Book: Кто ты, возлюбленный?



Кто ты, возлюбленный?

Люси Дейн

Кто ты, возлюбленный?

1

— Да я вообще пока не собираюсь замуж! — вспылила Джейн Терон, раздраженно отбрасывая назад прядь кудрявых темных волос. Ее серые глаза гневно поблескивали.

Мать и дочь сидели перед телевизором в гостиной небольшого коттеджа, расположенного на юго-востоке Лондона, в Нью-Эддингтоне. За окнами сгущались сумерки теплого августовского вечера.

Обычно в это время суток очень приятно было находиться в небольшой уютной гостиной, и Джейн любила коротать здесь время, перед тем как отправиться на второй этаж, в свою спальню. Однако сегодня Летиция, мать Джейн, завела крайне неуместный, по мнению дочери, разговор.

Обе устроились на разных концах дивана. Джейн сидела под торшером, занимаясь любимым делом — вязала. Летиция же с чашкой чая в руке смотрела по четвертому каналу кулинарную передачу.

Сегодня шеф-повар столичного ресторана «Чезнико» рассказывал о том, как приготовить одно из подаваемых в его заведении коронных блюд — цыпленка по-французски.

— Его можно подать с жаренным во фритюре картофелем и мелкой отварной морковью как основное блюдо воскресного семейного обеда, — говорил шеф-повар, легонько подбрасывая на ладони куриную тушку. — Причем морковь лучше не разрезать на части, а очистить и подать целиком. Сейчас я поделюсь с вами секретом приготовления этого блюда. — Он лучезарно улыбнулся. — Впрочем, «секрет» — слишком громко сказано. Скоро вы сами убедитесь, насколько все просто.

Пока шеф-повар перечислял предметы кухонной утвари и продукты, которые понадобятся для приготовления этого блюда, Летиция, отпив глоток обильно сдобренного сливками и сахаром чая, произнесла:

— По-моему, ты напрасно сердишься, дорогая. Любой здравомыслящий человек скажет тебе, что к словам матери следует прислушиваться.

Джейн пробормотала себе под нос что-то невнятное. У нее поползла петля, и некоторое время она потратила на то, чтобы поднять ее обратно.

— Не слышу, что ты говоришь? — спросила Летиция, по-прежнему глядя на телеэкран, где шеф-повар раскладывал на столе ингредиенты будущего кулинарного шедевра.

— Я не к тебе обращалась, — буркнула Джейн. — У меня петля со спицы слетела.

Тонко улыбнувшись, Летиция повернулась к дочери и резонно заметила:

— Если бы ты спокойнее отнеслась к тому, что я говорю, этого не произошло бы.

Джейн гневно засопела.

— Этого не произошло бы, если бы ты не предлагала мне всякую чушь!

— Какая же это… — Недоговорив, Летиция вновь прикипела взглядом к телевизору.

— …И пока духовка разогревается, — говорил тем временем шеф-повар, — растопите на большой сковороде сливочное масло, смешанное с растительным, положите на нее цыпленка и запекайте, периодически поворачивая, до образования золотисто-коричневой корочки. Через пять минут переложите цыпленка в сотейник. Но, — он многозначительно поднял указательный палец, — сок должен остаться на сковороде. Ни в коем случае не выливайте его.

Пока он делал то, о чем только что рассказал, Летиция вновь взглянула на Джейн.

— Какая же это чушь? Вопрос замужества волнует каждую девушку.

— Так уж и каждую! — проворчала та.

— Во всяком случае, я еще не видела девицы, которая бы не задумывалась о муже, семье и детях.

— Мне еще рано об этом думать, — хмуро буркнула Джейн.

Летиция смерила ее взглядом, потом сокрушенно покачала головой.

— Вижу, ты тоже не осталась в стороне от всех этих теорий так называемого современного брака.

Продолжая вязать, Джейн дернула плечом.

— Не понимаю, о чем ты.

— Ну… — начала Летиция и сделала паузу, чтобы отпить еще глоток чая, — сейчас ведь принято считать, что молодые люди сначала должны получить образование, устроиться на хорошую работу и даже пожить вместе года три, прежде чем оформить свои отношения.

Джейн помолчала, словно обдумывая слова матери, затем взглянула на нее.

— И что в этом плохого?

Летиция повернулась к ней всем корпусом, едва не расплескав чай.

— Как это — что? А сама ты разве не понимаешь?

Джейн пожала плечами.

— Нет.

В эту минуту с экрана телевизора прозвучало:

— Ну вот, наш цыпленок обжарился. Мы перекладываем его в сотейник.

— Минутку, — сказала Летиция, вновь переключая внимание на передачу.

— Теперь посыплем тушку солью и перцем, — продолжал шеф-повар. — Затем поместим между ножками и туловищем по дольке чеснока, а также по веточке розмарина и тимьяна. Поливаем отдельно приготовленным куриным бульоном, вот так… Полстакана будет достаточно.

— Чеснок, розмарин, тимьян, полстакана бульона, — вполголоса повторила Летиция, чтобы лучше запомнить.

— Кстати, в бульон неплохо добавить пару столовых ложек белого вина или бренди, тогда блюдо получится гораздо ароматнее, — заметил шеф-повар. — Накрываем сотейник крышкой и ставим в духовку на сорок пять минут. Затем снимем крышку и оставим еще на четверть часа.

— Итого час на все приготовление, — подсчитала Летиция.

Вновь повисла пауза. У Джейн даже появилась надежда, что, увлекшись передачей, Летиция забыла про разговор. Однако, как вскоре выяснилось, та цепко удерживала нить беседы.

— Так на чем мы остановились? — спросила она. И тут же ответила себе: — Ах да, на том, что плохого в современном браке. Так вот, с моей точки зрения, нет ничего хорошего в искусственном продлении времени от объявления помолвки до заключения брака. Сейчас протяженность этого периода увеличилась до нескольких лет.

Но на Джейн слова матери не произвели должного впечатления.

— Ну и что? — фыркнула она. — Зато люди получают возможность как следует узнать друг друга.

Летиция слегка переменила позу, привалившись боком к мягкому подлокотнику дивана.

— В действительности происходит нечто иное. Молодые люди не узнают друг друга, а попросту живут вместе. Иными словами, делают то же самое, что и все те, кто вступил в официальный брак.

— Какая же разница?

— Практически никакой. В том-то и беда.

Джейн так удивилась, что даже перестала вязать.

— Какая же это беда?

Однако Летицию вновь привлекло происходящее на экране.

— Как вы понимаете, мы подготовились заранее, — с лукавой улыбкой произнес шеф-повар, вынимая из духовки другой сотейник, в котором находилась уже запеченная, покрытая аппетитной корочкой курица. — Когда цыпленок будет готов, переложите его на подогретое блюдо и верните в духовку. Это необходимо для того, чтобы цыпленок не остыл. А сейчас мы приготовим соус.

— Подожди немножко, я тебе объясню свою точку зрения, но сначала послушаю повара, — сказала Летиция.

— Переливаем оставшийся в сотейнике сок в сковороду. Туда же можно добавить бульон, если таковой останется, а затем всю смесь нужно довести до кипения и дать провариться. — Шеф-повар поставил сковороду на плиту и некоторое время помешивал. — Когда объем жидкости уменьшится наполовину, дайте ей немного остыть и влейте три столовые ложки густых сливок. Так, перемешаем… Все, соус готов. Вынимаем цыпленка из духовки и поливаем соусом. Осталось украсить блюдо веточками розмарина и тимьяна и подать на стол. — На экране крупным планом была показана запеченная куриная тушка, при одном взгляде на которую у многих телезрителей наверняка потекли слюнки. Затем вновь появился шеф-повар. — Думаю, вы имели возможность убедиться в том, что цыпленок по-французски очень несложен в приготовлении, — с улыбкой произнес он. — Возьму на себя смелость утверждать, что подобное блюдо подвластно любой домохозяйке. Но если вам недосуг или просто лень готовить, милости прошу в ресторан «Чезнико», мы всегда рады вас видеть! — На этом передача завершилась.

— М-да… — задумчиво протянула Летиция. — А что, вроде и впрямь несложное блюдо. Давай приготовим его в один из ближайших уикендов?

— Хорошо, — безразлично согласилась Джейн. А про себя подумала, что если во время стряпни мать станет досаждать ей такими разговорами, как сегодняшний, то у нее пропадет аппетит и его не удастся возродить никакому цыпленку, даже самому румяному и ароматному.

Летиция внимательно посмотрела на дочь.

— Так тебе еще хочется узнать разницу между официальным браком и просто совместным проживанием двух молодых людей? — спросила она через некоторое время.

Джейн вздохнула.

— По-моему, это ты желаешь закончить начатую тобой беседу.

Летиция допила чай, поставила чашку на изящный кофейный столик и с достоинством поправила тщательно уложенные, выкрашенные в коньячный цвет волосы.

— Дорогая моя, я ведь ради твоего блага стараюсь. И ты прекрасно это понимаешь.

Обе фразы были произнесены таким тоном, что Джейн невольно втянула голову в плечи. Ох, это Летиция умеет! Порой она так поворачивала разговор, что Джейн чувствовала себя по отношению к матери последней негодяйкой. Тем более что всем в жизни она была обязана Летиции, которая, кстати, никогда не упускала случая напомнить дочери про то, кто ее растил, воспитывал, оплачивал обучение в колледже и тому подобное. Причем все это было истинной правдой. Спорить Джейн не могла, из-за чего временами впадала в тихую ярость.

Как она жалела, что ее отец столь рано и трагически ушел из жизни!

Джерри Терон был мичманом королевского военно-морского флота и героически погиб в ходе плановых учений, когда на крейсере, где он служил, из-за неисправностей в электропроводке начался пожар.

Джейн тогда едва исполнилось шесть лет, и поначалу она не осознала, что произошло с любимым папой. Ведь тот так часто и надолго отлучался из дому. Надо отдать должное Летиции и прочим родственникам — они постарались оградить девочку от самой печальной части случившегося. Правда, Джейн присутствовала на похоронах, но у нее никак не ассоциировался с отцом красивый лакированный ящик, почему-то накрытый пестрым красно-бело-синим флагом.

Спустя некоторое время она стала скучать по папе и спрашивать, почему его так долго нет. Поначалу Летиции удавалось переводить внимание дочурки на другое, однако в конце концов наступил момент, когда ей пришлось сказать правду.

Но и здесь Летиция оказалась на высоте, и Джейн по сей день была искренне признательна ей за это. Она объяснила дочке, что папу больше нельзя увидеть, зато он теперь всегда рядом и с ним можно разговаривать, хотя услышать его ответ тоже не удастся.

— И я больше никогда-никогда его не увижу? — спросила Джейн.

Летиция на миг задумалась.

— Увидишь. Обязательно. И ты, и я. Однажды наступит такой момент, когда мы все трое встретимся… в голубой дали.

— Ты, я и папа? — уточнила Джейн.

— Да, — кивнула Летиция.

Личико девочки озарилось улыбкой.

— Я буду ждать!

С тех пор у Джейн появилась привычка мысленно беседовать с отцом.

Несколько лет они с Летицией жили на выделенную государством пенсию. Но Джейн росла, и постепенно денег стало не хватать. В конце концов Летиции пришлось устроиться на работу. Причем не на самую престижную, так как образование не позволяло ей надеяться на нечто большее. Летиции пришлось сменить несколько работ, прежде чем Джейн закончила колледж и обрела специальность работника социального обеспечения.

Но примерно три года назад Летиция открыла собственный бизнес. На эту мысль ее натолкнул случай с приятельницей, которую она как-то между делом, не придавая своим действиям особого значения, сосватала главному механику агентства по прокату автомобилей, в котором тогда работала.

А почему бы мне не заняться сватовством всерьез? — подумала Летиция, сидя на почетном месте за свадебным столом. Ведь существуют же брачные агентства. Причем во множестве. Значит, доходы у них есть, иначе не было бы смысла работать. И потом, что я теряю? Практически ничего. А выигрыш может оказаться значительным.

Вскоре после упомянутой свадьбы Летиция приобрела компьютер, подключилась к Интернету, оформила соответствующее разрешение и развернула бурную деятельность. По истечении некоторого времени у нее образовалась внушительных размеров база данных, в которой содержались сведения как о желающих выйти замуж женщинах, так и о задумавших вступить в брак мужчинах.

Дальше, как говорится, было делом техники. Летиция с легкостью составляла пары, а потом, беседуя по телефону и переписываясь по электронной почте, устраивала потенциальным супругам встречи. Со временем ей даже понравилось это занятие, тем более что наконец начали поступать первые доходы. Через год Летиция уже удивлялась тому, что понапрасну истратила столько лет, работая на посторонних людей.

Чувство собственного достоинства росло у нее по мере расширения бизнеса, и примерно с такой же скоростью портился характер. В последний год обучения Джейн в колледже не было дня, чтобы она не услыхала от матери какого-нибудь замечания относительно того, кто содержит семью. Как будто на этот счет существовали какие-то сомнения!

Нечего и говорить, что очень скоро к любви, которую Джейн питала к матери, начало примешиваться глухое раздражение. Собственно, ничего удивительного в этом нет. Прежде, не имея нынешнего достатка, они жили душа в душу, но, когда мать без конца упрекает дочь, скажите на милость, кому это понравится?

Все вышесказанное привело к тому, что сразу же по окончании колледжа Джейн устроилась на работу. Причем не по специальности, а в дорогой парфюмерный бутик, находящийся в престижном районе Лондона.

Вышло это случайно. Джейн позвонили из центра занятости, где она ранее оставила заявление с просьбой о трудоустройстве, и пригласили на собеседование. На следующий день Джейн отправилась туда. Ответив на все вопросы и заполнив несколько бланков, она покинула здание центра занятости.

Поначалу Джейн собиралась сразу пойти домой, однако, уже находясь в вагоне подземки, вдруг подумала: а почему бы мне не прогуляться немного? Следующей была станция «Найтсбридж», там Джейн и вышла.

Погода выдалась замечательная — тепло, но не жарко, безветренно. Ранним утром моросил дождик, однако сейчас, в полдень, от него остались одни воспоминания.

Джейн шла по тротуару, глазея на витрины дорогих магазинов и думая о своем. Ее вдохновляла мысль, что скоро она устроится на работу и у матери исчезнет повод постоянно пенять ей за иждивенчество. В центре занятости Джейн обнадежили, поэтому ее ожидания базировались не на пустом месте.

У витрин торгового центра «Харродз» она невольно задержалась. Действительно, трудно было безучастно пройти мимо едва ли не самого дорогого и престижного магазина, в котором можно купить что угодно. Рассматривая витрины, Джейн вспомнила гулявшую некогда по Лондону байку о том, как смеха ради кто-то позвонил в «Харродз» и заказал слона. Разумеется, шутник полагал, что уж такого товара знаменитый торговый центр поставить не сможет. Однако управляющий лишь спокойно поинтересовался, какого слона угодно приобрести клиенту — африканского или индийского.

Как всякий лондонец, Джейн знала, что в «Харродзе» делают покупки члены королевской семьи. Кроме того, недавно здесь появился мемориал принцессе Диане и Доди аль-Файеду, воздвигнутый по желанию отца последнего, Мохаммеда.

Джейн двинулась дальше. Пройдя прогулочным шагом полквартала, она вновь остановилась возле витрины, только на этот раз парфюмерного бутика, носившего название «Благоухание мечты».

Духи всегда привлекали Джейн. Многообразие ароматов завораживало, запахи манили, казались таинственными и непостижимо прекрасными. В духах Джейн нравилось все, даже упаковочные коробки и флаконы, которые порой сами являлись произведением искусства. К сожалению, пока она не могла позволить себе купить такие духи, которые ей хотелось бы иметь.

Но когда-нибудь у меня непременно соберется целая коллекция ароматов, мечтательно вздохнула Джейн, глядя на выставленную за стеклом роскошь. Она не без усилия отвела взгляд от витрины и неспешно направилась вперед. Однако не успела пройти и трех шагов, как за ее спиной раздалось:

— Э-э… мисс! Постойте!

Джейн удивленно обернулась. В дверях бутика стояла элегантная женщина средних лет и смотрела прямо на нее.

— Я? — спросила Джейн, ткнув пальцем себе в грудь.

Незнакомка закивала.

— Да-да, вы. — Она бросила через плечо быстрый взгляд внутрь магазина, затем вновь повернулась к Джейн. — Можно вас на минутку? Если вы не спешите, конечно?

Джейн пожала плечами.

— Нет.

В этот момент за спиной ее собеседницы показалась крупная дама в пестром шелковом платье. Та вновь обернулась.

— Ничего не выбрали, миссис Бредли?

— Отчего же, кое-что присмотрела, — произнесла покупательница удивительно низким для женщины грудным голосом. — Но лучше я все-таки зайду к вам с дочерью. Не скрою, хотелось сделать ей сюрприз в день рождения, но духи, знаете ли, такая вещь… Вдруг не понравятся. Хоть я и знаю свою дочь почти как самое себя, но на вкус и цвет, как говорится…



— Разумеется, миссис Бредли. Это вы точно подметили: духи вещь особенная. Непременно заходите с дочерью. Буду рада вас видеть. А сюрприз сделаете в другой раз. Впереди еще немало праздников, верно?

— Истинная правда, миссис Диллон. Вы просто читаете мои мысли. Ну, всего хорошего.

— До встречи.

Когда покупательница неспешно направилась к ожидающему ее у кромки тротуара автомобилю, миссис Диллон снова повернулась к Джейн.

— Простите, что задерживаю вас.

— Ничего, я просто прогуливаюсь. — Джейн была заинтригована.

— Я видела, как вы рассматривали выставленные на витрине образцы парфюмерии, — сказала миссис Диллон. — Хотите что-то приобрести?

Джейн рассмеялась.

— Нет, я только любовалась.

— Почему же, у нас большой выбор. Думаю, вы обязательно нашли бы что-нибудь подходящее.

— О, не сомневаюсь, — улыбнулась Джейн. — Только, к сожалению, пока я не могу сделать у вас покупку. Но, надеюсь, когда-нибудь вернусь сюда.

В красивых фиалковых глазах миссис Диллон промелькнуло странное выражение.

— А не скажете ли, почему вы не можете ничего купить? — вкрадчиво произнесла она. И тут же добавила: — Понимаю, мой вопрос может показаться странным, но… мне бы очень хотелось услышать ответ, если не возражаете.

Несколько мгновений Джейн молча смотрела на собеседницу, потом вновь пожала плечами.

— Здесь нет особого секрета. Дело в том, что в данный момент я не могу позволить себе выложить подобную сумму, — покосилась она на ценники с трехзначными цифрами, — за флакон духов. Вот когда у меня появится работа, тогда, возможно…

— Знаете что? — прервала ее миссис Диллон. — Зайдите, пожалуйста, на минутку в магазин. Там удобнее беседовать.

По мнению Джейн, разговор уже себя исчерпал, но, так как у нее сегодня не было особых дел, она согласилась заглянуть в бутик.

Перешагнув порог следом за миссис Диллон, Джейн окунулась в море ароматов. Бутик изнутри казался еще меньше, чем снаружи, но духов в нем было столько, что разбегались глаза. Несмотря на скромные размеры помещения, в углу было устроено место, где, как догадалась Джейн, клиентов угощали кофе. Здесь стояли два мягких кресла и столик. Сюда миссис Диллон и привела Джейн.

— Прошу, — сказала она, указывая на одно из кресел.

Поблагодарив, Джейн села. Интересно, что ей от меня нужно? — вновь пронеслось в ее голове.

— Простите, но я сразу перейду к сути дела, — произнесла миссис Диллон. — Не возражаете?

Джейн качнула головой.

— Напротив. — Произнеся это, она почти сразу же устремила взгляд на полки, уставленные множеством красивых коробочек.

— Правильно ли я понимаю, что у вас сейчас нет работы? — спросила миссис Диллон.

— Да, — кивнула Джейн. — Но скоро появится.

Собеседница слегка нахмурилась.

— То есть вы ведете с кем-то переговоры на сей счет?

Джейн улыбнулась.

— Можно и так сказать. Я обратилась в центр занятости, и там мне пообещали подобрать какую-нибудь работу.

Глаза миссис Диллон вспыхнули.

— Выходит, вам все равно чем заниматься?

— Ну… — протянула Джейн. — Если найдется место по специальности, то я буду работать в социальной сфере, а если нет… — Она на миг умолкла, потом задумчиво посмотрела на миссис Диллон. — А почему вы спрашиваете?

— Потому, моя дорогая, что я могу предложить вам работу прямо сейчас.

Во взгляде Джейн промелькнуло удивление. Она понимала, что миссис Диллон неспроста зазвала ее в бутик, но подобного предложения никак не ожидала.

— Работу? — растерянно вырвалось у нее.

Миссис Диллон кивнула.

— Позвольте вам объяснить. Впрочем, — перебила она себя, — сначала скажите, пожалуйста, как вас зовут?

— Джейн.

— Очень приятно. А я Маргарет Диллон. Как вы, наверное, догадались, являюсь владелицей этого бутика.

— Это я уже поняла.

— Замечательно. Перехожу к сути дела. Обычно у меня работают две продавщицы, но сейчас осталась только одна. Вторая девушка уволилась по семейным обстоятельствам. И я никак не могу найти ей замену.

— В самом деле? — искренне удивилась Джейн.

Миссис Диллон сокрушенно покачала головой.

— Представьте.

— Но вокруг полно девушек, — недоуменно произнесла Джейн.

— Так-то оно так, но… Видите ли, существуют некоторые критерии, по которым я выбираю своих продавщиц. Основным является внешняя красота. Да-да, не удивляйтесь. Я не первый год торгую парфюмерией и давно заметила, что у красивых продавщиц больше покупают. Не знаю, чем это объяснить, я не психолог, однако, как говорится, факты упрямая вещь. А сами вы разве никогда не замечали чего-нибудь подобного?

Джейн покачала головой.

— Я как-то не обращала на это внимания. Возможно, вы и правы. Но все равно я не понимаю, почему у вас возникли трудности с поиском продавщицы. По-моему, красивых девушек очень много и…

— Смазливых действительно немало, — многозначительно произнесла миссис Диллон. — А по-настоящему красивую найти очень трудно. Поэтому теперь я вынуждена сама стоять за прилавком. Мои продавщицы работают через день, вот я и заменяю отсутствующую. — Она с надеждой взглянула на Джейн. — Ну что, согласны?

Джейн в очередной раз обвела взглядом бутик. У нее даже в мыслях не было устроиться на работу в такое изысканное место. Даже просто находиться здесь было приятно. Она представила себя стоящей за прилавком и беседующей с покупателем об особенностях тех или иных духов, одеколона или туалетной воды, и этот образ неожиданно ей понравился.

То-то мама удивится, когда я скажу, где нашла работу, промелькнуло в ее мозгу.

— Согласны? — повторила миссис Диллон.

— Э-э… как-то это все неожиданно, — с запинкой произнесла Джейн.

— Мои девушки получают хорошую зарплату. — И миссис Диллон назвала цифру, которая произвела на Джейн большое впечатление. Тем не менее сумма оклада лишь усугубила ощущение, что все это происходит не с ней.

— Даже не знаю, — сказала Джейн.

— Соглашайтесь! По праздникам я дополнительно выплачиваю премиальные.

Джейн вдруг усмехнулась.

— Неужели вы считаете меня настолько красивой?

Теперь настал черед удивиться миссис Диллон.

— А разве сами вы так не считаете?

В глазах Джейн заплясали искорки.

— Ну, не уродина, конечно. Но…

— Да вы просто красавица! — воскликнула миссис Диллон. — Когда я увидела вас у своей витрины, сразу подумала: вот кого я взяла бы на работу!

Джейн смущенно потупилась.

— Честно говоря, не понимаю, что такого вы во мне находите.

Миссис Диллон еще раз окинула ее пристальным взглядом.

— Вы молоды, у вас чудесный цвет лица, гладкая кожа, здоровые шелковистые волосы, которые вы не красите, верно?

— Еще никогда не пробовала, — хихикнула Джейн.

— И не нужно. Вам это ни к чему. Кроме того, у вас выразительные глаза, брови красиво изогнуты, полные губы… и очень приятная улыбка.

Джейн скромно опустила ресницы.

— Благодарю.

— Но важнее всего общее впечатление, которое вы производите. Ведь вам придется много беседовать с людьми. Причем с самыми разными: И каждому покупателю нужно понравиться, быстро найти с ним общий язык, ну и все такое.

— Но я никогда ничем подобным не занималась, — неуверенно произнесла Джейн.

Миссис Диллон улыбнулась.

— Милая моя, я тоже не сразу обрела опыт, которым обладаю сейчас. И, думаю, нечто подобное тебе скажет любой человек, у которого есть какое-нибудь занятие в жизни. Так что не волнуйся, ты очень быстро всему научишься.

Прерывисто вздохнув, Джейн произнесла:

— Вот не думала, что моя прогулка по Найтсбридж завершится таким образом! Я ведь даже не планировала сюда заезжать. Из центра занятости сразу отправилась на метро домой, а потом неожиданно передумала, решив слегка развеяться. И вот чем все кончилось!

— Значит, ты принимаешь мое предложение? — пристально взглянула на нее миссис Диллон.

Минутку помедлив, Джейн кивнула.

— Пожалуй. Думаю, лучшего места мне не предложат. А у вас здесь очень мило и к тому же замечательные ароматы. Признаться, я всегда обожала духи.

— Вот видишь, значит, тебе сам Бог велел устроиться ко мне, — с облегчением вздохнула миссис Диллон. — Завтра и приходи. Вернее… — Она на секунду задумалась. — Завтра работает Энн, так что приходи послезавтра. Я буду здесь. Уладим формальности, а затем я введу тебя в курс дела. Сложного здесь ничего нет, но кое-какие нюансы ты должна знать. Идет?

— Хорошо, — ответила Джейн. — Приду.

2

Так она начала работать в бутике «Благоухание мечты». И так прекратилась ее финансовая зависимость от матери.

Затем наступил благодатный период спокойствия, отношения Джейн и Летиции как будто наладились, во всяком случае мать уже гораздо меньше пилила дочь. Однако продолжалось это лишь до тех пор, пока Летицией не овладела некая идея, имевшая к Джейн самое непосредственное отношение. И возобновились былые намеки и всякого рода укоры.

Нечто подобное происходило и нынешним вечером, хотя речь шла не столько о материальной стороне существования Джейн и Летиции, сколько о дальнейшей жизни.

— Так ты понимаешь? — с нажимом произнесла Летиция.

Погруженная в воспоминания, Джейн вздрогнула.

— Что?

— Ты понимаешь, что я стараюсь ради твоего блага? — повторила Летиция.

Джейн вздохнула.

— Конечно, мама.

— Тогда не дуйся, а послушай, что я тебе скажу. Разница между законным браком и простым сожительством очень большая, хотя на первый взгляд кажется, что это одно и то же.

— Догадываюсь, что ты сейчас скажешь, — усмехнулась Джейн.

Летиция в очередной раз смерила дочь пристальным взглядом.

— Интересно послушать.

— Разумеется, речь пойдет о том, что во времена твоей молодости подобное было не принято, вызывало порицания и сама ты никогда не согласилась бы на такой союз.

— Верно, не согласилась бы, — кивнула Летиция. — А знаешь почему?

— Почему?

— Потому что, с моей точки зрения, жить в гражданском браке — значит попусту терять время. Что ты так смотришь? Подобное не приходило тебе в голову?

— Нет, — протянула Джейн.

— А между тем все лежит на поверхности. Сама посуди, если бы мы с твоим папой не поженились, то, возможно, и тебя бы не было.

Джейн опустила вязание.

— Почему?

— Я просто не рискнула бы рожать, не будучи уверенной, что человек, с которым живу, когда-нибудь женится на мне. Понимаешь?

— Разве ты настолько не доверяла папе? — удивилась Джейн.

Летиция снисходительно улыбнулась.

— Эх, молодо-зелено… Это не вопрос доверия.

— А что же тогда?

— Обыкновенный инстинкт самосохранения. Мне не хотелось быть матерью-одиночкой. Я считала и продолжаю считать, что если у молодых людей возникло желание объединиться, то нужно сразу создавать семью. Обустраивать быт, рожать детей… Словом, жить, а не репетировать эту самую совместную жизнь в надежде, что когда-нибудь все начнется словно с чистого листа.

— И поэтому ты считаешь, что пары, медлящие с оформлением своих отношений, напрасно теряют время?

Летиция пожала плечами.

— Мне не хуже твоего известны доводы, выдвигаемые в пользу предсвадебного совместного проживания. Дескать, это очень удобно. Если молодые люди в чем-то не поладят или не сойдутся характерами, они могут спокойно разбежаться в разные стороны, не тратя время и нервы на бракоразводный процесс.

— Что же в этом плохого? — воскликнула Джейн.

— То, что люди расходятся.

— Но они поступили бы так в любом случае.

— А вот это спорный вопрос! — хмыкнула Летиция. — Будь у них дети, дом, совместное имущество, взаимные обязательства наконец, кто знает, как бы еще повернулось дело? Возможно, супругам удалось бы достигнуть согласия. И тогда брак был бы спасен. А так… — Она махнула рукой. — Пара расстается, неизвестно зачем проведя вместе несколько лет. И соответственно постарев, — добавила Летиция. — Что, согласись, весьма немаловажно. Особенно для женщины.

Сообразив, куда клонит мать, Джейн нахмурилась.

— Что, у тебя иное мнение на сей счет? — спросила Летиция, не дождавшись отклика.

— Нет, — вяло произнесла Джейн. — Насчет возраста все верно.

— А относительно остального, выходит, я ошибаюсь?

— Этого я не говорила, — буркнула Джейн.

— Но наверняка подразумевала.

— Нет.

— Брось, я достаточно хорошо тебя знаю, — ворчливо произнесла Летиция. — Как ни верти, ты моя дочь.

Джейн нахмурилась еще больше.

— И все же ты ошибаешься, мама.

— В чем, интересно узнать?

Подняв с колен вязание, Джейн вновь принялась проворно набрасывать на спицу петлю за петлей.

— В том, что я думаю, будто ты ошибаешься относительно остального, если говорить твоими словами, — нехотя произнесла она после небольшой паузы.

— Разве это не так?

— Да нет же! — вздохнула Джейн.

— Допустим. Но тогда на что же направлены твои мысли?

— Поверь, вовсе не на то, что подразумеваешь ты.

— О, в это я могу поверить! У тебя, как всегда, ветер в голове гуляет.

Джейн обиженно покосилась на мать.

— Почему сразу ветер?

— Потому что ты совершенно не задумываешься о будущем. Устроилась в бутик и успокоилась. И больше тебе ни до чего нет дела.

— Неправда, — покачала Джейн головой. — Меня многое интересует. Кино, музыка, живопись…

Летиция рассмеялась.

— Вот видишь, я же говорю, ветер в голове!

— Не всем же быть такими прагматичными, как ты, — едва слышно пробормотала Джейн.

Однако Летиция услышала.

— Может, и не всем, но тебе неплохо было бы перенять у меня хоть немного прагматизма. Тогда, глядишь, мне бы не пришлось объяснять тебе очевидные вещи.

— Я и не прошу об этом, — еще тише произнесла Джейн.

— Конечно, не просишь. Потому что не осознаешь всей важности затронутой мною темы. — Летиция выдержала паузу, затем с нажимом проговорила: — А я хочу, чтобы ты поняла, о чем я тебе толкую!

— Но почему я должна сосредоточиваться на этом именно сейчас! — не выдержав, в сердцах воскликнула Джейн.

Прежде Летиция непременно отчитала бы ее за непочтительный тон, но сейчас как будто не обратила на него внимания. Вероятно, ее больше интересовала суть разговора.

— Потому что возраст у тебя такой, — ответила она с непривычным спокойствием.

Джейн вновь опустила вязание и недоуменно воззрилась на мать.

— Мне девятнадцать лет, мама.

— Знаю, — невозмутимо произнесла Летиция. — И что?

— Ничего. Просто ты говоришь так, будто я перезревшая старая дева. Мне еще рано думать о замужестве!

Летиция вздохнула.

— Кажется, наш разговор пошел по кругу. Повторяю, думать о замужестве никогда не рано. А девятнадцать лет самый подходящий для этого возраст.

— Но никто из моих подруг даже не помышляет о свадьбе! — вновь воскликнула Джейн. — Ни Лора, ни Марта, ни Рэчел, ни…

— И напрасно, — безапелляционно возразила Летиция. — А потом, откуда ты знаешь, какие у них намерения? Возможно, твои подружки просто не делятся с тобой своими планами, а сами давно уже подыскивают себе подходящую партию.

Джейн покачала головой.

— Не думаю. Даже трудно представить, чтобы толстушка Рэчел… — Она улыбнулась какой-то мысли. — Нет, мама, ты ошибаешься.

— Разумеется! Мать не права, мать ничего не понимает в жизни, — засопела Летиция. — Обещаю тебе, что именно толстушка Рэчел, как ты ее называешь, первой замуж и выскочит.

— Ну да! — недоверчиво усмехнулась Джейн.

Летиция уверенно кивнула.

— Вот увидишь. И еще могу кое-что объяснить. Ты считаешь, что девятнадцать лет не возраст, а между тем один год для тебя, можно сказать, уже потерян.

— В каком смысле?

— В том самом. Говорю же тебе, давно пора начать устраивать свое будущее. Нужно было приступить к этому сразу по окончании колледжа.

— Но я и так лишь недавно его окончила!

Летиция пожала плечами.

— Что толку препираться? Этим делу не поможешь. Здесь нужны не разговоры, а действия. Перед нами стоит проблема: как найти тебе достойного спутника жизни. И мы должны ее решить.

Джейн несколько мгновений молчала, плотно сжав губы, потом взглянула на мать.

— У меня нет никаких проблем.

— Ну конечно! Какие у тебя проблемы? Это только мне одной все нужно, а тебе ничего! Вот выскочишь замуж за какого-нибудь прощелыгу, поживешь с годик, поймешь, что совершила ошибку, и уйдешь от него. Или он тебя бросит. Да еще, может, с ребенком на руках. Кусай тогда локти! — Летиция вновь гневно засопела. — Пожалеешь тогда, что мать не слушалась, да поздно будет.

Повисла продолжительная пауза. Забыв про вязание, Джейн хмуро смотрела в угол. Взгляд Летиции был устремлен на экран телевизора, но вряд ли она понимала, что там происходит.

Какой странный сегодня вечер, размышляла Джейн. Что нашло на мать, не понимаю… Вроде бы отношения у нас в последнее время наладились, я уж было подумала, что мать успокоилась, а она снова взялась за старое. Какая муха ее укусила?



— Если даже все произойдет так, как ты говоришь, не вижу в этом трагедии, — наконец нехотя произнесла она. — Ведь ты же вырастила меня, значит, и я смогу поставить на ноги своего ребенка… если он появится.

Летиция резко повернулась к ней.

— Да ты хотя бы представляешь… — ее голос пресекся от волнения, и она вынуждена была на секунду умолкнуть, — что такое растить ребенка в одиночку? Много ли ты знаешь о том, сколько всего мне пришлось пережить и передумать за минувшие годы? — обиженно произнесла Летиция. — И вообще, что ты сравниваешь… Одно дело, когда муж уходит от тебя или ты сама его бросаешь, и совсем другое — когда остаешься вдовой с ребенком на руках. К тому же нужно преодолеть душевный надлом, а это тоже немаловажный фактор. Смерть близкого человека совсем не то что подлость с его стороны или, скажем, несоответствие характеров. Это трагедия, которая накладывает отпечаток на всю жизнь. — Летиция вздохнула. — Если бы твой папа был жив… — Ее голос задрожал, и она отвернулась, пряча повлажневшие глаза.

Несколько мгновений Джейн смотрела на Летицию, прикусив губу. Напрасно я упомянула про то, что она растила меня в одиночку! — вертелось в ее голове. Не стоило этого говорить.

— Мам, ну не надо, не расстраивайся, — наконец произнесла она. — Я знаю, что тебе было нелегко. И тоже часто вспоминаю папу.

Летиция шмыгнула носом, но тут же с достоинством прикоснулась пальцами к уложенным локонам, исправляя одной ей ведомые недостатки прически.

— Если бы Джерри был жив, он бы позаботился о том, чтобы ты получила хорошее образование. И мне бы сейчас не пришлось объяснять тебе, почему ты должна побеспокоиться о своем будущем. — Немного помолчав, Летиция добавила: — Да и о моем тоже. Разумеется, сейчас у меня свой маленький бизнес, он приносит доходы, которых хватает на жизнь, но не век же мне быть свахой! Я надеюсь когда-нибудь удалиться от дел и зажить спокойно, в свое удовольствие. Не стану лукавить, это одна из причин, по которой мне хочется найти тебе хорошего мужа.

Джейн вновь нахмурилась.

— Знаю, что в твоем понимании означает «хороший» — чтобы побольше денег было!

— Ну да. А по-твоему, это плохо?

Дернув плечом, Джейн заметила:

— Нет, но существуют и другие мерки, по которым девушка выбирает мужа.

Летиция молча устремила на нее вопрошающий взгляд.

— Прежде всего он должен ей нравиться, обладать привлекательной внешностью, быть умным… и все такое, — перечислила Джейн. — Но самое главное, парень и девушка должны любить друг друга. Если нет любви, то зачем вступать в брак?

— Так и знала, что ты это скажешь! — воскликнула Летиция.

Ресницы Джейн изумленно взлетели.

— Мама, но как же?! Что за семья без любви?

Летиция поджала губы.

— Вполне нормальная. Достаточно и взаимного уважения.

Джейн смотрела на мать во все глаза. Прошло, наверное, не меньше минуты, прежде чем она произнесла с затаенным укором:

— Но сама ты, насколько мне известно, любила папу.

Опустив взгляд, Летиция вздохнула.

— Я и сейчас его люблю. Был бы он жив, ни на кого бы его не променяла.

— Так что же получается? Тебе можно любить, а я должна выходить замуж за человека только потому, что он много зарабатывает? — вспылила Джейн.

Летиция быстро повернулась к ней, глаза ее заблестели.

— Глупенькая, ты не знаешь, какие состоятельные попадаются люди!

— Где? — подозрительно спросила Джейн.

— У меня. То есть они обращаются в мое брачное агентство.

— Так я и знала… — удрученно прошептала Джейн. — Ты задумала внести меня в свою базу данных.

— О чем я и толкую тебе битый час! Наконец-то ты уловила мою мысль.

— Да…

Вконец расстроенная, Джейн отвернулась от Летиции, уставившись на растущий в кадке у окна фикус. В голове ее теснились мысли, и все больше неприятного свойства.

Может, мать неспроста затеяла весь этот разговор? — размышляла она. Уверяет, что старается ради меня, а у самой другое на уме? Какой ужас, похоже я перестаю доверять собственной матери!

— Ну что молчишь? — выждав некоторое время, спросила Летиция.

— Думаю, зачем на самом деле тебе все это понадобилось, — мрачно ответила Джейн.

Летиция усмехнулась.

— На самом деле? Ну-ну… И что надумала?

Джейн пристально посмотрела на нее.

— Пока ничего конкретного. Впрочем, есть одна догадка.

— С удовольствием послушаю.

— По-моему, тебе просто хочется каким-то образом выдворить меня из дому.

В глазах Летиции промелькнуло искреннее удивление. Было совершенно очевидно, что ничего подобного она не ожидала.

— Это зачем же?

— Ну, не знаю… Возможно, ты собралась пригласить сюда Стива.

Летиция удивилась еще больше.

— Стива? Но он и так сюда захаживает.

Стив был ее близким приятелем. Познакомились они года два назад самым естественным для Летиции образом — через ее брачное агентство. Стив работал программистом в частной компании, вел одинокий образ жизни, но дамского общества не чурался. В агентство Летиции он обратился по ошибке, не зная, что знакомства здесь преследуют только матримониальную цель. Увидев присланные Стивом фотографии — крупным планом и в полный рост, — а также прочтя сопроводительный текст, Летиция вступила с ним в переписку по электронной почте. Ей понравился молодо выглядевший подтянутый человек, который к тому же, как вскоре выяснилось, обладал неплохим чувством юмора.

Сначала они переписывались по электронной почте, затем стали общаться по телефону. Летиция объяснила Стиву, что у нее вполне пристойный бизнес и что она исполняет роль свахи для людей, желающих вступить в брак.

В свою очередь Стив поинтересовался, замужем ли сама Летиция, и, узнав, что нет и не собирается, заметно оживился. Вскоре он назначил Летиции свидание. Они встретились, и с тех пор это вошло у них в привычку.

Оба устраивали друг друга: Летиция не хотела выходить замуж, Стив не желал жениться. Но вместе им было хорошо — этим их отношения и определялись.

Однако сегодня Джейн впервые задумалась о том, не собираются ли Стив и Летиция предпринять какие-либо шаги к дальнейшему сближению. Правда, реакция матери на подобное предположение свидетельствовала об обратном.

— Я знаю, что Стив навещает тебя здесь в мое отсутствие, — сказала Джейн. — Поэтому и подумала, что, может, вы хотели бы сойтись и жить вместе, а я вам мешаю.

— Разве я когда-нибудь говорила об этом? — сдержанно произнесла Летиция.

— Нет, но, судя по твоему настойчивому желанию сбыть меня с рук, если можно так выразиться…

— Глупости! Вовсе я тебя не сбываю.

— Но откуда тогда взялась идея поскорее выдать меня замуж?

Летиция тяжко вздохнула.

— По-моему, ты меня не слушаешь. Я целый вечер с тобой говорю, а толку никакого.

— Почему, очень даже слушаю, — возразила Джейн. — И пытаюсь понять, к чему ты клонишь.

— Ты бы лучше просто попыталась вникнуть в мои слова, чем заниматься поисками некоего скрытого смысла, тогда все гораздо быстрее стало бы на свои места.

Джейн окинула мать задумчивым взглядом.

— Хочешь сказать, что я должна поверить, будто ты задумала выдать меня замуж без всякой задней мысли?

— А что в этом особенного? — пожала Летиция плечами. — К тому же только что ты сама доказала, как плохо прислушиваешься к сказанному мною.

— Чем же таким я это доказала?

— Разве я не говорила несколько минут тому назад, что хочу выдать тебя замуж не просто так, а за человека состоятельного, способного обеспечить будущее тебе и твоим детям?

— А заодно и тебе, — кивнула Джейн. — Да, это ты говорила, не спорю.

Летиция сжала губы в ровную линию.

— Рада, что мои слова отложились в твоей памяти. Надеюсь, ты вспомнишь про мать, когда выйдешь замуж за достойного человека и не будешь ни в чем нуждаться. В свое время я старалась ради тебя, а потом и ты должна будешь позаботиться о нас обеих.

Загубив при этом собственную жизнь, мрачно усмехнулась про себя Джейн.

Будучи девушкой неглупой, она понимала, что принесенная матерью жертва неравнозначна той, на которую придется пойти ей самой. В конце концов, Летиции нужно было всего лишь работать ради поддержания благосостояния их маленькой семьи на необходимом уровне, а Джейн придется каждую ночь ложиться в постель с нелюбимым человеком.

Однажды она уже попробовала сделать нечто подобное.

3

Так уж вышло, что в свои девятнадцать лет Джейн все еще оставалась девственницей. Пока она училась в школе, это представлялось естественным, хотя ей было известно, что многие одноклассницы уже в четырнадцать лет побывали с парнем в постели. Но, когда Джейн поступила в так называемый юниор-колледж с двухгодичным курсом обучения, очень скоро выяснилось, что она едва ли не единственная белая ворона во всей группе.

Каким-то образом — скорее всего, в ходе профилактического медосмотра, включавшего и посещение гинеколога, — однокурсницам Джейн стало известно, что та все еще пребывает в девичестве, и она начала ловить на себе насмешливые взгляды. На лекциях за спиной Джейн шушукались. А порой она замечала, что девчонки откровенно ее разглядывают, словно пытаясь отыскать в ней некую тайную, отличающую ее от прочих сверстниц.

Поначалу Джейн лишь усмехалась про себя над повышенным вниманием к своей персоне. Но, когда даже самые близкие приятельницы — Лора, Марта и Рэчел — принялись расспрашивать, как вышло, что она осталась в стороне от некоторых особенностей жизни, ей поневоле пришлось задуматься: а может, с ней действительно что-то не так?

Впрочем, в глубине души Джейн не сомневалась, что она вполне нормальный человек, просто смотрит на мир иначе, чем многие другие девушки.

В частности, Джейн плохо представляла себе, как можно заниматься сексом без любви. Теоретически она допускала, что это две разные вещи — тем более что временами и ее посещало волнующее ощущение непонятного, но очень приятного томления, которое не было связано ни с каким конкретным человеком. В общем, как-то само собой получилось, что Джейн приняла решение расстаться с девственностью только с любимым человеком. Прочее ее не интересовало.

Однако любовь не спешила к ней. И это казалось странным, потому что она действительно была красива и поклонников у нее хватало.

Но ни одному из них не удалось проникнуть в сердце Джейн.

— Неужели тебе не интересно узнать, что это такое? — наперебой спрашивали ее Лора, Марта и Рэчел, когда все четверо собирались у кого-нибудь из них дома.

Как правило, в такие моменты неизменно начиналась одна из тех девичьих бесед, когда обсуждаются однокурсники, актеры кино и прочие представители противоположного пола, которым удалось чем-то заинтересовать подружек.

Позже непринужденная болтовня плавно перетекала в более интимные области, и девчонки начинали делиться секретами той жизни, которая была скрыта от их родителей. Джейн находилась здесь же, но по большей части помалкивала, потому что похвастаться подвигами на интимном поприще не могла. А подружки, перемигнувшись, порой намеренно пускались в обсуждение самых тонких деталей не только эротического общения с парнями, но и отдельных анатомических особенностей их мужских органов.

Когда разговор заходил об этом, Джейн неизменно краснела от смущения, тем самым еще больше раззадоривая Марту, Рэчел и Лору, которые давно научились судачить о подобных вещах без конфуза. И рано или поздно обязательно кто-то из них задавал вопрос:

— Неужто тебе не интересно узнать, что происходит в постели?

Поначалу Джейн отшучивалась, но однажды сказала:

— Конечно, интересно, только я не могу заниматься этим просто так. Вот если мне кто-нибудь понравится, тогда другое дело.

Лучше бы она не произносила этих слов. Потому что, услыхав подобное заявление, подружки насели на нее со всех сторон.

— Как, неужели ты до сих пор не влюблялась?

— И никто тебе не нравился?

— Разве тебя не бросает в жар от одного только мужского прикосновения?

И так далее и тому подобное. Когда Джейн кое-как отбилась от атаки, наступила небольшая передышка. Но вскоре Рэчел, Лора и Марта возобновили натиск. По-видимому, они никак не могли смириться с мыслью, что одна из них до сих пор не познала всех прелестей жизни. Особенно кипятилась толстушка Рэчел, которая, как ни странно, вкусила их первой и раньше остальных.

— А какие парни тебе нравятся? — вкрадчиво спросила она, переглянувшись с Мартой и Лорой.

Первая была коротко стриженной шатенкой, вторая длинноволосой блондинкой с голубыми глазами.

— Да-да, какие? — закивали остальные.

Джейн задумалась.

— Не знаю…

— Брось, так не бывает! — хмыкнула Марта. — Вот я, например, люблю высоких и широкоплечих.

— А я загорелых, — подхватила Лора. — И чтобы ямочки были на щеках.

— А я… а я накачанных люблю! — выпалила Рэчел.

— Это которые бодибилдингом занимаются? — уточнила Марта.

— Да, вроде того. Словом, чтобы мышцы бугрились. Я это обожаю!

Лора повернулась к Джейн.

— Вот видишь, мы все точно знаем, что нам нужно. Думаю, тебе тоже прекрасно известно, чего ты хочешь. Так что не юли, подружка, рассказывай. И не стесняйся, здесь все свои.

Джейн пожала плечами.

— Я не стесняюсь, просто внешность для меня не имеет большого значения.

— Ну да, главное, чтобы человек был хороший, — презрительно хмыкнула Лора.

А Марта разочарованно протянула:

— У-у… как неинтересно!

— М-да, если парень сам по себе неплох, но с виду неказистый, это как-то… — Недоговорив, Рэчел поморщилась.

Джейн поочередно оглядела подружек.

— Почему сразу неказистый? Но и красавцем ему быть не обязательно.

— Так каким же ты видишь парня, который мог бы тебе понравиться?

— Достаточно, чтобы он был просто симпатичным, — опустила Джейн ресницы. — Впрочем, мне бы тоже понравился высокий, загорелый, с ямочками на щеках и развитыми мускулами…

Вновь переглянувшись, Рэчел, Марта и Лора почти в один голос воскликнули:

— Фредди!

— Что? — не поняла Джейн.

— Фредди Киттен, — сказала Марта. — Ты только что описала его.

— Но кто он? — недоуменно сморщила лоб Джейн.

— Ох… — вздохнула Рэчел. — Самый красивый парень в «Лагуне».

— Где?

— На дискотеке, куда мы ездим по субботам, — пояснила Лора. — И куда все время зовем тебя.

— А… — протянула Джейн.

Марта пристально посмотрела на нее.

— Думаю, Фредди понравился бы тебе. — Она вопросительно взглянула на Рэчел и Лору. — Правда, девочки?

Те закивали.

— Да-да, конечно.

— Фредди всем нравится, — вновь вздохнула Рэчел. — Вот с кем бы я с удовольствием лишилась невинности… если бы только обладала ею!

Девчонки рассмеялись. Затем, немного подумав, Марта сказала:

— Я бы тоже.

Лора посмотрела на нее и кивнула.

— Пожалуй, и я.

— Жаль только, что никто из нас не может этого сделать, — покачала головой Рэчел. — Кроме Джейн.

Все трое как по команде повернулись к той, о ком шла речь.

— Что вы так смотрите? — забеспокоилась Джейн.

— Завидуем, — усмехнулась Лора.

— Девочки, я не…

— Брось, — сказала Марта. — Нужно же тебе когда-нибудь избавиться от своей невинности. Все через это проходят. Чего ты так лелеешь ее, не понимаю.

— Вот именно, — кивнула Рэчел. — Давно пора распрощаться с детством. Опыта набраться, понять что к чему. Иначе выйдешь замуж и растеряешься в первую брачную ночь.

Лора хихикнула.

— Вот умора! Да кто ж из парней согласится ждать первой брачной ночи?

— И то верно, — поддакнула Рэчел. — Сейчас никто этих дурацких правил не соблюдает.

— Кроме нашей Джейн, — вставила Марта.

И подружки вновь рассмеялись.

В том же духе разговор продолжался еще долго. До тех пор пока Джейн не поддалась на уговоры и не согласилась в ближайший уикенд отправиться в «Лагуну» на дискотеку, чтобы взглянуть на Фредди.

Там Лора, Марта и Рэчел все так устроили, чтобы Джейн не просто увидела парня, но познакомилась и даже потанцевала с ним. По-видимому, она произвела на избалованного женским вниманием Фредди впечатление, потому что он с ходу назначил ей свидание.

Они встретились — раз, другой… А на третий Фредди сказал, что если Джейн желает видеть его и впредь, то должна переспать с ним.

Нельзя сказать, чтобы подобное заявление явилось для нее неожиданностью. К тому времени подругам почти удалось убедить ее, что Фредди идеальная кандидатура для проведения «акта дефлорации» — выражение принадлежало начитанной Марте.

— Чего же ты хотела? — хмыкнула та, когда Джейн поведала подругам о требовании нового ухажера. — Фредди знает себе цену и не станет встречаться с девушкой только ради того, чтобы прогуливаться с ней, держась за пальчики. К твоему сведению, у него отбоя нет от девчонок.

— Значит, вы считаете, что мне следует согласиться?

— Конечно! — воскликнула Марта.

— Разумеется! — поддержала ее Лора.

А Рэчел лишь прерывисто вздохнула с мечтательным выражением на лице.

Глядя на всех троих, Джейн вдруг подумала: да что я в самом деле строю из себя недотрогу! Всем на смех… Наверное, и мне пришла пора узнать то, что давно известно моим сверстницам.

На следующее свидание с Фредди она отправилась с твердой решимостью переступить наконец некую грань, отделяющую ее от давно познавших вкус физической любви подружек.

Фредди работал электромонтером в телефонной компании и снимал квартирку на верхнем этаже недорогого доходного дома в Ист-Энде. Туда он и привез Джейн.

Когда она переступила порог крохотного, лишенного домашнего уюта жилища, в котором отсутствовала прихожая и было только одно узкое окно без штор, ей стало как-то не по себе. Не так воображала она себе важный для каждой девушки момент превращения в женщину. В ее представлении все должно было совершиться в гораздо более романтичной обстановке.

Оглядев невзрачную комнату, Джейн остановила взгляд на узкой кровати, застеленной серым пледом, отчасти вызывавшим ассоциации с армейским одеялом.

Вот где все произойдет! — мелькнуло в ее голове.

Фредди что-то говорил ей, она отвечала невпопад, думая о своем. Потом он откупорил бутылку вина, разлил по бокалам, один протянув ей. Она выпила, машинально улыбаясь и не чувствуя вкуса напитка — ее нервы были напряжены до предела.

Что ты так волнуешься? Да, обстановка неказистая, зато парень какой! Подружки уже сейчас тебе завидуют. И вообще, настройся на позитивный лад. Думай о том, какие приятные воспоминания останутся у тебя после сегодняшнего дня!

Джейн посмотрела на Фредди. Он действительно был красив. Слегка позолоченные солнцем волосы, матовая загорелая кожа, белые зубы, синие, возбужденно поблескивающие глаза, ямочки на щеках… Проблема заключалась лишь в том, что Джейн отмечала все это сознанием, а ее душа оставалась совершенно спокойной. У нее не было никаких особенных чувств к этому парню.

Я даже не влюблена в него, проплыло в голове Джейн. Что уж говорить о более глубоких эмоциях! И тем не менее я здесь для того, чтобы лечь с ним в постель…

Наконец настал момент, когда, запечатлев на неподатливых губах Джейн поцелуй и предложив ей располагаться — при этом был сделан недвусмысленный жест в сторону кровати, — Фредди ненадолго удалился в крошечную ванную.

Оставшись в одиночестве, Джейн покосилась на входную дверь, оценивая возможность побега. Но тут же выругала себя за малодушие. Если уж она решилась приехать сюда, то следует довести дело до конца.

Она робко приблизилась к кровати и остановилась в нерешительности, не зная, что делать дальше.

Вскоре из ванной вернулся Фредди. Взглянув на него, Джейн замерла: он был полностью обнажен и возбужден.

Нужно сказать, что до этого ей никогда не доводилось видеть голых мужчин, которые к тому же столь явно демонстрировали бы готовность вступить с женщиной в интимный контакт. Поэтому вид Фредди произвел на нее огромное впечатление.

Скользнув глазами по стройному телу парня, Джейн невольно задержала взгляд на его бедрах. Несколько сумасшедших мгновений она с гулко бьющимся сердцем рассматривала разбухший мужской орган, понимая, что ведет себя неприлично, но в то же время не ощущая в себе сил отвести взгляд.

Неужели это поместится во мне? — вспыхнуло в ее мозгу.

Фредди что-то произнес. Она посмотрела ему в лицо.

— Что?

— Говорю, почему ты до сих пор не разделась? — повторил он. В его взгляде сквозило удивление.

— Я… — Джейн умолкла, не зная, что сказать.

— А, кажется, понимаю, — неожиданно усмехнулся Фредди. — Стесняешься?

— Э-э…

На красивых губах Фредди вновь возникла снисходительная ухмылка.

— Ничего, бывает. Давай-ка я тебе помогу, — деловито добавил он и шагнул вперед.

Тут Джейн не выдержала. Охваченная паникой, она пискнула:

— Не нужно…

И пока Фредди пытался понять, что происходит, быстро обогнула его, схватила висевшую на спинке стула сумочку и бросилась к двери. К счастью, замок оказался несложным. Открыв его, Джейн взялась за ручку.

— Эй, ты куда? — раздалось сзади. — Что это еще за фокусы?!

— Я передумала, — сказала Джейн. — Всего хорошего. Можешь меня не провожать! — С этими словами она пулей вылетела из квартиры.


— Так и сказала? — восклицала Марта, покатываясь со смеху вместе с Рэчел и Лорой. — «Можешь меня не провожать»?

Разговор происходил у Джейн дома, в ее комнате, где на следующий день собрались все подружки.

— Признаться, я вообще плохо соображала, что говорю, — кивнула та. — У меня возникло смутное ощущение, будто я брякнула какую-то глупость, но суть ее осознала лишь позже. Хорош был бы Фредди, отправься он провожать меня в том виде, в каком находился!

Последовал новый взрыв смеха.

— Да, озадачила ты его, — заметила Лора, немного успокоившись. — Готова спорить, с Фредди еще подобного не случалось. Чтобы девушка удрала от такого красавца? Да никогда!

Подружки закивали, а Марта после некоторой паузы подытожила, глядя на Джейн:

— Ну, что могли, мы для тебя сделали. Воспользоваться нашей помощью ты не захотела, так что дальше поступай как знаешь. Видно, ты и впрямь не такая, как все.

И с того времени Лора, Марта и Рэчел перестали донимать Джейн по поводу ее затянувшейся, с их точки зрения, девственности.


Сейчас заведенный матерью разговор пробудил в Джейн воспоминания об истории с Фредди. Несколько минут она провела в задумчивости. Ей было понятно желание матери обеспечить себе в старости безбедное существование, однако она не могла согласиться с тем, что должна уплатить за это такую цену. Жить с нелюбимым человеком, пусть даже достойным всяческого уважения, — Джейн с трудом представляла себе подобное.

Эх, был бы жив папа! — вновь пронеслось в ее мозгу.

Однако отца рядом не было, а проблема между тем оставалась нерешенной.

И вдруг в голове Джейн всплыла фраза из старинной восточной сказки, одной из тех, которые отец читал ей в детстве на ночь. Это было изречение некоего мудреца, которое Джейн помнила довольно смутно. «Или ишак сдохнет, или шах умрет» — вот, собственно, и все, что пришло ей на ум. А по какому поводу сие было сказано, она и вовсе забыла. Однако суть понимала верно: пройдет время — и ситуация переменится.

Может, это и есть выход? — подумала Джейн. В конце концов, где гарантия, что затея с поиском богатого жениха не провалится? Но, согласившись участвовать в ней, я сделаю приятное матери. И она наконец перестанет меня пилить.

— Ладно, мам, прости, если я тебя чем-нибудь обидела, — негромко произнесла она.

Летиция улыбнулась.

— Глупышка! Чем ты можешь меня обидеть? И потом, по большому счету мне от тебя ничего не нужно. Главное, чтобы ты была счастлива и жила безбедно. А я уж как-нибудь…

Ну да, конечно! — подумала Джейн, усмехнувшись про себя. Вслух же произнесла:

— Значит, мир? Если бы ты знала, как я не люблю с тобой ссориться!

— Как будто я люблю! — в свою очередь воскликнула Летиция. — И, чтобы не портить друг другу настроения, давай спокойно договоримся: я внесу сведения о тебе в банк данных своего агентства, и мы посмотрим, что из этого получится. Если подвернется хороший человек, я тебя с ним сведу, ну а нет… — Она развела руками. — Тогда уж ничего не поделаешь.

Хороший человек! — вновь хмыкнула про себя Джейн. Представляю… Ладно, посмотрим, как будут развиваться события. Последнее слово все равно остается за мной.

— Ну что, согласна? — вкрадчиво спросила Летиция.

А, была не была! Уступлю. Все равно это ровным счетом ничего не означает.

— Да, мама, — улыбнулась она. — Если таков твой совет, я к нему прислушаюсь.

Глаза Летиции вспыхнули.

— Вот и замечательно, дорогая! Я всегда говорила, что ты умная девочка. Вся в меня. И в отца, конечно.

Определенно в отца, мысленно подтвердила Джейн. Кстати, не он ли нашептал мне про двух сказочных персонажей, ишака и шаха? Если так, то он и сейчас незримо поддерживает меня. Спасибо, папа! Надеюсь, ты разделяешь мое отношение к маминой авантюре? Губы Джейн сами собой изогнулись в улыбке.

— Да, мама, — сказала она, отвечая на последнее замечание Летиции. Затем, кое о чем вспомнив, добавила: — И все-таки я не совсем поняла твое утверждение, будто один год для меня уже потерян.

— Я подразумевала твою внешность, дорогая, — произнесла Летиция, поднимаясь с дивана.

Джейн удивилась.

— Внешность? Что ты имеешь в виду?

— То, что волнует всех женщин — молодость. Сейчас ты красива, твоя кожа свежа, волосы шелковисты, глаза блестят. И это следует использовать. Умные девушки применяют свое женское очарование целенаправленно. Сама знаешь: внешность — мощное оружие слабого пола. Мужчины падки на женскую красоту. Ради смазливого личика, пышного бюста или точеной фигурки они порой готовы на любые сумасбродства. Некоторые швыряют к ногам возлюбленных целые состояния, другие женятся и… хм… Впрочем, этот вариант мы уже сегодня обговаривали. А год потерян для тебя потому, что время не стоит на месте. Оно уходит, унося с собой молодость. Внешность меняется, причем, заметь, не в лучшую сторону, — усмехнулась Летиция. — Так что тебе лучше поспешить, пока ты еще способна манипулировать интересующими нас объектами, уж прости, что употребила подобное слово. Речь идет, разумеется, о мужчинах. — Она вздохнула. — Ах, девятнадцать лет чудесный возраст! Тебе можно позавидовать, моя дорогая. — Летиция мечтательно закатила глаза. — Будь мне сейчас девятнадцать, я бы… — Она вдруг осеклась и покосилась на Джейн. — Прости, кажется, меня не туда занесло. К слову сказать, восемнадцать лет еще лучше, чем девятнадцать, ну да что уж теперь говорить, время ушло. — Выдержав небольшую паузу, Летиция спросила: — Устраивает тебя мое объяснение?

Джейн молча кивнула. К ней вновь вернулось подавленное настроение.

Летиция же, не обратив внимания на тот факт, что брови дочери снова хмуро сошлись у переносицы, захватила со столика чашку и двинулась в коридор. Спустя пару минут на кухне зашумела вода — по-видимому, Летиция споласкивала чашку под краном. Затем хлопнула дверца шкафчика и вновь зазвучали шаги. Сначала в коридоре, потом на ведущей на второй этаж лестнице.

Джейн слышала, как поднимающаяся по ступенькам Летиция напевает что-то себе под нос. Вероятно, у нее превосходное настроение.

К себе отправилась, подумала Джейн. Наверняка сейчас включит компьютер и начнет вносить сведения обо мне в базу данных своего брачного агентства. Интересно, какую фотографию она выберет для объявления? Скорее всего, ту, на которой я изображена под вязом в Гайд-парке. Марта снимала. Или портрет из выпускного альбома колледжа. Все говорят, что на той карточке я просто красавица. А у меня такое впечатление, будто это кто-то другой. Впрочем, какая разница? Мне все равно. Пусть мать выбирает что хочет. Пускай потешится. В любом случае окончательное решение в вопросе брака будет за мной. Скажу «нет» — и ничего она со мной не сделает!

Но как Джейн ни храбрилась, все равно вздрогнула, услыхав, как закрылась дверь материнской комнаты. Этот звук показался ей зловещим — будто захлопнулась дверца клетки.

Все, дорогуша, готовься отправиться под венец! — эхом прокатился в мозгу Джейн чей-то гнусный смешок. Обыграла тебя мать. Сейчас внесет твое имя в список невест, в котором, благодаря своей внешности, ты окажешься далеко не на последнем месте. Так что, будь уверена, соискатели руки и сердца тебя непременно заметят. Потом из общей массы жаждущих жениться выделится какой-нибудь толстосум, а там не успеешь и глазом моргнуть, как грянет свадебный марш!

Джейн помрачнела. Сегодня Летиция открылась ей с новой, достаточно неприятной стороны. Нет, она и раньше считала мать человеком прагматичным, но никогда не думала, что данная черта ее характера простирается так далеко.

И уж конечно Джейн не ожидала, что мать станет торговать ее красотой. Да, торговать, потому что как еще назовешь то, что Летиция собирается сделать?

Возможно, она уже давно задумала эту комбинацию, размышляла Джейн, машинально теребя лежащее на ее коленях вязание. Меня ведь с детства считали красивой. Вот мать и решила извлечь выгоду из моей внешности — выдать меня замуж за богача. Чем не сделка? Может, она и брачное агентство открыла в тайной надежде, что когда-нибудь это пригодится для семейных нужд!

Сердце Джейн сжалось. Ей вдруг стало до того обидно, что даже слезы навернулись на глаза. Она очень болезненно восприняла откровенный цинизм Летиции. Возможно, если бы он исходил от кого-нибудь другого, Джейн отнеслась бы ко всему иначе. Но когда твоя собственная мать строит планы своего обогащения за твой же счет…

Откуда это только взялось! — с досадой думала Джейн. Жила я себе спокойно и горя не знала. А тут вдруг навалилось что-то совершенно ненужное, неискреннее и отвратительное. И хуже всего, что навязывает мне это самый близкий человек. Ведь трудно отказать матери!

Она действительно чувствовала себя сбитой с толку. Для нее была абсолютно неприемлема идея брака в том виде, в каком ее предлагала Летиция. Но в то же время не хотелось огорчать мать. Ей пришлось в жизни несладко, и именно из-за этого она решила провернуть комбинацию с поисками богатого жениха для единственной дочери. Кроме того, Джейн не сомневалась, что Летиция и в самом деле заботится о ее благополучии. А то, что при этом не забывает и о себе… что ж, каждому человеку присущ инстинкт самосохранения. К тому же Летиция наверняка полагает, что заслужила некоторое поощрение за свои былые труды. Все-таки растить дочь в одиночку не шутка.

Так-то оно так, только жить с каким-нибудь совершенно чужим человеком придется мне, а не ей. Она нервно скомкала вязание и твердо сказала себе: не будет этого! Я согласилась поиграть в эту игру лишь для виду. И только ради матери. А когда наступит удобный момент, уйду в тень — и все. Надо будет, решусь на крайние меры. Сниму отдельное жилье и стану жить самостоятельно.

Воткнув спицы в клубок, Джейн положила вязание в специальную корзинку и отправилась на кухню, чтобы сварить себе кофе. Спустя несколько минут она вернулась в гостиную с чашкой, над которой вился ароматный пар. Вновь устроившись на диване, Джейн взяла пульт дистанционного управления и принялась искать какой-нибудь интересный фильм. Ей хотелось отвлечься от невеселых раздумий.

4

Была пятница — день, когда в предвкушении уикенда все спешат поскорее уйти с работы. А Тони Майлос, напротив, допоздна засиделся в своем офисе, расположенном на четвертом этаже одного из деловых центров Сити.

Тони некуда было спешить. Его загородный особняк и большая комфортабельная квартира в районе Найтсбридж пустовали, потому что, кроме него, там никто не жил. И вовсе не потому, что ему, тридцатидвухлетнему человеку, владельцу фирмы «Майлос пет-фудс» и сети фабрик по производству корма для домашних питомцев, нравилось одиночество. Просто так сложилась его жизнь.

Когда-то он встречался с девушкой, подумывал о женитьбе, строил планы на будущее. А потом все рухнуло.

В один прекрасный день Тони стал невольным свидетелем телефонного разговора своей возлюбленной с подругой, из которого узнал много важного для себя.

Они с Джессикой — так звали девушку, о которой Тони уже думал как о невесте, — договорились встретиться в открытом летнем кафе на набережной Виктории. Тони немного задержался, так как по дороге забежал купить цветы.

Подойдя к кафе, он увидел сидящую за столиком Джессику. Она находилась в тени большого полосатого зонта и непринужденно болтала с кем-то по мобильному телефону. Очень скоро Тони понял с кем — с зеленоглазой брюнеткой Бетти, которую он недолюбливал за привычку совать нос в чужие дела.

Сначала Тони хотел осторожно приблизиться сзади и положить перед Джессикой букет крупных ромашек, но вдруг застыл, услыхав странную фразу:

— Да мой недотепа снова опаздывает. — Это произнесла в трубку Джессика. Причем таким тоном, какого раньше Тони от нее никогда не слышал. Даже ее голос как будто изменился — стал то ли ниже, то ли грубее. — Представляешь, Бетти, я должна его ждать! — продолжала между тем Джессика. — Ну ничего, как поженимся, я этого размазню быстро приструню. Чтобы много о себе не воображал. И не думал, что если у него миллионы, то я должна ходить перед ним на цыпочках.

На цыпочках? — удивился Тони. Когда я такого требовал? И потом, что это еще за определения: «недотепа», «размазня»?

— Конечно, размазня, — произнесла в трубку Джессика. — Мне такие парни не нравятся. Какой-то он… даже не знаю, как сказать. В общем, только и слышно от него «пожалуйста», «будь любезна», «позволь тебе помочь», «можно тебя поцеловать?»… Да, так и говорит! Ты когда-нибудь встречалась с мужиком, который бы спрашивал разрешения, прежде чем поцеловать тебя? И я нет. А сейчас довелось. Что? Конечно, раздражает. Да я понимаю, что он вежливый, но не до такой же степени! Как-то это все… странно. Ты ведь знаешь, мне нравятся инициативные парни. Такие, как Макс, например. Тот полез ко мне под юбку, едва мы успели познакомиться. Вот это я понимаю натиск! Что? — Выслушав очередную фразу подруги, Джессика рассмеялась. — Конечно, вспоминаю Макса! Скажу больше, только пусть это останется между нами, ладно? Не только вспоминаю, но до сих пор с ним изредка встречаюсь. Что? После свадьбы? А почему бы и нет? Тони — это одно, а Макс — другое. Для первого я буду женой, для второго любовницей. Собственно, я бы с большей охотой вышла замуж за Макса, но у него, ты же знаешь, ветер в карманах гуляет. А Тони мне недавно такие серьги подарил… ммм… загляденье! Я тебе потом покажу. Изумруды на платине в золотом обрамлении. К твоим зеленым глазам? Конечно, подошли бы. Бетти! Ну не расстраивайся. Может, и тебе когда-нибудь подарят. Вот найдешь себе такого же мямлю, какого я сцапала…

Джессика еще продолжала болтать, а Тони повернулся и побрел прочь, толком даже не понимая, куда идет. Удалившись ярдов на двести, он остановился возле парапета набережной и долго смотрел на воды Темзы.

Как я мог так ошибиться? — вертелось в его голове. Но ответа он не находил.

Тони познакомился с Джессикой у дантиста. Она работала в приемной стоматологического кабинета, и пациенты попадали сначала к ней, а потом к врачу.

С зубами у Тони, к счастью, все было в порядке, но он хотел проконсультироваться относительно того, можно ли их отбелить. Джессика встретила его так, будто он был первым человеком, заглянувшим в кабинет за последние полгода. Она вышла из-за своего рабочего стола и направилась навстречу Тони, слегка покачивая бедрами и стуча по полу высокими тонкими каблуками. На ней был коротенький белый халат с глубоким вырезом на полной груди, стройные ноги обтягивала черная сеточка чулок.

Стоя у парапета, Тони припомнил, что в первую минуту эта обольстительная сеточка и привлекла его взгляд. Потом он разглядел скрывающиеся под ней точеные и открытые почти до середины бедра ноги, затем увидел тонкую талию, бюст, на котором едва сходились полы халата, и только после этого разглядел лицо, которое показалось ему несколько менее примечательным, чем все остальное.

У Джессики были пухлые, подкрашенные алой помадой губы, аккуратный, чуть вздернутый носик и карие глаза. А когда она улыбнулась, стали видны крупные белые зубы — между двумя передними темнела щелочка. Волосы Джессики, оттенка червонного золота, были подняты высоко на макушку и повязаны черным бантом.

— Проходите, пожалуйста, — произнесла она с отработанными до автоматизма профессиональными интонациями. — Присаживайтесь. — Джессика указала на одно из глубоких кожаных кресел, перед которым стоял столик со стопкой журналов. — Кофе?

— Спасибо, не откажусь, — с улыбкой ответил Тони, продолжая разглядывать любезную ассистентку дантиста.

Все так же покачивая бедрами, она удалилась в соседнее помещение, но вскоре вернулась с чашкой ароматного напитка, которую поставила перед Тони на стол.

— Прошу.

— Благодарю, — вновь улыбнулся он.

— Это ваш автомобиль? — как бы между прочим спросила Джессика, мельком взглянув за окно приемной, где на улице стоял, приткнувшись к тротуару, шикарный «ягуар».

— Да, — чуть удивленно протянул Тони. — А что, здесь запрещена парковка?

Губы Джессики вновь изогнулись в профессиональной улыбке.

— Нет, я просто так спросила. — Затем она села на свое рабочее место и принялась заполнять специальный бланк, занося в него данные нового пациента — имя, пол, возраст, домашний адрес, номер телефона и род деятельности.

— А зачем вам последнее? — поинтересовался Тони, после того как ответил, что он бизнесмен, владелец частной фирмы.

— Для статистики, — не моргнув глазом обронила Джессика.

Однако впоследствии, когда заполненный ею бланк оказался в его руках, Тони почему-то не обнаружил сведений о своей профессии. Впрочем, на карточке даже графы такой не было.

Но тогда Тони не придал этому значения. Лишь гораздо позже, анализируя историю с Джессикой, он сообразил, что та попросту выведывала информацию о нем.

В тот день врач назначил ему процедуры, и он стал приезжать в стоматологический кабинет по вечерам, после работы. Джессика неизменно встречала его лучезарной улыбкой, но кофе больше не предлагала, дабы не помешать процессу восстановления белизны эмали зубов.

А когда курс лечения завершился, Тони вдруг почувствовал, что ему хочется увидеть Джессику. На всякий случай он выждал еще несколько дней, чтобы удостовериться в своем желании, а потом сел в машину и отправился по знакомому маршруту.

— Добрый вечер, — сказал он, взбежав по трем ступенькам и толкнув тяжелую стеклянную дверь.

В одиночестве сидевшая в приемной за столом Джессика подняла голову, увидела его и расцвела в улыбке.

— Здравствуйте, мистер Майлос.

— Можно просто Тони, — произнес он.

— В таком случае и меня зовите просто Джессикой.

— Замечательно. Благодарю! — Его взгляд скользил по ее фигуре.

— У вас возникли проблемы с зубами, мистер… э-э… Тони? — негромко спросила Джессика, поднимаясь и медленно огибая стол. Сегодня на ней были чулки шоколадного цвета со сложным плетеным узором.

Тони провел языком по внезапно пересохшим губам.

— Что?

По лицу Джессики скользнула улыбка, в которой сквозил оттенок плотоядности. Тони заметил ее, и она показалась ему странной, но он тут же забыл об этом. Сейчас его интересовало другое.

— Ваши процедуры закончены, Тони, но вы приехали вновь, — нарочито медленно повторила Джессика. — Почему? Вас беспокоят зубы?

— Ах вы об этом, — усмехнулся он. — Нет, я… — Тони умолк. Из-за волнения ему трудно было говорить. Он испытывал прилив острого чувственного желания. Эта женщина пробуждала в нем то, что принято называть первобытными инстинктами. Он даже не мог понять, испытывает ли к ней какие-либо чувства, — все затмевала эротическая лихорадка.

— Да? — почти шепотом произнесла Джессика.

Тони вновь провел языком по губам.

— Я приехал… повидаться с вами.

Глаза Джессики сверкнули.

— Правда?

— Да, — кивнул Тони.

— А зачем вам это понадобилось?

Тони посмотрел ей прямо в глаза.

— Я хочу пригласить вас… — Он на миг задумался. Вообще-то у него не было четкого плана действий. Он просто сел в автомобиль и приехал сюда, повинуясь внезапному порыву. Сейчас нужно было решить, что делать дальше. — Ну хотя бы в ресторан. Поужинаете со мной?

Ресницы Джессики затрепетали и опустились. Затем повисла довольно продолжительная пауза. Тони даже встревожился.

— Джессика? — произнес он с плохо скрываемым волнением. — Вы согласны?

Она подняла взгляд.

— Да, Тони. Я поужинаю с вами.

Он облегченно вздохнул.

— Значит, я могу вас подождать?

Джессика улыбнулась.

— Не нужно. Мой рабочий день уже закончился. Сейчас я переоденусь, скажу доктору, что ухожу, и все. Это займет несколько минут.

— Чудесно!

Так они начали встречаться.

Тони стоило огромных усилий удержаться в рамках приличий и не пригласить Джессику тем же вечером к себе домой. Желание просто распирало его, однако, будучи человеком воспитанным, он не мог уподобляться неандертальцу, который набрасывается на самку, как только у него возникает необходимость в сексуальном контакте.

Минуло недели две, прежде чем между ними произошла интимная близость. Тони был от нее в восторге, хотя поведение Джессики в постели и показалось ему несколько прямолинейным. По его мнению, ей недоставало тонкости, к тому же она совершенно игнорировала нюансы. Но он объяснял это тем, что Джессика пылала страстью не меньше его самого и ей просто не хватало терпения для того, чтобы вдаваться во всякие интимные мелочи.

Ничего, со временем у нас все наладится, думал Тони. Главное, что мы, кажется, подходим друг другу. Во всяком случае, я никогда еще не испытывал такого острого желания.

Месяца через три он начал подумывать о женитьбе, тем более что Джессика только и говорила о своих мечтах — например, о том, каким видит свой будущий дом, скольких детей хотела бы иметь и тому подобное.

Официальное предложение руки и сердца Тони собирался сделать в день рождения Джессики, до которого оставалось меньше двух недель. Если считать, начиная с сегодняшнего дня. Тони мрачно усмехнулся, продолжая разглядывать рябь на поверхности Темзы. Но считать больше не придется. Уж мне точно! Пусть теперь этим занимается Макс, или как там Джессика называла своего дружка…

Он повернулся уйти, но обнаружил, что продолжает сжимать в руке букет. С минуту Тони рассматривал ромашки, каждая из которых была размером с блюдце, потом размахнулся и швырнул их в реку. С тихим всплеском букет упал в воду, закачался на волнах, затем стал едва заметно перемещаться влево под воздействием течения.

— Плыви, — тихо произнес Тони.

Потом быстро, не глядя по сторонам, пошел прочь.

На следующий день он позвонил Джессике на работу, представился недотепой и размазней и сказал, что прекращает отношения. Джессика поначалу словно онемела, потом разразилась длинной плаксивой тирадой, которую Тони прервал, повесив трубку. Больше они не встречались.


Все это произошло три года назад. С тех пор у Тони случилось несколько романов, но все были мимолетными. История с Джессикой так сильно подействовала на него, что он начал с опаской относиться к каждой новой подружке. В особенности его подозрительность возрастала, если та хотя бы случайно заводила разговор о замужестве. Обжегшись на молоке, Тони стал дуть на воду.

Разумеется, он и прежде слышал о неприглядных — а порой даже трагических по своим последствиям — случаях, когда один из молодоженов вступал в брак из корыстных побуждений, однако ему даже в голову не могло прийти, что нечто подобное может случиться с ним. Поэтому мало было сказать, что двуличие Джессики потрясло Тони — оно его ошеломило.

Несколько дней после неожиданной развязки он ходил словно в воду опущенный. Перестал общаться с друзьями, не отвечал на телефонные звонки, делая исключение лишь для отца и матери, но и беседы с ними старался свести к минимуму.

Единственным, кто имел к Тони доступ в любое время дня и ночи, был Бен Майлос, младший брат его отца, Эндрю Майлоса, и то только потому, что являлся генеральным финансовым директором фирмы «Майлос пет-фудс».

Эндрю Майлос передал сыну управление делами, когда Тони исполнилось двадцать семь лет. Самому Эндрю в ту пору было шестьдесят пять, и он наконец-то осуществил свою мечту: построил виллу на приобретенном ранее клочке суши в Средиземном море — на одном из Балеарских островов. Когда дом был готов, Эндрю объявил, что уходит на пенсию, передал дела единственному сыну, затем взял жену, любимца ротвейлера по кличке Джефф и отбыл на новое место жительства.

Тони едва ли не с детства знал, что рано или поздно наступит день, когда ему придется взвалить на плечи управление семейным бизнесом. Поэтому для него не явилось неожиданностью решение отца. Кроме того, он успел в течение двух лет поработать в фирме «Майлос пет-фудс» главным менеджером и доказал, что обладает неплохой деловой хваткой.

Так что Эндрю со спокойной душой предался новой жизни, напутствовав Тони такими словами:

— Я много потрудился, сынок. Теперь настал твой черед. — И добавил, что всегда поможет советом и что дяде Бену Тони может доверять как себе самому.

С тех пор прошло шесть лет. За это время Тони многого достиг. Расширил и модернизировал производство, обзавелся новыми деловыми партнерами, увеличил рынок сбыта и, соответственно, доходы. Только его личная жизнь осталась без изменений.

Три года назад он предпринял попытку обзавестись семьей, потерпел на этом поприще неудачу и оставил свою затею, так сказать, до лучших времен. Ему по-прежнему хотелось любви, искренности, душевного тепла, однако он безумно боялся ошибиться вновь. Нанесенная Джессикой рана постепенно затягивалась, и ему очень не хотелось бередить ее.

Но в целом отношение Тони к роману с Джессикой претерпело изменения. Если поначалу он воспринял эту историю как трагедию, то сейчас даже радовался, что все так вышло. Ведь они могли пожениться, у них появились бы дети, а потом непременно назрел бы конфликт, потому что рано или поздно Джессика выдала бы себя. Обнаружила бы свое истинное отношение к Тони. И тогда им пришлось бы расстаться, потому что Тони никогда не смог бы продолжать жить с женщиной, по сути своей предательницей. Ибо использование его самого и принадлежавших ему денег он рассматривал как предательство.

Но одно дело расстаться, когда еще ничего толком даже не началось, и совсем другое — когда совместная жизнь вошла в колею и рвать приходится по живому. А дети? Что было бы с ними? Ведь их пришлось бы делить. И тогда посторонние люди решали бы, сколько времени каждый ребенок должен проводить с папой, а сколько — с мамой.

Даже сейчас Тони передернуло от этой мысли. Он был убежден, что взрослые обязаны устраивать свои дела таким образом, чтобы не страдали дети.

Интересно, думала ли тогда о чем-либо подобном Джессика? — размышлял он, машинально рисуя карандашом бессмысленные фигурки на желтом листке бумаги для заметок.

Разумеется, думала, прозвучал в ответ саркастический голос подсознания. Только совсем не так, как ты. Наверняка и она планировала обзавестись детишками, но не ради них самих, а только для того, чтобы покрепче привязать тебя к себе. И чтобы использовать их в качестве средства шантажа в случае необходимости. Так что, парень, не сомневайся, про детей Джессика думала!

Тони печально вздохнул. Скорее всего, так и было.

Тем лучше, что я вовремя с ней порвал. Иначе сейчас у меня была бы уйма проблем. А так я свободен… хотя все еще одинок.

С его губ вновь слетел вздох.

В этот момент в дверь кабинета коротко постучали, затем она отворилась и порог переступил Бен Майлос. Он был очень похож на своего старшего брата Эндрю и одновременно на Тони — что представлялось совершенно естественным, так как все трое являлись близкими родственниками.

У них были одинаково синие глаза и темные волосы. Правда, на висках Бена, которому в этом году исполнилось пятьдесят шесть, серебрилась седина, а шевелюра Эндрю обещала через некоторое время стать совершенно белой. Вдобавок у последнего с возрастом произошли некоторые изменения в фигуре. У Бена тоже появилось небольшое брюшко, но под пиджаком оно было почти незаметно. И лишь Тони оставался таким же стройным и подтянутым, как в двадцать лет.

Достигалось это с помощью регулярных занятий на разного рода тренажерах. И в лондонской квартире, и в загородном особняке Тони имелись специальные, напичканные всевозможным спортивным оснащением комнаты, где он проводил немало времени. Кроме того, в загородном жилище Тони был устроен солярий, поэтому и зимой и летом он всегда выглядел загорелым.

— Что-то ты засиделся сегодня, — сказал Бен, приближаясь к рабочему столу Тони и усаживаясь в стоящее сбоку кресло. — Дела?

Тони усмехнулся.

— Нет, просто задумался.

Бен внимательно посмотрел на него. Племянник показался ему слегка осунувшимся.

— Какие-то проблемы?

Тони пожал плечами.

— Нет… — Затем он в свою очередь взглянул на Бена. — А почему ты спрашиваешь?

— Мне показалось, тебя что-то беспокоит.

Откинувшись на мягкую спинку вращающегося кресла, Тони улыбнулся.

— Спасибо за заботу, Бен, но ты напрасно тревожишься. У меня все в порядке.

— О чем же ты размышляешь, если не секрет?

— Так, вспомнилось прошлое, — сказал Тони, отводя глаза в сторону.

Бен вновь окинул его пристальным взглядом.

— Сдается мне, я догадываюсь, о чем ты задумался.

Густые темные ресницы Тони взметнулись.

— В самом деле?

Бен молча кивнул.

— Ну и что же это такое, по-твоему? — спросил Тони.

— Не что, а кто. Джессика?

В глазах Тони промелькнуло удивление. Бену была известна история плачевно завершившегося романа с Джессикой, однако Тони полагал, что тот давно забыл о ней. Вернее, думает, что Тони забыл. Они давно уже не вспоминали в разговорах события трехлетней давности.

— Что ты так смотришь? Я угадал? — улыбнулся Бен.

— Э-э… да.

Скрывать что-либо от Бена не имело смысла. Многолетняя практика в финансовой сфере сделала его очень проницательным. Да и в способности мыслить логически Бену тоже трудно было отказать.

— Вот видишь, а говоришь, нет проблем! — не без самодовольства усмехнулся тот.

Тони удивился еще больше.

— Конечно нет. Они обязательно возникли бы, если бы я женился на Джессике, но, к счастью, случайность уберегла меня от беды.

Бен сочувственно вздохнул.

— Да, парень, без преувеличения можно сказать, что тебе чертовски повезло. Приди ты на то свидание вовремя — и все, конец спокойной жизни!

— Уж в этом-то можно не сомневаться, — согласился Тони. — К настоящему моменту я бы, наверное, уже судился с Джессикой.

Бен кивнул.

— Будь уверен, она бы своего не упустила. Та еще штучка. — Немного помолчав, он добавил: — Кстати, когда ты познакомил меня с ней, я сразу подумал: в манерах девицы ощущается налет вульгарности.

Тони слегка подался вперед.

— В самом деле?

— Увы! — развел Бен руками.

— Почему же ты мне сразу ничего не сказал?

— Ну… мне как-то неловко было. И потом, я ведь не думал, что ты захочешь жениться на Джессике. Кроме того, все было настолько очевидно, что я решил, будто ты сам все прекрасно видишь.

— К сожалению, твое заключение оказалось ошибочным, — вздохнул Тони.

— Неужели же ты не заметил в ней ни единого изъяна? — удивился Бен.

Тони невесело рассмеялся.

— Эх, если бы ты знал, в каком состоянии я тогда находился!

— В каком? — с любопытством взглянул на него Бен.

— В чувственном угаре, иначе это не назовешь. Мой мозг был словно в тумане и воспринимал одни только сексуальные импульсы. И те, что посылал мой собственный организм, и особенно те, что исходили от Джессики.

Бен слушал Тони с подчеркнутым вниманием. В его глазах возник странный блеск.

— Очень интересно!

— Да, тебе интересно, а я едва не угодил в историю, — хмыкнул Тони. Затем внимательнее взглянул на Бена. — А что это ты так оживился?

— Я? — Слегка сконфузившись Бен провел пальцами по волосам. — Я ничего, просто так…

— Ах ты старый лис! — рассмеялся Тони. — Больше двадцати лет женат, а туда же… Смотри, Линда узнает, тебе не поздоровится.

Речь шла о жене Бена, в которую тот и по сей день был влюблен, как в молодости.

— Не узнает, — ухмыльнулся Бен. — Ты не скажешь, — уверенно добавил он, — а я стараюсь избегать в разговорах с ней подобных тем.

— Это почему же? — вскинул бровь Тони.

Бен слегка пошевелился в кресле.

— Видишь ли, с некоторых пор Линда несколько охладела к сексу — что, впрочем, часто происходит с женщинами ее возраста, насколько мне известно, — зато стала очень ревнива.

Тони недоверчиво покосился на него.

— Что? Линда начала тебя ревновать?

— Представь себе, — вздохнул Бен. — Ей втемяшилось в голову, что раз она стала не так интересна в постели, как прежде, я непременно заведу себе на стороне другую женщину.

5

Повисла небольшая пауза, в течение которой Тони пытался осознать услышанное. Брак Бена и Линды всегда представлялся ему близким к идеалу, а сейчас он вдруг сделал для себя открытие: оказывается, даже такие счастливые союзы имеют подводные камни.

— Как же ты выходишь из этой ситуации? — участливо спросил Тони.

— Никакой особенной ситуации нет, — отмахнулся Бен. — Просто Линду обуяла мнительность, только и всего.

— Да, но тебе ведь все равно приходится выслушивать какие-то замечания, претензии или что-нибудь в этом роде?

Бен поморщился.

— Бывает, не спорю. Но я стараюсь не обращать на слова Линды особого внимания.

— И что, помогает?

— Как тебе сказать… Иногда — да, но чаще — нет.

— А если нет, что ты делаешь?

— Стараюсь быть с ней понежнее, делаю подарки, вожу в театр… — Бен взглянул на Тони. — А почему это ты так заинтересовался?

Тот усмехнулся.

— Учусь на твоем опыте. Вдруг когда-нибудь пригодится.

— Вот это правильно! — неожиданно воскликнул Бен. Как показалось Тони, чуть громче, чем следовало. — Набирайся ума, пока есть возможность.

— Благодарю за совет, я так и делаю. Между прочим, вы с Линдой всегда являлись для меня примером счастливых супругов.

— В самом деле? А как же твои родители?

Тони с улыбкой кивнул.

— Они тоже. Но вас с Линдой я к тому же с детства считал очень красивой парой.

Бен слегка зарделся от удовольствия.

— Непременно передам ей твои слова!

— Конечно. Да я и сам скажу ей при случае.

Несколько мгновений Бен задумчиво смотрел на Тони, потом произнес:

— Кстати, неплохая идея. У нас скоро очередная годовщина брака, приезжай к нам, и у тебя будет возможность лично сказать Линде несколько теплых слов. Уверяю тебя, она очень обрадуется.

— Замечательно! — воскликнул Тони. — Спасибо, что напомнил. Непременно заеду.

Бен кивнул.

— Ждем. Посидим по-родственному, посторонних не будет. Жать только, что твои родители не прилетят. Эндрю с острова никакими коврижками не выманишь.

— Знаю, — усмехнулся Тони. — Мать недавно жаловалась мне по телефону, что даже на материк ей приходится отправляться в одиночестве. Впрочем, когда я спросил, не скучно ли ей живется, она тут же принялась описывать прелести островной жизни. Они с отцом пристрастились к рыбной ловле, выходят за тунцом на яхте.

— Да… — мечтательно протянул Бен. — Когда-нибудь и я устрою себе такую же райскую жизнь.

— На маленьком персональном острове? — усмехнулся Тони.

Бен задумчиво посмотрел на него.

— Может, и на острове. Собственно, почему бы нет?

— И тогда Линда перестанет тебя ревновать — просто не к кому будет.

— О, ты плохо знаешь Линду! — воскликнул Бен.

— А что такое? — осторожно спросил Тони.

— Она найдет, к кому ревновать. Если даже я окажусь с ней на островке площадью два квадратных ярда, она припомнит мне все, что было в прошлом, даже школьные увлечения, о которых я ей по неосторожности когда-то рассказал.

Тони поскреб в затылке.

— Да, сложная у тебя жизнь.

Однако Бен, похоже, думал иначе.

— Нормальная, — уверенно произнес он. — Замечательная жена, два сына, оба самостоятельные, у каждого свой бизнес. Так что я не жалуюсь. — Бен умолк и покосился на Тони. — А вот Эндрю жалуется.

— Отец? — удивился тот. — На что?

Ответ оказался неожиданным.

— На тебя.

Несколько мгновений Тони недоуменно смотрел на Бена, потом спросил:

— С чего ты взял?

Бен уклончиво усмехнулся.

— Я тоже время от времени общаюсь с твоими родителями по телефону.

— Неужели они говорят тебе не то же самое, что мне?

— Почти то же. Только тебе Эндрю наверняка не жалуется на отсутствие внуков.

Тони опешил.

— Внуков?

Об этом они с отцом действительно никогда не говорили.

— Да, — кивнул Бен. — Его интересует наследник, которому можно будет передать бразды правления бизнесом.

— Разве я плохо управляю фирмой? — сдержанно произнес Тони, для которого разговор принял совершенно неожиданный оборот.

Бен рассмеялся.

— Успокойся! Ты замечательно справляешься со своими обязанностями, и Эндрю очень тобой доволен.

— Так в чем же дело?

— Просто Эндрю смотрит гораздо дальше в будущее. Фирма «Майлос пет-фудс» его детище. Он передал ее тебе и считает, что она находится в надежных руках. Но он также надеется, что и ты позаботишься о том, чтобы было кому вручить бизнес, когда тебе придет пора отправиться на покой. — Бен с прищуром взглянул на Тони. — Небось, сам ты про это не думал?

— Не-ет…

— То-то. — Бен вздохнул. — Эх, молодежь! Не видите дальше собственного носа.

Воцарилось молчание. Тони вновь взял карандаш и принялся задумчиво рисовать на листке бумаги новую бессмысленную фигурку. Бен терпеливо ждал продолжения разговора.

Наконец Тони поднял голову.

— Ну хорошо, предположим, я согласен с идеей отца. Но ведь наследник должен быть законным, верно?

— Разумеется. Сам понимаешь, другие варианты здесь не подойдут.

Тони кивнул.

— В таком случае мне придется жениться.

В глазах Бена промелькнуло странное выражение.

— В правильном направлении мыслишь, парень!

Тони окинул его хмурым взглядом.

— Не понимаю, почему ты так веселишься.

— Я? Веселюсь? А впрочем… не плакать же. Ведь речь идет о свадьбе.

Тони в сердцах бросил карандаш на стол.

— Ни о чем она пока не идет! Чтобы жениться, нужно как минимум иметь невесту.

— Тоже верно, — согласился Бен. На его губах блуждала загадочная улыбка.

Откинувшись на спинку стула, Тони уставился на Бена.

— Что это с тобой? К твоему сведению, я пока ничем не могу порадовать отца. Невесты у меня нет.

Бен нетерпеливо заерзал в кресле.

— А у меня, кажется, есть!

Повисла новая пауза.

— Какой-то странный у нас сегодня разговор, — через некоторое время заметил Тони.

Бен пожал плечами.

— А по-моему, очень даже предметный.

— Что же в нем предметного? Я говорю, что у меня нет невесты, а ты отвечаешь, что у тебя есть. — Тони помолчал. — Какая у тебя может быть невеста, Бен? Ведь ты женат!

Бен в свою очередь вперил взгляд в Тони.

— Погоди! Ты меня не путай. Я еще в своем уме. И прекрасно помню, что у меня есть жена. Тем более мы только что о ней говорили.

— Так что же ты хотел сказать?

Расплывшись в улыбке, Бен произнес:

— Всего лишь то, что у меня есть для тебя невеста.

— Это еще что за новости? Я не ослышался? Для меня?

— Нет, парень, ты все услышал правильно. Кажется, я нашел тебе невесту!

Тони нервно потер лоб.

— Зачем?

— То есть как зачем? Чтобы жениться! Что еще делают с невестой…

— Я понимаю, — усмехнулся Тони. — Но зачем ты ее искал? Ведь я не просил тебя об этом.

— Разумеется, не просил, — проворчал Бен. — От тебя дождешься. Все приходится делать самому. Даже о твоем наследнике вынужден позаботиться я.

Тони поморщился.

— И совершенно напрасно. Думаю, я пока еще сам способен об этом позаботиться.

— Эх! — вновь воскликнул Бен. — Да пока ты позаботишься, тебе шестьдесят стукнет.

— Ну и что. Это мое дело. Захочу, женюсь в шестьдесят.

— Э нет! Эндрю подобный вариант не устроит. Он хочет увидеть своих внуков. Понимаешь?

Тони дернул плечом.

— Конечно. Что же тут непонятного… Но не жениться же мне из-за этого на первой встречной!

— Зачем на первой? — негромко произнес Бен. — Можно на второй. Или на пятой. Да хоть на десятой! Последнее слово за тобой.

Тони подозрительно покосился на Бена.

— Ведь ты минуту назад сказал, что нашел мне невесту?

Тот скромно потупил взор.

— Совершенно верно. Нашел.

— А как же пятая или десятая? Сколько их у тебя?

— Сколько понадобится, столько и будет. Твое дело выбирать.

Тони изумленно вскинул брови.

— Как это — сколько понадобится? Тебе посчастливилось обнаружить конвейер невест?

— Конвейер! — хохотнул Бен. — Это ты точно заметил. Подходящее определение.

— Послушай, может, перестанешь говорить загадками и введешь меня в курс дела? — хмуро произнес Тони. У него начало формироваться убеждение, что Бен подготовил ему какую-то ловушку.

— При чем здесь загадки? — удивился Бен. — Я говорю с тобой абсолютно прямо и открыто. Помнишь, с чего началась наша беседа?

— Разумеется. Ты спросил, почему я сегодня засиделся в кабинете.

— Э-э… да, но я не это имел в виду.

— А что?

— Джессику.

Тони даже рассмеялся.

— Кажется, наш разговор выходит на новый виток! — Внезапно его смех оборвался. — Постой, уж не ее ли ты прочишь мне в невесты?

— Упаси Господь! — страстно воскликнул Бен. — Как только подобное могло прийти тебе в голову!

— Ну мало ли… Я вдруг подумал, что, может, вы с Джессикой где-нибудь встретились и она умудрилась произвести на тебя благоприятное впечатление.

— Странно ты рассуждаешь, — чуть обиженно произнес Бен. — Где, по-твоему, я мог встретиться с твоей бывшей пассией?

Тони резко качнул головой.

— Не знаю. Просто ты напустил туману вокруг этой таинственной невесты, которую якобы нашел для меня, и мне пришла в голову эта, в общем-то абсурдная мысль относительно встречи с Джессикой.

— В действительности я всего лишь хотел напомнить тебе про некогда возникшее у тебя желание жениться, — примирительным тоном пояснил Бен.

— Благодарю, — хмыкнул Тони. — Я этого и не забывал. Подобные истории, знаешь ли, надолго врезаются в память.

Бен сочувственно вздохнул.

— Понимаю… А все же о женитьбе стоит подумать. Вот и Эндрю беспокоится. Уважь отца, он тебе добра желает. Да и о себе подумай. Ты много работаешь, выстраиваешь бизнес по-своему, потом захочешь оставить кому-то плоды трудов своих… а наследника-то и нет. Выходит, нужно побеспокоиться о нем заранее.

Тони тоже печально вздохнул.

— Кто ж спорит. Но я повторяю: у меня сейчас нет подходящей кандидатуры для женитьбы. И вообще, боюсь, после предательства Джессики я ни единой женщине не смогу поверить.

— Так уж и ни единой! — с сомнение покачал Бен головой.

Тони мрачно усмехнулся.

— Говорю, что чувствую. Тебе ведь известно, что за последние три года у меня было несколько близких приятельниц?

— Э-э… да.

— Так вот, каждую из них я в конце концов начинал подозревать в желании использовать меня и мои деньги.

— Неужели каждую?

— Представь, — кивнул Тони. — Это и служило причиной очередного разрыва.

Бен задумался.

— Я и не знал, что дело зашло настолько далеко, — огорченно произнес он спустя пару минут.

— К сожалению, ситуация именно такова, как я говорю, — подтвердил Тони.

— И как ты намерен выходить из положения? — осторожно спросил Бен.

Тони пожал плечами.

— Понятия не имею. Впрочем, я как-то и не искал способа избавиться от своей фобии. Знаю лишь, что, пока не буду уверен в искренности чувств, которые питает ко мне женщина, я не смогу связать с ней свою судьбу.

— Ну, искренности желает любой мужчина, — улыбнулся Бен.

— Боюсь, у меня это желание простирается гораздо дальше, чем у какого-нибудь среднестатистического мужчины. — Немного помолчав, Тони произнес: — Взять, к примеру, невесту, о которой ты мне толкуешь.

— Да? — оживился Бен.

— Не знаю, что она собой представляет, но наверняка ей известно, ну хотя бы в общих чертах, что я человек небедный?

— В общем да, — немного смущенно подтвердил Бен. — Я старался охарактеризовать тебя лучшим образом.

— Вот видишь! И где же гарантия, что эта невеста уже сейчас не прыгает от нетерпения, желая поскорее заполучить состоятельного муженька?

Бен задумчиво взглянул на потолок.

— Полагаю, она не прыгает.

— Вот как? — усмехнулся Тони. — А откуда тебе это известно, могу я спросить?

— Имеешь полное право, — кивнул Бен. И замолчал.

Тони с минуту смотрел на него, затем нетерпеливо произнес:

— Снова напускаешь туман?

Взор Бена был невинен как у младенца. — Дался тебе этот туман! Просто мне казалось, что свадебная тема тебя не интересует.

— Ну и хитер ты, дядя Бен! — ухмыльнулся Тони. — Ладно, выкладывай, почему девица не проявляет признаков нетерпения?

— Просто потому, что не может этого делать, — как ни в чем не бывало ответил тот.

Тони смерил его взглядом.

— Что за дьявол! Ты издеваешься?

Бен рассмеялся.

— Все-все, не кипятись! Девица не проявляет нетерпения по следующей причине: ей еще не известно, что она твоя невеста.

— Ах вон оно что! Но почему же ты так ее именуешь?

— Это всего лишь условное название. Я даже имени ее пока не знаю.

Тони вновь усмехнулся.

— Как же так, еще не выяснил, как девушку зовут, а уже определяешь ее мне в невесты!

— Так уж вышло, — развел руками Бен. — Сваха не называла ее по имени, а сам я забыл спросить.

— Что ты сказал? — прищурился Тони. — Какая еще сваха?

Бен устремил взгляд на покрывающий пол кабинета ковер.

— Обыкновенная. Которая сводит людей, желающих вступить в брак.

Рот Тони сам собой открылся.

— Ты это серьезно или шутишь? — медленно спросил он спустя несколько мгновений.

— Какие шутки?! Твой отец обозначил передо мной проблему, значит, я обязан предпринять какие-то шаги для ее решения. Так повелось еще с тех пор, когда мы начали работать вместе.

— И ты обратился к свахе?! — Казалось, Тони не верит собственным ушам.

— Да. Хотя должен сказать, что вышло это совершенно случайно.

Тони покачал головой.

— Не могу поверить… Ты, с твоим рациональным умом — и вдруг какая-то сваха! Чушь, да и только!..

— Никакая не чушь, — горячо возразил Бен. — Напротив, все логично. Именно мой рационализм и подсказал мне, что для решения брачного вопроса следует обратиться к специалисту. Я всегда так поступаю. Человек не может все знать и уметь. Всегда найдутся люди, которые разбираются в чем-то лучше меня, верно? Вот из этого я и исходил.

— Но не к свахе же обращаться! — воскликнул Тони. — Какое-то средневековье, ей-Богу…

Глаза Бена блеснули.

— А вот здесь ты ошибаешься! Сваха вполне современная, электронная.

— Это еще что такое? Автоматический подбор кандидатов на роль мужа и жены?

— Нет, — рассмеялся Бен. — Этим занимается обычная живая женщина, которая получает информацию от желающих жениться или выйти замуж и размещает на сайте своего брачного агентства.

У Тони вытянулось лицо.

— Что-о? Ты отправил мои данные в брачное агентство? Час от часу не легче! — Он вскочил, обогнул стол и принялся взволнованно ходить перед сидящим в кресле Беном из угла в угол.

— Что ты так всполошился? — произнес тот.

Тони метнул на него гневный взгляд.

— И ты еще спрашиваешь? Знаешь, во что теперь превратится моя жизнь? В кошмар!

— Почему?

Тони остановился и повернулся к Бену всем корпусом.

— А ты не понимаешь?

— Нет.

— Да мне ведь телефон оборвут разного рода дамочки, желающие устроить себе за мой счет безбедное существование!

— Успокойся, это тебе не угрожает.

— Как же не угрожает, если…

Однако Бен поднял руку, призывая Тони замолчать.

— Все предусмотрено. Я никому не давал ни единого из твоих телефонных номеров.

— Да? А как же со мной будут связываться претендентки на мой кошелек?

— Не волнуйся, сначала они будут попадать ко мне. Я дал номер своего сотового, но не для обнародования, а для личной связи.

— С кем? — мрачно спросил Тони.

— Со свахой. Кстати, мы с ней договорились, что мои… то есть твои данные не будут выставлены на сайте.

Тони устало провел рукой по лицу.

— Что-то я ничего не понимаю. Как же девушки узнают обо мне?

Бен самодовольно ухмыльнулся.

— Незачем им все знать. На этом рынке ты покупатель. Следовательно, и выбор за тобой. Тебе будут предлагать товар… хм… то есть девушек, а ты будешь выбирать. Если какая-нибудь приглянется, тебе устроят с ней встречу.

Тони слегка растерялся. Чего он меньше всего ожидал, так это столь удивительной расторопности Бена в подобном вопросе. И вообще, все происходит как-то чересчур быстро и, главное, почти без его участия, хотя он-то и есть основное заинтересованное лицо во всей этой игре!

Ощущение, что ловушка вот-вот захлопнется, усиливалось в душе Тони с каждой минутой.

— Ладно, допустим, — произнес он с явными нотками сомнения в голосе. — А если девушка мне не понравится, что тогда?

Бен вздохнул.

— Ох какие пустяки тебя беспокоят!

— Для тебя, может, и пустяки, — вспылил Тони. — А для меня ненужная, навязанная ситуация. Из которой мне придется как-то выпутываться. Что, по-твоему, я должен сказать девушке, которую пришлют знакомиться со мной? Извини, дорогая, ты не в моем вкусе, бывай здорова?

Бен посмотрел на него, и в его глазах промелькнуло такое выражение, будто он хотел сказать: «Ну и работенка мне досталась!».

— К чему такие сложности? — с подчеркнутым спокойствием произнес он в следующее мгновение. — Будь проще. Сколько удачных сделок ты провернул, и все было в порядке, а тут вдруг забеспокоился из-за каких-то пустяков.

— Разве можно сравнивать! То сделки, а это живые люди. Тем более женщины…

— Ах какая щепетильность! Не далее как пять минут назад ты сказал, что едва ли не каждую приближающуюся к тебе на расстояние шага женщину подозреваешь в низких намерениях, а тут вдруг проявляешь непонятную деликатность.

— Не в этом дело.

— А в чем же?

— Да пойми ты наконец: мне неловко говорить девушке в глаза, что она меня не заинтересовала!

— Ну и не говори, — в очередной раз пожал плечами Бен. — Просто поблагодари за то, что она согласилась прийти на свидание и попрощайся.

— А дальше что?

— Ничего. Больше ты с этой девушкой не увидишься. Следующего свидания не будет, только и всего.

Тони задумался. Идея обзавестись наследником, которому впоследствии можно будет передать бизнес, ему импонировала, однако предложенный Беном способ решения данной проблемы его совсем не устраивала. По сути, ему пришлось бы выйти за рамки привычного стиля поведения и начать изображать из себя другого человека.

— Не знаю, не знаю… — покачал он головой. — Как-то все это искусственно. Ненатурально. Знакомство еще полбеды, но ведь речь идет о том, что я должен жениться!

— Разумеется, — кивнул Бен. Затем, немного помолчав, добавил: — Знаешь, в чем твоя проблема? Ты исходишь из того, что девушка тебе не понравится, верно?

— Ну… в общем да. Меня это беспокоит.

— Хорошо. А теперь представь на минутку, что все получится наоборот.

— В каком смысле? — нахмурился Тони.

— Что новая знакомая придется тебе по душе. Или, чем черт не шутит, ты в нее влюбишься. А?

Тони нервно взъерошил пятерней волосы. Подобная вероятность как-то не приходила ему в голову. Однако, лишь на миг вообразив, что Бен окажется прав и он действительно влюбится в одну из сосватанных ему девушек, Тони похолодел.

— Кошмар! — вырвалось у него.

Бен удивленно вскинул бровь.

— Это почему же?

— Потому что повторится та же история, которая была с Джессикой!

— Не понимаю, почему она должна повториться?

— Если я влюблюсь, меня вновь начнут мучить сомнения относительно того, отвечает ли мне девушка взаимностью, или просто задумала хорошо устроиться в жизни за мой счет.

Бен открыл было рот, чтобы что-то возразить, но тут же и захлопнул. Спорить не представлялось возможным.

— Молчишь? — мрачно усмехнулся Тони. — Понимаешь теперь мое положение?

— М-да… — неопределенно протянул Бен. И снова умолк. После довольно продолжительной паузы, во время которой Тони вновь принялся мерить шагами кабинет, Бен наконец негромко произнес: — А как же быть с наследником? Ведь эту проблему все равно придется решать.

Тони вздохнул.

— Придется.

— И как ты собираешься это делать?

— Не знаю.

Бен снова заерзал в кресле.

— Вот видишь! А тут, можно сказать, готовый вариант. Сваха сообщила мне, что у нее есть на примете замечательная девушка. Молода, умна, красива — во всяком случае, так уверяет эта дамочка.

— А больше она ничего не говорила? — насмешливо хмыкнул Тони.

— О, много всего! Послушать ее, так девушка, о которой идет речь, просто создана для тебя.

— Воображаю! — проворчал Тони.

Бен пристально взглянул на него.

— Зачем что-то воображать, если можно встретиться со своей потенциальной невестой и все увидеть собственными глазами?

После этих слов Тони вдруг остановился и сунул руки в карманы.

— Бен! Я не намерен встречаться ни с какой невестой. Пожалуйста, пойми это.

Бен даже с кресла вскочил.

— То есть как? Ведь колесо уже завертелось! Мне осталось лишь договориться со свахой о деталях.

С минуту дядя и племянник стояли друг против друга, чем-то отчасти напоминая боксеров на ринге. Ни один не отводил взгляда. Это походило на некий безмолвный поединок между людьми, каждый из которых уважает мнение другого, но от своего отступать не намерен.

Наконец Тони сказал:

— Значит, ты собираешься договориться о свидании?

— Да, — твердо произнес Бен.

— В таком случае сам на него и отправляйся!

Вновь наступила пауза.

— Это твое последнее слово? — гневно засопел Бен.

— Да! Нечего делать из меня идиота!

Бен качнулся с пятки на носок и обратно.

— Понятно. — Слетевшее с его губ слово было едва различимо. Затем он резко повернулся и вышел из кабинета, плотно закрыв за собой дверь.

6

Одетый очень просто — в синие джинсы и светлую рубашку-поло, — Тони брел по Найтсбридж, поглядывая на витрины магазинов. Если что-то привлекало его взгляд, он останавливался и подолгу рассматривал какой-нибудь предмет, иногда заходил внутрь магазина или бутика, но чаще отправлялся дальше.

Была суббота, и Тони решил поискать подарки для Бена и Линды, которых собирался посетить в день очередной годовщины их свадьбы.

На Найтсбридж располагалось множество известных торговых центров, а так как городская квартира Тони находилась в этом же районе, то он решил отправиться на поиски подарков пешком. У него не было какой-то конкретной идеи. Напротив, он никак не мог придумать, что бы такое подарить родственникам, и в конце концов решил просто прогуляться — авось удачный вариант подвернется сам собой.

Но даже сейчас в голове Тони вертелись воспоминания о вчерашней стычке с Беном. Вообще-то он не мог вспомнить случая, когда между ними возникали бы разногласия. Если речь шла о бизнесе, они всегда чудесно ладили. Что называется, понимали друг друга с полуслова. Да и в прочие моменты общения между ними почти не обнаруживалось разницы во мнениях.

Собственно, и сейчас в глубине души Тони был согласен с Беном. И с отцом, конечно, тоже. Мысль о необходимости обзавестись наследником, которому в свое время можно будет передать бизнес, прежде как-то не приходила ему в голову, однако после вчерашнего разговора он осознал все благоразумие подобной идеи. И только предложенный Беном способ ее решения вызывал в душе Тони чувство неприятия.

Если бы мне тогда не подвернулась Джессика, я бы, наверное, теперь давно был женат и воспитывал ребенка, думал Тони. А может, и не одного. И не возникло бы сейчас этой дурацкой ситуации. Какую-то сваху Бен нашел… Надо же до такого додуматься!

Но не только участие некой таинственной свахи в подготовке его возможной женитьбы приводило Тони в возмущение. Больше всего его задел тот факт, что все решалось таким образом, будто он является неким неодушевленным предметом, мнения которого можно и не спрашивать. Ясно, что Бен действует исходя и самых благих побуждений, но всему же есть предел!

Размышляя так, Тони пересек улицу и неспешно двинулся в сторону торгового центра «Харродз». Он надеялся, что уж там-то точно найдутся подходящие подарки для Бена и Линды. Потому что, как бы то ни было, Тони не собирался отменять визит к родственникам. Пусть даже между ним и Беном вышла небольшая стычка, но это еще не повод для того, чтобы лишать Линду праздника.

Пройдя ярдов двадцать, Тони скользнул взглядом по вывеске одного из бутиков, и она привлекла его внимание. «Благоухание мечты» значилось на ней.

Странное название, подумал Тони. Интересно, чем там торгуют?

Приблизившись еще ярда на три, он понял, какой товар продается в магазинчике с необычным названием: из распахнутой двери на улицу лились слабые ароматы парфюмерии.

Тони подошел к витрине. Здесь были выставлены некоторые образцы продукции — духи, одеколоны, туалетная вода.

А что, пожалуй, больше и искать не нужно, вдруг подумал он. Куплю Линде и Бену подарки в этом бутике. Тем более что выбор здесь, судя по всему, немалый.

Он поднял голову, скользнул взглядом по подсвеченным полкам бутика… и неожиданно замер: по ту сторону витрины, за прилавком, боком к нему стояла удивительно миловидная девушка. Ее темные кудрявые волосы были уложены на макушке в узел и закреплены с помощью заколки, стилизованной под черепаховую — насколько можно было судить, глядя через стекло. Отдельная шелковистая прядь выбилась из прически и красиво спускалась вдоль тронутой легким загаром щеки. Длинные темные ресницы подрагивали как крылья бабочки, пока девушка — судя по всему, работавшая здесь продавщицей — беседовала с покупательницей.

Несколько долгих мгновений Тони смотрел на эту девушку, а потом ноги сами понесли его в бутик.

Когда он переступил порог магазинчика, продавщица бросила на него взгляд и мимоходом улыбнулась, продолжая что-то говорить собеседнице. Тони успел заметить, что у нее выразительные серые глаза и приятная улыбка.

Он подошел к прилавку и остановился на некотором расстоянии от покупательницы, делая вид, будто рассматривает расставленные под стеклом флаконы и коробочки, а сам стал прислушиваться к разговору. Вернее, даже не к нему, а к голосу стоящей за прилавком девушки — мелодичному, грудному, богатому оттенками.

— Между прочим, я помню вашу маму, — проговорила продавщица.

— В самом деле? — удивилась покупательница.

— Ее зовут миссис Бредли, верно? — улыбнулась продавщица.

— Да, — протянула покупательница. — Неужели вы действительно ее запомнили? Ведь за день сюда заходит столько народу!

— Что есть, то есть.

— Как же вы умудрились выделить среди посетителей мою мать?

— Видите ли, тот день, когда миссис Бредли заходила сюда — а было это прошлым летом, — отложился в моей памяти.

— Что же в нем было особенного? — спросила покупательница.

— В общем-то ничего, но, когда миссис Бредли уехала, владелица бутика предложила мне поработать здесь. Поэтому я запомнила некоторые детали того дня… включая визит сюда вашей мамы. Если не ошибаюсь, она собиралась через некоторое время вернуться в бутик с вами, чтобы вы лично выбрали себе духи в качестве подарка ко дню рождения.

Покупательница покачала головой.

— Надо же, какая память…

— Кстати, — улыбнулась продавщица, — вас я тоже запомнила, ведь позже вы действительно зашли сюда с мамой.

— Да, примерно через неделю мама привела меня сюда… только вас я не помню.

— В этом нет ничего удивительного. И потом, нас здесь двое работает — я и Энн. Иногда, если возникает необходимость, мы друг друга подменяем. Сейчас как раз такой случай: завтра должна выйти Энн, но буду работать я. А в какой-нибудь другой уикенд она меня подменит.

Покупательница одобрительно кивнула.

— Очень удобно.

— Ну так какие духи вы возьмете? — покосившись на Тони, спросила продавщица чуточку более официальным тоном.

— Да-да! — спохватилась покупательница, в свою очередь с улыбкой взглянув на Тони. — Должно быть, мы задерживаем молодого человека. — Она перевела взгляд на стоящие перед ней на прилавке флаконы. — Пожалуй, возьму «Пятую авеню», мама обожает этот запах. А «Кензо» в другой раз куплю, для себя.

— Замечательно.

Когда покупательница расплатилась, продавщица выдала ей чек, затем поместила коробку с духами в красную картонную сумочку, на которой красовалась та же надпись, что и на вывеске бутика, — «Благоухание мечты».

— Благодарю за покупку, — сказала она, вручая сумочку покупательнице. — Заходите к нам еще.

— Непременно зайду.

— Всего хорошего, — улыбнулась продавщица.

— До свидания.

Коротко кивнув и Тони, покупательница удалилась, оставив его наедине с прелестной девушкой за прилавком.

— Чем могу помочь? — произнесла та, поворачиваясь к Тони.

Их взгляды вновь встретились. На этот раз зрительный контакт был более продолжительным, чем несколько минут назад. Серые искрящиеся глаза смотрели на Тони доброжелательно и пытливо. На миг ему даже почудилось, будто девушка хочет проникнуть в самую его душу, чтобы понять, что он за человек. В то же время у него возникло совершенно необъяснимое, иррациональное ощущение, что он ей нравится.

А может, это всего лишь собственные чувства Тони отразились в красивых серых глазах незнакомки? Потому что она-то точно ему понравилась. Очень. Он даже не ожидал от себя подобного интереса к женщине.

За те несколько мгновений, пока они смотрели друг другу в глаза, Тони успел испытать множество эмоций. Ему вдруг почудилось, что он вновь стал шестнадцатилетним мальчишкой, который в немом восторге смотрит на самую красивую девочку своей школы. И чувства в его душе переливаются гаммами и аккордами. Он вдруг ощутил, что колени его ослабели, и ему даже пришлось упереться рукой в окантованный металлом край стеклянного прилавка.

Что это со мной? — с тревогой подумал Тони. Неужели снова любовь с первого взгляда, как тогда, с Джессикой? Только бы не это! Впрочем… то ведь была страсть, а не любовь. Да и девушка эта ничем не напоминает Джессику.

В этот момент, слегка зардевшись, как показалось Тони, девушка опустила взгляд.

— Желаете что-нибудь приобрести? — с запинкой произнесла она, очевидно чувствуя, что пауза затянулась.

— Я… — Тони не узнал собственного голоса. Так хрипло и тихо, наверное, говорил бы человек, который дня три провел без единого глотка воды. Он поспешно прокашлялся. — Хм! Простите, что-то с горлом… Да, мне нужно купить у вас что-нибудь…

Боже правый, какую ахинею я несу! — промчалось в его голове. Того и гляди девчонка заподозрит неладное и вызовет полицию. Решит, что я налетчик. Хотя… налетчик, грабящий парфюмерный бутик, — это чересчур экстравагантно. Вот если бы это был ювелирный салон… Ох, что-то меня снова не туда занесло!

— То есть… я имел в виду, что мне нужно купить… э-э… духи! Да-да, именно, — добавил Тони, подкрепив свои слова кивком.

Все то время, которое понадобилось, чтобы произнести эти две фразы, он внимательно всматривался в лицо стоящей за прилавком девушки, благо ее глаза были опущены. И чем дольше он смотрел, тем привлекательнее она ему казалась.

Когда ее ресницы дрогнули, прежде чем подняться, Тони поспешно перевел взгляд на застекленный прилавок. Но в последнюю секунду успел заметить то, на что в нормальном состоянии обратил бы внимание в первую очередь, — прикрепленную к карману голубой блузки продавщицы карточку с именем. «Джейн Терон» значилось там.

Джейн… — завертелось в голове Тони. Джейн…

— Какие? — спросила она.

Тони вновь устремил взгляд на ее лицо.

— Что?

— Какие духи вам нужны? — терпеливо повторила Джейн.

Звуки ее голоса очаровывали.

— Какие-нибудь дамские, — хрипло произнес Тони. И тут же заметил удивление в серых глазах. — Вернее, не какие-нибудь, а… хорошие, — быстро поправился он. — Мне нужно сделать подарок женщине.

Зачем я упомянул про женщину? — тут же вспыхнуло в его мозгу. Джейн еще подумает, что у меня есть женщина!

Ну и пусть думает, прозвучал в ответ голос подсознания. Тебе-то что? Почему ты вдруг всполошился? Может, эта Джейн замужем. Или помолвлена. И ей совершенно безразлично, есть у тебя женщина или нет.

Тони покосился на руки Джейн. Увидев, что на ее длинных тонких пальцах нет ни обручального, ни какого-либо иного кольца, он испытал странное облегчение.

— Значит, вы еще не решили, какие духи хотите подарить? — спросила Джейн.

Что это, мне почудилось или в ее голосе действительно прозвучала нотка огорчения? — подумал Тони, боясь поверить в удачу. Кажется, не почудилось! Вот она и взгляд опустила… Неужели я тоже ей симпатичен? И ей неприятно узнать о существовании в моем окружении женщины, которой я делаю подарки.

— Не решил. — Он заметно приободрился. — Честно говоря, я вообще плохо разбираюсь в этом вопросе. Не поможете мне?

— С удовольствием, — сдержанно произнесла Джейн. — Сейчас я дам вам понюхать несколько пробников… — С этими словами она принялась выставлять на прилавок коробки.

У Тони зарябило в глазах.

— Достаточно! — воскликнул он.

Джейн удивленно взглянула на него.

— Но это далеко не все, из чего можно выбрать.

— Нет-нет, мне бы с этим разобраться.

— Ну, если вы полагаете, что хватит и этого…

— Вполне, — уверенно произнес он.

— Тогда для начала понюхайте, пожалуйста, вот эти духи.

Дальше для Тони началось блаженство. Джейн поочередно открывала флаконы, подавала ему и предлагала нюхать. Само это действо показалось Тони настолько завораживающим, а ароматы так вскружили ему голову, что он даже забыл, для чего все это делается. Поэтому, когда, закрыв последнюю коробку, Джейн вопросительно взглянула на него, в первую секунду он даже не понял смысла ее взгляда. Его собственные глаза словно затянуло поволокой.

Выждав несколько мгновений, Джейн улыбнулась.

— Вам что-нибудь понравилось?

— Еще бы! — выдохнул Тони.

— И что вы возьмете?

— Э-э… — Он вновь опустил взгляд на выстроившиеся на прилавке коробки с духами. На чем же остановиться?

— Затрудняетесь? — спросила Джейн.

— Признаться, да. Помогите мне сориентироваться, пожалуйста.

Джейн задумалась.

— А каков возраст женщины, которой вы собираетесь сделать подарок?

Вопрос был задан абсолютно по теме, но все-таки в нем был некий подтекст. Или ему просто показалось?

— Ей около пятидесяти.

И снова… Был ли вздох, слетевший с губ Джейн, вздохом облегчения или это лишь померещилось ему? Загадка!

— Ну тогда… — начала Джейн и вновь умолкла, в свою очередь взглянув на выставленные на прилавок духи.

— А что пробрела у вас предыдущая покупательница?

— Дамские духи. Называются «Пятая авеню».

— Они… хорошие?

Джейн улыбнулась.

— Сейчас покажу вам. — Она достала откуда-то снизу еще одну коробку, вынула флакон. — Вот, прошу.

Тони понюхал, и запах показался ему знакомым. Он сморщил лоб, напрягая память. В мозгу вертелась какая-то неясная ассоциация… Наконец он вспомнил: так пахли мелкие, но очень изящные синие цветы, букетик которых его отец подарил однажды матери без всякого повода, когда ему самому было лет десять.

— А вам нравятся эти духи? — спросил Тони.

Джейн кивнула.

— По-моему, у них очень изысканный аромат.

— Я тоже так думаю, — улыбнулся он. — Значит, их я и возьму.

— Сейчас упакую, — сказала Джейн.

Однако Тони остановил ее.

— Это еще не все. Мне также нужно приобрести что-нибудь для мужчины пятидесяти шести лет. Только давайте сделаем так: вы сами подберите что-нибудь на свой вкус — и на том конец.

Джейн обежала взглядом полки.

— Вот неплохой одеколон — «Суар де Пари». — Она сняла с флакона колпачок, с помощью пульверизатора брызнула внутрь немного пахучей влаги и подала Тони. Тот поднес колпачок к носу.

— О… вполне подойдет. Сколько с меня за оба флакона? — спросил он, доставая из кармана бумажник.

Джейн назвала сумму, которая оказалась немалой. Тони даже засомневался, хватит ли у него наличных. Открыв бумажник, он быстро пересчитал купюры. Так и есть, двадцати фунтов недостает.

— Вы можете расплатиться с помощью кредитной карточки, — произнесла Джейн, по-видимому заметив некоторую заминку.

Кредитка у Тони была — золотая карточка «Виза». Однако он не хотел демонстрировать ее Джейн, потому что она очень понравилась ему и у него даже успели возникнуть некоторые, пока еще призрачные, но все же далеко идущие намерения относительно нее. Которые к тому же подкреплялись вчерашней беседой с Беном.

— Знаете что, — сказал Тони после некоторого раздумья, — наверное, сегодня я возьму только духи, а за одеколоном зайду позже.

— Как сочтете нужным. Наш бутик работает каждый день.

Вручив Тони чек и картонную сумочку, в которой лежала коробка с флаконом духов, Джейн вновь улыбнулась. Глядя в ее искрящиеся серые глаза, Тони почувствовал, что его губы сами собой растягиваются в ответной улыбке.

— До свидания… Джейн.

— Всего хорошего, мистер…

— Тони.

Она кивнула.

— Всего хорошего, Тони. Не забудьте, одеколон называется «Суар де Пари».

— Запомню.

Выйдя на улицу, он сделал три шага и оглянулся. Сквозь стекло витрины было видно, что Джейн смотрит ему вслед. Через минуту в бутик вошла стайка девушек и Джейн переключила внимание на них.


На следующий день Тони вышел из спальни в белом махровом халате и шлепанцах.

Всю ночь под постукивающий по оконному карнизу дождик ему снилась какая-то абракадабра, поэтому он проснулся несколько ошалевшим. Из сновидений же ему запомнилось лишь то, что они носили ярко выраженный эротический характер.

Проходя по гостиной, Тони мельком посмотрел на журнальный столик с массивной малахитовой столешницей и вдруг остановился как вкопанный. Его взгляд прикипел к алевшей на зеленом фоне картонной сумочке, на боку которой желтела надпись «Благоухание мечты».

В ту же минуту сонную одурь как рукой сняло. В голове Тони сразу прояснилось, и перед его внутренним взором возник образ улыбающейся продавщицы парфюмерного бутика.

— Джейн… — мечтательно произнес он. — Затем машинально провел по губам языком, пытаясь вспомнить, не она ли ему снилась. Как будто нет. Впрочем, вспомнить что-то конкретное так и не удалось.

Мягко ступая по пушистому белому ковру, Тони направился к столику, взял сумочку и поднес к лицу. В следующее мгновение он закрыл глаза от удовольствия, потому что пропитавшийся ароматами бутика картон вновь живо напомнил ему о Джейн. И как только он представил себе ее прелестное, обрамленное выбившимися из прически кудрями лицо, он испытал сильнейшее эротическое волнение.

Однако, в отличие от прежних многочисленных переживаний подобного рода, эти ощущения хоть и были пронизаны чувственностью, но носили какой-то необычный характер — возвышенный, что ли.

Ничего подобного Тони раньше не испытывал. Ему отлично было знакомо вожделение, которое охватывает мужчину в присутствии женщины, которая ему нравится. И сейчас Тони тоже ощущал знакомый трепет, однако вместе с тем в нем присутствовала какая-то будоражащая новизна.

Прерывисто вздохнув, он открыл глаза и вернул картонную сумочку на журнальный столик.

Потом Тони занимался обычными утренними делами: принимал душ, варил кофе, готовил незамысловатый завтрак — яичницу с ветчиной. Но нынешнее утро было особенным, потому что Тони не покидала радостная мысль: Джейн находится очень близко, можно сказать рядом.

Действительно, стоит только выйти из дома, прогуляться до Найтсбридж и пересечь его, а там и рукой подать до парфюмерного бутика.

В котором сейчас стоит за прилавком Джейн!

Тони представил ее большие выразительные глаза, внимательный взгляд, улыбку, и его вновь охватило волнение, к которому примешивались ощущения человека, внезапно узнавшего, что он стал владельцем чего-то очень дорогого и важного для него. И осознающего, что отныне он должен всячески беречь это.

Завладевшие Тони чувства были так сильны, что у него даже аппетит пропал и ему пришлось сделать над собой усилие, чтобы позавтракать.

Потом большую часть дня Тони предавался воспоминаниям о посещении парфюмерного бутика, восстанавливая в памяти каждую произнесенную Джейн фразу, каждое слово, жест или взгляд. И особенно ее удивительную улыбку, от которой сладко замирало сердце.

Часам к трем у него созрело решение отправиться к бутику и хотя бы на расстоянии полюбоваться Джейн. Он просто не мог усидеть дома, зная, как близко находится эта удивительная девушка. К тому же вчера Тони так удачно выяснил из случайно услышанной в магазинчике беседы, что Джейн работает два дня подряд. То есть сегодня тоже.

Собственно, если бы кто-нибудь спросил Тони, что такого особенного он обнаружил в Джейн, кроме несомненной красоты, он, пожалуй, и не нашелся бы с ответом. Девушка как девушка, сказали бы многие. Однако на Тони она почему-то произвела неизгладимое впечатление.

Впрочем, иначе, наверное, и не бывает, думал Тони, натягивая джинсы и рубашку, на сей раз черную, вельветовую, с длинными рукавами, потому что на улице было прохладно и пасмурно. С Джессикой у меня тоже было нечто похожее, хотя тогда, если можно так выразиться, была затронута лишь физическая часть моей сущности. А когда я думаю о Джейн, у меня душа поет. Он улыбнулся. Смешное определение, но иначе, пожалуй, не скажешь. Что ж, пойду взгляну на нее, а то ночью не усну: буду корить себя за утраченную возможность.

Уже находясь в отделанной мрамором прихожей и собираясь вызвать лифт — который поднимался прямо в квартиру, — Тони проверил бумажник и вдруг счастливо рассмеялся.

Как же он забыл! Ведь у него есть вполне обоснованный повод заглянуть в бутик: вчера он купил только духи для Линды, а нужно еще приобрести одеколон для Бена. Они с Джейн, можно сказать, договорились об этой покупке, прежде чем попрощаться друг с другом.

— Замечательно! Тони засунул бумажник в карман и нажал на кнопку лифта. Осталось лишь запастись наличными.

Сейчас ему особенно не хотелось демонстрировать Джейн свою золотую «Визу», а менее престижных карточек у него не было. Пусть она пока пребывает в неведении относительно моего финансового положения, думал Тони, спускаясь в лифте в вестибюль дома.


На этот раз в бутике находилось сразу несколько покупателей. Минут пять Тони наблюдал за суетящейся за прилавком Джейн сквозь стекло витрины, затем вошел внутрь.

Джейн не сразу заметила его, благодаря чему он обрел возможность полюбоваться ею на расстоянии. Ему казалось странным, что остальные посетители бутика общаются с ней, как с обыкновенным человеком, по всей вероятности не видя ничего особенного ни в ее внешности, ни в манерах. Сам он к этому моменту готов был рассматривать Джейн как некое неземное существо — такой необыкновенной она ему казалась. Даже странно было, что подобная девушка работает заурядной продавщицей.

Она была в обтягивающем розовом свитере из ангорской шерсти и черной кожаной юбке длиной до колен. Длинные стройные ноги подчеркивали тонкие чулки цвета темного загара.

На этот раз волосы ее были распущены и свободно лежали на плечах, что, по мнению Тони, придавало ей еще больше романтичности. Косметики на лице почти не было — только губы слегка подчеркнуты светло-розовой помадой.

Тони вдруг поймал себя на мысли, что готов прямо сейчас прильнуть к этому соблазнительному рту. И не успел он представить себе поцелуй с Джейн, как его дыхание участилось, а сердце забилось чаще.

Хорошо, что кроме нас с ней здесь присутствуют другие люди, иначе, боюсь, я мог бы окончательно потерять голову, пронеслось в его мозгу.

В этот момент Джейн случайно посмотрела в его сторону, и их взгляды встретились.

7

Обслуживая покупателей, Джейн то и дело поглядывала сквозь стекло витрины на улицу: с самого утра ее не покидало чувство, что вчерашний покупатель может появиться вновь.

Тони — так он представился.

Когда этот человек вошел вчера в бутик, Джейн беседовала с клиенткой. Однако это не помешало ей окинуть незнакомца взглядом и сделать некоторые выводы. Она подумала, что новый посетитель наверняка понравился бы подружкам — Лоре, Марте и Рэчел.

В одном из разговоров Марта упомянула, что ей по душе высокие и широкоплечие парни — посетитель был именно высоким и широкоплечим.

Лора в восторге от загорелых парней — на открытых участках тела потенциального покупателя был заметен загар.

А Рэчел обожает накачанных — под доходившими до локтя рукавами рубашки-поло явственно проступали хорошо развитые мышцы.

Иными словами, заглянувший в бутик посетитель вполне соответствовал представлениям подружек Джейн о мужской привлекательности. Позже, когда она осталась с ним наедине и он в ходе беседы улыбнулся, оказалось, что у него даже есть ямочки на щеках — особенность, вызывающая волнение у Лоры.

Впрочем, Джейн тоже не осталась равнодушной к достоинствам незнакомца. Он показался ей не только очень привлекательным внешне, но и обаятельным. Кроме всего прочего, в нем чувствовалось хорошее воспитание, а также, судя по манере изъясняться, образованность.

Кроме того, Джейн нашла очень приятным его имя — Тони.

Но дело было даже не во всем выше перечисленном, а в том, что Тони просто понравился Джейн. Она думала о нем по дороге домой, затем за ужином, который провела в одиночестве, потому что Летиция уехала на уикенд к своему приятелю Стиву.

И лежа в постели, Джейн тоже вспоминала давешнего покупателя.

Сам по себе этот факт был очень примечателен, потому что, целыми днями стоя за прилавком, Джейн кого только не повидала! В том числе и молодых мужчин. Однако никто из них не произвел на нее такого впечатления, чтобы воспоминания о встрече не покидали ее сутки напролет.

Джейн испытывала необъяснимое ощущение душевного родства с этим мужчиной, которое представлялось ей странным хотя бы потому, что они беседовали всего несколько минут. Разве за такой короткий срок узнать человека, пусть даже поверхностно?

Тем не менее ее не покидало чувство некой духовной близости. Правда, к нему примешивалось кое-что еще — приятное волнение в крови и легкий трепет во всем теле.

У Тони были такие красивые синие глаза…

Пару раз Джейн заметила в них выражение восторга и почувствовала, что имеет к этому прямое отношение. Нечего и говорить, что подобная догадка тоже взволновала ее.

Эти волшебные ощущения не покидали Джейн весь вечер и часть ночи. Утром она проснулась с прежним приподнятым настроением.

Да, с таким парнем я бы завела знакомство, размышляла Джейн, готовясь отправиться на работу. Только маме он наверняка не понравится. Она печально вздохнула. И вовсе не из-за внешности или чего-нибудь в этом роде, а потому что не принадлежит к категории состоятельных людей. О, мама определенно будет против подобного знакомства, ведь она видит меня женой какого-нибудь толстосума, и никак иначе!

С губ Джейн вновь слетел вздох. У нее не было сомнений в том, что Тони не относится к числу богатеев. Об этом свидетельствовал хотя бы тот факт, что у него хватило денег только на духи, в то время как он собирался купить еще и одеколон.

Ну почему мне так не везет! — с досадой подумала Джейн. В кои-то веки кто-то приглянулся, но из этого вряд ли что-то выйдет, потому что мать обязательно начнет препятствовать этому знакомству.

Позже, открывая бутик, она испытала необъяснимое предчувствие, что сегодня же вновь увидит вчерашнего посетителя.

А между тем трезвый голос разума подсказывал ей, что она напрасно тратит время, размышляя о пустяках.

Во-первых, с чего ты взяла, что этот Тони захочет продолжить знакомство с тобой? Во-вторых, почему ты думаешь, что он не женат?

Может, и не захочет, а может, женат… Только насчет последнего я все-таки сомневаюсь. Не похож Тони на женатого человека. Кстати, духи он вчера купил для женщины, которая, судя по возрасту, годится ему скорее в матери, чем в жены.

Все равно не стоит питать иллюзий на его счет. Ну зашел, ну улыбнулся, ну вспыхнули у него глаза, когда он разглядел тебя как следует… Для того миссис Диллон и наняла тебя на эту работу, чтобы ты привлекала покупателей своей красотой!

Джейн прерывисто вздохнула, понимая, что на это возразить нечего.

Через минуту в бутик зашел первый покупатель и рабочий день начался.

В нем не было ничего необычного, кроме одной детали: подспудно Джейн все время чего-то ждала. Вернее, кого-то. А еще точнее — Тони.

Однако время шло, а его все не было. Джейн стала недоумевать, а потом даже рассердилась на свою интуицию — почему та подводит ее?

Ближе к вечеру Джейн пришла к неутешительному выводу, что ее надежды тщетны — Тони не придет.

А потом случайно посмотрела через плечо очередной покупательницы в дальний угол бутика… и встретилась с взглядом знакомых синих глаз.

Что с ней произошло в ту минуту, трудно описать словами. На миг она словно ушла в какую-то иную реальность, где не было никого, кроме нее и Тони. Они находились на некотором расстоянии, смотрели друг другу в глаза, и Джейн казалось, что свет вокруг начал медленно меркнуть, а Тони, напротив, озарился сиянием. Вернее, даже не он сам, а его лицо. И синие глаза, в которых светилось чувство, очень похожее на любовь.

Джейн стало трудно дышать.

Еще немного — и я потеряю сознание, промчалось в ее мозгу.

К счастью, состояние, близкое к обморочному, продолжалось всего несколько мгновений, а вывел Джейн из него очередной вопрос покупательницы, которую она в ту минуту обслуживала. Чтобы ответить, Джейн пришлось оторвать взгляд от Тони, и в каком-то смысле это явилось для нее спасением. Она словно вновь вернулась в привычную обстановку.

Посетителей в бутике было много, одни удалялись, но на смену им приходили другие. Джейн еле успевала демонстрировать товар, принимать деньги и упаковывать покупки в фирменные картонные сумочки. Время от времени она поглядывала на Тони, и тот всякий раз едва заметно улыбался.

Джейн поняла, что он будет ждать до тех пор, пока не иссякнет поток покупателей.

И еще ей стало ясно, что Тони неспроста пришел сюда сегодня. Ему действительно хочется продолжить знакомство.

Когда Джейн осознала это, ее сердце будто рвануло с места в карьер. Она почувствовала, что краснеет, и провела языком по губам. На Тони при этом не смотрела, боясь, что тот по глазам прочтет ее мысли.

Наконец настал момент, которого Джейн ждала и одновременно боялась: покупатели стали постепенно расходиться и вскоре в бутике не осталось никого, кроме Тони.

Когда за последней покупательницей закрылась дверь, Тони выждал еще несколько мгновений, будто желая удостовериться, что больше никто не войдет, и только потом медленно двинулся вперед.

Джейн посмотрела на него, затем опустила взгляд, через секунду подняла вновь и слегка вздрогнула: Тони стоял прямо перед ней.

— Добрый день, — тихо произнес он.

— Здравствуйте, — так же негромко ответила Джейн.

Губы Тони тронула улыбка.

— Наконец-то вы освободились.

— Да…

Джейн вновь опустила ресницы и принялась чертить пальцем вензеля на стекле прилавка. Повисла пауза. Тони молчал, но Джейн знала, что он смотрит на нее.

— У вас здесь такие ароматы, что даже голова кружится, — наконец произнес он и мельком взглянул по сторонам, словно ожидая увидеть витающие в воздухе запахи. — Вы не находите?

Джейн пожала плечами.

— Мне нравится. И потом, я привыкла.

Тони улыбнулся.

— Наверное, и я бы привык, если бы ежедневно приходил сюда.

— А я работаю через день, — сказала Джейн, скользнув по нему взглядом.

В черной вельветовой рубашке навыпуск он казался еще более высоким и стройным, чем вчера.

— Знаю, — кивнул Тони. — Сегодня вы заменяете вторую продавщицу.

Откуда ему это известно? — подумала Джейн.

Вероятно, заметив в ее взгляде удивление, Тони произнес:

— Я случайно почерпнул эту информацию из вашей вчерашней беседы с покупательницей, которая приобрела духи «Пятая авеню». Помните тот разговор?

— Ах да, конечно… Вижу, вы внимательно прислушивались, — блеснула Джейн глазами.

— Намекаете, что я подслушивал? — в свою очередь усмехнулся Тони.

Джейн лукаво прищурилась, ею вдруг овладело игривое настроение.

— Обратите внимание, не я это сказала!

— Разумеется. Только должен заметить, что магазинчик маленький, а разговаривали вы отнюдь не шепотом.

— Ладно уж, тот разговор не содержал никаких секретов. Я действительно заменяю сегодня вторую продавщицу. — Джейн бросила взгляд на часы. — О, уже начало шестого! — Она обогнула прилавок, подошла к двери и перевернула висящую на ней табличку так, чтобы с улицы была видна надпись «Закрыто». Затем посмотрела на наблюдающего за ее действиями Тони. — Сегодня воскресенье, короткий день.

— Ох, простите! — с явным смущением произнес тот. — Я вас задерживаю.

Он сделал было движение в направлении двери, но остановился и вопросительно посмотрел на Джейн.

— Ничего, — сказала она, возвращаясь за прилавок. — Вы ведь не просто так сюда пришли. Наверное, хотите купить еще что-нибудь?

— В том числе, — несколько туманно ответил Тони.

Джейн пристально посмотрела на него, пытаясь понять, что он хотел этим сказать, однако его взгляд уже переместился на полки с духами.

— Кажется, я догадываюсь, зачем вы сегодня вернулись, — произнесла она.

Тони пожал плечами.

— Ну да, за одеколоном, как мы и договаривались.

Джейн вскинула бровь.

— Разве?

— Конечно, — удивился Тони. — Как вы помните, я собирался купить одеколон еще вчера, но так как в кошельке у меня…

— Я не о том, — прервала его Джейн.

Тони посмотрел ей прямо в глаза. И за те несколько секунд, пока это продолжалось, она успела ощутить нечто наподобие прилива жаркой волны, а затем у нее пересохло во рту.

— А о чем же? — тихо произнес он.

Джейн машинально облизнула губы.

— Разве мы с вами о чем-то договаривались?

В глазах Тони промелькнуло странное выражение.

— Строго говоря, нет, — улыбнулся он. — Но в голове у меня засело обратное. Поэтому я и решил зайти к вам, не откладывая дела в долгий ящик.

— О, вам вовсе не нужно было спешить, — сказала Джейн. — Бутик открыт каждый день. Даже если кому-нибудь из нас, продавщиц, случается, например, подхватить простуду, на подмену выходит сама хозяйка магазина. Так что одеколон вам непременно кто-нибудь продал бы.

— Мне не нужен кто-нибудь, — негромко возразил Тони. — Мне нужно, чтобы это сделали вы.

Джейн замерла.

Он пришел не за одеколоном! — завертелось в ее голове. Вернее, не только за одеколоном. Ему хотелось увидеться со мной. Выходит, интуиция все-таки не обманула меня!

— Вам настолько понравилось мое обслуживание? — усмехнулась она. — Жаль, что при нашем разговоре не присутствует хозяйка бутика!

Тони состроил гримасу.

— Наоборот, очень хорошо, что ее здесь нет. Впрочем, если в вашем заведении существует книга отзывов, готов оставить там запись. — Он улыбнулся. — Может, после этого вам сделают прибавку к жалованью или отметят как-нибудь иначе.

Джейн с независимым видом пожала плечами.

— Книги у нас нет, а жалованье мне и так платят неплохое. — Она назвала сумму, которой в настоящий момент ей действительно вполне хватало на жизнь.

Тони порой столько же платил за ужин в ресторане, но откуда Джейн было знать об этом?

— В таком случае зачем вам присутствие хозяйки?

Джейн рассмеялась.

— Ладно, оставим это. Так какой одеколон вы хотите приобрести?

— Тот самый, который вы вчера показали мне.

Она кивнула.

— «Суар де Пари».

Расплатившись деньгами, заблаговременно полученными в банкомате, Тони принял из рук Джейн точно такую же красную картонную сумочку, как та, что находилась сейчас на его журнальном столике.

Тем временем Джейн заперла на ключ кассу, затем накинула на плечо ремешок своей сумки и взяла зонтик.

— Все, магазин закрыт.

— Да-да, конечно, — произнес Тони, поворачивая к двери.

Он вышел на улицу первым. Следовавшая за ним Джейн закрыла дверь на электронный замок.

— Ну, всего хорошего, — сказала она, взглянув на Тони. Затем посмотрела на небо и открыла зонт. — Снова дождик моросит…

Он кивнул.

— Чувствуется приближение осени. А вы куда сейчас? — спросил он как бы между прочим.

Джейн опустила ресницы.

— К метро и домой.

Затем последовало то, чего она втайне ожидала.

— Разрешите проводить вас… хотя бы до метро, — произнес Тони.

Сердце Джейн застучало так громко, что она испугалась, как бы этот звук не достиг его ушей.

— Хорошо. Здесь все равно близко.

— Тогда уж давайте я понесу зонтик, — предложил Тони.

Джейн не возражала и против этого. Тони взял у нее зонт, галантно отодвинув локоть, так что Джейн осталось только взять его под руку.

Они двинулись по тротуару — медленно, потому что такой темп выбрал Тони.

— Вы далеко живете? — спросил тот спустя пару минут.

— В Нью-Эддингтоне.

— Далековато.

Джейн лишь улыбнулась.

— Нормально. Я привыкла. Да и работа меня устраивает. Во всяком случае пока.

— А дальше что?

Она беззаботно пожала плечами.

— Там видно будет. Мама настаивает, чтобы я поскорее вышла замуж.

— А вы что?

— А я не хочу. Куда мне спешить? — Заметив пристальный взгляд Тони, Джейн слегка смутилась. — Ой, простите. Вам это наверняка неинтересно.

— Ну почему… Смотрите, вон кафе-мороженое. Зайдем?

Джейн слегка замялась, и, видя ее смущение, Тони добавил:

— Мне хочется угостить вас мороженым. В конце концов, из-за меня вы задержались на работе.

— Ну разве что, — улыбнулась Джейн. В действительности ей очень нравилось общество Тони, и она желала продлить время общения с ним, только не хотела этого показывать.

Они вошли в кафе и сели за столик у окна. Почти сразу же к ним приблизилась официантка. Джейн выбрала сливочное мороженое с орехами и шоколадной подливкой. Тони взял себе кофейное с вареньем и ликером.

Официантка ушла, но вскоре вернулась и поставила перед обоими по вазочке мороженого.

Очень кстати, подумала Джейн. Что-то я уж слишком распалилась. Не помешает охладиться.

Некоторое время оба молчали. Поглядывая за окно, Джейн отправляла в рот одну ложечку мороженого за другой. Тони делал то же самое, но еще и любовался ею — она это чувствовала. И это порождало в ее душе трудно поддающееся описанию, но очень приятное чувство.

Наконец решив, что пауза чересчур затянулась, Джейн произнесла:

— А вы чем занимаетесь, если не секрет?

Рука Тони, державшая ложку с мороженым, на миг застыла.

— Я… э-э… продаю корма для домашних животных. Да, именно так.

— Так мы с вами коллеги! — весело воскликнула Джейн.

Тони удивленно взглянул на нее.

— В каком смысле?

— Вы ведь тоже продавец? — Видя, что он по-прежнему не улавливает ее мысль, она добавила: — Ну раз продаете корма?

— Ах да, конечно.

— Как-то неуверенно вы это говорите, — рассмеялась Джейн.

— Наверное, потому, что я продаю товар оптом, а не так как вы — поштучно.

— Понимаю… — протянула Джейн. — Вы не стоите за прилавком.

Слизнув с ложечки мороженое, Тони развел руками.

— Не стою.

Его чуть смущенная и будто извиняющаяся улыбка и ямочки, возникшие на загорелых щеках, согрели Джейн сердце.

Они продолжали беседовать о всяких пустяках — о том, какой фильм понравился в последнее время, какая книжка или музыка, — но Джейн все время казалось, что в действительности разговор идет о чем-то другом. И в глубине души она догадывалась о чем.

Посещение кафе растянулось на более долгий срок, чем Джейн полагала изначально. За болтовней они с Тони незаметно перешли на «ты» и спустя некоторое время со стороны могло показаться, что за столиком сидят давние друзья. Или влюбленные. Во всяком случае, оба не сводили друг с друга глаз.

Наконец Тони расплатился с официанткой и они покинули кафе. У входа в метро Джейн остановилась.

— Благодарю за мороженое… и за то, что проводил меня. Дальше я отправлюсь одна.

Тони поймал ее взгляд.

— Можно, я как-нибудь загляну к тебе в бутик?

Застенчиво улыбнувшись, Джейн пожала плечами.

— Конечно. Это никому не возбраняется.

— Но я приду именно к тебе, — уточнил он.

Повисла короткая пауза, затем Джейн кивнула.

— Хорошо.

Чуть помедлив, будто раздумывая, нужно ли это делать, она протянула руку. Тони осторожно пожал ее пальцы, задержав в ладони чуть дольше, чем требуется. Затем порывисто наклонился и прикоснулся губами к щеке Джейн.

Та замерла. Поцелуя она совершенно не ожидала. Это уже было, так сказать, сверх всякой программы. Тем не менее за короткий миг, пока продолжался очень интимный, по мнению Джейн, контакт, она неожиданно испытала пронзительный импульс чувственного желания. Он был настолько сильнее всех прежних переживаний подобного рода, что изумил и потряс ее.

Вероятно, Тони тоже ощутил нечто подобное, потому что отстранился от Джейн медленнее, чем наклонялся.

— Вот… — хрипловато произнес он. — До встречи.

— До… свидания, — с запинкой ответила Джейн. — Затем повернулась и не оглядываясь побежала вниз по ступенькам. Место на ее щеке, к которому прикасались губы Тони, пылало.

8

Для Джейн потянулись дни ожидания. Тони обещал навестить ее в бутике, но не сказал, когда придет. Поэтому Джейн высматривала его каждый день, когда выпадала ее смена.

Так прошла большая часть недели, однако Тони не появился.

Может, он и вовсе не придет, с грустью вздыхала Джейн. Или придет, но, скажем, через месяц.

Она думала о том, что практически ничего не знает про Тони, кроме того, что он занимается продажей кормов для домашних животных.

Наверное, я напрасно ожидаю его среди недели, размышляла Джейн. Вероятнее всего, он занят на работе и освободится только к уикенду. Да, скорее всего, так и есть. Ведь впервые Тони зашел в бутик в субботу, а второй раз — на следующий день, в воскресенье. Значит, в конце недели его и следует ждать!

Сначала Джейн обрадовалась пришедшей в голову мысли, но продолжалось это недолго. Она вдруг вспомнила, что весь ближайший уикенд у нее свободен, потому что накануне она подменяла Энн и теперь та будет работать вместо нее.

Это что же получается, Тони придет в бутик и вместо меня обнаружит там Энн? — всполошилась Джейн. А ведь ее тоже считают красавицей. Миссис Диллон дурнушек на работу не берет.

Думаешь, Тони и Энн пригласит в кафе-мороженое, как ранее тебя? — прозвучал в ее мозгу насмешливый голос. Впрочем, все может быть. А ты что, уже ревнуешь, да?

Прислушавшись к себе, Джейн пришла к выводу, что если и ревнует, то самую малость. Вообще же ей просто неприятно было думать, что встреча с Тони может оказаться не такой уж значимой.

В этом случае, думала Джейн, я буду очень разочарована, очень!


В четверг большую часть дня она провела, размышляя о том, что Тони может появиться не в субботу или воскресенье, а в пятницу вечером, заехав в бутик с работы. Этот вариант устраивал Джейн больше всего.

Во-первых, пятница, то есть завтра, у нее рабочий день. Во-вторых, следующие два дня находятся в полном ее распоряжении, и если… ну, если просто предположить, что Тони захочет назначить ей свидание — разумеется, это всего лишь гипотеза, — то, возможно, она и согласится.

Вскоре Джейн уже настолько освоилась с мыслью о возможном завтрашнем визите Тони, что даже начала мечтать о том, как именно он пригласит ее на свидание. Однако витать в облаках ей пришлось лишь до того момента, пока из своей комнаты — одновременно служащей своеобразной штаб-квартирой виртуального брачного бюро — не спустилась Летиция.

Сначала Джейн услыхала ее голос:

— Дорогая, где ты? Мне нужно кое-что тебе сообщить!

— Я здесь, мама, в гостиной, — отозвалась она.

— Подожди минутку, сейчас я плесну себе чаю и приду к тебе, — донеслось в ответ из коридора.

Спустя некоторое время Летиция перешагнула порог комнаты, неся наполненную горячим чаем чашку с блюдцем. Она устроилась на диване, на другом конце которого, как обычно с вязанием, сидела Джейн.

— Такая хорошая новость… — произнесла Летиция, отпивая глоток чая. — Я возлагаю на нее большие надежды.

Джейн насторожилась.

— О чем это ты, мама?

— Сейчас расскажу… — Глаза Летиции радостно поблескивали. — Вот чайку попью…

Джейн опустила вязание на колени, наблюдая за матерью. Оживленность Летиции показалась ей подозрительной. К несчастью, дурные предчувствия ее не обманули.

— Поздравляю, дорогая, тобой заинтересовались, — с воодушевлением произнесла Летиция, опустошив чашку наполовину.

— Кто? — осторожно спросила Джейн, догадываясь, что сейчас услышит.

— Потенциальный жених! — сверкнула взглядом Летиция. — Понимаешь? У нас получилось! Если дело выгорит… — Она на миг умолкла, подняв к потолку мечтательный взгляд. — Если все удастся, как я думаю, ты будешь обеспечена на всю жизнь.

Неужели ей так быстро удалось найти желающего жениться толстосума? — с горечью подумала Джейн.

И словно отвечая ее мыслям, Летиция произнесла:

— Все-таки не зря говорится, что на ловца и зверь бежит! Только подумай, ведь и трех недель не прошло, с тех пор как я поместила информацию о тебе на сайт своего агентства, а уже есть результат. — Она весело подмигнула дочери. — Правда, справедливости ради нужно признать, что поначалу тобой интересовались совсем неподходящие личности. А человек, о котором я говорю, связался со мной лично, чтобы узнать условия, на которых я принимаю сведения о своих клиентах. И оказалось, что он-то и есть тот, кого мы ищем!

— Ты, — хмуро поправила ее Джейн.

— Что?

— Не мы ищем, а ты.

Однако Летиция пропустила замечание мимо ушей.

— Ну да… Так вот, ты не знаешь самого интересного. Оказывается, что мистер Майлос — так зовут этого достойного человека — на момент нашего первого разговора еще не просматривал базу данных о невестах. И про тебя ничего не знал. Сначала мы с ним договорились о том, что он пришлет по электронной почте свои данные. Однако мистер Майлос выдвинул особые условия: так как он занимает в обществе довольно весомое положение, то все должно быть совершенно конфиденциально. Касающуюся его информацию на* сайт помещать не нужно, но, пользуясь ею, я должна подобрать подходящую невесту. — Летиция сделала паузу, чтобы отхлебнуть чаю. — Когда мистер Майлос прислал свое фото и краткое резюме, я сразу сообразила: это то, что нам нужно. Правда, снимок темноват, но общие очертания фигуры различить можно. Ясно, что человек симпатичный. Высок, строен и тому подобное. Кроме того, из очередного телефонного разговора я осторожно выведала, что он владеет развитым бизнесом, у него сеть фабрики по всей стране и за рубежом. Спрашивается, чего еще желать? — Летиция радостно взглянула на Джейн, но та рассматривала вязание. — Короче говоря, через некоторое время я позвонила мистеру Майлосу и сообщила, что у меня есть девушка, вполне отвечающая его требованиям. Молода, красива, умна, способна стать замечательной женой и матерью будущих детишек. Затем я выслала мистеру Майлосу твои снимки и краткие сведения о тебе. — Она усмехнулась. — Разумеется, узнав твою фамилию, мистер Майлос заинтересовался, не являемся ли мы с тобой родственницами. Я сказала, что ты моя дочь, и он вполне нормально отнесся к данному известию. Даже пошутил по этому поводу. Кстати, на фото ты ему очень понравилась. Он горит желанием познакомиться с тобой лично. — Летиция на миг умолкла, затем осторожно произнесла: — Правда, есть одна закавыка. Когда мы договаривались о встрече, мистер Майлос признался, что неверно указал свой возраст.

Джейн внимательно взглянула на Летицию.

— К чему это ты клонишь?

Та пожала плечами.

— Ни к чему. Между нами говоря, я вообще не вижу в этом ничего особенного. Наоборот, иной раз так даже лучше.

— Мама, не говори загадками! — воскликнула Джейн, которой все меньше нравился этот разговор.

— Какие загадки? По-моему, я вполне подробно обрисовала тебе ситуацию. А то, что мистер Майлос приуменьшил свой возраст… Что ж, у всех есть свои недостатки и маленькие слабости. Не стоит судить его строго.

— Мама, ты пугаешь меня! — вырвалось у Джейн.

Летиция рассмеялась.

— Ох, ты у меня совсем еще глупышка! А знаешь, может, это даже хорошо, что твой супруг будет старше тебя. И мне спокойнее.

Джейн поморщилась.

— Только не говори так, будто все уже решено.

— Я и не говорю, — невозмутимо произнесла Летиция. — Может, мистер Майлос еще передумает. Сочтет, что ты слишком молода для него. Впрочем, я все-таки надеюсь, что…

— Мама! — перебила ее Джейн, гневно сверкнув глазами. — Ты вознамерилась выдать меня замуж за старика?

— Бог с тобой, дорогая! Какой же он старик? Всего пятьдесят шесть лет.

Джейн разинула рот.

— Что-о?

Поджав губы, Летиция несколько мгновений смотрела на дочь, потом натянуто произнесла:

— Не понимаю, почему ты так всполошилась. По-моему, твоя реакция неоправданно преувеличена.

— Хорошенькое дело! — воскликнула Джейн. — Мало того что я вообще против идеи этого замужества и согласилась участвовать в твоей затее только чтобы не расстраивать тебя, так ты еще подсовываешь мне этого… этого… — Она умолкла, задохнувшись от возмущения.

Летиция же, напротив, как будто успокоилась.

— Не «этого», а очень достойного человека. Который может составить счастье любой девушки.

— Мама, что с тобой? Ты даже разговаривать стала по-другому. От твоих фраз несет нафталином!

— Очень жаль, что ты их так воспринимаешь. На самом деле кроме житейской мудрости в них ничего нет.

— Что же мудрого в твоем намерении выдать меня замуж за старика?

Летиция снисходительно усмехнулась.

— А от твоих слов веет юношеским максимализмом. Пятьдесят шесть лет для мужчины не возраст. Напротив, в эти годы они в самом соку.

Джейн смотрела на нее не веря собственным ушам.

— Опомнись, мама! Этот мистер Майлос на девять лет старше тебя самой.

На губах Летиции возникла мечтательная улыбка.

— Ах, дорогая, ты еще ничего не понимаешь в жизни. Вот когда достигнешь моего возраста… Впрочем, сейчас с тобой бессмысленно об этом говорить. И вообще, у нас существует уговор: я нахожу для тебя подходящего человека, ты знакомишься с ним и, если стечение обстоятельств окажется благоприятным, выходишь замуж. Все остальное — глупости и сантименты!

Некоторое время Джейн угрюмо смотрела в угол, потом повернулась к матери.

— Я не считаю наш уговор незыблемым.

Губы Летиции вновь сжались в ровную линию.

— Странно ты как-то рассуждаешь. По-твоему, я в игры играю? Брак — дело серьезное. И подходить к нему следует соответственно. — Минутку помолчав, Летиция добавила: — И потом, напрасно ты так болезненно все воспринимаешь. Между нами говоря, супруг для замужней женщины не главное.

Джейн удивленно вскинула брови.

— Как это?

— А так. — Летиция вновь усмехнулась. — К твоему сведению, главное для любой женщины дети. Когда у тебя появится ребенок, вспомнишь мои слова. Все остальное сразу отойдет на второй план, и ты станешь думать только о малыше. Поэтому нынешнее недовольство возрастом мистера Майлоса впоследствии будет восприниматься тобой с улыбкой. Тем более когда ты осознаешь, что именно он с лихвой обеспечивает всем необходимым тебя и твоего ребенка. Или детей. И что тебе не нужно, как многим другим женщинам, каждый день ездить на работу ради средств существования.

Джейн вновь нахмурилась.

— Мама, неужели ты не понимаешь, на что толкаешь меня?

— На что? — удивленно спросила Летиция.

— Если называть вещи своими именами, то ты добиваешься, чтобы я продала себя ради денег, — с горечью произнесла Джейн.

Летиция раздраженно дернула плечом.

— Не понимаю, к чему такие напыщенные выражения. А по отношению ко мне это обыкновенная грубость. Уж с матерью ты могла бы говорить помягче. Я тебя растила, ночей недосыпала, сил для тебя не жалела… — Обиженно умолкнув, она отвернулась от Джейн.

Та вздохнула: разговор привычно свернул в русло личных отношений. Иного, впрочем, трудно было ожидать от Летиции — уж очень удачный ход. Беспроигрышный.

— Я очень ценю все, что ты сделала для меня, мама. Но пойми же и меня. Ведь мне придется жить с нелюбимым человеком!

Летиция резко повернулась к Джейн.

— Так и знала! Чуяло мое сердце, что ты заведешь песню про любовь.

— Но как же без нее? — с нотками отчаяния в голосе воскликнула Джейн.

Ответ не заставил себя долго ждать.

— Очень просто. Руководствуйся здравым смыслом — если не своим, то хотя бы моим, — и все будет в порядке. Самое главное, чтобы ты была хорошо обеспечена.

— Сама-то ты любила папу, когда выходила за него замуж, — буркнула Джейн.

— Не сравнивай, пожалуйста.

— Боже мой, да почему же?

— Я — другое дело, — отрезала Летиция.

Джейн сердито засопела.

— Прости, мама, но это не аргумент!

— Для кого как, — пожала Летиция плечами.

С минуту Джейн раздумывала, стоит ли вообще продолжать разговор, но потом решила, что пришла пора расставить все по своим местам.

— И все-таки объясни мне, почему тебе можно было выйти замуж по любви, а мне нельзя?

Воцарилось непродолжительное молчание, затем Летиция сказала:

— Ну, если ты настаиваешь…

— Да. Мне бы очень хотелось знать, — твердо произнесла Джейн.

Летиция недовольно засопела.

— Мне можно было выйти замуж по любви, потому что я была гораздо благоразумнее и самостоятельнее тебя. А ты еще девчонка, несмышленыш. И потому нуждаешься в руководстве.

— Неправда, я уже взрослый человек! — горячо возразила Джейн.

Летиция с усмешкой покачала головой.

— Я бы удивилась, если бы ты не начала спорить.

— Как же мне не спорить, если ты говоришь такое! По сути дела, ты отказываешь мне в праве на любовь.

— Ох-ох, какие фразы! Люби, кто тебе не дает. Вот выйдешь, даст Бог, замуж за мистера Майлоса — и влюбляйся в него сколько угодно. Если не сразу, так потом, спустя некоторое время. Стерпится — слюбится, как говорится.

— Но почему я должна любить именно мистера Майлоса? — вновь воскликнула Джейн. На ее щеках от возмущения вспыхнули алые пятна.

— Потому что он будет твоим мужем. Надеюсь.

— А вот я совершенно в этом не уверена!

— Там видно будет, — спокойно произнесла Летиция. — Встретитесь, посмотрите друг на друга, побеседуете… Глядишь, и возникнет что-то общее.

— Не возникнет! — сверкнула Джейн глазами.

Летиция мельком взглянула на нее, потом повернулась к ней всем корпусом, еще раз окинула внимательным взглядом и медленно произнесла:

— Это что за упрямство такое, а? Ну-ка, говори, ты случайно не влюбилась в какого-нибудь молодчика с пустыми карманами?

— Никакой он не молодчик. — Фраза вырвалась у Джейн сама собой, а когда она поняла, что сказала, было уже поздно. Поздравляю, милая моя, ты только что призналась матери, что действительно влюбилась! Джейн похолодела. До этой минуты она сама не отдавала себе отчет в том, что у нее появились более глубокие, чем мимолетный интерес, чувства к Тони. А сейчас ей внезапно со всей отчетливостью стало ясно: ее круглосуточные мысли о Тони имеют под собой прочное основание. Она виделась с ним всего два раза, но за это время ему удалось проникнуть в ее душу, отыскать дорожку к сердцу и поселиться там.

Не успела Джейн подумать об этом, как перед ее внутренним взором возникло лицо Тони, каким оно было в тот момент, когда возле метро он поцеловал ее на прощание. И синие глаза — сияющие от избытка чувств. Определенно это был взгляд влюбленного человека.

— Что? — изумленно воскликнула Летиция. — У тебя появился парень?

Джейн независимо вздернула подбородок.

— Не понимаю, чему ты так удивляешься. По-твоему, у меня не может быть парня?

— Но ты никогда ни с кем не встречалась дольше недели, — недоуменно пробормотала Летиция.

— Это ровным счетом ничего не означает. Просто те парни ничем меня не заинтересовали. Вернее, знакомясь поближе, я в них разочаровывалась.

— А сейчас нашелся такой, который пробудил в тебе больший интерес?

Джейн помедлила, раздумывая, стоит ли рассказывать матери про Тони. А потом решила — будь что будет, нужно ведь выдвинуть контраргумент против мистера Майлоса.

— Да, нашелся. Правда, мы встречались всего пару раз…

— А! — облегченно вздохнула Летиция. — Я-то подумала…

— Но я намерена продолжить это знакомство! — с вызовом произнесла Джейн.

Летиция махнула рукой.

— Слышу, слышу, продолжай, если тебе так хочется. Только учти, в субботу ты встречаешься с мистером Майлосом. Он заедет за тобой в половине седьмого и повезет ужинать в ресторан.

— В субботу?! — Это же послезавтра! — пронеслось в мозгу Джейн. А если Тони навестит меня в бутике и назначит свидание именно на субботу?

— А что? У тебя ведь выходной.

— Да, но…

— Никаких «но»! — категоричным тоном заявила Летиция. — Я уже обо всем договорилась и ничего отменять не намерена.

— Ну мама! По-моему, эту встречу вполне можно перенести.

— Зачем? Наоборот, вы с мистером Майлосом должны познакомиться как можно скорее.

— Да я вовсе не желаю с ним знакомиться!

— Не капризничай, дорогая. Дело завертелось… Не хочешь же ты выставить меня перед мистером Майлосом в неприглядном свете. Ведь мы с ним скоро можем стать родственниками…

Похоже на беседу двух глухих, с досадой подумала Джейн. Говорим, но не слышим друг друга.

— Мама, в ближайший уикенд я не собираюсь встречаться ни с каким мистером Майлосом, — сказала она.

— Это невозможно, дорогая. Свидание назначено.

Свидание! Какой кошмар! Свидание у меня может быть только с Тони!

— А мне безразлично! — произнесла она чуть громче, чем следовало.

Реакция Летиции оказалась неожиданной. Ее лицо пошло красными пятнами, она вцепилась пальцами в подлокотник дивана и побледнела.

— Кричишь на мать?! Вот твоя благодарность за все, что я для тебя сделала! И продолжаю делать.

— Мама, но я не прошу тебя… — начала было Джейн, однако Летиция вдруг с болезненной гримасой прижала ладонь к сердцу.

— Погоди…

— Мама?!

Но Летиция лишь откинулась на спинку дивана и закрыла глаза. Затем с ее губ слетел вздох, больше похожий на стон.

— Мама! Что с тобой? — испуганно крикнула Джейн.

Летиция помолчала, а потом произнесла слабым голосом:

— Дорогая, там, в моей комнате, сердечные капли на туалетном столике… принеси, пожалуйста…

Джейн опрометью бросилась в коридор, взлетела по лестнице и вбежала в спальню матери, одновременно служившую ей и рабочим кабинетом. Отыскав в указанном Летицией месте пузырек, она схватила его и поспешила обратно. По дороге ей пришло в голову, что нужна вода, поэтому она свернула на кухню.

Оставшись в одиночестве, Летиция открыла глаза. Уголки ее губ медленно приподнялись в улыбке. Прислушиваясь к действиям дочери, она взяла со столика чашку, спокойно допила чай, после чего вновь приняла прежнюю страдальческую позу.

Тут в гостиную вбежала Джейн и принялась капать в стаканчик лекарство, а потом поить Летицию. Будто через силу проглотив жидкость, мать еще несколько минут сидела неподвижно.

Все это время Джейн с тревогой наблюдала за ней. Когда наконец Летиция пошевелилась и провела рукой по лицу, она облегченно вздохнула.

— Как ты меня напугала!

— Что ж поделаешь, сердечный приступ может случиться с каждым.

— Но, насколько мне известно, раньше у тебя сердце не шалило.

— Потому что раньше ты была послушной девочкой, — с ходу последовал ответ. — А теперь я тебя просто не узнаю. Ты начала мне перечить… даже покрикиваешь на меня! Думаешь, это прибавляет мне здоровья?

Джейн опустила взгляд.

— Я ведь не нарочно.

— Допускаю, — вяло хмыкнула Летиция, — но мне от этого не легче. Я из кожи вон лезу, чтобы сделать твою жизнь лучше, но взамен получаю лишь черную неблагодарность.

Щеки Джейн залило румянцем смущения.

— Ты сгущаешь краски, мама, — прошептала она.

Глядя на нее, Летиция покачала головой.

— Нет, я лишь констатирую факт. В прежние времена ты просто сделала бы, что я тебе велю, а сейчас начинаешь спорить со мной.

— Потому что речь идет о моей жизни, — тихо произнесла Джейн.

— Вот именно! И я хочу, чтобы она сложилась как можно удачнее. А ты не соглашаешься сделать такую малость — встретиться с мистером Майлосом. Ох! — Летиция вновь схватилась за сердце и зажмурилась.

— Хорошо, хорошо! — с беспокойством воскликнула Джейн.

Летиция приоткрыла один глаз.

— Что «хорошо»?

— Я… встречусь с мистером Майлосом, — нехотя произнесла Джейн. — Но только ради тебя.

Наступила тишина. Летиция сидела, словно прислушиваясь к себе, а Джейн с тревогой наблюдала за ней.

— Кажется, отпустило… — произнесла Летиция, выждав несколько минут. — Пойду к себе и прилягу. Проводи меня, пожалуйста.

Джейн помогла ей встать с дивана, а затем подняться по лестнице. В своей комнате Летиция опустилась на кровать поверх покрывала.

— Ступай, дорогая, я немного отдохну…

— Тебе ничего не нужно, мама?

— Нет. Ты согласилась встретиться с мистером Майлосом, и этого достаточно.

Когда Джейн вышла, Летиция взбила подушку, легла повыше и взяла с тумбочки недочитанный роман. На ее губах блуждала довольная улыбка.

9

В пятницу Тони раздирали противоречивые чувства.

Всю неделю он ждал этого дня, зная, что Джейн выйдет на работу, и собираясь навестить ее в бутике. Мысли о ней не покидали его ни днем, ни ночью. Пожалуй, когда город окутывался мраком, воспоминания становились даже более интенсивными. Лежа в постели, Тони предавался чувственным фантазиям, которые с течением времени становились все более смелыми.

Так продолжалось до четверга, когда он отправился к Бену и Линде, чтобы поздравить их с очередной годовщиной брака. Приобретенный в бутике «Благоухание мечты» парфюм Тони захватил с собой.

Обоим супругам подарки понравились. Линда даже сказала, что у нее были духи «Пятая авеню», но кончились и она планировала купить новый флакон. Бен тоже поблагодарил за подарок, после чего присоединил одеколон к остальной своей парфюмерии.

После ужина Линда осталась в гостиной, а Бен увел Тони в сад, шепнув на ухо, что им надо поговорить. Они устроились с чашками кофе возле небольшого пруда в оставшихся с лета шезлонгах.

— Ну и о чем ты хотел со мной поговорить? — добродушно протянул Тони. У него было прекрасное настроение: он замечательно провел вечер, а на следующий день ему предстояла встреча с Джейн.

— О своей последней беседе со свахой, — произнес Бен, пристально следя за выражением лица племянника.

И хорошего настроения Тони как не бывало. С минуту он сидел молча, опустив взгляд и пытаясь справиться с мгновенно охватившим его раздражением. Затем пристально взглянул на Бена.

— Ты не оставил эту дурацкую идею?

Бен выдержал некоторую паузу, прежде чем произнести:

— Во-первых, она не дурацкая. А во-вторых, как я могу ее оставить, если речь идет, можно сказать, о будущем нашей компании? Ее необходимо передать в надежные руки, а для этого ты должен жениться и обзавестись наследниками. Кроме того, таково желание твоего отца.

Тони поморщился.

— Но я уже сказал тебе все, что думаю по этому поводу.

Взглянув на него, Бен неожиданно улыбнулся.

— Верно! И я принял во внимание все твои пожелания.

— Это какие же? — осторожно спросил Тони.

— Ну, ты ведь опасаешься, что девушку, которую предлагает сваха, больше заинтересуют твои деньги, чем ты сам, правильно?

Тони кивнул.

— Абсолютно. Можно сказать, я в этом уверен.

— Так вот, можешь больше не волноваться. Я все обдумал и решился на маленькую хитрость.

— А именно? — еще подозрительнее просил Тони.

Глаза Бена блеснули торжеством.

— Мы устроим девушке проверку!

Тони вздохнул.

— Что еще за бред? Какую проверку? И кто это «мы»? Лично я ничего устраивать не намерен.

К его удивлению, Бен рассмеялся.

— Тебе и не нужно! — Опасливо покосившись на выходящую в сад стеклянную дверь гостиной, он наклонился к Тони и прошептал: — На свидание к твоей потенциальной невесте отправлюсь я.

— Боюсь, на этом твоя семейная жизнь закончится, — хохотнул Тони, тоже бросив взгляд на дверь гостиной. — Если Линда узнает…

— Не узнает, — быстро произнес Бен. — Откуда? Ты не скажешь, а я буду осторожен.

Тони прищурился.

— Смотри, Бен! Играешь с огнем.

Однако тот лишь подмигнул ему.

— Не беспокойся, здесь тоже все продумано.

— Правда? И как же ты намерен выпутываться, если Линда тебя застукает?

— Очень просто. Скажу, что действовал в твоих интересах. То есть выложу всю правду. А ты подтвердишь. Как видишь, мне даже не придется лгать.

— Да, хитер ты, дядя Бен! — ухмыльнулся Тони. — Кажется, не так давно я тебе это уже говорил.

— Значит, ты не против?

Тони пожал плечами.

— Валяй, развлекайся. Только я не понимаю, как ты себе представляешь это свидание?

— Ну как, свожу девушку в ресторан…

— Я не о том. Помнится, ты упомянул, что отослал свахе мои данные.

Бен кивнул.

— Правильно. Оказывается, ты внимательно слушал.

— Поневоле станешь слушать, если тебя собираются насильно женить! Ладно, я не о том. Ведь ты наверняка и возраст мой указал?

— А как же. И фото выслал.

— Да? Как же ты явишься вместо меня?

— Так в этом и заключается суть проверки! — воскликнул Бен. Впрочем, уже в середине фразы он понизил голос и продолжил тише: — Девушка ждет одного, а увидит другого. А мы посмотрим, как она себя поведет, узнав, что может стать женой состоятельного, но немолодого человека.

— Ну, пятьдесят шесть лет — это еще не возраст, — заметил Тони.

— На твой взгляд, возможно, да. Но девице-то девятнадцать! Для нее я старик.

— Девятнадцать?

— Представь себе. Кстати, она дочь той самой свахи, я это недавно узнал. И по-моему, мамаша хочет спихнуть свое чадо замуж, причем как можно удачнее.

— Так что же ты… — возмущенно начал Тони.

Бен перебил его:

— Мамаша одно, а дочь другое. Посмотрим. Кстати, я видел ее снимки и скажу тебе, что сваха не соврала, утверждая, что нашла тебе невесту-красавицу. Девчонка и впрямь очень миленькая.

Но не красивее моей Джейн, промелькнуло в голове Тони, за минувшие дни действительно начавшего считать ее своей. И некоторые детали их встреч определенно свидетельствовали в пользу подобного мнения.

— Так дочь с матерью наверняка заодно! — сказал он.

Бен пожал плечами.

— Пока ничего не могу сказать. И никто не может. Этот вопрос нам придется выяснить.

— Тебе, — уточнил Тони.

— Ну да. Ты же устраняешься от этого дела. Да ты и не выяснил бы ничего.

— Почему же?

— Ну представь себе: появляешься ты перед этой девицей — молодой, красивый и состоятельный человек. За такого любая пойдет. А тут совсем другой случай: приду я, немолодой и не очень привлекательный, зато такой же обеспеченный, как ты. Ведь я нарочно рассказал свахе про твой бизнес, разумеется выдав его за свой. Вот мы и посмотрим, клюнет девчонка на подобную наживку или нет. Если станет меня привечать — подозрительно, придется от нее отказаться. Ну а в противном случае я ей все объясню и на сцену выйдешь ты.

Это мы еще посмотрим, хмыкнул про себя Тони. Вслух же произнес:

— Хорошо, но ты ведь указал мой возраст?

— Не беспокойся, я уже признался мамаше, что слегка убавил себе годы.

— А она что?

Бен усмехнулся.

— Ничего. По-моему, ее больше интересует общая сумма моего состояния. То есть твоего.

— Понятно, — медленно произнес Тони. — Значит, ты назвался моим именем и…

— Лишь отчасти. Пока меня знают только как мистера Майлоса, что тоже является чистой правдой, как ты сам прекрасно понимаешь. А что, тебе не хочется, чтобы я представился как Тони?

— Да как-то, знаешь ли, не хочется. Сам не могу объяснить почему.

— Ладно, назовусь своим именем.

Некоторое время оба молчали, потом Тони спросил:

— И когда же назначена встреча?

— Мы со свахой договорились на эту субботу. Поведу Джейн ужинать в «Серкус», заодно побеседую с ней и попытаюсь выяснить, как она…

— Как? — резко спросил Тони.

Бен недоуменно взглянул на него.

— Как она смотрит на неравный в возрастном смысле брак.

Тони замотал головой.

— Нет… Как ты сказал? Кого поведешь в ресторан?

— Джейн, — удивленно произнес Бен. — Так зовут твою невесту. Разве я не говорил?

— Нет… — Тони задумался, мрачнея с каждой секундой. Потом вскинул голову. — А фамилию ты знаешь?

— Э-э… наверное, такая же, как у матери. Я точно не запомнил, но, кажется…

— Да? — выдохнул Тони.

— Теренс, что ли… Я больше называл сваху по имени — Летиция.

— Может, Терон?

— Точно! — воскликнул Бен. — Миссис Терон! Теперь я вспомнил. — Он вдруг умолк и пристально взглянул на Тони. — Постой, а ты-то откуда знаешь?

Тони хмуро качнул головой.

— Так, есть один знакомый человек с такой фамилией.

— А… — протянул Бен. — Понятно. А мне показалось… — Он махнул рукой. — Впрочем, какая разница? Главное, вывести эту самую Джейн на чистую воду.

— Да, — мрачно кивнул Тони. — Это ты верно сказал. — После короткой паузы он добавил: — Знаешь, возможно, твой план подвергнуть «невесту» проверке не так уж плох. Если она действительно охотится за деньгами… — Тони умолк и нервно потер лоб. — Хотя… ей ведь неизвестно, что они у меня есть.

— Почему? Мать вполне могла поведать об этом дочери.

Тони думал о чем-то своем.

— Да, но Джейн не могла знать, что речь идет обо мне. Говоришь, ты пока для них просто мистер Майлос?

Бен кивнул. Тем временем Тони продолжал усиленно размышлять.

— Дьявол! — наконец вырвалось у него. — Как же я не сообразил…

— Что? — с некоторым беспокойством спросил Бен.

— Фотография! Ты выслал свахе мое изображение! Значит, Джейн могла узнать меня.

— Ну да! — усмехнулся Бен. — Тебя знают в лицо все лондонские девицы на выданье.

— Разумеется, нет, но…

— Успокойся, парень. Я ведь тоже не вчера появился на свет. Знаешь, какое фото я отправил? То, где ты снят во время игр с Джеффом.

— С папиным ротвейлером? Но там же ничего нельзя разглядеть.

— Вот именно, — многозначительно произнес Бен.

Несколько мгновений они смотрели друг другу в глаза, потом Тони улыбнулся.

— Ты опасный человек, дядя Бен.

— Только не для тебя, парень. Надеюсь, ты это понимаешь.

— Конечно. — Тони провел рукой по лицу, будто освобождаясь от чего-то. Потом долго смотрел на пруд, в котором еще цвели кувшинки. — Может, это и не она… — едва слышно слетело с его губ.

— Что? — спросил Бен.

— Нет, ничего… Это я так… Не пора ли нам вернуться к Линде?

— Пожалуй. — Бен поднялся с шезлонга. — Надо уделить ей внимание.

Тони тоже встал.

— Верно. Сегодня такой день… Как ты думаешь, ей правда понравились духи?

— Не сомневайся, — подтвердил Бен. — Я своими глазами видел на ее трюмо пустой флакон с надписью «Пятая авеню». Значит, она не лукавила, говоря, что собиралась купить эти духи.


Вот этот, состоявшийся в четверг разговор с Беном и стал для Тони источником переживаний.

В пятницу, покинув офис и направляясь в бутик «Благоухание мечты», он ломал голову над вопросом: сколько девушек по имени Джейн Терон живет в Лондоне?

Ему не хотелось верить, что нежная, изящная Джейн из парфюмерного магазина и девица, которую мать хочет пристроить замуж за богача и с которой завтра вечером Бен отправляется ужинать в ресторан, одно и то же лицо.

Так не бывает, убеждал себя Тони. Не мог я из десятков, а может сотен, проживающих в Лондоне девушек по имени Джейн Терон встретить именно ту, которую предлагает Бену сваха!

Однако внутренний голос подсказывал ему, что в жизни случаются и более невероятные совпадения. И по здравом размышлении Тони вынужден был согласиться со своей интуицией.

В таком случае прав Бен, предлагая устроить небольшую проверку, мрачно думал он. Только если выяснится, что это та самая Джейн и она охотится за богатым женихом…

На этом Тони обрывал мысль. Ему безумно не хотелось, чтобы сбылся самый пессимистический вариант развития событий. За минувшие дни он настолько проникся чувствами к Джейн, сроднился с ее образом, что его пугала сама вероятность разочарования.

Второй раз я этого не переживу, вертелось в его голове.

Потому он ехал в бутик, раздираемый противоречивыми чувствами. Ему не терпелось увидеть Джейн, и в то же время он опасался разглядеть в ее глазах прежде не замеченный им отблеск холодного расчета.

Может, это и не та Джейн, думал Тони, выходя из метро на станции «Найтсбридж». Но все равно не исключена возможность, что она узнала меня. Ведь мои снимки время от времени появляются в бульварных листках, в разделе светской хроники. Он вздохнул. Ох, хоть бы это было не так!

Он зашагал в сторону бутика, но через минуту спохватился, что на нем дорогой костюм, который совершенно не вяжется с образом торговца кормами для животных, сложившимся в мозгу Джейн во время последней встречи.

Коротко выругавшись про себя, Тони перешел на другую сторону улицы и направился к себе домой, чтобы переодеться в джинсы и свитер.

В таком виде спустя некоторое время он и перешагнул порог бутика.

Джейн была там. И стоило Тони увидеть ее, как все его страхи развеялись будто дым.

Когда их взгляды встретились, Джейн просияла. В ее больших серых глазах промелькнула такая радость, будто она ждала появления Тони не меньше месяца.

Какой я дурак, что сомневался в ней! — подумал Тони. Он испытал такое облегчение, будто у него гора с плеч свалилась. Отразившиеся во взгляде Джейн эмоции были настолько искренними, что просто смешно было подозревать ее в двойной игре.

Как и в прошлый раз, Тони подождал в сторонке момента, когда в бутике не осталось покупателей, затем подошел к прилавку. Молча протянув руку, он погладил Джейн по щеке тыльной стороной ладони, потом легонько притянул ее поближе к себе, наклонился и прикоснулся губами к ее губам. Он ощутил теплое дыхание Джейн, и его на миг поглотило такое чувство, будто весь окружающий мир куда-то исчез и остались только они вдвоем. Это ощущение хотелось длить и длить. К сожалению, в бутике подобное не представлялось возможным.

— Здравствуй, — тихо сказал Тони, отстранившись от Джейн.

Она медленно подняла ресницы, словно выплывая из сладостного тумана.

— Здравствуй…

На этом разговор временно прервался, потому что в бутик вошла покупательница. Пришлось Тони вновь запастись терпением и подождать, пока Джейн обслужит ее.

— Очень рад снова увидеть тебя, — произнес он, когда дама удалилась.

Джейн зарделась.

— А я — тебя.

Повисла пауза, во время которой оба улыбаясь рассматривали друг друга и как будто не могли наглядеться. Затем Джейн нарушила молчание.

— Ну как, понравились подарки тем людям, которым ты их преподнес?

— Какие подарки? — машинально спросил Тони, продолжая блуждать взглядом по ее лицу, периодически задерживаясь на губах.

— Я имею в виду духи и одеколон, которые ты приобрел здесь.

— А… да, очень понравились. Линда искренне обрадовалась. Оказалось, что у нее уже были духи «Пятая авеню» и она даже собиралась купить себе новый флакон.

— Линда? — переспросила Джейн.

— Это моя тетушка, — пояснил Тони.

Ему показалось, что глаза Джейн радостно блеснули, он не понял почему, но испытал удовольствие от того, что у нее хорошее настроение.

— Понятно, — весело обронила Джейн. — А я было подумала, что…

В магазин вновь вошли покупатели. Взглядом извинившись перед Тони, Джейн занялась ими.

Так продолжалось с полчаса. Разговор то затихал, то возобновлялся, посетители входили и выходили, и Тони понял, что как следует пообщаться с Джейн здесь ему не удастся.

— Когда заканчивается твой рабочий день? — спросил он.

Джейн посмотрела на часы.

— Еще нескоро.

Тони на минутку задумался, потом спросил:

— А как ты смотришь на то, чтобы поужинать со мной, скажем завтра?

Глаза Джейн вновь радостно вспыхнули, и она открыла было рот, чтобы что-то произнести, но вдруг сникла и потупилась. Тони с удивлением наблюдал за сменой выражений на ее лице.

— Что случилось? — спросил он.

С губ Джейн слетел вздох.

— Прости, но завтра я никак не смогу с тобой поужинать. Я… буду занята.

— Весь день? — огорченно произнес Тони.

Она покачала головой.

— Только вечером, но все равно мы не сможем встретиться. — Джейн подняла на него грустный взгляд. — Извини, я бы с удовольствием поужинала с тобой, но завтра из этого ничего не выйдет.

— А послезавтра?

Джейн сразу же кивнула.

— В воскресенье я свободна.

— Замечательно! — обрадовался Тони. — Тогда давай сделаем так: дай мне свой телефон, я позвоню тебе в воскресенье в середине дня и мы договоримся. Идет?

— Сейчас… — Джейн потянулась к своей сумочке, вырвала из записной книжки листок, черкнула на нем телефонный номер и протянула Тони. — Вот.

Тони бережно спрятал листок в бумажник.

— Спасибо. — Краем глаза заметив, что к двери бутика с улицы вновь кто-то приближается, он быстро потянулся через прилавок и поцеловал Джейн в губы. — До встречи!

Она молча кивнула, глядя на него. На сей раз Тони померещилась в ее взгляде грусть.


Эта странность не давала ему покоя весь остаток вечера. Быстрая смена настроений Джейн вызывала тревогу.

Почему она сначала обрадовалась, когда я пригласил ее поужинать, а потом сникла? — гадал он, сидя на диване в своей гостиной. — Я так мало знаю про нее. Нужно как можно скорее познакомиться поближе. А до воскресенья еще целый день! Тони вздохнул. Может, и Джейн расстроилась из-за того, что придется ждать нашей встречи. У него вновь вырвался вздох, на этот раз мечтательный. Интересно, чем таким важным Джейн занимается завтра?

Идет с твоим дядей в ресторан! — вдруг хохотнул в глубине его сознания кто-то не очень доброжелательный.

Тони похолодел.

Джейн Терон! — завертелось в его мозгу. Так зовут «невесту», которую подыскал мне Бен. И такое же имя у моей Джейн.

Он вскочил с дивана и принялся нервно ходить из угла в угол по толстому пушистому ковру.

Это одна и та же девушка! — не унимался противный голос. Вот погоди, скоро сам убедишься. И тогда все твои иллюзии насчет прелестной продавщицы развеются как дым.

Тони подошел к окну и долго смотрел в ночь. В голове его от напряжения стоял тихий звон.

Собственно, мне не нужно ждать, вдруг подумал он. Я могу завтра же все выяснить. Мне известно, что Бен ведет девушку в «Серкус». Так почему бы не наведаться туда и не взглянуть на нее собственными глазами. Чем бесконечно терзаться сомнениями, лучше сразу все узнать. Эх, жаль, я не спросил у Бена, в котором часу у него свидание!

10

На следующий день, в шесть вечера, Тони позвонил Бену домой. К телефону подошла Линда.

— Тони! — сказала она, услыхав знакомый голос. — А Бен уже уехал.

— Вот как? Жаль…

— А что случилось? — спросила Линда. — Ваша встреча отменяется?

Значит, Бен соврал ей, что встречается со мной! — промелькнуло в голове Тони.

— Нет, просто я хотел уточнить время. Забыл, в котором часу мы договорились увидеться: в семь или в половине восьмого?

В трубке стало тихо, потом Линда произнесла:

— Точно не знаю, но скорее в семь, потому что Бен не стал бы выезжать так рано.

— Ясно. Что ж, благодарю.

Немного поболтав с Линдой о пустяках, Тони попрощался и повесил трубку. Все, что ему было нужно, он выяснил.


Приезда мистера Майлоса Джейн ожидала, сидя в гостиной. Она ужасно нервничала.

Летиция заставила ее принарядиться и сделать более сложный, чем обычно, макияж. Мать находилась рядом и, то и дело подходя к окну, выглядывала на улицу — не едет ли мистер Майлос.

Наконец возле их коттеджа остановился серебристый «даймлер» и из него кто-то вышел.

— Приехал! — воскликнула Летиция, тут же поспешив навстречу гостю.

Джейн осталась на месте, хмурясь больше прежнего. Меньше всего на свете ей хотелось знакомиться с каким-то мистером Майлосом, когда завтра предстоит встреча с Тони.

Спустя несколько минут Летиция вернулась в сопровождении высокого импозантного джентльмена, на висках которого серебрилась седина, а под дорогим, оливкового цвета пиджаком угадывалось брюшко.

Далее последовала церемония знакомства, во время которой мистер Майлос с плохо скрываемым интересом оглядел Джейн с головы до ног.

Нечего и говорить, что она почувствовала себя очень неуютно. К тому же она уловила исходящий от мистера Майлоса аромат, который показался ей знакомым. Вскоре Джейн сообразила, что это такое — «Суар де Пари», тот самый одеколон, который она недавно предложила купить Тони.

Тони! — с тоской подумала Джейн. Как жаль, что я вынуждена провести вечер с этим человеком, а не с тобой. Если бы не сердечные приступы матери, я бы никогда не согласилась…

Тут размышления Джейн были прерваны, потому что мистер Майлос предложил ей пройти в его автомобиль. Захватив сумочку, она с обреченным видом двинулась к выходу.

— Улыбайся! — умудрилась шепнуть ей на ухо идущая чуть сзади Летиция. А когда Джейн покосилась на нее, состроила строгую физиономию.

Однако Джейн было не до улыбок. Она чувствовала, что приглянулась мистеру Майлосу, а он в свою очередь понравился Летиции. Ничего хорошего это Джейн не сулило. Можно не сомневаться, теперь мать станет давить на меня еще больше, удрученно подумала она.

Мистер Майлос галантно распахнул перед ней дверцу «даймлера», помог сесть, затем с улыбкой повернулся к Летиции.

— Через пару часов я доставлю вашу красавицу обратно живой и невредимой.

— О, не сомневаюсь, — ответила та. — И можете не торопиться!

Джейн с удивлением взглянула на мать: у той никогда в жизни не было такого слащаво-приторного тона.

Что с ней происходит? — пронеслось в ее голове. Она сама на себя не похожа.

Во время поездки мистер Майлос завел легкую беседу, интересуясь жизнью Джейн. Она отвечала, сначала неохотно и односложно, потом немного освоилась, но все равно ей было не по себе.

В ресторане «Серкус», куда привез Джейн новый знакомый, она тоже чувствовала себя не в своей тарелке. Мистер Майлос заказал изысканные блюда, однако она почти не ощущала вкуса еды. И все время тайком поглядывала на часы. Все происходящее было ей совершенно не нужно. Чем сидеть в этом шикарном заведении, она бы с большим удовольствием скоротала время за интересной книжкой у себя дома. Несколько раз Джейн ловила на себе удивленные взгляды мистера Майлоса, но ничего не могла с собой поделать. Изображать оживленность было выше ее сил.


Если бы она только знала, кто находится в этом зале и исподтишка наблюдает за ней!

Тони приехал в «Серкус» до того, как там появились Бен и его спутница. Попросив метрдотеля усадить его в самом дальнем углу, он заказал легкий ужин и стал ждать, то и дело бросая нетерпеливые взгляды на дверь. Ему хотелось поскорее разрешить мучительный вопрос: та Джейн, которую знает он, и та, с которой встречается сегодня Бен, одна и та же девушка или нет?

Он почти не сомкнул глаз ночью. Долгие часы бессонницы помогли Тони осознать, насколько дорога ему Джейн. Он понял, что, если разочаруется в ней, это станет для него гораздо большим ударом, чем предательство Джессики.

Смогу ли я потом восстановиться после потрясения? — вертелось в его голове.

Тони заставил себя съесть крабы под белым соусом и едва прикоснулся к салату. Когда он в очередной раз поднес к губам бокал и отпил глоток вина, ведущая в зал дверь отворилась, впуская новых посетителей.

Увидев их, Тони замер.

Его худшие предположения оправдались: в сопровождении Бена в ресторане появилась Джейн. Тони узнал ее сразу, хотя сегодня она была одета не так, как во время их предыдущих встреч. На ней было длинное платье жемчужно-серого цвета и туфли на высоких каблуках. Распущенные волосы свободно лежали на плечах.

К счастью, глаза Джейн почти все время были опущены, она не смотрела по сторонам и Тони не заметила. Зато тот не отрывал от нее взгляд.

Пристально проследив за тем, как Бен и Джейн устроились за столиком, Тони наконец поставил бокал и слегка передвинулся вместе со стулом, чтобы на линии взгляда между ним и сидящей боком к нему Джейн оказались другие посетители ресторана. В таком положении он был хорошо виден Бену, однако это его не тревожило.

Его вообще занимали другие мысли.

Итак, одна загадка разрешилась, хмуро думал он. Он горестно вздохнул. Осталось выяснить кое-что еще.

Действительно, этим вопросы не исчерпывались. И факт, что Джейн оказалась той самой «невестой», которую Бену предложила сваха, сам по себе еще ничего не означает. Следует узнать, как она относится к идее матери выдать ее замуж за богатого старика.

Да что тут выяснять? — прозвучал в мозгу Тони голос подсознания. И так все ясно. Если бы Джейн смотрела на действия своей матери отрицательно, разве сидела бы она сейчас здесь с Беном?

Тони задумался. Внешне все было логично. Увидев Бена, Джейн не могла не понять, что он намного старше ее, и тем не менее отправилась с ним в ресторан. А значит, она не исключает для себя возможности брака с подобным человеком — главное, чтобы тот был при деньгах.

С другой стороны, Джейн — насколько Тони успел ее узнать — довольно тонкая личность. Как знать, не было ли ей просто неловко отказать человеку, который заранее договорился о встрече и, возможно, отложил ради нынешнего вечера какие-то дела?

Эта мысль согрела Тони сердце.

Погоди радоваться, тут же осадил его внутренний голос. Пусть все так, как ты думаешь, и Джейн действительно постеснялась дать Бену от ворот поворот, но существует еще одна закавыка. Ведь Джейн согласилась поужинать также и с тобой. Пусть она не знала, как выглядит Бен, зато тебя вполне могла узнать, если ей попадаются на глаза статьи о светских раутах или благотворительных балах. Сам прекрасно знаешь: как правило, подобные отчеты сопровождаются серией снимков, на которых изображены в той или иной степени известные персоны. Поэтому Джейн вполне может знать тебя в лицо, особенно если охотится за богатым женихом. О, тогда она, наверное, просто коллекционирует подобные вырезки!

Разволновавшись, Тони схватил бокал и отхлебнул вина.

А теперь представь, продолжал назойливый голос. Стоит себе Джейн за прилавком бутика, как вдруг открывается дверь и — о чудо! — входит тот самый Тони Майлос, которого она знает как свои пять пальцев. Вернее, конечно, не тебя самого, а, так сказать, сколько ты стоишь.

Неправда, Джейн неизвестна моя фамилия, я назвал ей только имя, возразил Тони.

Святая простота! Твое полное имя — вместе с десятком других столь же привлекательных, принадлежащих молодым состоятельным холостякам, — прочно отпечаталось в ее памяти вместе с чертами твоего лица, пока она листала страницы известного рода изданий. Поэтому Джейн не пришлось ломать голову над тем, что это за приятный молодой человек заглянул к ней в бутик. Она точно знала: пришло время использовать свое очарование. А ты клюнул на эту наживку! Так что, парень, возможно, с Беном Джейн встречается формально, но относительно тебя у нее наверняка планы посерьезней. Если пораскинешь мозгами, сам все поймешь. Скажу больше, ты уже у этой девчонки на привязи — потому что втюрился по уши. Сам не захочешь от нее уходить. А ей только того и надо.

Тони вновь похолодел. В его памяти вдруг всплыла произнесенная недавно Беном фраза: «Джейн — так зовут твою невесту».

Тогда Тони не придал смысла сути этого высказывания, его больше обеспокоило совпадение имен его новой знакомой и упомянутой Беном «невесты». Однако сейчас его до глубины души поразило почти пророческое значение этих слов.

И он как-то по-новому посмотрел на Джейн.

Та без аппетита ела заказанное Беном блюдо — так, ковыряла вилкой в тарелке, нехотя поддерживая застольную беседу. Чувствовалось, что она не испытывает особого удовольствия от пребывания здесь. На Бена почти не смотрела, да и по сторонам тоже, что очень устраивало Тони.

Внезапно он представил себе Джейн в своей квартире или в загородном особняке, но не в этом элегантном платье, а в домашнем халатике. Или в изящной ночной сорочке. Или вообще без какой бы то ни было одежды… да, пожалуй, так лучше всего. И эта картина до того понравилась Тони, что у него мурашки по спине побежали.

Он вновь устремил взгляд на Джейн. На этот раз в его глазах появился чувственный блеск.

Судя по тому, что Джейн явно скучает в обществе Бена, состоятельный жених в годах ее не прельщает, с неким внутренним трепетом подумал Тони. Так, может… — он взволнованно облизнул губы, — дело вовсе не в деньгах?

Его сердце застучало быстрее от шевельнувшейся внутри надежды.

И в этот момент Тони заметил, что Бен смотрит прямо на него. В его глазах читалось нечто наподобие: а, не выдержал-таки голубчик! Прибежал взглянуть на невесту.

В ответ Тони лишь едва заметно пожал плечами.

Он оставался в ресторане до тех пор, пока Бен и Джейн не закончили ужинать. И только когда они покинули заведение, он попросил счет.


Тони едва дождался одиннадцати часов утра — времени, когда, по его представлениям, приличнее всего было позвонить Джейн.

Номер, который она наскоро черкнула на вырванном из блокнота листке, он успел затвердить наизусть. А пока набирал цифры, в его голове мелькнула мысль, что он не сможет отправиться за Джейн на своем «ягуаре» — подобный автомобиль не по карману рядовому торговцу кормами для домашних животных.

Придется что-нибудь придумать, решил Тони.

В это мгновение на другом конце провода сняли трубку.

— Да? — прозвучал женский голос, явно принадлежащий не Джейн.

Сваха! — догадался Тони. Она же мать Джейн. Та самая дама, о которой упоминал Бен. Как он ее назвал… Летиция?

— Добрый день, — подчеркнуто вежливо произнес он. — Могу я поговорить с Джейн?

Повисла пауза, в течение которой Тони почти физически ощутил источаемую Летицией подозрительность. Незримые флюиды будто передавались по телефонному проводу.

— А кто ее спрашивает? — наконец настороженно спросила она.

К этому вопросу Тони был готов. Он решил назваться фамилией матери — кроме всего прочего это давало ему возможность выяснить, известно Джейн его настоящее имя или нет.

— Тони Дулитл. Мы с Джейн договорились, что сегодня я ей позвоню.

В трубке вновь наступила тишина.

— Тони Дулитл? — протянула Летиция. — А, наверное, вы тот ухажер, о котором упоминала моя дочь. — Немного помолчав, она сказала: — Знаете что, молодой человек, на вашем месте я бы не особо рассчитывала на Джейн. У нее есть официальный жених, так что вы напрасно теряете время. Поверьте, в ваших же интересах как можно скорее расстаться с моей дочерью и найти себе другую девушку. Более подходящую вам по статусу. А Джейн, уж простите за прямоту, не про вашу честь. У нее есть более серьезный поклонник. Поэтому… Что? Почему ты думаешь, что спрашивают тебя? Ну и что с того, что ты ждешь звонка?

Последние фразы явно предназначались не ему, и Тони понял, что появилась Джейн.

— Да, он назвался Тони… э-э… Дулитл, — продолжала тем временем Летиция. Ее стало хуже слышно, потому что она хоть и говорила громко, но не в трубку. — Только тебе не о нем нужно думать, а сама знаешь о ком… Ну да, не возражала, но сейчас считаю, что все это ни к чему. На твоем месте я не морочила бы парню голову, а рассказала бы всю правду… Да, вот возьми и расскажи!

Далее что-то зашелестело, затем Тони услышал знакомый голос:

— Алло?

— Джейн! — взволнованно воскликнул он.

— Тони!

— Джейн… — Горло Тони на миг сковало спазмом. Справившись с собой, он с беспокойством спросил: — Что происходит? Мы сможем сегодня встретиться?

Джейн сразу же ответила на последний вопрос.

— Да, непременно! А происходит небольшая словесная перепалка с моей мамой по поводу возникших у нас в последнее время разногласий. Не обращай внимания, к тебе это не относится. Да, мама, Тони здесь ни при чем! — добавила она, вероятно отвечая на какую-то колкость присутствующей рядом Летиции.

— Вижу, тебе не совсем удобно разговаривать, — заметил Тони. — Скажи свой адрес, я приеду и…

— Не нужно, — быстро произнесла Джейн. — Лучше я куда-нибудь подъеду.

— Ты уверена? Добираться на метро в такую даль…

В трубке прозвучал негромкий смешок.

— Что с тобой? Я постоянно езжу на метро на работу.

Кретин! — мысленно обругал себя Тони. Твои привычки тебя подведут.

— Ну да, — сказал он. — Тогда буду ждать тебя на станции метро «Марбл арк» в центре зала в семь часов, идет?

— Хорошо. Приеду. — Последовала короткая пауза, затем Джейн произнесла, обращаясь явно не к Тони: — Нет поеду! В конце концов, так нечестно. Я выполнила твою просьбу, теперь не мешай мне! — Уже другим тоном Джейн продолжила: — Знаешь что? Дай мне на всякий случай номер твоего мобильника, если он у тебя есть.

— Есть, — сказал Тони и продиктовал номер. — Буду ждать, — добавил он.

— До встречи, — произнесла Джейн, в ее голосе ощущалась улыбка.


Поначалу она даже не узнала Тони.

Они договорились встретиться в метро. Джейн опоздала на семь минут и направилась в центр зала. Когда поток вышедших из поезда пассажиров поредел, она заметила стоящего к ней спиной стройного молодого мужчину, но усомнилась в том, что это Тони, потому что привыкла видеть его в джинсах. Мужчина обернулся, и сомнения отпали.

На Тони был темный антрацитовый с отливом костюм, в котором он показался Джейн чрезвычайно элегантным и потому как будто чужим. Но когда, раскрыв объятия, он шагнул вперед, Джейн порывисто двинулась навстречу.

Они сошлись посреди зала, прильнув друг к другу телом и губами.

Как приятно! — вспыхнуло в мозгу Джейн, которая очень уютно почувствовала себя в этих объятиях.

В следующее мгновение ее губы приоткрылись, словно побуждая Тони углубить поцелуй. Он не преминул воспользоваться безмолвным приглашением, и для обоих потянулись мгновения сладостной неги.

Они словно забыли, что находятся в общественном месте. С грохотом приходили и уходили поезда, толпы пассажиров огибали парочку с обеих сторон, однако они ни на что не обращали внимания.

Нехотя оторвавшись от губ Джейн, Тони произнес:

— Ты даже не представляешь, как я рад тебя видеть! — Это была чистая правда, несмотря на то что он видел Джейн не далее как вчера. Впрочем, она оставалась на сей счет в неведении.

Джейн улыбнулась.

— Наверное, так же, как я тебя.

— Честно говоря, я боялся, что ты не приедешь.

— Почему?

— Я слышал твой разговор с матерью, — сказал Тони. — Она отваживает от тебя всех парней или только меня?

Поначалу Джейн усмехнулась, потому что вопрос был задан веселым тоном, но потом нахмурилась.

Как жаль, что он все слышал! — подумала она.

— Видишь ли, у нас с матерью сложные отношения. А в последнее время они вообще… — Джейн поморщилась. И, заметив в глазах Тони вопросительное выражение, добавила: — Давай не будем сейчас об этом, ладно? Мне не хочется тратить драгоценное время общения с тобой на разговоры о моих отношениях с матерью. Тем более здесь.

Последнюю фразу Джейн пришлось прокричать, потому что в этот момент подошел поезд.

Молча кивнув, Тони взял Джейн под руку и увлек к выходу. Разумеется, он предпочел бы узнать некоторые подробности про «сложные отношения» Джейн и ее матери, особенно в части, касающейся общения с «более серьезным поклонником», под которым определенно подразумевался Бен. Но если Джейн не хочет об этом говорить, навязывать подобную беседу не стоит.

Интересно, известно Бену что-нибудь о том, что сваха уже считает его официальным женихом своей дочери? — вертелось в голове Тони, пока эскалатор вез их наверх. Вряд ли. Иначе он давно сообщил бы мне об этом.


Видя, что Тони ведет ее в ресторан «Чезнико», Джейн порадовалась, что надела платье. Сшитое из белой мягкой шерстяной ткани, оно было немного попроще, чем вчерашнее шелковое, зато идеально подчеркивало фигуру.

В чем-нибудь другом — например, в брюках или короткой юбке — меня, наверное, даже не пустили бы сюда, подумала она, когда одетый в униформу швейцар предупредительно открыл перед ними дверь.

В гардеробе Тони помог Джейн снять плащ, после чего они направились в зал. Метрдотель встретил их как родных и усадил за лучший столик.

Надо же, как здесь приветствуют посетителей, с удивлением отметила Джейн. Не зря этот ресторан обладает репутацией одного из лучших заведений Лондона.

— Надеюсь, ты не против французской кухни? — спросил Тони, подавая Джейн меню. — Потому что в этом ресторане предпочтение отдается ей.

— Знаю, — ответила она.

Тони с улыбкой взглянул на нее.

— Ты бываешь здесь?

— Что ты! — рассмеялась Джейн. — Просто моя мать регулярно смотрит серию телевизионных передач, посвященных кулинарии, в которых принимает участие здешний шеф-повар. Поэтому я знаю, что в «Чезнико» клиентов потчуют французскими блюдами.

Действительно, что за вопросы я задаю! — с досадой подумал Тони. Разве может продавщица парфюмерного бутика позволить себе питаться в ресторане, который по всем меркам считается шикарным?

Строго говоря, продавец кормов для домашних питомцев — каковым Тони являлся в глазах Джейн — тоже не мог бы позволить себе подобного, однако эта мысль почему-то не пришла ему в голову. Виной всему было близкое присутствие Джейн — оно пьянило, будоражило, сводило с ума.

— Помнится, мать даже намеревалась приготовить одно из здешних фирменных блюд, — продолжала тем временем Джейн. — Да так и не собралась.

— Какое? — спросил Тони, любуясь тем, как красиво ее волосы лежат на плечах и невольно представляя их рассыпавшимися по подушке.

Джейн улыбнулась.

— Точно не помню, как оно называлось. Цыпленок по-французски, что ли?

— Совершенно верно, мисс, — неожиданно раздалось за ее спиной.

Вздрогнув, Джейн обернулась и увидела неслышно приблизившегося официанта.

— Это блюдо есть в нашем меню, — сообщил он, вынул из кармана карандаш и с его помощью указал строку в меню, которое Джейн держала перед собой.

— Да, действительно… — пробормотала она, розовея от смущения: все названия блюд были написаны на французском, в котором она не была сильна.

— Можем подать вам цыпленка, если желаете, — добавил официант.

Джейн посмотрела на Тони.

— Тебе хочется попробовать? — спросил он.

— Да. Когда запеченного цыпленка показывали по телевизору, он выглядел очень аппетитно.

Тони кивнул официанту.

— Значит, его и отведаем. Две порции, пожалуйста. И пару бокалов кларета.

Приняв заказ, официант удалился. После его ухода за столиком воцарилось молчание. Джейн и Тони разглядывали друг друга так, будто они не виделись по крайней мере года два.

— Я все время думаю про то, что ничего не знаю о тебе, — наконец негромко произнес Тони. — Ни о том, где ты родилась, ни про отца, ни про мать… Впрочем, — усмехнулся он, — про мать, кажется, уже немного знаю. В частности то, что она не желает, чтобы ты встречалась с человеком по имени Тони Дулитл. — Он нарочно произнес фамилию, которой представился сегодня во время телефонного разговора. Если Джейн знает мою настоящую фамилию, это должно каким-то образом проявиться, рассуждал он, пристально наблюдая за ней.

Однако Джейн держалась совершенно естественно.

— Это не так, — сказала она. — Мама не против тебя лично. Ей не хочется, чтобы я вообще встречалась с кем-то… кроме одного человека.

Тони изобразил улыбку.

— Неужели у тебя на самом деле есть жених?

На его глазах лицо Джейн словно потускнело.

— Есть один человек, которого моя мать хотела бы таковым считать, — хмуро произнесла она. — Но все это существует лишь в ее воображении.

— А сама ты… — начал было Тони, но Джейн взглядом остановила его.

— Эта тема портит мне настроение. Давай пока не будем ее касаться. Если хочешь, я лучше немного расскажу тебе про то, что тебя интересует. Например, могу сообщить, что мой отец, Джерри Терон, был мичманом военно-морского флота.

— Был? — быстро спросил Тони. — Разве он…

Джейн кивнула.

— К сожалению, папа погиб, когда я была еще совсем маленькой. Но я хорошо его помню.

Она рассказала историю своей семьи и свою собственную, и это не заняло много времени, потому что в ее жизни произошло не так уж много событий.

— Ну вот, — улыбнулась Джейн, — теперь твое любопытство удовлетворено?

Не так, как хотелось бы, подумал Тони.

Вопрос, известна ли Джейн его настоящая фамилия, по-прежнему оставался невыясненным. Если да, то не исключено, что она просто ведет очень тонкую игру. К тому же не стоит сбрасывать со счетов тот факт, что Бен представился ей и ее матери как мистер Майлос. Иными словами, Джейн сейчас общается с двумя людьми, носящими одну фамилию.

Девушка она неглупая, это ясно, следовательно, вполне способна сделать вывод, что мы с Беном находимся в родстве, рассуждал Тони. К тому же Бен не только не скрывает, но, напротив, всячески подчеркивает свою финансовую состоятельность. Мать Джейн клюнула на это сразу, а сама она держится настолько естественно, что невозможно понять — игра это или нет. Однако, если Джейн знает, что я тоже Майлос, и скрывает свою осведомленность, значит, здесь что-то нечисто. В таком случае мне придется в очередной раз распрощаться со своими иллюзиями.

Джейн ждала ответа, поэтому он кивнул.

— На первое время — да. Надеюсь, мы еще не раз вернемся к воспоминаниям.

— А твой отец… жив? — с некоторой запинкой спросила она.

— О да, — улыбнулся Тони. Глядя в эти выразительные серые глаза, он не хотел думать ни о чем плохом. — И отец и мать, оба живы-здоровы. Они живут… — он осекся: невозможно сказать Джейн, что его родители проживают на собственном острове в теплом море, — э-э… не в Англии.

— Правда? А где, если не секрет?

Тони начал лихорадочно придумывать ответ, как вдруг от этой необходимости его избавила сама Джейн.

— Ой, смотри! — громко шепнула она. — Сам шеф-повар вышел в зал. Тот самый, которого показывают по телевизору!

Проследив за ее взглядом, Тони увидел целую процессию, которая направлялась не куда-нибудь, а именно к их столику. Впереди шествовал метрдотель Коул, которого Тони прекрасно знал, за ним с блюдом на поднятой руке шел не менее знакомый шеф-повар Жак, а следом двигался с подносом официант.

В следующее мгновение он сообразил, чем вызвано столь повышенное внимание: прежде его очень редко видели здесь с женщиной. Вероятно, присутствие Джейн навело Коула на определенные мысли, которыми он поделился с Жаком, и оба решили как-то отметить это событие.

Кажется, мне теперь придется объяснять Джейн странное поведение здешнего персонала, промелькнуло в мозгу Тони. Вот попал — из огня да в полымя! Ну почему было не повести ее в такой ресторан, где меня никто не знает?

Тем временем процессия приблизилась к столику, и метрдотель негромко, но торжественно объявил:

— Цыпленок по-французски!

— Приветствую! — в свою очередь произнес шеф-повар, ставя блюдо на стол и тут же принимаясь нарезать цыпленка на порционные куски и выкладывать на подставляемые официантом тарелки.

Гарнир находился в отдельных судках. Жак живописно разложил его рядом с курятиной. Это был жареный во фритюре картофель и мелкая отварная морковь, которую подали целиком.

Наконец официант наполнил бокалы кларетом, после чего вся троица, пожелав Джейн и Тони приятного аппетита, удалилась.

Взглянув на Джейн, Тони увидел, что она смотрит на него во все глаза.

Ну, держись, парень! — мелькнуло в его голове. Сейчас начнется.

— Вот это да! Интересно, чем мы заслужили подобную обходительность. Впрочем… даже не знаю, стоит ли говорить, но у меня сложилось впечатление, что шеф-повар тебя знает. Он так улыбался… и вообще… — сказала Джейн.

Напустив на себя безразличный вид, Тони пожал плечами и принялся изворачиваться. По его мнению, получалось довольно складно, пока он не брякнул неожиданно для самого себя:

— Словом, мне трудно найти какое-либо объяснение. Я всегда здесь ужина… — Он собирался произнести «всегда здесь ужинаю по уикендам, но не помню случаев подобной предупредительности», однако осекся на полуслове, вовремя заметив оплошность. — То есть я хотел сказать, что всегда мечтал здесь поужинать. И наконец смог это себе позволить. — Он улыбнулся. — Да еще в таком приятном обществе.

Уголки рта Джейн приподнялись в ответной улыбке.

— Благодарю. Но все-таки меня не покидает ощущение, будто ты чем-то знаком шеф-повару.

Тони вновь дернул плечом.

— Может, он когда-нибудь покупал у меня собачий корм?

Похоже, это замечание удовлетворило Джейн, потому то она рассмеялась.

— Вполне возможно! Думаю, некоторые мои покупатели тоже помнят меня в лицо, хотя я их — нет.

Протянув руку через стол, Тони сжал ее пальцы и произнес, проникновенно глядя ей в глаза:

— Некоторые помнят.

— Ну, я тоже кое-кого запоминаю, — произнесла она тихо и серьезно.

Они обменялись взглядами, которые без преувеличения можно было назвать влюбленными.

Если бы Джейн знала, кто я на самом деле, то вряд ли спросила бы, знаком ли я с Коулом и с Жаком, с радостным внутренним трепетом подумал Тони. Наверное, она сделала бы вид, что ничего не замечает.

И все же я не советую тебе делать поспешных выводов, прозвучал в его мозгу ехидный голос. Вы еще слишком мало знакомы. Пусть пройдет время, ты узнаешь Джейн получше, а потом уж примешь решение. Куда тебе спешить?

С этим трудно было спорить.

— Приступим? — сказал Тони, взглядом указав на тарелки. — Надо же оценить здешнюю кухню.

Джейн кивнула.

— Надеюсь, она так же хороша, как и обслуживание.

— Сейчас выясним. — Тони отпустил ее пальцы и взял бокал. — Я хочу выпить за то, чтобы у нас не было разочарований.

— Присоединяюсь! — подхватила Джейн. Отпив по глотку вина, они наконец принялись за еду…

Позже, покинув ресторан, Джейн и Тони прогулялись по Парк-лейн — время от времени останавливаясь, чтобы поцеловаться, — до станции метро «Гайд-парк-корнер». Здесь Джейн поблагодарила Тони за ужин и стала прощаться.

— Позволь проводить тебя до дому, — попросил тот.

Она на минутку задумалась.

— Не нужно. Мама увидит и все такое…

— Но звонить-то тебе можно?

— Разумеется. И не слушай мою мать. Если даже она попытается помешать нашему разговору, я перезвоню тебе сама. Номер твоего сотового у меня есть.

Нежно поцеловав на прощание Тони, она спустилась в метро.

11

У Джейн началась странная жизнь.

Она продолжала встречаться с Тони и параллельно — с мистером Майлосом. С первым по собственному желанию, со вторым — по требованию Летиции.

С Тони они гуляли, катались на прогулочном катере по Темзе, ходили в театр, кино. Несколько раз побывали на концерте Лондонского симфонического оркестра и выступлениях двух рок-групп. В шикарные рестораны не заходили — посещение изысканного «Чезнико» было единственным, — ели в недорогих кафе.

Пару раз Тони провожал ее до коттеджа. А однажды, в субботу, когда Летиция уехала к своему приятелю Стиву, даже ненадолго зашел в дом. Это случилось вечером, после очередного свидания. Зная, что Летиция вернется поздно, Джейн пригласила Тони на чашку чаю. В итоге их посиделки едва не закончились интимной близостью. Только удивительная деликатность, а также выдержка Тони помешали подвести очередные объятия к логическому завершению.

Встречи с мистером Майлосом были менее насыщенными и разнообразными. Как правило, он заезжал за Джейн и вез ее куда-нибудь ужинать. Со временем она научилась находить с ним общий язык, тем более что он оказался неплохим рассказчиком и знал множество интересных историй. Однако сердце Джейн было целиком занято Тони. К счастью, мистер Майлос не предпринимал попыток более тесного общения, ограничиваясь лишь приветственными и прощальными поцелуями в щеку. До поры это устраивало Джейн.

Через два месяца с момента знакомства с Тони Джейн уже не сомневалась, что наконец по-настоящему влюбилась. Это новое чувство будоражило Джейн, но одновременно навевало печаль, потому что Тони не соответствовал представлениям Летиции о человеке, за которого ее дочь могла бы выйти замуж.

Сам Тони пока не произносил слов любви, но все его действия свидетельствовали о том, что он испытывает по отношению к Джейн очень сильные чувства.

Что касается Летиции, то она все больше тревожила Джейн. Состояние ее здоровья никак не улучшалось. Напротив, сердечные приступы даже участились на фоне постоянного недовольства Летиции тем, что Джейн перестала ее «уважать».

При этом Летиция твердо придерживалась идеи выдать дочь за состоятельного человека. Тем более что мистер Майлос только и делал, что рассыпался в комплиментах по адресу Джейн.

Примерно в середине декабря Летиция впервые заговорила о помолвке. По ее мнению, знакомство продолжается уже достаточно долго и пора предпринять какие-то шаги в направлении заключения брака.

— Пойми, нужно ковать железо, пока оно горячо, — убеждала она Джейн. — По-моему, мистер Майлос вполне созрел для помолвки. Думаю, в следующий его визит я заведу с ним этот разговор.

Джейн похолодела.

— Нет! — вырвалось у нее. — Это невозможно… — добавила она почти шепотом.

— Почему? — удивилась Летиция. — Думаешь, я не смогу найти удобный момент? Пока ты будешь прихорашиваться у себя в комнате, я намекну мистеру Майлосу, что неплохо бы объявить о помолвке перед Рождеством. Так сказать, новый год, новая жизнь и тому подобное… А? Как тебе мой план?

Джейн заломила руки.

— Мама! Сколько раз можно повторять? Я встречаюсь с мистером Майлосом, потому что тебе этого хочется, но замуж за него не пойду!

— Глупости, дорогая. Проделана уже такая большая работа. Близится финал. И вообще, мы много раз обсуждали тему твоего замужества, так что не начинай все сначала.

Джейн в отчаянии подняла взгляд к потолку.

— Боже, мы говорим на разных языках! — Затем она вновь повернулась к Летиции. — Повторяю: я не выйду замуж за мистера Майлоса!

— Выйдешь как миленькая.

— Нет!

Летиция смерила ее взглядом.

— Дорогая, это я тебе повторяю: ты… — Фраза осталась незаконченной, потому что Летиция вдруг охнула и схватилась за сердце — жест, ставший в последнее время привычным. — Накапай… — слабым голосом попросила она, протягивая Джейн пузырек с лекарством, который с некоторых пор постоянно находился в кармане ее халата.

Джейн давно подумывала о том, что таблетки в этом смысле более удобны, но потом ей пришло в голову, что матери просто приятно, когда за ней ухаживают. Вот и сейчас она отсчитала в стаканчик положенное количество капель, добавила воды и поднесла Летиции. Та залпом выпила.

— Вот видишь, именно об этом я и собиралась сказать, — едва слышно продолжила она, все так же держась за сердце. — Это одна из причин, по которой ты выйдешь замуж за мистера Майлоса. Погоди, дай сказать… Мне и так трудно говорить… Думаю, тебе ясно, что мое здоровье ухудшается. Возможно, скоро я расхвораюсь окончательно и не смогу больше работать. Тогда тебе придется взвалить на свои плечи и оплату счетов, и расходы на мое лечение, и еще много всего. Сможешь ты это выдержать? Вряд ли. Так что смотри на вещи реальнее, дорогая. Выйдя замуж за мистера Майлоса, ты одним махом решишь все проблемы. Вот почему для тебя нет иного пути. — Летиция сделала паузу и, передохнув, добавила: — Мой тебе совет: готовься к тому, что скоро станешь миссис Майлос.

Джейн ничего не ответила, но в душе у нее будто что-то оборвалось.

Вечером той же пятницы позвонил мистер Майлос, чтобы договориться о воскресной встрече с Джейн. Беседовала с ним находящаяся на кухне Летиция.

— Приезжайте, пожалуйста. Ждем с нетерпением. Кстати, у меня есть к вам разговор, приятный. Думаю, вам понравится мое предложение. О да, разумеется, оно касается Джейн! Кстати, она очень соскучилась. Ждет не дождётся. Да… Конечно… До встречи.

Все, думала Джейн, прислонясь спиной к стене в коридоре. Конец. Больше надеяться не на что. В воскресенье они договорятся о помолвке и… Перед ее внутренним взором встало лицо Тони. Синие глаза смотрели серьезно и вопросительно. По ее щеке скатилась слеза.

Машинально смахнув ее, Джейн услышала, что Летиция набирает на телефонном аппарате какой-то номер. Затем в коридор донесся ее голос:

— Стив? Я завтра приеду. Да, как договаривались. Все, до свидания. Целую.


Полночи Джейн проплакала в постели. Она чувствовала себя как человек, для которого кошмарный сон вдруг оборачивается явью. И бороться с этим невозможно. Ситуация затягивает как зыбучие пески — тихо, последовательно и неумолимо.

Мать выдвинула самый действенный аргумент, размышляла Джейн, глотая слезы. Свое здоровье. Знает, что в лечении я не смогу ей отказать. Только в состоянии ли я буду оплатить его — большой вопрос. Вот и получается, что мне одна дорога — замуж за мистера Майлоса. Она горестно вздохнула. Конечно, все это еще вилами по воде писано. Может, мать пойдет на поправку. Да и я продолжу сопротивление. Но, если здоровье матери ухудшится, мне не останется ничего иного, как отправиться под венец. И навеки распрощаться с Тони.

Тут она вновь залилась слезами. А потом в ее голове возникла навеянная отчаянием мысль: отдаться Тони. В общем и целом Джейн неплохо относилась к мистеру Майлосу, но преподносить ему подарок в виде своей девственности ей не хотелось. Лишиться невинности в объятиях человека, который тебе безразличен, в то время как есть любимый?

Для Джейн такой вариант был неприемлем. Все в ней сопротивлялось этому. А отчаяние побуждало к действию. Как там будет дальше — неизвестно. Выйдет она замуж за мистера Майлоса или нет, одному Богу известно. Однако в ее мозгу созрел план, который она во что бы то ни стало хотела осуществить. Тем более очень кстати подворачивалась удобная ситуация: завтра Летиции весь день не будет дома.

В голове Джейн возникла смутная мысль о том, что мать ведет себя непоследовательно: с ее состоянием здоровья ей бы дома сидеть, а она отправляется к любовнику. Но сделать правильные выводы она не смогла, так как ее обуревали собственные эмоции.

Сейчас или никогда, думала она на следующий день, набирая после ухода матери номер сотового телефона Тони.

Когда в трубке прозвучал до боли знакомый голос, сердце Джейн болезненно сжалось.

— Тони… — произнесла она, едва сдерживая слезы.

— Джейн? Ты… плачешь? — тревожно спросил он. — Что случилось?

Джейн прерывисто вздохнула.

— Пока ничего, но… — она с усилием проглотила образовавшийся в горле ком, — возможно, скоро нам больше нельзя будет видеться.

На мгновение в трубке наступила тишина, затем Тони осторожно спросил:

— Почему?

С губ Джейн слетел новый вздох.

— Долго объяснять. К тому же это не телефонный разговор. Ты… не мог бы приехать сегодня ко мне?

— С радостью, — тотчас откликнулся Тони, — но как же Летиция? Ведь она меня даже на порог не пустит.

— Об этом не беспокойся. Ее весь день не будет дома. Приезжай!

— Уже еду, — сказал Тони.


Как Джейн ни ждала, все равно вздрогнула, когда раздался дверной звонок. Вскочив с дивана, она помчалась в прихожую.

— Что случилось? — с порога спросил Тони.

— Потом… потом… — лихорадочно прошептала Джейн, поднимаясь на цыпочки и обвивая его шею руками.

В следующее мгновение их губы слились. С первой секунды поцелуй стал глубоким и жадным. Языки Джейн и Тони встретились и вступили в страстную схватку. Джейн сразу же бросило в дрожь, которая исторгла из ее груди полный чувственности сдавленный стон.

— Джейн? — блестя глазами, прошептал Тони, когда безумный поцелуй завершился.

— Ах, Тони! — не помня себя от нахлынувших чувств, воскликнула она, тут же принимаясь расстегивать молнию на его куртке.

В конце концов он сам стянул с себя верхнюю одежду и бросил прямо на пол, чтобы немедленно вновь заключить Джейн в объятия. Очередной поцелуй получился еще более жгучим, чем предыдущий. Сейчас их не разделяла куртка, и Джейн чувствовала, насколько Тони разгорячен. Они плотно прижимались друг к другу, ощущая сердцебиение и волны страстной дрожи. Затем в живот Джейн уперлось что-то твердое, напряженно пульсирующее, и, когда она сообразила, что это такое, ее бросило в жар.

Сейчас или никогда! — вновь промчалось в мозгу Джейн.

Не без сожаления прервав поцелуй, она взяла Тони за руку и пятясь потянула за собой к лестнице, ведущей на второй этаж. Их взгляды словно приклеились друг к другу, поэтому немудрено, что Джейн едва не потеряла равновесие, достигнув начала ступенек. Она непременно упала бы, если бы Тони не подхватил ее на руки. Затем он вместе с ней поднялся по лестнице и там остановился, не зная, куда идти дальше.

— Налево, — шепнула Джейн.

В спальне Тони осторожно поставил ее на ноги, и она вновь потянулась к его губам. Спустя минуту, не прерывая поцелуя, Джейн начала расстегивать на Тони рубашку. Однако вскоре прервала это занятие, чтобы прижаться щекой к его груди.

Продолжалось это всего несколько мгновений. Затем Джейн пошире раздвинула полы рубашки и принялась покрывать частыми поцелуями обнажившийся торс Тони. Когда ее губы коснулись напряженно сжавшегося соска, она услыхала сдавленный стон.

— Ох, солнышко!

Одновременно Тони крепче сжал ее плечи. Но через секунду он взял лицо Джейн в ладони и в свою очередь стал часто и нежно целовать, прикасаясь губами ко лбу, векам, щекам, подбородку…

— Как я люблю тебя! — шептал он в промежутках между поцелуями. — Ты даже не представляешь…

Джейн грустно улыбнулась.

— Я тоже тебя люблю.

Мягко, но решительно отстранившись, она отступила на шаг и стянула через голову тонкий свитер, под который нарочно не надела сегодня лифчик. Впрочем, она вообще могла обходиться без этой детали туалета, потому что грудь у нее была аккуратной и упругой.

Тони прикипел к ней взглядом.

— Джейн…

— Я хочу тебя, — просто сказала она. После чего приблизилась к нему и вновь занялась пуговицами.

В конце концов Тони снял рубашку сам. Швырнув ее на ближайшее кресло, он снова нетерпеливо подхватил Джейн на руки и уложил на узкую девичью кровать. Сам устроился рядом, подхватил обеими ладонями обе упругие выпуклости и стал жадно целовать поочередно, втягивая в рот соски.

Вскоре Джейн уже извивалась под ним от удовольствия, хватая ртом воздух и едва сдерживая рвущиеся из груди стоны. Ей казалось, что по ее телу пробегают электрические разряды, но не болезненные, а очень приятные.

Потом Тони отстранился, и она почувствовала, что он расстегивает на ней джинсы. Вскоре на Джейн не осталось никакой одежды. Впрочем, на Тони тоже, потому что он встал и тоже быстро разделся.

Но едва Джейн успела обежать восхищенным взглядом все его стройное мускулистое тело, как он вернулся к ней и они слились в новом пылком поцелуе. Вдруг Джейн ощутила меж своих бедер руку Тони. Повинуясь безмолвной просьбе, она раздвинула их. А затем для нее потекли минуты сказочного блаженства, потому что ласки Тони оказались весьма искусными.

В тот момент, когда Джейн начало казаться, что ничего сладостней на свете быть не может, Тони еще шире раздвинул ее ноги и аккуратно расположился поверх нее. В следующее мгновение их горящие страстью взгляды встретились.

— Ты уверена? — хрипловато спросил Тони.

— Ах… — только и сказала Джейн, притягивая его за плечи к себе.

А потом она испытала совершенно новое для себя ощущение — натиск отвердевшей мужской плоти. Джейн крепко зажмурилась, приготовившись испытать неминуемую боль… однако после первой же попытки сделать движение Тони вдруг остановился.

Последовала пауза, и Джейн открыла глаза.

— Ты… никогда этим раньше не занималась? — удивленно спросил Тони.

Она провела языком по пересохшим губам.

— Да. И хочу сделать это с тобой. — Заметив в его глазах сомнение, Джейн добавила: — Потому что я люблю тебя. — И вновь потянула его на себя.

С тихим стоном Тони налег на нее. Спустя мгновение она вскрикнула, но скорее от изумления и восторга, чем от боли, — та оказалась вполне терпимой, а потом ее сменило волшебное ощущение единства с человеком, которого она любит больше жизни.

А впереди Джейн ждало еще большее удивление: Тони оказался настолько искусным, что она в первый же раз испытала наслаждение. И, поглощенная им, лишь через несколько минут осознала, что все уже кончилось.

Тони лежал рядом, тяжело дыша и сжимая ее в объятиях. Увидев, что Джейн, голова которой покоилась на его плече, открыла глаза, он нежно поцеловал ее в висок.

— Ты удивительная, — услыхала Джейн его хрипловатый голос, и у нее вновь заскребли на душе кошки.

Тони чуть приподнялся и заглянул ей в лицо.

— Что же все-таки случилось? Почему ты сказала, что нам больше нельзя будет видеться?

Джейн вздохнула. Сказка кончилась, стремительно возвращается реальность.

— Потому что меня выдают замуж.

Тони пошевелился.

— Как? За кого?

— Помнишь, моя мать сказала тебе, что у меня есть официальный жених?

— Да. Ты еще не хотела об этом говорить.

— И сейчас не хочу, но… Все равно ты должен знать. Видишь ли, у моей матери возникла идея выдать меня за толстосума. Чтобы я, как говорится, горя не знала и прожила всю жизнь в роскоши. Вот она и подыскала мне такого жениха. Я не говорила тебе об этом, потому что не принимала действий матери всерьез. — Джейн подавила очередной вздох. — К сожалению, я недооценила ситуацию.

— Летиция принуждает тебя к замужеству? — тихо спросил Тони.

— Да.

— Так выходи замуж за меня.

Джейн вскинула на него взгляд. Тони говорил так буднично, будто речь шла о самом обычном деле. Или словно он давно собирался сделать ей подобное предложение.

— Я бы с радостью, — печально произнесла она. — Но из этого ничего не получится. Мать не позволит мне стать женой человека, торгующего кормами для животных.

В глазах Тони промелькнуло странное выражение.

— А сама бы ты вышла замуж за такого человека? — тихо спросил он.

Джейн ответила не задумываясь.

— Да, если бы им был ты.

— Ну так давай поженимся. В конце концов, это твоя жизнь, значит, и решать тебе.

Она помрачнела.

— Если бы все было так просто! Проблема в том, что у моей матери резко ухудшилось здоровье. Она поминутно хватается за сердце, чем, признаться, очень пугает меня. Боюсь, скоро мне придется взять на себя все финансовые обязательства по содержанию дома, лечению матери и тому подобное. Но так как совершенно ясно, что я этого не осилю, то мне придется уступить и выйти замуж за человека, который решит все проблемы. То есть за мистера Майлоса — так зовут найденного для меня матерью жениха.

— М-да… — задумчиво протянул Тони. — За мистера Майлоса, значит?

Джейн повернула голову и поцеловала его в ключицу.

— Но люблю я тебя… и поэтому позвала сегодня к себе.

— Солнышко! — с чувством произнес Тони, крепче стиснув ее. Несколько минут он лежал молча, словно что-то обдумывая. Потом пристально посмотрел Джейн в глаза. — Я правильно понял, ты согласна стать моей женой?

Джейн даже рассмеялась.

— Глупый, разве ты не слышал, что я говорила? Конечно, согласна, только этого не будет. Как сказала моя мать, мне нужно готовиться к тому, что скоро я стану миссис Майлос.

Глаза Тони заблестели.

— Миссис Майлос, — медленно повторил он, словно пробуя эти слова на вкус. Затем нежно поцеловал Джейн в губы, поднялся с постели и стал быстро одеваться. — Сейчас я уйду, но ты ни о чем не беспокойся. Слышишь? Не волнуйся, все твои страхи не стоят выеденного яйца. Я обо всем позабочусь.

Джейн удрученно вздохнула.

— Не тешь себя иллюзиями, Тони. Тебе ничего не удастся сделать. Как это ни прискорбно, но придется смириться с нашим положением. Видно, не судьба нам быть вместе, хоть мне и горько это говорить. — Ее голос дрогнул, но она справилась с собой и натужно улыбнулась. — Скажу одно: я счастлива, что мы узнали друг друга и что сегодня между нами случилось… то, что случилось. — Слегка порозовев, Джейн опустила ресницы, но тут же подняла вновь. — Мне хочется, чтобы ты знал: я буду помнить это всю жизнь.

— Я тоже, солнышко.

Шагнув вперед, Тони наклонился и прижался губами к ее немного припухшим губам. Джейн обвила его плечи руками. Этот поцелуй был, наверное, самым нежным за все время встречи. Потом, неохотно отстранившись, Тони направился к выходу.

— Все будет хорошо, слышишь? Обещаю тебе. Скоро увидимся. — С этими словами он исчез за дверью. Затем на лестнице зазвучали его шаги. Вскоре со двора донесся звук захлопнувшейся калитки.

— Все, — подумала Джейн. В следующую минуту она порывисто повернулась на живот, обняла подушку и разрыдалась.


В воскресенье ею с утра овладело странное безразличие. Возможно, это была защитная реакция мозга на все последние события, но в голове Джейн не было ни единой мысли. Даже Летиция удивилась ее покладистости.

На работу Джейн сегодня не нужно было ехать, так как у нее вновь был выходной за отработанный вместо напарницы день, поэтому она проснулась поздно, а к завтраку спустилась в купальном халате и непричесанная.

— К вечеру приведи себя в порядок, дорогая. Мистер Майлос приедет, — сказала Летиция, окинув дочь критическим взглядом.

— Хорошо, мама, — безучастно произнесла Джейн.

— Волосы покрасивее уложи.

— Хорошо, мама.

— И поприветливей будь с мистером Майлосом, — с нажимом произнесла Летиция.

— Хорошо, мама.

Так они и переговаривались весь день. Когда начали сгущаться сумерки, Джейн поднялась к себе в комнату, чтобы переодеться к приезду важного гостя.

Тот должен был приехать в половине седьмого, а теперь только начало шестого, поэтому Джейн полагала, что у нее еще достаточно времени. Каково же было ее удивление, когда она услышала шум остановившегося у калитки автомобиля.

Подойдя к окну, Джейн увидела знакомый серебристый «даймлер» мистера Майлоса. А вскоре из автомобиля показался и он сам, держа в руке элегантно упакованный букет алых роз.

У Джейн упало сердце. Букет мог означать только одно — мистер Майлос собирается сделать ей предложение. Однако не успела она подумать об этом, как с изумлением увидела выходящего из другой дверцы «даймлера» очень знакомого человека.

Тони?! — вспыхнуло в мозгу Джейн. Как он оказался в одном автомобиле с мистером Майлосом?

Ей захотелось протереть глаза.

Между тем мистер Майлос преспокойно передал букет Тони, и они двинулись к крыльцу. Джейн, сердце которой едва не выскакивало из груди, быстро открыла окно и высунулась наружу — как раз вовремя, чтобы увидеть, как Тони встал к стене, чтобы его не было видно в глазок. В эту минуту в доме раздался дверной звонок.

Джейн услышала, как мать крикнула «иду!», и вскоре в прихожей зазвучали приглушенные расстоянием голоса. Затем все стихло — как обычно, Летиция повела мистера Майлоса в гостиную. А потом Джейн услыхала быстрые шаги на лестнице. Она знала, кто это. Разумеется, Тони! Вероятно, входя в дом, мистер Майлос неплотно закрыл за собой дверь.

Повернувшись спиной к окну, Джейн сплела пальцы и прижала руки к груди. Происходило нечто такое, что было выше ее понимания.

В следующее мгновение дверь распахнулась.

— Прости, что вхожу без стука, — сказал Тони, лучезарно улыбаясь, — но, думаю, у меня есть на это право: ведь скоро ты будешь моей женой… если не передумала. — Шагнув вперед, он галантно вручил Джейн цветы и нежно поцеловал ее в губы. — Так не передумала?

— Я… А как же?.. — Она ошалело указала взглядом вниз, в направлении гостиной.

Глядя на выражение ее лица, Тони рассмеялся.

— Говоришь, Летиция хочет, чтобы ты стала миссис Майлос? Ты ею и станешь!

— Как это? — захлопала ресницами Джейн. — Ведь ты минуту назад спросил, не передумала ли я становиться твоей женой?

— Верно, солнышко. Но дело в том, что я тоже Майлос!

Джейн только рот разинула. Однако, хотя она еще ничего не понимала, в ее душе уже возник радостный трепет надежды.

— Солнышко, я виноват перед тобой, — тихо произнес Тони, прижимая ее к своей груди. — Позже я все тебе объясню. А пока лишь скажу в свое оправдание, что в некотором роде тоже стал жертвой обстоятельств. Идем вниз, пора открывать карты.

По-прежнему ничего не соображая, Джейн тем не менее выполнила его просьбу.

Когда она в сопровождении Тони вошла в гостиную, Летиция что-то проникновенно говорила мистеру Майлосу. Увидев Джейн и ее спутника, она умолкла на полуслове. Однако пауза продолжалась недолго.

— Это еще кто такой? — с угрозой в голосе произнесла Летиция, поднимаясь с дивана.

— Это Тони, мама, — пояснила Джейн. — Ты неоднократно беседовала с ним по телефону. И… я хочу сообщить тебе, что выхожу за него замуж.

Летиция переменилась в лице.

— Сообщить? — повторила она, едва сдерживая ярость. — Мне? — Летиция шагнула к порогу, вытянула руку, указывая пальцем в сторону коридора, и с неприкрытой злобой сказала Тони: — Вон!

Тот хотел было что-то произнести, но в этот момент с кресла поднялся мистер Майлос.

— Летиция, дорогая моя, вы неправильно поняли. Тони именно тот, кто вам нужен. — Он примирительно улыбнулся. — Я немножко разыграл вас, прося найти мне невесту. В действительности я женат. А невеста нужна Тони. Он и есть тот крупный бизнесмен, информацию о котором я отправил вам в начале всей этой истории. В настоящее время Тони является владельцем фирмы «Майлос пет-фудс», сети фабрик по производству кормов для домашних животных и так далее и тому подобное. Надеюсь, название «Майлос пет-фудс» вам о чем-нибудь говорит?

Летиция обалдело кивнула.

— То есть этот молодой человек…

— Мой племянник. Его зовут Тони Майлос. И они с Джейн любят друг друга. Так что ваше желание исполнилось: в скором будущем Джейн станет миссис Майлос.

В глазах Летиции отразилась напряженная работа мысли. Затем она расплылась в сладчайшей улыбке.

— Безумно рада наконец познакомиться с вами лично, Тони! — слетело с ее уст преувеличенно восторженное восклицание. — Присаживайтесь, пожалуйста! Не хотите ли чаю? А я, знаете, все думала, каков из себя молодой человек, который регулярно звонит моей дочери? Какое счастье, что все выяснилось!

— Ну и замечательно, — облегченно вздохнув, заметил мистер Майлос. — Уверен, вы найдете общий язык. — Он приблизился к Джейн, наклонился и поцеловал ее в щеку. — Мне было очень приятно периодически ужинать с вами. Надеюсь, вы не держите на меня зла?

Джейн покачала головой.

— Нет. Тем более, насколько я понимаю, скоро мы станем родственниками. — Немножко подумав, она поднялась на цыпочки и тоже коснулась губами его щеки.

В этот момент на пороге гостиной вдруг появилась невесть откуда взявшаяся очень элегантная дама.

— А! Я так и знала! Девица! — окинув Джейн злым взглядом, с мрачным торжеством воскликнула она.

— Линда! Рыбка моя, как ты меня нашла? — быстро произнес Бен, поспешно отступая от Джейн.

— Так я тебе и скажу, прохвост! — Ни на кого не глядя, дама подскочила к Джейн, выхватила из ее рук букет и принялась хлестать им мужа, гоня к выходу. — Ну-ка марш домой!

— Я и сам собирался, золотце мое… Ай! Иду, иду…

Тони тихо отвел Джейн в сторонку и вынул из внутреннего кармана пиджака кольцо с бриллиантом.

— Это будущей миссис Майлос, — сказал он, беря руку Джейн и надевая кольцо на безымянный палец. — Взгляни, нравится?

— От тебя я приняла бы даже медное! — лишь мельком взглянув на подарок, блеснула та взглядом.

— Дома побеседуем, кот блудливый! — донеслось из коридора.

В глазах Тони заплясали чертики.

— Это та самая дама, для которой я купил у тебя духи. Думаю, она попала в дом через входную дверь, которую я оставил открытой, — немножко помолчав, он добавил: — Что ж, добро пожаловать в семейку Майлосов. — С этими словами Тони заключил Джейн в объятия и надолго прижался к ее губам.

Потом наступила тишина, посреди которой прозвучало бормотание озадаченной Летиции:

— Пойду накапаю себе шерри… То есть… тьфу, дьявол — налью!


Внимание!

Текст предназначен только для предварительного ознакомительного чтения.

После ознакомления с содержанием данной книги Вам следует незамедлительно ее удалить. Сохраняя данный текст Вы несете ответственность в соответствии с законодательством. Любое коммерческое и иное использование кроме предварительного ознакомления запрещено. Публикация данных материалов не преследует за собой никакой коммерческой выгоды. Эта книга способствует профессиональному росту читателей и является рекламой бумажных изданий.

Все права на исходные материалы принадлежат соответствующим организациям и частным лицам.


home | my bookshelf | | Кто ты, возлюбленный? |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения



Оцените эту книгу