Book: Страстью опаленные



Страстью опаленные

Люси Дейн

Страстью опаленные

1

И вновь, уж в который раз, Сэнди приснился тот же странный сон.

Будто идут они с подружкой Пэт из кинотеатра по улице родного Рочестера, болтают, глазеют на витрины дорогих магазинов, вывески шикарных бутиков, жмурятся на солнышко и улыбаются прохожим, с которыми случайно встретились взглядом. Как вдруг…

– Ой, смотри, новый бутик открылся! – восклицает Пэт. Ее взгляд устремлен направо, на угол последнего перед перекрестком здания.

Но Сэнди знает, что никакого бутика там быть не может, потому что даже входа в здание нет, а на самом углу, сколько она себя помнит, стоит киоск, в котором продается на развес мороженое. Его накладывают в вафельные рожки, и каждый заказывает сколько душе угодно – хоть три унции, хоть пять, хоть и всю пинту, но это уже в пластиковый стакан.

– Что ты несешь, какой бутик?! – щурясь на Пэт, смеется Сэнди. – Это тебя солнце ослепило, вот и мерещится, чего на самом деле нет!

Однако та не сдается, упорствует.

– Ты не на меня смотри, а вперед, все и увидишь!

– Что смотреть, когда я и так знаю, – отвечает Сэнди, тем не менее устремляя взгляд в указанном направлении.

И моргает удивленно – действительно, бутик! Киоск мороженого куда-то исчез, а на его месте красуется изящное крыльцо с поддерживаемым коваными чугунными завитками навесом, чтобы в дождь на посетителей не капало.

– Ой, да ведь это не бутик! – вновь подает голос Пэт. – Гляди-ка, что на вывеске написано…

Сэнди машинально переводит взгляд на расположенную сбоку от входа вертикальную доску, где на красном фоне белеют слова «Узнай свою судьбу». Верно, для бутика название странное.

– Идем ближе, – предлагает любопытная Пэт, все-то ей надо знать.

– Ну идем…

Когда они подошли к самому крыльцу, на вывеске стала видна дополнительная надпись мелким шрифтом: «Мадам Тереза».

– Гадалка! – в один голос воскликнули Пэт и Сэнди.

И тут откуда ни возьмись на крыльце возникла чопорного вида девица – из тех, что обычно сидят в офисах за секретарским столом – в темном жакете и юбке в тон, с черными как смоль волосами и в очках с такой же оправой.

– Не упускайте шанса, узнайте свою судьбу! – произнесла она, строго глядя почему-то на одну только Сэнди. – Для старшеклассниц сегодня скидка. Ведь вы старшеклассницы?

– Да, – отчего-то оробев, кивнула та.

Во сне она действительно была старшеклассницей, хотя наяву давно вышла из этого возраста.

– А какая скидка? – быстро спросила Пэт.

– Восемьдесят процентов, – не моргнув глазом ответила чопорная девица, по-прежнему глядя на Сэнди. Затем широко распахнула дверь. – Прошу!

– Ну, не знаю… – Сэнди слегка растерялась от подобного напора.

Тогда чопорная девица вкрадчиво произнесла:

– Разве вы не хотите узнать свою судьбу? – Ее глаз не было видно за блеском стекол очков, из-за чего она казалось очень таинственной.

Сэнди нерешительно провела языком по губам, пытаясь понять, нуждается ли в сведениях о собственном будущем. С одной стороны, интересно было узнать, как сложится ее дальнейшая жизнь, но с другой… А вдруг впереди маячит что-то нехорошее?

Пэт подтолкнула Сэнди локтем.

– Чего стоишь? Идем! Когда еще выпадет случай получить здесь скидку…

– Я… э-э…

Пока Сэнди раздумывала над тем, что ответить, Пэт повернулась к девице в черном.

– Сколько же стоит сеанс у гадалки?

– Сто фунтов, – последовал мгновенный ответ.

Пэт присвистнула.

– Ничего себе! – После непродолжительной паузы она задумчиво продолжила: – А скидка восемьдесят процентов, говорите? Хм, получается, для каждой из нас сеанс обойдется в…

– Девяносто пять, – быстро произнесла «секретарша».

Пэт сморщила лоб.

– Фунтов?

– Процентов.

– Как, ведь только что было восемьдесят!

– Я ошиблась, – тонко улыбнулась собеседница. – Спутала девушек с парнями. Это для юношей восемьдесят, а для девушек девяносто пять.

– Выходит, платить нужно… пять фунтов, – подсчитала Пэт. И добавила, глядя на Сэнди: – Всего пять!

«Секретарша» в свою очередь многозначительно обронила:

– Вот именно. На вашем месте я бы использовала такой шанс. Тем более что в данный момент мадам Тереза свободна.

Тут уж Пэт не выдержала.

– Правильно, – сказала она, беря Сэнди за руку и таща на крыльцо. – Идем!

– Сюда, пожалуйста, – еще тоньше улыбнулась девица в черном.

Через минуту следом за Пэт Сэнди переступила порог таинственного салона.

Тут сновидение как-то затуманилось или прервалось, потому что Сэнди не поняла, как оказалась в маленькой уютной комнате, где вдоль стен стояла мягкая мебель и царил полумрак, потому что шторы на окнах были задернуты.

Не успела Сэнди толком оглядеться – так бывало всякий раз, когда ей снился этот сон, – как отворилась наполовину скрытая за плотными темно-зелеными шторами дверь, пропуская все ту же девицу в черном.

– Сначала мадам примет… – она на миг умолкла, переводя глаза с Сэнди на Пэт и обратно, – вас! – Ее взгляд остановился на Сэнди.

Та вздрогнула и даже попятилась.

– Почему это меня?

– Мадам сказала, что первой примет посетительницу с русыми волосами и синими глазами. А у вашей подруги волосы каштановые, а глаза зеленые. Значит, единственный вариант – это вы.

– Но мадам Тереза не видела ни меня, ни Пэт! – запротестовала Сэнди.

Губы девицы в черном изогнулись в снисходительной улыбке. Впрочем, через мгновение та согнала ее и пояснила:

– Мадам необязательно видеть человека, чтобы описать его внешность.

– Блеск! – восторженно воскликнула Пэт. – Видишь, здесь работает настоящая гадалка, – горячо прошептала она на ухо Сэнди, косясь на девицу в черном, которая вежливо сделала вид, будто ничего не слышит и не видит. – Иди скорей, пока тебя приглашают!

Услышав последнюю фразу, девица в черном встрепенулась.

– Весьма правильное и своевременное замечание. Поспешим! Мадам ведь может и передумать…

Сэнди довольно безразлично пожала плечами, хотя подобное равнодушие было показным. Ее сердце тревожно сжималось, даже несмотря на то, что она не раз видела этот сон и знала, каким окажется продолжение.

– Итак? – настойчиво произнесла девица в черном.

– Хорошо, иду, – услышала Сэнди собственный голос.

«Секретарша» удовлетворенно кивнула, а потом, словно спохватившись, добавила:

– Осторожнее, там ступенька! Не упадите. Комнаты, знаете ли, на разных уровнях…

– Да-да, – откликнулась Сэнди, отодвигая темно-зеленую портьеру. О ступеньке ей было известно.

Как и в прошлых сновидениях, дверь поддалась так легко, будто ждала, когда ее откроют.

В комнате, где гадалка вела прием, вероятно, отсутствовали окна и было бы совсем темно, если бы не горели свечи, расставленные где только можно – штук двадцать или тридцать. В воздухе витали пряные ароматы.

Мадам Тереза сидела за столом, накрытым тяжелой, со сложным тканым узором скатертью. Она ничем не походила на подчеркнуто современную девицу в черном – наоборот, выглядела полной противоположностью той. Выражалось это прежде всего в одежде, хотя и внешность у мадам Терезы была необычная. Сколько Сэнди ни видела этот сон, так и не смогла определить, ни к какой этнической группе относится гадалка, ни даже каков ее возраст. В равной степени ей можно было дать и сорок лет, и семьдесят. Происхождение ее тоже оставалось под вопросом: красноватый оттенок кожи указывал на принадлежность к североамериканским индейцам, однако черты лица носили европейский характер. Возможно, она была итальянкой или гречанкой, но в равной степени могла оказаться и цыганкой. Словом, не разберешь.

Волосы мадам Терезы были цвета воронова крыла, с таким же синеватым отливом и без единой серебристой нити, что указывало на сравнительно молодые годы. С другой стороны, глубокие линии, залегшие от крыльев носа к уголкам губ и кустистые неухоженные брови свидетельствовали о том, что гадалка старовата даже для клуба начинающих пенсионеров.

Зато ее рукам позавидовала бы не одна женщина. Изящные, с длинными пальцами и отполированными идеальной формы ногтями, без намека на отвратительные коричневые пятна, у многих появляющиеся уже после сорока, они были едва ли не самыми красивыми частями тела мадам Терезы. И именно на них переключалось внимание посетителей вскоре после того, как те прекращали рассматривать ее странный наряд.

Надо сказать, он притягивал взор в первую очередь. Плечи мадам Терезы укрывало пестрое мексиканское пончо, поэтому особенно странно выглядели в соседстве с ним воткнутый в прическу высокий испанский гребень и черная кружевная мантилья. Но совсем уж поражал воображение чудом державшийся на макушке фетровый котелок, в котором без труда угадывался традиционный головной убор перуанских индианок. Правда, сбоку к нему было прилажено фазанье перышко, придававшее мадам Терезе некоторое сходство с альпийским стрелком.

В своих повторяющихся снах Сэнди видела все это уже не раз, но и сейчас, осознавая, что спит и все это ей грезится, скользнула по мадам Терезе заинтересованным взглядом.

– Здравствуй, дорогая, присаживайся, – произнесла мадам Тереза, сделав неторопливый жест в сторону находившегося напротив стула.

На ее пальцах сверкнули камнями старинные серебряные перстни, и внимание Сэнди сразу переключилось на них. Возможно, именно ради такого эффекта мадам Тереза и носила свои украшения.

Сама она едва удостоила Сэнди взгляда. Глаза у нее были темно-карие, почти черные, но казалось, что они горят как у хищника.

Сэнди робко присела на край стула.

– Боишься узнать свою судьбу? – спокойно спросила мадам Тереза.

Голос у нее был хрипловатый, но по нему судить о возрасте тоже не представлялось возможным. Так могла говорить и простуженная студентка, и старуха, в организме которой произошли необратимые гормональные изменения.

Сэнди знала, что гадалка обронит эту фразу, и тем не менее вздрогнула.

– Н-не знаю, – ответила с запинкой. – Просто… э-э…

– Просто тебе еще никогда не гадали, – кивнула мадам Тереза.

Сэнди вскинула на нее взгляд.

– Как вы догадались?

И вновь ей заранее было известно, что ответит сейчас мадам Тереза, и она скорее предпочла бы просто проснуться, чем в который уже раз выслушивать это. Но сон продолжался.

– Мне не нужно догадываться, я знаю, – произнесла гадалка без всякого выражения, лишь констатируя факт.

– Тогда вы предсказательница, а не гадалка, – попыталась пошутить Сэнди.

Мадам Тереза устремила на нее взор, от которого любому захотелось бы спрятаться. Вот и у Сэнди возникло желание юркнуть куда-нибудь в темную щель, подобно таракану, только бы не быть просвеченной словно рентгеном этим пронзительным, всепроникающим взглядом.

– Верно, я предсказываю судьбу.

Прозвучало это довольно пугающе. Сэнди даже поежилась, сидя на стуле.

Затем повисла пауза, во время которой Сэнди больше всего на свете хотелось встать, пробормотать что-нибудь наподобие «Благодарю, но мне пора идти, загляну к вам как-нибудь в другой раз» и поскорее очутиться по ту сторону двери. Но она не успела.

– Дай руку, – сказала мадам Тереза.

Делать нечего, Сэнди протянула ладонь. Мадам Тереза взяла ее и принялась рассматривать. Ее прикосновения были сухие, прохладные, почти невесомые.

– Что ты хотела бы узнать? – спросила она, не отрывая взгляда от ладони Сэнди.

Та слегка пожала плечами.

– Собственно, мы с подружкой просто шли мимо и не собирались…

– Хорошо, слушай, – перебила ее мадам Тереза. – Тебя ждет долгая спокойная и размеренная жизнь, которой многие могли бы позавидовать. Это нечто вроде компенсации за детские злоключения. Ты достигнешь успеха в своей профессии… которую пока еще не выбрала. Она будет связана с растениями. Тебя ждет большая любовь, единственная в жизни. Начнется она внезапно, и поначалу ты даже не будешь ей рада. Потом поймешь, что это и есть судьба. У твоего суженого темные волосы и стального оттенка глаза. У него свой бизнес, он… находится в постоянных поисках. Кстати, тебя тоже ищут, но другой человек, не тот, в которого ты влюбишься. И когда тебя найдут, начнется самый важный период твоей жизни.

– Кто же это? – тревожно замирая, спросила Сэнди, как всегда в этом месте повторяющегося сна. – Зачем ищет меня?

– Узнаешь в свое время. Пока скажу лишь, что человек этот очень близок тебе. Гораздо ближе, чем твоя нынешняя семья.

– Это… моя мать? – взволнованно вырвалось у Сэнди.

Мадам Тереза медленно покачала головой.

– Твоей матери уже нет среди живых. Оставь надежду встретиться с ней.

– Может быть, это отец?

– Нет. Он погиб еще до твоего рождения. Не торопи события. Когда настанет час, тебе все откроется. – Мадам Тереза повернула ладонь Сэнди к свече. – У тебя будет двое детей, мальчик и девочка. Никаких проблем со здоровьем и тяжелых болезней я не вижу, но ты должна обратить внимание на желудок и печень. Годам к пятидесяти тебе придется о них позаботиться. Что еще желаешь узнать?

– А когда я встречусь с тем парнем, в которого… э-э… влюблюсь?

– Еще нескоро, – ответила мадам Тереза.

– Как же я его узнаю?

Губы гадалки тронула едва заметная усмешка.

– Когда увидишь его, сразу все поймешь. – Отпустив руку Сэнди, она произнесла: – Пока мне нечего добавить, поэтому отпускаю тебя.

Последняя фраза показалась Сэнди странной, однако на радостях, что пребывание в обществе загадочной женщины заканчивается, она не стала задерживаться на этой мысли.

– Большое спасибо, до свидания, – пролепетала она поднимаясь. – Я подумаю над тем, что вы мне сказали, и…

– Ты должна мне пять фунтов, – прохладным тоном напомнила мадам Тереза.

– Ах да, конечно… Вот, пожалуйста. – Сэнди суетливо выудила из сумочки кошелек, извлекла пятифунтовую банкноту, являвшуюся третьей частью всех ее карманных денег, и протянула гадалке.

Та взяла, поднесла к свету, будто проверяя водяные знаки, потом пристально посмотрела на Сэнди.

– Что? – удивленно спросила девушка.

Мадам Тереза медленно встала, подняла банкноту на уровень лица, а затем вдруг на глазах изумленной Сэнди разорвала ее пополам.

– Что вы делаете?! – воскликнула Сэнди.

Мадам Тереза негромко рассмеялась.

– Потом поймешь, золотце! А сейчас… всего хорошего. Ступай!

Сэнди не стала медлить.

Первым, что она увидела, выскочив за дверь, была любопытная физиономия Пэт.

– Ну? – выдохнула та. – Что она тебе сказала?

Сэнди пожала плечами.

– Сама толком не пойму. Она какая-то странная.

– Мадам Тереза большой специалист, – безапелляционно произнесла вдруг очутившаяся рядом девица в черном. – И всегда дает людям то, в чем они больше всего нуждаются.

– В самом деле? – довольно скептически взглянула на нее Сэнди.

Та лишь бровью повела.

– Уверяю вас. – Затем добавила совсем другим, официальным тоном: – Всего хорошего, девушки. На сегодня прием окончен!

Сэнди и сама не собиралась здесь задерживаться.

– Идем, – шепнула она, потянув Пэт за руку.

Однако та уперлась.

– А как же я? Мне тоже хочется узнать свою судьбу!

– В другой раз, моя дорогая, – донеслось из-за двери. – Я устала, мне нужен покой.

– Мадам Терезе нужен покой, – повторила девица в черном, многозначительно глядя на Пэт. – До свидания!

После этого Сэнди настойчивее потянула подружку к выходу.

– Идем же!

Через минуту они вновь шагали по тротуару, как и прежде скользя взглядом по витринам магазинов.

– А все-таки странно… Когда это на углу успели соорудить салон? – задумчиво протянула Сэнди. – В прошлый уик-энд его еще не было.

– Это ты о чем? – беззаботно донеслось в ответ.

Сэнди покосилась на Пэт.

– О салоне мадам Терезы, разумеется.

– Какой еще мадам Терезы?

– Той самой, у которой мы только что были!

– Только что, – с усмешкой произнесла Пэт, – мы купили мороженое. Кстати, ешь, иначе оно совсем растает.

Тут Сэнди с изумлением увидела в своей руке рожок с мороженым, которое действительно успело подтаять и поползло по вафельной стенке. Слизнув благоухающий ванилью подтек, Сэнди оглянулась. – Куда ты смотришь? – спросила Пэт.

– На… киоск с мороженым!

Ей заранее было известно, что она увидит – как в любом из предыдущих снов, – и тем не менее ее удивление было велико: вместо салона мадам Терезы на углу по-прежнему стоял киоск, возле которого образовалась небольшая очередь любителей мороженого.

– Как же так? – прошептала Сэнди. – Ведь мы только что оттуда вышли! Ты еще сокрушалась, что тебе не удалось попасть к гадалке…

Пэт захлопала ресницами.

– Я? Ты ничего не путаешь? Мне вовсе не хочется знать свое будущее. Зачем? Когда все знаешь наперед, жить становится неинтересно.

– Зачем же ты тогда потащила меня в салон?

– Я?! – снова удивилась Пэт. – Что ты выдумываешь?! Наверное, это тебе приснилось.

Сэнди и без нее знала, что приснилось. Что в эту самую минуту она спит. И что ей давно пора просыпаться, потому что день впереди длинный и дел невпроворот.

Поэтому она сладко потянулась и открыла глаза.


Действительно, никакой улицы Рочестера не было, Сэнди лежала в спальне, которой явно требовался ремонт, хотя бы косметический. А спальня находилась в главном здании поместья Вудбридж, которое располагалось в графстве Сассекс, в восточной его части.



Чтобы убедиться в том, что все недавние треволнения являются пусть необычным, но всего лишь сном, достаточно было подняться с постели и подойти к окну. Сэнди так и сделала.

Одного взгляда на раскинувшийся по обе стороны от подъездной аллеи в парк было достаточно, чтобы вспомнить, что Сэнди уже далеко не старшеклассница, а вполне взрослый человек. И, между прочим, неплохой специалист в своей области. Благодаря чему владелец поместья и нанял ее для обустройства запущенного парка, а также одичавшего плодового сада, который начинался от левого крыла главного здания – где находилась сейчас Сэнди – и уходил на запад, занимая площадь акра в четыре.

Так что долго спать или часами раздумывать над тайным смыслом странных повторяющихся сновидений ей было недосуг. В девять часов из двух соседних деревень прибудут специально нанятые для работ в парке и саду помощники. Сейчас, весной, дорог каждый день. Если не заложить основу некоторых – одобренных хозяином, Дейвом Митчеллом – проектов, имеющих прямое отношение к переменам в садово-парковой зоне, то будет бездарно потерян целый год. Поэтому в поместье и кипела работа – на зависть штатному садовнику Виктору Брэдсону…

2

Таких широких полномочий Грег Джордан не получал еще ни от одного из своих клиентов, а их в его частное сыскное агентство, одно из самых известных в Лондоне, приходило немало.

С другой стороны, он уже не помнил, когда последний раз лично брался за ведение дела.

Не взялся бы и на этот раз, если бы не Джек Уоткинс, издатель модного глянцевого журнала «Айдл таймс». Джек был давним приятелем Грега, и отказать ему тот не мог.

Правда, дело касалось не самого Джека, а одной его хорошей знакомой, продукция которой часто рекламировалась на страницах «Айдл таймс». Знакомую звали Лотти Шелл – это имя было известно всем, кто пользовался парфюмерией и косметикой линии «Шелл-Смелл».


Сидя за баранкой своего «пежо» и направляясь в поместье Вудбридж, Грег от нечего делать вспоминал ту встречу.

Джек Уоткинс договорился о приеме заранее, по телефону, сообщив, кого приведет с собой.

– Только побеседуй с Лотти сам, ладно? – попросил он. – Не поручай это кому-нибудь из своих сотрудников. Насколько я понимаю, дело деликатное, поэтому Лотти не хочется посвящать в него большое количество народа. Сам знаешь, она на виду, человек публичный, как говорится, и если информация просочится наружу, не будет спасу от репортеров. Словом, Лотти настаивает на конфиденциальности.

– Обижаешь! – усмехнулся Грег. – О таких элементарных вещах мог бы и не говорить. Тем более мне.

Джек Уоткинс немного смутился.

– Извини, кажется, я в самом деле брякнул что-то не то. Просто Лотти на меня наседает, хочет, чтобы никто ни о чем не догадался, в первую очередь ее супруг, Дейв Митчелл.

– Дейв Митчелл… – задумчиво повторил Грег. – Банкир?

– Он самый. «Нэшнл кредит-бэнк» собственность его семьи.

– Надо же, я и не знал, что Дейв Митчелл муж Лотти Шелл.

– Она не захотела менять фамилию. Ведь у нее тоже семейный бизнес; производством парфюмерии занималась еще ее бабушка.

– Кажется, я догадываюсь, о чем пойдет речь, – заметил Грег.

– Но по телефону мы не будем это обсуждать! – быстро произнес Джек Уоткинс.

– Разумеется, дружище.

На следующий день Джек Уоткинс привел Грегу новую клиентку – Лотти Шелл. Инкогнито. Никто из сотрудников сыскного агентства по сию пору не знает, какую посетительницу принимал тогда их шеф.

Разговор получился непродолжительный, в основном благодаря тому, что Грег, как говорится, схватывал информацию на лету. Да и дело Лотти Шелл не относилось к категории сложных. Подобных историй за время своей сыскной деятельности Грег имел сотни – речь шла о банальном подозрении в супружеской измене.

– То есть вы только догадываетесь, но наверняка не знаете? – уточнил он, когда Джек Уоткинс, осознавая, что его миссия выполнена и в его присутствии более нет необходимости, вежливо откланялся.

Лотти Шелл – яркая холеная брюнетка со светлой кожей и кораллово-красными губами – сверкнула взором.

– Если бы я знала наверняка, то сейчас беседовала бы не с вами, а со своим адвокатом и обсуждали бы мы бракоразводный процесс!

– Логично, – кивнул Грег. – Чего же вы хотите от меня?

– Правды! – горячо выдохнула Лотти. – И только правды!

Не удержавшись, Грег пробормотал с усмешкой:

– Вам бы в суде заправлять, а не на парфюмерной фабрике.

Что его шутка неудачна, он понял сразу, как только перехватил гневный взгляд Лотти.

– Возможно, дойдет дело и до суда, – процедила та. – Если подтвердите мои подозрения, отправлю вам специальное приглашение в суд. Посмотрите, как я расправлюсь с негодяем, оскорбившим мои самые светлые чувства!

– Это вы о своем супруге? – невозмутимо произнес Грег.

Лотти кивнула.

– О нем. Я его так любила, всю душу перед ним наизнанку вывернула, а он… – Умолкнув, она несколько мгновений обиженно сопела, и в глазах ее заблестела влага.

Заметив это, Грег, который терпеть не мог слез, поспешил обронить поощрительно:

– Да?

Только бы она продолжила говорить, а не разрыдалась! – промчалось в его голове.

– А он любовницу себе завел! – крикнула Лотти.

В ее голосе прозвенели истерические нотки. Вероятно, она давно уже изводила себя подозрениями в неверности мужа, которого, по-видимому, продолжала искреннее любить. Тем болезненнее действовали на нее его предполагаемые супружеские измены.

– Ведь вы этого не знаете, – спокойно напомнил ей Грег.

– Я?! – воскликнула Лотти.

– Вы сами минуту назад сказали, что точно вам ничего не известно.

Она упрямо тряхнула роскошными темными волосами, и от этого простого движения по ее локонам словно заструились тысячи мельчайших искорок.

– Точно – нет. Но даже самая тупая и забитая домохозяйка сообразила бы, что что-то нечисто, если бы ее муж нанял на работу молоденькую красотку, в обществе которой стал проводить много времени!

Грег на миг задумался.

– Хм, строго говоря, это еще ничего не доказывает.

Лотти вновь обожгла его взглядом.

– В вас сейчас говорит мужчина, а не профессионал.

Если таким образом она хотела уколоть Грега, то ее старания оказались напрасными. В эту минуту тот рассуждал именно как профессионал: пока отсутствовали прямые доказательства вины Дейва Митчелла в супружеской измене, таковая не могла считаться признанным фактом.

– Значит, ваш супруг принял на работу некую особу, которая кажется вам подозрительной?

Лотти невесело усмехнулась.

– Это еще мягко сказано! Наверное, та еще аферистка…

– Что ж, – задумчиво протянул Грег, – если ваш муж взял в банк особу, которая…

– Да не в банк! – замотала Лотти головой.

В глазах Грега промелькнуло удивление.

– Нет? Но я решил, что…

– Вы ошибаетесь. Если бы дело касалось банка, все было бы гораздо проще. Там существует совет директоров и… словом, есть кому навести порядок в случае необходимости. В данном же случае все гораздо хуже.

Грег откинулся на спинку стула.

– Я вас внимательно слушаю.

Лотти вздохнула.

– В прошлом году мы с Дейвом… с мужем… приобрели в Сассексе поместье. Деньги вложили поровну, как обычно бывает у нас с крупными покупками. Усадьба эта запущена, дом требует ремонта, территория – обустройства. Как правило, по таким вопросам мы с Дейвом принимаем решения совместно, а тут в один из визитов в Вудбридж – так называется наше поместье – я узнаю, что он сам нанял паркового дизайнера, сам утвердил проект реконструкции зеленой зоны и сам же выделил средства для работ. Разумеется, меня все это удивило, но, когда я увидела специалиста, которому предстоит осуществить замыслы Дейва, мне стало не по себе.

– Это и была та девушка?

– И была, и есть, – вновь вздохнула Лотти. – Одного взгляда на нее оказалось достаточно, чтобы я поняла, почему в последнее время Дейв так часто уезжает в поместье. Один.

– Он специально оставлял вас дома? – прищурился Грег.

Посмотрев на него, Лотти отвела взгляд.

– Строго говоря, я отчасти сама виновата. Нужно было бросать все и ехать с Дейвом. Но сами знаете, как трудно вырваться куда-нибудь, когда бизнес требует твоего присутствия.

Грег кивнул.

– Это верно.

– Как хорошо, что вам ничего не нужно объяснять. Если бы с этой девицей все оказалось так просто…

Несколько мгновений Грег молча смотрел на Лотти, которая в свою очередь удрученно разглядывала длинные, явно нарощенные ногти.

– Вы застали своего мужа с девушкой-дизайнером?

– Да нет же! – с досадой поморщилась она. – Тогда мне не потребовались бы ваши услуги. Впрочем, об этом мы недавно говорили. Я и обратилась к вам для того, чтобы вы прояснили ситуацию. Или, если не удастся… – Лотти умолкла, испытующе взглянув на Грега.

Похоже, она желает от меня еще каких-то конфиденциальных услуг, подумал тот. И вновь произнес:

– Я вас слушаю.

– Ну… э-э… не подумайте чего дурного, но… хм… это отчаяние толкает меня на подобные действия.

Грег пошевелился на стуле.

– Прежде чем вы продолжите, хочу предупредить, что деятельность моего агентства, и моя в частности, не выходит за рамки закона. И если вы намерены просить меня о чем-то, что преступает…

– Нет-нет! – воскликнула Лотти. – Ничего такого. У меня и в мыслях нет подставлять вас под удар. Чего не скажу о нашей новой работнице, Сэнди Питтс. Ее бы я… ух! – Лотти непроизвольно сделала такой жест, будто сворачивает кому-то голову. – Но без криминала, разумеется. Словом, мне нужно избавиться от нее. Любым способом. Я чувствую в ней угрозу благополучию нашей семьи. Даже если мои опасения безосновательны сейчас, они вполне могут стать реальностью в будущем. Именно этого я и стремлюсь избежать.

Грег вновь нетерпеливо пошевелился на стуле.

– Не скажете ли, чего конкретно вы от меня ожидаете?

– Ох, простите! – спохватилась Лотти. – Я отняла у вас немало времени, а все никак не доберусь до сути дела… Если конкретно, то мне необходимо, чтобы вы или вывели на чистую воду моего благоверного, или каким-то образом – каким угодно! – скомпрометировали в его глазах эту вновь нанятую Сэнди Питтс. Да так, чтобы у него испарились все идеи на ее счет – если таковые есть, разумеется. Хоть женитесь на ней, если придет охота, только бы моему Дейву она не досталась!

– Благодарю покорно, – усмехнулся Грег. – Женитьба как-то не входит в мои планы.

С губ Лотти слетел грустный вздох.

– Жаль. Женившись на Сэнди Питтс, вы избавили бы меня от проблемы.

– Зато приобрел бы ее сам. – Усмешка Грега стала шире. – Разумеется, я хочу вам помочь, но не ценой собственного спокойствия, уж простите. И потом, знаете, сколько к нам обращается клиенток с подобной проблемой? Не счесть. Если бы мне или моим сотрудникам каждый раз приходилось жениться… – Не договорив, Грег лишь развел руками.

– Я пошутила, – словно защищаясь, произнесла Лотти. – Хотя самой мне не до смеха. Просто извелась… Знаете, как бывает – встречаешь человека, влюбляешься, выходишь замуж, строишь планы, казалось бы жить да жить, а тут вдруг раз – и какая-то гнусность начинается! Я ведь своего Дейва всей душой, всем сердцем… А он… – Лотти шмыгнула носом.

Ну вот, сейчас слезы пойдут в три ручья! – промчалось в голове Грега. Пора завершать беседу.

– Напрасно вы себя накручиваете, еще ничего не известно, – произнес он, поднимаясь со стула. – Может, потом еще сами посмеетесь над своими страхами. Кстати, часто так и случается.

– Правда? – с надеждой взглянула на него Лотти, тоже вставая.

Грег пожал плечами.

– Конечно, гарантий дать не могу, но процентов на восемьдесят уверен, что вас подводит собственная разгулявшаяся фантазия.

Лотти вымученно улыбнулась.

– Хорошо, если так. Значит, вы согласны лично взяться за мое дело?

– Можете на меня рассчитывать, – кивнул Грег. – А сейчас давайте обсудим некоторые детали предстоящей операции… ну и размеры моего гонорара, естественно, тоже.

Впереди показалась решетчатая ограда и два массивных, сложенных из ракушечника столба, к которым крепились сплошные металлические ворота – черные, с обилием заклепок. Они были закрыты.

Притормозив, Грег поискал взглядом обычный в таких случаях столбик с пультом электронного замка и кнопкой связи, позволяющей связаться с привратником, однако ничего хотя бы отдаленно напоминающего подобный объект не обнаружил. Тогда, чертыхнувшись сквозь зубы, он покинул свой «пежо» и направился к воротам.

На этот раз Грег искал окошко, через которое осуществляются переговоры посетителей с привратником в прежние, доэлектронные времена. Однако даже это нехитрое приспособление на воротах отсутствовало. Не было даже замочной скважины, что указывало на наличие с обратной стороны засова, который кому-то следовало отодвинуть, чтобы посетитель смог попасть на территорию усадьбы.

– Абсурд… – пробормотал Грег себе под нос. Такого просто не может быть. Как-то же они попадают внутрь!

Растерянно потоптавшись перед воротами, он вынул из кармана сотовый телефон… и нахмурился. Ни единого номера поместья Вудбридж ему не было известно.

Разве что позвонить в Лондон Лотти Шелл? – подумал Грег.

Однако в следующую минуту эта идея была им отметена. Хорошо же он будет выглядеть перед клиенткой с вопросом, как попасть на территорию ее владений! Что это за сыщик такой, если он даже не в состоянии найти вход – в данном случае въезд – на территорию, которую ему предстоит обследовать на предмет наличия любовницы мужа хозяйки?

– Проклятье! – вновь слетело с губ Грега.

К сожалению, это ему ничем не помогло. Ругайся не ругайся, а ворота таким образом не отопрешь.

– Что же делать? – бубнил себе под нос Грег, меря пространство от одного столба до другого. – Что же делать?

В более дурацкое положение попадать ему еще никогда не доводилось, поэтому неудивительно, что в его душе постепенно закипала злость. Наконец он остановился, в сердцах грохнул кулаками по обеим половинкам ворот, и тут случилось нечто неожиданное: от удара те… отворились.

– Тьфу ты, дьявол! – сплюнул Грег.

И расхохотался.

Правда, не успело стихнуть вызванное им в металлических воротах гудение, как он умолк и нахмурился. Похоже, поместье действительно нуждается в управляющем, который навел бы здесь порядок твердой рукой. Разве можно оставлять ворота незапертыми? Мало ли кого носит нелегкая по дорогам. Панки, рокеры, прочая дребедень…

Нужно будет поговорить об этом с Лотти Шелл, решил Грег.

Затем он раскрыл ворота полностью, вернулся в автомобиль, въехал на территорию поместья, вышел, прикрыл ворота, вновь сел за баранку и покатил к белеющему в конце аллеи дому.

3

Нигде не было видно ни души. Грег нарочно повел «пежо» медленней, но, сколько ни вертел головой по сторонам, не заметил в прилегающем к аллее с обеих сторон парке ни единого работника. А ведь Лотти говорила, что ландшафтный дизайнер Сэнди Питтс развернула здесь с подачи хозяина, Дейва Митчелла, бурную деятельность.

Может, права Лотти и Дейв поселил здесь Сэнди вовсе не для того, чтобы та трудилась над парком. Может, Сэнди нужна Дейву для иных целей?

Это мы выясним, сказал себе Грег. Непременно.

Ему хотелось поскорее разобраться с этим делом и вернуться в Лондон, в свой уютный офис, в кабинет, к которому он успел привыкнуть за три последних года, когда ему уже не нужно было заниматься слежкой или сыском лично. Он бы и не брался за такой банальный случай, какой представляла собой проблема Лотти Шелл, если бы не просьба давнего приятеля, Джека Уоткинса. Впрочем, его гонорар составлял наивысшую сумму за все время работы на данном поприще. Своих интересов Грег не забыл – в конце концов, он был таким же бизнесменом, как Лотти Шелл или ее супруг Дейв Митчелл. Только занятие у него было другое. Он назвал цифру, и Лотти не раздумывая согласилась ее уплатить. Грегу осталось лишь мысленно поздравить себя с выгодной сделкой.

Выяснив, кто находится в поместье кроме дизайнера Сэнди Питтс, он с ходу придумал для себя легенду, под прикрытием которой смог бы вести расследование, не вызывая ни у кого подозрения. Обрисовал ее Лотти, и та вновь согласилась, даже пришла в восторг от его сообразительности.

Суть идеи состояла в том, что Грег должен был изображать в поместье вновь нанятого управляющего. При этом полномочия его были столь велики, что он мог нанимать и увольнять прислугу или рабочих – в рамках разумного, конечно. Иными словами, Грег мог распоряжаться в поместье Вудбридж как в собственном агентстве, и все это ради правдоподобия.

– Очень кстати, – с довольной улыбкой заметила Лотти, когда Грег изложи

– В таком случае вам придется познакомить меня с вашим супругом.

– Это еще зачем? – нахмурилась Лотти. – Он нанимает дизайнера, не сочтя необходимым не только посоветоваться со мной, но даже просто поставить в известность, а я, значит, должна перед ним отчитываться!

Она взглянула на Грега, ища поддержки, однако тот покачал головой.

– Простите, но в данном случае я с вами не согласен. Меня в первую очередь интересует правдоподобие. Если вы не согласитесь с моими требованиями, мне придется отказаться от вашего дела.



– Нет-нет! – воскликнула Лотти. – Я сделаю все, как вы скажете. Тем более что это не составит мне никакого труда. Вот прямо сейчас позвоню мужу и договорюсь о встрече.

Далее последовал короткий разговор по сотовому телефону.

– Ну как? – спросил Грег, когда Лотти спрятала мобильник в сумочку.

– Все хорошо, можем отправиться к Дейву в любое удобное для вас время.

– Как он отреагировал на вашу инициативу относительно найма управляющего?

– Удивился, но в остальном воспринял мои слова спокойно.

– Что ж, замечательно. Остается лишь надеяться на то, что ваш супруг не знает меня в лицо.

– О, это вряд ли. Если я вас не знала до нынешнего дня, то и Дейву вы неизвестны.

Вскоре состоялась встреча, в ходе которой Грег познакомился с Дейвом Митчеллом. Тот показался ему настолько симпатичным парнем, так что даже не захотелось проводить направленное против него расследование. Однако эти чувства Грег поспешил пресечь в корне: профессионалу не пристало руководствоваться эмоциями.

Кроме того, Грег изучил план частичной реконструкции особняка в поместье Вудбридж, вникнув даже в мелкие детали чертежей тех помещений, которые подвергались перестройке. Зачем это нужно и пригодится ли вообще, он не знал. Но сыскной опыт подсказывал ему, что лучше быть во всеоружии, чем запороть дело, запутавшись в подробностях. Поэтому он долго копался в материалах, относящихся к замене водопровода и канализации, установке современных систем обогрева и кондиционирования. Больше всего ему понравилась современная, разработанная по последнему слову техники система пожарной безопасности, а также оснащенная большим количеством датчиков охранная сигнализация.


Вооруженный перечисленными знаниями, Грег сейчас медленно катил по аллее к главному зданию усадьбы Вудбридж, посматривая по сторонам в поисках признаков какой-нибудь деятельности. И заодно изучая местность не по карте, а, так сказать, в полевых условиях.

Он уже приближался к дому, но вокруг по-прежнему не видно было ни души.

М-да, придется все-таки сказать Лотти, что им с мужем и впрямь следовало бы нанять управляющего. Или, на худой конец, экономку, которая бы за всем здесь присматривала. А также сообщала, как продвигаются работы и продвигаются ли вообще.

Остановив «пежо» перед парадным крыльцом, он вышел, взбежал по ступенькам и поднял было руку к кнопке звонка, но, вместо того чтобы нажать на нее, взялся за дверную ручку – ему живо вспомнилась еще свежая история с воротами.

Не удивлюсь, если и здесь незаперто, пронеслось в его голове.

Затем он толкнул дверь, и та – странная закономерность! – поддалась.

Не дожидаясь приглашения, Грег переступил порог. Через минуту его шаги гулко застучали в пустынном холле. Спустя еще несколько мгновений он зашел в коридор. Остановившись, посмотрел сначала в одну строну, потом в другую, немного подумал и направился налево. Где-то же должны быть люди!

Но их не было.

Грег шагал по видавшей виды ковровой дорожке, заглядывая в каждую попадающуюся на пути комнату. Где-то здесь должны работать сотрудники фирмы, подрядившейся делать ремонт и реконструкцию, но где?

– Люди-невидимки… – пробормотал Грег, остановившись перед распахнутой дверью то ли гостиной, то ли столовой, то ли комнаты для завтраков: набор отодвинутой от стен, сгрудившейся посреди помещения мебели свидетельствовал в пользу любого из этих предположений.

Ремонт явно начался как минимум на уровне подготовительных работ, однако найти тех, кто им занимается, не представлялось возможным.

Хоть «ау» кричи! – усмехнулся Грег.

Где-то здесь, в поместье, находится та, ради которой он сегодня встал затемно, сел в автомобиль и преодолел немалое расстояние, – Сэнди Питтс. Потенциальная подозреваемая по делу о возможной супружеской измене известного многим банкира Дейва Митчелла.

Ну же, покажись, золотце, про себя произнес Грег, машинально поглядывая то направо, то налево. Ведь все равно я тебя найду.

Он поднялся на второй этаж, но и тут было пустынно. Ободранные обои лоскутами свисали со стен, на полу белел слой обсыпавшейся штукатурки, а в одной из комнат стояли в стеклянной вазе сохранившиеся с невесть каких времен засохшие цветы.

– Декаданс… – слетело с губ Грега.

Одна из его прежних приятельниц обожала подобное направление в изобразительном искусстве. Стены ее квартиры были увешаны картинами, изображавшими примерно то же, что видел сейчас Грег, разве что было больше предметов мебели, бархата и позолоты.

Однако Сэнди Питтс по-прежнему не появлялась.

Грег обследовал оба крыла особняка, всюду находя запустение и признаки начавшегося ремонта. Наконец, подойдя к окну одной из спален в западной части здания, он заметил в саду движение. Множество каких-то людей бродило в отдалении среди деревьев, и это давало основание предполагать, что с ними может находиться и Сэнди Питтс.

– Что ж, отправимся в сад, – сказал Грег, обращаясь исключительно к себе самому.


Его дорогие модельные туфли покрылись пылью через две минуты после того, как он шагнул с мощенного плиткой двора на землю. Глядя на них, Грег испытал прилив раздражения. Направлено оно было прежде всего на него самого – ведь мог же он догадаться, что в поместье не окажется вымытых шампунем тротуаров, как перед дорогими бутиками и престижными магазинами!

Нужно было захватить обувку попроще, досадливо морщась, подумал Грег. Теперь придется съездить за ней в ближайший деревенский магазин. Но это подождет, сначала дело…

Он прислушался, пытаясь определить, откуда звучат голоса и в каком направлении следует двигаться, затем пошел на запад.

Куда ни падал его глаз, ничего ему не нравилось. Как и в доме, в саду царил беспорядок. Все было запущено, поросло травой и сорняками. Необрезанные ветви деревьев сплелись межу собой, кусты смородины, крыжовника и малины превратились в непролазную чащу. Ко всему требовалось прилагать руки.

Не исключено, что Дейв, супруг Лотти, нанял Сэнди исключительно потому, что та является парковым дизайнером, а вовсе не из желания покуролесить за спиной супруги, подумалось Грегу. Здесь работы непочатый край. И это только сад, а ведь есть еще парк!

Он не удивлялся, подобно Лотти, что в последнее время Дейв часто наведывается в поместье, скорее всего тот просто не хотел пускать дело на самотек. Правда, похоже на то, что в его отсутствие работа замирала, по крайней мере подобное впечатление складывалось о деятельности фирмы, подрядившейся делать ремонт. Что касается Сэнди, то та все-таки не сидела сложа руки.

Потому-то я и не смог отыскать ее в доме, промелькнуло в голове Грега. Наверное, она с раннего утра на ногах. Конечно, работают в саду нанятые люди, но должен же кто-то ими руководить.

По мере приближения Грега к участку разросшегося сада, где звучали голоса, туфли становились все менее похожими на дорогую изысканную обувь. Поглядывая на них, он думал, что с каждой минутой они все больше напоминают штиблеты какого-нибудь бездомного бродяги, который не снимает их, даже когда спит.

Нечего и говорить, что эта мысль лишь подогревала раздражительность Грега. К тому моменту, когда, поминутно оступаясь на неровностях почвы, путаясь в траве, спотыкаясь о выступавшие из-под земли корни, он наконец добрался до прогалины меж плодовых деревьев, ему хотелось только одного: как можно скорее укатить отсюда обратно в Лондон.

Но сначала следовало разобраться со статусом Сэнди Питтс, выяснить, кто же она все-таки – любовница хозяина или обычный садовник. Хорошо, не садовник, а ландшафтный дизайнер, сути дела это не меняет.

На лужайке собралось человек двадцать, в основном мужчины, но были и три средних лет женщины. Все они внимательно слушали кого-то, кто находился в середине образованного ими полукольца.

Затем Грег заметил мужчину лет пятидесяти, тоже в рабочей одежде, но стоявшего поодаль от остальных. Усмотрев возможность кое-что разведать, он направился к тому.

– Что это за собрание вы устроили в саду?

Предполагаемый собеседник даже не взглянул на Грега. Не сводя глаз с толпы, он сплюнул себе под ноги и только затем неохотно произнес:

– Лично я ничего не устраивал. Я вообще не понимаю, зачем понадобился весь этот сыр-бор. Как будто нельзя обойтись без помпы!

Грег тоже посмотрел на собравшихся.

– А что все-таки эти ребята здесь делают?

– Слушают вон ту пигалицу. – Собеседник кивнул куда-то вперед. – Тоже мне оракул…

Под пигалицей, очевидно, подразумевалась Сэнди Питтс. Иного и быть не могло, ведь дело происходило в саду. Кто мог выступать здесь в роли оракула, если не садово-парковый дизайнер?

Грег пристально всматривался в толпу, словно стремясь проникнуть сквозь нее взглядом и увидеть наконец ту, ради кого он приехал в поместье.

Да где же она?

Ни одна из трех женщин не походила на словесный портрет, который дала Грегу Лотти. Прежде всего, они были старше Сэнди. А других женщин или девушек Грег по-прежнему не видел.

Постойте, а кто это мелькнул там, в просвете между двумя работниками? Хм, скорее всего, это и есть Сэнди. Вот снова показалась! Точно она: среднего роста, стройная, русоволосая, с правильными чертами лица, лет двадцати пяти – что называется, спелая ягодка. Цвета глаз отсюда не разберешь, но если синие, то можно не сомневаться – она. М-да, на такую клюнет любой – хоть студент, хоть банкир…

Я бы и сам не прочь, если бы не находился здесь по службе, вдруг проплыло в голове Грега. Если эта красотка и впрямь Сэнди Питтс, то неудивительно, что у Лотти возникли подозрения относительно моральной стойкости своего благоверного. Любая на ее месте рассудила бы точно так же.

Некоторое время Грег с интересом присматривался к привлекшей его внимание девушке. Заметив, что та, вооружившись садовым секатором, принялась показывать собравшимся, как следует обрезать деревья, он окончательно укрепился в своей догадке. Это определенно была Сэнди Питтс, потому что, кроме нее, никто здесь не держался так уверенно. Вдобавок в ее действиях ощущался профессионализм.

Чем дольше Грег наблюдал за Сэнди, тем больше вопросов у него возникало. Неужели, обладая такой привлекательной внешностью, Сэнди не претендует на нечто большее, нежели статус простого садовника, пусть даже сейчас это и называется звучным определением «ландшафтный дизайнер».

А может, и права Лотти, усмехнулся про себя Грег. Не удивлюсь, если Сэнди Питтс задумала очаровать Дейва Митчелла. В таком случае у Лотти есть все основания опасаться Сэнди. Если та претендует на место сначала возлюбленной, а затем и супруги Дейва, то, желает того Лотти или нет, ей придется посторониться. Но какая жена согласится добровольно уступить свое место сопернице?

– Обычную обрезку деревьев преподносит так, будто это невесть какое изобретение, – послышалось рядом.

Грег повернулся к своему собеседнику.

– Вы в этом разбираетесь?

Тот вновь презрительно сплюнул.

– Еще бы мне не разбираться, если я здешний садовник. Не понимаю, зачем вообще мистер Митчелл нанял эту девицу! – И он едва слышно добавил в усы нечто очень похожее на ругательство.

У Грега были на сей счет соображения, однако он предпочел оставить их при себе. Вместо этого произнес:

– Для благоустройства территории, полагаю. Сэнди Питтс специалист по ландшафтному дизайну, и они с мистером Митчеллом разработали план реконструкции парковой зоны. Ну и сад, конечно, тоже не оставили без внимания.

Пока Грег говорил, садовник прищурившись мерил его взглядом. Затем спросил:

– Вижу, вам кое-что известно о здешних делах. Вы кто?

Грег усмехнулся.

– Ваш новый управляющий. А вы Виктор Брэдсон, если не ошибаюсь?

– Да-а, – протянул тот с оттенком удивления. – Откуда вы знаете, как меня зовут?

Грег с улыбкой пожал плечами – дескать, нет ничего проще.

– Ведь вы сами назвались садовником. В поместье только одна подобная должность. Она же и единственная занятая из всех полагающихся по штату.

– Правильно, – кивнул садовник. – Кроме меня, у нынешних хозяев поместья пока больше никто не работает. Если не считать этой пигалицы, разумеется. – Он мотнул головой в том направлении, где находилась Сэнди. – Но она, надеюсь, долго здесь не задержится. Уедет, как только закончит свою садово-парковую реконструкцию.

Как знать, как знать, подумал Грег.

4

– Значит, управляющий, да? – обронил Брэдсон.

Грег сдержанно улыбнулся.

– Меня зовут Грег Джордан.

Он решил действовать под собственным именем. Вряд ли здесь нашелся бы хоть один человек, который узнал бы в нем владельца лондонского сыскного агентства. Впрочем, в самом Лондоне Грег тоже мало кому был известен: род его занятий не предполагал афиширования.

Садовник кивнул.

– Будем знакомы, мистер Джордан. – Немного помолчав, он добавил: – Странно, что хозяин не приехал с вами, чтобы все здесь показать.

– Мистер Митчелл занят, – коротко пояснил Грег.

Ему было прекрасно известно, чем именно занимается сейчас Дейв Митчелл: Лотти увезла его в Америку, на свадьбу одной из своих двоюродных сестер, очень кстати собравшейся замуж именно в эти дни.

Поступила она так по совету Грега.

– Нужно сделать так, чтобы Дейв хотя бы в самом начале расследования не путал мне карты, – сказал он. – Мне нужна небольшая фора. За это время я попробую разузнать у местных обитателей, не замечали ли они, что отношения Дейва и Сэнди Питтс выходят за рамки работодателя и наемного специалиста.

– Положитесь на меня, – ответила Лотти, решительно блеснув глазами. – Я его просто увезу!

Пользуясь тем, что в разговоре с садовником возникла пауза, Грег вновь принялся рассматривать Сэнди. Та что-то объясняла выглядевшему ее ровесником парню, который не столько слушал, сколько глазел на нее. Вероятно, в его деревне не было таких красивых и, главное, уверенных в себе девушек. Сам молодой работник, наоборот, смущался как красна девица. И даже порозовел, когда, продолжая что-то втолковывать ему, Сэнди легонько скользнула пальцами по только что срезанному с ближайшей яблони прутику. Вряд ли она вкладывала в свои действия какой-то особенный смысл, но парню ее жест явно показался в высшей степени эротичным.

С другой стороны, манипуляции Сэнди с прутиком могли быть не так уж невинны. Грег вполне допускал, что она сознательно дразнит парня, да и не его одного, учитывая окружение, состоявшее почти из одних мужчин.

Кокетка! – мысленно констатировал Грег. Впрочем, ей простительно, она действительно очень хороша собой.

Его взгляд сам собой устремился на обтянутую бордовой футболкой грудь Сэнди. Она выглядела такой соблазнительной, что от нее невозможно было оторвать глаз.

Грег сам сделал это с трудом. Однако через минуту поймал себя на том, что снова смотрит в прежнем направлении. Мало того, его пронзил сладостный, известный каждому мужчине импульс, который возник в области бедер и молниеносно проскочил вверх, ударив прямо в мозг.

И это после нескольких минут даже не знакомства, а простого лицезрения!

Проклятье! – вспыхнуло в голове Грега, пока он пытался справиться с собой.

Теперь он уже почти не сомневался в том, что Дейв Митчелл попался на крючок Сэнди Питтс: соблазн был очевиден.

Едва Грег успел подумать об этом, как Сэнди повернула голову и посмотрела прямо на него. Их взгляды встретились.

Грегу показалось, будто через него пропустили электрический ток. А все потому, что он наконец рассмотрел, какие у Сэнди глаза. Святые угодники… Просто два бездонных синих озера, да и только! А выражение этих удивительных глаз – внимательное, слегка настороженное, но одновременно доброжелательное, хотя содержит в себе что-то дикое – приводит в ступор. Потому что на ум приходят мысли о том, какое выражение появляется в синих глазах Сэнди в минуты наивысшего блаженства, когда она находится в объятиях мужчины.

В следующую минуту Грег с предельной ясностью осознал, о каком именно мужчине в данном случае идет речь – о Дейве Митчелле, супруге Лотти Шелл.

Неожиданно он испытал болезненный укол ревности. А следом – приступ бешенства. Ему показалось глубоко оскорбительным то, что не он сам, а какой-то другой человек знает, как выглядит и как ведет себя в постели Сэнди Питтс. Данный факт представился Грегу чудовищной несправедливостью. Почему Сэнди разделяет сладость чувственного экстаза с Дейвом, а не с ним? Чем этот самый Дейв лучше?

Ничем, мрачно подумал Грег. Такой же мужик, как и я.

Ему не верилось, что Дейв обладает какими-то невероятными талантами в постели. Скорее всего, способности того тянут на троечку. Тем не менее именно под ним Сэнди извивается в конвульсиях чувственного наслаждения. И именно он знает, какое выражение появляется при этом в ее изумительных синих глазах…

От нового прилива ревности у Грега потемнело в глазах. Он вдруг понял, что хочет, чтобы Сэнди принадлежала лишь ему одному, и больше никому на свете!

Эта мысль вызвала у него тревогу.


Объясняя работникам задачу на текущий день, Сэнди машинально взглянула в сторону, и… словно наткнулась на взгляд какого-то незнакомого, хорошо одетого человека. Между ними было ярдов шесть, однако Сэнди все же разглядела и его лицо, и глаза, и их выражение.

Незнакомец смотрел на нее с таким вожделением, словно она была последней оставшейся на планете женщиной. Подобных взглядов Сэнди еще никогда на себе не ощущала, хотя мужчины нередко на нее засматривались.

Она к этому привыкла и вполне отдавала себе отчет в том, что производит на мужчин сильное впечатление. Но незнакомец стоял сейчас с таким видом, будто его поразило громом или он вдруг узрел любимую бабушку, благополучно отбывшую в мир иной еще десяток лет тому назад.

Во взоре этого невесть откуда взявшегося человека – явно не из местных – сквозило что-то особенное. Он… обжигал. И одновременно проникал в каждую клеточку тела, добираясь до неких эфемерных конструкций, которые поэтами именуются не иначе как потайные струны души. Ты моя, безмолвно говорил этот опаляющий взгляд. Неважно, что мы пока незнакомы, отныне ты принадлежишь только мне!

Неудивительно, что Сэнди в смятении отвела глаза.

И опоздала. Ей бы следовало сделать это раньше, хотя бы на минуту-другую, тогда, возможно, она избежала бы всего дальнейшего.

С другой стороны, как знать, не случилось бы того же самого не с первого взгляда, а, скажем, со второго. Или с третьего. Ведь чему суждено сбыться, того не избежать.

Словом, трудно сказать наверняка, а только еще до того, как Сэнди прервала зрительный контакт, в поры ее тела словно проник некий вирус. Можно назвать его страстью или любовью – все равно он уже внедрился в организм Сэнди. И сразу начал непрестанную, кропотливую работу с ее душой. Отныне, даже если бы Сэнди захотела избавиться от мыслей об элегантном незнакомце, у нее вряд ли получилось бы: сладкий яд чувственных желаний уже струился по ее венам.

Она вернулась к прерванному объяснению, но ей пришлось бороться с призрачным образом незнакомца – темные волосы, прямой нос, высокие скулы, серые глаза, – который упорно маячил перед ее внутренним взором, не желая уступать место реальности.

Кто это такой? – проплыло в мозгу Сэнди параллельно тому, что она продолжала произносить вслух. Почему так смотрит на меня? Что ему нужно?

Впрочем, на последний вопрос ответ был известен – нужно ему то же самое, что испокон веков было нужно мужчине от женщины.

В эти минуты Сэнди больше всего хотелось еще хотя бы разок взглянуть на странного посетителя. Может, он лишь пригрезился? Может, просто является частью сна, который она видела под утро? А может, тот сон и не прекращался?

Тебе всего-то и нужно только повернуть голову, прокатилось в мозгу Сэнди. И сразу выяснится, спишь ты или бодрствуешь. Ну, давай!

Однако, как ни велико было желание Сэнди узнать правду, она все же не решалась взглянуть налево, где стояли двое – незнакомец и здешний садовник Виктор Брэдсон. Разумеется, садовник Сэнди не интересовал – тем более что он как будто был недоволен ее появлением в поместье Вудбридж, – а вот таинственный визитер, напротив, будоражил воображение.

Но было еще одно сдерживающее обстоятельство: Сэнди встревожило и даже испугало ощущение исходящей от незнакомца силы. Чувствовалось, он из тех, кто всегда добивается своего. А так как от Сэнди ему требовалось нечто вполне определенное, то именно этого он рано или поздно добьется. Пока неизвестно как, но сомневаться не приходится. Достаточно посмотреть в это открытое, но с очень уверенным выражением лицо. Да и вся фигура незнакомца будто излучает целеустремленность, а в исходящих от его большого сильного тела биотоках вместе с чувственностью ощущается нечто многообещающее.

Не удержавшись, Сэнди все-таки бросила взгляд налево, но ее ждало разочарование: садовник Виктор Брэдсон стоял в одиночестве, незнакомца рядом с ним не было.

Существовал ли он вообще?


– Все-таки я не пойму, в каком именно месте нужно резать, выше листа или ниже? – спросил Джилл, похоже самый бестолковый из всех работников.

– Что? Ах резать… – Сэнди сообразила, что, наверное, давно уже молчит, погрузившись в свои мысли, а между тем все стоят и ждут ее распоряжений. – Конечно, резать следует выше, ведь у основания ножки листа находится почка, которую необходимо сохранить. Через какое-то время она даст новый побег.

– А если чикнуть ниже этой почки? – задал очередной вопрос Джилл. – Из других разве не разовьются побеги?

– Дело в том, что… – Договорить Сэнди не удалось, ее перебил садовник Виктор Брэдсон.

– Парень, тебе не надоело дурака валять? – сердито процедил он, сверля Джилла взглядом. – Как будто не знаешь, как делают обрезку сада! Лишь бы болтать без толку…

Джилл заметно смутился.

– Мне просто интересно послушать, что скажет Сэнди.

– Ничего нового про обрезку она сказать не сможет! – отрезал Виктор. Вероятно, собственная фраза показалась ему чересчур резкой, потому что после небольшой паузы он добавил: – Впрочем, и никто не сможет. А что тебе приятно почесать язык с красивой девушкой, все понимают и без объяснений!

Слегка оттопыренные уши Джилла заалели.

– Я лишь…

– Смотри, как узнает Сюзи про твой возросший интерес к обрезке деревьев, задаст тебе перцу! – подала голос одна из женщин.

Все рассмеялись.

Джилл скрипнул зубами.

– А ну вас! Вам бы только зубоскалить… – Махнув рукой, он взял с грубо сколоченного из досок стола один из заранее приготовленных секаторов и зашагал в глубь сада.

Несколько мгновений Сэнди озадаченно смотрела ему вслед, потом повернулась к остальным и преувеличенно бодро произнесла:

– Ну, за работу!

Продолжая посмеиваться, работники последовали примеру Джилла.

Когда последний из них скрылся в саду, Сэнди тоже взяла было секатор, чтобы заняться делом, но к ней шагнул Виктор.

– Тебя ждут в доме.

Она удивленно моргнула.

– Кто?

Виктор пожал плечами.

– Увидишь. Мое дело передать, чтобы ты зашла в хозяйский кабинет.

Как только Сэнди услышала это, ее сердце радостно дрогнуло. Дейв! Все-таки он приехал…

Она облегченно вздохнула. Значит, все в порядке, ничего не случилось, Дейв приехал к началу работ в саду, как они и договаривались.

– Хорошо, Виктор, спасибо. Уже иду!

Она скорым шагом направилась к дому, а Виктор, глядя ей вслед, пробормотал насмешливо:

– Ступай, ступай…

С прибытием управляющего у него укрепилась надежда, что Сэнди не задержится в здешних краях. Почему – он и сам не смог бы сказать.

5

Сэнди искренне обрадовалась приезду Дейва. За непродолжительное время знакомства у них сложились неплохие отношения. Сэнди даже удивлялась порой этому факту. До нынешнего времени ей, кроме всего прочего, довелось поработать в четырех поместьях. Но ни с кем из владельцев у нее не возникало такого плодотворного сотрудничества. Как правило, работодатели лишь рассказывали ей, что и на каком участке территории требуется сделать. Затем она претворяла идеи владельцев усадеб в жизнь, получала плату, и на этом все завершалось.

С Дейвом Митчеллом все было иначе.

Начать хотя бы с того, что, пожелав преобразить территорию поместья Вудбридж, он пригласил именно ее, Сэнди. До сих пор ей об этом приходилось лишь мечтать. В действии Дейва Митчелла она усмотрела признание ее талантов в области садово-паркового дизайна.

Тот сказал, что Сэнди ему порекомендовал один знакомый, жена которого побывала в поместье своих друзей и воочию увидела там замечательную работу ландшафтного дизайнера. Перемены настолько понравились ей, что она спросила, как зовут специалиста. Так имя Сэнди Питтс пошло гулять среди определенного круга людей. И так, по словам Дейва, узнал его он сам.

Переговоры между ними начались по электронной почте, и в этом не было ничего особенного. Необычное началось позже, когда Сэнди приехала в Лондон и встретилась с Дейвом. Он понравился ей с первого взгляда. Даже не чувствовалось, что Дейв хозяин, а она наемный работник. Он был так внимателен, участлив, настоял на том, что сам отвезет Сэнди в свое поместье. А позже, по дороге в Сассекс, где находилась усадьба Вудбридж, все время расспрашивал ее о детстве, о семье и жизни вообще, много шутил и смеялся. К концу пути Сэнди почувствовала себя так, будто они с Дейвом знакомы давным-давно.

В дальнейшем он очаровал ее еще больше. Часто приезжая в поместье, он часами просиживал с Сэнди за карандашными набросками, сделанными ею с целью наглядной демонстрации того, каким она видит находившийся перед главным зданием, ныне сильно запущенный парк.

Видя искренний интерес Дейва, Сэнди поколдовала с привезенным с собой ноутбуком, в результате чего появились еще более многочисленные, детальные и объемные эскизы. Увлекшись, Сэнди показала их не только Дейву, но также его жене Лотти в один из немногочисленных приездов той в Вудбридж. Однако Лотти, хоть и согласилась с будущими переменами, в остальном восторгов не проявила. С самой Сэнди держалась прохладно, постаравшись свести к минимуму их общение.

Разумеется, Сэнди отметила про себя данный факт, но не придала ему особого значения. Да ее и не особенно интересовало мнение Лотти, ведь заказ на реконструкцию садово-парковой зоны поступил от Дейва. И общалась Сэнди в основном с ним.

На сегодня было назначено начало работ. Дейв обещал приехать в поместье, чтобы вместе с Сэнди обрисовать работникам предстоящие задачи. Однако вышло так, что ей пришлось действовать без него. Она уже начала волноваться, не случилось ли чего, ведь на трассах нередки аварии, но после слов садовника о том, что ей следует поспешить в хозяйский кабинет, успокоилась. Дейв все-таки приехал!


Обо всем этом Сэнди думала, взбегая по ступенькам крыльца черного входа и шагая по коридору в направлении почти пустой комнаты, которая только называлась кабинетом, а в действительности там стоял лишь письменный стол и два стула.

Дверь кабинета была закрыта, однако Сэнди оставила данный факт без внимания. Ну закрыта – и что? Возможно, Дейв не желает сидеть на сквозняке.

Наскоро постучав ради соблюдения требований элементарной вежливости, Сэнди сразу открыла дверь.

– Наконец-то ты приехал! Я уж не знала, что и думать… Ведь мы условились приступить к делу вместе, а тебя все нет и нет. Так что не обижайся, но мне пришлось начать самой, не могла же я заставлять людей ждать…

Последние слова завяли на губах Сэнди, потому что в этот момент она наконец сообразила, что за столом находится вовсе не Дейв. Какой-то другой человек сидел спиной к незанавешенному окну, из-за чего его лицо оставалось в тени и его трудно было рассмотреть.

– Ой! – вырвалось у Сэнди. – Вы… кто?

Человек медленно поднялся и двинулся вокруг стола. Еще до того, как на его лицо упал солнечный свет, Сэнди поняла, кто находится перед ней.

Таинственный незнакомец!

Тот самый человек, взгляд которого настолько потряс ее в саду. Да, это его летний костюм – изысканный, светло-серого цвета. И глаза… тоже… его…

Сердце Сэнди словно взвилось с привычного места и затрепыхалось где-то в горле.

Тем временем незнакомец остановился перед столом, в упор глядя на Сэнди.

– Меня зовут Грег Джордан. – У него был низкий бархатистый голос. – Я новый управляющий этим поместьем.

– Новый? – машинально повторила Сэнди.

В течение нескольких последних минут она безуспешно пыталась справиться с волнением.

– Да, – кивнул Грег Джордан. Затем прищурился. – Вам что-то не нравится?

Сэнди провела языком по пересохшим губам.

– Ну… если вы новый управляющий, то должны сменить старого, а его, насколько мне известно, не существует.

В серых глазах Грега Джордана промелькнуло какое-то непонятное выражение. Спустя несколько мгновений он сунул руки в карманы брюк и качнулся с пятки на носок.

– Хорошо, если вам так больше нравится, я не новый, а просто управляющий.

Сэнди почему-то показалось, что он собирался произнести нечто иное, однако в последний момент передумал.

– Вы приехали один? – тревожно спросила она.

Грег Джордан молча кивнул.

– А где Дейв? – сразу задала Сэнди новый вопрос. – Почему его нет с вами?

– Дейв Митчелл, вы хотите сказать? – с тонкой усмешкой уточнил Грег Джордан. – Но почему он должен находиться со мной?

Сэнди слегка смутилась. Возможно, в ее устах «Дейв» прозвучало слишком фамильярно.

– Разумеется, я имею в виду Дейва Митчелла. Он обещал приехать сегодня в поместье, потому что мы здесь начинаем благоустройство садово-парковой зоны и ему хотелось лично объяснить рабочим некоторые моменты стоящей перед ними задачи.

Она непроизвольно сделала паузу, переводя дыхание, и Грег Джордан воспользовался этим, чтобы произнести:

– Понимаю. – Немного подумав, он добавил: – На месте Дейва Митчелла я бы поступил точно так же.

Сэнди бросила на него взгляд, старательно игнорируя трепет, вновь возникший в ее теле при звуках его бархатистого голоса.

– А я на его месте постаралась бы лично представить персоналу поместья нового управляющего.

– Логично, – согласился Джордан.

Его взгляд неспешно путешествовал по стройной фигуре Сэнди, что, разумеется, не добавляло ей уверенности в себе.

– Почему же Дейв не сделал этого? – спросила она, начиная терять самообладание.

– Не представил меня?

Он сбирается переспрашивать каждое слово? – промчалось в мозгу Сэнди.

В этот момент, не дожидаясь ответа, в котором, по-видимому, не нуждался, Грег Джордан насмешливо обронил:

– Дейв Митчелл и не думал представлять меня кому бы то ни было. По двум причинам. Во-первых, я, так сказать, являюсь кандидатурой его супруги, Лотти Шелл. А во-вторых, Дейв Митчелл просто физически не может находиться здесь, потому что в данный момент пребывает в Америке.

Сэнди удивленно заморгала.

– Как в Америке?

Грег вновь внимательно посмотрел на нее.

– Да-да, именно там. – Он чуть наклонился к Сэнди и доверительно спросил: – Разве Дейв ничего не говорил вам на этот счет?

Она обратила внимание на то, что «Дейв» было произнесено почти с ее собственными интонациями.

Дьявол! – промчалось в мозгу Сэнди. Кажется, он на что-то намекает. – Она помрачнела. Может, кто-то из здешних обратил внимание на то, что между мной и Дейвом сложились теплые отношения? Гм, если так, то об этом уже пополз слушок. Скоро начнутся откровенные сплетни.

Подняв глаза, она наткнулась на испытующий взгляд Грега Джордана. Тот будто проверял, какой окажется ее реакция.

Сама не зная почему, Сэнди покраснела. И в ту же минуту ее охватило чувство досады. В самом деле, что она такого сделала, чтобы смущаться сейчас перед этим человеком?!

– Нет, Дейв не предупредил меня о том, что не приедет сегодня. – Эту фразу Сэнди произнесла так сдержанно, как только могла. Ей не хотелось, чтобы новый управляющий усмотрел в ее словах некий скрытый смысл.

Повисла пауза, во время которой Грег Джордан продолжал откровенно разглядывать Сэнди, скользя взглядом по всему ее телу, изящных форм которого не скрывали даже потертые рабочие джинсы и мешковатая футболка. Впрочем, такому проницательному взору никакая одежда не могла служить помехой – он будто раздевал!

Вместе с тем Грег Джордан все так же покачивался с носка на пятку, держа руки в карманах, благодаря чему брюки натянулись на его бедрах, подчеркивая мужскую суть, и это обстоятельство очень сильно действовало на Сэнди.

Собственно, весь Грег Джордан как таковой очень сильно действовал на нее. Началось все в саду, а здесь продолжилось. В присутствии этого человека Сэнди пребывала будто под воздействием гипноза. Он словно являлся мощным катализатором дремлющей в ней чувственности. Пока Грега Джордана не было, Сэнди даже не думала ни о чем таком, но стоило увидеть его, как внутри нее словно пробуждался вулкан.

Вот и сейчас ее охватило близкое к панике ощущение чувственной незащищенности. При этом опасалась она не столько Грега Джордана, сколько отклик

Наверное, примерно то же испытывают нимфоманки, мрачно подумала Сэнди, изо всех сил стараясь не показать своего повышенного интереса к новому управляющему Грегу Джордану.

– Значит, на этот раз Дейв не предупредил вас о том, что не приедет сегодня?

Погруженная в свои мысли, Сэнди даже вздрогнула, услышав вопрос.

– Э-э… нет, на этот раз не предупредил, – поспешно произнесла она, стремясь продемонстрировать, что не выпадала из разговора.

– А обычно предупреждает? – не столько спросил, сколько констатировал Грег. – Выходит, вы с Дейвом поддерживаете довольно тесную связь.

Тесную связь…

При этих словах в мозгу Сэнди возник странный и совершенно неуместный образ: она сама и новый управляющий Грег Джордан стоят в обнимку, плотно прижавшись друг к другу и слившись в поцелуе.

В следующее мгновение откуда-то снизу в ней взметнулась такая жаркая волна чувственности, что над верхней губой выступила испарина.

Ох, что это со мной?! – вспыхнуло в мозгу Сэнди.

Затем она услышала:

– Молчите? В знак согласия, верно?

Сэнди сейчас переполняло множество пронзительных ощущений, поэтому она взглянула на Грега Джордана растерянно.

– В знак согласия – с чем?

Тот с усмешкой пожал плечами.

– Что вы поддерживаете тесную связь.

– С кем? – машинально спросила Сэнди. И тут же вспомнила, о чем шла речь. Зардевшись, она сердито взглянула на своего визави. – Послушайте, вы устроили мне допрос, а сами даже не удосужились толком объяснить, что к чему! Почему я должна вам верить? Дейв э-э… мистер Митчелл ни словом не обмолвился о вашем прибытии!

Если подобным выпадом Сэнди надеялась смутить Грега Джордана, то ошиблась. Явно любуясь ее раскрасневшимся лицом, он спокойно произнес:

– Вероятно, он просто не успел предупредить вас. Или думал, что это сделала Лотти Шелл, его жена. Ведь меня наняла именно она, а не Дейв.

Сэнди сморщила лоб.

– Лотти?

– Разве вас это удивляет?

– Нет, но…

В самом деле, странно, что Дейв не позвонил, ничего не сказал, хотя наверняка в курсе всего происходящего, иначе и быть не может.

Пока эта мысль плыла в голове Сэнди, Грег Джордан заметил:

– Лотти такая же хозяйка поместья Вудбридж, как и Дейв, поэтому вправе распоряжаться здесь по своему усмотрению. Или вы считаете иначе?

– Я? Нет, конечно. Разумеется, хозяева могут поступать, как сами того пожелают.

– Все-таки в ваших словах чувствуется какое-то «но», – заметил Грег Джордан. – Если сомневаетесь в том, что меня действительно приняли на должность здешнего управляющего, позвоните Лотти, она подтвердит.

Если бы все было так просто! – подумала Сэнди.

Ее действительно одолевали сомнения, однако относились они не к Грегу Джордану, а к ней самой. Она не была уверена, что сможет долго – а главное, спокойно – переносить присутствие нового управляющего. При этом, конечно, понимала, что подобная должность подразумевает длительное пребывание в поместье. Гораздо более продолжительное, чем ее собственное.

Но и ей придется оставаться в усадьбе Вудбридж до тех пор, пока не завершатся работы по обустройству садово-парковой зоны. Ведь для того ее сюда и пригласили.

Интересная складывается ситуация, промелькнуло в мозгу Сэнди. Меня нанял поработать Дейв, то есть муж, а управляющего приняла на службу Лотти, то есть жена! Даже забавно…

В действительности ей сейчас было страшно. Едва ли не впервые за все свое недолгое существование она испугалась реакций собственного организма. Тот словно начал жить отдельной жизнью, вышел из-под контроля, повел ее, Сэнди, за собой, попутно заставив испытать множество сладостных ощущений.

Это было похоже на кошмар. Правда, очень приятный.

Так о чем мы говорим? Ах да…

– Разумеется, я позвоню Лотти Шелл… когда сочту необходимым.

Сэнди решила, что Грег Джордан, если только это его настоящее имя, говорит правду. Зачем ему выдумывать историю о том, что он новый управляющий поместьем, зная, что подобную информацию ничего не стоит проверить?

– Ваше право, – спокойно ответил Грег и вновь качнулся с пятки на носок. А его взгляд в очередной раз отправился в путешествие по фигуре Сэнди.

Она опустила ресницы, затем произнесла с некоторой нервозностью, досадуя на себя за то, что не сумела скрыть волнения:

– Пока же мне хотелось бы узнать, для чего вы меня позвали. – Сэнди собиралась сказать «вызвали», но в последний момент предпочла употребить более мягкий вариант. Кроме того, ее тревожила мысль, что она сейчас фактически находится в подчинении у Грега Джордана, который так сильно действует на нее. Стоило ему заговорить, как кожа Сэнди покрывалась мурашками. В данном случае подобная реакция являлась проявлением чувственности, тут сомнений не возникало. Оставалось лишь понять, почему все это происходит. Что есть в Греге Джордане такого, из-за чего она чувствует себя не в своей тарелке?

Несмотря на откровенное разглядывание, которым в данный момент занимался Грег Джордан, Сэнди не могла бы сказать, что он нарочно будоражит в ней женское начало. Тем не менее ее тело как будто улавливало некий идущий от Грега Джордана импульс, настолько слабый, что сознание оставалось к нему безучастным.

Сколько Сэнди помнила, ей еще не доводилось оказываться в ситуации, когда организм самостоятельно включился бы в какую-то игру, а затем принялся втягивать ее саму, используя при этом множество разнообразных, щекочущих нервы ощущений. Как же велико было искушение поддаться их безмолвным уговорам и прямиком отправиться в объятия нового управляющего!

Сэнди находилась в опасной близости от окончательной потери здравого смысла, и уберегало ее лишь одно: осознание того, что Грег Джордан пока еще объятий не раскрыл.

Возможно, он просто изучает меня перед тем, как приступить к действиям. Что те рано ли поздно последуют, сомнений также не было: Сэнди видела, с каким вожделением он смотрел на нее в саду.

– Я задала вопрос, – сухо произнесла она.

– Помню, – усмехнулся Грег Джордан. – Не желаете ли присесть куда-нибудь и поговорить с удобством? – Он кивнул на стул. – Вот хотя бы сюда? Правда, здесь пыльно… Похоже, на этом стуле сидят нечасто. – Он вдруг вновь взглянул на Сэнди, на этот раз очень пристально и с каким-то странным выражением. – Вероятно, вы с Дейвом располагались не здесь во время ваших… хм… вашего общения?

Сэнди пожала плечами.

– Мы располагались в любом подходящем месте, в том числе и здесь.

Она с удивлением заметила, что по лицу Грега Джордана как будто скользнула тень. Вместе с тем в его глазах появилось другое выражение, впрочем не менее загадочное, чем прежнее.

– Вот как? – обронил он тоном, в котором ощущалось сдержанное напряжение. – И какие же места вы с Дейвом предпочитали?

– Как правило, мы располагались в гостиной, но потом там началась подготовка к ремонту и… – Сэнди вдруг с тревогой взглянула на Грега Джордана. – Послушайте, что за странные вопросы вы задаете? С Дейвом ничего не случилось?

Ей показалось, что Грег Джордан стиснул зубы. Впрочем, это впечатление могло быть обманчивым.

– Все с ним в порядке, не беспокойтесь! Хотя вам это и так известно…

Сэнди нахмурилась.

– Почему вы так говорите?

На этот раз в серых глазах Грега Джордана явно промелькнул стальной блеск – всего на долю секунды, но Сэнди его заметила.

– Потому что у меня есть для этого основания. – Фраза прозвучала гораздо спокойнее, чем можно было бы ожидать.

Формально ответ был дан, но Сэнди ничего не поняла. Слегка замявшись, она все же спросила:

– А с Лотти Шелл ничего не стряслось?

– Ничего такого, о чем можно сожалеть, – сухо произнес Грег Джордан. – Разве вы забыли, что я сказал несколько минут назад? Лотти и Дейв отбыли в Америку на свадьбу родственницы.

Сэнди прикусила губу. Он что, хочет выставить ее идиоткой?!

– Я помню. Просто вы завели какой-то странный разговор, непонятные вопросы задаете… На моем месте любой насторожился бы.

Грег Джордан перестал покачиваться.

– Ну, знаете, вы тоже расспрашиваете о таких вещах, которые не должны интересовать садовника.

– Я не просто садовник! – быстро возразила Сэнди.

Грег Джордан смерил ее взглядом, в котором читалось нечто наподобие: «хм, что-то такое я слышал, а сейчас готов всему поверить».

Ох зачем я это сказала?! – пронеслось в мозгу Сэнди. До него наверняка дошли слухи о наших с Дейвом отношениях, и теперь он истолковывает их по-своему. Получается, я сама дала ему козырь в руки. Не то чтобы меня волновали подобные мелочи, просто все это ни к чему.

Конечно, она могла лишь догадываться, какие мысли возникли в голове Грега Джордана после ее неосторожной фразы, но подразумевала она всего-навсего то, что садовник это одно, а ландшафтный дизайнер – совсем другое.

6

Внимательно наблюдая за тем, как одно выражение на лице Сэнди Питтс сменяется другим, Грег тщательно анализировал текущий разговор. Ему хотелось как можно скорее раскусить эту красотку, разоблачить, проникнуть в суть ее отношений с Дейвом Митчеллом, супругом своей клиентки.

Впрочем, не только потому, что Лотти Шелл являлась его клиенткой. Когда Грег увидел Сэнди, с ним будто что-то произошло, какие-то необъяснимые перемены, которых он не ожидал и потому был к ним не готов.

Объяснить произошедшее Грег не мог даже самому себе. В общих чертах он представлял себе Сэнди благодаря данному Лотти Шелл словесному описанию.

В его воображении Сэнди представала этакой смазливой молодой особой с замашками хищницы, которая готова на все, только бы добиться повышения своего социального статуса. Однако когда он увидел Сэнди в саду, ему поневоле пришлось внести поправки в предварительно составленное на ее счет мнение.

Это походило на глоток свежего воздуха, на переливы радуги над омытым весенним дождиком лесом, на улыбку ангела…

Когда последнее сравнение пришло Грегу на ум, он нахмурился. Подобные образы были не в его стиле. Он привык мыслить иными категориями. В его лексиконе и в помине не было таких слов, как «ангелы», «амуры» или «купидоны». Он вообще плохо представлял себе, как должна выглядеть подобная… живность. Но стоило увидеть Сэнди, как вдруг…

А интересно, как они улыбаются, эти самые ангелы?

Размышляя над подобным вопросом, Грег поймал себя на том, что при виде Сэнди и сам расплылся в улыбке, как завидевший красивую бабочку деревенский дурачок.

Это происходило с ним в саду. А здесь, в полупустом пыльном кабинете, со словно раздетым, лишенным штор окном и голыми стенами, глядя на Сэнди, он начал с горечью осознавать, что Лотти скорее всего права. Неспроста Дейв нанял для обустройства парка именно Сэнди!

Разве мало дизайнеров-мужчин?

Грег мрачно усмехнулся про себя. Лично он на месте Дейва отдал бы всех дизайнеров из числа принадлежащих к сильному полу за один только светлый локон Сэнди Питтс.

За время беседы в этом заброшенном кабинете он настолько увлекся разглядыванием Сэнди, что допустил непростительную ошибку: дал ей повод насторожиться. Нельзя было настолько явно выказывать свое отношение к тому, что она говорила, следовало быть сдержаннее.

Однако проблема заключалась в том, что Грег уже больше не смотрел на Сэнди лишь как на объект расследования. В какой-то момент она превратилась для него просто в ослепительно красивую девушку, которая принадлежит другому мужчине. Дейву Митчеллу, мужу Лотти Шелл.

Конечно, очаровательная Сэнди Питтс не просто садовник, как она сама справедливо заметила или скорее проговорилась. У нее более тесные отношения с Дейвом Митчеллом.

Когда Грег понял это, его сердце тоскливо сжалось. Но одновременно в душе поднялась волна протеста: так не должно быть, ведь есть он, Грег Джордан! Почему Сэнди принадлежит Дейву Митчеллу, а не ему?

Следом в голове проплыли слова Лотти Шелл: «Хочу, чтобы вы или вывели на чистую воду моего благоверного, или скомпрометировали в его глазах эту вновь нанятую Сэнди Питтс».

Выводить на чистую воду супругов-изменщиков Грег умел. Сколько раз этим занимался! Но в данном случае подобная идея не представлялась ему такой уж удачной. Во-первых, для этого требовалось сделать несколько обличающих снимков, лучше всего запечатлеть момент измены как таковой: поцелуи, объятия, секс. Но для этого любовники должны находиться вдвоем, что сейчас исключено, потому что Лотти увезла Дейва в Америку. А во-вторых… Нет, достаточно и первого! Грегу даже думать не хотелось о том, как бы он стал снимать постельные утехи своих нынешних подозреваемых. Лишь на мгновение представив себе Сэнди в объятиях Дейва, он испытал приступ бешенства. Счастье, что ему удалось скрыть свои эмоции.

Нет, при сложившихся обстоятельствах Грегу больше нравился второй упомянутый Лотти вариант – скомпрометировать Сэнди в глазах Дейва, чтобы тот сам отвернулся от нее. Замечательная мысль! И вполне осуществимая. Сэнди здесь, Дейва нет, поле для игры свободно. А в качестве змея-искусителя выступит сам Грег.

Причем с превеликим удовольствием, подумал он, в который уже раз скользнув взглядом по стройной фигуре Сэнди. Я буду последним дураком, если упущу случай позабавиться с такой красоткой. Заодно выполню возложенную на меня клиенткой задачу. Узнав, что Сэнди спит со мной, Дейв наверняка отвернется от нее. Лотти же именно этого и добивается. Только придется быть осторожнее: если я хочу заняться сексом с Сэнди Питтс, не следует ее пугать. Она должна если не довериться мне, то как минимум испытать влечение. Без этого компрометация невозможна.

Грег осознавал, что в его изначальные планы внесена существенная поправка. Выезжая в поместье Вудбридж из Лондона, он предполагал одно, но, прибыв на место, обнаружил, что ситуация значительно изменилась. Случилось то, чего никто не мог предугадать: Грег заглянул в синие глаза Сэнди Питтс и вдруг почувствовал, что тонет в их загадочной глубине. Процесс погружения показался ему настолько сладостным и волнующим, что он не сумел остаться безразличным. Ему захотелось испытывать это блаженное состояние вновь и вновь. Узнать всю Сэнди – дотронуться до нее, ощутить ее запахи, вкус, раствориться ней, в ее нежности и очаровании…

А потом одним махом покончить со всей этой историей: дискредитировать Сэнди в глазах Дейва, избавить Лотти от соперницы и вернуться в Лондон к привычной жизни.

Однако подобная идея не может осуществиться без благосклонного отношения Сэнди. Если она не заинтересуется Грегом в том смысле, который ему необходим, пропало дело. Сэнди должна смотреть на Грега зачарованно, как на предмет тайных девичьих грез. Ее сердце, душа и, главное, тело должны откликнуться на исходящий от Грега чувственный импульс. И конечно же Сэнди не должна не только его опасаться, но даже и испытывать хотя бы малейшее напряжение. Только тогда ему удастся занять место Дейва в ее постели.

Сейчас Грег уже не сомневался, что подозрения Лотти верны и Сэнди в самом деле является любовницей Дейва. Неспроста после появления в поместье Сэнди тот зачастил туда. Конечно, обустройство садово-парковой зоны представляет для него интерес, но, несомненно, второстепенный. Основной же целью является постель прелестной девушки-дизайнера. Вернее, она сама в этой постели.

Что касается Сэнди, то не стоит обманываться ее внешним очарованием. Да, она обворожительна, однако это не означает, что в ее миленькой головке отсутствуют мозги. Грег готов был биться об заклад, что у Сэнди острый ум и завидная сообразительность. Сто к одному, что эта красотка вьет из Дейва веревки в надежде извлечь из всей истории выгоду лично для себя. Иначе зачем ей связываться с женатым мужчиной?

В этом смысле у меня перед Дейвом преимущество: я не женат, подумал Грег. Впрочем, я и не собираюсь менять своего холостого статуса, но Сэнди-то этого не знает! М-да, жалко лишь, что недолго мне придется здесь развлекаться. Сколько Лотти сумеет удерживать Дейва в Америке? Неделю? Дней десять? И за этот короткий период я должен умудриться все успеть: добиться взаимности от Сэнди, обеспечить доказательства ее неверности для Дейва и отчитаться перед Лотти.

Грег поймал себя на том, что мечтательно улыбается. В следующую минуту он поймал удивленный взгляд Сэнди и поспешно согнал с лица блаженное выражение.

– Простите, кажется, я впрямь увел наш разговор в ненужном направлении. Уверяю, у меня и в мыслях не было огорчать вас. – Сделав жест в сторону стула, Грег добавил: – Все-таки давайте сядем и поговорим спокойно. Если боитесь испачкаться, я могу вытереть стул… э-э… – он оглянулся в поисках какой-нибудь тряпицы или клочка бумаги, но ничего не нашел и в конце концов вынул из кармана носовой платок, – да вот хоть этим!

– Нет-нет! – поспешно произнесла Сэнди. – Зачем же вам марать свой… то есть я хотела сказать, что на мне все равно рабочая одежда, поэтому опасаться нечего.

Грег кивнул, пряча платок обратно.

– И то верно. – Взявшись за спинку стула, он галантно отодвинул его для Сэнди: пора было начинать ухаживать за ней. – Прошу.

– Благодарю.

Сэнди опустилась на стул очень грациозно, хотя в ее движениях не было ничего искусственного. Просто она не могла иначе. И скорее всего даже не задумывалась над тем, как выглядит со стороны. Иными словам, в ней присутствовала естественная, ласкающая глаз и не требующая усилий грация дикого животного. Но не только это – еще была аура чувственности, невидимая, но явственно ощущаемая. Во всяком случае, Грег определил ее безошибочно.

Он вообще не упустил ни единой мелочи, потому что уже сейчас, в эту самую минуту, жаждал обладать всем, на что падал его взор. Больше всего его интриговали губы. Чуть приоткрытые, без следа помады, они так и манили к себе.

Действуй же! – вспыхнуло в мозгу Грега. Что ты медлишь!

Будь его воля, он предпочел бы сразу перейти к поцелуям. Однако это было невозможно, требовалась прелюдия. Сэнди предстояло настроиться на нужный лад.

Что ж, придется ей помочь.

– Вы позволите? – салонным тоном произнес Грег, берясь за лацканы пиджака и недвусмысленно давая понять, что хотел бы снять его.

Сэнди вскинула взгляд. Несколько мгновений ей потребовалось для того, чтобы сообразить, о чем Грег говорит, затем она с некоторым смущением кивнула.

– Да, конечно.

– Жарко сегодня, – пояснил он, медленно стаскивая пиджак и не сводя глаз с Сэнди.

При этом он вполне отдавал себе отчет в том, что подобные жесты и манера поведения в ходу у исполнителей мужского стриптиза.

Сэнди порозовела. Возможно, пока она наблюдала за Грегом, в ее голове тоже промелькнула подобная мысль. Как бы то ни было, она не осталась равнодушной к действиям Грега, чего тому и требовалось.

– Необычная погода для нашей весны, – заметил он, подпустив в голос хрипотцы и бархатистости. – Больше похоже на раннее лето.

Ресницы Сэнди затрепетали. Нет, она вовсе не была безучастна к тому, что происходило.

Когда Грег Джордан снял пиджак, его рубашка словно ударила белым цветом по глазам Сэнди. Возможно, благодаря этому и без того мощный торс Грега показался ей еще внушительнее.

Эффект оказался неожиданным: впечатление от увиденного вновь породило у Сэнди уже знакомое ощущение уязвимости – не физической, но чувственной. Поэтому она сникла.

Тем временем, выдержав паузу, Грег обронил:

– Вы не находите?

Показалось ему или Сэнди действительно вздрогнула? Судя по почти испуганному выражению, на миг возникшему в ее глазах, он не обманулся.

– Что? – слетело с губ Сэнди.

Так и есть, голос едва заметно дрожит!

Грег улыбнулся.

– Говорю, больше похоже на лето, чем на весну.

– А… да, вы правы. – Сэнди бросила взгляд за окно. – Мы немного припозднились с началом садовых работ.

Увлеченный своими мыслями и окрыленный достигнутым успехом, Грег не сразу уловил ход ее мыслей. А когда сообразил, что к чему, нахмурился. Разговор потек в другом направлении, и это Грегу не понравилось. Он решил закрепить достигнутый несколько минут назад результат.

Стремясь возвратить ситуацию в прежние рамки, он вновь прибег к тому, что называется языком тела: не спеша присел на край письменного стола и слегка наклонился к Сэнди, тем самым привлекая к себе ее внимание и заставляя отвести взгляд от окна.

Эта маленькая хитрость удалась. Сэнди едва заметно пошевелилась на стуле – вероятно, под воздействием прилива чувственного волнения, которое любая женщина испытывает в присутствии приглянувшегося мужчины. Грег же к настоящему моменту почти окончательно убедился, что по крайней мере отвращения он у Сэнди не вызывает. Это вселяло в него надежду извлечь из этой истории что-то лично для себя.

Собственно, в последнем он уже преуспел: его давно так сильно не будоражило близкое присутствие какой-нибудь женщины. Сам по себе этот факт вполне можно было счесть подарком, ведь именно это приятное волнение придает существованию остроту, а жизни смысл.

Грег испытывал удовольствие от одного того, что у скользнувшей взглядом по его торсу Сэнди участилось дыхание, грудь, выдавая волнение, едва заметно приподнялась и опала под мешковатой футболкой.

Есть! – радостно промчалось в голове Грега.

– Значит, Дейв обещал приехать к началу ваших работ? – негромко произнес он.

Ему неважно было, что говорить, лишь бы это дало возможность в очередной раз применить в отношении Сэнди практически безотказное оружие – голос. Вернее, весь набор завораживающих интонаций.

Сэнди быстро взглянула на него и тут же отвела глаза в сторону.

– Конечно. Дейв проявляет к моей работе большой интерес. Ему понравились проекты, которые я представила на его рассмотрение, и… – Она на миг умолкла, так как ее горло сжалось от волнения, затем, сделав над собой усилие, продолжила: – Поэтому я очень удивилась, что Дейв сегодня не приехал.

– Ну, у него есть и некоторые семейные обязательства, – напомнил Грег. – Не все же ему… – Он осекся, едва не брякнув слова, о которых потом сожалел бы. – Кхм… я хотел сказать, что Дейву следует уделить внимание еще и жене, ну и… прочим родственникам.

Сэнди вздохнула.

– Понимаю.

– Но жене особенно – продолжил Грег. – Ведь она самый близкий для него человек.

Произнося эти слова, он придвинулся чуть ближе к Сэнди и словно навис над ней. Заметив это, она отклонилась назад, насколько это было возможно, и напряженно выпрямилась на стуле.

– Никто и не спорит.

Да, как же! – ухмыльнулся про себя Грег. Ты-то наверняка считаешь себя более близкой Дейву, чем Лотти, его законная супруга. Ведь ты любовница, а Лотти всего-навсего жена.

Придя к выводу, что Сэнди действительно находится в любовной связи с Дейвом, Грег задумался над вопросом: стоит ли использовать свое умозаключение? Первым его порывом было открыть Сэнди все карты, припугнуть, принудить покинуть поместье и оставить Дейва в покое. Таким образом он быстренько закрыл бы дело, вернулся в Лондон, представил Лотти отчет о проделанной работе и спокойно зажил бы дальше.

Но очень скоро Грег передумал. Ему расхотелось так скоро расставаться с Сэнди. Зачем спешить? Нет, сначала нужно познакомиться с Сэнди поближе, узнать ее всю – заглянуть в душу, проникнуть в сердце, сделать прелестное тело своим. А уж потом приступать к разоблачению.

Кому-то подобные планы показались бы кощунственными, однако Грег смотрел на вещи иначе. Когда-то он и сам намеревался жениться, но, к счастью, выяснил, что его невеста продолжает встречаться со своим бывшим приятелем. Вдобавок она заявила, что никогда не давала Грегу обета верности, поэтому упрекать ее он не вправе. Разумеется, свадьба расстроилась. Грег пережил период глубокого разочарования и вышел из него с предубеждением против всех женщин, какие только существуют на свете.

Именно поэтому намерения относительно Сэнди не шли вразрез с его личной этикой. Он преследовал свои цели, а что будет потом… Да какое ему до этого дело? Имеет значение лишь то, что есть здесь и сейчас.

7

Размышляя над тем, что бы еще такое сказать, Грег скользнул взглядом по лицу Сэнди и неожиданно увидел перед внутренним взором картину, от которой его бросило в жар. Пригрезилась же ему все та же Сэнди, только без потертых джинсов, мешковатой футболки… вообще без одежды! Лежа поверх покрывала на кровати, она призывно тянула к Грегу руки, и в ее загадочной улыбке угадывалось обещание райского блаженства…

Кажется, более приятного расследования мне еще не приходилось проводить, пытаясь совладать с чувственным волнением, подумал Грег. Да и что в нем толку? Все уже и так понятно. Перед такой красавицей не устоит никто, Дейв Митчелл в том числе. Мне лишь остается, как того жаждет Лотти, скомпрометировать ее… Ох, не дождусь, когда наступит этот благодатный миг!

Он прекрасно понимал, что сейчас в нем говорит страсть и его поведение трудно назвать профессиональным, но манящая глубина синих глаз затмевала любые соображения.

Вероятно, во взгляде Грега промелькнуло отражение того, о чем он думал в эту минуту, потому что Сэнди вдруг встала со стула и оглянулась на дверь.

– Что? – тихо спросил Грег, прекрасно понимая, в чем дело.

– Я… – Начав отвечать, Сэнди посмотрела прямо ему в глаза, и это оказалось ошибкой. Она тут же умолкла, словно позабыв, что нужно окончить фразу.

Да и нужно ли? Ведь разговор этот не имел никакого значения по сравнению с другим, подспудным диалогом, в котором будто участвовало тело каждого из них.

Отделившись от стола, Грег медленно протянул руку и почти невесомо прикоснулся к щеке Сэнди. Та осталась неподвижна, но в ней – это ощущалось даже на расстоянии – словно взвился чувственный вихрь.

Грег переместил пальцы ниже, дотронувшись до нежных губ Сэнди. Его словно электрическим током пронзило от этого прикосновения.

Сэнди же сделала едва заметное движение, но и только. С места не сдвинулась.

Тогда, глядя в потемневшие глаза Сэнди, Грег стал наклоняться к ее лицу.

Все ниже, ниже…

В его душе уже начала подниматься волна ликования, однако за мгновение до того, как их с Сэнди губы слились бы, она отвернулась. И сделала шаг назад.

Грег разочарованно вздохнул. Сэнди была потрясена случившимся, и данный факт следовало рассматривать как маленькую победу, но… поцелуй, к сожалению, не состоялся.

Они молча смотрели друг на друга. Впрочем, в каких-либо словах не было необходимости, так как оба и без того прекрасно понимали, что между ними происходит.

Сэнди опомнилась первой. Немного нервно проведя языком по пересохшим губам, она произнесла:

– Так когда же все-таки вернется… вернутся Дейв и Лотти? – Ее голос заметно дрожал.

Разумеется, Грег не мог не обратить на это внимания, равно как и на оговорку, весьма прозрачно показывавшую, кто в действительности интересует Сэнди: конечно, Дейв, а никакая не Лотти.

– Точно сказать не могу, – хрипловато ответил Грег, мимоходом удивившись тому, что на этот раз ему не приходится притворяться, его голосовые связки сами выдают приятную бархатистость, – но думаю, что через недельку-другую они объявятся. Если не здесь, то в Лондоне.

– Ах вот как…

Тон Сэнди был нейтрален. Грегу не удалось понять, огорчена она или просто приняла информацию к сведению.

Пора приоткрыть карты, промчалось в его голове.

– Мне нужно кое-что сказать вам, то, ради чего я вызвал вас в этот кабинет, – произнес он.

Судя по промелькнувшему в глазах Сэнди удивлению, она уже и забыла, почему находится здесь.

– Да?

– С этого дня поместье переходит под мое начало. Как управляющий, я отвечаю за все. В том числе и за работы, проводимые в парке и в саду.

Сэнди опустила взгляд, словно обдумывая услышанное и пытаясь понять, что эта новость несет лично для нее.

– Хорошо, но…

– Вас что-то не устраивает? – Грег вновь сунул руки в карманы.

– Нет, но… Просто я не понимаю, как вы можете отвечать за то, что поручено мне.

Грег плотоядно улыбнулся.

– В мои обязанности входит следить за тем, чтобы вы хорошо работали.

В глазах Сэнди отразилась тревога.

– Но…

– С этого момента вы переходите в мое подчинение! – отрезал Грег. – Это не обсуждается.

Однако Сэнди не желала сдаваться без боя.

– Постойте, меня пригласил сюда Дейв и…

– А меня – Лотти. Насколько мне известно, у них обоих равные права на Вудбридж.

– Вот именно! – с вызовом произнесла Сэнди. – Права равные, поэтому я не понимаю, почему вы возомнили себя моим начальником.

Лицо Грега расплылось в торжествующей улыбке.

– Потому что я управляющий поместьем. Я отвечаю здесь за все, понимаете? За все! И пока вы работаете на территории Вудбриджа, вам придется подчиняться здешним правилам. – На миг умолкнув, Грег добавил сухо, со стальным проблеском в серых глазах: – Впрочем, если не желаете подчиняться, я вас не задерживаю.

Плотно сжав губы, Сэнди несколько мгновений смотрела на него. Первым ее порывом было повернуться и уйти, а потом собрать вещички и уехать – желание, продиктованное недавним взрывом эмоций, возникшим в тот момент, когда Грег Джордан едва не поцеловал ее. Однако, поразмыслив, она пришла к выводу, что подобный поступок с любой точки зрения выглядит глупо. Уехать – значит отказаться от выгодной, а главное, интересной работы. А кроме того, Сэнди не могла подвести Дейва. Ведь он рассчитывает на нее. Они все вопросы решили, каждую деталь обсудили… И вообще, чем Дейв виноват в том, что Сэнди так бурно реагирует на нового управляющего поместьем?

Дело не в моей реакции, а в странном поведении моего организма, мрачно подумала Сэнди. Стоило этому человеку появиться здесь, как мое тело будто взбесилось. Живет словно отдельно от меня. Я не желаю видеть в Греге Джордане мужчину, а моя физическая сторона хочет!

– Ну, что вы решили? – с усмешкой спросил Грег, все это время пристально наблюдавший за сменой выражений на лице Сэнди.

Она хмуро взглянула на него.

– Разумеется, я остаюсь. Дождусь, пока вернутся хозяева, а там во всем разберемся.

Хозяева! – ухмыльнулся про себя Грег. Скорее хозяин. А еще точнее, любовник – Дейв.

Его забавляло мрачное выражение на красивом лице Сэнди.

– Что ж, вполне здравое решение. Тем паче что ждать недолго, всего недели две, а может, даже меньше. Это время пролетит так быстро, что вы даже не заметите.

– Надеюсь, – задумчиво произнесла Сэнди.

Грег едва сдержал усмешку, уловив в ее голосе нотки нерешительности. Вероятно, она все же не была уверена, что сумеет выдержать две недели в условиях подчинения новому управляющему, то есть ему, Грегу.

Беспокойство вполне понятное, проплыло у него в голове. Ведь ей придется противостоять не только мне, но и себе самой, своим страстным желаниям, которые я, разумеется, буду всячески подогревать.

– Да не бойтесь вы меня так! – произнес он, внимательно наблюдая за Сэнди. – Я не кусаюсь.

Она быстро взглянула на него и тут же прямо на его глазах порозовела от смущения.

– Я и не боюсь!

Это была чистая правда. Сэнди вовсе не боялась Грега, а хотела его, что ее в действительности и пугало. Внезапно вспыхнувшая страсть казалась ей чем-то противоестественным. Ничего подобного с ней еще никогда не происходило. Она вообще предпочитала плавно развивающиеся отношения. Как, например, с Дейвом. Конечно, его никоим образом нельзя сравнивать с Грегом Джорданом, но то, как спокойно и деликатно тот сблизился с ней, вызывало у нее восторг.

Пока в мозгу Сэнди плыли все эти мысли, Грег обронил как бы невзначай:

– Во время нашей последней перед моим отбытием сюда встречи с Лотти и Дейвом они выразили уверенность, что у меня не возникнет особых проблем с управлением поместьем. – Он умолк, пристально глядя на Сэнди, словно ожидал от нее реакции.

– В самом деле? – пробормотала она, лишь бы что-то сказать.

Грег кивнул.

– А Дейв, кроме того, добавил, что мы с вами быстро найдем общий язык.

Эту двусмысленную фразу он произнес в расчете на Сэнди, но, пока говорил, неожиданно сам испытал такой сильный прилив желания, что у него даже возникли опасения, не стало ли это заметно. Тем не менее внезапная вспышка страсти оказалась полезной: Сэнди определенно ощутила исходящие от Грега чувственные импульсы. Об этом свидетельствовало хотя бы то, что она несколько раз поглядывала на него, тут же опуская взгляд, и ей явно было не по себе. Кроме того, на ее щеках еще ярче заалели пятна смущения.

Дня два – не больше! – пронеслось в голове Грега.

Такой срок он установил для Сэнди. По его расчетам, противиться своим желаниям она сможет только это время, потом сдастся. Но ее капитуляция будет сладостной.

– Я тоже полагаю, что мы с вами быстро сумеем столковаться, – негромко произнес Грег.

Сэнди вздрогнула.

– Вы имеете в виду… что-то конкретное? – Прозвучало это довольно сухо.

Отметив про себя данный факт, Грег насторожился. Ему вовсе не хотелось вызывать у Сэнди подозрения.

– Очень конкретное, – с подчеркнутым спокойствием ответил он. – Нашу совместную деятельность в поместье Вудбридж. То есть здесь.

Сэнди вдохнула – едва заметно, но с явным облегчением.

– Ну, если так… – Не договорив, она умолкла и оглянулась на дверь.

Действие было машинальным и тем отчетливее показало, что ей не терпится поскорее убраться из этого полупустого помещения. Грег понял, что волнение Сэнди достигло предела. Нагнетать его дальше было опасно, потому что возникала угроза коллапса и нарушения всех дальнейших планов. Разумеется, Грегу этого не хотелось. Он намеревался насладиться Сэнди сполна.

– Я вам больше не нужна? – сдержанно спросила она.

Еще как нужна!

Грег едва удержался от подобного восклицания. Затеянная с Сэнди игра взбудоражила его. Если бы все зависело только от него, он бы пря

– В данный момент вы можете вернуться к своим делам, – произнес он медленно, сдерживая участившееся дыхание. – Но потом…

Вероятно, пауза, которую вынужденно сделал Грег, получилась слишком многозначительной, потому что Сэнди сначала напряженно застыла, затем подняла на Грега настороженный взгляд, будто ожидая, что тот сейчас скажет: «Потом вернетесь ко мне и мы займемся самым жарким, бурным и разнузданным сексом, какой только можно себе представить!».

И Грег готов был поклясться, что, если бы он действительно произнес нечто подобное, еще неизвестно, какой оказалась бы реакция Сэнди. На одно безумное мгновение ему почудилось, что она, возможно, и согласилась бы.

Однако он не стал испытывать судьбу, предпочел спустить ситуацию на тормозах – время еще не настало!

– Но потом, скажем после ланча, я бы хотел, чтобы вы приготовили мне кофе и…

– Это еще зачем?

Грег прекрасно понял значение вопроса, тем не менее удивленно вскинул бровь.

– Вы не знаете, зачем готовят кофе? Чтобы выпить его, разумеется.

Сэнди скрипнула зубами.

– Я не это имею в виду.

– Нет? – Грег обезоруживающе улыбнулся. – Что же тогда? Вот не думал, что чашка кофе вызовет дискуссию…

– Дело не в кофе, – хмуро произнесла Сэнди. – А в том, что я не обязана его вам варить. Я ландшафтный дизайнер, моя специальность не включает в себя кухонные премудрости!

– Бросьте, кофе в состоянии приготовить любая женщина.

В глазах Сэнди появился блеск.

– Верно, – с вызовом произнесла она. – Но только если она сама того захочет.

– И что это должно означать? – прищурился Грег.

– То самое! Я вам не служанка!

– Конечно нет. Но вы могли бы пойти мне навстречу и выполнить мою просьбу.

Грег считал себя вправе вновь напомнить, кто здесь главный, но сознательно не стал это делать. Не всегда нужно применять кнут, иногда стоит пустить в ход и пряник.

– Просьбу? – Сэнди сморщила лоб, словно пытаясь найти какой-то подвох.

– Совсем маленькую, – улыбнулся Грег. – По-моему, вы придаете ей слишком большое значение. Проще говоря, делаете из мухи слона. Только вдумайтесь, речь идет всего лишь о чашке кофе. Вы могли бы приготовить ее хотя бы исходя из законов гостеприимства. В конце концов, вы обосновались здесь раньше, чем я.

Возможно, последнюю фразу и не стоило произносить, так как она давала Сэнди некоторое преимущество, но Грег был в себе уверен. Происходящее не представлялось ему чем-то особенным, в его практике случались ситуации и посложнее. Во сто крат.

– И потом, кофе не помешает, когда мы приступим к рассмотрению вашего проекта переустройства парка, – добавил он.

– Проекта? – удивленно повторила за ним Сэнди.

Грег посмотрел на нее.

– Разве я не сказал? После ланча вы принесете мне свои эскизы и в общих чертах объясните замысел относительно парка и…

– Но зачем вам это? – с искренним недоумением спросила Сэнди.

Строго говоря, «это» Грегу было ни к чему, он и без того успел детально изучить проект Сэнди. Но повод-то для общения нужен…

– Что значит «зачем»? – невозмутимо обронил он. – Управляющий должен быть в курсе всех дел. Просто обязан. По роду службы, так сказать.

– Ах в этом смысле… – протянула Сэнди.

– В каком же еще? Вот допустим, вам что-нибудь понадобится, к кому вы обратитесь? К управляющему, разумеется. То есть ко мне. А я понятия не имею, что вам нужно и нужно ли вообще. Как по-вашему, хорошо это?

Сэнди пожала плечами.

– Наверное, нет.

– А раз так, жду вас в половине первого… э-э… здесь же, в этом кабинете. Неудобно тут, конечно, – посетовал Грег, оглянувшись вокруг, – но в других помещениях, наверное, ничуть не лучше. – Он перевел взгляд на Сэнди. – Кстати, на втором этаже, в спальнях, вероятно, то же самое?

Она кивнула.

– Что поделаешь, ремонт…

– Как же вы устроились?

– Так! – Сэнди невольно улыбнулась. – Как говорится, на войне как на войне. В моей спальне хотя бы есть кровать, а в других, кроме обвалившейся штукатурки на полу, ничего не сыщешь.

– М-да… – протянул Грег. – Единственная кровать на весь дом…

– Похоже на то. Кое-где есть старые кресла и стулья, да еще столы, как здесь, но и только. Ни диванов, ничего… Правда, еще пустые шкафы встречаются, но в них ведь спать не будешь, верно?

– Гм, выходит, у меня появилась проблема, – задумчиво констатировал Грег. – Как устроить себе ночлег. Я-то полагал, что займу какую-нибудь спальню и все, но… Кстати, а где находится ваша?

– Что?

– Спальня, – невинным тоном произнес Грег.

Однако Сэнди мгновенно насторожилась.

– Зачем вам это знать?

Он насмешливо прищурился.

– Не беспокойтесь, на вашу кровать я не претендую.

Фраза прозвучала вполне безобидно, хотя, если бы вместо «кровать» Грег произнес «постель», смысл изменился бы разительно.

Тем не менее в силу того, что чувственность Сэнди получила сегодня мощный импульс извне, она интуитивно угадала эротический подтекст.

– Мне нечего беспокоиться! – вспылила она. – Вы управляющий, вот и решайте проблему своего ночлега самостоятельно!

Грег тонко улыбнулся.

– О, я ее решу, не сомневайтесь.

В этот момент где-то в недрах дома раздался размеренный стук, затем что-то грохнуло. Сэнди и Грег одновременно подняли глаза к потолку, откуда как будто донеслись упомянутые звуки.

– Это еще что такое?! – воскликнул Грег, всматриваясь в щели на потолке, как будто оттуда могло просочиться что-то жуткое и необъяснимое.

Сэнди снисходительно усмехнулась.

– Полагаю, строители приехали.

– А! Замечательно, мне и с ними нужно поговорить. Надеюсь, среди них есть старший? Бригадир или кто-то в этом роде?

– Есть, – кивнула Сэнди. – Вы легко его узнаете, у него пышные усы.

– Очень хорошо, прямо сейчас к нему и отправлюсь. А вас жду после ланча. И не забудьте свои эскизы.

Последнюю фразу Грег произнес в спину Сэнди, потому что она не мешкая направилась к выходу. Уже закрывая за собой дверь, она услышала:

– Да, передайте Виктору Брэдсону, чтобы через полчасика заглянул ко мне!

Спустя мгновение Сэнди захлопнула за собой дверь, словно отсекая от себя Грега. Она не видела, что тот хоть и остался в одиночестве, но с довольной улыбкой.

Да, Грег улыбался. Для этого у него были весьма весомые причины: он не сомневался, что Сэнди вышла из кабинета в большом смятении. И причиной тревоги было отнюдь не известие о неожиданном отъезде Дейва в Америку.

Грег начал игру. Ход ее был у него под контролем, все роли расписаны, а участь Сэнди предрешена. Грег искренне веселился, в подробностях вспоминая все, что только что происходило в этом полупустом кабинете. Особенно ему нравилось смущение Сэнди, которая так мило краснела, будто вовсе и не была любовницей Дейва и не вынашивала в отношении его, чужого мужа, далеко идущих планов.

Денек-другой – и я позабавлюсь с этой красоткой, думал Грег. От всей души и в полное свое удовольствие!

8

Выйдя в коридор, Сэнди на миг прислонилась спиной к дверному косяку. Ей нужно было как-то освоиться с неожиданными событиями нынешнего дня.

Дейв не приехал, умчался зачем-то в Америку… Ах да, на чью-то свадьбу. Зато вместо него в поместье появился новый управляющий, который сразу показал, кто здесь главный. Но это еще полбеды. На амбиции Грега Джордана можно было бы закрыть глаза, если бы всего несколько минут назад он не предпринял некой попытки, носившей откровенно эротический характер.

Вот тебе и новый управляющий поместьем…

Подумав о Греге, Сэнди в тот же миг увидела его перед своим внутренним взором и во рту у нее пересохло. Этот человек явно ее обезоруживал. Она не была способна противостоять ему. И дело даже не в его более чем привлекательной внешности – в этом смысле Грегу Джордану позавидовал бы любой мужчина, – а в чем-то другом. Кроме ощущения силы и уверенности, от него исходила мощная чувственная энергия, не реагировать на которую было невозможно.

Даже сейчас, когда Сэнди подумала об этом, по ее телу пробежала дрожь. К счастью, Грег Джордан в эту минуту не находился рядом, поэтому не было необходимости скрывать свое состояние. Вскоре трепет унялся, однако легче Сэнди не стало.

Она уже догадывалась, что угодила в очень опасную историю. Мужчины, подобные Грегу Джордану, не способны безропотно воспринять отказ, им непременно нужно добиться своего. Но самым пугающим было то, что Сэнди не ощущала в себе сил сказать «нет».

Ох, что же я здесь стою! – вдруг промчалось в ее голове. Ведь Грег Джордан собирался отправиться к строителям. Сейчас он выйдет, увидит меня и… сделает неправильные выводы. Пора отправляться восвояси!

Сэнди двинулась по коридору в направлении заднего крыльца, а в мозгу ее, будто отдаваясь после каждого шага, вспыхивало имя нового управляющего поместьем. И в одном этом присутствовало что-то тревожное и волнующее. Нет, скорее чарующее.

Грег Джордан…

Так могли бы звать хоть кинозвезду, хоть спортивную знаменитость, хоть эстрадного кумира. Красивое имя. Есть боксер Майкл Джордан, но «Грег Джордан» нравилось Сэнди больше…

Она остановилась и зажмурилась. Просто наваждение какое-то! Сколько можно думать об этом Греге Джордане? Откуда он только взялся…

Через мгновение Сэнди сообразила, что закрывать глаза не следовало, это было ошибкой, потому что перед ее внутренним взором сразу возник образ того, о ком она не хотела думать. Темные волосы, серые глаза, высокие скулы, твердый подбородок и губы… от которых трудно отвести взгляд.

Сэнди до сих пор не избавилась от ощущений, наводнивших ее в полупустом кабинете. И хотя прошло уже несколько минут, где-то в глубине ее тела все еще пульсировало теплом желание. Этот сладостный ритм лишь усилился, когда Сэнди вспомнила о губах Грега, а также о том, что они едва не соприкоснулись с ее собственными.

От этой мысли Сэнди бросило в жар.

Хитрить с собой было бесполезно. Как бы Сэнди ни уговаривала себя, что все, о чем она думает, не заслуживающие внимания пустяки, ее тело воспринимало происходящее иначе. Очень остро. Как нечто имеющее первостепенное значение.

Сэнди внезапно осознала, что будто очутилась в раскаленной печи – в такой образ вылилась ее собственная чувственность – и ей грозит реальная опасность сгореть дотла в пламени страсти.

Общение с Грегом Джорданом, пусть даже совсем короткое, пробудило в ней природные инстинкты, настолько дикие, что они пугали ее саму.

Он для меня опасен, мрачно подумала Сэнди, подразумевая Грега. Если я хочу устоять, то не должна даже приближаться к нему. В противном случае может произойти то, о чем мне потом придется очень пожалеть. Да, нужно держать дистанцию!

Это решение Сэнди приняла, сбегая по ступенькам заднего крыльца. Однако интуиция подсказывала ей, что подобному намерению грозит плачевная участь: оно вполне способно остаться в разряде благих. Да и как сохранишь дистанцию, если Грегу Джордану зачем-то требуются эскизы обновленного парка, да еще вдобавок и кофе подавай!

А что же Дейв? – вертелось в мозгу Сэнди, пока она шла по саду. Почему не сообщил мне о том, что Лотти наняла управляющего? Я думала, у нас доверительные отношения… со всем, что из этого вытекает. Однако Дейв и сам не приехал, и о переменах в поместье ни словом не обмолвился.

Не успела Сэнди подумать об этом, как зазвонил ее мобильный телефон. Увидев на дисплее номер Дейва, она облегченно вздохнула. Ну наконец-то!

Разговор, однако, оказался коротким.

– Привет, – отрывисто произнес Дейв, услышав голос Сэнди. – Прости, что не приехал. Не смог. Звоню из Америки. Позже все объясню, а пока скажи: появился у вас Грег Джордан?

– Да, – растерянно ответила Сэнди.

– Гм, оперативно… На всякий случай будь с ним поосторожнее, мне в этой истории кое-что неясно. Но я все выясню! Да, и смотри не влюбись! Я с этим парнем встречался, поэтому знаю, как он выглядит. Но, кроме этого, мне о нем ничего не известно. Все, поговорим, когда вернусь. – В трубке зазвучали короткие гудки.

Сэнди задумчиво сунула телефон в карман. Будь осторожна с Грегом Джорданом, сказал Дейв. Что бы это значило? Какую именно осторожность следует соблюдать?

И потом… смотри не влюбись? Тоже звучит, во всяком случае загадочно. Почему Дейв считает, что она способна влюбиться в Грега Джордана?

Потому что он видел этого парня, прозвенело в голове Сэнди. И потом, хочешь сказать, что ты совершенно безразлична к Грегу Джордану? А по мне, дорогуша, так тебе осталось сделать лишь шаг – и ты окажешься по уши влюбленной!

Сэнди прикусила губу. Внутренний голос – или что там это было? – говорил страшные вещи. И самым ужасным было то, что все сказанное почти соответствовало истине. Сэнди действительно чувствовала себя на краю пропасти. Одно неловкое движение – и она ринется вниз, воспылав страстью к человеку, о котором ей неизвестно ничего, кроме того что он сам сказал.

А ведь еще вчера она даже не знала о его существовании!

Что за глупости, почему я непременно должна влюбиться? – спросила себя Сэнди.

Тем не менее в ее мозгу вновь раздалось: правильно, золотце, мыслишь. Влюбляться ни к чему. А вот узнать, каков этот Грег Джордан в постели… почему бы нет?

Щеки Сэнди мгновенно вспыхнули: незримый собеседник угодил в самую точку. Именно об этом она и думала практически все время с того момента, когда впервые увидела сегодня в саду элегантного незнакомца, который позже и назвался Грегом Джорданом…


Сэнди даже не подозревала, что тот, вокруг кого вертелись все ее мысли, стоит у окна в коридоре второго этажа и внимательно наблюдает за ней.

Оставшись на сей счет в неведении, она углубилась в сад, нашла Виктора Брэдсона и сказала, что его желает видеть новый управляющий. Затем, надев защитные перчатки, включилась в работу.


Виктор Брэдсон снабдил Грега таким объемом компрометирующей информации, что впору было отказаться от дополнительного сбора улик против Дейва и Сэнди. Язвительный садовник весьма прозрачно намекал на существующую между этими двумя связь. Разглаживая усы, с явным удовольствием рассказывал, что неоднократно видел Сэнди и Дейва гуляющими по саду и парку, шушукающимися, спорящими, обсуждающими что-то, улыбающимися и заглядывающими друг другу в глаза.

Когда, многозначительно посмеиваясь, садовник ушел, Грег подумал о том, что вполне может отправиться обратно в Лондон и засесть за отчет, которого ждет Лотти. Разумеется, подтвердить полученную от садовника информацию никто не мог, но и опровергнуть тоже. Кроме разве что самого Дейва. Однако, будучи заинтересованной стороной, он мог говорить что угодно, Лотти все равно не приняла бы его слова во внимание. А уж о возражениях Сэнди даже упоминать не стоит, их просто проигнорируют. И вообще, всякий, кто хотя бы раз видел эту красотку, с ходу поймет, почему Дейв Митчелл решил воспользоваться ее услугами в качестве ландшафтного дизайнера, да и некоторыми другими тоже.

Правда, существовал один настораживающий момент – мотивация садовника. Грег видел, что тот решительно настроен против Сэнди. Скорее всего, его уязвлял тот факт, что для переустройства парка и сада Дейв предпочел нанять кого-то со стороны. Чем же я хуже, вероятно рассуждал Виктор Брэдсон, столько лет работаю в поместье садовником – и вот, будьте любезны, благодарность! Иначе говоря, Виктор Брэдсон оказался глубоко уязвленным соображениями Дейва, который счел, что он не в состоянии тягаться с какой-то пигалицей.

Однако каковы бы ни были причины, толкавшие садовника к откровениям в отношении связи Дейва и Сэнди, Грег склонен был доверять его словам. Даже несмотря на его заведомую предвзятость. Именно обида, по мнению Грега, служит гарантией того, что садовник не лжет.

Словом, Грег получил все основания свернуть деятельность в поместье Вудбридж, но не воспользовался ими. Причина крылась в самой Сэнди. Та занозой вошла под кожу Грега, и он догадывался, что не сможет избавиться от нее, пока не узнает всю. Лишь удовлетворив любопытство – и страсть, – он вновь почувствует себя настолько свободным, чтобы со спокойной душой укатить отсюда. При этом, как ни странно, чувства Сэнди его не волновали. Ведь у нее останется Дейв. До поры. Пока в ситуацию не вмешается разъяренная Лотти.

Последние мысли неожиданно привели Грега в смятение. Не о Лотти, а о Сэнди и Дейве. Представив себе, что после его отъезда Сэнди вновь вернется в объятия Дейва и тот станет ласкать ее – ту, которую Грег уже видел своей, – скользить ладонью по изящным изгибам тела, смотреть в пронзительно-синие глаза, припадать к словно чуть припухшим губам, он непроизвольно стиснул кулаки, ноздри его гневно раздулись, будто он сию минуту готов был отозвать Дейва в сторонку и разобраться по-мужски.

Поймав себя на подобной реакции, Грег расслабился. Что это с ним? Откуда такие бурные эмоции? Ведь речь идет всего лишь о небольшом амурном приключении. Мало ли их было…

Даже не помню сколько, подумал Грег. Тем более странно, с чего это я вдруг так разволновался…

9

Сэнди опоздала.

Работа в саду настолько увлекла ее, что она даже забыла о ланче. Лишь когда работники принялись располагаться под деревьями и вынимать из сумок термосы и коробки с сандвичами, спохватилась, что настало время ланча. И назначенной на половину первого встречи с Грегом Джорданом.

Последнее обстоятельство одновременно и будоражило Сэнди и пугало ее. Будь ее воля, она предпочла бы избежать этого свидания, пусть и делового. Но в том-то и беда, что их общение вряд ли ограничится деловыми рамками. Интуиция подсказывала Сэнди обратное. Ведь не зря же Грег Джордан предпринял утром попытку поцелуя…


Обычно Сэнди наскоро готовила себе что-нибудь внизу, на кухне, и ела, даже не переодеваясь. Зачем, если после ланча все равно возвращаться в сад?

Однако сегодня дела обстояли иначе.

Поднявшись в свою комнату, Сэнди нагрела в электрическом чайнике воды – элементарные гигиенические процедуры осуществлялись в этом доме доисторическими способами – и наскоро освежилась. Затем надела другие джинсы и футболку, такую же мешковатую, зато чистую. Ей не хотелось, чтобы у Грега Джордана сложилось впечатление, будто она переоделась ради него, но и замарашкой появляться перед ним не стоило.

Оставалось перехватить чего-нибудь на кухне, а затем спешить на встречу. Так Сэнди думала, однако, бросив взгляд на наручные часы, поняла, что поесть не успеет.

Было тридцать пять минут первого. Сэнди уже опоздывала на пять минут.

– Проклятье! – слетело с ее губ.

Меньше всего на свете ей хотелось, чтобы Грег Джордан обвинил ее в отсутствии пунктуальности.

Кое-как пригладив волосы, она схватила основной эскиз запланированных в садово-парковой зоне перемен и выбежала в коридор.


Умерив шаг и сдерживая дыхание, Сэнди едва ли не на цыпочках приблизилась к кабинету. Прислушалась. Из-за двери не доносилось ни звука. Совершенно непонятно было, есть кто-нибудь по ту сторону или нет.

Вдруг он забыл о встрече! – с надеждой подумала Сэнди. Отсрочка свидания с Грегом Джорданом давала возможность сосредоточиться.

Ей бы повернуться и уйти, но она не могла позволить себе подобную слабость. Это означало бы капитуляцию… о которой, впрочем, не узнал бы никто, кроме самой Сэнди. Но лишь до поры до времени. Рано или поздно Грег Джордан почувствует ее состояние и вряд ли откажет себе в удовольствии воспользоваться им.

Механически подняв руку, которая будто не желала подчиняться, Сэнди постучала в дверь.

– Войдите! – тут же донеслось в ответ.

Она вздрогнула – ей почти удалось уверить себя, что Грега Джордана в кабинете нет.

Но он там был и наверняка ждал ее.

Сэнди толкнула дверь и переступила порог.

Грег Джордан сидел за столом, как будто и не покидал этого места с тех пор, как они с Сэнди виделись последний раз. Он был погружен в просмотр каких-то бумаг и выглядел… как управляющий поместьем.

Сэнди остановилась, не зная, что делать дальше.

Повисла пауза.

Грег Джордан не поднимал головы, продолжая перебирать документы, скорее всего относившиеся к производившимся здесь ремонтным работам. Тишина в кабинете нарушалась лишь бумажным шелестом.

Что я здесь делаю? – спросила себя Сэнди, не уверенная, что Грег Джордан уже не забыл о ее присутствии.

Ей же даже просто смотреть на него было нелегко. Он словно обладал над ней какой-то таинственной властью. Стоило Сэнди очутиться рядом с ним, как она начинала трепетать от пробуждавшейся чувственности.

Но все же так просто ты меня не возьмешь! – мрачно подумала она, вспомнив услышанные сегодня по мобильному телефону слова Дейва: «Смотри не влюбись, я с этим парнем встречался и знаю, как он выглядит».

Действительно, Грег Джордан смотрелся шикарно, однако Сэнди надеялась, что вскоре новизна восприятия сотрется, как это часто бывает, когда видишь кого-то каждый день. А потом, глядишь, и все образуется – потревоженные эмоции улягутся, сердце успокоится и жизнь вернется в привычное русло.

Сэнди размышляла об этом, рассматривая залитого солнцем Грега Джордана. Он сидел спиной к окну, и потоки света золотили его темные волосы, широкие плечи и кисть левой руки, сильную, но в то же время не лишенную особенного мужского изящества.

Интересно, найдется ли в нем хоть что-то, что не понравится мне? – промелькнуло в мозгу Сэнди. И тут же она усмехнулась про себя – вряд ли.

Ей так хотелось дотронуться до этого практически чужого человека, что это желание отдалось даже в ладонях. И в губах, которыми она безумно хотела прильнуть к губам Грега Джордана…

– Вы опоздали.

Замечание прозвучало как гром с ясного неба, заставив Сэнди вздрогнуть.

– Что?! – воскликнула она, гораздо громче, чем следовало бы для такого простого и короткого вопроса.

Грег Джордан наконец поднял голову.

– Вы опоздали.

Это была простая констатация факта, без оценки, поэтому Сэнди слегка растерялась, не зная, как реагировать.

– Я… э-э…

Прищурившись, Грег окинул ее взглядом с головы до ног и явно с удовольствием отметил про себя, что она переоделась ради этой встречи.

– Вы всегда так халатно относитесь к выполнению распоряжений вышестоящих лиц?

Как ни странно, этот заданный сухим тоном вопрос помог Сэнди взять себя в руки.

Распоряжения вышестоящих лиц?! Уж не себя ли Грег Джордан имеет в виду?!

Сэнди нервно провела языком по губам, прежде чем произнести:

– Я не нахожусь в вашем подчинении.

Грег откинулся на спинку стула и побарабанил пальцами по столу.

– Намерены вновь начать дискуссию? На всякий случай предупреждаю: у меня подобного желания нет. Этот вопрос мы уже обсудили, и я считаю его закрытым. Пока я здешний управляющий, все остальные мои подчиненные – и точка. А ваша неисполнительность меня настораживает. И наводит на печальные размышления.

Сэнди вновь взволнованно облизнула губы.

– Почему?

Грег с сожалением вздохнул.

– Если вы манкируете своими обязанностями в мелочах, то же самое может произойти и в чем-то более серьезном.

Недоуменно нахмурившись, Сэнди несколько мгновений пыталась понять, к чему он клонит, но потерпела неудачу и осторожно спросила:

– На что это вы намекаете?

– На ваши отношения с Дейвом Митчеллом.

Сэнди тревожно вскинула ресницы.

– Не понимаю – какие отношения?

– Деловые, разумеется. – Грег едва заметно усмехнулся. – А вы что подумали?

На секунду стиснув зубы, Сэнди произнесла:

– Ничего. Просто не поняла вашей мысли.

– Тут и понимать нечего: ваша безответственность способна погубить проект, на который хозяева усадьбы возлагают большие надежды. А также вкладывают в него немалые деньги… между прочим!

Ошеломленная подобным натиском, Сэнди смотрела на Грега во все глаза.

Выдержав паузу, он спросил:

– Доходчиво я объясняю?

Поднимавшаяся в душе Сэнди волна негодования неожиданно улеглась. Пусть Грег Джордан говорит что угодно, только бы не пытался поцеловать.

– Вполне, – кивнула она, удивляясь собственному спокойствию. Как там говорят про новую метлу – мол, по-новому метет? – проплыло в ее мозгу. Ну и пусть. Скоро приедет Дейв и все станет на свои места.

– А вам, вижу, безразлично, что я говорю? – сухо обронил Грег Джордан.

От звуков его голоса на предплечьях Сэнди вздыбились тончайшие волоски, и она лишь порадовалась, что со стороны это незаметно.

– Почему, я внимательно вас слушаю.

– Но не реагируете!

На этот раз Сэнди услышала в интонациях Грега Джордана оттенок раздражения. Как ни странно, это еще больше успокоило ее.

Она пожала плечами.

– Просто я знаю, что ваши обвинения беспочвенны.

– Это почему же? – вновь прищурился он.

– В том, что касается моей профессии, я уверена на все сто. – Сэнди даже позволила себе тонкую усмешку. – А в остальном… Ведь я и опоздала-то всего на пять минут.

– Все начинается с малого, – хмуро заметил Грег Джордан.

– Может быть, но в данном случае вы определенно преувеличиваете! – Уверенность Сэнди все больше возрастала, в глазах уже появились веселые дерзкие искорки, как вдруг…

– Вам сегодня звонил кто-нибудь из хозяев?

Вопрос прозвучал настолько неожиданно, что Сэнди заметно вздрогнула, хотя никакой крамолы за ней не числилось.

– К-каких хозяев? – с запинкой выдавила она, чувствуя, что ее щеки предательски заливаются краской.

– Владельцев этого поместья, – последовал язвительный ответ. – Дейва Митчелла или Лотти Шелл. Кто-нибудь из них связывался с вами по телефону?

Сэнди хотела было сказать «да», но тут в ее мозгу будто наяву прозвучал голос Дейва: «Будь с ним поосторожнее!». Она до сих пор не понимала, что это означает, тем не менее решила последовать его совету.

– Не-ет, никто…

– Вы уверены? – Пристальный взгляд Грега Джордана имел нечто общее с кинжалом.

– Конечно… – Прозвучало это так нетвердо, что Сэнди поспешно добавила, стремясь замаскировать неловкость: – А почему вы спрашиваете?

Грег Джордан ответил не сразу. Сначала аккуратно сложил просматриваемые бумаги в стопку. Потом внимательно посмотрел на Сэнди, сердце которой тут же ускорило биение.

– Потому что мне никто не звонит. И это немного странно, учитывая, что сегодня первый день моей работы в поместье. – Еще немного помолчав, он добавил: – Но вы сообщите мне, если вам позвонит кто-нибудь из супругов?

Сэнди вновь едва не брякнула «из каких супругов», но вовремя прикусила язык.

– Э-э… да, разумеется. – Держи карман шире! – вдогонку промчалось в ее голове. Почему это я должна перед тобой отчитываться?!

Красавица явно что-то скрывает, констатировал тем временем Грег. Наверняка говорила с Дейвом, когда я видел ее сегодня из окна после того, как мы расстались.

– Замечательно, – медленно произнес он, скользя взглядом по изгибам изящной фигуры Сэнди. – Рассчитываю на вас.

Она не могла не заметить, куда он смотрит, и ее словно обдало жаром. К тому же от волнения заложило уши, но, несмотря на это, она как будто слышала, как от нарастающего между ней и Грегом Джорданом напряжения в полупустом кабинете звенит воздух.

– Конечно, – одеревеневшими губами выговорила Сэнди. Затем, толком не осознавая, что делает, повернулась и двинулась к выходу.

Очнулась в коридоре от звука захлопнувшейся за ней двери.

Ох, что же это я?! – вспыхнуло в ее голове. Ведь еще рано уходить, эскиз садово-парковых преобразований не показан.

И словно в подтверждение этих мыслей, из-за двери донеслось:

– Сэнди, куда же вы? Немедленно вернитесь!

Сэнди прикусила с досады губу. Больше всего на свете ей сейчас хотелось послать все к дьяволу, убежать к себе, переодеться в рабочие джинсы и футболку и отправиться в сад. Только там, за работой, она смогла бы на время забыть о существовании Грега Джордана, а также избавиться от сладостного томления, которое неизменно возникало в его присутствии.

Но Сэнди не могла позволить себе подобной роскоши – уйти. Тогда Грег Джордан точно догадается, насколько она беззащитна перед его мужским обаянием, а ей этого очень не хотелось. Да и кому бы понравилось демонстрировать свою слабость или эмоциональную уязвимость?

– Сэнди! – вновь донеслось из кабинета.

Похоже, он знает, что я стою здесь, не в силах ни уйти, ни вернуться, подумала Сэнди.

Стиснув зубы, она взялась за дверную ручку и через минуту вновь переступила порог кабинета.

Грег Джордан встретил ее внимательным взглядом.

– Что с вами, куда вы исчезли? Наши дела еще не закончены.

– Я… задумалась. Простите.

Зачем я извинилась?! – молнией проскочило в мозгу Сэнди. Еще подумает, что я виляю перед ним хвостом.

В глазах Грега Джордана действительно промелькнуло нечто подобное.

– Ничего, бывает, – гораздо дружелюбнее произнес он. – Ну, давайте же ваш проект.

Сэнди направилась к нему, на ходу разворачивая лист ватмана.

– Это эскиз. Так будет выглядеть парк после реконструкции.

– Так… Ну-ка посмотрим…

Смотреть Грегу не было необходимости, потому что копию эскиза он уже видел в Лондоне перед отъездом сюда. Мало того, детально изучил. Зачем ему это нужно, Грег и сам не знал. Вероятно, так проявлялся его профессионализм. Работая под прикрытием легенды о том, что он якобы новый управляющий поместьем, Грег считал, что обязан быть на уровне. Мало ли какая ситуация может возникнуть, а он окажется к ней не готов.

Однако, несмотря на все вышесказанное, Грег делал вид, что внимательно и с интересом разглядывает эскиз. Задавал вопросы, Сэнди отвечала. Наконец, когда, казалось, изучение подошло к концу, Грег неожиданно спросил:

– А где же остальное?

Сэнди недоуменно сморщила лоб.

– Что вы имеете в виду?

– Как?! Ведь я еще практически ничего не видел. Где крупный план, отдельные участки, детали? Где расчеты, смета, перечень расходного и посадочного материалов и так далее?

Сказать, что Сэнди озадачил подобный подход, было мало – от удивления она разинула рот. Впрочем, тут же закрыла, но лишь затем, чтобы в следующую минуту пробормотать:

– Я как-то не подумала, что вас могут заинтересовать все эти подробности…

Грег побарабанил пальцами по столу, затем проворчал, мастерски изображая недовольство:

– Похоже, вы вообще мало о чем думаете. Одна оплошность за другой. Представляю, какой из вас специалист!

Услышав подобные высказывания, Сэнди едва не расплакалась. Да что ж это такое? Почему этот Грег Джордан так с ней разговаривает? Почувствовал, что нравится ей, и давай вить веревки? А не слишком ли много он себе позволяет? Какие-то беспочвенные обвинения…

– У вас нет никаких оснований подозревать меня в некомпетентности, – хоть и шмыгнув носом, но с достоинством произнесла Сэнди. – Одно мое небольшое опоздание не дает вам права…

– Одно опоздание? – Откинувшись на спинку стула, Грег насмешливо смерил Сэнди взглядом. – Хм, у вас действительно непорядок с памятью.

Этого она уже стерпеть не смогла. Выпрямившись, метнула в Грега взгляд и процедила сквозь зубы:

– Вы много себе позволяете!

– Ничего подобного, говорю то, что есть. И могу это доказать хоть сию минуту.

– Слушаю! – с вызовом произнесла Сэнди, уверенная, что сможет дать достойную отповедь на любую направленную против нее инсинуацию.

Грег пожал плечами.

– Хорошо, если вы настолько уверены в своей памяти, то где мой кофе, я вас спрашиваю?

– Ваш… – дерзко начала Сэнди, но тут ее мозг усвоил суть вопроса, и закончила она совсем другим тоном, довольно жалким и растерянным, – кофе?

– Именно. Где он? Я-то помню, что просил сварить чашечку, а вы? Если дело тут не в вашей памяти, то за нежеланием выполнить такую простую просьбу кроется что-то другое.

Сэнди прикусила губу. Сегодня она только тем и занималась, так что ей поневоле пришлось поморщиться от боли и поскорей разжать зубы.

Грег расценил ее гримасу по-своему.

– Неужели вам до такой степени не хочется оказать мне услугу?

Сэнди молчала, пораженная мягкими бархатистыми интонациями его голоса.

– Даже такую простую? – с явным удивлением добавил Грег.

Сэнди словно воды в рот набрала. Подобный тон слишком сильно действовал на нее. Уж лучше бы Грег Джордан сердился!

– Что ж, – вздохнул он, – придется, видно, отправиться на кухню самому. Вот не думал, что меня так холодно встретят… Впрочем, нет худа без добра, заодно и перекушу, у меня еще ланча не было.

– У меня тоже. – Сэнди сама не заметила, как эти слова слетели с ее губ, а потом удивилась – зачем сказала?

– В самом деле? – вскинул на ее взгляд Грег Джордан. – Тогда сделаем так: я отправлюсь на кухню, а вы принесете туда интересующие меня материалы. Просмотрим их, а заодно и устроим себе ланч. Понятно?

Сэнди слегка пожала плечами.

– Материалы, о которых вы говорите, содержатся в электронном виде, в моем ноутбуке. Мне придется захватить его с собой на кухню.

– И что, вы усматриваете в этом проблему?

– Нет.

– В таком случае жду вас на кухне.

Через минуту Сэнди вновь оказалась в коридоре. Спустя еще мгновение с ее губ слетел облегченный вздох.


Пока Сэнди шла к двери, Грег смотрел на нее, в основном на ноги и участок ниже талии.

Насколько красива, настолько и лицемерна, вертелось в его голове.

Ему хотелось встать и последовать за Сэнди, чтобы иметь возможность и дальше любоваться ее совершенными формами. Разумеется, он не мог себе это позволить. По крайней мере, пока. Время все еще не настало. Но Грег и не торопил события, ему нравилось чувство предвкушения.

Конечно, он осознавал, что это неправильно – желать ту же женщину, с которой спит муж его клиентки, но, как известно, с собой справиться труднее всег

10

Вернувшись в свою комнату, Сэнди с минуту стояла, задумчиво глядя на ноутбук, за которым, собственно, и пришла. Ее переполняли чувства такого рода, что она едва не пнула ножку стула – снова предстоит вернуться к Грегу Джордану!

Ей и хотелось этого, и не хотелось. Вообще, с того момента, как Грег Джордан появился здесь, казалось, что вся жизнь в поместье перевернулась вверх дном. Общение с ним напоминало аттракцион «Американские горки». Оно то порождало в душе Сэнди всплеск светлых чувств, то словно швыряло в пучину темных страстей. Причем перепады эти случались так внезапно, что просто голова шла кругом. А ведь, кроме всего прочего, приходилось выдерживать с его стороны град странных вопросов и вспышки раздражительности.

И потом еще загадочная фраза Дейва о том, чтобы была с новым управляющим поосторожнее…

Тяжко вздохнув, Сэнди взяла ноутбук и покинула комнату.


На кухне царило такое же запустение, как и в прочих помещениях особняка, но сохранилось оборудование – плиты, духовки, холодильник и морозильник. Правда, последний был отключен за ненадобностью. Из мебели остался лишь стол, стулья отсутствовали, зато стояла деревянная садовая скамейка со спинкой.

На ней и расположился Грег Джордан.

Сэнди увидела его с порога, и он показался ей каким-то… домашним, что ли.

Это было опасное впечатление. Оно мало способствовало решению держаться от Грега Джордана на расстоянии. Физически-то можно, но что прикажете делать с воображением? Разгулялось, треклятое, стоило взгляду Сэнди упасть на грудь Грега, видневшуюся в разрезе рубашки, верхние пуговицы которой были расстегнуты.

Сначала он снял пиджак, теперь рубашку расстегнул, того и гляди, скоро совсем разденется!

Не успела эта мысль возникнуть в мозгу Сэнди, как она пожалела о ней. Видение, в котором присутствовал обнаженный Грег Джордан, вновь вызвало жар в ее теле. Будто наяву она увидела мускулистые плечи, крепкий, хорошо развитый торс, стройные бедра и… нечто в сгущающейся тени, отчего ее щеки окрасились румянцем смущения.

– Ставьте ноутбук на стол и присаживайтесь сюда, – ворвался в грезы Сэнди голос реального Грега Джордана. Он похлопал по скамейке, показывая, где хочет видеть Сэнди.

С непроницаемым лицом она направилась к столу.

– Просмотрим ваши документы и по ходу дела перекусим, – продолжил Грег. – Я наскоро соорудил сандвичи из того, что нашел в холодильнике, и сварил кофе. Хотя по законам гостеприимства это полагалось бы сделать вам, – добавил он с нескрываемым укором.

Только сейчас Сэнди уловила запах кофе и заметила на столе тарелку, на которой лежали сандвичи с сыром и майонезом.

Она тут же представила себе, как Грег Джордан, закатав рукава рубашки, которые, кстати, действительно были закатаны, режет батон, сыр, накладывает майонез – словом, занимается всем тем, что делает его еще более домашним. И еще более опасным для Сэнди.

В который уже раз она подумала о том, что не может вспомнить случая, чтобы какой-нибудь парень или мужчина так сильно действовал на ее воображение. И надо же такому произойти, чтобы им стал именно Грег Джордан, новый управляющий поместьем Вудбридж! Человек, который меньше всего подходит на роль возлюбленного…

Но не любовника – правда, дорогуша? Хе-хе-хе, прокатилось в мозгу Сэнди.

Да, любовник из Грега наверняка получился бы просто шикарный, подавив вздох, подумала она.

Эта мысль была окрашена оттенком зависти ко всем тем девушкам или женщинам, кто знает, каков Грег Джордан в постели.

Да, странные размышления посещают сегодня Сэнди.

Стремясь избавиться от них и настроиться на деловой лад, она принялась разматывать электрический шнур-удлинитель, чтобы с его помощью подключиться к настенной розетке. У ее ноутбука сели батареи, их следовало заменить, а пока он подключался к сети так же, как обычный компьютер.

Как на грех, провод удлинителя запутался, и Сэнди пришлось с ним повозиться. Она еще занималась этим, когда рядом раздалось:

– Дай-ка помогу.

Сэнди на миг замерла, прежде чем повернуться к Грегу Джордану, который, как оказалось, успел встать и сейчас находился всего футах в трех от нее, протягивая руку к шнуру. В тот момент, когда она встретилась с ним взглядом, их пальцы соприкоснулись.

Сэнди не знала, ощутил ли что-нибудь в этот момент Грег Джордан, но сама она испытала такое чувство, будто ее руку обожгла медуза.

Кажется, у нее даже вырвалось восклицание. Но может быть, и нет – Сэнди ни за что бы не поручилась. В тот пронзительный момент она оказалась на йоту от потери сознания.

Минуту спустя Сэнди сообразила, что и Грег Джордан не остался равнодушным к происходящему. Это было заметно по его глазам. Его тоже взволновало прикосновение.

Он хочет меня так же, как и я его! – вихрем промчалось в мозгу Сэнди.

Они застыли, не убирая рук, глядя друг другу в глаза и словно видя там отражение собственных желаний…

Здравый смысл подсказывал Сэнди, что этот электризующий тет-а-тет следует немедленно прекратить, иначе потом она будет локти кусать, проклиная собственную слабость. Однако перед Грегом Джорданом невозможно было устоять. У Сэнди в прямом смысле слова подгибались колени. Казалось, еще немного – и она подастся вперед, повинуясь манящей магии серых, словно отливающих серебром глаз Грега Джордана, упадет на его широкую грудь, зажмурится и всецело отдастся блаженству объятий…

Интересный факт, думал в эту минуту Грег, перед встречей со мной она переоделась, прихорошилась, но губы подкрашивать не стала. Неужели догадалась, что я не люблю поцелуев, оставляющих привкус губной помады? Если так, то…

Мысль была прервана в самом начале, потому что над головой вдруг что-то грохнуло и по стенам зашуршала осыпающаяся штукатурка – должно быть, работающие на втором этаже строители переместились в эту зону.

Сэнди машинально подняла глаза к потолку, и это движение вполне можно было рассматривать как выражение благодарности небесам за то, что ниспослали спасение. В следующую минуту, спеша использовать удобный момент, она убрала руку из-под пальцев Грега.

Он вернулся на скамейку и некоторое время наблюдал за тем, как Сэнди, не глядя на него, подключает ноутбук. Игра перешла на новый уровень. Грег отметил это про себя и едва заметно усмехнулся.

Видя, что Сэнди остановилась рядом со столом, словно собираясь сопровождать комментариями изображения на мониторе, он негромко, но без намека на то, что только что между ними происходило, произнес:

– Иди сядь сюда.

Все еще чувствуя слабость в коленях, Сэнди осторожно присела на край скамейки, на порядочном расстоянии от Грега.

– Ближе! – с оттенком нетерпения бросил он. – Садись рядом со мной, чтобы удобнее было вместе просматривать файлы.

Вместе…

Это волнующее слово словно повисло в мозгу Сэнди. Вместе можно делать много чего, не только просматривать файлы.

Подавив сокрушенный вздох, она медленно переместилась на скамейке ближе к Грегу, притягательность которого вызывала у нее досаду.

Он тем временем придвинул ближе к ней тарелку с сандвичами и чашку кофе.

– Поешь, чтобы голова не кружилась. Со мной это часто бывает, если не перехвачу чего-нибудь вовремя.

У меня и впрямь голова кругом идет, мрачно подумала Сэнди. Только не от голода.

– Благодарю, – вежливо произнесла она, беря самый маленький сандвич. Аппетит у нее если и был, то к этому моменту пропал.

Грег с едва заметной усмешкой поднял бровь. От него не укрылась внезапно возникшая в жестах Сэнди скованность.

– Кофе пей, пока не остыл.

Он подал чашку, и Сэнди машинально взяла ее.

– Спасибо.

Проследив за тем, как она отхлебнула маленький глоток, Грег негромко обронил:

– Ты стесняешься, что ли?

Он сказал это нарочно, чтобы смутить Сэнди. Если она и не стеснялась, то после подобной фразы начала бы. А ему только это и нужно было – он вел свою игру.

Повисла короткая пауза, затем Сэнди, не поднимая глаз, качнула головой.

– Нет. Чего мне стесняться…

Грег многозначительно усмехнулся.

– Конечно, нечего.

Сэнди прекрасно поняла, что он подразумевает, но виду не подала, сохраняя тем самым лицо. И даже откусила ломтик сандвича, демонстрируя спокойствие, которого на самом деле не было и в помине.

Грег тоже взял сандвич, но в отличие от Сэнди уничтожил его всего в три приема. Запив его несколькими глотками кофе, он совсем другим тоном произнес:

– А сейчас покажи мне остальные документы. Особенно меня интересует смета всего проекта.

– Хорошо, с нее и начнем… – Сэнди открыла файл и принялась объяснять, что к чему, избегая встречаться с Грегом взглядом. Она заметила, что тот перешел на «ты», но предпочла не поднимать этого вопроса.

Когда спустя некоторое время настал черед графических эскизов, более детально освещающих преобразования на некоторых участках парка, у Грега зазвонил телефон. Извинившись, он принялся разговаривать по нему.

Поначалу Сэнди не вникала в суть беседы, радуясь возможности перевести дух и одновременно наслаждаясь бархатистыми звуками голоса, который в Греге Джордане ей нравился не меньше, чем все остальное. Но потом постепенно ее внимание сосредоточилось на содержании разговора. Она догадалась, что собеседником Грега является женщина – именно поэтому его голос окрасился нежными интонациями.

Не успела Сэнди подумать об этом, как ее сердце кольнула ревность. Значит, у неотразимого Грега Джордана кто-то есть!

Она демонстративно отвернулась, всем своим видом показывая безразличие к разговору, невольным свидетелем которого стала.

Всякий, кто наблюдал бы за ней со стороны, сказал бы, что она чересчур старается.

В действительности Сэнди будто вся превратилась в слух, впитывая в себя голос Грега – ласковый, чувственный, полный обещания чего-то интимного, известного лишь двоим. Самому Грегу и той, кого он называл Тиной.

Так говорят только с любимой женщиной.

От этой мысли Сэнди сникла.

Ну и замечательно! – хмуро вертелось в ее мозгу. И прелестно. Вообще-то что тут особенного? Почему у Грега Джордана не может быть женщины? Разумеется, есть! Я же только порадуюсь: оказывается, мне нечего опасаться. Грегу Джордану есть на кого направить свое очарование.

Так Сэнди успокаивала себя. Тем не менее ее душу переполняли не самые приятные чувства, среди которых преобладали ревность и возмущение. Ревность по вполне понятным причинам, а возмущение – потому, что Грег Джордан предпринял вполне прозрачные попытки добиться с ее стороны особенного внимания, хотя сам явно был несвободен.

Произносимые Грегом Джорданом слова не имели какого-то особенного значения – как всегда бывает, когда воркуют влюбленные, – но чем нежнее становился его голос, тем сильнее Сэнди разбирал гнев.

Что я сижу и выслушиваю все это? – спрашивала она себя. Давно пора встать и уйти. Тем более что я и без того потеряла здесь уйму времени. Сэнди покосилась на погруженного в беседу Грега. Вот прямо сейчас и уйду!

Воспользовавшись тем, что Грег не обращает на нее внимания, она поочередно закрыла файлы, программы и выключила ноутбук. Затем тихо встала со скамейки, питая надежду, хоть и слабую, улизнуть незамеченной.

Однако чаяния Сэнди не оправдались: на полпути к двери ее догнал голос Грега:

– Эй, а куда это ты?

Выругавшись про себя, она остановилась, обернулась и увидела, что Грег Джордан пристально смотрит на нее, отведя руку с трубкой в сторону.

– Ланч давно кончился. Мне пора вернуться в сад, к рабочим. Изучение моего проекта, если желаете, можно продолжить позже, ноутбук я оставляю здесь. – С этими словами Сэнди решительно преодолела оставшееся до порога расстояние и взялась за дверную ручку.

– Завтра, – сказал Грег. – Жду тебя в это же время. И не опаздывай!

Сэнди молча вышла и пусть с легким, но все же стуком закрыла за собой дверь.

Она не догадывалась, что оставшийся на кухне Грег в эту минуту победно улыбается. Да и откуда ей было знать, что так сильно подействовавший на нее телефонный разговор был запланирован им еще утром, а в роли возлюбленной выступила сотрудница его сыскного агентства, позвонившая точно в условленный срок.

– Благодарю, Тина, – негромко произнес Грег в трубку.

– Не за что, шеф. Как, получилась задумка?

– Даже лучше, чем можно было ожидать!

Нажав на кнопку отбоя, он сунул телефон в карман.

Все, голубушка, попалась! – вертелось в его голове. Теперь никаких сомнений: я тебе небезразличен. Значит, у меня есть шанс.

11

С вечера Сэнди завела будильник на более раннее время, чем обычно, ей хотелось улизнуть из дома прежде, чем проснется Грег Джордан.

Приведя себя в порядок, натянув рабочие джинсы и футболку, она спустилась в холл, откуда направилась в сторону кухни с намерением позавтракать. Дейв позаботился о том, чтобы в холодильнике постоянно обновлялся набор продуктов – их привозили из магазина, находившегося в ближайшей деревне, – поэтому проблем с едой не было.

Собственно, как и со всем остальным… до вчерашнего дня. До появления нового управляющего, Грега Джордана. Когда он прибыл и Сэнди увидела его, у нее появилась первая проблема, очень большая. Суть ее заключалась прежде всего в том, что Сэнди приходилось бороться с самой собой, а это сражение, как известно, из разряда самых сложных.

Даже пить ничего не стану – ни чая, ни кофе, думала она, шагая по коридору. Быстренько сжую что-нибудь и поскорей уйду в сад. Авось и не столкнусь с этим красавцем…

Что ее планы провалились, она поняла, когда до кухни оставалось ярда три. Дверь была закрыта, но из-за нее доносился голос, который трудно было спутать с каким-либо другим.

Грег Джордан! Уже проснулся и явился на завтрак.

Сэнди на минутку остановилась, пытаясь понять, с кем он беседует, но вскоре сообразила, что это телефонный разговор. Правда, на сей раз не с женщиной. Вернее, если и с женщиной, то не с любимой, потому что тон Грега Джордана был сугубо деловым. Но скорее всего собеседником был мужчина. Сэнди сделала подобный вывод, услышав обрывки фраз – речь шла о строительных материалах.

Она замерла, лихорадочно пытаясь сообразить, как следует поступить. Проще всего было миновать кухню, пройти по коридору дальше и через заднее крыльцо спуститься в сад. Но в этом случае она останется без завтрака, а Грег Джордан подумает, что она избегает его. Или даже боится. Ведь наверняка он явился спозаранку на кухню, чтобы встретиться с ней, Сэнди.

Чтобы испортить мне аппетит, хмуро подумала она, прислушиваясь к собственному сердцебиению, которое ускорилось, стоило ей услышать голос того, кто уже целые сутки занимал все ее мысли. А вот сейчас нарочно зайду и спокойно позавтракаю! Почему я должна менять свой образ жизни только потому, что в доме появился новый управляющий?

– …Конечно, потребуется больше людей, об этом я вам и толкую! – говорил Грег Джордан в трубку, когда Сэнди переступила порог кухни. – Хорошо, жду… Да, договорились.

Закончив разговор, он спрятал трубку в карман. Сегодня на нем были синие джинсы и черная рубашка-поло. Сэнди невольно отметила про себя факт, что все это не только очень ему шло, но, к сожалению, и придавало гораздо менее официальный вид, чем вчера, когда он был в костюме.

Нахмурившись от этой мысли, Сэнди направилась к холодильнику.

– Доброе утро, – произнес Грег очень тихо.

Она, не расслышав, обернулась.

– Что?

– Здравствуй, говорю. – Грег насмешливо прищурился. – По утрам люди здороваются. Особенно если живут под одной крышей.

Спорить с этим было нелепо, поэтому Сэнди просто сказала:

– Здравствуйте.

– Э нет, так не пойдет! – в ту же минуту воскликнул Грег.

Она удивленно заморгала, совершенно не понимая, что он подразумевает.

– Что не пойдет?

Нетерпеливо дернув плечом, Грег пояснил:

– Мы еще вчера отказались от официоза, а ты все начинаешь заново.

– Мы? – Сэнди на миг недовольно поджала губы. – Я ни от чего не отказывалась. И потом, меня вполне устраивает официальная форма общения.

Это была наглая ложь хотя бы потому, что в глубине тела Сэнди уже проснулось желание. Поистине ей опасно находиться вблизи этого человека!

Так-то оно так, а только вот он, уже рядом, – непонятно, когда успел подойти! – берет ее за подбородок, заставляет поднять лицо, заглядывает в глаза. И, вероятно, видит там нечто такое, что дает ему основания для следующей фразы:

– Брось, золотце! И ты, и я прекрасно понимаем, что наше общение вышло за рамки официального. Давай не будем юлить друг перед другом, ладно?

Сэнди стояла ни жива ни мертва. Что он такое говорит? И что это означает? Боже правый, неужели я настолько прозрачна? – вспыхнуло в ее мозгу.

А в душе всколыхнулась волна протеста – нет, не желаю, чтобы он видел мою слабость!

Сэнди гордо отстранилась.

– Наше общение, мистер Джордан, останется на том же уровне, с которого началось. – Она не смотрела на Грега, зато остро ощущала исходящие от него биотоки.

– Гм… – иронично произнес он, явно не восприняв ее слова всерьез. – Что ж, оставим пока все как есть. Но хотя бы перестанем называть друг друга «мистер» и «мисс»! В конце концов, это смешно…

Тут он был прав: возникшее между ними с первого взгляда взаимное влечение словно свело на нет все требования формального общения.

– Хорошо, – помедлив, кивнула Сэнди. – Но это ничего не означает!

Отвернувшись от Грега, она шагнула к кухонной тумбе, на которой находилась хлебница, вынула батон и отрезала от него два ломтика. Потом открыла холодильник, чтобы взять ветчину, и в этот момент Грег произнес:

– После ланча сегодня не встречаемся. – Поймав ее удивленный взгляд, добавил: – Я без тебя просмотрел остающиеся документы. – Он кивнул на ноутбук, со вчерашнего дня оставшийся на столе. – Так что сегодня не стану отрывать тебя от работы. Но вечером… – Закончить Грегу не удалось, потому что зазвонил его сотовый телефон. Увидев возникший на дисплее номер, он улыбнулся и поднес трубку к уху.

– Да, Тина?

Сэнди отвернулась. Снова та самая женщина!

Почему она звонит всякий раз, когда я оказываюсь рядом с Грегом? – мрачно подумала она.

– В самом деле? – говорил тем временем Грег. – Надо же! Хорошо, если так. Рад, что у вас с Брюсом все наладилось. Что? Ах это… Ну, если твоя игривая беседа со мной способна вас помирить, всегда рад помочь. Звони в любое время… Нет, ты не отрываешь меня от дел, их здесь пока немного… Что?

Сэнди удивленно покосилась на продолжавшего болтать Грега. Упоминание о некоем Брюсе, с которым у Тины «все наладилось» насторожило ее. Выходит, Тина вовсе не в Грега влюблена?

Сэнди задумчиво отрезала ломтик ветчины, положила на хлеб и накрыла другим куском.

– Да-да, конечно, – произнес Грег. – Бывай здорова. Привет Брюсу!

Засовывая телефон в карман, он исподтишка скользнул взглядом по Сэнди. У той был подчеркнуто деловой вид – словно некое послание, предупреждающее о том, что на развитие некоторых вчерашних ситуаций надеяться не следует. Однако Грег подозревал, что все это не более чем маленькая хитрость, призванная разжечь в нем любопытство, пробудить желание узнать, что кроется внутри, под покровом внешней неприступности.

Он готов был признать, что уловка Сэнди удалась. Ему действительно захотелось выяснить все секреты, причем прямо сейчас, сию минуту. Тем более что в большом доме, кроме них с Сэнди, никого не было, строители еще не приехали.

Но и на этот раз Грег сдержался. Время интимных исследований все еще не наступило.

– Да, так на чем мы остановились? – Он потер лоб, пытаясь сосредоточиться. – Ах да… днем мы с тобой не встречаемся, но вечером…

Грег вновь умолк, глядя на Сэнди, как ей показалось, испытующе. Словно хотел понять, способна ли она решиться на что-нибудь в часы вечернего досуга и как далеко будет простираться ее смелость.

Нечего и говорить, что ей очень неуютно стало под этим изучающим взглядом, но она готовила себе сандвич, благодаря чему смогла отвернуться и скрыть смущение.

– …вечером я хочу обсудить с тобой проект садово-парковых преобразований и связанные с ним финансовые расчеты.

Услышав это, Сэнди облегченно перевела дыхание: никаких двусмысленных намеков слова Грега не содержали. Но в следующую минуту он добавил:

– Сделаем мы это в кафе, за ужином.

Сэнди вскинула на него пристальный взгляд.

– Зачем? Все можно обсудить и здесь.

Однако Грег поднял ладони.

– Нет уж, уволь! Я почти сутки на сухомятке, мне это непривычно. Хочу нормально поужинать. А ты составишь мне компанию.

Когда Сэнди услышала это, в ее глазах промелькнуло такое выражение, что Грег слегка напрягся.

Кажется, нужно приготовиться к контрнаступлению! – с оттенком восторга промелькнуло в его голове.

Эта мысль неожиданно очень ему понравилась. Во взгляде Сэнди сквозила готовность к сопротивлению, но данный факт лишь распалял Грега. Он физически ощутил, что кровь быстрее заструилась у него в жилах.

Дьявол меня побери, если сегодня вечером я не поцелую ее! – молнией проскочило в его голове.

Он невольно залюбовался Сэнди. И надо сказать, что в эту минуту она, сама того не осознавая, выглядела просто красавицей. Ее русые волосы поблескивали в лучах утреннего солнца, синие глаза сердито сверкали, губы казались коралловыми. На Грега все это произвело такое впечатление, что он едва сдержался, чтобы не броситься покрывать Сэнди поцелуями.

Теперь ты понимаешь, какие чувства испытывает Дейв? – возник в его мозгу чей-то вкрадчивый голос. Разве на его месте ты удержался бы?

Нет, подумал Грег, сразу помрачнев при мысли о том, что Сэнди принадлежит Дейву. Ни на его месте, ни на своем. И тысячу раз права Лотти, утверждая, что неспроста Дейв зачастил в поместье.

В этот момент, по-видимому преодолев приступ гнева, Сэнди сухо спросила:

– Почему ты решил, что я отправлюсь с тобой в кафе? – Вероятно, она еще долго не решилась бы обратиться к Грегу на «ты», но он разозлил ее. В самом деле, что он себе позволяет?! Думает, она марионетка, готовая подчиняться любому его жесту?! Или прислуга, которой достаточно сказать и та бросится выполнять приказание?!

– Потому что мне требуются кое-какие пояснения, – спокойно произнес Грег, у которого было время подготовиться к отражению атаки. – И, я полагаю, мы вполне можем обсудить некоторые интересующие меня моменты в приятной обстановке, а не среди ободранных стен. Рассматривай это как бизнес-ланч.

– Какой ланч может быть вечером?! – сердито сопя, воскликнула Сэнди.

Грег невозмутимо кивнул.

– Верно, вечером бывает ужин. Но какое это имеет значение? Ведь я тебя не на свидание приглашаю.

Последняя фраза как-то сразу остудила пыл Сэнди. Если речь вправду идет о деловом разговоре, то…

– И потом, кроме нас в кафе наверняка еще будут люди, – негромко добавил Грег, внимательно наблюдая за ней. – Говорю это на тот случай, если ты меня боишься.

– Я?!

Сэнди мгновенно взвилась, сгоряча даже не сообразив, что последние слова произнесены нарочно – чтобы она, отвергнув обвинение в трусости, угодила в ловко расставленные сети, то есть в западню, из которой уже не будет пути назад.

– Кто же еще? – насмешливо прищурился Грег. – Ведь из нас двоих не я отказываюсь от ужина в кафе.

– И не я! – забыв о всякой осторожности, с вызовом произнесла Сэнди.

Упоминание о других посетителях кафе сделало ее необычайно храброй. Да и чего бояться, в самом деле? Не рискнет же Грег предпринимать в отношении ее какие-либо нескромные действия, если вокруг полно народу!

Верно, опасения напрасны, поддакнул ей некий незримый, засевший где-то в закоулках мозга собеседник. Правда, лишь в том случае, если ты сама не начнешь приставать к этому парню. Тебя ведь, когда он рядом, так в жар и бросает. Смотри, опрокинешь бокал шампанского и сама предпримешь что-нибудь этакое!

Сэнди покосилась на Грега. Ох как хорош! Так бы и расцеловала…

А и правда придется следить за собой, промчалось в ее голове. Лучше вообще не пить спиртного, мало ли что…

В этот момент из коридора донесся звук шагов, затем дверь распахнулась и на пороге появился бригадир строителей. Усы у него были еще пышнее, чем у садовника Виктора Брэдсона.

– Доброе утро, – деловым тоном произнес он, обведя глазами кухню и остановив взгляд на находившихся возле холодильника Греге и Сэнди. Вернее, на одном лишь Греге, так как с Сэнди у него не было никаких общих дел. – Ну что, мы с ребятами уже на месте, начинаем действовать, как договорились?

Грег кивнул.

– Да, выносите всю рухлядь, она только мешает. Я узнавал у хозяйки, ценного здесь ничего нет, так что не стесняйтесь. Если не сможете протиснуться с чем-нибудь в дверной проем, рубите, ломайте и выносите по частям. А то, о чем мы условились накануне, в конце дня переправляйте во флигель. Помните, что я говорил?

– Ясное дело, – усмехнулся бригадир. Затем взмахнул рукой. – Ну все, я пошел.

Когда он исчез из виду, Сэнди решила воспользоваться удобным моментом и, захватив сандвич, тоже двинулась к выходу.

– Мне тоже пора. – Перекусить она решила прямо в саду, в данный момент это избавляло ее от общения с Грегом.

– До вечера, – многозначительно произнес тот. – В половине пятого спускайся во двор, я буду ждать тебя. В деревню отправимся на моем «пежо».

Сдержанно кивнув в знак того, что все поняла, Сэнди покинула кухню.

12

Будучи в здешних краях новичком, Грег пока плохо ориентировался на местности, а тем более в деревне, поэтому Сэнди пришлось подсказывать ему, куда ехать.

Она выбрала самое изысканное заведение из трех. Это было кафе, но хозяин, Джо Уоткинсон, предпочитал называть его рестораном, потому что посетители сидели не за длинными общими столами, а за отдельными, маленькими, да еще накрытыми одинаковыми, в красную и белую клеточку, скатертями. Вдобавок на каждом столе стояла отдельная лампа под пестрым ситцевым абажуром – последнее являлось заслугой супруги хозяина, миссис Уоткинсон.

Словом, кафе слыло самым уютным в деревне, да и действительно являлось таковым. А его хозяева были людьми приветливыми. Когда Сэнди привела в заведение Грега, Джо Уоткинсон – наверняка знавший, что к нему пожаловал новый управляющий поместьем Вудбридж – лично встретил их и проводил к столу. А через минуту миссис Уоткинсон принесла меню, которым, надо сказать, завсегдатаи никогда не пользовались. Просто просили принести жаркое, или порцию ростбифа, или картофель, тушенный с телячьими почками, а также пирог с капустой, печенью или яблоками. Таковы были здешние основные блюда, их перечень не менялся годами.

Сэнди к категории завсегдатаев не относилась, Грег тем более, поэтому меню пришлось как нельзя кстати.

Помня о решении не пить спиртного, Сэнди первым делом попросила миссис Уоткинсон принести минеральной воды. Пока та выполняла просьбу, Сэнди и Грег определились с выбором блюд. Вернее, Грег предоставил это Сэнди.

– Насколько я понимаю, ты здесь бывала, знаешь, что к чему, вот и закажи ужин сама.

– Хорошо, – ответила она. – Мне нетрудно. Думаю, стоит заказать то же самое, что мы ели с Дейвом. Последний раз я приходила сюда с ним.

Она изучала меню, поэтому не видела, как мгновенно напрягся Грег. Зато спустя минуту услышала его вкрадчивый вопрос:

– Значит, вам с Дейвом нравилось здесь ужинать?

По-прежнему не глядя на Грега, Сэнди пожала плечами.

– Да… хотя мы были здесь всего два раза.

– По инициативе Дейва, конечно?

Грег произнес это со странным вздохом, что заставило Сэнди наконец поднять голову. Непонятное выражение его глаз заставило ее насторожиться. Всякий раз, когда речь заходила о Дейве, разговор становился каким-то чудным. Поэтому Сэнди предпочитала его не продолжать.

От внимания Грега не укрылось отсутствующее выражение, которое возникало на лице Сэнди каждый раз, когда беседа заходила на тему ее отношений с Дейвом. Скрипнув от досады зубами, Грег машинально потянулся к узлу галстука с намерением поправить, как вдруг… вспомнил, что того нет. Как и костюма и белой рубашки. Отправляясь в кафе, Грег остался в тех же джинсах, в которых был днем, только надел свежую рубашку-поло.

– Закажу ростбиф и тушеную картошку с телячьими почками, а на десерт яблочный пирог, – произнесла Сэнди.

– Именно это вы с Дейвом ели здесь в последнее посещение? – уточнил Грег. А когда она кивнула, усмехнулся: – Что ж, попробую, даже интересно.

– Надеюсь, вам… тебе понравится. Почти уверена в этом.

Сэнди еще путалась между «ты» и «вы», но лишь, так сказать, внешне. Про себя же давно называла Грега на «ты», потому что чувственные реакции, которые он у нее вызывал, словно давали ей подобное право.

– К сожалению, это правда: мне нравится слишком многое из того, что по душе Дейву, – ворчливо обронил Грег.

Сэнди недоуменно взглянула на него, ожидая объяснений, но не мог же он сказать, что подразумевает ее саму!

– У меня создается впечатление, будто ты недолюбливаешь Дейва, – вдруг произнесла она.

Это было так неожиданно, что Грег на мгновение застыл. Если Сэнди делает подобные замечания, значит, он чересчур расслабился, перестал следить за тем, что говорит, и за своими интонациями. И вот теперь приходится срочно исправлять положение.

– Ну что ты! – Грег изобразил добродушную улыбку. – С какой стати мне плохо относиться к Дейву? Во-первых, мы не так давно знакомы… потом, он здешний хозяин… и он мне ничего плохого не сделал…

Кроме того, что спит с женщиной, к которой я сам внезапно воспылал страстью! – добавил Грег про себя.

– Но ты все время подчеркиваешь, что тебя наняла управляющим Лотти, а Дейв будто ни при чем.

Грег пожал плечами.

– Я упоминаю об этом просто как о факте, не более того. Странно, что ты усматриваешь в моих высказываниях подобный смысл. Сам я его в свои слова не вкладываю. – Выдержав небольшую паузу, он спросил: – А тебе Дейв нравится?

Ответ последовал сразу.

– Еще бы! Он такой славный…

Славный!

Стискивая зубы, Грег отметил про себя возникший в глазах Сэнди блеск – свидетельство искреннего восторга.

Боже правый, уж не влюблена ли она в Дейва?

Эта мысль зависла в мозгу Грега как компьютерная программа. Он не мог избавиться от нее добрую половину вечера.

Что касается Сэнди, то она заметила перемену на его лице и тоже слегка стушевалась. Вот опять, упоминание о Дейве – и странная реакция со стороны Грега.

На некоторое время за столом воцарилось молчание, которое нарушила пришедшая за заказом миссис Уоткинсон. Сэнди обрадовалась ее появлению.

– Ну, чем вас потчевать? – спросила та, переводя улыбчивый взгляд с Сэнди на Грега и обратно. – Ростбиф сегодня очень удался.

– А я как раз собиралась его заказать! – подхватила Сэнди. – Значит, две порции ростбифа и картофель с телячьими почками.

– Есть. – Миссис Уоткинсон черкнула что-то в блокноте. – Десерт?

Сэнди улыбнулась.

– Да, по куску яблочного пирога.

– Э-э… знаете, он у меня сегодня немного пригорел, – смущенно призналась миссис Уоткинсон. – Возьмите лучше оладьи с черничным сиропом.

Сэнди вопросительно взглянула на Грега, и тот кивнул. Тогда она сказала:

– Хорошо, пусть будут оладьи.

Миссис Уоткинсон расплылась в улыбке.

– Спасибо. Обожаю покладистых клиентов!

Когда она удалилась, Грег негромко заметил:

– Симпатичная здесь хозяйка.

Сэнди оглянулась на миссис Уоткинсон.

– Они с мужем всегда такие приветливые. Когда мы с Дейвом… – Она осеклась и быстро посмотрела на Грега, будто чего-то опасаясь с его стороны.

Тот заметил это, выругался про себя, но улыбнулся – единственно из расчета на Сэнди, у которой не должно было возникнуть никаких подозрений. На самом же деле у него кошки на душе скребли. Почему-то вдруг такая грусть охватила, впору бросить все, прыгнуть в «пежо», умчаться домой, в Лондон, а там опрокинуть рюмку виски, упасть на диван и уснуть, чтобы обо всем забыть. А наутро пробудиться другим человеком. Или, если угодно, прежним, который жил себе спокойно и даже не догадывался о существовании на свете ни поместья Вудбридж, ни ландшафтного дизайнера – синеглазой красавицы Сэнди Питтс.

Разумеется, ничего подобного Грег не мог себе позволить хотя бы потому, что с его стороны это было бы непрофессионально.

– Да? Вы с Дейвом…

– Ну, я хотела сказать, что, когда Дейв впервые привел меня в это кафе, хозяева принимали нас так, будто мы королева Елизавета и принц Чарльз инкогнито.

Сэнди произнесла эти слова, не глядя на Грега и спрашивая себя, почему у нее возникает чувство вины всякий раз, когда заходит речь о Дейве. У нее имелась догадка на сей счет, но очень неправдоподобная, просто фантастическая – Грег ревнует ее к Дейву. Но, разумеется, об этом смешно даже думать. Во-первых, они лишь недавно познакомились, а во-вторых, между ними не существует никаких отношений, кроме деловых… да и те, с точки зрения Сэнди, были довольно надуманными. Просто новому управляющему Грегу Джордану взбрело в голову изображать начальника. Возможно, ему требовалось самоутверждение, кто его знает. Это вопрос скорее к психологу, чем к человеку, который специализируется на садово-парковом дизайне. Почему объектом своего самоутверждения Грег выбрал именно ее, Сэнди могла лишь догадываться. Вероятно потому, что, кроме нее, определить на подобную роль больше было некого. В пустом ремонтируемом особняке никто не жил, да и вообще другие сотрудники отсутствовали.

Таково было основное направление размышлений Сэнди, тем не менее внутренний голос вел другую линию. Неважно, сколько времени они с Грегом знакомы, в подобных д

Сама ты разве не приревновала Грега к некой Тине, с которой он беседовал по телефону? – вплетался в мозг Сэнди чей-то вкрадчивый шепот. А ведь к тебе тоже применимо соображение, что вы, дескать, лишь недавно познакомились. Не юли, дорогуша, дело тут в другом – тебя бросает в жар от одной только мысли об этом парне. Ты прекрасно все знаешь, так что нечего изображать непонятливость. Или тебе можно ревновать Грега, а ему тебя нет?

Растревоженная подобными мыслями и остро ощущая присутствие объекта своих раздумий, Сэнди потянулась за пластиковой бутылкой минеральной воды с надеждой, что глоток прохладной влаги остудит ее разгоряченное естество. Но тут, будто нарочно, хоть и с разницей в секунду, то же самое сделал Грег. И, разумеется, их пальцы встретились. Правда, лишь на мгновение, потому что наученная горьким опытом Сэнди поспешила отдернуть руку. Довольно с нее и случившейся на кухне особняка истории с электрическим шнуром-удлинителем, которая едва не завершилась поцелуем, а то и чем-то более серьезным.

Ох нет! Об этом лучше не думать!

– Я налью, – негромко произнес Грег, от которого не укрылся поспешный жест Сэнди.

Он отвинтил крышечку и до половины наполнил минералкой стоявший перед Сэнди бокал.

– Благодарю, – сдержанно произнесла та.

Грег подождал, пока она выпьет воды, затем обронил:

– Красивое у тебя украшение.

Его взгляд был устремлен на грудь Сэнди, и в другой раз она заподозрила бы тут определенный подтекст, но сейчас понимала, что это не тот случай. Собираясь на нынешний деловой, как обещал Грег, ужин, она облачилась в светлое трикотажное платье без рукавов, а чтобы не выглядеть слишком уж просто, надела на шею замшевый шнурок, на котором висел изящный кожаный кошелечек размером примерно два на три дюйма.

Сэнди в свою очередь опустила взгляд на кошелек.

– Мне эта штука тоже нравится.

– Чей-то подарок? – спросил Грег.

Он бы не удивился, если бы Сэнди сказала, что получила кожаную вещицу от Дейва. Однако она медленно покачала головой.

– Этому кошельку как минимум столько же лет, сколько мне.

– Вот как? – Грег искренне удивился.

Она кивнула.

– Кошелек со мной с рождения. Думаю, это подарок моей матери.

Грег недоуменно сморщил лоб.

– Что значит «думаю»? Я, например, всегда знаю, что подарили мне родители, а что кто-то другой.

– Значит, тебе повезло больше, чем мне.

Ответ показался Грегу странным. Немного помолчав, он пристально взглянул на Сэнди.

– Что ты хочешь этим сказать?

Она отпила еще глоток минералки.

– Я воспитывалась в приемной семье, настоящих родителей не знаю.

– В самом деле? – Грег тихонько присвистнул. – Вот это да! Никогда бы не подумал…

Сэнди усмехнулась.

– Что, не похоже?

– Э-э… – Грег потер лоб кончиками пальцев. – Наверное, я что-то не то говорю… Просто среди моих знакомых нет таких, кто рос в приемной семье.

– Среди моих тоже. Меня удочерили в раннем возрасте, я даже не помню пребывания в сиротском приюте, на крыльце которого, как говорят, меня нашли.

– М-да… – задумчиво протянул Грег. – Грустная история. Но почему ты сказала, что кошелек подарила тебе твоя мать?

Сэнди пожала плечами.

– Скорее всего, именно мать меня на крыльце приюта и оставила. А кошелек был на мне.

– Полагаю, в нем что-то находилось?

– Верно. Записка с моим именем. Одно лишь имя, без фамилии. Поэтому меня зовут Сэнди, как и было указано в послании, а фамилию мне дали приемные родители.

Строго говоря, в кошельке если и находилась записка, то не совсем обычная, но Сэнди не хотелось сейчас вдаваться в детали. Да и вообще, она не любила касаться этой темы. И терпеть не могла, когда начинали расспрашивать что да как.

Внимательно наблюдавший за ней Грег понял это и решил не продолжать. Ему вовсе не хотелось расстраивать Сэнди, ведь таким образом были бы нарушены его планы. Он жаждал близости с ней, но, если у нее испортится настроение, вряд ли можно рассчитывать на благосклонность того особого рода, в которой у него существует неотложная необходимость.

Поэтому Грег прекратил расспросы, однако продолжал размышлять над услышанным. Ему даже пришло в голову, что Сэнди неспроста так быстро стала любовницей Дейва – возможно, она усмотрела в нем человека, с которым можно создать собственную семью. И не беда, что Дейв женат. Рано или поздно он поймет, что ему нужна только Сэнди, и тогда Лотти придется посторониться.

Со мной можно создать семью еще быстрее, вдруг подумал Грег. Я по крайней мере не женат.

Эта невесть откуда взявшаяся мысль удивила его. С какой стати она возникла? Разве не он дал себе слово раз и навсегда выбросить из головы подобный вздор?

Ах да, вероятно, все идет от Лотти. Как там она сказала: хоть женитесь на этой Сэнди, только бы Дейв от нее отстал? Не дословно, но что-то в этом роде. И произнесено это было в тот момент, когда Лотти просила скомпрометировать Сэнди в глазах Дейва.

Припомнив тот разговор, Грег немного успокоился: если копнуть глубже, то оказывается, что мысль о женитьбе принадлежит не ему, а Лотти. Но с той взятки гладки, ей бы только мужа приструнить. Зато Грегу есть что терять – свободу. А также самоуважение: ведь зарекся жениться, что теперь поделаешь, надо слово держать.

Да у меня и в мыслях этого нет, что за глупости! – возразил Грег неизвестно кому.

– Вот, прошу, угощайтесь, мои дорогие. – Незаметно приблизившаяся миссис Уоткинсон принялась переставлять с подноса на стол тарелки. – Все свеженькое, горячее, с пылу с жару.

От блюд тянулся ароматный парок.

– Мм… как вкусно пахнет! – не удержался Грег.

За минувшее со дня отъезда из Лондона время он успел соскучиться по нормальной кухне. Конечно, род его деятельности не предполагал склонности к сибаритству, но все же он не мог отказать себе в маленьких слабостях, к которым относилась и вкусная еда.

– Прошу! – повторила миссис Уоткинсон, перед тем как удалиться.

Уже после ее ухода Грег спохватился, что, кроме минеральной воды, пить нечего.

– А вино-то мы не заказали! – воскликнул он. И добавил ворчливо: – Вот доверься женщине…

Сэнди повела бровью.

– Ну, мне вина не хочется, поэтому я как-то не сообразила… Но ты можешь попросить, тебе принесут.

Но Грег уже наполнял свой бокал минералкой.

– Ладно уж, выпью водички за компанию с тобой.

Его ворчание развеселило Сэнди.

– Ты вовсе не обязан пить воду из солидарности со мной!

– Вот, пожалуйста, – хмуро покосился на нее Грег, – я стараюсь подладиться под тебя, а ты…

Она рассмеялась еще радостнее, хотя в звуках ее голоса проскальзывали немного нервные нотки.

– Зачем! Тебе не нужно под меня подлаживаться.

– Хорошо, не нравится слово, скажем иначе – производить впечатление.

– И это делать не стоит!

Глядя прямо ей в глаза, Грег медленно покачал головой.

– Очень даже стоит. И ты прекрасно понимаешь, что я в этом заинтересован.

Не успел он договорить, как смех застыл на губах Сэнди. А в глазах промелькнуло такое выражение, от которого встрепенулся бы глубокий старик, не то что молодой мужчина, каковым являлся Грег, – смесь настороженности, предвкушения, откровенной страсти и осознания необходимости скрывать истинные чувства из соображений соблюдения приличий.

Чтоб я пропал! – промчалось в голове Грега. Она хочет меня, нет сомнений… Ну все, рыбка, ты моя! Наше окончательное сближение лишь вопрос времени. Думаю, долго ждать не придется!

13

После этого маленького инцидента ужин продолжался спокойно. Сэнди удалось быстро взять себя в руки и выставить незримый барьер между собой и волнующим обаянием Грега.

Кушанья миссис Уоткинсон оказались на высоте – как и в прошлые разы, когда Сэнди бывала в этом кафе с Дейвом. Сейчас и она, и Грег отдали им должное. Вдобавок Грег принялся рассказывать забавные истории из времен своего студенчества, что неплохо разрядило обстановку. Кроме того, подобный разговор абсолютно не мешал есть, тем более что вел его в основном Грег, а Сэнди лишь слушала, кивала и смеялась – последнее случалось частенько.

В голове же у нее вертелась мысль, что ей следует соблюдать осторожность, чтобы не увлечься Грегом еще больше.

Данная задача, впрочем, была не из категории простых, потому что этим вечером Грег еще больше утвердился в глазах Сэнди в качестве интересного человека. А его бархатистый, окрашенный чувственными нотками голос не просто ласкал слух, а будто вводил в гипнотическое состояние.

Словом, Сэнди почти не сводила с Грега глаз, поэтому от нее не укрылись многочисленные детали того, как он держится, как ест, как изящно держит вилку и нож, подносит к губам бокал, сминает салфетку, откидывается на спинку стула и тому подобное…

– Ты уверена, что не хочешь выпить? – в какой-то момент спросил Грег, заметив, как за соседним столиком откупоривают бутылку шампанского.

– Да, – качнула Сэнди головой. Во что бы то ни стало она хотела остаться верной решению не пить сегодня спиртного.

К этому времени основные блюда были съедены, опустела даже стоявшая перед Сэнди тарелка, на которой еще совсем недавно находились оладьи. Лишь разводы черничного сиропа темнели на белом фарфоре.

– Ты вообще не пьешь? – удивленно вскинул бровь Грег.

– Так, иногда… В основном коктейли. У меня как-то нет потребности в крепких напитках.

– Понятно… – протянул Грег.

Он смотрел на Сэнди, и та казалась ему настолько красивой, юной и свежей, что это сбивало с толку. Ну не могла такая девушка быть интриганкой, которая хладнокровно планирует свои действия, намереваясь прибрать к рукам Дейва и разрушить его семью!

Тем не менее опыт подсказывал Грегу, что именно такими чаще всего и бывают разного рода авантюристки. Они просто не могут себе позволить показать свое истинное лицо, ведь тогда их быстро раскусят.

– Тебе и не нужно пить, – после некоторой паузы заметил Грег. – От тебя самой можно захмелеть… что и произошло с тем парнем.

В глазах Сэнди отразилось искреннее недоумение.

– С каким?

– Который вчера больше всего вопросов задавал тебе в саду. Относительно обрезки деревьев, кажется.

– А, Джилл… Помню. Но, по-моему, он был трезв.

Грег усмехнулся.

– Ох, какая непонятливость! Ты воспринимаешь мои слова чересчур буквально. Я имел в виду, что этот Джилл положил на тебя глаз. Это все заметили.

– Не знаю… Все, говоришь? Может, и все… кроме меня. Я ничего такого не заметила. Мы обсуждали способы обрезки, только и всего.

– Почему же тогда садовник стал над Джиллом насмехаться?

Сэнди удивленно моргнула.

– Ты меня спрашиваешь?

– Кого же еще? Думаю, ты лучше разбираешься в том, что происходит в поместье.

– А что в нем такого происходит?

То, что ты спишь с его владельцем! – мысленно ответил Грег. Разумеется, вслух он этого произнести не мог.

– Ну, я имею в виду всякие подводные течения, которые всегда существует во взаимоотношениях обслуживающего персонала.

– Откуда же мне это знать? Я к обслуживающему персоналу не отношусь, у меня в поместье конкретная работа. И вообще, к чему весь этот разговор?

Грег и сам не знал, зачем завел подобную, довольно глупую беседу. Должно быть, он уже просто ревновал Сэнди ко всем подряд – к Дейву, Джиллу, к кому угодно!

– Ни к чему. – Грег усмехнулся, всем своим видом показывая, что не придает разговору никакого значения.

В следующую минуту он заметил, что взгляд Сэнди будто сам собой устремился к его губам, и этот факт произвел на него волнующее воздействие. Кровь быстрее заструилась в венах Грега.

– Было забавно наблюдать за этим Джиллом, – несколько нетвердым голосом заметил он. – Не я один сообразил, что ты вскружила бедолаге голову.

В синих глазах Сэнди появилось недовольное выражение.

– Я, – с нажимом произнесла она, – ничего такого не делала. Если у Джилла и существуют какие-то проблемы с головой, то я не имею к этому никакого отношения.

– Ну да, разумеется! – рассмеялся Грег. – С твоей-то внешностью и не имеешь отношения… Тебе и не нужно что-либо делать, парни сами упадут к твоим ногам, да еще почтут это за честь.

Смерив его взглядом, Сэнди прохладно обронила:

– Если это комплимент, то благодарю.

– Это чистая правда, ты действительно очень красива.

Грег заметил, как изменилось выражение ее глаз, но в следующую минуту она отвела их.

– Ты не обязан говорить мне все это. У нас деловой ужин, поэтому давай лучше обсудим вопросы, связанные с моим проектом.

Грег даже не сразу сообразил, что она имеет в виду, и лишь затем вспомнил, под каким предлогом заманил ее в это уютное кафе.

– Ты действительно этого хочешь? – негромко произнес он.

Сэнди посмотрела на него, но тут же вновь опустила взгляд.

– Мне все равно. Идея принадлежит тебе. Ведь это ты пожелал прояснить какие-то непонятные моменты.

– Верно. Только у меня пропало настроение что-либо выяснять. – Грег потянулся через стол и взял руку Сэнди.

Ее первым порывом было высвободить пальцы из его ладони, но потом она будто передумала.

– У меня на уме совсем другое, – тихо произнес Грег. – Понимаешь?

По глазам Сэнди было видно, что она все прекрасно поняла, но вряд ли так просто сдастся. Тогда Грег добавил:

– Видишь ли, я не только знаю правила происходящей между нами игры, но и принимаю их. Я мужчина, поэтому должен добиться твоего расположения. И знаешь что? Мне это нравится! Но самым важным для меня является то, ради чего все это делается. То есть результат. Поэтому не удивляйся, что игра будет иметь логическое завершение. – На мгновение он крепко сжал пальцы Сэнди. – Ух, как ты меня распаляешь!

Она вспыхнула, но на этот раз взгляда не отвела, только глаза ее потемнели. После минутной паузы она слегка наклонилась к Грегу и тихо, но отчетливо произнесла:

– Никакого результата не будет. Играй сколько хочешь, но тебе придется довольствоваться лишь процессом как таковым. Джекпот ты не сорвешь! – С этими словами она порывисто встала и решительно зашагала к выходу, по пути элегантно огибая столики.


Каждое мгновение Сэнди ожидала, что Грег догонит ее и схватит за руку или сделает что-то другое в этом же роде. Однако, как ни странно, он остался сидеть и только жег ей взглядом спину. Продолжалось это до тех пор, пока она не закрыла за собой звякнувшую колокольчиком дверь кафе.

Очутившись на улице, Сэнди остановилась, посмотрела по сторонам. Уже сгустились сумерки, воздух посвежел, и она пожалела, что не захватила с собой кофточку. Впрочем, прохладу Сэнди ощутила не сразу: она вся горела после слов Грега, а лицо ее просто пылало. Но когда подул ветерок, Сэнди задрожала, обхватила себя за плечи. Правда, еще неизвестно, что в действительности являлось причиной этого трепета – вечерняя свежесть или нервное напряжение.

Вскоре Сэнди поймала себя на том, что смотрит на стоявший на противоположной стороне улицы «пежо» Грега. Пора было подумать о том, как добраться в поместье. Автобус туда не ходил, такси в деревне не было, оставался лишь один выход – найти кого-нибудь, кто согласится отвезти ее в Вудбридж на своем автомобиле.

Не успела Сэнди подумать об этом, как кто-то властно обнял ее за талию. Вздрогнув от неожиданности, она подняла взгляд… и увидела Грега!

Сэнди едва не расплакалась с досады. Она-то думала, что по крайней мере на сегодняшний день в их общении поставлена точка. Но нет, вот он, Грег, навис над ней, крепко прижав к своему боку.

В этот момент с ними поравнялась стайка девчонок, по виду старшеклассниц, которые, вероятнее всего, направлялись на дискотеку. Проходя мимо, они как по команде стрельнули глазами на Грега, и это помогло Сэнди увидеть себя со стороны. Надо сказать, образ пришелся ей по душе. Да и не мог не понравиться – высокий, элегантный, несмотря на простоту одежды, Грег, обнимающий ее, стройную, изящную, со слегка развевающимися на ветерке светлыми волосами.

Девушки, разумеется, глазели в основном на Грега. Когда они удалились на достаточное расстояние, Сэнди сказала:

– Послушай, мне все это не нужно – то о чем ты завел речь в кафе.

Она намеревалась произнести эти слова сердито, а получилось как-то малоубедительно. Вероятно, поэтому Грег усмехнулся.

– Неправда.

Сэнди прикусила губу.

– Хорошо, пусть так, нужно… но я этого не хочу! Ты не должен… желать меня, понимаешь?

Что же непонятного! – промелькнуло в голове Грега. У тебя есть Дейв, а я, так сказать, не вписываюсь в схему. Но тут я тебе, голубушка, ничем помочь не могу.

– Понимаю, – кивнул он. – А что толку? Все уже произошло: с той самой минуты, как я тебя увидел, ты стала нужна мне. Скажу больше: я стал нужен тебе! Даже не пытайся отрицать это, я давно все прочел по твоим прекрасным глазам. Единственное, что тебе осталось, это смириться со сложившейся ситуацией. Поверь, так будет лучше для тебя же самой. Ты успокоишься и сможешь во всей полноте насладиться нашим… хм… тем, что мы вскоре сделаем.

Сэнди грустно покачала головой.

– Видишь, ты даже не в состоянии найти этому определения.

– Почему же, давай назовем это приятным приключением.

Когда Сэнди услышала это, в ее душе немедленно поднялась волна возмущения.

– Я избегаю подобных приключений! – резко произнесла она, предпринимая попытку отстраниться от Грега – впрочем, безрезультатную.

Приключение!

Он даже не скрывает своего потребительского отношения ко мне, лихорадочно пронеслось в мозгу Сэнди. Его интересует только секс, и больше ничего! Ни слова о чувствах, одна только банальная физиология.

Однако хоть Сэнди и кипятилась, где-то в глубине ее сознания тоненько звенело: «Брось, золотце, тебя саму бросает в дрожь от одной только мысли об этой самой «банальной физиологии». И если бы ты проще относилась к тому, что принято называть правилами хорошего тона, то давно бы поддалась своим желаниям. По крайней мере, это было бы честно».

Подобная мысль произвела на Сэнди угнетающее впечатление. Она свидетельствовала о том, что требованиям плоти противостоять практически невозможно. Они подчиняют себе разум, волю и чувства, после чего человек становится рабом собственных страстей.

Заметив, что Сэнди как-то притихла, Грег не стал ничего отвечать, а просто повел ее через дорогу к своему «пежо» и помог сесть. Затем обогнул капот, открыл дверцу с противоположной стороны и опустился на водительское кресло, рядом с Сэнди.

– Лучше бы я никуда сегодня с тобой не ездила, а провела бы вечер в своей комнате, как обычно, – глядя прямо перед собой, тихо буркнула она.

Грег молча откинулся на спинку сиденья, оказавшись таким образом в опасной близости от Сэнди.

– Отвези меня скорей в поместье и… покончим с этим, – добавила она.

Грег посмотрел на нее.

– Отвезу. Но до конца еще далеко. Нам предстоит кое-что сделать.

Уловив в его голосе какую-то особенную мягкость и бархатистость, Сэнди замерла. Ее словно стрелой пронзило ощущение собственной беззащитности перед этим еще абсолютно чужим, но уже близким человеком.

– Я не желаю ничего с тобой делать! – испуганно вырвалось у нее.

В ту же минуту она встретилась с взглядом Грега… и вдруг их будто швырнуло друг к другу. Сэнди даже не успела опомниться, но, похоже, и Грег находился в том же состоянии. Все случилось слишком неожиданно и развивалось с неистовой скоростью. Губы слились, дыхание смешалось, кровь забурлила. Сжимая друг друга в объятиях, Грег и Сэнди словно понеслись на какой-то дьявольской колеснице во мрак полного самозабвения…

14

Грег не мог поверить, что все это происходит наяву. Не узнавал себя – настолько сильно, страстно и нестерпимо желал он Сэнди. Она нужна была ему сейчас, в этот самый момент, сию минуту!

И почему только их первый поцелуй произошел здесь, напротив кафе, на переднем сиденье «пежо», как будто нельзя было выбрать более подходящее место! Ведь тут исключалось дальнейшее развитие событий – тех самых, которых Грег так страстно жаждал.

А между тем поцелуй с Сэнди впрямь оказался слаще меда, в этом ожидания Грега оправдались. Припав к нежным губам Сэнди, он испытал чувство, знакомое многим: когда в жаркий летний день пьешь, пьешь и вроде бы напился, но хочется еще. И пока Грег утолял жажду, Сэнди, словно превратившись в родник, все не иссякала…

Грегу оставалось лишь овладеть ею.


Прекрати это немедленно! Слышишь?! Сейчас же! Иначе тебе несдобровать! Понимаешь, ты, дуреха?! Ведь хуже будет! – словно вопило в мозгу Сэнди некое испуганное, ошеломленное происходящим существо.

Сэнди знала, кто это – она сама. Или, точнее, часть ее разума, которая все еще сопротивлялась наплыву чувств.

Ты не должна была это допускать! – снова и снова звучало в мозгу Сэнди.

Однако она никак не реагировала на панические призывы. Они словно проходили сквозь нее, уносясь в бесконечность. Ничто не помогало – ни вопли, ни уговоры, ни предупреждения. Уж очень будоражили Сэнди и вкус обжигающих поцелуев Грега, и его властность, и нежность. Нечего и говорить, что она будто опьянела от всего этого.

А когда Грег, пока еще очень осторожно, дотронулся до груди Сэнди, она конвульсивно содрогнулась, как от удара электрического тока – с той лишь разницей, что ощущение было невыразимо приятным.

С этого момента возможность вернуться к исходным позициям была безвозвратно утрачена. Сэнди не только вполне осознавала данный факт, но догадывалась, что и Грег разделяет подобное мнение. Нужно было остановить его в самом начале, а сейчас уже поздно, остается только сдаться окончательно.

К реальности их вернула все та же стайка девчонок, которую они видели не так давно. Те брели в обратном направлении, по тротуару с другой стороны улицы – тому самому, у кромки которого находился «пежо» Грега. Заметив целующихся Грега и Сэнди, девчонки засмеялись, захлопали в ладоши, кто-то свистнул…

Только тогда Сэнди опомнилась, уперлась ладонями Грегу в грудь, и ему поневоле пришлось отстраниться. Вновь откинувшись на спинку сиденья, он провел ладонью по лицу.

– Поехали! – выдохнула Сэнди.

– Да, пора…

Грег повернул ключ зажигания, двигатель ожил, и через минуту они уже катили по главной деревенской улице на запад, в направлении дороги, по которой можно добраться до поместья Вудбридж.

Доехали быстро. А может, Сэнди только так показалось, потому что, погруженная в свои мысли, все еще ощущая жар в груди и легкое покалывание на губах, она в значительной степени утратила чувство времени.

Мало того, слегка потеряв ориентацию в потемках, она не сразу сообразила, что Грег остановил «пежо» не перед парадным крыльцом особняка, а возле какого-то другого здания.

Он уже вел ее, поддерживая под локоть, по дорожке к входной двери, когда она увидела на фоне более светлого по сравнению с окружающим пространством неба наклоненные верхушки двух ливанских кедров, справа и слева. Только тогда Сэнди сообразила, где находится, потому что на всей территории поместья было только два таких дерева и росли они возле флигеля, в котором во время редких совместных визитов останавливались Лотти и Дейв. Впрочем, Дейв устраивался здесь и когда приезжал один. Он и Сэнди предлагал переместиться из большого дома во флигель – потому что тут в данный момент было больше удобств, – но Сэнди отказалась. Не хотела никого стеснять своим присутствием.

– Зачем ты меня сюда привез? – сдержанно спросила она, не глядя на Грега, но остро ощущая его поддерживающую ладонь на своем локте.

– Ведь я сказал тебе там, в деревне, что нам еще нужно кое-что сделать.

– А я ответила, что не желаю ничего делать с тобой. – Сэнди произнесла это так неуверенно, что сама рассмеялась бы, если бы ей не нужно было сейчас справляться с волнением, которое стократно усилилось после фразы Грега.

Он усмехнулся в темноте.

– Я лишь кое-что покажу тебе. На, подержи мобильник, посвети дисплеем, пока я отопру дверь.

Сэнди молча выполнила просьбу.

Через минуту они вошли в переднюю. Раздался шорох, будто кто-то шарил по стене – конечно, Грег, кто же еще, – затем щелкнул выключатель и загорелся свет.

Несмотря на все свое волнение, Сэнди не без интереса огляделась. Во флигеле ей еще бывать не приходилось.

На стене прихожей висело зеркало, но Сэнди лишь скользнула по нему взглядом. Прямо смотреть она избегала из опасения, что собственное отражение слишком много скажет о ее нынешнем состоянии. На Грега она тоже не поднимала глаз, хотя постоянно чувствовала на себе его взгляд. Оба не произносили ни слова, и молчание становилось угнетающим. Напряжение нарастало, воздух в прихожей словно наэлектризовался.

В какой-то момент Сэнди очень испугалась, что у нее не выдержат нервы и она расплачется или рассмеется, как какая-нибудь истеричка.

Вероятно, Грег понял, что с ней происходит.

– Послушай, успокойся, – произнес он хрипло и отрывисто, что придало его голосу интимную окраску. – Тебе не о чем волноваться, я взял себя в руки.

Очень хорошо, мрачно подумала Сэнди. Приятно слышать. Зато я вся дрожу.

Но она все-таки пересилила себя и посмотрела на Грега. С вызовом.

– И что дальше? Зачем мы пришли сюда?

– Тебя это интригует, правда?

Пока он это говорил, Сэнди поймала себя на мысли, что ей очень хочется обвить его шею руками, притянуть к себе и прильнуть к губам.

Просто наваждение, да и только…

Что же это такое?! – думал тем временем Грег. Если она не прекратит так смотреть, то, боюсь, мне не удастся долго сохранять хладнокровие.

– Ты не ответил мне, – напомнила ему Сэнди.

Кашлянув, Грег как можно непринужденнее произнес:

– Зачем мы сюда пришли?

Сэнди прищурилась.

– Только не играй со мной в кошки-мышки, ладно?

Он пожал плечами.

– Идет. Отвечаю прямо: мы пришли в этот флигель, потому что я переселяюсь сюда из главного здания.

Выдержав небольшую паузу, которая требовалась ей, чтобы переварить информацию, Сэнди задала вполне резонный, с ее точки зрения, вопрос:

– А я тут при чем?

Грег кивнул в глубь дома.

– Тебе нужно здесь осмотреться.

Проследив за его взглядом, Сэнди спросила:

– Зачем?

Он помедлил, прежде чем ответить.

– Потому что ты переселяешься сюда вместе со мной.

Сэнди вздрогнула. Она ожидала чего угодно, только не этого. За кого он ее принимает?! Думает, если она разок с ним поцеловалась, то теперь согласится на все?!

– Спокойной ночи! – процедила она сквозь зубы. Затем повернулась к двери с намерением уйти.

Грег почти позволил ей сделать это. Она уже взялась за ручку двери, когда он с нарочитым спокойствием заметил:

– Все же осмелюсь предложить тебе взглянуть на твою комнату.

– Ее у меня здесь нет!

Он с усмешкой качнул головой.

– С этого дня есть.

Отпустив ручку, Сэнди испытующе взглянула на него.

– К чему ты клонишь? Неужели не ясно, что я не поддамся на дешевые уловки?

– Я и не имел в виду ничего такого. Просто прошу тебя взглянуть на комнату, только и всего. Сам останусь в гостиной. Не бойся. Без твоего согласия посягать на тебя я не собираюсь.

Сэнди вспыхнула, но в то же время гордо подняла подбородок.

– Замечательно!

– Ты иди-иди.

Видя, что Грег действительно не предпринимает попыток приблизиться к ней, Сэнди направилась мимо него в гостиную. Позади нее вновь щелкнул выключатель, после чего зажглась большая люстра под потолком.

В отличие от главного здания во флигеле сохранилась мебель, пусть старомодная, но все же. И было чисто. Сэнди знала, что последнее – заслуга жены садовника Виктора Брэдсона, которая раз в неделю приезжала сюда из деревни убираться.

Из гостиной вела наверх деревянная лестница, поднявшись по ней можно было попасть в три расположенные в ряд спальни.

Сэнди взбежала по ступенькам.

– Средняя дверь, – подсказал пристально наблюдавший за ней Грег. Он стоял, опершись спиной о дверной косяк и сложив руки на груди.

Сэнди двинулась в указанном направлении. Толкнув потемневшую от времени дверь, занесла было ногу, чтобы переступить порог… но поставила на место. И изумленно разинула рот.

Перед ней находилась копия спальни, в которой она жила в главном особняке. Присмотревшись, Сэнди с удивлением сообразила, что это не копия, это и есть та спальня, по крайней мере в том, что касалось скудной мебели. То же древнее трюмо с местами почерневшим зеркалом, те же обтянутые выцветшим атласом кресла, та же кровать – даже резной рисунок не ее спинке тот же самый.

– Заходи, не стесняйся, – раздалось сзади. – Поближе посмотри, дверцы шкафа открой.

Сэнди так и сделала: вошла в комнату, отворила дверцу шкафа… Там находились ее вещи.

– Я не понимаю… – начала она оборачиваясь. И осеклась: Грег уже стоял за ее спиной.

– Что тебе не понятно? Ведь я сказал: ты тоже переселяешься сюда.

Сэнди стиснула зубы, затем, сердито сопя, произнесла:

– Это ты так решил?

Он усмехнулся.

– Нет, хозяева усадьбы.

– Хозяева? – Сэнди нахмурилась. – Кто? Лотти или Дейв?

Грег помрачнел.

Дейв! Даже сейчас… Боже правый, она только о нем и думает!

Он сжал кулаки.

– И Дейв, и Лотти – оба. Они решили сделать в главном здании ремонт, помнишь? Поэтому там работают строители. Им нужно, чтобы в помещениях не было никакой мебели, вот они и вынесли все из комнат. В том числе и из твоей. Так что волей-неволей приходится переселяться сюда. По мне, так это даже неплохо, здесь хотя бы можно включить обогреватель и будет горячая вода, а там…

– И из-за этого я должна поселиться с тобой во флигеле? – сердито произнесла Сэнди.

– Почему бы и нет? Не надоело тебе греть воду и мыться в тазу?

– Нет, – буркнула она. На самом деле ее это изрядно нервировало.

Грег усмехнулся.

– Надо же какая самоотверженность!

– Просто мне хорошо платят, – парировала Сэнди. И тут ей в голову пришла одна мысль. – Постой, а ведь это ты сам велел бригадиру строителей вынести из дома мебель. Я своими ушами слышала это утром, на кухне. «Переправляйте во флигель» – твои слова? – Она покачала головой. – Выходит, ты заранее все обдумал!

– Конечно, во флигель, – спокойно произнес Грег. – Не в сарай же мне тебя переселять.

15

Несколько мгновений оба молчали, затем Сэнди прищурившись обронила:

– Игру со мной затеял?

Усмехнувшись еще шире, он развел руками.

– Кто из нас не любит иной раз поиграть!

При виде его обезоруживающей улыбки Сэнди неожиданно вновь бросило в трепет. Это было абсолютно неуместно, так как разговор не имел отношения к какой бы то ни было интимности.

С другой стороны, если бы они сейчас обсуждали нечто и вовсе нейтральное – скажем, проблему увеличения эффективности двигателей внутреннего сгорания, – между слов все равно сквозило бы снедающее обоих желание.

Вероятно, в голове Грега бродили похожие мысли, потому что с блеском в глазах он медленно двинулся к Сэнди.

– Иногда ведь приходит охота поразвлечься, верно?

Разглядев выражение его лица, она с беспокойством качнула головой.

– Нет!

– Неужели?

Подступив почти вплотную, он протянул руку и нежно погладил Сэнди по щеке. Затем почти невесомо скользнул кончиками пальцев вниз, по горлу, к впадинке у его основания и дальше, к груди.

Сэнди стояла будто зачарованная, ее губы приоткрылись, с них слетало прерывистое дыхание, широко открытые синие глаза потемнели и не отрывались от Грега.

– Такой ты нравишься мне больше, – тихо произнес он.

Заметив, что его взгляд отправился в путешествие по ее телу, Сэнди попятилась. Причем не сразу сообразила, что ухудшает свое положение, так как наступая Грег оттеснял ее от выхода из спальни.

Очень скоро Сэнди почувствовала за спиной кровать. Только тогда ей открылось все коварство маневров Грега!

– Это нечестно… – пролепетала она, чувствуя, что сердце едва не выскакивает из груди.

– Может быть, – шепнул Грег, принимаясь расстегивать пуговицы на своей рубашке-поло. – В таком случае это нечестная игра.

И без того широко распахнутые глаза Сэнди расширились еще больше. Она как будто не могла поверить, что все это происходит наяву.

Грег молча смотрел на нее, продолжая свое занятие. Когда последняя пуговица на его рубашке выскользнула из прорезной петли, Сэнди, сама того не осознавая, прерывисто вздохнула. Грег отметил это и усмехнулся про себя. Есть! Ритм бьющейся в ней страсти совпал с его собственным.

– Может, хочешь, чтобы я остановился? – вкрадчиво спросил он. – Тогда скажи… пока не поздно.

Сэнди нервно провела языком по губам. Искушение… Можно ли перед ним устоять? Отказаться от райского блаженства… Сказать «прекрати» и никогда не узнать сладости объятий стоящего напротив человека – Грега Джордана.

Или промолчать – и тогда впереди бурный водоворот страсти, темные волны желаний, пронзительный миг наслаждения…

Вот дилемма!

Сэнди будто балансировала на краю обрыва, причем в ее власти было свергнуться вниз или благоразумно качнуться в противоположную сторону. В горле у нее пересохло, сердце сжималось, в висках стучали молоточки.

А Грег стоял перед ней и молча ждал решения – высокий, красивый, притягательный, с поблескивающими глазами и виднеющимися в разрезе рубашки волосками. От него будто веяло тончайшим, но вполне различимым ароматом чувственности.

Тут в мозгу Сэнди будто взвыла пожарная сирена. Сигнал тревоги! Предупреждение, что в своих рассуждениях Сэнди подошла к опасной грани.

А как же последствия? – вопрошал ее внутренний голос. – О них ты забыла? Да, дорогуша, в постели с Грегом тебе будет хорошо… А потом? Слезы, боль разочарования, тоска. Хочешь ты этого?

Сэнди посмотрела на Грега.

В следующее мгновение ей представилось, как его губы прижимаются к ее рту, как красивые сильные руки сминают грудь, как…

В этом месте Сэнди заставила себя остановиться, потому что на нее будто нахлынула жаркая волна.

Да, она прекрасно осознавала, что в данном случае все вертится лишь вокруг физических желаний. Но тем легче потом будет расстаться с Грегом. Гораз

А желания… что ж, можно их удовлетворить и жить спокойно дальше. Мало ли таких историй! И потом, мне все равно предстоит уехать отсюда, когда завершится моя работа в поместье. Конечно, жаль будет расставаться с Дейвом, он такой милый, но ничего не поделаешь, жизнь должна идти своим чередом. А Грег останется здесь, ведь он управляющий.

Тем временем тот, о ком она сейчас думала, гадал, какие мысли вертятся в ее голове. Неужели вспомнила о Дейве? В такой-то момент?!

Грег многое отдал бы за то, чтобы подобное предположение оказалось ложным. В глубине его души вновь заворочалась ревность, хотя он осознавал, что это абсурдно. Разве можно ревновать женщину, в которую не влюблен? Правда, может, это и не ревность вовсе, а, скажем, досада. Да, наверное подобное определение ближе к истине. Но в любом случае пора что-то предпринять, пока Сэнди не определилась с ответом. Ведь ее решение может оказаться и отрицательным

Одним шагом преодолев остающееся между ним и Сэнди расстояние, Грег взял ее лицо в ладони, несколько мгновений смотрел в глаза, затем наклонился и прильнул к губам.

Она ответила со страстностью, которой Грег не ожидал, поэтому осознание силы ее желания потрясло его. И одновременно взбудоражило – настолько, что он даже издал сдавленный стон.

Почти в ту же минуту раздался точно такой же ответный звук, означавший, что Сэнди тоже испытывает сильное наслаждение. Нечего и говорить, что, услышав ее стон, Грег тут же забыл о недавнем приступе ревности или что там это было. Вдобавок Сэнди прижалась к нему всем телом, а потом еще и обвила шею руками.

Грег судорожно стиснул ее в объятиях.

Но и себя он взял в руки. Несмотря на всю пылкость поцелуя, пора было возвращать контроль над ситуацией. Игра продолжается. Вернее, подходит к логическому завершению. Остается сделать последний решительный шаг, что не составит труда, благо постель находится рядом.

Но Грег отстранился от Сэнди.

Чего это ему стоило – другой вопрос, но он все-таки прервал поцелуй.

– Грег? – пролепетала Сэнди.

Он посмотрел в ее темные от желания глаза и медленно покачал головой.

– Нет.

Сэнди растерянно моргнула, в ее взгляде отразилось недоумение.

– Нет? – Раскрасневшиеся и чуть припухшие от поцелуя губы дрогнули.

Грег вновь качнул головой, затем поцеловал Сэнди, но легонько, словно прося не расстраиваться. После чего отрывисто произнес:

– Я не стану продолжать. Не в моих правилах добиваться женщины силой.

Сэнди попыталась что-то сказать, но Грег прижал палец к ее губам.

– Молчи… Я знаю, что мои действия похожи на шантаж. Пусть в действительности это не так, все равно ситуация не очень мне по душе. В ней много двусмысленности. А я хочу, чтобы ты стала моей без нажима, по собственной воле. И чтобы осознавала, что ты именно со мной, а не с кем-нибудь другим. Тогда между нами все будет по-другому.

Под кем-нибудь другим он подразумевал конечно же Дейва. У него все-таки оставалось подозрение, что Сэнди целуется с ним, а представляет себе своего любовника.

– Все будет по-другому… – едва слышно повторила за ним Сэнди.

Выражение растерянности в ее глазах предельно усилилось, но в эту минуту она была такой красивой, что Грег едва не отказался от своей игры. Однако, когда он уже готов был, забыв обо всем на свете, вновь прильнуть к губам Сэнди, она вдруг оттолкнула его.

Ее глаза гневно блестели. Разумеется, она чувствовала себя как человек, которого обвели вокруг пальца. Надо сказать, довольно унизительное ощущение. Но почему Грег все никак не мог отделаться от мысли, что во время поцелуя она думала о Дейве?

Этого он допустить не мог. Чтобы женщина представляла себе другого, целуясь с ним, Грегом! Не бывать этому!

В следующий раз я стану целовать тебя так горячо, что ты, золотце, забудешь собственное имя, не то что Дейва! – промчалось в его голове.

– Или тебе нравится, когда мужчина применяет силу? – насмешливо произнес он.

Губы Сэнди дрогнули от обиды, но в следующую минуту она гордо выпрямилась.

– Тот, кто применяет силу к женщине, не мужчина!

– Хм…

Ответ Грегу понравился. У него даже настроение улучшилось.

А она ничего, молодец! – подумал он, с интересом вглядываясь в лицо Сэнди.

Она, похоже, готова была дать ему пощечину. Но это ничего, денек-другой – и все уладится.

– Уходи, – ледяным тоном произнесла она. – Это моя комната!

Грег даже рассмеялся, такой неожиданной показалась ему прозвучавшая фраза.

– Вот видишь, теперь ты сама это говоришь!

– Оставь меня! – повторила Сэнди, начиная потихоньку закипать. – Не испытывай моего терпения. Я устала и спать хочу!

– Что-то не похоже, – обронил Грег, но, заметив в ее глазах новую вспышку гнева, быстро добавил: – Хорошо, ухожу. Спокойной ночи.

– И тебе тоже, – процедила Сэнди ему в спину.

Однако последнее слово все же осталось за Грегом. Уже перешагнув через порог, он обернулся и с невинной улыбкой произнес:

– Чувствуй себя как дома!

И пока Сэнди лихорадочно подыскивала достойный ответ, дверь за Грегом закрылась.


Несколько минут Сэнди еще продолжала стоять посреди комнаты, мрачно размышляя над случившимся. Все-таки надо было влепить ему пощечину! – вертелось в ее голове.

Она никак не могла понять, почему Грег так странно себя повел. Возможно, ему доставляет своеобразное удовольствие сначала растревожить женщину, разжечь, а потом отстраниться, словно опрокидывая на нее ведро холодной воды!

С другой стороны, Сэнди радовал тот факт, что благодаря непонятному поступку Грега она избежала крупной ошибки. Конечно, ей очень хотелось очутиться с ним в постели, но вообще-то хорошо, что этого не произошло.

Наконец, прерывисто вздохнув, Сэнди огляделась. Чувствуй себя как дома, сказал Грег. Что ж, пора осваиваться. Видно, все же придется провести здесь какое-то время.

16

Утром она не сразу поняла, где находится. Вдобавок ей вновь, в который уже раз, приснилась гадалка мадам Тереза с загадочной фразой «Как увидишь его, сразу все поймешь», которая отдавалась эхом в мозгу даже после пробуждения. Но вскоре отголоски предсказания были вытеснены другими мыслями.

Сэнди вспомнила события минувшего дня и с тихим стоном закрыла лицо ладонями. Глупо все это, глупо… Но в то же время вчера было несколько чертовски приятных моментов…

Душу Сэнди переполняли противоречивые эмоции. С одной стороны, она испытывала досаду по поводу своей вчерашней несдержанности, а с другой – радовалась, что общение с Грегом перешло на уровень некой интимности.

Последнее тревожило ее. Как-то очень неожиданно, просто даже внезапно Грег стал слишком много для нее значить. Это напоминало любовь.

Но неужели можно влюбиться так быстро?

В жизни Сэнди подобного еще не случалось. В то же время ей, разумеется, было известно о существовании любви с первого взгляда. И сейчас она уже не знала, что и думать…

Здесь, в маленьком флигеле, присутствие Грега ощущалось сильнее, чем в главном здании. Тем более что находился он в соседней спальне. Сэнди слышала звуки его перемещений по комнате, плеск воды в ванной, потом ему кто-то позвонил по сотовому телефону…

Поймав себя на том, что прислушивается, Сэнди недовольно поморщилась, затем откинула одеяло, встала и направилась в ванную. Там ее ждал приятный сюрприз – из открытого крана потекла сначала теплая, а потом и горячая вода. Очевидно, Грег включил обогреватель. Воспользовавшись этим, Сэнди приняла душ.


Она намеревалась выскользнуть из флигеля незаметно, чтобы не столкнуться с Грегом, но, потихоньку прокравшись в прихожую, застыла на пороге: тот, встречи с которым она избегала, стоял возле самой входной двери, проверяя что-то на дисплее мобильника. Заметив Сэнди, он окинул ее внимательным взглядом, и уголки его губ тронула улыбка.

– Доброе утро.

– Доброе, – сдержанно ответила она.

– Как спалось?

Прежде чем ответить, Сэнди испытующе посмотрела на Грега, пытаясь понять, что скрывается за невинным на первый взгляд вопросом, однако подвоха не почувствовала. Тогда она подняла подбородок и с независимым видом произнесла:

– Замечательно!

Грег едва заметно вздохнул.

– Ну и хорошо.

Сам он спал скверно. Ему не давали покоя мысли о Сэнди. Разумеется, он вновь и вновь переживал каждое мгновение их жаркого поцелуя, но дело было не только в этом. К чисто эротическим ощущениям примешивалось что-то еще. О, Грег догадывался, что именно, но это-то его и настораживало! Когда-то он уже попал в подобную передрягу и повторения не хотел.

И все же его не покидало ощущение все усиливавшейся эмоциональной зависимости от Сэнди. К настоящему времени он уже почти не сомневался в том, какого рода отношения связывают Сэнди с Дейвом, но осознание данного факта не делало ее в его глазах менее желанной.

Минувшей ночью Грег пережил несколько моментов, когда его охватывали почти панические настроения. Эмоциональная зависимость от женщины! Что для настоящего мужчины может быть хуже?

Если бы еще неделю назад кто-то сказал Грегу, что тот угодит в подобную ситуацию, он рассмеялся бы безумцу в лицо. Однако сейчас ему было не до веселья. Его преследовало такое ощущение, будто он храбро по собственной воле зашел в ловушку, самонадеянно полагая, что в любой момент сможет оттуда выскочить, но дверца захлопнулась раньше, чем ему удалось улизнуть.

Сэнди Питтс оказалась не такой девушкой, о которой можно легко забыть, само существование которой можно игнорировать. И неважно, чьей любовницей она является.

Просто ты еще не переспал с ней, приятель, успокаивал себя Грег. А когда это случится, все встанет на свои места, вот увидишь!

Но в глубине души он понимал, что хорохорится напрасно: на этот раз ему так просто не выкарабкаться. В отношениях с Сэнди он увяз всерьез.

– А ты как провел ночь? – спросила она, будто уловив ход его мыслей.

Грег дернул плечом.

– Нормально. – Затем, немного помедлив, добавил: – Мне сегодня придется уехать по делам, скорее всего вернусь лишь к вечеру.

Сэнди на мгновение опустила взгляд и снова подняла.

– Зачем ты мне это говоришь? Я тебе не жена… не подруга. – На слове «жена» ее голос дрогнул, и она готова была убить себя за это. Нельзя же, в самом деле, так явно показывать свои эмоции!

– Но будешь ею, – уверенно произнес Грег.

Он-то, конечно, имел в виду, что Сэнди станет его близкой приятельницей, а не женой, однако, заметив промелькнувшее в ее глазах смущение, мысленно выругался. Ну кто, спрашивается, тянул за язык!

– Это мы еще посмотрим, – сухо обронила Сэнди. – А пока мне твои дела не интересны.

Грег усмехнулся.

– Я лишь хотел предупредить тебя – чтобы ты не скучала!

Смерив его взглядом, Сэнди решительно шагнула к двери.

– Прости, болтать мне некогда, там, наверное, уже мои рабочие приехали.

На что Грег заметил:

– Я тоже выхожу.


Вообще, садовнику Виктору Брэдсону с утра было нечего делать возле флигеля, но двое парней, которым пигалица-дизайнер с вечера поручила перетаскать к компостной яме кучи собранных прошлогодних листьев, попросили дать им тележки.

Пришлось отвести этих двоих к сараю, где хранился инвентарь. А сарай прилепился к флигелю, слева, если стать к нему лицом.

Вот так и получилось, что Виктор Брэдсон стал свидетелем того, как наружная дверь флигеля отворилась, выпуская на низенькое крыльцо – кого б вы думали? – пигалицу-дизайнера Сэнди Питтс и нового управляющего Грега Джордана!

Не успел Виктор Брэдсон изумленно разинуть рот, как новый управляющий обнял за талию двинувшуюся вперед пигалицу-дизайнера, притянул к себе и чмокнул в щеку. Та сначала застыла, но через мгновение решительно высвободилась и зашагала сначала по дорожке, а потом по тропинке, ведущей в сад.

А Грег Джордан постоял немного, глядя ей вслед, после чего сел за баранку стоявшего напротив флигеля «пежо» и укатил в направлении главных въездных ворот поместья.

Виктор Брэдсон сплюнул, с досадой глядя ему вслед. Всем своим видом он будто говорил: «Ну и дела… Спелись! Свили себе гнездышко во флигеле. Ясное дело, теперь этот парень пигалицу-дизайнера не выгонит!».


Грег действительно отсутствовал весь день.

Возвращаясь вечером во флигель – больше идти было некуда, – Сэнди думала, что встретит его, но ее ждала пустота. То есть во флигеле все оставалось как прежде, но он казался пустым, потому что отсутствовал Грег. А с другой стороны, повсеместно ощущалось его присутствие…

Так нужен он тебе или нет? – прозвучало в мозгу Сэнди, когда с ее губ слетел очередной разочарованный вздох.

И тут – надо же случиться подобному совпадению – снаружи донесся звук остановившегося автомобиля, и через минуту в гостиной появился Грег.

На нем были все те же синие джинсы и черная вельветовая рубашка навыпуск, что и утром, но ее пуговицы он расстегнул едва ли не до половины, что придавало ему какой-то бесшабашный вид. И одновременно делало таким ослепительно красивым, что хотелось зажмуриться.

В следующую минуту Сэнди заметила в руке Грега бутылку шампанского, и это странным образом помогло ей ответить на вертевшийся в мозгу вопрос.

Да, Грег мне нужен! Она произнесла это хоть и мысленно, но с вызовом. Я хочу его. И даже если влюблюсь, то найду в себе силы оставить, когда придет срок. Но сначала наслажусь им – так, чтобы об этом можно было вспоминать до конца жизни.

– Сэнди?

Она вздрогнула, как будто кто-то крикнул у нее над ухом, хотя Грег произнес ее имя почти шепотом.

– Да? – Нервный, дрожащий, полный вожделения голос. Сэнди сама удивилась, услышав его, и прозвучал он для нее словно со стороны.

Грег смотрел на нее очень внимательно, его взгляд, казалось, проникал в самую душу.

– Вчера ты не захотела вина, но, может, выпьешь сейчас со мной шампанского?

Сэнди понимала, что говорит он не о спиртном. Слова «может, выпьешь сейчас со мной» означали нечто совсем другое. Сквозь них проглядывала иная суть. И от ответа зависит очень многое.

– Да, – сказала Сэнди и посмотрела прямо Грегу в глаза. В этот миг ей почудилось, что вокруг них двоих, будто объединяя, образовалось теплое сияние. Но, разумеется, оно существовало лишь в ее воображении.

Глаза Грега блеснули торжеством. Она согласна! Это означает, что впереди волшебная ночь, после которой все изменится. Сэнди больше не будет принадлежать Дейву. И вообще никому.

Она станет моей! – с уверенностью промчалось в голове Грега.


Сэнди так и не поняла, откуда появились бокалы – наверное, Грег достал их из серванта. Как бы то ни было, он приблизился к ней с двумя уже наполненными бокалами и один протянул ей.

– За этот вечер, – тихо произнес Грег, поднимая бокал.

Сэнди сделала то же самое.

– И за нас, – добавил он.

Они одновременно поднесли бокалы к губам. Грег опустошил свой залпом, Сэнди отпила добрую половину.

Шампанское сразу ударило ей в голову. Она слегка пошатнулась, но Грег подхватил ее под локоть.

Несколько мгновений Сэнди стояла с опущенными ресницами, испытывая сильнейшее напряжение, но потом все же подняла голову – как оказалось, в тот самый момент, когда Грег начал наклоняться к ней.

Увидев выражение его глаз, Сэнди замерла: они словно отливали серебром, но зрачки были расширены и в них буйствовала страсть.

Вместе с тем Сэнди будто прочла во взгляде Грега дальнейшее развитие событий: волшебные мгновения любви, а потом печаль разлуки.

Но Сэнди полагала, что справится с этим, ведь ей известны правила игры. Более того, она сознательно приняла их, пусть даже из-за того, что у нее нет выбора, ведь на иной сценарий надеяться не приходится.

Грег прильнул к ее губам, но лишь на мгновение, после чего хрипло произнес:

– Идем наверх!

Сэнди едва заметно кивнула.

Тогда, по-прежнему поддерживая под локоть, Грег повел ее к лестнице. По ступенькам поднимались молча, ни единым словом не упоминая о том, что вскоре должно произойти.

И так же вошли в спальню Грега.

Оба остановились посреди комнаты. Некоторое время Грег оставался странно неподвижным, Сэнди даже встревожилась, не понимая, что с ним происходит. Но потом он осторожно взял ее за подбородок, заставил поднять лицо и посмотрел в глаза.

– Игра кончилась, отныне все всерьез, – отрывисто слетело с его губ.

Эти слова вызвали у Сэнди мрачную внутреннюю усмешку. Если и шла какая-то игра, то вела ее не она.

– Видишь ли, я из тех парней, которые считают, что их женщина должна принадлежать только им. Если ты сейчас станешь моей, то и потом тебе придется оставаться со мной. Все время, пока будут продолжаться наши отношения.

В переводе с мужского языка на женский это означало, что одной ночью их интимное общение не ограничится. Восприняв сие закодированное послание, Сэнди облегченно вздохнула – хоть какая-то определенность. Хоть и ограниченные во времени, но все же отношения. А не приключение, о котором недавно шла речь.

Ну, а о любви нет даже речи. Так что чувства следует сдерживать.

– Понятно, – просто ответила она.

Только после этого расслабился наконец и Грег. Правда, это никак не повлияло на душевную борьбу, которую он в последнее время вел с собой. Одна его часть хотела бы отпустить Сэнди, как говорится, на все четыре стороны. Другая жаждала не глупить и взять то, что само идет навстречу, а уж дальше что получится.

Грег сам себя не понимал. Такого еще не бывало, чтобы он хотел женщину, ощущал ее благосклонность и не решался сделать последний шаг.

А между тем стоило ему посмотреть на Сэнди, как его бросало в жар.

Боже правый, о чем я думаю?! – вспыхнуло в его мозгу. Она сказала мне «да», значит, предпочитает меня Дейву – и точка!

Грег порывисто обнял Сэнди и прижался к ее губам. Они с готовностью приоткрылись. В следующее мгновение Грег скользнул языком меж зубов Сэнди, и начался долгий, пламенный поцелуй, во время которого разрушались и падали все преграды и исчезали остатки нервозности.

Не отдавая себе отчета в своих действиях, Сэнди скользнула ладонями под половинки рубашки Грега и с наслаждением ощутила тепло обнаженной кожи, упругость мышц и шелковистость волосков. Эти волшебные ощущения заставили ее сдавленно застонать прямо посреди поцелуя. В ответ Грег крепче стиснул ее.

Дальнейшее происходило так, будто они были давними любовниками.

Постель находилась рядом, но Грег не спешил уложить в нее Сэнди. Сначала помог освободиться от одежды – поминутно целуя и лаская.

Его нежные, но одновременно будто обжигающие прикосновения порождали в теле Сэнди всплески чувственности.

Когда на ней не осталось и нитки, Грег чуть отстранился и обежал взглядом ее всю.

Наверное, странно мы сморимся со стороны, промчалось в мозгу слегка захмелевшей от шампанского, а еще больше от происходящего Сэнди. Я в чем мать родила, а Грег полностью одет!

Но подобное противоречие существовало недолго – Сэнди сама об этом позаботилась, решительно взявшись расстегивать пуговицы на рубашке Грега. Джинсы и все остальное он стянул сам. И тогда уже Сэнди скользнула взглядом по его сильному стройному телу, жадно впитывая мельчайшие детали.

Грег мгновенно понял, что своей наготой произвел на Сэнди сильное впечатление. Ее глаза вспыхнули, дыхание участилось, язык непроизвольно скользнул по губам.

Впрочем, восхищение было взаимным. Сэнди выглядела обворожительно. Оставалось лишь подхватить ее на руки и уложить в постель… что Грег и сделал.

Они слились в объятиях, страстно целуя, лаская и даже покусывая друг друга. Но скоро этого стало мало, оба жаждали большего.

Наконец Сэнди не выдержала.

– Пожалуйста, Грег… Я хочу тебя…

Ее голос был хриплым и выдавал такое сильное желание, что Грег не стал медлить. С жадностью припав к влажным припухшим губам, он властно раздвинул бедра Сэнди и вошел в ее горячую женскую глубину…


Эта ночь была исключением из правила: Сэнди не видела снов – ни про гадалку мадам Терезу, ни каких-либо других. Впрочем, и спать-то ей почти не пришлось – они с Грегом до рассвета занимались любовью.

Утром все же забылись сном, но в семь часов Сэнди по привычке проснулась.

Пора собираться на работу! Это было первое, что возникло в ее мозгу, когда, открыв глаза, она села на постели.

В следующую минуту ее взгляд упал на лежавшего рядом Грега, и она все вспомнила.

– Куда ты, сегодня суббота, – вяло пробормотал он, притягивая ее к себе. – Ложись, рано еще…

Сэнди с удовольствием подчинилась. Прижалась щекой к груди Грега, удовлетворенно улыбнулась и закрыла глаза…

Второй раз она проснулась, когда за окном уже вовсю светило солнце.

Грега в постели не оказалось, а из гостиной доносились голоса. Один явно женский.


Меньше всего Грег ожидал увидеть сегодня Лотти, поэтому очень удивился, когда, отперев входную дверь своим ключом, та вошла в дом.

Вероятно, и она не думала встретить Грега, потому что заметно вздрогнула, переступив порог гостиной и увидев того там.

– Вы?! – вырвалось у нее.

Грег удивленно поднял бровь, плотнее запахивая полы купального халата, под которым больше ничего не было.

– Здравствуйте…

Лотти нахмурилась.

– Что вы здесь делаете?

– То есть как? – Грег усмехнулся. – Работаю. Помните, вы наняли меня, чтобы вывести на чистую воду вашего супруга.

– Но я полагала, что вы находитесь в главном здании, там же, где и ваша подопечная.

Грег кивнул.

– До недавних пор так и было, но потом строители вытеснили меня. Им понадобилось…

– Да-да, понятно, – перебила его Лотти, явно не желая вникать в подробности.

Окинув ее внимательным взглядом, Грег спросил:

– А вы как здесь оказались? Я думал, вы еще в Америке, гостите у родни.

Лотти устало провела ладонью по лицу.

– Нет, уже не в Америке… – Она посмотрела на Грега. – Простите, что не предупредила вас о своем визите, но у меня все так завертелось… Видите ли, я ищу Дейва.

– То есть как, ведь вы были вместе!

– Верно, но… У нас произошел… как вам сказать… Словом, Грег улетел домой раньше. Я проговорилась, что наняла вас совсем не в том качестве, о котором ему известно, и…

– Что?! – с беспокойством воскликнул Грег. – Вы все выложили Дейву?! И только сейчас сообщаете мне об этом?!

Лотти выглядела совершенно несчастной.

– Да, надо было сразу вам позвонить, но я… Понимаете, мы поссорились, я наговорила Дейву много всего, в том числе и про эту девицу, Сэнди Питтс… Конечно, я поступила опрометчиво, но у меня сдали нервы. Дейв все время был окружен женщинами, просто отбою не было, а со мной даже ни разу не потанцевал… А потом там одна такая рыженькая, из гостей, имени не знаю, напилась и прямо при всех стала вешаться ему на шею. Я долго терпела, но в конце концов не выдержала… Между нами произошел безобразный разговор, я обвиняла Дейва, а он… он… – Лотти шмыгнула носом, прогоняя слезы.

– Да? – поощрительно произнес Грег.

– Он все отрицал, и это злило меня еще больше. В конце концов я сказала, что знаю, для чего он поселил в поместье эту Сэнди Питтс. Это как-то странно на него подействовало, он разволновался, стал убеждать меня, что я ошибаюсь. А я сказала, что поверю только человеку, который собирает для меня информацию, то есть вам. Так все и обнаружилось.

– И что было дальше? – хмуро спросил Грег.

Лотти достала из сумочки носовой платочек и высморкалась.

– Простите… Дальше Дейв улетел домой. То есть я так думала. Но, когда примчалась следом в Лондон, дома его не оказалось. Я позвонила его родителям – знаете, хоть они и приемные, у Дейва с ними замечательные отношения, – однако те ничего не смогли мне сказать. Дейв у них не появлялся. Ну, я обзвонила еще знакомых – безрезультатно. Тогда и сообразила, что он подался сюда, к любовнице, ведь она…

– Минутку! – прервал ее Грег. – Говорите, у Дейва приемные родители?

Она нетерпеливо взглянула на него.

– Да, но это долгая история, потом как-нибудь расскажу. Меня больше волнует то, что я не могу найти Дейва. Очевидно, здесь, во флигеле, его нет?

Думая о чем-то другом, Грег качнул головой.

– Нет, здесь Дейв не появлялся. Хотя допускаю, что он находится на территории поместья. Возможно, отправился в главный особняк.

– Точно! – воскликнула Лотти. – К своей пассии!

Грег в сомнении поскреб затылок.

– Э-э… не уверен, действительно ли…

Договорить ему не удалось, потому что, взглянув мимо него, Лотти вдруг переменилась в лице. В следующую минуту у нее вырвалось гневно:

– Да вот же она! Смотрите! Мерзавка уже здесь обосновалась… Значит, и Дейв где-то поблизости!

Холодея, Грег обернулся. На втором этаже, держась за перила, стояла обернутая простыней Сэнди. Лицо ее было белее мела.

– Солнышко! – воскликнул Грег.

Она презрительно прищурилась.

– Я все слышала. Значит, следишь за мной?

– Послушай, я тебе все объясню!

– Незачем, все и так ясно…

– Это я тебе сейчас все объясню, негодяйка! – взвизгнула Лотти. – Совсем стыд потеряла, в таком виде разгуливаешь по дому! Еще бы нагишом вышла… Где Дейв? Говори!

– Здесь.

Все как по команде повернулись в ту сторону, откуда прозвучало короткое слово, и замерли от неожиданности: на пороге гостиной стоял Дейв.

– А, явился! – наливаясь яростью, крикнула Лотти. – К пассии своей спешишь?

– Нет, – ответил ей Дейв, тут же устремив взгляд чрез все пространство гостиной на Сэнди.

– Нет?! Да ты глаз с нее не сводишь! Поселил тут любовницу и…

– Думаю, она не любовница, – вдруг медленно произнес Грег, переводя взгляд с Дейва на Сэнди и обратно. – Сестра?

Продолжая смотреть на Сэнди, Дейв кивнул.

– Да. Младшая.

– Я так и понял, – вздохнул Грег. – Правда, мог бы и раньше сообразить, когда Сэнди упомянула, что воспитывалась в приемной семье.

– Какая еще сестра?! – вновь закричала Лотти. – Что вы мне здесь…

– Родная сестра, – сказал Дейв, вынимая из внутреннего кармана пиджака бумажник. – У меня и доказательство есть. Хочешь взглянуть, Сэнди? Иди сюда.

Та с ошеломленным видом двинулась вниз по лестнице. К тому моменту, когда она приблизилась, в руке Дейва оказалась оторванная половинка пятифунтовой банкноты. Он протянул ее Сэнди, и она как зачарованная взяла.

– Прочти, что там написано.

Сэнди пригляделась.

На обрывке банкноты темнело: «Дейв».

Так вот почему он мне так понравился, проплыло в мозгу Сэнди. Иначе и быть не могло.

– У тебя тоже должна быть такая, – тихо произнес Дейв.

Она подняла на него взгляд.

– Есть. Точно такая, только с моим именем. Она хранится у меня в кожаном кошельке, который сопровождает меня с рождения. Если обе половинки совпадут…

– Они совпадут, Сэнди, – улыбнулся Дейв. – Не сомневайся. – После некоторой паузы он добавил: – Ну, здравствуй, сестричка, долго же я тебя искал.

– Так это правда? – подала голос Лотти. – Что же ты мучил меня? Почему сразу не сказал?

Дейв смущенно усмехнулся.

– Я не решался. Хотел как-то подготовить вас обеих. Ну, чтобы вы сначала привыкли друг к другу… А Сэнди чтобы привыкла ко мне…

– Боже, какой ты глупый! – воскликнула Лотти, порывисто шагнув к нему.

Тем временем Грег тронул Сэнди за плечо.

– Солнышко…

Она отшатнулась, глаза ее мгновенно наполнились слезами.

– Не прикасайся ко мне! Ищейка!..

– На самом деле я владелец сыскного агентства, – пробормотал Грег.

– Ты подлец!

Повернувшись, Сэнди помчалась вверх по лестнице. Недолго думая, Грег рванул следом.

– Стой!

Она забежала в свою спальню и попыталась захлопнуть дверь. Но Грег уже был тут как тут.

– Погоди, успокойся, нам нужно поговорить…

Силы были явно не равны, поэтому очень скоро Грег тоже оказался в спальне, плотно закрыв за собой дверь. Еще через мгновение он поймал пятящуюся Сэнди и крепко прижал к груди.

– Тише, солнышко, не кипятись…

– Уйди!

– Ты не понимаешь, – взволнованно произнес Грег. – Сейчас все не так, как было вначале. Считай, что минувшей ночью я стал другим человеком. И знаешь, кто меня изменил? Ты, солнышко.

– Врешь! Не верю ни единому твоему слову. Тебя наняли шпионить за мной!

– Ну…

– Не юли! Ты начал шпионить за мной, а потом просто использовал!

– А если я скажу, что люблю тебя?

– Лжешь! Ты не можешь… не можешь…

Сэнди попыталась высвободиться, но добилась лишь того, что простыня сползла с нее на пол. Это показалось ей настолько унизительным, что она едва не расплакалась.

Грег плотно прижал ее к себе.

– Я люблю тебя и заставлю в это поверить!

С этими словами он впился в ее губы, одновременно накрыв ладонью грудь.

– Мм! – возмущенно выдавила Сэнди.

Но в то же мгновение ее пронзил такой мощный чувственный импульс, что она изогнулась дугой. От Грега не было спасения. Даже зная всю правду об их отношениях, Сэнди продолжала страстно желать его.

Спустя некоторое время тот оторвался от ее губ.

– Теперь веришь?

Она вяло качнула головой.

– Нет.

В серых глазах Грега возник стальной блеск.

– Хорошо. Тогда я буду целовать тебя до тех пор, пока ты не согласишься стать моей женой!

И тут сознание Сэнди словно озарилось молнией. А вместо грома прокатился голос гадалки мадам Терезы: «У твоего суженого темные волосы и стального оттенка глаза. Когда увидишь его, сразу все поймешь…».

– Не может быть… – прошептала Сэнди.

– Очень даже может, – кивнул Грег. – Как сказал, так и сделаю. Зацелую!

Сэнди смотрела на него во все глаза.

– Да, дорогой, целуй, – слетело с ее словно онемевших губ. – Я стану твоей женой. Потому что тоже тебя люблю.

Грег на миг замер.

– Правда?

Она вымученно улыбнулась и потянула с его плеч халат.

– Конечно, правда. Из нас двоих ты обманщик, а не я.

Грег сбросил халат и тут же вновь обнял Сэнди.

– Моя? – спросил, вглядываясь в синие глаза.

Сэнди слегка пожала плечами – мол, с чувствами не сладишь.

– Твоя…

В этот момент в дверь негромко постучали.

– Нельзя! – в один голос крикнули Сэнди и Грег.


home | my bookshelf | | Страстью опаленные |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 1
Средний рейтинг 1.0 из 5



Оцените эту книгу