Book: Старк благородный



Шамраев Алесандр Юрьевич

Старк благородный

Часть 1 " Берег потерянных душ"


1

Наш поселок стоит на берегу реки Илис, почти на самой границе с Каунгом. По местным меркам поселок достаточно большой и самое главное, издревле сложилось так, что поселок не подчинялся ни кому. Короли Гонды неоднократно пытались завоевать его, но у них ничего не получалось. Старики говорят, что в этом заслуга богини реки — Илис, которая опекает жителей, а в замен требует только одного, — каждый год в весеннее половодье река приносит в корзинах от десятка до полутора десятков младенцев, — это "дети богини" и жители поселка разбирают детей по семьям. Особенностью нашего поселка является так же то, что у нас очень много смешанных семейных пар. А ведь всем известно, у смешанных пар не может быть детей. Именно по этому население поселка постоянно растет. В центральных районах смешанные браки не только не приветствуются, но в некоторых даже запрещены под страхом смертной казни, вот и бегут к нам влюбленные всех цветов кожи.


Меня зовут Старк Благородный. Благородный, — это мое прозвище, а Старк — имя. 16 лет назад моя беременная мать появилась в поселке в сопровождении чернокожего мечника, что вызвало удивление, ведь известно, что чернокожие являются непревзойденными мастерами и спокойно могут расправиться даже с десятком нападавших. Их услуги стоят очень дорого, так что моя мать явно не нуждалась в средствах. Да и её одежда и украшения выдавали в ней знатную даму. Но в поселке не принято любопытствовать, а всем вновь прибывшим предоставляли кров и пищу. Через некоторое время родился я, а ещё через неделю, не приходя в себя, моя мать скончалась от родильной горячки. К удивлению жителей, Стив, — так звали чернокожего воина, остался жить в поселке и занялся моим воспитанием. И хотя я не относился к детям богини, разницы в отношении ко мне со стороны других я не ощущал.


Стив нанял работников, которые прямо на берегу реки построили нам легкую хижину с очагом для приготовления пищи внутри, хотя в поселке было принято очаги строить возле своих жилищ. Это была не единственная странность, которая выделяла нас. Сколько я себя помню, я всегда ходил аккуратно одетым и обутым. Так что термин, — босоногое детство, — не про меня. Одежду и обувь для меня шил Стив, для чего ежегодно купцы, что прибывали с товаром к нам в поселок, снабжали его материей и кожей, а иногда даже привозили уже готовые одежды. Кроме того, у меня на поясе, всегда висел сначала небольшой нож, потом кинжал, а сейчас вот висит меч, соответствующий моему возрасту, навыку и положению ученика мечника.


В детстве я до слез завидовал своим сверстникам, которые бегали в длинных холщовых рубахах, которые можно было одним движением скинуть с себя и кинуться в холодные, но ласковые воды Илис. А вот мне приходилось скидывать с себя обувь, штаны и рубашку. И часто случалось так, что я только заходил в воду, а мои друзья уже вылезали греться на берег. Это со временем приучило меня купаться в одиночестве, что бы не слышать насмешек за моей спиной. К тому же я любил плавать на стремнине, когда Илис подхватывала мое тело и несла к небольшой косе, что вдавалась в речку. Мои же друзья не рисковали выходить за пределы мелкого заливчика, так как боялись псов Илис.


О них стоит сказать особо. Дело в том, что вода в Илис очень прозрачная и любой, даже самый мелкий камешек можно рассмотреть на самом дне, как бы глубоко он не находился. И вдруг из неоткуда появляются псы Илис. Их зеленоватые, вытянутые тела с длинным хвостом, покрытые толстой кожей с шипами и гребнем на спине, вызывали оторопь и панический страх у всех жителей поселка. Особенно пугали их огромные пасти с острыми зубами в несколько рядов. И действительно, стоило кому нибудь, будь то ребенок или взрослый, выйти за пределы залива на стремнину, как тут же псы Илис хватали смельчака и больше его никто никогда не видел. Меня же псы не трогали, более того, они иногда даже играли со мной и позволяли даже кататься на них.


Конечно, я особо не хвастался этим, что бы не вызывать лишних разговоров в поселке, которых и так хватало о нашей странной семье. Начнем с того, что каждое утро я занимался тренировками с различными видами оружия, которыми были увешены все стены нашей хижины и их количество постоянно возрастало, так как купцы постоянно привозили что то новенькое, или старенькое, но более тяжелое или длинное. Потом завтрак из рыбы, моллюсков и изредка мяса. Потом я таскал воду из реки в кожаных ведрах для наших соседей или стариков, что уже сами не могли поливать свои огороды. И только после этого мне разрешалось немного поиграть со своими сверстниками. Потом плотный обед и обязательно небольшой отдых, в ходе которого Стив учил меня грамоте и письму, а так же другим языкам.


Потом наступало время основной тренировки, после которой я еле волочил ноги, а руки мои наливались такой тяжестью, что буквально висели плетьми вдоль тела. Что впрочем не мешало мне торопливо, спотыкаясь, бежать к берегу реки, что бы смыть с себя пот и грязь, а заодно и всполоснуть свои штаны и рубашку. Воды Илис благотворно влияли на меня, усталость уходила куда то в строну, боль в мышцах затихала, я даже не чувствовал холод её вод. А потом наступала пора вечерних игр молодежи. Я только недавно стал ходить на эти посиделки — вечеринки, что впрочем, раньше мне не мешало вместе с остальными пацанами, подглядывать за старшими парнями и девчонками.


Нравы в поселке царили простые, и многие парни и девушки ещё до своих свадеб "переплетали ноги". Это не считалось постыдным или зазорным. Ребёнком больше, ребенком меньше, — в поселке на это не обращали внимание. Хотя таких детей рождалось мало, по той же самой причине, — у пар с разным цветом кожи детей быть не могло. А дети богини приплывали большей частью именно разноцветные.

Девушки у меня ещё не было, да честно говоря я стеснялся их. Они все такие языкастые и о чем мне с ней говорить? Об оружии, о моих занятиях со Стивом? Вряд ли такие темы их могли заинтересовать, вот почему и в этот вечер я присел на то бревно, что лежало немного в стороне от основной массы и просто наслаждался покоем. Запрокинув голову в верх, я любовался первыми звездами, что начали проступать на небосводе, по этому не сразу сообразил, что рядом со мной кто то сел. Только тогда, когда меня толкнули в бок, я соизволил заметить, что рядом сидит незнакомая девушка. Её в поселке до этого я ни разу не видел.


— Давай знакомиться, — сразу же перешла она в наступление, — ты Старк по кличке "благородный", а я Сьюзи. Мы недавно переехали жить в поселок, а до этого жили в Каунге, ниже по течению Илис, за порогами.

Я впервые слышал, что бы в нашем поселке, что формально подчинялся королю Гонда, появлялись жители соседнего королевства. Это меня заинтересовало. Но я не знал как начать разговор. Пока я лихорадочно думал с чего начать, она придвинулась ко мне в плотную, обдав теплом своего тела и на ухо мне прошептала, — Ты не бойся, я ещё ни с кем не переплетала ноги и пока этого делать не хочу. Просто мне тетка Найра посоветовала, что бы отбиться от приставучих парней, подружиться с тобой. Она сказала, что тебя здесь побаиваются и что под твоей защитой я буду в безопасности. Я наконец то прочистил свое горло и даже сумел выдавить несколько слов:- Расскажи мне о себе Сьюзи, как вы попали в наш поселок?


— Всё очень просто, моя мать вдова. Илис забрала моего отца когда мне было десять лет. А потом в нашем селении появился новый сборщик налогов, который стал требовать, чтобы моя мать делила с ним ложе всякий раз, когда он приезжает в селение. Мать отказалась, а старейшие стали требовать, что бы она подчинилась, боясь повышения налогов, вот нам и пришлось бежать в Гонду. Заставу и стражу мы обошли по лесу и чуть было не заблудились, благо вышли к Илис и по её берегу добрались до обжитых мест. Мать говорит, что как только мы немного отдохнем и оправимся от столь тяжелого путешествия, то пойдем дальше на север, в центральные районы, где она попытается найти себе работу. Она у меня была лучшая швея в нашем селении. Видишь, какое у меня красивое платье, — она вскочила с бревна и несколько раз крутанулась передо мной, открыв свои загорелые ноги и бедра, — это моя мама сама перешила из своего старого платья. А видишь, как оно приталено, и на груди даже выточки есть, как у взрослых девушек и женщин? Правда красиво? — Правда, — выдавил я из себя.


— Ты проводишь меня домой, а то мама не разрешает мне гулять допоздна. — Конечно провожу, а где вы остановились? — В гостевой хижине, недалеко от вашей, так что нам идти в одну сторону. Ну что, пошли? Она первая вскочила с бревна и требовательно протянула мне свою руку. Пришлось встать, взять её за руку и в таком виде пройти мимо кучки парней и девушек, что сидели на бревнах. Мне было не очень удобно и я не знал, как себя вести. — Обними меня за талию, — потребовала она, — пусть все видят, что я твоя девушка. Я неумело приобнял её за пояс. В след нам понеслись недвусмысленные замечания и смешки.


— Ну вот мы и пришли, спасибо, что проводил, мы завтра встретимся? — Сьюзи, ты с кем там это болтаешь? — раздался голос её матери. — Мам, это Старк, их хижина стоит на отшибе, ещё дальше чем наша. О них рассказывала тетка Найра. — Хорошо, только долго не болтайте, уже ночь на дворе. — Старк, а это правда, что твоя мать была королевой Гонды? Я чуть было не поперхнулся. Не то, что бы я не спрашивал Стива о своей матери, спрашивал и неоднократно, но он просто не отвечал на мои вопросы, или делал вид, что их не слышал. Всё что мне было известно о матери, что она знатного происхождения, из за чего я и был награжден прозвищем, — благородный.


— Я не знаю, кем была моя мать. Через неделю после моего рождения она умерла и Илис приняла её тело, а Стив ничего мне о ней не рассказывает. — Но в поселке все уверены, что она та самая королева, что сбежала из дворца после убийства короля Вийгора его братом Скальдом. — Не думаю, что это было бы правдой. Ведь если послушать тебя, то я законный наследник короны Гонда. Да если б это было так, то король Скальд ни когда бы меня не оставил в живых. Он бы наверняка подослал бы наемных убийц. — А он и подослал их. — Кого? — не понял я. — Наемных убийц. — И кто же они? — Я и моя мама, что тут не понятно. С этими словами, она из складок своего платья одним движением достала узкий и длинный нож и нанесла мне удар в живот. Если б не моя реакция, то я уже сейчас бы лежал в луже крови на песке, но удар пришелся вскользь и только располосовал мне рубашку и кожу под ней.


Ещё не осознавая, что это не шутка, я перехватил её руку и вывернул её ладонью в верх так, что бы нож упал на песок. Я оттолкнул Сьюзи в сторону и наклонился за ножом. Это то и спасло меня. Метательная звездочка — сюрикэн, что летела мне в голову, лишь оцарапала мою макушку, а в лунном свете показалась рослая женщина, что уже отвела руку назад для второго броска. Но сделать она его не успела. Тоненько дзенькнула струна арбалета и в её голове буквально расцвела красным кустом роза. К этому времени Сьюзи уже встала на ноги и выхватив второй точно такой же нож, бросилась на меня. Только теперь я уже был к этому готов. Шаг в сторону с поворотом и одновременным извлечением меча, режущий удар снизу и вот уже второй нож лежит на песке, а эта странная девчонка, зажав почти перерезанную руку, нырнула в темноту за гостевую хижину, и вскоре я услышал шум кустов, а затем и всплеск воды.


— Там же Илис, она что бросилась в воду? Вскоре я расслышал жалобный вскрик и бульканье. Подошел Стив. В руке он уже держал взведенный арбалет. — Жив? Не зря я тебя учил с малолетства… И больше не обращая на меня внимания он перевернул женщину на живот и распорол ей платье на плече. — Так я и знал. Ночные феи. Я тоже увидел на плече странную картинку, нарисованную прямо на коже, — узкий кинжал переплетенный змеёй, которая открыла пасть, а с её зубов капал яд.

На шум сбежались жители поселка. Окинув их безразличным взглядом, словно убеждаясь, что посторонних больше нет, Стив позвал меня жестом и повернувшись пошел в нашу хижину. Пока мы шли, он не произнес ни слова.


Не зажигая огня, а только поворошив немного угли в очаге, он кивком головы предложил мне сесть напротив него на свою лежанку и лишь после этого начал говорить усталым, чуть хрипловатым голосом: — Все таки нас нашли. Не знаю, кто виноват в этом, или длинные языки купцов, или кто из жителей поселка сболтнул лишнее. Теперь это уже не важно. Ночные феи никогда не действуют парами, их должно быть не менее шести, — именно столько входит в обычное звено наемных убийц.

А если это не обычное звено, а элитное, то их должно быть три. Так что завтра мы с тобой покидаем поселок. Всем скажем, что идем в Каунг, а сами на несколько лет затаимся в джунглях на берегу Илис. Твое воспитание как воина почти закончено, и через пару лет ты уже самостоятельно пойдешь по жизни, без меня. Мой срок на этой земле заканчивается и меня уже ждут мои братья по мечу в кущах Талазии.


— Стив, а кто эти ночные феи и почему они хотели убить меня и от кого мы прятались. Расскажи мне все, что ты знаешь, в том числе и о моих родителях. — Прежде чем я начну рассказывать, сними рубашку и осмотри свою рану. С сегодняшней ночи ты будешь постоянно носить кольчугу. Я послушно стянул с себя рубашку и глянул на царапину, что прошла вдоль моих нижних ребер. Кровь уже запеклась и только небольшой ржавый след указывал то место, где чиркнул нож. — Безжалостные и самонадеянные сучки, хорошо хоть что нож оказался не отравленный, но на всякий случай на выпей этот порошок. С этими словами из своего пояса он достал небольшой мешочек и отсыпал мне прямо на ладонь небольшую горстку странно пахнущего порошка. Я зачерпнул ковш воды из жбана, слизнул порошок и быстро запил его водой. Меня чуть было не вырвало, такой он был горько-противный. Потом Стив из под своего тюфяка достал тонкий сверток и протянул мне, — Кольчуга, мелкозвеньевая, кованная в горах Маэстро тамошними умельцами, стоит целое состояние. Ты будешь носить её постоянно, даже спать в ней, даже когда будешь переплетать ноги, ты её не снимешь, — обещай мне. — Обещаю, только мыться то мне как? Тоже в кольчуге? — А зачем тебе мыться, грязь сама отпадет, когда настанет для этого время, — и Стив гулко засмеялся, — Ты сам поймешь когда и при каких обстоятельствах можно будет её снять, а когда лучше в ней остаться, даже переплетая ноги, — и он опять гулко засмеялся.


— А теперь слушай. Ты действительно законный наследник короля Гонда Вийгора. За несколько месяцев до твоего рождения, твоя мать, герцогиня Таврическая тайно обвенчалась с твоим отцом, но объявить об этом не успели. Скальд опередил и твой отец был убит на охоте его слугами. Тогда же погибли и семь моих товарищей, что составляли личную охрану короля. И ни один из них не сдался на милость победителей, даже тогда, когда король был уже мертв. Это была славная битва и все мои братья попали в Талазию, где всегда есть место для настоящих героев. Я тоже должен был быть там, но в самый последний момент король что то заподозрил и приказал мне лично охранять герцогиню, до его возвращения с охоты.


О том, что и твою мать собираются убить, меня предупредили и мы вовремя сбежали из дворца. Несколько месяцев мы прятались по всей стране от ищеек Скальда, пока добрые люди не посоветовали нам спрятаться на берегах Илис в поселке со странным названием "берег потерянных душ". Запутав следы, мы вскоре добрались сюда, но тяжелая дорога, невзгоды и тяжесть утраты подорвали здоровье герцогини и вскоре после твоего рождения она умерла. Вот здесь, — тут он опять из под своего тюфяка достал очередной сверток, — лежит указ короля, объявляющий королевой герцогиню Таврическую, а её ребенка, не зависимо от пола, наследником королевства Гонда. Здесь же находится большая королевская печать. Это перстень с твоим фамильным гербом. Перстень обладает большой магической силой, но как им пользоваться я не знаю. Держи, теперь это все твое…


— Целых 16 лет мы жили спокойно, я уж было подумал, что тебя оставили в покое, ан нет. Разыскали. Скальду не столько нужна твоя жизнь, сколько этот перстень. Пока он не будет у него на руке, он не настоящий король. Конечно простой люд можно обмануть и подделкой, но знать, свиту и тех, кто разбирается хоть немного в магии, — нет. О том, что он у тебя, Скальд не знает. Был пущен слух, что перстень спрятан в одной из тайных комнат дворца. Его поиски продолжаются и по сей день. Я развернул сверток. В футляре из красной кожи действительно находился тот документ, о котором говорил Стив. А перстень меня разочаровал. Тонкий металлический ободок и небольшой черный камень, закрепленный по углам трехпалыми лапами. Повертев его в руках, я надел его на безымянный палец правой руки. Явно мне велик и я уже собирался его снять, как вдруг меня пронзила с ног до головы сильная боль. Такая, что я даже застонал и выгнулся в дугу. Если б я не сидел на своей лежанки, я наверное бы упал на пол.




Перстень сверкнул ярким огнем и вдруг исчез из виду. Я ошарашено смотрел на свой палец. Вот же он, я его чувствую, даже могу потрогать, а на пальце его невидно. — Стив, в чем дело, я его чувствую, могу трогать, а в то же время его нет. — Тут я тебе не советчик Старк. Разбирайся сам. Внезапно Стив взял свой арбалет в руки и приложил палец к губам. Знаком он предложил мне опуститься на пол и лечь под лежанку, сам проделал тоже самое. Угли в очаге чуть тлели, но наши глаза уже давно привыкли к темноте. Внезапно стены нашей хижины пронзили по два копья с каждой стороны и точно вошли в середину наших лежанок. Стив притворно застонал. Я в это время тихонько доставал свой меч.

Через некоторое время я услышал женские голоса, что переговаривались вполголоса. — Вроде оба готовы. Только один застонал, а пацана наверное сразу прикончили. — А то, я всегда знаю куда бью. — Ты, гадюка, у нас молодец, вот по этому и пойдешь первой в хижину, а мы за тобой. Приказ не забыли, обыскать все, до последнего уголка, последней нитки. И про правую руку пацана не забудьте. Её надо будет отрубить и доставить заказчику вместе со всеми вещами из хижины.


Наступила тишина. Потом полог нашей хижины немного отодвинулся в сторону и в проход нырнула небольшая тень. В руках у девчонки, а это именно была девчонка, может быть чуть старше Сьюзи, сверкали длинные ножи. — Ну что там? — спросил требовательный женский голос. — Не знаю, тут темно и ничего не видно. Не вздумай ворошить угли, это может привлечь внимание, и так пол поселка не спит. Сейчас мы к тебе придем. Полг вновь откинулся и в хижину просочились ещё две тени. Одна без сомнения принадлежала взрослой женщине, а вторая была значительно меньше и без сомнения то же была девчонкой. Тонко дзенькнула струна арбалета и взрослая тень перегнувшись пополам упала на пол. Я со всей силой рубанул по ногам, а затем не дожидаясь падения тела нанес в верх колющий удар. Так же по всей видимости поступил и мой учитель. Два тела упали почти одновременно, перевернув стол прямо на очаг. Стол сделанный из плетеных веток и пальмовых листьев тут же вспыхнул ярким пламенем.


Четвертая участница нападения, чья голова торчала в дверях, увидев своих подруг лежащими на полу в лужах крови, моментально исчезла. Я выскочил из под лежанки и бросился вдогонку. — Куда ты, — запоздало крикнул Стив, но было уже поздно. Как только я выскочил из двери, тут же два ножа пытались воткнуться мне в грудь. Спасла кольчуга. я наугад ткнул мечом в направлении предполагаемого противника и почувствовал, как мой меч входит во что то мягкое. Потом чьи то руки обхватили меня за шею, скользнули вниз и у моих ног зачернело тело четвертой ночной феи.

— Ты жив? — Да вроде. — А фея? — Да вот возле ног валяется. — Что догнал? — Нет, сама набросилась на меня со своими ножами. Наверное рубашку окончательно испортила. — Тащи её сюда, в хижину. — Как это тащи, — не понял я. — Молча, хватай за ноги или руки, как тебе будет удобно и тащи сюда. Их всех надо обыскать, вдруг что найдем важное.


Я взял за ноги то, что ещё недавно было молодой девушкой и потащил в хижину. Там Стив уже зажег светильник и деловито обыскивал трупы, выкладывая из многочисленных карманов их содержимое прямо на свою лежанку. Стол прогорел и в хижине царил полумрак. Тем не менее я рассмотрел, что все три девчонки были по своему симпатичными и хорошо скроенными. У той, которую я притащил за ноги, платье задралось до самого пояса и я видел то, что видеть мне пока не полагалось по причине малолетства. — Стив, а почему девчонки, ведь они практически мои ровесницы? — А нас мужиков на это и ловят, — молодость, красота, стройная фигурка, упругая грудь, переплетение ног и нож в сердце или под ребра. Это тебе урок на будущее. Всегда помни, что красота, — это страшная сила, если ею умело пользоваться.


Стив закончил обыск и приступил к тщательному изучению всего извлеченного. Вскоре он удовлетворенно хмыкнул, но свой осмотр не прекратил. и только после того, как последняя вещица была им изучена, он откинулся на стенку хижины. — Нас нашли через мое описание, — через некоторое время проговорил он. — Ночным феям было известно, что надо искать чернокожего воина со шрамом на левой скуле и над левой бровью, который должен воспитывать мальчика или девочку. Приказ гласит недвусмысленно, — убить обоих, но в первую очередь ребенка и по возможности принести его правую руку. Утром мы уходим, надо собираться. Берем с собой только самое необходимое, — он подмигнул мне и более громким голосом продолжил, — в Каунге купим все необходимое в первом же селении, так что много не набирай. пойдем налегке.


Потом он прислушался и удовлетворенно улыбнулся, — Ну вот, кому надо было услышать, тот услышал. Забираем все из хижины, что может нам пригодиться. У фей в поселке есть сообщник, он и подслушивал. Хижину сожжем. Пусть утром гадают, что тут произошло ночью.

Вскоре, наспех уложив свои немудреные пожитки и с сожалением окинув оружие развешанное по стенам хижины, Стив присел на краешек своей лежанки, немного посидел, потом встал, поклонился и сказал:- Спасибо этому дому, что дал нам приют на 16 лет, теперь мы пойдем к другому. Ударом ноги перевернул свою лежанку на очаг и вышел за дверь. Я последовал за ним. Мы подошли к Илис и я, зачерпнув немного воды в ладони, прошептал, — Спасибо тебе богиня за все, да не оставь нас и в будущем. И бодро пошагал вслед за своим наставником вдоль берега в сторону королевства Каунг, оставляя хорошо заметные следы на прибрежном песке и ломая по дороге веточки некоторых кустов, как будто за них кто то держался, что бы не поскользнуться…

2

Когда солнце только начало показываться из за макушек деревьев, а над Илис стал подниматься утренний туман, Стив остановился. — А теперь, мой мальчик, тебе придется вернуться назад. Слушай и не перебивай. Переплывешь Илис и по тому берегу пойдешь к поселку. Пойдешь скрытно и будешь наблюдать за поселком. По моим расчетам, сегодня там должны появится чужие люди. Меня интересует, с кем они встретятся и кто шпионил для них в поселке. Возьмешь с собой мой арбалет. Если они будут беседовать на берегу реки попробуй покарать предателя, а к вечеру возвращайся сюда же. Я буду тебя ждать. — А я примерно догадываюсь, кто нас предал, или правильнее, — распустил свой длинный язык. Это старая Найра. Сьюзи несколько раз упоминала о ней. — Сьюзи, — это та, которая тебя чуть было не убила? Я предпочел промолчать.


Мы наскоро позавтракали, я скинул с себя всю одежду и под одобрительным взглядом Стива надел на голое тело кольчугу. — Все правильно, — сказал он, — дал слово, держи его. Аккуратно увязав узелок с одеждой и закрепив арбалет с болтами и меч сверху, чуть поеживаясь от холода, я вступил в воды Илис. Зайдя по пояс в воду, я оттолкнулся и поплыл, подгребая одной рукой. Тут же появились псы, я даже умудрился почесать одного из них, и в их сопровождении я доплыл к противоположенному берегу. Однако холодно. Торопливо оделся и что бы согреться попытался немного пробежаться, — не получилось, слишком густой лес и кустарник вдоль берега. Интересно, а почему в поселке ничего не рассказывают о том, что на этом берегу, неужели никто сюда не попадал? Разве через Илис нет мостов? Так размышляя о разных разностях я добрался до нашего поселка.


Спрятавшись среди густого тальника я стал наблюдать. Солнце уже давно встало. Возле пепелища нашей хижины ещё толпилось несколько малышей, что капались в золе. Вскоре показалась траурная процессия. Шесть обвязанных листьями пальм тел были приготовлены для последнего плаванья в водах Илис. Всё правильно, их и должно быть шесть. Я стал внимательно рассматривать жителей поселка, стараясь определить чужаков. Хотя почему Стив решил, что они должны были появиться сегодня, — я не понял. Тетку Найру я нашел довольно быстро. Она о чем то разговаривала с какой то девчонкой. Стоп, а почему я решил, что чужие обязательно будут взрослыми? А если как и те — молодые девчонки, как я определю чужие они или наши — поселковые? Поселок то большой, так что всех девчонок я не знал.


Решив немного выждать, я на всякий случай взвел струну арбалета. Вскоре процессия подошла к берегу Илис и под причитания плакальщиц тела были опущены в воду. Но тут случилось странное. Илис не приняла их. На ровном месте поднялась волна и вынесла всех шестерых на берег. Такого ещё не было никогда, всем известно, что богиня реки принимала всех и давала им последний приют. Я слышал, как в толпе разгорелись споры. — Если Илис их не приняла, значит они не достойны быть захороненными в её чистых водах, а значит их надо сжечь. — Жечь нельзя, их надо закопать в землю за пределами поселка. Некоторые предлагали вообще отнести тела подальше в лес и там оставить. Наконец большинство решило все таки сжечь тела, а пепел отнести в лес и там закопать.


Началась суета со сбором дров, сооружением помоста. За этой суетой я как то упустил Найру из виду, а когда обнаружил её, то не очень то и удивился, увидев, что она сидит лицом к реке на одном из бревен, где обычно собирается молодежь, и о чем то беседует с тремя девчушками. Сомнений не было, — как говорил Стив, если их трое, то это элита. Я взял арбалет и тщательно прицелился, только выстрелить я не успел. Одна из девчушек выхватила из складок своего платья нож и воткнула его в грудь Найры, а потом другие две спокойно подхватили её и быстро сбросили в воды Илис. Богиня приняла старую Найру, а я в это время лихорадочно думал, что же мне делать. Не придумав ничего лучшего, я выстрелил в ту, что убила Найру. Болт пробил её грудь и вошел почти по самое оперение. Она некоторое время постояла на ногах, а затем упала навзничь. В это время я торопливо пытался перезарядить арбалет и видимо выдал себя своими движениями, потому что обе девицы указали руками на мои кусты и как по команде вдруг бросились в воды Илис и попытались переплыть её. Они что никогда не слышали о псах? Дуры. Я попытался их предупредить и даже встал в полный рост, но опоздал. Из ниоткуда появились псы Илис и обе ночные Феи исчезли в водах реки. На берегу остались тела старой Найры и её убийцы.


Не дожидаясь, пока их тела обнаружат, я осторожно отполз от берега, а потом встал и пошел по уже протоптанной мной утром тропе к тому месту, где меня должен был ждать Стив. Обратный путь занял меньше времени, чем утром и ещё задолго до назначенного времени я был на противоположенном берегу, правда немного выше места встречи. Я рассчитывал, что течение меня снесёт как раз туда, куда мне надо. Прежде чем броситься в объятия богини, я, по совету Стива, решил сначала осмотреться. Что то уж больно тихо было на месте нашей встречи. Даже птицы не пели и не перелетали с ветки на ветку. В то же время я не заметил ничего тревожного. И все, же соблюдая меры предосторожности, я решил спуститься ниже по течению. Как любил повторять Стив, — береженого все боги берегут, а не только он сам.


На берегу я решил не раздеваться, а переплыть одетым, даже струну арбалета я не стал спускать, а просто прикрепил его в петле на правом боку. Интересно, а почему на луке тетива, а на арбалете струна? Может быть по тому, что она поет, когда происходит выстрел? Выбранное мной место для переправы подходило меньше всего. Быстрая стремнина, большие камни, что очень походили на легендарные пороги на границе с Каунгом, а с другой стороны, за ними так легко спрятаться. Илис встретила меня прохладой, тут же возле моих ног появился один из её псов. Я ухватился за гребень на его стене и он, словно понимая, что от него требуется, повез меня ловко лавируя между камнями к противоположенному берегу. — Спасибо, брат, — поблагодарил я его, — удачной тебе охоты.


Приняв ранее решение, я старался его придерживаться, а решил я, что на месте нашей встречи меня может ждать засада, и не важно, кто её устроит, — Стив, в качестве одного из этапов моего обучения, или ночные феи, что могли пройти по нашим следам, если они конечно умеют читать лес. Интересно, а почему их называют ночными? Может быть по тому, что есть ещё и дневные? Как бы то не было, я по дуге, через чащу, стараясь не шуметь, пробирался к условленному месту. Шел я осторожно, как казалось мне, по этому даже вздрогнул, когда у меня над ухом раздался знакомый голос, — Ты чего тут так расшумелся, что даже умудрился меня разбудить. Тише ходить не можешь?


— И я рад тебя видеть Стив в добром здравии. — На берег не пойдем, — предупредил он меня, — там что то непонятное твориться. Рассказывай. Я коротко рассказал ему обо всем, что произошло. — Тупень, ты Старк. Оно надо было тебе стрелять в фею? Я возмутился, — А кто приказал мне покарать предателя? Ничуть не смутившись Стив ответил:- Так то предатель, тем более что кара сама его нашла, а это элита. Тем самым ты показал, что мы где то рядом и следим за ними. Теперь они будут вдвое осторожнее. Шутка ли, за неполные сутки они потеряли два звена. — А может быть мы перебили их всех? — Шутишь? На охоту за нами их отправилось не менее двух десятков, так что вся "радость" от встречи с ними ещё впереди. Ладно, передохнул немного? Тогда пошли. — А как же вещи и оружие, что мы оставили на берегу? — Забудь, самое ценное я забрал, а то все оставим. Пусть думают, что мы может быть за ним вернемся.


Ближе к вечеру, когда у меня уже призывно заурчало в животе, Стив сделал привал. Прислонившись к дереву я с удовольствием вытянул ноги. — Стив, а куда мы идем? — Как куда, — на юг, в сторону Каунга. Перед самой границей сделаем петлю, запутаем следы и уйдем в чащу. Свои стоянки будем менять ежемесячно, а может быть и чаще, там посмотрим, как быстро они выйдут на наш след. Лишь бы не пустили призрачных псов. Вот от них действительно спрятаться не удастся, а к схватке с ними ты не готов, да и я потерял свою лучшую форму. Будем надеяться, что их здесь пока нет. Пока привезут из Гонда, пока пустят по нашему следу пройдет достаточно времени, там и сезон дождей начнется и следы затрутся.


Немного передохнув и перекусив черствыми лепешками, мы почти до самой темноты шли по одному Стиву известному маршруту. Уже в полной темноте Стив нашел высокое разлапистое дерево, на котором мы и разместились с "комфортом". — Привяжись к стволу, — посоветовал он мне, — а то во сне так легко потерять равновесие. — Стив, а почему мы ночуем на дереве? — Ночные хищники, скоро сам увидишь. Арбалет передай мне и болты тоже. Спим по очереди. Сначала дежурю я, а потом ты. Под утро я тебя разбужу. Время даром не теряй, завтра будет день ещё труднее. Будем пробираться сквозь настоящие дебри. Сквозь сон я слышал, что он ещё что то говорил, но усталость накопившаяся за день и череда событий, что так круто изменила нашу жизнь, дали о себе знать и я почти мгновенно заснул.


Проснулся я от того, что меня осторожно трясли за плечо. — Не дергайся, а то свалишься. Проснулся? У нас гости. Посмотри вниз. Продрав глаза, я постарался рассмотреть что же там внизу. Вначале я ничего не видел, но постепенно глаза привыкли и увидел, а потом содрогнулся. Внизу было месиво из странных тел. Две большие кошки урча кого то ели. Прямо по ним ползали какие то обрубки, длинной не больше полутора локтей, но толстые и как мне показалось без ног. — Это что за твари, Стив? — Кошки, — ночные хищники. Живучие твари и очень ловкие. В темноте их очень тяжело убить. На охоту выходят только в полночь. В лесу от них можно спрятаться только на дереве. А по ним ползают черви — падальщики. эти ещё страшнее. Один сплошной яд, который очень ценится у знахарей, магов и знати. Противоядия почти нет.


— Как это почти? — переспросил я. Ну, если постепенно приучать свой организм к яду начиная с очень малых доз, то постепенно выработается внутри тебя противоядие. Я недоверчиво хмыкнул. — Не хмыкай, это правда. Я не стал тебе говорить, но тот нож, которым тебя зацепили был отравлен именно этим ядом, а так как ты пока жив, ведь жив же? — противоядие у тебя уже имеется. Весь вопрос теперь только в дозе яда. Не сразу, но до меня дошло, — Ты что меня травил? — Не травил, а вырабатывал противоядие. В будущем тебе это пригодиться. А пир внизу продолжался. Я не вытерпел и спросил, — А кого они жрут? — Самую первую кошку, которая подошла к нашему дереву. Ладно, дежурь. Не думаю, что сытые кошки попробуют залезть на дерево, но вот тебе на всякий случай арбалет. Если что стреляй, но постарайся не промахнуться, болтов осталось мало, а я спать, моя очередь отдыхать. Разбудишь меня, когда солнце взойдет на деревьями, не раньше. И он удобно привалившись к стволу дерева закрыл глаза и вскоре раздалось его сопение.


А я продолжал наблюдать за ночными хищниками и червями. Кошки закончили свой кровавый пир и теперь вылизывали друг друга. А черви продолжали ползать по ним, собирая наверное капельки пищи и крови, что могли остаться на шерсти хищников. Наверное яд на них не действует, потому, что они к нему привыкли. Время тянулось очень медленно. Черви куда то исчезли и как мне показалось, просто закапались в землю, а кошки улеглись спать прямо под нашим деревом. А что если и утром они останутся здесь? Но этого к счастью не произошло. Как только первые солнечные лучи позолотили верхушки деревьев, кошки потягиваясь встали со своих мест и не торопясь ушли в чащу. Вот тут то я и рассмотрел их. Больше человеческого роста в длину, с мощными лапами и большими когтями. Пасть усеянная зубами, большая голова и огромные, в пол морды глаза. Зрелище сколь отталкивающее сколь и привлекательное грациозностью движений этих тварей.




Я дождался когда солнце встанет над деревьями и разбудил Стива. Осторожно спустившись с дерева, мы, разминая ноги, осмотрели опавшие листья и траву под нашей "спальней". Ни каких следов ночной трагедии. Даже капельки крови нигде не было видно. По одному ему известным приметам Стив нашел лужу с водой и мы умылись и привели себя в порядок. С этого дня продолжилось мое обучение воинскому мастерству и меня начали учить читать лес, ориентироваться в нем, отличать ядовитые растения от съедобных, охотиться без применения оружия, ставить силки и петли из лиан. Эта наука давалась мне с трудом. Больше трех дней на одном месте мы не задерживались. Сезон дождей уже давно прошел, а признаков того, что нас преследуют я так и не заметил. Я иногда подкармливал ночных хищников, что каждую ночь появлялись под нашим деревом, остатками от пойманных свиней и косуль. Сначала Стив с неодобрением смотрел на мои проказы, а потом как то сказал:- Это ты здорово придумал, у нас есть теперь своя ночная стража и к нам никакие ночные феи или призрачные псы ночью не подойдут. Молодец Старк.


Каждый вечер у нас начинался одинаково. После сытного ужина, когда уже все уроки были повторены, я приставал с расспросами к Стиву. А вопросов у меня было много: откуда он так хорошо знает лес; кто такие призрачные псы; почему у реки есть своя богиня, а у леса нет, а если есть, то тогда кто он или она; есть ли мосты через Илис и что за жизнь на том берегу и многие многие другие, что буквально роились в моей голове. Иногда Стив отвечал очень подробно, а иногда просто пропускал мои вопросы мимо, говоря, что до ответов я ещё не дорос. Так проходил день за днем. Изредка в своих скитаниях мы выходили к берегам Илис и тогда для меня наступал праздник. Я в волю купался, играл с её псами, мы стирали свои вещи, ловили рыбу и собирали моллюсков.


И вот настал день, когда нам пришлось вновь встретиться с ночными феями и впервые с призрачными псами. Этот день мне запомнился на всю жизнь. Начинался он как обычно. Утром расставшись с ночными кошками, мы перекусили и стали отрабатывать приемы боя безоружного против мечника, а потом и против копейщика. Потом, пока Стив занимался приготовлением обеда я пошел проверять наши петли и ловушки. В этот раз в петлю попался детёныш косули. Так как мясо у нас ещё было, я его отпустил, собрал ловушки и уже возвращаясь к месту нашей стоянки заметил, вернее почувствовал запах дыма. Это меня насторожило. Стив никогда не разводил костер так, что бы дым распространялся над землей. У него он всегда поднимался в верх, рассеиваясь в кроне деревьев. Первая мысль была пожар, а намерение, — пойти посмотреть и по возможности потушить. Я отогнал эту мысль и поскорее поспешил вернуться к наставнику. Он уже ждал меня.


— Нас обнаружили и скорее всего обложили со всех сторон. Ты запах дыма почувствовал? — Да, но я подумал, что это лесной пожар. — А зверей и птиц, спасающихся от огня ты видел? То, то. Нам дали понять, что мы обнаружены и надеются, что мы запаникуем и бросимся бежать. А когда человек бежит, его легче всего поймать. У нас, Старк, всего два варианта действий: первый — ничего не предпринимать а сидеть и ждать, когда наши враги сами появятся здесь. Преимущество его в том, что призрачные псы не чувствуют запаха человека, когда он находится на месте и главное не испытывает страха. Второй — самим направиться на встречу к ним и первыми напасть. Ты какой предпочитаешь? — Конечно второй, разве ты мне сам не вдалбливал с детства, что нет ничего худшего, чем ждать и убегать. — Ну я примерно так и предполагал. Только помни, нам предстоит встретиться с профессиональными убийцами, для них не существует такого понятия, как честный бой и вообще само понятие честь у них отсутствует. Так что бей и лежачего и обязательно добей раненого. У тебя за спиной должны оставаться только труппы.


А как быть с призрачными псами? — Как ты знаешь, призрачными их назвали за удивительную способность принимать расцветку окружающих предметов, так что если увидишь что то неожиданное, или какую либо тень, движение, руби не раздумывая. Не думаю, что их будет много. Они через чур дорогие, если только твой дядя не отправил на охоту за тобой своих собственных псов. Ну что, ты готов держать экзамен не на жизнь, а на смерть? Тогда пошли…


Все свои вещи, кроме оружия мы оставили на своей стоянке и по этому передвигались налегке. Время проведенное мною в лесу не прошло для меня даром. Я научился ходить почти бесшумно, правда Стив всегда слышал, когда я иду, я умел прятаться за деревьями, кустами, в тени и на солнце. Я теперь не боялся, что могу заблудиться, лес для меня стал вторым домом, после поселка, в котором я вырос.

Мы не торопились, зачем тратить свои силы зря, к тому же Стив сказал, что в этом бою многое будет решать умение правильно дышать и равномерно распределять свои силы. Вскоре мы остановились на небольшой полянке. Шагов 20–25 в диаметре, а самое главное, на середине этой поляны солнце выжгло траву и она стала песочного цвета. А это позволяло нам надеяться, что мы сможем во время заметить призрачных псов, ведь им надо было несколько мгновений, что бы поменять свой цвет.

Я впервые видел своего наставника таким серьезным и впервые за многие годы он надел свою кольчугу и нагрудник. Мы сели на землю и приготовились ждать. Стив, — не выдержал я, а почему ты стал охранником моего отца? — Я сбежал от своей семьи, вернее от своей жены.?????? — Она била меня. Я удивился ещё больше. — Видишь ли Старк, законы нашего племени не позволяют поднимать руку на женщину, — это карается смертью. Вот она этим и пользовалась. Причем ей нравилось бить меня в присутствии других мужчин и женщин. А это позор для такого воина, каким был я. По этому я взял свое оружие, дал ей свободу и ушел из племени…


Договорить он не успел. Послышался треск веток и шуршание листвы. Звонко дзенькнула струна арбалета, раздался визг и я увидел, как из ничего, прямо из воздуха на земле стала проявляться туловище здорового пса, в груди которого торчал арбалетный болт. Ну вот, — удовлетворенно сказал Стив, — одним меньше. — Как ты его заметил, ведь я ничего не увидел? — Тень, смотри на тень и все увидишь. Послышался более сильный треск и даже топот нескольких ног. Я думал, что нам будут противостоять ночные феи, но ошибся. Нет конечно, они тоже были в этом отряде, но его основу составляли воины одетые в цвета королевских войск. Командовал ими высокорослый, статный и даже по своему красивый офицер. Увидев нас сидящими на земле, он заулыбался: — Ну вот птички и попались, — после чего снял с пояса свой рог и звонко протрубил.


Опять дзенькнула струна арбалета, я ожидал увидеть, как офицер — красавчик медленно валится на землю, а вместо этого увидел ещё одно тело призрачного пса, которое проявлялось уже прямо на поляне, всего в нескольких шагах от нас. — Не отрывайся от меня, — сказал вставая мой учитель и легко, одним движением обнажил меч, а в левой руке у него появился особый кинжал. Я мечтал о таком, но к сожалению среди нашего оружия он был в одном экземпляре. Кинжал имел широкую гарду, что закрывала всю кисть руки. Специальные стальные отростки и прорези позволяли не только принимать им рубящие, но и отводить в строну колющие удары, а при достаточной сноровке, которой несомненно обладал мой наставник, позволял выбить оружие из рук. — Следи за ночными феями, они могут использовать сюрикэны, а их ножи могут быть отравлены.


Я встал чуть сзади и слева от своего учителя и приготовился к схватке. У меня был тоже меч, но сейчас он висел у меня на поясе, а в руках у меня было небольшое, но достаточно увесистое копье с широким и длинным лезвием, которым можно было не только колоть, но и при необходимости рубить. Против нас выстроились восемь солдат во главе с офицером, за ними встали три ночные феи. Меня уже не удивляла их молодость и красота. А вот офицер явно рисовался перед ними. Картинно выхватив свой меч, он выбросил руку в нашу сторону и крикнул, — В атаку, мои храбрые воины, помните, что обещал король. Счастливчик станет богачом.

К счастью щитов у воинов не было. То ли им было лень таскать их по лесу, то ли они не считали нас достойным противником, но как бы то не было, они стали наступать на нас охватывая полукругом.


Как будет действовать Стив я знал, эту тактику мы с ним отрабатывали на тренировках. Почти одновременно мы сделали несколько быстрых шагов в сторону солдат, сократили дистанцию и одновременно их атаковали. Вернее атаковал Стив, а я прикрывал его. Меч сверкал как молния, со свистом разрезая воздух, мое копье встречало все удары, что были направлены в незащищенный бок учителя. Сама схватка заняла не очень много времени. Два солдата были убиты, ещё двое были ранены и не могли держать в руках оружие, а мы уже одновременно разорвали дистанцию и отошли назад. — Старк, слева, — стегнули меня слова Стива. Я успел только немного развернуться и выставить вперед свое копье, как тяжелый удар буквально свалил меня с ног и перед своим лицом я увидел оскаленную морду пса. К счастью или моему везению, но копье поразило пса в бок и ограничило его движение к моему горлу. Только его зубы громко щелкали буквально возле самой моей головы. На помощь пришел Стив и ударом меча прикончил его.


Нашей заминкой солдаты не воспользовались, зато воспользовались феи. Сразу несколько сюрикэнов звякнуло о нагрудник Стива, и распороло мою рубашку, которой была прикрыта кольчуга. Одна звездочка торчала в щеке учителя, но крови почему то не было. — Атакуем, — дал команду он, увидев, что я быстро вскочил на ноги, и мы вновь сблизились с воинами. На этот раз объектом атаки были феи. Поразив ещё двух солдат и оставив меня разбираться с офицером, который наконец то решил сам вступить в схватку, мой учитель как вихрь прорвался к убийцам. Замелькали его меч и ножи девиц. Но ножи мелькали не долго. Вскоре все три лежали бездыханными у его ног. У всех трех было перерублены горло, а у одной к тому же была отрублена рука.


Офицер толком не умел фехтовать. От неминуемой смерти его спасало только то, что их было трое. Сначала у меня ничего не получалось и я краем глаза заметил, что Стив не спешит ко мне на помощь, потом вспомнились уроки и бесконечные тренировки и я сам перешел в наступление. Перехватив копье в левую руку и используя его только для защиты и блокировки ударов, я выхватил свой меч и начал наносить сначала легкие рубяще — режущие удары, а потом и несколько колющих в область шеи. Оба солдата сразу же получили ранения и стали истекать кровью. Один из них бросил свой меч и зажав горло руками опустился на землю. Второй просто напросто сбежал, бросив своего командира на произвол судьбы. Офицер дико оглянулся, увидев, что он остался один, дико закричал и кинулся на меня, широко размахивая своим мечом. Дурак, он совсем забыл о защите и мое копье легко пробило его парадные доспехи и застряло в его костях. С трудом я его выдернул, полоснул по его голове своим мечом, помня наставление Стива не оставлять у себя за спиной даже раненых и бросился к своему наставнику, который в это время сосредоточено обыскивал труппы ночных фей.


— Наконец то, нашел, — радостно воскликнул он, доставая какой то мешочек из очередного кармана на платье. Быстро сняв с пояса сушеную тыкву, которую мы использовали для хранения воды, он из мешочка высыпал себе на руку немного серого порошка, слизнул его и запил водой. — Не знаю, был ли сюрикэн отравлен, но береженого и боги берегут. А противоядие не помешает, и уж точно лишним не будет.

3

— Да, стар я уже стал, — сокрушался Стив, когда мы после того, как немного по мародерничали, возвращались к своим оставленным вещам, — Раньше я мог отбить сразу штук шесть — семь сюрикэнов, а тут и с четырьмя не справился. Сегодня твои ночные хищники наверное не придут, слишком много падали оставили мы на земле. — Посмотрим, чего там гадать.

Мы привычно забрались на дерево, где плотно перекусили, а потом я выслушал в свой адрес много нелицеприятных слов, — двигался я неправильно, мечом махал как палкой, по сторонам не следил, поэтому пропустил атаку призрачного пса и вообще мне лучше не мечником быть, а деревенским пастухом. Потом начался тщательный разбор боя и моих ошибок. Вскоре появились наши ночные сторожа и получили свою порцию мяса и костей.


Проснулся я от того, что под нашим деревом развернулась настоящее сражение. Кошки с остервенением с кем то дрались. — Стив, что это? — Призрачные псы решили найти нас ночью. Тот кто их отправил на наши поиски совсем безголовый. Каждый укус или даже царапина хищника смертельны из за яда, которым их пропитали черви. Жалко собак, спи, утром посмотрим что и как. Честно говоря я думал, что не засну. Куда там, стоило только откинуться на развилку веток, как я тут же провалился в сон.

Утром даже следов от призрачных псов не осталось. Мне даже показалось, что все это я видел во сне. Мои сомнения развеял учитель, — Давай ка Старк, какие выводы можно сделать из ночного происшествия?


— Ночью кошки дрались с призрачными псами и судя по всему их не только победили, но и сожрали, а значит есть ещё как минимум один отряд, что охотиться за нами. — Это всё? — Да. — Не густо для человека, которого я учил столько лет. Ладно, начнем по порядку. О том, что есть и другой или другие отряды было ясно с того самого момента, как офицер протрубил в рог. В схватке мы уничтожили трех призрачных псов и элитное звено. Улавливаешь? Ночью нас нашли тоже три пса, которые благополучно пошли на корм кошкам. Выводы: среди тех, кого звал рог находится ещё одно элитное звено, так как солдаты вряд ли обучены управляться с призрачными псами. Вполне вероятно, что в охоте на нас участвует и третий отряд, в который так же входят ночные феи. А теперь рассмотрим возможные варианты наших действий. Твои предложения?


— Не знаю, — можно повторить вчерашний план и пойти навстречу очередному отряду и атаковать его. Можно попытаться оторваться от преследователей и запутать следы, а можно наоборот наследить и устроить засаду. — Мда, не густо Старк. А позволь тебя спросить, где ты собираешься искать отряд для атаки? В какой стороне? И куда ты собираешься идти, что бы запутать следы или устроить засаду? Молчишь? Вчера нам повезло, дым от костра показал нам направление. Сегодня такой подсказки нет. — Так что нам делать, сидеть на месте и ждать, когда нас найдут? — Вот именно, только не ждать, а подготовиться самим и подготовить место для встречи незваных гостей. А для начала, мы сделаем следующее…


В течении последующего времени я рыл землю под нашим деревом и мазал трофейные сюрикэны слизью червей, аккуратно укладывая их так, что бы они были всегда под рукой и стараясь не пораниться. Потом я смазал лезвия мечей, кинжалов и копья, а так же наконечники оставшихся болтов для арбалета. Потом я как дурак махал этими болтами, что бы они поскорее высохли, потом сушил оружие и сюрикэны. Оказалось, что слизь в сухом виде не так опасна и её можно спокойно даже трогать голыми руками, только потом промыть их надо будет как следует. Черви, недовольные тем, что их потревожили, зарылись в землю ещё глубже, так что для того, что бы намазать концы заостренных палок, которые приготовил Стив, мне пришлось выкопать яму чуть ли не в половину своего роста. А в заключении я превратился в землекопа. Копать ямы глубиной мне по колено и шириной в два шага занятие не только утомительное, грязное, но и неблагодарное, — заостренные палки в дно устанавливал Стив и все время ворчал, что нынешняя молодежь пошла нерадивая, неумелая, криворукая, даже ямки и то толком вырыть не умеет…


Я молчал и только таскал тонкие и длинные веточки, которыми мой наставник накрывал эти ямы. Когда мы закончили с последней, солнце уже было высоко в небе, к тому же я проголодался. А так как ни силки, ни ловушки мы не ставили, то питаться нам пришлось подвяленным мясом и кореньями, что были заготовлены до этого. После обеда, осмотрев ещё раз всё приготовленное, Стив потер руки и великодушно разрешил мне немного позаниматься умственным трудом, а именно пересказать ему на ирском языке легенду "о спящей до срока". Сама легенда была незамысловатой:- Там где Илис впадает в подземный мир, на самом краю бездонной пропасти стоит замок, в котором в изумрудном гробу на золотых цепях спит дева невиданной красоты. Что бы её разбудить, надо проникнуть в замок и её поцеловать. Правда для чего её надо будить и что произойдет потом, — легенда не рассказывала. Вот только ирский язык, язык племени Стива, был очень труден в произношении и в нем в основном использовались гортанные звуки, которые, если их правильно произносить больше походили на рычание какого то зверя, чем на человеческую речь.


Так что мне пришлось изрядно попотеть и потренироваться, прежде чем на пятнадцатый или двадцатый раз мне удалось угодить своему учителю. — Приятно услышать истинную речь, хоть и изрядно исковерканную неумелым учеником, — удостоился я похвалы. Потом мы просто сидели и наслаждались покоем и отдыхом. Сколько так прошло времени, я не знаю. — Идут, — сказал Стив и обнажил свой меч. Я последовал его примеру. В этот раз я с самого начала решил действовать мечом и копьем, а наставник приготовил арбалет и сюрикэны. Два сюрикэна достались и мне вместе с наставлением — использовать их только против солдат, так как феи легко отразят мои неумелые броски, а так же я в очередной раз выслушал нравоучение, как надлежит действовать, если вдруг появятся призрачные псы.


Через некоторое время и я услышал осторожные шаги. Ничего похожего с топотом солдатских ног. Шли те, кто умел, ну или почти умел ходить по лесу. — Наверное наемники, — равнодушно сказал Стив, — или охотники. Скоро увидим. И действительно вскоре между деревьями замелькали силуэты людей. Мы встали. — Будь внимательным, у них могут быть луки, — и словно в подтверждение своих слов он взмахнул мечом и отвел стрелу, что летела ему прямо в грудь. — Охотники, — констатировал он, — наемники стреляли бы в голову и луки у них более сильные. Наши противники не торопились в открытую выступать против нас. Вскоре я услышал голоса и за нашими спинами. — это даже к лучшему, — подбодрил меня мечник, — не будем мешать друг другу, а спины будут прикрыты. От дерева далеко не отходи, и помни, где мы рыли ямы. — Мы рыли? — переспросил я. — Ну ладно, рыл ты, но под моим чутким руководством. Я усмехнулся, — " мы пахали, сказала муха, сидя на спине буйвола"


Из кустов вперед вышел немолодой офицер. В отличии от вчерашнего щеголя он был одет в боевые доспехи:- Предлагаю вам сдаться и гарантирую вам справедливый королевский суд. — А в чем нас обвиняют? — перебил его Стив. — Как в чем? Вы государственные изменники замыслившие свержение с престола короля Скальда, да будут благословенными его дни и годы правления. — Это находясь здесь, в непролазных лесах на границы с Каунгом мы решили его свергнуть? И при этом вот уже почти двадцать лет мы живем здесь безвыездно. Чем же так два человека так опасны могущественному королю Гонды?


— Ты все сам знаешь, Стив, — из за спины офицера вышел точно такой же чернокожий мечник, как и мой наставник. — Твой ученик, как сын бывшего короля Вийгора является претендентом на трон. И король Скальд очень обеспокоен этим. — Хван, ты ли это? А говорили, что все семь героев отправились в Талазию. А оказывается их было только шесть, а седьмой оказался предателем. Теперь многое становится понятным. Дальше разговор происходил на ирском языке. — Я не тороплюсь в Талазию, Стив. Сдайся и я замолвлю за тебя словечко королю. Такие воины как ты нам очень нужны. Что этот пацан тебе? Сожалею Хван, но дорога в кущи тебе заказана. Ты позор нашего племени и сам знаешь, что тебя ждет. — Стив, ты ещё веришь в сказки об огненном возмездии? Сколько лет прошло после того, как убили Вийгора? А я как видишь до сих пор жив. — Ты уже мертв Хван, только сам об этом ещё не знаешь. Мне жаль тебя. А парень, парень станет королем, как бы твой Скальд не противился этому, или мне напомнить тебе посмертные слова Вийгора?


Хван перешел на общепринятый язык, — Уговоры бесполезны офицер. Сдаваться они не намерены. командуйте атаку. Офицер сделал шаг назад, — Атаки не будет, я забираю своих солдат. В свое время я принес клятву верности королю Вийгору, так же как и все солдаты нашего пограничного округа. Скальду мы не присягали. Атаки не будет, мы уходим. Солдаты, ко мне! Я видел, как Хван напрягся, готовясь ударит офицера мечом, но потом видимо передумал. Все таки соотношение сил, с учетом, что и мы вмешаемся в эту схватку, было не на его стороне. В бессильной злобе он стоял и смотрел, как полтора десятка воинов из пограничной стражи уходили на свой пост. Перед нами осталось шесть ночных фей, что и не думали прятаться, Хван и четыре охотника.


— Хван! — я рычал на ирском, — так это ты виноват в том, что убили моего отца! Ты умрешь предатель! — и я вытянул свой меч в его строну. Правую руку мою пронзила сильная боль, а из невидимого перстня проскочила на лезвие небольшая искра, которая сформировалась в узкий луч света и он уперся в грудь предателя. Хван тут же вспыхнул ярким факелом, упал на землю и пытался, катаясь по ней, сбить пламя. Вскоре он затих, а пламя продолжало жадно пожирать его плоть. Как только он затих, охотники развернулись и быстро бросились бежать в чащу леса. Мы остались лицом к лицу с шестеркой ночных фей.


— Старк, как ты думаешь, это обычное звено или два звена элиты? — этот голос заставил меня сосредоточиться на происходящем и оторвать взгляд от догорающего тела. — Не знаю, наставник, судя по тому, что среди них нет взрослой, я склонен думать, что это элита. — Я тоже так думаю. Может отпустим их живыми? Смотри какие они ещё молоденькие, симпатичные, а та, что с косичками ещё наверное и ни разу ног с парнями не переплетала. Смотри как она мило покраснела. Да и остальные тоже вроде ещё не целованные, кроме той, что стоит в середине, эта уже прожженная шлюха. Как я понял, Стив пытался разозлить убийц и заставить их броситься на нас и это ему удалось. Словно по команде ночные феи сделали одновременно шаг вперед и с десяток сюрикэнов полетели в нас. Мы были готовы к этому, более того, как только мы отразили их звездочки, Стив с быстротой молнии выпустил в них все шесть своих сюрикэнов. Правда тоже безрезультатно. Каким то непостижимым образом феи уклонились от них.


Из складок своих платьев они достали свои ножи, а надо сказать, что они немногим уступали нашим мечам. Конечно короче, но не намного, конечно уже, но значительно острее и легче. Поигрывая ими как игрушками и создавая перед собой сплошной стальной круг, они стали приближаться к нам. две из них попали в наши ловушки и по всей видимости поцарапали об острые наконечники свои ноги. Вот и ещё одно преимущество штанов над платьями… Сделав ещё буквально по одному шагу, они беззвучно упали на землю и несколько раз дернувшись, затихли. Воспользовавшись небольшой заминкой, Стив выстрели из арбалета в ту, которую он обозвал шлюхой. Болт попал ей в грудь и хотя в самый последний момент она пыталась уйти от него, скорости её реакции не хватило. Зато оставшиеся трое разом бросились на нас. Причем на меня сразу двое. Вот когда в очередной раз я с благодарностью вспомнил изнурительные тренировки и отработки приемов до автоматизма.


Я ещё не успел что либо подумать, а мое тело и мои руки стали все делать сами. Мои действия опережали мои мысли. Блок, уход, блок, ещё раз блок, колющий удар в грудь, уход, блок, режущий удар снизу по запястью, уход, блок, рубящий удар с боку, укол, шаг назад, шаг вперед с ударом, блок. В этой круговерти стали и тел я потерял ощущение времени и пространства, пока не уперся спиной в дерево. К этому времени передо мной оставалась только одна фея, которая остервенело меня атаковала, не заботясь о своей защите. В голове мгновенно прояснилось и я уже знал, что мне следует делать. Сделав ложный замах, я ударил копьем в живот, уклониться она не успела и отбить мой удар тоже, так как оба её ножа блокировали в это время мой меч. Фея дико посмотрела на меня, словно не веря в происходящее, выронила свои ножи и медленно опустилась передо мной на колени, а потом, завалившись, упала на бок. Я быстро осмотрелся. Стив занимался делом, — шарил по карманам платьев ночных фей, выбирая все из них, что могло нам пригодиться. Он даже не смотрел в мою сторону, как будто заранее был уверен в моей победе.


— Ты что так долго возился? Скоро вечер и тут на труппы соберется целая толпа ночных хищников. Шум и гам будет такой, что и не поспишь. Так что давай ка скорее собираться и уходим от сюда. Когда сборы были закончены и мы бодро шагали по малозаметной тропе, что по нашим предположениям должна была вывести нас к берегу Илис, Стив спросил:- Слушай, а как это у тебя получилось послать огненную смерть на Хвана? Я честно ответил, — Не знаю. Когда он молчаливо согласился с тем, что ты его обвинил в предательстве и назвал главным виновником смерти моего отца, во мне что то произошло. Изнутри прорвалась какая то сила, которая передалась через перстень на мой меч. а остальное ты видел все сам.


Вот и берег Илис. Первым делом мы вымылись сами и промыли свое оружие, оставшиеся болты и сюрикэны. Затем под предлогом того, что он заступает на дежурство, и что псы Илис с ним толком не знакомы, он вручил мне свою одежду для стирки и устроился среди валунов готовить ужин из вяленого мяса, моллюсков собранных на берегу и невесть как оказавшейся в его руках большой рыбины. Интересно, когда он её поймал? Неужели тогда, когда мы промывали оружие? Только дразнящие запахи от костра заставили меня выйти из воды. Наша одежда развешенная возле костра парила, по моим подсчетам до захода солнца оставалось ещё немного времени, но Стив никуда не торопился. — Мы что, в лес возвращаться не будем? — В этом больше нет надобности. Всех, кого нужно, мы устранили, а остальные не предоставляют для нас никакой опасности. — Стив, а этому офицеру, что увел своих солдат ничего не будет? Ведь он по существу выступил против короля.


— Старк, я тебе уже говорил: несмотря на то, что король Скальд правит королевством почти двадцать лет, поддержкой знати и благородного люда он не пользуется. Его власть распространяется только на несколько центральных районов, остальные только формально признают его и не более того. Так что офицеру ничего не грозит. Более того, боюсь, что король так ничего и не узнает о том, что же в действительности произошло в лесах на берегу Илис и почему посланные им люди и наемные убийцы не вернулись. — А как на это отреагируют ночные феи? Они же потеряли почти два десятка своих, из них четыре звена элиты? — Ну, значит это была не такая уж крутая элита. — А мстить они нам не будут? — Специально, думаю что нет, а вот при случае, если возникнет такая возможность, может быть. Видишь ли Старк. У ночных фей есть несколько отрядов. И неудача одного отряда не является неудачей всего клана, так что пока можешь спать спокойно, по крайней мере сегодняшнюю ночь, — и Стив гулко захохотал.


Утро нас встретило сыростью и прохладой, что тянуло от реки. Костер разгораться не хотел, а наша одежда так и на высохла. Пришлось одевать на себя все сырое. И куда мы теперь? — спросил я наставника. — Как куда? — удивился он, — Конечно домой, в поселок "потерянных душ". — Стив, а почему у него такое странное название? — Точно не знаю, надо будет расспросить старожилов, наверное опять связанно с какой нибудь легендой. Ты лучше подумай, откуда у тебя на рубахе две новые дырки? И они явно не от вчерашней стирки. Тебе не кажется, что кто то вчера пропустил пару ударов? А если б на тебе не было кольчуги? — Как это не было? — теперь удивился я, — Я же обещал её носить постоянно. — Да? А купался ты вчера тоже в кольчуге? — с усмешкой спросил он. Крыть мне было нечем. А ведь действительно, я даже не помню, когда пропустил эти удары…


— Придется тебе Старк подналечь на защиту, а то мы так и рубах на тебя не напасемся. Вот так беззлобно переругиваясь мы пробирались вдоль берега Илис. — Молодой человек, а вы сегодня обедать то будете? — Что за вопрос, конечно буду. — Конечно буду, — передразнил он меня, — что то я не вижу чтоб вашей сумке появились ракушки или моллюски, или какая ни какая рыбешка. Нет, ну конечно, если вы будете сыты приятным речным воздухом Илис, то пожалуйста,… Он ещё что то там ворчал о бестолковых молодых людях, у которых на уме только молодые девицы и которые дальше своего носа ничего не хотят видеть, а я уже шел по колено в воде, собирая раковины. Когда моя сумка наполнилась, я вышел на берег, срезал небольшое копьецо и вновь зашел в воду. Вскоре мне повезло и я заколол большую и толстую карпу, что нежилась в теплой водичке у самого берега.


Если я думал, что Стив меня похвалит, то я ошибся. Кроме ворчания, о том, что им все надо разжевать, подсказать, а сами они думать не могут, — я ничего не услышал. На обед мы расположились чуть в стороне от реки. Костер разводить не хотелось, да и по моим подсчетам до поселка осталось не так уж много и к вечеру мы должны быть уже на месте. Тем удивительнее для меня было намерение наставника остановиться на ночлег на берегу Илис. — Стив, а разве мы сегодня не сможем дойти до поселка? — Почему не сможем, аккурат к ночи и дошли бы. — Тогда почему мы остановились на ночлег здесь? — А ты сам подумай. Я стал думать. — Наверное потому, что вначале надо посмотреть что и как в поселке, нет ли посторонних людей и каких нибудь странностей в поведении жителей. Хорошо бы ещё кого встретить и расспросить.


— Ты смотри, твою голову ещё иногда посещают умные мысли. Ты прав, знаешь такую поговорку, — не зная броду не суйся в воду? Времени как мы сбежали с тобой от преследователей прошло не мало и многое могло измениться. Особенно будь осторожен с новичками. Людям конечно надо верить, но и предосторожность лишней не бывает. Уже после того, как мы поужинали, а спать не хотелось, я стал приставать к Стиву с расспросами. — Стив, а каким был мой отец и мать? Он задумался, потом нехотя сказал:- Если ты думаешь, что я сейчас буду расписывать, какими были хорошими твои отец и мать, то ошибаешься. Коротко говоря, твой отец был Человеком с большой буквы, и это его погубило. А твоя мать была обыкновенной женщиной, из знатного рода. Главным её достоинством было то, что она любила твоего отца. Вот пожалуй и все. Все остальное ты узнаешь постепенно сам, когда уйдешь путешествовать по стране. Только прими совет от меня, даже два. Первый, — не всегда говори, что думаешь, но всегда думай, что говоришь. И второй, — не всегда верь тому, что будут говорить люди, они тоже могут ошибаться.


Он замолчал, а я не стал больше приставать. — Старк, сегодня ты начинаешь дежурство. Возьми арбалет и будь настороже. Я знаю многих хороших парней, которые погибли буквально на пороге своего дома только из за того, что думали, что им уже ничего не угрожает. Меня не буди, я сам проснусь.

Отойдя чуть в сторону, что бы улучшить обзор как вдоль реки так и со стороны леса, я прислонился спиной к теплому мшистому валуну и стал внимательно вслушиваться в тишину. Время, как всегда на дежурстве тянулось медленно. Я даже хотел встать и немного размять ноги, благо что мы сейчас не на дереве, но вспомнил его наставление, — чем меньше шума и движений, тем меньше шансов, что тебя заметят.


Я насторожился. Мне или показалось, или я действительно услышал голоса? А вскоре я увидел и небольшой огонек, словно кто то шел с потайным светильником. Всю мою беспечность как рукой сняло. Словно змея я проскользнул к тому месту, где спал Стив. — К нам гости, — тихо сказал я ему на ухо. — Слышу, и не сопи так громко, а то нас тоже услышат. Это я то соплю, да я как мышка. А потом вспомнив, как шумела и шуршала по ночам мышь в стенах нашей хижины, чуть было не рассмеялся. В это время Стив уже соорудил из наших вещей нечто похожее на двух спящих и накрыл все это небольшим покрывалом, что заменяло нам одеяло.


— Расходимся, арбалет готов? Сюрикэны отдай мне. Без моей команды не стреляй, мало ли кто может по ночам гулять вдоль реки. Ты в сторону реки, я в сторону леса, но не далеко от нашей стоянки и учти, их может быть несколько человек. Впереди разведка, а остальные могут идти чуть дальше. Все понял? Я кивнул головой, а потом чуть слышно сказал, — Да.

Мы неслышно разошлись в разные стороны. Вскоре я услышал негромкий шепот впереди, — А ты уверен, что мы их здесь перехватим? А вдруг они по лесу пройдут? — Вряд ли, ты что Старка не знаешь? Если есть возможность идти ближе к воде, то он тут и пойдет. Вскоре они подошли почти в плотную к месту нашей стоянки, заметили двух "спящих". Остановились. — Стив, Старк, это мы — Грин и Дрон. Со стороны леса раздался голос Стива, — Что то случилось, Грин? — Случилось Стив, и хорошо, что мы вас нашли. В поселке вас ждут. Какой то офицер из пограничной стражи и с ним два десятка солдат. Они остановились на окраине поселка там, где была ваша хижина. Там сейчас стоит новая, её построили для вас. — Вы одни? — Да. — И не страшно одним то идти ночью? — Страшно, но мы ведь дети богини и должны друг другу помогать. — А вдруг они хотят вас убить? А мы знали об этом и вас не предупредили? — это уже раздался голос Дрона.


Стив вышел к ребятам, а это были мои сверстники, с которыми я часто играл в детстве. Как это было давно. — Старк, иди к нам, раздался голос наставника. Я бесшумно возник с другой стороны. Мои друзья вздрогнули от неожиданности. — Рассказывайте теперь подробнее, что и как. Из сбивчего рассказа мы узнали, что сразу же после нашего ухода из поселка там появились очень злые люди во главе с чернокожим воином. Даже молодой офицер и его солдаты, что говорят прискакали из столицы, и то боялись его. И самое странное было в том, что самыми злыми были молодые девушки. Одна даже пыталась ударить меня, — с гордостью сказал Дрон, — когда я отказался разговаривать с ней о тебе Старк. Потом к ним присоединились охотники и два десятка пограничной стражи во главе с офицером. А через день, они все куда то ушли. Потом пошли разговоры, что охотники должны выследить вас, а ещё говорили, что у них где то спрятаны особые собаки, от которых нельзя спрятаться и что этих собак никто не видит, кроме хозяев. А вчера опять появился офицер и его стража и тоже стал расспрашивать о вас. Только его больше интересовало когда и как вы появились в поселке. Вот мы и решили вас предупредить… За разговорами незаметно наступил рассвет, и мы стали собираться…

4

— Не думаю, что нам может исходить угроза со стороны пограничной стражи, — этими соображениями я и поделился с наставником. — А если это другой офицер и другие, более лояльные королю солдаты, тогда как быть? Все таки их два десятка. Так что поступим так, твои друзья вернуться в поселок и посмотрят, что и как там. А что бы их отсутствие не вызвало подозрений, помоги им собрать моллюсков и наловить рыбы. Если все в порядке, то они вернуться к нам, а вот если до обеда их не будет, то значит в поселке не все в порядке и нам может угрожать опасность.


Через некоторое время после того, как Грин и Дрон ушли в поселок, мы тоже не торопясь пошли в его сторону, но соблюдали все меры предосторожности, — на открытую местность не выходили, большей частью шли по окраине леса, скрываясь среди деревьев и кустарника. Когда до поселка осталось совсем немного, мы остановились и стали ждать новостей. Ближе к полудню появился Дрон. Стив окликнул его. — Дрон, мы здесь. Ну что там? — Пограничники получили приказ уйти на новую границу, что теперь будут проходить по гряде холмов на равнине. Так что теперь поселок и весь наш лес уходит под руку Каунга, — выпалил он, — те, кто останется в поселке лишаются подданства Гонды.


— Вот это да, — удивился я, — это что то новенькое. Как это поселок переходит под руку Каунга? — А вот так, — продолжил Дрон. Король Скальд толи продал, толи проиграл в карты эти земли. А офицер действительно ждет вас, у него какие то важные сведения для Старка. Он отправил почти всех своих солдат, с ним в поселке осталось всего 2 человека. Он ждет вас у вашей хижины. — Что делать будем? — спросил я у Стива. — Надо идти. Дрон, а как в поселке отреагировали на эти новости? — Объявлен большой сход сегодня вечером. Всем миром будут решать что делать. Ну что идем? Грин там обед готовит, мы даже очаг для вас сделали внутри хижины, как и было до этого.


Поселок встретил нас разноголосым гулом. Наше возвращение похоже никого не удивило. По крайней мере на нас не показывали пальцем, не приветствовали и не бросались обнимать. Возле нашей восстановленной хижины действительно на обрубке дерева сидел офицер, с которым мы уже встречались в лесу. Увидев нас он встал, а когда мы приблизились, ответил учтивый поклон. — Ваше высочество, принц Старк, позвольте представиться, — маркиз Солей, начальник пограничного поста и всей пограничной стражи на этом участке. Вперед вышел Стив и тоже отвесил поклон маркизу. — Мы рады знакомству сэр Солей. Позвольте представить вам принца Старка Благородного, сына короля Вийгора и герцогини Таврической. Что бы сразу же решить все вопросы, ознакомьтесь с этим документом. Старк, футляр. Я снял с груди завернутый в холстину краснокожий футляр и передал его Стиву.


Он открыл его и осторожно, с каким то благоговейным чувством достал из него свиток украшенный золотой печатью. Маркиз Солей с поклоном принял его и внимательно прочитал, и как мне показалось, несколько раз, а может быть старался запомнить его слово в слово. — Да, подпись и печать короля Вийгора. Последние сомнения отпали. Принц Старк, вы действительно законный наследник короны, вот только… — Если вы о большой королевской печати, — перебил его Стив, — то она в надежном месте, доступном для принца. Маркиз кивнул головой, — А вы видимо барон Стив Черный, начальник личной охраны короля Вийгора? — Совершенно верно сэр Солей. — Я вас сразу же узнал барон, хотя с момента нашей последней встречи прошло много лет. — Мы знакомы? — Скажем так, мы встречались в королевском дворце.


Видите ли барон, я с детства рос и воспитывался в непосредственной близости от герцогини Таврической, мои родители и я были вхожи в семью герцога. Более того, я могу признаться, что был влюблен в молодую герцогиню. Но она предпочла короля Вийгора и я видел, что она действительно влюблена в него, а не в корону королевы. Это только усугубило мои страдания и я уехал служить на границу с Каунгом. Я надеялся, что время и расстояние затянут мою сердечную рану. Потом я узнал от своих родственников, что король подло убит, а герцогиня исчезла с начальником личной охраны короля. Их поиски результата не принесли. Все стали говорить, что они так же погибли от рук короля Старка. Я решил не возвращаться в столицу и остался служить на границе.


Для меня было полным откровением слова близкого к королю Скальду черного мечника Хвана, которые он произнес в лесу, когда мы нашли вас. А взглянув пристальнее на принца, я понял, что он не врет. Вы молодой человек очень похожи на своего отца, а глаза у вас от вашей матушки. А теперь самое главное. Король Скальд продал королевству Каунг эти земли за двести пятьдесят кошельков золота. Новая граница устанавливается по гряде холмов на равнине. Как мне сообщили родственники мотив простой, — эти земли только формально принадлежат Гонду и проку от них нет, а так хоть какой прибыток в казну. Но самое главное, на новой границе уже стоят на дорогах заставы из преданных королю стражников из столицы. Предлог, — на время установления границ, оградить Гонд от проникновения нежелательных элементов из Каунга и всякого рода сброда из местных жителей. Боюсь, что эти стражники уже располагают словесным портретом некого молодого человека, которого наверняка сразу же или арестуют, или попытаются убить.


Единственный шанс для вас вернуться на родину дождаться, когда я приму свой участок границы и тогда смогу тогда помочь вам. Я не знаю, как будут действовать люди короля Каунга на своих новых землях и какие договоренности достигнуты между ним и королем Скальдом, но мой вам совет, переждите смутное время в лесу. О том, что принц жив, я пошлю весточку в столицу…

После того, как сэр Солей откланялся и убыл догонять свой отряд, мы сели в кружок и стали размышлять. Первым делом Стив взял слово молчать обо всем услышанном у Грига и Дрона. — А что тут молчать то, — возмутился Григ, — и так все в поселке знают про Старка, что он какая то шишка, по этому его и прозвали "благородный". Да только среди детей богини нет различий. Перед ней мы все равны. Но если так надо, то мы будем молчать о том, что он принц. Стив, а это правда, что ты настоящий барон? У тебя что и замок есть?


— Сейчас даже и не знаю Григ. Титул барона и замок мне даровал король Вийгор. Боюсь, что король Скальд всего этого меня давно уже лишил. — Жаль, а то мне так хочется побывать в настоящем замке. — Обещаю парни, что когда все закончится, я обязательно приглашу вас в гости в один из замков своих друзей. Вмешался Дрон, — Ты только не забудь про свое обещание, а то мы дальше поселка никуда не ходили, а старики говорят, что мир очень большой.


После позднего обеда мы отправились на общий сход жителей поселка. Там уже кипели страсти. В отличии от Гонда в королевстве Каунг не существовало запрета на смешанные браки, и многие жители поселка воспрянули духом, — теперь они не изгои и могут безбоязненно передвигаться по королевству и начать новую жизнь. Но нашлись и такие, которые ратовали за то, что бы сняться с насиженных мест и подняться в верх по течению Илис и там образовать новый поселок. Мнения разделились, хотя большинство склонялось к тому, что бы остаться на месте и посмотреть, что будет, в надежде, что богиня не оставит их своей милостью. К общему решению не пришли и решили продолжить обсуждение утром.


Вечером сидя в своей новой хижине я стал расспрашивать Стива о том, почему у поселка такой странный статус — он никому не подчиняется и ни кому не платит налоги? — Говорят, что все войска, которые вступают на наши земли ждут крупные неприятности: провиант портится, солдаты заболевают неизвестными болезнями, лошади и скот перестают повиноваться. Но все прекращается, как только войска покинут земли богини. — Тогда мне не понятно, Стив, а как же ночные феи и пограничная стража? — А что феи это армия? А стража состоит только из местных жителей. — А как же те солдаты с тем хлыщем, они вроде прибыли из столицы? — И это не армия, а только небольшой отряд, к тому же Илис наверняка знала, что они не представляют никакой угрозы жителям поселка…


Утром я отправился к самому старому жителю нашего поселка с небольшими подношениями в виде жирной копченной рыбины и куском материи, которую раздобыл Стив. — Сэм, ты старейший житель поселка, а значит самый умный. Ты все знаешь. (лесть нравится всем) Расскажи мне об истории поселка, почему у него такое странное название и почему "берег потерянных душ"? Старик обрадовался моему приходу, видимо ему недоставало общения, и по этому он с радостью согласился рассказать мне все что он помнит и знает.


— Поселок появился на берегах этой реки ещё в те далекие времена, когда Каунг и Гонд были ещё одним королевством, а боги и богини жили среди людей. Как то богиня всех вод Илис купалась обнаженной в реке. За этим занятием её застал простой охотник Даф, который был так поражен красотой богини, что готов был отдать свою жизненную силу, которую мы называем душой, за возможность хоть изредка любоваться Илис. Богиня приняла бесценный дар, но предупредила, что без души Даф не сможет попасть в подземный мир и обречен вечно скитаться по земле. Так Даф на этом месте потерял свою душу и покой. Каждый год в день весеннего равноденствия он невидимый приходит на берег реки и просит, умоляет Илис вернуть ему душу, так как он устал жить. Но Илис глуха к его молитвам. В этот день она обнаженная купается для Дафа в реке, а на следующий день воды приносят к поселку детей богини. По преданию в одном из них спрятана душа Дафа, но как найти её и как высвободить её никто не знает.


Моя бабка рассказывала, а ей рассказывала её бабка, что этот берег стал пристанищем не только для Дафа, но и для многих других несчастных, которые по той или иной причине отдали свою жизненную силу души богам. Некоторые из них поселились здесь, так образовался наш поселок. Со временем он стал принимать всех тех, в ком жив дух непокорства. В преданиях остались битвы людей с богами за право распоряжаться своей судьбой. Боги разозлились и ушли, перестали помогать людям, считая их крайне неблагодарными. Люди были разделены по цвету кожи. После этого начались войны между народами и племенами, а смешанные браки перестали приносить детей.


— Сэм, ты так интересно рассказываешь, а откуда берутся дети богини и куда потом уходят? — Откуда берутся дети богини, никто не знает, ведь выше по течению нет ни одного крупного селения, а ближайший городок на берегу Илис находится в трех днях конного пути от нас. А уходят они в разные стороны. Каждый ребенок, это чья то потерянная душа, вернее её половинка, вот и разбредаются дети богини по всему свету, ищут свою половинку, что бы воссоединиться и обрести покой. — И что, кому то удавалось? — Конечно, хотя и не часто. Да ты и сам видел, когда среди ясного дня над водами Илис вдруг вспыхивает яркая радуга, — это знак того, что половинки воссоединились.


— А что ещё необычного рассказывают о нашем поселке? Необычного о поселке ничего не рассказывают, а вот детей богини очень ценят во всех странах. Они никогда не предают, всегда верны своему слову и помогают друг другу по жизни. Многие дети стали богатыми и знатными, но двери их домов, замков, дворцов всегда открыты для выходцев из поселка. это закон и его ещё никто не нарушал. Частенько раньше к нам приезжали знатные гости и заранее выбирали себе кто начальника охраны, кто казначея, кто жениха или невесту для своего ребенка. Правда в последнее время такие визиты стали редкостью. Все таки путь к нам не близкий. Так что теперь многие предпочитают пользоваться услугами купцов, как посредников.


Сэм, а что тебе известно о той, что спит до срока в замке на берегу Илис, где она впадает в подземный мир? Старик поджал губы, — Это все сказки Каунга, что бы привлекать в свои земли рыцарей и отважных юношей. На самом деле замок стоит высоко в горах Гонда и из под его стен берет свое начало Илис. Это то, что известно достоверно. Некоторым смельчакам удавалось увидеть его из далека, но ни один человек ещё не вернулся из тех, кто вошел внутрь его. А были такие, что входили? Были конечно. К замку в древние времена даже подходили целые армии. Большие отряды рыцарей и простых воинов входили в его распахнутые ворота, но никто не вернулся от туда. Считается, что замок и та, которая спит до срока прокляты. А вот за что и кем, никто уже не помнит. Вероятно это Илис, так как считается, что это её замок, а в гробу спит её дочь, которой предсказано стать женой смертного, а богиня этому препятствует.


Ладно, на сегодня хватит, я устал, приходи завтра и не забудь принести свежей и жирной рыбы…

Большинство жителей поселка решило остаться на месте. На переезд согласилось только две семьи из тех, кто пока не имел на воспитании детей богини. Все остальные решили остаться. Шли дни, но в жизни и быте ничего не менялось. Я по прежнему проводил дни в тренировках и изучении языков, вскоре к нашим занятиям присоединились несколько парней старшего возраста, которым вот вот исполнится двадцать лет и настанет пора покинуть поселок. За это время я вырос, раздался в плечах и моя кольчуга стала мне мала. В очередной приезд купцов Стив принес в хижину для меня настоящие боевые доспехи и заставил снять кольчугу. — Я отдаю её переделать. За счет рукавов её расширят и удлинят. Эх жалко, что такие вещи больше не делают, — сокрушался он, — кто же мог предположить, что ты вырастишь таким здоровяком. Хотя я себя им не считал. В поселке были парни и повыше и поздоровее меня.


В нашей хижине стали появляться книги, самые разные. Понятно, что их заказывал Стив и все они предназначались для моего обучения. Особенно меня поразила книга какого то Маквела под названием "Правитель". Поразила своим цинизмом и беспринципностью. В ней, наряду со здравыми мыслями и рассуждениями утверждались дикие для меня положения о том, что цель оправдывает средства её достижения, если она направлена на благо государства. В открытую говориться, что любой правитель имеет право на жестокость и ложь и что обман не зло, что свое слово не обязательно держать и многое другое.


Особенно меня покоробили следующие утверждения: — " завоевателю следует принять лишь две меры предосторожности: во-первых, проследить за тем, чтобы род прежнего государя был искоренен, во-вторых, сохранить прежние законы и подати — тогда завоеванные земли в кратчайшее время сольются в одно целое с исконным государством завоевателя." И ещё, — Поистине страсть к завоеваниям — дело естественное и обычное; и тех, кто учитывает свои возможности, все одобрят или же никто не осудит; но достойную осуждения ошибку совершает тот, кто не учитывает своих возможностей и стремится к завоеваниям какой угодно ценой…

что нельзя попустительствовать беспорядку ради того, чтобы избежать войны, ибо войны не избежать, а преимущество в войне утратишь."


Стив заставлял меня несколько раз перечитывать эту книгу, говоря, что это руководство к действию любого короля, который хочет остаться у власти и не повторить ошибки своих предшественников, которые эту власть потеряли. Он заставил меня сделать выписки и каждый вечер из читать ему вслух:- государь, если он желает удержать в повиновении подданных, не должен считаться с обвинениями в жестокости. Учинив несколько расправ, он проявит больше милосердия, чем те, кто по избытку его потворствует беспорядку. Ибо от беспорядка, который порождает грабежи и убийства, страдает все население, тогда как от кар, налагаемых государем, страдают лишь отдельные лица. Новый государь еще меньше, чем всякий другой, может избежать упрека в жестокости, ибо новой власти угрожает множество опасностей.


— что лучше: чтобы государя любили или чтобы его боялись. Говорят что лучше всего, когда боятся и любят одновременно; однако любовь плохо уживается со страхом, поэтому если уж

приходится выбирать, то надежнее выбрать страх.


— когда государь ведет многочисленное войско, он тем более должен пренебречь тем, что может прослыть жестоким, ибо, не прослыв жестоким, нельзя поддержать единства и боеспособности войска.


— Излишне говорить, сколь похвальна в государе верность данному слову, прямодушие и неуклонная честность. однако мы знаем по опыту, что в наше время великие дела удавались лишь тем, кто не старался сдержать данное слово и умел, кого нужно, обвести вокруг пальца; такие государи в конечном счете преуспели куда больше, чем те, кто ставил на честность.


— из всех зверей пусть государь уподобится двум: льву и лисе. Лев боится капканов, а лиса — волков, следовательно, надо быть подобным лисе, чтобы уметь обойти капканы, и льву, чтобы отпугнуть волков.


— разумный правитель не может и не должен оставаться верным своему обещанию, если это вредит его интересам и если отпали причины, побудившие его дать обещание. Такой совет был бы недостойным, если бы люди честно держали слово, но люди, будучи дурны, слова не держат, поэтому и ты должен поступать с ними так же. А благовидный предлог нарушить обещание всегда найдется.


— что государь, особенно новый, не может исполнять все то, за что людей почитают хорошими, так как ради сохранения государства он часто бывает вынужден идти против своего слова, против милосердия, доброты и благочестия. Поэтому в душе он всегда должен быть готов к тому, чтобы переменить направление, если события примут другой оборот или в другую сторону задует ветер фортуны, то есть, как было сказано, по возможности не удаляться от добра, но при надобности не чураться и зла…


Я почти что каждый вечер проводил в хижине Сэма. Он оказался поистине кладезем различных преданий и легенд. От него я узнал, что на свете существует несколько десятков королевств, герцогств и даже независимых графств, что Илис рассекает все страны на две части, — большую, где живут люди и запретную, куда вход людям запрещен. Это противоположенный берег. Там никто не селится и не живет, а те смельчаки, что пытались там обосноваться сгинули в безвестности. Говорят, что в запретных землях иногда гуляют боги, когда им надоедает однообразие небесной жизни и они жаждут земных приключений.


В этот вечер я как обычно после вечерней тренировки помог Сэму навести порядок в его хижине и выслушал очередное предание, на этот раз о рукокрылых людях, что живут высоко в горах. Они передвигаются по небу и могут часами парить в нем, летая по кругу. Живут они охотой, нападая на диких коз, но не брезгуют и домашним скотом. Особенно от них страдают отары овец, что пасутся на склонах гор. Когда Сэм был ещё молодой и жил в столице, он сам видел рукокрылого. Его возили в клетке и показывали за деньги на базарных площадях. При случае рукокрылые могут напасть и на человека и утащить его к себе в жилище. Предпочитают они молодых девушек и женщин, которые исчезают навсегда.


Получив свою порцию сказок я отправился на берег реки, что бы ополоснуться. Я любил такое время. Уже сумерки, на реке никого нет, тишина, звонкая музыка вод Илис. Я лежал недалеко от берега и наслаждался покоем, как вдруг услышал чьи то грузные шаги. К бревну подошли три человека, в одном из них я узнал Стива, два других были приезжие купцы. Они уселись и завели неторопливый разговор. Невольно я стал подслушивать, особо не вникая в то, что они говорят, пока некоторые фразы меня не насторожили.


— Барон, ваш ход с маркизом Солей не произвел особого впечатления на столицу. В его рассказ о том, что он лично читал грамоту покойного короля, в которой тот признает ребенка герцогини законным наследником престола, многих не убедил. Да и не мог убедить. Ведь почти достоверно известно, что герцогиня была убита слугами узурпатора в первые часы переворота и похоронена в своем фамильном склепе. Нужны более достоверные доказательства, что ваш подопечный не самозванец, а сын Вийгора. Мы слишком многое вложили в это предприятие, что бы теперь отступить.


— Свиток о признании не родившегося ещё тогда ребенка наследником престола подписан королем незадолго до его гибели и скреплен большой королевской печатью, которую не возможно подделать. — В таком случае кто его мать, если герцогиня Таврическая мертва уже почти двадцать лет? Кого вы сюда привезли? — Ну скажем так, — брак между королем и герцогиней был династическим. Король Вийгор чувствуя шаткость своего положения пытался укрепить свою власть с помощью наиболее влиятельных и знатных семей. К сожалению он опоздал. Любви между ними не было и по этому король ещё до свадьбы позволил себе, мягко говоря, интрижку на стороне. И его приказ "спасти любой ценой" именно касался этой женщины, а не герцогини.


— Постойте, постойте. При дворе говорили, что у короля появилась фаворитка из жриц храма Илис, но они не могли иметь детей, ведь он белый, а она золотокожая. — Я бы не был столь категоричен достопочтенный, и Старк тому подтверждение. — Барон, вы хотите сказать, что ваш подопечный рожден золотокожей жрицей Илис от белокожего короля Вийгора? — Я ничего не хочу сказать, я констатирую факты. — Этого не может быть. Старк не может быть сыном короля, потому что разноцветные не могут иметь детей, это известно всем… — На правой руке у Старка большая королевская печать и он уже применил силу огня, когда сжег Черного Хвана.


— Большая магическая печать на руке у этого мальчишки? И с ним ничего не произошло? Он до сих пор жив? Когда он надел её? — Почти два года назад, когда на нас впервые напали ночные феи. Перстень признал его и его кровь. — Это невероятно. Но какие перспективы это открывает перед нами… Дальше я уж не слушал. Стараясь не шуметь, отталкиваясь руками от дна я бесшумно поплыл к противоположенному берегу.


Слезы душили меня. Все обман, кругом обман. Я самозванец, незаконнорожденный. Меня используют для достижения каких то мне непонятных целей. И кто, человек которого я почитал как родного отца, каждому слову которого я верил… На плечо мне опустилась чья то горячая рука, — Не надо поворачиваться мой мальчик, иначе и ты рискуешь потерять свою душу. — Илис? Богиня? — Да, это я. Тебе следует успокоиться и делать вид, что ты ничего не знаешь. — Богиня, но для чего? И кто была моя мать? Её убил Стив после моего рождения?


Успокойся Старк. Твоя мать была мертва задолго до твоего рождения. Не забывай, что она моя жрица и не должна переплетать ноги с мужчинами ни при каких обстоятельствах. А если это случилось, то она должна была броситься в мои воды и смыть позор. Так что она была обречена. А когда стало известно мне, что она носит ребенка от белокожего, мне самой стало интересно, ведь этого на может быть, потому, что не может быть по определению. Но ты родился, а она умерла. Мои псы признали тебя и считают своим. Так что черный тут ни причем.


А используют тебя те, кто надеется вернуть свое былое могущество, приумножить свои богатства… Мой тебе совет, учись молодой принц. Учись всему, чему тебя учат и даже большему. А в первую очередь учись владеть собой, скрывать свои чувства и эмоции, предполагаемые поступки и решения. Найди и окружи себя верными соратниками и постоянно смотри себе за спину, что бы не пропустить удар. Помни, враг он всегда враг, и не может предать, а друг может не только предать, но и ударить в спину.


Наступила тишина. Ещё некоторое время я сидел на берегу реки, а потом нехотя полез в воду. На душе у меня было тоскливо и одиноко. Даже псы Илис, что хотели поиграть со мной, не улучшили моего настроения.

5

— В хижине багровели угли в очаге, отбрасывая красные сполохи на стены. — Ты что то сегодня поздно Старк. Гулял с молодежью? — Нет, я плавал в одиночестве. — О чем тебе сегодня поведал Сэм? — О рукокрылых людях, что живут высоко в горах. — Я тоже слышал о них. Ладно, давай спать, завтра с тобой хотят познакомиться приезжие купцы. Они что то слышали о тебе и теперь хотят убедиться, что ты, это ты. Захвати завтра с собой футляр с грамотой, договорились? — Да. Я долго лежел не шевелясь, прежде чем сон сморил меня.


Утро началось как обычно. Повторение старых приемов и отработка навыков до автоматизма, изучение новых. За этим занятием нас и застали купцы. Они подошли ближе и стали внимательно рассматривать меня, нисколько не стесняясь, словно я не человек, а какая т о вещь, а они прицениваются и планируют её купить. Я усмехнулся внутри, — почему планируют, уже купили. Во мне постепенно росло глухое раздражение и неприязнь. Особенно мне не понравился высокий и худой. Было в его лице что то отталкивающее, я бы даже сказал кровожадное. Не очень приятный тип.


Видимо поняв мое состояние, Стив прекратил тренировку. Купцы подошли почти вплотную, внимательно разглядывая меня. Было такое ощущение, что этот высокий прямо ощупывал меня руками. Не знаю, что на меня нашло, но я сделал отталкивающий жест двумя руками и воздух передо мной странным образом уплотнился, а купец отлетел от меня на добрый десяток шагов, перевернувшись на земле пару раз. На его лице, как это ни странно, возникла довольная улыбка, — Простите милорд за мое неподобающее поведение, больше этого не повториться. И кланяясь, пятясь назад, они удалились.


— Ты с ними меня хотел познакомить Стив? Очень неприятные люди, особенно этот высокий. Они мне не понравились. — Как ты это сделал Старк? Ты научился пользоваться перстнем? Ах да, именно эти купцы проявили к тебе интерес. — Нет, перстнем я пользоваться ещё не умею, и как это у меня получилось, я не знаю. Через некоторое время, после того, как я вылез из воды, я спросил, словно продолжая прерванный разговор:- Стив, а как получилось, что обладая таким перстнем, мой отец погиб? Почему он не воспользовался его силой? — У меня нет ответа на этот вопрос. Большую королевскую печать мне передал твой отец сам, с просьбой позаботиться о твой матери и о ребенке. это все, что я могу тебе сказать.


На каком то подсознательном уровне я чувствовал, что Стив что то недоговаривает, или пытается скрыть от меня некоторые подробности, но настаивать я не стал. Мы вернулись в хижину и я получил задание на сегодняшний день, — кому помочь на огороде, а кому натаскать воды для полива. Странно, если я принц, то почему вкалываю как простой крестьянин? Впрочем эти мысли не долго занимали меня и я принялся за привычную рутинную работу. Тут необходимо сделать некоторые пояснения. Дело в том, что поселок жил как одна большая семья. И прямой обязанностью более молодых жителей считалась помощь тем старикам, у которых дети уже ушли в большой мир, и они остались одни, а новых детей на воспитание они уже не брали, понимая, что это им уже не под силу. Так что не я один таскал воду, полол грядки, рыл канавы и таскал дрова из леса. Кроме того, молодежь часть своей добычи, — моллюски, коренья, рыба, мясо животных, то же передавала в общий кошт для содержания стариков и пожилых жителей поселка.


Вскоре купцы уехали и дни потянулись своей чередой, пока в поселок не прибыл гонец и не объявил, что вскоре его величество король Каунга доблестный сэр Нибел прибудет в поселок. Я видел, что это известие вызвало беспокойство у Стива, но чем оно было вызвано, я не понимал, пока он сам мне не объяснил. — Старк, здесь что то не так. Не дело королю так скоро объезжать новые приграничные земли, пока они не обустроены и главное, посещать какой то захудалый поселок. Здесь что то не так и меня это беспокоит. — Может быть мне лучше уйти в лес? — Не знаю, — впервые я видел наставника таким растерянным, — по мне так уж лучше встретить опасность лицом к лицу, чем прятаться от неё. Единственное, о чем я тебя попрошу, постарайся не попадаться королю на глаза, и обязательно носи доспехи. Если что спросят, скажи, что ты тренируешься по моему приказу, так как готовишься стать воином и не расставайся с мечом.


Работать в доспехах и с мечом на боку было крайне неудобно. Это не в кольчуге, которую я практически не ощущал. К тому же металлические пластины быстро нагревались на солнце и я постоянно потел. Стив только улыбался и шутил, что это из меня выходит лишний жир. К нашим подобным странностям в поселке давно привыкли и не удивлялись, что я постоянно ношу доспехи, считая, что так меня учат уму разуму.


И все таки визит короля застал нас врасплох. Рано утром, когда ещё не все петухи прокричали приветствие солнцу, а само оно только стало появляться на небосводе, в поселке появилась королевская охрана. Около сотни всадников быстро спешились и растворились на окраинах поселка, беря его в круг. Потом появились другие, которые уже остались в поселке, застыв словно изваяния на перекрестках, вдоль берега реки, у центральной площади, где происходят сходы жителей. А ещё через некоторое время появился и сам кортеж короля. Он состоял из двух десятков всадников, рассмотреть которых я не смог, так как именно в это время была моя очередь с утра проверять силки и капканы и я возвращался с добычей в поселок. Всё это я видел с опушки леса, не рискуя выходить на открытую местность из опасения получить стрелу от охраны, которая как всем известно сначала стреляет, а потом разбирается. Так мне по крайней мере объяснял Стив, а уж он то толк в этом знает.


Не зная что предпринять, я сложил свою добычу в одну кучу и стал наблюдать за поселком, не особо прячась, но и не особо выставляя себя на вид. Мне было видно, как жители поселка постепенно собрались на площади и перед ними, не слазив с коня, выступил один из всадников. Потом он помахал рукой, под крики жителей и кортеж почти весь ускакал из поселка. Ускакала и большая часть охраны. Осталось всего три всадника и пять воинов, которые держались компактной группой в центре поселка.


Взвалив оленя себе на плечи и прицепив остальную добычу на пояс, я неторопливо стал двигаться в сторону поселка. Вскоре меня увидела малышня и с радостными криками бросилась мне на встречу. Я передал им всю мелочь и понес свой трофей к хижине старосты для дележа. Вскоре к хижине подошли и другие охотники. Мяса сегодня было вдоволь. Кроме моего оленя, правда не очень большого, было добыто три косули, не считая мелкого зверья и птиц.


Река встретила меня тишиной. Да это и не удивительно, ведь я никогда не купался в заливе, где было безопасно, а предпочитал стремнину, пользуясь тем, что псы меня не трогали. Вот и в этот раз, отойдя от поселка, я спокойно разделся, в первую очередь замочил свою одежду, придавив её камнями, что бы не унесло, почистил доспехи и только после этого с наслаждением залез в воду. Ласковые воды Илис смывали с меня грязь и пот, я играл с псами, катался на них и не очень следил за окружающей меня обстановкой. По этому для меня было неприятной неожиданностью появления возле моей одежды какого то незнакомого мне золотокожего парня, который сидел на земле и внимательно наблюдал за мной.


Я вообще не люблю, когда за мной следят. А этот уставился и не вздумал даже хотя бы для приличия отвернуться. Из одежды на мне был только пояс с кинжалом. (Стив требовал, что бы я всегда ходил с оружием, я даже спал с ним). — Ну что уставился, — крикнул я, — отвернись, мне надо выйти и одеться. Паренёк послушно повернулся ко мне спиной. Я неторопливо вышел из воды, дал немного ей стечь с меня и только после этого стал натягивать на себя мокрую одежду. Не люблю быть голым перед незнакомыми людьми. — И чего тебя сюда принесло? Ходил бы по поселку, а мне теперь сушить одежду на себе…


— Ты Старк, которого все в вашем поселке зовут благородным? Ты был на охоте? — Да, и что? — Я хочу с тобой познакомиться, о тебе говорят много любопытного и как оказалось не врут. По крайней мере псы богини действительно тебя не трогают и даже играют с тобой. Почему это а? Я закончил одеваться и поэтому ответил не сразу. — Можешь повернуться, а псы меня не трогают потому…,- тут я оторопел, предо мной сидела девчонка в мужском костюме. Рыжеволосая, с веснушками на лице, она как будто вся светилась от солнечных лучей. — … что считают меня своим, — уже немного охрипшим голосом продолжил я. — Ты кто? — Я Вельда, — она пожала плечами, — сопровождаю короля в его поездке. — Понятно, — протянул я. Она тут же ощетинилась, — Что тебе понятно? — Понятно, что ты сопровождаешь короля в его поездке. Помогаешь поварам готовить пищу? — Ну что то вроде этого.


— А почему в мужской одежде? — Так удобнее скакать на лошади, ведь если ты заметил, то мы все верхом. — Завидую, а я ещё ни разу в жизни на лошади не сидел. — Ты, что? Это правда? — Конечно, откуда лошади в поселке, тем более верховые. — Хочешь попробовать? — А тебе не влетит за это? — А никто не узнает. Воины разделывают мясо, что бы взять с собой для королевского обеда, а моя лошадка прибегает на мой свист. Она встала и я увидел перед собой невысокую симпатичную девчушку. После Сьюзи, это была вторая, которая стояла так близко от меня. — Стой, — проговорил я, хватаясь за рукоять меча, — покажи мне своё левое плечо. — Это ещё с какой стати? — Или ты мне покажешь свое плечо, или я зарублю тебя на месте. Видимо что то в моих словах или тоне, которым они были произнесены заставило поверить Вельду, что я не шучу.


Она вспыхнула до корней волос. На вороте её мужской рубашке не было никаких крючков, только горловина для головы, по этому она ни мало не смущаясь выдернула её подол из своих брюк и сняла рубаху полностью. Под ней ничего не оказалось. У меня перехватило дыхание. Я впервые так близко видел женскую грудь, а она словно почувствовав мое смущение, ещё и свела лопатки вместе, так что её небольшие соски просто вызывающе уставились на меня. Сколько я так стоял, — я не помню. К действительности меня вернул её насмешливый голос, — В обще то плечо у меня немного в другой стороне, а здесь только моя грудь. Я с трудом сглотнул слюну и посмотрел на её плечо. Чисто. — Одевайся, — а сам как дурак продолжал смотреть на её грудь. — Ты что никогда не видел обнаженного женского тела? Говорить я не мог, по этому просто отрицательно покрутил головой. — А сколько тебе лет, Старк? — спросила она деловито заправляя рубаху в свои брюки. — Скоро будет двадцать. — И ты ещё ни с кем не переплетал ноги? Я промолчал. — Значит ни с кем, — утвердительно произнесла она.


— А почему ты потребовал показать именно левое плечо, или это была просто отговорка, что бы посмотреть на мою грудь? Ну и как она тебе? Мне было ясно, что надо мной просто напросто издеваются. Немного придя в себя и прочистив горло я произнес все ещё хриплым голосом: — Ночные феи, у них на плече кинжал перевитый змеёй, меня уже пытались убить. Вельда сразу же посерьезнела:- Ночные феи? Из клана убийц? А это правда, что они все молоденькие и очень красивые? Я ответил:- Да.

А она словно не слыша моего ответа, — А правда что свои жертвы они убивают во время переплетения ног или поцелуев? А они красивее меня? А ты что уже убивал? Я остановил её. — Не надо так много вопросов. Да, я убивал. Феи как правило все молодые и красивые девушки, но красота у них злая. Как они убивают свои жертвы, — переплетая ноги или целуя, — я не знаю. Меня просто несколько раз пытались зарезать. За нами с наставником охотились одно простое и четыре элитных звена фей — всего 18 наемных убийц, не считая других солдат и доверенного лица короля Скальда. Все они погибли.


Мы немного помолчали. Потом она тряхнула головой и усмехнулась:- Ты не ответил на главный вопрос. Я на мгновение задумался, — Какой? — Ты не ответил, — понравилась тебе моя грудь? Я почувствовал как кровь приливает к моим щекам и они запылали. — Так понравилась, или нет? Я с трудом выдавил из себя, — Понравилась. — И не надо так краснеть. Это моя маленькая месть за то, что ты заставил меня оголиться впервые при мужчине. А потом, видимо желая просто напросто добить меня, она произнесла, — А мне понравился твой вид, когда ты пялился на меня. Ради этого я готова ещё раз показать тебе только уже другое плечо и она шутливо взялась за рубаху. — Хватит, издеваться, извини, если я тебя обидел. Я этого не хотел. Ты помнится обещала мне покатать на лошади. — А ты ещё не передумал? — Нет.


Она свернула свои губы трубочкой и свистнула несколько раз особым образом. Вскоре раздался топот и я увидел красивого гнедого жеребца. Он перешел на шаг и осторожно шел по прибрежным камням. — Пойдем ему на встречу. Здесь земля вся в камнях и Чиз может подвернуть себе ногу, или повредить бабки. Мы отошли подальше от берега. Здесь земля была по ровней. Она взяла коня под уздцы и похлопала его по щеке. — Видишь стремя сбоку? Вставь в него свою ногу и садись в седло. Не с первого раза, но у меня получилось. После того, как я устроился в седле (а оно оказалось немного для меня маловато), Вельда ведя Чиза немного прокатила меня. — Ну все, слазь, а то солдаты заметят тебя на моем коне и хватятся меня. Я послушно слез, правда Вельде пришлось ещё помогать мне освободить левую ногу из стремени.


— Ну как тебе, понравилось? — Не знаю, непривычно. А что конь всегда вот так подкидывает своего всадника? — Это с непривычки кажется, что подкидывает, потом к этому привыкаешь и не замечаешь.

Старк, мне пора возвращаться. Лучше если мы в поселок придем разными дорогами и раздельно. Так. надо. — Вельда, мне скоро исполнится двадцать и я покину поселок, где мне тебя искать? — Как где, — удивилась она, — разве я тебе не говорила, что сопровождаю короля? Там где будет король, там буду и я. Она лихо вскочила на своего коня, рисуясь передо мной и не спеша потрусила к площади поселка. Мне хотелось окликнуть её, и словно почувствовав это, она обернулась и помахала мне рукой. Я помахал в ответ.


Домой я пришел только тогда, когда и солдаты и Вельда уже покинули поселок. — Зачем приезжал король? — спросил я у Стива. — Король Нибел приезжал сказать, что наша жизнь в поселке ни как не изменится и он не претендует ни на наши вольности, ни на наши права. Ему вполне хватает того, что мы ежегодно отправляем в его королевство детей богини. Он так же обещал помочь, если мы будем испытывать в чем нибудь нужду. Король кстати спрашивал о тебе и хотел с тобой познакомиться. Но увы, ему сказали, что его визит внезапен и ты сегодня на охоте. — Стив, я хочу научиться ездить верхом, — это возможно? — Вполне. Я уже заказал купцам прислать в поселок тройку хороших лошадей. — Стив, а откуда у нас деньги? Мы часто получаем оружие, материю, кожу, готовую обувь и одежду, книги. Теперь вот лошади… — Ты богат Старк, до поры до времени я не хотел об этом тебе говорить, но твоя мать передала купцам больше сотни кошелей с золотом. Я старался их особо не тратить. Часть денег я вложил в торговлю и теперь мы живем на проценты. Их вполне хватает на наши расходы и ещё даже остается.


После обеда, словно наверстывая упущенное время утренней тренировки, Стив меня загонял. Давно я так не уставал. У меня даже руки стали трястись от напряжения. К Сэму я пошел еле еле передвигая ноги. — Устал сынок? — участливо спросил он, когда я ещё мокрый после купания, отдавал ему свежепойманую рыбу. — Есть немного. — Сегодня я тебе расскажу легенду о золотой деве, имя которой Вельда. Я вздрогнул. — Давным давно, когда люди и боги жили бок о бок, у бога Солнца и богини Луны родилась дочь. Она не была писанной красавицей, но те, кто встречал её, не могли на неё налюбоваться. Невысокого роста, рыжеволосая, с веснушками на лице и золотым цветом кожи унаследованными от отца, она несла радость людям просто тем, что находилась рядом. От матери ей досталось холодное сердце и острый ум. Многие парни сохли по ней, многие боги искали её расположения, но она оставалась равнодушной к ухаживаниям.


Пока однажды на охоте она не повстречала простого юношу, который жил в какой то глуши и ничего не слышал о ней. Они познакомились и она влюбилась в него. Но, как это часто бывает в жизни, он не ответил ей взаимностью. Бедняжка очень мучилась. за советом она обратилась к родителям. — Ты сказала ему, что любишь его? — поинтересовался бог Солнце. — Сказала, отец, но он сказал, что я для него как родная сестра. — А ты пробовала его соблазнить и переплести с ним ноги, что бы потом сказать, что ждешь от него ребенка? — спросила богиня Луна. — Пробовала, матушка, но он любит другую и остался верен ей. — Ты готова пойти на все и отказаться от своей божественной сущности, что бы быть рядом с любимым? — спросили бог и богиня. — Я готова пойти на все, лишь бы он любил меня.


— Тогда тебе остается только одно, сказали её родители, — вселиться в тело его девушки и наслаждаться его любовью, но учти, в этом теле ты останешься навсегда и со временем лишишься и вечной молодости и своей красоты и состаришься как и все люди, а потом умрешь. — Согласна, лишь бы быть рядом с любимым. Они прожили долгую и счастливую совместную жизнь. Вельда подарила ему много прекрасных детей и умерли они в один день и в одно мгновение. Но её родители лукавили, когда говорили, что она лишится своей божественной сути. Нет. С тех пор в наших краях всегда рождается золотокожая рыжая девушка с веснушками, которая ищет своего охотника, что бы на всю жизнь занять место в его сердце.


— Красивая легенда, — сказал я. — Красивая, — согласился Сэм. Ну ладно иди, а то ты сегодня сам на себя не похож. Завтра я тебе расскажу,… впрочем об этом ты узнаешь завтра. Неторопливо я шел к своей хижине, обходя по кругу то место, где веселилась молодежь, раздавался смех и царило веселье. Возле хижины меня ждал Стив. Он стругал какую то длинную палку. — Это твое будущее копье. Все рыцари обязаны уметь им пользоваться. — Им же неудобно драться из за длинны. Достаточно сократить дистанцию… — Это для конных поединков на турнирах или схватках с другими рыцарями. Садись, я тебе кое что расскажу о рыцарских турнирах: Скоро тебе привезут "Турнирную книгу" Рене Анжуйского, где детально прописаны все элементы церемониала, связанного с турниром, а пока, если коротко, то


— "Отцом" турниров называют Жоффруа де Прейли. Он написал правила для первых турниров. Интересно, что Жоффруа де Прейли был убит на турнире, для которого сам же написал правила. Назначение турнира — демонстрация боевых качеств рыцарей, составлявших главную военную силу королевства. Турниры обычно устраиваются королём либо баронами, крупными сеньорами по особенно торжественным случаям: в честь браков королей, принцев крови, в связи с рождением наследников, заключением мира и т. д. На турниры собираются рыцари со всех королевств. Он происходит публично, при широком стечении феодальной знати и простонародья.


Для турнира избирается подходящее место вблизи большого города, так называемое "ристалище". Ристалище имело четырёхугольную форму и было обнесено деревянным барьером. Рядом воздвигали скамейки, ложи, палатки для зрителей. Ход турнира регламентировался особым кодексом, за соблюдением которого следили герольды, они называли имена участников и условия турнира.


Обычно турнир начинался с поединка рыцарей, только что посвященных в рыцарское звание, так называемое "жюте". Такой поединок назывался жюст — поединок на копьях. Рыцари старались выбить противника из седла, не упав самому, либо преломить свое копье о щит противника. Затем устраивалось главное состязание — имитация сражения двух отрядов, формировавшихся по "нациям" или областям. Победители брали противников в плен, отнимали оружие и коней, заставляли побежденных платить выкуп.


Сейчас сражение двух отрядов почти не проводится и на первый план вышли поединки между рыцарями. Победитель турнира имеет право выбрать королеву турнира и объявить её первой красавицей. Считается высшей честью и доблестью победить на турнире. Тебе, правда придется для начала пройти через предварительные турниры, в которых участвуют молодые, не очень опытные и сведущие в воинском искусстве дворяне и только после этого ты можешь получить право участвовать в настоящих турнирах…


Под впечатлением от его слов мне всю ночь снились схватки на длинных палках, на огромных конях. Под утро я проснулся от того, что во сне меня выбили из седла и я очнулся на полу, слетев со своей лежанки. Стив поднял голову со своей постели, — Что, выбили из седла? Не печалься, я перед своим первым турниром четыре раза просыпался на полу. А утром опять начались интенсивные тренировки. И так продолжалось несколько дней, пока на удивление всем жителям поселка купцы не пригнали пять красавцев лошадей, да ещё несколько комплектов настоящих рыцарских доспехов. Прибыла и моя переделанная кольчуга, только она теперь лишилась рукавов, к тому же выглядела как безрукавка. И вот тут начались мои настоящие мучения, по сравнению с которыми прошлые тренировки казались детскими игрушками.


Начнем с того, что я очень много времени проводил в седле и у меня с непривычки болел не только зад, но и даже кости. Сидел я с большим трудом, однако Стив только посмеивался, говоря, что терпение и труд превратят мой зад в крепкую деревяшку. Дальше больше, я стал учиться управлять конем, причем каждый день новым. В довершение всего я стал носить полные турнирные доспехи, бегать, прыгать, даже таскать воду для полива в них. А вечером их надо было вычистить, смазать и привести в надлежащий вид. После ужина я без сил падал на кровать и засыпал без всяких сновидений. Я даже забыл о Сэме.


К тому же копьем оказалось действовать не так просто, как могло показаться вначале. Я учился держать его правильно, выбирать точку удара, закрываться щитом… В общем всем премудростям конно-копейной сшибки. Первые тренировочные схватки с наставником показали, что я ничего не умею и у меня ничего не получается. Все мои попытки даже просто попасть копьем в центр щита Стива, терпели неудачу. Я либо промахивался, или копье скользило по щиту. При этом Стив просто сидел на коне, а я старался поразить его на полном скаку. В день мне приходилось менять по три четыре коня, что бы дать им передых, а самому мне отдых не полагался.


Наконец то наступил тот день, когда и Стив стал скакать мне на встречу. Моя задача усложнилась. При этом наставник не ставил своей целью поразить меня, он просто в самый последний момент поднимал свое копье, или "легонько" им бил в мой щит. А вскоре нам доставили и настоящие турнирные копья. К моему удивлению они оказались значительно легче тех, с которыми меня заставлял тренироваться Стив, и у меня начало что то получаться.


А потом начался настоящий кошмар. Теперь уже я сидел неподвижно в седле, а Стив мчался на меня и я должен был отбивать его удары щитом, или уклоняться от них, если они шли мне в голову или забрало. Даже вечером, когда местная детвора забирала коней купать в заливе и кататься на них, Стив заставлял меня стоять со щитом и отрабатывать приемы сброса и отвода ударов. В качестве соперников как правило выступали Григ и Дрон. Они брали копья, отходили, а потом с разбегу налетали на меня, стремясь сбить меня с ног, или попасть в голову. Наградой за это была возможность конной прогулки по поселку, на виду у всех девушек и парней, и даже возможность прокатить понравившуюся девушку в седле. Так что парни старались во всю и мне иногда от них здорово доставалось.


Дни шли за днями, и я честно говоря, потерял им счет. Наконец то наступил тот день, когда я и Стив сошлись в настоящем рыцарском поединке. Он сказал, что я созрел. Ради этого случая в поселке все послеобеденные работы были отменены и все жители собрались на центральной площади. Было решено провести семь схваток — сшибок. Причем первые две теми тяжелыми самодельными копьями, которыми я тренировался в самом начале. Григ и Дрон играли роль наших оруженосцев…


Надо ли говорить, что зрелище удалось на славу. Дважды Стив выбивал меня из седла и ещё дважды жители большинством голосов присуждали ему победу. Мне удалось только раз его выбить и победу мне присудили только два раза, из них один раз большинством всего в один голос. А в заключении, по взаимной договоренности, мы устроили настоящий пеший поединок на мечах. Здесь, за счет молодости и ловкости мне удалось победить, нанеся ему на три удара больше, чем он мне. Там же, прямо на площади, сняв с себя шлем, он обнял меня и сказал, что теперь он спокоен за меня, и все что он умеет сам, он передал мне. И тихо на ухо добавил:- Вот только ума бы тебе побольше и осторожности.

6

Вопреки моим ожиданиям Стив не будет сопровождать меня в большом мире. Он остается в поселке. — Стар я уже для таких путешествий и приключений, так что мой мальчик ты самостоятельно вступаешь во взрослый мир. Да и здешние ребятишки заинтересовались воинским искусством, буду их потихоньку учить. Главное не забывай, что здесь тебе всегда рады и тебя ждет старый чернокожий мечник.


Накануне моего отъезда у нас состоялся серьезный разговор. Все началось с того, что Стив приказал мне встать на одно колено и потом очень обыденным голосом, как барон Стив Черный возвел меня в рыцари и вручил заранее приготовленные позолоченные шпоры. — Старк, каждый рыцарь должен иметь свой герб. Пользоваться гербом своего отца ты пока не можешь до тех пор, пока не заявишь свои права на престол Гонда, по этому я заранее заказал тебе рыцарские доспехи. Он достал внушительный сверток, развернув который я не удержался от восхищенного удивления. Вороненые доспехи, сделанные так искусно, что даже мне не были заметны места сочленений отдельных деталей. На щите и на самих доспехах очень достоверно был изображен пес Илис с оскаленной пастью.


— Я долго думал, что изобразить на твоем щите и доспехах и пришел в выводу, что пес Богини будет в самый раз. Я неоднократно видел, как ты играешь с ними, так что пусть Илис покровительствует тебе и в будущем, а её псы охраняют тебя. Теперь самое главное. Твоя мать не герцогиня Таврическая. Если б тогда я не пошел на этот обман, то боюсь, что тебя на свете не было, потому что мы не смогли бы добраться до безопасного места, где родился ты. Твоя мать тоже из очень старинного и знатного рода. Кто она, — я тебе не скажу.


— Мне Илис сказала, что она была её жрицей. — Ты виделся с Илис и не потерял свою душу? — Я разговаривал с ней на том берегу и она запретила мне поворачиваться. Она то и рассказала мне, что моя мать была золотокожей жрицей в её храме, и что я не должен был родиться, но взамен моей жизни, Илис взяла жизнь моей матери. — И это произошло в тот день, когда в поселке гостили купцы и ты поздно вернулся домой? — Да. — А я то думал, что произошло такого, что ты резко изменился, а оказывается вон оно в чем дело. Он некоторое время помолчал, собираясь с мыслями.


— Тогда все значительно проще. Ты по прежнему должен настаивать, что твоей матерью является герцогиня Таврическая. Достоверных сведений о том, что это именно она похоронена в семейном склепе нет, а по прошествии более 20 лет, доказать ничего не возможно. А вот у тебя есть весомые аргументы в твою пользу, — грамота твоего отца с его подписью и магической печатью и самое главное — сама большая королевская печать. Одеть её может только тот, в ком течет королевская кровь. Король Скальд сводный брат твоего отца и ему перстень не надеть, но иметь его и показывать всем в качестве доказательства, что он законный король, он мечтает. Так что будь осторожен. До поры до времени скрывай свое происхождение.


Только тогда, когда у тебя появятся друзья, союзники, последователи, ты обзаведешься связями и положением в Каунге, можно будет предъявить свои права на престол отца. Тем более, что по прихоти богов король Скальд не имеет детей и поменял уже шестую жену. И ещё. Он опять не надолго замолчал. — Я неслучайно заставлял тебя читать и перечитывать " Правителя". Постарайся обойтись малой кровью и лучше отказаться от престола, чем развязать кровопролитную гражданскую войну, а самое главное, будь крайне осторожен используя силу других королей и своих временных союзников, что бы плата за их услуги не оказалась чрезмерной, не забывай, что Гонд твоя родина…


Мы ещё долго говорили о многом из того, что по мнению Стива я должен знать, прежде чем отправлюсь в незнакомый мне мир с его соблазнами и опасностями. И вот настал день, когда я тепло попрощавшись со всеми жителями поселка на центральной площади, отправился в путь. Вскоре ко мне, как только им исполнится 20 лет, должны будут присоединиться Григ и Дрон в качестве моих оруженосцев. А пока мне предстояло путешествовать в гордом одиночестве. Снабженный рекомендательными письмами барона к своим знакомым и к купеческим старшинам, у которых хранились наши деньги, я направился в столицу Каунга — Вергаль. Город — сад, как его называли в народе за то, что он утопал весь в зелени.


Путешествовал я налегке, — в простых доспехах, а рыцарские были приторочены сзади в седельном мешке. Только щит с моим гербом, да шпоры выдавали во мне не простого конного воина. Своего коня в память о некой встрече я назвал Чезаре, или сокращенно Чез. До Вергаля было семнадцать дней пути, но я особо не торопился. Частенько я ночевал в лесу, что стал для меня почти что родным. Конечно это не тот дикий лес, который окружал поселок, а скорее подобие леса. Охотиться мне не было надобности, я закупал еду на постоялых дворах, что в изобилии были разбросаны на протяжении всей дороги. В разговоры старался не вступать, но сам внимательно слушал всё. Иногда я некоторое время ехал с купеческими обозами, общался как с купцами, так и с возчиками.


У меня не было той заносчивости и спеси, что присуща некоторым рыцарям. Свое незнание многих вещей в королевстве я объяснял тем, что происхожу из вновь добавленных земель, где воспитывался в забытом богами уголке, и в рыцари посвящен недавно. А узнав, что это мой первый выезд за пределы "родового гнезда", многие купцы и простой люд старались просветить меня как можно больше о том, какие нравы царят в королевстве, какие обычаи не стоит нарушать, чего и кого стоит опасаться и т. д.


Я узнал, что сейчас королевский двор находится не в столице, а в загородном дворце, вернее комплексе дворцов. Причем этот дворец находился всего в одном дне пути от Вергаля. Такова была прихоть отца нынешнего короля, — проводить не менее трех месяцев за стенами столицы, отдыхая от её суеты и королевских дел. Эти три месяца превращались в один нескончаемый праздник. Балы, маскарады, рыцарские турниры всех рангов, лучшие артисты и жонглеры, даже такие новинки, как лицедейские представления уже были в моде. Сейчас праздник в самом разгаре, так как прошел всего один месяц с момента переезда в загородный дворец. Так что если я хочу показать свою молодецкую удаль, то я делаю правильно, что не тороплюсь. Все самое лучшее будет происходить во второй половине королевского отдыха, когда к двору соберутся лучшие из лучших, а турниры будут проводиться не как простые схватки для развлечения, а по настоящим правилам.


Все сведения я впитывал в себя как пересохшая земля в первый дождь после засухи. Так и проходило мое путешествие без приключений до того самого момента, когда в лесу я услышал призывный звук рога и лязг мечей. Времени на раздумье у меня не было и я пришпорив Чеза поскакал на шум схватки. Там, на обочине дороги, стояли в кругу человек пять — семь воинов, а в самом центре этого круга стоял молодой рыцарь и трубил в рог. Их атаковали десятка два воинов без гербов и каких либо отличительных знаков. Среди них выделялись несколько рыцарей в полных доспехах, что стояли чуть в стороне и наблюдали за схваткой, но в её ход не вмешивались.


Я остановился, оценивая обстановку и решая что предпринять. Рука непроизвольно нашарила арбалет, — подарок Стива, и я стал взводить струну. Благо это входило в стандартный набор моих конных тренировок. В это время меня, по всей видимости, заметили, и один из рыцарей отдал какой то приказ. Стоящий с краю рыцарь, перехватив копье для атаки и опустив его, не спеша потрусил в мою сторону. Времени надевать доспехи у меня естественно не было, по этому я просто быстро одел свой шлем и вскинул щит на левую руку. Копья у меня естественно тоже не было, да и зачем оно мне в дороге, а оказывается пригодилось бы.


В это время неизвестный мне рыцарь без всяких слов пришпорил своего коня. Я видел, что он целится в середину моего щита, надеясь по всей видимости просто выбить меня из седла. Ну уж нет, сударь, я обнажил меч и когда до моего соперника осталось чуть больше двух десятков шагов, послал своего Чеза на встречу. Что, господин хороший, такой прыти от моей конячки не ожидали? Кончик его копья только чиркнул по моему щиту, уходя в сторону, а проскакивая уже мимо меня, он получил полновесный удар мечом по шлему, по затылку, который я нанес резко развернувшись в седле в левую сторону. Рыцарь замер, словно задумавшись, а затем окончательно выронив копье из рук, упал на гриву своего коня и потихоньку сполз на землю. Правда одна нога его застряла в стремени, но умная конячка остановилась и замерла на месте.


Не ожидая такого поворота событий, уже два рыцаря с копьями наперевес по сигналу своего предводителя, направились в мою сторону беря меня в клещи. Ага, ждите, щас. Звонко дзенькнула струна моего арбалета и тот что был с права от меня, хоть и принял болт на щит под углом, но рикошет для него был неудачным (интересно, что это за щит, что арбалетный болт его не смог пробить?). Я с удивлением увидел, как болт попал прямо в прорезь забрала для глаз и почти полностью туда вошел. Он откинулся на круп своего коня, его копье клюнуло в низ и воткнулось в землю. В это время второй уже несся во всю прыть на меня. Ну что ж мне не привыкать стоя принимать удары копья, Стив и этому учил. Правда тогда копья были турнирными, а это боевое. Главное принять удар вскользь, тем более, что я стою на месте и могу следить за действиями противника.


Скотина, его копье нацелено не в меня, а в незакрытый бок моего коня. Дав шпоры Чезу, я заставил его сделать огромный скачек вперёд и чуть в право. Мне повезло, всадник в самый последний момент попытался ударить меня в забрало, но я нырнул под копье и он почти что промахнулся. От удара по касательной в голове у меня зашумело. Давать ему второй раз фору, — копье против меча я не собирался, поэтому быстро поскакал к тому месту, где из земли торчало копье его напарника. Мне удалось наклониться и выдернуть его из земли. Именно в это самое мгновение мой противник наконец то остановил своего коня и заставил его развернуться.


Ну, что ж теперь мы играем почти на равных, эх мне бы ещё мои доспехи… Сшиблись мы почти что в том месте, где стояла лошадь с выпавшим из седла рыцарем. Не мудрствуя лукаво я направил свое копье прямо в центр его щита, он поступил так же. Удар, треск ломающихся копий, меня буквально кинуло на круп Чеза и если б не подпорка сзади, я вылетел бы из седла, а так с трудом, но удержался. Моему визави повезло меньше. Из седла он вылетел и сейчас стоял на четвереньках, приходя в себя. Не желая получать преимущество в схватке, я же все таки рыцарь, мне тоже пришлось покинул седло. Обнажив меч я направился к сопернику, он неожиданно легко вскочил на ноги и с криком, — Я тебя сейчас прикончу, сын шлюхи, — он бросился на меня.


Лучше бы он не кричал таких слов. То, что он собирался меня прикончить, — понятно, но обзывать мою мать шлюхой… Приняв его первый удар на щит, я просто напросто ударил своим мечом как копьем в сочленение, где крепился шлем к доспехам, и шею прикрывало только кольчужное полотно Если он думал, что я буду выжидать, обмениваться ударами, что бы определить силу и мастерство соперника, то он ошибался. Стив конечно учил меня турнирным приемам, но в основном он учил меня убивать и я сполна воспользовался своими навыками. Мой удар в горло был полной неожиданностью для моего соперника, он запнулся, чуть опустил свой щит, второй мой удар был направлен ему прямо в забрало, в решетку, что прикрывала ему рот. От сильного колющего удара она вогнулась вовнутрь и через неё потекла прямо на доспехи кровь. Не давая противнику придти в себя я обрушил на него град ударов, основная часть которых пришлась на его шлем и плечи. Он постоял немного, пытаясь ещё защищаться, но потом рухнул как подкошенный.


Я склонился над упавшим рыцарем и достал кинжал. Потом посмотрел в сторону оставшегося на пригорке предводителя и показал ему кинжал, а потом сделал знак убираться. Он поднял руку в верх в знак согласия и коротко протрубил в свой рог. Его воины тут же как по команде враз опустили свои мечи и стали отступать в сторону пригорка. Я убрал кинжал в ножны, поднялся. Потом поднял его меч. Знатный клинок, не хуже моего. Отстегнул пояс с ножнами и пошел к тому, что получил болт в глаз. Он лежал без признаков жизни. Я забрал и у него пояс с мечом. Ну а самый первый мой "крестник", уже пришел в себя и сидя на земле, сам отдал мне свой пояс.


Я знаком показал воинам противника, что они могут забирать всех троих, а сам со своими трофеями отправился к мирно щиплющему траву Чезу. Какое то странное нападение. Нападавшие атаковали как то вяло, даже не пытались смять пятерку воинов числом, оборонявшиеся так же вяло оборонялись. Простой обмен ударами и все. Не понятно было, почему рыцарь не вступил в схватку с нападавшими и спрятался за спины своих воинов. Честно говоря я ждал хотя бы слов благодарности от рыцаря, которого я, без ложной скромности, спас. Но ничего не дождался, кроме слов о том, что надо было всех троих добить, и очистить землю от этой мрази. На что я резонно заметил, что и ему, надев доспехи, тоже не мешало бы принять участие в схватке, а не прятаться за спинами своих воинов.


После чего я собрался уж было продолжил свой путь, не желая больше общаться с этим трусом. Уже сидя на Чезе я снял с себя шлем и прикрепил его к седлу… — Один из воинов вскрикну, разглядев меня, — Старк, Старк Благородный, — и тоже поспешил снять с себя шлем. Я узнал в нем Никлоша, парня из нашего поселка, что старше меня на несколько лет. Я тут же соскочил с седла и мы обнялись. Я знал закон поселка, — кем бы ты не был, какое бы положение не занимал, дети богини все равны между собой. А я не без основания считал себя тоже дитем богини. — Никлош, дружище, что тут происходит, кто эти люди, что напали на вас? Он обернулся на молодого рыцаря и заметив его предупреждающий знак, покачал головой, давая понять, что говорить об этом он не имеет право. Да и бог с ними с этими тайнами. — Помощь моя нужна? Может быть вас проводить? Я все равно никуда не спешу. — Спасибо, Старк, ты я вижу стал рыцарем? Да и помог ты нам уже. Скоро прибудет и наш отряд, и я надеюсь, мы без приключений доберемся до замка нашего графа. Его зовут сэр Ришар, а жена его тоже из наших, леди Лидия. — Никлош! — раздался звонкий окрик, и мой земляк виновато замолчал.


— Ладно, Никлош, ещё увидимся, — и я стал поправлять стремя, что бы усесться на коня. — Куда вы сейчас, сэр Старк? — В столицу, надо кое кого найти, кое с кем пообщаться. До встречи, да, не подскажешь, где тут ближайшая речушка или ручеёк? Хочу смыть с себя грязь и пот. — Прямо по дороге через несколько миль будет большое озеро. — Спасибо и ещё раз до встречи.


Чез неторопливо трусил по дороге, а я пытался вспомнить все подробности своей схватки, что бы не повторить впредь своих ошибок. А они были. Один удар копьем мне в шлем, хотя бы и вскользь, чего стоил. А если б в забрало? Так размышляя и анализируя свои поступки и действия я незаметно прибыл к озеру. Не скажу, что оно было большим, — просто вытянуто в длину. Я нашел укромное местечко, скрытое от посторонних глаз, взвел арбалет, разделся до нага, но достал из мешка свой пояс с кинжалом для купания и с наслаждением залез в воду.


Вода мне показалась даже горячей. Я умылся, всполоснул свою промокшую от пота рубашку, вылез на берег и стал сохнуть, не забывая посматривать по сторонам. Как только я обсох, то натянул на себя ещё сырую рубаху, на неё свою кольчугу — безрукавку и задумался: — Одеть рыцарские доспехи, или продолжать ехать в простых? От добра добро не ищут, поеду в простых. Меньше внимания привлеку к себе. Приняв такое решение я стал облачаться. Вскоре я услышал топот копыт. Кто то неторопливо скакал в мою сторону. На всякий случай я приготовил арбалет и проверил, как выходит мой меч из ножен.


Мои опасения оказались напрасными. Из за небольшого кустарника, что скрывал мою полянку от посторонних глаз показался на небольшой лошадке молодой мальчик паж. — Сэр, вас то я и ищу. Вы Старк, по прозвищу благородный? Я кивнул головой в знак согласия, а сам прислушивался к посторонним звукам. Что такое отвлекать внимание и к чему это может привести, — я тоже знал. — Мой господин, граф Ришар, приглашает вас посетить его замок, дабы лично выразить вам благодарность за ту помощь, что вы оказали его людям, а миледи Лидия хочет вас расспросить о поселке, что находится на берегу потерянных душ. Я вас провожу, тут не далеко.


Решение я принял довольно таки быстро. Чем ночевать где то в лесу или на постоялом дворе, уж лучше познакомиться с одним из представителей местной знати, да и плотно покушать нормальной домашней пищи не помешает. Быстро уложив свои вещи и оседлав Чеза, мы неторопливо направились в сторону замка.


— Никлош, подойди ко мне! — Да, миледи. — Что ты знаешь об этом невоспитанном рыцаре кроме того, что его зовут Старк? Почему его ты назвал "благородный"? — У нас в поселке все говорят, что его родители были очень знатными людьми и к тому же старинного рода. Достаточно сказать, что когда его мать появилась у нас в поселке, скрываясь от какой то опасности, её сопровождал личный телохранитель, — черный мечник. А сколько стоят услуги черного мечника вы примерно знаете. Не всякий богатый господин может позволить себе нанять такого воина. После того как Старк родился, а его мать умерла от послеродовой горячки, мечник, — его зовут Стив, стал воспитывать парня.


— Почему, как ты думаешь, у него такой странный герб на щите? — Миледи, вы имеете в виду изображение пса Илис? — А у него, что то ещё изображено на щите? — Простите миледи. Видимо герб этот изображен потому, что он единственный из всех жителей поселка, которого псы богини не только не трогают, но и позволяли кататься на них и играли с ним. — Если ты кому нибудь проболтаешься, что я интересовалась им, ты пожалеешь…


— Отец, я хочу, что бы вы пригласили к нам того рыцаря, что победил всех троих братьев Никлов. Жаль, что он не убил их всех. — Дорогая моя, почему ты считаешь, что это был барон Никл и его сыновья? У тебя есть доказательства? — Будут, если вы пригласите этого рыцаря в наш замок. У него все три меча поверженных им рыцарей. — Милая наша дочь, а почему вы не пригласили его сами? — Я была одета на прогулке в рыцарские доспехи, в те, что мне подарил дядя и этот невоспитанный хам прилюдно обозвал меня трусом. — Ну и где сейчас прикажешь искать этого невоспитанного, но несомненно храброго и искусного воина? — Он сейчас должен быть на озере, пошлите туда человека, пусть разыщет его и доставит в замок. — Дорогая, рыцаря в замок не доставляют, его приглашают. — Матушке тоже будет приятно увидеться с ним, пусть это будет приятным сюрпризом для неё.


Громада замка медленно вырастала перед нами. Впечатляющее зрелище. Высокая крепостная стена, четыре полукруглые массивные башни по углам. В центре высился высокий шпиль самого замка, а по бокам несколько поменьше. Вокруг замка прорыт широкий и глубокий ров, через который переброшен подъемный мост. Я о таких читал. Только странно, что ров не был заполнен, по моему во всех книгах я встречал упоминание о воде. Увидев мой интерес, паж пояснил с умным видом, что вода поступает из реки. Достаточно открыть только шлюз и ров тут же заполнится. — Этот замок ни кому ни разу не удалось взять приступом, — с гордостью произнес он. — Раньше к нам приезжало очень много знатных гостей, но после того, как господин граф удалился от дел и стал вести замкнутый образ жизни, гости почти перестали приезжать к нам.


Проезжая через ворота я заметил на верху ещё и толстую железную решетку из толстых прутьев. Мне стало немного не по себе, — а вдруг веревки не выдержат и решетка упадет вниз? У входа в замок меня встречал невысокий, коренастый мужчина, одетый в простую одежду. — Сам господин граф Ришар, — шепнул мне паж. Я ловко соскочил с коня и потрепал его по щеке. Потом повернулся к графу и неумело поклонился, — Ваша светлость, спасибо за приглашение посетить ваш замок. — Не стоит благодарностей сэр…,- он сделал паузу. — Сэр Старк, ваша светлость. — Сэр Старк. Это я должен вас благодарить, за то что вы помогли моим людям отбить нападение каких то разбойников. Пойдемте, я сам покажу вам ваши покои. Надеюсь вы погостите у нас несколько деньков.


Мы вошли во внутрь. Я остановился, внимательно рассматривая внутреннее убранство. Ведь до этого мне не приходилось бывать в рыцарских замках и все вызывало у меня удивление, хотя я и пытался его скрыть. Конечно граф все сразу же понял. — Вы ещё не бывали в замках сэр Старк? — Где же вы тогда воспитывались? — Он воспитывался там же где и я милорд, — раздался мелодичный голос и я увидел на нижних ступеньках лестницы высокую статную женщину. Она неслышно спустилась по ковру, что заглушил её шаги.


— Сэр, позвольте представить вам мою жену, — леди Лидия. — Миледи, я весьма рад знакомству, и я опять неуклюже поклонился. Леди Лидия улыбнулась. Её глаза смотрели на меня, как бы говоря, — не тушуйся, мы все дети богини, а сама она обратилась к графу, — Милорд, пусть сэра Старка скорее проводят в его покои, где он может привести себя в порядок, а мы пока распорядимся о праздничном столе. И уже обращаясь ко мне, пояснила, — В последнее время к нам не часто заглядывают гости, так что мы всегда рады новому человеку, тем более, что он можем многое рассказать о моих родных краях.


— Сэр Старк, так вы тоже с берега потерянных душ? — Да, ваша светлость. Эти земли недавно отошли Каунгу, и сам король Нибел подтвердил все вольности и права наших земель. — Все хватит разговоров, — вмешалась леди Лидия, — у нас впереди ещё длинный вечер и мы успеем наговориться. Зирка, проводи нашего гостя в его покои. Дородная женщина, что неотступной тенью следовала за графиней пригласила меня следовать за ней. Мы поднялись на второй этаж, прошли небольшую анфиладу залов и оказались перед несколькими дверями, одна из которых была открыта. — Ваши покои, сэр. Эта дверь ведет в комнату, где вы можете смыть с себя дорожную пыль и грязь. Белье, которое требует стирки оставите там, утром получите все чистым и выглаженным. Смену белья я вам сейчас принесу. Мне было несколько неудобно, но я промолчал.


В комнате уже лежали мои седельные мешки с доспехами, нехитрым скарбом и трофейные мечи, которые я так и не успел осмотреть. Открыв дверь в комнату, где я мог ополоснуться, я замер пораженный. Огромная бочка наполненная горячей водой, рядом стояла чуть поменьше с холодной. Куча каких то тряпок, мочалок, мазей и прочей дребедени. Это куда я попал? Тем не менее я заметил щелочной камень и мне ужасно захотелось им намылиться. Я прикрыл дверь и стал раздеваться. Как обычно на пояс я прикрепил свой "купательный" кинжал. Залез в бочку и расслабился. На дне бочки была закреплена скамейка, на которую я уселся. От воды поднимался пар и вскоре всю комнату заволокло небольшой дымкой. Внезапно дверь открылась и кто то вошел. Я тут же вскочил на ноги и выхватил кинжал. — Не волнуйся Старк, я покажу тебе свое левое плечо, на нем ничего нет, — раздался знакомый голос и я от удивления плюхнулся опять на скамейку. — Вельда, ты?… Что ты тут делаешь?…

7

— А вы что, невоспитанный, наглый и хамоватый юноша, ещё кого то ждете? Я услышал шорох снимаемой одежды и сквозь пар увидел золотистое тело девушки. Вельда со всего размаха булькнула ко мне в бочку и прижалась всем телом. А потом схватила меня за голову, запрокинула её и впилась своими губами в мои. Не отрываясь я попытался встать и мне это, хотя и с трудом, но удалось…


— Дай я хоть кинжал в ножны уберу. — Так ты даже здесь с кинжалом купаешься? Убирай его скорее, он мне мешает… Хи, — хи, — хи, так это не кинжал, это нечто другое… Вельда прекрати… Я не знал как себя вести, и что делать, о чем честно сказал Вельде. Она опять захихикала. — Положи свои руки мне на грудь, только сильно не дави, а так, нежно. Как себя вести с девушкой, я тебе расскажу позже, когда ночью приду в твою комнату, а сейчас давай я тебе помогу вымыться, Да не дергайся ты так, я не кусаюсь…


— И все таки, что ты тут делаешь, ведь ты сказала, что бы я искал тебя в столице. Тебя что прогнали со службы? И ты теперь работаешь у графа Ришара? — Какой же вы назойливый и любопытный сэр. Да, я теперь работаю у графа Ришара, — … дочерью. А король Нибел, мой дядя. Вечером я тебе все объясню. Обожди, не выходи, я выйду первая, а потом через некоторое время ты. Встретимся за столом. Эх ты, а ещё обозвал меня трусливой, а сам целоваться не умеешь… Интересно, когда это я успел её так обозвать?


В моей комнате меня ждала чистая смена белья, сшитая как по моей мерке, из очень тонкого и хорошего материала. Я переоделся, надел на себя кольчугу, приготовленную для меня одежду, — крайне неудобную, со множеством крючков, бантиков. В конце концов я скинул с себя этот камзол и одел свой, пусть и не модный, зато удобный и простой. А вот брюки и сапоги оставил. Подпоясавшись мечом, я был готов следовать, только куда, — не знал.


За мной словно подглядывали, тут же в дверь постучали, зашел человек в красивой форме с золотым шитьем и белых перчатках:- Сэр, вас просят проследовать в обеденный зал. Я вас провожу, следуйте за мной. Я шел и беззастенчиво глазел по сторонам. Такого обилия картин, ваз, рыцарских доспехов я не видел даже на картинках в книгах. Видя, что я все жадно разглядываю, мой провожатый замедлил шаг и стал давать некоторые пояснения. — Эти доспехи принадлежали славному рыцарю Витасу. Наш господин трижды побеждал его на рыцарских турнирах и в конце концов разорил его, так что доспехи достались графу в качестве выкупа. А это щит барона Грака. Отец графа победил его на поединке за прекрасную Мирту, правда она все равно предпочла барона и в последствии вышла за него замуж, но в память о сей славной победе, щит висит на стене трофеев.


А это, — слуга с благоговейностью остановился возле посеченных до дыр доспехов, — память о попытке графа Ришара достичь замка той, что спит до времени. Графа тогда привезли чуть живого, всего израненного и леди Лидия, тогда ещё простая девушка из леса, выходила его и поставила на ноги. И вот уже больше 25 лет они живут душа в душу. Сын графа, сэр Фил служит в королевской гвардии, а с его дочерью, леди Вельдой, вы ещё познакомитесь… Незаметно мы дошли до высоких резных дверей, где словоохотливый слуга буквально с рук на руки передал мне другому, ещё более важному, с золотой цепью на шее и с какой то палкой в руке, весьма похожей на боевой посох…


В зале меня уже ждали. Как я не готовился, но встреча с Вельдой получилась весьма неожиданной. Как только я вошел, то сразу же заметил ослепительно красивую девушку, что сидела слева от графа, но Вельды не увидел. Я растерянно огляделся. И только приглядевшись понял, что эта красавица она и есть. Её короткие рыжие волосы были спрятаны под аккуратную сетку и не торчали вихрами в разные стороны. На голове небольшая диадема, серьги с голубыми камнями, платье из какого то блестящего материала с небольшим вырезом.


— Прошу вас сэр Старк, — пришла мне на помощь леди Лидия, — садитесь здесь, это место приготовлено для вас. (как раз напротив всей графской семьи). Ваш приезд благотворно повлиял на нашу дочь, ради вас она наконец то одела подобающее ей платье. Позвольте представить вам, — Леди Вельда де Ришар. Вельда привстала из за стола и даже сделала что то похожее на поклон. — Леди Вельда, позвольте представить вам сэра Старка, того самого рыцаря, что так благородно вступился за вас, когда на вас напали разбойники.


— Простите леди Лидия мои деревенские замашки, но я не понял, что тот рыцарь, что трубил в рог и взывал о помощи была леди Вельда? — К сожалению, сэр Старк, это так. В это самое время Вельда показала мне язык. — Молодая леди, ведите себя достойно за столом, что о вас подумает наш гость, — вмешался сэр Ришар. — Да ничего не подумает отец, мы с ним уже были до этого знакомы. Вы представляете, он даже когда купается голым, то обязательно носит пояс с кинжалом. — Да? — удивился граф. — Позвольте поинтересоваться и когда это вы молодая леди уже успели увидеть обнаженного сэра Старка? Я покраснел и у меня от стыда даже загорелись уши. А Вельде все было нипочем: — Это когда его величество король Нибел посетил берег потерянных душ. Сэр Старк купался в Илис, да, да, именно в Илис, на самой стремнине и псы богини его не трогали, а играли с ним. Ну я же должна была все как следует рассмотреть. А не будет купаться голышом, сам виноват…


— Хватит Вельда, ты и так вогнала сэра Старка в краску. Остановись, — с улыбкой произнесла леди Лидия. Было видно по всему, что молодой леди многое сходит с рук и её не только любят, но и балуют. Вельда не выдержала, резво вскочила со своего места, так что слуга, который стоял за её стулом, еле успел его подхватить, и чуть ли не бегом обогнула стол и уселась рядом со мной. Тут же перед ней поставили другой прибор. — Мам, а правда мы красивая пара. Он неотесанный деревенщина, но смелый и храбрый, а я самый красивый цветок на клумбе. Если б я была его женой, то он стал бы самым, самым в королевстве. Старк, ты бы женился на мне? — Я готов взять вас леди Вельда в жены… — Вот видишь, мам, он уже влюбился в меня. Ведь правда Старк?


— Миледи, прекратите дурачиться, и дайте нам поговорить серьезно, — голос графа Ришара был строг. Не обращайте на неё внимание, не смотря на то, что ей уже 17 лет, она в сущности ещё ребенок. Сэр Старк, расскажите нам немного о себе. Нам уже известно, что у себя на родине вы носите прозвище "благородный", и что это за чудачество, купаться с оружием на поясе, да к тому же ещё и у себя дома?


Пришлось, придерживаясь в основном правды, но не так подробно, как хотелось бы моим собеседникам поведать им о своей жизни. — Отец, он не все рассказывает, — опять вмешалась Вельда, — На них с учителем напали ночные феи и они скрывались от них в лесу, пока всех не перебили, почти два десятка фей и с десяток пришлых солдат короля Скальда. А сэр Старк заставил меня показать ему мое левое плечо, что бы убедиться, что у меня там нет несмываемого рисунка кинжала и змеи. Но моя грудь ему понравилась больше, чем мое плечо, он сам мне об этом сказал… Я опять залился пунцовой краской. — Это правда, сэр Старк? — Вы о чем граф, о феях или груди своей дочери? — слова давались мне с трудом.


— И о том и о другом, сэр. — Правда, милорд, и то и другое. Граф стал рассуждать вслух, ни мало не стесняясь нас. — Нанять ночных фей из клана наемных убийц стоит очень дорого. Тем более, как я понимаю, на вас охотилось не одно звено, а несколько. — Одно простое и четыре элитных, — уточнил я. Тем более. Король Скальд имел наверное достаточно серьезные причины что бы постараться устранить вас. А что за солдаты там были? — Из столицы, во главе с офицером, — нехотя пояснил я и с ними какой то Хван… Так словом за словом сэр Ришар стал вытаскивать из меня то, о чем я не очень хотел говорить.


— Леди Лилия, молодая леди, вам придется немного поскучать в одиночестве, мне надо с сэром Старком перекинуться парой слов в своем кабинете. Следуйте за мной сэр. И мы вышли. В кабинете граф предложил мне сесть, а сам начал мерить комнату широкими шагами. Потом он опять стал рассуждать сам с собой:

— Больше 20 лет назад, при загадочных обстоятельствах на охоте погиб король Вийгор. На престол взошел его сводный брат по матери король Скальд. Тогда же по словам царедворцев Скальда, герцогиня Таврическая, невеста Вийгора, не вынесла смерти любимого и умерла сама. Похоронена якобы в семейной усыпальнице Таврических. Хотя долгое время ходили упорные слухи, что герцогиня и начальник личной охраны короля Стив Черный таинственным образом исчезли из дворца. О, Стив Черный, — легендарная личность, пример храбрости и бесстрашия, пример для подражания многим рыцарям. Возведен Вийгором в бароны за то, что несколько раз предотвращал покушения на короля и пару раз даже закрывал его своим телом от стрел убийц.


Интересно получается, — продолжал граф, — если предположить, что герцогиня и начальник охраны исчезли, а король Скальд безуспешно пытался их разыскать в течении нескольких лет, то проявление на берегу потерянных душ какой то знатной дамы и чернокожего мечника в это же самое время наводит на непростые мысли. Потом вдруг король Скальд получает некое известие о неком юноше. Не желая привлекать к этому излишнее внимание и стремясь оставить все в тайне, он нанимает ночных фей из клана наемных убийц. Ведь кто сможет практически незаметно и не вызывая опасений подобраться к 16-17-и летнему юноше, — правильно, симпатичная девчонка, а дальше все просто, — удар кинжалом и проблемы нет, даже призрачной. Да вот только юноша и его наставник оказались не из простых и как результат неудачное покушение. Более того, погибли все феи и те, кого король лично отрядил в тайне для выполнения этой деликатной миссии.


Вы говорите среди них был некий Хван, он чернокожий? Я предпочел промолчать. — Значит чернокожий и полностью его зовут Черный Хван, правая рука Скальда для выполнения разного рода непростых заданий связанных с устранением соперников и конкурентов. Судя по тому, что сказала Вельда, "они все погибли", — Хван на этот раз не справился с заданием. Его убил ваш наставник? — Его убил я и пожалуйста граф, не надо задавать вопросов, на которые я вам не отвечу, дабы не лгать.


Интересно, а призрачные псы участвовали в охоте на вас? Я вновь промолчал, и так сэр Ришар слишком о многом догадался… — Ну судя по тому, что вы не спрашиваете, что это за псы, значит они там присутствовали и вы расправились и с ними. Четыре звена элиты, значит псов было не менее 6, а может и все 9 или 12. Круто сэр Старк. Круто. Но ведь для того, что бы претендовать на престол Гонды в качестве законного наследника мало только неких предположений, нужны более веские аргументы.


— Извините, сэр Ришар, но я слишком много выпил жидкости, не подскажите, как мне пройти в некое помещение, где я мог бы немного облегчиться? Граф позвонил в колокольчик. Тут же после тихого стука в кабинете возник слуга. — Проводи сэра Старка в синюю комнату. А на будущее, сэр, синяя комната для мужчин, зеленая для женщин, и они есть в каждом дворце или замке. — Благодарю вас граф. На время моего недолгого отсутствия, не могли бы вы взять на некоторое время весьма важную для меня вещь. И я, расстегнув поясную сумку, достал тряпицу в которой был завернут небольшой красный футляр…


Когда я вернулся в кабинет, граф ни мало не смущаясь, через какой то отполированный кристалл внимательно читал, или рассматривал грамоту отца. Увидев меня он произнес, — Печать подлинная, подпись тоже, их невозможно подделать, но на всякий случай проверим… Он снял у себя с шеи какую то цепочку с замысловатым ключом и подошел к одной из небольших фигурок какого то зверя, которыми был уставлен его стол. Что то щелкнуло, голова зверя откинулась и граф достал из выемки небольшую коробочку. Открыл её и тут же мой скрытый перстень полыхнул таким ярким светом так, что я даже зажмурился. Первым пришел в себя сэр Ришар, он тут же закрыл коробку и свет исчез так же внезапно, как и появился. — Предупреждать надо ваше высочество, что большая королевская печать у вас. А если б я подошел на пару шагов ближе к вам? Вам то ничего, печать вас охранит, а я, видите ли принц, хочу ещё понянчить внуков.


— Да, дела, — продолжил он после некоторого раздумья, — вы действительно принц Гонды. Только молодой и глупый. Да за сведения о том, что у вас на руке большая королевская печать, король Скальд отвалит целое состояние, а за возможность обладать ею он может и объявить войну Каунгу. — Не волнуйтесь граф. Я думаю до утра Скальд ещё ничего не узнает, а утром я покину ваш замок, так что вам ничего не будет грозить, и впредь обещаю вас не посещать… — Ах, ах, ах, какие мы гордые и благородные, а глупость прет на каждом слове. Молодой человек, я тоже брат короля, к тому же старший, и хотя тоже сводный, но по отцу, королю Тофалу. И я ушел в добровольное изгнание только для того, что бы ни у одного человека не возникло даже мысли использовать меня против короля Нибела. Я официально отказался от всяких претензий на трон и запер себя в этом замке только по тому, что люблю Каунг и хорошо знаю к чему могут привести распри внутри королевства.


После некоторой паузы, — Мне надо все обдумать. Лучше будет, если этот документ пока останется у меня. Надежней и спокойней для вас. Обязуюсь вам его вернуть по первому требованию. А сейчас идите в обеденный зал, а то не Вельда не выдержит и прибежит сюда, узнать, что случилось и почему вас так долго нет. Вы ей понравились, я знаю свою дочь. Жаль, что вы не золотокожий, а то из вас действительно получилась бы хорошая семейная пара. Ну, идите, идите.


В зале меня встретили с настороженным вниманием. Первой не выдержала Вельда, — И о чем вы так долго говорили с отцом? — О том, что я не смогу стать вашим мужем, если только не поменяю цвет своей кожи. — Вы что, просили моей руки? И что вам ответил отец? — Он ответил примерно следующее, — даже если я вдруг стану королем, внуки ему дороже… Но ведь леди Лидия, в поселке же живут смешанные семейные пары, и, насколько мне известно, в Каунге смешанные браки не запрещены?


— Не запрещены, сэр Старк, но и не приветствуются. Смешанные пары становятся как бы изгоями общества. Такой судьбы и я не желаю своей дочери. Бездетный брак в конечном итоге распадется… — Но ведь в поселке на распадаются? — В поселке есть дети богини, здесь их нет. Да и если вы заметили, то все пары прибывающие в поселок старше тридцати лет…


В это время в зал вошел граф. — О чем спор? — Отец, ну нельзя же так грубо отказывать сэру Старку в возможности взять меня в жены, надо было сохранить ему надежду. А вдруг он найдет возможность поменять цвет кожи?… — Вельда прекрати паясничать, — одернула её леди Лилия. — А я и не паясничаю, я говорю вполне серьезно. Сэр Старк мне нравится и я готова подождать некоторое время, что бы он попытался что нибудь сделать. Ну там обратиться к магам, или найти храм исполнения всех желаний… — А что такой существует? — тут же заинтересовался я.


Граф с облегчением вздохнул. — Ну, я не так чтобы и категорически отказал, я просто намекнул сэру Старку, что внуки мне дороже даже королевской короны. Но это не значит, что мы запрещаем молодому человеку навещать нас в любое удобное для него время и дружить с вами молодая леди. Надо только соблюдать рамки приличия, особенно с такой взбаломошенной и падкой на разные приключения девицей… Вельда надулась, но исподтишка бросала на меня взгляды и даже несколько раз как бы невзначай дотронулась до меня своей ногой. По моему я опять покраснел, так как леди Лидия внимательно посмотрела на меня и укоризненно покачала головой.


Наконец обед, что плавно перетек в ужин закончился. Я наелся. Да и леди Вельда успокоилась и о чем то сосредоточенно размышляла. У неё на лбу даже собрались складочки.

— Молодая леди, если вы задумали какую нибудь пакость в отношении сэра Старка, то я заранее вам запрещаю. — Да какая пакость милорд, я просто пытаюсь все вспомнить что знаю о храме исполнения желаний. А почему то ничего не вспоминается, — Вельда тряхнула головой. — Ну ничего, наверняка во дворце найдется кто нибудь, кто знает…


— Сэр Старк, а позвольте полюбопытствовать вашими дальнейшими планами, — обратилась ко мне леди Лидия. — А планов то пока особых нет… — Как это нет, — тут же вмешалась Вельда, — а храм исполнения желаний?… — Это пока не планы, а перспектива, сами ж сказали, что сначала надо все разузнать. А план один, найти в столице людей, к которым у меня есть письма от моего наставника, передать их, навестить купцов, у которых хранятся наши деньги, приодеться, а то у меня и достойно то одежды нет, а дальше посмотрим… — А дальше мы отправимся искать храм исполнения желаний, — опять влезла Вельда. — И вы тоже собрались молодая леди? — спокойно поинтересовался граф Ришар. — Конечно, а вдруг в этом храме исполняются только желания женщин? Я не могу пустить это дело на самотек, а если Старк сделает что нибудь не так? — А как же его величество король Нибел? — опять поинтересовался граф.


— А что король Нибел? — переспросила Вельда. — А то, что завтра, самый поздний срок послезавтра за вами прискачет почетный эскорт, для сопровождения вас ко двору его величества. Вы прекрасно знаете, миледи, что максимальный срок, который может выдержать король без вашего присутствия в его свите составляет три, от силы четыре дня. Во мне появилось какое то неизведанное мною прежде чувство, то ли досады, то ли злости на то, что ещё кто то имеет права на мою Вельду(уже мою?). Видимо заметив мое состояние, граф Ришар поспешил мне разъяснить, — Его королевское величество очень любит свою племянницу, а особенно её проказы и шутки, что не дают скучать королевской свите, по этому старается её далеко и на долго не отпускать от себя. Тем более, что она, как это ни странно, прекрасно ладит и с королевой, и со своим младшим братом, — сыном короля.


— Ну вот и прекрасно, будет повод представить Старка дяде, и всем объявить, что он мой жених. — Вельда, я бы не стал так торопиться, — опять спокойно проговорил Граф, — Все таки жених, — это немного рановато. — Ну тогда я всем объявлю, что он мой друг! — Вот это другое дело, и ещё, пожалуйста, когда тебя будут расспрашивать о сэре Старке, держи язычок за зубами. Вам дозволено говорить лишь о том, что этот достойный рыцарь спас вас от нападения разбойников, и именно там вы познакомились, после чего сэр Старк на несколько дней остановился в нашем замке. И никаких ночных фей, кинжалов при купании и вашего левого плеча. Я все ясно вам объяснил, молодая леди?


— Да я и так об этом никому не рассказывала, кроме вас сегодня, я что маленькая что ли? Даже дядя и тот ничего не знает, хотя что то о Старке слышал, и даже хотел с ним познакомиться, но тот во время его визита был на охоте. — Так вы ещё и охотник сэр Старк? — через чур уж равнодушным голосом спросила леди Лилия. Я коротко ответил — Да. Граф и его супруга обменялись многозначительными взглядами. К чему бы это? И что из того, что я иногда охотился?…


Слуги уже давно зажгли на стенах масляные светильники, а за окнами сгустились поздние сумерки. — Пора отдыхать, все остальные дела и разговоры завтра, — подвел итоги вечера граф, — К тому же завтра моя дочь познакомит вас поближе с нашим замком. Она тут ещё в детстве облазила все углы и закутки. Граф и леди Лилия одновременно встали из за стола, встали и мы с Вельдой. И вот так чопорно, следуя друг за другом, рука об руку мы вышли из зала. — Леди Вельда, — ваша спальня немного в другой стороне. — А я только провожу сэра Старка до его покоев, а то боюсь он заблудится. Замок такой большой, а он такой неуклюжий… И почему это я неуклюжий?


Уже в своей комнате, которую мне все таки показал слуга а не Вельда, я с удовольствием сел на широкую кровать и поскорее разулся и сбросил с себя камзол. Как хорошо. Кровать была мягкой, она так и манила меня поскорее лечь. Я справился с соблазном, зашел в соседнюю комнату, где принимал омовение и прямо из бочки с холодной водой умылся. Не смотря на то, что я чувствовал себя в полной безопасности в замке графа, обнаженный меч занял свое место у изголовья, а мой кинжал под подушкой. И естественно, я не стал снимать с себя кольчугу… Задув все светильники, кроме одного, что стоял на каком то ящике, (как я впоследствии узнал, — это был комод) я растянулся поверх одеяла и стал мысленно шаг за шагом вспоминать сегодняшний день и вечер…


Я уже почти засыпал, как неожиданно скрипнула дверь купальни. В одно мгновение меч оказался в моей руке, а я слетев с кровати, застыл в оборонительной позе. — Ты что, в кольчуге даже спишь? Вельда была в каком то полупрозрачном белом одеянии, что не скрывало её золотистое тело, а наоборот, выгодно подчеркивало изгибы её фигуры. — И зачем тебе меч в руке, ты меня боишься? — Вельда, ну нельзя же так, ты хотя бы стукнула в дверь что ли. — А зачем, ведь я тебя предупредила, что ночью приду. Кстати, отец с матушкой тоже ещё не спят, и что то обсуждают. Жаль подслушать невозможно, дверь плотно закрыта.


Я поставил меч на его место в изголовье и сел на кровать. Она присела рядом со мной, тихая как мышка и прижалась ко мне. — А я в тебя сразу же влюбилась, ещё там на речке, а ты даже этого не заметил. — А что я должен был заметить? — Как это что? — Я впервые разделась при постороннем мужчине, разве этого мало. А ты вместо того, чтобы схватить меня в охапку, обнимать и целовать, пялился на мою грудь. Хотя мне это тоже было приятно. Ведь я же первая, кого ты увидел в таком виде? Я сглотнул слюну и тихо сказал, — Да… С момента нашего расставания я тоже тебя постоянно вспоминал, и честно говоря ехал в столицу с одним — намерением разыскать тебя. — Это правда? Конечно. Ты даже снилась мне иногда по ночам. — А почему только иногда? — Потому, что очень часто я без сил засыпал и без сновидений, а когда я силы оставались после тренировок, то во сне я видел тебя…


— А сейчас у тебя силы есть? — Конечно есть, — не понял я, куда она клонит. — А вот это мы сейчас и проверим, — и она завалила меня на кровать. Наш поцелуй длился бесконечно долго. А целоваться оказывается приятно, — сделал я для себя открытие и улыбнулся своим мыслям, что не осталось незамеченным Вельдой. — Ты что это улыбаешься, я что смешная, да? — Нет, конечно, мне просто понравилось целоваться, — я попытался высвободиться из под неё, но мне это не удалось, — ты первая женщина, с которой я целуюсь. — Девушка. — Что девушка? — не понял я. — Я ещё девушка, а не женщина, — и я впервые увидел в сумеречном свете светильника, как Вельда покраснела. — А разве есть какая то разница? — поинтересовался я. — А ты что этой разницы не знаешь? — Нет. — Ну ты и деревенщина, это ж в каком глухом уголке ты родился, что не знаешь таких простых вещей? Я не обиделся. — А когда мне было все это узнавать, с утра и до позднего вечера тренировки, работа… Я даже на посиделках молодежи был всего пару раз, и то меня чуть было не зарезала фея. А потом я вообще сторонился всех девиц. Я бы и с тобой не познакомился, будь ты одета в платье, а так пацан, пацаном…


— Снимай кольчугу. — А это обязательно? — Я не хочу царапаться о железо… Помоги мне снять эту сорочку, да аккуратнее, не порви, мне ещё в ней возвращаться в свою спальню… Теперь целуй меня… И грудь тоже… Аккуратнее, мне больно… Да больно же…

Вельда тихо плакала, а я растерянно лежал рядом и не знал что делать. — Грубиян, мужлан, как будто нельзя это было сделать как то осторожнее. И вообще, мне все это не понравилось. Потом она видимо кого то передразнила, — Ах переплетение ног, ах переплетение… Дуры набитые. А я продолжал её нежно целовать. — Ладно, хватит меня мусолить, а то уже грудь побаливает, отдохнул? Забирайся на меня. — Так тебе же не понравилось, ты же сама это сказала. — Мало ли что я сказала, подружки говорили, что в первый раз это нужно сделать трижды… Повторять мне не надо было.


Потом мы опять отдыхали и Вельда призналась, что ей уже было не больно, но она ещё не разобралась в том, что она чувствовала. Потом мы сделали это в третий раз и даже немного поспали, а потом я предложил сделать это ещё раз, на всякий случай повторить, а то вдруг её подружки ошиблись…

8

Утро должно было вот вот наступить. Обнаженная Вельда, ни капли не стесняясь, достала из комода чистое постельное белье и перестелила нашу кровать, пряча запачканные простыни в нижний ящик. — Одевайся, — скомандовала она, — так, как ты обычно спишь. И не хватай меня, мне уже пора, скоро рассветет. Утром после завтрака пойдем осматривать замок. Я знаю несколько укромных местечек, где нам никто не помешает. Она быстро оделась в свое полупрозрачное одеяние и у меня опять возникло желание, но я постарался его подавить.


А где мечи, что ты взял в качестве трофеев, я хочу их осмотреть. — А может быть это сделать лучше утром? — Нет, как ты не понимаешь, это повод. Если кто увидит меня, как я выхожу из твоей спальни, то я всегда смогу сказать, что под утро, пока ты крепко спал, я пробралась и осмотрела мечи. И это будет правдой, так что отвернись и сделай вид, что ты спишь. Я послушно отвернулся, но прежде подсказал, где лежат эти железяки.


— Ого, — удивилась Вельда, — да не поворачивайся ты. — Так я же во сне поворачиваюсь, а что — ого? — Мечи знатные, сталь настоящая, от горных мастеров, а вот никаких отметок или клейма нет, даже зарубок ни на одном. А на твоем мече зарубки есть? — Так я же сплю. — Вот во сне возьми и посмотри. Я послушно взял меч и осмотрел его. Да, у меня зарубки есть. Тебе надо подобрать меч из трофейных, они все лучше по качеству, чем твое железо. Все спи, я пошла. На завтрак не проспи, я накажу своей служанке тебя поднять пораньше… И она тихо выскользнула за дверь, не плотно её прикрыв. А я лежал и улыбался, мне было хорошо и покойно на душе. Кажется я нашел свое счастье и за него был готов бороться хоть со всем белым светом…


— И что молодая леди делала в покоях сэра Старка? — Матушка, а почему вы не спите? — Ты мне зубы не заговаривай, а отвечай. — Я ходила осматривать мечи, что достались сэру Старку в качестве трофеев. — В таком соблазнительном виде, — ночной сорочке? — А я что должна была одеть бальное платье, или обуть сапоги со шпорами? Тем более, что под утро сон наиболее крепок, я и сама еле еле проснулась. — А сэр Старк? — А что сэр Старк, — он спит как малое дитя. Леди Лилия потихоньку подошла к двери и чуть приоткрыла створку. — Он что и спит в кольчуге? — удивилась она.


— Матушка, а вы что не поняли, что рассказ о ночных феях, это не красивая и придуманная история, а самая настоящая правда. У него и меч стоит в изголовье и кинжал под подушкой. — А ты то откуда это знаешь? — А я его меч осматривала тоже, а из под подушки торчит рукоятка кинжала. Самое интересное то, что на его мече есть зарубки от ударов, а на трофейных нет ни одной. Ни зарубок, ни отметок, ни клейма. Мечи от горных мастеров, и они не по карману даже барону Никлу и его детям. На меня напал кто то другой, или другие. Надо будет рассказать обо всем отцу.


— Мне не понятно, ты вошла к сэру Старку и он даже не проснулся? — Ну почему же не проснулся, проснулся, и даже схватился за меч. Но я поцеловала его и сказала, что я ему снюсь, и если он проснется по настоящему, то я исчезну, и он опять заснул. А представьте, если б я была одета по другому, а не так, как вы говорите — соблазнительно, поверил бы он, что я ему снюсь?

— Если вы хотите что либо рассказать отцу, то он уже встал и находится в своем кабинете, а я зайдя в вашу комнату и не обнаружив вас там, отправилась на поиски. И переоденьтесь, леди, нечего разгуливать в таком виде. Постойте. Вам действительно понравился сэр Старк? — Да, миледи, я влюбилась в него ещё с самой первой нашей встречи на берегу Илис, и даже подсказала ему, что меня можно будет найти в королевском дворце. Он принял меня за служанку короля. — Это плохо. — Почему плохо, матушка?…


Утром, вопреки опасениям я проснулся сам. Быстро ополоснулся холодной водой, и оделся в свою привычную одежду, резонно рассудив, что не носил модные брюки и сапоги и нечего к ним привыкать. Мои шпоры позванивали при каждом моем шаге, а я раньше этого и не замечал. Может это по тому, что здесь пол каменный, а не земля, как в лесу, или песок на берегу Илис? В дверь постучался слуга и предупредил, что завтрак готов и что мне следует поторопиться. Я тут же подпоясал свой меч и быстрыми шагами направился к знакомому уже залу. Шел и улыбался. Я был счастлив.


Сэр Ришар, леди Лидия встретили меня с любезными улыбками, а молодая леди покраснела и опустила глаза в свою тарелку. — Как спалось, сэр Старк на новом месте? — поинтересовался граф. — Прекрасно, ваша светлость. Давно я так не отдыхал по настоящему. — И вам даже что то снилось? — поинтересовалась уже леди Лидия. — Да, леди, мне приснился удивительный сон, только я не очень уверен, что стоит о нем рассказывать. — Ну почему же, — спокойно произнес граф, — расскажите, не стесняйтесь, вы среди своих друзей.


— Мне приснилась ваша дочь, милорд. Леди Вельда была в немыслимо красивом одеянии, и мы даже поцеловались. Граф поджал губы и с неодобрением посмотрел на молодую леди:- Это не был сон, сэр Старк. Моя дочь под утро действительно пробралась в вашу комнату, что бы осмотреть те трофейные мечи, и вы действительно с ней целовались, когда она пыталась вас убедить, что сниться вам. Леди Вельда, с покрасневшим лицом не поднимала глаз от своей тарелки. — Как жаль, что я не понял, что это был не сон, а то бы я сам поцеловал молодую леди и не один раз, — сказал я пылко. — У вас ещё будет наверняка такая возможность, сэр, но я прошу вас помнить, что вы пока только друзья, и ни о каком замужестве или свадьбе не может быть и речи. Мы с вами вчера на эту тему уже говорили. — Да, милорд.


А теперь не соблаговолите ли сэр, передать мне свой меч? Я хочу его осмотреть, а вы пока сходите и принесете нам свои трофеи. Ведь вы ими так и не похвастались. — Сожалею сэр Ришар, но я без оружия не хожу. Или вы осматриваете мой меч и только после этого я приношу трофеи, или пошлите слугу, что бы он их принес, а сами в это время можете осмотреть мое оружие. Граф кивнул головой и сделал знак рукой. Тут же один из слуг, что стоял у стены поклонился и вышел быстрыми шагами из зала. Я встал, извлек свой меч и передал его самолично в руки графа. А сам остался рядом с ним.


— Да, садитесь вы, сэр Старк, не стойте за спиной. — Простите милорд, но я не хожу, сижу, сплю, ем, купаюсь и прочее, без оружия. По этому я так скромненько постою рядом со своим мечом, пока вы его осматриваете… — А это правда, что вы и спите в кольчуге? — с любопытством спросила леди Лидия. — Да, миледи, это правда. Я обещал своему наставнику, что за редким исключением никогда её снимать не буду. — А что это за исключения? — наконец то подала голос молодая леди. — Позвольте я не буду раскрывать все свои секреты, молодая леди. — А я и так знаю, — фыркнула она, — в речке вы купались без кольчуги. (Хорошо хоть, что у неё хватило ума промолчать, что и в бочке мы вместе купались и на мне тоже не было кольчуги.) — Если б я мог предположить, что за мной кто то наблюдает, то несомненно я бы не снял кольчугу. Тот случай послужил для меня хорошим уроком на будущее.


После того допроса с пристрастием, что устроили мне граф и его супруга, леди Вельда ожила. К ней вернулась ей жизнерадостность и веселье, она даже перестала краснеть. В это время вернулся слуга и передал мне все три меча, а я поочередно извлекая их, передавал графу Ришару. Он вернул мне мой меч и стал внимательно рассматривать мои трофеи. — Ого, — сказал он осматривая первый меч. Этот возглас наверное у них семейный, подумал я. — Меч то действительно от горных мастеров Маэстро. Только они не ставят на своем оружии клеймо, так как мастер использует только свой собственный секрет изготовления клинка и его клинок разительно отличается от любого другого. Осмотрев таким образом все три клинка, сэр Ришар задумался, — Клинки изготовил один мастер, товар это штучный и очень дорогой, не по карману даже некоторым лордам, а тут сразу три. Стоит подумать над этим как следует.


А вам, молодой человек, — обратился он ко мне, — я советую заменить свой меч на один из этих. Он всяко лучше, чем тот, что висит у вас на поясе. Я взял, и по очереди, стал пробовать трофейные мечи, подбирая себе тот, что лег бы мне и в правую и левую руку. — Мне придется выбрать два. Я часто в схватках использую обе руки. Вот этот что полегче, — для левой, а этот подойдет для правой. Надо будет только к ним немного привыкнуть, у них центровка немного не такая, как на моем мече. Ну, да это не беда. Дело одной — двух тренировок.


Сэр Старк, — вмешалась в наш разговор леди Вельда, — я надеюсь вы не собираетесь сидеть за столом до самого обеда? Или вы раздумали осматривать замок? — Нет конечно леди, вот только меч перевешу. Закончив манипуляцию с заменой меча, я поблагодарил графа и его жену и испросил разрешения на небольшую экскурсию по замку в сопровождении их дочери. — Да что уж там, идите. Только Вельда, без всяких там призраков и мертвецов, — предупредил свою дочь граф, — И переоденься, а то ведь я знаю тебя, наверняка потащишь сэра Старка в подвалы, а там грязно и пыльно. — Нет, нет, ни каких подвалов, я покажу сэру Старку только верхние этажи и башни. Как раз управимся к обеду. А ещё можно я ему покажу нашу оружейную? И не слушая ответа, она схватила меня за руку и потащила из комнаты. Я сделал виноватое лицо, попытался развести руками и выбежал вслед за ней.


— Мы куда то торопимся? — поинтересовался я, когда мы буквально пробежали третий этаж. — Конечно, матушка или граф наверняка придут проверить как мы проводим время, так что наедине, без страха быть застигнутыми мы будем совсем немного сейчас и немного перед обедом. Мы вбежали в круглую комнату. — Это левая малая башня замка, из неё открывается прекрасный вид на нашу речку и равнину. Быстро смотри, что бы было потом о чем рассказывать, если тебя спросят. Окон в башне не было, только ставни прикрывали прорези в стенах, что больше походили на бойницы. Вид действительно открывался красивый и я невольно засмотрелся.


Ко мне подошла Вельда и прижалась к моему плечу. — Если б ты знал, как я трусила, когда мои родители стали тебя расспрашивать про твой сон. Вдруг ты бы что нибудь ляпнул про нашу ночь? — А что надо было? — Дурак! И вообще, если я только узнаю, что ты с кем то кроме меня переплетал ноги, я сама тебя зарежу лучше всяких фей. Ты понял меня? — Понял, понял любовь моя. — А если понял, то почему не снимаешь свой дурацки пояс? Да не беспокойся, ложиться на пол в этом платье я не собираюсь. Пол холодный и грязный. Она наклонилась вперед, уперевшись руками в одну из амбразур и стала командовать, — Подойди сзади, подними на мне подол платья, закинь мне его на спину, что бы он нам не мешал, да не волнуйся, у меня под платьем ничего нет. Брюки свои снял? Теперь прижмись ко мне, да не сверху, а к моим ягодицам. Она раздвинула свои ноги пошире и чуть присела, что бы мне было удобнее войти в неё, что я незамедлительно и сделал…


— Ну вот, — удовлетворительно сказала она, когда мы закончили, — Оказывается и так можно, подружки не врали. А я знаю ещё одну позу, но мы её попробуем потом… Отвернись, мне надо вытереть, а то у меня по ноге что то течет. Все, теперь можешь повернуться. Сейчас мы пойдем уже не торопясь и я буду тебе рассказывать о других башнях. Поправь свой меч, что это он у тебя болтается почти что между ног.


Мы осмотрели все четыре башни, включая центральную, самую высокую. С неё вид открывался во все стороны, потому, что она главенствовала в замке. — Вон там лес, где на меня напали, а это озеро, где ты хотел от меня спрятаться, а вон там, видишь вдалеке как какие то палочки, — это загородный дворец его величества. Ты теперь будешь везде сопровождать меня в качестве моего кавалера, а то у всех моих подруг они есть, а у меня не было. А здорово я тебя поймала, заманила и поймала, — она опять прижалась ко мне, и моя рука тут же полезла к её груди. — Не сейчас, имей терпение. Она немного отодвинулась от меня, — а насчет храма исполнения всех желаний я не шутила. В некоторых легендах о нем говориться и рассказывается о тех счастливчиках, что побывали там. Правда загадать можно только одно желание. Но ведь нам одно только и нужно, правда? — Правда, — согласился я.


— Молодежь, где вы? — раздался довольно близко голос графа. — Мы в центральной башне сэр Ришар, — ответил я, пристально всматриваясь в черные точки, что показались на дороге. — И кажется к вам гости. По крайней мере я вижу небольшой отряд всадников на дороге. — Сегодня я никуда не поеду, — безапелляционно заявила леди Вельда, — только завтра утром. В конце концов я имею право побыть дома не два, а три дня, тем более со своим кавалером? Граф поднялся к нам и посмотрел в ту сторону, где показались всадники, — Да, действительно это за тобой. Его величество король будет недоволен, что они вернуться без тебя. — Я поеду только завтра…


Больше до обеда нам остаться наедине не пришлось… — Так и передадите его королевскому величеству, что я приеду завтра в сопровождении своего друга и кавалера сэра Старка благородного. Больше нам говорить не о чем. Если желаете, можете переночевать у нас, если вы получили приказ, — без меня не возвращаться. По всему было видно, что старший офицер уже имел дело с молодой леди и был совсем не против немного задержаться у графа в гостях. — Милорд, — она обратилась к отцу, — мы в оружейную, буду хвастаться…


В оружейной нас повсюду сопровождал ключник, или оружейный мастер. Вот где действительно глаза у меня разбежались. Такого прекрасного оружия во всем его многообразии мне ещё видеть не приходилось. Здесь было все: мечи, палицы, булавы, топоры разных видов, кинжалы, различные копья и дротики, доспехи всяких размеров и видов. Начиная от полных рыцарских и кончая просто нагрудниками. Целая комната была отведена под луки и арбалеты, — начиная от настенных и кончая такими маленькими, что их наверное можно было спрятать в карман. В оружейной мы провели времени больше, чем рассчитывали и слуге пришлось звать нас на обед.


За столом, помимо нас присутствовал и прибывший офицер. Видимо он уже неоднократно бывал в гостях у графа и они были хорошо знакомы, так как они весело о чем то болтали. — Господа, позвольте вас представить друг другу. — Сэр Старк, с берега потерянных душ, — представился я первым как более молодой. — Сэр Унгер, барон, сотник королевской гвардии, — представился он. — Старк, о себе не слова сэру Унгеру, — вмешалась леди Вельда, — иначе весь фурор от твоего появления при дворе его королевского величества пойдет насмарку. — Милорд, что вы успели рассказать барону? — обратилась она к отцу. — Только то, что сэр Старк стал обладателем трех мечей горных мастеров, но без всяких подробностей… — Вот и хорошо.


— Ах, леди Вельда, вы все такого же не очень хорошего мнения обо мне, а ведь это моя работа. Вы же знаете, — все что касается вас докладывается его величеству без промедления. Я уже отправил ему сообщение, что вы прибудете только завтра и в сопровождении своего кавалера и друга — сэра Старка благородного. Если мне не изменяет память, то ещё во время своего визита в некий поселок его королевское величество желало познакомиться с этим юношей. Помниться вы ещё хотели остаться, что бы увидеть его первой. Представляете как загудит двор, и сколько будет любопытствующих вас встречать?


Вельда демонстративно села рядом со мной, в открытую заявляя свои права на меня. Обед проходил под неумолкаемый разговор о последних событиях и дворцовых сплетнях. После того, как подали десерт, и он был съеден, сэр Ришар хлопнул в ладоши и появился слуга с большим подносом, на котором стояли рыцарские сапоги и лежала одежда. — Сэр Старк, вам предстоит объявиться при дворе его королевского величества. К тому же в качестве человека близкого к моей дочери. Примите от меня этот небольшой подарок, — комплект более современной одежды, чем тот, что вы носите. Нет слов, ваша одежда хороша, практична, удобна, но она больше подходит для повседневной работы, а при дворе надо появляться если не во всей своей красе, то по крайней мере в соответствующей форме. И к тому же я не хочу, что бы при дворе сложилось превратное мнение о моем гостеприимстве.


Как я понял, граф был крайне озабочен, что бы я не выглядел пугалом возле его дочери. Ведь как известно, по одежке встречают, по владению мечом провожают. Одежда мне понравилась. Тонко выделанная кожа. И брюки и камзол были без всяких изысков, просты и удобны. А вот шпоры на сапогах мне не подошли.

Сэр Ришар, а нельзя ли заменить шпоры на сапогах, они слишком острые для моего Чеза. Он не привык к такому грубому обращению. — Как зовут твоего коня? — вмешалась леди Вельда. — Чезаре, сокращенно Чез, Я его назвал так в честь коня некой молодой и прекрасной девы, что дала мне первые уроки конной езды. — И её коня звали конечно Чиз, — закончил за меня фразу сэр Унгер.


— Так, — протянул граф, шутливо нахмурив брови, — значит кроме купания были ещё и уроки верховой езды? Чему ещё наша дочь учила своего рыцаря? — А ещё я учила его целоваться, и могу даже подробно не только рассказать как, но и наглядно показать. Я не понял, — говорила ли Вельда в серьез, или тоже шутила, но на всякий случай попытался немного отодвинуться. Целоваться при всех, нет уж увольте. А барон от удовольствия потирал руки, — Мне наверное придется отправить и второго гонца к его королевскому величеству. Шутка ли и купание и уроки верховой езды и такая романтическая встреча в лесу. Наши дамы будут в восторге. А это правда, что нападавших было больше двух десятков и среди них четыре рыцаря?


Я уж было собирался ответить, но Вельда так красноречиво посмотрела на меня, что я уткнулся в свою чашку с травяным отваром, чем вызвал приступ веселого смеха у всех присутствующих. Молодая леди встала. — Мы ужинаем в покоях Старка, — решительно заявила она и обвела всех взглядом не терпящим возражений. — Пойдемте сэр, пусть тут сплетничают о нас дальше, а нас ещё ждут подвалы, только зайдем ко мне и я переоденусь.

— И ты поведешь в этот беспорядок своего кавалера? В свою комнату? — Удивилась леди Лидия, — это же неприлично. — Не волнуйтесь миледи, я все утро наводила порядок, — и мы неторопливо пошли к выходу. — И что, у них это на самом деле так серьезно? — поинтересовался барон. — Более чем, — ответил граф. Вельда замедлила шаги. — Сэр Старк уже просил у нас руки нашей дочери, но мы пока ему в этом отказали, но обещали вернуться к этому вопросу через некоторое время, ну скажем через год, другой. Девочка должна повзрослеть…


Вельда выглядела как разъяренный ночной хищник, — Значит они хотят поиздеваться над нами, ну что же посмотрим, кто кого… — Я что то не понял? Из за чего ты так взъелась? — Меня обозвали маленькой девочкой, которой ещё предстоит повзрослеть… Сегодня я ночую в твоих покоях.

— Вот это дела, интересно, а как на это отреагируют твои родители? Меня сразу же казнят, или помучают для приличия немного? — Ну, помучаю я тебя сама, а родители тут не причем. Видишь ли Старк, в нашем королевстве не считается зазорным или предосудительным, если девушка переплетает ноги с неженатым юношей другого цвета. Но вот переплетать ноги с подобным себе, если только не объявлено о помолвке или скорой свадьбе, — это позор и пятно на обе семьи. Так что наши взаимоотношения пока никто не воспринимает всерьез, и по большому счету никто особо не удивиться, если я буду переплетать с тобой ноги. Только все это надо делать как будто под покровом тайны. Все всё видят, но делают вид, что ничего не знают…


В комнате Вельды действительно царил образцовый порядок. Все вещи на своих местах, ни чего не разбросано. На специальных подставках висели её платья и мужские костюмы. Большая кровать с кучей разных подушек занимала центральное место. — Ключ в двери, запри дверь и помоги мне снять платье.

Расстегнув несколько крючков на спине, я помог Вельде снять платье, как то позабыв о том, что под ним у неё ничего нет. — Какая же ты все таки красавица, — не удержался я и поцеловал её. Она уперлась руками мне в грудь, — Не стой как истукан, раздевайся, раньше чем солнце не зайдет за эту башенку, мы никуда не пойдем…


Я лежал и любовался изгибами её тела. Вельда дремала у меня на груди. — Ну все, повалялись и хватит. Вставай лежебока, нас ждут графские подвалы с их призраками, приведениями и мертвецами.


Странно, но одетая как мальчишка она мне нравилась больше, чем в платье, а без одежды больше всего, о чем я непреминул ей сказать. — Вы мужчины все эгоисты. Конечно мы вам нравимся больше в платьях, ведь их так легко задирать, или в ночных сорочках, их так легко снимать, а в брюках заниматься этим неудобно. Спускаясь вниз по лестнице, Вельда взяла сама и дала мне факел. Я только сейчас обратил внимание, что у неё на поясе висел небольшой арбалет с взведенной струной и кинжал. — Здесь что, так опасно? — Нет конечно, но я решила следовать твоему примеру и без оружия теперь не ходить…


— Вот здесь находится поземный источник, он никогда не пересыхает, даже в самые засушливые годы. Лишняя вода по желобам отводится за пределы замка. Это на случай, если в колодцах не окажется воды во время осады. — А вас что уже осаждали? — поинтересовался я. — Нет конечно.

Это хранилища с мукой, зерном, окороками и колбасами, но мы туда не пойдем, а спустимся ещё ниже.

А вот начинается самое интересное, — наша тюрьма и камеры для преступников. Но они всегда пустуют. Есть даже своя пыточная, но я не люблю туда заходить. Мне кажется, что там всегда пахнет горелым мясом. Брр, противно. А вот наша семейная тайна. Видишь, эта кирпичная кладка немного отличается от остальной? Здесь тайный подземный ход за пределы замка. Только я не знаю, куда он ведет. А попытки найти где он выходит, мне не удались, хотя я облазила все окрестности. А вот дверь, которая всегда закрыта, а ключи от неё или потеряны, или надежно спрятаны. А ещё её защищает магия. Мне доступ туда закрыт. Даже отец не смог её открыть, хотя он и хозяин замка. — А при чем здесь хозяин? — Слуги говорят, что только настоящий хозяин замка может открыть эту дверь и что за ней спрятаны несметные сокровища. Им везде мерещатся сокровища. А вдруг там закрыто какое то зло, которое надо было спрятать от людей.


— А что, никаких легенд, или сказаний-преданий не сохранилось? Может быть и сохранились,… в библиотеке у отца, но мне все недосуг капаться в этих старых бумагах. Старк, а ну ка попробуй открыть эту дверь. — А если там зло и мы его выпустим? — А оружие на что, как выпустим так и загоним обратно, ты только меч на всякий случай приготовь.


Дверь поддалась легко и со скрипом открылась. Вельда немного взвизгнула и прижалась ко мне. Наши факелы осветили просторное помещение, все полки которого были заставлены какими то сосудами, везде весели истлевшие связки трав, которые рассыпались даже от небольшого ветерка вызванного нашими движениями. Во внутрь мы не заходили, а стояли в дверном проеме и насторожено озирались. — Это лаборатория мага, — сделала вывод Вельда. Много столетий назад в замке был свой маг, но потом он исчез, а это все, что от него осталось. Я осторожно сделал несколько шагов вперед. Ничего не произошло. Вельда тоже осмелела и уже не пряталась за мою спину.


— Старк, смотри. Я обернулся в ту сторону, куда указывала Вельда. Там, в углу, с книгой на подставке, в кресле сидел скелет. Одежда на нем давно истлела, как впрочем и его плоть. Только кости ещё чудом держались на своих местах. Даже отсюда мне было хорошо видно, что на его черепе есть глубокая дыра. — Его убили, причем убил человек, которому он доверял. Видишь, след от меча на черепе, а он даже не предпринял попытки уклониться, или как то защититься. Тот кто это сделал потом просто вышел и закрыл дверь. А она наверняка была под магической защитой, что бы посторонние не смоги войти. — Старк, ты что маг? — Нет конечно. — Но ты же открыл дверь. — Так может защита уже за столько лет ослабела… — Забирай книгу и пошли отсюда. Я осторожно приблизился к креслу и очень аккуратно взял книгу с подставки и так же осторожно отошел от кресла. Дверь со скрипом закрылась. Вельда попыталась её вновь открыть, но у неё ничего не получилось. — И все таки ты маг, только ещё не знаешь об этом. Давай книгу, её надо отдать отцу…

9

Граф Ришар встретил наш рассказ о закрытой двери спокойно. Книгу даже не стал смотреть, а сразу же её спрятал в свой стол. — Вельда, я же просил, без всяких приключений… — Но милорд, я же не думала, что Старк сможет открыть эту дверь. — Сэр Старк, — не простой рыцарь, он обладает способностями, о которых ещё не знает сам и их надо скрывать до поры до времени. А если б с вами был кто то третий? — А зачем нам третий, нам и вдвоем хорошо…


Ужинали мы действительно у меня в комнате и вдвоем. Во время ужина обсудили, стоит ли одевать полные рыцарские доспехи, на чем настаивала Вельда, или можно ехать в обычных. Мне все таки удалось её убедить, что рыцарские доспехи можно и нужно будет одеть в другое время, ну например на каком нибудь торжественном приёме у короля, когда все будут расфуфыренные и увешанные драгоценностями, а она в скромных доспехах на их фоне будет смотреться очень мужественно и красиво.


После ужина из комнаты мы уже не выходили. Служанка принесла одежду, гребешки и даже переносное зеркало, помогла расчесать Вельде волосы, хотя что там расчесывать, — не понятно, и тихо ушла. Вельда надела на голову шапочку, и мы пошли в купальню, где плескались довольно долгое время. Пока мы отсутствовали в нашей комнате появился небольшой столик, на котором стояла ваза с фруктами, пузатый кувшин с узким горлышком и два кубка, а также записка, в которой указывалось, что выезд назначен сразу же после завтрака. В кувшине оказалось разбавленное водой вино, которое Вельда даже и пробовать не стала, а я тем более, так как вино до этого никогда не пил, и считал, что и не стоит и начинать его пить.


Уже лежа в постели мне был даны весьма полезные наставления по правилам поведения в королевском дворце, соблюдению этикета, а также было подробно разъяснено, что можно делать, а что нельзя на пиру и балах. В заключении меня предупредили, что обязательно проверят на прочность, будут задевать, подшучивать, может быть даже вызовут на поединок и не на один…


— Жить мы с тобой будем в моих покоях. Это не далеко от королевских. Одного я тебя никуда не отпущу, а то не успеешь моргнуть глазом, как какая нибудь девица затащит тебя в постель, ведь ты такой неискушенный и доверчивый. Да, и ты не забыл, — я ведь не шутила, когда говорила, что если узнаю, что ты мне изменяешь, то лично тебя прирежу? — А как же простота нравов и незазорность переплетать ноги с другими? — Вот пускай другие этим и занимаются, а мы с тобой, чтоб ни, ни. Она серьезно посмотрела мне в глаза, — Знаешь, если в течении года мы проживем с тобой вместе, то потом тайно поженимся, если даже мои родители будут против нашей свадьбы.


— А почему ты установила такой срок? — Нам надо узнать друг друга получше, притереться характерами, я ведь тоже не подарок, а самое главное время проверит нашу любовь на прочность. Ведь ты же любишь меня, или я тебе только нравлюсь? — Вообще то я первый сказал, что готов взять тебя в жены, а без любви разве женятся? Ведь надо будет всю жизнь прожить с нелюбимым человеком… — Глупый ты. Знаешь как у нас говорят, стерпится — слюбится. Многие женятся, выходят замуж по расчету, из за богатства, приданного, положения в обществе. Кстати я бесприданница. Отцу унаследует мой брат. В лучшем случае мне будет выделен небольшой надел, тебя это не смущает? — Нет, не смущает, ведь у меня есть только то, что я вожу с собой, ну и теперь ты…


… Под утро мы немного поспали. — Спасибо за волшебную ночь, — шепнул я Вельде, когда мы выходили из спальни. — Мне тоже начало нравиться, только ты немного со мной груб, и мало говоришь ласковых слов и очень торопишься. Нельзя же так, только легли, а ты уже сразу же на меня полез. — Не сразу, я же тебя целовал. — Мало целовал, а второй раз вообще почти не целовал… Так шутливо препираясь мы зашли в зал. За столом сидел один граф Ришар и вяло ковырялся в тарелке. Мы с Вельдой дружно налегли на завтрак. — Как вино, понравилось? — поинтересовался он. — Не знаем, — ответила Вельда. — Старк вина не пьет, я теперь тоже.

— Ну, что же молодые люди, — граф тяжело вздохнул, — видимо это судьба. Если вы в течении 2-х лет не разбежитесь по разным комнатам, то быть свадьбе. Но этот срок начинается с сегодняшнего числа. Вельда, ты должна повзрослеть и остепениться. А вам сэр Старк я советую всегда принимать взвешенные решения и заглядывать немного в будущее. Вы понимаете, о чем я вам говорю. Леди Лидия к завтраку не выйдет, а барон уже позавтракал и проверяет свое воинство. Все таки мой рассказ о нападении на вас, миледи, его немного озадачил. Я вас провожать тоже не пойду. Он встал и подошел к нам, — Я хочу, что бы вы были счастливы, а ещё я хочу внуков, или внучек, хотя у вас это вряд ли получится.,- и он махнул рукой.


Наши кони трусили рядышком и ревниво посматривали друг на друга. Отряд сэра Унгера взял нас в кольцо, как бы прикрывая со всех сторон. Вельда молчала, молчал и я. Впереди и по бокам расстилалась ровная степь. Громада замка сэра Ришара постепенно таяла вдалеке, зато впереди стали проступать ещё пока тонкие шпили новых замков и дворцов. — Ещё несколько часов такой неторопливой скачки и мы на месте, — прервала свое молчание Вельда. — О чем ты думаешь Старк? — О том, что я уже и не представляю свою жизнь без тебя. Хотя с другой стороны немного не понятно, — вот был посторонний человек, а потом бац и он стал родным. Разве так может быть? — Мне матушка говорила, что у каждого человека есть своя половинка. Главное её отыскать, и тогда пары живут счастливо и долго. А некоторые всю жизнь ищут, ищут, кого то находят, а потом раз, и получается, что они ошиблись и это не их половинка. Мне повезло, я свою половинку быстро нашла…


… Загородная королевская резиденция встретила нас какой то суетой и гулом людских голосов. Все куда то спешили, что то делали, что то переносили. Такого обилия народа я ещё не видел и наверное немного растерялся бы, если б не Вельда. Она как то очень быстро стала командовать и мной и всеми остальными. — Все вещи и седельные сумки, мешки отнесите ко мне в покои, туда же доставьте обед на двоих. Старк не стой истуканом, потом будешь всем этим любоваться, у нас мало времени, — только переодеться и немного перекусить. Как только его величество узнает о нашем приезде, как тут же захочет принять меня, и познакомиться с тобой… Иди за мной и не отставай, не обращай внимание на этих юнцов, ты ещё успеешь с ними подраться… Я же сказала не отставай… Нам сюда…


Я не ожидал, что покои Вельды окажутся такими просторными и роскошными. Заметив мое удивление, она сочла нужным пояснить, — Но ведь я королевская племянница, причем единственная и любимая, по этому и отношение ко мне особое, как к члену королевской семьи. Не стой, распаковывай вещи и переодевайся… — Нет, здесь принято совершать омовение только вечером, перед сном. К этому придется привыкнуть… Лучше одень эту рубашку по верх своей железяки, её что обязательно надевать на прием к его величеству?… Нет, сними свой камзол и одень тот, что тебе подарил отец… Да щит то тебе зачем, ты же ведь идешь во дворец, а не на поединок, или в лес?… Садись, давай быстренько перекусим, а то так и будем ходить голодными до самого вечера…


— Леди Вельда, его величество просить вас и вашего спутника пожаловать в аудиенц зал, как только вы освободитесь, — высокого роста слуга с белой окладистой бородой вошел к нам без стука, правда и дверь была уже открыта нараспашку. Вельда тут же встала. — Я думаю не стоит торопиться, ведь ты совсем почти ничего не поела. Его величество сказал, что ждет нас как только мы освободимся, а значит можно немного задержаться. — Старк, не будь таким наивным. Его величество не привыкло и не любит ждать. Она поправила платье, задержалась перед зеркалом, крутанулась перед ним, и показала сама себе язык. Потом критически осмотрела меня, — Меч понятно, а кинжал то ещё зачем? — Как зачем, а если мечом не размахнуться, или я сойдусь с кем нибудь вплотную, — вот кинжал и пригодиться. — Так, многоуважаемый и мною любимый сэр Старк, кого то убить здесь вы можете только с моего личного разрешения, а если меня рядом по какой то причине не окажется, то только с разрешения его величества, я предупрежу об этом короля Нибела. Вам все понятно? — Конечно, миледи, но я пока никого не собираюсь убивать. — Тогда зачем вам кинжал?…


— А теперь слушайте меня внимательно. От меня не отходить ни на шаг, если я сяду, то вы можете сесть только после того как я вам разрешу. Стоять вы всегда должны чуть позади меня. Если я куда иду, вы обязаны предложить мне руку и сопровождать меня. Всех дам приветствуете только легким кивком головы и только после того, как их поприветствую я. Королю и королеве — глубокий поклон, а также дофину. Следите за своими словами. Народ здесь ушлый, тертый. По каждому пустяку за меч не хватайтесь, но и спуску наглецам не давайте. — Интересно, как это, — за меч не хватайтесь, но и спуску не давайте. Мне что им кулаком в лицо? — Ну это крайний случай, думаю до него не дойдет…


В аудиенц зале, куда мы прошли по широким и светлым коридорам было много народу. Все стояли кучками и о чем то весело переговаривались. Особенно большая группа людей собралась возле нашего знакомого барона Унгера, который о чем то им рассказывал. Как только мы вошли, в зале почти сразу же наступила тишина. Все повернулись в нашу сторону, даже те, кто стоял спиной. — Не отставайте милорд, король уже ждет нас. Перед нами образовался коридор, который вел прямо к тронам, на которых восседали его величество король Нибел, и его супруга, королева Юлия.


Проходя мимо некой группы молодых людей, я услышал, как один из них, прижав платок к губам обратился к своему соседу, — От деревенщины так и воняет навозом, — его сосед хихикнул, — А курочка в платье ничего выглядит, я бы подержал её на своем веретене. В голову мне ударила кровь — на то что я деревенщина, я не обиделся, а вот за курочку и веретено надо отвечать. Мой кулак смачно врезался в личико молодчика, он не устоял на ногах и рухнул на своих товарищей, размазывая кровь по лицу. Все это произошло слишком быстро и Вельда почти ничего не заметила, а если и заметила, то не подала виду. — Я же просила, — не отставай. — А я и не отстаю…


Подойдя к тронам, Вельда сделала реверанс, а я поклонился так, как умею. — Ваше величество, ваше высочество позвольте представить вам сэра Старка, по прозвищу "благородный" с берега потерянных душ, моего кавалера и друга. При слове "друга", бровь его величества поползла в верх и он внимательно посмотрел на Вельду. — Мы рады видеть вас сэр Старк, надеюсь при дворе вам понравится. Я вновь поклонился. — А вы, молодая леди опять шокировали весь двор. Я напрягся. — В платье, а не в своем обычном костюме вы претендуете на роль второй, после моей жены, красавицы королевства. И позвольте один не очень скромный вопрос, на правах человека, который заменяет вам отца при дворе. — А когда вы успели подружиться с сэром Старком по прозвищу благородный? Слово подружиться он выделил голосом.


— Мы познакомились с моим другом, — Вельда тоже выделила это слово, — во время вашего визита в поселок потерянных душ. Если помните, я там немного задержалась, и как раз в это время сэр Старк вернулся с охоты. Король и королева переглянулись и обменялись понимающими взглядами. — Сэр Старк, мы потом выберем время и обстоятельно побеседуем с вами, а сейчас не сочтите за труд, расскажите, что там произошло, когда вы шли к нам? — Вельда чуть повернулась в мою сторону, — Что вы сэр уже успели натворить, и почему я ничего не знаю?


— Да ничего серьезного, ваше величество, просто когда мы проходили мимо какой то группы молодых людей, один из них позволил себе хамские слова в адрес леди Вельды, за что и поплатился. Я кажется случайно разбил ему нос, пытаясь объяснить, что так воспитанные юноши о молодых леди не говорят. — И что же он такого сказал, сэр, что вы его ударили в лицо? — Он обозвал леди Вельду курицей, которую он с удовольствием бы подержал на своем веретене. — И за это вы его ударили? — король заулыбался, а я не видел ни чего смешного. — А как бы вы поступили ваше величество, если б при вас вашу королеву обозвали курицей? Улыбка мигом слетела с лица короля Нибела, — Я бы немедленно его казнил. — Я бы тоже его убил ваше величество на месте за такие слова, но леди Вельда запретила мне кого либо убивать при дворе без её разрешения, или вашего разрешения, если она по какой либо причине будет отсутствовать рядом со мной.


— Сэр Старк, вам надо было зарубить этого наглеца, — негодуя сказала леди Вельда. — Я поклонился ей, — сегодня он умрет миледи. Король промолчал, потом сделал знак рукой, тут же к нему наклонился какой то вельможа, что стоял возле его трона. Он негромко отдал ему какой то приказ и тот тут же ушел.


— Леди Вельда, — обратился король, до нас дошли какие то непонятные слухи о якобы имевшем месте нападении на вас в ваших же владениях. Мы жаждем услышать подробности, — и король сделал знак. Тут же расторопные слуги принесли два стула, на которые мы и сели. — Ваше величество, примерив ваш подарок, — рыцарские доспехи, я решила их проверить, т. е. проскакать в них немного по лесу, походить, но так, что бы не привлекать особого внимания к моей особе. Меня сопровождали пять надежных воинов моего батюшки. Мы уже возвращались в замок, когда на нас напали два десятка воинов без каких либо опознавательных знаков, и среди них было 4 рыцаря в полном вооружении. Не желая оставлять своих воинов без своей поддержки и дабы некоторые молодые рыцари не могли меня обвинить в трусости, — тут она посмотрела на меня, — я спрыгнула со своего Зига и присоединилась к отряду. Мы заняли круговую оборону.


— Я протрубила в рог сигнал о помощи, как вы меня и учили, ваше величество. Мой зов был услышан в замке и тут же отряд вышел к нам на помощь. К счастью, в это самое время, по счастливой случайности, сэр Старк был невдалеке, направляясь в столицу. Он тоже услышал мой призыв и прибыл на помощь. Ему пришлось сразиться с тремя рыцарями, хотя он был в простых доспехах и его вооружение составлял только меч и щит. Отбив копье первого напавшего на него рыцаря, он оглушил его ударом меча по шлему так, что тот без чувств упал со своего коня. Два оставшихся рыцаря решили напасть на него одновременно, с разных сторон. Выстрелом с малого арбалета сэр Старк отвлек внимание одного рыцаря и принял на щит удар копьём второго. Стрела арбалета отлетев от щита попала в забрало рыцаря и пробила прорезь для глаз. Сэр Старк, увидав, что второй рыцарь разворачивается для повторной атаки, подобрал копье и сошелся с ним лицом к лицу.


В результате сшибки сэр Старк остался в седле, а нападавший вылетел из седла и со всего размаху грохнулся на землю. Копья в щепки, грохот стоял такой, что мне показалось, что даже птицы с деревьев попадали. По плотно обступившей нас свите короля, что внимательно внимала рассказу Вельды, прошелся возглас удивления, восхищения и недоверия одновременно. — Сэр Старк, не желая иметь преимущество перед поверженным им рыцарем, дождался когда тот придет в себя, спешился и сошелся с ним в схватке на мечах. Через некоторое время рыцарь был повержен, сэр Старк вытащил кинжал и показал знаком главарю, что бы тот отозвал своих людей, иначе он добьет рыцаря. Увидев, что все три его товарища повержены, главарь просигналил отход. Они забрали с собой всех трех павших рыцарей, оставив правда пояса с мечами и убрались во свояси.


— Ох, молодая леди, а не вы ли подстроили эту случайную встречу? — спросил кто то из ближайшего окружения короля. — Нет, конечно. Я ведь была в рыцарских доспехах и сэр Старк не знал, к кому он пришел на помощь. К тому же он обозвал меня трусом, который спрятался за спины своих воинов, после чего расспросив одного из моих воинов где ближайшая речка или озеро убыл умываться. Вернувшись в замок я попросила отца пригласить молодого рыцаря погостить у нас. Только там он узнал, кто был этим рыцарем. Для моих родителей было большой неожиданностью узнать, что мы уже знакомы с сэром Старком, который по его же словам направлялся в столицу, что бы разыскать меня.


— Это так? — поинтересовался король Нибел. — Совершенно верно, ваше величество. Мне нечего добавить к рассказу леди Вельды. Один из трофейных мечей сейчас висит у меня на поясе. Это приметный меч от горного мастера Маэстро, ещё два почти таких же от этого же мастера лежат в моем седельном мешке. А в столицу я действительно направлялся, что бы попытаться разыскать леди Вельду, правда тогда ещё я не знал, кто она и считал её вашей служанкой, ваше величество.


— Где вы остановились сэр Старк? — поинтересовалась леди Юлия. — Он на правах моего друга остановился у меня, ваше высочество, — незамедлительно ответила Вельда, — и я его никуда не отпущу. Она вздернула подбородок так, что бы всем стало понятно, что я её добыча и делиться она ни с кем не собирается.

— Я надеюсь за ужином увидеться с вами, молодые люди, — дал нам понять король, что аудиенция закончилась. Мы встали и поклонившись скромно отошли в сторону. — Ты что, не мог сделать вид, что не слышал слова этого юнца, — рассержено накинулась на меня Вельда, но доругать меня она не успела. Её, вернее нас, тут же окружила стайка молодых девиц всех цветов кожи и возрастов, но преимущественно молодых и очень молодых. Они радостно что то щебетали, бросая кокетливые взгляды на меня и требовали, что бы Вельда их познакомила со мной. А мое внимание привлек одиноко стоящий черный воин, вокруг него образовалось пустое пространство, а он равнодушно посматривал на всех с высока.


— Кто это, — поинтересовался я у Вельды. — Это сэр Альпак, знаменитый мастер меча. Он служил ещё королю Тофалу, а сейчас является советником его величества. Ещё та заноза. — Как думаешь, мне удобно будет к нему подойти? У меня для него письмо. — Вряд ли он тебя заметит. Он говорит только тогда и с тем, с кем захочет говорить сам. Но попытка не пытка, попробуй, но если он тебя проигнорирует, не обижайся.


Я прямиком направился к сэру Альпак. — Уважаемый сэр Альпак, у меня для вас письмо от моего наставника Стива Черного. Смерив меня безразличным взглядом, сэр Альпак демонстративно повернулся ко мне спиной. — Я примерно такое и предвидел, — перешел я на ирский язык, — Стив меня предупреждал, что среди его земляков встречаются не только тугодумы, но и глухие и просил на них не обижаться. Я повернулся и не спеша пошел в сторону Вельды, что стояла в окружении своих подруг и о чем то им оживленно рассказывала. — Постойте молодой человек, — тоже на ирском обратился ко мне чернокожий воин. Да постойте же. Как вы сказали зовут вашего наставника? Гортанная и странная речь, что наверное впервые прозвучала под сводами этого дворца, вновь привлекла ко мне внимание присутствующих. Я обернулся. Дальше наш разговор проходил на языке моего наставника. — Его зовут Стив Черный, и у меня письмо для сэра Альпага.


— И что же пишет мой заклятый друг Стив? — Не знаю, я не имею привычки читать чужие письма. — Давайте его сюда, посмотрим. Я из своей поясной сумки достал несколько небольших свитков. Рассмотрев их внимательно, я один передал сэру Альпак. — Значит вы его ученик, сэр Старк- прочитав письмо, проговорил Альпак, — ну что ж посмотрим на что вы способны. Какой поединок предпочитаете, оберукий или меч и щит? — Мне все равно сэр. — Тогда сначала оберукий, а потом посмотрим на вас и с щитом. Следуйте за мной. Подойдя к стене, на которой было развешано различное оружие, он жестом предложил мне выбирать. Я уже заметил свое любимое малое копье с широким и длинным лезвием и показал на него. — Хороший выбор, а я возьму вот этот клинок. Жду вас на площадке перед дворцом. Затем ни мало не смущаясь, он буквально приказал одному из вельмож, что стоял рядом с ним снять копье и клинок, а также захватить пару щитов и все это принести на площадь перед парадным входом.


Все эти манипуляции привлекли к нам самое пристальное внимание окружающих. Даже его величество изволило с интересом смотреть в нашу сторону. Я подошел к Вельде. — Миледи, мы сейчас с сэром Альпаком проведем тренировочный поединок, не желаете ли присутствовать? — Конечно желаю, иди, Альпак не любит ждать, я сейчас. И я торопливо вышел из зала.


На площади было малолюдно. Солнце ещё было достаточно высоко и света хватало. Альпак ждал меня. Вскоре появилась Вельда. Её сопровождал какой то слуга, который нес за ней стул с высокой спинкой. Она спокойно села на стул, взяла платок в руку и произнесла, — Поединок начинается по моему взмаху. Вы готовы господа? Я в это время опробовал копье и просто кивнул головой. — Ты уже здесь пигалица? И когда только успела? — проворчал сэр Альпак. — это твоя… — Это моя невеста, — проговорил я на ирском, — но об этом ещё никто не знает, через год мы собираемся тайно пожениться. Не знаю, почему я ему это сказал, но он вызывал у меня доверие и чем то очень напоминал Стива.


Мы поприветствовали друг друга и встали в боевые стойки. Вельда махнула платком. Разведки боем не было. Альпак сразу же перешел в атаку, используя весь свой богатый арсенал приемов. Я еле еле успевал парировать и отражать удары, изредка только отвечая. Мечи и копье мелькали с неимоверной быстротой. Лязг, искры в разные стороны, звон, от которого закладывало уши. Я постепенно приноровился к манере ведения боя Альпака. Да, давно у него не было достойного противника, но я не торопился атаковать, зачем, пусть выдохнется окончательно. Наконец то я заметил, что его атаки стали не такими быстрыми. — Я перехожу в атаку, — предупредил я его и взвинтив темп стал наносить удары с разных сторон и мечом и копьем, не забывая впрочем об обороне. Я взмок, тоже стал уставать, но защиту Альпака мне так и не удалось преодолеть. Бой продолжался довольно долго, без малейшего преимущества какой либо из сторон. Краем глаза я заметил, что вельда машет платком…


— Перерыв, — прохрипел он, — посмотрим теперь как ты работаешь с щитом и мечом. Каждый из нас сделал шаг назад и отсалютовал сопернику. Раздались громкие приветственные выкрики и громкие хлопки в ладоши. К своему удивлению я заметил, что вокруг нас стоит огромная толпа придворных. Кавалеры, дамы что то громко кричали и хлопали. Возле кресла Вельды стоял пустой стул, на который я предложил сесть Альпаку. Она тут же встала и освободила своё кресло для меня. — Что дальше? — спросила она. — Небольшой перерыв и потом щит — меч, а что потом, надо спросить у Альпака. — На сегодня это будет все, а завтра после завтрака сшибка на копьях, — проворчал Альпак. Повезло тебе пигалица, такого парня урвала, и за что тебе такое счастье?


— Далее следует поединок с мечом и щитом, — громко прокричала Вельда, — а завтра после завтрака сшибка на копьях здесь же. После её слов толпа буквально заревела от восторга. Немного передохнув, мы продолжили. Теперь Альпак был осторожен. он уже не рвался в атаку, а внимательно следил за мной, надеясь на мою ошибку. Я тоже не торопил события. Начался обмен ударами, хитроумные финты с попытками выманить на себя соперника. Каждый удачный прием вызывал бурю восторга у публики. Наконец то мы оба словно по команде приступили к активным действиям. Вновь мечи замелькали с неимоверной быстротой, вновь грохот и искры, щепки от щитов, вскоре мы отбросили в сторону то, что осталось от щитов. Теперь мы бились только на мечах. Вот тут то мы смогли показать все свое мастерство.


Уклоны, парирование ударов, ответы с разворотами и поворотами. Толпа уже не кричала, она стонала от восторга. А потом мы просто встали рядом, плечом к плечу и продемонстрировали веерную защиту, — высший класс для мечников. — Ладно, хватит тешить публику, — проворчал Альпак. — Все хорошо, но ты совсем не следишь за своей рукой, что держит меч. Здесь должна быть прямая линия, смотри, — и он показал мне свою руку, держащую меч, — а у тебя зачастую рука выглядит так, — его меч чуть опустился вниз, буквально на немного. — Через пару часов настоящего боя у тебя так устанет рука, что один удачный удар и ты лишишься меча. Пока ты молод и полон сил, это не так заметно, а со временем будет проблема, если её вовремя не устранить. А теперь дай ка я скажу пару слов публике.


Альпак поднял руку и дождавшись тишины громко проговорил:- Рекомендую, сэр Старк, по прозвищу благородный, ученик моего лучшего друга. Кто хочет как можно быстрее совершить последнее путешествие в водах Илис, может попытаться затеять с ним ссору. Он хлопнул меня по плечу и достаточно громко сказал, больше обращаясь к Вельде, чем ко мне:- И что ты в ней нашел, кожа да кости? Это же заноза, а уж язычок… Не мог себе найти нормальную девушку?… Вельда уже стояла возле меня и вытирала пот с моего лба. Потом ни мало не стесняясь сначала поцеловала Альпака, а потом меня. — Я знала кого выбирать, Альпак. Помнишь, я в детстве, после того, как ты меня отшлепал, пообещала, что когда выросту и выйду замуж, мой муж тебя победит. Считай, что он тебя сегодня уже победил. — Ну это мы ещё посмотрим, завтра ещё копья, да и не муж он тебе. — Ну значит будет им. Ты же меня знаешь. — В том то и дело, что знаю. Ты как клещ, вцепишься, — не отпустишь. Пропал парень, а мог со столькими девками ноги плести, прежде чем хомут себе на шею одеть… А с тобой, — он не договорил и махнул рукой. Я забираю его до ужина, нам надо с ним переговорить наедине. Не волнуйся я его тебе доставлю в целости и сохранности и под своей охраной. Куда тебе его привести, наверное в твои покои? Я так и знал…

10

У Альпака было уютно. Нас встретила немолодая, но весьма миловидная женщина. Для себя я отметил, — краснокожая. — Моя подруга, Марта. Мы вместе уже более десяти лет, — счел нужным он пояснить, — Марта, нам надо поговорить. И женщина не произнеся ни слова вышла в другую комнату. — Ну рассказывай… И что, богиня бездетным парам дает детей на воспитание?… А черные или красные среди них были?… И Хван сгорел в огне?… А почему Стив не сопровождает тебя?… И что в поселок принимают все смешанные пары?…


— Ты как с копьем то? — Да вроде ничего, Стив учил, правда практики маловато. — Завтра у тебя её будет достаточно. Семи схваток хватит? — Лучше восемь. — А что так? — Ну что б ничья была. Ну восемь, так восемь. Запасной конь есть? — Нет, а зачем? — Лошадь, не человек, иногда устает, тогда после 4-х сшибок сделаем перерыв. На незнакомую лошадь ты же не сядешь?…


Наш разговор продолжался довольно таки долго, Альпака интересовало все. Особенно дети богини и сколько их можно будет взять на воспитание. — Жаль, что к вам черные дети не приплывают. — А может быть это по тому, что у нас в поселке нет ни одной смешанной пары, где был бы чернокожий? Стив не в счет, если только теперь он не найдет себе подругу. Только сэр Альпак, у нас все пары прошли обряд и являются мужем и женой.


— Марта, иди сюда. Интересные вещи рассказывает сэр Старк. У них все население поселка состоит из смешанных пар. Само собой разумеется, что они все бездетные, так вот Илис каждый год им посылает детей богини, которых они разбирают на воспитание, и среди них дети всех цветов кожи и белые и красные и золотые. Черных пока правда не было, но у них и семейных пар с черными не было. Как думаешь, не пора ли нам совершить небольшое путешествие в этот поселок? Посмотрим что к чему и как там и если понравится, останемся там жить…


— Пошли, сынок, а то от Вельды нам достанется. Ох и выбрал ты себе подружку, она ж тебе шагу ступить не даст. Ты на охоту и она с тобой, ты в поход и она тут как тут. А давай поспорим, что она уже ждет тебя возле моей двери, или прохаживается где то рядом?


Мы вышли. Вельда действительно стояла невдалеке от покоев сэра Альпака и что то внимательно рассматривала на стене. Увидев меня, она махнула мне рукой, я подошел. — Смотри Старк, это единственный гобелен в загородном дворце, где якобы изображен храм исполнения всех желаний. Я остановился и стал пристально рассматривать рисунок. Храм больше походил на замок, правда небольшой. Особенностью его изображения было то, что ни на одном рисунке храма я не увидел дверей. — А почему нет дверей? — Пока не знаю, но её высочество королева Юлия обещала навести справки, в том числе и у самого умного человека в королевстве, — хранителя книг и свитков.


— Интересуетесь храмом той, что спит до срока? — подошел сэр Альпак. — Это храм исполнения желаний, — отрезала Вельда. — А это одно и тоже. Если будет желание, и твой друг не сильно завтра помнет мне кости на ристалище, то я вам расскажу одну очень интересную легенду об этом храме. Но только завтра, пигалица, а теперь идите, вас наверняка и так уже разыскивают, что бы пригласить к королевскому столу. Твой друг наделал шуму во дворце и даже затмил твои проделки. Хотя это как посмотреть. Сама идея привезти его сразу к королю, — это и есть твоя затея? Граф Ришар вряд ли на это пошел бы…


Действительно, как только мы показались в зале, как к нам со всех ног кинулись сразу же несколько слуг. — Сэр, миледи, его королевское величество приглашает вас на ужин в малом семейном кругу, следуйте за мной, я вас провожу в розовый зал.


— Молодые люди, где вы так долго пропадали? Слуги уже сбились с ног, разыскивая вас. — Ваше величество, сэр Старк был в гостях у сэра Альпака, а я добросовестно дожидалась его в коридоре. — И что, молодая и нетерпеливая леди вот так спокойно ждала своего друга и даже не попыталась выбить дверь? — Нет конечно, ваше величество, ведь это сэр Альпак. А мне в свое время и за меньшую провинность досталось от него. — По секрету скажу вам моя дорогая племянница, в свое время и мне от него досталось, так что я стараюсь его не сердить. До сих пор. Садитесь напротив нас, так легче будет общаться. И так сэр Старк, вы успели не только заинтересовать всех в этом дворце, но и изрядно удивить, в том числе и меня.


Я хотел бы услышать более подробный рассказ о том, как вы познакомились с леди Вельдой и где так научились изумительно владеть мечом? Но сначала давайте немного подкрепимся тем, что послали нам сегодня боги на этот скромный стол.


А боги сегодня послали много чего вкусного. Одного мяса было шесть или семь видов. Особенно мне понравился молодой поросенок с соусом и мясо горячего копчения, как сказала Вельда. Я наелся, а когда нам подали десерт, — отвар трав и сладкие пироги и пирожные, я приступил к рассказу. Естественно опуская некоторые подробности, в частности о левом плече и других частях тела Вельды, я рассказал, как она подглядывала за тем, как я купался, как принял её за подростка, и как очень смутился, когда одевшись разглядел, что это красивая девушка. Как молодая леди навела меня на мысль, что она простая служанка в свите его величества, и где её следует искать по моему приезду в столицу. Я так же рассказал о первых в своей жизни уроках верховой езды, и почему моего коня зовут Чез.


Когда я собирался начать рассказывать о своем обучении владеть оружием, его величество меня остановило, — Нет, на сегодня хватит, у нас ещё и завтра будет вечер, там и продолжите. И кстати, я распорядился на завтра подготовить ристалище по всем правилам. Сколько будет схваток? — Мы решили с сэром Альпаком, что восемь, только есть одно небольшое но, ваше величество. У меня нет копий, и я не знаю, где их можно будет приобрести. — Ну это дело поправимое, сэр Старк. Копья вам будут. А что, вы и в конной сшибке так же хороши, как и на мечах? — Не знаю ваше величество, завтрашний день покажет. По крайней мере к просьбе моего учителя — проверить меня в деле, сэр Альпак относится с полной серьезностью. — Мы будем ждать с нетерпением завтрашнего дня…


Уже поздно вечером, после купания, когда мы наконец то улеглись, а голова Вельды устроилась у меня на груди, я выслушал много слов о том, какой я черствый, бессердечный, и как мои бесстыжие глазки раздевали всех встречных поперечных девиц. А ещё я узнал, что бросил её на произвол судьбы, а сам отправился развлекаться к Альпаку, что она вся испереживалась, наблюдая за нашей схваткой и вообще я черствый мужлан, который её не ценит. А мне вспомнились некоторые наставления Стива:- "Чем меньше женщину мы любим, тем больше времени на сон, Мужчины только делают вид, что не понимают женщин. Это обходится дешевле", были там и другие расхожие, но озвучить их вслух я не рискнул. Характер у Вельды как я понял взрывной, и как она отреагирует, не известно.


— Сегодня ничего не будет, решительно заявила она. У тебя завтра тяжелый день и я не хочу, что бы ты клевал носом от того, что не выспался, или обессилел. — Что совсем ничего не будет? — поинтересовался я. Ну хоть поцеловать то тебя можно? — Поцеловать можно, но не более того… Это что все твои поцелуи?… Ну мало ли что я сказала, что не будет, а ты умей настоять на своем… Все, одного раза действительно хватит, я тоже сегодня устала, давай спать… Нет, я не поняла, ты что спать собрался?… Вот теперь действительно все,…


Утро встретило нас ласковыми лучами солнца, что светили прямо на нашу кровать. Вельда ещё крепко спала, её рыжевато золотистые волосы разметались по подушке. Наконец лучик попал ей на лицо, она смешно сморщила свой нос и открыла глаза. — Так ты подглядывал за тем, как я сплю? — она увидела, что я смотрю на неё. — Нет, не подглядывал, а просто любовался тобой. — А это не одно и тоже? — Нет, а вот ты за мной подглядывала, когда я плавал. — Я не подглядывала, мне было просто любопытно, почему тебя не трогают псы богини.


Завтракать мы в покоях. На звук колокольчика Вельды заглянула пышнотелая служанка, увидев две головы в постели, всплеснула руками, — Ну наконец то нашелся смельчак… Завтрак сейчас принесу…

— Вы, сударь, особо на рожон не лезьте. Альпак опытный воин, давайте я вам помогу облачиться в доспехи. Он любит целиться в одно место, а бить в другое. Часто под удар не подставляет свой щит, а уклоняется, — наставляла меня Вельда. Когда все было готово, мы вышли. Нас уже встречали. В основном молодые девицы, которые к неудовольствию моей спутницы составили мою партию, правда были среди них и несколько молодых рыцарей, видимо чьих то кавалеров. Основная же масса молодежи составляла партию Альпака, считая меня выскочкой, соперником на предстоящих турнирах и завидовала тому вниманию, что обрушилось на меня со стороны молодых девиц.


Перед парадным входом была построено самое настоящие ристалище, — с небольшим разделительным забором по центру, ограждено столбиками с лентами, проведены разделительные полосы, которые позволяли рыцарю удержавшись в седле и не упав до её пересечения, избежать поражения. Даже трибуны для знати уже стояли готовые и слуги заканчивали обивать материей места для венценосной пары. Места уже были почти все заняты. Народу было много, даже Вельда, по моему, не ожидала такого количества. Вскоре появился Альпак, — Ну, что не передумал сразиться? Смотри, а то давай скажем, что ты не очень хорошо себя чувствуешь и у тебя наблюдается упадок сил. При этом он многозначительно посмотрел на Вельду и заулыбался. Она вспыхнула от смущения:- Говорила же я тебе, что ночью надо было отдыхать… Даже посторонние люди заметили, что ты изнурен. Я рассмеялся:- Да это он так подшутил из зависти. Я в отличной форме.


Вскоре привели наших коней. Слуги помогли Альпаку подняться в седло, я же вскочил на Чеза сам. Вскоре появились его королевское величество и его жена. К первой схватке все было готово. Мы разъехались в разные стороны, дожидаясь отмашки герольда, но отмашку дала Вельда, которая уже стояла у кресла его величества и что то ему говорила. По взмаху её платка, мы рванули на встречу друг другу. Как и в схватке на мечах, разведки боем не было. Треск ломаемых копий, наши кони встали на дыбы. Я чуть было не вылетел из седла, такой силы был удар направлен мне в верхний край щита, который я по счастью отвел в сторону. Вопли зрителей заглущили все остальные звуки.


Альпак потребовал заменить ему щит, который у него треснул. Нам поднесли вторые копья и мы вновь приготовились к сшибке. Взмах платком, с места в галоп, чтобы набрать максимальную скорость, что позволит мне усилить свой удар… Точно так же поступил и мой соперник. Вновь встреча почти в самом центре. На этот раз меня отбросило на круп Чеза, но я удержался. Копья в щепки, грохот стоял неимоверный. А этот чернокожий сидел на своем коне, как будто и не было встречи с моим копьем. Но ведь я же не промахнулся, не могло же мое копье так просто разлететься.


Надо срочно менять тактику и пытаться поразить его не в щит, а в забрало, или в шлем. Да и самому пора прекратить принимать его удары. Ещё один два таких и моя левая рука онемеет. Я и так её еле еле чувствую. К нам одновременно подбежали королевские слуги:- Сэр Старк, его королевское величество потребовало уменьшить расстояние разбега для коней. Великий король Нибел не хочет терять ни одного их отважных рыцарей, что уже показали свое высокое мастерство. Дистанция сокращается на пятнадцать шагов с каждой стороны. Пришлось подчиниться. Тут же были проведены новые разделительные полосы. Пока вносились изменения, мы немного отдохнули. Мой Чез был привычен к подобным нагрузкам, а вот конь Альпака уже покрылся пеной.


По сигналу Вельды мы вновь ринулись навстречу друг другу. Я стал выцеливать забрало своего визави, вместе с тем внимательно наблюдая за тем, куда целится он. Он тоже целился мне в шлем. В самый последний момент я довольно таки рискованно поменял направление удара и опустил наконечник копья вниз. От удара Альпака, который я принял, ремни на моем щите лопнули, и он отлетел куда то в сторону. Оказалось, что лопнули не ремни, а разлетелся мой щит. Мое же копье попало скорее всего в луку седла, так как меня так тряхнуло, будто я со всего размаха налетел на каменную стенку. Подпруги седла Альпака не выдержали и хотя он сам каким то чудом остался на ногах, его конь без всадника и седла поскакал прочь, роняя пену и жалобно жалуясь на такую свою жизнь. Победу присудили мне. Зрители бесновались. Было решено сделать небольшой перерыв, пока чернокожему воину готовили другого коня. Я спешился и стал обихаживать Чеза. Ещё две, максимум три схватки он выдержит, а потом ему понадобиться длительный перерыв, — о чем я и сказал Вельде, что прибежала ко мне, узнать как дела.


— Слушай, а это правильно, что ты вот так в открытую высказываешь мне свое расположение? — поинтересовался я. — Ты что, не в своем уме, или от ударов у тебя в голове помутилось? Да уже весь двор знает, что ты не только спишь со мной, но и делишь ложе. А тут ещё Альпак заявил, что бессонная ночь, которую ты провел в моей постели погубит тебя и ты проиграешь…

Следующую схватку выиграл он. Увернувшись от моего копья так, что я даже его не задел, что само по себе уже было высшим мастерством, сам он нанес мне удар вниз моего щита. Подпруги лопнули и у меня. К счастью я удержался в седле и оно сползло уже за разделительной чертой, но стремя я потерял. Победа в схватке осталась за Альпаком.


Пятую сшибку я помню с трудом. Мой соперник все таки попал мне в шлем. В голове зашумело, в газах какие то круги. Я даже не сразу сообразил, что один из приданных мне слуг пытается забрать у меня обломок моего копья и вручить новое. Все, это последняя схватка, ещё две я не выдержу, как и не выдержит мой Чез. В этот раз, для экономии наших сил я решил встретить Альпака стоя на месте. Зря что ли меня учил этому Стив? Сделав небольшой скачек навстречу, я остановился и приготовился принять удар и нанести ответный. По всей видимости, Альпак не ожидал этого от меня, так как его копье стало рыскать из стороны в сторону, ища мои слабые места. Буквально за несколько шагов до места предполагаемой сшибки я дал шпоры своему коню и он совершил мощный прыжок навстречу. Альпак промахнулся, а наконечник моего копья попал точно ему в забрало. Шлем кувыркаясь отлетел в сторону. Сам всадник остался в седле каким то чудом и уже за разделительной полосой упал сначала на шею, а потом сполз по крупу вниз на землю.


Я быстро соскочил с коня и бросился к нему. Слуги уже суетились вокруг. Взгляд его был затуманен. Разглядев меня, он произнес, — Ты победил и опередил меня с этим приемом. Это я должен был поймать тебя на него. Стив хорошо выучил тебя. Вскоре к нам подошел его величество король Нибел, — высказывая тем самым глубочайшее уважение старому воину, — Альпак, ты по прежнему остаешься первым рыцарем при моем дворе. Сэр Старк победил тебя хитростью, что впрочем не умоляет его победы. Вы оба молодцы. Жду вас у себя на пиру в честь этой незабываемой схватки.


Не знаю, смог ли я встать после такого удара, но Альпак с моей помощью встал, и мы не спеша пошли к входу во дворец. Зрители приветствовали нас громкими криками. Многие спустились с трибун и пытались просто дотронуться до нас, похлопать по плечу. А на меня навалилась неимоверная усталость, я еле еле передвигал ноги. Вельда оказалась тут как тут. Мы проводили воина к его покоям, где его уже ждала обеспокоенная Марта.


— Пошли, я распорядилась приготовить для тебя купальню, за Альпака не беспокойся, Марта тоже все уже приготовила. Больно было? — Да не очень, только в голове шумит. — Ну это не страшно, твоим мозгам небольшая встряска не помешает, в следующий раз умнее будешь. В её покоях или уже наших? — она помогла мне снять рыцарские доспехи, охая на каждом шагу и тыкая мне носом во вмятины. — А если б это было настоящее копье? Ты хоть представляешь, сколько раз тебя могли убить в бою? — Только один раз, — спокойно ответил я, — когда мне попали в шлем. А эти вмятины от обломков копья. От них если и останутся синяки, то небольшие…


Потом я сидел и млел в горячей воде, наслаждаясь покоем и негой. Потом ко мне забралась Вельда и покой как ветром сдуло… Натирая мне синяки какой то дурно пахнущей мазью, которую оказывается передала Марта, я выслушивал очередные наставления о том, что можно на пиру, а что нельзя. В частности оказалось, что находясь за столом нельзя бить морды лица, что от королевской чаши вина нельзя отказываться, что нельзя оказывать знаки внимания только своей подруге, что надо и соседке, но если она увидит, что я на кого то пялю свои бесстыжие глазки, то она их мне тут же выцарапает…


Для пира Вельда вновь переоделась в умопомрачительное платье. — Слушай, а давай не пойдем на пир, зачем он нам? — обратился я к ней. Ты так шикарно выглядишь, что мне хочется только одного… — Вот, вот, у тебя только это на уме. И что мне с тобой делать, горе ты моё ненасытное?… Подол аккуратнее поднимай, не порви оборки… Да тише ты, не рычи так… Всё? Доволен? Подай мне полотенце… да отвернись ты, что стоишь как истукан…


Вскоре раздался осторожный стук в дверь, — Сэр, леди, вас приглашают на пир. — Пошли, — вздохнула Вельда, — и веди себя там поприличнее. Зал уже был почти полностью заполнен. Расторопный слуга проводил нас за королевский стол и указал нам наши места. Напротив нас сидел Альпак. — А где Марта? — поинтересовался я, за что тут же получил удар локтем в бок от Вельды. Чернокожий воин грустно улыбнулся, — Марта не из благородных, ей на такие пиры дорога заказана. — Ты хоть соображаешь, о чем спрашиваешь? — зашипела Вельда. Это просто напросто неприлично.


В это время раздались звуки труб и в зал торжественно, под громкий голос распорядителя вошли его величество король Нибел и её высочество королева Юлия. Рядом с ними шел маленький мальчик, — дофин и наследник престола принц Чарльз. Как только королевская чета заняла свои места, пир сразу же начался. Если я думал, что все здесь заранее расписано и установлено, то я ошибался. Определенный порядок соблюдался только за королевским столом, а за всеми остальными царил беспорядок. За одним столом могли сразу же произносить тосты и здравицы сразу несколько человек.


Мое внимание привлек богато разодетый вельможа, что сидел недалеко от нас. Он почему то пристально меня рассматривал. — Леди Вельда, — обратился я к ней, — это кто, он смотрит на меня не отрывая глаз, или может быть он смотрит на вас? — Это посол короля Скальда при нашем дворе. Действительно, он пристально наблюдает за вами. К чему бы это? Он и на турнире был… В это время дофин о чем то спросил королеву, та в свою очередь обратилась к королю, тот утвердительно кивнул головой. Принц Чарльз встал со своего высокого стула с помощью слуги и неторопливо направился к нам. Вскоре его стул уже стоял между мной и Вельдой.


— Конечно, Вельдочка, у тебя вон какой здоровый бугай появился, а обо мне ты совсем забыла, как приехала, так и ни разу не навестила… — Чарли, я приехала только вчера и навестить тебя у меня просто не было времени. Я же не могу ни на минуту оставить сэра Старка. Стоило мне отвернуться, как он уже кому то врезал из свиты твоего отца. — А я знаю, сэр Дук уже приходил жаловаться, что его сыну сломали нос и выбили два зуба, а его величество посоветовал сэру Дуку спрятать своего сына куда подальше, так как твой друг обещал при его королевском величестве убить его. А ещё я видел в окно, как они с Альпаком сражались на мечах. Это было здорово, даже матушке понравилось, она смотрела вместе со мной. Сэр Старк, вы научите меня так же владеть мечом? а то Альпак только смеется.


Конечно научу, ваше высочество, только вам надо немного подрасти. Меня начали учить с семи лет… — Ууууу, это ещё больше года ждать. А раньше нельзя? — Сожалею, но таковы правила. — А кто эти правила устанавливает? Если его королевское величество, то я порошу, что бы он их изменил. — Нет ваше высочество, их установил мой учитель и наставник, и я не вправе их менять. — Да знаю я этих учителей, — и принц кого то передразнил, — это нельзя, туда не ходите, это не по правилам… Вельда, ты обещала мне, что покажешь мне псов богини, и что мы с тобой съездим на берег Илис. Когда мы поедем? — К поездке надо подготовиться, испросить разрешение у его королевского величества, договориться насчет охраны…


— Да я уже обо всем договорился. Его королевское величество тоже хочет развеяться и ждет только когда ты об этой поездке заговоришь. Давай завтра? — Нет мой принц, завтра не получится. Сэр Старк должен немного прийти в себя после сегодняшних турнирных поединков с сэром Альпаком. — А я видел, как они сшибались. Мне даже страшно стало. Копья в щепки, грохот как от грома во время грозы, матушка даже вскрикивала и рот зажимала, правда, правда, я видел…


Высидев положенное по этикету время и сославшись на усталость, сразу же после Альпака и мы покинули, с разрешения короля, зал. Уже в своих покоях, когда служанки помогали Вельде готовиться ко сну, она мне сказала, что посол короля Скальда проявил ко мне большой интерес и расспрашивал даже его королевское величество, от куда я взялся и кто я такой. — Будь с ним осторожен, он тот ещё лис, недаром столько лет при нашем дворе отирается…


Заснул я практически сразу и спал почти без сновидений. Только под утро мне приснилась Илис, вернее её образ размытый туманом, которая о чем то меня предупреждала. А вот о чем, я так вспомнить и не смог.


Дни во дворце текли однообразной чередой. Пиры, турниры, артисты, — один сплошной праздник. В турнирах я участие не принимал, так как первая же моя попытка поучаствовать, завершилась провалом. Никто не хотел скрестить со мной мечи или обменяться ударами копий. Вельда меня успокоила тем, что скоро начнутся настоящие турниры и для участия в них съедутся лучшие из лучших, а так же те, кто не видел и не слышал о наших тренировочных боях с Альпаком.


А у меня из головы все никак не выходил сон с Илис, в котором она меня о чем то предупреждала. Она ещё несколько раз снилась мне, но я просыпался и ничего практически не помнил. Даже Вельда встревожилась и наконец то испросила разрешение не на долго покинуть дворец, что бы под надежной охраной, в сопровождении разных нянек вместе с дофином совершить небольшое путешествие на берега Илис. К счастью его королевское величество по какой то причине не смогло принять участие в этой поездке, так что мы наслаждались определенной свободой. Ночевали в шатрах, принимали пищу приготовленную на костре, в общем вели "полевой" образ жизни. Принц был вне себя от радости и не отходил от нас ни на шаг. Он иногда даже умудрялся ночевать вместе с нами…


Вот наконец то и берег Илис. Увидев реку, я пораженный остановился. В несколько раз шире и полноводнее, чем у нашего поселка, она плавно несла свои воды. Чувствовалась мощь и огромная сила. Мы разбили лагерь прямо на берегу реки и я не удержавшись сразу же пошел собирать моллюсков и раковины, а заодно попытаться поймать какую нибудь рыбину. Я чувствовал себя счастливым, будто снова оказался в своем детстве…


Конец первой части.

Часть 2 "… та, что спит до срока"


1

Вот наконец то и берег Илис. Увидев реку, я пораженный остановился. В несколько раз шире и полноводнее, чем у нашего поселка, она плавно несла свои воды. Чувствовалась мощь и огромная сила. Мы разбили лагерь прямо на берегу реки на большой поляне и я не удержавшись сразу же пошел собирать моллюсков и раковины, а заодно попытаться поймать какую нибудь рыбину. Я чувствовал себя счастливым, будто снова оказался в своем детстве…


Как нельзя кстати я обнаружил небольшой заливчик, довольно мелкий, что бы в нем мог купаться принц и дамы, но на всякий случай исследовал его, а попросту говоря, искупался в нем. Псов богини в нем не было, а дно было ровным, — песок пополам с галькой. Поднявшись ещё выше по течению, я набрал раковин на берегу и даже умудрился самодельным копьецом добыть одну толстомясую рыбину. Желая сократить расстояние я не стал возвращаться по берегу Илис, обходя залив, а пошел напрямую через заросли густого прибрежного кустарника.


Сначала мой нос уловил слабый запах дымка, я даже обрадовался, — вот в лагере и костры развели, готовят обед, затем засомневался. до лагеря ещё если и не далеко, то и не так близко, что бы почувствовать дым. Приметив место, куда я сложил свою добычу, отправился на разведку. Ходить бесшумно меня научил Стив и лес, когда мы скрывались от ночных фей, так что подобраться незамеченным к месту, где горел небольшой костерок, для меня не составило труда. Посредине густого кустарника был вырублен небольшой пятак. Возле костра сидели два человека одетые в рваньё. Я уж было хотел выйти и поинтересоваться, что они тут делают, как вдруг с противоположенной от меня стороны, со стороны нашего лагеря, из кустов вышел начальник нашей охраны. Оборванцы тут же вскочили на ноги и они обменялись рукопожатиями.


Начало разговора я пропустил, пока не подобрался к ним поближе. — Ваши сведения очень важны, брат, значит Старк и его подруга ночуют в своем шатре возле шатра наследника. Ну что ж нападение надо будет организовать так, что бы все подумали, что целью был дофин, а Старк и его шлюха погибли случайно. Люди для нападения наняты со стороны, обыкновенные разбойники и воры. Им обещана большая добыча, а вот мы с арбалетами будем сидеть специально в засаде, и ждать своё время. Затем обратившись к своему напарнику один из оборванцев продолжил. — Ты должен только ранить эту рыжую стерву, но так, что бы она оставалась в сознании, пока я буду её насиловать и пусть последним, что она увидит в своей жизни, будет мое лицо, и почувствует как я насаживаю её на свое веретено, А потом я распорю этой сучке брюхо и насыплю туда песку…


В моей голове сразу всплыло, — сынок сэра Дука. Значит решил отомстить, не успокоился. И начальник нашей стражи на его стороне. И словно в подтверждении моих слов, начальник стражи сказал:- Своих людей я всех уберу от шатров, они будут стоять на страже со стороны кустов. Посты будут двойные, что бы свободных людей не было. Вам надо будет пробраться вдоль берега и напасть ближе к утру. Своим солдатам я разрешу не одевать доспехи, да и что такое десяток воинов против полусотни разбойников при внезапном нападении. Только предупреждаю, принц Чарльз не должен пострадать ни при каких обстоятельствах. — Не волнуйся брат, все будет выглядеть как нападение шайки разбойников, а о принце ты позаботься сам. Это снимет с тебя подозрения, когда король будет проводить дознание. — И все таки брат я не одобряю твою затею, тебе что мало других, что сочтут за честь переплести с тобой ноги, к тому же она племянница короля…


Дальше я уже слушать не стал, а осторожно передвигаясь в кустах, вернулся к тому месту, где оставил свою добычу и пошел к лагерю уже знакомой мне дорогой вдоль залива, но соблюдая осторожность и не привлекая к себе внимания. В лагере действительно уже начинали готовить обед и мои моллюски пришлись как нельзя кстати, впрочем как и рыба. Вскоре из кустов появился и начальник нашей охраны, увидев, что я внимательно смотрю на него, он пояснил, что осматривал местность, что бы наиболее целесообразно расположить посты. Мы с ним совершили обход лагеря. Действительно вдоль берега не было никаких укрытий и здесь вполне было достаточно двух человек для наблюдения, а вот со стороны кустов…


После обеда с дымком, я повел Вельду и принца к выбранному мной заливчику. Нас сопровождали четыре воина и куча нянек. Я был в доспехах и при мече, чем вызвал насмешки Вельды и ухмылки охранников. Сама она кстати была одета в купальное платье и не собиралась сидеть на берегу. У горловины заливчика я остановился и указал им место, где они могут искупаться. Присоединиться к ним я отказался, мотивируя это тем, что мне надо будет остановить псов Илис, если они попробуют заплыть в залив, хотя это и маловероятно, так как залив мелкий.


Я взвел струну своего арбалета и стал внимательно наблюдать не только за рекой, но и за прибрежными кустами, которые были от нас на приличном расстоянии. Да и воины стояли спиной к купающим и лицом к кустарнику, так что внезапного нападения на нас не получится ни при каком раскладе. После того, как все накупались, обсохли и опять накупались и обсохли, мы наконец то вернулись в лагерь. Чарльз так устал, что быстро перекусив остатками обеда и не дождавшись ужина, уснул прямо возле Вельды, почти что у неё на руках. Ближе к вечеру была выставлена усиленная охрана, а после ужина лагерь затих. Все отдыхали. Вельда уже несколько раз зазывала меня в наш шатер, но я отнекивался и лихорадочно продолжал думать. В целом план у меня уже был готов, но вот некоторые мелочи не давали покоя…


— Ну ты что так долго? Я и так уже вся горю, иди ко мне скорее я помогу тебе раздеться. — Вельда, на нас этой ночью будет совершено нападение. Она казалось даже не слышала моих слов, пытаясь лихорадочно расстегнуть крепления моих доспехов. Я мягко отвел её руки в строну, — Ночью на нас нападут. Разбойники, человек пятьдесят. Они хотят захватить наследника, увезти его в неизвестном направлении и потребовать выкуп от короля. Я сам слышал разговор их главарей. Говорить, что истинной целью нападения являемся мы с ней, — я не стал. Вельда замерла, потом лихорадочно стала переодеваться. Вскоре передо мной сидела девушка, готовая к схватке с противником. И пускай на ней не было доспехов и все её вооружение составлял только один кинжал, в её глазах горел решительный огонек сделать все, что бы спасти брата. Я тоже экипировался по полной. Два меча, один из них за спиной, пара кинжалов, арбалет, моток веревки на поясе, я даже снял шпоры.


— Что мне надо сделать, Старк? — Ты сейчас разрежешь наш шатер с тыльной стороны, потом точно так же разрежешь шатер Чарльза и заберешь его. Смотри, что бы не было никакого шума, иначе все провалится. За лагерем и шатрами наблюдают. Будете ждать меня на берегу Илис. В воду не заходи. А я пойду и найду начальника нашей охраны. Все наши действия должны остаться в тайне, среди прислуги или солдат есть те, кто вступил в сговор с бандитами. Вскоре раздался треск распарываемого материала. Я поморщился, — Да тише ты, весь лагерь разбудишь.


Выйдя из шатра я увидел у костра только одного поваренка, который неторопливо чистил котел, напевая себе под нос какую то песенку. — Где начальник охраны? — поинтересовался я. — Не знаю, мой господин, он вроде бы пошел расставлять солдат на посты. — Ну, что ж и я пройдусь немного… На берегу я без труда заметил Вельду и Чарльза. Однако вместе с ними был и ещё кто то. Я приготовил арбалет и направился к ним, готовый ко всяким неожиданностям. однако мои опасения были напрасны. То была кормилица принца, которая продолжала ухаживать за ним. Это даже к лучшему.


Я подошел и объяснил им свой план. Первой на тот берег я переправляю Вельду, потом Чарльза, потом кормилицу. Оставив мальчугану свой арбалет и наказав стрелять в любого, кто подойдет к ним близко, я посадил Вельду к себе на закорки и спустился в воду. Тут же возле меня появились псы Илис. Вельда тихонько взвизгнула, — Он дотронулся до меня. — Он тебя обнюхивает, — успокоил я её, — Держись крепче. И схватившись за один из гребней пса я попросил доставить нас к противоположенному берегу. Постепенно набирая скорость пес богини в буквальном смысле понес нас по воде. Возле самого берега он резко развернулся, заставив Вельду взвизгнуть ещё раз. Я почесал его между глаз и по голове, после чего помог девушке выбраться на берег и позвал Илис


— Богиня, это я Старк, мне нужна твоя помощь. — Не кричи, Старк, я уже давно здесь и жду тебя. Наконец то ты отозвался на мой призыв… — Богиня, извини за мою наглость, присмотри за моей невестой, а потом и за принцем Чарльзом, наследником короля Нибела. Я его сейчас тоже переправлю сюда для безопасности. Илис чуть слышно рассмеялась, — Ни какого уважения к богам, правильно мы сделали, что ушли от вас, ладно уж плыви… Всё это время Вельда сидела не шелохнувшись на песке, и по моему даже не дышала. Я вновь спустился в воду и поплыл с помощью пса за дофином.


Чарльз, до нельзя серьезный от поручения охранять свою кормилицу, встретил меня взволнованным шепотом:- Старк, к нам никто не подходил, но почему то костер возле наших шатров стал гореть ярче. Я забрал из его рук арбалет и передал его Доре. — Жди меня здесь, я скоро за тобой вернусь. — Нет, нет, мой господин, я с вами никуда не поплыву. Я с детства боюсь воды, лучше я вернусь в лагерь и сделаю вид, что сплю и ничего не слышала и не видела. Я спрячусь под пологом кухонной прислуги и всем объясню, что вы забрали принца к себе в шатер…


— Старк, а мы что действительно поплывем на спине у пса Илис? Ты не обманываешь? — Поплывем, — буркнул я, — и действительно на спине пса. Но не вздумай его гладить, или трогать. И не бойся, когда он тебя обнюхает. А теперь обхвати меня как можно крепче за шею и пошли, а то Вельда там одна… Всю дорогу, пока мы переправлялись, Чарльз не умолкал:- А ты научишь меня плавать? А почему псы Илис тебя не трогают? А ты дашь мне ещё покататься на них? А кто на нас должен напасть? А почему мы от них прячемся? А давай позовем короля… И все в таком же духе, пока мы не вышли на берег.


Вельда сидела там же на берегу, где я её и оставил. Чарльз тут же соскочил с моей спины и бросился к ней:- Вельдочка, не бойся, я тебя защищу от разбойников, вот только Старк даст мне свой арбалет и мы им покажем… — Кормилицы не будет, — счел нужным пояснить я. — Дора испугалась воды, а я ни капельки не боялся, даже когда меня обнюхивали, правда Старк? — Правда. Ты как, — обратился я к Вельде. — Уже лучше, богиня объяснила, что здесь нам ничего не угрожает и она рада помочь дочери бога Света и богини Тьмы. Она наверное меня с кем то спутала, а я спорить не стала. Чарльз стал теребить меня за рукав моей рубахи, — Старк, а ты оставишь мне арбалет, что бы я мог защищать Вельду? — Нет, арбалет я тебе не оставлю, а вот свой боевой кинжал, — на слове боевой я сделал ударение, — я передаю тебе. — Ух ты, он почти как меч, — и Чарльз сделал несколько рубящих ударов, со свистом рассекая воздух, — пусть теперь кто нибудь попробует подойти к нам, все порублю…


За нашими спинами раздался легкий смешок: — Старк, нам надо поговорить, пройди немного в глубь леса, а то у твоей подружки уж очень тонкий слух. — Не больно то и надо вас подслушивать, Старк, если сочтет нужным мне сам все расскажет…

Лес встретил меня тишиной и покоем. Ни одного звука, только легкое потрескивание веток под моими ногами, да шелест травы. Я остановился и повернулся к лесу спиной. — Ты хороший ученик, запоминаешь все с первого раза, — искренне похвалила меня богиня. Старк, а как получилось, что Вельда не знает легенду о себе самой? — Не знаю, богиня, мне кажется, что с детства её оберегали от этого знания. Наверное по этому то все говорили, что это плохо, что она встретила меня, когда я возвращался с охоты.


— От судьбы не уйдешь. Даже мы, боги не всегда властны над вашими судьбами. Могу тебе открыть маленький секрет. Там в лесу, не ты, а некто другой, охотник, должен был спасти Вельду от нападения мнимых разбойников, но он опоздал. А ты оказался в нужном месте, в нужное время. Наверное случайно. Сейчас бог Солнца и богиня Луны решают, что делать с вами. — Как это что делать, — переспросил я. Разве Вельда не дочь графа Ришара? — Дочь, но в ней есть частичка божественной силы и от своих божественных родителей, точно так же как в тебе, через твою мать, мою жрицу передалась и моя частичка. — И что теперь? — Не знаю, они родители и вправе распоряжаться судьбой своей дочери, но не твоей.


— А что теперь делать нам? — Самый лучший вариант, — вам расстаться. — Илис, это невозможно, мы любим друг друга, да и я не представляю как мне жить без Вельды. — Вот это то и плохо. Я же говорила им, что от своей судьбы их дочери не уйти. А они, — это ты все подстроила, ты подстроила. Ага, я и Вельду силком затащила в поселок и оставила её дожидаться тебя, я и встречу вашу подстроила. А где же вы были, любящие родители, куда вы смотрели, а если б ваша дочь встретила другого парня возвращавшегося с охоты? Сколько вас в тот день было на охоте в лесу? — Шесть человек, — ошеломленно ответил я, — Ты хочешь сказать, что встреть Вельда другого охотника, она бы полюбила его, а не меня? — Именно так, Старк, именно так. Но звала я тебя к себе не для этого.


Тебе угрожает большая опасность, король Скальд из донесения своего посла знает, что ты жив и что ты действительно сын его брата, а следовательно прямой наследник на престол. — От куда он это узнал, ведь грамота осталась у графа, отца Вельды. Неужели он все рассказал? — В этом не было необходимости. Достаточно было взглянуть на тебя хоть одним глазком тому, кто знал короля Вийгора. Вы очень похожи. Я бы даже сказала, что ты как две капли воды похож на своего отца. Так что теперь на тебя открыта охота. Яд, кинжал, золото, все пойдет в ход, что бы извести тебя. Правда, пока ты не предъявил свои права на престол, есть шанс думать, что ты ничего не знаешь о своих родителях и по этому ведешь себя так неосмотрительно, — появляешься при дворе Каунга, привлекаешь к себе внимание, даже позволяешь себе влюбиться в племянницу короля. Которая кстати, к удивлению многих, отвечает тебе взаимностью…


— Илис, извини… — Ладно спрашивай. — Илис, что мне надо сделать, что бы у нас были дети? — Это зависит только от родителей Вельды. — Граф Ришар установил для нас срок в два года и потом если мы не передумаем он согласится на нашу свадьбу. — Я говорю о её божественных родителях, а не о земных. Мне надо подумать, — и Илис ненадолго замолчала. — У тебя только один выход, — идти в замок той, что спит до срока и просить её исполнить твое желание. Но желание будет исполнено только одно.


— А как мне найти этот замок? — Тут я тебе не помощница, мы, боги поклялись своей божественной сущностью, что не будем помогать вам, людям в поисках этого замка. Хочу тебе сказать только одно, — из тысячи тех, кто отправляется на поиски замка, его находит только один. Из сотни нашедших замок в него попадает только один, из десятка попавших в замок к той, что спит до срока доходит только один. Из тех троих, что поцеловали ту, что спит до срока в живых остался только один, остальные сошли с ума и покончили с собой. Так что хорошенько подумай прежде чем куда то идти и что то искать. А теперь ступай, а то твоя подруга наберется смелости и придет сюда за тобой. Во истину людская любовь безрассудна. Я тебя предупредила… И… все затихло у меня за спиной. Илис ушла.


Я поспешил вернуться на берег реки, где я оставил Вельду. Увидев меня, она буквально бросилась мне на шею, — Я уж решила идти к тебе, на поиски, о чем вы так долго секретничали? Эта противная, жирная тетка положила на тебя глаз? — Почему ты думаешь, что она противная и жирная, ведь ты её ни разу не видела, как и я впрочем. Всякий раз она требует, что бы я стоял к ней спиной. — Вот видишь, она знает, что она страшная и жирная, и по этому тебе не показывается… Спорить с женщиной бесполезно, это как спорить с эхом о том, кто скажет последнее слово. По этому я перевел разговор на другую тему:- Где принц? — Чарльз спит с твоим кинжалом в руке. Странно, что ни он, ни я после купания в реке не замерзли. Пошли к нему.


Чарльз спал на голой земле, и судя по всему ему было удобно. Он улыбался во сне, но когда я попробовал забрать у него свой кинжал, то у меня ничего не получилось. Он стиснул его ещё крепче. Пришлось снять с пояса ножны и надеть их на лезвие. — Ты поплывешь туда? — Да, я должен быть в лагере, ведь там остались ни в чем не повинные люди. Я обязан попытаться их защитить. — Сколько у нас времени? — Не знаю, нападение запланировано на первые утренние часы. Тогда время у нас ещё есть, и Вельда стала лихорадочно расстегивать на мне доспехи… Любили мы друг друга сильно и страстно. Даже присутствие рядом мальчугана не остановило нас…


Потом, уже когда а я стоял по колено в воде, Вельда чуть слышно произнесла, — Если с тобой что то случится, я покончу с собой. Без тебя мне жизнь не мила. А потом уже громче добавила, — Так что смотри, захочешь меня увидеть, возвращайся скорее…

Я пробрался сначала в наш шатер и из наших вещей сотворил нечто похожее на спящих в обнимку, накрыв их полностью одеялом. Потом тоже самое я сделал и в шатре дофина, — как будто он спит со своей кормилицей. И только после этого, я пошел вдоль берега навстречу разбойникам. Вот и то место, которое я присмотрел заранее. Здесь в Илис впадал небольшой ручеёк, берега его были немного заболочены, а моя сторона к тому же достаточно обрывиста. Подниматься разбойники смогут максимум по двое — трое. А если пойдут в обход, то во первых темно, во вторых потеряют много времени, а по светлому поймут на кого они собирались напасть и, надеюсь, испугаются связываться с людьми короля.


Ждать мне пришлось недолго. Разбойники особо не прятались и не таились. — Смотрите, быстро нападаем, если кто сопротивляется, — убиваем, тех кто не сопротивляется не трогаем. Шарим по шатрам, забираем все ценное и ещё до восхода уходим. Потом отсиживаемся в нашем логове, делим добычу и золото…


Вскоре показались и силуэты. Не особо выцеливаясь я спустил струну арбалета, она негромко дзенькнула, а потом практически тут же раздался болезненный вскрик. Кто то громко выругался, а я в это время лихорадочно взводил струну. Ещё один выстрел и мой болт вновь нашел свою цель. — Ну, тварь, подожди, доберемся мы до тебя, а ну ка все бегом на тот берег. Раздался топот ног, а потом отборное ругательство, видимо разбойники не знали, что берега заболочены, а ночью глаза у страха велики. Я успел ещё раз выстрелить в толпу, прежде чем головы первых нападавшие показались на тропе, что вела на мой берег. В ход пошли оба моих меча… Я надеялся, что шум нашей схватки не особо будет слышан в нашем лагере.


А разбойники, подгоняемые своим главарем все перли и перли напролом. Вот наверное уже десяток их нашел вечный покой на берегах ручейка. Потом внезапно на берег обрушилась большая волна, мгновенно вода в ручье поднялась почти до самого верха моего обрыва, раздались панические крики:- Псы Илис… Помогите…Какое то бульканье и потом наступила тишина. Вода схлынула. Ни звука, ни шороха, как будто и не было попытки прорваться к лагерю большой группы вооруженных людей. — Спасибо, Илис. — Будь осторожен Старк, — прошелестела вода. — Буду, Илис, обязательно буду, — подумал я, — ведь меня ждет Вельда, да к тому же на том берегу, а их ещё надо будет переправлять в лагерь…


Осторожно ступая я приблизился к лагерю. Он встретил меня мертвой тишиной. Только возле костра сидел все тот же поваренок и все также что то напевал себе под нос. На этот раз он чистил какие то овощи и резал мясо на мелкие кусочки. Вскоре к нему подошел какой то воин. По вооружению и шлему я узнал начальника нашей охраны. Он тоже сел возле костра и стал прислушиваться. — Ты что нибудь слышишь? — обратился он к поваренку. — Нет мой господин, только шум воды. Хотя недавно какие то звуки раздавались от туда, — и он махнул рукой себе за спину, в сторону ручья.


— А что за звуки ты слышал? — не унимался начальник охраны. — Будто кто то играл на кифаре. Дзеньканье струны арбалета, понял я. Ведь разбойники если и были в доспехах, то только в кожаных, да и бил я их в незащищенные места. Время уходило, а нападения на лагерь не было. Офицер начал волноваться. То встанет, пройдется немного, то сядет. Наконец нервы его не выдержали и он сначала подошел к шатру наследника и прислушался. Из шатра доносилось легкое посапывание и сонное бормотание. Неужели кормилица осталась в шатре? Надо её потом будет наградить за преданность. По крайней мере, когда у меня будет свой замок, место для неё всегда там найдется.


Вскоре начальник охраны подошел к нашему шатру и прислушался. Видимо тишина его насторожила и он осторожно приоткрыл полог. Вот гад, он что подглядывал за нами, когда мы спали с Вельдой? Потом он набрался смелости и нырнул под полог. Вскоре раздалось его громкое ругательство, а ещё я услышал, как с его головы то ли слетел шлем, то ли он со всего размаху бросил его на землю. По крайней мере из шатра его голова показалась без железа. Тут же шагах в двадцати словно из под земли выросли два силуэта, синхронно раздалось тонкое "дзынь" и начальник охраны рухнул на землю с двумя болтами в груди. С обнаженными мечами два оборванца, а это вне всякого сомнения были они, бросились к пологу нашего шатра. Теперь дзенькнул мой арбалет и один из них пробежав ещё по инерции несколько шагов упал на землю.


Второй тут же остановился и пока он разглядывал, что же произошло с его напарником, я вышел из тени. Мой меч зловеще блестел в предрассветных сумерках. — Ну, что, облом? На колени сразу встанешь, что бы я отрубил голову, или будешь защищаться? Вместо ответа, с каким то звериным рыком, он кинулся на меня. Отбив его несколько хаотичную атаку, я ударил сам. Мой меч пробил его кольчугу и застрял в костях. Выдернуть я его не смог, поэтому сделав шаг назад вырвал второй из за спины. Но добивать нападавшего мне не пришлось. Ноги его подогнулись, он упал на колени, а затем завалился на бок. Я подошел к нему и перевернул на спину. Это был сынок сэра Дука.


— Он что умер? — раздался у меня за спиной голос поваренка. А за что они убили нашего начальника охраны? — Ты и это видел? — Да, господин, я отошел как раз по нужде от костра и видел, как они выстрелили в него, а потом выстрелили вы и зарубили уцелевшего бандита. Это же ведь бандиты? — Разбойники наверное хотели нас ограбить, да у них ничего не получилось. Поднимай всех, здесь становится опасно, как только рассветет, будем собирать лагерь.


Как только в лагере поднялась суматоха, я скинув с себя доспехи и один меч, зашел в воду. Вельда ждала меня на берегу. — У меня все в порядке, давай я тебя переправлю на наш берег, а потом вернусь за принцем. Она подошла и поцеловала меня в щеку, а потом прижалась ко мне и проговорила, — Я так за тебя волновалась, меня аж всю трясло. А потом пришла богиня и меня успокоила, сказав, что все хорошо. И ни какая она не жирная и не страшная, как ты пытался меня убедить. (?????) Она красивая… — Ты что её видела? Ну да, как тебя. Ладно поплыли, а то скоро рассветет окончательно и у людей возникнут дополнительные вопросы. На наш берег я Вельду доставил без всяких приключений, а вот с Чарльзом произошла заминка. Ещё когда мы были почти на самой середине реки, он прямо в ухо мне сказал:- А я видел, как вы с Вельдой переплетали ноги. Я не спал. Но не бойся, я никому об этом не скажу. Это будет наша тайна, правда Старк? А ты меня ещё потом покатаешь на псах богини? Я от неожиданности чуть было не выпустил гребень из рук, и понял, что со временем из принца может получиться хороший правитель…


Наше возвращение не осталось незамеченным, несколько человек благоговейно наблюдали за тем, как мы с принцем вышли из реки. Я опустил его на землю и повернувшись к реке мы оба поблагодарили Илис за помощь. Вместе с нами её благодарили и те, кто вышел нас встречать…

Обратный путь во дворец занял всего один день, так как почти всю поклажу мы оставили на берегу и двигались верхом на конях. Чарльз попеременно сидел то у Вельды, то у меня. На полпути нас встретил большой отряд королевской гвардии во главе с бароном Унгер. Часть отряда направилась к месту нашей стоянки, а большая часть взяв нас в плотное кольцо сопровождала до самого дворца. Там мы передали принца с рук на руки его венценосным родителям, при этом прямо заявил, что его кормилицу надо наградить за преданность своему воспитаннику… Все подробности его величество обещал выслушать на следующий день за обедом, понимая, что завтракать мы будем в своих покоях.

2

Сквозь тягучую пелену сна мне послышались всхлипывания. Ну ни как их не должно быть в моем сне. Как молния — Вельда плачет? Я рывком сел на кровать и с трудом разлепил глаза. Нет, Вельда сладко спит, слегка посапывая. А всхлипывания не прекратились. С моей стороны нашего ложа стоял Чарльз, размазывал слезы по лицу и шмыгал носом, при этом он внимательно рассматривал мой меч, что стоял у изголовья. Увидев, что я проснулся, он по настоящему разревелся:- Стааарк, они не веряяяят, что ты катал меня на псааааах. Тут же, услышав голос принца проснулась и Вельда. — Что случилось, кто посмел обидеть моего брата? — Вельдочка, они не верят, что мы катались на псах Илис, — и он опять горько заплакал.

— Так, стоп, рыцари не плачут, а если и плачут, то это называется по другому. — А как? — тут же спросил Чарльз — Рыцари рыдают, — авторитетно пояснил я. А теперь рассказывай, что произошло и кто тебе не верит. Только без слез.


— Мои родители не верят что я катался на спине пса богини и что мы переплывали Илис, и я был на том берегу, — и он опять стал всхлипывать. — Чарльз, а что уже утро? — поинтересовалась Вельда. — Да, скоро обед. — Ты прошел через дверь в стене? — Да. — Понятно. А теперь иди к себе в комнату, умойся, переоденься в подобающую молодому воину одежду и не забудь надеть на пояс тот кинжал, что дал тебе Старк. На обеде встретимся. — А Старк не заберет его у меня? — Не заберет, это подарок, к тому же ты мой охранник, ты не забыл? А что это за охранник, если он без оружия?


Чарльз подошел к стене, на что то там нажал, открылся проход и он нырнул в него. — Когда он был совсем маленьким, он требовал, что бы я постоянно находилась вместе с ним. По этому наши комнаты и соединены специальным коридором, но он давно уже им не пользовался, — пояснила Вельда…

Мы едва успели привести себя в порядок, как в нашу дверь деликатно постучали. На пороге стоял личный камердинер его королевского величества:- Вас приглашают на обед в узком семейном кругу. Его величество король Нибел уже ждет вас в малом зале. Мы торопливо вышли из покоев и направились в сторону малого зала. Интересно, а сколько тут залов? Прошлый раз мы вроде обедали в другом…


Его королевское величество и её королевское высочество уже находились в зале за столом. — А вы любите поспать, молодежь. Время к обеду, а вы даже и не завтракали, — и его величество слегка улыбнулось. — Ну вот теперь будем ждать его высочество принца Чарльза. Вскоре появился и наследник. Одетый в форму королевского гвардейца, с моим кинжалом на поясе, он действительно выглядел как маленький воин. — Ваше высочество, объясните откуда у вас на поясе оружие? — достаточно сурово спросил король. — Этот кинжал мне вручил сэр Старк, когда мы были на другом берегу Илис, что бы я мог охранять Вельду. И теперь это мое оружие и я её охранник, — с гордостью произнес мальчуган. — И поставьте мое кресло рядом с её стулом…


Ваше величество, сейчас я вам все расскажу, — произнес я и стал рассказывать… Только изредка его королевское величество перебивало меня небольшими репликами, типа:- И вы доверили принцу свой заряженный арбалет?… И псы богини вас не трогали? В том месте моего рассказа, где я описал свою схватку с сыном сэра Дука, король нахмурил брови, но не стал меня перебивать. Закончил я свой рассказ тем, как мы поблагодарили Илис за помощь и стали собираться.

— Значит молодой Дук и вся их семейка так и не успокоились, а ведь это государственная измена, готовить нападение на члена королевской семьи. Тем более, что там присутствовал мой сын. В это время к королю неслышно подошел камердинер и что то тихо прошептал королю на ухо. — Обедайте без меня, я скоро вернусь, — и его королевское величество вышел из зала.


Воспользовавшись отсутствием короля, я налег на еду. Действительно завтрак мы проспали и сейчас я был сильно голоден. Вскоре вернулся король. — Барон Унгер внимательно осмотрел место нападения, кроме братьев Дук и их доверенного слуги в нападении на лагерь участвовали и несколько десятков вооруженных людей. И он посмотрел на меня. — Пятьдесят разбойников, ваше величество. Я их остановил на берегу ручья. Полтора десятка пали от моей руки, остальных забрали псы Илис, когда она направила большую волну на этот ручей. — Не всех забрала Илис, сэр Старк, не всех. Несколько человек захватили люди сэра Унгера. Они полностью подтвердили ваши слова, что был заговор, но не вы были его главной целью и не месть младшего Дука. Разбойники получили однозначный приказ в первую очередь убить мальчика в центральном шатре…


Дальше обед проходил в молчании. Когда все блюда были убраны, король обратился к Вельде. Молодая леди не хочет нам рассказать о своей встрече с богиней? О ней нам рассказал его высочество, наш сын. А судя по всему, в его рассказе все правда. Вельда немного покраснела и укоризненно посмотрела на своего двоюродного брата, но тому уже было не интересно сидеть с нами за столом и он только ждал разрешения удалиться… Пришлось и ей рассказывать о своей встрече с богиней и о произошедшем разговоре между ними.


Обед затянулся и плавно перешел в ужин. Во дворце царила непонятная тишина. Только ближе к позднему вечеру из обрывков разговоров и полунамеков стало ясно, что во дворце идет зачистка от заговорщиков, которые ставили своей целью ни много не мало физическое устранение, или отречение короля Нибела от трона в пользу герцога Дефорта, дальнего родственника королевской династии, что в настоящий момент якобы находился под надзором короны в своих владениях далеко на юге Каунга. Уже первые допросы арестованных позволили предположить, что герцог только числится в своих владениях, а на самом деле находится в столице, в ожидании благоприятных известий.


Аресты продолжались всю ночь. Королевская гвардия окружила дворец двойным кольцом, естественно, что ни о каких турнирах или развлечениях не могло быть и речи. Я пытался разыскать Альпака, но мне сообщили, что он куда то уехал ещё неделю назад. Вельда тоже ходила мрачная. Попытки хоть что то разузнать о храме исполнения желаний не увенчались успехом. Даже королевский хранитель книг и свитков и тот оказался бесполезным. Достоверно было известно только одно, что он находится на дальнем юге, в том месте, где Илис падает в бездну подземного мира. Да ещё Альпак обещал рассказать какую то интересную легенду о замке той, что спит до срока.


Посоветовавшись с Вельдой мы решили поступить следующим образом: — Вельда остается во дворце, а я отправляюсь в поселок, так как что то мне подсказывало, что именно туда отправился чернокожий мечник. Однако его величество король Нибел повелел Вельде сопровождать меня. Это было странное решение. Но все разъяснилось, когда ранним утром выехав за пределы дворца, нас нагнал брат Вельды, молодой граф Фил. Он передал Вельде какой то объемный сверток, который она аккуратно закрепила впереди себя и мы тронулись в путь. Всю дорогу она заботливо придерживала свою поклажу, более того, мы нигде не останавливались для отдыха. Облегченно она вздохнула только тогда, когда мы въехали в ворота замка её отца.


Тут же соскочив с коня, она аккуратно сняла сверток и с ним в руках проследовала в замок. В кабинете графа она аккуратно развернула его… Перед нами оказался принц Чарльз, который крепко спал. Леди Лидия, что вместе с сэром Ришаром вышла нас встречать, всплеснула руками, тут же подхватила Чарльза на руки и куда то унесла его. На немой вопрос графа Вельда коротко ответила:- Король и вся его семья в опасности. Заговор пустил слишком глубокие корни. Герцог Дефорт времени даром не терял. Зараза проникла даже в королевскую гвардию. Уже была одна попытка убить наследника, но Старк её предотвратил. За обедом я расскажу все подробно, а о чем забуду, расскажет Старк, а сейчас нам надо немного отдохнуть и привести себя в порядок. Завтра утром мы продолжим свой путь к берегу потерянных душ. Там нам надо разыскать Альпака, что бы расспросить его о храме исполнения желаний. А сейчас отец надо закрыть ворота, пустить воду в ров и на ночь поднять мост. До тех пор, пока наследник у нас, считаем что замок в осаде…


Уже никого не удивило, что мы сразу же прошли в мою комнату вместе. После того, как мы вымылись и переоделись во все чистое, мы успели немного поваляться в постели и даже вздремнуть. На обеде супруги графа не было. — Она возле бедного мальчика, он ещё спит. Что ему за снадобье дали, что он не может проснуться? — Нам это не известно, а Фил ничего не сказал. — Как он там? — Все в порядке, он на хорошем счету, и до сих пор никто не знает, что он твой сын и племянник короля. Соглашение о тайне соблюдается. А теперь я тебе расскажу то, что мне поведал его величество.


Герцог Дефорт тайно покинул место своего домашнего ареста и прибыл в столицу, где его уже ждали недовольные ущемлением своих вольностей некоторые лорды и бароны. Им удалось сплести паутину заговора в который были вовлечены даже офицеры королевской гвардии. Первым сигналом для вашего брата было то, что часть не примкнувшей к заговору знати под разным предлогом покинула загородный дворец. Мы в это время с наследником путешествовали к берегам Илис и ничего не знали. На берегу реки Старку удалось узнать, что ночью на наш лагерь готовится нападение и в нем замешаны братья Дук. Он переправил меня и Чарльза с помощью псов богини на тот берег, а сам вернулся в лагерь. Братья Дук и их наемый стрелок, а также почти все пятьдесят наемников были убиты, в живых остались единицы. От них то и стало известно о том, что основной задачей нападения было убийство наследника и меня, как членов королевской семьи.


Если б это удалось, то было бы совершено нападение на короля и его супругу, а герцог Дефорт был бы провозглашен королем. К счастью Старк помешал планам заговорщиков, а пленным развязали язык. Начались аресты среди заговорщиков, но часть их успела из за предательства некоторых гвардейцев бежать, и сейчас отряды мятежников собираются под знамена герцога вокруг дворца. Силы не равные, а загородный дворец не приспособлен для обороны. Пока подойдут верные короне войска может пройти несколько недель. Его величество поручило мне тайно доставить наследника в наш замок, где он и должен будет находиться пока все не успокоиться. Его величество категорически запретило вам принимать какое либо личное участие, или участие ваших людей в противодействии заговору. Ваша задача, — обеспечить безопасность наследника.


Если безопасность принца не может быть обеспечена в замке, то мы со Старком должны будем тайно его доставить на берег потерянных душ и передать его под присмотр сэра Альпака. Официальная цель нашего путешествия, — сбор сведений о замке той, что спит до срока. Кстати его королевское величество предполагает, что тут не обошлось без вмешательства Гонды. Негласно король Скальд поддерживает герцога, и, поговаривают, даже выделяет ему кредиты.


Наш разговор затянулся, графа интересовало многое… Вскоре появилась леди Лидия, которая вела за руку ещё сонного Чарльза. Увидев Вельду за столом, он забрался к ней на колени и стал с интересом осматриваться, а потом словно из рога изобилия посыпались вопросы: — А где, а почему, а когда, а зачем?… Узнав, что некоторое время он погостит у своих дяди и тёте, он обрадовался и пообещал не очень сильно скучать по своим родителям…

Я в свою очередь решил расспросить графа о его поисках замка той, что спит до срока. Сэр Ришар усмехнулся, — А поисков то практически не было. Путешествовал я в компании таких же молодых рыцарей — искателей приключений. Мы были молоды, глупы, самонадеянны и вместо того, что бы выбрать проверенную дорогу до небольшого городка Льеж, мы решили двинуться по заброшенной тропе, что вела через дремучий лес. На ночлеге на нас напали ночные хищники, растерзали и сожрали всех наших коней, нам тоже досталось. Мне повезло, я спал не снимая доспехов, так что уцелел. Утром этот кошмар закончился и уцелевшие рыцари выбрались на проезжую дорогу. У меня хватило средств заплатить и нанять телегу до замка, а леди Лидия, что была травницей в одной из моих деревень стала выхаживать меня и ей это удалось, хотя все остальные спасшиеся погибли от отравленных укусов этих кошмарных кошек. Насколько мне известно, к замку ведет два пути:- один вдоль берега Илис, второй через Льеж, горный перевал, к бездонной пропасти. И тот и другой путь считаются очень опасными. И перевал и горные речки, что впадают в Илис охраняют какие то стражи, якобы поставленные богами, что б люди не досаждали им своими проблемами и просьбами.


Утром следующего дня граф сам отвел нас в свою оружейную и подобрал надежные и крепкие доспехи и для меня и для Вельды. В пути было решено, что мы играем свои роли — я странствующий рыцарь, а Вельда переодетая в мужское платье — мой оруженосец. Свои доспехи и щит я был вынужден оставить у графа, так как изображение псов Илис на них могли выдать нас. Нам предстояло, не привлекая к себе внимания, путешествовать больше двух недель, однако непредвиденные обстоятельства внесли свои коррективы.

Буквально перед самым нашим отъездом прискакал сын графа в сопровождении десятка гвардейцев. Он уединился с отцом и они о чем то долго беседовали, после чего прихватив с собой ещё десяток воинов графа они поскакали назад во дворец.


Сэр Ришар пригласил нас с Вельдой в свой кабинет:- Обстоятельства поменялись. Выезжаете поздней ночью. Из замка выйдете через потайной ход, я вас провожу, там вас будут ждать оседланные лошади. Нигде не останавливаться, ночевать только в лесу соблюдая все меры предосторожностей. Чарльз едет с вами. В поселке передадите его Альпаку. В замок не возвращайтесь, он может быть действительно осажден. Обстановка резко ухудшилась и мой брат опасается, что заговорщики захотят расправиться и с нами. Замок им не взять, зубы обломают, а своим людям я верю. Вам лучше эту смуту переждать в поселке, особенно Вельде. Слишком уж молодая леди приметная…


Я мучился от безделья, Вельда тоже. Все давно было уложено и неоднократно проверено. Продукты в дорогу, одеяло для Чарльза, прочий дорожный скарб… Может быть мы и нашли бы как скоротать свое время, но с нами постоянно находился принц, и не отходил от Вельды ни на шаг. Вскоре замковый кузнец принес переделанную кольчужку для мальчугана. Прямо поверх кольчуги крепились дополнительные стальные пластины, что прикрывали грудь и спину. При этом кольчуга оставалась достаточно легкой. Хотя для пятилетнего принца наверное была и тяжеловата, но он виду не подовал. — Я теперь тоже буду спать в кольчуге, как Старк, — заявил он Вельде, — и кинжал снимать не буду… А у меня на сердце было очень неспокойно. Ведь если что, нас в первую очередь и будут искать на берегу Илис. Своими сомнениями я поделился с Вельдой.


— И что ты предлагаешь? — Вам с дофином надо будет спрятаться в таком месте, где вас и не подумают искать. А я буду отвлекать внимание. — А где нас не будут искать? — В столице, в королевском дворце. Ты же ведь его хорошо знаешь? Зная твою неуёмную тягу к приключениям я почти уверен, что ты облазила там многие укромные закутки. И наверняка среди прислуги найдутся преданные короне. — Я посоветуюсь с отцом…


Сразу же после ужина Чарльз был отправлен спать в покои Вельды с наказом хорошо отдохнуть, так как вставать предстоит очень рано. — Мы что поскачем ночью? Вельда погладила его по голове, — Да, ночью. — А мы что от кого то прячемся? Когда я в последний раз видел маму, она плакала…

Сэр Ришар все таки настоял на том, что бы мы ничего не придумывали, а просто доставили принца в поселок, где он на фоне остальных детей богини не будет выделяться. — Это распоряжение короля, а он, я надеюсь, знает что делает. Не успели мы зайти в свою комнату, как нас попросили подняться на крепостную стену.


Граф стоял скрестив руки на груди, увидев нас он спокойным голосом произнес, — Загородный дворец горит, значит его штурмуют, вероятно скоро доберутся и до нас. Я не могу рисковать принцем. Он остается здесь. Вас по дороге могут перехватить. Вы отправляетесь немедленно. Сэр Старк, возьмите свой документ, — и он протянул мне знакомую тряпицу, которую я тут же бережно спрятал. Берегите мою дочь. А потом после некоторого раздумья сказал:- Я даю свое родительское согласие на ваш брак. Это самое малое, что я могу для вас сейчас сделать. Все, идите. Никлош вас проводит.

Уже спускаясь по лестнице Вельда шепнула мне, — Чарльза я здесь не оставлю. Если король погиб, то отец тоже обречен. Через год, два замок все равно падет, а принц должен жить и я сделаю все, что зависит от меня, что бы оно так и было. Иди седлай лошадей, выезжать будем через ворота, потайной ход оставим для отца и его людей, когда он им понадобиться…

В нашей спальне я одел полные рыцарские доспехи, вооружился обоими мечами, не забыл и про арбалет. Рыцарские доспехи Вельды — подарок её дяди, я приготовил в надежде, что она вернется и успеет их одеть. Вскоре она действительно вернулась с заспанным принцем, который тер кулаками глаза и немного хныкал от того, что ему не дали поспать. Первым делом Вельда одела его для скачки, не забыв надеть и кольчугу, и только после этого стала с моей помощью облачаться сама. Я зачаровано смотрел, как эта хрупкая девчушка на моих глазах превращается в молоденького рыцаря, ну если не в рыцаря, то в сынка знатного лорда. Только вот её рыжие волосы могли нас выдать. Видимо она тоже подумала об этом, потому что тряхнула своими кудрями и безжалостно стала их остригать. С замиранием сердца я смотрел на это действо. Потом она спрятала остатки волос под вязанную шапочку и… от моей Вельды ничего практически не осталось, даже озорной огонек в глазах погас.


Нам пора, Старк. Заверни Чарльза в одеяло, только смотри, что бы он не задохнулся. Братишка, ты все понял, что тебе надо будет делать? — Да, Вельдочка, правда мне немного страшно…

Я вывел Чиза и Чеза с нагруженными на них уже седельными сумками. Первой в седло вспорхнула Вельда, бережно приняла у меня одеяло, знаком подала сигнал открыть ворота и опустить мост. Дробный топот копыт нарушил тишину ночи. Мы выметнулись за пределы замка и следуя направлению взятому молодой леди поскакали в неизведанное.


Я думал, что мы поскачем прямо в лес, так как там легко спрятаться, но у моей невесты были совсем другие планы. От леса мы удалялись. На первой же остановке она распутала принца и посадила его перед собой. Когда я предложил ей взять его на свое седло, она отрицательно покачала головой, — Ты наша главная охранно-оборонная сила и если за нами будет погоня, или тебе придется с кем то сразиться, Чарльз будет тебе мешать. Твоя главная задача защищать нас. Да и полегче мы с братом, чем ты, так что…

Скачка продолжалась почти всю ночь. С рассветом мы спрятались в каком то овраге и недолго продолжили свой путь по нему. Накормив и уложив принца, который на удивление стойко перенес эту ночь, мы с Вельдой выбрались из оврага и стали внимательно осматриваться. Замок её отца ещё виднелся вдалеке маленькой точкой, а перед нами расстилалась ровная степь.


— Нам придется сделать большой крюк, прежде чем мы попадем в твой поселок. Наверняка к нему уже все пути перекрыты, так что пробираться придется по лесу. Завтра, вернее сегодня, ближе к вечеру ещё поскачем по степи, а потом повернем на север и в поселок заявимся со стороны Гонды. По моим подсчетам все наше путешествие должно будет занять дней двадцать. В лесу вся надежда на тебя. Я его не знаю и боюсь.


Так мы и путешествовали несколько дней, сторонясь наезженных дорог, днем отсыпаясь, а в сумерках продолжая свое движение. Чарльз уже не капризничал, а втянулся в дорогу. Как только мы расседлывали коней, он тут же готовил свое одеяло, кушал и ложился спать. Охрану мы несли по очереди. Конечно львиную долю я брал на себя, а Вельду будил только часа за два до начала скачки. Мы избегали деревень и постоялых дворов. На одиннадцатый день нашего путешествия наши припасы, как мы их не растягивали, все таки закончились. Спасительна стена леса уже давно виднелась в дали, но мы не торопились приближаться к нему. Зайти в лес, значит отказаться от коней, а расставаться с ними мы совсем не хотели, да и как идти по густым зарослям и ночевать на деревьях с маленьким мальчиком, я не представлял.


Увидев небольшую деревушку, я решил заехать в неё, что бы прикупить продуктов и узнать последние новости. Деревня встретила меня ленивым лаем нескольких собак. В первом же попавшемся мне доме я у словоохотливой хозяйки узнал, что мы находимся на землях барона Френсиса, что недавно отошли к Каунгу и были подарены барону добрым королем Нибелом. Ни о чем, что твориться за пределами деревни она не знала. Но какие то люди приезжали к барону и куда то его звали, но барон в последнее время приболел и с постели не встает, поэтому никуда не поехал.


У меня был большой соблазн привезти в эту спокойную деревушку Вельду и Чарльза, что бы они могли нормально отдохнуть, помыться, поесть домашней пищи, но я не рискнул. Закупив у хозяйки продуктов на несколько дней и наполнив котел домашней снедью, что нашлась в печи, я добавил ещё одну серебряную монетку за молчание и объехав деревню по большому кругу вернулся в наш импровизированный лагерь.


Когда по моим подсчетам мы уже были почти на самой границе с Гондом, мы повернули в строну Илис, надеясь выйти на накатанную дорогу, что могла привести нас к поселку. Двигались мы по прежнему по ночам. И хотя движение по скорости заметно уступало дневному, безопасность была превыше всего. Вскоре мы вышли на дорогу и стали осторожно передвигаться и днем. Дважды мы прятались в придорожных кустах от разъездов каких то людей. Это была не пограничная стража. А ещё один раз мы чуть было не попались, когда из за кустов на нас выскочил какой то толи гонец, толи стражник. Увидев нас он попытался на ходу развернуть своего коня, но болт моего арбалета оказался быстрее. Всадник выпал из седла запутавшись в стремени и его конь остановился.


Не с первой попытки, но мне удалось его поймать. Так у нас появилась заводная лошадь, на которую мы навьючили все свои вещи. Я бы наверное так и не нашел ничего достойного внимания, если б не подсказка Вельды посмотреть у него за голенищем сапог. Действительно там лежал запечатанный сургучом футляр со свитком. В нем некто Форент сообщал своему другу Тауту, что вся королевская семья погибла. Король и его жена были найдены мертвыми в загородном дворце — они отравились якобы грибами, а принц, его дядя и все его люди попали под какой то сильный магический удар, в результате которого замок и все его жители провалились под землю и на месте замка сейчас только глубокое озеро.


Оказывается, это дело рук некоторых гвардейских офицеров, которые хотели захватить власть в королевстве. Но вовремя вмешался герцог Дефорт, который принял всю полноту власти, как единственный родственник короля. Офицеры были казнены. Цены на зерно взлетели и теперь его можно более выгодно продать… Я молча подал свиток Вельде. Она его читать не стала. — Все погибли? Я кивнул головой. Она стянула с головы свою вязанную шапочку и я с ужасом увидел, как на её висках проступила седина. Она тряхнула головой. — Я отомщу. Это теперь цель моей жизни. Дефорт умоется кровью. Клянусь…


Труп я оттащил в кусты и уже не скрываясь мы направились к поселку. Там нас встретили настороженной тишиной. А дорогу нам перегородили два чернокожих мечника. Я снял шлем, а Вельда свою шапочку. Раздался возглас удивления, — Спасибо Илис, вы живы…

— Альпак, прими Чарльза, теперь ты отвечаешь за него, это была последняя воля короля, — и Вельда дала волю слезам. Уткнувшись в серый плащ старого воина она громко в захлеб рыдала. Весть о том, что принц жив и его целым и невредимым доставил Старк благородный и его жена — племянница погибшего короля, мигом облетела поселок. Подходили знакомые и незнакомые, смотрели на ничего не понимавшего Чарльза, который прятался то за спину Альпака, то за меня, то за Вельду, и кланялись нам. Подошли и несколько парней вооруженных мечами. Они преклонили колено, — Ваше высочество, можете располагать нами, — обратились они к Вельде. И только теперь я понял, что молодая графиня Вельда де Ришар в один миг стала старшей представительницей королевской семьи, принцессой и соуправительницей принца Чарльза, до достижения им совершеннолетия.


Внезапно Вельда дернулась как от удара, ноги её подломились и она упала. Я еле успел её подхватить. Из уголка её рта потекла кровь. Я стал озираться, ища глазами того, кто нанес этот подлый удар. Альпак и Стив закрыли собой принца. Все были поражены происшедшим и никто ничего не видел. На доспехах Вельды не было никаких следов. Подняв её на руки я отнес её в гостевую хижину. Она ещё дышала…

3

Вельда выздоравливала долго и мучительно. Она то приходила в себя и слабо мне улыбалась, то вновь впадала в забытье. Местные знахари и травницы в один голос заявляли, что её болезнь не подлежит ни объяснению, ни лечению. Не может просто так человек ни с того ни с сего оказаться на грани жизни и смерти. Сэм, который тоже приковылял к нашей хижине, долго сидел и смотрел на Вельду, а потом, когда мы остались с ним одни, шепотом, словно боясь, что нас могли подслушать, сказал: — Это её родители, там, — и он указал пальцем на небо, — хотят её забрать к себе. А она всеми силами цепляется за этот мир. Что то её здесь так держит, что даже боги не могут с ней справиться. Повезло тебе парень, если это любовь…


Чарльз уже освоился в поселке и носился все дни со своими сверстниками, но обязательно под присмотром Альпака или Марты. Многие дети посчитали его моим братом и к нему тоже приклеилась прозвище — "благородный". Стив в это время продолжал учить молодежь правильному обращению с оружием. Парней от 16 до неполных 20 лет набралось около трех десятков. Они уже все неплохо владели мечом, а некоторые прошли даже начальную школу обращения с копьем. Чиз и Чез поступили в их полное распоряжение. Вскоре в поселок прибыл большой обоз. Купцы привезли заказанные Стивом доспехи для молодежи. На всех доспехах красовалось изображение пса Илис. Были доставлены и несколько рыцарских доспехов, и даже настоящие доспехи для принца, сделанные по его размеру, но чуть на вырост. Отдельно были упакованы доспехи для меня и Вельды. Стив мне не разрешил ни посмотреть на них, ни тем более примерить.


Я все дни проводил возле своей невесты, не отходя от неё ни на шаг. Поил, кормил её, когда у неё не было сил даже держать ложку, умывал и протирал её. Читал ей книги, что хранились у Стива и предназначались для моего обучения, в общем всячески старался скрасить время её непонятной болезни. Вскоре она стала потихоньку садиться, а потом и вставать. Как только она достаточно окрепла, чтобы в состоянии выдержать обряд бракосочетания, мы поженились. Учитывая состояние молодой, свадьбы шумной и веселой не было. Но все равно собралось почти все население поселка, а это около пятисот человек, не считая детей богини и молодежи до 20 лет. Были накрыты праздничные столы, для чего купцам, знакомым Стива, пришлось ещё дважды привозить несколько телег продуктов…


Наконец то настал тот день, когда Вельда уже сама смогла сесть в седло и совершить небольшую конную прогулку с Альпаком и парой молодых воинов, что принесли ей присягу верности ещё в наш первый день. Я в это время занимался с молодыми мечниками, обучая их тому, чему в свое время учил меня Стив. А он более старших учил владению копьем и работе мечом на коне…

Вечером в нашей хижине состоялось совещание в котором приняли участие Стив, Альпак, Вельда, я и Дрон, которого молодые воины выбрали своим командиром, а Григ был его заместителем. На совещании был выработан план наших действий. Как это ни странно, но совет вел я и все согласились с моим старшинством. Было решено через неделю выступать в направлении столицы Каунга. На этом настаивала Вельда, мотивируя, что узурпатор ещё не укрепился на троне и многие лорды ещё не принесли ему клятву верности. Наш отряд состоял из 3 настоящих рыцарей, трех десятков молодых воинов, достаточно обученных, но не бывавших в схватках, принцессы и молодого короля. Тогда же было раскрыта и тайна моего происхождения. Отныне я именовался его королевским высочеством принцем Старком Вийгор, Вельда — её королевское высочество принцесса Вельда де Ришар Нибел, — соуправительница Чарльза Нибела, которого отныне все в поселке стали называть — его королевское величество. Это был судьбоносный шаг. Не знаю, могли ли мы, имели ли право провозгласить Чарльза королем, но мы это сделали.


Неделя прошла в хлопотах и подготовке к выступлению. Местные умельцы вышили в ручную три стяга. На одном гордо реял герб королевского дома Нибелов, — это был стяг молодого короля, на втором был изображен пес Илис, а над ним герб королевской семьи Вийгора, а на третьем, над изображением пса богини, оба герба королевств Каунг и Гонды. Это был наш стяг нашей семьи.

К этому времени в поселок были доставлены три десятка лошадей, которые были распределены среди воинов. Так же наш отряд сопровождали три повозки, на которых находилась кухонная утварь, пара шатров, различные запасы, а также две девицы из детей богини, которые были подготовлены и обучены как травницы и которым уже исполнилось 18 лет. В общей сложности наша армия, — как её гордо назвал Альпак, состояла из 43 человек. И мы выступили на Вергаль, — столицу Каунга.


Слух о том, что молодой принц и его сестра выжили, что он провозглашен королем Каунга и будет предъявлять свои права на престол, намного опередили нас. Уже на второй день нашего движения, к нам присоединился барон Френсис со своей дружиной. Он принес клятву верности молодому королю и принцессе Вельде, и с нескрываемым интересом рассматривал знамя с гербами двух королевств, а когда ему объяснили, кто муж принцессы и почему здесь ещё знамя королевского дома Вийгор, то он тут же снарядил и отправил несколько гонцов в разные стороны. На пятый день нас нагнал большой отряд в несколько тысяч человек, который возглавлял маркиз Солей. Без обиняков он подошел ко мне, преклонил колено и громко сказал:- Ваше королевское величество, для меня и моих людей вы наш законный король, я приношу вам присягу верности и готов следовать за вами. Вслед за ним преклонили колено и его бароны и повторили клятву верности…


Маркиз Солей попал в опалу к королю Скальду, оставил службу в пограничной страже и забрал из неё всех своих людей. Это связано в первую очередь с тем, что он прилюдно под присягой подтвердил, что лично видел документ у некого юноши, в котором тот признавался законным сыном короля Вийгора и наследником престола Гонды…


Вскоре лес кончился и начались земли графа Ришара. Лицо Вельды словно окаменело, когда мы проезжали мимо того места, где должен был стоять замок её родителей. Слухи не были преувеличены. Не было даже развалин, — огромный котлован заполненный водой.

Разведка донесла, что войска герцога Дефорта, что уже провозгласил себя королем преградили нам путь к столице. Наша армия насчитывала около семи тысяч человек. По оценке маркиза Солей, что возглавил наше войско нам противостояло более 15 тысяч. Мы отступили к лесу и там разбили свой полевой лагерь. Вскоре к нам прибыл парламентер, который передал нам через маркиза Солей послание от графа Дука, начальствующего над войсками герцога. В послании говорилось, что мы должны немедленно сдаться, выдать самозванцев и разойтись по домам. На все про все нам дается ровно сутки времени, до полдня завтрашнего дня.


Вельда распорядилась принести ей пергамент и перо. Ровным, красивым почерком на серый пергамент ложились слова: — Завтра утром мы вас атакуем! Кто не сдастся до нашей атаки, будет уничтожен. От имени его королевского величества короля Чарльза Нибел, его соуправительница, — её королевское высочество принцесса Вельда де Ришар Нибел, а так же его королевское высочество наследный принц Гонды Старк Вийгор. Принесли сургуч и я сделал оттиск своей большой королевской печати. — А у меня такая же есть, — вмешался Чарльз, только она невидимая, и он показал свой указательный палец, потом сделал движение и снял кольцо, которое тут же проявилось на его маленькой ладони. Возьми Вельдочка, отец сказал, что бы я его сразу же отдал тебе, да я забыл про него, ты не будешь меня ругать за это? — Нет, конечно Чарльз, ведь ты король, хоть пока и маленький, а королей не ругают. И на пергаменте появился сургучный оттиск ещё одной большой королевской печати. Перстень Вельда одела себе на безымянный палец правой руки И он тут же исчез из виду.


Сам факт появления двух больших королевских печатей произвел неизгладимое впечатление на всех, кто в это время находился в нашем импровизированном штабе. А вскоре слух, что у принца Гонды и принцессы Каунга есть большие королевские печати волной прокатился по всему нашему войску. Я распорядился пригласить в наш шатер парламентера. К моему удивлению им оказался небезызвестный нам барон Унгер, правда одетый как простой солдат. — Шпионим, барон? — поинтересовался я. У Унгера отвисла челюсть, когда он увидел меня, принцессу и молодого короля, который сидел у Вельды на коленях и что то сосредоточено рисовал на пергаменте, перепачкав все свои пальцы чернилами. — Так это правда, ваше высочество, вы живы? — А вы что, барон, не доверяете своим глазам? — саркастически спросила Вельда. Жива не только я, но и король Чарльз Нибел, законный король Каунга. Вот, возьмите наш ответ.


Барон взял пергамент, внимательно прочитал, что там написано, а потом его глаза полезли из орбит, когда он увидел оттиски печатей. Но быстро справившись с охватившим его удивлением и волнением, барон поклонился. — Сегодня же мой отряд перейдет на сторону законного короля, хотя я уже и не барон и не его командир, но мои солдаты верны мне. Слово чести. Ваши королевские величества, — и он, поклонившись всем нам, быстро вышел из шатра.

Через некоторое время, ближе к вечеру прискакал гонец от барона Френсиса, который возглавлял наш передовой отряд. В своем донесении барон докладывал, что на сторону короля Чарльза перешла почти вся королевская гвардия и несколько баронов со своими дружинами. Войско герцога Дефорта таит на глазах и уже сейчас насчитывает менее десяти тысяч человек. И отряды продолжают покидать свои позиции. Наиболее нетерпеливые бароны предложили немедленно начать наступление, даже маркиз Солей заколебался. — Нет, — решительно заявил я.,- Мы дали слово, что атакуем только утром. — И потом, — вмешалась принцесса, — не забывайте, что там тоже наши подданные…


Ночью мы почти не спали. Наши разведчики постоянно докладывали о положении противника. А уже перед самыми рассветом пришло известие, что войска герцога Дефорта больше не существует. Граф Дук и его ближайшее окружение, так же как и доверенные люди герцога перебиты. Сам герцог, пытался скрыться, но был схвачен королевскими гвардейцами, которые перешли на нашу сторону и заключен под стражу.

С рассветом мы выехали на поле, где должно было состояться сражение и заняли самый высокий холм, с которого открывался прекрасный обзор. Из леса стали выходить наши войска и занимать свои позиции. Я в удивлении присвистнул, чем вызвал недоумение принцессы. — Старк, что то не так? Ты свистишь как мальчишка. — Все так, Вельдочка, — передразнил я её, — только у нас войск уже почему то тысяч тридцать, а может быть и больше. Ты случайно не наколдовала их? Вельда посмотрела в ту сторону, куда я ей указал и тоже присвистнула. — Вельда, что то не так? Ты свистишь как мальчишка…


Как только развеялся туман, то мы увидели в дали, что действительно войск герцога нет на месте. Только проплешины от костров и следы от шатров и палаток, да коновязи сиротливо стояли на том месте, где ещё вчера было многотысячное войско. — Я рада, что все закончилось без кровопролития. По случаю нашей бескровной победы будет объявлена амнистия для всех, кто принял сторону герцога, кроме тех, кто повинен в смерти членов королевской семьи, бывшего графа Дука и его семьи, а так же герцога Дефорта и его семьи. А я глубокомысленно заметил:- Добро победит зло и поставив на колени, зверски убьёт. — К чему это ты? — спросила Вельда. Я решил промолчать.


К сожалению, каких либо существенных доказательств, что Дук и его ближайшее окружение погибли в схватке с гвардейцами представлено не было, а вот герцог был действительно арестован и под усиленной охраной доставлен к нам. Вел он себя вызывающе, сознавая, что его, как хоть и дальнего родственника, но все таки члена королевской семьи, должны будут помиловать и отправить в почетную ссылку, таковы были законы Каунга. Члена королевской семьи мог судить только король, а до совершеннолетия Чарльза оставалось ещё чуть больше десяти лет. Развалившись в кресле он с интересом наблюдал за нами. Я взял из стопки лист пергамента и стал писать на нем. Это был смертный приговор герцогу за измену, организацию убийств законного короля, покушение на убийство наследника престола и принцессы Вельды, а также попытку убийства наследного принца Гонды. Закончив писать, я приложил свою большую королевскую печать. Приговор должен быть приведен в исполнение немедленно путем усекновения головы. Все родственники герцога поражаются в правах, лишаются всего имущества и на вечные времена изгоняются из королевства Каунг. Попросив кольцо у Вельды, я приложил и её королевскую печать.


Потом встал и в присутствии лордов, что сопровождали нас зачитал приговор. Закончил я чтение словами: — Уведите осужденного, казнь состоится немедленно, голова герцога должна быть выставлена на всеобщее обозрение в столице. Да умоются кровью те, кто сомневается в нашем миролюбии и добросердечности. Дефорта подхватили под руки и потащили на выход. По моему он так ничего и не понял. Я встал и пошел за ним. Принцесса осталась неподвижно сидеть за столом, механически крутя в руке перстень с печатью.

Откуда то с кухни притащили колоду для разделки мяса. Кто то из детей богини, на нем были доспехи и герб с изображением пса Илис, обнажил меч. Его лицо закрывала пурпурная маска. Дефорта поставили на колени и только тут до него дошло, что это не кошмарный сон и что ему сейчас предстоит расстаться с жизнью. — Это все не я, это граф Дук, он вынудил меня участвовать в заговоре, а я не хотел. Граф Дук возглавляет клан наемных убийц… Раздался свист рассекаемого мечом воздуха, и голова щелкая зубами покатилась по траве.


Я вернулся в шатер, — Все кончено, герцога больше нет, правда перед смертью он успел крикнуть очень интересную фразу, что якобы Дук возглавляет клан наемных убийц…

А вскоре состоялся наш триумфальный въезд в столицу. Естественно, что львиная доля славы и обожания досталась молодому королю и принцессе. Маркиз Солей, как не обремененный связями и родством среди знати Каунга стал проводить дознание и разбирательство по участникам заговора, представляя её королевскому высочеству принцессе Вельде окончательные сведения и выводы для вынесения приговоров.

Мною был подготовлен и отправлен сильный отряд во владения Дефорта с тайным приказом не щадить никого из членов его семьи. Возглавил отряд барон Стив Черный, мой наставник и учитель, которому молодой король Чарльз пожаловал этот титул и немалую толику земель и угодий.


В течении месяца Вельда разбиралась с заговорщиками и наводила порядок во дворце. Все офицеры гвардии, что скомпрометировали себя связями с Дефортом и Дуком были уволены со службы и отправлены в опалу, без права посещать столицу без особого разрешения. Казнить их Вельда наотрез отказалась. Постепенно вырисовывалась картина последних мгновений жизни королевской четы. Свою смерть они встретили в загородном дворце, в малом тронном зале в парадном одеянии, сидя на троне. Убиты были несколькими арбалетными болтами в грудь каждый. Одежды с них были сорваны, а их трупы на простой телеге, без погребального обряда были отправлены к берегам Илис… Распоряжался всем действительно Дук. Сведений о нем никаких не поступало. Его замок был пуст. Его жена и единственно уцелевшая дочь куда то исчезли. Их поиски пока результатов не приносили. Альпак, который возглавил королевскую стражу, усилил меры предосторожности и везде выставил дополнительные посты.


Вскоре это принесло свои результаты. Было задержано несколько незнакомцев и среди них даже попались ночные феи. У всех у них на левом плече был несмываемый рисунок кинжала, и если у фей его перевивала оскаленная змея, то у мужчин над рукояткой красовалась маска. Не знаю и не хочу знать каким образом были получены признания, но из допросов стало известно, что Дук и его семья скрываются где то в чащах леса, в центральной части Каунга, где у них имеется небольшой охотничий домик. Но вот где он, никто не знает.


Постепенно жизнь во дворце наладилась, вновь появилась знать на приемах, правда посол Гонды куда то бесследно исчез. Вновь стали проводиться балы, большие и малые приемы, на которых обязательно, хотя бы в начале, присутствовал молодой король. Было официально объявлено о том, что находясь в изгнании, принцесса Вельда, следуя воле отца, вышла замуж за принца Старка Благородного. Наши троны стояли ниже трона Чарльза, но над ними весел стяг с коронами двух королевств, что породило немало слухов и сплетен.


После гибели кормилицы, опеку над молодым королем взяла на себя Марта, которую Вельда возвела в дворянство и присвоила звание своей фройлены. Даже то, что мы были уже женаты, не уменьшило, а наоборот увеличило интерес ко мне со стороны девушек и женщин, постоянно толкущихся во дворце. Многие из них прозрачно намекали, что готовы переплести со мной ноги без всяких условий и пожеланий, тонко намекая, что у нас с женой не может быть детей, особенно усердствовали в этом белокожие красавицы. Я видел, что моя принцесса сильно переживала из за этого, хотя и не подавала виду. Поводов для ревности я не давал, но это однако не спасало меня от её язвительных замечаний. Я как обычно отшучивался, — "Наш мозг всегда предпочитает из сложных построений вылавливать самые простые, ясные и неправильные ответы", или — "Женщины — цветы жизни. Их либо в воду, либо в землю", ты единственное исключение и я ни на кого тебя не променяю.


Вскоре вернулся Стив и доложил, что все исполнено в лучшем виде. Из членов семьи Дефорта и его ближайших родственников никто не уцелел. Сопротивление они оказали яростное, и меры к ним были приняты соответствующие. Подданные герцога принесли клятву верности принцессе Вельде де Ришар Нибел, которая теперь имеет полное право именоваться ещё и герцогиней Форте, как единственная наследница герцога Дефорта.

Я поручил Черному барону собрать все сведения о Дуке и его семье. И он рьяно принялся за дело. Сам же я почти все свое свободное вренмя проводил в королевской библиотеке пытаясь найти хоть какие нибудь сведения о замке той, что спит до срока…


В один из вечеров мы прогуливались с Вельдой по саду в окружении доброго десятка придворных. Сделав знак, что бы нас оставили наедине, Вельда повернула в боковую аллею. — Старк, при дворе стали распространяться слухи о том, что мы скоро с тобой разведемся по той простой причине, что у нас не может быть детей. — Интересно, и кто распространяет этот бред? — Кто то из твоих поклонниц. Может быть тебе действительно переплести с какой нибудь девицей ноги, она родит, а мы усыновим этого ребенка? — Любовь моя, у тебя все в порядке? Мы же решили, что я предприму все от меня зависящее для того, что бы отыскать храм исполнения желаний. Ты что, думаешь, я зря провожу столько времени в библиотеке? А уж если у нас ничего не получится, то для этого есть дети богини…


Этот разговор заставил меня вспомнить слова Альпака накануне нашей копейной сшибки: " Если будет желание, и твой друг не сильно завтра помнет мне кости на ристалище, то я вам расскажу одну очень интересную легенду об этом храме." По моему настала пора услышать эту легенду. С Альпаком я встретился в покоях молодого короля. Начальник его охраны лично проверял стражу. — Сэр Альпак, вы, помниться, обещали рассказать мне какую то интересную легенду связанную с замком той, что спит до срока. — Не тебе, а вам обоим, — ворчливо заметил старый мечник. Марта сегодня дежурит у короля, так что приходите с женой в мои покои, поговорим…


Надо ли говорить, что как только слуги доложили нам, что сэр Альпак зашел в свои комнаты, как тут же мы с Вельдой направились к нему. — Пришли? Ну проходите. Мы чинно уселись на мягкие подушки, а Альпак собственноручно налил нам травяной отвар…


— Я ведь понимаю, что ваш интерес связан в первую очередь с тем, что вы хотите иметь совместных детей… И не перебивай меня пигалица… Вы думаете, что и мы с Мартой об этом не мечтали и не пытались что то для этого сделать? Я ведь тоже отправлялся на поиски этого храма — замка и даже добрался до него, но попасть во внутрь не смог… Я сказал не перебивайте меня… "Много будешь знать, не дадут состариться." Так вот. Тот гобелен, что вы видели в загородном дворце и который так некстати сгорел во время пожара, нарисован с моих слов. Я действительно не нашел ни дверей, ни ворот, хотя несколько раз обошел вокруг. Окна расположены очень высоко, не достать, и веревку не докинуть. Там под стенами я и заснул. И приснился мне сон, что разговариваю я с матерью всех богов и прошу её подарить нам счастье иметь совместных детей, а она мне отвечает и её слова я запомнил на всю жизнь:-

Чувственность женщины — вещь переменная…главная зона ее

не эрогенная

Вовсе не там, где вы думали ранее…тайной окутано женщин

желание…

Даже когда она вовсе разденется, это не повод на что-то надеяться:

Чтобы поддерживать в ней её же величие, слов запасите большое

количество…

Делайте ставку на ушки возлюбленной… и жизнь постельная не будет

загубленной…

если щедры вы на ласки словесные, станут доступны и скалы

отвесные…

Женскую душу почаще массируйте… глосом нежным, словами

красивыми…

Ваши старанья не будут напрасными — станет наградой вам женщина

страстная…

Будут и дети, будут и внуки, — не обрекайте любимых на муки…

Что хотела сказать мне этими словами мать всех богов, я до недавнего времени не понимал, как не понимала и Марта, хотя я по возвращению стал произносить только ласковые слова, когда обращаюсь к ней. А вот недавно мы оба прозрели, — это произошло там, в поселке, на берегу потерянных душ. Главное, что мы с Мартой поняли, — Храм исполнения желаний находится внутри каждого из вас, и только от нас зависит, станут наши мечты былью, или так и останутся нашими желаниями. Сэр Альпак встал, подошел к небольшой шкатулке, открыл её и достал толстый свиток. — Держи Старк, здесь я по памяти записал маршрут своего движения с его засадами, тайными ловушками и прочими трудностями, что создали боги, стараясь затруднить доступ людей к этому храму — замку. Выучи его наизусть и потом вернешь мне. хотя я и не уверен, что боги для каждого не предусмотрели свой путь…


Утром, сладко потягиваясь, Вельда произнесла свою дежурную фразу, которую я неоднократно слышал от неё в разных вариациях:- Утро вечера мудренее, по этому утром так не хочется приступать к работе, — а потом после недолгого раздумья добавила, — Работа облагораживает человека, а безделье делает его счастливым. Ну почему нам нельзя весь день провести в постели, поваляться, заняться "любимым делом", а потом опять поваляться… Нет, надо вставать, идти разгребать бумаги…


— Милая, а ты не пробовала часть своей работы взвалить на своих подданных? Ведь твой дядя не всегда вникал во все мелочи, как это делаешь ты. Хотя с другой стороны, ты всем этим лизоблюдам показала, что не чураешься ни какой работы.

В этот день мы не стали никуда торопиться, а добросовестно повалялись и занялись "любимым" делом. В обед гуляя по аллеям сада я заметил садовников, которые аккуратно стригли кустарник и подрезали кроны деревьев. Какое то нехорошее предчувствие кольнуло меня в сердце. Я успел схватить Вельду за руку и дернуть её назад, спрятать за свою спину, прежде чем два арбалетных болта воткнулись мне в грудь, больно ударили по ребрам и отскочили от моей кольчуги. Ну не могут садовники работать, когда в саду гуляет королевская чета… — Стража! Заорал я во всю глотку, — но было уже поздно. На груди у Вельды расплывалось красное пятно и остриё болта торчало со спины. Я склонился над ней, в спину мне опять что то больно ударило, потом налетела наша охрана, я ещё слышал лязг стали, но уже по сторонам не смотрел. Лицо моей любимой бледнело на моих глазах, она судорожно дышала, подбежал Стив, подхватил её на руки и отдавая какие то приказы бегом понес её во дворец…


Несколько дней лучшие лекари боролись за её жизнь, болт был извлечен, но облегчения это не принесло. На пятый день, не приходя в сознание Вельда умерла.

4

Я лично проводил её в последний путь. При большом скоплении народа, на украшенном цветами плоту я столкнул её тело в воду и поплыл рядом до самой стремнины. Меня сопровождали псы Илис. В этот раз они не пытались играть со мной, словно понимая мое состояние, только на стремнине я отпустил плот. — Илис, прими её душу, она заслуживала лучшей доли, чем пасть от рук наемных убийц…


В это время с использованием магии шел допрос уцелевших убийц. Постепенно вырисовывалась следующая картина: не все сорняки были вырваны, амнистия дарованная заговорщикам Вельдой убедила их в слабости королевской власти, по этому на тайном заседании было принято решение любыми путями устранить правящую династию от власти и возвести на трон более достойного претендента из числа знатных лордов. Все эти сведения мне доставлял Стив. Альпак не отходил от Чарльза, утроив охрану вокруг него. Все слуги во дворце были проверены на предмет принадлежности к клану наемных убийц. Лица виновные в том, что в сад проникли посторонние люди, были арестованы и подвергнуты допросу с пристрастием. Оказалось, что в смуте в который раз был замешан посол Гонды. Именно он оказывал финансовую поддержку заговорщикам и на его деньги была подкуплена стража, что стояла на охране сада. Самого посла не могли нигде найти.


Я распорядился начать стягивать войска к границе Гонды. Посол был объявлен преступником, так же как и преступниками подлежащими смертной казни объявлялись все, кто его укрывал или оказывал ему иную помощь. Смерть принцессы настолько потрясла жителей Каунга и дворян, что участвовать в святой мести выразили желание десятки тысяч человек. В столице начались аресты и казни заговорщиков. Потянув за один конец, нам удалось почти размотать весь клубок. Основные участники заговора были установлены. Некоторые пытались отсидеться в своих замках, но не тут то было. Используя свой магический перстень я до основания разрушал замки. Первый раз у меня это получилось спонтанно. При виде чистенького и аккуратного замка лорда Свила, меня охватила такая бешенная злоба, что я даже не мог произнести ни слова, а просто вытянул в его сторону свою правую руку, подавая сигнал к началу штурма. С моей руки сорвался огненный шар, который увеличиваясь в размере, спокойно прожег дыру в стене, а потом взорвался в центре крепости, разметав её на мелкие кусочки. Естественно никто не уцелел, а на месте замка образовалась огромная яма, которая постепенно заполнилась водой. Теперь я понимал, как был уничтожен замок родителей Вельды. Кто то использовал такую же разрушительную магию. Но если мой перстень обладал неограниченной мощностью, то тот, кто уничтожил замок графа Ришара вынужден был эту мощь копить.


Стив докладывал мне ежедневно о всем, что могло иметь отношение к Дуку. Наконец ему удалось выследить небольшой обоз с продовольствием, что готовился к отправке в лес, к месту предполагаемого нахождения охотничьего домика Дука, где он мог скрываться. За обозом была установлена слежка. Двое детей богини из моей личной охраны не спускали с него глаз.


Я распорядился из тронного зала убрать свой стяг и стяг нашей семьи, оставив только знамя Каунга. Так же был убран и наш трон. Теперь во время приемов я просто стоял возле трона, где восседал Чарльз. Молодой король сильно изменился. После смерти родителей, — смерть Вельды, усиленные меры безопасности… Куда только делась его жизнерадостность. Все больше и больше времени он проводил со мной. Так же как и я, он практически никогда не снимал свою кольчугу, а на поясе у него постоянно висел подаренный мной кинжал. В один из дней, когда он сидел в моем кабинете и рассматривал картинки из "Турнирной книги" Рене Анжуйского, а я подписывал очередную кипу бумаг и просматривал документы, он обратился ко мне: — Старк, забери у меня перстень с печатью, а то Альпак отказывается его брать, а слишком многие придворные постоянно у меня про него спрашивают. И зачем Вельдочка в тот день отдала его мне? Он всхлипнул. — Старк, ты же ведь не оставишь меня? Я оторвался от бумаг, — Нет конечно Чарльз. А про себя подумал — ты единственная ниточка, кроме моей памяти, что связывает меня с Вельдой, как я могу тебя оставить…


Наконец пришло сообщение, что обоз и место куда он доставлял продукты выслежены. Высокий забор в два человеческих роста окружал несколько акров земли. Ворота крепкие, но деревянные. Ночных хищников специально подкармливают, разбрасывая кости и остатки мяса по вечерам, так что про ночную атаку можно забыть. Судя по количеству продуктов, что завозятся за один раз и периодичности прибытия телег, за забором обитает не более 5–7 человек. Связь с внешним миром поддерживается только через возчиков. Обитатели домика никуда не выходят. Было решено в следующий раз брать обоз и накрыть логово Дука. За домом тоже установили слежку.


Мне не терпелось. Жажда мести съедала меня. Что бы хоть как нибудь занять себя, я решил немного поэкспериментировать с большой королевской печатью, вернее печатями, так обе находились у меня. Одна на моем безымянном пальце, а вторая висела на груди. В своем кабинете я положил их перед собой и стал внимательно рассматривать. Перстеньки были похожи друг на друга как две капли воды. Тонкий ободок, который мог принимать форму любого пальца и невзрачный черный камешек, который тоже мог принимать и форму круглой королевской печати, и большого кроваво-красного рубина, когда выпускал огненный шар, и видимо ещё много чего, о чем я не догадывался. Меня мучил вопрос, — почему и мой отец в самый опасный для него момент, и Нибел отдали свои перстни? Неужели они не могли ими пользоваться и применяли их силу только в качестве магической печати?


Если перстни так похожи, то как их различать? Ну, тот что справа, мой, а слева Каунга. А если раньше королевство было одно, то почему перстней два? Недолго думая взял перстень Чарльза и надел себе на левый безымянный палец. Ничего не произошло, если не считать того, что перстень стал незримым. Это что ж получается, что и этот перстень признал меня? Я надел на правую руку и второй перстень, свой и стал прислушиваться к своим ощущениям. Ничего. Перстень тоже стал незримым. Но ни прибавления силы, или ума я не заметил… Да, Даже у самого плохого человека можно найти что-то хорошее, если его тщательно обыскать…Это что же получается, перстни одинаковые и разницы нет? Тогда почему их два? Два сына, или… неужто муж и жена? Жалко, что даже преданий не сохранилось из за чего произошло разделение на два королевства…


Маркиз Солей занимался подготовкой и обучение войск для вторжения в Гонду. Причем все это делалось в открытую, демонстративно. Отряды рассредоточивались вдоль границы, создавали опорные лагеря, благо недостатка в средствах, после того, как все движимое и недвижимое имущество заговорщиков перешло в казну, я не испытывал. Правда по началу стали появляться слухи, что я чужак и хочу использовать войска Каунга, что бы вернуть себе трон Гонды, но эти слухи быстро сошли на нет, когда было официально объявлено, что я родился на землях принадлежащих Каунгу, и являюсь подданным молодого короля Чарльза, и не случайно покойный король Нибел был совсем не против, что бы его племянница вышла за меня замуж, а наоборот, даже настаивал на этом…


И вот наступил радостный для меня день. Обоз был захвачен, возчики арестованы и дали первые показания. Пришлось поднять по тревоге всю королевскую гвардию. Каково же было мое удивление, когда оказалось, что все жители деревни — принадлежат к клану наемных убийц, от мала до велика. Тоже самое было обнаружено и в соседней деревне. Огнем и мечом прошла гвардия, хотя сопротивление и было упорным, но одно дело убивать из подтишка, или в спину и совсем другое встретиться в открытом бою.


Рано утром мы выступили. Наш отряд состоял из десятка детей богини с моим гербом, Стива и его людей, что отвечали за мою безопасность. Всего три десятка человек. Для прикрытия впереди двигался обоз с провиантом. Однако ворота оказались заперты изнутри, пришлось их выламывать. Не знаю, толи мои перстни гасили магические атаки, толи Дук магию не применял, потому, что не успел её накопить, но мы без проблем вошли в дом. Хозяин и его семья встретили нас сидя за столом в небольшой комнате, что по видимому служила обеденным залом. Во главе стола сидел сам Дук, с лева от него его жена, — женщина красивая, но с неприятными чертами лица. С права — его дочь, девчушка лет трех. За его спиной стояли двое слуг.


— Обыскать весь дом, перевернуть все, — отдал приказ Стив. — В этом нет необходимости, барон. Все обитатели этого дома перед вами, — спокойно произнес Дук. Я давно уже жду вас, пришли поквитаться за Вийгора? — А вы что, причастны не только к смерти моей жены, — принцессы Вельды, но и моего отца, — короля Вийгора? — спросил я. Дук посмотрел на меня, — Так значит Скальд не врал, что у Вийгора после его смерти родился сын, хотя прямых доказательств этому и нет. Вместо ответа я поднял и показал ему оба кулака. Дук побледнел, его жена схватилась за сердце, а на моих руках вспыхнули багровым светом оба магических перстня.


— Пощадите дочь, она ещё ребенок и ничего не понимает. Я отрицательно покачал головой. — С корнем, весь ваш род и ваше семя будут уничтожены, вы не заслуживаете ни какого снисхождения. И ни какой пощады. — А если я вам передам все списки клана наемных убийц, с картой наших баз, а также списки тех, кто тайно нам помогал или пользовался нашими услугами? Цена одна, — жизнь нашей дочери. — Распорите на ней левый рукав и покажите мне её левое плечо, — распорядился я. На плече девчушки явно был виден рисунок кинжала. Я вновь отрицательно покачал головой:- Мертвая змея лучше живой, по крайней мере можно не опасаться укуса. — Принц, но вы ведь умный человек. Одним ударом вы сможете навсегда избавится от клана убийц, а рисунок я сейчас уберу… — Ни кто так не восхищается вашим умом, как тот, кто собирается одурачить, — ответил я ему. Вмешался Стив, — Милорд, в его словах есть резон, что вам мешает заключить её под стражу, или в тюрьму, где она со временем угаснет… — Барон, нельзя дважды войти в одну и туже реку, но можно дважды наступить на одни грабли. Разве нам мало гибели королевской семьи и моей жены? А без главаря и организатора клан и так обречен на вымирание.


В это время в комнату один из наших внес небольшую шкатулку. Только взглянув на неё я сразу понял, что это именно те документы, о которых говорил Дук. Лицо его скривилось как от приступа зубной боли. Он посмотрел на жену:- Леди вы обещали мне, что на неё наложены самые страшные чары и её никогда не найдут. — Полноте, Дук. Не вам с вашей черной магией меряться силой с магическими перстнями королевств. Умейте проигрывать. Перстни вновь засветились багровым светом и все три фигуры сидящие за столом вспыхнули ярким огнем. — Ну а теперь, Дук, когда вы пожертвовали жизнью своей дочери и жены, и прежде чем вы умрете, я хотел бы услышать ответ на один вопрос, — я обращался к одному из слуг, что стояли неподвижно за креслами своих хозяев. — Какова во всем этом роль короля Скальда? — Пусть эта маленькая тайна так и умрет со мной… — Вы не отправитесь в последний свой путь по Илис, ваши тела будут сожжены и ваши души тысячелетиями будут блуждать в межвременьи, обреченные на вечные страдания…


За нашими спинами догорало то, что осталось от загородного или охотничьего домика мага и колдуна. Пепел от сожженных тел был развеян по лесу, удара в спину, обладая такими подробными документами, можно было не опасаться. Но работы по искоренению этой заразы предстояло ещё много. И все равно, что то меня смущало в поведении обитателей домика. Как то уж больно равнодушно они восприняли все произошедшее…


Черный барон лично занялся изучением попавших в наши руки документов, правда после того, как их просмотрел я. Ничего нового я там не обнаружил, но в моей голове забрезжила одна интересная мысль, которую я решил, не откладывая в долгий ящик проверить. Я вызвал к себе Альпака. — Я хочу осмотреть те покои в которых жил Дук и его семья, когда они бывали в королевском дворце. Проводи меня туда и захвати пару умелых воинов, может быть они понадобятся.


Я не знаю, чего я хотел найти в покоях Дука. Три комнаты. Даже у нас с Вельдой их было всего две. Первая комната была обставлена как приемная, или зал для встреч с друзьями и единомышленниками. Большой прямоугольный стол, стулья не только за ним, но и вдоль стен. На стенах, кстати, не было ни каких украшений, — ни картин, ни гобеленов, даже светильников и подсвечников не было. Предварительный осмотр не дал ни каких результатов. — Что мы ищем Старк? Если ты мне скажешь, это на много облегчит нашу задачу. — Не знаю Альпак. Я просто надеюсь, что мои перстни отреагируют на любую магическую вещь в этих покоях.

Вторая комната было спальней. Тоже ни каких изысков и ни какой реакции. Я подошел к ложу и осматривая стену за горой подушек провел пальцами по фигурке ночной кошки, что украшали четыре угла алькова. В руку кольнуло. — Эти фигурки должны быть или полыми внутри, или как то сниматься со своего места, проверти, — распорядился я. И действительно, одна за другой после поворота вокруг своей оси фигурки были сняты и внутри них, в пустотелых корпусах были найдены пергаментные свитки. Беглого взгляда в которые было достаточно, что бы понять, что это переписка Дука и посла Гонды…


В третьей комнате, что служила одновременно и рабочим кабинетом и будуаром ничего нового мне найти не удалось, хотя я потрогал каждую вещь, ощупал каждый сантиметр стены и пола. Уже собираясь уходить, я спросил одного из сопровождавших нас воинов:- Если хочешь что то спрятать, помести это на самом видном месте. Что в первую очередь бросилось в глаза, когда ты вошел в эту комнату? — Большие песочные часы на камине.

Действительно, почему они на камине, а не на столе, и почему такие большие? Я подошел и взял их в руки. Стал внимательно рассматривать, даже перевернул, следя за тем как песчинки из одного сосуда, быстрой струйкой стали перетекать в другой. И что, в чем тут подвох? Я уже собирался поставить их на место, как случайно посмотрел, куда их ставлю. Там была подставка и чисто машинально я надавил на неё. Раздался щелчок, камин сдвинулся со своего места и открыл проход в стене. Ступени вели куда то в верх. Альпак преградил мне путь в проход. — Нет, мы не знаем, что нас там ждет, поэтому вызовем подкрепление. Следуя его знаку один из воинов тут же вышел.


Вскоре прибыл дежурный полудесяток детей богини в полном вооружении. Первым, естественно по лестнице стал подниматься чернокожий мечник, потом его два воина, только потом я и ещё трое моих друзей. Двое остались в кабинете. Лестница была узкой и спиралью ввинчивалась в верх. Когда мы, по моим подсчетам уже должны были оказаться на крыше, лестница вывела нас на небольшую площадку к неприметной двери. Она оказалась не запертая. Осторожно, один из воинов открыл её, прикрываясь дверью как щитом. Дзенькнула струна арбалета и болт воткнулся в стенку напротив, а потом упал на каменный пол площадки. Я обратил внимание, что там уже были похожие сколы в камнях. Заглянув в комнатушку, что на самом деле оказалась небольшой кладовой, я разочаровано остановился. И для чего надо было ставить самострел, если кроме голых стен в комнате ничего не было. Внимательный осмотр результатов не дал, пока Альпак не стал осматривать потолок. С потолка свисала какая то веревка, он потянул за неё и… опустилась веревочная лестница. Сначала он, а потом и я поднялись по ней.


Мы оказались внутри одного из больших шпилей дворца, может быть даже самого большого. Именно здесь было настоящее логова Дука. На столе лежала подробная карта двух королевств, некоторые населенные пункты были обведены кружочками, возле некоторых стояли какие то значки. Вдоль стен стояло несколько сундучков до верху набитых свитками и книгами. На стеллажах тоже стояли и лежали книги. Быстро просмотрев некоторые из них, я обнаружил, что почти все они посвящены замку той, что спит до срока. Может быть именно по этой причине мне ничего не удалось отыскать в королевской библиотеке? Кто то покопался там раньше меня?


Все найденное было аккуратно уложено, упаковано и доставлено в мои апартаменты. Изучать эти документы я решил сам. Три дня у меня ушло только на то, что бы отложить отдельно то, что касалось клана убийц и замка той, что спит до срока. Все документы по клану я передал Стиву. Чарльз безвылазно сидел у меня в кабинете. Ему нравилось копаться в старинных рукописях, рассматривать занимательные картинки и животных, что изображались в них. Иногда он просил меня почитать ему, что я с удовольствием делал. В общем Дук собрал все сведения, с древнейших времен до наших дней. Были здесь записи и легенд, и рассказов якобы очевидцев, и даже научные трактаты посвященные ритуалам достижения замка и храма. Мне только было непонятно, для чего ему все это, пока я случайно не наткнулся на один занимательный документ. В нем корявым почерком описывалось, как один простой воин — по прозвищу Дук, проник в храм исполнения желаний и пожелал возрождения себе, своей жене и малолетней дочери, всякий раз, когда их жизненный путь будет закончен в водах Илис.


Это сколько же этой милой дочурке лет, если документ написан почти триста лет назад? Неужели этот тот, единственный, по словам богини, который не потерял свой рассудок и вышел целым и невредимым из замка-храма той, что спит до срока? И не собирался ли Дук повторить свой вояж? Или может быть он специально собрал все эти документы, что бы никто не смог повторить его путь? Или готовил дорожку для своих сыновей? Ещё неделя ушла у меня на то, что бы перечитать наиболее важные места в документах, а некоторые из них выучить наизусть. Альпак был прав, когда говорил, что у каждого, кто ищет замок, свой путь, но начинался он только после того, как искатель подходил к горному перевалу или впадению в Илис четвертого ручья с черной скалы. До этого момента дорога описывалась примерно у всех одинаково.


Я уже принял решение и отступать от него не собирался. Чарльзу, в присутствии Стива и Альпака я передал перстень Каунга и строго настрого запретил его снимать с пальца, а тем более передавать кому либо. Стиву я передал перстень Гонды на хранение и не стал слушать ни каких отговорок. Тепло попрощавшись со своими друзьями, я отправился на поиски храма-замка.


Свой путь я решил начать с берегов Илис, что бы получить благословление своей покровительницы. Уже вечером это дня я был на берегу реки, где провожал Вельду в последний путь. Зайдя в кусты и там раздевшись, я почти в полной темноте, с помощью псов богини переплыл реку. Пойдя немного в глубь леса, я повернулся лицом к реке и негромко позвал Илис. — Я ждала тебя Старк. Ты хорошо подумал, прежде чем отправиться в это путешествие? Скажу откровенно, что шансов вернуться у тебя слишком мало, а я, связанная словом и клятвой, не смогу тебе помочь. — Илис, в жизни каждого человека наверное наступает такой момент, когда он должен сам понять чего он стоит и какие цели ставит перед собой. Меня не прельщает ни корона Гонды, ни тем более корона Каунга. Помнишь, что сказала Вельда, когда я оставлял её на твоем берегу? — Если с тобой что то случится, я покончу с собой. Без тебя мне жизнь не мила, — тихо прошелестел голос богини. — Тогда ты должна понять меня. Я смерти не боюсь… — Некоторые могущественные силы будут препятствовать тебе… Я криво улыбнулся, — Красиво жить не запретишь, но помешать можно. Пообещай мне одно, что если я погибну, то ты заберешь меня в свои воды и может быть мне повезет и там в подземном мире я встречу Вельду… — Обещаю…


На рассвете, оседлав верного Чеза я продолжил свой путь.

5

О том, что некоторые могущественные силы будут препятствовать мне, я понял в первый же день своего путешествия. Буквально с восходом солнца на землю опустился густой туман, хотя туманом назвать это можно было с большой натяжкой. Какое то марево, что искажало видимость, очертания предметов, словно художник на холсте все залил серой краской.

Но мы люди не гордые, при необходимости можем и пешочком пройтись. Я соскочил с Чеза, взял его повод и внимательно всматриваясь под ноги, на дорогу, спокойно повел его к намеченной цели. А цель у нас была одна — небольшой городишко Стрит, где я планировал закупить нормальных припасов, а не тех изысков, что мне наложили в королевской кухне. Кроме того надо было позаботиться и о хорошем теплом одеяле, желательно шерстяном, а не том пуховом, что мне сунули в седельный мешок.


Через некоторое время видимость улучшилась, но не настолько, что бы можно было скакать во весь опор, по этому Чез неторопливо трусил по обочине, оставляя всю ширину дороги свободной. Послышался топот копыт, явно скакал отряд или группа всадников, причем скакали быстро. Я вообще отъехал в сторону от дороги и остановился. Вскоре мимо меня пронеслась целая кавалькада празднично одетых людей. Но,…- во первых они скакали молча, а во вторых лица я их не разглядел. Лиц не было, а был смазанный овал, без глаз, рта…


Наконец подул свежий ветерок и марево развеялось. Стало проще и легче скакать. Через пару лиг я нагнал обоз, что стоял на обочине. Возчики что то живо обсуждали и не торопились продолжить свой путь. На мой вопрос, что случилось и далеко ли до Стрита, незамедлительно ответили, что только что их обогнала бешенная компания, которая появляется в этих местах раз в сто лет и все сносит со своего пути. Достаточно одному из бешенных дотронуться до вас и вы сами становитесь бешенным и обречены вот так скакать без остановки до тех пор, пока не дотронетесь или не налетите на кого нибудь другого. Странность заключалась в том, что эта компания должна была появиться не ранее чем через восемь лет, а она появилась сейчас.


— И что, вы удачно разошлись с ней? — поинтересовался я. — Какой там удачно, — мрачно ответил один из возчиков, — Двух телег с товаром как корова языком слизнула. Хорошо хоть только две, а не весь обоз. Он передернул плечами. — Ну че встали, хорош лясы точить, поехали, а то до городка ещё ехать и ехать. — А куда эта бешенная компания девается? — поинтересовался я. — Да кто ж её знает. Вы посмотрите ваша милость, на земле даже следов от неё нет. Я присмотрелся к дороге, действительно ни каких следов, что здесь недавно проскакал большой отряд всадников, даже следов от повозок, которые они якобы захватили, тоже не было…


Стрит встретил меня разноголосицей небольшого базара, что расположился сразу за частоколом, что огораживал городок, вернее большое селение. Хотя уже кое где попадались и каменные здания в два этажа. Памятуя наказ Стива о том, что все припасы лучше покупать на постоялых дворах и не на первом встречном, а во втором или третьем и подальше от стен и ворот, я уверенно направил Чеза к центру городка. Действительно в том месте, где сходились несколько кривых и пока ещё узких улочек стоял добротный двухэтажный каменный дом. Вывеска, на которой был изображен кусок мяса на тарелке и кружка пива, не позволяла усомниться в правильности моего выбора.


Я не успел ещё подехать к крыльцу, как из дверей выскочил расторопный слуга, придержал Чеза за уздцы — Не беспокойтесь господин, ваш конь будет вычищен, накормлен и напоен, грива расчесана и по желанию можем заплести её в мелкие косички. Сейчас так модно. — Это боевой конь, а не игрушка, — буркнул я ошеломленный таким напором. В дверях меня встречал сам хозяин. Вопреки расхожему мнению он был тощ и высок. — Что желает господин? Сразу поесть, или сначала ополоснуться с дороги? Вода нагрета, молочный поросенок зажарен. В животе у меня заурчало, — Комнату до утра, вымыться, потом поесть. Подашь в комнату, не люблю шуму. — А шума не будет, городок у нас тихий, приезжих мало бывает, а свои предпочитают есть и пить пиво по домам…


В купальне было сумрачно и жарко. По привычке я остался в кольчуге и при поясе с кинжалом… Вернувшись в предоставленную мне комнату, я выложил содержимое своего седельного мешка на пол и стал откладывать то, что ну ни как мне не сможет пригодиться в моем путешествии. Пуховое одеяло, тонкой работы изящный серебряный кубок, что по мнению моих слуг должен был мне заменять кружку, салфетки с вензелем королевского дома Каунга, какие то баночки с кремами и мазями… А вот бурдюка для воды не было, как не было и простой ложки, впрочем и котелка с миской тоже не было. Видимо считалось, что я буду останавливаться если не на постоялых дворах, то по крайней мере в замках и дворцах знатных лордов. Интересно, кто меня собирал в дорогу? Ясно что ни Альпак, ни Стив к этому не имели никакого отношения.


Я все таки изменил свое решение и пообедал, а заодно и поужинал в общем зале, но на половине для благородных. Отличие от общего зала заключалось в том, что там стояли скамейки, а здесь за столами стулья. Да ещё небольшой кувшин с живыми цветами. Наверное хозяйка постаралась. Кормили вкусно, порции были большие. От вина и пива я отказался, а вот травяного отвара выпил с удовольствием, да ещё прихватил с собой один кувшин. Во все время моей трапезы хозяин с унылым видом стоял возле моего стола в ожидании распоряжений. Я кивнул ему головой, разрешая присесть рядом со мной и стал расспрашивать о жизни в городке.


Жизни в городе не было ни какой. Немногие путники предпочитали останавливаться на тех постоялых дворах, что находились сразу же за воротами у базара. Клиентов очень мало и видимо он скоро все продаст и вернется в свою деревню. Вложенные деньги не окупаются, а ему скоро платить по процентам, что делать он не знает. При этом он говорил обычным голосом, без надрыва, как человек смирившийся со своей судьбой. — И что, даже нет тех, кто отправляется на поиски замка той, что спит до срока? — осторожно поинтересовался я. — Ну почему же нет. Не далее как вчера двое ночевали, поели, попили, но заплатить забыли, пообещали заплатить когда будут возвращаться… Всё как обычно. На поиски отправляются как правило или совсем бедные или неудачники по жизни. Откуда у них деньги…


Ночь прошла спокойно, хотя я спал в полглаза. Утром я рассчитался с хозяином, забрал у него те вещи, которые заказал накануне, сказал, что часть ненужных мне вещей я дарю ему и что они в моей комнате, расспросил про дорогу, особенно про те постоялые дворы, которым можно доверять. Получил исчерпывающий ответ на три дня пути вперед и на вычищенном и довольном Чезе продолжил свой путь.


Второй день тоже не обошелся без неожиданностей. Ближе к обеду на меня попыталась напасть какая то голытьба. Четыре человека вынырнули из придорожных кустов, преградили мне дорогу и встали полукругом, выставив вперед что то наподобие самодельных копий. Ни спрашивать, ни разговаривать я не стал. Определив на глазок, кто из них может быть главарем, я выстрелил из арбалета в чернявого мужичка, выхватил меч, дал шпоры Чезу и свалил двоих рядом стоящих ударом крест накрест. Четвертый бросив копье тут же нырнул в кусты. Я даже спешиваться не стал и неспешно продолжил свой путь.


Ночевал я на опушке леса. Развел небольшой костерок, подогрел подвяленное мясо, поел сыру и запил все это теплой водой из бурдюка. Затем затушил костер, привязал Чеза на длинный повод и улегся спать. После долгого перерыва это была моя первая ночь под открытым небом. Сразу же нахлынули воспоминания… Как мы втроем путешествовали к поселку и зачастую нам приходилось долго ждать, пока Чарльз уснет, как мы отползали тихо от места стоянки в ближайшие кусты, как любили друг друга не смотря ни на что… Я лежал и улыбался… Вдалеке хрустнула ветка. Я насторожился, потом ещё одна уже ближе. Чез всхрапнул, почуяв чужих. Я сел на корточки, прислонившись спиной к дереву под которым собирался спать.


— Я тебе говорю, что он где то здесь. Конем пахнет. Обрежем повод и потихоньку уведем его, а там поминай как нас звали, продадим коня и вернемся в деревню богачами. — А если он проснется, или услышит? — А кто вам сказал, что я буду вообще спать? — рявкнул я. Раздался сдавленный вскрик и топот ног, который вскоре затих. Я встал и подошел к Чезу, который спокойно стоял и жевал свое зерно в торбе. — Ты представляешь, старина, какие то воришки хотели тебя забрать… Дурачьё…


Утро встретило меня пением птиц, обильной росой и ярким безоблачным небом. Наш путь продолжался дальше без особых происшествий. Так прошло три дня. Ночевал я на опушке леса, заезжая в деревни только для того, что бы пополнить запасы еды и воды. Мы с Чезом особо не торопились, понимая, что самое трудное ждет нас впереди, когда начнутся обещанные ловушки, западни и прочие прелести, что подготовили для настырных людишек боги и богини. А помня, что для каждого человека предназначен свой путь к замку, я особо не выбирал маршрут, но и в глубь леса не заезжал, помня о ночных хищниках и рассказе графа Ришара…


Вдалеке уже показались горы. К моему удивлению они не были такими уж высокими, как рисовались мне в воображении. Постепенно все тропинки и дорожки сливались в одну накатанную. Интересно, — задавал я себе вопрос, — а как боги определяют, что человек ищет храм-замок, а не едет по своим делам? Позади послышался топот копыт. Я отъехал на обочину и остановил Чеза, проверил арбалет и меч, щит перекинул на спину. Мимо меня проскакали два молодых рыцаря. Только шпоры выдавали в них принадлежность к благородному сословию. Неказистые крестьянские лошадки, кожаные доспехи усиленные кое где металлическими бляхами, простые седла, не предназначенные для копейной сшибки… По моему это были те два искателя приключений, что уехали из Стрита не расплатившись… Зачем торопиться и загонять своих коней, когда до гор ещё по крайней мере два дня пути? — задал я им в след риторический вопрос, который естественно остался без ответа.


Ответ пришел несколько позже, когда у меня за спиной вновь раздался конский топот. Я вновь отъехал на обочину, освобождая дорогу, показывая всем своим видом, что драки не ищу, но уж если вступлю в неё, то бегать не буду. Из за поворота вынеслись на рысях несколько всадников в богатых одеждах. Мордастые, молодые, в глазах злой огонек. — Вот один из них, бей его, — раздался клич. Ну спасибо, что хоть предупредили… Я перекинул щит на левую руку, выхватил меч и послал Чеза вперед. Видимо нападавшие не ожидали от меня такой наглости. По их мнению я должен был броситься бежать от них, а они красиво меня догнали бы и на ходу зарубили. Да и конному бою на мечах, они мягко говоря, были не обучены. Мешая друг другу, бестолково маша своими железяками, они не смогли даже взять меня в клещи. Мой меч легко рубил их мягкую сталь, так что прежде чем они успели разобраться что и как, двое из них уже валялись под копытами собственных коней в лужах крови, ещё один зажимал перерубленную руку, а двое оставшихся нахлестывая коней мчались прочь, испуганно оглядываясь.


— Кто такие и по какому праву напали на меня? — грозно спросил я. Но мордастый только смотрел на свою руку из которой хлестала кровь и нечленораздельно мычал. — Пошел вон, дерьмо, — презрительно процедил я сквозь зубы. В следующий раз встречу, не пощажу. Не дожидаясь дополнительной команды, раненый развернул своего коня и не оглядываясь крылся за поворотом…

Так, эта садкая парочка начинает меня напрягать. Что то они опять натворили. Судя по всему безнаказанность сделала их достаточно опасными соседями. Но мои опасения оказались напрасными. Не проехав и целой лиги, я увидел уже знакомых мне крестьянских лошадок, что мирно щипали траву на лужайке, а чуть в стороне обоих деревенских рыцарей. С первого взгляды было понятно, что здесь произошли кровавые разборки из за добычи. А сама добыча — золотая статуэтка девушки стояла в стороне на расстеленном ветхом одеяле. Из последних сил, уже расставаясь с жизнью, их руки тянулись к золоту. — И оно того стоило, — спросил я, — за кусок краденного металла отдавать свои жизни? Ответом мне было жужжание мух, что начали слетаться на запах крови. За что боролись, на то и напоролись, — и я направил своего коня по дороге в сторону гор.


Ночи стали не то что бы прохладнее, но как то тревожнее. Меня не оставляло чувство, что за мной кто то наблюдает. Причем это наблюдение не прекращалось ни на минуту ни днем, ни ночью. Словно кто то очень равнодушный рассматривает меня и решает, как со мной поступить.

По моим прикидкам скоро должен быть последний населенный пункт перед перевалом. В различных источниках он назывался то как город Льеж, то как деревня "последнего приюта", а то как постоялый двор" На перепутье". Однако жильем и не пахло, да и дорога из хорошо наезженной как то незаметно превратилась в еле различимую колею, заросшую травой. Сворачивать я нигде не сворачивал, а это значит только одно, — я вступил на "свой" путь.


Уже почти что в сумерках, а здесь темнело почему то рано, я наткнулся на заброшенную избу, странную избу. Во первых над дверью висела вывеска, уже выцветшая, с облезлой краской. Хоть и с трудом, но мне удалось прочитать, что там написано:

— "Оставь надежду всяк сюда входящий,

здесь рок с судьбою спорят о тебе…"


В избу я естественно входить я не стал, но с удивлением отметил, что земля вокруг избы обработана и даже что то посажено. Взяв Чеза под уздцы я отвел его в сторону от этого странного сооружения и уже практически в полной темноте нашел небольшую нишу, куда завел коня, высыпал ему в торбу уже сокращенную порцию зерна, как смог перегородил камнями вход и приготовился ждать. Арбалет, меч, щит, даже второй свой меч я приготовил и разместил его за спиной. Костер не разводил, так как не хотел привлечь к себе внимание странных хозяев раньше времени. Луны на небе не было видно, а может быть её закрывали тучи, темень такая, что в двух шагах ничего не видно. Потом послышался странный шорох, который казалось исходил отовсюду. Мои глаза постепенно привыкли к темноте и я наконец то смог в дали разглядеть страшную картину. Огромные пауки, более десятка, но с человеческими головами и руками, с тремя парами ног появились из ниоткуда. Словно из под земли. Было так тихо, что скрежет их суставов разносился по всей округе.


— Здесь было мясо, много мяса. — Но не рыцарь. — Или умный рыцарь. — А почему это умный? — Рыцарь обязательно бы вошел в избу и там нас ждал, умный рыцарь прочитав предупреждение никуда бы не пошел и ждал бы нас возле избы. — И в том и другом случае мы бы получили свою порцию мяса. А не рыцарь нахлестывая коня помчался бы прочь, куда глаза глядят… — И разбился бы, так что свою порцию мяса мы в любом случае получим… Меня пробивала дрожь от их скрипучих монотонных голосов, в которых не было ничего человеческого. Возникало паническое желание куда то бежать, скрыться…Ночь тянулась так долго, что думал, что она никогда не кончится. Надо ли говорить, что я ни на минуту не сомкнул глаз. Наконец стало светать. И действительно пауки стали медленно зарываться в землю. И то, что я вначале принял за обработанную землю и грядки, на самом деле были их логовом, схроном.


Только когда солнце взошло достаточно высоко и воздух немного прогрелся, я решил выйти из своего укрытия. Следов от пауков на земле я не нашел. В избу заходить не стал, подойдя к крайней "грядке" я попробовал проткнуть её мечом. Меч легко вошел в землю по самую рукоятку. Я огляделся. Возле избы в беспорядке валялись рыцарские копья, которых я вчера в сумерках не заметил. Только с пятой или шестой попытки мне удалось найти более менее крепкое древко. Я подобрал ещё одно и вернулся к крайней грядке. В отверстие от своего меча я вставил копье и со всей силой надавил его. Раздался хруст, я почувствовал, как мое копье задергалось, а через некоторое время все затихло. На всякий случай я надавил ещё раз, сильнее, но ничего не произошло. Я вырвал копье из земли. оно было в крови, только кровь была какая то черная и на солнце шипела и пузырилась.


Только к обеду я закончил обходить все "грядки", при этом мне пришлось использовать пять копий, так как на третьем — четвертом пауке железный наконечник и само древко превращались в ржу и труху. А вот в избу я так и не рискнул зайти… Зато чуть дальше от того места, где я нашел копья мне посчастливилось найти несколько седельных мешков. И хотя вся еда в них была уже давно и безнадежно испорчена, зерно для Чеза прекрасно сохранилось. Я пополнил его запасы и поскорее покинул столь "гостеприимную" избу, которую я назвал "Последним приютом рыцарей".


Тропа вела меня все выше и выше. Вскоре мне пришлось спешиться, и не по тому, что было слишком круто, а потому, что и Чез и я устали. На ночь я решил остановиться заблаговременно, что бы успеть как следует отдохнуть и восстановиться после бессонной ночи. Словно кто то прочитав мои мысли, мне стали попадаться полянки удобные для отдыха, но я упорно лез вверх, пока не нашел то, что мне подошло. Это была небольшая пещера, которую я наверняка не заметил бы, если б не Чез. Он оступился, и мне пришлось остановиться. Вот тогда я и заметил эту пещеру. Подбадривая своего коня я помог ему подняться и ввел его под каменные своды. Пещера, скорее даже грот была не очень большая, как раз для нас двоих. Оставив Чеза отдыхать и напоив его из бурдюка, я отправился на поиски дров.


Вскоре вернувшись с охапкой хвороста и задав ему корма, я принес и вторую охапку. Посчитав, что на ночь нам должно этого хватить, я взял горсть зерна из запасов Чеза, залил все это небольшим количеством воды и поставил котелок на огонь. Когда зерно по моему мнению немного распарилось, я добавил туда небольшой кусочек вяленого мяса для запаха, соли и приступил к трапезе. Давненько я не ел такую вкусную кашу…

Пока солнце ещё было высоко, я решил немного поспать. Разбудило меня негромкое пофыркивание моего коня. Обычно так он фыркает, когда чувствует чужих. Сон как рукой сняло. Я приготовил арбалет. Вскоре в тишине стали слышны легкие шаги. А затем раздался и негромкий голос:- Рыцарь, ваша милость, вы не спите? Не убивайте меня, позвольте мне тоже спрятаться в вашей пещере, а то скоро архи выдут на охоту, а я ушла далеко от дома и осталась одна. Братья уже наверняка прекратили мои поиски. Не убивайте меня, у меня нет оружия, только корзинка с ягодами. Можно я войду?


Я поднял арбалет, готовый выстрелить в любое мгновение. — Входи. В лучах заходящего солнца мелькнул тонкий силуэт, и в пещеру вошла небольшая девчушка с корзиной в руках. Заплаканное лицо, ободранные колени, платье порванное почти по самый пояс. В глазах страх и надежда. — Кто ты, и что ты тут делаешь? — спросил я не опуская арбалет. Она застыла боясь пошевелиться. — Я Эльза, наша деревня там, выше, почти у самого перевала. Я собирала ягоды и случайно упала с косогора, пока я поднималась, мои братья ушли дальше. Я их найти не смогла, а по дороге в деревню меня застала ночь. Я видела как вы спрятались в пещеру. Других укрытий здесь нет, а скоро архи выдут на охоту…


— Покажи мне свое левое плечо, — потребовал я. Девушка видимо поняла это по своему, потому что покраснела и стала снимать с себя платье. Вскоре передо мной стояло обнаженное голое создание, что стыдливо пыталось прикрыть и низ живота и грудь. — Покажи мне свое левое плечо, — вновь потребовал я. Она повернулась ко мне левым боком. Плечо было чистым. — Одевайся. — А вы разве не будете переплетать со мной ноги, я чистая, правда, правда. Даже если будет больно, я кричать не буду. — Одевайся и иди сюда. Она послушно надела свое платье и испугано приблизилась ко мне. Садись рядом, я освободил для неё немного места на своем одеяле и достал из сумки последний кусок вяленого мяса, резонно рассудив, что если есть деревня, то там можно будет разжиться и продуктами. Бери, ешь, только хлеба или лепешек у меня нет.


Уговаривать Эльзу не пришлось. Когда она аккуратно доела последние кусочки мяса, я приступил к расспросам. В первую очередь меня интересовали архи, хотя у же примерно предполагал, кто это такие. — Архи, — это люди пауки. Они жили здесь ещё до того, как наш народ пришел в горы. Днем они где то прячутся и спят, а ночью выходят на охоту. Питаются они только мясом, по этому нападают на все живое. Бояться света и огня. Укус у них ядовитый, даже кровь и слюна ядовитые. Раньше, когда нас было много, мы сами охотились на архов, искали их лежбища, и убивали их там, а сейчас нас осталось мало. Наши воины ещё не вернулись из похода, так что нам приходится только защищаться.

Старики говорят, что у архов где то там внизу у подножья гор есть главное стойбище, где живут только их самые сильные и самые страшные человеки — люди. Я перебил её, — А это стойбище не находится рядом с домом, на котором написано: — "Оставь надежду всяк сюда входящий, здесь рок с судьбою спорят о тебе…".


— Да, — она растеряно посмотрела на меня, словно ожидая, что у меня сейчас начнут отрастать ноги и я начну превращаться в паука — человека, и даже немного отодвинулась. — Тогда их там больше нет, вернее они там остались, но вряд ли теперь смогут вылезти из под земли и вообще двигаться. Я их всех перебил. — Но это не возможно, что бы победить одного арха надо не менее трех нападающих, к тому же они очень чутко спят. — Значит мне повезло, но как бы то не было, всех, кто там находился из этих архов, я насадил на копье, хотя мне и пришлось его менять пять раз. — Тогда получается, что мы победили? — Как это победили, — не понял я. — Ну там ведь жили только самки, которые откладывают яйца, если вы, рыцарь их победили, то они не смогут размножаться и скоро все самцы умрут своей смертью и горы освободятся от этой напасти. — Не знаю, не знаю. Их там было около двух десятков, вдруг где какая уцелела? — Нет, они живут все вместе, и самка рождается только одна на сотню архов и то не всегда…


Она придвинулась ко мне и прижалась всем телом, заглядывая в глаза. Ваша милость, вы герой из легенд? А может быть вы бог, который принял личину человека, что бы спасти наш народ от этого напастья? — Тише девочка, я кажется слышу шорох. Эльза тут же юркнула ко мне за спину, испугано притаившись. В проходе показалась тень паука. Звонко дзенькнула струна моего арбалета и раздался чмокающий звук, словно мокрая тряпка упала с большой высоты на пол. Я ногой подвинул несколько сухих веток в угли. Они вспыхнули, осветив безобразную тушу, что закрывала вход в пещеру. Вскоре ветки прогорели, а тушу кто то стал оттаскивать от входа. Я ждал, и когда появилась вторая тень, вновь выстрелил. На этот раз не очень удачно, так ка паук немного постоял, а потом поковылял в сторону от входа. Преследовать его я естественно не стал. Эльза взвизгнула у меня за спиной. — Это что, был ещё один? Они всегда охотятся парами…


— Бери одеяло и ложись спать, а я покараулю. Под утро я тебя разбужу, будешь поддерживать огонь, а я немного вздремну, а то две ночи без сна, даже мне тяжело. — А мы, что, ноги переплетать не будем? — в её голосе сквозила обида и непонимание. Как же так, ведь она красивая, к тому же чистая, то есть не тронутая, как я понял, и с ней не хотят переплести ноги? — Мы с тобой обязательно познакомимся поближе, когда я буду возвращаться, — соврал я ей. А теперь спи. Вскоре за моей спиной раздалось чуть слышное посапывание.


На рассвете я её разбудил, наказав поддерживать огонь, а сам провалился в тягучий сон, в котором я воевал с пауками, змеями и ещё неизвестно с кем. Проснулся я от того, что вкусно пахло жаренным мясом. Я рывком сел на одеяло, сбрасывая с себя остатки сна. Эльза колдовала у входа в пещеру, где горел небольшой костер, а на прутьях жарились кусочки мяса. В животе у меня требовательно заурчало. — Проснулись мой господин? Завтрак уже готов. Нас нашли утром мои братья, они и принесли козу. А архов действительно вы убили двоих, а я дуреха вам не верила. А ведь вы их убили не выходя из пещеры…


У входа в пещеру сидели два паренька ещё моложе чем Эльза, лет по 12–13. И как положено взрослым мужчинам хранили суровый и неприступный вид, пока Эльза хлопотала у костра. Я с удовольствием поел жаренного мяса, приправив его солью. Оказывается соль в поселке большая редкость, по этому я щедро поделился с ребятами. Чего, чего, а соли у меня хватало. Потом они повели меня к поселку по дальней дороге, как объяснила Эльза, что бы Чез мог пройти и не поломать себе ноги. А пареньки гордо несли доказательство гибели двух архов…


В деревне нас встречало все взрослое население. Рассказ Эльзы о том, что я якобы перебил всех самок архов встретили с недоверием. Тут же два взрослых паренька отправились проверять мои слова, а её рассказ о том, что я убил двух самцов и даже не приближался к ним, вызвал гул восхищения. Мне пришлось задержаться в деревне, что явилось весьма кстати и для меня и для моего коня. Полноценный отдых нам не помешает. После сытного обеда вернулись посыльные к той странной избе и подтвердили мои слова. Действительно трупы самок были вырыты из земли и разбросаны по всей округе. Сделали это по всей видимости самцы, так что в ближайшую ночь надо ждать нападение архов на деревню. Я согласился остаться на ночь и помочь местным отбить нападение. Все оставшееся время мы готовились к обороне, заготавливали хворост и дрова, заготавливали камни и валуны, укрепляли крыши и стены домов…


Я ночь приготовился встречать вместе с Чезом в отведенном мне крепком сарае, сложенном из целых камней… А самое главное, он стоял как бы над всей деревней и из его маленьких окон открывался прекрасный вид на близлежащие дома. И хоть мой арбалет не отличался большой дальностью, в условиях скученного расположения домов, он был грозным оружием против пауков.

6

Рука Вельды нежно коснулась моей щеки. Её запах я не спутаю ни с кем… — Вельда, Вельдочка…,- сон как рукой сняло. Вельда? Откуда она здесь и почему в комнате так темно? Чез сердито перебирал копытами и шумно дышал мне в лицо. Я огляделся и сразу же все вспомнил. Быстро подошел к окну и посмотрел. В деревне не горело ни одного огонька, между домов, на крышах деловито сновали пауки. Архов было много, несколько десятков. Но особенно выделялся один. Он был больше остальных раза в полтора и к тому же светился серозеленым светом. Далеко, из арбалета я его не достану.


Разбираться, почему я заснул и как получилось так, что в поселке все по видимому спят, времени не было. С максимальной скоростью, на которую я был способен я стал стрелять в пауков. Целился в голову, — это наверняка убивало их. Вскоре все оставшиеся 12 болтов были израсходованы. Архи на своих погибших не обращали ни какого внимания, а пытались разбирать крыши на домах. С содроганием осознал, что мне придется выйти из своего укрытия и принять бой на улице деревни. Пришлось одеть полные рыцарские доспехи со своим гербом. В темноте мне показалось, что пес Илис злобно скалит свою пасть и даже как будто шевелится на моем щите. Я зажег костер в центре своего сарая. — Чез, это должно огородить тебя от нападок пауков, по крайней мере на некоторое время. Закинув щит на спину и взяв горящий факел в левую руку я вышел на улицу. Первым делом надо было зажечь большой костер в центре деревни. На меня сразу же кинулись несколько архов, странно, но мой факел не отпугивал их, пока я не заметил, что они атаковали меня с закрытыми глазами. Сквозь забрало мне было плохо видно, что твориться у меня по бокам, поэтому на всякий случай я делал широкие круговые движения и двигался в рваном темпе. Несколько архов лишились части своих ног и смешно ковыляя уползали куда то в сторону. Я был весь оплеван их слюной, вот наконец и куча хвороста. Факел в неё, ах вы сволочи, хворост был полит водой, поэтому костер разгорался очень неохотно, но разгорался.


Щит в левую руку как защита от плевков, ближний бой, в котором архи были несильны… Через некоторое время мой меч сломался, видимо и в правду их кровь способна разъедать железо. Из за спины одним движением вырвал второй. Если б мои мечи не были сделаны горными мастерами Маэстро, то я давно бы остался без оружия. Вскоре пришлось отбросить остатки щита, в нем появились оплавленные дыры. Было странным, что мои доспехи ещё держались. Костер разгорелся, что по всей видимости ослабило магическую атаку архов и то в одном, то в другом доме появились огоньки. Люди стали просыпаться. А я пробивался к главарю. Он словно поджидал меня, не двигаясь со своего места. Мелкие архи сделали ещё одну попытку остановить меня, накинувшись всем скопом, но я только усилил скорость веерной защиты, отсекая мечом все, что тянулось ко мне и не обращая внимания на плевки.


— Ну что тварь, потягаемся? — Мясо, вкусное мясо… Рыцарь дурак, его железо все в дырах, плюйте ему на грудь… А мне было уже все равно, мой меч стал отсекать кусочек за кусочком от него, а он только старался сохранить голову и продолжал плевать мне в грудь. Наконец то мой меч попал ему в голову и рассек её на две половинки… Плохое мясо, злое мясо, — и огромный паук, перестав светиться упал на землю. Я ещё видел, как несколько уцелевших архов пытались спастись бегством, но жители деревни, вооруженные факелами на длинных палках теснили их к обрыву пропасти…


Очнулся я от того, что на меня лил настоящий водопад ледяной воды. Шевелиться не было сил. Я голый лежал на какой то подстилке, меня периодически поворачивали и почти все население деревни, от мало до велика поливали меня холодной водой, смывая кровь и ядовитую слюну архов. Рядом лежали мои доспехи, вернее то, что от них осталось. По странной случайности и на щите и на грудной пластинке уцелели изображения псов Илис, от меча осталось менее трети клинка и тот был весь изъеден, даже на моей кольчуге на груди зияла огромная дыра. Увидев, что я пришел в себя и даже попытался сесть, меня тут же первернули на живот и стали натирать какой то гадостью, что отвратительно пахла, но приятно грела кожу. Потом тоже самое проделали перевернув меня на спину. Среди тех, кто меня так старательно натирал была и Эльза. Она что тот громко, смеясь говорила своим подружкам, которые вместо того, чтобы отвернуться, с любопытством рассматривали меня.


— Эльза, сестренка, что происходит? — слабым голосом я обратился к ней. Она выпрямилась. — Все слышали? Сын богини признал во мне свою сестру, — и он гордо посмотрела вокруг. — Все в порядке брат, на тебе слишком много яда, мы его смыли, а сейчас натираем тебя мазью от ожогов. Завтра к утру у тебя не останется и следа от твоих ран. — Эльза, а нельзя ли убрать этих девчонок отсюда, что они уставились на меня? — Нельзя, — безапелляционно ответила она, — они должны запомнить сына богини, что бы потом было что рассказывать своим детям, внукам и правнукам… А мне уже было все равно, я погрузился в сладкую дрему…


— Ещё спит? — Спит. — Да сколько можно, уже третий день пошел, уже все к пиру готово, пришли даже старейшины соседних деревень… Я лениво потянулся. Ни боли, ни усталости. Свежий и отдохнувший, полон сил, вот только есть очень хотелось. — Что там насчет пира говорили, а то есть очень хочется? — Ну наконец то, ваша милость. Вот вам одежда, извиняйте, если что не по размеру и не по вашему чину, но это лучшая, что нашлась в сундуках. Я натянул на себя домотканые штаны и такую же рубаху с длинным рукавов. Встал, пробуя свои ноги. Моим сапогам тоже наверное пришел каюк, так как увидел самодельные сшитые сапоги. С некоторой опаской одел их. Нет, все в порядке, по размеру и сшиты так же, как когда то Стив шил мне обувь.


Пока одевался не обращал внимания, но когда глаза привыкли к полумраку комнаты, заметил, что рядом крутится Эльза. — Ты что тут делаешь? — Жду, когда ты оденешься. — А за дверью подождать нельзя было? — Экая невидаль, можно подумать я тебя голым не видела. Да я единственная, как твоя сестра, пока ты спал, мазала и переворачивала тебя…

Подставив мне свое плечо и отстранив взрослых мужиков, мы вдвоем вышли на улицу. Прямо на земле были расстелены что то наподобие скатертей, уставленные мясом, сыром, лепешками, кувшинами и какой то зеленью. При виде нас все население от мало до велика встали на колени и уткнулись головами в землю. — Чего это они? — спросил я у Эльзы. — Высказывают тебе свою покорность и уважение, ты отныне верховный вождь народа гор. Подними их. — Встаньте люди добрые и приступим к пиру, отметим наши славные дела…


Пир шел своим чередом. Я ел за троих, уже наступил вечер, но никто не расходился. — Эльза, а как же архи, ведь скоро стемнеет? — А их больше нет. Охотники специально ходили смотреть. Даже следов их нет. А вчера даже ночью ходили смотреть, ни одного не встретили…

Вскоре из крайнего дома показалась процессия стариков, которые что то несли завернутое в тряпки. Приблизившись ко мне, они поклонились, я тоже встал на ноги, и один из них прошамкал:- В древние времена, о которых не помнят даже старики наших стариков, архи плели паутину. Наши храбрые воины собирали её и наши умельцы делали из этой паутины доспехи. Их нельзя ни разрубить, ни проткнуть копьем. Они дарят своему обладателю храбрость и смелость в бою, неуязвимость в схватке, ловкость и проворство в охоте. Прими от нас, старейшин трех деревень, о великий вождь горного народа в подарок эти доспехи и этот меч. С этими словами они благоговейно развернули тряпки и я увидел нечто такое, чего не видел ни разу. Это действительно были полные рыцарские доспехи, но они были сделаны не из металла, хотя материал и отливал металлическим блеском, но самое главное, — ни одной клепки, ни одного сочленения, ни одного крепежного замка. Только на горловине был небольшой разрез. Я поклонился старикам и принял доспехи из их рук.


— Эльза, а мне померить их можно прямо сейчас? — Не просто можно, а нужно. — А они не малы мне? — А вот пойдем и оденем их. Она помогла мне сделать первый шаг, поддерживая под руку и мы прошли в тот дом, где я спал. Быстро скинув с себя всю домотканую одежду и одев запасную смену белья, что хранилась у меня в седельном мешке, я надел на себя подаренные доспехи. Они были не просто легкими, а невесомыми. Плотно облегали тело, ничуть не стесняя движения, а самое главное, они растягивались и мои опасения, что они мне малы, были излишними. Я достал из мешка пояс с кинжалом, в котором я обычно купался и подпоясался. Ну не привычно мне быть без оружия.


Наше появление встретили восторженным гулом. Да и сам я одев эти странные доспехи чувствовал в себе прилив сил и бодрости. Словно продолжая прерванную речь, один из стариков протянул мне клинок. Этот клинок тоже скован из паутины Архов и на него ушло больше времени и сил, чем на десяток таких доспехов. Он не боится ни огня, ни воды, ни яда, ни крови архов. Его не надо точить, он никогда не тупиться, а его твердость превосходит все известные материалы. Он одинаково рубит и сталь и камень. Прими его от нас о великий вождь горного народа, и пусть он послужит тебе только для благих дел. Я взял меч и вытащил его из ножен. Поцеловал клинок и вновь вложил в ножны. Меч на меня особого впечатления не произвел. Да, волнистый рисунок как и у горных, что были у меня до этого. Немного легче, чем они, чуть длиннее, его надо будет просто проверить во время тренировки, как он лег в руку, как отцентрован…


Уже поздно вечером Эльза осоловевшего и отяжелевшего от съеденного и выпитого отвела меня в мою комнату, где я тут же заснул, как только моя голова коснулась изголовья. Во сне я заново переживал сладкие мгновения близости с Вельдой, и это было настолько ярко и правдоподобно, что когда я проснулся, то с тревогой огляделся, боясь увидеть кого либо в своей постели. Так все было реалистично. Но к счастью я спал один. В комнате ни кого не было. Я оделся и конечно одел так понравившиеся мне странные доспехи, взял меч и вышел на улицу. Поздние или наоборот ранние гуляки продолжали пировать, но в целом народ ещё не вставал. Отойдя за дом, я извлек меч и, как в старые добрые времена под руководством Стива, приступил к тренировке. А меч то не так прост, как мне показалось с первого раза. Он действительно стоил тех слов, что произносил старейший, когда расхваливал его. Идеальная балансировка, безупречно выполненная рукоять, оптимальная длинна, как раз для моей руки и моего роста. Им можно было без устали работать многие часы без перерыва. Только в самом конце своей тренировки я с удивлением заметил, что даже не вспотел. Пот и лишняя влага выходили через мои доспехи. По истине королевский подарок. даже не знаю как и благодарить народ гор.


Посмотреть на мою тренировку собралось много народу, они восхищенно цокали языками, о чем то переговаривались. Первой ко мне подошла Эльза. Да это и не мудрено, ведь она теперь моя сестра. Мой господин, если это не великая тайна, кто ты и откуда взялся в наших краях. Не вдаваясь в подробности я рассказал жадным слушателям, что далеко, далеко отсюда, на самых северных границах Каунга, на берегу Илис есть поселок, куда каждую весну полноводные воды реки приносят корзины с детьми. Их все называют "дети богини" и жители поселка разбирают их на воспитание. Когда дети выпростают, они разъезжаются по всем странам и ищут свое место в жизни. Среди нас есть и рыцари и знатные лорды и жены знатных лордов и простые охотники, воины, лекари, повара, травники… В каждом из нас есть частичка богини Илис, по этому на моем гербе изображен её пес.


— Я же говорила вам, что он настоящий сын богини, и ниспослан ею нам в помощь, а вы мне не верили. А теперь куда ты направишься мой господин? — Эльза понимала, что я не останусь в их деревне, а продолжу свой путь. — Я иду к замку той, что спит до срока, я должен попасть к ней, — просто сказал я, — это мой долг перед другим человеком и я его обязан выполнить… — Это твоя жена? Её убили? — тихо спросила Эльза. Вместо ответа я кивнул головой.


— Мой брат идет к замку той, что спит до срока, что бы выполнить свой долг и свое предназначение. Сегодня он покидает нас, но он обещает, когда над народом гор сгустятся черные тучи, он или его потомок обязательно придут к нам на помощь. — Обещаю, — ответил я, — придти к вам на помощь, как только ваш зов достигнет меня, или мое сердце поймет, что моя помощь нужна вам…

Провожать меня вышло все население. Братья Эльзы должны были показать мне нормальную дорогу к перевалу и даже немного проводить за него. Чез откормленный и отдохнувший бодро переступал копытами, стремясь поскорее вырваться на укатанную дорогу, чтобы понести меня во весь опор к намеченной цели.

…- Ваша милость, старики из соседней деревни говорят, что в наших краях опять рукокрылые появились, так что вы уж не только по сторонам, но и в верх поглядывайте…

С перевала открывался замечательный вид. Где то там вдали зеленел лес, тонкими линиями виднелись проложенные дороги, то там, то здесь были разбросаны небольшие поселки и деревни. Если я думал, что за перевалом меня встретят необжитые земли, полные тайн и загадок, то я ошибался. Простившись с пареньками, я неторопливо стал спускаться вниз. Дорога шла зигзагами, и что удивительно, иногда она поднималась вверх, и даже карабкалась на небольшие горные хребты. Все чаще стали попадаться когда то обжитые места. То хижина притулится к карнизу скалы, то в развалинах можно будет без труда узнать загон для скота, а то и целый дом, а может и постоялый двор. Почему люди ушли из этих мест, по моему ясно. Сейчас уже нет такого количества любителей приключений, а одиночки вроде меня постоялый двор не прокормят.


За размышлениями о смысле жизни и бренности бытия незаметно настал вечер. Пора было поискать какое никакое укрытие для ночлега. Можно было конечно остановиться где нибудь и среди камней, но хотелось хоть какой крыши над головой. Вскоре мне повезло, я нашел полуразрушенный сарай. В нем ещё сохранился запах сопревшего сена, мышей и ещё чего то неуловимого, но до боли знакомого. Расседлав Чеза и привязав его к кольцу в стене, занялся приготовлением немудреного ужина, благо что в деревне меня снабдили почти всем необходимым. Костер я решил не разводить, хотя с ним было бы уютней, но слова парней о появлении в этих краях рукокрылых заставляли соблюдать некоторую осторожность.


Спать не хотелось. Сквозь дыры в крыше были видны звезды и я стал внимательно рассматривать их, пытаясь понять, что видят в них хорошего поэты. Не сразу, но я заметил, что звезды иногда куда то исчезают, словно их накрывает какая то тень. Вот и сейчас только что была видна звезда между стропилами, а теперь её нет. Я насторожился. Вскоре на крышу моего сарая что то опустилось. При этом я не слышал хлопанья крыльев. Потом опустилось что то ещё. Раздалось какое то щелканье, в котором с трудом угадывалась человеческая речь. — Ты думаешь это он? — А разве кто то ещё переходил сегодня через перевал? — И все равно мне немного страшно, у него есть самострел. Но стрел то нет. Да и ночь сейчас. — А если он видит в темноте? Помнишь, что сказал раненый арх, — на него чары не действуют и он стрелял в них в полной темноте и ни разу не промахнулся. — Если б у него оставались стрелы, то он не вышел бы на них в своем железе…


Я осторожно поправил арбалет. Тот осторожный или трусливый, как кому будет угодно, был прав. Один болт у меня остался. Все таки один раз я промахнулся и глазастые мальчишки принесли мне его. Ну что ж подождем дальнейшего развития событий. Странно, что Чез не предупредил о чужаках своим фырканьем. Я пригляделся к нему и заметил, что мой конь спал.

— Я же тебе говорил, что наша магия древнее и сильнее чем у архов. Если б он не спал, то давно бы выдал себя чем нибудь. К тому же он без доспехов, в одной рогоже, что дали ему эти дикари. Делов то, зайти в сарай и метнуть в него дротик. — Вот ты иди и метай, а я подожду здесь. — Нет я не могу, самый меткий у нас ты, а я только на подхвате. — А почему мы должны его убить? Раньше мы на воинов никогда не нападали. — Все приходится делать когда нибудь впервые, тем более, что его жизнь она оценила в десять овец, по пять на брата. А это целый месяц безбедной жизни…


Может быть они и дальше спорили бы, но мне надоело их щелканье. — Эй вы там, на крыше, или нападайте, или уматывайте. Вы меня раздражаете. Послышались испуганные щелканья и судорожные движения. В дверном проеме появилась тень и я не раздумывая выстрелил. Громкий протяжный стон был мне ответом. Выхватив меч я подскочил к двери, но опоздал. Нелепая фигура с большими крыльями, вцепившись в обвисшего своего собрата, сначала рухнула в низ с дороги, а потом часто, часто работая крыльями стала подниматься в верх. — Интересно, а кто это она, которая обещала рукокрылым десять овец за мою жизнь? Как только эти странные существа убрались, зашевелился Чез. — Теперь твоя очередь стоять на страже, — обратился я к нему, — если что фырчи погромче. Спал я конечно в пол глаза и в пол уха, но ночью больше ничего не произошло. С рассветом, после завтрака я продолжил свой путь, но теперь внимательно посматривал не только по сторонам, но и в верх. Там я иногда замечал точки, что парили высоко в небе. Но кто это был, — орлы или рукокрылые, разобрать было невозможно.


Дорога хоть и была в приличном состоянии, но было заметно, что ею пользуются не часто. Следов от колес почти не было, кое где колея уже проросла небольшой травой, что нашла себе пропитание в щелях между камнями. Спускались мы с перевала вниз два дня. Один раз нас чуть не застал врасплох камнепад, и пару раз я делал вид, что хватаюсь за арбалет, когда видел, что точки надо мной начинают снижаться и увеличиваться в размерах. Оба раза это мое движение помогло.

Незаметно дорога выровнялась, стала разбиваться на несколько. Я выбрал самую накатанную, резонно полагая, что она должна будет привести меня к какому нибудь населенному пункту, где если и нет оружейной лавки, то по крайней мере есть кузнец, которому можно будет заказать несколько болтов для арбалета. На четвертый день, после того как я покинул горную деревню, дорога привела меня к небольшому городку. Городок то небольшой, но стены, которые его окружали были высокими и каменными. Жители кого то или чего то опасались, или опасались когда то. Ворота были открыты. Стража видимо никого не ждала, так как из караульной будки раздавался богатырский храп, и никто не вышел нас встречать.


Чез сам выбирал себе дорогу, наверное по запаху свежего сена. Он привел меня к добротному одноэтажному дому, с двора которого пахло свежескошенной травой. Я соскочил с коня и ведя его в поводу вошел во двор. — Хозяева, есть тут кто нибудь? — окликнул я. Из сенника вышел невысокий мужичек. Недружелюбно оглядев меня он спросил:- Ну я хозяин, чего надо? — Коню сена и побольше, мне сначала воды, что бы умыться, а потом еды, ну и комнату для отдыха. От моей наглости хозяин наверное потерял дар речи, потом пришел в себя, — У меня не постоялый двор. — Странно, а мой конь привел меня именно сюда, неужто он ошибся? Чез, дружище, что с тобой? Ты меня ни разу так не подводил, а ту вроде как будто ошибся. Чез протестующее фыркнул, как бы давая понять, что если пахнет свежим сеном, то это и есть постоялый двор.


— Видишь, хозяин, конь говорит, что он не мог ошибиться, так что давай сразу сговоримся о цене и все дела. Хозяин ещё раз хмуро окинул мой непрезентабельный вид. Домотканые штаны и рубаха были надеты поверх доспехов, на ногах самосшитые сапоги, правда с золотыми шпорами, (их почему то ни слюна, ни кровь арков не тронули), меч на боку в потертых ножнах, правда конь был хорош, и седло не простое а рыцарское. Желая меня по всей видимости отвадить раз и навсегда, он заломил по его мнению немыслимую цену, — Золотой дукат в день на все готовое. Я усмехнулся, — Идет, держи за пару дней вперед, — и я кинул ему две золотых монеты. Не давая ему опомниться, я продолжил, — Мне ещё нужен будет портной, оружейник и сапожник, а то эти проклятые пауки всю одежду испортили.


Услышав про пауков, хозяин сразу же преобразился. — Так господин с той стороны перевала? — А что по мне разве не видно? — Да как то не очень, и что пауки не препятствовали? — Хозяин, хочешь послушать, готовь воду для умывания, еду домашнюю, накрывай на стол, там и поговорим… И все сразу завертелось, закрутилось. Воды правда теплой не было, а вот холодной вдоволь, да мне не привыкать. На заднем дворе протекал ручей, и пока я смывал с себя дорожную пыль и грязь, плескался вдоволь, Чеза уже рассупонили, ниже меня искупали, дали чистой воды и отвели в стойло. Вскоре я расслышал довольное шуршание травой и фырканье. Хозяин самолично проводил меня в чистую комнату, где о чудо, была настоящая кровать, с матрасом, с подушками и толстым одеялом. Мои вещи уже ждали меня, а через некоторое время хозяин представил мне сапожника и портного в одном лице и кузнеца — оружейника. Когда мерки с меня были сняты, а кузнец понял, какие болты от него требуется изготовить, хозяин пригласил меня за стол в обеденный зал. Дважды повторять приглашение мне не пришлось. К моему удивлению за столом сидели не только портной и кузнец, а так же несколько человек, которых я определил по их одежде, как купцов. Неторопливо насыщаясь, я повел рассказ о своих приключениях и встречах с архами и рукокрылыми. Естественно все я не рассказывал, а закончил я словами, — Да и вы сами все скоро узнаете, горный народ наверняка скоро отправится к вам за покупками…

7

Настала моя очередь задавать вопросы. Оказалось, что о дороге к замку той, что спит до срока слышали все, но слышали все разное. Кузнец утверждал, что надо проехать через лес строго на восход солнца по левой тропе от старого дуба, в который каждый год бьют молнии. Мой хозяин клялся, что проще лес обойти, и хорошая дорога прямо выведет к замку. Купцы вообще промолчали, но переглядывались с таким видом, словно все тайны им известны. И только сапожник-портной прямо заявил, — путь у каждого свой. Кто то достигнет замка и за один день, а кому то и месяца будет мало. Когда гости ушли, а мы с хозяином стали попивать травяной отвар я стал осторожно его расспрашивать о том, что происходит вокруг городка.


— А с чего вы, ваша милость взяли, что вокруг городка что то происходит? — Видишь ли Жак, — так звали моего хозяина, — если человек въезжает в город, а его не останавливают на воротах, не требуют плату за въезд, а единственный охранник громко храпит в будке, то напрашиваются определенные выводы. Ясно, что стража городских ворот должна состоять из нескольких человек. И где они? Вероятнее всего спят. А это значит, что ночью им не до сна. Городок маленький, все друг друга знают, по этому пришлые разбойники не могут безобразничать на улицах, а значит угроза исходит из вне и находится за стенами. Меня это интересует в первую очередь по тому, что я поеду дальше и не очень хочу попасть в неприятное положение только по тому, что кто то не пожелал мне рассказать об опасностях, что ждут меня…


Жак немного помялся, а потом нехотя стал рассказывать, что уже почти год под стены городка приходит странная стая волков, что и не волки вовсе. Глаза у них человеческие, а если волка подстрелить или рубануть мечом, то он через некоторое время опять оживает. Воют они по страшному, спать не дают, но люди приловчились, вставляют себе в уши тряпичные затычки. А утром волки уходят и исчезают. Сколько раз уже пытались найти их логово днем и все безуспешно. Они словно растворяются в воздухе и даже следов не оставляют. А самое интересное, что эти волки появляются только возле нашего городка, а в остальных деревнях о них и не слышали и не видели.


— А не может быть такого, что в город попала какая то вещь, которая принадлежит этой стае? Может быть купцы что привезли по незнанию, или завистники специально подкинули? — поинтересовался я невзначай. Жак задумался, — Да нет вроде, первый раз стая появилась в день большого огня, а аккурат до этого почти месяц никто из посторонних не въезжал в город. Хотя что это я. Точно, в канун того дня вернулся Лепсус, но он вскоре помер. Родичи сказали, что умер во сне. — А где его похоронили? — На кладбище. — А где кладбище? — Аккурат за воротами возле стены. А вы разве не хороните умерших в Илис, как это делают в Каунге повсеместно? — Лепсус и его семья из огнепоклонников, они своих умерших сжигают, а пепел хоронят в кувшинах


— Я бы взглянул на это кладбище. — Да нет там ничего интересного. Стоят сосуды с пеплом на земле и все. И все таки я бы взглянул. Проводишь? — Нет, сам не пойду, а если уж так хочется, то пошлю мальчонку проводить. На том и порешили. До вечера ещё оставалось время и в сопровождении сына хозяина мы отправились осматривать городок, конечной целью было конечно кладбище огнепоклонников. В городке не было ничего примечательного. Добротные дома, некоторые из которых были явно не жилые, говорили о том, что когда то этот город знал и лучшие времена. На небольшой площади жалкое подобие базара с несколькими торговцами, что скорее сидят тут по привычке, нежели торгуют…


А вот и кладбище. Действительно ничего примечательного. Множество глиняных кувшинов разных размеров просто стояли возле крепостной стены. — Интересно, а где тут прах Лепсуса, — спросил я словно невзначай вслух. — А вон их семейный участок, видите кувшины с синей полосой. Лепсус аккурат последний был похоронен. Я подошел ближе. Кувшин как кувшин, запечатан глиняной пробкой с семейной печатью, только вот вид у него был не такой, как у других кувшинов. Все остальные были матовые с серым оттенком, а этот блестящий и ярко желтый. Если б я не знал, что он тут уже почти год, то подумал, что похороны прошли вчера или даже сегодня утром.


Своими наблюдениями я поделился с Жаком. Он пожал плечами, давая мне понять, что не в курсе и подобной чепухой не занимается. После ужина я отправился посмотреть как там мой Чез, а потом вернулся в свою комнату, разделся и с удовольствием растянулся на мягкой кровати. Меч в изголовье, кинжал под подушку, жаль, что кольчуги на мне не было. Спать без неё было непривычно и даже не удобно… Проснулся я от громкого и довольно противного волчьего воя. Быстро одевшись и стараясь не шуметь, что бы не разбудить хозяев, я отправился к воротам. Шесть стражников стояли на стене и внимательно всматривались вниз. Изредка один из них стрелял из лука. Покосившись на меня, они ничего не сказали, но дали мне возможность посмотреть на эту странную стаю.


— Мне кажется, что на кладбище огнепоклонников что то происходит, никто не хочет сходить со мной посмотреть, что там такое? Один из стражников тут же стал спускаться вниз. я последовал за ним. Сосуд Лепсуса светился ярким светом и как будто даже подпрыгивал на месте. Стражник развернулся и бегом помчался назад, а я остался на месте. Вскоре он вернулся в сопровождении старшего. — И что это такое, ваша милость? — Не знаю, но явно стая здесь из за этого сосуда, или его содержимого. Если есть длинная веревка, то можно будет привязать кувшин за горлышко и попытаться его опустить за стену. Если стая отреагирует на него, то значит я прав, а если нет, то дело не в кувшине.


Начальник стражи не долго раздумывая взял кувшин в руку и пошел с ним в сторону лестницы. Веревку нашли быстро. Волки словно взбесились. Они бегали, прыгали друг через друга, выли ещё громче. Как только сосуд с прахом стали опускать вниз, вся стая собралась у этого места и наступила мертвая тишина. Мне даже стало не по себе. Как только кувшин коснулся земли, он раскололся, и из него выметнулся волчонок, или маленький волк. Стая тут же снялась с места и исчезла в темноте.


— Ваша милость, как вы догадались? — спросил один из стражников. — Я читал о них. Это оборотни. После смерти они превращаются в волков и живут в своем мире, который мы не видим. Лепсус по всей видимости тоже был оборотнем, вот они и добивались его освобождения. А когда стая не полная, она не может попасть в свой мир…

Впервые за много дней ночь прошла спокойно. Утром слух о том, что пришлый рыцарь избавил город от стаи оборотней, разнесся по всей округе. Возле дома Жака стала собираться толпа любопытных. Всем хотелось посмотреть на меня. Тем более, что слухи стали обрастать такими подробностями, что даже Сэм со своими легендами и сказками мог позавидовать фантазии местных.


Ближе к обеду пришел кузнец и принес два десятка болтов. Я опробовал один из них. Конечно их изготовил не мастер, но качество сносное, а самое главное, что кузнец догадался закалить наконечники, и они могли пробивать не только щиты, но и даже некоторые доспехи, сделанные из простой стали. В своей комнате я повесил свои доспехи на стену и с очень близкого расстояния выстрелил в них из арбалета. Стрела отлетела в сторону, а на доспехах не появилось даже царапины. Вот это подарок, всем подаркам подарок, вновь восхитился я. Если меч такой же как говорили старейшины, то им цены нет…


Вскоре я сменил домотканую одежду на более привычные мне кожаные штаны, полукафтан и высокие сапоги с жесткой подошвой. Всю одежду я одел прямо на доспехи и подивился, что они были практически незаметны на мне. О том, что я в доспехах, могла подсказать только шапочка их паутины, что была сделана в виде капюшона и которая лежала поверх ворота полукафтана. А пошитый камзол я спрятал в седельный мешок. Все, что мне надо было сделать в этом городке, я сделал и планировал завтра с утра отправиться дальше, на поиски замка той, что спит до срока.


Утром, с полными сумками провизии, отдохнувшие и посвежевшие мы с Чезом покинули гостеприимный дом Жака, при этом он пытался мне вернуть одну золотую монету, но я отказался:- Уговор дороже денег, на обратном пути переночую бесплатно. — От туда ещё никто не возвращался обратно, — грустно сказал Жак. Желаю вашей милости, что бы вы были первым…


Следуя народной мудрости, что только дураки выбирают легкие пути, мы отправились по дороге в объезд леса. Весело щебетали птички в придорожных кустах, натужно гудели шмели, а меня не отпускало чувство, что за мной опять кто то наблюдает. Я внимательно осмотрелся, а потом посмотрел в верх. Точно. Прямо над моей головой нарезали большие круги две маленькие точки. Вот привязались гады. Я взвел струну арбалета, как видно, расслабляться мне нельзя. Вскоре мы подъехали к развилке дорог. Куда ехать я не знал и предоставил право выбора Чезу. Мы свернули на лево. Времени до полудня, судя по положению солнца было ещё далеко, так что мы особо не торопились. Но теперь я был все время настороже. Внезапно Чез остановился и предостерегающе фыркнул. Чужие? Но где, ведь мы остановились посреди поля… А Чез продолжал пофыркивать и переступать с ноги на ногу.


Мое внимание привлекли небольшие холмики вдоль дороги. Один из них кажется пошевелился. Не раздумывая я снял арбалет и выстрелил из него в ближайшую кочку. Она подпрыгнула и застыла. Я выстрелил ещё пару раз, прежде чем те, кто прятался поняли, что я их обнаружил. Из земли выскочили три странные твари, совсем не похожие на людей. Низкорослые, с большими головами похожими на лошадиные, вместо рук и ног зеленые лапы с когтями, а на груди какая то бляха на перекрещенных ремнях. Я успел выстрелить ещё раз и обнажил меч. Увидев, что я не испугался и их осталось только двое, существа нырнули в высокую траву и буквально растворились в ней. Я спешился, предоставив Чезу возможность пощипать свежей травки, а сам пошел собирать свои болты, а заодно посмотреть, кто же хотел напасть на меня.


Странные звери. Глазки маленькие, век нет, пасть усыпана мелкими зубами. Цвет кожи или шкуры светлозеленый, под цвет травы. На "руках" и "ногах" когти, большой палец оттопырен назад. На груди бляха, на которой изображена какая то птица с головой собаки.

Кочки представляли собой неглубокие норы, в которых прятались эти существа. Одна нора оказалась пустой и болт пришлось буквально вырезать из земли. Ещё две твари были поражены в голову. Что они здесь делали, чем питаются, кого ждали? Одни вопросы. Собрав болты, мы продолжили свой путь. Дорога привела нас к очередной развилке. На этот раз путь выбрал я и повернул тоже на лево. Вскоре, в дали на холме я заметил несколько домиков, которые при ближайшем рассмотрении оказались заброшенными крестьянскими избами. Заброшенными давно и в спешке. На столах валялись посуда, деревянные ложки и миски. Складывалось впечатление, что население деревушки или в панике бежало, все побросав, или одномоментно исчезло. Оставаться на ночлег в таком месте я не рискнул, уж лучше в чистом поле. Ближе к вечеру я заметил небольшой холм, мимо которого вела выбранная мной дорога.


Возникло неясное чувство тревоги, а тут не смотря на приближающийся вечер в небе стало не две, а пять точек, что парили хоть и высоко в небе, но явно надо мной. Чеза я решил не расседлывать, более того, повод я намотал себе на левую руку. Приготовил арбалет и болты, чтоб были под рукой, проверил меч. Кусок в рот не лез, Чез тоже нервничал. Кончилось тем, что я собрал все наши вещи и мы, несмотря на наступившую ночь, поехали по чуть видневшейся дороге дальше. Повод я отпустил, полностью доверившись своему коню, а сам внимательно всматривался и вслушивался в окружавшую нас тьму. Больше всего я опасался нападения сверху. Ведь у рукокрылых были какие то дротики. На всякий случай я надел и шапку — капюшон и затянул веревки. Сколько мы так скакали, я сказать затрудняюсь, но вот в дали замерцал огонек и я направил коня к нему.


Над закрытыми воротами горел масляный фонарь. Я спешился и ударил кольцом в дверь. Через некоторое время дверь со скрипом открылась, и я увидел старика, который смешно припадал на правую ногу. Он осветил меня своим фонарем и пропустил нас в ворота. — Давненько у меня не было гостей, особенно героев, что рискуют ехать по мертвой пустоши ночью… Он ещё что то там ворчал себе под нос, но я не расслышал. Он проводил меня в конюшню, в которой уже стояло несколько коней. Подождал, пока я расседлаю Чеза, сниму с него седло и седельный мешок, задам корма и налью из бочки чистой воды и только после этого, видимо удовлетворенный моими действиями, повел меня в избу.


В горнице царил приятный полумрак, чистота и порядок. Все вещи были расставлены на своих местах. Хромой старик поставил на стол миску с холодным мясом и сыром, крупно нарезал хлеба и выставил кувшин с каким то напитком. — Спать ляжешь вот на этой лавке. Ночью из дома не выходи. Утром перемолвимся. И оставив меня в недоумении, он удалился в другую комнату. Я немного перекусил, застелил своим одеялом лавку и улегся спать. Странный старик и причем здесь какая то мертвая пустошь…


Проснулся я от того, что меня трясли за плечо. — Хватит спать, герой, уже рассвело. Иди умывайся, сейчас позавтракаем и ты мне расскажешь о новостях большого мира. Тусклый рассвет, серое марево вместо утра, полная бочка с водой. Я с удовольствием умылся и обратил внимание, что вода в бочке не убывает. В конюшне меня встретил радостным ржанием Чез, я насыпал ему зерно в кормушку и потрепал по шее. Старик стоял на крыльце и внимательно следил за мной. — Пошли в горницу, все уже готово для завтрака. И действительно стол был накрыт, мясо, сыр, каша, все как у нас в поселке, без изысков, но сытно и вкусно. Я с удовольствием поел. Старик все это время лениво ковырял кашу и не скрывая внимательно наблюдал за мной.


— Из знатных, но воспитывался в деревне. — В поселке, — поправил я его. Он понимающе кивнул головой. — Далеко отсюда? — На границе с Гондой. — Что нибудь о береге потерянных душ слышал? — Я родился и вырос там. Старик странно всхрюкнул:- Здравствуй брат, я тоже из сыновей богини. От неожиданности я вскочил. Встретить здесь односельчанина, брата, — это не укладывалось у меня в голове. — Как ты здесь оказался, почему? — Все вопросы потом. Сейчас я тебя познакомлю со своей женой, ни чему не удивляйся и не пугайся. Фарида, иди, познакомься с моим братом. Открылась дверь и из другой комнаты вышла красивая и очень молодая девушка. Конечно до моей Вельды ей было далеко… Но женщина была как не живая. Потухший взгляд, безразличие на лице. Она подошла ко мне, присела, — Фарида, — и протянула мне руку. — Старк благородный, — представился я и неловко пожал ей руку. Она застыла. — Иди к себе в комнату, — распорядился старик, и она послушно повернулась и пошла. — Вот так и живем. Выполняет только то, что ей говорю или приказываю.


Я понял так, что ты Старк ищешь путь к замку той, что спит до срока? — Да. — Ты хорошо продумал то желание, что собираешься просить исполнить? — Да, я хочу, что бы моя жена ожила. Её убили. — И получишь вот такую же живую куклу, — старик невесело усмехнулся. Мой тебе совет, я долго над этим думал, — проси, чтобы время вернулось вспять в тот день, утро или ночь на кануне и постарайся изменить свои и её поступки. Тогда ты перепишешь историю, свою и её судьбу, — он замолчал. Потом поднял голову, в его глазах стояли слезы, — расскажи мне о Родине.


Рассказывал я о жизни в поселке подробно, перечисляя стариков, которым помогал с огородами, называл разноцветные пары и кто сколько взял детей на воспитание, рассказал и о легендах и сказаниях Сэма и о том, что поселок теперь находится на землях Каунга… Наш разговор затянулся. Уже стало смеркаться, а мы все разговаривали… — Иди, проведай своего коня, не хочу, что бы ты здесь присутствовал, когда эта кукла будет готовить ужин… Я вышел во двор. Взглянул на небо. Оно было чистым, ни точек, ни облаков. В конюшне все было спокойно. Я расчесал гриву и хвост Чеза, вычистил его, вновь насыпал ему зерна и налил воды. Мне было немного не по себе. Я сунул ему краюшку хлеба, что припас ещё с завтрака…


Старик ждал меня за столом. Мы ужинали в полной тишине. Потом он продолжил словно незаконченный разговор, — Я один из тех, кто побывал в храме исполнения желаний и остался жив. Мое желание было выполнено и ты его уже видел, — Фарида. Я ни о чем не жалею, что сделано, то сделано, но ты не повторяй моих ошибок, а теперь я тебе расскажу, что тебя действительно будет ждать в замке той, что спит до срока.

Замок ты достигнешь завтра, ибо я привратник. Коня оставишь здесь, ему там делать нечего. На остров через Илис переправишься на лодке, она сама тебя отвезет. Если тебе суждено достигнуть замка, то ты его достигнешь, если нет, то лодка или перевернется или скользнет в бездну подземного мира. Почему так происходит я не знаю. В замке ни на что не обращай внимания и ничего не трогай, кого бы и чего бы ты не встретил. Та что спит до срока находится в самой высокой башне. Тебе надо подойти к ней, поцеловать её и когда она откроет глаза, громко произнести свое желание. Ты все понял? Да. По дороге к замку могут быть испытания, какие — не знаю, но будь готов, держи меч всегда обнаженным. И что бы не случилось, иди только к своей цели, если отступишься хоть на шаг, хоть на полшага, замок никогда не найдешь…


Внезапно и старик и дом и все, что меня окружало стало мерцать и растворяться…Было раннее утро. Я стоял на небольшом холме, а впереди меня расстилалось ровное поле, без признаков какой либо растительности, только очень далеко виднелось засохшее дерево. Я достал меч, взвел арбалет, оглянулся в последний раз и сделал шаг вперед…


Шел я осторожно, внимательно посматривая по сторонам и под ноги. Не забывал я иногда смотреть и в небо, поэтому появление нескольких рукокрылых меня не удивило. Они неслись ко мне со своей высоты как рыцарь несется с копьем на перевес. Я приготовился их встретить. В руках у них были тонкие пики. Интересно, они будут метать, или попытаются проткнуть меня на лету? Я выстрелил из арбалета, как только первый из них оказался в пределах досягаемости моих болтов. Смотреть, попал я или нет, времени у меня не было. Я закрутил с максимальной скоростью веер. Видимо они все таки метали свои дротики, так как веерная защита не дает возможности кому нибудь приблизиться ко мне и я не чувствовал, что мой меч кого то поразил. Над головой мелькнуло несколько теней. Я остановился. Три перерубленных дротика валялись невдалеке. А ещё чуть дальше лежало неподвижное тело рукокрылого. Я взвел струну и не смотря на огромное желание подойти и посмотреть на него, пошел дальше. Ещё трижды на меня нападали с воздуха и трижды пел свою песню мой арбалет. В третий раз меня хорошенько тряхнуло, я слышал треск и хрип, но мой меч продолжал крутить веер, а усталости я не чувствовал. В это раз ни каких теней над головой. Я остановился, равнодушно посмотрел на перерубленного мной рукокрылого и пошел дальше.


По прежнему было раннее утро, время как будто остановилось. Появился небольшой туман, по щиколотку. Под ногами стало что то хрустеть, я пригляделся и вздрогнул. Под ногами у меня лежали в несколько слоев человеческие кости. Уже выбеленные ветрами и дождями. Некоторые рассыпались в прах, стоило мне дотронуться до них, некоторые ломались, когда я наступал. Я так увлекся рассматривая их, что чуть было не пропустил очередную тень, что мелькнула у меня над головой. Инстинктивно я присел, и настоящее рыцарское копье просвистело у меня над головой. Надо мной, в нескольких шагах парил крылатый конь с рыцарем в седле. У него не было ни герба, ни девиза ни на доспехах, ни на щите. Его шлем имел не коническую форму, как принято в Каунге, а форму перевернутого ведра с рогами по бокам. Он дал шпоры своему крылатому коню, тот взмахнул крыльями и… Я выстрелил из арбалета, — если ты сволочь можешь меня в спину копьем, то и я могу из арбалета тебе в грудь. Перехватив меч двумя руками я приготовился встретить его, и встретил. И хоть он прикрылся щитом и даже привстал на стременах, мой меч опередил его удар, с легкостью рассекая и щит и его доспехи. К тому же в его груди торчал мой болт.


Я ждал, что всадник с грохотом упадет на землю, но вместо этого он стал растворяться вместе с конем в воздухе, подул ветер и они исчезли. Исчезли и кости под ногами, зато туман поднялся мне до колен. Странный звук, не сразу до меня дошло, что это звенят мои шпоры, словно я шел по мраморному полу королевского дворца. Прямо из тумана передо мной выросла фигура многорукого воина. Вот я дурак, арбалет то разряжен, а великан уже приближался ко мне. В его руках грозно блестели меч, короткое копье, ещё один меч, щит, палица и какой то шар с шипами на цепи, который с шумом разрезал воздух. Да, с одним мечом особо не повоюешь, если конечно встречать его лоб в лоб. По этому как только он приблизился ко мне достаточно близко, я отпрыгнул в сторону, потом сделал ещё один быстрый шаг в сторону. Вот так мы и кружили, я лихорадочно думал, что мне предпринять, а великан неспешно поворачивался ко мне лицом и стремился хоть чем нибудь достать меня.


Хорошо, что он хоть не так поворотлив и я опережал его в движении. Рискнул встретить удар его меча своим. Его меч переломился, я отмахнулся от шара с шипами и перерубил цепь. Отскочил назад и чуть было не упал, поскользнувшись, а потом резко прыгнул вперед, поднырнул под копье и нанес рубящий удар в то место, где кончались его латы и начиналась кольчужная юбка. Мой меч прошел насквозь через его тело, как будто он состоял только из воздуха. Великан перегнулся, упал на колени, а потом пропал в тумане. Я попытался нащупать его ногой, но ничего не нашел. Он что тоже растворился? Туман поднялся мне уже по пояс. Не знаю почему, но я решил немного пробежаться, и изо всех сил ринулся вперед, держа меч в вытянутой руке на подобии копья. Несколько раз я чувствовал, что мой меч во что то втыкался, туман уже стал мне по плечи, ещё немного и он накроет меня с головой. Как только это произошло, я перешел на быстрый шаг, нанося перед собой удары крест накрест. Несколько раз звякала сталь, один раз меня крепко ударило в спину, я с разворота отмахнулся и в кого то попал. Главное, — крутилось у меня в голове, — не останавливаться и идти только вперед.


Так я и шел, рубя все перед собой, не останавливаясь и не сбавляя шаг. Внезапно я выскочил из тумана, в глаза мне резко ударил солнечный луч. Чисто на рефлексах я перешел на веерную защиту, стараясь поскорее проморгаться. Как только мне это удалось, я увидел с десяток стрел, что впадали к моим ногам. Это ж какая сволочь стреляет в меня из лука? Я увеличил скорость веера и пошел вперед, как бык, сметая все на своем пути. Вскоре все кончилось. Стреляли в меня какие то карлики из маленьких, почти что детских луков. Детские не детские, но полукафтан мой был весь посечен. А ведь он почти что новый, толком не ношенный. В лицо мне пахнуло знакомым запахом близкой реки. Но шума я не слышал. Я вновь ускорил свой шаг. Вот и берег Илис. А вот и остров с замком.


Но лодки на берегу не было, да где же она? Я в растерянности остановился. Нет лодки? А ты что плавать не умеешь? Не раздеваясь я вошел в воду. Тут же появились псы Илис, они приветствовали меня как старого знакомого. Я рассмеялся громко и зло, ухватив одного из них за гребень, я попросил отвезти меня к острову. Вода накрывала меня с головой, поднялась волна, но я упорно помогая одной рукой, вместе с псом плыл к берегу, который почему то не приближался. Я перестал смотреть на него, сосредоточившись на своих движениях:- Два удара ногами по воде, гребок рукой, два удара ногами, гребок… Сколько так продолжалось времени я не знаю, злость и упорство гнали меня вперед, а перед глазами стояло смеющееся лицо Вельды, такое какое я запомнил, когда она предложила показать мне и свое правое плечо…


Наконец то в мои уши буквально ворвался шум падающей воды, я стал чаще грести рукой и вот мои ноги, вернее живот почувствовал твердую землю. Хлопнув Пса по спине, я мысленно поблагодарил его за помощь. Встал сначала на четвереньки, а потом немного отдышавшись, встал во весь рост.

Вот он храм — замок той, что спит до срока. Почти что такой, каким он был изображен на гобелене со слов Альпака. И действительно, ни дверей, ни ворот. Искать я их не собирался, а вытащив из за спины меч, подошел к темно серой стене и размашисто удар крест накрест. Раздался такой звон, что у меня заложило уши, а на месте моих ударов проступила высокая резная дверь. Ударом ноги я распахнул её, и выставив меч вперед, сжимая в левой руке арбалет, сделал первый шаг вперед, во внутрь храма — замка…

8

Тишина и такое обостренное чувство опасности, что даже зубы заныли. Глазами зыркал во все стороны и ничего не видел. А внутренний голос прямо вопил, — Опасность, опасность! Скрипя зубами заставил себя сделать второй шаг, потом третий и застыл. Меня стала бить крупная дрожь. Прямо на стене я увидел страшную картину, — обезглавленный Чарльз, тело Альпака с тремя стрелами в груди… Потом появился Стив, он что то громко кричал, словно через плотно закрытую дверь я услышал:- Срочно возвращайся, Гонд напал на Каунг, столица пала. Мы отступаем, — потом изображение стало меркнуть и исчезло.


И опять жуткая тишина. Как спасение пришли на ум слова привратника:- "В замке ни на что не обращай внимания и ничего не трогай, кого бы и чего бы ты не встретил". Хотите сбить меня с толку? Не получится! Я сделал ещё несколько шагов. Откуда то возник ветер, что дул мне в лицо. Чем дальше я шел, тем сильнее он становился. Ещё немного и ветер начнет сбивать меня с ног. Я шел опираясь на меч как на посох, что бы не упасть. Наконец настал такой момент, когда мое продвижение практически прекратилось. Я опустился на четвереньки, потом лег и пополз. Пот застилал глаза, я практически ничего не видел, но упорно полз.


Ветер оборвался, а передо мной появилась широкая мраморная лестница. С трудом я встал на ноги. Это переползание отняло у меня слишком много сил. Едва переводя дух я посмотрел вверх лестницы. На площадке стояли Дук и его сыновья. Они с усмешкой смотрели на меня. Как заклинание я стал повторять, — ни на что не обращать внимание и ничего не трогать… А как не обращать внимание, если не успел я подняться на эту площадку, как их мечи обрушились на меня. Я крутился как белка в колесе. Арбалетный болт прошел сквозь тело Дука словно он был призраком, но мечи то не призрачные, сталь звенит по настоящему, да и пара ударов, что я пропустил вначале отозвались у меня натуральной болью.


И не смотря ни на что, я теснил их, вот уже один из сыновей поставил одну ногу на ступеньку за своей спиной и тут же исчез. Это меня ободрило и я с удвоенной энергией, не обращая особого внимания на защиту, стал наступать. Вскоре исчез и Дук, дольше всех продержался его старший — бывший начальник нашей охраны, когда мы путешествовали к Илис. Рыча как зверь я добил и его. Вернее изобразил добивание, так как мой меч не встретив сопротивления чуть было не воткнулся в лестницу, а я не совершил нырок носом вниз. Лестница была свободной. А на следующем пролете эта же троица стояла как ни в чем не бывало и ухмылялась. Вот тут я не просто разозлился, я взбесился. Мало того, что эти твари отравляли нам жизнь, плетя свои интриги, так ещё и тут мне будут мешать? Мешать мне вновь встретиться с Вельдой? Да я вас голыми руками, зубами глотку перегрызу каждому…


С диким ревом я кинулся на них, расшвыривая их призрачные тела в разные стороны. Под моим напором они исчезли, но только для того, что бы появиться на следующем пролете. Ещё раз пять или шесть я встречался с ними и каждый раз победа давалась мне с большим трудом, чем предыдущая. В последней схватке я стал действовать экономя силы, просто отбивал их удары, что повторялись каждый раз заново, словно они были заводными куклами. Отбивал и продвигался вперед, отбивал и продвигался…


А потом вместо очередного пролета передо мной появилась дверь. И вновь я открыл её ногой и шагнул во внутрь. Что то подобное я уже чувствовал: — Тишина и такое обостренное чувство опасности, что даже зубы заныли. А внутренний голос прямо вопил, — Опасность, опасность! Скрипя зубами заставил себя сделать второй шаг, потом третий. Откуда то сверху на мраморный пол упали две змеи с человеческими головами. Они стали так громко шипеть и что тот так быстро говорить, что я сначала немного опешил. А они как заклинание уговаривали меня поспать, ведь я так устал, мне просто необходим отдых, а они будут охранять мой сон. Мои движения замедлились, действительно появилось желание если не прилечь, то по крайней мере просто остановиться, просто постоять, отдохнуть.


И опять меня спасли слова привратника, что возникли словно в мой сон кто то вторгнулся извне:- Держись брат и помни, — "В замке ни на что не обращай внимания и ничего не трогай, кого бы и чего бы ты не встретил". Из ослабевших пальцев выпал арбалет и с громким стуком упал на плиты. Это заставило меня встрепенуться. Арбалет я поднимать не стал, а решительно шагнул к змеюкам, с намерением и сними посчитаться. Внезапно они сделали резкий выпад вперед, та что с права не успела долететь до моего бедра, мой меч встретил её на полпути и она растворилась, а вот с левой я замешкался. Её лицо вдруг превратилось в лицо Вельды и пока я соображал что к чему и как, она попыталась впиться в мои брюки выше колена. Откуда же она могла знать, что у меня под ними доспехи из паутины архов. Взмах мечом и — и эта тварь исчезла.


Да сколько же это будет продолжаться? Внезапно пол подо мной стал исчезать. Вернее я его чувствовал под ногами, но видел только бездну и острые камни внизу. Мне стало страшно. Я никак не мог заставить себя перевести взгляд на что нибудь другое. Не придумав ничего нового, я просто напросто закрыл глаза, закрутил веер и сначала осторожно, а потом все решительнее пошел вперед. Когда я рискнул открыть глаза, оказалось, что пол как пол, а впереди, прямо в стене возникла новая лестница.

Винтовая, ступеньки состояли из человеческих тел и голов, они на все голоса просили меня прекратить их страдания, некоторые головы пытались укусить меня. А я, не обращая ни на что внимания, поднимался в верх. Послышался стук, взглянув вверх я увидел, как по лестнице катится шар. Разминуться с ним мне не удастся, а вот попробовать перепрыгнуть — можно. Я перепрыгнул через него, тут же послышался новый стук. Чем больше шаров я перепрыгивал, тем больше их стало появляться на лестнице. Закончилось это тем, что я просто напросто вскочил сверху на один из шаров и побежал по ним как по лестнице. Шары внезапно кончились, а передо мной оказалась очередная дверь.


Пинок, шаг в комнату. Она пустая, не успел я перевести дух, как что то заставило меня посмотреть в верх, а там, под самым неимоверно высоким потолком, кружилось с десяток рукокрылых. В их руках были дротики. Словно дождавшись моего взгляда, они один за другим стали парить прямо на меня, метая свои дротики. Не знаю, были ли они призрачными, но их дротики, когда они промахивались, впивались в камень и мелко мелко дрожали. Бежать у меня уже не было сил, поэтому я просто шел резко меняя направление движения, не забывая махать мечом, отражая удары дротиков. Очередная дверь и вой разочарования у меня за спиной.


Эта дверь открылась сама. Зрелище сколь завораживающее, столь и отвратительное. Тяжелый смрадный дым наполнял комнату. Черный постамент, на нем горит огонь, над которым прямо в воздухе висит небольшой котел. В нем что то булькает. Рядом стоит обнаженная дева и сосредоточено что то мешает в котле. — Проходи герой, сейчас твоё зелье будет готово. Я огляделся, других дверей, что вели из этой комнаты не было. — Вот и готово. Стоит тебе его выпить, и любая девушка или женщина по твоему желанию будет принадлежать тебе. Мне это было не интересно. Я повернулся и вышел. Дверь тут же закрылась за мной, а потом опять открылась. На её скрип я повернулся. Прямо в воздухе висел просто огромный массивный гроб сделанный из одного большого светло-зеленого кристалла.


Я судорожно вздохнул, — неужели дошел? Осторожно подошел к гробу и взявшись за его стенку опустил его ниже и замер в изумлении. В гробу спала Вельда. Я потряс головой. Этого не может быть. А внутренний голос мне говорил, — не медли, быстро целуй её, время уходит. Я наклонился и поцеловал ту что спит до срока в губы… Она глубоко вздохнула, веки её затрепетали и она открыла глаза, — Чего ты хочешь? — Я хочу, что бы Вельда жила, — и не удержавшись ещё раз поцеловал её. Она слабо ответила на мой поцелуй… — Я хочу, что бы Вельда жила, — повторила она. Яркая вспышка, грохот и полнейшая темнота.


— Он жив? — Да, но без сознания. — Вот же настырный, ему что других мало на земле? Почему именно наша дочь? — Она сама выбрала его. — Да, но он дважды поцеловал её и она даже ответила ему. А он должен был поцеловать только один раз. — Он добился своего, теперь Вельда принадлежит ему а он ей…

Сознание медленно возвращалось ко мне.


… Наступило утро, сладко потягиваясь, Вельда произнесла свою дежурную фразу, которую я неоднократно слышал от неё в разных вариациях:- Утро вечера мудренее, по этому утром так не хочется приступать к работе, — а потом после недолгого раздумья добавила, — Работа облагораживает человека, а безделье делает его счастливым. Ну почему нам нельзя весь день провести в постели, поваляться, заняться "любимым делом", а потом опять поваляться… Нет, надо вставать, идти разгребать бумаги… Она внимательно посмотрела на меня. — Старк, у тебя появился шрам, вчера его ещё не было, и почему ты так смотришь на меня? А я лежал и глупо улыбался, — Вельда, моя Вельда была рядом со мной. Я осторожно откинул край одеяла и увидел у неё на теле, прямо под левой грудью след от раны. Значит это все мне не приснилось и я действительно побывал в храме исполнения желаний…


— Ты почему со мной не разговариваешь, и что ты там такого нового увидел, или и ты заметил, что моя грудь стала увеличиваться? И вообще, меня вчера стало подташнивать, я просто не стала тебе пока говорить об этом, но по моему я беременная. Я стал нежно целовать шрам. — Постой, что у меня там? Откуда у меня здесь этот шрам? — Тебя сегодня после обеда убили наемные убийцы. — Старк не говори глупости, как меня могли убить, когда я вот она, живая. Потом она вдруг о чем то догадалась, вскрикнула и прикрыла свой рот рукой. — Я вспомнила, вспомнила. Мне было очень больно… Но если я умерла, то как я ожила? — Храм исполнения желаний, я нашел его… Вельда села и повернулась ко мне, — Постой, я долго спала и даже злилась во сне на тебя, почему ты так долго меня не будишь. А потом ты меня поцеловал и разбудил, на время, а потом поцеловал ещё раз и я проснулась окончательно… Так, давай все по порядку и подробно, я должна все знать…


В этот день мы не стали никуда торопиться, а добросовестно повалялись и занялись "любимым" делом. Я заслужил отдых, тем более, что при ближайшем рассмотрении мое тело почти все превратилось в один огромный синяк…


Вельда развернула кипучую деятельность: "садовники" и подкупленная ими стража были арестованы. Следуя моим указаниям все документы из покоев Дука были доставлены ко мне, часть из них, которая касалась замка той что спит до срока бесследно исчезла, как будто их и не было, зато все остальное было на месте. Среди знати начались аресты. Вельда действовала быстро и жестко. Те, кто оказывал сопротивление, — уничтожались на месте, кто не оказывал сопротивление брались под стражу и представали перед её судом. Представлялись списки заговорщиков, записи Дука и после этого виновный отправлялся или на плаху или в подземелье. В течении одного дня заговор был раскрыт и подавлен.


На завтра был собран ударный отряд. Я забрал у Вельды большую королевскую печать и под удивленные взгляды сановников и ближайшего окружения одел его себе на левую руку. После чего мы отправились к загородному дому Дука. Там все повторилось точно также. Даже слова Дук говорил одни и те же… Особенно интересными были списки тех, кто пользовался услугами клана наемных убийц, которые дотошный Дук вел на протяжении долгого времени.


…Все деревни и поселки в которых проживали члены клана были преданы мечу и огню. В живых никого не оставляли, даже дети и те подлежали казне на месте…

По возвращению я вплотную занялся подготовкой к вторжению в Гонд. Благо и предлог был весьма благовидный, — переписка посла Гонды с заговорщиками с целью свержения правящей династии. Там же оказались и инструкции Скальда написанные им собственноручно.


Маркиз Солей докладывал, что на границах с Гондой пока все спокойно, но королевские войска Скальда, что осуществляли пропускной режим оставили свои места дислокации и стали стягиваться к столице. Его многочисленная родня писала маркизу, что в столице паника среди приближенных короля, он увеличил свою охрану в два раза, а потом пришло известие, что король Скальд был найден мертвым в своей спальне. И все приписывали это убийство мне, — якобы это была моя месть дяде за смерть отца и покушения на меня и мою жену. К этому времени у Вельды уже округлился животик и это вызывало различные пересуды среди придворных. Ни кого уже не удивляло, что оба перстня — большие королевские печати были у меня. Не знаю откуда появился слух, но во дворце в открытую говорили, что я побывал в храме исполнения желаний, который после моего посещения исчез. Так же поговаривали, что её королевское высочество и есть та, что спала до срока, и что этот срок пришел…

А потом ко мне доставили молодого горца, который гордо заявлял, что он отправлен ко мне от имени горного народа, верховным вождем которого я являюсь. Этот простой сын гор взахлеб рассказывал придворным о моей схватке с архами и о том, что я действительно спустился на ту сторону перевала… Я отправил полсотни арбалетчиков и лучников для борьбы с рукокрылыми под командой сэра Грига, которого я возвел в рыцарское звание…


На меня стали смотреть не только с восхищением, но и с каким то почтением, порой переходящим в страх. Вельда почти полностью отошла от дел, а я постарался все заботы взвалить на плечи своего ближайшего окружения. Чарльз не отходил от меня ни на шаг, он даже стал просить меня взять его с собой на войну… Я взвалил на Альпака также и обязанность охранять Вельду…

Наши войска вошли в Гонд, но остановились в приграничных районах и только войска маркиза Солей продолжили свой марш на столицу королевства. Оставив Вельду во дворце, я отправился к войскам. Меня сопровождали мои друзья из детей богини и барон Стив Черный.


Через 25 дней мы нагнали армию маркиза. Сопротивления нашему продвижению не было. Ворота столицы были открыты, меня встречали как истинного короля Гонды. Первым делом я, по совету Стива, посетил фамильный склеп герцогов Таврических, где приказал сбить табличку с могилы якобы моей матери. Потом была оглашена последняя воля моего отца — короля Вийгора, признававшего меня своим сыном и наследником. Этот документ был выставлен на всеобщее обозрение в храме Илис и любой желающий мог с ним ознакомиться…


А потом начались серые будни. Королевство необходимо было приводить в порядок. Налоги не собирались, казна была пуста, армии как таковой не было. Верные Скальду отряды я распустил. А в это время Стив, по моему поручению проводил негласное расследование причин смерти короля Скальда. Интересная вырисовывалась картина. Мертвого короля никто не видел, а те кто видел его тело, куда то исчезли из дворца. Где и как похоронили короля, — никто не знал. Просто он исчез. Стив ходил мрачным и хмурым. В один из дней он мне заявил:- Мы сами попали в ловушку. Скальд вероятнее всего жив и где то прячется, выжидает время, что бы нанести тебе удар в спину. Надо что то предпринять, что бы упрочить свою власть. — И что я должен предпринять? — поинтересовался я, так как тоже чувствовал шаткость своего положения. — Не знаю, — честно ответил черный мечник. Попробуй активировать магию своих перстней. Ведь здесь ещё никто не знает, что оба перстня у тебя.


Было принято решение собрать большой магический совет, на котором я должен был продемонстрировать магам оба королевских перстня. А надо сказать, что маги не вмешивались во внутреннюю жизнь королевства, они варились в собственном кругу, занимаясь в основном лечением, погодными проблемами, и ещё чем то своим, близким только им.

Магическое противодействие я почувствовал сразу же как только вошел в большой зал заседаний и сел в приготовленное мне кресло. Оба мои перстня тут же сверкнули багрово красным светом и несколько приглашенных магов вспыхнули как факелы в ночи. Вскоре от них осталась только горстка пепла. Я встал. — Вижу, что вы господа маги забыли свое место за то время, что страну разваливал Скальд. Надеюсь мои перстни показали вам, что шутить я не намерен. Смерть ждет каждого, кто посягнет на мою власть или власть моих наследников. Как вы увидели, у меня оба магических перстня. Один достался мне в наследство от моего отца, — короля Вийгора, второй перстень моей жены, — её королевского высочества королевы Вельды де Ришар Нибел, соуправительницы молодого короля Каунга Чарльза Нибела. Как только её королевское величество благополучно разрешится от бремени и восстановит свои силы, она с ребенком прибудет в нашу столицу.

— У вас не может быть детей, — громко крикнул один из магов, — она золотокожая… Я усмехнулся:- Что бы решить эту проблему, мне пришлось побывать в замке той, что спит до срока, который так же иногда зовут храмом исполнения желаний. Должен вам сообщить, что этого замка, так же как и храма больше не существует, а та что спит до срока, — проснулась и скоро вы с ней встретитесь…, как только моя жена прибудет в Гонд.

Должен вас предупредить, что все те, кто будет помогать с этой минуты якобы убитому мной Скальду, будут безжалостно мной уничтожены. И передайте ему, что лучше добровольно сдаться мне в течении трех дней, тогда я сохраню ему жизнь и он просто отправится в изгнание за пределы обоих королевств.


— Ваше величество, — обратился ко мне седобородый маг, — означает ли, что в настоящий момент власть в обоих королевствах принадлежит вашей семье? — Я скажу больше. Её королевское высочество удалилась от дел в связи со своим интересным положением и до совершеннолетия моего племянника власть в обоих королевствах принадлежит мне. Как только молодому королю исполнится шестнадцать лет, он получит всю полноту власти в Каунге, включая большую королевскую печать…

9

В храме богини было сумеречно, прохладно и как то по домашнему уютно. Тишину нарушало лишь журчание ручья, что сбегал по ступенькам от ног богини в специальную чашу, а потом по желобу бежал дальше за пределы храма. Богиня была высечена из цельного куска обсиданта и поговаривали, что это нерукотворная скульптура.

Я селу её ног, откинулся спиной на чашу и тихонько позвал:- Илис, мне надо с тобой поговорить… Мне пришлось немного подождать, прежде чем я почувствовал присутствие ещё кого то, кроме меня в храме.


Оглядываться я не стал. Внезапно вспыхнул один из моих перстней, и у меня за спиной сначала что то звякнуло, а потом к моим ногам соскользнул узкий и длинный кинжал. И вновь я не стал оборачиваться. — А ты уже не тот нетерпеливый юноша, — услышал я знакомый голос, — за которым нужно было постоянно присматривать. Что привело короля двух королевств в храм забытой богини? — Илис, мне не до шуток, и когда это тебя успели позабыть? — Да это я так… Так что у тебя за нужда во мне? Только ты не забыл, что мы — боги уже давно не вмешиваемся в судьбы людей Я хмыкнул про себя, — ну да, не вмешиваемся, как же…


— Понимаешь, у меня все валится из рук, ничего не получается. Встречали меня вроде радостно, а помогать не хотят. Всё застыло в какой то мертвой точке. Что делать, не знаю… — Да, это не мечом махать и не девиц из гроба вытаскивать, кстати Вельда вчера разрешилась от бремени. У тебя родились белокожий сын и золотокожая дочь. Вельда чувствует себя хорошо. Весь Каунг, куда докатилась эта весть уже гудит от возбуждения…

— Постой, постой, я что стал отцом и у меня двойня? — я в волнении вскочил на ноги. — Не поворачивайся, а то я уйду, — слова Илис не смогли вернуть мне спокойствия. "Я стал от радости подпрыгивать на месте, хлопать себя по ногам и что то нечленораздельно мычать." Именно так охарактеризовал мое поведение вбежавший в храм встревоженный Стив.


— Стив, у меня родились сын и дочь. Ты представляешь, сын белокожий, а дочь золотая. С Вельдой все в порядке. Это мне Илис сказала только что… Все мои мрачные мысли и тревоги немедленно куда то улетучились. Хотелось немедленно куда то скакать, что то делать… — Спасибо, Илис, если можно я завтра ещё приду, а сейчас извини, я ничего не соображаю…

Во дворце меня ждало тревожное известие от начальника пограничной стражи северных рубежей. Горцы Маэстро, подстрекаемые людьми Скальда нарушили договор о ненападении и сожги несколько пограничных постов и деревень. Требовалась срочная помощь.

Более сотни лет Гонд жил в мире и согласии с народами, что населяли горы Маэстро и вот на тебе, договор нарушен. На срочно собранном совете, который состоял из моих друзей и приближенных было обсуждено сложившееся положение. Выводы были неутешительные: — Войска из столицы брать нельзя. Бароны и знать помощь не окажут из за того, что мое положение как короля ещё довольно шаткое, да и присягу на верность мне ещё никто не приносил. Все выжидают, чем закончится мое противостояние. Только с кем? Скальд вроде бы, как будто бы мертв, наследников у него нет. Тогда кто противостоит мне?


Уже вечером я пригласил к себе маркиза Солей. — Маркиз, мне нужен ваш совет и помощь. Первое, я вас прошу составьте мне список тех, кто был наиболее ярым сторонником Скальда, и во вторых, — намекните моим родственникам, Таврическим, что я жду их во дворце с предложениями разделить со мной бремя управления королевства. Нет, нет, власть я им не собираюсь раздавать, но ведь они были в опале? А значит с большим рвением должны взяться за тех, кто их преследовал…


Спал я очень беспокойно. Меня всю ночь мучили какие то кошмары, но вспомнить их я не мог. Утром я узнал, что была попытка проникнуть в мою спальню через потайной ход, которая была пресечена бдительным Стивом (не зря он был начальником личной охраны моего отца) и его людьми из состава детей богини. Быстрый допрос показал, что угроза исходит из замка барона Шарле, бывшего постельничего короля Скальда. Его замок находился в пригороде столицы и представлял из себя внушительную крепость. Сил и средств для штурма у меня не было, как не было и времени на это, по этому я решил воспользоваться силой большой королевской печати. Пора показать, кто в доме хозяин.


Взяв с собой только два десятка своих братьев я отправился верхом к замку барона Шарле. Замок впечатлял, было жалко его разрушать, но для себя я уже все давно решил, — ни каких предложений о сдаче, ни какого милосердия… Я протянул вперед в сторону замка обе свои руки и сосредоточился. Меня охватило уже знакомое мне чувство. Всякий раз когда перстень действовал я испытывал гнев, восторг, трепет и ещё что то такое, что невозможно описать словами. С моих пальцев сорвались два огненных шара, что прямо на глазах у всех моих спутников стали набухать, разрастаться, пока не достигли размера с крытую повозку, а потом, следуя моему знаку покатились в сторону замка. Первый шар прожег дырку в воротах, второй прожег каменную стену и они оба скрылись внутри. Через некоторое время раздался взрыв. Волной воздуха моих спутников буквально отбросило назад на несколько шагов.


Когда пыль рассеялась замка не было. Я подъехал ближе. В огромной яме что то багрово булькало, обдавало нестерпимым жаром, потом яма стала с шипением заполняться водой. Как зачарованный я смотрел на результат своей работы… — Милорд, — услышал я голос одного из детей богини, — к нам спешит сэр Стив. Вскоре подскакал запыхавшийся мой наставник. Бросив мельком взгляд на то, что осталось от замка Шарле, он с сожалением произнес:- Эх не успел. Ваше величество, ну зачем же со всей дури то лупить. Кого теперь допрашивать, где искать следы Скальда? Можно ведь было потихоньку разрушить стены, чуть, чуть порушить замок… Эх, молодость, молодость. Потом оглянувшись и увидев, что рядом с нами никого нет, он понизив голос сказал: — Перстни обладают большой разрушительной силой и чем чаще ими пользоваться, тем сильнее они подчиняют себе своего хозяина. В кабинете, что занимал ваш отец есть секретный ящик, в котором хранились данные по силе перстней. В каком месте он находиться, я не знаю, но думаю, что вы сможете его найти, если только ещё раньше его не нашел Скальд. Нам надо вернуться во дворец. Туда кстати прибыли какие то дикари, числом чуть более трех десятков и с ними ваш Чез. Они говорят, что вы их верховный вождь…


В королевском дворце меня ждал сэр Григ, который привел с собой не только три десятка горцев, но и почти сотню лучников и арбалетчиков, из тех, что я отправлял на помощь горцам в их борьбе с рукокрылыми. С ними прибыл и мой Чез, откормленный, ухоженный. Не скрывая своих чувств я подошел к своему коню и уткнулся ему в гриву…


Из доклада своего друга я узнал, что рукокрылым преподнесен хороший урок. Несколько их гнездовий было разрушено, более сотни их воинов были убиты, несколько десятков взяты в плен. Сейчас их обрабатывает барон Унгер, так что возможно скоро у нас появится и крылатая гвардия… Горцы, избавленные от обузы вечной защиты от рукокрылых, в знак признательности, выделили мне три десятка самых храбрых своих воинов, что теперь должны составить мою внешнюю охрану, так как менять на них детей богини я не собирался. Что бы не обидеть этих детей гор я объявил им, что на них возлагается очень тяжелая и смертельно опасная обязанность, осуществлять внешнюю охрану моего королевского величества, а значит первыми принимать на себя удары моих врагов. Это привело их в буйный восторг. Я так же пояснил им, что внутреннюю охрану будут по прежнему нести мои братья и что они делают одно общее дело…


В храме богини было по прежнему сумеречно, прохладно и как то по домашнему уютно. Тишину нарушало лишь журчание ручья, что сбегал по ступенькам от ног богини в специальную чашу, а потом по желобу бежал дальше за пределы храма. Скульптура только поменяла свое положение. Когда я был в первый раз, Илис смотрела себе под ноги, на воду, что била ключом у неё из под ног, а теперь она смотрела куда то в даль, через стену. Я посмотрел в том же направлении и вздрогнул. Стена вдруг растворилась и я увидел вдали горы, которые стремительно приближались, увеличиваясь в размерах. Мельком я заметил несколько сожженных деревень, над которыми ещё курился дымок. А пред моим взором уже открылось узкое ущелье, полностью заполненное разномастным воинством, — и горцами и даже баронскими дружинами, и в самом центре стоял шатер, возле которого реял королевский штандарт Скальда.


— Ого! — присвистнул я. — Это что ж, меня поджидают? — А ты как думаешь? — раздался голос богини где то у меня за спиной. Весь расчет на то, что дыша праведным гневом, молодой король Старк с малыми силами ринется наводить порядок. И угодит в капкан. Только Скальд не учел одного.

— Ну не тяни, Илис, чего не учел Скальд? — Силу. Объединенную силу двух перстней. Он правильно рассчитал, что ты не сумеешь в полной мере воспользоваться перстнем, знаний не хватит, а огненные шары его маги научились гасить. Но объединенную силу двух перстней ещё никому не удалось обуздать.


— Илис, меня все время мучает вопрос. Почему и мой отец и Нибел, зная, что им угрожает смертельная опасность, отдали свои перстни другим? — Значит для них в жизни было нечто, что они ценили больше своей жизни…

Что думаешь предпринять, Старк? — Пойду в расставленный мне капкан. С малыми силами. Но с двумя перстнями, а если повезет, то и со знаниями как ими пользоваться. Илис, а как получилось, что маги научились противостоять королевской печати? — Противостоять, — слишком громко сказано. Просто у них получилось немного нейтрализовать действия огненных шаров, — а это самое элементарное, что может перстень. Всех его возможностей не знают даже боги, как не знаем мы и того, откуда они взялись и как появились в нашем мире.


— Илис, пока я здесь, ты не могла бы присмотреть за Вельдой? — В этом нет необходимости. Её родители и волоску не дадут упасть с её головы. Ведь ты своими необдуманными поступками умудрился разбудить не только свою Вельду, но и ту, что спала до срока, — настоящую дочь богов. А теперь у Гелиуса и Селены появились внуки… Так что не беспокойся за свою семью, с ней все будет в порядке. Ступай готовься, Скальд не так прост, как может показаться на первый взгляд и очень хитер…

Во дворце я первым делом распорядился показать мне рабочий кабинет моего отца. Как я и ожидал, Скальд устроил в нем свой рабочий кабинет. Комната как комната, без лишних изысков. По словам одного из слуг, бывший король приказал в ней ничего не менять, за исключением кресла. То показалось ему не очень удобным. Я распорядился разыскать старое кресло и принести сюда.


Пока его искали я стал внимательно осматривать кабинет. Вне всяких сомнений, что Скальд обыскал его самым тщательным образом, и может быть даже нашел. Но ведь не зря говорят, что попытка не пытка. Тем более, что Черный барон говорил о каком то секретном ящике. Все оставшееся время до обеда я потратил на исследование стен, пола и даже потолка рабочего кабинета моего отца. Я умышлено не стал осматривать мебель, секретер и письменный стол со шкафами, оставив все это на потом. Наконец то принесли старое кресло, вернее то, что осталось от него, — высокая спинка и подлокотник, да и те были посечены, словно их намеренно рубили мечом, или они служили кому то защитой.

Во время обеда я распорядился готовит небольшой ударный отряд, в который включить мою внутреннюю и внешнюю стражу, тех воинов, что прибыли с сэром Григом, а так же два десятка рыцарей из числа лояльных мне и бывших в опале у Скальда.


В кабинете я распорядился зажечь несколько свечей, хотя на улице ещё было и светло. Осмотр, простукивание и даже обнюхивание мебели ничего не дало. Я сел в кресло за рабочий стол и представил себя на месте своего отца. Где бы я разместил или спрятал документ, который очень ценен для меня, но так, что бы он всегда был под рукой? Где то по близости. А поблизости от меня была только крышка письменного стола, чернильный прибор, песочница и подставка для свитков. Причем подставка для свитков и чернильный прибор были сделаны из камня, и наверняка изрядно весили. От одного взгляда на их монументальность и основательность пропадало всякое желание не только их куда то передвигать, но даже трогать. Тем не менее, я и передвинул их, стремясь найти под ними нечто особенное и внимательно осмотрел и так же простучал. Все безрезультатно.


Водрузив приборы на место, я стал устало размышлять. Документ должен быть где то рядом (при условии, что Скальд его не нашел), а значит в зоне досягаемости руки. Я откинулся на спинку кресла и положил руки на подлокотники. Стоп, а не здесь ли кроется разгадка? К великому моему сожалению ни в спинке, ни в подлокотнике старого кресла ничего не оказалось. В бессилии я положил руки на стол и стал вновь напряженно размышлять. Не знаю, что меня подвигло на это, но словно следую какому то наитию, я перевернул королевскую печать Гонда камнем вниз и провел рукой над крышкой стола. Есть! Прямо передо мной на крышке проступил темный квадрат ящика, а в нем лежали аккуратной стопочкой несколько листков исписанных мелким подчерком.


Преодолевая некое сопротивление, я вытащил их из ящика стола и стал внимательно читать. Слезы навернулись мне на глаза. На первом листе было обращение отца ко мне, я словно слышал его голос…

" Сын мой, если ты читаешь эти строки, значит я уже в подземном царстве, а значит заговор Скальда удался. Я обещал матери, что не трону его и я свое слово сдержал, а вот он свое нет. Я уверен, что Стив выполнит все, что я ему поручил и позаботится о тебе и королеве. Настанет время и он вручит тебе большую королевскую печать. С ней ты получишь великую магическую силу. Столь великую, что она может уничтожить весь мир, не оставив ни одного живого существа на земле. Опасайся использовать печать в полную мощь. Точно такая же печать существует и в Каунге. Соединенные вместе две печати дают власть над всем сущим, именно по этому они и были разъединены. То, о чем ты сейчас прочитаешь, — является лишь малой толикой возможностей перстня. Опасайся попасть под его влияние, ибо он дает великую силу, но и он отнимает разум. Никогда не используй его по просьбам и в интересах близких тебе людей. Не позволяй собой манипулировать. Помни, именно ты несешь ответственность за все последствия…


Я стал внимательно читать рукопись. Её содержание без особых усилий откладывалось у меня в голове, словно кто то наложил на меня заклятие вечной памяти. Ничего особенного, для того или иного использования магического перстня не надо было произносить каких то слов, просто достаточно сосредоточиться и представить ясно, чего хочет обладатель королевской печати. Ещё на первом листе я прочитал, что пользоваться им могут только прямые наследники легендарного короля Свена. Для тех, в ком не течет королевская кровь, — перстень бесполезен. Даже если они рискнут его одеть на свою руку, то ничего не произойдет, однако очень велик риск потерять жизнь. Перстень сам настраивается на своего владельца и определяет чистоту и силу родства.

Как действует печать и откуда берется её сила, в рукописи ничего не сообщалось, как не сообщалось и о том, кто является создателем перстня, или откуда он взялся.


Уже давно минуло время ужино, а я по прежнему сидел в рабочем кабинете и упражнялся. Сначала у меня ничего не получалось. это происходило по той простой причине, что я не мог ясно представить себе, чего я хочу. Пробовать перенести к себе Вельду и детей я опасался и не хотел рисковать, в конечном итоге я решил сам оказаться в королевском дворце Каунга. Я ясно представил себе тронный зал, и свой трон и мысленно потянулся во дворец. Вспышка света и я уже сижу в полутемном зале на троне, испугав почти что до смерти слуг, которые в это время тушили в нем свечи и наводили порядок. — Сообщите Альпаку, что я хочу его видеть, — бросил я в полутемную пустоту зала, а сам направился в наши покои, где должна была находиться Вельда.


Она лежала на нашем ложе, обложенная подушками, немного бледная и с синевой под глазами. Моё появление её не особо удивило, или она очень искусно скрыла своё удивление. Зато другие из её окружения чуть было не попадали в обморок. — Милорд, как вы здесь оказались, да ещё так быстро. Мы только вчера отправили вам гонца с известием. — Мне сообщила об этом Илис, — богиня всех вод. — Ах, да, я все время забываю, что вы один из её детей. Не желаете ли взглянуть на детей? — Конечно желаю, я только для этого и прибыл сюда на некоторое время, чтобы убедиться, что у вас все в порядке. К сожалению дела королевства не позволяют мне надолго задержаться и требуют моего присутствия в Гонде, — с этими словами я снял большую королевскую печать Каунга со своей руки и надел её на палец Вельды. — Тебе она может пригодиться, а я справлюсь и с одним перстнем…


В небольших свертках, что принесли и показали мне, лежали два младенца. Ошибиться не было ни какой возможности. Один малыш был белокожим, а малышка уже сейчас имела рыжие волосы, как у Вельды и золотистый цвет кожи. Я с интересом и некоторой боязнью рассматривал их. Такие маленькие, беззащитные. Может быть моё любопытство через чур затянулось, или так было принято, но детей очень быстро унесли в соседнюю комнату, а энергичная и дородная дама дала мне понять, что госпожа устала и требует отдыха, а мне пора отправляться восвояси по своим королевским делам и нечего здесь делать, если дела требуют моего присутствия в Гонде…


Вскоре раздался дробный топот сапог с мелодичным звоном шпор. Так звенят только шпоры Альпака и действительно, он буквально ворвался в опочивальню. — Оставьте нас, — распорядился я и властным жестом указал всем на дверь. Под недовольное ворчание, мамки, няньки и всевозможные дамы покинули комнату. Когда мы остались втроем, я наконец то смог спокойно поцеловать Вельду и сказать ей на ушко несколько ласковых слов признательности и благодарности, после чего коротко рассказал им о последних новостях в Гонде и своем предполагаемом походе в горы Маэстро. Особенно я сделал упор на том, что Скальд, желая хоть каким нибудь образом досадить мне, может предпринять попытку навредить моим близким. Я потребовал усилить охрану Чарльза, и предпринять все меры предосторожности, что бы ни один посторонний человек, кем бы он не представился, не мог приблизиться к молодому королю. А вскоре появился и сам Чарльз, в сопровождении двух охранников и леди Марты. Я с удовольствием обнял его.


— Старк, ты представляешь, мне так и не дают посмотреть на моих брата и сестру. Даже Вельдочка ничего не может сделать. Всем распоряжается эта толстая и противная обер-гофмейстерина леди Генриетта. Когда я вырасту, я прикажу её примерно наказать, вот запрещу ей давать сладкое, тогда посмотрим, как она запоет…

В свой рабочий кабинет я вернулся только под утро, уставший, но весьма довольный и увиденным и встречей с Вельдой и детьми. На душе было легко и спокойно. Дома все было в порядке и это радовало.

Часть 3 " К истокам Илис"

Предисловие.

Из сведений, что стали доступны мне, стало известно, что горцы Маэстро не имеют ни какого отношения к горным мастерам. Горцы живут на склонах гор, вечно воюют между собой и ревностно охраняют свои стада овец. Мастера же живут глубоко в пещерах, наружу практически не выходят за редким исключением, если им что то нужно во внешнем мире. Отличаются они и внешне. Мастера сплошь низкорослые, кряжистые, я бы даже сказал квадратные. Лица сплошь заросшие густыми бородами преимущественно рыжего цвета, хотя волосы на голове у всех темные. Горцы, — наоборот, высокорослые, жилистые и худые. Лица бреют гладко, цвет волос преимущественно рыжий…


Воюют горцы постоянно, — то с другими племенами за пастбища, за овец, то с жителями приграничных деревень, у которых они крадут скот и урожай. Доспехов не признают, предпочитают холодное оружие. Любят действовать из засад. Получив достойный отпор тут же отступают в свои горы, где разбиваются на мелкие группки и по тропинкам возвращаются в свои селения. Нападают только тогда, когда имеют численный перевес, или противник безоружен. Часто объединяются в большие шайки. Но единый вождь у них отсутствует, дисциплины ни какой…


На очередном совещании было принято решение, что мой отряд будет состоять из сотни лучников и арбалетчиков, полусотни моих охранников из детей богини и горного народа, а также полусотни рыцарей, что захотят к нам присоединиться. Всего выступить из столицы должны около 250 человек. К тому же я планировал пополнить свой отряд жителями приграничных деревень, охотниками и следопытами, что хорошо знали местность.


Приготовления к походу были завершены через два дня. К моему удивлению желающих принять в нем участие было даже больше, чем я смог рассчитывать. Одних только рыцарей, не считая оруженосцев и слуг набралось более 200 человек. Не желая никого из них обидеть, я по совету Стива разделил рыцарей на 4 отряда под общим руководством черного барона. Два отряда должны будут прикрывать наши фланги, один отряд выделяется в резерв и предназначен для немедленного реагирования на нападения горцев на деревни у подножья Маэстро, а четвертый, который был составлен только из рыцарей имеющих опыт дальних походов, должен будет прикрывать лучников и арбалетчиков и составлять нашу ударную силу на случай, если горцы попробуют в открытом бою напасть на нас.


О том, что нас поджидает засада Скальда в ущелье знал только я и Стив, и только черный барон знал о том, что я научился управлять силой большой королевской печати. В общем мы ускоренным маршем двигались в расставленную нам ловушку. На 12 день пути появились в дымке горы Маэстро, а на 14 день они предстали перед нами во всей своей красе. Как я и предполагал, по пути наше войско пополнялось жителями приграничных земель и теми, кто горел желанием отомстить горцам за своих родных и близких и кто не терял надежды увидеть их освобожденными из рабства.


Свои основные силы я держал в одном кулаке, а остальные отряды широкой сетью раскинулись по приграничным землям уничтожая и рассеивая мелкие отряды бандитов с гор. Эта тактика приносила свои результаты. Тем более, что обозленные добровольцы из числа местных жителей прекрасно знали излюбленные места стоянок горцев, или их некоторые тропы, по которым они обычно отступали в свои горы.


Более того, несколько специальных групп были созданы для того, что бы проникать в горы, находить селения горцев и их уничтожать. Все мужское население, включая детей мужского пола подлежало уничтожению, а селения разрушению. Не ожидая такого ведения войны, горцы стали бросать насиженные места и подниматься выше в горы. Впервые за всю свою многовековую историю война пришла и к ним домой. При этом основной удар наносился по стадам овец и коз — главному богатству кланов. Неоценимую помощь в этом нам оказывали мои охранники из горного народа, которые безошибочно определяли тайные пастбища и укрытия, где находились стада и угоняли их на равнину, где они или шли на пропитание нашего войска, или распределялись среди жителей наиболее пострадавших деревень приграничья.


Такими неординарными действиями я надеялся посеять неуверенность среди горцев — союзников Скальда, и надеялся, что некоторые отряды из его окружения уйдут для того, что бы защищать свои стада и селения от королевских отрядов.

1

В моем шатре находились только я и Стив. Мы ругались. Вернее ругался Черный барон, а я внимательно его слушал. По его мнению все шло не так как надо и очень медленно. — Пойми, Старк, наше преимущество таит с каждым днем. Если предположить, что вожди кланов убедят Скальда атаковать нас, то они просто напросто задавят нас численностью. Им так же ничто не мешает сосредоточить против наших фланговых отрядов свои основные силы и разбить их по одиночке. Для нас просто жизненно важно запереть Скальда в его ущелье, а для этого необходимо немедленно двинуть ударный кулак наших сил к выходу… Я внимательно слушал Стива, но мои мысли далеко от обсуждаемых проблем. Наконец я не выдержал


— Стив, если б Скальд хотел, то он давно бы уже вывел свои войска из своего укрытия. Ты не забыл, что кроме горцев в его распоряжении имеются и дружины некоторых баронов, что поддерживают его. И я не уверен, что среди тех рыцарей, что изъявили желание помочь нам, нет его сторонников, которые в удобный момент могут ударить нам в спину. Илис не зря предупреждала, что Скальд очень осторожен и хитер. К тому же он имеет численный перевес перед нами. Все это наводит меня на мысль, что Скальд что то задумал, и пока я не выясню его намерений, активных действий не будет. — А что будет? — Будет демонстрация активных действий, но основной кулак нашего войска должен находиться здесь, — на пересечении всех дорог. Полевой лагерь необходимо укрепить так, что бы мы могли отразить штурм превосходящих сил. Надо так же пустить слушок, что мы ожидаем подкрепление, может быть это заставит Скальда раскрыться.


Стив задумался, переваривая услышанное. — Что бы слух об ожидаемом подкреплении был достоверен, необходимо, что бы маркиз предпринял ряд намеренных действий, на которые шпионы Скальда в столице немедленно отреагируют. — Я сам все расскажу маркизу. — Печать? — понимающе спросил Стив. — Да, она позволяет практически мгновенно перемещаться в те места, в которых я был.


— Ваше величество, — услышал я голос сэра Дрона, начальника моей внутренней стражи, — к вам гонец из столицы с важными известиями. Сердце мое ёкнуло, неужели Скальд опередил нас и уже нанес свой удар? — Пропусти его, — хрипло произнес я. Мое волнение передалось и Стиву. Он начал нервно ходить вокруг небольшого стола, за которым расположился я с бумагами и картами.


Вошел незнакомый мне юноша, преклонив колено, он молча протянул мне свиток. Его принял Стив и передал мне. Свиток был запечатан личной печатью маркиза Солей, а рядом с ней красовалась ещё одна печать, чем то отдаленно знакомая мне. Я сорвал печати и внимательно прочитал написанное, после чего передал свиток барону. Маркиз Солей сообщал, что в ближайшее время к нам на помощь выдвигается десятитысячный отряд герцога Таврического, основу которого составляют рыцари преданные короне и который он возглавляет лично. Так же в донесении сообщалось, что в столице все спокойно, и что герцог выделил в распоряжение короны ещё пятитысячный отряд для поддержания порядка и спокойствия в пригороде и на дорогах. Внизу незнакомой рукой была сделана приписка:- Ваше королевское высочество, как ваш ближайший родственник я не могу остаться в стороне, можете распоряжаться всем, что имеет в своем распоряжении наша семья. Преданный вам и короне герцог Таврический.


Я сделал знак подняться гонцу. — Ответ я подготовлю и маркизу и герцогу лично. Далеко не уходи, ты скоро понадобишься. Сэр Дрон, — крикнул я, — позаботься о гонце, пусть его накормят и предоставят возможность отдохнуть, но так, что бы он всегда был под рукой. — Что ты собираешься делать? — спросил Стив. — То же, что и хотел сделать. Отправлюсь во дворец и лично дам указания маркизу и герцогу. — Признайся, Старк, ты знал, что герцог придет тебе на помощь? — Скажем так, я через маркиза дал недвусмысленно понять всему семейству Таврических, что я ни на что не претендую, как законный наследник Таврических, но в замен требую их помощь в управлении королевством. Стив кивнул головой, — Тогда все понятно, родня пришла тебе на помощь, когда убедилась, что им ничего не грозит.


Дальше ещё в течении длительного времени мы рассматривали различные варианты своих действий исходя из того, что и Скальду уже известно о дополнительном войске, что вот вот выдвинется нам на помощь… Уже под утро были завершены все обсуждения и подписаны все распоряжения командирам отрядов. Я встал из за стола и сладко потянулся. — Стив, позови гонца, я попробую его забрать с собой. Не хочу, что бы мои способности стали достоянием гласности, а если ничего не получится, то отправишь его в обратный путь обычным способом.


Вскоре молодой гонец предстал передо мной. — Подойди ближе и возьми меня за левую руку, — распорядился я. Что бы не случилось, руку мою не выпускай, все понятно? Гонец кивнул головой. Он что немой? Не произнес ни одного слова с момента своего прибытия, — пронеслось у меня в голове, но додумывать я не стал, а сосредоточился на своем рабочем кабинете и его обстановке… Вспышка света для меня не была неожиданной, а вот гонца она испугала и удивила. Он вскрикнул. Ещё больше он удивился, когда открыв глаза увидел, что находится не в моем шатре, а в каком то помещении и судя по убранству где то в королевском дворце.


— Так, объяснять тебе что и как у меня нет времени. Незаметно, серой мышкой, проберись и вызови ко мне в кабинет маркиза Солей и герцога Таврического. Справишься? И вновь гонец только кивнул головой не произнеся ни единого слова. Если он немой, то это ценное качество, надо будет к нему присмотреться… Я приготовился к длительному ожиданию, но к моему удивлению и маркиз и герцог прибыли достаточно быстро. Оказалось, что они то же не спали, а обсуждали насущные дела и проблемы в гостевых покоях, где разместился герцог со своей свитой.


Моему появлению во дворце они не удивились, или сделали вид, что это вполне естественно, когда король может позволить себе перенестись за несколько сот лиг из своего полевого лагеря во дворец за мгновение. В ходе совещания мы обсудили все вопросы и я дал подробные инструкции как и что следует предпринять на те или иные действия как самого Скальда, так и его сторонников.


Герцог представлял из себя невысокого, немного грузного воина, одетого в дорогие доспехи. Седая бородка и седые волосы вызывали чувство почтения к возрасту, а несколько шрамов на лице говорили о том, что ему приходилось неоднократно участвовать в схватках. В свою очередь герцог без стеснения внимательно рассматривал меня, словно пытался найти черты фамильного сходства. — Вы правы маркиз, — заметил он в полголоса, когда я склонился над бумагами подписывая свои распоряжения. Разрез глаз и их цвет несомненно достались ему от матери, — герцогини Таврической, да упокоит её душу Илис. В этом нет ни какого сомнения. Я хорошо помню свою племянницу…


Когда со всеми делами было покончено, я почувствовал голод и небольшую усталость. — Маркиз, не сочтите за труд, распорядитесь, что бы в мой кабинет принесли что нибудь перекусить ещё до того, как я вернусь к своим войскам. И чем меньше народу будет знать о том, что я побывал во дворце, тем будет лучше. Маркиз тут же поднялся со стула и вышел из кабинета. Вскоре на большом подносе тот же гонец внес в кабинет несколько тарелок с мясом, сыром, кашей и запеченной рыбой. Только одет этот гонец был уже в женское платье. От неожиданности я даже закашлялся. — Не понял, — это что за карнавал с переодеванием?


Герцог тоже откашлялся. — Ваше величество позвольте представить вам мою дочь, леди Николь. Я вынужден был пойти на эту хитрость, что бы не привлекать излишнего внимания к нашим действиям, и желая все сохранить в тайне, поэтому часть пути моя дочь проделала в сопровождении моих людей, якобы выезжая на охоту, а потом переодевшись в мужское платье на самых быстрых конях отправилась к вам. Я покачал головой, — Это было рискованное мероприятие, герцог. В следующий раз не стоит так рисковать жизнью молодой леди.


Мы приступили к трапезе, а леди Николь как вышколенная прислуга скромно стояла в сторонке, внимательно наблюдая за нами и периодически подходя к столу, что бы наполнить наши кубки травяным отваром. Изредка она бросала на меня заинтересованные взгляды, но тут же отводила свой взгляд, стоило нашим глазам встретиться. Я встал, дав понять присутствующим, что ранний завтрак закончен и мне пора возвращаться. Герцог и маркиз тут же тоже встали с серьезным видом. Желая разрядить обстановку, я усмехнувшись произнес:- Работа не волк, пристрелить нельзя. А жаль, верно?…


Герцог и маркиз вышли, а леди Николь осталась, убирая со стола. Я подошел к окну, не желая ей мешать и стеснять своим присутствием. — Ваше величество, — услышал наконец то я её голос, — а это правда, что ваша матушка была первой красавицей королевства? Не поворачиваясь я ответил:- Мне тяжело судить об этом, ведь она умерла сразу же после родов. Но Стив, мой наставник и воспитатель неоднократно мне говорил, что она была самой прекрасной женщиной во всем королевстве. А почему вас это интересует, молодая леди? Она фыркнула, — Я уже не молодая, мне 18 лет и я чуть моложе вашей жены, а спрашиваю потому, что все мне говорят, что я очень похожа на неё, как две капли воды. Я повернулся и внимательно посмотрел на леди Николь. Если она действительно была как две капли воды похожа на герцогиню Таврическую, то та действительно была красавицей.


А леди Николь не успокаивалась, — А это правда, что ваша жена родила разнокожих детей? Об этом сейчас судачит вся столица. многие этому не верят. — Правда. Я уже видел их. Сын белокожий, а дочь золотая, вся в мою жену. — А это правда, что ваша жена та самая Вельда, о которой рассказывают легенды? — Леди, мою жену действительно зовут Вельда и этим все сказано. — Ваше величество, а это правда, что вы побывали в храме исполнения желаний и разбудили ту, что спала до срока? — Это то откуда вам известно? — Наш маг сказал. — Леди, слишком много вопросов, со временем вы все узнаете, а сейчас извините, я хотел бы немного побыть один…


Оставшись один, я уселся в кресло и устало откинулся на спинку. — Тебе надо отдохнуть, ты устал, — услышал я знакомый голос. Первым моим желанием было обернуться, но я вовремя остановил себя. — Илис, ты как сюда попала? Что то случилось? Она тихо рассмеялась, — Я богиня и могу появляться там и тогда, когда этого захочу сама. И в этом нет ничего удивительного. Я там, где есть хоть капля воды. Тебе надо возвращаться, Скальд готовиться покинуть ущелье и напасть на тебя до того, как к тебе прибудет подмога. Сожалею, но отдыхать тебе в ближайшие дни не придется. После этих слов я почувствовал, что вновь остался один.


Что ж я это предвидел, по этому одним из моих указаний герцогу было немедленная отправка небольших рыцарских отрядов, что бы не привлекать внимание в разные стороны, с местом сбора через пару — тройку дней в предгорьях Маэстро, с последующим быстрым маршем к месту сбора всех наших основных сил. Остальное войско должно было продолжать неторопливые сборы и подготовку к походу. Но как только рыцари соберутся и займут свое место в тылу моего отряда, войско герцога должно будет выступить из столицы. Это должно будет заставить Скальда действовать решительно и покинуть свое укрытие и выйти на равнину.


Во время моего отсутствия моем шатре ничего не изменилось. Только прибавилось в углу одеяло, на котором спал Стив. От вспышки света или ещё от чего либо, но он проснулся, уселся и проведя рукой по небритым щекам недовольно пробурчал: — Мог бы дать и поспать старику, я уже не тот, что был прежде, когда мог без сна оставаться несколько дней. Как прошла встреча? — Все не так плохо, как ты думаешь, Стив, — все намного хуже. Скальд готовит нападение на нас. Он буквально подскочил со своей лежанки, — Откуда такие сведения? — Мог бы и сам догадаться, а не спрашивать об очевидных вещах. — Илис?! — полувопросительно, полуутвердительно произнес он. Я кивнул головой. — Но наша разведка ещё пока ни о чем не докладывала, — продолжил он, — а значит у нас ещё есть время как следует подготовиться. Отступать ты конечно не намерен? — Нет, конечно, ведь мы якобы ничего не знаем, и ни о чем не догадываемся, но лагерь необходимо укрепить как можно лучше, и как бы невзначай собрать все близлежащие наши отряды.


Каждый день в лагере начинался и проходил как обычно, только больше людей было выделено на рытьё рва и установку частокола вокруг наших укреплений. Стив сбился с ног, стараясь побывать повсюду и везде. Постепенно некоторые наши отряды стали возвращаться в лагерь. Вернулись почти все мои охранники, из числа горного народа, однако некоторые рыцарские отряды бесследно исчезли и я не имел о них ни каких сведений. Не удивлюсь, если увижу их среди тех, кто предпримет попытку атаковать нас. Так прошло семь дней. Наконец то наши скрытые наблюдатели донесли, что в лагере Скальда наметилось какое то оживление и там стали сворачивать шатры и палатки. При этом значительная часть горцев снялась со своих мест и ушла в горы ещё раньше.


Стив сделал предположение, что их отрядили для того, что бы они нанесли удар в каком нибудь другом месте и тем самым заставили бы нас отправить туда часть своих сил. — Ну что ж, мы так и поступим, отправим часть рыцарской конницы и спрячем её в том месте, что мы с тобой определили. Как идет заготовка стрел и изготовление болтов в полевой кузнице? — Там все в порядке, правда с болтами к арбалетам вышла заминка. Для наконечников нужна хорошая сталь, что позволит им пробивать рыцарские доспехи, а с ней пока туго…

Вечером этого же дня нам поступили сведения, что первые группы рыцарей герцога Таврического прибыли в установленное место. Эти данные мне доставил уже знакомый мне гонец, который предпочитал молчать в присутствии других. — Сэр Дрон, лично отвечаете за безопасность этого молодого человека, — отдал я распоряжение своему другу. Выделите ему отдельную палатку и установите её рядом с моим шатром…


Утром следующего дня Скальд со своим войском, которое оказалось значительно большим, чем я мог себе представить, вышел на равнину и встал лагерем в двух дневных переходах от нашего лагеря. Мне стало тревожно. Я предполагал, что нам будет противостоять в лучшем случае около тысячи воинов и рыцарей, без учета горцев, а у Скальда только рыцарей, по докладу наших соглядатаев, оказалось около двух тысяч, и тысячи полторы — две конных воинов. А с учетом горцев его войско могло насчитывать около десяти тысяч.

У нас в лагере было около пятисот человек. Из них лучников и арбалетчиков с учетом примкнувших к нам жителей приграничных районов около 250, около сотни рыцарей и конных воинов, полсотни моих охранников и около сотни пеших ратников. Как не крути, Скальд имел значительное превосходство. Слабым утешением могло служить только то, что ему предстояло штурмовать укрепленный лагерь, но это ни в коей мере не уравнивало наши силы.

2

— Леди Николь, не буду скрывать, наше положение очень тревожное. Противник обладает значительным превосходством. Вам надлежит немедленно отправиться навстречу отрядам рыцарей вашего отца и поторопить их, но предупреждаю, без моего разрешения они в бой вступать не должны.

Дрон, — позвал я начальника своей внутренней охраны, — возьми ещё пару, тройку человек из числа горного народа и будешь лично сопровождать гонца. Дрон поморщился, — Милорд, я не могу оставить вас, я перед короной своей жизнью отвечаю за вашу безопасность. Я внимательно посмотрел ему в глаза, и тихо произнес: — Брат, так надо. От вас зависит в конечном счете наша победа. Дочь герцога Таврического, — леди Николь, должна беспрепятственно достичь передовых отрядов рыцарского войска своего отца, что спешат нам на помощь и поторопить их. Сам понимаешь, — эту тайну я могу доверить только тому, кому доверяю как себе самому. Иди готовься, и поторопись, брат.

Леди, не смею вас задерживать, вы выступаете сразу после ужина, как только стемнеет. Во всем в пути подчиняетесь начальнику моей внутренней охраны. — Ваше величество, а почему вы своего охранника называете своим братом? — Вот по дороге и расспросите его…


Утро было тревожным. Поступили первые сведения о начавшихся нападениях горцев на деревни и села. Действовали они в открытую и нагло. Налетали, кого успевали убивали, грабили и тут же убирались восвояси. Две их банды нарвались на рыцарские отряды и были вырублены полностью. Демонстративно из нашего лагеря в сторону предгорий выдвинулся внушительный отряд конницы, более сотни рыцарей и воинов. В то же время в лагере Скальда началось какое то оживление, а вскоре поступили донесения от наших лазутчиков, что несколько баронских дружин снялись с места и направились в нашу сторону.


Это вызвало тревогу у Стива:- Неужели им стало известно, что мы ждем подмогу значительно раньше, чем они могут себе представить? — Не думаю, просто они планируют прощупать нашу оборону, а заодно продемонстрировать свою силу. Ведь мы до сих пор готовимся только к встрече с бандами горцев, по этому появление рыцарских отрядов мятежных баронов должно будет по идее нас не просто напугать, а возможно даже сдаться и сложить оружие. Для нас же главное потянуть время и заставить их нас атаковать, причем атаковать всеми имеющимися у них войсками. Только тогда применение мощи большой королевской печати сыграет свою решающую роль и позволит нам одним ударом уничтожить всех наших врагов.

И, кстати, Стив, что нам известно о магах Скальда? Илис предупреждала, что они обладают способностями и умением нейтрализовать огненные шары. — Все маги находятся в непосредственной близости от королевского шатра и усиленно охраняются. — Слушай, старина, может вспомним славные денечки и нанесем визит к лагерю Скальда, а заодно своими глазами глянем как и что там?


Стив был неумолим:- И думать об этом не смей. Вы ваше высочество теперь не просто Старк благородный, а король Гонда, да и Каунга тоже. И не гоже вам думать и рассуждать как простому воину или даже полководцу. Вы король, и к этому надо привыкнуть. К тому же вы слишком заметная фигура, а я не знаю, да и вы тоже, как сработает ваша защита, если будет произведен залп из нескольких десятков арбалетов, так что нет и ещё раз нет. — Но хоть по лагерю мне можно передвигаться свободно? — По лагерю, — можно, но только в сопровождении охраны.


Вечер не внес никаких изменений. Баронские дружины численностью около тысячи всадников неспешным маршем выдвигались в направлении нашего лагеря. На ночевку они встали у Синего отрога, вели себя беспечно, даже не выставили охранение. Так и хотелось совершить ночную вылазку и преподать урок этим воякам, но нельзя, ведь мы такие беспечные, что ни о чем не догадываемся и готовимся к схваткам только с шайками горцев, а не с тяжеловооруженной конницей.

Под утро банды горцев пытались внезапным штурмом захватить нас врасплох и даже попытались ворваться в лагерь. Их неподготовленный штурм был легко отбит дежурными силами. Те несколько человек, что все таки преодолели частокол были частично порублены, а частично пленены.


Утром состоялся допрос пленных, но отвечать на вопросы они гордо отказались, демонстрирую полное пренебрежение к своему здоровью и своим жизням. Мне стало интересно на них взглянуть и в сопровождении своей охраны я направился на площадку, где держали связанных бандитов. Меня сопровождал дежурный десяток из мои горцев и детей богини. Наше появление не осталось незамеченным. особенно пленных взволновало появление в моем окружении воинов из горного народа.


Тузлук, старший из горного народа, подошел к пленным, плюнул им под ноги, и что то начал им говорить на странном гортанном языке, которого я не только не знал, но даже и не слышал. Стоящий рядом со мной его брат Тракс стал переводить:- Вы, дети паршивой овцы посмели, напасть на верховного вождя горного народа, что в одиночку уничтожил всех арков, покорил и заставил служить себе рукокрылых. Гнев предков падет на ваши головы и головы ваших вождей. Вы недостойны жить на этой земле, что мы когда то подарили вам, поэтому вы все будете уничтожены, что бы в памяти горного народа навсегда исчезла даже память о предателях…


— На каком языке он говорит? — Это язык наших предков, тех первых, что спустились с небес и выбрали наши горы для жизни себе и своим потомкам. Эти же горы, которые вы называете Маэстро, были выделены или подарены нашими предками одному из народов, самому малочисленному из всех, что спустились с небес. Они дали клятву на крови ни когда, ни при каких обстоятельствах не выступать против горного народа и всегда и во всем слушаться наших старейшин и верховного вождя. Эту клятву они нарушили и заслужили смерть.


Я с интересом смотрел на то, как побледнели пленные горцы, как их гордый и пренебрежительный вид сменился сначала растерянностью, а потом и страхом. Тузлук подошел ко мне: — Верховный, их надо отпустить, они уже прокляты. Что это означало, я не знал, но распорядился, что бы пленных вывели за пределы нашего лагеря и отпустили.

Вскоре наши наблюдатели доложили, что конные отряды Скальда после полудня будут под стенами лагеря. Что ж мы готовы к встрече. Как говорил Стив, — каждый наш воин знал свое место и свой маневр, а рыцарский отряд находившийся в резерве был готов заткнуть дыру в нашей обороне, если она возникнет.


— А не правильнее было бы казнить пленных, ведь они видели наш лагерь изнутри? — нейтральным голосом поинтересовался мой учитель. — А я и хочу, что бы они рассказали своим вождям и предводителям баронских дружин о нашей малочисленности и слабости. Надо попытаться заставить их совершить неподготовленный первый штурм наших укреплений и нанести им как можно больше потерь. Ведь до тех пор, пока не подойдут основные силы Скальда и он сам со своими магами, я силу печати применять не буду. Черный согласно кивнул головой и оправился в очередной раз обходить частокол, проверять готовность сторожевых башенок и вышек к бою.


Как и ожидалось пополудни появились передовые отряды Скальда. Они даже не стали разбивать временный лагерь, а сразу же стали группироваться напротив наших ворот и мостка через ров, что вел в лагерь. Я наблюдал за всеми перемещениями с одной из сторожевых вышек. Оказалось, что и лазутчики Скальда не дремали. У многих горцев, что сопровождали конные отряды, в руках были вязанки с хворостом. Вне всякого сомнения они предназначались для того, что бы забрасывать наш ров. Радовало только то, что вязанок было не очень много, по этому ожидать штурма с нескольких направлений не приходилось.

Вскоре от центрального и самого многочисленного отряда отделилось несколько всадников и под звуки рога стали приближаться к нам. — Стив, к нам гости, встретишь? Главное выглядеть взволнованным и слегка растерянным, пусть видят, что мы не ожидали увидеть столь многочисленное войско. Справишься? — Да уж постараюсь.


Солнце уже клонилось к закату, когда все их отряды заняли свои позиции и стали ждать окончания переговоров. Вернулся улыбающийся Стив. — Ух и нагнали они на меня страху, у меня даже руки тряслись, когда я слушал их бахвальство о том, сколько у них рыцарей, сколько всадников, а также диких горцев, которые даже безоружными готовы рвать нам глотки. Все таки мы их здорово пощипали. Потом он уже серьезно продолжил. — Вместе с горцами их около пяти тысяч. Планируют смять нас одним ударом. — Ну что ж встретим дорогих гостей, главное сразу же выбить как можно больше рыцарей, ими пусть занимаются арбалетчики, а лучники пусть не тратят стрел и выбивают только горцев. — Да все всё знают, милорд, и не по одному разу каждому повторялось… — А что, барон, они и сдаться не предлагали? — Предлагали, как же без этого, даже обещали жизнь сохранить… в качестве рабов горцев, или за очень большой выкуп, но о вас ваше величество, речи даже не было, так что ваша участь предрешена… Я заулыбался.


Раздались звуки трубные нескольких рогов и темная масса конницы неторопливо направилась в сторону нашего лагеря. Не доезжая до рва больше чем на полет стрелы, с каждого крупа лошадей соскакивали горцы с вязанками и бегом неслись к рву, закидывая его хворостом, после чего ни капли не заботясь о своих союзниках, рыцари возвращались на свое место. Защелкали наши луки. Редкая стрела не находила свою цель. Вскоре почти вся дорога до моста и перед ним была усеяна убитыми и ранеными. Так продолжалось довольно долго.

— Они планируют атаку не только в конном строю, но и пешие рыцари попытаются прорубить дыры в нашем частоколе, — Стив показал мне рукой в то место, где несколько конных рыцарей богатырского роста были вооружены большими топорами. — Этих выбить в первую очередь, — распорядился я. Барон передал мой приказ одному из детей богини и тот вприпрыжку понесся к сэру Григу.


Наконец все приготовленные вязанки были сброшены, и вновь раздались звуки рога. Вскоре земля содрогнулась от топота тысячи копыт и диких воплей горцев, что пешими поддерживали атаку конницы. Поднялся такой столб пыли, что в начале ничего не было видно, но потом ветер поменял свое направление и атакующие предстали перед нами во всей своей красе. Впереди на могучих разномастных конях скакали предводители отрядов и самые сильные рыцари. Их целью были ворота, которые они планировали выбить одним ударом. За первыми несколькими рядами всадников я даже заметил что то похожее на таран, сделанный из не ошкуренного ствола дерева. Часть нашего рыцарского отряда выдвинулась к воротам и застыла там, готовая встретить прорвавшихся всадников.


Только противник не учел одного, а именно того, что мы знали о нем почти все и соответственно приготовились достойно его встретить. Сразу же за мостом были вырыты несколько ловчих ям, которые были прикрыты шкурами и присыпаны землей. В дно вбиты острые колья. И хоть они были не очень глубокими, именно это позволяло затормозить конную атаку сходу. Первые всадники — элита войска Скальда попала в ловушку на полном ходу. Кони падали, ломали свои ноги, всадники перелетали через их головы, на них падали следующие за ними другие всадники и лошади. Образовался завал, а задние продолжали напирать. Задзенькали струны наших арбалетов. К крикам проклятий и стонам раненых добавились дикие вопли горцев, которые пытались перебраться через ров и преодолеть частокол. Единицы из них добирались до нашего укрытия. Почти все они выбивались нашими лучниками ещё на подступах к частоколу.


Конечно, если б наступление велось на широком фронте и с разных направлений, нам пришлось бы рассредоточить своих стрелков. Тогда было бы туго и у горцев был шанс попытаться прорубить дыры, а так у них ничего не получалось. В очередной раз они отхлынули от стен и в очередной раз, понукаемые своими вождями, бросились на приступ. Только уже той бесшабашной удали, что была в первые попытки штурма уже не было, да и часть полевых вождей была по всей видимости тоже уже уничтожена нашими стрелками. С рыцарями было одновременно и проще и сложнее. Проще в том плане, что из за образовавшихся завалов их продвижение вообще остановилось и наши арбалетчики имели возможность тщательно целиться и бить на выбор. А сложнее, — все таки арбалетчиков было не так много, да и скорость стрельбы была не очень высокой. Сейчас главное была не скорострельность, а поражение наибольшего числа рыцарей.


Наконец, кто то из уцелевших предводителей дал сигнал к отступлению, хотя и без этого сигнала многие в задних рядах давно уже остановились и "гарцевали" на месте. По команде Грига арбалетчики увеличили темп стрельбы, пока ещё часть рыцарей была в пределах досягаемости их болтов. Отступили и горцы, бросая своих раненых и убитых, стремясь как можно скорее выйти из зоны поражения лучниками.

До вечера было ещё далеко и я разрешил части наших стрелков, под прикрытием выйти из лагеря и собрать стрелы и болты. Так же я приказал добить всех лошадей и всех раненых, вне зависимости от их положения, будь то горец, рыцарь или барон. Я не собирался щадить ни кого. Наше противостояние со Скальдом — была войной на полное истребление противника. Даже ночью, при свете факелов, эта грязная работа продолжалась…


И рыцари и горцы затихли, даже, по докладам наших разведчиков, они отъехали подальше от нашего лагеря и выставили охранение. Сэр Тод предложил совершить вылазку, целью которой был лагерь горцев, который расположился чуть в стороне от конных отрядов Скальда. Проскакать туда и обратно, стоптать и порубить сколько удастся, а главное ещё больше посеять чувство тревоги и неуверенности среди союзников, и вернуться назад. Я разрешил, в тайне готовясь и самому принять участие в вылазке, но увы. В отсутствие Дрона Стив не спускал с меня глаз и все мои попытки улизнуть в рейд натыкались на его строгий запрет. Пришлось подчиниться и томительно ждать результатов. Вскоре в том районе, где расположились горцы послышался шум, крики и брань, которую было хорошо слышно в ночной тишине.


Через некоторое время все затихло, но мой отряд почему то не возвращался. Я начал волноваться, заволновался и Черный барон. Тут уже было не до личной безопасности. Срочно по тревоге были подняты оставшиеся рыцари и пока они готовились к выступлению, мы обеспокоенно вслушивались в наступившую тишину. Вскоре вновь послышался шум и лязг мечей, в лагере горцев вспыхнуло несколько пожаров. Заметались и факелы на месте стоянки рыцарей Скальда. А ещё через некоторое время, когда мы уже были готовы выступить на помощь своему отряду, вернулись довольные воин. Сэр Тод радостно доложил, что среди его людей потерь нет, а задержка объяснялась тем, что дав успокоиться горцам, они повторили налет, в результате которого войско горцев сократилось чуть ли не на тысячу человек. Конечно в такую большую цифру я не поверил, но даже если пару сотен нашли покой, то и то хорошо.


Только к утру закончился разбор завалов перед нашими воротами, а хворост во рву был приготовлен к сожжению, т. е. полит некоторым количеством масла и заготовлены факелы. Утро встретило нас тишиной и покоем. Мирно чирикали птицы, как будто на кануне не было кровопролитной схватки. Ни горцев, ни рыцарей Скальда не было видно. По видимому ещё рано утром они отошли ещё дальше, опасаясь очередного нашего налета. Несколько разъездов, отправленных на разведку, доложили, что противник зализывает раны. В лагере горцев идет, по всей видимости, перебранка между уцелевшими вождями кланов. В рыцарском войске осталось не более шестисот всадников, среди них хватает раненых. Был перехвачен один из гонцов, в его сумке был обнаружен любопытный документ, который мы со Стивом очень внимательно изучили.


Некто сэр Вик докладывал его королевскому величеству, что самозванец заперт в своем лагере и не может его покинуть. Лагерь почти не укреплен, так, небольшой и не очень высокий частокол, правда наличие рва препятствует использованию конницы. В ходе первого штурма лже король получил ранение и только чудо в виде наступившей ночи спасло его войско от полного разгрома. Граф Смитсон и барон Вольтек храбро погибли, пытаясь выбить ворота в лагерь самозванца. Их гибель ещё больше укрепила боевой дух войск и они готовы к новым свершениям во славу короля Скальда.

А дальше началось самое интересное. — Войско узурпатора в бою потеряло почти полторы тысячи человек, в основном это горцы — предатели, которые, оказывается переметнулись на мою сторону (и когда только успели?). Ночью отряды самозванца пытались произвести вылазку, но были разбиты и отброшены в свой лагерь. Для полной и окончательной победы необходимо, что бы его королевское величество как можно скорее прибыло под стены лагеря с основными силами и довершило разгром противника…


Это означало только одно, скоро Скальд будет под стенами нашего лагеря со всем своим войском. Сведений от Дрона пока не поступало и было неизвестно, где находятся передовые отряды герцога Таврического, достигли ли они установленного места сбора в урочище трех сосен, или ещё продолжают свое движение. Стив считал, что у нас есть ещё пара дней до того, как Скальд сосредоточит все свои силы и будет готов штурмовать наш лагерь. Я же считал, что у нас в запасе только сутки.

Почти все наши воины щеголяли в трофейных доспехах, даже многие лучники сменили свою кожу на стальные нагрудники и кольчужные рубашки. В обороне это было как нельзя кстати. На фоне радости от первой крупной победы сообщение о том, что отряд сэра Митро перешел почти что в полном составе на сторону Скальда, вызвало только чувство досады. Однако Стив напомнил, что сэр Митро неоднократно присутствовал на наших советах и в курсе всех наших планов, а также знает примерную численность наших войск, да и отряд его состоял не из новичков, а из опытных воинов.


— Не понимаю, — обратился я к барону, — почему он предал меня? Стив внимательно посмотрел на меня:- А он и не предавал. Клятву верности или оммажа он не приносил, по этому счел возможным примкнуть к более сильной стороне. Рыба ищет где глубже, а человек где лучше, — глубокомысленно заметил он, — к тому же, когда боги раздавали мозги, сэр Митро и его люди были видимо в походе…

3

К счастью, наши самые худшие опасения не оправдались, войско Скальда прибыло к нашему лагерю только на пятый день. Все эти дни мы лихорадочно укрепляли лагерь: углубили ров, построили ещё несколько вышек для лучников, создали вторые ворота, расположив из позади главных. Наша походная кузница работала без перерыва, изготавливая как можно больше болтов для арбалетов. Все трупы были собраны и перевезены подальше от лагеря, что бы избавиться от вони, воронья и прочей живности, что так и шныряла возле этих куч. Хоронить их я запретил, резонно полагая, что вид мертвецов не прибавит боевитости отрядам Скальда.


Хмурые свинцовые тучи медленно опускались и накрывали своим одеянием горы Маэстро. Местные шепотом говорили, что боги чем то недовольны, и ждали сильных проливных дождей, от которых небольшие горные ручейки вмиг превращаются в бешеные потоки бурной воды, способные как легкую щепку тащить огромные валуны. А ещё, переглядываясь, вспоминали, как в стародавние времена боги покарали через чур гордых навхов, что выстроили свой город у подножья "божьего трона". Тогда тоже были такие же свинцовые тучи, а потом дождь лил не переставая три дня, а на четвертый "божий трон" со страшным грохотом обрушился на город навхов и похоронил его вместе со всеми жителями, скарбом и живностью под своими обломками. Тогда целая гора сползла со своего места. Сейчас там большая яма из которой некоторые смельчаки берут глину для посуды. И среди этой глины нет, нет да и попадаются вещи из погибшего города.


В воздухе пахло сыростью, сладковатым запахом разложившихся трупов, кислой кожей и всем тем, чем пахнут большие скопища людей. В моем шатре было сыро, не спасала даже жаровня, которую заботливый Стив постоянно "кормил" древесным углем. Пока мы не испытывали нужды ни в провианте, ни в воде. Войско Скальда раскинулось широким полукругом вокруг нашего лагеря. Мне было не очень понятно, почему он не пытается нас полностью окружить. Стив усмехнулся и пояснил, что в этом нет необходимости. — Если мы попытаемся покинуть лагерь, то до ближайшего леса нам надо довольно долго скакать, что бы в нем скрыться, а так как основу нашего войска составляют пешие стрелки, то мы их не бросим на произвол судьбы. А легко конные отряды Скальда и так ведут постоянное наблюдение за лагерем и способны нас перехватить.


— Так долго продолжаться не может, — развивал свою мысль Черный барон, — Скальд должен что то предпринять, и в самое ближайшее время. Мне не очень понятно, почему он, имея такое превосходство не атакует нас? — Видимо он готовит какую то каверзу, или ждет подхода ещё дополнительных сил. Как думаешь, в столице уже стало известно, что мы попали в "ловушку" и находимся почти в полном окружении? Стив задумался: — Если использовать заводных коней или голубиную почту, то да. Думаешь Скальд надеется, что в столице взбунтуются? — А смысл ему на это надеяться? Что это изменит? Я что, брошу войско и помчусь во дворец? Зачем, для чего? Ему важнее задержать меня здесь, и используя свое превосходство одержать полную и окончательную победу, а уж потом триумфально въехать в столицу.


Наши рассуждения прервал сэр Мит, один из сыновей богини, который бесцеремонно, на правах моего стража заглянул в шатер. Убедившись, что посторонних никого нет, он немного растягивая слова произнес: — Сэр Старк, там барон Унгер появился. Возник из ниоткуда прямо во внутреннем кольце охраны. Хорошо ещё, что его узнали сразу, да он и не прятал своего лица, а то б схлопотал арбалетную стрелу… Просится к вам на прием, говорит, что имеет важные сведения.

— Зови его, — распорядился вместо меня Стив, — но сам далеко не отходи, мало ли что… Вскоре в шатер вошел сэр Унгер, который молча преклонил колено и протянул мне свиток, запечатанный королевской печатью Каунга. Письмо было от Вельды. В нем она сообщала, что у них все в порядке, дети здоровы и чувствуют себя хорошо, что в королевстве всё спокойно и тихо, Чарльз и Альпак гостят на берегу потерянных душ, где Альпак подбирает друзей и личную охрану для молодого короля… Унгера я отпустила к тебе…


— Барон, — обратился я к Унгеру, — как вы здесь оказались? Насколько мне известно вы возглавляете один из отрядов королевской гвардии и должны охранять королевский дворец? — Ваше величество, в Каунге ничего не происходит, там болото, а тут у вас жизнь кипит. К тому же мой отряд раньше отвечал за безопасность племянницы короля, а как только ваша жена стала королевой и соуправительницей, то у неё появилась другая охрана, которая правда тоже состоит большей частью из моего отряда, но у неё другой начальник, — сэр Альпак. К тому же я к вам не с пустыми руками…

— Рукокрылые? — перебил я его. На лице сэра Унгера отразилась досада, которая тут же сменилась улыбкой:- От вас ничего не укроется, милорд. В моем распоряжении почти три десятка крылатых разведчиков. Они то и доставили меня к вам.


— А вот об этом поподробнее, — вмешался сэр Стив. — А что тут рассказывать? — удивился барон. — Если они в своих набегах воруют овец и коз, то значит могут переносить некоторые тяжести. А два рукокрылых способны без особого напряжения поднять меня в легких доспехах. Так мы сюда и долетели. Я в специальной корзине, а они по дороге менялись. Весь путь от Каунга до вашего лагеря занял четыре дня. Я в удивлении покачал головой. Так быстро, без использования магии, ещё никто не путешествовал между двумя королевствами. — Правда во время перелета им нужно усиленное питание. Худые как щепка, а едят по многу, особенно мясо. А уж как мед любят…


Мне ещё повезло, что в войске, что прибыло к вам на помощь был сэр Дрон. Он сразу же узнал меня, когда меня доставили в шатер молодой леди. — Что они просили передать? — сразу же насторожился я.

— Ждут ваших приказов. К моменту моего убытия к вам, отряд уже насчитывал более тысячи только рыцарей, и примерно столько же тяжеловооруженных всадников. И к ним постоянно прибывает пополнение в виде небольших рыцарских отрядов, что идут со всех сторон. Для связи можно использовать моих рукокрылых, они уже принесли клятву верности, правда королевству Каунг и лично её высочеству королеве Вельде. Знают они так же и о том, что вы её муж и король Гонда…


— Сколько им добираться до нашего лагеря? — перебил его Стив. Барон пожал плечами, — Если выедут утром, то ещё до полудня будут здесь, и это не торопясь, что бы не загонять лошадей. Кстати, несколько отрядов Скальда уже перехвачены. К счастью никто не ушел, так что тайна пока остается тайной. Основные силы вашего дяди по матери, — герцога Таврического вышли из столицы. Там, по моему, что то более 15 тысяч рыцарей и воинов, конных и пеших. Пеших везут на телегах, так что скорость передвижения у них достаточно быстрая.


— Ну, что ж, завтра надо ждать штурма. Уверен, что Скальд уже получил сведения об отряде поддержки. Стив, отдай все необходимые указания. Вам, барон, необходимо вернуться к леди Николь и передать мое распоряжение, — с утра, не мешкая выдвинуться в лес, что стоит у нас за спиной и находиться там до тех пор, пока на сигнальной башне, что стоит в центре нашего лагеря не загорится огонь. После чего всеми имеющимися силами ударить с левой стороны от нашего лагеря и отрезать Скальду возможность сбежать и укрыться в своем ущелье. Своих крылатых разведчиков задействуйте по полной с утра. Я должен знать о всех перемещениях войск Скальда…

Стемнело, и в шатре зажгли светильники. Внезапно прямо над головой ярко сверкнула молния, которую было видно даже через стенки шатра и раздался оглушительный грохот. А потом полил дождь как из ведра. Так как наш лагерь стоял на холме, то я не беспокоился, что нас зальет, а вот тем, кто сейчас находился в поле, я не завидовал.


Рассвет встретил меня на сторожевой башне. И хотя дождь прекратился ещё ночью, а земля успела впитать в себя почти всю влагу, поле перед лагерем представляло собой скопище мелких луж, что сверкали как маленькие бриллианты в лучах восходящего солнца. Тучи куда то исчезли, хотя ветра всю ночь не было. Наши воины заняли свои места по всему периметру. В резерве была только моя охрана и два десятка стрелков… Мы не знали, с какой стороны Скальд нанесет удар, и по этому вынуждены были рассредоточить свои войска равномерно. Ров вокруг лагеря наполнился водой, что с одной стороны радовало, так как замедляло действия атакующих, а с другой стороны тревожило. Ведь теперь его не надо было засыпать вязанками, а достаточно было сколотить несколько настилов из досок или бревен, и можно было по ним перебраться к нашим стенам. Вот только были ли доски и бревна в распоряжении нашего противника, — мы не знали.


Штурм начался только тогда, когда солнце поднялось достаточно высоко и земля немного подсохла. И начался он весьма странно. Группа рыцарей, не подъезжая близко, что бы не попасть под действие наших луков и арбалетов остановилась, спешилась и стала строить нечто похожее на изгородь, или забор. В ход шло все, от телег и оглоблей, до веток кустов, мешков с землей и вязанок хвороста. Стив, что стоял рядом со мной, усмехнулся, — Готовят укрытие для Скальда, или магов. А может быть они будут там все вместе.

— А что могут предпринять маги в этих условиях? — поинтересовался я. — Ну, могут поднять ветер в нашу сторону, что бы замедлить полет наших стрел, или отбрасывать их в сторону, могут напустить туман, что бы скрыть передвижение своих отрядов, могут попытаться совместными усилиями разрушить часть стены, или обрушить стенки рва. Хорошо, что хоть дождь прошел и не будет пыли и песка в глаза нашим стрелкам. А что сможешь противопоставить им ты, Старк?


— Пока только огненные шары, которым они научились противодействовать. Пусть видят, что я ничего не умею и у меня ничего не получается, а вот когда они пойдут всеми силами на штурм, тогда увидишь, на что способна большая королевская печать. И распорядись, что бы стрелки не тратили стрелы на предельных расстояниях, — только когда атакующие достигнут рва можно будет стрелять. И необходимо усилить наблюдение со всех сторон. Вдруг это отвлекающий маневр и штурм начнется с другой стороны.

Вскоре нам доложили, что подобные защитные укрепления строятся ещё по крайней мере с двух сторон. Высоко в небе кружили рукокрылые, изредка они менялись и тогда к нам в лагерь сверху, в очерченный круг, падали мешочки с землей, в которых находились записки. Мы уже знали, что основные силы противника группируются с правой стороны нашего лагеря. Туда то мы постепенно и незаметно стали стягивать свои отряды. Стив распорядился, что бы все головные уборы, — шапки, колпаки и даже шлемы, были нацеплены на палки и закреплены вдоль защитной стены, будто наши воины находятся на своих местах и не думают покидать их.


Вскоре я получил сообщение, что рыцари Таврического уже находятся в лесу и только ждут нашего сигнала. А штурм пока так и не начинался. Наконец одновременно с разных сторон раздался звук рога и нестройными толпами горцы вперемешку с рыцарями стали не торопясь приближаться с разных сторон ко рву. Стив был прав, поднялся порывистый ветер, который то дул нам в лицо, то завихряясь, дул в сторону. Однако наши воины не торопились стрелять, и только тогда, когда основная масса атакующих подошла ко рву, стрелки открыли огонь. Творилось что то не понятное. Горцы и рыцари подошли и стали топтаться на месте, не пытаясь преодолеть ров, и хотя ветер усилился и его порывы стали сильнее, это не мешало нам стрелять наверняка и на выбор.


И вот наконец в воздухе послышался странный гул, больше похожий на рокот сотни барабанов. И в месте предполагаемого основного удара, с шумом обрушились стенки рва, а несколько маленьких огненных шаров прожгли наш частокол, но к счастью не нарушили его целостность. От огня пострадало несколько человек, которых тут же отнесли к моему шатру, где была развернута лагерная лечебница.

Я поспешил по стене к этому месту, успев по пути тоже запустить несколько огненных шаров в столпившихся воинов и горцев. Так как мои шары были значительно больше и к тому же следуя моей воле взрывались в толпе, то и урон я нанес значительно больший. Мое приближение не осталось незамеченным. Тут же из за укрытия в мою сторону полетело несколько десятков огненных шариков. Не долетая нескольких шагов до стены, они натыкаясь на защиту перстня, взрывались со страшным шумом. Со стороны это наверное виделось так, будто они врезаются в стену и пытаются её пробить. Я тоже в ответ пустил несколько шаров, которые были благополучно погашены магами ещё до того, как они достигли их укрытия. Именно погашены, а не взорваны, как это происходило с их шариками.


Ну, что ж попробуем по другому. И я тоже перешел на огненный обстрел мелкими шариками, выпуская их в разные стороны сразу по несколько десятков. Видимо для магов это было неожиданностью, так как большая их часть достигла изгороди и взорвалась от соприкосновения с ней. В воздух полетели доски, комья земли и даже человеческие тела. Но маги Скальда быстро перестроились и вскоре мои шарики так же стали гаснуть, как и большие шары.

И вот, наконец из за укрытий громко подбадривая себя криками вырвалась большая масса воинов и рыцарей, что прикрываясь щитами стали забрасывать образовавшийся в результате обрушения проход, вязанками хвороста и чем то набитыми мешками и кулями. Задзенькали наши арбалеты и запели свою песню смерти луки. Я обратил внимание, на несколько обособленных групп, что двигались в основной массе.


В центре группы находился по всей видимости маг, так как он был одет в какую то хламиду серо-коричневого цвета, вокруг него располагались несколько тяжеловооруженных воинов или рыцарей в полных доспехах и с длинными и широкими щитами, которыми они прикрывали его от наших стрел. Все болты, что были пущены в их сторону, — не достигали цели, более того, чем ближе эти группы подходили к полу засыпанному рву, тем чаще наши стрелки промахивались и по другим атакующим. Я сосредоточился и в ближайшую ко мне группу направил сразу несколько десятков огненных стрел, замаскированных под шарики, придав им дополнительное ускорение. Со стороны это выглядело как обычное нападение, но я то знал, что оно в два, а то и в три раза сильнее, чем было до этого. Мои стрелы- шары буквально разметали всю группу, прожигая щиты и тела, взорвавшись почти одновременно в самом её центре. Маг получил свою порцию попаданий и бездыханным упал на землю, а я сосредоточился на следующей группе.


Таким образом мне удалось уничтожить ещё двух магов и их защитников, а оставшиеся два остановились и сосредоточились на своей обороне от моих шаров, тем самым дав возможность нашим лучникам и арбалетчиком спокойно поражать противника уже не прикрытого магической защитой. Нападавшие, не считаясь с потерями, продолжали заваливать ров. А за изгородью творилось что то непонятное. Там возникло какое то свечение, которое ширилось. И вскоре его языки жадно потянулись к поверженным мною магам, коснулись их и я с огромным удивлением увидел, как погибшие маги стали приходить в себя, дыры в их телах стали затягиваться, а непонятное мне свечение обволакивало их, поднимало над землей и осторожно перемещало в сторону защитной стены. Растерялся не только я, но и мои воины. Лишь последний маг, прежде чем достигнуть изгороди получил несколько стрел и болтов в свое тело и упал буквально в нескольких шагах от неё. Свечение исчезло так же внезапно, как и появилось и наступило относительное затишье. Попытка первого штурма было отбита. Вернее, как сказал Черный барон, прошла разведка боем, противник прощупал нас, а мы его.

4

Впрочем затишье длилось не долго. Используя свое количественное превосходство в магах и мою невозможность одновременно бывать в нескольких местах, противнику удалось незначительно разрушить наш частокол, и даже повредить две сторожевые башни.

Я носился как угорелый от одного участка к другому и еле сдерживался от того, что бы не шандарахнуть по этим долбанным магам со всей своей силы. И только осознание того, что Скальд ещё не двинул на штурм все свои войска и не использовал всех своих магов, удерживало меня.

Солнце уже давно перевалило за полдень. Наши воины прямо на стенах устроили небольшой перекус, а с неба продолжали поступать сведения: Скальд затеял перегруппировку сил, стягивая все свои войска к проделанному проходу. К нему подъехали две крытые повозки и с них что то стали выгружать. "Коричнево-серые" тоже все собрались у главной защитной стены. Немного вдалеке сосредоточилась вся конница.


Барон Унгер предположил, что вначале на наши позиции бросят всех горцев, под их прикрытием маги что то сделают, а потом на решающий штурм пойдут пешие рыцари и возможно конница, если пешим удастся взломать частокол. Стив согласился с мнением барона, а вот меня что то настораживало. И в первую очередь крытые повозки и то, что с них разгружали. Впрочем в неведении мы были недолго. Под усиленной магической защитой горцы и часть воинов продолжили забрасывать ров. Так что вскоре через него образовался довольно широкий перешеек, на котором могли разместиться в ряд сразу несколько всадников. И он продолжался расширяться, не смотря на огромные потери, что несли войска Скальда. Вскоре дошло до того, что они стали сбрасывать труппы своих товарищей в ров. Впрочем этим занимались только воины, а горцы по прежнему таскали вязанки хвороста. И где они их только брали?


Луки по прежнему щелкали с завидным постоянством, а вот арбалетчики затихли. Не их цель. Внезапно из за защитной стены появился настолько огромный огненный шар, который катился в нашу сторону шипя и разбрызгивая вокруг себя яркие брызги, что мне стало не по себе. Я попробовал поразить его своими огненными шарами, но у меня ничего не получилось. А шар все набирал и набирал скорость и я не был уверен, что мощи моего перстня хватит для того, что бы остановить его. Однако королевская печать справилась. Эта громадина взорвалась с оглушительным треском даже не добравшись до рва. От сильного порыва ветра наш частокол опасно наклонился, словно раздумывая упасть ему или не упасть. Несколько стрелков были буквально выброшены с помоста, а от защитной стены Скальда в нашу сторону покатился ещё одно огненное чудище.


На этот раз оно приблизилось значительно ближе ко рву и рвануло так, что у тех стрелков, что стояли ближе всего к нему из ушей потекла кровь, а многие воины оглохли. Наша загородительная стена не выдержала и рухнула на протяжении более десятка шагов. Раздался крик радости и к пролому тут же устремились толпы горцев вперемешку с воинами Скальда. Пользуясь тем, что маги как будто подзабыли о защите своих воинов, несколько моих огненных шаров проделали большие бреши в рядах наступающих. Но это их практически не остановило. Образовавшуюся дыру в нашей обороне занял резерв из рыцарей сэра Тода, которые выставив вперед свои копья, готовились принять первый удар атакующих.


Послышался нарастающий шум и топот копыт. Это конница Скальда не выдержала и бросилась в атаку, сминая своих же пехотинцев. В строй наших рыцарей понеслись магические огненные шары. Мне ничего не оставалось делать, как встать в общий строй, в надежде, что защита моего перстня прикроет не только меня, но и моих боевых товарищей.

Рядом, как бы невзначай оказался Стив и тройка детей богини, которые оттеснили меня во второй ряд, а сами заняли мое место. Так дело не пойдет. Мне нужен простор, чистое место передо мной… Ещё более интенсивно защелкали луки и наконец то запели арбалеты. Щелканье и дзиньканье слилось в непрерывный гул. Земля тряслась и как будто даже стонала, тяжелая конница набирала скорость, и, казалось нет такой силы, что способна её остановить. Я крикнул, что бы запалили огонь на сигнальной башне, уверенный, что мой приказ дойдет до назначения, а сам непрерывно смотрел на стальной вал, что неуклонно приближался к нам.


Пора, иначе нас сомнут. Я закрыл глаза и на мгновение представил себе толстую каменную стену, что перегораживала подход к пролому. Только моя стена была не каменной, а огненной. И из неё в сторону наступающих полетели огненные стрелы, которые на ходу распадались на более мелкие, а те ещё на более мелкие и так до тех пор, пока сплошная завеса маленьких искр не ринулась навстречу коннице, сжигая и уничтожая все на своем пути:- горцев, воинов, защитную стену, магов, что прятались за ней…

Грохот, крики, стоны, треск и конское ржание, от которых можно было оглохнуть. Словно молот кузнеца со всей силы ударил по пустой наковальне и отлетел от неё. Да только конница, что неслась на нас не могла так быстро отлететь от моей преграды и завернуть коней. Люди и кони пронзенные огнем падали на землю десятками, а те, которые по инерции достигали стены, просто напросто сгорали в ней без следа.


Когда я убедился, что натиск не просто ослаб, а прекратился, от стены отделился огненный вал, который расширяясь во все стороны покатился по полю в сторону гор Маэстро, сжигая на своем пути все, что ещё не сгорело, включая погибших, обоз, шатры и прочую рухлядь, что была в лагере Скальда. Интересно, уцелел ли он сам в этом пекле? И словно отвечая на мой вопрос от Унгера поступило сообщение, что небольшой отряд оторвался от преследования на левом фланге и загоняя коней скачет к ущелью. Судя по всему среди них и Скальд, а так же пара наиболее приближенных к нему магов. Всадникам Таврического их не догнать.

Читая через моё плечо донесение, Стив выругался:- Если эта сволочь уйдет, то где нибудь заляжет и все наши усилия пойдут насмарку. Очухается и опять начнет плести свои интриги. Его надо нагнать и убить. Даже пленным он нам не нужен. А так, — погиб в бою.


Я свистнул, и через некоторое время передо мной появился Чез. Лихо вскочив в седло, я, не обращая внимание на крики своей охраны, подзывающих лошадей и тоже почему то свистом, поскакал в ту сторону, где находилось ущелье, где до этого прятался Скальд. Словно прочитав мои мысли, рукокрылые направляли моё движение в нужную сторону. Чез скакал мощно, быстро, так что моя охрана безнадежно отстала. К тому же я "подкармливал" Чеза силой своего перстня. Вскоре я увидел впереди себя небольшой отряд, — всадников пять-семь, которых я быстро нагонял. К моему удивлению это была леди Николь, которая тоже бросилась в погоню. Мой Чез быстро стал их обгонять, словно они шли шагом, а мы бежали и только лошадь дочери герцога не отставала от нас. Такая бешенная скачка продолжалась довольно долго, пока я не заметил, что и молодая леди и её лошадь выбились из сил.


Бросить её одну в данных обстоятельствах я не мог. Была велика вероятность наткнуться на остатки разгромленных отрядов мятежников и я стал замедлять бег Чеза, вскоре перевел его на шаг, давая остыть. Леди Николь поступила так же.

Опять она была одета в облегченные рыцарские латы и чем то неуловимо походила на Вельду, когда я встретил её в том лесу. — Леди, и что вам не сидится дома? Куда вы понеслись сломя голову со столь малым отрядом? — Как куда? — удивилась она. — Скальд бежал, а пока он жив, или на свободе, покоя в королевстве не будет. А уже потом язвительно добавила, — Я то хоть со своими доверенными людьми, а вы ваше величество вообще один и к тому же без доспехов, с одним мечом и каким то игрушечным арбалетом…


Я не стал говорить ей, что доспехи из паутины архов всегда на мне, да и меч у меня особый, а арбалет прошел со мной такой путь, что о нем впору слагать легенды, как о каком нибудь сказочном оружии.

Мы медленно шли вперед по направлению указанному мне рукокрылым разведчиком. Вскоре, напугав молодую леди, на камни впереди нас легко опустилась большущая птица, которая медленно подбирая слова проговорила: — Скоро стемнеет. Отряд, который преследует мой господин состоит из 11 человек и одного нечеловека. Они тоже остановились на ночлег. Мы за ними следим. Завтра вы их догоните. Нечеловек колдует и запутывает следы, незаметно к нему ночью не подобраться. Днем его колдовство должно ослабевать. Я полетел, хочу есть.


— Это кто? — испугано спросила леди Николь. — Это мои крылатые разведчики — рукокрылые люди. Ими командует барон Унгер. — Я знаю его, мои люди чуть его не зарубили, приняв за лазутчика… А я с сожалением подумал, что не догадался попросить рукокрылого принести хотя бы утром нам немного еды и воды. На всякий случай проверив седельные сумки Чеза, я немного повеселел. Две фляги с водой и немного вяленого мяса я обнаружил, так что жить можно.

— А что у вас в седельных сумках, молодая леди? Вода, еда есть? Даже в сгустившихся сумерках я заметил, как Николь густо покраснела, но потом тряхнула головой и ответила:- А у меня и седельных сумок нет. Все хранится у моих людей… — Тогда значит едим то, что хранится у меня. Вы уж миледи извините, но это не изыски, а полевой набор провианта, рассчитанный на мужчин. Я достал мясо, порезал его на мелкие кусочки и передал ей флягу с водой. — С водой поэкономней, вторая фляга для наших коней, да и из этой им надо будет тоже что то оставить.

Из седельных сумок я достал торбу с зерном, разделил по братски её содержимое и стал кормить коней, потом напоил их остатками воды и только после этого подошел к накрытому камню, на котором лежало мясо. Чуть солоноватое, оно с трудом разжевывалось до состояния, когда его можно было проглотить. Тем не менее, мы все его съели и сделали по глотку воды. Что бы развеять тягостное молчание, я произнес:- Думаю, завтра наши разведчики подскажут нам, где ближайший источник и мы сможем вдоволь напоить коней и напиться сами, а теперь пора укладываться. Костер разводить не будем, что бы не привлекать к себе внимания. Как я понял, ни одеяла, ни попоны у вас тоже нет? Леди промолчала. — Тогда поступим следующим образом. Первую половину ночи караулю я, под утро я вас разбужу и вы меня смените. Так что берите одеяло, укутывайтесь, здесь ночи холодные, да и земля после дождя ещё не просохла и ложитесь спать.


Дважды повторять мне не пришлось. Что то ворча себе под нос, молодая леди умело соорудила что то вроде лежанки и быстро устроилась в ней. — Здесь хватит места для двоих, — услышал я её голос. — Не думаю, что ночью кто то в такой кромешной темноте будет двигаться и случайно наткнется на нас. А если что, то моя Роза приучена реагировать на чужих и разбудит нас. Я не стал говорить, что и мой Чез кое что может. А в словах девчонки есть резон, да и выспаться не помешает.

В общем я тоже устроился рядом на одеяле, подоткнув второй верхний конец себе под колени. Для этого нам пришлось плотно прижаться друг к другу. Не знаю как леди Николь в своих металлических доспехах, а мне в моих арховых было комфортно.


— Я не могу спать в железе, — через некоторое время произнесла она. Мне в нем не только неудобно, но и холодно. Помогите мне снять доспехи. Пришлось вставать и на правах оруженосца помогать разоблачиться молодой леди. Интересно, а кто помогает ей одеваться? Или она делает все сама, а сейчас просто притворяется? Как бы там не было, вскоре мы вновь устроились между камнями и она даже приобняла меня. Вскоре мы заснули.

Проснулся я первым. Осторожно сняв с своего бедра ногу, а с груди — руку леди Николь, я встал. Она сладко спала, причмокивая во сне губами. Поправив на ней одеяло, я принялся сноровисто седлать коней и готовить наш импровизированный завтрак. Видимо шум сбруи разбудил мою спутницу, и она сладко потянувшись рывком села на одеяло. — Уже утро? Я выспалась. Мне было хорошо и покойно с вами, ваше величество. Вы даже ни разу не всхрапнули, или вы всю ночь не спали, боясь разбудить меня? Не обращая внимания на её слова, я продолжал заниматься своими делами. Сходив по своим делам за ближайшие камни, она продолжила своё ерничанье: — У меня болят губы, вы наверное ночью меня целовали? И почему ворот моей рубашки расстегнут? Вы что лазали мне за пазуху? Вам там понравилось? Как говориться, — чем бы дитя не тешилось, лишь бы под горячую руку не попало.


— Миледи, вам пора одеться. Сразу же после завтрака мы продолжим преследование. Уверен, что по нашим следам идут мои люди. Рукокрылые покажут им дорогу. Тут только она обратила внимание, на металлический блеск моих доспехов, что выглядывали из под расстегнутого камзола. — Это что у вас? — с любопытством спросила она. И прежде чем я что то успел ответить, быстро подошла ко мне, бесцеремонно распахнула камзол и положила свои руки мне на грудь, ощупывая "паутину". — Это паутина архов? У вас все доспехи из них? И не дожидаясь ответа продолжила. — У отца в сокровищнице храниться маленькая кольчуга. Когда я была маленькая, я постоянно носила её, пока не выросла из неё. А вы расскажите мне, как они попали к вам? А меч у вас тоже особый? Да не стойте как истукан и помогите мне надеть доспехи. Вот будет здорово, когда я буду рассказывать своим подружкам, как его величество помогал мне облачаться, — и озорно стрельнув глазами в мою сторону, добавила, — и мы с ним спали под одним одеялом…


Завтракали мы уже на ходу, а с полным ртом особо не поговоришь, так что на время я был свободен от вопросов, расспросов и прочей ерунды, что могла нести леди Николь. Моя голова была занята более серьезными вещами. Их одиннадцать и один нечеловек, среди них пара — тройка магов, и наверняка среди них есть опытные воины их числа телохранителей Скальда. Николь не в счет, лишь бы не мешалась под руками. Если убить сразу Скальда, — остальные сдадутся, или придется убивать всех? Что это за нечеловек, к тому же колдун?…

Видя, что я не обращаю на неё никакого внимания, молодая леди наконец то замолчала и даже немного посерьезнела. Рукокрылые по прежнему указывали нам направление, а вскоре мы наткнулись и на следы беглецов. А вот и место их ночлега. Как только мы приблизились к нему, мой перстень полыхнул огнем и в разных местах стоянки вспыхнули маленькие костерки, которые быстро погасли.


— Это что было? — почему то шепотом спросила дочь герцога. — Смертельные подарки для любопытных от колдуна, или для тех, кто захочет внимательно рассмотреть место стоянки. Уехали они отсюда недавно, так что есть шанс ещё до полудня нагнать их. Сразу хочу вас предупредить леди, держитесь за моей спиной, вперед не лезьте, без моего разрешения даже свой меч не обнажайте. Вам все понятно? Следить за вами мне будет во время схватки некогда, а если попадете под магический удар, мой или магов Скальда, будете виноваты сами.

Мы пришпорили коней и скачка продолжилась. За очередным скалистым поворотом нас поджидал очередной рукокрылый. Заметив нас, он растягивая слова произнес:- Колдун нечеловек нас заметил и прикрыл беглецов завесой невидимости. В пол лиге от сюда вас ждет засада из трех воинов и одного в коричневом одеянии. Они направляются к проходу в горах, где их ждет отряд из пяти человек в бараньих шкурах и на низкорослых горных лошадях. Видимо горцы проводники. Если поторопитесь и обойдете засаду по тропе, что я укажу, то перекроете путь беглецам. — Веди, — распорядился я, и усадив рукокрылого на круп своего Чеза, направил его по тропе, указанной разведчиком.


— Мне неудобно на коне, я лучше полечу и буду подсказывать вам, если вы уклонитесь, или не туда поедете. Так мы и поступили. Только теперь нам приходилось пробираться шагом через каменные россыпи, а зачастую и спешиваться и вести своих коней за повод. Тропинка было трудно проходимой и через чур извилистой. Моему Чезу было не привыкать карабкаться по камням, а вот кобылка леди Николь изрядно устала, да и её подковы не были предназначены для таких дорог. В общем я не стал поджидать отставшую леди, и поспешил оторваться от неё, не слушая её возмущения и обвинения в эгоизме и бессердечии.

5

Едва мы с Чезом перевалили через небольшой хребет, как я увидел натоптанную дорогу. А чему тут удивляться, Старк давно в своем логове сидел и народу у него было прилично, вот и натоптали. Рукокрылый куда то исчез, а мы осторожно стали спускаться вниз. Не успел я перевести дух в тени одного из валунов, щедро рассыпанных вдоль дороги, как послышался тягучий голос: — Скоро отряд будет здесь. Нечеловек уже знает, что вы их перехватили, но главарю ничего не сказал. — А как выглядит этот нечеловек? — осторожно поинтересовался я. — До пояса как человек, а потом как большой червяк или змея. Голова лысая, глаза злые. В глаза ему лучше не смотреть, сразу же в сон клонит. Едет в корзине, конём правит сам.


В голове у меня что то щелкнуло, — не о нем ли — человеке — змее мне когда то рассказывал в один из долгих вечеров Сэм на берегу Илис? Они вроде как псы Илис, служили богине земли, но потом чем то её рассердили, или предали и она их всех уничтожила. Получается, что не всех. Но Сэм не говорил, что они колдуны. От раздумий меня отвлек голос человека-птицы:- Готовься, они подъезжают. Я вздохнул, проверил свой арбалет, вытащил меч из ножен и встал посредине дороги, преграждая путь кому либо.


Вскоре послышались яростно спорящие голоса: — А я тебе говорю, король, что лучше вернуться и сделать крюк по горной тропе. Дорога стала опасной. — Не пори чепухи Гердус, с чего она стала опасной? Если все сложится удачно, то уже сегодня к заходу солнца мы будем на месте и преданные мне горцы отведут нас в безопасное место. А там золото, уговоры и обещания сделают свое дело. Там где оказался бессилен меч, помогут кинжал или яд.


Голоса затихли. А вскоре показались и сами всадники. Ехали они не торопясь. Впереди два воина или рыцаря в полных доспехах, потом всадник в хламиде, за ним оба спорщика, причем один из них был в чем то очень похожем на корону, а второй действительно сидел как будто бы в корзине. Замыкали небольшой отряд ещё один всадник в хламиде и два рыцаря-воина. Увидев меня, отряд остановился. Я увидел, как побледнел человек с короной на голове. Его изнеженное лицо перекосила гримаса ненависти и злобы. — Убейте его, — внезапно завизжал он, показывая на меня рукой. Оба рыцаря, словно по неслышной мне команде, одновременно выхватили мечи и пришпорили своих коней. Однако не доскакав до меня с десяток шагов оба вместе с конями превратились в горящие факелы, которые вскоре потухли, оставив на земле только несколько горстей пепла. Та же участь постигла и мага в коричневом балахоне. Он ещё продолжал что то бормотать себе под нос и делать какие то движения руками, однако сначала ноги, а потом и все его тело охватил огонь, в котором он и исчез вместе со своим конем.


А я продолжал молча стоять и пристально рассматривать убийцу своего отца. Так вот ты какой — дядя Скальд. Мое чрезмерное любопытство чуть было не стоило мне жизни. Либо колдун, либо второй маг каким то образом ослабили действие моего перстня и один из двух арбалетных болтов пущенных из за спины Скальда, несильно стукнул меня в грудь. Не долго думая я тоже выстрелил из своего арбалета, целясь в братоубийцу. Однако что то отклонило мой болт и он попал прямо в глаз магу. Тот схватился было за болт, но потом кулем рухнул под ноги своего коня, пару раз дернулся, а потом затих.


Скальду видимо хватило ума не отдавать повторный приказ об атаке меня оставшимся воинам. Вместо этого он повернулся к своему спутнику и громко, что бы я слышал, сказал:- Ну вот вы и встретились, Гердус. Вот, он перед тобой, выкормышь Илис. Ты похвалялся, что твоя магия сильнее и ты его раздавишь как муху… — Мы опоздали, Скальд. Я мог его раздавить как муху, пока он не овладел силой перстня всех богов. А теперь не только я, но и любой бог бессилен перед ним. — Ты что такое говоришь, червяк, ты же обещал, — голос Скальда вновь скатился на визг, — Убейте его, — теперь палец Скальда указывал на своего спутника. Дзенькнули струны арбалетов и два болта насквозь прошили странного человека в корзине. Однако он даже и бровью не повел, а просто взмахнул рукой и оба рыцаря кубарем слетели со своих лошадей и распластались без движений на земле.


— Скальд, я же предупреждал тебя, что со мной подобные шутки не проходят. Ты сам выбрал свою судьбу. Благородный, — обратился он ко мне, — он твой. Позволь мне беспрепятственно вернуться в свою пещеру, и хочу предупредить, что за свою никчемную жизнь я буду драться яростно и победа достанется тебе дорогой ценой. Если же отпустишь, то даю слово, что никогда не выступлю против тебя и твоих наследников.


Честно говоря, человек — змей меня интересовал только потому, что он был живой легендой из рассказов Сэма. Я сделал ему знак убираться на все четыре стороны. — Ты зря его отпустил, — раздался у меня за спиной голос Илис. — Гердус последний из нагов и его единственного почему то миновал гнев богини земли. Говорят они были близки… Что ты собираешься делать со Скальдом? — Не знаю, он так жалок… — Его нельзя оставлять в живых. Вопрос решается только так: или ты, или он. Вдвоем вам на этой земле не жить. Всё это время Скальд вытаращив глаза смотрел на меня или мне за спину. Наконец то до меня дошло:- Илис, он видит твое лицо? — Конечно. Я подстраховалась и теперь, даже если ты оставишь ему жизнь, он тебе не страшен. Да и кому он теперь нужен, — живой труп. Самое милосердное для него — легкая и быстрая смерть.


— Что ты с ним сделала? — Я? Ничего. Просто тот кто увидит меня, в некоторых случаях, влюбляется в меня так, что не может ни есть, ни пить. — И сейчас именно такой случай? — поинтересовался я. — Именно, — подтвердила она. Так что в скором времени он умрет от жажды или голода. Но ты можешь облегчить его страдания, если милостиво подаришь ему смерть. Я отрицательно покачал головой:- Извини, Илис, но я хочу побыть один. С облегчением я почувствовал, как у меня за спиной опустело.

Скальд, словно кукла сполз с седла и чуть ли не на четвереньках пополз в мою сторону, причитая и разбрызгивая слюну: — Любимая, куда ты исчезла, куда ты спряталась. Я жить не могу без тебя… Я сел на землю и прислонился спиной к теплому валуну, с омерзением наблюдая за тем, кто ещё недавно был королем Гонда и мнил себя великим человеком. Корона свалилась с его головы, но он не обратил на это ровным счетом ни какого внимания.


Миновав меня, он остановился и стал рыть землю в том месте, где по всей видимости стояла Илис. И действительно в этом месте земля была ещё сырой и прямо на глазах последние капли воды поспешно впитывались в землю.

— Спасибо, что отпустил Гердуса и не причинил ему вреда, — услышал я шелестящий голос у себя за спиной. — Не оборачивайся, не надо, я хоть и не такая красавица, как моя сестра, но не хочу, что бы твое сердце разрывалось от любви к нескольким женщинам. — Ты богиня земли? — почему то шепотом спросил я. — Да, я Терра.


Не знаю, что нашло на меня, но я вдруг ясно понял, что богиня земли до сих пор любит этого странного человека, а он по прежнему любит её и они оба страдают. Не раздумывая я вскочил на Чеза и во весь опор поскакал в ту сторону, куда направился человек — змей. Вскоре я нагнал его. Даже услышав стук копыт, он не обернулся, только ссутулился. Я вырвал повод из его рук и погнал его коня за собой. У того же самого валуна я быстро спешился, стащил корзину с Гердусом на землю и почти закричал: — Терра! Он здесь, он любит тебя! Забирай его в свое царство и будьте наконец счастливы! Я хочу, что бы вы были счастливы!

В чистом небе сверкнула молния и громыхнул гром. Гердус словно очнулся от забытья и нервно огляделся вокруг, протянул руки в мою сторону, словно распахивая их для объятий, а у меня за спиной раздался шелестящий голос:- Спасибо Старк, тебя не зря называют благородным…


Я сидел прислонившись спиной к теплому боку валуна и нехотя наблюдал за тем, как Скальд голыми руками копал землю, углубившись в неё уже почти на локоть. Вскоре послышалось сопение, шум падающих камешков и вскоре возле меня оказалась раскрасневшаяся леди Николь. В одной руке меч, в другой кинжал, её волосы выбились и растрепались из под шлемной шапочки… Увидев меня целым и невредимым, она разразилась такими ругательствами, которые я не всегда слышал даже и от старых седых воинов. Потом она внезапно расплакалась, бросила оружие, опустилась передо мной на колени: — Никогда, слышишь, никогда не бросай меня как ненужную вещь, я люблю тебя с того самого момента, как ты въехал в столицу, с первого взгляда и на всю жизнь…


Я растеряно гладил её по голове, а она уткнувшись в мою грудь громко и навзрыд плакала. Вот ведь как устроена жизнь. Всех счастливыми не сделаешь… Я люблю Вельду, Николь любит меня. Хотя какая тут любовь с первого взгляда? Выйдет девчонка замуж и все наладится. Сама будет потом с усмешкой вспоминать свою наивную влюбленность…

Вскоре она успокоилась и затихла у меня на груди. А Скальд все продолжал рыться в земле. — Что с ним? — после непродолжительного молчания спросила молодая леди. — Без памяти влюбился в Илис, увидев её лицо. — Так это правда, что если мужчина увидит лицо богини, то он навечно теряет свою душу и принадлежит с этого момента только богине? — Сама видишь, что стало с беднягой. — А как же ты? — А я лица Илис ни разу не видел, она всегда появляется только со спины. — Старк, я знаю, что ты любишь только свою Вельду, и согласно легенде, это любовь до гроба. Но прошу тебя, не прогоняй меня, оставь мне возможность хоть раз в день видеться с тобой…


Вот так мы и сидели почти до самого захода солнца, пока не услышали топот копыт большого отряда всадников. Я взял меч в руку и встал поперек дороги. Мало ли что. Рядом со мной встала леди Николь. Роняя белую пену и тяжело дыша из за поворота показались мои братья во главе с сэром Дроном.

— Ваше величество, видимо Черный барон вас мало порол в детстве. Немедленно дайте мне слово, что вы больше в одиночку не предпримете ни каких погонь, не ввяжетесь ни в какие авантюры

, вы в конце концов король, а не странствующий рыцарь…

— Да ладно тебе, Дрон, — примиряюще обратился я к своему начальнику охраны. Во первых большую часть пути я был с леди Николь, ты кстати с ней знаком? — попытался я перевести разговор на другую тему, но мне этого не удалось. — А во вторых, меня постоянно охраняли с воздуха наши рукокрылые разведчики. Они то наверное и привели вас сюда так быстро. Кстати, Скальд сошел с ума, свяжите его. Кто то протянул мне корону Гонда и я водрузил её на свою голову.


Пока мы говорили, мои ребята взяли под присмотр всю местность вокруг и сноровисто накрывали на импровизированный стол нехитрую еду, от одного взгляда на которую у меня в животе забурчало, а рот наполнился слюной.

После объединенного обеда и ужина было решено никуда на ночь глядя не ехать, а переночевать здесь же. Вскоре до нашего полевого лагеря добрались и люди герцога, которые тут же, окружили молодую леди всяческой заботой. Оказалось, что они немного сбились с пути и только благодаря нашим разведчикам смогли найти наш лагерь. Ночью две небольшие группки горцев пытались прошмыгнуть мимо наших часовых, но были обнаружены и уничтожены ещё на подступах к лагерю.


Утро встретило нас громким карканьем невесть откуда взявшихся ворон. Они тревожно перелетали с камня на камень, словно пытаясь что то нам или сказать, или о чем то предупредить. Их нервозность передалась и мне. Я чувствовал в воздухе какое то напряжение, очень нехорошее чувство. Не дожидаясь завтрака я приказал немедленно сниматься с места и галопом возвращаться в наш лагерь. По поведению наших лошадей было заметно, что и они что то почувствовали и это что то уж очень угрожающее. Коней не надо было подгонять. Только когда мы вырвались на равнину и горы остались у нас за спиной, кони немного успокоились. Мы перешли на шаг, давая коням небольшой передых. Даже мой Чез покрылся пеной.


Я обратил внимание на сначала небольшой гул, который исходил от Маэстро, потом этот гул усилился. Внезапно земля буквально встала на дыбы, её затрясло, а горы покрылись словно какой то дымкой или туманом. Все это продолжалось лишь какое то мгновение. Когда туман рассеялся, я удивленно присвистнул. Словно великанский молот опустился на отроги Маэстро, раскрошив их в мелкие кусочки. Там где раньше были небольшие хребты и ущелья, были теперь только нагромождения камней.

— Предки покарали предателей, как я и предупреждал их, — удовлетворенно проговорил Тузлук. Надеюсь их справедливы гнев стер с лица земли все деревни и поселения этого подлого народа.

— Это что было, Тузлук? — обратился я к горцу. — Он охотно ответил: — Когда предки хотят кого то примерно наказать, то они так трясут горы, что камни стирают с лица земли всех провинившихся, их скот, дома. Эти, — он пренебрежительно кивнул в сторону Маэстро, — нарушили старинный договор, что был писан кровью, а значит потеряли право на земли, что мы им когда то подарили, вот наши предки и наказали их за предательство.


В глубокой задумчивости в сопровождении своего эскорта я продолжил путь. Если это дело рук Терры, то почему она нас не предупредила, да и Илис промолчала о грозящей опасности? Если это предки горного народа, то получается, что боги не всевластны? Или крик птиц и поведение лошадей было предупреждением? Ведь в открытую боги не вмешиваются в судьбы людей…

Леди Николь в сопровождении своей охраны ехала невдалеке от меня. Странная девушка. То клялась в любви, а теперь и внимания на меня не обращает. Надо будет познакомить её с Вельдой. Такая же взбалмошная и бесшабашная, они могут стать хорошими подругами…


Вот и наш лагерь показался вдали. Я почему то думал, что Скальд успел ускакать дальше, интересно, как он там? По моему кивку подъехал сэр Дрон. — Как там Скальд? — Его везут связанным. Пить есть отказывается, грызет веревки и все время зовет какую то любимую, которая куда то ушла. — А насильно кормить и поить не пробовали? — Пробовали. Ничего не получается. Все исторгается из него наружу.

В лагере нас ждал обеспокоенный Стив. Грозно зыркнув по сторонам он воздержался от нелицеприятных слов в мой адрес, но в моем шатре меня наверняка ждет словесная выволочка. Однако лицо его разгладилось, когда он обратил внимание на мою корону и наконец то заметил в хвосте кавалькады связанного Скальда.


— Вы мудро поступили выше величество, что сохранили жизнь своему дяде. Его надо будет предать публичному суду. Я сейчас же распоряжусь, что бы новости о его пленении и разгроме его сторонников достигло как можно быстрее столицы королевства. — Барон, а ведь ещё недавно в отношении пленного вы рассуждали немного иначе. С судом вряд ли что получитс барон, — я тоже был сама официальность. — Скальд сошел с ума, его рассудок не выдержал тех чудовищных преступлений, что он совершал за годы своего незаконного правления. А как тут у нас дела?

— Победа полная и окончательная. Практически все бароны и знатные лорды что присоединились к узурпатору пали в бою. Из войска варваров уцелело не более сотни человек, которые успели разбежаться в разные стороны. Часть нашего войска я уже отправил назад, все равно добычи ни какой нет, все сгорело в огне. Даже металл расплавился. — Не беспокойтесь барон, ведь у нас освободилось достаточное количество замков и земель, что бы наградить отличившихся, а титул и земли, это все таки получше, чем золото. Вы согласны?

В шатре я выслушал все, что Стив думает о молодом и не очень умном короле Гонда, и даже больше… Нервное напряжение, что владело мной последние дни наконец то меня отпустило и я заснул сном "младенца", — как сообщил мне утром Стив, даже не успев снять с себя походную одежду.

6

Столица встретила нас ленивым любопытством. Ни каких праздничных настроений, или ликования по поводу и без него. Только рыцарство, что теперь повернулось ко мне лицом, после пленения и смерти Скальда, вяло восторгалось моим полководческим талантом и предусмотрительностью. Да в салонах знати и замках шептались о той силе, что я продемонстрировал уничтожив замок Шарле и практически полностью всех тех, кто поддерживал Скальда.

Королевским эдиктом все сторонники Скальда, и их наследники лишались титулов и земель, которые отходили короне. Несколько недовольных семей, что пытались протестовать и даже вознамерились оказать мне сопротивление, были уничтожены без всякой жалости силой королевской печати. Это благотворно повлияло на общую обстановку в королевстве. Недовольные затихли, или затаились до поры до времени, а я стал наводить свои порядки с помощью герцога и своей родни.


Лорд канцлером и хранителем большой королевской печати я назначил графа Стива Черного, заодно вернув ему его баронские владения и присовокупив к ним ещё немалую толику земель. Как Стив не отказывался от этого "счастья", отвертеться ему не удалось. А мной двигал простой расчет. У Стива наследников нет, вернее есть только я, а следовательно столь лакомый кусок и очень высокая должность при моем дворе в конечном счете вернется ко мне.


Однако не все так безоблачно было в моем королевстве. Используя силу печати я практически ежедневно бывал в королевском дворце Каунга. И то, что я там наблюдал, меня не просто расстроило, но и насторожило. Альпак и молодой король Чарльз пропадали на берегу потерянных душ и в столице практически не показывались. При этом всем королевским советникам и учителям Чарльза посещать поселок категорически запрещалось. Вельда полностью самоустранилась от королевских обязанностей. Её ни чего не интересовало кроме детей. Она постоянно пропадала в детской комнате, куда мне допуск был закрыт. Мои попытки напомнить ей о долге перед страной и подданными разбивались о её нежелание ничего понимать. У меня складывалось впечатление, что Вельду подменили, о я чем я в шутливой форме ей высказал. На мою шутку она ни как не отреагировала. Близость с ней не доставляла мне никакого удовольствия. Вельда появлялась в нашей спальне, "исполняла" свой супружеский долг и уходила в детскую. И вот наступил такой день, когда я решил расставить все точки над "И".


Во первых без объяснения причин я забрал печать Каунга у Вельды. Перстень она отдала безропотно. Видимо мои слова о его неимоверной магической силе, в свое время она пропустила мимо ушей, как впрочем и все то, что я ей до этого говорил о состоянии дел в королевстве. А тут ещё пришел официальный документ от молодого короля, в котором он отрекался от престола в мою пользу. С огромным трудом мне удалось убедить королевский совет не принимать отречения до исполнения наследнику престола 16 лет. Вельда то же передала в королевский совет свиток, в котором отрекалась от прав и обязанностей соуправительницы королевства в мою пользу. И тут я ничего поделать не мог. А потом состоялось бурное объяснение с королевой.


— Вельда, я не понимаю, что происходит? Ты пустила все дела в королевстве на самотек. Вы с Чарльзом практически превратили в жизнь план герцога Дефорта и графа Дука. И твои родители и родители Чарльза погибли зря? Такой реакции Вельды я не ожидал. Она буквально взорвалась:- Мои родители? Мои родители боги, а не эти, — и она с презрением произнесла, — Ришары. А во всем виноват ты. Да, да. Ты должен был поцеловать ту что спит до срока только один раз, потом произнести свое дурацкое желание и получил бы то, что хотел. Бестолковую деревенскую дуру, что воображала себя королевой, и в которой практически ничего божественного не осталось. Так нет, ты умудрился поцеловать меня дважды, и мне пришлось вселиться в тело этой дуры. Но к счастью моя божественная сущность осталась при мне. Мне пришлось выносить и родить этих… Если б не мои истинные родители, твои дети давно бы уже узнали воды Илис. Да, я не твоя Вельда и никогда ей не буду. Мне надоело притворяться. К тому же я богиня, а ты простой смертный. У нас с тобой нет ничего общего. Я приняла решение вернуться к своим родителям. И Гелиос и Селена с удовольствием согласились с моим решением. Больше мы с тобой не увидимся, и детей ты тоже не увидишь больше никогда…


Более сильного удара от судьбы я не ожидал. Одномоментно лишиться и жены и детей, — это через чур, даже для меня. Теперь становилось понятно, почему меня не допускали в детскую и кто там постоянно отирался. А как же невмешательство богов в жизнь людей? Правда свой уход на небо, Вельда и её семейка обставили торжественно и помпезно. Во время праздника дней солнца и луны (равноденствия), при стечении огромной многотысячной толпы Вельда с детьми встала на ступеньки появившейся перед ней лестницы, что вела на небо и плавно стала подниматься. Толпа ревела от восторга, а я до последнего момента надеялся, что она передумает, что это её каприз, блажь, ведь легенда говорила о любви до гроба между охотником и рыжеволосой девой. Она ушла…


В Гонде, где всем заправлял Стив, достаточно быстро узнали о произошедшем в Вергале. На меня смотрели, — некоторые с сочувствием, некоторые с нескрываемым злорадством, но большинство видело во мне завидного жениха. Во дворец понаехало огромное количество девиц, молодых дам в сопровождении родителей, тетушек… Шагу нельзя было ступить, что бы не наткнуться на кого нибудь. А мне никого не хотелось видеть, я был опустошен, разбит. Во мне продолжало расти глухое недовольство и даже гнев действиями "некоторых" богов, что отобрали у меня жену и детей и разбили мою семью. Когда мне стало уж невмоготу, я отправился в храм Илис, надеясь найти у неё успокоение и ответы на некоторые вопросы.


Все вернулось на круги своя, — как и в прошлые мои визиты в храме богини было сумеречно, прохладно и как то по домашнему уютно. Тишину нарушало лишь журчание ручья, что сбегал по ступенькам от ног богини в специальную чашу, а потом по желобу бежал дальше за пределы храма. Богиня была высечена из цельного куска обсиданта и поговаривали, что это нерукотворная скульптура.

Я селу её ног, откинулся спиной на чашу и тихонько позвал:- Илис, мне надо с тобой поговорить… Мне пришлось немного подождать, прежде чем я почувствовал присутствие ещё кого то, кроме меня в храме.


— Я ждала тебя Старк значительно раньше и боялась, что ты можешь наделать глупостей. — Почему так все произошло Илис? — перебил я её. Ведь с самого начала, после моего возвращения из храма исполнения желаний, это была моя Вельда, а не та, что спала до срока. А потом все так резко поменялось, и самое главное так неожиданно. Как это могло случиться? Её родители, что как то повлияли на неё?


— Все не так просто, Старк. Просто со временем в Вельде проснулась её божественная сущность, и пока твоя Вельда сопротивлялась, все было хорошо. Так должно было продолжаться и дальше, а через некоторое время, все бы стало на свои места, ах если б ты был постоянно рядом со своей женой… Но наступил такой момент, когда она, или во время родов, или после них ослабла, и та, что спала до срока победила и полностью подчинила не только тело, но и сознание твоей жены. И боюсь, что к этому приложили руку истинные родители Вельды. Как бы там не было, но они так и не мирились с тем, что их дочь, — богиня утренней зари, полюбила простого смертного и на протяжении многих веков жила среди людей, каждый раз воплощаясь в рыжеволосую деву, что влюблялась в своего охотника. Вот они и постарались разорвать этот, по их мнению, порочный круг, который сами же и создали.


— Илис, Сэм, — старик на берегу потерянных душ, рассказывал, что и у твоего источника находится храм исполнения всех желаний. Это правда? Это как то может помочь мне? — Я знаю Сэма. Многие легенды я сама рассказывала ему, он один из тех, кто потерял свою душу увидев меня. Он жив только потому, что живет в поселке.

— Постой, Илис, ты хочешь сказать, что если б я доставил Скальда на берег потерянных душ, то он остался бы жив? Через некоторое время, видимо после непродолжительного раздумья, богиня ответила:- Вероятно да. — Почему ты мне об этом сразу же не сказала? Знать обвиняет меня за глаза в бессердечии и упорно утверждает, что это именно я заморил своего дядю голодом. — Да какая разница, Старк. Скальд должен был умереть и чем скорее, тем лучше для тебя…


Илис что то недоговаривала, или скрывала. Я сидел у ног статуи и напряженно размышлял о том, что в очередной раз совершил именно то, чего от меня, пусть и исподволь, требовала богиня. — О чем задумался Старк, — прервала мое молчание богиня. — Илис, получается так, что всеми моими поступками или почти всеми, руководишь ты? Теперь наступила очередь замолчать богине. — Илис, ты мне неоднократно говорила, что вы, боги, по крайней мере в открытую не вмешиваетесь в судьбы людей. Вы составляли договор, давали слово или клятву, кто за этим надзирает? — Это сложный вопрос, Старк и я не вправе тебе отвечать на него. То, что касается богов, касается только их. — Хорошо, ответь мне, Гердус назвал мое кольцо перстнем всех богов, что это означает? Он так же сказал, что теперь даже бог мне не страшен, так как не сможет справиться со мной. — Гердус ошибался, или переоценил твои способности и силы. Твой перстень действует только против смертных. Неужели ты думаешь, что если б большая королевская печать обладала такой силой, мы бы, боги, оставили их в руках людей?


В голове у меня что то щелкнуло и я услышал незнакомый мне голос:- Илис лжет. Боги по определению не могут даже дотронуться до перстней. При правильном их использовании владелец кольца или колец сильнее всех богов вместе взятых. Опять что то щелкнуло и голос исчез. Илис за моей спиной зашевелилась, — Это что такое было Старк? Время словно остановилось и даже мне стало страшно, — я вдруг почувствовала себя беспомощной. Очень неприятное чувство…


Уже сидя в своем рабочем кабинете, я внимательно вспоминал свой разговор с богиней и пришел к неутешительному выводу — Илис так и не ответила мне ни на один вопрос, который волновал меня. Отвечала она только на те, ответы на которые я и так или знал, или догадывался о них. Было над чем поразмышлять. И что это за странный голос в моей голове, и чего так испугалась Илис?

В который раз я внимательно перечитывал текст, в котором рассказывалось, как пользоваться силой печати и только сейчас обратил внимание на то, что сразу же бросалось в глаза: — " Я уверен, что Стив выполнит все, что я ему поручил и позаботится о тебе и королеве. Настанет время и он вручит тебе большую королевскую печать. С ней ты получишь великую магическую силу. Столь великую, что она может уничтожить весь мир, не оставив ни одного живого существа на земле. Опасайся использовать печать в полную мощь. Точно такая же печать существует и в Каунге. Соединенные вместе две печати дают власть над всем сущим, именно по этому они и были разъединены. То, о чем ты сейчас прочитаешь, — является лишь малой толикой возможностей перстня. Опасайся попасть под его влияние, ибо он дает великую силу, но и он отнимает разум. Никогда не используй его по просьбам и в интересах близких тебе людей. Не позволяй собой манипулировать. Помни, именно ты несешь ответственность за все последствия…"


Но в тексте не было ни слова о том, как соединить оба перстня в единое целое, как противостоять богу или богам, как он влияет на разум своего обладателя… Я снял перстни с обеих рук и положил их перед собой. Два ничем не примечательных колечка с невзрачными черными камешками. Я вновь одел их на свои руки, потом одел перстни на одну руку, но на разные пальцы, потом, немного поколебавшись, одел их на один палец. Ровным счетом ничего не изменилось. Конечно это не значило, что я ничего не добился, ведь как действуют перстни я не знал, но судя по своим ощущениям, — ничего не происходило. Я стал пробовать разные варианты и счастье наконец то улыбнулось мне. Все было просто, и как я сразу же не догадался. Надо было просто напросто развернуть камни на руках во внутрь и соединить их между собой…


…- О чем вы оба думали? — узнал я рассерженный голос Илис, — Ладно Гелиос, у него весь мозг не в голове, а в головке между ног, но ты то Селена могла предвидеть к чему приведет ваше желание вернуть Вельду и вмешаться в её судьбу, что неразрывно связана с судьбой воплощенного. — Да успокойся ты Илис, сколько веков прошло и ещё ни один воплощенный и близко не подошел к разгадке тайны перстней. Думаю нам и теперь ничего по прежнему не угрожает.

— Ты думаешь? А позволь поинтересоваться чем? Я ведь всех предупреждала, что Старк не просто воплощенный, в нем есть частичка единого и неделимого, как и в его отце. — Ты нам об этом не говорила… — Не говорила? А кто вас предупреждал о том, что моя жрица беременна от короля? Она золотокожая, а он белый. Это о чем то вам говорит? Я разве вам не говорила, что бессильна что либо сделать с ребенком, ибо это выше не только моих сил, но и объединенных сил всех богов?…


Я увидел как бы чуть сбоку и сверху небольшой зал, в центре которого полукругом стояло шесть резных кресел. Мое внимание привлекло одно. В нем сидела миниатюрная белокожая женщина с черными как смоль волосами, а рядом, опираясь на него, стоял рыжеволосый мужчина в одной набедренной повязке, который кажется даже не слушал о чем говорят, а внимательно разглядывал свои изображения в зеркалах, что украшали зал. Он самодовольно улыбался и напрягал то одни, то другие мышцы…


— Илис, никто не сомневается в твоей мудрости и предусмотрительности, — раздался льстивый голос миниатюрной женщины, — я уверена, что и сейчас ты что нибудь придумаешь, как придумала как убрать Вийгора и свою жрицу, что бы они никогда ни при каких обстоятельствах на смогли встретиться с воплощенным… — Ну уж нет, дорогие мои, рисковать своей сущностью я не собираюсь. Вы заварили эту кашу, вам и расхлебывать.


— А что тут расхлебывать, — раздался сочный мужской голос, — Я просто напросто убью его своими лучами. — Дурачок ты мой, — раздался голос Селены, а то что это была именно она, у меня не было никаких сомнений, — воплощенный раздавит тебя как комара и даже не заметит этого и вместо тебя создаст нового бога солнца, которого мне опять придется… — Охмурять и женить на себе, — продолжала Илис. Я наконец то разглядел её. Ничего особенного, если конечно не считать зеленых волос и таких же зеленых глаз. И как она сводит мужиков с ума и забирает их душу? На земле и то есть симпатичнее её и не одна тысяча. Не иначе как тут не обходится без магии и колдовства.


— В общем так, — словно подводя итог разговору строго произнесла богиня вод, — Вельда с детьми должна вернуться к Старку. Как и какими средствами она будет умалять его простить её мимолетное помешательство, — я не знаю и знать не хочу. Но она должна вылезти из кожи, перевернуть своё я, но вернуть себе любовь и расположение воплощенного, что бы он не только не думал, но и забыл о существовании истинного храма исполнения всех желаний. Жаль, что теперь из за того, что она стала богиней утренней зари ей запрещено прикасаться к печати Каунга. А вы, что не могли подсказать ей, что бы она перстень передала Чарльзу и намекнула ему на его могучую силу? Впрочем, я попробую ненавязчиво подсказать Старку, что бы он передал перстень "законному" наследнику.


— А если он не согласиться? — поинтересовалась Селена. — Тогда пригрожу ему тем, что отберу у него его душу и сделаю его своим рабом. — Действительно, а почему бы тебе Илис не сделать так? — вмешался в разговор Гелиос, — Это разом бы решило все вопросы и проблемы. — Селена, закрой рот этому идиоту, у меня уже сил нет не только слушать его мудрости, но даже видеть это самодовольство и тупость. — Гелиос, иди сядь в свое кресло и побудь там, пока мы с сестрой не закончим свой разговор. Илис ты же прекрасно знаешь, что красота требует жертв. Гелиос за свою красоту пожертвовал ум… А действительно, ты бессильна что то сделать со Старком? Ну пусть он влюбится в тебя без памяти?… — Селена, я вижу, что и ты попала под влияние своего муженька. А попробуй ка сама повлиять на воплощенного, влюби его в себя, как ты это сделала с муженьком, а я на это со стороны посмотрю.


— Сестра, а что мы будем делать, если наша дочь откажется вернуться на землю? Ведь она теперь тоже в каком то роде богиня, тем более, что наших братьев близнецов давно уже нет в нашем мире, они где то путешествуют в других мирах и два кресла верховных богов свободны. — И думать об этом не смей. Верховных богов шесть и больше их не будет, а вот меньше стать может…


И так, мы имеем шесть верховных богов: Илис, которая верховодит всеми, Селена, Гелиос и Терра, а так же два брата близнеца, которые где то путешествуют в других мирах. И наверняка есть ещё куча малых богов, вроде богини утренней зари, или бога ветра…


— А что по этому поводу думает наша сестра- богиня земли? — поинтересовалась Селена. — Терра, после того, как воплощенный снял с неё и Гердуса проклятие, заявила, что не даст даже волоску упасть с головы Старка, не говоря уж о том, что бы хоть как то вредить ему. Так что она в стороне и неведении, пусть там и остается.

Они ещё о чем то там говорили, а я вернулся и с удивлением заметил, что по прежнему сижу в своем рабочем кабинете и внимательно рассматриваю свои руки с соединенными ладонями. Я осторожно раздвинул руки. В тоже мгновение перстни исчезли с моих рук, но я чувствовал, что они по прежнему находятся на моих пальцах, только я сам как бы напитался мощью и силой. В дверь кабинета осторожно постучались.


— Войдите. Вошел Черный граф. — Что с тобой Старк? Что то случилось? Ты мгновенно стал седым, даже не седым, а пепельно — белым… — Всё в порядке, Стив. Просто я понял, что с уходом Вельды жизнь не кончается. А жить теперь надо если не для себя, то хотя бы для своих подданных, тем более, что на моих плечах пока оба королевства. Так что все в порядке, учитель. Жизнь продолжается.


Интересно, а почему это Илис так боится, что я побываю в истинном храме исполнения всех желаний? — подумалось мне. Надо бы узнать о нем побольше. Не в нем ли таиться разгадка разгадка? И не случайно ли он, по словам Сэма расположен где то там, где берет свое начало Илис? Что то не верится мне в простые совпадения. Надо побывать в поселке, а заодно и навестить Чарльза.

— Так мы идем на пир? — прервал мои размышления Стив. — Ты и так уже пропустил обед. — Стив, а когда наконец то закончится этот пир? — А никогда, милорд. За этим последует другой, потом третий, если только какая ни какая война не случится, или королевская охота не начнется… — Тяжела же ты королевская корона, — притворно вздохнул я. — Кстати, своим присутствием нас наконец то почтил ваш дядя, — Таврический. — Николь с ним? — живо поинтересовался я. не знаю, идем те сир, на пиру все сами и увидите и узнаете. А вообще то, если честно говорить, то белые волосы вам идут. Теперь то уж точно все девы и женщины будут у ваших ног не только потому, что вы король, но и потому, что вы красавец… — Да ладно, тебе, идем, а то ты мне и не такое наговоришь, как кстати идут дела со сбором налогов в казну, ты не забыл, что ты мой лорд канцлер?…


Если вы побывали хоть раз на одном пиру, то знаете, что они отличаются друг от друга только тем, что по случаю разных торжеств подается разная посуда: когда серебряная, когда золотая, а когда и деревянная. А так все одно и тоже. Первые тосты как правило заздравные, а потом начинается, — хождение от одного стола к другому, быстрые ссоры и примирения, сговоры на помолвки и свадьбы. Тут же происходят смотрины будущих новобрачных, обговариваются многие вопросы, начиная от приданного и кончая видами на урожай и шерсть, заключаются союзы и подписываются договоры. Причем все это происходит как бы в моем присутствии, что подразумевает не только законность, но и обязательность выполнения.


Отсидев положенное время во главе центрального стола, мило по улыбавшись присутствующим девицам и пообщавшись с герцогом, я потерял всякий интерес к происходящему. Николь куда то уехала ещё несколько месяцев назад. Изредка от неё поступали весточки, но где она и чем занимается, — герцогу не известно. Мои белые волосы вызвали неподдельный интерес и любопытство у всех без исключения. Отдуваться и отвечать на все вопросы я оставил Черного. Пусть отрабатывает свою должность, а сам шепнув ему, что убываю на несколько недель с братьями в поселок на берег потерянных душ, поспешил покинуть малый зал. Вслед мне укоризненно и завистливо смотрел Стив. А когда я скрылся за поворотом и за мной закрылись двери, он наверное дал волю своей фантазии и я представляю, что он там понарассказывал о цвете моих волос.


Я вызвал сэра Дрона, а вместе с ним и дежурный десяток своей охраны. Как много новых лиц. Большая часть детей богини, из которых состояла моя внутренняя охрана получили наделы и титулы, а на их место заступили молодые ребята с берега, которые тоже прошли неплохую школу подготовки, но уже Альпака, а не Стива. Им ещё предстояло проявить себя, заслужить рыцарские шпоры…


— Ну, что, братцы, а возьмитесь ка вы все за руки. Дрон, давай свою руку. Тузлук, а ты что тоже с нами? и твоя пятерка тоже? Ладно давай свою руку. Предупреждаю, ни при каких обстоятельствах руки не разжимать и ничему не удивляться. Всем закрыть глаза. Готовы? Яркая вспышка и весь наш отряд оказался на берегу Илис, в поселке потерянных душ. Наше появление вызвало сначала переполох, а потом радостное оживление. Ведь появились свои, родные… И здесь одно и тоже. Староста тут же распорядился накрывать столы на площади и готовить пир. Тузлук со своей пятеркой оказывается не зря увязался с нами, так как вся моя внутренняя охрана тут же была расхвачена и с виноватыми взглядами в мою сторону растащена по дворам своих родителей и родственников, а я под присмотром воинов горного народа направился в свою хижину, что так и стояла чуть на отшибе от домов поселка.


— Тузлук, даю слово, что мы скоро точно так же побываем в твоем поселке, где я бился с архами. — Я верю тебе верховный вождь, ты только предупреди нас заранее, что бы мы могли захватить для всех подарки, а то неудобно как то с пустыми руками…

В моей хижине светился огонек. Интересно, кто там сейчас? не успел я приблизиться к ней на несколько шагов, как полог откинулся и оттуда с радостным воплем выскочил повзрослевший и изрядно подросший молодой король:- Альпак, я же говорил, что это Старк, а ты мне не верил! Старк, как же я по тебе соскучился, ты почему так долго не приезжал? А это правда, что Вельда ушла на небо?… — Пошли в хижину, Чарльз, там и поговорим, пока наши хозяйки накрывают на столы. Здравствуй Альпак, рад видеть тебя в здравии и хорошем расположении духа. Как же здесь хорошо, словно я опять вернулся в свое детство. Ну, идемте, идемте…

Это моя охрана, а это барон Тузлук — он из горного народа и начальник моей внешней охраны. А братьев всех разобрали родственники…

7

Наговориться нам не дали. Собственно говоря, говорил только я, рассказывая о всех новостях. Альпака больше интересовали военные вопросы и мое противостояние с горцами и Скальдом. А Чарльз просто слушал мое повествование с горящими глазами. Об уходе Вельды и причинах её поступка, переглянувшись с Альпаком, я рассказал только общепринятую версию событий. И тут за нами пришли и пригласили за столы. Как и положено, за центральным столом стояло два высоких кресла. Для меня и Чарльза. Все таки я только со управитель, а для жителей поселка королем являлся Чарльз. Все уже знали и о об его отречении и о том, что я не принял его.


Пир как пир, особенностью его было только то, что за столом сидели родственники. Я заметил, что и Альпака и Чарльза жители приняли в свою семью и относились к ним не как к представителям высшего сословия, как к простым жителям поселка. На сердце у меня было тепло и как то по особому хорошо. Я дома, в своей семье, хотя и ловил иногда восхищенные взгляды тех, кто появился или подрос в поселке уже после моего ухода. Возле нашего стола хлопотала раскрасневшаяся Марта. Её лицо светилось радостью. Я посмотрел на Альпака, он кивнул головой. Значит и у них с Мартой появился приемный сын или дочь, а может быть и не один. Словно подтверждая мои слова я услышал от Чарльза, что у Альпака и Марты чернокожий мальчик и краснокожая девочка, и что Илис подарила им детей сразу же в первый день равноденствия, когда появились первые корзины с младенцами…


… Мы сидели с Альпаком на знакомых мне бревнах и неторопливо вели беседу. Он дает здесь детворе и всем желающим уроки фехтования, учит всех желающих обращаться с оружием. Чарльзу здесь очень хорошо, и он пока не хочет возвращаться во дворец. К тому же здесь ему нравится одна девочка, хотя он и старается не показывать вида. Решение об отречении он принял сам и написал его собственной рукой, не посоветовавшись даже со своим наставником. А может быть оно и к лучшему. парень уже сейчас умеет принимать самостоятельные решения…


Я, в свою очередь рассказал черному воину все без утайки о Вельде, вернее о той, что спала до срока, так как с недавнего времени называть её Вельдой, у меня не поворачивался язык. А потом мы пошли к Сэму в хижину. По дороге, я по старой привычке, или традиции набрал раковин и моллюсков. Сэм, постаревший, но такой же непоседливый и вечно ворчащий ждал нас у входа в свою хижину. — Явились? Хорошо хоть что не с пустыми руками, а то б я вас и на порог не пустил. Что за нужда у тебя Старк? Ох, чувствую, приходит мое время и Илис скоро заберет меня и мы воссоединимся с ней…


— Сэм, помнится мне, ты рассказывал о храме, что стоит у истока Илис. Не сможешь повторить свой рассказ? От чего же не повторить красивую легенду. Помнится ты, Старк уже спрашивал меня, а что мне известно о той, что спит до срока в замке на берегу Илис, где она впадает в подземный мир? Старик поджал губы так же как и в тот раз — Повторю ещё раз, — это все сказки Каунга, что бы привлекать в свои земли рыцарей и отважных юношей. На самом деле замок стоит высоко в горах Гонда и из под его стен берет свое начало Илис. Это то, что известно достоверно. Некоторым смельчакам удавалось увидеть его из далека, но ни один человек ещё не вернулся из тех, кто вошел внутрь его.


И я, как и в тот памятный разговор, спросил:- А были такие, что входили? — Были конечно. К замку в древние времена даже подходили целые армии. Большие отряды рыцарей и простых воинов входили в его распахнутые ворота, но никто не вернулся от туда. Считается, что замок и та, которая спит до срока прокляты. А вот за что и кем, никто уже не помнит. Вероятно это Илис, так как считается, что это её замок, а в гробу спит её дочь, которой предсказано стать женой смертного, а богиня этому препятствует. Ну как теперь относится к словам Илис я знал. — Сэм, а почему таких замков оказалось два? У истока и при впадении в подземный мир? — Трудно сказать Старк. Но я точно знаю, только не спрашивай откуда, что замок у истока Илис является истинным, а тот, что в Каунге, — подделка. Хотя может быть и нет. Люди говорят, что ты побывал там? Хотя не надо, не рассказывай. Легенды должны жить отдельной жизнью…


— Сэм, а какие нибудь подробности об истинном замке ты знаешь, или может быть слышал? — Да все то же самое. Дорога не очень трудная. К самому замку ведут две тропы. Одна вдоль Илис, другая через горы Маэстро. Обе дороги находятся под присмотром богов и это в их воле пропустить кого либо к храму, или не пропустить. Но все в один голос заявляют, что из замка ещё ни разу никто не вышел. Куда деваются люди, никто не знает, как не знают и то, что там внутри.


Наш разговор затянулся. Наконец Сэм заявил, что он устал и выпроводил нас из хижины. По дороге к своей хижине Альпак осторожно поинтересовался:- Пойдешь в замок? — Пойду, но не для того, что думаешь ты. С той, что спала до срока покончено, просто в этом замке есть, как я надеюсь, ответы на все мои вопросы. И я наконец узнаю всю правду. Какую я уточнять не стал, помня, что мы находимся на берегу Илис, в её владениях…


Альпак ушел спать в свою хижину к марте и детям, а мы с Чарльзом расположились на своих лежанках. причем я лег на место Стива, а он на мое. И начался вечер вопросов и ответов. От его непрерывного потока, — а почему, а как, а правда, а что ты ещё знаешь?… у меня в конце концов даже заболела голова. Неужели и я был таким? И как только у Стива а теперь и у Альпака хватает терпения. Наконец то Чарльз заснул не задав своего очередного вопроса, а я ещё долго лежал и смотрел в потолок…


Утром все вместе мы провели первую тренировку. Давненько меня так не гоняли. Всего с нами занималось человек двадцать, двадцать пять разного возраста. К своему удивлению среди прочих я заметил и несколько девчушек. Мое внимание привлек невысокий стройный юноша, который своей выучкой несколько выделялся среди остальных. Было видно по всему, что ему уже приходилось держать в руках оружие. В перерыве между упражнениями, я кивнув в его сторону Альпаку сказал: — Хороший воин, хоть сейчас я готов взять его в свою охрану. Откуда он, чей сын, и почему я его не помню? Альпак поморщился:- Я же говорил тебе, что учу всех желающих фехтованию и обращению с оружием. И не только тех, кто вырос в поселке…


— Это меняет дело. В свою охрану я беру только тех, кому доверяю как себе. Жаль, что этот парень не из поселка. — А это не парень, а девушка, — ехидно ответил Альпак, — и мне кажется, что она с тобой знакома. — Откуда? Сам знаешь, пока была жива Вельда, она ко мне и близко никого не подпускала, а после её гибели я на других и сам смотреть не мог. — Не знаю, не знаю, но у меня такое впечатление сложилось, что она с тобой встречалась и именно этот факт заставил её приехать сюда и поступить ко мне в ученики. Хорошая девчонка. Моей Марте нравится, а это кое о чем да говорит. — Да, ладно, Черный, вы что сговорились все. То Стив постоянно бубнит, что мне нужен наследник и законная жена, то ты теперь намекаешь на то же самое.


Альпак заулыбался и его, и без того морщинистое лицо буквально покрылось мелкими, как сетка, морщинками:- Вельда умерла, но ты то жив и жизнь продолжается. А наследник нужен. Я и Чарльзу о том же пытаюсь вдолбить, но он пока от девчонок шарахается как от огня, хотя я то вижу, что одна ему очень нравится. — Покажешь мне её? Кто такая? — Из наших, из детей богини. (Ну вот и Альпак уже стал нашим и это радовало). Дочь Фойса и Милисы. А самое главное, они оба золотокожие. А девчонка хорошая, работящая, не белоручка… — Ты ещё скажи, что она твоей Марте нравится. — Конечно нравится, это ж она и познакомила их как бы ненароком. Лея — девочка стеснительная, не чета твоей Вельде, сама на шею не бросится. А жаль, такую бы жену Чарльзу, и я был бы спокоен за воспитанника…


А я все присматривался к девушке, что уверенно работала мечом. — О какой жене ты говоришь? Чарльзу сколько лет? — Да какая разница, через пару годков можно было бы и поженить их, или по крайней мере помолвить. — А как на это отреагирует знать? Ты же знаешь их спесь. Каждый мало, мало значимый спит и видит себя тестем короля. — Вот по этому наверное Чарльз и пытался заранее предупредить их, что отречется от престола, если что то будет не так…

А мне вспомнилась шутливая песня, услышанная в Вергале, о том, что все могут короли, но вот жениться по любви не могут. Сразу же после тренировки нам сообщили печальную весть. Старейший житель поселка — Сэм ночью тихо ушел из жизни. На его лице застыла посмертная улыбка радости и удовлетворения. Ну вот, и ещё один, чью душу забрала Илис, освободился от её чар.


Провожать Сэма в последний путь вышел весь поселок. Как самую большую честь, — я разделся и отвел его смертное ложе на самую быстрину, где его из моих рук приняли псы Илис. Они узнали меня и не смотря на грустный повод нашей встречи, были рады видеть меня. Я обратился к ним мысленно, — И я тоже рад встрече, друзья… Выйдя на берег, я взял из рук Марты полотенце и вытер волосы и лицо. Доспехи, что были на мне моментально высохли сами. Ведь следуя ранее данному слову, я старался их без крайней необходимости не снимать. Странно, но в поселке особо никто не обратил внимание на то, что поменялся цвет моих волос. Все разъяснила Марта:- Нельзя же так убиваться, Старк. Все знают как ты любил Вельду. Вон поседел, как старик…


В этот же вечер мы праздновали тризну по Сэму. А я чувствовал себя немного осиротевшим, да и не только я один. Сэм был ходячей историей нашего поселка, а сколько поколений детей богини были воспитаны на его сказках и легендах…

В одиночестве я сидел на берегу Илис. На тихий шорох шагов я поворачиваться не стал, знал, что Тузлук и его воины не спят. — Милорд, позволите присесть рядом? — Николь, так вот вы куда спрятались. Даже родному отцу не сказали, а он между прочим волнуется. Несколько дней назад я виделся с ним. У него все в порядке. — Спасибо милорд. Она села рядом со мной на бревно.


— Ну рассказывай, зачем и для чего ты сюда забралась, почему бросила двор и женихов? — Старк, ты мое слово уже слышал, а я своих слов на ветер не бросаю. Для меня существует только один мужчина, самый желанный, самый любимый, — и это ты. Я сочувствую тебе, но ведь это такая честь, — и жену и детей боги приняли в свой круг… Зато теперь ты свободен… А я умею ждать, пока ты переболеешь… Она ещё что то взволнованно говорила, а я видел, как воды Илис стали подниматься, на реке даже стали образовываться волны. — Пойдем отсюда, что то мне стало холодно, — перебил я Николь. Она послушно встала и пошла рядом со мной. Этакий маленький цыпленок, но с уже стальным клювом и когтями.


— Хочешь пари? — обратился я к ней, — Предлагаю схватку на мечах. Если мне удастся выбить у тебя из руки меч три раза подряд до того, как ты нанесешь мне хоть один удар, нет не удар, хотя бы дотронешься до меня, то ни о какой свадьбе в течении года не может быть и речи. — О чем это вы тут, — подошел Альпак. Я повторил ему условия пари. — Она проиграет, и ты это прекрасно знаешь. — Знаю, но зато она как человек слова в течении года будет вести себя как примерная девушка, не влезет ни в какие авантюры, не будет стараться проникнуть ко мне в спальню и не будет позорить меня и своих родителей. А год срок большой, там можно будет и о свадьбе может быть подумать. Мы с Черным говорили так, будто Николь рядом не было и она жадно не ловила каждое мое слово. А я думал, как обезопасить эту девчушку от гнева и происков богов и в первую очередь Илис, что бы ни богиня, ни Николь ни о чем не догадывались…


— Я согласна подождать год и без пари, — спокойно произнесла она. Значит ли это, ваше величество, что ровно через год я вольна поднять вопрос о нашей свадьбе и вы не будете искать ни каких причин для отказа мне? — Да, миледи. Это значит, что мы с вами заключаем некий тайный договор, или помолвку, как вам будет угодно считать, согласно которого, если в течении года не произойдет ни чего экстраординарного, то ровно через год мы проведем обряд создания семьи.


— Ваше величество, а что вы подразумеваете под словом экстраординарное? — Видите ли молодая леди, меня могут убить, отравить, я могу погибнуть на войне, вы можете найти более достойного мужа и в конце концов, Вельда с детьми может вернуться ко мне. Хотя бы такой перечень вас устраивает? — Вполне, милорд. — Но одно непременное условие, — завтра утром вы покинете берег потерянных душ вместе со мной, и отправитесь во дворец, где и будете пребывать в течении всего года у меня на глазах. — Я готова отправиться с вами хоть на край света, ваше королевское величество и прямо сейчас.


— А что, это мысль. Тузлук, собери как можно быстрее всех наших, кого найдешь, остальные пусть возвращаются в Гонду своим ходом. Леди Николь, позвольте я провожу вас, что бы вы могли собрать свои вещи и предупредили своих людей, что возвращаетесь со мной. Оставлять её ни на минуту наедине с Илис я не собирался. Взяв Николь под руку, я "галантно" повел её подальше от реки. Сообразительная девочка. Видимо о чем то догадалась, так как безропотно пошла туда, куда я её вел, — а именно на центральную площадь поселка, где многолюдно и светло от горевших костров и факелов. Тризна продолжалась.


Альпак тоже видимо что то заподозрил, так как ни на шаг не отставал от нас и при этом прикрывал мне спину и постоянно оглядывался, словно ожидая нападения со спины. — Расслабься, — прошептал я ему, — спину прикрывают мои горцы, ты лучше смотри в оба по сторонам…

Моя охрана собралась довольно быстро, опоздавших не было. Наскоро попрощавшись с Чарльзом и шепнув ему на ухо:- Береги свою Лею, — чем вогнал его в краску, взяв леди Николь за руку, а другой за руку Тузлука, мы убыли в королевский дворец.

Естественно, что мой рабочий кабинет ни как не годился для моего возвращения. Он просто напросто не был рассчитан на такое количество людей, по этому я представил себе малый зал, где несколько дней назад проходил пир. Кто же мог знать, что пир все ещё продолжается и не думает заканчиваться.


Наше появление вызвало некоторую оторопь среди пирующих, которая впрочем вскоре сменилась буйной радостью. Ещё бы, король вернулся, да к тому же не один, а руку об руку с принцессой Таврической. это ж какое поле для полета фантазии и сплетен… Передав леди Николь прибывшему герцогу, так сказать, с рук на руки и наказав ей никуда не отлучаться из дворца без моего личного позволения, чем вызвал немалое удивление герцога, я позвал Тузлука. — Барон, отныне вы мне лично отвечаете за безопасность леди Николь, принцессы Таврической. Только не делайте вид, что вы ничего не слышали о нашем тайном договоре с молодой леди, я все равно не поверю. — А я и не делаю. Сколько человек я могу взять для охраны? — Всех горцев. Эта девушка дорога мне. — Не беспокойся вождь, с её головы не упадет ни один волосок…


Впрочем новость о том, что я появился вместе с дочерью герцога на пиру, особо ни кого не удивила. Многие посчитали, что герцог по родственному обратился ко мне, что бы я с помощью большой королевской печати нашел его взбалмошную дочь и доставил её к нему. Хотя некоторые и закатывали глаза, намекая, что знают нечто такое обо мне и молодой леди, о чем лучше вслух не говорить.


На следующий день ко мне в кабинет пришел маг Ослеп, который с недавнего времени возглавил совет королевских магов, и вроде неплохо справлялся со своими обязанностями, — то есть маги не просто не попадались мне на глаза, но я даже и не слышал о них. — Ваше королевское величество, звезды говорят, что вам угрожает нешуточная опасность, и эта опасность будет возникать каждый раз, когда вы будите посещать королевство Каунг. Опасность будет исходить от близкого вам человека. К сожалению больше ничего нам узнать не удалось.


Вот это здорово, даже маги уловили какое то напряжение, не ожидал от них. — Уважаемый глава совета Ослеп, составьте список тех, кто участвовал в этих изысканиях и не забудьте себя включить в него, а так же отметьте желания каждого, ну там золото, земли, титул для особо отличившихся… — Что вы, что вы, ваше королевское величество, это наш долг, хотя некая толика золота нам не помешает. Все таки некоторые наши изыскания требуют дорогих компонентов.

Тут же при нем я написал на пергаменте распоряжение выдать три сотни золотых монет на нужды магов, и приложил свои королевскую печать. До нельзя счастливы Ослеп покинул мой кабинет, бережно прижимая к груди столь ценный для него свиток.


Ну что ж, значит боги начали действовать. Интересно, в каком ключе, — попытаются меня убить, или та, что спала до срока предпримет попытку примирения и вернется ко мне? Скоро я все узнаю. тем более, что я и сам торопил события, так как приказал собрать все сведения, которые имелись о храме — замке, что находился у истоков Илис. И делали все это по моему приказу в открытую…


Несколько дней прошли достаточно спокойно. Рутинная работа с бумагами, малые приемы, разбор жалоб, высокий королевский суд — смертные приговоры утверждал только я. Наконец Стив не выдержал:- Вообще то в обязанности короля входит не только работа, но и организация развлечений для двора. Простой люд ропщет, двор превратился в сонное царство Предлагаю вам ваше величество на выбор: турнир, королевская охота, бал маскарад. — А что ты посоветуешь, Стив? Граф в задумчивости почесал свою кучерявую бородку:- Рыцари — за турнир, дамы — за бал маскарад, так что для всех будет в самый раз королевская охота. Молодежь сможет показать свою удаль, да и дамы пощеголяют в новых нарядах. — Ну что ж, так и решим. Готовьте королевскую охоту.


Последующие четыре дня были заняты хлопотами по подготовке к большой королевской охоте, хотя почему её называли большой, я так и не понял. Подумаешь, двор выйдет на несколько дней в летний дворец (оказывается у меня есть и такой) на некое подобие загородной прогулки. Однако все оказалось не так просто, как мне представлялось. Пришлось решать самолично насущные и важные вопросы, как то: в каких цвета будут ловчие, а в каких загонщики, какой высоты должны быть султаны на лошадях, мои пожелания по королевскому меню не менее чем на три дня, кому представить покои рядом с моими, чьи шатры будут стоять возле моего, если мы изволим остановиться на ночлег в поле, или лесу и тому подобное.


Я начал потихоньку свирепеть, неужели из за каждого пустяка следует обращаться именно ко мне? Оказывается так было принято с незапамятных времен. Должность обер — егермейстера была вакантной по той простой причине, что приравнивалась по своему статусу к должности вице канцлера и за неё шла неприкрытая борьба среди сановной знати, вплоть до убийств, отравлений, огульных оговоров и т. д. Выход из сложившегося положения я нашел достаточно быстро. Барон Унгер, — пришлый из Каунга и по совместительству начальник моей рукокрылой разведки, не имел ни связей, ни особого влияния при моем дворе, (а я всячески поддерживал это мнение), к тому же ещё не обремененный семейной жизнью, а самое главное, — лично преданный мне, был назначен на эту должность. Моим эдиктом должность — обер — егермейстера становилась потомственной.


Мы со Стивом посмеивались, видя как за бароном устроили настоящую охоту девицы на выданье, как в одно мгновение из заурядного придворного он превратился в важную персону. Уже вечером, после объявления эдикта, барон попросил аудиенции и чуть ли не со слезами на глазах попросил избавить его от этой королевской милости. — Ваше величество, я же теперь шага свободно ступить не могу, уж лучше б я остался в предгорьях Маэстро и обустраивал гнездо для своих рукокрылых.

Утешать его взялся Черный:- А вы барон объявите о своей помолвке с какой нибудь девицей, тогда и остальные отстанут,…может быть. Стив улыбался, сверкая белыми зубами. — Вам хорошо говорить граф, все знают, что вы женаты, а каково мне? — Что и на примете нет ни кого? — вмешался я. — Да есть одна, — неохотно признался Унгер, — она хоть и знатного рода, но из обедневшей семьи.


— Вот и прекрасно барон, это придаст вам популярности среди простого люда, как любит выражаться наш лорд канцлер. — А девица то знает о ваших намерениях? — поинтересовался Стив. В том то и дело, что нет, а вдруг я получу отворот поворот, или у неё есть уже жених? Хотя в прошлый мой приезд я ничего такого не замечал. — Хватит барон тянуть пса Илис за хвост, кто такая, где находится в настоящий момент? Барон ответил мне по военному четко: — Леди Арина, дочь младшего брата маркиза Солей, урожденная графиня Бове. Родовое поместье находится в пригороде. Только… — Договаривайте барон, — приказал я. В общем, ваше величество от родового поместья остался небольшой клочок земли и старый дом. — Бесприданница что ли? — вмешался Стив. Унгер вздохнул, — Да и я сам не очень богат. — Это дело поправимо. Стив распорядись, что бы седлали лошадей, прогуляемся к графу Бове, а пока, — я позвонил в колокольчик, — пригласите ко мне леди Николь Таврическую. Вышколенный слуга низко поклонился и бесшумно исчез за дверью.


— Как думаете граф, если мы с вами будем в качестве сватов, барону откажут? — Вам, ваше величество может быть и откажут, — мол мы и сами с усами, а вот мне нет. — Это почему же? — мне действительно стало интересно. — Так я пригрожу, что буду каждую ночь снится домочадцам в кошмарных снах… Вскоре запыхавшись появилась и леди Николь. Она присела в низком поклоне:- Ваше величество? Я сделал знак ей подняться:- Миледи, что вам известно о леди Арине, дочери графа Бове? Глазки Николь грозно сверкнули. — Она из обедневшей семьи, бесприданница, а чем вызван ваш интерес, ваше величество, позвольте мне спросить? Всё испортил Стив, который вмешался в наш разговор не вовремя. — Мы с его королевским величеством едем к графу в качестве сватов барона Унгер. Леди Николь густо покраснела. Стив с удивлением посмотрел на неё, что он такого сказал, что у молодой леди так зарделись щеки?


Но она быстро справилась с волнением:- Леди Арина будет прекрасной женой для сэра Унгера. Она не избалована, не капризна, хорошо держится в седле, неплохо стреляет из дамского арбалета, умеет освежевать и рассечь тушу. Она единственный ребенок графа, поэтому получила больше мужское воспитание. Граф всегда мечтал о сыне, но увы, боги дали ему только одного ребенка — дочь. Когда то мы дружили с леди Ариной, даже тогда, когда наша семья была в опале.

— Ну что ж, вот и будет повод возобновить старую дружбу. Не согласится ли молодая леди сопровождать нас в имение графа Бове, а после того, как леди Арина переселится во дворец, оказывать ей покровительство? — Как вам будет угодно, ваше величество.


— Приготовьте карету для леди Николь, — распорядился я. — Ваше величество, а можно мне сопровождать вас верхом? — Нет, — отрезал я. — Или в карете, или останетесь здесь. Николь опять присела в низком поклоне:- Я готова, ваше величество, ехать с вами хоть на край света…

Сохранить наш отъезд в тайне не удалось. Да и сама наша кавалькада выглядела достаточно внушительно: — моя охрана, конвой леди Николь, несколько расторопных придворных, что всегда держали лошадей оседланными…


Не торопясь мы выехали за пределы дворца. На барона было жалко смотреть, — его бросало то в жар, то в холод, а тут ещё и шуточки, которыми мы старались его поддержать: — Двух вещей хочет настоящий мужчина — опасностей и игры. Именно поэтому ему нужна женщина — как самая опасная игрушка, — не правда ли барон? — Любят не за что-то, а почему-то, — вы согласны барон?

Вы, барон себе невесту выбирали по принципу: Как мн