Book: Люди с планеты Зоо



Люди с планеты Зоо

Юрий Синёв


Люди с планеты Зоо

Часть 1 Здравствуй, новая Родина

Что-то светлое промелькнуло в моей голове и ушло… похоже, в запой. Так приятно мешать эти коктейли в огромном сосуде, содержимое которого не видно, но прекрасно чувствуется, кутерьма путешествует по организму от горла до почек, и часть постепенно возвращается в раззадоренный мозг, распыляя желание забыть об этом движении. В такие моменты лучше не думать.

Окна моей квартиры выходят на пустырь. Я тоже часто выхожу туда, в основном выкинуть мусор, которого, наряду с галактическим, там хватает и без меня. Мы недавно переехали, и Я, честно говоря, не рад моему новому дому. Вон, у Асминовых, к примеру, из окон открывается прекрасный вид на Марс, где, если очень приглядеться, можно увидеть вселенскую красоту. Пусть для землян бабы с щупальцами были не идеалом красоты, но, по крайней мере, это лучше, чем пустырь.

На моём клочке земли не было ничего; соседи жуть, а местные блудницы напоминали обколовшихся фригидных нимфоманок, что жаждали мести за все свои страдания. Соседний бар радовал водкой, которая, в купе с томатным соком, бешено вращалась по стакану, переливаясь то в одну сторону, то в другую. Телевизор фул эйч ди, да, но вот антенна-то была земная и тщетно пыталась поймать сигнал оттуда, где ловить уже было нечего. Ночи были непривычно длинные, и сны кончались уже к середине ночи, что бесило. В общем и целом, новая Родина приняла меня просто великолепно, собственно, как и я её.

Часть 2 Эвакуация

Видимо, мне стоит объяснить, почему я говорю «о земном» как о чём-то давно потерянном. В «две тысячи бородатом» году на Землю обрушилась страшная напасть. В общем, шарахнуло что-то об Землю, да так, что зубы повылетали, а новые вставить не успели. Погрузили нас в дребезжащую херовину с потенциалом ракеты и пустили в космическую даль по одной из ветвей гиперболической траектории. Мне так объяснили.

И вот толпа привилегированных беззубых идиотов уже спускается с первого корабля. Только тогда мы поняли, что космическая программа, о которой нам так нагло врали, на самом деле была вполне успешной; в домах те же условия, что были на Земле: от «псевдоперсидских» ковров на полу до атмосферного давления, целые развлекательные комплексы, теннисные корты, бары, клубы, эскорты и, так называемые, «торговцы счастьем». Эти предприниматели-товароведы распространяли самый популярный, и по совместительству пока единственный, наркотик на этой планете – морфин или морфий, как его называют интеллектуалы, вроде как отдавая дань старорусскому происхождению слова. Популярностью это вещество пользовалось не только потому, что давало больше пространство мысли в сдавленной от космических магнитных бурь и тоске по Родине голове, но и благодаря снотворному действию. Грубо говоря, человек получал два кайфа в одном: высыпался в эти бесконечно долгие ночи, и смотрел великолепные и немного непонятные сны. Я полюбил их всем сердцем.

Часть 3 Стоит только захотеть

«-Как я, с таким образованием, такими деньгами могу жить в такой помойке?! Неужели не могли найти и на меня хоть маленькое местечко в этой чёртовой «Долине нищих»?» («Долина нищих» – это ироничное название самого богатого района Морфа, где проживали только сливки общества, а я, видимо, был не достаточно «взбит»)

Собрав пару сотен румпей (местная волюта), я собрался туда на недельку-другую. Хоть «Долина нищих» и находилась на том конце планеты, технологии позволяли добраться до неё за пару часов. У меня, конечно, не хватило денег на телепорт, который уже активно используют, но на реактивный СИВнаП («Средство Индивидуальной Вылазки на Поверхность») хватило. Ещё и мелочь на заправку осталась.

О красоте долины говорить мне не хочется, скажу только то, что теперь возвращаться домой не столько накладно, сколько противно. На здешних женщин я не мог наглядеться. Сняв гостиничный номер, однако, нагляделся всласть, и не один день. На третьи сутки моего влюблённого запоя, мне захотелось пообщаться с местной аристократией, кои, как и везде, были похожи на обезьян, сующих себе в жопы банан, приговаривая, что нынче это в моде и так легче усваивается. Элита.

На заднем дворике огромного отеля, где проживали те, кто мне вдруг понадобились, я ждал, когда мне поднесут лобстеров, виски и ещё один не двусмысленный заказ.

– Рыженькую, пожалуйста… – шёпотом произнёс я официантке.

– Значит вы предприниматель. А откуда? – перебил меня аристократишка.

– Я гражданин мира, если вы об этом – тихо ответил я.

– Мне поебать откуда ты родом и какие у тебя этнографические симпатии, я спрашиваю из какой сферы, откуда, скажем так, предпринимаешь? – с явным презрением оттарабанил он.

– Часы, обычные часы,- уже порядком испугавшись, ответил я.

– И что предпринимаете, чтобы продать?- спросил он хрипловатым голосом.

– Всё, до чего дошёл мой ум и доковылял мой разум, но вам этого поведать не могу. – Уже уверенным голосом с нотками величия ответил я.

– Не суть, – нахмурился он. – Вот за сколько у тебя часы, ну те, что на руке сейчас?

– Тысяча с лишним румпей. – Ответил я

– Воооот, а у меня за две, понимаешь? Я оплатил их горем тех людей, кого теперь кто-то усердно оплакивает. Ты никогда не задумывался об этом, когда на очередном продукте при входе в магазин «со своим» наклеивают надпись «оплачено»? Странное двусмысленное слово, правда? – Спросил он.

Мне уже порядком надоела эта «скакотня» с «ты» на «вы» и обратно, но я продолжал.

– Почему оплакано? – Спросил я.

– Я продаю инвалидам протезы, понимаешь, за бешеные деньги, а выбора у них нет. Ты бы видел их слёзы, умора, ей богу. Кстати, а Бог? Он что?

– Ничего, наверное, он у меня ничего не покупал. – С иронией ответил я.

– Он сидит и наблюдает, да-да, просто наблюдает и нихера не делает, а ты ебись, как хочешь, это твоя жизнь и твои проблемы, понял? Ему похуй.

Честно сказать, после такого заявления мне стало немного не по себе.

– А как же те люди, которые верят, что Бог внутри каждого из нас? – Спросил я снова подрагивающим голосом.

– Долбоёбы. – Без замедления ответил он.

Тут принесли последнее блюдо моего заказа. И я отправился наслаждаться его вкусом в сауну. После чего начал собираться ехать обратно.

Часть 4 Первое откровение

Придя домой, я принял своё «снотворное» и начал засыпать. Пока мыслил ещё я, а не моё подсознание, мне вспомнились уже вчерашние размышления о слове «оплачено». Вдруг я вспомнил ещё одно выражение, которое, возможно, не так понимал. Мастерство не пропьёшь. Я все время воспринимал его буквально. К примеру, даже с похмелуги с трясущимися руками жонглёр мог бы показать свой опыт, пусть он даже уронит все свои шпаги, шарики или вчерашние пустые бутылки (точнее пустыми многие из них стали уже сегодня). Всё равно ведь видно, как человек подходит к делу – как профи или новичок. Но сегодня это выражение обрело немного иной смысл. Для меня карты и алкоголь – вещи мало отделимые друг от друга. Я могу поставить на кон практически всё, вплоть до здоровья (в самых идиотских и плачевных условиях можно поставить и свою жизнь, например, меня разберут на органы пару престарелых и отбившихся от длинных рук справедливости и порядка(в просторечии полиции) морфиан [1], если я проиграю, естественно). Так вот, мастерство – это то немногое, что даже при большом желании поставить нельзя, и проиграть, соответственно, тоже. Вот и получается, что, как не старайся, мастерство не пропьёшь, не проиграешь и на бутылку не обменяешь.

После этих размышлений я начал проваливаться в уже привычный опиумный сон. Сны были, как всегда, красочны и необычны. Всё-таки, я не столь часто принимал, чтобы эти яркие всплески подсознания стали для меня обыденными в полной мере. В первой части сна я очнулся в середине лабиринта, стены которого были похожи на инфракрасную клавиатуру с хаотично раскиданными буквами, символами, иероглифами. Как я понял, глядя на них, следовало получать подсказки, где выход. Вот чего я не понял, так это то, как я про неё вспомнил, ведь популярной она была ещё в прошлом веке. Мою идиллию размышлений и поиска выхода нарушила вторая волна и, как следствие, вторая часть сна. В ней я был пуговицей, которая трепетно ждала, когда хоть какая-нибудь сволочь, какая-нибудь тварь вновь вытащит её из петли. Всё это было более чем нормально в сравнении с финальной частью моего сна.

Когда по всем своим ощущениям я должен был уже проснуться, ко мне наведались гости. Не те, что приходят в 4 утра [2], чтобы рассказать о своих планах, о том, что «щас мы пайдём рыбу глушить нахуй», при этом дико шумя, трезвоня, матерясь, и всячески пытаясь разбудить. Эти же гости не будили, они усыпляли. Судя по их виду, им не было необходимости бриться по утрам, поэтому вместо этой утренней процедуры они решили наведаться ко мне. Начало беседу странное существо, я даже не представляю, как объяснить цвет его кожи. Знаете, когда описывают разные смеси химики – «тригнидо пиздуол аммония – это бесцветное вещество»; вот и тут кожа была бесцветна, но при этом не прозрачна. Это странно и не понятно, пока этого не увидишь сам. Я застыл. Существо начало беседу:

– Здравствуй, животное, – без пренебрежения (что странно для такого приветствия) сказал он.

– Здравствуй, эммм… – Я пытался подобрать что-то унизительное, но он меня перебил:

– Ты зверь! И нам не нравится, как ты себя ведёшь!

Мало того что обозвали, так ещё и недовольны, – подумал я, – безликие ублюдки. При всём при этом я выдал только лишь: «Почему?»

– Ты перестал отвечать всяческим критериям. Теперь ты вольноотпущенник, зверь в чистом виде! Ступай куда следует,- продолжил неизвестный и удалился.

Единственным словом, которым я мог бы охарактеризовать это существо – незнакомец, такой облик не был мне известен, точнее даже не облик, ведь лица у него не было, ну, лица в привычном смысле. Наверное, в русской литературе ещё не было такого слова, котором я бы мог воспользоваться в этой ситуации. Либо я об этом не читал… Слава богу, не приходилось об этом даже думать.

Часть 5 Побочный эффект

Проснулся. В лицах людей больше не было ничего того, за что их можно было бы любить. Скорее даже наоборот. Я решил снова уехать в долину. По пути к своему СИВнаПу, я наткнулся на пьяного гражданина, и, в ответ на замечание, мол: «Ты шо, не вишь куда ступаешь, мудень?», толкнул его в лужу. На душе наступило умиротворение. Но ненадолго. Заведя машину, я помчался к «богатеям», по дороге матеря всех, кто хоть как-то меня подрезал или карябал днищем или крышей об мою машину. На трёхъярусных дорогах это было самое неприятное.

Не успел я выйти из машины, как ко мне уже подбежал маленький сутулый швейцар:

– Здравствуйте, сэр

– Здравствуйте, багаж отнесите в номер 1333. – Отозвался я.

В номере я находился недолго, поскольку уже предвкушал встречу с прекрасным. А вместо этого наткнулся на старого знакомого. Я развернулся и начал медленно отходить в сторону.

– Хаха, какие черти в Честере, – окликнул меня он, – давно тут?

– Только приехал, сразу хотел к вам придти, – немного запинаясь, оправдывался я.

– Пройдёмте на задний двор. Сигаретку?

Я смотрел на него и видел, как разлагается его душа после каждой затяжки.

– Не откажусь.

Проходя мимо картины известного художника Джозефа Кривохенда (на которой изображён подвыпивший художник, который рисует шарж на полицейского, сидящего сзади, в виде мешка мусора), спросил:

– Что вы думаете по поводу этого?

– Бредовая смешная картинка, – ответил я.

– Это вы необразованный уёбок, который нихрена не понимает в картинах! Какая нахуй «картинка»?! Это Великая картина Великого мастера кисти! – С небольшим надрывом произнёс он.

– Вот уж не знаю, в чём были измазаны его кисти, но от картины прямо несёт дерьмом! – Уже не стал останавливаться я.

– Вы приехали сюда, чтобы оскорбить меня, да?! Ну, давайте, чего же? Может, ещё ударишь?

Удар пришёлся такой силы, что челюсть хрустнула, и глаза налились кровью. Такой неадекватности своего оппонента аристократишка явно не ожидал.

Через пару часов я уже сидел в уютной тихой и сырой комнатке. Электронные наручники сняли, и они испарились. Напротив меня сидел мужик лет сорока с гнойными наростами по всему телу, представившийся «Зэком». Он-то мне и рассказал, что я не одинок. Он тоже видел пришельцев, таких же бесцветных людей с отсутствием желания трепаться по пустякам (по его рассказу наша жизнь для них была не более чем пустяком). Но были и новые факты. Оказывается, они могли перевоплощаться в людей, то есть просто-напросто перенимать их окрас. А передо мной они предстали в своём первозданном виде и для человеческого глаза они выглядят именно так, однако сами видят себя иначе. Зеркала, кстати, у них не просто есть – они усовершенствовали технологию до такой степени, что теперь с этим веществом они могут делать практически всё, что угодно. Сомнение вызывало только то, что перед ним предстал маленький пришелец, по голосу ему было не больше пяти земных лет. Зэка пришелец тоже назвал зверем, точнее «ёбанным зверем», что было странно для такого возраста. Я предположил, что у пришельцев всё немного иначе, нежели у нас. Для описания предмета в раннем возрасте они используют ненормативную лексику для простоты изъяснения, а, уже порядком повзрослев, убирают из своего лексикона эту похабщину.

«Зэка» выпустили уже через час, а вот меня продержали ещё пару суток. Богатей так и не подписал заявление. А я всего лишь ждал, когда до ментов наконец-то дойдёт меня отпустить. После этого я направился в местный бар, чтобы напиться.



Часть 6 Дитё новостей

Через призму стакана я видел новорождённого ребёнка, он будто плавал в моём коньяке. Я представлял его путешествие по волнам, бултыхая стакан, и радовался, что на самом деле он сейчас в руках любящей матери, и ничто его не тревожит.

Включились новости. Местные наконец-то провели нормальный кабель к своему огромному телевизору. Чёрный экран, переходящий в цветное изображение, перебил диктора на полуслове: «… а ведь предупреждали. Теперь эти младенцы-пришельцы будут размножаться здесь, у нас, и захватят Морф, и… и больше нам не отдадут никогда!». Вот такой монолог вёл один психически неуравновешенный актёр. Странно, но ему поверили. А так как это показали в новостях, грех было не поверить. Буквально через две минуты, люди в баре решили мстить. Многие жители ездили на использованном растительном масле, прямо заливали им баки своих СИВнаПов и спокойно колесили по городу. В этом нет ничего плохого, даже наоборот. А теперь представьте горящего в этом масле младенца, который только недавно путешествовал по стенкам моего стакана. Представьте его плач, ещё не окрепшими связками, через который, казалось, было слышно «не надо, я прошу…». Представили? А теперь представьте те довольные рожи, что поднимали его в ту часть огня, где большее пекло. Представьте, наконец, каким нужно быть животным, чтобы поощрять это, и уж, тем более, в этом участвовать. Мать пыталась спасти ребёнка, вместо этого её тоже запихали в костёр на глазах умирающего ребёнка. Я кричал, бросал бутылками в тех, кто был в центре, кто был инициатором. Одна из бутылок разбилась, огонь вспыхнул сильнее, и ребёнок перестал плакать. Я упал на колени.

– Нахрена вам это?! Зачем?

– Он инопланетянин. А мы боимся инопланетян. Кто знает, что они захотят от нас, – произнёс кто-то из толпы.

– А если он человек?!

– Я лучше разъебу полгорода, чем узнаю, что где тут ползает пришелец, – ответил второй.

В их словах я слышал только агрессию и не капли жалости к ребёнку и женщине. Я налил себе ещё стакан: «Может, правда, мы животные, а? Свиньи. Да, точно, ёбанные свиньи. А вот те дикторы с телевиденья – наши общие свиноматки, всегда ухоженные, а сами едят говно и кормят говном…»

Я всё вспоминал эти розоватые щёчки ребёнка, которые постепенно обгорали и расслаивались, этот непередаваемый запах. Всё-таки, от зверей мы отличались. Отличались врождённым цинизмом. Перед лицом опасности мы ведём себя эгоистично и убого по всем составляющим, прям как перед лицом строгой мачехи, что уже приготовила ремень. При всей уверенности в голосе и действиях, они боялись. Все голливудские фильмы ужасов лишь имитируют страх, а эта, для многих вскоре ставшая бытовой, ситуация вызывала у обезумевших людей такую реакцию, что Спилбергу даже и не снилось. Всё-таки, новости гораздо страшнее фильмов ужасов.

Часть 7 Второе откровение. Морф №13

– Идиот, – раздался в ночи голос незнакомца, – ну вот зачем ты ему рассказал? Ты ведь подтвердил его опасения, а теперь все боятся, ты понимаешь, что это вредно для нашей репутации?

– Чего?

– Как вы вообще могли начать об этом разговор? Дурак дурака видит издалека? Права, что ли, пословица? – После незначительной паузы пришелец продолжил. – Давай доведём ситуацию до полного абсурда, нам всё равно скоро закрываться. Ну вот, например, ты в курсе, почему ваша планета называется Морфом?

– Ну, нам говорили, что это в честь раннее единственной формой жизни, обитающей здесь – морфолоидов, такие мелкие твари, похожие на страшных бабочек, – ответил я.

– Вообще-то, они называются по-другому. Мы их специально к вам подбросили, они стабилизируют пошатанную экосистему. Да не суть. На самом деле, это мы придумали название, а официальную версию разрешили выдумать вам.

– Но как?

– Также как и тебя, во сне навестили вашего градоначальника. Объяснили что как. Он с удовольствием согласился с нашим предложением назвать планету Морфом, подумав, что он гений и ему приснилось решение той проблемы, над которой он бился долгое время (слабое воображение было у градоначальника). При нас он полчаса сравнивал себя, то с Менделеевым, то с Уотсом. И в итоге подписал все необходимые документы. Правда, классно? – спросил незнакомец.

– Более чем. А что вообще означает это название?

– А ты так и не понял? – спросил мой ночной собеседник, – Вот какие особенности у здешних мест? Избыточность сна, а кто у нас там правит, во снах? Правильно, Морфей.

– А чего же он сейчас бездействует? – спросил я.

– Мы с ним договорились, он пустил. И вообще не перебивай. – Возразил пришелец. – Во-вторых, в первые же дни вы умудрились нас удивить. Морфий. Объяснять, надеюсь, не надо?

– Нет, спасибо.

– Ну и, в-третьих, чтоб ты знал, мы там, сверху, наблюдаем…

– Вы Боги? – взволнованно прошептал я.

– Не совсем. В вашем понимании боги и видят, и слышат, и ещё страдают разной духовной ерундой. Мы же только наблюдаем. Нам оттуда не слышно. Но наши сотрудники всё слышат и передают нам самое интересное. Теперь, ты, наверное, понимаешь, почему я знаю, о чём вы говорили с зеком? Так вот, мы наблюдаем за вами с помощью специальной системы зеркал, а зеркала у нас вещество аморфное. Теперь ты всё понял? – поинтересовался он.

– Но зачем эти потаённые значения слова? Это ведь просто название.

– Для пущего интереса. У нас на входе висит табличка, кто расшифрует – тому приз. Ну, раньше так было.

– На входе куда? – поинтересовался я.

– Потом.

– Ладно, а что сейчас с табличкой? – спросил я.

– Сейчас все всё уже знают. Призов на них не напасёшься.

Я решил настоять: «Всё-таки, когда потом?». Инопланетянин испарился, явно не желая отвечать. Я подошёл к холодильнику и взял холодную бутылку водки.

Часть 8 Морфиане, будет бунт!

Проснувшись, я почувствовал похмелье. Это было странно, ведь пил я, будучи ещё во владениях Морфея, а последствия ощутил уже тут. Что за зеркала, эти однокоренные слова, и зачем они вообще наблюдают? Голова болела так, что не хотелось забивать её ещё этим. «Правильно он сказал. Потом» – про себя бормотал я.

Первые минуты своего пробуждения прошли в поисках стакана и пульта от телевизора. Включив его, я старался не заснуть снова. Однако, юркая дикторша из канала новостей пробуждала меня своими утренними скороговорками, походившими то ли на православные молитвы, то ли на буддистские мантры. Я слабо понимал, о чём идёт речь. Мне простительно, ведь взяли её ведущей явно не за дикторский талант, и её картавость сложно было понять, тем более с утра и уж тем более в таком состоянии. Я воспринимал только видеоряд. Он состоял из фотографий пришельцев разных годов. Были как земные находки, так и морфианские. Эту компиляцию из останков жутких и для многих непонятных существ подкрепляли саундтреком из Сайлент Хилл. Всё это наводило страх на уже и так запуганных жителей Морфа. Я не понимал, зачем они это делают, и мои попытки понять прервал телефонный звонок.

– Здорово, узнал? – прозвучал в трубке мужской голос

– Нет.

– Это Лёха, твой школьный знакомый, за одной бабой бегали, вспомнил?

– Да, здорово, Лёх, сколько лет…

– Да… – перебил меня он, – сколько зим мы не виделись. Я сразу к делу. Хочешь быть звездой новостей?

– Нет.

– Да ладно, вон, твой знакомый вовсю светится на экране, как светодиод, мать его. В общем, я много раз не повторяю, так что ты решай, расскажешь свою историю про этих обезьян, и всё будет круто. Деньгами не обидим.

– А зачем вам это?

– Сенсация! – с воодушевлением сказал он. – Ты прикинь, все боятся, у нас рейтинги просто зашкаливает, интернет сосёт! У нас эксклюзив. И ты нам можешь помочь сделать нашу жизнь ещё слаще.

«Куда уж слаще – подумал я и положил трубку, – теперь понятно, почему он меня вспомнил, друг, блин». В то, что интернет сосёт и в эксклюзивность материала я особо не верил, но в то, что они живут припеваючи – охотно. Подумав, что свежий воздух проветрит мои мозги и я, конец-то, полностью осознаю происходящее, пошёл в место, где «самый чистый» воздух – в прокуренный кабак. Но я не дошёл. В одном из переулков горело два костра, а между ними проходили люди, по одному, не снимая одежду. По выкрикам из толпы я понял, что это новый обряд, так эти аборигены вычисляют пришельцев. По-моему, телевизионщики немного перестарались. Я вспомнил, что раньше в Астраханских степях татаро-монголы практиковали тоже самое. Так они определяли чистоту намерений князей и ханов, пожаловавших к ним, ведь огонь очищал их духовно и нравственно. Насколько я помню, они также проходили между двумя кострами и, если огонь их пропустит, то есть одежда не загорится, то они могли вести беседу с игом, если же нет… скорее всего убивали, я не помню. Отсюда и родился афоризм «меж двумя огнями». «Новое – это хорошо забытое старое» – подумал я, после чего почувствовал толчок в спину. Меня отправили к огню. Только тогда я понял, как мне повезло с этим похмельем, ведь, если бы не оно, я бы вряд ли одел домашние шорты и майку в +10. Это первое что подвернулось, и найти что-то другое не было сил. Я знал, что моя одежда, скорее всего, не загорится, но всё равно было страшно.

Я прошёл. Волосы на ногах больше не растут и вряд ли когда-нибудь будут. За мной следовала женщина в длинном, до пола, платье. Подол загорелся. Из толпы послышалось: «Пришелец!». В тот же миг прозвучал выстрел. Тело упало возле костра, после чего его стали оттаскивать двое в пожарных костюмах. Я дрожащими руками достал из кармана пачку сигарет и даже не заметил, как дошёл до фильтра. Больше всего горели в этом бесполезном тесте именно женщины, мода их поставила перед стенкой и лично нажала на курок. Единственные из женщин, кто не горел, были проститутки. Наряды у них были короткие, как и многие года тому назад. Эта их мания привлечь внимание, так сказать, их униформа, и спасла им жизнь. Но они-то как раз, не смогут спасти человечество от вымирания. Дело в том, что для простоты осуществления услуг их стерилизовали. Теперь новорождённых не было, и эта опасность миновала. С ней нас миновала и надежда на выживание. Теперь осталось только трахаться без боязни «залёта», орать и ждать, когда Морф №13 погрузится в тишину и спокойствие, где останутся лишь тараканы, бактерии и растения. Этот Морф меня бы убил своей тишиной, но я умру и без этого, в криках агонии своих соседей.

Часть 9 Синдром Эйнштейна

Я долго не мог заснуть. После пережитого это не мудрено. В сегодняшнем сне я видел того младенца, он продолжал бултыхаться в стенках моего стакана, но внутри него был уже не коньяк, это был пылающий коктейль. Младенец не кричал, он злобно улыбался, через призму стакана это выглядело пугающе. Это сон, и преломление было неестественно жутким. После я очутился прямо перед ним. Он посмотрел мне в глаза и начал читать какую-то мантру сначала голосом утренней дикторши из новостей, а потом грубым мужским баритоном, характерным для героя какого-нибудь американского боевика. Переход был резким и пробирающим до костей. Стакан лопнул от жара, и смесь растеклась по бару. Огонь проглатывал всё, что попадалось на пути. Мы упали в самый эпицентр. Деревянный потолок стал рушиться, меня придавило одной из несущих балок. Рука младенца схватила меня за шею, и он оттащил меня в сторону. Открыв глаза, мы очутились в моей квартире, где на кровати лежал мой обгоревший труп. Младенец улыбнулся и ткнул пальцем мне в живот. Я ничего не почувствовал. Эта немая картина в багровых тонах, местами подкрашенная чёрной тушью, заставляла бояться. Под одеялом, рядом со мной, лежал ещё один труп. Он обгорел не полностью, лицо осталось не тронутым; в нём я узнал мать ребёнка. Открыв глаза, она встала с кровати и прыгнула в окно. Ветер подхватил её обгоревшее тело и пеплом швырнул её сначала об асфальт, а потом подбросил всю эту чернь в воздух и унёс вдаль. Ребёнок разбежался и прыгнул вслед за матерью, но ветер не стал его подхватывать. Под окнами гуляла толпа таких же обгоревших детей и женщин, в которую и угодил ребёнок. От удара толпа превратилась в пепел, который начал просачиваться в окна моей квартиры. Пепел попадал в лёгкие, и я начал задыхаться.

Часть 10 Конец эпохи

Когда кислорода стало совсем мало, я проснулся и понял, что кто-то душит меня подушкой. Я с силой отбросил её, прозвучал глухой стук. Это был инопланетянин, упавший на стенку моего шкафа. Отдышавшись, я спросил:

– За что?

– Тебе не понять. Ваш зоопарк уже порядком надоел, – с отчётливым презрением и злобой сказал пришелец.

– Какой зоопарк? – спросил я.

– Ваш! Зверьё, а. Звери! Вы рушите всю нашу систему! Мы вас приручили, дали вам целую планету, а вы вот так отблагодарили?

– В смысле вы дали планету? Мы ведь сами…

– Что сами? Если бы не мы, вы бы сюда не попали никогда. Мы хотели веселья, понимаешь? Вы всего лишь обитатели зоопарка, животные, которых мы изредка подкармливаем, сажая семена и строя заводы, когда вы совсем ленитесь. Мы делаем всё, чтобы вы жили в неплохих условиях. Вся эта иллюзия свободы, мы вам даже общего врага дали – градоначальника. Вы ведь на него все свои беды скидываете? А он такое же животное без прав и обязанностей, но с раздутыми амбициями. Такой, комнатный царь зверей, лев в неволе. Я надеюсь, теперь ты понял, на входе куда висит табличка с загадкой? У вас тоже есть зоопарк, такой зоопарк внутри зоопарка. Вот за этим нам в двойне приятно наблюдать. Я помню, ты там тоже был, смотрел на бедных животных и подкармливал их. Ведь в душе ты чувствовал, как им плохо. Мы тоже это чувствуем, поверь, только мы не столь чувствительны, чтобы взять и выпустить питомца, а потом ещё полгода выплачивать за него штраф. Он, кстати, сдох в лесу, чтоб ты знал.

– Блин.

– Да, по-другому и не скажешь, – с улыбкой произнёс незнакомец, – так что ты теперь собираешься делать с этой информацией?

– Ничего, уже поздно что-то делать, я только подолью масло в огонь,- ответил я.

– Это верно, поэтому сиди и молчи, а тебя, как самого смышленого, мы приглашаем градоначальником в другой зоопарк. От этого останутся одни лишь руины. Ты согласен?

– Наверное, нет, я умру здесь, со всеми, – ответил я.

– Нас не интересует твой ответ, это лишь акт вежливости. Поехали.

Часть 11 Цирк уехал, клоуны сдохли.

Пролетая через зеркала, я смотрел на морфиан, они и в правду выглядели животными, теми, что никогда не будут людьми в библейском смысле этого слова. Они сами убивали друг друга, забыли о небесном гражданстве. Это, пожалуй, выглядело даже хуже войны, хотя раньше, я искренне думал, что хуже её уже быть не может. Но мне свойственно ошибаться. Я уже предвкушал, что буду в новом зоопарке тем самым просветлённым умом, вешающим лапшу на уши своим подчинённым и простым обывателям, на которых мне будет по большому счёту наплевать. Улетая, я не чувствовал никакой жалости к Морфу.

Зоопарк закрыли или за излишней жестокости «животных». Морфиане сами убили свой театр маленькой постановкой.


На обратной стороне книги надпись:


Эта история о людях, которые любят слушать и выслушивать,

А так же о пришельцах, которые любят смотреть.


[1] Морфиане – жители Морфа


[2] 4 утра, чтоб вы знали, это очень рано даже для нашей длинной ночи




home | my bookshelf | | Люди с планеты Зоо |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 10
Средний рейтинг 3.5 из 5



Оцените эту книгу