Book: Новогодняя сказка



Алекс Кош

Новогодняя сказка

Знаете, как это иногда бывает: во сне ты теряешься в пространстве, времени… Тебя кружит непонятная карусель образов, звуков и ощущений. И вроде бы знаешь, что находишься во сне… что все вокруг нереально, но почему-то ты так же уверен, что если вот это нечто (то, что ты держишь в руках), взять покрепче и не отпускать во время пробуждения, то оно обязательно прорвет тонкую грань…

И вот ты зависаешь где-то между реальностью и сном, в полной уверенности, что вот оно, ты это ухватил и взял с собой. Сейчас ты проснешься и сможешь это потрогать, взять в руки… оно осязаемо и реально… Затем ты открываешь глаза и с нетерпением оглядываешься по сторонам… Нет! Мечты так и не стали реальностью, ничего не изменилось! И у тебя нет ни волшебной палочки, ни компьютера, о котором ты так давно мечтал, ничего нет. На долю секунды ты ощущаешь себя жестоко обманутым ребенком, не нашедшим первого января подарок под новогодней елкой… Но все это постепенно проходит и ты окунаешься в реальность. Все мечты смыты потоком проблем и дел, и все забыто… на время…

* * *

Нет, этого просто не может быть! Невероятно! Пожалуй, слишком невероятно, чтобы не быть правдой. Я отчетливо помню, как лег спать в гордом одиночестве. Дверь я, как любой нормальный городской житель, запер на все замки, даже форточки – и те закрыты. Да и как их откроешь, если на улице минус двадцать пять, а батареи едва теплые. Все как обычно, кроме одной маленькой детали: в руках я держу голубую шаль. Ее шаль!

Бред. Я же знаю, что это невозможно. Настолько невозможно, что может оказаться и правдой… или… да! Конечно! Как же я сразу не догадался? Это ребята надо мной подшутили. Я же неоднократно им рассказывал об удивительно реалистичных снах. Пусть и мельком, но ведь это же люди, с которыми я провожу по восемь часов в сутки. Они-то уж наверняка поняли, чему я придаю большое значение. Точно, это определенно Колян или Витька.

И вот я, полный решимости разобраться с гораздыми на шутки друзьями, начал собираться на работу. Должен признать, логичное и простое объяснение странного события меня сильно успокоило и разозлило одновременно.

Ну, я им сейчас покажу, как шутить надо мной. Они у меня еще попляшут!

Процесс утренних водных процедур и завтрака прошел настолько быстро и незаметно, что, выйдя из квартиры, я невольно задумался: а ел ли я вообще, уж не приснилось ли мне и это? А если приснилось это, то… нет, шаль я держу в руках, и она никуда не исчезла. Значит, кто-то сегодня получит по шее, а после этого объяснит мне, каким образом смог попасть в запертую квартиру.

В студии гармонично царил творческий хаос. Подло изменив любимой привычке, сегодня я даже не опоздал, и поэтому застал всю нашу бригаду на положенном месте – возле пульта управления светом. Дородный Колян лениво хлебал кофе из пластикового стаканчика, а щупленький и юркий Витька создавал видимость активного рабочего процесса. Я в который раз подметил, как забавно смотрится эта парочка. Уж очень сильно они напоминали бандитов из фильма моего веселого детства «Гостья из будущего».

– Щас я кого-то буду бить, – вместо приветствия выпалил я, на ходу скидывая пальто.

– Слышь Сань, не бухти, – лениво ответил Колян, даже не обернувшись на мой голос. – Ты сначала скажи, где будешь новый год справлять, а потом валяй – бей, убивай, да хоть насилуй, вон, Витьку например.

От такого пренебрежения своей священной яростью я оправился не сразу.

– А тебе зачем? – только и спросил я, на время забыв об основной цели своего визита. Ну, не ради работы же я сюда приперся, право слово.

– Спрашиваю, значит надо, – резонно ответил Колян. – Просто мы тут решили оторваться под новый год. Шестая студия ночью свободна, вот думаем пригласить всех и закатить дельную вечерину.

Витька согласно кивнул, не отрываясь от пульта.

– Не знаю ребята, я собирался провести этот новый год дома.

– Да брось ты?! – удивился Витька, сминая пластиковый стаканчик и швыряя в урну. – Такой праздник и в одиночестве?!

Я неопределенно пожал плечами.

Нет, планы у меня были несколько иные, но я почти не соврал.

– Ребята, – я поспешил сменить тему разговора на более меня интересующую: – У меня к вам один вопрос.

– Ну? – буркнул Колян, явно недовольный уходом от темы «дельной вечерины».

Тут я слегка растерялся. Сейчас, когда я стоял перед моими друзьями, все догадки стали казаться полнейшей чушью. Да кто из них полезет в чужую квартиру ради глупой шутки?

– Э… кто из вас надо мной так подло пошутил? – неуверенно спросил я.

– Когда это? – удивился Витька. – Если ты о том вирусе на компе, так он безобидный…

– Какой вирус? – в свою очередь удивился я.

– А… да не, это я так… – тут же смутился он, вновь отвернувшись к пульту. – Шутю.

Я одарил его подозрительным взглядом, но промолчал. Не до этого сейчас.

– Кто-нибудь из вас ко мне в квартиру забирался? – задал я вопрос, почему-то уже зная, каков будет ответ.

– Ты чего, сбрендил?! – в один голос взвыла парочка. – Совсем со своими снами свихнулся!

Я пристыжено замолчал, понимая, что они могут быть не так далеки от истины. Вдруг я и впрямь свихнулся?

Пришлось достать из кармана шаль и показать ее друзьям, чтобы по крайней мере убедиться в ее реальности.

– Что это? – подозрительно спросил Колян. – Ты фетишистом что ли заделался?

– Да он им и был, – тут же прыснул Витек.

– Чё за тряпочка? Косынка что ли? – продолжал допытываться Колян.

– Неуч, – буркнул Витек. – Это шаль – эдакая дань моде девятнадцатого.

– Года? – не понял Колян.

– Века. Балда, – Витька постучал кулаком по макушке друга. Звук действительно вышел довольно глуховатый…

Я сдержался и попробовал доходчиво объяснить, откуда взялась эта самая шаль цвета неба… а ведь такого же цвета ее глаза. Наверное, поэтому она и одевала эту шаль на все наши встречи… ей она так идет… почему-то во всем облике девушки-из-сна, в памяти отчетливо отпечатались только ее глаза и эта шаль. Все остальное, как и в обычных снах, я помнил весьма смутно.

– Э, парень, иди-ка ты проспись, – прервал мои воспоминания Колян. – Скоро дойдет до того, что ты все свободное время будешь со своей девушкой из снов коротать… Стоп! – Неожиданно его озарила догадка. – А ведь ты собираешься с ней новый год проводить! Поэтому ты и остаешься дома, так?!

Он обличающе ткнул в меня пальцем.

– Ну, так. И что?! – зло спросил я, приготовившись к ответственному делу, которым занимаюсь вот уже полгода, с тех пор, как в моих снах появилась ОНА. Этим делом было посылание всех тех, кто пытался влезть в мою личную жизнь, куда подальше.

На удивление, Колян не стал на этот раз спорить и сказал всего лишь, дескать, вали-ка ты отсюда, проветрись на улице, может быть хоть мозги работать нормально станут.

Я молча согласился, понимая, что с работы отпускают редко (благо у Коляна имелись на то полномочия), и не стоит пренебрегать таким подарком судьбы. Тем более, накануне нового года.

На улице царила праздничная атмосфера: елки, гирлянды, везде бродят дедки в красных нарядах, все такие счастливые…

Жаль я не могу разделить общее веселье. Почему-то в последнее время я радовался только одному – приходу ночи. Весь день проходил в размышлениях, приснится мне сегодня прекрасная незнакомка или нет. И она приходила ко мне во сне… не всегда, но все же достаточно часто. С первого ее появления прошло уже почти полгода, и все это время я думал только о ней, звал ее перед сном. Иногда, просыпаясь утром, я долго не мог вернуться в реальность и лежал в постели, ожидая, что вот… еще секунда, и ОНА войдет в эту дверь: в халатике, с подносом в руках, и скажет «Доброе утро, дорогой». А я ведь никогда не слышал ее голоса…

* * *

Весь следующий день пролетел в один миг. У меня даже не было времени как следует поразмышлять над происхождением странной шали. Я вообще ни о чем не думал, полностью отдавшись предпраздничной суете. И ждал. Ждал, когда 31-го декабря в десять вечера лягу спать, и во сне увижу ее… Это будет самый лучший новый год в моей жизни. Я уверен… нет, мы с ней ни о чем не договаривались, но я почему-то точно знаю, что она придет. По крайней мере, я очень на это надеюсь.

И вот наступил этот долгожданный миг. Я, скорее отдавая дань празднику, нежели по необходимости, что-то готовил (хотя кроме меня эту гадость все равно никто есть не будет), собирал треклятую елку. Но вот все кончилось. Наконец-то можно лечь спать с мыслью о моей рыжей знакомой, самой родной из всех существ в этом мире. Лишь по чистой случайности мы с ней оказались в разных мирах: я – в мире грязной реальности, она – в мире призрачного сна. Но не все потеряно… иногда наши миры могут пересекаться, например, ночью…

* * *

Но не в этот раз… не в этот раз! Как же так?! Я… так надеялся, а она не пришла. Я проснулся под бой часов и понял, что наступил новый год. Уже. А я так и не встретился с нею… или она меня уже ждет?! А я не сплю… так, нужно срочно уснуть. Черт. Я же не хочу спать! Как назло. Вот совсем не хочу, ну ни капельки.

Я поднялся с кровати, понимая, что уснуть уже не смогу. Только если со снотворным… вот! Снотворное! Нужно срочно сбегать в дежурную аптеку.

Я собрался за пару минут и вылетел из дома. На улице царило праздничное весеье: все поздравляли друг друга с новым годом, пили шампанское, целовались. Но мне было не до этого. Я спешил в аптеку.

– С новым годом! – крикнул я, влетая в неприметное одноэтажное здание районной аптеки. – Можно мне самого сильного снотворного.

– И вам? – удивилась пожилая аптекарша.

Я лишь пожал плечами. Мало ли кому что нужно.

– Сейчас девушке пробью, а потом вам, – пробормотала старушка и неторопливо пошла куда-то в другой конец аптеки.

– Но мне очень срочно! – поспешил я за ней. – Вы не понимаете, это просто вопрос жизни и смерти!

– Подождите, – вновь повторила старушка. – Сначала девушке, а потом вам.

Я чуть ли не взревел:

– Да потерпит ваша девушка, мне же срочно!

– Простите, но мне тоже срочно, – раздался тихий голос позади меня, откуда-то из-за стенда с витаминами.

Я тихо выругался и, изобразив самую культурную физиономию, подошел к выбирающей что-то на витрине девушке.

– Извините еще раз, но вы не могли бы пропустить меня вперед? Что вам стоит, разница всего минута.

– Вот и потерпите, раз всего минута, – ответила блондинка, продолжая стоять ко мне спиной. – И потом, я уже двадцать минут тут жду, так что придется и вам потерпеть.

Мне осталось лишь скрипеть зубами и ждать. Черт! Никогда не любил блондинок. Вроде бы вся мода нашего времени возносит их на пьедестал, а я всегда предпочитал брюнеток… или рыжих… Да, ведь у НЕЕ рыжие волосы…

Аптекарша принесла, наконец, снотворное и отдала его блондинке. Потом старушка одарила меня виноватым взглядом.

– Сожалею, но это последняя пачка.

– Черт, – невольно вырвалось у меня, но тут же пронеслась спасительная мысль:

– Простите девушка, давайте я у вас куплю несколько таблеток скажем… за пятьдесят долларов?

Я с маниакальной надеждой смотрел на блондинку, одновременно подмечая тонкие и очень красивые черты лица. Должен признать, она довольно мила.

Девушкаа ответила удивленным взглядом и неожиданно смутилась.

– Да что вы. Если вам так нужно, я могу хоть пол пачки отдать. Это будет мой маленький подарок вам на новый год.

Она мило улыбнулась.

Что это была за улыбка… На время я просто забыл, зачем вообще пришел в аптеку. Я стоял столбом и с глупым выражением лица смотрел на свою неожиданную спасительницу. Как жаль, что раньше она пряталась за стендом с дурацкими витаминами. Ее короткие светлые волосы удивительно подчеркивали загорелость кожи, а голубые глаза пускали лукавые искорки, которые почему-то не обжигали а ласково грели сердце. Да и в глазах ее было что-то… притягивающее.

– Я… – язык предательски отказался меня слушаться. – Был бы вам весьма признателен.

– Ну, так пойдемте, вы меня проводите, а по пути расскажете, зачем же вам так понадобилось снотворное в эту чудесную праздничную ночь, – неожиданно решительно предложила девушка. – На улице сейчас столько пьяных…

Я сумел справиться со смятением, и галантно подал ей слегка дрожащую руку.

– Конечно же, я вас провожу. У нас вообще район опасный, за каждым углом спрятался или хулиган, или насильник, – неудачно пошутил я.

Ой, как же я помято выгляжу, подметил я, мельком взглянув на отражение в стеклянной двери. Весь всклокоченный какой-то. Хорошо хоть одет нормально – хороший вкус мне родители еще в детстве привили.

Мы вышли из аптеки, и девушка повела меня в глубь темных дворов. Повсюду слышались взрывы петард и веселые голоса людей.

– А зачем вам-то понадобилось снотворное?

Я нарочно спросил первым, чтобы успеть придумать подходящий ответ на этот же вопрос для себя.

– У меня мама попросила купить ей что-нибудь, чтобы спокойно заснуть. А то ведь эти полоумные, – она проводила веселым взглядом проходящую мимо компанию подростков. – Будут взрывать, кричать, петь…

– В общем, без снотворного никак, – подытожил я, улыбнувшись.

– Точно. – Девушка звонко рассмеялась и, открыв коробку, выдала мне одну пластинку с таблетками. – А вам зачем понадобилось снотворное?

– Затем же, зачем и вашей маме. Я уже не настолько молод, чтобы бегать по улицам…

Девушка окинула меня преувеличенно оценивающим взглядом.

– Да… поизносились немного… но в целом, довольно неплохой экземпляр.

Очевидно, мое лицо выглядело очень комично, потому что она вновь заливисто рассмеялась. Да и сам я, не удержавшись, начал смеяться ей в голос.

Мы остановились.

– А вот и мой дом, – немного грустно сказала она.

– Уже? – Я тоже был, мягко говоря, огорчен. – А ты… ой, да что это я? – Я хлопнул себя по лбу. – Я даже не узнал, как тебя зовут.

– Да я и сама как-то забыла представиться, – удивленно заметила девушка. – Почему-то у меня такое чувство, что я тебя давно знаю. Странно было бы у давнего знакомого имя спрашивать.

Удивительно. Она читала мои мысли, я и сам воспринимал ее так, как будто мы знакомы не первый год. Сразу на ты перешел, а ведь раньше за мной такой фамильярности с незнакомыми людьми не наблюдалось.

– Меня зовут Александр, – я протянул руку для рукопожатия, стараясь сохранить серьезное выражение лица.

– Лана. Очень приятно познакомиться. – Она мягко пожала мне руку и вновь рассмеялась.

– Тебя, наверное, дома ждут, – неожиданно опомнился я. – Гости, да и маме снотворное нужно отнести.

Лана закусила губку.

– Ну… мама, я думаю, подождет. Тем более, у меня есть одно очень важное дело.

– Какое?

– Проводить моего знакомого до дома, ведь у нас такой опасный район, за каждым углом спрятался или хулиган, или насильник…

Я был готов просто прыгать от радости.

– Да, – я подозрительно огляделся по сторонам. – За каааждым углом…

Мы прогулялись до моего дома, потом вновь вернулись к дому Ланы, и тут мне в голову пришла «неожиданная» мысль пойти ко мне попить чаю с тортиком. Вышеупомянутое хлебобулочное изделие мне три дня назад презентовала в честь нового года мама, и его давно уже пора было бы съесть. Последнее предложение я повторил вслух.

– Ну, не пропадать же добру, – резонно заметила Лана. – Тем более, если учесть, что в этом году я еще ничего не ела.

Мы вновь вернулись к моему дому и, спустя всего несколько минут, уже стояли в прихожей. И только там, галантно принимая у Ланы легкую дубленку, я вспомнил, что уходя оставил кровать разобранной, комнату неубранной… В общем, решительно загородив вход в свое обиталище, я мягко объяснил Лане, что ей срочно нужно сходить в ванную и умыться. Сам же я, едва она скрылась в ванной, поспешил в комнату, в надежде хоть немного прибраться и, конечно же, самое главное – убрать кровать. А то ведь и за недвусмысленный намек можно принять…

– О, уже кровать разобрал. Ишь, какой прыткий, – послышалось из-за спины.

Я застыл с подушкой в руках, ни жив не мертв.

– Я… я убирал… ты не так поняла… я просто не успел…

– Ой, ну ты как ребенок. Ой, не могу… – Лана засмеялась и повалилась на кровать. – Надо же быть таким наивным… что я не видела что ли твоего бардака, когда в ванную шла…

Я рассержено бросил в нее подушкой.

– Вот я тебе сейчас! Это ж надо так издеваться…

Она поймала подушку и бросила ее обратно. Я ловко увернулся, но ударился коленом о край кровати и рухнул рядом с Ланой. Подушка пролетела мимо меня и попала в люстру…

– Снайпер, – прокомментировал я, лежа на кровати практически в полной темноте. – Интересно, короткого замыкания не будет?

– Это у тебя замыкание, – послышался тихий голос Ланы возле моего уха. – Лежит рядом с красивой девушкой на кровати, а думает о какой-то люстре…

– Да я… – моя попытка оправдаться была прервана самым наглым образом… наглым, но очень приятным…

Раздался стук в дверь. Точнее сказать не стук, а долбеж. И чем им звонок не угодил? И ведь как, черт возьми, не вовремя!

– Я никого не жду, – прошептал я, стараясь дышать ровнее.



– И я, – в тон мне ответила Лана и, не выдержав, фыркнула.

– Сейчас они подождут, подождут, и уйдут, – неуверенно предположил я. – Дверью ошиблись, наверное.

Словно в опровержение моих слов послышались едва слышные голоса:

– Саня! Открывай! Мы пришли возвратнуть… тфу… возвратить… не, вернуть! Во. Вернуть тебя в реальный мир.

Горланил, конечно же, Колян. Этого трудно с кем-либо спутать.

– Интересно, что он имеет в виду? – как бы невзначай поинтересовалась Лана.

Все. Самый романтичный момент в моей жизни испорчен.

Я тяжело вздохнул и, чуть ли не завывая от злости, поплелся открывать дверь.

– Ну, щас я кому-то… – очень тихо, но от этого не менее злобно процедил я, борясь с дверным замком в полной темноте.

Но едва я открыл дверь, меня просто смели. Колян, Витька и еще один наш друг Серега, чудом втиснулись в мой небольшой коридор. В лицо ударила волна перегара, заставившая меня отступить к входу в комнату, но уж этот рубеж я сдавать без боя не собирался.

– Ребята, чего вам с шестой студии не сиделось, а? – возопил я.

Колян неопределенно пожал плечами, чуть не уронив вешалку с одеждой, а Витька, как самый честный, признался:

– Да заняли студию нашу. Мы оказывается не одни такие умные, у них там уже все расписано.

– Так что мы решили гульнуть, – вклинился Колян слегка заплетающимся языком, – и сразу про тебя вспомнили с твоими глупостями. Сны он, видите ли, видит. Мало ли кто чего видит, мне иногда тако-ое снится, но я же на этом не зацикливаюсь!

– Да, – согласился Сергей. – Зря ты так. Сны не заменят тебе реального мира. Пора забыть…

Сергей оборвал свою умную речь на полуслове и уставился мне за спину. Я пожалел, что под рукой нет фотоаппарата. У моих друзей были такие удивленные лица, что я просто не мог удержаться от хохота. Мне не нужно было оборачиваться, чтобы понять, что за моей спиной стоит Лана.

Ее теплая, практически невесомая рука опустилась мне на плечо.

– Ты не представишь меня своим друзьям? – как ни в чем не бывало поинтересовалась она.

– Ах да, конечно, – я мягко положил свою руку поверх ее руки. – Это Лана.

– Если это его сон, то я, пожалуй, тоже пойду домой посплю… – пробормотал Колян, нервно комкая в руках шапку.

Витька ткнул дородного Коляна локтем в бок.

– Да что же это мы… Меня Виктором зовут, этот с глупым выражением лица – Коля, а вон тот с умным выражением – Сергей.

– Очень приятно, – улыбнулась Лана.

Колян все еще хлопал глазами, а Сергей с Виктором уже успели понимающе перемигнуться.

– Ладно, нам уже пора… нас девушки в машине ждут, уже задубели, небось, совсем. – Витька опять ткнул Коляна в бок. – Слышишь?

– Ах, да, – очнулся Колян. – Это разве ж дело, если девушки замерзнут? Конечно не дело…

Все трое торопливо пожали мне руку, поздравили нас с Ланой с новым годом и поспешили на выход.

– Смешные ребята, – заметила Лана, когда я наконец-то закрыл дверь за друзьями, и мы вновь оказались практически в полной темноте.

– Да, не то слово, – как-то вяло согласился я.

– Так о чем все-таки говорил этот горластый молодой человек? – каким-то странным тоном спросила Лана.

Как хорошо, что мы не включили свет в коридоре…

– Хватит уже в темноте сидеть, – пробормотала Лана, нажав на выключатель.

И как она умудрилась так быстро его отыскать?

Я тщетно старался спрятать растерянный взгляд… надо же ей было свет так невовремя включить…

– Да так… шутка одна старая…

– И о чем же эта шутка? – не отставала Лана, но что-то в ее голосе дало мне понять, что этот вопрос для нее почему-то очень важен.

Я начал объяснять, стараясь не сорваться на нервный смех. Теперь, когда Лана стояла передо мной… та, далекая девушка из снов, уже не была для меня столь материальной, как прежде.

– Понимаешь… новый год я собирался провести довольно специфическим способом…

– Ага, в гордом одиночестве, – подсказала Лана.

– Не совсем, – уклончиво ответил я.

– Так как же?

– Видишь ли… последние пол года я встречался с девушкой…

Лицо Ланы превратилось в застывшую маску.

– С девушкой?!

Я готов был рвать на себе волосы.

– Нет! Ты не так поняла…

– А как это нужно понимать? – ледяным тоном спросила Лана.

Я опрометью бросился в комнату.

– Я тебе сейчас все объясню… черт, как же темно, – я полез в ящик стола, в котором лежала та самая голубая шаль. – Вот эта шаль…

– Обычная шаль, – резюмировала Лана, едва взглянув на нее. – У меня и самой дома такая где-то валяется.

– Ты не понимаешь… – я уже просто не знал что говорить.

– Вот именно. Я НЕ понимаю. И ты мне ничего не объясняешь.

Я собрался с мыслями.

– Хорошо. Забудем на время о шали…

Лана забрала у меня воздушную ткань и принялась вертеть ее в руках.

– Последние пол года мне снятся сны, в которых я…

Девушка неожиданно приложила ладонь к моим губам, давая мне знак замолчать. Возникла не слишком приятная пауза.

– Нет, мы не забудем о шали, – чуть ли не по слогам произнесла Лана. – Это МОЯ шаль. Откуда у тебя МОЯ шаль?

– Это не твоя шаль, – ответил я, едва Лана убрала свою руку от моих губ. – Это шаль девушки-из-сна.

Лана посмотрела на меня, как на психа.

– Нет, это моя шаль, вот здесь даже мои инициалы вышиты.

– Какие инициалы?! – чуть ли не крикнул я. – Я проснулся, а шаль лежала на моей подушке. Как твоя шаль могла оказаться на моей подушке?!

– Слушай… – Лана подозрительно посмотрела мне в глаза. – А ты не фетишист?

Тут я не выдержал.

– Так, сядь на кровать и слушай. И не перебивай. Только тогда мы во всем сможем разобраться.

К счастью, она меня послушалась, и я начал свой сбивчивый рассказ. Я рассказал о том, как мне впервые приснилась рыжая девушка… позже она стала мне сниться по несколько раз в неделю. Мы с ней никогда не разговаривали, только смотрели друг-другу в глаза и гуляли за руку по берегу реки…

Когда я начал описывать реку и лес, по которому мы гуляли, Лана надолго задумалась, и мне даже показалось, что она меня уже не слушает.

– Ей, ты слушаешь? – наконец не выдержал я.

– Да… – как-то неуверенно ответила Лана. – Ты знаешь, вот сейчас, когда ты мне начал описывать этот лес и эту речку… я так все ясно представила… как будто уже бывала там. Мне даже показалось, что я бывала где-то в похожем месте, может в подмосковье?

Я пожал плечами, и продолжил рассказывать о своих снах… Прошло довольно много времени. Я сильно увлекся рассказом, будто переживая все заново, и не сразу заметил, что Лана уже давно клюет носом. Когда я, с трудом сдерживая зевок, повернулся к ней, чтобы спросить, не хочет ли она все же попробовать обещанный торт, Лана уже мирно спала, свернувшись калачиком на краю кровати.

– Мда… видимо, дальнейшие разборки отложим на завтра, – пробормотал я, сам уже с трудом понимая, что происходит вокруг. Все-таки этот день меня порядочно вымотал.

Я нехотя сходил в коридор, выключил свет… и аккуратно, чтобы не разбудить Лану, лег на другую сторону кровати.

Сон подхватил меня и понес куда-то далеко, далеко… туда, где течет речка, шумит лес… и туда, где меня ждет девушка-из-сна…

И действительно, речка журчала, лес шумел, а вот девушка где-то потерялась.

Я удивленно посмотрел по сторонам и сел на какой-то валун, так удачно оказавшийся рядом. Впервые я оказался здесь без своей спутницы. Или это я был ее спутником? Не знаю… что-то во мне изменилось за этот новогодний вечер. Нет, где-то в сердце осталось место для девушки-из-сна, но остальным теперь всецело владела новая хозяйка.

Это только в книгах и фильмах сны такие реальные, что их запросто можно спутать с жизнью. Сон – это всего лишь сон. Он может порождать конкретные чувства, а остальное весьма расплывчато.

Так и сейчас. Вот я сидел на камне, а вот я уже вижу все откуда-то сверху. Вижу, как вдоль речки неторопливо идет девушка в синем платье с голубой шалью. Рыжая девушка.

Я уже иду рядом с ней… или я всегда шел рядом? Не знаю…

Я смотрю ей в лицо. Что-то в нем есть такое… знакомое что ли. Отдаленно напоминает Лану… или это я уже сам выискиваю ее черты в лице девушки-из-сна? Все может быть…

Девушка-из-сна повернулась ко мне и посмотрела в глаза…

Вот ради этого взгляда я и стремился каждый раз в этот сон. Ради этих голубых глаз, мягкой понимающей улыбки…

Мы постоим, глядя друг другу в глаза и пойдем дальше… а потом я проснусь и все исчезнет…

– Ты мне снишься? – неожиданно спрашивает девушка-из-сна.

От удивления я замираю и долго не решаюсь ответить. Целую вечность. Это возможно, ведь мы во сне…

– Это ты мне снишься, – говорю я по окончанию вечности.

– Значит, мы снимся друг другу, – тихо резюмирует девушка.

– Значит, – как эхо повторяю я.

– Значит, мы когда-нибудь проснемся…

– Значит.

И мы опять стоим в лесу, глядя друг другу в глаза. Стоим целую вечность. Даже целых две вечности. Это же сон, здесь возможно все.

– Обними меня, – неожиданно говорит мне девушка-из-сна.

Я молча обнимаю ее, и мы стоим так… сотни и тысячи вечностей…

Просыпался я медленно, с трудом переносясь из мира снов в мир яви…

Где-то на грани у меня возникло странное ощущение, будто ничего не изменилось при переходе из одного мира в другой. Раньше я всегда ощущал острую потерю и тоску, будто я там оставил самое ценное в жизни… но не сейчас. Теперь что-то изменилось.

Я медленно открыл глаза, все еще не доверяя своим ощущениям.

Передо мной были те самые прекрасные голубые глаза, глаза девушки-из-сна. Я невольно заморгал, борясь с наваждением. Но все мои ощущения кричали, что это не сон. Я обнимал Лану.

– Ты мне снишься? – сонно спросила она.

– Это ты мне снишься, – прошептал я.

– Значит, мы снимся друг другу, – тихо повторила Лана. – Конечно! Мы снимся друг другу! – уже громче сказала она, и в ее глазах засветилось понимание.

Я молчал, не в силах проронить ни звука.

– Как же я раньше не вспомнила? – продолжала Лана. – Я всегда плохо запоминала сны… только ощущения какой-то грусти… а сегодня я все вспомнила. Ты мне снился последние полгода! Вот почему у меня сразу возникло ощущение, будто давно знакомы.

Я, все еще не уверенно глядя ей в глаза, спросил:

– Но во сне ты была другой… и цвет волос был другим… Я бы тебя никогда не узнал, если бы на улице встретил.

– А ты меня и встретил на улице, – фыркнула Лана. – И действительно не узнал.

– Не на улице, а в магазине, – не согласился я. – Но ты же совсем другая… только глаза те же…

– Сны – это сны, – философски сказала Лана. – Там все выглядит не так… а вот волосы у меня действительно от природы рыжие, но у нас в моде глупые блондинки, поэтому приходится соответствовать.

Я неожиданно вспомнил, что обнимаю красивую девушку, да еще и лежа в своей постели.

– Э… как-то не верится, – пробормотал я, незаметно убирая свою руку со спины Ланы.

Почему-то провести это действие незаметно у меня не получилось.

– Ты что? – Лана внимательно посмотрела мне в глаза.

– Я лично хочу съесть свой новогодний торт, – неожиданно развеселился я, – и если ты поторопишься, то и тебе, может быть, что-нибудь достанется. Как-никак это мой законный новогодний подарок.

– Глупенький, – Лана ласково провела ладонью по моей щеке. – Это я твой новогодний подарок…

* * *

Прошла вечность, потом еще одна… прошла тысяча вечностей, и мы все-таки добрались до торта.

– Как же все-таки к тебе попала моя шаль? Да и как это вообще возможно… сниться друг другу? – тихо спросила Лана, неторопливо цедя горячий кофе.

– Лучше об этом не думать… – Я поправился: – Нет, мы, конечно, можем выдвинуть сотню-другую версий, но едва ли возможно найти доказательство хотя бы одной из них.

– И как я могла забыть все эти сны? – Лана сокрушенно покачала головой. – Каждый раз я просыпалась со странным чувством одиночества, но ничего не помнила. Почему?

Я пожал плечами.

– Кто бы знал… Эх, как же нам повезло, что мысль о снотворном пришла к нам одновременно.

– В смысле? – не поняла Лана.

– Ну… я хотел новый год встретить во сне, с тобой… но никак не мог уснуть. И пошел в аптеку за снотворным. У тебя, видимо, были те же проблемы.

Лана бросила на меня удивленный взгляд.

– Вообще-то нет. Я же сказала, что у меня мама попросила снотворное. О Господи, она же волнуется… – Лана стремглав бросилась в коридор к телефону.

Я остался на кухне один.

Вот это да… А ведь правда, Лана же не помнила снов, с чего бы она вдруг захотела провести этот новый год со мной? Она меня даже не знала… А ведь мы могли неоднократно проходить мимо друг друга. Да наверняка проходили, ведь живем совсем рядом! И если бы не глупая случайность, я бы никогда ее не узнал… Все-таки во сне она выглядела по-другому. Да и я, наверное, тоже был не таким… во сне все очень относительно…

Лана вернулась из коридора и бодро прыгнула ко мне на колени.

– Все в порядке, хотя по шее я еще получу, когда домой вернусь, – глаза Ланы блестели озорным блеском. – Ты знаешь, я тут подумала… а мы еще будем друг другу сниться? Представляешь, как здорово? Засыпаем вместе… во сне вместе… и просыпаемся вместе.

– Здорово, – честно признался я.

– Ну да, – Лана кокетливо нахмурилась. – Я тебе еще надоем тогда… будешь говорить, мол, везде одно и то же.

– Как ты могла такое подумать?! – искрене возмутился я.

– А ты докажи мне обратное.

– И докажу!

– Вот и докажи.

– А вот и докажу!

Я встал со стула, держа Лану на руках.

– Знаешь, – я задумчиво прикусил губу. – Меня только одно беспокоит.

– Что же? – Лана прижалась ко мне еще сильнее.

– Это слишком невероятно, чтобы быть правдой. Это больше похоже на сон.

– Ну, тогда поцелуй меня скорее, пока я не исчезла.

В такой просьбе трудно отказать.

И прошла вечность… потом еще одна… прошли тысячи вечностей. Пусть это и не сон, но любовь делает жизнь похожей на сон. А во сне возможно все…




home | my bookshelf | | Новогодняя сказка |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 55
Средний рейтинг 4.7 из 5



Оцените эту книгу