Book: Слепой инстинкт



Слепой инстинкт
Слепой инстинкт

Андреас Винкельман

Слепой инстинкт

О книге

Комиссар полиции Франциска Готтлоб наслаждается спокойными выходными в загородном домике своих родителей, но тут раздается телефонный звонок. Из интерната похищена маленькая девочка. Преступник увел малышку Сару ночью, при этом никто ничего не слышал и не видел, даже сама Сара — девочка от рождения слепа. Франциска немедленно возвращается в город и принимается за расследование.

Тем временем боксер Макс Унгемах сражается на ринге. Это важнейший бой в его карьере, но Макс никак не может сосредоточиться. Он чувствует на своем плече крохотную невидимую ладонь, удерживающую его от схватки, — ладонь его младшей сестры Сины. С тех пор как однажды летним днем Сина исчезла без следа, Макса переполняют воспоминания о ней. Он побеждает в бою, подтверждая свой титул чемпиона, но воспоминания о Сине не оставляют его. Пару дней спустя комиссар полиции Франциска Готтлоб, молодая девушка с огненно-рыжими волосами, просит Макса поговорить с ней — она обнаружила сходство между похищениями Сины и Сары и надеется, что Унгемах сможет ей помочь.

Но ни Макс, ни Франциска даже не подозревают, с кем им придется столкнуться в ходе расследования. Похититель девочек — не обделенный умом психопат, не только чудовищным образом истязающий своих жертв, но и готовящий для преследователей весьма неприятные неожиданности.

Об авторе

Андреас Винкельман родился в декабре 1968 года. Еще в детстве ему нравились страшные истории. Ни в одной профессии он не задерживался надолго, сменив карьеры солдата, учителя физкультуры и таксиста, и только призванию литератора до сих пор остается верен. «Человеческое сознание способно создать настоящий ад на земле, и уж в таких сотворенных людьми преисподних я разбираюсь», — говорит Андреас о своем увлечении злом. Сейчас автор проживает со своей семьей в уединенном домике на краю леса неподалеку от Бремена.

Посвящается Александре, которая принимала в этом участие, была со мной рядом и которой я всем обязан

Поспеши скорей уйти

— Я считаю до пяти,

А потом пойду искать,

И тебе не убежать.

Загляну во все углы,

Взгляд направлю под столы.

Прячь не прячь свое лицо,

Отыщу в конце концов.

Пролог

С каждым движением качелей грубые канаты все глубже врезались в ветку вишни. Их поскрипывание оставалось единственным звуком в этот тихий воскресный день. Теплый ветерок гладил ее лицо, шумел в ушах, развевал длинные рыжие волосы и белое платьице. Рывок вперед, ножки к небу! Девочка наслаждалась сладостью невесомости, это чувство опьяняло ее. Немного закружилась голова, и тогда она остановила качели. Вокруг стало совсем тихо… но Сина почувствовала: тут кто-то есть!

Ей не нужно было ничего видеть, чтобы понять это. Девочка ощущала присутствие кого-то чужого, ощущала совершенно ясно: привычное безопасное окружение изменилось, словно в ее маленький мирок вошло что-то невероятно злое, одним своим присутствием вносившее сумятицу в ее покой. Беззвучные движения вызывали едва заметные колебания воздуха, и от этого кожа Сины покрылась мурашками. Кто-то подкрадывался к ней, и он не знал, что к ней нельзя подобраться незамеченным. Этот человек ничего не знал о ней, а значит, ему тут нечего было делать!

Мысли вихрем кружились в голове девочки. Мама с папой еще спят, брат ушел и вернется нескоро. Их дом находится на самом краю деревни, так что вряд ли кто-то забрел сюда по ошибке. Так кто же подкрадывается к ней?

И вообще, есть тут кто-то, или это просто ее обостренные чувства сыграли с ней злую шутку? Может быть, это лишь ветер резвится в ветвях высоких деревьев и то, что она чувствует, — лишь шорох листьев?

Но этой надежде не суждено было оправдаться. Сина услышала шуршание, и ее сомнения развеялись. Осязание — это одно, а вот слух — уже совсем другое. Слух никогда ее не подводил.

— Кто здесь? — ее голос звучал совсем не так отважно, как девочке хотелось бы.

Шуршание стихло, и движение воздуха ясно дало Сине понять: незнакомец остановился! Ей стало страшно. Девочка покрепче сжала канаты качелей и уперлась ногой в землю.

«Беги в дом. Быстро!» — кричал голос в ее голове. Но она не могла этого сделать. Для обычного человека это было бы самым правильным решением, но не для Сины. Дорожка в дом была слишком длинной и неровной. Она непременно упадет.

— Папа в гараже, позвать его? — Сина решила, что это очень удачный ход, ведь кто бы ни подкрадывался к ней, теперь он будет знать, что она здесь не одна.

Все произошло очень быстро.

Мягкие, волнистые движения воздуха сменились бурей, по крайней мере именно так Сина это воспринимала. Что-то ударилось о ее тело, чуть не столкнув с качелей. Девочка открыла рот, пытаясь закричать, но чья-то огромная ладонь легла на ее плечо, а другая больно зажала губы и ноздри, так что Сина не могла дышать. Рука пахла рыбой. Кожа оказалась солоноватой на вкус. Девочку подхватили за талию и дернули назад. Она замолотила ногами, ударилась о качели, а потом ее подняли вверх, словно выдернули из привычного мира.

Воздух! Наконец-то немного воздуха!

Сина извивалась, чувствуя, как рвется платье, соскользнула вниз и упала на мягкую траву.

«Беги и кричи! Ты должна бежать прочь! И кричать, кричать!»

Девочка на четвереньках поползла вперед, подальше от этого незнакомца. Она еще чувствовала рыбный вкус на своих губах.

И тут что-то ударило ее по лбу: от метаний Сины качели вновь пришли в движение, и деревянное сиденье стукнуло ее по голове.

Сина закричала, отпрянув назад, и почувствовала, как ее сознание обволакивает тьма. В ушах звенело, по лбу стекала кровь. Чьи-то руки обхватили ее лодыжки и дернули назад, девочка вцепилась пальцами в сухую землю, обламывая ногти. А потом кто-то вдруг прижал ее к земле, усевшись сверху. Он надавил ладонью ей на затылок, вжимая лицо в траву, да так сильно, что Сина уже не могла ни кричать, ни дышать… Листва, вокруг палая листва… Листья застревают в горле… И нет воздуха… Нет воздуха…

Часть 1

Десять лет спустя

Глава 1

В комнатах гасли огни, украшенные яркими занавесками окна тускнели, превращаясь в мертвые пустые глазницы, и одновременно с этим исчезали светлые прямоугольники на лужайке перед зданием, исчезали один за другим, словно какие-то невидимые картежники убирали с игрового поля огромные карты. На улице уже стемнело, сгущалась ночь.

Тихая симфония звуков — хрустальный смех, приглушенные возгласы, дребезжание, скрип стульев — та музыка, что лилась из открытых окон, утихла в идеальном диминуэндо, и, когда закрылось последнее окно, воцарилась тишина.

Но мальчики и девочки, жившие на трех этажах этого длинного здания, заснули не сразу. Кое-где еще вспыхивали огоньки и гасли вновь. На третьем этаже зажглось крайнее окошко слева, и свет там горел дольше, чем во всех остальных комнатках. Стекла в этом окошке без занавесок были матовыми — тут находился душ для мальчиков, и, наверное, кто-то просто забыл погасить свет. Через десять минут это упущение исправил, проводя обход, ночной сторож.

Вокруг стало темным-темно. Его глаза привыкли к свету, поэтому потребовалось какое-то время, чтобы приспособиться к темноте, и в эти мгновения все звуки, похрустывания и шорохи словно стали громче. Его кожа покрылась мурашками, он оглянулся через плечо, но ничего не увидел.

Темный лес не пугал его, напротив, в этом лесу можно было укрыться, там ничей взор не нашел бы его. И в то же время он мог, оставаясь незамеченным, следить за зданием.

Безопасность обитателей интерната обеспечивал только двухметровый проволочный забор, а вырезать дыру в таком заборе будет проще простого. Он специально для этого прихватил кусачки, и сейчас они покоились в кармане его куртки. Холодная волна страха в его душе сменилась возбуждением, в ногах неприятно закололо. Он ненавидел это чувство: оно лишало его покоя, путало карты. И приходило, как правило, ночью. Когда это случалось, то не помогали даже пасьянсы — дамы к дамам, валеты к валетам, короли к королям. Тогда он не мог ни сидеть, ни лежать спокойно. Так произошло и сейчас.

Он спрыгнул с бревна, на котором вот уже час просидел без движения, и потоптался на месте, разминая затекшие ноги. Прошлогодняя листва зашуршала под подошвами его ботинок. Подняв руку, он немного подвернул рукав куртки и посмотрел на часы. Нужно было просто нажать на кнопку, и циферблат загорался синим. Теперь, когда погасли все лампы в интернате, он подождет еще час. Час до полуночи. Какое хорошее время! Конечно, понадобятся терпение и воля, чтобы просидеть тут целый час, ничего не делая… Бывали дни, когда его воля была крепка, но случалось и так, что терпение покидало его. Видит Бог, он пытался приручить этого диковинного зверя, свою выдержку, он упражнялся в этом не раз, но, увы, тщетно.

Хорошо, что время еще есть. Ему не к спеху. Если сегодня ничего не получится, то он вернется завтра, или на следующей неделе, или через месяц. Зачем напрасно рисковать? Не нужно торопиться, это было совершенно понятно.

Он повернул голову — в одном из окон на втором этаже загорелся свет. В ее окне!

Его девчушка обладает совершенно потрясающим умением чувствовать окружающий мир, и он это знает. Может быть, она ощущает опасность? Испуганная, лежит сейчас в своей кроватке, натянув одеяло до подбородка. Она воспринимает каждый звук, даже самый тихий, может почувствовать в воздухе даже электрические разряды, от которых начинает зудеть кожа.

Мысли о том, как девочка лежит там в кровати, чувствуя его приближение, но не имея возможности увидеть его, разожгли жар в его чреслах. Глядя на освещенное окно, он приспустил ремень, расстегнул пуговицу и ширинку, стянул брюки и трусы. Вскоре его движения стали быстрее, и в тот момент, когда свет погас, он застонал и упал на колени.

Вдалеке послышался шелест крыльев и крик совы. Встрепенувшись, он оглянулся, поспешно привел себя в порядок и оделся. Мысль о том, что птица могла видеть его, была неприятна, унизительна. Кровь прилила к его голове. Украдкой оглянувшись, он вновь опустился на бревно, сунул руки в карманы темной куртки и ссутулился, делая вид, будто ничего не произошло. Повсюду глаза, повсюду его могут увидеть. Ему хотелось вернуться в свой мир, в тот мир, где только он решал, кто может видеть, а кто нет. Там он мог оставаться невидимкой, стоило только захотеть. Как же ему надоело, что на него смотрят!

Его зазнобило. Ночь была холодной, усталость и бездействие брали свое. Желание начало угасать, в душе вновь проснулись сомнения. Может быть, он не все продумал? Действительно ли все настолько просто и безопасно, как он предполагал? Возможно, стоит отложить все это, довольствуясь тем, что у него есть?

Когда на землю спустилась полночь, он уже дрожал от холода. И все же он выждал еще десять минут, просто чтобы потренировать волю. Дамы к дамам, валеты к валетам, короли к королям; десять минут — и они слушались его, выстраивались в одну линию, идеально, просто идеально!

Наконец он встал со ствола, потянулся, глубоко вздохнул и направился к краю леса. Кусты и подлесок остались позади, лишив его надежного укрытия. Остановившись, он вытащил кусачки из кармана и спокойно принялся за работу. Одну проволоку за другой — щелк, щелк, щелк… Кусачки были новыми и острыми, они справлялись с металлом, словно это было масло.



Глава 2

Макс любил последние пять минут перед боем. Это было его время. Его тренер, Конрад Ледер, которого друзья называли просто Колле, вышел из комнаты и закрыл дверь. Макс остался один — это было нужно ему для того, чтобы сосредоточиться перед боем. Эти пять минут он проводил в мире, где были только он и его противник. Правда, иногда там появлялась и Сина. Сина умела проникать во все его миры, и с этим Макс ничего не мог поделать, даже если бы захотел. Иногда ее власть над ним вызывала в нем гнетущее чувство беспомощности: от воспоминаний о ней нигде нельзя было укрыться, и порою они обрушивались на него таким грузом, что становилось трудно дышать.

Вот и сегодня он чувствовал ее крохотную ручку на своем плече, тонкие пальцы легко сжимали его шею, чтобы не соскользнуть. Раньше, когда ее рука действительно лежала там, это вызывало в Максе нежность. Он был ее сильным братиком, ее защитником, ее поводырем. «Самое безопасное место в мире — рядом с тобой, Макс!» Когда она говорила это, он самому себе казался непобедимым. Даже воспоминания о ее словах было достаточно, чтобы ощутить это вновь. Почувствовать себя непобедимым.

Величайшая ошибка его жизни стала истоком его успеха.

Расслабив руки и поставив ноги на ширине плеч, Макс остановился в центре комнаты и осмотрелся. В этой раздевалке все было так же, как и в любой другой: белая краска на каменных неоштукатуренных стенах, неоновые лампы, испускающие столь сильный свет, что его, казалось, можно было потрогать. Одна стена заставлена металлическими шкафчиками, в углу стоит потрепанная лежанка для массажа. От пота боксеров искусственная кожа обшивки стала пористой и поблекла, кое-где из-под нее выбивался пенопласт. На другой стене висело огромное зеркало. Макс повернулся к своему отражению, и чем дольше он глядел на свое коренастое мускулистое тело, на синие шорты с желтыми полосками, тем быстрее забывал обо всем, кроме боя. Он начал привычную потасовку с боксерской грушей — пара ударов левой, удар правой, немного сильнее, и с каждым ударом образ противника становился все реальнее. Сейчас Макс словно воспринимал пророческое видение, вот только он хотел не увидеть будущее, а повлиять на него.

Нужно было уложить противника в четвертом раунде. Да, в четвертом раунде, незадолго до удара гонга он отправит противника в нокаут. Максу не нужна была победа по очкам. Люди купили билеты на бокс в тяжелом весе, наиболее зрелищный из всех видов бокса. Им нужна была очевидная победа, а не решение судьи и подсчет очков, нужен был этот удар грузного тела о пол ринга. В конце один должен стоять, а второй валяться на полу, тогда зрители будут довольны и шоу пройдет идеально.

«Получат они свое шоу, — подумал Макс. — И немного крови, раз им так хочется».

Он резким движением выбросил вперед кулак, ноги исполняли привычный танец боя, а глаза видели, как «Лигурийский[1] Исполин» падает на пол, сраженный его ударами. Мощные тумаки сыпались на грушу — размеренные, ровные удары: левой, левой, правой, левой, левой, правой. Для Макса эти удары были чем-то вроде метронома, чей звук гипнотизировал его. Боксер чувствовал себя спокойным, расслабленным, сильным.

Пять минут на подготовку к бою закончились, но, прежде чем Колле постучал в дверь, Макс еще успел опустить ладони в синих боксерских перчатках на грушу и прислониться лбом к мягкой коже. Ему казалось, что он еще чувствует в груше пульсацию от своих ударов. Еще пара секунд в такой позе, последний образ из видения, еще раз призвать четкую картинку поражения и отправить ее в соседнюю раздевалку, чтобы противник знал, что его ждет… Вот только образ отказывался принимать четкие очертания. Вместо итальянца на полу ринга Макс увидел Сину. Увидел ее такой, какой запомнил навсегда, словно она стала для него образом, застывшим снимком, а не живым человеком, подвластным ходу времени. В каком-то смысле так и было. Она осталась лишь краской на бумаге, статичной картинкой, неподверженной изменениям: круглое личико с курносым носом, усыпанным веснушками, серо-зеленые глаза со светлыми ресницами — не такими рыжими, как ее волосы, а скорее желтыми, прозрачными, а иногда, когда на них падал свет, даже розоватыми. Сина!

Она не улыбалась. Она не чувствовала себя в безопасности за его спиной, как он обычно представлял, нет, выражение ее лица было удивленным, даже испуганным, а главное, она не произнесла волшебную фразу!

Но тут в дверь постучали и видение рассеялось, а с ним исчезла и уверенность Макса в сегодняшней победе. Его установка на достижение цели, его сосредоточенность — все это пропало! И это было очень, очень плохо.

Хотя Макс так и не сказал «Войдите!», Колле все равно открыл дверь и заглянул в раздевалку.

— С тобой все в порядке?

Унгемах, не оборачиваясь, почувствовал, что тренер нахмурился, почувствовал это по каким-то ноткам в его хриплом голосе.

— Макс?

— Да… — наконец он оглянулся. — Все в порядке, можем начинать.

Подойдя к боксеру, Колле поднял его руки и еще раз проверил, хорошо ли сидят перчатки. Метр семьдесят ростом, Колле был немного ниже Макса и потому в глаза ему заглядывал снизу. Серые с крохотными белыми крапинками глаза Колле словно задавали ему вопросы и получали такие же молчаливые ответы. Наконец тренер, казалось, успокоился.

— Ну что ж, пойдем. Остальные уже ждут, — кивнув, Колле поднял руки ладонями вперед.

Хрипотца в голосе тренера проявилась сильнее, чем обычно. Они долго и упорно тренировались перед этим вечером, Колле много кричал, и теперь его голосовые связки мстили ему за это.

Макс хлопнул перчатками по ладоням тренера.

— В бой! — сказал он, завершая очередной из их маленьких ритуалов.

Глава 3

Домик у озера окутали тьма и тишина. Без лунного света могучие стволы сосен за окнами казались обугленными пальцами, указующими на небо.

Жутковатое зрелище…

Отвернувшись от окна, Франциска пересекла свою детскую, открыла дверь и прислушалась. Она не ошиблась: в соседней комнате тихо работал телевизор, голубоватое свечение просачивалось к лестнице, но его силы хватало лишь на половину ступеней.

Можно было лечь в кровать!

Просто лечь и уснуть.

Она ведь устала, день выдался нелегкий. Сегодня можно не беспокоиться о том, что она давно откладывала на потом… Ей так хотелось отступить, одна или две недели ничего не решат.

Но Франциска понимала, что как раз пара недель может все решить. Времени больше не оставалось. Совсем недавно она еще не знала, что это значит на самом деле: нет времени. А ведь она чуть ли не ежедневно использовала это выражение. Франциска любила узнавать что-то новое, но от таких знаний предпочла бы отказаться.

Нет! Откладывать дальше было нельзя, да и вряд ли ей представится более удобная возможность, чем сегодня вечером. Час назад Франциска отправилась в свою комнату, сказавшись уставшей, но это был лишь предлог для того, чтобы заманить спать маму. Ее план сработал, мама уже давно спала, и Франциска слышала ее похрапывание в соседней комнате. Это хорошо. Для такого серьезного разговора они с отцом должны остаться наедине. Папа говорил, что посидит в гостиной подольше, он хотел посмотреть бокс.

Франциска вышла в коридор, словно сама собиралась сейчас ступить на ринг. Проклятье, ну почему ей так тяжело? Подобные разговоры совершенно нормальны, любой отец поговорит о таком со своей дочерью.

С каждой пройденной ступенькой гул телевизора становился громче. Краткий путь от подножья лестницы до двери гостиной стал для Франциски чем-то вроде временного шлюза: каждый шаг уводил ее в прошлое. Она словно превратилась в малышку Франци десяти лет от роду, босую девчушку, крадущуюся на цыпочках по длиннющему коридору. Тогда она прижимала кулачки к щекам, изо всех сил стараясь не издавать ни звука. В такое время она уже должна была спать, но что-то тревожило ее, пугало, и тогда девочка вставала и кралась по лестнице, надеясь застать папу у телевизора или за письменным столом.

Остановившись в дверном проеме, Франциска посмотрела на отца. Он сразу же заметил ее, наверное, услышал шуршание на лестнице и повернулся к дочери. Его лицо в обрамлении жидких седых волос было покрыто морщинками, под глазами виднелись мешки, кожу усеивали старческие пятна. Он по-прежнему оставался ее папочкой, на его губах играла все та же искренняя улыбка, но вот ни силы, ни уверенности в нем больше не было. Часть он потерял, когда кончилось детство его дочери, остальное забрала болезнь.

— Эй, Франци, — хрипло проговорил он. — Что случилось? Не спится?

Кивнув, девушка подошла к нему и опустилась рядом на диван.

— На самом деле я очень устала, но не могу уснуть.

— Да, это мне знакомо. Мы с тобой выпили слишком много кофе за ужином.

Вот он, ее отец. Всегда готовый все объяснить, да так, чтобы это звучало убедительно и устраняло любые поводы для беспокойства.

— Посиди со мной немного. Можем вместе посмотреть бой. Раньше ты любила бокс.

Последнее предложение отец проговорил немного смущенно, но это было вполне понятно. Когда Франциске исполнилось двадцать, она начала встречаться с Борисом, боксером-любителем, упустившим возможность войти в профессиональную лигу и утешавшимся наркотиками и мелкими интрижками с другими женщинами. Его отношения с Франциской продлились семь лет. Отец не доверял ему с самого начала, но кто же будет слушать советы родителей, впервые влюбившись!

— Я тогда ослепла от любви! — Франциска закатила глаза. — Принести пива? — она сменила тему.

Отец немного подумал, взвешивая все за и против.

— Давай, — наконец решился он. — Сам я не стал бы пить, но с тобой… почему бы и нет.

— Хорошо.

Выйдя на кухню, Франциска взяла из холодильника две бутылки и поспешно вернулась в комнату. Забравшись с ногами на диван, она устроилась поудобнее. Они с отцом открыли пиво, чокнулись и выпили. Франциска уже давно так не наслаждалась алкоголем.

— Опаздывают, как всегда, — отец махнул бутылкой в сторону телевизора. — Пока идет предварительный бой. Ничего интересного, но тут уж ничего не поделаешь. Мама спит?

— Да, уснула уже. Храпит вовсю.

Отец улыбнулся.

— Да уж, когда женщины стареют, они храпят еще похлеще мужчин.

— Самозащита, — ухмыльнулась Франциска.

— Думаешь?

Она кивнула. Они с отцом сидели молча, попивая пиво и наблюдая за скучной предварительной игрой. Франциска наслаждалась возможностью немного побыть ребенком. Ей всегда нравилось сидеть молча рядом с отцом, но в этот раз все было не так.

Она приехала в дом родителей перед обедом, и весь вечер они болтали о том о сем, так что все, в общем-то, было уже сказано. Но в том-то и дело, что «в общем-то», и потому их молчание с каждым мгновением становилось все более гнетущим, оно требовало от Франциски действий.

— Ну говори уже, — вдруг сказал папа.

— Что? — опешила девушка.

Он не сводил глаз с экрана.

— Тебе есть что сказать мне, и я слышу, как эти непроизнесенные слова вопят в твоей душе. И нужно быть дураком, чтобы не понять, почему так происходит. Так что давай поговорим, прежде чем начнется игра… — Отец все-таки повернул голову, глаза у него слезились, хотя в последнее время это происходило постоянно.

Франциска открыла рот, но слова застревали в горле, зато по щекам потекли непрошеные слезы.

Взяв дочь за руку, он осторожно сжал ее пальцы.

— Послушай, малышка. Я сейчас тебе кое-что скажу. Имей в виду, что все обстоит именно так, как я говорю, а если что-то изменится, то ты будешь первой, кто об этом узнает, договорились?

Франциска кивнула.

— Сейчас я только начал лечение, и никто, ни один врач в мире не сможет сказать, будет оно успешным или нет. И до того момента, как это определится, пройдет не меньше месяца. Но я чувствую себя хорошо. И в глубине души уверен в том, что у меня достаточно сил для того, чтобы справиться с этой дрянью. Я верю в успех лечения, и ты должна верить. Понимаешь? — Он тыльной стороной ладони отер слезы с ее щек. — Понимаешь, малышка?

Франциска опять кивнула. Сейчас она словно и вправду превратилась в ребенка, пройдя сквозь шлюз времени до конца, и вопросы, которые она хотела задать отцу, никак не могли прозвучать этим вечером, ведь ей вновь было всего десять лет.

— Ох, черт, начинается! — вдруг воскликнул отец, поворачиваясь к телевизору.

Вытерев слезы, Франциска шмыгнула носом и, отхлебнув пива, попробовала сосредоточиться на боксе. «Все в порядке, — уговаривала она себя. — А если что-то пойдет не так, то я узнаю об этом первой».

Глава 4

— Спокойной ночи, Сара! — Остановившись у двери, госпожа Ланге оглянулась напоследок. — А если тебе нужно будет что-нибудь еще, просто позвони, хорошо?

— Хорошо, — прошептала Сара. — Спокойной ночи.

Дверь закрылась, и это странное ощущение тут же вернулось.

Кто-то наблюдал за ней!

В темноте проступили глаза, и эти глаза смотрели на нее.

Сара позвонила, вызвав госпожу Ланге. Она солгала воспитательнице, сказав, что у нее болит голова. На самом деле через десять минут после того, как она улеглась в кровать, ей вдруг стало трудно дышать, в груди заныло, и девочка почувствовала этот взгляд, взгляд, устремленный к ней и идущий словно отовсюду. Конечно, все это глупости, просто ребячество какое-то, детские страхи, но никакие уговоры не помогали. Сара уже четыре ночи спала в комнате одна, потому что Юдит, ее подружка, с которой она так легко находила общий язык, уехала к родителям. Сара не останется одна надолго, госпожа Ланге уже сказала ей, что какая-то девочка приедет в интернат на место Юдит. Но сейчас Сара была в полном одиночестве, именно сейчас! В прошлые ночи все было в порядке. Конечно, девочке не хватало разговоров с Юдит перед сном и тихого посапывания соседки, но раньше Сара не боялась. А сегодня она была в ужасе!

Сегодня все было иначе, и девочка сама не понимала почему.

Она легла на спину, натянув мягкое одеяло до самого подбородка, вытянула руки и ноги и постаралась не шевелиться. Сара затаила дыхание, изо всех сил зажмурившись, и полностью обратилась в слух. В коридоре было тихо, а значит, сейчас она сможет услышать даже самые слабые звуки. Но вокруг царила полная тишина. Оставалось только ощущение того, что за ней наблюдают. Сара потянулась к звонку, свисавшему на шнурке с потолка над кроватью. Девочка провела по звонку кончиками пальцев, но так и не позвонила. Ее успокаивала мысль о том, что звонок здесь. Но опять вызывать госпожу Ланге ей было стыдно. Наверное, ее любимая воспитательница уже догадалась, что у Сары вовсе не болит голова. Девочка закрыла глаза, сложила руки под одеялом и уже во второй раз за этот вечер попыталась помолиться. Она знала слова молитвы наизусть, но бормотала их без всякого чувства, без необходимой веры, словно очередную считалочку. Сара не могла сосредоточиться, сейчас она думала только о темноте вокруг. И о звуках, которые могла услышать.

Спустя какое-то время девочка уснула.

Проснулась она от какого-то шороха.

Дверь! Кто-то тихонько притворил дверь!

Она тут не одна! Кто-то находится в комнате!

Сара протянула руку к звонку. Сейчас ей было уже все равно, побеспокоит она госпожу Ланге или нет, потому что в ее комнату кто-то пробрался! Кто-то подкрался к ее кровати, осторожно уселся на матрас. Она совершенно отчетливо почувствовала, как прогнулась перина.

И это не игра воображения… Она слышала чье-то тихое дыхание, и оно было так близко к ее лицу…

Звонок! Где же звонок?

Сара отчаянно шарила руками в темноте. Она не могла найти звонок!

Глава 5

Под звуки песни «Holding out for a hero»[2] Макс вслед за Колле вышел на сцену. Зал взорвался криками и топотом, вопли эхом отражались от стен, больно отдаваясь в ушах.

Макс немного удивился. Конечно, речь шла о европейском чемпионате по боксу в тяжелом весе, но на такой ажиотаж он не рассчитывал. Казалось, зрители хотят своими криками загнать его назад в раздевалку. Боксер и тренер подошли к рингу. Тут свет прожекторов был ярче, от них исходил жар. Перед рингом оба свернули налево и поднялись по деревянным ступеням к углу Макса. Колле раздвинул канаты ринга, и его подопечный пробрался внутрь, легонько пританцовывая на месте. Подняв руки, Макс гордо продемонстрировал зрителям свое могучее тело.

Казалось, это невозможно, но крики стали еще громче.

Опустив руку на плечо ученика, Колле оттащил его назад, в угол.

— Слышишь? Они уже понимают, что сегодня произойдет, и бесятся от бессилия.

Кивнув, Макс расслабил руки. С бицепсами и трицепсами все было в порядке, да и вообще, сегодня все мышцы в его теле были в превосходном состоянии. Прекрасные условия для боя, вот только… Но нет, нужно избавиться от мыслей о Сине на ближайшие двадцать минут. Он справится!

Комментатор представил его публике. Макс уже был знаком с этим темноглазым черноволосым мужчиной, который вел и прежние его поединки.



— В левом углу… Его вес — сто два килограмма… Рост — метр восемьдесят два… Провел двадцать шесть поединков… Ни одного поражения… В двадцати двух боях одержал победу нокаутом…

В этот момент произошло то же, что случалось всегда, когда Макс выступал не в Германии: толпа начала швырять в него попкорном и вопить: «Вранье! Вранье!»

— Чемпион Европы в тяжелом весе… Сегодня защищает свой титул… Непобедимый мастер… Макс… Ууууууунгемааааааааах!!!

Со скучающим видом Макс вышел в центр ринга. На самом деле он был сосредоточен и готов к бою, но публика ждала от него представления. Боксер поднял руки и повернулся. Свист и презрительные возгласы стали тише. Вот такие они, итальянские фанаты: горячие головы, да быстро выдыхаются.

Сейчас на Макса смотрели тысячи глаз. Мужчины, женщины, даже пара малышей. Унгемах видел их всех и в то же время никого, зрители смешались для него в одну цельную, колыхающуюся массу, лишенную лиц и имен. Но вон там, в первом ряду, черт побери, это же не…

Нет! Нет, он ошибся! Но на мгновение ему подумалось… Да что сегодня за вечер такой? С Максом еще не случалось ничего подобного во время боя. Он заставил себя сосредоточиться на противнике. Тот сидел на своем табурете, широко расставив длинные ноги и опустив руки на средний канат ринга.

Сальваторе де Мартэн, «Лигурийский Исполин». Да, этот парень действительно был исполином: даже сидя он производил впечатление великана.

Рефери вызвал обоих противников в центр ринга. Они посмотрели друг другу в глаза. Де Мартэн на голову возвышался над Унгемахом, а мышцы итальянца были жилистыми и твердыми, не такими рельефными, как у Макса. Спокойные темные глаза насмешливо смотрели на Унгемаха сверху вниз. Макс коснулся своими перчатками перчаток противника, повернулся и прошел в свой угол. Когда он плюхнулся на табурет, Колле вставил ему в рот капу.

— Следи за его выпадами. С такими руками этот парень может ударить тебя из одного угла ринга, пока ты будешь стоять в другом!

Макс кивнул.

Прозвенел гонг.

Итальянец приближался к нему, приняв защитную стойку. Макс, пританцовывая, подождал, пока противник подойдет ближе, отпрянул и сам стал обходить ринг. Де Мартэн преградил ему путь, так что пришлось двигаться в другую сторону, уводя громилу за собой.

Ведущая рука де Мартэна метнулась вперед. Макс не рассчитывал на то, что противник до него дотянется, но был готов к этому, потому не вышел из защиты. Удар не был сильным, парень просто пытался прощупать противника. Унгемах позволил ему это. Не открываясь, он уклонился и вновь пошел по рингу. Из угла итальянца донесся чей-то крик, который Макс расслышал, несмотря на шум. Словно этот крик был сигналом к действию, «Лигурийский Исполин» бросился в атаку. Наклонив торс вперед и сохраняя идеальную стойку — руки у груди, — он начал теснить Макса к канатам ринга.

Правая рука метнулась вперед, задев плечо Унгемаха. Его шанс!

Быстрый выпад, пронырнуть вправо, выбросить вперед левую… Но де Мартэн следил за ним. Он успел отскочить, так что Макс лишь коснулся его предплечья.

И вот они вновь стоят друг перед другом, выжидают, надеются на удачу. Казалось, Сальваторе уже сейчас хочет все поставить на карту. Он надвигался на Макса, словно молотильщик — удар сыпался за ударом, Унгемаха теснили к углу. Пока что Макс позволял это. При следующем ударе, когда откроется защита, он…

— Макс!

Всего одно слово, его собственное имя… Словно гром оно прозвучало в его сознании. Этот голос, голос Сины. Она в опасности…

Сосредоточенность Унгемаха исчезла, и он пропустил удар по лицу. Не такой уж сильный удар, но и этого было достаточно, чтобы отбросить его в угол. Канаты спружинили, возвращая Макса в стойку, и тот успел инстинктивно уклониться от выпада итальянца, поспешно отпрянув в сторону.

Публика ликовала.

Наверное, зрителям казалось, будто их герой действительно близок к победе. Да, Максу сейчас было несладко, но де Мартэн тут был ни при чем.

Унгемах чувствовал, что еще не готов начать контратаку. До конца этого раунда нужно было держаться от итальянца подальше, пока к нему не вернется прежняя собранность. «Сина, о боже, Сина!»

Радуясь предстоящей победе, де Мартэн опустил ведущую руку, готовясь к апперкоту. Глупая ошибка. Макс уклонился и легко взял «Лигурийского Исполина» в захват. На мгновение, прежде чем их растащил рефери, Унгемах почувствовал запах пота и учащенное дыхание у своего уха. А потом великана оттащили в сторону, и гонг возвестил о завершении первого раунда.

Макс устало опустился на услужливо подставленный табурет. Боб, его катмен, вытащил капу.

— Что случилось? — Колле влил ему в рот изотоник.

— Ничего, все в порядке. — Макс жадно глотал напиток.

— Посмотри на меня! — Лицо Колле было совсем близко.

Казалось, тренер пытается заглянуть ему в душу, скрывающуюся в глубине глаз.

— Ты отвлекаешься.

— Может быть, сегодня не мой день.

— Ну ладно… — Колле опять сунул ему в рот бутылку с изотоником. — Тогда отправь его в нокаут в четвертом раунде. Заболел ты, что ли?

Макс мог бы возразить, что чувствует себя превосходно, но не успел — в рот ему опять сунули капу. Колле, втирая вазелин в его лоб и скулы, проникновенно заглянул Унгемаху в глаза.

— Ты справишься, слышишь?

Макс кивнул.

Почему бы и нет? Зачем рисковать? За это ему никто спасибо не скажет, да и ради этой публики не стоило устраивать шоу. Все равно они его ненавидят. Чем раньше он выберется из этой передряги, тем лучше.

Прозвенел гонг, и Макс выпрыгнул на ринг как ни в чем не бывало. И все же он чувствовал себя не в своей тарелке. От привычной сосредоточенности в бою не осталось и следа. Ох, хоть бы обошлось!

Мартэн вновь стал осторожнее, сохраняя былую идеальную защиту, но сейчас он должен был сделать первый ход — его болельщики рассчитывали на это, кричали, требовали победы.

И потому он начал атаку.

Макс ожидал этого. Он позволил противнику подойти, уклонился от слабого джеба и вложил всю силу в свой знаменитый удар правой.

Кулак метнулся вперед, столкнулся с защитой Сальваторе и почти нейтрализовал ее, отбросив противника на канаты. Макс наседал, проворачивая быструю комбинацию ударов, один из которых пришелся итальянцу в висок. Он был не настолько сильным, чтобы сбить лигурийца с ног, но достаточным, чтобы в защите образовалась прореха.

Вот оно.

Солнечное сплетение.

Кулак Макса сам отыскал дорогу, ударив противника в подреберье. Лигуриец громко охнул, словно выпуская из легких весь воздух, отшатнулся назад и сложился пополам.

При других обстоятельствах Унгемах бы обождал, постарался продлить поединок, но не сегодня. Очередной удар обрушился на голову противника, сильный удар, перед которым никто бы не выстоял. Будто в замедленной съемке Макс увидел, как голова итальянца повернулась, из ссадины под левым глазом хлынула кровь… Исполин замер на мгновение, а потом его глаза закатились. Мартэн опустил руки, мягко осел на колени и под удивленные возгласы толпы рухнул на пол. Ринг содрогнулся.

Рефери отодвинул Макса в сторону и начал считать.

— Раз… два… три… четыре…

Но Унгемах уже не обращал на это внимания. Он знал, что победил, защитил свой титул чемпиона Европы и получит хорошую прибыль, но сейчас в его голове бушевал вихрь воспоминаний, не имевших никакого отношения к происходящему.

— Десять.

Глава 6

Острое лезвие совершенно нового скальпеля легко вошло в глазницу. Он не чувствовал сопротивления даже в тот момент, когда перерезал зрительный нерв.

Вырезать ей глаза — дело нескольких минут. Глазные яблоки упали на сложенное вдвое кухонное полотенце, расстеленное на столе. Конечно, она вырывалась, даже пыталась кусаться, но ее зубы не могли прорвать грубую ткань рабочих перчаток. Постепенно он достиг не только высокого мастерства в этом процессе, но и установил определенную последовательность действий, следуя которой легко можно было лишать их глаз.

Первые попытки оказались неудачными. Скальпель слишком глубоко входил в глазницу, повреждая им мозг. Они умирали быстро, и смерть их была омерзительна. Тело сводили судороги, они мочились под себя, их рвало, а еще они дергались, словно зомби, но уже через минуту все было кончено. Конечно, первые пару раз это вызывало в нем интерес, но не приводило к цели, поэтому он начал совершенствовать и свое мастерство, и инструменты. Скальпель, которым он пользовался, был таким тонким, что им можно было разрезать травинку. Кроме того, всякий раз он использовал новый. Лезвия были отличными, но тупились быстро. Да, инструменты стоили довольно дорого, но это не имело значения. Чтобы добиться успеха, он понял это уже давно, нужны были тренировки, тренировки, тренировки… А еще правильное обеспечение. И это касалось всего в этой жизни.

Сейчас он уже считал себя профессионалом, а потому полагал неприемлемым истязать их бесцельно. Главное — они не должны были умирать под его ножом, ведь мертвые они не приносили никакой радости. Чтобы оказаться полезными, они должны быть не только живыми, но и сильными, иначе они не дарили ожидаемых ощущений. Они нужны ему живыми, с обостренными чувствами и инстинктами!

Он медленно подошел к огромному террариуму, занимавшему большую часть комнаты. Два с половиной метра в высоту, четыре метра в глубину, а в длину… казалось, бесконечность. Он сам построил все это. Поставил вторую стену, деревянную, все закрыл и замаскировал. Верхнюю часть, куда можно было добраться только при помощи маленького табурета, он использовал как полку для своей коллекции книг. От пола до уровня головы простиралось обрамленное рамой из красного дерева панорамное стекло, чей мягкий цвет контрастировал с зеленью мира за ним, поблескивавшего в лучах искусственного света.

Каждый раз, когда он входил сюда, им овладевало такое чувство, будто он и вправду очутился в джунглях. Конечно, необходимыми для создания такого впечатления оказались и аудиозаписи, нескончаемым потоком лившиеся из дорогих колонок. Звуки джунглей… Для него было важно совершенство. Он так старался, вложил в это столько денег — чужих на самом деле денег. И ему это удалось. Он обустроил для своей мамбы, dendroaspis viridis[3], среду обитания, полностью воссоздающую тропические леса западной Африки. Мамбы живут на деревьях, поэтому пришлось повозиться с террариумом. Через постоянного поставщика он импортировал из далеких стран экзотические, по большей части редкие растения, и теперь они колыхались в лучах искусственного света. Тут постоянно поддерживалась температура от 25 до 28 °C, а еще высокая влажность. Все эти данные непрерывно проверял компьютер, высвечивая результат на диаграмме.

Выключатель с часовым механизмом открывал шланги, и каждые шесть часов в этом искусственном мире шел дождь.

Остановившись перед стеклом, он осмотрел простиравшийся по ту сторону лес. Мамба пряталась, укрывшись где-то в густой зеленой листве. Но это не имеет значения! Как только ее жертва окажется на земле, испуганная, растерянная, змея покажется.

Вернувшись к столу, он вытащил уже ослепленную им мышь песчанку из прямоугольной стеклянной коробки. Подхватив песчанку за хвост, он залез на табурет и на уровне двух метров над полом открыл небольшую деревянную дверцу. Заслонка была расположена выше панорамного окна, но пользоваться ею было не совсем безопасно. Зеленая мамба, одна из самых быстрых и ядовитых змей в мире, сулила верную смерть от укуса, если не успеешь принять противоядие. Так что лучше было подстраховаться.

Сунув руку в террариум, он отпустил мышь и поспешно задвинул заслонку.

Песчанка, провалившись сквозь густую листву, очутилась на полу, покрытом лесным перегноем, листьями и песком. Приземлившись на лапки, она на мгновение замерла, а потом бросилась бежать. Животное было ранено и испугано, и потому даже усики не помогали ему. Мышь наталкивалась на камни, корни растений и стекло, ее движения становились все резче. Он надеялся, что у песчанки не случится инфаркт до того, как ее заметит мамба! Такое уже бывало, и не раз, и это всегда злило его.

Отойдя на пару шагов назад, он опустился в уютное кресло, свое любимое место для наблюдения за террариумом.

Представление могло начинаться!

Но пока ничего не происходило.

Песчанка двигалась уже медленнее, силы покидали ее. А может быть, она думала, что опасность миновала. Эта мысль ему нравилась. Вот она сидит перед стеклом, надеется на что-то, пытается примириться со своими ранениями, благодарная судьбе за то, что осталась жива. А тем временем враг уже следит за ней. Он сидел неподвижно, наслаждаясь покоем джунглей, чувствовал, как тело его обволакивает влажное тепло, как сочатся потом все поры; вслушивался в чуждые звуки, диковинное сочетание птичьих трелей, писка, шуршания, жужжания и шипения; воспринимал существовавшие лишь в пространстве его воображения запахи — сладковатый аромат разложения и возрождения, вечного круговорота жизни, которого никому и ничему не дано избежать.

И, как всегда, когда он сидел здесь, его сознание покинуло тело, этот ненавистный сосуд, который могли видеть все остальные. Сознание парило над джунглями, любовалось этим чуждым природным, пронизанным жизнью миром, не заботясь об опасности и смерти. Оно плыло на облаках, устремляясь к вечности, и это было для него трансцендентальным опытом невыразимой красоты. К несчастью, усталость вернула его обратно в тело.

Ночь выдалась нелегкой. Сперва нужно было надежно укрыть новенькую, а потом еще вернуться обратно. Конечно, ему хотелось заняться ею прямо сейчас, но действие снотворного продлится до полудня, так что пока можно насладиться этим спектаклем.

Что-то двигалось в листве!

Мамба!

Значит, она все-таки проголодалась.

Сперва шелохнулись отдельные листики, дрогнули и замерли вновь. Он не видел тела змеи, замечая лишь следы ее продвижения.

Он выпрямился, пододвигаясь ближе к стеклу и широко распахнув глаза.

— Где ты? Покажись, малышка!

И вдруг из зарослей бесшумно метнулось ее изящное тело. Темные глаза смотрели на землю — мамба увидела песчанку, сидевшую на месте. Мышь подняла голову, словно пытаясь посмотреть наверх. Должно быть, она позабыла, что у нее больше нет глаз. Мелкие волоски у носа, да и сам нос, подергивались, песчанка принюхивалась, пытаясь таким образом справиться со слепотой.

Ах, как же ему нравился этот момент, когда мышь понимает, что обречена на смерть и ничего не может поделать с этим. Он любил это мгновение и боялся его, словно разрываясь на части; что-то в этих ощущениях манило его — древняя магия зова. В такие моменты он ощущал тот самый животный страх, страх слабого зверя перед сильным, перед тем, кому суждено стать охотником, а не добычей. Такая простая и вечная истина.

Мышь вновь начала свой бег, натыкаясь на бесчисленные преграды. А вот змея оставалась совершенно спокойной. Ее тусклые глаза не мигали. Он видел только ее голову и часть тонкого зеленого тела — остальное скрывала листва.

Мамба снова резко двинулась вперед. Двухметровое тело грациозно приземлилось, образовав круг с песчанкой в центре. Мышь, дрожа, остановилась и подняла голову, словно надеясь хоть что-то увидеть своими пустыми глазницами.

Голова змеи метнулась к цели — мощное и в то же время изящное движение. Слегка изогнутые зубы впились в тело песчанки.

— Да! — он захлопал в ладони, увлеченный зрелищем.

Мышь дернулась еще пару раз, но бежать не пыталась, и, только когда тело песчанки замерло, мамба начала трапезу. Открыв рот, она отпустила маленькое тельце и просунула нижнюю челюсть под свою добычу. Медленно-медленно тело песчанки скрылось во рту змеи. Два метра извивающейся мощной плоти втягивали в себя жертву, легко, без усилий сокращались мышцы, и по перемещениям выпуклости он мог видеть, где сейчас находится трупик мыши.

Дальнейшее было скучным и длилось долго. Процесс пищеварения его не интересовал. Мышь была мертва, больше не было ни ужаса, ни охоты, ни осознания собственного бессилия. Все, что так влекло его, обрывалось в момент смерти. Потому смерть была ему неинтересна.

Глава 7

К утру воскресенья небо очистилось, свежий западный ветерок разогнал сгустившиеся вечером тучи. По сравнению с небом озеро казалось темным, угрожающим. Франциска Готтлоб накинула старую вязаную кофту, которую носила только дома. Ей по-прежнему было холодно. Кутаясь, девушка вышла на деревянные сходни. Наступил июнь, но утром все еще было холодно — термометр на эллинге[4] показывал, что сейчас всего десять градусов, да и ветерок никак не унимался. Но дело было не только в этом. От воды тянуло холодом, Франциску знобило. Ветер поднимал на озере волны, и те били в дубовые сваи сходен. Вода оставалась прозрачной, и даже отсюда можно было увидеть дно.

Подойдя к краю сходен, Франциска остановилась, подставляя лицо ветру, трепавшему ее рыжие волосы, и посмотрела на противоположный берег. Она чувствовала, что здешнее окружение идет ей на пользу. Тут все было полной противоположностью ее беспокойной, исполненной столкновений с жестокостью жизни в городе. В этом доме у озера она жила с семи лет. Родители купили его, когда один из романов отца наконец принес ему хорошую выручку. Тут Франциска была дома, и она это знала. Девушка в который раз задумалась о том, правильно ли поступила, поселившись однажды в другом месте.

Она почувствовала, как дрогнули от чьих-то шагов доски сходен, и повернулась.

Отец надел сегодня зеленые хлопковые брюки и плотную ветровку на подкладке — шерстяной воротник был поднят. Эту одежду, будто вечную, он носил много лет, но теперь она болталась на его исхудалом теле. Отец словно ссохся, и Франциска понимала, что дело не только в старости. Она с трудом растянула губы в улыбке.

— Доброе утро, малышка! — Отец обнял ее. Он еще не успел побриться и оцарапал дочь щетиной. — Мама готовит завтрак. Сказала, что позовет нас через полчаса. — Он повернулся к озеру. — Да, бой вчера был короткий, но все равно отличный, верно?

Франциска кивнула.

— Только в первом раунде он будто отвлекался все время.

— Да ну! — Отец отмахнулся. — Это все шоу. Этот своего не упустит, он не собирается расставаться со своим поясом чемпиона.

Они немного помолчали, наблюдая за парочкой уток.

— Папа, я…

— Подожди! — Отец полез во внутренний карман ветровки и вытащил какой-то сложенный вчетверо листок. — Вот, посмотри сюда… — Развернув бумагу, он ткнул пальцем в обведенное желтым маркером число.

— Что это? — Франциска не понимала, что пытается показать ей отец. Какие-то результаты анализов из лаборатории, это ясно, но вот что они означают…

— Это число — уровень ПСА на момент начала лучевой терапии. Как видишь, он составляет 6,8.

— Что такое ПСА?

— Простат-специфический антиген. Его уровень определяют по анализу крови. Чем он выше, тем хуже. Если его уровень выше 10, то дело плохо. Я показываю тебе этот дурацкий листок потому, что хорошо тебя знаю и понимаю, насколько важны для тебя цифры и факты, все, что можно проверить и сравнить. Я знаю, что мой вчерашний ответ тебя не успокоил. Запомни эти показатели: 6,8. Через пару недель лучевой терапии я сдам кровь на анализ еще раз, и если уровень ПСА понизится, значит, лечение прошло успешно.

— Так просто?

— Так просто! — Отец кивнул. — Даже рак можно выразить числами. Теперь ты знаешь мое судьбоносное число. И я хочу попросить тебя, чтобы ты оставалась спокойной до тех пор, пока я не получу следующие результаты анализа. — Он отвел глаза. — Ты согласна?

— Да, — Франциска вернула ему листок. — Спасибо, папа.

На самом деле ей хотелось сказать ему намного больше, но отец, всю жизнь говоривший только то, что должно быть сказано, ясно дал ей понять, что этот его принцип касается и рака, разъедавшего его тело. Больше тут говорить не о чем, и точка!

— Самое красивое место в мире, правда? — Отец обвел рукой озеро.

Франциска кивнула.

Сейчас оставалось только молчать, и они стояли на сходнях, слушая речь природы — всплески, всхлипывания, шелесты, шорохи и напевы воды.

Но звон мобильного оборвал величие момента.

Вымученно улыбнувшись, Франциска взяла трубку. Отец махнул рукой, давая ей понять, что возвращается в дом.

— Франциска? — Ей звонил коллега по работе.

— Да, что случилось?

— Пропала девочка.

Часть 2

Глава 1

Сара проснулась в другом мире. Все вокруг было не таким, как обычно, и она сразу это почувствовала, но в первый момент для нее важнее были сигналы, подаваемые ее собственным телом: на языке ощущался омерзительный горьковатый привкус, в животе урчало, голова сильно болела, словно боль пробивалась из центра наружу, пульсируя в глазах. Девочка чувствовала себя больной.

А потом пришли воспоминания, и боль отступила на второй план.

Ее пальцы касались чьих-то жестких, колких волос, она чувствовала чужое дыхание на своем лице, тяжесть на матрасе. Вместо звонка ее рука коснулась чьего-то лица, но это было не человеческое лицо, нет, точно нет, оно казалось таким… отвратительным…

А что потом?

Что случилось потом?

После этого воспоминаний не было, только пустота и тьма. До теперешнего момента.

Сара сосредоточилась на обстановке. Она уже не лежала в своей мягкой кроватке, не было здесь и одеяла: девочка не чувствовала привычного запаха постельного белья — оно всегда пахло одним и тем же стиральным порошком. Кроме того, на ней не было пижамы! Она была голой!

Ей хотелось вскочить, убежать отсюда, но пока она оставалась неподвижной. Сара уже научилась подавлять этот инстинкт, призывавший ее к бегству. В любом случае сперва следовало разведать обстановку, прежде чем в панике бросаться прочь.

Девочка принюхалась, жадно втягивая странные запахи. Ни один из них не казался привычным, а обоняние никогда еще не подводило Сару. Она узнала запах земли в лесу, земли, на которой гнила палая листва. Этот запах был сильнее всех остальных. Большинство людей не смогли бы определить, чем тут пахнет, но ее нос различал все тончайшие нюансы ароматов. Некоторые запахи Сара никак не могла для себя обозначить — ничего подобного она еще не знала. Вот аромат теплого дождя, древесной коры, сочащейся смолой… К ним примешивается слабый запах какого-то зверя.

Где же она?

Ей все сильнее хотелось бежать, звать на помощь, чтобы кто-нибудь пришел и спас ее или просто разбудил. Наверняка она спит и все это — лишь кошмар. Но Сара ничего этого не сделала. Она была неглупой девочкой. Кто бы ни похитил ее из комнаты и ни притащил в этот лес, этот человек наверняка не хотел, чтобы она кричала. Потому она продолжала притворяться спящей. Теперь, когда все запахи были восприняты, можно было полностью сосредоточиться на слухе. Сара всегда необычайно чутко улавливала звуки. Но и те здесь оказались чуждыми. Да, она уже бывала в лесу, и тот также наполняли разнообразные звуки, но совсем не такие, как тут.

Тихое стрекотание, клекот, шипение, тонкие нотки птичьего пения и писка… Однако все это совершенно не походило на тот лес, который она знала. Лес, в котором Сара бывала раньше, был глубоким, звуки отдавались далеким эхом, чувствовалось, какой шорох идет сверху, а какой — снизу. Но тут все путалось, переплеталось да и звучало глухо, словно лесу не хватало ширины и высоты.

Ее страх нарастал, жар разливался по щекам и лбу, ужас требовал пространства в теле, и девочка ощутила давление в мочевом пузыре. Нужно было помочиться, немедленно. Она крепко сжала челюсти и скрестила ноги. Нет, Сара больше не могла сидеть тихо. Необходимо двигаться. Она протянула правую руку и начала ощупывать все вокруг. Кончики пальцев, огрубевшие, но остававшиеся очень чувствительными, продвигались вперед, а разум тут же принялся анализировать ощущения.

Что-то мягкое, сыпучее. Это кора и листва. Она лежит на коре и листве. Только мелкие кусочки коры. Они, как и листья, влажные. Недавно прошел дождь? Если это так, то почему она сама не промокла? Может быть, она лежит под крышей? И потому звуки леса так искажаются? Сара запрокинула голову, задрав подбородок. Находясь в помещении, она обычно могла почувствовать, насколько отдален потолок. Вот только тут ее сверхспособность не работала. Сара чувствовала давление некой силы, но не могла определить это ощущение.

О боже! Тут и вправду все не так, как она привыкла. Абсолютно все!

От этой мысли страх возрос, занимая все больше места в ее теле. В промежности стало мокро, девочку охватил стыд, и, не зная, как себе помочь, она свернулась калачиком и заплакала. Вскоре Сара забылась беспокойным сном.

Глава 2

Франциска Готтлоб вошла в холл интерната Святой Елены, приюта для детей-инвалидов. На мгновение ее внимание привлек огромный аквариум, стоявший у стены напротив входной двери. Он был не меньше двух метров длиной и полутора метров высотой. Холл был обставлен ярко и красочно, но в сравнении с этим кусочком моря, заточенным в стекло, все остальное меркло. Сперва Франциска не обратила внимания на бурную деятельность, царившую в холле и на парковке перед зданием. Криминалисты из ее отдела с привычным спокойствием и дотошностью приступили к делу, но все остальные — персонал интерната, дети, обеспокоенные родители — суетились, обсуждая происшедшее. Было нелегко удержать их в комнатах или хотя бы собрать всех в одном зале, в той же столовой, чтобы они не мешали работе сотрудников.

— Госпожа Готтлоб? — Из раздумий Франциску вывел чей-то приветливый, однако слишком громкий голос.

Вздрогнув, девушка оглянулась и увидела невысокую полную женщину.

— Я вас испугала? Извините. Этот аквариум заставляет позабыть обо всем вокруг, верно? Я госпожа Цирковски, директор интерната.

— Комиссар Готтлоб, полиция Ганновера. — Франциска пожала ей руку.

Цирковски поджала губы. Она была очень напряжена, пухлые пальцы перебирали складки юбки.

— Есть какие-нибудь новости? — отрывисто спросила она. — Вы обнаружили какие-нибудь следы Сары?

— К сожалению, нет! — Франциска покачала головой. — Госпожа Цирковски, меня утром не было в городе, поэтому коллеги начали заниматься этим делом без меня, но я отвечаю за расследование. Так что мне хотелось бы с вами поговорить.

— Ну конечно! Давайте пройдем в мой кабинет, там спокойнее. — Цирковски засеменила вперед. — Жаль, что вы не могли приехать раньше. Я только что общалась в столовой с обеспокоенными родителями, с самого утра примчавшими в интернат. Дети с утра поделились с ними новостями, позвонив по мобильным… к моему превеликому сожалению. Конечно, родители очень взволнованы, и тут мне не помешал бы комиссар полиции, чтобы их успокоить.

— У вас из-за этого неприятности?

— Не то чтобы неприятности, но некоторые вопросы были как будто обвиняющими. И я их понимаю, видит Бог! Похитили из кровати… Чуть ли не на глазах у персонала…

Дойдя до двери своего кабинета, Цирковски резко остановилась и повернулась к Франциске. Она казалась затравленной. Признаться, сейчас Готтлоб не хотелось бы оказаться на ее месте.

— В семь часов утра, во время побудки, Сары уже не было… Просто не было… А ведь все остальное было таким же, как всегда. — Цирковски зажала рот ладонью, словно сдерживая крик. Ее губы дрожали. — Простите, я… — Глубоко вдохнув, она посмотрела на Франциску. — Мне пришлось всякое повидать, особенно тяжело, когда дело касается судьбы детей, но такое… Не знать, где Сара, что с ней случилось… — Она покачала головой.

Франциска опустила ладонь на ее плечо.

— Я вас понимаю, правда. Вам не за что извиняться.

Кивнув, директор провела ее в свой маленький кабинет.

— Присаживайтесь, пожалуйста.

— Скажите, — начала Франциска, — какими инвалидами вы занимаетесь?

Цирковски уселась за свой стол, Франциске осталось кресло. Других мест, чтобы присесть, в крохотном кабинете не было. Стены справа и слева были уставлены книжными полками, на которых громоздились медицинские журналы, папки, коробки, фотографии в рамочках, засушенные цветы и еще какие-то безделушки.

— Мы ими не занимаемся, мы живем здесь. Заниматься можно документами или моторами машин. В этом интернате мы живем вместе с детьми с ограниченными способностями, как умственными, так и физическими. К сожалению, им до сих пор трудно адаптироваться в современном обществе.

На какое-то мгновение Франциска почувствовала, что готова извиниться за неудачный выбор слов, но не стала этого делать. Она понимала, что сейчас можно вступить в интереснейшую дискуссию о правах инвалидов со столь решительно настроенной женщиной, но ведь она не для этого сюда приехала. Так что Готтлоб ограничилась коротким «вот, значит, как» и вернулась к интересующей ее теме.

— Госпожа Цирковски, как вы понимаете, нам нужно будет вести расследование во всех направлениях, пока у нас не появятся подозреваемые. Если мы будем исходить из того, что Сара не сбежала сама…

Директор энергично замотала головой.

— Ни в коем случае! У нее не было для этого никаких причин.

Франциска смерила ее взглядом.

— Коллеги сказали мне, что пока не обнаружены следы насильственного похищения, а персонал ночной смены ничего не заметил, так?

— Верно, но… Я не могу этого объяснить, но знаю наверняка, что малышка не сбежала! Да и как бы ей это удалось?!

— Сара слепая, верно?

— Да, она слепа от рождения. Здесь, в привычном окружении, она прекрасно справляется сама, и вы бы даже не заметили, что она незрячая. Но вне интерната? Где все чужое? Нет! Она никогда не смогла бы это сделать. Исключено!

— Что вы можете рассказать мне о родителях Сары?

— Это нелегкая тема, — Цирковски вздохнула. — Ее родила мать-одиночка. Наркоманка. Непростой человек, вот что я вам скажу. Она лишена родительских прав, опеку над Сарой взяло на себя государство.

— Мать может быть причастна к похищению Сары?

— Нет, это исключено.

— Отец?

Цирковски пожала плечами.

— В управлении по делам молодежи о нем ничего не известно, поэтому не могу вам сказать. Но за те четыре года, что Сара провела здесь, ни мать, ни отец не показывались тут ни разу. Почему кто-то из них вдруг решил проявить интерес к ребенку? И почему именно так?

Франциска кивнула, но на вопрос отвечать не стала. Конечно, она проверит родителей, но директора интерната это не касалось. Она должна была выполнить совсем другое задание.

— Госпожа Цирковски, мне как можно скорее нужен список сотрудников этого учреждения, в том числе и бывших.

— Но интернат существует более десяти лет! Как же мне…

— Меня интересуют данные четырехлетней давности, с того момента, как тут появилась Сара. На первое время этого будет достаточно. Сразу хочу вам сказать, что важнее всего для нас информация о бывших сотрудниках. Вы давно занимаете тут должность директора?

— С самого начала.

— Хорошо, это просто прекрасно. Тогда подумайте, не было ли среди ваших бывших сотрудников кого-то, у кого есть причины навредить интернату. Или кого-то, кто странно вел себя с детьми.

Цирковски выставила вперед ладони.

— Я не думаю, что…

— Пожалуйста, дайте мне договорить, — перебила ее Франциска. — Кроме того, нам нужен список всех ваших поставщиков и всех внешних сотрудников, которые каким-либо образом связаны с этим учреждением. Тут тоже в первую очередь обращайте внимание на фирмы, которые в последнее время потеряли контракт или чем-то отличились.

Директор устало поерзала на стуле, черты ее лица разгладились.

— Вы понимаете, чего вы от меня требуете?

— Вы делаете это для Сары, а не для меня.

Цирковски поспешно закивала.

— Да-да, конечно, ради Сары. Я приготовлю для вас список, уж как-нибудь справлюсь. Вы полагаете, кто-то из этих людей — преступник?

— Мы не полагаем, мы расследуем, — только произнеся эти слова, Франциска поняла, что огрызается. — А так как пока у нас нет никаких зацепок, мы должны рассмотреть все варианты. Возможно, вам это покажется тягостным и не сулящим особого успеха, но таков порядок расследования. — Она ободряюще улыбнулась.

Ответив на ее улыбку, Цирковски забарабанила кончиками пальцев по столу.

— В наши дни с маленькими девочками всякое случается, такое не раз услышишь. Но это происходит только снаружи, не у нас в интернате! — Она покачала головой. — Я до сих пор не могу поверить в то, что теперь одна из наших девочек… и почему именно Сара?!

— Сколько в интернате слепых девочек ее возраста? — Франциска ухватилась за этот действительно важный вопрос.

— Семнадцать.

— Семнадцать, — тихо повторила Готтлоб, задумавшись над тем, почему же именно Сара привлекла внимание похитителя.

Франциска решила, что по возвращении запустит поиск в базе данных, чтобы найти похожие случаи похищений. Нужно было ориентироваться и на внешность малышки, и на то, что она была слепой.

— Скажите, все слепые девочки спят в том же крыле, что и Сара?

Цирковски кивнула.

— В том же крыле и на том же этаже. Нам проще размещать детей с одинаковыми проблемами рядом. А почему вы спрашиваете?

Прежде чем Франциска успела ответить, у нее зазвонил мобильный. Она вытащила телефон из кармана, посмотрела на дисплей.

— Извините, мне нужно взять трубку.

Ей звонил Пауль Адамек, ее напарник.

— Мы кое-что нашли. Я встречу тебя у входа в интернат.

Так и не ответив на вопрос, Франциска попрощалась с директором, еще раз напомнив ей о необходимости предоставить полиции список сотрудников, и вышла из интерната.

Пауль сегодня надел джинсы, ботинки и коричневый свитер. Несмотря на прохладу, он сильно потел, да и вид у него был какой-то помятый. Черная курчавая шевелюра топорщилась пуще обычного, в волосах застряли сосновые иголки. С момента приезда в город Франциска его еще не видела — он прибыл сюда с ищейкой и дрессировщиком. Наверное, он бежал за псом по подлеску. Пауль выглядел уставшим.

— Ну что, как родители? — поинтересовался он.

— Сюрреалистическое ощущение. — Франциска поделилась с ним новостью о болезни отца три недели назад. — Я пыталась держаться, хотела серьезно поговорить с отцом, но повела себя как маленькая. Радуйся, что твои родители здоровы.

— Ох, у меня другие проблемы. Знаешь, сколько я спал прошлой ночью? Три часа! Наша малышка непрерывно кричит!

— У врача были?

— Еще нет, но долго я не выдержу. Хорошо, хоть ночного дежурства сегодня нет. Только этого мне не хватало.

— Зато и выходных не будет, — возразила Франциска.

— Знаешь, я рад, что могу выбираться из дома. Не понимаю, как только Мириам справляется. Она же проводит с мелкой целые сутки!

Готтлоб невольно улыбнулась. Ей было немного жаль Пауля. За последние месяцы, после рождения его дочурки Табеи, Адамек похудел на семь килограммов и постоянно ходил невыспавшимся. К сожалению, ребенок у него родился беспокойным, и Франциска даже представить боялась, насколько это меняет жизнь. Всякий раз, когда Пауль говорил об этом, — а о дочери он говорил часто, как и любой папаша, — она старалась упрятать мысли о собственных детях подальше.

Плечом к плечу они пересекли парковку и направились к лесу.

— Территория интерната отделена от подлеска проволочным забором, — начал докладывать Пауль. — У того крыла здания, где спала Сара, кто-то прорезал в заборе дыру. Надрезы чистые, без ржавчины, значит, резали недавно. Еще мы нашли место, откуда за зданием следили. У бревна на опушке примята трава, будто кто-то топтался там довольно долго.

— Ну надо же! А ищейка что-нибудь нашла?

— Да, она привела нас прямо к дыре в заборе. Мы углубились в лес, но потом собака потеряла след. Дрессировщик с псом остались в лесу, может, найдут еще.

— Что ж, это уже кое-что. Насколько я понимаю, ты поставил криминалистов в известность.

— Да, конечно.

Франциска знала, что может положиться на Пауля, в конце концов, они проработали вместе уже пять лет и проблем никогда не возникало. Адамек был дотошным следователем, он всегда старался ничего не упускать из виду. Да, ему не хватало творческой жилки, зато у Франциски креативности было достаточно, а Пауль восполнял свой недостаток старанием и целеустремленностью.

Они дошли до скрытого кустами забора. Пауль раздвинул ветки, и Франциска, пригнувшись, пробралась вперед. Выпрямившись и отбросив прядь волос со лба, она увидела дыру. Надрез начинался прямо над землей, так что дыра получилась около метра шириной и высотой. Преступник попался сообразительный: он взрезал проволоку не до конца, оставив нетронутой верхнюю часть забора. Издалека сложно было заметить что-то неладное.

— Проволока была поднята наверх, когда вы обнаружили дыру? — поинтересовалась Готтлоб.

— Нет, провисала, — Адамек покачал головой. — Так что мельком ничего и не заметишь. Я сам сегодня пару раз проходил мимо, не видя дыры, и только ищейка привела меня сюда, взяв след в комнате девочки. Так что мы с уверенностью можем утверждать, что преступник вытащил девочку с территории интерната через эту дыру. Наверное, он припарковал машину где-то в лесу. Там собака и потеряла след.

— Ничего, мы ее найдем. — Пройдя сквозь дыру в заборе, Франциска почувствовала, что проникла в мир похитителя.

Глава 3

— Мальчик мой, ну и вид у тебя!

Мать поморщилась. Как же он ненавидел этот ее жест! Задвигалась дряблая старческая кожа у крыльев носа, вытянулись вперед губы, словно мать изображала рыбу-луну во время кормления. В толстом слое помады пролегли трещины. Глаза распахнулись, выщипанные тонкой дугой брови взметнулись вверх. Под жидкими волосами тускло поблескивала белая, покрытая перхотью кожа.

Не только возраст делал его мать такой уродливой. Гадкой была ее душа, и она не скрывала этого, выставляя напоказ зависть, омерзение, презрение. Она так и сочилась ненавистью…

— Ты сегодня смотрел в зеркало? — вытянув губы трубочкой, спросила она.

Конечно, мать не ждала ответа. Хотя стороннему наблюдателю это показалось бы грубым, — а мать не стеснялась так говорить с ним и при посторонних, — все это было лишь ритуалом, к которому он привык и который должен был оставить его равнодушным. Но иногда, в неудачные дни, ее слова все же достигали цели, и тогда ему становилось понятно, что он никогда, никогда не сможет оставаться равнодушным, как бы ни старался. Никогда, никогда, никогда!

Ее губы слегка тронули его щеку, оставив липкий отпечаток. Он отчетливо ощутил прикосновение жестких волосков с ее подбородка. Спина покрылась мурашками.

— Заходи, пока соседи не увидели тебя в таком виде.

Она с неожиданной силой схватила его за плечо и втянула в коридор. Прежде чем дверь закрылась, она успела выглянуть наружу. На улице никого не было.

— Они становятся все любопытнее! Ничего от них не утаишь. А старикашка, что живет напротив, целый день сидит со своим биноклем за гардиной. Он думает, я его не вижу, как же! Еще как вижу! Я их всех вижу!

Мать захлопнула дверь, и он вздрогнул. В просторном коридоре стало темно. Тут отсутствовали окна, а мебель была сделана из красного дерева и потому впитывала проникавший сюда свет. Высасывала свет, высасывала жизнь.

— Давай куртку и иди поздоровайся с отцом. Он в своем кресле в гостиной. Через пятнадцать минут обед будет готов. Иди же быстрее! — Она буквально сорвала тонкую ветровку с его плеч.

Вытолкнув сына из коридора, мать скрылась на кухне.

Он остановился в дверном проеме, глубоко вздохнул и, расправив несуществующие складки на брюках, вошел в комнату. Ладони вспотели. Он ненавидел это чувство, вызывающее в нем отвращение, но ничего не мог с собой поделать. Сегодня с утра им овладела эйфория, нервы были взвинчены, в животе сладко посасывало. Потребовалось значительное усилие воли, чтобы вообще прийти сюда. Но воскресные обеды были устоявшимся ритуалом, который нельзя было нарушать. Иначе он навлек бы на себя гнев матери. А этого он себе позволить не мог!

Из кухни доносился перезвон посуды. В комнате пахло картошкой (переваренной, конечно), тушеной капустой (мать, как всегда, налила туда слишком много красного вина) и жареной свининой (с омерзительным слоем жира). Интересно, родители хоть когда-нибудь ели по воскресеньям что-то другое? Если и так, то он не помнил этого. Это воскресное меню преследовало его, вызывая тошноту одним только запахом, но он ничего не мог поделать. Нужно было потерпеть. Терпеть каждое проклятое воскресенье. Картошка, тушеная капуста, свинина, жирный соус…

— Привет, папа! — с подчеркнутым энтузиазмом произнес он, оставляя позади линолеум коридора и ступая на цветистый ковер гостиной.

Лысый старик, как всегда, сидел в инвалидном кресле перед огромным окном, выходившим в сад. Взгляд был пустым, руки лежали на подлокотниках кресла, словно привязанные, пальцы легонько подрагивали — мелкими, почти нежными движениями. На морщинистой шее висела тонкая металлическая цепочка с прищепками, удерживающими большую белую салфетку. Подобными салфетками пользуются зубные врачи. Она закрывала грудь отца и, конечно, не оставалась сухой. Тонкие нити слюны тянулись из уголков его рта. Омерзительное зрелище! Казалось, жизнь вытекает из тела отца, скапливаясь на салфетке, а потом мать выбрасывает эту жизнь в мусорное ведро. Подождав, чтобы нить оборвалась и впиталась в салфетку, он подошел к креслу отца и опустился на корточки.

— Привет, пап, как ты себя чувствуешь сегодня?

Теперь отец уже не мог смотреть мимо, но он знал, что мутные, слезящиеся глаза смотрят сквозь него, словно его тут нет. Он был в этом уверен, ибо так было всегда.

Ответа на свой вопрос он так и не получил, впрочем, и не ожидал этого. На кухне мать грохотала кастрюлями.

— Сегодня у него не очень удачный день, да?! — крикнул он матери.

— Да, не очень.

Он улыбнулся. Эйфория дарила ему отвагу. Нынче он мог верить в себя, мог позволить себе то, чего никогда раньше не позволял, ведь он доказал, что способен на все.

— Вот видишь, как все обернулось, отец, — шепнул он. — Раньше ты никогда не хотел меня слушать, а теперь приходится, хочешь ты этого или нет. Отвратительное ощущение, да? Эта беспомощность… Ну что, она меняла тебе сегодня подгузник? Подтирала тебе задницу? А ты кушал кашку, ты же хороший мальчик, верно?

И вдруг в дверном проеме, словно из ниоткуда, возникла мать, и взгляд ее светло-зеленых глаз припечатал его к полу. Как его пугал этот взгляд!

— Ну что, он отвечает тебе?

Он покачал головой и опустил ладонь на руку отца — он надеялся, что это могло показаться исполненным любви жестом. Рука отца была вялой и сухой, а еще холодной. Как кожа змеи. Сброшенная кожа змеи…

— Нет, к сожалению, не отвечает. А я ведь хотел рассказать ему, как хорошо идут дела в его магазине.

— Это обрадовало бы его… — Мать вздохнула. — Он всегда жил только ради своего магазина.

«Это уж точно», — подумалось ему. Отца не интересовало ничего, кроме магазина, и потому, наверное, старику невыносимо было знать, что теперь там всем заправляет его сын-неудачник.

— Мы можем поговорить об этом за обедом. Накрывай на стол, — скомандовала мать и вновь скрылась на кухне.

— Да, конечно.

Но он еще на мгновение замер перед креслом отца, а ладонь так и осталась на руке старика. Он сжал холодные сухие пальцы, стискивая их все сильнее и сильнее.

— Плохи дела в твоем магазинчике. Если так пойдет и дальше, то в следующем году мне придется объявить себя банкротом. Банк хочет аннулировать мою ипотеку. Вот здорово, да? Ты строил этот магазин сорок лет, а мне удалось разрушить его всего за десять.

Ах, как восхитительно, как чудесно было сказать старику правду. Только для этого стоило поволноваться вчера ночью. Без сегодняшней эйфории он никогда не решился бы на это.

Отец прищурился. Не вспыхнули ли на мгновение его мутные глаза? И если да, то почему? От боли в руке? Или от осознания того, что родной сын готов лишить его всего — и гордости, и чести, и достоинства, и денег — готов разрушить все, созданное отцом. Все! Да, он заметил вспышку в глазах старика и надеялся на то, что эта вспышка — порождение боли.

Но уже через миг глаза отца погасли. Старик вновь превратился в зомби.

С трудом поднявшись, он прошел в столовую, отделенную от гостиной широкой дверью. Как и приказала мать, он поставил на белоснежную скатерть тарелки и стаканы, разложил столовое серебро, украсил тарелки кроваво-красными салфетками — под цвет роз в высокой стеклянной вазе на краю стола. Потом потянулись минуты ожидания. Он нерешительно переминался с ноги на ногу, понимая, что мать вот-вот позовет его. Нельзя было просто зайти в кухню и помочь матери: она не любила, чтобы кто-то путался под ногами, пока она готовит. Так что он слушал, как она грохочет посудой, точно зная, когда именно мать позовет его.

Сейчас!

— Мальчик мой, забери-ка вино и разливай его!

Он рванул с места, словно участвовал в забеге на сто метров и судья только что выстрелил у него над ухом из пистолета.

На кухонном столе стояла уже открытая бутылка белого вина. Взяв ее, он вернулся в столовую и наполнил бокалы. Тем временем мать принесла фарфоровые миски с картошкой и капустой и поднос с аккуратно нарезанными кусками свинины. Выставив все на стол, она удовлетворенно осмотрела плоды своего труда.

— Ну вот, теперь можно обедать. Я приведу отца.

Мать прошла в соседнюю комнату и привезла супруга в инвалидном кресле в столовую, усадив его во главе стола.

Он выставил приборы и для отца, не только для себя и матери, и неважно, что тот не мог обедать с ними. Важно, что соблюден ритуал.

— Приятного аппетита, — отрывисто сказала мать.

Они уселись за стол и принялись молча есть. Временами он украдкой поглядывал на отца. Тот безмолвно сидел за столом, и жизнь тонкой прозрачной нитью вытекала из его тела. Мать не обращала на это внимания. Она ела мясо, опустив голову. Зубы у нее были больными, потому она обгладывала каждый кусок, словно он состоял только из костей. При этом мать громко чавкала, и в этом чавканье ему почему-то слышалось шипение.

— Как дела в магазине? — наконец осведомилась она.

Именно мать всегда начинала разговоры за столом.

— Хорошо, очень хорошо. Я даже подумываю о том, чтобы нанять кого-нибудь.

Замерев, мать посмотрела на него через стол. Губы трубочкой вытянулись вперед.

— Ох, не знаю, мальчик мой, не знаю. Твой отец всегда говорил, что в магазине должны работать только свои… Не знаю. Почему бы тебе не найти себе жену? Она могла бы помогать тебе в лавке. Я вот всегда помогала отцу. И нам никогда не нужна была помощь наемных работников. Если работы становилось слишком много… что ж, мы работали ночью. Ты же знаешь, без труда не вытащишь и рыбку из пруда! Нет-нет, тебе непременно нужно жениться, подыскать себе жену, аккуратную женщину, которая умела бы убирать и готовить. Это стало бы отличным решением твоей проблемы. Но сперва тебе нужно изменить внешность, выжать из нее все возможное. Ты посмотри на себя в зеркало! Как ты выглядишь! Это же невообразимо! В наши дни женщинам нужны эффектные мужчины.

Он, опустив голову, молча сносил эти привычные издевки, впрочем, не жалея о том, что заикнулся о найме кого-то со стороны. В конце концов, неважно, что он скажет, мать все равно будет говорить только о его внешности и необходимости жениться. Он мог бы рассказать ей о рыбалке, и все равно она заговорила бы о его внешности. Он мог бы рассказать ей о своем улове на выходных, и мать без особых проблем перевела бы разговор на его будущую жену.

— Вот, например, в субботу. Что ты делал в субботу, мальчик мой? Может, ты ухаживал за какой-нибудь женщиной?

Он чуть не подавился капустой, но сумел сдержаться, хотя его едва не вырвало. Пришлось срочно прополоскать рот вином. Мать с отвращением покачала головой, но ничего не сказала. Вероятно, она решила, что уже достаточно пристыдила его.

— Я ходил в кино, — солгал он.

— Один?

Он кивнул.

— Ох, мальчик мой. — Мать вздохнула так тяжко, будто он только что сознался ей в убийстве. — И что мы с отцом сделали не так? Мы так старались, воспитывая тебя. Не может быть, что все это только из-за твоей внешности. Наверняка есть что-то еще.

Как всегда, она была права. Но об этом он не мог рассказать матери. Она не поняла бы его. Никто бы его не понял. Таков удел иных. Они всю жизнь остаются непонятыми.

Но он всегда справлялся с этим. Главное, что жизнь предоставляет ему возможность утверждаться в своей инаковости, холить и лелеять ее, свободно развиваться. Да, именно этим он и занимается.

Глава 4

Отсюда он следил за интернатом, выжидал, наблюдал, чувствовал себя могучим и непобедимым. В лесу он был как дома.

И наверняка оставил тут какие-то следы.

Они всегда их оставляли. Иногда намеренно, но, как правило, случайно. Но не все следы можно было увидеть, сфотографировать, уложить в пакет для улик, промокнуть ваткой.

— Справа снизу, — Пауль Адамек махнул рукой, но сам остался на месте.

Они с Франциской уже давно работали вместе, и Пауль знал, как ему следует себя вести. Готтлоб нужно было пространство, когда она пыталась сориентироваться на месте преступления. Конечно, ей лучше было работать в одиночку, но такая возможность выпадала редко. Тем не менее Пауль в такие моменты всегда старался держаться в стороне и вел себя тихо.

Повернув направо, Франциска прошла вдоль забора. Через двадцать метров она увидела на опушке леса бревно, о котором говорил Адамек. Остановившись, девушка посмотрела на землю. След был заметен сразу — преступник шел отсюда так же, как и она, воспользовавшись кратчайшей дорогой от бревна к дыре в заборе.

Франциска осмотрела бревно. Поваленный дуб лежал тут недолго: кора была еще твердой, даже грибами не успела порасти. Немного подумав, комиссар уселась на дерево. Возможно, преступник касался коры, но криминалистам легко будет вычленить следы, оставленные Франциской, так что можно было посидеть тут спокойно. Для Готтлоб это было важно. Нужно немного побыть там, где был преступник. Попытаться понять его. Увидеть то, что видел он. Франциска подняла голову. Место было выбрано идеально. За стволами сосен и забором Готтлоб видела стену интерната — то самое крыло, где жила Сара. Франциска не запомнила, в какой комнате обитала девочка, знала только, что на втором этаже. Отсюда было видно всю стену.

«И ты сидел здесь, ночью, в полной темноте. Лес не пугал тебя, ты даже отважился повернуться к нему спиной, а значит, вырос ты не в большом городе. Скорее всего, в деревне. Ты сидел тут и смотрел на интернат, на все эти окна. Что ты видел? Свет в окнах, задернутые занавески, может быть, чьи-то силуэты за стеклом, но не более того. И, наверное, ты знал, за каким из окон скрывается твоя жертва, а значит, ты уже бывал в интернате. Но если это так, то почему ты сидел здесь, сидел много часов? Это большой риск. Ты ведь мог приехать в определенное время и похитить Сару. Но нет. Ты предпочел сидеть тут и следить».

Теперь Франциске следовало сделать очередной шаг в своих рассуждениях, отстраниться от мыслей преступника, встать рядом с деревом. Спрыгнув с бревна, Готтлоб отошла на пару шагов.

«Ему нужен этот ребенок. Он сидит здесь, возможно, приходит сюда время от времени в течение нескольких дней и сидит здесь часами, хотя в этом нет необходимости. Он смотрит. И ему это нравится. Он вуайерист. Ему важно смотреть и при этом не быть увиденным. Но это еще не все».

Франциска посмотрела на здание интерната и представила себе, что лежит в теплой привычной кроватке. Толстые стены, окна, воспитательницы, которые ухаживают за детьми. Обманчивое чувство безопасности. Прямо как вчера в детской в доме у папы. Жизненный опыт и столкновения со злом удерживали Франциску от подобных ощущений. Она не верила в безопасность. Но детям обычно неведом страх. С точки зрения ребенка, постель — самое безопасное место в мире. Если спрятаться под одеялом, никто тебя не достанет. Одеяло защитит тебя от страшного черного человека.

Ему известна потребность людей в безопасности. И он считает себя разрушителем этой безопасности. Это дарит ему иллюзию могущества. Возможно, его возбуждали мысли о том, что эти дети лежат в своих кроватках и боятся его, боятся кошмаров, таящихся в темноте.

Он сидел здесь, потому что охота для него — часть удовольствия. Охота приносит ему наслаждение. Все преступники так или иначе ищут наслаждений.

Опустив голову, Франциска посмотрела вниз. Как Пауль и сказал, земля рядом с бревном была утоптана. Преступник часто бывал здесь. И не потому, что в этом была необходимость, а потому, что ему так хотелось. Франциска подошла к напарнику. Она достаточно узнала в этом месте, а с остальным разберутся криминалисты.

Готтлоб всегда использовала эту методику для поимки преступников: нужно представить себе три разных точки зрения. Во-первых, свою собственную: нужно понять, как видит ситуацию она, Франциска Готтлоб, незаинтересованное лицо. Во-вторых, точка зрения преступника: что он чувствовал перед тем, как совершить преступление? Что ощущал во время его совершения? В-третьих, точка зрения жертвы на тот момент, когда преступление еще не совершено. Какой была жертва до нападения? Сильной, смелой, быстрой? Или ранимой, беззащитной, беспомощной? Это всегда важно для преступника.

— Скажи криминалистам, пусть внимательно осмотрят землю у бревна. — Франциска остановилась рядом с Паулем. — Скорее всего, он тут мастурбировал.

Глава 5

Ну наконец-то! Она проснулась!

Он уже час сидел в укрытии и наблюдал за ней. Отсюда открывался великолепный вид на кусты и деревья. Девочка лежала в небольшой ямке у полусгнившего бревна. Свернулась клубочком, как олененок. Какое умиротворяющее зрелище. Человек в своем первозданном виде, возвращенный в лоно природы, где ему и место. Свободный, лишенный стыда. Превращенный в животное, наделенное лишь базовыми потребностями. Она одна среди многих, в ней нет ничего божественного, ничего непобедимого. Гармония мгновения смягчила его душу, прогнав беспокойство. Девчушка просто очаровательна!

Это зрелище пробудило в нем воспоминания, воспоминания о первенькой. Как давно это было… Какой же он глупец! Так долго трусил, боялся завести себе новую игрушку. Глядя на нее сейчас, он не понимал, как справлялся все эти годы. Прошлые отношения совершенно его не удовлетворяли. А эта девочка… идеальный возраст.

По ее плечам пробежала легкая дрожь, распространяясь по всему телу, взметнулись ресницы, нахмурился лоб. Наконец она все поняла. Глаза широко распахнулись. Красивые и такие бесполезные глаза. Так зачем же она поднимает веки, если это ей не поможет? Упершись ладонями в землю, девочка уселась, прижавшись спиной к бревну. Потом она подтянула колени к груди и обхватила их руками, и все это таким плавным грациозным движением, как умеют делать только девочки ее возраста.

Его дыхание участилось, возбуждение нарастало.

— Ну давай, маленькая моя, — тихо прошептал он. — Пусть начнется охота.

Но она не хотела, чтобы на нее охотились. В отличие от слепых мышей, лягушек и кроликов, которых он постоянно выпускал сюда, девочка не впала в панику. Она сидела смирно, словно зная, что так становится невидимой или хотя бы неинтересной врагу. Она закрыла глаза и приподняла подбородок, ноздри затрепетали. Девочка воспринимала мир вокруг при помощи обоняния. Возможно, так она «видела» не хуже, чем он. Ее голова мерно покачивалась влево-вправо.

У него оставалось время, чтобы рассмотреть ее. Идеальная кожа, прелестный изгиб губ, маленькие ушки, усыпанные веснушками нос и скулы. А главное — блестящие медно-рыжие волосы, в лучах света испускавшие такое сияние, что его издалека заметил бы любой охотник. Славный улов. Какая дивная малышка, настоящая красавица, намного красивее первой. Та была грубее. И боязливее. Он радовался предстоящему, представлял себе, как она будет бежать по подлеску, убегать, сопротивляться. Как она подчинится ему.

Девочка шевельнулась — опустила руки, вытянула ноги. Либо ей было неудобно в такой позе, либо она что-то услышала или почувствовала. По земле все время что-то ползало…

Она вскочила. Слишком резко. Не удержала равновесие, попыталась ухватиться за что-нибудь, но не сумела и плюхнулась задом на шероховатое бревно. Тут же вскочила вновь, опять пошатнулась, но в этот раз устояла.

Он любовался ее прекрасным тельцем, запоминая каждый изгиб, наслаждаясь ее дрожью. Это доставляло ему неземное блаженство. Он почувствовал, что возбуждается. Рука скользнула к паху, начала ласкать член.

Девочка осторожно шла вперед, медленно переставляя ноги и выставив перед собой руки. Он не мог оторвать от нее глаз. Слишком долго он оставался без подобных ощущений. Он так жаждал этого, словно прошел пешком целую пустыню, а теперь впереди раскинулся оазис. Ему не хватало глотка наслаждения, нужно было выпить все до дна, насмотреться всласть.

Рука двигалась все быстрее, глаза полезли на лоб. Охота еще не началась, и самое приятное было впереди, но он не мог сдерживаться. Он обождет в другой раз. Их будет еще немало.

Дыхание шумно срывалось с губ.

Рука лихорадочно дергалась.

По телу прошла волна дрожи.

А внизу маленькая слепая девочка, каменея от страха, пыталась найти выход из преисподней, в которую попала. Но с каждым шагом она только приближалась к аду.

Глава 6

Кончик карандаша царапал по бумаге, дорисовывая то линию, то изгиб. Франциска внимательно посмотрела на рисунок в записной книжке. Погрузившись в раздумья, она нарисовала крыло интерната, где раньше жила Сара. Особенно тщательно Готтлоб изобразила окно той комнаты, из которой девочку похитили, штрихами обозначив лучи от лампы. Так должно было выглядеть это здание ночью. Все окна уже погасли, и только в комнате Сары еще горит свет…

В детстве Франциска любила рисовать, и в гимназии учитель рисования всегда хвалил ее работы. Он хотел бы, чтобы она изучала изобразительное искусство, но сама Готтлоб всегда воспринимала рисование как хобби, благодаря которому можно собраться с мыслями. Творчество позволяло ей преодолеть некоторые внутренние ограничения, и, когда карандаш касался бумаги, мысли Франциски отправлялись в свободное плавание. Ее записная книжка выглядела соответствующе. Одного большого листа ей хватало на три-четыре дня.

Почему именно этот интернат? Именно эта девочка? И почему преступник так хорошо ориентировался там? Он ведь сумел проникнуть в здание, похитить ребенка и скрыться незамеченным. Он пробрался в интернат через черный ход — криминалисты уже установили это по комочкам земли. Такой же земли, как у бревна, где он сидел, наблюдая за интернатом. Дверь не взломана, а значит, у злоумышленника был ключ. Ключи в интернате не пропадали, выходит, преступник сделал копию. Все это требовало приготовлений и времени. В Судане есть такая поговорка: «Ищи врага в тени дома твоего». По опыту Франциски, большинство преступников были знакомы со своими жертвами, жертвы доверяли им, полагались на них. Мать Сары Франциска не подозревала. Женщину проверили, но ее физическое и психическое состояние не располагало к активным действиям. С отцом провести проверку было сложнее, так как мать отказывалась назвать его данные. Она утверждала, что сама не знает, кто отец ребенка, и по свидетельству полицейского, проводившего допрос, в это легко было поверить. Эта женщина оправдывала любой стереотип, связанный с проститутками-наркоманками.

И все же Франциска не думала, что в этом деле как-то замешан отец Сары. За все эти годы он не пытался найти девочку. Скорее всего, преступник работал в интернате или был как-то с ним связан, например, сотрудничал с одним из поставщиков. Проверив список, который должна предоставить госпожа Цирковски, Готтлоб найдет преступника, рано или поздно.

Рассматривая рисунок, Франциска вспомнила о вопросе, который заинтересовал ее еще вчера. Преступник выбрал Сару не случайно. Он ведь не взял любую из семнадцати других слепых девочек, живших на этом этаже. Значит, что-то в ней привлекло его. Может быть, дело в отношениях с этой девочкой. Или в ее внешности.

Выведя компьютер из режима ожидания, Готтлоб вошла в национальную систему федеральных сотрудников. Там благодаря поиску по ключевым словам можно было установить связи между преступлениями, даже если они совершались в разных землях федерации. Если поиск не даст результатов, можно будет обратиться в Интерпол.

В поле поиска она ввела следующие слова: девочка, восемь лет, слепая, рыжая, пропала без вести.

Не успела она нажать на кнопку ввода, как в дверь постучали. В комнату заглянул Пауль.

— Я уснул за столом! — Бедняга зевнул. — Меня разбудил Хорст. Позвонил по телефону.

Франциска покосилась на настенные часы. Прошло уже двадцать часов. Она опять пропустила выходные. Беда с этими воскресеньями, да и только… Хорст Рихтер, глава отдела криминалистики, обещал Франциске, что будет работать сегодня, пока не добьется результата. Видимо, он сдержал слово.

— И? Что он нашел?

— Может, сперва кофейку попьем, а результаты я тебе потом расскажу?

— Хватит дурить. Мне в такое время суток уже не до шуток. Я была права? — Встав, Франциска направилась к двери.

— Колдунья ты наша. Ты, как всегда, угадала.

— Никакая я не колдунья. Просто пользуюсь всеми возможностями разума. Впрочем, мужчины в этом ничего не смыслят. Ну говори уже, не тяни кота за хвост!

— Этот паршивец действительно нам услужил. Передернул в кустах. Отличный материал для генетического анализа. На этом мы его и возьмем!

Франциска задумчиво кивнула.

— Но зачем он мастурбировал? Сегодня каждый знает, что криминалисты найдут на месте преступления все. Общественности известно о генетических пробах. Так почему же он оставляет в лесу свои, так сказать, отпечатки пальцев, а в здании действует настолько профессионально?

— Я тоже об этом задумывался… — Скрестив руки на груди, Пауль прислонился к дверному косяку. — Либо он хочет поиграть с нами, понимая, сколько времени нужно на то, чтобы получить результат, либо ему просто наплевать на это, так как он считает себя непобедимым.

— Уж лучше бы второе. Такие уроды всегда допускают ошибки. Возможно, он уже перешел черту и теряет над собой контроль. Он пытается сдерживаться, но не справляется с давящей на него ношей.

— А значит, ошибок будет все больше и больше, — согласился Адамек.

— Да. Но если он окончательно утратит самообладание, то убьет малышку, — напомнила Франциска.

Они немного помолчали.

— Через несколько лет моя кроха достигнет возраста Сары. И такой же ублюдок может дорваться до нее. Даже думать об этом не хочу.

— И не думай. Ты же знаешь, как бывает. Если позволишь подобному страху завладеть тобой, то лучше сразу увольняться. Люди способны подавлять такие фантазии, и мы должны пользоваться этой способностью.

— Теория и практика, — вздохнул Пауль. — Вот будет у тебя свой ребенок, возьмешь ты его на руки, посмотришь ему в глаза, ощутишь его беззащитность, тогда и поговорим о подавлении страхов.

Франциска кивнула. Время от времени она нянчилась с Табеей и примерно представляла себе, о чем говорит Пауль. Но ответить ей было нечего. Все чаще этот мир шокировал ее. Люди, эти развитые, социально адаптированные существа… Они поражали ее, приводили в бешенство, доводили до отчаяния.

— Может, все-таки по кофейку? — спросил Адамек.

— Да, пожалуй… А то я по дороге домой усну.

Пауль ушел, а Франциска уселась за стол, пытаясь отогнать навалившееся на нее отчаяние. Пока что все шло хорошо, у нее были зацепки по делу, были следы. Но неизвестно, сумеет ли она помочь Саре. В том, что Франциска догадалась о сперме в кустах, не было ничего удивительного. Несмотря на штампы голливудского кинематографа, никому еще не удавалось идеально спланировать преступление. Все преступники следовали своей страсти, а страсть — хорошая почва для ошибок. Повинуясь зову похоти, они двигались навстречу своей погибели. Была в этом мире хоть какая-то справедливость…

С некоторым опозданием нажав «ввод», Франциска откинулась в кресле, глядя на экран монитора. Потом она закрыла глаза и запрокинула голову. Шейные позвонки хрустнули. Девушке хотелось принять горячий душ, а потом устроиться в уютном кресле, любуясь полями и опушкой леса. Послушать музыку, выпить пива, поесть шоколада. Отдохнуть в свой выходной…

Компьютер тихонько пискнул — программа нашла совпадение. Потерев глаза, Готтлоб наклонилась к экрану. Прочитала результат поиска. Потом еще раз. И еще.

— Поразительно! — пробормотала она, не веря увиденному.

В дверном проеме, сжимая в руках бумажные стаканчики с кофе, появился Пауль.

— Осторожно! Горячий яд! — Он опустил стаканчики на стол.

Но Франциска проснулась и без кофе. Ее переполняла энергия.

— Ты только посмотри на это!

— Что там? — заинтересовался Адамек.

— Я запустила поиск совпадений. И знаешь, что мне выдала программа?

Глава 7

Жарко! Жарко!

Плечи горели огнем, вопили о боли, умоляли о пощаде, но Макс Унгемах не сдавался. Упрямо глядя вперед, он игнорировал боль и только крепче сжимал зубы, вспоминая наставления Колле. «Если ты думаешь, что больше не можешь, то у тебя в запасе еще половина твоих сил».

Дальше. Удар за ударом. Если хочешь простоять на ринге двенадцать раундов, нужно суметь в два раза дольше пропрыгать на скакалке.

Пот ручьями стекал по его телу, заливал глаза, затуманивая взгляд.

Щелк-щелк-щелк.

Мерные удары скакалки по полу — стальная нить, обернутая пластиком, пролетает у него под ногами. Макс ускорил темп. Он чувствовал, что долго ему не продержаться. Даже если ему удается уговорить себя, с биохимией ничего не поделаешь. В мышцах выделяется молочная кислота, и эту боль никто долго не выдержит.

Еще немного, быстрее, еще немного!

Скакалка свистела в воздухе, но Макс ее уже не видел, слышал только ее удары о пол.

Щелк-щелк-щелк.

Унгемах заставил себя подпрыгнуть еще пару раз, выматываясь до предела. Большинству людей такое не под силу.

Но теперь и он уже не мог сдерживаться. Отпустив скакалку, Макс, морщась, остановился и упал на колени. Плечи чудовищно болели, словно ему оторвали руки и отбросили их в сторону. Пот стекал по лицу, капая на пыльный пол.

Тяжело дыша, Макс уперся ладонями в колени, ожидая, пока утихнет боль. Постепенно дыхание успокаивалось, пульс приходил в норму. Унгемах чувствовал себя прекрасно! Прошло два дня с тех пор, как состоялся поединок в Лигурии, и на самом деле Максу стоило отдохнуть, сделав перерыв между тренировками, но он не хотел этого. Позволяя себе отвлекаться, Унгемах получил бы время на раздумья, а это ему было не нужно. То, что случилось во время боя с исполином де Мартэном, прошло, и не было смысла ломать над этим голову. В конце концов, никто не может контролировать свои мысли постоянно. И если у кого и было право предаваться воспоминаниям, так у него. Большинство людей вообще никогда бы не справились с такой травмой.

С трудом поднявшись, Макс снял полотенце со стула и отер лицо. Попивая яблочный сок, он обвел взглядом зал.

Утром тут было спокойно. Сегодня тренировались только Кевин и Тарек: они потеряли работу, а значит, у них появилось время на спорт. Что ж, по крайней мере, они тратили свои свободные часы здесь, а не слонялись по улицам. Оба парня были стройными, высокими и мускулистыми, да и с дисциплиной у них все в порядке. Впрочем, Колле не стал бы принимать к себе каких-то подозрительных типов, для которых главное — поставить удар для уличной драки. С другой стороны, честолюбие и мускулы не помогут боксеру, если тот лишен таланта. Макс не верил в успех Кевина. Этому парню не хватало жесткости. У него было доброе лицо, в глазах всегда светилось дружелюбие, и Унгемах никогда не слышал, чтобы Кевин с кем-то ссорился. В нем не было инстинкта убийцы! А этот инстинкт необходим, если собираешься раз за разом наносить противнику удары по лицу.

Тарек прервал свои упражнения в «бое с тенью».

— Сколько, Макс?

— Три тысячи два.

— Черт, мне тебя никогда не догнать!

— Не отчаивайся, — подбодрил его Унгемах.

Они с Тареком соревновались в том, кто сумеет добиться большего количества прыжков со скакалкой. Тарек еще не дошел и до двух тысяч.

— Через год ты меня побьешь.

— Ох, долго еще ждать!

— Ну ясное дело! Сейчас ты меня перепрыгаешь, только если я буду скакать на одной ноге.

Ухмыльнувшись, Тарек красноречивым жестом вздернул правую руку с оттопыренным средним пальцем и вернулся к «бою с тенью».

Сзади послышался характерный шорох — этот звук раздавался в зале, когда Колле открывал дверь в свой кабинет и алюминиевые жалюзи царапали по стеклу.

Макс повернулся. Колле стоял в дверном проеме, как всегда, одетый в старую армейскую форму, свою любимую. Вид у той был потрепанный. Тут, в зале, Макс редко видел его в другой одежде. Колле долго был солдатом, потом работал тренером в спортивной компании, открыв при этом собственный клуб боксеров. Для Колле клуб был скорее увлечением, не приносящим дохода. Но все изменилось в тот момент, когда сюда впервые вошел Макс.

Унгемах хорошо помнил те времена. Характер у него был сложный, он часто прогуливал школу, постоянно дрался с кем-то, но нерастраченной ярости всегда оставалось много, и Макс носил ее в своей душе, не зная, как от нее избавиться. Он пришел в клуб боксеров, надеясь, что тут сможет сорвать злость. Но в этом он ошибся. На Колле нахальный малец не произвел ни малейшего впечатления.

— Хочешь стать крутым? — спросил его тогда тренер.

И прежде чем Макс понял, что происходит, Колле влепил ему пощечину. Ладонь звонко ударила его по левой щеке. Все присутствующие замерли. Макс не знал, что ему делать.

— Ты же крутой, а?

Взметнулась вторая рука, но Макс успел перехватить запястье Колле.

— Да! — Он выдержал сверлящий взгляд Конрада Ледера.

Больше пощечин Макс не получал. Он тренировался каждый день, и Колле никогда его не жалел. Но, несмотря на изматывающие тренировки, Макс получил в этом клубе помощь, в которой так нуждался. Благодаря Колле он сумел окончить среднюю школу, пошел призывником в армию и, кроме первых трех месяцев основной военной подготовки, провел все время в подразделении Колле. Тот вышел в отставку, когда истек срок службы Макса, и они вместе начали завоевывать ринг. Благодаря тренеру Макс получил все эти титулы и в любительском, и в профессиональном боксе. Он стал чемпионом Европы и готов был участвовать в чемпионате мира. Но Макс был обязан Колле не только этим…

— Макс, зайди-ка сюда! — позвал его тренер.

Набросив на плечи полотенце, Унгемах захватил бутылку с водой и направился в кабинет Колле в дальнем правом углу большого зала. Кроме раздевалок, душа и туалета кабинет Ледера был здесь единственным отгороженным помещением. Весь зал прекрасно просматривался, и Колле, поворачиваясь в своем кресле, мог увидеть каждого из своих подопечных.

В этом-то кресле за письменным столом (армейское наследие!) Ледер и восседал, когда Макс вошел в его святилище. Тихонько жужжал компьютер, на огромном жидкокристаллическом мониторе мерцала статья из какой-то интернет-газеты. Колле всегда внимательно следил за спортивными публикациями, выходившими после важных для него поединков.

— Закрой дверь и присаживайся, — скомандовал он.

Закрывая дверь, Макс задумался о том, какая муха укусила его тренера. В голосе Колле не слышалось недовольства, но что-то явно его беспокоило. Он еще обдумывал тот бой в Лигурии? Унгемах уже не раз говорил ему, что все в порядке. Немного отвлекся на ринге, вот и все.

Конечно, он не рассказал Колле правду — эту часть своей жизни он всегда прятал в самой глубине души.

Опустившись на зеленый стул, жалобно скрипнувший под его весом, Макс посмотрел на экран.

— Некоторые говорят, что ты мошенничал, оттягивая момент победы, — заметил тренер. — Другие утверждают, что расцвет твоего мастерства уже позади.

— Ну и пусть говорят, — Макс пожал плечами.

Колле смерил его испытующим взглядом.

— У тебя какие-то неприятности, о которых мне следует знать? — выпалил он.

Унгемах спокойно ответил на взгляд тренера. Колле задавал вопросы только тогда, когда действительно хотел узнать ответ, и никогда не говорил ничего лишнего. Так почему он завел этот разговор? Макс не припоминал, чтобы давал тренеру поводы для беспокойства, но почему-то под этим пронзительным взглядом ему стало неуютно. Он чувствовал себя так, словно вдруг оказался двоечником на ковре перед строгим учителем. Двоечником, которого всегда найдется за что наказать.

— Нет у меня никаких неприятностей. А почему ты спрашиваешь?

— Все очень просто. Пару минут назад, когда ты упражнялся со скакалкой, мне звонили из полиции. Хотели поговорить с тобой.

— Из полиции? — опешил Макс.

— Из полиции! — повторил Колле.

— И что им было нужно?

— Очевидно, речь не идет о штрафе за парковку в неположенном месте. Звонила комиссар уголовного розыска. Эта дама просила тебя перезвонить! — Тренер протянул ему желтый листок с номером телефона.

Наклонившись, Макс уставился на бумажку, читая номер.

— Ты его что, выучить пытаешься?

Макс удивленно поднял голову.

— Не понимаю, что все это значит.

— Ну, это легко выяснить… — Колле мотнул головой в сторону телефона. — Я пообещал той дамочке, что ты перезвонишь через пару минут.

Взяв трубку, Унгемах набрал номер. Он понятия не имел, что происходит, но под ложечкой неприятно засосало.

— Мне выйти? — осведомился Колле, не шелохнувшись в своем кресле.

Макс покачал головой. Тренер все равно не собирался выходить.

Комиссар дала Конраду прямой номер, так что Макс тут же дозвонился до нее. Девушка представилась как комиссар Готтлоб полиции Ганновера.

— О чем идет речь? — спросил Макс.

— Мне нужно задать вам пару вопросов. Это не телефонный разговор. Мы могли бы где-нибудь встретиться? Это займет у вас не больше получаса. Я с удовольствием угощу вас кофе.

Готтлоб говорила очень вежливо, словно ей непременно нужно было уговорить Макса встретиться с ней. Унгемах задумался. Несомненно, он поговорит с этой женщиной. Она неспроста позвонила ему и не стала бы ехать из Ганновера в Гамбург, если бы это было неважно. Вопрос только в том, где им встретиться. Клуб отпадает, дома тоже нельзя. Одного въедливого репортера будет достаточно, чтобы возвести на него поклеп, с которым придется разбираться много месяцев. Профессионального боксера допрашивает комиссар полиции! Отличный заголовок для скандальной статьи, в особенности, если этот боксер только что выиграл чемпионат Европы.

— Знаете заправку «Брунауталь» на седьмом автобане?

— Да, найду. А вам не далеко будет ехать?

— Ничего, все в порядке. Давайте встретимся часиков в десять. Как мне вас узнать?

— Вы довольно знамениты, господин Унгемах. Я сама вас узнаю.

— А вам не трудно хотя бы намекнуть, что все это значит?

— Пожалуйста, не волнуйтесь! — голос девушки звучал совершенно беззаботно. — У меня к вам пара вопросов касательно одного давнишнего преступления. Я имею в виду пропажу вашей сестры.

Глава 8

Ее ладонь лежала на его левом плече. Они медленно шли по улице. Сине было тогда всего восемь, но руки у нее были удивительно сильными, и она привыкла держаться за кого-то, чтобы чувствовать себя в безопасности.

— А неприятностей у нас не будет, а, Макс? — голос у Сины был немного испуганный, но слышались в нем и радость, и предвкушение предстоящего приключения. Она в любом случае пошла бы с ним.

— Если не проболтаешься, то не будет.

В голубом безоблачном небе ярко сияло солнце. Макс радовался летним каникулам: теперь он каждый день мог делать, что хотел. В общем-то, это было лишь иллюзией, так как ближайшие шесть недель ему придется следить за младшей сестрой.

Задумавшись, он немного ускорил шаг. Пальцы Сины тут же сжались на его плече. Девочка пыталась поспевать за ним. Она попросит идти помедленнее, только если ей станет совсем невмоготу. Вообще, Макс считал ее очень мужественной. Тетя Майя как-то сказала, что Сина не мучается, потому что слепа от рождения и не знает, каково это — видеть. Но Макс полагал, что это чепуха. Сина знала, что все остальные могут видеть. Он часто описывал сестренке окружающий мир, и она не могла не понимать, чего лишена. Всего пару минут назад он рассказывал девочке, как выглядит все вокруг. И главное — он описывал солнце. Сина постоянно просила его рассказать о солнце. Никак не могла наслушаться. Макс с легкостью подбирал нужные слова, они даже казались мальчику поэтичными, и ему нравилось их звучание. Они сами собой рождались в его душе. Сина никогда его не высмеивала, и это придавало Максу мужества. И он рассказывал сестренке о солнце, когда она просила его об этом. Но рассказывал только ей.

— Далеко еще? — спросила она.

— Уже почти пришли.

— И ты мне не расскажешь, что это?

Остановившись, Макс повернулся. Рука Сины соскользнула с его плеча, оставшись в воздухе — девочка готова была схватиться за брата, когда они пойдут дальше. В ярких лучах солнца медные волосы Сины отливали красноватым. Как всегда, она заплела их в две косы.

И хотя Макс знал, что ее огромные прекрасные глаза ничего не видят, он не мог не отвести взгляд. Ему всегда казалось, что Сина может заглянуть ему в душу.

— Если расскажу, то это уже не будет сюрприз, верно? Ты ведь можешь идти дальше, да?

— А что, у меня такой вид, будто не могу? В такой день я могу дойти до Африки!

— Это очень далеко.

— Насколько далеко?

— Не знаю, но нам не хватило бы и каникул на такой поход.

— Знаешь, может быть, когда-нибудь мы и отправимся в Африку. Только ты и я. И ты опишешь мне тамошнее солнце. Как думаешь, Макс? Поедем в Африку?

Сине было восемь лет. Она была очень умной девочкой, в чем-то даже умнее старшего брата, но в некоторых вещах оставалась по-детски наивной. И Макс никогда не отважится разрушить эту наивность.

— Почему бы и нет, — улыбнулся он. — Главное, взять с собой побольше еды.

— А сегодня у нас хватит еды?

— Бутылка «Спрайта», два яблока и два бутерброда с колбасой. На сегодня хватит.

— Тогда пойдем.

Макс повернулся, и ладонь сестры вновь легла на его плечо.

Он действительно задумал сюрприз для сестрички, но это была не главная причина для их сегодняшнего похода. У отца было «водочное похмелье», как это называла мама. В таком состоянии его очень трудно было выносить, поэтому Макс с Синой старались улизнуть из дома. С тех пор как отец полгода назад потерял работу на большом газовом предприятии неподалеку, он постоянно пил, и дело было не только в безработице. Макс слышал всякие сплетни. Говаривали, что отец виноват в каком-то несчастном случае — один работник погиб, другой пострадал от ожогов. Дома об этом никогда не говорили, но слухи в деревушке ширились быстро.

Через десять минут они дошли до небольшого деревянного мостика через ручей, свернули направо и пошли вдоль ручья. Тут часто отдыхали рыбаки, но в такое время дня никого еще не было. Высокие сорняки щекотали ноги.

— Смешное ощущение, — Сина убрала ладонь с плеча брата.

Повернувшись, Макс увидел, что она крутится на месте, вытянув руки вперед. Девочка споткнулась о корни дерева, и ее качнуло в сторону Макса. Подхватывая сестренку, он больно ударился губами о ее голову. Во рту почувствовался вкус крови.

— Черт! — ругнулся он.

— Больно? — Сина испугалась. — Я не хотела!

— Ох и крепкая же у тебя черепушка! — Макс потер подбородок. Было действительно больно.

— Извини меня, ну правда, я не хотела.

— Смотри, куда идешь, — улыбнулся Макс, чтобы разрядить ситуацию.

— Дурак! — Сина ущипнула его за плечо.

Она не обижалась, когда брат отпускал шуточки по поводу ее слепоты. Но такое право было только у него.

Парнишка ощупал уже напухшую губу.

— Ох, проклятье, ну и крепкая же у тебя, что б его, черепушка! — повторил он, ожидая, чтобы сестра опять взялась за его плечо.

Они пошли по берегу и вскоре добрались до небольшого песчаного пляжа, раскинувшегося в изгибе реки. К берегу прибило большое бревно, слышался громкий плеск воды.

— Мы у реки! — радостно воскликнула Сина.

— Да! — Макс улыбнулся. — У реки. Это особое, тайное место. Тут никого нет, кроме нас. Но ты должна делать то, что я тебе говорю, договорились? Не хочу, чтобы ты свалилась в воду.

— Договорились.

Макс вывел сестру на песчаный пляж, отсвечивавший желтым в лучах летнего солнца.

Дети сбросили сандалии, наслаждаясь прикосновением ступней к песку. Сина опустилась на колени и запустила в песок пальцы.

— Такой мягкий! — Она подняла ладони, позволяя песчинкам струиться вниз. — Откуда тут песок?

— Его приносит ручей. Вымывает со дна и приносит к берегу, обычно в изгибах, как здесь.

Сина повернулась к речушке. Казалось, что она смотрит на воду.

— Здесь глубоко?

— Тебе примерно по пояс, но на глубину мы заходить не будем, там слишком сильное течение. Останемся тут. Вода будет тебе по колено.

— Хочу купаться! — радостно воскликнула девочка.

— Давай руку.

Сжимая ладонь сестренки, Макс завел ее в прохладную прозрачную воду ручья, следя, чтобы она не намочила шорты. Ее лицо в эти мгновения было столь прекрасно, что он не мог отвести от нее глаз. Рот Сины широко распахнулся, словно в глубине горла застрял возглас восторга.

— Как здорово!

— Можно отпустить руку? — спросил он.

Девочка кивнула. Набрав в ладони воды, она окропила лицо, раскрасневшиеся щеки, лоб, шею.

«Странное зрелище, — подумалось Максу. — Словно она проходит обряд крещения».

— Спасибо тебе, — тихо сказала Сина.

— Только не свались! — предупредил ее Макс, стараясь сдержать растроганность.

— А хотелось бы.

— Что хотелось бы?

— Погрузиться в воду по шею.

— Нет, ни в коем случае!

— Ну Макс! Пожалуйста!

Девочка повернулась к нему, и Макс понял, что не сможет отказать ей.

— Это обязательно? — спросил он, уже понимая, что сопротивление бесполезно. Сина обладала над ним практически безграничной властью.

— Ну пожалуйста-пожалуйста! Я разденусь и немного посижу в воде. Вот тут, у берега! Ничего же не случится! Я хочу почувствовать воду повсюду. Ну пожалуйста, Макс, разреши мне, я…

— Ладно-ладно. Но голова должна все время быть над водой!

— Ну конечно! — срывающимся от восторга голосом заверила его сестричка.

В мгновение ока она выбралась на берег, поспешно стянула шорты, блузку и трусики и голой вошла в воду.

Макс оглянулся, чтобы удостовериться в том, что они тут действительно одни. Сина не смущалась своей наготы, но если ее увидит кто-то из школы… Такого позора Макс бы не перенес.

Он стоял рядом с сестрой, глядя, как она осторожно погружается в воду. Когда вода коснулась груди, девочка охнула, жадно ловя губами воздух, замерла на миг и стала погружаться дальше. Она совершенно не боялась, и Макс вот уже в который раз задумался над тем, откуда в его сестренке столько мужества.

Сина уселась на песчаное дно, так что из воды торчали только шея и голова. Косы относило в сторону течением.

— Так хорошо, — благоговейно пробормотала девочка. Ее лицо расслабилось, глаза закрылись. Пару минут она сидела молча. — Почему мы не делали так раньше?

— Прошлым летом ты была еще маленькая. Ну, ты и теперь маленькая.

— Но у меня есть старший братик, который всегда за мной присмотрит, правда? Со мной ничего не случится.

— Именно. И сейчас твой братик писает в воду, потому что кто-то там засиделся.

Взвизгнув, малышка выскочила из речушки. Макс со смехом побежал за ней. Их голоса эхом отдавались в лесу. С большого дуба на опушке леса сорвалась стая ворон.

Дети улеглись на песке. Макс расстегнул зеленый рюкзак, с которым обычно ходил в школу, и достал «Спрайт» и бутерброды. Края хлеба загибались: когда паренек готовил бутерброды, хлеб уже зачерствел, но это не имело значения. Еще никогда бутерброды с салями не казались ему такими вкусными. Он запил крошки тепловатой, до отвращения сладкой газировкой. Сытые и довольные, дети сидели на пляже. Сине не хотелось одеваться.

— Позагораю на солнышке, — решила она.

Макс не возражал. Девочка вытянулась на песке, собираясь подремать, а Макс, предупредив сестренку, забрался на уступ, сказав, что наверху прохладнее. На краю песчаного пляжа высился четырехметровый земляной вал. Макс начал карабкаться. На самом деле внизу ему было не так уж жарко, более того, тут было даже теплее, но с уступа он мог обозревать окрестности и увидел бы издалека, если бы сюда кто-то направлялся. Прислонившись спиной к стволу тополя, мальчик подтянул колени к груди и обхватил их руками. За спиной шумел лес, вдалеке поблескивали красным черепичные крыши деревенских домов. Но и деревня, и ее жители были сейчас так далеко, словно в другом мире, и Макс задумался о том, как здорово было бы никогда туда не возвращаться. Интересно, кто-нибудь заскучал бы по нему? Родители? Одноклассники? Да, одноклассники точно заметили бы его исчезновение. Оливер и Юрген, его лучшие друзья. Наверняка ребята сейчас играют в футбол. Максу так хотелось поиграть с мальчишками, но указания отца были четкими: он должен присматривать за младшей сестричкой.

В школе для слепых, где училась Сина, тоже начались каникулы, а поехать в летний лагерь на острове Амеланд, как обычно, Сина не могла: из-за безработицы отца в семье стало меньше денег, и девочку пришлось оставить дома. Мать, чтобы хоть как-то компенсировать расходы, вкалывала каждый день по две смены в прачечной, в соседней деревне, и после работы с ней даже поговорить было нельзя.

И вот теперь его сестренка валялась там на песке, даже не подозревая, чем он жертвует ради нее.

Закрыв глаза, Макс уперся головой в ствол тополя и постарался избавиться от таких мыслей. Сейчас ему хотелось бы погонять в футбол, но дело было не только в игре. Дело было в Эмили, самой хорошенькой девочке в их классе. Макс вспомнил, как она улыбнулась и подмигнула ему, когда он отбил мяч, летевший в ворота его команды. Улыбка — вот и все, что было между ними, но Макс чувствовал, что Эмили вот-вот согласится встречаться с ним!

— Макс! — крикнула Эмили. — Макс! — уже громче.

Только через мгновение паренек понял, что задремал, и Эмили ему только приснилась. Звала его не она, а Сина. Издалека доносились голоса. Кто-то шел сюда!

Вскочив, он увидел у моста трех мальчишек. Они уже свернули на тропинку, направляясь к пляжу.

— Макс, там кто-то идет! — крикнула ему Сина.

Она сидела на песке, повернувшись к нему.

— Я не могу найти одежду!

Блузка, шорты и трусики лежали в паре метров от нее.

— Сейчас! — Макс спрыгнул вниз, на мягкий песок.

Уступ был довольно высоким, и парень ударился, но, не обращая внимания на боль, принес сестре одежду и помог ей. Стоя рядом с ней, он чувствовал, что девочка пахнет рекой, а ее тело источает жар — малышка перегрелась на солнце.

— Кто там?

— Не знаю. Я видел только, что это трое мальчишек.

Сина уже натянула трусы, шорты и блузку и как раз застегивала пуговицы, когда голоса приблизились. Макс повернулся к тропинке. Теперь он видел, кто нарушил их идиллию. Разводя руками высокую траву, к нему шли Йенс Саутер с Томасом Фляйшером и Филиппом Керром. Неразлучная троица. Ну почему именно они?!

Заметив посторонних на пляже, Йенс остановился, что-то сказав своим дружкам. Все трое рассмеялись и вновь двинулись вперед.

— Это твои друзья? — Сина наконец застегнула блузку.

— Нет. Оставайся у меня за спиной. Могут быть неприятности, — шепнул он.

— Вы только посмотрите, кто тут у нас, — усмехнулся Йенс, выходя на пляж. — Собака-поводырь со своей слепой сестрой. Поверить не могу!

Его дружки гортанно засмеялись. Они всегда смеялись, что бы Йенс ни сказал. Лизоблюды… Дедушка Йенса когда-то владел крупной газовой компанией в соседнем городе, а отец одно время занимал пост бургомистра, и потому Йенс полагал, что может корчить из себя важную персону.

— Что ты делаешь на моем пляже? — мальчишка скрестил руки на груди.

Его приятели встали рядом с ним. По сравнению с Йенсом они были настоящими ничтожествами. Томас Фляйшер был грубоватым пареньком с дебильным лицом. Он даже среднюю школу закончить не смог. А вот Филипп Керр — типичный маменькин сынок из хорошей семьи, просто попал в плохую компанию.

Если дело дойдет до драки, Филипп смотается отсюда, а вот Томас будет драться. Макс был вовсе не уверен в том, что справится с ним и Йенсом. Но, судя по всему, вскоре придется это выяснить. Убегать было некуда, особенно с Синой на руках.

— Мы можем находиться тут так же, как и вы, — заявил Макс, стараясь избежать скандала. Ему очень хотелось наорать на Йенса, но паренек сдерживался. Может, с ребятами можно будет договориться.

— Ошибаешься, собачка-поводырь, — хмыкнул Йенс, тыкая в него пальцем. — Таким ублюдкам, как ты, тут не место. А уж тем более твоей сестренке-калеке. У нее ж даже сисек нет!

Две его обезьяны расхохотались. Сзади шумно втянула воздух сквозь зубы Сина.

Макс чувствовал, как в нем закипает гнев.

— Когда твои дружки рядом, ты легко распускаешь свой поганый язык, да? — Он сделал пару шагов навстречу Йенсу. — А сможешь сам за себя постоять? Я и ты, здесь и сейчас, а? Слабо?

— А знаешь что? — Йенс рассмеялся. — Мне и не нужно с тобой драться. С чего ты взял? Я просто сказал, что у твоей слепой сучки нет сисек и глаз тоже нет, а это…

Макс без предупреждения кинулся на него. Никто из парней на это не рассчитывал — один на троих, это им и в голову не пришло. Так что Макс воспользовался эффектом неожиданности, не собираясь упускать свой шанс. Он не мог повалить Йенса на землю, потому что тогда вмешается Томас, так что оставался только один выход.

Йенс с друзьями отпрянули, но Макс наступал, он все бил и бил обидчика кулаком по лицу. Раньше он никогда так не бил людей и удивился тому, как это больно. Но эффект был потрясающий: Йенс громко завопил, кровь хлынула у него из носа. Мальчишка отпрянул назад и упал на землю, зажимая лицо руками. Из-под пальцев у него текла кровь. Он что-то сказал, но никто не понял его слов.

Макс угрожающе выставил вперед руки.

— Кто следующий? — кипя от гнева, выкрикнул он.

Макс был вне себя от ярости и, если бы в этот момент его не окликнула Сина, напал бы и на Томаса Фляйшера.

Он развернулся, чтобы проверить, все ли в порядке с сестричкой, и в этот момент Томас ударил его по левому уху. В голове экзотическим цветком распустилась боль.

Макс упал на землю и не успел опомниться, как Томас навалился на него, прижимая к земле. Макс чувствовал колени противника на руках и его зад у себя на животе. Оплеухи градом сыпались на лицо — правая щека, левая щека. Кожа горела от боли, верхняя губа лопнула, во рту появился привкус крови. Макс отбрыкивался, дергал тазом, орал как безумец, и в конце концов ему удалось стряхнуть с себя громилу. Мордоворот повалился на песок. Он не ожидал столь ожесточенного сопротивления и потому не успел отреагировать, когда Макс вскочил на ноги и принялся молотить его кулаками по лицу. Взвыв от боли, Томас попятился и рухнул в песок.

Макс понимал, что времени у него мало. Он подбежал к Сине. Девочка дрожала, слезы текли по ее лицу, сжатые в кулаки ручки она выставила перед грудью, широко распахнув бесполезные глаза.

— Это я! — Макс схватил ее за руку. — Бежим!

Она тут же последовала за ним.

Но оставалось еще одно препятствие.

Филипп, приспешник Йенса. Мальчишка был в ужасе от происшедшего и никак не мог понять, как два его защитника оказались на земле. Филипп явно не собирался нападать и даже поднял руки, словно моля о пощаде, но Максу было все равно. Замахнувшись, он всадил пареньку кулак в живот. Будто срубленное дерево, мальчонка повалился на землю.

Макс протащил Сину мимо, и они бросились бежать.

Глава 9

Воздух был влажным, туманным и теплым, от земли поднимались запахи, сильные, одурманивающие, чуждые. Но земля дарила миру не только запахи. Высокая влажность выманивала из нор всякую живность.

Выбираясь из своих убежищ, они вытягивали свои длинные волосатые лапки, осторожно ощупывали все вокруг, воспринимали дрожь земли.

Theraphosa blondi, птицеед-голиаф, самый крупный из пауков-птицеедов.

И вот его терафозики проснулись и отправились на охоту.

Он так любил этих созданий.

Многие из его пауков — кого-то он купил, кого-то вывел впоследствии — достигали двенадцати сантиметров в длину, а если учитывать и лапки, то целых тридцати. Он всегда заказывал только самые крупные экземпляры.

Птицееды были покрыты плотными волосками и потому казались еще больше. Его голиафики!

Со временем он перестал следить за тем, сколько пауков у него живет, и просто радовался тому, что эта идеальная армия иногда выбирается из своих нор и отправляется на охоту.

Девчонка наверняка уже заметила их, почувствовала шуршание лапок по коре и листьям. Сейчас большой коричневый паучок полз по ее руке. Вскрикнув, малышка вскочила, лихорадочно размахивая руками. Очередной паук, осмелев, пробежал по ее ступне, так что девочка подпрыгнула.

Он был рад, что девчонка не раздавила паука. Такое уже случалось раньше и всегда вызывало в нем легкую грусть. Птицеед-голиаф — ядовитый паук и в случае опасности топорщит смертоносные волоски на лапках и с большой скоростью мечет их в сторону врага. Это происходит очень быстро и не воспринимается человеческим глазом. Но он видел реакцию девочки, которая почувствовала эти волоски у себя на ноге.

Он знал, что ей очень больно. Боль напоминала укус осы, только на большой площади кожи. Малышка завопила — громкий, бьющий по ушам вопль — и бросилась бежать, задирая колени до груди, чтобы держаться подальше от земли. И она двигалась прямо на него!

Он сидел в своем укрытии, глубокой яме, накрытой полукруглой доской. Сверху на доске он закрепил шипастый куст, так что наступить на нее было нельзя. В яме можно было сидеть на корточках или лежать, выглядывая в пятнадцатисантиметровое отверстие в доске. Угол зрения насекомого. Когда он сидел в этом укрытии, держа в руках палку с заостренным концом, он чувствовал какое-то родство со своими птицеедами.

Девочка с воплем бежала в его сторону. Яд еще действовал. Еще два метра, метр, полметра…

Он приготовился.

Малышка бежала прямо к кустарнику, миновать который не могла. Как он и предполагал, девочка остановилась. Инстинкт, таков ее инстинкт. Такие же инстинкты были и у другой…

Сейчас ее лодыжки находились прямо перед его лицом, и он видел покраснения, оставшиеся от паучьего яда.

Он молниеносно схватил ее левой рукой за тонкую ножку и, прежде чем девочка успела отпрянуть в ужасе, кольнул ее острием палки в лодыжку, а потом спрятался в свою нору, словно насекомое, дожидающееся смерти жертвы.

Девочка опустилась на колени, схватившись за ногу. Яд действовал очень быстро. Она упала на спину, раскинув ноги и руки, дыхание участилось.

Он вылез из укрытия и присел на корточки рядом с ней.

Он был охотником, поймавшим добычу.

Его пальцы кружили над обнаженным телом слепой девочки, он представлял себе это божественное, пьянящее чувство, которое сейчас одурманит его душу.

Малышка широко распахнула глаза. Она не двигалась.

Настал подходящий момент.

Его пальцы легко опустились на ее кожу, они ласкали ее, ощупывали. Завоевывали ее тело.

Он был непобедимым охотником!

Глава 10

Макс доехал до заправки за полчаса до оговоренного срока. Найдя свободное место на парковке, он оставил свой БМВ, но прежде чем выйти из машины и направиться к ресторанчику, взял с соседнего сиденья бейсболку с надписью «Ред Сокс»[5] и надвинул козырек на лицо. На нос боксер надел слабо тонированные солнцезащитные очки: любые другие в ресторане нужно было снимать, иначе он выглядел бы по-дурацки.

Повернув зеркало, Унгемах осмотрел результат своих усилий. Конечно, Максу казалось, что даже в таком виде его легко будет узнать, очень уж запоминающееся у него лицо. Массивные челюсти, крупный нос (еще ни разу не сломанный, он этим очень гордился!), широко расставленные карие глаза и короткие каштановые волосы. Впрочем, если в забегаловке не окажется какого-нибудь заядлого любителя бокса, то такая маскировка подойдет.

Макс был не из тех спортсменов, которые обожают красоваться перед журналистами, и потому его фотография редко появлялась на обложках глянцевых журналов.

Выбравшись из машины, Макс запер дверь с помощью дистанционного пульта и, поглядывая на затянутое облаками небо, прошел в придорожный ресторанчик. За ночь похолодало до пятнадцати градусов, и теплее сегодня уже не станет: с Северного моря опять надвигался циклон.

Ресторанчик, несмотря на систему самообслуживания, выглядел очень пристойно и современно. Макс выбрал место у окна, в углу, где стояла кадка с цветами. Он сел так, чтобы видеть вход.

Посетителей было мало, и комиссар наверняка узнает Унгемаха, если будет присматриваться.

Заняться тут было нечем, и от безделья в Максе проснулось странное беспокойство. Он чувствовал, как нарастает в нем нервозность, как покалывают кончики пальцев, ноги сами собой пританцовывают, словно боксер тренируется в прыжках со скакалкой. Унгемах давно научился справляться с тревогой, временами одолевавшей его перед поединком, — у него были для этого свои методы, но тут они бы не сработали. Через пять минут дрожь объяла все его тело, так что Макс больше не мог усидеть на месте. Хотя он уже позавтракал, съев, как обычно, яичницу из четырех белков, которую жарил на сале, и мюсли с натуральным йогуртом, сейчас Унгемах решил побаловать себя кофе и выпечкой. Так он хоть чем-то займется.

Взяв из холодильника слоеный пирожок с орехами и сделав себе черный кофе, он подошел к кассе. Тут ему пришлось взаимодействовать уже не с автоматами, а с живым существом из плоти и крови, но и оно оказалось не разговорчивее машин. Заплатив за угощение, Макс с подносом в руках вернулся за стол. Усевшись, он увидел у входной двери молодую женщину, которая осматривалась по сторонам. Высокая, не ниже метра восьмидесяти, очень худая, рыженькая, с курчавыми волосами. На девушке были синие джинсы, белая рубашка и коричневая кожаная куртка. Даже если бы Макс не ждал встречи с ней, все равно обратил бы на нее внимание.

Сняв очки и бейсболку, Унгемах поднял руку. Улыбнувшись, женщина подошла поближе. Глядя, как она двигается по проходу между столами, Макс понял, что она серьезно занимается спортом. Ему нравились спортивные женщины, которые одевались так, чтобы им было удобно, и не злоупотребляли косметикой.

Встав, он протянул ей руку.

— Господин Унгемах, я полагаю? — Голос у женщины был низкий и хрипловатый.

— Да, совершенно верно.

— Вот видите, я вас узнала, несмотря на ваши скромные попытки замаскироваться. Меня зовут Франциска Готтлоб, я комиссар полиции Ганновера. Благодарю вас за то, что согласились встретиться со мной… — Она покосилась на поднос Макса. — Вы не возражаете, если я тоже возьму себе что-нибудь перекусить? Я сегодня толком еще не завтракала. Честно говоря, только выпила кофе с тостом.

Девушка обворожительно улыбнулась, и Макс утонул в ее зеленых глазах.

— Да, без проблем.

— Хорошо, тогда сейчас вернусь… — Отойдя от столика, Франциска оглянулась, и ее медно-рыжие волосы разметались по плечам. — А вы начинайте, не стесняйтесь.

Макс придвинул к себе поднос, но к еде так и не притронулся. Он смотрел на девушку. Она стояла спиной к нему у автомата и ждала, пока кофе нальется в стаканчик. Даже на таком расстоянии все в ней казалось чересчур крупным, словно ей пришлось вырасти настолько, чтобы в ней помещалась вся ее бесконечная энергия.

«Поразительная женщина», — подумалось Максу.

Она оглянулась, и Унгемах тут же перевел взгляд на кофе. Интересно, Франциска заметила, что он ее разглядывает?

Наверное, полицейские замечают такое, даже не глядя.

Готтлоб вернулась к столику с таким же подносом, как у Макса. Опустив кофе и тарелку с пирожком на стол, она бросила сумочку на лавку и наконец уселась сама.

Они с Максом посмотрели друг другу в глаза.

— Я уже поблагодарила вас за то, что вы согласились встретиться?

Унгемах кивнул.

— Да, но вам не за что благодарить меня. На сегодня у меня не было никаких планов, так что компания за завтраком меня только радует.

— Боксеры не очень-то умеют расслабляться, верно?

— Ну… наверное, нет. Но все равно, сходить в кафе никогда не повредит, так что все в порядке.

— А я видела в субботу ваш поединок! — Франциска надкусила слойку.

— Вы интересуетесь боксом?

— Ну конечно! — Она отхлебнула кофе. — С двадцати лет. Мой первый парень был боксером, и мы с ним часто ходили смотреть бои. Впрочем, от той любви я сохранила только симпатию к боксу.

— И как, вам понравилось мое выступление?

— Да, вы отлично сражались! Я не сомневалась в том, что вы победите де Мартэна, он слишком неопытен. На самом деле, не стоило ему вступать с вами в поединок, разве что для спарринга… — Франциска рассмеялась.

Макс почувствовал, что немного расслабился. Эта женщина разбиралась в боксе — точно такие же слова мог бы произнести и Колле.

— Только не подумайте, что я вытащила вас сюда для того, чтобы взять автограф… — Отложив слойку, Готтлоб посмотрела на него. — Я очень удивилась, наткнувшись на ваше имя в ходе расследования.

Да уж, Макс тоже удивился. С одной стороны, его поразила столь быстрая смена темы, а с другой — слова собеседницы.

— Мое имя? В ходе расследования? — ошарашенно повторил он.

Привычным движением отбросив со лба непослушный локон, комиссар кивнула.

— Наверное, мне стоит объяснить вам, о чем идет речь.

— Да, пожалуйста.

— В ночь с субботы на воскресенье из интерната для детей-инвалидов под Ганновером пропала восьмилетняя девочка. Мы уверены, что девочку похитили. Никто ничего не видел, но малышка Сара исчезла бесследно.

— И эта девочка была слепой, верно? — севшим голосом переспросил Унгемах.

— Да, слепой от рождения, — кивнула Франциска. — Я искала похожие случаи и обнаружила дело о пропаже вашей сестры. Конечно, натолкнувшись на ваше имя, я очень удивилась. В конце концов, я только за день до этого видела вас по телевизору!

Перегнувшись через стол, Франциска смерила его испытующим взглядом, исполненным сочувствия.

— Я надеюсь, мы можем поговорить об этом.

— Несомненно, — Макс кивнул. — Я только не понимаю, в чем причина вашего интереса.

Он не отводил взгляда. Обычно Унгемах нервничал в присутствии самоуверенных женщин, теряя всю свою хваленую отвагу. Но с этой Франциской все обстояло иначе. Макс был очарован ею и не стыдился того, что откровенно любуется ее обворожительными зелеными глазами.

Наконец девушка отвела взгляд.

— Видите ли, в делах о пропаже вашей сестры и Сары прослеживаются определенные параллели. Обеим девочкам на момент их исчезновения было по восемь лет. У Сары тоже были рыжие волосы. Ну и конечно, врожденная слепота.

— Но с тех пор прошло уже десять лет!

— Да, это большой срок. И все-таки вполне возможно, что сейчас действует тот же самый преступник. Я не считаю правильным раздумывать над тем, почему прошло столько времени после предыдущего похищения, — все это я смогу выяснить, когда найду Сару. Сейчас мне нужно получить зацепку. И в дело вступаете вы, господин Унгемах.

В мире бокса Макса называли только по имени, и слышать теперь свою фамилию ему было неприятно. Было в ней что-то мрачное, угрожающее, недопустимое как на ринге, так и в частном разговоре[6]. Но он пока не решался предложить комиссару перейти на ты.

— Каким образом? — поинтересовался он.

— Если вы не против, я задам вам пару вопросов по поводу исчезновения вашей сестры. Я знаю, прошло уже много времени, но может быть, вам что-нибудь придет в голову. Часто бывает, что мы вспоминаем о подробностях через много лет после того, как произошло какое-то событие. Наша память — ненадежная штука.

— Не знаю… — Макс пожал плечами. — Я и тогда не очень-то помог следствию.

— Вам тогда было пятнадцать лет, верно?

— Это произошло за два дня до моего шестнадцатого дня рождения.

— Вы были подростком. Вам не показалось, что следователь, который занимался этим делом, не воспринимает ваши показания всерьез?

Макс нахмурился. Теперь, когда эти слова были произнесены, он вспомнил, что именно так все и обстояло. Полицейский, который его допрашивал, вел себя очень нагло.

— Возможно. Скорее всего. — Макс покачал головой.

— Я так и думала. Я сразу заметила это, читая дело. Ваши показания ограничиваются всего парой строк, поэтому я не смогла с ними нормально поработать. Теперь я надеюсь узнать у вас больше.

Макс задумчиво покрутил в руках стаканчик из-под кофе.

— Я все прекрасно помню. Каждую проклятую подробность. События того дня словно отпечатались у меня в голове.

Франциска проникновенно посмотрела на него.

— Рассказывайте.

Глава 11

— Ты будешь сидеть со своей сестрой, и все тут!

— Но тренер же сказал…

— А мне плевать, что там говорит твой тренер. И если ты не оставишь меня в покое, я тебе так залеплю, что не поймешь, где пол, где потолок. Убирайся в свою комнату, прежде чем я выйду из себя! — Отец навис над Максом.

Он не кричал, но голос повысил, и с каждым произнесенным им словом Макс чувствовал, как на него веет пивным духом. В желудке все перевернулось: мальчик ненавидел запах пива, ненавидел этот звук — хлопок, с которым отец открывал бутылки, одну за другой, одну за другой, и так целый день.

— Что стоишь?! Я невнятно сказал?!

— Нет. — Понурившись, Макс побрел в свою комнату.

Он не решился хлопнуть дверью, как бы ему ни хотелось.

Так он мог бы хоть немного сорвать злость… Плюхнувшись животом на кровать, паренек зарылся лицом в подушку и беззвучно зарыдал.

Это несправедливо, так несправедливо!

Прошло уже две недели каникул, а он еще ни разу не смог погулять с друзьями! Ребята ждали его на футбольном поле. Они играли там почти каждый день, готовясь к новому сезону. Но ждали не только ребята! Ждала и Эмили! На уроки физкультуры она всегда надевала шортики, впрочем, как и другие девочки, но ни у кого не было таких стройных ножек, как у нее. На эти ножки глазели все мальчишки без исключения. Макс даже видел, как на Эмили украдкой поглядывал учитель физкультуры. Но дело было не только в ножках. У Эмили были прелестные кудряшки, своевольно торчавшие во все стороны, ярко-синие глаза, а еще улыбка, от которой начинало сладко ныть внизу живота. Макс разрывался на части. С одной стороны, мысли об Эмили немного успокаивали его, с другой же — он вновь приходил в ярость, думая о том, что ему отсюда не выбраться. Судя по тому, как обстояли дела, ему придется сидеть здесь до конца каникул. Черт, черт, черт! Он просто не мог этого допустить! Всхлипнув, мальчик перевернулся на спину, подложил руки под голову и уставился в потолок.

На кухне ссорились родители. Сегодня суббота, у мамы выходной, но ей даже в голову не приходило, что можно пару часов позаниматься Синой. Максу казалось, что мать тоже начала пить. За последние месяцы она похудела, выглядела изнуренной, порой из нее и слова вытянуть было нельзя. Впрочем, сейчас она на слова не скупилась. Как всегда, родители ругались из-за денег. После обеда, когда мать приляжет отдохнуть, а отец окончательно напьется, станет спокойнее.

В эти «часы покоя», как говорила Сина, родители не обращали внимания на то, что происходит в доме. Макс мог бы просто ускользнуть и поиграть с друзьями в футбол. Но тогда ему придется оставить Сину одну в этой гнетущей тишине. Он даже думать не хотел о том, каково это, сидеть здесь, ничего не видя и не слыша, и так целый вечер. Нет, так нельзя!

Паренек подумывал и о том, чтобы взять Сину с собой на футбол. Она наверняка пойдет братику навстречу и спокойно посидит на краю поля, ожидая конца игры. Но Макс знал, что произойдет потом. Некоторые мальчишки не удержатся от своих дурацких шуток, да и сам он не сможет сосредоточиться на игре, будет постоянно поглядывать на сестренку и станет пропускать гол за голом. Ему нужна собственная жизнь, свое личное время! Ну почему мама с папой этого не понимают? Вот пакость!

В дверь тихонько постучали.

В этом доме так стучал только один человек, и его Максу видеть сейчас не хотелось. Он не ответил.

— Макс? — Сестренка не унималась.

— Заходи! — Он вытер глаза, садясь на кровати. Она все равно не отстанет.

Осторожно открыв дверь, Сина проскользнула внутрь и остановилась.

— Я на кровати. Иди сюда! — Мальчик похлопал по одеялу.

Сина пошла на звук. В его комнате она ориентировалась как в своей. Подойдя к кровати, сестра забралась на покрывало с ногами и устроилась рядом с Максом. На девочке было белое летнее платье с цветочным узором и, конечно, бантики в косах.

— Не могут они без этого, да? — шепнула Сина. Внизу что-то загрохотало, отец матерился. — Это все из-за папиной работы и денег, да?

— Да, конечно… — На самом деле Макс не был уверен в этом. Никто не заставлял родителей пить.

— Ты плакал, — заметила сестра.

На это мальчик ничего не ответил. И так было ясно, что она сразу это поймет. Иногда его слепая маленькая сестричка начинала действовать ему на нервы.

— Почему? — Она легонько потеребила косу.

— Неважно. — Макс услышал в своем голосе злость и печаль.

Сина не оставляла в покое косу. Одна из ее причуд, но брату это не мешало. Было что-то умиротворяющее в этом плавном, изящном движении. Казалось, что Сина и сама успокаивается, когда прикасается к волосам.

— Нет, важно. Ты просил папу отпустить тебя на футбол, верно?

— Ну и зачем ты спрашиваешь, если и так знаешь?

На это Сина ничего не ответила. Она сидела молча, прислонившись к брату плечом, и Макс мечтал о том, чтобы они могли просто посидеть вот так пару часов. В этой комнате хотя бы царил покой.

Но Сина не собиралась потакать ему в этом желании. Ей непременно нужно было поговорить.

— Это я виновата.

— В чем?

— Что тебе нельзя пойти поиграть в футбол. Если бы я была зрячей, тебе не нужно было бы постоянно за мной присматривать.

— Не говори глупостей! — Макс покачал головой. — Ты тут ни при чем. Если уж на то пошло, то это наши родители виноваты. Могли бы сами за тобой присмотреть.

— Наверняка папа пьет из-за того, что я слепая. Это я виновата… — Она судорожно трепала косу.

Макс видел логику в словах Сины, и, возможно, в чем-то девочка была права, но он не собирался позволять ей верить в это. Он повернул голову к сестричке, подбирая нужные слова и чувствуя, как нарастает в нем ненависть к родителям.

— Послушай, Сина. Я запрещаю тебе говорить такую чушь. Можно подумать, что ты самая глупая девочка в мире. Ни в чем ты не виновата, ясно? Папа запретил бы мне играть в футбол, даже если бы ты была зрячей. Просто потому, что ему так хочется. Может быть, он просто плохой человек. Знаешь, как тот старик, Саутер. Он тоже постоянно кричит на детей. Я еще ни разу не видел его в хорошем расположении духа. Просто бывают такие люди. Они уже рождаются злыми.

— Думаешь?

— Ну конечно!

— Но почему мне тогда кажется, что это из-за меня у нас дома все так плохо? Все такие грустные… Иногда я думаю, что если бы я исчезла, тут стало бы лучше.

До этого момента Макс не понимал, что значит выражение «разрывается сердце», но сейчас он почувствовал эту боль. Невыносимо было даже дышать, голова закружилась. Сина всегда была веселой девочкой, любила смеяться, казалась такой беззаботной… и тут такое! Может, он вообще не знает, что происходит в душе сестры? И видит только то, что она позволяет?

Макс не нашелся, что ответить на это.

— А что, если нам обоим сбежать? Тогда у нас все было бы в порядке, как думаешь? — наконец спросил он.

— Да, верно, но…

— Ну вот! То, что ты говоришь, ерунда. Все дело в этом дурацком спиртном, вот и все!

Девочка задумалась, но Максу казалось, что он еще не переубедил ее.

— Нам с тобой нужно держаться вместе, тогда все у нас будет хорошо, — с нажимом сказал он. Парнишка и сам в это верил.

— Но ты должен поиграть в футбол.

— Что?

— Я хочу, чтобы ты поиграл в футбол с ребятами.

— Но папа мне запретил…

Сина упрямо улыбнулась.

— Когда мама с папой уснут, ты просто прокрадешься на улицу. А я поиграю в саду и подожду тебя. Только ты вернись до того, как они проснутся.

— Я не могу оставить тебя одну. — Макс покачал головой.

— Эй, я уже не маленькая. Я и сама могу посидеть.

Он посмотрел на сестренку. Сейчас ее никто не переупрямит.

— Ты правда справишься сама? Игра займет не больше двух часов.

— Два часа… чепуха, да и только… — Девочка махнула рукой.

И хотя Макс еще сомневался, он уже видел себя на футбольном поле, в воротах. А на краю поля стояла Эмили и смотрела в его сторону…

Глава 12

Эти лапки, повсюду лапки! Шуршат в палой листве, ищут, не отступают, эти настойчивые, неотвратимые лапки! Они пытаются залезть повсюду, тянутся к ушам, носу, губам, хотят забраться внутрь, внутрь, внутрь…

Сара проснулась, крепко сжав зубы и губы. Тело сводило судорогой. Она резко распахнула глаза и прислушалась. В лодыжке, там где ее укусила змея, до сих пор пульсировала боль. Девочка нащупала это место на ноге, оно припухло и на прикосновение отдавалось резкой болью. «Наверное, змея не была ядовитой», — подумалось ей. Она была еще жива, чувствовала боль, гул в голове, мерзкий привкус на языке. А еще на нее кто-то смотрел!

Сара молчала, не двигаясь, но ничего не могла поделать со своей дрожью. Она уже поняла, что вокруг больше нет леса. Девочка лежала в нормальной кровати, да, не в кровати в интернате, но уже и не в лесу, и за это была благодарна, хотя еще не знала кому. Она никогда в жизни не забудет ощущение, когда по ней ползали эти существа, прикасались эти острые лапки, трогали ее, царапали нежную кожу, а еще…

— Доброе утро, Сара. Как ты себя чувствуешь?

Малышка замерла, дрожь немного утихла. Голос звучал приветливо, а вовсе не злобно. Этот голос не мог принадлежать тому чудовищу, которое похитило ее. Может, он не злой? Наверное, это не тот человек, который вытащил ее из кровати, а какой-то другой, например полицейский. Полицейский спас ее, а теперь присматривает за ней!

— У меня голова болит, — пожаловалась Сара. — И пить очень хочется, — слова давались ей с трудом.

— Я так и думал, потому и приготовил для нас обоих завтрак. Можешь выпить столько молока, сколько захочешь. Ты ведь любишь молоко, верно?

Саре не хотелось говорить ему, что она ненавидит молоко. У него был такой приятный, приветливый голос, как у тех воспитателей, которые ходили с детьми на прогулку, выходя за пределы интерната.

Саре показалось, что она знает этот голос. Когда-то девочка уже слышала его, но это было давно. У нее была очень хорошая память на голоса, и она никогда их не забывала, однако они быстро перепутывались в ее голове.

— Где я? — спросила она, не ответив на вопрос незнакомца.

Сара слышала, как он подходит к кровати.

— Пойдем, Сара, сперва нам нужно позавтракать. Завтрак — это самый важный прием пищи, ты наверняка это знаешь!

Она почувствовала его руку на своей ладони и по привычке схватилась за нее, позволяя поднять себя с кровати. Встав на ноги, Сара покачнулась: у нее сильно закружилась голова, и, если бы незнакомец не поддержал девочку, она бы упала.

— Охохонюшки, милая моя, — протянул он. — Все это оттого, что ты слишком долго спишь и мало ешь. Нам пора.

Сара чувствовала на своем лице его дыхание, теплое, пахнущее зубной пастой. Вообще, от этого человека приятно пахло, словно он только что принял душ и побрызгался туалетной водой. Под верхним слоем запаха находился еще и нижний, почти незаметный, но ее острый нюх позволял уловить и его. Так обычно пахло на кухне интерната, когда на обед готовили рыбу.

— С тобой все в порядке? — Он с нежностью погладил девочку по голове.

Сару сильно тошнило, но она взяла себя в руки. Кивнув, девочка покрепче прижалась к этому приятно пахнущему человеку.

— Тогда пойдем. Тут недалеко, ты сможешь дойти. Просто держись за мою руку и иди рядом со мной. Тут много мебели, а мы ведь не хотим, чтобы ты споткнулась, верно?

— Да, — прошептала Сара.

Сжимая руку незнакомца, она последовала за ним. Кожа у него была мягкой и влажной, и чем дольше Сара держалась за его руку, тем влажнее становилась его ладонь. Они шли прямо, потом свернули за угол, протиснулись мимо чего-то: Сара почувствовала прикосновение какой-то ткани к своей руке.

— Ну вот мы и пришли. Давай я покажу тебе твой стул.

Проведя девочку вперед, он положил ее ладонь на спинку стула. Сара поняла, что незнакомцу и раньше приходилось помогать слепым: он знал, что можно отпустить ее руку, когда девочка уже нашла опору. Забравшись на сиденье, Сара облокотилась на стол. Столешница была металлической и довольно холодной.

— Итак, маленькая моя Сара, вот твое молоко. Я приготовил блины, к ним есть брусничный джем и бублики. Такое все девочки любят, верно?

Сара почувствовала, что он придвинул к ней стакан, и сжала прохладное стекло, касаясь пальцами капелек конденсата. Стакан был большим и явно полным до краев.

— Я не люблю молоко, — наконец отважилась заметить она.

В комнате воцарилась тишина. Незнакомец не двигался. Он просто стоял и смотрел на Сару. Его настроение резко переменилось, и девочка это почувствовала. Только что от этого мужчины веяло теплом и дружелюбием, теперь же от него исходили волны холода и разочарования.

— Ну что ж, — начал он, и его голос был совсем не похож на прежний, — тогда тебе стоит привыкнуть к его вкусу, потому что в этом доме маленькие девочки пьют только молоко.

— Но я…

— Нет! — крикнул он. — Ты выпьешь свое молоко! А если не выпьешь, я отведу тебя обратно в Лес Тысячи Лапок.

Сара замерла на месте.

Лес Тысячи Лапок!

Она тут же поняла, что он имеет в виду. Тот самый лес, в котором ее укусила змея, лес, где все ползало, роилось, копошилось, пыталось пролезть во все отверстия ее тела. Девочка не хотела возвращаться туда, никогда, ни за что, она будет пить молоко хоть целый день, она привыкнет к этому мерзкому, животному вкусу, если так ей удастся оградить себя от Леса Тысячи Лапок.

Слезы градом покатились по ее щекам, но девочка взяла большой тяжелый стакан и поднесла его ко рту. Она покрепче зажмурилась и глубоко вздохнула, а потом, задержав дыхание, отхлебнула молока. Так Сара обычно принимала мерзкие лекарства: если задержать дыхание, то вкус чувствовался не настолько сильно.

Прохладное молоко стекало по ее горлу. На самом деле ощущения были довольно приятными. Выпив полстакана, девочка опустила руки и выдохнула воздух.

— Ну вот, все хорошо. — Голос незнакомца вновь зазвучал приветливо. — Теперь ты можешь покушать блинчиков. Как думаешь?

Сара кивнула, лихорадочно пытаясь сдержать позывы к рвоте и не разрыдаться в голос. Она была уже большой девочкой, не пристало ей рыдать. Как-нибудь все уладится. Наверняка уладится.

Ей на тарелку положили блинчик, незнакомец даже полил его брусничным джемом. Девочка начала есть. Было очень вкусно, и она только теперь поняла, насколько голодна, но сейчас ее занимали другие мысли. Госпожа Хагендорн как-то сказала Саре, что у нее никогда еще не было таких толковых учениц, которые все схватывали бы на лету. Сара быстро училась, так было всегда, и сейчас она твердо усвоила урок.

Человек, от которого так хорошо пахло, человек, который так нежно погладил ее по голове, так крепко взял ее за руку, чтобы она не споткнулась… был тем же человеком, который оставил ее в лесу и допустил, чтобы ее укусила змея. Хотя Сара и не понимала, зачем ему это нужно, было ясно, что это злой человек и она никогда не сможет ему доверять. Девочка будет делать вид, будто доверяет ему, но, как бы он ни старался, сколько бы вкусных блинчиков ни испек, она никогда не станет доверять ему на самом деле.

За личиной доброжелательности скрывалось что-то, чего Сара не понимала, и это что-то меняло голос незнакомца, напускало холод в комнату, было мерзким, злобным и непредсказуемым. Сара подозревала, что можно обезопасить себя от этой части его личности, если делать все, что он говорит.

— Ну вот, теперь я вижу, что тебе нравится. Ты ведь проголодалась, правда?

Сара кивнула с набитым ртом и сунула в рот еще один кусок блинчика.

Незнакомец стоял рядом и смотрел на нее. Девочка чувствовала, что он улыбается, что он доволен, что комната наполнена солнечным светом. Она чувствовала все это и говорила себе:


«Ты не должна ему доверять, он злой.

Ты никогда не должна ему доверять, он злой.

Не доверяй ему, но ешь и пей все, что он тебе дает.

Когда-нибудь все наладится.

Непременно наладится!»

Глава 13

Макс волновался. Тревога начала одолевать его еще полчаса назад, на футбольном поле. Тогда он все время поглядывал на часы, но сумел сосредоточиться на игре. Теперь же, когда она окончилась и мальчишки разбрелись кто куда, беспокойство нарастало, и по дороге домой Макс уже жалел о том, что так поступил. Да, было здорово, это правда. Они выиграли с большим отрывом, в том числе и потому, что он отлично отбил три мяча. Тренер даже одобрительно похлопал его по плечу после матча. А самое главное, все это видела Эмили!

Макс до сих пор чувствовал, как от ее улыбки у него сладко ноет в животе.

Но тревога возрастала. Путь от футбольного поля домой занимал двадцать минут, и, чтобы срезать дорогу, Макс побежал вдоль ручья, протекавшего мимо западного края деревушки. Пригревало солнышко, вокруг простирались кукурузные поля. Запыхавшись от быстрого бега, паренек остановился. Он бежал всю дорогу, пот ручьями лил по лбу, затекая в глаза. Сняв мокрую футболку, мальчик натянул ее себе на голову и в этот момент заметил какое-то движение на берегу ручья, где-то впереди. От земли волнами поднимался жар, в глазах рябило. Не придав значения увиденному, Макс прошел по краю кукурузного поля к своему дому. Земля была неровной и сухой, так что мальчику казалось, что он идет по пустыне. К сожалению, он забыл прихватить с собой чего-нибудь попить. Вот придет домой и подставит голову под прохладную воду, откроет рот и будет жадно глотать, глотать, глотать ее…

Макс надеялся, что мать с отцом еще спят. Конечно, он выдержит скандал — вечер того стоил, в особенности встреча с Эмили, но если родители заметят его побег, то ему нескоро придется снова играть в футбол.

Кукурузные листья царапали голый живот, но Максу это не мешало. Через пару минут он дойдет до края двора. От поля двор отделял проволочный забор. Ворота были открыты. Странно! Макс был уверен в том, что закрыл калитку, уходя играть в футбол. Он даже помнил, как набросил на крюк цепочку.

Не могла же Сина сама выйти со двора!

Миновав калитку, Макс закрыл ворота и задвинул засов. Пройдя по неухоженному огороду к дому, мальчик оглянулся в поисках сестры. Обычно Сина сидела в саду. Особенно полюбилось ей место рядом с гаражом, где между двух вишен висели качели. Сина часто играла на этих качелях и очень неохотно слазила с них.

Но сейчас качели были пусты. Сины там не было. Не было ее и в зеленом шезлонге, где она любила загорать. Макс беспомощно оглянулся. Еще никогда сад не казался мальчику таким большим и необъятным, к тому же сейчас он выглядел заброшенным, пустым, жутким.

Где же Сина?

Макс побежал к дому. Дверь, как всегда, была открыта, изнутри доносился запах пива. Родители, ничуть не стесняясь, хранили спиртное в большом ящике под лестницей. Сняв пыльные сандалии, Макс бросил их у входной двери и тихонько поднялся по лестнице. Наверху он спрятал кроссовки в шкаф и направился в комнату Сины. Дверь была приоткрыта, и Макс уже предвкушал, как сейчас расскажет сестричке о событиях сегодняшнего дня. Ну, разве что кроме Эмили. Про Эмили он говорить не станет, нет уж. Сины это не касалось.

Но комната была пуста!

Легкий ветерок развевал гардину на открытом окне. В доме царила гнетущая тишина.

Макс застыл в дверном проеме. На мгновение все мысли исчезли, он даже не понимал, что сейчас видит. Ему хотелось позвать сестру, но мальчик не решился. Она наверняка где-то в доме или в саду, а если он начнет кричать, то разбудит родителей, и все это выйдет ему боком.

Первым делом Макс проверил ванную и туалет, но сестры нигде не было. Он осторожно заглянул в гостиную. Отец, похрапывая, валялся на диване, забросив ноги в грязных белых носках на подлокотник.

Кухня, кладовая, подвал… Паренек осмотрел все. Наконец он понял, что Сины в доме нет. Сердце выскакивало у него из груди.

Макс пробежался по саду, посмотрел в гараже, в бывшем курятнике, где теперь хранился всякий хлам, на крытой террасе. Мальчик метался туда-сюда по саду, едва сдерживаясь, чтобы не выкрикнуть имя сестры. Через десять минут лихорадочных поисков он остановился у вишен с качелями, присел, упершись ладонями в колени, и покачал головой. Волосы взмокли, пот катился по лицу, капал на землю и впитывался в пыль.

Кошмар! Это просто дурной сон, вот и все! Сина никогда бы не ушла со двора одна!

Или ушла бы?

Выпрямившись, Макс вытер лоб. Сейчас он вспомнил странное движение на берегу ручья. Может быть, Сина заскучала и решила в одиночку сходить на пляж, где они купались вместе пару дней назад? Она же ему все уши прожужжала о том, как хочет еще раз сходить туда!

Ну, он ей покажет, этой проказнице!

Макс бросился бежать, выскочив за калитку.

Кукурузное поле осталось слева, а Макс все бежал и бежал, взметая пыль, словно конь в галопе. Добравшись до ручья, он свернул налево, к тропинке. Мальчик все время всматривался вдаль, пытаясь разглядеть хоть какое-то движение, но, черт побери, там никого не было! Перед его внутренним взором уже представали жуткие образы, но он не хотел думать об этом, не хотел останавливаться… Макс видел свою сестру в мелкой воде, видел, как ее длинные волосы, заплетенные в косу, уходят под воду, как девочка теряет равновесие и падает на песчаное дно, как попадает в сильное течение, и подводные потоки тянут ее на глубину, а она отчаянно размахивает руками, кричит, глотает воду… Нет, нет, нет! Макс не хотел видеть этого, не хотел верить в это! Этого не могло случиться! Легкие горели огнем, ноги дрожали. Наконец паренек добежал до мостика и свернул к пляжу, уже через пару минут оказавшись на том самом месте, где пару дней назад подрался с Йенсом и его дружками.

Но и тут Сины не было!

Макс заметался туда-сюда по берегу, пытаясь отыскать следы, но заметил лишь пару отпечатков ног на уступе, слишком больших, чтобы принадлежать восьмилетней девочке. Обыскав пляж, он поднялся на уступ и побежал к лесу. Заросли были довольно густыми, так что рассмотреть толком ничего было нельзя, но движение он бы заметил. Но и тут ничего не было. На Макса обрушилось одиночество. Все это было уж слишком для него. Слезы ручьем текли по щекам, в горле зарождался всхлип.

— Сииииииинааааааааа! — изо всех сил позвал он, и его крик эхом прокатился по лесу. — Сиииииииинаааааааааааа!

Нет ответа.

Тогда Макс упал на колени, закрыв ладонями лицо, и разрыдался.

Глава 14

Макс старался не смотреть на комиссара, чувствуя, как слезы наворачиваются ему на глаза. Он действительно расплакался там, на берегу реки, и не столько от чувства утраты, которое тогда еще не осознал, а от безысходности, от страха перед тем, что случится теперь… и от стыда. Ему было стыдно за свой поступок.

— И тогда вы сразу вернулись домой? — спросила Франциска.

— Да. — Макс кивнул. — Я просто не знал, что делать дальше, где мне искать ее.

— Как повели себя ваши родители?

— Устроили скандал. Отец поколотил меня, а потом они около часа искали Сину в саду и на улице, звали ее… Все без толку, конечно, только зря теряли время, но они и слушать ничего не хотели. Только после этого мама позвонила в полицию.

Франциска кивнула.

— В отчете сказано, что Сина оставалась без присмотра около трех часов.

— Да, это так.

— Что вы сегодня думаете об этом? Ваша сестра могла пойти на пляж? Она нашла бы дорогу сама?

— Я часто задумывался об этом. Она удивительно хорошо ориентировалась в пространстве, полагаясь на слух, нюх и память. Феноменальная память, кажется, это так называется. Чего Сина только не подмечала… — Макс покачал головой. — Но я не знаю.

— Послушайте, мне тут пришло в голову… Когда вы рассказывали, как ходили на пляж с сестрой.

— Что?

— Скорее всего, похититель уже тогда видел вас. Он мог прятаться в лесу, наблюдая за тем, как маленькая девочка купается голой. Для потенциального маньяка это зрелище могло стать толчком к действию. Если это так, то с того момента его преступление было неотвратимо, и потому не имеет особого значения то, что вы в тот вечер оставили Сину одну. Это дало маньяку шанс, но если бы ситуация сложилась иначе, он все равно рано или поздно похитил бы ее.

— Вы говорите это, чтобы утешить меня? — Макс поднял глаза.

— Нет, я совершенно серьезна.

Они помолчали. Унгемах не знал, что тут еще сказать. Молчание стало гнетущим, и тишина нарушалась только грохотом кастрюль на кухне.

— Вашего отца тогда тоже подозревали, вы знали об этом?

Макс кивнул.

— Они тогда даже арестовали его, потому что он словно обезумел. Сейчас я думаю, что эти подозрения были в какой-то мере оправданны. Какой отец станет пьянствовать целый вечер, не замечая, что его слепая дочь пропала!

— Показания вашей матери и анализ на уровень алкоголя в крови сняли с него вину, но следователь всерьез рассматривал эту версию. Позвольте мне спросить, как вы сейчас к этому относитесь? Как вы думаете, ваш отец мог быть как-то замешан в той истории?

Унгемах покачал головой.

— Нет, полагаю, что нет. Он был очень агрессивным человеком, часто бил меня, но Сину никогда и пальцем не тронул. Знаете, когда он лишился работы, то стал сильно пить — и тем вечером напился в стельку. Я не представляю, как он мог сделать что-то подобное в таком состоянии.

— Почему его уволили? — поинтересовалась Франциска.

— Тогда я не знал об этом, а потом, когда прошел процесс и его признали виновным, я прочитал об этом в газете. После окончания своей смены отец забыл перекрыть вентиль, и дело дошло до взрыва. Кто-то погиб. Отца осудили за преступную халатность и приговорили к условному заключению и денежному штрафу.

— Да, такое любого с ума сведет, — покивала Франциска. — А что стало с вашими родителями потом?

— Не знаю, и меня это, признаться, не интересует, — отрезал Макс.

— Мне очень жаль.

— Я думаю, каждый имеет на это право. Мне не хотелось бы говорить на эту тему, к тому же она не имеет никакого отношения к расследованию, верно?

— Нет, не имеет… — Франциска немного опешила от такой бурной реакции. Она не думала, что эта тема для Макса столь болезненна.

Унгемах поможет ей, но не станет говорить с ней о своих родителях. У всего есть свои границы.

— Я хоть чем-то вам помог? — спросил он.

— Пока не знаю. К сожалению, все именно так, как указано в отчете. Вы ничего не видели. Я надеялась получить от вас хоть пару зацепок, что-то, на что тогда не обратил внимания следователь.

— Извините, — виновато протянул Макс.

— Ничего, в любом случае стоило попытаться. Кроме того, я познакомилась с будущим чемпионом мира по боксу в тяжелом весе, — попыталась пошутить Франциска.

— Я еще не выиграл, так что об этом говорить рано… — Макс криво улыбнулся.

— Что ж, я в вас нисколько не сомневаюсь. Я могу позвонить вам, если у меня появятся какие-то вопросы?

— Конечно. И я буду очень благодарен вам, если вы будете держать меня в курсе расследования.

— Буду, насколько это возможно, — пообещала Готтлоб.

Они обменялись номерами телефонов.

Глава 15

— Да что же это, черт побери, такое!!! — Франциска никак не могла успокоиться.

Пауль Адамек молча наблюдал за припадком ярости у своей напарницы. В такие моменты, наступавшие не так уж редко, он не знал, как себя вести. С одной стороны, бешенство Франциски всегда было искренним, с другой же — она быстро успокаивалась.

Готтлоб бегала туда-сюда по своему кабинету и уже два раза успела пнуть корзину для мусора. Пока она говорила с Унгемахом, Пауль на всякий случай проверил находившихся на свободе преступников, осужденных за педофилию и проживавших в радиусе ста пятидесяти километров от интерната Святой Елены. И хотя разговор с боксером был интересным, он не принес никаких зацепок, а вот Адамек сразу напал на кое-что любопытное.

— Люди что, вообще ничему не учатся? Сколько раз должно случиться подобное дерьмо, чтобы кто-то начал воспринимать все это серьезнее?!

— Мы еще не знаем, имеет ли он какое-либо отношение к происшедшему, — напомнил Пауль.

— Дело не в этом! — взвилась Франциска. — Конечно, мы не знаем, но мы узнаем, точно тебе говорю! Ты же еще ни с кем об этом не беседовал?

— Нет, я сразу к тебе пришел.

— Хорошо. Нельзя, чтобы об этом проведала пресса. Ты же знаешь, как эти репортеришки торопятся с выводами. В этом-то и проблема. Если СМИ проведают о том, что отсидевший педофил работает на фирме, которая занимается перевозкой детей-инвалидов, народ придет в бешенство! И неспроста! И тогда уже не будет иметь значения, связан этот ублюдок с похищением Сары или нет. Такое просто не должно происходить! Вот дерьмо! Эти сволочи что, не могут работать, к примеру, на автозаправках? Почему они постоянно находят такую работу? Так, поехали. Где живет этот тип?

— Переулок Кроненгассе, 11.

— В городе?

Пауль кивнул.

— Только мы его там не застанем, он сейчас на работе.

— Ладно, позвони в эту службу перевозок и уточни. Пока можем подождать. Так, я отлучусь на минутку. Вот черт, черт, черт!

Франциска хмуро двинулась в сторону туалета, и двое коллег, шедших ей навстречу по коридору, посторонились.

В туалете она, по счастью, была одна. Выйдя из кабинки, Готтлоб вымыла руки и побрызгала водой в раскрасневшееся лицо, глядя на свое отражение в грязном зеркале. Щеки пошли багровыми пятнами от ярости. С ней такое происходит постоянно. У нее всегда все на лице написано. Отец не раз говорил, что Франциске суждено работать в полиции, у нее просто нет иного пути — надо выбирать профессию, в которой не приходится лгать.

«Какой же он у меня наивный», — с горечью подумалось Готтлоб. Отец и к теперешней своей проблеме относился с той же наивностью. Впрочем, выходные и так дались Франциске нелегко, поэтому сейчас она предпочитала не думать о болезни отца. Вытерев лицо салфеткой, девушка вышла в коридор. Там ее поджидал Адамек.

— Нам повезло. Детлеф Кюль работает с шести до трех, только что окончил смену. Можем перехватить его у входа в дом.

— Класс! Это мне нравится.

— Возьмем с собой патруль?

Подумав, Франциска покачала головой.

— Нет, не думаю, что в этом есть необходимость. Даже если он наш тип, мы и сами разберемся. Ты же знаешь… эти сволочи демонстрируют силу только перед слабыми.

Зайдя в кабинет, Готтлоб прихватила куртку и пистолет, и они с Адамеком покинули участок. Днем движение на дорогах было не таким интенсивным, и уже через пятнадцать минут они оказались в квартале новостроек семидесятых годов. Вокруг теснились двенадцатиэтажные коробки с парой лужаек и жалкими деревцами. С точки зрения Франциски, это смотрелось отвратительно, но такие кварталы тоже были нужны городу.

Машина медленно ехала по улице, Адамек высматривал дом номер одиннадцать. Наконец он обнаружил маленький указатель у дома справа.

— Давай припаркуемся здесь, — предложила Франциска, указывая на свободное место у обочины.

Между высотками виднелись парковки, но Готтлоб не хотела подбираться так близко к дому.

— Жаль, что мы не знаем, на какой машине он ездит.

— Почему это не знаем? — ухмыльнулся Адамек.

— О, я об этом и не подумала. Умница!

— Детлеф Кюль ездит на серебристом «Сеат-Леон», автомобиль зарегистрирован тут, номер H DK 210.

— Напомни мне, чтобы я попросила шефа повысить тебе зарплату.

— Я предпочел бы в качестве награды отпуск на неделю.

— Что, никак не выспишься?

— Знаешь, мы поспрашивали других мамочек… к сожалению! Ты не представляешь, какими экспертами по воспитанию детей мнят себя многодетные мамаши. А у нас первый ребенок, и мы чувствуем себя настоящими неудачниками. А эти дамочки все наседают. И ни одна нас не успокоила. Говорят, малышка будет кричать месяцев до девяти.

— Ну вот видишь! — подколола его Франциска. — Когда-то же это закончится!

— Да, но к тому моменту я, наверное, уже подохну, — мрачно покосился на нее Пауль.

— Сочувствую тебе, конечно, но… ой, смотри, серебристый «Сеат-Леон»! И номер тот же! Это он!

Глава 16

— Поспеши скорей уйти, я считаю до пяти…

— Хватит тут бегать, сколько раз вам говорить! — Гунтер Мюллер прикрикнул на своего восьмилетнего сынишку и его приятеля, игравших в прятки среди стеллажей, но потом покачал головой и улыбнулся. Дети, что тут скажешь…

Он повернулся к своему посетителю, странноватому типу, судорожно сжимавшему в руках какую-то бумажку.

— Вот сорванцы! Но ведь и мы в их годы были такими же, верно?

Посетитель не ответил. Он неотрывно смотрел вслед мальчишкам, которые уже успели попрятаться, и только звонкий голосок доносился из-за стеллажей:

— А потом пойду искать, и тебе не убежать. Загляну во все углы, взгляд направлю под столы…

Мюллер запнулся. Этот тип не понравился ему с самого начала, когда вошел в магазин десять минут назад. Неулыбчивый мужик с потемневшими зубами, посетитель ни на секунду не посмотрел Мюллеру в глаза. Вообще, странно, что кто-то пришел сюда лично, чтобы подыскать экзотическое растение. Конечно, в магазине был и такой товар, но деревья обычно заказывали по телефону и требовали доставки.

— Что вы ищете? — осведомился Мюллер, присматриваясь к странному клиенту.

Тот с трудом оторвал взгляд от стеллажей, за которыми дети играли в прятки, но на продавца так и не посмотрел.

— Я… я… — Прищурившись, мужчина уставился на свой листок. — А господина Радегаста нет? Он всегда меня обслуживал.

— Нет и не будет. Знаете, по правде сказать, Радегаст приворовывал, и потому его уволили.

Мюллер ожидал какой-то реакции на эту сплетню, но ее не последовало. Мужчина по-прежнему смотрел на листок, словно раздумывая, стоит ли покупать растение у кого-то, кроме Радегаста.

— Мне нужны две лианы вида vanilla planifolia. У вас такие есть? — наконец выпалил он.

— Давайте посмотрим среди орхидей — ваниль относится к этому семейству… — Мюллер прошел вперед. — Необычный заказ. Вы хотите растить их в теплице? Вы знаете, что эта лиана достигает десятиметровой длины, и потому вам понадобятся соответствующие условия для ухода за ней?

Посетитель молчал.

Мюллер поспешно оглянулся. Мужчина шел за ним, но, казалось, не слушал. Он смотрел в узкий проход между стеллажами с удобрениями. Где-то там мальчишки до сих пор играли в прятки — от стен эхом отражался детский голосок:

— Прячь не прячь свое лицо, отыщу в конце концов.

— Вы хотите выращивать ваниль ради стручков? Чтобы делать приправу? — в очередной раз попытался завязать разговор Мюллер.

Опять никакого ответа.

Теперь этот тип остановился, уставившись на стеллажи. Мюллеру даже показалось, что покупатель дрожит. Да, точно, листок в его руке трясся!

Ну все, с него хватит!

— Что-то не так? — громко осведомился он. — Вам чем-то мешают ребятишки?

Клиент резко дернул головой и все-таки посмотрел Мюллеру в глаза. На мгновение, но этого хватило, чтобы у продавца мурашки побежали по коже.

— Я… я зайду попозже, — пробормотал странный посетитель, развернулся и выбежал из зала.

Мюллер хотел последовать за ним, хотел записать номер его машины, но в этот момент прямо ему под ноги бросились дети.

— Нашли! — хором воскликнули они, хватая его за ноги.

А когда Мюллер вновь поднял голову, странный тип уже скрылся из виду.

Глава 17

Кроссовки отбивали мерный ритм по усыпанной гравием тропинке, но Макс Унгемах не слышал ни эха своих шагов, ни собственного дыхания. В наушниках айфона грохотал «Раммштайн»[7], мимо проносились деревья, но Макс не обращал на это внимания. Пот заливал лицо, ноги болели от быстрого бега, но ему было все равно.

После разговора с комиссаром Унгемах на большой скорости поехал в Гамбург, взбудораженный, смущенный, сбитый с толку. Учитывая такое состояние, пришлось отказаться от изначального плана: Макс намеревался сразу зайти в спортзал и поговорить с Колле, но передумал. Вместо этого он направился в лесопарк, переоделся в машине и устроил себе пробежку. Но это была не обычная тренировка выносливости, нет, эта пробежка стала настоящей борьбой, борьбой с самим собой, со своими мыслями. Разговор с комиссаром вызвал в памяти Макса кое-какие воспоминания, давно присыпанные трухой забвения. Еще во время поездки в город Унгемах не мог отделаться от мысли, зародившейся в нем после общения с Готтлоб. Теперь же, чувствуя в венах напор адреналина от быстрого бега и злобной ритмичной музыки, Макс отважился полностью сформулировать эту мысль. Отец как-то связан с исчезновением Сины. Это возможно.

За прошедшие годы Макс часто думал о сестре, пытался представить себе похитившего ее преступника, но никогда не видел в этой роли отца. Да, тогда Унгемаха-старшего ненадолго арестовали и допрашивали, но Макс почти забыл об этом, кроме того, ему, пятнадцатилетнему мальчишке, и в голову не могло прийти, что его отец…

Неужели это возможно?

Произошел несчастный случай, и отец, поддавшись панике, спрятал труп Сины.

Или отец, пьяный в стельку, сам убил девочку?

При мысли об этом Максу стало плохо.

Нет! Этого просто не может быть. Да, его отец был эгоистичной сволочью и алкоголиком и стал таким не только после того, как потерял работу. Он и до этого напивался каждые выходные. Но до несчастного случая на заводе отец, выпив, не становился агрессивным, во всяком случае, настолько агрессивным.

Может быть, эта история так сильно изменила его, что он готов был сорвать злость на родной дочери? Может быть, он считал ее виноватой во всем, потому что она родилась слепой?

Макс побежал еще быстрее.

Все тело ныло.

Он сосредоточился на боли, на дыхании, на ритме, потому что не хотел думать об этих подозрениях, мучивших его сильнее физической боли. И в то же время Унгемах понимал, что теперь эти вопросы не исчезнут, будут разъедать его душу, истязать его до тех пор, пока пути назад уже не будет.

Глава 18

— Господин Кюль! — позвал Адамек.

Франциска приготовилась к погоне, но Кюль остановился на месте и, повернувшись, посмотрел на них. Очевидно, он сразу узнал в них полицейских и обмер. Казалось, его тело скукожилось под взглядом Пауля.

— Вы Детлеф Кюль? — осведомился Адамек, подходя к подозреваемому на расстояние два метра.

Мужчина кивнул.

— Да, это я. Что-то случилось?

Кюль был приземистым толстяком, ростом не выше метра семидесяти, с сутулой спиной и огромной головой. Жидкие черные волосы с проседью обрамляли круглую лысину на затылке, оттопыренные уши отливали розовым в лучах света. Над ремнем брюк выпирал объемистый живот, да и вообще, состоял этот тип скорее из жира, чем из мышц. На нем были синие джинсы, черная футболка, кеды и распахнутая ветровка. Франциска внимательно наблюдала за реакцией Кюля, раздумывая о том, мог ли подобный человек, никем не замеченный, пролезть в интернат, а потом скрыться с места преступления. Она не верила в это, но опыт подсказывал Готтлоб, что подобные типы прекрасно умеют притворяться. Плохие парни часто достигают мастерства в искусстве лицемерия.

Кюль отвел глаза, словно осознавая, что Франциска поймет о нем все, если встретится с ним взглядом.

Адамек показал подозреваемому свое удостоверение, и Детлеф застонал.

— Ну вот, опять! — Он оглянулся. — Не знаю, что там у вас произошло, но я этого не делал.

— Мы тут как раз для того, чтобы это выяснить, — заявила Франциска. — И если вы пригласите нас к себе в квартиру, мы сможем быстро прояснить все недоразумения, вместо того чтобы стоять тут, пока вся округа не сбежится поглазеть.

Кюль презрительно фыркнул.

— Вы же сами не верите в то, что говорите. В этот самый момент на нас пялится человек сто, и все они знают, что вы легавые. Просто позвонить мне вы не могли, да?

— Ой-ой-ой, я сейчас подохну от сочувствия, — прошипел Адамек. — Увольте нас от этой болтовни. Давайте зайдем внутрь.

Кюль с ненавистью посмотрел на Пауля, и Франциска, хотя и не до конца поняла, что же она увидела в этом взгляде, отринула свое изначальное впечатление об этом парне. Он не такой уж и рохля, каким кажется. За глуповатой внешностью скрывается острый ум. Этот взгляд не напугал Готтлоб, но она поняла, что нужно быть осторожнее. «Не следует недооценивать этого типа», — подумала Франциска.

— Ну хорошо, проходите. Выбора у меня все равно нет! — Повернувшись, Кюль пошел вперед.

Франциска с Паулем последовали за ним.

Готтлоб покосилась на фасад высотного здания. Кюль был прав, почти у каждого окна виднелось чье-то лицо. Местные жители без зазрения совести пялились на происходящее.

В коридоре в нос Франциске ударила отвратительная вонь, чудовищная смесь запаха прокисшей пищи и мочи. Наверное, к этому зловонию можно привыкнуть, если долго прожить здесь, но желудок Готтлоб взбунтовался. Если она верно истолковала выражение лица Пауля, то и ему было не легче. Хорошо, что они так и не пообедали.

— Поедем на лифте, моя квартира на восьмом этаже, — Кюль первым вошел в пустую кабину, четвертую и последнюю в ряду лифтов.

Тут запах был еще интенсивнее. Казалось, он проникает в поры кожи, пропитывая собой тело. Франциска прибегла к давно опробованному трюку: уставилась на пол, представляя себе, что стоит на сходнях перед озером и смотрит на волны. Это помогало ей справляться с приступами клаустрофобии.

Когда лифт остановился на восьмом этаже, она первой выскочила наружу и глубоко вдохнула — теперь запах уже не имел такого значения.

Они пошли по длинному коридору без окон. За дверями квартир играла восточная музыка, пол был потрепанным и грязным, облупившуюся краску на стенах едва ли украшали граффити.

Открыв дверь в свою квартиру, Кюль прошел внутрь и, не дожидаясь гостей, забежал в гостиную и распахнул окно.

Адамек и Франциска последовали за подозреваемым.

— Ненавижу эту вонь! — Кюль внимательно смотрел на полицейских.

Готтлоб понимающе кивнула. Впрочем, в квартире пахло иначе. Тут было немного душно, но никаких запахов не чувствовалось, кроме разве что освежителя со слабым ароматом сирени.

— Ну, и чего вы от меня хотите? — осведомился Кюль, переводя взгляд с Пауля на Франциску. В его голосе не было ни неприязни, ни услужливости, только полная покорность судьбе.

— Мы можем присесть?

Вздохнув, Кюль прошел к потрепанной софе в углу и демонстративно уселся.

— Ну хорошо, раз уж это займет столько времени…

Франциска устроилась на стуле, а Пауль примостился на подлокотнике кресла. Он не хотел сидеть на уровне глаз этого типа.

— Все зависит от вас.

Кюль кивнул.

— Знаете, что? Вам не нужно долго разглагольствовать. Вы пришли сюда, потому что где-то похитили или изнасиловали ребенка и компьютер выдал вам мое имя. Теперь мне нужно подтвердить, что у меня есть алиби на определенное время, иначе я подпадаю под подозрение. Правильно?

— А знаете, что самое омерзительное, господин Кюль? — Пауль встал. — Что такие типы, как вы, растлевавшие маленьких детей, вообще получают возможность оправдываться перед такими, как мы, а не проводят остаток жизни в тюрьме. Так у вас было бы самое лучшее алиби в мире. Вы думали об этом?

Кюль хотел что-то возразить им, наверное, рассказать о своем прошлом, о душевной болезни, о травмах детства, но Франциска махнула рукой, приказывая ему замолчать.

— Вы правы, — заявила она. — Нам не нужно разглагольствовать. Где вы были в ночь с субботы на воскресенье?

— Что?

— Это что, так сложно? Ночь с субботы на воскресенье. Вся ночь.

У Кюля забегали глазки.

— Где я был… Спал, конечно.

— Один? — уточнил Адамек.

— Один, конечно. Знаете, это так показательно! Я вкалываю по ночам пять дней в неделю и легко могу доказать, где я был, но только не в выходные. А вам нужно алиби на субботу!

— По нашим данным, вы работаете в транспортной компании «Мейербольд», которая занимается в том числе и перевозками инвалидов. Я не знал, что перевозки осуществляются по ночам.

— Кроме перевозок, «Мейербольд» организовала службу такси, а так как мне не прожить на гроши, которые платят за дневную смену, то по ночам приходится работать на такси. С восьми вечера до шести утра.

— Но не в выходные, — повторил Адамек.

— Нет, не в выходные.

— Насколько я понимаю, ваш работодатель может это подтвердить.

Кюль поморщился, словно у него прихватило живот.

— Он может, да, но сам Мейербольд ничего не знает о моем прошлом, и я был бы вам весьма благодарен, если бы так все и осталось. Вы даже представить себе не можете, насколько сложно в наше время найти работу, в особенности с двухлетней дырой в резюме. Остается только работа таксистом… а оплачивается она дерьмово.

— Стоило думать об этом, прежде чем приставать к десятилетней девочке, — ледяным тоном заявил Адамек.

Кюль опять покосился на него с тем странным выражением лица, на которое обратила внимание Франциска.

— У меня неприятности, да?

— Ну что ж… — протянула Готтлоб. — У вас нет алиби. Это плохо. Учитывая обстоятельства, с вашей стороны было бы разумно позволить нам осмотреть помещение.

Кюль обреченным жестом развел руки.

— Прошу вас. Только не заблудитесь, тут же целых пятьдесят восемь квадратных метров.

Да, и эти пятьдесят восемь квадратных метров не вызывали сомнений в том, что тут негде спрятать маленькую девочку, не говоря уже о том, что здесь, скорее всего, вообще никогда не бывало особ женского пола. Франциске не удалось найти даже порножурналы, которые подобные извращенцы обычно прячут в ящике прикроватного столика. Рядом с телевизором не было и дисков с соответствующими фильмами.

Это ее немного разозлило. Квартира казалась слишком уж идеальной.

— Нам нужна проба слюны для генетического анализа, — наконец заявила Готтлоб.

Кюль знал, что подобные пробы берутся только на добровольной основе, но протестовать не стал.

— Если это позволит снять с меня обвинения, то буду только рад.

— Я пришлю к вам команду криминалистов, — сказала Франциска, выходя.

— И что, вы сообщите о своих подозрениях моему шефу?

— Если вы прекратите заниматься перевозками маленьких девочек, то мы закроем на это глаза.

— Знаете, мне выбирать не приходится! Кого шеф говорит, того и вожу! — возмутился Кюль.

Подойдя к нему вплотную, Пауль наклонился к его лицу.

— А знаешь что? Мне на это наплевать. Как по мне, хоть каждую ночь разъезжай на своем такси. Но если я узнаю, что ты еще хоть раз отвозил куда-то маленькую девочку, то превращу твою жизнь в ад. Мы друг друга поняли?

Взгляд Кюля вспыхнул яростью и потух.

— Поняли, — тихо сказал он и скрылся в своей квартире.

— Я таких ублюдков терпеть не могу, — заявил Адамек, когда они вошли в лифт.

Франциска нажала на кнопку первого этажа.

— Их все терпеть не могут, но, к сожалению, они часть нашего общества.

— Но это неправильно!

— Да, однако нам с тобой эту проблему не решить. Что ты о нем думаешь?

— Как по мне, так он в любом случае подпадает под подозрение. Если кто уродился педофилом, то он иначе не может. Ты только представь себе! Хорошенькая маленькая девочка сидит вместе с ним в машине и даже не видит, как он на нее пялится, истекая слюной, — Адамек говорил все громче, выходя из себя.

Лифт остановился с тихим щелчком — они приехали на первый этаж. Выйдя из подъезда, оба глубоко вздохнули. Впервые в жизни городской воздух показался Франциске свежим и приятным.

— Нужно установить за ним наблюдение, пока мы не получим результаты генетического анализа. Круглосуточное наблюдение.

— Ты получишь разрешение?

— Если у нас пропала маленькая девочка, то я получу любое разрешение, вот увидишь.

— Я только за! — Адамек хлопнул в ладони. — Надеюсь, так мы поможем малышке.

— А если не ей, то, по крайней мере, многим другим девчушкам, — Франциска сама удивилась тому, как цинично это прозвучало.

Эти слова горечью отдались в ее душе, но она, увы, знала, как устроен этот мир, и могла отличить желаемое от действительного. Прошло уже три дня с момента исчезновения Сары, и пока у них не было никаких зацепок. Любая версия казалась вероятной, даже версия о том, что похищение инсценировано начальством интерната. В таком случае они больше никогда не увидят малышку. В целом перспективы найти девочку были совсем не радужными, но обычно в начале расследования так и бывает.

И все же Франциска сделает все возможное, чтобы узнать правду. Почему-то ей казалось, что она обязана сделать это не только ради Сары, но и ради того боксера, Макса Унгемаха, хотя это и было неразумно. Однако, как признавала Франциска, разум не играл тут никакой роли. Унгемах привлек ее внимание. Она была не готова к этому, но впечатление от встречи с ним не ослабевало. Это было непрофессионально, но Франциска надеялась, что еще встретится с Максом.

Глава 19

Макс шел по тротуару. Рука горела на его плече, горела огнем, прожигала кожу, плавила кости, но не останавливалась и там, проникая все глубже и глубже, до дрожи, словно пульсирующая головная боль, поселившаяся в глазницах и призывавшая безумие. Рука всегда была там и всегда будет, Макс всю жизнь прожил с этой воображаемой ладонью на плече, и прошедшие десять лет не помогли ему привыкнуть к тому, что рука так и останется воображаемой.

Но сегодня все было иначе! Сегодня ощущение от нее было иным: не то привычное тепло, позволявшее ему чувствовать себя героем и защитником, сильным старшим братиком, — не тепло, а огонь. Именно поэтому в последние дни все изменилось. И дело было не только в разговоре с комиссаром, не только в том, что где-то пропала еще одна слепая девочка, так похожая на его сестру.

Макс был сбит с толку, обескуражен, и даже часовая пробежка по лесопарку не принесла ему желанного покоя, лишь усилив тревогу. После пробежки он, вымотанный до предела, поехал домой, принял душ, пообедал, а потом позвонил Колле. Макс обещал зайти к нему сегодня в восемь часов.

За время их знакомства Унгемах всего раз был в доме своего тренера. Четыре года назад Колле слег с инфарктом, и, когда его выпустили из больницы, Макс пришел проведать его. До того дня Унгемах ни разу не задумывался о том, как живет Конрад Ледер, бессознательно веря в то, что истинный дом Колле — это спортзал. Но, конечно, это было не так, и теперь Макс, сунув руки в карманы, направлялся к кирпичному домику в стиле бунгало, как было принято строить в семидесятые годы — простоватому, без излишеств, в чем-то даже скучному, как и все частные дома на этой тихой улочке. Ничего особенного, разве что этот дом был немного дороже соседних.

Макс нажал на кнопку звонка, и в прихожей зазвучала приятная музыка. На бронзовой табличке рядом с дверью поблескивала надпись «Ледер». Просто фамилия, без имени. Макс знал, что Колле живет здесь один: тренер давным-давно развелся, а его дочь покинула дом задолго до этого. По слухам, жена Колле бросила его, уехав в Канаду с торговцем бульонными кубиками.

Естественно, Колле был одет в свою любимую армейскую форму. Дома он казался каким-то… маленьким. Совсем не таким, как в спортзале.

— Добрый вечер, Колле, — поздоровался Макс.

— Заходи, мальчик мой! — Тренер опустил ладонь ему на плечо, туда, где только что чувствовалась рука Сины, но Колле об этом, конечно, не знал.

Они прошли по крытому линолеумом полу коридора на крохотную кухню.

— Присаживайся, я сварил кофе. Выпьешь со мной чашечку?

— Да, кофе не повредит.

— Конечно.

Макс сел на тот самый стул, что и четыре года назад. Было в этом что-то привычное и знакомое, и это немного успокоило его. В прошлый раз Унгемах приходил сюда, волнуясь за своего тренера. Он боялся, что ему придется заниматься своей карьерой без Колле. Да и не получилось бы у него добиться успеха без Ледера. В тот день он был так же встревожен, как и сегодня. Вот только сегодня им придется говорить не о боксе, а о жизни. О жизни и смерти.

Колле поставил на стол две большие керамические чашки, до краев наполненные горячим кофе, и опустился на табурет напротив Макса.

— Я рад, что ты позвонил. У тебя что-то случилось, да? И это связано со звонком той девушки, комиссара. С тех пор ты сам не свой.

Макс кивнул. Хотя Колле пытался помочь ему завязать разговор, подобрать нужные слова было трудно. А выложить все начистоту, да вот так, сразу… С подобными историями это всегда нелегко.

— Да, связано, но на самом деле… на самом деле все началось десять лет назад.

И он начал свой рассказ.

Глава 20

— Разве я не запретил тебе играть в футбол?! — орал на него отец.

Он стоял совсем близко, брызгая слюной Максу в лицо, так что мальчик задерживал дыхание, чтобы не чувствовать запаха спиртного.

В левой щеке вспыхнула боль: отец отвесил ему оплеуху. Паренька отбросило на пару шагов назад, слезы навернулись ему на глаза.

— И нечего тут рыдать, этим ты себе не поможешь! Я же запретил тебе! Ты нес ответственность за свою сестру! Ты! А теперь видишь, что произошло?! Это ты виноват!

Еще одна оплеуха, с той же силой, но в этот раз было уже не так больно. Во рту почувствовался солоноватый привкус, кровь из носа хлынула на ковер в детской.

— Проклятье! Убери это дерьмо!

Отец не переносил вида крови. Отвернувшись, он вышел из комнаты и захлопнул за собой дверь. Послышались его шаги на лестнице и вопли матери. Уже два дня, с тех пор как исчезла Сина, мать сидела за столом и рыдала. И пила.

Взяв полотенце, валявшееся на кровати, Макс зажал нос. На белой ткани осталось алое пятно, и в этот момент что-то в Максе сломалось. Ноги задрожали, и мальчик осел на пол, прислонившись спиной к стене. Он подтянул колени к груди, а кровь все капала из носа, стекая по голому животу к пупку. Зажав ноздри, он запрокинул голову. В открытое окно в комнату проникал свежий ветерок, над вишнями каркали вороны, внизу швырял кастрюли отец и выла мать, но Макс воспринимал все это словно через какой-то фильтр, фильтр из боли, гнева и отчаяния. В тот день, когда исчезла Сина, отец выпорол его розгами, и у Макса до сих пор ныла спина. Больше всего поражало то, что отец, который в тот момент должен был думать только о пропавшей дочери, потратил время на то, чтобы найти по дороге домой розги. Было в этом… что-то извращенное.

Вороны громко кричали, словно соглашаясь с мальчиком.

Макс скучал по Сине. Она все еще была здесь, в своей комнате, в запахе подушек, в любимой мягкой игрушке — смешном зайчике с длинными плюшевыми ушами; в большой щетке, которой сестричка каждый вечер расчесывала волосы. Макс чувствовал ее руку на своем плече. Ее пальцы впивались в его мышцы, словно пытаясь предотвратить то, чего уже нельзя было предотвратить. От побоев отца было больно, но эта боль была ничтожна по сравнению с болью утраты.

Ничтожна.

Макс чувствовал, что кровь в носу уже высыхает. Убрав полотенце, мальчик зашвырнул его в угол. Он подошел к окну и высунулся наружу, глядя на сад и поля.

Если Сина не вернется, — а об этом он и думать не хотел, — то его мир больше никогда не будет прежним. И он должен сделать то, о чем они с сестренкой уже говорили. Бежать. Если он останется тут, то скандал с отцом обернется катастрофой. Макс не сможет терпеть эти побои и дальше — вскоре он дойдет до предела.


— И что произошло потом? — Колле подался вперед.

Он сидел в неудобной позе на краю табурета, сцепив пальцы. Кофе давно был выпит, гуща засыхала в кофейнике, но Макс уже не мог остановиться, он все говорил и говорил не переставая.

Как и в разговоре с комиссаром, Унгемах начал с истории о том, что произошло на берегу ручья, где они с Синой в последний раз так чудесно провели время. Макс уже второй раз рассказывал эту историю, которую носил в себе, будто раковую опухоль.

Унгемах пожал плечами, словно то решение не было для него столь важным, самым важным решением в жизни шестнадцатилетнего подростка.

— Я не хотел, чтобы дело дошло до беды. Когда отец разбил мне нос, я дождался темноты и ушел… В тот день мне исполнилось шестнадцать. Я не мог сидеть без дела, мне нужно было искать сестру. Тогда я действительно верил в то, что когда-нибудь найду ее, ведь наши отношения были особенными… Я думал, что почувствую ее. Это ребячество, я знаю. Если бы так было на самом деле, я нашел бы ее.

— По-моему, в этом нет ничего ребяческого, — возразил Колле. — Я и сам действовал бы так же… После того, как расквитался бы с отцом.

Макс поднял голову.

— Ну, я получил свой шанс на это. Собственно, я недалеко ушел. Провел ровно сутки вне дома, повсюду искал Сину, а потом меня поймал патруль. Меня отвезли домой, а там уже поджидал пьяный в стельку отец. И он был в ярости.

— Он набросился на тебя, да?

Кивнув, Макс сглотнул.

— Ничего другого я и не ожидал, — усмехнулся он, тщетно пытаясь изобразить равнодушие.


— А вот и он, мелкий пакостник, — медленно протянул отец. Язык у него заплетался.

На отце были спортивные штаны и белая майка, это Макс запомнил очень хорошо.

— Вот подонок, а? — Руки отца лихорадочно сжимались и разжимались. — Навешал нам своего дерьма, а потом решил смыться? Кишка тонка мне в глаза посмотреть, а?

Он говорил все громче и громче, речь становилась сбивчивее.

А Макс рыдал.

— Я просто хотел найти Сину. Найти сестру… Я бы вернулся, но я должен был хотя бы попытаться найти ее, — от слез его голос звучал так же неразборчиво, как и отцовский.

Он даже не заметил, когда отец отвесил ему первую оплеуху. В голове зазвенело.

— Ты должен был присматривать за ней, тогда никому бы не пришлось ее искать! — вопил отец.

От второго удара мальчик уклонился. Отец, потеряв равновесие, толкнул плечом холодильник. Ярость кипела в его глазах.

— Немедленно иди сюда, — прорычал он.

— Нет! — выкрикнул Макс. Он больше не плакал, и только в голосе еще слышались отзвуки рыданий.

— Что-о-о?!

— Прекрати меня бить!

— А то что? — Отец приближался.

Он опять замахнулся, в этот раз уже кулаком. Отец особо не целился, он просто хотел причинить мальчику боль.

Максу достаточно было отступить назад, чтобы отец промахнулся. От спиртного он и так едва стоял на ногах, а теперь и вовсе пошатнулся, вот только холодильника на его пути не оказалось. Отец пролетел мимо Макса, и мальчик, действуя инстинктивно, толкнул его, так что Унгемах-старший ударился бедром о стол, поскользнулся и, бешено махая руками, повалился на пол среди стульев. Послышались чудовищный грохот и вопль отца. Он ударился головой о край стула. Острый угол взрезал кожу на лбу, и на пол хлынула кровь. Много крови.

Макс смотрел на отца. Этот высокий, сильный мужчина лежал на полу, зажимая рукой лоб, и был не в состоянии даже говорить. Взгляд отца остекленел, словно он вот-вот потеряет сознание. Услышав шум, прибежала мать. Она остановилась в дверном проеме, и Макс увидел, как торчат во все стороны ее всклокоченные волосы, как ужас исказил ее лицо.

— Что ты наделал! — Отшвырнув сына в сторону, она опустилась рядом с мужем на колени. — О боже, о боже, что ты наделал… Он же может умереть!


Запнувшись, Макс уставился на свои руки, словно видел их в первый раз.

— Проклятье! — Колле сочувственно смотрел на него. — Ужасная история.

Встав, Ледер вытащил из холодильника упаковку обезжиренного молока и разлил его по стаканам. Кивнув, Макс промочил горло. Опустошив свой стакан, Колле отер подбородок.

— Слушай, — сказал он. — Я знал об исчезновении твоей сестры…

— Знал? — опешил Макс.

— А ты как думал? Мне нужно было выяснить, что за наглец пришел ко мне в клуб, держась так, будто никому его не победить. Я должен был знать, с кем связываюсь, но… Я никогда об этом особо не задумывался и не понимал, насколько болезненно все это было для тебя… и осталось. Пойми меня правильно, я рад, что ты наконец решил поговорить со мной об этом, но почему сейчас?

— Потому что мне нужна твоя помощь… — Макс посмотрел тренеру в глаза.

— Какая?

Унгемах вкратце пересказал ему разговор с комиссаром.

— Это странно, — помолчав, заметил он, — но Готтлоб думает, что речь идет о том же преступнике, который похитил Сину.

— Но ведь прошло так много времени…

Макс пожал плечами.

— С этими извращенцами ничего нельзя исключать. Комиссар обратила внимание на то, что девочка в интернате была того же возраста, что и Сина… Кроме того, они похожи внешне. Рыжие волосы, светлая кожа, веснушки… Как бы то ни было, комиссар не верит в то, что это совпадение. Поэтому она хотела поговорить со мной. Она надеялась, что я вспомню что-то, десять лет назад казавшееся неважным. Или что-то, о чем никто так и не спросил. Но, к сожалению, я не смог ей помочь.

— Полиция подозревает кого-нибудь? Есть какие-то зацепки?

— Комиссар говорит, что никаких, но разве она мне расскажет, учитывая мое прошлое?

— Наверное, нет, — Колле пожал плечами.

— Наверняка не расскажет. И поэтому мне нужна твоя помощь.

— В чем? Ты же ничего не можешь сделать. Это задача полиции.

— Я предпочел бы сам допросить этого ублюдка. Сам, без полиции. Хочу взять пару дней отпуска и поехать туда. Может быть, что-то узнаю. Но мне нужна твоя помощь. Я хочу выяснить, из какого интерната пропала та девочка. Кроме того, тебе, возможно, придется подтвердить, что я в определенное время был в спортзале. Если все завертится, понимаешь?

Колле смерил его задумчивым взглядом, а потом протянул подопечному сжатую в кулак руку.

— В бой!

Глава 21

Вода стекала по ее телу, заливала голову, шумела в ушах. Последние три часа Франциска мечтала о душе. Одежда и волосы пропитались мерзкими запахами из дома Кюля, и девушка чувствовала себя грязной и липкой. Она простояла под душем дольше, чем обычно, закрыв глаза и наслаждаясь чувством отгороженности от окружающего мира. В конце концов Франциска прикрутила кран горячей воды, устроив себе контрастный душ. Она надеялась, что это развеет свинцовую усталость, сковавшую тело этим вечером. Чувствуя, что уже замерзает, девушка выключила воду и, выбравшись из узкой кабинки, завернулась в пушистое полотенце. По сравнению с наполненной паром ванной в гостиной было прохладно, но Франциске это не мешало. Она всегда предпочитала холод жаре. Возможно, так устроены все люди с белоснежной кожей: на солнце Готтлоб мгновенно обгорала.

Она покосилась на часы. Уже девять. Может быть, позвонить родителям? Конечно, с воскресенья ничего не изменилось. А вдруг папу раздражает то, что она стала звонить каждый день? Ему не нравилось, когда кто-то обращал внимание на его болезнь.

— Рак, — тихо прошептала Франциска. — Рак!

Ей трудно было произнести это слово. Когда она вспоминала о болезни отца, ей казалось, что какая-то гадость уже поселилась и в ее внутренностях. Нужно провериться, да поскорее. Не откладывать это на потом. Существует теория, согласно которой рак — это наследственное заболевание. Отец ничего не говорил об этом, но ведь никогда не знаешь, когда в тебе начнет расти злокачественная опухоль.

Франциска чувствовала себя изможденной. Усталость никуда не делась, и даже душ не помог. Взяв из холодильника пиво, девушка уселась на диван. Сейчас она думала о боксере, Максе Унгемахе. Его судьба не выходила у Франциски из головы. Еще в юности Макс перенес такую травму и, наверное, так и не оправился от нее. Мышцы и успех были бинтами на этой ране, и если не знать, что искать, то и не увидишь этих шрамов. Франциска полагала, что увидела боль в его душе. В его глазах. Во время того откровенного разговора в его взгляде отсутствовала уверенность. В этих темных глазах Готтлоб увидела маленького мальчика, который не смог уберечь младшую сестренку. Как можно жить с таким бременем? Может быть, с тех пор он и сражается так, словно готов вступить в бой со Вселенной? Безнадежная борьба, заставившая Макса стать одним из лучших боксеров в мире.

Франциска не знала, жалеет ли она Унгемаха или ему удалось задеть какую-то неведомую струну в ее душе, заставить ее почувствовать то, чего она не ощущала уже пять лет. Проклятье, пять лет без парня! Профессия полицейского делала Готтлоб одинокой, ведь в ней росло недоверие к людям, а сама она становилась все более сложной личностью. Какой мужчина захочет связываться с женщиной, ожидающей от людей всего, чего угодно? Любой жестокости, любой подлости… Это не лучшее основание для романтических отношений.

Было много причин не завязывать роман с Унгемахом. Например, разница в возрасте. Максу двадцать шесть, он на семь лет моложе ее. А еще он проходит свидетелем по делу, которое она расследует. Но ведь у нее тоже есть право на личную жизнь, верно?

— Вот дерьмо! — с чувством сказала Готтлоб, прихлебывая пиво.

Мысли расплывались в голове, и не столько из-за алкоголя, сколько из-за усталости, разочарования, чувства беспомощности.

Сина и Макс Унгемахи. Прошло уже десять лет. Действительно ли Сару похитил тот же человек?

Возможно…

Франциска отставила бутылку в сторону и уснула прямо на диване.

Глава 22

— Что вы знаете о транспортной компании «Мейербольд», госпожа Цирковски?

Франциска надеялась, что директор интерната еще не успела прочитать утреннюю прессу, в особенности ту желтую газетенку, которая поместила на первую страницу статью о Детлефе Кюле. Клеменс Оберрат, начальник Готтлоб, разбудил ее своим звонком и рассказал о случившемся. Конечно, шеф был недоволен и хотел знать, как произошла утечка информации. Кто-то должен был сообщить журналистам о том, что в компании «Мейербольд» работает Детлеф Кюль, отсидевший срок по обвинению в растлении несовершеннолетних. Франциска успокоила его, как могла, но не сумела отделаться от мысли о том, что кроме нее и Пауля никто не знал о Кюле. Она надеялась, что Адамек не говорил с журналистами, ведь это означало бы конец его карьеры. Да, Пауль ненавидел таких типов, как Кюль, но мог ли он зайти настолько далеко?

Но выяснить это Франциска могла и потом. Сейчас нужно было поговорить с Цирковски.

— Я не вполне поняла вопрос. — Директор интерната сложила руки на животе, удивленно приподняв брови.

Франциска немного расслабилась. Видимо, Цирковски еще не читала газету.

Откашлявшись, Готтлоб подалась вперед.

— Насколько я понимаю, эта транспортная служба сотрудничает с вашим учреждением, но работники фирмы «Мейербольд» имеют к вам лишь опосредованное отношение, верно?

— Да, вы совершенно правы. Раньше у нас было два собственных автобуса, очень удобных, на них можно было перевозить даже колясочников. Но содержать их оказалось слишком дорого. Страховка, оплата простоя, ремонт, жалованье водителя. А денег всегда не хватает, вы же понимаете. Оказалось дешевле нанимать кого-то на стороне. Так что мы заказываем услуги по перевозке только тогда, когда возникает необходимость, и нам не нужно держать в штате водителя.

— Понятно… — Франциска не ожидала столь развернутого ответа. — Значит, вы не очень хорошо знакомы с водителями, которых к вам присылает фирма, верно?

— Кое-кого я знаю, тех, кто уже давно сотрудничает с нами. Мы работаем с фирмой «Мейербольд» уже несколько лет, но у них высокая текучесть кадров. Работа водителя плохо оплачивается, на такие деньги не проживешь. А почему вы спрашиваете об этом? Вы подозреваете кого-то из этой фирмы?

— Пока мы вообще никого не подозреваем. — Франциска ушла от ответа. — Мы просто проверяем все варианты. Мне хотелось бы выяснить, не показался ли вам подозрительным кто-то из водителей. Кто-то, кто прикасался бы к детям больше, чем было необходимо. Или, напротив, кто-то, кто грубо обращался с детьми.

Немного подумав, Цирковски покачала головой.

— Нет, никого не припоминаю, но… — Запнувшись, она открыла ящик стола и достала синюю папку. — Это список, о котором вы просили. По-моему, я никого не забыла. Он получился довольно длинный.

Франциска забрала папку. Собственно, она пришла сюда в первую очередь за списком, но предполагала, что директор интерната еще не успела его подготовить. Тем не менее, Франциску ожидал приятный сюрприз: список был напечатан на пятнадцати страницах и содержал названия фирм, имена сотрудников, адреса, номера телефонов. И все это было структурировано по разделам: сотрудники, бывшие сотрудники, поставщики, фирмы, предоставляющие интернату спектр услуг.

— Я такого даже не ожидала! — Франциска благодарно улыбнулась. — Мы редко получаем такие подробные списки. Большое спасибо.

Несмотря на похвалу, Цирковски явно чувствовала себя неуютно.

— Работая над этим, я кое-что вспомнила… — Она беспокойно поерзала на стуле.

Франциска резко подняла голову. Именно поэтому она всегда просила свидетелей составлять подобные списки лично. Когда человек записывал чье-то имя, память услужливо предоставляла ему образ. И этот образ вызывал давно позабытые воспоминания.

— Что именно?

— Я ни в коем случае не хочу, чтобы вы начали подозревать невиновного, поверьте мне! Возможно, это никак не связано с Сарой.

— Госпожа Цирковски! — Франциска подалась вперед. — Вы можете поделиться со мной своими соображениями, даже если то, что вам вспомнилось, кажется совершенно неважным. Конечно, этот разговор останется между нами. Лучше, чтобы мы проверили ваши подозрения, ведь, если вы промолчите, мы можем что-то упустить, и получится, что вы укрываете преступника. И с этой мыслью вы не сможете жить, поверьте мне.

Цирковски задумчиво кивнула.

— В списке, — она устало мотнула головой в сторону папки, — вы обнаружите имя Рольфа Вилкенса. Адрес указан, а вот номера его телефона у меня, к сожалению, нет. Вилкенс три года назад работал у нас сантехником, а потом мы… то есть я его уволила. Неприятная тогда сложилась ситуация, поднялся настоящий скандал.

— Почему вы его уволили?

— Ох, причин было много. Иногда он приходил на работу пьяным, часто опаздывал, слишком долго возился с простейшими задачами…

— Но уволили вы его не поэтому, верно?

— Нет, — Цирковски покачала головой, прикусив губу. — Несколько наших девочек и две воспитательницы пожаловались на то, что Вилкенс пытался провести ремонтные работы в душе, когда там кто-то был. Я поставила ему это на вид, но он еще пару раз вломился в душ, когда девочки там купались. Как по мне, он перешел черту.

— Значит, он входил в душ, зная, что там кто-то купается? И как он это объяснял?

— Я уже не помню точно, но речь шла о всяких мелочах. Вполне можно было подождать с их починкой, потому мы так и возмутились. С моей точки зрения этого было вполне достаточно для увольнения, учитывая халатность Вилкенса.

— И господин Вилкенс протестовал?

— Да, он устроил скандал, обругал меня, угрожал подать на меня в суд, но так и не подал.

Франциска кивнула.

— Вы знаете, чем Вилкенс занимается сейчас?

— Насколько мне известно, он унаследовал от родителей магазин… Рыбный магазинчик, адрес указан в списке. Помнится, в то время, когда он работал у нас, Вилкенс увлекался рыбалкой. Всегда возил в машине удочку и иногда коптил рыбу для наших сотрудников. Говорят, очень вкусно получалось.

Слушая это, Франциска нашла имя Вилкенса в списке на третьей странице, среди имен уволенных за последние четыре года сотрудников. Готтлоб охватило волнение, хотя она и сама не понимала почему. Вся эта история про Вилкенса была довольно интересна, но было в ней что-то еще, какая-то связь с услышанным ранее, мелочь, которой не хватало для того, чтобы увидеть картину целиком.

— Вы его арестуете? — поинтересовалась Цирковски.

— Нет, для этого пока нет причин… — Франциска подняла голову. — Но, естественно, мы проверим господина Вилкенса, как и всех остальных в этом списке. Я хочу попросить вас молчать о том, что мы обсуждали. Если информация просочится в прессу, это может навредить Саре.

— Ну конечно! Я и так очень благодарна вам за то, что название нашего интерната не упоминалось в СМИ. Я даже представить себе не могу… — Цирковски покачала головой. — Нет, от меня никто ничего не узнает.

— Спасибо. — Франциска поднялась, чувствуя прилив сил. Наконец-то у нее появилась зацепка! — Мне пора. Я сообщу вам, как только что-то прояснится.

Директор интерната провела ее к выходу. В холле дети суетились перед аквариумом. В окружении дюжины ребятишек какой-то мужчина сидел на корточках, вытаскивая что-то из зеленого ведра. Дети оживленно перешептывались.

Послышалось громкое «о господи!», и Франциска остановилась.

— Сегодня мы получили новую рыбу, — пояснила Цирковски. — Кольчужного сома. У нас есть клуб аквариумистов, пятнадцать мальчиков и девочек. Они кормят рыбок и следят за аквариумом. Клуб заказал этого сома, и дети ждали его несколько недель. Конечно, это целая сенсация для них.

Франциска кивнула. Рассказ об эпопее с аквариумом не особо ее интересовал — ей хотелось выйти на улицу, позвонить Паулю и немного подумать. Готтлоб чувствовала, что какая-то мысль зреет в голове, но ей нужно было посидеть спокойно, чтобы сформулировать свою догадку.

— Всего доброго! — Комиссар вышла из здания и, пройдя по парковке, направилась к своей машине.

Кстати, где же машина? Франциска не помнила, где ее оставила. Где-то недалеко от входа…

Готтлоб обошла грузовик, закрывавший ей обзор. Так и есть, вот ее служебный «Фольксваген-Пассат». Водитель припарковал грузовик так близко к ее автомобилю, что Франциска не могла открыть дверцу.

— Идиот! — прошипела она, подумав, не вернуться ли ей в интернат и не разобраться ли с этим придурком.

Судя по надписи на грузовике, он принадлежал зоомагазину, специализирующемуся на продаже рыбок, так что водителя можно застать в холле. Но Готтлоб решила не тратить на это время.

Забравшись в машину с другой стороны, она завела мотор и выехала со двора. Опустив одну руку на руль, второй она вытащила мобильный и вызвала Пауля. Адамек сегодня остался в участке.

Ее напарник сразу же взял трубку.

— У меня есть зацепка, — Франциска пересказала ему разговор с директором интерната. — Проверь этого Вилкенса по поисковику. Через полчаса встретимся по этому адресу, — она продиктовала Паулю адрес подозреваемого.

— Слушай. Насчет этой статьи о Кюле… — начал Адамек.

— Об этом поговорим позже, — перебила его Франциска. — Ты установил за ним наблюдение? И что там насчет пробы слюны?

— Я все сделал. Циллер и Киндлер им занимаются.

— Ладно, тогда до скорого.

Хотя Готтлоб чувствовала, что Пауль хочет что-то добавить, она повесила трубку. Ее подозрения по поводу того, что Адамек как-то связан с этой статьей, усилились, но сейчас она не хотела думать об этом.

Что-то в словах Цирковски насторожило ее. Какая-то мелочь, всего одно предложение, но Франциска никак не могла вспомнить, что именно. Мысль словно обернулась рыбкой, скользкой, изворотливой, потянешься к ней — и не удержишь… Спускаясь с холма, Готтлоб раздосадованно хлопнула ладонью по рулю.

— Ну давай же, давай! — громко воскликнула она.

Глава 23

Отсидевший свой срок педофил теперь занимается перевозкой детей-инвалидов

Наши корреспонденты из надежного источника получили достоверные сведения о том, что мужчина, отсидевший в тюрьме за растление десятилетней девочки, теперь работает в транспортной компании, занимаясь перевозкой детей-инвалидов. Именно эта компания сотрудничает с интернатом для детей с ограниченными способностями, откуда в ночь с субботы на воскресенье была похищена восьмилетняя девочка по имени Сара. Выйти на след преступника, похитившего слепого ребенка, до сих пор не удалось. Полиция отказывается предоставлять какую-либо информацию касательно хода расследования…

Макс Унгемах отбросил газету в сторону. В статье было еще несколько строк, но он читал ее уже с десяток раз, и потому этой части ему хватило. Именно в этих строках содержалась важная информация, остальное — лишь разглагольствование.

Собственные мысли казались Максу чужими, он не мог совладать с ними, разложить все по полочкам. И эти мысли пугали его.

Но он не отступит. Макс принял решение, и пути назад уже не было. Боксер не боялся того, что случится, нет. Его ужасала мысль о том, на что он способен. Пришлось еще раз взять газету и перечитать статью. Достаточно было представить себе, что человек, похитивший и убивший Сину, оставался на свободе и хотел поступить так же с другой маленькой девочкой! Достаточно, чтобы преодолеть все внутренние ограничения. Макс потер глаза. Уверен ли он в том, что действительно собирается сделать это? Наверное, нет. Но Унгемах никогда не был человеком, который все планирует заранее. Он предпочитал не раздумывать, а действовать — спонтанно, импульсивно, но эффективно. Макс не всегда шел к цели самым простым путем, но, тем не менее, добивался своего.

Сегодня утром, в шесть часов, он прочитал эту статью и отправился на утреннюю пробежку. Ярость нарастала в глубине его души, ярость несла его над землей, наполняя легкостью. Статья стала для Макса чем-то вроде выстрела судьи на беговой дорожке. Подсознательно он ожидал чего-то подобного, чтобы сорваться с цепи.

Вернувшись в квартиру, Унгемах тут же позвонил тренеру. Колле немедля связался с редактором спортивной колонки этой газеты, с которым всегда состоял в хороших отношениях. Редактор рассказал ему, что сестра какого-то его знакомого, живущая под Ганновером, собиралась сдать своего ребенка в интернат для инвалидов, но теперь передумала, так как речь шла о том самом заведении, из которого похитили Сару. Колле попросил редактора выяснить у приятеля, что это за интернат, так как в газетах об этом толком не писали. С остальным они разберутся сами. Для бывалого журналиста задание не составило труда, и уже через пять минут, несмотря на запрет полиции на разглашение информации, у Колле в руках был адрес.

Макс стоял перед интернатом Святой Елены. Полчаса назад он припарковался на краю леса неподалеку от въезда. Само здание он отсюда не видел — оно скрывалось за холмом. Чугунные ворота были открыты, по зеленому холму среди высоких сосен змеилась усыпанная гравием дорога.

Впрочем, все это боксера не особо интересовало. Ему не нужно было видеть здание, достаточно и того, что он наблюдал за всеми въезжавшими на территорию интерната автомобилями.

Заморосил дождь. Погода стояла безветреная, над холмом нависли свинцовые тучи. Морось была настолько мелкой, что боковое стекло оставалось сухим и Макс спокойно мог рассматривать дорогу.

Сложив газету, Унгемах бросил ее в бардачок. Сколько можно перечитывать эту статью, в конце концов! Этим делу не поможешь, только душу себе травить.

Сзади приближалась какая-то машина. Макс уставился в боковое зеркало. При виде большого белого грузовика сердце Унгемаха забилось чаще. Он опустил сиденье назад, спрятавшись за широкой стойкой кузова, поэтому сзади его почти нельзя было заметить. Из этого укрытия Макс наблюдал за грузовиком. Машина, мигнув поворотным огнем, свернула к интернату. Так как водитель притормозил, поднимаясь на холм, Унгемах смог прочитать надпись на двери грузовика. «Транспортная компания „Мейербольд“. Служба такси, аренда машин, заказ автобусов». А внизу адрес, который тут же впечатался Максу в сознание. Да! Он все рассчитал правильно! Колле отнесся к его идее скептически, но Унгемах полагал, что интернат не станет сразу же разрывать контракт с транспортной компанией. Тот извращенец, может, и не будет больше возить детей, но имя его Макс узнает.

Он ввел адрес в навигатор и через полминуты выяснил, что можно доехать до указанного дома за семнадцать минут.

Глава 24

«Прячь не прячь свое лицо, отыщу в конце концов».

Он был выбит из колеи. Давно такого с ним не случалось. Целую ночь в голове эхом отдавались слова из этого дурацкого стишка, так что он не мог уснуть, спрашивая себя, уж не знак ли это? Но почему именно сейчас, когда все складывается как нельзя лучше? Девчушка оказалась настоящим сокровищем и, переполненный радостью, он хотел приобрести для своей коллекции парочку новых лиан вида vanilla planifolia. Он давно мечтал о том, чтобы завести новое растение. Новое растение для новой девочки. Но теперь об этом можно было забыть. Все перепуталось, карты не складывались в пасьянс, из рук все валилось. Этот стишок, эта проклятая считалочка! Столько лет прошло, но он не мог выкинуть ее из головы. В конце его всегда находили, всегда, и только его, только его, словно все сговорились против него. А ведь он умел прятаться как никто другой! Но как бы он ни прятался, какое бы укрытие ни выбирал, они всегда находили его, показывали на него пальцем, смеялись над ним, а главное, видели его, видели, видели, видели…

Он покрепче сжал руль, поворачивая грузовик на тропинку. Сегодня день не задался. Первое же задание оказалось не из легких, но он не мог пропускать работу, потому что это заметили бы. Нельзя было допустить промашку, нарушив привычную рутину. Сейчас, когда все занимались поисками девчонки, под подозрение мог попасть любой, кто вел бы себя не так, как обычно. Он знал об этом, но знание — это одно, а страсть — совсем другое. Если сейчас он окажется рядом с ней, то сможет успокоиться, сможет даже позабыть проклятую считалочку, преследовавшую его с самого детства. Он пытался отвлечься, с самого утра раскладывая пасьянсы, но карты сегодня упрямились, не хотели ложиться так, как надо. Все шло наперекосяк.

«Сосредоточься! Ты должен сосредоточиться!»

Он свернул на улицу и замер в ужасе. Они были уже тут! Все в его душе вопило о том, что следует нажать на педаль газа и проехать мимо, но он знал, что этим делу не поможешь. Через полчаса он должен открыть магазин. Что ж, до того времени им придется подождать, а там будь что будет… Если не открыть магазин, это может показаться подозрительным.

«А потом пойду искать, и тебе не убежать».

Глава 25

Франциска всю дорогу в город ломала голову над тем, что же она упускает, но чем упорнее Готтлоб пыталась ухватить эту мысль, тем расплывчатее становились воспоминания. Наконец девушка отказалась от этих тщетных попыток и задумалась о другом. С кем же им предстояло столкнуться? Если этот Вилкенс действительно намеревался похитить девочку, то он должен был считаться с тем, что полиция проверит всех бывших сотрудников интерната. Он что, настолько глуп? Или, напротив, чрезмерно самоуверен? Припарковав машину рядом с мусорными баками, Готтлоб осмотрела магазинчик. Он представлял собой небольшое здание, зажатое с двух сторон жилыми двухэтажными домами. Вообще, это строение слабо напоминало магазин. Слева от ничем не примечательной входной двери протянулось огромное, от пола до потолка, окно, наполовину заклеенное молочно-белой бумагой. Справа от двери виднелись ворота, завешенные алюминиевыми жалюзи. Над воротами кто-то прикрепил самодельную вывеску: «Лучшие сорта рыбы в магазине Вилкенса!» Черные буквы ярко выделялись на белом фоне, а из буквы «В» выныривала стилизованная рыбка.

Лавочка не произвела на Франциску особого впечатления. Ей показалось, что ее владелец не очень-то интересуется тем, как идут дела. Тем не менее, дверь уже была открыта. В холле горела давно лишившаяся люстры лампочка. За те пять минут, что Готтлоб следила за магазином, тут не появился ни один клиент.

Мимо медленно проехал Пауль, и Франциска подмигнула ему фарами. Заметив напарницу, Адамек развернулся в соседнем дворике и припарковал свою машину за автомобилем Готтлоб. Хлопнув дверцей, он уселся на переднее сиденье.

— Это тот магазин? — Пауль мотнул головой налево.

— Именно. Узнал что-нибудь про этого Вилкенса?

— Никогда не попадался на глаза полиции… — Адамек покачал головой. — Восемь пунктов по фленсбургской картотеке[8], четыре за текущий год. Этот адрес указан в документах как постоянное место жительства. В своем профиле на «Фейсбуке» описывает себя как любителя природы, страстного охотника и рыболова. В графе «семейный статус» пишет «в активном поиске».

— То есть все выглядит совершенно нормально, — подытожила Франциска.

— Именно. — Пауль повернулся к напарнице. — Знаешь, нам нужно кое о чем поговорить.

— Скажи мне, что ты этого не делал. — Готтлоб заглянула ему в глаза.

— Я не говорил с прессой. — Адамек пожал плечами.

— А с кем говорил?

— С начальником транспортной компании. Я не доверяю этому Кюлю. Не станет же он сам на себя доносить, а я не могу спокойно жить, зная, что этот тип и дальше возит детей.

— Я тебя понимаю… — Франциска вздохнула. — Но получилось глупо. Ты должен был сказать Мейербольду, чтобы тот не болтал с журналистами.

— Я и сказал.

— Собственно, нам его не в чем обвинить. Будем надеяться, что все об этом позабудут. Оберрат в ярости, так и знай.

— Да знаю я, знаю. Я уже с ним говорил.

— И что же ты ему сказал?

— То же, что и тебе. Из-за этого извращенца я начальству лгать не стану. Доводя до сведения работодателя информацию о его темном прошлом, я не нарушаю никаких предписаний. И я не в ответе за то, что этот работодатель стал трепаться перед журналистами.

— И как к этому относится Оберрат?

— Так же, как и я.

— Повезло тебе, значит. — Франциска с облегчением вздохнула.

— Всем нам повезло, кроме разве что Детлефа Кюля, но кому есть до этого дело? — Пауль ухмыльнулся. — Ну что, пойдем купим рыбки?

Выйдя из машины, они перешли улицу, и Пауль открыл дверь в магазин. Холл, отделанный светлыми обоями, оказался совсем крохотным, три на пять метров, и большую часть места тут занимал огромный застекленный прилавок с холодильником, набитым льдом. Впрочем, рыбы на прилавке не было. На льду валялись ценники на угрей и форель. За прилавком виднелся старенький кассовый аппарат. В воздухе висел густой запах рыбы.

— Богатый выбор, — хмыкнул Пауль.

На прилавке стоял звонок, из тех, что можно увидеть в гостиницах. Протянув руку, Адамек нажал на кнопку, и звонок громко звякнул. Никакой реакции.

— Воспримем это как приглашение… — Франциска махнула рукой в сторону двери за прилавком. — Пойдем поищем господина Вилкенса.

За дверью обнаружился короткий коридор, уставленный разноцветными ящиками. Он вел во внутренний двор, крытый прозрачным пластиком, настолько грязным, что он почти не пропускал свет. Словно в лесу под высоким деревом, свет казался зеленым, и в этом странноватом полумраке толком ничего нельзя было разглядеть. Дворик был завален всяким хламом, коробками и ящиками, на земле валялись рыболовные сети, справа виднелась деревянная калитка.

— Гляди-ка, — Пауль указал на приоткрытую дверь, ведущую в длинный темный коридор в одной из низеньких пристроек.

Кивнув, Франциска направилась в ту сторону. Она как раз собиралась позвать Вилкенса, когда они с Паулем услышали чей-то голос.

— И нечего тут выпендриваться, — голос был мужским. — Все равно я тебя поймаю. Я вас всех поймаю.

Жутковатый голос и гнетущая атмосфера сделали свое дело: Готтлоб вытащила оружие.

В коридоре запах рыбы был еще сильнее. Справа виднелась большая холодильная камера, слышалось мерное гудение мотора. Рядом с камерой валялись сети и удочки, коридор был заставлен ведрами, тут были даже две бочки. Франциска услышала плеск воды.

Они медленно пошли дальше. За очередным поворотом коридора Готтлоб увидела несколько выложенных кафелем раковин, наполненных водой. В свете ламп в раковинах что-то копошилось. Приглядевшись внимательнее, Франциска поняла, что это угри.

Впереди что-то мелькнуло, и она покрепче сжала оружие.

Из-за раковин показался приземистый толстяк, сжимавший обеими руками крупного угря.

— Что, дождаться не могли? — Он наконец заметил посетителей. — Сейчас выйду в холл. Тут вам делать нечего!

Рольф Вилкенс оказался лысым человечком ростом не выше метра семидесяти. Полиэтиленовый передник прикрывал объемистый пивной живот. На руках у него были красные резиновые перчатки, доходившие до локтя. Выйдя из-за раковин, он прошел в коридор.

— Господин Вилкенс? — осведомилась Франциска.

Она еще не успела представиться, а Вилкенс уже подобрался. Его тело напряглось, плечи расправились, подбородок выдвинулся вперед, руки сжались в кулаки, поросячьи глазки засверкали.

— Что вам нужно? — прошипел он.

Глава 26

Звуки!

Она что-то уловила!

Сара уселась, прислушиваясь. Несколько часов все было тихо. Девочке еще никогда не приходилось сталкиваться с такой тишиной. Вокруг всегда были звуки. Ветер, игравший в кронах деревьев, покашливание людей, смех других детей в интернате, шорохи, скрип дверей, шум воды в туалете, слышный даже ночью, когда Сара лежала в постели у себя в комнате.

А тут все было тихо как в могиле. Госпожа Хагедорн однажды читала ей на ночь страшную сказку о человеке, которого погребли заживо. Он лежал в деревянном гробу глубоко под землей и ничего не слышал, совсем ничего. Тот человек воспринимал тишину как дыхание смерти. «То было дыхание смерти, — читала госпожа Хагедорн, — и дыхание это превращало все живое на земле в Ничто, в черную дыру во вселенной». В той истории человек выбрался из могилы, потому что сумел договориться с кротами, и те откопали его.

Сара не знала, почему эта история вспомнилась ей именно сейчас, в такой неподходящий момент. Когда ее читала госпожа Хагедорн, девочке было немного страшно, но это был приятный страх, тот самый испуг, от которого тело покрывается мурашками. Сейчас же ей не хотелось думать об этом, но память не щадила маленькую Сару.

Ну вот!

Она вздрогнула.

Опять этот грохот, словно где-то захлопнулась дверь. Девочка даже почувствовала вибрации, охватившие здание. Она открылась этому звуку, дала ему откликнуться в своем сознании, вслушиваясь в мельчайшие его переливы. Слышались ли в грохоте голоса? Может быть, голоса других детей? Возможно, этот человек похитил и других детей и привез их сюда? И эти дети пытаются достучаться до нее! Это не дверь захлопнулась, это кто-то стучит чем-то тяжелым в стену!

Эта мысль горячей волной прошла по телу Сары, оставив после себя чувство счастья. В ней вновь укрепились сила и вера в то, что все будет хорошо.

— Я тут! — закричала она.

Девочка так долго молчала, что теперь ее голос звучал едва слышно, срываясь в хрип. Откашлявшись, она попыталась еще раз:

— Я тут! Меня кто-нибудь слышит? Я тут, внутри!

Уже лучше. Громче. И все же Саре казалось, что голос не выходит за пределы этой комнаты. Тут не было эха, как всегда бывает, когда кричишь в закрытом помещении. Словно стены поглощали все звуки. «Это Ничто. Ничто пожирает твой голос… Чепуха! Не будь дурочкой!»

Все дело, несомненно, в слишком толстых стенах. В темницах стены всегда прочные. Вот почему дети стучат! Они уже давно поняли, что не докричатся до нее, и потому начали колотить в стену!

Сара лихорадочно вскочила с кровати. При этом она ударилась спиной, но даже не обратила на это внимание. Звуки! Ей нужно шуметь погромче! Девочка провела кончиками пальцев по полу. Чашка! Где же чашка? Тот человек принес ей в комнату чашку с молоком. Он настаивал на том, чтобы она выпила все до дна. «Тебе нужно пить молоко, слышишь, много молока, иначе ты умрешь», — говорил он ей.

Где же эта дурацкая чашка?!

Она не могла ее так далеко пос…

Вот она!

Сара покрепче сжала ручку, поднялась и на ощупь пошла по комнате. Где-то тут должна быть дверь. Если память ей не изменяла, дверь была металлической, по крайней мере, она издавала характерный звук, когда он входил в комнату. Если постучать в дверь чашкой, другие дети ее услышат!

Дойдя до стены, Сара направилась к двери. Стена была прохладной и немного шершавой, наверное, крашеной, без обоев. Где же дверь? Встав с кровати, девочка пошла прямиком к двери. Хотя… Нет, вот черт! Пока Сара искала чашку, она повернулась и теперь двигалась в другом направлении. Дверь могла быть где угодно.

— Погодите, я сейчас, — тихо сказала она самой себе, чувствуя, как слезы наворачиваются ей на глаза. Но сейчас нельзя было плакать…

Дойдя до угла комнаты, Сара прислушалась. Дети еще стучат? Или они уже махнули на нее рукой, потому что она не ответила? Девочка напряженно вслушивалась в тишину, но звуков не было.

— Нет, прошу вас, не надо! — Она едва сдерживала слезы.

Времени искать дверь не оставалось, нужно было попытаться связаться с детьми, иначе они уйдут! Постучать в стену!

Девочка осторожно ударила днищем чашки в стену, опасаясь, что чашка разобьется.

Но звук получился жалкий, такой же тихий, как и ее хрип. Девочка застучала сильнее, пытаясь придерживаться определенного ритма.

Тук-тук! Тук-тук! Тук!

И еще раз: тук-тук! Тук-тук! Тук!

Она остановилась, прислушиваясь.

Может, ей ответят? Слышат ли ее другие дети? Или она стучит слишком тихо?

Время тянулось невыносимо медленно, но Сара выдержала целую минуту. Эта минута показалась девочке вечностью, она все длилась и длилась, а вокруг была тишина. Сара уже решила, что ошиблась, но тут по стене опять прошла дрожь.

— Я здесь! Здесь! — изо всех сил завопила она, стуча чашкой по стене.

Тонкая керамическая стенка разбилась, и девочка взвизгнула, когда на нее посыпались осколки. Отбросив ручку, она замолотила по стене ладонями. Было очень больно, да и звук получался тихий. Жалкие хлопки, которые никто не услышит. Но Сара не останавливалась, она все стучала и стучала по стене, не обращая внимания на боль в ладонях; слезы текли по ее щекам, хотя она и решила, что больше не будет плакать. А еще она кричала:

— Я тут, внутри, я здесь! Меня кто-нибудь слышит?!

Глава 27

Макс ехал по улице с двусторонним движением, тянувшейся по промышленному району на окраине города. Справа медленно проплывали длинные корпуса машиностроительного завода, слева друг за другом мелькнули автостоянка, свалка и городская водоочистительная установка. Наконец впереди замаячило здание транспортной компании «Мейербольд». В отличие от других предприятий на этой улице, компания «Мейербольд» разместилась не в отдельном здании, а на земельном участке с небольшим домиком с плоской крышей, рядом с которым возвышались два серебристых контейнера. Макс припарковался на противоположной стороне улицы между двумя машинами, чтобы его присутствие не так бросалось в глаза, а сам он мог спокойно наблюдать за въездом. Контейнеры стояли справа, слева к ним примыкало здание, а за ним простиралась огромная парковка, тянувшаяся до проволочного забора, отделявшего земельный участок от территории соседей. На парковке виднелись три автобуса и один легковой автомобиль. Видимо, такси сейчас все были в разъездах, по крайней мере, Макс их не заметил. Усыпанная галькой парковка поросла сорняками, на солнце поблескивали большие лужи.

Унгемах просидел уже минут пять, когда из домика, вытирая руки тряпкой, вышел коренастый мужчина в синем комбинезоне. Он сунул тряпку в карман, но край ее свисал наружу, словно белый флаг.

Остановившись под навесом, мужчина с явным наслаждением закурил, глядя на свинцово-серое небо, готовое излиться дождем.

Макс подумал, что механик решил сделать перерыв. И что теперь? Может, подойти к рабочему и расспросить его о том водителе? Теперь, когда все коллеги знают, о ком идет речь, они о нем и слова доброго не скажут. Может быть, возмущение развяжет им языки?

Но может быть и нет. Возможно, начальник или даже полицейские приказали сотрудникам компании молчать о происшедшем. Макс никак не мог решиться, но ему было ясно, что нужно что-то предпринять. Он не мог дожидаться благоприятного момента, на это уйдет много времени.

Унгемах уже протянул руку к дверце, когда на дорогу на большой скорости вылетел серебристый автомобиль. Водитель резко затормозил перед въездом на территорию компании, так что во все стороны полетел гравий. Машина остановилась, из нее выпрыгнул коренастый толстяк и целеустремленно направился к одному из контейнеров. Несмотря на морось, дверь автомобиля он не закрыл.

Механик наблюдал за происходящим. Бросив сигарету на землю, он затушил окурок и вернулся в дом.

«Странно», — подумалось Максу. Выйдя из машины, он запер дверцу и осторожно приблизился ко двору. Справа от контейнеров он увидел три грузовика, припарковавшихся у тисовой изгороди, которую Унгемах раньше не заметил. Прячась за изгородью, Макс на цыпочках двинулся к машине, старенькому «Сеат-Леон». Внезапно дверь контейнера распахнулась, и водитель «сеата» выскочил наружу. Его лицо исказилось от ярости. Мужчину сейчас интересовало только здание компании, поэтому Макса он не заметил.

— Хорст! — завопил он, едва дойдя до двери.

Макс прошмыгнул вдоль задней стенки контейнера. Там валялись старые шины, за которыми легко было спрятаться. Край контейнера от дома отделяли всего четыре метра, и Унгемах решил устроиться именно там. Место оказалось выгодным, да и поспел он вовремя. Из дома как раз вышел тот же механик. В правой руке он сжимал разводной ключ.

Механик остановился, расправив плечи и выдвинув вперед подбородок. Этот приземистый мужичок с пивным животом и большой задницей вряд ли мог произвести на кого-либо впечатление, но его жесты и мимика не оставляли сомнений в том, кто здесь начальник.

— Как ты мог меня уволить?! — завопил водитель «сеата», остановившись в трех метрах от механика.

Он трясся всем телом, сжимая и разжимая кулаки.

— Я что, неясно выразился по телефону? — хрипло осведомился механик.

— Ясно, но я хочу, чтобы ты сказал мне это в глаза!

— И скажу! — Толстяк шагнул вперед, похлопывая разводным ключом по открытой ладони. — Убирайся отсюда вон, иначе я тебе череп проломлю, мерзкий извращенец!

Водитель «сеата» замер на месте, но уже через мгновение взял себя в руки.

— Хорст, что все это значит? Я что, плохо работал? Я всегда тебе помогал, когда было нужно! И что теперь?

— Ты солгал мне! Я никогда не принял бы тебя на работу, если бы знал о твоем прошлом. Знаешь, таких ублюдков, как ты, нужно четвертовать! А теперь убирайся отсюда, последний раз тебе говорю! Не выводи меня!

Ключ мерно поднимался и опускался на ладонь. Водитель уставился на своего бывшего начальника. Возможно, одних слов и разводного ключа было недостаточно, чтобы окончательно прояснить ситуацию, но выражение глаз механика не давало усомниться в ее исходе.

— Ты совершаешь ошибку. Большую ошибку! — попятившись, водитель покачал головой.

— Ты мне еще угрожать будешь?! — вдруг сорвался на крик механик. Сделав шаг вперед, он замахнулся разводным ключом.

— Хорст! — женский голос доносился из контейнера.

Макс не видел, что это за женщина, но окрика хватило для того, чтобы остановить механика. Тот замер в комичной позе, с занесенным над головой разводным ключом. Водитель «сеата» тоже застыл на месте, выставив вперед руки. Если бы не женщина, дело дошло бы до драки. Во двор выбежала толстушка в джинсах и розовой кофточке, распираемой ее необъятной грудью. Сразу стало понятно, что командует тут вовсе не Хорст, а эта дамочка.

Женщина, смешно семеня, подобралась к водителю «сеата» и, схватив его за плечи, оттащила прочь.

— Да я же едва подоспела! — заорала она. — Ему что, обязательно кидаться на тебя, чтобы ты убрался отсюда?! Выметайся! Документы получишь по почте, мы выплатим тебе зарплату до конца месяца плюс отпускные. И не смей даже заикаться о трудовом законодательстве, а то ни евро не получишь! А теперь пошел вон! — Женщина толкнула его, да так сильно, что тот споткнулся и чуть не упал в грязь.

Отпрянув за контейнер, Макс пробежал мимо шин, протиснулся между двумя досками в заборе и очутился у ворот. Присев за забором, он увидел, как мужчина сел в «сеат», хряснул дверцей и сорвался с места. Дождавшись, пока машина выедет со двора, Макс метнулся вперед. Ему было все равно, увидят его или нет. Выбежав из ворот, он пропустил грузовик, перескочил через дорогу и запрыгнул в свой автомобиль. Его никто так и не окликнул, а значит, его не заметили.

Заведя мотор, Унгемах развернулся и поехал за «сеатом». Тот уже успел отдалиться метров на двести-триста. Макс вдавил педаль газа в пол. У его БМВ был очень мощный двигатель, и уже через две минуты он почти догнал серебристый «сеат». Между ними маячили еще два автомобиля, но в этом районе нельзя было превышать скорость семьдесят километров в час, да и движения на улицах почти не было, поэтому Унгемах не боялся отстать.

Зазвонил телефон.

Переключив мобильный на громкую связь, Макс услышал голос Колле:

— Ты где?

— В Ганновере. Еду по адресу той транспортной компании, — солгал Макс.

— Ты выяснил, как она называется? — удивился тренер.

— Да.

— Не совершай необдуманных поступков, — с нажимом произнес Колле.

— Не буду, не волнуйся.

— И перезвони мне, если что.

Попрощавшись, Унгемах отключился, нажав на кнопку на руле.

Глава 28

Франциска и Пауль показали свои удостоверения, и Рольф, снимая перчатки, наконец вышел из темной, провонявшейся рыбой пристройки. Готтлоб заметила кровь на его переднике и спросила об этом Вилкенса.

— Это рыбья, — хрипло пояснил он. — Когда отрезаешь им головы, можно забрызгаться.

— Вы сами ловите рыбу? — поинтересовался Пауль.

— На меня что, кто-то донес? И тут же явилась полиция? — возмутился Вилкенс.

— Пожалуйста, отвечайте на поставленный вопрос, — ледяным тоном заявила Франциска.

— Да, я сам ловлю рыбу. Выезжаю из дома в три часа утра, в шесть возвращаюсь. У меня есть лицензия от рыболовецкого ведомства, меня регулярно проверяет окружная ветеринарная служба, все в порядке. А теперь не могли бы вы объяснить мне, что все это означает? Вы отвлекаете меня от работы.

— Кому вы продаете рыбу? — спросил Адамек.

— Гостиницам, ресторанам, частным клиентам. Мои копченые угри и форель славятся по всему Ганноверу. Никто не готовит рыбу лучше меня. Все дело в способе копчения. Это старый фамильный секрет!

— И получается прожить на полученные деньги?

— Труд нелегкий, но на жизнь хватает.

— Где вы были в ночь с субботы на воскресенье? — выпалила Франциска, видя, что собеседник отвлекся.

— А что? — прищурился Вилкенс.

— Пожалуйста, отвечайте на вопрос. — Готтлоб невозмутимо смерила его взглядом.

— А, вот в чем дело… — протянул Вилкенс. — Цирковски на меня донесла, да?

— Господин Вилкенс, пожалуйста…

— Эта тупая сучка никак не оставит меня в покое! Но теперь она зашла слишком далеко! Я подам на нее жалобу за клевету! Немедленно! Нельзя же позволить, чтобы эта фригидная тварь просто так ходила и обливала дерьмом порядочных людей! — Вилкенс настолько разозлился, что у него покраснели уши и лицо. Он размахивал руками, будто пытаясь поймать очередную рыбу.

— Господин Вилкенс, успокойтесь, пожалуйста. Никто на вас не клеветал. Мы проводим рутинный опрос во время расследования. Просто скажите нам, где вы были в ночь с субботы на воскресенье.

— В ту ночь, когда из интерната похитили девочку, да? Значит, все дело все-таки в Цирковски. Лучше бы ее саму проверили! У них в интернате не хватает сотрудников, чтобы присматривать за детьми, а ночью за ними и вовсе не смотрят. Я это еще тогда говорил. Любой мог пробраться…

— Господин Вилкенс! — перебила его Франциска. — Пожалуйста, отвечайте на вопрос! Где вы были в ночь с субботы на воскресенье?

— В «Остром угле», — немного подумав, ответил он.

— Что это?

— Пивная. Отсюда до нее минут пять пешком.

— И вас там видели?

— Ну а вы как думаете? Я что, в одиночку пью? Конечно, меня там видели.

— Как долго вы там пробыли?

— Я уж и не помню. Набрался тогда, это точно.

— Ну хоть приблизительно?

— Может, часов до десяти. Мне на следующий день нужно было вставать в пять.

— А потом?

— А что потом? Я напился. Это же не запрещено, верно? Пришел домой, немного посмотрел телевизор и завалился спать.

— Кто-нибудь может это подтвердить?

— Нет, кто же сможет? Я живу один.

Франциска вздохнула.

— Вы не очень-то стремитесь облегчить нам задачу. Сложно поверить в такое алиби. Вы согласитесь сдать пробу слюны для генетического анализа?

— Чего?

— Я пришлю к вам команду криминалистов, или можете сами зайти в участок, если хотите. Так вы полностью докажете свою невиновность.

Покосившись на Пауля, Вилкенс ухмыльнулся.

— Я знаю свои права. Такую пробу можно взять только с моего согласия. Я не дам обвести себя вокруг пальца.

— Вы не хотите сдать пробу?

— Именно. Хотя бы для того, чтобы досадить этой сучке Цирковски.

Отойдя на шаг, Франциска посмотрела ему в глаза, но Вилкенс спокойно выдержал ее взгляд.

— Если вы не докажете свое алиби на момент похищения девочки, — а вы не можете этого сделать, — я возьму ордер на принудительный анализ крови.

Во взгляде Вилкенса мелькнула неуверенность, но в итоге он только пожал плечами.

— А мне плевать. Берите свой ордер. Я пока посоветуюсь с адвокатом. А сейчас не мешайте мне работать.

Глава 29

Сейчас между машиной Макса и серебристым «сеатом» уже затесалось четыре автомобиля, поэтому, даже несмотря на высоту сиденья в БМВ, Унгемах почти не видел того, кого преследовал. Только выехав на автостраду, Макс смог воспользоваться мощностью двигателя своего авто и догнать «сеат». Теперь между ними находился только синий «фольксваген».

Моросил мелкий дождик, мерно покачивались дворники на лобовом стекле. Макса это раздражало, но без них он ничего бы не увидел. Унгемах нервничал. Он ехал за этим типом уже двадцать минут.

Куда же тот направляется? Или просто пытается сорвать злость, катаясь по городу?

Следующий перекресток они проехали на зеленый свет, но тут «сеат», не посигналив, внезапно свернул направо. Синий «фольксваген» проехал дальше, и Максу ничего не оставалось, как следовать за «сеатом» впритык. Что означает этот неожиданный маневр? Может быть, водитель заметил, что его преследуют?

Они проехали по улице с ограничением скорости тридцать километров в час. Лежачие полицейские заставляли постоянно притормаживать, поэтому машины ползли медленно, словно черепахи. Макс очень старался держаться от «сеата» подальше, но с такой скоростью это было почти невозможно. Рядом с БМВ тот казался маленьким и хрупким, и Унгемаха так и подмывало просто вдавить педаль газа в пол и разнести эту машинку вдребезги.

Вдруг «сеат» ускорился и, нарушая правила дорожного движения, понесся вперед. Макс погнал за ним. Ему тоже приходилось превышать скорость, иначе «сеат» затерялся бы на узеньких улочках города. В какой-то момент Унгемах чуть не отстал от него, потеряв из поля зрения, но водителю пришлось притормозить на светофоре, и БМВ опять догнал его. Они пересекли центр города и заехали в спальный район, застроенный многоэтажками.

«Сеат» свернул к парковке между домами, и Макс последовал за ним. Ему стало ясно, что он не сможет найти этого типа, как только тот скроется за дверью дома. Наверняка в каждом подъезде жило не меньше двадцати семей. Заволновавшись, Унгемах пристроил БМВ на обочине, правыми колесами заехав на тротуар. Выпрыгнув из автомобиля, Макс захлопнул дверцу и побежал к центру парковки. Водитель «сеата» как раз шел к подъезду. Унгемах понял, что не догонит его. Но Максу повезло. Почтальон в это время раскладывал письма по ячейкам почтового ящика и, воспользовавшись возможностью, сразу отдал почту водителю «сеата».

Макс направился к почтальону. Тот как раз закончил распределять письма и развернулся, чтобы идти восвояси.

— Возмутительно! — Боксеру даже не пришлось лицемерить. — Этот тип сбивает мне боковое зеркало и просто уезжает! Вы знаете, кто это? Ну, тот тип, который только что прошел мимо вас?

Почтальон удивленно уставился на него. Унгемах понимал, что шансов у него немного. Если водитель «сеата» когда-нибудь давал почтальону чаевые, к примеру, на Рождество, тот его не выдаст. Но если почтальон считал этого типа придурком, тогда, конечно, другое дело.

— В этом доме живет?

— Ну да!

— Это Кюль, Детлеф Кюль. Он всегда ездит как пьяная свинья, однажды чуть не сбил меня, когда я направлялся сюда на велосипеде. Таких идиотов нужно лишать водительских прав и даже близко не подпускать к автомобилям, если хотите знать мое мнение. Подайте на него в суд!

— Детлеф Кюль?

— Да. Только у него нет таблички с именем рядом с квартирой. Мне позвонить в полицию? У меня мобильный с собой, если что, — с энтузиазмом предложил почтальон.

— Я предпочел бы сперва лично объяснить ему, в чем он не прав.

Почтальон смерил Макса задумчивым взглядом, покосившись на заметные даже под курткой мышцы, и широко улыбнулся.

— Понимаю… Ну, вы и от меня ему привет передавайте, договорились? Он живет на восьмом этаже, дверь по коридору направо.

— Непременно. Спасибо вам огромное.

— Не за что. — Почтальон уселся на велосипед. — Да… и если что, вы меня тут не видели, дружище.

Кивнув, Макс показал ему большой палец.

Почтальон уехал, а Унгемах повернулся к двери. На домофоне было около тридцати кнопок, и только рядом с одной из них табличка с именем отсутствовала. Макс уже собирался позвонить, но передумал и нажал одновременно четыре других кнопки. Как он и ожидал, дверь открылась. Он проскользнул в коридор. Там стояла отвратительная вонь. Поморщившись, Унгемах вдохнул через рот. Отсюда было слышно, как в конце коридора кто-то открыл и закрыл дверь. Подождав немного, Макс побежал вверх по лестнице. Сердце выпрыгивало из груди, он весь взмок, но зато разогрелся перед предстоящей дракой.

На этаже действительно было всего две двери. Унгемах повернулся к правой.

Глава 30

Бодо Циллер покосился на своего коллегу, Фреда Киндлера. Тот как раз листал газету «Автолюбитель».

— Мне кажется, или этот тип тоже преследует нашего клиента?

Они стояли на перекрестке, дожидаясь, когда погаснет красный свет. Снаружи мелкая морось омывала город и все казалось расплывчатым, мокрым и серым. Даже в лучах солнца Ганновер не радовал глаз туристов, а уж в такую погоду и подавно.

— А? — Киндлер поднял голову, пытаясь сосредоточиться на окружающем.

Последние десять минут он увлеченно читал статью о новой модели «Фольксваген-Сирокко». Конечно, модели быстро устаревали, но сейчас белоснежный «сирокко» был автомобилем его мечты. Впрочем, Киндлер никогда не сможет себе это позволить. У него большая семья, и потому Фреду нужен солидный «пассат» с большим багажником, а вторую машину семейный бюджет не потянет.

— Вон, БМВ! — Циллер ткнул пальцем в лобовое стекло.

Хотя по стеклу струилась влага, Киндлер тут же увидел огромный черный автомобиль. Да, Циллер был прав! Они уже видели эту машину с гамбургскими номерами. В конце концов, люди же специально приобретают такие автомобили, чтобы на них обращали внимание.

— Может, совпадение? — предположил Фред.

— Может… — Бодо задумчиво нахмурился. — Но он прилип к нашему «сеату» как пиявка. Если он не отвяжется через пару минут, начинай наводить справки.

Свернув газету, Киндлер забросил ее в бардачок.

— А чего ждать-то? Сейчас и спрошу. — Достав мобильный, он набрал номер.

Светофор переключился на зеленый, машины двинулись вперед. Циллер целеустремленно катил за серебристым «сеатом», сейчас, однако, обращая больше внимания на БМВ. Бодо не был уверен, но ему казалось, что сегодня он уже видел этот автомобиль в промышленном районе. Тогда ситуация сложилась не лучшим образом: они с напарником обнажили оружие, опасаясь, что механик бросится на их объект с разводным ключом. Времени на то, чтобы осматривать все вокруг, не оставалось.

Фред убрал телефон.

— Сейчас перезвонят, — сообщил он.

Они пересекли кольцо рядом с городским автобаном. Движение было не очень оживленным, но из-за дождя поездка превращалась в муку. Циллер ненавидел такую погоду. Для него моросящий дождь стоял в одном ряду с торнадо и землетрясением.

Если он просыпался утром, а в окно спальни барабанил дождь, то сразу было понятно, что день не задался. В такие дни у Бодо было плохое настроение, и любой, кто отваживался ему перечить, рисковал нарваться на неприятный ответ.

«Сеат» и БМВ успели проехать на зеленый свет до следующего перекрестка, а вот полицейские задержались, так как автомобили перед ними затормозили. Циллеру оставалось только ждать.

— Вот дерьмо! — Он раздраженно хлопнул рукой по рулю.

— Они сворачивают, — заметил Киндлер. — Оба!

Циллер тоже это видел. На следующем перекрестке обе машины повернули. Он знал эту улицу — она вела в спальный район, но не тот, в котором проживал Кюль.

Зазвонил мобильный. Взяв трубку, Фред выслушал результат проверки.

— Машина зарегистрирована на транспортную компанию, сдающую БМВ в аренду.

— Хм, нам это не поможет.

Наконец мучительное ожидание закончилось, и Циллер смог свернуть направо. Он поддал газу, несколько превысив допустимую в этом районе скорость: пятьдесят километров в час вместо тридцати, но не более. Да, они сейчас были при исполнении служебных обязанностей, это оправдало бы нарушение правил дорожного движения. Но только для того, чтобы не потерять цель из виду, Бодо не стал бы рисковать. Несколько лет назад он чуть не сбил маленького мальчика. Ничего страшного тогда не произошло — парнишка отделался парой ссадин и легким испугом, но Циллер никогда не забудет его широко распахнутых от ужаса глаз.

Он помотал головой, отгоняя воспоминание.

— Где он? — спросил Киндлер.

— Понятия не имею.

Машина медленно ехала вперед. Полицейские осмотрели боковые улочки, но ни БМВ, ни «сеата» не заметили.

— Прекрасно, — буркнул Фред.

— Может, ты поведешь?

— Да я не об этом. Боже, у тебя сегодня опять паршивое настроение.

— Погода мерзкая, да еще это задание. Таких ублюдков, как наш клиент, нужно сажать под замок, тогда нам не пришлось бы вкалывать сверхурочно, изображая из себя нянек.

— Такова жизнь. И от того, что ты будешь трепать мне нервы, ничего не изменится.

— Знаю я, знаю.

— Упустили гада, — помолчав, заметил Киндлер.

— Ну что, поедем к нему домой?

— Да, а что еще делать? Вот только Готтлоб доложусь… — Он достал мобильный.

Глава 31

Детлеф Кюль в ярости распахнул дверь своей квартиры, да так сильно, что поток воздуха ударил Максу в лицо. Перед ним стоял низкорослый тип с круглым животом, сутулыми плечами и лысиной; небритый, с темными мешками под глазами. Тип, чей взгляд сверкал гневом и ненавистью, ненавистью ко всему этому жалкому миру и его обитателям. Судя по его виду, он полагал, что вселенная вращается только ради него, а повелителем мира он не стал по вине окружающих. По крайней мере именно так показалось Максу.

Придерживая дверь левой рукой, Кюль остановился в проеме, глядя непрошеному гостю в глаза. Детлеф мог бы догадаться, что ему предстоит, но ярость ослепила его. Как бы то ни было, вид накачанного боксера нисколько не помешал ему начать знакомство с хамства.

— Чего тебе надо? Я порножурнальчики не покупаю, особенно у таких уголовных рож, как ты.

Макс недобро прищурился, сжимая кулаки и чувствуя, как натягивается кожа на костяшках пальцев.

— Детлеф Кюль? — все еще сдерживаясь, осведомился он.

— А тебе какое дело? Пошел вон отсюда! — Кюль хотел захлопнуть дверь, но Макс опередил его, своей громадной лапищей вжав ее обратно в квартиру, так что Детлеф ничего не мог с этим поделать.

— Эй, в чем дело? — возмутился Кюль. — Ты что, обкуренный?

Макс прошел в прихожую.

— Я хочу поговорить с тобой о моей сестре. — Голос еще оставался спокойным, но Унгемах чувствовал, как нарастает в глубине его души гнев, словно собираются на небе грозовые тучи.

— Я не знаком с твоей сестрой! Оставь меня в покое, я не хочу выслушивать это дерьмо! Мне что, вызвать легавых?

Кюль попытался закрыть дверь, но Макс не отступал. Чувствуя давление с той стороны, он легонько потянул дверь к себе, так что Кюль потерял равновесие, а потом резко подался вперед, ударив Детлефа в лицо. Вскрикнув, тот отскочил в прихожую. Закрыв за собой дверь, боксер повернулся.

Детлеф Кюль стоял перед ним, зажимая руками лицо. Из носа у него шла кровь, стекая между пальцами и капая на желтый линолеум. От былой наглости и злости не осталось и следа — все затмил страх. Видимо, он понял, что ему угрожает опасность. Вот только было уже слишком поздно…

— Сина… — Макс шагнул ему навстречу и чуть не споткнулся, почувствовав руку на своем плече.

Вместо того чтобы держаться за него, как обычно, сестра тянула его назад, подальше от этого типа. Впервые в жизни образ Сины пытался управлять его сознанием.

— А? — промямлил Кюль, словно готовая расплакаться барышня.

— Мою сестру звали Сина. Ты ее помнишь? Это было десять лет назад.

— Чувак, я не знаком с твоей чертовой сест…

Кулак Макса врезался ему в живот, в складки жира, так что Кюль пролетел через прихожую и упал на пол рядом со столом в гостиной. Обхватив руками живот, он лихорадочно ловил губами воздух.

Макс понимал, как сейчас Кюль себя чувствует. Если не приготовиться к удару, да еще с таким пузом, то боль в солнечном сплетении становится невыносимой. Тело сводит судорогой, гениталии вжимаются внутрь, дыхание прерывается. В такие моменты кажется, что можно умереть.

Впрочем, не ощущая сострадания, Унгемах смотрел на поверженного противника, валявшегося у его ног. Сердце билось как бешеное, мышцы напряглись — Макс чувствовал себя точно так же, как в первые секунды боя, он даже поднял руки, привычно принимая защитную стойку. Унгемаху хотелось сражаться, стереть этого извращенца в порошок, чтобы он больше никогда не трогал маленьких детей. Он должен поплатиться за то, что сотворил с Синой. Для этого Макс тренировался все эти годы, стольким пожертвовал, так мучился, подставляясь под удары соперников. Только для того, чтобы отомстить. И теперь ему было противно смотреть на этого типа, на это жалкое создание, которое даже не в силах сопротивляться.

— Вставай! — прорычал Макс.

Кюль захрипел, кровь капала на ковер.

— Вставай!!!

Ему не хотелось пинать Кюля — боксеры так не дерутся. Если твой противник повержен, трогать его нельзя, даже такую мразь, как этот извращенец. Но Макс сдержался не только потому, что так диктовал профессиональный этикет, но и потому, что рука Сины по-прежнему тащила его назад. Почему она не позволяет ему довести дело до конца? Кюль медленно поднялся на колени, оперся на стол и наконец выпрямился. Он стоял перед Максом, пошатываясь, словно старик, чьи кости уже утратили былую прочность.

— Что… что… я… — Глаза его выпучились, с губ капала слюна.

Макс, не замахиваясь, ударил его в лицо. Не так сильно, как мог бы, но и не слабо. Не издав ни звука, Кюль перелетел через журнальный столик и упал на диван.

Унгемах бросился к нему, схватил за грудки, но рубашка с треском порвалась. Тогда Макс вцепился ему в шею, поднял на вытянутой руке и швырнул через всю комнату. Витрина стеллажа, заставленного игрушечными машинками, разбилась, во все стороны полетело стекло. Кюль неподвижно лежал на полу.

Макс склонился к нему.

В его душе бушевала всепожирающая ярость, глаза налились кровью, живот сводило от напряжения, плечи дрожали. Ему вспомнилась Сина: вот она стоит на мелководье в ручье, ее рыжие волосы погружаются в воду, она улыбается… А потом образ рассеялся, все вокруг стало красным, мир взорвался ненавистью и болью.

Он был готов убивать.

Но почему же, почему Сина держала его за плечо, не давая рвануться вперед?

Глава 32

Франциска с Паулем вышли из «Острого угла» на улицу. После сумрака захудалой пивной даже слабый свет резал глаза. Остановившись, Готтлоб прищурилась и покачала головой. Она не понимала, как можно так прожигать свою жизнь. Еще и полудня нет, а в забегаловке, попивая пиво, уже сидели пять мужчин. Судя по их остекленевшим взглядам, эти кружки были не первыми и не последними. Несмотря на запрет на курение в общественных местах, в пивной дым стоял коромыслом, и Франциска даже не знала, что хуже — эта чудовищная смесь запахов никотина, пота и пива или вонь от рыбы в магазине Вилкенса. Как бы то ни было, волосы и одежда успели впитать и то и другое, а ведь день только начинался. Ей так хотелось принять душ!

В целом бармен, старик по имени Альфред Бирхлер, подтвердил показания Вилкенса, хотя и не смог точно сказать, когда тот вышел из пивной. По словам Бирхлера, — а он к тому времени тоже был уже пьян, — Вилкенс пошел домой около девяти вечера. «Достаточно времени, чтобы доехать до интерната и похитить Сару», — подумала Франциска. Она всерьез подозревала Вилкенса, было в нем что-то пугающее.

— И что теперь? Будем устанавливать за Вилкенсом наблюдение?

— Ты о чем? — раздраженно осведомилась Готтлоб.

Она была разочарована и злилась на Пауля, который не видел в поведении Вилкенса ничего подозрительного. Кроме того, Адамек не мог сосредоточиться на деле и только ходил вслед за напарницей, не проявляя инициативы. Раньше Пауль себя так не вел, и его умение самостоятельно принимать решения всегда было для Франциски очень важно. Неужели появление на свет дочери лишило его профессионализма?

— Что с тобой такое? — удивленно спросил Пауль.

Готтлоб хотела задать ему тот же вопрос, но смолчала. Может быть, все дело в ней. У нее, как и у Пауля, сейчас выдался нелегкий период в жизни. Глубоко вздохнув, Франциска попыталась успокоиться.

— Ну, что думаешь? — наконец спросила она.

— Честно говоря, я его не подозреваю. Конечно, он ублюдок еще тот, но на похищение вряд ли способен. К тому же, в то время он был пьян в стельку.

— Но бармен же сказал, что Вилкенс по субботам обычно задерживается дольше, где-то до полуночи, — возразила Готтлоб. — Он мог заглянуть в пивную и сказать всем, что ему завтра рано вставать, чтобы обеспечить себе алиби.

— Мог. Но представь себе связанные с этим сложности. Этот тип встает в два часа ночи и идет на рыбалку. Потом коптит рыбу, присматривает за магазином и развозит товар клиентам. Вечером заходит на пару часов в пивную. Я представить себе не могу, как с таким расписанием можно успеть похитить девочку из интерната.

— А почему он отказался сдать пробу на генетический анализ?

— Да ладно тебе! Это же не первый раз происходит! Люди отказываются делать этот анализ, так как им нравится идти наперекор полиции и они знают, что тем самым доставляют нам неприятности. Вилкенс не из тех, кто легко сотрудничает с людьми. Ну, не знаю. Этот Детлеф Кюль кажется мне…

У Франциски зазвонил мобильный.

— Циллер, — сказала она, посмотрев на экран. Взяв трубку, она послушала немного и ошарашенно повернулась к Паулю. — Вот черт! Наш боксер…

— Боксер? Какой еще боксер?

— Макс Унгемах. Помнишь, я тебе о нем рассказывала?

— И что?

— Циллер следил за Кюлем и заметил БМВ с гамбургскими номерами. Они потеряли Кюля из виду, а когда подъехали к его дому, то увидели там и этот БМВ. Судя по всему, он парковался в спешке.

— Погоди-ка… — Пауль изумленно открыл рот. — Машина принадлежит боксеру, чья сестра пропала десять лет назад?

Франциска удрученно кивнула.

— Я видела, как он приехал в этом БМВ на заправку, когда встречалась с ним. Приметная машина. Наверное, Унгемах узнал, что мы подозреваем Кюля.

— Плохо дело, — задумчиво протянул Адамек.

— Именно. Этот парень способен убить Кюля. Так, поехали!

Они побежали к своим автомобилям.

Глава 33

Фред Киндлер спрятал мобильный и огорошенно уставился на своего напарника.

— Ну что?

— Она сказала, чтобы мы немедленно бежали в квартиру. Мужик на БМВ — профессиональный боксер, он может быть опасен. Мы должны задержать его, но вести себя с ним нужно аккуратно.

— Профессиональный боксер? Надеюсь, это он поведет себя с нами аккуратно… — Циллер распахнул дверцу.

Они побежали через парковку к дому. Бодо было не по себе. Он не рассчитывал на такой поворот событий. Если сейчас взбешенный боксер пытается убить Детлефа Кюля, то они могут опоздать. Неизвестно, как давно он вошел в дом, но не меньше пяти-десяти минут назад.

— Если все выйдет из-под контроля, неприятностей не оберешься, — выдохнул Киндлер, добежав до входной двери. — Но ничего, прорвемся! Никто же нас не предупреждал об этом боксере, а Готтлоб о нем знала. В общем, найдем, что сказать. — Он нажал на несколько кнопок домофона.

Послышался гудок, и дверь распахнулась. На первом этаже в коридор выскочил какой-то толстяк в майке, семейных трусах и тапочках. Он чем-то напоминал терьера, страдающего от зубной боли.

— Ну все, вы меня достали, придурки чертовы! — завопил толстяк.

Циллер навис над коротышкой, сунув ему под нос удостоверение.

— Полиция. На каком этаже проживает Детлеф Кюль?

— А?

— Детлеф Кюль, дружище, на каком этаже?

— На восьмом, а что?

— Возвращайся в свою квартиру.

— Эй, вы же не можете…

— Заткнись, я сказал, и возвращайся в квартиру! — заорал Бодо.

Его тирада возымела свое действие: толстяк действительно ушел. Циллер умел запугивать людей. Заскочив в лифт, они рванули на восьмой этаж. Кабинка поднималась, как назло, медленно. Оба полицейских обнажили оружие, проверили, все ли в порядке, и оставили его в расстегнутой кобуре. Дверь открылась.

— Ну, вперед! — Циллер вышел первым.

Он был выше и внушительнее своего напарника, кроме того, лучше умел драться. Вряд ли это остановит взбешенного боксера, но попытаться стоило. Судя по звукам, доносившимся из квартиры справа, драка уже разгорелась. Послышался звук бьющегося стекла и грохот.

— Вот дерьмо, — выругался Киндлер.

Они опять вытащили оружие. Циллер замолотил в дверь.

— Полиция! Немедленно откройте!

Они прислушались. Грохот продолжался.

— Это бессмысленно! — Бодо отодвинул коллегу в сторону. — Дай-ка я…

Разбежавшись, он изо все сил ударил по двери чуть ниже ручки. В этом доме все было дешевым, в том числе и дверные петли. Дверь мгновенно распахнулась, ударившись о стену. В тот самый момент кто-то пролетел мимо входа в гостиную. Чье-то тело двигалось явно не по своей воле.

— О черт! — пробормотал Киндлер, и они рванулись вперед.

От гостиной их отделяло всего четыре шага. Вбежав внутрь, они осмотрелись. Квартира напоминала поле боя.

Глава 34

Рука Сины впилась в его плечо, вторая легла на горло и потянула назад. Макс не ожидал такой силы от своей сестренки. Рука на шее мешала дышать, и Унгемах попытался сбросить ее, но тщетно. Кто-то оттащил его от этого извращенца. Макс упал на спину, но его тут же перевернули на живот и прижали к полу. Ему показалось, что чье-то колено давит ему на лопатку. Руки ему заломили за спину. Было очень больно. Вскрикнув, Макс принялся отбиваться, яростно застучав ногами, но вырваться не мог. От боли в плече он чуть не потерял сознание.

Унгемах осознал, что случилось, только когда на его запястьях защелкнулись наручники, а под нос ему сунули удостоверение офицера полиции.

— Вы арестованы!

Макс перестал сопротивляться. Красный туман, заволокший сознание, постепенно рассеивался, желание убивать отступило. От энергии, бурлившей в его теле, не осталось и следа. Унгемах чувствовал себя старым и разбитым.

Он проиграл!

Почему полиция приехала так быстро? Соседи вызвали?

На спину давить перестали, оставив в память о себе синяк на пояснице. Рядом с головой Макса остановились чьи-то ноги в кроссовках и синих джинсах.

Двое полицейских склонились над Детлефом Кюлем, и Унгемах увидел, что они прощупывают ему пульс.

— Он жив, — полицейский сказал это достаточно громко, чтобы Макс услышал. — Но выглядит плохо. Я вызову «скорую».

Глава 35

— Мальчик мой! Иди сюда, помоги мне! — окликнула его с тротуара мать.

Повернувшись к машине, он закрыл глаза, глубоко вздохнул и попытался успокоиться.

Он чувствовал себя голым и беззащитным. Повернувшись, он направился к старому серому «мерседесу», рядом с которым стояла мать, невысокая, морщинистая… и все же величественная.

— Мама, какой сюрприз! Что вы тут делаете?

Они обнялись, и мать, как всегда, одарив его влажным поцелуем, отстранилась. Ее губы вытянулись трубочкой.

— Как ты выглядишь, мальчик мой! Ты только посмотри на себя! И в таком виде ты развозишь товары клиентам? Не мог хотя бы надеть чистые брюки? К заказчику ездил, да?

— Да. Мама, мне сейчас нужно уезжать. Что вы тут делаете? Через полчаса мне открывать магазин, а у меня еще полно дел. Почему вы не позвонили?

— Чепуха! Разве мне нужно предупреждать сына о том, что я хочу его проведать? Не бывать такому!

— Нет-нет, конечно. Но почему вы приехали?

— Не смогла отговорить твоего отца. Вчера сознание его немного прояснилось и он заявил, что ты уничтожишь магазин. Уничтожишь все, что он построил. Он настаивал на том, чтобы осмотреть лавку. Это случилось вчера, и отец упорно стоял на своем. Сегодня он опять не в себе, но я ему пообещала. И вот мы приехали… — Она внимательно посмотрела на него. — Мальчик мой, с магазином ведь все в порядке, правда? Ты не подвел бы нас, я знаю! Не понимаю, почему твоему отцу пришла в голову эта мысль, но, если дело всей его жизни пойдет прахом, он не переживет этого… и я тоже.

— Мама, ну конечно, с магазином все в порядке. Признаться, я даже думаю о том, чтобы нанять кого-нибудь себе в подмогу! — Он покачал головой. — Не знаю, как только папа мог предположить такое.

Естественно, он знал. Значит, старик все-таки услышал его слова. Проклятье! Нельзя было допускать такую оплошность.

Мать смотрела на него все тем же пронзительным взглядом, точно таким же, как во времена его детства, когда он пытался солгать родителям о том, как обстоят дела в школе.

— Ну что ж… — Мать поджала верхнюю губу. Выглядело это омерзительно. — Раз уж мы приехали, то в любом случае заглянем в магазинчик. Ты ведь не против, верно?

— Что ты, мама, как я могу быть против? К сожалению, у меня сейчас столько дел, так что… — Он демонстративно посмотрел на часы. — Может быть, вы заедете в другой день, когда все будет поспокойнее?

— Знаешь, что-то я сомневаюсь, что сейчас сюда ворвется толпа клиентов, готовая брать прилавок штурмом, — возразила мать.

Она повернулась к обочине. Кроме ее «мерседеса», поблизости не было ни одного автомобиля. Движение по этой улице почти прекратилось, с тех пор как пару лет назад неподалеку построили новую автостраду. Случайные клиенты теперь сюда не заглядывали.

— Помоги мне с инвалидным креслом, мальчик мой. Папа хочет взглянуть на магазин.

Вздохнув, он покорился судьбе. Спорить с мамой было бессмысленно, так что он просто открыл багажник машины и вытащил сложенное инвалидное кресло. Эта штука была довольно тяжелой, кроме того, он коснулся рукой остатков еды, застрявших в спицах колес. Бог его знает, сколько они там пролежали. Вероятно, мать никогда не чистила это кресло. Сиденье из поропласта воняло мочой. Отец носил подгузники, но они не очень-то помогали.

Ему пришлось собрать всю свою волю в кулак, чтобы не поморщиться от отвращения. Вытащив инвалидное кресло, он установил его на тротуаре. Тем временем мать расстегивала ремень безопасности на груди отца. Ее толстая дряблая задница торчала из машины.

— Не стой тут дураком, подвинь кресло к дверце! — Лицо матери раскраснелось.

Вытащить отца из машины оказалось непросто: старик был довольно высоким и полным и ничуть не помогал им. Отец мог простоять пару секунд, но сперва нужно было придать его телу правильное положение. К счастью, мать не заставляла его пересаживать отца в кресло, она всегда занималась этим сама.

Наконец все устроилось.

Он украдкой покосился на отца.

Лицо старика выглядело так же равнодушно, как и всегда: мутные остекленевшие глаза, расслабленные губы. Но, как оказалось, верить в его болезнь не стоило. С одной стороны, ему было радостно оттого, что отец услышал его слова, с другой же стороны, старик, оказывается, способен на проблески мысли. А это плохо.

Или…

А вдруг все это ложь?

Он взглянул на мать. Та суетилась вокруг кресла, пристегивая ремни и поправляя одежду отца. Не забыла она и о его шляпе — не мог же он показаться в городе без шляпы! Сейчас мать была в своей стихии: она любила все контролировать, решать, что нужно делать, что говорить.

Может, она использовала волю отца как предлог? А на самом деле просто подслушала их разговор? Мать была вполне способна на такое.

По его телу прошла горячая волна ненависти. Он представил себе, как на улицу сворачивает грузовик, сбивает мать, ломает все кости в ее теле. Он словно во сне видел перед собой эту картину: мать неосторожно ступает на проезжую часть, не заметив грузовика. Огромная решетка радиатора бьет ее по ногам, тело валится под машину, громадные шины перемалывают его, — сперва одна, потом вторая, — так что на асфальте остается только кровавое месиво.

— Мальчик мой, не стой дураком, открывай магазин! — прикрикнула на него мать, рассеивая сладкий морок мечты.

Мечты редко воплощаются в реальность, а уж самые заветные и подавно.

Пройдя вперед, он открыл дверь лавки.

Глава 36

Макс уже пятнадцать минут сидел на кухне в квартире Кюля под присмотром полицейского. В голове было пусто, все тело болело, и боксеру хотелось только одного — прилечь и немного поспать. Обычно он чувствовал себя так после тяжелого боя. В сущности, это и был бой. Вот только сегодня он впервые в жизни проиграл.

Макс не понимал, почему полицейские приехали так быстро, да ему и не было до этого дела. Как бы то ни было, они спасли Детлефа Кюля. Унгемах убил бы его. Если бы полиция прибыла на место минуты на две позже, Макс стал бы убийцей… но эта мысль не пугала его. Намного больше Унгемаха угнетало то, что он проиграл. И шансов на матч-реванш у него уже не оставалось…

Дверь распахнулась, и в комнату вошла Франциска Готтлоб. Отослав полицейского прочь, она уселась за стол напротив Макса. Во взгляде ее огромных зеленых глаз читалась укоризна, и у боксера не хватало сил выдержать его.

— Почему вы это сделали? — наконец осведомилась она.

Максу показалось, что он слышит разочарование в ее голосе, и вдруг ему стало совестно за то, что он натворил. И не из-за Кюля, а из-за Франциски. Унгемаху не хотелось разочаровывать ее.

— А почему вы ничего не сообщили мне о ходе расследования, как обещали? — попробовал огрызнуться он.

— Вам не приходило в голову, что этот человек может и не иметь отношения к исчезновению девочек, верно?

Макс довольно сухо рассмеялся.

— Да уж, этот тип ни в чем не повинен, бьюсь об заклад.

— Избавьте меня от вашего сарказма. Представляется крайне маловероятным, что это он похитил девочек. Мы даже не рассматриваем Кюля в качестве подозреваемого. Да, мы допросили его, потому что он работал в транспортной компании, заключившей контракт с интернатом. Мы проверяем всех сотрудников и обратили на него особое внимание из-за того, что он отсидел срок за растление несовершеннолетних, а не из-за того, что у нас есть какие-либо доказательства его вины.

— То, что он сидел, для меня уже является доказательством.

— Проклятье! — Франциска хлопнула ладонью по столу. — Вы упрямитесь, словно малое дитя, а сами даже не понимаете, что натворили! Вы чуть не убили человека! Случись это, и с вашей теперешней жизнью было бы покончено! Вы ведь не хотели этого, верно? В любом случае вам будут выдвинуты обвинения в предумышленном нанесении тяжких телесных повреждений. Так как вы профессиональный боксер, судья отнесется к вам со всей строгостью. Вполне возможно, что за эту выходку вы отправитесь в тюрьму.

— Вот всегда так. Извращенцы разгуливают по улицам, даже могут подбираться к маленьким детям, а таких людей, как я, вы отправляете в тюрьму. Прелестно! Конечно, при таком положении дел дети и их родители могут чувствовать себя в полной безопасности.

Откинувшись на спинку стула, Франциска вздохнула и, запрокинув голову, уставилась в потолок. Она просидела в такой позе довольно долго, не меньше двух минут, и с каждой секундой ожидания Макс чувствовал себя все хуже. Он даже вспотел.

— Ну ладно… — Наконец Готтлоб опустила голову. — Во время нашего разговора на автозаправке вы повели себя очень открыто. Это произвело на меня впечатление, и потому я чувствую себя в долгу перед вами. Так что теперь моя очередь говорить откровенно. Неужели вы думаете, что у меня самой не чешутся руки засадить таких типов в тюрьму? Вы думаете, мне легко, когда я сталкиваюсь с извращенцами? То, что мне приходится защищать таких ублюдков, как Детлеф Кюль, настолько выводит меня из себя, что вы себе даже представить не можете. Мне тоже хочется избить его, и мои коллеги горят подобным желанием, но мы так не делаем. Во-первых, потому что нам нельзя, а во-вторых, если мы будем поступать так, то сотрется грань между нами и этими мерзавцами. Мы делаем, что можем, стремясь засадить их за решетку. Такова наша цель. И только это держит нас на плаву. Только поэтому мы каждый день заставляем себя идти в участок и выполнять свою работу. Вы просто не понимаете, насколько это сложно. Вы потеряли сестру, это стало для вас жестоким ударом, и мне действительно очень вас жаль. Но мы теряем по человеку в неделю, и многих при этом так и не находят. Они исчезают навсегда, словно сама земля разверзлась и поглотила их. Такова реальность, и нам приходится с этим жить. Тем не менее мы не избиваем всех подряд.

Макс молча смотрел на комиссара. Своей откровенностью она лишила его боевого запала и еще больше сбила с толку. В воздухе повисла гнетущая тишина. Унгемаху было неуютно под ее взглядом, он чувствовал себя виноватым.

— Мне очень жаль, — наконец проговорил боксер.

Подавшись вперед, Франциска опустила ладони на столешницу и склонилась к лицу Макса. Его глаза, поза, мимика — все говорило о том, что он действительно сожалеет о содеянном. И злость Готтлоб мгновенно улетучилась.

— Я понимаю, почему вы так поступили… Но вы не должны были этого делать.

Макс кивнул.

— И что теперь?

Он был настолько подавлен, что Франциска едва сдержала порыв опустить свою ладонь на его руку.

— Не знаю… — Готтлоб вздохнула. — А чего вы ждете?

Макс тоже подался вперед, и вдруг их лица оказались так близко, что она почувствовала его дыхание на своей коже.

— Чтобы вы нашли его! Если это не Кюль, то кто-то другой, и этот человек до сих пор разгуливает на свободе, — прошептал Макс, словно открывая ей страшную тайну. И вдруг его пальцы коснулись ее руки. — Пожалуйста, помогите мне. Я должен узнать, что тогда произошло. С момента нашего разговора я никак не могу прекратить думать об этом. Полагаю, вы правы. Тот, кто похитил Сину, видел нас у реки. Возможно, он был одним из тамошних рыбаков. Тогда их там было много.

Франциска оцепенела — и дело было вовсе не в его неожиданном прикосновении. Вот она, взаимосвязь, та самая зацепка, которую она тщетно пыталась извлечь из глубин своего сознания. Раньше она никак не могла уловить эту мысль, а за время разговора с Вилкенсом и суматохи, поднявшейся из-за Кюля, Готтлоб просто забыла об этом.

— Поехали! — Франциска встала. — Нам нужно кое-что осмотреть.

Глава 37

Целый час его истязал этот взгляд!

Целый час упреков, придирок, приказов!

Мать педантично осматривала магазинчик, а отец все это время апатично просидел в инвалидном кресле, уставившись в никуда невидящим взором и не обращая внимания на происходящее.

Мать солгала — это было ясно как день. Не отец, нет, мать сама заинтересовалась тем, что происходит в лавке. Она не доверяла сыну.

Теперь он сожалел о том, что завел разговор о новом работнике.

— Я пришлю к тебе кого-нибудь, — сказала мать, выходя из магазина. — Так дальше продолжаться не может! Повсюду пыль, витрины в беспорядке, пол уже давно не мыли. Лавка в ужасном состоянии! За те сорок лет, что мы проработали здесь, мы никогда себе такого не позволяли. Тебе нужен не второй продавец, а уборщица! И я даже знаю, к кому мне обратиться.

Он пытался протестовать, но мать оставалась непреклонна. Как всегда.

А как она посмотрела на него на прощанье! Этот пронзительный взгляд, презрительный, угрожающий… Он готов был… готов был… Руки сами собой сжались в кулаки, сомкнулись, словно он схватил что-то и душил, душил, душил!

Он беспокойно бегал по магазину. Волнение нарастало. Нужно было выбраться отсюда, чтобы успокоиться. Разложить пасьянс. Нужно превратиться из жертвы в охотника, только тогда в голове у него прояснится, и он сможет разработать дальнейший план действий.

И он сделал то, чего раньше никогда себе не позволял: закрыл магазинчик в неурочное время. Потушив свет, он поднялся в квартиру, достал из холодильника противоядие и немного еды, вышел через заднюю дверь и забрался в машину. Он так спешил, что даже не сменил автомобиль. Грузовик стоял перед гаражом, мешая выехать на легковушке. Он еще никогда не отправлялся в свое убежище на грузовике, но сейчас ему было все равно.

Глава 38

— На что вы рассчитываете? — поинтересовался Макс, когда Франциска попросила его показать ей тот самый ручей и берег.

Унгемах сидел в полицейской машине Франциски на парковке перед домом Кюля. Скорая только что увезла пострадавшего.

— Я хочу посмотреть на все своими глазами, — Готтлоб уклонилась от ответа.

Ей не хотелось делиться с Максом своими подозрениями насчет Рольфа Вилкенса. Особенно после того, что он натворил. Но ей нужно было увидеть, где именно пропала Сина, увидеть речушку, в которой купалась девочка. Увидеть все. Теперь Франциска была уже уверена в том, что между исчезновениями Сары и Сины есть взаимосвязь. Вполне вероятно, что рыбак, оказавшийся там случайно, видел Макса и его сестру. Рыбак с наклонностями педофила. И дети, сами того не зная, привлекли его внимание.

— Если вам не хочется туда ехать, я пойму. Вам не обязательно сопровождать меня, но это было бы… было бы неплохо. Вы сумеете сориентироваться на местности лучше меня, — выпалила Готтлоб, глядя на проезжавшую мимо карету скорой помощи.

Щеки Франциски раскраснелись. Стыд да и только. Она чувствовала Макса рядом с собой, чувствовала его взгляд, вспоминала его прикосновение к своей руке…

«Франциска, ты сейчас при исполнении! Что с тобой такое?!» — мысленно одернула она себя.

— Все в порядке. Я поеду с вами, — хрипло ответил Унгемах.

Готтлоб завела мотор, и машина выехала с парковки. Франциска была рада, что может чем-то занять руки. Проехав центр города, они двинулись на север.

Через двадцать минут ей позвонил Пауль. Адамек сообщил, что у Кюля сломаны два ребра и нос, вывихнут палец, надорвано ухо и выбит зуб, на теле обнаружены многочисленные кровоподтеки. Врачи опасаются разрыва селезенки, но для подтверждения диагноза нужно дождаться результата анализов. Пауль перечислял повреждения, словно зачитывал список товаров, указанных в выбитом чеке, и в голосе его не слышалось ни малейшего сочувствия.

Закончив разговор с напарником, Франциска покосилась на Макса.

— Хотите узнать, как обстоят дела у Кюля?

— Он жив, верно? — Макс едва повернул к ней голову.

— Да.

— Этого мне вполне достаточно.

— Когда вы предстанете перед судом, вам лучше проявить больше сожаления, — напомнила Готтлоб.

— Что ж, значит, придется записаться на курсы актерского мастерства.

Франциска украдкой улыбнулась. Интересно, неужели мир этого боксера действительно настолько прост? Око за око, зуб за зуб? Право сильного повелевать слабыми? Готтлоб была совершенно не уверена в этом, ведь Макс показал ей и другую сторону своей натуры. Хрупкую, ранимую, чуткую. Или эта сторона — лишь отражение былого, осколок прошлого, которому не место в настоящем?

«Надеюсь, я в тебе не ошибаюсь», — подумала она.

Они добрались до деревушки Хестерфельд через сорок минут. Вокруг тянулись дома, окруженные садами, к границе селения примыкал лес. Проселочная дорога по сравнению с городскими автобанами смотрелась как лесная тропинка. Тут даже не было разделительной полосы, асфальт покрылся трещинами.

В центре селения находилась небольшая пивная. Над входом виднелась вывеска с рекламой пива, но, судя по всему, тут давно уже никому не наливали. Еще тут были тир, спортплощадка, кладбище и автомастерская, вот и все. Ни магазинов, ни парикмахерской, ни медпункта, ни даже церкви. Франциска выразила свое удивление по этому поводу, но Макс лишь пожал плечами.

— Церковь находится в соседней деревне, Пеннигсале. Во времена моего детства там же были и магазин, и начальная школа, и кабинет терапевта, но на самом деле эта дыра не больше Хестерфельда.

Франциска заметила, что он опустил правую ладонь на ручку дверцы и крепко сжал пальцы, так что даже бицепсы напряглись. Макс неотрывно смотрел в боковое окно.

— Тут ничего не изменилось… — прошептал он.

— Все в порядке? — Готтлоб понимала, что поездка в деревушку, где прошло его детство, стала для Макса настоящим потрясением.

Унгемах кивнул, не отрываясь от окна.

— Нам далеко ехать? — поинтересовалась она, когда они добрались до края селения.

— Лучше всего припарковаться за тиром. — Макс махнул рукой, указывая направление.

Остановившись, они вышли из машины. Тут было очень тихо и намного холоднее, чем в городе. Унгемах повернулся к узкой дороге, посыпанной гравием. Дорога змеилась по бесконечным пшеничным полям, теряясь в дымке тумана на горизонте. Где-то вдалеке мерно вращались лопасти ветряков.

— Туда, — набросив куртку, Макс пошел вперед.

Закрыв машину, Франциска последовала за спутником. Унгемах шел широким шагом, так что она едва поспевала за ним. Сейчас он вел себя так, словно готовился вступить в бой — тело само приняло защитную стойку, будто Максу нужно было оградить себя от того, что ему предстояло увидеть. Франциска полагала, что понимает причину такого поведения: слева виднелись какие-то дома, и, вероятно, один из них принадлежал родителям Унгемаха.

Они дошли до узкого мостика и свернули на тропинку. Теперь Макс немного расслабился, по крайней мере, уже смотрел не под ноги, а вперед. Еще минут десять они шли вдоль ручья и наконец очутились на том самом месте, которое так красочно описывал Унгемах.

Остановившись на пляже, Макс повернулся. Он казался беспомощным и покинутым, словно маленький ребенок, потерявшийся в огромном мире.

— Десять лет! — воскликнул он. — Прошло десять чертовых лет, а тут ничего не изменилось. Ничего! — в его голосе слышалась дрожь.

Развернувшись, он вдруг бросился к уступу, оставляя глубокие следы на песке, впитавшем влагу дождя. Упав на четвереньки, Макс начал карабкаться наверх, непрерывно соскальзывая.

— Макс… Подождите! — Франциска едва сумела догнать его.

Хотя уступ возвышался над пляжем всего на четыре метра, оттуда открывался потрясающий вид на окрестности. Сзади раскинулся темный лес, впереди виднелись ручей, поля, крыши домов.

— Вон там, внизу… — в голосе Макса угадывались слезы. — Она лежала на песке. Она просто радовалась жизни. Радовалась своей проклятой жизни, жизни без зрения… Тогда все казалось ей таким прекрасным… И мне наша жизнь казалась прекрасной… Но ее лишили этой радости… Какой-то ублюдок лишил ее этой радости, и если я когда-нибудь доберусь до него…

Борьба за контроль над собой не продлилась и пары секунд, и Франциска увидела, как под напором воспоминаний меняется образ сильного и самоуверенного Макса Унгемаха. Его тело сотрясали рыдания.

Чувствуя подступивший к горлу ком, Франциска застыла на месте. Она и сама была готова расплакаться. За время службы в полиции Готтлоб не раз приходилось сталкиваться с ситуациями, в которых жертвы преступлений или их родственники плакали, но сама она при этом всегда сохраняла профессиональную дистанцию, не позволяя себе расклеиваться. Однако сейчас Франциска оказалась неспособна на это. Да и не хотела она отстраняться. Сделав шаг вперед, она заключила Макса в объятия и прижала его к себе. Он не сопротивлялся. Гладя его по спине, девушка чувствовала, как его слезы капают ей на шею, но в этом ощущении не было ничего неприятного. Франциска даже не чувствовала стыда, напротив, она в какой-то мере наслаждалась этим мгновением. Еще никогда мужчина не плакал на ее плече, еще никогда ей не удавалось сблизиться с кем-то настолько, чтобы это стало возможным, и теперь Готтлоб было все равно, что случится дальше. Этот момент близости навсегда останется в ее памяти.

Глава 39

Сара отдернула руку. Что-то проползло по тыльной стороне ее ладони, что-то страшное, с длинными волосатыми лапками, чуть царапавшими кожу. И это произошло на самом деле, это была явь, а не продолжение ночных кошмаров. Что-то проползло по ее руке, и ощущение при этом было омерзительным. Кроме того, девочке показалось, что это существо привыкло жить здесь и воспринимает ее как нарушителя, забравшегося на его территорию.

Саре было страшно. Человек, которому нельзя было доверять, вернулся, вытащил ее из кровати и отнес в лес. Тот самый ужасный Лес Тысячи Лапок. А ведь она не сделала ничего плохого! Или этот человек догадался, что она пыталась достучаться до других пленников? Может, это наказание за совершенный ею проступок? Сегодня ее похититель вел себя иначе, чем обычно, не говоря ей ни слова, даже когда она попросила его принести ей еды и питья. В последний раз Сара ела так давно, что в животе все время урчало.

Зря она разбила ту чашку! Может, он налил бы ей молока…

И вдруг девочка что-то услышала. Какой-то звук. Уже знакомые ей шорохи тысяч лапок, но не только. Шуршание. Что-то ползло по земле, и при этом чувствовались легкие прикосновения к палой листве, быстрые и в то же время плавные движения, склизкий, влажный звук. Будто вода течет по трубам.

Сара почувствовала себя загнанной в ловушку. Вскочив, она выпрямилась, но ступни-то остались на земле, и это существо могло дотянуться до нее!

Бежать, нужно бежать!

Зрячий человек впал бы в панику и бросился наутек. Сара же осторожно переставляла ноги, вытянув вперед руки в поисках преград на пути. Кончики ее пальцев касались веток, листьев, каких-то странных нитей, шероховатой коры деревьев. Добравшись до ближайшего дерева, девочка остановилась. Ей казалось, что она слышит какое-то шипение, словно чудовища испугались, что их жертва сможет сбежать.

Сара плакала. Сейчас ей хотелось вернуться в комнату, в которой поселил ее похититель, хотя бы туда, только бы оказаться подальше от этого чужого леса, где все пребывало в движении, тянулось к ней, касалось ее, хотело сожрать.

Что-то коснулось ее ноги!

Взвизгнув, девочка замерла на месте и затаила дыхание. «Не двигайся. Не двигайся, тогда оно не причинит тебе вреда, оно не заметит, что ты здесь!»

Теперь Сара понимала, что это за шуршание. Мимо проползла змея! В интернате она однажды держала в руках змею и не забыла то чувство от прикосновения к прохладной коже. Один из воспитателей как-то принес в интернат рептилию специально для того, чтобы развлечь слепых детей.

Но опасна ли эта змея?

Сара знала, что змеи бывают ядовитыми.

Больно! Острая боль пронзила щиколотку, холодная змея сжала ее ногу! Завопив, девочка попыталась стряхнуть гадину, но ей это не удалось. Боль сменилась странным ощущением: кожа ноги онемела, у Сары закружилась голова. Она вцепилась в дерево, но тело отказывалось повиноваться, в мышцах зарождалась дрожь, в животе засосало. Ноги подогнулись, и девочка осела на землю. Кончики пальцев скользнули по коре. «Только не на землю, где копошатся эти создания! Только не на землю!»

Глава 40

Франциска резко затормозила. Она не заметила автомобиль, внезапно выехавший на единственный перекресток в Хестерфельде. Белый грузовик с какой-то надписью… Он пронесся мимо с такой скоростью, что Готтлоб не успела его разглядеть.

— Явно больше пятидесяти километров в час, — заметил Макс.

Франциска украдкой посмотрела на него. Унгемах успокоился, но еще не пришел в себя до конца, восседая рядом с ней, словно воплощение вселенской печали. Вся его сила и мощь покинули его — по крайней мере, пока.

— Вы прочитали надпись? — спросила Готтлоб.

У ручья она обращалась к нему на «ты» — так вышло само собой, но сейчас Франциска не решалась напоминать ему о минутной близости. Это «ты» было вызвано его беспомощностью, возвращением к детству, к тому Максу, которому вот-вот должно было исполниться шестнадцать. А теперь Унгемах стал прежним. Франциска чувствовала, что воспоминание о той ситуации ему неприятно и он не хочет об этом говорить.

— «Саул и сыновья» или что-то в этом роде.

Франциске показалось, что она где-то уже слышала похожее название, но, возможно, она ошибалась. Впрочем, это было неважно. Готтлоб заговорила об этом только для того, чтобы отвлечь Макса от горестных мыслей, и теперь пыталась продолжить начатый по дороге в деревню разговор.

— Среди ваших знакомых не было рыбаков? Может быть, вы общались с ними, приходя к ручью?

Макс покачал головой.

— Конечно, я видел тут рыбаков, но они прогоняли нас отсюда. Мы же шумели, распугивая рыб. Но почему вы опять заговорили о рыбаках? Вы думаете, Сину похитил один из них?

— Мы не можем исключать такой возможности, кроме того, есть кое-какие зацепки, которые наводят меня на эту мысль.

Ей хотелось назвать ему имя Вилкенса, чтобы посмотреть, не припомнит ли он каких-либо подробностей, но Франциска не решалась. Вдруг Макс решит теперь охотиться за Вилкенсом?

— Вы что-то от меня утаиваете, верно?

— Учитывая то, как вы повели себя сегодня, вы не оставляете мне другого выхода, как бы мне ни хотелось все вам рассказать.

— Знаете, я сожалею о том, что поступил так. — Макс вздохнул. — Правда. Это было неправильное решение. Просто я прочитал ту статью в газете и страшно разозлился. Я был уверен в том, что именно этот водитель похитил Сину! Ни секунды в этом не сомневался. Понимаете?

Франциска медленно свернула направо, не зная, что ответить.

— Понимаю. После всего, что вам пришлось пережить, это была совершенно нормальная реакция. Хотя поступать так было глупо.

— Я больше такого не натворю, можете мне поверить, — виновато протянул Макс.

Франциска покосилась на него. Ей так хотелось верить ему! Кроме того, ей отчаянно хотелось найти еще одну зацепку, связанную с Вилкенсом. А тут еще эти совершенно неуместные чувства к Максу! Плохо дело. Готтлоб даже не пыталась отрицать, что она что-то испытывает к Унгемаху, а после того момента близости на берегу ручья это стало очевидным. И хотя она еще не обсуждала это с Максом, уже возникли проблемы. Личные интересы противоречили ее служебным обязанностям… А ведь все так просто. Ей нельзя говорить с этим человеком о ходе расследования. Если кто-нибудь узнает об этом разговоре, у нее будут большие неприятности на работе. С другой стороны, Макс заслужил право на то, чтобы все знать.

— Могу? — переспросила Франциска.

Он кивнул, глядя ей в глаза.

И Готтлоб решилась.

— Хорошо. Когда вернемся в город, можем зайти в пивную и все обсудить. Я вас приглашаю, конечно, если вы не против.

Макс всегда неуютно чувствовал себя в пивных, но ему нравилось общество Франциски, и потому он без колебаний принял приглашение.

Случившееся на берегу ручья казалось ему странным. Макс не ожидал, что эмоции окажутся настолько сильными и он не сможет сдержаться. Но что было, то было.

Когда Франциска обняла его, Максу показалось, что это правильно, что все так и должно быть. Потом, когда они ехали в автомобиле, Унгемах устыдился случившегося. В конце концов, он впервые в жизни расплакался перед женщиной. Он был благодарен Готтлоб за то, что она не стала обсуждать происшедшее, а завела разговор о расследовании.

Теперь они сидели за круглым столиком в углу пивной. Сделав заказ, Макс беспокойно поерзал на месте и принялся теребить подставку для кружки. Он не знал, должен ли заговорить первым, или начало разговора нужно предоставить девушке.

Некоторое время они сидели молча, делая вид, будто с интересом осматривают интерьер пивной.

— Господин Унгемах, — наконец нарушила молчание Франциска. — Я понимаю, непросто…

В этот момент к ним подошел официант, принеся два бокала светлого пива.

— У меня к вам просьба, — сказал Макс, подождав, пока официант отойдет.

— Слушаю.

— Мне не очень-то нравится моя фамилия… — Он нерешительно покрутил в руках бокал. — А после всего… Я имею в виду… ну… может, нам перейти на ты?

Ему пришлось собрать все свое мужество, чтобы произнести это. Выйти на ринг и сразить противника нокаутом и то было проще…

— Я только за. Можешь называть меня Франциской. — Девушка улыбнулась, поднимая стакан.

— Макс.

Они чокнулись, и в это мгновение Унгемах коснулся ее длинных тонких пальцев. Выпив, они отставили бокалы в сторону.

— Ну хорошо. — Франциска улыбнулась. — Я надеюсь, что ты не злоупотребишь моим доверием.

— Обещаю.

Комиссар кивнула.

— Тебе о чем-нибудь говорит имя Вилкенс? Вполне возможно, что этот человек десять лет назад жил неподалеку от Хестерфельда либо выезжал туда на рыбалку.

Макс задумался.

— Нет. Мне очень жаль… — Он видел, что разрушает ее ожидания. — Хотел бы помочь, но…

— Все в порядке, — отмахнулась Франциска. — Что ж, стоило попытаться.

— А что с этим Вилкенсом?

— Ничего, забудь.

Они немного помолчали. Официант принес им булочки, и они с аппетитом принялись за еду. За ужином Макс и Франциска разговорились. Макс узнал, что Готтлоб выросла в романтичном загородном домике на берегу озера. Она рассказала ему, что ее отец — писатель, выпускавший под псевдонимом детективные романы и тем зарабатывавший на жизнь. Мать раньше работала учительницей немецкого и математики в начальной школе, но в возрасте сорока пяти лет прекратила это занятие. Желание Франциски служить в полиции было связано с профессией отца. К нему в гости часто заезжал приятель, комиссар полиции, который постоянно рассказывал увлекательнейшие истории, связанные с его работой. Однажды отец написал детектив, в котором прототипом главной героини стала его дочь. С тех пор для Франциски все было решено.

Она даже поделилась с Максом своим горем: отец заболел раком простаты, и она не знала, сколько ему осталось.

— Он неисправимый оптимист! — В улыбке Готтлоб читались боль и беспомощность. — Я думаю, папа намеренно скрывает от всех, насколько плохо обстоят дела. Впрочем, хочется надеяться на то, что я ошибаюсь…

Максу показалось, что сейчас он может хоть как-то отблагодарить эту девушку за ее поддержку на берегу ручья в Хестерфельде, и потому он осторожно накрыл ее ладонь своей так же, как в квартире Кюля.

— Все будет в порядке, — мягко сказал он.

Франциска улыбнулась и, не отнимая руки, заглянула ему в глаза. В ее взгляде не было вызова. Макс узрел в нем призыв — призыв довериться ей, познать ее.

Он тонул в глубине ее зеленых глаз.

Франциска покраснела.

— Я отойду на минутку. — Мягко убрав руку, она встала.

Дойдя до конца коридора, девушка оглянулась, и сердце Макса забилось чаще. Покачав головой, он допил пиво. Да что с ним сегодня такое? Он всегда был нерешителен с женщинами, но сегодня душу Макса наполняла отвага, в таких ситуациях для него непривычная. Он заказал еще два пива: уходить не хотелось, и этим он надеялся оттянуть момент расставания.

После того как Франциска вернулась из туалета, они просидели за столиком еще целый час. Бокалы опустели вновь. Макс чувствовал, что захмелел. Обычно он не употреблял спиртного.

— По-моему, сегодня мне лучше не возвращаться в Гамбург.

Франциска посмотрела на наручные часы.

— Уже почти десять. Да, пора по домам. Слушай, давай я отвезу тебя в одну гостиницу, где можно поселиться, не заказывая комнату заранее! Там ты сможешь нормально переночевать. Что скажешь, пьянчужка?

— Давай.

Франциска оплатила счет. По дороге к автомобилю она взяла Макса под руку, заметив, что его немного шатает.

— Ты действительно выпил всего два светлых? — рассмеялась она.

— Да… Но раньше я вообще не пил пива.

В четверть одиннадцатого они припарковались перед гостиницей. Франциска провела Макса внутрь, договорилась насчет комнаты и поднялась с ним на третий этаж. Открыв дверь, она остановилась в коридоре.

— Будешь спать как убитый.

Макс кивнул. Подняв руку, он коснулся ее щеки и легонько провел по тонкой шее кончиками пальцев.

— Спасибо… за все, — прошептал он.

Подавшись вперед, Франциска закрыла глаза и поцеловала его. Ее рука обвилась вокруг его талии, и девушке так хотелось зайти в эту комнату, остаться на ночь… но она сдержалась. Макс был нетрезв, да и она выпила не меньше, хотя и не так опьянела. Сегодня не тот вечер.

— Не сейчас, — шепнула Франциска.

Макс молча кивнул. Она знала, что согласится остаться с ним, если он попросит, и в глубине души даже хотела этого. Они стояли, обнявшись, но тут лифт в конце коридора тихонько зашуршал, и Франциска отстранилась.

— Я тебе завтра позвоню. Спокойной ночи.

— Спокойной ночи.

Она направилась к лифту, а Макс стоял и смотрел ей вслед.

Глава 41

Он вытащил новый скальпель. Руки тряслись. Мелкая дрожь пробегала по пальцам, зарождаясь в глубине тела, и он ничего не мог с этим поделать. Левой рукой, затянутой в перчатку, он достал из квадратного ящика мышь песчанку. Бедное животное пыталось вырваться, но он сжал крошечное тельце, впрочем не настолько сильно, чтобы убить. Положив мышь на столешницу животом вверх, он зажал голову между большим и указательным пальцем и приставил острие скальпеля к ее правому глазу. Он хотел начать операцию, но руки дрожали, и тонкое металлическое лезвие выписывало кренделя. Как он ни старался, ему не удавалось управиться с этим. В конце концов он сдался и просто нанес удар. Порез оказался слишком глубоким, и мышь умерла за считаные секунды. Он сжимал пальцы все сильнее, так что голова деформировалась, а изо рта и глазниц полилась кровь. Руки дрожали все сильнее.

— Проклятье! — прошипел он, отбрасывая трупик в сторону.

На дне емкости копошилось еще около пятидесяти песчанок. Увидев его руку, они бросились врассыпную, ожесточенно отбрыкиваясь. Тем не менее ему удалось ухватить одну из мышей и вытащить ее наружу. Он проделал с ней ту же процедуру, что и с первой, и вновь его рука дрогнула, когда он поднес нож к ее глазу. От ощущения собственного бессилия в нем горячей волной поднялась ярость. Он отпустил мышь, но та даже не успела отреагировать на это — он проткнул скальпелем ее тельце. Удар был настолько сильным, что острие пробило столешницу и застряло. Мышь засучила лапками, дернулась и замерла.

Но его ярость это не утолило. Гнев нарастал, и он ничего не мог с этим поделать. Такой злобы он уже давно не ощущал.

Он неловко вскочил, стул опрокинулся. Он стоял, сжимая и разжимая кулаки. Осмотрелся в полумраке комнаты, освещенной только зеленоватым светом большого террариума. Тут все было как всегда — свет, звуки, доносящиеся из колонок, мебель. Все как он хотел. Но что-то изменилось. Все пошло не так, и он не понимал почему. Он чувствовал себя беспомощным, почти физически ощущал, как теряет все, что строил долгие годы, приложив столько усилий.

Нет-нет-нет!

Этого не могло произойти! Ни у кого нет права просто так заявляться сюда и разрушать его жизнь! Развернувшись, он поднялся на ступеньку и открыл заслонку. Потом вернулся к столу, схватил стеклянную коробку с мышами и поднес ее к окошку, чтобы вывалить песчанок в террариум. Мыши отчаянно царапали лапками по стеклу, пытаясь удержаться. Он поднял емкость повыше, и первая мышь, провалившись сквозь тропическую листву, шлепнулась на землю. Он тряс коробку до тех пор, пока та не опустела. Однако две песчанки упали на пол комнаты, и он, поспешно спустившись вниз, принялся искать их. Он ненавидел моменты, когда его питомцы вырывались на свободу. Терпеть не мог, чтобы эти мелкие твари бегали по полу. Это его нервировало.

Вон! Одна мышь шмыгнула под кресло. Бросившись за ней, он преградил ей путь. Песчанка развернулась, но ей некуда было укрыться от его ботинок. Он топтал хрупкое тельце до тех пор, пока от него не осталось лишь кровавое месиво. Размалывая мышь подошвой, он вопил от ярости.

— Оставьте меня в покое! Оставьте же меня наконец в покое! Вам нельзя на меня смотреть! Никому нельзя на меня смотреть! Оставьте меня все в покое!

Вторая! Где вторая песчанка?

Он поспешно оглянулся. В комнате царил полумрак, но мыши негде было спрятаться. Он уже чувствовал ее присутствие, чувствовал, как она, дрожа, забилась в угол и смотрит на него из темноты. Он явственно ощущал липкие прикосновения ее взгляда, оставлявшие мерзостный след на коже, этот след чесался и жег, сводя его с ума.

Нужно было найти ее!

Он отодвинул тяжелое кресло, но песчанка укрылась не там.

За столом, может быть?

Нет, там тоже нет.

Где же она, где, где, где?!

Крохотная тень промелькнула у двери. Его голова дернулась, в очках с толстыми линзами сверкнули блики. Вон оно, темное неподвижное пятно!

Да! Охотник узрел свою добычу. Теперь ей нет спасения. И она об этом знает.

Он медленно двинулся к двери, осторожно переставляя ноги, словно крадущийся тигр. Мышь застыла в углу комнаты. Она прижалась к стене так, что растоптать ее было сложно.

Он пнул ногой стену, и песчанка испуганно отшатнулась. Бедное животное бросилось бежать — прямо на него. И вновь последовала эта жутковатая пляска святого Вита[9]. Несчастная мышка погибла еще быстрее, чем предыдущая. Он прыгал, топча ее труп, до тех пор, пока не начал задыхаться. Сердце бешено билось в груди. Наклонившись вперед, он уперся ладонями в колени и глубоко вздохнул, пытаясь нормализовать дыхание. Пот градом катился по лбу и капал на пол. Но ярость утихла. Теперь он сможет все обмозговать, разложить пасьянс и придумать, как все вернуть под свой контроль.

И тут он что-то почувствовал. Он по-прежнему стоял, опершись на колени и глядя в пол, но сейчас к нему вновь прикасался чей-то взгляд. Холодный, расчетливый, смертоносный, бездушный, целеустремленный взгляд чьих-то черных пронзительных глаз.

Этот взгляд взрезал его спину раскаленным ножом.

Он вспомнил, что в спешке оставил открытой заслонку террариума. И теперь зеленая мамба, его dendroaspis viridis, выбралась наружу, собираясь поохотиться.

Змея выбрала своей жертвой его.

При мысли о ее извивающемся чешуйчатом теле, ползущем по полу вне террариума, его бросило в холодный пот. Яички болезненно поджались. Медленно выпрямившись, он повернулся к панорамному стеклу. Песчанки копошились на полу, заслонка была открыта. Миры поменялись местами. Мыши очутились в безопасном месте, а ему самому угрожал укус мамбы. На мгновение он даже подумал, что стоит выбежать из комнаты и забаррикадировать дверь. Но так он уступит свое любимое место отдыха змее, а этого он допустить не мог. Ему нужны были эти пространства бесконечного покоя, где можно укрыться от всех невзгод мира. Нет, он не позволит себе трусливо сбежать. Нужно поймать мамбу. Но где же она?

Он развернулся к террариуму, пошаркав по полу ногами, чтобы обратить на себя внимание змеи. Но мамба не показывалась.

Может быть, она вообще не выползла наружу? Перебраться по веткам к заслонке для нее было несложно, но оттуда нужно было спрыгнуть на пол, а ведь окошко находилось на высоте двух метров… Впрочем, он знал, что мамба способна на это и легко справится с падением с такой высоты. Устройство для ловли змей, полутораметровая алюминиевая палка с зажимом на конце, висела рядом с панорамным стеклом на стене. Это приспособление всегда оставалось там — он был очень щепетилен в подобных вопросах. От палки его отделяли три метра, но, пока он не видел змею, это расстояние казалось непреодолимым. Опустившись на колени, он заглянул под стол и под кресло, но мамбы там не было. Не может же он вечно стоять тут, посреди комнаты! Собравшись с духом, он направился к панорамному стеклу. Перебежка завершилась благополучно, и он смог без помех снять со стены палку. Теперь террариум оказался у него за спиной, и в его свете осматривать комнату было проще.

Прошло секунды две, прежде чем он осознал свою ошибку. И немедленно совершил еще одну. Вместо того чтобы шагнуть вперед, он повернулся назад.

Узкая голова с черными маслянистыми бусинками глаз висела в тридцати сантиметрах от его лба. Большая часть тела еще находилась в террариуме, но змея уже успела перевеситься через заслонку.

Мамба смотрела на него.

Господи, ну и взгляд! Словно острие скальпеля, этот взгляд вонзался в его сознание. Он чувствовал жестокий холод ее глаз, волю к жизни, выпестованную долгими веками эволюции истину: у охотника не должно возникать сочувствия к жертве, не должно возникать сочувствия ни к кому, даже к себе. Есть только бытие здесь и сейчас, и бытие это направлено на убийство, убийство ради еды, ради сохранения собственного вида.

Под этим взглядом он сам превращался в мышь. Дыхание перехватило, ноги подогнулись, сознание затуманилось.

Охотник превратился в беззащитную жертву, мгновенно сместившись из верхнего звена пищевой цепи в самый низ. Он чувствовал, как стремительно меняется его мышление.

А потом змея метнулась вперед, и ее зубы впились ему в щеку.

Глава 42

Макс валялся на мягкой перине в гостинице, подложив под голову руки, и любовался игрой солнечных бликов на белом потолке. Он проснулся десять минут назад, но никак не мог заставить себя встать с кровати. Унгемах думал о вчерашнем вечере. Едва открыв глаза, он проверил мобильный — на ночь он всегда переводил телефон в бесшумный режим. Пропущенных звонков от Франциски не было. Макс пытался думать о расследовании, но постоянно отвлекался, вспоминая вчерашний вечер, поцелуй у двери. Он чувствовал на своих губах это нежное прикосновение до того момента, как уснул, и теперь мучился сомнениями: не следовало ли ему проявить больше инициативы? Если бы Франциска вчера не остановилась, он переспал бы с ней. Это было ее решение. Но ее слова дарили Максу надежду. «Не сейчас». Это не значит «нет». То было обещание наверстать упущенное, только в другой день и в другом месте. Возможно, когда она завершит расследование и станет для него просто Франциской, а не комиссаром полиции…

Внизу живота сладко заныло. Макс возбудился только от того, что подумал о своем будущем с этой девушкой.

Он вскочил с кровати. Унгемах привык решать проблемы при помощи своих мышц, силы, движений. Лежать в кровати, ломая голову, — это не для него.

Упав на пол между кроватью и шкафом, он принялся отжиматься, как и каждое утро после пробуждения. Сто отжиманий, не меньше. Рутина. Будни.

После пятидесяти рывков он стал двигаться медленнее и, сделав сто, остановился. Сейчас Макс чувствовал себя лучше, кровь бурлила в его теле, придавая ощущение силы, но возбуждение так и не спало.

Раздраженно сняв трусы, он отправился в душ. Обычно поутру Макс обливался холодной водой, потому не раздумывая залез в кабинку, наслаждаясь плеском прохладных струй. Через пару минут вода потеплела, и Унгемах, отрегулировав температуру, принялся намыливать тело гелем для душа. Он уже немного успокоился и смог поразмыслить над расследованием.

Имя Вилкенса, названное вчера Франциской, ему ни о чем не говорило, но было важным для следствия. У Макса была только одна возможность узнать что-то об этом рыбаке, который десять лет назад, возможно, приезжал на берег ручья. Задачу, поставленную перед ним, нельзя было назвать невыполнимой. Однако это очень сложно. Еще вчера, вернувшись с Франциской в родной городок, Макс понял, насколько это сложно. По пути к пляжу они прошли в пятистах метрах от дома его родителей. Кроме крыши, Унгемах ничего не рассмотрел, но в этом и не было необходимости. Он чувствовал присутствие этого дома, и это чувство стокилограммовой глыбой обрушилось на его плечи, так что Макс не мог поднять голову и посмотреть вперед…

Его сердце забилось чаще. Унгемах боялся предстоящей встречи, впрочем, понимая, что она неизбежна. Ему уже давно следовало так поступить. Так почему не сегодня?

Глава 43

— Сто сорок разделить на четыре будет… Тридцать пять… Правильно! Семнадцать умножить на шесть будет… сто два… очень хорошо, опять правильно!

Еще одна судорога прошла по ее телу, горячая волна боли, сводившая желудок, мешавшая дышать. На глазах опять выступили слезы.

Ее уже два раза вырвало, и теперь в желудке ничего не осталось. Как только судорога отступила, вернулся голод. Девочка утратила чувство времени, не знала, день сейчас или ночь, но, судя по ощущениям в животе, это случилось вчера. Похититель молча подхватил ее и отнес в Лес Тысячи Лапок. И там ее укусила змея. Еще тогда Саре очень хотелось есть, но тот мужчина не покормил ее. Девочка не помнила, как вернулась из леса в маленькую комнату, куда ее поселили. Не знала она и того, сколько проспала. Проснувшись, она не нашла в комнате еды, хотя методично обыскала ее. Сара пыталась отогнать мысли о боли и голоде, решая задачки по математике. Она любила арифметику, и это всегда помогало ей отвлечься. Но мысли о еде затмевали собой все, и сосредоточиться на счете становилось все труднее.

Сейчас Саре хотелось только одного — чтобы тот мужчина вернулся. Он должен был вернуться! Не мог же он бросить ее здесь умирать от голода. Так не поступают с маленькими детьми! Сара боялась довести эту мысль до конца, но ей было ясно, что человек, похитивший ее, был злым и мог поступать с маленькими детьми, как ему угодно. Возможно, он сидит где-то неподалеку и ждет, чтобы она умерла от голода. А может быть, это ее наказание за то, что она отказывалась пить молоко.

Ах, вот бы сейчас ей дали молока! Прохладного молока, утоляющего голод!

Девочка готова была добровольно вернуться в Лес Тысячи Лапок, если бы потом ей дали поесть и попить.

— Двадцать два умножить на семь будет… сто пятьдесят шесть… наверное…

Глава 44

Темнота, полная запахов! Смесь запахов, каждый из которых был приемлем сам по себе, но вместе они порождали невыносимую симфонию ароматов, туманящую разум. С каждым вдохом в его легкие проникали мельчайшие частички пыли и оседали там. Как ни старался, он не мог вдохнуть достаточно воздуха, и дыхание обернулось мукой, забирая силы. Но в то же время оно отвлекало его от ужасов, царивших вокруг. Здесь не было места свету, ибо тут простиралось царство сил, чувствовавших себя хорошо лишь в темноте. По сути своей они были темны, и потому единственным устремлением их была борьба со светом. Давным-давно они поселились в этом погребе, и никто и ничто не сможет изгнать их отсюда.

Кроме хрипа собственного дыхания он слышал кое-что еще: тихие, затаенные звуки, шорохи и шуршание, шипение и похрустывание. Тьма порождала этих созданий. Они не были огромны, у них не было мощных когтей и клыков, нет, но они были мелкими и подвижными, могли кусать и царапать, вселяя больше ужаса в его душу, чем все демоны мира тьмы вместе взятые. Ибо они были повсюду и нигде, они не показывались, существуя лишь в пространстве слышимого. Они становились все храбрее, подбирались все ближе, жадно вдыхали запах того, кто отважился вторгнуться на их территорию. Они еще соблюдали осторожность, но это ненадолго. Он не знал, когда и откуда они нападут — а они нападут! И это вызывало в нем панику, столь сильную, что сознание помутилось. Оставалась лишь неопределенная, размытая часть души, еще не поглощенная страхом. Но и эта часть уже умирала.

Как отец мог сотворить с ним такое?

Он же не сделал ничего плохого. Ну подразнил немного этих дурацких кроликов, потыкал в их клетку палкой, чтобы они побегали туда-сюда, а не сидели на месте, жирея. Он же не причинил им боли!

Но все мольбы о прощении были тщетны. Под суровым взглядом матери отец запер его в подвале. И ему придется оставаться здесь, пока его не выпустят.

«Нельзя мучить живое создание ради собственного удовольствия! — заявил ему отец. — И пока ты этого не поймешь, останешься здесь!»

И вот он сидит тут. Он давно уже все понял, честно-честно! Он больше не станет мучить кроликов! Вот только он не мог сказать это отцу, не мог докричаться до него через плотную деревянную дверь.

А они смотрели на него!

Глаза, так много глаз, уставившихся на него из темноты. Глаз, черных, как сама тьма. Им не нужен свет, чтобы видеть. Он чувствовал их, эти тысячи глаз, чувствовал, как их взгляды обжигают его кожу.

Он хотел выбраться отсюда! Он уже раскаялся в содеянном! Он больше никогда не поступит так! Папа должен выпустить его!

Эти глаза… глаза… Они пронзали его плоть, дробили кости, проникали в душу. Они видели его насквозь, нагого, беззащитного, видели образы в его душе, которые никто и никогда не должен был увидеть…


Темный туман забвенья постепенно развеялся. Он по-прежнему ничего не видел боковым зрением, но в центре уже поплыли черно-красные круги, перемежавшиеся крупинками оранжевого. И сквозь эти яркие пятна он мог выглянуть в окружающий мир. Слух тоже постепенно восстанавливался. Яд мамбы еще действовал на его тело, но уже начал разлагаться благодаря противоядию. Шприц с антидотом всегда хранился в маленьком холодильнике рядом с террариумом, всего в паре шагов от заслонки, не дальше.

Змея укусила его в лицо, не в ногу или руку — так яд действовал бы дольше — нет, ей нужно было цапнуть его за щеку. У него была минута, максимум две, на то, чтобы принять противоядие. Эта тварь чуть не убила его! Он успел сделать два шага к холодильнику, а потом ноги подогнулись: мышцы отказывались повиноваться.

Открыть дверь холодильника было чудовищно трудно, но он справился с этим. Вколов противоядие себе в ногу, он сумел переползти через порог и закрыть за собой дверь. А потом его поглотила тьма.

Сквозь узкое окно под потолком коридора падал свет. Свет солнца. Значит, он всю ночь провалялся тут в беспамятстве.

Который сейчас час? Вчера он снял часы, когда мыл руки, значит, нужно добраться до гостиной или кухни, чтобы это выяснить.

Он с трудом поднялся на ноги. Ощущения были мучительными — мышцы затекли, и, как только он попытался встать, ноги свело судорогой.

Нужно было срочно выпить молока, оно помогало нейтрализовать яд, а еще принять таблетку с концентратом микроэлементов. Его шатало. Наконец он сумел разглядеть дверь на кухню. Он успел сделать два шага по коридору, когда оглушительным громом взорвался звонок. Кто-то стоял у двери! Кто мог прийти сюда? Такого раньше не случалось. Или уже настолько поздно?

Превозмогая боль, он дошел до кухни и замер на пороге, глядя на часы над мойкой.

Без четверти десять!

Он должен был открыть магазин пятнадцать минут назад. Лавка всегда начинала работать в половине десятого, каждый день на протяжении многих лет. И при этом неважно, что утром клиенты сюда не заглядывали. Так почему же именно сегодня кто-то решил позвонить в дверь?

Пасьянс, нужно поскорее разложить пасьянс. Аккуратно, упорядоченно, шестерки к шестеркам, валеты к валетам.

Опять звонят!

Ну почему этот мир не может оставить его в покое? Что он им сделал? Столько стресса за последние дни! Все началось с того, что он наконец воплотил свой план в действие и взял себе новенькую.

Он был неосторожен? Но он же все сделал правильно!

В дверь опять позвонили, и он направился к окну кухни, выходившему на улицу. Оттуда можно было увидеть, кто стоит перед дверью.

Женщина. Какая-то толстая старуха с короткими темными волосами. Что ей здесь нужно? Боковое зрение опять отключилось, голова закружилась сильнее. Казалось, что мозг вращается в черепе вокруг собственной оси. Все быстрее и быстрее. Он больше не мог устоять на ногах.

Из последних сил он качнулся вперед, пытаясь добраться до стула, чтобы сесть, но не успел. Опрокинув стул, он упал на пол, ударившись головой о мойку. Боль яркой и пугающей молнией сверкнула в голове, но он остался в сознании.

Все кружилось — комната, мебель, весь мир, и в это кружение неумолимо врывались звон дверного звонка и настойчивый стук, но и тот и другой оставались где-то далеко, не имея к нему никакого отношения.

Глава 45

Пробуждение было резким и неожиданным. Усевшись на кровати, Франциска поднесла к глазам будильник. Четверть девятого! Она проспала на целый час: выключила будильник, перевернулась на другой бок и вновь провалилась в сон.

Это было неприятно, но тут уже ничего не изменишь. Хорошо, что она не договорилась с Паулем на определенное время. Если на них не сваливались срочные дела, Пауль обычно приходил в участок в восемь утра, как и она. В этом не было особой необходимости, но такая привычка выработалась за долгие годы.

Схватив с прикроватной тумбочки мобильный, Франциска набрала рабочий номер Пауля в участке. Она прождала довольно долго, но никто не брал трубку. Странно. Он давно уже должен быть там. После рождения ребенка утренняя рутина Адамека была четко структурирована, так что он не мог проспать. Немного подумав, Франциска позвонила ему домой.

— Я пытался дозвониться до тебя в участок. — Пауль тут же взял трубку.

Готтлоб по его голосу поняла: что-то не так. Он говорил очень взволнованно.

— У Табеи высокая температура. Мы договорились о приеме у врача, но я не могу заставить жену ехать в одиночку. Малышка все время кричит. Я сегодня выйду на работу позже, часам к десяти.

— Не волнуйся, Пауль. Разберись с домашними проблемами, а если сегодня у тебя не получится прийти — ничего страшного.

— Уверена?

— Все, клади трубку, а то я от тебя заражусь.

Вздохнув, Франциска отбросила теплое одеяло и спустила ноги с кровати. Сняв белую футболку, в которой обычно спала, девушка отправилась в душ. Из-за своих непокорных локонов ей приходилось мыть голову каждое утро, иначе они топорщились во все стороны. Несколько раз ее вытаскивали из кровати по срочному вызову, и потом ей приходилось мириться с глупыми шуточками коллег по поводу ее гривы. С тех пор в таких ситуациях она прятала волосы под бейсболку.

Теплая вода стекала по ее телу, но Франциска не обращала на это внимания. Она думала о вчерашнем. День выдался какой-то безумный, но вечер превзошел все ее ожидания. Комиссар полиции и боксер?

Закрыв глаза и подняв голову, Готтлоб наслаждалась ощущением тепла. Она была уверена в том, что вчера поступила правильно. Хорошо, что она не поддалась минутной слабости. Хотя, вернувшись домой и устроившись в кровати, Франциска думала об этом иначе. После пяти лет без мужчины она проклинала себя за то, что не воспользовалась подвернувшейся возможностью. Но Макс не подходил на роль самца, с которым можно переспать в гостинице после первого свидания, да и она сама была не из таких. Поддавшись желанию, она могла уничтожить те отношения, которые зарождались между ними.

Покончив с водными процедурами, Франциска прошла на кухню и включила кофеварку. Когда она прислонилась к столу, вытирая волосы, то заметила список, составленный для нее госпожой Цирковски.

Вчера Готтлоб совершенно позабыла о нем. Кроме Вилкенса, ее не заинтересовало ни одно имя из этого списка. Впрочем, это не очень профессионально. Нельзя делать ставку только на одного подозреваемого.

Бросив полотенце на стол, Франциска присмотрелась к списку. За спиной тихонько ворчала кофеварка. Дойдя до второй страницы, Готтлоб налила себе большую чашку кофе и стала читать дальше.

Подхватив пятый лист, она замерла. Зоомагазин «Саутер и сыновья». Его сотрудник чистил аквариум в интернате Святой Елены. Вчера он привез туда новых рыб и довольно неудачно припарковался.

Этот образ молниеносно возник перед ее внутренним взором.

Грузовик, из-за которого ей пришлось так резко затормозить в Хестерфельде. Надпись. Та же надпись, что и на грузовике перед интернатом.

Опустив руку со списком, Франциска уставилась в окно. Не Саул, а Саутер. «Саутер и сыновья». Возможны ли такие совпадения? Могла ли она случайно увидеть одну и ту же машину в один и тот же день в местах, имевших отношение к похищению девочек?

Наверное, нужно будет заглянуть в этот зоомагазин и начать проверку фигурантов списка с этого Саутера.

Глава 46

— Госпожа Саутер?

— Да, слушаю вас.

— Это Цергузен.

— Да, что случилось?

— Вы просили меня зайти сегодня в магазин к вашему сыну, помните, по поводу работы…

— Да, конечно, я помню. Вы сходили?

— Да… Правда, я пришла незадолго до начала работы магазина… Но лавка так и не открылась!

— Что, простите?

— Я довольно долго звонила и стучала в дверь, но мне никто не открыл. Я прождала полчаса… На табличке написано, что магазин открывается в половине десятого, и я ждала, но никто не пришел. Не могла же я торчать там весь день…

— Невероятно! Я разберусь с этим, госпожа Цергузен, и перезвоню вам. Наша договоренность по поводу маникюра остается в силе?

— Да, конечно.

— Превосходно. Как я уже сказала, я вам перезвоню. Всего доброго.

Габриэла Саутер положила трубку и уставилась в окно. Она не знала, что и думать. Габриэла не помнила, чтобы лавка когда-то открывалась с опозданием, но в последние годы, когда муж заболел, она, к сожалению, не могла постоянно контролировать Эдуарда. Но до сих пор ни один из старых клиентов, которых она знала лично, не жаловался ей на работу сына.

Может быть, что-то случилось? Возможно, Эдуард попал в аварию?

Ее мысли тут же свернули в привычное русло. Теперь она знала, что делать. Габриэла протянула руку к телефону и набрала домашний номер сына. Она звонила и звонила, но никто не брал трубку.

Глава 47

Левая щека так распухла, что давила на глаз, мешая видеть. Угол рта съехал вниз, губы потрескались, а из-под бороды торчала шишка со следами змеиного укуса — две дыры, оставшиеся от удара острыми изогнутыми зубами. Кожа вокруг стала пурпурной, там боль была самой сильной.

Эдуард Саутер стоял перед зеркалом в ванной и рассматривал свое лицо. Оно было изуродовано и выглядело еще хуже, чем обычно. Он поднес указательный палец к ране, но коснуться кожи так и не решился — даже мысль об этом причиняла боль.

Во рту щека тоже распухла, левая сторона языка онемела. В челюсти пульсировала боль, словно у него воспалились корни зуба.

Отвратительно, просто отвратительно.

Сегодня нельзя открывать лавку. С таким лицом он распугает всех клиентов. Эдуард отвернулся от зеркала. Нужно спуститься вниз и вывесить на входной двери табличку: «Закрыто по причине болезни владельца» или что-то в этом роде. Саутер решил устроить себе выходной. Да, ему необходим выходной!

Он вышел в коридор, и тут зазвонил телефон. Опять. В тот момент, когда толстуха постучала в дверь и он почти потерял сознание, Эдуард слышал, как телефон разрывался от звона.

Наклонившись над аппаратом, он уставился на экран.

Звонила мать!

Только этого не хватало!

Ну почему она не может оставить его в покое?!

Эдуард знал, что нужно взять трубку. Мать не успокоится, пока не поговорит с ним. Чего доброго, она еще сядет в машину и заявится сюда. Скорее всего, у нее остались ключи от лавки.

Его рука потянулась к телефону. Саутер уже готов был взять трубку, но в последний момент передумал. А вдруг… У нее ведь есть ключ, верно? В его голове зародилась безумная идея, совершенная и прекрасная, как речная лилия, такая невероятно правильная и справедливая, что у него захватило дух. Так и не сняв трубку, Эдуард стал ждать. В конце концов эта старая ведьма отвяжется!

Он наслаждался каждым звонком и, хотя движения губ причиняли боль, не переставал улыбаться.

Он спустился в лавку. Первым делом Эдуард выставил в витрине огромный красочный плакат с рекламой нового корма для собак. Он точно подходил по размеру, и теперь никто не сможет заглянуть внутрь.

А потом Саутер начал готовиться.

Счастливая улыбка не сходила с его губ.

Да, он приготовит матери достойный прием.

Глава 48

Макс шел по улице. Пока никто ему тут не встретился. Дойдя до гравиевой дорожки, что тянулась к дому от проселочной дороги, змеившейся по полям, Макс остановился. Как и раньше, по центру дороги росла трава. Если позабыть о доме, то казалось, что дорожка вела в никуда. На самом же деле она вела в прошлое, так глубоко, что становилось больно.

Он действительно должен это сделать?

Приняв решение, Макс доехал на такси до своего автомобиля, оставленного в переулке Кроненгассе, и отправился в Хестерфельд. По пути он даже не думал об этом, не усомнился в правильности собственного решения. Но теперь, увидев эту гравиевую дорожку, Макс был уже не так уверен. Еще есть возможность повернуться и уйти отсюда. Его еще никто не видел.

Но это было бы трусостью! А Макс терпеть не мог трусов. Они были ему отвратительны — возможно, потому, что он носил зерна трусости в себе самом с тех самых пор, как исчезла Сина. Чтобы понять это, не нужно было изучать психологию или в совершенстве владеть искусством чтения по лицам.

Макс ступил на дорожку. Сегодня его никто и ничто не остановит. Судьба, Бог, случайность… что-то дало ему второй шанс, и его долг состоял в том, чтобы этим шансом воспользоваться.

Слева из-за деревьев вынырнул дом. Сперва показалась крыша, затем покосившийся забор и наконец само здание, в котором Макс провел шестнадцать лет своей жизни.

Тут ничего не изменилось. Сад был таким же неухоженным, тропинки поросли травой, цветочные клумбы укрывала прошлогодняя листва. Оконные рамы, выцветшие на солнце, облупились. В самом здании из красного кирпича не было ничего примечательного. Большой, скучный дом, вытянутая коробка, крытая бордовой черепицей. Рядом с домом виднелись гараж и курятник. Сам участок был большим, по городским меркам даже огромным, но таким же заброшенным, как и сад. Вишни, на которых до сих пор висели качели Сины, выросли.

Неужели время тут остановилось?

Как оказалось, не совсем. Макс заметил серебристый спуск для коляски, сооруженный на крыльце. Спуск для инвалидной коляски.

Открыв покосившуюся калитку, Унгемах прошел к дому. Ни секунды не колеблясь, он нажал на кнопку у косяка и почему-то удивился, услышав, как в коридоре звякнул колокольчик. На двери по-прежнему висела табличка с выжженными буквами, которые складывались в имя. Унгемах. Какое отвратительное слово, мерзкая фамилия. Иногда Максу казалось, что это имя и навлекло беду на их семью.

Прошло две минуты.

Макс еще раз надавил на кнопку звонка. В нем шелохнулась безумная надежда на то, что никого нет дома. Тогда он сможет уйти отсюда и обо всем позабыть. «Трус!»

Внутри послышалось шарканье, хлопнула какая-то дверь. Кто-то медленно шел по коридору.

Макс приготовился: расставил ноги пошире, расправил плечи, сунул руки в карманы куртки. Пальцы непроизвольно сжались в кулаки. Ему показалось, что он не может сказать ни слова. В горле застрял ком, было даже трудно дышать.

Дверь дома распахнулась, и на пороге возник высокий старик в неряшливых джинсах на подтяжках и красной рубахе в клетку. Мужчина остановился в тени дома. Седые всклокоченные волосы, небритое лицо, восковая сероватая кожа. От него плохо пахло, но Макс так и не понял чем. Старик уставился на него слезящимися глазами.

— Что вам нужно? — прохрипел он.

Сухой, ломкий голос. Но это был его голос.

Перед Максом стоял отец. И не узнавал собственного сына.

Однако уже через мгновение старик сделал шаг вперед и удивленно прищурился. Губы сложились в трубочку, но с них не сорвалось ни звука. Плечи дрогнули.

Отец и сын молча смотрели друг на друга. Казалось, что в мире тянутся минуты, часы, дни и годы, а они все молчали и молчали.

— Ты? — в голосе отца не было того негодования, какого опасался Макс.

Возможно, ему просто почудилось, но он услышал в этом слове отголоски радости.

— Здравствуй, отец, — слова прозвучали как-то неловко, но он почему-то не мог сказать этому человеку «привет, папа».

Старик вышел на свет. Максу подумалось, что он сейчас сгорит, словно вампир, но ничего подобного не случилось.

— Я… — Отец отер губы тыльной стороной ладони. — Я просто не могу в это поверить.

Голос отца дрогнул, и, если бы не его опыт общения с этим человеком, Макс готов был даже подумать, что Унгемах-старший вот-вот расплачется. Но это невозможно! Отец не плакал даже тогда, когда пропала Сина.

— Как поживаешь? — Ничего более подходящего Максу в голову не пришло. — Где мама?

Покачав головой, отец опять вытер губы и указал на спуск для коляски.

— Она три раза в неделю ездит на гемодиализ[10]. Уже три года сидит в инвалидном кресле. Одну ногу ампутировали, вторая на очереди. Некоторые умирают сразу, мать же уходит по частям…

В его голосе не было и тени участия, лишь легкий упрек. Отец словно делился известием о том, что синоптики обещали на завтра плохую погоду. Неужели этот человек и вправду так очерствел душой? Или Макс несправедлив к своему отцу? Возможно, Унгемах-старший просто не умел показывать свои чувства? Если так, то можно было смело сказать, что яблоко от яблони недалеко падает. Макс и сам был таким. Впрочем, вчера все изменилось. Вчера он разрыдался на плече у женщины.

— Плохо дело. — Макс чувствовал, что в его голосе звучат такие же холод и отстраненность, как и в отцовском.

И не только звучат. В его душе действительно поселился холод. Макс ничего не чувствовал.

— В общем… Сейчас она в больнице, вернется только вечером, так что ты не сможешь с ней повидаться.

Отец стоял перед дверью, не пропуская сына в дом. Судорожно сжимая в карманах кулаки, Макс смотрел на него. Мог ли этот человек, его собственный отец, убить Сину?

Сейчас, когда он стоял с отцом лицом к лицу, такая вероятность представлялась ему сомнительной. Да, из-за поведения отца похищение Сины стало возможным, но сам он никогда не поднял бы руки на дочь… Это… это невозможно!

— Так ты стал великим боксером? — внезапно сменил тему старый Унгемах. — Я видел твой поединок в воскресенье.

Отец насмехался над ним? Или ему показалось? Макс чувствовал, как что-то в нем сводит судорогой. Он уговаривал себя хранить спокойствие, не поддаваться искушению отомстить отцу за все беды в своей жизни. В конце концов, он пришел сюда не для этого.

— Да, дела идут хорошо… — Макс пожал плечами, будто в его карьере не было ничего особенного.

— Что ж, охотно верю… — Отец посмотрел куда-то Максу за спину, и на мгновение его глаза остекленели. Затем он повернулся к двери. — Зайдешь или как?

Глава 49

Магазинчик казался старомодным, потрепанным тяжелыми временами, блеклым и непримечательным. А еще он был закрыт. Оставаясь в машине, Франциска рассматривала переднюю часть двухэтажного здания шириной метров десять. Из них половину занимала огромная витрина из обычного стекла в алюминиевой раме, какие выпускали в семидесятые годы. Дверь в лавку была выполнена в том же стиле.

Рядом виднелась еще одна, на этот раз деревянная, крашеная под благородное красное дерево и потому совершенно не вязавшаяся с остальной обстановкой. Франциска предположила, что деревянная дверь ведет к лестнице на второй этаж. Стену вокруг окна и дверей когда-то покрасили в белый цвет, теперь же она посерела и покрылась темными, болотно-зелеными трещинами. Над витриной и дверью в магазин висели жалюзи, но их, видимо, никогда не опускали. Впереди болталась выгоревшая на солнце вывеска: «Саутер и сыновья. Зоомагазин».

«Какая блеклая жизнь», — подумала Франциска.

Тут и жизни-то не осталось, никакой радости и веселья, все серое и вялое. Должно быть, в магазине до сих пор чувствовался дух множества поколений Саутеров. Странно, что эта лавка так и не закрылась. Или Саутер, заправлявший тут сейчас, сменил специализацию магазина и занимался только аквариумными рыбками, которых развозил по клиентам?

Это легко выяснить. Достаточно спросить его.

Взяв мобильный, Франциска набрала номер Пауля. Адамек как раз сидел в приемной у врача. Отойдя от кабинета, он сообщил, что освободится минут через десять.

Когда один из напарников отправлялся на задание, он обязательно сообщал о своих планах другому. Вот и сейчас Готтлоб поделилась с Паулем своими размышлениями, продиктовала ему фамилию и адрес Саутера и попросила проверить его по поисковой системе, когда Адамек вернется в участок.

Закончив разговор, она посмотрела на мобильник в своей руке. Только сейчас Франциска вспомнила, что обещала перезвонить Максу. Он наверняка уже проснулся. Она набрала его номер, но Унгемах не взял трубку. Вытащив ключ из замка зажигания, Готтлоб выбралась из машины и широким шагом двинулась вперед.

Глава 50

Отец говорил не очень-то приветливо, но все же пригласил его войти. Хотя Максу и не хотелось этого делать, он заставил себя подняться по ступенькам крыльца и проследовать за стариком в затхлый полумрак комнаты.

«Соберись, — мысленно увещевал он себя. — Ты тут, потому что тебе нужно кое-что у него выяснить. Соберись. Не позволяй ему спровоцировать тебя. Ему только того и надо. Скорее всего, он тоже хочет свести с тобой счеты».

Унгемах прошел за отцом на кухню.

И остолбенел.

Кухня была все та же — шкафчики из прессованной древесины, старый сосновый стол, металлические стулья с синтетической обивкой сидений. Но тут было прибрано. Даже чисто. На столе не было ни бутылок, ни пепельниц, ни грязной посуды, нигде не осталось липких отпечатков от кружек — никакого мусора. Макс еще никогда не видел эту кухню настолько чистой.

— Садись, — приказным тоном заявил отец.

Достав с полки два стакана, он поставил на стол бутылку минеральной воды.

Макс глазам своим не поверил.

Минеральная вода! У них дома никогда не было минеральной воды! Он присел на стул. Отец устроился напротив, разлив воду по стаканам.

— Должен признать, я удивлен. Я считал, что больше никогда не увижу сына, так же как и дочь.

Макс тут же позабыл о минералке. Чаша его терпения переполнилась, и все попытки держать себя в руках оказались тщетными. За одно мгновение отцу удалось перенести его в прошлое, и теперь Максу казалось, что ему вновь лишь пятнадцать лет.

— Да, много времени прошло, — едва сдерживая гнев, пробормотал он.

Отец отхлебнул воды.

— Если мать не будет соблюдать режим лечения, то умрет, и я останусь один. — Отец заметил его изумленный взгляд. — Поэтому тут уже давно нет спиртного, если ты этому удивляешься.

— Рад это слышать.

— Мне плевать. Я делаю это не ради других, а ради твоей матери! — Покачав головой, отец привычным движением отер губы. — Что тебе здесь нужно? Прошло столько времени… Мы примирились с твоим отсутствием, и я, и мать. Пусть все остается как есть.

— И тебя не интересует, что случилось с Синой?

— Если я узнаю это, ничего не изменится. Сина мертва. И я не хочу знать, как она погибла.

— Не понимаю… — Макс покачал головой. — Она же твоя дочь!

— Я потерял и сына и дочь, и у меня было десять лет, чтобы смириться с этим. Если ты приехал сюда говорить о Сине, то допивай свою воду и проваливай. В этом доме о ней больше не говорят.

Макса бросило в жар, словно он очутился на раскаленных углях жаровни.

— Я пришел сюда не для того, чтобы спорить с тобой. Но мне до сих пор хочется выяснить, что тогда произошло, и я собираюсь получить ответ.

— Какой еще ответ?

— Тебе о чем-нибудь говорит имя Вилкенс?

— А должно?

— Возможно, этот человек ловил рыбу в ручье, когда мы гуляли там с Синой. Незадолго до ее исчезновения. Ты ведь тоже развлекался рыбалкой, верно?

— И что? Многие там рыбачили. Но никакого Вилкенса я не знаю. Я всегда ходил на рыбалку со стариной Саутером, пока тот коньки не отбросил.

— Саутер? Родственник Йенса Саутера, с которым я ходил в школу?

— Да, его дед, Рихард Саутер. Иногда с нами бывал и его племянник, кажется, его звали Эдуард. Вообще-то, ты должен быть с ними знаком. Саутеру раньше принадлежала старая гостиница с кегельбаном в Пеннигсале. Но почему тебя это интересует?

— Старый Саутер еще жив?

— Говорю тебе, умер давным-давно. С тех пор гостиница пустует. А теперь, черт побери, скажи мне, почему ты спрашиваешь меня об этом? Это как-то связано с Синой?

— Ты же сам пару минут назад сказал мне, что тебя не интересует, что случилось с Синой. Так что не будем об этом.

Отец откинулся на спинку стула и, запрокинув голову, посмотрел на потолок. Его губы плотно сжались, дыхание участилось, широкая грудь вздымалась и опускалась под клетчатой рубашкой. Макс разглядел морщины на его горле. Когда отец опустил голову, его глаза влажно блеснули.

— Мать долго ждала твоего возвращения. Очень долго. А вот я не ждал. Я знал, что так будет лучше. Если бы после твоего ухода прошло года три-четыре, и ты явился бы ко мне на порог, как сегодня, я проломил бы тебе череп. Но когда алкоголь выветривается из крови, многое меняется. Мы перестали ждать и перестали надеяться. Но кое-что не изменилось и не изменится никогда! — Отец пристально посмотрел ему в глаза. — Ты бросил сестру в беде и разрушил нашу жизнь. Это единственный ответ, который ты тут получишь.

Вот отец и высказал то, к чему Макс так долго готовился. Унгемах-старший не мог и не хотел его простить. Умение прощать было ему не дано. Кроме того, отец не задумывался о том, кто в действительности был виноват в сложившейся ситуации. Макс твердо решил объясниться с отцом раз и навсегда. Сжав зубы, он с трудом сглотнул и кивнул.

— Да, ты прав, мне нельзя было тогда идти играть в футбол. А вам двоим нельзя было пить. У вас нет права сваливать всю вину за происшедшее на меня. Мы все трое виноваты в том, что Сина погибла, но вы-то были взрослыми, и потому ваша вина тяжелее вдвое! — Макс повысил голос, все еще пытаясь сдержать гнев.

— Значит, ты пришел сюда после всех этих лет не для того, чтобы попросить прощения. — Отец задумчиво смерил его взглядом.

— Прощения?! — Макс хрипло расхохотался. — Мне не за что просить у вас прощения. Если кто и должен покаяться, так это ты. В первую очередь ты! — Парень покачал головой. — Кстати, а тебе известно, что некоторые до сих пор подозревают в убийстве Сины тебя?

Отец обомлел, в его взгляде ярость сменилась печалью и стыдом.

— Уходи, — холодно произнес он.

И вдруг Максу стало жаль отца. Он сожалел о том, что рассказал старику об этих чудовищных подозрениях.

Если бы отец начал орать, возмущаться, оправдываться… все было бы иначе. А это тихое отчаяние травило Максу душу.

— Извини, — потупившись, сказал он.

Никакой реакции. Старик молча стоял у окна.

— Послушай, я…

— Убирайся вон, пока я не вышел из себя, — перебил его отец.

Встав, Макс прошел к двери и оглянулся.

— Знаешь что, отец? Твоя злость ослепила тебя… Даже Сина видела больше, чем ты сейчас. Но разбираться с этим тебе придется самому.

С этими словами он вышел из дома, оставив отца за спиной.

До ворот парень еще сумел добраться спокойно, но, едва закрыв за собой калитку, бросился бежать.

Он мчался по пыльному гравию тропинки, когда из-за спины до него донесся срывающийся голос:

— Да пошел ты!

Макс побежал еще быстрее.

Глава 51

Франциска звонила, стучала в дверь магазина, даже пинала ее ногой. Она видела свет где-то в дальних помещениях дома и не собиралась уходить отсюда.

И вдруг в зале лавки кто-то появился, вынырнув из полумрака, как «Летучий Голландец» из тумана.

Какой-то мужчина подошел к двери, поднял голову и отшатнулся. Франциске показалось, что он ждал кого-то другого. Она подняла руку, чтобы показать незнакомцу, что заметила его. Только после этого он нерешительно потянулся к ручке двери и распахнул ее.

— Я забыл вывесить табличку на дверь. К сожалению, сегодня мы закрыты. Видите ли, мне нездоровится… — Мужчина смотрел не на Франциску, а на пол.

Готтлоб, не раздумывая, вытащила из сумочки удостоверение и сунула его мужчине под нос.

— Франциска Готтлоб, полиция Ганновера. Вы Эдуард Саутер?

Он жадно впился взглядом в удостоверение. Один глаз у него подергивался.

— Да, я Эдуард Саутер. Чем могу вам помочь?

— Если вы не против, мне хотелось бы задать вам пару вопросов, господин Саутер.

— Пару вопросов… Не знаю… Я, признаться, тороплюсь. О чем идет речь?

— Это не займет много времени. — Франциска мягко улыбнулась.

— Ну что ж… Хорошо… Заходите, пожалуйста. — Он пропустил комиссара в магазин.

Протиснувшись мимо этого высокого худощавого бородача, Готтлоб спрятала удостоверение.

Первым, на что она обратила внимание в лавке, был запах. Конечно, в любом зоомагазине должно довольно странно пахнуть. Франциска помнила, как когда-то впервые зашла в подобное место. Тогда они с отцом покупали хомячка. Вообще, в жизни Франциски сменилось шесть хомяков: животные погибали быстро. В тот раз в зоомагазине пахло достаточно приятно — кормом, животными, свежим сеном, теплой влагой аквариумов. От такого запаха у любого малыша загорались глаза.

Но тут пахло иначе.

В воздухе угадывался запах предыдущих поколений Саутеров. Старый, едва уловимый, душный запах. Он перемешивался с ароматами корма, оставаясь где-то на втором плане.

Животных в лавке почти не было, зато у левой стены продолговатой комнаты стояли три едва освещенных аквариума с несколькими рыбками.

С порога Франциска ничего не могла разглядеть в полумраке. Она повернулась к Саутеру, который закрыл дверь и сейчас, судя по всему, раздумывал над тем, запирать ее на замок или нет.

И вдруг у Готтлоб появилось какое-то странное ощущение в животе, словно шестое чувство пыталось предупредить ее о чем-то. Девушка присмотрелась к Саутеру внимательнее. Одежда Эдуарда была покрыта пылью, руки чем-то выпачканы. Он стоял, слегка наклонившись вперед и ссутулясь, глаза поблескивали за толстыми стеклами очков.

Он словно намеренно поворачивался к ней так, будто прятал что-то на левой стороне лица. Кроме того, Эдуард все время оставался в тени. Что-то с ним было не так.

— К сожалению, мне нечем вас угостить, госпожа…

— Готтлоб. Франциска Готтлоб. Ничего страшного, господин Саутер, я не стану отвлекать вас от работы. Я вижу, что вы сейчас заняты.

— Почему вы так полагаете? — рассеянно, будто думая о чем-то своем, спросил он.

Франциска молча указала на его правое плечо. К свитеру пристало несколько соломинок.

— Ах, это… Да, я… Мне нужно было срочно убрать в лавке. Но это может подождать пару минут.

Франциска пыталась поймать его взгляд, но тщетно. Саутер стоял к ней боком, отчаянно пытаясь спрятать левую сторону лица. Это было настолько очевидно, что даже немного рассмешило комиссара.

— Господин Саутер! — Франциска прошла глубже в лавку. — Вы иногда чистите аквариум в интернате Святой Елены, не так ли?

— Да, верно. У них большой и очень красивый аквариум. Рано или поздно владельцам надоедает возиться с такими, потому что они быстро загрязняются. Все дело в воде, понимаете? Высокое содержание…

— Я пришла сюда не из-за аквариума, — Франциска прервала поток его речи, проходя мимо полок с товарами.

При этом она старалась не спускать с Саутера глаз. Он следовал за ней, все время оставаясь в тени.

— Вероятно, вы слышали о том, что из интерната была похищена маленькая девочка.

— Похищена? — удивился Саутер. — Этого я не знал. Я думал, она сама сбежала.

— Девочка была слепой, потому мы считаем, что у нее не было возможностей для побега. Полиция разрабатывает версию похищения. Вы были знакомы с этой девочкой, господин Саутер?

— Я?! Нет… Насколько мне известно. Когда я занимаюсь в интернате аквариумом, ко мне подходят многие дети, но я не запоминаю их имена. Возможно, я действительно встречался с этой девочкой. Вполне возможно. Я чищу там аквариум уже пару лет, приезжаю два раза в месяц. Вот вчера, например, ездил.

Франциска заметила, что он остановился возле полок. Может быть, он не хочет, чтобы она прошла дальше? Там есть что-то, чего ей нельзя видеть? И почему он не показывает ей своего лица? Что-то тут не так!

— Вы поранились? — напрямик спросила Готтлоб.

— Что, простите?

Франциска постучала пальцем по своей левой щеке.

— Вы поранили лицо?

От ужаса глаза Эдуарда расширились. Он попятился, зажимая лицо ладонью, но уже в следующую секунду заметил собственную ошибку и опустил руку как ни в чем не бывало.

— Ничего, всего лишь царапина. Работал на складе. Знаете, неловко повернулся…

Он использовал короткие, рубленые предложения, пытаясь убедить Готтлоб в том, что на это не следует обращать внимания.

— Я могу осмотреть лавку? — Франциска не сводила с него глаз.

Если он действительно что-то прятал в магазине, то сейчас настал критический момент. Комиссар знала, что даже самые, казалось бы, безобидные преступники превращаются в настоящих зверей, если их загнать в угол.

— Зачем? — В его голосе зазвучали новые нотки. Угрожающие.

— Я люблю животных.

— Тут почти нет животных. Я уже давно не торгую здесь. Есть только пара рыбок да три декоративных кролика.

Готтлоб действительно заметила трех вислоухих кроликов, дремавших в проволочном загоне.

— Ясно. Где вы были в ночь с субботы на воскресенье, господин Саутер?

Он явно не был готов к этому вопросу. Франциска часто использовала этот метод: резко сменить тему и посмотреть на реакцию подозреваемого. Особенно эффективно это действовало на таких невротиков, как этот Саутер.

— Я? — В его голосе слышалась паника.

— Да, вы, господин Саутер. Вы ведь можете припомнить, где вы были. С тех пор прошло всего пару дней. — Франциска произнесла эти слова строго и требовательно, как учительница, которая начинает терять терпение от тупости ученика.

Саутер сделал еще один шаг назад. Он что, пытается увести ее подальше от полуоткрытой двери, за которой наверняка простирается склад, где он так выпачкался… чем бы он там ни занимался?

— Я… Я не знаю… Ночь с субботы на воскресенье, вы сказали?

— Вы пытаетесь уйти от ответа, господин Саутер?

— Нет, видит Бог, нет, я просто не понимаю, о чем вы спрашиваете. Что это значит? Сейчас у меня нет времени, мне нужно вернуться на склад. Приходите завтра, я буду свободен, — он говорил так быстро, что захлебывался словами.

Саутер занял оборонительную позицию, подумала Франциска. Значит, она добилась своей цели.

— Господин Саутер, думаю, вам лучше пройти со мной в участок. Выпьем по чашке кофе, поговорим, что скажете? Вы…

И вдруг он исчез!

Франциска удивленно прищурилась. Эдуард только что стоял в пяти метрах от нее и внезапно куда-то пропал! Ладно, в лавке было сумрачно, а он выбрал самое темное место, но не мог же он раствориться в воздухе!

Вытащив из-под куртки пистолет, Готтлоб сняла его с предохранителя.

— Господин Саутер, что вы себе позволяете?! — крикнула она.

Франциска чувствовала, что напряжена до предела. Ситуация приняла неприятный поворот. Растерявшись, комиссар не знала, что делать. Искать подозреваемого? Или выйти из этой темной лавки и вызвать подкрепление? Но на это понадобится время, и Саутер успеет скрыться. Бог его знает, что он выкинет. Франциска была уверена в том, что может раскрыть это дело здесь и сейчас. Скорее всего, он держит Сару здесь!

Что-то зашуршало справа.

Развернувшись, Готтлоб прицелилась в то место, откуда исходил звук.

— Господин Саутер, я вооружена и сейчас целюсь в вас из пистолета. Выходите с поднятыми руками, прежде чем что-то успеет случиться.

Сердце глухо стучало в груди, пульс зашкаливал. Пот ручьями стекал по ее телу, капал со лба. И почему, черт побери, в этой лавке так жарко?

— Господин Саутер, в последний раз вас предупреждаю. Выходите.

Никакой реакции.

Ладно, он не мог уйти далеко. Наверное, просто пригнулся и сейчас сидит где-то за стеллажами. Франциска попятилась, выставив вперед пистолет. Дойдя до конца стеллажей, она быстро метнулась в сторону и прицелилась в следующий проход, где, как она предполагала, спрятался Саутер.

Но его там не было!

Проклятье! Лавка была не настолько большой. Куда же он мог скрыться? Может быть, тут есть черный ход? Наверняка есть, как-то же завозят товары в лавку.

Но дверь нигде не хлопала.

Франциска начала красться вперед. Стеллажи были настолько высокими, что она не могла заглянуть за них. На полках валялся всякий хлам. Только сейчас она заметила, что они покрыты толстым слоем пыли. Этот магазин напоминал могилу, в которой Эдуарда Саутера похоронили заживо. И как он может прожить на доход от такой лавки? Сюда же ни один клиент не зайдет.

В конце прохода Готтлоб остановилась. Нужно было решить, идти направо или налево. Или же пробежать пару шагов до выхода. Там можно будет вызвать подкрепление. Внутри магазина комиссар не решалась достать из сумочки мобильный. Так она отвлечется и станет легкой добычей для преступника.

Не успев остановиться, Франциска услышала сзади какой-то звук и обернулась.

Звук доносился из глубин лавки, оттуда, куда Саутер не хотел пропускать ее.

Как он сумел так быстро проскочить мимо нее? Но сейчас это неважно. Если она хочет найти Сару живой, ни в коем случае нельзя позволять Саутеру уйти!

Сжимая в руках пистолет, Франциска побежала по проходу обратно, мимо толстых довольных кроликов, мимо поддонов с кормом, мимо прилавка, на котором громоздилась куча клеток для птиц.

Можно было пройти направо, в узкий темный коридор, заканчивавшийся закрытой дверью, или же свернуть налево, в соседнюю комнату, где у стены на специальных крепежах висело множество разных удочек.

Еще там стояли полки, забитые снаряжением для рыбной ловли. Пол, покрытый полосатым линолеумом, был устелен потертыми коврами. В комнате виднелась дверь. Франциска вспомнила, что раньше она была полуоткрыта. Дверь на склад!

Готтлоб больше не сомневалась. Пробежав по комнате с удочками, — Саутеру здесь негде было спрятаться, — она направилась к двери, целясь в ту сторону из пистолета. Толстые ковры приглушали ее шаги. Вот почему она ничего не слышала! Франциска настолько сосредоточилась на двери, за которой, как она полагала, скрывался Саутер, что не успела отреагировать, когда пол под ней провалился. Готтлоб полетела куда-то вниз.

Глава 52

Послышался грохот и короткий вскрик, затем воцарилась тишина. Спрятавшись за дверью склада, он затаил дыхание и прислушался. Из дыры в полу доносятся какие-то звуки? Нет. Все тихо.

Приоткрыв дверь, Эдуард осторожно выглянул наружу. Старый ковер провалился в прямоугольную дыру. Вместе с комиссаром. Вот только на месте этой Готтлоб должна была оказаться его мать. Для нее он разработал этот план. Это мать должна была сейчас лежать в подвале. Тогда его оставили бы в покое, навсегда! И больше не пришлось бы мучиться от ее взгляда!

Саутер попытался успокоиться. Ситуация резко изменилась, но он справится с этим. Он достаточно умен — план с ловушкой это доказывал. На самом деле все было очень просто. Тяжелую деревянную крышку можно было поднять за металлическое кольцо. Если она была опущена, то полностью прилегала к полу. В таком положении ее удерживали металлические скобы. Он снял их, выкрутил из них гайки электрической отверткой, так что теперь крышка открывалась в сторону подвала.

Потом он зафиксировал крышку люка на уровне пола, используя деревянные клинья.

Крышка оставалась на месте, пока никто на нее не наступал. Под старым ковром заметить ее было почти невозможно.

Все просто и в то же время гениально!

Не хватало только одного.

К счастью, она не кричала.

В противном случае Эдуард, наверное, не отважился бы подойти к проему в полу. Осторожно высунувшись из-за двери, он тихонько подобрался к дыре. Опустившись на колени, Саутер посмотрел вниз. Дед построил этот погреб вскоре после войны, помня о бомбежках. Соответственно, помещение напоминало бомбоубежище, большое и глубокое. Лестница, ведущая туда, насчитывала пятнадцать ступеней, а бетонный пол находился на глубине трех метров под землей.

Комиссар лежала у подножия лестницы, одна нога на ступеньке, вторая, неестественно вывернувшись, под телом. Руки были разбросаны в стороны, голова повернута налево, и из-под нее, кажется, текла кровь. Женщина не двигалась.

Но отсюда Эдуард не мог определить, жива она или нет.

Включив фонарик, который прихватил со склада, Саутер посветил вниз, прямо Готтлоб в лицо. Никакой реакции. Потом он осмотрел пол вокруг нее. Где же ее сумочка?

Вот она!

Эдуард увидел сумочку в метре от лестницы. Нужно было спускаться вниз, тут уж ничего не поделаешь. Нельзя было просто оставить ее там и закрыть крышку. У комиссара наверняка были при себе оружие и мобильный, так что она могла привлечь к себе чье-нибудь внимание.

Собравшись с духом, Эдуард двинулся вниз, скрипя дубовыми ступеньками. Он все время останавливался. Саутеру казалось, что в проеме наверху вот-вот появится лицо отца. Отца, готового закрыть крышку.

«Останешься тут, пока не поймешь, что ты натворил…» Эдуард отчетливо слышал эти слова в своей голове, где до сих пор не затихли шорохи множества крошечных лапок.

Наконец он добрался до нижней ступеньки и остановился рядом с ногой Франциски. На комиссаре были джинсы и не слишком женственные кроссовки.

Перепрыгнув через ее тело, Эдуард попятился. Ему нечего было бояться: девушка не шевелилась. «Но осторожность не повредит», — подумалось ему. Взяв ее сумочку, Саутер расстегнул змейку и посветил внутрь. Мобильный он заметил сразу. А вот оружия не было. Эдуард порылся в сумке. Ничего. О нет! Она же держала пистолет в руке, даже предупреждала его о том, что целится!

Вытащив мобильный, он отбросил сумку в сторону и стал лихорадочно обыскивать пол вокруг тела. Пистолета нигде не было.

Эдуарду не хотелось приближаться к этой женщине, но ему пришлось это сделать. Склонившись над ней, он прощупал карманы тонкой болотного цвета куртки. На левом боку имелась кобура, но пистолета там не было: Готтлоб не вернула его на место.

Так где же оружие?

Эдуард еще раз осветил пол, осмотрел каждый квадратный сантиметр, но пистолета так и не нашел. Может быть, он под ней? Или под ковром? Придется ее двигать! Сама мысль об этом вызывала в нем отвращение.

Вдруг девушка застонала, шевельнув правой рукой. Испугавшись, Саутер отпрянул и, споткнувшись, упал. И тут же поспешно отодвинулся от комиссара подальше. Эта дамочка явно жива и вот-вот очнется от обморока. Нужно выбираться отсюда! Плевать на пистолет. Все равно тут, внизу, он ей не поможет. Главное, телефона у нее больше нет.

Прежде чем выбраться из подвала, Саутер выполнил второй пункт своего плана — открыл дверцу деревянной клетки, которую поставил сюда, готовясь к приходу матери.

Оказавшись наверху, он вытащил из-за стеллажей отвертку и крепежи, однако так и не решился еще раз спуститься в погреб, чтобы поставить все на место.

Но Саутер всегда хорошо управлялся с ремонтными работами и потому быстро придумал другой выход. Подняв крышку, Эдуард, удерживая ее своим телом, прикрутил четырьмя гайками скобы к ее верхней стороне. Те выступали на десять сантиметров вверх. Опустив крышку люка, он еще двумя гайками прикрутил скобы к полу, надежно запечатав погреб. Теперь этой дамочке оттуда не выбраться. Но, к сожалению, скобы были заметны, и даже ковром их не спрячешь.

Саутер оглянулся. Его взгляд наткнулся на стеллаж с просроченным кормом для собак.

Вытащив тяжелые мешки с кормом, Эдуард передвинул стеллаж на крышку люка и опять сложил их на полки. Но и эта конструкция показалось ему недостаточно тяжелой, поэтому он принес из соседней комнаты все массивные пакеты, какие только смог найти. В конце концов на полках разместилось около двадцати мешков с кормом. Все вместе весило не меньше четырех центнеров. Вот теперь ей точно не выбраться оттуда! И даже если у нее появится возможность выстрелить, мешки приглушат шум. Идеально!

Правда, забитый кормом стеллаж, возвышавшийся в центре комнаты, смотрелся немного странно, но кто станет обращать на это внимание? Все равно в лавку никто не заходит.

Запыхавшись, Саутер облокотился на прилавок. Жаль, что сейчас нельзя полюбоваться, как его питомцы охотятся!

Глава 53

Макс стоял у поручней небольшого моста, переброшенного через речушку. Здесь было неглубоко — вода едва доходила до колен, и можно было разглядеть мельчайшие детали песчаного дна. Быстрое течение теребило водоросли, так что те развевались в воде, словно волосы на ветру. Максу вспомнились те сутки, которые он провел тут в поисках Сины. Тогда он часами бегал по берегу ручья с панической мыслью о том, что вот-вот увидит ее тело в воде, лицом вниз. Пару раз он даже обманывался видом водорослей — ему казалось, он видит длинные косы Сины, растрепавшиеся на волнах. Тогда он вбегал в речку, чтобы проверить свои подозрения. Сейчас же его охватило странное оцепенение. Или то был стыд? Макс опять сбежал от своего отца. А ведь он уже не ребенок! Унгемах тревожился из-за своего поведения. В конце концов, он повел себя точно так же, как и отец. Та же ярость, та же гордыня. Эти десять лет, новый опыт и нажитый здравый смысл ничего не изменили. Нельзя было винить отца! Возможно, скрываясь под личиной равнодушия, тот страдал так же, как и он сам. Разве Макс сам не носил эту маску столько лет?

Макс испытывал стыд из-за того, что оказался настолько похожим на отца. Он в ярости заколотил кулаками по железным поручням моста. Лишь разбив костяшки в кровь, Макс обрел способность ясно мыслить. Отец не имел никакого отношения к исчезновению Сины. Его реакция на обвинение и выражение его глаз были для Макса достаточно весомым доказательством. Будучи подростком, он не верил в вину отца и не задумывался об этом все эти годы, но разговор с Франциской пробудил в его душе подозрения. Что ж, они оказались беспочвенны. Отец не был способен на такое. Детлеф Кюль тоже не мог похитить Сину. Так кто же это сделал? Вилкенс? Саутер?

Макс хорошо помнил драку с Йенсом Саутером на берегу ручья. Ощущение победы тогда опьянило его, словно молодое вино. А вот старого Саутера и его гостиницу Макс почти не помнил. Но когда ярость и стыд улеглись, перед внутренним взором Унгемаха неожиданно ясно предстала картина, увиденная им вчера. На перекрестке в Хестерфельде они чуть не столкнулись с грузовиком. А на грузовике… была надпись! «Саутер и сыновья. Зоомагазин». Имя Саутера встречалось ему уже не в первый раз, да и Франциска заинтересовалась надписью на грузовике. И рыбаками, любившими посидеть на берегу ручья.

Макс посмотрел на тропинку, ведущую к пляжу. Неужели все так просто? Кто-то из соседей пришел порыбачить на берег в тот самый день, когда они отдыхали тут с Синой. И этот человек был во всем виноват. Кто-то из Саутеров? Это не мог быть Йенс — не подходил по возрасту, но у Саутеров была большая семья. Макс посмотрел на лес, и его руки до хруста в костяшках сжали поручни моста. Тогда, возвращаясь с футбола, он заметил в лесу неподалеку от берега какое-то движение. Движение в лесу, куда с этой стороны не вела ни одна дорога. Что же находилось в том направлении?

Поля, луга…

Пеннигсаль.

Гостиница.

Глава 54

Доехав до дома своих родителей на улице Лигницер, он увидел старенький «мерседес» на дорожке перед гаражом. Эдуард приехал сюда на «пассате», машине, о которой ничего не знали его родители. Осторожно проехав вдоль сада, окружавшего дом, он заметил за боковым стеклом «мерседеса» голову отца. Зеленая дверь черного входа была открыта. Матери тут не было. Наверное, она еще в доме, забежала в туалет на дорожку. С некоторых пор у нее начались проблемы с мочевым пузырем, поэтому ей приходилось постоянно мочиться.

Судьба была не очень-то благосклонна к нему в последние дни, но теперь удача вновь улыбнулась Эдуарду. Случайный улов — рыжеволосая девушка оказалась легкой добычей. А теперь он приехал сюда вовремя, еще до того, как родители уехали. Саутер прекрасно понимал, куда хочет съездить мать. Она с радостью брала на себя все хлопоты, — необходимо было одеть отца и усадить его в машину, — только чтобы проконтролировать сына, помучить его, попить его кровушки. Эдуард осмелился не подойти к телефону, не открыл дверь той толстухе (наверняка это мать прислала ее к нему в магазин), а та тут же позвонила матери и пожаловалась на него, сказав, что лавка закрыта. Шпионы матери шныряли повсюду! Саутер никогда не сможет наслаждаться собственной жизнью, если не очистит карточный стол и не разложит этот пасьянс смерти. И он должен сделать это сегодня! Сегодня, а не когда-нибудь потом!

Эдуард припарковал «пассат» у въезда на кладбище. Оттуда нужно было пройти всего пару шагов — и Саутер оказался у бунгало своих родителей. Мать построила этот дом, когда Эдуард унаследовал лавку. Уже тогда она заказала в дом все удобства для инвалидов, словно понимала, что отец рано или поздно окажется в коляске. Большая часть сбережений, накопленных за долгие годы работы в магазине, ушла на этот чудный домик, так что Саутеру пришлось взять ипотеку якобы на поддержку лавки, чтобы на самом деле иметь возможность отдаваться своей страсти. Ни цента из этого кредита он не потратил на магазин.

Тогда он еще не понимал, как это скажется на бизнесе, не понимал, что однажды невыплаты по ипотеке обернутся крахом лавки. Но вот уже месяц банк не давал ему проходу. Тот молокосос из кредитного отдела даже требовал, чтобы Эдуард продал участок, доставшийся ему в наследство! Этот идиот не знал, о чем говорил!

По дороге к гаражу Эдуард еще раз убедился в том, что никто за ним не следит. День только подбирался к полудню, и на кладбище не было людей. Удостоверившись в том, что на улице нет ни машин, ни пешеходов, Саутер свернул ко входу в гараж и целеустремленно направился к «мерседесу». Усевшись на переднее сиденье, он вставил ключ в замок зажигания. Как Эдуард и предполагал, мать оставила ключ в машине. Заперев дверь, он завел мотор.

— Привет, отец! — Он покосился на старика.

Непохоже было, что Саутер-старший понимает хоть что-то из происходящего вокруг. Выпрямившись, он остекленелым взглядом всматривался в какой-то иной, неведомый Эдуарду мир. С губ капала слюна, от старика несло мочой.

Эдуард завел машину в гараж. Особой необходимости в этом не было, но он решил перестраховаться и подогнал «мерседес» вплотную к стене, чтобы отец не смог распахнуть дверцу. Затем он открыл все окна и вышел из машины, оставив мотор включенным. Нажав на красную кнопку, Эдуард покинул гараж и немного полюбовался тем, как электрические ворота превращают это узкое помещение без окон в смертоносную ловушку.

Насладившись осознанием собственной победы, он повернулся к открытой входной двери. Уже на пороге Эдуард еще раз оглянулся.

На улице никого не было.

Он вошел в дом и прикрыл за собой дверь.

В коридоре, как всегда, было холодно и темно. В такие моменты Саутеру всегда казалось, что он входит в гробницу. На цыпочках подкравшись к кухне, он заглянул внутрь.

Сумочка матери стояла на столе, рядом валялась связка ключей от дома. Сегодня мать поплатится за свою навязчивую идею держать ключ от автомобиля отдельно от всех остальных, чтобы лишние не оставляли царапин на дверце.

Эдуард прислушался. В доме было тихо. Наверное, мать опять в туалете. Он планировал застать ее в ванной, но представившаяся сейчас возможность была намного привлекательнее.

Да, она была просто идеальна.

Он положил ключи обратно в ридикюль, спрятав их под теми мелочами, которыми обычно забита женская сумочка. А таких вещиц у матери было много.

Затем Эдуард потянулся к внутреннему карману куртки и вытащил узкую металлическую коробочку, наподобие спичечного коробка. Чтобы она не открылась случайно, Эдуард перетянул ее резинкой. Он поднял коробку над распахнутой сумочкой и, сняв резинку, осторожно надавил большим пальцем на торец. Было достаточно приоткрыть ее сантиметра на три: самцы, — а они всегда были более агрессивны, — не превышали двух с половиной сантиметров в длину. Как только образовался проем, наружу тут же высунулись черные лапки. Сиднейский воронковый паук, atrax robustus, ничего не боялся. А если такого паука разозлить… Что ж, путешествие в металлической коробке явно не улучшило настроения его питомца. Готовя ловушку в подвале, Эдуард оставил себе двух воронковых пауков, и теперь они пригодились. Он осторожно стряхнул красавчиков в сумку матери. Убедившись в том, что пауки внутри, он осторожно, едва касаясь ридикюля пальцами, застегнул змейку.

Рядом с кухней находилась небольшая кладовка. Мать хранила там продукты, моющие средства и всякий хлам. Кладовка представляла собой набитую доверху маленькую комнатку, но если запихнуть большую упаковку подгузников под нижнюю полку, то там как раз можно поместиться. Эдуард прикрыл дверь так, чтобы оттуда ему было видно кухонный стол с сумочкой.

Через три-четыре минуты послышался шум слива, и мать вышла на кухню. На ней были черные лодочки, серая юбка до колен и фиолетовая блузка с подходящим по цвету шейным платком. Конечно, она оделась шикарно. Считая себя дамой из высшего общества, мать никогда не выходила из дома, не нарядившись.

Она подошла к столу.

Но что это?

В правой руке мать сжимала белый носовой платок, время от времени промакивая им глаза. Осторожно, чтобы не размазать тушь, она утирала слезы.

Мать плакала.

Она плакала! Эдуард никогда не видел, чтобы мать плакала, даже не помнил, при каких обстоятельствах такое могло произойти раньше. Он был уверен, что мать никогда не плачет, как бы ни обходилась с ней судьба.

Она всегда притворялась такой сильной, такой несгибаемой. И никто никогда не сомневался в том, что госпожа Саутер справится с постигшим ее несчастьем, когда заболел ее муж.

Она справлялась со всеми проблемами в своей жизни.

Но сейчас ее тело сотрясалось от рыданий. Мать потянулась к сумке и вдруг замерла. Эдуард затаил дыхание. Его бросило в жар, поры сочились потом. Ему пришло в голову, что мать подумает, будто оставила ключи во входной двери. А вдруг она пойдет посмотреть? Тогда весь его хитроумный план полетит к чертям.

О нет!

Мать вышла из кухни.

Что делать? Что делать?! Эдуард видел, как его ловушка рушится. Он допустил ошибку и поплатится за это. Ну почему он не выпустил своих любимцев в ванную? Тогда все бы уже закончилось.

Но мать вернулась.

От страха Эдуард чуть не вскрикнул, но в последний момент успел зажать рот рукой.

Взяв со стола сумочку, мать расстегнула змейку и энергично сунула руку внутрь. Глядя прямо перед собой, она принялась рыться там, а Эдуарду показалось, что сквозь плотную черную кожу он видит, как двигаются ее руки, приводя пауков в бешенство, так что они становятся на задние лапки и угрожающе шевелят жвалами.

И вдруг мать, вздрогнув, вскрикнула и отшатнулась назад. В узкую щель двери Эдуард внимательно наблюдал за происходящим.

Обычно воронковый паук во время нападения хватал свою жертву и кусал ее несколько раз подряд, чтобы ввести как можно больше яда. Вот и теперь самец впился в нежную кожу между большим и указательным пальцем и повис на руке матери, раз за разом кусая ее. «Этих пауков еще называют лейкопаутинными», — почему-то подумалось Эдуарду. У них такой же мощный и болезненный укус, как у змеи.

Прошло две секунды, прежде чем мать поняла, что с ней произошло.

Женщина завопила, и дело было не только в боли, но и в том, что паук продолжал вгрызаться ей в руку. Тем не менее госпоже Саутер удалось сохранить здравомыслие. Подбежав к мойке, она смыла паука холодной водой. Из-за двери кладовой Эдуарду было видно, как мать покачнулась, держась за запястье. Она громко застонала, и ее лицо исказил ужас.

Отпрянув в сторону, мать попыталась ухватиться за край стола, но тщетно. Споткнувшись, она упала, уронив стул.

Эдуард знал, что яд воронкового паука — нервно-паралитический, так что примерно мог представить себе, как сейчас чувствует себя мать. Так, словно у нее нет мышц. Госпожа Саутер растянулась на линолеуме, ее юбка задралась, и Эдуард увидел чулки и большие белые панталоны из хлопка.

Каким-то образом ей хватило сил на то, чтобы обхватить левой рукой правую и поднести ее к глазам… Нет, не к глазам! Ко рту! Только сейчас Эдуард понял, что мать пытается сделать. Даже умирая, она действовала по правилам. Мать хотела высосать яд из раны. Это все равно бы не сработало, да она и не успела это сделать. Руки разметались по полу, мать вновь застонала.

В этот момент Эдуард покинул свое укрытие.

Обойдя стол, он взял с крючка у двери полотенце и набросил его на пытающегося выбраться из мойки паука, а потом уложил своего питомца в сумочку матери. Застегнув змейку, Саутер встал так, чтобы мать могла его увидеть. Яд действовал медленно, так что она действительно могла разглядеть сына. Узреть его таким, каким он был на самом деле.

Эдуард смотрел ей в глаза и видел там понимание. А еще страх. И горькое разочарование.

А потом яд, распространяясь по кровеносной системе, подействовал, как и полагалось.

Мать залихорадило, дрожь становилась все сильнее. Ноги забились об пол, туфли разлетелись в разные стороны, руки заметались туда-сюда.

Так действовал этот яд.

Отравленный больше не мог управлять своими мышцами, и в какой-то момент наступала смерть от удушья.

Нервно-паралитический яд воронкового паука мог убить ребенка, старика или просто слабого человека в течение пятнадцати минут.

В случае со здоровым человеком смерть наступала примерно через час, но бывали случаи, когда жертва мучилась до шести дней.

Матери Эдуарда не пришлось выносить эти чудовищные страдания в течение нескольких дней. Она была уже стара, к тому же паук довольно долго провисел на ее руке, успев ввести в тело много яда.

Ее агония длилась минут десять.

Эдуард отвернулся: он не хотел наблюдать за тем, как мать бьется в судорогах. Когда на кухне все затихло, он забрал сумочку со своими смертоносными питомцами и покинул дом родителей так же, как и пришел.

В гараже мерно урчал мотор старенького «мерседеса».

— Дыши глубже, отец, — прошептал Эдуард.

Он чувствовал, что наконец решил все свои проблемы, и это ощущение было восхитительным. Настолько восхитительным, что Саутер позабыл о мерах предосторожности, шагая в ярких лучах солнца по дорожке к воротам.

Глава 55

Макс не помнил, где находится эта гостиница с кегельбаном. Некоторое время поколесив по Пеннигсалю, он развернулся на парковке у пожарной станции и поехал в противоположную сторону.

В двухстах метрах от таблички на въезде в селение налево уходила узкая дорога. Включив поворотные огни, Унгемах наудачу поехал по этой дорожке. Оставив позади четыре дома, он проехал еще километра два по полям и свернул направо у трансформаторной будки из красного кирпича.

Дальше дорога становилась хуже. По обочине тянулись кусты ежевики, которые давно уже никто не подрезал, и их ветви свисали над асфальтом, царапая бока БМВ.

Так Макс проехал еще с километр. Впереди замаячил лес, куда и уходила дорога.

Унгемах уже решил, что окончательно заблудился, когда слева из-за деревьев вынырнуло какое-то здание. Оно высилось прямо на обочине дороги: большой дом из красного кирпича с широкими воротами. Рядом с ним виднелась плоская пристройка метров тридцать в длину — скорее всего, именно там находился кегельбан. Слева находилась большая парковка, справа он заметил узкую гравиевую дорожку. От здания к лесу простирался луг.

Над воротами еще висела старая выцветшая табличка: «Гостиница Саутера. Кегельбан».

Вероятно, раньше это здание смотрелось весьма презентабельно. Учитывая его размеры, можно было предположить, что внутри располагались большие комнаты, оборудованные для развлечения постояльцев. Но теперь оно было лишь реликтом давно ушедшей эпохи, напоминанием о старых добрых временах.

Огромная парковка поросла сорняками, кое-где трава, пробиваясь между булыжниками, достигала полуметра в высоту. Тут даже выросли две тоненькие хилые березки.

Над кирпичами время было не властно, а вот деревянный каркас фронтона серьезно пострадал: краска облупилась, дерево прогнило, трещины на нем зияли, словно беззубые рты чудовищ. Два широких окна слева и справа от входа были заколочены досками. Наверху виднелось еще два маленьких окошка, закрытых ставнями.

Кроме пары подростков из деревни, развлекавшихся разбиванием стекол, тут уже давно никто не появлялся.

Макс был немного разочарован. И все же он припарковал свой БМВ перед входом и вышел наружу.

Вокруг было тихо.

На самом деле до Пеннигсаля было рукой подать, но Унгемаху казалось, что он оказался на краю света. Из-за ежевики Макс уже не мог разглядеть крыши деревни. Ему стало грустно и одиноко.

Боксер направился к входной двери. Краска облупилась, дерево потрескалось, как и на фронтоне, но дверь казалась достаточно прочной. Макс надавил на нее, но она не сдвинулась ни на сантиметр. Рядом виднелась кнопка на круглом латунном диске. Унгемах вжал кнопку в диск, но ничего не услышал. Стоя во дворе заброшенной гостиницы, Макс подумал, что она может служить отличным укрытием. Если бы он сам похитил ребенка и не убил бы его сразу, собираясь поразвлечься, то наверняка выбрал бы такое спокойное место. На него трудно наткнуться случайно, и оно расположено довольно далеко от деревни. Сюда никто не ходит, и, кроме пары крестьян из Пеннигсаля, по этой дороге никто не ездит.

Макс прошелся по парковке, направляясь к пристройке. Длинная крыша покосилась и в двух местах даже могла обрушиться. Вдоль строения тянулся ряд небольших окон, но все они были заколочены. Вероятно, стекла в окнах разбились, и их просто заколотили досками, чтобы защитить помещение от дождя. И нежданных гостей.

Унгемах побрел вперед через заросли сорняков. К штанам липли листья. Парковку окружал невысокий забор. Доски криво висели на балках, многих не хватало, краска давно облезла. Вьющиеся растения оплели забор.

Не найдя ворот, Макс просто перелез через доски и очутился в саду. Впереди он заметил вымощенную бетонными плитами дорожку. Плиты лежали неровно, их края кое-где торчали вверх, так что приходилось идти очень осторожно, чтобы не споткнуться.

Наконец он добрался до кегельбана. Пристройка стояла перпендикулярно к дому, образовывая заднюю границу владений Саутеров. По сравнению с домом кегельбан был очень низким. На бетоне еще заметны были следы зеленой краски. Двери Макс не обнаружил. Скорее всего, в кегельбан можно войти только из дома.

Он остановился у торца пристройки. Как Унгемах и предполагал, тут земельный участок заканчивался. Между пристройкой и лесом виднелось поле, на котором уже много лет ничего не выращивали. Оно представляло собой настоящий образчик замкнутой биосистемы. В лучах солнца кружили насекомые, воздух полнился жужжанием, трава достигала человеческого роста, среди сорняков Макс заметил даже пару огромных подсолнухов. При его приближении с поля вспорхнула стайка птиц.

Вдоль здания тянулась узкая полоска земли, не заросшая травой. Макс прижался к стене, пробираясь вперед. Бетон разогрелся на солнце, так что Унгемах весь взмок, пока добрался до угла здания. К потному лбу прилипли мушки, а еще ему казалось, что какая-то живность заползла к нему в штанину и сейчас целеустремленно двигается наверх.

Нагнувшись, Макс осмотрелся, но ничего не обнаружил.

С противоположного бока кегельбана все-таки нашлась дверь. Стальная дверь на уровне полуметра от земли — со стороны поля начинался склон. Макс нажал на ручку, и та легко повернулась. Дверь была недавно покрашена в серый цвет, на ручке не было ржавчины. Кроме того, тут было заперто. Замок тоже был сравнительно новым — Макс узнал современную модель.

Учитывая общее состояние участка, это было странно.

Унгемах заколотил кулаком в дверь. Внутри звук отдавался глухим эхо.

Никакой реакции.

Макс пошел дальше и вскоре оказался на узкой, покрытой гравием площадке рядом с основным зданием. На площадке были заметны следы автомобильных шин: раскиданный гравий, примятая трава. Тут кто-то парковался! В углу между основным зданием и пристройкой под навесом громоздились какие-то ящики. Макс задумчиво смерил их взглядом. Нижние были старыми и грязными, но наверху лежало три относительно новых. Судя по наклейкам, их использовали для почтовых пересылок из Бразилии.

Унгемах не знал, что все это значит. В конце концов, кто угодно мог выбросить тут эти ящики.

Через некоторое время он наткнулся на еще одну дверь, тоже стальную и оснащенную современным замком. Макс покрутил ручку, но и тут было заперто.

Окна здесь, как и на другой стороне дома, были заколочены. На досках остались следы замысловатых хулиганских надписей, по которым можно было узнать, кого подростки в Пеннигсале считают самым тупым, кого — самой главной шлюхой и кто в кого влюблен. Судя по всему, надписи принадлежали одному автору. В такой дыре, как Пеннигсаль, вряд ли найдется много мальчишек, увлекающихся граффити.

Глядя на эти дурацкие надписи, Макс вдруг понял, откуда тут взялись следы автомобиля. Это местечко идеально подходило для того, чтобы привезти девушку на свидание, неизменно венчавшееся сексом на заднем сиденье машины. Такие места были в каждом селении. Все подростки о них знали, использовали по назначению и охраняли этот секрет от взрослых как зеницу ока.

Макс полностью обогнул здание. Его прогулка заняла пятнадцать минут, но он чувствовал себя измотанным. Грязным, липким и уставшим.

Нерешительно прислонившись к своей машине, Унгемах вздохнул. Ему по-прежнему казалось, что какая-то дрянь ползет по его ноге. Ох, не подхватить бы клеща в этих сорняковых джунглях, подумалось ему. Макс знал, насколько опасны клещи: один такой укус мог стоить карьеры. Он был знаком с молодым боксером, который два года назад после укуса клеща слег с правосторонним параличом и до сих пор не оправился до конца.

Унгемах присел на машину и разулся. Прислушавшись, он убедился в том, что вокруг никого нет, и снял штаны. Забравшись в трусах в БМВ, он внимательно осмотрел брюки и ноги, но не обнаружил ни клеща, ни какого-либо другого насекомого. Успокоившись, Макс оделся. Он как раз обувался, когда вдалеке послышалось урчание мотора.

Зашнуровав ботинки, он прошел к дороге. От леса по направлению к Пеннигсалю ехал трактор, одна из новейших моделей невероятной высоты, с огромными колесами.

Макс помахал рукой, прося водителя остановиться.

Чудовищного вида трактор остановился прямо перед Унгемахом. Тому пришлось запрокинуть голову, чтобы разглядеть водителя.

Это был юноша со светлыми волосами и приветливым загорелым лицом, одетый в майку и синие джинсы. Парень открыл дверцу, но с трактора не слез да и мотор выключать не стал, так что Максу пришлось перекрикивать грохот.

— Вы не подскажете, кому принадлежит этот участок? — Он ткнул пальцем в здание позади.

Водитель был не старше его самого. Протянув руку, парень выключил мотор, и грохот резко оборвался.

— Что, сам не помнишь уже, Макс?

На такой ответ Унгемах не рассчитывал и в первый момент даже не до конца разобрал слова, произнесенные водителем. Он уже хотел задать очередной вопрос, но вдруг запнулся и удивленно уставился на паренька.

— Что? — ошарашенно пробормотал Макс.

Водитель осторожно спустился по ступенькам вниз. Он был такого же роста, как и Унгемах, на руках поигрывали мышцы, но над ремнем джинсов уже нависал пивной животик.

— Ты меня не узнаешь?

Макс прищурился. И тут его озарило.

— Юрген! — изумленно воскликнул он.

— Ага, узнал все-таки. Не так уж я и состарился за эти десять лет. Я тебя сразу признал, правда, я совсем недавно видел тебя по телевизору.

Они пожали друг другу руки. Макс был поражен. Приехав в эту деревушку, он случайно столкнулся со своим лучшим другом школьных времен! Они не виделись уже десять лет.

Ухмыльнувшись, Юрген покачал головой.

— Макс Унгемах, чемпион Европы по боксу в тяжелом весе. До сих пор поверить не могу. Единственный человек родом из Хестерфельда, которому удалось сделать карьеру. Эх, старик, давненько же мы не виделись.

— Да, черт побери, давненько… — Макс кивнул.

Он не знал, что сказать. Десять лет назад он просто убежал отсюда, не попрощавшись с друзьями. Сжег за собой мосты. У Юргена были причины обижаться, но, видимо, старый приятель был искренне рад встрече.

— А что ты тут делаешь? — Юрген мотнул головой в сторону старой гостиницы. — Хочешь сюда вернуться? Поверить не могу…

— Я приехал сюда впервые за десять лет, и первым же человеком, которого я тут повстречал, оказался ты… — удивленно протянул Макс, уходя от ответа.

Юрген пожал плечами.

— Ну, я тут живу, так что удивительного в этом мало. У нас тут много пахотных земель! — Он ткнул пальцем в сторону леса. — Но это ты и так знаешь.

Макс кивнул. Он чувствовал себя огорошенным неожиданной встречей, и в то же время в глубине души мерзко шевельнулось чувство вины. Вины за разрушенную дружбу. Интересно, Юрген тогда очень переживал?

— Как ты тут поживаешь? — поинтересовался Унгемах.

— Отлично. Сейчас заправляю хутором отца. Ты же знаешь, я всегда хотел быть фермером. Построил новые помещения для откорма скота, так что доходы стали еще выше. Но это все чушь по сравнению с твоей карьерой. Старик, я видел твой матч в субботу вечером, смотрел по телевизору. Уж ты задал жару тому итальяшке! Класс!

Макс смущенно улыбнулся, чувствуя, как краснеют уши.

— Просто спорт. У меня вроде неплохо получается, — протянул он.

Юрген хлопнул его ладонью по спине, громко расхохотавшись. Судя по всему, он не держал на Макса зла.

— Да, неплохо. Но твой талант проявлял себя и раньше. Помню, какую взбучку ты задал Йенсу Саутеру, ну, тогда… у ручья.

— Ох, ты еще помнишь эти наши драки?

— Ну ясное дело! О таком тут не забывают… — Улыбка сползла с лица Юргена, парень помолчал. — Конечно, мы помним и историю с Синой. Расследование так и не продвинулось?

— Нет, никто ничего не знает… — Макс покачал головой.

Кивнув, Юрген поджал губы.

— Старик, я хотел тогда поговорить с тобой, поддержать, но меня не пустили. Мои старики, копы, а потом и твои родители… А затем ты куда-то пропал.

В словах старого друга Макс почувствовал виноватые нотки. Юргену было стыдно за то, что он не сумел помочь. Какие глубокие шрамы оставила в душах людей та история! И не только в душе Макса, как он всегда думал, но и в душах тех, кто не сбежал, а остался жить здесь.

— Тогда все так по-дурацки вышло, — пробормотал Унгемах. — Я даже не смог с тобой попрощаться.

Они немного постояли молча, но затем Юрген кивнул и вновь улыбнулся. Макс вспомнил, что в школьные годы ничто не могло расстроить приятеля надолго, такой уж у него был нрав. Юрген совершенно не выносил уныния.

— Но паре ударов ты научился у меня, — парень резко сменил тему.

Он принял защитную стойку и поднял руки.

— Да почти всем ударам! — ухмыльнулся Макс. Он был рад, что приятель не стал продолжать разговор о Сине.

— Ох, старик! Мы с тобой не виделись десять лет, и тут ты выскакиваешь, как черт из табакерки! Но что ты тут все-таки делаешь? Зачем тебе эта гостиница?

Макс пожал плечами.

— Я ищу домик в деревне, — солгал он.

— Круто! Если б ты поселился здесь, мы бы стали соседями. Но почему тут? Эта развалюха пустует уже довольно давно. Могу себе представить, какая там внутри царит разруха.

— Да, зато место хорошее. Я хотел бы осмотреть дом изнутри. Ты не знаешь, кому он сейчас принадлежит?

Пожав плечами, Юрген подошел поближе к гостинице.

— По-моему, он так и остался у Саутеров.

— Саутеров?

— Ну да. Я часто езжу мимо и пару раз видел тут автомобиль, так что кто-то все-таки приглядывает за гостиницей. Раз или два я видел здесь машину довольно поздно вечером. Понятия не имею, что тут можно делать ночью…

— Ты кого-то видел?

— Не-а. Но машина была с ганноверскими номерами, в этом я уверен. Так что это кто-то из города. Мой отец как-то говорил мне, что у Саутера была родня в Ганновере. Когда старик был еще жив, к нему часто приезжали родственники, и они всей семьей ходили на рыбалку или охоту. Саутер обожал охотиться, и у него было разрешение на рыбную ловлю на побережье от Либенбурга до Золингена. После его смерти мой папа и бургомистр выкупили его права и стали сами рыбачить там.

— Ага, — кивнул Макс. — А кто может рассказать мне о теперешнем владельце гостиницы?

Юрген ненадолго задумался.

— Я посоветовал бы тебе поговорить с бургомистром Винклером. Он точно в курсе дела. В такое время ты, скорее всего, найдешь его в управлении.

Они молча посмотрели на старую гостиницу, раскинувшуюся в ярких лучах солнца и всем своим видом источавшую уныние. Над полем, каркая, летали вороны.

Юрген еще раз хлопнул Макса своей лапищей по плечу.

— Ох, старик, я был бы так рад, если бы ты сюда переехал. Сходили бы с тобой на рыбалку. Если решишься купить себе тут домик, обещай, что зайдешь в гости. Ну а если даже не решишься, то все равно заходи.

Макс кивнул. Он знал, что никогда не поселится здесь, но не хотел разочаровывать старого приятеля. Юрген действительно радовался встрече, и Унгемаха это тронуло. Жаль, что он оказался тут по делу, о котором нельзя поговорить с Юргеном. Когда все утрясется, можно будет и вправду заехать к нему в гости.

— Обещаю. Если не выгорит с рыбалкой, так хоть пивка попьем.

— Вот здорово будет! Ух, я так рад! Я бы тебя и сейчас на пиво пригласил, вот только работы невпроворот…

— Мне тоже пора, нужно сегодня еще кое с кем повидаться… — махнул рукой Макс. — Я тут просто оглядеться хотел.

— Освежить воспоминания?

— Ага, что-то вроде.

Они пожали друг другу руки и попрощались. Юрген залез обратно в трактор, завел мотор и, помахав Максу на прощание рукой, уехал, взметая колесами пыль.

Унгемах задумчиво посмотрел ему вслед. Юрген еще пару раз оглянулся, словно не мог поверить в то, что повстречал старого приятеля. Макс прекрасно его понимал: он чувствовал себя так же.

Вскоре Унгемах выехал на улицу, покосившись на гостиницу, блеклую, унылую, заброшенную. Она производила гнетущее впечатление.

Медленно проезжая по дороге, он достал из бардачка мобильный. Пропущенный звонок от Франциски! Должно быть, она звонила, когда он зашел в дом к отцу, оставив телефон в машине. Макс тут же перезвонил.

Но Готтлоб не брала трубку.

Глава 56

Франциска пришла в себя. Она не сразу смогла понять, где находится. Магазин… темная лавка… Странное, бледное лицо Эдуарда Саутера, который старательно отворачивался.

Готтлоб попыталась вытянуть правую руку, но предплечье пронзила острая боль. Вскоре она охватила все тело, сердце забилось быстрее, на лбу выступил пот. Ожидая, пока боль немного утихнет, Франциска смогла собрать кусочки головоломки в своей голове, так что сложилась цельная картина происшедшего.

Она побежала за этим спятившим Саутером. И он заманил ее в ловушку. Что это за ловушка, Готтлоб еще не поняла, помнила только, что наступила на ковер и провалилась вместе с ним куда-то вниз, скорее всего, в подвал. Она провалилась в подвал, точно, иначе и быть не может. Наступила на незапертую крышку люка. Дурацкую крышку, которую Саутер подготовил заранее. И Франциска сглупила настолько, что позволила ему заманить себя в ловушку.

Но почему она до сих пор жива? Почему Саутер не убил ее, пока она была без сознания?

Боль отступила, и Франциска осторожно приподняла левую руку. Потянувшись к правой руке, девушка ощупала ее. Предплечье сильно воспалилось, очаг боли находился именно там. Скорее всего, закрытый перелом…

Сколько же она пролежала без сознания?

Франциска не могла определить, но решила, что это легко выяснить, если найти мобильный. Кроме того, так она сможет вызвать помощь.

Девушка провела кончиками пальцев по полу. Оказалось, что она лежит навзничь на ковре, ранее скрывавшем ловушку. Одна нога осталась на ступеньке, но в целом с ногами все было в порядке, так что Готтлоб могла двигаться. Опершись на нижнюю ступеньку, она отодвинулась назад, надеясь, что там будет стенка, к которой можно прислониться. Но стенки не было.

Игнорируя выступившие на глазах слезы, Франциска сжала зубы. Поплакать можно будет и потом, в другом месте и в другое время. Опустив сломанную руку на колени и наклонившись вперед, Готтлоб стала ощупывать пол в поисках сумочки, но ничего не нашла. Может быть, Саутер забрал ее?

Пауль рано или поздно заметит ее отсутствие. Слава Богу, она сказала напарнику, куда направляется! Однако у Франциски не было уверенности в том, что Адамек сможет найти ее здесь. Крышка люка захлопнулась, Саутер замаскировал ее, да и магазин, наверное, закрыл, а ордера на обыск у Пауля не было. Нужно найти мобильный!

«Ищи сумочку! Отдыхать будешь потом!»

Ползать было довольно утомительно. Франциска вся взмокла, пока ощупывала пол. И вдруг ей показалось, что мимо ее пальцев что-то прошмыгнуло. Что-то очень быстрое, маленькое, с несколькими лапками. Наверное, паук. В таких подвалах всегда водятся пауки. Но создание, на которое она наткнулась, казалось таким… шустрым.

Франциска отодвинулась оттуда подальше и начала обыскивать пол в другом месте. Через некоторое время она нашла-таки свою сумочку.

Франциска очень любила эту бесформенную оливковую сумку, внешне напоминающую пакет из магазина, зато вмещающую все, что нужно. А сейчас Готтлоб нужен был ее мобильный. Вот только в сумочке его не оказалось. Сколько девушка ни рылась в ней, телефона не было.

Франциска была совершенно уверена в том, что положила трубку в боковой карман, попытавшись дозвониться до Макса. Значит, мобильный забрал Саутер. После того как она упала сюда, Эдуард спустился вниз, переступив через ее тело, и забрал ее телефон.

Что еще он мог взять?

Пистолет!

На дне сумочки комиссар отыскала фонарик, который вот уже несколько лет носила с собой. Фонарик размером с карандаш. Достав его, Готтлоб нажала на кнопку. В фонарике помещался светодиод, который мог работать практически вечно. Голубой лучик света упал на противоположную стену, белую и голую. Франциска осветила все вокруг, пытаясь определить размер подвала. Что-то пробежало мимо нее, совсем близко, задев кожу между кроссовком и краем джинсов. Готтлоб сразу же посветила туда. Действительно, паук. Трехсантиметровый черный паучок, отшатнувшийся от света фонаря. Мерзкий, но безобидный. Франциска уже хотела продолжить обследование помещения, когда заметила еще какое-то движение и перевела лучик на пол.

У нее перехватило дыхание.

Тут был не один паук, а десятки! И они копошились на полу подвала — там, тут, повсюду! Некоторые уже подбирались к ее ногам, и Готтлоб стало совсем не по себе. В Германии нет пауков, которые могли бы причинить вред человеку, она это прекрасно знала. Но эти пауки казались совсем не… не немецкими! Они были иссиня-черными, очень шустрыми, энергичными, даже агрессивными. Когда два паука наталкивались друг на друга, они поднимались на задние лапки и угрожающе шевелили огромными жвалами, скорее напоминавшими клыки.

«Нужно убираться отсюда!» — пронеслось у нее в голове.

Саутер содержал зоомагазин. Бог его знает, каких пауков он мог сюда напустить.

Зажав фонарик в зубах, Франциска перебралась на лестницу. Там этим тварям будет не так просто до нее добраться, ведь она сможет растоптать их, если они решат подползти ближе.

Опершись ладонью на ступеньку, она уже начала карабкаться вверх, когда почувствовала резкую боль в мизинце. Ее укусили! Эта мразь укусила ее за палец! Было очень больно.

Готтлоб не могла закричать, так как все еще сжимала в зубах фонарик. Она затрясла рукой, но паук не отцеплялся. И боль становилась все сильнее.

«О Господи! Что же это за твари такие?!»

Франциска повернула голову так, чтобы посветить на руку. Действительно, паук вцепился в нее жвалами, и девушка видела, как глубоко они ушли под кожу. Готтлоб ударила рукой о ступеньки, раздавив паука. Черное тельце упало на пол. Франциска заколотила ногами, распугивая мерзких тварей и, не щадя поломанной руки, пролезла на пару ступеней вверх. Запыхавшись, она остановилась. Посветив фонариком на мизинец левой руки, Готтлоб увидела, что палец покраснел. Он болел не меньше сломанной руки. «Ядовитый паук! Он ядовитый!»

Не успела она додумать эту мысль до конца, как голова закружилась.

Глава 57

Сегодня Пауль совсем забегался. Паркуясь на площадке перед участком, он подумал, что этот день войдет в список самых отвратительных в его жизни. Не всегда легко было совмещать обязанности семьянина и полицейского. Адамек не сердился ни на Мириам, ни на Табею, они же не виноваты в том, что утро испорчено. Просто очень уж неудачно все сложилось. Поговорив с Франциской, он просидел в кабинете у врача не десять минут, как собирался, а целый час, а потом еще пришлось ехать в аптеку покупать лекарства.

По дороге в участок он пытался дозвониться до напарницы, чтобы сказать, что уже едет на работу, но она почему-то не брала трубку. Наверное, еще говорила с этим Саутером.

Выбравшись из машины, Адамек побежал ко входу в участок. Толкнув дверь, он заметил накачанного парня, стоявшего к нему спиной. Боксер! Он-то что тут делает? Пауль направился к нему.

— …несколько раз, но ее нет, — устало излагал пожилой полицейский. — Оставьте для нее сообщение.

— Я могу вам помочь? — вмешался Пауль.

Унгемах резко развернулся. Он видел Адамека вчера в квартире Кюля.

— Вы ее напарник, да? — спросил Макс.

— Если вы имеете в виду комиссара Готтлоб, то это так. Чем могу вам помочь?

— Мне нужно поговорить с Франц… госпожой Готтлоб.

Пауль заметил, что боксер собирался назвать Готтлоб по имени, но это ничего не значило. Франциска быстро переходила с людьми на ты. Однажды она призналась Паулю в том, что поступает так, потому что ей не нравится ее фамилия. Даже ее отец не подписывался этой фамилией, используя псевдоним.

— Не только вам, — задумчиво заметил Адамек. — Пожалуй, вы можете сказать мне, о чем идет речь. Я ей все передам.

Боксер смерил его таким взглядом, словно Пауль был его противником на ринге. Унгемах что, считает его врагом?

— Я предпочел бы поговорить с госпожой Готтлоб лично, — в голосе Макса звучала решимость.

Пауль смерил боксера внимательным взглядом. Что ему нужно от Франциски? Вчера его арестовали и он получил повестку в суд. После такого вряд ли кто-нибудь явился бы в полицейский участок без веской причины. Или, может быть, Франциска ему что-то пообещала? Например, держать его в курсе расследования, чтобы он опять чего-нибудь не натворил?

— Послушайте, — резко заявил Адамек, — либо вы говорите мне, что вам нужно, либо приходите завтра. У нас тут полно дел! — У него уже не оставалось сил на вежливость.

Глаза боксера сузились, голова подалась вперед, и Паулю показалось, что Унгемах вот-вот примет боевую стойку. Он инстинктивно отпрянул, переглянувшись с дежурным полицейским.

Но Унгемах сдержался.

— Все вы, легавые, одинаковые, — набычившись, мрачно пробормотал он.

У Адамека от возмущения отвалилась челюсть. Он стоял в фойе полицейского участка и при этом выслушивал оскорбления от наглого боксера, которого вчера успел арестовать. Ну и денек! Все, с него хватит!

Вскинув руку, Пауль угрожающе ткнул в Унгемаха пальцем.

— Вам вчерашних неприятностей показалось мало?! Я настоятельно советую вам убраться отсюда ко всем чертям, пока я не вышел из себя и не отдал приказ взять вас под стражу. И на этот раз вы останетесь в участке на всю ночь, это я вам обещаю!

Дежурному вся эта ситуация начала надоедать. Чувствуя, что атмосфера накаляется, он подошел к Максу и осторожно дотронулся до его плеча.

— Вас проводить? — нарочито дружелюбно осведомился он.

Боксер ничего не ответил. Услышав слова дежурного, Пауль понял, что перегнул палку. Вместо того чтобы успокоить этого известного своей вспыльчивостью боксера, он сорвал на нем злость. Это было непрофессионально, и наверняка дежурный удивлен таким поведением. Но ни боксеру, ни дежурному сегодня не пришлось все утро проваландаться с орущим ребенком, норовящим обделать тебе свитер…

— Да, выведите его. Я полагаю, мы все уладили. Позже мне потребуются ваши свидетельские показания касательно оскорбления офицера при исполнении.

Повернувшись, Пауль прошел к лифту. Только в своем кабинете он немного успокоился. Включив компьютер, он еще раз попытался дозвониться до Франциски. На работе ее не было, Пауль это проверил. Почему же она не берет трубку? Странно.

Неужели она до сих пор говорит с этим типом… как его там… Саутером. Франциска просила проверить его по поисковой системе. Адамек достал из кармана записную книжку. Ну да, так и есть, Саутер. Эдуард Саутер, владелец зоомагазина.

— Ну включайся же, дубина! — рявкнул он, свирепо глядя на монитор компьютера, который все еще загружался.

Глава 58

Макс выскочил из участка и бегом направился через парковку к своему автомобилю. Он не оглядывался. Во второй раз в жизни Унгемаху пришлось столкнуться с полицией, и во второй раз он был разочарован. Недальновидность, ограниченность и упрямство — эти качества полицейских Макс заметил еще в возрасте шестнадцати лет. Стоило бы помнить об этом! Но Унгемах не остерегся и теперь чувствовал себя так, словно его только что окунули в чан с дерьмом. Коллега Франциски был настоящим хамом, ну и пусть. Но что же сама Франциска? Она пыталась дозвониться до него, а теперь не берет трубку, хотя Макс звонил ей уже раз пять. В участке ее нет. Или она попросила дежурного сказать, что ее нет. Но зачем ей поступать так, в особенности после вчерашнего вечера? Или она передумала и хотела позвонить ему только для того, чтобы сказать это?

Нет. Макс был уверен в том, что это не так. Франциска не такая. Что-то, наверное, помешало ей взять трубку. Ничего, она еще позвонит.

А до тех пор Унгемах собирался действовать сам. Никто не сможет упрекнуть его, в особенности после того, как этот наглец выгнал его из участка.

— Ну и пошел ты! — фыркнул Макс, садясь в БМВ.

Хлопнув дверцей, он завел мотор. Нужно брать дело в свои руки. Следовало поступить так еще в самом начале.

Макс вывел машину на дорогу и вдавил педаль газа в пол. По пути в Пеннигсаль нужно будет заехать на рынок и купить пару инструментов. Инструментов, которыми можно взломать дверь.

Глава 59

Сара никак не отреагировала на грохот. Она утратила последнюю надежду. Скорее всего, эти звуки существуют только в ее воображении. Да, грохот был громким, намного громче, чем раньше, словно кто-то стучал кувалдой по металлу, но девочке уже не хотелось молотить кулаком по стене комнаты. Тут не было других детей. Сара была одна. Мысль об этом пугала ее, но такова была правда, она поняла это. И не только это. Девочка понимала, что останется тут одна навсегда. Похититель не вернулся. Он позабыл о ней или больше не хотел ее видеть. Сара плохо себя вела, и тот мужчина оставил ее здесь одну.

Без еды и питья.

Голод отступил на второй план — по сравнению с жаждой он не причинял страданий. В животе перестало урчать уже пару часов назад. Но желание что-нибудь выпить сводило девочку с ума. Во рту было невероятно сухо и казалось, что язык присох к небу. Сара была рада, что еще может шевелить им. Но эта липкая сухость сковывала горло, спускалась вниз, распространялась по всему телу. Глотать было больно и тяжко, и девочка пыталась избегать этого. Слюны во рту не было — тело перестало ее вырабатывать.

А еще этот жар в голове! Словно лихорадка. Вот только девочка не потела.

Хоть бы кто-нибудь пришел сюда и дал ей попить. Это было ее единственным желанием.

Но никто не приходил, и в тишине комнаты мир, который знала Сара, казался ей все нереальнее. Словно полузабытый прекрасный сон. А то, где она находилась теперь, было реальностью, это точно. Потому что тут была боль.

В тех прекрасных снах об интернате не было боли, голода, жажды. А тут не было пути назад.

Глава 60

Вода казалась черной и тяжелой, словно машинное масло; вода липла к телу, утаскивая Франциску в темный, чуждый человеку мир на дне озера, туда, где она не могла дышать. Туда, где она умрет.

Она отчаянно молотила по воде руками и ногами, но это не помогало. Чем сильнее Готтлоб сопротивлялась, тем быстрее тонула, тем гуще становилась вода в озере. И эта вода была безжалостна. Ледяная, не дающая двигаться вода. Что ж, по крайней мере, она не испытывала боли. Но понимала, что вот-вот умрет, и ей было страшно.

Франциска не хотела умирать. Ни в коем случае! Ей еще столько всего нужно сделать, столько всего пережить, столько всего узнать!

Там, наверху, ее ждали люди, которые полагались на нее и которым нужна была ее помощь. Папа, Макс. Она должна выжить ради Макса. Без нее Максу не подняться, не избавиться от этой боли, кроме того… кроме того, вчера вечером она влюбилась. Не может же все это закончиться вот так! Нет, нет, нет!

Она еще сильнее замолотила ногами и руками, расплескивая воду и отплевываясь. То была битва с самой сущностью воды, битва не на жизнь, а на смерть. Вода не желала отпускать жертву, уже попавшую ей в лапы. Но Франциска была сильна, она всегда была по-настоящему крепкой девчонкой и в школе могла обставить любого мальчишку — и в футболе, и в прыжках в длину, и в лазанье по канату. Готтлоб могла сражаться как настоящая львица, это она унаследовала от отца. Тому сейчас тоже предстоял важнейший бой в его жизни… И ради него она должна победить. У нее нет права умереть здесь и сейчас.

«Возьми себя в руки, постарайся! Давай, вытаскивай свою задницу из этих гребаных проблем! Ну же! Это не так тяжело, многим удалось справиться с подобным. Нужно только верить в себя, в свою жизнь, во все, что ждет тебя в будущем. Верить в Макса. Черт побери, все только начинается!»

Франциску вырвало, она отплевывалась маслянистой водой, извергая ее из своего тела. И вдруг она опять смогла вдохнуть воздух. Не очень свежий, но воздух.

Прошло пару секунд, прежде чем Готтлоб поняла, что никакой воды тут нет. Она не тонула в озере, а до сих пор лежала в подвале зоомагазина Эдуарда Саутера.

«Оставайся в сознании! Тебе нельзя падать в обморок, иначе пиши пропало!»

Франциска ходила по краю пропасти, наполненной тьмой. Эта пропасть пугала ее, ведь девушка чувствовала, что дороги назад не будет. Тьма остановит боль, и потому часть ее сознания готова была поддаться искушению и впасть в милосердное забытье, но Готтлоб не хотела сдаваться. Еще рано сдаваться. Хотя симптомы отравления паучьим ядом становились все сильнее.

Ее мучительно тошнило, но она уже исторгла весь завтрак. Потом ее вырвало еще раз пять: желудок пытался избавиться от горячей горькой жидкости и никак не хотел утихомириваться. Тело сводило судорогой, боль была настолько сильной, что Готтлоб забыла о своей сломанной руке.

За пару минут боль охватила все тело, включая руки и ноги. Еще никогда в жизни Франциске не было так больно. Боль не сосредоточивалась в определенном участке тела, нет, но само тело стало сосудом, наполненным болью. Готтлоб обильно потела, слезы и слюна текли по ее лицу. И чем дольше она лежала на ступеньках, тем быстрее билось ее сердце.

Тахикардия становилась все сильнее, девушка почти не могла дышать.

Ей потребовались все силы, чтобы протянуть левую руку, раздувшуюся от укуса, словно воздушный шар. Франциска попыталась поднять фонарик, но лишь толкнула его, так что он скатился на пол под лестницей, осветив полоску пола до противоположной стены.

Пауки!

Маленькие черные пауки, дюжина или две, копошились на бетонном полу. Они сновали туда-сюда, казалось, бесцельно, и когда две особи приближались друг к другу, то становились на задние лапы, принимая боевую стойку. Даже на таком расстоянии Франциска видела их черные блестящие жвала.

Готтлоб не разбиралась в пауках, не знала, к какому виду принадлежат эти мелкие черные твари на полу, но в Германии такие точно не встречались.

Один из пауков направился к лестнице, пробежав по краю ковра. Двигался он очень целеустремленно, и Франциска впала в панику: паук скрылся в темноте, и ей показалось, что она слышит, как он забирается на ступеньку.

А почему бы и нет?

Они все могли заползти сюда и покусать ее. Франциска представляла собой идеальную жертву. И одного-единственного укуса будет достаточно, чтобы добить ее.

Судорога прошла по ее телу, сконцентрировалась в животе, и, хотя в сломанной руке тоже пожаром вспыхивала боль, Франциска не обращала на это внимания. Боль от судороги была страшнее. Девушка сжала челюсти и зажмурилась, пытаясь пережить эту пытку. Застонав, она почувствовала, как изо рта течет слюна. Смерть бродила вокруг, наносила удар и отступала, играла со своей жертвой, пытаясь продлить мгновения, отделявшие Готтлоб от конца.

«Просто позволь ей забрать тебя! Окунись во тьму, плыви по волнам тьмы, они отнесут тебя туда, где больше не будет боли, лишь покой…»

Часть 3

Глава 1

Тут никто не мог его увидеть. Никто, кроме него самого. Здесь Эдуард был защищен от глаз других людей, здесь не могла звучать та старая проклятая считалочка. Тут он мог насладиться покоем.

Саутер сидел за одним из множества столов в большом зале. Лампа над столешницей вырезала в теле темноты желтоватый кружок. Вокруг плясали духи прошлого, взметали пыль, забивавшуюся в нос. Духи не тревожили Эдуарда.

Всего пару минут назад его пальцы дрожали, голова болела, а душу переполняла тревога. Ему казалось, что он, словно выкорчеванное грозой дерево, лишился связи с землей, ее защиты, и теперь его корни открыты любому взгляду.

Поездка сюда напоминала паническое бегство. Эдуард чувствовал множество взглядов, направленных на него после того поступка в доме родителей. Считалочка вновь и вновь кружилась в его голове.

«Прячь не прячь свое лицо, отыщу в конце концов».

Но все это в прошлом! Все закончилось и не вернется никогда!

Тут он в безопасности.

С каждой картой, доставаемой из новой колоды, к Саутеру возвращалось спокойствие. Дамы к дамам, валеты к валетам, короли к королям; сперва тузы, короли, дамы и валеты, потом десятки, девятки, восьмерки, семерки и шестерки… Каждая карта должна лежать на своем месте, чтобы их края образовывали единую линию.

Расстояния между рядами должны быть абсолютно одинаковыми. Тогда все будет идеально!

Глядя на четкую, упорядоченную структуру на столе, Эдуард чувствовал, как к нему возвращается спокойствие. Мышцы шеи расслабились, сосущий холодок в животе приутих. За последние дни было слишком много всякой суеты. Саутер не мог ни предусмотреть этого, ни избежать более педантичным планированием. Но он не впал в панику, нет, он действовал и решал проблемы. Теперь можно было целиком и полностью посвятить себя новенькой. В последнее время у него просто руки не доходили до того, чтобы развлечься с ней. Нужно еще немного подготовиться, и он сможет поохотиться. Да, охота — это то, что ему сейчас нужно.

Выйдя из-за стола, Эдуард снял рубашку и майку и все аккуратно повесил на спинку стула, следя за тем, чтобы не задеть карты. Потом взял толстый тюбик с краской защитного цвета, отвинтил колпачок и приставил тюбик к пупку. Не отрывая руки, Саутер провел широкую полосу наискосок от низа живота до ключицы. Он повторял эту процедуру, пока весь его торс не покрылся темно-оливковой краской. Потом Эдуард нарисовал полоски потоньше на лице, осторожно избегая воспаленной области вокруг укуса. Он разрисовал даже бороду, и густая краска превратила волосы в сосульки.

Использовав половину содержимого тюбика, Саутер остановился. Он чувствовал себя прекрасно! Он был сильным и непоколебимым, словно великие охотники, достигшие единения с природой и не знавшие жалости. В последний раз посмотрев на комбинацию карт, Эдуард холодно улыбнулся. Отойдя немного, он оглянулся. Освещен был лишь стол с картами, остальное пространство тонуло во тьме. Так ему нравилось. Настоящему охотнику не нужен свет, он полагается не только на зрение, но и на другие органы чувств. Саутер учился этому, усердно тренировался долгие годы. Он умел чувствовать и думать, как его жертвы. Стоило захотеть — и он становился таким же слепым, как они.

Двигаясь среди столов и стульев, расставленных так, словно намечалась большая вечеринка, Эдуард ни на что не наткнулся. Кроме того, он научился двигаться совершенно бесшумно.

Выйдя из зала, Саутер оказался на кухне. Из холодильника он достал упаковку молока. Судя по указанной дате, до окончания срока годности оставалось еще два дня.

Эдуард поставил молоко и чистый стакан на стол в центре кухни, собрал продукты и сделал пару бутербродов с маслом, салями и сыром. Девочке нужно сытно поесть. Она наверняка проголодалась, а для охоты ей следовало быть в хорошей физической форме. Нарезая хлеб для бутербродов, Саутер чувствовал, как растет в нем возбуждение. Ему не терпелось пережить этот сладостный момент, но хороший охотник должен быть терпеливым. Этому его научил дядя, когда Эдуард был еще маленьким. Дядя часто брал его с собой на охоту и рыбалку.

Вернув масло в холодильник, Саутер проверил выложенные на верхней полке стеклянные ампулы — коричневые емкости с белыми, подписанными от руки этикетками. Он лично наполнил каждую из них, доза была рассчитана точно.

Противоядия были очень дорогими, и Эдуард не мог позволить себе тратить их понапрасну. Кроме того, важно соблюдать правильную дозировку при инъекции.

Его взгляд скользнул по рядам ампул. Каждого сорта противоядий еще хватало.

Отлично. Все в порядке.

В ящичке внизу находились ампулы с вытяжкой яда листолаза[11]. Его главное сокровище. Эдуард сумел заполучить этот яд только благодаря многолетнему сотрудничеству с поставщиками экзотических животных из Южной Америки. Эти ампулы стоили целого состояния, но он не жалел денег.

В стене кухни он проделал лаз в прихожую кегельбана. Там, где раньше находились платформы, Саутер построил свои камеры. Камеры, оборудованные звуконепроницаемыми стенами: обивка толщиной шестнадцать сантиметров не пропускала ни единого звука.

Остановившись перед первой из трех камер, он повернул ключ в замке, щелкнул выключателем, открыл дверь… и испуганно отпрянул.

Глава 2

Киндлер и Циллер ждали Адамека перед входом в зоомагазин «Саутер и сыновья». Поиск по запросу «Саутер» не дал результатов, но после этого Пауль еще раз шесть тщетно пытался дозвониться до Франциски и забеспокоился. Ее не видели в участке, а со времени ее последнего звонка уже прошло два часа. Она не могла говорить с Саутером все это время и не стала бы так долго игнорировать звонки.

Пауль направил Киндлера и Циллера по этому адресу.

Вот черт! На улице, прямо напротив лавки, стояла машина Франциски! Киндлер и Циллер припарковались прямо за ней.

Оставленная машина еще больше обеспокоила Пауля. Теперь уже было совершенно ясно: что-то тут не так.

Он подошел к своим коллегам. Рядом с ними стояла полная пожилая женщина. Вид у нее был испуганный.

— Это госпожа Цергузен, — пояснил Фред. — Она приехала пару минут назад. Хотела поговорить с Эдуардом Саутером. Она нам кое-что рассказала, вам стоит узнать об этом.

— О чем идет речь? — нетерпеливо осведомился Пауль. Чувство, что времени осталось совсем мало, крепло с каждым мгновением.

— Ну, в общем, — начала Цергузен, — сегодня утром я зашла к молодому Саутеру, — тот ведь искал себе сотрудницу в магазин, — и госпожа Саутер сказала мне, что я могу подойти сюда, я и пришла, и…

— Погодите, — перебил ее Пауль, видя, что старушка взволнована. — Извините, но, пожалуй, мне лучше услышать это от моего коллеги.

Цергузен обиженно поджала губы, но замолчала.

— Госпожа Цергузен прибыла сюда сегодня в половине десятого утра, — подвел итоги Киндлер. — Она постучала, но ей никто не открыл. Госпожа Цергузен утверждает, что это странно. Только что она ходила к родителям Эдуарда Саутера, но и там никто не открывает. Госпожа Цергузен примчалась сюда, так как волновалась и надеялась, что застанет родителей Эдуарда здесь. Но магазин закрыт.

— А машина Франциски стоит перед дверью, — задумчиво протянул Пауль, глядя на дверь в лавку.

Так, за окном витрины темно, все кругом заклеено рекламой. Большинство плакатов старые и блеклые, но один из них выставили в двери совсем недавно.

— Мы пойдем внутрь, — принял решение Адамек.

Киндлер и Циллер кивнули.

— Госпожа Цергузен, не могли бы вы пройти вон к тому автомобилю и подождать нас там?

— Но как же родители Эдуарда? Тут что-то не так! — воскликнула старушка.

— Об этом мы позаботимся позже. Прошу вас, пройдите туда.

Госпожа Цергузен с недовольным видом подчинилась.

Пауль с коллегами подошли к двери.

— Насколько я понимаю, вы уже звонили.

— Да, достаточно долго.

— Хорошо. Не знаю, что нас там ждет, но нужно быть осторожными.

Они достали пистолеты, но с предохранителя их снимать не стали.

Пауль вышел вперед и ударил рукоятью пистолета в стекло двери рядом с ручкой. Большой плакат приглушил звон. Выбив остатки осколков, он открыл дверь ключом, торчавшим в замке с другой стороны.

Направив оружие в пол, Адамек первым зашел в лавку, за ним последовали Циллер и Киндлер. Внутри они рассредоточились по комнате, чтобы можно было просмотреть все ряды между стеллажами.

— Полиция! — крикнул Пауль. — Тут кто-то есть?

Магазин поглотил его слова. Никто не ответил.

— Поищите свет, — распорядился Адамек.

Но фонарь они не нашли, по крайней мере в переднем помещении лавки, и потому пошли дальше, каждый по своему ряду между стеллажами. Не заметив ничего особенного, полицейские добрались до соседней комнаты, видимо, построенной позже, чем вся остальная лавка: пол тут был на ступеньку ниже. Помещение было набито удочками, клетками для птиц и кормом для животных. Прямо посреди комнаты стоял стеллаж с какими-то мешками. Ничто не указывало на то, что Франциска была тут. Если уж на то пошло, казалось, что тут вообще никого не было довольно давно — пол покрывал слой пыли.

За длинным деревянным прилавком, на котором громоздились птичьи клетки, Пауль нашел ряд выключателей. Подойдя, он щелкнул каждым по очереди, и под потолком, потрескивая и мигая, зажглись лампы дневного света. В магазине стало светлее, но лампы не сумели развеять жутковатую атмосферу, из-за которой комната напоминала могилу.

В задней стене виднелась полуоткрытая дверь.

— Проверим, — прошептал Пауль, указывая туда пистолетом.

Почему он перешел на шепот? И почему волосы на его голове вдруг встали дыбом?

Кивнув, Циллер и Киндлер прошли мимо странно установленного стеллажа к двери. Бодо прыгнул вперед, выставив пистолет, и вошел в соседнюю комнату. Фред прикрывал его.

— Тут склад, — сообщил полицейский, возвращаясь. — Никого нет.

Все трое немного расслабились.

— Черт побери, где же она? — пробормотал Пауль.

— Снаружи все выглядело так, будто над лавкой есть еще квартира, — заметил Циллер. — Может, туда можно пройти прямо из магазина.

— Возможно, — Пауль кивнул. — Но без ордера на обыск нам сложно будет объяснить свои действия. Не похоже, чтобы тут кому-то угрожала непосредственная опасность.

— Вот если бы кто-то закричал… — протянул Киндлер.

— Точно! — Пауль твердо посмотрел на своих коллег. — Мне показалось, или я услышал крик?

— Ясно и отчетливо, — закивали оба полицейских.

— Мне кажется, он доносился сверху… — Обойдя прилавок, Адамек направился к узкому коридору, который заканчивался запертой дверью.

Киндлер и Циллер последовали за ним.

Глава 3

Франциска парила над озером. То было мгновение чудесной легкости, покоя и счастья. Но внезапно вокруг раздались какие-то звуки, шорохи, потом грохот, как от грозы, бушующей где-то далеко. И голоса.

Но Франциске не хотелось слушать эти голоса. Она сделала последний шаг, подпрыгнула над сходнями и взлетела, готовая нырнуть в холодную воду, в которой не будет ни боли, ни горя.

«Отпустите меня… Отпустите меня… Позвольте мне уйти…»

Но голоса не соглашались с ней.

Они стали громче. Шорохи и скрип обернулись отзвуками чьих-то шагов. Кто-то шел к ней по сходням! Франциска чувствовала, как скрипят, прогибаясь, доски, хотя уже и не стояла на них. Нет! Все не так! Она еще стоит на сходнях. Она не прыгнула, не взлетела, не парила над озером.

Готтлоб оглянулась. Когда она смотрела в ту сторону в прошлый раз, там стоял папа и махал ей рукой на прощанье. Теперь его там не было. Какие-то люди — одетые в черное мужчины — бежали к ней по сходням, и доски дрожали, так что конструкция готова была обрушиться.

Франциска хотела крикнуть им, чтобы держались от нее подальше. Тут опасно, не каждому можно стоять на краю. Ей-то можно, в конце концов, она тут живет, но этим незнакомцам… Им тут нечего делать.

«Уходите… Идите прочь…»

Они не слушались.

Грохот усилился, ей на лицо посыпалась пыль.

На лицо?

Франциска сумела открыть глаза. О Господи, она не ошиблась! С деревянной крышки сыпалась пыль, попадая ей в глаза. Кроме того, она слышала шаги. Шаги нескольких человек. И голоса! Там, наверху, кто-то говорил, какие-то мужчины. Настоящие мужчины. Над ней. В лавке.

«Кричи! Кричи во все горло!»

Но язык чудовищно опух, горло сдавливало судорогой. К тому же у Готтлоб просто не осталось сил на крик, который бы услышали наверху.

Они пришли за ней, искали Франциску в метре над ее головой, а она никак не могла им помочь.

«Давай, думай, девочка, думай! Ты же не хочешь умереть тут, пока они ищут тебя прямо у тебя над головой».

Мысль о том, что не все еще потеряно, что жизнь может продолжиться, если она приложит усилия, придала Франциске мужества. Искра надежды пробудила к жизни ее мышцы, отравленные ядом.

Глава 4

Дверь вела в короткий узкий коридор. Справа виднелся выход на улицу, но Фред уже проверил его снаружи — заперт. Слева на второй этаж вела старая деревянная лестница, устланная выгоревшим линолеумом. Ступеньки заскрипели под их ногами.

Пауль, выставив вперед пистолет, шел первым.

Наверху их ожидала еще одна закрытая дверь.

Чувствуя, как отчаянно бьется в груди сердце, Адамек нажал на ручку. Если за дверью засада, то коллеги, идущие сзади, не смогут ему помочь.

Но в комнате никого не было.

В нос Паулю ударил затхлый запах.

Тут находилась квартира Эдуарда Саутера.

Киндлер и Циллер протиснулись за ним в узкую прихожую. Вокруг было тихо, лишь мерно тикали часы где-то в глубине комнаты.

— Франциска! — крикнул Пауль.

Это было не очень умно, но он уже не мог сдерживаться. Понимание того, что с напарницей что-то случилось, крепло с каждой минутой.

Нет ответа.

Они разделились: Пауль пошел налево, Киндлер направо, Циллер вперед.

Адамек проверил спальню. Вся мебель в комнате — двуспальная кровать, столик, платяной шкаф и вешалка — была изготовлена еще в семидесятые годы. Дешевая мебель, выгоревшая и поцарапанная.

В комнате оказалось очень чисто. Одежда была тщательно сложена, пара тапочек стояла прямо перед кроватью, образовывая с ней идеально прямой угол. На стене высилась рама для зеркала, но самого зеркала не было. На обоях сзади виднелось темное овальное пятно — когда-то оно тут все-таки было.

Единственным, что не вписывалось в общую картину педантичного порядка, была незастеленная кровать. Простыня настолько скомкалась, словно Саутер бился на ней в судорогах. Рядом с подушкой Адамек обнаружил шприц. Подойдя к кровати, он нагнулся и внимательно осмотрел лежавшую рядом ампулу, но трогать ее не стал. Шприц был пуст, но им явно пользовались. На ампуле виднелась подписанная от руки наклейка. Пришлось присмотреться, чтобы разобрать, что там написано. «Dendroaspis viridis». Адамеку эти слова ни о чем не говорили, но на название наркотика это не походило.

Он проверил платяной шкаф и заглянул под кровать, потом вышел из комнаты и повернулся к соседней двери. Едва открыв ее, Пауль ощутил какую-то чуждую атмосферу. Свет тут зажигать не пришлось — стена напротив двери сама светилась. У Адамека даже рот открылся от изумления. Казалось, он очутился в тропическом лесу. Лишь через пару секунд Пауль понял, что это.

Гигантский террариум.

Во всю стену тянулось стекло, отделявшее полицейского от совершенно чуждого его восприятию мира. Растения были настолько пышными, что Адамек не мог оценить, какова глубина террариума. Свет отливал зеленым, сквозь листву на землю мерно капала вода. Живых существ он тут не заметил. Над панорамным стеклом виднелась узкая заслонка. И она была открыта!

Вдруг сзади раздался какой-то звук.

Пауль вздрогнул от неожиданности: зрелище настолько поглотило его, что он не заметил подошедших Киндлера и Циллера.

Челюсть Бодо медленно отвисла.

— Вот это да! — выдохнул он.

— Нашли что-нибудь? — поинтересовался Адамек, не сводя глаз с террариума.

— Нет, — хором ответили полицейские.

Движение они заметили одновременно.

Узкая зеленая голова мелькнула под креслом, водруженным в центре комнаты перед панорамным окном.

— Вот дерьмо! — с чувством воскликнул Фред. — Это же змея!

— Убираемся отсюда! — попятившись, Пауль запер дверь.

— Что за странный тип тут живет? — недоуменно протянул Циллер.

— Спроси что полегче! — Адамек вздохнул. — Но он точно ненормальный! — Он наконец перевел взгляд на своих коллег. — Вы уверены, что тут никого нет?

— Квартира не такая уж большая… — Циллер пожал плечами. — Тут так просто не спрячешься.

— Ладно, тогда спустимся в лавку. Не могла же Франциска исчезнуть бесследно.

Глава 5

Оружие! Пистолет был ее единственным шансом на спасение. Так она могла бы обратить на себя внимание. Звуки наверху давно затихли, но стоило попытаться. Франциска надеялась, что оружие именно там, где она и предполагала.

Фонарик до сих пор лежал у подножия лестницы. В свете его луча она увидела, что под ковром в центре подвала что-то топорщится.

С трудом спустившись по ступенькам, Франциска остановилась. Пауки уже немного успокоились, попрятавшись по темным углам, но Готтлоб сейчас не было до них дела. Если она доберется до пистолета, то ее спасут. Только это имеет значение.

Ей было ясно, что она не сможет ни поднять, ни передвинуть ковер, на это у нее просто не хватало сил.

Ковер морщинился, и одна из складок вела к замеченному ею бугорку. Франциска надеялась, что найдет там свое оружие. Нужно было сунуть руку в складку. Там было темно, и наверняка пауки уже оценили это местечко…

«Не думай об этом. Просто сунь туда руку. Сделай это!» — вопил голос в ее сознании. Опустив ладонь на пыльный пол, Готтлоб приготовилась к очередному укусу, к новой резкой боли, память о которой была еще совсем свежей.

Ее пальцы пробирались внутрь складки, запястье и предплечье скрылись под ковром. Франциске приходилось все сильнее прижимать лицо к полу.

А что, если паук прыгнет ей на голову? Что, если она не дотянется до пистолета?

Тогда она проиграет. Силы быстро покидали ее тело, даже этих слабых движений было достаточно для того, чтобы Готтлоб вновь очутилась на грани обморока.

Но она не сдавалась.

И вдруг ее пальцы нащупали холодный металл!

Ее лицо почти коснулось ковра. Франциска закрыла глаза, прижалась щекой к ворсистому краю и протянула руку еще дальше.

Она сумела ухватиться за рукоять своего вальтера. Ощущение было прекрасным. Просто чудесным.

Ухватив пистолет покрепче, Готтлоб вытащила руку из-под ковра.

Казалось, это длилось вечность. Когда она наконец справилась, сверху вновь послышались звуки.

Пистолет был на предохранителе, и Франциска негнущимися пальцами долго пыталась взвести курок. Затем она направила дуло вальтера на крышку люка и выстрелила.

Раз, два, три.

Ее рука упала на пол, в глазах потемнело.

Глава 6

От ее вида у него перехватило дыхание.

Одетая только в трусики, девочка в позе зародыша лежала на полу. В комнате пахло экскрементами, потом и страхом. Она не шевелилась, и Саутеру показалось, что она не дышит. Он бросился в комнату, следя за тем, чтобы не вступить в ее выделения, и рухнул рядом с ней на колени. Эдуард опустил ладонь на грудь новенькой, но не почувствовал сердцебиения. Лишь приложив два пальца к ее шее, он смог прощупать пульс. Девочка была жива. Перевернув Сару на спину, Саутер обхватил ее голову руками.

Ее дивные волосы спутались и пропитались потом.

Новенькая почувствовала его прикосновение. Ресницы затрепетали, пустой взгляд незрячих глаз оставил горячий след на его лице. Она обхватила ручками его запястья. Сухие, словно пыль, губы беззвучно шевелились, но вскоре с них начали слетать какие-то слова. Саутер видел на ее побелевших губах розоватые трещины.

— Выпью…

— Что? Что ты говоришь? Приди в себя! — Эдуард встряхнул ее.

— Выпью молоко… Пожалуйста… Молока… Я так хочу пить…

Она хотела пить. Хотела молока. Саутер облегченно вздохнул. Новенькая не умрет. Это было бы фатально, ведь в теперешней ситуации он не смог бы раздобыть себе другую.

— Ты получишь свое молоко, — мягко сказал он.

Саутер подсунул руки под ее тельце, осторожно поднял девочку с грязного пола и вынес из камеры. Оказавшись за дверью, Сара протянула руки и опустила их Эдуарду на скулы. Он не мог сопротивляться, потому что тогда уронил бы ее.

— Нет! Прекрати! — строго сказал он, мотая головой.

Но ее руки касались лица Саутера, считывая его черты. Девочка прикоснулась к воспаленному следу от укуса змеи, и Эдуард дернулся от боли. Но эта боль была ничтожна по сравнению с тем, что он сейчас испытывал. Никто никогда не прикасался к нему так, даже мать. Мать Эдуарда всегда испытывала отвращение к его лицу, никогда не прижимала ребенка к себе, не гладила, не целовала. Кончики пальцев порхали по лицу Саутера, и он вдруг понял, что девочка видит его. Ее пальцы на самом деле были ее глазами. Она запоминала его черты и теперь никогда не забудет их. Он совершил огромную ошибку, взяв ее на руки. Эдуард весь взмок, поспешно шагая по коридору. Наконец он оказался на кухне и просто сбросил девочку на стул. Она была настолько слаба, что не сумела удержаться, упала и сильно ударилась о пол, испуганно вскрикнув.

В тот же миг снаружи донесся какой-то шум, эхом отдаваясь в потайных коридорах здания.

Бум! Бум! Бум!

Этот грохот раздавался в его голове, и Саутеру показалось, что она вот-вот взорвется. Позабыв о девочке, он повернулся и побежал в большой зал. Окна там были забиты двойным слоем плотных досок.

Грохот ударов слышался и тут: он отражался от стен, приумножаясь эхом. Эдуард лихорадочно замотал головой, пытаясь установить источник шума, но тщетно. Громыхания доносились отовсюду одновременно. Тысячи кулаков стучали в стены дома, так что сотрясался даже фундамент.

Саутер побежал налево, к стойке бара, оставшейся здесь с тех времен, когда тут была гостиница. Сзади открывался проход на склад, где можно было хранить бочки с пивом и бутылки с напитками. Оттуда наружу вела стальная дверь. Через нее Эдуард обычно и входил сюда.

Провернув ключ в замке, он приоткрыл дверь и осторожно выглянул наружу.

Какой-то высокий широкоплечий мужчина как раз зашел за угол. Саутер успел заметить тяжелый молоток с длинной рукоятью у него в руках.

Всего один человек!

Не армия полицейских, а всего один человек! И этот человек пытался взять штурмом его волшебный замок!

Он не допустит этого!

Небольшой ломик, которым Саутер обычно открывал прибывавшие из-за границы ящики, лежал на полке у двери. Сжав его в левой руке, Эдуард тихо закрыл за собой дверь. В тот же миг ужасный грохот, сводивший его с ума, прекратился. Остались лишь обычные удары молотка о дерево.

Сейчас незнакомец пытался вскрыть входную дверь. Ее Саутер тоже обил двойным слоем досок. Проникнуть сюда было не так-то просто, тем более с молотком. Тут никакая сила не поможет.

Подкравшись к углу, Эдуард остановился, переводя дыхание. Страх смешивался в его душе с восторгом и сладостным предвкушением охоты.

Хотя он этого и не планировал, сейчас Саутер стал охотником. Сумеет ли он заполучить эту добычу?

Да, если воспользоваться эффектом неожиданности.

Встав прямо за углом, Эдуард перехватил лом обеими руками и замахнулся.

— Помогите, помогите, я тут! — высоким голосом завопил он.

Стук молотка в дверь тут же прекратился.

У Саутера задрожали ноги.

Послышалось шуршание гравия. Кто-то поспешно шел сюда. Шел прямо к углу здания.

Эдуард ударил в тот момент, когда незнакомец вынырнул из-за угла.

Он прекрасно рассчитал время. Как и положено хорошему охотнику.

Острое железо ударило в висок, Саутер почувствовал, как ломаются кости. Кровь фонтаном залила парковку.

Вскрикнув, мужчина отпрянул и упал на спину, выронив из рук молоток. Зажав руками лицо, он закричал от боли.

Но охотнику нельзя отступать. Нельзя оставлять загнанного зверя мучиться от ран.

Нагнувшись над мужчиной, Саутер замахнулся. Тот заметил Эдуарда, попытался выставить вперед руки, но не успел. Лом проломил ему нос.

Мужчина громко вопил.

«Убей свою добычу! Убей загнанного зверя, прежде чем он успеет криками своими привлечь других зверей!»

Саутер бил его ломом по голове, пока мужчина не затих.

Эдуард выпрямился и задумчиво посмотрел на стаю ворон, кружащих над полем. Кровь стекала с его рук и лома на изуродованное тело жертвы, но Саутер не смотрел на убитого. Он любовался величественным полетом черных птиц, таким упорядоченным, таким целеустремленным. Вороны — хорошие охотники, думал Эдуард. Они никого не боятся, потому что врагов у них нет. Вороны настойчивы, смертоносны, безжалостны…

Он должен действовать так же, как они. Все должно быть упорядоченным и структурированным. И никакие случайности не станут помехой. У него все под контролем. Все в порядке. Нужно лишь сделать следующий шаг. Новенькая видела его своими пальцами. Это недопустимо. Нужно действовать, как эти вороны.

Холодно и целеустремленно.

Глава 7

И вдруг пол задрожал!

Киндлер, Циллер и Адамек вздрогнули. Они только что спустились в лавку. Лишь через мгновение полицейские поняли, что это выстрелы. Выстрелы в подвале. Три подряд. Над стеллажом с мешками, стоявшим в центре комнаты, взвилось облачко пыли. Нижний мешок порвался, и на пол посыпались коричневые зерна.

Все трое прицелились в стеллаж. Бодо и Фред присели, Пауль укрылся в коридоре.

— Вот дерьмо! Это еще что такое?

В ушах шумело от выстрелов.

— Кто-то стрелял внизу… Точно, внизу! Там подвал.

Они не решались сдвинуться с места. Опасаясь очередных выстрелов, полицейские выждали минуту.

— Выстрелы доносились из-под стеллажа, — наконец сказал Пауль. — Пуля вошла в мешок снизу. Так, разбирайте мешки! — распорядился он.

Убрав оружие, оба полицейских принялись за работу. Осторожно, по-прежнему ожидая выстрелов, они сняли мешки со стеллажа и зашвырнули их в угол. Адамек прикрывал их, стоя рядом.

Наконец стеллаж освободился, и они смогли отодвинуть его в сторону.

Под ним виднелась деревянная крышка люка с тремя отверстиями от пуль. Полицейские присели рядом, следя за тем, чтобы не наступать на люк.

— Франциска! Ты там?

Ответа не было.

— Открывайте! — приказал Пауль. — Быстро!

Это оказалось не так просто — крышка была привинчена к полу. Циллер попытался сбить крепежи ногой, но у него ничего не вышло. Оглянувшись, он нашел за прилавком с клетками отвертку и выкрутил болты. Пауль продолжал целиться в люк, а Бодо с Фредом подняли крышку.

Света в магазине было достаточно, чтобы разглядеть на полу тело Франциски. Она лежала у подножия лестницы, не подавая признаков жизни.

— Проклятье! — завопил Пауль, убирая оружие.

Сбежав вниз по лестнице, он присел рядом с напарницей на колени и протянул руку, чтобы прощупать пульс. Краем глаза Адамек заметил какое-то движение на полу подвала. Он уже хотел достать пистолет, но вдруг понял, что это паук. Маленький, черный и удивительно подвижный паук, которого он спугнул. Паук как раз пытался заползти Франциске на ногу. Пауль просто смахнул его рукой. За мгновение до того, как он коснулся паука рукой, это создание поднялось на задние лапы, явно угрожая новому противнику. Адамек ударил его так сильно, что паук отлетел в угол комнаты.

Пульс прослушивался слабо, но сердце явно билось слишком часто. Пауль заметил красную припухлость на руке Франциски. Ее что, покусали пауки? Оглянувшись, он увидел множество мелких черных тварей, копошащихся на полу.

Закончив школу, Пауль на полгода ездил в Австралию. Он долго мечтал об этом и специально подрабатывал, учась в старших классах, а потом потратил в стране своей мечты все накопленные деньги. В Австралии водились самые ядовитые создания в мире, и, конечно, Адамек предварительно навел справки, чтобы знать, откуда ждать опасности. Он не был уверен до конца, но эти черные твари на полу чертовски напоминали австралийских лейкопаутинных пауков.

— Мне нужно, чтобы один из вас спустился сюда и помог мне вытащить ее.

Циллер, соскочив со ступеней, подхватил Франциску за подмышки, Пауль взялся за ноги. Они вместе поднялись наверх, вытащив Готтлоб.

— Вызывай «скорую». Скажи, что речь идет об укусе ядовитого паука. Нам нужно противоядие от яда лейкопаутинного паука.

— Что-о-о? — Киндлер, уже набравший номер «скорой», изумленно уставился на него.

— Давай уже! — рявкнул Пауль. — Сиднейский воронковый паук. Скажи им это. Нам срочно нужно противоядие, иначе она не доедет до больницы.

Пока Фред связывался со «скорой», передавая слова Пауля, Адамек и Бодо присели рядом с Франциской. Та выглядела скорее мертвой, чем живой.

— Как ты догадался? — спросил Циллер.

— Я когда-то жил в Австралии и видел там этих тварей. Их разновидностей довольно много, и я могу ошибаться, но там внизу копошатся пауки, которые выглядят в точности как лейкопаутинные. Этот вид встречается только рядом с Сиднеем. Они самые опасные. Их яд смертелен. Но нам понадобится один экземпляр из погреба, для уверенности.

— Я туда точно не полезу, — Бодо в ужасе уставился на начальника. А его испугать было непросто.

— Я так и понял. Сиди здесь и следи за ее пульсом. А я спущусь.

Порывшись за прилавком, Пауль нашел несколько банок с завинчивающейся крышкой и металлический совок, которым, скорее всего, набирали корм из мешков. Вооружившись всем этим, Адамек спустился в подвал.

На этот раз он заметил выключатель на потолке рядом с люком. Загорелись две довольно мощные лампы.

Свет еще больше разозлил пауков. Они бегали по полу туда-сюда, словно в них были вставлены батарейки.

Встав на нижнюю ступеньку, Пауль собрался с духом и глубоко вздохнул. Вообще-то он не боялся пауков, зная, что они не причинят вред человеку. Но с такими тварями все обстояло иначе.

Самцы считались более агрессивными. Обычно носителями яда были самки, но этот вид представлял собой исключение из правил. В период спаривания самцы оставляли свои жилища и прочесывали местность в поисках пары, поэтому несчастные случаи с укусами происходили обычно в определенное время.

Сглотнув, Пауль опустил ногу вниз. Прямо перед ним сновали пауки. Адамек поставил совок острием на пол, подождал, пока один из них подберется достаточно близко, и передвинул край совка так, чтобы тот оказался на пути паука.

Восьмилапое создание с разгона влетело на совок, и Пауль быстро поднес его к банке. Но паук вцепился в металл и даже пытался проползти вперед, в сторону руки.

Адамека бросило в холодный пот.

Прежде чем паук добрался до его руки, Пауль отбросил совок в сторону и быстро накрыл банкой ближайшего паука. Тот тут же попытался забраться по стеклу наверх. Молниеносно перевернув банку, Адамек закрутил крышку и прыжком вернулся на лестницу.

Там он был в безопасности.

Пауль поднес банку к лампе. Встав на задние лапы, тварь угрожающе пошевелила жвалами. Сомнений быть не могло. Это действительно лейкопаутинный паук.

Оставалось лишь надеяться, что они успели вовремя. Пауль помнил, что здоровый взрослый человек под воздействием этого яда умирает не сразу. Смерть наступает от остановки сердца.

— Держись, — прошептал он, поднимаясь по ступенькам.

Глава 8

Стакан свежего холодного молока был лучшим подарком в ее жизни. Девочка выпила все до дна и громко рыгнула. Принюхавшись, она потянулась за бутербродами и запихнула в рот сразу два. Сара просто не могла выпустить хлеб из рук.

Тело мгновенно наполнилось новыми силами, но желудок начал протестовать. В животе громко заурчало, но девочка не обращала на это внимания.

Похититель оставил ее одну и убежал. Она чувствовала, что его нет в комнате. И это не проверка! Громкий шум испугал его и отвлек. Вот он, ее шанс! Девочка понимала, что второй такой возможности может и не представиться, и потому не медлила ни секунды.

Вытянув руки перед собой и расставив пальцы, она стала искать выход. В незнакомом помещении двигаться всегда было сложно, но времени не было, поэтому приходилось мириться с тем, что она может на что-то наткнуться. Лучше набить пару шишек, чем еще раз оказаться в этой маленькой камере… или в Лесу Тысячи Лапок. Сара ударилась бедром, плечом и правым коленом, но выход все-таки нашла.

Миновав дверь, она почувствовала, что оказалась в комнате побольше. Тут было довольно холодно. Не останавливаясь, она побежала дальше и натолкнулась на что-то, на ощупь напоминавшее стул. За этим стулом обнаружился еще один, потом девочка ударилась о стол. Сара не понимала, где она находится, но эта большая комната со столами и стульями походила на столовую в интернате.

Грохот вдруг прекратился.

Замерев на месте, Сара прислушалась.

Ничего.

Кругом воцарилась тишина.

Нужно поторопиться, найти укрытие, а то он скоро вернется.

Не придумав ничего толкового, Сара упала на колени и поползла вперед. Пробравшись мимо ножек очередного стула, она почувствовала, что над ней что-то есть. Ощупав все вокруг, девочка догадалась, что находится под столом, окруженным несколькими стульями и накрытым скатертью. Сара надеялась, что здесь похититель ее не заметит, и потому просто уселась там, прижав ноги к телу и обхватив колени руками.

Она плохо себя чувствовала. Силы, полученные от выпитого молока, покинули ее. В животе урчало, желудок сжимался от спазмов. Она что, слишком быстро выпила молоко? Сара надеялась, что ее не стошнит. Однажды с ней такое случилось, когда после острого соленого обеда она выпила целый литр холодного сока. Девочка сопротивлялась изо всех сил, но уже чувствовала, как горячая волна поднимается к ее горлу.

«Не сейчас, ну пожалуйста, только не сейчас, ему нельзя меня слышать!»

А вот она его слышала!

Звуки, грохот, тяжелые шаги, шуршание. Потом на мгновение стало тихо, и осталось только урчание в ее животе.

— НЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕТ!!! — раздался вдруг отчаянный вопль, и голос кричавшего показался ей совершенно незнакомым.

И вновь шаги, теперь уже более быстрые. Похититель прибежал в комнату, где она спряталась.

— Где ты? — теперь голос звучал, как и раньше, нисколько не напоминая только что прогремевшее «Нет!!!».

Сара сжалась в комочек, мысленно уговаривая свой живот вести себя потише.

— Сара, золотце мое, выходи. Я не люблю играть в прятки. Да и опасно тебе тут прятаться. Вся комната набита хламом, ты можешь пораниться. Ты же этого не хочешь, верно?

По его голосу Сара слышала, что похититель продвигается по комнате. Он направился в ее сторону, но потом опять отдалился. Значит, он не видел ее под столом. Если сидеть тихо-тихо, то, может быть, он ее не найдет!

— Ах, Сара, сокровище мое, тебе не нужно меня бояться. Я не сделаю тебе ничего плохого. Сыграем в прятки, да? Но ты должна подсказывать мне. К примеру, пискнуть, как мышка. Тихонько скажи «пи», а я попробую тебя найти. А потом мы с тобой сядем и съедим по большой порции мороженого. Обещаю!

Сара слышала его слова, и они звучали соблазнительно. И голос у него был такой приветливый… Но она помнила, что заучила наизусть пару дней назад, когда похититель показал ей, кто он такой на самом деле: «Ты не должна ему доверять, он злой. Ты никогда не должна ему доверять, он злой». Девочка повторяла это, словно мантру, и не вылезала из-под стола.

Но в животе урчало все сильнее, спазмы становились все болезненнее. Она не знала, сколько еще продержится. К тому же похититель мог услышать, верно? В животе урчало так громко!

— Ну пискни, мышка моя! — его голос раздавался совсем близко.

Сара молчала, сильнее прижимая колени к животу, чтобы звуки были не так слышны, и отчаянно подавляла тошноту. Она чувствовала, что ее вот-вот вырвет.

— Пискни, мышка моя! — повторил он уже нетерпеливее. — Ну ладно. Тогда я принесу сюда пауков. И эта комната станет Комнатой Тысячи Лапок!

Она услышала, как он громко топает, но поняла, что он только притворяется. Шаги не удалялись. На такое она не купится.

Девочке становилось все страшнее. Если он действительно выполнит свою угрозу, принесет пауков и выпустит их тут, то она выдаст себя. Она не сможет сидеть тихо, если по ней будут ползать пауки!

— Ну выходи же! — вдруг закричал он.

Сара, тихо охнув, вздрогнула.

В сторону с грохотом полетели стулья.

Девочка уже не могла сдерживаться. Ее вырвало. Сара задыхалась, она больше не могла сидеть тихо. Но похититель все еще грохотал мебелью. Наверное, поэтому он ничего не услышал.

Но вдруг шум утих. Его шаги приблизились.

Глава 9

Пауль Адамек переминался с ноги на ногу, глядя, как его напарницу укладывают в завывающую машину «скорой помощи». Две патрульные машины, тоже с включенными мигалками, перекрыли улицу. Полицейские выставили заграждения, не пропуская внутрь любопытных.

Пауль чувствовал отстраненность. В магазине он наблюдал за тем, как врач и санитар пытались спасти Франциску. Ее сердце остановилось, и врач разорвал ей блузку, разрезал бюстгальтер и приложил электроды дефибриллятора к коже. Тело Готтлоб дернулось три раза, а потом сердце забилось вновь. Пауль просто стоял там, сжав кулаки и мучаясь от собственной беспомощности.

Готтлоб всегда была сильной женщиной, Пауль никогда не видел ее слабой и ранимой, кроме того, они с напарницей еще не сталкивались с ситуациями, когда их жизням угрожала опасность.

Врач реанимации ничего толком не сказал. Состояние Франциски было критическим, по дороге в больницу она могла умереть. Но могла и выжить…

В душе Пауля нарастала ярость. Она помогала держать мысли под контролем.

Этому Эдуарду Саутеру не уйти от него. Он заплатит за то, что сделал с Франциской! Так или иначе!

Решительно развернувшись, Пауль пересек улицу. На заднем сиденье машины его все еще ждала госпожа Цергузен. Увидев Адамека, она вылезла из «форда».

— Она не умерла? — робко спросила старушка.

Пауль увидел, что она плакала.

— Нет, она жива, но дела обстоят не лучшим образом. Нам остается только надеяться.

— И молиться, — голос Цергузен срывался.

Адамек молча посмотрел на нее. Он никогда не верил в молитвы.

— Расскажите, пожалуйста, все, что вам известно об Эдуарде Саутере, госпожа Цергузен.

— Но сперва нужно съездить к его родителям! — Старушка испуганно воззрилась на него. — Там что-то не так!

— Я уже отправил туда моих коллег. Они сообщат мне, как только что-то узнают.

— Понятно. Ну что ж, хорошо. А то у меня, знаете ли, очень плохое предчувствие. Надеюсь, с ними ничего не случилось.

— В каких отношениях вы состоите с семейством Саутеров? — начал Пауль.

Старушка явно находилась в состоянии шока, но очень старалась сосредоточиться.

— Я… я маникюрша и уже много лет делаю педикюр господину и госпоже Саутер. То есть родителям Эдуарда. Я с ними очень хорошо знакома, да и сына их знаю много лет. Хотя… Мне кажется, его никто толком не знает, он всегда был таким замкнутым пареньком. Друзей у него никогда не было… и девушки тоже. Как и отец, Эдуард всегда жил только ради магазина, ради своих животных.

— Так, значит, он получил лавку от родителей?

— Да, десять лет назад. С тех пор дело не заладилось, но я никогда не говорила об этом. Не хотела расстраивать его родителей, понимаете?

— Эдуард Саутер живет здесь, над лавкой? — Пауль мотнул головой в сторону дома.

— Да, наверху. Там раньше жили его родители. А почему вы спрашиваете?

— Госпожа Цергузен, это очень важно. Мы подозреваем, что господин Саутер похитил маленькую девочку. Вероятно, она еще у него, но он явно держит ее не здесь. Есть еще какое-то место, где он мог бы остановиться?

Цергузен, нахмурившись, задумалась.

В этот момент у Пауля зазвонил телефон. Достав трубку, он отвернулся.

Циллер с Киндлером доехали до дома Саутеров.

— Старики мертвы, — сообщил Бодо. — Мать Эдуарда на кухне. Кажется, ее тоже укусил паук. Отец в гараже. Ворота были закрыты, и, судя по всему, мотор проработал довольно долго. Когда мы приехали, он уже заглох, наверное, бензин закончился. Старик умер от отравления угарным газом. Ох, ну и дерьмо!

Пауль понял по голосу полицейского, что тот на взводе.

— Вы вызвали «скорую»?

— Конечно. Но они явно мертвы.

— Как только криминалисты закончат работать тут, я пошлю их к вам вместе с отрядом для охраны места преступления. Когда ребята подъедут, вы сами возвращайтесь сюда. Мне понадобится ваша помощь.

— Мы не откажемся поймать этого ублюдка.

— Естественно. И мы его поймаем.

Нажав отбой, Пауль повернулся к госпоже Цергузен.

— Вы ничего не вспомнили? — Он старался выглядеть невозмутимо.

— Звонили ваши коллеги? — Цергузен была неглупой женщиной.

Пауль молча кивнул. Глаза старушки расширились, и Адамек понял, что она ничего ему не скажет, пока не узнает правду.

— Саутеры мертвы. Оба.

Пауль не думал, что она способна испугаться еще больше, но это оказалось возможным. Закрыв лицо ладонями, женщина всхлипнула, мотая головой.

Адамек понимал, что теряет время, но позволил старушке успокоиться.

Наконец госпожа Цергузен посмотрела на него. Ее глаза покраснели.

— Дядя оставил Эдуарду в наследство старенькую гостиницу за городом, — сказала она.

Глава 10

На узкой гравиевой дорожке стоял потрепанный «пассат» с тонированными стеклами. Металлическая дверь гостиницы была приоткрыта. Это место до сих пор казалось пустынным и заброшенным, но сейчас тут явно кто-то был.

Макс выехал из города три часа назад, и солнце уже клонилось к горизонту. В его лучах гостиница выглядела еще мрачнее.

Припарковавшись прямо за «пассатом», Унгемах вышел из машины. С заднего сиденья он вытащил лом. Другие инструменты, купленные для взлома гостиницы, сейчас ему не понадобятся, поэтому молоток, лобзик и стальной трос остались в машине.

Сжимая лом в руке, Макс остановился между своим БМВ и «пассатом», задумчиво глядя на дверь. Почему она открыта? Это ловушка? Или преступник допустил ошибку?

Он увидел какие-то следы на гравии на углу дома. Пятясь и не сводя глаз с двери, Макс направился туда.

Земля пропиталась кровью, мелкий гравий буквально плавал в крови, и Унгемах заметил клок волос с остатками кожи. А еще три зуба. Человеческих зуба.

Ему стало дурно, и он быстро отвернулся.

— Ну выходи же! — закричал кто-то в доме.

Вздрогнув, Макс покрепче перехватил лом и пошел к металлической двери. Сердце бешено билось в груди. По дороге из города и даже во время прогулки по рынку Унгемах все время думал о том, что случится здесь. Он представлял себе, как вломится в заброшенную гостиницу и спасет похищенную девочку. Но все обстояло иначе. Он не мог контролировать ситуацию.

Судя по всему, Саутер искал кого-то. Наверное, слепую девочку. Но чья это кровь? Волосы? Зубы? Макс с ужасом подумал о том, что Франциска так и не взяла трубку, хотя он звонил ей по дороге сюда.

«Нет, этого не могло случиться!»

Подойдя к металлической двери, он осторожно приоткрыл ее пошире. За дверью виднелось длинное прямоугольное помещение, забитое полками, ящиками и стеллажами. Тут никого не было. Зайдя внутрь, Макс осмотрелся. Кровавый след вел к противоположной стене. Там была дверь, и оттуда выглядывали стоптанные подошвы ботинок. Кто-то лежал на полу!

Подкравшись туда, Макс нагнулся. Света хватило, чтобы узнать этого человека. Унгемах опознал его не по лицу, — от него осталось только кровавое месиво с торчащими осколками черепа, — а по фигуре, рукам, плечам. Это был его отец!

И вдруг раздался оглушительный вопль!

Не задумываясь больше о том, как его отец попал сюда и почему, Макс вскочил. Кричала девочка или женщина. И она была в беде.

Он попытался сосредоточиться на своем противнике.

«Это как на ринге, в точности как на ринге, — сказал себе Макс. — Если ты хочешь победить, нужно сконцентрироваться на бое. Нельзя отвлекаться. Думай только о победе».

Переступив через тело отца, Унгемах оказался в большом темном помещении, освещенном только одной слабой лампой, висевшей над столом.

Повсюду стояли столы и стулья, некоторые из них опрокинулись. По залу плясали тени.

Макс увидел высокого мужчину, в гневе толкавшего один из столов.

Вопль повторился.

— Я тебя нашел! — с триумфом заявил мужчина.

— Эй! — крикнул Макс. — Дерись со мной!

Покрепче сжав ломик, он двинулся по залу.

Мужчина замер на месте. В слабом свете Макс не мог рассмотреть его как следует, но увиденного было вполне достаточно: высокий, худощавый тип лет пятидесяти с голым торсом, разрисованным защитной краской, которой обычно пользовались только в армии. Над длинным кривым носом, тоже перемазанным краской, поблескивали очки в роговой оправе. «Это Саутер», — подумал Унгемах.

— Что вам здесь нужно?

Макс сделал еще один шаг вперед.

— Ах ты, проклятый мерзкий извращенец! Мне нужно, чтобы ты оставил девочку в покое. Иди сюда, сразись со мной.

До Саутера оставалось метра три, и Макс не видел его глаз, но чувствовал на себе его взгляд. Словно укусы красных лесных муравьев…

— Вам тут нечего делать! Немедленно покиньте мой дом!

Саутер двинулся вперед, не обращая внимания на девочку, которая переползла под соседний стол.

— Нечего делать? О нет, я знаю, что я тут делаю. Я ищу тебя! Но ты, наверное, не догадываешься, кто я, да?

Эдуард молча смотрел на него.

— Меня зовут Макс Унгемах. Мою сестру звали Сина, и ей было восемь лет, когда ты украл ее. И я хочу знать, что с ней случилось, иначе я придушу тебя собственными руками.

— Ты никогда этого не узнаешь, если убьешь меня, — помолчав, сказал Саутер.

— Верно! — Отбросив в сторону лом, Макс рванулся вперед.

Эдуард не рассчитывал на такую реакцию. Отпрянув, он натолкнулся на стол и чуть не упал, а Макс уже стоял перед ним.

Боксер принял стойку: руки подняты и выставлены вперед. Первый же хук левой сбил очки с носа Саутера. Эдуард упал на стол, карты разлетелись во все стороны. Макс не отставал. Саутер поднялся, пытаясь сопротивляться, но тщетно. Макс обрушивал на него удар за ударом: лицо, живот, почки, лицо, солнечное сплетение. Каждый удар был точным. Унгемах бил не в полную силу — он мог убить этого беззащитного слабого человечка парой ударов, но не хотел этого. Пока не хотел. Время еще не настало.

Хрипя, Саутер повалился на пол, залитый его кровью, и только тогда Макс остановился. Запыхавшись, он склонился над своим противником. Костяшки пальцев болели, но то была приятная боль.

— Теперь… ты… скажешь… мне… — Макс ловил губами воздух, — что… ты сделал… с моей сестрой!

Ответом ему был лишь хрип. Отойдя на пару шагов, Унгемах оперся о стол, пытаясь отдышаться. Эдуарду Саутеру не убежать от него. Никуда больше не убежать. Но Унгемах не готов был убить его, не узнав, что случилось с Синой. Он десять лет ждал этого дня. Десять лет дрался, выбирая не тех врагов, срывал злость на ни в чем не повинных людях. Он искал правду там, где не мог ее найти. Но сейчас перед ним на полу лежал единственный человек, которому все было известно. И Макс выбьет из него правду, если понадобится. Ради Сины. Ради своего отца.

Подняв руки, Макс уставился на окровавленные костяшки пальцев. Те уже начали распухать. Эти руки могли убить. Или нет?

Макс дрожал, плечи сотрясались. Его затошнило, и он едва сдержал рвоту.

Какой-то шорох привел его в себя. Девочка! Он совсем забыл о маленькой слепой девочке.

— Сара? Сара, тебе не нужно бояться. Он больше не причинит тебе вреда. Я пришел сюда, чтобы спасти тебя. Ты меня слышишь, Сара?

Она не ответила. Унгемах задумался. Он не мог оставить ее здесь. Девочка не должна услышать, что он сделает с Эдуардом Саутером. Она и так испугана. Кроме того, сейчас она никому не доверяет. Но нужно как-то выманить Сару и вывести ее отсюда. Усадить в машину. Там она будет в безопасности.

— Сара, пожалуйста, выходи, я хочу помочь тебе.

Молчание.

Макс посмотрел на Саутера. Тот не представлял угрозы.

Унгемах направился к столу, освещенному лампой, опустился на пол и прислонился спиной к стулу. Подтянув ноги к груди, он обхватил их руками.

— Знаешь… — начал он, думая над тем, как успокоить девочку, чтобы она доверилась ему.

Где-то в глубине его памяти находились нужные слова, и Макс чувствовал, как они рвутся наружу.

Он позволил себе погрузиться в прошлое, в то время, когда его душа еще не была темницей, а тело — крепостью. Когда в его жизни был человек, который для него что-то значил. Человек, которого он любил…

— Знаешь… У меня… У меня была младшая сестра. Сина. Ее звали Сина. Она была очень похожа на тебя! — Макс невольно улыбнулся, постучав пальцем по носу. — Вся в веснушках, и казалось, будто на нос ей села большая пестрая бабочка. У тебя есть веснушки? У Сины были. И медно-рыжие волосы, сверкавшие в лучах солнца. Правда-правда! Она всегда заплетала их в косы, повязывая белым бантом. Очень красиво. Жаль… жаль, что она сама себя не могла увидеть. Моя сестра… Сина… Она была слепой, как и ты. От рождения. Она никогда в жизни не видела солнца и облаков, но не печалилась. Я часто описывал ей солнце…

Макс почувствовал, как катятся слезы по его щекам. Но ему не было грустно, вовсе нет. Он был счастлив, словно Сина вернулась. Ее рука вновь мягко легла на его плечо, он явственно ощущал это, теплая, нежная рука, и Макс опустил туда ладонь, касаясь детских пальцев…

— Она всегда была очень веселой. Самый веселый человек, которого я знал. «То, что ты видишь, я могу почувствовать на ощупь», — всегда говорила она. Когда мы шли куда-то вместе, она держалась за мое плечо, и я был ее глазами…

«Самое безопасное место в мире — рядом с тобой, Макс».

Эта фраза, вспыхнувшая в памяти, принесла с собой горечь. Она так ошибалась…

Он громко всхлипнул.

— Я… я подвел ее… — Запрокинув голову, Макс сглотнул слезы. — Она доверяла мне, а я подвел ее. Пришел этот человек и отнял ее у меня. Так же, как он забрал тебя.

Он больше не мог говорить. Голос срывался, пропитываясь слезами и горечью. Но тут Унгемах услышал скрип стульев. Где-то в глубине темного зала Сара вылезла из-под стола.

— Опиши мне солнце, — прошептала она из темноты.

Макс тыльной стороной ладони вытер лицо.

— Что? — его голос дрожал.

— Солнце. Опиши его, как ты описывал его сестре.

Это была проверка. Девочка выйдет из укрытия, доверившись ему, только если он сумеет описать ей солнце так, как делал это для Сины.

Макс закрыл глаза, вспоминая, и слова, эти поэтичные, напоминавшие музыку слова, тут же всплыли в его голове. Слова, которые так любила Сина.

— Солнце! — начал он тихо, но уверенно. — У солнышка нет рук, но оно гладит тебя по голове, и ты чувствуешь, как его тонкие пальцы ложатся тебе на лицо, греют кожу, проникают внутрь, согревая твое сердце. Иногда солнце нежное, как дыхание теплого ветерка, а иногда горячее, словно огонь костра, и тебе кажется, что ты сидишь совсем-совсем близко к этому пламени. Руки солнца могут обнять тебя, обернуть все твое тело, и тогда ты чувствуешь себя защищенной, словно малыш в животике у мамы. А когда вечером солнце клонится к горизонту, то прячется не сразу, оно прощается с нами, целует нас, и тебе кажется, что ты выходишь из теплой воды, и теперь, когда твоя кожа уже над водой, солнышко веет прохладой. Но оно всегда оставляет нас с верой в сердце — верой в то, что оно вернется.

Глава 11

Пауль, нервничая, постоянно поглядывал в зеркало заднего вида. Он проверял, не отстали ли Киндлер с Циллером, но его коллеги ехали прямо за ним. К ним присоединилась патрульная машина с двумя полицейскими. Никто не знал, что их ждет в старой гостинице, о которой рассказала им госпожа Цергузен, но после всего увиденного Пауль не хотел рисковать. Лучше подогнать тяжелую кавалерию, чем остаться без прикрытия. Довольно уже того, что Франциска, ни о чем не подозревая, пошла в этот зоомагазин и попала в ловушку.

Такого нельзя было ожидать, конечно, но Пауль все равно винил себя. Франциска не должна была ехать одна, он же ее напарник, он должен был оставаться рядом с ней, и тогда ничего бы не случилось. Она сейчас не боролась бы со смертью. Вся эта ситуация, необходимость совмещать семью и работу по-настоящему ужасна, и долго так продолжаться не может. Неужели он сейчас переживает то, что случилось со многими его коллегами? У них дело дошло до развода… Пауль не хотел этого. Не может же быть, чтобы работа пожирала все его время, разрушая любые отношения. Он найдет способ, какой-то другой способ успевать и дома, и на службе. Другой. Потому что из-за его теперешнего поведения Готтлоб может умереть.

Зазвонил мобильный. Младший член их команды, Сонке Рюге, поехал в больницу к Франциске по поручению Пауля.

— Никто мне ничего не говорит, — мрачно сообщил Сонке. — Но все бегают туда-сюда с хмурыми лицами. Извини, ничего больше сказать не могу.

— Оставайся там, ладно? И звони, как только появятся какие-то новости.

— Конечно.

Адамек повесил трубку. Отсутствие новостей вызывало тревогу. Франциска — сильная женщина, она будет сражаться, но в лавке она была на пороге смерти, в сущности, умерла, пусть и на мгновение. Пауль не знал, что ему думать. И это сводило его с ума.

Машина проехала мимо оранжевой таблички с надписью «Пеннигсаль». Пауль поддал газу, так как, согласно навигатору, тут нужно было свернуть направо. Выехав на узкую улицу, Адамек чуть не столкнулся с огромным трактором, перегородившим дорогу. Из-за тюков соломы он не мог разглядеть водителя.

Пауль посигналил, но, вместо того чтобы отъехать в сторону, водитель трактора остановился и спустился вниз. Вид у этого пожилого человека с большим пузом и толстыми руками был разгневанный.

— Вы в своем уме?! — заорал он на Пауля, опустившего боковое стекло.

— Полиция! — рявкнул в ответ Адамек. — Освободите дорогу, мы работаем!

Толстяк посмотрел на два других автомобиля, ехавших за Паулем.

— Я тоже работаю, но из-за этого не ношусь по улице, словно бешеная свиноматка.

— Если вы немедленно не дадите нам проехать, я вас арестую, — завопил Адамек, чувствуя, как кровь приливает к голове.

Но толстяк спокойно прислонился к машине.

— А потом сами отгоните мой «фендт»[12] или как? — Он ткнул пальцем в тарахтящий на холостом ходу трактор, чем-то напоминавший огромного медлительного динозавра.

Пауль понимал, что не сумеет управиться с этой махиной.

— Вы сегодня уже третьи несетесь по этой улице как угорелые. Еще один такой гонщик — и я перегорожу трактором дорогу до утра. Можем поспорить на ваши городские задницы.

Выпалив все это, он повернулся и нарочито медленно пошел к своему фендту.

Пауль, качая головой, посмотрел ему вслед. Видимо, в этом сельские жители ничуть не отличались от городских. Никакого уважения к полиции. Теперь полицейские стали изгоями, хотя сами каждый день рисковали ради общества головой. Извращенный мир, в котором так легко сорваться. Адамек чувствовал, что близок к этому. И жарко ему не только из-за солнца.

Трактор проехал мимо, фермер помахал им рукой на прощание. Показав ему средний палец, Пауль вдавил педаль газа в пол.

Глава 12

Макс на руках вынес девочку на улицу. При свете дня он с изумлением заметил, насколько она похожа на Сину. Конечно, черты лица несколько отличались, да и мимика тоже, но в остальном она была точной копией его сестры. Франциска оказалась права: Саутер выбирал себе жертв определенного типа.

Сара вылезла из своего укрытия, обхватила его руками за шею и больше не хотела отпускать. Она дрожала, от нее пахло рвотой, старым потом и мочой. Макс не представлял себе, через что бедняжке пришлось пройти за последние дни. Он сочувствовал ей и в то же время испытывал странное уважение к этой девочке. Она не только пережила все это, но и попыталась противостоять Саутеру, попыталась сбежать. Она не осталась просто жертвой. А для этого нужно мужество. Сильная девочка. Сина тоже была такой. Она наверняка сопротивлялась, хотя ей это и не помогло. Но иногда важнее сохранить гордость и достоинство, даже если это приведет тебя к смерти. Для этой малышки все завершилось благополучно. Сине же не повезло.

Подойдя к машине, Макс усадил девочку на заднее сиденье. Он хотел, чтобы она подождала его там, пока он разберется с Саутером. Но Сара не отпускала. Ее ручки сомкнулись на его шее, словно зажимы. Взяв ее за запястья, Макс осторожно высвободился.

— Не бойся, Сара. Это моя машина, и тут ты в безопасности. Никто больше не причинит тебе вреда, обещаю. Но мне нужно будет уйти ненадолго.

— Нет! — простонала она, сопротивляясь.

Девочка хотела обнимать его за шею…

— Тсс! Не бойся. Это ненадолго. Всего пару минут. Мне нужно пойти и связать этого злого дядю, чтобы он не убежал, понимаешь?

Макс отцепил ее ручки, но не отпускал их, щекоча ладони. Девочка подняла голову, и он заглянул в ее покрасневшие от слез глаза. Несмотря на ее слепоту, в них отражались все эмоции. А потом руки Сары метнулись к его лицу, кончики пальцев мягко легли на щеки. Унгемах не мешал ей, хотя время поджимало: Макс не думал, что Саутер быстро оправится, но не был уверен до конца. Кроме того, он хотел поскорее покончить со всем этим.

— Обещай, что вернешься, — сказала Сара.

— Обещаю. А потом я отвезу тебя домой, хорошо?

— Хорошо, — она всхлипнула. — Только я спрячусь.

— Да, спрячься. Можешь забраться вот сюда, там тебя никто не увидит! — Макс помог ей залезть в тень под сиденьем. — А теперь я закрою дверь. Не бойся, я скоро вернусь.

— Когда?

Макс подумал немного.

— Сосчитай до ста. Умеешь?

— Конечно!

— Когда досчитаешь, я уже вернусь.

Он прикрыл дверь, но захлопывать не стал, так как ключ еще торчал в замке зажигания. Сара досчитает до ста довольно быстро, а Макс не хотел разочаровывать девочку, так что нужно поторопиться. Когда он ехал в гостиницу, то в голове было пусто, и Унгемах не знал, что ему делать. Что ему делать с Саутером. Но Сара развеяла его ярость. После того как Макс рассказал ей о Сине и солнце, он чувствовал приятную усталость, словно после затяжной тренировки. Скорее всего, у него не хватит сил выбить из Саутера правду. Наверное, нужно просто связать его и передать полиции. Это будет лучший выход.

Войдя в зал, Макс принял решение.

Но уже через мгновение весь его план полетел к чертям. Саутер исчез.

На паркете виднелась лужа крови. И кровавый след вел в темную часть зала.

Макс присмотрелся внимательнее, но ничего не увидел. Может быть, там еще одна дверь? Рядом с прилавком? След вел туда. Унгемах не понимал, как этот слабый человечек так быстро пришел в себя, но теперь это уже не имело значения. В таком состоянии ему далеко не уйти.

Направляясь к двери, Макс подобрал ломик. Холодная сталь в руке придавала ему уверенности. Может, так и лучше! Он не смог бы ударить беззащитного человека, лежащего на полу, но если Саутер нападет, то все будет выглядеть совсем иначе.

У прилавка действительно обнаружилась дверь. Дверь, которая открывалась в обе стороны…

Справа на стене багровел отпечаток ладони. Саутер прошел здесь. Толкнув дверь ломом, Макс приоткрыл ее и заглянул в сумрак комнаты. На стене он нащупал выключатель, и под потолком вспыхнула пара ламп.

Это кухня. И она пуста.

Макс зашел внутрь. В центре большого стола стояли пустой стакан и упаковка молока, рядом — тарелка с горсткой крошек. Холодильник был распахнут, из него лился свет. Заглянув внутрь, кроме продуктов Унгемах обнаружил там множество стеклянных ампул. Надписи на латыни ни о чем ему не говорили, но выглядели эти препараты довольно странно.

Захлопнув холодильник, Макс оглянулся. Где же Саутер? Окон тут не было, только узкая прорезь в стене, заколоченная досками. Лишь через какое-то время Макс обратил внимание на занавеску на стене. Она шевелилась…

Перехватив лом, Унгемах двинулся к ней. Он шел крадучись, стараясь не издавать никаких звуков, уверенный, что Эдуард прячется у стены, ожидая своего шанса напасть. Но Макс этого не допустит!

Он подошел к занавеске, замахнулся и ударил ломом справа налево, ожидая, что сталь вонзится в плоть и раздастся исполненный боли крик… Но ткань легко отлетела в сторону, и Макс чуть не упал, потеряв равновесие.

За занавеской скрывался проход в узкий коридор, ведущий и направо и налево. Унгемах попытался вспомнить, как выглядело здание снаружи, и понял, что коридор находился в пристройке с кегельбаном. Судя по всему, он тянулся вдоль всей стены, от одного угла пристройки к другому. Выход на кухню располагался в центре.

Тут было темно, но Макс сумел разглядеть пару капель крови на полу справа и понял, в какую сторону направился Саутер.

Он уже хотел пойти по следу, когда с грохотом захлопнулась какая-то дверь, да так, что задрожали стены. Вспомнив о металлической двери в торцевой части кегельбана, которая выходила к лугу и лесу, Макс бросился бежать.

Саутер не должен был уйти!

Если он доберется до леса, шансы на побег увеличатся, а Макс не мог этого допустить.

Пробежав по узкому коридору, он свернул налево. Там виднелись три металлических двери — все они были закрыты. Саутер мог притаиться за любой из них. Или он действительно выскользнул через торцевую дверь, чтобы укрыться в лесу.

Куда же бежать?

Макс выбрал дверь на улицу.

Опустив ладонь на металлическую ручку, он глубоко вздохнул и резко распахнул дверь. Та ударилась о противоположную стену и отлетела назад, так что пришлось придержать ее ногой.

Теплый воздух. Стрекотание сверчков. Травяные ароматы луга. И след, тянущийся к лесу…

Максу показалось, что он заметил кого-то, быстро скрывающегося за деревьями.

Глава 13

Клонилось к горизонту солнце, словно разрезая луг на две половины так, что на одной разливался теплый желтый свет, на второй же протянулись синеватые тени высокого леса. Было уже не так жарко, как днем, но Макс взмок от быстрого бега. Ориентируясь по приметному следу в высокой траве, Унгемах направлялся к кромке леса. Сердце глухо билось в груди, тяжелый лом мешал бежать, так что вскоре Макс зашвырнул его в поле. Ему не нужно оружие. Он боксер. Хватит и его рук.

Между полем и лесом пролегала полоса сухой травы шириной метра два, след на ней терялся, но вскоре Макс сумел разглядеть его. А вот в лесу след пропал окончательно. Унгемах остановился и посмотрел вперед. Лес был глубоким и тенистым, лучи заходящего солнца косо падали сквозь кроны елей, теряясь в темном непроглядном подлеске. Саутер побежал сюда, и у него была фора всего две-три минуты, не больше, но ему уже удалось скрыться. Макс не мог найти следов, значит, нельзя было терять время! Унгемах помчался вперед наобум, огибая кусты и лежавшие на земле ветки. Эдуард тоже наверняка выбирал самый простой путь. Сухие сучки хрустели под ногами, а такой шум хорошо слышен в лесу. Подумав об этом, Макс остановился и прислушался. Слева действительно доносился треск!

Изменив направление, Унгемах побежал дальше. Тонкие ветки молодых деревьев били его по лицу, царапали плечи. Перепрыгнув через поросшее мхом бревно, Макс еще в прыжке увидел овраг, но остановиться уже не мог. Он приземлился неудачно, потянув сухожилия на обеих ногах. Лодыжки пронзила острая боль, он упал на колени и в ярости замолотил ладонью по земле.

— Вот дерьмо!

Перевернувшись на спину, Макс потер ноги. Сухожилия не порвались, но растяжение было довольно болезненным. Прихрамывая, он побежал дальше, уже медленнее, чем раньше. Унгемах сжал зубы, пытаясь не обращать внимания на боль, как учил его Колле. Это сознание воспринимало боль, ограничивая способности тела. Но сейчас Макс не мог допустить подобного. Он привык к бою, привык контролировать боль, преодолевая все ограничения.

Минут через пять бега лес изменился. Если сперва это был смешанный лес с елями, лиственными деревьями и кустами, то теперь вокруг возвышались лишь сосны. Их длинные стволы, прямые, словно свечи, тянулись к небесам, а раскидистые кроны почти не пропускали солнечный свет. В лесу уже царили сумерки, и, хотя подлеска тут не было, Макс ничего не мог разглядеть. Он бежал наудачу, все больше удаляясь от гостиницы, просто чтобы не сдаваться. Этому подонку не уйти. Перепрыгнув через очередное бревно, Унгемах вдруг понял, что ему знаком этот лес. В детстве они часто играли тут с Юргеном, но никогда не заходили глубже, чем на пару сотен метров.

Когда опускались сумерки, а привычный мир скрывался за стволами деревьев, в лесу становилось страшновато, и вспоминались жуткие истории о ведьмах и леших, которые так часто рассказывают детям. Тут эти сказки словно становились былью.

Но теперь восприятие Макса изменилось. Здесь и сейчас это лишь большой лес, и единственный, кого тут нужно бояться, — человек. Эдуард Саутер.

Прислушавшись, Унгемах уловил впереди хруст веток и побежал дальше. Через пятьдесят метров он наткнулся на глубокий овраг. Земля была усыпана сосновыми иголками и ветками, тут валялось даже поваленное дерево. След отчетливо вел по оврагу вниз, а потом вверх. Остановившись, Макс увидел вдалеке какое-то движение.

Осторожно спустившись в лощину, он с трудом вскарабкался наверх и побежал дальше. Земля тут была ровной, да и подлеска не было, так что он быстро продвигался вперед, догоняя Саутера.

И вдруг мельтешение за деревьями прекратилось!

Унгемах бросился к тому месту, где заметил движение в последний раз. Он вовремя понял, что произошло, и успел остановиться. На уступе высотой четыре метра. Лес тут обрывался, теплые лучи солнца гладили лицо. Впереди открывался изумительный вид, мерно текли воды ручья.

Но Макс всего этого уже не замечал.

Глава 14

Остановив патрульную машину, они заблокировали улицу. Пауль приказал полицейским вызвать скорую и попросить прислать сюда подкрепление.

Они с Киндлером и Циллером двинулись к старой гостинице. На узкой гравиевой дорожке справа от дома стояло два автомобиля: старенький «пассат» с тонированными стеклами и БМВ модели Х-5 с гамбургскими номерами.

— Это машина того боксера, — удивился Киндлер. — Он-то что тут делает?

— Сейчас все узнаем. Вперед! Но будьте осторожны.

Достав табельное оружие, они прошли к зданию. Пауль первым добрался до БМВ и прижался к его корпусу, заглянув внутрь. Никого.

Кивнув, он дал Циллеру знак продвигаться вперед. Полицейский перебежал к «пассату». Проверив и вторую машину, они с Киндлером осторожно пошли к открытой двери гостиницы. Пауль уже хотел последовать за ними, когда заметил внутри автомобиля какое-то движение.

Отойдя на шаг, он прицелился в заднее стекло БМВ. Палец уже лег на спусковой крючок снятого с предохранителя пистолета. И вдруг Адамек увидел личико маленькой девочки, лежащей между сиденьями.

Поставив вальтер на предохранитель, он убрал оружие.

— Быть этого не может! — вырвалось у него.

Киндлер остался у двери, а Циллер подошел к БМВ.

— Что там?

Пауль осторожно приоткрыл дверцу.

— Там маленькая девочка. Та, из интерната!

Сара лежала между сиденьями, свернувшись клубочком. Она плакала. Слепые глаза обратились к Адамеку.

— Ты сказал считать до ста. До ста! А я досчитала уже до четырехсот! — ее губы дрожали от рыданий.

Пауль махнул рукой патрульным, и они подошли к машине.

— В БМВ маленькая девочка, жертва похищения из интерната. Позаботьтесь о малышке, пока не приехала «скорая». Пусть ваш коллега вас подстрахует. Скорее всего, преступник еще в здании. Мы заходим.

Кивнув, один из патрульных заглянул внутрь.

— Привет, маленькая, — начал он. — Я полицейский, и…

Услышав чужой голос, Сара громко завопила. Патрульный невозмутимо забрался в автомобиль, захлопнул дверцу, и крик затих.

Пауль отвернулся. Девочка была в безопасности, о ней можно не волноваться. Где же преступник?

Втроем они прошли к металлической двери. Вытащив оружие, Пауль кивнул коллегам.

— Хотите дождаться спецназа?

Оба покачали головой.

— Я тоже, но спросить надо было. Ладно, возьмем этого ублюдка. Но будьте осторожны. Не уверен, нет ли и тут каких-нибудь ядовитых тварей.

Циллер прошел вперед, проверяя склад. И тут все они увидели чьи-то ноги, торчащие из дверного проема. При виде трупа полицейские замерли. Они многое повидали на своем веку, но это кровавое месиво, оставшееся на месте лица, было одним из худших зрелищ в их жизни. Пауль не знал этого человека, но это был точно не Макс Унгемах. Убитый был намного старше, да и фигура не та.

Киндлер первым переступил труп, пробираясь в темный зал.

— Тут есть выключатель? — спросил он, не оборачиваясь.

Пауль нащупал целый ряд выключателей и перещелкал их друг за другом. Над столами зажглась пара ламп, но далеко не все, зато засияла огромная роскошная люстра в центре зала. С декоративных канделябров свисала паутина.

И вновь Адамек не мог поверить собственным глазам.

Зал был площадью десять на двадцать метров, стены обиты темным деревом, потолок выложен поблекшими панелями. Повсюду стояли круглые столы — их было штук сорок, и, кроме трех столов в центре, все они располагались очень аккуратно, на совершенно одинаковом расстоянии друг от друга. На столах лежали скатерти, и не старые и поблекшие, а свежие, белоснежные, хрустящие. А на скатертях покоились длинные ряды карт. Ряды валетов, дам, королей, тузов…

Пауль подошел к столу.

Карты лежали так аккуратно, что их края полностью совпадали. Расстояния между рядами тоже были одинаковыми, и Адамек предположил, что если бы он замерил их линейкой, то они совпали бы до миллиметра. На каждом столе было около пятидесяти карт.

— Охренеть… — пробормотал он, пытаясь представить себе, что же за человек этот Саутер.

В голове вертелись такие слова как «навязчивая идея» и «педантичность», но больше ничего о характере Саутера он не знал. С подобным Адамек еще не сталкивался.

Киндлер, дойдя до центра комнаты, указал на пятно крови на паркете, вокруг которого были рассыпаны карты.

— Свежая кровь. И два зуба, — тихо сказал он, указывая на кровавый след. — Тянется вон туда.

Они пошли по следу. Как и Макс, полицейские оказались на кухне. Они медленно продвигались вперед, ведь им приходилось проверять по дороге все комнаты и возможные укрытия. Так как занавеска, закрывавшая вход в коридор, уже была отдернута, Пауль сразу увидел узкий коридор кегельбана. Ламп тут не было, так что пришлось идти в полутьме. Циллер остался на кухне, подстраховывая коллег, пока те не дошли до угла коридора и не подали ему знак следовать за ними.

— Это та длинная пристройка, которую мы видели с улицы, так? — спросил Бодо.

Пауль кивнул.

— Я думаю, это бывший кегельбан.

Узкий коридор привел их в конец здания, где находилась комната метра четыре в ширину. Окон в ней не было. Напротив виднелась еще одна дверь, а слева в стене из шероховатого песчаника, сооруженной не так давно, как все здание, — еще три металлических двери, расположенных на расстоянии нескольких метров друг от друга. На каждой двери было по два засова, один на уровне лица, второй — колен. Они были открыты. Под потолком проходили металлические трубы вентиляции.

Сперва Пауль направился к двери слева, единственной, в которой ключ торчал в замке. Дверь открывалась на улицу. Прикрыв ее, он указал оружием на другую дверь. Туда подошел Циллер. Пока коллега прикрывал его, Бодо открыл дверь и зашел внутрь. Киндлер и его напарник скрылись в комнате, а Адамек встал у стены, чтобы видеть и коридор, и все двери. Пауль был на взводе. Где-то тут прятался Саутер. Или он выбежал наружу и боксер преследовал его? Как только они осмотрят все комнаты в доме, нужно будет проверить и эту версию. Необходимо двигаться шаг за шагом, чтобы не наделать ошибок. Пауль жалел, что не вызвал спецназ сразу, как только они выехали из Ганновера. Теперь же приходилось подвергать риску своих коллег.

Циллер с напарником вернулись.

— Там туалет. Им недавно пользовались. Там есть и ершики, и бумага, и ведро, все чистое. Даже гигиенические прокладки есть.

Неужели Саутер планировал все настолько, что уже сейчас начал покупать прокладки для восьмилетней девочки? Странно. Но, с другой стороны, Саутер вообще был странным человеком. Безумцем.

— Хорошо. Теперь проверим другие двери. Каждому по одной.

Они заняли позиции, каждый у своей двери, и по команде Пауля — раз, два, три! — ударили по выведенным наружу выключателям, распахнули двери и хором крикнули: «Полиция!»

Пауль, выбравший центральную дверь, удивленно уставился на скудно обставленную спальню, больше напоминавшую тюремную камеру. Тут стояли кровать без матраса, стул, стол и большой деревянный ящик, больше ничего. Признаков того, что тут кто-то жил, не было. Все было покрыто пылью, под потолком мигала люминесцентная лампа.

В противоположной стене виднелась еще одна дверь, тоже металлическая. Подойдя к ней, Пауль опустил ладонь на ручку, но помедлил. Пригладив взмокшие от пота волосы, он глубоко вздохнул, чувствуя, что нервничает все больше. Рука, сжимавшая табельное оружие, подрагивала. Неужели ему сегодня придется стрелять в человека? Впервые в жизни. Эта мысль беспокоила Пауля, не давая ему открыть дверь. Прятаться больше было негде, так что, скорее всего, Саутер именно там.

Собравшись с духом, он нажал на ручку. Дверь была не заперта и тут же распахнулась. От изумления Адамек замер на месте. Открывшееся перед ним зрелище заставило его испугаться за свой рассудок.

Фред Киндлер, войдя в соседнюю комнату, столкнулся с иной ситуацией. Тут тоже были стол, стул, кровать, правда, с бельем, но тут явно кто-то жил. В комнате царили чудовищный беспорядок и грязь. В углу стоял большой сундук с одеждой, на полу валялась разбитая посуда, между ними лежала кучка человеческих экскрементов. В комнате сильно воняло. Пройдя вглубь, Киндлер попытался открыть дверь, находящуюся напротив, но та была заперта, а ключа в комнате не обнаружилось. Полицейский нерешительно оглянулся. Тут кого-то держали взаперти, наверное, ту самую слепую девочку, и у него заныло в груди, когда он представил себе, через что пришлось пройти этой малышке. Но они сумели найти ее живой! Это немного утешало.

Спасаясь от вони, Фред вышел наружу и последовал за Паулем в центральную комнату. По обстановке она напоминала соседнюю, но дверь напротив была открыта. Пауль стоял в дверном проеме, рука с пистолетом плетью повисла вдоль тела. Полицейский не двигался.

Киндлер подошел к шефу, собираясь что-то сказать, но слова застряли у него в горле. Прошло пару секунд, прежде чем он вновь смог говорить.

— Что это, черт побери?!

Впереди раскинулся огромный зал с высоким, метров пять, потолком. Раньше в этом помещении находился кегельбан, но теперь оно полностью преобразилось.

Превратившись в тропический лес!

Гигантский аналог террариума, который они видели в городской квартире Саутера.

Потолок состоял из пропускающих солнечный свет пластин, так что лучи падали на зеленую листву, вьющиеся растения, лианы, большие каучуковые деревья, пальмы, мох и лишайники. Ни стен, ни пола из-за густой растительности не было видно. Перед полицейскими открывался чуждый, полный зелени мир, и даже запахи и звуки были какими-то нездешними. Воздух был очень влажным, где-то плескалась вода, сладковато пахло гнилью. Под потолком проходили водопроводные трубы с разбрызгивателями, приспособленными для того, чтобы в этом искусственном лесу шел дождь. Воздух наполняли стрекот цикад и щебет маленьких птичек, но никакой живности видно не было. Кто-то затратил чертовски много времени и усилий, не говоря уже о деньгах, чтобы создать террариум из тех, что Паулю приходилось видеть только в больших зоопарках. Идеальную копию тропического леса.

Киндлер решился сделать шаг вперед, ступив на мягкую влажную почву, и огляделся. Он указал на стену с тремя дверями, ведущими в уже обысканные ими комнаты.

— Что это? Он держал девочку в той комнате. А что потом? Он загонял ее прямо в свой террариум? Зачем ему это? Я не понимаю.

Пауль промолчал. Сейчас его заботил другой вопрос.

— Какой длины бывают кегельбаны?

— Обычно метров двадцать-тридцать, точно не знаю, — ответил Фред.

Значит, его длина около тридцати метров, ширина — метров пятнадцать, прикинул Пауль. И Саутер мог спрятаться где угодно. Возможно, он прямо сейчас смотрит на них из изумрудно-зеленых зарослей. И ждет, чтобы они пошли вперед… Адамеку стало не по себе.

— Пойдем? — неуверенно предложил он.

— Ни в коем случае! — мгновенно отрезал Киндлер. — Только подумай о пауках и змеях! Тут может скрываться любая ядовитая тварь. Не будем рисковать.

Пауль кивнул. Он был согласен с коллегой. Пусть об этих искусственных джунглях позаботятся профессионалы. Им же сейчас нужно проверить помещения. Пока что они не продвинулись к своей цели ни на шаг.

Сзади подошел Циллер. Ему тоже потребовалось время, чтобы преодолеть изумление.

— Что вы нашли в комнатах? — спросил Пауль, стараясь взять себя в руки.

— В моей комнате на столе стоит посуда, в углу сундук с одеждой, на кровати спали… Несомненно, он держал девочку именно там… — Бодо не сводил глаз с джунглей.

Киндлер удивленно вздернул брови.

— В соседней комнате тоже кого-то держали. Там все выглядит точно так же.

Глава 15

Из-за растянутых связок Макс не мог прыгнуть и потому просто съехал по обрыву на мягкий песок пляжа.

Эдуард Саутер стоял спиной к воде и неотрывно смотрел на него. Обхватив рукой шею девушки с длинными медно-рыжими волосами, он приблизил шприц к ее горлу. Тонкая игла находилась в двух сантиметрах от кожи.

Одетая в шорты и лифчик девушка была худой, почти изможденной, ей не хватало сил на то, чтобы сопротивляться. Застыв от страха, она широко распахнула слепые серо-зеленые глаза. На щеках и крыльях носа виднелись россыпи веснушек.

— Убирайся вон! — крикнул Саутер.

Его лицо превратилось в испачканную кровью маску, глаза опухли, наверняка он почти ничего не видел. Во рту между передними зубами зияли две большие дырки. Макс даже не заметил, что выбил ему резцы.

— Убирайся, или я сделаю укол. В шприце яд лягушки-листолаза. Никто не поможет ей, если я воткну иглу. — Саутер сильно шепелявил, но Макс его понял.

— Отпусти ее, — спокойно произнес он.

Лицо девушки мгновенно изменилось. Только что она казалась апатичной, парализованной страхом, но теперь ее тело напряглось, глаза распахнулись еще шире, губы задрожали.

— Я убью ее, клянусь. Отпусти меня, иначе я убью ее. — Его голос захлебывался, он был близок к панике.

Макс сделал шаг вперед.

— В молодости ты часто рыбачил тут со своим дядей, верно? Ты видел нас, видел, как Сина разделась, и тогда придумал все это.

— Ты ничего не знаешь, ничего! Оставайся на месте, иначе я воткну иглу!

Рука Саутера дрожала. Он был тяжело ранен, едва держался на ногах. Эдуард вот-вот потеряет сознание, это лишь вопрос времени.

Максу удалось отвести взгляд от лица девушки и посмотреть на Саутера. В глазах Эдуарда горели ненависть, боль, ярость — все сразу. Этот человек был непредсказуем, он не пойдет на переговоры, это было ясно.

Над полем по ту сторону ручья в небо с карканьем взвилась стая ворон. Солнце, плеск воды, золотистые поля — все это вернуло Макса в прошлое, в тот прекрасный день, проведенный вместе с сестрой. И это ощущение вызвало в памяти незначительные детали, забывшиеся за долгие годы.

Следующую фразу он произнес совершенно рефлекторно, даже не задумываясь.

— Ох и крепкая же у тебя черепушка! — громко и отчетливо проговорил Макс.

— Что? — изумленно прошипел Саутер.

— Ох и крепкая же у тебя черепушка! — повторил Унгемах.

И вдруг девушка с силой ударила Саутера затылком в челюсть. Эдуард отшатнулся назад, ослабив хватку, девушка выскользнула из его рук, и они оба упали на землю.

Макс тут же очутился рядом. Перехватив руку, все еще сжимавшую шприц, он одним движением сломал Саутеру пальцы. Шприц упал на песок. Эдуард завыл, словно пес, и попытался высвободиться, но тщетно. Схватив Саутера за волосы, Макс потащил его к воде и швырнул на песок, а затем погрузил лицо Эдуарда в воду. Тот замолотил руками и ногами, но из железной хватки Унгемаха вырваться было невозможно. Макс безжалостно топил ненавистного врага, глядя на поля на том берегу ручья.

Сейчас он покончит со всем этим раз и навсегда. Это чудовище не заслуживает милости. Эдуард Саутер умрет сегодня, на этом берегу, умрет от его руки.

Мягкая ладонь опустилась Максу на плечо, на то самое место, где лежала всегда. Только теперь эта рука стала больше. Все-таки прошло десять лет. Тонкие пальцы сжали напряженные мышцы на шее.

— Макс, — тихонько сказала Сина. — Все уже кончилось.

И Саутер обмяк в его руках.

Эпилог

Сгустились сумерки, и над озером воцарилась тишина. Легкий ветерок, певший в кронах сосен, трели чомги, тихое урчание моторной лодки на другом берегу, — все стихло. Разговоры тоже стали тише, все чаще перемежаясь паузами. Лучше молчать о том, о чем нельзя говорить.

Макс сидел на террасе дома, любуясь зеркальной гладью озера.

— Вскоре после того, как я поговорил с Юргеном, мой отец пришел на заправку в Пеннигсале. Юрген рассказал ему, что видел меня у старой гостиницы… У него не было причин молчать об этом, Юрген ведь не подозревал ничего плохого, для него встреча со мной стала маленькой сенсацией… Что ж… Мой отец сложил два и два. Прошло десять лет, и тут я приезжаю в нашу деревню, начинаю задавать вопросы о людях, рыбачивших на берегу озера, когда Сина исчезла. Я пробудил в нем интерес… Собственно, я и не поверил в его притворное равнодушие. Отец привык всегда искать виноватых. Раньше он винил меня в исчезновении Сины. А потом я спросил его об этом рыбаке, Вилкенсе. Отец, как и я, тут же подумал о Саутере. Он был импульсивным человеком и, конечно, сразу помчался в заброшенную гостиницу. Так же, как и я.

— То, что произошло с ним, могло случиться и с тобой! — Франциска нахмурилась. — Я все еще зла на тебя. Ты представляешь, какой опасности подвергался?

— А что мне было делать? — Макс пожал плечами. — Ждать? Снова ждать? Я и так впустую потратил целых десять лет моей жизни.

Франциска задумчиво смерила его взглядом. Ей нечего было возразить. Макс был прав.

Наконец она отвернулась, глядя на закат. Красное солнце, повисшее над озером, заливало черный лес последними лучами, так что темные кроны отдавали багровым.

Прошло две недели с тех пор как Франциска чуть не погибла в подвале, полном ядовитых пауков. Она по-прежнему вскакивала ночью, пробужденная кошмарами, боялась темноты, не могла оставаться одна в комнате и вздрагивала, как только замечала тень на полу. Происшествие травмировало ее, и Франциска не скоро оправится. Она пока отказывалась обращаться к психотерапевту, но подозревала, что не сможет выздороветь без помощи специалиста.

Но здесь, снаружи, на большой террасе под открытым небом ей было хорошо. Здесь можно было исцелиться.

Три часа назад ее отец привез Макса с вокзала. Сам Унгемах еще не мог вести машину, связки на правой ноге все-таки порвались, поэтому приходилось носить ортопедическую обувь, заменявшую ему шину, и пользоваться тростью.

Сейчас Франциска и Макс впервые говорили, с тех пор как попрощались в коридоре гостиницы и Готтлоб поцеловала его.

Колле дважды возил Макса из Гамбурга в Ганновер в клинику при университете. Унгемах проведывал ее, но Франциска этого не помнила. Он сидел у ее кровати, держа девушку за руку…

Теперь же Макс устроился в удобном плетеном кресле и смотрел на Франциску точно так же, как в больнице.

Она лежала в шезлонге, голые ступни выглядывали из-под одеяла, руки покоились на подушке. Франциска подобрала волосы, открыв шею и уши. При встрече она поцеловала Макса, поцеловала в губы, и то был долгий и нежный поцелуй. Готтлоб сделала это в присутствии матери и отца.

Макс покраснел при этом, он чувствовал, как кровь прилила к голове, но намного важнее было ощущение в груди. Унгемах толком не мог описать его, но понял, что наконец встретил того, кого, сам того не ведая, искал. Теперь Макс осознал, насколько нуждается в этой девушке. Даже больше, чем в боксе.

На террасу вышел отец Франциски, сжимая в руках две бутылки пива. Протянув одну из них Максу, он со вздохом уселся в кресло.

— Через пятнадцать минут ужин будет готов, и если мы не успеем к столу вовремя, конечно, предварительно вымыв руки, то нам не достанется даже обглоданных косточек, — улыбнулся он.

— Ну что ж… — Макс чокнулся с Леопольдом Готтлобом. — Значит, придется пить побыстрее.

— Ваше здоровье, — сказал отец Франциски.

Они выпили.

— Сами пьете, а меня заставляете умирать от жажды! — возмутилась Готтлоб.

— Врачи сказали, что тебе нельзя спиртного! — Отец в шутку погрозил ей пальцем.

Франциске придется носить гипс еще месяц. Перелом предплечья оказался не очень серьезным, но на то, чтобы срослась кость, требовалось время. След от укуса сиднейского паука будет заживать дольше. Нервные окончания восстановятся, заверяли врачи, но, так как у яда было достаточно времени, чтобы причинить значительный вред, на выздоровление уйдет несколько недель. Готтлоб уже могла немного двигать рукой, но ее нельзя было перенапрягать, поэтому за ужином девушке требовалась помощь.

— Как дела у вашей сестры? — спросил Леопольд.

— С каждым днем ей все лучше. Но ее путь к полному исцелению будет долог, очень долог. Через месяц я, наверное, смогу забрать ее к себе на выходные. Она поразительный человек. И всегда им была. Такая сильная и отважная.

Макс даже представить себе не мог, через что пришлось пройти Сине за десять лет заточения. Это был настоящий ад. Девушка не говорила об этом. Даже со своим психотерапевтом.

Доктор Виллбург сказал Максу, что Сине придется лечиться довольно долго, и она получит всю необходимую помощь. «Она хрупкая как стекло», — пробормотал тогда врач.

Но там, на берегу ручья, она оказалась сильной. Она, а не Макс. Десять лет изменили ее, превратили в юную девушку, но в тот миг, когда ее ладонь опустилась на плечо брата, она вновь стала его младшей сестричкой, упрямой маленькой Синой, которую ничто не могло сломить.

Подумав об этом, Макс опять ощутил ее руку на своем плече. Он вспоминал то мгновение, столь поразительное и сюрреалистичное, казавшееся сном. Макс провел всю свою жизнь с этой вымышленной ладонью на плече. Она всегда была там. Теперь он понимал, что в тот день спаслась не только Сина, но и он сам.

Ее рука на его плече, настоящая или воображаемая, всегда была его главной защитой, и в решающий момент именно она удержала Макса от совершения роковой ошибки. Благодаря Сине Унгемах не утопил Саутера. Макс готов был это сделать, но сестра удержала его.

— Знаете, что она сказала мне там, на пляже, после десяти лет этого ада?

Франциска и Леопольд не сводили с него глаз.

— «Ты выиграл тогда в футбол, Макс?» — Он покачал головой, с трудом сглотнув. — После всех этих лет она помнила об этом… — Его голос сорвался.

Они помолчали, слушая протяжный крик чомги, раздававшийся над озером. Жалобный одинокий крик…

— Приезжайте к нам, — предложил Леопольд. — Проведите тут выходные. Нигде в мире не отдохнешь так, как тут… — Он обвел рукой все вокруг. — Только посмотрите и попробуйте мне возразить.

Макс не стал долго колебаться. Он уже думал о том, куда отправиться с Синой. В родительский дом они поехать не могли — его предстояло продать. Мать не могла ухаживать за собой сама, и потому ее поместили в дом для престарелых. Макс устроил все это, помог ей переехать и пообещал оплачивать счета. Оставалась его квартира в Гамбурге, но она была маленькой, и там не было комнаты для гостей.

Предложение Леопольда немного смутило его, но при этом он впервые за долгое время, а возможно, и впервые в жизни почувствовал, что у него есть семья.

— Я с радостью воспользуюсь вашим приглашением… Спасибо.

Послесловие автора

Итак, дорогие читатели и читательницы, история рассказана, и я хочу поблагодарить вас. За что? Просто за то, что вы ее прочитали. Что может быть важнее для меня? Еще я хочу поблагодарить вас за письма, которые вы выкладываете на моем сайте www.andreaswinkelmann.com. Благодаря им я чувствую эмоциональную отдачу, чувствую, что мои книги будоражат читателей, и это приносит мне радость. Знаете, есть что-то демоническое в ощущении, что ты можешь по-настоящему испугать человека своей выдумкой. Так, несколько читательниц, которым понравился мой роман «Глубоко в лесу и под землей» (Tief im Wald und unter der Erde), написали мне, что теперь боятся безлюдных вокзалов и уже не выходят на платформу покурить, если там никого нет. Они предпочитают закрыться в купе и держатся подальше от темного леса. Это хорошо хотя бы потому, что так они будут поменьше курить. Другие писали мне, что не могут спокойно слушать детскую песенку «H..anschen Klein»[13], от нее у них мурашки по коже. Я готов попросить у вас прощения за то, что теперь вы стали много чего бояться, но… Я же написал это не всерьез! Зато одно я могу пообещать вам совершенно серьезно: ради вас, дорогие мои читатели и читательницы, я и дальше буду придумывать исполненные кошмаров истории, пусть они порою сводят меня с ума. О том, чтобы я сдержал это обещание, заботятся три самые важные женщины в моей жизни — моя жена Штефи, дочь Нина и собака Юка. Они дарят мне чувство здоровой нормальности, отвлекая от безумных сюжетов, прочно засевших в моей голове. Спасибо вам, родные мои. Я люблю вас.

Кстати, о здоровье. В этом романе упоминается уровень ПСА, простат-специфического антигена, и я хочу воспользоваться подвернувшейся возможностью и посоветовать всем мужчинам, прочитавшим эту книгу, вникнуть в эту тему. Некоторым из вас эта информация может спасти жизнь!

По многим причинам эта книга оказалась одной из самых сложных для меня, и я хочу поблагодарить Клауса Миддендорфа за то, что я все-таки смог ее написать. Клаус, ты всегда был мне не только отличным литературным агентом, но и добрым другом, и мудрым советчиком. Отдельно хочу сказать спасибо всем сотрудникам издательства «Гольдман», принимавшим участие в публикации моего романа — всем! Кем был бы автор без такой команды? С меня причитается!

Хочу поблагодарить мою королеву подробностей Веру Тиленгауз за сотрудничество, великолепный юмор и романтическую жилку (вообще-то, я не должен был об этом говорить, но вы ведь никому не расскажете, верно?)

И, конечно, огромную благодарность я испытываю к Барбаре Хейнциус, которая нашла меня, а значит, с нее все и началось…

Вот так круг и замыкается.

До следующей книги!


Искренне ваш,

Андреас Винкельман

1

Лигурия — регион в Италии. (Здесь и далее примеч. пер., если не указано иное.)

2

Песня «Holding out for a hero» (англ. «Ищу героя») — один из хитов британской рок-певицы Бонни Тайлер.

3

Западная зеленая мамба, ядовитая африканская змея.

4

Здесь — сооружение для хранения лодок и и различного снаряжения, имеющее выход на воду.

5

«Ред Сокс» — бостонская бейсбольная команда.

6

Фамилия Макса созвучна немецкому слову Ungemach, что в переводе означает «неприятность, горе, беда». Франциска тоже неспроста стесняется своей фамилии — gottlob в переводе с немецкого означает «слава Богу».

7

«Раммштайн» — немецкая индастриал-металл-группа.

8

Фленсбургская картотека — немецкий архив с данными об автомобилистах, нарушающих правила дорожного движения. За каждое нарушение правил водителю начисляется по одному пункту, и, если этих пунктов набирается восемнадцать, автомобилиста могут лишить водительских прав.

9

Имеются в виду непроизвольные сокращения мышц лица и конечностей — болезнь, названная так в честь святого Вита, якобы имевшего силу исцелять ее. (Примеч. ред.)

10

Гемодиализ (от греч. haima (haimatos) — «кровь» и dialysis — «отделение») — процедура, проводящаяся при острой и хронической почечной недостаточности с помощью искусственной почки.

11

Лягушка-листолаз — одно из самых ядовитых позвоночных животных в мире.

12

«Фендт» — модель трактора.

13

«H..anschen Klein» — немецкая детская народная песенка о маленьком мальчике, который ушел из дому, но вернулся, увидев, что его мама горько плачет, потеряв своего маленького Ганса.


home | my bookshelf | | Слепой инстинкт |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 3
Средний рейтинг 4.7 из 5



Оцените эту книгу