Book: Братство



Братство

Сергей Палий Александр Пилишвили

Купить книгу "Братство" Палий Сергей + Пилишвили Александр

Братство

Братство

Название: Братство

Автор: Сергей Палий, Александр Пилишвили

Год издания: 2011

Издательство: Олма Медиа Групп

ISBN: 978-5-373-03898-0

Страниц: 272

Формат: fb2

Серия: Хулиганская фантастика

АННОТАЦИЯ

Люди ничего не знают о Братстве. Это секретная организация.

Кулио длан Легласик и его коллеги живут в Тибете. Сильные, ловкие, остроумные, они пойдут на всё, чтобы спасти мир…

Однако есть проблема.

Люди и не думают вымирать. Человечество настолько заматерело и обленилось, что ни войны, ни эпидемии, ни катастрофы не могут стереть этот строптивый вид с лица земли.

Как спасти тех, кто категорически не собирается гибнуть?

У Кулио есть решение. Правда, людям оно вряд ли понравится.

Сергей Палий, Александр Пилишвили

БРАТСТВО

Всем молодым душой посвящается.

Пролог

— Бесперспективняк, — промямлил редактор и вернул Степану листы с текстом.

— Генрих Карлович, но это же жилищно-коммунальное хозяйство… платежи, свет-газ…

Редактор потонул в глубоком кожаном кресле.

— Свет-газ, телеграф-телефон, — передразнил он Степана. — Кому нужен этот бесперспективняк? Голубчик, ты бы мне сенсацию принес. Хотя бы раз.

Генрих Карлович посопел и умолк.

А Степан подумал, что на дворе стоит самый настоящий тематический кризис: начинающему журналисту писать не о чем. И почувствовал горечь во рту. У него такое случалось каждый раз, когда врал сам себе. Пришлось тут же мысленно признаться: «Я — неудачник. К тому же чересчур робкий неудачник».

Горечь исчезла.

Кто бы сомневался…

— Голубчик, — сказал Генрих Карлович, — давай поступим так. Есть одна тема — серьезная, проверенная, обмусоленная всеми городскими изданиями и телеканалами. Если ты из нее сумеешь выжать хоть что-то свеженькое — возьму в штат. Если нет — не обессудь.

У Степана даже волосы на макушке зашевелились от предвкушения. В штат! Это же стабильный оклад, корпоративные вечеринки с бесплатным угощением, новые горизонты журналистики.

— Я готов, Генрих Карлович! Какое задание?

Редактор поворочался в кресле.

— В нашем городе живет мужчина. По переписи населения, вроде как самый старый. Паспорт посеял еще при Брежневе, а восстанавливать не стал — пенсию ему внук таскал. Когда внучок помер, выяснилось, что у старика есть заначка, и нехилая. В общем, на пропитание и на выпивку ему до сих пор хватает. Так вот, о чем я? А, ну да. Документов нет, фамилии никто не помнит, поэтому зовут старика просто дядей Толей. Колоритный тип, фактурный.

— Странно, — задумчиво сказал Степан, — я ничего про него не знаю.

— Да ты вообще ничего не знаешь о том, что в городе творится, — хмыкнул Генрих Карлович. — Будешь материал делать или пойдешь искать новую работу?

— Пойду! Конечно, пойду, — выпалил Степан.

Редактор удивленно приподнял бровь, побарабанил по столу пальцами. Степан быстро поправился:

— То есть буду материал делать.

— Вот здесь дядя Толя живет, — смилостивился Генрих Карлович, вытаскивая из вороха документов лист с адресом. И ввинтил: — Без сенсации в мою газету не возвращайся.

— А как же… — начал было Степан, но осекся, заметив, что редактор снова потонул в кресле.

Выйдя из кабинета, Степан побрел по коридору мимо табличек, прикрученных к дверям. «Отдел новостей», «Культура», «Выпускающий редактор», «Экономический отдел», «Политический…» Из кабинетов доносились возбужденные голоса: сотрудники что-то обсуждали, шутили, делились новостями, сплетничали — они были настоящими, полноценными журналистами…

Дребезжащий трамвай подхватил Степана на пыльной остановке и понес сквозь железобетонные дебри.

Город был тускл. Город выдыхал в воздух выхлопные газы и ритмично гонял по артерии метрополитена синие эритроциты вагонов. Город плевался рекламой в лица прохожих и водителей.

Баннеры и растяжки доносили до граждан убойные социальные месседжи вроде «Серёга умер от наркотиков» или «Чтение — благо». Они пестрели логотипами сотовых операторов, измученной фотошопом бытовой техникой, супертонкими прокладками, пивом-чипсами.

Степану осталось ехать остановки три, когда ему на глаза попался щит с кричащим посылом:

ЧЕЛОВЕЧЕСТВО ОБРЕЧЕНО!

ТЕБЕ ПОМОЖЕТ ТОЛЬКО БРАТСТВО.

А ниже — чуть мельче:

ОБРАЩАТЬСЯ В ТИБЕТ. ДОРОГО.

«Докатились, — подумал Степан, — такую ерунду уже стали печатать. И что только за деньги не вытворяют. Кошмар! Человечество, видимо, и впрямь недалеко от апокалипсиса».

С этими грустными мыслями он вышел из трамвая и через пять минут оказался на нужной улице.

Где-то здесь обитает дядя Толя. О чем с ним разговаривать? Сто с гаком лет мужику, он уже, наверное, человеческую речь с трудом понимает. А Генриху Карловичу сенсацию подавай про этого динозавра. Вот незадача.

Степан подошел к подъезду хрущевки, где, судя по адресу, жил герой его будущей статьи. Отворил хлипкую дверь с разломанным кодовым замком и зашел внутрь.

В полумраке контуры ступеней и перил казались расплывчатыми. Ход в подвал был приоткрыт, и оттуда доносились приглушенные голоса: то ли местные сантехники колдовали с трубами, то ли шпана угнездилась. Пахло кошатиной.

Очаровательное местечко, просто дивное.

На входной двери дяди Толиной квартиры, кроме жестяной таблички с номером, ничего не было: ни глазка, ни ручки, ни замочной скважины.

Степан огляделся. Лампочка светила тускло. На бечевке, протянутой по диагонали через лестничную клетку, висели семейные трусы. На ступеньке темнела кофейная банка с бычками. Больше ничего особенного при скудном освещении рассмотреть не удалось.

Степан решился. Занес руку, чтобы постучать, но стоило коснуться костяшками пальцев дерматина, как раздался скрип и дверь отворилась сама.

Сердце заколотилось быстрее. Пересилив робость, Степан громко позвал:

— Эй!

В квартире тихо звякнуло. Сквозняк принес дух винного перегара.

— Не робей! — сказал хриплый голос.

— Понимаете ли… — Степан стушевался. — Мне бы интервью.

— Да заходь ты!

Степан потоптался на пороге еще немного и, наконец, отважился войти в темную прихожую. Он снял туфли и зябко поежился. Из глубины квартиры вновь донесся звон стекла, и в комнате зажегся свет: грязно-желтый луч высветил узкую полоску замусоренного паркета.

— Топор-то принести? — поинтересовался хриплый голос.

Вот теперь Степану стало по-настоящему жутко.

— Я, п-пожалуй, пойду, — выдавил он.

— Пшёл на фиг! Дай бог тебе здоровья!

Степан поспешно впрыгнул в туфли, развернулся к выходу, и тут у него перед глазами всплыло лицо Генриха Карловича. Степан остановился в смятении.

Уйдет — не видать должности штатного корреспондента. Но оставаться как-то неудобно: его же тут вроде как послали куда подальше. Что же делать?

«Ладно, — прошептал Степан, чтобы убедить себя, — найдешь другую работу».

Во рту незамедлительно появилась горечь.

Как она ему надоела, эта гадкая горечь, кто бы знал!

Степан вздохнул и нагнулся, чтобы снять туфли, но, поглядев на окурок и жирные пятна на паркете в полосе желтого света, решил остаться в обуви. Он перехватил сумку поудобней и зашел в комнату.

Дядя Толя возлежал на продавленной, наверное, еще в прошлом веке софе и смотрел в пространство скошенными к переносице глазами. На нем была выцветшая гимнастерка и треники с огромными пузырями на коленках. Старческое лицо покрывала сеть морщин и редкая щетина. В руке дядя Толя сжимал граненый стакан.

— Водка, — прокомментировал он и шумно понюхал содержимое тары.

— Здравствуйте, — сказал Степан, стараясь выглядеть солидным журналистом. — Я представляю городскую газету…

— Бендеровскую? — тут же перебил старик.

— Нет, — смутился Степан и переступил с ноги на ногу.

— Значит, румынскую, — уверенно кивнул дядя Толя.

Степан достал диктофон. Включил, удостоверился, что индикатор горит, выключил, прочистил горло и снова нажал на «запись».

— Топор-то принести? — участливо спросил дядя Толя, глядя на его манипуляции с диктофоном.

— Не надо, спасибо.

Тот пожал плечом и поставил стакан на пол, свесившись с софы.

— Здравствуйте еще раз, — торжественно начал Степан. — В городе остается все меньше и меньше представителей поколения, которое застало царя. Вы, скажу честно, история…

— Да я тридцать лет как инженер! — громко заявил дядя Толя и добавил на тон тише: — Телевизор можешь посмотреть. Но звук не включай.

На тумбочке в другом конце грязной комнаты покоился древний «Каскад» с пузатым экраном.

— Вы не совсем верно меня поняли, — вздохнул Степан, ощущая, как штатная должность отодвигается от него все дальше. — Я бы хотел узнать о вашей непростой судьбе, о тех катаклизмах…

— Топор-то принести, поди, — напомнил дядя Толя.

— Да зачем мне топор!

Степан с досадой поставил диктофон на «паузу».

— Не пугай. Пуганые мы, — усмехнулся дядя Толя и полностью свесил верхнюю половину туловища с дивана.

— С вами все в порядке? — встревожился Степан.

— А то! Я тридцать лет как инженер, — успокоил его дядя Толя и опустил нос в стакан. Водка потекла через край.

Раньше Степан никогда не видел, как люди пьют водку носом. Сказать по правде, он вообще не подозревал, что носом можно пить. Поэтому сначала Степан немного растерялся, но, несмотря на волнение, попытался прийти на помощь пожилому человеку. Осторожно дотронулся до плеча дяди Толи и предложил:

— Давайте я вам помогу лечь на кровать и подам стакан.

— Пшёл на фиг, — булькнул дядя Толя. — Дай бог тебе здоровья.

Братство

Глава 1

В Тибет

После того ужасного случая, когда дядя Толя захлебнулся в стакане с дешевой водкой — став-таки напоследок сенсацией, но, к сожалению, чужой, — Генрих Карлович запретил Степану появляться в редакции.

Наверное, редактор имел право сердиться. Пока городские акулы пера, как настоящие хищники, кружили у квартиры покойного и собирали животрепещущую информацию, Степан сидел за решеткой в качестве подозреваемого и отвечал на вопросы следователя. Хорошо хоть в тюрьму не упекли: добродушный судмедэксперт констатировал, что признаков насильственной смерти выявлено не было.

Степану было очень стыдно перед Генрихом Карловичем. Своим же коллегам-журналистам он втайне завидовал, хотя понимал, что в такой деликатный момент нельзя спекулировать горем. Ему было жалко бедного старика, впавшего в маразм и оказавшегося таким одиноким, что даже рюмку некому стало поднести.

В течение месяца Степан пытался сунуться то в одну газету, то в другую, но слухи о феерическом провале разнеслись по всему городу и редакторы выпроваживали его, сочувственно похлопывая по спине. Даже в «Провинциальном садоводе» ему дали от ворот поворот, объяснив, что у них, мол, вообще все подписчики пожилые люди и изданию не нужны лишние проблемы.

Отчаявшись, Степан махнул на всё рукой и решил напиться: многие говорили, будто это помогает при депрессиях.

Несостоявшийся журналист вышел из дома и направился в продуктовый магазин. Продавщица, увидев знакомое лицо, сразу подбоченилась и бросила на прилавок три плавленых сырка и кусок вареной колбасы.

— Хлеб кончился, — сказала она.

Степан вздохнул и быстро выпалил, чтобы не передумать:

— Сегодня мне не как обычно. Мне нужно пять бутылок водки и одну пива. Или пять бутылок пива и одну водки. Или… В общем, дайте мне спиртного.

Впервые за много лет он увидел продавщицу обескураженной. Она сняла увесистые очки, протерла их и снова взвалила на толстую переносицу. Поспешно сгребла с прилавка сырки и колбасу, выставила табличку «перерыв 15 мин» и ушла на склад.

Степан терпеливо прождал четверть часа, но продавщица не вернулась. Тогда он вышел на улицу и двинулся в сторону супермаркета.

Накрапывал дождь. Возле помойки возился бомж. Два контейнера бродяга уже изучил и готовился порыться в третьем. Неподалеку заунывно мяукал тощий кошак. На перекрестке возвышался столб с рекламным щитом.



ЧЕЛОВЕЧЕСТВО ОБРЕЧЕНО!

ТЕБЕ ПОМОЖЕТ ТОЛЬКО БРАТСТВО.

ОБРАЩАТЬСЯ В ТИБЕТ. ДОРОГО

Стоп!

Где-то Степан уже видел эту ерунду. Точно! Месяц назад, в злополучный день, когда случился инцидент с дядей Толей. Правда, на этот раз в нижней части объявления был указан контактный телефон.

Степан остановился и еще раз перечитал текст. Кто-то глумится над гражданами? Но зачем? Неужели опять какая-то политическая акция? Да нет, выборы мэра не скоро, а парни из несогласных всегда делали рекламу подоходчивей.

Странно все это.

Угол супермаркета уже виднелся на следующем перекрестке. Степан скептически посмотрел на нарядную вывеску, распахнутые стеклянные двери и остановился. Напиваться ему уже не хотелось.

Он снова перевел взгляд на рекламу. Достал из пиджака ручку с блокнотом, записал телефон и пошел домой.

Это объявление обладало какой-то особенной энергетикой, потому что на полпути Степан ускорил шаг, потом еще и еще, а в подъезд уже вбежал. Лестница, дверь, квартира, оставленный на тумбочке мобильный…

— Алло! Я насчет вашего объявления.

— Здравствуйте, уважаемый. Мир в опасности. Помочь может только Братство. Озеро Нам-Цо, маршрут уточнить у местных монахов, — произнес милый женский голос в трубке.

— Скажите, а…

— Озеро Нам-Цо, маршрут уточнить у местных монахов. Озеро Нам-Цо, маршрут уточнить у местных монахов…

Степан прервал связь. Голос в трубке оказался всего лишь записью. «Хватит на сегодня, — решил он, — а то и с катушек слететь можно».

Ему хотелось забыть эту дурь, но не получалось. Влезая в пижаму, он все думал и думал, кому могла прийти в голову такая глупая затея — бессмысленно разыгрывать людей? Ерунда какая-то.

Тоска не проходила, а настроение только ухудшилось от этой идиотской рекламы. Нужно было развеяться, и Степан решил прочесть перед сном главу-другую из нового бестселлера модного автора — Савелия Чома. Включил ночник, устроился поудобнее и открыл книгу. И даже здесь его ждало разочарование: вместо увлекательного чтива — очередная скучная история про жизнь обыкновенного парня. Словно про него, про Степана, написанная!

Скоро глаза стали слипаться, и Степан отложил книгу.

«Спокойной ночи, горемыка», — пожелал он сам себе и уснул.

Вопреки ожиданиям, наутро воспоминание о загадочном Братстве не ушло. Напротив, оно прочно угнездилось в голове Степана, вытеснив другие мысли и желания. Что за напасть?

Он чистил зубы и как наяву видел сквозь зеркало странные строки об опасности, угрожающей миру. Он слушал радио, и вместо новостей слышал приятный женский голос, утверждающий, что Братство можно найти в районе озера Нам-Цо, консультируясь у каких-то монахов.

Крыша медленно, но уверенно сползала набок.

К обеду, измерив шагами свою двушку вдоль и поперек, Степан остановился и хлопнул себя по лбу. Конечно!

Он бросился к книжному шкафу, вытащил ветхий атлас мира. Нервно перелистывая страницы, добрался до Китая, нашел Тибет, поводил пальцем по карте и уперся взглядом в голубенькую кляксу озера Нам-Цо.

Та-а-ак.

Значит, оно существует. Очень интересно.

Храбрясь, Степан энергично потер ладонями щеки и снова набрал вчерашний номер.

«Здравствуйте, уважаемый. Мир в опасности. Помочь может только Братство. Озеро Нам-Цо, маршрут уточнить…»

Сбросив звонок, он откинулся на спинку кресла. И тут в голову пришла мысль. Ясная, четкая, не вымученная. Степан не звал ее, она будто бы соскользнула к нему в мозг откуда-то свыше.

Вот она — сенсация! И о ней никто не догадывается! Ведь ни один остолоп не клюнет на эту дешевенькую утку с обреченным миром. Ни один пронырливый папарацци не догадается, что за дурацкими строками на рекламном плакате может скрываться настоящее приключение, нечто таинственное и неизведанное. Все они слишком консервативны.

Степан сидел и с замиранием сердца ждал, когда же появится горечь во рту. Минуту, вторую. Удивительно, но горечь не появилась.

Чувствуя, как в груди рождается приятный холодок и трепещет в районе солнечного сплетения, он встал и закусил губу. Неужели правда? Неужели ему, наконец, улыбнулась удача?

Чтобы успокоиться, Степан глубоко вдохнул и медленно выдохнул, как его учила маман.

Нужно было проверить, есть ли в сети какая-то информация по этому объявлению.

Степан быстро оделся, вышел на улицу и пошел в сторону интернет-кафе. На ходу он прикидывал, где можно раздобыть денег, если он все же решится поехать в Китай. Никаких заначек на черный день у него не было. Маман не бедствовала, но жила скромно, и просить у нее денег Степан не хотел. Единственное, что было в его распоряжении, это двухкомнатная квартира…

В кафе Степан оплатил полчаса работы в сети и сел за компьютер. Сначала попробовал пробить номер телефона. Ничего. Видимо, обычный мобильный, который легко зарегистрировать на любое лицо.

Журналист ввел в поисковике: Братство.

По широкому запросу высыпались тысячи ресурсов. Чего здесь только не было! И Братство кольца, и Братство волка, и Братство стали, и даже Братство трезвения!

Степан попробовал добавить к «Братству» в поисковой строке слово «Тибет».

Россыпь ерунды, ничего конкретного.

Поиск по дюжине других параметров тоже не увенчался успехом. Про загадочное Братство не было ровно никакой информации в сети, и это лишь подогрело интерес Степана.

— Что ж, — пробормотал он, машинально кликая по ссылкам, — в таком случае есть лишь один способ проверить, существует ли организация на самом деле…

Быстро продать квартиру Степану не удалось. Ее удалось разменять.

Его старенькая обитель досталась агентству недвижимости взамен на однокомнатную с приличной доплатой. Степана даже не особо крупно надули, пообещав выгодную ссуду на ремонт и купон на розыгрыш автомобиля. Да и не нужна ему была двушка, в общем-то. Семьей обзаводиться — не время, у маман — своя жилплощадь.

На оформление загранпаспорта ушло полмесяца. Степану пришлось приплатить сверху, чтобы процесс не затянулся. После неловких моментов, когда надо было с идиотской улыбкой вручать конверт с деньгами людям в форме, он осознал: взятки — это гнусно.

В турфирме с него содрали кучу денег. За путевку, авиабилеты, визу. Степан попытался было уточнить, почему так много, но миловидная девушка объяснила, что сюда входит консульский сбор и страховка на случай смерти или заражения какой-нибудь инфекцией. Узнав о жутких перспективах, Степану на миг захотелось бросить затею с путешествием в Тибет, но любопытство и жажда настоящей сенсации все-таки перебороли страх.

Накануне отлета он заехал к маман. Врать Степан не любил, поэтому сказал честно: отбывает в командировку за полновесной сенсацией. Маман покачала головой, но возражать не стала. Собрала в дорогу пакет с растворимыми супами, пирожками и лекарствами. Степан скрестил под столом пальцы и пообещал не знакомиться с подозрительными лицами, исправно писать смски или, в крайнем случае письма. И не задерживаться. Маман лишь в очередной раз покачала головой.

На следующее утро Степан поймал такси и поехал в аэропорт. По дороге водитель умудрился заговорить ему зубы и, выбираясь из машины, Степан отдал вдвое больше положенного.

Посадка на рейс задерживалась на полчаса, и Степан решил скоротать время в местном буфете. Большую сумку поставил на пол, маленькую положил на колени и заказал кофе с пирожным. Чашечку принесли маленькую, и кофе быстро кончился. Когда он уже собрался попросить вторую порцию, объявили посадку. Степан заплатил по счету, оставил скромные чаевые и вышел.

От буфета осталось хорошее впечатление.

Лишь пройдя регистрацию и забравшись по трапу в самолет, он вспомнил, что оставил большую сумку у кофейного столика. Досадуя на свою рассеянность, попросил стюардессу задержать вылет и хотел было немедленно отправиться на поиски вещей, но она мягко объяснила Степану, что ради него никто задерживать вылет не станет, и обещала немедленно связаться с охраной аэропорта.

— Если это возможно, ваш багаж найдут, — улыбнулась стюардесса. — Пристегните ремень безопасности и не волнуйтесь.

Степан вздохнул. Вся сменная одежда осталась в большой сумке. Вместе с пирожками, бульонными кубиками и аптечкой.

Турбины завыли громче, и самолет тронулся. Покатился по рулежной дорожке на взлетно-посадочную полосу Степан достал барбариску и положил в рот.

Разогнавшись, лайнер оторвался от земли и стал набирать высоту. Уши заложило. Степан откинулся в кресле и посмотрел вверх, на лампочки и выключатели. Его начало немного мутить.

Минут через десять самолет закончил набор высоты и выровнялся.

Стюардесса объявила, что можно расстегнуть ремни безопасности, пожелала всем приятного полета и покатила по проходу тележку с прохладительными напитками.

Когда тошнота окончательно отступила, Степан набрался храбрости и, глотнув минералки, взглянул в иллюминатор. К сожалению, кроме крыла и передней части турбины, увидеть ничего не удалось. Но журналист не особенно расстроился по этому поводу.

Степан подумал, что все преследующие его неприятности — мелочь по сравнению с тем, какие тайны он сможет познать в древних горах. Легенды усопших цивилизаций, обычаи и нравы загадочной страны, где сажают рис и занимаются кунг-фу…

Он вернется с сенсацией и расскажет своему городу — а быть может, и всему миру — историю о Братстве.

Иначе и быть не может.

Глава 2

Братство

Самолет заложил крутой вираж и стал заходить на посадку. Чтобы не мутило, Степану пришлось снова яростно сосать барбариски и думать на отвлеченные темы, зажмурив глаза. Наконец кресло под ним вздрогнуло. Шасси коснулись китайской земли.

От аэропорта до Нам-Цо Степана везти никто не согласился. На ломаном английском местные водители объяснили: необходимо добраться до уездного центра Дамжунг, что километрах в пятнадцати к востоку, а там уже можно будет арендовать джип и двинуться в путь к одному из трех священных озер Тибета.

Степан договорился, чтобы его за умеренную плату подбросили до этого самого Дамжунга. Снял пиджак, аккуратно положил его на заднее сиденье машины, а затем и сам, сгорбившись, забрался в салон.

Глядя на проплывающие по сторонам горные массивы, Степану становилось не по себе от древней мощи, которая таилась в этих гигантских скалах. Дорога петляла. Солнце палило нещадно, но было довольно прохладно. Воздух тугой струей врывался в опущенное стекло — он был прозрачен и чист, но дышалось с трудом.

Скоро вернулась тошнота, появилось стойкое желание прилечь и отдохнуть.

Водитель объяснил, что в этих местах высота над уровнем моря примерно три с половиной километра и туристы часто страдают кислородным голоданием. «Главное, — сказал он, — пару дней не нагружать себя физически, а потом организм привыкнет».

Дамжунг оказался оживленным и довольно красивым городком. Помпезные пагоды перемежались здесь со вполне современными постройками. Во дворах было грязновато, но улицы выглядели ухоженными.

Водитель высадил Степана возле отеля. На стоянке сгрудились внедорожники всех мастей. «Здесь можно арендовать джип до Нам-Цо. Больше полсотни баксов не давай», — посоветовал шофер и потребовал сто долларов.

Степан расплатился и выбрался наружу, чуть не забыв пиджак. Осмотрелся, щурясь от бьющего, казалось, отовсюду солнечного света. Кислородное голодание напоминало о себе гулкими ударами пульса в висках и искрами, то и дело проплывавшими перед глазами.

Возле скопления джипов обозначилась группа людей. На туристов они похожи не были — загорелые, уверенные в себе, одетые в просторные шаровары, ветровки и широкополые шляпы.

Завидев Степана, потерянно топчущегося у отеля, они загалдели. Через минуту человек пять отделились от группы и решительно направились в его сторону. Степан слегка оробел и приготовился дать хоть какой-то отпор, переложив пиджак в левую руку.

Но волновался он зря.

Подойдя ближе, люди остановились и придирчиво рассмотрели Степана с таким видом, будто обдумывали, с какой стороны начать раздевать. Закончив визуальную оценку, все, как по команде, принялись размахивать руками и трещать на тему, что готовы отвезти его в любую точку Тибета.

Английский им давался с трудом, но общий смысл был ясен.

Степан стоял и неуверенно переводил взгляд с одного на другого. Особенно его поразила внешность европейца. Загорелый не меньше своих китайских коллег, этот мужчина выделялся седой шевелюрой, густыми бровями и бакенбардами. В похожей на полено руке он держал шляпу и ключи от машины.

Когда Степан уже собрался с духом и готов был объяснить, куда ему нужно ехать, седовласый с бакенбардами спросил:

— Русский?

— Да, — кивнул Степан после паузы. — А вы тоже русский?

Мужик не ответил. Повернулся к Степану спиной и заголосил на остальных по-китайски, поясняя, видимо, куда им нужно убираться. Спустя минуту он разогнал конкурентов и снова посмотрел на Степана.

— Ну, поехали, что ль?

— Куда? — Степан машинально сделал шаг назад.

— Да куда хочешь.

Степан подумал, что, если этот мужик российский гражданин, ему, наверное, можно доверять. Сказал:

— Мне нужно к озеру Нам-Цо.

— Эх ты, елки-моталки, турист. Оно большое, Нам-Цо твое.

И снова Степан растерялся. Но тут же ему в голову пришла здравая мысль.

— Вы отвезите меня поближе к берегу, в любое место. А там я спрошу.

Седовласый нахмурился, решил про себя что-то и резко протянул руку:

— Лёва.

— А я журналист, — смущенно ответил Степан, пожимая руку. И тут же сообразил, что сморозил глупость. — Журналист Степан.

Мужик рассмеялся.

— Чудной ты, турист-журналист! И вырядился как шут.

Степан стушевался.

— Ладно, — Лёва указал на джип, по размеру больше похожий на маленький теплоход, — вон мой тарантас. Располагайся. Я мужикам пару слов шепну, и помчимся.

Лёва оказался эмигрантом, переехавшим в Китай из Новосибирска пятнадцать лет назад. Со временем он получил вид на жительство, а потом и гражданство. Первые десять лет обитал в Лхасе — административном центре Тибета, — но потом ему надоели суета, беспредел властей и дорогая брага «ччанг», и Лёва перебрался в уездный Дамжунг, где, по его словам, публика была поспокойнее.

Внедорожник скакал по ухабистой дороге на север, непринужденная беседа текла своим чередом.

— Жить здесь, в общем-то, неплохо, — объяснил Лёва, — когда привыкнешь к жрачке из яка и всех его производных.

— А что, противно?

— Духан непривычный. Но месяц-другой, и уже не чуешь разницы. Канает, как обычная говядина или свинина.

Степан понимающе кивнул.

— Скажите, а вы, случайно, не слышали о… — тут он осекся.

Степану показалось невежливым расспрашивать малознакомого человека о Братстве. Все-таки здесь совсем другая культура. Да и никаких достоверных данных нет, кроме сомнительного плаката и женского голоса, записанного на автоответчик. В это мгновение он засомневался: а не слишком ли глупой затеей было ехать сюда в поисках какого-то тайного сообщества, секты или как там называть это пресловутое Братство? А вдруг нет никакой сенсации? Вдруг это лишь очередной розыгрыш, на который он попался?

Степану стало обидно: в горле застрял комок.

Нет сенсации.

Нет и не было…

Он не сразу обратил внимание на возникшую горечь во рту. Хм. Неужели он неправ? Неужели все не так безнадежно?

Его размышления прервал Лёва:

— Что спросить-то хотел, земляк?

Степан посмотрел на него с колебанием, но все же решился. На одном дыхании выпалил:

— О Братстве.

Водитель резко надавил на тормоз, заставив внедорожник взрыхлить колесами грунтовку, и уставился на него, словно на умалишенного. Хорошо, что Степан привык пристегиваться, сидя впереди, иначе бы вылетел через лобовое стекло.

— Что ты знаешь о Братстве? — осторожно спросил Лёва.

Степан пожал плечами, не зная как ответить.

Лёва побледнел, переменился в лице. Степану тоже стало тревожно: а если еще и этот провожатый скончается, как дядя Толя?

— Ты из Братства? — шепотом поинтересовался Лёва, так и не дождавшись ответа.

— Н-нет, — как сумел спокойно сказал Степан. — Я п-просто слышал о нем. Я ж-журналист. За сенсацией приехал.

Кажется, водитель слегка расслабился. Поправил шляпу и выдавил:

— Ты не журналист, Стёпа. Ты идиот.

— Почему? — с обидой в голосе спросил Степан. И раздраженно добавил: — Почему, что бы я ни делал, мне всегда говорят: идиот! дуралей! балбес! Бесперспективняк! Ну почему?

— Как же оно всем надоело, — невпопад ответил водитель.

— Вот именно! Надоело! — Степан запнулся. — Простите… Что надоело?

— Да Братство это.

У Степана екнуло сердце и засосало под ложечкой. Он шепотом спросил:

— Так, значит, оно на самом деле существует?

Лёва долго смотрел на Степана из-под седых бровей, что-то соображая.

— Так, — наконец решил он. — Сейчас я тебя довезу до Багухармо. Дальше не поеду. От нее километров десять пройдешь на запад по тропе и возле развалин монастыря свернешь направо. Упрешься в особняк. Там забор раздолбан и дверь дубовая — не промахнешься.

— Спасибо! — закивал Степан. — Спасибо вам большое.

— Надеюсь, ты оплатил счета, исповедался и заверил у нотариуса завещание, — вздохнул водитель и плавно нажал на газ.



Поведение Лёвы всерьез озадачило Степана.

С одной стороны, он насторожился, когда увидел, как мужик, проживший в Тибете полтора десятка лет, струхнул при одном упоминании о Братстве. Глядя на перепуганного водителя, Степану пришло в голову, что реклама на щитах и по телефону создана, чтобы заманить простачков вроде него в другую страну, где орудует банда, торгующая человеческими органами или продающая простофиль в рабство. И все же, поколебавшись, Степан выбросил эту чепуху из головы. Он решил, это абсолютно невыгодно: ведь дуралеев вовсе не так много, чтоб окупить даже минимальные затраты на рекламу.

С другой стороны, о которой Степану было гораздо приятней думать, его наверняка ждала сенсация. И уж если доведется заполучить уникальную информацию, то он сумеет утереть нос провинциальным выскочкам.

Лёва, как и обещал, доставил Степана до Багухармо.

Журналист достал деньги, чтобы расплатиться с водителем, но тот лишь замахал руками и пробормотал, что «с больных брать грешно». Они распрощались, и массивный джип укатил прочь, подняв облако пыли.

Деревушка была небольшой, и Степан довольно быстро нашел притаившуюся между домами забегаловку.

Перед дорогой нужно было перекусить.

Узкоглазый хозяин, древний, как сам Китай, предложил на выбор: суп из яка, лапшу из яка и пельмени из яка. А когда Степан спросил, есть ли что-нибудь без яка, хозяин сильно обиделся. Пригрозил оставить невежливого гостя без обеда и немедля выставить вон. Чтобы не довести дело до конфликта, журналист быстро заказал пельмени.

Лимонадов, соков и прочих напитков не оказалось, зато были тибетский чай, взбитый в большой бадье с маслом, и цампа — ячменная мука, заваренная кипятком и смешанная с тем же маслом.

Оригинальные тибетские блюда чудо как хороши. Пока не стошнит.

Уточнив, как выйти к развалинам монастыря, и взяв про запас пару лепешек из какой-то там части яка, Степан двинулся в путь.

Быстро идти не получалось: не хватало воздуха и бурлило в желудке, поэтому до пресловутых остатков монастыря он добирался часа четыре. Ветер дул прохладный, но голову пекло нещадно. Через какое-то время Степан наплевал на правила хорошего тона и соорудил из пиджака подобие тюрбана.

Возле развалин ему навстречу попался монах. Маленький, дряблый, старый. Оранжевая хламида висела на сморчке, как на вешалке.

— Здравствуйте, — обратился Степан к аборигену по-английски, — подскажите, пожалуйста, как пройти к дому Братства?

Монах участливо кивал до тех пор, пока не услышал последнего слова. Дальше его реакция чем-то напомнила журналисту Лёвину.

Китаец отпрянул, попятился и бочком-бочком обошел Степана. Шмыгнул мимо развалин и засеменил в сторону Багухармо, то и дело испуганно оглядываясь.

Оставалось полагаться на интуицию.

Степан прикинул направление и свернул на север. Тропы больше не было. Пришлось пробираться через заросли не густых, но колючих растений, перескакивать через расщелины, рискуя не только потерять сумку с документами и запасом яковых лепешек, но и сломать шею.

Уже не раз Степан про себя называл плохими словами сенсацию, которой, скорее всего, и в помине нет. Тем более в этих дебрях. Уже не раз он с ожесточением поправлял на голове тюрбан из смятого пиджака. Уже не раз порывался повернуть обратно, возвратиться в родной город и с горя устроиться на стройку разнорабочим…

Наконец вдалеке показалась крыша.

Журналист приободрился. Ускорил шаг. Вновь поверил в сенсацию. И пусть Генрих Карлович, утопая в своем кресле, говорит: «бесперспективняк» — он все равно сделает лучший репортаж в своей жизни. И судьба вознаградит его за выносливость и семижильность.

«БРАТСТВО» — гласила вывеска на шикарном коттедже, словно исполин возвышающемся над карликовыми деревцами тибетского нагорья.

Русские буквы темнели на этой вывеске. Родные.

Степан смахнул пот со лба и подошел ближе. Кроме русской вывески на доме в самом сердце Тибета, его смущало еще одно обстоятельство: из-за полуразрушенного каменного забора валил черный дым.

Вдруг там случилась беда? Вдруг кому-то нужна помощь?

Он постучал в тяжелую деревянную дверь. Тихо. Стукнул еще разок, посильнее.

— Эй, у вас там все в порядке? У меня есть мобильный телефон! Хотите, я вызову пожарных?

Над дверью со скрежетом открылась металлическая заслонка. Из амбразуры вылез пылесосный шланг с бутафорским окуляром на конце.

Степан замер, глядя на чудо техники. Шланг повернулся в одну сторону, потом в другую, затем слегка отпрянул, словно только что заметил гостя. И убрался обратно.

Степан прижал сумку к груди. Пробормотал:

— Вообще-то я по объявлению. Щиты ведь рекламные висят… И по телефону говорят всякое.

Еще секунду стояла тишина, а потом из-за забора полетели реплики.

— Кто проболтался? — наглый, самоуверенный голос с хрипотцой.

— Я молчал, как акула, — нервный басок.

— Одно дело местные монахи, а другое — на весь мир слава, — голос с восточными нотками. — Всё, допрыгались. Равновесие нарушилось.

— Братцы, что же теперь будет? Конец? — испуганный фальцет.

— Начало. Блин. Внедрение. Предателям. Хана, — металлический баритон.

— Я ж только информашку дал. Денежек хотел заколымить, для общих нужд. А то полгода уже за спасибо вкалываем, — виноватый голос.

— Информашку? — снова наглый с хрипотцой. — Денежек, значит, для общих нужд?

Степану показалось, что после этих слов началась потасовка. Он попытался заглянуть в замочную скважину, но туда был вставлен ключ. Тогда Степан прильнул ухом к двери. Судя по возне и пыхтенью, борьба велась со вкусом.

Заинтригованный, хотя и порядочно напуганный, Степан хотел забраться на забор, но не успел. Над ним кто-то пролетел и брякнулся в пыль.

Журналист вздрогнул и отошел в сторону.

Выброшенный мужик поднялся и стал ломиться в дверь, колошматя в нее кулаками.

— Пустите! Да пустите же, изверги бессердечные!

Степан обратил внимание: после того, как тело с внушительной скоростью покинуло пределы участка, возня прекратилась. Видимо, именно этот мужик дал объявление и против него ополчилось всё…

— Братство.

Слово само слетело с губ.

Путаясь в движениях, Степан достал из сумки диктофон.

Выставленный мужик перестал колотить в дверь, повернулся и уверенно зашагал в его сторону — но явно не для того, чтобы пожать руку или дать эксклюзивное интервью.

— Да ты… Да из-за тебя… Да я тебе…

— А что я? — возмутился Степан, нажимая «запись» и стараясь играть под ситуацию. — Сам же рекламу дал! Торгаш ты, как я погляжу. Этот, как его… — Он поискал слово пообиднее, но не придумал. И выпалил первое, что пришло на ум: — Бюргер, вот ты кто!

Того как змея укусила. Он остановился, словно наткнулся на невидимую стену, и стал хватать ртом воздух. Глаза его расширились. Степан даже немного испугался за мужика.

— Как ты узнал мое имя?

Из-за забора послышалось хихиканье. Потом — металлический голос.

— Новый. Наш. Пацан.

— Ага, лихо Бюргера поддел.

— Так ему!

— Кулио, слезь с загривка. Я тоже поглядеть хочу.

— Что, Бюргерюша, несладко? — сказал, похоже, тот самый Кулио, которого попросили убраться с холки.

После чего невидимый хор нараспев протянул:

— Лаша-а-ара!

— Ребятушки, а вдруг он шпион? Можно я его звездану, а?

— Погоди, Викинг. Мужики, впускайте их — сориентируемся. Гостя, в случае чего, никогда не поздно с утеса сбросить.

Тяжелая дверь со скрипом отворилась. Как в страшной сказке. Степан так и стоял — в тюрбане и пыльной сорочке, сжимая в одной руке жилетку, а в другой — диктофон.

Бюргер смотрел на него с плохо скрываемой обидой.

— Ладно, после разберетесь, — сказал мужик с недельной щетиной на лице и толкнул плечом дверь.

— Как звать? — буркнул Бюргер.

— Степан.

Бюргер какое-то время продолжал хмуро смотреть исподлобья, а потом просветлел и гыгыкнул:

— Стёпик-попик. Я теперь тебя долго стебать буду.

Степан нахмурился и отвел взгляд от наглой физиономии.

Подошел щетинистый. У этого взгляд был не такой хамоватый. Скорее оценивающий, ироничный. В этом человеке чувствовалась сила.

— А чего это у тебя на башке? — бесцеремонно спросил он.

— Пиджак, — ответил Степан и поморгал, отгоняя искорки.

Щетинистый прищурился, почесал в затылке и гостеприимно повел рукой:

— Заходи. Пошуршим о жизни.

Степану оставалось сделать один шаг. Врожденная робость сдавала позиции перед все сильнее разгорающимся любопытством. Но сомнения продолжали грызть изнутри.

Вперед или назад?..

В конце концов, Бюргеру надоело ждать. Он сплюнул и подтолкнул Степана локтем со словами:

— Тормоз какой-то.

Глава 3

Девять плюс один

Степана провели через просторный внутренний двор, в центре которого едко чадила куча автомобильных покрышек, и пригласили в дом.

Особняк поражал роскошью, но запущенное состояние портило впечатление. На первом этаже, за украшенным облупленными барельефами холлом, обнаружилась просторная зала. Исполинские витражные окна с выбитыми сегментами, подъеденные молью ковры, кронштейны для факелов на стенах, камин, в котором пестрела горка битой черепицы вперемешку с осколками смальты…

Посреди залы стоял обеденный стол черного дерева. Сервированный, но без скатерти. Вокруг — девять стульев. Степан хотел было присесть на один из них, но в столовую вошел бородатый детина в рогатом шлеме и вручил расшатанную табуретку.

— Нет больше, — сурово прокомментировал он.

Щетинистый мужик с прокуренным голосом уселся во главе стола. Судя по всему, именно он руководил сектой.

Степан припомнил, что его назвали Кулио.

Мужик этот отличался не только проницательным взглядом с искоркой иронии. На переносице у него белел небольшой шрам. Он был спортивно сложен, стрижен под полубокс, скуласт. В движениях чувствовалась уверенность.

А еще в этом человеке была харизма. Степан и раньше подмечал: есть такой тип людей, которые умеют располагать к себе окружающих, несмотря на грубые манеры, сарказм и вульгарность.

Журналист продолжил с любопытством изучать присутствующих, жалея, что видеокамера осталась в потерянном багаже.

Вот Бюргер. Гладко выбритый, с хитроватым бегающим взором и нервными движениями. За ним — огромный бородатый мужик, плюхнувшийся рядом с щетинистым. Чем-то он напоминает северного варвара: скандинавский шлем лихо заломлен на косматый затылок, на торсе позвякивают доспехи, а под рукой — тяжелая дубина. Возле гиганта увивается низкорослое существо с длинными засаленными волосами и уродливыми ушами. Вдоль стола статно прохаживается туда-сюда толстый тип в королевской мантии, а в уголке разглядывает саблю мужик с бородкой клинышком. Его крохотные очки гармонируют с аккуратным кимоно. Кудрявый парень в камзоле складен и красив, но до гламурного не дотягивает: все портит черная повязка через глаз. Она делает его похожим на пирата. С подозрительным металлическим скрипом раздвигает стулья крепыш в кожанке и джинсах, сверкая начищенным пистолетом неизвестной модели и скрывая взгляд под солнцезащитными очками.

Ну и компания. Как в комиксах.

Осмотревшись, Степан положил диктофон на стол и с силой растер лицо ладонями. Даже в самых фантастических снах ему не доводилось видеть ничего подобного. А может, все вокруг и есть сон?

Он ущипнул себя и зашипел от боли. Да нет, всё реально.

Когда все расселись, шурша, покряхтывая и косясь на новичка, одно место почему-то осталось не занято. Журналист хотел было спросить, зачем же его усадили на табурет, если есть свободный стул, но не набрался смелости.

Щетинистый посмотрел на Степана, налил себе стопочку и велел мужику в темных очках:

— Кибби, передай-ка новичку тару.

— Я, в общем-то, не любитель, — скромно сказал Степан.

— Профессионал, что ль? — ухмыльнулся щетинистый.

— Нет, вы меня не так поняли. Я не пью.

— Стёпик не пьет! Стёпик не пьет! — затрещал Бюргер.

— Хлебни-ка, — строго сказал бородатый детина, поправив шлем. — А то Кулио рассердится.

Щетинистый подумал и кивнул:

— Рассержусь. Раз уж пришел, не надо модничать. Такой путь все-таки проделал, окосеть можно. Я б на твоем месте забил на эту затею. Так что — давай за знакомство, Стёпа. Не бойся, нектар проверенный. Даже у Кибби от него потроха не ржавеют.

Степан вспомнил, что дорога действительно выдалась нелегкая и соблазнов вернуться было хоть отбавляй. Он поставил диктофон на паузу, взял предложенную стопку. Зажмурился и выпил.

Водка огненным шквалом прокатилась по пищеводу и устроилась в желудке. Степан шумно задышал, смахнул выступившие слезы и жестом попросил запить. Детина в шлеме протянул ему соленый огурец. Степан захрустел.

Ничего не поделаешь. Чтобы внедриться в группировку и стать своим, надо играть по предложенным правилам.

— Еще, — сипло сказал он.

Щетинистый хмыкнул и наполнил стопку.

Степан зажмурился пуще прежнего и выпил. А затем он накатил еще одну, а потом, встряхнув головой, жахнул еще две и только после этого позволил себе съесть следующий огурец.

Прислушался к ощущениям: ничего особенного, только внутри приятно потеплело и надоедливые искры, наконец, перестали кружить перед глазами.

— Уважаю, — похвалил щетинистый. — А говорил — язвенник.

— Я не язвенник, — возразил Степан и неожиданно громко икнул. Стушевался, культурно прикрыл рот ладонью.

Щетинистый еще какое-то время изучал его взглядом, а потом, видимо, приняв решение, скомандовал:

— По порядку, с левого края стола. Представьтесь стажеру.

— Один момент, — Степан потянулся за диктофоном.

— Выбрось эти запчасти, — посоветовал детина в шлеме.

— Почему запчасти? — не понял Степан.

Тот легко взмахнул огромной дубиной, будто тросточкой, и обрушил сучковатый конец на диктофон. Хрустнуло. Посуда на столе подпрыгнула.

Журналист опешил.

— Говорю же — запчасти, — пожал плечами детина, прислоняя дубину обратно к стулу.

— Хорош шуметь, — нахмурился щетинистый. — Знакомимся. Поехали по часовой стрелке.

Бородатый детина молча указал на Бюргера, который сидел слева от него. Бюргер представляться не стал, лишь посмотрел исподлобья на Степана и буркнул:

— Познакомились уже.

— Бюргер, — незамедлительно отрекомендовал его щетинистый. — В Берлине мы его взяли. Сняли с горящего Рейхстага, обвязанного динамитными шашками. Еле успели! Чуть всю победу русским не испоганил, контра. Утверждает, будто Красной Армии помочь хотел. На самом деле его свои же фрицы динамитом обложили и загнали на высоту за то, что продал полякам боезапас целого полка.

— Кулио, прекрати, — набычился Бюргер.

— Притухни, дезертир. Кто тебя спас? Сейчас бы несколько атомов твоего никчемного мозга разлетались по Вселенной и вносили свой вклад в общую энтропию.

Бюргер понуро уставился на банку с огуречным рассолом.

— Деньги любит, спекулирует чем попало, — как ни в чем не бывало продолжил Кулио. — Да ты, Стёпа, наверное, уже понял. Мы же строго секретная организация, стараемся не палиться.

Он одарил пунцового арийца испепеляющим взглядом.

— Ну что ты взъелся! — не выдержал виновник рекламной акции. — Ну не буду я больше.

— А больше и не надо, идиот. Теперь только успевай ворота отворять. Тьфу в твою продажную душу! — Кулио перевел дух. — Управы на вас нет. Ладно, дальше давайте.

Степан покосился на бородатого детину, все еще не понимая, что побудило этого вышибалу так грубо поступить с его аппаратурой. Потом перевел взгляд на обломки диктофона и огорченно покачал головой. Жалко, дорогой был.

— Маньякюр, морской волк, — представился кудрявый тип с повязкой на глазу. — Приятно видеть вас в наших водах, сударь.

— На рифы не напорись, — ввинтил посрамленный Бюргер, двигая к себе тарелку с рисовой кашей. — Понаехал, блин.

— Маньякюр, — пояснил Кулио, не обратив внимания на ворчание Бюргера, — галантный, но не советую нарываться, когда не в духе.

Маньякюр встряхнул кудрями, достал пилку для ногтей и принялся ковырять ее кончиком в зубах.

В это время Бюргер попытался умыкнуть ложку каши из чужой миски, за что схлопотал подзатыльник от тихого на вид мужчины в кимоно.

— Самурай, — представился восточный мужчина. — Отчаянный.

— Какой? — переспросил Степан, решив, что ослышался.

— Отчаянный, — вкрадчиво повторил Самурай.

— Отчаялся найти равновесие во Вселенной, баланс между инем и янем, — любезно растолковал Кулио. — Это и привело его в нашу скромную тибетскую хижину.

— Я готов познать истину, — незамедлительно уточнил Самурай, поправив элегантные очки. — И я сделаю это.

Для пущей убедительности он продемонстрировал саблю весьма внушительных размеров и добавил:

— Я разрешу вечное противостояние добра и зла. Или разрушу.

— Кто бы сомневался, — проворчал Бюргер, потирая затылок.

Степан спросил:

— М-м… э-э… уважаемый господин Самурай, я раньше полагал, что воины-самураи носят катаны, а не сабли. Неужели я неправ?

— Я обрусел, — отрезал Самурай и ловко насадил на кончик лезвия огурец.

Поднялся бородатый детина в скандинавском шлеме и прогремел на всю залу:

— Викинг. Гордый Викинг.

— Моя левая рука, — представил его Кулио. — Шарахнет — мало не покажется. Но зря, в основном, не бьет. Учти.

Степан вновь покосился на расплющенный диктофон. В носу засвербело, и он чихнул.

— Братушки, можно я ему по маковке садану, а? — немедленно оживился Викинг, поднимая увесистую дубину. — Сами посудите: чихнул и не вытерся. Вторую обувь не догадался с собой захватить и стопку вон не до конца допил.

Степан съежился. Сглотнул, почувствовал предательскую дрожь в коленях. Сидеть вот так, под занесенной дубиной, было крайне неуютно.

— Викинг, это мелочи, — смилостивился Кулио. — К тому же Стёпа новичок. Он еще не знаком с перечнем твоих капризов.

Викинг опустил дубину и демонстративно отвернулся. Сделал вид, что изучает настенные часы с кукушкой. Было слышно, как он бормочет себе под нос: «Подумаешь… Бабахнул бы разок по черепушке — не убил бы, чай. Нежности какие манежности».

— Меня пока пропустим, — продолжил Кулио. — Вот моя правая рука — Киборг. Кибернетический организм, наполовину человек, наполовину машина. Друзья зовут его Кибби. Сразу предупрежу: у него мало друзей.

— А киборги разве существуют? — засомневался Степан. — Это же вроде как — фантастика.

Крепыш в кожанке крутанул на пальце пистолет, медленно снял темные очки, и Степан увидел пульсирующий красный зрачок в одном из глаз.

— Зря. Ты. Так, — жестко чеканя каждое слово, сказал Киборг.

— И впрямь зря, — согласился с ним Кулио. — Стёпа, если хочешь дружить с Кибби, так не говори. Ну сам посуди, какая фантастика? Мы нашли его в одном из вариантов будущего и перенесли сюда в одноразовой хронокапсуле. Расслабься, он хороший. Гуманный.

Степан отвел взгляд от красного глаза Киборга.

Наверное, всё вокруг — серьезная галлюцинация. Ну, конечно! Ведь его предупреждали, что кошмары — один из возможных симптомов кислородного голодания.

Степан встал и попросил:

— Уважаемый Киборг, не сочтите за труд, пальните в меня из своего футуристического оружия.

Бюргер перестал лопать кашу и уставился на журналиста, как на дебила.

— Со мной ничего не случится, — успокоил присутствующих Степан. — Ведь все ваше Братство мне чудится.

Киборг вытер салфеткой рукав кожанки и, резко развернувшись, выстрелил в камин. Луч с оглушительным хлопком разметал стройматериал. Фонтаном сыпанули искры, несколько черепиц превратились в быстро остывающую лужицу. Одна из раскаленных капель попала Степану на руку, и он заорал как резаный.

Киборг вернул пистолет в кобуру и назидательно повторил:

— Зря. Ты. Так.

Степан подул на обожженное место, морщась от боли.

— Спиртом протри, — посоветовал Кулио.

— Он дурак, — подытожил Бюргер, бултыхая рассол в банке. — Самурай, соломинка есть?

Самурай пригладил бородку и выразительно промолчал. Ариец пожал плечами и припал к банке губами.

Степан поочередно оглядел всех сидящих за столом. Неужто они реальны, не мерещатся ему? Ну и ну…

— Не расслабляемся, — сказал Кулио. — Продолжаем наш вечер знакомств.

— Эльф, — застенчиво произнес лохматый коротышка с уродливыми ушами. Он приподнялся, чтобы Степан смог разглядеть его получше. — Очень приятно, Степан. Как там, на большой земле? Как мои сородичи, эльфы, поживают?

— Постойте-ка… — Степан совсем растерялся. — Нет никаких эльфов.

— Давно я здесь, — вздохнул коротышка. — Отпуск надо взять.

— Не похожи вы на эльфа, — честно сказал Степан. — Эльфы высокие, стройные, красивые…

Что тут началось!

Низкорослый Эльф покраснел, скуксился и зарыдал, закрыв лицо ладошками.

Викинг взревел и завертел над головой дубиной, крича: «Расшибу твою дурью башку в котлету!» Самурай обнажил саблю и лаконично пригрозил перепугавшемуся Степану, что снимет с него скальп. Киборг завертел на пальце пистолет-бластер. Маньякюр принялся утешать заистерившего Эльфа, предоставив тому выплакаться в камзол.

Кулио шарахнул кулаком по столу и рявкнул:

— Он Эльф! Вдуплил? Скажи это очень громко и живо извинись!

— Эльф! Вы Эльф! — затараторил пристыженный Степан. — Извините меня, пожалуйста! Темнота я темная, думал, что ваш народ по-другому выглядит. Ну не плачьте вы так, я не хотел вас обидеть. Я вообще-то корректный человек… Ну прошу вас, перестаньте реветь.

— А кто ревет? — вскинулся Эльф, сморкаясь в камзол Маньякюра. — Я сейчас его загрызу-у-у…

— Ладно, Эльф, завали хлеборезку, — сказал Кулио и хлопнул коротышку по плечу. — Развылся тут как взвод кастратов.

После этого Кулио подошел к Степану, взял его под локоть и отвел в сторону.

— Ты чего, правда, дурак?

— Да нет вроде.

— Деликатней надо. Кто ж по больному-то, балда… Психологию не учил, что ли?

— Да нам и не преподавали, — признался Степан. Он уже был готов под землю провалиться от стыда. — А он что, серьезно… эльф?

— Серьезней некуда.

— Они ж вроде остроухие. А у этого уши вислые какие-то.

Кулио нахмурился.

— Слушай, умник, — сердито сказал он. — Чернобыль ваш, между прочим, взорвался на одну десятую мощности. Если бы Эльф не возомнил тогда, что в энергоблоке гибнет его любимая бабушка, сейчас бы у тебя уже хвост от радиации вырос. Вдуплил?

— Вдуплил. Чертовски неудобно вышло.

Кулио расправил брови и усмехнулся:

— Неудобно будет, когда он к тебе приставать начнет.

Он достал из коробки громадную сигару и закурил. Степан таких раньше никогда не видел, хотя он вообще-то не особо интересовался табачной продукцией.

Эльф потихоньку успокоился, поблагодарил Маньякюра за предоставленный камзол и вернулся на свое место.

— Посопливились и хватит. Дальше знакомиться давайте, — велел Кулио. — Кто там следующий?

Никто не отозвался. Тишину нарушало смачное чавканье.

— Фантик, — позвал Кулио. — Мало тебе своего холодильника? Опять из погреба капусту квашеную спер?

Чавкающий тип замер. Толстый, румяный, статный. Свободная королевская мантия лежала на его крупных покатых плечах, а внушительное пузо упиралось в край стола.

Не дождавшись ответа, Кулио повторил:

— Я тебя спрашиваю: капусту брал из погреба?

— Ну брал, — вызывающе ответил толстяк.

— А по хрюслу хочешь?

— Не хочу.

— Тогда представься Стёпе. А за казенные харчи нарисуешь мне на досуге карту обратной стороны Луны.

— Я ж на прошлой неделе рисовал уже.

— Значит, будет две.

— Одну продадим, — вставил Бюргер.

— Давай лучше тебя продадим, а, — разозлился Викинг. — Евнухом в гарем какой-нибудь.

— Не, — покачал головой Самурай, — не евнухом. Одалиском.

— А меня одалиском можно? — тихонько поинтересовался Эльф, все еще шмыгая носом.

Толстый тип в королевском прикиде под шумок снова зачавкал.

— Кончай базар, — распорядился Кулио. — Фантик, представься.

— Кожол шанти, — сказал толстый.

— Простите, как-как ваше имя произносится? — не понял Степан.

— Прожуй и повтори, свинтус, — велел Кулио.

Толстый крупно сглотнул и высокомерно сказал:

— Король Фантик.

— Неполный статус, — погрозил пальцем Маньякюр.

— Говори. Сразу. Всё, — поддакнул Киборг.

Фантик вздохнул и признался:

— Изгнанный. Изгнанный я король.

— Этого взяли в Катманду, — пояснил Кулио. — На продуктовом складе в супермаркете скрывался, подъедал чужие запасы. Жутко пронырливый и ловкий, несмотря на неатлетическую комплекцию: сначала прятался, потом на штабелёре удирал. Полчаса за ним гонялись. Нам осведомитель наводку ложную дал: думали, этот объедала армагеддон задумал устроить ну или еще какую гадость мирового масштаба. А он, оказывается, просто искал местечко, где можно перекантоваться денек-другой. Его из королевства какого-то за обжорство вытурили.

— Не из «какого-то», а из моего собственного. Здесь, неподалеку, Непал называется, — обиженно заявил Фантик, машинально отправив в рот ложку квашеной капусты.

— А в Непале разве до сих пор монархия? — удивился Степан, вспоминая историю.

— Я потомок династии Шах, — уклончиво ответил Фантик. — И вообще, чего привязались со своим обжорством? Может, у меня неизлечимая смертельная болезнь?

— Ага. Булимия называется, — кивнул Бюргер. — Когда без еды не можешь и трех шагов сделать. В старости тебя вообще разорвет от пережора.

— Степан, а спорим, что ты двадцать сосисок за двадцать минут не съешь? — обронил Фантик, не обратив на подначку арийца внимания.

Самурай кашлянул.

Так как на столе из закуски были только огурцы сомнительной свежести, остатки рисовой каши и рассол, Степан решил, что неплохо бы подкрепиться чем-нибудь более существенным.

— Спорим, — сказал он.

— Опрометчиво, — хмыкнул Киборг.

Глаза Фантика заговорщически забегали. Он потер пухлые руки и обозначил условия пари:

— Если я проигрываю, то даю тебе еще десять сосисок, и всё — за мой счет. А если ты продуешь, то с тебя возмещение стоимости первых двадцати, независимо, сколько останется — те я сам доем. Плюс десять сверху. По рукам?

Самурай снова кашлянул.

У Степана возникло подозрение, что он — не первая жертва некой пищевой аферы. Но когда юного журналиста пытались взять на слабо, внутри просыпался необычайно мощный дух соревнования. Степан знал свою склонность к опрометчивым поступкам в такие моменты, но ничего поделать с собой не мог.

— По рукам, — подтвердил он.

— Я сейчас сбегаю, — засуетился Фантик и легко для своего веса выскользнул из залы.

— Чревоугодник, — высокомерно подняв подбородок, изрек Самурай. — Местные монахи неподалеку даже сосисочную отгрохали, чтоб он у них соленья не таскал.

— Как же надоели эти яки. Здесь абсолютно всё из их мяса делают, — вздохнул Маньякюр. — Приходится в Нам-Цо рыбу удить.

Степан вспомнил меню закусочной в Багухармо и согласно кивнул. Ассортимент блюд из пресловутого яка удручал, и от ароматной рыбки с хрустящей корочкой он бы сейчас не отказался. Пусть даже костлявой.

— Так, — приподняв бровь, сказал Кулио. — Давайте накатим по маленькой, без фанатизма. А то у Кибби все шарниры засохнут. Викинг, плесни-ка на донышко.

Викинг плеснул. Выпили. Кулио крякнул и похвалил «чертовку».

— А ведь и впрямь чертовка, — довольно щурясь, выдохнул Маньякюр. — Маг Шу ведь наколдовал. Черт этакий, придави меня сто китов!

— Кто такой маг Шу? — спросил Степан.

Кулио указал на пустующее место и объяснил:

— Это наш девятый. Шляется где-то, скоро обещал вернуться.

Степан занервничал и оглянулся. Оказывается, здесь еще не все: есть какой-то девятый.

— Да ты не суетись, Стёпа, он заурядный чернокнижник и алкаш. Раньше за темные силы воевал, но однажды наворотил таких дел по пьяной лавочке, что пришлось на нашу сторону переметнуться.

— Так вы что, на стороне добра? — Степан обескураженно уставился на Кулио.

— А что, не похоже? — искренне удивился тот. Принялся загибать пальцы: — Тебя не съели, на кварки не расщепили, даже вшами пока не заразили. Разве мы не прелесть?

Вернулся Фантик с увесистой авоськой.

— Ну-с, приступим, — радостно воскликнул он и вывалил кучу сосисок на стол.

Бюргер подвинулся поближе, предвкушая представление. А Самурай манерно отвернулся и еле слышно выругался.

Степан решительно потер ладони, разложил сосиски ровными рядами перед собой и по команде приступил к трапезе. Первые пять штук улетели махом — его даже не особенно напрягал специфический запашок якового мяса. Следующие три прошли нормально, но уже без стартового энтузиазма. К десятой Степан проникся неприязнью не только ко всему поголовью яков Тибета, но и к Фантику в частности, мысленно приравнивая его к копытным по уровню интеллекта. Глотая последний кусочек двенадцатой сосиски, журналист решил, что так бесцеремонно воспользоваться его доверчивостью было вообще одним из самых гнусных и негуманных поступков за все время существования разумных приматов на Земле.

Сломался Степан на четырнадцатой.

— Хило, — резюмировал Фантик и разочарованно цыкнул зубом. — Давай-ка остатки сюда и дуй за добавкой, как договаривались. Тренироваться тебе надо.

Самурай усмехнулся. Степан, сдерживая рвотный позыв, честно хотел пойти за проспоренными сосисками, но подняться не сумел. Попытался встать еще раз — тщетно.

— Ладно, — заметив его мучения, сжалился изгнанный король. — Гони юани или баксы — сам схожу. Заодно сеточки в Нам-Цо проверю.

При упоминании о священном озере оживился Маньякюр:

— Я там однажды с одной русалкой местной такие шуры-муры навел…

В углу залы раздался оглушительный взрыв, и к потолку поплыли радужные пятна. Запахло озоном.

— Приперлась пьянь гаражная, — проворчал Викинг.

— Континуум. Возмущения. Микросхемы. Барахлят, — отметил Киборг.

Радужные пятна исчезли, а из-за дрожащей пелены вывалился мужик в косухе, модной в эпоху неформалов. Поверх куртки висел дырявый черный плащ. Смоляные волосы у мужика распадались на две копны, разделенные пробором по центру черепа. Был он весь какой-то нескладный, угловатый и доверия Степану не внушил.

Невнятно буркнув что-то себе под нос, подозрительный тип достал из растянутого кармана джинсов бутылку пива и со смаком приложился к горлышку, задвигав острым кадыком. После чего обвел залу мутным взглядом, остановился на Степане, хлопнул себя ладонью по лбу и скрипучим голосом заявил:

— Во кикозит.

Степан с опаской смотрел на него, отодвинувшись подальше вместе с табуреткой.

— Шу, — представил мужика Кулио. — Разгильдяй. Пьяница. Маг.

— Да что вы говорите, — задребезжал Маг Шу, неуверенно поднимаясь на ноги. — Дай-ка лучше полтинник взаймы.

— Не дам, — отрезал Кулио. — Давно и доподлинно известно, что бабло тебе нужно на бухло. Поэтому — шиш. Сам себе пузырь наколдуй.

Шу потупился.

— Не могу я. Запас магической энергии на нуле. В ближайший час — хренушки. Ну дай, что ль, полтаху, жмот!

— Иди пасись.

— Хоть червонец…

— Нет.

Шу набычился и сунул пустую пивную бутылку в кронштейн для факела. Степан наблюдал за Магом со смесью изумления и ужаса.

«Надо же, — мелькнула мысль, — настоящий чернокнижник. Кто бы мог подумать, что у них тоже бывают проблемы с алкоголем».

— К столу! — позвал Фантик.

Викинг с грохотом придвинулся вместе со стулом. А Кулио дружески потрепал Мага Шу по загривку и сказал:

— Попрошайка. Это Стёпа. Знакомьтесь.

Шу вяло пожал Степану руку.

— Шу.

— Степан.

— Дай полтаху.

— Юаней?

Шу искоса взглянул на Степана, повернулся к Кулио и поинтересовался:

— Он дурак, что ли?

Кулио отмахнулся, стряпая себе немудреный бутерброд.

— С вами станешь, — тихонько проворчал Степан себе под нос. Он знал, что с типами вроде Шу нужно быть малость пожестче. А то не успеешь оглянуться, как на шею сядет.

— Пятьдесят баксов давай. До вторника, — потребовал Маг.

— Отвали!

Степан прикусил язык. Зажмурился и прислушался к внутренним ощущениям. Привкус только что произнесенного слова будто бы таял во рту. Да, это действительно сказал он — журналист-неудачник, до кондрашки боящийся даже незначительных скандалов и совершенно не склонный к грубости.

Маг уразумел, что денег ему не видать. Скорчил страшную рожу, замахал руками и театрально провозгласил:

— Я тебя сейчас превращу в унитаз!

— У тебя мана на нуле, — покачал головой памятливый Степан.

Шу поник, опустил плечи, и полы его дырявого плаща тоже безвольно повисли.

— Всегда так. Никому я на фиг не нужен, никто не угостит… Ну и идите вы все.

— Не обращай внимания, — сказал Кулио, кусая бутерброд. — Похмельный синдром. Высокий уровень алкогольдегидрогеназы в крови: пьянеет медленно из-за устойчивости к бухлу. Зато бодунище — жесть.

— Забыли, засранцы, — продолжил стенать Шу, — забыли, ироды, как я их по свету гонял, когда за темное-претемное зло воевал. Они, лизоблюды, бывало, только меня завидят, как лапками сучить начинают и жалобно попискивать.

— Да неужели? — поднял бровь Викинг. — А кто мне стегач на чреслах шнуровал за червонец?

— А кто хотел, чтоб я его в бюстгальтер Мадонны превратил? — парировал Шу.

Викинг насупился и стал сосредоточенно грызть ноготь.

— Кто просил сотню русалок, а сам и с одной-то не знал что делать? Чешуя, мол, у нее везде, где не надо.

Маньякюр сморщил кислую физиономию.

Маг Шу вошел в раж.

— Я сейчас всем вам душонки вскрою, если полтаху не увижу!

— Так, — осадил его Кулио. — Хорош кудахтать. Кибби, притащи-ка лучше чего-нибудь покрепче горло смочить.

Степану показалось, что Кулио не очень-то хочет, чтоб Шу в порыве откровения делился секретами.

Как только Киборг скрежетнул суставами и ушел за выпивкой, Маг Шу моментально остыл.

— Во, другое дело, — просиял он. — А то изображают тут из себя жмотов. Можете ведь, когда хотите.

В предвкушении Магу захотелось откровенной беседы и он выбрал Степана в качестве жертвы. Подсел к нему.

— Запомни… э-э… как тебя? Ах да — Стёпыч, — воодушевленно начал Маг. — Горы — это цитадель человеческой мудрости и древнего знания. Впрочем, не только человеческой. Да и мудрость с древностью здесь ни при чем, честно говоря…

Степан нахмурился, пытаясь уловить логику.

— Что-то я слишком издалека начал, — смутился Шу. Вжикнул туда-сюда молнией на косухе и болезненно наморщил лоб. — О чем-то я хотел тебе рассказать… А! Вспомнил! Ты слышал о страшной горной болезни?

— Кислородное голодание? — решил блеснуть добытыми сведениями Степан.

Шу состроил недовольную мину и снисходительно похлопал его по спине.

— Это ерунда, — поучительно сказал он. — У горной болезни очень тяжелые симптомы. Жидкость скапливается у тебя в мозгах и легких. И ты помираешь. Так что если вдруг начнешь харкать кровью, то надо срочно залезть в барокамеру.

— А у вас есть барокамера? — поежившись, спросил Степан.

Маг Шу медленно приблизился к нему и шепнул в самое ухо:

— Нет.

Послышались равномерные гулкие шаги: поступь у Киборга была тяжелая.

— Бинарность, — глубокомысленно сказал Самурай, глядя на свой стакан. — Вся Вселенная — это бинарность, двойственность. Пустота и наполненность.

— Слова «наполненность» нет, — машинально поправил Степан.

— Ты уверен? — спросил Кулио, наполняя его стопку.

— Теперь уже не уверен.

Когда у всех было налито, Кулио встал.

— Ну вот, — торжественно произнес он. — Типа, и до меня очередь дошла. Я расскажу свою историю. Давным-давно, в далекой галактике…

Викинг вежливо кашлянул.

А Киборг поторопил:

— Давай. Генерируй. Быстрей. Оперативка. Греется.

— Ладно, — сказал Кулио, хмурясь. — Зовут меня Кулио длан Легласик. Я командовал пятой космической эскадрой Просторов. Мы патрулировали тридцать четвертый сектор… Впрочем, ты, Стёпа, все равно ни фига в этом не разбираешься. Короче, взорвали мы по ошибке пару звезд. На радаре они были очень похожи на корабли контрабандистов.

— Как это? — не выдержал Степан.

— Притухни, Стёпа, и так я душу свою тут серпом вскрываю. В общем, выгнали меня из космовойск и сослали в эту дыру. На вашу планету, в смысле. Условие возвращения — спасти человечество.

— От чего? — не унимался Степан.

— От саранчи, блин! — вскипел Кулио. Вздохнул и на тон ниже закончил: — От вымирания.

— А разве мы вымираем?

— Ты, Стёпа, действительно дурак или притворяешься? — поинтересовался Кулио.

— Да я просто спросил, — растерянно пробормотал Степан. — Мы же не вымираем вроде.

— Лучше б вымерли, ей-богу, — проворчал Кулио, поджав губы. Язвительно пояснил: — Разумеется, вы не вымираете. И в ближайшие пару тысяч лет хрен вымрете. Вы, гады, живучие. Вас ни потоп, ни чума, ни бомбы ядерные не берут.

Он замолчал. Никто не посмел нарушить повисшую тишину.

— Как вас спасать, если вы не мрете ни черта, а? Вечно мне здесь, что ли, ошиваться?

— Слышь, Кулио, давай выпьем? — осторожно предложил Шу. — Я сейчас сдохну уже. Вымру, то есть.

Кулио шумно выдохнул и взглянул на Мага исподлобья.

— Лентяи вы все, — он печально усмехнулся. — Такая вот у меня невеселая история, Стёпа. Офицер звездного флота Просторов, сосланный на Землю спасать негибнущий мир. И команда из балбесов. Каждый из них, конечно, по-своему бывает полезен. Но уж больно редко.

Степан шмыгнул носом. Не ожидал он, что сомнительная поездка в Тибет обернется таким откровением. Это не просто сенсация, это настоящая бомба! Теперь у него есть доказательства, что люди не одни не только в космосе, но и на Земле полным-полно диковинных существ, чудес и даже магии.

— На самом деле, — резюмировал Кулио, весело оглядев Братство, — мы не особо скучаем. Благо, случаев спасти ваш безумный мир хватает.

— Это точно, — поддержал его Маньякюр. — Кулио, дай отгул на завтра. Хочу к знакомой пиратше в Сомали смотаться.

— А к стоматологу местному не хочешь смотаться? Забыли, что ль: завтра у нас коллективное посещение зубного.

— Так то завтра.

— Верно. А сейчас давайте-ка за Братство накатим по маленькой. Без фанатизма.

— Ур-ра! — воскликнул Маг Шу и влил в себя целый стакан. — Я чувствую, как ко мне возвращаются силы. Стёпыч, напомни, в кого я хотел тебя превратить?

— В президента, — сориентировался Степан.

— Э-э… Не проведешь! Я лучше тебя в кикимору марсианскую превращу.

— Да ты и колдовать-то не умеешь, поди, — рискуя оказаться на марсианских барханах, ляпнул Степан.

— Я? — Шу вскочил, опрокидывая еще стаканчик, — Да я… Ты думаешь, русские войска Измаил взяли? Это я там под стенами орудовал!

— Тогда наколдуй, — подначил Степан. — К примеру, что-нибудь маленькое, вкусненькое.

Шу засучил рукава косухи, и Степан обратил внимание, что на предплечье у Мага наколота звезда Соломона. Но рассмотреть детали не успел.

С душераздирающим криком «Льбббббожэ!» Шу вытянул руки ладонями вперед. Сиреневые струи сорвались с кончиков его пальцев и, шипя, вытянулись на полу. Метрах в пяти от Мага они собрались в яркий энергетический клубок. Затрещало, во все стороны сыпанули искры.

Хорошо, что Шу колдовал в сторону двери.

Вспыхнуло. Загудело. Раздался оглушительный грохот.

Стена, отделяющая обеденную залу от холла, разлетелась в мелкое крошево, поползли клубы дыма и пыли. Крупная трещина опасно зазмеилась по потолку, остатки витражей лопнули, и разноцветный смальтовый дождь обрушился сверху на стол. А к ногам Степана выкатился из сизого марева осколок барельефа.

К моменту, когда Викинг закончил основную часть ругательного пассажа, гарь немного рассеялась и стали видны последствия колдовства.

В образовавшемся посреди особняка проломе стоял желтый гусеничный трактор. Новенький, с заводским номером и лакированной выхлопной трубой.

Фантик поперхнулся.

— Это маленькое и вкусненькое? — шепотом уточнил Степан.

Шу нахмурился. Плеснул в стакан на два пальца, махнул залпом и буркнул:

— Ну тут… как бы… промашка вышла… Вектор магии я не с тем знаком рассчитал и заклинание перепутал. — Он вернул засученные рукава косухи в исходное положение, подумал и добавил: — Кажется.

— Твою ж душу, самоделкин, — Кулио почесал в затылке. — Иногда я думаю: лучше б тебе вернуться на сторону зла. Деструктивным элементом в тыл врагу.

Бюргер хрустнул пальцами и подытожил:

— А трактор-то, похоже, без пробега. Монахам загнать можно.

Глава 4

Курс молодого бойца

После истории с трактором прошло несколько дней. Степан проявлял настоящее журналистское любопытство: приставал с расспросами то к одному сотруднику Братства, то к другому. И если Викинг сразу же послал его подальше, то чувствительный Эльф готов был часами болтать, обмахиваясь веером и накручивая волосы на мизинец. В частности, он доходчиво объяснил, почему Братство предпочитает общаться по-русски: «На этом языке Кулио и Викингу удобнее всего материться».

Степан собирал информацию, делал пометки в блокноте, прикидывал, как выстроить будущий репортаж, чтобы получилось эффектно.

В один из солнечных дней, когда в прозрачном воздухе Тибета витал аромат высокогорных трав, а небо было похоже на перевернутую чашу с лазурным гелем, Степан сидел на лавочке у входа в особняк и беседовал с Самураем о границах познания. Разговор уже подходил к той точке, где люди начинают отклоняться от основной темы и рассуждать на отвлеченные.

Дверь скрипнула, на крыльцо вышел Киборг. Лаконично скрежетнул:

— Степан. Тебя. Кулио.

Степан осекся на полуслове и удивленно переглянулся с Самураем.

— Не. Тупи, — подбодрил Киборг.

Журналист поднялся с лавочки и пошел в дом. На ходу он старался припомнить, что в его поведении за последнее время могло заинтересовать Кулио. Возле кабинета задержался и суетливо одернул жилетку. Поправил растрепанную ветром прическу. Прочистил горло.

— Ну? — сказал Кулио, когда Степан наконец вошел. — Явился?

— Явился. В смысле, здравствуй… те.

— Хай. — Кулио почесал живот. — Мне тут доложили, что ты не собираешься возвращаться к своей унылой жизни. Хочешь остаться с нами. Почему? Неужели это так заманчиво — спасать кого-нибудь, быть на волоске от смерти?

Степан переступил с ноги на ногу, не зная, что ответить.

Кулио протянул руку и взял графин с коктейлем кислотно-зеленого цвета. Наполнил стакан, подхватил щипцами кусок льда и бросил туда же. Резко сказал:

— Дурак.

Степан обескураженно посмотрел на него и опять промолчал.

За окном Маг Шу и король Фантик играли в собственно изобретенную разновидность крокета. Они гоняли по лужайке футбольный мяч осколками шифера и периодически вбивали его в ворота, сооруженные из рыбацких «косынок». Самурай и морской волк Маньякюр облачились в парадные костюмы и приготовились упражняться в фехтовании. Викинг обстругивал тесаком бревно — видимо, мастерил себе новую дубину.

Жить здесь было просто и весело. Эльф намедни сказал, что помощи пока никто не просит, поэтому можно не напрягаться и заниматься своими делами.

Кулио день-деньской кемарил на диване, обитом шелком с вышивками созвездий. На улицу практически не выходил. Хандрил, часто дымил сигарой.

— Он все время так? — допытывался Степан у Эльфа.

Тот объяснял, что иногда, ясными ночами, Кулио встает с дивана, поднимается по узкой горной тропе в обсерваторию, ключ от которой есть только у него. Долго смотрит на звезды. И вздыхает.

— Мы с Фантиком проследили, — стушевался Эльф. — Ну, интересно же было… Только смотри, Степан, никому ни слова. Как на друга полагаюсь!

Степан обещал молчать.

И молчал.

Стоял перед Кулио, который обозвал его дураком, и потерянно молчал. В кабинете пахло спиртом, мятой и табачным дымом.

Хлебнув зеленого коктейля, Кулио цыкнул зубом и сел. Пружины в диване застонали.

— Настырный, — хмыкнул он, продолжая буравить Степана взглядом. — Или ты, Стёпа, действительно дурак, или…

Кулио не закончил свою мысль. Открыл тумбочку и достал объемистую папку. Сдул пылинки, щелкнул защелкой.

Внутри обнаружилась стопка документов. Некоторые были белые, подшитые в аккуратные тетрадки, другие — пожелтевшие, с потрепанными краями и масляными пятнами.

Кулио выхватил снизу лист и протянул Степану.

— На, заполняй.

Журналист принял отпечатанную на принтере анкету и проглядел ее. Коварные вопросы шли один за другим.

К примеру, 16, подпункт 2:

«Писаешь ли ты по ночам в постель?»

Варианты ответов;

1) да

2) нет

3) иногда

4) часто

5) кому?

6) отвали, Кулио!

Степан присел на краешек стула, положил лист на стол и принялся заполнять документ. Он правдиво ответил, что энурезом не страдает, любит аквариумных рыбок, водку пьет редко и в умеренных количествах, прекрасно относится к эльфам, готов получить начальную альпинистскую подготовку. Написал, что его любимое кино «Звёздный путь», а не «Звёздные войны», что он предпочитает традиционный секс и обожает бобров. Также ему пришлось признаться, что он чуткий, честный, начисто лишен корысти, жадности и зависти, что души не чает в астрономии, любит Родину, умеет готовить завтрак холостяка, учитывая все четыре группы пищевых компонентов, и в случае необходимости может целый год прожить в палатке.

Но основная загвоздка была в последнем и, вероятно, самом главном вопросе анкеты, приписанном от руки:

«Жизнью за человечество рискнешь? Кишки на турбину намотаешь, если придется?»

— Кишки на турбину?

Степан поднял глаза на Кулио и машинально ослабил узел галстука.

— Слабо? — прищурился тот.

— А вот и не слабо, — поджав губы, ответил Степан и поставил последнюю галочку.

Кулио быстро пробежал глазами анкету.

— Бобров точно любишь? — уточнил он.

— Очень, — с замиранием сердца соврал Степан. Он ни разу в жизни не видел живого бобра, но решил, что они не такие уж и страшные. Переживет.

Судя по всему, ответы удовлетворили Кулио. Он протянул бледному журналисту следующую бумагу:

— Вот здесь и здесь. Распишись.

— А почему тут указано, что «навечно, бесплатно» и… — засомневался Степан.

— Стандартные риски, — отрезал Кулио. — Ты будешь документ подписывать или нет?

Степан собрался с духом, выдохнул и поставил закорючки в указанных местах. Кулио встал, убрал контракт в папку и протянул руку:

— Велкам.

Степан пожал его сухую крепкую ладонь и отчетливо понял: отныне его жизнь круто изменится.

Вечером закатили грандиозный праздник по поводу вступления Степана в Братство, Маг Шу на радостях наколдовал самогонный аппарат и полтонны сахара. После тестового возлияния всей компанией спели гимн СССР, да так громко, что содрогнулись окрестные горные хребты, а местные монахи попрятались в свои кельи.

Степан обратил внимание: веселиться ребята умели на славу.

— Стёпа вступает в Братство! — провозгласил Кулио, подняв стакан с первачом. Его хандру словно ветром сдуло. — Назначаю его десятым! Ур-р-ра! Стёпа, целуй каждого.

После этих слов Эльф густо покраснел, Викинг схватился за дубину, а Маньякюр обнажил шпагу. Степан решил, что на этот раз вовсе не обязательно толковать начальственное распоряжение буквально, и целовать никого не стат.

— Это теперь твои братья, Стёпа, — продолжил вещать Кулио. — Люби их и уважай. Викинг, Бюргер, хорош бычиться, а то пошлю скалы шлифовать… Ну-ка, все вместе — вздрогнули!

Звон сдвинутых бокалов стал сигналом к окончанию торжественной части. А потом началась настоящая пирушка.

Киборг притащил из чулана две гитары, и Кулио с Самураем взлабнули блюзон в до-мажоре. Фантик съел недельный запас провизии, опустошив погреб, и потребовал добавки. Эльф вырядился в оранжевую робу со стразами и устроил перфоманс, изображая поочередно то далай-ламу, то китайского коммуниста. Театр одного актера удался.

Напившись лимонада, Степан вскоре почуял, что нужно понизить давление в мочевом пузыре. Он вышел до ветру, сбежал с крыльца и замер. За углом дома шептались.

Степан юркнул за поленницу. Вообще-то он не любил подслушивать чужие разговоры, но уж больно подозрительной показалась ему эта тихая беседа за спиной у остальных. В темноте не было видно лиц, но по голосам Степан понял: Викинг и Бюргер обсуждают его вступление в Братство.

— Не нравится мне этот Стёпик-попик, — прошептал Бюргер. — Заметь, он знал, как меня зовут. Может, засланный казачок?

— Да ладно, вас, бюргеров, за версту видать, — возразил Викинг. — Меня другое тревожит. Боец он необстрелянный, напарник непроверенный. Не предал бы он нас в самый ответственный момент. А то все старания зря.

Степан хотел было уже выйти из-за поленницы, чтобы успокоить ребят и убедить в своей лояльности, но следующие слова заставили его еще сильнее прижаться к штабелю дров.

— Как там Кулио? Договорился? — спросил Бюргер.

— Вроде базар идет, шуршат на тему. Вчера, кажется, гонцы были, — отозвался Викинг.

— А Шу?

— Шу — проводник. Но уж больно рисковое дело Кулио затеял.

— Еще бы! К тому же никакой финансовой выгоды.

— Он и сам волнуется, это ж видно.

— Но не ждать же еще сто лет! Я ж не вынесу, чесслово!

Они помолчали.

— Короче, — наконец решил Викинг, — стажеру пока ничего знать не надо.

— Да, подождем, — согласился Бюргер. — Все должно решиться со дня на день.

— Отправить бы новичка куда-нибудь…

— А давай в пещеру его зашлем? Пусть КМБ пройдет.

— Ты что! Тетя Эмма сказала, если еще хоть кого-нибудь притащим, она больше не будет блинчики на масленицу присылать.

— Скажем, что в последний раз…

Степан, не чуя под собой ног от страха, дунул от поленницы по дуге через весь двор. «Что негодяи задумали? — пролетало у него в голове. — Почему не доверяют? Как же обидно. И куда это меня хотят отправить?»

Степан остановился возле лавочки, перевел дух и на цыпочках взобрался на крыльцо. Скользнул в дом, с перепугу забыв сделать то, зачем выходил на улицу.

Братство

Здесь праздник уже перерос в натуральный отрыв. Самурай качался на кованой люстре, описывая нехилую дугу. И благо потолок в зале был высокий, иначе кто-нибудь мог остаться без головы: так рьяно он размахивал саблей. Кулио гонялся за хохочущим Эльфом, расшвыривая стулья и выкрикивая драматические цитаты из Шекспира. Маньякюр фехтовал с тенью. Изгнанный король поглощал остатки похлебки из супницы.

Степан остановился в дверях и покачал головой, оценив масштабы безобразия.

В этот момент раздался громкий треск. Потолочные крепления не выдержали, и тяжелая люстра вместе с Самураем вылетела в витражное окно, разнося раму в щепу. Хруст и вопли затихли уже где-то во дворе. Самураю повезло, что стекла были выбиты несколькими днями ранее.

Маньякюр забрался на подоконник, чтобы глянуть, цел ли приятель, а Кулио перестал гоняться за Эльфом, уселся на свой стул и шумно выдохнул:

— Нормально гульнули.

Вошли Бюргер и Викинг.

— Мы тут посовещались… — начал ариец, но Викинг его перебил:

— Курсанту надо бы испытание пройти, а то, блин, шлангуется тут без дела. Слышь, Кулио, пущай покажет, на что способен.

— Да, пусть горгулью завалит, — поддакнул Бюргер. — Мужик он или не мужик?

Викинг кивнул и предложил:

— Ежели что, могу с ним пойти. Подстраховать.

Кулио облокотился на стол локтем и так хитро глянул на Степана, что у того по спине мурашки побежали.

— Ну что, Стёпа? Готов к тренировочной миссии?

Степан совладал с дрожью в коленках и сказал:

— Если это так необходимо…

— Киш… ики… — Кулио икнул и, морщась, глотнул лимонада прямо из кувшина. — Кишки на турбину?

— Т-так точно.

Степану было страшно. Он не понимал, зачем Бюргер с Викингом хотят от него избавиться. В голове окончательно перемешались послы, турбины, горгульи.

— Короче, — вынес вердикт Кулио, — Шу и Бюргер проводят тебя, Стёпа, к горгулье. А ты, Ви… ик… инг, морду не криви, ты мне здесь нужен будешь. Рис надо прополоть.

— Его ж не полют, — сник Викинг.

Кулио пристально на него посмотрел.

— Полют, еще как полют. Но это все завтра, теперь спать пора. Разгуляли… иксь… тут. Почувствовали слабину, да? Идите кто-нибудь люстру и Самурая с лужайки притащите. Фантик, а ты посуду помой.

Изгнанный король вздохнул и понуро поплелся на кухню, собирая по пути тарелки и вяло смахивая крошки со стола на пол.

Маг Шу хотел было укладываться прямо возле порога, но получил легкую затрещину от Киборга. Бурча под нос ругательства, он взял спальник и пошел в сарай.

— Кстати, Шу, — крикнул Кулио ему вдогонку. — Тете Эмме скажешь, что это в последний раз. Соорудишь там ей ликерчика какого-нибудь.

— Тогда дай полтаху, — оживился Маг. — На ликерчик.

— Вернешь сотню — получишь полтаху, — отрезал Кулио. — Разговор окончен.

Шу сплюнул и показал язык.

— Кто такая тетя Эмма? — не выдержал Степан.

— Завтра узнаешь, — улыбнулся Кулио. — Иди пока поспи минут шестьсот.

Легко сказать! Всю ночь журналист проворочался под одеялом, так толком и не заснув. В голову лезли страшные мысли о предстоящем испытании. Только под утро усталость взяла свое и он задремал…

Тетя Эмма оказалась той самой горгульей, которую Степану предстояло «завалить» в тренировочной миссии. То есть, конечно, ни о каких сексуальных игрищах речи не шло. Имелось в виду одержать победу в честном бою, доказав тем самым свою профпригодность в полевых условиях.

Ближе к полудню, опохмелившись рассолом, Маг Шу, Бюргер и Степан выступили в поход. До пещеры тети Эммы предстояло идти километров десять-двенадцать.

Проводить их вышел только Эльф, который с самого рассвета глаз не сомкнул: волновался за Степана. Нескладный коротышка долго махал вслед платочком, а когда друзья исчезли из виду, стыдливо смахнул крохотную слезу. Он как всякая чувственная натура терпеть не мог разлуки.

За первым же поворотом Шу остановился и заявил, что чрезвычайно устал и не пойдет дальше, пока не восстановит истраченные силы. Маг расстегнул косуху и стал шарить по многочисленным карманам в надежде найти заначенную с вечера фляжку с самогоном.

Бюргер тут же воспользовался заминкой. Он поставил авоську с пустыми бутылками, которую непонятно зачем прихватил с собой, уселся на обочине и достал блокнот с марками. Похвалился:

— Гляди, Стёпик, целая коллекция.

Степан поглядел на так называемую «коллекцию» и вежливо кивнул. Три из семи марок были одинаковые, а одна рваная.

— Нравится? — спросил Бюргер.

— Угу… Мы так до вечера не дойдем, — озабоченно ответил Степан. Ему хотелось скорее пройти это опасное испытание.

— А нам раньше вечера никуда и не надо, — беззаботно сказал Шу. — С горгульями все равно только по ночам можно биться.

Степану и без того было неуютно от мысли, что придется сражаться с существом, о котором он имел довольно схематичное представление из обрывков фантастических фильмов и книг. Теперь же, когда узнал, что драться нужно непременно ночью, он совсем сник.

Маг Шу совершил замысловатое движение рукой, и перед ним возникла бутыль с мутноватой жидкостью.

— Первач? — поинтересовался Бюргер, морщась.

— Не, градусов шестьдесят, — деловито сказал Шу. — Стаканов не получилось наколдовать — из горла лупить будем.

— Я не хочу, — скуксился Бюргер, убирая блокнот с марками. — Лучше пойду вон в ту хижинку, кашки спрошу. Там монах знакомый варит местную версию геркулеса. Заодно бутылки сдам, глядите, сколько после вчерашнего торжества осталось. Не пропадать же добру.

Он звякнул авоськой с пустой тарой.

— Иди, — равнодушно пожал плечами Шу. — А мы со Стёпычем для храбрости накатим.

— Только без фанатизма, — невольно копируя Кулио, предупредил Степан.

— Без, — великодушно согласился Маг.

Спустя полчаса Степан и Шу сидели в обнимку посреди дороги и голосили «Ой, мороз, мороз…» на весь Тибет. Степан действительно выпил самую малость, потому что после вчерашней пирушки у него до сих пор побаливала голова. К тому же самогон, наколдованный Магом, не отличался изысканным букетом.

А вот сам Шу насвинячился порядочно.

— Можешь девушку соорудить? — переводя дыхание, спросил у него Степан. Все-таки даже несколько глотков напитка придали журналисту смелости.

— Базаришь… Запросто.

Маг вальяжно взмахнул рукой, и перед ними из дымки появился огромный ком слизи. Степан изумленно уставился на содеянное, не зная что и подумать.

Шу одернул косуху и виновато пробормотал:

— Блин, опять генные цепочки перепутал. Эта тетя с Проксимы Центавра. Кажется.

— Ничего себе, — прошептал журналист, обходя слизь по кругу. — Неужели это инопланетная форма жизни?

— Форма? Где ж ты форму видишь?

— Тогда инопланетное бесформие.

— Это баба, между прочим. Как заказывал. Будешь развлекаться?

Степану вдруг стало очень стыдно за свое мимолетное желание.

— Я на гуманоида вообще-то хотел посмотреть, — смущенно сказал он. — Но уже передумал. Спасибо. Верни ее обратно, а.

Маг стал вполголоса читать заклинания и замахал худыми руками. Инопланетное бесформие забурлило, издало непристойный звук и растворилось в мерцающем мареве.

— Ты не волнуйся, я сейчас нормальную бабу забубеню, — успокоил Шу.

— Нет-нет, не утруждай себя, — сконфузился Степан. — Настроение ушло.

Шу пожал плечами: мол, дело хозяйское.

Сзади со звоном разбилось стекло. Степан вздрогнул и резко обернулся. Почти сразу звякнуло еще раз.

Бюргер стоял возле ближайшей калитки и одну за другой швырял пустые бутылки в столб. Осколки летели в разные стороны, яркими брызгами сверкали в солнечных лучах.

— Я вам покажу, — приговаривал Бюргер, расшибая вдребезги очередную бутылку. — Я вам дам по три за штуку. — Звон. Дождь из стекла. — В Лхасу депешу напишу. Кляузу в Пентагон, в Гринпис жалобу. Донос властям Китая. Всем настучу на вас, спекулянтов.

— Опять ему по три юаня за бутылку предложили, — ответил Шу на вопросительный взгляд Степана.

— Это мало?

— Грабеж.

— А теперь вовсе ничего не получит — расколотил всё.

— Зато честь не потеряна и за отчизну не обидно, — пояснил Шу. — Не понять тебе. Молодой ты еще, неопытный.

Степан действительно не понял, при чем тут честь и отчизна, но вслух ничего не сказал.

Шу тем временем подошел к Бюргеру и энергично включился в процесс. Вдвоем у них дело пошло быстрее: через минуту последняя бутылка была разбита.

— Ну вот, готово, — сказал Бюргер, утирая со лба пот. — Стресс сняли. Теперь — к горгулье.

— Гляди, какой крупный осколок, — разошелся Шу. — Хочешь, я его на атомы развалю, а? Могу даже мельче попробовать: на кварки!

— Да ладно, не надо. Пусть мучается.

Степан озадаченно наблюдал за действиями Братьев. Он в который раз пытался понять смысл их поступков. В который раз не мог.

— Ну что, двинули? — Шу хлопнул Степана по плечу. — Пора удаль показать.

— А это очень-очень опасно? — осторожно спросил он.

— Фигня, — успокоил Бюргер. — Главное, держись понаглей. Но не переборщи, а то тетя Эмма из тебя сделает лапшу с соусом.

Они побрели дальше по каменистой дороге. Оставшаяся часть пути прошла без приключений, если не считать инцидента с Шу. Маг огреб по морде от коренастого монаха за то, что превратил скромную придорожную келью в кучку лошадиного навоза. Осознав, что набедокурил, Шу попытался слинять, но монах его догнал и накостылял.

— Кунг-фу выучил и выпендрился, да? — ворчливо бросил Маг в спину обидчику, поднимаясь и оттряхивая дырявый плащ. — Тренируй чувство юмора, зануда.

Смеркалось. Холодало.

Порядочно уморившись, Степан и провожатые подошли к высокой горе.

У подножия виднелся вход в грубо высеченную пещеру, подсвеченный изнутри. Рядом темнела плохо замаскированная яма-ловушка, перед которой торчал столбик. На нем, примотанная ржавой проволокой, красовалась табличка с дюжиной непонятных иероглифов. Ниже от руки было приписано: «Добро пожаловать в Горгулию. Фотографировать запрещено, соблюдать тишину, не сорить, не курить».

— Иди, мочи нечисть, — велел Шу, доставая из-за пазухи миниатюрный кальян и мятую пачку «Примы». Он почти протрезвел. Стал раздражителен и вспыльчив. — В яму не грохнись.

— А оружие? — удивился Степан. — Разве не положено?

— Иди, говорят тебе. — Шу стал потрошить сигареты и полученным табаком набивать чашечку кальяна. — Оружие ему подавай. Мозгами пораскинь, смекалку включи. Я однажды на тиранозавра с голыми руками ходил — и ничего, жив.

— Ты маг, — резонно заметил Степан.

— Блин, достал уже.

Маг Шу разложил пальцы веером. Раздалось привычное уже потрескивание, запахло озоном, и через мгновение в руке у Степана появилась превосходная мухобойка.

Новая, с фабричной биркой.

Шу отвернулся и стал раскуривать кальян. А Степан стоял и все еще не мог поверить, что веселый и общительный в состоянии подпития Маг так бессердечно поступил с ним. Ведь ему предстояло первое в жизни серьезное задание. Связанное, между прочим, с риском для жизни.

Степан нахмурился и решил довести дело до конца. Отступить теперь было бы позором. Он крепко сжал мухобойку, обогнул яму-ловушку и направился к жилищу горгульи.

— Привет тете Эмме передай, — крикнул вслед Бюргер. — И напомни, чтоб червонец мне вернула. Год назад занимала, зараза.

— Идите вы со своими приветами и червонцами, — буркнул Степан.

Поджилки тряслись, дурацкая мухобойка болталась в руке, но он продолжал идти вперед.

— Я вам покажу, как надо фольклор бить, — подбодрил сам себя Степан. Опасливо оглядел арочный вход в подземелье. — Всю нечисть в базальт закатаю.

В туннеле возле стен горели лужицы керосина, давая скудный желтый свет. Степан удивился необычному явлению. Сделал несколько шагов и остановился, прислушиваясь. Тишину нарушал лишь еле слышный шелест пламени. От копоти щипало глаза и дышалось с трудом. Пол был устлан гнилым сеном.

В глубине горгульей норы раздался громкий чих. Степан вздрогнул и на всякий случай выставил мухобойку перед собой. В голове зашумел пульс.

— Я не боюсь, — прошептал Степан.

— Кхе-кхе… Япона сковородка, — донеслось из пещеры.

Степан втянул голову в плечи и зажмурился, но мухобойку сжал еще крепче.

— Чтоб тя разорвало и подбр… кхе-кхе… подбросило, — послышалось ворчание сквозь кашель. — Хренов ларингит. Сдохнуть бы поскорей… кхе-кхе… йоптыть.

Степану нужно было пройти это испытание. Иначе Викинг со своими гопническими замашками будет продолжать искать повод, чтобы огреть его дрыном. И Бюргер не перестанет отпускать желчные шуточки. Да и вообще. Никто не станет жалеть трусоватого и неуклюжего новичка. Его просто-напросто выгонят восвояси.

— Ну уж дудки, — процедил Степан сквозь зубы и пошел вперед.

Коридор круто уходил влево и расширялся. Видимо, за поворотом в скале был «карман». В нем, скорее всего, и обитало сказочное чудовище.

Степан притормозил перед поворотом, прислушался к старческому кряхтенью. Действовать нужно было решительно. Он выпрямился, сдвинул брови и вбежал в просторный зал.

Застыл в самом центре.

Держа мухобойку перед собой на манер клинка, провозгласил:

— Настал твой час, злая горгулья!

Горгулья, сидевшая на огромном валуне, вздохнула и смачно харкнула на сталагмит.

Степан отметил, что выглядит она неважнецки. Кожистые крылья совсем обветшали, волосы спутались и висели засаленными сосульками. Узловатые пальцы зябко сжимались и разжимались.

В углу пещеры высилась стопка книг и стояла полупустая бутылка виски.

— Вставай… те, — смутился Степан. — Биться будем.

— Отвали, — проскрипела горгулья, зажала ноздрю и оглушительно высморкалась на пол. — Выметывайся отсюда, богатырь сушеный. Катись-катись, кому говорят! Здесь… кхе-кхе… между прочим, частная собственность. Должностных лиц из администрации вызову, будут проблемы. В Тибете законы суровые.

— Да мне вас победить надо, — совсем растерялся Степан, опуская мухобойку. — А то в Братство не примут.

Горгулья заерзала на валуне, расправила морщинистые крылья. Степан рефлекторно отступил на шаг.

— Вон оно что, — сказала она. В зеленоватых глазах сверкнул интерес. — Кхе-кхе… новенький, значит?

— Ага. Давай я тебя… то есть вас, побеждать буду, — оживился Степан.

— Хамло какое, а. Вы только поглядите на него. Неужели… кхе-кхе… у тя рука поднимется на старую, больную женщину? На бедную тетушку Эмму.

Степан обреченно посмотрел на горгулью. Шмыгнул носом.

— Что же мне делать? Я в Братство хочу.

— Ты хоть знаешь, юноша, чем этот сброд занимается?

— Знаю. Мир спасают.

— Угу, мир спасают. Хорошо еще, что эти чипы-дэйлы его не уничтожили пока. Они уже знаешь сколько лет… кхе-кхе… добро творят. Деды, блин, мазаи без лицензии на отстрел зайцев. Ей-богу, лучше б вся разумная жизнь в море вернулась.

— Врете вы всё! Братство хорошее, — вступился Степан. — Раздолбайское слегка, но по сути — положительное.

— Точно. Положат и забьют на кого угодно, не моргнув глазом… кхе-кхе… — кивнула тетя Эмма. — Вискарь будешь?

— Чисто символически, — Степану вдруг стало жаль пожилую горгулью. — А с нечистью пить не запрещено по правилам боя?

— Разрешается. Только сам наливай, мне вломы.

Степан плеснул в грязноватый стакан «Джонни Уокера» и подумал, что тетя Эмма вовсе не страшная. Он передал ей стакан, а сам все же решил воздержаться от употребления.

Горгулья замахнула виски, фыркнула и спросила:

— Как там Кулио?

— Хандрит.

Она опять плюнула на захарканный сталагмит.

— Алкаш твой Кулио. Как, впрочем, и остальная его шпана. Япона сковородка, сказала же ему, когда Бюргера присылал, что последний раз бьюсь. Нет же… йоптыть! Кхе-кхе… еще одного героя недорезанного откопал. Откуда сам?

— Из провинции. Российской.

— Уж вижу, что не из американской. А как этих лоботрясов нашел?

— По рекламе.

— По рекламе? — тетя Эмма усмехнулась. — Бюргер, поди, устроил?

Степан неопределенно покачал головой. Горгулья затряслась от смеха. Стакан, стоящий на камне, мелко задрожал от ее раскатистого кхыканья.

— Короче, идальго ты мой Ламанчский, — сказала она, переставая ржать. — Бери свою мухобойку, иди сюда.

Степан напрягся.

— Давай живей мослами шевели, йоптыть! Кхе-кхе… не сожру я тя.

Степан медленно подошел к тете Эмме и замер. Она выставила левую щеку, демонстративно надула ее и заявила:

— Шлепай.

— Не п-понял.

— Шлепай, кому говорят. Только тихонько, а то я тя попкой на сосульку насажу… кхе-кхе…

— Так же нечестно.

— Я чего-то не пойму, — прохрипела тетя Эмма, выпуская воздух из-за щеки и зловеще расправляя двухметровые крылья, — ты хочешь честно со мной драться?

— Нет, — быстро сказал Степан.

— Тогда шлепай быстрей и улепетывай к своему Братству.

Она снова надула щеку.

Готовый провалиться со стыда под землю, Степан легонько дотронулся кончиком мухобойки до лица горгульи. Тетя Эмма неожиданно громко заверещала, свалилась наземь, схватилась почему-то за живот и стала стонать.

— С вами все в порядке? — не на шутку перепугался Степан, помогая горгулье подняться.

— Нет, погибаю. Вызывай «скорую», — язвительно бросила она, взбираясь на насиженный валун. — Воистину, Братство верно себе: исключительных идиотов где-то находит.

У Степана отлегло от сердца, когда он увидел, что старуха в норме.

— Плесни-ка мне трошки, юноша. Как тя зовут-то?

— Степан, — сказал Степан, наливая в стакан на пару пальцев.

— А меня тетей Эммой кличут. Я горгулья. Да чего ты там набулькал-то? На раз понюхать. Не жалей напитка. Краткая биографическая справка: отсиживаюсь в пещере сотнями лет, по ночам к Нам-Цо за рыбой летаю, раз в неделю мотаюсь в Лхасу за вискарем да книжками. Временами от нечего делать мальцов в окрестных монастырях пугаю. Молодые послушники — изверги, честно говоря. Кто шестом огреет, кто маваши-гери впаяет. Никакого уважения к древности.

— А наши-то почему вас мочить ходят?

— Старая это история, — нехотя сказала горгулья, глотая виски и в очередной раз оплевывая бедный сталагмит. — Кулио когда на Землю зашвырнули… кхе-кхе… он, конечно, первое время злой, как собака, был. Мимо моего логова на гравилете своем навороченном пролетал как-то. В общем, йоптыть, порядочно тогда бока он мне намял за то, что я его в шутку падшим богом назвала. Подумаешь — цаца.

За спиной горгульи, из прохода показались физиономии Шу и Бюргера, жутко подсвеченные снизу керосиновым огнем.

Степан содрогнулся от неожиданности.

— Керосин горит, а сосульки не тают, — заметил предприимчивый ариец. — Сказочно как-то. Может, стоит запатентовать фишку и продать в какой-нибудь парк развлечений?

Довольный своим открытием, он панибратски толкнул локтем Мага Шу и подмигнул Степану.

— Это не сосульки, а сталактиты и сталагмиты, — невозмутимо поправила горгулья, не оборачиваясь. — Они не изо льда, а из минералов всяких, дубина. Бюргер, ты все такой же бессердечный торгаш. Ну, чего вы там топчетесь, следопыты хрекх… кхе-кхе… хреновы? Заходите уж, коли приперлись.

Бюргер и Маг Шу вошли в зал.

— Здаровки, тетя Эмма, — сказал Шу. — Полтаха есть?

— Привет-привет. А мне ты, кстати, червонец должна, — поддакнул Бюргер.

Горгулья вздохнула и сказала, обращаясь к Степану:

— Вот лет через десять и ты, милок, таким же наглым станешь.

— А что же дальше было, после инцидента с Кулио? — спросил Степан, которому не терпелось дослушать историю до конца.

— Дальше… — тетя Эмма поскребла в лохматом затылке. — Дальше он эту вот свору лузеров вербовать начал. И каждого новенького, конечно, ко мне присылал. На бой. Помню… кхе-кхе… каких трендюлей Викинг получил. О, йоптыть, куда я ему дрын засунула! Кто с дрыном, говорю, придет, у того от дрына и запор случится. Ну а потом решила: зачем людей калечить, лучше поддаваться буду. Кулио, япона сковородка, со своими капризами надоел уже, честно говоря… кхе-кхе… «Иди горгулью завали, иди удаль покажи!» А о немощной тетушке Эмме кто-нибудь… кхе-кхе… подумал? Хрен… кхе-кхе… хренов ларингит.

— Ладно, теть Эмм, не серчай, — примирительно сказал Шу. — Этот кандидат — последний. Кулио обещал. Привет тебе передавал. Я вот тут тоже… — Он зашуршал складками плаща. — Ликерчика наколдовал. Твоего любимого, мятного.

— Ставь, Шу, свой ликерчик, — махнула крылом горгулья, — и канайте отседова, чтоб глаза мои близорукие вас не видели.

Бюргер взял Степана под локоток, и они двинулись к выходу.

— Спасибо тебе, тетя Эмма, — расчувствовался Степан, оборачиваясь и замечая, как горгулья снова нахохлилась на своем валуне. — Я тебя никогда не забуду.

— Валите, валите… кхе-кхе… Частная собственность, между прочим.

— Масленица скоро! — запоздало крикнул Шу в полумрак пещеры. — Блинчиков бы! С коноплей пещерной! Слышь, теть Эмм?..

Тетя Эмма уже не слышала. Из ее логова доносился болезненный кашель и шорох крыльев. На стенах извилистого коридора дрожали отсветы и кривлялись густые тени. Говорить больше не хотелось.

Вскоре показался выход. Степан оглянулся в последний раз и поспешил на свежий воздух.

На улице уже стемнело.

— Ну что, Стёпик-попик, завалил горгулью? — усмехнулся Бюргер. — Страшно было?

— Да ну вас, — отмахнулся Степан. — Хватит на сегодня подвигов. Пойдем домой.

В тот момент он даже не заметил, что впервые назвал особняк Братства домом. Это произошло само собой, просто и буднично.

Глава 5

Орден хранителей планеты

Подвигов больше не предвиделось. После похода в пещеру тети Эммы потянулись серые будни в резиденции Братства.

Степан постепенно привыкал к местному быту. Получалось, что жить в Тибете и сражаться с пожилыми горгульями не так интересно, как он себе это представлял раньше. К тому же часто даже самые, казалось бы, обыденные события здесь сопровождались гулянками до утра и дебошем.

Вечеринка в честь «боевого крещения» Степана прошла с размахом: разбили три гитары, сломали электророяль Маньякюра, в очередной раз высадили витражные окна. После того, как разгребли битую мебель, оказалось, что за компанию к вышеперечисленному в щепу размололи дубовый герб Братства, который Эльф старательно вырезал целую неделю.

Пару дней прошли относительно спокойно, но в пятницу Братство вновь собралось за столом черного дерева.

Решили отметить окончание недельного запора Фантика. Повод был серьезным, поэтому Маг Шу подкопил маны и разродился чародейским финтом третьего уровня. В итоге получилась неплохая сервировка.

На одном конце стола восседал Кулио, традиционно открывающий любой банкет короткой речью. На другом — изгнанный король. Он сиял. Накрахмаленный воротник и выглаженная мантия эффектно смотрелись в теплом свете запаленных по торжественному случаю факелов.

Бюргер скучал. Викинг, не дождавшись приветственного слова Кулио, уже трескал половником красную икру. Киборг, сверкающий новой полиролью, нетерпеливо гудел.

— Предлагаю пригубить чудного нектара за Фантика, нашего незаменимого троглод… то есть сотрудника! — провозгласил наконец Кулио. — Долгую неделю мучил его страшный недуг. Долгих семь дней мы страдали вместе с ним…

— Конечно, сортир-то один, — вставил Бюргер. Кулио неодобрительно покосился на него, церемонно продолжил:

— Фантик, прими от нашего коллектива скромный подарок.

Маг Шу щелкнул пальцами. Кухонная дверь распахнулась, и в зал, мерно покачиваясь, влетел роскошный торт. Изгнанный король от восторга аж привстал на цыпочки, когда творение неизвестного китайского кулинара вознеслось над головами и поплыло к нему.

Шу величественно вел рукой, поддерживая торт в воздухе. Однако не суждено было Фантику полакомиться трехъярусным кулинарным шедевром с розочками и крошечной короной из безе. У Мага некстати засвербело в носу. Он дернул ноздрями, сморщился, хватанул ртом воздух и громко чихнул.

Торт со смачным шлепком упал на голову Бюргеру. В зале повисла тишина. На Фантика было жалко смотреть.

Затянувшуюся паузу прервал заляпанный кремом ариец. Он сплюнул на пол сбитые сливки, схватил из тарелки вареного лобетсра и запустил им в Мага. Членистоногий с хрустом отрикошетил от выставленного силового поля и улетел аккурат в пылающий камин. Сыпанули искры. Запахло жуткой смесью озона и гари.

Опять стало тихо.

— М-да, народ, — нарушил молчание Кулио, откинувшись на спинку кресла. — Как говорится, век живи — век удивляйся… Шу!

— Чего? — откликнулся Маг. Степан заметил, что Шу всегда сдвигает плечи, когда ожидает головомойки. — Чихнул я малость.

— Будь здоров малость. Живо соскреби ништяки с Бюргера и принеси Фантику новый торт! Ничего нельзя поручить, ёлки-палки.

— Ща, — просветлел Шу и расправил плечи. — Только одну маленькую опрокину… пока холодная…

Он шустро наполнил стоящие перед собой три стопки. Бюргер вздохнул и пошел умываться самолично.

— Ладно, давайте есть, — придвинув к себе блюдо с пельменями из яка, сказал Кулио. — Фантик, насчет торта не серчай. Чих запланирован не был. Но все-таки признай: неожиданно получилось, да?

— Очень, — грустно кивнул король, намазывая на лаваш малиновое варенье. — Только в следующий раз ты лучше просто скажи, где лежит. Я сам возьму.

Кулио пожал плечами: мол, хозяин барин.

— Самурай, передай во-он тот огурчик, — попросил Эльф.

— Фантик, ты пойми, мы ж хотели, чтоб красиво получилось, торжественно, — объяснил Маньякюр, поддевая кончиком шпаги стерлядь. — Красивый полет торта, все дела.

— Лопал бы ты лучше молча свою рыбу, Маньякюр, — буркнул Фантик. — Всё настроение размазали.

— А что, — хмыкнул Шу, — по-моему, классно размазали. Бюргер вон до сих пор бисквит с себя пластами снимает…

После возвращения хмурого арийца из ванной мероприятие продолжилось. Потекли неспешные беседы, рассуждения о таинствах мироздания, споры на околонаучные темы.

Братство насыщалось с чувством, с толком, с расстановкой.

После четвертого стакана чудного нектара Кулио, как и положено, загрустил. По его просьбе Самурай исполнил на ложках «Билет на луну» ELO. Затем Кулио нашарил под стулом гитару и сам уже сбацал «Лунную сонату» Бетховена. Шефа поддержал Викинг. Бородатый детина заломил шлем и без аккомпанемента проревел какой-то шансон про воющего на Луну волка.

— Эх, — вздохнул Кулио, — братья вы мои, кузены-шурины…

Степан уже знал, что будет дальше. За этими словами Кулио обычно выдавал душещипательный монолог о космических буднях, опасных путешествиях в облака темной материи на периферии соседнего войда, прохождении на полной скорости сквозь черные дыры и о том, что этот противный земной шар никогда не спасти, потому что спасать пока что не требуется.

Однако на этот раз соплеизлияния не случилось: в разговор вклинился Киборг. Он напомнил страдальцу:

— Там. У тебя. Телеграмма. Кажется. Или. Депеша.

Кулио вскинул голову и долго смотрел на Киборга исподлобья. Наконец устало произнес:

— Я уже говорил, что больше не стану сотрудничать с этим ушлепком.

Киборг поскрипел сервоприводами под заунывный перезвон самурайских ложек. С нажимом сказал:

— Надо.

— Ни фига, — насупился Кулио.

Степан отметил, что, несмотря на показуху, в глазах у того сверкнул хитрый огонек.

И это могло означать все что угодно, кроме спокойного вечера.

После нескольких второстепенных тостов Кулио, пошатываясь, встал. В его крепко сжатом кулаке безмолвно исходил соком малосольный огурец.

Братство притихло. Степан уже знал из опыта прошлых посиделок: огурец в руке подвыпившего лидера означает, что речь будет краткой, но яркой.

— Короче, — молвил Кулио. — Тут такой замут есть. Наш любимый и всеми нами обожаемый Мох, чтоб ему пусто было, в гости зовет. Я еще не читал телеграмму, которую прислал этот прохиндей, но подозреваю, что в его мерзких планах — заставить нас вкалывать на Орден.

— А кто такой Мох? — шепотом поинтересовался журналист у Самурая. — А почему я еще ничего не знаю? А какой еще Орден?

Самурай поправил очки и продолжил теребить клинышек бородки.

— Трепло твой Мох, — сказал Маньякюр, воинственно зыркая единственным глазом. — Я однажды пол-Тихого перебороздил, атомную бомбу на поплавке искал. И что?

— Просто ты дебил, — проворчал Бюргер. — А Мох — скотина.

Степан поглядел на арийца. Он силился понять, почему братья чертыхаются в адрес Моха. «Кем бы этот таинственный Мох ни был, — подумал журналист, — но насолить он ребятам успел порядочно».

— Мох — глава международного Ордена хранителей планеты, — соизволил, наконец, объяснить Самурай. — В этом Ордене тринадцать рыцарей ромбовидного стола. Или адептов, или монахов… Не помню, как они там себя называют. Уже на протяжении нескольких тысяч лет берегут покой на Земле. Правда, согласно каким-то там их мудреным заповедям, сами члены Ордена ради спасения планеты делать ничего не могут. Раздают субподряды и фриланс.

Степан непонимающе поднял брови. Самурай растолковал:

— По идее, Мох со своими монахами, или рыцарями, как их там… делает доброе дело: спасает Землю от всякого рода армагеддонов, апокалипсисов, постхолокостов и эпидемий гриппа. Контролирует баланс между светом и тьмой. А на деле, — Самурай понизил голос, — он гад, развратник и тот еще махинатор. Атомной бомбы, которую Маньякюр недавно искал по наводке Моха, чтобы выхлопотать для Кулио помилование, в океане так и не оказалось. А все найденные по пути драгоценности с затонувших кораблей Мох экспроприировал как не относящиеся к заданию и принадлежащие человечеству. Вот морской волк на него обиду и держит. Впрочем, этот пройдоха почти каждого здесь так или иначе подставил.

— А как же Братство на него вышло? — удивился Степан. — Я вот, например, про этот Орден даже не слышал.

— Конечно, не слышал. — Самурай отрезал саблей тонкий кусок хлеба и положил на него кружок мускатного сервелата. — Это секретная организация, вроде нашей. Даже еще секретнее, потому что у них Бюргера нет. — Он фыркнул. — А познакомились мы случайно несколько лет назад. По преданию, где-то на Северном полюсе одна из древних цивилизаций заныкала мегаартефакт…

— Мегаартефакт? — недоверчиво переспросил Степан.

Самурай поправил очки.

— Ну, или просто артефакт… Какая разница. Фишка в том, что это едва ли не философский камень был: металл в золото, воду в вино, старых в молодых, — женщин в девушек, мальчиков в пальчиков… Ну и прочие фокусы.

— Серьезный камушек, — подтвердил Фантик.

— Кулио, когда про это дело узнал из… гхм… своих источников, — продолжил Самурай, — тут же велел свистать всех наверх. Думал, с этим камнем мир спасти проще простого. Мы отправились в ледовый поход.

— В ледовый поход? — уточнил журналист.

— Это не я придумал, это Эльф, — пожал плечами Самурай. — Рыскали по сугробам месяца полтора, чуть не перемерзли все на фиг. Спасибо Магу: глинтвейном грел… В общем, весь полюс изъездили. И вот, когда я от безысходности уже собрался сделать харакири сосулькой — шучу, разумеется, — мы наткнулись на ледяную пещеру. Пустили Киборга на разведку. Он шагнул и — хлобысь! — провалился под наст. Ну… что делать, мы за ним… Драли задницы по скользкому желобу добрую минуту, после чего вывалились в большой зал. Прикольный такой, скульптуры всякие гигантские изо льда. Красиво…

Самурай прервался, чтобы отвесить затрещину подвыпившему Шу, который вздумал подпалить гардину файерболом. Маг чертыхнулся, но спорить не стал и нейтрализовал огненный шар каким-то водным заклинанием.

Самурай продолжил рассказ:

— Свет в этом зале был неземной красоты. Сверкает, сияет, прямо подземная дискотека какая-то. Лучи испускает камушек, лежащий на высокой фигурной подставке. Кулио прослезился, помню, прижал меня к груди и говорит: «Самурай, дуралей ты этакий, неужели мне все-таки повезло?» Я его погладил по буйной голове и говорю: «Кулио ты мой Кулио, вот и твое равновесие настало».

— Как трогательно, — изумился Степан. — А дальше?

Самурай дожевал бутерброд с колбасой и продолжил:

— Оглянулся я и вижу: Эльф танцует с растерянным Бюргером, Маг стоит весь в снежинках и искрится, будто не алкоголик-попрошайка, а сам святой Конфуций. Киборг бенгальские огни запалил. Идиллия… Тут-то Мох поганый со своими рыцарями нам весь праздник и обломал.

Самурай поморщился. Очевидно, этот эпизод он не очень любил вспоминать, но нужно было закончить рассказ.

— Орден, оказывается, по нашим следам все это время шел. Паршивые миротворцы тоже искали философский камень. Только мы-то первыми его обнаружили! «Вы чьих будете?» — спросил тогда Кулио. Лысый мужик с седой бородой и в меховой шляпе выступил вперед и сказал: «Мы из международного Ордена хранителей планеты. А вот вы кто такие?» «Мочкануть бы самозванцев», — шепотом предложил Викинг. И вроде тихо сказал, а те услышали. Эхо, наверное, разнесло — там акустика хорошая, помню, была.

— Удалось миром разойтись? — участливо спросил Степан.

— Ага, как же, — хмыкнул Самурай. — Сразу заварушка началась! С их стороны тринадцать рыл, но и нас просто так не возьмешь! Помню, Кулио Моха за бороду схватил и ка-а-ак раскрутит по льду! Аж замелькало. Им бы коньки и треники атласные — стали бы лучшей парой континента. И все остальные тоже столкнулись лоб в лоб. Минут десять мутузили друг друга, не меньше, а потом…

Самурай умолк, чтобы промочить горло стопочкой саке. Степан огляделся и обнаружил, что их беседу слушают все. Фантик даже перестал чавкать.

— Давай уж дальше, — театрально зевнув, поторопил Кулио. — Пусть Стёпа все знает.

— Ну-у, что дальше, — протянул Самурай. — Я, пока все бились, на столб полез, за камнем. А он, зараза, ледяной, высокий. Лезу и срываюсь, лезу и срываюсь. Вдобавок какой-то увалень — ну, из моховских рыцарей — дёрг меня за ногу и давай вниз тянуть. Но камушек я все ж схватить успел: не зря восточной гибкости обучался-то! И все бы ничего, да тут Киборг как раз перешел в режим берсерка. Достал ручной пулемет из кобуры и начал палить куда ни попадя. А патроны у Кибби тогда были бронебойно-разрывные со смещенным центром тяжести и урановым сердечником. В общем, пещера стала того… разрушаться.

Самурай сделал театральную паузу.

— Давай-давай, — нетерпеливо сказал Бюргер. — Стёпик уже понял, что Кибби поступил как тупая железяка. Заканчивай бодрей.

Киборг скрипнул суставом. Звук получился жалобный.

— Все, конечно, перестали драться, — развел руками Самурай. Кулио перестал мутузить Моха и велел Шу вытащить всех на поверхность. Пригрозил на шнурки порвать в случае неповиновения.

— Я не угрожал, — тут же вставил Кулио. — Просто не справился с эмоциями.

— Ладно, ладно, — отмахнулся Самурай. — Как мы выбрались, я помню смутно. Что-то там Маг наколдовал этакое, всех нас приподняло и продрало через толщу снега. А пока я летел вверх, пробивая башкой ледяные глыбы, камешек-то — оп! — выронил. Так он и остался в этой заваленной пещере.

— Да уж, — покачал головой Степан. — Обидно.

Самурай в двух словах поведал, как рыцари и братья опять стали драться, а потом, когда орденоносных уже почти оттеснили в Северный Ледовитый, Мох предложил пойти на мировую, раз уж все равно камень посеяли.

— Кулио прикинул и не стал возражать. Разбили лагерь, выпили грогу для согреву, разговор завязали. Там уж и выяснилось все окончательно: одну, мол, лямку тянем. Кулио заявил, что ему конкуренты на фиг не нужны, однако Мох наплел, будто возможностей спасти эту планету до едрени фени.

Степан с открытым ртом дослушивал финал захватывающей истории. Самурай раздухарился, стал жестикулировать и помахивать саблей:

— Вернулись мы на Большую землю, слетали по приглашению на базу Ордена в североамериканской прерии. У них там целый подземный бункер, лаборатории, офис. Кулио тогда ходил окрыленный. Мох предложил ему на выбор сразу несколько вариантов спасения человечества: ту самую атомную бомбу на поплавке в Тихом, сбившийся с орбиты астероид, динозавров на затерянном острове, которые подозрительно шустро размножались и мутировали… Только поняли мы скоро: дурит нас Мох. Появляется, когда уже все готово, и выставляет Братство дураками. Не знаю уж, о чем они там в последний раз беседовали — уединяться изволили, — но выбежал наш Кулио из переговорки взбешенный и говорит: «Фиг сюда еще вернемся!» С этого времени и спасаем мир каждый по-своему. Вроде как конкурируем.

— Сволочь он, а не конкурент, — сообщил Кулио, шарахнув стаканом по столу. — Но я этому дилетанту еще покажу! Разве можно спасать мир из меркантильных соображений?

Самурай удивленно поднял тонкие брови. А Кулио продолжил кипятиться:

— Этот гад, я знаю, чего добивается! Хочет захватить все телеграфы, телетайпы, резервные дизельные генераторы и парижский Диснейленд! Мох — хитрая задница! Власти он хочет…

Завершив пламенную речь, Кулио уронил голову на грудь и захрапел.

— Какая прелесть, — Бюргер трогательно сложил губы бантиком и посмотрел на шефа. — Всегда бы так.

Шу выпил на посошок, а Фантик завернул остатки жрачки прямо в скатерть и, взвалив получившийся мешок на спину, удалился. Остальные братья перекинулись парой дежурных фраз и тоже покинули столовую.

Степан вышел последним и тихонько прикрыл за собой дверь.

Отрубившийся Кулио остался наедине со своими грезами.

Степан весь вечер размышлял над тем, какие сны могли сниться такой неординарной и вспыльчивой персоне, как Кулио. Он допускал и бесстрашную эротику, и военно-патриотические зарисовки, и космические пейзажи…

Журналист не заметил, как сам задремал.

И снилась ему звездная россыпь с плавно уходящим вдаль кораблем. Золотистый парус был крепко надут солнечным ветром, а по бокам уютно горели иллюминаторы. И все Братство было на борту этого Летучего голландца…

Глава 6

В гостях у Моха

В девять ноль-ноль Кулио объявился перед Братьями, выряженный в тертый летный костюм. Его бодрая физиономия излучала оптимизм. И ни малейшего намека на похмелье.

— Две минуты на сборы, — объявил Кулио. — Мне сон приснился хороший. Какой не скажу, но глянул по соннику: вроде обещают удачный день.

— Короче, — скрипнул Киборг.

— Мох послал за нами самолет. Говорит, на этот раз — без фуфла. Слетаем, проясним ситуацию.

Братья озадаченно переглянулись. Но ни спорить, ни спрашивать не стали, а разбрелись по своим комнатам и через пару минут вернулись во двор. Все-таки Кулио умел настроить коллектив на нужный лад.

Маг Шу деловито распихивал по недырявым карманам бутылочки «Анисовки». Самурай начищал куском войлока саблю. Эльф суетливо расчесывал спутанные космы. А Степан проверял диктофон, который ему недавно починил Киборг.

— Терпеть не могу ждать, — Кулио прошелся по лужайке из стороны в сторону, поглядел на часы. — Где этот лайнер?

— Да вот он, глянь-ка, — пробасил Викинг. — Узнаю моховские прибамбасы.

Степан хотел поинтересоваться, что такое «моховские прибамбасы», но вопросы отпали сами собой, когда он поднял голову и увидел самолет Ордена. Конструктор, сотворивший этот агрегат, явно страдал гигантоманией: аэроплан в считаные секунды затмил собой треть неба и завис над горами.

— Разве его не должны были местные пограничники остановить? — обескураженно произнес Степан. — ПВО здесь вроде нешуточное.

— Моховский самолетик стопануть? — крикнул Самурай сквозь рев турбин. — Фигушки! У него свободное перемещение по воздушному пространству полусотни стран!

Братство

Лайнер опускался вертикально. Сопла поворотных турбин были направлены вниз, и потоки раскаленного воздуха сдували черепицу с крыш монашеской деревушки.

Викинг хмуро наблюдал за приземлением исполина.

— Шарахнуть бы инженера-конструктора, — вынес он вердикт, когда лайнер смял опорой кусок забора. — Насмерть.

— А может, как в тот раз, через Маговский портал пройдем? — предложил Бюргер. — Что мы, этого алконавта для красоты, что ль, держим?

Шу демонстративно отвернулся и запахнул полы плаща.

— Не, — сказал Кулио, поправляя лямки комбеза. — Я рисковать не намерен. Забыл, как он нас в пустыню забросил?

— Выбрались же, — буркнул Шу.

— Да-да, я помню, куда ты следующий портал открыл…

Эльф закатил глаза.

— А что? — смущенно сказал коротышка. — По мне, так очень даже ничего. Хотя я не берусь утверждать, что голландские пансионы нравятся всем без исключения.

— Всё, тронулись, — скомандовал Кулио. — Перелет будет долгим, успеем выспаться. Хотя персонально тебе, Стёпа, советую в окошко поглазеть. Ты же у нас впечатлительный, любопытный. Эх, где мой былой романтизм… Там такие ёлки по пути будут, Стёпа! Скажу честно, я тебе на этот счет ох как завидую.

Степан кивнул и стал взбираться по выдвижному трапу. Он решил: если будет не очень страшно, то обязательно посмотрит на ёлки, но зарекаться не стал. Уселся в кресло, пристегнул ремень безопасности и приготовился к перегрузкам. Достал из кармана жилетки пакетик с барбарисками. Мало ли — укачает.

Массивный лайнер Ордена долго петлял над горами и равнинами, прежде чем пересечь океан и достичь североамериканского континента. По самым скромным подсчетам Степана, чудо-самолет без дозаправки нарезал тысяч двенадцать километров.

Когда лайнер завис над прерией и стал снижаться, Степана посетила тревожная мысль: у него же нет местной визы. Получается, что он находится на территории чужого государства нелегально, а это может привести к нежелательным последствиям. С другой стороны, он уже ввязался в самую сумасшедшую авантюру в своей жизни… Снявши голову, как говорится, по вшам не плачут.

Застрясло. На короткое мгновение спуск замедлился, а потом лайнер рванул вниз и спустился в ущелье, защищенное с обеих сторон скалами. Под ложечкой засосало. Лампы мигнули и погасли, стало темно.

Степан вцепился в подлокотники. Некоторое время качало, вой турбин перемежался с какими-то сиплыми звуками и недовольным бормотанием Мага.

Когда лайнер наконец приземлился и в салоне вновь зажегся свет, журналист обнаружил рядом с креслом отрыжку Шу. Степан брезгливо поморщился и выглянул в иллюминатор.

Самолет стоял в огромном ангаре. Стальная заслонка опускалась, отгораживая необычную посадочную площадку от остального мира.

— Вылезайте, — велел Кулио, безмятежно прохрапевший весь перелет.

За время путешествия накопилось немало пустых бутылок. Хозяйственный Эльф прошвырнулся по салону, собрал стеклотару в большой пакет и вручил их счастливому Бюргеру. Все потянулись к выходу. Возле туалета Шу побледнел, обложил по родословной экипаж, и его в очередной раз вывернуло на ковровую дорожку.

На улице было тепло. Посадочная площадка освещалась мощными прожекторами.

У трапа ждал веселый розовощекий толстячок. Увидев его, Кулио едва не споткнулся на лестнице. Викинг выронил дубинку, Киборг чуть не перезагрузился самым жестким и некорректным способом. Самурай вроде бы сумел сохранить внешнее спокойствие, но наблюдательный журналист заметил, как у него покраснели уши.

Кулио знакомо прищурил глаз и осторожно спросил:

— Ты что с собой сделал, Мох?

Толстячок, довольный эффектом, рассмеялся.

— Пластическая хирургия творит чудеса, милый мой Кулио, — сказал он, раскинув объятия.

Они с Кулио неловко обнялись.

— Видели бы вы себя… — жизнерадостно заявил Мох. — Ну что, больше полтинника мне уже и не дашь, а, ребятки? Над имиджем специалистам тоже пришлось слегка потрудиться: посоветовали сбрить бороду и выкинуть вышедшую из моды шляпу.

— Врешь, — засомневался Киборг. Подошел, осмотрел Моха со всех сторон. — Бравируешь. Провоцируешь.

— Ладно, — согласился Мох, — надуть не удалось. Сам вижу. Никакая это не хирургия, а всего-навсего эффект одного из тех артефактов, которые я, как вам известно, имею склонность коллекционировать. Ученые Ордена научились с помощью этой цацки изготавливать чудо-зелье… Хотя куда ему до твоих драгсов, да, Кулио?

— Что ж ты одну упаковку принял, а не пять? — посочувствовал Кулио. — Сразу бы в юность ушел. Или куда подальше… к динозаврам, например.

Мох снова залился неприятным хихиканьем и упер руки в боки.

— Так и будешь в ангаре держать? Или чайку нальешь? — осведомился Кулио.

Викинг в знак солидарности с шефом надвинул на лоб шлем, вскинул дрын и зверским ударом промял нижнюю ступеньку трапа.

— Ой-ой-ой, — наигранно покачал головой Мох, оценивая между тем силу удара, — какой же я невежливый… Ладно, господа, прошу, как это говорится у мерзляков русских, к столу. Хотя, судя по цвету физиономии вашего Мага, некоторых в дороге укачало.

Шу скривился.

— Так, где там накрыто? — сурово спросил Фантик. Шуток, связанных с едой, он не воспринимал.

Мох на него даже не глянул. Издевательски осклабился и приглашающе повел рукой в сторону шлюзовых ворот.

Оказавшись внутри логова Моха, Степан оценил старания местных дизайнеров интерьера. Пока Мох вел братьев по длинным ярко освещенным коридорам, через прозрачные окна можно было видеть десятки людей, копошащихся в лабораториях.

В первом отсеке ученый с растрепанными волосами и безумным блеском в глазах пытался приладить голову собаки к человеческому телу при помощи ткацких инструментов и двустороннего скотча. В следующем копошились гигантские пауки: некоторые из них спаривались, другие проворно жрали овощи, третьи спаривались с недоеденными овощами.

А из соседнего отсека сквозь стеклянную перегородку глядел зеленокожий мутант с лишним глазом во лбу.

— Это еще кто? — полюбопытствовал Кулио, остановившись. Мох щелкнул пальцами, и подскочивший лаборант отрапортовал:

— Человек-плесень. Производит отличный сыр. Кормим обыкновенной брюквой, после чего в его теле происходят определенные процессы, а на выходе… ну, вы понимаете, о чем я… мы получаем качественный продукт, по вкусу не уступающий лучшим европейским сортам. А если в рацион включить немного винограда и миндаля…

Викинг недоброжелательно заурчал, и лаборант испуганно запнулся. Морской волк подошел к стеклу. Подвигал бровью, отчего повязка запрыгала вверх-вниз, и проорал:

— Поделись глазиком! Ну на кой ляд тебе целых три?

— Вы зря кричите, — предупредил лаборант, отодвигаясь бочком. — Стекло все равно звуконепроницаемое.

— Чу, — шуганул его Викинг, и лаборанта след простыл.

— Смотрю, в коммерцию ударился, — обронил Кулио. — Ловок ты, Мох, ловок.

Монах показушно развел руки и печально вздохнул.

— Приходится выживать, коллега. Тебе не хуже моего известно, что поддержание баланса светотьмы — дорогостоящее удовольствие. Кстати, по поводу сыра ты зря подначиваешь. Очень вкусный. До элитных сортов чутка не дотягивает, конечно, но мы и не стремимся, честно говоря. Помаленьку экспортируем его в страны третьего мира под брендами «Плавленый», «Голландский», «Дружба». В конце концов, у меня же нет в команде профессионального мага, вот и приходится изгаляться.

— Насчет профессионального — это ты загнул, — покачал головой Кулио. — Вполне обычный, таких в любой галактике навалом. К тому же алкоголем злоупотребляет.

Маг Шу оторвался от горлышка пивной бутылки и тупо посмотрел на шефа. Кулио обернулся к Моху и пожал плечами: мол, вот, полюбуйся.

Двинулись дальше. Бюргер ткнул пальцем на следующую лабораторию:

— А это что еще такое? Очередной философский камушек?

Сквозь стекло было видно, как бригада рослых ученых безуспешно пытается распилить двухметровый булыжник. Мох проигнорировал сарказм и задумчиво почесал в затылке.

— Из Австралии, — подсказал опять пристроившийся к процессии лаборант.

— Ах, да, — вспомнил Мох. — Ну-ка, вещай.

— Нашли во время австралийской экспедиции, — разъяснил лаборант. — Говорят, когда-то принадлежал местному языческому богу. Только неделю над ним работаем и уже обнаружили массу интереснейших свойств. Лазером, плазмером, лобзиком пробовали — безрезультатно. А весит при этом меньше килограмма. И еще…

В застекленной комнате раздался громкий хлопок, все заволокло дымом, а когда он рассеялся, бригада бравых ученых предстала в виде гранитных скульптур. Артефакт остался нетронутым.

Братья открыли рты. Лишь Маг Шу, похоже, не проникся трагизмом ситуации. Он допил пиво и пробормотал: «Банальщина».

— Не повезло ребятам, — констатировал Мох, беря Кулио под локоть и уводя от злосчастной лаборатории. — Однако камушек непростой. Будем над ним работать.

Экскурсия продолжилась. Они спускались на лифтах, сходили по потайным лестницам, оставляли позади анфилады комнат и залов. И чем глубже Мох уводил братьев, тем изощренней становились экспонаты. Казалось, в закоулках этого жуткого музея-лаборатории собраны уникальные штуковины и создания со всего мира.

Когда Кулио увидел чернокожего вампира в мясницком переднике, размеренно кромсающего что-то топором, он не смог побороть в себе искушение и съязвил:

— И чего тебе далось спасение мира, Мох? Ты лучше идеями торгуй. Или цирк открой. Клоунов у тебя полно, акробатов нанять можно.

— Брось, — хихикнул Мох. — Рад бы стараться, да не могу искоренить в себе любовь к человечеству. Хочется делать добро, аж скулы сводит.

Не успел Кулио буркнуть «ну-ну», как перед ним возникли два лакея. Они проводили Братьев в приемную, отворили тяжелые двери и расступились.

Мох пропустил гостей вперед, а затем и сам вошел в роскошный зал. Степану сразу бросился в глаза тот самый ромбовидный стол, за которым обедали рыцари Ордена.

— Салют, тамплиеры брюхатые, — бросил Кулио. — Как сегодняшний сырок? Ничем не отдает?

В ответ раздалось злобное бурчание. «Очевидно, — подумал Степан, — эти джентльмены все еще дуются на Братство после инцидента с философским камнем, о котором рассказывал Самурай».

Кулио без приглашения плюхнулся на свободный стул и жестом позвал Братьев присоединяться. Степан присел за край стола и вежливо поздоровался с соседом. Тучный рыцарь скосил на него глаз с красными прожилками и сыто рыгнул.

Кулио выбрал более-менее чистый стакан и плеснул себе из фляжки на донышко.

— В какую еще клоаку ты мечтаешь нас окунуть? — прямо спросил он у Моха. — Если есть проблема, говори начистоту.

Мох стиснул подбородок пальцами, собираясь с мыслями.

— Whazz up, buddy? — не разобравшись спьяну в ситуации, поднялся рыжеволосый рыцарь с бочковидным пузом. — Wanna taste piece of my sword?

«Ирландец, наверное, раз по-английски говорит и рыжий», — решил про себя Степан. А Викинг без комментариев крутанулся на месте и так звезданул дрыном рыжему по кирасе, что тот, проломив под собой скамью, завалился спиной в проход. Через несколько секунд оттуда донесся храп.

Мох задумчиво пожевал губами, скользнул взглядом по Кулио.

— Ты прав, коллега, — сказал он. — Проблема есть. Сами мы справиться не в состоянии, у нас просто нет таких возможностей…

— Давай колись, — подбодрил его Кулио. — Чего тянешь Машку за ляжку.

— Кадры расширяешь? — резко меняя тему, спросил Мох и кивнул в сторону Степана.

— Растем над собой, — пожал плечами Кулио. — Набираем специалистов широкого профиля.

Степан, не ожидавший такого комплимента в свой адрес, зарделся.

— Специалисты это, несомненно, хорошо. — Мох хитро прищурился. — Ладно, Кулио, убедил. Открываю тебе все карты. Вот. — Он достал из внутреннего кармана вчетверо сложенный лист. — Это послание мои ребята обнаружили при раскопках в Индонезии.

— Весь мир уже перекопал, археолог фигов, — поморщился Кулио, разворачивая пергамент. — Ну, что это за ахинятина?

— Никакая это не акх… тьфу ты! Это послание из будущего, точнее — одного из вариантов будущего. Предположительно, двадцать третий век, — пояснил Мох. — Есть мнение, что в этой ветке будущего наши потомки использовали хронокапсулу. Отправили послание, чтобы предупредить о грозящей человечеству опасности.

— Да ё-мое, Мох! — взвился Кулио. — Это ж сколько еще ждать! Двадцать третий век! Совсем сбрендил? Я за это время сам в человека-плесень превращусь и начну сырками гадить!

Мох нахмурился и провел платочком по лысине, промокая капельки пота.

— Кулио, ты со своей бандой наперсточников не на рынке, — сурово сказал он. — И торговаться я с тобой не буду. Какая разница, в каком веке человечеству будет грозить опасность? Какая тебе, черт подери, разница, в каком времени ты получишь обратный билет к своим пресловутым звездам? Пойми же, наконец: проблема в том, что сейчас ты ведешь себя, многоуважаемый, далеко не как спаситель человечества!

Стало тихо.

Кулио приосанился, во взгляде сверкнула сталь. Была задета его профессиональная гордость.

После минуты напряженного молчания, он тихо сказал.

— В таком случае, мне нужна хронокапсула.

— Ты ее получишь, — так же тихо ответил Мох, и его пухлые губы растянулись в лукавой ухмылке.

Глава 7

Светлое будущее

Спустя неделю Братство протрезвело в своем особняке. На этот раз масштаб разрушений был значительно серьезнее, чем после вечеринки в честь боевого крещения Степана.

В стенах зияло три обугленных пролома, у забора стоял желтый трактор, но на этот раз грязный, без гусениц и выхлопной трубы. На гребне крыши дома вместо флюгера торчал флагшток с полотнищем, на котором красовалась кривая во всех отношениях фраза: Peace of shirt.

Кованая люстра вновь была оторвана — она обнаружилась на заднем дворе, пришпиленная самурайской саблей к пеньку. Недавно отремонтированный диктофон Степана опять превратился в горстку деталей. А расшитый узорами созвездий диван Кулио оказался подвешеным к потолку залы вместо люстры.

На нем мирно похрапывал Шу, укрывшись плащом.

Журналист не запомнил в подробностях, чем их угощал Мох, но содержание деловой беседы все забыли напрочь. Поэтому аккурат к прояснению рассудка после недельного драйва глава Ордена выслал напоминающую посылку с презентами…

Степан сидел возле камина и прикладывал к холке ментоловый компресс. Он застудил шею, когда двумя днями ранее ездил с Маньякюром на озеро Нам-Цо проверять сетки. Теперь всю верхнюю часть спины простреливало при каждом неосторожном движении.

Кулио потушил сигару и задумался, обхватив раскалывающуюся с похмелья голову обеими руками. Только что почтальон приволок богато оформленную и трижды запечатанную сургучом посылку от Моха.

Помимо кое-каких деньжат за предыдущие подвиги, утешительной коробочки рома Маньякюру и фотографий соблазнительных гейш, предназначенных для Самурая, внутри ящика было письмо.

Кулио жахнул стакан помидорного рассола, зажмурился и застонал от очередного приступа мигрени.

— Нельзя так пить, — прошептал он, глубоко вдыхая и плавно выдыхая.

— Можно, — донеслось с дивана. Шу свесился и радостно уставился на банку с рассолом.

— Слезь, — бесцветным тоном велел Кулио. — И диван на место поставь.

— Еще чего, — возмутился Маг, сооружая из плаща подобие веревки. — Это Эльф его привинтил, вот пусть он и ставит.

Кулио, превозмогая боль, поднял голову и уничтожающе глянул на Шу. Маг отвел глаза и буркнул:

— Ну ладно, не Эльф. Это Викинг баловался… Кстати, лично мне кажется — прикольная задумка.

Кулио вновь уронил голову на руки.

Шу запыхтел, выругался и сверзился с качнувшегося дивана прямо на стол черного дерева. Потер ушибленный локоть, вжикнул молнией на косухе и принюхался к посылке. Поинтересовался:

— А чего это у тебя тут? Пахнет мелассой.

— Чем-чем? — насторожился Кулио.

— Мелассой. Такая кормовая патока, отход свеклосахарного производства. Эту хрень используют, когда ром перегоняют.

— Эрудит, что ль?

— Ты мне зубы не заговаривай! Бухло прислали?

— Никакого бухла! — взревел Кулио, заставив Мага отскочить. — Отставить! Пришибу! Уволю!

— Расшумелся, — пробормотал Шу, глядя на рассвирепевшего шефа. — Ты б тяпнул рюмашку — полегчало б.

— Отста-а-авить! — Кулио побагровел, поджал губы и стал страшен. — Ну-ка быстро пошел собирать тела с огородов. Через пять минут здесь должны быть все. Вдуплил?

— Ну, типа…

— Ать-два! Шагом марш!

Шу постоял еще секунд десять, соображая, а потом сипло закашлялся и рухнул на пол. Степан хотел было помочь ослабевшему Магу подняться, но Кулио властным жестом остановил его. Шу быстро просек, что трюк не сработал, с кряхтеньем поднялся и вышел на улицу.

Спустя полчаса Братство собралось в разгромленной обеденной зале. Кулио обвел всех сердитым взглядом, сунул листок в сканер и включил проектор. На криво растянутой простыне появилось яркое изображение.

Человечество вымрет. В одной из вероятных веток будущего через двести лет вылезет из подполья и взбунтуется раса орков. И будет война. И будут битвы. И единственный оставшийся в живых хомо сапиенс сойдется в смертельном поединке с последним орком. И результат будет не в пользу людя (хомо сапиенса). И людь (человек) погибнет!

Степан отметил чудесную стилистику письма: на журфаке бы за такое отправили на пересдачу. Впрочем, возможно, виной тому стал дешевый распознаватель-переводчик, встроенный в сканер.

— Орки-то откуда возьмутся? — почесал в затылке Викинг.

— Это твои прямые потомки, наверное, — нахмурился Кулио, все еще борясь с мигренью.

— Тибета не будет, я не понял? — спросил Фантик.

— Не будет, — плавно покачал головой Кулио. — Снесут под фундамент.

— А озеро с русалками? — взволновался Маньякюр.

— Там будут братские могилы, — отрезал Кулио, — Вы что, не поняли, охламоны? Человечества с лица Земли стереть хотят.

— Это ж круто! — воскликнул Эльф и тут же смутился. — Это… круто?

— Лично для меня просто офигительно, — пожал плечами Кулио. — Для вас — сомневаюсь.

— Слушай, это ж через двести лет только, — напомнил Бюргер. — Айда купаться. Шу бассейн наколдовал. На сей раз с теплой водой.

Зря ариец это предложил. Кулио тут же включил ментора.

— Бюргер! — повысил он голос. — Тебя мама не учила думать о завтрашнем дне?

— Меня мама учила денежку экономить.

— Заметно. Нам представилась возможность мир спасти. Стыдно должно быть!

— Давайте объявим Бюргеру строгий-строгий выговор, — поддакнул Самурай, подбрасывая саблю к потолку на манер игры «на кого бог пошлет».

— Нет… — затрепетал Бюргер. — Ну что я сделал? Пощадите! Только не это!

Но Викинг уже налил рюмочку «Анисовой», а Фантик схватил Бюргера за плечи.

— Ребят, я ж до пятницы не пью, пост у меня, — пытаясь вывернуться из цепкого захвата изгнанного короля, вякнул ариец.

И тут Викинг ловко влил «Анисовку» ему в рот. Бюргер закашлялся, но дозу проглотил. Из глаз его брызнули слезы, щеки налились румянцем.

— Уф, негодяи, — выдавил он. — Совести нет у вас.

После показательной экзекуции Кулио слегка оттаял и позволил искупаться. Магу Шу редко удавались бассейны с нормальной водой: то кипяток наколдует, то лед с прорубями, поэтому нельзя было терять момент…

Через десять минут выдающему полотенца Степану пришлось спасаться бегством от захмелевшего Бюргера, невесть где откопавшего помповое ружье. Сначала Братья обрадовались необычному шоу: поддатый Бюргер все равно никогда бы не попал. Но когда находчивый Степан сиганул в воду, остальным почему-то резко захотелось убраться из зоны возможного поражения. Лишь Маньякюр сохранил выдержку и спокойствие. Он привык к схваткам на море и абордажам, поэтому в водной стихии чувствовал себя комфортно при любом раскладе.

После очередного маневра Бюргера морской волк отобрал у него ружье и отнес в кладовку. Братья выжали шмотки, обтерлись и расселись по шезлонгам у края бассейна.

— Как думаете, — начал Степан, — правда, человечеству наступит конец?

— Хотелось бы, — сказал Кулио, отпивая через соломинку глоток мятного лимонада.

— Надо брать заказ, — обронил Самурай, любуясь своим отражением в зеркальном лезвии сабли. — И тебе, Кулио, выгодно, и я заодно равновесие поищу в новой обстановке.

Кулио поставил стакан на столик.

— А что старина Кибби думает?

— Мочить. Врагов.

— Ладно. Сушись, пацифист.

— Мозги. По стенке, — добавил Киборг. — Тонко.

— Давайте лучше кувалдой по балде, — засуетился Викинг. — Нет, ну правда, хорошая же идея. Ну не всем, но хотя б тому, последнему орку!

— Никакого ай-кью у вас, — вздохнул Кулио. — Сплошное айкидо.

Зашел Маг Шу. Сфокусировал взгляд на стакане с лимонадом, деловито высморкался в бассейн и сообщил:

— Хронокапсулу с почты привезли. Бабла за доставку хотели.

— Мох все-таки жмот, — вставил Бюргер. — Мог бы и оплатить.

— Не парься, я им все равно денег не дал, — осклабился Шу. — Мы едем или нет?

— Да, — кивнул Кулио, принимая решение. — На сборы полчаса. Берем только самое необходимое: походный набор номер шесть.

— Это тот, который с ножичками и нардами на магнитах? — уточнил Маньякюр.

— Тот-тот. Валите уже, шмотьё собирайте, — Кулио встал с шезлонга и пробубнил себе под нос: — Главное, чтобы Мох, как обычно, не наколол.

Через полчаса все собрались возле хронокапсулы. Вокруг валялись куски пенопласта, роликовые поддоны, обрывки упаковочного картона и пластиковой ленты.

Сам аппарат оказался внушительных размеров.

Степан с открытым от изумления ртом рассматривал чудо техники, о существовании которого месяц назад даже и не подозревал. Перед ним ведь фактически стояла машина времени. Только одноразовая.

Сказать по правде, внешне хронокапсула не очень походила на высокотехнологичное устройство. Она напоминала помесь доменной печи и заброшенного сарая. Из пузатых стенок торчали несколько кустарно склепанных антенн, оборванные и связанные друг с другом топливные шланги, солнечная батарея с замысловатым узором выщербленных фотоэлементов и черенок от лопаты, проросший молодыми побегами.

Бликующее стекло иллюминатора в облезлой стене смотрелось по-идиотски.

— Н-да… — Самурай приподнял брови и поправил ножны. — Этот хайтек точно рабочий?

— Сейчас проверим, — смело сказал Кулио. — Все на борт!

Несмотря на ветхую обшивку, шлюз в капсуле был вполне надежный: с блокировочным рычагом, декомпрессионной камерой и световыми сигналами.

Внутри пространство делилось на два отсека. Двигательный был забит не знакомой Степану аппаратурой и баллонами с кислородом, а жилой вполне годился на то, чтобы провести в нем пару часов вдесятером.

Полукругом под главным монитором располагалась панель управления с множеством датчиков и регулировочных рычажков. Посреди нее даже темнел сенсорный экран, как на смартфоне. В стене блестел овальный иллюминатор, примеченный Степаном еще снаружи, а на полу валялось несколько шариков и клюшка для игры в гольф. Рядом был разложен веер порнокарт. Судя по всему, сотрудники Моха использовали хронокапсулу для увеселительных мероприятий.

Кулио сел в кресло на колесиках, покрутился и оглядел показания приборов.

— Нормуль, — прокомментировал он и вдавил до упора педаль, на которую Степан даже не обратил внимания. Ножка педали с хрустом переломилась, но в недрах капсулы что-то заурчало…

Пол под ногами дрогнул, ниточка электрического разряда скользнула по приборной панели, запахло озоном. Снаружи раздался оглушительный скрежет, обшивка мгновенно нагрелась, свет в иллюминаторе исчез и врубилось аварийное освещение.

Взвыла сирена.

Хронокапсулу обо что-то крепко приложило. Степана мотнуло в сторону и бросило к шлюзу. В полете он задел кого-то коленом и долбанулся о кресло. Застуженную шею опять прострелило болью.

Всё стихло.

Аппарат лежал на боку. Братья ворочались, потирали ушибы, сбрасывали с себя разлетевшиеся по всему отсеку вещи. Шу бледным призраком маячил под панелью: видимо, его опять мучила перегрузочная тошнота. Бюргер бубнил что-то про патент на искусственный вестибулярный аппарат для экстремальных условий. Эльф, брезгливо зажав нос, спихивал с себя ножищу Викинга.

Одним из первых сориентировался Фантик. Он одернул мантию и привалился всем своим королевским весом к стене — капсула пошатнулась.

— Помогите, что ль, — позвал Фантик, вновь толкая плечом стену. — Навали-и-ись!

К нему присоединились Викинг и Киборг. Втроем они раскачали хронокапсулу и с шутками-прибаутками вернули ее в вертикальное положение. Степана опять швырнуло — на этот раз в сторону приборной панели. Он едва успел сгруппироваться.

Когда шум кувыркающихся тел стих, раздался долгий неприятный звук: Шу все-таки укачало, и он облевал набор для гольфа.

— А чего я-то сразу? — заартачился Эльф, когда Бюргер подтолкнул его к шлюзу. — Я ж самый маленький.

— Поэтому тобой и надо жертвовать в первую очередь, — популярно объяснил ариец.

— Все окошко вон каким-то дерьмом залепило, — продолжал упираться Эльф. — А вдруг мы в вакууме?

— В вакууме дерьма не бывает, — глубокомысленно изрек Самурай.

— Вот и иди, — Эльф наконец вырвался из цепких рук Бюргера, — проверь.

— Космос — это стихия Кулио, — резонно заметил Самурай. — Пусть он и проверяет, что там за бортом.

Кулио не ответил.

— Кулио, ты где? — Маг Шу повел носом, принюхиваясь. — Выгляни в окошко, дам тебе горошку.

Из-под груды рюкзаков показались две руки: одна в форме кукиша, другая с пистолетом-бластером. Раздался ехидный голос Кулио:

— Спички тяните.

Викинг хотел было возразить, но тут снаружи постучали в шлюз. Все замерли. Из-за стены раздался трубный рев, от которого у Степана по коже забегали мурашки. Капсулу тряхнуло.

— Динозавры, — вжавшись спиной в угол, обронил Фантик. — Я клинически боюсь динозавров.

— Какие еще динозавры? Мы же не в прошлом, а в будущем, проворчал Бюргер, забираясь под приборную панель.

Эльф вскочил на плечо Викингу и обхватил руками его бычью шею. Маньякюр с Самураем обнажили клинки.

— Я так понимаю, что местную фауну изучать никто не жаждет, — нахмурился Кулио и выбрался из-под рюкзаков.

— Эй, там! — гаркнул Викинг, отодрав от себя Эльфа. — У меня дрын! Могу звездануть, обезьяны!

— Что? — донеслось из-за стенки. — Ты слышал, что из скорлупы вякнули?

— Пошел на хрен, макака! — добавил Викинг.

— Обезьянами нас обзывают, — отозвался второй голос снаружи. — Давай-ка их отдубасим! Тащи резак.

За стеной послышалась возня, глухие удары, а потом противный писк и скрежет. Хлопнуло.

— Внешний люк откупорили, — прокомментировал Кулио. — Варвары.

Возле запирающего механизма набух красный волдырь, вниз покатились капли расплавленной стали, во все стороны полетели искры. Спустя пару минут вырезанный люк упал в декомпрессионную камеру с глухим стуком.

В капсулу ворвались небритые мужики с автоматами наперевес и повалили на пол оцепеневшего Бюргера. Викинг рыпнулся было помочь, но на него моментально наставили полдюжины стволов. Киборг поднял руку и остановил бородатого детину: расклад был явно не в пользу Братства.

— На кого бочку катите, шакалы? — агрессивно начал один из ворвавшихся в капсулу. — Кто такие? Кто послал?

— Мох, — попытался оправдаться Бюргер.

— Какой еще мох?

— Из Ордена, — смелея заявил ариец, но тут же словил прикладом в лоб и благополучно потерял сознание.

Мужик повторил:

— Я спрашиваю, кто меня послал? Какой кабан меня сейчас на хрен послал и макакой обозвал? Ты, что ль, бородатый?

Скандинав все-таки вывернулся из хватки Киборга и вломил грубому дипломату кулаком в глаз, отчего тот вылетел через шлюз, прихватив с собой еще пару бойцов. Оставшиеся отдубасили рассвирепевшего Викинга прикладами и заковали в кандалы.

Его выволокли наружу и увели прочь, не обращая внимания на трехэтажные проклятия и обещания разнести тут все во славу Одина. Остальные Братья благоразумно решили не сопротивляться до поры до времени, оценив сноровку, с которой местная братва скрутила громилу-Викинга.

— А ну, выходи по одному! — велел заместитель вырубленного командира. — И грабли вверх задерите!

Братство потянулось на выход. Степан пристроился за Самураем. Переступил через раскуроченные шлюзовые переборки и оказался на улице.

Пейзаж открылся постапокалиптический. Искореженная техника, развалины зданий, столбы дыма на склонах гор вдалеке.

Братьев конвоировали под строгим надзором. Разговаривать запрещали, руки заставляли держать за головой, отобрали шпагу у Маньякюра, хотя он пытался доказать, что оружие фамильное. Киборгу и Кулио стволы тоже пришлось сдать. Только Самураю удалось укрыть ножны с саблей под кимоно.

Колонну вывели на пустынную автостраду с растрескавшимся асфальтом. По другую сторону трассы блестело озеро. На поверхности воды переливалась мазутная пленка. В загаженном водоеме нагишом плескались несколько солдат, стадо двухголовых коров бродило вдоль берега без пастуха. А возле взорванного железнодорожного полотна ржавел искореженный локомотив.

Степану стало обидно за будущее человечество.

Когда Братьев подвели к входу в бункер и по одному начали загонять внутрь, Самурай повернул голову и заговорщически шепнул:

— Стёп, готовься линять.

Журналист стрельнул глазами туда-сюда. Двое охранников следили за дверью, еще один стоял спиной и вглядывался в дымку над шоссе.

— А как? — взволнованно спросил Степан.

— За мной, — шикнул Самурай и скользнул в сторону.

Степан выдохнул и рванул следом. Стараясь не шуметь, они добежали до штабелей шпал и нырнули в узкий проход. Затаились.

— Все? — раздался голос конвоира. — Мне казалось, их было больше…

Самурай толкнул локтем Степана. Указал на просвет между штабелями и, пригнувшись, двинулся вдоль нагромождения шпал. Журналист поспешил за ним.

Они выбрались по другую сторону бункера и, крадучись, вышли к краю плаца. Загаженное поле пестрело едва заметной разметкой для строевой подготовки. Пахло навозом.

Справа — спортплощадка. Слева — полуразрушенный забор.

Тихо.

Взгляд Степана невольно остановился на странной конструкции, возвышающейся за проломленным ограждением. Необычней сооружения он еще не видел. Металлические ветви, причудливо изгибаясь, погружались в землю, четыре стелы из поцарапанного стекла под разными углами уходили ввысь, из косой зарешеченной трубы валил пар. Возле крыльца скучали часовые.

— Сколько всего успели в Тибете отстроить за пару сотен лет, — шепотом удивился журналист. — Как думаешь, что за сооружение?

— Скорее всего, штаб локального пошиба, — предположил Самурай. — Будем брать.

— Вдвоем? — засомневался Степан, чувствуя, как дрогнули колени.

— Не в штучности сила, Стёп, — философски сказал Самурай. — Сейчас покажу один дипломатический трюк. Пошли.

Охранников было двое. Выглядели они не так грозно, как те, что повязали Братство в хронокапсуле. Бронежилеты валялись на ступеньке, вместо автоматов на плечах постовых висели ружья.

Видимо, кромсали шлюз и крутили Викинга бойцы спецподразделения, а эти были обычными казарменными вертопрахами.

Вальяжно покручивая саблей, Самурай подошел к ним и небрежно бросил:

— Мужики, прикурить не найдется?

— Ты это… ты кто такой? — удивленно спросил левый охранник, снимая с плеча ружье. — На фига по базе разгуливаешь? Секретный пароль знаешь? Как через забор перелез?

— Да в нем вон какая дырища, — прищурился Самурай, поправляя очки. — Мужики, только не заливайте, что цемент не тырите! Закурить дадите или нет?

— Етишкин дух! Васька Карагач прокололся, — растерянно пробормотал правый постовой. — Теперь точно хана.

Степан удивился, как ловко отчаявшемуся найти равновесие во Вселенной удалось поддеть солдат.

А Самурай, видимо, почуял, что настал благоприятный момент для пуска в ход тяжелой артиллерии. Он подбоченился и осведомился:

— Добро, значит, казенное воруем?

— Да мы не…

— Я вам покажу халяву! — гаркнул Самурай и шарахнул рукоятью сабли по перилам. — Всех под трибунал пущу! Думаете, какого банана меня прислали сюда? Курева настрелять, что ль? Ага, как же. Ну-ка подвинься, сапог, хочу с командиром вашим о жизни пошуршать. Пропусти, кому говорят! Номер кабинета какой?

— Там… табличка… — залепетал постовой. — Постойте, а пропуск…

Самурай уже открыл дверь и затопал по коридору.

Степан браво пристроился следом, а за ним засеменили перепуганные солдаты. Они по очереди пытались заглянуть в глаза грозному Самураю, но тот постоянно отворачивался.

— А вы из какого бюро, а? — наконец осмелился уточнить один из охранников.

Самурай остановился, поправил очки и строго посмотрел на любопытного солдата.

— Из сёгуната мы, — процедил он.

На постовых незнакомое слово произвело убийственный эффект. Они заканючили, упрашивая не сдавать всю часть, и попытались замять дело. Но Самурай с негодованием отверг скудную взятку и нарочито громко долбанул в массивную дверь с табличкой: «Комбат».

— Вы помягче, — попросил первый постовой. — Пожалуйста.

— А мы вернем, — поддакнул второй. — Сколько надо вернем.

— Цемент марки 500-ДО? — блеснул эрудицией Самурай.

— Да, он самый, — уронили головы вояки. Кажется, знание визитером строительных премудростей их окончательно добило.

— Как комбата зовут? — спросил Самурай, вторично долбанув в дверь.

— В смысле? — не понял первый постовой, поднимая голову.

— Смысл ясен, — нахмурился Самурай. — Комбат — должность. А зовут его как?

— Комбат — это не должность, — пробормотал второй солдат, отступая в священном ужасе перед странным визитером из неведомого сёгуната. — Комбат — это имя.

— Как интересно, — Самурай вновь поправил очки. — А звание у него тоже… комбат?

— Что такое «звание»? — спросил первый постовой.

Самурай решил придержать язык, чтобы не испортить свою удачно оформившуюся легенду. В разговор вступил Степан. Он решительно вышел вперед и провозгласил:

— Мы тут сами разберемся. Идите вход охраняйте.

Постовые закивали, попятились.

— Стойте, — велел Самурай. Они замерли. — Куревом все ж поделитесь.

Солдаты протянули ему пару пачек каких-то папирос и бочком-бочком свинтили прочь. Самурай сунул папиросы в карман.

— Отдам Кулио. Правда, он сигары курит, но мало ли — вдруг у местного табака какие свойства веселые.

Степан пожал плечами.

— А ты ничего, Стёп, — Самурай дружески хлопнул журналиста по спине. — Сориентировался. Растешь.

— Спасибо, — покраснел журналист.

— Давай-ка с этим их Комбатом теперь пошуршим.

Кабинет командира оказался небольшим. Грузный начальственного вида мужчина открыл дверь только после третьего стука, недоверчиво покосился на Степана и вперил в Самурая взгляд, не обещающий ничего хорошего.

Процедил сквозь зубы:

— Чего надо?

— Беспредел в части творим, — нагло сказал Самурай, оттесняя Комбата в глубь комнаты. — Сёгунат недоволен, снимут тебя с поста, товарищ Комбат. Ой, снимут.

— Какой сёгунат?

— Йокогамский. Да и какая тебе разница? Факт нарушения налицо!

— Я-то при чем? — Комбат потускнел, опустился в кресло и отвел взгляд. — Военное время. Все словно с ума посходили. Орки теснят, города пылают, гражданские в катакомбах прячутся… Между прочим, у нас еще достаточно образцовый гарнизон. Непальцев вообще размазали давно. Вот…

Он вынул из ящика пачку документов и развернул пыльную схему расположения укрепрайонов.

— Ты зубы не заговаривай. — Самурай оперся на саблю как на трость. — Про цемент ворованный нам уже доложили.

Комбат свернул схему и убрал обратно в стол.

— Ах, вот оно что, — удрученно сказал он. — Но это же всё для фронта, для победы.

— Вижу я твой фронт, — хмыкнул Самурай. — Проверочка прибыла, а ты честным ревизорам крылья за спину и в кутузку, значит?

— В какую кутузку? — не понял Комбат.

Зазвенел телефон.

— Слушаю, — поднял он трубку. Густые брови метнулись вверх. — Кого задержали? Группу диверсантов? Сапоги ушастые вы! Замполитова ко мне! И… — Комбат осекся. Послушал некоторое время бормотание из трубки. — Какой еще викинг? С дубинкой?

— Ну-ка! — рванул трубку Самурай. Копируя голос Комбата, рявкнул: — Слышь, ты! Викинга не трогать, это фининспектор.

— А остальных? — растерянно донеслось из трубки.

— Остальные — аудиторы.

— Ничего не понимаю. Задержанный мужчина скандинавской наружности кандалы порвал и конвоира оглушил. Вы начальство, вот вы и скажите ему…

В трубке раздался треск, и через секунду из динамика пророкотало:

— Разозлили вы меня, блин! Ну держись, контрацепция рваная, ща к тебе приду!

— Викинг? — поинтересовался Самурай.

— Самурай? — удивилась трубка после секундной паузы. — А мы тебя потеряли.

Комбат занервничал. Самурай отметил его смятение и решил блефовать до победы.

— Тебе же сказали слегка пожурить, вынести административное наказание, — сказал он в трубку. — Резко ты как-то с ними обошелся.

Самурай обернулся к Комбату. Тот согласно кивнул.

— Дуй в штаб, Викинг, — продолжил Самурай. — Как пройти? За бункером увидишь дыру в заборе, туда ломись. По дебильному дизайну здание узнаешь. У крыльца два солдатика стоят. Скажешь, что к Комбату из сёгуната. Чего ты не понял? Блин, я тебе потом объясню. Всё. Жду.

Самурай опустил трубку на рычаг. Поглядел на Комбата и сменил фиктивный гнев на милость:

— Что там у вас с орками?

— Кровопийцы, — вздохнул Комбат, опять разворачивая план-схему. — Ироды.

— Сколько их, сколько нас? Докладывай.

— Много их, мало нас.

Самурай сдвинул брови и отчеканил:

— Тактическая диспозиция, маттехоснащение. Явки, пароли, расположение секретных ракетных шахт. Только вкратце.

— Какие явки-шахты, — махнул рукой Комбат. — Положение хуже некуда.

— Разберемся, — успокоил его Самурай, снимая очки и почесывая дужкой свою бородку. — Где прячутся эти хулиганы?

— Это мы прячемся, — признался Комбат. — А они — везде. И совершенно не скрываются.

Дверь с пинка открылась, чуть не слетев с петель. На пороге появился взъерошенный Викинг. В правой руке он держал любимый дрын, а в левой — крупного бобра. Бобер вяло брыкался, колотил хвостом по латам и шипел.

— Слушай, Самурай, — пробасил Викинг. — Этот хрен лохматый утверждает, что свой. А сам кусается. — Он показал красные следы от зубов на локте. — Хотел пришибить мимоходом, но он же по-человечьи балакает.

— Викинг, ты вмазал, что ли, по дороге? — принюхался Самурай.

— Если бы, — искренне громыхнул доспехами бородатый детина. Встряхнул бобра за шкирку: — Ну-ка, пробыбай что-нибудь, грызун!

— В портках у тебя грызун, — человеческим голосом ответил бобер. — Животное.

— Нет, это ты животное, — не согласился Викинг.

Степан, отвалив челюсть, смотрел на бобра, не веря своим ушам. Губы грызуна действительно шевелились, артикуляция была правильной.

— Он говорит, — прошептал пораженный журналист.

— И пою еще, когда напьюсь, — добавил бобер. Огрел Викинга хвостом по наколеннику, тявкнул: — Пусти, животное!

— Сам животное!

— Стоп! — прервал перебранку озадаченный Самурай. — Комбат, откуда в гарнизоне пушной зверь с вербальными функциями?

— Чего? — не понял командир.

— Бобер говорящий откуда, спрашиваю.

— Он давно у нас сапером служит.

— Оригинально, — хмыкнул Самурай. Обратился к бобру: — Хвост вместо миноискателя?

Бобер не ответил. Прицелился и плюнул в Самурая. Промазал, обвис в ручище Викинга.

— Чудо-зверь, а какой некультурный, — покачал головой Степан.

— Хам, — подтвердил Комбат.

В дверь, на которую облокотился Викинг, постучали. Детина почесал дрыном бороду и отступил в сторону. В кабинет вошел Кулио. Его летный комбинезон был порван, на щеке кровоточила ссадина.

— Викинг, в следующий раз, когда соберешься устраивать хачапури конвою, предупреждай заранее, — сердито сказал руководитель Братства, мощно сморкаясь на пол. — Еле ушел от бойцов. Раздухарились.

— А остальные наши где? — спросил Самурай.

— В кутузке сидят. Вызволим, — Кулио оценил обстановку и уперся взглядом в Комбата. — Ты кто?

— Комбат.

— Это я на двери прочитал уже. Звать как?

— Не понял…

— Кулио, у них тут сложная система, — перебил Самурай. — Подробности я тебе объясню в другой раз. Диспозиция совсем ни к черту…

Кулио прервал Самурая, подняв вверх указательный палец. Он, крадучись, обошел Викинга, как хищник, почуявший добычу. Степан заметил, как бобер дернулся, пытаясь спрятаться за наколенником.

— Опачки, — усмехнулся Кулио, вставая перед бобром и упирая руки в боки. — Это кто здесь прихерился?

Бобер состроил тупую морду и сделал вид, что не понимает его.

— Ты шкурой не прикидывайся, — покачал головой Кулио. — Я твое предательское рыло и ночью в стае узнаю без ошибки.

— А он ведь разговаривает, — без задней мысли сказал Степан.

— А я ведь знаю, — ни капли не удивившись, прищурился Кулио. Склонился к бобру: — Где же тебя нашли, касатик?

— Он здесь сапером служит, — пояснил Викинг. — Постой-ка, Кулио… Ты его знаешь?

— Сапером? — Кулио прыснул со смеху. — Хоть одну мину-то обезвредил, а, шкура?

— Шел-ка бы ты в задницу, — фамильярно заявил бобер. — Здесь хоть паек нормальный, а ты каким-то комбикормом пичкал.

— Может, ты еще и размножаешься?

— Мы его по весне отпускаем на речку, — вставил Комбат. — Погулять.

— Нашел себе бобриху-то мутнорылую? — съязвил Кулио. — Или плотины строишь от спермотоксикоза?

— Не твое дело. А ты, как я погляжу, не удосужился мир спасти. Неудачник.

— Я тебе сейчас жало вырву, — елейным тоном сказал Кулио.

Самурай хлопнул ладонью по столу, обращая на себя внимание.

— Так, стоп, — сказал он. — Давайте проясним ситуацию. Комбат, оставь-ка нас на секундочку.

Комбат хотел возразить, но Самурай строго зыркнул на него поверх очков, и вояка решил не спорить. Молча вышел и прикрыл за собой дверь.

— Кулио, кто этот… — Самурай крутанул саблей, подбирая слово. — Кто этот зверь?

— Сам зверь, — окрысился бобер.

— Ша, — припугнул Кулио мохнатого. — Шкуру зовут Куклюмбер. Давно дело было, когда меня только сослали на вашу планету. Я в чужой среде не сразу освоился, по первому времени было одиноко. Решил завести питомца. Изловил вот этого. Пригрел, отмыл, накормил…

— Комбикормом, — напомнил бобер.

— Не перебивай, шкура. И жили мы с ним сначала душа в душу. А в один прекрасный день этот прожорливый гад случайно добрался до моей космической аптечки и слопал кучу пилюль. Да умудрился сожрать их в таком сочетании, что переклинило там что-то в химических процессах мозга у него и…

— И разум я обрел, и стыд, и пелена с моих глаз спала, — опять перебил бобер, включая пафос. — Душа в душу жили, как же. На поводке водил, за погрызенную мебель ремнем вдоль хребта хлобыстал, кормил этой сухой дрянью!

— Надо было тебя вообще на помойку выкинуть, — одернул его Кулио. — В общем, шарики за ролики у него заехали от этих пилюль. Перегрыз поводок и сбежал. Я даже расстроился, загоревал. А потом глядь: из ангара стали детали пропадать. Сначала синхронизатор струнных потоков исчез, потом глушилки релятивистских помех… Но когда я просек, что задумал этот гений, было уже поздно: успел, зараза, собрать портативную хронокапсулу и телепортнуться. Ищи-свищи по всем эпохам.

— Я от твоего террора в светлое будущее слинял, — проворчал бобер.

Кулио выглянул в окно, за которым виднелось изувеченное взрывами поле с обгоревшими остатками бронетехники.

— Ну, — поинтересовался он у Куклюмбера, — как светлое будущее?

Бобер промолчал.

— Шкура ты поганая, — подвел итог Кулио. — И зачем я только на операцию раскошелился? Хирурга дорогого ведь нанимал, чтоб гортань этому чучелу под человеческую речь подправил…

— Не больно-то и хотелось, — фыркнул Куклюмбер.

— Мы с тобой, шкура, еще пообщаемся на тему кражи ценного оборудования, — пообещал ему Кулио.

— Сам жри свой комбикорм, — невпопад ответил бобер.

В кабинет заглянул Комбат:

— Скоро вы?

— Тебе-то что?

— Обедать пора.

— Потерпит твой целлюлит, — властно отрезал Кулио. — Пойдем-ка до цугундера вашего прогуляемся.

Комбат тяжело вздохнул и махнул рукой: мол, давайте за мной. Степан понял: этот горе-командир уже окончательно сломлен и готов на что угодно, лишь бы отделаться от внеплановой финпроверки. А ведь он еще не догадывается об истинной цели их визита…

Когда Братья вместе с Комбатом выходили из штаба, постовые вытянулись во фрунт и проводили их обалделыми взглядами. С их точки зрения, ситуация приобрела зловещие оттенки: если уж самого командира уводят, значит, подчиненным точно придется несладко.

Викинг отпустил бобра, и тот собрался улизнуть, но Кулио ловко захомутал зверя, повязал веревку на манер ошейника и потащил упирающегося Куклюмбера за собой.

Степан спросил:

— Что тебе дался этот бобер?

— Стёпа, это мой питомец, — скабрезно ухмыльнулся Кулио. — А ваш Экзюпери говаривал, что мы в ответе за тех, кого приручили.

— Их Экзюпери понятия не имел, какие терзания испытывает зверь, обретший разум, — страдальчески произнес Куклюмбер, стараясь дотянуться зубами до узла. — Их Экзюпери не пичкали комбикормом.

— Слушай, шкура, — остановился Кулио у входа в бункер, — чего ты пристал со своим комбикормом. Вернемся, дам нормальной хавки. У Фантика, к примеру, полно капусты.

— Вернемся? — насторожился бобер. — У тебя есть рабочая хронокапсула?

— Есть, и заряд в ней для возвращения есть, только педаль сломалась, — признался Кулио. — Но это дело житейское. Припаяем.

— Капусты дашь? — недоверчиво покосился Куклюмбер. — Прям вот такой белокачанной?

— Обхрустишься.

— И удавку сними.

— Я подумаю.

Бобер манерно отвернулся и пробубнил:

— Я тоже подумаю.

Степан улыбнулся. Кажется, между этими двоими отношения потихоньку налаживаются. Это хорошо. А то и так работа вредная: конфликты лишние ни к чему.

Комбат пропустил Братьев вперед и сошел следом по крутой лестнице в недра бункера. Кивнув дежурному с расквашенной физиономией, открыл дверь, ведущую в длинный коридор. Дежурный покосился на Викинга и обиженно шмыгнул носом.

— А нехрен было меня злить, — буркнул бородатый детина, проходя мимо.

— Открывай, — приказал Комбат надзирателю, когда они подошли к камере.

— Дьявол и морские сирены! — воскликнул Маньякюр, радостно вскакивая с нар. — Мы уж заждались. Вы чего так долго?

— То да се, — уклончиво отмахнулся Самурай. — Пока этих вояк раскачаешь.

— Я пытался подкупить охрану, — поделился Бюргер. — Но после того, как Викинг им навалял — они не согласились выпустить нас за одну марку из моей коллекции.

— Батареи. Подзарядить. Не. Дают, — пожаловался Киборг, поддерживая Эльфа, сидящего у него на плече.

— И полдник зажали, — поддакнул Фантик. — А этот демонюга только пойла своего проклятого наколдовать и успел.

Степан посмотрел, куда указал изгнанный король. Возле параши стояла пустая бутыль. Маг сидел рядом на корточках, покачиваясь. Судя по заунывной песне и упавшей на грудь голове, он был основательно пьян.

Кулио передал поводок Викингу, подошел к Магу и пнул его ногой.

— Ау, чернокнижник.

— Не теряй моего равновесия, — фыркнул Шу, вставая с пола и возвращаясь в исходную позицию.

— Везет ему, — с ноткой зависти вздохнул Самурай. — Выпил и нашел равновесие.

Кулио опять свалил Шу. Громко скомандовал:

— А ну резко пришел в себя и восстановил ману! Нам скоро понадобится твоя помощь!

— Не суетись ты, — ворчливо сказал Шу, снова садясь на корточки. — Я на этикетке заклинание записал, чтоб не забыть. Дай-ка сюда бутыль.

Кулио брезгливо придвинул к нему ногой пустую тару. На криво приляпанной этикетке действительно были выведены какие-то руны.

Шу сфокусировался на символах, наморщил лоб и хмыкнул.

— И как понимать это твое «хм», — осведомился Кулио.

— Понимай как хочешь. Я перепутал. Это заклинание орков не разгонит, а, наоборот, подманит.

Кулио яростно засопел и в третий раз пихнул поддатого Мага ногой, а бобер не упустил случая подколоть хозяина.

— Отличная у тебя команда, как я погляжу, — гыгыкнул он. — По суперджобу подбирал?

— Жало вырву, — процедил Кулио.

Смерил камеру шагами, остановился по центру, повернулся на каблуках и сказал:

— Комбат.

— Я, — отозвался Комбат.

— Даю указание. Во-первых, прикажи освободить моих людей и вернуть им оружие. Во-вторых, собери взвод бравых ребят, тех, которые нас в капсуле вязали. Они вроде ничего, напористые. И к распределительному пункту их пригони. Через полчаса проведем разведку боем. Посмотрим на ваших орков.

Комбат тупо уставился на Кулио.

— Я что-то запутался, — сказал он. — Вы ж аудиторы вроде.

Кулио вскинул брови.

— Все потом объясню, — быстро вставил Самурай. Повернулся к Комбату и сурово припечатал: — Мы боевые ревизоры. Я не пойму, вы хотите от гнета орков избавиться или нет?

— Хотим, — пожал плечом Комбат.

— Вот и не выпендривайся тогда. Собирай штурмовую группу и через полчаса выдвигаемся.

Комбат, совсем потерявшись, вышел из камеры и дал указание надзирателю: «Поспособствуй, что ли, этим инспекторам».

— Подъем, каинд оф мэджик! — скомандовал Кулио, нависая над Шу.

— Я тут останусь, — заартачился Маг. — Посплю малость…

— Подъем, кому сказал!

— У меня дисперсия магического потока. И мана на нуле.

— Все равно вставай. Солдатам фуражировать поможешь, нахлебник!

Шу, кряхтя, поднялся и отряхнул дырявый плащ. Кулио выпроводил его из камеры и вышел сам. Остальные потянулись следом за шефом. Бобер уже не упирался. Степан подумал, что даже разумному чудо-зверю по имени Куклюмбер стало интересно, чем же закончится вся эта история.

Через полчаса Комбат, как и было велено, организовал взвод бойцов у распредпункта базы. Несколько штурмовиков с опаской поглядывали на Викинга. Видать, серьезно он ребят помял в кураже.

— Где линия фронта? — сурово спросил Кулио.

— Вон там КПП, — махнул рукой Комбат. — Только мои люди дальше все равно не пойдут.

— Ну-ка, ать-два! — гаркнул Кулио.

Бойцы непонимающе посмотрели на него.

— Чего зыркаете? Дуйте к воротам.

Штурмовики переглянулись и поплелись к строениям КПП. Не в ногу, перебрасываясь на ходу солдафонскими шутками и загребая ботинками пыль.

— Эх, Комбат, дисциплина у тебя — полный отстой, — честно сказал Кулио, глядя на сброд. — Зрелище, печальное во всех отношениях.

— Да, — согласился Бюргер, — когда нас вязали, они казались не в пример бодрей.

— Внутри периметра одно, по ту сторону ограждения — совсем другое, — ответил Комбат. — К тому же они не знали, что вы с проверкой пожаловали.

— С какой проверкой?

— Потом, всё потом, — перебил Самурай. Обратился к Комбату: — Выход там?

— Да-да, — кивнул тот. — Ступайте за бойцами, я провожу. Если вы твердо решили совершить вылазку, я не против.

Братья зашагали за пылящим взводом.

— Подумаешь, нахлебник, — ворчал Шу, покачиваясь в хвосте процессии. — Как наколдуй им вкусного, так Шу миленький-яхонтовый. А как подустанешь слегка, расслабишься — сразу нахлебник.

— Кстати, Кулио, — вспомнил Самурай, подходя к КПП, — я ж тебе во время установления дипломатических контактов табачку раздобыл. Не сигары, конечно, но вдруг пригодится.

Кулио молча кивнул и сунул папиросы в карман.

Глава 8

Поцелуй фортуны

Возле КПП стоял грузовой внедорожник с незнакомой маркировкой. В кузове из-под тента торчали удочки, на капоте сушился тельник, а заднее сиденье было завалено пустыми коробками из-под чипсов. Из салона доносилось легкое уханье басов.

У внешних ворот дремал пулеметный расчет.

— Мы дальше не пойдем, — твердо заявил командир штурмовиков, здороваясь с пулеметчиками.

Кулио пристально посмотрел на Комбата. Тот отвел взгляд.

— Я предупреждал, — сказал он. — Личный состав гарнизона уже давно не суется за периметр. Толку все равно ноль. Одни травмы.

— А чем же вы занимаетесь, защитнички? — с недоумением спросил Викинг, крутанув дрыном.

— Я вышиваю по вечерам, — ответил один из бойцов. — Могу крестиком и даже разноцветными нитками.

— А я рассказы писать умею, — подхватил другой.

— Мне акробатика нравится, — признался третий.

— Кто чем увлекается, — резюмировал Комбат, промокая вспотевший лоб платком. — Воевать — это глупо. По крайней мере, когда знаешь, что в любом случае по мордасам огребешь.

— Значит, как сёгунатских инспекторов вязать, так мы смелые, — нахмурился Самурай. — А как родину защищать — в кусты?

Возникла неловкая пауза.

— Трусы, — нарушил молчание Киборг.

— Зато живые, — вякнул Куклюмбер.

— Притухни, а то шкуру спущу и вместо боевого знамени растяну, — сказал Кулио.

— Вы идите, идите, раз уж решили орков разогнать, — Комбат мягко подтолкнул Эльфа к воротам. — У вас получится.

Тут Бюргер встал в позу и заявил:

— А сколько мы поимеем за победу?

Комбат сначала состроил удивленное лицо, а потом понимающе закивал:

— Ах да, сообразил! По соседству женский батальон есть — вот туда мы вас и десантируем после триумфа.

— Кулио, а может, его для острастки садануть по балде? — спросил Викинг.

Комбат не стал испытывать судьбу. Быстро подозвал командира штурмовиков, отобрал у него вещмешок и вытащил оттуда рацию. Поспешил перевести разговор на другую тему:

— Вот, держите.

— Зачем? — поинтересовался Маньякюр.

— Все это жмурику припарка, конечно, — прокомментировал Комбат. — Но если будет совсем туго — свяжитесь со мной.

— Вышлете ребят? — понимающе кивнул Бюргер. — А самолеты, подлодки, ЗРК, танки будут?

— Нет, что вы, — успокоил его Комбат. — Просто грамотно помянем.

— А подмога?

— Какая подмога — сами на козьей лепешке держимся. А вы говорите — танки… Да я бы, может, и рад вам дать, но ребята меня порвут за такое. Они ж там по вечерам в преферанс режутся, в танке-то.

— Танк у вас один? — с нехорошим предчувствием спросил Степан.

Комбат потупился.

— Зря, — сказал Киборг.

— Надо их хотя бы в преф взгреть, — задумчиво и не совсем в тему изрек Бюргер.

От Степана не ускользнуло, как Эльф с завистью посмотрел на ухоженную кожу арийца. Журналист давно догадался о нетрадиционной ориентации Эльфа, но его до сих пор иногда вгоняли в краску откровенные взгляды волосатого коротышки.

Комбат приказал открыть ворота, аккуратно вытеснил Братство наружу и помахал на прощанье рукой.

Створки с грохотом захлопнулись.

— Удручающий видок, — отметил Кулио, оглядывая грязно-серые холмы, обугленные деревья, ржавую военную технику. — Помню, в Просторах, на планете Туманов, решили как-то новые гуманные гранаты испытать. Они, в теории, должны были уничтожать всё злое и нехорошее, добрых — не трогать. Там такие же раздолбаи, как ты, Шу, в ученых ходят… Потом материк еле склеили. А до того подобный пейзаж был.

Шу насупился, но отвечать на подначку не стал.

Кулио сунул большие пальцы рук под лямки комбеза, оттянул их, хлопнул и пошел по пыльной грунтовке, змеящейся между холмами. Нестройной колонной Братья потянулись за своим лидером навстречу неизвестности и опасным приключениям.

Замкнул шествие Самурай. Он следил за поддатым Шу и играл с рацией, отняв ее у морского волка под предлогом «разобраться, как тут внутри мезоны бегают». Степан побрел рядом.

Первого орка через полчаса заметил зоркий Киборг. Он снял темные очки и без лишних слов выставил в сторону врага указательный палец. Братья притормозили. Степан приложил руку ко лбу козырьком и всмотрелся сквозь дымку в указанном направлении.

Орк был похож на тех тварей, которых показывали в фэнтезийных фильмах. Крупный, клыкастый, неопрятный, вяло отгоняющий от себя рой мух.

Степан не сразу понял, что он делает, а когда дошло, журналист удивленно поморгал.

Орк сидел на плоском камне и торговал семечками. Заметив Братьев, он неторопливо повернул нечесаную башку и окинул их пеструю компанию оценивающим взором. Потом, видимо, что-то для себя решил, отвернулся и снова принялся лузгать семечки.

— Давайте у него продукт отберем! — заулыбался Викинг. — Сошлемся на законы военного времени.

— И распродадим в гарнизоне по спекулятивной цене, — тут же подхватил Бюргер. — А что, идея!

— Симпатичный, — порозовел Эльф.

Братья подошли ближе к представителю враждебной расы. Трудно сказать, по какой шкале привлекательности мерил Эльф, но, по мнению Степана, у этого экземпляра рыло выглядело уродливо.

— Отец, ты, что ль, орк? — как бы между прочим спросил парня Кулио, пробуя семечки.

Орк поднял на него красные глаза и сказал с сильным окающим акцентом:

— Ну, орк я. И что?

— А почему семки недожаренные? — полюбопытствовал Кулио, сплевывая кожуру.

Орк устало опустил плечи и покачал башкой.

— Газ во всем квартале вырубили вчера, — пожаловался он. — Никакой стабильности! Как работать честным предпринимателям? Не поддерживают малый бизнес, узурпаторы хреновы. «Всё для фронта, всё для фронта…» Задолбали, честно говоря.

— Понимаю, — вставил Бюргер, слегка оттесняя плечом Кулио. — Как я тебя понимаю, уважаемый. Я сам в какой-то мере предприниматель, и, поверь, не понаслышке знаю горести и лишения, которые приходится терпеть нам — людям… — Ариец осекся. Поглядел на склизкую кожу и клыки визави. Уточнил: — Приходится терпеть нам — строителям малого бизнеса. Высоколобые чванливые чинуши вконец оборзели. Они же совершенно не желают войти в положение трудолюбивых торговцев. Нас — дельцов от сохи!

Орк уважительно глянул на Бюргера и согласно закивал, проникаясь, по всей видимости, пронзительной жалостью к себе любимому.

Следующую сотню орков заметил Степан. Сердце у него екнуло, колени заходили ходуном. Он толкнул плечом Кулио, привлекая внимание.

Целая рота притаилась в соседнем ущелье. Багряные угольки глаз тлели в полумраке. Орки щерились, показывая желтые клыки и слюнявые десны.

— Крыша, что ль, твоя? — спросил Кулио у продавца семечек.

— Типа того, — ухмыльнулся тот.

Пока братья соображали что к чему, нелюди стали потихоньку выбираться из ущелья и окружать. Киборг просканировал каждого орка на предмет наличия лучевого оружия и, убедившись, что таковое в их арсенале отсутствует, врубил питание своего пистолета-бластера. Самурай вдруг понял, что не запомнил позывной Комбата, и обескураженно посмотрел на Маньякюра. Тот обнажил шпагу и воскликнул, бешено вращая глазом:

— Полундра! Всех перережу, твари! Пойдете по доске в темпе вальса!

Кулио отреагировал хладнокровней. Оценил обстановку, нацелил свой пистолет на продавца и требовательно произнес:

— Слушать сюда! Ни шагу ближе, иначе я прострелю кооператору череп. Нам нужны: а — ваша полная и безоговорочная капитуляция, бэ — тотальное самоуничтожение со спецэффектами. Пункт бэ — опциональный. Вдуплили?

— Попроси еще вагон карамелек, — подсказал Фантик. — Вдруг по запарке отвалят?

Орки выдвинутые требования выслушали, но выполнять не пожелали. Взрыв оглушительного хохота потряс скалы.

— Не вняли, — хмыкнул Кулио. — У кого-нибудь есть запасной план?

— По балде треснуть? — предложил Викинг, раскручивая дрын.

— С кого начнешь? — язвительно уточнил Кулио. — Вон их сколько!

— Становится тесновато, — согласился Самурай.

— Мужики, думаю, сейчас самое время отдать на растерзание этим варварам Стёпика, — сориентировался Бюргер. — Вроде как жертвоприношение, чтобы остальные спаслись… И не смотри так на меня, Стёпик. Я пытаюсь решить проблему оптимальным для всех способом.

— Друзья! Корсары! — по-пиратски воинственно крикнул Маньякюр. — Давайте умрем как мужчины! На трупах наших врагов!

— Хреновый лозунг, — пробормотал изгнанный король, кутаясь в мантию.

Кулио посмотрел на Мага Шу. Тот сидел на земле и как ни в чем не бывало читал стихи собственного сочинения:

Мерзлявыми щелями

Испещрена стена.

Она, стена,

Испещрена щелями,

Мерзлявыми.

Шу оказался пьян в бурелом. Когда он успел разжиться спиртным — никто не ведал.

— Шу! — гаркнул Кулио. — Хватит валять дурака! Нужна твоя никчемная магия! Хоть разок выручи!

Маг одарил шефа бессмысленным взором, встопорщил плащ и переключился на песни:

— Эх, выйду ночью в по-о-о-оле с конё-о-ом…

— Сволочь, — сквозь зубы процедил Кулио. — Я тебе этот момент припомню.

— Орки, — провозгласил Самурай, дипломатично пряча саблю за спину. — Неужели сложно решить вопрос как-то иначе, без пререканий и угроз?

Камень, угодивший ему точно в лоб, стал свидетельством того, что инцидента не избежать. Самурай встряхнул головой и, оголив саблю, занял стратегически выгодную позицию за крепкой спиной Киборга.

Казалось, накалился даже воздух. Или это были самопроизвольные магические выделения Шу? Степан поднял мухобойку и, понимая, как глупо он сейчас выглядит, приготовился к схватке.

Внезапно из-за Викинга вынырнул Эльф и как-то уж больно храбро зашагал в сторону оцепления.

Братья притихли.

Продавец семечек отвалил челюсть.

Остальные орки оцепенели. К такой тактике ведения боя они готовы не были.

— Помутнение рассудка, — констатировал Бюргер, когда дар речи вернулся к нему. — Ну правильно, давайте! Давайте вот так сейчас разбредемся поодиночке. Враги со страха и помрут.

Эльф тем временем подошел к массивному орку, который был выше его на добрый метр, смело подпрыгнул и уцепился за шиворот рубища обалдевшей твари.

Притянул громилу к себе и… смачно поцеловал.

В губы.

Взасос.

Напряженная тишина прерывалась лишь тихим завыванием мини-смерча, образовавшегося от пьяного магоизвержения Шу.

— Это, по-вашему, кровавая схватка? — прошептал Фантик. — Обещали вроде побоище во славу человечества… или я чего-то недопонял?

— Твою ж мать… — вырвалось наконец у Кулио. — Эльф! Какого банана…

Его пламенная речь потонула в безумном и отчаянном реве толпы. Топоры, секиры, базуки, подтяжки, телепрограммы, портсигары, фляжки, вкладыши от жвачек — всё полетело в разные стороны…

Степан на четвереньках выбрался из потасовки, потер ушибленный затылок и встал на ноги.

Орки стремительно удирали обратно в ущелье. Сбивали друг друга с ног, суетливо толкались, осатанело урчали. Поцелованный лежал без сознания возле дороги.

— Наверное, — прошептал Эльф, проникновенно глядя на него, — настоящая любовь всегда безответна…

Кулио, продолжая чертыхаться, глянул на торговца семечками. Тот, путаясь в движениях, собирал остатки рассыпанного товара в котомку.

— Н-н… не надо! — взмолился горе-бизнесмен, округляя зенки, когда Эльф встал и пошел в его сторону. — Н-нет! В-в… вы не понимаете… Мы — чистейшая нация. Нам не свойственны человеческие и эльфийские пороки… недостатки… в том числе и…

— Клянусь! — зарычал Викинг, потрясая дрыном. — Клянусь отныне уважать гомосексуалистов! Слышь, ты, подпольщик красноглазый… У меня тоже ориентация нетрадиционная! Сейчас замацаю до смерти!

— Издеваетесь, да? — Эльф остановился и обиженно надул губы. — Из настоящих, глубоких чувств вы обязательно сотворите какую-нибудь гадость. Сатиры похотливые.

Кулио наконец заткнулся. Обратился к Степану:

— Ты тут самый, похоже, трезвомыслящий.

— Спасибо за комплимент, — смутился журналист, возвращая мухобойку в специальные ножны.

— Объясни-ка мне, Степан, — Кулио насупился, соображая, — нас бить не будут?

— По-моему, даже дотронуться побоятся, — рассудительно сказал Степан. — Мы словно зараза какая. У них, видно, на это дело табу. То есть каждый, кто м-м… проконтактирует с нами, становится носителем вируса. Боюсь, вон того, который в сознание приходит, домой уже не пустят.

— Все равно фигня какая-то, — пробормотал Кулио. — Подумаешь, цацы выискались… Ну, слегка того наш Эльф, ну и что? Мы же терпим.

— Слышал, что сказал продавец? Они вроде как чистейшая нация.

— Прям как арийцы, — вклинился в разговор Бюргер, прицениваясь к брошенным секирам. — Настоящие арийцы с голубыми глазами, светлой шевелюрой и большими яйцами.

— Гораздо чище, — покачал головой Викинг.

Обиженный в лучших чувствах Бюргер тут же выместил злость на поцелованном орке, который только начал приходить в себя. Ариец послал в его сторону воздушный поцелуй и сделал изящный реверанс.

Орк закатил глаза и опять потерял сознание.

Глава 9

Незачёт

В гарнизон вернулись с пленным. Поцелованный орк не сопротивлялся, он шел сдаваться чуть ли не с радостью: теперь в родном племени с ним вряд ли заговорил бы даже кредитор.

— О, это вы… — удивился Комбат, торопливо дожевывая бутерброд с салом. — А что, рация опять дуба дала?

Он слегка пошатывался. Видимо, поминки по павшим героям уже состоялись.

У КПП стояло несколько ящиков из-под боеприпасов и амуниции, пододвинутых один к другому и накрытых скатертью. На импровизированном столе возвышался самовар со сломанным краником. Судя по крошкам, масляным пятнам и пустым консервным банкам, совсем недавно здесь произошла местечковая попойка.

Викинг исподлобья оглядел штурмовиков с пулеметчиками, большая часть которых уже была изрядно под хмельком. Дрын в его руке заходил ходуном, доспехи грозно звякнули.

— Можно шарахну кого-нибудь, а Кулио? Ты глянь на этих мерзавцев! Да они ж нас заранее похоронили, компота налакались с пирожками. Офигеть!

Кулио промолчал и стал расхаживать взад-вперед возле грузового джипа.

Через некоторое время протрезвел Маг. Поморщился от головной боли, обвел всех мутным взглядом и спросил у Кулио:

— Чо было-то?

— Через плечо. Пить надо меньше.

— Опохмели.

— Перебьешься.

— Ну и не надо! Сам наколдую!

Помятый Маг надулся и стал размахивать руками. Крепче кефира у него изобразить ничего не получилось. После третьей неудачной попытки Шу переключился на Комбата.

— Начальник, — театрально просипел Маг, — пол-литра бы за расправу над нечистью. Видал бы ты, сколько мы их положили возле ущелья! Вся поляна в зазубренных мечах, дымящиеся приклады на холме и тела, тела вокруг. Капни зеленухи на душу, командир. Ну, нам же по статусу положено! Воинам-победоносцам!

Комбат вздохнул и неточным движением извлек из внутреннего кармана ключ от стратегического продхранилища…

Идею десанта в женский батальон отвергли под заунывные причитания Маньякюра, который еще долго после этого бычился и нарочито громко звенел шпагой. Братья разместились в заброшенной казарме.

Комбат раздобыл в опечатанных погребах ящик легкой сливовой наливки «Военная гнусовка». Братья самоотверженно пили эту редкостную дрянь часа два. На третий — решили пообщаться. Идею подкинул размякший от приятной компании Самурай, и разговор как-то сам собой зашел о философии.

— Разность потенциалов — это еще одно свидетельство двойственности Вселенной, — высказал он мнение. — Все вокруг имеет обратную сторону. Даже потенциал.

— Плюс. Минус, — продемонстрировал недюжинную эрудицию Киборг.

— А мне кажется, — возразил Фантик, смешно жуя губами, основа Вселенной — еда.

— Космос возник из хаоса, — возразил Бюргер. — А хаос, скорее всего, Бог прикупил в каком-нибудь параллельном мирке. Для прикола. Ну… или чтоб перепродать. Я Хокинга и теорию струн читал. Ни фига, правда, не понял.

— Словоблуды, — проворчал Викинг, обстругивая армейским ножом любимый дрын.

— Лично я считаю, что первооснова бытия — это женщина, — подняв указательный палец, заявил Маньякюр.

— А, по-моему, мужчина, — мечтательно вздохнув, откликнулся Эльф. — Вы только подумайте, как беспредельна настоящая мужская любовь. Ну классику почитайте хотя бы вместо всяких струн, неучи.

— Только из уважения к решающему значению педерастии как тактическому приему в боях с иными цивилизациями я не стану возражать, сынок, — хмуро ввинтил Кулио.

— Они что, родственники? — спросил Комбат у бобра.

— Ага. Братья по маразуму.

— А почему он его «сынком» назвал?

Бобер пожал плечами. Вместо него ответил сам Кулио:

— Это идиома.

— Нет, это не идиома, — вмешался Степан. — Нам на лекциях по современному русскому языку объясняли…

— Степан, я тебя перебивал? — внезапно повысил голос Кулио.

— Да я просто…

— Я вообще вас всех перебивал?

Наступила тишина. Киборг скрипнул суставом. Кулио с бешенством взглянул на него и еще громче рявкнул:

— А надо было перебить! Пока маленькие были и беспомощные!

— Кулио, ты чего? — изумился Викинг. — Не в то горло пошла?

— Ничего. Понимаешь, дубина, ни-че-го! Ты ощущаешь долбаный трагизм в этом слове?

— Честно? Нет.

— Конечно, нет! — Кулио завелся не на шутку. Лицо его покраснело. — Ни чёртов ты, ни кто-то еще из этой чёртова конторы неудачников ни фига не чувствует этого чёртова трагизма!

— Весело же вроде было, — недоуменно протянул Маг Шу, разглядывая наливку в стакане на просвет.

— Так вам, мать-перемать, всегда весело! — взревел Кулио, потрясая кулаками. — Сидим чёрт-те где — весело! Пьем хрен разберешь что — весело! У хронокапсулы, дьявол бы её побрал, педаль, ёлки зеленые, сломана — тоже весело! Я больше не могу… Пойду утоплюсь. Комбат?

Трусоватый вояка вздрогнул.

— Чего?

— Тут ванна есть?

— Нет.

— А такелаж? Повеситься хочу.

— У нас сухопутный гарнизон-то…

— Фаустпатрон?

— На микроволновку местным выменяли.

Кулио выдохнул, сник. Пунцовое лицо стало приобретать нормальный оттенок.

В казарме стояла гробовая тишина, даже Киборг не двигался, чтобы ненароком не скрипнуть суставом. Керосинка коптила вовсю, облизывая языком пламени тонкое стекло и бросая дрожащие отсветы на лица Братьев.

— Этот мир не для меня. Отпустите уже домой, а… — обреченно промолвил Кулио через минуту.

Никто не рискнул ответить.

В этот момент дверь казармы с грохотом распахнулась. И широкий луч дневного света расколол полумрак.

— Ага! Тридцать сверхновых мне в печенку! Легласик! — прогремел голос с порога.

Степан прищурился, силясь рассмотреть вошедшего.

— Командарм Безро? — лицо Кулио вытянулось от удивления.

— А кто ж еще! В управлении космовойск хотят знать, как у тебя дела продвигаются.

— Отлично дела продвигаются. Дай-ка бластер, вскипячу себе мозги от счастья.

— Так-так. Отсталый мирок погряз в дерьме, спаситель в припадке. Сопля ты, Легласик, а не герой!

— Иди, сам их спасай! Попробуй! Впрочем, даже ходить никуда не надо. Вот, видишь — сидят. Давай, этих хотя бы спаси от декаданса и распада личности.

Степан, наконец, разглядел визитера. Его одежда напоминала клоунский костюм: раздутые синие шаровары на подтяжках, зеленая маечка и гигантская клетчатая кепка. Сходства добавлял увесистый красный нос.

— Значит, назад, в Просторы, мне придется возвращаться одному, — с наигранным разочарованием произнес гость.

— Не оставляй меня тут, а, — негромко попросил Кулио, вставая перед клоуном. Продолжил с воодушевлением: — Я вам любую загнивающую галактику спасу, чесслово! Самую безнадежную средневековую колонию осчастливлю и выведу к вершинам прогресса! Утопии для вас станут привычным делом! Я метрику в черных дырах лучше буду исправлять, чем это… эту…

Он умолк, так и не подобрав слова.

— Незачёт, Кулио, — нахмурившись, сказал Безро. — Маловат масштаб. Запуганных орков недостаточно, чтобы загладить вину, поэтому отдел ссылок в отсталые миры попытку тебе не засчитывает. Поэтому меня как инспектора и послали, чтобы сообщить неприятную весть. Что поделать, дал ты маху с теми звездами… Так что продолжай, как говорится, искупать.

— Ну так дела-то былые… Сколько уже миллионов лет назад это случилось? Десять, двадцать?

— Не ной. Пять веков только прошло, по местному летоисчислению.

Степан чуть не присвистнул, услышав эту цифру «Ну и ну, — подумал он. — Стало быть, у шефа есть какое-то средство от старения? Это многое объясняет…»

А Кулио вдруг немного отстранился от визитера и оглядел его.

— А чего это ты так вырядился, Безро?

Тот стушевался.

— Да так, маскировка. Тут видишь ли какое дело… — командарм шаркнул ногой. — Новое положение в отделе вышло: во все отсталые миры в одежде аборигенов выбираться, для конспирации. А на складе для вашей Земли ничего не было, кроме этой дряни. Вот, под артиста косить приходится, туманность мне в глаза! Даже параллелоид пришлось под цирковой фургончик заделать. Дебильно, правда?

Кулио с командармом Безро — инспектором отдела ссылок в отсталые миры — вышли на улицу. Братья ломанулись следом, устроив возле двери кучу-малу. Первым наружу выбрался сильный Викинг, за ним — наглый Бюргер, а уж потом — все остальные.

Во дворе стоял грузовичок, раскрашенный яркими красками. Из кузова торчали цирковая бутафория, реквизит и виднелись размалеванные рожи сопровождающих командарма инспекторов. Кто-то был замаскирован под акробата, кто-то под фокусника, кто-то под дрессировщика…

Кулио обошел грузовичок и усмехнулся.

— Безро, — издевательски поинтересовался он, останавливаясь возле кабины, — ты что, правда на этой «полуторке» из Просторов приперся?

— Да положение новое… Я ж тебе объяснил: маскировка.

Кулио осклабился.

— Я на ней приперся, я же на ней и упрусь, — зло крикнул командарм, поправляя кепку, то и дело съезжающую на глаза.

— Ну и прись, — переставая ухмыляться, сказал Кулио. — Мне-то все равно уже ничего не светит. Ни должностей, ни космических далей.

Командарм удивленно приподнял густо накрашенную театральным гримом бровь.

— Уликуликаль-д’Нравв, тии ллькукль… — Безро постучал по устройству, закрепленному у него на шее. — Переводчик барахлит. Я говорю, какой-то ты непоследовательный, Легласик. Минуту назад плакался мне в клоунскую жилетку, чтобы я тебя забрал из этой дыры, теперь хамишь.

— Нервы шалят, — признался Кулио, облокачиваясь на капот грузовичка. — Да и печень тоже… Пятнадцать раз уже трансплантировали.

— Кулио, может, я их всех замочу, а? — робко предложил Викинг.

Клоуны, акробаты и фокусники порылись в кузове грузовичка и выставили на борт крупнокалиберные стволы.

— Остынь, Викинг, — сказал Кулио, дружески похлопав его по латам. — Пусть катятся, куда хотят. У нас еще здесь дела есть, верно?

— Цунами мне в душу! Ты что, свихнулся? — взвился Маньякюр. — Кто нам обещал космические корабли, звездные войны, женские экипажи? Кто сказал, что все Братство к тебе в гости отправится как только так сразу?

— Новые. Технологии. Сулил, — поддержал Киборг.

— Дела у него тут нашлись, видите ли! — поддаваясь стадному чувству, выкрикнул бобер Куклюмбер. — Я, может, давно мечтаю скафандр примерить. И отлить в невесомости.

— Что-то я совсем запутался, — пробормотал Комбат. — К инспекции еще одна инспекция приехала, что ли?

— Молча-а-ать! — прогремел Кулио.

Все заткнулись. Даже фокусники перестали бряцать своим оружием.

— Я грешен, — патетически заявил Кулио, принимая эффектную позу. — Да, Стёпа, я грешнее всех грешников преисподней, и перестань таращиться на меня с таким обожанием, а то глаза выскочат. Так вот, Кулио длан Легласик грешен. Но Кулио длан Легласик всегда — запомните, всегда! — играет по правилам.

— Брешет, — шепнул Фантик Бюргеру. — Однажды туза в рукав спрятал, когда в преф с ним резались.

Тем временем Кулио напыжился, повернулся к командарму Безро и заявил:

— Чеши восвояси, пижон! И передай командованию: Кулио длан Легласик и сейчас будет играть по правилам. Если понадобится, мы вот с этими разгильдяями развалим на мелкие кусочки гнилой мир, чтобы спасти его! Ясно? Записывай, Самурай, пока мне умные мысли в голову лезут. Можешь даже иероглифами стенографировать… Так, о чем я? Ага, вспомнил! Не хочет эта планета сама погибать? Не хочет! Так мы тут камня на камне и не оставим, чтобы я смог вернуться в Просторы. А вот когда я вернусь, прихватив с собой Братство, вот тогда весь свой обширный опыт по спасению мира мы применим к вам!

Безро сглотнул. Братья зааплодировали.

— Молодец, Кулио!

— Так им!

— Спасем счастливый мир!

— Справедливость. На. Нашей. Стороне.

Викинг, Киборг, Самурай и Маньякюр подхватили Кулио и стали подбрасывать.

— Фа… на… ти… ки… Я… не… за… кон… чил… речь… — выговорил подлетающий Кулио.

Командарм в это время уже забрался на водительское место размалеванной машины и нервно дернул ключ в замке. Фокусники и акробаты забормотали что-то на незнакомом языке и спрятались в кузове.

Кулио кое-как ускользнул от раздухарившихся Братьев и подошел к окошку грузовичка.

— Безро, ты, конечно, козлиная борода и клятый бюрократ, и я мечтаю, чтоб твоя клоунская морда поскорее покинула Солнечную систему, — воодушевленно начал он. — Но я требую проявить сострадание.

— Ну?

— Педали запасной для хронокапсулы случайно нет?

Командарм Безро пошмыгал носом, раздумывая. Уточнил:

— Лайт-версия нужна?

— Не, стандартная. Под сингулярный синхроразъем.

— У ребят в кузове спроси. Там, рядом с кеглями, одна валяется…

Когда Кулио победоносно размахивал новенькой педалью, а Маг Шу открывал по такому случаю последнюю бутылочку «Военной гнусовки», грузовичок-параллелоид заурчал, чихнул гарью и с громким гулом взмыл в небо.

Облако пыли и газов скоро улеглось.

— Здорово ты их, — уже без особого энтузиазма сказал Самурай, подходя к Кулио.

— А в вашем мире все такие… клоуны? — спросил Степан.

— Да нет. В основном — нормальные люди, — ответил Кулио. — Но, как говорится, в семье не без бобров.

Куклюмбер недовольно застучал хвостом по земле и огрызнулся:

— Это где это так говорится, а? Не надо тут на личности переходить!

Кулио прищурился, ласково поинтересовался у него:

— Шкура, ты помнишь, что я импульсивная натура?

— Я всегда знал, что ты диктатор и ш-ш-шовенюга с гипертрофированными амбициями, — борзо прошипел бобер.

Кулио сделал шажок в сторону Викинга и еще нежнее спросил:

— Куклюмбер, родной ты мой облезлый хвост. Кто тебя от смерти лютой спас, а?

— Лучше б я тогда попал в лопасти той водяной мельницы, превратился в энергию и подарил бы пару кило муки какому-нибудь человеческому очагу! А я, заметь, терпеть не могу людей как вид. Тебе хотя бы этот намек понятен, самодур?

Кулио еще немножко придвинулся к Викингу и сказал совсем уже елейным голосом:

— Чьи нервы ты, тварюга бессовестная, трепал столько лет?

— Свои! — взвизгнул бобер.

И началась суматоха.

Кулио неожиданно выхватил из руки Викинга дрын и, особенно не целясь, запустил им в Куклюмбера. Бобер пригнулся, грязно выругался и бросился наутек. Дрын попал по ноге Маньякюру. От дикой боли морской волк без разбору съездил кулаком по носу изгнанному королю. Самурай вытащил саблю и с криком «банзай!» стал наступать на Комбата. Больше для острастки, конечно, но выглядело жутковато.

Даже миролюбивый Степан проникся драйвом — выхватил мухобойку и впаял Бюргеру по филейной части, осуществив давнюю мечту.

Эльф захлопал в ладоши: он любил наблюдать, как дерутся знакомые мужчины. Но восторг коротышки длился недолго. Шу невозмутимо подпалил файерболом его длинные волосы, и Эльфу пришлось с воплями бежать к рукомойнику, чтобы потушить огонь. Маг сделал кувырок в сторону и принял защитную стойку пьяного чародея. Пленный орк под шумок начал мутузить подоспевших штурмовиков…

Только Киборг сохранил спокойствие. Он прохаживался в сторонке, поскрипывал, сжимая и разжимая кулаки, монотонно повторял:

— Опасно. Зря. Зря. Дружить. Полезнее.

Глава 10

Лажатэль и Обломиста

После неудачи с орками Кулио капитально приуныл. Командарм Безро указал шефу на его место и этим здорово ударил по самолюбию.

По возвращении в особняк Кулио заперся у себя, взгромоздился на диван и велел всем убираться к черту. Оптимистичный настрой сменился раздражительностью и вспышками гнева. Из кабинета то и дело доносились короткие, но емкие фразы, звон расколачиваемой о стенку посуды.

Первым утешать Кулио пришел Степан. Постучал, дождался, пока шеф соизволит отпереть дверь, и осторожно вошел в кабинет.

— Не отчаивайся… — начал было Степан и осекся.

Кулио хмуро посмотрел на него и с притворной беспечностью ответил:

— Ну что ты, что ты! Что ты, что ты! Разве в этом кабинете кто-то отчаивается?

Степан растерянно пожал плечами. А Кулио вкрадчиво сказал:

— А теперь притухни, умоляю. Боюсь, как бы я от счастья тебе руки не переломал.

Глаза Кулио были холодны, как самые отдаленные глубины Вселенной. Степан сокрушенно вздохнул и положил на столик очищенные апельсины, которыми хотел угостить шефа. Сам отошел в угол и скромно присел на пуфик.

Спустя минуту приперся Фантик. От волнения так ничего сказать и не смог, хотя целый час готовил и заучивал целую ободрительную речь. Изгнанный король потеребил мантию, поставил на столик тарелку с вареными сосисками и удалился, машинально прихватив самый крупный апельсин.

— Утешители, блин, нашлись, — проворчал Кулио, проводив Фантика взглядом. — Э, ты куда цитрус потащил!

Но король не услышал, дверь уже закрылась.

Некоторое время в коридоре стояла тишина, потом послышались шаги и шушуканье. Заявились сразу трое: Бюргер, Самурай и Маньякюр.

— Привет, Кулио! — бодро начал Самурай, входя.

— Отставить любезности, — донеслось с дивана. — Кладите все, что притащили, и ну-ка вон отсюда. Дармоеды! И чего я вас только кормлю?

— Вообще-то, сейчас мы тебя кормим, — хмыкнул Бюргер.

— Слышь, капитан, — подмигнул Маньякюр, выкладывая из необъятных карманов камзола редкие ракушки. — Не дрейфь, тысяча акул в духовке! Спасем еще мир, век мне женщин не видать!

— Не зарекайся, Маньякюр, — шепнул Бюргер. Степан навострил уши. — Мы же сегодня вечерком в гости собирались вроде?

— Гости не отменяются, — понизив голос, ответил морской волк. И добавил громко: — Все нормально, Кулио. А космические эскадры — фиг бы с ними. Что они, без тебя не полетают пока?

Маньякюр сообразил, что выдал не шибко ободряющую фразу, и поспешил прочь из кабинета. И вовремя: в его сторону полетел апельсин.

Самурай сказал:

— Кулио, а ты и правда — не горюй.

— А я и не горюю, — язвительно буркнул Кулио с дивана. — Сосисками бы кинул, но жрать хочу. Хотя, честно говоря, стоит на вас поглядеть, и аппетит отшибает. Особенно на тебя, Бюргер.

— Вообще отшибает? — уточнил ариец.

— Напрочь, — отрезал Кулио.

И в воздухе замелькали мясные полуфабрикаты.

— Если б такое увидел Фантик, — шепнул Бюргер Самураю, выставляя того за дверь, — он бы повесился на своей любимой скатерти…

Зашли Эльф с Магом. Шу покосился на Кулио и спросил у Степана:

— Как начальство?

— Неважно.

Кулио посмотрел на визитеров с нехорошей улыбкой. В руке он сжимал последнюю сосиску.

— Питаешься? — участливо поинтересовался Эльф.

— Ну, мы попозже зайдем, — засуетился Шу. Он хотел выйти, но поскользнулся на апельсиновой дольке и грохнулся на пол.

Эльф засеменил к выходу, но моментально получил сосиской в затылок. Остановился, обиженно присел на корточки и собрался зареветь.

— Эльф, — вздохнул Кулио, ворочаясь на диване, — что за детские выходки? Это что ж получается — кишки на турбину за человечество можешь намотать, а дружескую сосиску в башню огрести — слабо? Не ной, не огорчай старину Кулио.

— Кулио! — проворчал Маг Шу, поднимаясь на ноги. — Мы ж по делу пришли. Даже по двум. Только я забыл, по каким именно…

— Знаю я твои дела, — фыркнул Кулио. — Полтаху не получишь.

Дверь снова распахнулась: пожаловали Киборг и Викинг.

— Кулио, блин! — с порога заявил бородатый детина. — Хватит, блин, фигней страдать! Ну-ка, блин, встал, блин, упал-отжался сорок раз!

— Отставить любезности, — в очередной раз донеслось с дивана.

Но в голосе шефа уже прорезались живые нотки.

— Дело. Есть, — сказал Киборг. — Кулио. Тебе. Звонили.

— Кто?

— Из Ордена.

— Они. До сих пор. На. Проводе.

— Я давно жду звоночка, — зловеще улыбнувшись, сказал Кулио и наконец слез с дивана. — На каком аппарате?

— В столовой, — мотнул головой Викинг.

Кулио нацепил тапочки и вышел из кабинета.

— Э? А как же наше дело? — нахмурился Шу. — Я же почти вспомнил.

Степан бросился за шефом в залу, чтобы не пропускать ни одного важного события. Кулио подошел к старинному телефонному аппарату, висевшему на стене, и взял трубку.

— Алло.

— Хай, мистер Кулио! — раздалось из динамика. — Ай джаст вонтед…

— Моха позови. Ты меня тут своими варваризмами не грузи. Вонт Мох онли.

— Кулио, ты?

— Я, Мох, я. Как жена твоя поживает? Ребятишки растут, поди?

— Кулио, перестань паясничать. Ты прекрасно знаешь, что многочисленные обеты запрещают мне плотские игрища, вакханалии и прочие прелюбодеяния… Орден хотел бы узнать, как обстоят дела с вашим заданием? По возможности…

Кулио продемонстрировал трубке средний палец и ответил:

— Задание выполнено. Три часа назад вернулись. Кислотно-щелочной баланс восстанавливаем.

— То есть в этой ветке будущего опасность потомкам больше не грозит?

— Выживут. Мы им подсказали, как с помощью… э-э… нетрадиционной стратегии можно выигрывать сражения. Слышь, Мох…

— Да, Кулио?

— Подыщи-ка нам новое задание. И посуровей. Нужно еще разок мир спасти.

— А что же с этим?

— Эту попытку мне не засчитали.

Из динамика некоторое время доносилось сопение. Затем Мох ехидно поинтересовался:

— Может, персонально для тебя развязать Третью мировую? Атомные бомбы, локальные землетрясения, лазерные удары с орбиты?

— О! — оживился Кулио. — Валяй! Только бомбы и лазеры помощней. И индусам бомбы дайте, и папуасам — пусть все воюют. И нигерийцам…

— Кулио, ты забываешься, — уже без сарказма сказал Мох. У Степана перед глазами сразу возникла картинка, как лысый пухляк промокает платочком череп. — Это уже не смешная шутка.

— А кто шутит? — удивился Кулио.

— Что, опять твой инспектор-командарм показал кукиш?

Кулио побагровел и медленно повесил трубку на рычаг. Щелкнуло.

— Эксплуататор, — сквозь зубы сказал он.

— Это уже переходит все границы, — поддержал шефа Самурай.

— Нужно найти способ, как самим спасти мир, — кивнул Эльф. — Без наводок Моха.

Фантик подошел к Кулио и похлопал того по плечу: мол, не расстраивайся, придумаем что-нибудь.

Степан заметил, как Бюргер с Маньякюром перемигнулись и выскользнули из залы. Он вспомнил, что ариец еще в кабинете у Кулио намекал морскому волку о какой-то встрече, и решил проследить, что же затеяли эти двое.

Оказавшись во дворе, Степан шмыгнул за поленницу и дождался, пока Бюргер с Маньякюром выйдут через главные ворота на дорогу. После чего, озираясь, пошел следом. Стараясь держаться на расстоянии, но при этом не упускать их из виду, Степан прошлепал за парочкой добрый пяток километров, прежде чем показалась цель их похода — дом на отшибе.

Степан проследил, как Маньякюр и Бюргер вошли внутрь, обогнул дом с обратной стороны и осторожно забрался в пристройку. Нужно было найти способ увидеть, что произойдет в комнате. Степан разгреб хлам, пробрался к стене и за старой сушилкой для белья обнаружил окошко. Он протер в слое пыли крошечную дырочку пальцем и, затаив дыхание, прильнул к стеклу.

Помещение удалось разглядеть не сразу: внутри дома царил полумрак. Но постепенно глаза журналиста привыкли, слух обострился, и он стал наблюдать за событиями, сам при этом оставаясь в тени…

Бюргер и Маньякюр замешкались на пороге комнаты. Одновременно сунулись в дверной проем, застряли и пихнули друг друга локтями. Зашушукались.

— Проходите, открыто, — раздался бархатный женский голос из будуара.

— Ладно, ты первый, — сдался Бюргер.

Маньякюр долго церемониться не стал. Поправил повязку на глазу, грациозно переступил через порог и вальяжной походкой зашел в небольшую, но опрятную комнату.

— О! — воскликнул он, вглядываясь в полумрак будуара. — Прелестно!

Бюргер тоже перестал сдерживать инстинкты и заскочил следом.

— О! — как попугай, повторил ариец за морским волком. — Добавьте света! Жажду видеть и наслаждаться!

Из будуара раздалось игривое хихиканье, и загорелись настенные бра.

Создания, ждавшие Бюргера и Маньякюра, в мягком свете выглядели очаровательно, и Степан еще сильнее прильнул к стеклу. Под ногой скрипнула половица, журналист испуганно застыл. Но предательского звука вроде бы никто не услышал.

Барышни были одеты в легкие короткие платьица. Зеленоватые глаза кокетливо поблескивали, а чудные рыжие головки при этом были слегка опущены. А какие изящные коленки белели ниже халатиков…

Степан сглотнул.

— На рынке, признаюсь, я не смог по достоинству оценить вашу красоту, — произнес Маньякюр. — Но теперь… вы просто…

— Божественны! — ввинтил Бюргер. — Я никогда не видел еще столь утонченных дам.

Барышни залились звонким смехом, хлопая ресницами и потрясая огненными кудрями. Бюргер приосанился, а Маньякюр галантно поклонился. Хозяйки пошептались и пригласили гостей к уже накрытому столу.

Сервировка была изысканна, а представленные блюда — разнообразны. Бюргер с Маньякюром уже успели отвыкнуть от приличного меню, живя в Тибете и питаясь изрядно надоевшими яками, рисовой кашей и разносолами из погребов.

— Бургундское, — отметил Маньякюр, подхватывая бутылку. — Красавицы, у вас превосходный вкус, тысяча осьминогов! Но я не вижу штопора… Может быть, в серванте?

— Дай сюда! — нетерпеливо повернулся Бюргер. — Я зубами открою!

— Дуралей, — шепнул ему морской волк. — Покори их своими манерами. То, что они в таких коротких халатиках, — всего лишь аванс для нас, глупый немец. Мы должны оправдать их одежды… тьфу! Надежды.

— Оправдаем! — схватился за ремень Бюргер. — Волк, я чувствую небывалый прилив сил!

Спустя минуту все четверо удобно расположились за столом. Барышни так и не соизволили прикрыть коленки. Бюргер с Маньякюром не вытерпели и стали скидывать с себя одежду, бездарно притворившись, что им душно. Вскоре праздничный гардероб Маньякюра состоял лишь из фамильной шпаги, а чресла Бюргера прикрывал только палантин.

После пары неуклюжих комплиментов и лирического отступления о погоде разговор зашел о философии.

— Что такое жизнь? — начал Маньякюр. — Хрупкая ветвь засохшего древа бытия, корни которого погребены между острыми камнями бездушия и безысходности. Жизнь — пена на самом гребне морской волны, которая бурлит и сверкает в солнечных лучах совсем недолго, лишь пока волна не разобьется о скалистый берег. Жизнь — спектр радуги, взлетающей над океаном в закатный час, коралл мне в ребро!

Степан хмыкнул от изумления. Все-таки не зря морской волк взял несколько уроков красноречия у Самурая.

— А вы, судя по всему, не местные? — поинтересовался у красавиц Бюргер. — Знаете, тибетские женщины… Не хочу, конечно, никого обидеть, но малость они недоразвитые как бы. И низенькие. А вы, вы явно из другого теста!

— Теста? — вскинула брови одна из рыжеволосых барышень. — Вы сказали «теста»? Оно такое морщинистое, а у нас вроде бы нет целлюлита.

Маньякюр укоризненно посмотрел на своего непутевого спутника.

— Выбирай слова, Бюргер. Мы все-таки не у себя дома, где после бутылки дешевого портвейна тебе простят все нахальные речи.

Бюргер кивнул. Он решил загладить свою вину, а заодно блеснуть эрудицией.

— По-моему, нет ничего обидного в словах, сказанных под впечатлением. Просто я хотел уточнить: забудьте слово «тесто». Вы, конечно же, не из этой липкой суспензии сделаны. Это была анафема…

— Метафора, — быстро поправил его Маньякюр.

— Метафора! Да, именно метафора! Если меня до сих пор кто-то не понял — местные девчонки и рядом с вами не валялись…

— Бюргер!

— Вы такой остроумный! — зарделись рыжие бестии, отчего стали еще соблазнительней. — Как вы ловко шутите! Вас зовут Бюргер?

— Да, я Бюргер — национально чист и генетически не модифицирован. А это покоритель морей, парусных дел мастер Маньякюр.

Степан подумал, что Бюргер все-таки не так красноречив, как морской волк.

— Я Лажатэль, — сказала барышня, сидящая рядом с арийцем. И представила свою подругу: — Она Обломиста.

Бюргер и Маньякюр вновь рассыпались в комплиментах, а барышни украдкой переглянулись. Степан вздрогнул, заметив, как их зрачки блеснули алым. По симпатичным лицам скользнула зыбь, будто что-то слегка изменилось на долю секунды в прекрасных чертах. Степану стало жутко до дрожи.

Когда Бюргер с Маньякюром, наконец, умолкли, возникла неловкая пауза. Маньякюр подхватил вилкой креветку, хотел было сунуть ее в рот, но вдруг остановился. С кривой усмешкой пошутил:

— Да что вы нас всё кормите и кормите, милые хозяйки? На убой, что ли, готовите?

Бюргер наморщил лоб, вникая в юмор.

— Может быть, существует способ, с помощью которого я могу отблагодарить вас? — вежливо привстал Маньякюр. — Ужин был великолепен.

Он хотел еще что-то добавить, но Бюргер ухватил его за руку, притянул к себе и громким шепотом спросил:

— Ты уже прямо сейчас им предложишь?

— Что? — поинтересовался Маньякюр. От выпитого вина он начал слегка притормаживать.

— Ну это… заняться любовью. Этим, как его по-научному? Промискуитетом. Во!

Слово крайне развеселило барышень. Они повалились на кровать и картинно задрыгали прелестными ножками.

— Нет, — зло сказал морской волк. — Сначала я сделаю тройное сальто назад.

— Зачем? — искренне удивился Бюргер, переставая улыбаться.

Неизвестно, что бы ответил непонятливому арийцу Маньякюр, но тут с грохотом распахнулась входная дверь и в дом влетел взлохмаченный Эльф.

— Вам грозит опасность, друзья! — крикнул он. — Уходим!

Повисла гнетущая тишина. Степан, боясь пошевелиться, смотрел сквозь протертую дырочку на обескураженных красавиц. У той, которую звали Обломистой, задергался глаз, а Лажатэль откровенно не совладала с эмоциями и сплюнула на пол.

— Слышь ты, спаситель, — вкрадчиво проговорил Маньякюр и повернулся к Эльфу как был, в перевязи с фамильной шпагой на бедре. — Считаю, на фиг, до трех. Если ты за это время успеешь добежать до постельки, уснуть и посмотреть широкоэкранный цветной сон с квадрозвуком, я, может быть, забуду эту попытку саботажа моего досуга. Раз.

— Эльф, — сказал Бюргер, выискивая глазами, во что бы завернуться, кроме своего палантина. — Нам не то чтоб жалко, но два на три не делится.

— Два! — прорычал сатанеющий от выброса гормонов Маньякюр. — Два с чертовой четвертью!

— Вы не понимаете! — всплеснул руками Эльф. — Меня послал Шу. Эти существа из ада. Они были вызваны…

— Хи-хи, — выдавила Обломиста, прикрывая пальцами дергающееся веко. — Этот недоумок — ваш коллега, мистер Маньякюр?

— Практически мертвый коллега, — заверил ее морской волк. Зыркнул единственным глазом на Эльфа. — Два с огромной половиной!

— Их послала Смерть, — трясясь от страха, прогундосил Эльф. — Я всё знаю. Шу по просьбе Кулио еще месяц назад должен был договориться о дружественной встрече с силами тьмы. В день переговоров Шу напился до белой горячки и вместо встречи без галстуков потребовал прислать тамошних девиц легкого поведения. Заявил: иначе, мол, Кулио рассердится! Ну, сами знаете бесцеремонность нашего алконавта, когда он подшофе… А теперь вас собираются убить. За подобное оскорбление Смерть, как правило, убивает.

— Что? — переспросил Бюргер. — Как это… убить?

— Уничтожить физически, — пояснил Эльф. После чего обернулся к барышням и робко попросил: — Давайте всё забудем, ладно? Шу был пьян, и шутка оказалась неудачной. Он через меня шлет искренние извинения. Просит не обижаться. Вы ведь сжалитесь над нами?

— Эльф, тебе крышка! — выдохнул Маньякюр и изящным пинком отправил того на улицу.

Однако Эльф устоял на ногах и, прежде чем морской волк захлопнул за ним дверь, успел выкрикнуть очередные соображения:

— Вас, скорее всего, съедят! Маг сказал, обычно они так и поступают! Сначала кормят, а потом…

— Дамы, извините за причиненные неудобства. Эльф неопытен по части женщин, — поклонился Маньякюр, щелкая замком.

Преображение произошло очень быстро. Степан даже не успел в подробностях разглядеть, как барышни перекинулись в монстров. Когда Маньякюр распрямился после поклона, то перед ним уже стояли два свирепых чудища с уродливыми харями.

— Дамы? — обалдел морской волк.

— Да, — ухмыльнулось нечто, отдаленно напоминающее миловидную Лажатэль, — это мы…

Степан опомниться не успел, как вылетел из пристройки, врезавшись с перепугу в ржавый велосипед и загремев тазами. Он стремглав выскочил на дорогу, собираясь перехватить там Эльфа, но впопыхах едва не угодил под колеса.

Здоровенный мотоцикл с громыхающей коляской затормозил в метре от выставившего руки журналиста. Мотор с урканьем заглох.

— И где враги? — поинтересовался Викинг, ворочаясь на своем железном коне. — Кому тут в глаз дать?

Из коляски вывалился Шу и, цепляясь за спицы бокового колеса, принял вертикальное положение.

— Глянь-ка, это ж гонец наш — Эльф, — сказал он. — В отключке, что ль?

Эльф действительно лежал на обочине без сознания, раскинув руки. Степан хотел подойти и помочь, но Викинг опередил его. Гремя доспехами, бородатый детина слез с мотоцикла и легонько пнул Эльфа. Тот застонал, но глаза так и не открыл.

— Шу, ты и впрямь балда. Нашел кого с уведомлением о беде посылать.

— Да ладно, — махнул рукой Маг. — Живой вроде, только грязный — видать, уже побывал в неравном бою с нечистью.

Викинг не стал больше досаждать приходящему в себя Эльфу. Он вернулся к мотоциклу и нежно погладил по бензобаку.

— Звать зверя «Плавный», — поделился он со Степаном. — Скоро еще движок расточу, фильтр с нулевым сопротивлением поставлю, катафотов понавешаю… Эх и погоняем!

— А на рыбалку на нем тогда можно будет? — насторожившись, спросил Маг.

— Спрашиваешь!

Шу быстро прикинул что-то в уме.

— Так. Значит, берем три… нет… четыре по ноль-пять наливки, закусона, запивчика, пару монашек и на берег Нам-Цо. Ты до завтра успеешь расточить мотор и катафоты привинтить?

Викинг посмотрел на Мага, почесал в затылке и ответил:

— Ну-у, если сегодня весь вечер в гараже проторчать… и Кибби поможет…

— Отлично! — обрадовался Шу. — Когда выступаем?

— А удочки нам не пригодятся? — озадаченно нахмурился Викинг. — Вон, Фантик сетки ставит на озере и еще какие-то снасти у него есть. А ты говоришь, блин, только выпивон и девчонок брать надо.

— Значит, выступаем в пять утра, — твердо сказал Маг. — Поехали скорее в гараж катафоты вешать!

Викинг с сомнением поднял бровь, но в чем подвох, так и не понял. Поправил шлем и согласился:

— Поехали.

Степан уже хотел остановить его, объяснить, что здесь происходит и в какую заваруху втравил всех Шу, как из дома донесся душераздирающий шипящий звук.

Бюргер глухо возвестил из комнаты:

— Не смейте прикасаться к блокноту! Там марки, коллекция!

Викинг с Шу замерли и переглянулись. Эльф наконец открыл глаза и встряхнул головой. Степан поспешил помочь ему подняться.

— А ну-ка лапы прочь от шпаги! Погнете же, изверги! Она фамильная! — донеслось из дома. — Эй-ей! Кашалота мне в трахею! Вы что собираетесь делать?

Шу пошелестел плащом и задумчиво стукнул указательным пальцем Викингу по кирасе.

— Слушай, а ты не помнишь, какого фига мы вообще здесь делаем?

Викинг подвигал челюстью, огляделся и уставился на дверной проем. Его правая рука на ощупь извлекла из-под брезента коляски дрын.

— Зачем же мы сюда приперлись? — наморщил лоб Маг. — Дом какой-то страшный, голоса оттуда до боли знакомые…

Викинг тяжело задышал, сдвинул брови и перехватил дрын поудобнее.

— Ты чего? — вскинулся Шу. — Мы же не собираемся с кем-то драться? Ты имей в виду, у меня мана на нуле.

Викинг молча пошел к крыльцу.

— Эй, груда мозга, ты куда?

Викинг уверенно, словно крейсер, двигался к дому. Степан, убедившись, что Эльф пришел в себя, побежал следом.

— Я здесь… — вдруг Маг осекся. Видно, вспомнил, что они прибыли сюда вызволять друзей из лап чудищ, которых он сам по пьяному делу вызвал из ада. — Ёлки-моталки…

Викинг скрылся в полумраке прихожей. Степан нырнул за ним.

— Я пока мотоцикл осмотрю: сцепление гляну, зазор свечей проверю, уровень масла в картере, — донесся сзади дребезжащий голос Шу. — Эльф, ты туда не суйся, там большие дяди бум-бум. Лучше мне помоги вот эту гайку…

Дальнейшее бормотание Мага Степан уже не слышал.

Викинг, гремя латами, переступил порог, оглядел комнату и осклабился.

— Чему радуешься? — озабоченно спросил Степан, выглядывая из-за его плеча.

— Как чему? — хмыкнул бородатый детина. — Теперь, блин, Кулио точно не отругает старика Викинга за то, что он попусту распускает руки. Сам погляди: придется здесь кое-кого шарахнуть как следует!

Бюргер лежал на столе лицом вверх, сервированный по периметру печеными яблоками и зеленью. Все четыре его конечности были приклепаны к доскам металлическими скобами, изо рта торчали кустики салата, а на причинном месте красовался вареный краб. Глаза арийца выражали крайнюю степень неприязни к кулинарии.

Положение кудрявого ловеласа Маньякюра оказалось еще более пикантным. Он был распят на стене, а между ног стояла фамильная шпага острием вверх. Морской волк вел себя очень смирно: сознавал, что, если веревки вдруг не выдержат и он соскользнет вниз на шпагу… интерес к противоположному полу у него может пропасть навсегда.

А в центре комнаты извивались два исчадия ада. Рослые, жилистые, с мощными бедрами и вислыми сиськами. Из-за спины у них торчали изогнутые рога, ноги заканчивались копытами, а на уродливых головах вместо шипов шевелились пальцы. С каждым выдохом из зубастых ртов вылетали языки пламени и копоть.

— Викинг, — прошептал Маньякюр, увидев друга. — Ты как раз вовремя. Начинай их бить. Только смотрите меня во время драки не заденьте, а то… сам видишь.

Бюргер скосил глаза на Степана, закивал, и кустики салата в его губах задвигались.

— Муа-ха-ха-ха! — зашлось одно из порождений ада, полыхая огнем. — Еще жратва! Хороший будет банкет!

Викинг оценил обстановку, издал боевой клич и со свистом швырнул дрыном в чудище с чертами Обломисты. Оно небрежно поймало дубину зубищами и брезгливо выплюнуло. Прорычало:

— Смешно. А еще оружие есть?

— Я и без оружия сильный, — прогремел Викинг. — Эй, шипастая, а ну-ка живо отпусти моих друзей!

— Ее зовут Обломиста, — подсказал Маньякюр, скосив глаза вниз, на кончик клинка.

— А меня зовут Викинг. Гордый Викинг, — представился бородатый детина и напряг мышцы.

Доспехи загремели на нем, как металлическая чешуя.

— Консерва, — обидно сказала подруга Обломисты, выпуская огромные когти.

— Это Лажатэль, — обронил Маньякюр. — Викинг, когда ты начнешь их бить?

В это время Бюргеру все же удалось выплюнуть зеленые шматки салата. Ариец завертелся на столе и выкрикнул:

— Я подписывался кишки на турбину наматывать, а не на съеденье их отдавать этим суккубам с пальцами на башке! Викинг, сейчас же отклепай меня!

Обломиста и Лажатэль шагнули вперед. Степан выхватил мухобойку и прижался спиной к дверному косяку. А Викинг вышел в центр комнаты и залихватски присвистнул. Видимо, драться он умел только по-деревенски…

Бородатый детина сорвал с головы шлем, жахнул его об пол и с закрытыми глазами понесся на врагов, размахивая ручищами словно мельница.

Обломиста и Лажатэль в первый момент даже слегка растерялись. Лобовая атака могла стать для них роковой, если бы кулаки Викинга достигли цели. Но исчадия ада быстро сориентировались: повернулись боком и разошлись в стороны.

Викинг прогромыхал между ними с грацией локомотива на длинном перегоне. Он с громовым лязгом врезался в стену будуара, едва ее не проломив.

От чудовищного удара пошатнулся весь дом.

Веревки, удерживающие Маньякюра, провисли, и он чуть не сел на шпагу. Единственный глаз морского волка в ужасе расширился.

Степан хотел было помочь, но дорогу загородила Лажатэль.

— Нам хана, — констатировал Бюргер, глядя, как от столкновения со стеной штормит Викинга.

— Вам хана, — кивнула Обломиста, приближаясь к арийцу. — С морды или с пуза?

— Не п-понял… — сглотнул он.

— Разделывать тебя начинать с морды или с пуза?

Степан уже замахнулся, чтобы врезать проклятому чудищу мухобойкой, но тут на бледном лице Бюргера появилась зловещая улыбка.

— Бу-бух, — прошептал он.

Чудища непонимающе переглянулись, Степан проследил за взглядом Бюргера и в последний момент успел различить стремительную атаку Викинга. Бородатый детина, оказывается, и не думал терять концетрацию. Он со всей дури вломил кулаком Обломисте в бок. Она медленно развернулась, ощерилась:

— Муа-ха-х…

Второй удар Викинга сшиб чудище с ног. А напоследок он обрушил на поверженного противника стул. Раздался треск, и обломанный шип отлетел в сторону.

— Ты не мог пораньше начать их дубасить? — сварливо спросил Бюргер, двигая бедрами и пытаясь скинуть с чресел вареного краба. — Обязательно нужно было нервы трепать?

Но радоваться было рано, схватка еще не закончилась.

Лажатэль шагнула в сторону с ловкостью искушенного боксера и приняла защитную позицию. Викинг сначала хотел было повторить атаку в стиле мельницы, но, вспомнив предыдущую неудачу, решил слегка изменить тактику. Он бросился на порождение тьмы, замахав руками в обратную сторону. Такого маневра Лажатэль не ожидала, поэтому пропустила сразу три удара и отлетела в угол, пошатнув дом.

Маньякюр в очередной раз забормотал молитвы.

— Я же предупреждал, что весьма сильный, — сказал Викинг, подбирая шлем и победоносно водружая его на голову.

— Ты самый сильный на свете, — быстро согласился Бюргер, дрыгаясь всем телом. — Отклепай меня, силач.

— Срам-то, блин, какой, — хмыкнул Викинг, глядя, как краб таки свалился с причинного места арийца. — Степан, помогай.

Вместе с бородатым детиной они быстро отковыряли заклепки и освободили Бюргера. Тот вскочил со стола, со злостью расшвырял печеные яблоки и подобрал с пола любимый блокнот с марками.

Погрозил нокаутированным чудищам кулаком.

— Ну что, спекулянт похотливый, — похлопал его по плечу Викинг, — пора домой?

— Мог бы подоспеть и пораньше, телохранитель фигов. Пошли.

Они двинулись к выходу.

— Вы ничего не забыли, двести весел вам в ухо?

Викинг с Бюргером резко обернулись. Но Степан опередил их: он уже спешил к распятому над шпагой Маньякюру. Журналист убрал клинок и, путаясь в узлах, кое-как отвязал морского волка.

В углу заворочалась Обломиста. Пальцы на ее голове зашевелились.

— Уходим! — скомандовал Маньякюр, подбирая камзол и накидывая его на голый торс. — Свидание вслепую провалилось!

Братья выскочили из дома. Степану сейчас хотелось как можно скорее убраться отсюда и рассказать обо всем Кулио. Уж шеф-то придумает что-нибудь!

Шу возился с мотоциклом, а рядом нарезал круги встревоженный Эльф.

— Наконец-то! — захлопал он в ладоши, завидев потрепанных в бою друзей. — Я так за вас волновался!

— О, приветики! — кивнул Маг. — Я смотрю, кое-кому неслабо досталось. А я тут подкрутил кое-что, свечи проверил…

Маньякюр зыркнул на Шу единственным глазом. Буркнул:

— Я сейчас тебе эти свечи знаешь куда ввинчу?

— Ты сначала камзол застегни, — посоветовал Маг. — Палишься.

Морской волк фыркнул и стыдливо запахнулся.

— Нужно мотать отсюда, и побыстрее! — сообщил Викинг, забираясь на водительское место. — Там две такие крали. Смертельно очаровательные.

— Погоня будет? — со знанием дела спросил Маг.

— Будет, — пообещал Викинг, потуже застегивая шлем.

— А этот мотоцикл достаточно мощный? — взволнованно спросил Степан.

— Достаточно. Только места тут мало, — ответил Бюргер и нагло отпихнул журналиста от коляски.

Пока Викинг бацал ногой по рычагу, заводя свой драндулет, Маньякюр вскочил на заднее сиденье, а Степан с арийцем устроили небольшую потасовку за право забраться в коляску поверх Шу.

Мотор завелся, и одновременно раздался оглушительный треск. Степан обернулся: дверь разлетелась в щепу, на крыльце стояли разъяренные Лажатэль и Обломиста. Огненное дыхание чудищ хлобыстало по деревянным обломкам, поджигая их.

Викинг пригнулся к рулю и дал газу.

Братство

Эльф завизжал, цепляясь за Маньякюра. Степан и Бюргер успели запрыгнуть в коляску перегруженного мотоцикла в последний момент. Железный конь взревел и сорвался с места, набирая скорость…

Мотор надрывно ревел, Викинг сквернословил, Эльф жался к хромированному багажнику. Маньякюр щурил от ветра глаз. А трое в коляске трамбовали друг друга, пихаясь локтями.

Мотоцикл шел тяжело, но уверенно. Сзади вздымался столб пыли. Дорога извивалась между горными массивами Тибета, лишь изредка выскакивая на относительно ровную местность, в прохладные долины. Викинг поехал по объездной, потому что прозевал съезд на короткую дорогу к особняку.

Исчадия ада не отставали. Лажатэль и Обломиста держались метрах в пятидесяти позади мотоцикла. Они будто не знали усталости. Отталкивались мощными ногами, ритмично покачиваясь на прямых участках и плавно вписываясь в повороты. Перекинувшиеся барышни то и дело зловеще шипели вслед улепетывающим Братьям.

— Викинг! — позвал Маньякюр, стараясь перекричать шум мотора. Степан навострил уши. — Э, Викинг!

— Ну?

— Можно интимный вопрос?

— Ну валяй! Только если что — я тебя шарахну.

— Я давно хотел спросить: тебе удобно в доспехах на мотоцикле кататься? Ну, в смысле… нигде не натирает?

Викинг задумался на некоторое время, сосредоточившись на опасном вираже. Через минуту ответил:

— Да нет, вроде. У меня стегач хороший.

— Вон оно что, — понимающе крикнул морской волк. — Тогда другое дело. А у меня раньше такой щекотливый момент был — эфес жутко задницу тёр. И главное, я его и так и сяк поверну, и на бок откину, а он, абордажный крюк мне в печень, все равно сползает. И, главное, если б мне кто рассказал, не поверил бы — ну в самом деле: как эфес может натирать задницу? Но так и было. Съезжал каким-то чудным образом и тёр, зараза! Клянусь глазом, Викинг! Никакого терпения не хватало. Хоть шпагу выкидывай! А я ж не могу, она ж фамильная!

Сзади раздалось шипение, и Лажатэль, прибавив ходу, попыталась уцепиться когтями за багажник. Ситуацию спас Шу: высунулся из коляски и принялся колотить по уродливой лапе разводным ключом. Чудище крепко выругалось, вновь отстало. Шу осклабился, показал язык и спрятался за спасительный борт.

Викинг глянул в зеркало заднего вида, понял, что опасность миновала и поддал газу. Крикнул Маньякюру:

— И что, блин, ты придумал?

— Подгузник, — несколько смущенно проорал морской волк.

Викинг приподнял брови и загыгыкал.

— Зря ржешь! — осадил его Маньякюр. — Очень даже практично. Ни капли больше не трёт! Да и вообще — приспособление повышенной утилитарности. Сам подумай, вот приспичило тебе, скажем, где-нибудь в людном месте…

Договорить Маньякюр не успел. Мелькнул знакомый забор, Викинг крутанул руль и протаранил приоткрытые ворота. Одну створку снесло с петель и отбросило на лужайку. Мотоцикл неуправляемым болидом понесся по двору, сшибая утварь и разбросанный крокетный инвентарь.

Метров через двадцать Викинг все же сумел остановить тяжелую машину. Шу и Бюргера выкинуло из коляски как из катапульты. В полете они сдернули с веревки тщательно развешенные трусы Фантика и шлепнулись наземь. Прямо к ногам Кулио.

Двигатель заглох.

Первым опомнился Бюргер. Путаясь в гигантских семейниках изгнанного короля, он поднялся и сбивчиво доложил шефу:

— Там… Знаешь, что там? Мы вместе уже через многое прошли, Кулио! Но такого я никогда не видел. Срочно заделываем ворота, весь арсенал наизготовку! Пехоту на позиции, авиацию в небо! Флот, бластерные пушки, силовой щит, агентуру, систему наблюдения… Минные поля… всеобщую мобилизацию…

Кулио молча выслушивал истерику арийца.

— И вот еще что, — продолжил Бюргер. — Ты давно на нашей планете ошиваешься, у тебя наверняка полно знакомых. Срочно позвони им всем, пусть едут сюда, пусть сообщат своим знакомым, чтоб сарафанное радио заработало. Чтобы целую армию собрать, а то можем не выстоять против этих исчадий ада! Это… это… я не знаю, что это было… Готов помочь финансово, если в разумных пределах…

Кулио внезапно перестал слушать Бюргера и изменился в лице.

— Адова жара, — прошептал он, глядя за спину арийцу.

— Точно! — кивнул Бюргер. — Точно ты подметил! Адова жара.

Кулио ошарашенно поморгал.

— Никогда такого не видел.

— А я тебе о чем толкую! — согласился Бюргер, осторожно оборачиваясь. — Я же не… вру… То есть… Что это значит?

В проломленных воротах стояли Лажатэль и Обломиста. Барышни вновь были в человеческом обличье, и от их полунагой красоты у Кулио аж дыханье сперло. Признаться, и сам Степан при свете дня обалдел от совершенных женских форм. В полутемном доме они казались ему не настолько соблазнительными, зато теперь…

Эльф упал в обморок из ревности. Самурай закрыл глаза: он не мог смотреть, как Инь торжествует над Янем, нарушая равновесие. Киборг запустил программу поиска соответствия фигур по всем имеющимся в его памяти базам данных. Фантик поправил мантию и стыдливо заслонил собой сорванные Бюргером трусы. Даже бобер Куклюмбер непроизвольно застучал по гравию хвостом от волнения.

— Полундра! — обрел дар речи Маньякюр, доставая шпагу. — Свистать всех наверх!

— Ну зачем так шуметь, милый Маньякюр, — проворковала Обломиста, встряхивая копной рыжих волос. Хитро прищурилась. — Вы такой галантный, настоящий благородный флибустьер. А ведь пытались соблазнить невинных созданий?

Самурай открыл глаза и строго посмотрел на Маньякюра.

— Это оборотни! — гаркнул Бюргер.

Лажатэль разочарованно вздохнула. Ее сногсшибательный бюст покачнулся в такт движению. Викинга так пробрало это зрелище, что он закатил глаза и с жестяным грохотом рухнул набок с мотоцикла.

— Ребята, — сказала Лажатэль, — мы слышали про Братство столько загадочных историй. Про небывалые подвиги, приключения, опасности и все такое. Но даже не могли предположить, что у вас так туго с чувством юмора.

Повисла гробовая тишина.

Лажатэль вновь со вздохом развратно качнула бюстом. Пояснила:

— Это же была шутка.

Бюргер долго смотрел на нее, прежде чем еле слышно промолвил:

— Шутка?

— Ну конечно! Конечно, шутка! — воскликнули красавицы. — Неужели вы и впрямь подумали, что мы собрались вас съесть?

Настала очередь Маньякюра закатить глаз.

— Вы руководитель? — спросила Лажатэль, глядя на Кулио.

Тот, немного подумав, кивнул.

— Мы прибыли к Братству как парламентеры. Вы же хотели встретиться со Смертью?

Кулио снова кивнул.

— Собирайтесь. Вас ждут.

— Опачки, — обронил Маг Шу, — сработало.

Лажатэль приосанилась и сверкнула глазами.

— Готовы к аудиенции?

Кулио медленно поднял взгляд с ее лодыжек до лица и хрипло сказал:

— Готовы. Но халатик всё ж запахни.

Глава 11

Ключ на старт

В здании аэровокзала было людно.

Братство отправилось не в тот аэропорт возле Дамжунга, куда прилетел Степан, а куда-то далеко в центральную часть Тибета, южнее Лхасы. Кулио объяснил любопытному журналисту, что в Дамжунге им лучше не появляться, потому что пару лет назад Фантик с Магом Шу, недовольные заказом и качеством пива, разнесли там один ресторанчик. Как оказалось, ресторанчиком этим владел местный авторитет. Фантик с Шу еле успели тогда свалить в родные пенаты, да и то лишь потому, что Викинг с Киборгом прикрывали отход. С тех самых пор Братство, несмотря на всю свою крутизну, старалось не околачиваться в окрестностях Дамжунга. Авторитет тот, возможно, и поостыл за два года, но проверять этого никто не хотел.

Аэропорт гудел, как улей. Тележки, штабелёры, автокары. Грузчики, охранники и таможенники. Мельтешащие пассажиры…

Братство, как выяснил Степан, китайским не владело. Монахи из близлежащих погребов и сосисочной возле их особняка сносно болтали по-русски, чтобы не раздражать Викинга, который до жути не любил «всякой тарабарщины».

— Я так понял, мы влипли, — озадаченно пробормотал Кулио. Билеты-то я по сайту заказал, а вот выход к нужному самолету, чувствую, будем сто лет искать… Блин, хотя бы по-английски продублировали, что ли, свои закорючки, в двадцать первом же веке живем… Самурай?

— Да? — без энтузиазма отозвался ищущий равновесие.

— Можешь с местными объясниться?

— Кулио, я только японский знаю, и тот по слогам. Ити, ни, сан, си… Всё.

— Не канючь, — распорядился Кулио. — Иди спроси, где тут у них рейс на Шереметьево. Скажешь, что лет двадцать назад летал в Москву за сушеными бананами и турецкой джинсой. А вообще, дави на жалость, юли, подобостраствуй, но в меру — не позорь честь организации.

— Почему я-то? — насупился Самурай.

— Ты всю эту их восточную дипломатию знаешь, и рожа у тебя подходящая. Кто-нибудь да поможет. И убери куда-нибудь свою саблю. Ну или хоть в ножны засунь, а то секьюрити уже об нее глаза сломали.

Отправив Самурая на разведку, Кулио повел остальных в одно из многочисленных кафе на втором этаже. По дороге Степан от нечего делать разглядывал скудные залежи парфюма и спиртного в местном дьютифри. Викинг то и дело задевал сучковатой дубиной прохожих, а неисправимые ловеласы — Бюргер и Маньякюр — вовсю заигрывали с Лажатэль и Обломистой, которые в целях конспирации снова приняли человеческий облик.

Обосновавшись в кафе, Братья слегка расслабились.

Шу обнаружил по соседству барную стойку и умотал к ней. Фантик неуклюже расшаркался с официанткой и заказал всё, что было в меню. То есть — абсолютно всё. Стоимость блюд его, очевидно, не волновала.

— Я так понял, в аду с продуктами обычно не фонтан, — объяснил изгнанный король строго посмотревшему на него Кулио. — Кто знает, может, в последний раз так по-царски питаюсь. Перелет опять же. Ты в курсе про потерю калорий при перегрузках?

Эльф и Киборг сели за отдельный столик, заказали светлого пива и принялись болтать в ожидании рейса. Говорили о сверхпроводниках, гей-культуре, вечном конфликте человека и машины: одним словом — о наболевшем. Демократичный Киборг периодически хватал за шиворот проходящих мимо китайцев и деликатно интересовался их мнением по этим вопросам. Его удивляла подвижная мимика и выразительные жесты аборигенов. Незнание языка как-то само собой отошло на второй план. Когда биомеханический громила решал, что человек полностью с ним согласен, он его отпускал.

Некоторые пассажиры после беседы с Киборгом совершали непростительную ошибку: останавливались у барной стойки.

Ой зря…

Там начиналась зона активности Мага.

Шу юаней и баксов на выпивку не жалел — в ход шли все настрелянные у Кулио и других братьев полтахи с червонцами. А острое неодолимое желание напоить и осчастливить всю китайскую нацию, как Маг потом утверждал, возникло спонтанно. «Альтруизм вдруг прошиб», — объяснил он.

Спустя четверть часа в баре веселилась интернациональная компания со всеми атрибутами: русскими застольными песнями, цыганочкой с выходом, кавказскими тостами, расстроенной балалайкой и банкой черной икры.

Шу провел несколько показательных упражнений в магии, после чего барную стойку пришлось залить пеной из огнетушителя. Потом он организовал искрометные конкурсы: кто лучше знает приемы айкидо, скоростное разгибание подков двумя пальцами и приготовление «ерша» дюжиной способов без применения темных сортов пива.

В последнем Маг участвовал самолично. И, как успел заметить Степан, торжественно вручил сам себе приз.

Фантик был, как всегда, обстоятелен. Он по-русски рассказывал группе туристов из Монголии о том, как в детстве мог вылакать ведро пива, а теперь может только половину, потому что ряха в ведро не пролезает. Монгольские семьи сидели на огромных тюках с вещами и слушали изгнанного короля.

Не забывая обильно закусывать, он вещал простолюдинам о тонких аспектах кулинарии.

— Монгольская национальная кухня славится блюдами, приготовленными из молочных и мясных продуктов, а также мучными изделиями, — говорил Фантик, тщательно прожевывая кусок специально переперченного мяса по-французски. — Очень любят жители этой страны блюда из вареной несоленой баранины. Но самое популярное кушанье монгольской народной кухни — пенки. Для их приготовления молоко долгое время кипятят на слабом огне, а потом остужают. Когда остынет толстый слой пенок, их осторожно снимают лопаточкой и выкладывают на деревянное блюдо. Сворачивают вдвое, корочкой наружу, немного сушат и подают к чаю.

Маленький монгольский мальчик сглотнул и уставился на Фантика с еще большим интересом.

— Также в Монголии существуют и блюда, известные только в этой стране, — продолжил Фантик. — Например, борцог. Это куски мелко нарезанного теста, обжаренные в бараньем жире или масле. Или хальмаг — смесь пенок и муки. Пирожки с начинкой из сырого мяса. А вот любимый напиток в Монголии — чай с молоком, маслом или салом. А иногда и с солью.

Монгольский мальчик подошел к Фантику и потянул его за полу мантии, делая ручкой просящий жест и лепеча что-то на своем языке.

Фантик удивленно посмотрел на него и почесал складку второго подбородка. Мальчик продолжал загребать ладошкой воздух. Изгнанный король непонимающе пожал плечами и обернулся к Кулио.

— Пожрать ему дай, — сердито сказал тот и сплюнул в пепельницу абрикосовую косточку.

— А-а… — протянул Фантик. — А чего он сразу-то не попросил?

— Он монгол, — буркнул Кулио.

— Кто монгол? — повел бровью Фантик.

Кулио поднял на него взгляд и злобно прохрипел:

— Ты!

Изгнанный король озадаченно посмотрел на шефа и протянул мальчонке леденец на палочке.

Время шло, а Самурая всё не было.

Викинг передал поводок, на котором сидел бобер, журналисту и пошел бродить вдоль павильонов дьютифри. Он кривлялся и ворчал на покупателей косметики. Степан знал, что бородатого детину раздражают те чистюли, что мажут себя всякими кремами и благоухают, словно поле ландышей.

Кулио нервничал, потягивал пивко, то и дело поглядывал на часы. Рядом с ним сидели Лажатэль и Обломиста, тихонько перешептываясь о чем-то. Их бюсты, упруго стянутые голубыми топиками, притягивали взгляд не только Степана, но и дюжины зевак. Правда, подходить к барышням никто не решался: отпугивало соседство Киборга и Эльфа.

Наконец Кулио встал и распорядился:

— Стёпа, сходи-ка за Самураем. А то рейс пропустим.

— Я? — изумился Степан.

— Ты тут у нас самый начитанный. В случае чего, поможешь.

— Но, я же…

— Куклюмбера ни на шаг от себя не отпускай: не должна эта шкура во второй раз уйти, а то натворит дел. Держи на коротком поводке. Можешь даже намордник нацепить, если хочешь. Мне, конечно, не нравится ваша затюканная планета, но такой бобровой подставы я ей не желаю. Чего рот раззявил? Шагом м-марш!

Степан шепотом попросил Куклюмбера не перечить и потянул за собой поводок. Бобер собрался было упереться, но потом, видимо, что-то про себя решил и, ехидно ухмыльнувшись, потрусил за журналистом.

Самурая они нашли возле одной из справочных. Как раз подходила его очередь.

— О, давай, — обрадовался Самурай, увидев журналиста, — спроси у этой справочницы, откуда стартует наш пепелац. Если хочешь, можешь пригласить ее лететь с нами. Не исключено, что Кулио позволит. У тебя когда-нибудь была женщина?

— По-настоящему? — моргнул Степан, умом понимая, что Самурай просто заговаривает ему зубы, чтобы перекинуть ответственность.

— Нет, ёлки-моталки, понарошку! Ну конечно же, по-настоящему! С кожаными плетками и в наручниках.

— Нет, — смущенно пробормотал Степан. — В наручниках не было.

Он повернулся к окошку справочной и завороженно уставился в узкие щелочки глаз китаянки. Сотрудница местного аэропорта была по-своему мила.

— Гляди, — прошептал Самурай ему в самое ухо. — Вот она, реальная восточная красота. Я бы и сам поухаживал, вот только обещал себе: пока не почувствую равновесие и истину не постигну — никакого плотского удовольствия.

— Что мне ей сказать? — глупо улыбаясь, спросил Степан. — Я ж китайским не владею…

— Я тоже, — пожал плечами Самурай. — Пойду пока толпу пошугаю, а то скучно.

С этими словами он действительно принялся оттеснять начавшую было роптать очередь. Пассажиры ворчали, но косились на ножны и отступали.

Степан остался один на один с сотрудницей справочной. У девушки, очевидно, было ангельское терпение: до сих пор она не издала ни единого звука. Степану оставалось только заговорить с ней…

— Теряешься? — поинтересовался Куклюмбер.

Степан посмотрел на бобра сверху вниз.

— Издеваешься?

— А мне неоновые лампочки жуть как нравятся, — сообщил Куклюмбер и принялся разглядывать рекламный щит с изображением рисового пудинга.

Самурай все-таки расчехлил саблю и без особого фанатизма принялся ей размахивать, отвлекая пассажиров и примкнувших к ним полицейских. Обстановка накалялась.

А восточная красавица глазом не моргнула, а если и моргнула, то это осталось незамеченным, потому что щелочки между веками были уж очень узки. Она даже бровью не повела. Будто каждый день видела перед своим окошком застенчивых журналистов с говорящими бобрами.

— Ду ю спик инглиш? — попытался завязать разговор Степан.

Справочница виновато покачала головой и показала на соседнее окошко, у которого было вообще не протолкнуться. Оказывается, Самурай занял не ту очередь…

Через минуту Степан исчерпал все свои лингвистические познания и выяснил, что девушка не говорит ни на каком языке мира, кроме родного. Китайского.

— Как дела? — спросил Самурай, сдерживая наседающую толпу. — Знаешь, а задорные тут ребята. Вон очередь в другие справочные, их тут штук десять. Мы же всего одну заняли — чего они ко мне лезут, интересно? Вот привязались…

Степан сердито посмотрел на него, но ничего не сказал. Легонько дернул поводок и попросил:

— Куклюмбер, спасай.

Бобер цыкнул зубом.

— Герой, блин, с дырой, — со вздохом сказал он. — Э-эх, молодняк. Не мне плотины ваять надо, а тебе. Ну-ка, вознеси меня на должный уровень. Осторожней, шерсть не помни: только сегодня феном уложил.

Степан обрадовался. Взял тяжелого бобра под лапы, поднес к справочной и не без труда водрузил на подоконник. Девушка вздрогнула.

Но Куклюмбер не дал ей толком растеряться. Подбоченился и… заговорил на китайском!

Девушка сначала слушала его с недоверием, но потом улыбнулась и тоже непринужденно защебетала. А после нескольких фраз она нежно почесала Куклюмбера за ухом.

Степан хотел было посоветовать бобру поскорее узнать номер выхода к самолету на Москву, но в толпе началась суматоха, и ему пришлось отвлечься. Самурай распихал полицейских и выскочил на свободное пространство.

— Тикаем! — крикнул он Степану. — Я только саблю достал, как они набросились… Заметь, я лишь вполсилы одному по заднице плашмя дал, а он, кажется, обиделся и вызвал подкрепление.

— А как же наш рейс? — испуганно озираясь, спросил Степан.

Самурай со звоном отбил саблей запущенный в него металлоискатель, поправил очки и бросил через плечо:

— Да ладно, сейчас в любой аэроплан вломимся и скажем, чтобы летели в Москву. Если что, пригрозим Викингом!

— Это же преступление!

— Какое на фиг преступление! — рявкнул Самурай. — Нам же очень надо! Так пилоту и объясним! Что он, без души?

Степан не нашел, что возразить на такой мощный аргумент.

— Ё-мое! — обозлился Куклюмбер, высовываясь из окошка. — Только начнешь нормально флиртовать с девчонкой, обязательно перестрелка какая-нибудь завязывается. Слышь, ты, как тебя… Самурай, ты не мог полчасика подождать, а? Почти на свиданку уломал ведь…

«А он такой же баламут, как хозяин», — подумал Степан, помогая бобру спрыгнуть на пол. Вслух же спросил:

— Она согласилась на свидание с тобой?

— Нет, молодняк, с тобой! — съязвил Куклюмбер и припустил за улепетывающим Самураем во весь опор.

Поводок сильно дернулся в руке Степана, и он ломанулся следом. Когда они нагнали Самурая, бобер крикнул:

— Рулим к кафешке!

Самурай кивнул, не сбавляя хода. На втором этаже они протаранили ограждение и вломились на фудкорт, расталкивая шарахающихся пассажиров. Степан еле поспевал за бобром, который оказался очень шустрым.

Кулио поднялся навстречу, и Куклюмбер гаркнул:

— Пятый гейт, раздолбаи!

— От кого бежим? — деловито спросил шеф, давая пинка прикорнувшему под барной стойкой Магу.

— От полиции, — признался Самурай, оглядываясь. — Потом объясню…

В зал с грохотом ворвались несколько штурмовиков в полном обмундировании.

— Гляжу, успели навыпендриваться, — вздохнул Кулио и скомандовал: — А ну-ка, барышни! Поднажали!

Лажатэль и Обломиста вскочили и подозрительно уставились на него.

— Я вообще-то к своим обращался, — хмыкнул Кулио, оттаскивая Фантика от запеканки, — но вас это тоже касается! Чего смотрим, красавицы? Оп-оп, поскакали!

К тому времени, как Братство добежало до пятого выхода, туда уже подтянули солидные силы: вооруженную группу захвата, роботов-саперов, антитеррористическое подразделение. Посадку, разумеется, задержали.

— Мистер Кулио?

Кулио обернулся. Возле него стоял импозантный мужчина в дорогом костюме.

— Я говорю по-русски и по-английски, — продолжил мужчина. Показал на Самурая: — Этот мистер пронес в стерильную зону незарегистрированное холодное оружие. И угрожал полицейским при исполнении ими служебных обязанностей.

— Правда, что ль? — сыграл в дурачка Кулио.

— Так и есть. На вполне законное требование предъявить документы он отреагировал неадекватно: стал размахивать саблей и обзываться.

— И чего? — бравурно встрял в разговор Маньякюр. — У меня вот тоже есть шпага фамильная. И никаких на нее бумажек. Повяжете?

— Боюсь, мне придется вас всех задержать, — нахмурился мужчина и дал знак группе захвата.

Штурмовики бросились было исполнять приказ, но Обломиста легким движением руки выставила перед ними стену огня. Пламя полыхнуло метра на три вверх и разлетелось огненными брызгами по всему залу ожидания. Бойцам повезло, что они были в бронежилетах и шлемах с забралами из крепкого стекла, иначе без ожогов не обошлось бы. Толпа зевак загомонила по ту сторону выставленных заграждений.

— А что, козырно, когда нечисть в твоей команде, — хмыкнул Бюргер.

— Сам нечисть, — огрызнулась Обломиста, тряхнув рыжими кудрями. — Я дважды в день моюсь.

— Что здесь происходит? — обалдело выкрикнул импозантный мужчина, пятясь и сбивая огонь с рукава.

— Мы летим в Москву, — объяснил ему Кулио, благодарно кивая Обломисте. — Тут наш рейс задерживают. Разберешься?

— Вы нарушаете…

Договорить он не успел. Лажатэль изящно изогнулась и выплюнула ему под ноги целую струю черных жуков. Скарабеи с противным хрустом сыпанули в стороны, заставив бедного переговорщика подскочить и броситься к ограждению.

Штурмовики не приближались, но взяли автоматы наизготовку и в любой момент могли открыть огонь. Под прицелом двух десятков стволов Степану стало очень неуютно и он машинально шагнул за спину Киборга. Бобер юркнул следом.

— Так мы пойдем? — спросил Кулио, уже откровенно издеваясь над мужиком в костюме. — Или посадка все еще откладывается?

Мужик подскочил к командиру штурмовиков и махнул рукой. Зал наполнился грохотом выстрелов и испуганными криками пассажиров. Град пуль обрушился на Братство, но беспокоиться было не о чем. Свинцовые «пчёлы» с гудящим звуком останавливались в нескольких шагах от выставившей обе руки Обломисты и замирали в воздухе как в янтаре.

— Ладно, хорош, — скомандовал Кулио, отодвигая замершего в ступоре таможенника. — Живо все на выход!

— Можно я возьму пару китайцев? — попросил Шу. — Я научу их пить, они научат других, и начнется цепная реакция… Жалко ведь нацию: совершенно беспомощна в этом вопросе. Ну можно, ну пожалуйста, ну Кулио?

Обломиста странно на него посмотрела и презрительно фыркнула. От Степана не укрылось и то, что в ответ на это Маг тоже зыркнул на нее исподлобья и отвернулся.

— Отставить вербовку китайцев, — сурово распорядился Кулио, подгоняя Братство к гейту. — Нам международные конфликты не нужны, и так запалились на всю катушку… Фантик, не отставай! Викинг, перестань ломать эскалатор! Бюргер, а ну положи огнетушитель на место, он тут еще понадобится! Где выход? Киборг, где выход из этой кишки?

— Прямо. Налево.

— А, вижу. Ну-ка, за мной!

Степан подхватил бобра и побежал за шефом по переходу к самолету. Возле гермодвери перепуганные стюардессы подняли руки вверх и прижались к стенам.

— Э, вы чего, — успокоил их Маньякюр, — мы ж вас не грабим! Заходите-ка скорее внутрь, милахи. И отдавайте швартовы!

Стюардессы дернули в нутро самолета и хотели было запереть дверь, но Викинг подпер ее плечом и буркнул:

— Не все еще на борту, торопыги.

Степан зашел в тамбур и собрался повернуть направо, в эконом-класс, но Бюргер покрутил пальцем у виска.

— Еще в багажное отделение себя сдай, Стёпик-попик.

Ариец нагло распахнул занавески в салон бизнес-класса и поинтересовался:

— На Москву рейс?

— Да-да, а куда ж еще, — радостно кивнула женщина в крайнем кресле, но заметила Самурая с саблей и, охнув, лишилась чувств.

За Бюргером показался Кулио. Кособоко расшаркался и заявил:

— Пардон, что задержали вас. Звери какие-то на таможне работают, никакого проходу не дают невинным гражданам, честное слово. Замечал я за землянами такое, бывает. Курить-то где можно? Молчите? То есть — где угодно, что ли? Ну и отлично. Хорошо тут у вас, тихо.

Кулио уселся на свободное место и достал из кармана сигару. В кругляшок иллюминатора было видно, как по бетонному полю аэродрома к самолету едет вереница военных джипов.

— Всем приветики! — радостно провозгласил Шу, вваливаясь в салон. — В полете по правилам предлагают выпить… Надеюсь, полетим мягко — а то у меня в этом плане желудок слабоват. Где дежурная стюардесса?

— А ужин будет? — деловито поинтересовался изгнанный король, волоча за собой объемистый рюкзак. Он успел прихватить из кафе кое-какую провизию про запас. — Эй, товарищ, я спрашиваю, как тут у вас насчет перекусить?

Китаец, к которому он обратился, растерялся. Натянуто улыбнулся, непонимающе пожал плечами и, на всякий случай, робко протянул Фантику свой нераспечатанный сэндвич.

— Уважаю, — кивнул король, проворно разворачивая бутерброд. — Меня Фантиком звать. Если что, обращайся.

Он поволок свой рюкзак со стратегическими запасами дальше по проходу, а китаец поглядел на красную мантию и озадаченно поморгал.

— Россия снова монархия? — на ломаном русском спросил он у Степана.

— Пока нет, — покачал головой Степан. — Но в будущем родины я уже не уверен.

Бюргер умыкнул из незапертой аптечки пару упаковок анальгина и, как ни в чем не бывало, уселся рядом с Самураем.

Через минуту все Братство было в сборе. Последним вошел Киборг. Сверкнул багряным оком из-под темных очков, с грохотом задраил люк и прокомментировал:

— Мощные. Джипы. Подогнали. Молодцы.

— Да, неплохо работают, — отметил Викинг, глядя в иллюминатор, и поскреб бороду. — В принципе, слаженно. Но все равно заметно отсутствие чуткой руководящей руки. Строй развалить, и побегут.

— Я бы зашел с флангов, оттянул на себя основные силы противника, а потом решительно контратаковал, — поделился стратегией Маньякюр.

— Ну, конечно, панфиловец, — откликнулся Бюргер. — С флангов, ага. Тут только грудью на амбразуру! А иначе свои же арестуют и кровавой гэбне сдадут! Знаешь, как там допросы проводят? С применением высокотемпературных устройств типа «утюг». Тут все еще коммунизм, если ты не в курсе.

Маньякюр задумчиво почесал в затылке и подмигнул Бюргеру. Тот мигнул в ответ и обратил внимание Эльфа на танк, стоявший вдалеке:

— Эльф, надо бы тебя под гусеницы бросить, чтобы хоть чуть-чуть задержать врага.

— Кому под г-гус-сеницы? — захныкал Эльф, вжимаясь в кресло.

— Танку, — пожал плечами Бюргер.

— Ну что, старина, — сказал Маньякюр, сдерживая улыбку, — кишки на турбину, а?

— Ку-у-улио! Они опять начинают! — плаксиво наябедничал Эльф. — Скажи им!

— Да ладно тебе, мог бы и броситься разок, — осклабился Кулио. Перехватил одуревший взгляд Эльфа и поспешил его успокоить: — Расслабься. Стебусь я. Ну-ка глянь, там трап убрали?

Эльф облегченно выдохнул и прильнул к иллюминатору. Бросил через плечо:

— Ага, Кулио, убрали. Только не трап, а гофрированную штуковину какую-то…

— Трап, шланг — какая хрен разница, — отмахнулся Кулио и велел: — Кибби, давай команду на взлет, пока эти паникеры сюда всю китайскую армию не согнали.

Киборг кивнул. Подошел к двери в кабину пилотов, долбанул в нее несколько раз, проминая сталь, и провозгласил:

— Ключ. На. Старт.

Глава 12

Мягкая посадка

Сперва пилоты напрочь отказались не только поднимать самолет в воздух, но и открывать кабину. Киборг был упрям и непреклонен. Выбив дверь, он лаконично им объяснил, что лайнер вовсе не захвачен террористами. Просто на таможне возникли трудности перевода.

Командир экипажа улыбался, кивал и бойко тараторил с диспетчером по рации до тех пор, пока Киборг не вздохнул и не расплавил приемник выстрелом из пистолета-бластера.

Экипаж моментально стал сговорчивей. Командир вывел машину на взлетную полосу и уже готов был врубить форсаж, как в кабину вломился Шу и без предисловий облевал второго пилота с головы до ног.

— Перегрузочная отрыжка, — пожаловался он, утомленно облокотившись на приборную панель.

— Мы пока на месте стоим, — хмыкнул Бюргер.

— У меня организм чуткий, — пояснил Маг. — Всё заранее планирует.

— Взлетайте, — сказал Киборг.

— Флай эз зе бёрд, — перевел Эльф и помахал руками на манер крыльев.

Командир экипажа затравленно кивнул и жестом попросил всех вернуться на свои места. Шу долго упирался, доказывал, что в пристегнутом состоянии его еще мощней укачивает, но Киборг впихнул Мага в кресло и щелкнул пряжкой ремня.

— Я предупреждал, — сглотнул Шу и побледнел как простыня.

Самолет набрал скорость и, наконец, оторвался от тибетской земли. Не успел пилот толком набрать высоту, как по бокам пристроились два истребителя, но никаких активных действий они не предпринимали. Просто эскортировали лайнер.

Степан сунул в рот барбариску.

На соседнем ряду Кулио отвалил спинку кресла, нацепил на глаза специальную повязку и собрался было вздремнуть, но рядом плюхнулся Викинг. Воинственно громыхнул доспехами, провозгласил:

— А знаешь, надо было задержаться. И вломить этим зазнайкам по первое число. Видал, блин, сколько они джипов нагнали? Не, я ничего не имею против китайцев лично, но уж больно они шустрые и обидчивые. Невоспитанные… Кулио! Да не спи ты!

Кулио демонстративно захрапел, пассажиры, которые не побоялись остаться в салоне бизнес-класса, с интересом уставились на бородатого детину. Китаец, поделившийся с Фантиком сэндвичем, достал крошечный фотоаппарат и сделал кадр на память.

— Зря ты звездишься, Кулио, — обиженно заявил Викинг, надвинув шлем на лоб. — Вон народ как прётся, а ты морду воротишь.

Кулио захрапел громче.

— Ах так? Ну ладно, блин! Ты у меня все равно фиг поспишь, — заверил Викинг и начал снимать видавшую виды кожаную обувь.

Запахло так, что Степан сначала решил, что кто-то брызнул из перцового баллончика. Журналист культурно прикрыл нос платком.

Маньякюр зажмурил единственный глаз, чтобы тот не слезился. Кулио сморщился. Попытался отвесить Викингу подзатыльник, но попал рукой по шлему и чертыхнулся от боли. Киборг выдвинул заслонки в ноздрях и прикрыл обонятельные рецепторы. Сидевший неподалеку Эльф зажал нос двумя пальцами и как бы невзначай кинулся на колени симпатичному тинейджеру, забормотав: «А вот ты не бойся, а это бывает… Главное без паники! Пока я с тобой, Викинга можешь не страшиться».

— Позвольте, — возмутилась мамаша тинейджера. — Что это за вша болотная? Безобразие!

Куклюмбер высунул голову из-за плеча Степана и объяснил:

— Что вы, дамочка, это не вша, это натуральный эльфийский ненатурал. И вообще, в жизни надо попробовать всё, поэтому, если они оба внезапно попросятся в сортир, — смиритесь.

Женщина обалдело уставилась на бобра, потеряв дар речи.

— Впрочем, не парьтесь, мамаша, — успокоил Куклюмбер. — Сортир все равно толстый король занял. Это надолго.

Из-за двери туалета раздался оглушительный звук, похожий на треск парашютной ткани. Одновременно с этим лайнер ушел вниз и качнулся в глубокой воздушной яме. Мага с оттяжкой вывернуло в бумажный пакет, он непроизвольно взмахнул рукой, спровоцировав магический выброс. Сиреневая нить сорвалась с кончика его пальца и полоснула по обшивке. Возле иллюминатора образовалась крошечная трещина. В салон задула несильная, но холодная струйка воздуха.

Фантик вывалился из сортира и проворчал:

— Дурацкие бутеры.

Степан повернулся к Самураю, который сидел рядом с ним и мечтательно смотрел сквозь двойное стекло в голубую даль неба над облаками. Ножны его парадной сабли торчали между креслами и утыкались в грудь пассажиру, сидящему сзади.

— Тебе страшно? — спросил Степан.

— Не боюсь высоты, — покачал головой Самурай.

— Я не про высоту. Я говорю о цели нашего путешествия.

Самурай отвел взгляд от белоснежных нагромождений облаков.

— В аэропорту ты довольно смело втюхал бобра в окошко справочной и разрулил ситуацию. Я стал гордиться тобой. А сейчас чувствую на твоем сердце печать страха.

— Мы летим в гости к самой Смерти, — передернул плечами Степан. — Мне как-то не по себе.

— Все двойственно, друг мой, — поучительно заметил Самурай, вновь отворачиваясь к иллюминатору. — Если есть жизнь, почему бы не быть смерти? И кто знает, может быть, на том свете не так уж плохо.

— Оттуда же никто не возвращался, — прошептал Степан, чувствуя, как по спине поползли мурашки.

— Вот именно, — вздохнул Самурай. — Задумайся.

Степан задумался.

— И вообще, — продолжил Самурай минутой позже. — Скажи, Стёп, что, по-твоему, жизнь, раз уж мы затронули эту скользкую тему?

— М-м-м, — протянул журналист. — Э-э… Это когда ты живешь, воспроизводишь себе подобных, людям радость приносишь — и так далее.

— Людям радость, людям радость, — беззлобно передразнил его Самурай. — Тебя что, не учили образами мыслить? Почитай хотя бы научные труды Бодуэна де Куртенэ. Журналист, ёлки-моталки.

— Ну…

— Вот тебе и «ну». А я считаю, что жизнь похожа на кинопленку, — грустно улыбнулся Самурай. — Когда кончается фильм, механик достает ее из аппарата, кладет бобину в сейф, а затем выключает свет во всем кинотеатре и идет домой, где жена ему приготовила вкусный ужин.

Самурай пристально посмотрел на Степана. Тот сообразил, что нужно высказать какое-то мнение. Однако придумать ничего не смог и виновато пожал плечами.

— М-да, — огорчился Самурай. — Духовно ты, несомненно, растешь, Стёп, но темпы оставляют желать лучшего.

— Я не понял сравнения с кино, — признался Степан.

— Ешкин кот, да чего ж тут непонятного? — в разговор вмешался Куклюмбер. Он намотал на лапу поводок и сообщил: — Самураю нравятся пустые и темные кинотеатры. Возможно, именно там он впервые познал прелесть плотских утех.

— У меня обед, вообще-то, — Самурай поправил очки и уставился в окно, теребя клинышек бородки.

— А у меня ужин, — воскликнул Фантик, толком не расслышав сути беседы. — Стюардесса, милочка, велите подавать к столу.

Небо за иллюминатором между тем нахмурилось. Вдалеке на фоне безобидных молочных облаков проглянули темные тучи. По всей видимости, самолет входил в грозовой фронт.

Степан забрался в кресло с ногами и попытался задремать, чтобы отогнать нахлынувшие эмоции. Но сон не шел.

Куклюмбер распустил поводок и ушел помогать Магу латать иллюминатор. Сам бобер, как заметил Степан, ни шиша не делал, зато давал чрезвычайно много ценных советов.

В соседнем ряду храпел Кулио. Бюргеру досталось место рядом с раввином в шляпе, из-под которой свисали гигантские пейсы. Маньякюр играл с Лажатэль в карты на раздевание, уже успев скинуть шпагу, перевязь и сапоги. Эльф сидел рядом с молчаливым тинейджером и его мамашей, которая более-менее оклемалась от встречи с говорящим бобром…

Степан проворочался в удобном кресле четверть часа, но уснуть так и не удалось. Тогда он сунул в рот еще одну барбариску и принялся наблюдать за тем, что происходит вокруг.

Шу, как выяснилось, времени даром не терял. Под предлогом борьбы с перегрузочной тошнотой он наколдовал несколько бутылей с брагой и в короткие сроки споил пол-экипажа, включая командира и облеванного второго пилота.

— Лайф из лайф, — завел песню Шу, прищелкивая пальцами, — лала-лалала! Лайф из лайф…

Ситуация стремительно выходила из-под контроля.

Уже никто не защищал стюардесс, отчаянно отбивавшихся от притязаний раздухарившегося Маньякюра и циничного Куклюмбера. Никто не управлял самолетом, который медленно, но верно сбивался с курса и шел в самый эпицентр грозы, закладывая плавные виражи под испуганные всхлипы пассажиров.

Степан решил, что пора будить шефа.

— Кулио, вставай, — потряс он его за плечо. — Тут внештатное, так сказать, положение возникло.

— Ох-ё, — проворчал Кулио спросонья, — ты лучше вспомни, когда с этими охламонами что-то штатное было… Ну, чего опять натворили?

Степан развел руками: мол, вот, сам полюбуйся. Самолет кидало из стороны в сторону, как щепку в бурном потоке. По проходам катались тележки с напитками, перепуганные пассажиры вжимали головы в плечи.

— Товарищи иудеи! — попытался спасти ситуацию Бюргер. — Вы — великая нация…

— Я тут, в общем-то, один, — сглотнув, сказал раввин.

— Да, но ты настолько велик, что не помещаешься в нашем скромном дирижабле, — с этими словами Бюргер ловко вытащил еврея из кресла и подтолкнул его к выходу. — Я уверен, бог не оставит тебя в любую погоду. Нужно просто верить. А я не сомневаюсь, что ты этим занимаешься регулярно, не то что я.

В салоне поднялся страшный ор. Выходка Бюргера сработала как спусковой механизм в будильнике с натянутой пружиной. Пассажиры вскочили, замахали руками и зазвенели на разных языках. С огромным трудом Кулио и Викингу удалось рассадить всех по местам.

— Коллеги по несчастью! Компадрес! Я — Кулио длан Легласик. Даю вам гарантию: никто не пострадает. Мои люди — это самое настоящее передвижное МЧС. Сидите спокойно и хватит так верещать, а то уши закладывает!

Пассажиры немного угомонились и прислушались к ободрительной речи Кулио, но в этот момент из тамбура раздался скрежет и завывание. Потянуло холодным воздухом, из панелей по всему салону автоматически вывалились кислородные маски. Шторку отмахнуло сквозняком, и перед всеми предстала довольная физиономия Бюргера, запирающего аварийный люк.

Кулио велел Викингу последить за салоном, а сам двинулся в тамбур. Степан выбрался из кресла и юркнул следом, чтобы не пропустить сцену.

Кулио подошел к Бюргеру, взял того за отвороты и сурово спросил:

— Ты что, совсем свихнулся, шовинюга?

Бюргер насупился, но промолчал.

— Не, ты вконец одурел! — взорвался Кулио. — Все-таки вышвырнул бедного еврея?

Ариец засопел и попытался высвободиться из сильных рук Кулио, но тот еще крепче встряхнул его и рявкнул:

— Уволю!

— Я «по собственному» не подпишу, имей в виду…

— Поговори мне еще, поганец.

Кулио подволок брыкающегося Бюргера к люку, откупорил засов и подставил арийца под тугой поток воздуха, бешено ворвавшийся внутрь самолета. Степан на всякий случай ухватился за поручень.

— Признаёшься, балласт? — угрожающе прошипел Кулио.

Бюргер совершил последнюю попытку вырваться, покосился на ревущий мрак за шлюзом и проорал:

— Да не выбрасывал я никого! Этот… с пейсами… в эконом-класс слинял. А я несколько огнетушителей за борт пошвырял… Хорошо хоть в турбины не угодили.

Кулио поднял брови и удивленно посмотрел на Бюргера. Захлопнул люк.

— А чего ж ты мне сразу не сказал?

Бюргер шмыгнул носом. Вздохнул:

— Стыдно мне.

— За что? — Кулио глядел на него с искренним непониманием. — Что-то я не вдупляю.

— Пожалел я этого раввина… Все собственные принципы угробил! Чтоб ему пусто было.

Кулио буравил взглядом Бюргера в течение доброй минуты, пытаясь высмотреть издевку на его лице. Но тот лишь сопел и отводил глаза.

— Ну ты и придурок, — оскалился наконец Кулио. — Стыдно ему, надо же…

За иллюминатором сверкнуло.

Бдыщ!

Самолет упал на левое крыло, и Степан поблагодарил судьбу, что догадался зацепиться за поручень. Кулио с Бюргером грохнулись на пол. Пассажиры истошно завопили, стараясь удержаться на своих местах. Куклюмбер со страху врезал хвостом по ляжке Фантику. Король ойкнул и, потеряв равновесие, завалился в проход.

Степан, придерживаясь за спинки кресел, вернулся в салон.

— С курса, похоже, основательно сбились, — бодро доложил Самурай, вглядываясь во мглу за иллюминатором. — Приближаемся к поверхности океана. Кибби, какая у нас скорость?

— Семьсот. Пятьдесят. Четыре. Километра. В час.

— Шустро идем. — Самурай на всякий случай проверил ремень ножен. — Я начинаю немного беспокоиться за сохранность наших бренных тел.

— Вот и выпей с пацанами, пока цел, — почти в рифму предложил Шу, перешагивая через Фантика.

— Всё, достал, — сурово выдохнул Викинг.

Он схватил Мага за шиворот и затолкал в сортир, предварительно вытащив оттуда Куклюмбера и какую-то пышногрудую негритянку. Бобер растерянно зажмурился от света и спросил:

— А что, вечеринка уже кончилась?

— Милые дамы, — обратился вернувшийся из тамбура Кулио к Лажатэль и Обломисте. — Насколько я понимаю, встреча с вашим боссом произойдет чуть раньше, чем планировалось. Объясняю. Сейчас как жахнемся брюхом о воду, и хана нам.

— Это нехорошо, — Лажатэль зевнула. — Братство внесли в рабочий график лишь на среду: очередь плотная. К тому же вас ждут со служебного входа, но никак не с парадного. Как же быть? Подождите-ка, попробую связаться с нашим секретариатом.

Смартфон долго выплевывал монотонные гудки, на том конце никто не отвечал. Когда Эльф уже скуксил физиономию и собрался капитально разреветься, вызов, наконец, прошел. Лажатэль принялась балаболить в трубку на непонятном языке. Потом она умолкла, выслушала невидимого собеседника и властно прикрикнула на него. Дала отбой.

— Сейчас подоспеют ребята из хозотдела. Обещали помочь с самолетом. Сначала ни в какую не соглашались: мол, работы у них там невпроворот. Пришлось надавить. По должности им не положено мне перечить. К сожалению, только среда, как и планировалось. У босса очень жесткий график.

— Ой, да вы знаете, мы и не торопимся, — заверил ее Фантик. — Среда так среда, куда нам раньше-то.

— Триста. Метров. До. Столкновения, — доложил Киборг. — Критическая. Опасность.

Несчастные пассажиры еще сильнее вжались в спинки кресел и запричитали. Лажатэль нервно посмотрела на часы и сказала:

— Вечно задерживаются. Эти бездельники из хозо только за получкой раньше других приходят. А как делом заняться, так тормозят.

Из сортира донеслась невнятная брань Шу. Кулио закурил сигару. Степан прильнул к иллюминатору и постарался разглядеть темные контуры поверхности. Кажется, океан остался позади, а внизу потянулись густые джунгли.

Лайнер чиркнул брюхом по верхушкам деревьев.

— Не понос, так золотуха, — подмигнул Маньякюр стюардессе. — У нас еще есть время, милаха.

Стюардесса хлопнула ресницами, а стоявшая рядом Лажатэль ревниво поджала губы и влепила морскому волку звонкую пощечину.

— Спасаем мы спасаем эту планету, — обиделся Маньякюр, потирая щеку. — И никакого уважения.

— Нам-то как раз ваше спасение во вред, — гневно сказала Лажатэль, отворачиваясь. Вдруг она прищурилась и воскликнула: — Вот они! Приперлись, лентяи!

За бортом замелькали призрачно-черные тени. Они двигались все быстрее и быстрее, окружая лайнер со всех сторон, обволакивая сплошным коконом мрака. Несколько пассажиров при виде этой душераздирающей картины потеряли сознание. Киборг проверил энергозапас пистолета, Эльф прижался к тинейджеру, а Викинг крепче перехватил дрын.

Но беспокоились Братья зря: не произошло ничего страшного. Когда тени окутали самолет объемной сферой, он плавно замедлил ход, замер на мгновение и медленно опустился на землю.

Лажатэль снова набрала номер на смартфоне. По-деловому коротко сказала, на этот раз по-русски:

— Да, опять опоздали. Нет, ничего страшного, но еще несколько секунд, и полторы сотни смертных пришлось бы брать вне графика. Что? Ну да, конечно, кому нужны накладки. Я не злюсь, просто дайте втык, наряд вбабахайте внеочередной. Что? Нет-нет, сильно гнобить не стоит: ребята свою работу знают.

— Веа ви а? — сдавленным голосом спросил кто-то из пассажиров по-английски. — Ай нид май эмбассадор.

— Какой тебе посол, — похлопал его по плечу Кулио. — Мы живы, и это главное! Эх, Безро, видел бы ты меня сейчас… Почёт, уважение и надежда! Когда столько глаз смотрят на тебя как на спасителя, ощущения круче, чем на американских горках.

— Ишь как распелся, — ввинтил Куклюмбер. — Ты тут никого не спасал, между прочим.

— Жало вырву, — обронил Кулио.

Бобер пренебрежительно фыркнул и потрепал смущенную негритянку лапой по лодыжке.

Кулио раздраил аварийный люк, выбросил надувной трап и съехал по нему вниз. Степан прыгнул в мягкий желоб следом за ним, сошел на песок и стал помогать остальным. Краем глаза он заметил, как Кулио вдохнул воздух тропической ночи и улыбнулся проглянувшим сквозь уходящие тучи звездам.

— Что-то начинает получаться, — прошептал Кулио, думая, что его никто не слышит. После чего громко скомандовал: — Бюргер, Викинг, живо за дровами!

Глава 13

На затерянном острове

Киборг поправил сложенные «ёлочкой» ветки, обложил костер подсохшим хворостом и пальнул в кучу из бластера, чтобы огонь занялся. Бюргер пинком отшвырнул сырые спички и с благодарностью похлопал здоровяка по плечу.

— Вот вам очаг, робинзоны, грейтесь, — барским жестом указал Кулио на полыхнувшие поленья экипажу и пассажирам. — Мы в сторонке расположимся. Если что, кричите.

Викинг организовал несколько бревен на соседней поляне, соорудил костерок и развалился рядом. Шу, воодушевившись романтикой острова, наколдовал бутылочку «Малибу», отпил пару глотков и передал Кулио. Шеф наигранно-сердито погрозил Магу пальцем и тоже глотнул. Передал Маньякюру. Тот — Фантику. После Фантика в бутылке ничего не осталось. Маг замахал руками, выписывая в воздухе руны, но, кроме тусклой искры и запаха озона, у него на этот раз ничего не получилось.

— Догнаться бы, — жалобно обратился он к Кулио.

— Хватит, — решил тот. — Не погань вечер.

Степан лег на спину, подложил руки под голову и залюбовался звездным небом. Даже бобер притих, проникнувшись тропической романтикой.

— Когда я был студентом, — вспомнил Степан, — мы ходили в походы. Брали котелки, спальники, палатку…

— Шу, — пробасил Викинг, — а почему у нас нет палатки?

Маг фыркнул и небрежно отмахнулся. С его пальцев скользнули сиреневые нити, раздался треск, и между пальмами возникла огромная армейская палатка.

— Весь обзор на океан закрыл, — недовольно буркнул Фантик. — Убери.

Шу пришлось заставить палатку исчезнуть. Он дрыгнул руками, пустил целый сноп искр и забрюзжал себе под нос:

— Вот так всегда… Какую-нибудь ерунду — пожалуйста, а вторую бутылку — фигушки…

Степан обратил внимание на сидевших в сторонке Эльфа и его нового друга Томми — того самого тинейджера, которого коротышка подцепил в самолете. Они зачарованно следили, как силуэт армейской палатки исчезает в ослепительном сиянии Луны, выглянувшей из-за грозовых облаков.

— Диа Томми, — сказал Эльф, положив голову на плечо тинейджеру. — Зис из, вордс нет, кул… Бат эт сам дэй ви л гоу ту май бабушка. Траст ми, май френд, там небосвод — так небосвод.

Томми глупо улыбнулся и спросил:

— А зачем ты со мной разговариваешь на неправильном английском?

Эльф удивленно посмотрел на него.

— Так ты понимаешь по-русски?

— Ну да, мы с мамой совсем недавно переехали в Оклахому. А вырос я вообще в Одессе.

— Ах, как это романтично, — вздохнул Эльф.

Степан поежился, отвернулся от парочки. Ему стало стыдно, что он их подслушивает.

Костер тихо потрескивал.

— Луна и Солнце, — пробормотал засыпающий Самурай. — Как все сложно и просто. Двойственность. Двойственность это почти то же самое, что девственность, только…

Он зевнул и потерял мысль. Повернулся к Фантику, спросил:

— Ты веришь в графа Дракулу?

Фантик недоуменно пожал плечами и продолжил грызть копченый окорочок. Самурай закрыл глаза, засопел.

Вслед за Самураем задремал Кулио.

Степану не спалось. Он попросил у Киборга фонарик и спустился к берегу океана. Здесь было очень красиво. Лунный свет дрожал на размеренно накатывающих волнах. Прибой шумел успокаивающе.

Степан погасил фонарь, сел и задумался о будущем. Отчасти оно его пугало, ведь Братство собиралось встретиться с самой Смертью, а такие встречи, судя по фильмам и книгам, заканчиваются плачевно. Но Степан нисколько не жалел, что судьба выдернула его из серой провинциальной жизни и утянула в такой фантастический водоворот событий. Все высосанные из пальца сенсации вдруг показались ему какими-то мелкими, а изображающие из себя акул пера папарацци — смешными…

Сзади раздался шорох, заставив Степана вздрогнуть и обернуться. По склону кто-то спускался. Журналист встал, хотел было пойти навстречу, но по силуэтам определил, что на пляж пришли Эльф с Томми.

Степан тихонько скользнул в сторону, собираясь оставить их наедине, но Эльф и Томми внезапно уселись прямо на тропинке, перегородив ему путь к отступлению.

Степану пришлось остаться и стать невольным свидетелем разговора. Выйти из тени пальмы и обнаружить себя он не решился, о чем потом неоднократно пожалел.

— Не возражаешь, если я возьму тебя за руку? — нервничая, спросил Эльф у Томми. — Знаешь, у меня на самом деле было мало друзей. И пусть мы с тобой знакомы совсем недолго, зато успели многое пережить вместе. Говорят, любая катастрофа сближает… Как, кстати, тебе наш коллектив?

— Мама до сих пор в восторге от Викинга, — усмехнулся Томми. — Когда началась вся эта суматоха, он ненароком залепил ей своей дубиной по ноге. И — не поверишь! — вправил сустав, который не могли исцелить даже лучшие тибетские гуру. Она теперь глаз с него не сводит. С тех пор как отец ушел от нас… все так перепуталось в жизни. Как думаешь, у них может что-то получиться?

— Не уверен, — честно признался Эльф. — Викинг — добрая душа, но у него такие манеры…

— У отца были не лучше, — буркнул Томми.

Эльф придвинулся к подростку.

— Если тебе нужен отец, то лучше Кулио не найти. Мужественный, сильный, обаятельный. Я сам, признаться, был в него единожды влюблен… — тут Эльф осекся и испуганно посмотрел на Томми. А тот посмотрел на него.

Степан был готов под землю провалиться от неловкости, но теперь уже было поздно рыпаться.

— Да, — произнес Эльф через некоторое время, — я не стану отпираться от того, что сказал. Да, я немного не такой, как все…

— Правильно, ты же эльф, — пожал плечами Томми. — У нас на таких, как ты, в кинотеатры смотреть ходят.

— Я голубой! — горячо воскликнул Эльф. — Я совершенно не такой, как все! Понимаешь, Томми? Я люблю парней!

Эльф откинул назад спутанные волосы, а тинейджер пристально посмотрел на его лицо, которое в лунном свете показалось Степану даже красивым.

— А, ну это старая фишка, — махнул рукой Томми и начал загибать пальцы: — Вот погляди сам. Келвин Кляйн во «Входе и выходе». Улетная комедия, если не смотрел, обязательно зацени. «Лучше не бывает» мне не так понравилась, но и там весь сюжет строится на нетрадиционной любви. А еще «Правила секса» с Ван Дер Биком. Да хотя бы маньяк-продавец в «Криминальном чтиве»! Я уж молчу про «Горбатую гору»… И ничего, весь мир смотрит и не морщится. Нормально, это демократия. Почти такая же великая штука, как и доллар. Неужели ваш руководитель, которого ты мне в батьки сватаешь, не смог тебе этого объяснить?

— Ну, — всхлипнул Эльф, — Кулио сказал, что в Братстве найдется место для всякого, достойного чести вступить в него. И баста. Хотя они, конечно, время от времени подкалывают меня. Особенно Викинг с Бюргером. Знаешь, как мне надоели эти пошлые огурцы, которые они подкидывают мне в постель? А ведь хочется светлой, настоящей любви.

— А у тебя… ну, когда-нибудь с кем-нибудь? — спросил Томми.

— Что? — смутился Эльф.

— Ну, когда-нибудь с кем-нибудь было это, ну ты понимаешь, о чем я?

— Это?

— Угу.

Эльф шмыгнул носом, повозил ногой по песку.

— Понимаешь ли, в чем дело, милый Томми… Честно говоря, не так чтобы да, а как раз нет. Понимаешь… — Эльф вскинул лохматую голову. — Нынче сложно найти идеального партнера. К тому же мне ведь не нужен только секс. Здесь дело в чувствах…

— В чувствах, — эхом повторил тинейджер.

— Конечно! — глаза Эльфа блеснули в темноте. — Чувства — это самое главное. А самое главное в чувствах — уважение. Уважение, Томми, так просто не рождается. Это словно граница двух миров, двух сердец, и дай бог каждому блюсти свою святую территорию и жить в согласии с партнером.

— Так, значит, у тебя никогда не было интимных отношений с мужчинами, — то ли спросил, то ли констатировал Томми. — Почему же ты так уверен, что голубой?

— Я голубой, — надулся Эльф. — Поверь мне, ведь я твой друг. Начистоту, договорились? Так вот, Томми, я — голубой. Прими за аксиому: абсолютно и бесповоротно голубой. Ультрамариновый до самых печенок!

— Я верю тебе. Правда, верю. Ведь ты мой друг.

Под ногой Степана хрустнула ветка.

Эльф дернулся и вскрикнул. Они с Томми припустили в сторону лагеря как перепуганные птички. Степан бросился следом.

С пляжа нужно было линять: Эльф наверняка сейчас наябедничает, что кто-то шумит в кустах, и Киборг с Кулио могут открыть профилактический огонь по предполагаемому противнику. Лучше уж заранее убраться из зоны поражения.

Перед тем как приблизиться к костру, Степан притормозил. Ему было очень стыдно, что пришлось подслушать весь этот разговор, но раскрывать себя он все же не хотел.

Из-за мохнатого ствола пальмы показалось что-то серое, с поляны раздались сдавленные вопли, одна из головешек с шипением отлетела прямо к ногам журналиста. Он рефлекторно отпрыгнул и заметил, как серое пятно метнулось в сторону.

— Полундра! — крикнул Маньякюр. — Свистать всех…

На этом его фраза оборвалась.

Сердце у Степана бешено заколотилось. Он решил зайти с другой стороны. Бросился к соседней пальме, прижался к шершавому стволу и повернулся лицом к поляне. Здесь-то и настиг Степана коварный удар.

От затылка до самых пят стрельнула боль, мир померк…

Приходил в себя Степан болезненно. Открыв глаза, он обнаружил, что лежит на холодной земле в слабо освещенной пещере. Голова раскалывалась, тошнило, хотелось провалиться обратно в черное небытие.

— Проморгался, Стёпыч? — участливо спросил Маг, потирая темечко. — Мощненько нас ухайдакали.

— Это что за грот, сто китов мне в рот? — срифмовал Маньякюр, озираясь.

— Все целы? — морщась от боли, поинтересовался Кулио. — А ну-ка, на первый-второй рассчитайсь!

Перекличка показала, что у костра Братство положили в полном составе.

— Я вот только не понял, — озадаченно покрутил бородку Самурай, — куда нас и зачем притащили?

— Да тут никто этого пока не понял, — прогремел Викинг, поправляя шлем. — А если я сейчас увижу виновника торжества, то садану его больно.

— Мы в ловушке, — проявил смекалку Маньякюр. Он хотел встать, но ударился головой о низкий свод и зачертыхался.

— Спасибо, капитан очевидность, — отплевываясь от полетевшей с потолка пыли, съязвил Бюргер.

— Зря ржешь, — осадил Маньякюр. — Я как-то плавал в этих широтах, они кишмя кишат аборигенами-каннибалами.

— Что ж тебя не съели? — ехидно поинтересовался Куклюмбер.

— Я везучий, — пожал плечами морской волк.

Фантик заканючил:

— Ну почему нас все время хотят убить, съесть, взорвать, утопить, раздавить и поприкалываться? Я устал. Я голоден.

— А мне жалко Томми, — выдавил Эльф. — Он потерялся и теперь наверняка тоскует.

— Масло. Стынет. В жилах, — поддержал коротышку Киборг.

— Хорош паниковать, — резюмировал Кулио. — Согласен, кто-то неудачно пошутил. Но мы его обязательно найдем и тоже над ним пошутим. Вот только выбраться отсюда надо. Где наши загробные барышни?

Бюргер не без удовольствия ощупал лежавшее рядом с ним тело Лажатэль и доложил:

— По-моему, в отключке. Может, ее таким образом босс к себе вызывает? Типа сеанс ментально-анабиотической связи…

— Э, ты там не очень-то, — ревниво буркнул Маньякюр, отталкивая руку Бюргера. — Распустил свои щупальца. Вон, подружку ее нащупай и щупай.

— Тавтология, — машинально вставил Степан.

— А чего это ты раскомандовался? — вспыхнул ариец, стараясь разглядеть в полумраке морского волка. — Она твоя, что ль? Ха! Фантазер!

— Мне-то фантазии не занимать, — горделиво приосанился Маньякюр. — А вот ты…

Бюргер демонстративно ухватил Лажатэль за бедро.

— Я что-то не поняла, — в свою очередь обиделась Обломиста. — А ну-ка убери грабли от моей коллеги!

— Тебе коллега, мне жена, — нагло заявил Бюргер.

— Какая она тебе жена, рожа арийская! — вскинулся морской волк, нащупывая эфес шпаги. — Мы с милой Лажатэль уже договорились о встрече! Завтра или послезавтра. Или на следующей неделе — что, впрочем, дела не меняет.

— Чурбаны вы, — презрительно фыркнула Обломиста, отворачиваясь. — Для начала привели бы даму в чувство.

Бюргер с Маньякюром переглянулись и только собрались откачивать Лажатэль, как из бокового прохода раздался шорох.

— Уга-уга, — донеслось из темноты.

— Я же говорил, каннибалы, — нервно вздохнул Маньякюр. — Их диалект.

— Паникёр, — дрогнувшим голосом сказал Бюргер.

Кулио поднял руку, требуя тишины.

— Не хочу показаться назойливым, — прошептал король Фантик. — Но считаю, что самое время уносить отсюда наши драгоценные ноги.

— И лапы, — добавил Куклюмбер.

— Да утихните вы, — нахмурился Кулио и позвал: — Шу!

— Опять ругать будешь? — проворчал Маг из угла.

— Это позже. А пока освети-ка помещение.

— Э-э-э…

— Ты вообще какое-нибудь заклинание нормальное помнишь? — взорвался Викинг. — Спасай нас, чудила стоеросовая, ибо пришел, блин, твой звездный час!

— Э-э-э…

— Я тебя сейчас дрыном в пол вобью, — свирепо пообещал Викинг.

Маг лихорадочно защелкал пальцами. Перед ним повисло обвитое электрическими разрядами облачко. В клубах дыма мелькнули детская коляска, колодезный люк, сборник комиксов, подгузник. Освещения от всех этих полезных в быту предметов явно было недостаточно.

Звездный час Шу начинался не самым лучшим образом.

Из темноты выскользнуло что-то длинное и склизкое. Под шумок оно обхватило ногу Бюргера и мягко, но настойчиво потащило арийца в проход.

— Ой, — вырвалось у Бюргера. А через миг он возопил: — Ой-ой-ой! Спасите!

Из мизинца Мага стрельнула фиолетовая искра, покружила немного, отбрасывая отсветы на растерянные лица братьев, и с оглушительным треском разрядилась в свод. Пещеру сотряс грохот и гул просевшей породы. На голову Степану посыпались мелкие камни, пол под ногами заходил ходуном.

Щупальце отпустило Бюргера и свилось кольцами.

Самурай воспользовался моментом. Он пару раз взмахнул саблей и превратил склизкую спираль в лоскуты.

Камни продолжали сыпаться с треснувшего потолка, но теперь это уже была не безобидная крошка, а солидные булыжники величиной с кулак.

— Спасибо за освещение, Шу, — зло обронил Бюргер, уворачиваясь от крупного осколка. — Такая благодать! Аж на душе посветлело!

— Валим в туннель! — распорядился Кулио.

— Там чудовище вообще-то, — засомневался Фантик.

— И фиг знает, что оно жрет, — подхватил Куклюмбер. — А вдруг не только человечину?

— Вперед! — крик Кулио потонул в шуме обвала.

Степан помог встать только что пришедшей в себя Лажатэль.

— Не терять бдительности! — подбадривал Кулио, разгребая завал. — Охранять слабый пол! Самурай, в авангард! Викинг, замыкай! Кибби, жги бластером валуны! Специальная мотивация для Бюргера: за твою жизнь никто не даст и ломаного гроша! Поскакали!

Вслед за Самураем Кулио затолкал в образовавшийся проход Мага и помог пролезть барышням. Только потом нырнул сам.

Фантик вздохнул, поглядел на узкий лаз.

— Ваше величество соизволит шевелить веслами? — подтолкнул его Викинг. — Давай-давай, блин, лезь уже!

— Никак не могу отделаться от мысли…

— Какой еще, блин, мысли?

— Про кроличью нору, — опасливо заглядывая в проход, произнес Фантик. — Помнишь сказку про Винни Пуха?

— А ведь счастье было так близко, — жалобно всхлипнул Эльф, отрешенно вороша ногой пыль. — Боль, разлука, страдания. Где ты, мой первый настоящий друг Томми?

— Шухер! — Киборг точным выстрелом разнес гигантский булыжник, чуть не размазавший по полу бобра. Раскаленные брызги полетели во все стороны. — Уходим.

Фантик выдохнул и решительно ломанулся в лаз.

Глава 14

В котелках

Степану еще ни разу не доводилось видеть настоящую лаву. Стены огромного грота были рдяными от жара, с высокого потолка сыпалось крошево горной породы, а по обе стороны каменистой тропы, по которой бежали братья, раскинулось пепельно-багряное море с рваными желтыми вкраплениями.

От лавы исходил страшный жар, и любое неосторожное движение могло привести к трагическим последствиям. Степан старался не задерживаться, но двигался расчетливо, выверяя каждый следующий шаг.

— Меня что-то в пот бросило и на измену прошибло, — сказал Маг, сбавляя темп.

— Всем страшно, — обронил Фантик. — Я чуть в том проходе не застрял.

Шу остановился, рухнул на колени и начал яростно целовать запорошенные серым пеплом камни.

— Помогите, — забормотал он. — Я схожу с ума… И тошнит.

Кулио отвесил Магу подзатыльник. Проворчал:

— Что, в тепле развезло?

— Малость, — признался тот. — Кажется, я не могу идти дальше. Бросай меня, командир…

— Ну-ка подъем! — прикрикнул Кулио, облизнув сухие губы.

Тропа была узкой. Слева и справа жарило нещадно, поэтому обойти стенающего во главе колонны Шу оказалось невозможным. Образовался затор.

— О себе только думаешь! — проорал Куклюмбер, резво прыгая к морально упавшему Магу. — Не чудовищ-каннибалов бояться надо, а вот таких несознательных граждан, стопорящих движение масс по пути развития. И эволюцию в целом!

— Тебе-то чего бояться, чернокнижник? — поддакнул Бюргер. — Ты ж типа Кащея Бессмертного — тебе эта раскаленная лава должна до фонаря быть!

— В яйце твоя сила, брат, — не к месту сострил Маньякюр.

— Не сила, блин, у него там, а мозги, — нахмурился Викинг и сунул в лаву кончик дрына. Чуть не спалил любимое оружие и поднял голову вверх, чтобы изрыгнуть проклятие… Да так и застыл с задранной башкой, придерживая рукой шлем на затылке.

По гроту разнесся густой скрежещущий звук, похожий на скрип тысячи несмазанных дверей. Теперь уже все запрокинули головы, чтобы увидеть, как сверху из мрака посыпались серые тела.

Сотни отвратительных созданий с клекотом сорвались с потолка и упали вниз, хлопая крыльями и в последний момент выруливая из пике, чтобы не сгореть в лаве. Когти, перепонки, зубастые пасти замелькали там и тут, заставив Степана опуститься на колени, прижаться к теплому камню.

— Ну приехали! — запричитал Маг с новой силой. — Это ж дикие горгульи… Эй-эй, не теребите мою косуху, а то искры за пазуху летят! Ёшкин бабай! Такие же придурочные, как наша карга!

— Наша — вполне порядочная женщина, просто одинокая… — начал Кулио, но тут одна из крупных горгулий вцепилась когтями ему в волосы, расправила кожистые крылья и попыталась свернуть шею. — Э, мымра, ты чего творишь! Пусти!

Самурай прицелился и метнул в нападающую саблю. Горгулья словила рукояткой по сопатке, захлопала крыльями, с квохтаньем взмыла к потолку.

— Правда, дикие, — признал Кулио, приглаживая растрепанную прическу.

Степан ползком начал продвигаться вперед, резонно прикинув, что оставаться на месте — значит давать противнику шанс нанести точный удар.

— Ой-ой! — завопил Эльф, чуть не угодив в плеснувшую на тропу лаву.

Киборг помог коротышке перебраться через огненный ручей.

— Поберегись! — гаркнул Маньякюр, ухитрившись взобраться на одно из крылатых созданий.

Оседланная горгулья с бешеной скоростью носилась по гроту и клекотала, пытаясь сбросить с себя размахивающего шпагой морского волка. От мельтешащего лезвия едва успевали уворачиваться остальные серые твари.

Бюргер подскочил к Лажатэль с Обломистой и взмолился:

— Помогите, барышни! Что ж вы стоите стоймя! Сами же говорили, что Братство раньше среды не ждут, а нас хотят штабелями к вам в офис внести! С парадного, между прочим, входа!

Лажатэль и Обломиста переглянулись, рассмеялись.

Ариец в сердцах сплюнул и высыпал на ладонь горсть каких-то таблеток. Вытянул руку перед собой и позвал:

— Гули-гули-гули!

Одна из горгулий молниеносно спикировала и склевала пилюли, чуть не отхватив Бюргеру кисть. Он отдернул руку, мстительно показал средний палец. Горгулья зависла в воздухе, удивленно поглядела вокруг и замертво грохнулась на тропу.

— Всегда с собой клофелинчик ношу, — пояснил Бюргер. — На всякий пожарный.

Степан отметил, что Лажатэль с Обломистой в окружении лавы и снующих горгулий чувствовали себя вполне комфортно. Лажатэль приподняла крыло вырубившейся горгульи и отпустила. Оно безвольно упало.

— Мощный седатив, попробую при случае, — задорно прокомментировала Лажатэль. — Милый Бюргер, тебе весело?

— Не особо, — буркнул ариец, и в тот же миг был подхвачен за плечи одним из крылатых созданий. Удовлетворенно клекоча и повизгивая, горгулья начала описывать спирали над огненным озером.

Ариец выпученными глазами таращился на Лажатэль, что-то бормотал, но снизу его совершенно не было слышно.

Степан прополз еще немного вперед.

— Если это еще не ад, то куда же мы так торопимся? — риторически бубнил Самурай, оглушая рукояткой сабли очередную горгулью. — На этой тернистой тропе, под натиском с воздуха я не то что мировое равновесие найти не смогу, я даже свое собственное вряд ли удержу…

Кулио, понося всех и вся, поспешно перезарядил батарею пистолета-бластера, но выстрелить успел лишь один раз, да и тот — в молоко. Пролетавшая мимо горгулья зацепила ствол крылом, и пистолет булькнул в лаву. Кулио нахмурился, прикурил от тлевшей головешки сигару, сместился к большому валуну, возле которого притормозил Степан.

— Ну что, боец, как ты в целом? — поинтересовался шеф.

— Цел, — в такт выдохнул журналист.

— Помогите-спасите! — завопил во весь голос Бюргер из-под свода. — Мне нельзя погибать бесславно! Даже с почестями не хочу — я ведь еще так молод…

— Я тоже относительно молод, — проворчал Куклюмбер, оглушив хвостом сбитую наземь горгулью. — Бесплатный совет: по ушам их бей!

Степан с ужасом заметил, как в воздухе мелькнули ноги, обтянутые пахучими кожаными тапками — массивного Викинга утащили вверх сразу несколько горгулий. Почти сразу после этого, вышибив изо рта сигару, уволокли брыкающегося Кулио. А через мгновение пришла и его, Степана, очередь.

Несмотря на сопротивление, сильные лапы подхватили его под мышки, дернули вверх и понесли над клокочущей лавой. Журналист зажмурился, сжал зубы, готовясь к худшему. Но горгулья, подхватившая его, оказалась не такой кровожадной, как выглядела со стороны. Она мягко вознесла Степана в полумрак, нырнула в широкую нору и поволокла в логово.

Там всех Братьев ловко распределили по котлам и укомплектовали приправами. Огонь весело затрещал под гигантскими чугунными посудинами.

Совсем не вовремя пропали Лажатэль и Обломиста. Это известие не на шутку огорчило сразу троих: Бюргера, Маньякюра и Кулио. Первых двух по амурным причинам, третьего — по политическим.

На душе у Степана скребли кошки. Как же это обидно — будучи знакомым с замечательной тетей Эммой, оказаться в меню у варварски настроенных тварей одного с ней биологического вида!

— Кулио, — взволнованно спросил журналист, высунувшись по пояс из своего котла, — а что ты вот теперь думаешь предпринять?

Кулио достал уцелевшую сигару из герметичного кармана комбеза, закурил и блаженно опустился в начинающую теплеть воду.

— Все-таки я неудачник, — предаваясь пронзительной жалостью к себе, сказал он. — Простите меня убогого, Братья.

Из разных котлов в ответ донеслось:

— Да ладно тебе ныть.

— Ржавчину. Отскоблим. С сердца. Начисто.

— Придумаем чего-нибудь, ядовитую медузу мне в труселя!

— А мне водичка даже нравится, — заявил Самурай, плавая в своем котле вольным стилем. — К тому же, пока мы окончательно сваримся, пройдет еще минут двадцать. К этому времени Кулио что-нибудь обязательно придумает… Верно, Кулио?

Две охранницы-горгульи, до этого момента молча следившие за тем, чтобы еда не удрала из котлов, переглянулись и заквохтали. Одна из них шутливо ткнула длинным копьем в бок взъерошенному Бюргеру, барахтающемуся в окружении нарезанной кубиками моркови.

Фантик был запущен в самый крупный котел. Он на скорую руку поглощал все, что колыхалось рядом с ним — батат, джусай, очищенные киви и бананы…

— Вкуснятина, — приговаривал изгнанный король. — Чувствуется знание кулинарии. И тимьян, и базилик, и майоран, совсем немного розмарина, куркума… Ай да молодцы! Дайте рецептик этого супца, а, — обратился он к горгульям.

Те снова фыркнули. Зашептались, поводя кожистыми крыльями.

Братство

Эльф бултыхал ногой и задумчиво водил пальцем по краешку своего котла. Время от времени он вздыхал, произносил еле слышно имя Томми. Слезы скатывались с его щек и падали в воду со специями.

Шу уже успел нализаться до чертиков, и его паника уступила место показному выпендрежу. Он с интервалом в полминуты показывал горгульям «русскую баньку»: предварительно приспустив штаны, нырял так, что над поверхностью оставалась лишь оголенная пятая точка. Сквернословил, раскачивал котел, сморкался и плевался.

Охранницы пытались урезонить распоясавшегося Мага копьями, но мазали: он вертелся, как угорь, и обзывался еще обиднее.

— Трясогузки недобитые! А вот такое видали? — вскидывал бровь Шу и снова нырял, демонстрируя костлявую задницу.

На котел с Викингом была предусмотрительно накинута стальная сетка. Бородатый детина проявил молодецкую удаль, пока его тащили в логово: отправил в нокаут добрый десяток серокрылок и дал пинка еще двум дюжинам. Горгульи торжественно пообещали сожрать его первым. Викинг обиженно надвинул шлем на глаза и пригорюнился. Лишь изредка он нарочито громко проводил по дребезжащей сетке дрыном и затягивал по-богатырски заунывную песню.

— Стёпыч, а слабо завалить горгулью? — издевательски поинтересовался Маг и пустил вверх фонтанчик воды, как миниатюрный кашалот.

Степан хмуро покачал головой, но на провокацию не отозвался. Он активно подгребал руками и старался не касаться пятками горячего дна котла.

— Лажатэлька-карамелька, где же ты? Спаси меня! — возопил Бюргер, за что получил от охранников бонусный удар древком копья по загривку. — Звери! Да что же вы делаете?

— Тети Эммы на вас нет! — согласился с ним Степан, чувствуя, как вода становится все горячее. — Она… хоть и такая, как вы… но интеллигентная женщина! Даже виски мне наливала попробовать. И не била! Поучились бы у нее хорошим манерам!

— Короче, — заорал Маг. — Или всех сейчас отсюда выпускают, или я…

Булькнуло.

Шу обнаружил, что путем непроизвольного выхлопа магии переместил себя в котел к Эльфу. Маг, мигом забыв все свои угрозы, достал из-за пазухи початую бутылку «Гнусовки», два пластиковых стаканчика и провозгласил:

— Запивона нет, Эльф, так что будем хлебать прямо из котла!

Тут одна из горгулий, громко хлопнув крыльями, подлетела к журналисту.

— Тетя Эмма? — гортанно спросила она. — Ты упомянул про тетю Эмму?

Степан схватился за край котла и тут же отдернул руку: чугун сильно нагрелся.

— Я имел в виду… — смущенно пробормотал он, фыркая и отплевываясь. — То есть я в каком плане…

— Да это же наша знакомая! — радостно закричал Бюргер. — Блинчики каждый раз на масленицу присылает с малиной и пещерной коноплей! Объеденье!

— Домами, как-никак, дружим, — Кулио пытался сохранить солидный вид в начинавшей бурлить воде. — Соседи.

— Раньше сражались, конечно… — развел руками принципиальный Самурай, но поймал взгляд Кулио и быстро закончил: — Но потом решили с этой практикой завязать.

— Хороший. Человек. Она. То есть. Горгулья. Хорошая.

Киборг, как обычно, был краток.

— Готовит неплохо, когда в благостном расположении духа, — вставил Фантик. Его мантия уже вздымалась в котле пузырями.

— Эх, тетя Эмма! Бой-баба! — искренне восхитился Викинг, переставая дуться. — Блин, знаете, куда она мне дрын однажды засунула…

— Утух бы ты, пока не поздно, — вполголоса посоветовал ему Бюргер. — А то они ведь и повторить могут.

Кулио поднял руку, прося тишины. Когда гомон Братства стих, задал самый актуальный вопрос:

— Уважаемые, вы знаете тетю Эмму?

Горгулья-охранница перелетела с котла на котел, приблизила уродливое лицо к его самоуверенной физиономии и проклекотала:

— Еще бы! Кто ж меня вашему языку варварскому, по-твоему, научил? Тетя Эмма — моя мать.

— Твою ж мать… — не выдержал Викинг, удивленно вскинув брови.

— Не поняла? — обернулась горгулья. — Хочешь обсудить мою родословную?

— Не, — мотнул головой Викинг. — Я свою-то с трудом знаю.

— О как, значит! Дочки-матери! — брякнул Шу. Эльф быстро закрыл ему ладошкой рот, однако Маг все же пробубнил: — Инвивено, а как горгувви траваюва?

Через пару часов высушенные и обласканные братья стояли у выхода из лабиринта пещер, в которых обитала стая горгулий.

Степан одернул пиджак и посмотрел на полоску светлеющего над горизонтом неба. Журналист подумал, что его преследует какое-то фантастическое везение. Вот снова: готовый погибнуть, он спасается благодаря случайному упоминанию едва знакомого имени. Сколько уже он живет с Братством? Месяц? За это время удача не отворачивалась от них. Или это не случайность?

Степан усмехнулся про себя и украдкой поглядел на Кулио. Шеф все же очень интересный тип. Под налетом сарказма, язвительности и даже цинизма в этом пришельце с далеких звезд кроются благородство, острый ум.

Светало.

Горгульи переминались с лапы на лапу и шуршали крыльями.

— Не обижайтесь, — проклекотала предводительница стаи. — На самом деле, мы своих не едим. А с вами накладка вышла — кто ж знал, что вы соседи тети Эммы.

— Бывает, — пожал плечом Кулио. — Чем же вы здесь питаетесь?

— Сидим на мясном рационе, ну и плюс несколько местных сортов овощей да приправ. В основном супчики варганим из пьяных туристов… Они, прошу прощения, такое быдло! Все окрестности уже загадили.

— Вы жрете туристов? — возмутился еще не протрезвевший Шу, завернутый в покрывало из пальмовых листьев. Он то и дело пытался вырваться и освободить для колдовства руки, но Викинг держал его крепко.

Кулио пригвоздил Мага сердитым взглядом, а предводительнице сказал:

— Что касается матери вашей стаи, ненаглядной тети Эммы… Обязательно передадим ей, чтобы вернулась.

— А она все такие же обалденные блинчики с коноплей печет? — с надеждой спросила одна из горгулий.

— Объедение! — кивнул Бюргер. — Особенно, если малиновое варенье добавляет.

Горгулья вздохнула и облизнула морду длинным мясистым языком.

— Быть может, все-таки останетесь на завтрак? — приглашающе махнула крылом предводительница.

— Нет уж, спасибо, — оскалился Шу. — Я и в Тибете могу туристов коптить!

— А может, и впрямь останемся? — с надеждой обратился Фантик к Кулио. — Маг пусть травку в джунглях лопает, а я могу и… завтрак туристом. Мне моя собственная версия индуизма позволяет.

Кулио строго посмотрел на изгнанного короля.

— Надоели сосиски из яка уже, — проворчал тот, бережно отколупывая кусочки киви, прилипшие к мантии. — Почему ты все время упрямишься, когда речь заходит о легком перекусе?

— Тебе абсолютно пофиг, что жрать? — спросил Кулио, подбоченившись.

Фантик непонимающе уставился на него. Вместо короля ответил Куклюмбер:

— Конечно, пофиг! Я вчера видел, как он улиток хавал и жуков-короедов. Как дятел.

— Кто дятел? — надвинулся на бобра Фантик.

— Дядя твой, — оскорбительно заявил Куклюмбер, прячась за Викинга.

— Говорят, отбивная бобрятина вполне себе ничего, — угрожающе выцедил Фантик.

— А ты улиток жрешь, — примитивно передразнил бобер.

— А-а-атставить! — скомандовал Кулио. — Пора выдвигаться, а то к среде не поспеем в условленное место.

Он по-деловому поручкался с предводительницей и твердым шагом пошел к зарослям. За ним ломанулся Викинг. Потянулись остальные. Степан с Киборгом замкнули колонну.

Глава 15

Поступок

По заверениям крылатых, до береговой полосы было всего ничего — пяток километров. А дальше еще столько же на восток до поселка Чунь-Ляо-Пат-Устынь-Кацо-Уруг. О самолетах, со слов горгулий, там и слыхом не слыхивали, но Маньякюр мгновенно нашел решение. Согласно его плану, в гавани необходимо было захватить подходящее суденышко и двинуть на Большой Кокосовый остров. «А там, — как браво подытожил морской волк, — и до Москвы доплывем-долетим-доедем!»

По пути Бюргер ненароком чуть не раздавил редчайший экземпляр тропической гусеницы.

Степан подхватил несчастное насекомое, посадил его на лист и поучительно заметил:

— На свете много самых невероятных созданий…

— Да ты что? — театрально изумился Бюргер. — А я думал, только ты, да я, да мы с тобой.

— Кстати, вот еще занимательный факт из мира животных, — продолжил Степан, не обращая внимания на его подколки. — Краснобокие подвязочные змеи — единственный вид змей, способных пережить замерзание. Их тело превращается в кусок льда, но жизненно важные органы защищает природный антифриз.

— И к чему нам этот впрыск в мозги, а? — уточнил Бюргер, раздвигая лианы.

Степан пожал плечами. Ему казалось, что скоротать дорогу за познавательной беседой — всегда приятнее.

— Вот и занимайся своей журналистикой! — рявкнул ариец. А через мгновение добавил на редкость спокойным тоном: — Нечего людям голову морочить всякой ерундой.

Степан обиженно отвернулся и стал разглядывать гигантские листья какого-то незнакомого растения, мимо которого они проходили.

И снова из звуков остались лишь шуршание ног, жужжание насекомых да гарганье тропических птиц…

Уже почти рассвело, когда Братство вышло к океану. Эльф осмотрел песок, следов от кроссовок не обнаружил и удрученно пробормотал:

— Надеюсь, Томми спасся.

После привала, во время которого изгнанный король посшибал и сожрал все бананы с окрестных пальм, братья двинулись на восток. Магу Шу идти расхотелось, поэтому он на остатки маны соорудил себе воздушный паланкин и, мерно покачиваясь, плыл шагах в пятнадцати от замыкающего колонну Киборга.

— Я так мыслю, — рассуждал Кулио вслух. — Барышни из ада просто испугались и решили слинять. Конечно, это вам не с Бюргером заигрывать да Маньякюра за ляжки щипать… Это серьезная, мужская работа, это…

Внезапно Кулио остановился, словно на него снизошло прозрение. Он опустился на каменистый берег и мрачно уставился на набегающие волны. Братство столпилось вокруг шефа.

— Кулио, — нахмурился Викинг, — привал уже был. Нам, блин, еще топать и топать до поселка.

— А я говорил, что из-за недожора люди иногда сходят с ума, — вздохнул Фантик.

— Кулио. Рано. Расслабляться, — сказал Киборг.

«Кулио все чаще впадает в депрессию, — подумал Степан. — Доберемся до Москвы, надо будет его обязательно отвести к психиатру. Если он согласится, конечно. А он просто так не согласится. Надо все продумать, например, испугать его каким-нибудь умным медицинским словом. Но Кулио еще и храбрый. Он просто так не испугается. Что-то надо делать…»

— Идиоты, — прошептал Кулио. Он набрал в кулак камешков и начал посыпать ими шевелюру. — Какие же мы идиоты.

Викинг осторожно приблизился к шефу и успокаивающе начал:

— Ну что такое, блин, Кулио? Ну чего тебе, блин, опять не хватает? Ну давай уже, блин, подъем. Ты ведь так хорошо нас всё это время за собой вел…

— Привел, блин, — буркнул Кулио и обильно сыпанул камешков на патлы. — Куда я вас привел? А? Самолет тюкнули, под камнями в этой пещере чуть не погибли… В лаве едва не искупались… Только что нас всех чуть не сварили и не сожрали. Да вы мне за такое руководство давно должны были пинков надавать! Почему, ну почему я такой поганый неудачник?

Самурай присел рядом с поникшим Кулио и, глядя в океанскую даль, улыбнулся:

— Но мы же тебе верим, Кулио. И ты, охламон, прекрасно знаешь, что за тебя все готовы погибнуть, накрутив весь кишечник на самую большую турбину… Заткнись, Бюргер! Как, впрочем, и ты за нас. Мы же Братство. И мы всё преодолеем, я уверен… Вставай, поднимайся же… Дойдем до поселка. Доплывем до Кокосового острова, про который говорил Маньякюр, доберемся до Москвы, отправимся к этой костлявой, с косой. Неужели думаешь, что у нас кончился порох в пороховницах?

— Ягоды в ягодицах, — немедля подхватил Шу, — и вла…

Маг получил легкую затрещину от Киборга и заткнулся.

— Да-да, как же «кишки на турбину», Кулио? — подхватил морской волк. — Ты ж сам эту фразу придумал! Ты заставил нас поверить в нее. Ты ж в нас такой огонь зажег, морской черт бы меня подрал, и…

— Ты не можешь так все бросить, — закончил мысль Самурай.

— Нефиг-нефиг, — жизнеутверждающе кивнул Викинг. — Подъем и с песней!

— А может, он из-за Томми переживает? — предположил Эльф, но на него тут же накинулись с обвинениями: дескать, отстань ты со своими заморочками. Коротышка хотел было расплакаться, но взглянул на убитого горем Кулио и передумал.

— Сердце. Шефа. Не железное, — резюмировал Киборг.

— И все-таки мы идиоты, — вздохнул Кулио. — Еще не вдуплили? Как мы попадем туда, куда не знаем дороги?

Все молча уставились на него, пока еще не понимая.

— Москва большая, — пояснил Кулио. — Где искать вход в этот их тот свет? Где наши провожатые? Думаете, со страху они слиняли? Как же! Да они же специально заманили нас в ловушку! Никаких переговоров не планировалось… Попали мы в переплет из-за нашего драгоценного Мага, которому язык бы оторвать. Слезь ты со своего летучего гамака, душа бухая, когда с тобой разговаривают!

— Э, ты чего? — Маг поперхнулся бананом. — Кулио, я…

— Ой, заткнись. Ой, заткнись лучше сейчас, — покачал головой Кулио. С его шевелюры посыпались камешки. — Ой, не вводи меня в зверское состояние неистовства.

Маг, отлично знавший истероидную натуру шефа, перечить не стал. Пробормотал что-то про долбанную циклотимию и вознес свой паланкин к верхушке пальмы.

— Собери фиников, а? — попросил его изгнанный король, но Шу, кажется, не услышал.

— А ведь Кулио прав. Как же мы к Смерти попадем? — озадачился Степан. — Мы ж не знаем точного адреса, или хотя бы почтового индекса, ну или электронки, на худой-то конец… Неужели — вся миссия невыполнима?

— Ну почему ж невыполнима, — безмятежно приподнял брови Самурай. — Очень даже выполнима.

— Опа-па, Самурай, — оживился Кулио. — Ты что-то придумал?

— Ну-у… — протянул Самурай, — кому-то из нас придется отправиться на тот свет и попытаться найти там наших барышень. Или саму Смерть. Ну и объяснить суть проблемы. Вот и всё. Ничего особенного.

— Как это «ничего»? — забеспокоился Бюргер. — А как нам попасть на тот свет? Сдохнуть, что ль?

— В вопросе кроется ответ, — тихо сказал Самурай.

— Так и знал, что твой план с подвохом, — разочарованно махнул рукой Бюргер.

— Блин, я что-то не до конца усек расклад… — занервничал Викинг.

— Функционировать. Мне. Приятно.

— Самурай, — нахмурился Кулио. — Я все-таки бывший военный. Ты давай-ка — два раза и медленно. Что-то пока не догоняю.

— Чего там догонять-то? — вылез из-за Степана давно не попадавший в поле зрения Куклюмбер. — Кому-то из нас… точнее, из вас… надо окочуриться.

— Это как? — тупо спросил Фантик.

— Коньки отбросить, в ящик сыграть, ласты склеить, — разъяснил бобер.

— Я бы описал это поэтичнее, — возразил Самурай. — Например: кто-то должен стать избранным. Можно даже красивое хайку сложить про этого смельчака. Я бы потом его пел при случаях…

— Чего пел? Чего пел? — затараторил Бюргер. — А почему ты это… того… сразу себя исключаешь? А может, ты и будешь этим… избранным жмуриком?

— Но вы же не сумеете сложить красивое хайку, — пожал плечами Самурай.

— Сумеем-сумеем, — заверил его ариец. — И хайку, и гекзаметр. Вон журналист, если что, ошибки исправит.

— Ну что ж, — согласился Самурай, — если вы настаиваете на харакири, я готов. Разрешите только омыть оружие.

Он потянул саблю из ножен.

До Кулио, кажется, начала доходить серьезность ситуации.

— Дудки! — сказал он. — Если уж следовать плану Самурая, то избранным должен стать я. Моя вина, значит, мне и помирать. Ну-ка, дай катану свою… Где там правильно надрез делается?

— Альтруист нашелся, тоже мне, — буркнул Бюргер, с опаской следя за действами шефа.

— Не пущу под нож! — взревел Викинг, отталкивая Кулио в сторону. — Придумал, блин! А вот хохо, блин, не хаха? Самурай, гони сюда свою хлеборезку! А лучше сам мне башку оттяпай! Только, блин, чтоб не больно и сразу насмерть. Не то, если выживу, по пальме тебя размажу. Давай!

Викинг с готовностью подвернул воротник стегача.

— Шлем сними, дурила, — посоветовал Куклюмбер. — А то не отлетит репа-то безмозглая.

Викинг рыкнул и запустил дубиной в бобра. Тот еле успел увернуться.

— Нет, — раздался слабый, но уверенный голос, и вперед выступил Эльф. — Можно мне сказать? Я недолго, братцы… Я просто… — Коротышка шмыгнул носом и собрался с духом. — Просто хотел сказать, что вы все такие большие и сильные. Вам будет легче спасать этот мир без меня. Знаю, у вас все получится… Вы сможете! Сможете!

— Да ты что, ополоумел в корягу! — возмутился уязвленный Викинг. — Ты что, блин, самый такой герой, что ли? Да ты вообще должен жить вечно, ты ж эльф хренов! Так что лучше замолчи, а не то я тебя в океан запулю до самого Кокосового острова…

Эльф взвизгнул, и Викинг предпочел замолчать сам.

— Вы ничего не знаете, — продолжил коротышка. — Сегодня ночью я достиг высшей точки своего существования. И все это благодаря вам, Братья, только благодаря вам. Если бы вы знали, что я чувствовал в тот момент, когда встретил родственную во многих отношениях душу! Именно душу, ничего плотского у нас не было. Это случилось, и я понял, что сохраню светлое воспоминание навсегда. Так и случится. Мне незачем жить дальше. Спасибо вам!

— Подождите-ка секундочку, — сказал изгнанный король. — Кулио, ты только пойми правильно…

— Король, мне бы…

— Я редко говорю, так что слушай и не перебивай, зануда. Пару часов назад, когда мы плавали в этих прелестно пахнущих кастрюлях, — знаешь, что я подумал? Даже не догадываешься? А я тебе скажу, Кулио. Когда я жрал все эти авокадо, которые были ничем иным, как гарниром к блюду из меня самого, то впервые в жизни подумал… а ведь я отдал бы всю жратву, всю самую вкусную и деликатесную хавку в мире за то, чтобы все вы тогда спаслись. И я бы сделал так, клянусь своим бывшим королевством!

— Король…

— Да заткнись хоть на минуту, Кулио! Дай договорить! Как ты любишь выражаться, я тут душу изливаю… Короче, — сник Фантик, — мочите меня. Это нормально. Знали бы вы, сколько я подписал в свое время гадких указов, так не церемонились бы.

— Фантик, — усмехнулся Кулио, — неужели ты думаешь, что твоя целлюлитная морда мне не дорога?

— Смотрю на вас, Братья разлюбезные, и плачу. И фигею заодно, каракатицу под киль!

Морской волк ковырнул кончиком фамильной шпаги голыш и смахнул с лица соленые брызги, долетевшие до него от прибрежных скал.

— Маньякюр? — поднял бровь Кулио.

— Он самый, — приосанился морской волк. — Кулио, я как эти мазуты сухопутные, выражаться не умею. Но, ты, того… рассчитывай на меня! В самом первом ряду кишки на турбину намотаю! И не потому, что мне нечего делать на этой грешной Земле. Есть — это уж точно. Мне всегда на этой распутной планете будет чем заняться… А потому что я никогда не был трусом и никогда им не стану.

Маньякюр изящно поклонился и отступил в сторону.

А Степан внезапно ощутил давно забытую горечь. Горечь во рту. «Нет, — с ужасом подумал он. — Не могу! Я же знаю, что не могу!»

Горечь не уходила.

Когда между братьями готова была по второму кругу разгореться нешуточная дискуссия, кому же все-таки быть умерщвленным, журналист все же переборол страх и решительно шагнул вперед.

— Братья… — начал он.

Кулио исподлобья глянул на него и устало перебил:

— Ёлки-палки, ну ты-то куда? Тоже хочешь по нервам цапануть? А давай, режь по живому! Я ж нынче такая открытая натура!

— Я смогу, — коротко сказал Степан.

— Клево, — согласился Кулио. — Только тут, видишь ли, возникла загвоздка. Мы слегка ополоумели. Если вчера никто умирать не хотел, то теперь за это право нужно еще побороться! Цирк на гастролях. Бенефис труппы даунов.

— Трупы даунов? — не расслышал Куклюмбер и завертел мордой по сторонам. — Где?

— Борьба за смерть, — подвел итог Кулио и отвесил бобру пинка. — Доигрались. Все живое во Вселенной борется за выживание, а мы будем драться за вымирание. Зашибись!

В подтверждение этих слов Викинг треснул дрыном зазевавшегося Маньякюра по филейным частям.

— О! — развел руками Кулио. — Видал?

Степан ничего не ответил. Он просто подошел к обрывистому берегу и сбросил пиджак. Усиливающийся ветер подхватил кусок потрепанной материи и понес прочь.

Собирался шторм.

Страх, наконец, ушел вместе с горечью.

— А ну стоять! — стукнул в спину крик Кулио.

И Степан шагнул с обрыва…

Глава 16

Инструмент для сенокоса

Зябко. Темно. Тихо…

Когда Степан пришел в себя, то по инерции взмахнул руками: перед глазами все еще стояла волна, накрывающая его с головой, а тело до сих пор чувствовало зверский удар. Но вокруг уже не было океанской пучины. Только кромешная тьма и гробовая тишина.

Сначала он даже решил, что план не сработал. По крайней мере, ему всегда казалось, что на том свете должно быть чуточку светлее.

Степан ощупал ладонями поверхность, на которой лежал. Твердая, холодная, мокрая от стекающей с него воды. Журналист хотел стянуть одежду, чтобы выжать, но в этот момент со всех сторон на него обрушились потоки теплого воздуха. Степан напрягся, сел.

Искусственный ветер забирался в уши, щекотал ноздри, задирал рубашку, обнажая спину и живот. Ветер сушил журналиста. Так продолжалось с минуту. Затем дуть перестало, и снова наступила тишина.

Степан начал искать хоть какой-то ориентир. Шаря руками по полу, неторопливо пополз вперед: согласно логике, так он рано или поздно должен был наткнуться хотя бы на что-то.

Через минуту журналист остановился, чтобы перевести дух, и тут в темноте кто-то хрипло кашлянул.

Степан вздрогнул и почувствовал, как сердце заколотилось в груди. Судя по звуку, таинственный незнакомец находился метрах в трех от него.

Глубоко вздохнув, Степан набрался храбрости и спросил у невидимого соседа:

— Вы не подскажете, где я?

Басовитый, смутно знакомый голос ответил вопросом:

— Румын?

Степан удивился, но ответил:

— Я русский.

— Не робей, — подбодрил голос.

— Понимаете, — признался Степан, — однажды я увидел странный рекламный щит и…

— Значит, бендеровец, — перебил голос.

Рядом вновь раздался хриплый кашель. Журналист замер. Это кхыканье было ему подозрительно знакомо… Где он мог его слышать?

Степан решил не вдаваться в подробности, а перейти к главному.

— Вы случайно не знаете, где можно найти Смерть или, на крайний случай, двух ее помощниц — Лажатэль и Обломисту?

— А я им не дамся! — внезапно рявкнул собеседник. — Не возьмут, пуганые мы!

Степан почувствовал, как его охватывает дежа вю, а сердце опять колошматит, как бешеное.

— Топор-то принести?

— Дядя Толя? — пролепетал Степан.

— Я тридцать лет как инженер!

Степан попятился. Несчастный долгожитель дядя Толя, утонувший в стакане с водкой, являлся ему в кошмарных снах, но чтобы вот так, рядом…

— Телевизор смотри, а звук выруби, — голос шального старика догонял отползающего журналиста. — Пшёл на фиг… Дай бог тебе здоровья…

Вспыхнул, слепя, яркий свет. Степан рефлекторно зажмурился.

Пол ушел из-под ног, а к горлу подступила тошнота. Журналист взмахнул руками, стараясь сохранить равновесие, но ладони зачерпнули лишь воздух. Крик так и застыл в горле.

Степан почувствовал, как неведомая сила подхватила его, словно пушинку, и понесла к конусообразному потолку просторного помещения. Дядя Толя остался где-то внизу. Сознание поплыло, будто под наркозом, захотелось подремать хотя бы немного…

Журналист вырубился раньше, чем его тело плавно влетело в широкий раструб и, влекомое мощными магнитными полями, понеслось по трубе в офис Смерти. Энергию на разного рода эффектные штуковины здесь не экономили…

Степан пришел в себя на стуле в хорошо освещенном кабинете с множеством шкафов, бюро, фырчащим в углу системным блоком и целой стопкой листовок на столе. В навесном потолке темнело прямоугольное отверстие: по всей видимости, именно через него и внесло сюда журналиста.

Степан энергично потер виски и в первый миг решил, что все это ему снится. Но осознание реальности пришло быстро.

Он схватил со стола одну из листовок, пробежал глазами.

Из памятки для вновь прибывших VIP-персон журналист уяснил, что холодное помещение, в котором он очутился после зачётного прыжка со скалы, оказалось не просто трупосборником, а чем-то вроде следственного изолятора. Если потусторонним силам сразу не было ясно, куда определять умершего — на вечные муки или на перманентное блаженство, — клиент ждал в этом распределителе.

Сортировка проходила быстро, но, как выяснилось минутой позже, случались казусы…

Дверь открылась, и на пороге появилось полуголое жилистое существо гуманоидного типа с длинным хвостом и пунцовой кожей. На голове у него торчали короткие рожки, а в глазах плясали задорные огоньки.

Бес неуловимым движением подхватил из бара графинчик, коробку томатного сока, уселся на второй стул напротив Степана и ловко смешал себе Кровавую Мэри. Приветливо улыбнулся и приглашающее махнул рукой: мол, спрашивай, если что, не стесняйся.

Журналист отложил памятку и вернул улыбку. Все-таки не на курорт попал, а в офис к Смерти: неудивительно, что здесь бесы водятся. Вежливо представился:

— Меня Степаном зовут.

— Артур, — бес глотнул, подвигал красным пятаком и хрюкнул, словно собирался высморкаться. Отставил стакан с коктейлем, пожаловался: — Опять на ресепшн сок восстановленный завезли. Я понимаю, что грех жаловаться на халявные корпоративные продукты, но могли бы и о здоровье сотрудников подумать. Да ты спрашивай, спрашивай.

— Скажите, — осторожно начал Степан, — а тот человек, который был в распределителе вместе со мной, дядя Толя… Какая его ждет участь?

— С Анатолием Петровичем сложная ситуация, — доверительно сообщил бес Артур. — Его дело уже вдоль и поперек изучили, но загвоздка в том, что хороших и плохих поступков у него то ли поровну, то ли такая умопомрачительная дробь получается, что до сих пор неясно, куда его девать. Давно уже в приемнике кантуется. Вроде привык. А еще им классно новичков стращать: как зарядит что-нибудь про топоры — их такая жуть берет, что материться начинают, как сапожники. А это уже сквернословие: силам зла только в плюс. Поборники добра уже десятую жалобу строчат.

Степан невольно поежился, вспомнив прокуренный бас дяди Толи.

— Где мы сейчас находимся? — спросил он у беса.

— В моем кабинете, — пожал плечами Артур. — Видать, ты важная шишка, если тебя сюда затащило. Пошли-ка.

Артур встал и вышел. Степан последовал за ним. Коридор оканчивался лифтовой площадкой, но бес не стал вызывать кабину, а указал в сторону винтовой лестницы с аккуратно подогнанным ковровым покрытием на ступенях.

Они стали неспешно спускаться.

Степан, наконец, решился задать вопрос, который его мучил с самого момента пробуждения.

— Я… умер?

— Ага, — ответил Артур, пуская хвостом волну. — Мертвее мертвого.

— То есть я… настоящий мертвец? — уточнил Степан, все еще до конца не веря.

Бес с прищуром поглядел на него, цыкнул зубом и выдал:

— Как маленький, ей-черту. Не замечаешь, как похудел? Мяса-то в тебе больше нет ни грамма!

Степан ойкнул. Задрал рубашку, глядя на живот и ребра. Бес, довольный эффектом, зашелся в мелком свинячьем смехе.

— Купился, — выдавил он. — Почти все на этот прикол ведутся! Ладно тебе, не грузись. Осталось мясо в тебе, осталось… Пока еще.

Степан опустил рубашку и обиженно покосился на спутника.

— И кровь по жилам течет, можешь не проверять, — поспешил добавить Артур. — А то некоторые ведь тестируют: располосуют полруки, потом штопай им вены!

Степан решил не комментировать подначки беса. Он просто молча спускался за своим провожатым и разглядывал искусно кованые перила. В конце концов они дошли до просторного холла с рядом кресел, Артур толкнул одну из шпонированных дверей, и взору журналиста открылся вполне обычный рабочий офис в западном стиле. Стеклянные переборки, тихий гомон менеджеров среднего звена, жужжание факса и стук клавиш — один в один редакция, куда так мечтал устроиться Степан.

Артур провел журналиста в дальний конец помещения и показал на гостевой стул рядом с рабочим местом толстого беса, уткнувшегося в ноут.

— Принимай, Люлькин, — сказал Артур.

Грузный сотрудник недовольно хрюкнул, отрываясь от созерцания картинки на экране, и зыркнул на Степана. Убрал руку с мышки и откинулся в кресле.

— Вип? — коротко спросил он.

— Вип, — кивнул Артур.

— Худой какой-то…

— Кончай, Люлькин. Я его уже на тему плоти подколол.

— Жаль, — буркнул толстый бес с совсем не страшной фамилией. Он открыл ящик стола и принялся в нем копаться. — Развелось вас, идиотов… Не можете по-человечески сдохнуть: под поезд там случайно попасть или чтоб шпана в подворотне запинала… Надо обязательно с пафосом и героизмом… Артур, какой это уже самоубийца за последнюю неделю?

— Да их разве сосчитаешь, — хмыкнул Артур. — За две тысячи перевалило.

— Осатанели, — проворчал Люлькин, бросая на стол папку с документами. — Я давно предлагал: минуя нашу инстанцию, этих гениев прямиком на сковороду, и чтоб температура не меньше пяти сотен по Цельсию. А то на каждого изволь дело завести, чаем напоить… Ладно хоть жратвы давать не положено.

— Некоторые просят, кстати, — улыбнулся Артур, почесав рог. — Вчера вон Хвост и Рыло притащили четверых бомжей, которых во сне собаки бродячие обглодали. По кусочкам собрали, можно сказать, этих дуриков-жмуриков. В камеру просторную определили. Так нет, проснулись как ни в чем не бывало и давай спорить, кто идет к метро мелочь стрелять, а кто в магаз за очередной! На их беду, Рыло в ночном карауле был. Ему через полчаса это дело надоело, ну он им популярно и объяснил текущий статус, а также зачитал права…

— М-да, Рыло зачитает так, что повторять не надо, — скривившись, сказал Люлькин и открыл папку. — Даже жаль бедолаг. Отмучились хоть?

— Ну-у, как сказать… — смутился Артур. — Не совсем. Одного на каталке в ад увезли, а троих Рыло до сих пор воспитывает…

— Рыло, Рыло… — брюзгливо промямлил Люлькин. — Опер он, конечно, знатный, но за превышение полномочий по нему давно УСБ плачет.

Артур пожал плечами и снова хрюкнул, отчего его пятак комично сморщился. Люлькин закончил копаться в объемистой папке, протянул журналисту шаблон протокола и, ткнув в место для подписи, сообщил:

— Автограф нарисуй. Потом по коридору и направо, там кто-нибудь из эмиссаров встретит и проводит в приемную. Только придется подождать чуток, наша малютка пока седьмые сны видит…

Степан проглядел документ о поступлении в распределитель, подписал его и вернул толстому бесу.

— Всё, перерыв, — решительно сказал Люлькин. — Артур, пойдешь завтракать?

Артур плотоядно заурчал, махнул Степану рукой и поцокал вслед за Люлькиным к лифту.

Степан двинулся в указанном направлении, дальше по проходу, с любопытством рассматривая честных тружеников адской канцелярии.

Вот усталый бес-следователь допрашивает худосочного старика. Тот бормочет что-то о профуканном наследстве и яде, подсыпанном любимым внучком в похлебку. Вот очная ставка: два мужика в присутствии скучающих понятых и беса-пристава с накачанными бицепсами выясняют, кто кому успел засадить первым перо под ребро. А вот за рахитиком со скрипкой пришли харизматичные типы с белоснежными крыльями за спиной. Уговаривают, о чем-то просят. Юноша упирается. Разборчиво слышен лишь конец фразы пьяного скрипача: «…зато внизу компания веселей».

Непростая все-таки у бесов с ангелами работа…

Степан дошел до конца коридора, как и велел Люлькин, повернул направо и уперся в стеклянную дверь с аккуратной табличкой «Оперативное управление».

Дежурным эмиссаром оказалась Обломиста. Барышня улыбнулась Степану, как старому знакомому. Даже чуть более кокетливо, чем полагалось.

— А ты сообразительный, — потрепала она его за щеку. — У нас текучка кадров невысокая, люди должностями довольны. Не хочешь попробовать на испытательный срок младшим инспектором в распределителе?

Степан содрогнулся.

— Шучу я, — хихикнула Обломиста. — Пойдем, босса покажу.

Как выяснилось, у Смерти не было косы.

У нее были две трогательные, аккуратно заплетенные косички.

Смерть оказалась маленькой миловидной девочкой. С румяными щечками и слегка вздернутым носиком. Если бы вы встретили такую чудную малышку на улице, то непременно улыбнулись бы ей и позавидовали счастливым родителям. Помахали вслед рукой, а может быть, даже расщедрились и подарили мороженое.

Смерть была очаровашкой.

Смерть была мечтой всех мамочек на свете.

Степан оглянулся на Обломисту. Та ему игриво подмигнула. Журналист отвел глаза, снова оценил гимнастическую осанку девочки, сидящей в позе лотоса на огромном стуле с высокой спинкой, и посмотрел за окно.

Там разгорался очередной суетливый день. Узнаваемый московский абрис пейзажа с иссиня-черными силуэтами новоарбатских домов-книжек и далекими огоньками небоскребов Сити вызывал безумное желание бросить все куда подальше и отправиться в свободную прогулку по столице необъятной родины.

— Может, журнальчик? — предложила Обломиста. — Босс все равно еще не скоро выйдет из транса. Или могу попросить секретаря чайку вскипятить.

— А? — Степан отвлекся от созерцания красивого московского утра. — Нет, спасибо… Вы позвонили кому надо? Их уже нашли?

Обломиста улыбнулась.

— Скоро твои друзья будут в Москве. Их сопровождает Лажатэль, не волнуйся. Все будет в порядке.

— В порядке? — нахмурился Степан. Грубить он не собирался, но обида за пережитые неприятности все еще кипела внутри. — А то, что вы бросили нас умирать в гроте с лавой — тоже в порядке?

Обломиста эротично встряхнула огненными кудрями и сногсшибательно качнула бедрами. Степан сглотнул и вновь отвернулся к окну.

Барышня объяснила:

— Нам нужно было проверить вашу боеготовность. Протестировать, действительно ли вы обладаете сверхспособностями и прочими полезными навыками. А то казус мог бы выйти.

— Это еще почему? — не понял Степан.

— Сам посуди. Если бы вы не выбрались из переделки, какой смысл тащить таких лабухов в офис? Считайте, это была проверка.

Степан вздохнул.

— Ну, пусик, — хлопнула ресницами Обломиста. — Ну, не дуйся. Мы еще в самолете поняли, что вы парни бравые. Простая формальность нужна была.

И все-таки доводы о проверке Степану показались надуманными. Он не мог точно сформулировать, что ему не нравилось в таком объяснении. С одной стороны, все было предельно логичным, если понятие «логично» как-то сочеталось с событиями последних недель. Но все же… все же… Что-то тут было не так.

Степан облокотился на лакированный подоконник, посмотрел на прохожих, идущих по улице, и его вдруг охватило странное чувство.

Вроде бы, чего еще желать? Приключения, какие и не снились обыкновенному человеку, тайны, погони, битвы, интриги. Вроде бы — вот она, необыкновенная, невероятно увлекательная жизнь. Вроде…

Почему же в таком случае его тянет оказаться сейчас среди этих людей? И брести куда-то по своим совершенно обыкновенным делам: в гости к маман или на концерт любимой фолк-группы. Или просто так — идти куда глаза глядят и не думать ни о чем. Почему вдруг хочется снова стать одним из них? Обычным.

Во рту возникла горечь.

Стало быть, Степан врет сам себе? Значит, он все еще готов искать самую главную сенсацию всей жизни?

Степан потряс головой и с силой провел ладонями по лицу. Быстрей бы увидеть Кулио и всех остальных. Интересно, сочинил ли Самурай, как обещал, хайку про бесстрашного сына журналистики? Вот здорово было бы послушать!

У Обломисты запиликал смартфон.

— Да! — ответила она. — Уже прибыли? Отлично! Нет, ну зачем… Босс все равно пока в трансе. Ага… Ну, еще пара часов у вас есть. Устрой им экскурсию, своди в зоопарк, в планетарий. Перекусите чего-нибудь. У них есть там один… э-э… забыла, как его… он наверняка не откажется от завтрака… Что? Да нет, сидит, ждет, скучает… Степан! — Она обернулась к журналисту. — Тут тебя спрашивают. Будешь говорить?

— Да, конечно, — обрадовался Степан и взял телефон. Поднес к уху. — Алло!

— Стёпа? — вкрадчиво поинтересовался Кулио.

— Привет, Кулио! Как ты… — восторженно начал Степан, но в этот момент из трубки хлынул такой поток ненормативной лексики, что ему пришлось отнести динамик подальше.

Степан выждал несколько секунд и вновь приставил мобилу к уху.

— …кретин-мозгожорка! — как раз закончил свою мысль Кулио. — Это я вкратце. Подробный втык получишь при личной встрече. Теперь Викинг тебе хочет что-то сказать.

За следующую минуту Степан выяснил, что он «храбрый, но, блин, наглый, что вперед батьки со скалы сигает и не мучается по ночам кошмарами, что дать бы ему по балде, да дрын жалко, и что диктофону его поганому несдобровать».

— Извини, что вперед всех полез, Викинг. Я как лучше хотел, — попытался оправдаться Степан.

В этот момент девочка-Смерть, не закрывая остекленевших глаз, выдохнула:

— Апчхи!

— Будьте здоровы, — машинально пожелал журналист и уставился на нее.

— Чихает. Значит, до вершин астрала добралась, — пояснила Обломиста. — Скоро обратно пойдет.

Следующим со Степаном коротко побеседовал Эльф. Он растрогался и не смог произнести ни слова по теме. После стенаний насчет потери друга Томми и букета жалоб на несовершенство мира в трубке послышалась возня. В ухо ударил голос Маньякюра:

— Обманул, хитрец! Ну, держись, я тебе третий глаз шпагой на лбу нарисую. Будешь видеть, ныряльщик недоделанный, с каких вышек прыгать! — Морской волк ненадолго умолк, после чего выдал: — Если честно, я горжусь тобой.

Не успел Степан смутиться, как прорезался Фантик.

— Буду кормить до тех пор, пока сосиски из ушей не полезут, — пообещал он.

— Но мне же пришлось… — хотел возразить Степан, но был прерван глубоким, спокойным голосом.

— Стёп, тихо, не пыли, — осадил его Самурай. — Наваял я, как обещал, поэмку наподобие героического эпоса.

Степан крепче сжал смартфон, чувствуя, как вспотела от волнения ладонь.

Самурай продекламировал с расстановкой и мягкостью, которым позавидовал бы хороший ритор:

Когда в день ненастный и стылый

Газету решу почитать я,

Тебя неожиданно вспомню…

Героя.

Когда мы сидели так близко,

Ну, помнишь, тогда, в самолете,

С тобой я достиг равновесья…

На миг.

За Братство пожертвовав жизнью,

Навлек ты не только насмешки,

Но гордость мою за Россию…

Степан-сан.

— Отнимите у этого рифмоплета телефон! — раздался на фоне шума проезжающей машины крик Кулио. — А то еще немного лирики, и я не смогу от всей души надавать по мордасам нашему умнику-щелкопёру при личной встрече. Тю! Дай сюда трубу.

— Кулио…

— Так, не перебивай старших. Нам тут Лажатэль прогулку по вашей нерезиновой обещает… Тебе шаурму купить по дороге?

— Да, конечно! Хотя лучше — курочку-гриль… В любом случае, Кулио, спасибо тебе.

Кулио помолчал. Потом на тон ниже добавил:

— Тебе спасибо. Но на будущее, Стёпа, имей в виду следующее. Если соберешься выпендриться — заявку мне в письменной форме, за сутки до. Вдуплил?

— Вдуплил.

— Переживать за каждого героя — вовек не оберешься геморроя, — задумчиво изрек на заднем плане Самурай.

— Мы пошли глазеть на местные достопримечательности и лопать бургеры. Скоро будем. Конец связи, — отрезал Кулио.

В трубке щелкнуло. Эфир заполнил шорох помех, на фоне которого загундосили неразборчивые голоса.

— Что это за болтовня? — удивленно спросил Степан, возвращая Обломисте смартфон.

Барышня послушала пару секунд и беспечно махнула рукой:

— Ерунда. Бесы-связисты шалят.

Степан понимающе кивнул, передернул плечами и заставил себя отвести взгляд от дьявольски аппетитных ножек Обломисты.

Пока Братья гуляли по Первопрестольной, Степан спустился в комнату релаксации. Взял стакан с минералкой, устроился в мягком кресле и прислушался к негромкой музыке. Играло что-то минорное, из классики.

Он не заметил, как задремал — ночные события окончательно вымотали журналиста. Затылок коснулся удобной спинки кресла, веки опустились, и перед взором журналиста понесся калейдоскоп обрывочных грез…

Проснулся Степан от звонкого шлепка по уху.

— А? — не разобрал он спросонья. — Маман, я еще посплю…

— Войну не проспи, сына, — ухмыльнулся Кулио. — Держи презент от среднеазиатских кулинаров.

Он сунул под нос журналисту надкусанную шаурму.

— Вы вернулись! — воскликнул Степан, в порыве радости обнимая шефа и улыбаясь Самураю. — Наконец-то!

— Э, — отстранился Кулио, — обжиматься, конечно, разрешено, но без фанатизма. В экстренных случаях — к Эльфу. Он тебя при любом раскладе потискает.

— Извини… — смутился Степан.

— Нормуль, — сказал Кулио. Обвел взглядом комнату релаксации, высунулся в офисное помещение. — Это и есть, что ли, тот свет? Хиловато, прямо скажем… Дизайн интерьера порядком устарел, такие цвета уже давно не в моде. Я вам правильный понтонный веер как-нибудь подарю.

— Зачем дарить, если можно продать, — вставил Бюргер.

Рядовые сотрудники с интересом наблюдали за Братьями, выглядывая из своих пластиково-стеклянных ячеек.

— Потаращились и хватит, — Кулио трижды хлопнул в ладоши, давая понять, что переменка завершена. — Марш баланс светотени блюсти! Ну, где там наша старуха с косой?

Степан открыл было рот, но рядом мгновенно возник Артур и ткнул его в бок локтем. Шикнул:

— Не погань сюрприз, зануда!

— Пойдемте в кабинет, — сверкнула зелеными глазами Обломиста.

— Сама бы могла встретить дорогих гостей, — проворчал Фантик. Он то и дело задирал мантию и нервно ощупывал складки жира на боках.

«Очевидно, — подумал Степан, — этот пройдоха Артур наколол и нашего короля».

— Так, только давайте сразу договоримся, — предупредил Кулио, заходя в лифт. — Спасаем мир, оперативно расплачиваемся, и чтобы никаких фокусов.

— Бартер. Ценная. Пространственно-временная. Структура, — согласился Киборг.

Степан обратил внимание, как Маг Шу сдвинул плечи и молча сунул руки в карманы. Шу вел себя непривычно тихо. Со штатным выпивохой Братства что-то явно было не так… Только — что?

— А как вы умерли? — полюбопытствовал Степан. — Ведь всё Братство, как бы помягче выразиться…

— Сдохло, — помог Бюргер.

— У них тут целая система, — объяснил Кулио, задумчиво разглядывая неприкуренную сигару. — Крышуют одну больничку, где сплошь и рядом палаты с усыпляющим газом и удобными кушетками для инъекций. Сервис на уровне. Умираешь там — оказываешься здесь. Эвтаназия называется.

— Надеюсь, мое тело уже обхаживают медсестры, — мечтательно проговорил Маньякюр. — Они там ничего, симпатичные.

— С Магом нашим у них не срослось, — продолжая вертеть в пальцах сигару, сказал Кулио. — Ведь этот гад всех нас подставил, а тебя, Стёпа, в особенности.

— Почему? — не понял Степан.

— Морили-морили его газом, укольчики делали, а он не дохнет, и всё тут, — сказал Кулио, даже не глядя в сторону набычившегося Шу. — А потом выяснилось, что он и сам может на тот свет уходить… И ведь молчал, зараза! Узнали бы мы раньше, не пришлось бы тебе, Стёпа, со скалы сигать.

Степан поглядел на Шу. Тот сделал вид, что не замечает ничего, кроме своих обгрызенных ногтей.

«То-то он притух, — подумал Степан. — Братья, поди, ему навтыкали по самое не хочу за мою смерть». И журналист ощутил нечто вроде гордости за свой поступок.

— Как тебе моя поэмка? — спросил Самурай и скромно накрутил на палец свою бородку.

— Душевно! А главное, ощутимо веяние вселенской мудрости, — признался Степан.

Самурай приосанился, облокотившись на ножны. Лифт остановился, но двери не спешили открываться.

Бюргер заговорщически поманил к себе Фантика и что-то шепнул ему на ухо.

— Как нет мяса? — испуганно вскрикнул изгнанный король, отстраняя мерзко ухмыляющегося арийца. — Что значит, в аду нет мяса? Белок — основной строительный материал для организма! Мне необходимо мясо, чтобы заниматься бодибилдингом, то есть тело свое строить.

— Ага, вширь, — добил Бюргер.

— То бес этот рогатый про исчезнувшую плоть приколет, то ты со своими заявами… — Фантик обиженно сложил пухлые руки на груди. — Задолбали.

Двери лифта, наконец, плавно разъехались. Эльф в последний раз глянул на себя в зеркальный потолок, поправил засаленную челку и первым вышел из кабины.

Через минуту Лажатэль с Обломистой провели братьев в приемную. Степан обратил внимание, что они зашли к кабинету Смерти с совершенно другой стороны, не с той, откуда он попал в первый раз. Наверняка в офисном здании было множество секретных ходов, аварийных лестниц и путей отступления на непредвиденные случаи.

— Не, мне интересно, она правда с косой? — Кулио старался не выглядеть напряженным. Он глянул на ставших вдруг серьезными Лажатэль и Обломисту и пожал плечами: — Я просто спросил.

Степан заметил, что Самурай, словно бы невзначай, выпростал из ножен саблю, Викинг стукнул по своему шлему дрыном, а Киборг покосился на кобуру, висевшую на бедре — журналист знал, что там спрятан убойный дробовик с навороченным прицелом.

Рука непроизвольно нащупала рукоять мухобойки.

— Не стоит так шуметь, — предупредила Лажатэль, когда шеф бравым строевым шагом направился к двери кабинета.

— Всё тип-топ, — успокоил ее бодрящийся Кулио, продолжая печатать шаг. — Я морально готов встретиться лицом к лицу с вашей костлявой старухой.

Степан вновь открыл рот, чтобы предупредить шефа, но Артур погрозил красным пальцем. Впрочем, теперь все равно было поздно…

Кулио уже с грохотом распахнул дверь и вошел. Остальные моментально сгрудились за его спиной, пихаясь и шикая.

С медленно сползающей улыбкой Кулио осматривал кабинет. Огромное окно с видом на Новый Арбат и небоскребы Сити, драпированный стол, заваленный документами, массивное бюро, стеллажи с архивами… На исполинском стуле его взгляд остановился.

Братство

Хрупкая девочка с осанкой гимнастки продолжала сидеть в позе лотоса.

— А где Смерть? — родил Кулио после минутного молчания. — Что-то не вдупляю. Это, типа… эта…

На этом его мысль остановилась, а мозг, по всей видимости, отправился на штрафстоянку.

Самурай оторвал взгляд от трогательных косичек и повернулся к Лажатэль. Но его опередил Викинг.

— Я, блин, не понял, — прогремел бородатый детина. — Что за ботва? А где инструмент для сенокоса и всё такое?

— Да нас же околпачили! — резюмировал Маньякюр и сноровисто выхватил из ножен фамильную шпагу.

Степан тоже достал свою мухобойку, но решил до поры до времени держать ее за спиной.

Киборг вытащил из кобуры дробовик с лазерным целеуказателем собственной конструкции: красной лампой, прикрытой дуршлагом. Десятки ярко-красных точек весело запрыгали по стенам.

Викинг под шумок приблизился к девочке и хотел кончиком дрына коснуться ее коленки, но его так шарахнуло электрическим разрядом, что бородатый детина отлетел к бюро, разбил шлемом горшок с фиалками и красиво сполз на пол, бряцая доспехами.

Эльф захныкал, а Куклюмбер резво спрятался за Киборга, водящего туда-сюда своим чудо-дробовиком.

— Она проснулась! — торжественно провозгласила Лажатэль.

Девочка зашевелилась. Взгляд ее на миг стал пронзительным, взрослым, колючим, а потом лучистые глаза заулыбались.

— Братство, — кивнула она, и косички мотнулись в такт движению головы. — Что ж, наслышана, наслышана. Чаю, кофе или, может, сразу мышьяку? Ладно, шучу я. Не напрягайтесь.

Глава 17

Отречение Мага

Смерть щелкнула пальцами. В кабинет мигом заскочили три проворных бесёнка. Под чутким руководством Артура они собрали черепки от разбитого горшка с фиалками, подмели с пола рассыпанную землю, ловко расставили стулья и исчезли, прикрыв за собой двери.

Властным жестом девочка пригласила гостей садиться.

Расселись. Воцарилось неловкое молчание. Самурай выразительно посмотрел поверх очков на Кулио, но тот, очевидно, до сих пор находился в измененном состоянии сознания. Степан понимал: шеф никак не может смириться с мыслью, что ему придется спасать мир от геноцидных козней хрупкой девочки.

Смерть не спешила начинать разговор. Она покачивала ножкой и хитро улыбалась.

— Стёп, — попросил Самурай, поняв, что Кулио пока в неадеквате, — будь добр, изложи вводную местному начальству. Только коротко. А когда Кулио придет в себя — ведь рано или поздно это должно случиться, — он дополнит твое выступление ценными комментариями.

Сидевший позади всех Куклюмбер прыснул со смеху, но Киборг строго зыркнул на бобра красным оком, и тот затих. Киборг и Степан лучше всех относились к Куклюмберу, поэтому были у наглого животного в авторитете.

— Не тормози, филолог, — подбодрил Маньякюр.

Степану редко приходилось выступать перед аудиторией. Даже на семинарах в универе он смущался, а уж здесь, перед самой Смертью…

Степан прочистил горло и встал со своего места. Девочка перевела лучистый взор на него. Самурай нетерпеливо застучал рукояткой сабли по спинке стула.

Глубоко вздохнув, Степан стал говорить. В течение долгих пяти минут журналист описывал историю Братства и объяснял причину, по которой им приходится прибегать к радикальным способам спасения человечества. Закончил он на позитивной ноте: заверил девочку, что, если дело успешно завершится, Кулио и компания будут всецело благодарны многоуважаемой госпоже Смерти за оказанное содействие.

Девочка внимательно выслушала Степана и задумчиво потеребила косичку.

В кабинете снова повисла гнетущая тишина. На этот раз ее нарушил Кулио. Хотя лучше бы он и дальше продолжал молчать в тряпочку…

— Она ж несовершеннолетняя, — обратился шеф к Обломисте.

Та ответила ему грозным взглядом и предупреждающе покачала головой. Кулио, не обращая на знак никакого внимания, протянул руку в направлении девочки и зашевелил двумя пальцами.

— У-тю-тю, какая сопливка… у-у, какая маленькая… У-тю-тю!

— Я бы не советовала… — начала Лажатэль, но Кулио не отреагировал и на это предостережение.

— Послушай, что скажет Смерть, — резко встрял Шу. Все обернулись к нему. Маг был на удивление серьезен и трезв. — И не надо больше смеяться.

Степан заметил, как Самурай от изумления вскинул брови. Признаться, он и сам встревожился от столь странного поведения Мага. Что-то тут не так. Сначала он скрывает, что умеет переноситься в офис к Смерти, не умирая, теперь еще этот тон. Чужой и неприятный.

— Интересно-интересно, — промолвила тем временем девочка-Смерть, продолжая покачивать ножкой. — Я представляла вас несколько иначе, Братство. Ну да неважно. Мои аналитики провели глубокий анализ прошлого вашей организации и сообщили мне, что вы действительно обладаете достаточными способностями для реализации намеченного плана.

Степан в который раз почувствовал, что от него ускользает важная часть информации. Однако, если раньше журналист мог списывать это на бестолковое и никудышное чутье, сейчас он понимал, что какие-то тайны между ним и Братством все еще существуют.

Но зачем тогда Самурай заставил его распинаться перед этой девочкой? Для отвода глаз? Вряд ли маневр удался.

— Давайте придерживаться регламента, — мягко сказал Самурай, привставая. — Мы помогаем вам выйти из-под печатей, а вы обещаете за это не превращать Землю в планету хаоса и ужаса. Как договаривались, мы отдаем вашим ученым некоторые тактические и технические наработки Братства, плюс вы сможете в течение определенного времени пользоваться услугами Мага Шу, которого когда-то навсегда потеряли.

— Ой ли, — в глазах Смерти на мгновение полыхнула испепеляющая ярость.

А тут еще, как назло, Кулио встрял со своими шуточками.

— Давайте ее в школу запишем, — язвительно предложил он. — Фартук, бантики, ранец. Ути-пути.

Смерть сглотнула, и Бюргер прикрыл лицо ладонями, как бы давая понять, что он в этом массовом суициде участвовать отказывается.

— Хорошо, — наконец, сказала девочка. — Давайте так и сделаем. Когда вы будете готовы меня освободить?

— Тю-тю-тю, — издевательски задразнился Кулио, изобразив пальцем червяка.

— Как только вы подпишете договор, — перебил зарвавшегося шефа Самурай, — и призовете шесть темных магов. Насколько я понимаю, наш Маг Шу — недостающая, седьмая часть цепи…

— Я помню, — поморщившись, сказала Смерть. Она нетерпеливо повела плечами и бросила Лажатэль: — Организуй бумаги.

Степан обратил внимание, как Шу нахмурился, отвернулся и стал бездумно выколупывать ногтем шпонку из бюро.

Девочка с оттенком брезгливости глянула на Кулио и осведомилась:

— Надеюсь, вы уже определились, кто из вас должен будет поставить свою подпись?

— Я распишусь, — заявил Самурай, беря на себя функции и.о. шефа.

— В таком случае, — сказала Смерть, коварно улыбнувшись, предлагаю сменить обстановку.

Она поправила клетчатый чулок и знакомо щелкнула пальцами.

Но на этот раз услужливые бесы не появились. Интерьер преобразился без помощи клерков. Видимо, Смерть решила продемонстрировать Братству свое могущество, и, надо признаться, отчасти ей это удалось.

Стены кабинета вспыхнули изумрудным сиянием, заставив Степана вздрогнуть и заозираться. Потолок выгнулся линзой, словно был сделан из пластилина, и рванулся куда-то вверх, в призрачно-красную пустоту. Пол стал вязким, как густой малиновый кисель. И даже московский пейзаж за окном исчез. Теперь по ту сторону стекла переливалась огненная феерия.

Пресс-папье, на которое успел положить глаз Бюргер, тоже трансформировалось. Теперь на столе ворочался склизкий ком с длинными щупальцами-иголками.

Самурай с Маньякюром машинально оголили клинки. Викинг тоже крутанул любимым дрыном, но не слишком ретиво: он все еще помнил мощный электрический удар. Куклюмбер прыгнул на плечо к Киборгу.

Преображение удивило всех Братьев, но, главное, оно вывело из прострации Кулио. Он окинул взглядом измененный кабинет, хмыкнул и вынес вердикт:

— Готично.

— Очухался? — спросил Самурай, с подозрением косясь на шефа.

— Более-менее. А где Шу?

— Да вот же… — Самурай замер. После паузы прошептал: — Ёпрстклмн.

— Допился, ханурик… — пробормотал Бюргер, с ужасом глядя на Мага.

— Похоже, это его инфернальная оболочка, — догадался Фантик.

— Вот, оказывается, каков настоящий Шу, — оценивающе прищурил глаз Маньякюр.

— Да, — признал Самурай, — похоже, так он выглядит в изнаночном измерении.

Шу в новом обличье смотрелся внушительно. Видавшая виды косуха превратилась в броню из прочных вороненых пластин, а рваный плащ — в черную накидку с бордовой окантовкой. Белки глаз стали ярко-оранжевыми, зрачки сузились. Кожа приобрела салатовый оттенок.

Кулио придирчиво осмотрел Мага. Спросил:

— А где хвост?

Шу молча развел руками.

Не поменявшая облика девочка-Смерть склонила голову к плечу и трогательно прикусила нижнюю губу. Она с интересом наблюдала за реакцией Братства.

Когда все насмотрелись, Смерть сказала:

— Готовы? Хорошо. Следуйте за мной.

Стул вместе с ней приподнялся на метр, повернулся в воздухе и неторопливо поплыл в сторону двери, которая в обычном мире была невидимой.

Братья, увязая в кисельном ковре, двинулись за ней. Замкнули процессию Лажатэль и Обломиста в облике уродливых суккубов. Степан уже имел счастье наблюдать барышень в этой ипостаси, но все равно невольно содрогнулся, глядя на гибкие пальцы вместо волос.

За дверью оказался длинный коридор. В стенах шевелилась красно-бурая субстанция, в которой то и дело возникали контуры чьих-то лиц. Беззубые рты открывались, но не произносили ни звука.

Когда Куклюмбер протянул коготок к одной из пастей, она тут же с хрустом сомкнулась. Бобер отдернул лапу и агрессивно фыркнул.

В конце коридора стул с восседающей на нем Смертью замедлил движение и развернулся. Девочка торжественно предупредила:

— Туда, куда вы сейчас войдете, еще не ступала нога человека…

— Давай, веди уж, — раздухарился Кулио. — Бывалые мы.

Девочка по-детски пожала плечами и взмахом руки отодвинула завесу. Вплыла в зал и посторонилась, пропуская остальных.

Размерами и оформлением помещение напомнило Степану финальный уровень какой-то старой компьютерной стрелялки. Гигантские колонны здесь поднимались из кровавого месива и тянулись к незримому своду. Возле шершавых стен прямо в воздухе полыхали сгустки огня, а в центре зала возвышался огромный костяной трон.

Смерть спрыгнула на него и жестом отправила летающий стул к потолку, во мрак. На этом чудовищном троне девочка казалась еще меньше и умилительней.

— Прошу на оформление документа. — Она вальяжно приосанилась, довольная произведенным эффектом. — Фотографировать запрещено, не сорить.

Самурай шагнул вперед, но Кулио придержал его за локоть.

— Куда это ты собрался?

— Нужно поставить подпись на договоре, — пожал плечами Самурай. — Иначе мы не сможем контролировать действия друг друга юридически.

— Это я вдуплил, — сказал Кулио. — Но куда собрался именно ты?

— Ну, ты так странно себя вел, и я подумал… — начал Самурай.

Но Кулио его перебил:

— Хочешь стать лидером?

— Я? — опешил Самурай.

— Только давай-ка честно, — прищурился Кулио. — Я давно заметил, ты чего-то замышляешь против меня! А ну, смотри в глаза, признавайся!

— А-а… — догадался Самурай, криво улыбаясь, — это ты так неказисто шутишь, да?

— Кулио, он вызвался, потому что ты был… м-м… — Степан запнулся.

Кулио резко повернулся к журналисту.

— Что? Невменяем? Ты это хотел сказать? А ну-ка, Стёпа, руки по швам и отвечай по уставу! Я идиот?

— Н-никак нет… — помотал головой Степан, рефлекторно вытягиваясь по стойке «смирно».

— Кулио, — прогремел Викинг. — Ты, блин, это… не бузи…

— Уволю, — тихо пообещал Кулио, играя желваками.

— Ты все чаще истеришь, Кулио, — мягко сказал Маньякюр. — Мы не знаем, что с тобой творится, шеф, но порой ты ведешь себя неадекватно. Клянусь священными озерами Тибета, с тобой происходит что-то неладное!

— Восприятие. Искажено, — скрежетнул Киборг. — Легкий. Сбой. Системы. Мышления.

— О как, — понимающе выпятил нижнюю губу Кулио. — Да у вас же тут целый заговор. Что, дошли до конца и решили со мной расправиться? В утиль, значит, хотите старика списать?

Степан заметил, как Смерть прикрыла рот ладошкой и спрятала едкую усмешку.

— Кулио, покайся! — осадил раздухарившегося шефа Самурай. — Что ты несешь, какой нафиг утиль! Ты по-прежнему наш лидер и идейный вдохновитель. Почему ты стал таким подозрительным?

Кулио явно не понравился вопрос, и он на него не ответил. Вместо этого пристально посмотрел на Самурая и выцедил:

— Я подпишу.

Тот молча сделал шаг в сторону, уступая дорогу. Кулио уверенной походкой направился к трону Смерти.

— Я бы посоветовал посмотреть, прежде чем… — не вытерпел Самурай.

— Сам знаю, — отрезал Кулио. — Не первый день на рынке.

Он принял из когтистых лап Обломисты бумагу и огляделся в поисках ручки.

— Разве я не предупредила? — улыбнулась Смерть. — По местным юридическим канонам расписываться надо собственной кровью.

Кулио сердито уточнил:

— А ножик дадут? Или мне зубами палец куснуть?

— Никакого насилия, — приторно проворковала Смерть.

Лажатэль услужливо протянула подушечку. Перед Кулио поблескивал отличный столовый тесак.

— Ой, мамочки! — взвизгнул Эльф, закрывая глаза руками. — Хоть бы все это поскорее кончилось!

Кулио взял нож, оценил в отражении лезвия свою щетину и уколол кончиком безымянный палец.

Капля крови набрякла на коже. Она сверкнула в свете факелов как рубин.

Самурай напрягся. Викинг заурчал. Кожа Мага Шу стала еще бледнее.

Степану показалось, что где-то, очень далеко, может быть, в нормальном человеческом измерении, пророкотал раскат грома. Он встряхнул головой и списал это на разыгравшееся воображение.

Кулио и Смерть взялись за руки. Их окутало полупрозрачное багряное облако, словно бы сотканное из мириадов крошечных искр. Викинг и Киборг выступили вперед, но Лажатэль предупреждающе рыкнула.

Раздался треск и громкий хлопок.

Степана ослепило призрачно-фиолетовое сияние. Обалдевший Кулио с девочкой-Смертью взмыли высоко под свод зала и закружились в тревожном, пленяющем танце.

— Договор подписан, — провозгласила Обломиста и плотоядно посмотрела на Мага Шу.

Из-за колонн появились шесть фигур в темных балахонах. Увидав их, Маг съежился и пробормотал себе под нос какие-то заклинания. Фигуры обступили полукругом трон Смерти, которая все еще кружилась под потолком с Кулио.

— Здравствуй, Артемиус, — негромко сказал один из темных магов, лицо которого было скрыто под капюшоном. — Мы уже заждались.

Братья переглянулись, не понимая, к кому он обращается.

— Приветики, Лаврентиус? — поздоровался Шу своим скрипучим голосом. — Цирроз еще не добил?

— Артемиус, — произнес второй колдун, — надеюсь, на этот раз ты вернулся к нам навсегда?

— Ну, фиг его знает, Калиостиус, — попытался возразить Шу, делая шаг назад. — Вы же не простили меня.

— Ты давно прощен, Артемиус, перестань валять дурака, — серьезно сказал Калиостиус. — Нужны доказательства? Ты их получишь. Но сначала давай совершим то, ради чего ты и твои никчемные дружки пришли сюда…

— Это кто тут никчемный? — прогремел Викинг, крутанув дрыном.

— Давай сделаем это, — повторил Калиостиус. На Викинга он не обратил никакого внимания. — И твои дружки продолжат бессмысленно коптить воздух на бренной Земле.

— Кулио, тысяча бешеных касаток тебе в ребро! — позвал Маньякюр, задрав голову, — Хорош уже там плясать, спускайся. Похоже, ты подмахнул крайне каверзный договорчик.

— Ну что, Артемиус, как насчет печатей? — поинтересовался Калиостиус из-под капюшона.

— Я… не… — Шу помотал головой, отступая еще на шаг.

— Ты меня разочаровываешь, Артемиус, — вздохнул Калиостиус. — Договор подписан.

— Договор-договор… Прилип ваш договор мне, как банный лист к заднице, — набычился Шу.

— Ах вон оно как, — протянул колдун. — Что ж, понимаю твои сомнения. Возможно, тебя сможет убедить законная супруга?

— Кто, блин, законный? — не понял Викинг.

— Шу женат? — обалдел Маньякюр.

— Ого, — уважительно покивал Бюргер. — Да наш алкалоид, похоже, не девственник.

— Кажется, я сейчас упаду в обморок, — предупредил Эльф.

— Но… кто? — задал самый главный вопрос Степан.

— Обломиста, — желчно фыркнул Калиостиус. — Поприветствуй своего муженька гулящего.

Бестия-суккуб дыхнула огнем и раскинула ручищи в притворном восторге.

— Облом… — Маньякюр аж слюной от волнения поперхнулся. — Обломиста — жена Шу?

— Клевый сюрприз, да, — развел руками колдун.

— Э, э, э! Стоп! — не согласился морской волк. — Шу! Ведь это неправда?

Шу скромно потупился и промолчал. Его кожа окончательно побледнела, и теперь казалось, что она прозрачная.

— Похоже. Это. Правда, — выдавил Киборг. — Непростительная. Ошибка.

— Шу, ты знал, на что мы идем? — воскликнул Бюргер. — Ты с самого начала всё знал?

Маг не ответил. Он продолжал смотреть себе под ноги.

Кулио с девочкой, наконец, спустились из-под сводов. Смерть по-хозяйски забралась на трон с ногами и погремела костяшками подлокотника.

Кулио взволнованно осмотрелся.

— Прикольно покружились, — признался он. — Вы чего такие унылые? Я что-то пропустил?

— Пустяки, — процедил Самурай. — Шу женат. А еще он вот-вот перекинется в стан врага.

— Смешно, — сказал Кулио, продолжая по инерции улыбаться.

— Пойдем, Артемиус, — позвал Калиостиус, так и не подняв капюшона. — Надеюсь, ты помнишь слова заклинания?

Маг Шу вздохнул и безропотно встал возле трона.

— Э-э, гхм… — напрягся Кулио. — Тут, типа, обряд готовится?

Было видно, что суровое молчание Братства уже всерьез действовало ему на нервы.

— Мои шутки, как я погляжу, приелись, — резюмировал шеф.

Темные маги запели. И Калиостиус, и Лаврентиус, и Артемиус-Шу, и все остальные колдуны. В целом композиция была ничего, но местами маги переходили на йодель, и тогда горловое пение било по ушам.

— Не знал, что Шу подучился вокалу, — в последний раз попытался разрядить обстановку Кулио. Получилось неважнецки.

Темные маги продолжали петь, плавно повышая тональность. На самой высокой ноте мелодия оборвалась. Колдуны выстроились в линию. Маг Шу оказался крайним.

Лажатэль и Обломиста встали за трон.

Девочка театрально всплеснула руками. Их ничего не сдерживало. Словно все еще не веря привалившему счастью, она подняла одну руку ладошкой вверх, затем вторую. Резко опустила обе.

Из пальцев с треском сыпанули искры, и яркие молнии скользнули во все стороны, контрастно высветив каждую деталь вокруг. Ветвистые электрические разряды метнулись туда-сюда и ушли в красное месиво на полу.

Смерть деловито поправила чулки, встала с трона. Вздохнула полной грудью.

— Наконец-то! — пронзительно крикнула она. — Я свободна! Оковы больше не держат меня! Это свершилось!

— Что ж, мы очень рады, — сказал Кулио.

Девочка рассеянно взглянула на шефа, словно вспоминая, кто он такой.

— Да… — наконец произнесла она. — Что я тебе обещала, пришелец извне?

Степан навострил уши.

— В договоре же всё есть, — неуверенно предположил Кулио. — Вы помогаете нам, а мы вам — наши тактические секреты… и всё такое… Помощь Мага Шу… Всё же четко прописано?

— Да? — картинно удивилась Смерть. Начала листать контракт. — Что-то я ничего этого не найду… Уверен, что ты видел все эти пункты?

— Вот и полагайся после этого на порядочность незнакомцев, — вздохнул Кулио.

— Смотреть надо, куда кровью капаешь, — мстительно заметил Самурай.

— Ты что, балбес, даже не посмотрел, под чем автограф ставил? — рявкнул Куклюмбер. — Да ты хоть понимаешь, что натворил? Нас же сейчас прямо тут мочканут!

В зале повисла тишина.

— Если вдруг кому-то интересно мое мнение, — пробормотал Бюргер, — надо срочно отсюда мотать.

— Правильно. Если вы именно так поступите, я постараюсь вас не разорвать в клочья, — подтвердила Смерть. — Может быть, вы даже доживете до конца света.

— А он на какое запланирован? — сглотнув, уточнил Фантик.

Девочка хлопнула ресницами.

— Со дня на день. Глянь, печати сняты. Я свободна! Я могу творить любые злодеяния! Я теперь могу нарушить равновесие светотени! Мне отныне начхать на дипломатическую толерантность!

— Зря так с равновесием, — с сожалением покачал головой Самурай.

— Вот только Мага вашего, к сожалению, придется оставить здесь, — добавила Смерть. — Впрочем, он уже не хочет уходить. Верно, Артемиус?

Шу всем своим видом попытался изобразить сожаление, но вышло чересчур театрально.

— Шу, ты… — Маньякюр не придумал, как закончить фразу.

— Ну что, Артемиус — не хочется идти с ними? — шепотом уточнила девочка.

Маг сокрушенно вздохнул, переставая кривляться, и помотал головой:

— Не-а.

— Что вы с ним сделали? Это какая-то ворожба! — вскинулся Самурай. — Маг! Что с тобой?

Шу не ответил.

— Так и быть, я тебе дам полтаху… — начал Кулио и двинулся к Магу, но тот вновь тяжело вздохнул и щелкнул пальцами.

Кулио дернулся и остановился, словно уперся в невидимую стену.

— Э, я не…

— Покусин де басен, — обронил Шу, выбрасывая руку.

Кулио отшвырнуло, как тряпичную куклу, и ощутимо приложило о колонну.

— Фигасе, — прокомментировал дрогнувшим голосом Бюргер. — Обычно у него вектор магии сбоил…

— Что же будет с человечеством? — не узнавая своего голоса, спросил Степан.

— Как «что будет»? — удивилась Смерть. — Да, в общем, то, что вы и хотели… Массовые убийства, войны, пожары и наводнения. Армагеддец. Только не понарошку; как предлагал ваш шалопутный командир, а настоящий такой, полноценный.

— Фигасе, — тупо повторил Бюргер.

— Знаете, — задумчиво продолжила девочка-Смерть, — честолюбие — один из моих любимых грехов, но чтобы настолько заиграться… Феноменальный случай! Когда до всех вас дойдет очередь, я подготовлю особые пытки. Персональные. Вот ты, толстый…

Фантик насупился.

— Как насчет того, чтобы быть главным обедом на столе регента Непала, который турнул тебя с престола?

— Решительно против, — буркнул изгнанный король.

— А что же изобрести для тебя, многомудрый Самурай? — Смерть показушно задумалась на миг и просияла. — Ах да! Насколько мне известно, всю свою жизнь ты занимался поисками равновесия. Не так ли?

— Предположим, — осторожно ответил Самурай.

— Знаешь, какое наказание будет для тебя самым ужасным? Нет? Да всё просто! То самое равновесие, — колюче улыбнулась девочка. — Ведь в глубине души ты все равно понимаешь, что равновесия не существует. Правильно? А если ты его получишь — потеряешь мечту.

— Не получится, — голос Самурая предательски надломился. — Ты лжешь!

Девочка звонко рассмеялась. Перевела взгляд на морского волка.

— Что касается тебя, бравый пират. Впрочем, Лажатэль попросила оставить тебя ей на закуску…

— Может, покажешь, на что ты способна, малявка? — не выдержал Маньякюр и со всей дури запустил шпагой, метясь меж девчачьих косичек.

Обломиста среагировала мгновенно. Она вытянула мускулистую шею, перехватила шпагу на лету и с хрустом раскусила ее.

Морской волк схватился за сердце и облокотился на плечо Викинга.

— Фамильная же была… — прошептал он.

— Да ладно, не дрейфь, — подмигнула Обломиста и выплюнула крупные осколки к его ногам. — Заново свою зубочистку выкуешь.

— Мы будем с тобой сражаться! — сказал взбешенный Кулио, испепеляя Смерть взглядом. — И победим!

— Брось хорохориться, милый мой Кулио. Партия проиграна, — раздался насмешливый, до боли знакомый голос, и из-за колонны вышел румяный толстячок, промокая платочком лысину.

— Мох, ты? — прошептал Кулио. — Это что еще за спектакль, жиртрест?

— Прости, Кулио… Я не терплю конкуренции, — признался Мох, становясь за трон Смерти, между Лажатэль и Обломистой. — Ты меня в последнее время сильно напрягал и, честно говоря, уже начал раздражать. Признаться, я всегда завидовал твоей ничем не объяснимой удаче. Но не обессудь — это бизнес.

Лицо Кулио потемнело.

— Ты подсказал соплячке, как нас обмануть?

— Я бы не стал утверждать столь категорично, — развел пухлыми руками Мох. — Моя заслуга скромнее, чем ты думаешь. Я посоветовал уважаемой госпоже Смерти, как с вами правильнее обращаться, на какие рычаги давить. А дальше все пошло как по маслу. Вы же просто ходячий зоопарк грехов, амбиций и комплексов. Сразу было понятно, за какие струнки дергать. И, кстати, без обид: лично с тобой работать было легче всего.

— Ты же возглавляешь Орден хранителей планеты, — глотая подначку, проговорил Кулио. — Почему?

— Я же говорил, что он не поймет, — вздохнул Мох. Повернулся к Смерти: — А давайте грохнем их прямо сейчас?

— Даже не знаю, — лениво протянула девочка. — Можно, конечно. Как насчет того, чтобы это сделал их бывший дружок? Что скажешь, Артемиус?

— Это будет даже забавно, — заулыбался Мох.

— Но мы же у вас в гостях, а значит, по определению, уже мертвы, — нервно напомнил Самурай.

Смерть и Мох озадаченно переглянулись.

— Поступим так, — решила девочка. — Лажатэль и Обломиста проследят, чтобы вы ожили в нашей больнице. А потом Артемиус всех вас жестоко переубивает. Хороший план?

Кулио отпустил в ее сторону такое ругательство, что, будь Смерть настоящей девочкой, получила бы тяжелейшую психологическую травму на всю оставшуюся жизнь. Но она лишь удовлетворенно кивнула и хищно улыбнулась.

— Мы еще посмотрим, кто где оживет! — смело выкрикнул Маньякюр, собирая осколки шпаги. — У меня, если что, там все медсестры знакомые!

— Пока, дурилки, — подмигнула девочка-Смерть, и Степан почувствовал, как вязкий пол ушел из-под ног.

Его перевернуло вверх тормашками и завертело волчком. К горлу подступила тошнота, от тряски журналист едва не прикусил язык…

Стены, свод, колонны — все превратилось в огромную багряную воронку, которая закручивалась сильнее и сильнее. Линии изогнулись в спирали. Стали сужаться, словно взводимая часовая пружина, сделались плотнее и скоро превратились в точку.

Оглушительно хлопнуло.

И мир погас.

Глава 18

Полный распад

Очнулся Степан, как и было обещано, на больничной койке. Без подушки, простыни, обездвиженный. Его грудь, бедра и ноги были перехвачены прочными эластичными ремнями.

Журналист приподнял голову и осмотрел себя. Несколько перевязок и многочисленные ссадины, замазанные зеленкой, говорили о том, что прыжок со скалы все же не прошел бесследно. Интересно, долго его тело вылавливали из Индийского океана?

От мысли, что его оживили, в первый момент стало неуютно. В голову полезли сравнения с зомби из фильмов Джорджа Ромеро. Ну и пусть! Во-первых, ничьих мозгов он есть не собирается, а во-вторых, он снова жив и почти здоров! По крайней мере, мыслит вполне трезво.

На соседней кушетке кряхтел Викинг. Бородатый детина пытался порвать железные цепи, которыми медперсонал намертво приковал его к стальному каркасу кровати. Обрывки эластичных лент висели по бокам — видимо, их Викинг в порыве нежности порвал.

По тумбочке, стоявшей между койками, вальяжно полз таракан, расчищая усами путь среди засохших крошек. Палата, в которую поместили Братьев, была явно не лучшая. А говорили: випы, випы! Вот как меняется отношение к людям, когда они становятся ненужными…

Степан попробовал пошевелить рукой, потом другой. Бесполезно. Лента держала крепко. И как только Викингу удалось ее порвать… Ну и силища!

«Бесперспективняк», — подумал Степан, вспоминая унылое лицо Генриха Карловича. Это слово сейчас как нельзя точно подходило к ситуации, в которую попали Братья.

Маг Шу стоял в дверях, скрестив руки на груди. Он был в обычном воплощении, без салатового отлива, но все равно выглядел непривычно сурово. За его плечами прихорашивалась, любуясь в зеркальце рыжими кудрями, Обломиста.

Увидев, что Братья очухались, а Бюргер с Фантиком даже зашушукались, прикидывая, как слинять из палаты, она дернула Шу за рукав.

— Чего ты ждешь? Вот они, прямо перед тобой! Только прошу, покончи с ними как-нибудь поизобретательнее. Подключи фантазию, выдумай что-нибудь совсем необычное! Ну, пожалуйста, ну хоть разок сделай мне приятное…

Бюргер замолчал и печально вздохнул. Степану показалось, что ариец с морским волком до сих пор ревнуют барышень.

— Шу! — Кушетка Кулио стояла изголовьем к стенке, и шеф не мог видеть Мага. — Слушай, на этот раз я не настроен шутить! Бросай-ка свои заморочки, а то, клянусь: никаких полтах до пятниц! И вообще… уволю без выходного пособия.

Поняв, что угроза на Мага не подействовала, Кулио попытался дотянуться зубами до эластичного ремня, но безрезультатно.

— Это только у меня ощущение, что, пока мы были там, над нашими телами грязно надругивались? — снова подал голос Бюргер. — Уж очень как-то ноет. Ну, побаливает, что ли…

— Где? — поинтересовался Эльф.

Он был примотан к соседней кушетке. Из-за маленького роста ремень обхватывал лишь его ноги. Но для надежности волосы приклеили к изголовью скотчем.

— Какая разница, где у кого побаливает! — гневно вскричал Маньякюр, зыркая глазом туда-сюда. — Теперь уже все равно, Бермудский треугольник мне в попец!

— Да, как раз попец и побаливает, — пробормотал Бюргер, пытаясь подвигать тазом. — Зудит, зараза.

Маг Шу приосанился, вытянул руки и начал делать пассы.

— Чего он там бормочет? — заволновался Кулио, вертя головой. — Маг, вот зуб даю, никаких полтах! Слушай, хорош уже паясничать, в конце-то концов! Приколист… Убьет он нас, как же… Шу?

— Ей-бор ат-ха… тома-сива… клавесина-ригху, — сказал Шу. — Харлач, хацай, наг!

— Неплохо задвинул, — хмыкнул Викинг.

— Хо-цо, хо-ё, — важно изрек Шу и выпустил из пальцев призрачно-сиреневые нити.

Магическая паутина оплела кушетку с Кулио, и от нее сыпанули искры. Степан явственно ощутил знакомый запах озона. Кровать с шефом подбросило вверх и боком ударило о потолок. Хрустнуло. Посыпалась штукатурка, а койка с грохотом рухнула обратно на пол.

Кулио начал было ругаться, но потом вдруг заткнулся и прислушался к ощущениям.

— А что, круто, — выдал он, покрутив усыпанной сухой известкой головой. — Шею не ломит больше. Это у вас тут мануальная терапия такая? Чур, мне добавки.

— Добавки можно, — зловеще пообещала Обломиста. — Артемиус, шарахни его еще пару раз, а потом расплющи бетонной плитой.

— А ты не подсказывай! — вскинулся Маньякюр. — Изменница!

— Ошибаешься, я как раз верная супруга, — улыбнулась Обломиста.

— Ага, а кто мне в избушке глазки строил?

— Врешь, каналья! Сами пришли, бабники.

— Вертихвостки!

— Разберешься с главным, займись пиратом, а, — попросила Обломиста мужа. — К примеру, сожги ему какой-нибудь орган и…

Ее голос потонул в шуме, донесшемся из коридора. Барышня сердито обернулась.

Шу сопел и готовил очередное заклинание. Его брови сомкнулись на переносице, а ноздри раздувались так зловеще, как только могут раздуваться ноздри чернокнижника при исполнении им прямых служебных обязанностей.

— Что случилось? — выкрикнула Обломиста в коридор.

Громыхнуло.

Потеснив Обломисту, в палату влетел перепуганный бес, в котором Степан сразу узнал своего недавнего провожатого — Артура. Тот потрогал ссадину под глазом, дернул пятаком и, затравленно оглядываясь, крикнул:

— Отстань, животное! Я тебе…

Артур исчез, словно его резко выдернули за хвост в коридор.

— Держите бобра! — раздался оттуда чей-то голос. — Ой, блин…

— Куклюмбер? — удивился Викинг.

Обломиста с душераздирающим воплем приняла инфернальный облик и стремглав кинулась в коридор, чуть не вынеся дверь вместе с косяками.

— А о бобре-то они и забыли! — ядовито улыбнулся Самурай. — Не смекнули: а вдруг это настолько умное животное, что может шухер устроить.

— Ладно там шухер, — проворчал Бюргер. — Судя по грохоту, этот хвостатый сейчас весь госпиталь развалит вместе с нами. Я предлагаю…

Что хотел предложить ариец, так и осталось тайной, потому что его кушетка в тот же миг взлетела под потолок и стала кружиться на манер пропеллера. Маг Шу в трансе размахивал руками, и чем быстрее он это делал, тем быстрее носился по комнате привязанный к кровати Бюргер.

— Держись, не сопливься, — посоветовал Кулио. — Мы когда обучение в космической академии проходили, и не такое случалось. В центрифуге, бывало, как раскрутит — аж соски к ребрам липнут.

— Прям. Как. Гагарин, — неуклюже поддержал арийца Киборг.

— Правильно, тренируйся, — хмыкнул Викинг. — Авось меня в армрестлинг завалишь когда-нибудь.

В коридоре кто-то дико завизжал. В стену с другой стороны глухо ударило.

— Кажется, кого-то башкой приложили, — определил Фантик по звуку.

— Ох, я так волнуюсь за нашего четвероногого друга! — вздохнул Эльф. — Как он там?

— Сам слышишь, — пророкотал Викинг. — Одно из двух: либо он всех бьет, либо его все бьют. Лично я склоняюсь ко второму варианту. Блин! Пододвиньте кто-нибудь дрын! Я сейчас цепочку эту расклепаю и Мага звездану как следует.

— Если Куклюмбер нас спасет, — торжественно провозгласил Фантик, ерзая на своей скрипучей койке, — я обещаю, что покажу ему, где лежит ключ от моего холодильника! И даже разрешу попробовать некоторые лакомства.

— Смотри-ка! Изгнанный расщедрился, — восхитился Самурай. — Ну, кто ставит на то, что зубастый нас спасет? — Он посмотрел наверх. — Бюргер, что скажешь?

Арийца мотало, как щепку в водовороте, но он, превозмогая тошноту, выдавил:

— Полтос…

— Пятьдесят баксов, — прикинул Самурай. — Хм. Учитывая расклад сил, предлагаю соотношение «один к десяти». Так, кто еще желает поставить на Куклюмбера?

— Зачем ставки, если мы сейчас умрем, — трагично сказал Эльф. — Умрем самой ужасной из смертей, которую только может изобрести околдованный злыми чарами Шу.

— Заткнул бы ты свой маленький неказистый рот, фаталист фигов! — сердито гаркнул Викинг.

Эльф скуксился и приготовился разреветься, но Маг Шу, не выходя из транса, икнул, и спутанные космы коротышки медленно, но верно выбрались из-под скотча и стали закручиваться вокруг тощей шеи, как змеи.

Эльф завизжал.

— Не торопится бобер нас спасать, — бешено водя глазом и морщась от истошного визга, процедил Маньякюр. — Акульи потроха мне в…

Бабахнуло так, что у Степана зазвенело в ушах. От взрыва стена треснула, и вместе с мелкими осколками и тучей пыли в палату ввалился крупный кусок перекрытия. От удара кушетка с Кулио поехала вперед и сбила Мага Шу с ног.

Койка с Бюргером мгновенно потеряла крутящий момент и рухнула из-под потолка на Киборга. От неожиданного удара тот едва не перезагрузился и сильным рывком разорвал путы.

— Усилие. Нерассчитанный. Скачок. Энергии, — прокомментировал Киборг, отдирая от кровати бледного арийца.

Полузадушенный Эльф жалобно застонал.

Киборг закончил с Бюргером и стал освобождать остальных. Дольше всего ему пришлось провозиться с Фантиком, скованным, как и Викинг, цепью с гигантским амбарным замком. Киборг выдвинул из запястья небольшую циркулярку и кое-как срезал дужку.

Пыль и дым постепенно рассеялись, и в проломленной стене обозначилась низкорослая фигурка.

— Нарисовался, — буркнул Кулио.

Куклюмбер стоял на задних лапах, упираясь в пол хвостом, и держал на плече четырехзарядный ручной гранатомет.

— Ну и? — нетерпеливо крикнул он. — Так и будем сидеть, как девки на смотринах? Или уже тикаем отсюда?

— Пятьсот баксов, — пролепетал Бюргер, борясь с рвотными позывами. — Гони монету.

Самурай вздохнул и вяло полез в карман.

— Охламоны, даже здесь тотализатор устроили! — возмутился Кулио. — Валим, пока эта шкура тут еще разок не пальнула… Куклюмбер, не скалься, без обид! Коллектив тебе благодарен, но в следующий раз старайся не жахать из тяжелого оружия в закрытых помещениях. Тоньше работать надо, мягче.

— Утонченная мягкость — не мой стиль, — огрызнулся бобер. — Уходим, ешкин кот!

— А что делать с Магом? — забеспокоился Степан, глядя на распластанного по полу Шу.

— Ты бы лучше о женушке его подумал! — рявкнул Куклюмбер. Он показал израненный бок. — Глянь, как царапается! Настоящая супруга, со стажем!

— Где она? — нервно спросил Маньякюр.

— Оглушил я ее, — отмахнулся зверь. — В стоматологии валяется, но скоро очухается. И не забывайте, что тут, кроме этой бабенции, до фига всяких бесячьих отродий околачивается.

— Всё, всё! Валим! — буркнул Кулио. Отобрал у бобра гранатомет и ринулся в пролом.

— Может, заберем Шу? — подал голос Фантик, одергивая мантию. — Все-таки Брат наш…

— Бывший, — жестко отрезал Кулио, не оборачиваясь. — Шевелите веслами!

Из больницы удалось выбраться без неурядиц. Лишь один раз какой-то настырный бесенок швырнул из-за угла гранату, но Киборг пресек диверсию метким выстрелом из бластера. «Лимонка» моментально превратилась в сгусток плазмы.

А вот на улице братьев ждало потрясение.

Меньше чем за час Москва преобразилась до неузнаваемости. Смерть, видимо, решила не откладывать конец света в долгий ящик и без промедления развернула адские легионы. Хаос и разрушение царили повсюду. Столица горела…

Степан обомлел. Он встал на крыльце и с содроганием огляделся вокруг. Это уже не походило на локальные удары нечисти и результаты прочих мелких шалостей, которые он успел повидать за время своих путешествий в составе Братства.

Это был полный пипец.

Тяжелые багровые тучи медленно плыли в небе, подсвеченные снизу многочисленными пожарами. Редкие прохожие пробегали по тротуару, катя за собой чемоданы и с ужасом глядя на разбитые витрины магазинов, опрокинутые скамейки и урны.

Столкнувшиеся автомобили, вой милицейских сирен, дым из разбитого окна на втором этаже дома, далекий стрекот вертолетов…

Больница располагалась в центре. Короткими перебежками Братья выбрались на улицу, к Библиотеке имени Ленина. Степан с ужасом уставился на расплавленный памятник Достоевскому и столб едкого дыма, валившего из пробитой крыши Манежа. Вход в метро здесь был блокирован ОМОНом.

— Двигаем к Охотному ряду, — скомандовал Самурай. — Я те места знаю. Гулял там, когда в конце восьмидесятых за джинсой и бананами мотался.

Братья побежали вдоль улицы в сторону Госдумы. Возле правительственного здания один отряд чертей показательно порол розгами какого-то депутата, а второй сдерживал натиск штурмующих сил правопорядка. Милиция и внутренние войска перекрыли проходы в подземку и здесь.

Самурай развел руками.

— Места он знает, — буркнул Кулио.

Тверская стояла. Между гудящими машинами застыла колонна бронетехники. Из арок в «Тигры» и «Уралы» летели бутылки с зажигательной смесью.

Оставалось двигаться только на главную площадь страны.

Из лопнувших окон ГУМа рвались языки пламени, а в бойницах Воскресенских ворот засели особо ретивые бесы с арбалетами. Менты выкуривали их оттуда слезогонкой и шквальным огнем из автоматического оружия. Обезумевший гид выкрикивал антифашистские лозунги до тех пор, пока у него не отобрали матюгальник и не разбили о брусчатку.

Куранты отсчитывали удары.

Братья рванули через правый край Красной площади к Васильевскому спуску. На лобном месте играли в орлянку несколько крупных бесов. Увидев бегущую колонну, они радостно заулюлюкали и кинулись наперерез, но, заметив на плече Кулио гранатомет, срулили к храму Василия Блаженного.

— Опоздали, — сказал Самурай, останавливаясь напротив Спасской башни и переводя дух. — Смерть одержала тактическую победу. Если уж в центре такой раздрай, боюсь представить, что на окраинах творится.

— А в регионах, поди, еще и землетрясения, — испуганно предположил Эльф.

— Цунами, блин, — хмуро сказал Викинг и воинственно закрутил дрыном, не зная, что еще добавить.

— Факт налицо, — подвел итог Бюргер. — Цивилизации крышка.

— Хватит каркать, как летучая рыба, — отмахнулся Маньякюр.

— Рыбы не каркают…

Беседу прервал заунывный сигнал воздушной тревоги, разнесшийся над горящим городом.

— Лишь бы с маман все было хорошо, — обеспокоенно покачал головой Степан, глядя на мобильник.

Связи не было.

К упоминанию землетрясений в регионах он отнесся скептически, но за маман переживал всерьез. Мало ли что могут натворить эти нечистые силы в провинциальных городах.

— Вы, люди, живучие, — без энтузиазма проговорил Кулио. — Заныкаетесь в подвалах да бомбоубежищах, отсидитесь. А потом выберетесь и организуете силы сопротивления…

— Хорошо бы, — отозвался Степан.

Обойдя горящий микроавтобус с лопнувшими проблесковыми маячками на крыше, братья вышли к реке.

По Большому Москворецкому мосту как мамаево войско прошло. Гонимая сильным ветром, по асфальту между брошенными машинами катилась милицейская фуражка. Людей на набережной вообще не было видно.

Подорванный БТР понуро уткнулся бронированным рылом в каменную стену арки.

— Помогите… — воззвал к Братьям кто-то из-за парапета.

Самурай с Маньякюром бросились на голос, выволокли из-под моста грязного алкаша и подтащили его к Кулио.

— Что здесь случилось? — сурово спросил шеф.

— Тучи… И черные вороны… — пьяно доложил замухрышка. — Мы только с мужиками настойку боярышника в аптеке взяли, как началось… Бегают хвостатые… с вилами… Ну, мы с Василичем сначала смеялись, думали — после вчерашнего еще не отпустило. Но те чертики были маленькие и зеленые, а эти здоровенные и красные. Людей хватают и тащат в подземелья. В колодцы, в метро, под воду даже кой-кого умыкнули… Земляки, а у вас остограммиться не будет, случайно, а? А то совсем с ума сойду…

Кулио повернулся к Бюргеру.

— Чего? — набычился тот.

Шеф продолжал молча буравить арийца взглядом.

— Да на, подавись! — не выдержал Бюргер и протянул склянку с медицинским спиртом, которую под шумок стибрил в больнице.

Кулио взял пузырек, плеснул бомжу в услужливо подставленный пластиковый стаканчик, тщательно завинтил крышку и со всей дури швырнул стекляшку в парапет. Она с хлопком разлетелась вдребезги. Кулио закинул гранатомет за спину и твердым шагом пошел прочь.

Степан побежал следом. Вскоре их нагнали остальные.

На пути попадались пустые бутики, бары, музеи и посольства. Жителей на улицах становилось все меньше, военные стали сворачивать блокпосты. На разбитые здания старой Москвы было жалко смотреть: осколки лепных фасадов, сваленные колонны и погнутые перила… Привычный уклад столичной жизни внезапно обернулся хаосом.

Возле разгромленного продуктового магазина Фантик задержался, поднял со ступени крыльца свежий окорок, бережно завернул его в газету и сунул себе под мышку.

— Все равно протухнет, — виновато объяснил он.

Рядом с продуктовым стояло небольшое кафе. Двери были распахнуты настежь, а изнутри доносился странный хрипящий звук. Журналист выхватил мухобойку, подошел ко входу.

Рядом с ним встали Самурай и Маньякюр. Киборг и Викинг следили за тылом. Степан выдохнул и ворвался в кафе, держа мухобойку перед собой. Прищурился, стараясь разглядеть в полумраке детали.

Здесь никого не было. Поломанная мебель, перевернутая кофе-машина, рябь на экране включенного телевизора да монотонное шипение из динамиков, которое и услышал Степан с улицы.

Киборг подошел к телику, пощелкал каналами, но везде была либо рябь, либо разноцветная настроечная таблица под противный скулящий аккомпанемент.

Эфир молчал.

Викинг долго хмурился, наблюдая за Киборгом, который пытался поймать хоть какой-то канал, потом не вытерпел: отодвинул его в сторону и с размаху врезал дрыном по антенне.

Телик с треском вырубился.

— Совсем поломал, горилла, — вздохнул Бюргер, глядя на потемневший экран.

— Сам дурак, — насупился Викинг. — Я подстроить хотел.

— Подстроил?

Бородатый детина засопел и отвернулся.

Но тут Степан заметил возле стойки старый любительский радиоприемник, видимо, брошенный кем-то из посетителей впопыхах. Он схватил его и завертел колесико настройки.

После череды хрипов и сипов из динамика, наконец, прорезался далекий голос диктора.

— …повсеместная паника. Ни Ватикан, ни РПЦ, ни совет муфтиев пока никак не прокомментировали ситуацию…

Передача прервалась.

Степан опять закрутил колесико, но больше ему ничего поймать не удалось. Он с сожалением выключил шипящий приемник.

— Всех под молотки пустила коза с косичками, — сердито сказал Викинг.

— Пропади пропадом мой глаз, — обронил Маньякюр.

— Жалко, что у нас нет под рукой рабочей хронокапсулы, — печально сказал Эльф. — Вернулись бы немного назад, исправили бы оплошность…

— Да уж, подмахнул ты документ, — покачал головой Самурай, косясь на Кулио.

— Хорош трагизм нагонять, — тут же вскинулся тот, откусывая кончик сигары. — Подписал, не подписал… Давай думать, что делать теперь.

— Спасаешь вас, — обиженно заявил бобер, — а вы… Хоть бы «спасибо» сказали.

— Спасибо, — желчно ответил ему Кулио. — А теперь будь добр, встань во-о-он на ту табуретку к стенке, а я из гранатомета рядышком садану. Поймешь, как я себя на кушетке чувствовал.

— Цаца, — фыркнул бобер.

Фантик вздохнул, опустился на жалобно скрипнувший стул и положил окорок к себе на колени. Бережно погладил его, будто это теперь было самое дорогое, что осталось у него в гибнущем мире.

— Моха искать надо, — сказал Самурай.

— Где? — едко поинтересовался у него Кулио. — Думаешь, Мох не понимает, что ему сейчас нужно переждать, пока все не утихнет? На дно лысый заляжет. И уж точно не в своей берлоге.

— Согласен, — пробубнил Викинг.

— Реально, — заметил Киборг.

— А я так не думаю, — возразил Степан и перехватил одобрительный взгляд Самурая. — Мох не из той породы. Мне кажется, он попробует использовать шумиху в целях саморекламы. И у него есть все шансы…

— А у нас их нет, по-твоему? — поджав губы, перебил Кулио.

Степан счел за благо промолчать. Зато Киборг церемониться не стал. Быстро прикинул в уме и выдал:

— Один. К миллиону.

— Но не ноль же к миллиарду, — оптимистично заявил Фантик, продолжая гладить окорок. — Повоюем еще…

— Так, — с неожиданной злобой в голосе сказал Кулио и машинально повертел в руках радиоприемник. — Мне кажется или тут запахло грязными подгузниками?

Викинг принюхался и покачал головой. Метафору шефа он воспринял слишком буквально.

— Повеяло-повеяло, — едко ухмыльнулся Кулио, — не води хрюслом…

Он грохнул приемник о барную стойку, и из динамика снова раздались обрывки репортажа.

— …сводок стало известно, что спаситель мира, называющий себя главой Ордена хранителей, готов объяснить, что происходит…

И после этого приемник умолк окончательно: по всей вероятности, у него села батарейка.

— Я же сказал, пиариться будет, — шепнул Степан на ухо Самураю.

— Мох… — сквозь зубы выцедил Кулио. — Алчущая душа, интриган подковерный…

Он задохнулся от гнева.

— Мы еще можем победить, — начал Самурай. — Мы Братство…

— Да какое мы теперь Братство! — взорвался Кулио, запуская ни в чем не повинным приемником в стену. — Мы, мой милый мальчик, теперь просто бригада лузеров! До сих пор не вдуплил?

— Но…

— Без Шу не козырно, — осторожно согласился Маньякюр. — А он под каким-то мороком. Теперь, поди, не угомонится, пока нас не отыщет…

— И бошки не пооткусывает, — припечатал Бюргер.

— Вместе держаться опасно, — пробормотал Фантик. Все посмотрели на него. Изгнанный король смутился и занервничал. — Я просто сказал. Чего вылупились-то?

— А ведь он прав, — еле слышно произнес Кулио. — Этот комок жира сейчас прав, как никогда. Валите все отсюда… Вали и ты, жирный! Все равно толку от нас уже никакого — вместе мы, по отдельности ли. Давайте, валите все. Спасайте свои шкуры.

Тишина, как показалось Степану, надавила на барабанные перепонки. На какой-то миг даже уличный шум стих.

— Кому сказал, валите, — повторил Кулио.

Братья не шелохнулись.

— Мя-со, — по слогам промолвил Кулио, исподлобья глядя на окаменевшего Фантика. — Не вдуплил, что тебе сказано? Ва-ли! Дуй в свое королевство, если примут. Обжирайся пончиками. И прячься! Прячься… Все мы лузеры! А ты — самый первый из лузеров.

Пухлые губы изгнанного короля дрогнули.

— Вот зачем ты обижаешь меня, Кулио? Мы же всегда были вместе… Что я такого тебе сделал? Ну, ел, может, лишнего…

— Жрал, как слон, — зло уточнил шеф. — Все подряд, без разбора.

— Кулио, — встрял Маньякюр, — опять только не начинай. У тебя в последнее время нервишки шалят…

— А ты-то чего волнуешься, одноглазый? — вспылил Кулио. — Давай, вали и ты! Лузер номер два!

— Знаешь, мне, честно говоря, надоело, — резко ответил Маньякюр.

Он встал и пошел к выходу. Обернулся на пороге. Стройная фигура темным силуэтом застыла на мгновение в дверном проеме. Багряные отсветы заплясали на непокорных кудрях морского волка, глаз его подозрительно блеснул.

— Прощайте, Братья. Не думал, что так получится… Если кого-то из вас я когда-нибудь чем-то обидел, прошу не держать зла. Попутного ветра.

— Маньякюр! — опомнился Самурай. — Да ты что, каналья! Постой…

Но тот уже вышел.

За ним кафе покинул Фантик. Молча одарил Кулио тяжелым взглядом и растворился в пыльном мареве улицы.

Братья остались всемером, не считая бобра.

Третьим не выдержал Эльф. По его словам, он уходил не навсегда. Ему срочно нужно было проверить, все ли в порядке с бабушкой, а по пути заглянуть в Северную Америку.

— Там живет один очень дорогой мне человек, — объяснил он.

— Давай, давай, вали. Гомиков бесы, наверно, не трогают, — заметил Кулио.

После этих слов Эльф отчаянно взъерошил волосы, разрыдался и пулей вылетел вон.

— Ты что творишь? — гневно обронил Самурай.

Кулио громко и четко послал его подальше. Самурай спокойно встал, посмотрел внимательно на всех поверх очков, поправил ножны…

И тихо вышел.

Братьев осталось пятеро.

Следующим свинтил Бюргер. Свой уход он толком объяснить не смог. Сбивчиво пробубнил, что Самурай так и не отдал ему пятьсот баксов, и, расшвыривая ботами пустые бутылки, исчез в московских сумерках.

Викинг и Киборг ушли вместе. Левая рука Кулио и правая.

— Если кому-нибудь тут все еще интересно, — сообщил Викинг напоследок, — мы будем продолжать сражаться. Мы уже договорились: по четным числам главным в нашем штурмовом миниподразделении будет Кибби, а по нечетным — я. Кулио, а ты… а ты, блин…

Бородатый детина не нашелся, как обозвать шефа, и обиженно замолчал.

— Вот, — сказал Киборг. — Возьми.

Он протянул едва не плачущему журналисту пейджер.

— Ты. Всегда. Найдешь. Меня. — объяснил Киборг. — Нажмешь. Кнопку. Большую. Серую.

Кулио, Степан и Куклюмбер остались втроем.

— Ну и? — Кулио выжидательно посмотрел на Степана с бобром покрасневшими глазами. — Вам что, нужно особо оскорбительное слово, чтоб вы умотали к чертям собачачьим?

— Жалкая скотина, — прошипел Куклюмбер. — Пошли, Стёпка! Пошли от этого гундоса подальше. Спорим, он сейчас налижется в сопли? А через час его пьяного бесы найдут и спустят в шлюзы! Стопудово!

— Но я… — начал Степан.

Куклюмбер с силой потянул журналиста к выходу, упираясь в пол хвостом.

— Пойдем! Мы организуем свое Братство, с покером и бобрихами. А этот… пусть сидит тут и жалеет себя.

— Я все еще верю в тебя, Кулио, — пробормотал Степан уже на пороге.

В горле стоял ком. Глаза журналиста были на мокром месте, и он постоянно моргал, чтобы не расплакаться от досады. Все его мечты рухнули в одночасье.

А Кулио сидел, уперев взгляд в стол, и молчал.

Он остался один.

Глава 19

Редко да метко

Через неделю после распада Братства Степан с Куклюмбером сидели на крыльце разгромленного тибетского особняка и закусывали ломтями вяленого мяса яка. Журналисту кусок в горло не лез. Он запивал кислючим морсом и постоянно морщился.

Из залы донесся хруст, и со стены внутри отвалился большой пласт треснувшей штукатурки. Даже после былых гулянок дом Братства не выглядел столь плачевно.

— Не надо было сюда идти, — нервно оглянулся бобер и перекинул из лапы в лапу небольшую динамитную шашку. — Зуб даю, здесь неспокойно. Возможно, даже засада. Глянь, как усадьбу разломали: Мох знал о местоположении штаба. Его прихвостни, поди, и разбомбили.

— Наверное, — уныло согласился Степан. Он устал и все еще волновался за маман. Накануне журналисту удалось дозвониться и коротко с ней переговорить, но волнения от этого меньше не стало. — В Багухармо наверняка есть выжившие. Вот бы у трактирщика чего-нибудь поесть спросить, кроме этого сушеного яка…

Степан с усилием проглотил нежующийся кусок мяса и пригубил морса.

Куклюмбер жестом попросил у него крынку и тоже приложился к кисленькому. Бесцеремонно утер морду жилеткой журналиста и проворчал:

— Я ночью сегодня на разведку ходил — глушняк. Трактир сгорел. Почти всю деревню под фундамент порушили! Монахи забаррикадировались в своих подземных огнеупорных кельях и никого не пускают. Хавка-то у них, быть может, есть, только она им самим нужна. Так что пей кислятину и жуй яка.

— Холодильник Фантика жалко, — сокрушенно проговорил Степан. — Открыть ведь наверняка не открыли, но украли. Варвары. Король расстроится.

Бобер промолчал. Постучал хвостом, допил морс и катнул пустую тару в заросли высокогорных лопухов.

Степан вспомнил, как помогал изгнанному королю расставлять хитрые охранные устройства вокруг его любимого бронехолодильника. Датчики движения, пирокапканы, мышеловки, силки… Судя по отработавшим капканам и разряженной растяжке с арбалетом, мародеры не ушли безнаказанно, но холодильник прихватили с собой. Даже разбросанные по периметру кухни обереги и накаляканные над дверью цветные мелками руны не спасли от адова войска, которое прошло по этим краям как саранча.

Журналист горько вздохнул и уронил голову.

— Э, боец, — встревожился бобер и дружески похлопал скисшего журналиста лапой по коленке. — Ты чего раскозявился тут мне, а? Запомни, молодой человек: выход — он всегда есть.

Степан кивнул, но настроение у него не поднялось. Они пришли сюда вчера вечером, и с того времени ничего не удалось придумать. Вокруг — пожарища. В душе — свалка. А в желудке — як с морсом…

— И-и-и-ех, — протянул Куклюмбер через минуту, словно угадал невеселые мысли журналиста, — а вкусно пожрать, как организм ни обманывай, все равно хочется. Впору хоть снова в котел к тем горгульям возвращайся! Там батат, помню, плавал… Сейчас бы фритюрницу, а, Стёпка? Или дешевый общепит на крайняк.

Степан поднял голову.

Совершенно неожиданно его осенило, и журналист даже на секунду потерял дар речи от волнения. Он вскочил, щелкнул пальцами, задвигал губами и вытаращил глаза, подбирая слова.

— Вижу, тебе еда нужна даже больше, чем мне, — опасливо отодвигаясь от пригарцовывающего журналиста пробормотал Куклюмбер.

— Эх, я балбес! — наконец воскликнул Степан. — Как же раньше не догадался…

— Так. Не томи уже, дедуктор.

— Тетя Эмма! Горгулья! Она тут неподалеку живет, в пещере… Я ж ее знаю! Она нас приютит по старой дружбе и накормит!

Бобер задумался. Резонно заметил:

— А что, если она сама жрать хочет?

— Тогда вместе что-нибудь придумаем!

Куклюмбер встал на задние лапы — шерсть у него на холке вздыбилась, хвост отбил мощную дробь по ступеньке. Было видно, что бобер не разделяет оптимизма Степана. Но другого плана у него в загашнике не нашлось.

— Ладно, — напряженно подвигав носом, согласился Куклюмбер, — пошли к этой твоей горгулье. Только, чур, первый идешь ты, а я покараулю снаружи. Ну, мало ли что… Голод, знаешь ли, не тетка. Даже тетям Эммам.

— Не бойся, она добрая, — заверил его Степан, радуясь новой надежде. — За мной!

— Ага, добрая, — с сомнением покачал головой Куклюмбер, но все-таки поплелся следом за припустившим к воротам журналистом. — Видал я ее родственничков серокрылых…

Дорогу Степан помнил хорошо, поэтому до логова тети Эммы они с бобром добрались быстро.

На подходе к пещере Куклюмбер остановился и втянул носом воздух.

— Чуешь? — шепотом спросил он.

Журналист втянул носом еле слышный аромат какого-то варева.

— Еда.

— Не просто еда, — завороженно сказал бобер. — Кажется, это овощной суп с брынзой и тертыми орешками. Вкуснотища!

— Надеюсь, тетя Эмма нас угостит, — сказал Степан.

Он сглотнул слюну и двинулся к пещере, взяв на всякий случай в руку мухобойку.

— Хочется верить, — буркнул Куклюмбер, держась строго за журналистом.

Степана вел нос. По мере приближения к пещере запах усиливался и становилось все труднее совладать с собой. Он ускорил шаг и едва не угодил в яму-ловушку. В последний момент журналист резко остановился, покачнулся, но устоял на ногах. Осторожно обогнул круглый провал с изломанными прутьями и сгнившей листвой на дне. Отсигналил бобру и исчез в туннеле.

Куклюмбер догнал его уже через минуту. Видимо, и зубастого голод крепко прихватил.

Горящих луж керосина возле стен больше не было.

— Темно-то как, — пробормотал Степан, вглядываясь в сумрак. — Только бы с тетей Эммой все было хорошо…

В следующую секунду из-за поворота донесся знакомый старческий кашель. Сердце журналиста радостно забилось, и он бросился на звук.

Через несколько шагов Степан со всей дури впечатался лбом в сталактит. Перед глазами поплыли радужные разводы, в голове зашумело.

— Добегался, спринтер, — прокомментировал Куклюмбер, вставая рядом.

Степан поморгал, отгоняя искры.

— Это… кхе-кхе… кто там, япона сковородка? — проворчала тетя Эмма из глубины пещеры. — Если еще не все в курсе, здесь частная собственность. К тому же я сильна, вооружена и безгранично опасна.

— Тетя Эмма! — крикнул журналист. — Это я — Степан! Последний из Братства! Помните?

Искры перестали мельтешить перед глазами, и он двинулся на желтоватые отблески, подрагивающие за поворотом.

Вторым же шагом Степан наступил на что-то мягкое. Рядом раздался истошный вопль Куклюмбера. Поджимая отдавленную лапу, бобер дернул в сторону.

Вовремя.

Через мгновение на том месте, где он только что стоял, слой гнилого сена вспыхнул, а каменистая почва пошла пузырями.

Куклюмбер прижался спиной к стене и с ужасом таращился на вспучившиеся камни.

— Вскипячу! — предупредила тетя Эмма. — А ну-ка, выходите по одному с поднятыми граблями! Тогда обещаю: пришибу небольно и похороню по всем правилам. А не то…

— Тетя Эмма! — Степан вышел в центр зала. — Не надо кипятить! Это я — Степан! Разве не узнаете?

Тетя Эмма подозрительно прищурилась.

— Не дрейфь. Тя помню. А вот на второго… кхе-кхе… нужно еще глянуть.

— Это мой друг.

— Таких друзей под колпак и в музей. А ну-ка вылезай из тени, а то вскипячу.

— Я те вскипячу! — огрызнулся Куклюмбер. — Мы, конечно, пришли с миром, любовью и всеми прочими пацифистскими прибамбасами, но пару гранат я на твою лачугу не пожалею.

— Самоубийца какой-то, — хмыкнула тетя Эмма, подзывая взмахом крыла Степана поближе. — Слушай, он те действительно дорог? Кхе-кхе… А то, может, его того… Бах и на шкуру.

— Не надо на шкуру. Он в глубине души хороший, — вступился Степан за бобра, как когда-то вступался за все Братство. — Просто стесняется, оттого и хамит.

— Повезло те с приятелем, — крикнула тетя Эмма в темноту. — Вон как заступается. Цени.

— Ценю, — донеслось оттуда. — В этом журналисте столько ценности, что уже пробы ставить некуда.

— Мы к тебе зашли, чтобы… — Степан стушевался. Он очень не любил что-то просить, тем более у пожилых людей. — Чтобы…

— Ну, чего надо? — подбодрила тетя Эмма.

— Перекусить бы, — выдавил Степан и снова сглотнул накопившуюся слюну. — Хотя бы немного. Без яка.

— И горло промочить не мешало бы, — добавил Куклюмбер, опасливо высовывая морду из прохода.

Тетя Эмма строго посмотрела на журналиста, вздохнула:

— Эх, бестолочь ты вежливая. Чего сразу-то не сказал? Тоже мне… вояки хре… хре… хренов ларингит!

— Выйти-то уже можно? — уточнил бобер.

— Выходи уже, млекопитающее. Или ты яйца кладешь?

— Только в определенные теплые и укромные места, — манерно заявил Куклюмбер, выступая на свет.

— Ой ты-мой! — охнула тетя Эмма при виде Куклюмбера, сжимающего в лапе боевую гранату. — Да-а, проголодались вы, как я погляжу, не на шутку. Ты, милок… кхе-кхе… бросай уже свою штуковину, а то я, хоть и добрая, а могу куснуть довольно неожиданно.

— Я бы бросил, — пожал плечами Куклюмбер. — Да только чеку уже на нервах выдрал. Давай уж там, хозяйка, как в русских народных сказках: корми, пои, баиньки укладывай. От бани тоже не откажемся. А утром мы опять на войну пойдем… Ты вообще, мать, в курсе, что в мире творится?

Журналист схватил факел и бросился в проход. Рассыпая во все стороны снопы искр, стал искать чеку. Краем уха он слышал, как Куклюмбер втирает тете Эмме что-то про стремительный армагеддон, непотребное поведение бесов и козни хитрой девочки с косичками.

Так и не найдя чеку, Степан бегом вернулся в зал. Дыхание у него сбилось, пот валил градом, колени ходили ходуном.

— Ты чего там суетился? — поинтересовался бобер, приподняв бровь.

— Как чего? Чеку твою искал!

— Зачем? — искренне удивился Куклюмбер.

— На место вставить, чтобы граната не взорвалась!

— А-а… — Куклюмбер хмыкнул и отодвинулся подальше от журналиста. Спросил: — Ты психически уравновешенный? В роду отклонений в этой сфере не было?

— Не было, вроде, — Степан потрогал пальцем дергающееся веко. — А что?

— То есть анамнез положительный, наследственность без патологий. Это хорошо, — делая еще шаг назад, сказал бобер.

— Я что-то не понимаю…

— Пустяки…

— Какие пустяки?

— Сначала положи мухобойку и сделай десять глубоких вдохов.

Степан почувствовал, что сатанеет. Подобное с ним случалось крайне редко, но в такие моменты под руку ему лучше было не попадаться: контролировать себя не получалось совершенно.

Он испепеляюще посмотрел на отступающее животное и вкрадчиво проговорил:

— Если ты сейчас же не скажешь, что с гранатой, я буду очень медленно выдергивать волоски из твоей шкуры. По одному. До самого последнего.

— Ё-мое… — прохрипел Куклюмбер, — вот теперь ты мне до боли напоминаешь одного знакомого космонавта. Чему б хорошему научился, а?

— Я жду.

— Ладно. Готов?

— Готов.

— Я пошутил, — Куклюмбер медленно разжал лапу и продемонстрировал гранату. Чека была на месте. — Это же обычная дипломатия. Понимаешь?

Бросок вышел резкий и точный. Мухобойка со свистом рассекла воздух и угодила бобру точно в лоб. Он крякнул. Граната вывалилась из лапы, откатилась в сторону.

— Покайся! — заверещал Куклюмбер. — Ты чего творишь? Я ж теперь нюх могу потерять!

— Ты сейчас всю шерсть потеряешь, — пообещал Степан, бросаясь за бобром.

— SOS! У паиньки башню снесло!

Степан носился вокруг валуна, на котором сидела тетя Эмма, и пытался ухватить улепетывающего бобра за хвост. Несколько раз он спотыкался, но вскакивал и ломился дальше с новой силой. Когда он почти догнал проворное животное, тетя Эмма встопорщила кожистые крылья и велела:

— Ну-ка угомонитесь!

Степан пронесся мимо. Плоский хвост Куклюмбера мелькал уже в каком-то метре от него, еще чуть-чуть…

— Э! Кхе-кхе… Хватит вертеться тут! — сердито гаркнула горгулья. — Слышь, идальго Ламанчский? Стоп! Ать-два!

На следующем витке она пинком сбила бобра с траектории, а Степана властно остановила крылом. Он дернулся, но горгулья резким движением развернула журналиста к себе.

— Энтузиазм прошел?

Степан еще несколько секунд смотрел на нее бешеными глазами и сипло дышал. Сердце колотилось, как птица в клетке.

— Расслабься, — уже мягче сказала тетя Эмма. — Эк раздухарился, япона сковородка… Всё, давай: вдох-выдох.

Степан поморгал. Волна бешенства уже отступила, и ему стало стыдно за свое поведение. Он одернул жилетку, поднял мухобойку и смущенно потупился.

— Я вот что хотела спросить: где остальные-то? Кулио ваш болезный где? Его что, бесы… того?

Горгулья провела крылом себе по горлу.

— Вы понимаете, такая ситуация получилась… — замялся журналист.

Он не хотел выкладывать всю подноготную ссоры, но Куклюмбер, поднимаясь на ноги, резанул правду-матку:

— Нет больше Братства. Шу отрекся, Кулио заистерил и хамить начал. Все расплевались да разбежались. Занавес.

Он, косясь на Степана, подошел к бурлящему на огне котелку и вытянул шею с намерением, наконец, узнать, что же там варится.

— Ну и ну, кхе-кхе… — нахмурилась тетя Эмма. — Дела.

— На кишку бы чего кинуть, — нагло заявил бобер. — А то калорий потратил уйму, бегая тут, как сайгак.

— Ладно, давайте и правда, как в русских сказках. — Тетя Эмма слезла с валуна и по-хозяйски сняла котелок с огня. — А то из вас голодных рассказчики какие-то хре… кхе-кхе-хе… хренов ларингит.

Бобер, водя носом, прыгнул поближе к вареву.

— Не обижайся, — извинился Степан. Уши и щеки у него пылали от стыда за содеянное. — Но ты с этой чекой, конечно… Что я должен был подумать? Я ж за всех нас переживал…

— Шутки надо понимать, зануда, — откликнулся Куклюмбер, потирая ушибленный лоб. Усмехнулся: — А ты меткий. И рука у тебя, оказывается, тяжелая… Только сразу видно, что в армии не служил.

— Почему?

— Кто ж чеку обратно в гранату вставляет, щелкопёр!

Степан виновато пожал плечами. Об этом он в критический момент как-то не подумал. Захотелось провалиться сквозь землю.

— Ладно уж, — махнул лапой Куклюмбер. — Прощаю.

Глава 20

Собирая мозаику

Нюх Куклюмбера не подвел. В котелке у тети Эммы действительно бурлил крем-суп с мягким сыром, овощами и дроблеными орехами. После жесткого пересоленного мяса это варево показалось Степану райским угощеньем. Они с бобром быстро осушили плошки и попросили добавки. Горгулья поворчала о непредвиденных расходах, но выдала им еще по порции. Сама тоже немного поклевала гущи, подхватила стакан с виски и опять взгромоздилась на свой насиженный валун.

— На сладкое пирожки с малиной, — махнула она крылом в сторону накрытого тряпкой противня. — Лопайте, но честь знайте.

— Что же теперь делать? — проговорил Степан, облизывая губы.

— Пирожки жевать, сказано же, — пожал плечами бобер и снял с ароматной горки тряпку. Принюхался, вынес вердикт: — Выпечка свежая. Налетай.

— Я имею в виду в целом, — нахмурился Степан. — Как нам мир спасти?

— Мир спасти? — уточнила тетя Эмма. — Ну-ну! Вас, родные, от спасения мира нужно подальше держать. Строго-настрого запретить нести милосердие в массы. Спасуны хре… кхе-кхе… хреновы!

Она чихнула и едва не расплескала из стакана виски.

— Кстати, мы вашу родню видели, — вспомнил Степан. — Стаю серокрылых дочерей. Они вам привет передавали и вернуться просили!

Горгулья чуть не поперхнулась «Джонни Уокером».

— А что ж до сих пор молчал, дырявая башка? Я, кхе-кхе… гадаю, переживаю! Что они? Где? Как?

Вместо Степана ответил Куклюмбер.

— Нормально у них всё, — промямлил он, лениво ковыряя палочкой между здоровенными резцами. — Живут на острове в Индийском океане, туристов хавают.

— А язык, язык не забыли? — полюбопытствовала горгулья.

— Великий и могучий? — уточнил бобер.

— Ну.

— Сочинение вряд ли напишут, но изъясняются сносно.

— Ох, детки мои, детки… — неопределенно покачала головой тетя Эмма.

Журналист хотел спросить, как так случилось, что горгулья рассталась с дочерьми, но поглядел на старческие морщины и не решился бередить старые раны.

Тетя Эмма с минуту задумчиво перекатывала в когтях стакан, после чего одним глотком осушила его и отшвырнула в сторону. Привычно харкнула на сталагмит.

— Идей, как я погляжу, у вас никаких нет, — не терпящим возражений тоном проклекотала она, — поэтому будем причинять миру добро согласно моим прикидкам. Вопросы?

У Куклюмбера, кажется, возник вопрос, и Степан одернул его за лапу. Покачал головой. Бобер недовольно засопел, но промолчал.

— Вопросов нет, — кивнула тетя Эмма. — Тогда — первое. Если, по вашим сведениям, адовы легионы захватили всего половину Земли, шанс еще есть. Второе. Не думаю, что даже по отдельности членов Братства легко покалечить. Кхе-кхе… Вы, паразиты, изворотливые, как угри. Ваши дружки наверняка живы и, возможно, даже невредимы. Третье. Моя стая, должно быть, затаилась на острове. А это все-таки несколько тысяч особей.

— Тысяч? — обалдел Степан. — Мне казалось, их меньше.

— Да вы, поди, Варьке-хлопокрылке попались. Это ж только одно боевое звено.

Журналист понимающе покивал.

Горгулья спрыгнула с валуна, убрала крылья за спину и принялась неспешно расхаживать по пещере, кряхтя и пиная пустые бутылки.

— Какие еще у нас преимущества? Секретное оружие? Наноботы? Сингулярные мины? — деловито спросил Куклюмбер, приободрившись после упоминания о многотысячной армии.

— А может, лучше массовый гипноз попробуем? — предположил Степан. — А что? Гуманно и без жертв! Мы просто убедим бесов в том, что они добрые…

— И кастрированные, — перебил бобер. — То есть абсолютно не хотят размножаться и увеличивать массовую долю зла во Вселенной.

— Отставить разговорчики не по делу! — одернула тетя Эмма. — На этом плюсы нашего сегодняшнего положения заканчиваются. Теперь о минусах. Во-первых, вся нечисть, включая вашего Мага, сейчас настроена против нас. Враг силен и опасен. А во главе — зондеркоманда из темных магов со Смертью.

— Она, вообще-то, девчонка мелкая, — ввинтил бобер, — но уж больно нахальная. И всякими волшебными штучками владеет.

— Смерть, — сказала горгулья, — нужно наглухо припечатать. А для этого, понятное дело, нужно уломать одного из магов вернуть печати.

— Хрен отдадут, мне кажется, — отрезал бобер, глотая пирожок. — По крайней мере, когда мы их последний раз видели, настроены они были недружелюбно. Так что скоро всем крышка, поэтому предлагаю затариться продуктами, спичками, солью и валить повыше в горы…

— То есть сохранность жизни на планете тя не волнует? — нахмурилась горгулья.

— Меня сохранность вот этой вот шкурки больше всего волнует, — Куклюмбер любовно погладил собственный бок. — А спасение вымирающих видов — не моя забота.

— Заткни лучше бобра своего! — предупредила Степана тетя Эмма. — Во мне проснулся альтруизм, а он паясничает.

— Да пошутил я, — набычился Куклюмбер. — В этой берлоге что, у всех, кроме меня, чувство юмора отшибло? Давайте я анекдот, что ли, расскажу, и если вы засмеетесь…

— Пусть умолкнет, — грозно расправляя крылья, прошипела тетя Эмма.

— Он пошутил, — быстро сказал Степан и строго посмотрел на бобра. Тот фыркнул и отвернулся. — Какой план, тетя Эмма?

— Какой-какой… Я думаю, а вы то и дело рушите патриотические мысли, — горгулья все еще сердилась.

— А давайте учтем слабость Моха, — скромно предложил Степан.

— Какого еще «моха»? — не поняла тетя Эмма, — Что вы мне оба голову морочите? Мхи, папоротниковые, хвощи многощетинк… кхе-хе… щетинковые. Дайте уже сосредоточиться!

— Ой, я же совсем забыл вам рассказать, — щелкнул пальцами Степан. — Мох — это никакой не папоротниковый, это вполне человеческий негодяй. Лысый такой, сварливый мужик. Бывший конкурент Кулио по части спасения Земли и прочих благодеяний.

— Так-так, — заинтересовалась тетя Эмма. — Поподробней-ка.

— До того этот Мох зарвался, — воодушевленно продолжил журналист, — что помог Смерти обмануть нас. А теперь подлец по всем телеканалам выступает и выставляет себя спасителем человечества.

— Ну, что предлагаешь? — подбодрила горгулья.

— Мне кажется, — Степан говорил все увереннее, — сейчас, когда бдительность Моха несколько ослабла и он перестал осторожничать, нужно действовать. Проникнуть в его карпатскую резиденцию и нанести удар. Это, в свою очередь, вызовет противодействие со стороны Смерти, и вот тогда есть шанс ее подловить на какой-нибудь оплошности.

— Вроде как в шахматах — на пару ходов вперед? — прищурилась тетя Эмма.

— Понимаю, задумка не гениальная, — потупился Степан. — Но других идей у меня нет.

— Бесперспективняк, — обронил Куклюмбер, чем напомнил журналисту косного редактора.

— Кхм… В этом что-то есть, — медленно проговорила тетя Эмма. — Нанесем решающий удар, когда его не ждут. Да, это стоит попробовать… Бобер, ты не прав.

Степан не удержался и показал Куклюмберу язык. Нечасто ему приходилось выдвигать планы по спасению цивилизации. Но теперь он был горд, что такая опытная женщина, как тетя Эмма, была готова взять его стратегию на вооружение.

Прикинув что-то в уме, горгулья вынесла окончательный вердикт:

— Поступаем так. Я лечу за своей стаей. Вы же немедленно отправляетесь на поиски Братьев. Думаю, если пораскинете мозгами, то сумеете вычислить, где они схоронились. К тому же вижу у тя вон пейджер Киборга — это задачу упрощает. Когда соберете своих, выдвигайтесь к карпатской берлоге Моха. Там и встретимся.

— Хе, берлоге, — фыркнул бобер. — У него там целый замок. В Трансильвании, в местечке, где раньше Влад Цепеш обитал.

— Готично, — задумчиво покивала тетя Эмма. — Только думается мне, что Мох ваш эту хибару не только из-за славного прошлого выбрал, но и потому, что там на каждом шагу цацки, заряженные чернокнижниками, да ведьмины амулеты — настоящий клондайк для бесовьих отродий.

— Где пересечемся? — по-деловому спросил Степан, поправляя мухобойку.

— В маленькой деревне рядом с замком, — объяснила тетя Эмма. — Я там бывала однажды на слете суккубов в качестве почетной гостьи. Поселение в окрестностях единственное, так что не перепутаете. В случае вашего опоздания жду три дня, после чего считаю явку проваленной. На всякий пожарный посажу в эту пещеру кого-нибудь из своих: если будет туго, вернетесь сюда. Но это — лишь в крайнем случае. Всё ясно?

— Стволов подкинешь? — подбирая гранату, спросил Куклюмбер. — А то у нас патроны-то не бесконечные. Так мы и до китайской границы не дойдем…

— Не дойдешь, так доползешь, партизан, — сурово отрезала тетя Эмма. — Оружие дам, но с уговором: в случае победы вернуть тщательно вычищенным. Последний раз… кхе-кхе… спрашиваю: всё ясно?

«Вот это настоящий командир!» — с восхищением подумал Степан. Вслух же отчеканил:

— Так точно!

Тетя Эмма окинула его оценивающим взглядом, осталась довольна и подытожила:

— Ладно, пойду стаю на войну поднимать. А то гуманизм так прошиб, что аж копчик зудит — впервые такой острый приступ.

— Я вами горжусь, — торжественно провозгласил Степан.

— Ой, вот только не надо сопли пузырить на всю округу, — включила циника горгулья. — Спасать вашу никчемную цивилизацию пора, а то скучно станет, если вас перебьют. Кхе-хе-хре… хренов ларингит!

Степан вытянулся и отдал честь.

— Кто ж к пустой башке руку прикладывает, — вздохнул бобер. — И хватит вытягиваться, гусар. В поход пора.

Журналист кивнул и принялся аккуратно складывать в корзинку пирожки…

До Киборга с Викингом они добрались на третий день. Пришлось сделать пересадку на военный рейс в Новосибирске, а от белорусской границы совершить длинный мотопробег до оккупированной столицы Чехии. Сигнал пейджера шел именно отсюда.

За Прагу шла ожесточенная борьба.

Утро выдалось прохладное и неспокойное. Под Карловыми Варами были замечены крупные отряды бесов, пытающиеся прорвать блокпосты и соединиться с основными силами на севере. Помимо вил и трезубцев, в арсенале рогатиков имелось несколько контейнеров серы и вагон дешевой пиротехники. Десяток священников еле успевали освящать цистерны воды, которой пожарные расчеты щедро орошали хвостатую армию из брандспойтов. В божественные свойства воды верили, впрочем, только сами послушники, а практичные борцы с огнем рассчитывали только на сдерживающую силу тугих струй.

Викинг с Киборгом стояли во главе сопротивления и находились, что называется, в самой гуще событий.

Киборг выполнял функции главнокомандующего, а Викинг довольствовался должностью первого зама. Он не особо возмущался, будучи на вторых ролях, и ежедневно выбивал противника с важных высот при помощи дрына.

Степана и Куклюмбера задержали на подступах к Праге и к военачальникам пустили не сразу. Патрульные обыскали их, отобрали у бобра гранаты и винтовку Мосина, подозрительно покосились на пейджер журналиста и под усиленным конвоем проводили в штаб.

Увидев нацеленные на Степана и Куклюмбера стволы, Викинг так разошелся, что мигом лишил всех патрульных недельного пайка, а начальнику охраны города объявил строгий выговор. Добродушный Киборг наложил на суровое решение командирское вето, вернул солдатам суточные, но кратко предупредил:

— Чтобы. Больше. Так. Не делали.

Друзья радостно обнялись. Куклюмбер по привычке взобрался на плечо к Киборгу. Викинг от волнения слишком крепко пожал руку Степану и чуть не переломал ему пальцы.

— Киборг, Викинг, — сказал журналист, растирая ладонь, — я очень рад вас видеть. Мы решили восстановить Братство!

Викинг и Киборг переглянулись. По их лицам пробежала тень.

— Ты меня пойми правильно, журналист, — начал Викинг. — Я тебе, блин, тоже офигенно рад. Но в Братство я не вернусь. Лучше вы сами оставайтесь. Обстановка напряженная, нам тут лишние руки не помешают. Лапы, кстати, тоже.

— Как? — не поверил своим ушам Степан, чувствуя, как внутри все падает, а голос предательски дрожит. — Но… п-почему?

— Да потому, блин! — рыкнул Викинг. — Я еще не все нервные клетки восстановил после той поганой выходки… этого…

Он поправил шлем и отпустил пару отборных словечек в адрес Кулио.

— Мы. Нужнее. Здесь, — сказал Киборг. — Но. Если что. Обязательно. Сообщите.

— Попробуйте уговорить морского волка, — проворчал Викинг напоследок. — Вот его координаты. Заодно и привет передайте, что ли… Блин.

В это время Киборга вызвали по рации на передовую. Он наспех попрощался, аккуратно ссадил бобра на стол с разложенной картой боевых действий и ретировался.

— Н-да, — откомментировал Куклюмбер, — я тащусь от командного духа нашей организации.

Викинг громыхнул доспехами и, сославшись на неотложное совещание верховного командования, тоже убежал.

Степан все еще не мог прийти в себя. Он не был готов к такому повороту событий, думал, что все сложится совсем иначе.

— Пойдем, что ли? — несмело предложил он.

Журналист боялся, что бобер не захочет продолжать поиски после такого провала и свинтит обратно в Тибет. Но тот, вопреки опасениям, упрямо хлопнул по карте хвостом и коротко кивнул.

И этот простой жест вновь придал Степану сил и уверенности в успехе.

Пополнив запасы провизии и обновив снаряжение, Степан и Куклюмбер отправились на поиски Маньякюра.

Уставшие, расстроенные, но не сдавшиеся.

Человек и бобер.

Морской волк контролировал часть Черноморского побережья Украины. Он проводил досуг в компании загорелых крымчанок. А в свободные от любовных утех часы рьяно сражался с нечистью и совершал подвиги. Всему полуострову было известно, к примеру, что в пятницу Маньякюр с тремя благородными собутыльниками целых три часа сдерживал натиск пяти сотен бесов в бахчисарайском погребе. А днем раньше он лично потопил четыре фрегата с провиантом для Севастопольской дивизии рогатиков.

Маньякюр едва не подавился вином, увидев Степана и Куклюмбера — запыленных, уставших. Во время трехдневной поездки на выделенном Киборгом «хаммере» им пришлось несколько раз столкнуться с агрессивными бесами и отстреливаться, а на паромной переправе журналист с бобром сами попали под перекрестный огонь.

— Братья! — вскричал морской волк, вскакивая с мягкого ложа и бросаясь навстречу друзьям. — Как я по вам соскучился! Ох, журналист, на тебе ж лица нет! А на тебе, бобер, — морды! Умаялись, вижу-вижу… Ну, рассказывайте. А я распоряжусь насчет угощений и девушек.

— О, я бы оттянулся по полной! — воодушевился Куклюмбер. — Но спорим, что эта журналистская надоеда сейчас обломает весь кайф?

— Никакого отдыха, — твердо сказал Степан. Слегка отстранился от морского волка и пристально посмотрел ему в глаза. — Маньякюр. Мы здесь… не для распития спиртных напитков и беспорядочных половых связей…

— Промискуитета, — подсказал бобер. Обернулся к Маньякюру и пожал плечами: — Что я говорил? Феерический зануда.

— Некогда предаваться разврату, — отрезал Степан. — Мы к тебе по делу, морской волк.

— Сотню медуз мне в камзол, — прищурил глаз Маньякюр. — Дай-ка догадаюсь… Вы Братство заново собираете, что ли?

— Глупая идея, согласен, — двулично вставил Куклюмбер.

— Так ты с нами или нет, Маньякюр? — поджав губы, промолвил Степан.

— Я… — морской волк насупился. — Тут такое дело… Я бы в целом, пожалуй, и не прочь. Да, боюсь, меня местные власти не отпустят. Я у них вроде героя. Да и свидания негоже переносить — примета плохая.

— А как же Мох? — в сердцах воскликнул Степан. — Неужели ты не хочешь отомстить ему? Мы знаем, где он окопался. Давай…

— Ты возмужал, стажер, — мягко перебил его Маньякюр. Положил руку на плечо. — Окреп. Ты вполне мог бы через пару лет стать новым лидером Братства вместо нашего зазвездившегося космонавта. Но…

— Что «но»? — одними губами спросил журналист, хотя уже догадывался, каким будет ответ.

— Но только без меня, — твердо закончил Маньякюр. — Извини.

Степан в отчаянии глянул на бобра. Тот промолчал…

Как ни уговаривал морской волк друзей остаться, они все-таки решили идти дальше. Предварительно пополнили запасы, отдохнули в удобной бухте морского волка, выяснили координаты остальных Братьев — всех, кроме коротышки. Как попасть к бабушке Эльфа так и осталось загадкой.

— Я бы сначала наведался к Самураю, — посоветовал Маньякюр. — Думаю, он может согласиться… В любом случае, нужно держать связь. Ты согласен, журналист?

— Наверное, нужно, — мрачно вздохнул Степан. — Спасибо тебе, Маньякюр.

Морской волк долго смотрел на сносимый к высоким утесам столб пыли, оставленный колесами черного «хаммера». Глаз слезился от ветра, разгулявшегося в последние дни у побережья, но даже сам морской дьявол не мог бы в тот миг догадаться, что творится в душе у Маньякюра.

Адъютант подошел, как всегда, неслышно. Маньякюр вздрогнул, заметив его, и сморгнул слезу. Бриз продолжал дуть туго и сильно. На Крымский полуостров опускался вечер. Впереди были свидания, дуэли и новые битвы с адовыми легионами.

Пустые свидания и скучные дуэли.

Победы и поражения, которые абсолютно не с кем разделить…

Учтивый адъютант помог надеть парадный камзол, подал фамильную шпагу и поклонился.

Маньякюр жестом отпустил его и с лязгом извлек клинок из ножен. Рассек шпагой воздух и остановил острый кончик в паре сантиметров от носка ботфорта.

— Вот так и ходим всю жизнь, под острием, — сказал морской волк, зная, что никто его не слышит. — Но как же, черт побери, тоскливо ходить под этим острием одному!

И он в сердцах шарахнул шпагу оземь.

Глава 21

Карпатский рок-н-ролл

Погода на северо-западе Румынии не баловала, но и не особенно напрягала. В меру влажно, в меру прохладно. Правда, после того, как Мох поселился в историческом замке, сюда понаехло много репортеров, чтобы взять у него интервью, поэтому в считанные дни экологию подпортили. Повсюду валялись груды мусора, пыхтели выхлопными газами машины, сверкали вспышки фотоаппаратов.

Степан с Куклюмбером расположились за дубовым столом в шумной таверне — единственной в деревушке. Журналист потягивал пиво из пузатой кружки, а Куклюмбер бодро глотал местный «Урсус» прямо из бочонка. Дело у него шло споро, бобер уже порядочно нахрюкался и норовил отпустить язвительную шутку в адрес каждого посетителя. Степан лишь вздыхал время от времени, подперев щеку кулаком. Он устал. В голове вертелась одинокая мысль: интересно, отчего покойный дядя Толя так недолюбливал румын?

Агитация Самурая, Бюргера и Фантика тоже провалилась: копившиеся годами обиды серьезно обозлили друзей. Поэтому Степан решил не тратить время попусту. Они с бобром немного изменили первоначальный маршрут и заехали в родной город журналиста. К счастью, маман Степана была жива и здорова.

Спрятав Куклюмбера на заднее сиденье и строго-настрого наказав не высовываться, он отвез маман в область, где у них был дом, оставшийся от дальних родственников. В окрестностях активности бесов не наблюдалось. Степан помог маман перетащить вещи в сени, поцеловал и сказал, чтобы она дожидалась его здесь. Та лишь смахнула слезы и нервно потерла руки, глядя, как возмужавший сын выходит из сеней.

За пару дней журналист с бобром добрались до Румынии на заляпанном грязью «хаммере», отпустили водилу с напутствием вернуться к Киборгу и передать паршивые новости о невозможности склеить осколки Братства.

Сами остановились в таверне, чтобы перевести дух.

До запланированной встречи с тетей Эммой оставалось несколько часов. Степан водил пальцем по прохладному стеклу кружки, стараясь повторять траекторию пузырьков, весело бегущих из янтарной глубины на пенную поверхность. Изредка он делал глоток и бросал в рот очищенную фисташку.

Между тем, жизнь в таверне била ключом.

Кто-то дрался, разбивая табуретки и разрывая гобелены. Кто-то громко читал стихи о любви к пышногрудым румынкам. Женщины легкого поведения играли в домино на местную валюту. Лохматый русский мужик за крайним столом ежеминутно бил себя кулаком в грудь, уверяя окружающих, что он — сантехник. После каждого такого заявления мужик требовал еще «сто пятьдесят».

Публика безмятежно нажиралась в преддверии окончательного конца света.

Возле стойки расположился отряд бесов. Рогатики, согласно приказу Моха, до поры до времени никого не трогали, лишь требовали халявной выпивки. Один из патрульных долго зыркал на журналиста с бобром, после чего уверенным шагом направился к их столу.

«Ну вот, — подумал Степан, опасливо глядя на приближающегося беса в футболке с изображением Микки-Мауса, — сейчас точно начнется. А мы всё оружие оставили в джипе Киборга. Одной мухобойкой тут много не навоюешь».

— Как дела? — грубо спросил бес, подсаживаясь. Он настойчиво пощелкал пальцами, требуя у бармена выпивку.

— Вива Мох, — без энтузиазма сказал Степан. Здесь это было чем-то вроде пароля для адовых легионов.

Бес махом опрокинул услужливо поданную стопку. Вяло согласился:

— Ну, типа, вива…

— Будем знакомы, — вежливо предложил Степан.

— Меня Генагогом зовут, — краснорожий мотнул рогатой башкой в сторону бесов, распевающих калинку-малинку. — Я командир этого белорусского отряда.

— Степан, — представился журналист, показал на бобра: — Это Куклюмбер.

— Здрав будь, Куклюмбер, — кивнул Генагог.

— И тебе не хворать, — ответил бобер.

Генагог округлил глаза, почесал в затылке и гаркнул:

— Бармен! Графин на стол!

Бармен услужливо поставил перед бесом поднос с закусками и выпивкой. Тот стал трапезничать. Степан с Куклюмбером, глядя на уминающего вепревоколенохвостатого, тоже заказали добавки.

Минут через пятнадцать успевший захмелеть командир бесов бесстрашно ругал Моха и Смерть, склоняя их имена на разные лады. Присутствие собственного отряда Генагога, по всей видимости, нисколько не смущало.

— Мох — лох, — срифмовал он. Степан и Куклюмбер синхронно кивнули. — Пацаны, а вы ничего. Вы всё соображаете! Давно не встречал смертничков, так врубающихся в политические коллизии.

— Из девочки с косичками сварим пюре со шпикачками! — раздухарившись сообщил бобер, вальяжно обнимая за талию одну из местных путан.

— По-любому! — подхватил бес. — Смерть буржуям! Нет, не так… Даешь свободу честным рогатым пролетариям!

Со слов Генагога стало ясно: если Смерть завоюет весь мир, то, кроме обыкновенного армагеддона, она с этого ничего не получит. А Моху, по мнению беса, вообще не следовало баллотироваться на пост президента Земли.

— Одни понты по телику, — подытожил Генагог. — Девчонка им вертит, как хочет.

Степан нарочно покачнулся на скамье, изображая из себя изрядно захмелевшего.

— Вроде бы люди еще сопротивляются, — мимоходом отметил он и сделал бармену недвусмысленный жест: мол, тащи-ка еще кружку.

Куклюмбер едва не подавился фисташкой. Уставился на развязавшегося журналиста, похлопал хвостом.

Бармен принес очередную порцию.

Бобер расслабился только после того, как перехватил трезвый взгляд Степана.

— Спору нет, — ответил тем временем Генагог, жадно вгрызаясь в мосол. — Полная непонятка. Вот мы сейчас, пацаны, кто? Друзья, собутыльники… И вроде бы нормалёк так сидим, тоской не страдаем, перетираем косточки всяким фраерам. А завтра объявят: война! И чих-пых. Как же мне вас убивать после такой душевной беседы?

Бес опустил плечи и загрустил.

— Мох — лох, — ласково напомнил ему Степан.

— Так и есть, — Бес поворочался на скамье и тоскливо размазал кетчуп по изображению Микки-Мауса на футболке. — Эта подлюка уже всех достала, жив буду. Сидит себе, тварь человеческая, Иуда поганый, на троне в замке… Кстати, там сейчас его лизоблюды такую дискотеку забубенили! А вот если строго между нами, именно эту каналью лысую я бы первого и пришил.

— Мы бы тоже, — не удержался Куклюмбер, отгоняя путану.

Степан посмотрел на бобра с опаской, но Генагог вроде бы не обратил внимания на крамольную реплику.

— Да вы вообще знаете, — стал развивать тему захмелевший командир отряда, — что Мох в свое время был одной из шестерок какого-то космонавта… Не помню, как звать-то его… вроде как рэпера одного… или певца латинского… Хулио… Гульо… Кунлио…

— Серьезно? — подбодрил Степан. — И что это за тип?

Бес звонко икнул. Продолжил:

— Не знаю, но, видимо, пацан реальный, раз уж сама Смерть за его поимку награду назначила. Типа гран-при кубка армагеддона и диплом мастера геноцида. Однако он, видать, козырно заныкался: ведь до сих пор ни одна опергруппа его не обнаружила. Ушлый парень!

— Да дурак он, — не выдержал Куклюмбер.

— Пей, — сердито одернул его Степан.

— Ага! — возбужденно воскликнул Генагог. — Пей, животное!

— Пекельний чортяко! — взвился бобер. — Вбий себе з розбiгу! Пий отруту!

Генагог озадаченно похлопал опаленными ресницами. А Степан достал из кармана жилетки засаленный платок и, делая вид, что хочет утереть Куклюмберу губы, ловко затолкал ему ткань в зубастую пасть на манер кляпа.

— Помнишь, что я тебе обещал после инцидента с гранатой у тети Эммы? — зловеще прошептал Степан, наклоняясь к бобру.

Тот вытащил лапами платок из пасти и уточнил:

— Насчет выдергивания волосков?

— Именно.

— Помню. Можешь не повторять, Макаренко недобитый.

Генагог тем временем замахнул еще кружку и шумно занюхал луковицей.

— Ты еще многого не знаешь, — бес дружески положил руку на плечо Степану. — Оказывается, этот самый Кулинах… Игласик, что ли… В общем, именно он освободил Смерть из-под печатей… Он и его дружбаны… Тоже не помню, как их там звали…

— Братство? — Степан понял, что облажался, лишь когда слово уже сорвалось с губ. Но поддатый бес не заметил даже такой оплошности.

— Братство, — согласился он. — Десяток лоботрясов, которым позарез нужно было спасти мир.

— Очень смешно, — тихонько проворчал Куклюмбер.

— Идиоты! — гаркнул Генагог через секунду на всю таверну. — Да если бы не эти тупоголовые идиоты, на Земле и поныне была бы тишь да гладь! Не считая, конечно, легких религиозных междусобойчиков… Нет, надо было этому Кулиногу хренову лезть на рожон! Сам — заметьте, добровольно! — заявился в офис Смерти и хотел заключить с ней контракт. Можно подумать, не знал, что она всех кидает по бумагам.

— И что, Смерть теперь нельзя загнать под печати? — сдерживая волнение, спросил Степан.

Бес нахмурился, потрогал кончик рога, проверяя остроту.

— Хочешь, чтобы я тебе военную тайну разболтал, что ли?

Лоб Степана покрылся потом. Куклюмбер одарил журналиста испепеляющим взглядом и демонстративно отвернулся.

Но Генагог понизил голос и сказал:

— Можно под печати загнать. Сложно, но можно. Как именно, понятия не имею… Да оно мне и не очень-то нужно — меньше знаю, дольше дохлый. Там семь темных магов каких-то, и только они в состоянии… Но их разве заставишь? Они ж бессмертные и богатые.

— А если на Моха надавить? — Куклюмбер повернулся обратно и все-таки вмешался в разговор. — Прийти и сказать, мол, не уговоришь магов, шею свернем и будем долго над трупом глумиться? Типа, знай силу народного класса!

Бес посмотрел на бобра и противно ухмыльнулся.

— Умник такой нашелся смекалистый, да? Давай, давай, иди, конечно. Если б ты знал, как Мох охраняется! Правда… — здесь Генагог запнулся.

Степан с Куклюмбером замерли в ожидании откровения.

— А чего это я вам все военные тайны выдаю? — скорее сам у себя, чем у них, спросил бес. — А может, вас патрулю сдать? А что? Мне ж только хрюкнуть, и мигом повяжут.

Степан не нашелся, что на это ответить.

Положение спас Куклюмбер. Он сплюнул сквозь зубы на пол, стукнул хвостом по лавке и… взобрался на плечо Генагогу. Вкрадчиво спросил:

— Ты меня уважаешь?

По рылу Генагога пробежал целый веер эмоций. От страха до смирения. Он потупился, пробормотал что-то про геенну огненную и жестом заказал еще три кружки «Урсуса»…

Через полчаса Степан, Генагог и Куклюмбер оттеснили местных музыкантов с трактирной сцены. Бобер неуклюже обхватил лапами трубу, бес сел за ударную установку и побумкал педалью «бочки», а журналист объявил:

— Перед вами выступит лучшая в мире рок-группа «Конец света».

— Я бы предпочел назвать команду «Бобровая хатка», — пробубнил Куклюмбер, — но кому какое дело…

Степан вывел на гитаре си мажор септаккорд. Публика притихла.

— Я еще и петь буду, — пообещал Степан, стукнув пальцем по микрофону.

— Жарь уже! — подбодрили из зала.

Генагог бодро застучал по хэту, Куклюмбер выдул в трубу пару нот и стал их повторять, удерживая ритм, а Степан вновь долбанул по струнам, приблизился к микрофону и запел первое, что пришло на ум:

Двенадцать маленьких прожорливых мартышек

Хотели прочитать двенадцать умных книжек…

Хотели получить двенадцать умных мыслей

И так зажечь, чтобы у всех хвосты отвисли!

— Можно, я здесь соло залабаю? — засуетился Генагог и, не дожидаясь согласия Степана, так шарахнул по рабочему барабану, что мембрана лопнула.

Куклюмбер выдул третью ноту, выбился из гармонии и, чтобы не сломать песню, вернулся к повторению двух предыдущих.

Степан продолжил хрипеть в микрофон, сочиняя на ходу:

А десять маленьких прожорливых героев

Хотели мир спасти, прикинь, любой ценою…

Хотели мир спасти — от скуки, для забавы,

И даже Смерти не найти на них управу!

Толпа стала подпевать, хотя в такт попадали немногие. Куклюмбер старательно дул в трубу, Генагог, окрыленный всеобщим вниманием, так двинул по педали, что тертая басовая «бочка» тоже порвалась.

А Степан уже рожал припев:

Я скажу вам, чего стесняться?

Я пою и играю про Братство!

Разгильдяйство и тунеядство —

Вот на чём зиждется Братство!

После этих хитовых строчек они забацали убойный проигрыш…

Степан продолжал упорно рубить мажорный си септ. Куклюмбер с разбегу свалил одну из колонок и, споткнувшись о шнур, улетел в кухню, не прекращая при этом ни на миг выдувать свою пару нот в трубу. Генагог насадил хэты себе на рога и самозабвенно лупил по ним, не обращая решительно никакого внимания на подступающую глухоту.

В таверне началась массовая истерия.

Бесы и люди в обнимку танцевали на столах. Куклюмбер, вернувшись с кухни, носился с трубой за барменом, не теряя зажигательного ритма. Генагог, вне себя от счастья, раздолбал уже всю барабанную установку и теперь выпендривался перед собственным отрядом, выдавая на прикрепленных к рогам тарелках соляки…

Степан махом осушил поданный ему кубок со сливовой наливкой, поиграл несколько минут на гитаре за головой, после чего расколотил несчастный инструмент о бочку с пивом и начал кататься в обнимку с микрофонной стойкой по полу.

— Во дает! — воскликнул Генагог. — Пацаны, слышите, а это мой корефан! Кто тронет, едрен-котел, со мной дело иметь будет! Клык даю!

Степану внезапно пришло в голову, что он не может так обманывать добрых в сущности, хвостатых ребят, обыкновенных вояк, которым уже реально осточертела эта война.

Он, пошатываясь, поднялся на ноги, одернул пыльную жилетку и, стараясь переорать общий гул, выкрикнул в микрофон:

— Друзья, я буду с вами откровенен!

Зал одобрительно загудел.

— Давай уже! Рассказывай! — раздался возбужденный выкрик из толпы. — И уберите куда-нибудь бобра с дудкой!

— Друзья, — искренне улыбнулся Степан, чувствуя, как на душе становится всё теплее, — а я ведь из того самого Братства!

Таверна замерла.

В тишине еще долго висела последняя нота куклюмберовской трубы.

Бобер, стараясь не привлекать к себе лишнего внимания, срулил за колонку. И покрутил у виска лапой.

А Степан, чтобы окончательно рассеять сомнения, расстегнул жилетку и яростно распахнул на себе рубаху.

Все присутствующие, затаив дыхание, воззрились на его грудь. На ней красовалась переводная татушка с изображением всех братьев. Эту милую безделушку журналисту подарил Эльф.

Тишина провисела еще несколько секунд. Ее разбил чей-то вопль:

— Измена!

Таверна мгновенно превратилась в разворошенный муравейник.

До Степана стало доходить, что сеанс откровения прошел не очень удачно, когда обиженный в лучших чувствах Генагог снял с рога уцелевший хэт и попытался им вскрыть себе вены.

— Не могу, — бормотал бес, с остервенением пиля конечность тупой железякой. — После такого выступления он ведь мне, как… брат.

Правда, другие бесы родственных чувств Генагога не разделяли. Оскалившись и расшвыривая в разные стороны людей, они двинулись к сцене.

— Мох останется доволен! — хрюкнул кто-то из толпы. — Берем живым, ну или хотя бы полумертвым. Награда больше будет!

Степан, сообразив, что его сейчас будут бить, схватил остатки гитары и начал за басовые струны раскручивать их вокруг себя наподобие вентилятора. Первые бесы не успели среагировать и оказались на полу с обломанными рогами. Вторая волна отступила. Краснорожие достали винтовки, стреляющие мини-трезубцами и дружно щелкнули затворами.

Первые снаряды просвистели над головой журналиста, и он машинально присел. Швырнул в толпу микрофонную стойку, отступил в глубь сцены.

— Умирать, так с музыкой! — крикнул бобер и покатился между наступающими бесами, кусая и сбивая их с ног. — Стёпка, сигай в окно, прикрою! Я там щеколду подгрыз!

Воодушевленные смелым поступком бобра, люди вооружились досками, кружками, недоломанными табуретками и двинулись в атаку на нечисть.

Поднявшийся от выстрелов дым и сыпанувшая с потолка штукатурка за полминуты превратили кабацкую драку в жмурки. Отовсюду слышались визги, крики, разноязычная брань и звон стекла. На расстоянии вытянутой руки уже ничего не было видно.

Размахивающего мухобойкой Степана кто-то внезапно взял за шкирку и поволок в сторону. Спотыкаясь, журналист попробовал вырваться, но хватка была крепкая. Тогда он изловчился и кусанул противника за палец.

— Едрена кочерга! — взревел Генагог над ухом. — Совсем осатанел? Не рыпайся, сейчас я тебя в укромное место спрячу. Аранжировщик хренов.

Степан сбивчиво извинился. Генагог бросил его в дальний угол таверны и забаррикадировал столами.

— Вроде заныкан, — удовлетворенно кивнул бес. — Жди здесь, бобра пойду притащу.

Он растворился в дыму.

Не успел Степан прийти в себя, как дверь в таверну с треском отворилась. Сразу стало светлее. Часть дыма улетучилась, пыль стало постепенно выдувать сквозняком. Бесы и люди отпустили друг друга, удивленно обернулись, разглядывая вошедшего.

На пороге стояла тетя Эмма.

Горгулья осмотрела таверну, оглушительно чихнула и достала початую бутылку «Джонни Уокера».

— Напылили, — проворчала она, отхлебнув виски. Взгляд горгульи остановился на притаившемся за грудой столов Степане. — Так, начнем с тя. Кхе-кхе… Вижу, в армии ты не служил и приказы исполняешь плохо.

— Почему? — не понял журналист.

— Он еще Спрашивает! — тетя Эмма хлопнула крыльями. — По-твоему, в данный момент ты замаскирован, как стелс-невидимка и находишься под охре… кхе-кхе… хренов ларингит! Думаешь, ты сейчас находишься под охренительным прикрытием, да?

Степан смутился.

Тетя Эмма снова чихнула и перевела взгляд на бобра.

— Просила же оружие вычистить и вернуть. Ох, не говори мне, что вы весь арсенал растеряли!

— Хорошо, я промолчу, — пожал плечами Куклюмбер.

Горгулья сердито посопела.

— Где же, япона сковородка, ваши друзья? А? Может, их уже понасаживали на вилы?

— Их тут нет, — покачал головой журналист. — Они не захотели вернуться в строй.

— Хм, — тетя Эмма задумчиво повертела бутылку с виски в когтях, — я была лучшего мнения о вашей шараге… Ну да ладно. А ну-ка, личный состав, па-а-адъем!

— А чего это ты тут развыступалась? — запоздало возмутился кто-то из бесов. — Ты чего вообще тут себе позволяешь, крылатая? Арестуем и в кутузку посадим! Или съедим.

Горгулья выискала глазами смельчака.

— Понимаешь, касатик, — объяснила она, — восемь тысяч моих родственников, которые только что заняли деревню, сказали мне, что я вправе наплевать на ваши макушки с высокой колокольни. И мне за это ничего не будет.

После этого заявления бесы попытались улизнуть через черный ход, но тут же получили по рогам от штурмового отряда горгулий. Чертыхаясь, откатились назад.

Из толпы выбежал Куклюмбер и храбро крикнул:

— Ну что, рогоносцы, взяли? Ха! Я еще и за пиво не стану платить и…

— Так, — прервала его тетя Эмма. — Всем слушать сюда. Кхе-кхе… Поступим следующим образом. Бесы, независимо от звания, марш в подвал! Если не хотите осложнений, конечно. Люди — на выход. Вы двое, — обратилась она к журналисту с бобром, — идемте-ка со мной. Моха будем брать. Только предупреждаю: абсолютная тишина и конспирация. Ясно?

Степан понимающе кивнул и внезапно почувствовал во рту привкус горечи. Тот самый — лживый и предательский.

— Тетя Эмма, — робко сказал он, собравшись с духом, — мы облажались и вообще вели себя не как настоящие разведчики. Но можно одну просьбу? Разрешите взять вон того беса с тарелкой на роге? Он из всей своры — самый человечный.

Генагог смутился и покраснел настолько, насколько это возможно для существа с красным оттенком кожи.

Тетя Эмма уставилась на Степана:

— Сдурел?

— Нет. Он меня в бою спас. А до этого напоил немного.

Горгулья зловеще встопорщила крылья, осушила бутылку и тихонько заворчала себе под нос. Затем сипло вздохнула и повернулась к Генагогу.

— Шустрый ты, бесяка, я погляжу… Уже и протеже себе состряпал! Давай уж, отделяйся от красной массы. С нами пойдешь. Но если хоть косо глянешь… кхе-кхе… я те лично клизму со святой водой в одно место вдолблю.

Тетя Эмма в последний раз оглядела таверну.

— Так, здесь вроде разобрались. Те, которые за нас, пожелайте нам удачи, что ли… Те, которые против, трепещите и умоляйте о пощаде. Вроде бы ничего не перепутала.

— Простить, что перебивать, — на ломаном русском обратился к горгулье жилистый крестьянин. — Мы очень буйно извиняться, но просто хотеть знать… Вы за кого вообще?

Тетя Эмма резко развернулась на пороге.

— Те что, туземец, подарить коробку шоколадных конфет и мягкую игрушку, чтоб ты понял, что мы за добро? — Горгулья всплеснула крыльями. — Обалдеть! За кого я? Надо же…

Военный совет устроили на свежем воздухе. Тетя Эмма взяла на себя роль командующего операцией. Она велела Степану и Куклюмберу:

— Держаться рядом со мной, ни на шаг не отходить. Самовольные игры в разведчиков отныне под запретом. Что нас там… кхе-кхе… ждет — одному Моху известно. Поэтому осторожность и бдительность прежде всего.

— А вампиры, вампиры будут? — взволнованно спросил бобер, тщательно натирая хвост чесноком.

Горгулья пожала крыльями.

— А кладбище домашних животных там есть? — не унимался он. — А склеп индейцев?

— Отстань ты, понятия не имею. Дружок ваш краснорылый вон говорит, что знает тайный ход, ведущий прямиком в подземелье замка, — сказала тетя Эмма. — Так что… кхе-кхе… зайдем снизу и постараемся избежать ненужной крови.

Генагог молча приосанился. Он уже не корчил из себя забияку и рубаху-парня.

— Так, пятиминутная готовность! — распорядилась горгулья. — Если кто хотел помолиться или черкануть завещание — самое время. Общий сбор во дворе.

Она обернулась к бобру, скрупулезно намазывающему очередным зубчиком чеснока лапу, и ехидно поинтересовалась:

— Может, спинку потереть?

Глава 22

Штурм

Отряд тети Эммы петлял по сырому подземному лабиринту уже час. Ведомые Генагогом горгульи ворчали, нервно косились на рогатого проводника, выцарапывали на развилках метки, чтобы окончательно не заблудиться. Они некомфортно чувствовали себя в тесных туннелях: приходилось сжимать крылья, чтобы не покалечить их о выступающие из стен камни, корни и арматуру.

Когда беса-Сусанина уже собирались пустить на корм, он, наконец, вывел колонну в подвал моховского бастиона. Катакомбы здесь были чуть цивилизованней: гранитная отделка, приличная вентиляция, полдюжины сороковаттных факелов.

Но дальше нужно было пройти по совсем узкому ходу.

— Тесновато, — прикинула тетя Эмма, глядя на заколоченную деревянную дверь, перегораживающую ход. Распорядилась: — Отряд, слушай мою команду! Со мной идет небольшая штурмовая группа, остальным — вернуться на поверхность и передать сотникам, чтобы вели к стенам замка основные силы. Если мы не откроем ворота через час, начинайте штурм. Кхе-кхе… Все ясно? Передайте дальше по цепочке.

Горгульи зашуршали крыльями, загомонили. Перегруппировавшись, часть серокрылых полезла обратно в катакомбы, а штурмовики стали разминаться перед боем.

— Так, с войском разобрались, — хрипло сказала тетя Эмма. Повернулась к Степану и Куклюмберу: — Вы — со мной. Возьмите в арсенальной тележке какое-нибудь оружие… Нет, Степан, мухобойка на этот раз не поможет, прихвати что-нибудь посерьезней. О, япона сковородка, глянь-ка на животное — суетится. Бери пример!

Куклюмбер уже пререкался с горгульями. Они топорщили крылья, но бобер был напорист. Он уперся хвостом в железный бортик повозки и стал таскать из-под брезента оружие.

На полу быстро росла куча железок. Два шестиствольных пулемета, десяток динамитных шашек, снайперская винтовка, цинковый ящик с патронами, ружье для подводной охоты, манок для уток и двустволка…

— Перед употреблением встряхнуть? — поинтересовался бобер, вытаскивая литровую бутыль с нитроглицерином.

Горгульи замерли.

— Да шучу я, боже ж ты мой, — вздохнул Куклюмбер. — Складывается такое впечатление, что в этом унылом мире я один чувством юмора обладаю.

После этого он попросил у фуражиров еще несколько мелочей: пару ПЗРК, десантный катер «Лебедь», две реактивные системы залпового огня «Град», боевую разведывательную машину «Рысь», штурмовой «Тиф» и набор фирменных авторучек с логотипом флага их дивизии.

Выслушав заказ, завскладом проклекотала что-то и расправила крылья. Несколько горгулий отделились от штурмовой группы и подскочили к бобру.

Тот вопросительно посмотрел на них и ехидно уточнил:

— Что, неужели авторучек совсем не осталось?

Горгульи взяли Куклюмбера в кольцо и приготовились к проведению короткой воспитательной операции в полевых условиях, но ловкое животное проскользнуло между лапами у одной из них и спряталось за журналистом.

Степан вздохнул, глядя на него, и взял автомат Калашникова. Повертел оружие в руках, попробовал ход предохранителя и опустил опасную штуковину дулом вниз.

— Коммандос, блин, — прокомментировал бобер, лихо закладывая двустволку на плечо. — Бросил бы хоть свою шлепалку.

С любимой мухобойкой Степан расставаться не собирался. Он демонстративно заткнул ее за пояс и обернулся в ожидании приказов.

Тетя Эмма кивнула журналисту и посмотрела на Генагога, который явно чувствовал себя не в своей тарелке. Поманила беса пальцем.

— Как зовут?

— Генагог, а что, собственно…

— Звание! Должность!

— Сержант! Командир третьего патрульного отряда белорусской дивизии!

— Отныне — рядовой. Советник по ориентированию на местности. Вопросы?

— Не, я все понимаю, но с какого перепугу я понижен?

— Здесь другой род войск.

— А как же…

— Разговорчики, боец. С нами пойдешь. Покажешь, где у Моха спальня.

— Чего? — недоуменно пробормотал бес. — Да не знаю я, где у него будуар! Что я — был там, что ли? Жив буду, я честный натурал в третьем поколении!

Генагог произвел мужественный тычок рогами в воздух и напряг бицепсы.

— Ладно, верю. Ну что, жиголо краснорожий, — главком недобро нахмурилась, — будешь помогать партии или вернешься в стан врага народа, поджав хвост?

— А протестовать против гнета тоталитаризма мне по должности, случайно, не положено? — с надеждой вскинул голову Генагог. — Демонстрацию устроить или митинг на худой конец?

Тетя Эмма задумалась. Почесала когтем в затылке и решила:

— Нет, кхе-кхе… Никак нельзя. Сейчас военное положение, поэтому всякого рода выступления временно отменяются. Ну, так что, будем способствовать воцарению мира во всем мире?

— Будем, — пробурчал Генагог. — К своим мне все равно теперь дорога заказана.

Тетя Эмма отобрала двух матерых вояк из штурм-группы и немедленно присвоила им офицерские звания. Звездочки тут же обмыли «Джонни Уокером». Разжалованный бес, глядя на ритуал, совсем поник.

— Э! Я тоже хочу погоны! — вскинулся было Куклюмбер, но Степан легонько ткнул его прикладом, и бобер заткнулся.

Тетя Эмма резким ударом крыла выбила заколоченную дверь вместе с удерживающим ее с противоположной стороны стулом. Доски с треском полетели в глубь коридора.

— За мной, — сурово приказала горгулья и двинулась в воняющий затхлостью проход. — Эх, япона сковородка! Разнесем эту дыру к бесам собачьим. Извини, Генагог… Разворошим гнездовище разврата на хре… кхе… Хренов ларингит!

Степан осторожно пошел за предводительницей. За ним поспешили бобер, с натугой волокущий тачку с оружием, горгульи и рядовой Генагог.

«Кому рассказать… — подумал Степан, сжимая рукоять автомата. — Вламываюсь в румынский замок через подземелье в окружении бобра, беса и горгульи. Генрих Карлович от зависти лопнул бы… Интересно, жив ли он?»

Первая серьезная заварушка случилась на нижнем этаже замка. Куклюмбер, завидев патрульный отряд бесов между колоннами, воинственно брякнулся на пол и подтянул к себе тележку с оружием. Один пулемет у него сразу же отобрала тетя Эмма. Она сосчитала противников и пошла молотить длинными очередями.

От оглушительного грохота Степан аж присел. Гильзы полетели в сторону струей, пороховая гарь ударила в нос, а бесы тут же нырнули за колонны. Пули превратили облицовочный камень в крошево.

— Кто ж так из тяжелого оружия лупит… Нежнее надо, ласковее, — проворчал Куклюмбер и начал поливать неприятеля из второго шестиствольника, уперевшись в паркет хвостом, чтобы мощная отдача не впечатала его в противоположную стену.

Степан покрутил в руках автомат, с криком высадил длинную предупредительную очередь в воздух. Пули срикошетили от потолка и чуть было не положили штурм-группу. Обойма опустела. Но журналиста уже охватил азарт, и недовольный клекот горгулий его не волновал. Это редкое чувство вседозволенности посещало его нечасто, но уж если случалось попасть во власть горячих эмоций, то море становилось ему по колено.

Братство

Степан отбросил автомат в сторону, выхватил из чехла закаленную в боях мухобойку и ринулся в атаку, перебегая от колонны к колонне.

Сзади раздался вопль тети Эммы:

— Прекратить огонь! Идиот на стрельбище!

Генагог выставил перед собой трезубец и бросился на помощь Степану. Но, добежав до первой колонны, он зажмурился и помотал рогатой башкой:

— Не могу! Сородичей моих ведь крошите! Приглянулся ты мне, Степан! И за жизнь поболтать с тобой забавно, и рок-н-ролл взлабнуть, но не могу я бесов бить…

— Жди тут! — успокоил его Степан.

Выскочил из-за колонны и с размаху впаял мухобойкой по лбу первому попавшемуся под руку краснорожему. Тот отшатнулся и моментально оказался в цепких когтях горгулий.

Снова захлопали выстрелы, коротко громыхнул шестиствольник, и очередь вспорола плиты рядом со Степаном. Несколько бесов пустились наутек, остальные задрали руки и сдались.

Куклюмбер плеснул нитроглицерина в чудом уцелевший средневековый кувшин и с воплем «Контрольная!» швырнул сосуд вдогонку улепетывающим бесам. За колонной шарахнуло так, что мебель в следующей комнате превратилась в щепу, а гигантская люстра грохнулась на пол.

Цоканье копыт отступающих рогатиков стихло. Генагог обреченно вздохнул. Степану были понятны его душевные терзания: режим режимом, а против родичей выступать — всегда противно.

Первый бой остался за отрядом тети Эммы. Главком распорядилась насчет пленных и подошла к журналисту. Строго зыркнула на него сверху вниз:

— И часто ты так в лобовую атаку ходишь?

— Как? — насупился Степан, потирая ушибленный локоть.

— Самоубийственно, — сказала горгулья.

— Если честно, редко, — признался он. — Вообще-то я уравновешенный.

— Угу, я видела, — нахмурилась тетя Эмма. — Еще раз увижу — сама пришибу. Так, кхе-кхе… Первый бой без потерь.

Штурмовые горгульи в предвкушении дальнейших схваток потягивали из фляжек виски и топорщили крылья.

— Как вы думаете, а Мох уже знает, что мы здесь? — виновато подал голос Степан.

— Не, он ничего не слышал. Мы ж почти не шумели, — саркастически заметил бобер, стряхивая с шерсти пыль. От животного несло дикой смесью чеснока и порохового дыма. — Где же вампиры? Я что, зря натёрся?

Тетя Эмма перезарядила в пулемете ленту и хмыкнула:

— Терпение, мой четвероногий. Замок окружен, и Мох наверняка понял, что слинять по-тихому хрен… кхе-пчхи! По-тихому у Моха свинтить теперь хрен получится. Сейчас он вампиров и пустит в ход, чтоб прорвать кольцо. Вот с ними, Степан, твоя мухобойка уж точно не поможет. Там близкий контакт чреват… кхе-кхе… заражением. Ясно?

— Ага, — послушно сказал Степан и поднял с пола автомат. Кое-как перезарядил магазин. — Ну что, когда выступаем?

— Покурим и сразу выступим… — сказала тетя Эмма и меланхолично глянула в узкую прорезь готического окна.

— Вы курите? — удивился журналист.

Горгулья глотнула «Джонни Уокера» и посмотрела на него. В ее старческом взоре была странная смесь упрека и сочувствия.

— С тех пор, как меня стал мучать этот х… хренов ларингит, — тетя Эмма с досадой сплюнула на пол, — я не сделала ни единой затяжки.

— Зачем же тогда сейчас опять начинать? — непонимающе спросил журналист.

— Ты толстокожий болван! — грубо вмешался в разговор Куклюмбер. — Неужели непонятно, что фраза про перекур была сказана для романтики! Война и пушки, гром и море и что-то там… бла-бла-бла-блум… на просторе… Тоньше должна быть душевная организация, тоньше. — Он сокрушенно покачал головой и добавил: — А ведь совсем недавно так классно лабал на гитаре…

Тетя Эмма впервые за все время с момента знакомства с бобром посмотрела на него с благодарностью.

А Степан, как ни старался, так и не сумел понять, какая романтика может быть в страшных, кровавых сражениях и при чем здесь перекур. Он решил пока не забивать этим голову. Одернул жилетку, вытер платком лоб и приготовился идти дальше.

Тетя Эмма спросила у разжалованного беса, куда двигать дальше. Апартаменты Моха, по утверждению Генагога, находились на верхнем этаже замка.

Выход к винтовой лестнице находился в конце коридора. На подъеме, как и предполагалось, штурмовую группу тети Эммы ждали новые неприятности.

Как только горгульи высунулись из коридора, с верхних площадок в них полетели светошумовые гранаты. Приходилось двигаться парами: один бежит по ступенькам, второй прикрывает. Степан шел с Куклюмбером. Он строго-настрого запретил бобру использовать в качестве инструмента прикрытия шестиствольник, и тому пришлось, скрепя сердце, переключиться на динамитные шашки.

Бобер ловко поджигал фитили и швырял динамит вверх. Медленно, но верно путь становился свободней.

На площадке второго этажа в ляжку тете Эмме воткнулся минитрезубец, и Степан услышал, как главком ругается. Он невольно приподнял брови и передернул плечами от высокохудожественной матерной тирады. Зато Куклюмбер с Генагогом посмотрели на пожилую горгулью с чисто мужским уважением.

Вытащив из ноги мини-трезубец, по форме напоминающий обыкновенную столовую вилку, тетя Эмма приказала двум горгульям изловить «козла рогатого», который посмел садануть в нее исподтишка. Через минуту серокрылые штурмовики приволокли мелкого бесенка с винтовкой, к которой на манер «оптики» была примотана подзорная труба.

— Я штукатур, — с готовностью выдал пострел.

— Легенда не принимается… — зловеще прошипела тетя Эмма.

И весь отряд увидел, что значит, в буквальном смысле, затолкать вилку в попу. На какой-то миг Степану даже стало жаль подлого снайпера, которому неслыханно повезло, что главком проявила снисходительность и заколотила снаряд неглубоко и ручкой вперед.

Завершив экзекуцию, тетя Эмма отпустила раскорячившегося бесенка, предварительно конфисковав у него винтовку. И скомандовала продолжать подъем.

На третьем этаже до Степана донесся взволнованный голос Моха. Глава Ордена обещал своим рыцарям открутить уши, если они срочно не предпримут решительные меры для ликвидации сил вторжения.

— Мы идем, злодей! — выкрикнул журналист, задрав голову, и в который раз подивился собственной храбрости.

— Трепещи, двуликий анус! — дерзко добавил Куклюмбер.

Через перила неуклюже перегнулся Мох, кое-как прицелился и бросил вниз гранату. Но не тут-то было! Куклюмбер как заправский бейсболист метко отпулил ее взмахом хвоста. «Лимонка» отрикошетила от перил и рванула где-то наверху. Посыпались щепки и пласты штукатурки. Пыльное облако повисло над ступенями.

— А можно я этому пухлому тоже вилку засуну? — проорал оглушенный Куклюмбер. — Только на этот раз обязательно зубьями вперед!

Тетя Эмма ловко приложила очередного рогатика о ступеньку и хрипло сказала:

— Всему свое время, чесночная грядка.

— Я гроза современного вампиризма… — надулся бобер и помахал хвостом, который натирал с особой тщательностью. — Во, видала!

— Видала. Только с вампирами промашка вышла — нет их. Вхолостую ты, видать, натёрся.

В дальнем конце бокового коридора показался один из рыцарей Ордена. Он, демонстративно царапая мечом стену, двинулся на Степана. Разгоряченный схваткой, журналист отбросил автомат.

— Опять, — вздохнула тетя Эмма за плечом и развернулась, чтобы подстраховать. — Началось в колхозе утро.

Не сводя глаз с противника, Степан медленно закатал рукава рубашки по локоть. Приосанился.

— Давай, — поманил он рыцаря пальцем. — Наступай.

Тот что-то пробормотал по-французски и в пару скачков очутился рядом с журналистом. Степан, свирепея от собственной наглости, боднул рыцаря темечком в пузо, довесил нехилую пощечину, а затем, крепко зажмурившись, принялся выламывать толстый палец на огромной руке.

Рыцарь засопел.

— Кончай уже с ним церемониться, — бросил на ходу Куклюмбер. — Бей по коленке и догоняй.

Степан нагнулся и шлепнул рыцаря ладонью по ноге. Тот засопел еще яростнее.

— Да не так, рестлер! Смотри!

Отдуваясь, бобер подбежал к остолбеневшему рыцарю и со всей дури вмазал ему прикладом двустволки точно под коленную чашечку. Тот охнул, схватился за ногу и осел.

— Всему учить надо, — обронил Куклюмбер. — Хвост при коварном ударе по мениску противника нужно держать под углом сорок пять градусов… Усек?

Степан поглядел на отползающего рыцаря. Спросил:

— А если хвоста нет?

— Тогда этот прием не используй, — крикнул Куклюмбер. — За мной! Наверху, кажется, новая драка! Слышишь, как горгульи заклекотали!

У двери, ведущей в моховские апартаменты, действительно завязалась нешуточная схватка. Расклад сил был равный, патроны у обеих сторон подошли к концу, и соперники сошлись врукопашную.

Не успел Степан толком сориентироваться, как один проворный бесенок изловчился и дал ему пинка. Журналист погнался за ним, но мелкий рогатик стал носиться вокруг фонтана, красовавшегося посреди приемной. Степан сделал круга три, придерживаясь за мраморный борт, и понял, что его начинает мутить.

Остановился, перевел дух.

Тетя Эмма сражалась умело и цинично. Глядя на очередную жертву, промеж булок которой торчали зубья вилки, Степан только покачал головой и искренне посочувствовал раскорячившемуся бесу.

Мох, как и положено мерзкому, трусливому злодею, укрылся в своей спальне за тяжелой дверью.

Адъютанты периодически докладывали через слуховое окно, как развивается битва. Когда стало ясно, что храбрости его прихвостням явно не хватает и штурм-группа тети Эммы откровенно гоняет бесов по приемной, нервы у главы Ордена не выдержали.

Мох перешел к угрозам.

— Между прочим, Смерть уже в пути, и она всех вас убьет! — крикнул он в замочную скважину.

Степан подкрался к двери, достал из кармана зубочистку и ткнул ей в скважину. Судя по сдавленному воплю, укол достиг цели.

— В губу-то за что, ирод? — пробубнил из-за двери Мох.

— За Братство! — отозвался Степан.

— Предатель лысый! — подхватил Куклюмбер. — Плохиш!

— А с говорящими бобрами я вообще не разговариваю, — проворчал Мох из спальни. — И учти, у меня есть ультразвуковой свисток!

— Собак пугай, — огрызнулся бобер.

Деморализованный неприятель бежал. Бесы сигали из узких окон, ныряли под обеденный стол, карабкались по колоннам на потолок, прикидывались мертвыми…

Слинять через лестницу было проблематично: ее охранял Степан с боевой мухобойкой. Нечисть пряталась, проявляя чудеса смекалки. Несколько оборотней даже нырнули в фонтан и попытались перекинуться в сомов, но Куклюмбер с ружьем для подводной охоты был тут как тут. Он щелкнул взводным механизмом, направил гарпун на пловцов и быстро вывел их на чистую воду…

Когда все пленные были связаны и обездвижены, тетя Эмма разрешила штурмовикам передохнуть, а сама подошла к двери в спальню, послушала и, поняв, что Мох надежно запер себя, развалилась в шикарном кресле.

— Выходи, кхе-кхе… — посоветовала горгулья. — Бесы твои сдались. Хорош кочевряжиться, злодей.

— Не выйду, — отозвался Мох. — Адъютант мне ничего не доложил о капитуляции.

— Правильно, — согласилась тетя Эмма. — Он сам капитулировал.

— Врешь! — срывающимся голосом крикнул Мох.

— Конечно, не вру, — обиделась горгулия, — Я ж не ты, йоптыть. В общем, на раздумия у тя… кхе-кхе… две минуты. Потом начну дверь ломать.

— Тоже мне, напугала! — приободрился Мох. — Она у меня бронированная наглухо и темной магией заряжена под завязку. Земным оружием ее не взять!

— Погодь, — спокойно сказала тетя Эмма. Повернулась к Куклюмберу и спросила: — Слышь, ароматная гроза вампиров, у нас заряды к противотанковому есть?

— Три штуки.

— Шарахни, бобр, будь так добр.

Бобер с готовностью зарядил гранатомет и, выждав, пока горгульи спрячутся за колоннами, выстрелил в дверь.

Громыхнуло так, что Степану показалось, будто перепонки в ушах лопнули. Град осколков посек стены, оставшиеся после боя стекла разлетелись вдребезги, с потолка посыпалась штукатурка.

Дверь и стена спальни остались целы и невредимы.

— Смотри-ка, не врет, — хмыкнула тетя Эмма, ковыряя когтем в ухе и возвращаясь в кресло. — Слушай, партизан, а из какого-такого материала твоя дверка сделана?

— Не знаю, — гаркнул Мох из спальни. — Расшумелись-то… А если бы и знал, все равно бы не сказал. Офигенно дорогой материал, наверное. Смерть из своих адских кладовых выписывала. У нее там полно всяких полезных штуковин.

— Короче, надо будет… — тетя Эмма не закончила фразу. Задумчиво посмотрела на Куклюмбера. Уточнила: — А неземного оружия у нас, случаем, не завалялось? Ты… кхе-кхе… не спрашивал у фуражиров?

— Да вот как-то не подумал, — проворчал тот.

— Так-так-так, у рядового Генагога надо бы поинтересоваться, — решила тетя Эмма и огляделась. — А где же он, наш гид-консультант? Неужто сбежал? А… — махнула она крылом, — ну и ладно. Пусть дезертирует. Все равно бес от драки не получал никакого удовольствия. Может, у них надпочечники адреналин не вырабатывают?

— Вырабатывают, — раздался голос Генагога из-за портьеры. — Только толку от этого никакого. У нас, бесов, это абсолютно нейтральный гормон.

— Может, выйдешь? — спросила тетя Эмма.

— Хрена два. Не могу я больше смотреть, как вы моих сородичей глушите, ей-чёрту.

— Уже не глушим. Повязали всех давно.

— Серьезно?

— Да.

Из-за портьеры сначала показались два рога, а потом и все рыло Генагога. Он покрутил пятаком, внимательно осмотрел помещение и только после этого вылез полностью.

У Степана отлегло от сердца. Журналист уже решил было, что бес, которому он симпатизировал, исчез навсегда, прибитый штурмовиками.

— Слышал, о чем тут речь шла? — спросила тетя Эмма у Генагога.

— Урывками, но суть уловил, — ответил он. — Помочь, увы, ничем не могу. В арсенале отрядов оперативного реагирования бесов внеземного оружия нет. Одни трезубцы да серные мины. Ну и лягаемся мы больно, это даже в местной прессе отметили.

— Зашибись, — с облегчением выдохнул Мох за дверью.

Генагог нахмурился и громко выкрикнул в сторону спальни:

— Между прочим, мне очень хочется кое-кому натереть лысый череп столярной шкуркой! Позер и тиран!

— Если кому-то, конечно, интересно, — сообщил Мох из-за двери, — сдаваться я не собираюсь. А скоро Смерть придет, и тогда кранты вам всем.

— Да мы поняли уже, — зевнула тетя Эмма. — Сиди там пока, думай о вечном.

— И не подумаю! — внезапно вскинулся Мох, и из-за двери донесся стук каблуков. Видимо, на нервах он принялся расхаживать туда-сюда.

— Можешь не думать, твое дело, — буднично согласилась горгулья. — Главное, займись чем-нибудь и не мешай соображать другим.

— А чего там соображать, — язвительно донеслось из-за двери. — Сказано же: ни одно оружие планеты это заколдованное дерево не возьмет. Так что ни вы меня, ни я вас. Как там это называется по-умному: пат, что ли?

— Это называется: тебе конец, жертва катаклизма!

Степан вздрогнул. Уверенный голос с хрипотцой он узнал бы среди сотен других, среди тысяч. Боясь поверить собственным ушам, журналист обернулся.

На подоконнике стоял Кулио. Лучи заходящего солнца пробивались через разбитое окно и подсвечивали его фигуру. Вид у шефа был крайне помпезный.

— Яб-ба… — родил, наконец, Куклюмбер.

Кулио постоял еще немного в той же позе, явно наслаждаясь произведенным эффектом, затем легко спрыгнул с подоконника и повернулся к двери в спальню. Вкрадчиво сказал:

— Ку-ку. Заперся?

— Наглухо, — подтвердила тетя Эмма. Смущенно добавила: — Ты бы… кхе-кхе… поздоровался, что ли, для начала, щеголь.

— Привет, теть Эмм, — подмигнул Кулио.

— Вискарь будешь?

— Пригублю.

Кулио подхватил из ее когтей бутылку и смочил губы.

— Я… б-ба… — снова выдавил Куклюмбер. — Я… б-балдею.

— Кулио! — воскликнул Степан и собрался обнять шефа, но бобер придержал его лапой.

Степан непонимающе посмотрел на Куклюмбера.

— Да ты чего? — громким шепотом сказал тот. — Забыл, как этот блудный космонавт нас кинул?

Горделивая осанка Кулио пропала. Он ссутулился и сунул руки в карманы, сделав вид, что не слышал бобровых реплик.

— Докладывай, где шлялся, — подбодрила его тетя Эмма, покровительственно почесав Куклюмбера за ухом.

— Только учти, что верить мы тебе будем очень не сразу, — ввинтил бобер, немного оттаявший под нежными когтями главкома.

Кулио совсем сник. Вздохнул и вымолвил:

— Простите меня.

Уперся взглядом в поцарапанный паркет.

— Да конечно прощ… — начал было Степан, но Куклюмбер толкнул его лапой в ногу.

— Это всё? — язвительно поинтересовался бобер у бывшего хозяина. — Куда же делось твое хваленое красноречие? На какой из планет ты его оставил, а? Или, может, ты потерял его тогда, в кафе? Вместе с совестью?

Повисла тишина, рвущая нервы почище пушечной канонады. Через несколько секунд за дверью шмыгнул носом Мох.

— Давай уж, — махнула крылом тетя Эмма. — Расскажи, какой ты подлец и негодяй.

— Это и так все знают, — не унимался Куклюмбер. — Но ты все равно говори: слушать такое — сплошное удовольствие.

Горгульи-штурмовики заклекотали.

— Простите меня, — еще тише повторил Кулио. — Я был полным идиотом. Я даже не знаю, как еще себя назвать…

— Подсказать? — услужливо вставил бобер.

— А может, это была темная магия Шу? Он мне в последнее время постоянно какие-то таблетки в щи подбрасывал, — поднял голову Кулио.

— Не прикидывайся! Антипохмелин он тебе подбрасывал, — разошелся Куклюмбер. — С Шу мы потом разберемся, а ты давай, валяй, дальше самоуничижайся! Мне это как бальзам на душу.

Кулио проглотил и эту обиду. Он собрался сказать что-то еще в свое оправдание, но тут его перебила тетя Эмма:

— Погоди-ка, погоди-ка, касатик… А как, кхе-кхе, ты на окошко забрался-то? Здесь не первый этаж все-таки.

— На гравилете, — ответил Кулио. — Я ж вас спасать прилетел. И Моха заодно поколотить! Как по телику увидал, что замок с этим негодяем штурмуют, так сразу и…

— Ха-ха-ха! — заржал Куклюмбер. — Посмотрите-ка только на него: спасать он нас прилетел! Какое самопожертвование…

— Жало вырву, — оборвал его Кулио, быстро возвращаясь к своему обычному наглому тону. — Я не для того на Землю вернулся, чтобы твою педагогику выслушивать, шкура! Я людей спасать прилетел! Вдуплил?

— О, узнаю старину Кулио, — мудро улыбнулась тетя Эмма. — А то последние пять минут он больше напоминал мне соплю в скафандре.

— Не дождешься, — огрызнулся шеф.

— Шарман, — рассмеялась тетя Эмма.

— На самом деле, — признался Кулио, — ваш прием с некоторой натяжкой можно назвать радушным. Когда я сунулся к Викингу с Киборгом, чуть дрыном по шее не огреб.

— Чуть подробнее расскажи, — попросил Степан, доставая ручку и блокнот, — а то у меня репортаж куцый получится.

Кулио обвел всех присутствующих взглядом и уловил, что от него ждут истории. Не стал выпендриваться.

— Мох, ты там крепко засел? — уточнил он.

— Щипцами не вырвешь, — заверил глава Ордена из-за двери. — Не томи уже, что там было-то?

И Кулио рассказал о том, что с ним произошло после распада Братства.

А Степан, жалея, что Викинг раздолбал его диктофон, законспектировал историю так подробно, как успел…

Глава 23

История Кулио

— Я все еще верю в тебя, Кулио, — пробормотал журналист и вышел.

Кулио остался один.

Когда шум шагов стих, Кулио поднял голову и окинул взглядом пустое кафе. Выругался и встал. Спесь уже слетела с него, как треснувшая скорлупа с крепкого, но перезрелого ореха.

— Настоящий лузер — это я, — пробормотал Кулио, глядя в разбитое окно.

Он еще раз оглянулся, будто рассчитывал увидеть всех Братьев, стоящих в дверях.

Но там никого не было.

Лишь ветер гнал по улице мусор.

Кулио сплюнул и со всей дури врезал ботинком по ножке стола. Сел за барную стойку, плеснул в высокий бокал пива из крана, разбавил банановым ликером, долил текилой и залпом выпил зверский коктейль. Скуксился и прокомментировал:

— За похороны Братства. Прав ты был, шкура, напьюсь…

Через полчаса Кулио нетвердой походкой вышел из кафе, облокотился на столб и задрал голову вверх. По небу продолжали бежать подсвеченные пожарами облака.

— Фига два я так просто сдамся, — сообщил Кулио небу.

Он поплелся вдоль тротуара, волоча за собой на ремне гранатомет, в котором еще осталось целых три заряда. Увесистая железяка звонко загромыхала по брусчатке.

Метров через сто улица вывела Кулио на площадь. Здесь большая группа бесов праздновала победу. Увидев Кулио, рогатики довольно ощерились. Перегруппировались и окружили его.

— Не за эту ли грешную душу обещана награда? — услышал Кулио.

— Точно, точно, за него!

Кольцо сжалось плотнее.

— А ну прочь! — прошипел крупный бес, расталкивая остальных. — Мой экземпляр!

— Люлькин, вечно ты лезешь без очереди…

Кулио ухмыльнулся. Поднял гранатомет и выстрелил наугад. Правое ухо обожгло газами. Ракета со свистом стартовала. Чудовищным взрывом смело дюжину бесов, а самого Кулио ударной волной бросило на асфальт.

Но рогатики и не думали отступать. Место павших заняли новые, и кольцо вновь сомкнулось.

— Всех убью, один останусь, — предупредил Кулио краснорожую свору, поднимаясь на ноги.

Неизвестно, как он собирался сдержать обещание: до первого ряда бесов теперь оставалось метров пять, и стрелять из тяжелого оружия с такого расстояния было равноценно самоубийству…

Над головами раздался гул, стекла в окрестных домах затряслись. Воздух над площадью стал холодным и колючим, а через секунду с неба упала черная тень, разбросав нечисть во все стороны.

На перекрестке приземлился космический корабль. Серебристая обшивка еще дымилась от прохода через атмосферу, поляризационные стекла иллюминаторов быстро светлели, в соплах тихонько шелестела плазма.

— Безро! — воскликнул Кулио и припустил к звездолету.

Бесы, поняв, что награда уходит прямо у них из-под пятаков, отчаянно взревели и бросились наперерез.

Шлюз с шипением отворился. По телескопическому трапу сошел командарм Безро — инспектор отдела ссылок в отсталые миры.

Он быстро оценил ситуацию. Обернулся и крикнул в глубь корабля:

— Коваль, ну-ка шарахни по рогатым! Только не гравитатором, ты так полгорода разнесешь. Что? Нет, и нейтронной не надо… Да потому что здесь сила тяжести другая, Коваль! Как так? Что значит — гравиметрика? Слушай, это твоя обязанность знать что-то, а я командовать научен, ясно? Плазму тебе в печенку! Да шарахни уже хоть чем-нибудь!

Коваль шарахнул. Космический корабль класса «параллелоид», развернулся на сто восемьдесят, и из пушки с глухим чпоком вылетел снаряд. Воздух за спиной Кулио словно бы стал плотнее, очертания зданий и преследователей исказились, и через мгновение толпу бесов смело ударной волной, как букашек из пожарного гидранта.

Кулио споткнулся, грохнулся на карачки прямо перед Безро.

— Вадоыз’чуууКдадаррр, ыэзэтибука? — Командарм недовольно встряхнул нашейный переводчик. — Я чисто для проформы спрошу: это ты так планету спасаешь?

Кулио угукнул и, не вставая с четверенек, проворно заполз по трапу в космолет. Безро хмыкнул, поглядел на раскуроченную автобусную остановку и зашагал следом.

Шлюз закрылся. Корабль с гулом унесся ввысь…

Восемнадцать часов биосонарного сна с параллельным молекулярным массажем мозга слегка привели Кулио в чувство. Легче ему от этого не стало, но теперь он хотя бы не напоминал понаехавшего в нерезиновую гастарбайтера с тяжелым ручным оружием и лишними промилле в крови.

Кулио выбрался из барокамеры, уселся в кресло и нахмурился, закинув руки за голову. Мрачные мысли поплыли в его сознании, отвлекая и не давая спокойно обдумать всё, разложить по полочкам. Одно было ясно точно: Братство он потерял. И произошло это по его вине.

Дверь с шипением открылась. В каюту с чашкой кофе и свежими газетами зашел Безро.

— Очухался?

Кулио угрюмо посмотрел на него исподлобья и жестом потребовал чашку. В горле пересохло, язык не ворочался.

— Биосонар от бодуна не спасает, сам знаешь, — усмехнулся Безро, протягивая кофе.

Кулио, сморщившись, приподнялся в кресле и сделал пару глотков обжигающего напитка. Процедил сквозь зубы:

— Так и не научился готовить приличный кофе, командарм?

— Пошел ты, — беззлобно откликнулся Безро. — Во-первых, кое-кто забыл сердечно поблагодарить меня за спасенную шкуру. Во-вторых, неужели кое-кому не интересна причина, по которой я вообще ее спас?

— Во-первых, спасибо. Во-вторых, нет. А в-третьих, мне не удалось спасти Землю, Безро. Как раз наоборот. Так что ты поторопился.

Безро задумчиво посмотрел на россыпь звезд, мерцающих в иллюминаторе.

— На этой идиотской планетке настали темные времена, — командарм почему-то хитро взглянул на Кулио и добавил: — Неудачник.

Кулио выдержал взгляд.

— Ладно, — сдался он. — Колись, чего прилетел?

— Не знаю, — пожал плечами Безро. Надел очки и зашуршал прессой. — Сказали: доставить. Вот и прилетел.

— Кто сказал?

— Догадайся.

— Кто? — повысил голос Кулио.

— Президент, — промурлыкал Безро.

Кулио охнул, встал с кресла и с замиранием сердца прошептал:

— Я что… помилован?

— Может быть, — сказал Безро, перелистывая страницы. — Не знаю. Вводная была: доставить.

Кулио снова помрачнел, вернулся в кресло.

— Я же мир так и не спас, — сказал он. — Хотя пытался, честное слово, Безро.

Безро выглянул из-за газеты.

— Совсем забыл спросить: а где шайка чокнутых товарищей, которые помогали тебе, кхм, в добром начинании?

Кулио опустил голову.

— Там они остались, — мотнул он головой в сторону предполагаемой Земли. — Типа, мы разделились и должны были окружить врага.

Безро внимательно посмотрел на него.

— Как учили, — злобно сказал Кулио. — Помнишь, на третьем курсе ты же сам мне тактику читал и на зачете еще песочил знатно. Прием под названием «Центаврийская дуга». Я одним из твоих лучших курсантов был, между прочим.

— Да, — согласился Безро, — ты был одним из лучших.

Они помолчали.

— Слушай, — сказал, наконец, Кулио, — а где мы сейчас?

— Поворачиваем к NGC-185.

— О как. А что без двигателя сверхпроводимости?

— Энергию экономим, — пожал плечами Безро. — Честно говоря, в Просторах такая непростая ситуация в последнее время сложилась…

Кулио, не дослушав, встал.

— Просьба к тебе, командарм.

Безро отложил газету и тоже встал.

— Слушаю, офицер.

— Верни меня на Землю.

Безро вскинул брови.

— Не могу, — промолвил он. — Извини, у меня приказ.

— Безро!

— Отдыхай, Кулио. Лететь еще два дня, — отрезал командарм. — Если хочешь хавать, поднимись в кают-компанию. Там Тхайн такие булочки с арахисовым маслом забацал — упадешь. Гороховый суп тоже вполне съедобен…

— Я не хочу суп! Я хочу на Землю! — воскликнул Кулио. — Безро, у меня там утюг на плите…

Командарм округлил глаза.

— Шучу, — махнул рукой Кулио. — У меня на Земле есть неоконченные дела. И это уже не шутка.

— Кому ты заливаешь? — усмехнулся Безро. — Ты же расплевался со своим этим… как его… Братством.

— Да они сами… — Кулио осекся. — Погоди-ка, Безро… А ты откуда знаешь?

— Сам же сказал.

— Я не говорил, — Кулио взял командарма за отвороты мундира. Безро хотел отступить, но хватка оказалась крепкой. — Ты что, каналья, следил за мной?

— Можно подумать, я настолько глуп, чтобы поверить в твою чушь про «Центаврийскую дугу», — хмыкнул Безро, делая очередную попытку высвободиться. — Ты ж никогда этим приемом и не владел! Думаешь, я забыл, как на зачете…

— Кабздец тебе, грымза штабная! — выдохнул Кулио и навалился на командарма всем весом.

Они рухнули на пол и, осыпая друг друга полновесными тумаками, покатились к двери.

— Волосы не трожь, пульсар тебе в душу!

— Вези на Землю! Срочно!

— Выкуси!

— Ах так…

Через минуту пыл офицеров поугас. Они отпустили друг друга, отряхнулись и, дуясь, разошлись по углам каюты, как нашкодившие первоклашки.

За иллюминатором продолжала равнодушно мерцать звездная россыпь.

— Кулио, — первым заговорил командарм, — ты даже не можешь представить…

— Ве-зи до-мой!

— С тобой бесполезно…

— До-мой!

— А я тебя куда транспортирую, охламон?

— На Землю вези. В Тибет. Домой.

Безро потер багровеющий фингал под глазом.

— Да мне сейчас на мостике даже появляться стыдно! Хорош командарм.

— До-мой.

— Да пойми ж ты, дурила, меня под трибунал отдадут…

— Домой!

Безро посопел. Вдавил кнопку внутренней связи на стенной панели, отдал несколько приказов и отключил коммуникатор. Затем свирепо уставился на Кулио.

— Хрен с тобой, золотой карась. Но есть условие!

— Валяй.

Кулио победно заулыбался, прикладывая салфетку к разбитой в драке губе.

— Дай мне слово офицера, что после того, как утрясешь свои детсадовские проблемы, ты вернешься со мной.

— Даю, — тут же кивнул Кулио.

Безро поднял с пола смятые в пылу потасовки газеты, прихватил мизинцем пустую чашку из-под кофе. И не удержался, спросил:

— Чего тебе там надо, длан Легласик? Не, ну честно.

Кулио хлопнул командарма по плечу, сплюнул кровавой слюной ему на ботинок и, не переставая улыбаться, сказал:

— Я ж говорил. Мне там надо сделать всего две вещи, Безро. Спасти Братство. И, если получится, Землю.

Спустя сутки офицер космовойск Просторов Кулио длан Легласик оказался на планете Земля.

Он легко спрыгнул с трапа, обернулся и подхватил брошенный ему Безро вещевой мешок с едой и средствами первой необходимости. Кулио опустил рюкзак на траву, а сам закрыл глаза и глубоко-глубоко вдохнул свежий воздух.

— Я вернулся, — пробормотал он себе под нос.

— Расписку давай, — буркнул Безро, высунувшись из космолета. — И чтоб разборчиво: я, такой-то рассякой-то, самодур балбесный, как только спасу эту помойку, немедленно прибуду в распоряжение командарма Безро и вернусь с ним в Просторы.

— Держи, — Кулио, не оборачиваясь, протянул исписанный лист. — Я уже давно ее сочинил. Надеюсь, ты не расстроишься, что в качестве плацдарма для моего красноречия пришлось использовать приказ о присвоении тебе очередного звания?

— Расстроюсь, — выдавил Безро.

— Да брось, дружище, — отмахнулся Кулио. — Навинтишь еще свои звезды.

Кулио за несколько дней заметно посвежел, в глазах появился блеск, а на щеках — здоровый румянец. От него пахло шампунем и хорошим табаком.

Кулио всерьез рассчитывал вернуть Братство.

Он понимал, что задача не из простых и работы предстоит много, но настроен был крайне решительно. В тот момент Кулио еще не знал, что Степан и Куклюмбер уже с треском провалили этот план…

— …Когда я увидел, что особняк Братства разрушен, то пошел по вашим следам, — завершал свой рассказ Кулио, расхаживая по разгромленной приемной Моха. — Ну, про Кибби и Викинга вы уже знаете. Они меня в итоге перед своим гарнизоном у стенки позора выставили и предупредили солдат, что, если кто-то будет носить такую же дурацкую прическу, как у меня, то получит два наряда вне очереди и щелбан от Викинга. После этого — выперли из лагеря. Ладно, хоть дали адреса остальных.

Бобер демонстративно кашлянул, намекая, что история затянулась.

— Маньякюр, — объяснил Кулио, — тоже всё дулся. Конечно, шпагой в меня тыкать не стал, но и заночевать не предложил. Хотел гравилет конфисковать, но тут уж я не дал.

— А надо было конфисковать, — пробубнил Куклюмбер. — Или сломать.

— Потом к Бюргеру полетел, — продолжил Кулио, сердито глянув на неугомонное животное. — И, как выяснилось, тоже зря. Он как бы не прочь был подсобить, но заломил такую цену, что мне до пенсии столько не скопить. Это, говорит, Кулио, тебе специальная наценка, а всех остальных я спасаю бесплатно. Спекулянт и лоботряс! Подумаешь, жителей трех поселков в каком-то подвале укрыл…

Степан вздохнул. Он уже совершенно не обижался на Кулио, ему было жаль раскаявшегося шефа.

— К Самураю сунулся, но тот меня даже взглядом не удостоил, — сказал Кулио. — А Фантик, который у него в то время гостил, демонстративно слопал все сосиски, не оставив мне ни одной. А, ладно, чего уж… Прошляпил я Братство.

— А Эльфа нашел? — спросил журналист.

— Не. Как сквозь землю провалился, — ответил Кулио. — К бабушке свинтил, скорее всего.

— Мы тоже искали, — признался Куклюмбер. — Даже у итальянских толкинистов на форумах спрашивали.

Кулио закончил:

— Я вернулся в Тибет, забрал кое-какое оружие из тайников. Заглянул в пещеру тети Эммы. Там-то мне и сказали, где вас искать… Вот, полетел сюда. Да и по телику сейчас одно и то же на всех каналах показывают: осаду замка Моха.

— Молодец, конечно. Только помочь ты тут навряд ли сумеешь, — скептически заметила тетя Эмма.

Кулио хитро улыбнулся. Подмигнул ей:

— Не зарекайся, серокрылая.

Глава 24

Кишки на турбину!

Из окна донесся звук боевого марша и энергичный клекот. Связист принял донесение от командующего осадными войсками и доложил тете Эмме, что ворота открыты, а основные силы уже занимают тактические позиции внутри замка.

Она сдержанно кивнула и продолжила внимательно наблюдать за действиями Кулио.

Тот подошел к двери, заглянул в замочную скважину и поинтересовался:

— Жвачкой, что ль, залепил?

— Пастой зубной, — донесся с той стороны голос Моха. — Жив еще, космонавт-неудачник?

— Оно хамит, — констатировал Кулио. — А было таким вежливым.

— С кем поведешься, — передразнил Мох.

Кулио выпрямился, долбанул кулаком по двери. Весело гаркнул:

— Ну ты и анализатор!

Мох ответил не сразу. Некоторое время из-за двери не доносилось ни звука. Потом дробный топот шагов и осторожный голос главы Ордена хранителей планеты:

— Ну, в общем, да. Я всегда неплохо разбирался в обстановке…

— Я имел в виду другое, — ехидно осклабился Кулио. — Анализатор на моем личном жаргоне означает — жополиз. Аллегория такая. Пошло, зато смешно.

Через секунду приемная взорвалась гомерическим хохотом, даже обидчивый бобер, наконец, улыбнулся. А Мох за дверью зарычал от досады.

— Мохы-ы-ыч! — издевательски позвал Кулио в скважину. — Я уж успел и покаяться, и в туалет захотеть, а ты все партизанишь. Выходи! Давай, что ль, побоксируем один на один.

— Туалет направо по коридору, — огрызнулся Мох.

— Ты знаешь, что силы добра, как правило, побеждают мерзавцев? — становясь серьезным, полюбопытствовал Кулио.

— Тоже мне, сила добра, — хмыкнул Мох. — Эталон милосердия и самопожертвования, ага. Золотой рамки не хватает.

— Поговори мне, рыцарь турнирный! — разозлился Кулио. — Последний раз по-хорошему прошу: выметывайся оттуда, а не то я включу первую степень ярости!

— Да хоть вторую… Отстань, фигляр!

— Сам напросился, — процедил Кулио, отступая на шаг от двери спальни.

Горгульи перешептывались и с интересом наблюдали за ним. Тетя Эмма напомнила:

— Этот анализатор спрятался за дверью, которую земное оружие не берет. Намек понятен?

Кулио загадочно ухмыльнулся.

— Да он же недавно из космоса! — прозрел Степан. — У него при себе наверняка полно инопланетного оружия! Правда, Кулио?

Кулио неопределенно покачал головой, хитро стрельнул глазами.

— Был же бластер, — подбодрил Степан.

— Кулио, — строго сказала тетя Эмма. — Не томи.

— Есть у меня пистолетик, конечно, — начал Кулио, желчно улыбаясь, — Да вот беда, весь энергозаряд я по пути сюда израсходовал на бесов…

Мох шумно выдохнул за дверью.

— Дурила, ой дурила, — протянул бобер. — А мозги свои ты не израсходовал по пути?

— Цыц, шкура, — приструнил его Кулио и громко спросил: — Эй, Мох! Напомни-ка условие задачи. Дверку ничто земное не берет? Так?

— Ее вообще ничто не берет, — быстро откликнулся Мох и настороженно притих.

Кулио цыкнул зубом, достал из кармана сигару.

— Козырно, — сник бобер. — Давай покурим и забудем обо всем.

Кулио победно взглянул на питомца и подкинул сигару на ладони.

— Возвращаясь на Землю, мы с Безро от нечего делать друг друга подкалывали, — сказал он. — Я ему в табак все время порох подмешивал. Очень смешно было смотреть на командарма, когда сигара вспыхивала и он сидел с чумазой рожей. Правда, после этого командарм гонялся за мной по кораблю, бросался ценным оборудованием и грозился выкинуть на первом же необитаемом астероиде… Но это к делу не относится. Суть в том, Мох, что я одну сигарку на память прихватил: хотел еще над кем-нибудь пошутить. Над шкурой, вон, к примеру.

— Я не курю, идиот, — отвернулся Куклюмбер. — А ты позерством занимаешься вместо того…

— Ага, поняла, что он задумал, — перебила бобра тетя Эмма. — Кажется, может сработать.

— Тетя Эмма, я знаю, что курить ты бросила, но спички с собой постоянно таскаешь. Не одолжишь огоньку? — попросил Кулио.

— Не слушайте его, слушайте бобра! — нервно крикнул Мох. Логика из-за чрезмерного волнения в его речах уже начинала хромать. — Свяжите этого космонавта и выкиньте из окна! Парашют не давайте! Пусть покажет, как умеет летать, раз такой умный!

Кулио плотоядно оскалился, поджигая кончик сигары.

— А из окна, — саркастически резюмировал он, — кто-то в скором времени действительно вылетит, если добровольно не капитулирует.

Кулио осторожно положил тлеющую сигару рядом с дверью и сделал всем знак отойти.

— Мох! — крикнул он. — Спрячься там за чем-нибудь прочным, пожалуйста! А то еще ненароком сдохнешь сразу, а мне уж больно хочется морду твою розовощекую увидеть! В глаза твои бесстыжие посмотреть!

— Да иди ты, знаешь куда…

Куда именно идти Кулио, Мох уточнить не успел.

Раздался громкий хлопок, и сигара раскрылась венчиком. Крупинки пороха попали на заколдованную дверь. А через мгновение черные точки стали с шипением увеличиваться, расползаться, как червоточины. Когда нижняя половина крепких досок исчезла в дымном мареве, дверь не выдержала. Вместе с разрыхленными петлями и ослабшим косяком она вывалилась наружу и рассыпалась невесомым пеплом по полу приемной.

Степан почувствовал резкий запах горелой древесины и какой-то едкой химии. Он зажал нос платком, а тетя Эмма оглушительно чихнула.

Шипение стихло, пыль осела, и в проеме стали видны роскошные апартаменты главы Ордена.

— Предлагал ведь культурно сдаться, а не позорно бежать, — заметил Кулио, глядя, как Мох пытается залезть под гигантскую кровать. Усмехнулся: — Мне до десяти посчитать или можно сразу тебя искать?

Он вошел в спальню и ухватил Моха за ногу. Тот брыкнулся, просипел:

— Все Смерти расскажу…

— Ябеда, — передразнил Кулио и со смаком харкнул на балдахин. — Стёпа, а ну подсоби!

Степан помог шефу вытащить толстяка из-под кровати и усадить на стул.

Кулио встал перед Мохом и раскинул руки в театральном приветствии.

— Мох! Старина! — издевательски провозгласил он. — Давно в гости не заходил… Что-то случилось?

— Весь в делах, — буркнул Мох, промокая грязным платком лысину. — И еще этот радикулит… Тебя, кстати, не мучает?

Кулио наигранно пощупал поясницу. Решительно покачал головой:

— Нет. Меня мучает другое. Мучает вопрос: сладко ли дрыхнет толстая скотина под нарядным балдахином в то время, как люди гибнут от лап и копыт безмозглых краснорылых ублюдков?

— Пока ты не заявился, бессонницей я не страдал, — сглотнув, огрызнулся Мох.

Складки на его подбородке уже тряслись, а глаза блестели.

— Хватит нюни распускать, — сурово сказал Кулио. — Подъем! Руки за голову, ноги на ширину плеч! Тебя будет судить народ, контра!

— Красавчик, — раздался за спинами озорной голосок. — Звезду еще себе на скафандре вышей.

Кулио напрягся и посмотрел через плечо. Степан резко обернулся, попятился.

Парализованные горгульи валялись на полу в неудобных позах, тетя Эмма с закрытыми глазами лежала в кресле, и крылья ее безвольно свисали с подлокотников. Бобер с Генагогом забились в угол и неуклюже прикрылись портьерой.

А посреди приемной стояла девочка с косичками и ковыряла чайной ложкой вишневый пудинг на серебряном блюдце.

— Наваждение, — пробормотал Кулио, встряхнув головой.

— Что ты, какое наваждение, — улыбнулась девочка. Поставила блюдце на стол и сделала изящный книксен. — Всего лишь Смерть.

Закат отгорел, и за узким окном стремительно темнело. Пламя факелов коптило стены приемной, бросая вокруг присутствующих дрожащие тени.

— Даже не знаю, что вам сказать, — промолвила Смерть с наигранным смятением. — Особенно тебе, Кулио длан Легласик.

Она процокала каблучками туфель к креслу и присела на подлокотник. Помотала ножкой в клетчатом чулке, задумчиво посмотрела на бесчувственную тетю Эмму.

— Знакомая, что ль, ваша? Впрочем, да чья же еще. Крепкая женщина… Я и заклинание сильное применила. Так нет — жива. Чего только на этом свете не увидишь. Верно, Кулио?

— Госпожа! — воскликнул Мох, падая на колени и подползая к девочке. — Почему же вы медлите? Убейте их, и дело с концом! Зачем вы с ними разговариваете? Они разгромили весь карпатский гарнизон и мою личную гвардию, мебель в замке попортили, сломали заколдованную дверь, то и дело обзывались, а этот… — он ткнул пальцем в сторону Кулио, — балдахин оплевал! Будь я на вашем месте…

— Ты никогда на нем не будешь, — резко перебила девочка. — Замолчи и не вмешивайся.

Она окинула взглядом замерших Кулио и Степана.

— Герои липовые.

— Чем больше болтаешь, тем меньше эффекта, — обронил Кулио.

— Это, — махнула худой рукой Смерть, — как я понимаю, всё, что осталось от некогда хваленого Братства? Присаживайся, Кулио, у нас есть еще время для мирной беседы…. Впрочем, ты прав: толку от пустой болтовни все равно ноль.

— Я не сяду, — сказал Кулио.

— Да-да. Ты у нас стоик, помню, — лениво кивнула Смерть. — Народный суд, всем злодеям по шее, бла-бла… Вынуждена огорчить. Даже если я тебе дам фору и миллион сочувствующих, вряд ли вашей кодле удастся причинить мне вред. Ты даже не представляешь, насколько я сильна. И с каждой минутой, с каждой новой жертвой я становлюсь лишь сильнее. Вот такая вот неувязочка.

— У меня есть Братство, — хрипло ответил Кулио.

Смерть театрально закатила лучистые глаза.

— Товарищ старший лейтенант, ты что, за дуру меня держишь? Неужели думаешь, что я не в курсе ваших нынешних отношений? Тебя ж отвергли, Кулио, опомнись! Причем по твоей собственной вине. Партия проиграна.

— Не проиграна, — дерзко сплевывая горькую слюну, вмешался Степан. — У него есть друзья. Пусть сейчас они далеко, но зря ты думаешь, что Братство распалось.

Девочка перестала мотать ножкой, накрутила косичку на палец. И одарила журналиста таким убийственным взглядом, что его озноб прошиб.

— Жаль тебя разочаровывать, но на этот раз вам действительно конец. Впрочем, могу гарантировать: когда ты будешь умирать, тебя не попросят отрекаться от воззрений и убеждений. Я ж не из инквизиции. Мне абсолютно по барабану — вертится Земля или стоит, круглая она или в форме октаэдра.

— Земля — наша планета, — прошептал Кулио. — И нам не по барабану.

Смерть не обратила на слова шефа внимания. Выискала глазами пресмыкающегося Моха и приказала ему:

— Я открою тебе портал на нижний ярус. Приведи сюда Артемиуса. Только бодрей, у меня дел полно. Скоро утро, нужно навести порядок в Румынии. Потом еще четыре прессухи, заседание феминисток в Брюсселе, еще что-то — не помню.

— А почему бы вам самой не убить их, госпожа? — оторопело произнес Мох. — Зачем нужен их бывший союзник? Кто знает, что ему может взбрести в голову! Разумеется, я не сомневаюсь в вашей интуиции, но зачем лишние проблемы? Может быть…

Смерть жестом прервала его словоизлияния.

— Как же этот закомплексованный самодур мне надоел, — сказала она, ни к кому конкретно не обращаясь. — Впрочем, верно говорят: лучше все делать самой. Но тогда на кой шиш он мне сдался?

— Что? — не понял Мох.

— Ты мне был полезен какое-то время, — объяснила Смерть. — А теперь… пора в ад. Я как-нибудь проведаю тебя на раскаленной жаровне.

Девочка небрежно взмахнула рукой, и в нескольких метрах от нее появилась красная искра. Огонек запульсировал, увеличился, превратился в мерцающую кляксу, и через несколько секунд в воздухе разверзся багряный водоворот портала.

Перебирающего пухлыми ногами и визжащего от ужаса Моха приподняло с карачек, закрутило в мощном вихре и бросило в алеющий зев.

— В яблочко! — радостно захлопала в ладошки девочка. — Точно в центр портала угодил. Сейчас он окажется в отсеке Г-34 с температурой семьсот градусов по Цельсию. Там заведующим трудится такой радушный бесяка… Они друг другу понравятся.

Степан прикусил губу, глядя, как силуэт Моха уменьшается, превращается в темную точку и исчезает.

— Вконец распоясался, лицемер, — пояснила свой поступок Смерть. — Но, думаю, он заслужил в аду теплый прием.

Моха больше не было, а багряное марево портала продолжало дрожать посреди спальни.

— К слову, о двуличии и дезертирах. — Девочка соскочила с подлокотника и вприпрыжку подбежала к шторе. Бобер дернул прочь, а Генагог не успел. — Как же так? Присягу нарушаем?

Девочка с усилием отодвинула тяжелую портьеру и глянула на впавшего в ступор беса снизу вверх. Неодобрительно цыкнула зубом и вдруг с размаху саданула твердым носком туфли ему под коленную чашечку.

— А-а-у-о-а! — взвыл Генагог, прыгая на одном копыте. — А-а-уоу, больно-то как! У меня ж мениск травмирован!

— Я в курсе, — призналась Смерть. — Также я осведомлена о дискинезии твоих желчных путей, мигрирующем тромбофлебите, опущенной правой почке, поперечном плоскокопытии третьей степени, хронической гипотонии и первой стадии остеопороза рогов. Зная изъяны организма, мучить тебя будет довольно просто.

Бес больше не скакал. Он свалился на бок и, обхватив руками колено, тихонько поскуливал.

Степан хотел хоть как-то помочь другу, но Кулио крепко взял его за плечо и покачал головой. Журналист гневно обернулся и застыл. Он прекрасно знал этот взгляд: в случаях, когда Кулио приходила на ум очередная безумная идея, в его глазах появлялись искры сарказма.

Что-то сейчас будет…

— Я пошел, — провозгласил Кулио и шагнул к порталу.

— Куда это ты собрался? — насторожилась девочка.

— А, — махнул рукой Кулио, продолжая идти к бурлящему водовороту, — надоели вы мне со своими интригами! Все нервы истрепали. Лучше прямиком в ад сигану.

Степан посмотрел на него как на полоумного. Ему-то казалось, что у Кулио есть план…

— Хм, — Смерть отвернулась от скорчившегося Генагога и с интересом уставилась на шефа. — Валяй, конечно, сигай. А в чем прикол?

Кулио остановился, развернулся на каблуках и с ненавистью посмотрел на девочку.

— Прикол в том, — выцедил он, — что моя хитрая уловка не сработала.

— И в чем была суть уловки? — не поняла девочка.

— Мне казалось, что ты должна была попытаться меня остановить, — злобно просипел Кулио. — И я собирался толкнуть в портал тебя, а не сам туда шагать.

— А на кой шиш мне тебя останавливать? — искренне удивилась Смерть.

— Да откуда мне знать! — взорвался Кулио. — В любом случае, я перехожу к плану Бэ!

Даже Генагог перестал стонать и с трепетом воззрился на обезумевшего Кулио.

Тот твердым шагом подошел к девочке, схватил ее за косы и поволок к порталу. Без комментариев и предисловий. Как куклу.

Степан прикрыл уши ладонями, чтобы не оглохнуть от пронзительного визга, который подняла обескураженная Смерть. Она махала руками, дергала ножками, извивалась, словно пойманная за хвост белка, а Кулио со свирепой физиономией доведенного до ручки человека продолжал тащить ее волоком по паркету. Пару раз он останавливался и яростно дергал девочку из стороны в сторону с такой силой, будто хотел вышибить из нее дух.

— Я тебя уничтожу самым невероятным способом! — сыпала угрозами Смерть. — Буду пытать в течение вечности в седьмой… Ай-ай, больно! В девятой степени!

Кулио молча распинал обломки стульев и подволок ее к порталу.

От криков пришла в себя тетя Эмма. Зашевелились некоторые горгульи: массовый паралич проходил. Куклюмбер наблюдал за действиями бывшего хозяина со смесью ужаса и восторга.

— Я тебя превращу в бактерию! — возопила девочка, посылая в потолок молнии и файерболы. — А-ай-а-а!..

Разъяренно сопя, Кулио крутанул Смерть и швырнул ее в багряную спираль портала. Вытер со лба пот, продолжительно хрюкнул, собирая харчу побольше, и со свистом плюнул вслед удаляющемуся телу.

Девчачий визг стих, и в приемной повисла тишина.

— Я… б-балдею… — выразительно проговорил Куклюмбер.

— А косички-то непростые, — вставил Степан.

Генагог, прихрамывая, доковылял до кровати Моха, присел и выдохнул:

— Много я повидал. И муки грешников, и битвы небес с преисподней, и ангелов, падающих прямо в котел… Но чтоб вот так вот Смерть за космы оттаскать… Об этом, точно говорю, книги напишут. И анекдоты будут сочинять.

Тетя Эмма лишь поморщилась, отходя от паралича, размяла кожистые крылья.

— Все восторги потом выразите, — распорядился Кулио, стаскивая с себя верхнюю часть скафандра. — Стёпа, не смотри ты на меня с такой любовью, я всего лишь выгадал минут пять форы. Сейчас мы с тобой отправимся в ад и вернем Мага Шу в строй. Это наш последний шанс загнать пигалицу обратно под печати!

— Да вас же там испепелят, — повертел лапой у виска Куклюмбер. — Мотать отсюда надо, пока фора есть!

Кулио пошел к нему, на ходу подбирая автомат и меняя рожок. Бобер в ужасе попятился от черной дырки в дуле.

— Э… э… я ничего такого не имел в виду… Я смел и храбр! Готов заколбасить все адовы легионы!

— Прятаться больше нет смысла, — категорически заявил Кулио, протягивая ошалевшему бобру оружие. — Вдуплил?

— Вдуплил, — кивнул тот. — Только ты в следующий раз стволом к себе подавай.

Степан проверил мухобойку и подтянул ремень на брюках. Энергия, хлеставшая из Кулио, чудесным образом передавалась окружающим, заставляя верить в свои силы, поднимая дух, открывая резервы, которые скрыты в каждом существе.

Генагог поднял свой трезубец, в последний раз потер ушибленное колено и с ожесточением пробормотал:

— Подумаешь, поперечное плоскокопытие… Я военник, между прочим, подделывал, чтобы в регулярную армию взяли!

— Я не знаю, бес, почему ты за нас, и выяснять мне некогда, — отрезал Кулио. — Тут останешься, горгульям поможешь.

— Без базара, — с готовностью согласился Генагог.

— Вводная такая, — подытожил Кулио. — За старшего остается тетя Эмма. Охраняйте портал. Чужого никого не пускайте.

— Но на тот свет попадают мертвыми, — сглотнул Степан, вспоминая свой прыжок со скалы. — Крайне неприятные ощущения…

— Сдается мне, через этот портал можно пройти на халяву, — сказал Кулио. — Хотя, подозреваю, будет некомфортно. Но я готов рискнуть. А ты, Стёпа?

Он посмотрел в глаза журналисту.

— Ты же знаешь ответ, Кулио, — улыбнулся Степан, превозмогая страх. — Кишки на турбину!

— Тогда на счет «три», — шеф повернулся к Куклюмберу: — Если чего, не поминай лихом! И… не дуйся за комбикорм.

— Ты того там, поаккуратней, — отозвался бобер, щелкая затвором «калаша».

В глазах у Кулио плясали черти.

В ушах у Степана ухал пульс.

— Готов? — спросил Кулио.

— Да!

— Тогда на счет «три»… А, это я уже говорил… Короче, пойдем, Стёпа, встряхнем уже этот гадючник! И свои потроха заодно. Помнишь? На турбину!

И он шагнул в портал, не закрывая глаз.

Журналист, вдохнув поглубже, нырнул следом.

Путешествие между мирами на этот раз больше походило на падение в глубокий колодец. Сначала они летели быстро, но постепенно падение начало замедляться. Света становилось всё меньше. Казалось, у этой бесконечной дыры нет дна.

Степан обратил внимание, как летящий рядом Кулио показывает ему пальцами знак «виктории». Журналист улыбнулся в ответ.

Через минуту тьма окончательно поглотила всё вокруг. Убаюкала разум, притупила чувства. Отделила от всего мира…

И падение прекратилось.

Глава 25

Журналистское озарение

Сознание вернулось рывком.

В голове у Степана шумело, словно с похмелья. Превозмогая пульсирующую боль в висках, он открыл глаза. Дернулся. Но ни руками, ни ногами пошевелить не смог.

Положение, в котором находился журналист, нельзя было назвать стратегически выгодным. Он висел в воздухе, опутанный тонкими светящимися нитями.

Степан еще раз попробовал вырваться из пут, но тщетно. Нити оказались неожиданно крепкими, и любое резкое движение отзывалось режущей болью в запястьях и лодыжках. Самому не высвободиться.

Кулио висел неподалеку.

Степан огляделся. Он без труда узнал мрачный зал, в котором они недавно подписывали договор. Колонны, поднимающиеся из багрового месива к незримым сводам, сгустки огня, полыхающие возле шершавых стен…

— Кулио, я понял, куда мы попали!

— Серьезно?

Степан перехватил его хмурый взгляд и не стал продолжать.

Смерть в окружении семи темных магов сидела на спрессованных костях и болтала ножкой.

А позади ее трона колыхалось море сгинувших человеческих душ. Багряные волны неторопливо накатывались одна на другую. Сотни, тысячи, миллионы полупрозрачных силуэтов всплывали на миг и снова тонули в пучине. Тонкие бесплотные руки тянулись из глубины.

— Это погибшие? — вырвалось у журналиста.

— Ага, — откликнулась девочка. — Те, кто пострадал после того, как я выбралась из-под печатей. Назвать точное число?

— Не утруждай себя, — процедил Кулио.

— Достойный финал, — проговорила Смерть, и голос ее, усиленный эхом, разнесся по всему залу. — Не считаешь?

— Я считаю, что пора бы тебе ремня дать, — огрызнулся Кулио.

— Конечно-конечно, — с готовностью поддакнула она. — Совладать с маленькой беззащитной девочкой ты можешь запросто. В школе, поди, всех одноклассниц за космы перетаскал. Но я не обижаюсь, не думай. Страданий, которые припасены персонально для тебя, хватит навечно.

— Я, в отличие от некоторых, хотя бы школу закончил, — съязвил Кулио.

Смерть встала и через спинку трона обратилась к душам усопших:

— Посмотрите на него. Хорошенько запомните его лицо. Запомнили? Именно этот человек виновен в вашей гибели! Именно он заставил вас страдать! Из-за своего самодурства! Из-за нарциссизма и гордыни!

Море безмолвно колыхалось, омывая костяные ножки трона. Руки тянулись вверх, но безжалостные багряные волны возвращали их на дно. Тысячи мимолетных взоров вспыхивали, укоризненно тлели и вновь гасли.

Степан заметил, как шеф побледнел.

— Я просто хотел вернуться домой! — закричал Кулио. Отчаянно, жутко. — Я никому не хотел причинять зла! Я не виновен!

— Как интересно, — сухо промолвила Смерть и повернулась к Кулио: — Тогда позволь тебя спросить, дурила, кто же виновен? По чьей вине я вышла из-под печатей и погрузила Землю в хаос? На меня перекинуть стрелки не получится: мне по должности положено причинять боль и ввергать в забвение. А вот ты, хороший парень, ты ответь! И постарайся убедить в этом всех, кто нас сейчас слышит!

— Я не виновен! — срываясь на хрип, проорал Кулио и рванул светящиеся нити так, что они впились в запястья.

По жилистым рукам потекла кровь.

Степан готов был от отчаяния рвать на себе волосы.

— Он действительно не виноват! — выкрикнул он. — Вам не за что упрекать Кулио! Этот человек хотел как лучше! У него была возможность улететь к себе в Просторы, но он вернулся! Пожертвовал самым дорогим, что у него было, тем, ради чего в течение долгих лет пытался совершить невозможное: спасти негибнущий мир! Он пожертвовал возвращением на родину, чтобы искупить вину! Он не отвернулся, когда Земле по-настоящему понадобилась помощь! Да неужели вы до сих пор не поняли, что для этого человека наша планета тоже стала родным домом?

Журналист выдохся.

Море безмолствовало.

— Фигассе телега, — хмыкнул Кулио. — Если выживем, поступай на курсы адвокатов. Положительная характеристика — с меня.

Смерть мелко, по-девчоночьи, захихикала. Это добило Степана.

Он уперся подбородком в грудь. Он не хотел больше ничего видеть. Он проиграл.

Они проиграли.

Братство проиграло.

Всё бесполезно…

— То, что сейчас сказал мой друг — неправда, — с горькой усмешкой произнес Кулио. — На самом деле… я виновен в ваших муках. И никаких оправданий этому нет.

Степан исподлобья глянул на Смерть и увидел, как торжествующе заблестели ее ясные глаза.

— Но я знаю, — продолжил Кулио, — я верю, что мою ошибку можно исправить. Потому что иначе не может быть… Потому что наши сердца еще бьются. Ваши сердца еще не остыли. И никому не под силу остановить все человеческие сердца до единого. Никому! Хотя бы одно из них все равно будет продолжать биться!

Степану показалось, что багровое море еле слышно вздохнуло.

— Какая трогательная речь, — раздался насмешливый голос. — Если убрать пафос, получится вполне драматично.

Степан вздрогнул. Это аристократическое произношение он не мог спутать ни с чьим на свете.

— Кто это? — Смерть приподнялась на троне, оглядываясь. — Вообще-то, мы никого не звали.

— К вашим услугам, морской волк Маньякюр, — издевательски отрекомендовался пират, стоя у открытого портала. — Давно не виделись, сударыня. Извините, что не спешу облобызать вашу ручку. Брезгую.

Камзол Маньюякюра был идеально выстиран и выглажен, а воротник с манжетами накрахмалены. Обнаженная фамильная шпага зловеще поблескивала в багряном свете. Шелковая повязка на глазу чернела как тьма Марианского желоба.

Темные маги немедленно встали стенкой, прикрывая Смерть от возможного нападения. Степан обратил внимание на то, что Маг Шу слегка пошатывается.

— Маньякюр! — воскликнул Кулио. — Ты что, решил пощеголять гардеробом в такой неподходящий момент?

— Не совсем, дружище! — Маньякюр отсалютовал ему шпагой.

— А чего приперся в таком случае? — не понял Кулио.

— Известно чего: покуражиться немного над тобой. Потом уже спасти, конечно. А как речь твою услышал, вообще растрогался!

Кулио скривился:

— Это я в состоянии аффекта говорил. Стёпа вот перед этим — завернул так завернул!

— Верю, креветку мне в глазницу! — расхохотался Маньякюр. — Журналист, привет!

— Здравствуй, Маньякюр! — радостно улыбнулся Степан. — Как сам?

— Терпимо. Вот только геморрой стал мучить в последнее время. Главное, сам не пойму, с чего такая напасть? Вроде образ жизни не сидячий, да и морской воздух на пользу…

— Геморрой?

Маньякюр молниеносно обернулся. Кулио со Степаном вывернули шеи, чтобы увидеть появившихся из нового портала Киборга и Викинга.

— Маньякюр! — пророкотал Викинг. — Неужто эти сетевые слухи про тебя — правда? Неужто, блин, ты все же подхватил триппер?

— Геморрой — не триппер, — фыркнул морской волк. — Опять ты все напутал…

Викинг почесал дрыном в затылке. Озадаченно произнес:

— Там два «р», тут два «п» — какая разница…

— Что это вы тут делаете?

— Как чего? — Викинг недоуменно оглянулся на Киборга, который приветственно махал бластером Степану. — Мир спасаем. Ну и корефанов… того… заодно…

— Это я их спасаю, — ревниво возразил Маньякюр.

— Ребята, не ссорьтесь, — примиряюще крикнул Степан. — Спасайте нас вместе. Мы так рады, что вы вернулись!

— Я бы не утверждала наверняка, — грубо вмешалась Смерть. — Перед тем, как я всех уничтожу, не мог бы кто-нибудь объяснить, откуда здесь взялись эти комики?

— Можно я растолкую? — прозвучал тихий, внушающий уважение голос.

Все обернулись. Из третьего портала вышел Самурай.

— Понимаете, — издалека начал он, — всё дело в цепи неизбежных случайностей и зачастую флюктуативного поведения материи в точках полифуркаций. Ух ты… впервые я сам не понял, что сказал! Но не в этом суть. Вот ты, негодная проказница, например, совершила классический промах. Все, конечно, подчас ошибаются… кстати, здравствуй, Кулио… Но ты, глубоко неуважаемая Смерть, ошиблась глупо: недооценила противника и переоценила союзника. Кстати, тебе известно, где сейчас наш общий знакомый Мох?

— Конечно! — гневно всплеснула руками девочка. — В отсеке Г-34 с температурой семьсот градусов по Цельсию!

— Да если бы он был там, нас бы не было тут! — захохотал Викинг.

Маг Шу тихонько икнул. Смерть скользнула по нему морозным взглядом и, повернув голову к Самураю, вкрадчиво поинтересовалась:

— И где же Мох?

— Слинял он из пекла.

— Как так?

— Они недавно с заведующим Г-34 в сауну вместе ходили, ну вот тот его и отпустил по старой дружбе. И в настоящий момент при помощи знакомых из числа высокопоставленной нечисти Мох открывает порталы всем Братьям. Лысый сильно на тебя обиделся… Даже мерзавцев предавать — плохо.

— Он не мог смотаться из ада! — вскричала Смерть, ее лицо пошло пятнами. — Порталы в мир живых могу открывать либо я, либо один из семи магов… Ты лжешь!

Шу снова икнул. На этот раз неожиданно громко.

— Боюсь, — мягко сказал Самурай, — ты все же не права. Да, сам Мох не мог открыть порталы. Но он мог вынудить кого-то из магов сделать это. Ведь, насколько мне известно, именно лысый помог тебе завладеть сознанием нашего общего друга Шу. Быть может, Мох в силах обратить вспять этот процесс?

Море за костяным троном снова вздохнуло. А девочка с косичками истошно завопила:

— Обломи-и-иста-а-а!

— Ик… Ой-ё… — Шу достал из складок своей мантии початую бутылку портвейна и залпом выпил остатки пойла. — Ништяк.

— Шу! — весело сказал Кулио. — Милая моя бухая скотина!

— Хаца хая, — вяло согласился Маг. Скосил глаза на свой балахон. — Кто это меня так вырядил? Где косуха и драный плащ?

— Забудь! — крикнул Кулио. — Мы тебе новый прикид соорудим. Реальный, от кутюр. И насчет плаща не волнуйся: специально в клочья расфигачим, чтоб подобающе смотрелся!

Шу обвел мутным взглядом всех присутствующих, сфокусировался на Смерти и с неподдельным удивлением спросил:

— А как мы вообще здесь оказались? Кажется… ик!.. я где-то видел эту блоху с косичками…

— Долгая история, — быстро ответил Кулио. — Все равно ты сейчас в таком виде, что не вдуплишь с первого раза. Там очень много прелюдий и экскурсов. Сейчас нужно не это. Слушай, Шу…

— Ты кого блохой назвал? — запоздало возмутилась Смерть.

— Ну не себя же, — заявил Шу, пьянея на глазах. — Я вон какой большой, а ты… вша.

Все замерли.

Девочка зверела медленно, но от этого становилось только страшнее.

— Вша, значит, да? — уточнила она.

— Угу, — подтвердил Маг. — Конопатая.

Взбешенная до белого каления Смерть уже подняла руки, чтобы наложить на Шу проклятие…

И Степана осенило. Догадка давно крутилась где-то рядом, но он никак не мог ее ухватить, И вот, наконец, удалось!

Раздумывать, прав ли он, было некогда. Журналист заорал:

— Косички! Шу, косички!

— Чего? — покосился Маг.

— Косички — это ее слабое место!

— Чего? — тупо повторил Шу.

Степан отметил, как в глазах Смерти мелькнул испуг. Кулио тоже это просек и мгновенно гаркнул:

— Шу! Хватай девчонку за косы и приматывай к трону!

Маг поймал взвизгнувшую Смерть за волосы и туго прикрутил их к одной из толстых костей в спинке престола.

Девочка завизжала.

Степан хотел было прикрыть уши, но сделать этого не смог: световые нити продолжали удерживать его руки.

Девочка вопила не своим голосом, сыпала проклятьями и пыталась вырваться. Она даже умудрилась извернуться и дотянулась до косичек… Но силы в детских руках не хватило, чтобы справиться с тугим узлом.

— Сработало, — все еще не веря в успех, прошептал Кулио. После чего громко рассмеялся и воскликнул: — Сработало! Слышишь, Стёпа? Сработало! Когда ее за косы тягаешь, она и впрямь теряет волю! Ай молодца, журналист ты мой ненаглядный! Настоящее озарение!

Степан почувствовал, как уши горят, а щеки краснеют.

Тем временем Кулио обратился к Шу:

— Эй, алказельтцер! Тут такой расклад…

— Дай полтаху, а? — тут же перебил его Маг.

— Сделай доброе дело, примени обратное заклинание и закупорь эту девчонку в ту дыру, где она до недавнего времени была! А я тебе не полтаху, а стольник потом выделю в качестве матпомощи…

Шу уже не слушал Кулио. Он удивленно разглядывал стоящих рядом магов, не узнавая их. Видимо, портвейн хорошо долбанул по мозгам и окончательно выбил его из седла.

— Калиостиус! — в конце концов, провозгласил Шу. — Здаровки! Давно тебя не видел, валенок с ушами! Похудел, что ль?.. А ладно! Слушай… трубы горят… Займи немного денег до вторника!

— Ч… чего… чего? Кого?.. — сбиваясь, переспросил Калиостиус. — Артемиус… Ты о чем? Артемиус…

Маг Шу насупился и вытянул руки ладонями вперед.

— Мне всегда не нравилось, когда меня называют Артемиусом. Думаешь, я настолько пьян, что забыл, как ты поколотил меня линейкой в первом классе?

— Не, — мотнул головой Калиостиус, отступая. — Я тогда не…

— Да-а-а… — противно передразнил его Шу. — Могу поспорить, ты не знаешь, что я мутант и генетически видоизмененный организм.

Калиостиус сделал еще шаг назад, таращась на Шу. На помощь товарищу пришел другой темный маг — Лаврентиус:

— Но у мутанта должна быть какая-то сверхспособность…

— Есть у него одна сверхспособность, — ехидно подтвердил Бюргер, появившись из очередного портала. — Независимо от фаз Луны превращаться в пьяного идиота.

— Я мутант, — с нажимом повторил Шу.

— Вот, пожалуйста, — пожал плечами ариец.

Следом за Бюргером из портала вышли тетя Эмма и Куклюмбер с Генагогом. Бес с сочувствием посмотрел на Степана, висящего в светящейся паутине, а бобер тут же вскочил на плечо к Киборгу.

Маг Шу тем временем нахмурился, повел взглядом, выбирая жертву, взмахнул рукой, и в следующую секунду Калиостиус превратился в огромного ленивца цвета индиго с шестью конечностями.

— Йоу… — озадаченно промямлил Шу. — Я ведь только хотел ему второй нос изобразить… Придется расколдовать.

— Шу!

— Аюшки?

Шу обернулся, придерживаясь за трон, чтоб не потерять равновесие. Смерть попыталась укусить его за руку, но не дотянулась.

Обломиста выглядела потрясающе. Рыжеволосая красавица, принявшая человеческий облик, стояла в наисексуальнейшей позе. Одну ножку выставила чуть вперед, руку уперла в бедро. Юбкой ее набедренную повязку можно было назвать с большой натяжкой. А объемная грудь под топиком могла кого угодно привести в восторг.

Кого угодно, кроме Шу…

— Опаньки! Супруга, — хмыкнул он. — Вот кто спонсирует мне сегодняшний вечер!

— Я подарю тебе двести! — выкрикнул Кулио.

Но Шу не услышал шефа. Маг уже полностью сфокусировал остатки внимания на жене. Обворожительная Обломиста смотрела на него с плохо скрываемым пренебрежением.

— Хорошо, Артеми… — она осеклась, тут же поправилась: — Хорошо, Маг Шу, я дам тебе столько денег, сколько ты хочешь. Только позволь обнять? Я так соскучилась!

— Никогда тебя не любил, — без обиняков признался Маг Шу. — И вообще, у нас все завязалось из-за того, что я бабки на контрацептивы пропил.

Обломиста, уже готовая обнять Мага, округлила глаза.

— Полтаху-то хоть займешь? — с сомнением уточнил Шу. — Или, как обычно: сначала сто душ загубить? Если так… то иди-ка ты лесом! В Братстве я гораздо лучше устроился.

Он наконец вспомнил о просьбе Кулио и обернулся:

— В какую сторону колдовать?

— Печати! Печати! — наперебой закричали ему все Братья, в том числе, появившиеся из портала Эльф и Фантик. — Печа-а-ати!

— Чего напечатать? — не понял Маг Шу, ковырнув мизинцем в ухе. — Расшумелись тут… Вы опять прикалываетесь? Имейте в виду, я сейчас жутко не в духе…

— Да что вы встали, как истуканы? — прикрикнула Смерть на колдунов. — Прибейте, наконец, этих шутов гороховых!

Темные маги опасливо посмотрели на Шу и не повиновались приказу.

— Ах вы поганцы! — разозлилась Смерть. — Думаете, если меня примотали к этой костяной табуретке, то и слушаться больше не надо, да?

Девочка вновь рефлекторно попыталась вскочить с трона, однако узел крепко ее держал.

Маг Шу беспорядочно закрутил руками, словно сумасшедший дирижер. Воздух в зале сгустился. Огни потускнели, волны на море душ замедлили бег. Перед колдующим Шу возникли контуры волшебных печатей. Сыпанули разноцветные искры, на миг яркий свет резанул по глазам, привыкшим к полумраку.

Степан зажмурился и почувствовал, как лицо обдало жаром.

Всё стихло.

— Не-е-ет! — дико завопила девочка, выгибаясь дугой.

Когда дым от колдовства рассеялся, братья бросились обнимать Мага Шу.

— Да ну вы чего! — Шу слегка протрезвел от всеобщего внимания. — Ой, Эльф, даже не знаю, я подумаю… Кстати, насчет деньжат — как там? А, спасибки, Маньякюр! Сдачу потом отдам! Что, не нужно? Да что с тобой сегодня? Ой, кто это? Приветики, Киборг… И тетушка Эмма здесь!

Степан ощутил, как слабеют нити, сковывающие его руки. Он дернулся, и еще раз. И еще! Наконец светящиеся путы поблекли и исчезли.

Он грохнулся на пол, едва успев сгруппироваться.

Кулио упал рядом.

Шеф обтер кровь с запястий, размялся, встал на ноги и подошел к Братьям.

На остолбеневших магов, отвергнутую Обломисту и трясущуюся в бессильной ярости Смерть никто не обращал внимания.

— Смотри-ка, кто к нам с небес спустился, — желчно прогудел Викинг. — Уж не тот ли, блин, засранец, который любит хамить друзьям?

— Тот-тот, — проворчал Бюргер.

— Может, его разок садануть дрыном? — предложил Викинг, поправив шлем.

— Надо бы для профилактики, — согласился ариец. — И компенсацию пусть за моральный ущерб выплачивает.

— Ну. Это, — высказался Киборг. — Кулио. Не бейте.

— Зря вы так, — обронил шеф.

— Возможно, — Самурай привычным движением намотал бородку на палец. — Но сейчас меня больше интересует моральное состояние нашего коллеги Мага Шу.

— А чё? Все нормально, — испуганно вскинулся Маг, пряча свеженаколдованную бутылку ликера за спину. — Шпынять без толку: не помню ничегошеньки. Если я каких глупостей и натворил, то не со зла, а с похмела…

— Ну, с похмела — это вряд ли, — покачал головой Самурай и слегка посторонился.

В круг Братьев, потупив взор, вошел румяный толстяк. Промокнул лысину платком и сокрушенно вздохнул.

— Мох? — моментально вскипел Кулио. — Жив, анализатор! Ах ты ж хряк брюхатый! Да я тебе сейчас щеки наизнанку выверну! И нечего тут вздыхать, типа, раскаялся…

Кулио вдруг осекся. Все Братья смотрели на него укоризненно.

— Ну, я это… — шеф не выдержал. Махнул рукой и разулыбался: — Тьфу на вас, разгильдяи!

— Вот так, — удрученно пожаловался Мох Самураю. — Я же говорил, что он меня не простит.

— Мох помог нам прийти сюда и спасти вас с журналистом, — сказал Маньякюр, поправив повязку. — Конечно, с ним надо будет провести разъяснительную беседу о вреде предательства. Но пока давайте не будем его сильно бить.

— Если бы его Смерть не кинула, никогда бы нам не помог, — проворчал Фантик. — Предлагаю лишить его халявного месячного пайка и тринадцатой зарплаты.

— Вам крышка, дурилы! — вновь активизировалась Смерть. — Я всех превращу в… в… я сама боюсь подумать, в кого я вас всех превращу!

Кулио, мерзко ухмыляясь, подошел к примотанной девочке и потрепал ее за щеку.

— Ути-пути, рыбка. Моя над твоя долго ржать.

Самурай поправил очки и повернулся к магам.

— Как вы уже поняли, равновесие, поискам которого я отдаю столько времени, опять не найдено. Чаши весов на этот раз порядочно перекосились в нашу сторону. Однако Женевской конвенции мы, в отличие от вас, придерживаемся и поэтому готовы заключить… э-э… некое перемирие.

— Условия? — глухо спросил Лаврентиус.

— Гы, — не вытерпел Бюргер, — даже не торгуются. Ну не простофили?

— В качестве контрибуции предлагаю вот что, — сказал Самурай. — Во-первых, вы срочно отзываете все адовы легионы. Война окончена. И это не обсуждается. Во-вторых, людей, которые умерли в течение последних двух тысяч лет, возвращаете к жизни. Как вам такие условия?

Брови Лаврентиуса полезли вверх.

— Ладно, пошутил я, — хихикнул Самурай, убирая саблю в ножны. — Воскрешаем только жмуриков, которые от вашего нашествия померли. И, как ты там, Стёп, говорил, твоего старика зовут? Дядя Толя? Вот, и его еще. Пойдет?

Лаврентиус кивнул и выдал длиннющую тираду на неизвестном языке.

Темные маги исчезли…

Вместе с морем человеческих душ.

Вмиг.

Волны рассеялись. От них осталась только легкая дымка, из которой больше никто не тянул полупрозрачных рук в надежде спастись…

— Клево, — крякнул Шу, пораженный эффектом. — Надо будет на досуге поупражняться на эту тему. Главное — не спутать вектор магии.

— Ах да, чуть не забыл, — обернулся Самурай к Обломисте. — Шу мы забираем с собой.

— Прости, красавица, — отсалютовал шпагой морской волк Маньякюр, — но у меня создалось впечатление, что ваша семейная лодка села на мель. Крепко впечаталась килем в песок.

Обломиста промолчала. Только странно посмотрела на Шу. Степан не сумел точно уловить, чего в ее взгляде было больше: злости, досады или растерянности?

Наверное, всего понемногу.

А Кулио подошел к девочке, крепко привязанной к трону. Подумал секунду, цыкнул зубом и с садистским наслаждением отвесил ей звонкий щелбан.

— Береги косички, малявка, — посоветовал он, глядя в лучистые глаза, полные обыкновенных детских слез.

Эпилог

После того, как замок Моха был взят штурмом, Смерть обезврежена и мировой порядок более-менее восстановлен, Братство превратилось в мишень для репортеров. Сначала ребятам льстило, что их физиономии мелькают на передовицах бульварных газет, но с каждым днем надоедало все больше и больше.

Вся поляна перед воротами особняка была уставлена телекамерами, там и тут виднелись фургоны для отдыха, палатки с минералкой и сосисками из яка. Папарацци то и дело прорывались внутрь резиденции, несмотря на запрещающие таблички и жесткие действия охраны.

Кулио назначил Степана на должность пресс-атташе. Журналист целыми днями организовывал конференции, круглые столы, эксклюзивы и фотосессии. Особенно перед камерами любили повыпендриваться Шу и Куклюмбер. Бобер теперь носил песцовое манто и брал уроки французского, а Маг пил исключительно кьянти.

Работы было столько, что Степан еле сумел выкроить денек на то, чтобы съездить и забрать из деревни маман, которая была очень рада, что сын жив и здоров. Она угостила его свежеиспеченным печеньем и завернула с собой целый мешок барбарисок.

Эльф стал идолом для гомосексуалистов. Плакаты с его физиономией висели в каждом тематическом клубе, а чтобы получить автограф коротышки, некоторые состоятельные личности нетрадиционной ориентации часами стояли в очередях.

Изгнанный король, пользуясь обрушившимся финансовым благополучием, за короткое время испробовал блюда практически всех кухонь мира. Пару дней назад, к примеру, Фантик продегустировал фрикадельки из новогвинейских летучих лисиц, и Степану пришлось отпаивать его отваром ромашки. Из-за этого сорвалось две встречи с чиновниками из Кремля.

Маньякюр нанял лучших модельеров и день-деньской примерял наряды различного покроя. Оравы сохнущих по нему молоденьких девчонок морской волк держал на расстоянии, предпочитая общество зрелых, умудренных опытом женщин. Ведь с ними можно было не только предаться любовным утехам, но и побеседовать о странствиях за стаканчиком кубинского рома.

Самурай снова углубился в философские трактаты.

Бюргер на полученные гранты скупил самые редкие марки у знаменитых филателистов и обклеил ими личный туалет.

Киборг наконец-то осуществил давнишнюю мечту — лично поблагодарил Линуса Торвальдса за придуманную им операционную систему.

Викинг модернизировал свой мотоцикл по прозвищу «Плавный», навешал на спицы катафотов и гонял по округе в сопровождении целого эскорта, состоящего из полицейских машин с мигалками и продвинутых байкеров. Также бородатый детина посетил Скандинавский полуостров. На земле предков он потребовал у местных властей показать самую-самую главную статую Одина, а когда узнал, что таковой уже давно не существует, от досады чуть не разгромил Стокгольм.

Кулио выпросил у командарма Безро отсрочку на месяц. Инспектор отдела ссылок в отсталые миры долго не хотел соглашаться, но шеф пригрозил ему, что поведает командованию о каком-то давнем инциденте во время операции по захвату контрабанды в системе Денеба, и тот сдался.

Кулио не принимал журналистов.

Политиков, знаменитостей и миссионеров он тоже не жаловал. А недавно даже отменил запланированную встречу с папой римским.

Большую часть времени Кулио проводил в своем кабинете, валяясь на диване и дымя сигарами.

Его настроение продолжало странно меняться. То шеф был хмур и неразговорчив, и в такие моменты Степан предпочитал не соваться к нему с расспросами: можно было и сосиской в лоб схлопотать. То Кулио вдруг становился сентиментален, то — жизнерадостен…

Сегодня шеф пребывал в прекрасном расположении духа с самого утра. После завтрака он объявил, что вечером будет банкет.

— С выпивоном? — уточнил Шу.

— Хоть зенки залей! — щедро махнул рукой Кулио.

— Какой дресс-код? — манерно поинтересовался Куклюмбер, поправляя манто.

— Труханы и противогаз, — обронил Кулио. — Не перепутай.

— Фи, — отвернулся бобер.

Приготовления начались уже после обеда.

Несколько фур с едой разгрузили прямо во внутреннем дворе и накрыли гору провианта тентом. Здесь было все, что душе угодно: от обыкновенных чипсов из супермаркета до вяленых лапок королевских пингвинов, которые, как заявил Фантик, он еще не успел попробовать. После этого подвезли цистерну пива, и Маг с округлившимися глазами пошел к ней, словно зомби. Киборг насилу оттащил его от резервуара.

Ближе к шести вечера прибыл Мох со свитой из рыцарей ромбовидного стола. Кулио, правда, тут же разорался, что главу Ордена хранителей планеты приглашали одного, а не с этой «сворой целлюлитных трутней». Мох виновато пожал плечами. Шеф распорядился выдать рыцарям сухой паек и отправить восвояси.

Вслед за Мохом пожаловала тетя Эмма. Когда она с кряхтеньем выбиралась из лимузина, фотокорреспонденты чуть не переломали ей крылья своими объективами. Горгулья вычурно выругалась прямо в нацеленные на нее камеры и чинно проследовала в особняк.

Генагог появился наиболее помпезно. Бес вылез из-под земли с пиротехническими эффектами и серным запахом посреди журналистского городка. Обезумевшие от страха папарацци побросали аппаратуру и бросились врассыпную. Для полноты картины Генагог издал такой жуткий трубный вой, что несколько молоденьких корреспонденток лишились чувств…

После того, как все собрались за столом черного дерева в той самой обеденной зале, в которой Степану когда-то довелось познакомиться с Братством, Кулио потребовал тишины и встал.

На нем красовался свежевыглаженный парадный мундир космовойск с ярко-желтыми офицерскими ромбами на рукаве. Еще ни разу на памяти Степана он не появлялся перед Братством в форме. И гладко выбритым.

— Друзья! — торжественно произнес Кулио. — Братья! И сочувствующие. — Он учтиво кивнул в сторону тети Эммы, Моха и Генагога. — Я собрал всех вас здесь не для того, чтобы толкать пафосные речи или благодарить за ту помощь, без которой никогда бы не справился с известной всем нам ситуацией. Нет. Я не буду этого делать.

— С фига ли? — возмутился Шу. — Нетушки! Давай-ка хвали нас, умасливай! Лично мне даже можешь адресовать отдельные… ой-ё! Больно же, Викинг!

Кулио строго посмотрел на Мага и продолжил:

— Я не буду петь вам дифирамбы потому, что вы не нуждаетесь в них.

Шу хотел было прокомментировать и это заявление, но Маньякюр засунул ему в рот тарталетку с белужьей икрой.

Куклюмбер высокомерно хмыкнул и выругался себе под нос по-французски.

— Вы все выше похвал, — сказал Кулио. — Так что пропустим этот официальный пункт и приступим к следующему.

— Нажрёмся? — проглотив тарталетку, выкрикнул Маг.

— Это третий пункт, — объяснил Кулио. — А во втором у меня значится важное объявление.

— Снова Маккартни? — пробубнил Фантик. — Имей в виду, если он еще раз споет «Естэдей», — меня стошнит.

— Нет. Сэр Пол после кулуарного общения с Эльфом решил больше не приезжать.

— У нас ничего не было, — тут же выпалил Эльф. За последние дни эта фраза стала его визитной карточкой.

— Я хочу сделать небольшое объявление насчет себя, — сказал Кулио.

— Как скромно, — буркнул Бюргер.

Кулио прочистил горло и выдохнул:

— Через неделю я буду вынужден покинуть эту планету.

Вот после этих слов повисла такая тишина, которую не решился нарушить даже Шу.

— Не буду отвечать на вопрос, жалею ли я об этом, — продолжил Кулио. — Потому что сам не знаю ответа на него. Важно лишь одно: я обещал вернуться в Просторы.

— Ну, теперь уже можно замахнуть кружку? — не вытерпел Маг.

— Погоди секунду. Успеешь еще нализаться.

— Не томи, — поторопила тетя Эмма.

— Суть объявления вот в чем, — Кулио собрался с духом. Степану показалось, что слова, которые он сейчас скажет, будут самыми трудными. И самыми важными. — Я хочу вас попросить, чтобы до завтрашнего дня вы решили: полетите со мной или останетесь на Земле.

— Кулио, кальмара мне в кафтан…

— Подожди, Маньякюр. Дай договорить. Я настаиваю, чтобы вы сейчас не сообщали о своем выборе. Не торопитесь. Пусть решит ваше сердце.

Никто не издал ни звука.

— Я могу взять всех, присутствующих в этом зале, — проговорил Кулио. — Думайте.

— Зашибись! — воскликнул Маг. — Это всё?

— Да. Иди-ка сюда, Шу!

— Чего? — насторожился Маг. — Чего я тебе сделал? Это не я цистерну, между прочим, заказывал…

— Ничего ты мне не сделал, — улыбнулся Кулио. — Я просто хочу с тобой чокнуться.

Шу встал со своего места и приблизился к шефу, недоверчиво зыркая на него исподлобья.

— Давай-ка, Шу, за Братство! — Кулио поднял бокал. — И чтоб вино потекло рекой!

— Вот это тема! — обрадовался Маг. — Так бы сразу, а то развел тут патетику.

Они с силой сдвинули бокалы, и хрусталь лопнул в их руках. Красные капли брызнули во все стороны вперемешку с осколками.

— На счастье… — пробормотал Кулио, глядя, как из пальца сочится кровь.

На другом конце стола Фантик постучал ложкой по горшку с жюльеном, привлекая внимание.

— Я вот точно не помню: жрать, согласно этикету, уже можно после первого битья посуды?..

Час пробежал незаметно…

Приподняв лицо из тарелки с остатками спагетти, Маньякюр облизал губы, снял с наглазной повязки макаронину и провозгласил:

— Короче… анекдот… — язык у морского волка порядочно заплетался. Камзол от Гуччи был залит кетчупом. — Знаете, почему… заи… тьфу!.. заболел Самурай? Не знаете? А я вам расскажу, мидию мне в ухо! Потому-у что он хотел сделать… с-себе харакири грязной стамеской и подхватил зар-разу…

Викинг заржал и шарахнул дрыном по столу.

Самурай обернулся. Хотел протереть салфеткой очки, но уронил их в супницу и, немного поразмыслив, решил не вынимать. Близоруко щурясь, он помахал указательным пальцем в воздухе и категорично заявил:

— Позвольте, сударь! Давайте это обсудим…

Праздник продолжался.

Степан пригубил немного аперитива и на этом ограничился: после попойки в румынской таверне с Куклюмбером и Генагогом к алкоголю он относился прохладно. Так же вменяем был трезвенник Бюргер, который уже минут десять развлекался тем, что бросал шпагу морского волка в старинный буфет на манер дротика.

А вот остальные набрались порядочно.

Парадный мундир Кулио был расстегнут, форменная рубашка помялась, а галстук вообще валялся в салатнице. Шеф, размахивая руками, возбужденно орал в отупевшее от грога рыло Генагога:

— Как на халяву водку хлестать — так всем не влом было подрядиться, да? А когда реально мир спасать пришлось — по кустам? Вразброд? А кишки на турбину никто, случайно, намотать не хочет?

— Вот это правильно! — кивал Генагог и бахал древком трезубца по полу. — Вот это по-нашему!

Куклюмбер соорудил из своего песцового манто лассо и демонстрировал тете Эмме чудеса ловкости. Аттракцион назывался «Зааркань Эльфа». Эльф, визжа от радости, бегал по зале и мимоходом дарил всем исключительно дружеские поцелуи. Коротышка в последнее время был особенно счастлив, потому что каждый день чатился с Томми.

Фантик, Киборг и Викинг резались в преф. Каждый из них, залихватски глотая коньяк из горла, уже раз по пять заказывал «мизер», и поэтому «горы» у всех троих были выше тибетских.

Шу показывал Моху магические фокусы. Зрелище было не для слабонервных. Пьянющий в слюни Маг создавал вокруг розовощекого толстяка кольцо огня и запускал рядом с ним шаровую молнию. Мох носился по кругу от грозно потрескивающей сферы как угорелый и крыл матюгами сверхъестественные хреновины…

А Степан смотрел на всё это форменное безобразие, и лишь одна мысль пульсировала в мозгу: что решат эти разгильдяи завтра? Кто-то из них ведь полетит с Кулио, а кто-то останется на Земле.

И не станет больше Братства…

За спиной вежливо кашлянули. Степан обернулся и увидел охранника, который старался сохранять деловой вид, но краем глаза наблюдал за царящим вокруг бедламом, и лицо его не могло полностью скрыть эмоций.

— Мистер Степан, — обратился он. — Там вас спрашивает какой-то человек. Я знаю, что было велено не отвлекать, но посетитель утверждает, что знаком с вами и проделал долгий путь.

— Хорошо, спасибо. Проводите в переговорку на втором этаже. Я сейчас поднимусь.

— Слушаюсь.

Охранник откланялся.

«Странно, кто бы это мог быть в такой поздний час?» — подумал Степан.

Глотнул минералки, одернул новый пиджак и вышел из залы, тихонько притворив за собой тяжелую дверь. Поднимаясь по лестнице, он все никак не мог отделаться от противоречивых мыслей.

Не мог решить.

С одной стороны, Степану очень хотелось отправиться вместе с Кулио к звездам, навстречу небывалым приключениям, новым горизонтам, навстречу открытому пути. А с другой — жаль было покидать родной дом. Ведь на этой неуклюжей планете он появился на свет, вырос. Здесь — его маман. Его город. Здесь — его мир…

В переговорке было тихо. Отблески свечей, горевших в тяжелых канделябрах, дрожали на старинной мебели, ковер под ногами был похож на какое-то мистическое покрывало. Пахло миндалем, стеарином и дорогим табаком.

Посреди комнаты стоял Генрих Карлович. Редактор провинциальной газетенки, в штат которой Степан так мечтал попасть.

Господи, как же давно это было.

— Здравствуйте.

Редактор вздрогнул, резко обернулся.

— О! Здравствуй, голубчик! Как хорошо, что я добрался до тебя! — Генрих Карлович засеменил к Степану, схватил за руку и принялся усердно ее трясти. — Не хотел посылать никого из сотрудников. Думаю, поеду лично, чтобы наверняка…

— Вам налить чего-нибудь выпить?

Редактор туповато посмотрел на Степана, усваивая информацию. Потом замотал головой:

— Нет-нет. Я вот, собственно, о чем хотел спросить, голубчик…

Генрих Карлович замялся. Видимо, ему было непросто перешагнуть психологический барьер и обратиться с просьбой, а не с требованием, к бывшему подчиненному. Наконец он решился. Проговорил:

— Я вот, собственно… Не мог бы ты мне, голубчик, дать эксклюзивное интервью для нашей газеты? Это будет настоящая сенсация!

Степан думал не больше секунды.

— Нет.

Редактор опешил. Правая его щека еле заметно задергалась. В конце концов, он нашел в себе силы спросить:

— Но почему?

Пламя свечей дрогнуло от сквозняка, и тени запрыгали по всей комнате непокорными призраками.

— Бесперспективняк, — тихо сказал Степан.

Прислушался к ощущениям.

Противной горечи во рту не возникло.

Редактор смотрел на него, непонимающе моргая, раззявив рот. Смешной и нелепый среди этой тибетской роскоши. Лишний.

И неожиданно Степан понял, что ответит завтра Кулио. Понял и вздрогнул. Но смятение длилось лишь миг. А потом на его место пришло небывалое спокойствие и уверенность в будущем.

Ведь будущее — уже сейчас.

Степан улыбнулся, взглянул Генриху Карловичу прямо в глаза и еще раз со смаком произнес:

— Бесперспективняк.

Самара — Москва

2001–2011

Блоги авторов

spali.livejournal.com

pili-san.livejournal.com


Купить книгу "Братство" Палий Сергей + Пилишвили Александр

home | my bookshelf | | Братство |     цвет текста   цвет фона