Book: Цирк монстров



Цирк монстров

Патрик Бовен

Цирк монстров

Цирк монстров

Патрик Бовен

«Цирк монстров»

Название: Цирк монстров

Автор: Бовен Патрик

Издательство: Рипол Классик

Год: 2011

Страниц: 480

Формат: fb2

АННОТАЦИЯ

Пол Беккер - добропорядочный житель маленького провинциального городка во Флориде, успешный врач и настоящий семьянин. Он имел все, о чем можно только мечтать: жену, сына, любимую работу, собственную клинику. И даже никогда не мог помыслить о том, что простая случайность полностью перевернет ее жизнь...

Однажды, после утомительного рабочего дня, Пол нашел у себя в кабинете забытый одним из пациентов мобильный телефон. В то же мгновение раздался звонок.

Посвящается Летиции

Все пути, которые нам открываются, тернисты,

И все путеводные огни ослепляют нас.

Мне столько всего нужно тебе сказать,

Но я не знаю как.

Может быть, именно ты

Спасешь меня?

– Меня зовут Пол Беккер, и я нуждаюсь в вас, – говорю я, поднеся к губам мобильный телефон. – Мы с вами не знакомы, то есть мне так кажется… если только вы не один из моих бывших пациентов. Но вы, может быть, знаете мое имя. Я тот врач, фотографии которого недавно появились во всех газетах…

Мой голос дрожит. Только бы удалось договорить до конца!..

– Прошу вас, не кладите трубку. Не нужно верить россказням… Я не делал этих отвратительных вещей. Это звучит как полный бред – но вы должны мне верить!

Делаю глубокий вдох и скороговоркой прибавляю:

– Так вот, мальчик лет десяти гуляет в одиночестве совсем недалеко от вас. Вот в этот самый момент, когда вы слушаете, что я говорю. Ему грозит смертельная опасность. Потому что некто… собирается его убить. Он уже совсем близко.

Перевожу дыхание.

– Я понимаю, вы не привыкли к такого рода звонкам. Кроме того, мне и самому все это кажется полным безумием. Но если вы ничего не сделаете, если вы меня не дослушаете, этот ребенок умрет.

Переходи к главному, Пол.

– А за ним последуют и другие жертвы. Если только вы не сделаете то, что нужно, чтобы помешать убийце.

Произношу это на одном дыхании, судорожно стиснув телефон и одновременно спрашивая себя, что думают обо мне люди, слушающие мое сообщение.

– Все, чего я прошу, это минута вашего времени. Дослушайте меня, а потом решайте сами, что с этим делать.

Кажется, удалось, думаю я, вытирая пот со лба. Теперь мне остается лишь рассказать вам все остальное. Воззвать к вашему уму и смелости.

Любой ценой убедить вас в правдивости моей истории.

Потому что в конечном счете все будет зависеть только от вас.

Часть I

ГРОЗА

Глава 1

Двенадцатью днями раньше

Я смотрел в окно, за которым бушевала ночная гроза.

Смотреть было особо не на что – видимость не превышала трех метров. Призрачный свет фонаря едва рассеивал сумрак. Серые силуэты автомобилей за сплошной стеной ливня напоминали погребальные сооружения. Время от времени небо раскалывал зигзаг молнии. Вода у подножия наружной лестницы поднялась уже как минимум на пять сантиметров. Как всегда в этой части Флориды во время сезона ураганов… И разумеется, ни одного клиента! Какой псих явится за врачебной консультацией в такую погоду? Стало быть, мой доход за это ночное дежурство будет нулевым или близким к нулю, и я совершенно напрасно пожертвовал приятным вечером в кругу семьи…

Я вздохнул.

– Тебе страшно, пап?

– Нет. А тебе?

– Тоже нет.

Я попрежнему прижимал мобильник к уху, а лоб – к стеклу. Благодаря недавно установленному климатизатору («Carrier» последней модели, делающий воздух нежным как шелк) в приемной было прохладно. Может быть, даже слишком… но это лучше, чем весь день задыхаться от жары.

– Ты сегодня лечил детей? – послышался голос Билли в телефоне.

– Да, нескольких.

– С ними было чтото серьезное?

– Да нет, не очень.

– Им было больно? У них шла кровь?

Билли, как всегда, в своем репертуаре. Его интересуют только ушибы, переломы, кровь и прочие страсти. Он это обожает. Но больше всего ему нравятся истории о рвоте или о расколотых пополам черепах.

Билли – мой сын. Ему шесть лет. Он самый классный парень на свете – после своего отца, разумеется.

– Ну, эээ… – протянул я, забыв ответить, поскольку в этот самый момент мое внимание привлекла «мигалка» на крыше приближающегося автомобиля.

Это означало, что мне подвалила работенка. Когото привезли на «скорой»? Странно, ведь Конни за весь вечер не получила ни одного вызова…

Обычно машина частной службы «Скорой помощи» везет клиента в ближайшее от места вызова лечебное учреждение. Больной человек может, разумеется, попросить, чтобы его отвезли в другую клинику, например мою, но тогда нужно будет заранее со мной созвониться.

Поясняю: я работаю в «WalkIn Clinic», иными словами, в небольшой частной клинике, занимающейся в основном консультациями посетителей без предварительной записи. Здание, в котором мы располагаемся, похоже на небольшой особняк. На фасаде переливается огнями неоновая вывеска, над окнами красуются элегантные красные козырьки. Рядом находится окруженная туями небольшая стоянка на двадцать парковочных мест, но обычно там ставят свои машины посетители соседнего с нами кафе.

Внутри располагаются комфортабельная приемная (на стенах которой развешаны мои дипломы), два врачебных кабинета, два смотровых бокса, оборудованных по последнему слову техники, комната отдыха (в которой среди прочего есть кофейный автомат и холодильник с неизбежными дурацкими магнитиками на дверце), а также небольшой архив.

Более подробные исследования делаются в другом здании, на противоположной стороне улицы, где находятся рентгеновский кабинет и несколько лабораторий. В этот час они, разумеется, закрыты.

Как, а где же больничные палаты? – спросите вы. Где операционные? Где толпы врачей, медсестер и санитаров, с криками «Черт, что там еще стряслось?!» быстро провозящих по коридору каталки?

Нет, ничего этого вы здесь не найдете. «WalkIn Clinic» – скромное учреждение, которое вполне можно втиснуть между вашим видеоклубом и китайским ресторанчиком на углу. У нас вы можете получить врачебную консультацию, примерно как у вашего семейного доктора, разве что без предварительной записи, и только в том случае, если ваша проблема не слишком серьезная – во всяком случае, если речь не идет о жизни и смерти. Но это в теории.

На практике может случиться все что угодно. И я окажусь единственным врачом поблизости, который сможет оказать пациенту незамедлительную помощь.

Во всей округе никто не решился открыть такую медицинскую службу, к тому же круглосуточную.

Кроме меня.

Машина с «мигалкой» проехала мимо сквозных арок торгового центра и повернула за угол ГудлеттФранкроуд и бульвара УайтСэнд. Я следил за ней с нарастающим нетерпением. Еще не факт, что она направляется именно сюда. Это станет ясно, когда она окажется на следующем перекрестке.

Я повернулся к стойке регистратора у меня за спиной:

– Конни?

Она кивнула, не отрываясь от своего «Космополитена». Специальный летний выпуск: расставайтесь с лишними килограммами, используя нашу новейшую методику!

Скептическая гримаса на лице Конни лучше всяких слов свидетельствовала о том, что она думает о новейших методиках похудения.

Конни – моя медсестра, по совместительству секретарша, экономка и утешительница страждущих. Однаединственная помощница? – удивитесь вы. Да. Наша клиника существует всего несколько месяцев, и пока у нас нет средств, чтобы позволить себе большее количество персонала. Конни слегка грубовата, но в целом – настоящее сокровище. Она умна, у нее отличная смекалка, она понимает меня с полуслова. К тому же, что немаловажно, она умеет успокаивать клиентов – с ней они очень быстро расслабляются и даже начинают улыбаться.

Еще одна вспышка молнии. И вновь – непроглядная тьма.

«Мигалка» исчезла. Значит, ложная тревога. Должно быть, «скорая» возвращалась на базу.

Я снова прижался лбом к стеклу. Свет фонаря стал почти неразличимым. Мощные потоки дождя, струившиеся всего в нескольких сантиметрах от моего лица, не касаясь его, несли в себе чтото тревожащее и умиротворяющее одновременно.

Я попрежнему прижимал телефон к уху. Билли, скорее всего, тоже – я слышал его дыхание. Или это был отдаленный шум телевизора?.. Можно было бы оставаться так очень долго – не разговаривая, просто ощущая обоюдную связь. Таких моментов я никогда не переживал со своим отцом и теперь хотел наверстать упущенное с сыном.

Молния… и тьма.

Я чувствовал, как эта обстановка понемногу меня гипнотизирует, но не сопротивлялся. Часы показывали половину одиннадцатого вечера, и этот вечер, несомненно, был одним из самых мрачных в году. За окном сгустилась темнота. И я никогда не смог бы даже на секунду заподозрить, что произойдет дальше.

Молния.

Полностью обнаженный человек с окровавленной головой стоял с другой стороны окна, упершись кулаками в стекло. Его выходящие из орбит глаза были устремлены прямо на меня.

Тьма.

– Черт возьми!..

Я отскочил назад, чувствуя, как резко участилось сердцебиение. И тут же град ударов обрушился на входную дверь: бум! бум! бум! – в такт бешеным ударам сердца о мою грудную клетку. Конни бросила взгляд на изображение, передающееся на монитор с камеры наружного наблюдения, и поспешила к двери.

– Папа?.. – послышался голос Билли в телефоне.

– Я тебе перезвоню, – пробормотал я и прервал соединение.

В моих жилах клокотал адреналин. Мне это и нравилось, и нет – но, возможно, это была одна из причин того, почему я выбрал именно такую работу. Стоило бы поразмышлять над этим парадоксом – но уж, во всяком случае, не сейчас. Потому что голый тип с разбитой головой уже лежал на полу в моей приемной. Его доставил сюда полицейский инспектор столь мощного телосложения, что я невольно вспомнил надувные батуты в виде старинных замков, стоящие на детских площадках.

Полицейский коротко кивнул в знак приветствия и молча показал Конни удостоверение. Потом сунул его в нагрудный карман цветастой рубашки, не очень подходящей к остальному костюму, измятому и промокшему насквозь. Конни уже стояла на коленях возле пострадавшего со стопкой сухих компрессов в руках.

– Что с ним случилось? – спросила она.

Тон ее был таким же спокойным, как у посетителя ресторана, консультирующегося с официантом по поводу меню.

– Вы не поверите… – начал инспектор.

– Не беспокойтесь, – прервала его Конни, – у меня богатое воображение.

– Этот тип занимался гимнастикой на пляже. Совершенно голый.

Конни приподняла одну бровь:

– В такую грозу?

– Он сказал, что это его бодрит. Его плащ лежал рядом, на песке.

Полицейский развернул перед нами длинный черный кожаный плащ с этикеткой дорогой марки и, чтобы расправить, слегка встряхнул его, отчего на пол полетели брызги дождя и крупинки песка.

– А… да – вот еще его документы…

Незнакомец неподвижно лежал на полу. Я воспользовался этим, чтобы лучше его рассмотреть.

У него были длинные черные волосы, перевязанные узкой шелковой лентой. Гладкая ухоженная кожа, мускулистый торс, подтянутые ягодицы, ровный бронзовый загар. Только его конечности както не соответствовали всему остальному: тонкие и чересчур длинные, они походили на паучьи лапы.

В целом он сильно напоминал тех андрогинных мужчинпроституток, каких полно в клубах МайамиБич. Многие приезжали сюда издалека в поисках хорошего заработка.

На это указывало и то, что все волосы на его теле, в том числе на интимных местах, были тщательно удалены.

Конни оставалась попрежнему невозмутимой.

– Так что с ним случилось? – снова спросила она, прикладывая компресс ко лбу пострадавшего.

– Ударился головой, когда садился в мою машину, – с улыбкой ответил коп. – Ничего страшного.

Обнаженный человек промычал чтото неразборчивое, но ясно было, что ему не нравится такая версия событий. Конни помогла ему подняться. Судя по всему, и впрямь ничего серьезного. Я принялся натягивать стерильные перчатки размера 7,5, а медсестра тем временем препроводила пострадавшего в смотровой бокс № 1.

Коп наблюдал за нами с насмешливой улыбкой. Потом прошелся по приемной, оставив на полу цепочку грязных следов. Заметив мой взгляд, в котором читалось все, что я думаю о его ботинках, а также о рассказанной им истории, на которую я, разумеется, не купился, он небрежным тоном произнес:

– Ох, какая жалость… Извиняюсь.

Однако было ясно как день: это ему до лампочки.

– А что, в больнице не нашлось места? – спросил я, нарочно оттягивая края латексных перчаток, чтобы они погромче щелкали: так я намеревался продемонстрировать копу свое раздражение.

– Туда не добраться. Разве что вплавь…

– Ах вот как?..

Одного лишь взгляда на мощный полицейский внедорожник, который я поначалу спутал с автомобилем «Скорой помощи» – изза размеров и вращающейся «мигалки», – было достаточно, чтобы понять: он может преодолеть трудности и посерьезнее дождевых потоков.

– В больнице и без того работы хватает, – прибавил коп, потирая заросший щетиной подбородок.

– Скажи уж честно: не хотелось там торчать лишние два часа.

– Не хотелось там торчать лишние два часа.

«И писать рапорт», – чуть было не добавил я, но удержался. На несколько секунд наши взгляды скрестились над потеками крови, воды и грязи.

Снаружи послышался отдаленный раскат грома. Гроза уходила.

Коп вздохнул и произнес:

– Слушай, Пол, почини мне этого типа.

Я поднял обе ладони вверх в знак капитуляции:

– О’кей, Кэмерон.

– Я тебе признателен.

– Есть за что…

Дело в том, что инспектор Кэмерон Коул – мой лучший друг чуть ли не с первого класса.

Я вошел в смотровой бокс. Да, пациент был явно не в лучшей форме. Оставалось надеяться, что Кэмерон не слишком его помял. Я наклонился, чтобы тщательно осмотреть рану на голове.

– Вам хорошо видно? – спросила Конни.

Она продезинфицировала рану и сбрила волосы вокруг нее. Это был глубокий порез длиной несколько сантиметров, который тянулся вверх от надбровной дуги, пересекая лоб. Я слегка раздвинул края раны, которые разошлись с едва слышным чмокающим звуком. Конни осторожно промокнула кровь тампоном. Стало видно белеющую лобовую кость – как часто бывает в подобных случаях, – но, кажется, ни трещин, ни разорванных сосудов… Я облегченно выдохнул:

– Сейчас поправим.

Пока я выбирал инструменты, Конни достала из стеклянного шкафчика медицинскую простыню в стерильной упаковке, сняла упаковку и застелила простыней металлический столик на колесах.

Воспользовавшись тем, что мы с Конни отвлеклись, Коул проскользнул у меня за спиной, и почти тут же прозвучали два щелчка.

Обернувшись, я увидел на запястье пациента стальной наручник. Второй «браслет» был закреплен в изголовье смотровой кушетки.

– Это для твоей же безопасности, – объяснил Коул с притворноскучающим видом. – Я не хочу, чтобы мой клиент дергался от боли, пока ты будешь его зашивать.

Я нахмурился. Терпеть не могу, когда запугивают пациентов.

– Зашивать не понадобится, – пояснил я. – Собираюсь использовать специальное клеящее вещество.

И продемонстрировал небольшую плотно закрытую пробирку с голубоватой жидкостью.

– Диоктил цианоакрилата. Чтото вроде «Суперклея», но абсолютно стерильный. Соединяем края раны и сверху наносим это вещество. Совершенно безболезненная процедура.

– О, боль меня не страшит…

Это были первые слова, которые я услышал от незнакомца. Он произнес их бесстрастным тоном, в котором не было даже намека на угрозу. А вот переплетенные пальцы его неподвижных рук напомнили мне клубок спящих змей.

– Простите?..

Он обратил ко мне бледное лицо, освещенное хирургической лампой.

– Вам, медикам, невероятно повезло: вы проводите каждый день бок о бок со смертью. Это ведь такое… захватывающее чувство, не правда ли?

Глаза его были настолько черными, что я не мог различить зрачков. Но, присмотревшись, увидел их и даже констатировал, что они не расширены. Значит, он не принимал ни кокаин, ни амфетамины. В его дыхании не чувствовалось запаха алкоголя.

– Результат будет отличным, в том числе и с эстетической точки зрения, – продолжал я, решив не обращать внимания на его странные речи. – Но вам нужно будет регулярно наносить на шрам мазь, оказывающую зарубцовывающее действие, и избегать сильного солнца в течение ближайших шести месяцев.

Говоря все это, я чувствовал себя идиотом. В этом типе было чтото такое, отчего мне становилось не по себе. Однако я переборол себя и занялся раной. Тем временем Коул вынул из кармана бумажник. Сейчас он передаст Конни все нужные документы, она внесет данные в компьютер, и вся эта история будет окончена…

– Насчет гонорара не беспокойся, – пробурчал он. – Счет тебе оплатит полицейское управление.

– Я и не беспокоюсь.

Я соединил края раны, нанес клей, затем подождал, как полагалось, пятьдесят секунд и разжал пальцы.

– Готово, – объявил я, повернувшись к Конни.

Но, перехватив взгляд ее округлившихся глаз, от изумления забыл обо всем.

Конни Ломбардо – воплощенное самообладание. Раньше она работала в одной из крупных ньюйоркских больниц. События 11 сентября были знакомы ей не понаслышке. Так что взволновать ее могло лишь нечто действительно очень серьезное.



И вдруг рука незнакомца крепко стиснула мое запястье.

В следующий миг он резко заломил мне руку за спину. Боль была такой сильной, что перед глазами заплясали белые искры. Я непроизвольно наклонился вперед, потерял равновесие и во весь рост растянулся на полу.

– Твою ж мать!.. – потрясенно выдохнул Кэмерон.

Конни закричала. Я поднял голову. Кэмерон выхватил пистолет, но тут в воздухе пронесся сверкающий металлический диск размером с тарелку – я узнал поднос для медицинских инструментов – и ударил его по руке, заставив выпустить оружие. Затем пациент с силой надавил мне на спину ногой, приказав:

– Лежать, докторишка!

Почти сразу вслед за этим я услышал топот, который могло бы издавать стадо взбесившихся носорогов, и еще через секунду тяжесть с моей спины исчезла. Раздался адский металлический грохот. Я понял, что Кэмерон, лишившись оружия, решил вспомнить навыки старого доброго кулачного боя.

Приподнявшись, я увидел, что опрокинутый металлический стол лежит на полу, а рядом с ним сцепились двое мужчин. Кэмерон раз за разом пытался нанести противнику удар, но тот, против всякого ожидания, уклонялся с удивительной ловкостью – все его движения были быстрыми и при этом почти неуловимыми, словно текучими. Можно было подумать, что для него это не поединок, а упражнение в синхронном плавании. Еще несколько секунд – и его руки мертвой хваткой вцепились в шею Кэмерона, словно пара удавов. Мой друг, очевидно, решил, что пора переходить к серьезным мерам, и какимто быстрым приемом заставил противника развернуться, после чего прижал его лицом к полу.

Только теперь я заметил, что запястье моего бывшего пациента свободно. Это означало, что он както ухитрился стащить наручник, который – попрежнему застегнутый! – свисал с кушетки.

– Черт возьми! – невольно воскликнул я, садясь. – Да как же он это сделал? Он фокусник или чародей?

Кэмерон поставил колено между лопаток противника, отцепил наручники от кушетки и снова защелкнул их на его запястьях – на сей раз куда плотнее.

– Сделай одолжение, – тяжело дыша, обратился он к усмиренному пациенту, – повторика этот трюк с браслетом!

Но тот лишь поморщился от боли. Кожа на его запястьях побелела от врезающегося в них металла. Кэмерон поднял голову:

– Конни, что это вы делаете?

Моя помощница застыла, держа телефонную трубку на весу:

– Звоню в «девятьодинодин»… а что, не нужно?

– Ни в коем случае.

– Но…

– Я сказал нет . Нам не нужны подкрепления. Ситуация под контролем.

Конни вопросительно взглянула на меня. Я кивнул. Она положила трубку.

По выражению ее лица я примерно понял, что она мне скажет после отбытия Кэмерона.

Тот коекак заправил рубашку в брюки, поднялся, потом резко поднял скованного наручниками человека. Подхватив плащ, портфель, документы, Кэмерон направился к выходу, увлекая своего клиента за собой. Когда они спустились по ступенькам и подошли к машине, Кэмерон с силой надавил ладонью мужчине на затылок и буквально втолкнул его внутрь. Затем обернулся ко мне:

– Извини за… за весь этот бардак.

Я не знал, что на это сказать. Кроме опрокинутого стола и загубленных медикаментов, ущерба не было никакого – за исключением разве что морального.

– Завтра увидимся, – полувопросительно добавил он.

– Ммм…

– Я могу рассчитывать на твое молчание?

– Угу…

Он уселся за руль. Автомобиль тронулся с места. Однако, проезжая мимо меня, неожиданно остановился. Опустив стекло, Кэмерон произнес:

– Росомаха вызывает Циклопа. Циклоп, как слышно?

Шуточка тридцатилетней давности.

– Отлично, Росомаха, – ответил я.

– Люди Икс сплотились теснее, а?

– Сплотились, точно…

– Я возвращаюсь на базу.

– О’кей.

Он улыбнулся и отъехал, увозя своего подопечного.

Я закрыл дверь, вернулся в приемную и рухнул в кресло.

Конни так и не успела внести в компьютер данные пациента. Мы ничего о нем не знали. Если ктонибудь когданибудь потребует у нас отчета – или, не дай бог, свидетельства в суде, – мы будем иметь бледный вид.

Конни скрестила руки на груди и устремила на меня взгляд, способный остановить танк.

– Все в порядке, – отводя глаза, пробормотал я.

Прошло полчаса. Я помог Конни привести все в божеский вид, поднял опрокинутый стол, заново застелил смотровую кушетку. Конни вымыла пол.

За все это время она не сказала мне ни слова.

Я понимал, что она не одобряет мою манеру поведения. Но Кэмерон Коул – мой старый друг, в какомто смысле он заменил мне старшего брата, которого у меня никогда не было, и если он порой бывает слишком грубым – ничего не поделаешь, такой уж он есть.

Я внимательно оглядел обстановку. Все вокруг блестело. От недавних событий не осталось и следа.

Я присел на край письменного стола и ощупал свою спину. Я очень надеялся, что недавние принудительные физические упражнения не сильно скажутся на моей пояснице. Это мое уязвимое место, и мне совсем не хотелось сидеть на работе скрюченным несколько ближайших недель, а то и месяцев. Да уж, хорошенькое выдалось дежурство…

Я решил выйти на парковку и выкурить сигарету. После ливневого дождя воздух, наверно, изумительный. Может быть, ктонибудь из клиентов, до этого момента откладывавших свой визит ко мне, теперь всетаки приедет, и ночь не пройдет впустую.

Вот тогда я его и заметил.

Небольшой, яркокрасный, с блестками. Явно женский. Должно быть, попал под стол во время потасовки.

Я наклонился, поднял его и осмотрел. Кажется, не из тех моделей, что предлагают в рекламе типа «Только у нас и только сейчас! Два мобильника по цене одного!».

– Это ваш телефон? – на всякий случай спросил я у Конни.

Но я уже знал ответ. Телефон Конни выглядел гораздо более скромно. Она молча взглянула на меня с таким видом, будто я сморозил несусветную глупость.

Я снова начал рассматривать мобильник. Он был включен. Я уже собирался позвонить Кэмерону и сказать, чтобы тот сообщил мистеру Ночному Нудисту о забытом у меня телефоне, но не успел: мобильник неожиданно зазвонил у меня в руке.

От неожиданности я подскочил.

Телефон продолжал звонить. На дисплее высветилась надпись: «Скрытый номер».

Черт. И что же делать?

Поколебавшись, я все же решил ответить на звонок.

И в следующую секунду совершил самую глупую и самую роковую ошибку в своей жизни.

Я нажал клавишу соединения.

Глава 2

– Салют, приятель.

Голос в трубке был странным – какимто механическим, словно принадлежал не человеку, а роботу. Видимо, проходил через электронный фильтр. Можно было сказать лишь, что он мужской. Да и то не наверняка…

– Э… простите… – пробормотал я.

– Кош?

– Ннет… (Кош – это что, имя такое?) Он… его здесь нет. Он забыл свой телефон…

Последовала долгая пауза. Потом я услышал:

– Ты стащил у него телефон?

– Что?!

– У тебя довольно молодой голос. Может, ты уличный воришка?

– Ничего подобного!

Конни удивленно смотрела на меня. Я сделал успокаивающий жест, потом прошел в свой кабинет и закрыл за собой дверь.

– Я врач, – произнес я с легкой нотой высокомерия, поскольку меня задело предположение собеседника. – Здесь, в клинике, произошла стычка. Телефон этого типа, Коша, упал на пол. Я его только что нашел.

– Врач? А как тебя зовут?

– Что?

– Как твое имя?

Теперь настала моя очередь сделать паузу. Этот разговор с самого начала принял какойто странный оборот, и мне это не нравилось.

– Мне кажется, вам необязательно это знать.

В трубке послышался сухой смешок.

– Что ж, хорошо. Итак, ты чтото говорил о стычке…

– Да. Сюда приезжала полиция.

Последнюю фразу я добавил непроизвольно, словно желая защитить себя от какойто непонятной, но ощутимой угрозы.

– Полиция? – повторил мужчина.

Еще несколько секунд тишины.

Я невольно представил нас обоих, моего собеседника и себя, как две далекие планеты, расположенные в разных концах Вселенной и вдруг притянутые друг к другу какойто непонятной силой в непроглядной космической черноте.

– Хорошо, – наконец произнес металлический голос. – Теперь вот что: этот телефон не представляет никакой ценности, выброси его.

– Что, простите?

– Выкинь его на помойку.

– Но… зачем же мне это делать?

– Владельцу он не нужен, ему наплевать на эту потерю. Это старый телефон, там куча неисправностей. Он уже никуда не годен.

Я взглянул на мобильник. Помоему, он вовсе не выглядел старым и неисправным.

– Да и батарейка там скоро сядет, – прибавил мой собеседник. – А поскольку пинкод владельца ты не знаешь, ты не сможешь снова включить телефон. И купить его у тебя никто не купит, потому что, как я уже сказал, это жуткое старье. Самое лучшее, что ты можешь сделать, – это избавиться от него. (Голос стал более жестким.) Тебе ведь не нужны неприятности?

– Думаю, я просто передам его полиции.

Услышав глухое ворчание в трубке, я удовлетворенно улыбнулся.

– Выброси его, – повторил мужчина.

– Почему?

– Потому что я тебе так сказал.

– А если я не послушаюсь? Вы явитесь сюда, чтобы надрать мне задницу?

Собеседник выругался. Потом произнес:

– Очень хорошо, мой маленький друг. Считай, что я тебя предупредил.

И прервал соединение.

Еще какоето время я неподвижно сидел с телефоном в руке. Кажется, подсознательно ждал, что неизвестный собеседник позвонит снова.

Наконец я ослабил галстук и расстегнул верхние пуговицы халата, чувствуя, что мне не хватает воздуха. Конни, судя по всему, выключила климатизатор.

Вечер выдался сумасшедший, и я чувствовал себя порядком взвинченным. Что же всетаки происходит? Почему незнакомый собеседник так неожиданно сорвался в конце разговора?

«Потому что ты упомянул о полиции», – подсказывал мне внутренний голос.

Ну и что? Какая в этом опасность для владельца мобильника?

«Может быть, в этом телефоне хранится какаято важная личная информация, не подлежащая огласке».

Тогда почему мне велели его выбросить?

Я встал и принялся расхаживать по комнате. Мое любопытство разгоралось все сильней, и в конце концов я решил взглянуть хотя бы на список абонентов в телефонном справочнике. Городок у нас маленький, и если этот самый Кош постоянно тут живет, наверняка я могу увидеть в его телефонном списке когото из знакомых. Я позвоню ему, объясню ситуацию, и…

«Одним глазком…»

О’кей. Я снова сел и вытянул ноги, пытаясь придать своим действиям нарочитую небрежность. Затем принялся нажимать клавиши. Я никогда особо не разбирался в мобильниках, но надеялся, что этот не слишком отличается от моего. В моем телефоне для открытия справочника достаточно было нажать центральную, навигационную, клавишу, а дальше манипулировать стрелками. Так я сделал и сейчас – нажал клавишу, потом стрелку вверх.

Ничего.

Ну что ж… а если вниз?

Опять ничего.

Ладно, попробуем иначе. Я нажал клавишу «Меню» и выбрал вкладку «Справочник». Так, вот он. Открываем…

На дисплее появилась надпись: «Пусто».

Черт! Ни одного имени, ни одного номера телефона, вообще ничего!

Я уже хотел отказаться от своей затеи, но решил проверить еще вкладку «Сообщения». Я знал, что эсэмэски часто посылают друг другу подростки, причем пользуются какимто совершенно непонятным сленгом, который я с грехом пополам разбирал лишь благодаря тому, что у меня в приемной лежали среди прочих молодежные журналы, и иногда я пролистывал их, если не было работы.

В «Сообщениях» тоже было пусто.

Из приемной донесся какойто шум. Кажется, Конни говорила с посетителями. Я наобум потыкал в клавиши и попал на список последних вызовов. Входящий звонок был одинединственный – тот самый, на который я ответил несколько минут назад. Исходящих не было вовсе.

Странно. Можно было подумать, что телефон новый и приобрели его совсем недавно.

«Или владелец стер всю информацию».

Конни слегка постучала в дверь и окликнула:

– Босс?

Я сунул телефон в карман халата. Конни приоткрыла дверь и заглянула в кабинет.

– Конни, я предпочел бы, чтобы вы называли меня Пол. Или доктор Беккер. Я вам это уже говорил.

– То есть вы больше не босс?

Я вздохнул:

– Что там?

– Вывих щиколотки. Клиент в боксе номер один. В боксе номер два – пара близнецов с болями в желудке. Мать ждет в приемной. У детей, похоже, гастроэнтерит…

– Отлично. Вот и работенка привалила…

– Да. Близнецы, кстати, заблевали вам все кресла.

С этими словами она скрылась, а я поспешно достал пачку сигарет из нижнего ящика стола (Конни вела настоящую войну с моим пристрастием к курению) и вышел через служебный ход на улицу. Пока Конни будет вносить в компьютер данные клиентов, я как раз успею выкурить «раковую палочку».

Я сделал несколько шагов по парковке. Пахло мокрым асфальтом. Капли дождя еще поблескивали на фонарях, но потоки воды уже ушли по водостокам под землю.

Стояла середина августа, и штормовое предупреждение объявляли с начала месяца уже в восьмой раз. Так всегда в этом регионе. Одни и те же погодные циклы повторяются каждый год. Летом природа превращается в какогото мифического буйного зверя, который с ревом обрушивается на землю и разоряет ее, а потом, утихомирившись, скрывается в сумраке. Люди исправляют последствия и постепенно обо всем забывают… Скоро придет день, и в городе будет побит очередной температурный рекорд.

И кто вспомнит о событиях, случившихся во время предыдущих природных катастроф?

Глава 3

Инспектор Кэмерон Коул выдержал взгляд своего шефа, не моргнув глазом. Ему пришлось нелегко, поскольку шеф Гарнер был в ярости. Даже в бешенстве.

– В этой папке ничего нет! – прорычал он. – Ничего!

В кабинете кроме них двоих присутствовал еще один человек – адвокат, скромно сидевший в уголке. Его длинные гибкие пальцы неподвижно застыли на кожаном портфеле, лежавшем у него на коленях.

Кэмерон подумал, что кисти рук адвоката похожи на двух тарантулов. Если бы мог, он охотно раздавил бы их каблуком кованого сапога.

– Разумеется, я освободил мистера Смита, – продолжал Гарнер. – Против него нет никаких серьезных обвинений.

Кэмерон не слишком удивился, услышав эти слова.

– Значит, вы закрыли это дело? – спросил он.

– Да.

– В таком случае что я делаю в вашем кабинете?

– Господин Бартон Фуллер, присутствующий здесь (владелец тарантулов с важностью кивнул, когда было названо его имя), заявляет, что его клиент подвергся неоправданно грубому обращению со стороны полицейского.

– Кажется, это называется плеоназм, – заметил Кэмерон.

– Что? – переспросил шеф.

– Словесная избыточность. Грубое обращение полицейских неоправданно по определению.

Шеф муниципальной полиции Неаполя[1] подался вперед, опираясь ладонями на стол:

– Коул?

– Шеф?

– Ты надо мной издеваешься, мать твою?!

– И в мыслях не было. Как я уже написал в своем рапорте, Алан Смит разбил себе лоб, садясь в мою машину. Я отвез его в клинику, где ему оказали медицинскую помощь, и только после этого доставил в участок. Все остальные ушибы и кровоподтеки – результат его собственного неадекватного поведения: он попытался бежать. Два человека, врач и медсестра, могут подтвердить мои слова – и о драке, и об ее последствиях.

– У мистера Смита другая версия.

– Мистер Смит может выдвигать любые версии. Я сообщаю вам факты.

Адвокат слегка кашлянул и заговорил:

– Проблема не в этом, инспектор Коул. Мой клиент был арестован…

– С голой задницей на городском пляже, – перебил его Коул.

– Допустим, – кивнул адвокат. – Однако пляж был абсолютно пуст. Дело было ночью.

– Разгуливать голышом – нарушение закона, – сказал Коул, скрещивая руки на груди. – Или я ошибаюсь? Или у нас не один закон для всех?

– Но ваше поведение по меньшей мере можно характеризовать как превышение полномочий. Я полагаю, что на офицере полиции, в чьи обязанности входит поддерживать порядок, в данном случае лежит доля вины.

Бартон Фуллер.

Из фирмы «Саймон, Фуллер и Сакс» – одной из самых крупных юридических контор в Майами.

Коул подчеркнуто церемонно склонил голову, словно соглашаясь с мнением очень важного собеседника, но затем обернулся к патрону:

– Хорошо. Я возвращаюсь к работе. Или вы предпочитаете, чтобы я сначала почистил ботинки мистеру Фуллеру, чтобы он сменил гнев на милость?

Тарантулы беспокойно зашевелились на черном кожаном портфеле.

Шеф Гарнер встал, все так же опираясь кулаками на стол, и коротко взглянул на адвоката. Тот тоже поднялся и почти бесшумно направился к двери – слышался лишь легкий шорох его элегантного костюматройки из натурального хлопка. Когда Бартон Фуллер вышел, Гарнер повернулся к подчиненному. Тот мысленно заткнул уши.

– Черт возьми, Коул, ты хочешь меня до инфаркта довести?

Кэмерон предпочел не отвечать.

– Это в разгар предвыборной кампании! – продолжал шеф. – Ты что, совсем спятил? Нового губернатора Флориды изберут через несколько недель, и, как всегда, начнутся перестановки сверху донизу. Если массмедиа раздуют эту историю о том, как полицейский избил ни в чем не повинного человека, нас обоих отсюда вышибут!

– Стало быть, вас беспокоит только продление собственных полномочий?

Гарнер упер указательный палец в стол, не отрывая взгляд от инспектора:

– Я прекрасно понимаю, куда ты метишь.

– Ах, вот как?

– Да. И вот что я тебе скажу: ты пока еще не сидишь на моем месте. Здесь командую я. – Гарнер с силой постучал пальцем по столу. – Мистер Смит – уважаемый гражданин! Он пожертвовал крупные суммы на благотворительные учреждения нашего города.



– Ну, так, может, папа Римский его канонизирует?

Шеф полиции снова сел:

– Да что ты так на него взъелся?

– Мы ничего не знаем о том, кто такой Алан Смит.

– Он бизнесмен.

– Ну и что это? Просто слово с визитной карточки.

– Его компания занимается декоративным оформлением парков аттракционов, отелей в разных стилях, ресторанчиков вроде «Макдоналдса»… Если внимательнее изучишь его послужной список, ты убедишься, что он не короче программы борьбы с глобальным потеплением. Смит богат? Ну что ж, тем лучше. Он будет платить немалые налоги в местный бюджет? Прекрасно! Поможем ему здесь обосноваться.

– С этим парнем чтото не так.

– Коул, ты параноик.

– Еще какой.

– Тогда ступай к врачу. Ты наверняка слишком часто смотришь «Эксперты Майами».

Гарнер быстро пробежал глазами рапорт Коула, водя над строчками кончиком своей ручки.

– Неаполь – спокойный городишко, – произнес он через пару минут, поднимая глаза. – Туристы купаются летом, пожилые дамы вяжут зимой… Здесь не очень любят дотошных полицейских.

Он расписался на рапорте и, захлопнув папку, прибавил:

– Передайте свои текущие дела одному из коллег.

– Вы отстраняете меня от работы?

Гарнер улыбнулся:

– Напротив, я предлагаю тебе повышение. Ты станешь главным супервайзером морского патруля. Со всеми этими ураганами и штормовыми предупреждениями ребята уже не знают за что хвататься… Ты здесь родился, ты хорошо знаешь морские пути от острова СанМарко до Бонита Бич, тогда как все твои коллеги прибыли либо из НьюЙорка, либо с Западного побережья. Думаю, эта работа как раз для тебя. И зарплата хорошая. А к работе полицейского инспектора вернешься в конце сезона.

Кэмерон невольно спросил себя, не стал ли он жертвой слуховой галлюцинации. Потом, обращаясь к шефу, произнес:

– Иначе говоря, вы выпихиваете меня из криминального отдела.

– Скажем так: я произвожу небольшую кадровую перестановку в связи с чрезвычайными обстоятельствами. Да и потом, какие у нас тут криминальные преступления, о чем ты говоришь? О пьяных драках по субботам? О нападении акулы на сёрфингиста в прошлом году?

– Нет. О наркоторговцах, которые разгуливают на свободе. О бандитских разборках, которые уже докатились и до нас. Об убийствах. О нераскрытых исчезновениях людей. Черт возьми, вы что, ничего не видите? Думаете, если сюда съедутся богатые бизнесмены, город сам по себе превратится в земной рай? Как бы не так!

Гарнер поднялся, застегнул верхнюю пуговицу на рубашке:

– Разговор окончен. Если новое назначение тебя не устраивает, пиши заявление об отставке. Я сегодня встречаюсь с мэром, так что очень прошу: если соберешься уходить, не надо слишком громко хлопать дверью.

Кэмерон резко повернулся на каблуках.

– Да, и предупреждаю, – произнес Гарнер у него за спиной. – Еще один прокол вроде вчерашнего – и я уже не ограничусь выговором. Я тебя уволю и добьюсь того, чтобы ты уже не смог работать в полиции. Ты меня понял?

Кэмерон вышел, оставив дверь нараспашку.

Нарочно, разумеется.

Он промчался по коридору со скоростью поезда, проезжающего сквозь туннель, сбежал по лестнице вниз и вылетел на улицу. Заметив на асфальте пустую пластиковую бутылку, он изо всех сил пнул ее ногой.

На парковке он увидел патрульную машину с открытым верхом – белую, с голубым волнообразным узором на дверцах, – в которой сидели двое полицейских. Заметив его, они прервали разговор и обернулись к нему.

Но Кэмерону было не до них – он кипел от ярости.

Гарнер не заставит его передать комуто другому текущие дела. Только не сейчас.

Кэмерон бросил взгляд на часы. Девять утра, а от жары уже сдохнуть можно. Он порылся в карманах в поисках пастилок от боли в желудке, и вдруг его внимание привлекло какоето движение на противоположной стороне улицы. Бартон Фуллер распахнул заднюю дверцу роскошного лимузина и уже собирался нырнуть внутрь.

Этот мелкий подручный Алана Смита прибыл с первыми лучами солнца. Частным самолетом из Майами.

Кэмерон наблюдал, как Фуллер садится на заднее сиденье и шутливым тоном чтото произносит, обращаясь к невидимому собеседнику в глубине салона. Потом до полицейского донесся смех. Второй пассажир наклонился к окну, явно чтобы рассмотреть незадачливого противника – то есть его, Кэмерона.

Их взгляды встретились. Кэмерон машинально стиснул рукоять пистолета. Вся эта сцена длилась буквально одно мгновение, но время как будто застыло, повисло в воздухе, пока наконец дверца лимузина не захлопнулась и автомобиль не рванул с места, так что взвизгнули шины.

Кэмерон смотрел вслед лимузину до тех пор, пока тот не скрылся из виду. Все это время указательный палец инспектора не отрывался от спускового крючка пистолета.

Рука Кэмерона Коула не дрогнула ни на секунду.

Глава 4

Остаток ночного дежурства я провел как во сне. Работы привалило столько, что было уже не до размышлений. Торопливо глотая кофе из картонного стаканчика, я заметил, что уже рассвело.

Когда мои дела наладятся, я буду заканчивать ночную смену в восемь утра, но пока приходится оставаться на месте до часу дня, чтобы заработать денег и обеспечить себе право несколько ночей подряд поспать спокойно у себя дома.

Я провел еще несколько консультаций, после чего моя смена наконец завершилась. Я с радостью встретил коллегу, заступившего на дневное дежурство, – теперь будет кому заняться наложением шин и швов вместо меня. Снял халат, чмокнул Конни в щеку (помощница до сих пор смотрела на меня неодобрительно) и, сев в машину, направился к центру города.

Неаполь – город моего детства. Я учился в ЛосАнджелесе – это другой конец страны, – но потом вернулся сюда.

За то время, что я отсутствовал, Неаполь сильно изменился. В отличие от своего итальянского тезки, это был вполне обычный курортный городок, уже приближавшийся к среднему, если не пожилому возрасту. Но теперь он словно помолодел, и к тому же выглядел гораздо более зажиточным. Многие из тех, кого принято называть супербогачами – политики и бизнесмены, кинозвезды и теледивы, – приобрели здесь недвижимость. Они надежно забаррикадировались в своих элитных крепостях, завели целые армии прислуги и лишь изредка появлялись на благотворительных акциях или выезжали по вечерам в театр в шикарных лимузинах. У них не сложились добрососедские отношения с местными жителями, людьми гораздо более скромного достатка: последние привыкли к тихой, спокойной жизни и весьма сожалели о прошлых временах. Мне доводилось слышать о нередких конфликтах «небожителей» и «простых смертных» в муниципальном совете. Но внешне все было вполне благопристойно.

А у человека вроде меня в таких условиях возникало широкое поле деятельности.

Документы, в которых отражались финансовые итоги этой самой деятельности за последние несколько недель, я бегло просмотрел, не отрываясь от руля, и бросил на пассажирское сиденье. События минувшей ночи не слишкомто добавили мне оптимизма, но в целом я констатировал, что размеры моих выплат по многочисленным кредитам не слишком сильно превышают доходы. Возможно, эта рискованная затея с круглосуточной клиникой первой помощи в конечном счете окажется удачной. Если банк не заберет мой дом за неуплату кредита – уже хорошо.

Насвистывая «Летний ветерок» Синатры, я проехал Старый Неаполь, пересек шоссе US41 и, широко улыбаясь, прокатился вдоль набережной, прежде чем припарковаться чуть в стороне от нее.

Я заблокировал дверцу машины с помощью пульта сигнализации (привычка, оставшаяся со времен жизни в ЛосАнджелесе – здесь никто так не делает) и, войдя в кафе «Ривервок», направился к своему любимому столику.

Рольф, официант, заметив меня, помахал рукой. Через тридцать секунд он уже принес мне сэндвич с крабовым мясом, яичницу с беконом и чашку крепкого черного кофе.

Мое излюбленное место располагалось ближе всего к кромке воды. В этот час солнце уже палило нещадно, но лучи его не проникали сюда благодаря густой вьющейся зелени, оплетавшей веранду, а жару смягчали разбрызгиватели воды на газоне. Кафе было оформлено в типично курортном стиле: на стенах развешены морские пейзажи, а между ними – сети, деревянные штурвалы, высушенные морские звезды и прочее в том же роде. В тридцатые годы это был небольшой рыболовецкий ангар, но нынешнему владельцу удалось превратить его в ресторанчик, обладавший своеобразным шармом. Мне здесь нравилось, я даже испытывал некую гордость изза того, что, вернувшись в родной город, стал одним из постоянных клиентов этого заведения, напоминавшего о былых временах.

– Как работа? – спросил меня Рольф.

Рольф – единственный диссонанс общему благолепию. Это высокий мускулистый тип с обритой головой, похожий на рекламного мистера Пропера, в том числе и по уровню интеллекта. Както раз он признался мне, смущенно отведя глаза, что работает официантом временно, а в будущем собирается поступать в военную школу, где готовят спецназовцев, чтобы сражаться со всеми этими проклятыми иракцами, афганцами, северными корейцами, русскими, китайцами и прочими врагами священной американской демократии.

«Я считаю, что экстремистов надо уничтожать превентивно, – заявил он тогда. – И если мы этого не сделаем, то кто?»

Я прожевал кусок сэндвича и ответил на его нынешний вопрос:

– С работой пока не очень. Нужно время, чтобы местная публика ко мне привыкла и стала мне доверять.

– Вы ведь приехали из ЛосАнджелеса?

– Да.

– Странная идея! Здесь такое захолустье…

– Мне здесь нравится. Я вырос в Неаполе.

– А когда вы жили в ЛосАнжелесе, вы встречали кинозвезд?

– Нет.

– Ну надо же! А знаменитых певцов? Или спортсменов?

– Тоже нет.

– А Бритни Спирс? Неужели вы ни разу не встречали Бритни Спирс?

– Боюсь, я вас снова разочарую…

– Надо же… А ято думал!..

– Однажды я лечил мистера Флэша. Это знаменитый музыкант.

– А бандитские перестрелки вы видели? А убийцпсихопатов?

Я невольно вспомнил своего недавнего клиента, о котором уже почти забыл.

– Нет, ничего такого.

Рольф немного помолчал, потом улыбнулся – так, словно его внезапно осенило:

– Я понимаю. Это называется врачебная тайна , да? Вы не имеете права ни о чем рассказывать. Понимаю. На самом деле вы, наверно, навидались всякого…

Он исчез и через пару минут вернулся с кружкой холодного пива:

– Это вам за счет заведения.

И снова отошел. Я понаблюдал за тем, как он удаляется: мощная фигура двигалась с грацией грузовика, пытающегося заехать на парковку. Потом отхлебнул пива и поставил стеклянную кружку на скатерть.

Странно, но люди, узнав о моей профессии, в первую очередь расспрашивают меня о всяких ужасах. Видел ли я мертвецов? Как я справляюсь с собой при виде крови? Снятся ли мне кошмары? Или чтонибудь банальное, например: принимаю ли я душ сразу после возвращения с работы, как это делают герои «медицинских» телесериалов, чтобы смыть страшные воспоминания?..

Кстати, ответ на последний вопрос – положительный. Да, именно так я и делаю. Это нечто вроде ритуала. Обычно мой сын присоединяется ко мне – я занимаю душевую кабину, а он плещется в ванне, взбивая густую пену. За один раз мы обычно расходуем флакон геля для душа на двоих (в последнее время это оливковый). При этом оба хохочем и дурачимся, как двое малолеток.

Самое главное – отвлечься. Переключить мысли на чтото другое. Дистанцироваться от несчастья. Мои коллеги выбирают для этого свои способы. Иначе какаято часть каждого из нас умирала бы вместе с нашими пациентами.

Я отодвинул тарелку, внезапно осознав, что не так уж голоден. Кэмерон не звонил, и вчерашняя история все больше меня беспокоила. Я машинально сунул руку в карман пиджака и нащупал недавно найденный мобильник.

Я вынул его из кармана и еще раз осмотрел. Что в нем такого особенного? И только теперь заметил значок в правом нижнем углу дисплея. Совсем небольшой. Приглядевшись, я понял, что он напоминает изображение фотоаппарата.

Черт, как это я раньше не подумал о камере! Сейчас ведь в каждом мобильнике она есть!

Некоторое время я размышлял, кусая губы.

Лучше было бы оставить все как есть. Не надо быть семи пядей во лбу, чтобы понять: я собираюсь вмешаться в дела, которые меня не касаются. Нужно связаться с Кэмероном или его коллегами, передать им телефон и забыть всю эту историю. Самое лучшее решение.

Но мои пальцы уже сами собой нажимали на клавиши. Клик… и вот оно: в памяти хранились три фотографии.

Я еще немного помедлил, потом нажал на первую из них.

На дисплее развернулось изображение.

Черный мальчик лет двенадцати в оранжевой рубашке поло широко улыбался, глядя на меня. И однако в этой фотографии было чтото жутковатое, леденящее: такое впечатление обычно производят фотографии пропавших детей. Невозможно было понять, как давно сделан снимок, но лицо мальчика почемуто казалось мне знакомым. Может быть, я видел его в школе Билли? Или у себя в клинике? Впрочем, когда изо дня день видишь множество самых разных людей, каждый встречный может показаться знакомым.

Я решил пока об этом не думать и перешел к следующей фотографии.

Эта оказалась еще более странной. Комната, полная людей. Несмотря на нечеткое изображение, можно было понять, что все они обнажены. И… некоторые были, скажем так, весьма юными.

– Что за хренотень?

Я был настолько поражен, что произнес это вслух, и пожилая пара, занимавшая соседний столик, покосилась на меня с неодобрением. Мне снова вспомнился недавний не в меру агрессивный клиент. Он тоже был обнажен. Может быть, эта фотография – с какойнибудь пьяной вечеринки?

Хотя скорее уж групповухи… Фу, гадость.

Тогда получается, что мальчик с первой фотографии тоже в ней участвовал? Кэмерон сказал, что нашел того типа на пляже… А богачи, за последнее время съехавшиеся в наш город, строят свои виллы в основном на побережье. Правда, устраивать частные пляжи местное законодательство не разрешает. И если тот тип участвовал в оргии, а потом решил проветриться, ему пришлось отправиться на городской пляж общего пользования. Прямо в костюме Адама. Там Кэмерон его и застукал.

Ну что ж, коечто проясняется…

Если на этот мобильник снимали групповуху с участием малолеток, то неудивительно, что невидимый собеседник начал угрожать мне, услышав о моем намерении передать телефон полиции.

Вдруг в моем собственном телефоне включился будильник, и его резкий писк заставил меня невольно вздрогнуть. Он напоминал о том, что я должен забрать Билли из школы. В этом году начальные классы возобновили занятия раньше положенного срока, уже с августа. Мне нужно было поторопиться, иначе я рисковал получить разнос от Клэр. Клэр – это моя жена, и в последнее время у нас не лучшие отношения. Я встал изза стола и уже машинально нажал на третью фотографию.

Увидев изображение, я застыл на месте.

Любой другой не нашел бы в нем ничего пугающего: старик в креслекачалке, хрупкий, с немного рассеянным взглядом. Казалось, он цепляется за последние остатки жизненной силы, которые у него еще сохранились.

Но для меня это был настоящий шок.

Я целую вечность не видел этого человека, он исчез из моей жизни давнымдавно, однако я сразу его узнал.

На последней фотографии из трех был мой отец.

Глава 5

Моего отца зовут Джордж Дент.

Я ношу другую фамилию, потому что он не удостоил меня такой чести – дать мне свою.

Он никогда не признавал меня своим сыном.

Я повертел телефон в руках, разглядывая изображение со всех сторон. Джордж оставался почти таким же, каким я помнил его с детства, – напоминающим старого потрепанного Пьеро. Тощий старик в узком белом костюме, ветхом и покрытом пятнами. Белые волосы вечно грязные, на щеках – трехдневная щетина. Чемто похож на писателя Тома Вулфа, но совершенно опустившегося. Только глаза у него с тех пор изменились: прежде яркоголубые, они стали серыми и тусклыми, словно выцвели. Ни единого проблеска острого ума или бешеного гнева, которые прежде – я помнил – были ему свойственны.

Каким же образом его фотография оказалась в телефоне, который оказался у меня совершенно случайно? И знает ли владелец телефона, этот таинственный Кош, что Джордж Дент – мой отец? Может быть, эта фотография – некая угроза, адресованная мне?

Здравый смысл подсказывал ответ на последний вопрос: разумеется, нет!

Еще вчера я знать не знал никакого Коша. И поскольку я вернулся в родной город совсем недавно, можно предположить, что и он ничего не слышал обо мне. Недавний инцидент лишь случайно совпал с моим ночным дежурством. Кош случайно потерял мобильник, и я случайно его нашел. С таким же успехом его могли найти Кэмерон, Конни и вообще кто угодно из персонала или пациентов. И если бы я не начал рыться в меню, то никогда не обнаружил бы фотографий.

Но факт остается фактом: я их таки обнаружил.

И что теперь? Ясно, что существует какаято связь между Кошем и моим отцом. Но какая именно? Неужели Джордж – тут я невольно стиснул зубы – развлекается с мужчинамипроститутками? И фотография в телефоне одного из них – чтото вроде подарка на память?

Хуже того – совсем не исключено, что отец участвовал в той «вечеринке», фотография с которой тоже осталась в мобильнике Коша.

Меня охватило бешенство.

Теперь, с появлением Джорджа Дента, можно ожидать чего угодно.

Включая самое худшее.

Я оставил деньги, в том числе чаевые, на столике кафе и вернулся к машине. Однако, сев за руль, не сразу тронулся с места.

Я чувствовал себя так, словно меня загипнотизировали.

Если бы у меня был небольшой резиновый мячикантистресс, я с удовольствием помял бы его в руках, чтобы снять напряжение. Но поскольку ничего в этом роде в машине не оказалось, я довольствовался тем, что принялся барабанить пальцами по приборной доске.

Мой отец начал свою карьеру в шестидесятые годы как ветеринар широкого профиля. Все шло хорошо до тех пор, пока он не решил выбрать себе специализацию. О, в наше время можно специализироваться во многих интересных и прибыльных областях ветеринарии – например, лечить травмы у беговых лошадей или заниматься генетическими исследованиями тех или иных животных. Отец выбрал второе, занявшись рептилиями. Потом стал артистом бродячего цирка.

Это произошло уже после хипповского периода его жизни (он был страстным поклонником Керуака и всего поколения битников), во время эпохи секса и наркотиков и еще до наступления эры алкоголя, если я ничего не путаю.

Можете сами догадаться, что школьные разговоры о родителях давались мне нелегко.

– Почему твоего отца никогда нет дома?

– Он все время на гастролях. У него цирковой номер с крокодилами.

– Фу, дрянь какая… А ты его хоть когданибудь видишь?

– На Рождество. Цирк приезжает во Флориду только на зиму.

– Врешь ты все. Он небось давно от вас ушел, и твоя мать сосет у крокодила!

Джордж Дент был закоренелым врагом условностей. Он не остановился бы ни перед чем, чтобы защитить свою свободу. Он считал, что это «поэтично».

Я, кстати, согласен: быть закоренелым эгоистом, предпочитать компанию аллигаторов человеческому обществу, напиваться, затевать драки, жрать наркоту и потом искать нирвану в грязных трущобах, кишащих тараканами, – в какомто смысле это действительно поэтично.

Хотите сказать, что я плохой сын? Ничегото вы не знаете.

Мало того что отец почти не бывал дома во времена моего детства – однажды он полностью выпал из моей жизни на целых шесть лет.

Его посадили за торговлю марихуаной.

Основным источником моих сведений о нем были рассказы матери. Она никогда не скрывала радости, когда он в очередной раз уезжал на гастроли. Мама ни разу не согласилась поехать вместе с ним. Она прекрасно без него обходилась. Главным для нее было защитить меня от его влияния, а на все остальное она закрывала глаза – на пристрастие отца к наркотикам, на бродячий цирк со всеми его причудами, на анархистские общества, в которых отец состоял, на демонстрации, во время которых сжигали американский флаг, на стычки с полицией и однодневные романы со стриптизершами. Я в те времена ничего об этом не знал.

Однажды я навестил отца в тюрьме, но он отказался меня видеть. Мы встретились уже после того, как он освободился. Отчегото он вбил себе в голову, что должен вернуться в семью, начать все с чистого листа и передать мне свою систему ценностей. У него на руках появилось множество татуировок. Работать он устроился охранником на парковке.

Тогда я сбежал из дома вместе с Кэмероном.

Мы поставили палатку в одном из глухих уголков Эверглейдс[2] и целыми днями играли в «Людей Икс» – Циклопа и Росомаху на боевом задании. Мы развлекались, взрывая огромные петарды, которые грохотали и дымили не хуже динамитных шашек, – что и привлекло наконец внимание полиции. За этим последовало возвращение домой и мощный разнос от предков. Все мои видеокассеты с похождениями супергероев отправились на помойку, а меня заставили весь остаток лета работать в школе.

Джордж Дент был упрям как осел. Он действительно взялся за мое воспитание – хотя оно заключалось преимущественно в том, что он охаживал меня ремнем за плохие отметки. Не больно, но все равно унизительно – тем более унизительно, что я даже не мог его за это понастоящему ненавидеть, как тот ребенок, которого наказывают по всей строгости.

Отец всегда был человеком скрытным и совершенно непредсказуемым – он мог задать мне взбучку, а потом повезти с собой на рыбалку и там, готовя наживку для крабов, читать мне наизусть стихи Ричарда Бротигана. А потом в упор меня не замечать или вообще кудато исчезнуть на несколько недель.

В общем, первостатейный псих, и мудак к тому же.

Но со временем, хотите – верьте, хотите – нет, я успокоился. Все мои чувства к Джорджу Денту угасли.

Думаю, он стал жертвой хипповской революции шестидесятых, которая притягивала его, как огонь притягивает мотыльков. Наркотики, беспорядочные сексуальные связи, полный разрыв с семьей… Взрослый человек вроде вас мог бы это понять. Но какой ребенок простил бы такое?

Когда мы с матерью наконец от него уехали, он никак на это не отреагировал. Мы преодолели 4400 километров и обосновались в ЛосАнжелесе, где я поступил в медицинский университет. Джордж тоже уехал из Неаполя и перебрался в какоето захолустье, где нашел себе работу мусорщика.

У меня было такое ощущение, что всю свою жизнь он отчаянно барахтается в окружающей действительности, как брошенный в воду человек, не умеющий плавать.

На долгое время я вообще потерял его из вида. Прошли годы, рухнули башниблизнецы, лицо Америки неузнаваемо изменилось, а моя мать умерла от рака в прошлом году. Клэр, моя жена, предложила вернуться в родные места. Я охотно согласился. И вот мы снова оказались в Неаполе, городе моего детства.

Отца я больше никогда не видел.

Я даже не познакомил его с моей семьей.

Чтото мне в этом помешало, и это было сильнее меня. Психолог наверняка сказал бы, что, обзаведясь семьей, я вновь почувствовал гнев по отношению к Джорджу за то, что по его вине был лишен родительской заботы в детстве и поддержки в юности. Или что я просто хочу свалить вину за собственные слабости на чужие плечи.

Но даже если и так, мне плевать – все это теперь уже не важно. Истина заключается в том, что можно прекрасно обходиться без отца. Особенно если он преступник. В таком случае нужно изолировать себя от него. Полностью. И если уж быть до конца откровенным – я надеялся, что в следующий раз увижу Джорджа только во время его похорон.

Но сейчас, когда я держал в руках его фотографию, все старые вопросы вновь всплыли в моей памяти. И я не был уверен, что хочу знать ответы на них.

Например, кто такой на самом деле Джордж Дент?

Ясно одно: на данный момент я еще очень далек от того, чтобы это узнать.

Глава 6

Хаотичный поток воспоминаний полностью захватил меня, и я напрочь забыл, что должен забрать Билли из школы. И в итоге опоздал.

Не было печали, черти накачали…

Когда я подъехал, Билли стоял снаружи, на верхней площадке лестницы. Было два часа с четвертью, поэтому основная масса домохозяек, приехавших на семейных джипах за своими отпрысками, уже схлынула. Парковка опустела. Директриса школы, мисс Скорбин, безжалостная, несмотря на фамилию, уже собиралась отправить моего сына на дополнительные занятия. Это была старушенция ростом под метр восемьдесят, прямая и высохшая, как мумия, вечно в черном платье с глухим воротом. Самое ужасное заключалось в том, что она оставалось такой последние лет пятьдесят: когда я учился в этой школе, она выглядела точно так же.

Я сделал глубокий вдох, после чего адресовал мисс Скорбин самую очаровательную из своих улыбок. В ответ она скривила тонкие и сухие, словно у покойницы, губы и пожелала мне «приятно провести день», тогда как на ее пергаментном лице явственно читалось совершенно другое: «Каким ты был раздолбаем, Пол Беккер, таким и остался. Сколько тебя помню, вечно ты опаздывал, а теперь уж ясно, что этого не изменить. Горбатого могила исправит» .

Я невольно втянул голову в плечи и повел Билли к машине. Как эта Скорбин ухитряется совсем не меняться на протяжении стольких лет? Может, после занятий ее помещают в какойнибудь специальный агрегат? В огромную колбу с формалиновым раствором?..

Сев в машину, мы сразу поехали домой.

Клэр встретила меня в холле.

– Ты на часы смотрел? – без предисловий спросила она.

– Эээ… привет, – пробормотал я.

В любой супружеской паре есть ведущий и ведомый. Семейная жизнь держится на хрупком равновесии недосказанностей и молчаливых компромиссов, обоюдных злоупотреблений и жертв, более или менее серьезных. Звучит ужасно, но все мы знаем, что это так.

– Мам! Смотри, что я выменял у Питера! Новые картинки с покемонами! Вот! – Билли продемонстрировал омерзительного красного монстра с огромными клыками и когтями, окруженного языками пламени. – Это Гроудон! А вот еще Тираносиф и Дракофайр!..

Клэр слегка приподняла Билли и поцеловала. На мгновение мне показалось, что гроза прошла стороной. Мир снова стал радостным и светлым, как раньше.

– О, потрясающие! – воскликнула она. – Ты мне покажешь их всех, правда? Беги к себе в комнату, я тебя позову чуть попозже и как следует их рассмотрю.

Билли умчался по коридору. Моя надежда на то, что все обойдется, уменьшалась одновременно с его удаляющимся силуэтом, пока – вместе с ним – не исчезла совсем.

Клэр, не говоря ни слова, скрестила руки на груди и уставилась в пол. На лице ее не отражалось никакого гнева – только разочарование. И это было хуже всего.

– Да, я знаю, – сказал я. – Опять опоздал…

– Изза чего на сей раз?

Я хотел было рассказать ей про мобильник и обнаруженные в нем фотографии, но внутренний голос нашептывал, что сейчас неподходящий момент. К тому же история с мобильником ни в чем меня не извиняла.

– Да вот замотался на работе… Совсем забыл о времени.

– Ты не единственный, кто работает. Я только что пришла. А ты, по идее, должен был прийти в час дня.

– Но моя работа…

– …очень утомительна, я знаю. Ты всегда на ней устаешь. Но я еще не встречала такого отца, который бы после тяжелой работы забыл своего сына в школе!

– Да, но со мной такое впервые… К тому же это ты настояла, чтобы мы поселились именно здесь, – возразил я, пытаясь «перевести стрелки».

– Ты что, издеваешься? Ты оставил свою работу в ЛосАнджелесе, потому что считал, что она отнимает много времени. И еще потому, что не хотел подчиняться начальству. Хотел быть сам себе хозяином. И вот результат…

– А ты хотела, чтобы у нас наконецто началась нормальная семейная жизнь…

– А ты вместо этого сменил один груз на другой…

– А ты думала, мне в руки деньги с неба падают? На то, что ты зарабатываешь своими уроками танцев, нам не прожить!

Клэр покачнулась, словно ее ударили.

– Я оставила артистическую карьеру много лет назад – ради того, чтобы превратиться в домохозяйку! Чтобы заниматься твоим домом и твоим сыном! И теперь ты хочешь, чтобы я отказалась и от того немногого, что мне еще остается для себя?

Она смотрела мне прямо в глаза, словно боксер на ринге, с нетерпением ожидающий начала схватки с противником.

– Тебе не нужно ни от чего отказываться, – примирительно сказал я, – но для того, чтобы ты могла заниматься любимым делом, я должен зарабатывать достаточно денег.

– Прекрасно. Ты просто сама рассудительность. Ну и как, ты доволен результатом? Работать день и ночь – это то, о чем ты мечтал? Почти не видеться со своим сыном? Ненадолго приходить домой и тут же срываться на очередной вызов?

Мне следовало бы, конечно, быть умным и проявить терпение. Признать свою вину. Но нет. Я тоже вошел в раж.

– Черт возьми, Клэр, ты не одна на свете! Другие люди тоже нуждаются во мне!

– В великом докторе Беккере.

– Да, представь себе, в великом докторе Беккере. Не далее как прошлой ночью я…

– Ох, избавь меня от подробностей! Истина заключается в том, что ты превратился в законченного эгоиста! Ты живешь своей жизнью, Пол, а мы с Билли для тебя гдето на заднем плане!

– Я каждый день дома!

– Но ты здесь как призрак! Тебя все равно что нет! Я смотрю на тебя – и у меня такое ощущение, что я тебя совсем не знаю!

Последние слова Клэр произнесла упавшим голосом и отвела взгляд.

– Я боюсь за нас, – тихо прибавила она. – Мне страшно смотреть, во что ты превратился…

Это прозвучало бесстрастно и неумолимо, как приговор.

– И во что же? – хмыкнул я, пытаясь свести все к шутке, хотя на самом деле мне стало не по себе.

– Последние несколько лет были для меня сплошным мучением. С тобой невозможно стало общаться, ты как будто воздвиг стену вокруг себя… Ты избегаешь своего отца, своих друзей… Ты и меня стал избегать…

Ее гнев утих окончательно. Но не мой. Я все еще чувствовал себя на ринге. Мне казалось, что я все еще сражаюсь, хотя на самом деле я уже был побежден.

– Чего ты от меня ждешь? – спросила Клэр, печально взглянув на меня.

– Ты о чем вообще?

– Хочешь, чтобы я ушла?

– Да ради бога! – ответил я. – Дверь открыта.

И тут же пожалел об этих словах. Что за идиотская гордость, что за дурацкое самолюбие заставляют нас причинять боль тем, кого мы любим?

Она молча взглянула на меня, затем подхватила свою сумку и вышла.

Я услышал, как хлопнула входная дверь. Неожиданно в ушах у меня зашумело, все тело налилось тяжестью. Я слегка пошатнулся и растерянно огляделся по сторонам.

Вокруг не было никого, кто мог бы поаплодировать моей победе или освистать поражение.

Глава 7

Шону десять лет. Он не знает, что ему дали наркотик, и поэтому вначале ему просто кажется, что все это сон.

Он лежит на опушке густого леса. Сейчас ночь. Лунный свет, пробиваясь сквозь облака, слегка серебрит траву. Корни деревьев покрыты мхом, воздух наполняет аромат влажной земли и увядающих роз. Шон трет глаза. Звезды в черном небе похожи на крохотные лампочки.

Что он здесь делает?

Его не то чтобы беспокоит эта ситуация – он расслаблен и чувствует себя просто замечательно, – но ему хотелось бы понять. Он не помнит недавних событий. Зато он помнит, что было раньше – в торговом центре в Майами.

Именно оттуда его похитили.

Последнее слово неожиданно всплывает в его сознании, но не вызывает у него никаких особых эмоций. Это еще одно доказательство того, что ему снится сон. Потому что иначе он ведь уже давно умер бы от страха, не так ли?

Шон разглядывает обстановку. Это место напоминает ему волшебный эльфийский лес из «Властелина колец», его любимого фильма. И музыка подходящая: церковный хор поет в сопровождении приглушенного звука струнных музыкальных инструментов чтото старинное…

– Клаасс!.. – завороженно произносит он.

– Ну что ж, хорошо, – произносит ктото. – Я рад, что с тобой все в порядке.

В другой жизни Шон наверняка испугался бы. Но только не сегодня. Темный силуэт человека, заговорившего с ним, лишь усилил его любопытство. Шон сел и обнаружил, что вся его одежда кудато подевалась.

Он был совершенно голым.

– Тебе холодно? – спросила тень.

– Нет.

– Хочешь есть?

Шон машинально погладил живот:

– Да вроде нет.

– Хорошо.

Какието странные вопросы… Темный силуэт приблизился, и лунный луч – или то, что казалось лунным лучом, – осветил его лицо.

Это был мужчина. Взрослый. В нем не было ничего угрожающего. Разве что он был слишком толстым и напоминал огромного розового пупса – потому что тоже был без одежды.

– Мне нравится это место, – сказал Толстяк и вздохнул. – Как раз о чемто таком я всегда мечтал.

Шон попытался сосредоточиться.

– Все это, – продолжал мужчина, – напоминает мне «Сон в летнюю ночь» Шекспира. И музыка подходящая – «Дэд кэн дане». Все как я хотел.

Он положил руку на плечо Шону, отчего тот невольно вздрогнул: прикосновение было неприятным. Слабый сигнал тревоги включился гдето в самом отдаленном уголке сознания и замигал, как крошечная лампочка рождественской электрической гирлянды. Но Шон еще не в силах был понять, что это означает.

– Не бойся, – сказал толстый человек. – Я не сделаю тебе ничего плохого.

Он слегка отстранился и обернулся, как будто хотел проверить чтото, потом прибавил:

– Я здесь для того, чтобы тебе помочь. Ляг. Расслабься.

Но Шону этого совсем не хотелось. К тому же он почувствовал, как ему в ягодицу впивается камень.

– Нет, – нашел он в себе силы ответить.

Потом пошарил под собой ладонью и действительно обнаружил камень. Вокруг него оказалось еще несколько камней.

– Это не займет много времени, – сказал Толстяк. – Не ломайся.

Кажется, ему стало нехорошо – он задыхался и потел. Шону вся эта история надоела.

– Ааа!

Толстяк с воплем отшатнулся и упал. Из носа у него текла кровь – именно в лицо Шон ударил его камнем.

– Ты что, спятил? – проскулил он, с трудом поднимаясь на ноги.

Вялый член смешно болтался под животом.

– ЧТО ТЫ НАТВОРИЛ?!

Шон снова подумал, что в других обстоятельствах умер бы от страха. Но сейчас ему было на все наплевать. Этот лес ему нравился. Он вообразил себя Леголасом, храбрым эльфийским лучником. Он абсолютно ничего не боялся.

Он отступил, подобрал еще один камень и запустил в Толстяка. Потом еще один. И еще. Враг обратился в бегство. Шон был в восторге. Замечательный сон!

Он решил получше изучить лес и двинулся в направлении, противоположном тому, где скрылся Толстяк. И вдруг пошатнулся. Или это земля ушла у него изпод ног?..

Сзади до него донесся чейто окрик.

– Что еще за херня? – пробормотал Шон.

Если бы мама его сейчас услышала, он наверняка схлопотал бы затрещину. Но мамы рядом не было. Она, должно быть, ищет его в бесконечных галереях торгового центра, в одном из кафе которого был устроен детский праздник… Сколько же времени прошло с тех пор?..

Он продолжал идти, раздвигая ветки, но лес неожиданно закончился. Кроме немногочисленных деревьев, все остальное оказалось нарисованной на стене декорацией.

– Эй, стой! – снова закричал Толстяк. – Нука возвращайся, пока я не…

Рука Шона нащупала дверную ручку. Он повернул ее и распахнул дверь. В глаза ему ударил слепящий свет.

Был солнечный день. Пахло морем. Чуть колыхались волны под яркосиним небом. Безбрежная гладь расстилалась за стеклами иллюминаторов, расположенных над широкими кожаными диванами и мебелью в стиле хайтек.

Место, куда попал Шон, вовсе не было лесом.

Он оказался на яхте.

Ктото спускался по ступенькам со стороны капитанского мостика. Несколько мгновений спустя человек вошел в каюту.

– Ты что здесь делаешь? – спросил он у Шона.

Незнакомец был одет в длинный черный плащ. Шон попятился. Человек кивнул, словно чтото подтверждая сам себе, потом схватил Шона за плечо и резко втолкнул его обратно в соседнее помещение.

Шон упал на пол. Дверь захлопнулась.

Он снова оказался в фальшивом лесу.

– Да что тут у вас творится? – воскликнул человек в плаще, вошедший следом за ним.

Вопрос был обращен не к Шону, а к Толстяку.

– Я тут ни при чем! – отозвался тот. – Этот мальчишка совсем дикий!

Человек в плаще скрестил руки на груди. Его длинные волосы были перевязаны на затылке узкой черной лентой. Шон пристально смотрел в его глаза, пытаясь разглядеть зрачки, но эти глаза казались двумя глубокими колодцами, на дне которых чуть поблескивала вода.

– Обстановка неплохая, – продолжал Толстяк, – но мальчишке дали слишком мало наркотика… он меня ударил камнем.

Другой пожал плечами:

– Вы лжете.

– То есть как это?

– У меня снаружи монитор. – Он указал на закрытую дверь. – Каждое ваше движение записывается.

Толстяк задрожал и попятился.

– Вы не изнасиловали мальчика, – продолжал Черный Плащ, приближаясь к нему. – Вы даже не пытались этого сделать.

– Как раз наоборот! – возразил Толстяк. – Дайте мне еще пару минут, и я оприходую этого поганца!

Но голос у него дрожал все сильнее и сильнее.

– Меня это сильно удивит, – с улыбкой произнес человек в плаще. – Я скорее предположил бы, что вы шпион.

Он протянул вперед руки, подхватил Толстяка под мышки и без видимых усилий поднял в воздух. Затем с силой насадил его на древесный сук.

Послышался хруст, сопровождаемый отвратительным влажночавкающим звуком лопнувшей кожи. Потом Черный Плащ отступил на шаг, чтобы полюбоваться на свою работу.

Толстяк попытался пошевелиться, но эта идиотская попытка вызвала у него лишь крик боли. Его ноги болтались в воздухе, а руками он тщетно пытался дотянуться до сука, воткнувшегося ему в спину. Толстяк был похож на свиную тушу, подвешенную мясником на крюк. Он кричал, вопил, хрипел, снова начинал вопить… Потом стал задыхаться, на губах у него выступила кровавая пена. Движения замедлились и малопомалу прекратились. Он потерял сознание.

Шон почувствовал, как по его ногам заструилось чтото теплое. Он посмотрел вниз и понял, что обмочился.

Человек в черном плаще опустился рядом с ним на корточки и придвинулся так близко, что их лица почти соприкоснулись.

– Ты что, описался?

У Шона так сильно стучали зубы, что он не мог выговорить ни слова, только выдавил:

– Яяя…

– Что яяя ? – спросил Черный Плащ более мягким тоном. – Это не ответ. Я не понимаю, что ты хочешь сказать. Впрочем, я на тебя за это не сержусь. На твоем месте я, наверно, перепугался бы до смерти. Это ведь и правда страшно – когда когото протыкают палкой. Однако обрати внимание: он еще не умер. – Человек придвинулся к Шону еще ближе и прошептал ему в самое ухо: – Потому что сначала мне нужно его допросить. И только после этого я его убью.

Он провел длинными тонкими пальцами по голове Шона – с такой силой, словно хотел снять с него скальп.

– Ты умный мальчик, поэтому сейчас я тебе скажу свое имя: меня зовут Алан Смит. Но некоторые предпочитают называть меня Кошчародей. Хочешь, покажу тебе какойнибудь фокус? О, я знаю много фокусов! – Он улыбнулся, и его белые зубы блеснули в полумраке комнаты. – Мое любимое занятие – удивлять людей.

Глава 8

Клэр наверняка скоро вернется.

В ожидании я включил компьютер, чтобы разобрать цифровые фотографии нашего отпуска.

Раньше мы всей семьей проводили целые часы, раскладывая фотографии по картонным фотоальбомам, вкусно пахнущим клеем. Потом эти альбомы долгое время лежали забытыми гденибудь в глубине шкафа, пока про них не вспоминали во время семейных праздников и не доставали, чтобы перелистывать, одновременно потягивая напитки и вспоминая какиенибудь смешные истории, связанные с теми или иными событиями, запечатленными на фотографиях (как правило, дурацкие).

Но сегодня, когда можно упорядочить фотохронику всей своей жизни, немного пощелкав клавишей мыши, приходится сидеть перед монитором в одиночестве.

Это называется прогрессом.

Возможно, я сегодня слегка раздражен, но это нормально – после ночного дежурства всегда чувствуешь себя выбитым из колеи. Усталым и возбужденным одновременно. Тело уже засыпает, но мозг продолжает выкачивать глюкозу из вашего организма, пытаясь разрешить самые причудливые вопросы.

Ну что, поехали.

Я открыл еще не разобранную папку под названием «Франция». Мы с Билли на фоне Триумфальной арки. Елисейские Поля под дождем. Монмартрский холм. Собор Святого Евстафия. Зеленной рынок на улице Монторгей, вымощенной брусчаткой (неподалеку от него мы чуть было не купили квартиру, повинуясь мимолетной прихоти).

Я забыл вам сказать, что моя жена – француженка. И познакомились мы с ней при довольно необычных обстоятельствах.

Фактически я вытащил ее с того света.

Я в те времена еще был юным интерном в Университетской клинике ЛосАнджелеса и должен был пройти стажировку за границей. Я выбрал Париж. Больница, в которую меня направили, оказалась в самом центре города. По программе межуниверситетского обмена сотрудник этой больницы отправился в ЛосАнджелес, а я на время занял его место в «столице духов и моды».

Моя мать с трудом могла в это поверить.

– Ты хоть понимаешь, как тебе повезло? Париж! Город моей мечты! Сколько раз твой отец обещал свозить меня туда!..

Ее глаза возбужденно блестели, и мне казалось, что я вижу в них отражения какихто типов в беретах, играющих на аккордеонах прямо на улице. Отец действительно часто обещал матери романтическую поездку в Париж – прогулки по набережным Сены, фильмы «новой волны», джазклубы Латинского квартала…

Но в итоге мать так никуда и не поехала.

– Сколько времени ты там пробудешь? – спросила она.

– Шесть месяцев.

– Шесть месяцев!

Она крепко меня обняла. Я знал, о чем она думает, – мы с ней понимали друг друга без слов. Она надеялась на то, на что надеются все родители: что мне удастся избежать ее ошибок и добиться того, чего ей самой осуществить не удалось. Она надеялась, что моя жизнь сложится удачнее, чем ее собственная.

– Ты поставишь за нас свечу в соборе… как бишь его… который был в том замечательном фильме с Энтони Куинном?..

– НотрДам де Пари.

– Дада, именно.

Последние объятия, чемодан, такси, аэропорт, двенадцать часов полета – и вот я в Лягушачьей Стране.

Оказавшись в аэропорту Шарля де Голля, я сразу же заблудился. У меня не было плана города, а указания на табличках ничуть не помогали ориентироваться. Выглянув наружу, я увидел, как полицейский распекает какогото типа за парковку в неположенном месте, и с грустью понял, что Америка осталась по ту сторону океана.

Дома я в подобной ситуации без колебаний обратился бы к любому служителю порядка и получил бы от него четкие указания, как найти нужную дорогу. Увидев нерешительно топчущегося на месте человека, ктото из полицейских наверняка и сам подошел бы к нему, чтобы проводить до ближайшей стоянки такси.

Но здесь все было подругому. Я очутился в чужой стране, обитатели которой проводят за столом по три часа в день (об этом я прочитал в путеводителе) и наслаждаются отпуском пять недель в году (тогда как средний американец имеет право всего на две недели, а нередко довольствуется одной).

Я был растерян, оторван от своей культурной почвы и от своей семьи.

Но мне это даже нравилось.

Несколько месяцев спустя я в компании новых коллег пил водку «Зубровка» из пластикового стаканчика в комнате отдыха для сотрудников Центральной парижской больницы, под табличкой «Не курить». Мы все были мокрыми с головы до ног, поскольку недавно совершили нападение на одно из неосновных зданий парижской мэрии, охраняемое пожарными.

Это здание находилось на противоположной стороне улицы, и штурмовать его, как мне торжественно объяснили, было одной из самых старых традиций парижских студентовмедиков. Поскольку я был неофитом, мне никак нельзя было отлынивать. Пришлось натянуть халат интерна, захватить с собой в качестве оружия мешок муки, эозин, заполненные жидкой краской презервативы – и вместе с остальными помчаться на штурм вражеской крепости, быстро лавируя между машинами и оцепеневшими от изумления прохожими. Всего нас было человек пятьдесят. Пожарные держали оборону, хохоча и поливая нас из шлангов.

Вот тогда я ее и увидел. Стройную зеленоглазую брюнетку в обтягивающих джинсах. Она стояла на тротуаре, с восторгом наблюдая за происходящим. Она улыбнулась мне, и я улыбнулся в ответ, несмотря на то что зубы у меня были в краске, а волосы заляпаны яичным желтком (один из снарядов противника угодил в цель).

Это была любовь с первого взгляда. И для меня, и, кажется, для нее тоже.

В следующий раз мы с ней увиделись недолгое время спустя, в приемном покое больницы. Зеленоглазая брюнетка пришла с жалобой на вывих лодыжки. Выяснилось, что девушку зовут Клэр и она танцовщица.

При виде нее мой коллега толкнул меня локтем и выдал скабрезную шуточку на английском. Как выяснилось позже, Клэр прекрасно все поняла, но не подала виду – лишь улыбнулась одной из своих слегка застенчивых улыбок.

Она была красива до умопомрачения.

Вы сами знаете, как бывает в молодости: меня преследовала мысль о том, как хорошо было бы завалить ее в койку. Я пригласил ее в процедурный кабинет таким тоном, словно приглашал к себе домой на ужин.

– Come on, сейчас мы сделаем одну небольшую полезную процедуру, – объявил я со своим ужасным американским акцентом. – Небольшую вязку…

– Эээ… вы хотите сказать – перевязку?

– Дада, именно это я и хотел сказать!

– А без этого никак нельзя обойтись?..

Она снова смущенно улыбнулась. Я машинально отметил, что она очень бледна.

Но я ни о чем не догадывался – ни о том, что она улыбается, чтобы скрыть плохое самочувствие, ни о том, что ее чрезмерная бледность – следствие слишком пониженного давления. Я забыл о том, как сильно могут подействовать на неподготовленного человека запахи больницы, вид белых халатов и тем более крови. И без всякой задней мысли распахнул дверь в процедурную как раз в тот момент, когда мой коллега собирался пришивать какомуто клошару половину скальпа, сорванного осколком бутылки в уличной драке.

При виде этой картины Клэр обессиленно прислонилась к стене и медленно сползла на пол.

– Эй, дорогуша!.. – встревоженно окликнул я.

Быстро подхватил ее и слегка встряхнул, но моя Спящая красавица не очнулась. Прошло три секунды – но ее глаза были попрежнему заведены под верхние веки.

Четыре. Пять.

Ее конечности словно одеревенели.

– Клэр?

Шесть, семь.

Ее руки начала сводить судорога. Какаято проблема с блуждающим нервом отнимала у нее последние силы. Я уложил ее на пол и поднял ее ноги вертикально вверх, чтобы обеспечить прилив крови к голове. При этом почувствовал, как по спине у меня стекают струйки пота.

– Клэр! О, черт!..

Восемь, девять.

Ее руки одновременно и резко согнулись в суставах. Я с силой надавил кулаком на ее грудную кость, потом сжал ее правую грудь и с силой крутанул, надеясь, что резкая боль заставит Клэр прийти в себя. Но она не очнулась, не издала ни звука.

Десять.

Затем ее лицевые мышцы расслабились, зрачки расширились настолько, что почти закрыли радужку. Впечатление было такое, словно в стакан молока попали две капли чернил.

И я знал, что это означает.

Непроизвольное расширение зрачка свидетельствует об остановке сердечнодыхательной деятельности.

Клэр была мертва.

Я застонал. Все остальные, кто на тот момент присутствовал в приемном покое, понятия не имели, что произошло. Я был один рядом с этой хрупкой девушкой. Мертвой. С этой француженкой, которую даже не знал. С девушкой моей мечты, с которой случилась невероятно редкая вещь – поражение блуждающего нерва. Причем настолько серьезное, что оно привело к сильному замедлению сердечной деятельности, вплоть до полной остановки сердца.

Мертва, мертва, мертва, будь оно все проклято!..

Не размышляя, я изо всех сил ударил ее кулаком в грудь.

Скорее это был жест отчаяния, нежели попытка реанимации. Но какимто чудом сердце Клэр вновь забилось!

Несколько секунд спустя ее щеки слегка порозовели, и она чуть слышно пробормотала: «Что такое?..» Она очень удивилась, осознав, что лежит на полу в приемном покое, с задранными вверх ногами, а я стою на коленях возле нее. Она не могла понять, с чего вдруг лишилась чувств.

Охвативший меня страх постепенно прошел, и мой собственный сердечный ритм нормализовался. Я знал, что в какойто мере виноват в случившемся: залюбовавшись Клэр, я не заметил вовремя, что с ней происходит. Мне стоило бы рассказать ей все как есть – в том числе и о временной остановке сердца, – но у меня не хватало духу, и я злился на себя за это.

Клэр извинилась за свой обморок, после чего ее вывихом занялся другой врач. Вскоре все было закончено, и она покинула больницу с перевязанной лодыжкой и рецептом мази. Я наблюдал в окно, как она, слегка прихрамывая, выходит из ворот больницы. Вид у Клэр был усталый и опечаленный, она выглядела очень уязвимой. В тот день я не стал просить ее о свидании. Следующая наша встреча произошла гораздо позже, и продолжение любовной истории заставило нас совершенно забыть о ее начале. Было ли это предостережение судьбы? Нечто вроде напоминания о том, что все в этой жизни непрочно, что в любой момент мы можем потерять тех, кого любим?

В тот день Клэр лишь слабо улыбнулась мне, обернувшись уже у самых ворот, и помахала рукой. Я не решился взглянуть ей в глаза и опустил голову.

Когда я снова посмотрел во двор, ее уже не было.

Глава 9

Моя жена не подавала никаких вестей о себе с середины дня.

Я собирался отоспаться перед очередным ночным дежурством, но вместо этого кружил по дому, как лев по клетке. Я пропылесосил ковры, загрузил и запустил посудомоечную и стиральную машины, развесил постиранное белье для просушки, вынес мусор, подстриг живую изгородь вокруг дома – хотя она выглядела еще вполне прилично – и наконец сел проверять домашние задания Билли.

– Вы совсем не оставили мне работы! – воскликнула Розелла, наша приходящая домработница, явившаяся в пять часов. – Вы сами все переделали!

– Да нет, еще коечто осталось, – возразил я кислым тоном. – Можете сразу отправляться на кухню и начинать готовить ужин. Попробуйте провести кулинарный эксперимент – поджарить мясо так, чтобы оно не обуглилось. Хорошо?

Розелла скрылась в кухне, чтото бормоча себе под нос поиспански. Видимо, она догадалась, что мы с Клэр поссорились – на семейные ссоры у нее было просто какоето сверхъестественное чутье, причем она всегда принимала сторону Клэр. Я почти не сомневался, что сегодня вечером гамбургеры в ее исполнении опять превратятся в головешки.

Я снова вернулся к тетрадкам Билли, но чуть ли не каждую минуту невольно косился на телефон. Когда раздался звонок, я в ту же секунду вскочил и схватил трубку:

– Клэр?

– Привет, старик, – произнес голос на другом конце провода.

Я вполголоса чертыхнулся.

– Что? – переспросил Кэмерон. – Я не вовремя, да? Ты ждал звонка от Памелы Андерсон?

– Очень смешно.

– Ты какойто дерганый. Тебе бы отдохнуть. Вчера вечером у тебя был такой вид… краше в гроб кладут.

– Кстати, насчет вчерашнего вечера…

Я замолчал, не решаясь рассказать ему обо всем – о мобильнике, о фотографиях. Кэмерон, кажется, был не в лучшем настроении, и это меня смущало.

– Кто был твой вчерашний клиент? – наконец спросил я. – Он мне чуть плечо не вывихнул!

– Как раз по этому поводу я тебе и звоню. Нам надо поговорить. Можешь ко мне подъехать?

– Что, прямо сейчас?

– Нет, блин, на Рождество!

Я посмотрел на часы. До ужина еще оставалось время. Если Клэр вернется домой раньше, скажу, что решил прогуляться за покупками в ближайший супермаркет, «Пабликс».

– О’кей, скоро буду.

Я припарковал машину на стоянке для персонала. Правда, в этом не было особой необходимости: погода стояла пасмурная, на пляже никого не было, и стоянка для посетителей кафе пустовала.

Билли первым выскочил из машины и помчался по песку. (Когда полчаса назад я спросил его, не хочет ли он со мной прокатиться, он с радостью согласился.) Я двинулся за ним, сунув руки в карманы и с наслаждением вдыхая запахи озона и влажной зелени. Мы подошли к небольшому сооружению, напоминающему вагончик, с неоновой вывеской над входом: Бар «Голубая устрица». И, преодолев несколько ступенек, вошли внутрь.

– Дядя Кэм! – завопил Билли, бросаясь на шею моему другу.

Кэмерон несколько раз подбросил его в воздух своими мощными ручищами, а потом усадил на барную стойку. При этом они оба громко хохотали.

В свободное от службы время Кэмерон Коул оставался верен себе: уверенные манеры, гавайская рубашка, широкая улыбка. Не хватало только цветка за ухом, чтобы сходство с частным детективом Магнумом[3] было полным.

– Выпьешь чтонибудь? – спросил он меня.

И, не дожидаясь ответа, открыл бутылку «Гавайан Спрингс», наполнил бокал и протянул его мне. Не подумайте плохого – это была всего лишь минеральная вода из какихто целебных источников на вулканических почвах МаунаЛоа. Минеральная вода разных сортов – последнее увлечение Кэмерона.

– Садись, – сказал он затем.

Я присел на край табурета у стойки.

– Клиентов у тебя сегодня немного, – заметил я, оглядывая ряды пустующих столиков.

– И не говори. Эти штормовые предупреждения всех туристов распугали!

– А может, их распугало отсутствие спиртного?

– Ну, вот еще! – возмущенным тоном произнес Кэмерон. После чего, бережно погладив поверхность стойки бара, с ностальгией прибавил: – Мой отец сам сделал эту стойку. Из кипариса, который срубил в Эверглейдс и привез сюда. За тридцать лет клиенты отполировали ее локтями до зеркального блеска. Постоянные клиенты нас не бросают, несмотря на отсутствие спиртных напитков – что поделать, я не имею права их продавать с тех пор, как мой старик отошел от дел.

Продажа алкоголя и в самом деле была несовместима с основной деятельностью Кэмерона – какникак, он служил в полиции. Однако ничто не мешало ему найти какоенибудь другое побочное занятие, чтобы увеличить свои доходы. Некоторые полицейские подрабатывали на стройках, другие занимались продажей машин или недвижимости. Что касается Коула, он решил превратить алкогольный бар в безалкогольное заведение, сделав главной приманкой множество сортов минеральной воды. Так он надеялся вернуть себе старую клиентуру и привлечь новую.

– Я полностью поменял интерьер! – с гордостью сообщил он.

Да, это я уже заметил. За исключением знаменитой кипарисовой стойки, обстановка бара теперь наводила на мысль о какомто филиале Диснейленда. Аквариумы с пластиковыми рыбками, гипсовые бюсты Посейдона, россыпи фосфоресцирующей морской гальки… И все это было залито тусклым синеватозеленым светом, который, очевидно, должен был создавать «подводную» атмосферу.

– Очень мило, – хмыкнув, сказал я. – Что, смотрел недавно «Восемьдесят тысяч лье под водой»?

– Много ты понимаешь. Это сейчас самый модный стиль.

– И какой же дизайнер тебе об этом сказал?

– Профи. И взял недорого. Его контора еще только раскручивается…

– Я почемуто так и подумал.

Я отпил глоток «Гавайан Спрингс» – совсем неплохой минералки с легким фруктовым привкусом, – одновременно наблюдая, как Билли поочередно плюхается на кресла в виде морских раковин. Как летит время, с ума сойти! Ведь мы с Кэмероном, кажется, совсем недавно играли здесь в электрический бильярд и пытались кадрить девчонок…

– Помнишь мисс Скорбин? – спросил я с нотой ностальгии в голосе. – Она совсем не изменилась. Теперь она учит Билли.

– Помню. Ты был ее любимчиком.

– Да брось! Наоборот, она ко мне постоянно придиралась.

– Мне всегда хотелось ее придушить.

– Ты, помнится, прилепил к потолку кусок сыра, и он свалился прямо на нее.

Кэмерон пожал плечами.

– Пол, почему бы тебе не поработать здесь вместе со мной? – неожиданно спросил он.

Мне показалось, что я ослышался.

– Ты что, шутишь?

– Нет.

– Я только недавно открыл собственную медицинскую консультацию, если ты помнишь.

– Да, и работаешь теперь как проклятый, день и ночь. А мог бы слегка расслабиться, заняться Билли, больше времени проводить с Клэр… – Он помолчал, потом осторожно добавил: – Чтото у вас с ней в последнее время не ладится, судя по всему…

– Даже если так, семейный психолог в твоем лице мне пока не нужен, – сердито сказал я, злясь на самого себя за то, что моя семейная жизнь оказалась настолько прозрачной.

– Все же подумай над моим предложением. «Голубая устрица» скоро станет модным местечком. Это единственный бар во Флориде, где можно продегустировать больше ста сортов минеральной воды! – Кэмерон вынул из кармана записную книжку и потряс ею у меня перед носом. – У меня уже все просчитано: стартуем здесь, через полгода открываем второе заведение, а потом создаем сеть. Денежки рекой потекут. И у тебя будет гораздо больше времени на семью. – Он захлопнул книжечку и открыл очередную бутылку минералки. – Вот попробуй. Сорт «Облачный сок», из Тасмании. Большая редкость! Эту воду собирают во время дождей над австралийской пустыней. В бутылке шесть децилитров, ровно семь тысяч восемьсот капель. Она стоит почти двадцать долларов.

– Что? Двадцать долларов за бутылочку дождевой воды?!

– Имей в виду, Неаполь сейчас переживает настоящий расцвет, – продолжал Кэмерон, не обращая внимания на мой вопрос. – «Трэвел чэннел» объявил, что у нас самые красивые пляжи во всей Америке. Стивен Спилберг недавно купил здесь дом! Богатые люди чуть ли не наперегонки съезжаются сюда. – Он многозначительно поднял вверх указательный палец, продолжая сжимать остальными горлышко бутылки. – Мы с тобой заработаем целое состояние, вот увидишь!

Я допил воду и поставил бокал на стойку:

– Ты, кажется, хотел со мной поговорить по поводу вчерашнего вечера…

Кэмерон вздохнул:

– Да, как раз собирался к этому перейти.

Он дал Билли несколько жетонов для электрического бильярда. Когда мой сын вприпрыжку умчался в другой конец бара, Кэмерон сказал:

– Еще раз хочу извиниться за тот случай. Убытков не слишком много?

– Да нет.

– Если бы я поехал с этим типом в больницу, мне пришлось бы потом извести тонну бумаги на отчеты. Поэтому я и решил обратиться к тебе. Но все равно эта история мне вышла боком. Сегодня с утра меня вызвал Гарнер, и знаешь, что сказал? Что клиент подал жалобу за нанесение побоев и я рискую остаться без работы!

– Какая неблагодарность! Ты всего лишь разбил ему лоб, помогая садиться в машину, а он!..

– Ну, спасибо тебе, – недовольно пробурчал Коул. – Всегда приятно получить дружескую поддержку…

– А что с нашим нудистом? – поинтересовался я.

– Гарнер его выпустил.

– Черт!..

– Несмотря на то, что это не просто эксгибиционист, но еще и опасный тип!

– Вот как? – произнес я уже с беспокойством.

– Знаешь, кто это?

– Нет.

– Что, правда?

– Ну говорю же: не знаю!

– Честное слово? – В его взгляде промелькнуло любопытство.

– Кэм, ты забрал его документы раньше, чем мы успели внести данные в компьютер! Поэтому я ничего о нем не знаю!

– Ну вот и хорошо, – неожиданно сказал Кэмерон. – Одной заботой меньше.

И с явным облегчением допил свою бутылку воды.

– Лучше будет, если ты и не узнаешь. Эта история не имеет к тебе никакого отношения. Поэтому забудь о ней и спи спокойно. – Должно быть, вид у меня был ошарашенный, потому что Кэмерон обнял меня за плечи и добавил: – Поверь мне: некоторых вещей лучше не знать. Оставайся в своем привычном мире, среди нормальных людей. В конце концов, ты выбрал себе неплохое поле деятельности.

Это было все, что он сказал. Мы вышли из бара, сели на скамейку и некоторое время сидели, не говоря ни слова. Потом Кэм улыбнулся мне, я улыбнулся в ответ. Два приятеля просто сидели на берегу моря, глядя на линию горизонта, сверкающую, как лезвие ножа.

Чайки парили в голубом небе. Какоето семейство проехало мимо на велосипедах. День клонился к вечеру, последние золотые лучи заходящего солнца приятно согревали кожу. Пара десятков прожитых лет как будто растворились, исчезли без следа.

Это был один из тех редких моментов дружеского общения, когда отпадает потребность в разговорах. Достаточно просто обмениваться взглядами – вы с собеседником и так настроены на одну волну. Чтото подобное было и двадцать лет назад, будет и двадцать лет спустя.

По идее, я должен был ощущать абсолютный покой и умиротворение. Кэмерон Коул мне как брат, я уже говорил вам (и, кажется, не раз).

Но тогда почему именно в этот момент меня кольнуло дурное предчувствие?

Глава 10

На обратном пути я завернул в «Пабликс», как и собирался. За тот короткий промежуток времени, что мы с Билли шли от машины к дверям торгового центра, тяжелый зной буквально пригнул нас к земле. Было такое ощущение, что ноги увязают в раскаленном асфальте, как в тесте. Билли демонстративно согнулся и высунул язык. Я фыркнул. Вот что происходит, если хоть один день обходится без проливного дождя…

Но вскоре кондиционированный воздух принял нас в свои прохладные объятия. Билли двинулся вдоль стеллажей с товарами вглубь супермаркета, а я задержался в цветочном отделе.

Конечно, после сегодняшней размолвки с Клэр неплохо было бы преподнести ей букет роз. С другой стороны, это означало признать себя виновным, хотя доля вины Клэр в нашей ссоре также была, я в этом не сомневался. С некоторых пор большинство конфликтных ситуаций создавала именно она.

Я слегка покусывал нижнюю губу, размышляя. Говорят, что мужчины эгоцентристы – они в упор не видят семейных проблем; при этом, когда доходит до крайностей, у них никогда не хватает мужества уйти от жены. У женщин всё иначе: они терпят, прощают, снова терпят, – пока ничего не замечающий супруг, убежденный, что в семье все обстоит прекрасно, продолжает, сам того не сознавая, все сильнее натягивать струны их терпения, которые рано или поздно лопаются. И тогда все рушится бесповоротно.

Но возникает законный вопрос: надолго ли хватит моих собственных струн?

И еще: любит ли меня Клэр попрежнему?

– Эй, пап! Тут больше нет «Кэллог фрут лупс»!

Билли выглядел не на шутку расстроенным. Речь шла о его любимом сорте пшеничных хлопьев.

– Ну ничего. Может, купим тогда «Фрут рингс»?

Он сделал гримасу:

– Там внутри нет игрушек!

– Ну, тогда «Чириоз».

– Они белые, а я хочу разноцветные…

– Тогда «Кэптан Кранч»? – с надеждой спросил я. – Смотри, они разноцветные, и игрушки там есть.

– Да ну, там только Супермен, кому он нужен… А в «Кэллог фрут лупс» были Пираты Карибского моря!

Наконец мы сговорились на «Чоко попс» плюс игрушка (пиратский пистолет) в качестве бонуса. В придачу к этому я все же взял и букет роз.

Когда я уже подходил к кассе, в глаза мне бросился свежий номер «Майами геральд» на газетном стеллаже. Большую часть первой полосы занимал материал о предстоящих губернаторских выборах, но мое внимание привлекло коечто другое. Я взял газету, и почти в тот же миг у меня в кармане зазвонил мобильник. Я машинально поднес его к уху, даже не посмотрев, кто звонит.

– Прекращайте болтать с копами.

Я вздрогнул, словно у меня в руке неожиданно оказалась змея.

Оказывается, я достал из кармана не свой телефон, а тот, красный, – его я перед выходом из дома тоже машинально сунул в карман.

– Вы оставили этот телефон себе, – продолжал металлический голос в трубке. – Вероятно, даже порылись в меню. Это очень плохо.

– Послушайте, я…

– Это очень, очень печально, доктор Беккер.

Я почувствовал себя примерно так, как если бы меня резко ударили кулаком в солнечное сплетение.

– Да, Пол, мы прекрасно знаем, кто вы, – продолжал собеседник. – Знаем, где вы живете. Знаем, что Клэр, ваша жена, очень хороша собой. Ваш сын – замечательный ребенок, такой резвый. Абсолютно здоровый, не так ли?

Я машинально огляделся. Домохозяйки, катящие перед собой тележки и оживленно болтающие друг с другом… пожилая пара… мальчишкакурьер на роликах… семейство индусов в национальных одеждах…

Ни у кого не было в руках мобильного телефона.

– Не разговаривайте больше с инспектором Коулом, доктор Беккер. Ни с ним, ни с другими полицейскими. Мы за вами наблюдаем.

– Кто это говорит? Вы что, мне угрожаете?

Незнакомый собеседник со вздохом сказал:

– Боюсь, что стадию угроз мы уже миновали. Я не люблю предупреждать дважды. Вы слишком любопытны. И это будет иметь некоторые последствия.

И, не дожидаясь ответа, он прервал соединение.

Я ощутил слабость в ногах и невольно прислонился к стеллажу.

– Пап, с тобой все в порядке?

Я через силу улыбнулся Билли и, слегка взъерошив ему волосы, сказал:

– Да, все о’кей. Тащи свой пистолет на кассу, пират.

Но при этом я не в силах был оторвать глаз от небольшой статьи внизу газетной страницы.

В статье сообщалось об исчезновении Шона Родригеса – мальчика десяти лет. Черного, из бедной семьи. Он постоянно пропадал на улице с компанией других таких же детей, поэтому его мать не сразу о нем забеспокоилась – думала, что он с приятелями опять кудато удрал, объяснила она. В полицию она обратилась лишь некоторое время спустя.

Шон улыбался мне с фотографии. На нем был оранжевый пуловер. Снимок вышел на редкость удачный – казалось, мальчик вотвот подмигнет мне со словами: «Привет, доктор Беккер! Помните меня?»

Да, Шон. Конечно, помню.

Разве я мог тебя забыть?

Ты был на первой из трех фотографий в моем новом мобильном телефоне.

Глава 11

Кош сидел на капитанском мостике своей яхты, полностью обнаженный.

Огромная яхта с выключенным двигателем лишь слегка покачивалась на волнах. Эта часть морского залива, омывавшего Эверглейдс, была пустынной, если не считать чаек, – неудивительно, поскольку вся прибрежная территория принадлежала Кошу.

Он смотрел в небо, ощущая собственное одиночество перед лицом необъятной стихии. Вечерние облака переливались всеми оттенками заката, от яркокрасного до темнофиолетового. Словно тело, усеянное кровоподтеками.

Кош закрыл глаза, вдыхая запах йода и другой, более резкий – мангрового леса и гниющих в нем мертвых тел животных.

Белый ибис прокричал гдето вдалеке.

Кош разогнул правую ногу, ступня которой лежала у него на шее – это была «поза кобры», – и вытянул перед собой. Затем перешел к более сложной «позе паука», изгибая конечности под невероятными углами. Расположив их как нужно, он задержал дыхание и застыл неподвижно, как мертвый, про себя отсчитывая секунды. Наконец, вдохнув, привел руки и ноги в нормальное положение, потянулся и встал.

Взяв полотенце, он промокнул лоб, потом отрегулировал громкость в наушнике мобильной гарнитуры и произнес:

– Как там наш контракт с «Донано Донатс»?

Вопрос был адресован Бартону Фуллеру, адвокату, чья розовая физиономия застыла в терпеливом ожидании на экране ноутбука.

– Все в порядке, – тут же откликнулся Фуллер. – Генеральный директор принял ваше предложение.

– Он подписал контракт?

– Да. Ваша компания оборудует игровые площадки во всех заведениях этой сети меньше чем за полгода.

Перед Кошем стояли три ноутбука – черный, белый и красный. Белый был предназначен для деловых операций, связанных с легальным бизнесом.

– Хорошо. Забирайте свой процент, остальное переведите на тот же счет, что и всегда.

– Будет сделано.

Кош выключил белый ноутбук и повернулся к черному, в котором отражалась теневая сторона его бизнеса. Здесь, как всегда, тоже не было проблем. Почти. Единственное исключение составляла фотография на экране ноутбука.

Он получил ее по электронной почте сегодня утром. В письме не было ни строчки информации – одна только фотография, на которой был изображен врач в белом халате, стоящий на верхней площадке лестницы у входа в клинику.

Кош долго рассматривал фотографию. Потом включил красный ноутбук, предназначенный для тайных дел и щекотливых поручений.

– Джорди?

– Я здесь.

– Есть работа для тебя.

– Я вас слушаю.

Джорди всегда был очень внимателен – редкое и ценное качество у психопата.

– У меня проблема.

– С этим гребаным копом, Коулом?

– Нет, с другим человеком. Произошло коечто непредвиденное… Я хотел бы, чтобы ты им занялся… вплотную.

– Когда?

– Чем скорее, тем лучше.

– Кто этот человек?

– Я тебя обрадую: один докторишка с семьей.

Джорди улыбнулся:

– Считайте, он уже готов.

Глава 12

Шины моего автомобиля то и дело взвизгивали – с такой скоростью я мчался домой.

Я не должен был этого делать, но охватившая меня тревога мешала рассуждать здраво. Надо было как можно скорее добраться до дома. Убедиться, что там все в порядке. Что Клэр в безопасности.

Билли сидел сзади в специальном детском кресле, пристегнутый к нему ремнем. Для своего возраста он не очень большой, поэтому на всякий случай я всегда сажаю его в это кресло, хотя он каждый раз возмущается и требует, чтобы ему разрешили просто сидеть на заднем сиденье, как взрослым. Когда машину слегка занесло на повороте к Пеликан Гроув – пригородному району, в котором мы живем, – кресло слегка накренилось, и Билли в восторге захохотал. Я тоже через силу засмеялся, пытаясь заглушить тревогу. А когда подъехал к дому, облегченно вздохнул: гараж был открыт, машина Клэр стояла внутри.

Я распахнул дверцу машины, но еще с минуту оставался на месте, пытаясь взять себя в руки.

Пахло свежескошенной травой и дезинфицирующим средством для бассейнов. С соседской лужайки доносился стрекот газонокосилки. Мне хотелось подольше задержаться в этой бытовой повседневности, в безопасности привычного существования в привычном мире.

Расслабься, Пол. Перестань воображать всякие ужасы. Тот, кто тебе звонил, просто придурок. Все хорошо.

– Эй, мальчики! – окликнула нас Клэр из окна кухни. – Вы идете?

Ее голос и выражение лица были нейтральными. Ни нахмуренных бровей, ни даже слабой ноты упрека. Но я чувствовал, что это еще не мир, а всего лишь перемирие. Я прекрасно понимал, что подразумевает такая манера: «На сегодня хватит ссор, но не думай, что все наши проблемы разрешатся сами собой».

Я отправил Билли вперед, а сам тем временем осторожно достал из машины букет роз. Я не знал, поможет ли этот отчасти вынужденный жест заслужить прощение Клэр, но, в конце концов, попытка не пытка.

– Вот и мыыы! – завопил Билли, подбегая к дому.

Войдя следом за сыном, я остановился посреди холла и бросил взгляд сначала на уютную, ярко освещенную кухню с одной стороны, а потом на темную лестницу, ведущую наверх, – с другой. Я колебался.

Наконец крикнул в сторону кухни: «Одну минуту!» – и направился к лестнице.

Я взбежал наверх, перескакивая через две ступеньки, и, войдя в кабинет, включил компьютер.

Я не мог больше ждать. Войдя в Интернет, открыл «Гугл».

Первым делом я вбил в поисковую строку имя «Кош». Через несколько секунд нашлось 1490 000 ответов на мой запрос. Нет, так не пойдет. Нужно добавить еще какието ключевые слова.

Я приписал: «Неаполь, Флорида, полиция, правосудие, преступник, тюрьма».

В этот раз тоже нашлось немало данных (хотя и меньше, чем в первом случае: теперь счет шел на десятки тысяч), и, кроме того, они оказались из самых разных, порой совершенно неожиданных областей. Открыв наугад несколько ссылок, я обнаружил персонажа сериала «Вавилон5», марку холодного оружия, слово из индейского словаря, одно из названий нейролептика хлопромазин, фамилию журналиста, не говоря уже о множестве ссылок на сайты видеоигр, интернетмагазинов и так далее.

Ладно, пойдем другим путем.

Я напечатал: Шон РамонРодригес.

Тут все оказалось гораздо проще. За пару минут я отыскал несколько статей, в которых шла речь о его исчезновении. Понятно, что черный парнишка из бедной семьи никого особо не интересовал. Но, по крайней мере, мне удалось выяснить некоторые подробности, а именно:

«Шон РамонРодригес исчез из торгового центра в Бэйсайде, в Майами, в среду 3 августа, две недели назад, во время детского праздника в одном из кафе. Мать ребенка не сразу сообщила об этом полицейским, и они не располагают скольконибудь убедительным доказательством того, что имеет место похищение. Пока основная версия заключается в том, что он просто сбежал. Поэтому „Тревога Амбер“[4] (включающая в себя распространение информации о похищении по радио и телевидению, а также на придорожных рекламных щитах) до сих пор не объявлена».

Журналист, явно разочарованный отсутствием трупа, напоминал также, что по статистике 74 процента похищенных детей убивают в первые три часа после похищения, и сообщал, что семья и соседи потрясены исчезновением Шона, с которым, судя по всему, у родителей никогда не было особых проблем.

Каждая из следующих статей была короче предыдущей и не сообщала ничего нового. У меня не осталось сомнения, что вскоре юный РамонРодригес безвозвратно скроется в недрах Интернета, погребенный под грудами новой информации.

Я откинулся на спинку стула.

Кажется, настал момент обращаться в полицию. По крайней мере, так рассудил бы на моем месте любой нормальный человек. «Служить и защищать» – это ведь ее обязанность, так?

– Пап! – закричал Билли с первого этажа. – Иди ужинать!

Позвонить в полицию… Ну, допустим.

Но что же я скажу?

«Здравствуйте, я доктор Пол Беккер. Вы удивитесь, но у меня в руках оказался мобильный телефон, в котором хранится фотография недавно пропавшего ребенка. Как ко мне попал телефон? Нет, не подумайте плохого, я его не украл, я его… ну, просто нашел. Еще какието детали? Ах да, вспомнил: там еще фотография моего отца.

Да, и еще: во время моего последнего ночного дежурства в клинике на меня неожиданно напал один из пациентов.

И кстати о фотографиях: всего их было три, а на третьей – какаято странная компания в костюмах Адама, взрослые и малолетки.

И я уж не говорю о телефонных звонках с угрозами, скорее всего, от некоего Коша или когото из его подручных. О попытке меня запугать – не оченьто успешной, но не прошедшей бесследно.

Не могу ли я к вам подъехать?.. Неплохая идея. Но дело в том, что я только недавно открыл свою медицинскую консультацию. Городок у нас маленький, сами знаете, так что, если пойдут слухи, что я отлыниваю от работы, я рискую остаться без клиентов. Это будет полный крах. На меня насядут кредиторы, я лишусь всего, моя жизнь и жизнь моих близких превратится в ад. Поэтому, если можно, пусть это маленькое дело останется между нами…»

– Пааап! – снова позвал Билли.

– Уже иду!

Я помедлил еще несколько секунд, пытаясь придать лицу безмятежное выражение. Словосочетание «Уже иду!» я произношу дома чаще всего – конкуренцию ему может составить разве что фраза «Сейчас, только компьютер выключу!».

Надеюсь, Клэр ни о чем не догадается.

Ужин прошел, на удивление, хорошо.

Букет роз возымел действие: Клэр заметно подобрела, и пару раз мне даже удалось ее рассмешить. Мы обсудили успехи баскетбольной команды «Гаторс» и ее нового игрока, подающего надежды молодого человека, сына знаменитого французского теннисиста, впоследствии ставшего шансонье. Еще раз перечислили все необходимые действия в случае урагана (Билли помнил их едва ли не лучше нас, поскольку мисс Скорбин без устали напоминала об этом в школе). Пошутили по поводу одной нашей соседки, которая работала инструктором по фитнесу в том же клубе, где Клэр преподавала танцы, и, кажется, была ко мне неравнодушна.

Я тщательно следил за тем, чтобы разговор случайно не соскользнул на зыбкую почву.

Да, я знаю, что вы скажете: это трусость. Ну так я готов признать: я самый что ни на есть заурядный человек. Не храбрее остальных. И кроме того, неужели нельзя отложить решение сложной проблемы хотя бы на один день? Черт, неужели я слишком многого требую?

Во время ужина я украдкой наблюдал за Клэр и Билли. Нет, всетаки мой сын – лучшее из моих достижений. Ему не хватает только младшего братика или сестренки.

Когда я встал изза стола и уже собирался уйти, Клэр неожиданно обняла меня.

Это было совсем не в ее духе. Физическая сторона общения в последнее время скорее разъединяла нас, чем объединяла.

– Извини за сегодняшнее, – прошептала Клэр. – Мы виноваты оба, но не одинаково. Сорок процентов на шестьдесят.

– Хочешь сказать, шестьдесят – твои?

– Да.

Розелла в это время грохотала посудой, но я почти слышал, как она скрипит зубами при мысли о том, что Клэр официально зарыла топор войны обратно в землю.

Что касается «процентного» деления – это наш давний совместно придуманный трюк. Самое сложное после ссоры – признать свою вину, и теперь с помощью этого трюка Клэр давала мне понять, что считает себя виновной даже больше меня.

– Нет, неправильный расклад, – возразил я.

– Разве?

– Девяносто девять процентов мои. Все случилось по моей вине.

Клэр закусила губы. Внезапно она показалась мне хрупкой и уязвимой, как в тот день нашей встречи в Париже, когда уходила из больницы.

– Я постараюсь исправиться, – поспешил я добавить. – Приложу все усилия. Можешь на меня положиться.

Клэр отвела взгляд. Я прижал ладони к ее щекам и прошептал:

– Я тебя люблю.

Она едва заметно напряглась, потом мягко отстранила меня:

– Иди, а то опоздаешь на дежурство.

– Я тебя люблю, – повторил я.

Потом взял свои вещи, вышел из дома и направился к машине.

– Пол?

Я обернулся.

Клэр стояла на пороге. Ветер развевал ее волосы и платье, отчего оно сильнее облегало тело.

Такой я отныне буду вспоминать ее всякий раз, когда закрою глаза.

Красивой настолько, что дыхание перехватывает.

– Когда ты вернешься, нам надо будет кое о чем поговорить.

– Обещаю, – кивнул я.

И уехал.

Позже я часто вспоминал этот момент. Думал о том, как могло бы все обернуться, если бы я задержался еще хотя бы на минуту. О том, сколь многое было бы подругому, если бы я в тот вечер нашел в себе мужество поговорить с Клэр.

Странно – оглядываясь на прошлое, вы можете с точностью определить тот момент, когда счастливый шанс ускользнул от вас, будто песок, просачивающийся сквозь пальцы.

Глава 13

В это дежурство пациентов привалило столько, что мало не показалось.

Мало того что я практически не спал прошлой ночью – так еще нынешней, кажется, половина жителей города условились встретиться у меня в клинике.

Началось с порезов, вывихов и переломов. Конни делала перевязки, помогала мне накладывать шины и швы. Примерно к девяти вечера травмы закончились, начались флюсы и отиты – то есть те неприятности, которые больные обычно предпочитают терпеть до тех пор, пока не поймут, что «само собой не рассосется» и заснуть без медикаментов больше не получится.

К десяти вечера я вылечил у пациента нервный приступ, к полуночи привел в чувство двух типов, упившихся до бессознательного состояния. С полуночи до двух пришлось иметь дело с травмой черепа и многочисленными ножевыми ранениями. В пять часов я был вынужден вызвать «скорую», чтобы отвезти в больницу пациента с сильнейшим приступом астмы, поскольку четыре аэрозольных флакона тербуталина и перфузия метилпреднизолона ничуть не улучшили его состояния. Следующие посетители явились в пол седьмого утра, чтобы посоветоваться, отправлять ли им детей в школу. Я мельком подумал о Билли – он, должно быть, как раз проснулся, – но почти без всяких эмоций, поскольку был вымотан до предела. Начался новый день.

Кофе, очередной пациент, кофе, Конни на время отлучается, ее замещает коллега, кофе, какое счастье быть медсестрой, кофе, я не езжу по вызовам, отшейте этого типа, он уже полгода мне надоедает со своими хроническими хворями, пусть донимает своего лечащего врача. Кофе.

Солнце поднималось все выше, пробиваясь сквозь жалюзи, отчего на зеленом полу приемной образовалась тень в виде решетки. Вошла горничная с веревочной шваброй и ведром воды с мыльной пеной. Я уловил слабый запах моющего средства «Мистер Пропер». Этот запах мне нравится.

Я решил немного отдохнуть. Слишком устав и перенервничав, я теперь нуждался в покое.

Я побрился электробритвой перед небольшим зеркалом в своем кабинете, намазал щеки кремом после бритья, а на глаза положил специальные примочки, чтобы уменьшить круги и отеки. Нет, кризис среднего возраста тут ни при чем, просто пациенты хотят видеть врача бодрым, энергичным, всегда в хорошей физической форме – иными словами, хотят быть уверенными в том, что на него можно положиться.

Затем я упаковал бритву, застегнул сумку с набором «все для ночных дежурств» и глубоко вдохнул.

Ну давай, Пол. Сделай это без долгих размышлений.

Я взял свою старую телефонную книжку на спирали и раскрыл на букве «Д». Я не был уверен, что нужный мне номер до сих пор действителен, – ну что ж, вот заодно и узнаю… Конечно, это стоило сделать раньше, думал я, набирая цифры дрожащим пальцем. Гораздо раньше…

– Папа?

Молчание.

– Папа, это я, Пол.

– О, черт!.. – произнес голос в трубке.

Я нерешительно переступил с ноги на ногу, не зная, с чего начать.

– Послушай, я знаю, что должен был позвонить тебе раньше, но…

– ЧЕРТ ТЕБЯ ПОДЕРИ! – неожиданно заорал отец.

Я едва не задохнулся от изумления.

– НАШЕЛ ВРЕМЯ!

– Что?..

– ПЯТНАДЦАТЬ ЛЕТ ты обо мне не вспоминал, и вот ИМЕННО СЕЙЧАС тебе приспичило позвонить!

Казалось, клокочущая в нем ярость сейчас расплавит телефонную трубку.

– Я… я не понимаю…

– ЕСЛИ ХОЧЕШЬ ПОГОВОРИТЬ, ПО КРАЙНЕЙ МЕРЕ, БУДЬ ЛЮБЕЗЕН ОТОРВАТЬ ЗАДНИЦУ ОТ ДИВАНА И ПРИЕХАТЬ!

Псих.

Псих долбаный. Всегда таким был, таким и остался.

– Я ТЕБЯ НЕ БОЮСЬ! – снова завопил он. – ЕСЛИ ХОЧЕШЬ СО МНОЙ РАЗОБРАТЬСЯ, ТЫ ЗНАЕШЬ, ГДЕ МЕНЯ НАЙТИ!

И, не дожидаясь ответа, положил трубку.

Глава 14

– Чтото случилось? На вас лица нет.

Конни пристально посмотрела на меня, продолжая поглощать салат из пластиковой коробки.

– С кем вы говорили? – снова спросила она, не дождавшись ответа. – С вашим банкиром?

– У меня нет настроения шутить, Конни.

– Аа…

– У меня семейные проблемы.

– Понятно.

– И у меня нет никакого желания обсуждать их с вами.

– Да, в общемто, и у меня тоже.

– В приемной никого?

Конни пожала плечами:

– В эти часы люди обычно не обращаются к врачам. Поди пойми, отчего так. – Она протянула мне ложку салата: – Попробуйте. Хочу узнать ваше мнение.

– Насчет чего?

– Вот этого салата. Всего сто восемьдесят калорий на сто граммов. На вкус, конечно, так себе, но зато его можно съесть сколько угодно без всяких последствий для фигуры.

Я едва удержался от того, чтобы демонстративно поднять вверх руки.

– Конни, во всех этих диетах нет никакого толку! Единственный способ похудеть – это меньше есть!

– Ваши примочки для глаз тоже не оченьто помогают, босс. Видок у вас как у зомби.

Что ж, ничего удивительного…

– Езжайте домой и отоспитесь, – сказала Конни и слегка подтолкнул меня к выходу.

– Слушаюсь, мой командир.

– Я не шучу.

– То есть это действительно приказ?

– Дружеский совет. Если вы и дальше будете работать в таком ритме, то станете опасным для пациентов!

Движение было оживленным, потому я ехал домой дольше обычного, съезжая на небольшие улочки.

Я решил больше не думать о своем отце.

Конни права – мне нужно отдохнуть. Она видела проблему изнутри, поскольку знала, что наша работа действует как наркотик. Врачи, постоянно спасающие других, зачастую забывают о самих себе.

Я медленно ехал мимо деревянных домиков бедного квартала Инглвуд Крик. Было пасмурно. Я выставил локоть в открытое окно и чувствовал, как кожу щекочут редкие капли дождя. Заброшенные сады окутывал туман. Тротуары в выбоинах, треснувшие стекла в окнах, заклеенные скотчем, поникшие американские флаги коегде над входными дверями…

Я невольно вздохнул. Сорок шесть миллионов человек не имеют социальной страховки, зато всего в какихнибудь трех кварталах отсюда нет ни одного дома, где не было бы джакузи.

Я настроил приемник на WARO 94,5 – местную радиостанцию, которая мне очень нравится, потому что они часто крутят рокхиты прошлых лет. Брюс Спрингстин допел «Ночь на краю города», после чего последовала короткая сводка местных новостей. Я убавил звук.

Радиодиджей быстро говорил о погодных катаклизмах последних нескольких дней, сравнивая разбушевавшуюся стихию с хищником, который рычит на жертву, но пока не нападает. «Но вы не волнуйтесь, ребята, в ближайшее время нас ждет всего лишь какойто тропический ливень! – оптимистично заверил он. – Скорость ветра меньше ста километров в час, а если и начнется ураган, то не сильнее первой категории – ему далеко будет до титанов пятой! Кстати, вы в курсе, что слово „ураган“ происходит от имени Хуракана, карибского бога зла? Не самая лучшая погода будет сегодня на Багамах, немножко потреплет и МайамиБич, но вам, храбрые жители Неаполя, на сей раз боятся нечего – вас лишь слегка намочит. Никакой эвакуации, все спокойно! – Диджей жизнерадостно захохотал, после чего добавил: – В конце концов, если зверь рычит с самого начала лета, почему вдруг он должен укусить именно сегодня?»

Когда я приехал домой, оказалось, что там никого нет. Тем лучше.

Я поднялся в спальню, разделся, разбросав вещи по разным углам, и в одних трусах рухнул на кровать. Зарывшись головой в подушки, закрыл глаза, прекрасно зная, что заснуть не удастся.

Изза последних событий я был настолько взвинчен, что о сне нечего было и думать.

Но когда я открыл глаза, неожиданно выяснилось, что я проспал четыре часа.

О, черт!

Я приподнялся на локте:

– Клэр!

Никакого ответа.

– Розелла! Билли!

В доме царила тишина.

Может быть, они в саду? Выглянув в окно, я увидел пустые детские качели, поскрипывающие при порывах ветра. Я обошел все комнаты, потом заглянул в гараж. Машины Клэр не было.

Ну ладно. Возможно, они с Билли поехали в кино.

Я поставил замороженный готовый обед в микроволновку и открыл банку пива «Бад лайт». Так, значит, сегодня четверг… Что ж, эту ночь я подежурю, но уж завтра устрою себе законный выходной. Возможно, даже приму во внимание советы Кэмерона – приглашу бебиситтера для Билли и схожу с Клэр в ресторан.

Когда мы жили в ЛосАнджелесе, мы регулярно ездили в СантаМонику и гуляли по пешеходной зоне – сначала ходили по бутикам Пятой авеню, потом подолгу засиживались в какомнибудь винном погребке, увлеченные разговором, потом занимались любовью на подземной парковке, не в силах дотерпеть до дома… Куда ушли те времена?

Микроволновка издала мелодичное звяканье: обед разогрелся. Я уже собирался его достать, как вдруг заметил сумку Клэр, с которой она обычно ходила на занятия.

Сумка стояла в углу кухни, и рядом были свалены в кучу разноцветные балетные пачки, мятые и потрепанные.

Я не смог сдержать нервный смешок.

Конечно, любой другой на месте Клэр давно выкинул бы эти тряпки, но она бережно их хранила – это была память о тех временах, когда она танцевала в Парижской опере. Поэтому Клэр ни за что не согласилась бы от них избавиться.

Некоторое время я в замешательстве смотрел на юбки, потом решил позвонить в клуб, где Клэр преподавала танцы. Я попросил пригласить к телефону директрису клуба и спросил ее, на месте ли моя жена. Ответ меня неприятно удивил: нет. Она не пришла на свой урок и даже никого не предупредила заранее. И это уже не в первый раз, сухо прибавила директриса. Поэтому, несмотря на то что Клэр очень хороший преподаватель, руководство клуба вряд ли продлит с ней контракт, если она не начнет относиться к работе более серьезно.

Я положил трубку, чувствуя холодок под ложечкой.

Клэр не пришла на занятия без предупреждения? И уже не в первый раз?

Черт, вот это новость!

С трудом переварив неожиданную информацию, я набрал номер школы Билли:

– Здравствуйте, это Пол Беккер.

– О, ну наконецто! – послышался скрипучий голос мисс Скорбин.

Я тут же представил ее себе: длинная сухая палка, почерневшая от времени.

– Прошу прощения, если мой сын все еще в школе, – поспешно сказал я. – У нас с Клэр сложный период… сегодня мы так и не договорились, кто за ним заедет, и…

– Билли здесь нет, – оборвала меня мисс Скорбин. – И между прочим, вы могли бы меня предупредить!

Мои ладони мгновенно стали влажными.

– Как это нет?

– Вашего сына не было на уроках. Он вообще не пришел сегодня в школу.

– А моя жена вам не звонила?

– Вы меня хорошо слышите, доктор Беккер? Никто не удосужился позвонить в школу и нас предупредить. Мы сами пытались связаться с вашей женой, но у нее включен автоответчик. Я понимаю, что в любой семье бывают проблемы, но когда это отражается на школьной успеваемости детей…

Я положил трубку и позвонил Клэр на мобильный.

Какой же я идиот! С этого и надо было начать!

– Алло, дорогая?.. – начал я.

Но тоже услышал автоответчик.

Я оставил довольно резкое сообщение, но через полминуты все же перезвонил, извинился и попросил Клэр связаться со мной как можно быстрее.

Прошло какоето время. Никаких звонков, вообще ничего.

Разве что морщины у меня на лбу углублялись с каждой минутой.

Но я решил не поддаваться панике. Всему этому должно быть какоето логичное объяснение. Нужно подождать, пока они вернутся.

Я еще раз обошел весь дом, сделал несколько звонков – безрезультатно.

Никто не видел Билли и Клэр, никто ничего не знал. Их вещи попрежнему оставались на своих местах. Не хватало лишь сумочки Клэр и ее машины.

Наконец я сел в кресло, обессиленный и подавленный.

Моя семья исчезла.

Глава 15

С Билли и Клэр чтото случилось.

Эта простая мысль нанесла мне сокрушительный удар.

Это было немыслимо, и тем не менее приходилось признать, что это так. Господи, но что могло произойти? Авария на дороге? Похищение? Множество самых страшных предположений приходили мне на ум, буквально обгоняя друг друга, как будто прорвало какуюто плотину, и теперь я оказался один на один с убийственной стихией.

Я машинально расхаживал по комнате, то и дело натыкаясь на мебель.

Почему они исчезли? Это както связано с телефонными угрозами? Неужели все изза того, что я нашел тот проклятый мобильник?

У меня было ощущение, что я схожу с ума. Тревога все нарастала, в горле стоял ком, сердце трепетало, как пойманная птица в клетке. По коже пробегали мурашки. Что же это такое?

Это называется паника, старик.

Пульс участился. Я рухнул в кресло. Встал. Снова сел. Согнулся пополам, схватившись за грудь.

Это я тебе напоминаю, что и собой нужно иногда заниматься.

Прошло несколько секунд. Если с моей семьей действительно чтото случится, я этого точно не выдержу. Я был весь в поту, сердце лихорадочно и неровно стучало в груди. Казалось, оно может остановиться с минуты на минуту.

Да нет же, Пол. Это не инфаркт, с чего бы?

Хм… никто не может знать наверняка.

Повторяю еще раз: это просто паника. Самое заурядное психическое явление, которое бывает, чаще или реже, у большинства людей. Если человек постоянно стремится держать все под контролем, мозг в конце концов не выдерживает и бунтует, что вызывает нервный приступ. Слишком много стресса, старина. Попытайся с ним справиться.

Легко сказать! Гораздо проще с ним справиться, когда он бывает у когото из пациентов.

Возьми себя в руки. И прими пару таблеток ксанакса, они есть у тебя в аптечке…

Я с трудом, словно зомби, доковылял до гостиной и открыл свой докторский чемоданчик. Да, таблетки нашлись. Я проглотил их, запив первым подвернувшимся под руку спиртным, которое нашел в баре, чтобы усилить эффект и чтобы быстрее наступил пик концентрации препарата в плазме крови.

Но передо мной продолжали возникать страшные картины: автокатастрофа; тела, заблокированные в искореженной груде железа; полицейские, звонящие в дверь и сообщающие страшную новость, отводя глаза; толпа, собравшаяся на кладбище вокруг двух гробов…

И другие сцены, еще более ужасные.

Я воображал себе типа, которому недавно оказывал медицинскую помощь, – Коша, этого жуткого человека, похожего на паука; настоящего колдуна, ухитрившегося освободиться от наручника. Человека, словно вышедшего из какойто страшной сказки, закутанного в черный, как ночная тьма, плащ.

Я изо всех сил пытался отогнать этот образ.

Потому что ведь на самом деле и такой персонаж, и ваша жена и сын, которые вдруг исчезли непонятно куда и которых, может статься, вы в следующий раз увидите только в морге, в присутствии судмедэксперта, бесстрастным голосом сообщающего вам ужасные вещи, – все это просто не может существовать в реальности, не так ли?

Время шло. Мое напряжение спало, и я наконец обрел какоето подобие покоя – во всяком случае, больше не было ощущения, что мне не хватает воздуха.

Боже, благослови транквилизаторы.

Раздался звонок в дверь.

Я вскочил, охваченный надеждой:

– Билли! Клэр!

Но это оказались не они.

Передо мной стояла особа в короткой белой юбке с логотипом «Найк», плотно облегающем топе, красных кроссовках и бейсболке, по ободку которой шла надпись: «Хотите, я буду вашей… тренершей?»

Взглянув на меня, она изумленно захлопала белыми ресницами, и только тогда я понял, что со всеми этими треволнениями забыл одеться. Так и остался в одних трусах.

– Ох, простите, – пробормотал я.

– Ничего страшного, – сказала она, продолжая без малейшего стеснения пялиться на меня.

Я вспомнил, что пару раз видел ее с Клэр. Как бишь ее зовут?.. Ширли? Миранда?

– Я Шейла, – объявила она.

– Шейла? – машинально повторил я.

– Ваша соседка, – прибавила она таким тоном, как будто это все объясняло.

– Аа…

– Я веду занятия в том же клубе, где преподает ваша жена. Мы с ней дружим. Моя дочь учится в одном классе с вашим сыном. Я инструктор по фитнесу.

Она слегка улыбнулась, но в голосе чувствовался упрек – видимо, по ее мнению, муж, который хоть немного интересуется делами жены, должен был знать все эти детали.

– С вашим сыном все в порядке? – спросила она.

– Почему вы спрашиваете?

– Я не видела его в школе. И Клэр сегодня в клубе не было…

О, черт. Ну конечно же.

Однако говорить, что я не знаю, где они, мне совершенно не хотелось. Тем более что это могло вызвать новый панический приступ.

– Билли заболел, – соврал я.

– Ах вот что! Надеюсь, ничего серьезного? Моя дочь хотела позвать его на день рождения. Родителей мы тоже приглашаем. – Шейла придвинулась ближе ко мне и прибавила: – Клэр мне столько о вас рассказывала, что я абсолютно уверена: нам нужно познакомиться поближе. – Она протянула мне пригласительную открытку, одновременно заглядывая внутрь дома: – Вашей жены сейчас нет?

– Нет, она уехала.

– Вместе с Билли?

– Да.

О, Пол Беккер, король импровизаций!..

– Они поехали к врачу, – добавил я.

– Но ведь вы же сами врач, – удивилась гостья.

Я чуть не выругался вслух. Это ж надо было такое ляпнуть!

– Ах, извините, я, наверное, вам уже надоела! – воскликнула Шейла. – Мне бы и самой стоило догадаться, что вы повезли сына к специалисту!

И непринужденным жестом коснулась моей руки.

Я довольно резко отдернул руку:

– К какому еще специалисту? Вы о чем?

Она слегка смутилась:

– Ну… к психологу. Вы ведь собирались проконсультироваться с психологом?

– Что?!

– Вы разве не знаете, что ваш сын странно себя ведет?

– Нет.

– Он коллекционирует ужасные картинки с какимито чудовищами. И сам рисует страшные вещи…

– Какие?

– Динозавров. И разных животных, пожирающих друг друга. На этих рисунках столько крови!..

– Ах вот что…

Шейла покусала губы, похлопала ресницами и произнесла, словно через силу:

– Я не хочу вас пугать, но многие серийные убийцы именно с этого начинали. Удивительно, не правда ли?

– Ну...удивительно – это не то слово, которое я использовал бы в данном случае, Шейла… но прошу вас, продолжайте.

Некоторое время соседка пристально изучала свои ногти.

– Мой муж, Герман, – подрядчик строительной компании, – наконец заговорила она. – Дела у него идут хорошо, так что нет необходимости пропадать на работе целыми днями… и вот вчера он вернулся домой пораньше, чтобы успеть поиграть в гольф…

От нетерпения я стал машинально постукивать ногой по полу.

– Да, ну так вот, – заторопилась Шейла, – он уже собирался поставить машину в гараж, как вдруг услышал, что вы с Клэр ссоритесь… Вы оба кричали очень громко… а потом Клэр выбежала из дома, хлопнув дверью…

Она сделала паузу – видимо, для большего драматического эффекта.

Но я никак не отреагировал на ее рассказ.

– Мы все знаем, что такое семейные ссоры, – продолжала Шейла. – Мы с Германом тоже часто ссорились, пока не прошли курс семейной психотерапии. Кажется, тут все дело в сексуальной энергии… Но, так или иначе, я не об этом. Я хочу сказать, что семейные проблемы мне знакомы не понаслышке, и, кроме того, я знаю, что они очень плохо отражаются на детях. Но выход иногда может быть проще, чем кажется. – Она придвинулась ко мне вплотную и, словно открывая какуюто заветную тайну, вполголоса произнесла: – Если хотите, я могу дать вам координаты очень хорошего психолога, специалиста по семейным делам.

– До свидания, Шейла, – невозмутимо сказал я.

И захлопнул дверь прямо у нее перед носом.

Этот разговор взвинтил меня до предела.

И в то же время заставил меня стряхнуть оцепенение, вызванное успокоительными таблетками.

Я натянул футболку и легкие летние брюки – вполне подходящий наряд для честного человека, собирающегося ехать в полицию.

«Паническая» стадия была завершена, настало время переходить к решительным действиям.

Я в последний раз осмотрел мобильник Коша. Индикатор зарядки был почти на нуле – батарея выдыхалась.

Черт! Если телефон выключится, я потом не смогу его включить, не зная пинкода. Но мне просто необходимо успеть показать фотографии полицейским!

Я начал лихорадочно перебирать зарядные устройства от старых телефонов, надеясь найти хотя бы одно подходящее. К счастью, оно отыскалось. Я оставил телефон заряжаться на кухонном столе, а сам вышел из дома, сел в машину и поехал в центральный полицейский комиссариат.

По дороге я позвонил в клинику:

– Конни?

– Да, босс?

– Я не смогу дежурить сегодня ночью. Мне нужно уладить некоторые проблемы… ээ…

– Семейные?

– Да, именно. Нужно, чтобы меня подменил ктото из коллег.

– Хм… это не такто легко устроить…

– Кто сейчас работает?

– Доктор Браатц.

Элга Браатц – одна из моих заместительниц. Она немка из местной диаспоры (множество таких небольших диаспор разбросано, словно островки, на всем расстоянии от Неаполя до Форт Майерс). Поанглийски она говорит с сильным акцентом, так что я не всегда понимаю ее, но работает за четверых и справляется отлично.

– Скажите ей, что, если она согласится меня подменить, я оплачу ей это дежурство по двойному тарифу.

Конни попросила подождать, пока она не уладит этот вопрос, и удалилась. Некоторое время до меня доносились неразборчивые обрывки разговора, потом моя помощница снова взяла трубку и сообщила:

– Доктор Браатц говорит, что она еще не получила свою зарплату за прошлый месяц. И что она уйдет ровно в тот час, что указан в ее контракте, и если это вам не нравится, можете пожаловаться на нее в медицинский профсоюз.

– Это все?

– Нет, она еще добавила чтото понемецки. Подозреваю, это было ругательство, но перевести его я вам не смогу.

– Черт. Конни, попробуйте выкрутиться какнибудь. Если не получится… ну что ж, тогда закройте клинику на ночь.

Это была крайняя мера, но другого выхода мне не оставалось. Я нажал клавишу «отбой», потом набрал номер Кэмерона. У него был включен автоответчик. Нет, воистину сегодня не мой день!

– Кэм, я еду в комиссариат. Ничего страшного – ну, по крайней мере, я надеюсь, – но Клэр и Билли днем кудато уехали и до сих пор не вернулись домой. Никто не знает, где они. Если тебе несложно, проверь на всякий случай списки жертв аварий за сегодня. Ну и не только аварий – мало ли что могло случиться… вплоть до падения метеорита. В общем, не мне тебя учить.

Последние слова я попытался произнести шутливым тоном, но получилось плохо. Настроение совсем не располагало к шуткам.

– Честно говоря, у меня коекакие неприятности и помимо того… Позвони мне, как только сможешь.

Я прервал соединение и продолжал путь. Ехать приходилось медленно изза многочисленных дорожных работ, которые, как всегда, активизировались именно в сезон отдыха, когда на дорогах было полно машин. Сейчас это раздражало сильнее обычного. Наконец я добрался до Гудлеттроуд и поехал по ней. Здание полицейского комиссариата уже виднелось впереди, как вдруг мобильник заиграл «Агент рискует всем» – мою нынешнюю мелодию для рабочих звонков.

– Алло?

– Это опять Конни. Простите, но мне кажется, вам необходимо срочно подъехать в клинику.

– Я не могу.

– Это очень важно.

– А почему вы шепчете?

– На то есть причины.

– Какаято проблема с Элгой?

– Нет. Боюсь, это у вас какаято проблема.

Я вздрогнул. В голосе Конни слышались тревожные нотки.

– Послушайте, Пол, – продолжала она, – происходит чтото странное… Вам нужно приехать. На полной скорости!

Глава 16

Я изо всех сил пытался сохранять спокойствие, несмотря на то что ощущение неминуемой катастрофы становилось все сильнее.

Конни встретила меня у небольшой задней двери, предназначенной для перенесения пациентов в машину «Скорой помощи». Она приложила палец к губам и открыла дверь, пропуская меня внутрь. Я с трудом сдержался, чтобы не засыпать ее вопросами. Она молча довела меня до моего кабинета и остановилась на пороге.

На столе стоял какойто большой посторонний предмет.

Приглядевшись, я увидел, что это коробка, из тех, в которых обычно отправляют посылки, – размером примерно с ящик для игрушек, обернутая в плотную бумагу.

– Это принес курьер, – прошептала Конни. – Я сначала подумала, что вы заказали медикаменты…

Мы знаем, кто вы, доктор Беккер.

Я вздрогнул.

– Что за курьер?

– Такой низенький коренастый тип… в униформе транспортной компании «Юпиэс». Лицо круглое… Да, и еще он все время почесывался.

Я не знал ни одного человека, подходящего под такое описание. Но, во всяком случае, это был не Кош. Я задумчиво потер подбородок.

А может быть, этот сюрприз вообще не имеет отношения к истории с телефоном?.. Я почемуто пытаюсь привязать к ней любое событие, а на самом деле все в порядке, скоро Клэр и Билли благополучно вернутся домой, выяснится какаянибудь самая обычная причина их отсутствия, и мы все вместе посмеемся над моими страхами…

– Доктор Браатц все еще здесь?

– Да, она в процедурной. Она останется еще на час. Я сегодня пришла пораньше, потому что дневная медсестра заболела. Я была в приемной, когда принесли посылку. Там на наклейке указано имя получателя – ваше.

Конни обхватила себя руками за плечи, словно пытаясь сдержать внезапную дрожь. Сейчас она была похожа на маленькую девочку, удивленную и напуганную какойто ужасной вещью.

– Есть какаято проблема, Конни?

– На курьере была униформа компании «Юпиэс». Я позвонила туда, и выяснилось, что они к нам никого не посылали. То есть это был какойто чужой человек, непонятно откуда…

– Странно… А почему вдруг вы решили проверить?

– Потому что я увидела на этой коробке… следы.

– Следы?

– Темные пятна… Они испачкали стойку в приемной. Я их вытерла и, чтобы не пугать пациентов, перенесла коробку в ваш кабинет. Все остальное было потом, так что никто этого не заметил…

– Конни, да скажите наконец все как есть! Чего никто не заметил?

– Тот момент, когда коробка начала протекать…

Ее голос опять понизился почти до шепота.

Затем она молча указала на коробку, явно не решаясь войти в кабинет. Тогда я вошел сам, но буквально через секунду инстинктивно прижал ладонь ко рту.

Поскольку из коробки уже обильно сочилась темная жидкость.

Она залила столешницу, мой еженедельник, бланки рецептов, 17е издание справочника по педиатрии авторства Хэрриет Лейн и теперь тонкой струйкой стекала на пол.

Запах и цвет не оставляли сомнений в том, что это было.

Даже с того расстояния, которое отделяло меня от стола, было очевидно, что это кровь.

Сердце у меня подскочило к самому горлу.

– Господи Иисусе!.. – выдохнул я.

В моих ушах снова зазвучал металлический голос: «Мы знаем, кто вы, доктор Беккер. Ваша жена, Клэр, очень хороша собой. А ваш сын – замечательный ребенок, такой резвый…»

Коробка была меньше чем в метре от меня.

И я уже знал, что ни одно человеческое существо не сможет вынести вида ее содержимого.

Во всяком случае, существо, человеческое в полном смысле этого слова.

«Вы слишком любопытны. Теперь пришло время за это расплатиться».

– Что вы собираетесь делать? – прошептала Конни.

Я открыл стерильный металлический ящик для медицинских инструментов и взял оттуда скальпель. Пришлось сделать над собой усилие, чтобы сдержать тошноту. Обернувшись к Конни, я увидел, что лицо у нее мертвеннобледное. У меня и самого, наверно, было точно такое же.

– Я должен ее открыть. Увидеть, что там внутри.

– Подождите.

Нет, ждать больше невозможно. Если я помедлю еще хотя бы минуту, мое сердце остановится.

– Послушайте, Конни, это долго объяснять… но моя жена и сын сегодня кудато исчезли. И… я должен знать.

– Нет.

Неожиданная твердость в ее голосе меня удивила. Взгляд ее стал жестоким, почти безжалостным. Она закусила губы, словно готовясь принять сложное решение.

– Лучше будет, если мы позвоним в полицию, – сказала Конни наконец. – Вдвоем нам с этим не справиться.

Я заметил, что она побледнела еще сильнее.

– Почему?

– Смотрите.

Я обернулся и почувствовал, как волосы у меня на затылке приподнялись.

Коробка пошевелилась.

Затем резко вздрогнула. Раз, другой.

Потом содержимое коробки основательно пришло в движение, и коробка стала медленно перемещаться по поверхности стола.

Медленно, неровными рывками, но она двигалась ! По моему столу!

Глава 17

Джорди, насвистывая, вошел в дом Пола Беккера.

Он никогда не понимал, почему люди такие идиоты. Всегда одно и то же: любой домовладелец всячески заботится о том, чтобы надежно защитить от непрошеных вторжений главный вход, при этом совершенно не беспокоясь о боковых и задних дверях, взломать которые проще простого. В данном случае ему понадобилось лишь просунуть пикган[5] в обычный замок с шестью штифтами, несколько раз нажать на курок пистолетаотмычки правой рукой и повернуть изогнутое острие левой. Минуты не прошло – и готово!

Конечно, он мог попасть внутрь, разбив окно, но это было бы явным указанием на то, что в доме ктото побывал. А Кош потребовал, чтобы его визит остался незамеченным.

Джорди – это было его настоящее имя. Но прежде, в другой жизни, его называли Джо Урод или Джорди Змей. Мальчишки швыряли в него камни, работодатели отказывались принимать его на работу, женщины затыкали нос при его появлении. Потому что его кожа напоминала кожу рептилии. И точно так же, как рептилии, он линял: кожа шелушилась и сходила пластами.

Каждый день ему приходилось использовать огромное количество увлажняющей мази с тошнотворным запахом. Но это почти не помогало – кожа отслаивалась и летом, и – даже еще сильнее – зимой, отчего все тело Джорди было покрыто шелушащимися красными бляшками. К тому же он буквально умирал от жары при малейшем перепаде температуры, поскольку его эпидермис давно утратил всякую способность к терморегуляции. От этого лицо Джорди постоянно было красным, и обычно он скрывал его с помощью широкополой шляпы и черных очков – за исключением тех случаев, когда одевался в униформу компании «Юпиэс», как сегодня.

Джорди – Красный Перчик.

Джорди – обладатель жгучего темперамента.

Ихтиоз – болезнь генетическая, известная с древних времен, давшая пищу для легенд о рыболюдях и русалках. Страховые компании отказываются иметь с вами дело, лекарства стоят дорого, и при этом ни на какую работу вас не берут. Какой же работодатель согласится взять к себе монстра? Единственным способом можно вырваться из этого безысходного тупика – пойти на преступление.

Вначале Джорди промышлял мелкими кражами без особой охоты – скорее это было для него печальной необходимостью. Потом, видя, с каким ужасом на него смотрят студентки или старушки, на которых он обычно нападал, он перешел к другим играм.

Гораздо более интересным.

Так продолжалось до того момента, пока не появился Кош.

Однажды он застал Джорди за взломом дверцы своей машины, однако не стал кричать «Держи вора!» или действовать какимто другим, обычным в таких случаях, образом. Он просто подошел и сказал: «Ну что ж, посмотрим, как ты справишься». С этого дня Джорди поступил к нему на службу.

Кош всегда предпочитал иметь дело с опасными типами.

Джорди закрыл стеклянную дверьокно – абсолютно бесшумно, поскольку предусмотрительно захватил с собой небольшой пузырек со смазочным маслом и обработал петли, – сделал несколько шагов вглубь гостиной и остановился, прислушиваясь. Во всех этих предосторожностях не было особой необходимости, потому что с момента отъезда Пола Беккера дом был пуст, но Джорди любил делать свою работу тщательно.

Затем он медленно двинулся дальше – и вдруг наступил на чтото мягкое. Он невольно вздрогнул, когда явно неодушевленный предмет под ногой издал звук, похожий на рычание. Джорди застыл на месте, весь обратившись в слух.

Больше ни звука.

Он облегченно вздохнул и отшвырнул в сторону игрушку – тираннозавра из «Парка юрского периода».

Чертовы дети!..

Джорди включил карманный фонарик. Потом машинально ощупал через куртку охотничий нож – это, как всегда, его успокоило. Не то чтобы он собирался пускать оружие в ход – сегодня он пришел скорее на разведку, – но кто знает, как все сложится?.. Если что, будет возможность поразвлечься…

Он оглядел гостиную. Обстановка типично «семейная»: диван завален подушечками (на одной из них вышита надпись «С днем рождения, папа!»), на стенах – детские рисунки, на стеллажах – призы за участие в танцевальных конкурсах…

Аж блевать хочется.

На столе лежала груда конвертов, даже не вскрытых, и неоплаченных счетов. Мда, у Пола Беккера, надо полагать, серьезные затруднения… а скоро их будет еще больше.

Джорди хихикнул.

Он быстро перебрал конверты, поднес ближе к глазам несколько счетов. (Изучение подробностей из жизни его жертв было настоящей страстью Джорди и доставляло ему особое удовольствие.) Затем направился к лестнице, ведущей на второй этаж.

Он не очень ясно себе представлял, что именно хочет найти. Сначала он зашел в комнату мальчишки, приподнял матрас на кровати, порылся в шкафу. Он знал, что обычно люди прячут свои тайны в подобных местах, находящихся поблизости и надежных. Например, в детской. В шкафчике с лекарствами. В жестяной коробке изпод сладостей на кухонной полке. В ящике для инструментов в гараже.

Ирония судьбы заключается в том, что любому грабителю со стажем это хорошо известно.

Затем Джорди перешел в супружескую спальню. Остановился перед шкафом с вещами жены Беккера. Неплохое нижнее бельишко… Носом, густо намазанным жирной увлажняющей мазью, он жадно втянул воздух, принюхиваясь к запаху, исходящему от трусов и лифчика фирмы Victoria’s Secret, потом с сожалением закрыл шкаф. Кош велел ему не оставлять никаких следов своего присутствия.

– Ну и что бы такого случилось, если бы я забрал с собой трусы этой шлюхи? – вслух проворчал Джорди. – Что, изза них меня бы объявили в розыск?..

Он осекся, различив какойто слабый шум, донесшийся с первого этажа. Джорди замер и прислушался. Нет, ничего. Только шум ветра за окном.

Он вынул из кармана минивентилятор и освежил себе лицо.

Поистине Флорида – дерьмовое место. Джорди с нетерпением ждал, когда хозяин закончит здесь все свои дела и можно будет перебраться куданибудь еще.

Их совместное существование было простым и незатейливым и чемто напоминало семейную жизнь. И, как в любой семье, у них имелось несколько скелетов в шкафу… правда, побольше среднестатистической нормы. Джорди снова хихикнул.

Потом спустился на первый этаж, чтобы исследовать кухню.

Вот там он его и нашел.

Мобильник лежал прямо посередине обеденного стола, как будто нарочно выставленный на всеобщее обозрение. Джорди приблизился. Телефон был на подзарядке. Джорди взял его в руки и, понажимав клавиши, принялся изучать фотографии.

Потом улыбнулся, позвонил своему патрону и переслал ему фотографии.

– Очень любопытно, – сказал Кош. – Ты хорошо поработал, мой маленький змееныш…

По телу Джорди пробежала дрожь удовольствия.

– Как быть с телефоном? – спросил он.

– Оставь его на том же месте.

– Фотографии стереть?

– Нет. Я не хочу, чтобы ктото узнал, что ты был в доме.

Джорди прервал соединение и вернул телефон на место.

Пора было уходить.

Посылка, которую он доставил в клинику, должна была задержать доктора Беккера на некоторое время. В этом и заключалась цель маневра: задержать Пола на работе, а тем временем спокойно обыскать его дом. Но теперь Джорди сделал все что хотел, и задерживаться здесь больше не было смысла.

Проходя через холл, он ненадолго задержался перед висевшей на стене свадебной фотографией. Кончиками пальцев, обтянутых кожаной перчаткой, слегка погладил лицо Клэр, думая о том, как возбуждает, должно быть, обладание такой красивой женщиной.

При мысли об этом Джорди почувствовал, как его член начинает твердеть. Он не знал, каковы планы хозяина относительно будущей участи этой сучки, но, если бы ему представилась такая возможность, с удовольствием провел бы с ней наедине пару часов в запертом подвале. А вопли ее щенка наверху еще усилили бы остроту наслаждения.

Он так возбудился, что даже не почувствовал, как ктото бесшумно возник у него за спиной. Не услышал, как в воздухе просвистел тяжелый металлический предмет. Затылочная кость хрустнула, как скорлупа расколотого ореха, и Джорди тяжело рухнул на пол.

Несколько секунд спустя он очнулся от холодного прикосновения плиток пола и ощупал затылок. Под пальцами он ощутил густую и липкую жидкость, с которой смешивались какието полумягкие кусочки – судя по всему, частицы его собственного мозга.

Глаза Джорди расширились от изумления.

Как такое могло произойти?!

Он был убийцей, не знающим себе равных, совершенным орудием преступления. Его наградой были праздность, легкие деньги и те драгоценные моменты, когда ему позволялось оставаться с жертвами наедине.

Как же могла его жизнь, так превосходно устроенная, вдруг опрокинуться в тартарары, да еще и таким жалким образом?

Последним усилием Джорди повернул голову, чтобы разглядеть своего противника.

Из горла его вырвался изумленный вскрик.

В следующую секунду противник нанес второй удар.

Вскрик оборвался.

Глава 18

Конни, перегнувшись через кресло, указала пальцем на пол:

– Вон там!

Я быстро шагнул к ней, вооруженный металлической стойкой для перфузионного оборудования, словно античный пехотинец – копьем.

– Быстрей! Она сейчас убежит под шкаф!

– Постараюсь, – кивнул я.

И обрушил свое оружие на удирающее существо, но промахнулся. Вид этой твари, покрытой густой темной шерстью, вызывал у меня отвращение. Возможно, поэтому я и не попал.

– Черт!.. Удрала!

Тварь громко пискнула и юркнула под картотеку.

– Осторожно! Сзади! – вскрикнула Конни.

– Что?

– Еще одна!

Я обернулся к коробке. Минуту назад я открыл ее, сорвав широкую клейкую ленту и распахнув картонные створки. То, что я увидел, меня потрясло: обрубки тел вперемешку с отсеченными и конвульсивно подрагивающими конечностями. Думаю, ваше воображение, подпитываемое попкорном и фильмами ужасов, поможет вам живо представить эту картину.

– Еще одна крыса!.. – простонала Конни.

– Да, я вижу.

– Но это ужасно! Их две!..

Да, к счастью, в коробке не оказалось расчлененных человеческих тел – только крысиные. Кроме двух живых крыс, было еще с десяток мертвых. Ктото убил их совсем недавно – поэтому кровь не успела свернуться и просочилась сквозь коробку, залив столешницу. А два живых грызуна теперь шныряют по моей клинике!

– О господи, да сделайте чтонибудь! – завопила Конни.

– А я, повашему, сижу сложа руки?

– Я же говорила – надо вызвать полицию!

Моя медсестра была близка к истерике. Я и сам весь взмок от напряжения.

Если Кош хотел напугать меня до полусмерти, он своего добился.

– Не беспокойтесь, все под контролем.

Страх понемногу проходил, но адреналин попрежнему клокотал в крови. В конце концов, ничего страшного – всего лишь пара крыс… Постепенно во мне нарастал гнев.

Я перехватил металлическую стойку удобнее и сунул ее под картотеку. Раздался глухой звук удара, крыса шмякнулась об стену и затихла. Ее напарница, воспользовавшись моим секундным замешательством, проскочила между моих ног и бросилась к двери.

– Закройте дверь! – закричала Конни.

Но было уже поздно – крыса выбежала в коридор.

– Она сейчас побежит в приемную!

Я устремился следом за крысой. Нужно было обязательно ее остановить, чтобы ее не увидели пациенты.

В этот момент ктото вышел из смотровой.

Крыса замерла на месте при виде доктора Элги Браатц, моей заместительницы: стрижка под бобрик, плечи мастера спорта по плаванию, стетоскоп на груди в два раза больше моего.

На месте крысы я бы тоже растерялся.

– Осторожно! – крикнул я и метнул в грызуна свое орудие.

Стойка обрушилась на пол у самых ног Элги. Ктото пронзительно взвизгнул – я толком не разобрал, крыса или доктор Браатц, – но, во всяком случае, грызун остался лежать на полу без движения.

Я наклонился, чтобы удостовериться, что крыса мертва. Элга взглянула на меня поверх очков, как на сумасшедшего:

– Вы спятили, ja? [6]

– Это крыса.

– Я вижу. Я, может быть, не слишком хорошо владею английским, но глазато у меня есть.

– Извините за этот инцидент, Элга.

Она возмущенно потрясла указательным пальцем у меня перед носом:

– Это совершенно неприемлемо!

– Ох, только не начинайте…

– Трудная работа, трудные пациенты – я согласна. Но если мне не платят вовремя и под ногами у меня бегают крысы – это уже чересчур, ja? Это черт знает что! Если так будет продолжаться, я обращусь в АКВНП.

Имелась в виду Американская коллегия врачей неотложной помощи – иными словами, синдикат, защищающий интересы врачей данной категории. Его сотрудники очень ревностно относились к вопросам санитарии и гигиены, а также к неукоснительному соблюдению условий контракта.

Я нервно облизнул губы.

– Послушайте, Элга, – начал я как можно более любезным тоном, намереваясь умаслить коллегу, – я не буду кормить вас небылицами, расскажу все как есть. Эти крысы оказались в коробке, которую мне прислали. Я не знаю, кто решил так надо мной подшутить. Но если синдикат получит вашу жалобу, нам могут не продлить разрешение на врачебную деятельность. Будет назначена проверочная комиссия, которая явится сюда и обшарит каждый квадратный сантиметр, проведет десятки специальных тестов… Это может растянуться на целые месяцы. А мы на это время останемся не у дел.

Элга немигающим взглядом смотрела на меня. Конни тем временем взяла ведро и тряпку и принялась замывать следы охоты на крыс.

– А скажите, – вдруг спросила меня медсестра как бы между делом, – это правда, что от вас ушла жена?

Я остолбенел:

– Конни, что вы несете? И потом, вам не кажется, сейчас не самый подходящий момент говорить на такие темы?

– Но вы же сами сказали час назад, что она ушла из дома и забрала вашего сына с собой. Так что, вы разводитесь?

– Вовсе нет!

– Хорошо, – внезапно сказала Элга. – Я остаюсь.

Я обернулся к ней. На ее лице сияла улыбка.

– Я заменю вас на ночном дежурстве, и я ничего не сообщу в коллегию. Будем считать, что я делаю вам одолжение, ja ?

– Ja ! – ответила вместо меня Конни, выпрямляясь и щелкая каблуками.

Элга пожала плечами и вернулась в смотровую.

Я ничего не понимал.

– С чего вам вздумалось ляпнуть, что я развожусь? – спросил я у Конни.

– Браатц в вас влюблена, – невозмутимо ответила моя помощница.

– Что?!

– Это так же очевидно, как небоскреб посреди пустыни. Дать ей знать, что вы разводитесь, – это был лучший способ поднять ей настроение.

– Но всетаки…

– А заодно и сохранить свою работу, – добавила Конни. – Я ужасно боюсь крыс, но безработица меня пугает еще больше.

Конни закончила мыть пол, сложила убитых крыс в желтый пластиковый мешок, предназначенный для токсичных отходов, и вернулась в мой кабинет.

– Что будем делать с коробкой? – спросила она.

– Пока не знаю.

– Но вы видели эту крысобойню? Там внутри полно мертвых крыс! Их как будто резали секатором! Кто мог такое сделать?

– Ктото из пациентов, недовольный, что я прописал ему не те лекарства?

Конни задумчиво покусала нижнюю губу.

– Я бы скорее предположила, что это ктото из бывших однокурсников. Юмор у студентовмедиков сами знаете какой – всегда тонкий и бодрящий. Или некая особа, которой вы чемто сильно досадили.

– Второй вариант ближе к истине.

– Серьезно?

Я ограничился тем, что просто кивнул в ответ.

– Черт. – Конни покачала головой. – Тогда у вас нет другого выхода, кроме как сообщить в полицию.

Вообщето именно за этим я выехал из дома. Разве что Кош и его сообщник решили для верности лишний раз продемонстрировать мне, что их клуб опасных психопатов не любит шутить. Если они способны были порезать крыс на куски и отправить их мне в посылке, можно только догадываться, что они могут сделать с Клэр и Билли.

– Мне надо пару минут подумать, – сказал я Конни.

После чего ушел в комнату отдыха, закрыл за собой дверь и налил себе стакан воды со льдом. Ощущение прокатившейся по горлу холодной жидкости меня немного успокоило. Я сел на старый угловой диван и принялся размышлять.

Когда ко мне обращается человек со сложными симптомами, мне обычно нужно некоторое время посидеть в одиночестве, чтобы решить, каким будет наиболее подходящий для него комплекс лекарств. Проанализировать все клинические признаки по отдельности, чтобы болееменее прояснилась общая картина.

В данном случае «симптомы» были такие: Кош, мобильник, загадочные фото, мальчик, исчезнувший в торговом центре в Майами, мой отец, неожиданно оказавшийся косвенно замешанным в эту историю, Клэр и Билли, тоже кудато пропавшие, теперь вот – мертвые тела крыс. Между всеми этими элементами существовала какаято логическая связь. Некий невидимый механизм – совсем как в болезни. Я мог наблюдать признаки этой болезни, видеть, как она прогрессирует, но все еще не мог поставить точный диагноз.

Как же продвинуться в этом направлении?

Мой взгляд задержался на дверце холодильника, усеянной разноцветными магнитиками в виде мультяшных персонажей. Один из них, Мистер Патат, держал в руках плакатик с надписью: «У докторов есть инсайдерская информация», иначе говоря: «Доктора получают информацию изнутри».

Вот именно, Пол. Попробуй взглянуть на ситуацию изнутри. Поставь себя на место злоумышленника.

Я попробовал, но ничего из этого не вышло.

Если Кош хотел получить обратно свой телефон и если он знал, кто я и где живу, почему просто не явился ко мне за телефоном? Судя по всему, Кош был из тех людей, кто не привык долго церемониться. Почему он тратил время, чтобы еще больше меня запугать, вместо того чтобы послать ко мне одного из своих наемников, чтобы тот стукнул меня по голове чемнибудь тяжелым и забрал телефон?

Я попытался сосредоточиться. Должно быть какоето объяснение.

Похоже, что телефон сам по себе Коша не интересует, решил я наконец. Его интересуют фотографии. Должно быть, они имеют для него большое значение, и уже сам факт, что я их увидел, заставляет его считать меня серьезной угрозой. Отсюда следовало три вывода.

Первый: кажется, я приобрел некую власть над ним. Я не мог бы точно сказать, в чем она заключается, но чем больше размышлял над загадкой этих фотографий, тем сильнее эта власть становилась.

Второй: Кош это знал, поэтому нанес упреждающий удар, похитив Билли и Клэр.

Третий: я оказался в ловушке. Эти типы наблюдают за мной, и у меня нет способа поставить в известность полицию так, чтобы не повредить моей семье. Шах и мат. Сиди, не отсвечивай.

Я со всей силы ударил кулаком по столу.

– Все в порядке? – тут же спросила Конни изза перегородки.

– Все отлично. Просто я ударился о шкаф, – ответил я, потирая ушибленную руку.

Ну же, Пол, шевели мозгами! Если Кош действительно удерживает у себя Билли и Клэр, он ведь должен тебе угрожать, не так ли? «Доктор Беккер, вы слышите этот ужасный крик? Это кричит ваша жена. Знаете, что я с ней сделаю, если вы не выполните мои требования?» Но ничего подобного не происходит. Значит, твою семью никто не похищал.

Я перестал тереть руку.

Но тогда вообще ничего не понятно… Ведь это был бы самый действенный способ оказать на меня давление. Почему же Кош его не использует?

Я выпрямился. Ответ был очевиден. Вывод номер четыре заключался в следующем: потому что этот способ ему недоступен!

Сердце подскочило у меня в груди.

Да, Билли и Клэр кудато исчезли – но Кош был тут ни при чем! К тому же мне все меньше верилось в автокатастрофу – ведь в этом случае полицейские уже связались бы со мной. Итак, мои жена и сын живы и здоровы… правда, где они находятся, неизвестно.

Возможно, они скрываются.

Раньше я об этом не подумал, но сейчас взглянул на ситуацию под новым углом зрения, и она совершенно преобразилась. Может быть, Клэр вынуждена была в спешке уехать, потому что чегото испугалась? Что, если Кош угрожал и ей тоже? Так, подумаем над этим: Кош связывается с Клэр и пытается ее запугать, как в случае со мной. Она не понимает, о чем он говорит. Тогда он начинает нервничать и угрожает Билли. Клэр паникует, хватает Билли, уезжает с ним в неизвестном направлении и обрывает все контакты с внешним миром. Этим объясняется тот факт, что она не отвечает на мои звонки и эсэмэски. Но тогда почему она меня не предупредила?..

Господи, Пол, какой же ты идиот!

Ведь она пыталась!

Вспомни вчерашний вечер, когда ты в последний раз видел ее на пороге дома! Она словно бы протягивала тебе спасательный багор, будто утопающему! Она хотела поговорить с тобой! Должно быть, о чемто важном. Но ты, как всегда, предпочел не отвечать и побыстрее уехать.

Чем дольше я размышлял, тем правдоподобнее казалась мне такая версия.

Я резко вскочил с дивана, быстро вышел из комнаты и, войдя в приемную, сказал Конни, сидевшей за стойкой:

– Я согласен – нужно звонить в полицию. Только сделаете это вы, хорошо?

Я сел за компьютер и запустил нужную мне программу.

– Вы не останетесь? – спросила медсестра.

– Нет.

– И что мне сказать копам?

– Правду.

Программа загрузилась. Я выбрал несколько файлов, вставил в дисковод чистый диск и скопировал их.

– Расскажите обо всем, что произошло. Но только не упоминайте коробку с крысами. Если копы узнают о ней, наверняка захотят забрать ее для исследования. И, чего доброго, запишут нас с вами в список подозреваемых, как обычно бывает в полицейских фильмах. – Я протянул ей диск: – Вот коечто получше. Как вы знаете, над входом в клинику есть камера видеонаблюдения. Она снимает всех входящих и выходящих. Фотографии хранятся в базе данных в течение недели. Значит, лицо фальшивого курьера тоже там есть. И лицо того психа, которого к нам доставили прошлой ночью. Отдайте эти снимки полиции, сообщите все, что вы знаете, об этих двух типах, и посмотрим, что из этого выйдет.

На губах Конни появилась слабая улыбка.

– Неплохо. Вы часом не посещали вечерние курсы ФБР?

– Может быть, и ничего, – продолжал я, не обращая внимания на ее слова. – Но, по крайней мере, я пытаюсь чтото делать.

– А что с вашей женой? Она от вас действительно ушла?

– Вас это не касается, – резко ответил я.

Конни немного поколебалась, потом все же сказала:

– Вы позволите мне спросить еще кое о чем?

– Ну, я так понимаю, выбора у меня нет – разве что всунуть вам в рот кляп.

– Вы нашли сумочку Клэр?

– Нет.

– Ее противозачаточные таблетки, гигиенические тампоны?

– Почему вы об этом спрашиваете?

Но я уже понимал, к чему она клонит.

– Вы должны проверить, на месте ли они. Да, иногда трудно взглянуть правде в лицо, но самое простое объяснение часто оказывается правильным. Если женщина уезжает из семейного дома и забирает с собой свои принадлежности для интимной гигиены, значит, она все обдумала заранее. Даже если на первый взгляд это выглядит обычной взбалмошностью. На самом деле она уже давно все решила и приготовилась. Так обычно и случается.

Конни помолчала, потом прибавила:

– Извините, Пол. Может быть, я ошибаюсь. Конечно, могут быть и другие объяснения…

– Ладно уж, Конни, договаривайте.

Должно быть, о моем внутреннем состоянии легко было догадаться по лицу, потому что Конни отвела взгляд. Но все же спросила:

– А вы не думали о том, что у Клэр просто мог появиться другой человек?

Глава 19

Вернувшись домой, я почувствовал: чтото не так.

Такое ощущение, что за время моего отсутствия в доме побывал посторонний.

Я медленно обошел все комнаты, ощупывая предметы, перебирая все мелочи, с которыми обычно сталкиваешься в повседневности, но все как будто осталось без изменений. Впрочем, мне не удавалось сосредоточиться: я никак не мог забыть недавний разговор с Конни. Неожиданно я споткнулся о плюшевого динозавра Билли – мой сын всегда бросает игрушки где попало – и чуть не упал. Я прислонился спиной к стене и несколько секунд не двигался.

Под веками чувствовалось жжение – глаза словно воспалились от невыносимого зрелища: Клэр, тайно сбегающая из дома с другим мужчиной… Я несколько раз глубоко вдохнул и поморгал глазами, чтобы увлажнить их и ослабить жжение.

Потом снова проверил автоответчик. Сообщений нет. Я под разными предлогами позвонил нескольким нашим знакомым, пытаясь узнать у них чтонибудь о Клэр. Безрезультатно. Потом – уже в сотый раз – проверил электронную почту, но, кроме предложений по увеличению пениса, продаже виагры по выгодной цене и просьб о финансовой помощи от какихто сыновей бывших африканских министров (с обещанием вернуть сумму пожертвования плюс сказочные проценты), там ничего не было.

Я выключил компьютер и спустился вниз. Из головы у меня не шло неожиданное известие о том, что Клэр пропускает свои уроки танцев. Директриса клуба сказала, что такое случалось уже много раз. Может быть, Клэр просто не хотела сообщать о том, что плохо себя чувствует, а на самом деле у нее… а вдруг начальная стадия рака? Или же все гораздо проще и у нее действительно связь с другим мужчиной, вот уже два месяца?..

Я вошел в кухню. Красный мобильник попрежнему лежал на кухонном столе, там, где я оставил его перед отъездом. Я не отрываясь смотрел на него, словно на печать, оставленную на моей двери ангелом с черными крыльями, в длинном темном плаще.

Когда час спустя приехал Кэм, я неподвижно стоял все на том же месте, не сдвинувшись ни на дюйм.

– Почему ты мне не рассказал все с самого начала?!

Кэм был в ярости. Наверно, он прошел в общей сложности километр, пересекая комнату в разных направлениях, с бутылкой минералки в руке, пока наконец не рухнул на диван.

– Хочешь глоточек? – неожиданно спросил он, протягивая мне бутылку. – Это «Ого». В тридцать пять раз больше кислорода, чем в классической минеральной воде. Улучшает дыхательную систему и способность концентрации. Популярный сорт.

– Нет, спасибо. Я не выспался, так что мне лучше кофе. На твою долю сварить?

Он кивнул, слегка разочарованный. Я занялся кофе, потом вернулся к нему с двумя чашками.

Кэмерон запустил в волосы пятерню, таким нехитрым способом зачесывая их назад. Его форменная рубашка была измята, на синих брюках виднелись расплывчатые следы высохшей соленой воды. Ведь день он патрулировал на морском катере побережье Эверглейд до самого острова СанМарко. Туристы собирали ракушки, шлялись черт знает где и постоянно норовили чуть ли не по уши увязнуть во влажном песке во время отлива. Мобильная связь с Неаполем была плохая, поэтому Кэмерон получил мое сообщение, только когда вернулся в город, но сразу же прыгнул в машину и примчался ко мне – с такой скоростью, что, как мне показалось, еще чутьчуть – и въехал бы прямо в гостиную.

Ему не понадобилось и двух минут, чтобы расколоть меня, заставив выложить всю историю целиком. Сначала я бормотал и запинался, но постепенно начал излагать события все более связно: Кош, мобильник, фотографии, угрозы, исчезновение Клэр и Билли, крысы. Я даже упомянул о своей неудачной попытке поговорить с отцом.

– А как ты думаешь, Кош имеет отношение к исчезновению Билли и Клэр? – в свою очередь спросил я.

– Нет, – с абсолютной уверенностью ответил Кэмерон.

Мне пришлось сделать над собой усилие, чтобы не броситься ему не шею.

– Но как ты можешь знать наверняка?

– Иначе он уже сообщил бы тебе об этом. Люди вроде него не довольствуются запугиваниями. Они присылают тебе чьюто голову в коробке или отрезанные пальцы в бокале.

Я вздрогнул, чувствуя ужас и гнев одновременно.

– Почему ты тогда привез его ко мне в клинику? Ты ведь знал, что это опасный тип!

– У меня были на то причины.

– Черт, но ты хотя бы должен был меня предупредить!..

– Да раскрой глаза! – внезапно вскричал Кэмерон, вскакивая с места. – В каком мире ты живешь? Может быть, ты думаешь, что все твои клиенты заслуживают лечения? Ты никогда не сомневался насчет некоторых из них? Не спрашивал себя, не являются ли они подлецами и преступниками, которые если чего и заслуживают, так это пули в голову?

Конечно, иногда я об этом думал, но всякий раз ставил в сознании некий заградительный барьер. Я говорил себе: не мое дело судить людей, я не должен интересоваться подобными вещами. Первое правило, которое я усвоил на медицинском факультете, заключалось в том, чтобы не принимать все слишком близко к сердцу. Это основа всего – и медицинского юмора, и медицинского запредельного цинизма, так часто шокирующего непривычных к этому людей.

Установить дистанцию и сохранять ее – это умение, которым рано или поздно овладевают все люди моей профессии.

– Клэр исчезла, не сказав мне ни слова, – вместо ответа сообщил я, возвращаясь к теме, которая в данный момент была для меня важнее всех остальных. – Она не отвечает на мои звонки. Никто из наших друзей не знает, где она. Моя медсестра посоветовала мне проверить, остались ли в доме какието из ее гигиенических принадлежностей. Так вот, я проверил, и оказалось, что они исчезли. Так же, как и упаковки противозачаточных таблеток. Я позвонил Розелле, нашей горничной, и она сказала, что Клэр дала ей отпуск на неделю. – Я невольно опустил глаза. – Так что, может быть, она и в самом деле просто решила от меня уйти.

– Вот и я так думаю.

Я изумленно взглянул на Кэмерона.

– Я уже получил информацию из больниц, от дорожной полиции и шерифа графства, – продолжал он. – Сегодня не произошло ни одного серьезного столкновения на дорогах, ни одного несчастного случая где бы то ни было. Это хороший знак. Клэр просто уехала кудато. Возможно, именно затем, чтобы заставить тебя побегать. Сейчас ты дашь мне номера ее кредитных карт, и мы займемся поисками. Я часто сталкивался с такими делами. Вполне возможно, она отыщется в одном из окрестных мотелей.

Воздержавшись от всяких комментариев, я принес ему требуемые данные.

Кэмерон встал, сполоснул обе чашки (к своей чашке я едва прикоснулся, и кофе в ней давно остыл).

– Когда жена от тебя уходит, это всегда чертовски тяжело, – сказал он, нарушая долгое молчание. – Когда Джулия уехала вместе с детьми, я чуть не рехнулся. Но это не должно отвлекать тебя от главной проблемы.

– То есть эта проблема – не главная?

– Нет. Главная – это фотографии в мобильном телефоне.

Он пристально посмотрел на меня и мягко прибавил:

– Мне бы хотелось их увидеть, Пол.

Я принес мобильник. Кэмерон взял его, осмотрел со всех сторон, потом одну за другой просмотрел фотографии, все сильнее хмурясь.

– Мальчика зовут Шон, – наконец сказал он. – Шон РаймонРодригес. Он исчез в начале месяца. Третьего числа, если не ошибаюсь.

– Я читал статьи в Интернете.

– Отделение ФБР в Майами объявило его в розыск. Эта же фотография появилась и у них на сайте, и во всех газетах. В принципе, она могла попасть в этот телефон откуда угодно. – Кэм задумчиво постучал ногтем по дисплею. – Зато что касается второй, я готов спорить на сто долларов: наш клиент сделал ее незадолго до того, как я его арестовал на пляже. А потом вышел освежиться. Вечеринка, должно быть, происходила на какойнибудь вилле из тех, что стоят на самом берегу. А на третьей действительно твой старик. – Он поднял голову и взглянул на меня. – У тебя есть какиенибудь объяснения?

– Когда я был мальчишкой, Джордж загремел в тюрьму за продажу наркотиков. Он вполне мог снова за это взяться.

– Ну, теперьто он для этого староват.

– Наверняка ему понадобились деньги. Захотелось купить себе плазменный телевизор, например. Или пригласить в ресторан симпатичную сиделку из своего дома престарелых… А то и развлечься с какойнибудь дорогой шлюхой, кто знает? Кош мог быть клиентом Джорджа. Или, наоборот, поставщиком. Или даже той самой шлюхой.

– Не слишкомто у тебя уважительное отношение к своему папаше.

– Ну что ж делать, если он – законченный мудак.

– Наверняка есть какието смягчающие обстоятельства…

– Даже если так, я не желаю их знать. Все, чего я хочу, – вернуть свою жену и сына. Ты же коп, ты должен мне помочь! Это твоя работа! А не хочешь помогать – иди к чертовой матери!

Я умею быть грубым, когда хочу. В сущности, я наверно не слишком отличаюсь от папаши…

Кэм выслушал меня с абсолютным спокойствием.

– С твоего позволения, я его заберу, – сказал он, пряча мобильник в карман. – Попрошу техническую службу как следует его изучить. Может быть, чтото прояснится.

Я молча кивнул, уже стыдясь своей недавней вспышки.

– Ты уверен, что ничего больше не хочешь мне сказать? – помолчав, спросил Кэм. – Раз уж мне придется работать ради тебя, искать твою семью, заниматься Кошем, лучше будет, если я не столкнусь с какимнибудь сюрпризом.

– Что ты имеешь в виду?

– Ты не забыл, что мне грозит скамья подсудимых? Меня отстранили от работы. Да и потом, инспектор криминального отдела не имеет права вмешиваться в гражданские дела.

Да, верно. Об этом я не подумал.

– А сейчас – сам знаешь, чем я занимаюсь сейчас, – продолжал он. – Моя нынешняя должность – главный наблюдатель морского патруля. Гарнер назвал это «повышением». Ну да, конечно – красивая форма, золотое шитье, все такое. – Кэмерон безрадостно усмехнулся. – Иначе говоря, меня задвинули куда подальше, приказав оставить Коша в покое. Сейчас идет предвыборная кампания, все как с цепи сорвались. Если ктото узнает, что я продолжаю расследование, от которого меня отстранили, мне это с рук не сойдет. Гарнер просто вышибет меня из полиции.

– Сюрпризов не будет, – сказал я. – Мне нечего скрывать.

Некоторое время Кэм пытливо смотрел на меня.

– Хорошо, – сказал он наконец. – Ты мой друг. Я тебе верю.

После этого убрал чашки в сушильный шкаф и вытер руки какойто тряпкой, свисавшей с дверной ручки. Со времени отъезда Клэр прошло всегото несколько часов, а на кухне уже царил беспорядок.

Затем Кэмерон повернулся ко мне, прислонился спиной к висевшему на стене списку моих дел на неделю и скрестил руки на груди, отчего его могучие мускулы сразу четче обозначились.

– О’кей, – сказал он. – Теперь ты готов услышать то, что мне известно о Коше?

– Я весь внимание.

– Отлично. Поскольку прежде всего я сообщу тебе действительно важную вещь. Этот тип – не человек. Призрак.

Глава 20

– На самом деле Коша зовут Алан Смит.

Кэмерон стоял у окна, спиной ко мне, глядя на небольшой сад, который малопомалу окутывала темнота наступающей ночи. Благодаря подсветке соседского бассейна силуэт моего друга приобрел слабо мерцающий голубой контур. Наконец Кэм повернулся ко мне – темная статуя в ореоле бледного света.

– Он – президент и генеральный директор компании «Карнавал», – продолжал Кэмерон. – Эта компания занимается изготовлением декораций для ярмарочных павильонов, парков аттракционов и кафе быстрого питания. А также организует детские праздники, костюмированные балы – в том числе с участием звезд, – свадьбы в разных стилях, например в хеллоуинском, ну и так далее. Кстати, полное название этой компании – «Карнавал теней».

– Оригинально, – заметил я.

– Да, звучит неплохо. По некоторым сведениям, имя Кош – это аббревиатура COSH, составленная из первых букв слов, образующих английское название компании: «Carnival Of Shadows». Я, правда, не уверен, что так на самом деле и было – за что купил, за то и продаю. Но факт тот, что компания привлекает цирковых артистов, жонглеров, огнеглотателей и прочую публику в таком роде, а этим людям нравится выдумывать себе экзотические имена. Достаточно полистать их проспекты, чтобы в этом убедиться. Вот и наш приятель такой же – величает себя Кош Чародей.

– То есть этот Кош, он же Алан Смит, циркач вроде моего отца?

– Ну, скорее он из циркачей нового поколения. Циркшапито, жизнь в фургончиках, выступления на бедных городских окраинах – это все в прошлом. Он путешествует только в лимузине или в частном самолете. Услуги его компании обходятся недешево. К тому же его окружает тайна. Это едва ли не его фирменный знак.

– Ты сказал, что он призрак.

Кэмерон прошелся по комнате, потом остановился:

– Я узнал номер его страховки и коечто о нем выяснил, но не так уж много. Сведения отыскались в архивах города Тампа. Алан Смит – единственный ребенок парочки наркоманов. Отец умер от передозировки, мать попала в тюрьму.

– Да уж, неплохое начало…

– Слушай дальше. Наш крошка Алан попал в приют, потом его усыновили. Ну, как почти всегда бывает в приемных семьях, не обошлось без проблем, скандалов, побегов… короче, читай историю Козетты в «Отверженных». Но, во всяком случае, ничего из ряда вон выходящего не было. В последний раз он сбежал в десять лет и исчез надолго. Отсюда уже начинаются странности. – Кэмерон широко расставил руки, словно заядлый рыболов, демонстрирующий размер очередного трофея. – С этого момента о нем никаких известий. Он словно провалился в черную дыру.

– То есть?

– Я не нашел его ни в одном списке выпускников школ или университетов. У него нет водительских прав, нет паспорта. Его имя ни разу не упоминается в судебных разбирательствах.

– Но ведь потом он снова объявился?..

– Только в прошлом году. То есть – смотри не упади – спустя двадцать лет. Он создал «Карнавал теней» с нуля, с помощью небольшой группы инвесторов, и вдруг – бабах! – доходы компании взлетели до небес!.. – Кэмерон выдержал паузу и продолжил: – И знаешь, что самое смешное? По сути, о нем попрежнему ничего не известно. У этого типа нет банковского счета, постоянного места жительства, оформленной на его имя симкарты… Даже какогонибудь завалящего библиотечного абонемента! Он живет в отеле, все его счета оплачивает компания, до последнего гроша! Вот все, что я нарыл.

– Но это невозможно.

– Именно. То есть или его имя – Алан Смит – фальшивка, или он обладает способностью проходить сквозь систему, как призраки проходят сквозь стены. Раз уж он ухитрился не попасть в банк персональных информационных данных за двадцать лет. Притом что как минимум дважды он попадает в категорию подозреваемых в совершении преступления – ну, думаю, тебе об этом лишний раз напоминать не надо.

– А у тебя какое мнение по этому поводу?

Кэмерон сделал несколько шагов по гостиной, вышел в холл и остановился перед нашей с Клэр свадебной фотографией. Он и сам на ней красовался – в роли моего свидетеля. Мы все были разодеты в пух и прах. Кэмерон снял фотографию со стены, некоторое время пристально разглядывал, потом вернул на место.

– Я понятия не имею, каким образом Кош так хорошо устроился, – со вздохом ответил он. – Но я знаю, что есть немало специалистов, которые в два счета создадут тебе липовую компанию для отмывания денег. Возможно, «Карнавал теней» – как раз тот самый случай. И Алан Смит – подставное лицо, которое прокручивает деньги от продажи наркотиков, например. Или оружия. А может, это ктото из новых заправил кубинской мафии. По крайней мере, ходили такие слухи…

– Какие именно?

– Ну… что лучше с этим типом не связываться, иначе будут неприятности. Например, тебя уволят с работы. Или отдадут под суд. Или ты станешь жертвой катастрофы… возможно, даже природной.

– Или твоя семья исчезнет, – заключил я. Образы Клэр и Билли промелькнули у меня перед глазами. Я закусил губы. – Черт возьми, и что теперь прикажешь делать? На меня напали во время работы, потом начались угрозы, потом моя семья исчезла! Ты что, не можешь арестовать этого типа или устроить у него обыск? Если он замешан в какихто грязных махинациях, ты ведь сможешь найти тому доказательства, разве нет?

– Нет. Приходится уважать закон Агилара – Спинетти.

– Это еще что?

– Закон, который запрещает устраивать обыск на основе одних только слухов. Если мы хотим вторгнуться в частную жизнь Алана Смита, нам понадобятся очень веские основания и в придачу разрешение суда. Однако можно попробовать прищучить его другим путем. – Кэм слегка улыбнулся. – Можно направить детектива и технического эксперта к тебе в клинику. Они просмотрят видеозаписи камеры наружного наблюдения, поищут отпечатки пальцев на коробке, которую принес фальшивый курьер «Юпиэс», и, если найдут, отправят в систему IAFIS[7]. Там собраны все отпечатки пальцев, предоставленные разными подразделениями служб охраны порядка. Если этот самый курьер уже успел засветиться на федеральном уровне, мы получим его данные. Если выяснится, что у него были какието контакты с Аланом Ситом или что он работал на «Карнавал теней», вот тогда мы сможем получить разрешение на обыск. – Взгляд Кэмерона рассеянно скользнул по саду за окном. – И такую же группу из двух человек я направлю сюда.

– Ко мне домой? – переспросил я.

– Да. Пусть и тут поищут отпечатки пальцев. На всякий случай…

Я молча кивнул.

– Если хочешь знать мое мнение, – продолжал Кэм, – то вот оно: ты оказался не в том месте не в то время. Это целиком и полностью моя вина. Потом ты ответил на звонок по чужому мобильнику и окончательно влип в эту историю. Но я убежден, что все это не имеет отношения к исчезновению твоей жены. Сам подумай – ты почти ничего не знаешь о Коше, он почти ничего не знает о тебе. Скажем так: ты заглянул в бездну, но бездна не заглянула в тебя[8]. Теперь прекрати нервничать и спокойно жди, пока твоя жена объявится. С этого момента предоставь действовать мне.

Я снова молча кивнул. Должно быть, я за последние полчаса стал очень похож на механическую собачку из тех, что часто можно увидеть на полке над задним сиденьем автомобиля.

Кэмерон направился к выходу и уже на пороге в последний раз обернулся, прежде чем уйти.

– Твоя жена и сын исчезли сегодня, – добавил он. – Если до завтрашнего вечера от них не будет никаких известий, их официально объявят в розыск. Двадцать четыре часа – минимальный срок для этого. А пока я посоветовал бы тебе заняться своим папашей. Раз его фотография была в мобильнике, значит, он какимто образом замешан в эту историю. Не исключено, что твоя семья сейчас у него.

Я в очередной раз кивнул и закрыл за ним дверь.

Мусорные корзины были полны. Велосипед Билли попрежнему стоял снаружи, прислоненный к стене. На прошлой неделе я в порыве энтузиазма предложил Клэр отправиться на велосипедную прогулку всей семьей. По дороге у велосипеда Билли спустила шина. Я решил поставить резиновую заплатку. Тем временем испортилась погода. Я начал нервничать. Кончилось тем, что нам пришлось вернуться с полпути, промокшими под дождем до нитки.

Я отправился в ванную, собираясь умыться холодной водой. Наклонившись над раковиной, я увидел в ней несколько своих волосков и вспомнил, как Клэр всегда возмущалась, если я их не смывал. Сегодня они полдня так и пролежали в раковине.

Я присел на край ванной, уткнулся лицом в ладони и разрыдался.

Глава 21

Кэмерон покинул дом Пола Беккера с тяжелым чувством.

Пол был его лучшим другом. Единственным человеком, которому он еще с юношеских лет полностью доверял. В школе Пол был самым доброжелательным, открытым и общительным из ребят. Не то что все эти выпендрежники, сынки богатых родителей, которые смотрели на Кэмерона свысока лишь потому, что он был выходцем из более скромной семьи.

Они сдружились самым естественным образом чуть ли не с первого класса. Кэмерон, здоровяк спортивного телосложения, и Пол, типичный книжный мальчик, которому не хватало уверенности в себе. Кэм был широколицый, светловолосый, носил короткую стрижку и запросто мог двинуть кулаком в челюсть любому противнику. К тому же мог гарантированно обеспечить победу своей футбольной команде в нелегком матче. Среди девчонок он пользовался популярностью, они даже ссорились изза него. Но в Пола и его зеленые глаза они влюблялись понастоящему. Друг Кэмерона обладал природным шармом, воздействие которого еще усиливал рассеянный, немного отстраненный вид в сочетании с внешней хрупкостью – это вызывало у женщин стремление опекать его и оберегать от жизненных невзгод. Мать Пола, покойная Элеонора Беккер, часто говорила, что ее сын «родился с разбитым сердцем», и, хотя это было лишь поэтическое выражение, Кэмерону всегда казалось, что оно подходит Полу и в буквальном смысле: он подозревал, что его друг хронически несчастен. Пол как будто страдал от отсутствия чегото важного, но неопределенного – словно бы в многосоставном сложном пазле его жизни не хватало одного загадочного элемента, без которого он не мог ощутить себя полноценной личностью. Судя по всему, он и сам это сознавал, но не мог самостоятельно отыскать этот элемент. Не в силах исцелить себя, он начал лечить других, воздвигнув вокруг своей души надежные укрепления, чтобы защитить ее от слишком сильных чувств. В результате он начал выглядеть вполне счастливым – по крайней мере, внешне.

Кэмерон всегда им восхищался и был бесконечно предан их дружбе. Он был уверен, что сохранит эти чувства на всю жизнь.

Циклоп и Росомаха против всего мира…

Налетевший ветер зашелестел в кустах, растущих вокруг дома семьи Беккер, и этот шум вернул Кэмерона Коула с небес на землю. Его ностальгическая улыбка исчезла, и он вспомнил, в чем причина его угнетенного настроения.

Он вынул из кармана коробочку, вытряхнул из нее несколько пилюль от желудочных болей и проглотил их. С недавних пор у него начался гастрит. Как будто мало было ночных кошмаров… Его врач посоветовал не увлекаться сверх меры дегустацией минеральных вод, но Кэмерон был уверен, что это здесь ни при чем.

Главной проблемой Кэмерона Коула было то, что его лучший друг скрывал от него правду, пичкая взамен какимито бреднями.

Первым признаком этого была стеклянная дверь в гостиной Беккера, выходившая в сад. Эту дверь недавно взломали, Кэмерон в этом не сомневался. Следы взлома были едва заметны, но для человека, разбирающегося в подобных вещах, их наличие было очевидно.

Второе обстоятельство, на которое он обратил внимание, – запах жавелевой воды в коридоре. Если горничной дали неделю отпуска, кто вымыл коридор концентрированным раствором жавелевой воды вместо обычного моющего средства с приятным запахом? Наверняка это было сделано для того, чтобы чтото скрыть, – но что именно?

И наконец, третье – маленькое пятнышко на рамке свадебной фотографии. Красного цвета. Совсем свежее.

Вместо того чтобы отправиться домой, Кэмерон наспех привел в порядок одежду, получше заправил рубашку в брюки, перешел на другую сторону улицы и позвонил в дверь дома напротив.

Ему открыла блондинка с пышными формами.

– Добрый день, миссис… – Слегка наклонившись, он прочитал фамилию, написанную маленькими буквами на звонке, и прибавил: – Лебовиц.

– Просто Шейла.

– А я Кэмерон Коул, инспектор полиции Неаполя. Не могли бы вы уделить мне несколько минут, Шейла?

Блондинка скрестила руки на груди, беззастенчиво разглядывая массивную фигуру инспектора:

– О, конечно. Кто из нас не мечтал помочь силам правопорядка!

Кэмерон вынул из кармана блокнот:

– В общемто, речь идет о рутинной проверке. Вы знаете ваших соседей, Беккеров?

– Да, разумеется. Клэр – моя подруга. Мы с ней работаем в одном спортивном клубе. И наши дети учатся в одной школе.

– Хорошо. Скажите, вы не замечали за ними в последнее время ничего странного? Громкие крики, скандалы, битье посуды ну и прочее в таком духе?

Глава 22

Утро пятницы выдалось чудесным. После тревожной ночи, которую я провел без сна, постоянно ворочаясь с боку на бок, обычное утреннее солнце показалось мне ослепительным.

Я сидел на террасе кафе, расположенного по соседству с моей клиникой, слегка помешивая кофе пластиковой ложечкой. Раньше я часто приходил сюда вместе с Билли. Ему нравилась местная площадка для игр, и он почти сразу убегал к выложенному из мха лабиринту и спиральной горке, по которой мог съезжать и подниматься чуть ли не сто раз подряд. Не проходило и пяти минут, как он находил себе друзей – своих ровесников, родители которых – отец или мать, – как и я, одиноко сидели за столиками, потягивая кофе.

Не знаю, замечали ли вы, что такие кафе – с открытыми верандами и детскими игровыми площадками – чаще всего являются излюбленными местами отдыха разведенных взрослых. Как правило, они держатся немного скованно, на лицах у них читается примерно одно и то же: «Сегодня моя очередь гулять с детьми – ну надо же их чемто занять…» Они кивают друг другу и улыбаются, словно извиняясь. Они догадываются, что все здесь в одном статусе. Сохранять равновесие между работой, личной жизнью и детьми для них сродни цирковому номеру жонглера, который вращает тарелочки на вертикальных палках: кажется, тарелочки вотвот соскользнут и разобьются, но он продолжает их вращать, и его сердце полно надежды.

– Ктото из ваших пациентов умер?

Конни Ломбардо поставила свой поднос на мой стол и уселась напротив меня.

– Я спросила, потому что у вас такой вид, – сообщила она, потягивая свою «Кокаколу лайт» через соломинку. – Совершенно похоронный.

– Вид как вид…

– А… то есть лицо у вас обычно сведено судорогой?

Мне захотелось взять свой картонный стаканчик с кофе и продемонстрировать ей надпись на нем: «Каждый имеет право выпить свой кофе без помех».

– Что вы здесь делаете, Конни?

– Обедаю.

– За моим столом?

– А почему бы нет? Напоминаю вам, что наша клиника находится меньше чем в двадцати метрах отсюда. И где же я должна обедать, в Майами?.. Но если я вас побеспокоила, – прибавила она, отодвигая свой поднос к краю стола и вставая, – скажите об этом прямо.

– Да нет, оставайтесь. Вы мне не мешаете.

– Я предпочитаю общество вежливых людей, – объявила она.

– Спасибо.

– Не за что. Это я не о вас.

Я попытался расслабить мышцы лица и, глубоко вздохнув, проговорил:

– Ладно, стоп. Зароем топор войны в землю и начнем все сначала. Приношу свои извинения. Здравствуйте, Конни.

Ее лицо прояснилось, и она снова села:

– Вот это уже лучше. Здравствуйте, босс. Хотите попробовать миниторт с кремом? – Она придвинула мне тарелку. – Хит недели. Просто объедение.

Я покачал головой. Ну, во всяком случае, хорошо уже то, что ссоры не состоялось.

– Как прошло ночное дежурство? – поинтересовался я.

– Ну, болееменее спокойно. Пациентов было немного. Утром я поехала домой, немного поспала, постирала, прибралась в квартире, потом решила устроить себе пробежку по пляжу. – Я изумленно приподнял бровь. – Ээ… ну да, – с легким смущением произнесла Конни. – Я решила заняться спортом. Вы вечно смеялись над моей диетой, я и подумала, что, может быть, бег окажется полезнее… и поможет побыстрее сбросить лишний вес…

Я жестом остановил ее:

– Я просто восхищаюсь вашей самоорганизацией. И потом, нет у вас никакого лишнего веса. Вы и сами это отлично знаете.

– Наверняка вы просто хотите мне польстить, чтобы заставить работать в два раза больше, а?

– Да нет, с чего бы…

– Если вы действительно хотите нагрузить меня вдвое больше, то, по крайней мере, я требую, чтобы мне оплачивали сверхурочные!

– Нет, у вас против меня явно какоето предубеждение!

– Точнее, против всех мужчин. Вы постоянно нами манипулируете, это уже стало второй вашей натурой!

– Что же, вы не верите в удачные браки? – спросил я, пытаясь повести разговор в другом направлении.

– Вы что, смеетесь? Да я бы не вышла замуж и за ангела во плоти!

Лицо Конни омрачилось. Я терпеливо ждал, пока она выскажет все, что наболело.

– Я развелась с мужем год назад, – наконец сказала она. – Мы жили в НьюЙорке. Он был дантистом.

– Позвольте высказать догадку: врал, как зубы драл.

– Кажется, он перетрахал всех своих пациенток. Обычно он говорил, что уезжает играть в сквош, возвращался поздно и всегда первым делом принимал душ – очевидно, чтобы я ни о чем не догадалась. Но запахи духов на воротнике его рубашки менялись каждую неделю! – Конни медленно, словно все еще удивляясь, покачала головой. – Когда я потребовала развода, он сначала ужасно удивился. Потом стал плакать, умолять, валяться у меня в ногах, угрожал самоубийством, говорил, что не сможет без меня жить… А еще через пару дней переехал к какойто манекенщице.

– Жизнь – сука.

– Скорее уж сука – его новая избранница. Двадцать лет, голливудский стандарт, силиконовые губы, сиськи как футбольные мячи… Где ж мне выдержать такую конкуренцию!

Некоторое время мы молча потягивали напитки. Радостные детские крики, доносившиеся с игровой площадки, немного рассеивали мрачное настроение. Наконец я спросил:

– А почему вы переехали именно во Флориду?

– Мне нужен был свежий воздух, – ответила Конни слегка смягченным тоном. – Она улыбнулась, и белозубая улыбка совершенно преобразила ее лицо. – Я как растение: чтобы выжить, мне нужно как можно больше солнечного света и воды. Неаполь оказался подходящим местечком. Сегодня утром, когда ходила купаться, я видела целое семейство дельфинов: папа, мама и детеныш плавали среди людей и нисколько их не боялись. Невероятное впечатление! Общение с животными снимает стресс, вы в курсе?

– Нет.

– Вам бы тоже стоило попробовать.

– Я над этим подумаю.

Мы помолчали.

– Вы никогда не расслабляетесь, не правда ли, Пол?

– Не волнуйтесь за меня. Возможно, я запишусь на курсы йоги.

– У вас есть друзья, с которыми можно поговорить по душам?

– Конечно. Игрушечная рыбка моего сына. Он называет ее НемоКиви.

– У меня полно таких друзей. Хотите с ним познакомиться?

Я удивленно взглянул на нее, слегка заинтригованный.

– Ну что ж, почему бы и нет? – наконец ответил я.

Она достала из сумки небольшой ноутбук, положила его на стол и включила.

– Что это? – удивился я.

– Моя карманная семья. С помощью этого ноутбука я могу постоянно общаться с моими друзьями в НьюЙорке и во всем мире.

– Вы говорите о переписке по электронной почте?

– Кое о чем гораздо лучшем.

Она кликнула по значку в виде маленького синего человечка. Человечек начал вращаться. Открылось новое окно, и тут же появился целый список типичных интернетников: Нико, Алоха, Маг, Инка, Фредо, Фиг, Фаб, Стфош, Бриа, Грини, Холден…

– Это служба мгновенных сообщений, – объяснила Конни. – Орфография у большинства авторов оставляет желать лучшего, но это бич всего Интернета – пишут, как слышат. У нас свой закрытый виртуальный салон – только для небольшого круга друзей. Мы общаемся в реальном времени и при желании можем видеть друг друга благодаря вот этой камере… – Она указала на маленький черный квадратик в углу экрана. – Как только один из нас выходит в Сеть, остальные автоматически получают уведомление о его появлении. Мы болтаем, рассказываем друг другу, как прошел день, жалуемся, сочувствуем, даем советы…

– И часто вы это делаете?

– У большинства из нас компьютер вообще не выключается. Просто если ктото в данный момент занят, он об этом сообщает, ну, что не может общаться, поскольку сейчас на работе, в школе, в ресторане или отдыхает у себя дома…

– Но это же настоящая атака на частную жизнь!

Конни расхохоталась:

– Да, и хуже того – это настоящий наркотик! Никто не в силах этого избежать. Посмотрите вокруг. – Она жестом обвела посетителей кафе, многие из которых действительно сидели, уткнувшись в ноутбуки или мобильные телефоны. – Все эти эсэмэс, чаты, блоги, форумы, онлайнсообщества затягивают людей с головой. Куда бы вы ни пошли или ни уехали, ваша виртуальная семья всегда с вами. Это и понятно: ведь нет ничего хуже одиночества – не так ли?

– А кто все эти люди? – вместо ответа спросил я, кивая на экран со списком виртуальных псевдонимов.

– Мои друзья – студенты, домохозяйки, медсестры, да много кто еще… Включая детей и подростков.

– То есть?..

– В НьюЙорке я работала не только в больнице. Мне доводилось работать в Национальном центре для брошенных и угнетаемых детей.

– А… знаменитый NCMEC[9]?

– Да. Я сохранила контакты со многими из своих подопечных. В какомто смысле я до сих пор считаю себя ответственной за них. – Конни погрузилась в пристальное созерцание оставшихся на ее тарелке крошек. – Я сама не могу иметь детей. Мне мог бы помочь курс лечения от бесплодия, но он стоит недешево, а мой бывший муж предпочитал тратить деньги на любовниц. «Инвестировать» в собственных детей ему не хотелось… Поэтому те дети стали смыслом всей моей жизни…

Над нашим столиком повисло неловкое молчание.

Я и представить себе не мог, что моей медсестре пришлось пройти через столько испытаний. В очередной раз я проклинал свой эгоизм и недостаток любопытства.

– Конни…

– Да?

– Я должен коечто сделать.

– О, простите, – поспешно сказала она, закрывая ноутбук. – Я вас совсем заговорила. Увидимся в клинике. Пока, босс!

– Подождите минуту… – попросил я. И собрав все свое мужество в кулак, договорил: – Я должен навестить своего отца. Его зовут Джордж Дент. Мы не виделись с ним целую вечность. Я… слегка нервничаю перед этим визитом. И мне хотелось бы, чтобы вы поехали со мной.

– К вашему отцу?

– Да.

Конни ничего не ответила. Я внимательно наблюдал за выражением ее лица.

– Я кажусь вам смешным, да? – наконец, не выдержав, спросил я.

– Где он живет? – не отвечая, в свою очередь спросила Конни.

– В глухом местечке, примерно в часе езды отсюда. Но предупреждаю – он всегда был человек со странностями. А с возрастом это стало еще заметнее… Непривычного человека он может и напугать.

– О, мне всегда нравились фильмы ужасов!

– Однако вы можете увидеть нечто такое, чего никогда не видели на экране.

– Вы возбуждаете мое любопытство.

– Правда? Если честно, я был бы очень рад, если бы вы составили мне компанию. По дороге я подробнее расскажу вам об отце и об одном своем недавнем открытии, связанном с ним. Я еще никому об этом не рассказывал. История как раз в духе фильма ужасов, прямотаки для вас. Ну что, поедете?

Глава 23

Шон смотрит на свое новое место заключения. Свою «камеру».

Это слово, как ему кажется, вполне подходит помещению, в котором он сейчас находится: четыре голые бетонные стены, покрытые плесенью, железная кровать, на которой лежит старый матрас, весь в пятнах, и ковер на полу, словно пораженный проказой. В углу комнаты стоит большая пластиковая бутылка воды, на ней изображено семейство Симпсонов. В помещении жарко и душно, чувствуется запах рвоты (через некоторое время Шон вспоминает, что это его стошнило).

Он садится на край кровати, ощущая сильную тошноту. Одежда вся влажная от пота (да, он замечает, что снова одет).

«Надо же», – думает он, машинально вытирая рот рукавом свитера. Однако вскоре выясняется, что его старые кеды «Конверс», в отличие от одежды, кудато подевались. А ведь они так пригодились бы в случае бегства (если, конечно, ему вообще представится такой шанс).

Крошечное оконце под потолком пропускало совсем немного света. Шон заметил сколопендру, неторопливо сползающую вниз по стене. Он тут же переместил босые ноги с пола на кровать.

И вдруг сразу обо всем вспомнил.

О похищении из торгового центра. Об искусственном лесе в каюте яхты. О толстяке, который к нему приставал. И об этом же самом толстяке, насаженном на сук дерева.

И о Коше Чародее.

Шон совсем не был трусом или маменькиным сынком. Даром что ему было всего десять лет, но он недаром жил в Маленькой Гаване, одном из самых опасных кварталов Майами. Он уже пробовал пиво, курил травку и даже трогал киску Тори Сондерс. Один раз он держал в руках настоящий пистолет – правда, стрелял только по консервным банкам. Он еще не слишком много знал о мире взрослых, но о том, что принято называть «человеческими эмоциями», имел достаточно хорошее представление. И теперь мог сказать наверняка, что эмоции Коша таковыми не были.

Он плотнее сжался в комок в окружающих сумерках.

Этот психопат не убил его прямо на корабле (как Шон поначалу опасался), лишь едва не задушил, чтобы заставить проглотить какуюто таблетку. Все это время с губ его не сходила улыбка. После чего вновь наступила тьма, а потом Шон очнулся вот здесь.

Какие еще будут сюрпризы?

Шон изо всех сил старался не заплакать. Вместо этого он решил полностью сосредоточиться на своей злости.

Он вспомнил, что ему уже несколько раз давали таблетки. Сначала – низенький толстый тип с красной физиономией, по имени Джорди. Вся его кожа была в красных шелушащихся пятнах, и он постоянно носил с собой карманный вентилятор, чтобы ее обдувать. Один его вид вызывал у Шона отвращение. Но таблетки были хороши уже тем, что снимали тревогу и заставляли утихомириться клубок холодных скользких змей, которые постоянно шевелились гдето в животе.

Стиснув кулаки так сильно, что побелели костяшки пальцев, Шон долго ждал, пока влажные от слез глаза привыкнут к сумраку. Наконец его внимание привлек светлый прямоугольник на противоположной стене комнаты. Мальчик присмотрелся: то, что вначале показалось ему лишь впадиной на неровной поверхности стены, оказалось дверью.

Он встал с кровати.

Эта дверь наверняка заперта. Какой же идиот оставит незапертой дверь в комнату пленника? Разве что… тут какойто подвох.

Шон вспомнил фильм с пиратского диска, увиденный однажды в компании приятелей, – о том, как один психопат похищал людей и помещал их в одинаковые комнаты, за пределами которых начинались всевозможные ловушки: скрытый хитроумный механизм приводил их в действие, когда жертва выходила из комнаты. Результатом становились потоки крови, выколотые глаза и раздавленные головы… Полный улет!

Но сейчас все это уже не казалось таким захватывающим, как раньше.

Ну и ладно. Все лучше, чем сдохнуть здесь.

Шон спустил одну ногу на пол и ощутил неприятное прикосновение разбухшего от влажности ковра. Мальчик вздрогнул всем телом при мысли о том, что придется идти босиком неизвестно по чему: невозможно было толком разглядеть даже собственные ступни.

– Ну давай! – вполголоса подбодрил он себя. – Хрен бы с ними, со сколопендрами!..

Он сделал шаг, потом другой. Контуры двери приближались. Внезапно он наступил на чтото живое. Это нечто проскользнуло между пальцами ноги и исчезло. Шон вскрикнул и одним прыжком оказался возле двери.

– Ммать твою!.. – выдохнул он, вытирая пот со лба.

Он прижался к деревянной двери и затаил дыхание. Потом, не слишком веря в успех, осторожно повернул ручку. Нет никакого смысла надеяться на чудо, и все же…

Дверь открылась.

Шон довольно долго блуждал по темным сырым коридорам, похожим на подземные пещеры, не находя выхода. Пахло гнилью. Иногда ему встречались деревянные двери, одни запертые, другие – нет. За некоторыми из них обнаруживались комнаты вроде той, из которой он ушел, либо пустые, либо скудно обставленные полуразвалившейся мебелью. Но он не встретил ни одной живой души.

Он не осмеливался звать на помощь и, чтобы немного развеять страх, пытался думать о чемнибудь постороннем. Место, где он находился, заставило его вспомнить о Башне Палача – дешевом аттракционе ужасов в парке Орландо. Они с матерью собирались посетить местный филиал Диснейленда, но, когда кассирша объявила цену двух билетов, мать широко распахнула глаза и быстро пошла прочь, смущенно бормоча, что, кажется, потеряла кошелек. Тогда Шон впервые понял, что не может получить всего того, что доступно остальным его ровесникам, и что понастоящему интересные аттракционы ему не светят. Мать пыталась както его утешить и развеселить, но он целый день дулся, и уж тем более в этой дурацкой Башне Палача с ее декорациями из папьемаше, веревочной паутиной по углам, какимито тряпками, которые в темноте неожиданно скользили по лицу и волосам, и неизбежными пластмассовыми скелетами, неожиданно выскакивающими изза угла…

Но сейчас Шон вспоминал обо всем этом почти с ностальгией.

Он продолжал идти по коридору, освещенному редкими голыми лампочками, свисавшими с потолка на проводах, слегка раскачивающихся от сквозняка. Вдруг его ноздри непроизвольно расширились – он ощутил запах влажной тропической растительности, неожиданно донесшийся со стороны очередной анфилады сводчатых пустых помещений. К этому запаху примешивался другой, похожий на тот, что бывает в зоопарке.

Шон ускорил шаги. Воздух становился все горячее, свет – ярче. Сердце мальчика стучало все сильнее. До него доносились крики птиц, стрекотание насекомых. Последний поворот – и он вышел наружу.

– Обана! – не удержавшись, крикнул он. Ему захотелось танцевать.

Он оказался на какомто подобии помоста из старых прогнивших досок. Буквально в десятке метров от него начинался густой тропический лес. Дневной свет едва пробивался сквозь буйную растительность, образуя замысловатые переплетения тонких золотых стрел. Шон сделал несколько шагов вперед, но остановился, неожиданно обнаружив, что деревянный помост возвышается над водой.

– Блин, а как отсюда уйтито?..

Чуть поодаль он заметил длинные черные пластиковые мешки, наполовину погруженные в воду. Вдруг послышался плеск… и один из этих мешков начал двигаться в его направлении.

Шон почувствовал, как между лопатками стекают струйки пота.

Другие мешки тоже ожили. У них оказались желтые глаза. И острые зубы. И длинные хвосты. И чешуйчатые шкуры. Это были вовсе не мешки. С полдюжины аллигаторов, раньше дремавших в мутной болотной воде, проснулись и теперь плыли к нему.

Шон быстро попятился назад.

Вот почему дверь его камеры не запиралась – вокруг были сплошные болота, населенные аллигаторами, так что у пленника не оставалось ни малейшего шанса на побег. Шон поднял глаза, чтобы разглядеть всю тюрьму целиком, и невольно вскрикнул.

Подвальные коридоры, из которых он недавно вышел, располагались в цоколе трехэтажного здания, похожего на старинный родовой замок, наполовину разрушенный. Он возвышался посреди болот, окруженный мощными старыми кипарисами, корни которых уходили в черную болотную воду.

– О, черт!.. Это что, замок Дракулы?..

– Нравится?

Сердце Шона на мгновение остановилось.

Он обернулся. И вздрогнул.

– Не бойся, – сказал Кош с улыбкой. – Можешь считать меня призраком. Так что же, мой дом тебе нравится?

– Но как… как вы это сделали?

– Сделал что?

– Появились из ниоткуда…

Улыбка Коша стала еще шире.

– Мой маленький Шон, я же чародей, ты не забыл? Уж не думаешь ли ты, что я открою тебе все свои секреты?

Кош взял Шона за руку и повел обратно в подвал.

– Надеюсь, теперь ты убедился, что убежать отсюда невозможно. Ради этого я и оставил твою дверь открытой. Я хотел, чтобы ты своими глазами увидел тех существ, которые поджидают тебя снаружи. Теперь, когда ты их увидел, ты уже не наделаешь глупостей. Например, больше не попытаешься убежать.

– Но что вы от меня хотите? – только и смог произнести Шон.

– О, совсем немного, – ответил Кош, вталкивая его в прежнюю камеру.

Потом он вышел, закрыл за собой дверь и на этот раз запер ее на засов.

– Я просто хочу тебя продать, вот и все.

Глава 24

Прошло минут десять с тех пор, как мы с Конни тронулись в путь, но ощущение было такое, что мы покинули освещенную сторону Земли и оказались на темной: в какойто момент солнце вдруг исчезло, как будто его резко выключили, – можно было подумать, что мы пересекли какуюто невидимую границу.

– Вы только посмотрите! – изумленно произнесла Конни, указывая на непроницаемую завесу темных туч.

– Да. Солнечно в этих краях только на побережье.

– Ах, так вот почему мы платим такие высокие налоги…

Я пересек бульвар Колье, и трехполосная дорога превратилась в однополосную. Последние городские дома сменились пальмами, болотными пиниями и виноградниками. Еще три километра – и никаких признаков человеческой жизни вообще не осталось. Всего через четверть часа после начала движения из центра города мы оказались в краю болот, которые, возможно, ничуть не изменились с доисторической эпохи.

– Куда мы едем? – спросила Конни.

– В Эверглейдсити. Знаете такое место?

– Нет.

– До него примерно еще час езды. Похоже на путешествие в прошлое на машине времени – сами увидите. Юэссорок один – это старая федеральная трасса. Когда она была единственной автомагистралью, связывающей один берег с другим, она называлась Тамайами трэйл. В тридцатые годы местные силы охраны правопорядка состояли всего из двух шерифов, которые разъезжали на своих «харлеях» среди комариных болот. Но с тех пор, как завершилось строительство автострады номер семьдесят пять, это шоссе почти забросили. Теперь ею пользуются разве что семинолы[10] или полоумные туристы, решившие наведаться сюда в мертвый сезон.

Говоря все это, я одновременно наблюдал за грифами, кружившими в небе. Старые деревянные электрические столбы, высившиеся вдоль дороги, были увенчаны гнездами аистов. На мгновение изза туч выглянуло солнце и осветило дорогу, которая стала похожа на серебристое лезвие, рассекающее необъятный зеленый массив.

– Красивые места, – заметила Конни.

– Да, особенно для любителей аллигаторов…

В салоне машины было тепло, но не жарко, и я почти расслабился. Мне нравится выезжать за город – это всегда представляется мне началом большого захватывающего путешествия. Я включил радио – «Техас» только что начали петь «Я не хочу любви, мне нужен только друг» – и немного прибавил скорость.

Конни разулась и, поставив ноги на приборную доску, занялась педикюром.

– На что вы так внимательно смотрите? – спросила она.

– Так, ни на что.

– Вас не смущает, что я делаю педикюр?

– Нет. Моя жена всегда делала педикюр именно так. Мы обожали ездить за город вместе с Билли. Набирали с собой полный переносной холодильник сэндвичей и устраивали пикник. Развлекались, считая машины какогото одного цвета, и…

Внезапно я осознал, что веду рассказ в прошедшем времени, и осекся.

Конни осторожно коснулась ладонью моего запястья:

– Вы вернете их, Пол. Может быть, они будут ждать вас у вашего отца.

Я сильнее вжался в спинку сиденья:

– Ну, это вряд ли. Они с ним никогда в жизни не виделись. Мы о нем даже никогда не говорили. Погодите немного – вы сами скоро его увидите, и тогда поймете, почему я не хотел знакомить с ним мою семью.

Несколько километров мы проехали в молчании. Потом Конни убрала педикюрный набор, достала из косметички помаду и подкрасила губы.

– Зачем вы это делаете? – спросил я.

– Что это?

Я указал на ее косметичку.

Конни пожала плечами:

– Вы ведь собираетесь познакомить меня со своим отцом. Я не хочу показаться неотесанной деревенщиной.

– Да он сам как раз такой. Вот увидите, он еще будет к вам приставать. Насколько я его знаю, он вполне способен вас закадрить.

– В отличие от своего сына, я так понимаю.

Конни убрала помаду в косметичку. Я продолжал краем глаза наблюдать за своей медсестрой.

– Не принимайте близко к сердцу, – прибавила она. – Я только хотела сказать, что от вас даже комплимента не дождешься.

– Какие еще комплименты? Мы же сотрудники!

– И что? Так трудно хоть изредка сказать доброе слово женщине, которая, между прочим, согласилась поехать с вами, не зная куда?

Поколебавшись, я всетаки пробормотал:

– Ну, спасибо…

Конни заправила за ухо прядь волос и улыбнулась:

– Хорошо. Ну, теперь расскажите мне о нем поподробнее.

Следующие полчаса я набрасывал ей болееменее достоверный портрет Джорджа Дента. Я ни о чем не умолчал. Ни о его вечном статусе «отца в командировке», ни о том, что он бросил профессию ветеринара ради выступлений в бродячем цирке, ни о его постоянном вранье, ни об алкоголе, ни о наркотиках, ни о тюрьме, находясь в которой он отказывался меня видеть, ни о наших постоянных ссорах после того, как он вернулся к нормальной жизни, ни, в конце концов, о том, как мать ушла от него, забрав меня с собой, после чего наша связь с ним окончательно прервалась.

– Должно быть, он сильно страдал, – неожиданно сказала Конни, когда я договорил.

– Вы что, шутите?! Он страдал ! А я?

– Вы были ребенком.

– И что?

– А теперь вы взрослый. Вас никто не заставляет его простить, но вы могли бы попытаться его понять.

– Ну, посмотрим… – сказал я с вымученной улыбкой. И, делая вид, что меняю тему разговора, продолжал: – Вообщето я хотел рассказать вам одну жуткую историю. Раньше я не рассказывал ее никому… – Потом сунул руку в карман куртки и вынул старую газетную вырезку: – Вот, смотрите.

– Что это?

– Заметка из «Тампа трибьюн». Дата – октябрь тысяча девятьсот семьдесят первого года.

– «Ребенка раздавил грузовик», – вслух прочитала Конни заголовок.

– Об этом случае рассказывали поразному. Будто бы водитель сдавал задом, не заметил ребенка, который играл на его пути, и раздавил его в лепешку. Но если вы внимательно прочитаете последний абзац, то увидите: коекакие детали расследования говорят о том, что водитель сделал это умышленно.

– Умышленно раздавил ребенка?

– В кабине грузовика пахло марихуаной. Тот тип был обкуренным. Кто знает, что могло взбрести ему в голову? Может быть, ему стало интересно… как это будет выглядеть.

– О господи… И что, его признали виновным?

– Он сбежал. Его так и не нашли.

Конни машинально кивнула.

– Да, действительно ужасно, – пробормотала она. – Но почему вы никому не рассказывали?.. Ведь об этом было написано в газете…

Я взял у нее вырезку, сложил и снова убрал в карман:

– Эта заметка появилась в газете за двадцать шестое октября тысяча девятьсот семьдесят первого года. Мой отец был арестован за распространение наркотиков на следующий день, в Майами.

Некоторое время Конни молчала, обдумывая мои слова.

– Между Майами и Тампой немалое расстояние, – наконец осторожно произнесла она. – Почему вы думаете, что эти два события както связаны?

– Официально, разумеется, их никто не связывал. Мой отец загремел изза того, что у него нашли марихуану. Как ветеринар, он мог иметь в своем распоряжении наркотические вещества – например, болеутоляющие для животных, – но в данном случае было установлено, что он продавал марихуану. Ну и заодно – что употреблял ее сам.

– В каких количествах?

– При нем нашли двести граммов.

– Не так уж это и много.

– Этого хватило, чтобы провести шесть лет в Рэйфордской тюрьме.

– Немалый срок. Я не очень хорошо разбираюсь в законах, но двести граммов марихуаны для шестидесятых – семидесятых годов – это довольно скромно.

Я невесело улыбнулся:

– История на этом не заканчивается…

Конни выжидательно взглянула на меня.

– Моя мать умерла от рака в прошлом году, – продолжал я. – В маленькой клинике в ЛонгБич, в Калифорнии. Когда она поняла, что ей остается совсем немного, она позвала меня, чтобы проститься. Когда я подошел к ее кровати, она молча сжала мою руку и пристально посмотрела в глаза. Это произвело на меня сильное впечатление… Я не знал, хочет ли она чтото мне сообщить или дело просто в том, что ее сознание помутилось от морфина, который ей кололи как обезболивающее, и она не сознает, что делает. Я знал, что она всю жизнь скрывала от меня очень многое о моем отце, чтобы меня не травмировать, и теперь ждал, что она мне хоть чтото расскажет. Однако этого не произошло. Но когда она выпустила мою руку, я почувствовал, что в моей ладони остался крохотный кусочек бумаги…

Я помолчал.

– Это оказалась сложенная вчетверо та самая заметка, которую я вам только что показывал. Сам я увидел ее всего год назад. Я и представить себе не мог, что мать хранила ее целых тридцать лет…

Я неотрывно смотрел на дорогу. Наконец, попрежнему не глядя на Конни, спросил:

– Вы и теперь думаете, что между двумя этими событиями нет никакой связи? Или всетаки Джордж Дент был арестован не изза марихуаны, а по какойто другой причине? И эту причину он предпочел от меня скрыть? Может быть, ему не хотелось, чтобы я узнал, что он – детоубийца?

Глава 25

Дорога на Эверглейдсити, ответвляющаяся от основной трассы, была настолько незаметной, что я едва не проехал мимо. Тем более что дорожный щит с указателем располагался за бензозаправочной станцией, и его тоже вполне можно было проглядеть.

Мы остановились, чтобы залить полный бак. Конни изумленно разглядывала древнюю бензоколонку в форме снаряда, с цифрами, сменяющимися за стеклом благодаря вращению механических роликов.

– Вот это да! Настоящий антиквариат!

– Я же говорил – мы отправляемся в путешествие во времени.

Свернув с шоссе US41, мы двинулись по узкой проселочной дороге, усеянной выбоинами. Я опустил стекла, и болотная атмосфера окутала нас, словно влажное полотенце. Нам навстречу попался старый ехавший со скоростью не больше тридцати километров в час «додж», на крыше которого были сложены рыболовные снасти. Водитель и пассажир – два беззубых старика с такими лицами, что вполне можно было испугаться, – уставились на нас, и я вежливо им кивнул. Никогда не стоит раздражать аборигенов.

– Вы смотрели фильм «Избавление»[11]? – неожиданно спросила Конни.

– Нет, а что?

– Ничего, просто так…

Мы пересекли мост и оказались в городке. Домики, в основном деревянные, казались маленькими островками счастья среди мрачных темных дорог. Они были очень разными – от дощатых миниособнячков, окруженных садами, до бревенчатых хижин. Москитные сетки на окнах, гипсовые фигурки гномов на клумбах – все как всегда. В центре обнаружилось несколько магазинчиков с опущенными деревянными жалюзи на дверях и окнах. Немногочисленные рекламные щиты предлагали прогулки на катере к заповеднику Эверглейд, а также сувениры вроде зубов аллигатора в оправе из застывшей смолы или коллекции пластиковых насекомых «made in Taiwan».

– Здесь так спокойно… – заметила Конни.

В самом деле, улицы городка были оживлены не более чем после взрыва ядерной бомбы.

– Почему почти все эти дома на сваях? – поинтересовалась она.

– Для большей безопасности. Наводнения тут не редкость.

– Но некоторые почти на уровне земли…

– Их владельцам на все наплевать. Платить страховку слишком дорого, так что они предпочитают положиться на судьбу.

– А если все же случится наводнение?..

– Они залезут на крышу, вот и все.

– А аллигаторы в это время будут плавать по бывшим улицам?..

– Аллигаторы так или иначе сюда проникают. Ни один из местных жителей не оставит детей играть без присмотра в саду, даже за надежным забором. По крайней мере, мне так говорили.

Мы проехали небольшую церковь с крышей из деревянной черепицы. На лужайке перед ней стояли три креста, как на Голгофе. На них сидели вороны.

Я объехал небольшую круглую площадь, уже не помню какую по счету, пытаясь понять, по какой из отходящих от нее улиц двигаться дальше. Адрес отца был записан на обороте старой открытки, которую он некогда прислал мне на свадьбу. «Если захочешь меня пригласить, напиши по этому адресу» – однаединственная строчка, последняя попытка наладить отношения.

Я его не пригласил – ни на свадьбу, ни на рождение Билли. Но открытку сохранил.

Я выехал на грунтовую дорогу, на которой коегде виднелись узловатые корни мощных дубов, высившихся по ее сторонам. Дубы поросли испанским мхом, длинные пряди которого свешивались с ветвей. Еще через несколько метров у нас над головой сомкнулся плотный темнозеленый свод, полностью скрыв небо. Здесь стоял густой запах прелых листьев, как будто вдруг наступила преждевременная осень. Наконец дорога привела нас на поляну, по которой было разбросано с полдюжины убогого вида домиков на сваях, а в центре стоял деревянный барак с горделивой надписью над входом: «Резиденция „Черные дубы“».

– «Пансионат с медицинским обслуживанием, категория „две звезды“, – вполголоса прочитал я на рекламном щите. – Плата за неделю вперед. Кабельное телевидение. Телеканалы только для взрослых – за отдельную плату».

– Ох уж эти радости пенсионеров… – вздохнула Конни.

Я припарковался возле старого катера, стоящего на автоприцепе, и вышел из машины. Моросил дождь. Я захлопнул дверцу, и этот звук заставил дремавших на ветках ворон с карканьем подняться в воздух.

– Вы меня подождете? – спросил я Конни.

– Вы что, шутите? В които веки у меня есть возможность посетить такое роскошное место – неужели я ее упущу?

Над входом слегка покачивалась голая лампочка. Я постучал в дверь. Никакого ответа. Я толкнул дверь, и тут же мне в нос ударил тошнотворный смешанный запах – лекарств, мочи и дезинфицирующих средств.

«Две звезды», с ума сойти!

– Есть тут ктонибудь?

В холле стояло несколько потертых кресел, окружавших низкие столики с тусклыми лампами на них. С потолка свисали липкие лентыловушки для мух.

Я подошел к стойке администратора, покрытой пыльной клеенкой. Поток воздуха из включенного вентилятора слегка шевелил страницы медицинских брошюр и рекламных буклетов: «Прививки от гриппа», «Вы и ваша простата», «Борьба с тараканами», «Вечеринка у преподобного Уоллеса. Игра в бинго. Приходите, будем рады!». Сбоку стояла плетеная корзина с надписью: «Для почты».

– Эй! – снова позвал я.

Дверь позади стойки приоткрылась, и я увидел часть смежной комнатенки, где работал телевизор. Шло телешоу «Судья Джуди». Сегодняшняя истица обвиняла свою соседку, толстуху весом центнер с лишним, что та уселась на ее унитаз, отчего он раскололся. Истица требовала компенсации. Судья Джуди невозмутимо смотрела на нее. «А вы видели своими глазами, как ваша соседка расколола ваш унитаз?» – «Нет». – «Вы представляете, как она могла его расколоть? Может, у нее была бейсбольная бита?» (Смех в аудитории). – «Нет». – «Хорошо. Представьте себе, мой собственный туалет на прошлой неделе тоже сломался. И что же, вы думаете, я вызвала полицию, чтобы они назначили расследование и выяснили, кто последним садился на унитаз?»

Обожаю эти дебильные шоу.

– Вы кто такой?

Дверь распахнулась, и на пороге появился негр ростом под два метра в белом медицинском халате и таких же штанах.

– Здравствуйте, – сказал я, улыбаясь самой обворожительной из своих улыбок.

Лицо негра оставалось каменным.

– Я приехал навестить родственника, – прибавил я.

– Кого это?

– Джорджа Дента.

– Не знаю такого.

– Вы уверены?

– Еще бы.

– Но вы даже не посмотрели журнал регистрации…

– Вы хотите сказать, что я вам вру?

Я поспешно замахал руками:

– Нетнет, что вы! Значит, они ошиблись…

– Именно. Не знаю, правда, о ком вы говорите, но они точно ошиблись.

Я выхватил один конверт из корзины для почты и бросил его на стойку.

– Я про почтовых служащих. Потому что – вот, видите? – имя Джорджа Дента указано на этом конверте. Кажется, это счет за газ. Вот здесь указан адрес вашего заведения.

Негр упер кулаки в бока и слегка наклонился ко мне. Комната как будто уменьшилась сразу наполовину.

– Наши постояльцы не хотят, чтобы их беспокоили. Особенно если вы медик. Вы ведь медик, так?

– Мы вовсе не санитарная инспекция, – неожиданно вмешалась Конни. Она храбро встала между нами и прибавила: – Если вы этого боитесь.

Негр обернулся к ней:

– Я ничего не боюсь. Мое заведение соответствует всем медицинским нормам.

«Угу, ветеринарным», – хотел я сказать, но сдержался, хотя и с трудом.

– Еще раз повторяю: ни вам, ни вашим постояльцам нечего бояться, – произнесла Конни. – Мой патрон просто хочет повидать своего отца.

Негр поочередно разглядывал нас. Мне даже показалось, что его шея удлиняется, как шея удава Каа из «Книги джунглей».

– Ну не знаю, – наконец сказал он, явно колеблясь. – Согласно новым квотам, покрытие медицинской страховки «Медикер» постоянно сокращается. И к нам постоянно присылают проверяющих. Они заявляются сюда под самыми разными предлогами, уточняют, соответствуют ли страховые средства моих постояльцев их правам, и всегда находят способы урезать эти средства. Люди, которые здесь живут, практически не имеют денег на частную страховку.

– Вас беспокоит участь пожилых людей, – осторожно сказал я. – Это делает вам честь.

Чернокожий гигант прижал ладонь к груди:

– Мне кажется, это нормально – заботиться о своих ближних.

– Тем более что помощи от социальных организаций они почти не получают, поэтому далеко не все могут остаться жить в ваших королевских условиях, – продолжил я. – И, учитывая их возраст, они уже вряд ли могут протестовать против повышения арендной платы за жилье? – Я повернулся к Конни: – Кстати, у меня при себе телефонный номер службы SOS, занимающейся подобными случаями. Может быть, позвонить им?

Но глава заведения уже пошел на попятный.

– Не надо никого беспокоить… – проговорил он. И, протянув мне толстую тетрадь, прибавил: – Вам нужно будет расписаться в графе «Визиты». Это чистая формальность…

Я так и сделал, попутно отметив небольшое количество подписей в графе «Визиты».

Внезапно я ощутил угрызения совести.

– Джорджа Дента часто навещают?

– Почти никогда.

Я просмотрел графу посещений отца и увидел, что закорючка подписи в ней всего одна.

– Что там? – спросила Конни.

Я посмотрел на корзину с письмами, и у меня перехватило дыхание.

– Вы сказали, его никогда не навещают…

– Я сказал почти .

– Но ктото к нему приходил…

Перевернув несколько страниц, я увидел ту же подпись. Потом еще раз. Я сверил даты. Мое сердце подскочило в груди: дни совпадали.

Черт возьми, как такое возможно?!

– Я должен увидеться с отцом, – сказал я, захлопывая тетрадь. – Мне нужно с ним поговорить. Немедленно.

Глава 26

Домик номер 3, на который мне указали, стоял ближе всех к лесу; окна его выходили на сплошную стену деревьев.

Я направился к нему. Дождевые струи стекали с крыши, образуя полупрозрачной кружевной занавес под водосточным кровельным желобом. Капкапкап… Можно было подумать, что весь дневной свет разом засосало в какуюто черную дыру.

– А где же вход? – спросила Конни.

– Под домом.

Пространство между сваями предполагалось использовать в качестве гаража, но в данном случае оно было заполнено клетками животных. Это были огромные цирковые клетки – некоторые на колесах, некоторые без них, стоящие прямо на земле. Прутья решеток были старыми, заржавленными, засовы отсутствовали, коегде не было и дверей. Настоящий склад металлолома… хотя в причудливых очертаниях этого стального лабиринта было чтото зловещее, заставившее меня вспомнить словосочетание «ярмарка тьмы» из жутковатого романа Рэя Брэдбери[12].

Протиснувшись в узкий проход между клетками, я заметил, что они не пусты: там обнаружились высохшие змеиные шкуры, панцири какихто земноводных, чучело двухголового козла (явный трюк!), старые, покрытые плесенью цирковые костюмы на вешалках… В одной клетке я даже увидел отвратительную коллекцию заспиртованных в банках эмбрионов. Резкий запах гнили довершал впечатление.

Оступившись, я задел одну из клеток, укрытую брезентовым пологом. От толчка полог съехал на землю, и я увидел, что в клетке находятся люди.

Стоящие совершенно неподвижно.

В клоунских костюмах.

С пластиковыми пакетами на голове, закрывающими лицо.

– Черт!.. – выдохнул я.

– Это манекены, – сказала Конни.

– Ну и шуточки!..

– Вы что, испугались?

– Да ну что вы. Обожаю лазить по старым клеткам и натыкаться на мертвых клоунов.

Наконец мы добрались до центра лабиринта, и там нас ждало самое лучшее – огромная голова дьявола из папьемаше, рот которой служил входом на лестницу, уходящую вверх.

– Очевидно, это означает: «Добро пожаловать в преисподнюю Джорджа Дента! Оставь надежду всяк сюда входящий!», – нарочито зловещим тоном произнес я.

Конни улыбнулась.

Я вскарабкался по лестнице и просунул голову в открытый квадратный люк:

– Есть тут кто?

В третьеразрядных фильмах ужасов именно в такие моменты когото из героев – как правило, идиотовтинейджеров, забравшихся в мрачный старый дом, – садистски убивает какойнибудь Майкл Майерс[13].

– Войдем, – не дождавшись ответа, наконец решил я.

Мы вошли в темный коридор, который привел нас в большую комнату. Первым, что бросилось мне в глаза, был гигантский плакат кинофильма «Под куполом самого большого в мире шапито». Он занимал целую стену. Наискось по нему шла размашистая надпись маркером: «Каждый новый день – это огненный обруч, сквозь который прыгают львы». Здесь обнаружились также старый крутолобый телевизор (интересно, чернобелый?), пластмассовый бюст Рональда Рейгана и другой такой же – Бушамладшего. У обоих посреди лица краснел клоунский нос. Но самым впечатляющим было множество фотографий: они покрывали стены от пола до потолка.

Я начал их рассматривать. На некоторых были настоящие легенды цирка: гигант Томайни и его перепиленная пополам жена, Мелвин Беркхарт, глотатель гвоздей, Дьябло, ученый пес.

Конни всплеснула руками:

– Потрясающе!

– Готов спорить, что ни одной моей фотографии у него нет.

– А тут надписи на какихто иностранных языках… О, какая прелесть: «Роро, дрессированный енотполоскун…»

Терраса, смежная с комнатой, была освещена.

Я вышел.

Небольшая квадратная терраса, примерно четыре на четыре метра, была окутана плотной москитной сеткой. В здешних местах это обычное дело – не будь таких сеток, насекомые целыми роями слетались бы в дома с наступлением вечера, когда зажигался свет.

Мой отец с невозмутимым видом сидел напротив меня в креслекачалке. Он пил пиво и ел фасоль прямо из консервной банки деревянной ложкой. На столе рядом с ним лежал бинокль.

Отец указал на холодильник и лаконично мне сообщил:

– Пиво там.

Даже не поздоровался.

Не говоря уж о всяких там «Кого я вижу?!» и прочем в том же роде.

Я и сам толком не знал, облегчение, злость или разочарование чувствую от такого приема.

– Ты не слышал, как я вошел? – спросил я, открывая холодильник.

– Я наблюдал за воронами в бинокль. Грохот твоей колымаги их распугал.

– Я и не знал, что приехал на танке.

– Птицы любят это место, потому что оно спокойное. И люди, живущие здесь, тоже.

Он продолжал есть фасоль, краем глаза поглядывая на меня. Я взял из холодильника банку «Будвайзера» и вскрыл ее. Кроме пива, в холодильнике обнаружились остатки ростбифа, два просроченных йогурта и томатный сок. Типичный холодильник старика.

– Необычный у тебя гараж, – заметил я.

Он пожал плечами.

– И я уж не говорю об этом типе на регистрации, – прибавил я.

– Ты про Эдвара?

– Здоровенный чернокожий с глазами навыкате. Шея у него, как у боаконстриктора.

– Ну да, это Эдвар.

– Он сначала даже не хотел нас пропускать.

– Это потому, что я ему плачу. – Отец поставил банку на стол и промокнул губы салфеткой. – А когда ты говоришь нас, ты наверняка имеешь в виду девицу, которая обшаривает мой дом, пока ты заговариваешь мне зубы.

В этот момент на террасу вошла Конни.

– Я ничего не обшариваю, мистер Дент, – сказала она.

Отец замер, но только на мгновение. Потом протянул руку:

– Зовите меня Джордж.

– Конни Ломбардо, – произнесла моя медсестра, протягивая руку в ответ. – Должна признаться, на меня произвела огромное впечатление ваша коллекция фотографий. Можно подумать, ваш бродячий цирк проехал через всю Америку.

Лицо отца прояснилось.

– Так и есть, – подтвердил он. – Мы давали представления повсюду – от самых захолустных дыр на Среднем Западе до холмов Голливуда! Вы видели фотографию, где я стою между Джеком Николсоном и Романом Полански?

Конни кивнула.

– Но мне больше понравилась та, где вы с Фрэнком Синатрой, – сказала она. – ЛасВегас, мафия, костюмчики в полоску – целая эпоха, не правда ли?

Джордж подмигнул мне:

– У твоей цыпочки хороший вкус.

– Она не моя цыпочка . Конни у меня работает.

Джордж бросил на нее оценивающий взгляд:

– Да? И кто же она по профессии?

– Медсестра.

Отец еще некоторое время с сомнением смотрел на Конни, как бы не вполне доверяя моему сообщению. Потом наконец встал и, предложив ей стул, сказал:

– Ну что ж, добро пожаловать, Конни. Извините, что приходится принимать вас в такой непрезентабельной обстановке, но обстоятельства вынуждают меня вести спартанский образ жизни. Дело в недостатке средств… Не то чтобы я жалуюсь – когда проводишь всю жизнь в разъездах и иногда ночуешь под открытым небом, учишься ценить простые вещи, – но итог уж очень далек от идеала, о котором я мечтал… – И слегка поклонился – худой, высохший, но все еще элегантный в своем вечном льняном костюме, порядком потрепанном. После чего предложил: – Чай, кофе?.. Называть вас мисс или миссис? – прибавил он.

Конни явно не ожидала такой любезности. Она слегка покачала головой:

– Мистер Дент…

– Я ведь уже сказал: зовите меня Джордж.

– Хорошо, Джордж. Сейчас мне придется вас оставить. Пол собирался поговорить с вами наедине. Он много о вас рассказывал…

Отец рассмеялся – глухо и хрипло, но без малейшего сарказма. Это был искренний смех.

– Спасибо. Я ценю вашу тактичность.

– Могу я коечто сказать? – спросила Конни.

– Пожалуйста.

– Я вас представляла себе этаким деревенским грубияном. Мрачным типом с татуировками на руках… ну, чтото в этом роде.

– И?..

– Но на самом деле вы совсем другой. Я нахожу вас очень обаятельным.

– Думаете, обаятельный человек не может быть преступником?

– Честно говоря, мне трудно представить вас в тюрьме.

Отец горделиво выпятил грудь:

– Позвольте представиться: заключенный Рэйфордской тюрьмы. Место для худших из худших. Именно там был поджарен на электрическом стуле Тэд Банди[14].

– В самом деле?

– Кстати, у электрического стула есть прозвище: «старуха Спарки». Насколько я знаю, он существует там до сих пор, хотя сейчас приговоренным к смертной казни делают смертельную инъекцию.

– Кстати, я помню песню рокгруппы «Линьярд Скиньярд» – «Четыре стены Рэйфорда». О заключенном, который мечтает сбежать.

– О, это наша любимая песня. Каждый из нас ее постоянно мурлыкал под нос. Это ведь и правда мечта любого заключенного.

Конни протянула ему руку:

– Рада была с вами познакомиться, Джордж.

– Весьма польщен, мисс Ломбардо.

Отец смотрел ей вслед, пока она не скрылась из вида. Потом вздохнул:

– Конечно, твоя жена Клэр хороша собой, но в этой девушке просто бездна природного шарма.

– Ах вот как? – сухо сказал я. – Но как ты можешь их сравнивать, если ни разу в жизни не видел мою жену?

Он снова сел в свое креслокачалку, сцепил руки и прижал кончики указательных пальцев к губам. Закрыл глаза.

Прошло некоторое время.

Потом его веки слегка разомкнулись.

– Ты ведь не идиот, Пол. Никогда им не был. Полагаю, ты проверил журнал посещений.

Он говорил, конечно, про толстую засаленную тетрадь, которую дал мне Эдвар. Ту, в которой я обнаружил знакомую подпись, что потрясло меня до глубины души. Мой отец даже не пытался ничего отрицать.

– Да, она в самом деле меня навещала.

– То есть как? – с трудом выговорил я, поскольку меня душил гнев.

– Я ее не заставлял, если ты вдруг так подумал. Она приезжала по собственному желанию. Одна, без Билли. Она выбирала время, когда должна была вести уроки танцев.

Когда должна была вести уроки танцев. Вот так вот.

– Несколько раз она отменяла свои уроки, чтобы меня навестить. Надеюсь, изза этого у нее не возникло серьезных проблем. Кажется, руководству клуба не нравились ее отлучки…

Невероятно. Вот почему Клэр ничего не говорила мне об отмененных уроках – она ездила к моему отцу. Не к любовнику, как я опасался. Вроде бы это должно было меня обрадовать, но никакой радости я не чувствовал.

– Ты, конечно, предпочел бы, чтобы мы никогда не встретились, – продолжал Джордж. – Но она сама решила познакомиться со мной. И привезла мне фотографии Билли. Они здесь, даже у меня при себе.

Он вынул конверт из кармана пиджака. Его взгляд стал умиротворенным, почти нежным. Он протянул конверт мне:

– Посмотри. Там и твои есть. И твоей матери.

Последняя фраза наконец вывела меня из оцепенения.

– Я запрещаю тебе общаться с моей семьей! – резко сказал я. – Раз уж тебе так нужны были фотографии, попросил бы их у меня!

– Да ты бы ради меня и пальцем не пошевелил.

– С чего ты вдруг решил пообщаться с Клэр?

– Я уже стар. Старики сентиментальны.

– ТЫ МЕНЯ БРОСИЛ!

Я выкрикнул эту фразу во весь голос, даже не отдавая себе в этом отчета.

– Ах вот как? – проговорил отец с нехорошей улыбкой. – Значит, это я уехал от тебя на другой конец страны? Это я постарался сделать все, чтобы ты видел во мне какогото прокаженного, к которому нельзя приближаться? Я даже не был у тебя на свадьбе, даже не держал своего внука на руках!

Он сделал усилие над собой, чтобы успокоиться, но я видел, что он весь дрожит.

Однако это меня ничуть не смягчило.

– Ты – чертов псих и наркоман! – заявил я, упирая указательный палец ему в грудь. Его глаза превратились в две узкие щели. – Ты никогда не проявлял никакого интереса к семье! – продолжал я. – И сейчас то же самое, просто ты боишься загнуться в одиночестве! Единственное, что тебя когдалибо интересовало, так это твои животные. Джордж Дент и его… – Я обвел широким жестом окружающее пространство. – И его гребаный зверинец!

– Не говори так, Пол. Они тоже заслуживают уважения. – Его голос понизился и стал шелестящим, как тонкая оберточная бумага. – Животные порой опасны. Или жестоки. Но они никогда не скрывают своей истинной натуры. Чего не скажешь о людях, не так ли?

Отец сунул руку за борт пиджака и задержал ее там, словно не решаясь достать из внутреннего кармана то, что собирался.

Хмыкнув, я сказал:

– Ну и что ты со мной сделаешь за эту непочтительность? Вытащишь свой старый ремень и всыплешь мне по заднице, как в детстве?

Он замер. Выражение его лица преобразилось. Признаюсь, я не знал, что и думать. Он както сразу показался мне очень старым и немощным. Неужели этот человек в молодости и в самом деле раздавил ребенка грузовиком? Для меня не составляло никакого труда представить отца употребляющим наркотики, но от него всегда исходила такая властность, такая сила… Я никогда не видел, чтобы он потерял над собой контроль. Даже сегодня, когда воздух между нами был буквально насыщен электричеством, которого хватило бы, чтобы осветить весь Майами, отец оставался спокойным. Он контролировал себя. А я, как прежде, был маленьким хнычущим мальчиком, который очень боялся, что отец его оставит.

Мой гнев улетучился в одно мгновение.

– Папа… – Теперь мой голос звучал почти умоляюще. – Клэр и Билли вчера исчезли. Хоть раз в жизни ты можешь сказать мне правду?

На секунду в его взгляде промелькнуло чтото необычное. Как будто в глубине его души приоткрылась какаято дверь… Во всяком случае, на сей раз он воздержался от своего обычного сарказма.

Он машинально провел языком по губам. Рука его попрежнему оставалась под пиджаком.

– Ты знаешь, где они? – наконец не выдержал я.

– Нет.

– Кроме Клэр, тебя здесь ктонибудь навещал?

– Нет.

– Клэр когданибудь тебя фотографировала? На мобильный телефон?

Он помолчал. Затем произнес:

– Насколько я помню, нет.

– Ты чтонибудь слышал о человеке, который возглавляет фирму «Карнавал теней»? Он называет себя Алан Смит. Или Кош Чародей.

Его ресницы чуть заметно дрогнули.

– Нет.

Он отвел взгляд.

Еще секунда – и я поверил бы отцу.

– Кажется, ты зря потратил время на эту поездку, – сказал он с непроницаемым лицом.

– Кажется, да.

– У тебя есть еще вопросы?

Я не знал, что сказать. Слишком много противоречивых эмоций боролось во мне. Я приблизился к отцу, чувствуя усталость от этого психологического поединка, и сжал кулаки.

Он поднялся. Его рука наконец выскользнула изпод края пиджака наружу. В ней был пистолет. И отец направил его прямо мне в грудь.

Я смотрел на отца, не веря своим глазам:

– Папа, что ты делаешь?

– Извини, Пол.

Он выстрелил. Я ощутил резкий толчок в грудь.

Я не мог поверить в случившееся – даже когда рухнул на пол. Мне казалось, что моя грудь разорвана.

Мой отец не мог меня убить! Он ведь не мог этого сделать, правда же?

Потом меня окутала чернота.

Глава 27

Конни терпеливо ждала окончания разговора, стоя под домом на сваях и глядя на дождь. Она обняла себя за плечи и слегка потерла их ладонями, пытаясь согреться. Она охотно вернулась бы в машину, но ключи остались у Пола. Порывшись в карманах, Конни нашла бисквитное печенье в упаковке, взятое с собой в дорогу. С дерева слетел ворон и опустился на мокрую траву. Она разорвала упаковку и надкусила печенье. Ворон наблюдал за ней, слегка подергивая головой.

– Что, тоже хочешь?

Раскрошив печенье, Конни бросила его птице. Но вместо того чтобы склевать угощение, ворон снова взлетел.

– Да ты привереда!..

Она проследила за птицей, потом перевела взгляд на клетку с клоунами. Примерно десяток манекенов, каждый с пластиковым пакетом на голове. Одни ростом со взрослого, другие – с подростка.

Вообще, конечно, странная идея…

Грызя печенье, она разглядывала манекены. И вдруг сверху донесся глухой шум – как будто какойто тяжелый предмет рухнул на пол почти у нее над головой.

И снова тишина.

Конни принялась нарочно воображать себе всякие ужасы. Потом оставила это занятие, чтобы вернуться к своему печенью.

Но что же на самом деле могло случиться?.. Если Пол и его отец серьезно поссорились… ну, это ведь не ее проблема, в конце концов. Если принимать реальность такой, какая она есть, приходится признать, что у семейных историй редко бывает счастливый финал – именно те люди, которые когдато любили друг друга, порой ненавидят друг друга сильнее всего. Блаблабла…

Конни снова посмотрела на клоунов. У одного из них были настолько характерные черты лица, угадывающиеся под пластиковым пакетом, что его можно было бы принять за живого человека.

Она приблизилась к манекену, чувствуя себя идиоткой. Ей хотелось снять пластиковый пакет, чтобы увидеть его лицо.

Девочка моя, ты растеряла последние мозги.

Хорошо, пусть так. Но я его потрогаю – хоть одним пальцем.

Нуну. А почему бы заодно не протанцевать с ним танго?

Конни сделала несколько шагов. К любопытству примешивалось какоето другое чувство – страх?.. Расстояние между нею и манекеном теперь составляло меньше двух метров. Ветер гудел между прутьями клеток – странный звук… Пластиковая оболочка вплотную облепила лицо манекена.

Взглянув на него, Конни замерла. Кровь застыла в ее жилах.

И вдруг ктото коснулся ее плеча.

– АХ!.. – Она резко обернулась.

– Какого черта вы тут делаете?

– Я… э… – с трудом произнесла Конни.

В руках Эдвара был длинноствольный карабин двадцать второго калибра. Конни машинально поморгала, не в силах отвести глаза от дула. Она знала, что такой тип оружия предназначен для охоты на мелких зверушек, но с короткой дистанции вполне способен серьезно ранить и человека. Однажды она видела в выпуске новостей репортаж о том, что пуля из такого карабина пробила черепную коробку потерпевшего и застряла внутри, серьезно повредив мозг.

– Я задал вам вопрос, – холодно произнес Эдвар.

– Я ничего особенного не делаю, – ответила Конни, попытавшись взять себя в руки.

– Вы, кажется, собирались тут порыться и чтото стащить?

Конни повернулась к нему:

– Вообщето да. Я собиралась украсть клоунский костюм. Больше меня здесь ничего не интересует.

– Мистер Дент ненавидит воришек.

– Уберитека этот карабин от моего лица.

Эдвар усмехнулся:

– А что вы так нервничаете? Это не для вас, это для ворон.

Конни обернулась и взглянула на террасу, но ни Пола, ни его отца не было видно.

– Возвращайтесь в машину, – сказал Эдвар.

– А если я не захочу?

– Ваше дело. Но вдруг я случайно вас задену, охотясь на ворон?

– Зачем вам это нужно?

– Мистер Дент платит мне по три доллара за каждую убитую ворону.

– А ято думала, он их изучает.

– Вовсе нет. Он их ненавидит за то, что они стучат клювами по крыше и проделывают дыры в москитной сетке. А изучает он рептилий. Разве он вам не говорил?

Глава 28

Когда я пришел в сознание, до меня донесся голос отца.

– Чтобы спастись от аллигатора, – говорил он, – бежать надо зигзагами. Буквой зет.

Я открыл глаза и обнаружил, что лежу на диване в гостиной. Отец сидел на стуле напротив меня. Со стен на меня смотрели многочисленные фотопортреты.

– У них такой мирный вид, когда они греются на солнышке, – продолжал Джордж, – но не стоит обольщаться: аллигатор мгновенно тебя настигнет и проглотит, если ты будешь бежать по прямой. Однако, если побежишь зигзагами, он тебя не догонит: его лапы устроены так, что он может двигаться только по прямой. – Отец поднял пистолет и добавил: – Конечно, ты можешь воспользоваться этим. Это «тайзер»[15]. Для старика вроде меня – самое надежное оружие.

Я тряхнул головой:

– Так ты меня вырубил электрошокером? Ты совсем спятил!

– Ты сжал кулаки и встал прямо передо мной, и вид у тебя при этом был угрожающий. Я подумал, что ты собираешься на меня напасть.

– Напасть на тебя?! Да с чего бы?

Казалось, морщины на лице Джорджа стали еще глубже. Теперь оно казалось застывшей маской печали. Цвет его был пергаментным, совершенно безжизненным.

– Я прошу прощения. Я стар. Я совсем разучился общаться с людьми. Набросился на тебя ни с того ни с сего… На прошлой неделе один мальчишка в Иммокале убил всю свою семью железным ломом после ссоры изза карманных денег…

Он встал и прошелся по комнате.

– У меня такое ощущение, что я уже ничего не понимаю. Когдато мы боролись, чтобы остановить войну во Вьетнаме, а сегодня отправляем наших ребят погибать на войне, которая не имеет к нам никакого отношения. На всех телеканалах голые девчонки. Выкурить сигарету – смертный грех, но заказать себе оружие по почте – в порядке вещей. Так же как заказать секстур в экзотическую страну, чтобы поразвлечься с малолетками…

Он разглядывал фотографии, машинально крутя на пальце обручальное кольцо. Внезапно я осознал, что он всегда, насколько я помнил, носил его не снимая.

– Раньше все было проще…

Его голос дрогнул. Он помолчал, потом обернулся ко мне.

– Ты недавно упоминал имя какогото артиста…

– Кош Чародей.

– Да.

– Ты его знаешь?

– Нет. Но в этих артистических псевдонимах чтото есть…

Морщины на его лице разгладились, оно перестало быть излишне напряженным и даже помолодело.

– Нужно, чтобы ты понял. Пока ты являешься частью этого мира, в имени, которое ты себе выбираешь, нет ничего банального. Оно никогда не случайно. Знаешь, как я назвал свою труппу?

– Нет.

– «Ледяные лягушки».

Заметив мой изумленный взгляд, Джордж расхохотался.

– Да, я понимаю, звучит необычно. Но мы все тогда были поэты, анархисты, интеллектуалы, мы хотели изменить мир! В общем, у нас подобралась та еще компания раздолбаев… Однако именно я придумал ей название, – прибавил отец с гордостью. – Я изучал рептилий и узнал, что ледяная лягушка – это вид земноводных, живущих в лесах Северной Америки. С наступлением зимы у них замедляется метаболизм, и они впадают в оцепенение. Они застывают до такой степени, что даже сердце у них останавливается. То есть с физиологической точки зрения можно сказать, что они умирают. В таком состоянии они на вид не отличаются от обычных камешков.

– В самом деле?

– Да. Потом, когда приходит весна, жизненные процессы в их организме начинают потихоньку возобновляться. Температура тела постепенно повышается, и вот наконец происходит чудо: сердце лягушки снова начинает биться. Это настоящее воскрешение. Я объяснил это моим друзьям и провел параллель с нами: мы путешествуем и устраиваем представления летом, на зиму как бы впадаем в спячку, а весной потихоньку просыпаемся и начинаем репетировать, перед тем как снова отправиться на гастроли…

Он приподнял над головой воображаемую шляпу.

– Позвольте представить вам, уважаемые дамы и господа: Джордж Дент и «Ледяные лягушки»! – произнес он тоном циркового конферансье. – Мы покажем вам настоящие чудеса! Гном Ариэль! Самый толстый человек на свете! Гигант Калибан и ведьма с железными клыками! Двухголовая коза и аллигаторы! Приходите взглянуть на наши чудеса!

Отец вздохнул. Все его воодушевление мгновенно испарилось.

– Все это закончилось в семидесятые, когда я попал за решетку. Сегодня немало членов нашей старой труппы мертвы, остальные живут в домах престарелых. Никто больше не интересуется цирком. Необычное не так интересует нынешних людей, как повседневное – сериалы и эти тупые токшоу…

Он погасил лампу. Его лицо оказалось в тени.

– Тебе пора уезжать, – сказал он. – Эдвар скоро принесет мне лекарства. А потом мне придется погасить свет – с тех пор, как вороны разодрали мою москитную сетку, насекомые слетаются сюда целыми стаями.

Снаружи усилился дождь – капли громко застучали по окнам.

– Зачем ты мне все это рассказывал? – спросил я.

– Затем, что сценическое имя артиста способно раскрыть его секреты. Он выбирает его себе, воплощая свои детские мечты, и оно вдохновляет его, помогая развивать талант, – а потом уже этот талант прославляет имя. Мы сливаемся со сценическим именем в одно целое – мы становимся им, и оно становится нами. Артист может умереть, но слава его имени – добрая или дурная – не умрет никогда.

Он коротко и сухо рассмеялся – от этого смеха у меня по спине пробежал холодок. Потом выключил другую лампу.

– Люди воображают, что после смерти все исчезает. Мешок с костями закапывают в яму – и делу конец. Но в один прекрасный день этот мешок вдруг начинает шевелиться, и то, что было, как нам казалось, безвозвратно погребено, возвращается и начинает преследовать нас. Как у Шекспира в «Буре»: «Ад опустел, и демоны все здесь…»

Он потушил последнюю лампу. Слабый огонек дрогнул и потух. Теперь я мог различать лишь силуэт отца. Белки глаз – два единственных светлых блика на его лице, – казалось, смотрят на меня прямо из могилы.

– Они возвращаются, – прошептал он. – Они возвращаются всегда. Как эти бури… Люди в это не верят, но ты уж поверь мне на слово. Я чувствую, как чтото приближается. Чтото очень страшное. – Его рука вынырнула из тени и сжала мое запястье. – Будь к этому готов.

Глава 29

Мы с Конни выехали из городка, не обменявшись ни словом. Я жал на газ, подгоняемый какимто непонятным глубинным побуждением. Как только мы пересекли официальную границу Эверглейдсити, проливной дождь, словно по волшебству, сменился мелкими капельками, которые вскоре рассеялись. Тучи остались позади – мы выскользнули изпод них, словно изпод темного занавеса.

У меня появилось ощущение, что я только теперь снова смогу дышать полной грудью.

– Как прошла ваша встреча с отцом? – спросила Конни.

– Он шарахнул меня электрошокером.

– Вы что, шутите?

– У меня осталась отметина на груди.

– Но изза чего?!

– Он решил, что я хочу на него напасть. Некоторые люди с возрастом становятся подозрительными, вплоть до паранойи. Фронтальный синдром[16], старческое слабоумие…

– Но он не производит впечатления человека, пораженного старческим слабоумием.

– Еще бы! Мне кажется, он просто вешал мне лапшу на уши.

– Вот это больше похоже на правду.

Мы оказались у знакомого перекрестка с бензоколонкой. Я остановил машину и повернулся к Конни:

– Подождитека… А вас что заставило так подумать?

– «Четыре стены Рэйфорда», песня «Линьярд Скиньярд».

– Песня рокгруппы?

– Да. Ваш отец сказал, что слышал ее в тюрьме.

– И что?

– Он сказал, что это была любимая песня заключенных. Но он освободился из тюрьмы в тысяча девятьсот семьдесят первом году. А песня «Четыре стены Рэйфорда» появилась только шестнадцать лет спустя, в тысяча девятьсот восемьдесят седьмом.

Я смотрел на свою медсестру, не веря ушам. Сзади послышался звук автомобильного гудка – мы загораживали проезд. Я продолжил путь.

– О, я была фанаткой рока! – с улыбкой сказала Конни, правильно истолковав мое изумление. – Я знаю все песни той эпохи наизусть. Можете вообразить меня типичным бунтующим подростком: джинсовая куртка, черная подводка вокруг глаз, кольца с черепами, футболка «Лед Зеппелин»…

– А я предпочитал «ЭйСи/ДиСи».

– О, как же! «Возвращение в черном». Убойный хит.

– Но вернемся к моему отцу. Почему же он солгал насчет даты или насчет песни?

– Откуда же мне знать? Может быть, он просто хотел произвести на нас впечатление. Но сел в лужу – изза даты.

– То есть выдумал фальшивое воспоминание?

– Да. Хотя я согласна, это немного странно.

Я кивнул.

И впрямь странно. Но мой отец имел привычку лгать.

Солгал он и насчет Алана Смита – я был в этом уверен. Когда я упомянул дурацкое прозвище Кош Чародей, я мог бы поклясться: отец его раньше уже слышал.

И самая главная улика – фотография в мобильном телефоне. На ней был мой отец в креслекачалке – том самом, которое я совсем недавно видел у него на террасе. Значит, тот (или та), кто сделал фотографию, был (или была) у него в гостях, и отец прекрасно знал этого человека.

Это снова возвращало нас к Кошу и к недавно исчезнувшему мальчику по имени Шон РамонРодригес.

– Конни, я хочу, чтобы вы оказали мне еще одну услугу.

– Слушаюсь, шеф, – сказала она, с притворной готовностью отдавая честь.

Помолчав, я произнес:

– Извините. Мне, конечно, стоило добавить «пожалуйста».

– Благодарю, – сказала Конни, откидываясь на спинку сиденья. – Еще лет пятьдесят, и вы научитесь разговаривать с женщинами.

– Что, я и на работе такой грубиян?

– Еще хуже.

– Ну, спасибо.

– Так что там насчет услуги?

– Вы говорили мне о своих друзьях, с которыми общаетесь в Интернете – тех, что работают в Национальном центре по делам беспризорных детей. Мне хотелось бы навести у них коекакие справки.

– Какие именно?

– Меня интересует любая информация о мальчике по имени Шон РамонРодригес.

Я кратко сообщил ей все, что знал: черный мальчик из бедной семьи, детский праздник в торговом центре в среду 3 августа, исчезновение, о котором не сразу сообщили в полицию, отсутствие улик, предположение о бегстве, не слишком большая заинтересованность полицейских в расследовании. Про Коша и его мобильник я не сказал, чтобы не пугать Конни сверх меры.

– Эта история както связана с вашим отцом? – спросила она.

Я смотрел на дорогу, не отвечая. Что я мог сказать? Что в семидесятые годы мой отец убил одного ребенка, а теперь, возможно, причастен к исчезновению другого?

– Я знаю лишь то, что Джорджу Денту нельзя доверять, – наконец сказал я.

Конни пожала плечами:

– Как вам угодно.

Мы добрались до Неаполя уже в сумерках. Когда слева и справа от дороги замелькали первые городские дома, мы встретили колонну уборочных грузовиков и минитракторов с лопатами, двигающихся в противоположную сторону, по направлению к Майами. По радио между тем сообщили, что очередной шторм принес разрушения. На данный момент ничего серьезного, опасаться урагана оснований нет – поскольку шторм сместился в сторону океана, – однако выбито множество стекол в окнах зданий в Брикелл Кей, а также на побережье. Вслед за этим прозвучал ряд заявлений от кандидатов на пост губернатора, причем каждый счел своим долгом заклеймить ныне действующие власти за их беспомощность и некомпетентность и предложить ряд необходимых, по собственному мнению, мер по ликвидации и предотвращению разрушений.

Я выключил радио.

Зачем моя жена приезжала к Джорджу Денту? Да еще и принимала столько мер предосторожности, чтобы скрыть это от меня? Что же такое важное им надо было сказать друг другу? Чем дольше я об этом думал, тем больше убеждался, что это был не простой визит вежливости. Была какаято иная причина.

Причина, которая побудила Клэр взять с собой сына и скрыться, чтобы защитить его и себя.

Возможно, эта причина связана с убийством ребенка тридцатилетней давности и с недавним появлением Коша.

У меня снова появилось ощущение, что я анализирую симптомы некой болезни. Нечто постепенно пробуждалось, как ледяные лягушки после зимней спячки. Зло, древнее и могущественное, медленно поднималось из темных глубин на поверхность.

И приближалось ко мне.

Глава 30

Джордж Дент слушал удаляющийся шум машины, на которой уезжал его сын. Затем рухнул в кресло.

Он плакал, совершенно не стыдясь слез. Тоска захлестывала его, словно нарастающий прилив, заставляя его содрогаться всеми фибрами своего существа. Он чувствовал себя опустошенным. Полумертвым, как высохшее старое дерево.

Он соскользнул с кресла на пол и, упав на колени, согнулся пополам.

Он, всегда твердый как кремень, рыдал как девчонка.

Он обращался с безмолвной молитвой к фотографиям, покрывавшим стены его «храма», его жалкого убежища, его тюрьмы, которую он соорудил себе сам. В тот самый миг, когда его сын появился на пороге, вся надежность и вся уверенность разом исчезли.

Он называл меня «папа».

Пол был его ребенком. Он ничего не мог с этим поделать.

Плотью от плоти…

Они не виделись и не разговаривали вот уже много лет, но Джордж наизусть помнил его любимые словечки. Его гримасы во сне. Его манеру улыбаться, когда на самом деле ему было грустно. Помнил каждый миг, проведенный рядом с ним, каждую ночь, когда он убаюкивал сына, качая на руках. Помнил, как терял голову изза самой пустячной детской простуды, как успокаивал сына, когда тот просыпался от кошмара, как обещал, что всегда будет рядом и всегда его защитит от любой опасности…

И конечно, помнил, что нарушил свое обещание.

Полицейские с трудом оторвали от него маленького мальчика, который цеплялся за его ногу, крича и плача, отказываясь смириться с тем, что его отца уводят в тюрьму. Джордж запомнил навсегда, какой взгляд был у сына в тот момент.

В нем читалось абсолютное отчаяние.

Джордж построил себе надежную крепость, чтобы укрыться от этих воспоминаний. Но крепость пала в одну секунду, потому что могущественная, животная привязанность, заложенная в гены человека, приказывает ему защищать своего отпрыска, продолжателя его рода. Эта привязанность, которую Джордж полагал давно исчезнувшей, была жива в нем попрежнему.

Он убрал «тайзер» в коробку и обхватил голову руками.

У него было ощущение, что он терпит одно поражение за другим и каждая новая партия проиграна уже с самого начала. Он больше не хотел бороться. Чувствовал, что не вынесет этого давления. Он стар, он устал… Хоть бы все это поскорее закончилось…

Он ударил собственного сына электрошокером, разрядом в пятьдесят тысяч вольт, после чего, пока тот был без сознания, тщательно обыскал его, но ничего подозрительного не нашел. У Пола не оказалось ни оружия, ни микрофона, никакого приспособления, которое могло бы причинить вред или нейтрализовать. Значит, он действительно пришел без злого умысла, всего лишь в поисках ответов – как и сказал.

Мог ли Джордж так сильно ошибиться?

Он долго сидел в полном оцепенении, прокручивая в голове этот вопрос. Только с наступлением ночи наконец принял решение.

Он спустился под дом и вошел в клетку с клоунами. Забрал оттуда все, что некогда тщательно спрятал, и с трудом втащил наверх. Потом спустился снова, на этот раз – чтобы взять канистры с бензином. Их содержимым он обильно полил все пространство под домом и лестницу, ведущую наверх. Потом полил фотографии, бюсты Рейгана и Буша, цирковой реквизит, сувениры. Потом перешел в спальню. Когда бензин кончился, он отшвырнул пустые канистры в угол.

Потом сел на кровать и зажег сигарету.

От запаха бензина у него заболела голова. Он вынул изпод подушки конверт, в котором хранились самые ценные фотографии, и разложил их вокруг себя. Он гладил их, как гладят щеку женщины, от которой собираются уйти навсегда.

Джордж все еще плакал.

Потом он взял телефон и набрал номер.

– Пол невиновен, – произнес он без всяких предисловий.

Ответом ему было молчание.

– Невиновен, – повторил он.

Пауза.

– Да. Или же очень хитер. Крайне осторожен. И гораздо более опасен, чем мы могли предположить. Настоящий… монстр .

Молчание сделалось еще более гнетущим.

– Я не могу больше, – сказал Джордж. – Слишком тяжело. Я решил с этим покончить. Единственно возможным образом.

Бензиновые пары щипали глаза. Джордж Дент глубоко затянулся.

Потом объяснил, что именно собирается предпринять.

Глава 31

Эдвар вынес мусор, подмел двор и вернулся в свой дом, служивший одновременно офисом.

Через пять минут должна была начаться очередная серия «Побега из тюрьмы».

Эдвар удовлетворенно вздохнул и начал готовить себе ужин на скорую руку. Он намазал хлеб шоколадной пастой и уже хотел было добавить сверху щедрую порцию арахисового масла, как вдруг зазвонил телефон. Эдвар проигнорировал звонок и уселся перед телевизором с подносом на коленях.

Телефон, однако, не умолкал.

О, черт, от этого дребезжания сбеситься можно!..

Эдвар осторожно переместил поднос на подлокотник кресла, поднялся и раздраженно схватил трубку.

– Чего вы хотите, Джордж? – спросил он, взглянув на номер, высветившийся на определителе.

– Подойдите к окну, Эдвар, чтобы я мог вас видеть.

Так они обычно и общались – это была одна из старческих причуд бывшего циркача. Джордж выходил на террасу своего дома и в ходе телефонного разговора сопровождал каждую фразу, произносимую в трубку, энергичными жестами. По идее, для этого совершенно не нужен был телефон, хватило бы и портативной радиостанции. Но старый чудак, тем не менее, держал у себя телефон (за который нужно было платить отдельно).

– Если вы опять насчет ворон, я ничего не могу сделать, – на всякий случай предупредил Эдвар. – Эти твари плодятся, как тараканы! Может, вы лучше какнибудь почините свою москитную сетку? Вы, кстати, мне еще не заплатили за тех ворон, которых я убил недавно. И за жилье не платите уже полгода!

– Нет, я не насчет ворон.

Голос старика был печальным. Эдвар бросил взгляд на экран – сериал уже начался.

– Ну, выкладывайте, чего там у вас, – нетерпеливо сказал он.

– Я украл ваши канистры с бензином.

– Что?

– И я больше не буду платить вам за жилье. Заодно уж скажу, что дерете вы за него втридорога.

– Вы там что, рехнулись?!

– Посмотритека на меня! Быстро!

Джордж стоял на террасе, едва видимый в сумерках. Он махал рукой, как мог бы махать своему тюремщику заключенный, за которым неожиданно прилетел вертолет и подхватил его с крыши тюрьмы.

– Я сваливаю! – закричал он.

– Ага, разбежался, старый хрыч!..

– К черту вас, Эдвар!

– Эй, слушайте, вы мне должны…

Взрывная волна разбила окно и опрокинула Эдвара на пол. Осколки стекла разлетелись по комнате, срывая с потолка липучки для мух. Рекламные буклеты в один миг смело со стойки. Некоторые вспыхнули.

Эдвар с воплем бросился наружу. Пока он тушил пламя охапками мха, в темное небо поднимался гигантский огненный столб, окутанный длинными синими языками. На землю метеоритным дождем падали горящие обломки. Сотни фотографий порхали среди деревьев, словно гигантские ночные бабочки.

Джордж Дент, его коллекция фотографий, его просроченные счета и весь его дом номер 3 исчезли с лица земли. Что ж, может, оно и к лучшему…

Часть II

ЧЕЛОВЕК С ТОЙ СТОРОНЫ

Глава 32

Аарон Альтман не знал, за что хвататься, как вдруг его смартфон «Блэкберри» завибрировал у него в кармане.

Аарон выругался сквозь зубы. Он не спал последние тридцать часов, а день уже перевалил за середину. Изза вчерашней бури охрана отеля «Интерконтиненталь» и обеспечение безопасности его обитателей, среди которых числился губернатор Буш, брат президента[17], превратились в настоящий кошмар.

Он взглянул на дисплей смартфона – на нем высветился номер городского таксофона.

Аарон направился к одному из телефоновавтоматов в холле отеля. До начала выступления Хелен Маккарти, мэра МайамиБич и кандидата на пост губернатора штата, оставалось пятнадцать минут.

Он набрал номер. После двух гудков отсоединился и стал ждать, пока ему перезвонят. Так было условлено. Разговоры по мобильному могли прослушиваться. Аарон Альтман никому не доверял.

– Какого черта вы меня дергаете? – резко спросил он, дождавшись звонка и схватив трубку. – Я на задании.

– Мы потеряли нашего агента.

– То есть как?

– Он не пришел на встречу. О нем никаких известий. Скорее всего, это означает, что он мертв. И прикрытия у нас больше нет.

Аарон закрыл глаза и потер веки большим и средним пальцами:

– Хотите сказать, больше никаких следов?

– Есть коекакие новые факты. О Поле Беккере.

– Я слушаю.

– Беккер связан с Кошем. Он даже недавно его лечил.

Аарон сел, чтобы справиться с этим известием. Кресла в «Интерконтинентале» были невероятно удобными и всегда стояли недалеко от телефонов.

– Что еще известно о Беккере? Он есть в нашей базе данных?

– Получилось вот что. Вы дали мне картбланш. Я начал копать прошлое Беккера, и нашел следующую информацию. Она касается его отца.

На дисплее смартфона появился конвертик – пришло шифрованное сообщение. Аарон открыл его. Первой же строчки ему хватило с лихвой.

– Черт!..

– Вот и у меня была та же реакция.

Аарон обошел громадную скульптуру из розового мрамора, высившуюся в центре холла – нечто абстракционистское, сплошь состоящее из плавных и резких изгибов, – и поднялся по ступеням широкой лестницы в зал для приемов. Двери были широко распахнуты. Внутри собралось множество приглашенных в смокингах и вечерних платьях – сливки местного электората. Они толпились у помоста для выступлений, над которым было сооружено нечто вроде балдахина, так что он больше напоминал театральную сцену. Аарон протолкался к бару и взял себе бокал минералки. Вдруг на его плечо опустилась чьято рука.

– Какието проблемы, Хамви?

Ну да, «хамви»… Армейский вездеход, уменьшенной и видоизмененной версией которого является внедорожник «хаммер»…

– Нет, Хелен, – ответил Аарон, даже не оборачиваясь – он узнал ее и так.

Хелен Маккарти обошла его и встала напротив. Она была известна своей манерой не стесняться в выражениях, а также давать прозвища всем и каждому. Именем Хамви она, надо полагать, наградила его за мощное телосложение и репутацию профи, который копает глубоко и упорно. Поскольку то и другое было правдой (а первое так и вовсе очевидностью), Аарон не настаивал на формальном обращении (хотя большинство людей обычно называли его «мистер Альтман» или даже «господин директор ФБР Майами»).

– У вас озабоченный вид, – заметила Хелен.

В длинном черном вечернем платье госпожа мэр Майами выглядела очень эффектно. С ее шеи каскадом струились бриллианты, на голове возвышалась целая башня седых волос, уложенных хитроумными завитками (впрочем, все же не такими хитроумными, как политические манипуляции в той среде хищников, где проходила большая часть ее жизни).

– Да нет, ничего особенного. Я думал о расследовании, которым сейчас занимаюсь.

– Очередная секретная операция?

– Секретнее не бывает.

– Я так понимаю, это имеет отношение ко мне.

– Будьте уверены, госпожа мэр.

Джеб Буш, брат президента, прошел мимо них и приветственно улыбнулся. Хелен в ответ помахала ему рукой, давая понять, что полностью готова к выступлению.

Затем повернулась к Аарону:

– Я обещала избавить МайамиБич от этой нечисти, и я сдержу свое слово. Тяготы заключения применительно к сексуальным маньякам и педофилам будут удвоены! В июне по моей инициативе было принято постановление, согласно которому любой человек, ранее привлекавшийся за преступления сексуального характера, не имеет права приближаться к детским садам, начальным школам, городским скверам и центрам охраны материнства и детства на расстояние менее семисот метров. В результате мы выжили всех этих подонков из города.

Хелен, очевидно по привычке, говорила о тех же вещах, каким уделяла основное внимание во время прессконференций, и с теми же интонациями.

– Америка должна вернуть себе свои ценности. Борьба с террором – наша первоочередная задача. И с тем, что приходит извне, и с тем, что зарождается в глубинах нашего общества. Виновные в семейном насилии, маньяки, педофилы отныне будут наказываться со всей суровостью. Штат Флорида оградит своих жителей от преступников!

– Аминь, – пробормотал Аарон.

– Чем строить из себя гребаного комика, лучше передайте мне стакан виски.

Усмехнувшись про себя, Аарон выполнил просьбу.

– Вы только посмотрите на них всех, – продолжала Хелен, слегка приподнимая бокал. – Стервятники, которые кружат надо мной и стерегут любой мой неверный шаг. Стоит мне оступиться – и они выклюют мне глаза.

– Вы женщина.

– И что с того?

– В этом ваше преимущество. Другие кандидаты думают, что вы не способны всерьез с ними конкурировать. Но избиратели вас поддерживают. У вас крепкая программа. Ваша предвыборная кампания щедро оплачена.

– Первый тур начнется через две недели. Все еще может измениться.

– Будьте терпеливы.

Она поставила стакан на стойку:

– А знаете что, Аарон? Я это сделаю. Я выиграю эти выборы. Я стану новым губернатором этого штата. И ваша карьера взлетит следом за моей, как ракета с космодрома!

– Будем надеяться.

Она гордо выпрямилась и вскинула голову:

– Так скажите мне, что у вас за гребаная операция! Надеюсь, вы не будете прятать шило в мешке – сейчас для этого совсем не время! Моей политике нужен успех. Мне нужен успех! Триумфальный и всесокрушающий, самый мощный, какой только может быть!

– Вы его достигнете, не беспокойтесь. Но сейчас я не могу сказать вам больше. Вы – не мой начальник, я вам не подчиняюсь.

– О, спасибо, что не перестаете об этом напоминать каждый божий день!

– Однако мы можем сотрудничать. Вы даете мне информацию, я действую в соответствии с ней. Так покажем всему миру, какой замечательной командой победителей мы являемся!

– Надеюсь. Я слишком многим пожертвовала, чтобы сейчас отступать.

Аарон предложил руку Хелен и довел ее до помоста для выступлений.

– Будьте уверены, – негромко сказал он. – Благодаря вашим сведениям у нас теперь есть серьезный козырь на руках. С его помощью вы побьете всех своих противников. Но мы выложим его не раньше, чем настанет срок.

Хелен повернулась к нему:

– Ах вот как? И что же это за чудесный козырь, который вы отыскали благодаря мне?

Аарон улыбнулся:

– Мы называем его «Человек С Той Стороны».

Глава 33

В летнее время по субботам Неаполь оживает.

Парочки прогуливаются рука об руку, дети скачут впереди родителей, музыканты настраивают свои инструменты на террасах кафе, и жара скользит мимо вас, не задевая, как и стресс. Ветерок раздувает вашу юбку или проникает под вашу рубашку с короткими рукавами. Букет свежесрезанных цветов ставится в вазу в центре накрытого белоснежной скатертью стола, рядом с ним – корзинка, полная горячих круассанов, и в довершение всего свежий номер «Майами геральд» приносит вам известие о том, что «Гаторз», ваша любимая университетская баскетбольная команда, показывает хорошие результаты. Разве все это не чудо? Разумеется, вы бы согласились – если бы только вам не пришлось, подобно мне, оказаться в какомто чудовищном кошмаре.

Я оставил деньги на столике кафе и направился к машине, стараясь не замечать шепотки других посетителей: разумеется, они не могли не заметить мои всклокоченные волосы, щетину на подбородке и рубашку, вылезающую из брюк.

Но мне было уже на все плевать.

Вчера вечером я отвез Конни домой, потом поехал к себе и проспал двенадцать часов беспробудно. Надо сказать, что упаковка снотворного мне в этом помогла. Проснувшись, я проверил мобильник, городской телефон и электронную почту – и, разумеется, нигде не обнаружил ни единого послания от Клэр.

Потом я долго бродил по комнате Билли, бесцельно перебирая игрушки – плюшевых динозавров, инопланетянина ИТи[18] в бейсболке, коллекцию фигурок «Пауэр рейнджерз», старого, потрепанного медвежонка…

Наконец я снял со стены рисунок сына: дом, над ним светит солнце, а внизу большими неровными буквами написано: «ПАПА». Этому рисунку было уже несколько лет, и слово на нем было, кажется, первым, которое Билли написал в своей жизни. Я аккуратно сложил рисунок вчетверо и бережно спрятал в бумажник. Потом вытер глаза и почувствовал себя немного лучше.

Теперь нужно было отправляться в полицию – заявить об исчезновении моей семьи.

Я заранее приготовился к долгому ожиданию и всякого рода сложностям, но меня приняли быстро, со всем необходимым вниманием и тактичностью.

В таких ситуациях вы обычно представляете себе копа, который будет задавать вам один вопрос за другим, не давая опомниться, и при этом смотреть на вас с подозрением, словно прикидывая, а уж не вы ли преступник или, по крайней мере, его сообщник. Вы дрожите при мысли о комментариях по вашему поводу, которыми служители закона не преминут обменяться после вашего ухода. Воображаете, как будете сидеть, скорчившись, на стуле, в холодной неуютной комнате под резким светом неоновых ламп, чувствуя себя беспомощной пешкой, которую затягивает и перемалывает гигантский безжалостный механизм.

Но ничего подобного со мной не случилось.

Симпатичный сержант провел меня в ярко освещенное просторное помещение, разделенное прозрачными перегородками на отдельные кабинеты, со сплошным ковровым покрытием на полу – все как в типичном офисе, устроенном по принципу «open space», столь дорогому сердцу современного предпринимателя. Сержант усадил меня перед столом, на котором стояли соединенный с компьютером плоский монитор – вполне современный «Rolodex» – и детская фотография в рамке, с подписью: «Лучшему папе в мире!» Коп не сделал никакого замечания по поводу моего, мягко говоря, не идеального вида. Спросил, не хочу ли я кофе. Я кивнул. Он помог мне заполнить стандартную форму описания внешности Билли и Клэр (одну на двоих). Потом, очевидно понимая мое состояние, успокаивающим жестом положил мне руку на плечо.

– Держитесь, – сказал он. – Знаете, в большинстве таких случаях дело оказывается всего лишь в семейных размолвках. Наверняка ваша жена захотела побыть одна, чтобы обдумать какуюто ситуацию и принять решение. В нашем округе за последнее время не было ни одной серьезной аварии, и в соседних округах тоже. К тому же вряд ли ваша жена решила увезти вашего сына и спрятать от вас – она, судя по всему, не из тех женщин, которые стали бы действовать подобным образом. Конечно, бывают исчезновения и другого рода, но в любом случае всегда находятся какието следы. Не нужно волноваться заранее. Договорились?

– Договорились.

– Вот и хорошо. Я вижу, мы с вами друг друга понимаем. А сейчас я отсканирую несколько ваших фотографий.

Я принес их штук двадцать, но он выбрал всего четыре.

– Я сейчас же разошлю снимки моим коллегам из бюро шерифа, дорожной полиции и всех остальных служб в нашем штате, которых это касается, – заверил он.

Его уверенность меня немного обнадежила. Он проводил меня к выходу и на прощание дружески пожал руку со словами:

– Я уверен, вам не стоит беспокоиться, доктор Беккер. Готов спорить, вы получите хорошие вести о своих близких уже к концу недели. Мы будем держать вас в курсе дела.

Я вернулся к оставленной на парковке машине, сжимая в руках фотоальбом.

Я попрежнему не знал, чего ждать, но, по крайней мере, первый шаг был сделан. Надо же, как просто: всего лишь один заполненный формуляр – и вот моя семья официально объявлена в розыск…

Я чувствовал себя опустошенным.

Сев в машину, я поехал в сторону центра и через некоторое время остановился у кафе – надо было заставить себя хоть чтото проглотить. Но ничего не лезло в горло. В конце концов я расплатился и ушел. В разговоре с полицейским я ни словом не обмолвился о Коше и его мобильнике и теперь никак не мог ответить себе на вопрос, правильно ли поступил.

Проехав еще немного, я остановился у светофора. На тротуаре терпеливо нес свою службу «человексэндвич» с предвыборной рекламой:

Голосуйте за Хелен Маккарти,

ВАШЕГО СЛЕДУЮЩЕГО ГУБЕРНАТОРА!

Я зажег сигарету и закурил, выдыхая дым в окно. Из соседней машины на меня неодобрительно покосилась мать семейства, но двое ее детей дружески помахали руками с заднего сиденья. Красный свет сменился зеленым, и мы тронулись с места, возвращаясь каждый в свою сферу бытия.

Я бы отдал все что угодно, чтобы вернуться сейчас домой и застать там все, как прежде. С какой радостью я занялся бы обычными домашними делами, или поиграл во чтонибудь с Билли, или посмотрел бейсбольный матч по телевизору!..

Я погасил окурок и, миновав череду банков, ювелирных магазинов и художественных галерей Пятой улицы, добрался до квартала частных резиденций.

Я ехал медленно, опустив все стекла и с наслаждением вдыхая морской воздух. Доехав до конца улицы, я свернул налево, миновал восемь домов и углубился в небольшую аллею.

Потом остановил машину в нескольких метрах от понтонного моста, вышел, потянулся, чтобы размять ноющие мышцы спины, и сделал несколько шагов, на ходу массируя поясницу.

Почемуто всякий раз, когда на меня сваливаются проблемы, у меня начинает болеть спина. Разумеется, мой рационалистический разум отказывается признавать наличие связи между тем и другим, но факт остается фактом, и весьма ощутимым: спина действительно болит.

Я разулся и босиком прошелся по деревянному настилу. В этот час на набережной было, как всегда, оживленно, и я, прикрыв глаза, какоето время прислушивался к радостным детским возгласам. Центр города находится отсюда примерно в километре, но любой местный житель вам скажет: сердце Неаполя бьется под настилом вот этого понтонного моста. На меня нахлынули воспоминания.

Мне десять лет. Отец недавно вернулся из тюрьмы. Он взял меня с собой на рыбалку. И вот он показывает, как нацепить на крючок удочки креветку, держа ее за хвост, а потом гибким движением запястья закинуть наживку. Рыба клюет почти сразу, и я с восхищением наблюдаю, как отец ее выуживает.

– Пап, а ее можно есть?

– Нет.

Он снимает рыбу с крючка и бросает обратно в море.

– Это просто ради забавы. Ловишь их, а потом отпускаешь.

Но другие рыбаки объяснили мне это иначе: они сказали, что маленьких рыб иногда выбрасывают обратно в воду, чтобы приманить на это место больших.

Я открыл глаза.

Передо мной стоял Кэмерон. И улыбался мне.

Глава 34

– Привет! – сказал Кэмерон.

– Привет.

– Рад видеть, что ты прослушал все мои сообщения.

– Трудно было бы их не заметить. Ты их оставил аж восемь штук.

Он указал на квадроцикл с надписью «Полиция Неаполя»:

– Хочешь прокатиться? Это мой новый служебный транспорт.

– Я так понял, ты хотел мне сообщить чтото важное.

– Ну да, – сказал он, делая вид, что поправляет складку на своих форменных синих шортах. – Как прошла твоя встреча с отцом?

От неожиданности я не сразу смог заговорить.

– А откуда ты знаешь, что я с ним встречался? – наконец спросил я.

Кэмерон прикрыл глаза и, состроив загадочную гримасу, ответил:

– Ну, вообщето я медиум.

Пауза.

– О’кей, – наконец сказал Кэмерон, – на самом деле я просто позвонил тебе в клинику. И мне сказали, что ты еще вчера уехал повидаться с отцом. Должно быть, свидание прошло эмоционально.

– Я не хочу об этом говорить, – сухо произнес я.

– С тобой ездила твоя медсестра, – продолжал Кэмерон, словно не слыша, – мисс Ломбардо.

Его тон слегка изменился.

– Да, а что?

– Я и не знал, что вы близки.

– Мы не близки.

– Ах вот как? Значит, это все сказки?

– Что это все?

– Ну, все эти истории о врачах и медсестрах… о том, как скрасить одиночество во время ночного дежурства…

Я пристально посмотрел на него, пытаясь разглядеть выражение его глаз под стеклами солнечных очков «Рэйбан».

– К чему ты клонишь, Кэм? Хочешь узнать, правда ли то, что врачи трахают своих медсестер? Ответ – да. А также своих пациенток, горничных, фармацевток… Они вообще трахаются как кролики с утра до вечера.

Он вздохнул:

– Хорошо, сформулируем это иначе. Твоя жена неожиданно исчезает. Соседи говорят, что раньше им доводилось слышать, как вы ссоритесь. Ты на весь день уезжаешь кудато с другой женщиной – и это в то время, когда твоя клиника едва сводит концы с концами и твои долги все растут…

– Не вижу здесь никакой связи.

– Но любому полицейскому она очевидна. Это же классический сценарий: жена выясняет, что у мужа появилась другая женщина, требует развода, он делает так, чтобы она исчезла навсегда, после чего получает ее страховку. Проблем нет, деньги есть.

Я не мог поверить своим ушам. Это говорит мне мой друг?!

– Ты обвиняешь меня в том, что я избавился от своей семьи ради страховки?!

Его плечи опустились, он както сразу весь поник.

– Извини, Пол. Ты мой друг, но я был вынужден тебе об этом сказать. Иначе это сделал бы другой.

Кэмерон нерешительно переминался с ноги на ногу, ковыряя носком ботинка деревянный настил. Выглядел он комично: гора мускулов в коротких синих шортах.

Я выругался сквозь зубы и произнес уже спокойнее:

– Ну хорошо. Возможно, нам действительно стоит прояснить этот вопрос. У Клэр нет никакой страховки. Ее преждевременная смерть не принесет мне никаких денег. А моя клиника, если хочешь знать, вполне себе держится на плаву. Что касается развода, я все же льщу себя надеждой, что далеко не в каждом случае эта проблема решается убийством одного из супругов. – Я перевел дыхание и прибавил: – И кроме того, у меня никогда не было никаких внебрачных связей. А вот ты можешь о себе сказать то же самое?

На секунду мне показалось, что Кэмерон сейчас ударит меня прямо в лицо.

– Поправь меня, если я ошибаюсь, – тем не менее продолжал я, – но, кажется, твоя жена ушла от тебя, забрав обоих ваших детей. Ты никогда не посвящал меня в подробности этой истории. Так что там стряслосьто? Ты трахал другую?

Неподалеку от нас расположилась группа юных девиц, похожих на стайку тропических птичек: разноцветные парео, солнечные очки в блестящей оправе, затейливые татуировки… Ах, эта беззаботность юности!..

Кэмерон долго молчал. Наконец произнес:

– Ладно. Одинодин.

Его тон был горьким, и мне стало грустно. Впервые за столько лет мы понастоящему ранили друг друга. Когда осознаешь, что твой противник – это чуть ли не твое второе «я», понимаешь: тут нет ни победителей, ни побежденных – только два несчастных человека.

Кэмерон сунул руку в карман, вынул телефон Коша и протянул мне:

– Можешь его забрать.

– Ты не смог ничего по нему установить?

– Это телефон для одноразового использования.

– Что ты имеешь в виду?

– Это значит, что при покупке не составляется контракт с пользователем, у него не требуют документы. Он платит наличными и приобретает какоето количество минут разговора и фиксированный набор опций. При этом может пользоваться услугами любого оператора. И ни одна телекоммуникационная компания, вроде «Эйти энд Ти» или «Веризон», не сообщит тебе ничего конкретного по поводу входящих и исходящих звонков. Полная анонимность. Невозможно ничего проследить. Такие телефоны обычно используют мошенники и прочий сброд.

Он сообщил все это холодным, бесстрастным тоном, от которого я чувствовал почти физическую боль в сердце.

– А фотографии?

– Неизвестно, откуда они взялись. То ли Кош сделал их с помощью этого самого телефона, то ли – что более вероятно – ктото их ему прислал. Список вызовов стерт. Я проверил файлы: у всех одна и та же дата создания, что ничего нам не дает – разве только то, что все эти фотографии появились на телефоне примерно в одно и то же время. Они могли быть отправлены с другого телефона или с компьютера, с помощью юэсбиключа или по блютуз… Так или иначе, отправителя найти уже невозможно. – Он протянул мне пластиковый пакет: – Вот тут еще батарея и зарядник. На всякий случай сохрани этот телефон и не забывай подзаряжать. Мало ли что…

– Думаешь, Кош снова попробует со мной связаться?

– Этого нельзя сказать заранее.

На пляже собиралось все больше народу, целые семьи раскладывали шезлонги и устраивались на них загорать. Пляжные зонтики раскрывались, словно венчики цветов. Из пляжных сумок вынимались напитки. Двое молодых людей приблизились к стайке девушек с татуировками и предложили сыграть в волейбол. Один из них был застенчивым, другой, наоборот, самоуверенным – он принимал эффектные позы, демонстрируя накачанные мускулы. Девчонки подталкивали друг друга локтями и хихикали. Тридцать лет прошло, а ничего не изменилось…

– Пошли, – сказал Кэмерон. – Хочу тебе коечто показать.

Он увлек меня за собой к кафе, стоявшему прямо посреди пляжа. Мы выбрали себе места на балконе, всего в метре от кромки воды. Кроме нас там никого не было. Кэмерон облокотился на деревянные перила и стал смотреть на море.

– Помнишь?

– Да.

Мы приходили сюда пить пиво, когда были подростками. Мне удалось стащить ключи от этого заведения – одна из самых рискованных операций Росомахи и Циклопа. Дождавшись ночи, мы тайком пробрались на балкон и стали смотреть на звезды. Мозги у нас были приятно затуманены алкоголем, души наполнены решимостью завоевать мир.

– Пока ты был у отца, я отправил своих ребят к тебе в клинику, чтоб поискали отпечатки пальцев.

Я ограничился тем, что кивнул.

Это можно было предвидеть.

– Они осмотрели коробку с разрезанными крысами. Картина, сказали, была еще та… Но это не помешало им ее изучить со всей тщательностью.

– Они там чтонибудь нашли?

– Ничего. Тот тип был в перчатках. К тому же на видеозаписи его лица не видно – на всех изображениях голова у него низко опущена или повернута в сторону.

– Думаешь, он специально отворачивался от камеры?

– Не сомневаюсь. Что касается униформы «Юпиэс», это старая модель. Он мог ее купить на любой барахолке.

– Профессионал…

– Именно.

– Значит, всех находок – дырка от бублика…

– Я этого не сказал.

Он вынул из кармана сложенный лист бумаги.

– Я сам смотрел диск с видеозаписью, – сообщил Кэмерон. – Камера у тебя в клинике расположена над входной дверью, то есть любого посетителя можно видеть дважды – когда он приходит и когда уходит. Я просмотрел кадры с нашим клиентом, наверно, раз сто, и все время у меня было ощущение, что я чтото пропустил… во второй раз чегото не хватало. Как выяснилось, даже профессионалы делают промахи. Вот и наш сделал…

Я затаил дыхание.

– На старой униформе «Юпиэс» есть нагрудный кармашек слева. Когда тот тип пришел, у него в кармашке была ручка. Когда вышел – ее уже не было. Когда я это заметил, я тут же допросил твою медсестру…

– Конни?

– …которая получала посылку. Представь себе, тот тип попросил ее расписаться в какойто квитанции – видимо, чтобы полностью соответствовать своей роли курьера. Она расписалась, но по рассеянности не вернула ему ручку, а сунула в карман своего халата. А он – можешь себе представить? – про эту ручку забыл.

– Черт возьми!..

– Медсестра отдала эту ручку мне, а я передал ее экспертам. И они сразу же обнаружили на ней четкий отпечаток большого пальца. Я загрузил этот отпечаток в программу IAFIS[19], и через два часа она выдала мне результат. – Кэмерон улыбнулся. – Я не спал полночи, но, думаю, результат того стоит.

С этими словами он развернул листок: имя, фотография, личные данные.

– Итак, этот наш курьер из преисподней – Джорди Лански. Он русский.

Сердце у меня подскочило.

– Вы его схватили?

– Слушай дальше. Вопервых, между ним и КошемСмитом никакой связи. Поэтому мы не можем с его помощью выйти на Смита. А ведь Смит нас интересует в первую очередь.

– Вот дерьмо!..

– Что поделаешь. Как подумаю, что Кошто у нас под рукой, а мы даже не имеем права его допросить…

– Ты знаешь, где он живет?

– У него нет постоянного жилья, но в комиссариате он наверняка оставил данные о временном. Но поскольку официальное расследование не назначено, не может быть и речи о том, чтобы нагрянуть к нему.

– Ну, хорошо. А вовторых?

Кэмерон взглянул на меня с недоумением.

– Ты сказал вопервых , – напомнил я. – А в чем вторая проблема?

– А в чем вторая проблема – это уж ты должен мне сказать.

Его руки опустились мне на плечи – огромные и тяжелые, словно лапы сенбернара.

– Ради нашей дружбы… расскажи мне все о вашей с отцом встрече. Все, вплоть до любой мелочи, которая показалась тебе странной. И еще. Если у тебя какието проблемы, о них я тоже должен знать. Я здесь, чтобы помочь тебе. Ты можешь мне доверять.

Судорожно сглотнув, я спросил:

– Что происходит? Что ты узнал об этом Джорди Лански?

Кэмерон опустил руки:

– Это не просто какойто заурядный придурок. Он долго лежал в психиатрической больнице. У него странный синдром «кожи рептилии» – кажется, так это называется. У него было прозвище Джорди Змей. Начинал он как грабитель, потом стал насильником.

– Он… он убивал людей?

– Да. Семью из шести человек, в том числе ребенка. Восьмимесячного мальчика. Лански проник в дом и изнасиловал ребенка. Потом вырезал всю семью. Расчленил тела и разбросал куски по всем комнатам – примерно как крыс из той коробки…

Мои пальцы словно сами собой все сильнее барабанили по деревянным перилам балкона.

– Согласно заключению экспертов, это психопат, человек крайне опасный, – продолжал Кэмерон. – В состоянии обострения он способен на самые дикие поступки. На суде он признался во всех преступлениях, и его приговорили к пожизненному заключению, хотя вначале предполагалась смертная казнь. Однако три года назад он сбежал во время прогулки в город. Ты, конечно, спросишь, как такому типу могли позволить прогулку в город?! Вот и я о том же спросил. Мне ответили: «Такое случается». – Кэмерон взглянул мне прямо в глаза. – Итак, ты видишь: Кош не ограничился угрозами, он послал к тебе опасного маньяка – все равно что спустил на тебя хищника с цепи. И теперь я прошу тебя помочь мне, Пол. Потому что я ни минуты не верю, что такое могло произойти только изза какогото гребаного телефона! Наверняка в этой игре другая ставка. Гораздо более серьезная.

Глава 35

Джорди попрежнему не подавал о себе вестей, и Кошу это не нравилось. Он медленно расхаживал по столовой, вертя в руках ложку. Эта ложка на самом деле была ритуальным предметом, который шаманы индейского племени калуза использовали для того, чтобы вызывать рвоту: когда они наедались галлюциногенов, они специально извергали содержимое желудка наружу, чтобы усилить их воздействие.

Потом Кош убрал этот экспонат обратно в витрину и оглядел помещение. Старинные кресла и круглые трехногие столики с тяжелыми канделябрами были искусно расставлены на огромном ковре напротив монументального камина. Белые колонны, соединенные аркадами, поднимались к галерее мезонина, тянущейся вдоль стен, и устремлялись выше, к стеклянному потолку десятиметровой высоты.

Все вместе производило мрачное, гнетущее впечатление.

Этот дом был построен в 50е годы прошлого века. Его первым владельцем стал разбогатевший «крекер»[20], который начинал с того, что выращивал скот на здешних болотистых лугах, потом понемногу начал скупать землю и в конце концов сколотил себе приличное состояние. Дом стоял уединенно, как и было принято у «крекеров». Но на вид он не имел ничего общего со скромным фермерским домиком – скорее это был странный гибрид готического замка и венецианского дворца. Владелец явно хотел произвести впечатление на гостей и заодно продемонстрировать широту своих финансовых возможностей.

Алан Смит купил этот дом по баснословной цене. Внутри от былой роскоши мало что осталось, все обветшало и практически осыпалось на глазах. Он дополнил убранство комнат цирковыми аксессуарами – трапециями, подвешенными к потолку, «железной девой», громадным клоуном. Сам он предпочитал современную архитектуру, но такая обстановка больше соответствовала его имиджу Коша Чародея. А в его работе репутация – это все. Редкие визитеры, допущенные в эти стены, неизменно бывали впечатлены и проникались к нему уважением. Уважение означало доверие, доверие – деньги. Это был ключ к его блестящему проекту, который он так успешно осуществлял.

Только вот теперь – как будто мало было офицера Коула! – появился этот чертов докторишка, Пол Беккер, и создает ему проблемы.

– Все в порядке? – спросил клиент.

Этот жирный боров сидел в кожаном кресле и курил контрабандные кубинские сигары стоимостью сто долларов за штуку. Он был владельцем известной марки спортивной одежды и имел большую сеть магазинов. Женат, трое детей. Кош все проверил.

Заставив себя улыбнуться, он ответил:

– Да, все в порядке.

– У вас слегка озабоченный вид, – заметил бизнесмен, выпуская кольцо дыма, которое медленно поплыло вверх, к огромному разноцветному витражу. – Но должен вам сказать, я впечатлен! Малышка, которую вы мне обещали, действительно великолепна!

Левой рукой он погладил собственное бедро. Кош спросил себя, осмысленный это жест или непроизвольный.

– А что, если я заберу ее на несколько часов? – продолжал тот.

«Ага, вот оно», – подумал Кош. Он перестал расхаживать по комнате, чтобы не выглядеть беспокойным.

– Увы, – произнес он скучающим тоном, – с момента нашей последней встречи коечто изменилось. Девочку уже зарезервировали. Но я могу предложить вам мальчика вместо нее. Черный, не старше десяти лет. Его первоначальный заказчик… скажем так, выбыл из игры. Ребенка еще никто не трогал.

Бизнесмен едва не выронил сигару:

– Вы за кого меня принимаете? Мальчик мне не нужен! Да к тому же черный! Кто зарезервировал девочку?

– Один известный голливудский продюсер. Он увозит ее в путешествие.

Бизнесмен нервно заерзал в кресле. Кош почувствовал, что он задет. Разумеется, никакого голливудского продюсера не существовало. Это была просто уловка.

– Это очень выгодный клиент. Его последние фильмы пользовались большим успехом…

– Кош, вы же знаете, что деньги для меня не проблема…

– Не в этом дело.

– Сколько он вам заплатил?

– Пятьдесят тысяч за сутки.

Клиент медленно кивнул. Его пухлые пальцы нервно постукивали по толстому животу. Кольца дыма расходились над его одутловатым лицом.

Кош с удовольствием убил бы его прямо здесь, в этом кресле. Он охотно вонзил бы кочергу ему в горло или, например, выжег ему глаза серной кислотой. Не потому, что бизнесмен был педофилом – на это Кошу было наплевать. Ему просто хотелось новых экспериментов. Однако он сдержал свой порыв, понимая, что убивать собственных клиентов глупо.

– Моя жена будет в отъезде на следующей неделе, – наконец сказал бизнесмен. – Я хотел бы отправиться с девочкой в морское путешествие.

– На Багамы?

Клиент кивнул. Настало время для решающего удара.

– Ее зовут Мэдисон, – сказал Кош. – Ей восемь лет.

Нужно было персонализировать ребенка – это сделает клиента более сговорчивым. В тот же миг Кош заметил, как в глазах собеседника вспыхнуло вожделение.

– Но вот Багамы – это довольно сложно… – продолжал Кош. – У меня есть необходимые связи, но расходы очень высоки. Я не уверен, что плата за эти услуги окажется вам по карману.

Бизнесмен затушил сигару в пепельнице.

– Сто пятьдесят тысяч за четыре дня, – произнес он.

– Ну, скажем так: двести пятьдесят.

– Четверть миллиона долларов?!

– Я обеспечу вам яхту. Любое оформление по вашему выбору. Напитки, еда, видео, аксессуары – все включено. Я гарантирую полную анонимность транзакций и вашу личную безопасность. Все риски – моя забота. Могу бесплатно добавить вам еще парочку гаитянских детей, если пожелаете. Полностью здоровых, проверенных на СПИД, со всеми необходимыми прививками.

– Нет, только девочка и я! И никаких аксессуаров ! Я не хочу причинять боль… Мэдисон. – Он с некоторым затруднением выговорил имя.

Кош кивнул. Эти типы никогда не делают детям больно. Они их любят. И не их вина, что общество осуждает их пристрастия. Кош продолжал вполуха слушать бизнесмена, иногда кивая. Так всегда проще достигнуть согласия.

– Все будет так, как вы пожелаете, – в заключение сказал он, протягивая клиенту руку, чтобы скрепить сделку. – До скорого свидания. С Мэдисон.

Затем проводил гостя к деревянному пирсу, к которому была привязана моторная лодка, на которой тот прибыл. Громадные кипарисы наполняли воздух терпким ароматом, солнце сияло. Аллигаторов не было видно – наверно, спрятались гденибудь в корнях мангрового леса, уходящих под воду. Прекрасный день, в самом деле.

– Да, и вот что еще я хотел сказать, – добавил бизнесмен, уже садясь в лодку. – Мне и раньше доводилось обращаться к профессионалам, оказывающим те же услуги, что и вы, но вы – лучший. Вы предоставили мне на выбор сотни детей! Это чтото потрясающее! Где же вы набрали столько?

Кош улыбнулся:

– Это моя маленькая тайна.

Глава 36

Я рассказал все Кэмерону. Еще раз.

Исповедался ему на этом знакомом сто лет балконе кафе с видом на море, чистое и сияющее в лучах солнца, блики которого на поверхности воды окружали меня со всех сторон.

Я делал это не для своего друга, а для себя. Потому что чувствовал стыд и вину. Стыд изза того, что моя жена вынуждена была мне лгать, чтобы навещать моего отца. И вину изза того, что моему отцу пришлось применить против меня оружие.

Это были странные чувства, и вначале я не мог понять, откуда они возникли. Но потом понял, что два человека, о которых шла речь, вероятно, всегда любили меня. Они были моей семьей, моими самыми близкими существами, которые, по идее, должны были бы мне доверять, но вместо этого они меня опасались и держали наготове средства защиты. Какими бы ни были причины, побуждавшие их так поступать, ясно одно: я представлял для них опасность. И уже изза одного только этого я был виноват.

И вот теперь еще Кэмерон… Нет, нужно остановить эту цепную реакцию.

Я во всех подробностях рассказал ему о поездке к Джорджу Денту – о старом домике в лесной глуши, о сотнях фотографий на стенах, о бреднях насчет имен артистов, о выстреле из «тайзера».

Кэмерон и бровью не повел.

Я добавил, что мой отец наверняка знает Коша или, по крайней мере, слышал его имя – во всяком случае, у меня сложилось именно такое впечатление.

Кэмерон кивнул – о такой возможности мы говорили пару дней назад у меня в кухне. Чтобы это заподозрить, не требовалось быть Шерлоком Холмсом…

Ну, хорошо, мой друг, а вот это как тебе?

И я рассказал о газетной вырезке 1971 года – о ребенке, задавленном какимто неизвестным. Я сообщил, что, по данным следствия, убийца перевозил в кабине своего грузовика марихуану. А мой отец был задержан буквально на следующий день за попытку продажи марихуаны и почемуто оказался в тюрьме строгого режима, несмотря на незначительное количество обнаруженного при нем наркотика.

На сей раз Кэмерон наконецто насторожился:

– Эта вырезка у тебя с собой?

Я передал ее ему и рассказал остальное, включая эпизод с упоминанием песни «Четыре стены Рэйфорда», которую мой отец якобы слышал в заключении, тогда как появилась она шестнадцать лет спустя.

Закончив читать заметку, Кэмерон вернул ее мне.

– Странно, – произнес он.

– Ну, это самое меньшее, что можно сказать.

– За продажу марихуаны наказание действительно слишком суровое… Ты думаешь, истинной причиной было убийство ребенка?

– Я не знаю.

– И мать скрывала от тебя эту историю?

– Она никогда ничего об этом не говорила. Но сам факт, что она сохранила эту вырезку, помоему, красноречивое свидетельство.

– Согласен. Здесь придется покопаться.

– Я могу тебе помочь.

– Оставь это, Пол.

– Меня бесит сидеть сложа руки.

– Успокойся. История любопытная, что да, то да, но это было давно. Нет никаких доказательств, что она както связана с Кошем. Возвращайся к своей работе, переключи мысли на чтото другое. Пока это единственное, что тебе остается делать.

Первая половина дня прошла как во сне. Я беспрестанно отправлял на автоответчик Клэр послания, то резкие, то умоляющие, но, разумеется, не получил ответа. Потом пытался уснуть, но много раз просыпался и снова засыпал, прежде чем мне удалось поспать несколько часов подряд. В какойто момент я подумал, не принять ли снотворное, но решил отказаться от этой идеи – в том, чтобы спать днем, как вампир, не было ничего хорошего. К тому же мне не хотелось привыкать к таблеткам: мои нынешние заботы требовали полной ясности мышления.

Наконец я проснулся, принял ледяной душ, наскоро побрился, натянул свежую футболку и поехал на работу.

Доктор Элга Браатц, увидев меня, изумленно округлила глаза – в этот уикэнд было не мое дежурство.

– Вы с кровати упали, ja ?

Сильно пахло медицинским спиртом. В приемной негде было яблоку упасть. Из всех посетителей мое внимание привлекли старик с бледным напряженным лицом, массирующий живот, и целая стайка детей, галдящих, качающихся на стульях и рвущих иллюстрированные журналы для посетителей на конфетти. Нельзя было сказать, что беспокоит старика больше – ноющий живот или эта орда Чингисхана. Секретарша за стойкой администратора пыталась отвечать двум пациентам сразу, плечом прижимая к уху телефонную трубку и одновременно печатая чтото на компьютере. Ее пальцы порхали по клавиатуре, как стайка вспугнутых воробьев. Ворчание, вздохи, хныканье и смешки служили звуковым сопровождением всей этой картины.

Ну вот я и дома.

– Я так понимаю, жаркий выдался денек.

Это было очевидно по ширине кругов под глазами Элги Браатц. Я мысленно предположил, какой будет ее следующая фраза, и загадал: десять секунд максимум.

– Хм… ну раз уж вы здесь, может быть, поможете мне?

Бинго!

– Хорошо, только надену халат, – ответил я.

И направился в раздевалку. До меня долетел вздох облегчения коллеги.

Через пару минут Элга Браатц присоединилась ко мне в комнате отдыха. Большим и указательным пальцами она машинально потирала переносицу под оправой очков. Я протянул ей картонный стаканчик с горячим кофе и поинтересовался:

– Кто из медсестер сегодня работает?

– Нола.

Это была наша вторая штатная медсестра. У Конни сегодня был выходной.

– Ну, так что мы имеем?

– Два поврежденных запястья, две лодыжки. Пациенты в рентгеновском кабинете. Рана волосистой части головы, пациент в первом боксе. Сознания не терял. Я сейчас им займусь. Но еще в приемной четверо детей с простудой. И у одного человека боли в желудке. Займетесь ими?

Я кивнул. Вернувшись в приемную, я просмотрел карточки больных и решил заняться ими в порядке их поступления. Сначала разобрался с повреждениями лодыжек (в обоих случаях оказались простые растяжения), потом запястий (одно растяжение и один перелом, потребовавший наложения гипса). Потом побыстрому осмотрел детей – даже по их поведению было очевидно, что они отнюдь не при смерти, хотя их родители были очень встревожены, – и, выписав им лекарства, собрался перейти к старику. За все время работы в кабинете я постоянно прислушивался к происходящему в приемной – это давний рефлекс, – поэтому успел вовремя: старик уже собирался уходить. Я услышал из приемной какойто шум и, выглянув туда, увидел, что он стоит у стойки секретарши и вежливо говорит ей, что, очевидно, зря беспокоился – у него все прошло. Хотя было видно, что и сейчас он еще немного бледен. Он добавил, что ему еще нужно успеть зайти в супермаркет, пока все магазины не закрылись изза этих постоянных штормовых предупреждений. А дома он примет обезболивающую таблетку и, если что, вернется завтра.

Секретарша кивнула и уже хотела выбросить его карточку.

Но у меня внутри уже включился тревожный сигнал.

Если молодые люди и подростки явно нервничают изза какихнибудь пустяковых проблем со здоровьем, это объяснимо: у них частые стрессы, и они требуют к себе повышенного внимания. Если старики пытаются доказать вам, что в их недомогании нет ничего серьезного, это происходит изза опасений услышать уже и без того им известное – что дело плохо.

Словом, я уговорил старика остаться и едва ли не силой потащил его в бокс.

Биохимический анализ крови: глюкоза, мочевина, креатинин, холестерин, АлАТ, АсАТ, общий билирубин, общий белок… Потом я сделал электрокардиограмму.

Пожилые люди иногда носят внутри себя настоящие бомбы замедленного действия, даже не подозревая об этом. Каждый пятый человек с ишемической болезнью сердца не знает, что он перенес микроинфаркт. Но в данном случае ЭКГ не показала ничего подозрительного. А проверить уровень кардиоэнзимов можно будет не раньше чем через полчаса. Не говоря уже о том, что поначалу их количество может не превышать нормы.

– Доктор, теперь я могу идти? – спросил старик.

Я пробормотал «нет», закрепляя датчики у него на груди. На сей раз диаграмма выглядела более неровной. Я тут же брызнул под язык пациенту «Изомакспрей» из аэрозольного минибаллончика. Три минуты спустя старик сказал, что боль утихла – это было видно и по диаграмме. Все оказалось так, как я и думал.

– Спасибо, что вы мне помогли, – сказал старик. – Теперь я могу ехать домой?

– Не спешите, – с улыбкой ответил я. – Нужно проверить еще парутройку мелочей.

Я старался говорить непринужденным тоном: ни в коем случае нельзя было волновать пожилого человека. Диагноз вырисовался нешуточный – все признаки близящегося инфаркта были налицо, и неочевидность их объяснялась только тем, что в данном случае проблема с сердцем маскировалась под желудочную боль. Может случиться так, что через полчаса этот человек умрет. Малейшее физическое усилие, малейший стресс может привести к катастрофе.

– Вы не можете меня задерживать, если я этого не хочу, – упорствовал он.

– У вас есть дети? – спросил я. – Вы с ними ладите?

Он кивнул.

– Хорошо. А теперь представьте, как они забеспокоились, узнав, что вы обратились к врачу. Они захотят выяснить все подробности. Убедиться, что с вами все в порядке. Нужно, чтобы мы с вами убедили их в этом. Согласны?

Старик немного подумал, затем кивнул. Защитить своих близких – этот рефлекс всегда срабатывает. Сейчас я приму все необходимые первоочередные меры, десять минут спустя приедет «скорая» и увезет старика в ближайшую больницу. Я уже позвонил своему знакомому специалисту, который будет ждать его прямо в операционной и проведет шунтирование сердца. Если все пройдет хорошо, жизнь старика будет вне опасности. И моя быстрая реакция сыграет здесь не последнюю роль.

Я вытер пот со лба.

Удивительно, до какой степени человеческие существа склонны к саморазрушению. Хандра, упадок сил, любая неудача – и они спешат навстречу смерти с цветком в зубах. Но смотреть, как страдают твои близкие, твои дети, – это совсем другое. Всетаки большинство людей не такие, как Джордж Дент.

День близился к вечеру, а мы попрежнему с трудом справлялись с наплывом клиентов. Суббота – трудный день для врачей и полицейских. Кэмерон знал это не хуже меня и недаром посоветовал вернуться к работе. Это и вправду пошло мне на благо. Хаос нашей жизни неуправляем, но всем нам необходима вера в то, что им можно управлять.

Следующий этап моих действий стал мне понятен както сам собой.

Я набрал номер комиссариата. Когда диспетчер взяла трубку, я попросил ее соединить меня с офицером, ответственным за штрафные взыскания. Она попросила подождать пару минут. Затем я услышал юношеский голос:

– Офицер Уилл Палмето.

Судя по всему, недавний выпускник полицейской академии. Как раз то, что мне нужно! Я слегка кашлянул для большей уверенности и заговорил:

– Я доктор Беккер, директор клиники скорой помощи. (Я надеялся, что, так пафосно представившись, собью его с толку и он не догадается, что имеет дело с простым врачом из скромной частной консультации.) Мне нужна ваша помощь.

– Я вас слушаю.

– В ночь со вторника на среду инспектор Кэмерон Коул привез в нашу клинику мистера Алана Смита. У него была рана головы.

– Так.

– Мы оказали ему всю необходимую помощь. После этого мистер Смит и инспектор Коул поехали в ваш комиссариат. Я полагаю, в ваших отчетах это зафиксировано?

Пауза, тихое пощелкивание клавиш компьютерной клавиатуры.

– Да, вся информация у меня перед глазами.

– Спасибо, офицер Палмето.

– У нас очень много вызовов. Можете объяснить покороче, в чем ваша просьба, доктор?

– Она очень проста: мне нужен адрес мистера Смита.

– Это конфиденциальная информация.

Ну, положим, это я предвидел.

– О, я понимаю, – произнес я самым нейтральным тоном, – но мы делали анализ крови, и…

– Счет за лечение вы можете прислать нам, – перебил меня полицейский.

– Нет, я бы хотел сообщить результаты анализа мистеру Смиту.

– Сообщите нам, мы ему передадим.

– Речь идет об опасном вирусе.

– Каком вирусе?

– Вирусе СПИДа. Мистер Смит может заразить многих людей. Я должен лично предупредить его об опасности.

Офицер молчал.

– Это очень срочно и конфиденциально, – прибавил я. – Конечно, мне было бы даже проще передать ему это через вас, офицер Палмето, но боюсь, когда мистер Смит поймет, что столь приватная информация стала известна третьим лицам, это может кончиться судебным процессом.

Несмотря на то что я не видел лица собеседника, я почувствовал, что его охватила паника. Воспользовавшись этим, я вбил клин еще глубже:

– Что ж, видимо, я зря отнимаю у вас время. Вероятно, мне действительно стоит попросить вас передать эти сведения мистеру Смиту. После чего мы оба со спокойной совестью об этом забудем.

Я очень надеялся, что он не сообразит попросить меня прислать эти сведения в комиссариат в двойном запечатанном конверте.

Так и случилось.

– Подождите секунду, – сказал Уилл Палмето. – Итак, вам нужен только его адрес, и все?

– Совершенно верно.

– Хорошо, вот он, – сказал он и продиктовал мне адрес.

– Благодарю вас, Уилл. Вы очень любезны.

Я положил трубку и начал разглядывать листок с адресом, гордый тем, что моя «военная хитрость» удалась. Вот он, адрес Смита, известного также как Кош Чокнутый.

Когда я услышал название улицы, на которой он обосновался, меня словно током ударило: он жил здесь, в Неаполе!

Я встал изза стола. Я помнил, что дал Кэмерону обещание не вмешиваться в эту историю, но что делать – моя семья исчезла, и у меня было слишком много вопросов, ответы на которые требовалось получить.

На этот раз мое решение было бесповоротным.

Глава 37

Но вот такого сюрприза я не ожидал.

Из открытого окна машины я растерянно смотрел на заброшенную территорию без единого строения. Тихо урчал невыключенный мотор.

Это и есть владения Алана Смита? Листок бумаги с адресом, лежавший на соседнем сиденье, подтверждал это. Так же как и номер дома на почтовом ящике, висевшем на столбе, окруженном зарослями сорняков.

Пустующий участок находился в самом центре шикарного квартала Порт Ройял. Я добрых полчаса колесил по улицам, вдоль которых располагались настоящие усадьбы ценой в несколько миллионов долларов, и то и дело чертыхался, безуспешно пытаясь найти нужное мне владение. Оно оказалось в конце широкой аллеи, у самой кромки воды, и было наполовину скрыто за деревьями. Если бы я сейчас выключил мотор, то наверняка услышал бы плеск волн.

Порт Ройал – настоящий лабиринт искусственных каналов, этакая миниВенеция, возникшая словно из ниоткуда. Воплощенная мечта любого скоробогача, поднявшегося из грязи в князи, подобно ему какимто чудом вытащенная из болотных глубин и превращенная в сказку для миллионеров. Этот квартал был возведен в 1938 году Гленном Сэмплом, продавцом стирального порошка и одним из крестных отцов жанра «мыльной оперы»[21]. Землю Сэмпл приобрел за пять миллионов долларов. Сегодня средняя цена здешнего особняка составляет примерно три миллиона, но есть и такие, что стоят миллионов двадцать – тридцать. Если вам повезет приобрести один из них, вашими соседями окажутся стареющие кинозвезды, отошедшие от дел руководители крупных компаний и знаменитые писатели. Ворота будут напоминать вход в античный храм, ограда будет похожа на стены средневековой крепости, внутри окажутся несколько бассейнов с подогревом и дватри лифта (даже если в вашем доме всего два этажа). Само собой, роскошная мебель (которую здешние обитатели меняют каждый год, пренебрежительно оставляя старую на свалке). Разумеется, вы не будете жить здесь постоянно, – это же всего лишь загородный дом! – но обслуживающий персонал круглый год будет наготове.

– О, боги и смертные! – невольно пробормотал я, моргая ослепленными всей этой роскошью глазами за стеклами солнечных очков. – Живая история Неаполя, с самых первых дней!..

Но сейчас я продолжал смотреть на заброшенную территорию, окруженную невысокой оградой из розового камня, поверх которой шла другая – решетчатая. Самое нейтральное, что можно было сказать об этом владении, это что оно слегка отличалось от своего окружения. Аллея из каменных плит привела меня в какието хаотические джунгли. Узкие ворота вели в никуда. В траве коегде виднелись обрывки разноцветной бумаги, за деревьями угадывались руины некогда стоявшего здесь строения – словом, место выглядело так, словно давно лишилось старого владельца и уже оставило всякую надежду найти нового.

Затем я въехал на небольшую парковку перед портиком ограды, перегороженном цепью. Цепь казалась новой, так же как и табличка с надписью: «ВХОД ВОСПРЕЩЕН». Я выключил мотор. От жары моя футболка липла к телу, как вторая кожа, и мне то и дело приходилось ее оттягивать и слегка встряхивать. Контраст между гнетущей жарой и неумолкающим плеском волн действовал на нервы.

Я скрестил руки на груди.

Ну и что теперь?

Никакого дома здесь нет. Стало быть, либо коп дал мне неверный адрес, либо Кош Чародей живет в палатке.

А что, тоже вариант. Может быть, он обходит соседние владения, распевая песни и показывая фокусы, а его за это угощают пирожными…

Я вышел из машины и огляделся. Никого. Я захлопнул дверцу, услышал привычное «тиутиу» сигнализации и направился к почтовому ящику – единственному доступному предмету, который можно было исследовать. Он был совсем новый и запирался на замок. Заглянув внутрь сквозь щель для почты, я не обнаружил там ничего, даже рекламных проспектов.

Значит, ктото всетаки здесь жил – или, по крайней мере, брал на себя труд регулярно забирать почту.

Хорошо.

Я двинулся вдоль ограды, чтобы осмотреть всю территорию. И метров через десять обнаружил узкую лазейку – один из прутьев решетки был отогнут в сторону. Если отогнуть его еще немного, пожалуй, можно протиснуться. Я невольно оглянулся на свою машину.

Остановись, пока еще не поздно. Садись в машину и возвращайся домой. Что ты рассчитываешь здесь найти? Мальчика, похищенного в Майами? Свою жену и сына? Это смешно!

Я в задумчивости кусал губы.

От правильного или неправильного выбора могла зависеть моя жизнь.

В конце концов я сильнее надавил на отогнутый прут решетки и протиснулся в расширенное отверстие.

Направляясь к зарослям пиний, я чувствовал, как вдоль позвоночника пробегает дрожь – но не от страха, как вы могли бы подумать, а от возбуждения. Я как будто вернулся в детство, в одну из своих мальчишеских вылазок. Вскоре я заметил, что, несмотря на сильную влажность, здесь нет ни одного москита – зато вокруг порхает множество стрекоз. И вспомнил, как в детстве отец рассказывал мне, что прежний мэр города распорядился специально завезти сюда стрекоз, чтобы они поедали москитов. Тот же самый мэр – очевидно, помешанный на экологии – придумал выпустить в городские сточные воды аллигаторов, чтобы те прочистили забившиеся стоки. «И эти придумки сработали в обоих случаях», – прибавил отец. «Стрекозто и правда много, – заметил я, – а где же аллигаторы?» Отец улыбнулся и заговорщицким шепотом ответил: «Будь осторожнее, когда ходишь в туалет».

Я прошел небольшую рощицу пиний, не заметив ничего особенного, и вышел с противоположной стороны. Вот тогда я ее и увидел.

Чувствуя, как лихорадочно колотится сердце, я опустился на корточки среди высокой травы и принялся ее разглядывать.

Она была пришвартована у берега канала, тянущегося вдоль одной из сторон участка: великолепная яхта в укрытии ангара. Этот ангар представлял собой кубическую конструкцию высотой со средний дом, помещающуюся на гладко отшлифованных опорных столбах, соединенных изящными полукруглыми арками. Он закрывал пирс, к которому была пришвартована яхта. Оштукатуренные стены ангара покрывала розовая краска, поблекшая от времени, на крыше была старая, коегде осыпавшаяся итальянская черепица.

Мне уже доводилось видеть похожие конструкции: они сооружались для защиты морских яхт от штормов и ураганов, а заодно служили препятствием и для воров. Вход в них обычно закрывал вертикальный стальной занавес. Сейчас он был поднят, и это означало, что владелец яхты выходит на ней в море довольно часто – или даже то, что он и сейчас находится внутри.

Некоторое время я размышлял.

А не по этой ли причине Кош выбрал именно это место?

Скорее всего, да.

Я готов был спорить, что на остальное владение ему было наплевать: его интересовал только ангар. В городском порту тоже можно арендовать нечто подобное, но Кош, очевидно, не хотел привлекать к себе лишнего внимания. Кэмерон говорил, что Кош живет как кочевник: у него нет постоянного дома, и к тому же он не любит, когда ктото сует нос в его дела. Такому человеку лучше всего иметь убежище, из которого можно с легкостью перемещаться куда угодно – как пауку из центра паутины в любую ее часть. Раньше я думал, что Кош наверняка живет в какомнибудь роскошном отеле или снимает частный особняк, но, в конце концов, почему бы ему не жить на яхте? Владение в самом центре города и при этом очень тихое, защита обеспечена, а при желании можно сняться с места в любой момент.

Водные пути Флориды невероятно разнообразны и запутанны: морские рукава, небольшие реки, болота, – и география их постоянно меняется под воздействием приливов и штормов. Но уже километрах в двадцати от берега вы выходите из территориальных вод и можете спокойно отправляться хоть на Багамы, хоть на Кубу, хоть в Мексику – и доберетесь до этих мест в рекордно короткие сроки. Очень сложно отслеживать морской трафик во всем его многообразии. Именно поэтому наш штат – излюбленное место деятельности контрабандистов и незаконных предпринимателей всех мастей.

Я машинальным щелчком согнал с ноги огромного кузнечика и начал обдумывать дальнейшие действия. Не сидеть же тут весь день… Но кто всетаки этот Кош, он же Алан Смит – один из тех предпринимателей, о которых я только что вспоминал, или просто человек с эксцентричным характером?

Собственно, за ответом на этот вопрос я сюда и пришел. Хватит уже фантазий и предположений.

На причале было тихо. Вроде бы людей в ангаре нет… Чем я рискую, если быстро осмотрю яхту вблизи?.. Наши с Кэмероном детские экспедиции все больше оживали в моей памяти. Что сделали бы сейчас Циклоп и Росомаха?

Ну давай, не дрейфь! Шевели задницей!

Решено, я иду.

Глава 38

Я спустился по тропинке, ведущей к ангару, непрерывно оглядывая окрестности и чувствуя, как горло сжимается от волнения. Никто, кажется, меня не заметил. Я проскользнул в боковую дверцу и перевел дыхание.

Внутри воздух был жаркий, удушливый, почти осязаемый. Сильно пахло горючим и тиковым деревом. Я разглядел причал, о который тихо плескались волны: терраса, бар, несколько шезлонгов. И попрежнему ни души. Трап яхты был спущен, на причале громоздились ящики, разделенные на две отдельные части. Но на борту не было заметно никакой активности.

Я решил пройти немного вперед, но подошвы моих туфель адски заскрипели, соприкоснувшись с препятствующим скольжению покрытием, положенным поверх деревянного настила. Звук был примерно такой, какой издают кроссовки при резком повороте на полу спортзала.

Поколебавшись, я снял туфли, а заодно и носки и, оставив их в укромном уголке, двинулся дальше босиком. Даже не знаю, какой страх был сильнее – оказаться схваченным или стать посмешищем.

Я медленно приблизился к трапу.

И вдруг дверь кабины резко, словно от сильного толчка изнутри, распахнулась, открывая комуто дорогу.

Я замер на месте.

Но человек, распахнувший дверь, меня не видел: спиной ко мне он вытаскивал наружу какойто тяжелый, громоздкий предмет. Я бесшумно опустился на корточки за одним из ящиков и сжался в комок, чтобы не быть замеченным, одновременно благословляя свою недавнюю идею разуться.

Некоторое время я слышал только шорох груза, спускаемого вниз по трапу, и стук крови у себя в висках. С минуты на минуту меня обнаружат – в этом у меня не было никаких сомнений.

Однако этого не произошло.

Наконец я рискнул выглянуть изза своего укрытия.

Грузчиком, как ни странно, оказалась женщина. Молодая, рыжеволосая, со множеством дредов и невероятно мускулистая. Она выгрузила несколько ящиков и больших щитов из клеёной фанеры, служивших декорациями – насколько я мог рассмотреть, это был лес, – а также квадраты искусственного газона, искусственные кусты и множество баков, наполненных камнями.

Я вспомнил, что Алан Смит трудится в развлекательной сфере и его фирма «Карнавал теней» занимается оформлениями парков аттракционов и «тематических» кафе и ресторанов. Ну что ж, пока ничего удивительного…

Затем женщина выгрузила очередной предмет – на сей раз спиленный ствол настоящего дерева, светлый, не очень большой. У него были острые сучья, и некоторые из них густо покрывало какоето темнокрасное вещество, вроде засохшей краски.

Я с невольным любопытством наблюдал за происходящим.

Женщина положила ствол горизонтально, вооружилась небольшой бензопилой и быстрыми, точными движениями распилила его на несколько частей. Затем сложила эти части в металлический контейнер, облила бензином и подожгла. Потом с удовлетворенным видом вытерла руки, снова поднялась по трапу на яхту и скрылась из виду.

Я выбрался из укрытия.

Зачем понадобилось сжигать ствол дерева? И чем были испачканы сучья?

Я приблизился к ящикам как загипнотизированный. Одна часть ящиков была помечена штрихкодами и наклейками с напечатанными на них пояснительными надписями: «Декорация 118: Сон в летнюю ночь».

Поверх этих наклеек на каждом ящике маркером от руки было написано: «Зарезервировано для Ш».

Вторая часть ящиков была сложена более аккуратно. Я догадался, что их должны занести на яхту вместо прежних. На сей раз надписи гласили: «Декорация 65: Камера пыток».

И приписка маркером: «Зарезервировано для М».

У меня вдоль позвоночника пробежала дрожь, словно чьито ледяные пальцы коснулись затылка.

«Зарезервировано для Ш».

Для Шона?..

Скорее всего, просто совпадение… В самом деле, при чем тут похищенный Шон РамонРодригес? Буква «Ш» может означать все что угодно…

Я перевел взгляд на другую надпись: «Камера пыток. Зарезервировано для М».

А что, если все еще хуже? Если засохшая краска на сожженном дереве была кровью? А «Ш» и «М» – это имена жертв?

Остановись, Пол, ты превращаешься в параноика!

Мой взгляд остановился на ящике, отличавшемся от других: прямоугольный, высотой почти с меня, он стоял вертикально. Ручка на крышке позволяла открыть ее, как дверь. Но если не считать этой последней детали, ящик был очень похож на… ну да, на гроб.

Я машинально провел по лицу ладонями сверху вниз.

Что за чертовщина!..

Спохватившись, я оглянулся на трап. Никого. После этого приблизился к ящику. Снова оглянулся.

Решайся, старина.

Ну, хорошо.

Я шагнул вперед, протянул руку, взялся за ручку на крышке ящика и повернул ее.

Увидев, что находится внутри, я едва удержался от вскрика.

Нет, не труп. Однако впечатление было почти такое же и столь же отталкивающее: полный маскарадный костюм, очень необычный.

Видимо, перед моими глазами был средневековый японский наряд. Черная маска, вроде тех, что носили древние самураи, длинные черные косы из прямых жестких волос и черное шелковое одеяние, расшитое серебром и украшенное (или защищенное?) кожаными накладными пластинами. Острые металлические зубы довершали картину.

Персонаж в таком облачении мог с одинаковым успехом быть злой волшебницей или воиномдемоном. Возможно, костюм был старинным – он слегка пахнул нафталином и старой кожей. Косы, кажется, были сплетены из настоящих волос.

При других обстоятельствах я, возможно, счел бы находку забавной. Из разряда «Наденьте такое на Хеллоуин – и первый приз ваш!». Но сейчас испытывал странное чувство: в груди зашевелился необъяснимый страх, и я невольно схватился за ящик, словно боясь упасть.

Весь во власти какогото зловещего очарования, я коснулся маски кончиками пальцев, а потом провел ими по длинным черным волосам. При этом я нечаянно задел ленту, которыми они были перевязаны, она соскользнула и осталась у меня в руке. Я пристально смотрел на эту ленту, не в силах оторвать от нее глаз, охваченный столь же сильными, сколь и необъяснимыми эмоциями.

Этот маскарадный костюм…

Это существо…

Злая волшебница…

Я не знал, откуда она взялась.

Но почемуто она казалась мне знакомой.

– Какого хрена ты тут делаешь?

Я обернулся. Рыжая девицакультуристка с дредами стояла прямо передо мной. Лицо ее было бледным, ноздри раздувались, как у разъяренной львицы. Характерная деталь: она попрежнему держала в правой руке бензопилу. Всего одно легкое движение большого пальца – и рабочий механизм придет в действие, как в фильме Тоба Хупера[22].

– Ээ… я… гм…

О да, Пол, такое красноречие поразит кого угодно!

– Тебе задали вопрос, придурок.

– Я потерял туфли, – пробормотал я.

– Чего?!

Мой совершенно идиотский ответ привел ее в замешательство. Она машинально перевела взгляд на мои ноги. Воспользовавшись этим секундным замешательством, я резко толкнул ее, и она, потеряв равновесие, рухнула на груду ящиков.

Я бросился бежать.

Хотя не будет большим преувеличением сказать, что я не бежал, а летел. Я мчался, не разбирая дороги, с такой скоростью, на какую никогда не счел бы себя способным. Я пулей вылетел из ангара, взбежал по тропинке вверх, пересек заросли кустарников и рощу пиний, иногда перепрыгивая препятствия и лавируя между деревьями. Меня как будто несло волной адреналина, который буквально затоплял мой организм.

Адреналин мы получили в наследство от своих доисторических предков. Это резервный запас энергии на случай кризисных ситуаций. На короткое время общее руководство переходит к рептильному мозгу[23] – и вот вы в течение всего нескольких секунд забираетесь на скалу, или побеждаете саблезубого тигра, или отрываете голову колдуну враждебного племени.

Хотя вообщето я всегда думал, что это сказки. Но в этот день получил убедительное доказательство того, что все так и есть.

Мне потребовалось не больше минуты, чтобы достигнуть ограды; оказавшись возле нее, я согнулся пополам, задыхаясь, кашляя и отплевываясь. В груди полыхал пожар. Я не понимал, каким чудом не изрезал босые ступни в кровь. Моя дурацкая ложь превратилась в правду – туфли я действительно потерял, однако мог утешаться тем, что остался в живых. Продлись беседа с рыжеволосой культуристкой еще пару минут – и кто знает, чем бы все закончилось…

Возобновлять с ней общение я не имел ни малейшего намерения, поэтому быстро протиснулся сквозь прутья и оказался на парковке. Одна моя нога была еще в воздухе, когда я увидел человека, вдруг вынырнувшего изза моей машины.

Сердце у меня едва не остановилось, но уже в следующее мгновение я понял, что это Рольф – мой знакомый официант из кафе, в котором я всегда завтракаю после ночных дежурств.

На меня волной нахлынуло облегчение. Еще никогда я не был так рад видеть Рольфа!

Он выглядел так же, как всегда: подтянутый, мускулистый, на голове ни одной волосинки. На нем была футболка с изображением автоматчика и надписью: «ПАТРИОТ». Казалось, ткань футболки сейчас разорвется под напором могучих мышц, так сильно она натянулась.

– Эй, чего это вы здесь делаете? – спросил он с глуповатой ухмылкой.

– Я мог бы спросить у вас то же самое, – ответил я, всеми силами стараясь выглядеть непринужденно.

О, этот Пол Беккер! Он за словом в карман не полезет!

Рольф указал на удочку, которую нес за спиной:

– Ловил сома в местной бухточке. На городской пристани слишком много народу. А вы?

– Я?

– Да вы весь в поту. И босиком. Что это с вами?

Я машинально переступил с ноги на ногу. Нужно было чтото придумать экспромтом. Я сунул сжатые кулаки в карманы и, небрежно кивнув на свою машину, сказал:

– Я оставил туфли в багажнике. Дело в том, что я готовлюсь к местной олимпиаде.

– Олимпиаде?

– Ну, точнее, к местным соревнованиям по бегу, они проходят на пляже. Чтото вроде дружеских состязаний… ну, типа, как в сериале «Выжившие», помните? Участвуют врачи всех местных клиник.

– Ну надо же.

– Я бегал вон в той пиниевой роще. Тренировался. И разулся специально, чтобы приноровиться к бегу по неровной местности.

Если он проглотит эту чушь, будем считать, что мне крупно повезло.

– Ясно. – Рольф медленно кивнул. – Да, тренировки – полезная вещь. Кажется, там дальше есть чтото вроде заброшенного причала. Там можно тренироваться без помех. – Он взглянул на часы: – Моя смена начинается через полчаса. Вы меня не подвезете?

– Конечно, – ответил я после секундного колебания. – А вы угостите меня пивом?

– Само собой, – сказал он, улыбаясь своей всегдашней дурацкой улыбкой.

По дороге мы беседовали как два старых приятеля. Рольф рассказывал мне о рыбалке, в частности о разновидностях приманок для рыб, изредка съезжая на свои излюбленные темы: Бритни Спирс и военная карьера.

Я рассеянно кивал.

Боже мой, неужели всего несколько минут назад я сбил с ног на причале незнакомую девицу с бензопилой, а до этого нашел в ящике, похожем на гроб, костюм древнеяпонской злой волшебницы?

Я выехал на перекресток с шоссе US41. Кафе «Ривервок» было прямо напротив, меньше чем в трех сотнях метров, но пришлось остановиться, потому что зажегся красный свет. Движение было очень плотным – складывалось впечатление, что весь город вдруг решил отправиться за покупками. Воспользовавшись паузой, я решил проверить бумажник – нужно было срочно приобрести новую пару туфель и носки.

И в этот момент мне в бок уперлось дуло револьвера.

– Сверните налево, Пол. – Глуповатая улыбочка Рольфа исчезла без следа. – Мы не поедем в кафе. Мы немного прокатимся.

Глава 39

Лежа без одежды на полу гостиной, Кош делал гимнастику.

Он разучивал позу «обезьянки в колыбельке» – что, как он предполагал, поможет ему в общении с Мэдисон, его будущим трофеем. Затем поднялся с пола, чтобы размять ноги.

Немного походив, он остановился, попрежнему голый, перед человеком, подвешенным на цепях к потолку прямо посреди комнаты.

– Ваша выдержка впечатляет, – произнес он.

Он обошел человека кругом. Рана у того на спине слегка затянулась, цвет кожи был уже не таким мертвеннобледным, как тогда, когда он насадил его на острый сук, еще на борту яхты. Но все равно человек был явно не в форме. Слишком тучный, задыхающийся, он к тому же потерял много крови и слабел на глазах.

Кош немного подлечил его подручными средствами: с помощью степлера, предназначенного для коробок с реквизитом, соединил края раны, вонзив металлические скрепки прямо в кожу. К тому же два раза в день он давал своей жертве горсть таблеток, растворенных в стакане апельсинового сока (которым он угощал и детей) – чтобы поддержать в ней силы и предотвратить воспалительные процессы в организме.

Однако он ничего не мог поделать со страшными кровоподтеками, которые оставляли на коже врезающиеся цепи, и с поврежденным легким – последнее было очень досадно, поскольку громкие хрипы жертвы его невероятно раздражали.

– Вам бы стоило быть посговорчивее, – заметил Кош.

Человек обратил к нему налитые кровью глаза.

– Да, я признаю, что обошелся с вами грубовато, – продолжал Кош. – Похорошему, я должен был бы допросить вас до того, как насаживать на сук. Но так уж получилось. Поэтому сейчас для вас лучше всего рассказать мне правду как можно скорее. Самое позднее через трое суток вы просто начнете заживо разлагаться. Это может продлиться долго…

Кош лгал – на самом деле он сомневался, что этот человек проживет еще хотя бы день. Но нужно было хотя попытаться его сломить.

Он скрестил руки на груди и погрозил человеку указательным пальцем, как нерадивому школьнику.

– Так кто же вы? Вы работаете на правительство? Или вы частный детектив? Может быть, вас наняла семья пропавшего ребенка? Или вы член одной из этих добровольных ассоциаций, вроде «Остановим преступность», которые пытаются помогать правосудию? Если только вы сами не преступник – мой конкурент, пытающийся изучить мои методы работы?

Человек пробормотал чтото неразборчивое.

– Я вас не слышу, – раздраженно произнес Кош. – Как вы внедрились в мою сеть? Кто дал вам координаты моего вебсайта? Кто снабдил вас деньгами – двадцатью тысячами долларов за один день, проведенный на моей яхте с маленьким Шоном? После вашего пребывания там, кстати, потребовалась генеральная уборка!

Глаза человека расширились от изумления, как если бы он слушал бред сумасшедшего.

Кош вздохнул с притворным разочарованием:

– Предупреждаю вас, мои расценки с тех пор сильно повысились. Теперь вы уже не сможете воспользоваться моими услугами. Хотя, по правде говоря, вы уже вряд ли сможете воспользоваться чем бы то ни было… Но, поскольку вы всетаки были моим первым ВИПклиентом, я сделал вам немаленькую скидку. Следующий заплатит никак не меньше двухсот пятидесяти тысяч…

Кош слегка приподнял руку и пошевелил большим и указательным пальцами, словно предлагая по достоинству оценить величину суммы.

– Четверть миллиона, – добавил он. – Представляете себе? И это только начало! Тестовая фаза, как говорят предприниматели. Мне тоже нравится считать себя предпринимателем. Поэтому я хочу знать, кто вас ко мне подослал. Ваш образ действий напоминает промышленный шпионаж. А это очень грязное дело. И наказуемое. Вы знаете об этом?

Кош наслаждался своей игрой. Он знал, что, стоило бы только захотеть, он без труда сделал бы актерскую карьеру.

В этот момент зазвонил его мобильный телефон.

Он подошел к креслу, на котором висела его одежда, и достал телефон из кармана черного плаща.

– Что у тебя? – спросил он без всякого вступления.

– От Джорди Лански попрежнему никаких известий.

– Где ж его носит? Он так и не объявился с тех пор, как устроил шмон у докторишки. – Кош помолчал, слушая ответ собеседника. – Не понимаю… Этот Беккер выглядит полным идиотом. Или он оказался куда хитрее, чем я думал?

– Нет, он и есть идиот.

– А ты откуда знаешь?

– Вот в этот самый момент я держу его на мушке.

Рольф сделал паузу, давая хозяину время по достоинству оценить его способности.

– Я тебя слушаю, – сказал Кош уже более мягким тоном.

Рольф ощутил прилив уверенности.

– Я совершал обход территории, – заговорил он, – поскольку вы мне за это и платите, а в это время капитан вашей яхты увидела того типа на причале и сообщила мне по «уокитоки». Он рылся в коробках с реквизитом. Она хотела его задержать, но он ее вырубил.

– Вырубил?

– Ну то есть просто толкнул, и она упала. Она пыталась его задержать, но он удрал, как кролик. – Рольф хохотнул. – Хорошо, что я оказался рядом, верно?

Кош воздержался от какого бы то ни было замечания в адрес этого придурка. К сожалению, найти подходящих подручных в этом городке фактически не представлялось возможным, а привозить сюда людей откудато еще было рискованно – они могли привлечь к себе внимание.

– Что он успел увидеть? – спросил Кош вместо этого.

– Почти ничего.

– Но всетаки?

– Ящики. Надписи на них. Старый маскарадный костюм…

– Какой именно?

– Не знаю. Надо спросить у вашей капитанши… Кажется, она говорила чтото о черной волшебнице…

Лицо Коша исказила непроизвольная гримаса.

Он сделал несколько шагов, чтобы расслабиться, одновременно проводя рукой по волосам.

У Пола Беккера были фотографии. Джорди Змей исчез после того, как побывал в его доме. И вот теперь этот докторишка сам заявляется в ангар с обыском… Как он нашел это место? Только копы знали адрес, и у них не было никаких причин делиться с ним информацией. Может быть, ему сказал тот инспектор, Кэмерон Коул? Но с какой целью? Если так, получается, что слежка велась с самого начала предприятия… Правда, шпион в данный момент был подвешен на цепях к потолку, но все эти почти одновременно случившиеся события вызывали у Коша беспокойство. Видимо, понадобится урегулировать все проблемы лично, одну за другой…

Явно чтото затевалось. Он пока еще не понимал что именно, но предвкушение щекотало ему нервы.

Не удержавшись, он даже слегка вскрикнул от удовольствия.

Кош был гением. Когда он оставался наедине со множеством включенных компьютеров, он иногда танцевал голым, во время особенно сложных фигур бросая взгляд на свои бесчисленные отражения в голубых мониторах. Ему нравилось воображать себя Повелителем Тьмы, Кошем Чародеем, Черным Королем, перемещающим пешки по Шахматной Доске Теней.

Но даже у самого могущественного повелителя всегда есть соперник.

Кто же был Белым Королем? Неужели этот жалкий доктор Беккер? Кош с трудом мог в это поверить.

– Скажите, а как насчет моего вознаграждения? – донесся до него слабый голос Рольфа из мобильного телефона. – Вы обещали, что полезные услуги будут оплачены дополнительно…

– Ты говоришь, Беккер сейчас рядом с тобой? – перебил Кош.

– Да. Он сидит за рулем, я держу его на мушке.

– Хорошо. Тогда вот что тебе нужно будет сделать…

Глава 40

Рольф прервал соединение с удовлетворенной усмешкой на губах:

– Да уж, Беккер, не повезло тебе. Хотел удрать от помощницы мистера Смита и угодил прямиком в мои объятия. Как говорится, налетел на скалу Сильвии.

– Сциллы. Правильнее будет сказать: налетел на скалу Сциллы, пытаясь спастись от Харибды.

Рольф нахмурился.

– Ну и что это меняет? – спросил он, слегка прикрыв веки.

– Даже не знаю. Может, теперь вам удастся блеснуть умом на очередном светском рауте – я так понял, вы на них бываете.

Судя по выражению лица Рольфа, моей шутки он не оценил. Вместо этого ударил меня кулаком в ухо.

Боль была такой сильной, что на несколько секунд я потерял управление.

Рольф хихикнул и сильнее вдавил дуло револьвера мне в бок.

– Какие мы, оказывается, чувствительные! – насмешливо сказал он.

Я стиснул зубы, чтобы не застонать от боли.

– Считай, что это просто предупреждение, – прибавил Рольф. – Если бы я действительно хотел сделать тебе больно, это было бы совсем иначе.

Ухо, скорее всего, побагровело. Я был так зол, что уже хотел опрокинуть нас обоих в кювет. Но револьвер вернул меня к реальности. Нужно было сохранять спокойствие. И заодно попытаться узнать чуть больше.

– Поезжай и дальше по шоссе, – велел он.

– Куда мы едем?

– Скоро узнаешь.

Я кивнул, словно принимая правила игры.

У меня оставался единственный козырь. Оба мобильных телефона, и мой, и Коша, попрежнему лежали у меня в кармане. У моего был отключен звук. Если мне удастся, незаметно нажав клавишу быстрого набора, связаться с Кэмероном, ему будет слышно все, что здесь происходит, – примерно как по рации. А я буду вслух комментировать дорогу, перечисляя самые заметные объекты, мимо которых мы проезжаем. Кэмерон все поймет и примчится ко мне на помощь. Чтото подобное я читал в одном детективе, и теперь надеялся, что это сработает…

Я сделал вид, что потираю бедро, словно массируя.

– Эй, что это ты там теребишь? – спросил Рольф.

Не дожидаясь ответа, он отвел мою руку в сторону рукояткой револьвера, залез ко мне в карман и вытащил оба телефона.

– Думал, удастся меня провести? Нажать на клавишу быстрого набора и вызвать помощь? Господи, да этот трюк даже дети знают! Ты совсем отстал от жизни, тупица! – Он небрежно бросил телефоны на заднее сиденье и снова ткнул дуло револьвера мне в бок: – Лучше на дорогу смотри!

Мы ехали еще примерно полчаса. Последние городские дома сменились площадками для гольфа. Большинство из них было устроено на месте бывших болот. Спустя еще некоторое время зеленые лужайки уступили место тине, и вскоре по обеим сторонам шоссе не осталось ничего, кроме мрачных заболоченных пространств Эверглейдс, напоминавших полусгнивший саван, укутывающий давно разложившийся труп.

– Я однажды прокатился здесь на гидросамолете, – сообщил Рольф. – Дерьмовое местечко. Никого, кроме гребаных индейцев и аллигаторов. Ты знаешь, что они даже налоги не платят?

– Аллигаторы?

Он проигнорировал мой сарказм. Я взглянул в зеркало заднего вида. За нами ехал красный пикап. Если бы я смог подать водителю знак…

– Эти придурки индейцы, кажется, строят свои хижины у обочин специально для туристов. А если углубиться в резервации, так у них там настоящие дворцы. Доходы от их казино не облагаются налогом и идут на нужды их семей, прикинь? Эти краснокожие как сыр в масле катаются, ни хрена не делая. При этом учатся в наших школах, пользуются всеми нашими благами…

Я снова бросил взгляд в зеркало. Видимо, Рольф это заметил, потому что с силой ткнул меня в бок, отчего я согнулся пополам.

– Давайка поднажми. Оторвись от той красной машины.

Я нажал на газ. Пикап скрылся из виду. Несколько виражей – и мы снова ехали одни.

– Теперь внимание. Сверни вон за тем рекламным щитом.

Щит был старый, выцветший, на нем едва читалась надпись:

«Прокат гидросамолетов, 45 долларов тур».

Я притормозил, съехал на обочину и остановился.

– Ты что, спятил?

– Я хочу знать, куда мы едем.

– В спокойное местечко, где можно поговорить.

– Поговорить можно и здесь.

– Нет, – твердо сказал Рольф.

Я повернулся к нему, охваченный страхом и яростью одновременно:

– Что, собираетесь меня прикончить? Да мы же друг друга почти не знаем! И я ничем не могу повредить ни вам, ни вашему хозяину!

– Ты, я смотрю, в штаны наложил от страха.

– Я не идиот, чтобы не бояться, когда на меня направлен пистолет!

Ухмылка Рольфа исчезла.

– Ты свернешь за рекламным щитом. Или я всажу тебе пулю в печень прямо сейчас, а потом швырну тебя в болото и буду смотреть, как ты барахтаешься, пуская пузыри. Интересно, сколько ты продержишься?..

Я резко надавил на педаль газа и свернул с шоссе на боковую грунтовую дорогу. Примерно через триста метров показалась деревянная хибара, стоящая у самой воды. Сзади к ней примыкал небольшой причал, у дальнего конца которого виднелся старый проржавевший каркас гидросамолета, наполовину погруженный в болотную тину.

– Приехали. Глуши мотор.

Я исполнил приказ. Рольф вынул ключи из замка зажигания и жестом велел мне выйти. Я открыл дверцу. Рольф резко распахнул дверцу со своей стороны и тоже вышел. При этом дуло его револьвера постоянно было нацелено на меня. Солнце медленно садилось за горизонт. Вокруг нас гудели тучи москитов, жаждущих крови. Я чувствовал, как все мое тело покрывается потом от страха.

– Послушайте, – сказал я, – я могу вам заплатить.

– Сколько?

– Десять тысяч. Даже больше, если продам клинику.

– Неплохо.

Этот полоумный просто издевался. Он совершенно не собирался торговаться со мной. Ему просто хотелось растянуть удовольствие.

– Я заплачу, сколько скажете, – продолжал я. – Я просто хочу вернуть свою жену и своего сына.

– Ты о чем?

Кажется, он искренне удивился. Я решил прояснить ситуацию:

– Я так полагаю, речь идет о выкупе. За мою семью.

Рольф явно не понимал, о чем я говорю, и не заметил, каким облегчением стало для меня это открытие. Оно еще раз подтверждало, что исчезновение Билли и Клэр никак не связано с этой историей. Они в безопасности, слава богу! Живы и здоровы! Они не стали жертвами похищения!

– Я хочу узнать только одну вещь, перед тем как тебя прикончу, – сказал Рольф. – Что случилось с Джорди?

– Кто это?

Несколько секунд он смотрел на меня в упор, словно пытаясь оценить, насколько я искренен.

– Хозяин хочет знать, откуда у тебя эти фотографии, – наконец сказал он. – Те, которые Джорди Змей нашел в мобильнике у тебя на кухне.

Мои глаза сами собой распахнулись от изумления.

– Джорди Лански был в моем доме?!

Рольф с притворной укоризной покачал головой:

– Вот как, значит. Только что ты спрашивал, кто это, и вдруг вспомнил.

– Я знаю только имя, больше ничего.

– Отвечай на вопрос. Откуда у тебя фотографии?

– Они уже были в том мобильнике, который я нашел.

– Джорди как сквозь землю провалился. Ты его убил?

– Вы что, шутите?

– А как ты узнал адрес владения, где стояла яхта?

– Мне дал его один коп. А теперь и я хочу задать вопрос. Почему вы так стараетесь для Коша? И еще – это он заказал похищение Шона РамонаРодригеса?

– Это уже два вопроса, – заметил Рольф, расплющивая москита между пальцами.

Затем спокойно и даже слегка рассеянно оглядел окрестности, словно прикидывая, где лучше всего построить уютный загородный дом.

– Подойди ближе к воде! – произнес он приказным тоном.

Я подчинился, одновременно придвигаясь ближе к деревянной постройке.

– Вы понимаете, что ваш босс – психопат?

– Да что ты говоришь!

– Он похитил ребенка.

Рольф нахмурился. Я еще немного приблизился к хибаре. Дверь держалась всего на одной петле и была приоткрыта.

– Насчет этого я не в курсе, – сказал Рольф. – Но если честно, мне плевать. Он меня нанял… – Рольф расправил плечи, – потому что «оценил мой потенциал», так он сказал, и у него серьезные планы на мой счет. – Говоря это, он постепенно приближался ко мне, а я тем временем сделал еще пару незаметных шагов в сторону небольшого убогого домика. – Думаешь, мне очень нравилось работать какимто жалким официантишкой? Вечно лебезить перед богатыми типами вроде тебя?

Он вскинул руку, в которой держал револьвер.

И в тот же миг я нырнул в дверной проем.

Первая пуля просвистела у меня над головой. Вторая вонзилась в дверной косяк, и на меня дождем посыпались щепки.

Я отскочил в тень, преследуемый проклятиями Рольфа.

Оказавшись внутри, я бросился на пол и пополз к массивному столу, обдирая колени и локти о грубые доски. Окна закрывали газеты, поэтому в хибаре было полутемно. Пахло плесенью, еще какойто дрянью. Неудивительно – комната была под завязку набита всяким хламом. Если бы только удалось добраться до задней двери и выбежать на причал!..

Рольф остановился на пороге. Его массивный силуэт почти полностью заслонил заходящее солнце.

Я схватил массивную пепельницу и швырнул ее в чучело аллигатора на противоположном конце комнаты.

Рольф вздрогнул и тут же выстрелил в злополучного обитателя болот. Одна из пуль выбила окно, взорвавшееся шквалом осколков. В образовавшуюся брешь хлынули солнечные лучи, ослепляя моего врага. Я бросился к задней двери. Осколки стекла впились в мои босые ступни, и я завопил от боли. Она была невыносимой. Однако я не помедлил ни секунды. В следующий миг я был уже на причале.

– Назад, сучонок!

Пуля, пробившая деревянную стену, пронеслась в полуметре над моей головой.

Но я как одержимый промчался по расшатанному скрипящему настилу, хромая на обе ноги и оставляя кровавые следы, и оказался возле старого гидросамолета. В груди у меня горело, я растерял остатки сил. Я пытался думать о моей жене, о сыне. Но меня все сильнее охватывала паника. До дороги далеко, передо мной только бескрайние болота. Чего я добился, добежав до этого места?

Новый выстрел.

Я не раздумывая бросился в воду.

Она была теплой и черной, как ночь. Пальцы моих ног коснулись вязкого тинистого дна. Я нырнул и сделал несколько гребков под водой, намереваясь отплыть подальше. Но почти сразу осознал свою ошибку. Только героям фильмов удается таким путем скрыться от преступников. А я просто заплывал все дальше в трясину, заросшую густой высокой травой. Я высунул голову из воды, глотнул воздуха, снова нырнул и задержал дыхание. Я с ожесточением работал руками и ногами – несмотря на полную безнадежность ситуации, всетаки хотел отплыть как можно дальше от причала, чтобы в меня труднее было попасть. Когда же почувствовал, что легкие вотвот разорвутся, снова вынырнул.

Я кашлял, задыхался и отплевывался, ощущая мерзкий привкус гнилой болотный воды во рту.

Рольф, стоя на причале, хохотал: оказалось, что я проплыл всего несколько метров. Ему оставалось лишь прицелиться и спустить курок.

– Ну как водичка? Ты молодец, что нырнул сам – теперь у меня не будет проблем с твоим трупом.

Его голос доносился до меня словно откудато издалека – ухо, по которому он меня ударил, так гудело, как будто рядом на полную мощь работал мотор.

Рольф прицелился.

– Прощай, придурок, – сказал он.

Он был прав – я, разумеется, был полным придурком. Ну так что же, почему вся моя дурацкая жизнь не проносится у меня перед глазами? Значит, все это выдумки… Сейчас просвистит пуля, а затем все погрузится в небытие… Здесь покоится Пол Беккер, хреновый муж и отец…

По моим щекам заструились слезы.

Прощай, Клэр. Прощай, Билли.

И тут лачуга за спиной Рольфа буквально взорвалась.

Красный пикап – тот самый, который я заметил еще на шоссе, – врезался в убогую постройку со скоростью пушечного ядра. Решетка радиатора ударилась в спину Рольфа, сломав ему позвоночник, и он сложился пополам в обратную сторону с легкостью картонной фигурки. Машина с его неподвижным телом на капоте на мгновение замерла на краю причала – ее передние колеса вращались уже в воздухе, задевая верхушки зарослей болотной травы, и она напоминала стальной корабль, украшенный необычной носовой фигурой, – затем рухнула вниз, в болотную тину.

В тот момент, когда я смог осознать происходящее, из воды торчала только задняя часть пикапа. Капот полностью скрылся в болоте, на поверхности виднелся лишь трогательный красный флажок. Водитель уже выбрался из кабины и, разгребая кусты болотной травы, плыл к берегу. Лицо человека было залеплено тиной, поэтому я не сразу его узнал.

Потом Кэмерон Коул стер грязь с лица и помахал мне рукой:

– Извини, что опоздал, старина. Пропустил этот чертов поворот.

– ККэм?.. Ты?! Но… как ты меня нашел?

– Легко. Я подсадил «жучок» джипиэс в телефон Коша.

Я был совершенно оглушен происходящим. Кэм выбрался на причал, потом помог мне сделать то же самое.

– Помнишь, я брал у тебя на время тот мобильник? – прибавил он. – Ну вот, заодно я его слегка усовершенствовал.

– Так ты поэтому попросил, чтобы я его не выключал? Ты следил за мной?

– Да, следил. Ради твоей же безопасности. Поскольку телефон был включен, я тебя и вычислил. Гораздо практичнее и дешевле, чем приставлять к тебе охрану. И никакой писанины – ни тебе разрешений, ни согласований, ни отчетов… – Кэм тряхнул головой и улыбнулся. – Единственная проблема – связь не очень надежная. Когда забираешься в глухомань – сигнал слабеет. Поэтому я тебя чуть не потерял, когда вы съехали с шоссе. Но все равно успел вовремя, правда?

Глава 41

Я никак не мог прийти в себя.

Грузовик службы техпомощи поднимал красный пикап из воды. Я наблюдал за этим зрелищем, кутаясь в шерстяное покрывало. На ноги мне наложили повязки. Уже совсем стемнело. Судмедэксперт только что застегнул «молнию» на длинном пластиковом мешке, в котором лежал труп Рольфа. Кэмерон сделал какойто знак рукой своим коллегам и приблизился ко мне:

– Все хорошо?

– Угу. Один псих попытался меня убить по заказу другого психа, мой лучший друг нацепил на меня «жучок», чтобы шпионить за мной, а моя семья исчезла. Лучше не бывает.

Он протянул мне какойто чек:

– Твоя жена не исчезла.

– Что?

Я взял листок и непонимающе уставился на него.

– Это выписка с ее банковского счета, – пояснил Кэмерон. – Посмотри, номер кредитки действительно ее?

Я кивнул.

– Вчера днем она сняла со счета двести долларов в банкомате в Бонита Спрингс. Это примерно в двадцати минутах езды от Неаполя.

– Но откуда ты знаешь, что она сама их сняла? У нее могли украсть карточку.

– Думаешь, я не проверил? Я просмотрел запись видеокамеры наблюдения. Сейчас ведь в городах под наблюдением чуть ли не каждый квадратный метр. И полицейский может смотреть через Интернет видеозаписи всех банков, даже не выходя из кабинета. Твоя жена подошла к банкомату, одна, сняла деньги и ушла.

Сердце подскочило у меня в груди.

– А Билли?

– Его на той записи нет.

– То есть как?

– Еще раз: его нет на видеозаписи.

– Но… этого не может быть! Он должен быть с ней!

Кэмерон закинул руки за голову и сцепил их на затылке.

– Послушай, Пол, – заговорил он, не глядя на меня. – Твоя жена цела и невредима, просто у нее есть какието причины от тебя скрываться. Это ваши семейные дела, и меня они не касаются. А теперь, если не возражаешь, я хотел бы поговорить с тобой о том, что недавно произошло.

Мне не очень понравился тон, каким он произнес последние слова.

– Со мной будет говорить Кэмерондруг или Кэмеронкоп?

– Оба.

– Тогда почему у меня такое ощущение, что мне угрожают?

– А это уж ты сам мне скажи. Я вставил джипиэс в твой мобильник из опасения, что не смогу тебе полностью доверять. Так и вышло. Я ведь предупреждал, чтобы ты не совался к Кошу, – да или нет?

Я промолчал.

– Что произошло? – спросил Кэм. – Это ты можешь рассказать?

Странно, но у меня – уже не впервые – возникло ощущение, что мы говорим о разных вещах. Как будто Кэмерон имел в виду какието другие события, а не те, что разыгрались сегодня.

Но я решил играть честно.

Я объяснил, как мне удалось узнать адрес Коша, обманув юного полицейского, а затем подробно, чуть ли не по минутам, описал свою экспедицию. Я рассказал о заброшенной территории, о шикарной яхте в ангаре, о ящиках на набережной, о надписях «Зарезервировано для Ш» и «Зарезервировано для М», о рыжеволосой женщине, которую я сбил с ног, прежде чем она успела настрогать меня ломтями с помощью бензопилы. Я сообщил также, что Рольф спрашивал меня о Джорди Змее, который был у меня дома во время моего отсутствия. И прибавил, что, со слов того же Рольфа, после этого визита Джорди бесследно исчез. Я заметил, что эти последние сведения Кэмерон выслушал особенно внимательно. Единственной деталью, о которой я умолчал, был костюм злой волшебницы. Эмоции, пробужденные во мне этой находкой, были пока неясны и мне самому, и мне не хотелось говорить о ней комуто другому.

Когда я закончил рассказ, Кэмерон пару минут помолчал, потом заключил:

– Все, что ты делал, было не оченьто умно.

– Мне до черта надоело быть бесполезным! Я решил поворошить этот муравейник. Выяснить, кто такой Кош.

Кэмерон кивнул, хотя, скорее всего, просто сделал вид, что его убедили такие аргументы. Он прошелся из стороны в сторону по траве, в то время как грузовик техпомощи отъезжал в сопровождении полицейского автомобиля. Коллеги Кэмерона едва не увезли меня в участок в наручниках. Лишь вмешательство друга слегка остудило их пыл.

– Я даже не знаю, отдаешь ли ты себе отчет в том, что натворил, – наконец сказал он.

– Нет. Объясни, что именно.

– Ты вторгся на частную территорию. Ударил женщину, которая вполне может подать на тебя жалобу в суд. Теперь оказывается, что психопат по имени Джорди побывал у тебя дома без твоего ведома. И в довершение всего тебя обнаруживают рядом с трупом еще одного типа. У тебя скверная ситуация. Очень скверная.

Не удержавшись, я выругался. Потом резко спросил:

– Ты что, издеваешься надо мной? Та девка меня чуть не прикончила! И Джорди явно собирался меня прикончить! И этот тип только чудом меня не прикончил!

– Это твоя версия, – возразил Кэмерон. – Но готов спорить, девица исключит из своего рассказа любое упоминание о бензопиле и представит тебя как нападавшего. Что касается Джорди, тот вообще исчез.

– Тебе нужно просто предъявить обвинение Кошу, точнее, Смиту – или как его там?..

– И как же я это сделаю?

– Его помощница собиралась на меня напасть. Проверь ее мобильный, и ты найдешь там сегодняшний звонок от Рольфа. А на мобильнике Рольфа будет номер КошаСмита. Рольф ему звонил, и тот отдал приказ меня убить.

– Ну, положим, телефон Рольфа, скорее всего, на дне среди тины. Понадобятся водолазы, чтобы его достать. К тому же он наверняка вышел из строя. И потом, номер сам по себе ничего не доказывает. Вряд ли Рольф подписывал с Кошем контракт о трудоустройстве. Адвокаты Алана Смита просто будут отрицать всякую связь между ними. Зато они без труда докажут, что ты нарушил границы частной территории и напал на женщину. Все остальное – твое слово против их доводов.

Я нервно передернул плечами и скрестил руки на груди. Приходилось признать, что Кэм был не так уж неправ.

– А ты? – спросил я. – Тыто что делал на той дороге, да еще не в полицейской, а в обычной машине?

– Не совсем обычной. Это машина Уилла Палмето.

Я вспомнил, что это имя юного копа, с которым я недавно говорил по телефону.

– Палмето? – повторил я.

– Это тот самый, у которого ты обманом выманил адрес Коша. Ты ведь его помнишь?

Я предпочел воздержаться от ответа.

– Он новичок, – продолжал Кэмерон, – я, собственно, его и рекомендовал на эту работу. Он пока еще не очень разбирается во всяких тонкостях, но он и не полный идиот, как ты, вероятно, подумал. Когда он понял, что ты его провел, он связался со мной, прежде чем доложить об этом начальству. Я вычислил тебя по джипиэс и поехал следом. Поскольку не хотел светиться лишний раз, я вместо полицейской машины взял первую, что попалась мне на глаза у нас на стоянке, – а это и был красный пикап Уилла Палмето. Сначала я собирался просто незаметно проследить за тобой – ведь ты, как я уже не раз говорил, формально не имеешь никакого права преследовать Коша. Потом увидел тебя в машине с какимто типом. Я тебе помахал, но ты, кажется, был так взволнован, что этого даже не заметил. Тогда я заподозрил, что дело плохо, и поехал за вами. Ну, остальное ты знаешь.

– Черт!.. – выдохнул я, прислоняясь к капоту своей машины.

Затем порылся в карманах в поисках сигарет и нашел насквозь промокшую пачку. К счастью, в бардачке обнаружилась еще одна. Я глубоко затянулся и выпустил клуб дыма.

В кармане также обнаружилась черная лента, которая соскользнула с костюма волшебницы и которую я машинально подобрал. Ею были перевязаны косы – кажется, сплетенные из настоящих волос. Я протянул ленту Кэмерону:

– Вот это я нашел на причале рядом с яхтой.

– Что это?

– Деталь маскарадного костюма. Этот костюм хранился в отдельном ящике. Возможно, для Коша он представлял особую ценность.

– Она намокла, – заметил Кэмерон.

– Ну что поделаешь, я не смог отказать себе в удовольствии принять грязевую ванну.

– И что ты хочешь, чтобы я с ней сделал?

– На ней могли остаться волосы. Мне кажется, они были настоящими. Раз уж ты у нас такой спец по шпионским примочкам вроде «жучков» джипиэс, может, тебя заинтересует и такая вещь, как ДНКэкспертиза?

Кэмерон взял ленту и положил ее в отдельный пластиковый пакет.

– Не такто это просто, – сказал он.

– Я знаю. Я врач вообщето. Но по одному волоску можно определить ДНК человека. Даже через много лет. Даже если волосяная луковица отсутствует.

– Не думай, что все это происходит, как в полицейских сериалах. Такое исследование стоит три тысячи долларов, и расходы ложатся на полицию. Сам процесс идет через час по чайной ложке. Образец ткани отсылается в лабораторию в Новом Орлеане, там его исследуют несколько дней, иногда и несколько недель. К тому же единственный результат анализа ДНК сам по себе мало что значит, его нужно сравнить с другим, чтобы подтвердить или опровергнуть идентичность. Правила требуют, чтобы…

– Правила? – перебил я. – А что говорится в правилах насчет незаконной слежки? Да еще за близким другом? Вот это тебя не смущает?.. Забери отсюда свой «жучок», – прибавил я и протянул ему мобильник Коша.

Кэл взглянул на меня почти с яростью, но я не убрал руку. Наконец он выхватил у меня телефон, поддел ногтем крышку, вынул плоский серый прямоугольничек с тонкими усиками проводков, снова закрыл крышку и, протянув телефон мне, сказал:

– Все. Никакой больше слежки. Ты доволен?

– Теперь да.

Я в последний раз взглянул на болото, которое чуть не стало моей могилой. Костюм злой волшебницы все больше занимал мои мысли. На мгновение мне почемуто представились ее длинные черные косы в воде, колышущиеся, словно длинные водоросли… Ее лицо медленно всплывало из глубины на поверхность, и вот наконец я увидел его… бледное полуразложившееся лицо утопленницы!

Я вздрогнул, и в тот же миг иллюзия рассеялась.

Я положил руки на плечи своего друга:

– Спасибо тебе, Кэм. Ты спас мне жизнь. Распорядись, пожалуйста, насчет анализа ДНК. Неважно, сколько времени это займет. Ведь мы в любом случае получим полезный результат, я уверен.

Кэмерон неловко переступил с ноги на ногу – разумеется, он не привык к таким проявлениям дружеской теплоты с моей стороны.

– Хорошо, Пол, – наконец согласился он. И добавил: – Но дай бог, чтобы ты оказался прав. Потому что нас с тобой хочет видеть шеф Гарнер. Прямо сейчас.

С этими словами Кэмерон жестом указал на свою машину. Я молча повиновался.

Слова были уже не нужны.

Мы оба понимали, что должны сражаться плечом к плечу.

Глава 42

– У нас с вами одна проблема, доктор Беккер.

Шеф Гарнер откинулся на спинку кресла, сложив руки на животе. Мы с Кэмероном расположились напротив Гарнера, по другую сторону его рабочего стола. Я сидел на своем стуле как полагается, а Кэмерон повернул свой задом наперед, сел на него верхом и скрестил руки поверх спинки.

– Проблема? – переспросил я.

– Да.

Гарнер улыбнулся и положил руку на картонную папку, лежащую перед ним.

– Но прежде чем мы откроем этот ящик Пандоры, – прибавил он, – не будете ли вы так любезны ответить на один мой вопрос?

Я вопросительно взглянул на Кэмерона. Он кивнул. Я в свою очередь кивнул Гарнеру.

– Как обстоят сейчас ваши профессиональные дела? – спросил тот.

Я задумался.

Было очевидно, что Гарнер не испытывает ко мне ни малейшего расположения – и, несмотря на то что внешне он напоминал добродушного старого моржа из диснеевского мультфильма, мне он тоже совсем не нравился. Само мое присутствие в этом кабинете было для него как заноза в седалище.

Кэмерон уже объяснил мне ситуацию: Гарнер был в паршивом настроении и имел на то все основания. Первый тур губернаторских выборов должен был состояться уже через какихто две недели, а итоговые выборы были назначены на ноябрь. Одновременно с этим предстояли и местные выборы, что означало возможные перемены в руководстве местных органов власти, этакие перестановки в оркестре. Гарнер во что бы то ни стало намеревался сохранить свой пост начальника полиции Неаполя, а для этого нуждался в любой поддержке состоятельной части электората, в частности Алана Смита с его щедрыми пожертвованиями. Поэтому сейчас ему совершенно не хотелось «поднимать волну».

– Итак, что же с вашей профессиональной деятельностью, мистер Беккер? – повторил он.

– Все хорошо, – ответил я.

Гарнер слегка приподнял кустистую бровь:

– Вот как? Мне казалось, у вас некоторые затруднения.

– Ну, главная трудность в том, что у меня небольшой штат и мы все чересчур загружены работой. Я и мои коллеги часто работаем сверхурочно, и…

– У вас есть текущие задолженности? – перебил Гарнер.

Я в упор взглянул на него:

– Конечно.

– Выплаты по кредитам? Вы приобрели здание клиники по ипотеке?

– Почти у всех моих начинающих коллег есть похожие проблемы.

– Новенькое здание клиники, персонал, медицинская страховка, дом, две машины, семья, которую нужно содержать… Все это, должно быть, чертовски дорого обходится?

– К чему вы клоните?

Гарнер подался вперед:

– Вам не кажется, что вы много на себя взвалили? Даже слишком много? Что вы на грани финансового краха?

– Минутку, – перебил Кэмерон, поднимаясь. – Что здесь происходит?

– Ничего особенного, Коул. Я просто задаю вопросы.

– Пол в чемто обвиняется?

– Нет.

– Тогда прекратите эти штучки. И вы, и я прекрасно знаем, чего вы добиваетесь – хотите заставить его сказать нечто, что может быть обращено против него.

Гарнер умиротворяющим жестом поднял руки:

– О’кей. Я просто хотел прояснить ситуацию, вот и все.

Он раскрыл картонную папку и медленно, один за другим, вынул из нее четыре листка бумаги, которые разложил на столе передо мной.

– Я полагаю, первый документ вы узнаете, – сказал он, указывая пальцем на крайний листок. – Ну да, это ваше собственное заявление об исчезновении вашей жены Клэр и вашего сына Билли. Они отсутствуют с четверга, но заявление вы подали только сегодня утром.

– Это потому, что…

Гарнер предостерегающе поднял указательный палец:

– Дайте мне закончить. Документ номер два: жалоба по поводу посылки, присланной в вашу клинику. Поданная не вами, как того следовало бы ожидать, а вашей коллегой, Конни Ломбардо. Речь идет о крысах, порезанных на куски. Небанально, согласитесь. – Он слегка пододвинул ко мне третий документ: – Вот здесь речь идет о вашей стычке с пациентом. – Это полицейский рапорт, поданный в прошлый вторник. Здесь упоминаются инспектор Коул и мистер Алан Смит. И опять же – от вас по этому поводу никакого заявления не поступало.

Он сделал паузу, словно давая мне возможность прокомментировать последнюю фразу. Кэмерон крепко стиснул пальцы на спинке стула.

– Четвертый документ мы получили по факсу буквально пару минут назад. На сей раз жалоба подана на вас Бартоном Фуллером, адвокатом из юридической конторы в Майами. Вы обвиняетесь в незаконном вторжении во владения его клиента, мистера Алана Смита, каковое имело место сегодня во второй половине дня. После этого вы произвели нападение на сотрудницу мистера Смита. Точные подробности этого нападения будут известны в понедельник утром.

У меня было такое ощущение, будто мне со всего размаху двинули кулаком в живот.

Нападение? Жалоба, поданная адвокатом? И это при том, что все произошло несколько часов назад?!

Гарнер закрыл папку.

– И вот сегодня вечером, – с улыбкой прибавил он, – вас находят в обществе вашего друга Кэмерона Коула… и трупа.

– Я понимаю, – заговорил я, пытаясь справиться с дрожью в голосе, – что все это выглядит довольно странно…

– Ну, на самом деле не так уж и странно, – неожиданно возразил Гарнер.

– Вы так считаете? – проговорил я со слабым проблеском надежды.

– Да, – кивнул начальник полиции. – У меня, правда, еще не было времени назначить официальное расследование, но я сделал несколько звонков по поводу людей, упомянутых в этих документах, и мне удалось получить коекакие весьма полезные сведения. Достаточно было восстановить хронологический порядок событий…

Гарнер попрежнему любезно улыбался, словно мы говорили о погоде. Я заметил, что его форменная рубашка была абсолютно свежей, без малейших следов пота. А у меня уже вся спина взмокла.

– Позвольте мне объяснить вам свое видение ситуации, – снова заговорил он. – Дело обстоит так: вы нервничаете, вы постоянно в напряжении, вы много работаете, в том числе и по ночам, но, несмотря на это, ваше финансовое положение становится хуже день ото дня. Стресс превращается в ваш повседневный эмоциональный фон. Вы создаете вокруг себя атмосферу нервозности и агрессивности. Возможно, вы действительно сгоряча затеяли драку с кемто из ваших пациентов во вторник вечером, и ваш друг инспектор Коул замял это дело. Но ваши неприятности еще только начинаются. В среду днем вы ссоритесь с женой. Кажется, тому есть свидетели: соседи, горничная, школьная учительница вашего сына… Как бы то ни было, после этого ваша жена, очевидно, решает, что не в силах больше выносить перепадов вашего настроения. В четверг она уезжает от вас и забирает с собой вашего сына. Вот с этого момента ваше поведение уже становится опасным для окружающих. Вы требуете сверхурочной работы от вашего персонала. Отменяете свое собственное дежурство и перекладываете его на сотрудников, которые вынуждены работать столько, что это может нанести вред их здоровью или здоровью пациентов. И когда ктото из ваших недоброжелателей присылает вам посылку – отвратительную, я не спорю, но все же этот поступок не выходит за грань дурной шутки, – вы окончательно слетаете с тормозов. Вам нужно срочно найти виновного, и вы решаете, что это Алан Смит. Вы отправляетесь к нему, чтобы отомстить за посылку, которую, как вы убеждены, именно он вам и прислал. Вы собираетесь совершить правосудие собственноручно. Не найдя мистера Смита, вы нападаете на его помощницу. Потом убегаете и, попрежнему пребывая в бешенстве, ссоритесь с одним из своих знакомых, официантом одного из самых старых и любимых горожанами кафе. Что между вами происходит, точно неизвестно, но вскоре вас обнаруживают рядом с его трупом. Таково логичное завершение всех ваших необдуманных поступков, совершенных под влиянием постоянно накапливающегося раздражения.

Я буквально окаменел, неспособный даже одним словом противостоять этой ужасающей череде обвинений.

– Я правильно все изложил? – спросил Гарнер. – Согласитесь, все эти события связаны между собой. Более того, они развивались по нарастающей. И это возвращает нас к тому, что я сказал вам в самом начале разговора: у нас с вами возникла проблема. – Он скрестил руки на груди и с улыбкой добавил: – Что, интересно, мешает мне отправить вас за решетку прямо сейчас?..

Последовала долгая пауза, на протяжении которой я почти физически чувствовал петлю, затягивающуюся у меня на шее. Затем Кэмерон взглянул на меня, перевел взгляд на своего шефа и произнес:

– Вы все сказали? Теперь позвольте мне. – И, положив на стол новый листок, объявил: – Документ номер пять: Джорди Лански.

Я узнал распечатку, которую он уже показывал мне раньше.

– Эксперты обнаружили отпечатки его пальцев в клинике Беккера, – сообщил Кэм. – Они загрузили их в программу IAFIS, и она выдала результат: тип, доставивший в клинику посылку с крысами, это Джорди Лански, сбежавший из тюрьмы серийный маньякубийца. То есть это явно не тот человек, которому вздумалось просто сыграть с Беккером злую шутку, как вы говорите.

Гарнер смотрел на этот листок с таким видом, словно ему самому прислали посылку с мертвыми крысами.

– Поэтому как минимум стоит сказать, – заметил мой друг, – что наши сведения по этому делу на данный момент неполны.

Гарнер поднял голову.

Кэмерон спокойно выдержал его взгляд и продолжил:

– К этому я могу добавить, что Пол не виновен в смерти официанта. На теле убитого не обнаружено никаких следов побоев. Любой судмедэксперт сможет это доказать. Пол убегал от него, поскольку тот избрал его в качестве мишени для стрельбы из револьвера. Я готов засвидетельствовать это под присягой. К тому же баллистическая экспертиза подтвердит, что тот человек стрелял в Пола с твердым намерением его убить. Что касается жалобы нашего друга Барти, короля адвокатуры, вы прекрасно знаете, что ее не примут к рассмотрению изза отсутствия материальных доказательств, которые в таких случаях всегда требуются. Ну а все то, что вы говорили о постоянном стрессе Пола, о реакциях на это его жены и его коллег, так это чистой воды спекуляция…

Закончив, Коул встал и сделал мне знак последовать его примеру.

– Вы изложили нам свой взгляд на вещи, – прибавил он. – Хотите услышать мой? У вас нет ничего на моего друга, шеф. А теперь мы с ним уходим отсюда.

Гарнер тоже встал, весь красный от гнева.

– Да за кого вы себя принимаете? – прорычал он. – На чьей вы стороне, Коул? Я имею полное право отправить вашего друга за решетку на сорок восемь часов! А вас временно отстранить от должности за нарушение субординации!

– А я могу связаться с представителями массмедиа, – сказал Кэмерон, не повышая голоса. – Как вам такая перспектива? Это же настоящая сенсация: в законопослушного гражданина, врача, стрелял какойто психопат, а полиция, вместо того чтобы защитить потерпевшего, отправляет его за решетку! Расследование провели спустя рукава, доказательств никаких, к тому же еще временно отстранили от должности инспектора, которому не понравилось такое положение дел. Полная некомпетентность высшего полицейского руководства! Хорошенькая получится статья, а? Прямо на первую полосу «Майами геральд»!

Сейчас Гарнер был похож на вулкан, который прикидывает, начать ли ему извержение или на этот раз все же утихомириться.

– Как минимум у Беккера нужно будет снять отпечатки пальцев, – наконец прохрипел он. – И взять образец ДНК из полости рта. Затем мне понадобятся его показания. И ваши тоже, Коул! Он также должен будет дать подписку о невыезде. Если жалоба на него подтвердится, он будет немедленно передан в руки правосудия! Если он вздумает скрыться, если совершит хоть малейшее правонарушение, обещаю вам, Коул, что ответственным за это я объявлю лично вас. И тогда не сносить вам головы!

– Согласен, – кивнул Коул.

– Я тоже, – добавил я.

Гарнер повернулся ко мне:

– Я назначу подробное расследование. Все наши эксперты сейчас отправлены на место преступления, но в понедельник утром они прибудут в ваш дом.

– Я посоветовал бы тебе их не впускать, – сказал Кэмерон. – Им еще нужно будет получить у судьи разрешение на обыск.

– О, за этим дело не станет, – отозвался Гарнер. – Учитывая те документы, что я вам продемонстрировал…

– Я не собираюсь им препятствовать, – заметил я. – Мне нечего скрывать.

Кэмерон потянул меня за рукав:

– Пошли отсюда, Пол.

Гарнер окликнул нас, когда мы уже ступили на порог. Если бы я не был простотаки оглушен происходящим, то заметил бы, что начальник полиции явно злоупотребляет этим излюбленным трюком Коломбо.

– Не выезжайте за пределы города, доктор, – произнес он. – Обещаю вам, что мы с вами очень скоро встретимся. Вашему другу удалось обеспечить вам отсрочку на пару дней, и на вашем месте я использовал бы это время для того, чтобы связаться с адвокатом. Самым лучшим из всех, кого вы знаете.

Глава 43

Остаток дня я провел в страннорасслабленном состоянии, как зритель в кинотеатре, рассеянно следящий за действием фильма.

В полицейском участке у меня взяли отпечатки пальцев и мазок с поверхности гортани. Затем я еще раз пересказал мою историю сотруднику полиции, который занес все сведения в компьютер. По совету Кэмерона я не стал упоминать о мобильном телефоне Коша и о других подробностях. Кэмерон пообещал помочь мне найти адвоката. Мы расстались на парковке возле полицейского участка около двух часов ночи, и я вернулся домой, совершенно обессиленный.

Едва войдя в дом, я стянул одежду, разбросав ее по полу, и направился в душ. Грязь Эверглейдс стекала с меня потоками. Чтобы избавиться от нее полностью, понадобился чуть ли не целый флакон яблочного шампуня.

Я чувствовал, что моя ненависть слабеет, по мере того как струи горячей воды хлещут по моему телу, расслабляя напряженные мышцы и успокаивая нервы.

Наконец я вышел из душа, вытерся и внимательно осмотрел недавние порезы. Нужно было еще раз как следует их продезинфицировать. Это я и сделал. Заодно принял двойную дозу антибиотиков и тройную – снотворных.

Потом накинул халат, налил себе вина и стал пить его небольшими глотками, глядя в окно второго этажа на городские огни. Наверняка сейчас в клубах полно людей, они пьют, веселятся и рассказывают друг другу, как прошел день. Что касается меня, я был один в пустом доме.

Я зашел в комнату Билли. На кровати все еще лежала недочитанная книга, замечательная детская история под названием «Небольшая задачка», которую порекомендовала мне одна знакомая. Чтение на ночь было для нас с Билли одним из самых незыблемых и ценных ритуалов, но эту книжку мы так и не успели закончить… Я поставил ее на полку, машинально разгладил покрывало на кровати и прошелся по комнате, подбирая валяющиеся на полу игрушки и возвращая их на стеллаж.

Мне очень не хватало моего сына.

Затем я вернулся в нашу с Клэр спальню. На комоде лежала книга, которую в последнее время читала Клэр. Это был роман французского писателя Мода Майера, которого я не знал. Клэр имела обыкновение подчеркивать понравившиеся ей фразы, а потом зачитывать их мне вслух, чтобы улучшить мое французское произношение. Я очень люблю французский язык, но произношение мне никак не дается, и, когда я пытаюсь повторять слова и фразы за Клэр, мы оба начинаем хохотать.

Мне очень не хватало моей жены.

Я открыл книгу на месте закладки, там, где Клэр остановилась. Новая глава начиналась словами: «Человек – плотоядный хищник. Все остальное – шелуха».

Я положил книгу обратно на комод, вытянулся на кровати и стал смотреть в потолок. Веки постепенно тяжелели, и окружающие предметы, попадавшие в поле зрения, искажались, принимали фантастические очертания магов, колдуний, клоунов, тянущих ко мне скрюченные пальцы… Все эти образы, до поры до времени таящиеся гдето на границе сна и яви, теперь выступили из тени, окружая меня.

На мгновение я стал ребенком, и меня охватил ужас.

Затем мои мускулы расслабились, и я погрузился в темный и глубокий, словно омут, сон без сновидений.

Глава 44

Шон положил горсть овсяных хлопьев на крошечное окно под потолком, сквозь которое просачивался сероватый свет раннего утра, и снова вернулся вглубь своей камеры.

Сегодня было воскресенье. Он провел в этой камере уже четыре дня.

Шон смотрел на единственный источник света – то самое окошко, неровные очертания которого теперь знал наизусть. Вскарабкаться к нему было нелегко. Сначала нужно было придвинуть кровать к наружной стене, потом встать на металлическую раму изголовья, затем подпрыгнуть и уцепиться одной рукой за край проема, а другой – положить на нижнюю часть окошка овсяные хлопья. Затем повторить все в обратном порядке. Желательно без шума.

Поначалу Шон не раз срывался. Но он повторял попытки снова и снова, глупо смеясь после каждого падения, как пьяный.

Он и сам подозревал, что его смех звучит неестественно. И что дело тут в физическом истощении и, может быть, в нервном напряжении этой постоянной борьбы с одолевающим его ужасом, вызванном безнадежностью его положения. Шон не был дураком, он прекрасно отдавал себе в этом отчет. Но теперь ему было на это наплевать. Потому что у него созрел план.

Затею с овсяными хлопьями он придумал еще в самом начале. Разглядеть чтолибо в крошечное окно было практически невозможно – трава и груда камней примерно в метре от него снаружи полностью скрывали окружающий пейзаж. Зато однажды Шон увидел белку, которая с тех пор иногда заглядывала к нему в лишенное стекла окошко (для нее и предназначались хлопья). Увидев зверька, он пришел в восторг и одновременно очень удивился: как этой белке удалось выжить здесь, на болотах, кишащих аллигаторами?! Потом вспомнил услышанные в школе термины «экосистема» и «борьба видов». Это дало ему пищу для размышлений.

Если белка оказалась способной здесь выжить, почему бы ему тоже не попробовать?

Шон еще раз как следует обдумал свою нынешнюю ситуацию. И в итоге размышлений заключил: окошко было слишком узким, чтобы десятилетний ребенок мог в него протиснуться. Но ребенку лет пяти это наверняка удалось бы. Конечно, у последнего не хватило бы сил для того, чтобы вскарабкаться к окну по стене, – этим, очевидно, и объяснялось то, что Кош Чародей даже не счел нужным загородить это окошко решеткой.

И вот тут Шона осенило: если он похудеет до состояния «кожа да кости», то невозможное может оказаться возможным.

Идея, само собой, была безумной, но, подумав, Шон себе сказал: вопервых, другого выхода все равно нет; вовторых, план не так глуп, как кажется на первый взгляд; втретьих, так или иначе, эти гребаные хлопья уже достали.

Вот почему в последние дни он довольствовался примерно одной третью своего ежедневного рациона, а остальное отправлял в окошко. Туда же он выливал сок, к которому были подмешаны растолченные снотворные таблетки (если этот психопат Кош думал, что Шон этого не замечал, значит, не такой уж он был и умный). Взамен Шон набирал в бутылку дождевую воду – правда, много собрать не удавалось – и пил понемногу, маленькими глотками.

Также он выполнял разные упражнения, которым научил его Соннибой – один из самых старших детей в его большой приемной семье. Соннибой был здоровенным тупым верзилой, который таскал деньги из материнского кошелька и торговал дурью, работая на какогото мелкого дилера из трущобного квартала ОпаЛока. Его заветной мечтой было разжиться автоматическим оружием. Единственной положительной чертой Соннибоя было то, что он не удосуживался прятать подальше номера порножурнала «Хастлер», что позволяло Шону знакомиться с их содержанием. Заодно Шон научился у него качать мышцы, даже не вставая с кровати: так было даже удобнее – можно было зацепиться за перекладину спинки пальцами ног и делать упражнения для брюшного пресса. Если заняться этим и сейчас, а заодно перестать есть, можно будет похудеть очень быстро!

Шон вздохнул и потер пальцами виски.

Иногда у него возникало странное ощущение – он не мог понять, делал ли он недавно те вещи, о которых вроде бы помнил, что да, – или же только хотел сделать? Чтото вроде ложной памяти… Но об этом еще будет время подумать после.

Он сел на своем голом матрасе и поднял кверху футболку, чтобы осмотреть все сильнее выпирающие ребра. Его худоба становилась ужасающей – но, в конце концов, он этого и добивался. Он сам устроил себе такое испытание – он, и никто другой.

Шон опустил футболку.

– Сегодня воскресенье, – заставил он себя повторить вслух (или в прошлый раз он это не говорил, а только подумал?). – Я здесь со среды. – Он медленно считал дни, загибая грязные пальцы. – Я здесь четыре дня. И семнадцать дней прошло с тех пор, как меня украли.

Он поднял голову и расправил плечи. Потом попытался сосредоточиться на своем страхе, чтобы преобразовать его в уверенность.

– Плевать я хотел на страх. Я отсюда сбегу. Белка против аллигаторов… Еще неделя – и я стану таким тощим, что пролезу в окошко.

– Что, сопляк, беседуешь сам с собой?

Дверь камеры распахнулась, и на пороге появился Кош.

Увидев, что кровать стоит не там, где раньше, Чародей насмешливо фыркнул:

– О, ты занялся переустройством интерьера?

Кажется, собственная шутка привела его в восторг.

– Вот именно, – ответил Шон. – Говенная у вас обстановочка.

Брови Коша сдвинулись к переносице, и он стремительно вошел в камеру, явно собираясь ударить Шона. Он уже занес руку для удара, но вдруг так же резко ее опустил.

– Ах, Шон, Шон, Шон… – произнес он со вздохом. – У тебя и впрямь незаурядная сила воли. Ты особенный ребенок. – Он присел на корточки возле кровати. – А знаешь что? Я ведь пришел тебя убить. Дада, я тебя уверяю. Но ты подал мне другую идею. Просто замечательную – ты поможешь мне коекого убедить. Одного человека. Он такой же стойкий, как ты. Тоже особенный. Вот увидишь. Но я уверен, что мы все трое взаимно поможем друг другу.

Кош слегка приподнял полы своего длинного черного плаща и сделал пируэт, как девочка, демонстрирующая подругам новое платье на школьном дворе. Затем, преувеличенно церемонно поклонившись, сказал:

– Шон, представляю тебе мистера Незнакомца. Мистер Незнакомец, представляю вам Шона. – Словно спохватившись, Кош прижал ладони ко рту. – Ах да, я и забыл – вы ведь его уже знаете!

Шон в ужасе смотрел на человека, подвешенного на цепях к потолку. Он чувствовал, как к глазам подступают слезы.

– Вот видишь, Шон. Я говорил тебе, что он особенный. Он тоже не хочет умирать.

Губы человека слабо шевелились.

– Ты знаешь, что он делает? – спросил Кош. – Он молится! Невероятно, правда?

Кош вплотную приблизился к человеку, который зажмурился от явного отвращения.

– Дорогой мистер Незнакомец, позвольте, я расскажу вам коечто по поводу молитв. Речь идет о масштабном медицинском исследовании, результаты которого были недавно опубликованы в таком авторитетном издании, как «Америкен хелс джорнал», а после перепечатаны в не менее авторитетном «НьюЙорк таймс». Итак, опытным путем удалось установить, что молитва не имеет никакого благотворного медицинского эффекта!

Кош придвинул кресло ближе к своей жертве и силой заставил Шона в него сесть.

– Медики наблюдали за людьми, перенесшими операцию на сердце, за которых молились их близкие, – продолжал Кош, – и сравнивали их состояние с состоянием точно таких же больных, за которых никто не молился. Результат был однозначным: никакой разницы не обнаружилось! Молитвы никак не влияли ни на быстроту выздоровления, ни на наличие или отсутствие послеоперационных осложнений. Это масштабное исследование обошлось в два миллиона четыреста тысяч долларов, и в нем принимали участие в общей сложности тысяча восемьсот пациентов на протяжении целых десяти лет. Судите сами, насколько оно заслуживает доверия.

Кош встал позади кресла и, перегнувшись через спинку и нависнув над головой Шона, обратился к жертве:

– Иначе говоря, молитвы – полная чушь. Это совершенно очевидно. Лично я это знал и без всяких исследований. Помоему, на них только зря потратили такую кучу денег. Если бы Бог действительно существовал и мог оказывать влияние на жизнь своих созданий, разве Он допустил бы существование таких типов, как я?

Глаза человека приоткрылись, и он с усилием произнес:

– Оставьте… Шона… в покое.

– О, мистер Незнакомец снова с нами! – с воодушевлением произнес Кош.

И в тот же миг резким движением запрокинул голову Шона и приставил к его горлу нож.

Шон, задыхаясь, вцепился в его руку обеими руками, пытаясь ее сдвинуть, но ничего не вышло: хватка у Коша была железная. Шон перестал сопротивляться и пошире открыл рот, чтобы глотнуть хоть немного воздуха.

«Белка и аллигаторы… Белка и аллига…»

– Перестань дергаться! – резко сказал ему Кош. – А что до вас, мистер Воздушный Акробат, вам пора усвоить простую истину: Бога не существует. Это должно быть ясно даже идиотам вроде вас. Так чего ради вы упорствуете? Скажите мне то, что я хочу знать. Кто вас нанял? Иначе я перережу мальчишке горло прямо у вас на глазах, и вы будете виноваты в его смерти.

– Вы должны… оставить его в живых, – едва слышно проговорил человек.

– Ах вот как? Откровенно говоря, не понимаю, с чего это вдруг. Люди вроде вас очень любят клеить ярлыки на людей вроде меня. Один из таких ярлыков – социопат. Это означает, что я не принимаю правил вашего мира. Я изобретаю свои собственные. Вы следите за ходом моей мысли? Так вот, для меня этот ребенок – вещь. Такая же вещь, как кресло, в котором он сидит. Вы же не будете сильно беспокоиться, если я опрокину это кресло, ударю его ногой, сломаю, сожгу в печи или выброшу в окно – ведь правда?

Человек судорожно сглотнул слюну и прохрипел:

– Вы найдете… другого клиента. Нужно, чтобы Шон… был жив и здоров.

Кош сделал вид, что нажимает на невидимую кнопку:

– Дзззынь! Ответ неверный! Увы, этот мальчишка мне больше не нужен. Совсем недавно я заключил очень выгодную сделку. При этом я попытался в нагрузку к основному товару продать Шона клиенту, но тот не захотел – он предпочитает белокурых девочек. Так что придется мне избавиться от этой ненужной вещи.

Кош слегка провел лезвием по шее мальчика, оставив на ней кровоточащую царапину. Глаза Шона едва не вышли из орбит.

– Подождите… – проговорил человек.

– Дада, я вас слушаю.

– Я… я скажу…

– Так на кого вы работаете?

– Я агент… агент ФБР.

– О, о! Секретная операция, надо полагать? Типа «схватим суперзлодея Коша»? И кто еще в игре?

Чтото неуловимое на мгновение вспыхнуло и сразу погасло во взгляде человека, словно он окончательно принял свою участь, смирился со своими страхами и отказался от всякой надежды. Он глубоко вздохнул и собрал остатки сил, как для последней битвы. Ему даже удалось издать слабый смешок.

– Вы никогда не узнаете, в чьих руках собраны все нити, жалкий вы идиот, – произнес он. Изза того, что в горле у него пересохло, голос его был хриплым и шелестящим, как оберточная бумага. – Человек С Той Стороны гораздо сильнее вас. Он вас схватит. И когда вы будете подыхать от страха, ожидая, пока настанет ваша очередь пройти по «коридору смерти», вы вспомните мои слова. Вы всего лишь жалкий балаганный шут. Человек С Той Стороны станет вашим палачом!

От притворношутливой любезности Коша в один миг не осталось и следа.

– О’кей, – сказал он. – Хватит с меня этого бреда!

После чего схватил несчастного толстяка одной рукой за волосы, другой рукой – за шею, вонзил зубы в его сонную артерию и разорвал ее одним движением головы. Кровь брызнула фонтаном, заливая и самого Коша, и Шона, который скорчился в кресле, вопя от ужаса.

Кош подставил ладони под струю крови, а затем принялся размазывать ее по лицу, словно умываясь. Потом тряхнул головой и движением руки отбросил волосы назад:

– Как хорошо, что больше не придется слушать его проповеди!

С этими словами он схватил Шона за руку и потащил обратно в камеру. Лицо Коша было искажено от ярости.

– Извини, Шон, чтото я чересчур увлекся. Мне надо прийти в себя. Твою казнь я устрою попозже. Ты ведь не обидишься на меня за это, правда?..

Он втолкнул Шона в комнату.

– К тому же ФБР село мне на хвост, так что нужно побыстрому коечто предпринять. Придется мне совершить небольшую поездку в соседний городок. А потом я вернусь и займусь тобой.

На пороге он обернулся и, поднеся окровавленные пальцы к окровавленным губам, послал Шону воздушный поцелуй со словами:

– Ну что, до скорого?

Потом захлопнул за собой дверь и запер ее на замок.

Шон машинально оглядел знакомую обстановку. Сейчас ему казалось, что он видит ее впервые, да еще и сквозь какойто странный красноватый фильтр. Железная кровать, матрас, ковер, слуховое окошко…

Он рухнул на пол, дрожа всем телом.

Нужно придумать другой способ бегства.

Гораздо более быстрый, чем предыдущий.

Глава 45

Я терпеливо ждал своей очереди, потихоньку продвигаясь с подносом к кассе в кафе «Пандаэкспресс». На подносе были кружка «Бад лайт», двойная порция жареного цыпленка и блинчики с креветками, политые кислосладким соусом. Шесть долларов девяносто пять центов за все про все. Еда, конечно, не особо изысканная, но когда ты голоден, а все вокруг завалено сахарной ватой, пирожными и прочими сладостями, – самая подходящая и сытная (как почти все, что подают в «Съестном дворе» – большом круглом павильоне торгового центра, где расположились сразу несколько кафе быстрого питания).

Я знаю, мне бы не стоило сюда приходить.

В нынешнем моем состоянии мне гораздо больше подошел бы какойнибудь мрачный бар, где можно было бы забиться в самый темный угол и сидеть там полдня, с бутылкой в одной руке и с упаковкой транквилизаторов в другой. Но сейчас был полдень, и мой желудок, к требованиям которого я вот уже несколько дней почти не прислушивался, настоятельно потребовал пищи. Тело не знает жалости, оно подчиняет вас своим потребностям, и ему совершенно наплевать на ваши душевные страдания.

Хотя вообщето можно сказать, что я просто выбрал другой способ утешения вместо алкогольного.

– Обедаете здесь, доктор, или возьмете заказ с собой?

Стоящая за кассой девица лет двадцати, накрашенная сверх всякой меры, улыбнулась мне, и я улыбнулся в ответ:

– Мы знакомы?

Она заговорщицки подмигнула:

– Ну конечно!

– Хм…

– Я приходила к вам на консультацию недели две назад. Вы меня не помните?

– Ннет…

Она указала на низ своего живота длинным накрашенным ногтем, сделала забавную гримасу и снова подмигнула. С такой мимикой она одна могла заменить собой целое юмористическое шоу.

Я сосредоточился и вспомнил: да, в самом деле, пару недель назад она приходила ко мне вместе со своим приятелем. Тому пришла в голову «блестящая» идея – вшить шарики от электрического бильярда в наиболее драгоценную часть своей мужской анатомии, чтобы придать сексуальным отношениям новую, повышенную остроту.

Для разового эксперимента это сгодилось как нельзя лучше, но увы – извлечь шарики без медицинского вмешательства оказалось невозможно.

Странное дело – когда люди видят на вас белый медицинский халат, они откровенничают с вами без всякого стеснения (даже когда потом встречают вас уже без халата).

– Ах да, вспомнил, – со вздохом сказал я. – Ну и как, извлечение прошло успешно?

– Да, теперь все в норме. Хотите, я угощу вас личи, чтобы отблагодарить? Это чтото вроде ягод с мякотью внутри…

– Нет, спасибо.

Я расплатился и сел за свободный столик в центре кафе.

«Съестной двор» в воскресенье днем представляет собой любопытное зрелище. Тут собираются самые разные компании. Длинноволосые подростки обоего пола со скейтбордами под мышкой, тоннами поглощающие мороженое «Дайри квин», совершенно не заботясь о последствиях. Семьи латиноамериканцев с вереницами детей, каждый из которых несет собственный щедро нагруженный поднос. Чернокожие в широких брюках и еще более широких футболках, с аппетитом хрустящие жареными куриными крылышками под острым соусом. Словно только что спорхнувшие со страниц глянцевых журналов группы блондинок, которые подносят ко рту гамбургеры, жеманно подняв мизинчик. Подтянутые и вполне сексуальные женщины за сорок в костюмах для джоггинга, соблюдающие диету и поэтому не едящие здесь почти ничего, и их мужья в шортах, потягивающие пиво и обсуждающие между собой гольф и положение на бирже…

В какомто смысле здесь начинаешь чувствовать себя школьником – тебя точно так же окружают разные кланы со своими интересами, дружащие или враждующие между собой.

Но сегодня я впервые ощущал себя здесь чужаком, инородным телом – как будто прямо у меня над головой висела острием вниз огромная красная стрела, ритмично вспыхивающая, как неоновая вывеска: «ОПАСНЫЙ ПРЕСТУПНИК!»

Дело в том, что местная газета «Неаполь дейли ньюс», воскресный выпуск которой я недавно купил, напечатала на третьем развороте (раздел «Местные новости», графа полицейских объявлений): «Пол Беккер, врач, был задержан полицией Неаполя вчера вечером на шоссе US41».

И ниже, более мелким шрифтом, шло лаконичное пояснение: «Задержание означает подозрение в совершении преступления, а не обвинение в оном».

Такие сообщения вполне законны. Они информируют жителей Неаполя о задержаниях в городе и его окрестностях, при этом детали опускаются. Обычно речь идет о нарушениях правил дорожного движения, о вождении в нетрезвом виде и других нарушениях общественного порядка. То, что мое имя оказалось в газете сразу после вчерашнего (фактически уже сегодняшнего) ночного инцидента, говорило о том, что шеф Гарнер не медлил ни секунды.

Я утешал себя тем, что этих объявлений никто обычно не читает. Но понимал, что одно лишь слово «врач» способно привлечь ко мне внимание газетных стервятников и что, скорее всего, вслед за нынешними двумя строчками последуют более развернутые материалы.

Я с жадностью впился зубами в огромный кусок цыпленка, словно от количества съеденного напрямую зависело восстановление душевного спокойствия. И именно в этот момент Шейла Лебовиц, наша соседка, инструктор по фитнесу и сексбомба в одном флаконе, уселась за столик прямо напротив меня:

– Пол!

– Ммм…

– Смотрите, я купила новый том «Гарри Поттера»! – объявила она. – Для дочери.

И, перегнувшись через столик, положила книгу мне на колени, словно предлагая полюбоваться.

Я вытер губы салфеткой, стараясь смотреть куда угодно, только не на декольте Шейлы.

– Мы с ней вместе прочитали все предыдущие тома, – продолжала она с воодушевлением. – Когда у матери и дочери общие интересы – это ведь замечательно, правда же?

– О да… замечательно.

– А вы?

– Что – я?

– Вы читали «Гарри Поттера» вместе с Билли?

– Боюсь, это не для него.

Шейла посмотрела на меня так, словно я только что во всеуслышание объявил папу Римского гомосексуалистом.

– Но, разумеется, я читаю вместе с ним другие детские истории, – прибавил я, слегка похлопывая по стопке лежащих передо мной газет.

– «ЧеловекПаук против Доктора Осьминога»? – насмешливо спросила Шейла.

– Нет, «Дейли ньюс», – невозмутимо ответил я.

Она придвинулась ближе и, слегка подтолкнув меня локтем, проговорила:

– Я знаю, чего вам не хватает.

– В самом деле?

– Ваша жена все еще не вернулась, не так ли?

– Ну… ээ…

– Можете не говорить, я же вижу, что так и есть. Будьте дома сегодня в шесть вечера.

– И… что тогда?

– Я за вами зайду. Сегодня день рождения у моей дочери, помните? Я бросила вам в почтовый ящик приглашение несколько дней назад.

– О, ну как же я мог забыть? Я только об этом и думал!

Пол Беккер, мастер двуличия!

– Про сам день рождения можете забыть, – заявила Шейла, – дети будут праздновать днем. Но вечером мы устраиваем вечеринку для взрослых. Народу будет немного, только близкие друзья. Ну, еще мой муж пригласит парутройку особо ценных клиентов своего агентства недвижимости. Но никакой толпы! Все будет прекрасно!

– Я даже не знаю… – промямлил я.

– Вы обязательно должны прийти! Вам нужно развеяться!

– Я…

– Значит, договорились. Будьте дома в шесть часов. Для чего же еще нужны соседи, как не для поддержки в трудных ситуациях?

Шейла чмокнула меня в щеку, вскочила и исчезла в ореоле духов и разноцветных шуршащих пакетов – судя по логотипам, набитых одеждой и нижним бельем популярных марок.

Я остался сидеть на месте, слегка ошарашенный. Лишь звонок мобильника заставил меня очнуться.

– Босс?

– Конни? Вы что, тоже хотите пригласить меня на вечеринку?

– Простите?..

– Шутка. Не обращайте внимания.

– Вы просили меня поискать информацию о Шоне РамонеРодригесе…

– Да, я вас слушаю!

– Коечто я нашла.

Глава 46

Конни впустила меня в квартиру и закрыла дверь. Я уже однажды подвозил до дома свою помощницу, но в квартире у нее еще не бывал.

Гостиная была оформлена в цветовой гамме «вырви глаз»: желтые табуретки у стойки бара, коллекция кактусов на розовых стеллажах, разноцветные пончо, развешанные на стенах, большой удобный диван, заваленный пестрыми подушечками, а перед ним – низкий журнальный столик, на котором стояло множество ароматических свечей всех цветов, размеров и форм.

– Подождитека, – сказал я, – дайте угадаю: вы устраиваете вечеринку в мексиканском стиле?

– Очень смешно.

Конни надела джинсы с прорезями на коленях и две футболки, одну поверх другой: нижняя была с длинными рукавами, верхняя – с короткими. В таком виде она напоминала юную рокфанатку. Волосы, на работе обычно собранные в узел и скрепленные заколкой, сейчас свободно спадали на плечи, что тоже ей шло.

– С теми деньгами, какие вы мне платите, – прибавила она, – это все, что я смогла себе позволить. Но вообщето мне нравятся яркие цвета. Правда, здесь тесновато…

– Видимо, мне нужно будет обдумать вопрос об увеличении вашей зарплаты.

Конни сделала заговорщицкую гримасу:

– Осторожно, доктор Беккер, – все, что вы говорите, записывается на диктофон! И кассета будет лежать у вас на рабочем столе в понедельник утром!

Я положил сверток на стол:

– Считайте это авансом.

Конни развернула сверток и достала два свежеиспеченных рулета с ванильным кремом, которые я купил перед уходом из торгового центра.

– Вы предатель, док! Я же на диете!

– Вам нужно подкрепиться. К тому же сладкое благотворно влияет на работу ума.

– Я поняла ваш намек.

– К тому же вам ведь необязательно съедать все. Надеюсь, вы поделитесь со мной.

– Ну разве что так.

– И можете также угостить меня кофе.

– Ну, вы, как всегда, в своем репертуаре. Конни, сделайте то, Конни, сделайте это… а мне хоть разорвись!

Пока она занималась кофе, я внимательнее осмотрел комнату, затем прошел к окну. Вид из окна открывался весьма приятный: бассейн, оформленный как морская лагуна, окруженный пиниями и туями. Конни снимала квартирку в небольшой резиденции, одной из многих в городе, – как правило, они были под завязку набиты зимой, но летом здесь было тихо и спокойно. Я обратил внимание на фотографию в рамке, стоящую на телевизоре. На снимке была Конни, радостная и широко улыбающаяся, рука об руку с загорелым мужчиной лет сорока, одетым в шорты и рубашку поло. Он тоже улыбался. Его безукоризненным зубам можно было позавидовать.

– Кто это? – спросил я. – Ваш бывший муждантист?

– Да. После турнира по теннису, два года назад.

– Я думал, для вас это все уже в прошлом.

– Вы что, ревнуете?

Я пожал плечами:

– Нет, конечно. Но почему вы храните его фотографию?

– Не знаю… Он мне звонит время от времени.

Я вздохнул.

– Что такое? – спросила Конни.

– Ничего. Просто я вас не понимаю. Вы, женщины, всегда говорите: что было – то прошло. Но при этом храните фотографии бывших мужей, отвечаете на их звонки…

– Ну да, вот такие мы существа. – Она улыбнулась. – А вы всетаки ревнуете.

Я пробормотал чтото неразборчивое, и Конни улыбнулась еще шире.

– А может быть, я этого и добивалась? – сказала она наиграннопровокационным тоном. – Если я специально ради этого и поставила фотографию на телевизор?

Затем села и указала мне место рядом с собой. Я поставил фотографию обратно и тоже опустился на диван. Перед нами на столике стояли две чашки с кофе, над которыми поднимался пар, и тарелки со щедрыми порциями ванильного рулета.

– Ладно, шутки в сторону, – произнесла Конни. – Я поговорила со своими друзьями по Интернету на интересующую вас тему. Собственно, за этим я вас и пригласила.

– Я вас слушаю.

– Вы уже знаете, что исчезновение маленького Шона не привлекло особого внимания?

– Да, – ответил я, насыпая сахар в чашку. – Я облазил всю Сеть – и фактически ни одной статьи о нем! Полицейские сначала решили, что он просто сбежал. Расследование началось с запозданием, информации в газетах почти не было. Шон исчез в начале этого месяца, а сейчас о нем, похоже, все уже забыли.

– Возможно, ситуация вскоре изменится. Это феномен так называемого «блогошторма».

– Что это?

– Повышенная активность блогосферы, вызванная какимлибо событием. Люди, которые ведут интернетблоги, начинают обсуждать случившееся и распространять информацию, чтобы привлечь внимание массмедиа. Они отправляют ссылки на сайты местных газет и телекомпаний, а также в личные блоги журналистов.

– Но почему вы думаете, что в случае с исчезновением Шона возникнет чтото подобное?

– Потому что он черный, из бедной семьи и потому что газеты не обратили на него никакого внимания. Поэтому в блогах начали писать: вот если бы пропала белая девочка из богатого квартала, вся полиция уже давно стояла бы на ушах, а на бедного негритянского мальчика, стало быть, всем наплевать? И местные власти вынуждены были обратить на это внимание, тем более сейчас, в разгар предвыборной кампании. Одна из кандидатов, Хелен Маккарти, как раз предлагает программу борьбы с преступлениями на сексуальной почве. Разумеется, это пропагандистский трюк – ей нужна поддержка домохозяек и пенсионеров. Но как раз по этой причине она не смогла проигнорировать такое событие. Она уже согласилась выступить с обращением по этому поводу и призвать полицию к расследованию. Вот смотрите.

Конни раскрыла ноутбук, поставила его передо мной и открыла «Гугл»:

– Итак, набираем в поисковике: «Шон РамонРодригес».

Я вспомнил, как делал то же самое несколько дней назад.

– А теперь посмотрите на количество ссылок.

Мои глаза непроизвольно округлились: вместо пары десятков ответов, которые я нашел в прошлый раз, теперь их были сотни!

– Вот видите? – произнесла Конни удовлетворенным тоном. – И это еще только начало! Многие из этих статей оказались очень действенными. Некоторые были направлены непосредственно против Хелен Маккарти, ее обвиняли в неспособности принять меры, о которых она говорила. Правда, по большей части обвинения исходили не от жителей негритянских или латиноамериканских кварталов, а от политических конкурентов самой Хелен Маккарти – они не поленились создать целую кучу фальшивых блогов, чтобы вызвать разброд и шатание в стане врага.

Я размышлял, потягивая кофе.

В последние годы я жил только своей работой и почти не обращал внимания на технологические новшества. Все эти чаты, форумы, блоги и уж тем паче блогоштормы были для меня полной абракадаброй. И вот оказывается, люди активно объединяются в многочисленные интернетсообщества, живут общими интересами и поддерживают друг друга (я вспомнил, что Конни называла своих виртуальных друзей «семьей»). Мало того, эти объединения, как выяснилось, способны оказывать реальное влияние на события разной степени важности, вплоть до губернаторских выборов.

– Ну, хорошо, – сказал я. – Предположим, удастся надавить на Хелен Маккарти. Но такие манипуляции ведь в порядке вещей, разве нет? В конце концов, журналисты всегда находят какогото козла отпущения среди кандидатов. Будет ли ее чернить пресса или блогеры – какая разница? Или это не все, что вы хотели мне рассказать? Когда вы мне позвонили, голос у вас был такой, словно вы приготовили для меня настоящую информационную бомбу.

Конни откинулась на спинку дивана и скрестила на груди руки, словно не решалась заговорить.

– Помните, я вам говорила, что некоторые мои знакомые работают в Национальном центре для брошенных детей и жертв домашнего насилия?

– Да.

– Так вот, я задействовала эти контакты. Ну, знаете, как это делается: находишь когото, кто знает еще когото, и так далее… И в конце концов я вышла на некий след, который, как мне кажется, проморгали полицейские…

– О чем вы?

– Я выяснила, что какойто подозрительный тип ошивался недалеко от того места, где похитили Шона.

– Мужчина?

– Да. Вы помните, что Шон исчез третьего августа в кафе быстрого питания торгового центра в Майами?

– Да.

– Это кафе – одно из заведений сети «Донато’с Донате».

– Я знаю. Такое же есть и в торговом центре недалеко от моего дома.

– Так вот, подозреваемый, о котором идет речь, связался с менеджером этого кафе по телефону пятого августа. Он выдал себя за журналиста. Видимо, хотел выяснить все детали расследования. Оно уже началось, и в газетах появились первые заметки. Менеджер сначала не обратил на этот звонок особого внимания. Но несколько дней спустя какойто человек явился в кафе и стал задавать почти те же самые вопросы. Менеджер узнал его голос, и все это показалось ему странным. Он потребовал у собеседника журналистское удостоверение, но тот просто сбежал.

Сердце подскочило у меня в груди: я тут же подумал о Коше.

– А как он выглядел, вы знаете? Человек лет тридцати, стройный, конечности длинные и тонкие, движения изящные, как у танцора, а из одежды, возможно, длинный черный кожаный плащ?

– Нет, ничего подобного.

– То есть?..

– Согласно описанию менеджера, это был человек примерно шестидесяти пяти лет, седоволосый, с приятными манерами…

Я почувствовал, как внутри у меня все сжимается.

Теперь я понял, почему Конни не сразу решилась мне об этом рассказать.

– Вы… вы думаете, это был мой отец?

– А вы сами что думаете?

– Да, – прошептал я, потрясенный тем, что мои наихудшие опасения подтверждаются. – Такое могло быть… Значит, вы говорите, что на этот след полиция не обратила внимания?

– Расследование никого особо не интересовало. Как я вам уже говорила, его фактически спустили на тормозах. Но теперь, когда об этом деле снова вспомнили, полицейские начнут копать глубже. И если окажется, что ваш отец както причастен к этому делу, думаю, ему не поздоровится.

Я поставил чашку на стол и нервно сцепил пальцы рук.

– Ну хорошо, – дрогнувшим голосом произнес я, – допустим, это мой отец похитил Шона. Но почему же он тогда не скрылся?

Конни глубоко вздохнула и в упор взглянула на меня:

– Я проработала в Национальном центре достаточно долго, чтобы узнать все о повадках сексуальных маньяков. Они регулярно возвращаются на место преступления. Они находят в этом удовольствие.

Вдоль моего позвоночника пробежала дрожь.

– Нужно разузнать об этом побольше, – продолжала Конни. – Расспросить вашего отца. Выяснить, был ли он действительно в кафе «Донато’с». И он ли раньше туда звонил.

– Я не хочу снова отправляться в Эверглейдсити. Наша последняя встреча была далеко не дружеской.

– Вы можете ему позвонить. Вы же его сын, в конце концов. Возможно, всему этому найдется какоето другое объяснение…

Я молча смотрел на Конни некоторое время. И не сразу осознал, что мои руки дрожат. Потом сказал:

– Есть коечто, чего я никак не могу понять, Конни. Я слишком взволнован этой историей, признаю. И еще, возможно, я боюсь. Но почему вы проявляете во всем этом такое участие? И почему вас так интересует Джордж Дент?

Конни слегка приподняла брови:

– Вы думаете, я ради него все это делаю?

Она резко закрыла ноутбук, встала, прошлась по комнате, потом обернулась ко мне, уперев кулаки в бока:

– Да что такое с вами стряслось? Всего за неделю вы превратились в тряпку! Вы уже почти полностью докурили ту пачку сигарет, которая сто лет пролежала нетронутой в ящике вашего стола!

– Вы что, рылись в моем столе?!

– К тому же вы стали пить тайком. И таскать транквилизаторы из запасов клиники! А чтобы отбить запах алкоголя, сгрызли все наши мятные леденцы для пациентов. Вы и правда думали, что никто ничего не замечает?

– Я…

– Молчите уж. Что случилось с доктором Беккером? С человеком, который был способен работать день и ночь напролет, вдохновляя своим примером всех сотрудников, и меня в том числе? А теперь я вижу перед собой жалкого дезертира! Вы говорите, вам страшно? Так боритесь с этим, преодолевайте свой страх! Вы же врач, вы каждый день можете столкнуться с непредвиденной ситуацией! Разве вы не чувствовали страх с первого же дня, когда впервые взяли в руки стетоскоп? Но ведь до сих пор вы его преодолевали! Так почему же вы не можете это сделать сейчас?

Я смотрел на нее, не в силах ничего произнести, оскорбленный и растерянный одновременно.

– О’кей, – сказал я наконец.

– Что о’кей ?

– Я позвоню отцу, – ответил я.

Потом взял мобильник и набрал номер. Гудки были какието странные, прерывистые. Никто не отвечал. Я сообщил об этом Конни.

– Вы можете позвонить в пансионат администратору, – посоветовала она.

Я так и сделал. Никакого ответа.

Странно.

– Может быть, неполадки со связью?

– А что, если позвонить комуто из друзей вашего отца? – предложила Конни.

– У него их нет, – возразил я. – Во всяком случае, я никого не знаю. Отец на моей памяти ни с кем особо не общался. Помните, как отреагировал тот тип в пансионате, Эдвар, когда мы назвали имя отца? Он даже не вспомнил, кто это такой. Мало того что он официально не признавал меня своим сыном и не дал мне свою фамилию, так еще и никто из его знакомых, я уверен, не знал, что у него вообще есть сын. Если бы с ним чтото случилось, я узнал бы об этом последним… Но, возможно, есть другой выход, – прибавил я после недолгого размышления.

– Какой?

– Что, если попробовать раздобыть список его входящих и исходящих звонков? Боюсь, что еще одной личной встречи с ним я всетаки не выдержу.

– Вы уже заранее его боитесь?

– Это может сработать, – настаивал я. – У моего отца нет мобильника, он совсем не разбирается в современных технологиях и живет как отшельник. Готов спорить, что все телефонные разговоры он ведет с городского телефона. Все номера, с которых звонят ему или на которые звонит он сам, должны быть указаны в его личном счете в телефонной компании. Если мы получим этот счет, то сможем проверить, звонил ли он в кафе «Донато’с». У вас ведь есть знакомые, которые разбираются в электронных технологиях? Может быть, найдется хакер, который сможет взломать сайт телефонной компании?

– Нет, у меня нет таких знакомых, – ответила Конни. – К тому же это противозаконно. Но зато у вас есть другполицейский.

– Кэмерон Коул? Нет, я к нему с этим не пойду. Я уже достаточно наобщался с полицией. Да и у Кэма изза меня возникли проблемы на работе. Я не хочу добавлять ему новых.

Конни вопросительно взглянула на меня, но я отмел невысказанный вопрос движением руки. И заключил:

– Нет, этот план не годится.

Она слегка покусала губы и наконец произнесла:

– Вообщето есть коекто…

– Вы же сказали, что никого не знаете.

– Я сказала, что у меня нет знакомых хакеров. Но я сама коечто в этом смыслю.

Я воззрился на нее в изумлении.

Конни опустила глаза.

– Когда я поняла, что муж мне изменяет, мне страшно захотелось узнать, кто моя соперница. Ну и я… стала шпионить за ним – отслеживать его телефонные звонки. Через Интернет.

Я вспомнил о своем недавнем посещении торгового центра. Второе место по количеству – после фастфудовских кафешек – там занимали павильончики телефонных компаний. В глазах рябило от рекламы новых моделей телефонов и выгодных тарифов, а также всевозможных услуг в сфере городской и мобильной связи.

– Не то чтобы я этим гордилась, – добавила Конни. – Я понимаю, что это аморально…

Я раскрыл ее ноутбук:

– Ну что, приступим?

Глава 47

– Чтобы получить данные о телефонных разговорах вашего отца, – сказала Конни, – нужно будет преодолеть три этапа.

Она откусила большой кусок ванильного рулета, словно для того чтобы придать себе храбрости, и прибавила:

– Вы попрежнему хотите это сделать? Вы понимаете, что переступите черту, если на это решитесь?

Мне оставалось только махнуть рукой.

– Чего там, я ее уже переступил.

Конни собрала волосы в узел и скрепила его с помощью китайской палочки для еды. Затем села за ноутбук с сосредоточенным выражением лица, словно боксер перед выходом на ринг.

– Хорошо. Этап номер один: находим телефонную компанию, услугами которой пользуется ваш отец.

Она застучала пальцами по клавиатуре и вскоре вышла на сайт «Желтые страницы». Еще пара кликов – и на экране появился список телефонных компаний.

– Придется обзванивать их все по очереди, чтобы узнать, является ли Джордж Дент их клиентом. – Она обернулась ко мне: – И этим займетесь вы.

– Почему?

– Потому что, если наш обман разоблачат, я предпочту, чтобы за решетку отправились вы, а не я.

– Прелестно.

Немного поразмышляв о том, как лучше начать разговор, я набрал номер первой компании из списка.

– Алло?.. – произнес я, чувствуя, как голос слегка подрагивает. – Добрый день, меня зовут Джордж Дент. У меня повреждена телефонная линия, и я не знаю, что мне делать. Вы не могли бы мне помочь?

– Конечно, – ответил мелодичный женский голос. – Сообщите, пожалуйста, свой адрес и номер телефона, мистер Дент.

Я выполнил просьбу.

– Мне очень жаль, – ответила женщина через некоторое время, – но договора на ваше имя в нашей базе данных нет. Вы уверены, что пользуетесь услугами именно нашей компании?

Я тут же положил трубку. Можно вычеркивать эту компанию из списка.

– Ну вот, видите, как все просто, – сказала Конни подбадривающим тоном. – Теперь нужно будет просто повторить все то же самое с другими компаниями, пока наконец мы не наткнемся на нужную.

Это продолжалось довольно долго.

Во время небольшой паузы я спросил у Конни, что нового в клинике. Она ответила, что доктор Элга Браатц вроде бы раздумала увольняться, но постоянно высказывает ядовитые замечания по поводу нашего отсутствия. Другим коллегам это тоже не нравится. Вместе со своими ассистентами они болееменее справляются с работой, но все равно их сил недостаточно. Поэтому, в заключение сказала Конни, я должен выйти на работу и, кроме того, нанять новых сотрудников. Я пообещал над этим подумать, как только урегулирую все свои нынешние проблемы.

Наконецто удача мне улыбнулась.

– Ну вот, – сказал я, в очередной раз кладя трубку, – теперь мы знаем, что мой отец – клиент телефонной компании «Оризон». Какой следующий шаг?

– Теперь нам понадобятся факс и принтер.

– Они у вас есть?

– Да, в спальне.

Конни провела меня в соседнюю комнату, по сравнению с гостиной выглядящую гораздо более скромно: односпальная кровать под стеганым покрывалом, письменный стол и комод, на котором стояли несколько безделушек. На полке я заметил пару кулинарных книг и несколько романов Стивена Кинга.

– Большинство моих вещей все еще в НьюЙорке, – пояснила Конни, видимо догадавшись, о чем я думаю. – Я уезжала в спешке, мне хотелось как можно быстрее оказаться подальше от мужа. Так что вещи я с собой взяла по минимуму.

– Иначе говоря, вы уехали под влиянием минутного порыва. Вы даже не знали, останетесь ли здесь надолго или вернетесь и попробуете склеить осколки семейной жизни.

Конни задумчиво кивнула:

– Да, наверно, както так.

– А что теперь?

Наши взгляды встретились, и на некоторое время между нами повисло молчание. Внезапно я с некоторым смущением осознал, что мы находимся в спальне и стоим меньше чем в полуметре друг от друга. Конни уже хотела было чтото сказать, как вдруг прямо под ноги мне откудато выпрыгнул кот.

– Не бойтесь, – поспешно сказала она, явно обрадованная, как и я, этим неожиданным вмешательством. – Это Тайлер.

– Назвали в честь вокалиста «Аэросмит»?

– Да. Бедняга кастрирован, он целыми днями спит на моей кровати. – Она улыбнулась. – Это я о коте, само собой.

Она подключила к ноутбуку принтер.

– Странно, – заметил я, – сколько раз видел вас с ноутбуком, и никогда поблизости не было розетки.

– Беспроводная связь, – объяснила Конни. – Во всех квартирах этого дома есть вайфай. И в кафе рядом с нашей клиникой – тоже, и во всех торговых центрах, да и вообще много где. Сегодня Интернет связывает нас со всем миром.

– И одновременно порабощает.

– Это точно, – кивнула Конни. И снова протянула мне телефон: – Теперь этап номер два: звоним в компанию «Оризон» и просим прислать подтверждение адреса Джорджа Дента.

Немного подумав, я набрал номер и выдал следующую историю: я Джордж Дент, пенсионер, который нашел себе небольшую подработку – упаковщик покупок в супермаркете. Есть только одна загвоздка: приступать к работе мне нужно буквально через полчаса, а шеф настоятельно требует подтверждения моего адреса. Без этого он не допустит меня к работе, и я рискую потерять ее, сразу после того как нашел! Не будет ли любезен уважаемый представитель компании «Оризон» выслать требуемое подтверждение по факсу, на номер моего нынешнего патрона?

Служащий был сама любезность.

Через минуту я держал в руках нужный документ.

– Вот видите, как просто, – хвастливо произнес я. – Но для чего нам это нужно? Это ведь не данные о входящих и исходящих звонках!

– Пока еще нет. – Конни склонилась над моим плечом, разглядывая факс. – Зато теперь у нас есть личный номер абонента Джорджа Дента на сайте компании «Оризон». Переходим к этапу номер три.

Она заняла мое место у ноутбука, а Тайлер расположился у нее на коленях, мурлыча от удовольствия.

– Теперь идем на сайт «Оризона». – Конни напечатала адрес в верхней строке. – Вот. Теперь выбираем один из двух вариантов: «Для новых клиентов» и «Для абонентов компании».

Она выбрала второй вариант. Открылась страница, где посетителю предлагалось авторизоваться.

– Вот видите, сюда нужно вписать номер своего телефона, а сюда – свой личный номер клиента. Первое у вас было, второе вы только что узнали.

Она заполнила обе графы и нажала «Вход». Появилось новое окошко со следующим сообщением:

У вас еще нет личного счета.

Хотите его создать?

Да/Нет

– Что это значит? – спросил я.

– Что ваш отец ни разу не заходил на сайт своей телефонной компании. Что вполне объяснимо, поскольку компьютера у него, судя по всему, нет. Сейчас мы исправим ситуацию.

Конни выбрала «Да» и щелкнула мышью. Появилась следующая надпись:

Введите пароль не менее чем из восьми знаков.

– Придумайте пароль, – сказала Конни, обернувшись ко мне. – Это ведь ваш отец, в конце концов. Ваши дела меня не касаются.

Я ввел дату рождения Билли. Появилась надпись:

Еще раз подтвердите пароль.

Я повторил операцию. И прочитал следующее сообщение:

Пароль подтвержден.

Теперь у вас есть личный счет.

И вслед за этим:

Добро пожаловать, Джордж Дент!

– Браво, – похвалила Конни. – Вот теперь вы официально признаны Джорджем Дентом. На этом сайте, во всяком случае.

– И что мне это дает?

– Теперь вы имеете право получить любые сведения, связанные с работой вашей линии, и самое главное, с вашими телефонными разговорами. Но имейте в виду, что отчет о продолжительности и стоимости разговоров – платная услуга. Деньги будут списаны со счета вашего отца.

Конни пробежала перечень услуг и выбрала нужную графу. На экране появились таблицы с отчетами. Конни нажала «Печать», и принтер, поурчав, выдал несколько листков. Конни собрала их в аккуратную стопку и протянула мне.

– Ну вот, здесь всё что нужно: телефонные номера, даты, продолжительность разговоров, точное время начала и окончания… Всё.

Я взглянул на нее с невольным восхищением.

– Дада, – невозмутимо произнесла Конни, – знаю, я действительно неплохо придумала. Полагаю, я заслужила прибавки к зарплате.

Глава 48

Я вернулся домой.

Кроме уже полученных сведений, Конни больше ничего не смогла узнать о моем отце. Она показала мне, как изменить код доступа, затем ушла с сайта телефонной компании и стерла маршрут своего интернетнавигатора, так же как и пресловутые cookies – коды, хранящиеся в памяти машины, по которым можно было отследить предыдущие интернетсессии. Мы расстались на лестничной площадке возле ее квартиры, оба слегка смущенные, и я почти бегом спустился по лестнице к выходу, даже не сказав ничего напоследок.

И вот я сидел на террасе своего дома с бокалом спиртного в руке.

Я закрыл глаза. По небу пробегали облака, отчего тень чередовалась со светом, и я ощущал это кожей. Воздух был теплый, наэлектризованный. На соседском участке две семьи играли в баскетбол – я слышал, как под кроссовками скрипел песок. Откудато доносился запах свежей выпечки. Обычный воскресный день обычной жизни. За однимединственным исключением: моя собственная жизнь могла вотвот измениться навсегда.

Нужно было открыть глаза. И заставить себя взглянуть на распечатки, лежавшие рядом на столе. Проникнуть наконец в мир секретов Джорджа Дента.

Нужно, чтобы вы знали: раньше я никогда не лез в его дела. Он мне этого не позволял. В тех редких случаях, когда я еще в детстве делал подобные попытки, в его руке появлялся старый кожаный ремень. Поэтому даже такой заурядный сам по себе поступок, как просмотр списка его телефонных разговоров, был для меня нарушением строгого табу, почти святотатством.

Я стиснул в руке стакан с той же силой, с какой рулевой попавшего в шторм корабля сжимает штурвал.

Ты уже сделал все что нужно, чтобы получить желаемый результат.

Поэтому нет смысла колебаться. Ты же сам этого хотел.

Теперь остается только идти до конца.

Нет. Да. Я уже ни в чем не был уверен. Я подозревал, что тайны моего отца могут увлечь меня в бездну – как черная дыра может затянуть в себя спутник. Раньше, по крайней мере, я мог рассчитывать на поддержку матери, чтобы противостоять соблазну. И вот сейчас я уже сам толком не знал, чего хочу. Мне хотелось бы, чтобы отец перестал быть какимто призраком и превратился в живого человека, способного меня любить. Чтобы у матери никогда не было рака и с кладбища в ЛонгБич исчезла проклятая могила с мраморным надгробием, словно ее никогда не было на свете.

Я хотел бы вернуться в ту реальность, от которой осталась лишь чернобелая фотография, на которой мои улыбающиеся родители держались за руки на набережной Неаполя, а я прыгал вокруг них, вне себя от радости.

Я хотел бы проделать обратный путь по реке времени, преодолевая встречное течение, и снова стать ребенком.

Там, в этой полузабытой реальности, был и еще коекто… Колдунья с длинными черными волосами, колышущимися, словно водоросли, в темной болотной воде… с разбухшим языком, вывалившимся изо рта…

«Люди думают, что хоть чтото может исчезнуть навсегда, Пол. Примерно как старый мешок с барахлом, брошенный в реку и гниющий на дне… Но в один прекрасный день этот мешок вдруг начинает шевелиться… и то, что казалось погребенным навсегда, пробуждается.

Всё возвращается, Пол.

Всё всегда возвращается».

Резко запрокинув голову, я вылил в рот остатки спиртного, схватил со стола листки и погрузился в их изучение.

Глава 49

Шон не видел выхода.

У него больше не оставалось надежды. Ни малейшей. Он перебрал все варианты, и каждый раз приходил к одному и тому же результату, столь же ужасному, сколь и очевидному: он умрет здесь, в этой камере.

Дверь была слишком прочной. Окошко под потолком оказалось слишком узким. С мечтами о побеге пришлось расстаться. Шону осталось доступно лишь перемещение из детского мира безумных надежд во взрослый мир здравого смысла и сопутствующего ему отчаяния.

Мальчик понимал, что ему конец.

Никто не придет ему на помощь.

«Привет, Шон, это я, твой День смерти! Ну вот я и пришел! Ты думал, я о тебе забуду? Только не делай такое лицо – дети тоже умирают, представь себе! Как и все остальные! И вот как раз подошла твоя очередь! Помнишь труп бомжа, который вы с приятелями нашли на той улочке в Литтл Гавана? Он окоченел от холода и вонял, как сгнившая падаль! А теперь и ты станешь падалью, Шон. Знакомьтесь – Шон, мальчикпадаль! Когда вы снова встретитесь с друзьями в конце лета, они спросят: „Ну, как твои каникулы?“, – а ты ответишь: „Лучше всех! Прикиньте – меня убили! Я все каникулы провел в болоте, раздутый и зеленый, плавая на поверхности воды“. На тебя иногда будут садиться местные белки и подъедать то, что еще не успели съесть личинки. В первую очередь глаза. Ну а потом аллигаторы сожрут то, что осталось…»

Шон плакал, плакал, плакал.

Даже когда слез больше не осталось и глаза стали сухими, как дно опустевшей пластиковой бутылки, он все еще плакал: тело попрежнему конвульсивно содрогалось, а грудь сдавило так, что он едва мог вдохнуть.

Ребенок вообще не должен думать о смерти. Тем более о насильственной. Однако Шон уже прошел этот путь размышлений до конца и теперь не знал, как вернуться обратно.

Какойто частью сознания он понимал, что постепенно сходит с ума. Он был сильно истощен, и вот теперь от голода и нервного шока у него начались галлюцинации. Ну что ж, безумие – последнее утешение, когда других уже не остается…

«Встряхнись».

Шон потрясенно смотрел на мать – она стояла прямо перед ним.

«Встряхнись, я тебе говорю!»

– Мама?..

«Кровать. Матрас. Окошко. Ты еще можешь это сделать».

– Ты о чем?

«Ты еще можешь отсюда выбраться».

– Но этот Кош Чародей… он скоро вернется! – со слезами сказал Шон. – А окошко узкое! Я не смогу в него пролезть! Кош вернется и убьет меня!

«Замолчи!»

– Но он…

«Шон! Ты помнишь, чему я тебя учила?»

– Никогда… не опускать руки, – с трудом произнес мальчик.

«Вот именно. Поэтому сделай так, чтобы я могла тобой гордиться. Борись!»

– Но как?

«Матрас дырявый. Смотри, вон сквозь дыру торчит пружина. А на другой ты сидишь. Что, разве не чувствуешь, как она впивается?»

– Ну и чем это мне поможет? Кош сказал, что убьет меня, когда вернется…

Не дослушав, мать стала объяснять ему, что нужно сделать.

«Видишь, – сказала она в заключение, – ты и сам можешь стать чародеем не хуже Коша!»

Шон улыбнулся. И поблагодарил мать.

Затем лихорадочно принялся за работу.

Глава 50

Большую часть дня я провел, изучая данные о телефонных разговорах отца и поглощая напитки в диапазоне от содовой до пива. При этом несколько раз перемещался из сада в гостиную и обратно, когда начинался или прекращался дождь.

В руках у меня была ручка, чтобы отмечать то, что покажется интересным. Я решил, что во время первого просмотра не буду углубляться в детали, а просмотрю списки наудачу, просто запоминая те вещи, которые привлекут мое внимание.

Прежде всего я обратил внимание на то, что мой отец очень редко звонил комулибо и продолжительность разговоров в таких случаях никогда не превышала двух минут.

Я невольно улыбнулся, вспомнив, сколько времени сам в молодости висел на телефоне. Однажды родители даже заставили меня оплатить огромный телефонный счет, для чего мне пришлось временно устроиться работать в «Макдоналдс». И после этого нас еще пытаются убедить, что пропасть между поколениями – выдумка!

Затем снова погрузился в изучение списков. К сожалению, пришлось констатировать, что ни один из телефонных номеров мне не известен – за исключением, разумеется, номера мобильника Клэр.

Я обвел его ручкой в каждой строке, где встретил. Разговоров оказалось не так уж много. Первый состоялся около трех месяцев назад – примерно в то самое время, когда Клэр начал пропускать свои занятия в клубе. Последний – две недели назад.

Что из этого следовало?

Не так уж много. Видимо, по телефону они просто договаривались о свидании, а подробно беседовали уже при встрече. О чем, интересно? О Билли и обо мне? Наверняка. О разных эпизодах из прошлого Джорджа Дента? Дорого я бы дал, чтобы это узнать.

Что ж, теперь будем разбираться с другими номерами. Я сразу вычеркнул все те, что начинались на 800 и на 8 с двумя другими цифрами: они принадлежали разного рода службам – почтовым, страховым, банковским. Скорее всего, во время звонков на эти номера обсуждались какието рутинные вопросы и никакой полезной информации я бы из них не извлек. Тем более что на подробное расследование у меня просто не было времени.

Но оставалось еще множество частных номеров.

Очередная порция спиртного придала мне храбрости, и я начал думать о том, как бы узнать содержание одного очень интересующего меня разговора.

По словам Конни, какойто человек, судя по описанию, очень похожий на моего отца, заходил в кафе «Донато’с» в Бэйсайде, в Майами. Это было в начале августа, спустя несколько дней после похищения Шона. Значит, нужно просмотреть телефонные номера за этот период. Я пробежал глазами колонку с датами. Ага, вот: пятого августа отец несколько раз звонил на один и тот же номер.

Черт!..

Я проверил код города, чувствуя, как лихорадочно колотится сердце, и очень надеясь, что ошибаюсь в своих подозрениях.

Код 305. Увы. В самом деле Майами.

Я инстинктивно прижал руку к горлу, словно пытаясь остановить нарастающую тревогу.

И чей же это номер?

Ты ведь наверняка об этом догадываешься, Пол.

Все же проверим…

Я взял мобильник и набрал этот номер.

– Кафе «Донато’с Донатс», вас слушают, – услышал я.

И тут же нажал клавишу «отбой» и буквально отбросил мобильник, словно он прямо у меня в руке превратился в ядовитую змею.

Черт возьми! Значит, это правда! Джордж Дент звонил в то самое кафе, откуда исчез Шон. Звонил несколько раз. Значит, он прекрасно знал о том, что произошло там недавно. У него явно был какойто свой интерес в этом деле.

Мне на память тут же пришли слова Конни:

«Сексуальные маньяки любят возвращаться туда, где они совершили преступление. Они находят в этом удовольствие».

Меня охватила дрожь.

Нет, это невозможно. Должно быть какоето другое объяснение… Так, в какой именно день пропал Шон?

В среду третьего августа.

Я стал искать эту дату в списке. Но ее не было. В этот день мой отец не разговаривал по телефону.

Вообще ни с кем.

Следующими в списке шли звонки, сделанные четвертого августа (судя по номерам, обсуждались текущие бытовые вопросы) и пятого августа – в «Донато’с Донатс».

И что? Если третьего августа отец ни с кем не общался по телефону, это ни о чем не говорит. В конце концов, он и остальное время мало с кем общался…

Ну да. А еще можно предположить, что в этот день его не было дома. Потому что он был гдето в другом месте. Например, в Майами…

Дорога туда от Эверглейдсити не заняла бы больше двух часов. Так что съездить в Майами и вернуться он вполне мог за один день.

И при этом найти несколько часов, чтобы заняться любимым делом. Изнасилованием малолетних.

Я не мог в это поверить. Мой отец не был насильником! Да, порой он воспитывал меня с помощью ремня, но скорее чисто символически. Меня никак нельзя было счесть жертвой домашнего насилия. В крайнем случае – излишне сурового обхождения. Недостатка родительской любви. Но жестоких побоев – никогда. И уж тем более – насилия сексуального характера. Мой отец никогда не совершил бы ничего подобного!

Но он всегда был человек скрытный и непростой.

В детстве я постоянно страдал от ощущения невидимой преграды, разделяющей меня и отца, – как будто он запрещал мне подходить к нему слишком близко. Я чувствовал себя как человек, от которого скрывают какуюто тайну. Мне кажется, моя мать чувствовала то же самое.

Этот человек сидел в Рэйфордской тюрьме, куда помещают самых опасных преступников.

Возможно, в характере Джорджа Дента имелись какието грани, о существовании которых я даже не подозревал.

Этот человек работал в цирке. Там всегда много детей. У этого человека до сих пор сохранились старые клоунские костюмы, которые он заботливо прячет в специальные чехлы.

Нет.

Этот человек хотел поближе познакомиться с твоим сыном, Пол.

Он упрекал тебя в том, что ты даже не позволил ему подержать внука на руках…

НЕТ!

Я непроизвольно заткнул уши и вслух произнес:

– Хватит! Это все чушь!

И сразу вслед за этим потрясенно огляделся по сторонам, осознав, что кричал в полный голос.

Нет, нельзя было оставаться в таком состоянии. Нужно было сосредоточиться. И найти в себе силы продолжить расследование.

Словно одержимый, я почти бегом бросился наверх, включил компьютер, вошел в Интернет и начал выяснять, кому принадлежат остальные номера. Я решил проверить каждый исходящий вызов. Я неутомимо набирал номера в строке поиска, использовал «Желтые страницы», «Белые страницы» и вообще любые справочники, доступные в Сети. Среди людей и учреждений, кому и куда отец звонил, оказались водопроводчик, общество ветеринаров, полицейский комиссариат, врач, ресторан, мотель, ремонтник из телефонной компании… Но ни одного друга или знакомого. Отец и в самом деле жил отшельником. Он был безнадежно одиноким человеком. Однако сейчас я не располагал временем, чтобы как следует об этом подумать – нужно было проверить все эти проклятые номера.

И вот я почти добрался до финиша. Оставался один номер.

Ни в одном справочнике его не было.

Ну что ж, надо лишь набрать его и проверить самому.

И всетаки должно быть какоето объяснение, говорил я себе, слушая длинные гудки в трубке в ожидании ответа. Я отказывался признавать, что мой отец причастен к похищению Шона. Он не сексуальный маньяк! Немного странный – да. Бывший хиппи, приторговывавший марихуаной, безответственный эгоист – о’кей, не спорю, но все же это не имеет ничего общего с психопатом вроде Джорди. В конце концов, Джордж Дент ведь сказал мне, что никогда не слышал имя Алан Смит или прозвище Кош Чародей. Он заверил меня, что также ничего не знает о фирме под названием «Карнавал теней». С чего бы мне ему не верить? Может быть, я капитально заблуждаюсь изза одногоединственного неверного предположения?..

В трубке послышался щелчок.

Включился автоответчик.

И все мои надежды мгновенно обратились в прах, словно клочок бумаги, брошенный в костер.

– Добрый день, – заговорил вежливый механический голос. – К сожалению, сейчас никто не может ответить на ваш звонок. Наш офис закрыт. Но вы, если любите праздники и сюрпризы, можете ознакомиться с нашими особыми предложениями на сайте нашей фирмы «Карнавал теней». «Карнавал теней» – это волшебный мир самых фантастических возможностей!

Глава 51

Шейла Лебовиц окинула гостиную цепким, как у орла, взглядом.

– У вас неплохо, – заключила соседка. Потом перевела взгляд на меня и прибавила: – Если переделать коечто, например, убрать вот эту перегородку… или вот эту – будет просто замечательно. Появится больше свободного пространства.

Она позвонила в дверь пару минут назад – ровно в шесть вечера, как мы и договорились сегодня днем. Я попытался изобразить смертельную усталость. После недавних открытий мне было совершенно не до вечеринок. Но Шейла, не обращая на это внимания, распахнула дверь, как только я ее открыл, и без приглашения вошла в дом.

– Что ж, – сказала она, закончив осмотр, – из этого дома можно сделать настоящую игрушку! Здесь есть где развернуться воображению!

– А ято думал, что это ваш муж – специалист по продаже недвижимости, – заметил я.

– Ну, я тоже знаю некоторые тонкости этого дела, – с улыбкой проговорила она, приближаясь ко мне. – Например, я знаю, что ни в коем случае нельзя трогать несущие стены. Если вы купили старый дом, можете полностью выпотрошить его изнутри и переоборудовать по своему вкусу, но только ни в коем случае не трогайте наружные стены! Иначе стоимость вашего дома останется на прежнем уровне, вместо того чтобы с каждым годом повышаться.

– Вы, я так понимаю, разбираетесь и в шкале цен?

Шейла оглядела меня с головы до ног:

– Скажем так: я всегда распознаю выгодную возможность, когда она мне попадается.

Произнеся эту двусмысленную фразу, она дождалась, пока я покраснею, затем резко повернулась на высоких каблуках и направилась к бару.

– Вы позволите? – спросила она, открывая его.

– Конечно, – кивнул я, – пожалуйста.

Она взяла два низких широких стакана, наполнила каждый на треть бурбоном «Джим Бим» и, вернувшись, протянула один мне.

– За ваше здоровье, – сказала Шейла, приподнимая бокал. – Такой тост вам точно не повредит.

– Что вы имеете в виду?

– Вы выглядите как зомби.

Я даже не пытался спорить.

– У меня коекакие проблемы.

– У всех нас они бывают.

Я молча отпил глоток.

Шейла в этот вечер блистала: на ней было облегающее черное вечернее платье, бриллиантовое колье и серьги с подвесками одного дизайна. Я обратил внимание, что обручальное кольцо у нее отсутствовало.

Правой рукой она держала свой стакан у самых губ, левой слегка поглаживала правый локоть.

– Клэр все еще не вернулась? – с деланой непринужденностью спросила она.

– Нет.

– Я почемуто так и думала.

– Ах вот как?

– Ей не нравился Неаполь. Однажды она мне в этом призналась. В общемто, это можно понять – она ведь француженка. Французы все такие… утонченные.

Этот комплимент Шейла произнесла с такой интонацией, что он приобрел едва ли не противоположный смысл.

– Не разделяю вашу точку зрения, – сдержанно сказал я.

– Однако нельзя не признать очевидного: мы с вами оба – одинокие люди.

– Вы замужем за Германом.

– Герман женат на своей работе. – Она демонстративно помахала рукой у меня перед глазами. – С некоторых пор я больше не ношу обручальное кольцо. И я даже не уверена, что он это заметил.

Шейла придвинулась ко мне еще ближе, но я одним глотком осушил свой стакан и под предлогом того, что нужно поставить стакан в раковину, ретировался в кухню.

– А как сегодняшняя вечеринка? – спросил я, меняя тему разговора. – Удачна?

– О, более чем, – ответила Шейла меланхоличным тоном. – Народу собралась чертова уйма.

– Но вы, кажется, говорили всего о нескольких самых близких друзьях… Вы же хотели просто устроить небольшое дополнение к празднику вашей дочери?

– Так и планировалось, но Герман решил организовать все на самом высшем уровне. Получилось… очень впечатляюще. Ему захотелось убить одним выстрелом двух зайцев – ублажить своих нынешних богатых клиентов и привлечь новых. Создать впечатление, что он – фигура номер один на местном рынке недвижимости. – Она издала короткий безрадостный смешок. – Герман – гроза конкурентов, Герман – акула бизнеса… Так он себя именует уже чуть ли не официально. Надо видеть, как он расхаживает среди гостей, такой крутой, с золотой цепью на шее, золотым перстнем на руке… и постоянно заходит в роскошную ванную комнату, отделанную мрамором, – только чтобы лишний раз полюбоваться на себя в зеркало…

Я повернулся к ней.

Опустив голову, Шейла сидела в кресле. Плечи ее поникли.

– Но делать деньги он действительно умеет, с этим не поспоришь, – прибавила она с горечью. – Деньги, потраченные на праздник дочери, он включил в графу «представительские расходы». Ну что ж, в които веки он хоть чтото для нее сделал…

Немного помолчав, она спросила:

– А вы? Вы придете?

– Я думаю, да.

На губах Шейлы промелькнула тень улыбки.

– Правда?

– Мне нужно отвлечься от грустных мыслей.

– Прекрасно. Я надеюсь, вы хорошо проведете время. Тем более что среди гостей будет и ваш друг Кэмерон.

Эта новость меня поразила.

– Вы с ним знакомы?!

– Познакомились на этой неделе, – ответила Шейла. – Он заходил ко мне. Мы очень мило поболтали о том о сем…

Она поднялась, подошла ко мне и, посмотрев в глаза, добавила:

– Позвольте мне быть вашим проводником. Вечер еще только начинается. Кто знает, какие сюрпризы нас ждут?

Глава 52

Герман Лебовиц явно не поскупился на устройство вечеринки. Размах был широкий. Даже, можно сказать, королевский. Герман не довольствовался тем, чтобы заказать лишь ресторан в отеле – он снял весь отель. А поскольку этот отель состоял из отдельно стоящих уютных домиков, праздник развернулся на огромной территории.

На парковке выстроились роскошные автомобили: здесь были «порше», «феррари», «БМВ Зет3» и даже одна «ламборджинимурселаго». Я не самый язвительный человек, но все же замечу: чем старше водитель, тем более новая у него марка машины и более юная спутница. Разумеется, здесь же толпилось множество молодых людей в униформе, предупредительно распахивающих дверцы машин. Уже сам вход производил немалое впечатление: ворота в колониальном стиле, по обе стороны от них – мраморные слоны и огромные зажженные факелы, словно вырастающие прямо из земли. Мажордом, услышав ваше имя, торжественно отмечал его в списке приглашенных, лежащем в раскрытой кожаной папке, и приглашал вас войти в сад, полный экзотических растений. Пройдя несколько метров под мягкую, умиротворяющую музыку группы «Колдплэй», вы оказывались возле красивой деревянной беседки, в которой располагался бар, и видели перед собой подсвеченный бассейн с джакузи и искусственным миниводопадом. Вам тут же предлагали шампанское, и, взяв бокал, вы могли вдоволь полюбоваться садом и множеством установленных среди клумб и кустов и поначалу даже не бросающихся в глаза необычных скульптур животных – жабами в рединготах, совами с лорнетами, двухголовыми рыбами, – а потом вдруг замечали среди них бронзовую девочку с раскрытой книгой на коленях…

Общее впечатление было довольно любопытное: с одинаковым успехом можно было вообразить себя героем фильма о Джеймсе Бонде или сказки «Алиса в Стране чудес».

Шейла оставила меня и пошла проведать остальных гостей. Я присел на скамейку и зажег сигарету. Вскоре рядом со мной появился Кэмерон.

– Привет, Пол, – сказал он.

– Привет, – отозвался я.

– Как самочувствие?

– Ну, еще можно жить, как сказал тот тип из анекдота, который, упав с двадцатого этажа, пролетал мимо десятого. – Я выпустил дым из ноздрей, рассеянно наблюдая, как он поднимается вверх, растворяясь в сумерках. – Так ты, значит, знаком с Шейлой?

– Недавно, когда я заезжал к тебе, мы случайно разговорились возле ее дома. Вот она меня и пригласила.

– Ты с ней поосторожнее. Она опасна, как самка богомола.

Кэмерон кивнул. Затем поставил между нами на скамейку две бутылки – текилу и апельсиновый сок – и два бокала.

– На минералку уже смотреть не могу, – пожаловался он. – И публика эта меня бесит. Сливки общества, мать их!..

Он сделал две порции текилы с соком и протянул один бокал мне.

– Ты им завидуешь? – спросил я.

– Может быть. Даже скорее всего. Посмотри вон на ту компанию. Тот, что справа, это Робин Кук, известный писатель. Баба рядом с ним – Джудит Шейндлин, у нее свое токшоу, «Судья Джуди». А вот этот тип в смокинге – владелец пивной компании «Будвайзер». У него, как минимум, несколько миллиардов. И представь – все эти люди живут здесь, в Неаполе.

– Что, правда?

Кэмерон снова кивнул:

– И это у них называется небольшая вечеринка ! Да, Неаполь всегда был популярным местечком у этой публики. И знаешь, что я тебе скажу? Мы всегда будем карликами среди этих гигантов. Еще можно заслужить у них уважение, если носишь имя Герман Лебовиц, но простые смертные вроде нас с тобой никогда не будут допущены в их вселенную.

Я улыбнулся. Циклоп и Росомаха против всего мира, как всегда.

– Помнишь, как было лет двадцать назад?.. – спросил я.

– Еще бы!

– Все впереди… Никаких вопросов о смысле жизни…

– И никаких детей.

Я тут же представил себе Билли и на пару секунд закрыл глаза.

– Воспитывать детей, – задумчиво продолжал Кэмерон, – это как пытаться перейти скоростную автостраду: рано или поздно тебя расплющит в блин. Мои дети – ты в курсе – живут с моей бывшей женой. И она постоянно говорит им, что я лузер. Когда я приезжаю их навестить, сын таскает у меня деньги из кошелька, а дочь меня игнорирует. Только однажды она со мной заговорила – попросила купить ей мобильник. Я сказал, что она еще мала. И знаешь, что она заявила?

– Что?

– Я без пяти минут подросток. Так что идика ты на хрен, папуля.

Я фыркнул и тут же наклонил голову к бокалу.

– Ничего смешного, старик. Когда дети маленькие, ты любишь их как безумный. Ты готов на все ради них. Но вот они вырастают, твоя страстная любовь начинает их тяготить, они начинают тебя стыдиться перед своими друзьями. И ты остаешься совсем один.

Я промолчал. Ведь даже толком не знал, что можно на это сказать. Сам я не задумывался о таких вещах. К Билли все это – пока? – не относилось. Я показывал ему «Властелина колец» и «Людей Икс», чтобы мы с ним стали ближе, чтобы у нас была общая вселенная. Мне совершено не хотелось думать о том, что когданибудь мы будем ссориться по поводу карманных денег и «неподходящих» знакомств.

Кэмерон сделал себе еще одну порцию «текилыоранж». Потом сказал:

– Я должен тебе кое в чем признаться.

– Что такое?

– Я рассчитываю занять место Гарнера по итогам очередных выборов в местную полицию.

– Ого! – удивленно произнес я, выпрямляясь.

– Да, я хочу использовать свой шанс. Гарнер меня не остановит, хотя изо всех сил пытается это сделать, постоянно сует мне палки в колеса. Думаю, что удачное расследование по делу Коша послужит мне хорошей рекламой. Докажет, что я достойный кандидат. А то Гарнер постоянно норовит списать меня в утиль… Получается та же самая хренотень, что с моим баром: я придумал хорошую идею, но толку от нее мало изза отсутствия клиентов. А знаешь, что самое смешное? Я собираюсь это сделать лишь ради того, чтобы произвести впечатление на свою семью. Я хочу… ну не знаю… приехать к ним и сказать: «Эй, а ваш папашато теперь крут, он новый шеф полиции! Почему бы нам это не отпраздновать в моем баре?» У них глаза на лоб вылезут: «Да ну? А у тебя еще и бар?» Когда они приедут, на столе их будет ждать целая куча подарков. И тогда моя жена наконец понастоящему мне улыбнется. Я покажу им приказ о моем назначении. И может быть – черт возьми, ну ведь может же быть! – она снова переедет ко мне вместе с детьми. Ну хотя бы просто чтобы попытаться начать все сначала. Хотя, конечно, отец семейства из меня тот еще…

Его голос дрогнул, и он замолчал.

Я пытался найти какието подходящие слова, но в голову ничего не приходило. Молчание длилось долго. Потом Кэмерон быстро провел пальцами по векам, рассмеялся и налил нам обоим еще.

– Чертова текила, – сказал он.

– Чертова сентиментальность, – прибавил я.

– Это точно.

Пауза. И вдруг:

– На самом деле я хотел с тобой поговорить о другом.

Своего друга я знал как облупленного и сразу заметил перемену тона. Все мускулы моего тела непроизвольно напряглись.

– О чем?

– Это касается твоего отца, – ответил Кэмерон. – Я… скажем так, навел коекакие справки на его счет.

Сердце у меня сжалось.

Господи, так Кэмерон все знает! Он связался со своими коллегами из Майами, и они сообщили ему о том, что я совсем недавно выяснил самостоятельно. Что мой отец – маньякпедофил. Насильник и убийца.

– Я позвонил в Рэйфорд, – сказал вместо этого Кэмерон.

– Что?!

– Ты мне рассказывал любопытную историю – о песне, которую твой отец якобы слышал в Рэйфордской тюрьме, а на самом деле эта песня была написана годы спустя.

– А… это, – пробормотал я с невольным облегчением.

– Тогда я не обратил на это особого внимания. Но ты же меня знаешь: все, о чем я узнаю, застревает у меня в памяти и не дает покоя, как заноза. И в конце концов я решил позвонить в это самое исправительное учреждение.

Он плеснул мне в бокал еще текилы и жестом предложил немедленно выпить. Я так и сделал, не отрывая глаз от его лица и ощущая все большее беспокойство.

– Получить нужные сведения оказалось не так просто, – продолжил Кэмерон. – Тамошние ребята перерыли все архивы и вроде бы чтото нашли, но явно не торопились делиться информацией. Пришлось задействовать все свои связи.

– А что именно ты хотел узнать?

– Сколько времени твой отец провел за решеткой.

Я поставил бокал на скамейку. Кэмерон пристально смотрел на меня:

– Точные даты заключения и освобождения – вот что мне было нужно.

– И что, с этим возникли проблемы?

– Представь себе.

– Какие?

– Мы оба знаем, что его посадили в семьдесят первом, так? Сколько тебе тогда было лет? Три года?

– Уже почти четыре. Я тогда вцепился в его ногу, чтобы помешать копам его увести. До сих пор об этом помню… По сути, это одно из самых ярких воспоминаний детства. Мисс Скорбин тогда предложила матери не водить меня в подготовительный класс, а подержать дома пару месяцев, чтобы я пришел в себя, настолько сильное я пережил потрясение…

Кэмерон медленно кивнул:

– Итак, двадцать седьмое октября тысяча девятьсот семьдесят первого года – вот точная дата его поступления в Рэйфорд. Помнится, в том же месяце открылся «Диснейуорлд»[24], и все местные газеты только об этом и писали…

– Так в чем проблема?

– Проблема в дате освобождения.

– Но она же известна: тысяча девятьсот семьдесят седьмой год. Отец провел в тюрьме шесть лет. Мой десятый день рождения мы отмечали уже всей семьей.

– А вот в архивах Рэйфордской тюрьмы другие данные.

– То есть как?

– Джордж Дент – пожалуй, единственный из всех, кого привозили в эту тюрьму, – удостоился неслыханной вещи. Немедленного освобождения. В награду за какуюто важную услугу.

– Что?! Его освободили сразу же?

– Да.

– Но почему?

– В томто и загвоздка. Невозможно оказалось это выяснить. Я пытался и так и сяк, звонил тем и этим, нажимал на все рычаги – и каждый раз облом! Ни одной зацепки. Какойто всеобщий заговор молчания. Судя по всему, данные об истинной причине его освобождения уничтожены или так надежно засекречены, что доступ к ним для рядовых полицейских закрыт. – Кэмерон пожал плечами. – Я так думаю, он назвал им чьето имя. Сдал когото. И это было для них очень серьезно, если учесть, что обвинение, которое предъявили твоему отцу, тоже было не из легких.

Я встал со скамейки:

– Ты что, шутишь? Хочешь сказать, все эти шесть лет отец был на свободе? И этот подонок даже не заехал к нам с матерью? Ничего нам не сказал?

И тут меня осенила ужасная догадка.

– Когда?.. – выдохнул я.

Кэмерон закусил губы.

– Когда его освободили? – потребовал я ответа.

– Согласно учетным записям, привезли его двадцать седьмого октября семьдесят первого года. Тут же провели в кабинет на допрос. Оттуда он сделал одинединственный звонок. Вскоре за ним приехали какието люди и забрали его. Прямо из кабинета. – Кэмерон смотрел на меня, не моргая. – Твой отец не сидел в тюрьме ни дня. Ни в Рэйфорде, ни где бы то ни было. Он в жизни не попадал за решетку.

Глава 53

У меня было ощущение, словно меня со всего разбега боднул в грудь бизон.

Я инстинктивно схватился за руку Кэмерона, не в силах перевести дыхание.

Мой отец никогда не был в тюрьме… Нет, я не мог в это поверить. Это было немыслимо. Невозможно. Значит, он мне лгал. Он лгал и матери. А она плакала дни и ночи напролет – без причины… Он обманывал нас годами. Мой отец не был в тюрьме. Никто его нигде не удерживал. Но это не помешало ему провести шесть лет вдали от нас.

Шесть лет.

Он и совсем недавно с большой неохотой согласился, чтобы я к нему приехал. И теперь я понимал почему. Его почтовые открытки, телефонные звонки, россказни о тюремной жизни, редкие посылки, которые он нам отправлял, – все это было ложью с самого начала.

Я машинально огляделся вокруг, слегка пошатываясь, словно весь мой мир вместе со мной готов был вотвот обрушиться как карточный домик.

Кэмерон резко встал и схватил меня за плечи:

– Держись, Пол. Я знал, что тебя оглушит эта новость, но здесь должно быть какоето объяснение. И в конце концов мы его найдем, поверь мне. Я над этим работаю.

Объяснение? Матьперемать, да какое еще объяснение?! Мой отец – гребаный преступник, который сдал когото из своих подельников, чтобы выбраться из тюрьмы, вот и все. Что тут еще можно предположить? Что его гдето укрывали в рамках программы защиты свидетелей? Я слышал, что многие люди благодаря этому меняли внешность, имя, все документы и исчезали навсегда. Если с отцом это было так, то почему же он вернулся через шесть лет, все в том же обличье, с тем же именем? Связана ли эта история както с Кошем? И только ли с ним? И как сюда вписывается похищение Шона?..

Все смешалось у меня в голове. Я даже не заметил, как к нам направляется какойто человек. Я увидел его, только когда он приблизился вплотную: это был один из официантов.

– Простите, – произнес он, – мне сказали, что один из вас – врач.

– Да, это я, – с трудом смог я произнести.

– У вас есть с собой медицинская сумка?

– Да, в машине.

– Вы не могли бы сходить за ней?

– А что случилось?

– Миссис Лебовиц вас об этом попросила. Сказала, что это очень срочно. – Официант неловко переминался с ноги на ногу, явно смущенный. – Там, кажется, произошел несчастный случай…

Глава 54

После того как я забрал из машины медицинскую сумку, меня провели в роскошный номер, высокие окнадвери которого выходили прямо к бассейну. Интерьер впечатлял: дизайнерская мебель из белого полированного дерева, современная живопись на стенах, огромный плазменный телевизор…

И в глубине комнаты – кровать, на которой неподвижно лежала женщина. Освещение в номере было приглушенное, и ее лица я не видел.

– Шейла?.. – осторожно окликнул я.

– Я здесь, – послышался ее голос.

Я вздрогнул – оказалось, что Шейла сидела в глубоком кресле в углу, и я не сразу ее заметил. Она поднялась мне навстречу.

– Так это не с вами произошел несчастный случай?

– Нет.

– Кто это? – вполголоса спросил я, кивнув на женщину, лежавшую на кровати.

Шейла жестом отослала официанта, потом, повернувшись ко мне, так же тихо ответила:

– Одна из моих гостий. У нее… небольшая проблема. Но она не хочет, чтобы об этом стало всем известно. – Шейла более пристально взглянула на меня. – А с вамито все в порядке? Вы такой бледный…

– Все нормально… Так что произошло с этой женщиной? Чтото серьезное?

– Да нет же, боже мой, НИЧЕГО серьезного! – вдруг произнесла женщина раздраженным тоном, повернувшись к нам. – Со мной все в порядке! – Она села и добавила: – Шейла, дорогая, надеюсь, ты по крайней мере привела не врача из «неотложки»? А то с него станется выписать мне счет на восемьсот долларов только за то, что меня отвезут в клинику, находящуюся в километре отсюда, и налепят пластырь!

– Нетнет, это Пол, мой друг. Он врач.

– Как хоть он выглядит? Ничего себе?

Шейла с улыбкой обернулась ко мне:

– Как видите, Пол, и в самом деле ничего серьезного. Теперь я могу вас покинуть. – Она слегка сжала мою руку. – Удачи.

– Подойдите, молодой человек, – приказным тоном сказала женщина, едва Шейла вышла.

Когда я приблизился, она включила лампу у изголовья и, направив ее свет мне в лицо, проговорила:

– Тактак, дайтека мне вас разглядеть…

– Послушайте, мэм, доктор здесь все же я.

– О, только ради бога, без всяких мэм, – отмахнулась она. – Обычно такие церемонии выдают новичков. Надеюсь, вы по крайней мере не студент?

– Нет.

Она слегка похлопала по краю кровати:

– Садитесь.

Я повиновался. Наконецто ее лицо показалось из тени. И тут же у меня снова появилось ощущение, что мне двинули в грудь кулаком. Нет, сегодня был явно не мой вечер.

Лицо у женщины было, что называется, породистым. Сразу обращали на себя внимание выступающие скулы – слишком выступающие, чтобы не заподозрить пластическую операцию, – и яркозеленые глаза, холодные, словно высокогорное озеро. Голову, будто замысловатая корона, венчала прическа из серебристоседых волос.

Если допустить, что лицо может быть выковано из стали, словно меч, лицо этой женщины было как раз таким.

– Вы что, язык проглотили? – спросила она.

– Нет.

– О, кажется, я поняла. – Она улыбнулась. – Я напомнила вам когото?

– Ну… ээ… – пробормотал я.

– Послушайте, я надеюсь, вы хоть в обморок не упадете? Всетаки это не вы, а я недавно получила удар в лицо.

С этими словами она указала на кровоподтек у себя на скуле, в центре которого виднелась ранка длиной не больше сантиметра.

– На вас напали? – изумленно произнес я.

– Нет, представьте себе, я дзюдоистка. Я разбиваю о свою голову кирпичи. Ну разумеется, на меня напали!

Я попрежнему не мог понять причину охватившего меня волнения. Но возможно, недавние известия об отце меня слишком потрясли.

– Мы с вами случайно не знакомы? – спросил я неожиданно для себя.

– Я вас не знаю. Но вы меня знаете наверняка. По крайней мере я на это надеюсь, ведь я приложила к этому слишком много усилий.

Она указала на бейджик, прикрепленный к ее платью. На вставленной в бейджик фотографии я увидел ее на фоне американского флага. Одну руку она подняла вверх, указательный и средний пальцы другой руки изображали латинскую букву V – знак победы.

– Мои портреты расклеены по всему городу, – прибавила она. И протянула мне руку: – Хелен Маккарти. Мэр МайамиБич, кандидат на пост губернатора штата Флорида.

Я закончил работу и убрал все медицинские препараты в сумку, вместе с запятнанными кровью миссис Маккарти дезинфицирующими влажными салфетками – их я сложил в отдельный пластиковый пакет.

– Что именно вы использовали? – спросила она. – Я даже не почувствовала боли.

– Биологический клей.

Я показал ей одну из небольших пробирок, заполненных голубоватым гелем, и объяснил, как он действует.

– Интересно, – сказала она. – А ято думала, все врачи используют в таких случаях иголки и нитки, причем без анестезии, а от швов остаются потом уродливые шрамы на всю жизнь. Но полагаю, это вопрос оплаты? Они просто хотят больше получить?

Я удивленно взглянул на нее:

– Ну да. А как вы догадались?

– Я так и думала. Заурядный медик нарочно использует свои иглы и прочие орудия пытки, чтобы заставить пациента поверить, что делает очень сложную работу, и содрать с него в два раза больше.

– На самом деле в пять – десять раз.

Она положила руку на мое запястье:

– Стало быть, вы бескорыстный идиот, который не хочет сколотить состояние?

Я опустил глаза.

– Это шутка, – прибавила Хелен Маккарти.

– Я могу задать вам вопрос?

Она поднялась, чтобы рассмотреть результат моей работы в зеркало. Потом сказала:

– Валяйте.

– Кто на вас напал?

– О, какойто полоумный. У моего политического курса есть не только сторонники, отнюдь нет. У меня много врагов. В основном среди либералов. Тех, кто делает вид, будто защищает индивидуальную свободу. Это трусливые слабаки, которые видят во мне будущую Великую Инквизиторшу. Конечно, будь я мужчиной, все было бы иначе. Возьмите Руди Джулиани, мэра НьюЙорка, с его нулевым уровнем толерантности, – думаете, ктонибудь посмел бы его ударить? У меня есть дом в Неаполе, здесь я могу укрыться от толп журналистов и папарацци, которые осаждают меня в Майами, но увы – идиоты вроде нынешнего находятся повсюду.

Она повернулась ко мне, одновременно пытаясь изменить прическу таким образом, чтобы хоть частично закрыть след удара.

– Да, у меня радикальные методы. Я очень много и плодотворно сотрудничаю с ФБР. Аарон Альтман, директор подразделения ФБР в Майами, мой личный друг. Я без колебаний иду на самые жесткие меры, чтобы выжигать язву преступности, сурово наказывать сексуальных маньяков и изгонять весь подозрительный сброд за пределы моего города. И я намереваюсь в дальнейшем распространить эти методы на весь штат Флорида. Если преступникам это не нравится, пусть сами убираются отсюда заранее, пока я их не выставила.

– Это ваш основной предвыборный лозунг?

– Неофициально – да.

Я подумал о Шоне и о том блогошторме, разразившемся недавно в Интернете и направленном против Хелен Маккарти, о котором недавно рассказывала мне Конни. И вот теперь – надо же – я разговариваю с этой женщиной в реальности. У меня было странное ощущение.

Я расправил плечи, чтобы придать себе побольше уверенности, и сказал:

– Понимаю. Но я спрашивал всетаки о другом.

Она повернулась ко мне:

– Ах вот как?

– Мне бы стоило спросить иначе: кто вас избил? Точнее, избивал периодически? Потому что рана, которую я только что привел в порядок, у вас не единственная. У вас есть и другие, давно затянувшиеся. За ушами. У корней волос. На шее. На плечах. Должен признать, они почти незаметны, и обычный человек вряд ли разглядел бы их. Но любой врач их заметит. Вы были жертвой домашнего насилия, миссис Маккарти? Если это так, я хочу сказать, что никогда не поздно обратиться за помощью к профессионалу, который…

Она расхохоталась.

Чистосердечно, от всей души.

Я почувствовал, что краснею. Давно я не чувствовал себя таким идиотом.

– Бедный мой друг! – воскликнула она. – Вы и в самом деле подумали, что я из таких женщин?

Ее глаза превратились в два узких смертоносных лезвия, и я с ужасом осознал всю глубину своей ошибки, а заодно смысл выражения «политическое животное». У этой женщины был настоящий дар именно такого рода. В ней чувствовались такая сила и такая животная энергия, какие ни один, даже самый могущественный, соперник не смог бы сокрушить.

– Для того чтобы узнать о происхождении этих шрамов, – произнесла Хелен Маккарти, – вам достаточно было бы внимательнее почитать газеты. Я не делаю из этого никакой тайны. В моем прошлом не было ни мужанасильника, ни отцатирана – вы ведь именно об этом подумали, верно? Мой муж был прекрасным человеком, он умер и оставил мне большое состояние, упокой Господи его душу. Что до моего отца, он пастор. Он до сих пор жив и ведет жизнь, достойную настоящего святого. Разумеется, журналисты перемыли мне все кости, как и остальным кандидатам… Дело в том, что я попала в очень серьезную автокатастрофу. Когда приехали врачи, они вначале сочли меня мертвой. Но я боролась за жизнь и сумела выкарабкаться. Однако пришлось делать множество пластических операций – и сразу после, и еще в течение нескольких лет. Но я вернулась на свое место – на политическую сцену, под безжалостный свет софитов. Так что советую вам починить свой радар, вычисляющий «жертв домашнего насилия», – он барахлит. Я не из тех, кто позволяет так с собой обходиться.

Я молча кивнул, сгорая от стыда.

– Если уж хотите все знать, – продолжила она, на сей раз более мягким тоном, – произошло вот что. Я беседовала с одним молодым человеком, который вначале произвел на меня впечатление очень обходительного, правда, чересчур склонного к иронии. Меня это слегка утомило, и я ответ отпустила ироническое замечание по поводу его мужественности. И тогда он меня ударил. Свидетелей рядом не оказалось. Он тут же исчез. Я не стала звать охрану – этот эпизод не добавил бы мне популярности. Кто захочет видеть на посту губернатора женщину, к которой можно вот просто так подойти и ударить? Вы же знаете, каковы наши журналисты. На меня и без того уже набросилась половина пользователей Интернета. Надеюсь, я могу рассчитывать на ваше молчание?

– Врачебная тайна, – заверил я, клятвенно поднимая руку.

– Договорились, – кивнула она. Потом приблизилась ко мне и, слегка сжав мои запястья, прибавила: – Вы как раз из того типа мужчин, которые мне нравятся, Пол. Говорю вам это совершенно искренне. Лет десять назад я, вероятно, смогла бы убедить вас хорошо провести со мной время – прямо здесь, в этой комнате. Но сейчас я задам вам только один вопрос. Откровенность за откровенность…

Я даже вздрогнул, увидев эту улыбку барракуды.

– Теперь, когда вы знаете меня лучше, Пол… вы будете за меня голосовать?

Глава 55

Я вышел из номера Хелен Маккарти со странным чувством – словно провел некоторое время, сам того не зная, в клетке тигра.

Мне захотелось пить, и я направился прямиком к бару. Там я выпил два коктейля «Морской бриз» и сразу отправил за ними вдогонку две порции виски со льдом. Только после этого мне удалось немного расслабиться. Я облокотился на стойку. В голове гудело от музыки, света и алкоголя.

Гости танцевали или беседовали, собравшись небольшими группами; они явно получали удовольствие от опьяняющей атмосферы этого места. Разглядывая их, я заметил и других знаменитостей – в частности, юную топмодель Перл Чан, стоявшую рядом со своим отцом, медиамагнатом, владельцем множества изданий общенационального уровня.

Должно быть, Герман Лебовиц был доволен – его вечеринка бесспорно удалась.

Я потер лицо ладонями, пытаясь немного прийти в себя. Из колонок звучала песня группы «Мьюз». Певец предупреждал, что ктото собирается отнять мою жизнь и я должен почаще оглядываться, потому что я не один. Такое точное совпадение с реальной ситуацией вызвало у меня невольную улыбку. Странно, но у меня и в самом деле было ощущение, что за мной наблюдают. Хотя, скорее всего, это была парочка недурных девиц, одна из которых недавно подходила ко мне, и мы обменялись несколькими фразами. Я чтото отвечал заплетающимся языком, и она вскоре отошла – вероятно, чтобы найти более трезвого собеседника.

Этот эпизод неожиданно разбудил во мне множество воспоминаний. Да уж, молодость иногда напоминает о себе совершенно внезапно, без всякого предупреждения, словно старый костюм, хранящийся гдето в углу гардеробной, с которого вдруг соскользнул пластиковый чехол. На миг мне показалось, что я заметил парочку, обжимающуюся в одной из туалетных комнат, больше похожих на античные термы.

– Отличная вечеринка, правда?

Шейла. Под хмельком, как и я.

Она уселась на высокий табурет рядом со мной.

– Как у вас все прошло с Вампиреллой? Она не изнасиловала вас прямо на комоде?

Я фыркнул, чего наверняка не сделал бы в трезвом виде, и заявил:

– Хелен Маккарти не в моем вкусе.

– А кто в вашем вкусе?

– Даже не знаю…

Несколько секунд Шейла смотрела на меня в упор. Потом соскользнула с табурета и решительно взяла меня за руку.

– Идемте, – сказала она.

И потянула меня за собой к выходу из бара, затем провела через сад к ресторану. Мы вошли внутрь. Столы уже убрали и заменили комфортными диванами и креслами, свет был мягкий, приглушенный. Группа мужчин о чемто беседовала, расположившись в углу. И снова у меня возникло ощущение, что за мной наблюдают. Я огляделся по сторонам, но, кажется, никто из присутствующих не обращал на меня внимания.

– Куда мы идем?

– Я хочу пить, – коротко ответила Шейла.

Она открыла небольшую дверь, и мы вошли в кухню. Бедро Шейлы прижалось к моему бедру.

В кухне было ужасно душно – климатизатор не работал или же его не включали.

– Думаете, здесь найдется чтото освежающее? – с сомнением проговорил я.

Она не отвечала. Вместо этого без всяких предисловий прижала меня спиной к огромному двухсекционному холодильнику со встроенной машиной для изготовления кубиков льда и вплотную приблизилась ко мне. Ее глаза обжигали. Она была вся в поту. Ее груди буквально впились в меня. Кончиком языка она провела по мочке моего уха.

– Шейла, что вы делаете?

– Разве не ясно? – прошептала она, стискивая мои пальцы.

Она просунула мою ладонь себе под платье и повела ее вверх, так что вскоре я коснулся ее шелковых трусиков.

– Ооо… – простонала она.

У меня закружилась голова. Шейла так крепко стиснула бедрами мою руку, что я не мог ею пошевелить. Потом Шейла резко оттянула край трусиков, и мои пальцы оказались между ее горячих половых губ.

Господи боже!..

Она издала еще один протяжный стон и стала медленно опускаться на пол, увлекая меня за собой. Моя спина заскользила вниз вдоль дверцы холодильника и в какойто момент задела клавишу, включающую машину для изготовления кубиков льда. Послышалось тихое урчание заработавшего механизма.

В следующее мгновение мне показалось, что на меня обрушилась горная лавина.

Целый каскад ледяных кубиков буквально оглушил меня, заставив рухнуть на пол.

– Ах! – воскликнула Шейла, отшатываясь назад.

Я с трудом отполз в сторону. Кубики с грохотом сыпались на пол еще несколько секунд, потом ледяной поток начал уменьшаться и наконец иссяк. Я сидел на полу, завороженно наблюдая, как последние голубоватые льдинки со стеклянным звуком падают на груду остальных и скатываются с нее на плиточный пол, словно осколки упавшей звезды.

– Какого черта вы это сделали?! – вскричала Шейла, придя в себя.

– Я… не…

Я растерянно улыбнулся и вздрогнул, почувствовав, как упавший мне за шиворот ледяной кубик соскользнул по спине вниз.

– Это вы нарочно, да? – Шейла буквально испепелила меня взглядом. – Черт возьми, да что с вами такое?!

Она встала, резко повернулась на каблуках и вышла из кухни, хлопнув дверью.

Я сидел на полу, едва сдерживая истерический смех.

Вот до чего ты докатился, Пол. Сидишь на чужой кухне, задницей во льду, пьяный в хлам. Без руля и ветрил.

В этот момент раздалось короткое «бип». Я не сразу сообразил, что мне пришла эсэмэска. Но машинально сунул руку в карман и вынул красный мобильник Коша Чародея. Потом нажал клавишу под изображением конвертика и прочитал послание. Оно оказалось кратким:

Когда закончишь с этой шлюхой,

ВЫХОДИ НА УЛИЦУ, БУДУ ТЕБЯ ЖДАТЬ.

Надо обсудить коечто.

Глава 56

Я протрезвел в одно мгновение.

Холодный пот заструился у меня по спине. Я уже не чувствовал наполовину растаявших ледяных кубиков под одеждой.

Я с трудом поднялся. Тело мое била такая неудержимая дрожь, что мне едва удавалось держаться на ногах. Я машинально огляделся. Никого. Потом вышел из кухни. В ресторанном зале люди все так же мирно беседовали и потягивали напитки, сидя в глубоких креслах. Я направился к выходу, сжимая в руке телефон и ища глазами высокую фигуру в черном плаще.

Снова раздался короткий сигнал.

Я вздрогнул.

Новая эсэмэска:

Ну давай, шевелись!

Или БОИШЬСЯ?

Псих. Чертов псих. Вот что надо сделать – найти Кэмерона. Он распорядится, чтобы выходы из отеля перекрыли, и тогда этого мерзавца схватят. Когда Кэмерон приставит ему пистолет к затылку, посмотрим, кто из нас больший трус.

Я, спотыкаясь, шел по одной из аллей экзотического сада и один раз чуть не налетел на парочку, любующуюся рыбами в бассейне. Куда же подевался Кэмерон?

Наконец я заметил его в самой гуще толпы: он беседовал с Перл Чан, топмоделью, и ее папашеймагнатом.

Новое послание:

Мне уже не терпится.

Точно, псих. Не терпится ему… Нет, в самом деле, он что себе думает? Что мы с ним выпьем по стаканчику и сыграем в карты – после того как он лично велел Рольфу меня пристрелить? После того как он отправил Джорди Лански обыскать мой дом, а до этого прислал мне посылку с разрезанными на куски крысами?.. Он думает, что я стану говорить о чемто с психопатом?

Очередная эсэмэска была совсем короткой:

Трус.

Я остановился, разрываясь между страхом и желанием убить этого подонка. Алкоголь все еще горячил мне кровь, и мне казалось, что я наяву вижу ближайшие события, причем несколько вариантов их развития одновременно.

Снова эсэмэска:

Жалкий, дерьмовый трус.

Ну, хорошо же. Ты сам этого хотел.

Я быстрым шагом направился через сад к выходу. Люди удивленно оборачивались мне вслед, но я не обращал на них внимания.

Вскоре я оказался у ворот. Мраморные слоны показались мне огромными, а свет факелов – таким ярким, что у меня заболела голова. Многие гости уже садились в машины, чтобы ехать домой. Значит, время было уже позднее. Более позднее, чем мне казалось. Я только сейчас осознал, что слегка растерял ощущение времени.

– ЭЙ, ВЫ ГДЕ? – завопил я во весь голос, выбегая на парковку.

Все, кто там был, обернулись ко мне с почти одинаковым выражением лица – полунасмешливымполусочувствующим.

Я ударил себя кулаком в грудь и снова закричал:

– Я ЗДЕСЬ! ЭЙ! ВЫ МЕНЯ СЛЫШИТЕ?

Ко мне приблизился один из служащих отеля:

– Простите, сэр…

– Я ЗДЕСЬ!

Но Кош не появлялся. Я как одержимый носился между рядами автомобилей, но его не было.

– Сэр, – не отставал служащий, – я могу чтонибудь для вас сделать?

Я обернулся к нему. Это был парень под два метра ростом, облаченный в униформу. Все остальные – гости и служащие – стояли на некотором отдалении, наблюдая за развитием событий и перешептываясь. Служащий медленно приблизился, словно прикидывая, какая опасность может ему грозить со стороны набравшегося гостя, которого, возможно, сейчас придется уложить на асфальт лицом вниз и ждать помощи.

Только сейчас я сообразил, как выгляжу со стороны, и моя пьяная бравада схлынула в один миг.

Боже милостивый.

Я провел рукой по всклокоченным волосам. Пиджак был нараспашку, рубашка вылезла из брюк.

Служащий все еще колебался.

– Хорошохорошо, – сказал я, поднимая правую ладонь. – Все в порядке. Не трогайте меня. – Я протянул ему ключи от машины и прибавил: – Я собираюсь уехать, вот и все. Больше мне ничего не надо.

– Вы уверены, что сможете сесть за руль?

– Подгоните мою машину.

– Я могу вызвать такси, если хотите…

– Черт возьми, делайте, что я вам сказал!

Служащий отошел. Я сел на траву, стянул пиджак и бросил рядом, прекрасно понимая, какое зрелище в данный момент представлю собой.

Наконец служащий подогнал мою машину. Я сел за руль и резко рванул с места.

Я вырулил на шоссе US41 с такой скоростью, что взвизгнули шины. Когда оказался в крайнем правом ряду, еще сильнее надавил на педаль газа. Проскочил на красный свет. Вслед мне раздалось возмущенное гудение клаксона, но мне было наплевать. Я рассекал неапольскую ночь, словно одержимый. К счастью, в этот период межсезонья и в этот час улицы были почти пусты. Если бы я устроил чтото подобное весной, мне были бы гарантированы двухнедельный арест и штраф в пятьсот долларов.

Наконец я остановился на небольшой парковке возле видеоклуба «Блокбастер», неоновая вывеска которого попеременно вспыхивала желтым и голубым.

Внезапно мне на ум пришла одна идея.

Я достал из кармана красный мобильник Коша, открыл его последнюю эсэмэску, выбрал опцию «Ответить» и напечатал:

Чтото Я ТЕБЯ НЕ ЗАМЕТИЛ, МЧУДАК

Ты ГДЕ?

Не удержавшись, довольно хихикнул, смакуя эту маленькую месть.

Послышался звуковой сигнал – эсэмэска была отправлена.

И буквально в следующий миг, словно эхо, точно такой же сигнал донесся с заднего сиденья.

– Прямо за тобой, – прошептал мне на ухо Кош.

Глава 57

Моей шеи коснулся какойто холодный металлический предмет.

Лезвие ножа.

Страх, невероятный страх, настоящий животный ужас окатил меня ледяной волной и парализовал все тело. К горлу подкатила тошнота.

– Ну привет, Пол. Как твои дела?

Кош вцепился мне в волосы и запрокинул мою голову. Затем прижал нож к моей шее и слегка надавил на нее.

Я едва мог вздохнуть.

– Не такой уж ты хитроумный, как выяснилось. Что, неужели не подумал о том, что я могу забраться в твою машину? Но это же очень легко. Один из моих подручных меня этому научил. Вскрывать замки – это его конек. Я думаю, ты его знаешь – его зовут Джорди. Очень исполнительный человек, но немного неуравновешенный – например, обожает насиловать женщин и расчленять детей. Что поделать, у каждого свои недостатки. Но, может быть, мне стоит говорить о нем в прошедшем времени? Что ты об этом думаешь. Пол?

– Я… я не знаю, о чем вы говорите, – прохрипел я.

– О, ну что ты. Напротив, я уверен, ты все прекрасно знаешь. Я послал Джорди к тебе домой, и он исчез. Я дал поручение Рольфу насчет тебя, и ты его прикончил. Я нанял для управления своей роскошной яхтой самую хорошенькую капитаншу во Флориде, и ты ее покалечил. Мне кажется, я имею основания на тебя сердиться. Может быть, даже имею право тебя убить, как ты думаешь?

Видеоклуб «Блокбастер» находился всего в какихто десяти метрах от машины. Вывеска сообщала: «Открыто 24 часа», – но народу в это время было уже немного. Сквозь прозрачные стеклянные стены я видел служащего, который ходил вдоль стеллажей, расставляя диски по полкам, в то время как на огромном плазменном экране прямо напротив входа мелькали анонсы ближайших кинопремьер. Сейчас показывали отрывки из какойто комедии с Кэмерон Диас. Я подумал, услышат ли меня в клубе, если я заору во весь голос.

Словно прочитав мои мысли, Кош еще усилил хватку.

– Забавная штука жизнь, – произнес он небрежным, почти безучастным тоном. – Каждый из нас живет своей жизнью, в которой все идет по привычному распорядку: мы словно небесные тела, каждое из которых движется по своей орбите. И вот в один прекрасный день происходит сбой. Две звезды неожиданно сталкиваются, взрываются, и – бабах! – рождается сверхновая.

Он на несколько секунд ослабил хватку, словно хотел дать мне возможность напоследок оценить красоту его метафоры, перед тем как меня прикончить.

– Вот так и произошло с нами, – продолжал он. – Две противоположные сущности встретились лицом к лицу. Два незнакомца стали врагами по воле рока. Белый Король против Черного Короля. Но хорошо по крайней мере, что мы не пешки – как ты думаешь, Пол? Правда, мы ведь не марионетки, которыми каждый может манипулировать, как захочет?

– Мне кажется, у вас серьезные проблемы с метафорами.

Он резко отвел в сторону нож, словно намереваясь нанести удар, и я успел лишь подумать о том, что мне конец. Но Кош убрал оружие и снова ослабил хватку.

Я судорожно закашлялся.

– А у тебя с остротами, – сказал Кош. – Они такие острые, что ты можешь пораниться.

– Чего вы хотите?

– Поговорить. Я же написал тебе об этом в эсэмэске. Ты разве не получал мои сообщения? А ято думал, ты не расстаешься с телефоном. Ты ведь так любишь мобильные телефоны… особенно те, что с фотографиями?

Я ничего не ответил.

– Джорди переслал мне фотографии с того телефона, когда приходил к тебе домой. Он нашел телефон на столе в кухне. Я увидел их. Очень интересно. Но, как ты понимаешь, не они являются главной проблемой. Главная проблема для меня – ты.

– Я?

– По правде говоря, я здесь только ради одной вещи. Хочу задать тебе вопрос. Но сначала, пожалуйста, как следует сосредоточься, потому что твоя жизнь, какой бы заурядной она ни была, будет зависеть от твоего ответа.

Он слегка повернул мою голову – так чтобы я смог разглядеть его глаза в зеркале заднего вида. Это были два черных бездонных колодца, столь же непроницаемые, как глубины болотной топи.

– Ты готов? Итак, внимание, вопрос: Пол Беккер, это ты – Человек С Той Стороны?

Я непроизвольно сдвинул брови к переносице:

– Что?..

Он долго изучал мое лицо в том же самом зеркале заднего вида, словно пытаясь оценить степень моей искренности. Затем внезапно отпустил меня.

– Так я и думал, – сказал Кош. – Ты никто. Случайная прихоть судьбы, вот и все…

Он распахнул дверцу.

– Ты даже не заслуживаешь, чтобы я тебя убил. Это будет не так забавно. – Он вышел из машины. – Сейчас я должен тебя покинуть, поскольку мне предстоит свидание с одной юной особой. Но боюсь, совсем скоро твои дела будут обстоять не лучшим образом, Пол. Однако подробностей я тебе не сообщу. Что за жизнь без сюрпризов?..

Неожиданно он наклонился к дверце с моей стороны, почти вплотную приблизив лицо к стеклу:

– Вообщето это я ударил Хелен Маккарти. Я пришел на вечеринку ради тебя, но, когда увидел мэра, не смог преодолеть соблазна. Ее политика – это прямой вызов людям вроде меня. Так что, можно сказать, впридачу к нашей встрече я получил бонус. Пока, Пол. Удачи! Она тебе скоро понадобится.

Кош выпрямился, повернулся, и его фигура растворилась в ночи.

Я ничего не сделал, чтобы его задержать. Даже не пытался.

У меня не хватило мужества даже на то, чтобы в свою очередь задать ему вопрос – об участи Билли и Клэр.

Неоновая вывеска видеоклуба все так же ритмично вспыхивала. Голубой. Желтый. Голубой. Желтый. Я не в силах был пошевелить даже пальцем. В какойто момент мой взгляд задержался на зеркале заднего вида, и я машинально перечитал надпись на ободке: «Внимание! Предметы в зеркале могут оказаться ближе, чем вам кажется». Я едва не рассмеялся. И только теперь осознал, что в салоне раздается какойто странный свистящий шум.

Далеко не сразу я понял, что это звук моего собственного дыхания.

Глава 58

Кош вернулся домой отчасти удовлетворенным.

Он подвел свой гидросамолет к причалу, выключил мотор и снял антишумовой шлем. Затем отключил GPSнавигатор и выпрыгнул на причал.

Войдя в дом, он погасил наружное освещение и медленными тяжелыми шагами поднялся на второй этаж – усталость давала о себе знать. Затем прошел мимо комнаты, где все еще висел на цепях разлагающийся труп агента ФБР – запах здесь был невыносимый, – и направился в кухню в другом крыле дома, желая промочить горло.

Он вынул из графина хрустальную пробку, налил в бокал вина и стал пить маленькими глотками, рассеянно крутя в пальцах ножку бокала.

Со стены кухни до сих пор свисали на веревках колокольчики для прислуги, оставшиеся со времен прежнего владельца. Под каждым была небольшая табличка: «Комната хозяина», «Комната для друзей», «Гостиная», «Веранда», «Зимний сад»… Когдато можно было позвонить из любой комнаты, чтобы вызвать находящуюся в кухне служанку. Но вот уже много лет в доме никто не жил. Так или иначе, надежные слуги попадаются очень редко. Так же как надежные сотрудники. Проходит совсем немного времени – и они распускаются.

Не выпуская из руки бокал, Кош включил белый ноутбук. Два других портативных компьютера, черный и красный, чуть слышно урчали в режиме ожидания, как обычно соединенные с портативной спутниковой антенной, укрепленной на подоконнике.

– Фуллер?

– Да, это я, – ответил сонный голос.

– Это Алан Смит. Знаю, что уже поздно, но, надеюсь, я вас не сильно побеспокоил?

На самом деле такая вежливость была чисто формальной. – Бартон Фуллер отлично знал, чем он рискует, проигнорировав вызов патрона в любое время суток. Видеосвязь была плохой – в основном изза множества «глушилок», установленных самим Кошем, – но, по крайней мере, звук передавался четко, и повелительных нот в голосе Коша нельзя было не услышать.

– Вы никогда меня не беспокоите, – вежливо отвечал адвокат. Он встал рядом с видеокамерой, машинально потирая затылок. – Чем могу быть полезен, мистер Смит?

– Я по поводу той женщины, капитана моего судна. Она попрежнему с вами?

– Я снял для нее комнату в Неаполе, в одном уединенном мотеле. Ее жалоба уже готова и оформлена как положено. Завтра утром мы едем в суд.

– Я хочу попросить вас об одной небольшой услуге.

– Я вас слушаю.

– Пол Беккер на самом деле ведь не сильно ей повредил, не так ли?

– Да, она не слишком пострадала. Но незаконное проникновение на частную территорию неоспоримо. К тому же я буду напирать на психологический ущерб, причиненный жертве, так что…

– Вообщето у меня есть другая идея. Будет лучше, если последствия нападения будут видимыми.

– Видимыми?..

– Заметными , Фуллер, – уточнил Кош. – Очевидными … Кстати, – продолжал он нарочито рассеянным тоном, словно меняя наскучившую тему разговора, – ваш сын попрежнему играет в бейсбол?

– Да, конечно… Но какое отношение…

Внезапно Фуллер замолчал. Мысленно усмехнувшись про себя, Кош подумал, что все поры на теле адвоката в один миг расширились от страха, источая пот.

– Но вы же не собираетесь попросить меня…

– Ну почему же? – со смехом сказал Кош. – Именно об этом я и хочу вас попросить! Вам всего лишь нужно будет взять бейсбольную биту вашего сына и сделать так, чтобы жалоба вашей клиентки стала вполне обоснованной.

– Я не могу этого сделать.

– Ах вот как? Может быть, вы предпочитаете, чтобы я передал некоторые из моих видеозаписей вашей жене, вашим родителям, друзьям, коллегам? Например, ту, на которой вы дрочите на шестилетнюю индонезийскую девочку? Или ту, на которой мальчик вас содомирует искусственным членом? Я могу также выложить эти видеозаписи на свой сайт, впридачу к другим столь же неординарным сюжетам. Что вы об этом думаете, Фуллер?

Адвокат снова умолк на некоторое время.

– Хорошо, я выполню вашу просьбу, – наконец проговорил он.

– Удачи, – сказал Кош и отключил соединение.

Затем выключил все три ноутбука, убрал с подоконника спутниковую антенну и сложил все это первоклассное оборудование в дорогие фирменные чехлы. Пора было отсюда сваливать. Взрывная команда, которая прибудет в дом после его отъезда, уничтожит все следы его недолгого пребывания здесь. Для паука настало время переместиться в другую часть паутины.

Он улыбнулся при мысли о малышке Мэдисон, которая мирно спала в своей уютной комнатке в родительском доме, еще ничего не зная о том волшебном мире, который он, Кош Чародей, скоро ей откроет.

Но до этого нужно будет сделать еще одно, последнее, дело.

Кош, насвистывая, спустился в подвал.

– Шон? – позвал он. – Шоон, это я! Я вернулся!

Он отодвинул стальной засов на двери.

– Не бойся, это будет очень быстро, обещаю. Ты даже не почувствуешь боли. Я просто…

Конец фразы буквально застрял у него в горле.

В камере маленького Шона РамонаРодригеса не изменилось ничего: железная кровать, старый грязный матрас, узкое окошко под самым потолком…

Только самого Шона не было внутри.

Глава 59

В мою дверь барабанили вот уже несколько минут. Но я попрежнему не реагировал, и удары в конце концов прекратились.

Тем лучше.

Я предпочитал оставаться в ступоре.

Это очень интересное состояние – все функции организма замедляются, и даже мысли становятся неповоротливыми. Любые проблемы кажутся далекими и незначительными. Нет ни Добра, ни Зла, ни тревоги, ни подавленности. Почти нирвана. Полное разжижение мозга. Я отстраненно спросил себя: интересно, сколько еще это продлится?

Я не собираюсь вам врать: разумеется, я достиг состояния транса вовсе не путем медитаций. Вчерашние возлияния на вечеринке, а также горсть транквилизаторов, которые я принял по возвращении, – вот что мне помогло. Они очень быстро взяли под контроль мой мозг и успешно отбили атаки страха и тревоги, которые несколько раз пытались идти на штурм. В результате мои душевные терзания, хотя и не исчезли полностью, все же заметно ослабли.

Может быть, если мне повезет, я впаду в кому?

– Да что с вами стряслось? – внезапно донесся до меня голос Конни.

Моя медсестра стояла передо мной – в белом халате, со стетоскопом на груди. Значит, она приехала ко мне прямиком из клиники, даже не переодевшись.

– Вы что, напились? – спросила она, встряхивая меня за плечи.

– А?.. Что?..

– Тактак. Понятно.

Конни подхватила меня под мышки и приподняла.

– К счастью, я занимаюсь спортом, – сказала она ворчливым тоном, таща меня в ванную комнату. – Но вообщето, когда устраивалась к вам на работу, я надеялась, что мне больше повезет с начальником!

Она стянула с меня одежду и затолкала меня под душ.

– Поскольку вы не отвечали ни на телефонные звонки, ни на звонки в дверь, мне пришлось искать другой путь. Я вошла через окнодверь, что выходит в сад. Надеюсь, вы не в обиде? Вообщето вам стоило бы снять трубку и сказать мне, в каком вы состоянии.

В этот момент меня вырвало прямо на плиточный пол.

Конни деликатно вышла и прикрыла за собой дверь.

– Я вас на время оставлю, – сказала она изза двери. – Найду вам чистую одежду и оставлю ее на стуле у входа в ванную. Если понадоблюсь, позовите. Я побуду внизу.

– Извините, мне действительно очень жаль, – сказал я часом позже, спустившись на первый этаж и войдя в кухню.

К этому времени я принял душ, выпил литров десять минеральной воды, чтобы справиться с неутолимой жаждой, вечным спутником тяжкого похмелья, и мир вокруг меня обрел цвет, хотя и не заиграл радужными красками. Затем побрился, освежился лосьоном после бритья, натянул льняные брюки и свежую рубашку и в довершение всего даже повязал галстук.

Перед тем как спуститься вниз, я посмотрел на себя в зеркало и отметил, что стал болееменее похож на человеческое существо.

– Очень жаль, – повторил я еще раз, обращаясь к Конни.

Она вытерла последнюю вымытую тарелку, поставила ее в стопку остальных возле раковины, завернула кран и сняла фартук.

– Ну и бардак вы развели. Что, горничная к вам больше не приходит?

– Клэр ее уволила.

– Понятно. Ну а поскольку вы всего лишь мужчина, вы пустили все на самотек.

Я машинально потер виски:

– Постараюсь чтонибудь придумать.

Клэр поставила передо мной стакан с водой, которую я поначалу принял за минеральную.

– Растворимый аспирин, – пояснила она. – Это единственный коктейль, который я сейчас позволю вам выпить.

Я покорно влил в себя содержимое стакана, ощущая, как пузырьки щекочут гортань. Потом поинтересовался:

– Зачем вы приехали?

– Помыть вашу посуду.

– Конни…

– О’кей. Возникли коекакие проблемы.

– Большие?

– Огромные.

– Какого рода?

– Самого неприятного. К нам нагрянул санитарный инспектор. С невероятно огромными усами – ну это так, к слову. И с ордером на проверку от местных муниципальных властей.

– Он вам сообщил, в связи с чем явился?

– Я сильно подозреваю, что тут не обошлось без Гарнера, нашего милейшего начальника полиции. Слухи о том, что у нас обнаружились крысы, дошли до самого высокого уровня. Ктото, кто знает когото, кто знает еще когото, видимо, через своих знакомых на него надавил. Скорее всего, какойто богатый человек, который пожертвовал городу много денег, случайно оказался в нашей клинике как раз в тот самый день, когда крыса из посылки выбежала в коридор. Ну и началось: нарушение санитарных норм, недостаток стерильности, блаблабла…

Да, все верно, подумал я. И этого богатого человека я, разумеется, хорошо знаю.

– И еще были два журналиста.

– Что, еще и пресса?!

– Да, один из «Дейли ньюс», другой из местной газетенки. Их ктото предупредил анонимным звонком. Вы мне говорили, что у вас какието неприятности с полицией, но ничего не объяснили толком, – с упреком прибавила Конни. – Поэтому я была захвачена врасплох.

– И чего он потребовал, этот инспектор?

– Временного закрытия клиники. Причем прямо с сегодняшнего дня. Так что фактически мы с вами безработные.

– Что?! Этого не может быть!

– Инспектор сказал, что может. Он даже процитировал мне соответствующий документ за номером сто двадцать три от числа такогото. Выставил нас всех и опечатал дверь.

Я сидел как оглушенный.

– И вы даже не пытались никуда позвонить? – наконец спросил я.

– Ну, прежде всего я попыталась дозвониться до вас. Двадцать раз за сегодняшнее утро. Мне это не удалось – вот почему я в конце концов приехала. Журналисты собирались взять у вас интервью. Я коекак от них отделалась, но боюсь, они очень быстро узнают ваш адрес. – Конни скрестила руки на груди. – В конце концов, Пол, что происходит? Если вы расскажете мне все как есть, может быть, я смогу вам помочь?

Я отвернулся, машинально потирая затылок:

– Это невозможно, Конни. Не может быть и речи о том, чтобы впутывать вас в эту историю. Сейчас я – как прокаженный. Любой, кто приблизится ко мне, может заразиться.

Конни сочувственно кивнула:

– Понимаю. Но должна предупредить вас: я не могу оставаться без работы.

– Что вы хотите сказать?

Взяв свою сумку, Конни ответила:

– Я позвонила в НьюЙорк. Больница, в которой я раньше работала, согласна снова меня принять. Все остальные ваши сотрудники примерно в таком же положении. – Она повернулась ко мне. – Если откровенно, они в панике, Пол. Вам нужно чтото делать. Если понадобится моя помощь, вы знаете, где меня искать.

Она направилась к выходу. Уже взявшись за ручку двери, обернулась и добавила:

– Пока, во всяком случае, я еще там.

И исчезла.

Черт!..

Я со всего маху ударил кулаком по столу.

В этот момент зазвонил городской телефон.

– Алло! – рявкнул я в трубку.

– Это я…

– Кто?

– Пол, это я… Клэр.

Глава 60

Моя жена плакала. Я слышал, как она всхлипывает на другом конце провода. Наконец Клэр с трудом произнесла:

– С тобой все в порядке?

Я не сразу осознал смысл ее слов.

У меня было такое ощущение, что время остановилось.

Часы показывали без четверти двенадцать. Кухню заливало солнце. Сквозь открытое окно внутрь вливались ароматы травы и цветов. К ним примешивался слабый запах средства для мытья посуды, которым недавно пользовалась Конни. Я слышал гудение шмеля. Ощущал плитки пола под ногами. Я не мог сдвинуться с места, словно мои подошвы превратились в магниты, а пол стал железным.

Был понедельник. Шла третья неделя августа.

Прошло пять дней с тех пор, как моя жена и мой сын исчезли.

– Клэр…

Я едва смог выговорить это короткое слово.

– Клэр, – повторил я, чувствуя, как сжимается горло, а глаза становятся влажными. Я был неспособен произнести хоть чтото еще.

В трубке послышался глубокий вздох – словно Клэр собиралась с силами для предстоящего разговора. Судя по всему, она приняла какоето нелегкое решение. И теперь готовилась мне о нем сообщить.

Один этот вздох заставил меня оледенеть от ужаса.

– Полиция уже едет, – сказала Клэр.

– Что?!

– Они будут у тебя меньше чем через полчаса.

– О чем ты говоришь?

Меня охватила такая паника, что я едва устоял на ногах. И только потом сообразил: сегодня понедельник. Именно сегодня полицейские должны были явиться ко мне с обыском, – Гарнер меня об этом предупреждал.

Нет, этот тип точно решил стереть меня в порошок!

И я сам виноват в том, что ему это позволил – я ведь дал согласие на обыск. Гарнер приказал мне явиться в участок вместе с Кэмероном, очевидно понимая, что мне захочется вырваться оттуда как можно скорее. И при упоминании об обыске я сказал, что не возражаю, потому что мне нечего прятать.

– Вспомнил, – сказал я в трубку. – Да, я в курсе. Но тыто откуда об этом знаешь?

– Это не имеет значения.

– Почему ты мне звонишь?

– Потому что ты должен уехать.

– Изза чего?

– Они найдут в доме… коечто. Вещь, которую я спрятала, перед тем как уехать. Улику, которая тебя погубит.

Мое сердце словно в один миг покрылось коркой льда.

– Что ты такое говоришь?..

– Ты прекрасно знаешь, о чем речь.

Эти слова Клэр произнесла отстраненным, холодным тоном.

– Нет, я не знаю. Что происходит?.. Клэр, я люблю тебя…

Почему у меня такое ощущение, что под ногами разверзается пропасть?

– Не говори так, – ответила Клэр.

– Я люблю тебя… – повторил я.

Бездонная пропасть, из глубин которой доносился адский хохот…

– Возвращайся домой, Клэр, прошу тебя… Возвращайся вместе с Билли…

– ЗАМОЛЧИ! – вдруг закричала она.

От этого крика у меня кровь застыла в жилах. Руки покрылись мурашками, размером чуть ли не с шарики для пингпонга.

– Послушай, я…

– Нет, это ТЫ послушай! – перебила меня Клэр. – Я ни за что не должна была тебе звонить! Это моя ошибка! Я должна была заставить тебя заплатить за твою гнусность!.. Но я… я тебя пожалела, – прибавила она.

И разрыдалась. Но очень быстро взяла себя в руки.

Тишина.

Наконец ее голос послышался снова. На сей раз он звучал абсолютно бесстрастно:

– Я спрятала тот фильм. Полиция не сразу догадается поискать его там, где он находится. Но, по иронии, он находится как раз там, где ему и положено. Это даст тебе шанс выиграть время для бегства.

– Фильм?.. Бегство?..

– Беги, Пол. Пожалуйста. Это последняя вещь, которую я делаю для тебя – во имя тех лет, что мы прожили вместе. Я не понимаю, что с тобой стало… как ты мог сделать такое. Но не звони мне больше.

– Клэр…

– Не пытайся нас разыскать, – твердо сказала она. – Ни меня, ни своего сына. Никогда.

И повесила трубку.

Глава 61

Тревога. Тоска. Гнев. Все это соединилось в адский вихрь, крутящийся у меня в голове. Но главным ощущением была паника.

Безудержная паника.

Фильм? Фильм, который спрятала Клэр? Где? И о каком фильме вообще речь? Почему мне надо бежать из дома?

Я лихорадочно озирался по сторонам, словно вокруг меня кружил невидимый противник, в любой момент готовый нанести новый удар.

Поразмысли здраво, Пол. Успокойся. И напряги мозжечок.

Хорошо. Сначала нужно повесить на место эту чертову трубку, которую я все еще держал в руке, словно мертвую рыбу, и сделать несколько глубоких вдохов подряд. Потом я закатал рукава рубашки и ослабил узел галстука. Вот так. Теперь начнем все с самого начала.

Прежде всего: что выяснилось в недавнем разговоре?

Очень простой факт: твоя жена тебя ненавидит.

Да, это ясно. Но почему?

Судя по всему, она думает, что ты совершил нечто отвратительное. В высшей степени отвратительное. И кроме того, сурово караемое органами правосудия.

Невероятно. Даже ужасающе. Но похоже на то. И в чем же именно Клэр меня заподозрила?

Главное не это. А то, что Клэр убеждена в правильности своих подозрений.

Скрестив руки на груди и сунув ладони под мышки, я расхаживал из угла в угол по комнате на подгибающихся ногах.

О’кей, примем это как факт. В таком случае стоит предположить, что гнусность, которую я будто бы совершил, открылась Клэр самым внезапным и жестоким образом. Это было единственным объяснением, которое я мог найти столь резкой перемене отношения Клэр ко мне.

Логично.

Это открылось ей буквально в один миг, и она была потрясена до глубины души. Думаю, не будет преувеличением сказать, что ее привычный мир рухнул.

Продолжай…

Также можно предположить – ну, для этого не надо иметь семь пядей во лбу, – что именно это послужило причиной ее отъезда.

Не задерживайся. Иди дальше.

В конечном счете, вывод будет такой: моя жена и сын бежали от угрозы. Все правильно, но…

Господи боже мой, эта угроза – я!

Ну вот, теперь ты все понял. Твоя жена тебя ненавидит. Она сбежала от тебя, забрав с собой сына. Однако она зачемто позвонила тебе, чтобы дать шанс скрыться.

Что ж, очень мило с ее стороны. Но я не воспользуюсь этим шансом. Я не преступник, черт возьми! Я ни в чем не виновен! Я понятия не имею, как могла сложиться такая идиотская ситуация! Нельзя же обвинять человека в поступке, которого он не совершал!

Зависит от поступка.

В данном случае – зависит от того, что именно было в том фильме.

Фильм.

Вот что должно стать отправной точкой.

Если я хочу понять, что произошло, мне тоже нужно его увидеть. А для этого я должен его найти до приезда полиции.

Я подошел к входной двери и взглянул в глазок. Никого. Потом открыл дверь. Все тихо, полицейских машин не видно и не слышно. Я снова закрыл дверь и посмотрел на часы. Если Клэр сказала правду, у меня оставалось примерно двадцать пять минут. Не так уж мало. Но с чего начать?

Она говорила чтото о тайнике.

Я закрыл глаза и предельно сосредоточился, пытаясь точно вспомнить ее слова.

«Полиция не сразу догадается поискать его там, где он находится. Но, по иронии, он находится как раз там, где ему и положено».

Черт, ничего не понимаю. А где положено? На стеллаже для компактдисков? Она это имела в виду?

Я вернулся в гостиную. Старый видеомагнитофон и кассеты я отнес на барахолку еще до нашего переезда сюда из Калифорнии. Зато теперь у нас были DVDплеер и небольшая коллекция дисков.

Я подошел к стеллажу и начал перебирать диски один за другим, сначала аккуратно, затем все быстрее и лихорадочнее. Несколько дисков выскользнули у меня из рук и упали на пол. Я наклонился, хотел было их поднять, но тут же раздумал, одновременно ощутив укол в сердце – словно бы эти в беспорядке рассыпанные диски символизировали развал моей семьи и крах всей моей жизни.

Так или иначе, все эти диски были лицензионными, с цветными вкладышами и логотипами. Среди них не было ни одной обычной «болванки» из тех, на какие переписывают фильмы самостоятельно.

Где еще можно найти фильм?

В компьютере.

Клэр им почти не пользовалась, но на всякий случай нужно проверить.

Я взбежал наверх, перепрыгивая через две ступеньки, и вошел в кабинет. Включил компьютер. Я не бог весть какой специалист в компьютерной премудрости, но моих знаний хватило на то, чтобы воспользоваться поисковой программой и найти все возможные типы видеофайлов, хранившихся на жестком диске. Среди них не нашлось ничего похожего на то, что я искал. Черт! То ли никакого фильма в компьютере нет, то ли он спрятан так хитро, что я не смогу его найти.

Что остается?

Может быть, он на одном из дисков с программами?

Я выдвинул ящик стола, где эти диски лежали, и перебрал их один за другим: «Майкрософт офис», «Фотошоп», какието компьютерные игры… Нет, и здесь тоже ничего подозрительного.

Может быть, он на одном из музыкальных дисков?

Я снова спустился вниз, в гостиную, и подошел к стойке с музыкальным центром. Точно так же, как раньше видеодиски, я сначала перебирал аудиодиски аккуратно, но в конце концов смахнул на пол, в том числе альбом Синатры с песней «Летний ветер» – под нее мы с Клэр танцевали во время нашего первого свидания, такие счастливые и влюбленные…

Я внимательно просмотрел все диски – но опять ничего!

Я в ярости ударил кулаком по стене. Черт, да где же он?!

И вдруг меня осенило: «там, где ему и положено» – может быть, внутри плеера?

Я осмотрел их все – CDплеер в музыкальном центре, DVDплеер, небольшой портативный универсальный плеер, который мы брали с собой в поездки и на котором Билли смотрел мультики, и наконец встроенный CDплеер у меня в машине.

Но результат в очередной раз оказался нулевым.

Ничего. Полное фиаско.

Раздался звонок в дверь.

Копы.

Без паники, Пол. Тебе не в чем себя упрекнуть, не зацикливайся на этом. Что бы ни случилось, всему есть объяснение. Если ты не совершал ничего противозаконного, никто не сможет тебя обвинить. A fortiori [25] если ты даже не знаешь, о чем идет речь.

Я постарался придать лицу спокойное выражение.

Глубоко вздохнул.

Открыл дверь.

Гарнер. Господи боже! Шеф полиции собственной персоной!

– Вы позволите?.. – с улыбкой спросил он. – Я же говорил, мы встретимся очень скоро…

Я посторонился, пропуская полицейских в дом.

Гарнера сопровождали эксперткриминалист в сером халате и офицер полиции. Эксперт держал в руке небольшой чемодан. Гарнер, не глядя на меня, сунул мне в руки какойто документ.

– Ордер на обыск, – пояснил он. – Это на случай, если бы вы вдруг изменили свое прежнее решение.

Я выпрямился и сказал:

– Я не собирался менять свое решение. Как я вам уж говорил, мне не в чем себя упрекнуть.

– Вот это мы и хотим выяснить.

Гарнер упер руки в бока и осмотрелся так, словно прикидывал, куда повесить новую картину. Он сделал своим людям знак приступить к обыску, затем повернулся ко мне:

– У вас какието проблемы с дисками?

– Никаких проблем, а что?

– Почемуто они у вас все разбросаны по полу.

– Просто я не умею поддерживать порядок.

– Не шутите со мной, Пол.

– Я все же предпочел бы обращение доктор Беккер .

Гарнер подошел ко мне почти вплотную:

– Плохой день? Я слышал, у вашей клиники проблемы.

– Я какнибудь справлюсь.

– Вообщето у меня для вас две новости. Обе одинаково неприятные. С какой начать – плохой или очень плохой?

– Мне все равно.

– Хорошо, начну с плохой. На вас подали жалобу в суд. Дело оказалось более серьезным, чем можно было предположить. Как раз сейчас, очевидно, решается вопрос, дать ли ему ход. Подробностей я жду по телефону с минуты на минуту. Если все подтвердится, я с радостью отправлю вас за решетку. Что касается второй новости…

– Оставьте его в покое! – В комнату вошел Кэмерон.

– А вы что здесь делаете? – прорычал Гарнер.

– Не вам ему об этом объявлять.

– О чем объявлять? – спросил я, переводя взгляд с одного на другого.

– Пожалуйста, Гарнер, – сказал Кэмерон уже более спокойным тоном. – Я давно вас знаю. Вы самоуверенный тип, упрямый как осел. Но вы не злой человек. Позвольте, я ему скажу.

– О чем ты говоришь? – обратился я к другу.

Кэмерон взял меня за руку, увел в кухню и закрыл за нами дверь.

– Послушай, – начал он, – я даже не знаю, как тебе об этом сказать…

Кэм замолчал и посмотрел на свои руки – так, словно только что обнаружил их существование.

– Твой отец… – наконец произнес он. – Нам позвонили из Эверглейдсити – оказывается, они уже двое суток разыскивают его ближайших родственников. Твоих координат они не нашли, поскольку вы с отцом носили разные фамилии…

– Подожди, – перебил я. – Почему ты говоришь в прошедшем времени?

Кэмерон снова заговорил – очень быстро, как будто хотел заставить меня проглотить невероятно горькое на вкус лекарство:

– Твой отец покончил с собой. Три дня назад. В среду вечером, как раз в тот день, когда ты к нему заезжал. Он разлил в своем доме бензин и устроил пожар. Свидетель пожара только один – управляющий, парень по имени Эдвар. Он же рассказал, что твой отец уже долгое время был очень подавленным. Тело нашли – точнее, то, что от него осталось. Дом сгорел дотла. И вокруг него тоже много разрушений. Ни электричества, ни телефонной связи во всей округе… – Он обнял меня и прибавил:

– Держись, Пол.

Я не знал, что сказать. У меня голова шла кругом.

Сначала закрыли клинику. Потом позвонила Клэр и наговорила мне совершенно ужасных вещей. Потом Гарнер объявил, что на меня подали жалобу в суд. И вот теперь я узнаю, что мой отец умер. Три дня назад. И все свои тайны унес с собой в могилу.

Не просто умер – покончил с собой. Почему? В результате депрессии? Но что было ее причиной? Он совершил нечто столь ужасное, что не смог с этим жить?

– Как ты? – спросил Кэмерон.

Я тряхнул головой. Мне нечего было ему ответить. Казалось, я вообще ничего не чувствовал. Был ли это шок? Возможно. Во всяком случае, я не знал, как еще это назвать.

– Хочешь чегонибудь выпить?

Я почти рухнул на стул, садясь за кухонный стол. Этот старинный предмет мебели мы с Клэр когдато купили вместе – на той самой барахолке, куда я некогда отнес видеомагнитофон. Стол давней эпохи «сухого закона». Моя жена его обожала.

– Ну что, налить тебе стаканчик? – снова предложил Кэмерон.

И тут меня неожиданно осенило. Все отдельные элементы связались в четкую последовательность.

Алкоголь. «Сухой закон». Стол.

«Полиция не сразу догадается поискать его там, где он находится. Но, по иронии, он находится как раз там, где ему и положено».

Во времена «сухого закона» ножки столов часто делались полыми, специально для того, чтобы при неожиданном визите полиции можно было поднять крышку стола, спрятать в них все бутылки и просто вернуть крышку на место.

И в нашем столе была одна такая ножка.

– Я хочу немного побыть один, – пробормотал я.

– Понимаю, – кивнул Кэмерон. И вышел.

Я отвернул кран до конца, чтобы звук льющейся мощным потоком воды заглушил шум. Потом приподнял крышку стола и сунул руку в темный проем, похожий на миниколодец. Пусто.

На всякий случай я наклонился ниже и пошарил по самому дну.

И вот тут я его нащупал. И извлек наружу.

Черный пластмассовый прямоугольник, сантиметра три в длину и меньше одного в ширину, с небольшим юэсбиразъемом на конце, закрытым защитным колпачком.

Наконецто я нашел то, что искал. Это была флэшка.

Универсальный устройство для хранения и переноса любой электронной информации, в том числе видеофайлов.

На которое вполне можно записать фильм.

Глава 62

– Мне нужно подняться наверх, – сказал я. – Коечто проверить. Это займет не больше пяти минут.

Шеф Гарнер не удостоил меня даже поворота головы. Эксперт тоже не обратил на меня внимания – он был занят тем, что разбрызгивал по гостиной какоето вещество из пульверизатора. Офицер неподвижно стоял у входа.

Кэмерон сделал мне знак рукой, словно говоря: валяй, все нормально.

Я поднялся в кабинет. Компьютер был попрежнему включен. Я вставил флэшку во вход юэсби.

На экране монитора появилась «иконка» с подписью «Безымянная папка». Достаточно было лишь щелкнуть по ней…

У меня перехватило дыхание.

Было такое ощущение, что я неподвижно лежу на рельсах, а на меня медленно, но неумолимо надвигается поезд.

Я щелкнул по «иконке». Папка открылась. Там был одинединственный файл. Название гласило:

«Русское детское порно».

Сердце заколотилось у меня в груди, словно отбойный молоток.

Что там?.. Был только один способ об этом узнать. Я открыл файл. Автоматически запустилась программа для чтения видеофайлов. Фильм начался.

Он оказался коротким. Это был даже не фильм, а небольшой ролик продолжительностью меньше минуты. Никаких порнографических сцен в строгом смысле этого слова я не увидел. Обнаженный мальчик крутился на месте, принимая разные позы и нарочито преувеличенно изображая разные эмоции: страх, возбуждение, любопытство, радость… Запись была явно любительской, камера постоянно дергалась. Чьято рука иногда касалась мальчика, причем самым бесстыдным образом. Сам человек все время оставался за кадром, по руке можно было лишь сказать, что это взрослый мужчина. Странно, но на лице мальчика при этом не было отвращения. Хотя жесты мужчины, без всякого сомнения, можно было квалифицировать как сексуальное домогательство.

Все происходило в какойто обшарпанной грязной комнатушке – ее убогость была еще сильнее заметна благодаря яркому освещению.

Лицо мальчика я узнал с первой секунды.

Это был мой сын Билли.

Дверь комнаты внезапно распахнулась, и вошел Кэмерон:

– Пол, в коридоре нашли следы крови.

– Что?

Он приблизился ко мне:

– Эксперт обрызгал все люминолом – это вещество помогает обнаружить следы крови, даже если они были смыты…

Кэмерон резко замолчал, глядя на экран монитора. Его глаза расширились.

Я смотрел на него, вероятно, такой же бледный, как и он.

– Там в коридоре следы крови… – механически повторил он, как зомби.

– Кэм… это не то, что ты думаешь.

Я поднялся и сжал его руки в своих руках.

По лицу Кэмерона было видно, какое сильное смятение им овладело. Ужас, отвращение, страшное подозрение – вот что я мгновенно прочитал в его взгляде.

– Не я снял этот кошмар! – внезапно для самого себя закричал я, не в силах больше сдерживаться. – Я тут ни при чем, я тебе клянусь! Господи боже, Кэм, посмотри мне в глаза! Ты ведь знаешь меня, как никто другой, ты можешь читать мои мысли, как раскрытую книгу!.. Неужели ты не видишь, что я тебе не лгу?!

Кажется, он заколебался.

Что касается меня, я с трудом удерживался на грани обморока.

Действительно ли мой сын был на этой записи?.. Может быть, это двойник? Или дело в какомто хитром трюке вроде монтажа?.. А если все было на самом деле, как могло случиться, что Билли перенес это без всяких последствий и я ничего не заметил? Господи, как Клэр могла заподозрить хоть на минуту, что я мог снять такой фильм?! Она ведь именно об этом подумала, не так ли? Вот почему она сбежала и увезла Билли подальше от меня. От его отцаизвращенца…

– Ради бога, Кэм… Я говорю правду! Я не делал этого с моим сыном… я предпочел бы умереть! Что касается крови в коридоре, я просто не знаю, откуда она…

У меня было такое чувство, словно я угодил под автомобильный пресс.

Еще секунда, и он меня расплющит…

– Джорди Лански приходил сюда! – вдруг быстро сказал я, осененный внезапной догадкой. – Да, он здесь был! Мы с тобой оба это знаем! А после этого он исчез, словно испарился. Об этом говорил Рольф. Возможно, тут есть какаято связь… Скорее всего, это его кровь. Может быть, и фильм снял тоже он.

Но в последнее предположение я не верил ни секунды: Билли никогда не оставался один или под присмотром одной только Розеллы. Рядом всегда были либо Клэр, либо я.

Кэмерон оставался нем. Он смотрел на меня, и его веки слегка подрагивали, словно он лихорадочно обдумывал самые разные версии случившегося.

– Ты должен мне верить! – настаивал я. – Прошу тебя, Кэм! Я ни в чем не виноват! Ну подумай сам – если бы я знал, что в моем доме могут найти следы крови, я бы сразу отказался от обыска!

На лестнице послышались шаги.

– Коул! – раздраженно позвал Гарнер. – Где доктор Беккер? Я хочу немедленно с ним поговорить!

Кэмерон пристально посмотрел на меня и неожиданно сказал:

– Ударь меня!

– Что?!

– Ударь меня, Пол. Прямо в лицо. И посильней. Ну давай!

Я смотрел на него, и в моей душе бушевало отчаяние.

Мы встретились взглядами на мгновение, которое растянулось в целую вечность.

– Удачи тебе, – дрогнувшим голосом прошептал он. – Прощай, Пол.

И я ударил его кулаком в лицо.

Он опрокинулся навзничь, повалив уже готового войти в комнату Гарнера.

Я больше не размышлял. Выдернул флэшку из компьютера, схватил пиджак, в кармане которого лежал бумажник, распахнул окно, уцепился за карниз и выпрыгнул в сад.

Если я подверну ногу, мельком подумал я, все кончено.

Но приземлился благополучно.

Позади меня раздавались крики. Я слегка пригнулся и помчался по аллее вглубь сада, потом выбежал на тянущуюся позади домов глухую улочку, на которой стояли мусорные баки. Затем пробежал мимо сада наших соседей Вайсманов, пожилой супружеской четы, потом мимо сада Блэквеллов, потом Кертисов… У садовой ограды следующего дома я обнаружил велосипед, очевидно принадлежащий соседскому подростку, Стюарту Мендесу. Я немного знал его отца, Роберта Мендеса, стоматологапротезиста. Надеюсь, он не рассердится на меня, если я возьму взаймы велосипед у его сына… Я уселся на велосипед и помчался по улице как одержимый.

Издалека донесся звук полицейской сирены.

Я свернул налево, в проход между двумя домами, и поехал по дорожке, идущей параллельно полю для гольфа, – иногда мы с Билли вместе катались по ней на велосипедах. Проехал метров пятьсот, иногда преодолевая поросшие травой кочки, и свернул направо. Еще немного – и я был уже в соседнем квартале.

Вдалеке слышались раскаты грома – начиналась гроза.

На ближайшем перекрестке я свернул направо. На следующем – налево.

Полицейских сирен я больше не слышал.

Еще один поворот…

Теперь можно было не бояться погони.

Через несколько часов я ехал в кузове небольшого грузовика, среди разнообразных стройматериалов.

В кабине сидели два индейца, которые подобрали меня у бензозаправки. Они направлялись в Майами. Это было очень кстати, тем более что поймать попутку в грозу казалось мне заведомо безнадежным делом. Индейцы предложили мне место внутри кабины, но я настоял на том, чтобы ехать в кузове с брезентовым верхом. Не считая, я протянул им несколько купюр. Они пожали плечами, взяли деньги и больше ни о чем не спрашивали.

Велосипед я спрятал в мусорный контейнер на первой же встречной бензозаправке – той самой, где меня подобрали индейцы. Я старался по возможности не попадать под камеры видеонаблюдения. Не снимал деньги с карточки. Отключил оба мобильника – свой и Коша. Я не знал, сможет ли полиция вычислить меня по включенному мобильнику, но предпочел не рисковать.

Оказавшись в грузовике, я пересчитал свою наличность. Восемьдесят шесть долларов. Плюс завалявшаяся в кармане монетка в пятьдесят центов.

Кроме этого, у меня не было ничего.

Ни семьи. Ни работы. Никакой поддержки.

На данный момент объявление о моем розыске, конечно, уже разослано по всему округу и за его пределы – от Форт Майерс и Сарасоты на востоке до Майами и ПалмБич на западе. Местные журналисты наверняка связались со своими коллегами из центральных газет, и теперь все вместе радостно предвкушают грядущие сенсации. Ну, чточто, а уж ворох компромата на меня Гарнер им обеспечит…

Я представил себе, какие будут лица у соседей. У Конни. У моих коллег и пациентов. У Германа Лебовица и Шейлы. У мисс Скорбин, моей бывшей учительницы, которая нынче учит моего сына. Все эти люди почувствуют себя преданными. Обманутыми. Разумеется, они все меня возненавидят…

Я рассеянно смотрел на пейзаж, тянущийся по обе стороны дороги.

Мне попрежнему ничего не было известно ни о Коше, ни о моем отце. А уж об этом ужасном фильме – и подавно. Я не знал, что стало с Шоном РамономРодригесом. Не знал, откуда взялся костюм японской волшебницы, и не понимал, почему он кажется мне знакомым. Не знал о тайных целях компании «Карнавал теней». Мне ни о чем не говорило прозвище человека, за которого Кош почемуто принял меня: Человек С Той Стороны.

По правде говоря, я вообще не понимал, как все это могло произойти – как моя жизнь полностью перевернулась меньше чем за неделю всего лишь изза того, что я подобрал тот проклятый телефон!

Гром попрежнему грохотал, но молний не было видно. Грузовик покинул городок моего детства и выехал на федеральное шоссе, ведущее в Майами. Я снова погрузился в созерцание мрачного болотистого пейзажа Эверглейдс.

Через некоторое время поднял воротник пиджака и устроился в дальнем углу кузова.

Все мои действия были автоматическими, продиктованными инстинктом самосохранения. Я просто спасал свою шкуру.

У меня не было абсолютно никакого плана.

В моей жизни впервые наступил момент, когда я оказался близок к полному, абсолютному отчаянию.

Часть III КАРНАВАЛ ТЕНЕЙ

Глава 63

Следующие двадцать четыре часа были наихудшими в моей жизни.

Это было погружение в черную бездну.

Все это время меня ни на минуту не оставлял страх. Моя рубашка и мой пиджак насквозь пропитались потом, сердце готово было разорваться каждую секунду.

Когда ваша повседневная жизнь расписана до мелочей и вы ежедневно совершаете одни и те же привычные ритуалы – встаете с постели, умываетесь, одеваетесь, отправляетесь на работу, возвращаетесь домой, по пути забрав ребенка из школы, ужинаете и ложитесь спать, – вы даже не понимаете, насколько эти повторы важны. Вы относитесь к ним небрежно, даже с некоторой долей раздражения, мечтая об отпуске, чтобы хоть ненадолго сменить обстановку: «Поедем на лыжный курорт, дорогая, или лучше на море? – Не знаю, дорогой, все зависит от того, сколько у нас будет свободных денег». Вы даже на секунду не можете вообразить, что эти драгоценные мелочи – как крепостные стены, валы и рвы, которые защищают вашу жизнь от вторжения разрушительных сил хаоса.

Мои защитные сооружения обратились в прах в кузове грузовика, двигавшегося по дороге из Неаполя в МайамиБич.

Результат был сравним с эффектом ударной волны. Сначала вспышка пламени – и вот, при ярком свете, вы замечаете исчезновение самых мелких привычных деталей: вы больше не получаете ни завтрака (который обычно проглатываете на третьей скорости, торопясь на работу), ни более плотного обеда; не можете делать покупки в супермаркете в субботу днем, запасаясь продуктами и всем необходимым сразу на неделю; теряете работу (которая прежде казалась вам такой скучной и утомительной). Потом вспышка сменяется серией еще не самых сильных взрывов: у вас больше нет ни работы, ни дома, ни семьи. И наконец – финальный Большой взрыв: пред вами разверзается огненная бездна, поглощающая все основы смысла вашего существования, одну за другой. Тогда вы понимаете, что больше никогда не сможете заниматься своей работой, которой посвятили всю свою жизнь. Что никогда больше не увидите своих близких – ни вашего сына, которого обожаете, ни вашу жену, которая отныне испытывает к вам глубочайшую ненависть. Что ваше будущее станет жалким и убогим, полным стыда, отчаяния и страха, и единственными перспективами, которые оно перед вами раскроет, будут вечные скитания или тюрьма.

Вы начинаете думать о смерти.

На какоето время самоубийство кажется вам вполне приемлемой альтернативой такому существованию.

К счастью, инстинкт самосохранения не дремлет и всячески гонит от вас эту мысль, поскольку вы все же хомо сапиенс – существо с весьма развитым мозгом, который эволюционировал на протяжении многих тысячелетий, наращивая один за другим все новые слои. Вы – ходячая машина, запрограммированная на выживание и предназначенная вовсе не для того, чтобы сдаваться при первой же неудаче, а для того, чтобы приспосабливаться к обстоятельствам либо с ними бороться. И вы ничего не можете с этим поделать даже при желании.

И по истечении долгого, очень долгого времени ваши отчаяние, тоска и рыдания наконец начинают понемногу стихать. На смену им приходят чувство полного опустошения и усталость, близкая к ступору, – что касается меня, я испытывал нечто подобное в первый год последипломной стажировки в больнице, когда приходилось дежурить по двое суток подряд.

Городские огни кажутся вам крошечными факелами, пылающими в непроглядной ночи. Вокруг вас раздается шум машин. Внедорожники, неповоротливые «семейные» автомобили, юркие японские малолитражки… Вы высовываете голову изпод брезента, поскольку внутри очень жарко и душно, даже в этот поздний час. Ваши мысли на короткое время принимают другое направление – вы невольно изумляетесь этим адским дорожным движением и тем, как все без исключения водители, кажется, вообразили себя гонщиками «Формулы1»: мчатся на максимальной скорости, непрерывно сигналя и обгоняя друг друга, ежеминутно готовые оттеснить соперника едва ли не в кювет. Это напоминает вам движение на улицах Парижа в ту далекую пору, когда вы проходили там стажировку, – и это драгоценное воспоминание вызывает у вас мимолетную улыбку. Затем вы пересекаете подсвеченный фиолетовыми огнями мост Макартура над темной водой залива БискейнБэй и, дождавшись, пока грузовик затормозит на ближайшем светофоре, выпрыгиваете из него. Реальность вновь вступает в свои права. Прощальный кивок – и ваши благодетелииндейцы продолжают свой путь без вас.

Вы растерянно оглядываетесь, вытираете потные ладони о мятый пиджак. В сердце у вас пустота. Вы спрашиваете себя, что же с вами теперь будет.

И не можете найти ответа.

Индейцы высадили меня в богемном квартале Майами – СаутБич (СаБи, как они его назвали).

Я шел мимо многочисленных бутиков и коктейльбаров, сунув руки в карманы пиджака. Несмотря на то что был понедельник – наименее располагающий к вечерним развлечениям день недели, – здесь тусовалось множество народу, в основном молодежи. Среди них выделялось довольно большое количество геев и лесбиянок: первые – в расстегнутых чуть ли не до пупа рубашках, вторые – в шортах и миниатюрных топах. Попадались драгдилеры и проститутки, охотящиеся за клиентами. Меня они тоже несколько раз окликали – ктото на английском, ктото на испанском. Некоторые приглашали выпить по стаканчику. Другие насмешливо фыркали при моем появлении – без сомнения, вид у меня был странный, и в этой толпе я казался чужаком. Один раз меня даже попытались ограбить. Я с угрожающим видом обернулся, надеясь, что воришка обратится в бегство, но вместо этого он посмотрел на меня вызывающенаглым взглядом. Тогда я решил укрыться от греха подальше в какомнибудь баре, изобразив беспечного пьяного идиота среди других таких же посетителей – благо что в этой роли не было ничего сложного. Зайдя в ближайший бар, я вынужден был заплатить за коктейль «Морской бриз» поистине астрономическую сумму – двадцать один доллар девяносто пять центов. Я просидел там около часа, чтобы, выйдя на улицу, уж точно не встретиться с давешним грабителем. Музыка грохотала на полную мощность, посетители танцевали, буквально повиснув друг на друге, что и без того усугубляло царивший в моей голове хаос.

У меня было ощущение, что я деградировал до животного состояния. Я бежал от опасности. Сейчас вот пришел на водопой. Мне хотелось видеть вокруг своих собратьев. Я мог только реагировать на происходящее и совершенно не в состоянии был задуматься о том, что может произойти в следующую минуту. У меня не осталось никаких ресурсов для поддержания жизни, я чувствовал себя несчастным и усталым. Вдобавок злился на себя за то, что потратил четверть имеющейся у меня наличности на какойто дурацкий коктейль.

Я попросил сидящего за рулем индейца высадить меня поближе к Оушендрайв, поскольку знал, что в этот час там всегда много народу. Я не хотел оказаться один поздно вечером в пустынном месте и с каждым шагом все больше углубляться в сумерки. Но сейчас понимал, что поступил неправильно. Лучше уйти от этой слишком уж разношерстной публики, пока не потратил свои последние деньги или же меня не пырнули ножом.

Я пересек шоссе и пошел по пляжу в надежде найти укромный уголок, где можно будет отдохнуть, а если повезет – то и поспать пару часов, чтобы восстановить силы.

Шум, доносившийся из клубов на набережной, стихал, по мере того как я уходил все дальше. Над головой шуршали пальмы, кроны которых слегка покачивались под ночным ветром. Я старался дышать глубоко и ровно. Затем разулся и пошел по песку босиком. Один раз попалось на глаза подходящее место, где можно было бы прикорнуть, но оно оказалось уже занято: там сидели два подростканаркомана, как раз готовящихся принять очередную дозу: вены у них были перетянуты жгутами, в руках они держали шприцы. Завидев меня, один из них выхватил нож и жестом велел мне убираться. Я переместился ближе к огням набережной и снова пошел вдоль нее.

В конце концов я почувствовал, что больше идти не в силах, и, наплевав на все опасности, решил провести хотя бы одну эту ночь как человек. Пусть даже после этого денег у меня совсем не останется.

И отправился на поиски отеля.

Поиски продолжались долго.

Я обошел с десяток отелей, прежде чем сделать грустный вывод: ночлег в цивилизованных условиях в этом городе был мне не по карману. Когда я попытался было торговаться с хозяином одного отеля, он только усмехнулся и молча указал мне на дверь. Желание вынуть из бумажника кредитку и расплатиться ею нарастало во мне с каждой минутой, становясь неодолимым, – но, учитывая легкость, с какой копы находили меня до сих пор, сделать это означало самому накинуть петлю себе на шею.

Но я продолжал идти по улице, усталый и измученный до предела, с гудящей головой и тяжелыми, словно баллоны с водой, ногами. Брел куда глаза глядят, изредка вымученно улыбаясь, когда сидящие на верандах веселые люди, глядя на меня, слегка приподнимали свои бокалы в знак приветствия – как будто мы с ними принадлежали к одному миру и были здесь по одним и тем же причинам.

Смешно – можно подумать, я хоть на секунду смог бы забыть, что мой мир лежит в руинах.

Время шло. Когда я почувствовал, что больше не в силах сделать ни шагу, я рухнул на первую попавшуюся скамью, плотнее запахнул на себе пиджак и закрыл глаза.

Слабо мерцали уличные фонари. Городской шум постепенно стихал. Боль отступала. Со стороны я, скорее всего, походил на загулявшего полуночника: небритый, лохматый, слишком пьяный, чтобы дойти до дома.

Но мне было абсолютно все равно.

Проснулся я от того, что ктото, кажется, дернул меня за штанину.

Несколько секунд не понимал, где нахожусь, будучи абсолютно уверен, что я у себя дома в Неаполе, в своей постели. Потом осознал, что лежу на чемто жестком, уразумел, что это скамья, – и тут же вспомнил все события последних часов.

Меня снова охватила тревога.

Снова ктото осторожно дотронулся до моей ноги. Я открыл глаза. Какойто тип обшаривал мои карманы. Приподняв голову, я увидел, что это наркоман: зрачки у него были невероятно расширены, лицо покрыто язвами.

Попрежнему стояла ночь. Я заметил, что улица совершенно безлюдна. Сколько же времени прошло? Наручные часы показывали, что три часа. Но мое внутреннее чувство времени говорило, что всего три минуты.

Наркоман нерешительно смотрел на меня, очевидно прикидывая, стоит ли на меня нападать. Он был страшно худой, лысый и к тому же низкорослый – как минимум на голову ниже меня. Больше всего напоминал детеныша гиены – при взгляде на этих существ кажется, что их кожа натянута прямо на скелет. Однако, судя по всему, отступать не собирался – видимо, ему было уже нечего терять.

Раздавшийся вдалеке звук полицейской сирены заставил нас двоих одновременно вздрогнуть. В следующую секунду мистер Маленькая Гиена бросился бежать в сторону пляжа. Я повернул голову туда, откуда доносился этот звук, и увидел полицейскую машину, выруливающую изза угла.

Один вид этой машины оказал на меня мгновенное фантастическое воздействие.

В крови забурлил адреналин. Мускулы напряглись, пульс участился настолько, что у меня перехватило дыхание.

Я поднялся, стараясь не оглядываться на машину, и сделал несколько шагов по Оушендрайв.

По затекшим рукам и ногам бежали мурашки. Сердце лихорадочно стучало в груди.

«БЕГИ! – вопил инстинкт. – УНОСИ ОТСЮДА НОГИ, ДА ПОБЫСТРЕЙ!»

Я пошел быстрыми шагами, стараясь по мере возможности выглядеть не слишком подозрительно. Патрульная машина приближалась. Судя по звуку мотора, она была метрах в десяти от меня.

Снова раздался вой сирены.

Прямо у меня за спиной.

Я свернул за угол на первом же перекрестке и бросился бежать. Помчался, не разбирая дороги. На Коллинзавеню повернул налево, пробежал метров сто, затем свернул в первый попавшийся переулок, дыша как загнанная лошадь.

Добежав до конца, я увидел перед собой глухую стену. Господи боже, тупик!

На дрожащих, подгибающихся ногах я пошел обратно к началу переулка. Я хотел было снова выйти на Коллинзавеню, как вдруг прямо за углом опять завыла сирена.

Кровь застыла у меня в жилах.

Я бросился назад, забежал за мусорный бак, присел на корточки и попытался сжаться как можно сильней.

Я уже ничего не соображал. Мною полностью завладела паника.

На сей раз, кажется, конец игры. Итак, развязка наступит здесь, в этом жалком тупике, между мусорным баком и обшарпанной кирпичной стеной… Сейчас полицейский автомобиль затормозит у тротуара. Из машины выйдет коп, вооруженный резиновой дубинкой, и направится ко мне. Он наденет на меня наручники, проверит по телефону мою личность – я в это время буду покорно ждать на заднем сиденье, – и все будет кончено.

Прошло пятнадцать секунд.

Тридцать.

Ничего не происходило.

Из глубины тупика послышался какойто слабый шум. Я обернулся. Темная тень отделилась от стены и сделала мне знак рукой. Я приблизился. Это был бомж, который соорудил себе из листов картона некое подобие палатки. Он сделал мне знак присоединиться к нему.

Я, словно загипнотизированный, повиновался.

Приподняв картонный полог, я скользнул внутрь. Ни слова. Ни улыбки. Только убежище, в котором ненадолго можно укрыться от всего мира…

Я молча смотрел на хозяина этого убежища.

Он протянул мне бутылку. Я покачал головой. Он отвернулся к стене и почти сразу же захрапел.

Я скорчился на грязной подстилке, под картонным пологом, покрытом винными пятнами и птичьим пометом. Страх все еще не оставлял меня. Я лежал неподвижно, вдыхая запахи мочи, перегара и табака.

В ночи еще долго раздавались звуки полицейской сирены.

Наконец я вытянулся во весь рост, положил руки под голову и вскоре задремал.

Все вокруг словно заволокло туманом.

Кажется, в какойто момент по ноге пробежал таракан.

Еще через некоторое время я очнулся, осознав, что плакал во сне.

Если мне и снились какието сны, я их не помнил.

Я был в нулевой точке. В центре бушующего смерча, где царила абсолютная тишина.

Глава 64

За двадцать четыре часа до этого Кош вышел из камеры Шона, вопя от ярости.

Мелкий гаденыш удрал!

Даже не давая себе труда снова запереть дверь, Кош быстро взбежал на второй этаж, сорвал со стены помповое ружье и бросился обыскивать дом, ни на минуту не прекращая неистово кричать. Эхо двух выстрелов разнеслось по всему дому, – Кош стрелял наобум, просто от ярости, изза того, что никак не мог найти беглеца. Он пробежал анфиладу пустых комнат, попрежнему вопя. Мальчишки не было. Наконец Кош выбежал из дома, спустился на причал, прыгнул в гидросамолет, включил GPSнавигатор и завел двигатель.

Кроме этого транспортного средства, у него была только одна обычная весельная лодка. Сейчас она попрежнему стояла на месте. Значит, мальчишка не мог далеко уйти. Неужели он ушел по болотам, один, среди ночи?.. Но Кош напомнил себе, что для своего возраста Шон на удивление сообразителен, да и храбрости ему не занимать.

Кош продолжал изрыгать страшные ругательства, рассекая зеленоватую болотную воду. Он собирался осмотреть все водные пути в окрестности.

Неожиданно на его лице появилась довольная улыбка. Он подумал о том, что мальчишка, если его проглотит аллигатор, может считать, что ему повезло. Потому что в ином случае его смерть будет вовсе не такой легкой…

Постепенно Кош отдалялся от берега, и в дом снова вернулась тишина.

Шон ждал в своем укрытии, чувствуя, как дрожат ноги, сведенные судорогой.

Он досчитал до ста.

Потом повторил это еще раз.

И только тогда выбрался из укрытия.

Он сдвинул матрас и сел на край железной кровати, кашляя, чихая, дрожа всем телом. Во рту был вкус синтетической набивки. Обернувшись, мальчик посмотрел на матрас, в боку которого зияла огромная дыра. Из этой дыры он только что вылез наружу.

Его мать могла бы им гордиться.

Ведь по сути он действительно оказался чародеем.

Чтобы совершить этот подвиг, он воспользовался обычной пружиной. Той самой, которая торчала из матраса и всегда впивалась ему в бок, когда он спал. Двадцать часов назад он вытащил ее и начал с силой сгибать до тех пор, пока она не сломалась. Затем крепко ухватил один обломок и, следя за тем, чтобы не пораниться, распорол матрас острым концом и начал выдирать набивку. Он извлек ее наружу, так же как и часть пружин, в результате чего образовалось достаточно свободного места для его тела.

Конечно, он проследил за тем, чтобы не вытащить слишком много набивки – матрас должен был сохранять прежнюю форму. Затем Шон проверил, сможет ли поместиться в образовавшейся полости: он забрался внутрь и проделал небольшое отверстие в том боку матраса, который прилегал к стене, чтобы дышать сквозь него. От двери этого отверстия было не видно.

Все в порядке.

После этого он тщательно собрал всю валявшуюся на полу набивку, снял штаны – это был самый темный предмет одежды – и затолкал клочья набивки в обе штанины. Затем связал штанины и вытолкнул получившийся сверток в слуховое окошко. Темная одежда нужна была для того, чтобы не привлекать внимания.

Сверток упал под кусты. Шон надеялся, что если ему хоть немного повезет, то Кош не заметит этого свертка – ни выглянув в слуховое окошко, ни обыскивая территорию вокруг дома.

И в качестве последнего штриха Шон прицепил к краю окошка специально выдранный им из собственного оранжевого свитера лоскут – эта деталь, в отличие от прочих, должна была сразу броситься в глаза вошедшему.

Эта работа заняла у мальчика целый день и часть вечера воскресенья.

Дважды за это время Шон едва не терял сознание от ужаса – ему казалось, что он слышит шум мотора. Но каждый раз выяснялось, что это какойто другой звук или просто слуховая галлюцинация – и Шон, когда тишина возвращалась, с удвоенной энергией принимался за работу. Он не останавливался ни на минуту, не ел и не пил. Его мускулы горели от напряжения, желудок сводило от голода, на ладонях появились огромные волдыри.

«Ты сможешь отсюда выбраться, – сказал ему призрак матери. – Ты должен бороться».

И Шон боролся.

Когда Кош наконец вошел в его камеру – это было уже глубокой ночью, – Шон был полностью готов.

Он положил матрас на кровать распоротой стороной вниз, поднырнул под него и забрался внутрь. Дышал он сквозь небольшое отверстие в прилегавшем к стене боку матраса. С порога помещение выглядело пустым. Но основную надежду Шон возлагал на то, что его похититель сразу заметит оранжевый клок свитера на окошке, подумает, что пленник сбежал, и даже не будет обыскивать камеру.

Конечно, у этого плана было множество уязвимых мест: а что, если Кош подойдет к кровати? Что, если он, вопреки ожиданиям, все же решит ощупать матрас? Что, если снова запрет дверь, когда уйдет? Единственным, в чем Шон не сомневался ни секунды, было то, что его похититель придет в бешенство.

И в этом оказался прав.

В последний раз окинув взглядом камеру, Шон вышел – дверь так и осталась открытой.

Он поднялся наверх. Вошел в кухню. Взял из холодильника бутылку минеральной воды и в несколько глотков жадно осушил ее. Потом нашел несколько упаковок с крекерами и сунул их в обнаруженную здесь же сумку. Заодно прихватил нож и карманный фонарик. И направился к выходу.

Ночь была теплой. Хотя Шону пришлось пожертвовать штанами, в одних трусах он тоже чувствовал себя неплохо. Он спустился к причалу, у которого стояла лодка, прыгнул в нее и отвязал веревку, стараясь не думать о том, что может ждать его в ночи.

О тускло мерцающих над заболоченной водой глазах аллигаторов. О других хищниках, чутко спящих в зарослях. Об отвратительных и, возможно, ядовитых насекомых. О других неизвестных тварях, чьи голоса долетали до него из темноты.

О голоде и жажде.

О своем Дне смерти. И о собственном разлагающемся трупе, плавающем среди корней мангровых деревьев…

Вместо этого он сосредоточился на образе белки – единственного существа, которое хоть немного утешало его в последние дни. Крошечного зверька, способного ускользать от самых опасных хищников.

И вот десятилетний Шон РамонРодригес взялся за весла и начал понемногу отдаляться от берега – один в непроглядной тьме.

Глава 65

Во сне я услышал чейто крик.

Высокий и пронзительный – словно ребенок звал на помощь.

Я тут же подумал о Билли – но нет, это был не его голос, его бы я узнал из тысячи. Я попытался открыть глаза, но мне это не удалось. И вдруг какимто образом увидел его перед собой совершенно четко: это был мальчик, чуть старше Билли, сидевший в лодке. Хрупкий, с огромными темными глазами. Он скользил в своей лодке по черной зловещей воде, из которой коегде поднимались кривые узловатые деревья, – словно грешная душа по водам Стикса. Контуры пейзажа были размыты, но центр виделся отчетливо – как будто порыв ветра ненадолго рассеял завесу тумана. Наши взгляды встретились. Мальчик протянул ко мне руки.

И тут я проснулся.

Было утро вторника. Я лежал под пологом картонного шалаша в темном тупике. В МайамиБич.

Я вздохнул и почесал голову. Должно быть, это я кричал во сне. Мой собственный крик меня и разбудил.

Я встал и потянулся. Уже рассветало. Я пригладил волосы и коекак отряхнул костюм, подозревая, что теперь он кишит блохами и другими насекомыми. Эта попытка хоть немного придать себе респектабельный вид была изначально обречена на неудачу.

Мое душевное состояние было на нуле, физическое – еще ниже. Радовало лишь то, что, по крайней мере, я провел эту ночь не за решеткой.

Но долго ли это продлится, Пол?

Сколько дней или даже часов пройдет, прежде чем ты там окажешься?

Я вышел из грязного тупика, предварительно сунув в карман бомжу, который попрежнему не просыпался, двадцать долларов – самую крупную по номиналу купюру из тех, что у меня оставались.

В этот час в квартале было еще безлюдно. Некоторое время я шел куда глаза глядят, машинально опуская голову, как только навстречу мне попадался прохожий – я был уверен, что любой из них, проходя мимо меня, зажмет нос.

От меня воняло. Мне хотелось пить и одновременно – помочиться. Я был отвратителен сам себе.

В этот момент я отдал бы что угодно за возможность принять душ и переодеться, но понимал, что до этого еще очень далеко. На меня с новой силой нахлынуло отчаяние.

Ноги сами собой привели меня к ближайшему кафе с горящей вывеской – это оказался «Макдоналдс», открывшийся рано утром. Я потоптался на пороге, не решаясь войти.

Интересно, пускают ли сюда бомжей? Или меня сухо попросят выйти вон? Господи, как же я дошел до такой жизни, что всерьез обдумываю этот вариант?

Каждый новый вопрос порождал во мне внутренний конфликт, как будто мой мозг блокировал все попытки осознать реальное положение дел. На мгновение во мне вспыхнула жалость к моему недавнему компаньону, с которым мы вместе ночевали в хлипком картонном укрытии и которому я оставил двадцать долларов, даже не размышляя. Но в следующее мгновение я понял, что такое квазиблагородство было всего лишь проявлением жалости к самому себе – ведь раньше я никогда не интересовался печальной участью бомжей. Конечно, мне случалось оказывать им медицинскую помощь у себя в клинике, но о том, что представляет собой их жизнь, я никогда не задумывался. И вот теперь, оказавшись с ними в одной лодке, – неужели я рассчитываю, что ктото сжалится надо мной?..

Прекрати сейчас же, Пол!

Или ты окончательно съедешь с катушек.

Я вынул из кармана бумажник. Моя кредитная карточка заманчиво блеснула в первых лучах солнца, словно подмигивая. Как волшебный пирожок из «Алисы в Стране чудес», который предлагал съесть его, она словно говорила: «Используй меня!»

Что одновременно означало: «Погуби себя», «Сдай себя с потрохами».

Но не это я искал. Сейчас мне нужна была помощь другого рода.

Я вынул из бумажника сложенный вчетверо рисунок Билли: наш дом, солнце над ним и подпись большими кривыми буквами: «Папа». Я забрал этот рисунок из комнаты Билли несколько дней назад, перед тем как заявить об исчезновении жены и сына в полицию. И теперь смотрел на него, чтобы придать себе сил.

Повсюду вокруг нарисованного дома виднелись небольшие коричневые штрихи, и только я знал, что они означают. Однажды осенью, когда в саду начали опадать листья, Билли придумал новую игру: ловить в воздухе эти листья до того, как они упадут на землю. Сначала я наблюдал за сыном с террасы, потом присоединился к нему. Закончилось это дружным хохотом и катанием по траве.

Тогда я и вообразить не мог, что это воспоминание станет одним из самых драгоценных в моей жизни.

Я глубоко вздохнул, чувствуя, как паника понемногу отступает.

Потом вошел в «Макдоналдс», попрежнему сжимая рисунок в руке. Мне хотелось заказать сразу три обеда – настолько сильно голод терзал мои внутренности, – но я ограничился чашкой кофе.

Я должен выстоять. Дождаться подходящего случая и снова оказаться в седле.

Я не имею права сдаться так легко.

Служащий протянул мне картонный стаканчик с кофе. Я взял три пакетика сахара, чтобы снабдить организм как можно большим количеством калорий, и вышел, чтобы выпить кофе снаружи.

Я сел на одиноко стоящую скамейку, лицом к пляжу. Воздух был теплый. Уже почти совсем рассвело. Небо над морем напоминало светлое полотнище, пересеченное розовыми продольными полосами.

Я медленно пил обжигающий кофе, между тем как вдоль набережной ездили из стороны в сторону чистящие и мусороуборочные машины, сгребая разбросанные повсюду флайеры и обрывки афиш, оставшиеся после вчерашних концертов.

Мимо проехал какойто человек на велосипеде. Затем трусцой пробежал другой, совмещающий утренний моцион с выгулом собаки.

Ни один не обратил на меня внимания.

Я подумал о моем недавнем сне. О Билли и маленьком Шоне РамонеРодригесе, о котором я даже не знал, жив он или мертв. И если жив, в насколько тяжелой и опасной ситуации сейчас находится.

И снова сказал себе, что не имею права сдаваться.

Допив кофе, я смял картонный стаканчик и выбросил его в урну. Потом подошел к газетному автомату и бросил монетку в щель. Получив газету, вернулся на прежнее место и развернул ее, чувствуя холодок в животе.

Нужно было следить за новостями. Сейчас перед моими глазами был свежий выпуск «Майами геральд». Втайне я ожидал увидеть свою фотографию на первой полосе, с крупной подписью: «СБЕЖАВШИЙ ПРЕСТУПНИК» – и леденящими кровь комментариями.

Однако все оказалось несколько иначе.

Я начал с первого разворота, где публиковались новости мирового и общенационального уровня. Как обычно, на первом месте был Ирак, потом шла статья об абортах, потом – о проблемах с мексиканской границей и, наконец, статья, гневно обличающая Робертсона – политика, склонного к скандальным заявлениям на грани открытой провокации (вроде такого: «У нас есть возможность убить президента Венесуэлы Уго Чавеса, и пришло время использовать эту возможность».) Затем я не глядя пролистал разделы деловых и спортивных новостей («Торговля через Интернет переживает настоящий бум!» и «Ланс Армстронг отрицает новые обвинения в употреблении допинга») и раскрыл следующий разворот, посвященный новостям штата Флорида.

Но здесь не было ничего такого, что сразу бросалось бы в глаза.

Главные темы раздела были связаны с близящимися выборами губернатора и с предполагаемым путем следования очередного урагана (в южном направлении). Некоторые эксперты предполагали, что он разразится над океаном, другие – что ураган, напротив, обрушится на побережье, набрав силу в Мексиканском заливе.

Я пробежал глазами речи кандидатов (на первом месте была Хелен Маккарти, потом шли ее ближайшие соперники и остальные кандидаты) и перешел к новостям местного масштаба.

Статья, посвященная мне, обнаружилась на правой стороне пятого разворота.

Там находился достаточно небольшой раздел новостей Южной Флориды. Мои «подвиги» были описаны в заметке, занимающей менее четверти всего раздела. Заголовок, однако, привлекал внимание: «ВРАЧ, ОБВИНЯЕМЫЙ В НАНЕСЕНИИ ПОБОЕВ ЖЕНЩИНЕ, ОБРАТИЛСЯ В БЕГСТВО».

Я прочитал заметку от первого до последнего слова с какимто болезненным сладострастием. С огромным удивлением я узнал, что рыжая женщина, которую я всего лишь слегка толкнул на причале у яхты Коша, с тяжелыми побоями доставлена в больницу Неаполя. Автор заметки утверждал, что я избил ее бейсбольной битой. Сейчас жизнь пострадавшей вне опасности, но телесные повреждения достаточно серьезные. Дальше говорилось о моем побеге (никаких следов не обнаружено), закрытии моей клиники (без всяких подробностей) и коротко перечислялись этапы моей медицинской карьеры. Затем шел краткий комментарий полиции, сообщались мои приметы и ниже была помещена моя фотография – небольшая, но вполне пригодная для опознания. И номер телефон для звонков свидетелей. В заключение журналист обещал читателям дальнейшие подробности в следующих выпусках газеты.

Содержание заметки вызвало у меня новый приступ ярости и отчаяния.

Вот почему жалоба на меня оказалась серьезнее, чем можно было предположить: Кош без колебаний пожертвовал своей служащей, только чтобы ухудшить мое положение!

Я встал со скамейки и сделал несколько шагов, не в силах даже как следует вздохнуть – так сильно меня душил гнев.

Я не знал, что предпринять в ответ на новое обвинение.

Не может быть и речи о том, чтобы связаться с полицией и разоблачить эту ложь. Это все равно что сунуть голову тигру в пасть. Лучше всего, конечно, было бы нанять адвоката для защиты моих интересов, но как это осуществить в моем нынешнем положении? В полицейских фильмах один из героев обязательно произносит знаменитую фразу: «Мне нужно связаться с моим адвокатом», – но это очень далеко от реальности. Иметь личного адвоката, который всегда под рукой, – много ли найдется людей, которые могут себе такое позволить? Да и потом, как вам такое начало: «Здравствуйте, меня обвиняют в нанесении женщине тяжких телесных повреждений, к тому же в моем доме нашли следы крови, и еще моя жена считает, что я снимал детское порно с участием собственного сына, – так что мне пришлось пуститься в бега. Ах да, забыл – возможно, мой отец – сексуальный маньяк, похититель детей и убийца. И еще – вы не смогли бы защищать меня бесплатно? Дело в том, что я малость поиздержался в последнее время»?..

Увы. Печальная истина заключалась в том, что рассчитывать мне было не на кого.

Если уж моя фотография появилась в «Майами геральд», то во всех местных газетах она и подавно должна быть. Когда врач подозревается в совершении тяжких преступлений – это всегда хорошо продаваемая сенсация. Журналисты могут радоваться, скармливая публике очередные вопиющие факты.

Мимо меня прошла молодая пара, катя перед собой детскую коляску. У молодых людей был счастливый вид – они явно верили в будущее, строили какието планы… Я машинально повернул голову, глядя им вслед. Потом снова перевел взгляд на свою фотографию в газете.

Итак, не надо себя обманывать: мое собственное будущее обратилось в ничто или близко к тому. Однако ближайшая цель предстала передо мной со всей очевидностью.

Доктор Беккер должен исчезнуть.

Глава 66

Что же мне следует предпринять, чтобы исчезнуть?

Сразу же пришла мысль: это невозможно.

У меня было мало денег и еще меньше времени. Не стоило даже думать о том, чтобы сделать себе фальшивые документы (тем более что я не знал, к кому с этим обратиться). Также я не мог изменить внешность с помощью парика, или цветных контактных линз, или других шпионских аксессуаров. Не мог раздобыть деньги. Наконец, не имел возможности перемещаться на городском транспорте – меня могли узнать по фотографии. Невозможно, невозможно, невозможно…

Меня охватил новый приступ паники. Но я тут же подавил его и снова подумал о Билли.

Глубокий вдох…

Итак, начнем.

О’кей, Пол, не так уж это сложно. Нужно только сосредоточиться на самом главном. Ты ведь не собираешься удирать в Мексику – задача состоит лишь в том, чтобы остаться на свободе… по крайней мере еще несколько дней.

Хорошо. Приступим.

Я проанализировал разные возможности и наконец решил сосредоточиться только на физическом аспекте проблемы. Первоочередная задача – изменить внешность. Если я не сделаю этого немедленно, меня может узнать первый встречный, прочитавший утреннюю газету.

Я мысленно составил список необходимых вещей. Следующие несколько часов ушли на то, чтобы найти их и купить. Во время своих передвижений по городу я старался избегать наиболее оживленных улиц и бульваров, торговых центров и особенно таких мест, где могли оказаться дежурные копы или камеры видеонаблюдения.

Я приобрел все что нужно в двух небольших заведениях – магазинчике уцененной одежды и аптекезакусочной, которую содержала семейная пара кубинцев. Мне пришлось отдать все свои наличные средства, что я и сделал, с болью в душе, сознавая, что у меня нет другого выхода. Я купил тюбик пены для бритья, упаковку одноразовых бритвенных лезвий, мусорные мешки, суперклей, контурный карандаш для губ и самые дешевые шмотки, какие только нашлись, плюс темные очки. После этого заперся в кабинке общественного туалета и приступил к перевоплощению.

Я начал с того, что снял всю свою одежду – брюки, пиджак, рубашку, галстук, обувь – и затолкал в мусорный мешок. Затем коекак ополоснулся водой изпод крана, стараясь максимально смыть с себя грязь и запахи.

Этот первый этап меня слегка приободрил.

Потом я покрыл волосы густым слоем пены для бритья и принялся их сбривать.

Такое решение я принял по двум причинам: с одной стороны, я надеялся, что это спасет меня от вшей и блох, если придется снова ночевать на улице; с другой – я вспомнил конкурс в одном глянцевом тележурнале: несколько наиболее известных актеров с помощью фотомонтажа предстали обритыми наголо, и читателям предлагалось узнать, кто из них кто. Как выяснилось, узнать их в таком виде оказалось под силу очень немногим.

Я смотрел, как мои волосы падают в раковину, и вспоминал, как часто мне приходилось выбривать волосы на голове моим пациентам, чтобы заняться раной. Когда же закончил работу над самим собой и взглянул в зеркало, первое впечатление было ужасным. Я с отвращением провел рукой по своему лысому черепу. Не то чтобы это выглядело неэстетично (кожа на голове у меня, к счастью, гладкая), но ощущение было такое, что я вдруг стал очень уязвимым… и еще – что оказался в чьейто чужой шкуре.

Это ощущение нереальности длилось несколько минут, потом постепенно исчезло.

Стать другим – это как раз то, чего ты и добивался.

Я не стал трогать отросшую щетину на щеках и подбородке (это ято, тщательно брившийся каждое утро!). Затем надел новую одежду: джинсы с прорехами, кроссовки и цветастую рубашку. Я позаботился о том, чтобы рубашка была не слишком яркой – ее расцветка состояла из приглушенных, хотя и пестрых тонов. Поэтому рубашка особо не бросалась в глаза, и в случае чего ее цвет было бы трудно описать.

Затем я перешел к следующему этапу – слегка оттянул кожу на шее и с помощью суперклея сделал небольшую складку. Потом замазал эту складку темнокрасным контурным карандашом для губ. В результате она стала похожа на шрам от зарубцевавшейся раны.

В довершение всего я нацепил на нос солнцезащитные очки и снова взглянул в зеркало на нового себя.

Перемена была разительна.

Я выбрал именно такой образ по очень простой причине. Представьте себе, что вас просят описать чьюто внешность. Какие детали вы упомянете прежде всего? Форму лица? Цвет глаз? Скорее всего, нет. Ваша память автоматически выдаст наиболее запоминающиеся детали. Как правило, их всего дветри. Остальное (если речь не идет о близком знакомом) ею отсекается. Это бессознательный процесс.

Физиономию, которая смотрела на меня из зеркала, было очень легко описать: лысый небритый тип в пестрой рубашке и черных очках. Особая примета – шрам на шее.

Ничего общего с доктором Беккером.

Странное чувство пробуждалось у меня внутри, пока я убирал свои документы в пластиковый мусорный мешок и, отогнув одну из квадратных плиток навесного потолка, просовывал их внутрь. Затем я вышел из туалета и, пройдя три квартала, выбросил мешок со старой одеждой в мусорный бак.

Проходя по улице, я специально замедлил шаг перед стоявшей у тротуара полицейской патрульной машиной – в качестве последнего испытания. В тонированных стеклах машины отразился незнакомый мне человек. Никто меня не задержал.

Во мне все зрело непонятное чувство.

Я не мог четко осознать его природу, но меня радовал сам факт его существования, пока еще некрепкого, в это прекрасное утро в МайамиБич. А потом понял, в чем дело: впервые за невероятно долгое время мне удалось нечто совершить. Чувство, которое я испытывал, было слабым проблеском надежды.

И вот, по мере того как разгорался день, моя тревога ослабевала. Неожиданно мне пришла одна идея. Потом другая. Я соединил их и получил третью.

И потихоньку, как больной, который долгое время оставался лежачим, а теперь осторожно учится заново ходить, я начал выстраивать свой план.

Глава 67

Конни Ломбардо наблюдала за тем, как офицер полиции, наклонившись, поднырнул под широкую желтую ленту, опоясывающую дом Пола Беккера, и исчез за дверью. Вдоль всей ленты шла повторяющаяся надпись: «Место преступления».

Конни вздохнула. Тихий приличный квартал семейных особняков превратился в зону боевых действий.

Вдоль улицы было припарковано множество полицейских машин и три фургона телекомпаний с гигантскими спутниковыми антеннами. Соседи издалека наблюдали за происходящим. Некоторые с комфортом расположились на складных стульях за летними столиками, другие смотрели из окон, потягивая аперитивы. Особо сердобольные собирали корзинки с провизией для полицейских, заодно надеясь получить у них какието крохи информации. На газоне перед домом Беккеров стояли журналистка в отлично сшитом брючном костюме и оператор с камерой. Журналистка с серьезным видом говорила чтото в микрофон, иногда оборачиваясь и рукой указывая на дом, а затем осуждающе качая головой, словно бы даже она, несмотря на профессиональную отстраненность, была до глубины души потрясена свершившейся трагедией.

– Вам не кажется, что это уж слишком? – спросила Конни.

– Нет, – сухо ответила Шейла Лебовиц.

– Пол никого не убивал.

– А вы откуда знаете?

Обе женщины стояли на парковке перед домом Шейлы. Конни приехала, чтобы оставить в почтовом ящике Пола уведомление о закрытии клиники и о своем увольнении, а также короткую записку, где сообщала, что улетает в НьюЙорк. Она писала, что сожалеет о случившемся, и заверяла Пола в своей поддержке. А также советовала ему сдаться, если он не совершил ничего предосудительного, в чем лично она была убеждена без всяких доказательств.

Конни не слишком надеялась на то, что Пол сможет прочитать эту записку в ближайшее время (во всем городе только и разговоров было, что о его бегстве), но все же не могла уехать просто так, даже не попрощавшись. И вот она стояла на парковке, держа оба конверта в руке.

Оказалось, что к почтовому ящику Пола невозможно подойти.

– В коридоре его дома обнаружили кровь, – сообщила Шейла.

Конни пожала плечами:

– Три капельки. Это вам не «Техасская резня бензопилой».

– Простите, какая резня?..

– Не обращайте внимания.

– Он напал на женщину.

– При довольно неясных обстоятельствах.

– Он всех нас предал!

– Вы все же чересчур суровы.

Шейла повернулась к ней:

– А вы слишком беспечны. Вы доверяете первому встречному, впускаете его в дом, делитесь с ним самым сокровенным – и когда выясняется, что он преступник, вы все равно не меняете своего отношения к нему. Это легкомыслие, причем уже на грани слабоумия!

Конни приподняла одну бровь:

– Вы когданибудь слышали о презумпции невиновности?

Шейла окинула ее холодным взглядом с головы до ног. И в свою очередь спросила:

– А что? Вы его адвокат?

– Его медсестра.

– А… понятно.

– Что вам понятно?

– Профессиональная солидарность.

– Ничуть.

– Я же вижу.

– Послушайте, миссис Лебовиц, в демократических странах есть одна полезная штука, которая называется правосудием. Что, если в нее поверить, хоть немного?

Из дома Пола донесся звук разбитого стекла – полицейские, проводившие обыск, не слишком осторожничали.

Шейла кивнула:

– Хорошо… Так чего вы хотели? – прибавила она, выпрямляясь и выпячивая грудь, словно для того, чтобы у собеседницы не осталось никаких сомнений, чья грудь больше.

Конни протянула ей конверты:

– Мне нужно срочно уехать. Вы не могли бы передать это Полу, когда его увидите?

– Вы хотите сказать – в тюрьму?

Конни слегка поморщилась.

– Хорошо, – вздохнула Шейла, беря конверты.

Конни направилась к машине. Уже открыв дверцу, она обернулась и спросила:

– Кстати, у вас нет новостей от его жены и сына?

– Нет, с чего бы?

– Вы же их соседка. Клэр могла довериться вам.

– Она предпочла этого не делать.

– Ах вот как? Пол говорил, что это исчезновение очень странное.

– Это меня не удивляет. Он никогда ничего не понимал в женщинах.

– Зато вы, я вижу, явно разбираетесь в мужчинах, – заметила Конни, недвусмысленно кивая на бюст Шейлы.

Та скрестила руки на груди:

– До свидания, мисс Ломбардо.

Конни кивнула ей напоследок и села в машину.

Шейла подождала, пока автомобиль исчезнет в конце улицы, затем подняла крышку мусорного бака и выбросила оба конверта. Снова захлопнула крышку, вытерла руки о траву и достала из кармана мобильный телефон:

– Это я.

– Привет, Шейла.

– С тобой все в порядке? Держишься?

– Все нормально.

– Ты уже решила, что делать дальше?

– Еще не до конца.

– Хочешь, я поговорю с шефом Гарнером? Он со своими людьми сейчас прямо напротив меня, на другой стороне улицы.

– Я… я не знаю.

– Если хочешь знать мое мнение, – сказала Шейла, – то тебе нужно объявиться, и как можно быстрей. Ты ведь не сможешь постоянно скрываться. Полиция скоро разнесет дом по кирпичику.

– Я с ними свяжусь, – пообещала Клэр.

– Я собираюсь в супермаркет. Тебе чтонибудь купить? Продукты или игрушки для Билли?

– Ты нам и без того уже очень помогла.

– Ерунда, – сказала Шейла. – Для чего же еще нужны друзья? Можешь оставаться в этой квартире сколько угодно, Герман пока не собирается ее продавать… Позаботься о себе и о Билли, – добавила она.

И прервала соединение.

Глава 68

Прошло двадцать четыре часа, и я немного освоился в окружающем мире.

Не то чтобы у меня появилась уверенность в будущем – это было бы полным безумием, – но, по крайней мере, я был на свободе, а это в моем положении само по себе многое значило. К тому же у меня теперь были работа и крыша над головой. И то и другое появилось совершенно неожиданно.

– Оберни все эти вещи упаковочной бумагой, – распорядился Джерри, – и особенно проследи за тем, чтобы не поцарапать вот эти стулья. Их расписывал художник из КиУэст, они стоят шестьсот долларов каждый.

Я развернул рулон упаковочной бумаги и принялся упаковывать предметы меблировки, стараясь защитить их от мельчайших повреждений.

– Когда ты должен их отгрузить? – спросил я.

– Через час.

– Что?! Да их тут штук двадцать!

Джерри повернулся ко мне. Его красная шелковая рубашка «Томми Багамас» была безупречна. Мускулистый загорелый блондин, он стриг волосы по последней моде и покрывал их легким, почти незаметным слоем геля. Если добавить к этому, что Джерри был богат, образован и обходителен, можно предположить, что он воплощал собой заветную мечту любой женщины.

Только одна беда – Джерри был гомосексуалистом.

Он сделал капризную гримасу и спросил:

– Как ты думаешь, Уилл, почему я тебя нанял?

(«Уилл» – это новое имя, которое я себе присвоил.)

– Не знаю, – ответил я. – Может, изза моего природного шарма?

– Природного шарма ! Не смеши меня! Ты ко всему прочему даже не гей!

– Еще не хватало! И уж конечно, за девять долларов в час я вряд ли им стану.

– О, так это вопрос тарифа?

– Собираешься его повысить?

– Я и так уже тебе разрешил бесплатно ночевать в подсобке.

– Значит, вот чем ты надеешься меня завоевать?

Джерри закатил глаза под лоб:

– Не говори ерунды. Если бы ты был парнем того сорта, какой мне нужен, я ни в коем случае не сделал бы тебя своим подсобным рабочим.

– Знаю, Джерри. Я пошутил.

Джерри Ла Рю был владельцем магазина элитной мебели. Он продавал эксклюзивные предметы меблировки, изготовленные вручную, в единственном экземпляре или в небольшом количестве. Они выглядели очень живописно, украшенные инкрустацией в виде пальм, пеликанов и фламинго из металла и полудрагоценных камней.

Мы с ним сразу поладили.

Вчера, завершив свою трансформацию, я слонялся по городу, погруженный в мрачные мысли, как вдруг случайно увидел объявление в витрине магазина: «Срочно требуется подсобный рабочий». Как выяснилось, дефицит рабочих рук в магазине Джерри совпал с неожиданным обилием заказов, в результате чего скопилась огромная груда мебели, которая никак не могла доехать до своих будущих владельцев.

Когда я предстал перед ним, Джерри лишь спросил: «Ты чист?», что в данном случае означало, не наркоман ли я. Мне пришлось продемонстрировать ему локтевые сгибы, зрачки и даже слизистую оболочку ноздрей, чтобы убедить в том, что я не колюсь и не нюхаю кокаин. Эта небольшая самопрезентация его развеселила. Он предложил мне шесть долларов в час. Я запросил двенадцать. В конце концов мы сошлись на девяти плюс разрешение для меня ночевать в подсобке. С этого момента я стал упаковщиком мебели.

Я упаковал все стулья вовремя, и Джерри разрешил мне сделать небольшой перерыв. Я зашел в кубинскую булочную и купил сэндвич под названием medianoche – мягкий хлебец с сыром, ветчиной и пикулями. Попросил завернуть его в пленку и отправился на пляж.

Мне хотелось, чтобы моя обритая голова слегка загорела.

К тому же я был не прочь искупаться.

Я разделся, зашел в воду и плавал почти час, гребя с такой силой, словно от этого зависела моя жизнь, – до тех пор, пока мускулы не запросили пощады. Зато на душе у меня заметно полегчало.

В свое время я забросил спорт под тем предлогом, что могу сорвать спину. Однако сейчас понимал, что основная проблема была, скорее всего, в лени. К тому же я с удовольствием констатировал, что не такие уж у меня дряблые мускулы.

Я вышел из воды, сел на скамейку обсушиться, взял свой сэндвич и впился в него зубами. Хлеб и сыр были мягкими – то что надо. Я смотрел на людей, нежащихся на песке, словно ящерицы. По моему телу стекали капли воды, быстро испаряясь.

Еще десять минут – и нужно будет возвращаться на работу. В пять часов она закончится. В пять часов пять минут я начну свое расследование.

Я уже довольно долго обдумывал различные варианты действий.

И теперь знал, с чего начать.

Вчера вечером мне долго не удавалось заснуть.

Это была моя первая ночь в магазине Джерри, и я машинально бродил среди столов и стульев в закрытом душном помещении, измученный воспоминаниями о тех временах, когда мы с Клэр еще были настоящей семьей. Наконец вышел во внутренний дворик, чтобы немного подышать свежим воздухом. Это было спокойное место, куда можно было попасть, подняв дверь гаража с помощью пульта дистанционного управления. Его со всех сторон окружали офисные здания, пустевшие после шести часов вечера. Здесь Джерри оставлял свой «порше» в дневное время. Шанс случайно наткнуться на когонибудь в этом дворике был близок к нулю.

Я подошел к автомату с напитками, стоящему в углу между примыкающими друг к другу стенами двух соседних зданий, и выбрал спрайт. Автомат заурчал и выдал мне пластиковую бутылку. Издалека доносилась грохочущая в клубах музыка – здесь она была уже едва слышна, только глухие вибрации отдавались в грудной клетке.

Я прижал прохладную бутылку к лицу, чтобы немного успокоиться.

Меня не оставляли тоска и гнев.

Мне ужасно недоставало Билли. Я так хотел прижать его к себе… Я уже отчаялся когдалибо услышать голос сына, пусть даже по телефону, и при воспоминании о той кошмарной видеозаписи чувствовал жестокую боль. Я не понимал, как такая вещь могла с ним случиться. Зато был абсолютно уверен, что Клэр здесь ни при чем. Несмотря на то что отныне между нами пролегла бездна, я знал, что Клэр не раздумывая отдаст жизнь за своего сына. Она лишь хотела защитить его, увезя подальше от меня, – в этом у меня не было сомнений.

Я сделал большой глоток из бутылки спрайта.

Что до моего гнева, он весь был направлен на отца. Я смертельно его ненавидел – еще более жестокой ненавистью, чем та, которая терзала меня в детстве.

Этот мерзавец покончил с собой. Бросил меня в последний раз – как трус, без малейшего объяснения. По идее, это должно было бы оставить меня равнодушным – боже мой, я ведь полностью вычеркнул его из памяти и подсознательно даже надеялся, что он загнется в один прекрасный день! – но вместо этого я испытывал мучительную боль потери.

Я допил остатки спрайта и бросил бутылку в мусорную корзину.

Нужно было немедленно прогнать эти мрачные мысли. Лучшим средством для этого было сосредоточиться на чемто другом. Я вернулся в подсобку, взял блокнот и карандаш и попытался вернуться к отправной точке, начав с главного источника моих проблем. Иными словами, с Коша.

Что я о нем знал?

Не так уж много – за исключением того, что он называл себя Алан Смит, родился в городке Тампа и в возрасте десяти лет исчез, словно растворился в воздухе. Кэмерон говорил, что у Коша нет ни водительских прав, ни кредитной карточки, ни постоянного места жительства. Призрак. Человек из тени, который никогда не выходил на сцену, лишь двигал по ней своих марионеток – Джорди, Рольфа, шефа Гарнера, рыжеволосую женщину или адвоката Бартона Фуллера. Первоклассный манипулятор и одновременно – форменный психопат, насколько я мог судить. Он оттеснил меня к последним защитным рубежам, оставив мне выбор из двух вариантов: упасть в пропасть или сражаться. О первом я уже получил некоторое представление и теперь рассматривал второй. Но у меня попрежнему не было никакого представления о том, как сражаться с призраком.

Единственным направлением атаки, единственным конкретным элементом всей этой игры была компания «Карнавал теней».

По словам Кэмерона, она работала уже целый год. Компания была настоящей, вполне легальной и достаточно богатой, чтобы заключать сделки с известными ресторанами быстрого питания, оплачивать услуги дорогого адвоката, содержать роскошную яхту и, вероятно, давать щедрые взятки муниципальной верхушке Неаполя. Если же «Карнавал теней» был всего лишь прикрытием, откуда у Коша такие деньги?

Я черкнул в блокноте: «Первый след – деньги».

И продолжал размышлять.

Какова бы ни была тайная деятельность Коша, она требовала немалых затрат. Значит, его конечная цель должна была окупать эти вложения. Эта цель должна была оправдать расходы на оплату услу