Book: Жаркая любовь



Жаркая любовь

Люси Меррит

Жаркая любовь

Пролог

Это был сон. Алекс знала, что это ей снится.

Она стояла перед унылым фасадом здания эпохи Регентства. Его гладкая облицовка тускло блестела под дождем. Несмотря на темноту, дом был виден совершенно ясно, как будто его освещали прожектора. Хотя, конечно, ни о каких прожекторах не могло быть и речи. Это был огромный факел. Яркие языки открытого пламени раскачивались взад-вперед под порывами ветра.

Именно поэтому она сразу догадалась, что видит сон. В Лондоне двадцать первого века не принято освещать дома с помощью смоляных факелов, укрепленных на высоте в добрых двенадцать футов.

Парадная дверь дома была распахнута настежь. На улицу проникал шум праздничного вечера. Голоса гостей сливались в невнятный гул. То и дело сквозь него прорывался звонкий женский смех. Звон бокалов. Музыка. Такая звякающая нудная музыка, которая вечно вязнет в ушах. Мелодия повторяется раз за разом, как дрессированная лошадь, которая только и знает, что бегать по кругу, строго обозначенному ее хозяином. Впрочем, это нисколько не портило общей праздничной атмосферы.

Говорили Алекс умные люди, что нельзя так увлекаться видеофильмами по романам Джейн Остен! Тогда ее сон не поражал бы такой достоверностью – вплоть до мельчайших деталей!

Внезапно Алекс обнаружила, что поднялась по широким ступеням парадного крыльца. При этом она вроде бы не сделала ни шагу, но каким-то образом вдруг оказалась наверху перед дверью. С некоторым усилием она выпрямилась и приняла правильную осанку – голову ее оттягивала непривычно тяжелая прическа. Так и есть: по обе стороны от ее физиономии болтались длинные локоны, кокетливо закрученные спиралью. Джейн Остен – и никаких сомнений!

Алекс стояла у подножия внушительной лестницы в стиле рококо. Полированные ступени составляли широкую дугу, обрамлявшую роскошный холл с мраморным полом. Холл был совершенно пуст. Ее появления в этом доме никто не заметил. Музыка и смех доносились откуда-то справа. Но Алекс было не до них.

Не понимая, каким чудом ей это удается, она снова вознеслась по ступеням и миновала первый лестничный пролет. Дальнейший путь преграждали высокие двойные двери. Алекс нажала на бронзовую дверную ручку, но та не поддалась. Она налегла изо всех сил, но, как это часто бывает во сне, ее руки не желали слушаться и оставались вялыми и безвольными. Тяжелые двойные створки даже не шелохнулись.

– Но я обязательно должна войти! – воскликнула Алекс.

И тогда двери бесшумно распахнулись сами.

Она заколебалась. Кто знает, что ждет ее в этой комнате? Праздничный шум куда-то удалился и был отсюда еле слышен. Даже если она закричит, никто не придет к ней на помощь.

Но ведь эти двери распахнулись специально для нее! Разве можно было удержаться и не взглянуть хотя бы одним глазком, что там, внутри?

Первое, что поразило Алекс в гулком пустом помещении, – это высота потолка. Ей редко доводилось видеть комнаты с такими идеально подобранными пропорциями. Паркетный пол, люстра XVIII века и французское зеркало от потолка до пола показались ей смутно знакомыми.

Алекс вдруг почувствовала разочарование. Подумаешь, сюрприз – личный кабинет ее родной бабки! Здесь даже стоял массивный письменный стол, за которым Лаванда работала с бумагами. Эпоха Людовика XVI, резная отделка в стиле рококо и искусные инкрустации. Остальная мебель почему-то отсутствовала. Как всегда, при взгляде на эту комнату Алекс подумала, что та вполне могла бы быть бальным залом. Но вместо этого ее превратили в кабинет директора-распорядителя фирмы «Лаванда Эйр и компания». Алекс была одним из членов компании.

Еще немного – и она совсем разочаруется в своем сне. Все начиналось так увлекательно – бал в старинном особняке эпохи Регентства, – а привело к обычной служебной рутине!

Внезапно раздался негромкий стук в одно из окон, не закрытое портьерой. Но стоило Алекс подойти поближе – кажется, у нее снова появились ноги, поскольку она стала ощущать собственные шаги, – за окном не оказалось никого, лишь струи дождя стекали на подоконник.

Алекс совсем не испугалась. Она слишком часто засиживалась за работой допоздна, чтобы пугаться большой и красивой пустой комнаты. Разве что ей стало немного одиноко. Но это наверняка на нее подействовал шум праздника, к которому Алекс не имела никакого отношения. Даже если он проходил в каком-то другом измерении.

Наверное, где-то в комнате находился скрытый источник света, позволявший разглядеть во всех подробностях массивный, щедро покрытый резьбой карниз и белые стены. Лаванда разместила в своем кабинете целую коллекцию современной живописи, но ни одной из картин не удалось перенестись в этот сон. Стены оставались совершенно пустыми, за исключением огромного зеркала в стиле барокко.

Возможно, именно зеркало и являлось источником света? На его темной гладкой поверхности как будто мелькнул неясный блик. Охваченная любопытством, Алекс повернулась к зеркалу. Блик мигал и уменьшался, как будто пропадал вдали. Трудно было сказать, что отражается в зеркале. Она медленно подошла к нему вплотную.

Если бы отражение не повторяло ее движений, Алекс ни за что не узнала бы себя. Кажется, на ней был надет какой-то светлый вечерний туалет. И его подол сильно колыхался. Стало быть, здесь тоже гуляют сквозняки. Совсем как в реальной жизни.

И тут она замерла как вкопанная. Потому что совершенно четко увидела в зеркале свое лицо. Правда, оно промелькнуло лишь на какую-то долю секунды. Однако и этого краткого мгновения хватило, чтобы различить опостылевшие черты: чересчур темные глаза, чересчур бледное лицо, чересчур вздернутый нос, чересчур чувственные губы.

Кто-то даже сказал ей недавно: «Алекс, у вас слишком чувственные губы. Это не доведет вас до добра!».

Она отчаянно пыталась вспомнить, от кого могла слышать эти слова и по какому поводу. Она знала, что это крайне важно. Но, несмотря на упорные попытки напрячь память, имя говорившего упорно ускользало и растворялось во мгле, превращаясь в неясный туман.

Она слишком увлеклась воспоминаниями и потому не сразу сообразила, что больше не видит в зеркале своего лица. Оно пропало так внезапно, будто какая-то огромная кошка зацепила ее когтистой лапой и отшвырнула прочь, в темноту. Чтобы освободить место для другого лица.

Это был мужчина. С такими же темными глазами, как у Алекс, и хищной императорской горбинкой на носу. Он показался Алекс довольно сердитым. По правде говоря, вид его был просто грозным. Он мрачно смотрел прямо перед собой. Он смотрел на нее. Алекс сразу стало ясно, что он заметил ее, хотя и не подал виду. Точно так же, как и она. Однако их взгляды встретились.

Алекс инстинктивно оглянулась через плечо. Но в огромной комнате со старинной обстановкой по-прежнему никого не было. Мужчина не стоял у нее за спиной. Он смотрел на нее из зеркала.

У нее сложилось впечатление, что он высок и темноволос. Но это было только впечатление. Гораздо важнее было запомнить другие его черты, и Алекс это понимала. Черт побери, ей почти удалось его узнать! Но память снова подвела ее в самый ответственный момент, и она ничего не могла с этим поделать – только смотрела и смотрела без конца в эти темные глаза, таившие в глубине отблеск сокровенного пламени. Она как будто тонула в его взгляде. Он манил и затягивал ее в тот мир, который лежал по ту сторону зеркала. В мир, подвластный только ему.

Кажется, он что-то сказал. Что-то вроде: «Наконец-то я тебя нашел!»

Алекс попыталась вырваться из-под власти его чар. Она старалась сконцентрироваться на шуме праздничного вечера, напоминая себе, что это всего лишь сон.

Но ничто не помогало.

Он не шелохнулся, не протянул руки, однако Алекс ощутила, как с неумолимой силой ее затягивает в Зазеркалье. Сперва исчезли ее ноги, затем плечи… Даже локоны стали вдруг совершенно невесомыми, а голова кружилась все сильнее и сильнее…

Он сказал: «Иди ко мне». Не вслух. Слова прозвучали прямо у Алекс в мозгу. И оставили чувство, что у нее попросту нет выбора.

Она боролась изо всех сил, пытаясь кричать. Но горло будто онемело и не желало подчиняться. Голосовые связки словно парализовало. Наконец Алекс удалось выдавить из себя:

– Нет!

От усилия ее легкие чуть не лопнули. Но ей только казалось, что она кричит в полный голос. На самом деле ее вопль был не громче мышиного писка. Однако его оказалось достаточно, чтобы мужчина в зеркале озабоченно нахмурился. На какое-то мгновение колдовская сила его взора ослабла. И Алекс получила свободу.

Это был ее первый и последний шанс. Алекс знала, что больше такой возможности не будет.

Она повернулась спиной к зеркалу и опрометью выскочила из комнаты. Вот и лестница. Скорее вниз! Ее тело казалось ей бесплотным и не желало слушаться. Алекс кубарем слетела по ступенькам. Ну и пусть! Главное – она снова свободна!

Праздник продолжался как ни в чем не бывало. Не замечая этого и сама никем не замеченная, она выскочила из парадного на мокрую от дождя улицу. К дому приближалась какая-то рослая темная фигура. Тяжелые каблуки четко стучали по влажной мостовой. Алекс ринулась вперед в надежде получить помощь…

И наткнулась на мужчину из зеркала.

Он улыбнулся.

– Нет! – закричала она что было сил.


Алекс очнулась, все еще повторяя это слово. Нет, она не кричала. Она горячо бормотала в подушку. Она по-прежнему старалась убежать, скрыться. И обмирала от безнадежного ощущения собственной беспомощности.

– Нет… Нет… Нет…

И так без конца.

Глава 1

– Послушайте, Джо, я не шучу. Вы настоящий счастливчик.

Этот парень, заморочивший голову его секретарше, обладал столь безупречными зубами, что мог бы сниматься в рекламе самой дорогой зубной пасты. Или составить серьезную конкуренцию любой акуле. Такие зубы любят изображать в мультиках.

– М-м-м? – невнятно промямлил Джо Гомес.

Он с увлечением делал набросок с натуры в своем блокноте.

Судя по всему, его посетителя нисколько не смущало то, что хозяин кабинета слушает его вполуха. Он толкнул через стол тонкую папку.

– Вот, взгляните сами. Конечно, это только первые прикидки.

Папка была из пурпурного сафьяна с золоченой застежкой. Джо подумал, что в такую папку не стыдно вложить программу торжества по случаю коронации. Ох уж эти англичане!

– Что это? – Он даже не потрудился заглянуть внутрь.

– Джо Гомес, это сериал! – торжествующе выдал Зубастик. – С моей точки зрения профессионального агента по заключению контрактов. Конечно, на этой стадии все еще очень сыро, потребуется доработка.

– Простите, но я уже заключил контракт, – с вежливой улыбкой перебил его Джо.

Зубастик небрежно хмыкнул, разглядывая свои ногти.

– Это должно стать продолжением программы, которую вы наверняка уже видели, – пояснил Джо.

– «Дворцы и хижины». Да, видел. Производство моей компании…

– Вашей? – Джо не скрывал своего удивления. – Но тогда что вы здесь делаете? Я уже сказал Тому, что буду участвовать в его программе, пока мне нравятся его идеи. Он как раз работал над ней, когда мы говорили в последний раз.

– И когда это было?

– Ну, пару дней назад, может, больше. – Джо небрежно пожал плечами. – Кто его знает?

– А следовало бы знать. Видите ли, Том больше не участвует в программе.

Впервые за все время своего визита незваный гость сподобился полностью привлечь к себе внимание хозяина. Джо позабыл о наброске и сердито прищурился.

– Что, простите?

Зубастик неловко заерзал в кресле, однако выдал как ни в чем не бывало:

– Мы не возобновили контракт с Томом Скелтоном.

Поскольку Джо ничего не ответил, он попытался оправдаться.

– Вы же знаете, телевидение – это чертовски крутой бизнес. Ты на плаву только до тех пор, пока твоя продукция идет нарасхват.

– Точно так же, как и в архитектуре, – мрачно откликнулся Джо.

Он покосился в угол, где на столе красовался макет оперного театра с подсветкой, недавно получивший престижный приз. Можно было не сомневаться, что именно победа в этом конкурсе привела сюда мистера Зубастика с его идеями насчет телесериала.

– Я не счастливчик, я победитель конкурса, – твердо проговорил Джо. – Но никто не даст гарантии, что в следующий раз меня не обойдет кто-то другой.

– Ах, какая скромность! – проворковал Зубастик, вальяжно раскинувшись в кресле.

Джо с досадой подумал, что такого ничем не проймешь – с него все как с гуся вода. Он сложил вместе кончики пальцев и стал ждать, что будет дальше.

– Сейчас все твердят, что архитектура подобна новейшей рок-музыке. Загляните куда угодно – в газеты, журналы, даже в книги. Архитектурой заинтересовалась молодежь. А вы вдобавок умудрились попасть в струю.

– Неужели?

– Точно! Молодой. Модный. Увлеченный. Вы разбираетесь в своем деле, и от вас тащатся все цыпочки – без дураков! Жаль, что вы не читали писем зрителей, посмотревших «Дворцы и хижины».

– Я читал.

– Конечно, вам не обойтись без опытного руководства, но… – Тут до посетителя кое-что дошло, и он переспросил: – Вы читали?

Шестое чувство подсказало Джо, что не стоит рассказывать этому типу, что Том показывал ему письма зрителей, и он постарался сменить тему:

– Просто жуть! Я думал, меня смотрят ради красивых зданий. А оказалось, что их интересует только размер моей задницы!

– Сейчас ни у кого нет такого высокого рейтинга, как у вас, – с энтузиазмом подхватил гость. Он вытащил из своего портфеля листок и протянул его Джо. – Вот, полюбуйтесь сами!

– Спасибо, но я не думаю, что меня это заинтересует, – поморщился Джо.

– О'кей. – Зубастик повернул листок к себе и стал читать вслух: – Звериная жажда жизни… Ночной хищник… Король в постели…

– Понятно, понятно, – перебил Джо. – Скажите, хоть в одном письме вы нашли отзыв о содержании программы? Скажем, там есть слово «здание» или «дом»?

Гость оттопырил губы, надолго погрузившись в просмотр своего отчета.

– Хм-м-м… Дом, дом, дом… Ага, вот оно! «Он так ловко чешет языком о всяких пропорциях, что можно подумать, будто он сам построил этот дом. Даже чувствуешь запах пота. Крутая программа!» – Он посмотрел на Джо. – Нравится?

– Я не это имел в виду, – сухо заметил Джо.

– Джо! – Зубастик подался вперед, всем своим видом излучая веру в прекрасное будущее. – Это будет самая грандиозная вещь, которую я… то есть вы… когда-либо делали!

Искушение было слишком велико, и Джо не удержался. Он покачал головой и веско промолвил:

– А вот это вряд ли. Один фундамент вон той штуки, – кивнул он на макет оперного театра, – весит на несколько миллионов тонн больше.

Похоже, его издевка пропала впустую.

– Ну и пусть, зато у нас телевидение. – Зубастик добавил в полос благоговейной дрожи: – Нас смотрит весь мир!

– Весь мир? – Джо изобразил святую наивность. – А что же Том мне говорил, будто эта программа для нескольких кабельных каналов?

Зубастик злобно оскалился, но моментально овладел собой и снова превратился в луноликого херувима.

– Тогда мы еще не оценили ее перспектив! – ловко вывернулся он. – Вот почему Том больше не имеет к ней отношения! Мы уверены, что вы добьетесь международного признания. И что еще важнее – привлечете не одно поколение зрителей. У вас есть все задатки кинозвезды. Накачанный атлет, свой в доску парень, который не прочь и повеселиться. Да вдобавок настоящий самоучка.

Джо так и вскинулся.

– Я не самоучка! – запальчиво возразил он. – Никто не способен самостоятельно научиться рассчитывать вес конструкции, центр тяжести, дренаж – да мало ли что! Это попросту опасно. Только безответственный болван может утверждать, что кто-то способен построить что-нибудь стоящее без должного образования. Да, я признаю, что сменил не одну школу и колледж. Но это означает лишь то, что мое образование шло по индивидуальной программе…

– Заметано, – перебил его Зубастик, небрежно отмахнувшись. – С нашей точки зрения, главное то, что вы пользуетесь успехом. У вас проекты по всему миру. Вы просты и открыты для общения. У вас выговор как у американца, и это тоже сейчас идет на ура. А главное – вы картинно потеете и потрясно смотритесь в шортах. Превосходный типаж!

– Конечно, ведь все зависит от вашей точки зрения, – проговорил Джо с подобострастной гримасой.

Посетитель решил оценить шутку и вежливо улыбнулся.

– Итак, – веско промолвил он, давая понять, что с шутками покончено и пора перейти к делу. – Мы предлагаем пока остановиться на программе из восьми серий. Первую посвятим Венеции. Венеция сейчас у всех на слуху. О ней пишут книги. Снимают видео. А мы захватим рынок телепрограмм. Вот увидите, все пойдет как по маслу.

– Я вижу. А когда Том представит мне свой план?

– Я же вам сказал: Том Скелтон вышел из игры.

– Но ведь сериал родился благодаря его идеям. И я участвовал в нем только потому, что мы друзья.

Зубастик постарался изобразить на своей холеной физиономии снисходительное сожаление. Гримаса получилась настолько фальшивой, что у Джо зачесались руки сбить с него спесь. Кулаки сжались сами собой. Ему приходилось частенько пускать их в ход, когда он был сопливым мальчишкой, у которого отец куда-то сбежал, а мать так и не научилась правильно говорить по-английски. Но с тех пор прошло больше тридцати лет, и до настоящего момента у Джо не возникало желания снова пускать в дело кулаки.



Но этот тип с его акульей улыбкой умудрился разбудить в нем самые примитивные инстинкты.

Из последних сил пытаясь сдержать навыки пятилетнего уличного боксера, Джо выпалил:

– Эта идея целиком принадлежит Тому. Я не дам выкинуть его за борт. Мой ответ – нет, и точка!

Акулий выкормыш не собирался сдаваться. В порядке продолжения игры он придал себе глубокомысленно-сосредоточенный вид. Жалкая попытка изобразить замашки большого босса от телеиндустрии. Джо постарался успокоиться, снова вернувшись к карикатурному наброску в своем блокноте. Акулий выкормыш обзавелся бейсболкой и кривыми тонкими ножками.

– Я привлек к нашему проекту самых серьезных инвесторов, – с придыханием сообщил Зубастик.

– Надеюсь, они вас не подведут, – равнодушно бросил Джо, сосредоточившись на штриховке фона.

– Джо, это может перевернуть всю вашу жизнь!

– Нет, не может.

– Я не шучу! Вы станете известны, известнее… – Тут у профессионального агента что-то заело, и фраза так и повисла в воздухе. – Известнее всех!

– Спасибо на добром слове.

– Я говорю совершенно серьезно! – Как всегда, он пропустил издевку мимо ушей.

– Я тоже. – Джо закончил карикатуру и поднялся из-за стола. – И мой ответ все тот же – нет! – Он протянул посетителю руку со словами: – До свидания!

Зубастик не спешил отвечать на рукопожатие. Он вообще не собирался вылезать из кресла.

– Послушайте, что я скажу, – внушительно процедил он. По крайней мере сам себе он наверняка внушал немалое уважение. Что же касалось Джо, у него снова зачесались руки схватить голубчика за шкирку и вышвырнуть в окно. – Послушайте. Я еще никому этого не говорил. У вас действительно есть все задатки кинозвезды.

– Благодарю. И все равно меня это не интересует. У меня на носу еще одно совещание…

– Привлекательная внешность, харизма, интеллект. Вы киногеничны и классно смотритесь на экране. Вы натурал! – воскликнул Зубастик с искренним восторгом. – Это же беспроигрышный вариант! Нельзя отказываться от такого шанса!

– Очень даже можно. – При виде слащавой улыбочки на губах у Джо любой из молодых членов его команды, заседавшей на следующем этаже, сказал бы незадачливому гостю, что Гомес вот-вот взорвется. – А мое терпение на исходе. Оно попросту кончилось. Прямо сейчас.

Зубастик вскочил как ошпаренный, но все-таки выпалил:

– Я мог бы сделать вашу жизнь сказкой!

Джо расхохотался. Это прозвучало как сигнал тревога.

– Я не хочу жить в сказке, – вкрадчиво проговорил он. – Я работяга-архитектор, а не экранный плейбой!

Он обошел вокруг стола. Посетитель схватил свой открытый портфель и зажал его под мышкой, чтобы не рассыпались бумаги. Драгоценное содержимое сафьяновой папки запросто могло помяться, но Зубастику было не до этого. Потому что физиономия Джо Гомеса не сулила ему ничего хорошего. Он думал только о том, как бы поскорее унести ноги.

Джо первым оказался у двери и распахнул ее настежь.

– До свидания, – сказал он. – А еще лучше – прощайте навсегда.

Взрыв случился в ту же секунду, как хлопнула внешняя дверь.

– Пета! – взревел Джо не своим голосом. – А ну-ка иди сюда, чертова кукла, и изволь объясниться!

Дверь приоткрылась, но в образовавшейся щели появилась не голова его секретарши, а румяная физиономия одного из молодых архитекторов, работавших в мастерской этажом выше. Он не скрывал ехидной ухмылки и держал в руках секундомер.

– На все ушло целых двенадцать минут. Что-то вы мягчаете характером на старости лет!

Дед Джо по матери был пиратом, настоящим морским волком, водившим корабли вдоль побережья Перу. В наследство своему неизвестному внуку, с которым ему не довелось познакомиться, бравый капитан оставил густые темные брови и убийственный взгляд, способный пригвоздить к месту кого угодно. И теперь Джо обратил всю силу этого взгляда на юного клоуна, торчавшего в дверях.

– Вы заключили пари на то, как быстро я выставлю его вон?!

– Ага! – радостно кивнул «клоун».

Это был Чарли, самый отважный из помощников Джо. Он был к тому же самым талантливым, что и позволяло ему столь беспечно относиться к вспышкам крутого нрава их руководителя. Джо всегда уважал талант.

Джо на миг задумался. Чарли опасливо переминался с ноги на ногу, поскольку чувствовал, что буря еще не улеглась и может разразиться с новой силой. Но стоило Джо рассмеяться, и он понял, что гроза миновала.

– И кто из вас выиграл?

– Впервые в жизни Пета. Ума не приложу почему. По нашим прикидкам должно было пройти от силы минут пять. Но она сказала – двадцать. Дескать, вам не сразу удастся побороть искушение стать звездой. Конечно, перед этим никто не устоит.

– Я устоял, – возразил Джо. – Мне пришлось терпеть его так долго, чтобы как следует разобраться в том, что может грозить моему близкому другу.

– А ему что-то грозит?

Джо медленно улыбнулся. Это была улыбка настоящего хищника, от которой даже Чарли сделалось не по себе.

– Нет, если я помогу ему.

Все сотрудники слишком хорошо знали, что означает эта фраза. У Чарли тревожно екнуло сердце.

– И что вы собираетесь предпринять?

– Пока сам не знаю.

– Я имел в виду, что вы же не навесите на нас еще один проект, правда? У нас и так по горло работы. Да и Пета скоро совсем утонет в бумагах. Она не успевает приводить их в порядок.

Джо подошел к макету оперного театра, полюбовался на него и переставил две маленькие человеческие фигурки на втором этаже.

– Она делает все, что в ее силах, – пробормотал Джо себе под нос. – Они все работают на пределе. Кого нам действительно не хватает, так это опытного администратора, знакомого с деятельностью крупных компаний и не теряющего во время кризиса головы. Дипломата с фотографической памятью.

Чарли мигом навострил уши.

– Сдается мне, вы уже кого-то нашли!

– Ох, да я давно ее нашел! – мрачно изрек Джо. – Проблема заключается в том, чтобы убедить ее, что здесь она гораздо нужнее, чем в любом другом месте. Она не может оставаться равнодушной, если кто-то нуждается в ее помощи. Это ее единственная слабость.

– Это что-то новое, – задумчиво пробурчал Чарли.

– Что ты сказал? – Джо оторвал взгляд от макета.

– До сих пор их единственной слабостью были вы, – авторитетно сообщило юное дарование.

На миг глаза Джо угрожающе прищурились. Чарли искренне удивился. Вообще-то Джо легко было вывести из себя. Он был весьма горяч нравом, а если что-то вызывало его ярость, никогда не стеснялся продемонстрировать ее всему свету. Однако до сих пор Джо не раздражали попытки обсуждать его отношения с женщинами. Женщины приходили и уходили. Он с увлечением пускался в новый флирт и расставался с очередной пассией без сожалений. Джо отлично знал о том, что сотрудники его фирмы всякий раз заключают пари, как долго продлится его очередная связь. Он даже хвастался этим перед теми девушками, которые нравились ему больше других. Каким бы он ни был сердцеедом, Джо всегда был честен со своими партнершами.

Чарли никак не ожидал наткнуться на этот угрожающий взгляд, упомянув об очередном увлечении своего хозяина. Оставалось лишь предположить, что новая девица слишком для него важна.

Но в следующую секунду убийственного взора как не бывало, и Джо от души расхохотался.

– Тут совсем другой случай! Она чертовски крутой администратор, но ее взгляды на мужчин безнадежно устарели. По ее понятиям, я слишком недостойная личность. А если бы это было не так, о службе в нашей фирме нечего было бы и думать. Она профессионал до мозга костей.

– Просто мечта, а не женщина, – ехидно заметил Чарли.

Оба на миг замолчали, прикидывая про себя перспективы, которые могли бы открыться благодаря такому администратору.

– Есть возможность заманить ее к нам? У нас нет отбоя от заказчиков. Должно хватить денег и на ее оклад.

– Деньгами тут не поможешь. К несчастью, ей самой их девать некуда. Нет, единственное, что можно сделать, – это убедить ее, что без нее мы как без рук, – задумчиво пробормотал Джо. – И я уже предпринял кое-какие шаги.

– Значит, рано или поздно мы ее получим, – с энтузиазмом заявил Чарли.

Тем не менее он не упустил возможности первым сообщить приятелям о том, что появилась новая женщина для заключения пари. Причем на этот раз есть все основания предположить, что у Джо Гомеса впервые в жизни не все идет как по маслу. Тем интереснее будет делать ставки. Это внесет в их игру приятное разнообразие.


– Алекс, что с тобой? – Джулия Картер не спускала тревожного взгляда со своей подруги, с которой они делили жилое пространство.

Девушки познакомились еще в начальной школе, в пятилетнем возрасте. Теперь им исполнилось по двадцать восемь, и они по-прежнему были неразлучны. Джулия была молодой многообещающей актрисой, тогда как Алекс, по ее собственному язвительному замечанию, «служила мальчиком на побегушках в семейной фирме». Джулия была талантлива, уверена в себе, открыта и очень общительна. Алекс при малейшей возможности предпочитала остаться дома и почитать книгу. На первый взгляд у девушек не могло быть ничего общего, и тем не менее они понимали друг друга с полуслова.

Стоило Джулии выйти на кухню и увидеть Алекс, сидящую за столом с совершенно отсутствующим видом, как она сразу догадалась, что это неспроста. Алекс никто не назвал бы темпераментной особой. Со своими неудачами она предпочитала справляться втихомолку. И не рассиживалась над нетронутой кружкой остывшего кофе с таким видом, будто настал конец света. Скорее это было похоже на Джулию.

Вот почему поведение подруги обеспокоило ее не на шутку.

– Черт побери, что за убитый вид? – громко спросила она. – Что с тобой случилось?

Алекс так и подскочила на месте.

– Ох, Джулия! Я и не слышала, как ты вошла!

– Это потому, что ты отправилась куда-то в голубую даль, – сердито проворчала Джулия, плюхнувшись на табурет. – Валяй выкладывай!

Алекс сокрушенно покачала головой.

– Да ладно тебе, не стесняйся! Я же не боюсь выкладывать тебе даже самое ужасное! – напирала Джулия.

– Это не то чтобы ужасно. По крайней мере…

– Ты осталась без гроша за душой и нанимаешься в поломойки, чтобы заработать на кусок хлеба! – добродушно пошутила Джулия.

Кроме того жалованья, что ей платили как администратору в фирме ее бабки, Алекс, по ее собственному выражению, получила в наследство до отвращения много, денег. Это позволило ей приобрести в собственность тот особняк эпохи Регентства, в котором они теперь и жили вдвоем с Джулией. А кроме того, это означало, что работать ей предстоит не ради хлеба насущного, а только если она сама того захочет.

Пока что Алекс хотелось работать, и она любила свою работу. Хотя Джулия всерьез опасалась, что еще пара лет службы в косметической фирме Лаванды Эйр – и от былого энтузиазма Алекс не останется и следа. Мало того, что Алекс вообще с презрением относилась к косметике, так еще ее бабка страдала самой тяжелой степенью снобизма и отличалась жестокостью настоящего тирана.

– Думаю, моих способностей хватит, чтобы как следует мыть полы, – сухо ответила Алекс.

Джулия ухмыльнулась. По сравнению с ней Алекс была гораздо большей трусихой и домоседкой.

– О'кей. Тогда дай мне подумать. – Первым делом Джулии на ум пришли родственники Алекс, постоянно пребывавшие в состоянии свары, и она выдала следующий вопрос: – Ты решила убежать из дома и стать моряком?

– Неплохая мысль.

– А то! – важно кивнула Джулия. – Ну ладно. Ты все еще богатая невеста, и ты все еще здесь. В чем же тогда дело? – Она звонко щелкнула пальцами и воскликнула: – Знаю! Тебя уволила бабка!

Алекс с досадой поморщилась и машинально ответила:

– Вот бы ты обрадовалась! – Но ей тут же стало неловко, и она добавила: – Выбрось из головы, я не это имела в виду.

– Именно это! Но так и быть, я прощу тебе эту грубость, если ты выложишь, что с тобой творится.

Алекс рассмеялась.

– Ты слишком много на себя берешь! – замогильным голосом проговорила она, как когда-то в детстве, когда они играли в детективов. Затем резко оборвала смех. – Ох, Джулия, я и сама не понимаю, что со мной творится!

– Поздравляю, приехали! – вздохнула Джулия. – Ну что ж, по крайней мере теперь мы на равных. Я давно перестала понимать, что со мной происходит. Рассказывай все с самого начала. – Она вскочила с табурета и спросила: – Не хочешь промочить горло? Я принесу пива.

– Нет, – покачала головой Алекс. – Через час у Лаванды начнется званый обед. Я и сидела здесь, чтобы собраться с силами.

Джулия окинула подругу недоверчивым взглядом.

– И в этом все дело? Дрейфишь из-за гостей?

– Как будто ты сама не знаешь! Я никогда не смогу привыкнуть к этим сборищам.

– Не сможешь или не хочешь?

Джулия была права. Алекс как никто умела выслушать собеседника и оттого всегда была желанной гостьей в любом обществе. Действуя осторожно, исподволь, она своим ненавязчивым вмешательством умудрилась спасти не один званый обед, грозивший завершиться полным провалом. Между прочим, пару раз она точно так же помогала и Джулии. И обе отлично это знали.

Но сейчас Алекс все качала и качала головой и выглядела при этом совершенно подавленной.

– Только званого обеда мне и не хватает. Я же на шесть дюймов короче, чем нужно. И даже думать не хочу о том, на сколько дюймов шире.

– А как насчет старого припева «мне нечего надеть»?

– Ох, – горько рассмеялась Алекс, – вот как раз на это я пожаловаться не могу! Лаванда прислала мне новое платье.

– Ясно.

– И ничего тебе не ясно! У Лаванды отменный вкус!

В ее голосе прозвучало такое отчаяние, что Джулия чуть не поперхнулась пивом.

– И что же тебе прислали?

– Ох, да какая разница? Так, что-то черное, – равнодушно отмахнулась Алекс. – Она сказала, что к нему подойдут мои египетские серьги.

– Весьма экзотично, – со знанием дела заметила Джулия. – Неплохой выбор.

– Знаешь, смотрю я на тебя и диву даюсь! – рассердилась Алекс. – Ты на чьей стороне?

– А что плохого в том, чтобы хорошо выглядеть? – удивилась Джулия.

– А что хорошего в том, чтобы превратиться в посмешище?

– Твоя бабка никогда не прислала бы платье, которое сделает из тебя посмешище! – уверенно заявила Джулия.

Алекс закатила глаза и буркнула:

– Ну да, она прислала такое, в котором я сама на себя не похожа!

– Значит, надо поднять мятеж! – Джулию не так-то просто было заставить сдаться. – Надень что-то по собственному выбору!

– Но это наверняка ее оскорбит.

– Ох, Алекс, ради всего святого! – досадливо поморщилась Джулия. – Сколько можно жить наперекор себе ради чьих-то там оскорбленных чувств?

– А я и не живу себе наперекор. Во всяком случае, не все время. К тому же одежда – не такая уж важная вещь, чтобы портить из-за нее настроение близкому человеку.

– Тогда, согласно твоей же логике, тебе следует смириться и ехать в этом платье! – отрезала Джулия.

В ее жизни одежда занимала гораздо более значительное место, превосходя по важности еду и даже сон.

– Да. – Алекс украдкой вздохнула. – Знаю.

Джулия заставила себя снова опуститься на табурет и спросила:

– Но ведь тебя беспокоит не только это, правда? Есть что-то еще. – В ее голосе зазвенели нотки прозрения.

Алекс взболтала в кружке остывший кофе. Ей ужасно не хотелось отвечать. Наконец она выдавила из себя:

– Джулия, тебе часто снятся сны?

– Мне то и дело снится кошмар, что я выхожу на сцену и начисто забываю текст, если ты об этом.

– Нет, я не про кошмары, – чуть улыбнулась Алекс. – Это был именно сон. Такой, что не покидает тебя даже после того, как ты проснулась. Не то чтобы он внушал тебе страх или что-то подобное. Просто сон – но ты его отлично помнишь.

– Ну и что тут такого? – Джулия моментально стала серьезной. – Насколько я знаю, это случается со многими. Важно то, как скоро ты очнешься после этого сна, верно?

– По-твоему, сны что-то значат? – Алекс не отрывала глаз от своей кружки.

Джулия возбужденно заерзала на табурете. Это что-то новенькое!

– И что же такое тебе приснилось?

– Да в общем-то сплошная чепуха.

Джулия молчала, ожидая продолжения. Алекс коротко рассмеялась и окончательно сдалась. Все равно от Джулии так просто не отделаешься.

– Вроде бы я куда-то бежала. Ничего особенного. Скорее всего это классическое выражение подсознательной тревоги.

– Но ты ведь не просто бежала? Ты бежала от кого-то? Часом, не от Руперта ли, когда он вел тебя к алтарю? Честно говоря, я бы только обрадовалась такому пророчеству!

Джулия считала глупостью затянувшиеся на много лет отношения Алекс с другом детства и не скрывала этого. Алекс давно сдалась и не пыталась ее переубедить. В конце концов она приучила себя относиться к высказываниям Джулии как к шутке.

– Нет, Руперта там не было и в помине.

– Зато был кто-то еще, – моментально определила Джулия. Она немного подумала и продолжила свой диагноз: – Мужчина! Да, это был мужчина, как пить дать!

Алекс нервно сглотнула, старательно избегая ее взгляда.

А Джулия буквально сгорала от любопытства. Когда они только поселились в этом доме, ее карьера актрисы еще не сложилась, и найти работу было не так-то легко. Джулии приходилось драться за каждый контракт. Везло ей не всегда, и любое поражение было страшным ударом по самолюбию. Свою неуверенность в собственных силах Джулия компенсировала постоянным флиртом, меняя бойфрендов чуть ли не каждую неделю.



Но Алекс никогда не ударялась в крайности, не впадала в истерику и не просиживала ночи напролет, оплакивая свои неудачи. Конечно, ее интересовали мужчины. Но ни одному из них, кроме Руперта, не было позволено переступить границу обыкновенной дружбы.

– Я из породы однолюбов, – заявила как-то Алекс в ответ на возмущение Джулии по поводу ее замкнутого образа жизни, – Я в этом давно убедилась. Какой смысл во всех этих играх, если я уже сделала выбор раз и навсегда?

Джулия была сражена наповал, когда выяснилось, что выбор ее подруги остановился на Руперте Свиткрофте.

Эти двое никогда не придумывали друг другу смешных или ласковых прозвищ. Они не шутили и не подначивали друг друга, как это бывает у молодых влюбленных. Руперт время от времени оставался у них ночевать, но утром в его общении с Алекс ощущалось не больше интимности, чем в обращении с Джулией, – проще сказать, интимностью тут и не пахло. Они не пытались украдкой коснуться друг друга. Они даже не целовались на прощание, когда Руперт покидал их дом.

– Но что же тогда в этом сне не дает тебе покоя? – не унималась Джулия. – Неужели ты изнасиловала почтальона прямо на улице?

– Нет, что ты! – Алекс невольно рассмеялась.

– А кто это был? По крайней мере ясно, что не Руперт!

– Нет, я ведь тебе сказала. Руперта в этом сне не было. В нем не было вообще никого. Только я и… – растерянно развела руками Алекс, – …и еще непонятно кто!

– Вот так штука! И каким он тебе показался?

Джулия думала, что Алекс снова рассмеется. Но той явно было не до смеха.

– Да ладно тебе! Ты что, стыдишься признаться в том, что видела во сне кого-то, кроме Руперта? – И Джулия добавила – откровенно и без обиняков: – Да ни одной нормальной бабе не захотелось бы увидеть во сне этот кошмар!

– Ох, Джулия! – Алекс моментально вскипела. – Неужели тебе так трудно относиться к Руперту объективно? Хотя бы иногда!

– Объективно?! – Джулию тоже обуял праведный гнев. По части праведного гнева она была большой мастерицей. Способность заводиться с пол-оборота помогла ей получить немало ролей. – Может, это я считаюсь его невестой, а сама втихомолку отдаюсь во сне какому-то загадочному типу?

– Разве я сказала, что кому-то отдавалась? – Алекс была вне себя от возмущения.

– Тем лучше, – ухмыльнулась Джулия. – Тогда тебе ничто не помешает в подробностях описать мне его.

Алекс уставилась куда-то в пространство и выдохнула:

– Он властный.

Джулия остолбенела. От того, как Алекс это сказала, у нее волосы встали дыбом. Обе надолго замолчали.

– Это все, что я могу вспомнить. – Алекс поежилась. – Он был очень властным. И я от него убежала.

– Ну, – небрежно повела плечиком Джулия, – если тебе удалось от него удрать, то и беспокоиться не о чем, черно? Если, конечно, ты не пожалела о том, что сбежала, – задумчиво добавила она. – Что, он был таким неотразимым, этот твой парень?

– Да, – без колебаний ответила Алекс.

– Но ты уверена, что вы не знакомы?

Алекс замялась.

– Ага, ты его знаешь! Ну дела!

– Нет, – возразила Алекс. – Я его не знаю. Но во сне мне казалось, что я должна его знать.

– Похоже, ты права. Классический случай встревоженного подсознания. – Внезапно ей пришла в голову весьма неприятная мысль: – Послушай, а вы с Рупертом не догадались назначить день свадьбы или учудить еще что-нибудь в том же роде, абсолютно непоправимое? Тогда твои подавленные желания и страхи запросто могли дать знать о себе.

– Послушай, неужели я бы не сказала тебе об этом? – Алекс выглядела оскорбленной в самых лучших чувствах. – И как тебе не надоест цепляться к Руперту? Неужели ты не видишь, что меня это обижает?

– Да. Прости. – Джулия стушевалась, но ненадолго. – Но тогда у меня тем более не укладывается в голове, из-за чего весь этот сыр-бор. Ты же просто сама не своя!

– Значит, теперь я тоже стала видеть сны про мужчин, как и положено нормальный женщине, – язвительно промолвила Алекс. И тут же добавила с мрачной усмешкой, подумав о том, как Джулия истолкует ее слова: – И только попробуй заговорить о подавленных инстинктах! Я вылью тебе на голову твое пиво!

Джулия на всякий случай прижала к груди бутылку и примирительно произнесла:

– Не иначе как ты перед сном съела что-нибудь не то! По-моему, этот сон вообще ничего не значит. Кроме того, что тебе не удалось как следует выспаться.

– Надеюсь, ты права, – ответила Алекс после едва заметной паузы. Она решительно отодвинула кружку с кофе. – В любом случае тут уж ничего не изменишь. Пойду-ка я одеваться.

– Хочешь, я уложу тебе волосы? – предложила Джулия.

У Алекс были темные волосы до плеч. Когда ей удавалось с ними сладить, они лежали роскошными волнистыми локонами. Но стоило Алекс попасть под дождь – как, например, сегодня, – и вся эта масса делалась совершенно неуправляемой и норовила превратиться в огромный колтун.

– Хм… что-то они у тебя сегодня слишком пушистые, – дипломатично добавила Джулия.

– Если уж мне суждено мучиться от кошмаров, то первым делом мне должно было бы присниться, что мои волосы превращаются в живую изгородь, – горько заметила Алекс, поднимаясь из-за стола. – Спасибо, что предлагаешь помочь. Одной мне явно не справиться. Я позову тебя, когда вылезу из ванны.

Подготовку к очередному званому обеду Алекс всегда начинала с долгой горячей ванны. Ласковая вода, напоенная любимыми ароматами, помогала расслабиться. Это было ей совершенно необходимо. Алекс всегда пугали шумные людские сборища.

В течение всего лондонского сезона родители не стеснялись ссориться у нее на глазах всякий раз, когда возвращались с очередной светской вечеринки или званого обеда. В конце концов они расстались. Но до сих пор Алекс нервно вздрагивала, стоило ей вспомнить истеричный визг матери. Отец упрямо выпячивал подбородок, и они кричали на весь дом. Метались по комнатам. Прожигали друг друга убийственными взглядами. Алекс до сих пор не могла отделаться от привычки испуганно заглядывать в глаза людям, собравшимся на званый обед. Между прочим, ее частенько пробирала дрожь от того, что удавалось в них рассмотреть.

Джулия никак не могла понять, чего она так боится. Но ее не понимала и бабка, не понимали и ее родные. А заодно с ними и Руперт. Но до сих пор для Алекс стоило немалых трудов появиться на званом обеде. И с годами ее страх не проходил, а только усиливался. В последнее время ей даже перестали помогать ванны с розовым маслом.

Оставалось надеяться, что сегодня вечером ванна все-таки поможет. Ведь Лаванда устраивает ежегодный большой прием. Бабка нарочно напомнила Алекс, что она не просто ее внучка – она выступает в роли официального представителя фирмы «Лаванда Эйр и компания». И она обязана выглядеть ослепительно.

Так что сегодня потребуется вылить в ванну немало розового масла.

Тем временем многолетняя привычка брала свое. Алекс вылезла из ванны и стала методично одеваться.

Изысканные оригинальные туалеты, присылаемые ей Лавандой, никогда не отвечали ее вкусу, но всегда поражали своим великолепием. Однако Алекс казалась в них обычной толстушкой, по ошибке напялившей на себя платье, предназначенное для шестифутовой модели со стройными ногами от самых плеч. Единственным утешением могло служить то, что в роскоши ее туалет ничуть не уступал вечерним платьям других дам.

Наконец Алекс расположилась перед туалетным столиком, всмотрелась в свое отражение и тяжело вздохнула при виде знакомых припухших век и слишком темных глубоко посаженных глаз. Никакой макияж не помог бы сделать из нее красавицу или хотя бы просто привлекательную женщину. Ее тени для век выглядели слишком яркими и неуместными. А что до губной помады…

В комнату вошла Джулия, вооруженная парикмахерскими принадлежностями.

– Ты выглядишь великолепно!

– Это платье великолепное, – уточнила Алекс. – А я как была чучелом, так и осталась. Послушай, как тебе удается накрасить губы и не вымазать все зубы?

Принимая ванну, Алекс заколола волосы повыше. Теперь Джулия вытащила шпильки и провела щеткой по спутанным волосам.

– Может, хватит над собой издеваться? Ты действительно смотришься классно. Даже Руперт это наверняка заметит.

– Руперта там не будет.

– Как это? – удивилась Джулия.

– У него по горло работы.

– Ясно.

Джулия с досадой подумала о том, что у Руперта с завидным постоянством стало появляться по горло работы, как только заходила речь о вечере с Алекс. Но она ничего не сказала. В конце концов, Алекс никогда не позволяла себе подтрунивать над подругой, если ее бросал очередной бойфренд.

– Собственно говоря, что ему там делать? Банкир среди толпы женщин, собравшихся обсуждать косметику! Я и сама иду туда по долгу службы. Мне будет не до него.

– Что ты меня-то уговариваешь?

Джулия экспериментировала с очередной прядью. У волос Алекс было одно преимущество: если хватало упорства придать им форму, они держали ее довольно долго. Джулия творила с энтузиазмом, зажав губами десяток шпилек и невнятно бормоча:

– А кто же все-таки там будет?

Алекс по памяти перечислила длинный перечень аристократических фамилий.

– Плюс моя мать, если у нее будет настроение, и новый друг Лаванды. Он торгует винами. – Алекс вдруг помрачнела и добавила: – А еще там будет Джо Гомес.

Джулия тут же насторожилась. Она отлично знала, кто такой Джо Гомес. Двенадцать месяцев назад он ворвался в жизнь ее подруги подобно торнадо и при всяком удобном случае пытался выбить почву у нее из-под ног. Понятно, что он заинтересован в том, чтобы нанять ее на службу, а не уложить в постель. Но, по мнению Джулии, и это можно было считать многообещающим началом. Руперт мог сколь угодно долго именоваться женихом Алекс, но не было похоже, что она ему вообще нужна.

– Это может показаться глупым, но Лаванда настояла на том, чтобы его позвать. Она считает его крутым парнем. По крайней мере в те минуты, когда не обзывает его американским выскочкой, который не умеет пользоваться ножом и вилкой.

Лаванда была не просто тираном – она была еще и большой привередой по части светских приличий. Алекс говорила о ней с симпатией, однако от Джулии не укрылись нотки усталости в ее голосе. Это же адский труд – держать в узде непредсказуемый норов взбалмошной дамы и не давать ей испортить отношения с партнерами по бизнесу. А вместо благодарности получать пинки и подзатыльники. Даже Джулия понимала, что Алекс не позавидуешь, хотя сама была весьма непредсказуемой особой.

Но у нее не поворачивался язык произнести это вслух. Она слегка повернула голову Алекс, чтобы красиво уложить на лбу длинный локон, и сказала совсем другое:

– Лаванда права. Этот парень – просто лакомый кусочек.

– Что-то я этого не замечала, – снова помрачнела Алекс.

– Чистейшая предубежденность. У него же глаза прирожденного любовника. А голос! Когда он выступал по телевизору, у меня мурашки бегали по всему телу!

– Тебе пора обратиться к психиатру. Чересчур низкий порог сексуальной возбудимости – явно нездоровый признак.

– Ничего подобного! Это нормальная реакция женского организма!

– Тогда сегодня вечером на него будет реагировать целая толпа женщин. Я для них не конкурентка.

– Некоторые люди понятия не имеют о том, какие они счастливчики.

– Ты отлично знаешь, что Джо Гомеса волнуют исключительно мои профессиональные качества! – запальчиво возразила Алекс. – И нечего морочить мне голову своими сказками!

Джулия действовала споро и уверенно, закручивая локоны и укладывая их на нужное место. В зеркале на глазах у Алекс вокруг ее лица возникал пушистый живой ореол. Он смягчал излишнюю грубость черт, делал глаза более выразительными, а затылок – округлым и женственным. Алекс показалась себе совсем юной и даже несколько беспомощной. Она пока не была уверена, нравится ли ей казаться беспомощной, но можно было не сомневаться, что выглядит это довольно мило.

С удовлетворенной улыбкой она повернулась, чтобы посмотреть на себя в профиль. И замерла. На обнаженное плечо спускался круто завитый длинный локон. Он был легким и тонким, но чуткая кожа прекрасно ощущала его прикосновение. Совсем как в ее сне!

В один миг удовольствие от собственного преображения развеялось без следа. Она больше не чувствовала себя спокойно и уютно, сидя в своей спальне и перешучиваясь с самой близкой подругой. Она снова оцепенела от холода и страха, захваченная врасплох сном, которому не могла найти объяснения. Это было не просто неприятно – это пугало ее не на шутку.

Однако Джулии это было невдомек. Удовлетворенная проделанной работой, она сосредоточилась на упаковке своего волшебного сундучка с расческами и ножницами.

– Что, нравится? Ты у нас вполне сойдешь за настоящую принцессу!

– Да, – выдохнула Алекс.

Она не скрывала охватившей ее тревоги.

Только теперь Джулия заметила, что что-то не так. Она по-свойски пихнула подругу в обтянутый дорогим шелком бок и сказала:

– Валяй, уложи их всех наповал, спящая красавица!

Глава 2

– Как это вышло? – спросил Джо.

Том Скелтон не спал уже третьи сутки и выглядел сейчас соответственно. Джо ужаснулся, когда увидел его в пабе.

– Честное слово, ума не приложу. – Том устало провел рукой по лицу. – Конечно, они все время носились с колебаниями рейтинга. Но мне казалось, что они довольны. По крайней мере рейтинг был даже выше, чем я ожидал. Это не была заумная программа для крутых профи. Мы никого не учили жить. Не впаривали зрителям залежалый товар. Каждый, кто смотрел нас, мог найти что-нибудь на свой вкус.

Джо подумал, что голос Тома звучит размеренно и глухо, как у автомата. Так, словно бедняга повторял и повторял эти фразы про себя без конца, пока смысл слов не потерялся окончательно. Джо крепко выругался себе под нос.

Том все равно ничего не слышал. Ранним вечером этот паб в центре Лондона всегда бывал переполнен. Но Тома не волновал шум в зале. Он тупо продолжал затверженный монолог:

– Но архитектура показалась нам вполне современной темой.

– Как новая рок-музыка, – вставил Джо, скрипнув зубами от злости.

Эта фраза на миг вывела Тома из транса:

– Да ведь это же слова Пендлтона!

– Мне он тоже это выдал. Проклятая акула!

– Ну, Пендлтон тоже, конечно, интересовался цифрами рейтинга. Они были хорошими. Ты ведь сам знаешь, они были хорошими. Потом он потребовал обзор зрительских отзывов. Я присылал тебе экземпляр. Мне казалось, что тебя это позабавит. Ни один человек не написал по делу, но все они были настроены благожелательно. – Том сокрушенно покачал головой.

В который уже раз Джо подивился про себя тому, что для телевизионного продюсера Том поразительно скромен.

– Они были просто в восторге, – уточнил Джо.

Но Тому от этого стало только хуже.

– Я тоже так подумал, – промямлил он. – Но оказалось, что я ошибся. Пендлтон позвонил мне и сказал, что они не станут возобновлять мой контракт и я волен убираться на все четыре стороны. Не позднее этой недели. Раз – и нету. – Он покачал головой. – Я так и не сказал об этом Сандре. Я каждое утро выхожу из дома в обычное время, как будто иду на работу. Но рано или поздно она все равно узнает. Я не последний в своем деле, но новую работу найти не так-то просто, к тому же я так и не понял, почему мне дали пинка под зад.

– Зато я понял! – процедил Джо, задыхаясь от черной ярости.

Том посмотрел на него и оробел.

– Ну?

– Твоя идея слишком хороша, чтобы ее плодами пользовался какой-то простой продюсер, – ответил Джо с жестокой прямотой. – У тебя же нет статуса телезвезды! Ты уж прости, Том, но эти свиньи никогда не подпустят чужака к своей кормушке!

– Ничего себе. – Том умолк, переваривая слова Джо, и наконец смущенно признался: – Я никогда не был силен в политике. Такие тонкости не для меня. Да, жаль, конечно, но теперь пиши пропало. Хорошая была идея.

– Она по-прежнему остается хорошей, – с нажимом произнес Джо. Он порылся в своем портфеле и извлек папку Пендлтона из пурпурного сафьяна. – Вот как они ее упаковали. Меня это не волнует, но ты все же взгляни.

– Какой смысл? – Том даже не протянул руки. – Они все равно не возьмут меня обратно.

– Даже если я сделаю это непременным условием своего контракта?

– Нет, они ни за что не пойдут на попятный. – Том устало покачал головой. – Не надо быть политиком, чтобы это понять. Ведь тогда Пендлтону пришлось бы публично признать свою ошибку.

– А Пендлтон так совершенен, что просто не способен ошибаться, – сурово кивнул Джо. – О'кей. Это только приближает нас к выполнению плана «Б». Между прочим, он с самого начала казался мне более привлекательным. Если уж на то пошло, я именно ради этого хотел тебя сегодня видеть.

– Какой такой план «Б»?

– Твоя собственная продюсерская компания, – проговорил Джо с воодушевлением. – Ты сам снимешь сериал и сам продашь его за хорошие деньги. Сейчас этим занимаются сотни мелких компаний.

– Джо, ну какой из меня бизнесмен? – тотчас всполошился Том.

– Ладно, уговорил, наша продюсерская компания.

– Да у тебя на нее времени не хватит! – добродушно рассмеялся Том. – Но все равно спасибо, что подумал обо мне.

Джо понимал, что Том сейчас не в таком состоянии, чтобы уговаривать его начать собственное дело. Они подружились еще в то время, когда Том учился в школе кинематографии, а Джо бился с квалификационной комиссией, не желавшей давать ему диплом архитектора. И Джо давно усвоил, что Тому необходимо время, чтобы свыкнуться с какой-то новой идеей. Он откинулся на спинку стула и захлопнул свой портфель.

– Обсуди мое предложение с Санди. А мне сегодня нужно попасть еще в одно место. Встретимся на будущей неделе. Кстати, как у тебя с деньгами?

У Тома было трое детей – самой младшей едва исполнилось три месяца, – и его жена находилась в отпуске по уходу за ребенком.

– Пока хватает. Но спасибо.

Оба смутились и стали смотреть в разные стороны. Том постарался сменить тему:

– И куда ты сегодня собрался? Снова будешь почетным гостем на церемонии открытия?

– Ничего подобного! – усмехнулся Джо. – Лаванда Эйр не пустила бы меня на порог, если бы не надеялась, что я возьмусь восстановить ее родовой дворец! Нет, Том, сегодня мне предстоит настоящий военный рейд по вражеским тылам!

Том рассмеялся от души – впервые за несколько дней.

– Да, врагов наживать ты умеешь! – весело заметил он. – И с кем же ты воюешь на этот раз?

– С английским высшим светом!

– Да что они тебе сделали?

– Мне? – Джо искренне удивился. – Ничего. Но они заживо поедают своих детей. И я обязан что-то предпринять.

Том смеялся так, что на глазах выступили слезы. Они заказали себе еще по кружке пива. После чего Том уже сам попросил показать ему папку Пендлтона и пообещал подумать над тем, как восстановить их команду. Конечно, это еще не означало согласия. Он просто подумает.

Джо покинул паб, вполне довольный тем, чего ему удалось добиться.


Вечеринка уже успела набрать обороты, когда там появился Джо Гомес. Лаванду Эйр он нашел в элегантно обставленном холле, в окружении самых высокопоставленных гостей. Она была изящной и хрупкой дамой. В вечернем туалете от непревзойденной Шанель, с сапфировыми серьгами, подчеркивавшими голубизну ее глаз, она вполне могла сойти за супругу посла, хотя Джо отлично знал ее как преуспевающую бизнес-леди.

Заметив Джо, она сразу же двинулась ему навстречу.

– Вы опоздали, – заявила она безо всяких предисловий.

– Был занят восстановлением справедливости, – сухо объяснил он. – А до этого пытался разобраться в том, что наворотила моя секретарша. Хотелось бы знать, когда вам надоест играть роль цепного пса возле вашей чудесной внучки и я смогу наложить на нее лапы?

Лаванда посмотрела на него с таким неподражаемым высокомерием, что только дурак стал бы дожидаться ответа.

– Ну что же, – вздохнул Джо. – Придется тебе, Гомес, самому разгребать свое дерьмо!

– Хватит корчить из себя дурачка! Моя внучка в жизни не станет иметь с вами дело! – процедила Лаванда. – Она не нуждается в жалованье, чтобы обеспечить себе приличную жизнь, и совершенно не разбирается в архитектуре.

– Зато она разбирается в том, как управлять бизнесом.

Лаванду даже передернуло от брезгливости.

– Только не таким бизнесом, как у вас! Вам нужен кто-то не столь разборчивый в знакомствах, чтобы иметь дело со всеми этими нуворишами, засевшими на телевидении. Моей Алекс среди них не место!

– Да на кой черт мне соваться на телевидение? – От удивления Джо даже не успел обидеться.

Лаванда презрительно фыркнула.

– Все только и говорят о том, что вы стали маячить на экране. И некоторые отзывы попросту находятся на грани приличия.

Джо расхохотался во все горло и как ни в чем не бывало спросил:

– По-вашему, я должен за них извиниться?

Лаванда была тираном, снобом, настроение ее менялось непредсказуемо, однако она обладала чувством юмора. Джо явно удалось его разбудить.

– По-моему, вы должны с ними свыкнуться, – пожала она плечами. – Между прочим, жена одного воротилы от масс-медиа пригрозила переманить вас у меня, как только вы здесь появитесь.

– Жена воротилы от масс-медиа? – Гомес выразительно поднял брови. – Вот видите, Алекс все-таки есть с кем меня свести!

– Даже думать об этом не смейте, Гомес! – Лаванде стало не до смеха. – Ну, будете знакомиться с моим воротилой или передумали?

– Буду, буду, – ухмыльнулся он.

На широкой лестнице было полно народу. Хозяйка вела его вверх, то и дело задерживаясь, чтобы поговорить с гостями.

– А вы неплохо выглядите, – вдруг заметила она.

Лаванда очень ценила в людях внешнюю привлекательность.

– Благодарю. – Джо постарался не выдать своего удивления.

Лаванда на мгновение остановилась и окинула его непроницаемым взглядом.

– Конечно, вы высокий. Я всегда говорила, что это очень важно для телеведущего. Алекс, – продолжила она безо всякого перехода, – не нравятся высокие мужчины. Она говорит, что боится вывихнуть шею, когда разговаривает с ними.

С этими словами она повернулась и продолжила свой путь.

– Ничего страшного! – Джо пристроился рядом и изобразил улыбку. – Я вовсе не собирался вести с ней светские беседы!

– Забавно, – равнодушно, без тени улыбки, заметила Лаванда. Она явно не оценила его шутки. – Попробуйте сказать это Алекс, и она на милю к вам не подойдет.

– Знаю. – Он снова стал серьезным.

– Нет, не знаете, – возразила родная бабка Алекс. – Вы уверены в ее способности справиться с любой проблемой. Но вы ошибаетесь.

– С вами же она управляется! – напомнил Джо с легкой улыбкой.

Лаванде это явно пришлось не по вкусу.

– Ах, какая самонадеянность! – раздраженно воскликнула она. – Даже если вы вывернетесь наизнанку – Алекс вам не видать, как своих ушей! Она предана мне всем сердцем.

Они уже добрались до конца лестницы. Лаванда сразу направилась в свой огромный кабинет. Вычурную пышность рококо искусно смягчали четыре скрытых светильника, направленных на изящную лепнину потолка. Каминную полку оживлял огромный букет цветов в массивной мраморной вазе.

– Вот здесь.

– Но я не вижу здесь Алекс, – заметил Джо, осмотревшись.

Лаванда сердито прищелкнула языком.

– Не Алекс. Воротила от масс-медиа и его жена. – И, не скрывая брезгливости, она добавила: – Смотрите не зарывайтесь. На нее слишком подействовал ваш вид в драной сорочке.

Джо скорчил рожу. И тут его осенила идея.

Тому Скелтону потребуется финансовая, поддержка, иначе его превосходную идею растащит по кускам свора прирожденных паразитов. Это было бы нечестно, а у Джо всегда было обостренное чувство справедливости. Настолько обостренное, что он не постеснялся включить на полную мощность свое обаяние и обратить его на леди. В то же время он с не меньшим старанием пытался увлечь ее мужа идеями Тома Скелтона. Пожалуй, можно было бы сказать, что Джо готов был вывернуться перед этой парой наизнанку – если бы при этом он не продолжал рассматривать украдкой толпу гостей.

Где-то здесь бродила она – его цель, его награда. Алекс.

Она догадалась, что Джо приехал, стоило ее собеседнице с придыханием спросить:

– Кто это?

Алекс даже не потрудилась оглянуться, чтобы посмотреть. Однако она достаточно хорошо знала Диану Холдинг, ведущую постоянной рубрики в дамском журнале.

Эту леди не так-то просто было привести в восторженный ступор.

– Высокий, смуглый, способный убить одним взглядом?

– Сразу и наповал! – с энтузиазмом подхватила Диана.

– Это ангел-искуситель моей бабки, – с чувством проговорила Алекс.

– Ну и ну! – Журналистка заливисто рассмеялась. – Лаванде везет! Ей есть чем похвастаться даже на шестом десятке!

– Это ангел не того сорта! – мрачно уточнила Алекс. – И что у тебя за извращенное восприятие, Диана!

– Зато не такое законсервированное, как у тебя, – без церемоний парировала Диана. – Ради Бога, Алекс, не пытайся сделать из меня пуританку! Лучше признавайся, где Лаванда раскопала такого милашку. Это же просто объедение!

– Это он ее раскопал. Они носятся с этим жутким проектом восстановления наших семейных руин. Он архитектор.

– Так вот где я его видела! – Диана щелкнула пальцами. – По ящику на прошлой неделе! Он без конца ползал по каким-то скалам, болтал о сводах и запирающих камнях и играл мускулами.

– Тебе не надоело кривляться? – холодно поинтересовалась Алекс.

– Мне просто захотелось тоже обзавестись какой-нибудь развалиной, чтобы он пришел и восстановил ее для меня, – откровенно призналась Диана. – Умница Лаванда!

Алекс заколебалась. Но Диана была старинным другом их семьи и вполне заслуживала доверия.

– Ты понятия не имеешь о том, какая это головная боль! – пожаловалась Алекс с необычной для нее горячностью. – Это обойдется Лаванде в целое состояние – даже если удастся выгодно сторговаться с Джо. Но на это я не надеюсь, Джо отлично знает, что Лаванда может себе это позволить, а он ненавидит высший свет.

– Вот это да! – поразилась Диана.

– Прошлым летом мы потратили на него целый день. Джо распинался о классических пропорциях и цене реставрации. А Лаванда пускала слюни, предвкушая, какой грандиозный это будет проект и каким источником творческого вдохновения он станет для всех нас.

– Черт побери! Ушам своим не верю!

– Это действительно был настоящий ад. Мама тоже не поленилась туда приехать и устроила истерику – видите ли, она увидела за деревьями папин дом.

– А что, такое возможно?

– Исключительно при посредстве хрустального шара. До него не меньше трех миль густого леса. Хотя, конечно, это не помешало папе прослышать о том, что у нас затевается. В ответ он стал спускать с привязи своих собак и обходить дозором границы поместья, словно в нем возродился дух старой гвардии.

Диана посмотрела на Алекс с искренним сочувствием.

– Да уж, не повезло тебе с предками.

– Вообще-то они не такие уж плохие – если взять каждого по отдельности, – сказала Алекс со вздохом. – Просто они слишком уж ненавидят друг друга. А то, что Лаванда демонстративно держит мамину сторону и воюет с собственным сыном, только подливает масла в огонь, и конца этому не видно.

– Бедная, бедная Алекс! – Диана слегка обняла ее за плечи. – Нелегка доля миротворца!

Алекс хотела было запустить пятерню в волосы, но вовремя вспомнила о плодах парикмахерского искусства Джулии и вместо этого потерла лоб.

– Не слушай меня, Ди. У меня просто выдалась неудачная неделя. Отец наседает на меня с просьбой явиться на танцевальную вечеринку, которую затевает моя сводная сестра Лейн, а мама об этом и слышать не хочет. Ну, сама знаешь, все эти намеки типа «Как ты можешь явиться в дом, куда он привел «эту женщину?» – и все в таком роде. Я понимаю, что Лейн тут не виновата. Черт побери, ведь она действительно мне сестра – хотя и сводная. Но маму хлебом не корми – дай поплакать над своей загубленной судьбой. И когда она увлекается, с ней попросту невозможно сладить. А в последнее время мне стали сниться дурные сны.

– По-моему, ничего удивительного.

От этой короткой сочувственной фразы у Алекс потеплело на сердце – впервые за весь день.

– Вот и я считаю, что этого следовало ожидать. Родители совсем замучили меня с этой проклятой вечеринкой.

– Неужели твой отец тоже способен опуститься до того, чтобы пытаться морально шантажировать свою дочь? – притворно изумилась Диана.

– Да нет, что ты! Просто он вне себя от бешенства. Ведь это связано с деньгами. Вот почему он чувствует себя оскорбленным. Семейная реликвия, этот огромный дворец в классическом стиле, буквально лежит в руинах. У отца никогда не хватало денег даже на то, чтобы сделать его хотя бы пригодным для жизни. Но у меня не укладывается в голове, какого черта его так возмущают планы Лаванды? Она же не собирается превратить его в доходное место, мотель или забегаловку! Джо специально заставил нас раскопать старые чертежи. Это будет настоящая историческая реконструкция. И я уверена, что в итоге дворец возродится во всей своей прежней красе. Но папа ничего не желает слушать и кричит, что это вопрос принципа. Что дедушка не имел права так обращаться с недвижимостью и оставлять Лаванде родовое гнездо.

– Как всегда, все упирается в землю. Твоего отца можно только пожалеть.

– Они скоро разорвут меня на куски. И мне уже давно никого жалеть не хочется, – мрачно процедила Алекс.

– Даже милашку Джо?

– А его – меньше всех! – Алекс так и вскинулась при упоминании об этом типе. – Это он все начал!

– Да ладно тебе, Алекс. Он же не виноват, что у твоих родных не все дома. Бедный мальчик не имеет отношения к вашей семейной вендетте.

Алекс всегда страдала от излишне развитого чувства справедливости. Она понурилась и вздохнула:

– Да, я знаю, что он не виноват. Просто меня берет досада, что он снова разворошил это осиное гнездо. Пока он не явился к Лаванде со своим предложением, у нас сохранялось что-то вроде вооруженного перемирия.

Она помрачнела еще больше, припомнив недавний обмен телефонными звонками. Кстати, если уж ее непременно должны преследовать кошмары, то почему в них не фигурируют ссоры между родителями?

– Он тебе не нравится? – Диана не спускала с нее внимательного взгляда.

– Кто? – Алекс вздрогнула, вырванная из своих невеселых мыслей. – Джо? Конечно, нравится! Он хороший парень – когда не провоцирует моих родных на новую войну.

– Хороший парень?.. – невнятно переспросила Диана.

От удивления глаза у нее полезли на лоб.

– Ну, пожалуй, у него нездоровое чувство юмора, и он слишком любит всех высмеивать. А в остальном он о'кей.

– О'кей? – выдохнула Диана. – О'кей?!

– Ну да. А что такого?

– Этот мужчина, – с нажимом проговорила Диана, – не просто «о'кей»! Да ты посмотри хорошенько! Ты что, не видишь, как все здесь на него пялятся? Мало того, что вся эта гора мышц наделена отличными мозгами – он как будто явился сюда прямо из тех снов, о которых ты не станешь откровенничать со своей бабулей!

– Уж это точно! – внезапно улыбнулась Алекс. – Если моя бабуля узнает, что мне наконец-то стали сниться такие сны, она запляшет от счастья.

– Ты просто какая-то извращенка! – сдалась Диана.

– Я – помолвленная женщина.

Ну или почти помолвленная, если уж на то пошло. Но ведь Руперт действительно сказал на Пасху: «Неплохо бы нам пожениться!» До сих пор он вообще не заводил речи о свадьбе, хотя Алекс не сомневалась, что рано или поздно это случится. Она не спешила, она умела ждать. Если твоим избранником становится такой мужчина, как Руперт, первое, чему приходится учиться, – это умение ждать.

– А я двадцать лет прожила со своим мужем душа в душу, – возразила Диана, медленно качая головой, – но это не мешает мне обращать внимание на интересных мужчин.

– И заслужить репутацию ниспровергательницы моральных устоев, – пошутила Алекс. – Это не для меня.

Возле ее локтя неслышно возник официант, и Алекс сказала:

– Прости, Диана, мне придется пойти посмотреть, что творится на кухне. Гости пьют больше, а едят меньше, чем мы рассчитывали.

– Иди и исполни свой долг. – Диана отсалютовала ей своим фужером с шампанским. – Как и всегда!

Алекс улыбнулась, сделав вид, будто не заметила скрытого намека в ее словах, и отправилась на кухню. Ей вовсе не хотелось спорить с Дианой. Да к тому же она не могла не признать, что Диана права. Она действительно всегда исполняет свой долг и придерживается правил. Но она видела своими глазами, к чему приводит пренебрежение этими правилами. Она сама выросла никому не нужным ребенком, заброшенным родителями в угоду своим обидам и спорам.

И так, верная своим принципам, Алекс трудилась не покладая рук весь вечер.


К девяти часам Лаванда выглядела абсолютно выжатой. Именно выжатой, а не усталой. Она никогда не призналась бы в том, что устала. Но сейчас ей хотелось отправиться домой и лечь, повыше закинув ноги.

– Все в порядке. Я и одна прослежу за уборкой и, расплачусь с официантами, – пообещала Алекс.

Неожиданно возле них очутился Джо Гомес и предложил свою помощь. К вящему удивлению Алекс, Лаванда не послала его к черту, а одобрительно воскликнула:

– Неужели вы так добры, Джо? Это снимает с моей души огромную тяжесть!

Судя по всему, она говорила вполне искренне.

– Что-то случилось? – поинтересовалась Алекс, помогая бабке усесться в лимузин.

Лаванда захлопнула дверцу, но сразу же нажала кнопку, опускающую стекло. Ее птичья лапка крепко вцепились в пальцы Алекс.

– Я до последнего надеялась, что твоя мама все-таки приедет, – с досадой сказала она.

– Скорее всего она забыла. Или решила, что все будут дружно ее осуждать. Ты же ее знаешь!

– Да. Да. Знаю.

– Я непременно ей позвоню. Наверняка с ней не случилось ничего страшного. – Алекс видела, что ее слова нисколько не успокоили Лаванду, и добавила: – Ну давай я к ней заеду по пути домой, если уж ты так хочешь.

– Нет! – отрезала бабка с неожиданной горячностью. – Нет, ты и так сделала слишком много. А о твоей матери я позабочусь сама. Как-никак, это мой родной сын превратил ее жизнь в сущий ад, и кому, как не его матери, расхлебывать эту кашу? Пора, давно пора положить этому конец!

Она даже потрепала внучку по щеке. Алекс несказанно удивилась: Лаванда не признавала «телячьих нежностей».

– Будь хорошей девочкой. Не позволяй Джо себя запугать.

Не успела Алекс прийти в себя и потребовать объяснений столь неожиданному совету, как Лаванда похлопала шофера по плечу, и лимузин плавно тронулся с места.

– Чепуха какая-то! – пробормотала Алекс, обращаясь к темным небесам.

О том, чтобы обратиться за разъяснениями к самому Джо Гомесу, не могло быть и речи.

Алекс никак не могла понять, с какой стати Лаванде взбрело в голову, будто Джо собирается ее запугивать. Пусть даже и не мечтает! В любом случае у него ничего не выйдет. Алекс сумеет ответить ему достойным образом. Однако расспрашивать его все равно не стоило, – еще вообразит о себе бог знает что!

Она прекрасно понимала, что Джо хотел бы заполучить ее к себе на службу. Мало ли кто чего хочет. Алекс не собиралась даже обдумывать его предложение.

Однажды весной Джо Гомес возник в кабинете у Лаванды с предложением реконструировать их семейную реликвию – родовой дворец. Это случилось незадолго до того, как они опубликовали годовой отчет. Год выдался на редкость неудачным. На заседании правления все старались свалить вину друг на друга. Аудиторы сочли себя оскорбленными и просто покинули помещение.

Но это оказалось лишь прелюдией к новым неприятностям. Идеально вышколенная секретарша Лаванды проводила аудиторов до дверей и решила, что совещание закончилось. И когда в приемную влетел Джо Гомес с охапкой скатанных в рулоны чертежей, она беспрекословно пропустила его в кабинет.

Он угодил в самый разгар заварухи. Джеральд Миллер, заместитель директора, орал так, что казалось, его вот-вот хватит удар. Начальница исследовательского отдела горестно заламывала руки. Выводок иностранных представителей хором источал поток жалоб, извинений и предложений. Что же до самой Лаванды – это был тот редкий случай, когда от гнева она лишилась дара речи. Пользуясь своей безнаказанностью, все остальные орали все громче и громче.

И тут со своего места поднялась Алекс.

– Может быть, мы попробуем найти выход, – негромко проговорила она. – Давайте условимся: каждый уложит в одну фразу свое предложение о том, что нам следует изменить в первую очередь. Только одна фраза. Только одно направление. Лаванда, вы первая.

И в эту минуту в глазах у всех вдруг забрезжила надежда.

Голоса снова зазвучали спокойно и сдержанно. У Джеральда восстановился нормальный цвет лица. Лаванда что-то сказала, но Алекс не смогла вникнуть в суть ее предложения. Потому что увидела замершего в дверях Джо. Он выглядел не просто удивленным – он был в восторге, он был буквально околдован. И громко произнес:

– Я – влюбился!

В ту минуту Алекс не придала значения его словам. Она прибегала к этой тактике и позже – не обращала внимания на Джо Гомеса, хотя он упорно бомбардировал ее букетами цветов и красноречивыми обещаниями интересной работы и баснословного оклада. Он втерся в доверие к Лаванде, он стал частенько у них обедать и не оставлял попыток переманить Алекс в свою фирму.

– В Лондоне можно найти тысячи администраторов не хуже меня, – повторяла Алекс. – Почему бы вам не выбрать кого-то другого?

– Но мне нужны именно вы!

– Нет, неправда! Вы просто хотите доказать, что всегда добиваетесь своего, – сердито возразила она.

Джо расхохотался и в ответ на эту грубость нагло ущипнул Алекс за щеку. После чего признал, что она права.

Но и после этого Джо не успокоился. Уж не собрался ли он нынче вечером устроить новый заход?

Алекс с тревогой посмотрела в его сторону. Пока он ни словом не обмолвился о новой службе. Сноровисто расставляя по местам мебель, Джо проявил при этом недюжинную силу. Он даже не счел ниже своего достоинства помочь официантам загрузить в фургон ящики с пустыми бутылками.

Алекс расплатилась со всеми, кого пришлось нанять на этот вечер, попрощалась с ними и заперла парадную дверь.

– Это все? – спросил Джо.

– Осталось только вернуть остатки наличных денег в сейф наверху. Проверю напоследок все двери и окна – и можно уходить.

Она поднялась на второй этаж. Он не отставал от нее ни на шаг.

– Я подвезу вас до дома.

– Зачем? Еще совсем рано. На Пиккадилли полно такси.

– Нет, я сделаю еще лучше, – рассуждал Джо, как будто ничего не слышал. – Вы наверняка голодны. И я угощу вас обедом!

«Ну вот, начинается!» – устало подумала Алекс.

– Нет, спасибо.

Она вошла в просторное помещение, где по традиции проходили заседания. Он последовал за ней.

– Окажите мне эту честь! Сегодня вечером вы пахали как вол! И заслужили хороший обед.

– Джо, вы напрасно стараетесь казаться честнее, чем вы есть, – язвительно сказала она. – Это вам не к лицу – тем более что мне известно о подписанном контракте!

– По-вашему, я способен воспользоваться слабостью женщины, доведенной до изнеможения тяжким трудом? – Судя по всему, Джо был задет за живое.

– По-моему, вы никогда не упустите случая воспользоваться слабостью кого угодно, – откровенно заявила Алекс. – И…

Но ее фраза так и повисла в воздухе: Алекс не заметили на полу остатков бутерброда и поскользнулась на мягком масле. Она наверняка бы упала, не поддержи ее Джо Гомес.

От неожиданности Алекс на миг забыла, где находится. Все еще цепляясь за любезно подставленную руку, она медленно подняла глаза и наткнулась на его лукавый взгляд.

– Так, значит, кого угодно, да? – со значением проговорил он.

– Джо…

Она снова едва не упала. Комната поплыла перед глазами, и ей это очень не понравилось. Алекс раскинула руки, чтобы восстановить равновесие. При этом она нечаянно задела выключатель, раздался легкий щелчок, и кабинет погрузился в непроглядную тьму.

Джо расхохотался. Он не спешил отпускать Алекс от себя. И она почувствовала, как вздрагивают от басовитого раскатистого хохота его широкая грудь и шея. Это показалось ей удивительно интимным ощущением. Потрясающе интимным.

Алекс даже в мыслях не могла допустить чего-то столь интимного между собой и Джо Гомесом. И с ужасом осознала, что никогда не отделается от воспоминания об этой минуте. Отныне она всегда будет вспоминать о том, что такое возможно. Даже если они никогда больше не прикоснутся друг к другу. Даже если она вообще выбросит его из головы.

А в следующую секунду Алекс была вынуждена признаться себе, что между ними возникло некое влечение. Это открытие было для нее совершенно неожиданным, однако Алекс почувствовала, что никогда уже не сможет обмануть себя, повторяя, что ничего подобного не было.

Весь ее мир грозил перевернуться вверх дном, и она ничего не могла с этим поделать. Но все же стоило хотя бы попытаться.

– Нет, этому не бывать! – воскликнула она вслух.

Задыхаясь от волнения, Алекс вырвалась из его рук. Джо снова рассмеялся. В панике она метнулась к окну. Он двинулся следом. Его силуэт казался ярко освещенным по сравнению с темнотой, царившей в комнате.

Творилось что-то дикое, немыслимое! Джо всегда вел себя с ней по-приятельски. Веселый, добродушный, иногда немного грубоватый, он никогда не проявлял к ней особого интереса. Алекс считала, что достаточно изучила его. Она знала, каков он в работе.

Но она ни разу не сталкивалась с этим огромным хищником, неслышно кравшимся за ней по темной комнате. С мужчиной, на которого не подействовала ее откровенная отповедь. С мужчиной, способным в одну минуту разворошить все ее чувства и заставить дрожать от возбуждения.

Возможно, это темнота играет ему на руку. Отблески неоновой рекламы проникали в окно и отбрасывали причудливые тени от предметов, все же остававшихся для Алекс знакомыми и привычными. Точно так же, как до сих пор ей был знаком и привычен Джо Гомес.

Возможно, ее смутила неестественная тишина. На миг у нее возникло такое ощущение, будто Джо исчез и появился вдруг в одном из ее снов, где могло произойти все, что угодно.

Ее сны.

– О Господи, – еле слышно выдохнула она.

Ее бил такой озноб, что трудно было устоять на ногах.

Когда же он снова возник совсем рядом, Алекс, не задумываясь, сжала в ладонях лицо Джо и ответила на его поцелуй с такой же жадностью и страстью.

Наконец Джо поднял голову. Его глаза сверкали над Алекс, словно осколки темных кристаллов в подземной пещере. В темноте они оставались совершенно непроницаемы.

Был ли он разочарован ее ответом? Потрясен ее необузданной страстью? Смущен или, чего доброго, расстроился, что их поцелуй прервался?

Ее руки безвольно опустились.

Джо прижал ее к себе, стараясь разглядеть лицо в чернильной темноте. Алекс била нервная дрожь, охватившая, казалось, все ее существо. Она даже подумала, что не узнает сейчас себя, если посмотрит в зеркало.

– Джо… – Ее голос тоже был каким-то чужим, будто голосовые связки обросли шерстью.

Джо не ответил – по крайней мере словами. Но он взял ее лицо в ладони и покрыл каждую черточку легкими ласковыми поцелуями, словно слепой, на ощупь узнающий дорогое лицо. Ее поразило новое открытие – оказывается, Джо тоже била дрожь.

– Джо, пожалуйста, я не могу… – хрипло взмолилась она.

Он не стал дожидаться конца фразы. Он замер на миг, как будто его ошеломило возвращение в суровую реальность. А потом его руки и губы утратили прежнюю нежность и стали грубыми и жадными.

Из-за уродливых теней погруженная в тишину комната превратилась в странное, чужое место. Но еще более странно было ощущать себя в объятиях Джо и целоваться с ним так, словно они давно были любовниками.

О да, это было именно так. Они чувствовали себя любовниками. Они вели себя как любовники. Они жадно впивались друг другу в губы, словно любовники, изголодавшиеся по взаимным ласкам.

Так что нечего притворяться и врать – пусть даже самой себе, – будто он набросился на нее с поцелуями против ее воли. Алекс прекрасно это понимала. Она стонала от страсти.

Значит, она такая же дикая и необузданная, как он. И такая же ненасытная.

«Я и не знала! – повторяла она про себя, млея от возбуждения. – Я и не знала!»

Она действительно не знала, сколько они простояли в этой комнате, отчаянно цепляясь друг за друга. Она не знала и того, скольких сил стоило Джо первому прервать поцелуй.

В конечном счете это потрясло ее сильнее всего остального. Как только он опустил руки, она отшатнулась от него, как от прокаженного.

– Ох, черт! – Алекс готова была разрыдаться. Она провела по губам тыльной стороной руки, как испуганная девчонка. – Что я наделала?

Джо стоял совершенно неподвижно. Внезапно у Алекс возникло ощущение, что он смертельно оскорблен. Конечно, это было глупо, но она ничего не могла с собой поделать и потянулась к нему, охваченная сильнейшим раскаянием.

– Ничего непоправимого, – прозвучал в темноте его холодный голос, и у Алекс опустились руки.

– Простите.

Она сама не знала, за что просит прощения – разве что за испытанное им смущение. За то, что прилипла к нему так, словно имела на это право. За его измятый костюм и растерзанную сорочку. Даже в этой темноте было видно, на что она стала похожа. Если кто-то увидит их сейчас, одной этой сорочки будет достаточно, чтобы обо всем догадаться. Она закрыла лицо ладонями.

Джо отнял ее руки одним резким рывком.

Алекс замерла, не в силах сопротивляться.

– Это я должен просить прощения, и куда большее, чем вы, – мягко проговорил он.

Алекс растерянно захлопала глазами. Он не издевался, он говорил совершенно искренне!

– Вам пора домой, а мне… куда подальше.

Алекс почувствовала себя круглой дурой.

– Распределительный щиток… – невнятно пролепетала она. – Я должна проверить, выключен ли свет.

– Несравненный администратор! – воскликнул он с горьким смехом. – И вы, конечно, не нуждаетесь в помощи, не так ли?

Она украдкой перевела дух. Кажется, сработало. Не хватало еще, чтобы Джо догадался, как ошеломила ее собственная выходка. И насколько близко она была к тому, чтобы повалить его на пол и…

Алекс выбросила эту мысль из головы.

– Да, спасибо, я думаю, что справлюсь сама.

Это была снова она, Алекс: хладнокровная, невозмутимая, практичная до мозга костей. Алекс, способная найти выход из любой ситуации. Та Алекс, которой он однажды сказал, что влюбился.

Она с досадой поморщилась в темноте. Какой смысл напоминать ему об этих словах? Ведь он тогда пошутил. Пошутил тогда, пошутил сейчас. Вся его жизнь – сплошная шутка. Как и все прочее, что случилось сегодня.

– О'кей, – сказал Джо. – Валяйте, проверяйте свой щиток. Не буду путаться у вас под ногами.

Алекс заторможенно подумала о том, что не в силах даже представить себе, чтобы он повторил ей свое признание в любви. Впрочем, какая разница – любит он ее или нет? Но тогда откуда же это разочарование?

– До свидания, – пропищала она тоненьким голоском воспитанной пай-девочки.

– Алекс, – предупредил Джо, не скрывая угрозы, – не вздумайте пожать мне на прощание руку. Боюсь я не, выдержу.

Она отскочила от него как ошпаренная.

– И не делайте вид, будто я до смерти вас напугал, – язвительно добавил он… – Вы сами зажгли это пламя. Вы способны на что угодно!

Он замолчал. Но и Алекс молчала.

Джо не мог положиться на свою выдержку, если Алекс снова окажется слишком близко. И с грохотом захлопнул за собой дверь.

Глава 3

Когда Алекс вернулась, дома было темно. Джулию все еще где-то носило. Алекс вошла в прихожую и остановилась, не торопясь включать свет.

Она готова была завыть от одиночества. Это испугало ее не на шутку. Никогда прежде она не страдала от одиночества в своем собственном доме.

Алекс любила свой дом. Она полюбила этот особняк с той поры, когда купила его и полностью сменила обстановку, преобразив на свой вкус. Ей никогда не приходило в голову торчать в темной прихожей, содрогаясь от предчувствия какой-то неведомой опасности. Ведь это был ее дом. И здесь ей не могла грозить никакая опасность.

Она упрямо оттопырила губы, встряхнула головой и потянулась к выключателю.

Пожалуй, кофе пойдет ей на пользу. Кофе и огонь в камине – осенние вечера стали довольно прохладными. Она прошла в гостиную, зажгла настольную лампу и газовую горелку в камине. Полчаса у огня с хорошей книгой – и она снова почувствует себя человеком.

Только дура может так переживать из-за какого-то несчастного поцелуя. Вот Джо Гомес наверняка не пережинает. Ну разве что немного досадует на нее. Алекс прекрасно знала разницу между досадой и яростью. Она слишком часто слышала яростные вопли своего отца, чтобы не научиться распознавать это чувство в других людях.

Если уж на то пошло, Джо Гомес скорее всего и думать забыл про их поцелуй. И поднимет ее на смех при новой встрече. До сих пор он ни за что бы не поверил, что его постоянные подтрунивания над Алекс могут привести к такому бурному взрыву. Он искренне считал ее самостоятельной сильной женщиной, способной вынести что угодно, как она сама любила повторять. Хотя, с другой стороны, ему следовало бы подумать, прежде чем донимать ее своими шутками!

Она поставила на огонь чайник.

Да, вот ей уже и стало немного легче. Нужно только сконцентрироваться на том, как гадко вел себя Джо Гомес. Это поможет ей забыть ее собственный неистовый ответ.

Вот что действительно оказалось потрясающим и неожиданным. Ее ответ.

Ведь она всегда любила Руперта. Она полюбила его с шести лет. И все вокруг об этом знали. Она никогда не засматривалась на других мужчин. Ей даже в голову не приходило, что можно полюбить кого-то еще. Так какого черта она набросилась на Джо Гомеса так, будто совершенно ошалела от неземной страсти?

У нее вырвался горький прерывистый вздох.

Она отвечала на его поцелуй. Больше того – она сама хотела его поцеловать. Почему?

Ведь было так просто отвернуться, отступить с вежливой улыбкой и сказать: «Не надо, не стоит!» Она проделывала это много раз, со многими мужчинами. Так что же заставило ее кинуться на грудь Джо Гомесу?

Может, все дело в ситуации? В том, что она была захвачена врасплох? Ведь до последнего момента она отказывалась верить в то, что Джо действительно хочет ее поцеловать. Да, должно быть, в этом все дело.

Поскольку Алекс не верила в реальность угрозы, ей не хватило времени подготовиться к отпору. И у Джо появился повод считать, что она с охотой отвечала на его поцелуй, тогда как на самом деле ничего подобного не было. Она просто растерялась, и ее действия двинулись не по тому руслу.

Вот именно: в ее ответные действия закралась ошибка! Ошибка и растерянность…

«Хватит врать! – сурово одернула себя Алекс. – Ты хотела этого не меньше, чем он! Да, возможно, ты и была захвачена врасплох, но отвечала ему осознанно и с охотой! У тебя была возможность сопротивляться, но ты не воспользовалась ею. И вовсе не потому, что ты растерялась или испугалась. Ты не испугалась даже тогда, когда погас свет!»

Алекс сердито скривилась. Если Джо Гомес станет считать ее легкой добычей, то виновата в этом будет только она сама.

Вода в чайнике вскипела и выплеснулась на плиту.

– Черт побери! – вырвалось у нее, и не только по поводу расплескавшейся воды.

Алекс залила кипятком гранулированный кофе.

«Слава Богу, Руперт этого не видит!» – подумалось ей.

Руперт терпеть не мог растворимый кофе. Если уж на то пошло, он вообще не мог терпеть те мелочи, что облегчают людям быт. Когда Алекс готовила что-то для него, это превращалось в торжественный ритуал, и варка молотого кофе являлась его неизменной частью.

С полной кружкой в руках она вернулась в гостиную и опустилась на ковер перед камином. Руперт.

Ох, если бы он был сегодня с ней! И почему она не настояла? Просто… у него сделался такой отрешенный вид, стоило ей спросить… Его недовольство всегда действовало на Алекс как порыв холодного ветра, влетевшего в распахнутую дверь. Даже сейчас, сидя у огня, Алекс зябко поежилась, вспомнив об этом.

«Вся штука в том, – мрачно рассуждала она, – что я слишком хорошо научилась распознавать признаки умирающей любви».

Это снова напомнило ей о матери. Между прочим, кое-кто собирался заскочить к ней по дороге домой. Черт побери! Ну и ладно, обойдется телефонным звонком!

Кэролайн Эйр сняла трубку после третьего гудка, что было неудивительно. Она частенько сидела, затаившись, перед включенным автоответчиком.

– Привет, Алекс. Как прошла вечеринка?

Алекс избавилась от привычки делиться с матерью своими неприятностями еще много, много лет назад.

– Прекрасно, – весело сообщила она. – И все постоянно спрашивали о тебе. Диана тоже там была.

– Очень мило, – ответила Кэролайн. – А Руперту понравилось?

Тьфу, пропасть! И как она не подумала, что мать непременно заведет разговор о Руперте? С тех пор как ее собственный брак потерпел крушение, Кэролайн с маниакальным упорством пыталась всем доказать, что ее дочь способна найти и удержать возле себя приличного мужчину. Известие об их неофициальной помолвке вызвало у нее буквально истерический восторг.

– Он сегодня работает. И не смог освободиться.

– Алекс! – Голос Кэролайн Эйр взвился на целую октаву. – Ты ведь не натворила никаких глупостей, правда?

«И еще каких! – мысленно ответила ей Алекс. – Я имела глупость целоваться с мужчиной, который понравился мне гораздо больше, чем следует!»

– Нет, – беззаботно сказала она вслух, – не беспокойся, мама, я ничего такого не сделала. Просто в наше время не принято постоянно появляться на людях вместе.

– Но между вами все по-прежнему? – не унималась Кэролайн.

«Да, по-прежнему, – равнодушно ответила Алекс про себя. – Руперт до сих пор не сказал мне ни слова о любви, а я не могу расслабиться в его объятиях. И мы оба делаем вид, что так и должно быть. По пятницам он остается у нас ночевать, и я притворяюсь, будто отдаюсь ему с охотой, потому что это внушает надежду, что когда-нибудь он все же признается мне в любви».

Эта мысль стала для нее неприятным открытием. До сих пор ее мысли не принимали столь циничного оборота. И она поспешила заверить мать:

– Конечно, по-прежнему. Мы знаем друг друга так давно, что временами это даже становится скучно. Никаких неожиданностей.

– Вот и радуйся, что их нет! – воскликнула Кэролайн и ударилась в слезы.

Алекс охватила досада. Однако она взяла себя в руки и постаралась говорить ласково и утешающе:

– Что с тобой, мама?

Но мать не спешила успокаиваться и рыдала все громче.


Итак, Алекс не оставалось ничего другого, как применить давно опробованный рецепт: снова одеться, выйти из дома под холодный дождь, поймать такси и приехать в Мейфэр – самый аристократичный район Лондона, где ее мать снимала очаровательную квартирку. А потом обратиться во внимательного слушателя.

Как выяснилось, Кэролайн уже четвертый день не выходила из дому. Огромные китайские вазы были полны увядших цветов, а продукты в холодильнике начали портиться. Алекс вычистила холодильник и навела порядок на кухне. Затем напоила мать горячим бульоном и уложила в постель.

– Тебе нельзя так убиваться, – заметила она с ласковым укором, – ты же еще молодая женщина! Нужно набраться сил, чтобы как-то изменить свою жизнь!

– Как? – томно спросила Кэролайн.

Она выглядела смертельно усталой – именно такой чувствовала себя сейчас Алекс.

– Заняться благотворительностью. Найти работу. Да мало ли как!

– Я не способна ни на какую работу, кроме как быть женой и матерью! – заныла Кэролайн, у которой глаза снова были на мокром месте. – Но твой отец ушел от нас и сделал меня безработной!

– Хватит! – отрезала Алекс. – Это случилось давным-давно. И ты не такая уж беспомощная. Посоветуйся с Лавандой. У нее половина подруг занимается благотворительностью. Между прочим, она упоминала о чем-то подобном не далее как сегодня вечером. Она наверняка будет тебе звонить. Ты могла бы при случае попросить ее найти тебе что-нибудь подходящее.

Алекс наклонилась, чтобы поцеловать Кэролайн перед уходом. Но та вцепилась в нее как клещ.

– У вас с Рупертом действительно все в порядке?

– Да, мама, все прекрасно, – заверила она.

Однако Алекс не удержалась от нервной дрожи, снова оказавшись на улице под проливным дождем. Потому что ехидный внутренний голосок упрямо повторял: «Да, все будет прекрасно, пока тебе не надоест притворяться!» И только в постели, под теплым одеялом, ей хватило храбрости подумать: «А вот когда я целовалась с Джо, то не притворялась!» Но к тому времени она уже почти заснула и не отдавала себе отчета в своих мыслях.


Какой кошмар! На этот раз Джо действительно дал маху.

Никогда прежде его поцелуи не доводили женщин до слез. Джо отчаянно старался посмотреть на этот случай как на смешное недоразумение. Но это было не так-то просто.

Он совершал обычную пробежку сквозь утренний городской туман. Теперь, когда ему удалось немного разогреться, руки и ноги двигались как заведенные, а дыхание стало глубоким и ровным. Джо не без гордости подумал о том, что умеет держать под контролем свое тело. Жаль, что упрямые и тревожные мысли не всегда поддаются такому же контролю.

Это не помешало бы ему – особенно вчера вечером.

И что это на него нашло? Он отлично знал Алекс Эйр. Видел, как она реагирует на излишнюю фамильярность. Снова и снова он с досадой вспоминал, как она отшатнулась и вырвалась из его слишком пылких объятий. Даже тот придурок, с которым она якобы была помолвлена, едва касается ее губ в знак приветствия. А ему, Джо Гомесу, признанному эксперту всего западного побережья, хватило ума чуть не зацеловать ее до обморока!

Он вел себя как последний сопляк, ошалевший от выброса половых гормонов. Что за чертовщина?

И все же… И все же… Она отшатнулась, но отшатнулась не от него! Недаром Джо Гомес был экспертом – такие тонкости он умел распознавать! И вчера он успел уловить несколько мгновений, когда она готова была пройти с ним весь путь до конца.

Он начал задыхаться, стоило ему вспомнить, как далеко они успели зайти. Это так подействовало на него, что ноги сбились с привычного размеренного шага, Джо споткнулся и чуть не упал.

Конечно, он моментально выпрямился и выровнял ритм. Не хватало еще растянуться на ровном месте, посреди пустой беговой дорожки! Но тем не менее его огорчила такая неловкость. Он не допускал столь глупых промашек даже в те годы, когда только начинал заниматься бегом в Атласских горах.

Там никто не прокладывал специальных беговых дорожек, а на горных тропах было полно ухабов и булыжников. Джо едва исполнилось одиннадцать лет, однако он уже успел перерасти своего забияку-отца и выглядел на редкость неуклюже. Но даже тогда, когда он взбунтовался и сбежал в горы, где выжил только благодаря своему яростному упрямству, ноги никогда не подводили его и несли по самым опасным карнизам легко и проворно, как горного козла. И потом он всегда старался отточить координацию движений. По крайней мере этого было достаточно, чтобы не спотыкаться на ровном месте.

Хотя, конечно, никогда прежде во время занятий бегом его не посещало видение Алекс Эйр. Кто угодно – только не Алекс, которая вдруг взяла и растаяла у него в объятиях. Алекс, отвечавшая на его поцелуй. Отвечавшая с таким жаром, что на какой-то миг он…

Джо снова споткнулся и удержался на ногах лишь каким-то чудом.

– Черт! – вырвалось у него.

Джо остановился. Этому надо положить конец! Он возобновил бег, стараясь дышать глубоко и ровно. Ничего не получилось.

Как ни досадно это было, но продолжать пробежку не имело смысла. Алекс никак не шла у Джо из головы. И если он снова побежит, то наверняка свалится и заработает не один синяк. А то и сломает, чего доброго, ногу или руку.

Джо повернулся и тихонько потрусил к раздевалке.

Пока он занимался на тренажере, в спортзале появился Том. Для Джо это не было неожиданностью – Том знал, где можно найти приятеля по утрам.

– Что-то ты сегодня рано! – удивился Том.

– Да.

Джо ни за что не признался бы ни одной живой душе, что закончил пробежку раньше времени. У Тома наверняка возникнут вопросы. А Джо не готов был на них отвечать.

Вместо этого он встал и встряхнулся, как будто все шло как обычно. Снял спортивную форму и полез в свою сумку.

– Ты вовремя появился. Я вчера познакомился с одним полезным типом.

Воротила от масс-медиа оставил Джо свою визитку. Теперь он извлек ее из бумажника и передал Тому.

– Знаешь его?

– Этот парень сидит на самом верху! – искренне удивился Том, прочтя имя. – Он не делает программы – он выпускает их на экран.

– Ну так что? Он-то как раз нам и нужен! Сделать программу ты можешь сам. А нам нужен кто-то, чтобы ее продать.

– И финансировать, – напомнил Том. – Откуда мы возьмем столько денег?

– У меня, – ответил Джо. – У него. Может, найдется еще парочка денежных мешков, которым твоя идея понравится. Или банк даст кредит.

– Это все не так-то просто. – Том задумчиво выпятил подбородок.

– Жизнь вообще не простая штука, Том, – напомнил ему Джо, стягивая через голову футболку. – Особенно для безработного парня с тремя детьми на руках. – Он взял полотенце и направился в душ.

– Гомес во всей красе, – пробормотал Том, плетясь следом. – Всегда готов резать правду-матку.

– Да, я таков. Никогда не прячу голову в песок.

Джо встал под душ и принялся энергично втирать в волосы шампунь.

– Этот вчерашний парень, – продолжал он, крепко зажмурив глаза под упругими струями, – сказал, что сейчас самое важное – сделать анонс. Ты мог бы воспользоваться материалом из «Дворцов и хижин».

– Но…

– Не спорь, сначала поговори с ним сам. Он уже слышал о нашей программе. Его жена прожужжала ему все уши. Это нам очень кстати.

– Но ведь финансирование осуществлял «Грифон». Разве я могу продавать программу как свою собственную?

– Она и есть твоя собственная! – отрезал Джо. – Ты был режиссером и продюсером.

Он смыл остатки шампуня, ополоснулся под душем, вышел из кабинки и потянулся за полотенцем.

– Ух, так-то лучше, – выдохнул Джо. – Честно говоря, я затрудняюсь давать тебе советы насчет того, что законно, а что нет. Лучше поговори со своим адвокатом. Я выступлю свидетелем, если будет нужно. Но вряд ли кому-то удастся помешать тебе воспользоваться собственными идеями, за которые с тобой не расплатились.

Джо быстро вытерся и облачился в деловой костюм. На одиннадцать у него была назначена консультация с представителями большой корпорации, поэтому сегодня ему нужно было выглядеть прилично, тогда как обычно Джо предпочитал ходить на работу в джинсах и тяжелых ботинках. Так было гораздо удобнее ползать по полу вокруг макетов и чертежей – то есть заниматься самым любимым делом. Но уж если требовалось пустить пыль в глаза – Джо мог сделать это как нельзя лучше. Сегодня он остановил свой выбор на серебристо-черной тройке, облегавшей его плечи, как вторая кожа. Из-под расстегнутого пиджака виднелся дорогой шелковый жилет. Джо нравились жилеты.

– Ну и артист! – восхищенно воскликнул Том, следя за тем, как его друг преображается на глазах.

– Люблю выглядеть соответственно случаю, – заметил Джо.

Он одернул пиджак, выправил белоснежные манжеты сорочки и причесался. При этом ему ни разу не потребовалось посмотреться в зеркало. Том подумал, что Джо, конечно, артист, однако уж никак не самовлюбленный зазнайка.

Тем временем Джо собрал вещи в спортивную сумку и направился к выходу:

– Не бери в голову, Том. Ты отличный режиссер. И мы обставим этих ублюдков на их же собственной территории.

– Гомес Завоеватель наносит новый удар! – напыщенно проговорил Том. И тут же стушевался. – Спасибо, конечно. Что тут скажешь? Я и думать не смел…

– Эй, мы же знаем, что в жизни бывает всякое! Нечего меня благодарить. Не давай им спуску – и все!

Они вместе вышли в утреннюю прохладу. Спортивный комплекс с беговой дорожкой находился в центре городского парка. Оба оставили машины на стоянке у входа в парк.

– А ты сам всегда даешь сдачи? – полюбопытствовал Том.

– Всегда, – веско произнес Джо.

– И у тебя всегда получается?

– Да ладно тебе, Том! – рассмеялся Гомес. – Будь реалистом. Бывало и так, что с меня тоже драли семь шкур.

– И все равно это тебя не останавливает? Ну то, что можно нарваться на новые неприятности?

– Новые неприятности только подливают масла в огонь, – с чувством сообщил Джо.

Стоянка у входа в парк была практически пустой. И Том не без зависти подумал, что не надо объявлять конкурс, чтобы угадать, какая из оставленных там машин принадлежит Джо Гомесу. Том специально поставил свою обшарпанную семейную колымагу как можно ближе к сверкающему никелем многоцилиндровому сокровищу.

И не промахнулся. Джо отпер дверцу серебристой спортивной машины и небрежно кинул спортивную сумку на пассажирское сиденье.

– Если судить по этой штуке, справляться с неприятностями ты умеешь. – Том провел рукой по полированному капоту. – Много пташек клюнуло на этакую цацку?

Джо взглянул на друга, не скрывая удивления. И ответил с кривой ухмылкой:

– Ни одной, о которой стоило бы упоминать.

Том посмотрел на него так, будто не поверил своим ушам.

– Спасибо, старина! – улыбнулся Джо. – Ты помогаешь мне не утратить веры в себя!

Он удобно устроился на низком сиденье и нажал кнопку, чтобы опустить боковое стекло. Когда Джо снова посмотрел на своего друга, его лицо было совершенно серьезным.

– Не откладывай в долгий ящик, Том.

– Не буду. Сейчас же созвонюсь с адвокатом. – И воскликнул, осененный новой мыслью: – Слушай, да я уже к вечеру могу стать владельцем собственной компании!

– Совершенно точно, – с энтузиазмом откликнулся Джо. – Пока!

Он включил зажигание и уехал.

Том долго еще стоял, глядя ему вслед и недоверчиво качая головой. Разве на свете может найтись женщина, способная устоять перед сочетанием блеска последней модели серебристого «дженсена» и неотразимого Джо Гомеса? До сих пор Тому не приходилось слышать, чтобы у Джо были неудачи с женщинами. Какого еще черта нужно этой особе?

Том вернулся в свою машину и взялся за трубку мобильника, подумав напоследок, что женщины были и остаются совершенно непонятными созданиями.


– Женщины никогда так не поступают, – тихо пробормотала Алекс.

Она все еще продолжала бороться, хотя силы ее были на исходе. Она услышала свой неуверенный голос и совсем отчаялась. Да что с ней такое? Почему ей не хватает отваги поднять голос в защиту своей собственной карьеры?

Лаванда выглядела немного виноватой, но нисколько не обескураженной. Это была смертельная комбинация. Это означало, что она сознает свою вину, но все равно будет идти до конца.

– Это у мужчин принято вышвыривать родных на улицу без предупреждения, – сказала Алекс. – Если директор – женщина, она всегда может найти приемлемый выход.

– Чушь! – надменно вскинулась Лаванда. – Директор на то и директор, чтобы выполнять свои обязанности! И не важно, какого он пола!

– Но тогда почему ты вдруг решила, что должна от меня избавиться?

Внутри у нее все кипело от обиды и ярости, но внешне она оставалась совершенно спокойной.

«Милая старушка Алекс! – горько думала она. – Никогда не устраивает истерик! Тихо и спокойно даст отправить себя на дно, не причиняя никаких неприятностей!»

Лаванда заколебалась. И наконец с чувством выдала:

– Ты не нуждаешься в этой работе. Но она нужна твоей матери!

– Матери?! – От удивления Алекс чуть не лишилась дара речи. – Но она же неделями носа из квартиры не высовывает!

– Вот именно.

– И ты отдаешь ей мое место – мое место – в порядке психотерапии?! – Алекс все еще не верила, что это правда.

– Ты сама посоветовала ей обратиться ко мне, – процедила Лаванда. Ее прищуренные глаза превратились в узкие синие щелки. – И я моментально поняла, что ей требуется встряска.

– Ты сошла с ума!

– Значит, ты не согласна с тем, что ее требуется встряхнуть?

– Да, конечно, встряска пойдет ей на пользу. Но именно встряска, а не аннигиляция! – Она подалась вперед, опираясь ладонями на роскошный стол Лаванды в стиле рококо, и прошипела: – А теперь послушай, что я скажу, бабуля! Тебе не хуже прочих известно, что я сижу здесь не для мебели! Я управляю этой компанией!

Лаванда надменно вскинула голову – ни дать ни взять необъезженная чистокровка, – но не проронила ни слова.

Алекс выпрямилась и заговорила тем ровным, чужим голосом, которым утихомиривала особо разошедшихся участников производственных совещаний:

– Ты – источник творческих идей. Благодаря Джеффри они приносят нам прибыль. Но я решаю все организационные моменты. Оборудование и сырье вовремя поступают на фабрики, рекламные кампании начинаются именно тогда, когда нужно, ни один вопрос с поставщиками не остается неразрешенным – и все благодаря мне! Ты действительно веришь в то, что мама способна меня заменить?

– Ей просто нужно чуть-чуть помочь! – Лаванда задрала нос еще выше. – Ты оставишь ей подробные инструкции!

– Как я могу предсказать, что будет с нами завтра?!

– Ну, если тебе угодно вставлять нам палки в колеса…

Алекс, не в силах стоять на месте, резко развернулась, подошла к окну и рассеянно уставилась на уличную суету.

– Ты ничего не понимаешь, – с отчаянием заговорила она. – Я профессиональный устранитель неприятностей и конфликтов. Я разрешаю их по мере возникновения. И мне это всегда удается только потому, что я досконально знакома с законами бизнеса. Я не могу просто вытряхнуть из своей головы все, что знаю, и скинуть это на дискету!

– Ну пусть она хотя бы на первых порах делает только то, что делала ты, когда пришла в фирму. Это даст ей возможность найти собственный путь.

– Но тем временем от фирмы останутся рожки да ножки! – Алекс устало прикрыла глаза.

– Я уже приняла решение. – Ах, как хорошо знала Алекс этот безапелляционный холодный тон! – Твоей матери угрожает нервный срыв, или как там это теперь называется по-научному? И в этом виноват мой сын. Мой долг – постараться исправить его ошибки. Мне нужно найти способ вернуть ей интерес к жизни. Но мне не удастся это сделать, если ты останешься здесь и постоянно будешь тыкать ее носом в каждую оплошность.

– Да зачем мне это? – опешила Алекс, резко повернувшись к Лаванде.

– Алекс, дорогая моя, это начнется с первой же минуты, с первого же телефонного звонка, – жестко возразила Лаванда. – Да и потом тебе давно пора расправить крылья и почистить перышки. Возьми отпуск – хоть на целый год. Отправься в путешествие. Хочешь, побывай в Штатах, пусть они поделятся с тобой своим опытом!

Теперь пришла очередь Алекс подозрительно прищурить глаза.

– Уж не надеешься ли ты таким образом разлучить нас с Рупертом? – воскликнула она, осененная мрачной догадкой.

– Если ваши с Рупертом чувства не выдержат испытания даже такой короткой разлукой… – Лаванда небрежно повела плечиком.

Она даже махнула рукой, демонстрируя всем желающим, что все ясно и без слов.

На этот раз терпение у Алекс лопнуло.

– Отлично, – сказала она и направилась к двери.

Впервые за все время их беседы Лаванда проявила слабые признаки беспокойства. Она даже привстала и воскликнула:

– Куда это ты собралась?

– Искать новую работу! – с яростью выпалила Алекс.

Меньше всего Лаванда ожидала такого исхода. Она растерянно захлопала глазами и промямлила:

– У тебя ничего не выйдет.

– Посмотрим.

– У тебя контракт с моей фирмой.

– Раньше надо было думать об этом.

– Я думала о твоей родной матери! – трагически воскликнула Лаванда. – Я ей нужна!

– А мне нужна работа. О'кей, я согласна, что не нуждаюсь в работе ради денег. Но я нуждаюсь в работе ради уважения к самой себе!

– Но не в такой степени, как твоя мать, – возразила Лаванда, отводя глаза в сторону.

– О'кей. – Алекс не собиралась сдаваться. – Значит, я найду работу у кого-то другого.

На ее глазах трогательно-заботливая свекровь превратилась в напористую деловую даму и мрачно пообещала:

– Если ты обратишься к кому-то из наших конкурентов, я затаскаю их по судам!

– Ну а теперь кто из нас ставит палки в колеса?

– Алекс…

Алекс подбоченилась и спросила в лоб:

– Я остаюсь на своем месте?

– Нет, не остаешься! – Лаванда пригвоздила ее к месту пылающим взором. – Это моя фирма, и я вольна поступать так, как захочу!

– Правильно, – протянула Алекс сладеньким голоском. – До свидания!

Она захлопнула за собой дверь и кубарем скатилась с лестницы, рискуя сломать ноги. Ее колотила крупная дрожь. И как только Лаванда посмела? Ох, ну как она посмела?!

Алекс не стала даже заходить в свой офис, чтобы собрать вещи. Задыхаясь, как будто в этом здании ей нечем было дышать, она выскочила на улицу.

Осеннее солнце щедро вызолотило стены домов. Но Алекс было не до красот природы. Она мчалась куда глаза глядят, не обращая внимания на выстроившиеся вдоль улицы изящные особняки.

«Я знаю, что у тебя на уме! – продолжала она мысленный спор с Лавандой. – Ты собралась разом убить двух зайцев! Устроить успешную карьеру моей мамочке и разрушить мою помолвку. Ты ловко все устроила, Лаванда! Да только ничего у тебя не выйдет!»

Алекс не заметила, как добежала до небольшого сквера. Порыв ветра поднял с земли охапку палой листвы и кинул ей в лицо. Дворники явно не справлялись со своими обязанностями. Однако громкий шелест хрупких листьев помог ей вернуться в реальный мир. На миг он напомнил ей треск пламени. С чем-то это было связано…

Треск пламени… ветер… безлюдная улица и дом эпохи Регентства… Ее сон!

Алекс снова содрогнулась, но не от холода.

Напрасно она повторяла про себя, что это совпадение, совпадение и ничего больше. К тому же во сне она видела ночь. Конечно, этот сон являлся чистейшим порождением романов Джейн Остен – начиная с факелов на фасаде дома и кончая ее прической с локонами.

Но не далее как вчера Джулия почему-то состряпала ей именно такую прическу – с локонами. Наступило утро – и вот, извольте полюбоваться: она торчит перед особняком эпохи Регентства, озябшая, одинокая и никому не нужная!

Алекс обхватила себя за плечи и произнесла вслух:

– Совпадение!

Однако до сих пор сама она не верила в такие совпадения. Точно так же, как и в вещие сны.

Теперь, когда она постаралась припомнить свой сон, Алекс была уверена, что во сне сбежала из этого дома, но не из-за подлых махинаций своей бабки. Ее напугало что-то гораздо более серьезное и опасное. Такое, от чего она едва не лишилась рассудка. Что продолжало преследовать ее даже на улице. Это был мужчина… но не просто мужчина…

Несмотря на свое недоверие к снам, Алекс поспешно оглянулась: а вдруг он гонится за ней, как в том сне? Конечно, она тут же поняла, что совершает глупость. И все же вздохнула с облегчением, когда убедилась, что улица совершенно пуста.

Алекс прижала руки к щекам. Пальцы совсем заледенели. Снова подул холодный ветер.

Смешно! Смешно и глупо. Нечего метаться по улице, терзаясь от обиды. Нужно вернуться в офис и разобраться с ситуацией. Так, как она делала всегда. Хладнокровная, рассудительная Алекс, она всегда найдет выход – как бы мерзко с ней ни обошлись.

– Вытри слезы – и вперед! – с иронией произнесла она.

Стараясь не подать виду, как ей плохо, она вернулась в свой кабинет. Аккуратно выдвинула кресло и уселась за рабочий стол, чтобы проверить электронную почту.

Поступило несколько сообщений. И больше всего от Лаванды – ну еще бы! Алекс даже не стала в них заглядывать и просто пробежалась по списку.

Руперт сообщал о приглашении на обед, на котором им было бы неплохо показаться вдвоем. Он знал, что Алекс терпеть не может хозяйку дома, но от этого обеда могло зависеть его очередное продвижение по службе. Он писал, что не мог отказаться и согласился за них обоих, поскольку знает, как ценит Алекс его карьеру.

Алекс тихонько вздохнула и сделала пометку в своем ежедневнике.

Все остальные послания относились к ее работе. В некоторых просто содержалась благодарность за вчерашний обед. Но были и такие, которые требовали немедленного ответа – они касались бизнеса. Вот пусть теперь Лаванда на них и отвечает. Алекс не без злорадства переправила их на ее адрес. А может, Лаванда поручит эту работу Кэролайн? Хотела бы она видеть, как Кэролайн выполняет хоть какую-то работу!

Было еще одно послание. От Джо Гомеса.

Алекс вздрогнула от неожиданности и поспешила открыть файл.

Как всегда, он писал кратко и загадочно. Дескать, им надо поговорить. (Еще чего захотел!). Он заказал столик в «Серенаде» на час дня и надеется увидеть ее там. Если она не придет, он с ней свяжется.

Алекс откинулась на спинку кресла. Ее глаза задумчиво прищурились. Запищал зуммер, и на экране замигало извещение об очередном послании от Лаванды, но Алекс и ухом не повела. Она все еще думала.

Глава 4

Джо не особенно надеялся на то, что Алекс придет.

Он знал, что шокировал ее вчера вечером – впрочем, в равной мере он шокировал и себя. Но Алекс была не из тех женщин, с которых неприятности стекают как с гуся вода. Она любила, когда жизнь идет как по маслу, и прилагала немало усилий для того, чтобы сохранять этот порядок. Вот почему у Джо возникло подозрение, что главной причиной ее досады стала ее собственная неожиданная реакция на его поцелуй.

Ну что ж, существовал лишь один способ в этом убедиться.

Он позвонил ей в офис. Секретарша сказала, что она на совещании, и какой-то дьявол подсказал Джо отправить ей письмо по электронной почте – несмотря на то что Алекс это приглашение на ленч наверняка приведет в ярость.

Знали бы его парни, насколько возрос риск того, что он окончательно рассорится с Алекс, и как понизились их ставки!

В любом случае ленч был предпочтительнее обеда. Вряд ли Алекс отважилась бы провести с ним целый вечер – после того, что испытала вчера. Она смотрела на него с таким ужасом, что скорее отправилась бы на бал с самим графом Дракулой, чем на обед с Джо Гомесом. Но ленч – совсем другое дело. Он проходит среди бела дня, вдали от мрачных и темных мест. Он не предполагает опасных расспросов о том, куда она отправится после их встречи и что собирается делать потом. После вчерашнего Алекс наверняка будет очень болезненно реагировать на любые «потом». А ленч позволяет попросту проигнорировать этот вопрос. Вы вежливо прощаетесь и возвращаетесь на службу. Наверняка это позволит ей чувствовать себя более уверенно.

Итак, Джо прямо с совещания отправился в известный итальянский ресторан, практически уверенный в том, что будет есть в одиночестве. Он даже прихватил портфель со срочными бумагами, чтобы не очень скучать. Он не кривил душой перед Томом, говоря, что никогда не прячет голову в песок.

Вот почему он замер от неожиданности на пороге зала, когда увидел темную кудрявую головку, склоненную над меню.

– Ваша гостья, мистер Гомес, – сообщил метрдотель. – Я подал ей сухой мартини и сказал, что вы наверняка застряли в пробке.

Джо не в силах был оторвать от нее глаз. Как обычно, она надела этот жуткий жакет из шотландки, а растрепанные волосы наползали на лоб. Джо подумал, что никогда в жизни не видел ничего более прекрасного.

– Спасибо, Марио, – машинально ответил он. И всучил метрдотелю свой портфель. – Подержи, его у себя, хорошо?

Алекс подняла голову и увидела, что он подходит к столику. Похоже, ее мартини так и остался нетронутым. Даже под густыми прядями темных волос, падавших на лицо, бросалась в глаза ее необычная бледность. Джо хотел попросить ее забыть о вчерашнем, сказать, что это было минутное помешательство, которое никогда не повторится. Но все заготовленные слова вылетели у него из головы, едва он разглядел выражение ее лица.

– Что случилось? – вырвалось у него.

На миг она растерялась, застигнутая врасплох и почти беззащитная.

Черт побери, о каком «почти» тут могла идти речь? Не далее как вчера он имел возможность убедиться, насколько беззащитна Алекс на самом деле. Она целовала его так отчаянно, словно увидела в нем избавление от всех своих бед. Но стоило ей осознать свои действия – и она впала в панику. Джо не скоро позабудет слезы у нее на глазах. Именно эти слезы дали ему понять, что он навсегда утратил доверие Алекс Эйр.

И вот теперь ее черные ресницы заметно дрогнули. Она даже попыталась приосаниться, прежде чем начать разговор.

– Об этом я и хочу с вами поговорить.

Ну вот, начинается… Она успела принять политическое решение: вчера вечером между ними ничего не было. И сейчас собирается сказать Джо, что это ничего не значит, а он не должен даже близко к ней подходить.

Почему-то ему показалось, что это будет свыше его сил. И, словно это могло ее переубедить, он поспешно выпалил:

– Послушайте, не стоит так нервничать из-за всякой ерунды!

Она захлопала глазами, как будто не могла понять, о чем речь. Джо плюхнулся в кресло напротив.

– О'кей, я признаю свою вину. Я совсем распоясался. Я не мог побороть искушения. И я вас поцеловал. Понимаете, я никогда не умел бороться с искушением.

Она широко раскрыла глаза. Ах, какие чудесные были у нее глаза! Темные и глубокие, как старый полированный палисандр, с загадочными золотистыми искрами в самой глубине. У Джо становилось теплее на сердце, стоило лишь посмотреть в эти глаза. Ну, если уж на то пошло, он вообще не мог оставаться равнодушным при виде этих глаз.

– Только не надо запоздалых упреков. И извинений, – поморщившись, продолжал он. – Черт побери, подумаешь, проблема – один поцелуй!

– Д-да… – пролепетала она. – Но я… я собиралась говорить вовсе не об этом.

– Не об этом? – растерялся Джо. – Но вы же…

– Действительно, кое-что случилось, – отвечала Алекс своим приглушенным спокойным голосом. – Только и всего. Но это не имеет отношения ко вчерашнему. Это… – Тут ее голос прервался от волнения.

Джо с тревогой следил за тем, как она стиснула зубы, из последних сил стараясь не заплакать. Он почувствовал себя совершенно беспомощным перед ее горем, и от этого ему стало совсем тошно.

Алекс полезла в карман и вытащила измятый платок. Высморкалась и сказала:

– Простите. – Кажется, ей удалось взять себя в руки. – Видимо, я не совсем справляюсь с ситуацией. Еще минута, и я приду в себя.

Она отпила глоток мартини, еще раз высморкалась, выпрямилась в своем кресле и подняла глаза на Джо.

Да, на этот раз Джо не ошибся: она действительно расправила плечи, как будто готовилась к бою.

От его выдержки не осталось и следа. Тронутый до глубины души, он подался вперед и взял ее руки в свои.

– Я слушаю! Что могло вас так расстроить?

– Моя бабка уволила меня! – выпалила Алекс, невольно покраснев.

– Что?!

– Я сказала, что моя бабка меня уволила.

Джо онемел от неожиданности.

– Как ей могло такое прийти в голову? – нарушил он затянувшееся молчание.

– Семейные причины. – Алекс строго поджала губы.

– Я всегда говорил, что у вас ненормальная родня! – покачал головой Джо.

На губах у Алекс промелькнуло подобие улыбки.

– Да, вас никак не назовешь… – она замялась в поисках подходящего слова, – человеком команды.

– Команды? Да за такую выходку я бы объявил вашей бабке войну!

Алекс больше не улыбалась. Она отвела взгляд и пробормотала:

– Пожалуй, так оно и есть.

Только теперь до Джо дошло, насколько важен этот момент. Никогда прежде Алекс не поощряла разговоров о себе. Все, что он знал о ней – а знал он немало, – удалось добыть путем косвенных наблюдений. И вряд ли сама Алекс отдавала себе отчет в том, что сделала первый шажок на пути взаимного доверия. Зато Джо понял это моментально. И чуть не запел от радости.

Теперь следовало как можно скорее отвлечь ее, чтобы она не догадалась о том, о чем догадался Джо, и не замкнулась снова в своей раковине.

– Похоже, Лаванда окончательно выжила из ума. Не пройдет и недели, как у нее в фирме воцарится хаос.

Наградой ему была ироничная – хотя и немного печальная – улыбка.

– Спасибо, – с чувством промолвила она. – А то я уже стала сомневаться, не слишком ли много о себе вообразила в последнее время?

– Что значит «вообразила»? – возмутился Джо. – Да и никогда не встречал такой скромной женщины, как вы! – Он прислушался к своим словам и умолк. – Так вот в чем дело! Лаванда никогда не понимала, сколь многое от вас зависит! А теперь кто-то открыл ей глаза – и она решила отделаться от конкурентки. Испугалась, что под ней закачается трон.

Теперь Алекс улыбнулась по-настоящему: искренне и весело. Темные глаза, блестевшие от слез, заискрились от смеха.

– Еще раз спасибо. Но все, увы, не так просто.

Джо сделал удивительное открытие: когда Алекс грустит, ее глаза становятся почти золотыми из-за сокровенного пламени, сверкающего в их глубине.

– Что? – рассеянно переспросил он.

– Я сказала, что все не так просто… – Алекс испуганно умолкла. – Что случилось? Почему вы на меня так смотрите? – Она вдруг застонала: – Ох нет, только не это! Я снова размазала помаду, да?

И зачем только она это сказала? Теперь Джо прикипел взглядом к ее губам!

Губы ее тоже не давали ему покоя, и он однажды в этом признался. На том самом чертовом пикнике в их поместье он сказал: «Алекс, у вас чересчур чувственные губы. Это не доведет вас до добра!» Но она лишь рассмеялась в ответ, как будто он сказал, что у нее нос выпачкан кремом, или еще что-то подобное. А потом она удалилась под ручку с Рупертом Свиткрофтом подальше в лес, полюбоваться на те места, где они играли в детстве. При этом Руперт Свиткрофт вел себя так, как будто только сейчас впервые увидел ее с тех самых пор. Джо пришел к этому выводу еще тогда и не видел причины менять свое мнение. Руперту не было никакого дела то того, какие чувственные у нее губы.

Но Алекс ждала ответа. Она не спускала с Джо тревожного взгляда. Ну почему эта женщина вечно страдает от неуверенности? Черт побери, какая разница, размазала она помаду или нет? Джо почему-то ужасно разозлился. Он прокашлялся и ответил:

– Ваша помада в порядке.

– Это точно?

– Абсолютно, – Джо уже взял себя в руки и поинтересовался: – А почему вы так испугались?

– Потому что Лаванда постоянно ругает меня за то, что я размазываю помаду.

– Ах, конечно, ее величество! – язвительно воскликнул Джо. – Пусть ее мнение вас больше не беспокоит. А теперь скажите, что вам заказать. И еще объясните, что я должен сделать в связи с этим вашим увольнением.

– А что вы могли бы сделать? – краснея от неловкости, спросила Алекс.

– Я и сам не прочь это узнать, – невозмутимо промолвил Джо. – Но тот факт, что вы сидите за этим столом, говорит о том, что у вас уже есть кое-какие мысли. Вот и выскажите, их мне.

– Вы очень проницательны!

– Ага, такой я крутой парень! – кивнул он с самодовольной улыбкой.

Однако Алекс эта улыбка почему-то напугала.

– Я сморозила какую-то глупость? – осторожно спросила она.

– Нет, просто меня еще никто не называл проницательным. В газетах обычно пишут, что я «вижу человека насквозь».

– Значит, я все-таки сморозила глупость.

– Да нет! В любом случае, будь у меня выбор, я бы предпочел быть «проницательным». Мне это нравится. Не так грубо звучит.

– А почему вдруг вам захотелось скрыть свою грубость? – Алекс внезапно насторожилась.

– Везде, где мне приходится вступать в конкуренцию с европейскими архитекторами, ко мне относятся как к Джонни-выскочке, – пояснил Джо с ироничной ухмылкой. – Мало того – я еще и моложе лет на двадцать многих маститых монстров. Газетчики постоянно делают ни это упор. Заодно с моей слабостью к спортивным машинам и особнякам в Голливуде. Но это не более чем выдумка. Честное слово, я порядочный парень. И вы можете на меня положиться.

Алекс с тревогой подумала, что меньше всего он похож на парня, на которого можно положиться. Он же вылитый пират! На миг ей даже захотелось отказаться от своей идеи.

Но тут Джо сказал:

– Конечно, если у вас хватит храбрости.

Она резко подняла голову и сердито прищурилась.

– Уж не считаете ли вы, что я струсила?

– Да что вы? – Ему явно нравилось ее дразнить. – Пожалуй, вы немного осторожничаете – но не более того!

– Осторожничаю!

Проблема состояла в том, что Джо угодил не в бровь, а в глаз. Он угадал так точно, что Алекс готова была взорваться. Даже привычное чувство здравого смысла отказывалось ей служить.

– Вы не одну неделю не давали мне проходу, предлагая перейти к вам на службу! – запальчиво воскликнула она. – А теперь всеми способами пытаетесь вывернуться!

– Месяц, – вполголоса поправил он.

– Что? – Алекс растерялась.

– Не один месяц. Я не даю вам проходу уже не один месяц. С того самого дня, как увидел вас на заседании правления фирмы, – услужливо напомнил он.

Ну да, именно в тот день он встал в дверях и заявил во всеуслышание: «Я влюблен!» Как будто Алекс могла об этом забыть! Она сердито посмотрела на него и потребовала:

– Объясните – почему?

– Почему? – Джо не спешил с ответом, ведь нужно было найти достаточно убедительные слова. – Потому что я не могу одновременно решать организационные проблемы и заниматься творчеством. Как-никак в первую очередь я архитектор, и за это мне платят деньги. Потому что ни один из моих знакомых менеджеров вам и в подметки не годится. Потому что чем больше у нас заказов и клиентов – тем больше мы зарабатываем денег и тем быстрее сползаем в полный хаос. Потому что это меня напрягает.

– Но должен же кто-то из ваших сотрудников заниматься хотя бы повседневными делами?

– Должен. И занимается, – угрюмо кивнул Джо.

– Ну и?

– Она не в состоянии усидеть на месте больше десяти минут. На данный момент она уже умудрилась потерять шесть файлов, весь список клиентов от «д» до «к» и наброски макета картинной галереи.

Алекс подозрительно закашлялась – это больше походило на сдавленный смех. Наконец она успокоилась и сказала:

– Понятно.

Напрасно Джо ждал продолжения.

– По-моему, я что-то пропустил, – как можно безмятежнее заметил он. – Что значит это «понятно»?

– То, что я наведу порядок у вас в офисе, – проговорила Алекс с грубоватой прямотой.

Джо уставился на нее так, словно окаменел от удивления.

Алекс неловко заерзала в кресле. Если говорить начистоту – а она всегда соблюдала этот принцип, – ее выступление вряд ли можно было назвать идеальным. До сих пор она вела себя как агрессивный подросток, и это отнюдь не облегчало перехода к главной стадии переговоров.

– Но я назначу свою цену.

– Вот как? – Столь неожиданное заявление мигом вывело Джо из ступора.

– Да. Никаких похлопываний по плечу типа «Дружище Алекс, тебе нечего волноваться о контракте, нам достаточно ударить по рукам как джентльменам», – с горечью пояснила она. – Я требую равенства.

– Чего-чего? – насторожился Джо.

– Равенства. Я хочу быть полноправным партнером. Я хочу сама распоряжаться своей жизнью. Я не хочу быть всего лишь строчкой в платежной ведомости, которую запросто можно вычеркнуть.

– Но… партнер…

– Естественно, я вложу в бизнес свою долю денег.

– Конечно, я подпишу с вами контракт, – сухо кивнул Джо. – Контракт о приеме на работу. Но партнерство – слишком серьезный шаг.

– Вот именно, – не менее сухо отвечала Алекс. – Следовательно, это будет хорошей гарантией того, что я не прогадаю, присоединившись к вам.

Джо помолчал.

– А как насчет меня? Кто даст мне гарантию, что не прогадаю?

– Не прогадаете. – Алекс улыбнулась одними губами. – Я буду надежным партнером. Мои родные могут быть ненормальными, но я – нет. Я ни разу в жизни не нарушила данного слова.

Она подумала, что Джо позабавит столь детский довод, но он оставался совершенно серьезным. Потом угрюмо осклабился – ни дать ни взять пират, обдумывающий очередной рискованный набег.

– Вы же сами говорили, что я вам нужна, – напомнила Алекс, подавшись вперед. – Или это не так?

Джо возвел глаза к потолку. У Алекс возникло впечатление, что ему на ум пришло нечто весьма мрачное и что он вот-вот взорвется.

– Вы мне нужны, – это было все, что она услышала.

Его голос звучал совершенно спокойно.

Возникла короткая пауза. Алекс выпрямилась, все еще не зная, добилась она своего или нет, и вопросительно произнесла:

– Ну тогда…

– Давайте сделаем вот как, – сказал Джо, усаживаясь поудобнее. – Вы отработаете у меня три месяца. С законным контрактом и законным жалованьем. За это время мы успеем обсудить перспективы. И оформим партнерство к Новому году, если все пойдет по плану. Если же что-то застопорится – к примеру, вам у нас не понравится или вы захотите вернуться к Лаванде, – разойдемся, как в море корабли. Никаких претензий, никаких обид. Никаких осложнений из-за расторжения партнерства. Как нам это нравится?

Каким-то чудом пират вновь превратился в старого знакомого, уверенного в себе, способного добиться своего на любых переговорах. Почему-то это разочаровало Алекс сверх всякой меры.

– А теперь кто из нас струсил? – ехидно поинтересовалась она.

Джо невозмутимо пожал плечами.

– Я не собираюсь вступать в партнерство под влиянием минуты, как это получается у вас. Я пока даже не уверен, что вы сами хотите этого.

– Я…

– Вы сейчас готовы убить свою бабку, – перебил ее Джо. – Причем имеете на то полное право. Но это еще нельзя считать основой для объединения наших капиталов.

– Но мне казалось, что вы этого хотели! – Алекс растерялась.

Неужели она ошиблась, и ее просто поставили на место, как чересчур зарвавшуюся особу?

– Хотел, – сердито признался Джо. – Но не при таких обстоятельствах.

– Вы уговаривали меня, только пока получали отказ! – С горечью воскликнула Алекс. От стыда она не смела поднять глаза, но и молчать ей было невмоготу. – История моей жизни.

Он подозрительно прищурился, но Алекс было не до того: она все крутила и крутила свой бокал с мартини. Наконец Джо сказал:

– По-моему, вам не помешает обсудить все это с кем-нибудь.

Она посмотрела на него, но не успела и рта открыть: Джо сразу догадался, что сейчас услышит.

– Нет, я не в счет! Я – заинтересованная сторона! У вас есть кто-то, кто заслуживает доверия и способен дать вам совет? Как насчет вашего отца?

– И речи быть не может!

– Почему?

– Кровная вражда, – со вздохом призналась Алекс. – Я не могу советоваться с папой, если дело касается мамы или Лаванды – и наоборот.

– Мне это непонятно?

– Это своего рода кодекс чести, который я составила для себя, когда они разошлись, – пустилась в объяснения Алекс. – Вообще-то даже еще раньше. Я всегда старалась не принимать ничьей стороны. И не говорить ни одной из сторон чего-то такого, что могло быть использовано как оружие против другой стороны. – Наверное, вы понимаете, что я имею в виду.

– Но с кем-то же вы советуетесь?

– Обычно ни с кем, если это касается родителей. Я стараюсь принимать решения сама.

– Всегда сама? – Джо был явно ошарашен. – Но так ведь сдохнуть можно от одиночества!

– Иногда я кое-что рассказываю подруге, вдвоем с которой мы живем.

Джо немного успокоился. Он познакомился с Джулией на пикнике в их поместье. И Алекс еще тогда подумала, что Джулия пришлась Джо по вкусу. Вполне ожидаемый результат – редкий мужчина оставался равнодушен к чарам несравненной Джулии. Правда, сейчас Алекс обнаружила, что это ее вовсе не радует, и она выругала себя за дурацкую зависть. Конечно, она все еще не пришла в себя из-за предательства Лаванды. Не так-то просто пережить шок от предательства родной бабки. Алекс никогда не приходило в голову завидовать популярности Джулии. По крайней мере до сих пор. С какой стати ее должно волновать мнение Джо Гомеса о Джулии?

– Как только ты зацикливаешься на какой-нибудь неприятности, она непременно разрастется из мухи в слона, верно? – пробормотала Алекс, обращаясь скорее к себе, чем к Джо.

– Совершенно согласен, – откликнулся он.

– Еще бы!.. – Алекс прерывисто вздохнула.

Она вдруг почувствовала себя разбитой и униженной – ведь ее грандиозный замысел потерпел крах.

Джо посмотрел на нее так, будто понимал, о чем она думает.

– Вам полезно будет немного проветриться, чтобы пережить обиду, – уверенно заявил Джо. – И если после этого у вас не пропадет желание работать на меня, мы могли бы договориться. Я предупрежу своего адвоката и попрошу составить контракт. А вы обсудите это с Джулией. И…

Ага! Он не только не остался равнодушен к ее чарам – он запомнил ее имя! Алекс кольнуло неприятное чувство, весьма похожее на ревность. Если забыть, что она считали себя неспособной ревновать в принципе, а Джулия была ее лучшей подругой.

– …и мы снова встретимся завтра утром, – продолжал Джо, не подозревавший о ее тайных переживаниях. – Вы придете ко мне в офис, осмотритесь и решите, стоит ли вообще иметь с нами дело. У вас есть мой телефон?

– Нет, – помотала головой Алекс.

Может, он и был где-то записан, но сейчас разве вспомнишь?

Джо выудил из бокового кармана визитную карточку и толкнул ее к ней через стол.

– А ваш?

Алекс продиктовала номер. Он вынул ручку с платиновым пером, записал номер на обратной стороне другой карточки и тщательно спрятал ее во внутренний карман.

– Отлично. А теперь давайте забудем о делах, и позвольте мне вас побаловать. Вам нравится икра?

– Побаловать? – странным голосом переспросила Алекс.

– Вы так удивились, будто никто никогда вас не баловал!

Она внезапно покраснела и смущенно потупилась.

– Ну, это было слишком давно.

– Отлично. Давайте договоримся – вы перечисляете мне свои любимые вещи, и я время от времени подношу их вам в виде сюрприза.

Алекс не выдержала и рассмеялась. Похоже, это ему было приятно.

Да, это было так приятно – видеть, как улыбаются ее чудесные уста!

«Осторожно, Гомес! – язвительно подумал он про себя. – Ты снова распалился! Спокойно! К ней надо подбираться на бархатных лапках, иначе спугнешь, и от убежит!»

Но пока она никуда не бежала. Она сидела напротив него за столом и охотно отвечала шуткой на шутку.

– Собираетесь начать с икры?

– Как вам угодно!

– Что меня действительно заводит… – произнесла Алекс с лукавой гримасой.

У Джо Гомеса, признанного эксперта по женщинам на всем западном побережье, взыграло сердце.

– Да?

– Но я понимаю, что это невозможно, – проворковала она.

– Нет ничего невозможного!

– Ну тогда… – Она посмотрела на Джо – широко распахнутые, бездонные глаза и шелковистые, как у спаниеля, кудри. – Сандвичи с мармеладом!

Он ошарашенно вытаращил глаза.

А она запрокинула голову и расхохоталась – как будто рассыпала перед ним горсть драгоценного жемчуга.

Через миг Джо преодолел оцепенение и тоже рассмеялся. Это было неожиданно и так прекрасно, что теперь он готов был положить к ее ногам что угодно. Любой волшебный дар.

– Вы поймали меня на слове! – шутливо пожаловался он.

Алекс же прикусила язычок и наградила его кокетливым взглядом, удовлетворенно заявив:

– И очень хорошо!

– Но я бы хотел знать и остальные пункты вашего списка. Первый, конечно, сандвичи с мармеладом.

– Это должно быть что-то из еды или напитков?

– Что угодно!

– Что угодно? Ух, красота! – Она задумалась. – Ну, и люблю цветы. По большей части садовые. Такие, которые хорошо пахнут. Жасмин, лилии, орхидеи.

– Это проверка? – Джо посмотрел на нее с тайным подозрением.

– Проверка? – Она невинно распахнула глаза. – Почему?

– Вы отлично знаете, какие цветы можно купить в это время года. Только не эти.

– Но вы уже завалили меня чудесными букетами. Так и быть, от цветов я вас освобождаю.

С каждой минутой эта игра все больше увлекала Джо.

– О'кей. С цветами придется что-то придумать, А дальше? Должен ли я угощать вас шоколадом?

– Шоколад я не люблю! – капризно заявила Алекс.

– Да, с вами не так-то просто!

И снова его обволокли россыпи ее переливчатого смеха.

– Ну ладно. Я люблю кружевные платочки, глиняные кружки со слонами и хорошее красное вино. Этого вам хватит?

– Маловато. – Джо с сомнением покачал головой. – И все недостаточно дорогое. А какого цвета должны быть слоны? И как я узнаю, что вино вам понравится?

Алекс улыбнулась – теперь уже не губами, а глазами. Улыбнулась ему, ему одному.

– Слонам, – поучительно произнесла она, – полагается быть серыми. А у вина должен быть вкус жаркого полдня на летнем лугу.

Джо взял ее за руку, не отводя взгляда.

– Договорились, – мягко промолвил он.

Медленно поднял ее руку, повернул ладошкой вверх и поднес к губам. И увидел в обращенных к нему бездонных золотисто-карих озерах тревожную рябь, которую Алекс не в силах была скрыть.

– Я буду рассматривать это, – прошептал он, – как вызов.

При этом речь шла совсем не о смешном списке любимых предметов.


Об этой встрече Алекс ни словом не обмолвилась Джулии. Ей не хотелось выслушивать от подруги никаких комментариев по поводу личности Джо Гомеса – какими бы восторженными они ни были. Согласно своему «кодексу чести» она не сказала о новой работе никому из родных. Включая и Руперта.

Однако она не забыла посоветоваться со своим адвокатом.

– Впечатление такое, что он ведет с вами честную игру. Но все равно я должен непременно взглянуть на контракт. А до этого ни в коем случае не подписывайте никаких чеков!

– Послушайте, но он не просил у меня денег! Напротив, это он хотел купить меня!

– Посмотрите на вещи реально, – снисходительно посоветовал адвокат. – Во-первых, у вас нет серьезного образования. Во-вторых, он чрезвычайно, баснословно удачлив. Вряд ли у вас достаточно денег, чтобы говорить о равноправном партнерстве. Если, конечно, вы не обратитесь в попечительский совет.

Обращаться в попечительский совет значило бы поставить в известность Лаванду. И Алекс решительно заявила, что об этом не может быть и речи.

– Ну, тогда вам ничего не остается, кроме как быть служащей на жалованье.

И Алекс уже готова была с этим смириться. Но у Джо появилась новая идея.

– Не знаю, как вы к этому отнесетесь, – сказал он по телефону на следующее утро. – Это большой риск. Тем более что заниматься этим делом вам будет практически некогда. Большую часть времени вы будете посвящать нашей конторе. Но это позволит вам попробовать себя на новом поприще. Кто знает – может, вам даже понравится!

И он вкратце описал ей идею Тома Скелтона создать документальный сериал, в популярной форме рассказывающий об архитектуре.

– Телесериал? – с сомнением протянула Алекс. – Но что я там буду делать?

– Решать организационные вопросы. Техническая сторона будет целиком возложена на Тома. Я буду вести программу. А вы станете платить по счетам и следить за тем, чтобы мы не выбивались из графика. Справитесь?

– Да, – ответила Алекс.

Годы работы под началом ее взбалмошной бабки позволяли сказать это с полной уверенностью.

– Тогда советую подумать. Но все равно вам следует заглянуть к нам не откладывая. Скажем, сегодня днем? Часика в три?

Тогда у него еще будет время убедить своих молодцом не очень наседать на Алекс на первых порах, поскольку они не слишком обрадовались администратору со стороны.

– Наводите внешний лоск? – с сомнением заметил Чарли. – Не думаю, что это пойдет нам на пользу.

– Офис есть офис, – пожал плечами Джо.

– Александра Эйр? – переспросил другой. Этот парень был вхож в дома высшего света, однако Джо рискнул и принял его в свою команду. – Моя сестра училась с ней в одной школе. Молчунья и тихоня. Из тех, что вечно держатся в стороне.

Все заметно приуныли. Коллектив фирмы «Гомес и партнеры» был слишком мал, чтобы там нашлось место для человека с таким характером. Молчание и замкнутость одного запросто могли разрушить общую дружелюбную атмосферу.

Джо немедленно ринулся в бой:

– Послушайте, это действительно ответ на наши молитвы! Эффективный, разумный ответ. О'кей, допустим, она предпочитает держаться в стороне. Но может, она слишком стесняется? В конце концов вам-то какая разница? Мы же скоро утонем в этом море бумаг! Кого мы принимаем – администратора для офиса или брейк-танцора?

Все ответили невнятным гомоном, явно не желая соглашаться.

Джо припомнил, как они перешучивались с Алекс в ресторане, и невольно ухмыльнулся. Погодите, скоро вы все поймете свою ошибку! А пока…

– Если вам нужен брейк-танцор, то Пета – для вас. У нее потрясающие ноги, и растут они прямо от плеч. Не говоря уже о шестидюймовом маникюре и прочем. Девочка-конфетка. Продолжаем держаться за нее?

Послышался дружный протест.

– Вот и ладно! Значит, Алекс. Остается надеяться, что мне удастся ее уломать.

Чарли иронично приподнял бровь. Но Джо этого не заметил.

– Алекс Эйр, вы мне нужны! – произнес он вслух, как бы репетируя свою речь.

Чарли демонстративно посмотрел на часы и записал время.


Итак, в результате всего произошли три события, навсегда изменившие жизнь Алекс.

Во-первых, из Сингапура позвонил заместитель директора фирмы «Лаванда Эйр и компания» и стал умолять ее сказать, что она не уходит.

– Прости, Джеральд. Лаванда меня уволила. И я уже ушла, – объявила ему Алекс, отлично сознавая, что сжигает за собой последние мосты. – Желаю удачи. – В ответ он чуть не разрыдался.

Вторым ключевым моментом стала ее подпись на соглашении, делавшем ее совладелицей «Сейдж продакшнз».

И в-третьих – хотя Алекс потребовалось время, чтобы оценить важность этого события, – наступила та минута, когда Чарли вошел в кабинет, который ей предстояло отныне делить с Джо, с бутылкой шампанского и в сопровождении остальных членов команды.

Он со стуком поставил перед Джо бутылку и пластиковые стаканчики.

– Открывайте, босс. Вы побили рекорд!

– Какой еще рекорд?

В душе у Алекс зашевелилась смутная тревога.

– Ну, вы расписали ее как «профессионала до мозга костей», – напомнил Чарли своему шефу. – И вам удалось переманить ее к нам. – Он обернулся к остальным и объявил: – Выплата по ставкам на четыре недели!

– Выплата? – переспросила Алекс.

– Все сотрудники фирмы сделали свои ставки. – сообщил Чарли с ироничной гримасой. – Выиграли те, кто дал ему самый короткий срок. Большинство же считало, что он провозится несколько месяцев. Но Джо всегда готов побить собственный рекорд. – Чарли схватил руку Алекс и встряхнул ее что было сил. – Добро пожаловать в Парк развлечений, Алекс!

Глава 5

Парк развлечений – именно так и следовало назвать это место. Алекс никогда бы не подумала, что ей доведется работать с такой сворой шутников.

Прежде всего поражала атмосфера полной свободы. Когда Джо не нужно было «соответствовать» из-за важных встреч, он являлся на службу в каком-то подобии матросских клешей. И другие не отставали от своего шефа, рядились кто во что горазд. Джинсы считались едва ли не самой приличной формой одежды. Никаких галстуков. Какие, к черту, галстуки? Когда Джо трудился над очередным макетом, он вообще раздевался до пояса!

Алекс, упрямо придерживаясь прежних привычек, с головой погрузилась в работу. Здесь это было не так-то просто – по многим причинам. Далеко не всякому администратору приходится терпеть взъерошенное чудище с выпученными от возбуждения глазами и стружками в волосах, размахивающее молотком в опасной близости от своего компьютера. Однако, говоря откровенно, гораздо сильнее на нее действовала игра мощных мускулов под гладкой кожей. До сих пор ей не приходилось постоянно общаться с мужчинами, готовыми запросто скинуть с себя те детали туалета, которые вдруг показались им лишними.

– В фирме «Лаванда Эйр и компания» никогда не происходило ничего подобного, – заметила она в один прекрасный день, осторожно перешагнув через Джо, во весь рост распластавшегося на чертеже очередного макета.

Он сосредоточенно тянул прямую линию из одного угла в другой.

Услышав слова Алекс, Джо поднял голову и улыбнулся. Босиком, в шортах цвета хаки – он скорее походил на охотника из джунглей, чем на цивилизованного человека.

– До полной картины тебе не хватает только мачете, зажатого в зубах, – с чувством сообщила она.

– Вот, теперь ты сама видишь, чего была лишена! – расхохотался Джо. – Пора наверстать упущенное!

– Вот уж спасибо, – сердито буркнула Алекс.

По далее ее напускная строгость не могла скрыть хорошего настроения. Никогда прежде она так не наслаждалась жизнью.

При этом ее существование никто не назвал бы беззаботным. Джо был требовательным к себе, талантливым и на диво работоспособным парнем, но даже самый лучший друг не назвал бы его организованным. И уж если он загорался какой-то идеей, то шел к своей цели напролом, готовый рисковать чем угодно – в том числе и своими деньгами. Это Алекс выяснила очень скоро – как только их проект с телесериалом начал обретать какую-то форму.

– Ничего у нас не выйдет, – повторяла она. – Сумма вложений все еще недостаточна.

– Не беспокойся, – безмятежно возражал Джо. – Когда люди увидят, какая это классная штука, они передерутся за право ее выкупить!

– И они получат это все на распродаже по дешевке, потому что мы не успеем расплатиться с кредиторами, мрачно подытожила она. И обратилась к Тому: – Как насчет тех японцев с общеобразовательными программами? Вы говорили с ними?

– Мы… ну… – Том покосился на Джо в ожидании поддержки. – Я… я решил, что нам не стоит с ними связываться. Лучше обойдемся своими английскими деньгами.

– Ну как вы не понимаете, что нет у нас никаких английских денег! – со вздохом проговорила Алекс. – Есть лишь потенциальные инвесторы, проявляющие осторожный интерес. А их в карман не положишь! И пока хоть кто-то из них не подпишет чек – ни о каких съемках не может быть и речи!

Это был ее первый серьезный спор с Джо. Тот упрямо стоял на своем.

– Ты не видишь перспективы! – орал он во весь голос.

– Ты мне платишь не за перспективу! – орала в ответ Алекс, всю жизнь до смерти боявшаяся повышенных тонов. – Ты платишь мне за то, чтобы я держала вас на плаву! И этим я и занимаюсь!

Повисла напряженная пауза. Но вот Джо вздохнул и запустил пятерню в и без того растрепанные волосы.

– Ты права, – признался он со смущенной улыбкой. – Ты всегда права. Терпеть не могу эту твою привычку!

Алекс молча просияла.

Его помощники моментально учуяли, откуда дует ветер, и старались заручиться поддержкой Алекс, если хотели добиться чего-то от Джо. Все чаще она ловила себя на мысли о том, что в одночасье обзавелась доброй дюжиной взрослых братьев. Не очень-то простая роль для женщины, в свое время так и не успевшей толком понять, что значит быть ребенком.

А их хлебом не корми – дай сцепиться. Неистовые споры возникали ни с того ни с сего, как тропические бури, и так же легко затихали. Как считала Алекс, благодаря тому, что один из противников обычно сводил их разногласия к шутке. И впервые в жизни ей не хотелось убежать и спрятаться при звуке громких голосов.

Однажды она даже похвасталась этим перед Джо. Он подумал и сказал:

– Любовь моя, ты прирожденный миротворец. Это прекрасная черта, но ты зашла слишком далеко. Временами людям просто необходимо выпустить пар.

– Да, – неуверенно ответила Алекс.

Он взял за правило шутливо обращаться к ней «любовь моя» после того, как застал ее за чтением исторического романа. Конечно, он немедленно сунул туда нос, и, как назло, ему попалась страница с довольно дурацким текстом.

– «Любовь моя, джентльменам никогда не следует перечить! Это выводит их из себя!» – прочитал он вслух и расхохотался как ненормальный. – Отличный совет, Алекс! Мотай на ус, «любовь моя»!

Конечно, в этом обращении не было и намека на сексуальность. В книге к нему прибегал заботливый дядюшка, учивший уму-разуму свою племянницу, и Джо – великий мастер шуток и розыгрышей – стал пользоваться им как шутливым прозвищем.

И тем не менее всякий раз, стоило ему произнести слово «любовь», у Алекс перехватывало дыхание. Но каким-то чудом этого до сих пор никто не заметил.

Несмотря на новизну обстановки, Алекс мало-помалу приводила в логический порядок их запутанную документацию, что значительно облегчило работу новой ассистентке, принятой в фирму. Фрэн, студентка архитектурного колледжа, оставила учебу на год, чтобы подзаработать, и поначалу ужасно кичилась перед Алекс своим профессионализмом. Но ей понравилась идея сделать обзор предполагаемого телепроекта, Джо понравилось ее деятельное отношение к жизни, а Чарли понравился ее профессионализм. В итоге девушка и сама не заметила, как влилась в коллектив.

– Ты великолепна, – сказал Джо Алекс. – Еще ни один из наших практикантов не входил так быстро в курс дела.

– Вся проблема в том, чтобы правильно дать им задание. Они должны понимать, что от них требуется. Ты же не можешь винить их в том, что они не умеют читать твои мысли.

– А ты умеешь. – И он ласково взъерошил ей волосы. – Вот я и говорю, что ты великолепна.

Постепенно Алекс и сама стала верить, что неплохо справляется со своей работой – ведь недаром ее нахваливали на каждом шагу, – и оттаяла душой. Теперь она не просто занималась документацией. Она подхватывала любое дело, о котором забыли все остальные. К примеру, она по собственной инициативе сочинила речь для Джо, приглашенного почетным гостем на банкет. Один день в неделю Алекс отвела для работы над телепроектом. Она обхаживала слишком капризных клиентов. Она уговаривала нетерпеливых поставщиков. Она раскопала какую-то суперсложную обучающую программу и освоила искусство построения виртуальных конструкций, после чего окончательно поверила в то, что для нее нет ничего невозможного – стоит только сесть и как следует подумать. В общем, все эти недели Алекс жила как на облаке.

И это было очень важно для нее – ведь всякий раз, когда она спускалась с небес на землю, родные старались втолковать ей, какую роковую ошибку она совершила.

– Это скользкий тип, – заявил ее отец. – Я бы ни за что не позволил малютке Лейн путаться с кем-то подобным. – Внезапно его посетила ужасная догадка, и он с подозрением добавил: – Надеюсь, тебе хватило ума не вкладывать денег в его авантюры!

Алекс ответила какой-то колкостью и поспешила покинуть званый вечер, как только позволили приличия. Она старалась избегать визитов в дом отца и мачехи, ссылавшись на ужасную занятость, однако понимала, что не может делать это без конца. На горизонте продолжала маячить вечеринка с танцами, затеваемая в честь Лейн. Алекс старалась об этом не думать. Стычка из-за Джо Гомеса стала удачным предлогом отвлечь отца от его навязчивой идеи.

– Джо Гомес просто использует тебя, – сказала ее мама, изящно фланируя из зала в зал на закрытой выставке модного художника. – Будь реалисткой, – веско добавила она. – Возвращайся к Лаванде. У Джо Гомеса тебя ничего хорошего не ждет.

– Да неужели? – не удержалась Алекс от язвительного вопроса.

– Да! – отрезала Кэролайн. – Не пройдет и двух лет, как он станет мировой знаменитостью. Ты и глазом моргнуть не успеешь, как он от тебя отделается.

– Спасибо, мама, – не без иронии поблагодарила ее Алекс.

Кэролайн отвлеклась: она приняла у официанта фужер шампанского с таким видом, будто это был последний глоток воды в пустыне. И одним махом опустошила его до половины.

– Подожди, сама увидишь! – пообещала она с чувством.

– Согласна! – ответила Алекс ей в тон. – Может, сделаем передышку, присядем и перекусим? Ты же сама говорила, что терпеть не можешь эти картины, а у меня страшно болят ноги!

Ее мать первым делом прикончила шампанское. Но все же соизволила двинуться с места, что было заметным прогрессом в сравнении с тем, как она реагировала на задачи, поставленные перед ней Лавандой.

Лаванда, вынужденная каждый день сталкиваться с последствиями своей роковой ошибки и срывавшая зло на своем заместителе, в конце концов поступилась собственным высокомерием и позвонила блудной внучке.

– По-моему, твоя мама могла бы лучше справиться с работой, если бы ей немного помогли, – заявила она таким тоном, будто не сама советовала Алекс убраться на год куда подальше и не застить свет родной матери. – Давай поговорим.

– Давай не будем, – так же беззаботно, но твердо ответила ей Алекс. – Моя карьера пошла по другому пути.

Но Лаванда, получив от ворот поворот, только рассвирепела и оттого цеплялась за Алекс с еще большим упрямством. На вечеринке у Дианы Холдинг она загнала внучку в угол и начала беседу со снисходительного смеха.

– Ох, Алекс, честное слово! Я думала, ты гораздо умнее!

– О чем это ты? – насторожилась Алекс.

Она отлично знала Лаванду. Та не случайно стала хозяйкой одной из самых крупных косметических фирм. Умение манипулировать людьми было отточено у нее до величайшего искусства. И теперь она небрежно заметила:

– Проблема Джо Гомеса в том, что он принадлежит к типу мужчин, не признающих поражения. Все мужчины таковы, моя милая. Но Джо не умеет быть гибким. Это часто бывает у людей из низов. Твоя карьера не повернула по другому пути – ты просто зашла в тупик.

– Вот как? – Алекс изо всех сил старалась казаться равнодушной.

– Как только он выиграет, – голос Лаванды стал холодным и резким, – он утратит к тебе всякий интерес. Так оно и будет – как мне ни жаль.

– Выиграет что? – Теперь Алекс стало смешно и любопытно.

– Сражение, конечно. – Лаванда широко распахнула и без того огромные синие глаза.

– Какое сражение? – терпеливо уточнила Алекс.

– Это я бросила ему вызов, – надменно сообщила Лаванда.

– Ты бросила вызов? – Алекс опешила.

– Я сказала, что он не увидит тебя, как своих ушей! Как ты понимаешь, он просто не мог с этим смириться!

Алекс онемела от неожиданности. Лаванда наградила ее тщательно отрепетированной улыбкой, в которой снисходительность любящей бабушки сочеталась с циничным знанием жизни.

– А тебе не приходило в голову, что я тоже в этом участвую? – Алекс наконец-то снова смогла говорить. – К примеру, он увидел, что я могу сделать, и подумал о том, как расцветет его бизнес благодаря моей помощи…

На идеально гладком лбу Лаванды Эйр появилась едва заметная морщинка.

– Не морочь себе голову, дорогая. Конечно, ты у нас послушная маленькая лошадка. Но в тебе нет творческой жилки. Наш поединок с Джо начался с того самого дня, когда я одобрила его план реконструкции дворца. Боюсь, дуэль зашла слишком далеко. Просто так случилось, что ты подвернулась ему в качестве оружия.

Алекс не выдержала и расхохоталась. Лаванда надменно подняла брови.

– Отличный выпад, бабуля! – со смехом сказала Алекс. – Но ты промахнулась.

Лаванда застыла, как будто проглотила палку.

– Ты же хотела отдать это место маме! Ты так и сделала. Вот и живи с этим. – посоветовала Алекс. – А я выбрала свой путь. И мне на нем весело.

И это было чистой правдой. Но больше всего Алекс удивило то, как отнесся к ее поступку Руперт.

Поначалу Алекс даже не хотелось в это верить. Но Руперт, всегда такой рассудительный и сдержанный, в один миг преодолел путь от простого недовольства до холодной ярости, в которую он впадал всякий раз, стоило ему услышать имя Джо.

– Неужели этот хмырь способен на ревность? – задумчиво процедила Джулия после очередного холодного прощания за общим столом во время завтрака.

Входная дверь захлопнулась за Рупертом с грохотом, прокатившимся по всему дому.

Алекс отвернулась, чтобы спрятать слезы. Ей не раз приходило в голову, что если ты любишь человека с шести лет, то так и остаешься перед ним такой же беззащитной, как шестилетняя девчонка. Руперту по-прежнему не требовалось особых усилий, чтобы довести ее до слез. Достаточно было строгого взгляда, чтобы она почувствовала себя никому не нужной, несчастной и обиженной.

Но очередной выпад Джулии заставил ее кинуться на защиту своего любимого:

– С какой стати ему ревновать? У него самого прекрасная карьера с отличными перспективами!

– Ох, да при чем тут карьера? – рассердилась Джулия. – Я имела в виду Джо!

К этому времени Джо успел стать у них в доме своим человеком. Джулия его обожала. Эта парочка сошлась так легко, как будто была знакома сто лет. Алекс предположила, что это объясняется родством душ. Они понимали друг друга с полуслова.

Но сейчас она уставилась на Джулию так, будто та говорила на неизвестном ей языке.

– Какого черта ему ревновать меня к Джо?

Джулия закатила глаза к потолку и выразительно вздохнула.

– Да потому, что такому, как Джо, любая отдастся не раздумывая! То у него вид заправского пирата, ан глядь уже ходит вокруг тебя на бархатных лапках и мурлыкает, как ягуар! К этому ни одна нормальная баба не останется равнодушной!

– А я осталась! – рассмеялась Алекс.

И это было правдой. Ну, не совсем. Но все-таки…

– Я же сказала: нор-маль-на-я!

Джулия зажмурилась и стала качаться на стуле, вспоминая все прелести Джо Гомеса.

– Когда ты говоришь с ним, он тебя слушает… слушает, без дураков! – мечтательно сказала она. – Ты чувствуешь его внимание к тебе. А ты замечала, как темнеют у него глаза, стоит ему задуматься? – Она даже вздрогнула от приятного возбуждения. – Восхитительно. И в то же время страшно. Спорим на что угодно – он просто чумовой любовник! Спорим, он…

– Все, довольно, – оборвала ее Алекс, отлично зная Джулию. – Мне с ним работать. Не хватало еще вспоминать все твои сексуальные фантазии всякий раз, как я на него посмотрю!

– К чертям собачьим мои фантазии, – плотоядно улыбнулась Джулия. – Лучше скажи, как насчет твоих?

– Я не имею привычки делать объектом сексуальных фантазий мужчин, с которыми работаю, – строго отчеканила Алекс, качая головой. – Это вопрос принципа. А для нормальных профессиональных отношений вообще может стать поцелуем смерти!

– Поцелуй! – прошептала Джулия, как бы пробуя и это слово на вкус, и снова вздрогнула всем телом. – М-м-м… да, классно!

– Нимфоманка! – Алекс не выдержала и швырнула в нее недоеденным круассаном. – Вдобавок с извращенным чувством юмора.

– О'кей, – расхохоталась Джулия, – тебе невдомек, какой Джо Гомес любовник! Но положись на мое слово, Руперт это сразу понял! Вот почему он так взбесился!

Неужели Руперт говорил ей об этом? Кажется, он сказал только, что тревожится из-за Алекс.

– Ты ведешь себя как круглая дура, – холодно процедил он пару дней назад.

Но Руперт должен был пригласить на обед важных приезжих клиентов. Он позвонил Алекс перед тем, как ехать в отель, чтобы отвезти своих гостей в ресторан. И как только за ними захлопнулась дверца такси, он выдал ей эту обидную фразу.

Алекс еще тогда подумала, что он ее заготовил заранее. Это было совсем не похоже на Руперта. Обычно он не стеснялся сразу выкладывать ей все, что приходило в голову. К чему бы такая перемена?

– Круглая дура. Весь город об этом судачит.

– Да о чем ты?

– О твоей так называемой работе на этого… плейбоя!

– Джо вовсе не плейбой, – возмутилась Алекс, в которой заговорило чувство справедливости. – Он работает как проклятый!

В сумрачном салоне такси Руперт посмотрел на нее так, что у нее душа ушла в пятки. Этот сверлящий взгляд был на грани ненависти… Алекс забилась в самый угол, чувствуя, как ледяные тиски сжимают сердце. Но Руперта, похоже, это не трогало.

– Иногда я думаю: неужели ты действительно такая наивная? – продолжал он со старательно сдерживаемым бешенством. – Или тебе просто доставляет удовольствие молоть всякую чушь, чтобы позлить окружающих? Я имел в виду то, что он охотник за юбками. Теперь до тебя дошло?

И его слова, и его тон – все было просто отвратительно. Алекс болезненно поморщилась, но постаралась ответить как можно более миролюбиво:

– Но какое отношение это имеет ко мне?

Руперт прикрыл глаза и что-то пробормотал. Она не стала просить его повторить сказанное. Он снова посмотрел на нее.

– Ты богата, – начал он таким тоном, будто объясним правила арифметики трехлетней малышке. – Ты не можешь похвастаться внешней привлекательностью. Ты потерялась и запуталась. Ты самоутверждалась на службе, а Лаванда тебя выставила. И ты ухватилась за то, что первым подвернулось под руку. Джо Гомес – плут и выжига, и от этого он еще более опасен.

Алекс почувствовала, как кровь отлила от ее щек. Конечно, Руперт не мог видеть этого в неверных бликах уличных фонарей, но он все-таки что-то почувствовал. И немного сбавил тон.

– Конечно, я ни в чем таком тебя не обвиняю, – затараторил он, – но все остальные только так и подумают!

– А я считаю, что ты ошибаешься. В том смысле…

И тут Руперта понесло:

– Они не думают – они говорят! Они уже говорят о нем и о тебе, Алекс!

Водитель такси слегка повернул голову. На этот раз Алекс покраснела. Щеки пылали как в огне.

– Значит, они все дураки! – воскликнула она. – И ты не лучше их, если веришь! А я не собираюсь идти им поводу у чьей-то глупости!

И ничто не могло сдвинуть ее с этой позиции.

Теперь настала очередь Руперта не верить своим ушам. Он в жизни не мог представить себе ничего подобного, чтобы его Алекс – покорная, сговорчивая Алекс – вдруг взбунтовалась и послала всех к черту. И не просто всех, но и его в том числе! С десяти лет он привык к тому, что достаточно ему шевельнуть бровью – и Алекс тут же станет плясать под его дудку. И вот теперь, извольте видеть, она становится в позу и не желает считаться с его мнением! Она желает работать с Джо Гомесом. Нравится это ему, Руперту, или нет!

Руперту даже в голову не пришло ее попросить. Ему никогда не требовалось о чем-то просить Алекс, да и проситель из него был никудышный. И он оскорбленно произнес:

– Могла хотя бы подумать обо мне. В какое положение ты ставишь меня?

И миролюбивая, уступчивая Алекс выдала:

– В паршивое.

Конечно, на этом их спор не закончился. Они препирались всю дорогу до гостиницы, где их ждали гости. Но и тогда они не помирились, а лишь на время сложили оружие.

Руперт избрал молчаливую позицию оскорбленного достоинства. Он дулся на Алекс весь вечер. Он не поцеловал ее на прощание, не говоря уже о том, чтобы осчастливить предложением остаться на ночь. Его звонки сократились до необходимого минимума, определявшегося потребностями их общих знакомых.

Поскольку Алекс не соизволила одуматься или хотя бы продемонстрировать, что чувствует себя виноватой, Руперт сам явился к ней в воскресенье, чтобы сообщить, что слишком занят на работе и не сможет ночевать у нее в ближайшие две недели.

Он сделал паузу в ожидании жалоб и протестов. Но вместо этого Алекс чуть ли не с облегчением воскликнула.

– Как, и ты тоже? Честное слово, Руперт, мне ужасно жаль, но, по-моему, ты прав. У меня буквально нет ни свободной минуты! Но я непременно постараюсь выкроить для тебя свободный уик-энд после Рождества, обещаю!

Чуть не лопаясь от злости, он прошипел:

– Будь осторожна, Алекс! – И когда она обратила на него недоуменный взор, зловеще добавил: – Не променяй то, что имеешь, на какой-то мираж!

И пулей вылетел из дома.

– Что здесь за шум? – поинтересовалась Джулия, выплывая из ванной комнаты, завернутая в полотенце и с жуткой зеленой маской на лице.

Алекс без сил плюхнулась на стул. Она едва дышала, как будто ядовитый выпад Руперта сумел-таки достичь цели.

Конечно, разбить ей сердце было невозможно. Потому что оно давно и навсегда принадлежало Руперту, и только ему. Этого не изменишь никакими словами. И все же она не могла отделаться от чувства, что происходит что-то страшное.

Алекс сама не могла бы сказать, что именно. И как это началось. И почему. Но ей внезапно почудилось, будто у нее выбили почву из-под ног.

– Руперт изволил на тебя гневаться? – спросила Джулия, пристроившись на подоконнике.

– Вроде бы нет, – механически откликнулась Алекс, все еще погруженная в свои мысли.

Мираж? Что он имел в виду, говоря это? И от чего она отказывается? Откуда эта необъяснимая растерянность? И даже страх? Черт побери, ее буквально мутит от страха!

– Я полагаю, это из-за Джо.

– Можно подумать, на Джо свет сошелся клином, – с горечью заметила Алекс, стараясь взять себя в руки.

– А что я тебе говорила? – Джулия улыбнулась, как кот, добравшийся до сметаны.

– Ничего ты не говорила! – взорвалась Алекс. – Ты сказала, что Руперт к нему ревнует. Но ты не говорила, что вся моя родня дружно объявит ему войну!

– Да неужели? – Для Джулии это было новостью.

– Они все его ненавидят! – Однако врожденное чувство справедливости тут же заставило Алекс уточнить: – Ну, все, кроме Лаванды. Но и она считает, что мне не стоит водить с ним компанию. – Она стиснула зубы, стараясь преодолеть отчаяние. – Зато все они сходятся на одном. Он слишком привлекателен, чтобы с ним можно выло работать.

– Черт побери, он слишком привлекателен, чтобы с ним жить! – буркнула Джулия без малейшего удивления.

– Но это никоим образом не касается меня. Я всего лишь с ним работаю! – с усилием проговорила Алекс.

– Ах, ну еще бы! – Джулию невозможно было ничем пронять. – Ну и каков же он – я имею в виду в работе?

– Он как ураган. – Алекс подумала и добавила: – Одушевленный ураган.

Джулия плотоядно ухмыльнулась. Ее голос опустился до зловещего шепота, как при озвучивании телевизионного ужастика. Когда-то Джулия бралась и за такую работу.

– Много ли времени ему требуется, чтобы закружить и такую невинную девочку?

Алекс сердито прищурилась, глядя на Джулию. Ее надежный, устоявшийся мир раскачивался все сильнее, грозя похоронить Алекс под обломками.

– Если ты считаешь себя очень остроумной, то позволь заверить тебя, что это не так! – холодно сказала она. – Со мной Джо обращается как с коллегой – и не иначе.

– Но это еще не значит, что он перестал быть одним из самых чумовых любовников, – рассудительно заметила Джулия. Ее глаза алчно сверкнули. – У него такие губы…

– Тебе, сексуальной маньячке с зеленой рожей, не дано этого понять, – упрямо возразила Алекс вместо того, чтобы согласиться с последним заявлением, – а меня он совершенно не интересует.

– Ах вот как?

– Да, вот так! – Алекс готова была сорваться. – Джо Гомес может быть самым чумовым любовником в мире и даже получить за это приз. Мое сердце останется холодным и спокойным. Вот что я о нем думаю.

– Да кто же предлагает тебе думать? – покачала головой Джулия.

– Я! Именно это я всегда и делаю! Я думаю! – Алекс почти кричала. – И я не могу позволить себе думать о человеке, с которым работаю, как о сексуальном объекте. Довольно? Ты все поняла? Я достаточно ясно выразилась?

– Поняла, поняла, прелесть моя. – Джулия явно не ожидала такой вспышки. – Как скажешь, так и будет!


Настоящее землетрясение, перевернувшее с ног на голову ее мир, произошло за две недели до Рождества.

Алекс не могла не беспокоить их чрезмерная загруженность. Расписание Джо было переполнено деловыми совещаниями и встречами, однако он при любой возможности растворялся в пространстве, чтобы запереться где-нибудь с Томом Скелтоном и его проектом телесериала. Клиенты начинали роптать. Алекс приходилось лезть из кожи вон, чтобы сохранить заказы.

И в конце концов вечером в понедельник она сказала об этом Джо.

Он обернулся и посмотрел на нее. На миг ей показа лось, что сейчас произойдет взрыв.

– Что случилось? – невольно вырвалось у нее.

– Я кто, по-твоему? – зарычал он. – Супермен?

– Нет, к сожалению. В этом-то и дело. – Она выразительно постучала по ежедневнику. – Дальше так продолжаться не может.

Алекс попыталась смягчить свои слова профессиональной улыбкой миротворца: мягкой, но решительной. Во всяком случае, она надеялась, что улыбка выглядит такой. Но Джо, судя по всему, воспринял ее совершенно иначе.

– Терпеть не могу, когда ты корчишь из себя воспитательницу детского сада! – довольно миролюбиво произнес он.

И сделал то, чего не делал ни разу с того вечера, о котором Алекс почти удалось забыть: поцеловал ее прямо в губы.

Благодаря практике, полученной за время работы в Парке развлечений, на этот раз Алекс встретила его выходку во всеоружии и закричала:

– Отпусти!

Джо поднял голову и улыбнулся Алекс, весьма довольный собой. У него снова было прекрасное настроение.

Алекс дрожащей рукой пригладила волосы.

– Ты делаешь это уже во второй раз! – возмущенно воскликнула она.

– Весьма польщен, что ты об этом помнишь! – Джо откровенно забавлялся.

– Помню?!

– Кто бы мог подумать!

– Только потому, что я стараюсь быть профессионалом… – запальчиво начала Алекс, но Джо ее перебил:

– Ты стараешься быть непрофессионалом. Ты стараешься быть роботом. И скоро, черт возьми, ты им станешь! Да что с тобой такое?

Ее губы все еще горели от поцелуя. Это было вовсе не противно, однако ей пришлось подавить желание провести пальцами по губам. Она сердито вскинулась.

– А разве не за это ты меня полюбил? – поинтересовалась Алекс слащавым голоском.

Джо опешил:

– О чем это ты?

– Ты влюбился в меня именно тогда, когда я вела себя как воспитательница детского сада! – выпалила Алекс. – Насколько я помню, в тот день мне пришлось приводить в чувство членов правления, взбесившихся из-за плохого годового отчета!

– Ах, так ты и это запомнила? – Джо сердито прищурился.

– А как же не запомнить? Ты встал на пороге как статуя! А потом сказал: «Я влюблен!» Ничего умнее не мог придумать!

Он едва заметно покраснел. Алекс было приятно это видеть.

– Да, но…

– Скажу тебе больше – именно поэтому ты не давал мне проходу, стараясь переманить к себе в фирму! И ты сам это знаешь! Я была нужна тебе в качестве робота! – закончила она с торжеством.

– Твоя память слишком избирательна. – На мрачном лице Джо невозможно было ничего прочесть.

– Она хранит только самые выдающиеся факты! – моментально парировала Алекс.

– У тебя довольно странное представление о том, что можно считать… как ты их назвала? Выдающиеся?

– Выдающиеся, – подтвердила она. – Любые вещи, способные повлиять на успех нашего бизнеса.

Джо прислонился к стеллажу с таким видом, будто собирался спорить с Алекс до самого вечера. Он скрестил руки на груди и уставился на нее пронизывающим взглядом.

– Говоришь, любые? – Теперь в его голосе звучало любопытство.

– Абсолютно, – решительно кивнула Алекс. – Это и контроль качества, и соблюдение сроков договоров, и эффективность, и стиль, и репутация. Да и сама работа.

– Уточни, пожалуйста, что ты подразумеваешь под репутацией?

На это у Алекс всегда был готов ответ. И она выдала его без раздумий. А напрасно – следовало бы подумать, чтобы избежать ошибки.

– Финансовая стабильность. Честные контакты. Качественная работа – и все в таком роде, – без запинки перечислила она.

Ровные зубы Джо блеснули особенно ярко на его загорелом лице.

– По-твоему, это честно и повышает качество – погонять свою правую руку, своего самого ценного сотрудника, как робота? Разве это пойдет на пользу моей репутации?

– О-ох! – вырвалось у Алекс. Только теперь она осознала, что сама приготовила себе ловушку. И поспешила исправить ситуацию: – Это ничего не значит, если я сама не возражаю против того, чтобы меня погоняли как робота, – заверила она.

– А ты не возражаешь? – Густая темная бровь выразительно поползла вверх.

– Нет! – воскликнула она громче, чем требовалось.

– Но почему? – Джо несколько растерялся.

Алекс стушевалась.

– Потому… потому… – Она не знала, что сказать, и выдала первое, что пришло в голову: – Потому что вокруг начинают болтать о нас с тобой бог знает что!

Джо даже глазом не моргнул. Он по-прежнему стоял, вальяжно прислонившись к книжным полкам, и с его смазливой рожи не сходило это проклятое самодовольное выражение! Однако у Алекс возникло ощущение, что на самом деле ему вовсе не так уж весело.

– И это для тебя очень важно, – закончил он, как бы подтверждая ее мысль.

Алекс стало не по себе: похоже, она все-таки хватила лишку. И бури уже не миновать.

– Ну, не то чтобы важно, – промямлила она с запинкой. – Но будет проще, если мы не станем давать людям повод думать, будто у нас с тобой… в общем, я бы не хотела никого вводить в заблуждение по поводу того, что у нас… что мы…

– Что мы любовники, – вкрадчиво подсказал Джо.

Повисла жуткая тишина. Алекс громко сглотнула. Джо молчал, ожидая, что она скажет. Его глаза стали темными, почти черными, и по ним невозможно было ничего прочитать. Однако он ни на миг не отвел взгляда от ее лица. От ее горящего лица – как запоздало осознала Алекс.

– Э-э… Да, – наконец ответила она.

После большой, слишком большой паузы.

– А почему бы и нет? – Джо сказал это равнодушно, как бы не придавая особого значения, а просто, желая утолить любопытство.

Алекс показалось, что от ее раскаленных щек начинает колебаться воздух в комнате. Она старательно избегала смотреть ему в глаза.

– По многим причинам.

Как ни старалась она говорить небрежно, ее подвел предательски дрогнувший голос.

– Назови хотя бы одну. – Видя, что Алекс слишком трудно собраться с мыслями, он добавил: – Валяй! Я жду!

Джо откровенно издевался над ее смущением. И не пытался этого скрыть. Вспышка праведного гнева мигом привела Алекс в чувство.

– Руперт! – выдохнула она.

А вот теперь ему стало не до смеха. Ну что ж, по крайней мере хоть этого она добилась. И поникла, не и силах скрыть облегчения.

– Ах, ну конечно! Руперт! – воскликнул Джо, щелкнув пальцами. – Конечно! И как это он выскочил у меня из головы? С чего бы это, не подскажешь?

Алекс сочла ниже своего достоинства отвечать на этот вопрос.

А Джо наконец-то отлепился от стеллажа. От неожиданности она вздрогнула.

Их взгляды встретились.

«Проклятие! – подумала Алекс, стараясь не утонуть в этой жгучей темноте. – Снова я влипла!»

Она внезапно подумала о том, что во всем помещении никого нет – только они с Джо.

И вернулось все то, что она так старательно пыталась забыть – в самый неподходящий момент. Их первый поцелуй в кабинете у Лаванды. Темная комната, окутанная призрачными тенями. Жар его тела. Его голод. Ее голод. А потом – его исчезновение.

– Руперт говорит, что надо мной все смеются, – с трудом вымолвила она. – Потому что я неуклюжая старая дева, а ты… ты… – Алекс беспомощно умолкла, потому что не нашла подходящего слова, чтобы передать Джо, кем его считает Руперт.

– Могу себе представить, – процедил Джо с улыбкой.

И улыбка эта не предвещала ничего хорошего.

– Руперт сказал…

Алекс вдруг обнаружила, что Джо оказался перед ней, причем в опасной близости. И его тело было таким же жарким, как ей и запомнилось. Даже еще жарче. Потому что сегодня он пылал не от голода. А от бешенства.

– Ты никогда больше, – процедил он сквозь стиснувшие зубы, – не будешь передавать мне то, что сказал о тебе Руперт Свиткрофт. Никогда.

– Ч-что? – вырвалось у Алекс, именно в тот момент ощутившей, что мир переворачивается вверх ногами.

Его рука скользнула под темный жакет ее строгого делового костюма. С устрашающей ловкостью длинные сильные пальцы расстегнули пуговицы у нее на блузке. У Алекс перехватило дыхание.

– И ты никогда не станешь обзывать себя «неуклюжей старой девой» в моем присутствии!

Его ледяные пальцы коснулись разгоряченной чуткой кожи. Как во сне, она почувствовала, что на ней расстегнули бюстгальтер. Но груди как будто приподнялись сами по себе, чтобы лечь в подставленные широкие ладони. Алекс словно со стороны услышала свой стон – низкий, звериный, полный страсти. Она и подумать не могла, что способна издавать такие звуки.

А Джо резко наклонился. Кажется, он целовал ее в волосы. Алекс не могла сказать точно, потому что дрожала от возбуждения и той жаркой истомы, что волнами накатывала на разгоряченное тело.

Она повисла на нем, чтобы не упасть. В тишине громко раздавалось ее хриплое дыхание – как у раненого зверя. Ее пальцы, как когти, скрючились у него на плечах. Ее голова запрокинулась. Она почувствовала его губы на шее, на ключице, на груди. Она вздрогнула и подалась вперед, умоляя о большем, умоляя о…

«Я его хочу!»

Его губы сомкнулись на соске. Умоляя вот об этом. Она охнула. Это было похоже на крик.

В его груди зародился низкий удовлетворенный стон. Алекс восприняла его как поощрение. И обхватила его, что было сил, прижимая к себе. Им уже трудно было удержаться на ногах, но Джо умудрился опустить ее на пол со всей осторожностью, хотя Алекс почти не отдавала себе в этом отчета. Все, на чем она сосредоточилась, были его горячие, влажные губы. Казалось, они покрывают поцелуями все ее тело, с каждой минутой унося все выше, приближая к… к…

Она содрогнулась и забилась в конвульсиях, а Джо по-прежнему держал ее в объятиях. И Алекс показалось, что он обнимает ее с бесконечной нежностью. Тихо вздохнув, она покорно опустила голову ему на грудь. Ее рассудок молчал. А тело обмякло после неистовой разрядки.

«Я чувствую себя великолепно», – рассеянно подумалось ей.

Она не сразу осознала, что произнесла это вслух.

Джо ответил тем, что прижал ее к себе еще сильнее. Оказывается, все это время он оставался под ней. Одной рукой он перебирал ее волосы, приподнимая густые пряди и пропуская их сквозь пальцы в завораживающем неспешном ритме. Алекс подумала, что никогда в жизни не чувствовала себя такой счастливой.

От блаженной расслабленности не осталось и следа. Черт побери, не хватало еще и это сказать вслух! Она же просто умрет от стыда!

Джо почувствовал, как напряжение сковало ее тело.

– Неудобно? – спросил он, и его низкий голос вздрогнул от смеха.

– Пыльно, – добросовестно уточнила Алекс.

Она кое-как села и по возможности привела в порядок одежду. При этом она держалась к нему спиной. Вряд ли у нее хватило бы духу посмотреть ему в глаза. Алекс не могла бы сказать, чего больше боялась она увидеть в его глазах – насмешку или страсть. И то и другое ставило ее в тупик. Тем более что на этот раз оба были равно виноваты в том, что случилось.

«Хотела бы я иметь побольше опыта в этих делах», – подумала она, стараясь не выдать охватившей ее растерянности.

Алекс встала – прямо скажем, не очень-то изящно. Ее синяя юбка собрала с пола всю пыль, какие-то волосы и даже пару скрепок для бумаги. Она с преувеличенной тщательностью стала отряхиваться, радуясь предлогу занять руки и не смотреть на Джо Гомеса.

Ее тело не желало внимать рассудку и упрямо напоминало о том, что хочет его по-прежнему и что они сделали только первые шаги по дороге близости. Впереди их ждало великое множество открытий – конечно, в том случае, если он тоже этого захочет. Впрочем, об этом Алекс постаралась не думать.

– Хорошо, – как можно беззаботнее сказала она. – Ты доказал свою правоту. Я не робот. Могу тебя поздравить.

Наступила тишина. Алекс застегнула блузку, заправила ее в юбку и одернула жакет. Она по-прежнему держалась спиной к нему.

– Прости, не понял? – наконец подал голос Джо.

– Ты выиграл. Согласно мнению моей бабки, именно этого ты и хотел с самого начала.

Он схватил ее за плечи и развернул лицом к себе.

Алекс ответила на его взгляд легкой улыбкой. Ей было не до смеха, но она все-таки сумела улыбнуться.

Рука, лежавшая у нее на плече, сжалась так, что она чуть не закричала от боли. Но сумела сдержаться.

– Похоже, ты вообразила, будто знаешь меня слишком хорошо.

Джо больше не походил ни на обольстителя, ни на забавного пирата – и уж тем более на чумового любовника. Вместо этого – всего на один краткий момент – он показался ей настолько усталым и измученным, что Алекс почти готова была его пожалеть. Почти.

Но уже в следующий миг он отпустил ее и отвернулся.

– Ну что ж, коли мне действительно удалось доказать, что ты вовсе не похожа на старую деву – значит, я не зря прожил свою жизнь.

Ухмыляющийся пират вернулся, чтобы снова издеваться над ней. Алекс покраснела от злости. Она решила, что ненавидит этого типа.

– По-твоему, мне следует сказать за это «спасибо»? – Вскричала она, стиснув кулаки и опираясь ими на свой стол.

У нее чесались руки схватить со стола аккуратно сложенные стопки бумаг и швырнуть ими в стену.

– Ничего, обойдусь, – беспечно ответил Джо.

– Ха! – Она все-таки схватила со стола папку для корреспонденции и хлопнула ею о столешницу.

Джо не спеша обошел вокруг стола и уселся на его угол. Если бы кто-нибудь заглянул сейчас в кабинет, то наверняка решил бы, что двое коллег задержались после конца рабочего дня, чтобы обсудить свои дела. Только Алекс, чья кровь все еще бурлила в жилах, могла разглядеть, какая буря бушует в его взоре – точно так же, как и в ее собственном.

«Да что это на меня нашло?»

Она глубоко вздохнула и выпрямилась.

– Но все же я считаю, что ты должна мне кое-что объяснить, – задумчиво проговорил Джо.

Алекс собралась с духом и сказала правду:

– Похоть. Простая и незатейливая. Прости.

Джо растерянно моргнул. А потом в его глазах вспыхнуло дьявольское пламя.

– Я польщен! – пробасил он, отвесив низкий поклон. – Но я хотел спросить не об этом!

«Ох, это ужасно! Я снова угодила пальцем в небо! Он наверняка считает меня круглой идиоткой!»

– Тогда о чем же? – потерянно произнесла Алекс, изо всех сил стараясь не показать, как ей стыдно.

– Почему ты… – Джо не сразу подобрал нужное слово. – Почему ты так и норовишь сама себя унизить? – Заметив, как изменилось выражение лица Алекс, он поспешил добавить: – Нет, не сегодня! Мы оба сейчас слишком устали и едва ли соображаем, что происходит. И ты, и я. Но нам не помешает вернуться к этой теме при ясном свете дня. И мы непременно к ней вернемся. И скоро.

Алекс сглотнула и выдавила из себя «О'кей», прозвучавшее как «Никогда в жизни».

Джо улыбнулся, как будто прочел ее мысли.

– Ты обещала, – мягко проговорил он. – Я знаю, что ты всегда выполняешь обещания. Пришло время тебе усвоить, что я тоже поступаю именно так.

А затем он встал и спокойно направился к двери, как будто это не его руки совсем недавно ласкали ее обнаженную грудь, а язык прорывался к ней в рот. Как будто это не он доводил ее до бешенства своими шутками или смущал до того, что она не смела поднять на него глаза. Как будто это не он перевернул вверх дном ее мир.

Алекс смотрела ему вслед и не могла сдержать нервную дрожь. Она чувствовала себя подавленной и растерянной. И ужасно, смертельно одинокой.

Одиночество стало совершенно нестерпимым, когда она оказалась дома. Джулия еще не вернулась с репетиции. Она получила ведущую роль у модного режиссера и теперь сутками пропадала в театре. В итоге Алекс ее по чти не видела.

Она попыталась утешиться, поговорив с Рупертом, но тот все еще дулся. Когда Алекс волей-неволей пришлось сказать, что она соскучилась, он немного смягчился, но не настолько, чтобы предложить приехать.

– Ты должна отдавать себе отчет, Алекс, – разглагольствовал он, – что я не могу просто взять и бросить все в угоду твоим капризам. В жизни есть много других, не менее важных вещей. Таких, к примеру, как ответственность. К тому же ты сама согласилась, что до Рождества нам лучше вообще не встречаться, – напомнил он.

У Алекс остался неприятный осадок – Руперт явно позлорадствовал, когда услышал в телефонной трубке ее голос. И истолковал поступок Алекс как запоздалое раскаяние в своем упрямстве.

Она снова почувствовала себя той растерянной маленькой девочкой, которая когда-то познакомилась, с ним. В то время взаимная ненависть ее родителей разрослась настолько, что мать физически не выносила присутствия отца, и он часами колесил по округе на своем огромном роскошном автомобиле, пока Кэролайн в ярости металась по дому. Руперт, недосягаемо великолепный в ореоле своих десяти лет перед шестилетней Алекс, жил в доме по соседству и позволял ей ходить за собой хвостом. Она вечно была испачкана и растрепана, а пару раз, когда он подбил ее влезть на большое дерево, и изрядно напугана. Но по крайней мере у нее был свой товарищ, хотя и совершенно равнодушный к ее страхам.

– Но мне сегодня действительно, очень, очень одиноко, – промолвила она вполголоса, обращаясь скорее к себе, чем к нему.

– Ну что ж, может быть, нам стоит пересмотреть прежнее соглашение, – важно процедил Руперт. – Подумай об этом. Я позвоню тебе в конце недели.

Он повесил трубку.

Алекс провела беспокойный вечер на диване перед телевизором. Она не могла найти другого предлога не ложиться спать, а снов она боялась еще больше, чем мук одиночества.

Сон начинался в точности так, как она и ожидала. Факел. Пустая комната. Зеркало. И мужчина.

На этот раз на нем была маска. Белая маска с венецианского карнавала. Она скрывала все лицо, кроме глаз.

Алекс не в силах была оторваться от этих глаз. Они поражали ее бездонной чернотой и как будто старались передать ей мысленное послание. Она смотрела и смотрела в них, но так и не могла разгадать смысла этого взгляда.

Был ли это вызов? Или угроза? Или еще что-то?

«Чего ты хочешь?» – хотела она спросить, но онемевшие губы отказывались повиноваться.

Он протянул к ней руку, и Алекс увидела, что его руки под широким и длинным карнавальным балахоном затянуты в черные перчатки до локтя. Только его глаза были открыты, и они горели. Они прожигали ее насквозь.

Она положила руку на обтянутую перчаткой ладонь и почувствовала тепло его тела, проникавшее сквозь тонкий бархат. Не отрывая от нее взгляда, он прошел к ней через зеркало, и подобно двум призракам они в мгновение ока пронеслись вниз по широкой витой лестнице и оказались на улице. Алекс попыталась повернуться к нему, но не тут-то было.

Две руки, необычайно сильные и твердые для призрака, давили ей на плечи и заставляли смотреть только вперед. Она почувствовала спиной жар его тела, хотя на улице было ужасно холодно.

Резко зашелестел шелковый балахон, когда он наклонился вперед, щеки ее коснулось его теплое дыхание, по шее прошлась колкая щетина его подбородка, и горячие губы приникли к ямке над ключицей.

Алекс узнала, кто это. Она назвала его по имени – медленно, едва веря в такое чудо – и попыталась обернуться, но он со скоростью пули унесся прочь. Вдоль по пустынной улице с рядами надменных элегантных, особняков. Она смотрела, как он скрывается вдали, и не желала в это верить. Она услышала, как его хохот отдается эхом в холодном ночном воздухе.


Когда Алекс очнулась, ее щеки были мокрыми от слез. И она отчетливо помнила, кто это был.

– Ох, дорогая, ну и влипла же ты! – произнесла она вслух.

Глава 6

Джо совершал пробежку в свое обычное время. В последние дни они стали встречаться с Томом именно здесь.

– Как дела? – пропыхтел Том, труся рядом.

– Я сделал набросок для выпуска, посвященного Венеции. Перешлю тебе к концу недели. Как всегда, там в основном идеи, которым надо придать форму.

– Вот и отлично, – сказал Том.

Теперь, когда перед ним стояла конкретная задача, он превратился в прежнего Тома, спокойного и уверенного в себе.

– Это все, что им требуется. Венеция сейчас в моде. Японцы ухватились за нас обеими руками. – Алекс так и говорила.

– И в конце концов так оно и вышло! – Том горячился все больше, захваченный радужной перспективой. – Она просто клад, твоя Алекс, правда?

– Правда, – сдержанно кивнул Джо. – Но только не моя.

Ему очень не хотелось в этом признаваться. Он даже сам удивился, до чего не хотелось. Джо никогда не считал себя собственником. Во-первых, он был современным человеком, для которого женщина не может быть собственностью. А во-вторых, уж коли ты назвал что-то своим – стало, быть, обязан заботиться об этом. Джо же предпочитал откровенность и независимость. Независимые женщины, способные позаботиться о себе без участия мужчины, устраивали его как нельзя лучше.

И только Алекс, независимая и самостоятельная во всех смыслах, каким-то образом умудрилась разбудить и нем инстинкт собственника и защитника. Он действительно дошел до того, что хотел взять ее под свою опеку.

Взять, к примеру, хотя бы прошедший вечер. Она показалась ему такой трогательно удивленной, когда он ее поцеловал. Он сам не мог бы объяснить, почему это сделал. Он ужасно разозлился и хотел хоть как-то ее встряхнуть.

Но когда она посмотрела на него, как на чудовище, когда воскликнула: «Отпусти!», совсем как испуганная школьница – ему вдруг нестерпимо захотелось прижать ее к себе и никому не давать в обиду. Мало того, у него появилось желание заниматься с ней любовью до тех пор, пока она не поверит, что давно стала взрослой женщиной. Он хотел ее до безумия, до боли.

И – Господь свидетель – он чуть не добился своего.

Увы – она все еще оставалась не «его» Алекс. Они была Алекс Руперта Свиткрофта, о чем и напомнила ему вчера. А вместе с тем напомнила каждым своим словом, каждым вздохом и о том, что Свиткрофт – настоящий подонок и что он ее недостоин.

Зато Джо мог бы стать достойным ее любви. Если бы очень постарался. Он непременно сделает Алекс счастливой. Нужно только придумать – как.


Алекс до самого утра пребывала в сомнении: идти ей на службу или нет? Ведь там ее ждет неизбежная встреча с Джо Гомесом. Она это знала. И он тоже знал – что было гораздо важнее. О чем он не мог знать – это о том, что снится ей чуть ли не каждую ночь. Встретиться с ним наяву после этих снов и вдобавок с памятью о том, что случилось вчера, – нет, это было совершенно невозможно.

Алекс упорно старалась успокоиться и вести себя рассудительно. В конце концов, разве это не было ее коньком – вести себя рассудительно?

Ей не стоило особо удивляться тому, что Джо стал сниться ей по ночам. Ведь они видятся каждый день. И когда даже весь день, с утра до вечера. И она не может не думать о нем. Особенно когда ее родные подливают масла в огонь и ведут разговоры о Джо даже в то время когда она не на работе.

– Черт побери, я уже скоро вообще перестану понимать, где сон, а где явь! – произнесла она вслух.

Но тут Алекс вспомнила, что стала видеть его во сне задолго до того, как перешла к нему в фирму. Он снился даже до того, как они поцеловались в первый раз!

Она окончательно сникла. Ей не только не хватит духу явиться на службу с самого утра – она вообще не посмеет туда сунуться. Наверное, впервые в жизни чувство долга не помогало ей взять верх над паникой и страхом.

Алекс все еще сидела над кружкой кофе, погруженная в мрачные мысли, когда на кухне появилась Джулия. От неожиданности она застыла на пороге.

– Привет! – воскликнула она. – Что случилось?

– Ничего, – ответила Алекс и плотно сомкнула губы.

Не хватало еще делиться с Джулией этой постыдной тайной!

Джулия пожала плечами и пристроилась возле стола. Она даже прикрыла глаза в полудреме, дожидаясь, пока закипит вода для кофе.

Алекс повторяла про себя, что никогда не шла на поводу у страха. Никогда. Даже в тот день, когда мать пообещала покончить с собой, если она переступит порог нового дома ее отца. Она никогда не прятала голову и песок и шла навстречу своему страху – только так его можно было перебороть.

Так что же мешает ей теперь? Неужели ее так напугал Джо Гомес?

А ведь действительно напугал! И не столько тот Гомес, с которым она встречалась наяву, сколько тот, что преследовал ее во сне! А теперь и не только во сне. Алекс старалась делать вид, что ей все равно. Но предательское тело покрывалось испариной всякий раз, стоило вспомнить, как она отвечала на поцелуй. И отделаться от этого воспоминания было невозможно.

Черта с два она просто отвечала! Она готова была ему отдаться! Иначе ее поведение не назовешь. Она так и впилась в эти горячие губы, она сгорала от страсти и не думала ни о чем, кроме их разгоряченных тел, тесно прижатых друг к другу. Джулия была права. У него действительно губы чумового любовника. Алекс с горечью подумала, что убедилась в этом на собственном опыте. Может, стоит рассказать об этом Джулии?

Она не выдержала и фыркнула.

Джулия так и подскочила на месте, испуганно распахнув глаза.

– Прости, – смущенно сказала Алекс.

Чайник наконец-то закипел. Джулия заварила себе кофе, посмотрела на свою рассеянную подругу и без слов налила еще одну кружку, которую поставила перед Алекс.

– Что случилось?

Алекс заставила себя встряхнуться. По сравнению с тем, что ей доводилось слышать о похождениях Джулии, прошлый вечер был лишь детской шалостью. Она просто позволила себе утратить бдительность и немного расслабиться с мужчиной, который упрямо является к ней во сне. Это еще не конец света. Кроме Джо, никто не знает и не узнает, чем они занимались вчера после работы. И уж тем более никто не узнает о том, что она видит во сне.

Вот так-то лучше. Внушает надежду на будущее.

Но Алекс так и не хватило сил вскочить и помчаться на работу, как она обычно поступала. Джулия уже почти проснулась, и странное состояние ее подруги вызвало у нее живейшее любопытство.

– Что с тобой, Алекс? Если у тебя проблемы – ты же знаешь, станет легче, когда заговоришь о них вслух.

Алекс не успела спохватиться и содрогнулась от испуга при одной только мысли об этом разговоре.

«Никто не узнает о том, что я вижу во сне!»

Джулия выжидающе смотрела на нее.

– Это из-за работы! – выпалила Алекс. – Только и всего. Из-за работы.

– Из чего я делаю вывод, что здесь замешан неподражаемый Джо Гомес.

– Ну… – Алекс не хватило наглости отрицать очевидное. – Да.

– В моей голове никогда не укладывалось, – начала Джулия, – как женщина может каждый день иметь дело с парнем, красивым, как дьявол-искуситель, созданный на погибель нашему роду, и долбить как дятел, что она будет вечно любить Руперта Свиткрофта.

– Откуда ты знаешь, может, дьявол не в моем вкусе? – робко пошутила Алекс.

В ответ на нее посмотрели как на идиотку.

– Любой другой я бы просто не поверила, но с тебя станется думать так на самом деле! – призналась Джулия. И деловито поинтересовалась: – Ну и что же он натворил?

– Джо? – Алекс уткнулась носом в кружку, чтобы не было видно, как она покраснела. Напрасная попытка. – Ох, да так, ничего особенного. Стал разоряться, что я слишком много на себя беру. Сам забыл сказать, что уже сделал одно дело, а потом набросился на меня… из-за лишней записи в его ежедневнике.

– Застрелить мерзавца! – посоветовала Джулия с довольной улыбкой.

– Не думай, что это не приходило мне в голову!.

– Или пусть сам наводит порядок среди своих блестящих идей. Мне казалось, что ты должна была стать его партнером, а не козлом отпущения.

– Ну, когда работаешь с Джо Гомесом, одно не отличается от другого, – улыбнулась Алекс.

Ей немного полегчало.

– Что, не терпит никакой демократии?

– Э… да, пожалуй, что и так.

– Значит, ты сидишь здесь, глядя в пространство, и составляешь обвинительную речь?

– Что? – Алекс растерялась. – С чего ты взяла?

– С того, что я видела, как ты шевелила губами, – пояснила Джулия.

– Ох! – вырвалось у Алекс. – Пожалуй, это не совсем обвинительная речь. Скорее попытка сгладить некоторые… трудности.

– Только не забудь произнести ее вслух, – посоветовала Джулия. – А то Джо не услышит.

Несмотря на подавленное настроение, Алекс рассмеялась. Да, ей действительно полегчало. Собственно говоря, она уже почти пришла в норму.

– А что бы ты мне посоветовала?

– Я никогда ничего не советую! – отмахнулась Джулия. – Особенно если речь идет об отношениях между людьми. С моим послужным списком надо быть полной дурой, чтобы пытаться кого-то учить.

– У нас с Джо нет никаких отношений! – взорвалась Алекс, которой моментально стало не до смеха.

Она сама не ожидала от себя подобной вспышки.

– Ну, как тебе угодно. – Джулия пожала плечами. – Тогда тем более нечего меня трясти. С моими советами ты наверняка плохо кончишь. – Она посмотрела в окно и добавила: – И вообще мне пора сваливать. Потому что тот, с кем у тебя «нет никаких отношений», только что вышел из машины, и я не хочу, чтобы из-за меня ты выкинула еще какую-нибудь глупость.

– Что?! – Алекс вскочила на ноги. – Ох, не может быть, только не это! Джулия…

– Не дрейфь, малышка! – Джулия отсалютовала своей кружкой с кофе. – Желаю удачи!

– А-а-а-х-х! – вырвалось у Алекс.

Но ее отчаянный вой заглушил дверной звонок.

Хорошо, что она хотя бы успела одеться перед выходом на работу. Это помогло Алекс немного успокоиться. Не хватало еще, чтобы он застал ее в халате и тапочках. Она расправила плечи и пошла открывать дверь.

Джо заговорил не сразу. Сперва он окинул ее пытливым взглядом.

Затем с видимым облегчением перевел дух, как будто преодолел крутой подъем, и вошел внутрь. Судя по всему, выражение лица Алекс помогло ему полностью вернуть привычную самоуверенность. Во всяком случае, вошел он, не потрудившись дождаться, когда его пригласит.

– О'кей. В чем же дело? Бесимся от ярости или трясемся от страха?

– Ч-что? – Как всегда, ему не потребовалось особого труда, чтобы поставить ее в тупик.

– Ну, после вчерашнего, – благодушно пояснил он. – Ты все еще бесишься из-за меня или боишься самой себя?

– Ни то и ни другое, – отчеканила Алекс, начиная сердиться. Она прикрыла дверь и ехидно пригласила: – Входи, не стесняйся!

– Спасибо.

Джо прошел мимо нее. Он почти не задел ее по пути – скорее это было легкое дуновение воздуха, коснувшееся ее тела. Но Алекс оцепенела.

На миг к ней вернулись все ощущения прошлого вечера – жар тела, ненасытная страсть, смертельный стыд. А следом пришло одиночество.

Он оглянулся на нее. Из-за его густых тяжелых бровей можно было подумать, что он хмурится.

– Так в чем же дело?

– Ни в чем. – Она как могла подавила нервную дрожь. – Давай присядем в гостиной, и ты скажешь, что привело тебя ко мне.

– Это запросто! – коротко рассмеялся Джо. – Я должен был убедиться, что у меня все еще есть партнер.

Алекс встрепенулась от неожиданности. Вот так новость! За все двенадцать часов, проведенных ею в горестных раздумьях, ей ни разу не пришло в голову разорвать их партнерство!

– Какое облегчение, – заметил Джо, следивший за выражением ее лица.

– Конечно, это грубейшее нарушение профессиональной этики, – строго произнесла Алекс, кое-как собравшись с мыслями. – И я могу вернуться исключительно с гарантиями того, что такое не повторится.

Этим утром он выглядел потрясающе красивым и свежим. Наверное, занимался бегом. Легкие брюки от спортивного костюма и рубашка с короткими рукавами обрисовали бугры мощных мускулов, о которых Алекс лучше было не думать. Темные волосы блестели от лосьона, или он просто недавно вышел из-под душа?

Услужливое воображение тут же нарисовало ей, как должен выглядеть Джо Гомес под душем. Алекс едва не поперхнулась.

Он ухмыльнулся с таким видом, будто прочел ее мысли.

– Я больше не буду валять тебя по полу в кабинете, – с откровенной прямолинейностью выдал он. – Но если ты не против, я хотел бы добавить кое-какие пункты в наше соглашение о партнерстве.

– Хватит паясничать! – воскликнула Алекс, из последних сил отбиваясь от воспоминания об их сплетенных телах, подогретого картинкой из душа.

Что с ней происходит? Никогда в жизни воображение не разыгрывало с ней таких предательских шуток! И чувства не норовили выйти из-под контроля. Она прижала ладонь к щеке и убедилась, что снаружи она не менее горячая, чем внутри. Вот черт!

– Давай забудем о вчерашней сцене, – предложил Джо как ни в чем не бывало. – Тем более что я уезжаю в Венецию. Прямо сейчас. Освобождаю тебе жизненное пространство. Ты довольна?

Алекс не могла, не признать, что это намного облегчит ей жизнь. Так она думала по крайней мере до той минуты, пока не обнаружила на своем столе пакет из плотной бумаги.

Алекс распечатала его, недоумевая, что бы это могло быть.

Там оказалась фарфоровая кружка. Одну ее сторону украшала картинка, сделанная в виде фотографии. Африканский слон на берегу какой-то реки. На другом, боку красовался изящный девиз: «Даже слон иногда отдыхает!» Она сжала кружку в руках и рассеянно улыбнулась. Наверняка Джо специально заказал и картинку, и надпись. Во всяком случае, ей такие кружки никогда не встречались.

В пакете обнаружилась и открытка. Алекс поднесла ее к глазам, моментально узнав строгий й четкий почерк Джо.

«Один из пунктов нашего списка», – гласила надпись. И дальше: «Забудь про пол в кабинете».

Алекс выронила открытку, как будто та обожгла ей пальцы.

– Забудь! Ха! – вырвалось у нее.

Но теперь она уже могла вспоминать об этом с улыбкой. И не без удовольствия подумала, что Джо Гомесу не откажешь в остроумии. Конечно, психологию людей он изучил благодаря романам со множеством женщин. В отличие от Алекс, совершенно не разбиравшейся в таких вещах. Но может быть, и ей не помешает приобрести кое-какой опыт? Конечно, исключительно из профессиональных соображений. Это поможет ей избежать ошибок и не принимать его подружек за деловых клиентов.

Как всегда, Алекс подошла к делу добросовестно и обстоятельно. Собрала пачку фотографий и перешла в комнату к чертежникам. Там стояли два огромных стола, заваленных чертежными инструментами, на кульманах располагались чертежи, а на полке в углу притулилась тетрадка с записями ставок.

Существование этой тетрадки давно не было для Алекс секретом. Она отложила фотографии и рассеянно перелистала засаленные страницы.

– Здесь у вас на каждого заведена своя страница? – поинтересовалась она.

Чарли и растрепанный юный гений индийского происхождения отложили линейки и подошли поближе. Чарли взял тетрадку у нее из рук.

– Единственный человек, постоянно меняющий своих подружек, – это Джо Гомес, – сообщил юный гений. – Никаких ставок не принимается до тех пор, пока он не начинает баловать очередную девушку.

– За несколько последних месяцев тут не появилось ни одной новой записи, – добавил Чарли, снова запихивая тетрадку на полку.

– Баловать? Что это значит?

– Так называет это сам Джо, – объяснил гений. Похоже, он не успел заметить предостерегающий взгляд, посланный ему Чарли. – Он выясняет, что девушке нравится больше всего, и делает это для нее.

– И что же это?

– Да что угодно. Ужин в отеле «Ритц». Вечер в опере. Одной девчонке приспичило переночевать с динозаврами в Музее естественной истории! – и индиец расхохотался от души.

– Джо умеет найти подход к людям, – сказал Чарли с виноватой улыбкой.

– И он устроил ей ночь в Музее естественной истории?.. – Алекс не верила своим ушам.

– Ага! Джо вечно огребает на свою голову неприятности из-за таких вот штук!

– Ну и поделом ему, – угрюмо процедила Алекс.

Она вернулась в кабинет и засунула кружку со слоном в самый нижний ящик. Она готова была лопнуть от злости.

Пусть только Джо вернется… Она не допустит, чтобы это сошло ему с рук! Когда он вернется, она скажет…

Но Джо не вернулся. Вместо этого он срочно вызвал в Венецию Алекс.


– Что я здесь делаю? – недовольно бурчала она, поднимаясь вместе с Джо по ступеням какого-то средневекового дворца.

Насколько Алекс могла судить, здесь располагалась мэрия.

– Создаешь репутацию мне и Тому.

– Что?!

– В город проникли вражеские лазутчики. Они убедили власти, что мы с Томом – парочка проходимцев. – Джо лукаво покосился на свою спутницу. – Ты здесь, чтобы придать вес нашей компании. Потому что тебя никто не примет за проходимца. Особенно в таком костюме.

Алекс наградила его убийственным взором. Предъявляя чиновнику мэрии регистрационные бумаги их фирмы, она не удержалась и посетовала:

– Вы знаете, я тоже сначала приняла его за проходимца. Но внешний вид бывает обманчив. На самом деле он всегда платит по счетам.

– Попробуй только в это не поверить! – шепнул ей на ухо Джо.

Алекс сделала вид, что вообще его не замечает.

Гомес понял, что перегнул палку, и постарался исправить положение.

– Позволь мне воспользоваться случаем и показать тебе город. Я очень хорошо знаю Венецию.

– Еще бы… – Алекс так и подмывало выложить все, что она думает о его замашках избалованного плейбоя. Пришлось напомнить себе, что им еще предстоит совместная работа. – Впрочем, почему бы и нет? Самолет у меня только в семь. Интересно будет увидеть Венецию глазами профессионального архитектора.

– Ты получишь самый полный обзор, – пообещал он.

Однако Джо не ограничился простым обзором. Он распахнул перед Алекс врата в новый мир. Алекс и прежде приходилось бывать в Венеции, но она никогда не видела ее такой, какой преподнес ей этот город Джо.

– Посмотри на скульптуры. Посмотри на здания, – повторял он. – Этот город создавался веками налетов и грабежей. А что не успели награбить – то скопировали. Чистокровные стервятники. Но они сотворили настоящее чудо.

Под конец они взяли катер-такси, чтобы прокатиться но лагуне. Вода журчала под носом катера, не создавая ни ощущения текучести, как в реке, ни естественной морской волны. Алекс сказала об этом Джо.

– Потому что это не река и не море. И в то же время и море, и река. Это дельта. Лагуна разбивается на десятки узких каналов, разделенных песчаными дюнами. Не зная этого лабиринта, здесь можно запросто заблудиться.

Он попросил матроса заглушить мотор, и они оглянулись, чтобы полюбоваться на город. Джо перечислил ей названия всех знаменитых башен и дворцов.

Солнце постепенно клонилось к закату. Края облаков засветились кружевной золотистой каймой.

Воздух едва заметно колебался от прозрачных и невесомых морских испарений. Это только подчеркивало монументальную неподвижность каменных зданий, сложенных из красного, коричневого и черного камня и отделанных желтой штукатуркой, принявшей в закатных лучах теплый медовый оттенок. Над головой с пронзительными криками вились неугомонные чайки.

– У меня такое чувство, будто нас занесло на самым край света, – призналась Алекс.

– Боишься? – Джо с тревогой заглянул ей в лицо.

Катер покачивался на волне, такой же неуловимой и непредсказуемой, как морская дымка. Ей захотелось, чтобы Джо взял ее за руку, но вслух она, естественно, своего желания не высказала.

– Любой нормальный человек постарается быть осторожным, встретившись в жизни с чем-то новым, – заявила она.

В ответ Джо скроил самую страшную пиратскую рожу.

– Вот как? В таком случае как насчет самого большого эксперимента в твоей жизни?

– Какого?

– Останься на ночь со мной, – спокойно предложил он.

Алекс не поверила своим ушам, хотя почувствовала, что они буквально воспламенились.

– И у тебя повернулся язык… – Она поперхнулась, не в силах продолжать. – Ты же сам мне обещал…

– Я обещал, что больше не будет никакого пола в кабинете, – напомнил он. – А сегодня я могу предложить тебе кое-что получше, чем пол. Учитывая твой интерес к новому и необычному…

– Хватит говорить ерунду! – взорвалась она. – Люди не ложатся в постель просто от нечего делать!

– И очень даже ложатся! Если уж на то пошло, именно это чаще всего и приводит их в постель!

– Никогда этого не пойму, – с досадой пожала плечами Алекс.

Она имела в виду его последнюю выходку, тогда как Джо истолковал ее слова как повод поделиться с ней своим богатым опытом по этой части.

– Ну, секс очень познавательная штука. Ты полностью раскрываешься перед кем-то и смотришь, к чему это приведет. Умение полностью отдаться, забыть о себе может оказаться ключом к новой вселенной.

Его голос звучал так проникновенно, что можно было подумать, будто он говорит всерьез. На миг Алекс почувствовала, как учащенно забилось ее сердце. Но сразу же вспомнила про Руперта.

– Я не верю в миражи, – громко отчеканила она.

– Ты вообще ни во что не веришь, – сокрушенно вздохнул Джо.

– И правильно делаю! – снова вскипела Алекс. – Скажи на милость, как теперь мы будем работать вместе?

– Тебя обидело мое предложение?

– Меня обидело то, что ты все время надо мной издеваешься! – вскричала она. – Да еще купил кружку со слоном!

От неожиданности Джо не сразу нашелся. А потом с едва заметной улыбкой произнес:

– Чем извиняться за слона, лучше я отправлюсь еще к одному клиенту в Мексику. Повидаюсь с ним, раз ты считаешь, что тебе нужна передышка. Это поможет?

– Да, – буркнула Алекс, уже выпустившая весь пар. – Я знаю, что это может выглядеть глупо, – добавила она с болью. – Но не забывай, Джо, что я из породы однолюбов.

– Учту это на будущее. – Его лицо оставалось загадочно непроницаемым.

Больше он не изводил ее своими шутками. И действительно улетел в Мексику.


Медленно, по крупицам Алекс восстанавливала душевное равновесие. Как выяснилось – только для того, чтобы Руперт одним махом сумел разрушить то, что с большим трудом ей удалось создать.

Они обедали у своих общих знакомых, когда Руперт небрежно сообщил:

– Всю следующую неделю я проведу в Нью-Йорке. Важные переговоры. Возможно, задержусь там еще и на уик-энд.

– На уик-энд? – всполошилась Алекс. – И ты не сможешь пойти со мной на танцевальную вечеринку, которую отец устраивает в честь Лейн? – От страха у нее пересохло в горле. Ее бесконечно пугала эта вечеринка, и Руперт отлично об этом знал. – Ты же обещал!

Соседи за столом почувствовали себя неловко, сделавшись свидетелями этой сцены.

Алекс в отчаянии подумала, что ведет себя как последняя истеричка. Руперт наверняка будет злиться. Она только что своими руками пробила брешь в собственной лодке. Вот, так и есть: он уже сердито нахмурился!

– Я уже говорил тебе, что не могу рисковать карьерой ради твоих светских забав! – с досадой заявил он. – Пора тебе повзрослеть, Алекс. Если я не успею вернуться, это еще не конец света. Можно подумать, что ты идешь в дом к чужим людям!

Хозяйка дома – особа, которую Алекс терпеть не могла еще со школьной скамьи, – услужливо разразилась визгливым смехом. Ее мужу позарез нужно было заключить контракт с банком Руперта.

– Конечно, я постараюсь, – с воодушевлением вещал Руперт. – Но ничего не могу тебе обещать.

Алекс уже знала, что это означает: теперь он нарочно опоздает, чтобы не попасть на вечеринку. Прекрасно изучив его повадки, она понимала, что имеет право обидеться, но промолчала. Разве это поможет?

Но когда они уже стояли на крыльце ее дома и Руперт с привычной небрежностью привлек ее к себе, собираясь одарить прощальным поцелуем, Алекс застыла как деревянная.

– Да ладно тебе, Алекс, – пробурчал он и так притиснул ее к себе, что едва не сломал ребра. – Хватит дуться!

А она против своей воли вспомнила о других объятиях. О губах, которые не извергали потоки укоров и поучений, а играли с ее губами так, что каждый глоток воздуха казался опьяняющим. О том, как медленно охватывала ее тело жаркая истома. О мужчине, который сказал: «Умение полностью отдаться, забыть о себе может оказаться ключом к новой вселенной».

Из любви к справедливости Алекс тут же одернула себя: разве Руперт виноват в том, что не судьба ему быть чумовым любовником, как некоторые? Но с другой стороны – что мешало ему быть хотя бы чуточку добрее?

– Прости. – Она оттолкнула его и, оказавшись на расстоянии вытянутой руки, скованно добавила: – Я очень устала. Доброй ночи, Руперт.

Алекс мышкой юркнула в дом, пока он не начал спорить. Заперла дверь и с облегчением перевела дух. Фонарь на крыльце ярко освещал надутую физиономию Руперта.

Он не звонил ей в течение нескольких дней. Алекс немного полегчало, хотя она и понимала, что объясняться с Рупертом все равно придется. Если его не будет с Алекс на вечеринке в доме ее отца, следовало уточнить, остается ли в силе приглашение погостить у его родителей. Откладывать разговор надолго было нельзя, и она решила поговорить с Рупертом в понедельник. В понедельник Джо должен был вернуться из Мексики.

Он влетел в кабинет как раз тогда, когда Алекс говорила по телефону с той самой дамой, которая стала свидетельницей их размолвки с Рупертом.

Алекс помахала рукой в знак приветствия. Джо обогнул простой сосновый стол, за которым обычно работал, и развалился в кресле. Скрестил руки на груди и уставился на Алекс. Ему даже в голову не пришло хотя бы из вежливости сделать вид, будто он не прислушивается к ее разговору по телефону.

– Послушай, Кейт, – с нажимом проговорила Алекс, стараясь собраться с мыслями, – я сейчас слишком занята…

Но гостеприимная хозяйка, угощавшая их с Рупертом обедом, и ухом не повела.

– Дорогая, ты показалась мне такой несчастненькой! Ты почти не открывала рта! Скажи-ка мне: вы не поругались с Рупертом?

Алекс напомнила себе, что лояльность требует от нее не обсуждать с посторонним человеком то, чего она не успела обсудить с Рупертом.

– Нет, у нас с Рупертом все прекрасно, – твердо отчеканила она.

Джо картинно положил подбородок на ладонь и задрал бархатную бровь. Алекс ответила ему яростным взглядом.

Кейт трещала без умолку и продолжала требовать объяснений.

– Нет, я ничего не скрываю, – с тупым отчаянием повторяла Алекс. – Я просто устала. Честное слово. Я чудесно провела время. Чудесный обед, чудесная компания. Послушай, Кейт, я вообще-то на службе! Я потом тебе перезвоню.

Она положила трубку и без сил откинулась в кресле. И с такой силой выдохнула воздух, что встрепенулась копна растрепанных темных кудряшек. На другом конце комнаты царила полная тишина: никаких комментариев. Алекс робко подняла взгляд и посмотрела на Джо Гомеса. И тут он расхохотался над ней в открытую.

– Доволен? – рявкнула Алекс, готовая выйти из себя.

Он тут же перестал смеяться и напустил на себя оскорбленный вид.

– Я буду доволен только тогда, когда ты найдешь себе достойного мужчину. Женщина из породы однолюбов – это слишком шикарно для какого-то Свиткрофта!

Алекс нисколько не обманули скорбный вид и прочувствованная речь Джо. Напротив, после его коварного поведения в Венеции эта фальшивая добродетель только подлила масла в огонь.

– Надо полагать, это должен быть кто-то вроде тебя? – язвительно поинтересовалась она.

Джо оттопырил губы, демонстрируя задумчивость.

– Что ж, это не такой уж плохой вариант!

– Ну уж нет! – убежденно возразила Алекс.

Джо покачал головой. На этот раз он не паясничал и действительно был обижен.

– Подчас ты бываешь слишком жестока, Алекс.

– Ничего подобного. – Против воли она улыбнулась, – Я даже грубить толком не умею! Иначе я бы мигом втолковала Руперту, что видеть не могу эту чертовку Кейт!

– Тогда тем более тебе следует знать, что в своих несчастьях ты виновата исключительно сама. – Судя по всему, ее признание не пробудило в Джо ни капли сочувствия. – Ты даже представления не имеешь о том, насколько упростишь себе жизнь, если попробуешь говорить правду.

– Ее муж непременно хотел повидаться с Рупертом. – Алекс беспомощно пожала плечами. – Мой отец наверняка бы расстроился, если бы я заупрямилась.

Джо брезгливо скривил физиономию, как делал всякий раз, когда заходила речь о ее родне. Он кое-как терпел Лаванду, поскольку видел в ней такую же неугомонную натуру, какой являлся сам. Но никогда не делал тайны из своего презрительного отношения к титулованным родственникам Алекс и их социальному кругу. Однажды ему все же пришлось познакомиться с ее отцом, и он вел себя с ним с издевательски ледяной вежливостью.

– И все же тебе не мешает научиться хотя бы время от времени говорить «нет»! – запальчиво воскликнул он сейчас.

И Алекс, к собственному удивлению, вдруг выдала:

– Я отлично умею говорить «нет», когда считаю это действительно важным!

Их взгляды встретились. Не было никакого сомнения, что обоим пришел на ум ее отказ переночевать в Венеции.

Джо едва заметно кивнул и перешел на философский тон:

– Ладно, я сам напросился. Но скажи мне одну вещь: почему для тебя так важно, чтобы Руперт Свиткрофт ни в чем не знал отказа?

– Я люблю Руперта всю свою жизнь, – медленно, с чувством проговорила она, – если быть точной – с шести лет. Ему тогда было десять. Ох, каким он был героем! Он выигрывал все детские соревнования по скачкам на пони! – Она подумала и продолжила: – Честно говоря, тогда я влюбилась не столько в него, сколько в его пони. Но он все равно не запрещал мне играть со своими друзьями.

– Ах, какая доброта! – ехидно ухмыльнулся Джо.

– Да, доброта! – Алекс не стала поддаваться на его подначку. – Представляешь, как его дразнили из-за того, что я все время таскалась за ним хвостом?

– Ух, меня с вами не было! – Джо даже заерзал в кресле от полноты чувств.

– Вот и пожил бы тогда с моими родителями! – сухо парировала Алекс. – В те дни я только и делала, что старалась спрятаться в самых темных закоулках нашего особняка от той войны, которую они вели и ночью, и днем. Они и обо мне-то вспоминали только тогда, когда им требовался лишний повод для ссоры.

И тут в самый неподходящий момент у нее на столе зазвонил телефон. Алекс подняла трубку.

– Алло?

– Соединяю вас с мистером Свиткрофтом, – произнесла секретарша Руперта своим идеально поставленным голосом, разлетевшимся по всей комнате.

Джо выпрямился и словно закаменел в своем кресле.

– Алло, Руперт, – начала Алекс, едва дождавшись, пока он возьмет трубку. – Спасибо, что перезвонил.

– Это не я, – строго поправил Руперт. – Это моя дура секретарша записала твой звонок в деловые контакты. В чем дело, Алекс? Только в двух словах, я уже опаздываю на совещание.

Физиономия Джо по-прежнему напоминала каменную маску, хотя он наверняка все отлично слышал.

Алекс заколебалась – стоит ли затевать при Джо этот разговор?

– Будущий уик-энд… и танцы… – начала было она, но Руперт издал такой звук, как будто у чайника со свистком сорвало крышку.

– Ох, только не эта канитель! Я же тебе сказал!

У Алекс возникло такое чувство, будто некий злоумышленник коварно подкрался к ней сзади и в мгновение ока содрал всю одежду. Ей на самом деле захотелось прикрыть руками грудь!

– Нет, нет. Я звонила не из-за этого. Я хотела спросить насчет приглашения погостить у твоих родителей…

– Алекс, ради всего святого! – Руперт не дал себе труда дослушать ее до конца. – Ну что, по-твоему, я должен сделать? Ведь речь идет о моей карьере! А значит, я не могу все бросить только потому, что кому-то из родных приспичило затеять вечеринку!

Это было подло и нечестно, но в тот момент Алекс было не до соображений морали – она вообще не в состоянии была рассуждать логически. Холодный, жестокий голос делал свое дело.

– Пожалуйста… – взмолилась она совсем по-детски. – Ты мне нужен…

Она осознала, что унижается напрасно, еще до того, как жалкие слова слетели с непослушных уст. Даже дурак мог бы догадаться, что Руперт ни за что не передумает. Ни уговоры, ни споры тут не помогут. Он уже выслушал все ее доводы и не смягчился ни на йоту. От тоскливого ощущения беспомощности у Алекс защемило сердце. У нее даже начался нервный озноб.

– Руперт… – выдохнула она одними губами.

Но разве его можно было этим пронять? Он уже довел себя до состояния кипения. Его высокий надменный голос ввинчивался и ввинчивался в ее уши через телефонную трубку.

Алекс почти оглохла от этого кошмара и уже давно перестала улавливать смысл его обличений.

Он бросил ее, и теперь ей одной придется войти в это львиное логово! Совсем-совсем одной, несчастной и беспомощной!

Ей давно не было так тошно.

Над ее аккуратно прибранным столом протянулась сильная рука и мягко забрала телефонную трубку.

– Ну все, хватит, – выразительно промолвил Джо.

И положил трубку. На этот раз он и не думал смеяться. Хищник вышел на свободу во всей своей красе. Все в нем – от выпяченного подбородка до прищуренных по волчьи глаз – источало ярость.

– Прости. – Алекс покраснела от смущения и постаралась взять себя в руки. – Иногда я устраиваю истерики из-за сущих пустяков, – пролепетала она.

– Нет, неправда! – отрезал он. – Ты вообще не умеешь устраивать истерики, любовь моя. Чем он умудрился так тебя привязать?

Алекс поморщилась, недовольная таким замечанием о Руперте, но в то же время улыбнулась ему сквозь слезы. У Джо был несравненный талант делать неудачи не такими уж страшными.

– Что надо сделать, чтобы ты перестал подслушивать мои разговоры по телефону? – спросила она.

– Возвести не меньше двух капитальных стен и звуконепроницаемые двери, – ответил Джо так, словно был готов к этому вопросу. – И все равно это будет напрасная трата денег. Ну, сдавайся!

Ей больше ничего и не оставалось. Она уже поняла, что так будет проще. Иначе от него не отделаешься.

– Ладно. Это действительно не так уж важно. Скорее всего ты вообще поднимешь меня на смех. Понимаешь, моя сводная сестра затевает что-то вроде званого вечера с танцами, и я непременно должна там присутствовать. Я хотела, чтобы Руперт пошел со мной. Мне нужно… нужна чья-то поддержка.

Она даже вздрогнула от досады – так глупо звучали ее доводы, произнесенные вслух. Ничего удивительного, что Руперту они показались простым капризом. И Алекс попыталась приготовиться к тому, что Джо тоже поднимет ее на смех.

Она расправила плечи и храбро посмотрела ему в глаза. Он не спускал с нее напряженного взора. Однако в нем не было и следа иронии.

– Почему?

– Это не так-то просто объяснить. – От волнения у нее пересохло во рту. – Да и не так уж это важно…

Джо подошел к ней и забрал ручку из судорожно стиснутых пальцев. Сложил ее руки ладонь к ладони и осторожно сжал.

– Знаешь, Алекс, ты никогда не умела убедительно врать, – доверительно сообщил он.

Ну нет, это уж слишком! Алекс с радостью ухватилась за возможность сорвать на ком-то свою злость. Она вскочила и пригвоздила его к месту пылающим взором.

– Да как ты смеешь…

– Ты хоть заметила, что плачешь все это время? – прежним тоном промолвил он.

– Я… – Она онемела от шока. – Что за чушь!

Джо поднял руку и осторожно провел кончиками пальцев по ее щеке до самого уголка рта. Она вздрогнула от неожиданности.

– Мокрая дорожка, – пояснил Джо.

– Ох… – Алекс вздохнула и отвернулась.

– Перестань, Алекс. – Он ласково погладил ее по руке. – Ты не из тех кисейных барышень, у которых глаза вечно на мокром месте! Ты так ничего мне и не скажешь? Или придется снова тебя поцеловать?

Глава 7

– Что?!

Алекс уставилась на Джо, в мгновение ока вернувшись с небес на землю. Она была потрясена до глубины души и не скрывала этого. Джо сверкнул глазами.

– И я могу это сделать, – вкрадчиво напомнил он.

В душе у Алекс потрясение сменилось обидой. Джо благородно удалился в Мексику якобы для того, чтобы дать ей возможность прийти в себя после унижения, испытанного в Венеции. Но не успел он вернуться, как снова пускает в ход это запрещенное оружие, причем в самый неподходящий момент, когда у нее просто нет сил дать ему достойный отпор! Как будто он считает это само собой разумеющимся, как будто он имеет право тыкать ее носом в эту слабость всякий раз, как ему… когда ему вздумается!

– Не смей разговаривать со мной в таком тоне! – вскричала она. – Не смей!

– Интересно… – Кустистые брови медленно поползли вверх.

Алекс шагнула вперед, судорожно сжимая кулаки.

– И не смей говорить обо мне «интересно»! Черт побери, я тебе не какой-то заумный проект!

– О! – воскликнул он, и темные бездонные глаза снова вспыхнули загадочным светом. – Я бы так не сказал.

– А я скажу! – Алекс постаралась совладать с душившим ее гневом.

Она понимала, что ничего не добьется, впадая в ярость. Она только обнажит перед Джо Гомесом свои слабые стороны – а уж он не преминет этим воспользоваться. Не хватало еще самой вооружать его против себя!

В течение некоторого времени Джо внимательно смотрел на нее. Когда он заговорил, его голос едва заметно подрагивал:

– Тебе кажется, что ты знаешь меня как облупленного, не так ли?

– Я действительно тебя знаю. Я слушаю жалобы твоих подчиненных, я лгу твоим клиентам, я живу в твоей Тени, – напомнила она.

И на миг ей даже удалось сбить Джо с толку. Но он слишком быстро оправился. Ему даже хватило наглости рассмеяться!

– Так и быть. Не буду тебя разочаровывать!

Алекс кивнула.

– И все-таки это еще не значит, что ты знаешь меня так хорошо, как тебе кажется, – заметил он.

Алекс озабоченно нахмурилась. О чем это он?

– Итак, я повторяю: ты расскажешь мне, в чем дело? Или переходим к плану «Б»?

Он действительно был готов это сделать. Невозможно, невероятно, но мало-помалу до Алекс дошло, что Джо и не думает шутить или издеваться. Если она не выложит ему все, что он желает знать, Джо медленно, крадучись, как волк, идущий по следу безответной жертвы, обойдет вокруг стола и зацелует ее до…

Она громко сглотнула. Ох, ему еще хватает наглости ухмыляться как ни в чем не бывало! Если сюда зайдет Фрэн, она ничего не заподозрит и подумает, что они просто беседуют – то споря, то подтрунивая друг над другом, – как это принято у коллег, обсуждающих свою работу. Но Алекс-то ни на секунду не забывала о том, чем это было на самом деле. Ее растерянность грозила вот-вот перерасти в панику.

– Ты шутишь, – пролепетала она с надеждой.

– Давай проверим. – Пиратские брови угрожающе сдвинулись.

Алекс знала этот тон. Джо действительно не шутил. Она закусила губу, чтобы не дрожать под этим пронизывающим взором.

– Будет намного проще, если ты все расскажешь. – Его голос звучал дружелюбно, но выдавал дьявольское упрямство и решимость добиться своего.

Джо шагнул к ней, взял ее за подбородок и заставил посмотреть себе в глаза.

– Ну?

Непонятно почему, только у Алекс вдруг пол стал уходить из-под ног, и она едва успела выпалить:

– Я расскажу, только отпусти меня!

Черты его лица заострились. Темные глаза ярко вспыхнули. Чувственные губы раздвинулись. Пол под ногами Алекс раскачивался все сильнее. Она схватила Джо за запястье и попыталась отвести руку от своего лица. Не тут-то было. Он держал ее железной хваткой. Ее сердце ушло в пятки под алчным, откровенным взглядом хищника.

– Отпусти меня, Джо. – От волнения Алекс едва дышала. – Я сдаюсь. Я расскажу все, что ты хочешь услышать. Честное слово. Только отпусти меня, пожалуйста!

Он сделал это – с откровенной неохотой. Алекс запретила себе об этом думать. Стараясь выиграть время, чтобы прийти в себя, она кое-как пригладила волосы.

Постепенно пол перестал раскачиваться. Об этом тоже лучше было не думать. По крайней мере в данный момент.

Алекс надеялась, что теперь, добившись своего, он отойдет от нее, вернется за свой стол и устроится в кресле, чтобы обстреливать ее вопросами из противоположного угла комнаты. Но она ошиблась. Вместо этого он пристроился на краю ее стола, скрестил на груди руки и устремил на Алекс выжидательный взор.

– Итак, я слушаю. Почему ты не хочешь идти на этот вечер?

– Даже не знаю, с чего начать, – с запинкой произнесла она, отводя глаза.

– А ты начни сначала. К примеру, эта самая сестра. Я и понятия не имел о том, что у тебя есть сестра. Бабушки – да, целый выводок. И парочка ненормальных предков. А про сестер я слышу впервые.

Несмотря на угнетенное состояние, у Алекс против воли вырвался горький смешок. Она знала, что Джо воспитывал отец, бродяга-нефтяник, погибший в результате несчастного случая, когда сыну исполнилось тринадцать лет. С тех пор Джо практически был предоставлен самому себе. Согласно предположению Лаванды, с того дня, как он столкнулся с семейством Алекс, он относился к ним со смесью ужаса и благоговения.

Но тут уж Алекс было не до смеха. Само существование Лейн являлось для нее обстоятельством, осложняющим ее жизнь, думать о ней было не очень-то приятно, а уж говорить – тем более. Она переплела пальцы, рассеянно глядя на них и стараясь разобраться в своих мыслях.

– Есть только одна сестра. Точнее, сводная сестра. – Алекс физически ощущала на себе взгляд Джо.

Она понятия не имела, о чем он сейчас думает. Она не смела поднять глаза.

– Вы с ней не очень-то близки? – предположил он после паузы.

Алекс вскинула голову. Глаза ее были широко распахнуты, как от испуга.

– Нет. Я ее почти не знаю. Мы никогда не жили вместе.

Джо вовсе не издевался над ней, как она опасалась. Он выглядел заинтересованным и непривычно серьезным. У Алекс вырвался шумный прерывистый вздох, прежде чем она нашла в себе силы продолжать.

– Моя мать без конца тянула с разводом, – торопливо заговорила она. – А потом выяснилось, что отец со своей новой подружкой уже обзавелся дочкой, Лейн. Она появилась на свет еще тогда, когда мои родители жили вместе.

Алекс никогда не говорила об этом прежде. Это всегда казалось ей предательством. И теперь, когда она произнесла это вслух, у нее возникло такое ощущение, как будто ее ноги освободились от тесных туфель.

Джо издал невнятный звук, выражающий сочувствие.

– Было противно?

– Ох, еще как! – поежилась она. – Противно – не то слово. Мой отец всегда страдал излишней сентиментальностью. А мать Лейн оказалась… весьма целеустремленной особой. Но моя мать не желала смотреть правде в глаза. Она все тешила себя надеждой, что он вернется к нам. Без всяких оснований, конечно. Если ты кому-то не нужен, нет смысла цепляться за этого человека. От этого становится только хуже.

– И так оно и случилось?

– Именно. Каждый из родственников счел своим долгом принять чью-то сторону, и началась война.

– Не понял. – Джо растерянно моргнул.

– Дедушка переписал завещание, – продолжила Алекс со вздохом. – Он оставил родовое гнездо бабушке, с тем чтобы потом оно перешло ко мне. Отец чуть не лопнул от ярости. Он никогда не смирится с этим ударом. Он слишком любит наше поместье.

– Не вижу, в чем тут проблема, – невозмутимо заметил Джо. – Можно подумать, он остался без крыши над головой.

– Верно, но он слишком потратился на ремонт. Мамаша Лейн настояла. Ее мечта сбылась, она живет в готическом особняке эпохи королевы Виктории, вот только «крыша над головой» у них дает здоровенную течь. А основной капитал еще много лет назад был вложен и отдан под надзор попечительскому совету. Лаванда ни за что не позволит попечителям выделить отцу хотя бы медный грош. Дескать, все должно достаться только мне. Представляешь, в каком я положении?

– Чем больше я о тебе узнаю, тем больше радуюсь, что ничего не получил в наследство, – сухо заметил Джо.

– Ну да, это не такая уж большая радость – быть богатой наследницей. – Алекс растерянно пожала плечами. – До сих пор отец как-то выкручивался. Но с некоторых пор его кредиторы стали требовать более надежных гарантий.

– И его гарантией стала ты? – Джо сердито прищурился.

Алекс взяла со стола ручку и стала вертеть ее в пальцах. Джо наклонился и, забрав у нее ручку, положил ее на место. Алекс подняла глаза и наткнулась на его реши тельный, непоколебимый взгляд.

– В этом все и дело, верно? Алекс, я хочу знать правду!

– Я помогаю по мере сил. – Она сама не понимала, что заставило ее признаться. – Это только справедливо.

– Справедливо? – В устах Джо это звучало как обвинение.

– Периодически я веду переговоры с попечителями. Иногда они ко мне прислушиваются. А если это не помогает, я навещаю кредиторов.

– Навещаешь? И как же относится к этому Лаванда? И твоя мать?

– Я стараюсь никому не оказывать предпочтения, но… – Алекс подавленно умолкла.

– Знаешь, уже только из твоего рассказа я извлек массу причин вообще не соваться тебе на эту чертову вечеринку!

Алекс беспомощно пожала плечами и упрямо повторила:

– Никаких предпочтений.

Приоткрылась дверь, и в комнату просунулась голова. Джо оглянулся, не скрывая раздражения.

– Да? – Его голос звучал отрывисто, почти грубо.

Фрэн уже привыкла к тому, что он может облаять любого, если его отвлекли от работы. И запугать ее было не так-то просто. Она с тревогой взглянула на Алекс, убедилась, что та цела, и вошла в комнату.

– От Хоторна звонили целых три раза, – прощебетала она. – Они хотят обсудить с Алекс порядок ревизии. Я сказала, что она освободится ближе к обеду.

– Напрасно, – холодно отчеканил Джо. – Перезвони им и скажи, что Алекс свяжется с ними не раньше, чем завтра. Сегодня она весь день занята на конференции.

А вот это для Фрэн было полной неожиданностью. Если кто и отлынивал от срочных звонков под предлогом мнимой конференции, так это был Джо. Алекс же отвечала на звонки со скрупулезной точностью.

– Но… – слабо удивилась она.

– Весь день, – с нажимом повторил Джо.

– Это совсем не обязательно. – Алекс ошеломил не сам красивый жест, а то, как она была тронута такой заботой.

– Очень даже обязательно. Свет очей моих, разве ты не понимаешь, что проблемы в твоей жизни ставят под угрозу все наше партнерство? – заявил Джо. – На то, чтобы докопаться до основания всей этой кучи, потребуется как минимум целый день. Фрэн, позаботься, чтобы нам не мешали.

Стоя у него за спиной, девушка состроила Алекс недоуменную гримасу. Но Алекс смотрела только на Джо.

– Целый день?

– По меньшей мере. – У него был такой вид, что пропадала всякая охота спорить. Внезапно его посетили идея. – Нам нужно будет поесть. Фрэн, тебя не затруднит заказать нам где-нибудь столик? Хорошая еда и достаточно уединенное место, где было бы можно поговорить без посторонних ушей, – вот все, что нам нужно.

Фрэн выразительно закатила глаза. Ей не впервые приходилось выполнять такое поручение, вот только по другую сторону стола от Джо никогда не оказывалась Алекс Эйр. Фрэн прекрасно знала – как и все остальные сотрудники – о том, что в отношениях между их боссами нет ничего личного.

– Не иначе как наступил конец света! – пробормотала она.

Джо оглянулся и устремил на нее грозное око. Фрэн ответила ослепительной улыбкой:

– Нет проблем, босс. – И была такова.

– Зачем ты это сделал? – напустилась на него Алекс. – Фрэн хлебом не корми – дай почесать язык! Теперь все станут думать…

– Что?

Джо смотрел на нее, не скрывая издевки. И Алекс не выдержала – первая отвела глаза.

– Что ты, что я… ну, словом, что мы ведем себя не как профессионалы, – растерянно пролепетала она.

– Что до меня – то я веду себя исключительно как профессионал, – без запинки ответил Джо. – Я забочусь о том, чтобы мой бизнес не сошел с рельсов. И если для этого придется разориться на ленч с шампанским, это шампанское прольется не зря.

– Ты сумасшедший, – решительно изрекла Алекс, качая головой.

– Вернемся к нашим баранам, – напомнил он. – Твой отец все еще на сцене.

Алекс вспомнила о том, что на столе остывают кружки с кофе, и сделала глоток. Она не удержалась от улыбки. Только Джо умел с такой легкостью превращать любые неприятности в недоразумения, случившиеся исключительно для его забавы.

– Он вовсе не король демонов, – попробовала она оправдать отца.

– Нет, скорее, он… – Джо умолк. – Впрочем, не важно. Короче, он насел на тебя, с тем чтобы ты явилась на эти танцы. Так?

– Ну., мне кажется…

– Меня интересуют факты, а не твое мнение, – сухо заметил он.

– Вообще-то, – Алекс снова грустно вздохнула, – отца можно понять. Как ни крути, Лейн тоже стала членом нашей семьи.

Джо моментально насторожился, как хищник, почуявший дичь, и вкрадчиво произнес:

– Деньги. Ты ведь сама говорила, что все дело в них. И тебе предстоит оплатить эту чертову вечеринку?

Алекс даже подскочила от неожиданности. Ну почему она все время забывает, что от этого пройдохи ничего не скроешь?

– Отчасти, – неохотно призналась она.

– А что еще? Чего еще он от тебя хочет? Чтобы ты купила этой девице дом, а может, богатого мужа?

– Ты ведешь себя как мужлан! – Алекс сочла необходимым продемонстрировать ему оскорбленные чувства. – Насколько я понимаю, Лейн хочет получить образование в Мадриде. И было бы только справедливо, чтобы попечительский совет оплатил ее учебу. Господь свидетель, мы от этого не обеднеем. Мой отец считает…

– Твой отец прикинул, – язвительно фыркнул Джо, – что если ты явишься на танцы да еще прикинешься счастливой, твои попечители наверняка подпишут чек!

Алекс прилежно делала вид, что пьет кофе. Но все же не выдержала и поперхнулась, потрясенная его прозорливостью. Отцу потребовалось три разговора по телефону, два письма и три с половиной часа за обедом в итальянском ресторане, чтобы до его робкой и преданной дочери дошло, чего он хочет. Она закашлялась. Джо мигом пришел на помощь и похлопал ее по спине.

– Все упирается в размеры суммы, – объяснила Алекс, как только восстановила дыхание.

У Джо вырвалось некое невразумительное восклицание, прежде чем он спросил:

– И ему действительно что-то светит?

– Может быть… – Алекс на секунду задумалась. – Я ни разу не обращалась к ним за деньгами со времени покупки дома, так что не могу судить, как отнесутся к этому попечители. Единственное, что можно сказать определенно – у отца нет таких денег. И если появляется шанс… ну, в общем, я не имею права лишать его этого шанса только потому, что излишняя стеснительность не позволяет мне общаться с гостями на званом вечере.

– Звучит как какая-то цитата, – сурово прищурился Джо.

Алекс снова подскочила на месте. Нет, она никогда не свыкнется с его способностью читать мысли!

– Возможно, – пожала она плечами.

На самом деле именно этой фразой отец добил ее тогда, в ресторане, когда она обещала подумать. И его слова засели у Алекс в голове.

Повисла короткая пауза, показавшаяся Алекс скорее сочувственной.

– Знаешь, что мешает тебе нормально жить? – дружелюбно спросил Джо.

Алекс взглянула на него. Она знала этот тон и не ждала от него ничего хорошего.

– Нет, – осторожно произнесла она. – Но у тебя уже наверняка есть ответ?

– О, можешь не сомневаться.

Джо отставил в сторону свою кружку с кофе и перегнулся через стол так, что они с Алекс оказались нос к носу. Это так напугало Алекс, что она рефлекторно отшатнулась, и ее кресло врезалось в стену. В глазах у Джо мелькали золотистые искры – как будто угли едва занимались огнем. Алекс показалось вдруг, что весь его вид говорит о нарастающей ярости. От такой картины кому хочешь станет не по себе. Алекс смотрела на него, боясь открыть рот.

– Тебе не дает нормально жить то, – уперся в нее обличающий перст, – что ты всегда готова взвалить чужую вину на себя. И вдобавок не знаешь себе цены. Какого черта ты возишься со всеми этими шавками? Почему не пошлешь их к дьяволу? Пусть грызутся за свои кости сколько угодно, но не втравливают в это тебя!

– Но…

– Не перебивай! – рявкнул Джо. – Пусть сами расхлебывают свою кашу! И если твоему папаше приспичило вытянуть из попечителей денежки, тебя это совершенно не касается!

– Если бы… – Алекс сокрушенно вздохнула.

– Никаких «если бы»! Так оно и есть!

– Ты не понимаешь…

– Я все отлично понимаю! Его проблемы – это не твое дело! – Джо так грохнул кулаком по столу, что разлетелись все бумаги.

– Это не может быть не моим делом, потому что попечители – друзья моей бабки. Они действуют против моего отца в полной уверенности, что их обязанность – блюсти мои интересы, – вполголоса возразила Алекс.

Это остановило Джо. Он посмотрел на нее. Но Алекс выдержала его яростный взгляд. Еще мгновение – и ярость, бушевавшая в его глазах, потухла.

– Добрая старушка Алекс, – снисходительно сказал он, – Всегда готова войти в положение любого бедняги! – Он погладил ее по щеке, как будто не мог удержаться от этого ласкового жеста. – И я напрасно надеюсь, что твои бешеные предки догрызутся до того, что вынудят тебя изменить своим правилам, верно?

Алекс не знала, что ему ответить. Но Джо как будто и не ждал ответа. Он вскочил и стал метаться по комнате взад-вперед. Это означало, что у него возникла очередная гениальная идея. Алекс следила за ним со смутной тревогой. Его идеи всегда поражали своей неожиданностью.

– Когда состоится эта пирушка?

Он уже навис над своим столом, нетерпеливо листая дорогой элегантный ежедневник – рождественский подарок от благодарного клиента. Алекс смотрела ему и спину и пыталась понять, что происходит.

– Что ты спросил?

– Если я пойду с тобой, то лучше мне заранее знать дату, – терпеливо повторил он.

– Но ты же терпеть не можешь такие приемы! – Она либо ослышалась, либо бредит!

– Не меньше, чем ты. – Джо оглянулся через плечо и наградил Алекс заговорщической ухмылкой.

– Но…

– Алекс. – Джо говорил сейчас с ней, как с маленькой. – Ты не хочешь туда идти. Я тоже не хочу туда идти. Но ты чувствуешь себя обязанной пойти. Подлюка Свиткрофт состроил тебе козью морду. Тебе нужна поддержка. Ты ее получишь.

Алекс смотрела на него в полной растерянности. Джо постарался ободрить ее улыбкой.

– Если это семейная война, считай, что я прият вольноопределяющимся в экспедиционный корпус. Мы вместе примем бой, любовь моя!


Он не переставал говорить об этом все утро. Алекс больше не считала такой поступок невозможным, но теперь ей стало совсем неловко. Она сама не понимала, что заставило ее с такой горячностью отговаривать Джо от этого смешного шага. Джо изобразил ущемленную гордость, хотя на самом деле потешался над сложившейся ситуацией – уж очень ему понравилась собственная идея.

– Я нужен тебе, Алекс. Ты же собиралась пойти на эту вечеринку с Рупертом, – напомнил он. – Не хочешь же ты сказать, что я менее, чем он, способен оказать тебе помощь, в которой ты нуждаешься?

– Да! То есть нет! Послушай, хватит ловить меня на слове! – возмутилась Алекс.

– Но я всего лишь стараюсь выяснить, чем же таким наделен Руперт Свиткрофт, чего нет у меня, – обиженно заметил он.

– Абсолютно ничем, и ты отлично это знаешь! – воскликнула Алекс, наградив его негодующим взглядом.

Этот тип снова сделал ее предательницей, заставив обсуждать Руперта. Ну и пусть! В конце концов, она ведь сказала чистую правду.

Джо самодовольно хмыкнул. Он нисколько не сомневался в своем совершенстве, и это только распалило ее ярость. Такому дамскому угоднику, каким был Гомес, вовсе не требовалось знать ее мнение, чтобы восстановить уверенность в себе. Он нарочно вызвал ее на откровенность – это его развлекало. И теперь, добившись своего, он сбросил маску и явил Алекс свое истинное лицо беспощадного хищника. Хищника, торжествующего победу над беспомощной жертвой.

Он прочел эти мысли у нее на лице и моментально скроил скромную мину. Глупо и бессмысленно! Джо Гомес никогда не отличался скромностью. Увидев, что Алекс вот-вот взорвется, он предпринял все возможное, чтобы избежать открытого конфликта.

– Мы успеем обсудить это за ленчем, – предложил он.

Фрэн заказала им столик в ресторане. Пожелания босса были учтены до мелочей. Сладкоголосый официант проводил их в альков, отгороженный от зала пышной зеленью. Он отодвинул кресло для леди с таким благоговейно-почтительным видом, словно обслуживал особу королевских кровей.

– Теперь любой, кто посмотрит на нас, вообразит, будто мы нарочно ищем уединения, – заметила Алекс, обращаясь к Джо.

Ей было весело, и в то же время сердце тревожно сжималось в предчувствии чего-то необычного.

– Может, я действительно ищу именно этого. – улыбнулся Джо.

Она не успела уничтожить Гомеса негодующим взглядом только потому, что он поспешил углубиться в таинственные переговоры с официантом. Официант удалился, приняв еще более почтительный вид – если такое вообще было возможно.

– Ну а теперь объясни, почему ты предпочла бы иметь в качестве поддержки Руперта Свиткрофта, а не меня, – приступил к разговору Джо со скрытой угрозой.

– Это нечестно. – Алекс испуганно заерзала в кресле.

– Нет, честно. У тебя должна быть какая-то причина. Я умнее его, я намного красивее и лучше умею развлечь даму, – методично перечислял он. – Так в чем же тут дело?

Алекс не выдержала и прыснула – как будто это не ее только что загнали в угол.

– А вдруг он не такой эгоист, как ты? – предположила она с напускной строгостью.

– Этого не может быть!

В уголках глаз Джо залегли легкие морщинки от старательно сдерживаемою смеха.

Алекс вспомнила, как в субботу прощалась с Рупертом на крыльце своего дома, и не могла не согласиться с Джо. Ей снова стало тоскливо. Она резко отвернулась, пряча глаза.

– Придется признать, что ты прав, – заметила она с деланной беззаботностью.

Прибыл официант с бутылкой шампанского. Только после того, как была торжественно снята пробка и игристый напиток был разлит по фужерам, Алекс удалось взглянуть на этикетку. Она охнула от испуга.

– «Винтаж»?!

– У меня никогда еще не было такого партнера, как ты, – невозмутимо ответил Джо. – Поэтому в моих интересах баловать тебя сверх всякой меры.

Алекс не отважилась протестовать против такой экстравагантности. Она подняла фужер и пригубила холодную шипучую влагу. Ощущение было восхитительным.

– Спасибо, – с чувством промолвила она.

– Не за что!

Джо улыбнулся, глядя на Алекс. То была настоящая улыбка, от которой в его глазах затеплились таинственные зеленоватые искорки. Теперь он менее походил на непредсказуемого капризного гения. При желании его даже можно было принять за самого обыкновенного мужчину. Алекс не осталась равнодушной и улыбнулась в ответ. Джо протяжно вздохнул.

– Тебе следует делать это как можно чаще.

Замечание было таким неожиданным, что Алекс решила, что ослышалась.

– Что?

– Проехали. – Джо постучал по меню в роскошной кожаной папке. – Что будешь есть? Не забывай, это прямой подкуп, поэтому не стесняйся удовлетворить свои самые дикие фантазии. Я плачу за все. Обещаю, что не вычту это потом из твоего жалованья.

Алекс довольно хмыкнула и углубилась в изучение меню четырехзвездного ресторана. Наконец заказ был сделан, и Джо внимательно посмотрел на Алекс.

– Ты так и не объяснила мне, почему оказываешь предпочтение третьесортному банковскому агенту с наметившимся вторым подбородком.

Алекс вздохнула. Джо Гомесу не откажешь в настырности.

– Это уже не смешно. Какая связь между тобой и Рупертом? – возразила она с досадой. – Кажется, мы давно пришли к соглашению, что будем относиться друг к другу исключительно как профессионалы. Вдобавок…

– Вдобавок?.. – Его глаза угрожающе сверкнули.

Она хотела сказать, что плейбой с его послужным списком в жизни не позарится на такую серую мышь, как она. Но это может быть воспринято как попытка напроситься на комплимент. А вдруг он вообще обидится?

– Джо, мы живем на разных планетах, – сказала она вместо этого.

– Ради всего святого! – Его брови полезли вверх. – Мы же дни напролет торчим в одной комнате!

– Ах, ну да. Но ведь это всего лишь работа, – небрежно отмахнулась Алекс.

– По-твоему, обеды с такими мартышками, как эта твоя Кейт, сближают гораздо лучше?

– Кейт – моя старая подруга… – начала она ледяным тоном, но Джо не дал ей договорить:

– Черта с два! Она лишь узелок в опутавшей тебя сети! Как твой папаша. И как Руперт – насколько я могу судить. Но ты не из этой своры. И не хочешь в ней состоять.

У Алекс не нашлось слов. Все это было до ужаса похоже на правду.

Джо поймал ее взгляд. Несмотря на доброжелательную улыбку, ему было совсем не весело.

– Знаешь, любовь моя, для умной женщины ты просто отвратительно разбираешься в людях.

– Что ты имеешь в виду? – насторожилась она.

Джо посмотрел на нее долгим, долгим взглядом. Посмотрел в самую глубину глаз, как будто хотел там что-то прочитать. Алекс не выдержала и сердито спросила:

– В чем дело?

– Ты не хочешь быть узелком в их сети, – наконец проговорил он. – Ты вообще терпеть их не можешь.

Алекс могла дать голову на отсечение, что он собирался сказать что-то совершенно другое.

– Да, я не очень-то к этому приспособлена, – с запинкой произнесла она. – Но это еще не значит, что я их терпеть не могу.

– Еще как значит! Это Руперту Свиткрофту ты можешь вешать какую угодно лапшу, но врать себе – последнее дело!

Алекс громко сглотнула.

– Я все-таки так и не понял. – Джо медленно покачал головой. – Почему именно Руперт? Ты же ему до лампочки…

– А что во мне такого уж привлекательного?.. – сердито парировала Алекс.

Все это время она избегала смотреть на свое искаженное отражение в зеркальной стене их алькова.

– Он даже не потрудился надеть тебе на палец кольцо, – продолжал Джо, пропустив ее слова мимо ушей. – Наверное, считает, что ты и так никуда не денешься, верно?

Алекс смущенно покраснела.

– Только не надо мне объяснять, что ты давно с ним спишь! – нетерпеливо воскликнул Джо. – Это можно истолковать по-всякому, но только не как гармонию двух любящих сердец. Причем с обеих сторон.

– Знаю, – буркнула Алекс, не отрывая глаз от пятна на скатерти.

– Но тогда почему? – В его голосе прозвучало настоящее отчаяние.

– Некоторые женщины рождены однолюбами. – Она широко развела руками. – И я одна из них. Я знаю Руперта всю свою жизнь. А он… знает меня. И с ним мне не требуется притворяться.

Джо не спеша изучал ее лицо мрачным, непроницаемым взором.

– Вот как? – процедил он. – А мне всегда казалось, что любовь – это и есть притворство в самом чистом виде. Ты готов на любую ложь, на что угодно – лишь бы добиться цели. Именно это делает любовь таким восхитительным чувством. Ты ни минуты не знаешь покоя. Что же это за любовь такая, если тебе не нужно притворяться?

– Честная по крайней мере! – сердито выпалила Алекс, краснея от ярости.

– Честная? – Он явно не поверил своим ушам. – Да ладно тебе, Алекс, ты же сама знаешь, что это не так. Там, где начинается честность, кончается любовь. Даже самая пылкая.

Алекс вспыхнула от обиды и отчеканила:

– Еще ни разу в жизни честность не убивала мою любовь!

– Ответ напрашивается сам собой. – Джо смотрел на Алекс, не скрывая издевки. – Однако я промолчу – как джентльмен.

– Тоже мне эксперт нашелся! – взорвалась Алекс. – Да что ты знаешь о любви? Любовь – это не интрижка!

Его глаза грозно вспыхнули, но он ничего не сказал. А Алекс уже понесло:

– Вряд ли у тебя хватило совести быть честным хотя бы с одной из твоих… – Она прикусила язык, запоздало осознав, что ступила на слишком опасную почву.

Ее щеки разгорелись еще сильнее. Алекс подумала, что разозлила Джо не на шутку. А когда он злится, то становится слишком острым на язык. Тем более что она заслужила изрядную взбучку. Алекс затаилась в ожидании неизбежной бури. Однако Джо, против ожидания, только позабавила ее вспышка.

– Моих… – вкрадчиво повторил он.

– Ох, – в отчаянии взмахнула рукой Алекс, – это слишком неприлично. Выбрось из головы. Мне вообще не следовало об этом говорить.

– Конечно, не следовало – в том случае, если ты не собиралась высказаться до конца, – рассудительно произнес он. – Это первое правило для тех, кто намерен победить в споре. Если хорошенько подумать, оно вполне подходит и для любви. Никогда не затевай чего-то, чего не хочешь закончить.

– Прости. – Алекс почувствовала себя на редкость глупо и оттого смутилась еще сильнее. – Просто на меня что-то нашло.

– Ты была… – Джо вдруг оборвал себя на полуслове, как будто его душила ярость. – Ты все время уклоняешься от прямого разговора! Я никогда не поверю, что ты влюбилась в Руперта Свиткрофта только потому, что играла с ним в детстве! Или даже потому, что он в курсе всех грязных тайн вашей семьи! Этому должно быть какое-то более вразумительное объяснение. И ты должна дать мне его, Алекс! – Он добавил, не скрывая угрозы: – Или я действительно поставлю тебя в неприличное положение!

Она смотрела на него, не в силах отвести глаза. Несмотря на его дружелюбный и даже игривый тон, было ясно, что Джо не шутит. Еще бы – ведь он до сих пор не добился своего! Она перевела дыхание и выложила ему всю правду:

– Руперт на моей стороне. Он всегда был со мной. Мы – одна команда. И когда у меня неприятности, я говорю себе, что все не так страшно. Я не одна. Мое место – рядом с Рупертом.

Смуглое, подвижное, улыбчивое лицо Джо Гомеса застыло, словно высеченное из гранита.

– А Руперт тоже считает, что его место рядом с тобой?

– Конечно! – Ее искренне удивил такой вопрос.

Джо молчал. Он сидел так неподвижно, как будто перестал дышать. Алекс встревожилась.

Она вспомнила, что иногда люди именно так реагируют на острую боль. Они впадают в шок, и потом привести их в нормальное состояние бывает очень трудно. Но разве она сказала что-то оскорбительное для Джо Гомеса? Алекс следила за ним в полной растерянности. Наконец он медленно выдохнул.

– Тебе не откажешь в силе веры.

– Ну, – Алекс почему-то стало неловко, и она потупилась, – ты же сам спросил.

– Верно, я сам спросил, – ответил он с издевкой. – И если бы я не был джентльменом, то непременно указан бы тебе на то, что Руперт оставил тебя одну на растерзание этим стервятникам – насколько я могу судить о приеме в честь Лейн. И по моим понятиям это никак не вяжется с тем, что он якобы на твоей стороне!

Алекс вскинула на него потрясенный взор. Он улыбался. Одними губами.

– Однако, будучи мастером такта и недомолвок, я отложу обсуждение этих деликатных материй до следующего раза.

– С-спасибо.

– Полно! Какие между нами могут быть счеты! – Его голос звучал ласково и сердечно, но в темных глазах царила зимняя стужа. – Лучше давай посмотрим на дело с практической стороны. Объясни, что от меня требуется? Как мне себя вести, чтобы стать достойным твоей вечной любви?

Алекс покраснела как маков цвет, безо всякой на то причины. А улыбка на его лице наконец-то добралась и до глаз.

– Конечно, только на один вечер, – уточнил Джо.

Глава 8

– Тебе нет нужды заходить слишком далеко, – как можно равнодушнее пояснила Алекс.

– А как далеко находится это слишком? – с улыбкой поинтересовался Джо.

Алекс поперхнулась. Она снова ляпнула лишнее!

– Если ты не шутишь, я буду рада пойти туда с тобой – вот и все.

– Ах, любовь моя… – Джо сокрушенно покачал головой. – Твоя скрытность меня убивает!

– Перестань называть меня любовью! – возмутилась Алекс, припомнив все его грехи.

– О’кей! – покорно ответил он. – Свет очей моих! Так лучше?..

– Пожалуйста, постарайся отнестись к этому серьезно! – взмолилась она, прикрыв глаза. – Хотя бы ненадолго!

– Никогда в жизни я не был более серьезен!

– Ты… – фыркнула Алекс и широко раскрыла глаза.

– Ладно, ладно! – громко расхохотался он. – Рассудительность и практичность. Когда, где и как? Полагаю, нужен вечерний костюм?

– Тебе это не трудно? – с сомнением спросила Алекс.

Она отлично знала, как Джо ненавистны любые формальности. Гомес скроил героическую мину.

– Если я готов нарядиться пингвином ради своих братьев-архитекторов, то ради тебя я уж как-нибудь вытерплю пингвиний прикид!

Алекс подозрительно посмотрела на него.

– Обед в честь годовщины нашей ассоциации, – терпеливо пояснил он. – Я буду читать речь. Превосходную речь, написанную тобой. Сегодня вечером. А твой служебный долг – дарить мне любовь, поддержку и хорошее настроение на все случаи жизни. Как ты могла забыть?

– Ох, черт побери, это же сегодня!

– Сегодня.

– Ох, Джо, прости! Я… – Алекс замялась.

– Даже и не надейся отвертеться – не выйдет, – перебил ее он.

Она подумала, что Руперт в подобной ситуации уже смешал бы ее с грязью только за то, что она не выказала радости по поводу предстоящего званого вечера. Но Джо лишь снисходительно улыбнулся и отмел все ее возражения.

– У меня так много работы…

– Конечно, – с готовностью кивнул он. – Встречать и развлекать гостей.

– Я уже не успею сделать прическу!

– Вымой голову и просто распусти волосы по плечам, – посоветовал Джо, окинув ее оценивающим взглядом.

– Но мне…

– Нечего надеть, – закончил он со смехом.

– Да, именно это я и хотела сказать, – призналась Алекс с сердитой гримасой.

– Это ты так считаешь, что нечего, – утешил он. – А вот мы пойдем и посмотрим.

– Что еще за новости? – всполошилась Алекс.

– А что тут такого? Мы пойдем и посмотрим. И если тебе действительно нечего надеть, до вечера мы еще успеем что-нибудь купить.

– Да кто ты такой, чтобы рыться в моем гардеробе? – возмутилась она.

Но Джо и ухом не повел. Он уже махнул официанту, требуя счет. Алекс знала это его настроение. Он был охвачен творческим энтузиазмом. У Алекс появилось неприятное предчувствие, что сегодня из нее будут делать стильную штучку, и это ее совсем не обрадовало. С упавшим сердцем она подумала о том, что Джо уже не отговорить. Но когда он ворвался в ее аккуратно убранную спальню и стал перебирать висевшие в шкафу платья, на смену его пламенному нетерпению пришла задумчивая растерянность.

– Ну? – спросила с тревогой Алекс.

– Для богатой наследницы ты не очень-то погрязла в роскоши. Я не нашел ни одного ярлыка модных бутиков.

– Это вторая жена моего отца без ума от твоих ярлыков. – Алекс равнодушно пожала плечами.

– Ага.

– Что значит это твое «ага»? – спросила она с подозрением.

– Ты не лишена врожденного вкуса, – ухмыльнулся он. – Однако предпочитаешь выглядеть уродиной из принципа.

– Что?!

– Впервые в жизни сталкиваюсь с таким тяжелым случаем морального превосходства.

– Это неправда.

– Ты напрасно тревожишься. – Джо отошел к окну, прислонился к подоконнику и скрестил руки на груди. Он снова выглядел заинтересованным. – Все не так безнадежно.

– Да будет тебе известно, что временами ты ведешь себя как самый отвратительный тип на свете! – От ярости Алекс готова была топать ногами.

– А вот и нет! – возразил он. – Я только второй самый отвратительный тип на свете! – В его глазах зажегся лукавый вызов. – А ты влюбилась в лидера нашей стаи!

– У тебя нет ни малейшего повода так говорить! – в бешенстве вскричала Алекс.

– А кто из нас согласился стать опорой на вечеринке у твоей сестры?

«Черт побери, – подумала Алекс, готовая лопнуть от злости, – почему он всегда так непробиваемо логичен?!»

– О'кей! – обожгла она его разъяренным взором. – Скажем так – у тебя нет никакого права!

На какое-то мгновение его губы сурово поджались, но уже через секунду он овладел собой и спокойно произнес:

– Ну, коль скоро речь зашла о правах, я отказываюсь от дальнейшего спора! Потому что их нет и в помине ни у одного из нас. Разве что он наконец-то сподобится купить тебе кольцо.

Алекс так и не поняла, выиграла она этот раунд или проиграла. Но в любом случае следовало сделать вид, что выиграла. Она надменно склонила голову, как вдовствующая королева, принимающая извинение от своего вассала.

– Благодарю.

– Не спеши меня благодарить! – внезапно расхохотался Джо. – Я еще и не начинал!

– Не начинал?

Их глаза встретились: широко распахнутые от внезапной тревоги и – лукаво прищуренные. Алекс только сейчас сообразила, что они оказались вдвоем в ее спальне. Она отшатнулась, не зная, чего от него ждать.

Джо улыбнулся. Ему никогда не надоедало любоваться самим собой, а сегодня у него была масса поводов считать себя победителем. Он оттолкнулся от подоконника и двинулся к гардеробу со словами:

– Я начинаю.

Он долго перебирал висевшие на плечиках платья, пока не нашел понравившееся ему. Джо вытащил его и кинул на кровать, с чувством промолвив:

– Вот это!

Алекс подняла платье.

– Это? – Она не скрывала своих сомнений.

Это было узкое прямое платье, отделанное черными, синими и серебристыми вставками. На тонких бретельках, с темной бархатной розой у плеча. Алекс купила этот туалет пару лет назад, для вечеринки в стиле двадцатых годов, да так и не собралась от него избавиться. Но это был совершенно не ее стиль.

– Разве это не выглядит чересчур… театрально?

– Ничуть – при твоих манерах.

– Ну, валяй, – обреченно вздохнула Алекс. – Выкладывай, что тебя не устраивает в моих манерах.

– Ты никогда не украсишь свой туалет эгреткой, – сообщил Джо со снисходительной ухмылкой. – Или банданой с бриллиантами. Или боа из страусиных перьев.

– Спасибо за уместное замечание, – с сарказмом поблагодарила она.

– Но с другой стороны… – Он позволил фразе повиснуть в воздухе, чтобы лишний раз поиздеваться над Алекс.

– Что? – насторожилась она.

– Нет, не думаю, что тебе стоит об этом знать, – выдал он после театральной паузы, грустно качая головой. Наглец, он потешался над ней и даже не пытался этого скрывать! – Пока, во всяком случае. Может быть, когда-нибудь потом…

– Буду ждать с нетерпением. – По ее тону было ясно, что ничего ждать она не собирается. Алекс сверилась с часами и напомнила: – Не пора ли нам возвращаться в офис? Фрэн будет держать оборону и говорить всем и каждому, что я на совещании, но работы от этого не убавится.

– Рабский инстинкт! – провозгласил с ухмылкой Джо, но покорно вышел следом за ней на улицу.

Сидя в такси по дороге в офис, он как бы невзначай поинтересовался:

– Я нарушил твои планы на вечер? Пришлось отменить свидание?

– Сегодня? – Алекс покачала головой. – Нет. Мы с Рупертом встречаемся по субботам.

– Это что, такое расписание?

– Нет, конечно. Просто мы оба слишком заняты.

– И ты, конечно, не смеешь провести вечер с кем-то еще, – предположил он. – Ты ведь из породы однолюбов.

– На свете существует такое понятие, как верность, – с досадой парировала Алекс.

Сколько можно над ней издеваться?

– Безусловно! – отчеканил Джо, уставившись прямо перед собой. – Но слишком часто она направлена не туда, куда следует.

– Ты опять заводишься из-за того, что я пытаюсь помогать своему отцу?

– Нет. Я завожусь из-за того, что ты выворачиваешься наизнанку ради своего отца, – проговорил он и как бы невзначай положил руку на спинку сиденья.

Алекс резко выпрямилась.

– Обязанности перед обществом. – Ее утомил их спор, и она предпочла сдаться. – Ты прав. Меня от них воротит.

Пушистый темный локон упал ему на рукав. Джо украдкой посмотрел на него. Его губы раздвинулись в медленной загадочной улыбке. Но Алекс этого не заметила.

– Чего тебе не хватает, – задумчиво произнес он, – так это самой капельки решимости. – Он поднял ее руку, лежавшую на коленях, и стал разглядывать, повернув ладонью вверх. – Почему бы тебе не попытаться? Это намного легче, чем ты думаешь.

– Предлагаешь мне пуститься во все тяжкие? – спросила она с невеселым смехом.

– По мне это не так уж плохо.

Алекс перевела взгляд на их сомкнутые руки. Внезапно ей стало трудно дышать, как будто легким не хватало кислорода. Она чувствовала, что Джо не спускает с нее взгляда. А потом он медленно, очень медленно поднял ее руку и прижался губами к ладони.

– Очень хорошо.

Она посмотрела на него. И в этот момент… Но нет. Он снова смеялся. Алекс вырвала руку.

– Вряд ли тебя обрадует, если я забуду сказать Фрэн, что нужно отправить букет цветов твоей очередной пассии.

– Но ты ведь никогда этого не забудешь? – Ничто не могло поколебать его самодовольства!

– Напрасно надеешься! – с досадой воскликнула Алекс. – Моему терпению тоже есть предел – как у всякого нормального человека!

– Именно на это я и рассчитываю. – Улыбка Джо из самодовольной превратилась в загадочную.

Ей следовало немедленно потребовать объяснений, но такси уже остановилось возле офиса. Итак, за Джо Гомесом, как и всегда, осталось последнее слово. Алекс дала себе клятву, что рано или поздно он очень об этом пожалеет – не без ее вмешательства.

Но сегодня ей было не до того. Груды бумаг на ее столе уже напоминали Пизанскую башню. И на ближайшие несколько часов Алекс будет не до словесной дуэли с каким-то Джо Гомесом. Она с утроенной энергией принялась за работу.

Джо посмотрел на то, как она перебирает бумаги. Немного подождал, а потом пожал плечами и отправился на другой этаж, где располагались их помощники. Алекс даже не заметила, когда он покинул кабинет.

Он появился только через несколько часов, когда пришло время отправить Алекс домой. Она с трудом оторвала рассеянный взгляд от какого-то списка.

– Но…

– Никаких «но». Будь добра пойти домой и привести себя в порядок. Я хочу, чтобы ты выглядела сегодня великолепно.

– Ну, тогда мне действительно потребуется время, – сухо кивнула она. – Но…

Джо навис над ее столом, повернул к себе ее ноутбук и нажал на клавишу «сохранить».

– И кто теперь будет… – начала Алекс, не зная, смеяться ей или злиться.

– Я буду, если потребуется! – У Джо явно кончалось терпение. – Между прочим, я не такой уж беспомощный болван! И как-то управлялся со своими делами до того, как ты поднялась к нам на борт!

– Ого! – Алекс растерянно захлопала глазами. – Что я такого сказала?

– Ничего хорошего, – процедил Джо. – А теперь, ради всего святого, проваливай домой и наводи красоту, пока я не перешел к плану «Б»!

Алекс помнила, в чем состоит его план «Б». Но на этот раз она не впала в панику и даже не покраснела, что для нее являлось несомненным прогрессом.

– Ухожу! – Она заперла свой стол. – Ухожу!

Джо каким-то чудом оказался возле вешалки и держал наготове ее плащ. Она позволила ему помочь себе одеться и потянулась за портфелем, но Джо и тут ее опередил.

– В семь часов! – сказал он. – Если ты не будешь готова, мне придется помочь тебе.

– Я буду готова, – клятвенно пообещала она.

И выполнила свою клятву. Чувствуя себя немного неловко в этом непривычном наряде, в семь часов она уже ожидала его в гостиной. Когда Джо позвонил в дверь, она накинула на плечи шаль, поправила в волосах пару шпилек и пошла открывать.

Он усадил ее в свою серебристую спортивную машину, ни словом не обмолвившись ни по поводу ее оперативности, ни по поводу внешности. Алекс пыталась убедить себя, что ей плевать на его мнение. Но все же он мог бы вести себя не так равнодушно и не молчать всю дорогу. Оказавшись на месте, он молча вручил ключи от машины швейцару и властно взял Алекс под руку.

– Ладно, пошли. Не позволяй мне кому-то что-то обещать… и ради Бога, смейся громче всех над моими шутками!

– Конечно, – с готовностью пообещала она. – Как-никак, я сама их сочинила!

Как и следовало ожидать, он все переиначил, и речь оказалась намного короче и изящнее, но за основу Джо явно взял ее текст. Все прошло на ура. Гомес скромно раскланялся в ответ на поздравления и комплименты, после чего повел Алекс к выходу.

– Как, уже? – удивилась она.

– Если ты не хочешь, чтобы на меня повесили реконструкцию городского центра…

– Что?!

– Это пока только разговоры. Но если они загонят меня в угол…

Алекс застонала.

– Да ладно тебе, я еще не оставил им свою визитку. И если мы сейчас смоемся, то все будет шито-крыто, – пробасил он грубым голосом, как в гангстерском фильме.

– Блажен, кто верует, – ответила Алекс.

Но она тоже была рада отсюда уйти. Они молча стояли на крыльце и ждали, пока им подгонят машину. Рядом с ними стояла еще одна пара. Это явно были муж и жена. Женщина выглядела очень усталой. Она прислонилась к мужчине, демонстрируя полное доверие. Он ласково обнял ее за плечи, как будто хотел защитить от всех невзгод.

Алекс пробрала нервная дрожь. Никто никогда не обнимал ее вот так, на людях, с такой заботой. И с такой гордостью.

Она почувствовала, что глаза защипало от подступивших слез. Это все от переутомления, не иначе. Алекс расправила плечи.

– Замерзла? – Джо заметил, что с ней что-то не так, и вопросительно посмотрел сверху вниз.

– Да, – ответила Алекс, хотя вечер выдался на удивление теплым для этого времени года.

– Я напою тебя горячим какао, когда привезу домой, – пообещал он.

Обнял ее за плечи и слегка прижал к себе – совсем по-братски.

«По-братски – это хорошо, – твердо сказала себе Алекс. – По-братски – это не страшно, это можно пережить».

Конечно, здесь и речи не могло быть ни о нежности, ни о гордости. Но и она, в свою очередь, не сгорает от страсти. Похоже, наблюдается несомненный прогресс.

Но к тому времени, как они приехали, Алекс уже с трудом сдерживала озноб, хотя печка в машине работала на полную мощность. Джо затормозил возле ее дома и с тревогой посмотрел на Алекс.

– Послушай, ты, часом, не простудилась?

– Не знаю, – ответила она, плотнее кутаясь в шаль. – В этот уик-энд я попала под дождь… Все может быть.

Джо поднялся на крыльцо и протянул руку за ключами. Алекс отдала ему всю связку.

– Какого черта тебя понесло под дождь?

О, на это у нее имелось великое множество причин. В голове моментально всплыли все нерешенные проблемы: ее отец… ее мать… Руперт. Просто удивительно, как она до сих пор не сошла с ума. Тем более что из головы не шла мысль о том, как хорошо она чувствовала себя в объятиях Джо. И страшное подозрение, что так хорошо ей должно быть только с Рупертом, но именно с ним так, никогда и не будет.

– Не знаю, с чего начать, – призналась она.

Джо вошел за ней в коридор, включил свет и запер дверь.

– Тогда тем более следует рассказать мне обо всем. Это же глупо – без конца вариться одной в таком котле. Глупее этого только прогулки под дождем в такую погоду.

Алекс со свистом втянула воздух, готовая спустить на него всех собак, но вовремя спохватилась: с этим типом надо держать ухо востро!

– Учту на будущее.

Он вдруг расхохотался и повернулся к ней в узком коридоре.

– Нет, не учтешь. – Джо ласково провел ладонью по ее щеке. – Ты все равно будешь поступать по-своему и пошлешь к черту любого, кто сунется к тебе с умными советами!

Алекс вздрогнула от неожиданности. Озноб моментально прошел, изгнанный ласковым прикосновением горячей руки. Она протяжно вздохнула.

Но Джо словно ничего не замечал. Он уже был на кухне и рылся на полках, как будто это был его собственный дом. Потом он полез в холодильник.

– Так, сейчас мы приготовим что-нибудь горяченькое! Послушай, ты вообще держишь дома молоко?

– У нас все кончилось. Я собиралась купить по дороге домой, но забыла.

– У нас? – Его голова вынырнула из холодильника.

– Мы ведем хозяйство вместе с Джулией, – напомнила она.

– А… – заметно расслабился он. – А где она сейчас?

– Наверное, в театре, – сказала Алекс, взглянув на часы. – Она вечно задерживается там допоздна.

– Понятно. – Он в задумчивости прошелся по кухне. – Ну что ж, к сожалению, горячее какао отменяется. И жестокая судьба поставила тебя перед выбором – зеленый чай или бренди?

– Спасибо, мне ничего не нужно. Я…

– Нет, нужно.

Джо взял ее за руки и сложил их вместе. Это было совершенно неожиданно и так же по-братски, как все его предыдущие поступки, но Алекс содрогнулась, как будто за шиворот ей вылили стакан ледяной воды.

– Вот видишь! – Джо оценил ее реакцию по-своему. – Продрогла до костей. Если ты полезешь в таком состоянии в постель, то замерзнешь еще сильнее и просто не сможешь спать. Я мигом приготовлю чай.

– С-спасибо, – с запинкой пролепетала Алекс.

Он взялся за дело с решительностью и сноровкой, поразившими ее. На работе Джо постоянно причитал, что не в состоянии даже чайник поставить на огонь самостоятельно. И ни у кого не возникало сомнений, что это именно так.

– Ну вот, раскрылась еще одна моя страшная тайна, – посетовал Джо. – Отдаюсь на твою милость. Ты ведь меня не выдашь? – Он покосился на Алекс, все еще стоявшую посреди кухни с шалью на плечах. – Ты не хочешь пройти в гостиную и зажечь камин?

Так она и сделала. Зажгла камин, подождала, пока пламя разгорится, и устроилась около него. Джо был прав. Она совсем заледенела, хотя и не была уверена, что виновата в этом простуда. И уж во всяком случае, было ясно, что ее состояние не улучшится, пока Джо находится в этом доме. И как только он принес ей горячий чай, она сказала:

– Только не вздумай хлопотать надо мной весь вечер, как над беспомощным инвалидом. Подумаешь – насморк.

– По-твоему, полчаса заботы о ближнем должны испортить мне вечер? – Он был явно оскорблен в лучших чувствах, но не собирался сдаваться.

«Тебе не испортят, – подумала она. – А мне?»

– Это очень мило с твоей стороны, но…

– И нечего меня хвалить, – перебил ее Джо. – Я делаю не более того, что сделал бы всякий мужчина после того, как привез женщину домой. – Он помолчал и с улыбкой добавил: – Конечно, если речь не идет о том, чтобы уложить ее в постель!

Алекс закусила губу и промолчала.

Джо налил себе бренди и тоже уселся возле камина. Она думала, что ему понравится уютное кресло времен королевы Анны, но ошиблась. Он опустился прямо на ковер возле ее ног и прислонился к креслу. А потом поднял на нее сверкавший любопытством взгляд.

– Любовь моя, ты действительно считаешь себя совсем пропащей личностью?

– С какой стати? Конечно, нет. Я достаточно умна и образованна, и я намного надежнее, чем ты, – с воодушевлением начала Алекс. – Просто я не очень…

Джо уткнулся в свой бокал с бренди, и невозможно было понять, что у него на уме. Очередная издевка?

– Не очень?.. – поторопил он.

– Ну, привлекательная, что ли. Во мне нет кокетства, нет женственности, и я… в общем, я не тот тип женщин, в которых мужчины влюбляются по уши.

– А по-моему, ты очень необычная, – задумчиво проговорил он.

Алекс решила, что ее пытаются утешить – в порядке братской помощи. И гордо выпрямилась. Только этою не хватает!

– А что ты можешь мне еще сказать? Я понимаю, что тебе со мной ссориться невыгодно. Я знаю слишком много твоих секретов.

– Много, но не все. – Каким-то чудом Джо удалось совладать со вспышкой гнева. – Помни об этом. Я тебя предупреждал.

– О'кей. – Алекс вяло пожала плечами. – Но ты все равно остаешься заинтересованной стороной.

– Ха, ты даже представления не имеешь о том, какой заинтересованной! – Он глухо рассмеялся.

Она не поняла, что его так рассмешило, и добавила:

– Ты смотришь на меня не так, как остальные мужчины.

Джо опустил свой бокал с бренди на мраморную облицовку камина с таким стуком, что хрусталь едва не треснул.

– А кто в этом виноват? – Похоже, она-таки задела его за живое. Алекс в испуге уставилась на Джо, а он продолжал: – Вот она, твоя проблема: ты сама сделала себя невидимкой!

Он смотрел на нее так, будто хотел вызвать на бой, но Алекс была слишком ошарашена, чтобы принять вызов.

– Невидимкой? Ничего не понимаю…

– Ну, тогда тебе же хуже! Ты не можешь обвинить в этом никого, кроме себя. Это сделала ты, и никто другой.

Джо вскочил и начал метаться по комнате. Алекс уже не один месяц наблюдала, как он мечется по кабинету, обдумывая очередной проект века. Обычно она помалкивала и не мешала ему рассуждать вслух. Это ему помогало. Но сегодня речь шла о ее собственной жизни.

– У меня и в мыслях не было ничего подобного, – сердито парировала она.

Джо отмахнулся от ее реплики, как от приставучей мухи: раздражающая мелочь, только и всего. Алекс это обидело, однако она продолжала его слушать.

– Да ты хотя бы раз вслушивалась в свои слова? «Я не тот тип женщин, в которых мужчины влюбляются по уши»! – грубо передразнил он ее. – Это же безумие! Если бы мужчины влюблялись только в один определенный тип женщин, наша раса вымерла бы еще до того, как научилась ходить на двух ногах!

Алекс нахмурилась. Он распинался перед ней так, будто все еще читал речь перед своей ассоциацией!

– А истинный смысл твоих слов кроется в том, что ты сама превратила себя в тип женщин, на которых мужчины не обращают внимания. Да и женщины заодно – если уж на то пошло. Исключение существует только для тех, кто знает тебя с самого детства. – Джо говорил гладко, как по писаному. – И каков результат? Никто не влюбляется в тебя, потому что не видит объекта для любви. Я впервые в жизни сталкиваюсь с такой целенаправленно безымянной особой, как ты. Кроме, конечно, вопросов службы – тут надо отдать тебе должное. Здесь ты не прячешься за обычной дымовой завесой.

– Ты оскорбляешь… – начала Алекс.

– Не перебивай. Я не знаю, почему ты так поступаешь. И если говорить начистоту – мне на это наплевать. Я с ангельским терпением предоставил событиям идти своим чередом и ждал, когда ты наконец раскусишь гнилое нутро этого твоего Свиткрофта. Но вместо этого ты с каждым днем все больше убеждаешь себя, что он – настоящий герой, рыцарь на белом коне, а ты недостойна даже праха под его ногами!

– Неправда, – пролепетала Алекс.

Но Джо ее не слушал.

– Что тебе следует сделать прежде всего – это вернуть его на склад и найти себе кого-то более подходящего.

Он умолк.

Алекс так разозлилась, что ей стало жарко. Она обожгла Джо яростным взглядом:

– Уж не себя ли ты прочишь на его место?

– Да я бы пяти минут не потратил на бабу, которая способна так смешать меня с дерьмом, как Руперт Свиткрофт смешивает тебя! – грубо возмутился Гомес.

Алекс охнула.

– Я надеялся, что тебе хватит ума понять это самой! – не останавливался он. – Но время идет, а ты по-прежнему продолжаешь цепляться за своего Руперта. И я больше не намерен сидеть сложа руки.

– Да как ты смеешь?! – завопила Алекс, что было сил стукнув кулаком по креслу. – Как ты смеешь копаться в моей жизни? Я…

– Не перебивай! Посмотри в лицо фактам! Что я нахожу, вернувшись из Мексики? Ты распускаешь нюни из-за того, что твой распроклятый дружок не пожелал пойти с тобой на какую-то несчастную вечеринку!

Алекс подумала, что нюни она распускала отнюдь не из-за одного Руперта. Она даже собралась напомнить об этом Джо. Но вовремя спохватилась, что этим только раззадорит его. Не хватало еще, чтобы снова всплыл разговор об упражнениях на полу, о Венеции, о поцелуях и о том, что они могли означать.

– Ладно, я готов признать, что тебя пугают семейные дрязги, – продолжал рассуждать Джо, не обращая внимания на ее реакцию. – Но все равно – это же не конец света! Ты молодая, привлекательная и способная. Почему тебе не хватает духа встать перед всей этой сворой и потребовать, чтобы к тебе относились с должным уважением, если они хотят иметь с тобой дело?

У Алекс не было слов.

– Вот видишь! Тебе такое даже в голову не приходило, верно? Ну как ты не можешь понять, что обладаешь теми же правами, что и все остальные? И теми же преимуществами, между прочим!

– Да, конечно, это так, но…

– Не перебивай! – снова рявкнул Джо. – Я всю ночь об этом думал. И насколько я понимаю, тебе поможет только одно: прямой курс на самоутверждение. Черт побери, да ведь ты просто красотка! Только ты сама должна в это поверить.

Похоже, это было заключительным аккордом. Он наконец-то умолк и с довольным видом остановился перед Алекс.

У Алекс было такое ощущение, будто она мчалась с крутого склона в автомобиле с отказавшими тормозами. И вдруг кто-то сжалился над ней и остановил автомобиль, но она уже не могла понять, куда ее занесло.

– И как ты себе это представляешь? – наконец проговорила она как можно более сдержанно и рассудительно.

Это было лучше, чем устраивать истерику, хотя ее так и подмывало это сделать. Она перевела дыхание.

– Если даже предположить, что ты действительно прав, мне все равно будет не так-то легко в корне изменить представление о самой себе.

Джо буквально лопался от самодовольства.

– В самую десятку! Я подумал точно так же! Тут не обойтись без второго рождения!

– Без чего?! – Она не поверила своим ушам.

– Без метаморфозы!

Алекс открыла было рот, но тут же сообразила, что сказать ей нечего, и снова закрыла его, сокрушенно качая головой.

– Будем рассуждать логически, – с воодушевлением предложил Джо. – Что именно заставляет тебя чувствовать себя такой непривлекательной для мужчин? Ты же знаешь, что у тебя есть скрытые достоинства, только не всякому дано их разглядеть.

– Я этого не говорила.

– Но думаешь ты именно так, – небрежно возразил он. – И ты абсолютно права. Но почему же никто не может тебя разглядеть? Да потому, что ты сама им этого не позволяешь!

– Это неправда! Я всего лишь…

– Сливаешься с пейзажем. – Алекс раздраженно подумала, что Джо сегодня ведет себя как какой-то полоумный пророк. – Значит, мы должны задать себе вопрос: что именно позволяет тебе добиться такого эффекта?

– М-мы должны?

– Конечно. Это же непростительная потеря, – добавил он, на миг обратившись к объекту своих рассуждений и спустившись с пьедестала.

– Потеря чего? – Алекс совсем запуталась и уже ничего не понимала.

Джо плюхнулся перед ней на ковер. Он осторожно разжал пальцы Алекс и отнял у нее концы шали, которые она зябко придерживала на груди. Алекс не сопротивлялась. Джо распахнул шаль. А потом позволил шали медленно, дюйм за дюймом соскользнуть с плеч и рук Алекс.

За шалью соскользнула одна из тонких бретелек. Алекс вздрогнула, хотя холод был здесь ни при чем.

Джо наклонился, словно внимательно изучал ее плечи. Алекс показалось – хотя она не могла бы сказать это с уверенностью, – что почувствовала мимолетное прикосновение его губ к своей обнаженной коже. Она сидела ни жива ни мертва, не смея шелохнуться.

– Потеря вот этого, – вкрадчиво промолвил он.

Алекс сглотнула. В комнате не раздавалось ни звука – кроме треска поленьев в камине. Ей казалось, что она должна что-то сделать, что-то сказать – вот если бы еще знать, что именно!

Джо выпрямился.

– Настало время явить тебя миру, – решительно заявил он. Это так неожиданно нарушило тишину, что Алекс вздрогнула. – И если ты не сделаешь этого сама – что ж, придется сделать мне.

Она всмотрелась в его лицо. Ей никак не удавалось избавиться от странного оцепенения, охватившего ее после всех этих рассуждений Джо.

«Он не шутит, – подумалось ей. – Это безумие, но он совершенно серьезен. Не иначе как я представляюсь ему своего рода интеллектуальной головоломкой».

Эта мысль не могла ее не встревожить. Джо Гомес всегда был большим охотником до загадок.

– Тебе вовсе не обязательно…

Но Джо был слишком захвачен своей идеей, чтобы слушать ее лепет.

– Ты вовсе не стеснительная. Сегодня вечером ты прекрасно находила с гостями общий язык, – сообщил он, косвенно признаваясь в том, что следил за Алекс.

– Я вообще не смущаюсь, если речь идет о работе. Но в обществе я действительно всегда чувствую себя неловко. Лаванда ругала меня за то, что я не умею поддержать светскую беседу.

– Лаванда ни черта не понимает, – совершенно невозмутимо заявил он. – Тебе требуются уроки веры в себя, а не светских манер. И мы сумеем тебе это организовать.

– М-мы сумеем? – Ее тревога нарастала с каждой минутой.

– Конечно! Скажи, что еще заставляет тебя считать себя непривлекательной?

Алекс упрямо закусила губу. Но сегодня Джо весь вечер занимался тем, что срывал покровы с тайников ее души. Так был ли смысл цепляться за их последние клочья?

– Я слишком обычная и неприметная. – Она через силу улыбнулась. Теперь настала очередь Джо не верить своим ушам. – А это еще хуже, чем уродство. Уродство не мешает человеку иметь свой стиль. И уж по крайней мере люди тебя наверняка запомнят. Тогда как я – простое «ничто». Дымовая завеса. Ты сам это сказал.

– Боже, дай мне силы! – взмолился Джо, крепко зажмурившись.

Затем он снова открыл глаза и с чувством вскричал: – Глупая ты женщина, ты хоть иногда смотришь на себя в зеркало?

– Не дольше, чем необходимо; – горько рассмеялась Алекс.

– Ты полоумная! – Он уставился на нее тем пронзительным взором, которым изучал модели своих строений. От такого взгляда не могла укрыться ни одна деталь. – У тебя хороший рост, пропорциональное сложение, красивые плечи. Временами ты сутулишься, и это вовсе ни к чему, но мы с этим справимся. Здоровая кожа. Широкие скулы. Волосами следует заняться более внимательно. Зато глаза… Боже милостивый, Алекс, ты же понятия не имеешь о силе твоих глаз! Мужчины затевали войны и писали поэмы в честь женщин с такими глазами, как у тебя!

– Ч-что?

Он встал перед ней на колени.

Алекс смутно припомнила слова Джулии – что-то насчет того, как Джо Гомес умеет посвятить тебе все свое внимание. Да, в данный момент он определенно занимался этим. Поток обращенной на нее энергии оказался столь интенсивным, что у нее в жилах вскипела кровь. Джо прикоснулся к ее лицу так осторожно, что она едва это почувствовала – что не помешало ее содрогнуться всем телом.

– Твои глаза полны страсти, – мягко проговорил он. – У них чудесный бархатистый темно-карий оттенок.

Джо замолчал. Алекс смотрела на него, заколдованная этой близостью. Он не улыбался и на какой-то момент даже погрустнел – или ей это померещилось? Наконец он встал.

– Тебе следует подбирать туалеты под цвет твоих глаз, сказал Джо. – Чтобы они подчеркивали их неповторимость. А ты вместо этого таскаешь на себе какие-то унылые балахоны, в которых даже Клеопатра выглядела бы простой селянкой. Не говоря уже о том, что ты совсем не пользуешься макияжем.

Алекс лишь растерянно хлопала глазами. Эта напористая деловитость окончательно сбила ее с толку.

– Ну, с диагнозом мы покончили, – отрывисто проговорил Джо. Он успел избавиться от своей непонятной грусти и снова излучал решимость и энергию. – Теперь составим список лекарств.

Алекс была потрясена гораздо сильнее, чем хотела и этом признаться. Но наконец ей удалось хоть немного восстановить присутствие духа. И она с иронией произнесла:

– Ну что ж, благодарю за консультацию. И теперь, надо полагать, мне предстоит покорно выполнить твои предписания, как и всегда?

– Я пекусь исключительно о твоих интересах… – Джо явно был оскорблен в самых лучших чувствах.

Но Алекс довольно успешно привела себя в состояние отрезвляющего праведного гнева. Она вскочила на ноги и остановилась перед Джо.

– Ты действительно вообразил, будто я готова сделать все, что тебе вздумается, да вдобавок сказать за это «спасибо»? – грозно осведомилась она.

Он попытался пустить в ход свою очаровательную мальчишескую улыбку.

– Я почти не сомневался, что ты никогда этого не сделаешь, – заявил он как ни в чем не бывало. – Вот почему мне придется взять операцию «Метаморфоза» под свой личный контроль!

Глава 9

Не обращая внимания на оскорбленные чувства Алекс, Джо приступил к выполнению операции «Метаморфоза» на следующий же день. Первый его звонок прозвучал рано утром, когда Алекс еще лежала в постели. Она поленилась вставать в надежде, что за нее ответит Джулия, однако телефон все звонил и звонил.

Она кое-как сползла с кровати, накинула халат и поплелась на кухню. Прислонилась к стене и поднесла трубку к уху.

– Алло? – сонно буркнула она, подавляя зевок.

– «Метаморфоза» трубит подъем! – воскликнул Джо. Его голос звучал до неприличия жизнерадостно. – Я знаю, что ты еще спишь, но у нас слишком мало времени. Даю тебе полчаса, а потом заеду.

– Ты шутишь? – Алекс даже зевать расхотелось. – Сегодня вторник, сейчас восемь часов утра, и у нас впереди целый рабочий день!

– Ты права. День определенно предстоит нелегкий.

– Но на двенадцать часов у тебя назначена встреча с людьми из «Доклендс девелопмент»! – напомнила Алекс, знавшая расписание Джо ничуть не хуже своего собственного.

– И я непременно с ними встречусь, – невозмутимо ответил Джо. – Значит, если мы собираемся в поход по магазинам, нам следует поторопиться.

– По магазинам?

У Алекс упало сердце. Она начала понимать.

– Мы начнем именно с этого.

– Но… – Она провела рукой по лицу, стараясь собраться с мыслями. – Но я терпеть не могу магазины!

– Это, любовь моя, просто написано у тебя на лбу. Ну, ничего, зато я буду наслаждаться за нас двоих. Особенно с учетом обстоятельств.

Она подняла слезившиеся спросонок глаза на настенный календарь. Джулия нарочно пришпилила его к стене над телефоном, чтобы они могли отмечать там важные дни. При виде числа и месяца у Алекс чуть не вырвался злорадный вопль.

– Ты хоть знаешь, какое сегодня число? – Она прикинула в уме и сказала: – До Рождества всего две недели. Ни один нормальный человек не сунется в магазины в эту предрождественскую суету!

– Ничего, я сунусь. И хватит терять время. Теперь у тебя осталось только двадцать пять минут, – скрупулезно отметил он. – Пока! – В трубке зазвучали гудки.

– Что? Нет, не надо. Погоди! Ох, черт бы тебя побрал! – вскричала Алекс.

Ровно через двадцать пять минут Алекс отперла входную дверь – немного бледнее обычного, но вполне готовая ко всему. На ней были старые джинсы и куртка, а для тепла она натянула толстый свитер из овечьей шерсти. Джо окинул взглядом ее наряд и сердито скривился.

– У тебя что, нет юбки? – спросил он.

– Что? – опешила Алекс.

– Мы отправляемся покупать одежду, в которой ты будешь чудесно выглядеть, а чувствовать себя еще чудеснее. Это значит, что нам необходимо видеть твои ноги.

– Ох! – вырвалось у Алекс. Она покосилась на него и уточнила: – Это что, комплимент?

– Я стараюсь, – весело кивнул Джо. – Я стараюсь изо всех сил, причем совершенно бескорыстно.

– Прости, – снисходительно улыбнулась она. – Наверное, я ужасно неблагодарная.

Его глаза потемнели, но где-то в их глубине словно зарождался тайный огонь.

– Я бы так не сказал, – задумчиво протянул он. – Ступай переоденься. И выбери что-нибудь такое, что было бы легко снимать и надевать! – Он лукаво оглядел ее фигуру и добавил: – Много-много раз!

Алекс понимала, что над ней опять издеваются, но не собиралась уже с утра устраивать поединок характеров с Джо Гомесом.

– Хорошо, я переоденусь, – пообещала она.

– И поскорее! Я жду в машине.


Всю дорогу до первого магазина она проклинала выбор, сделанный Джо. Он сообщил ей, что они направляются в самый роскошный бутик. Алекс не очень-то разбиралась в вопросах высокой моды, но знала твердо, что заведение Анжелики – одно из самых известных, а значит, и самых дорогих в городе. И что такие салоны никогда не бывают открыты в девять часов утра.

– Ты не попадешь туда раньше двенадцати, – злорадно заметила она Джо. – Когда салон откроют для «леди, заглянувших на ленч».

Джо помог ей выйти из такси и задержался, чтобы расплатиться с водителем.

– Я с ними созвонился. Они вошли в мое положение и согласились открыться пораньше. А я-то думал, что ты ничего не знаешь о магазинах! – присвистнул он.

– У меня есть подруги. И бабушка, которая одевается на зависть всей Британии. Но я не из их команды.

– А мне нравится вкус твоей бабушки, – откровенно заявил Джо.

Продел ее руку себе под локоть и повел к дверям.

– И это, надо полагать, решающее обстоятельство? – От обиды Алекс чуть не заскрипела зубами.

– Ага. До тех пор, пока я отвечаю за наш проект.

– Проект?!

– Это, – объявил Джо, остановившись и распахнув перед ней дверь, – будет самый веселый проект в мире!

Алекс так и не снизошла до ответа.

Однако ей волей-неволей пришлось нарушить свое презрительное молчание, когда по требованию Джо ассистентки приготовили для примерки длинное платье из переливчатого мягкого бархата глубокого рубинового оттенка.

– Нам не нужен рабочий мундир. Мы хотим подчеркнуть скрытую красоту Алекс. Примерь его.

– Слишком открытое! – Алекс ужаснулась при виде низкого выреза.

Но Джо и ухом не повел.

– Рубиновое, – сосредоточенно рассуждал он. – С твоей кожей и цветом волос тебе следует всегда выбирать оттенки натуральных самоцветов. Иди в примерочную.

Алекс неохотно подчинилась вежливому нажиму ассистенток. С Джо они явно были давно знакомы – и это не могло не вызвать ее подозрений.

– Это так необычно – видеть, что муж заботится о вашем гардеробе, – радостно прощебетала та, что постарше.

Алекс так и взвилась.

– Это не муж! – воскликнула она. – Он мой деловой партнер!

– В мое время только, мужьям позволялось вести себя так по-хозяйски, – виновато улыбнулась продавщица.

Алекс опешила. Муж? Джо Гомес?

Только сейчас она сообразила, что никогда не представляла Джо женатым человеком. У него было множество подружек, это правда. Но жена? Нет, только не у того Джо, с которым она была знакома. А что, если на свете все-таки существует и другой Джо?

Она так задумалась, что перестала сопротивляться, и ассистентки быстренько упаковали ее в платье, выбранное Джо. Она даже позволила им снять с себя бюстгальтер. Наконец с переодеванием было покончено, на платье расправили последние складки, и Алекс проводили обратно в салон.

– Извольте взглянуть! – со сдержанной гордостью сказала та, что постарше.

Джо медленно поднялся с кресла.

Алекс не хотела смотреть ему в глаза. Поэтому она резко отвернулась – и наткнулась на свое отражение в большом зеркале на противоположной стене.

Оцепенев от изумления, она смотрела на изящную фигурку в платье из рубинового бархата.

Внезапно до нее дошло, что она вовсе не низенькая толстушка, а вполне изящная женщина. С округлыми пропорциональными формами. Не бледное ничтожество, а особа, наделенная сокровенным пламенем. Загадочная и незнакомая. Прекрасная незнакомка.

Прекрасная? Она? Невозможно!

Алекс сделала два робких шажка вперед, совершенно позабыв о присутствующих, следивших за ней в благоговейном молчании.

Она осторожно провела рукой по мягкой рубиновой ткани.

Казалось, тонкий бархат наделен своей собственной жизнью, он даже дышал вместе с Алекс. Она чувствовала, с какой нежностью платье облегает ее груди, сначала заледеневшие от волнения, а теперь разгоравшиеся все сильнее. Ее нежная кожа таинственно светилась в глубоком вырезе. Даже длинные темные волосы, вечно напоминавшие растрепанную копну, каким-то чудом превратились в пушистый ореол, в котором мужчины так любят прятать лицо…

Медленно, робко она подняла руку и собрала волосы в пучок. Платье облегало ее фигуру и струилось по ней, как живая вода. Ее уши, ее шея, ее затылок обрели изящество линий, как будто их с любовью выписал самый талантливый художник. У Алекс вырвался долгий, прерывистый вздох.

– Да, – еле слышно промолвил Джо.

Он стоял у нее за спиной. Совсем близко. Она ответила на его взгляд в зеркале.

Алекс не знала, прикоснется он к ней или нет. Она знала одно: ей этого хочется. Хочется так, что щемит сердце. Она ясно представила, как послушно отклонится назад, к нему…

Но в эту секунду одна из ассистенток не выдержала и восхищенно охнула. Чары развеялись без следа. Алекс с быстротой молнии оказалась в глубине магазина.

– Что еще я могу примерить? – спросила она у продавщиц, стараясь не выдать охватившего её нетерпения.

Они предъявили ей великое множество туалетов, заранее одобренных Джо.

Платья были из самых разных тканей: грубого полотна, темного мягкого бархата, нежного шелка, струившегося между пальцев, как вода. Здесь были и простые платья, и вычурные вечерние туалеты, и платья для коктейлей, и платья с кружевами и вышивкой. Ей показали строгие деловые костюмы и легкомысленные костюмы для вечеринок. Встречались и такие немыслимые наряды, что Алекс с трудом узнавала в них себя. Но, несмотря на многообразие фасонов, все их цвета повторяли оттенки натуральных самоцветов.

– Знаю, можешь не объяснять, – сказала она, любуясь платьем аметистового цвета, к которому прилагался лиловый кисейный шарф, и вечерним платьем с топазовой отделкой. – Это то, о чем ты говорил, да?

– Приятно сознавать, что ты хоть иногда ко мне прислушиваешься, – пробормотал Джо.

Ассистентка ослепительно улыбнулась.

«Ох, не хватало только, чтобы она снова подумала, что он ведет себя по-хозяйски! – с досадой сказала про себя Алекс. – Тоже мне, муж-собственник!»

Конечно, это было безумием. Скорее реки потекут вспять, чем Джо Гомес на ком-то женится. Но на какой-то головокружительный миг она поддалась романтическому настроению ассистентки и попыталась представить, что человек, отражавшийся в зеркале, на самом деле ее муж.

Но Джо Гомес – чумовой любовник, а она – женщина из породы однолюбов, с твердыми устоями и моральными принципами. И ее единственной любовью является Руперт Свиткрофт. Или он уже остался в прошлом?

Алекс передернуло. На ком бы ни женился Джо – если он вообще когда-нибудь женится – это не ее дело. И не следует об этом забывать. В реальной жизни они деловые партнеры – и не больше. А идти на поводу у снов и фантазий глупо и опасно.

И она сосредоточилась на деле.

– Вы уже сделали выбор? – поинтересовалась ассистентка.

– Я должна подумать… – начала было Алекс.

– Да, она сделала выбор, – заявил Джо. Он указал на те платья и костюмы, которые особенно понравились Алекс. – И не забудьте упаковать то рубиновое платье из бархата, – добавил он.

Назвав ассистенткам адрес Алекс, уточнил, что покупки должны быть доставлены в этот же день.

Алекс ушла, чтобы переодеться в старое платье. Она изо всех сил старалась не думать о том, что их посещение бутика очень похоже на визит для приобретения приданого для невесты, однако не один раз промокнула платком глаза, прежде чем натянуть на себя старую синюю юбку.

Подошла старшая ассистентка, чтобы забрать топазовое вечернее платье и развесить по местам то, что не подошло. Она подала Алекс ее джинсовую куртку и умудрилась одернуть ее так, что та стала казаться намного привлекательнее, а растрепанная копна волос на голове Алекс обрела признаки продуманного лирического беспорядка.

– Спасибо, – подавленно пробормотала Алекс.

Женщина легонько потрепала ее по плечу. Она явно хотела подбодрить свою робкую клиентку.

– Он из тех мужчин, которые знают, чего хотят. И если такой что-то вобьет себе в голову, отговорить его практически невозможно. – Это прозвучало как предупреждение.

– Но обычно нам не составляет труда прийти к компромиссу. – Алекс натянуто рассмеялась.

Однако на протяжении всего этого головокружительного утра компромиссом даже не запахло.

– Обувь, – проронил Джо, подзывая такси прямо возле магазина. В машине он вытащил персональный органайзер и сосредоточенно сверился с записями. – Перчатки. Сумочки. Нижнее белье.

– Нижнее белье? – У Алекс тревожно екнуло сердце.

– Если ты собираешься поражать окружающих своим великолепием, то должна чувствовать себя великолепной. Вот посмотришь, какую рожу сквасит Руперт Свиткрофт, когда увидит, какой ты станешь, если позволишь себе гордиться собой.

Алекс напряглась.

– А вот тогда у тебя будет время подумать. – У Джо вырвался низкий смешок. – Надеюсь. Итак, главное, чего мы хотим добиться – твое полное и безоговорочное счастье! – И он взмахнул руками, словно фокусник, демонстрирующий свой коронный трюк.

– Ты забыл об одном, – сухо уточнила Алекс. – Мое счастье не может быть основано исключительно на шикарных шмотках. По большей части я забываю о том, что на мне надето.

– Точно. И в результате не находится ни одного желающего эту вещь с тебя снять! – запальчиво подхватил Джо.

– Если ты нарочно стараешься вогнать меня в краску, то напрасно теряешь время!

– Ух ты, какие мы злые! Я так не играю!

– Продолжай в том же духе, и я скоро вообще перестану обращать на тебя внимание! – фыркнула Алекс, но не вытерпела и улыбнулась.

Однако Джо не улыбнулся ей в ответ. Его глаза снова стали серьезными.

– Тогда мне придется сменить тактику, – вкрадчиво промолвил он.

– Отличное решение, – холодно парировала Алекс. – Но я опять не покраснела. Вот потрогай – холодная, как огурец!

И она прижала его ладонь к своей щеке.

Это было ошибкой. Алекс даже представления не имела о том, какой это будет ошибкой. Всего секунду назад она смеялась над ним, думая, что взяла верх. Что у нее все под контролем. Но сейчас… сейчас…

Джо погладил ее по щеке. И все. Ничего больше. Просто провел ладонью. Но ощущение было такое, будто он сказал: «Ты моя!».

Это было совершенно неожиданно. Это не лезло ни в какие ворота. Но он умудрился вложить в одно движение примитивную, откровенную властность. И она ответила вспышкой необузданной, такой же примитивной страсти.

Холодная, как огурец? Черта с два!

Женщина из породы однолюбов? Да с чего она вбила себе в голову эту чушь?

Алекс затаилась, как будто у нее на глазах рушился целый мир.

Джо со вздохом убрал руку и взглянул на наручные часы.

Все, что происходило потом, Алекс назвала бы сказочным полетом. Джо провел ее через добрый десяток бутиков, обувных магазинов, отделов с аксессуарами, с косметикой и парфюмерией. В конце концов у нее голова пошла кругом. Выбравшись из очередного обувного магазина в Мейфэре, она остановилась и сказала:

– С меня довольно!

– Что случилось? – небрежно поинтересовался Джо, подзывая очередное такси.

– Я сказала, что с меня довольно. У меня нос распух от всех этих запахов, а в глазах мельтешат кружева и бантики! Я уже не отличу плюшевого мишку от носового платка!

– Ничего, это пройдет. – Он взглянул на нее с легкой усмешкой. – Когда ты свыкнешься с самой идеей. А в данный момент ты просто страдаешь от последствий культурного шока. – Джо был явно доволен собой.

– Хорошо тебе рассуждать, – сердито посмотрела на него Алекс. – Ты сейчас смоешься на свою встречу и думать об этом забудешь. А мне предстоит вернуться домой, куда скоро притащат все эти пакеты и коробки, распаковать их и вдобавок придумать, куда в них пойти!

– А что, это идея, – задумчиво протянул он.

– Кажется, я скоро себя возненавижу. – Алекс медленно покачала головой. – Впрочем, для этого мне сначала надо себя узнать, а я сейчас сама на себя не похожа. – И это было вовсе не шуткой.

– Краткий период адаптации, – без тени сочувствия определил Джо. – Ты скоро привыкнешь.

– Ты так думаешь?

– Да, я так думаю. И когда ты привыкнешь, то начнешь получать от этого удовольствие, – уверенно произнес он.

Наклонился и легонько поцеловал ее в губы. У Алекс перехватило дыхание. Стараясь не подать виду, она небрежно спросила:

– Ты доверишь мне самостоятельно навестить парикмахера?

– Только не позволяй сотворить с собой что-то совсем уж безумное, – посоветовал он, гладя ее по щеке. – Ты нравишься мне курчавая и растрепанная. И мне будет тебя не хватать такой.

Алекс еще не успела отдышаться, а он уже сел в такси и умчался. Во многих отношениях это было для нее большим облегчением. И все-таки она смотрела ему вслед со смутной тревогой. Он ни разу не оглянулся.

Впервые в жизни Алекс не поспешила вернуться в офис. Вместо этого она отправилась домой. Однако чувство долга все же заставило ее позвонить и удостовериться, что там не случилось ничего непредвиденного.

– Не тревожься! – безмятежно прощебетала Фрэн. – Джо предупредил, что ты взяла отгул. Мы справляемся.

– Ох! – вырвалось у Алекс.

Она не знала, радоваться или нет такому проявлению заботы.

Но ей было необходимо немедленно обдумать массу неотложных дел – не говоря уже о том, чтобы разобраться с покупками. Она положила трубку и направилась в ванную, чтобы как следует понежиться в воде.

Когда ванна наполнилась, Алекс добавила туда розового масла, разделась и с наслаждением опустилась в ласковую теплую влагу. Только теперь она осознала, какое напряжение сковывало ее усталые спину и плечи.

«Черт побери, как же я измучилась из-за этого Джо Гомеса! Рубиновый бархат! Шелковые трусы! Итальянские духи!»

– Я не люблю, когда из меня делают проект века, – сказала она вслух, обращаясь к самой себе. Но внутренний голос напомнил: «Разве ты чувствовала себя проектом, когда он тебя поцеловал? Ты чувствовала себя просто женщиной – между прочим, впервые в жизни!»

– А кто бы не почувствовал? – слабо отбивалась она. – Его поцелуи – просто мечта!

«А тело такое, что можно отдаться ему без раздумий!» – услужливо подхватил ехидный голосок.

– Ну, – неловко поежилась Алекс, не собираясь уступать этому голоску, – конечно, он хорош. Даже Джулия по нему вздыхает – а уж она-то знает толк в самых крутых парнях в этом городе. А такой, как я, и подавно полагается таять от восторга от одного его взгляда!

«А он еще погладил тебя по щеке, как будто влюбился!»

Алекс резко села, расплескав по полу душистую воду.

– Джо Гомес – бездушный плейбой. За ним тянется целая цепочка из разбитых сердец, – заявила она, обращаясь к запотевшим стенам. – Он самый большой притворщик и приставала. Так что не очень-то расслабляйся.

Алекс вылезла из ванны и закуталась в теплое пушистое полотенце, как будто это была оленья парка, а она – отважный покоритель Арктики.

Она посмотрелась в зеркало. Щеки разрумянились гораздо сильнее, чем это бывает после обычной ванны.

– Лучше уж оставайся проектом и не морочь себе голову, – посоветовала она своей мокрой физиономии. – Так безопаснее.


Согласно этому совету, на следующий день, когда всю гостиную завалили горы покупок и Джулия высказала по этому поводу все, что думает, – при этом не раз помянув Джо, – Алекс оставалась холодной как лед.

– Он что, решил обновить интерьер в своем офисе? – ехидничала Джулия, придирчиво разглядывая содержимое коробки из обувного магазина. – И то сказать – сколько можно терпеть постоянное соседство с Жанной д'Арк? Я его не виню.

– Что это еще за намеки? При чем тут Жанна д'Арк?

– Подумай – и сама ответь, – бросила Джулия на полпути к выходу. Но на пороге задержалась и сунула, голову в коридор. – Кстати, надеюсь, это означает бесславный конец Руперта. Джо смотрится намного живописнее, – добавила она с язвительной ухмылкой.

Пока Алекс решала, чем бы в нее запустить, милая подружка уже выскочила из дому, дико хохоча.

Но Алекс не могла злиться на нее долго. Она понимала, что Джулия шутит. И была почти уверена в том, что и Джо решил над ней подшутить.

И все же против своей воли Алекс относилась ко всему слишком серьезно, несмотря на рассудительность и здравый смысл. Ее не останавливало ни понимание того, что Джо – парень не из ее команды, ни сознание того, что для Джо операция «Метаморфоза» – всего лишь забавный розыгрыш.

Если ей еще не хватало доказательств этого факта, то достаточно было на следующее утро отправиться на службу, чтобы сомнения подтвердились.

Джо устроил пятиминутку. Он обрисовал их планы на грядущую неделю, сроки окончания старых проектов и начала новых. Затем отложил в сторону краткие наброски, закинул ногу на стол и сделал самое важное сообщение.

– Алекс начинает жизнь с чистого листа, – объявил он собравшимся коллегам. – Отныне и впредь я лично отвечаю за ее внешний вид. И для начала призываю любого, кто увидит ее в старом клетчатом пиджаке, сорвать с нее этот пиджак и разрезать на мелкие кусочки.

В комнате воцарилось неловкое молчание.

– Это все, – сказал Джо таким тоном, будто речь шла о новых обоях.

И Алекс с легкой усмешкой подумала, что в отношении Джо Гомеса это так и есть.

Дождавшись, пока все выйдут, она уселась на край стола, посмотрела на него поверх кружки с остывшим кофе и спросила:

– Неужели нельзя было обойтись без этого?

Джо тщательно просматривал бумаги у себя на столе. В ответ на ее вопрос он даже не потрудился поднять глаза.

– М-м-м?

– Без публичного объявления о начале операции «Метаморфоза», – сухо пояснила Алекс.

– Ах, это! – Он с сосредоточенным видом извлек тонкую синюю папку и водрузил поверх остальных бумаг. – Да, думаю, что нельзя.

И все. Алекс терпеливо ждала, что будет дальше. Джо встал из-за стола, не отрывая глаз от первой страницы в синей папке, и сосредоточенно нахмурился. Алекс забарабанила пальцами по столу.

– Тебя не затруднит объяснить? – сладеньким голоском поинтересовалась она.

– Объяснить? – Наконец-то он поднял на нее отсутствующий взгляд. – Что объяснить?

– Какого черта надо было делать мою личную жизнь достоянием целой конторы? – холодно отчеканила она, стараясь держать себя в руках.

– Ах… Это?

– Да. Это.

– Ну, шила в мешке не утаишь, верно? – Он резко захлопнул папку.

– Не понимаю.

– Во-первых, мы с тобой тут самые главные, – весело пояснил Джо. – И каждый наш шаг обязательно будет подвергнут обсуждению.

– Ерунда! Никому нет дела до того, как я одета!

– Но такую резкую перемену они не смогут не заметить, – сухо возразил Джо.

– Ах вот как… – Алекс передернуло от злости.

Джо тоже, похоже, разозлился, но быстро взял себя в руки.

– От слухов не убережешься. Если мы не расскажем им сами, люди обязательно все разнюхают.

– Да, что они разнюхают? – окончательно расстроилась Алекс.

– Что мы встречаемся гораздо чаще, чем прежде. – Он посмотрел на нее, не скрывая издевки. – Алекс, поверь моему опыту – в таких случаях есть лишь один верный способ в корне пресечь сплетни и спекуляции. Выложить все начистоту до того, как люди заподозрят нас в том, что мы что-то от них скрываем.

Она смотрела на него во все глаза.

– Мы собираемся больше времени проводить вместе. Чудесно. Мы заранее предупреждаем об этом всех желающих. И теперь Александр, увидев тебя в два часа ночи в моей машине, не станет считать, будто ему открылась великая тайна. Значит, он не побежит сообщать об этом Фрэн, а та ничего не скажет Редж, а та… улавливаешь?

– Но они все равно подумают, что у нас интрижка, – негромко произнесла Алекс.

– От этого никуда не денешься. – Джо обреченно пожал плечами.

– Мне это не приходило в голову.

– Всполошилась из-за Свиткрофта? – мрачно поинтересовался он.

Она понурилась и медленно покачала головой:

– Нет.

«Нет, я всполошилась не из-за Руперта. Я всполошилась из-за себя. Из-за тех мыслей, что бродят сейчас у меня в голове!

И я хочу, чтобы у нас с тобой была любовная интрижка. Не важно, сколько она продлится и как больно мне будет потом.

Я хочу, чтобы меня ласкали с нежностью и любовью – пусть, даже совсем недолго. Я хочу почувствовать себя женщиной. И к черту правила и рассудительность! Я хочу чумового любовника!

Я хочу тебя!»

Глава 10

– Ох, черт! – вырвалось у Алекс.

– Ничего, он привыкнет, – утешил ее Джо.

Но Алекс думала совсем о другом.

«Какова цена верности? – спрашивала она себя, медленно качая головой. – Какова цена любви?»

Она любила Руперта всю сознательную жизнь. Она дала ему обещание. Она всегда выполняла свои обещания. Всегда. Она знала, что происходит, когда люди изменяют этому правилу. Она насмотрелась на своих родителей. Она поклялась, что никому не позволит загнать себя в такой кошмар. И до сих пор ни разу не изменила своей клятве.

До сих пор? Что же случилось теперь? Джо, вот что!

Конечно, Фрэн выбрала именно этот момент, чтобы сунуть голову в дверь. Оно и к лучшему – иначе Алекс так и проторчала бы весь день сидя на столе и пялясь на Джо как зачарованная.

Фрэн же удалось немного разрядить атмосферу.

– Звонила твоя бабушка, – сказала она Алекс. – Она собралась преподнести тебе подарок к Рождеству и едет сюда. Сказала, что хочет сделать тебе сюрприз. Но я подумала, что тебе не повредит, если ты будешь к этому готова.

– Спасибо, – искренне поблагодарила ее Алекс. – Я буду готова.

Она вышла в туалет и немного поправила свою новую прическу. Джо ничего не сказал, но ей самой эта стрижка нравилась. Теперь волосы подчеркивали ее приподнятые скулы, открывали высокий лоб и делали глаза выразительными и глубокими. Казалось бы, всего несколько мелких штрихов, но благодаря этому она больше не походила на мальчишку на побегушках. Она стала похожей на… себя!

– А представляешь, что произойдет, когда я надену топазовое платье? – с улыбкой обратилась она к своему отражению.

Улыбка показалась ей довольно робкой, но и она была шажком в нужном направлении.

Алекс вернулась в кабинет. Джо стоял, отвернувшись к окну. Однако вся его фигура излучала странную угрозу.

Алекс моментально встревожилась. По словам Лаванды, в последнюю их встречу Джо наговорил ей кучу непростительных грубостей.

«Пожалуйста, пусть они сегодня не ругаются! – взмолилась Алекс про себя. – Я этого не переживу!»

– Она ненадолго, – примирительно произнесла Алекс вслух.

– Что это ей взбрело в голову тащиться с подарком сюда? – мрачно поинтересовался Джо.

– Понятия не имею. Может, она случайно оказалась рядом?

– Разве ты встречаешь Рождество не у нее?

– Понимаешь, я… – Алекс потупилась. – Нет.

– Почему? – Его голос прозвучал неожиданно грубо.

– Она отправляется с подругой в круиз. – Алекс виновато посмотрела на Джо. – Она давно об этом мечтала. И я думаю, что это хорошая идея. Здешняя погода всегда вызывает у нее обострение ревматизма.

– Так она уезжает?

– Ну да, я же говорю. Мадейра и еще какие-то острова.

– Но не с тобой?

– Со мной? – опешила Алекс.

– Это вполне резонный вопрос. Разве обычно вы не встречаете Рождество вместе?

Алекс села за стол и машинально принялась перебирать содержимое подставки для карандашей.

– М-м-м. Не так легко на это ответить.

– Почему? – Джо словно кидал в нее дротики.

Алекс растерянно моргнула и вопросительно посмотрела на него. Прежде его мало волновало то, как и где она проводит свободное время. И она решила сказать ему все как есть.

– Ну… мама скорее всего отправится на оздоровительную ферму – она всегда так делает. Дочерей туда не приглашают. Мой отец хотел бы, чтобы я погостила у них, но мачеха против. Хотя, конечно, она никогда не говорила этого напрямую.

– Вот как? – Джо заметно успокоился. – И что же ты будешь делать?

– Пока сама не знаю. – Алекс задумчиво оттопырила губы.

– Но ведь осталось меньше двух недель.

– Вот спасибо! – ехидно воскликнула Алекс. – А то я совсем забыла!

– А вдруг у меня есть предложение? – рассмеялся Джо.

Но тут дверь распахнулась, и он лишился возможности рассказать о своей идее – какой бы она ни была. Лаванда Эйр была актрисой от природы и всегда умела с шиком обставить свое появление на сцене. Фрэн плелась за ней с большой коробкой в руках.

– Дорогая! – Лаванда заключила внучку в объятия, отчего все карандаши и ручки посыпались со стола на пол. Но ей было не до таких мелочей, – Ты наконец-то занялась своими волосами. Очень мило.

– Спасибо, – без энтузиазма поблагодарила Алекс.

Через плечо Лаванды она видела, как гримасничает Джо. Она кивнула в его сторону. Лаванда неохотно отстранилась от Алекс и смерила Гомеса презрительным взглядом.

– Ах, милый мальчик, – чопорно процедила она. – Надеюсь, ты не обижаешь мою Алекс – после того как сманил ее у меня?

– Я отношусь к ней со всей любовью и заботой, какой достоин этот бриллиант среди людей! – без запинки выдал Джо. – Именно так, как никогда не делали вы!

Тем не менее он встал из-за стола и пододвинул Лаванде кресло.

– Как здоровье? – осведомился Джо с театральной почтительностью. – Он считал Лаванду ипохондриком и не скрывал этого. – Ревматизм не донимает?

– Спасибо, не жалуюсь. – Лаванда так и сверлила его взглядом.

– Мне нужно поговорить с моей внучкой.

– Отлично. – Джо пожал плечами. – Я могу посидеть в буфетной с дворецким!

Он вышел. Алекс не выдержала и прыснула, но постаралась сделать вид, что закашлялась. Это ей не помогло.

– Можно только пожалеть молодого человека с таким извращенным представлением о том, над чем можно смеяться, – сообщила ей Лаванда. – Теперь все в этом заведении будут считать меня снобом!

– Да ладно тебе, бабушка! – Алекс снова засмеялась. – Даже лучшая подруга никогда бы не назвала тебя демократичной особой!

– Ты позволяешь ему оказывать на тебя влияние! – Это прозвучало как обвинение в смертном грехе.

– Да, – легко согласилась Алекс. Знала бы ее драгоценная бабуля, как далеко зашло тлетворное влияние беспородного Джо Гомеса! – Да, не могу этого отрицать.

– Лучше бы ты поостереглась. Но об этом в другом раз. Я получила письмо от попечителей.

– Я так и подумала, – кивнула Алекс.

– Они сообщают, что ты не возражаешь, если они оплатят счета твоего отца. Это правда?

– Да, это правда, – мягко, но решительно ответила Алекс. – Я не возражаю.

– Когда твой дедушка учредил этот фонд, – глаза Лаванды неожиданно наполнились слезами, – он надеялся обеспечить и свой брак, и положение наследников. А не… не этих… этих попрошаек, готовых всегда урвать кусок с господского стола!

Лаванда сделала попытку успокоиться и вытерла слезы.

– Ну что ж, по пролитому молоку не плачут. – Она со стоическим видом расправила плечи. – Я не позволю тратить деньги на эту волчицу в овечьей шкуре. Или на ее отродье. Но я считаю своим долгом позаботиться о доме твоего отца, если там действительно дырявая крыша!

– Именно это я и сказала мистеру Ренджо, – успокаивающе произнесла Алекс, – так что, я думаю, мы могли бы прийти к соглашению.

– Только счета на ремонт дома! – отрезала Лаванда, резко выпрямившись. – Пусть он перешлет их прямо в офис Ренджо. Я не дам твоему отцу на руки ни гроша, иначе та женщина непременно наложит лапу на мои деньги!

– Они прожили в браке уже десять лет.

– А с твоей матерью он прожил двадцать! Нечего было соваться в ловушку, как последнему дураку!

– А если он сам этого хотел?

– Он разрушил жизнь твоей матери! Люди должны выполнять данное слово!

Алекс потупилась. Речи Лаванды задели ее за живое.

– И я не стану разбазаривать деньги ради того, чтобы эта девка устроила себе каникулы в Мадриде! Хочешь учиться – получай стипендию или иди работать!

Алекс совсем упала духом. Это не было для нее неожиданностью, но ей все равно было больно сталкиваться с ненавистью и непримиримостью во взаимоотношениях близких людей. А ведь прошло столько лет!

– Лейн не виновата в том, что ее отец обошелся дурно…

– Возможно. Но я слышала, какая она вертихвостка, – заявила Лаванда. К слову сказать, ее системе сбора информации могло бы позавидовать даже ЦРУ. Лаванда поднялась с кресла и брезгливо отряхнула свое роскошное твидовое пальто. – Даже и не пытайся умолять меня о снисхождении, девочка моя. Я слишком стара и опытна, чтобы не разглядеть обман.

– Ну и ладно. – Алекс встала и обняла ее. – Оставим это без комментариев. – Она проводила Лаванду до двери и сказала: – Желаю хорошо провести праздники!

– Надеюсь, на вечеринке тебе не будет слишком скучно. – Лаванда изящно ответила на объятие. – Хотя ты еще в таком возрасте, что любая вечеринка – это праздник, лишь бы танцевать. Да и Руперт будет там в конце концов. Я по-прежнему считаю, что он тебе не пара, но ты уже сделала свой выбор раз и навсегда, милая преданная малышка. – Она с непривычной для нее теплотой потрепала Алекс по щеке. – Ты бы поторопила его сделать предложение, уже давно пора. Мне не терпится потанцевать на вашей свадьбе!

Ух! На этот раз Алекс действительно сделалось тошно!

– Хорошо, – вяло промямлила она.

Лаванда выплыла из кабинета, и тут же в него ворвался Джо.

– Что она тебе подарила?

Алекс перевела рассеянный взгляд на нарядно упакованную коробку. Что-то большое и восьмиугольное. Кажется, она узнала эту форму.

– Очередной подарочный набор от ее фирмы. Я надеюсь только на то, что она не узнает, что мой косметолог никогда не пользуется ее продукцией, – грустно призналась она.

– Бедная Алекс. Преданность родным иногда становится слишком тяжелым грузом, не так ли?

– Да пошел ты к черту! – внезапно взорвалась она. – Что вы все заладили одно и то же: преданная, верная? Я просто человек – понятно?

Джо остолбенел.

– Прости, – тут же сникла она. – Семейные разборки. После них я всегда делаюсь сама не своя.

– Оно и видно. – Джо поколебался, но все-таки не выдержал и спросил: – Похоже, Лаванда смирилась с Рупертом Свиткрофтом?

– Что? – Алекс этот вопрос застал врасплох.

– Она сказала, что собирается танцевать у тебя на свадьбе.

– Ты подслушивал под дверью! – возмутилась она.

– Конечно. – Джо даже не выглядел смущенным! – Ну так как?

– Нет, – покачала головой Алекс. – Она почти его не знает. Просто бабушка убеждена, что каждая женщина должна выйти замуж. Так было принято у людей ее поколения.

– И класса, – тут же добавил Джо.

У Алекс вырвался тяжелый вздох.

– И что ты так прицепился к этому ее «высшему классу»?

– Не больше, чем она. – Джо явно разозлился. – Знай, что она позвонила мне, как только стало известно о нашем партнерстве. Сказала, что мы с тобой никогда не сможем работать вместе. Дескать, слишком многое нас разделяет, а потому нечего и мечтать найти нам с тобой общий язык.

– Значит, она ошиблась. – Алекс пожала плечами. – Ну и что?

– Ошиблась ли? – Джо не скрывал своего недоверия.

– Конечно. – Терпение Алекс было на исходе. – Ты представляешь себе такое гармоничное сотрудничество с кем-то, кроме меня? Я – нет.

– Может быть, именно в этом все дело. – Он зачем-то отвернулся к окну. Алекс не поняла его замечания и ничего не ответила. Через минуту Джо посмотрел на нее и спросил: – Стало быть, ты будешь встречать Рождество в своем уютном гнездышке со Свиткрофтом? Или вы поедете кататься на лыжах?

– Ни то ни другое, – сердито буркнула Алекс и пододвинула к себе папку с бумагами.

Джо ждал. Она больше ничего не сказала.

– О'кей. А что ты будешь делать на Рождество? – спросил он напрямик.

– Это тебя не касается. – Алекс терпеть не могла, когда ее вот так загоняли в угол. – Или я уже лишилась права на личную жизнь? Но ты можешь не беспокоиться, – не без ехидства добавила она, – обещаю, что, чем бы я ни занималась, я ни за что не надену клетчатый жакет!

Наступила напряженная пауза. А потом Джо засмеялся – сначала негромко, а затем запрокинул голову и расхохотался во всю силу легких, так что задрожали стены. Алекс посмотрела на него как на ненормального.

– Гармоничное сотрудничество! – выдавил он из себя, едва снова обрел дар речи. – Черт побери, вот так гармония! Мы же с тобой только и делаем, что грыземся и спорим!

Но на протяжении всего дня он то и дело принимался весело насвистывать.

Похоже, у него было безоблачное настроение, но Алекс с каждым часом становилось все хуже. К концу дня, когда пришло время возвращаться домой, она так извела себя упреками, что готова была кинуться в ноги Руперту, во всем ему признаться, а там будь что будет.

Это было безумием. Она никогда не считала себя легкомысленной вертихвосткой. Черт побери, да она всю жизнь была предана Руперту! Как ее угораздило превратиться в настоящую мартовскую кошку? Она так и ест Джо Гомеса глазами, когда он здесь, и думает только о нем, когда он отсутствует. Она не расстается с ним даже во сне! Алекс все больше склонялась к мысли, что до сих пор совсем не знала себя.

У нее не было близких отношений ни с кем, кроме Руперта. И она никогда не хотела кого-то другого. Конечно, ей приходилось иметь дело и с другими мужчинами, но всякий раз Алекс с самого начала давала понять, что безразлична к их чарам. И они подчинялись ее решению. Все было легко и просто.

А теперь ей достаточно было посмотреть на Джо, чтобы покрыться холодным потом от неутоленного желания. И когда он откидывал со лба прядь волос… или запускал длинные, сильные пальцы в свою густую шевелюру… или закидывал руки за голову и потягивался, так что ей была видна игра мускулов под тонкой рубашкой…

«Очнись! – судорожно повторяла про себя Алекс. – Очнись!»

Она должна немедленно позвонить Руперту. Да, это поможет ей прийти в себя. Она знала, в каком отеле Нью-Йорка он обычно останавливается. Нужно только дождаться, когда там будет вечер, чтобы наверняка застать его в номере.

Она попыталась. Дежурная сказала, что мистер Свиткрофт действительно остановился у них в отеле, но на звонки не отвечает. Может быть, ей следует перезвонить позже.

И она перезвонила еще раз. И еще. Алекс занималась этим весь вечер. Но он так и не вернулся в отель, и ей ничего не оставалось, как лечь спать. Провалившись в беспокойное забытье, Алекс из последних сил сопротивлялась навязчивому видению, в котором она попадала под власть смуглого мужчины с черными колдовскими глазами.

Что-то заставило ее проснуться. Она села в кровати и посмотрела на часы. В Нью-Йорке ровно полночь – не так уж поздно для звонка Руперту. Он всегда был совой.

Алёкс накинула старый халат, прошлепала на кухню и набрала номер.

И снова вежливая телефонистка отеля соединила ее с нужным номером, и снова на бесконечные гудки никто не отвечал. Алекс уже совсем было решила дать отбой, как вдруг на том конце все-таки подняли трубку.

– Алло, – раздался голос.

Алекс оцепенела. Это был не Руперт. Это была девушка – причем довольно сонная девушка, и голос ее показался Алекс смутно знакомым.

– Простите, наверное, я ошиблась номером, – пролепетала она с запинкой.

– Вам нужен Руперт? Не вешайте трубку, он сейчас подойдет. Руперт!

Так, значит, она не ошиблась номером! Алекс онемела. Она ничего больше не сказала. Просто не смогла.

– Алло! Руперт Свиткрофт слушает.

Да, ошибки быть не могло – это говорил Руперт. И он по крайней мере не производил впечатление сонного человека. Его голос был именно таким, каким его привыкла слышать Алекс: нетерпеливым, укоризненным, на грани возмущения и гнева. Она открыла рот, попыталась что-то сказать, но не смогла издать ни звука.

– Алло? – Руперт всегда легко раздражался. – Лейн, ты уверена, что к нам кто-то звонил? В трубке слышен один треск, и все!

Лейн? Лейн?!

– Ну, милый, я же спала. – Девушка сонно хихикнула. – Но мне показалось, что я слышала звонок. Ведь что-то же меня разбудило?

В трубке послышался смачный поцелуй, от которого Алекс чуть не стошнило.

– Зато теперь я не сплю… – промурлыкала девушка.

Можно было не сомневаться в ее намерениях. Алекс буквально увидела протянутые к Руперту руки.

Она с такой силой опустила трубку на рычаг, что та едва не треснула.

Лейн! Наверное, Руперт прихватил ее с собой в деловую поездку. А сейчас, в эту самую минуту, занимается с ней любовью.

И тут, буквально в один момент, все части головоломки встали на место.

Руперт совсем не расстраивался из-за того, что их отношения стали гораздо прохладнее. И вот уже несколько недель, как он практически утратил интерес к их занятиям любовью. Нет, не недель. Теперь Алекс припомнила это точно. Месяцев. Если уж на то пошло, он и вообще не очень-то стремился к близости с Алекс, если бы не ее робость и неуступчивость. Именно это Руперт воспринял как вызов своему мужскому достоинству и сделал все, чтобы добиться своего.

Алекс уронила голову на руки. Все эти званые вечера и обеды в удушающей чопорной обстановке. Все одинокие ночи, когда он моментально засыпал, а она часами лежала, таращась в темноту, чувствуя себя истерзанной и забытой. Однажды он сказал, что она просто фригидная. Но это было сказано сгоряча, и позже он извинился. Он сказал, что имел в виду совсем другое, и счел инцидент исчерпанным. Но в душе у Алекс поселилась мрачная тревога: а что, если это правда? Это до сих пор не давало ей покоя.

Сюсюканье Лейн, игриво зазывавшей Руперта обратно в постель, не вызвало у Алекс ничего, кроме брезгливости. Она никогда не вела себя так с Рупертом. Ей даже в голову такое не приходило.

А теперь реальность встала перед ней во всем своем жутком обличье. И речи не могло быть о том, что Руперт забыл о давно назначенной дате. И вряд ли ему пришлось так срочно уехать в интересах карьеры. Или пожертвовать ради службы личными интересами. Нет, именно его личные интересы стали причиной этого отвратительного спектакля. Он просто струсил, ему не хватило совести честно признаться во всем Алекс!

Обуявшая ее вспышка гнева разрасталась в медленное пламя.

Ей достаточно было увидеть Джо Гомеса во сне, что бы почувствовать себя предательницей. Она готова была покаяться Руперту в своих грехах. Умолять его о помощи. Черт побери, она чуть не попросила у него прощения!

Прощения!!!

– Я разорву его голыми руками, – прошипела рассудительная, добрая Алекс, в которой не осталось ни рассудительности, ни доброты. – Я сварю его заживо в кипящем масле! Я наизнанку вывернусь, но я его достану! Пусть пеняет на себя!


Но конечно, эти угрозы были только угрозами. Уже утром, когда она встала, чтобы собираться на работу, по своей неистребимой привычке Алекс попыталась взглянуть на вещи глазами бедняжки Руперта.

Она нашла массу аргументов в его защиту. Она слишком увлечена своей работой. Она слишком много времени уделяет семейным проблемам. У нее почти не остается времени для Руперта. Она загнала его в рамки дурацкого расписания. Она даже посмела мысленно сравнить его с Джо. А это было заведомо нечестно. Спроси любого, и он скажет, что Джо Гомес – сексуальный объект мирового класса. Разве нормальный мужчина выдержит такую конкуренцию? Разве Руперт виноват, что он не такой красивый, как Джо?

И все-таки он должен был ей сказать. И почему это оказалась именно Лейн?


На работе она держалась тише воды, ниже травы. Поскольку Джо почти не было сегодня в конторе, никто ничего не заметил. Джо заскочил на пару минут, расспросил дорогу к дому ее отца и расписание на субботу и снова умчался куда-то, так и не обратив внимания на ее подавленный вид. Если уж на то пошло, он по-прежнему был вполне доволен собой и весело насвистывал.

Алекс просидела за работой допоздна, с великой неохотой отправилась домой и вернулась в офис на следующее утро как можно раньше – насколько позволяли приличия. Она сняла фотокопию с карты их поместья, пришпилила к ней роскошную пригласительную открытку и положила все это на стол Джо.

– Неужели тебя так напрягает эта вечеринка? – удивилась Фрэн, когда Алекс заглянула к ней, чтобы выпить кофе. – Выше нос! Через неделю Рождество! Вот это действительно напряг! Перед таким не помешает тренировка!

Алекс вежливо улыбнулась, но внутри у нее все клокотало. Какой же чопорной недотрогой они ее считают! Тем больше у Руперта было причин сделать то, что он сделал!

Она совсем сникла.

Оказавшись в салоне красоты, Алекс с такой тщательностью записывала все рекомендации, что работавший с ней косметолог принял ее за пронырливую журналистку, инкогнито добывающую компромат для своего журнала. Он провозился с Алекс вдвое дольше обычного.

В итоге она обзавелась огромными глазищами и полными, чувственными губами. Отражение в зеркале заставило ее внутренне содрогнуться. Пожалуй, не стоило в таком виде соваться в офис: тут не захочешь, да начнешь сплетничать!

Итак, во второй раз за эту неделю она вернулась домой раньше обычного.

Джулия сидела у камина и листала иллюстрированный журнал. Услышав шаги Алекс, она подняла голову.

– У тебя потрясный вид! – воскликнула она.

– У меня вид венецианской куртизанки! – выпалила Алекс. Рывком содрав с себя мокрый плащ, она направилась к себе в комнату. – Настоящее позорище!

Но все же не удержалась и посмотрела на себя и зеркало. В конце концов, это всего лишь грим. И его легко смыть. Бог его знает – удастся ли ей с помощью своих записей восстановить завтра эту картину? Но Джулия права: ее теперешний вид мог потрясти кого угодно!

Она робко потрогала свои вызывающе алые губы и вспомнила слова Джо: «У вас слишком чувственные губы. Это не доведет вас до добра!»

Тогда она пропустила его замечание мимо ушей, сочтя его неостроумной шуткой. Чувственные? Разве у скучной и чопорной Алекс Эйр что-то может быть чувственным? Какая, право, глупость! Сама она никогда не замечала в себе признаков чувственности.

Ну, во всяком случае, тогда. Но теперь…

Алекс приникла к зеркалу, пытливо высматривая черты той женщины, в которую ей предстояло превратиться. Женщины, которую Джо рассмотрел в ней еще много месяцев назад.

Джо… Губы Алекс слегка приоткрылись. И внезапно женщина в зеркале перестала казаться ей венецианской куртизанкой: это была влюбленная женщина, мечтающая о своей любви.

Алекс зажмурилась и яростно выкрикнула: «Фантазия!»

Так что когда позвонил Джо, она держалась с ним вежливо, но холодно.

– И все-таки я не могу отделаться от сомнений, так ли уж тебе необходимо ехать завтра со мной на вечеринку, – сухо промолвила она.

– Дрейфим, да? – заметил Джо.

Алекс с раздражением подумала, что ее попытка пойти на попятный его не удивила.

– Нисколько. Но Руперт был прав. Я уже не маленькая. И превосходно справлюсь сама. Тебе вовсе ни к чему тратить на меня целый уик-энд. Ведь мы вернемся в Лондон не раньше чем к завтраку в воскресенье.

– Я об этом подумал, – самодовольно сообщил Джо. – И забронировал нам комнату.

Вся холодность и колкая вежливость, с таким трудом обретенные ею, мгновенно испарились. Алекс охнула, онемев от неожиданности.

– Эй! Ты меня слышишь?

– Да, – с трудом произнесла Алекс, массируя горло, почему-то сведенное судорогой.

– Я вот о чем подумал. Знаю, что тебя не волнует, как ты одета. Но будет гораздо лучше, если ты переоденешься в вечерний туалет перед самым праздником. Достаточно два часа проторчать в машине – и от пышной юбки останутся жалкие воспоминания. Не говоря уже о том, что после такой дороги тебе будет не до танцев. А комната в гостинице по соседству решит все наши проблемы!

Алекс пришлось снова заняться массажем шеи.

– Комната? Какая комната? Она что, будет у нас общая?

– Ох, Алекс, только не заводись! – Джо был полон решимости. – Я и одну-то комнату едва добыл! Похоже, твоя сводная сестрица успела забить все местные гостиницы для своих друзей!

В это было нетрудно поверить. Конечно, Алекс бросало в дрожь при одной мысли о том, чтобы провести с ним ночь, но она не могла обвинять в этом Джо – если быть честной. К тому же из них двоих не он, а она создает себе проблемы, забивая голову всякими безумными фантазиями. Джо всего лишь пытается ей помочь. И она сдавленно пролепетала:

– Это было очень предусмотрительно с твоей стороны.

– Не притворяйся, сейчас ты так не думаешь! – как ни в чем небывало ответил он. – Но положись на мое слово – завтра все изменится. В общем, жди, я за тобой заеду!

Алекс ничего не оставалось, как подготовиться к уик-энду, с особой аккуратностью упаковав топазовое платье.

– Эта вечеринка действительно грозит стать началом новой жизни, – заметила Джулия. – Тебе давно пора найти себе более подходящего бойфренда!

– Джо не бойфренд! – устало возразила Алекс. Она без конца повторяла это про себя, и уж тем более ее не радовала необходимость говорить об этом вслух ради Джулии. – Он едет со мной к Лейн, потому что считает, что мне нужна моральная поддержка. И все, конец истории.

– Ты что, как Золушка, одна потащишься среди ночи домой? – ехидно спросила Джулия.

– Нет, конечно.

– Значит, он привезет тебя обратно в Лондон?

– Ну…

Внезапно Алекс сообразила, что будет нечестно заставлять Джулию всю ночь держать дверь открытой, если она знает заранее, что переночует в Суффолке. Мало того – если подруга встанет в воскресенье и обнаружит, что Алекс так и не вернулась, с нее станется обратиться в полицию. Она прокашлялась и изо всех сил постаралась сделать вид, что в сказанном ею нет ничего особенного:

– Вообще-то Джо решил, что будет разумнее остаться там до утра.

– Ух ты!

– Он привезет меня домой, но в воскресенье.

Джулия задумалась, покусывая губы, и Алекс приготовилась выслушать новую порцию издевательств и поучений. Но вместо этого Джулия сказала только:

– Хорошая мысль. По-моему, ему не откажешь в предусмотрительности. Клевый он парень, этот твой Джо.

– Он не мой Джо! – воскликнула Алекс. Это уже грозило превратиться в мантру! Конечно, она понимала, что Джулия просто подтрунивает над ней. В конце концов Алекс тоже улыбнулась. – И нечего так на меня смотреть! Это все твое необузданное воображение!

– Ох-хо-хо, сдается мне, что не только оно! – проговорила Джулия. – Меня не обманешь!

«Но это действительно так! – мрачно рассуждала Алекс. – Так, а не иначе!»

Ну, допустим, Джо любит над ней подшутить. Он доверяет ей все секреты своего бизнеса и иногда даже советуется насчет клиентов. Но он и не думал в нее влюбляться! Да, он сексуально привлекательный мужчина, и он любит женщин. Он просто не отдает себе отчета в том, как его привлекательность может подействовать на женщину, не избалованную мужским вниманием. Так что перед Алекс он ни в чем не виноват.

Это она, если уж на то пошло, скоро совсем потеряет голову. С той минуты, как ей вместо Руперта по телефону ответила Лейн, ее рассудок и ее сердце окончательно утратили способность действовать согласованно. То ей казалось, что она пережила этот удар и почти не расстраивается, то боль становилась такой, что сердце грозило не выдержать.

«Может быть, я все еще не разлюбила Руперта?»

Хотя в этом Алекс сильно сомневалась. Недаром Лаванда наставляла ее с самого детства: «Обманешь меня один раз – позор тебе. Обманешь меня дважды – позор мне».

Нет уж, большое спасибо, она не настолько глупа, чтобы позволить Руперту еще раз заморочить себе голову. Это Алекс пообещала себе твердо. И ей было вовсе ни к чему бросаться из огня да в полымя и подставляться под удар другому мужчине. Хотя бы для разнообразия можно немного пожить своим умом.

Но разве Джо когда-нибудь пытался ее обманывать? Ну да, он ее целовал. Но он ничего ей не обещал и не внушал пустых надежд.

Алекс вцепилась в свои волосы и рванула что было сил, стараясь привести в порядок бешено метавшиеся мысли.

«Единственное, о чем я могу сказать с уверенностью, – это то, что я не уверена ни в чем!»

Но еще Алекс могла довольно уверенно сказать, что чувства, испытываемые ею к Джо Гомесу, недолговечны и поверхностны. Она не из тех женщин, которые легко впадают в любовную горячку. И сколько бы он ни смотрел на нее своими колдовскими глазами, у нее хватит сил противостоять этим чарам.

Ведь она – умная и образованная женщина. Она прекрасно умеет держать все под контролем. Она никогда не рубит сплеча, а действует обдуманно. Так что ей и сейчас следует придерживаться прежних привычек и хранить в себе свои тайны. И тогда она выйдет из испытания этим уик-эндом без малейших потерь. Неужели ей это так трудно?

«Разве меня пугают трудности? – мысленно спросила себя Алекс. Она услышала, как позвонили в дверь, и задохнулась от волнения. – Трудности должны помочь мне прийти в себя. И чем скорее я избавлюсь от этого наваждения – тем лучше!»

Она осторожно открыла дверь. Казалось, серебристая спортивная машина заняла все свободное пространство на площадке перед ее домом. Дождь лил как из ведра. Джо поднял воротник, прядь его мокрых волос прилипла ко лбу, а он безмятежно улыбался.

«Ох, черт, как же я тебя хочу!» – подумала Алекс прежде, чем успела себя одернуть.

Наверняка это дурацкое желание отразилось у нее на лице. Она почувствовала себя голой.

Джо тряс головой, чтобы стряхнуть воду с бровей и ресниц. Каким-то чудом Алекс удалось взять себя в руки до того, как он снова смог видеть. Она надеялась, что он ничего не заметил. Или почти ничего. Наверное, она не выдала своих тайн. Пока.

Но уже с первых минут Алекс стало ясно, как нелегко будет сдержать эту клятву, держать свои тайны при себе. Она совсем упала духом.

– Готова? – Джо уже стоял у двери, держа в руках ее дорожную сумку.

«Нет!» – подумала Алекс.

Но вслух она сказала фразу, которая удивила ее неожиданно прозвучавшей в ней двусмысленностью:

– Готова, как никогда!

Глава 11

Джо забрал у нее пакет с платьем и аккуратно водрузил его поверх остальных вещей в багажнике. Затем с величайшими церемониями проводил свою даму в салон «дженсена».

– Стараешься, чтобы я почувствовала себя Золушкой? – Она говорила небрежно, пытаясь не выдать своего волнения.

– Всего лишь чуть-чуть тебя балую, – уточнил он.

В его бархатном голосе прозвучала ласковая нота. О, этот голос! Алекс подумала, что Джо понятия не имеет о том, каким сокровищем он обладает. Ей было смешно и горько. Наверное, он просто инстинктивно пускает в ход это свое оружие перед каждой женщиной, с которой имеет дело. И, уж если ему угодно ее побаловать (ух как Алекс ненавистно это слово!) – она обязательно, пусть даже на короткое время, но почувствует себя настоящей счастливицей. И она нарочито сухо поинтересовалась:

– И где же мы остановимся?

– Гостиница в стиле средневековья. Называется «Лисица». Администрация утверждает, что у них сохранен старинный дух.

– Очень впечатляет, – заметила она.

– Любовь моя, я не нуждаюсь в том, чтобы ты постоянно вступала со мной в соглашения.

– Ну конечно, я же не сомневаюсь в том, что ты способен позаботиться о приятном уик-энде на двоих.

Алекс тут же отругала себя за такой глупый выпад. Она вовсе не собиралась вести себя как последняя стерва.

– Ревнуешь? – поинтересовался Джо, косясь в ее сторону. – Напрасно. У тебя нет повода.

– Знаю, – глухо отозвалась она.

Конечно, у нее не было повода ревновать к подружкам, с которыми Джо привык проводить уик-энд. Он и сегодня наверняка предпочел бы их, если бы не был связан обещанием, данным Алекс.

Она уцепилась за эту отрезвляющую мысль, как за соломинку. Не поддаваться, не позволять себя убаюкать! Иначе она и сама не заметит, как даст волю фантазии!


«Лисица» не обманула их ожиданий. В холле пахло кожей, воском и старым деревом. Их комната поражала своими размерами, а на кровати под балдахином запросто разместилась бы целая семья.

– Боже правый! – невольно вырвалось у Алекс.

Управляющий лично продемонстрировал им, как работает сантехника в ванной; включил и выключил лампу возле кровати; предложил им горячего чаю; присмотрел за мальчиком, доставившим в номер багаж, и только после всех этих действий удалился.

Алекс разбирала сумку, стараясь не выдать своей тревоги. Ей никогда не приходилось ночевать в одной комнате с мужчиной, кроме Руперта. И она боялась, что ее неопытность слишком очевидна. В итоге она болтала без умолку, однако следила при этом, чтобы между ней и Джо всегда оставалась поразившая ее своими размерами кровать. Она также избегала смотреть ему в глаза.

– Алекс! – наконец перебил он ее.

– А тут еще такие красивые часы на каминной полке… – Она не сразу сообразила, что к ней обращаются. – Что?

– Может, хватит? Я больше не в состоянии восторгаться местными достопримечательностями.

– Ох…

Джо с улыбкой обошел вокруг кровати. Алекс нервно провела языком по губам и уставилась ему в переносицу, решив, что так будет не очень заметно, что она избегает его взгляда.

– Ты же знаешь, что вовсе не обязана меня развлекать, – мягко упрекнул ее Джо.

– Но я…

– Я понимаю, что ты чертовски нервничаешь. Но тебе сразу станет легче, когда кончится эта проклятая вечеринка. А пока давай постараемся не усугублять наше положение, хорошо? Так что иди-ка ты в ванну. Мокни в свое удовольствие и расслабляйся.

– Ладно, – выдавила она, с трудом справившись с комком в горле.

Она вела себя до отвращения стеснительно для женщины ее возраста и положения. Алекс дерзко задрала подбородок.

– Это прекрасная мысль, – уверенно заявила она, словно всю жизнь только и делала, что разговаривала с мужчинами о своей ванне. – Кстати, я захватила свое любимое ароматическое масло. Налью его побольше и постараюсь отдохнуть.

– Ты это заслужила. Только не засни.

Джо не сделал попытки к ней прикоснуться. Но в памяти Алекс всплыло, как он гладил ее по лицу, и она вздрогнула.

– Я…

– Я не позволю тебе утонуть, – усмехнувшись пообещал он.

Картина, тут же нарисованная услужливым воображением, окончательно лишила ее выдержки. Алекс схватила полотенце и метнулась в ванную.

– Расслабься, – обратилась она к своему отражению в огромном, от пола до потолка, зеркале. – Осталось потерпеть всего несколько часов, а потом ты получишь полную свободу.

При этом она уже совсем не думала о вечеринке Лейн, хотя страшилась этого события на протяжении долгих недель. Алекс осторожно выглянула в спальню. По-видимому, Джо куда-то вышел. Она схватила платье и унесла в ванную. По крайней мере теперь не придется одеваться при нем.

Она остановилась на этом туалете в момент душевного подъема, в порыве отчаянной отваги. Ведь топазовое платье она выбрала сама – несмотря на открытые плечи и полупрозрачную юбку. И сейчас переживала тяжелейшие последствия своего бунта. Но выбора уже не было – ничего другого Алекс с собой не взяла.

Окончательно приведя себя в порядок, она нерешительно вышла из ванной.

Джо уже вернулся. Он доставал из коробки туфли, когда услышал, что отворилась дверь ванной.

– Я как раз собирался вызывать службу спасения… – Он обернулся и замолк на полуслове. Его глаза широко раскрылись. – Когда ты умудрилась купить это?

– Д-джулия сказала, что оно симпатичное. – От волнения у Алекс язык прилипал к нёбу.

На самом деле Джулия выдала насчет этого платья целую речь, и самым приличным выражением было «классная приманка для мужиков». Но не говорить же об этом Джо? Тем более, что ему это платье, похоже, не нравится. Алекс невольно попятилась.

– Оно слишком?..

Она смотрела на него ни жива ни мертва. Джо шагнул к ней.

– Да уж, ничего не скажешь! – Он взял Алекс за руки и заставил немного повернуться, разглядывая ее со всех сторон. – В таком сексуальном прикиде невозможно показаться на улице без вооруженного эскорта! – Его низкий голос вздрагивал от сдерживаемого смеха.

Алекс вырвала руки.

Одно дело услышать, что платье сексуально, когда Джулия сообщает это безразличным тоном при ясном свете дня. И совсем другое – когда перед ней в полутемной спальне стоит Джо Гомес и от его голоса по телу растекается волна сладкой истомы.

– Похоже, я совершила очередную ошибку? – пробормотала Алекс.

Она обращалась не к нему. Но он ей ответил:

– Зависит от того, чем ты собираешься заниматься.

– Ну, во всяком случае, я не собиралась явиться на вечеринку к сводной сестре, вырядившись в «классную приманку для мужиков»! – выпалила она и тут же пожалела о своей вспышке.

– Остается предположить, что твое подсознание сыграло с тобой предательскую шутку. – Джо явно забавляла эта ситуация.

– И у меня нет с собой ничего другого! – Алекс в отчаянии заломила руки. – Что же теперь делать?

– Посмотрим, – успокаивающе произнес Джо. Он окинул ее оценивающим взглядом. – Ты взяла с собой драгоценности?

– Я собиралась надеть свои сережки в виде подвесок с бриллиантами. Но с другой стороны – это фамильная драгоценность, и вдобавок очень редкая из-за тонкой огранки… вряд ли отец сможет когда-нибудь купить Лейн что-нибудь подобное. – Алекс понимала, что несет полную чушь, но не могла остановиться. – А значит… кое-кто может обидеться. Как по-твоему?.. – проговорила она совсем уже несчастным голосом.

Джо сунул руки в карманы. Его губы сурово сжались.

– По-моему, – объявил он после паузы, – тебе пора прекратить тревожиться о том, чтобы ненароком не обидеть кого-то из этой своры невротиков. Ты умеешь просто развлекаться? Привезла с собой бриллианты – надевай их, и дело с концом!

– Ты всегда с легкостью разрешаешь любые проблемы. С тобой так удобно. – Она робко улыбнулась. – Спасибо.

– Всегда пожалуйста. – Джо кивнул, но не улыбнулся в ответ.

Алекс насторожил его тон.

– Что с тобой? – встревожилась она.

– Ничего.

– Не желаешь говорить?

– Тебе это не понравится.

– По-твоему, я боюсь критики? – возмутилась она. – А что я слышала на протяжении всех этих месяцев?

– О'кей. – Он пожал плечами. – Это не очень хорошая идея – говорить мужчине, что с ним удобно. Как будто ты признаешься в том, что не видишь в нем мужчину. Если ты, конечно, уловила мою мысль.

Алекс онемела от неожиданности. На миг ей показалось, что это полная чушь. Но потом…

Огонь охватил ее кожу, как лесной пожар. Она буквально ощущала это. Пылая как маков цвет, Алекс прижала ладони к щекам.

– Я же тебя предупреждал, – напомнил Джо, не спуская с нее напряженного взгляда.

Он ждал ответа, но Алекс только покачала головой, не в силах вымолвить ни слова.

Он повернулся и пошел в ванную.


Они по-прежнему держались друг с другом холодно и отчужденно, пока мощный автомобиль вез их по сельским дорогам. Алекс остро ощущала тепло, исходившее от большого сильного тела, расположившегося на соседнем сиденье и упакованного в изысканный смокинг. Но это только усугубляло ситуацию. До него было не ближе, чем до луны. На повороте черный рукав нечаянно задел ее локоть, и это было равносильно тому, как если бы к ней прикоснулся пришелец из космоса.

Когда они прибыли на место, Алекс в нерешительности помедлила у лестницы, не решаясь взять его под руку. Но Джо всяких колебаний обнял ее за талию и повел по широким ступеням с таким видом, будто это было для него абсолютно привычным делом. Наклонившись к Алекс, он шепнул ей на ухо:

– Ты справишься.

Алекс многое отдала бы за то, чтобы он сказал ей в эту минуту «любовь моя», хотя она и понимала, что это всего лишь глупая шутка. Но Джо не сделал этого. Для нее было бы также очень важно услышать от него комплимент – что-нибудь вроде «Ты прекрасна». Но Джо и этого не сказал.

Алекс глубоко вздохнула и шагнула вперед. Она убеждала себя, что ей повезло хотя бы уже потому, что не приходится карабкаться по этим ступенькам в одиночестве. С ней рядом идет Джо. Он нарочно обнял ее так, чтобы это видели все окружающие.

«Ты не можешь получить все, что пожелаешь!» – строго напомнила себе Алекс.

Между прочим, Джо Гомес в качестве эскорта – это уже немало. Ну а если ей хочется чего-то еще… что ж, это ее проблемы.

Она широко улыбнулась и вошла в залитый ярким светом бальный зал в том доме, который когда-то считала своим и который никогда больше не будет ее домом – что бы там ни утверждал ее отец.

«Веди себя как дома! – твердила она себе. – Веди себя как дома!»

Именно в этот момент ее отец вынырнул из толпы гостей и поспешил к ним навстречу.

– Дорогая! – воскликнул он с предательски излишней сердечностью.

Отец обнял ее одной рукой и неловко попытался прижать к груди. Алекс постаралась сделать вид, будто не замечает, что он при этом как бы невзначай развернул ее лицом к фотографу из светской хроники. Она даже положила руку ему на локоть.

– Папа, это Джо Гомес. Ты ведь знаешь, у нас теперь совместный бизнес.

Светская улыбка на физиономии отца заметно поблекла, но всего на какой-то миг.

– Гомес! – с наигранным энтузиазмом воскликнул он. – С вашей стороны очень мило дать Алекс вторую попытку.

Джо улыбнулся ему в ответ и решительно вернул Алекс в свои объятия. Ей показалось, что на ребра лег стальной обруч.

– То ли еще будет! – сообщил он ее отцу самым дружелюбным тоном. – Это наш первый выход в свет, и я собираюсь забаловать ее до смерти.

Ох, опять это гнусное словечко! Оно как заноза не давало ей покоя, напоминая о том, что она всего лишь последний номер в бесконечной череде женщин, подвергавшихся этой заманчивой процедуре. Алекс слегка поморщилась, но постаралась сразу же взять себя в руки.

– С твоей стороны было очень мило пригласить нас, папа. А комнату просто не узнать! – добавила она.

Джо покосился на нее, как на ненормальную. Чудесные старинные панели были почти не видны из-под какой-то москитной сетки ядовитого пурпурного оттенка, развешанной по стенам. На сетке болтались аляповатые арабески и бронзовые тарелки.

– Ну… да. – Ее отец явно почувствовал себя очень неловко. – Лейн и ее мать решили создать атмосферу гарема, – пробормотал он.

– Молодежь даже нарядилась… довольно своеобразно.

Алекс лишь поморщилась, стесняясь высказаться вслух, зато Джо был верен себе. Он расхохотался так громогласно, что на них стали оборачиваться.

– Ну что ж, вот нас и поместили в свою возрастную подгруппу! – заметил он и добавил: – Любовь моя!

Алекс демонстративно приникла к нему в знак благодарности. Отец не знал, как выйти из щекотливого положения.

– Я вовсе не имел в виду… Алекс, ты же с самого детства ненавидела наряды! Никто не собирался нарочно от тебя что-то скрывать.

Он выглядел таким пристыженным и расстроенным, что Алекс даже стало его жаль.

– Ничего страшного, папа. Тебе вовсе ни к чему носиться со мной как с писаной торбой. Я уже сказала Лаванде, что попечителям следует относиться к Лейн по справедливости.

– Ты такая милая, Алекс! – На этот раз его объятия выглядели вполне искренними.

– Вполне согласен, – вкрадчиво пробасил Джо.

Он властно оттащил Алекс от отца, как заправский телохранитель.

«Или любовник», – неожиданно для себя подумала она.

– Желаю приятно провести вечер, – промямлил ее отец, вынужденный мириться с этой выходкой.

Алекс отлично видела, что присутствие Джо раздражает отца. Напускное гостеприимство дало сбой, когда он крикнул им вслед:

– Дискотека в игровой комнате!

Джо кивнул и повел Алекс в ту сторону, откуда доносилась музыка. Его горячая рука властно лежала у нее на талии. Она едва заметно вздрогнула от удовольствия. Он покосился на нее, но ничего не сказал.

Войдя в игровую комнату, Алекс замерла, не в силах двинуться с места. Стараниями радушных хозяев помещение превратилось в настоящий притон контрабандистов. Сходство было полным благодаря тому, что здесь нечем было дышать из-за множества потных полуголых тел.

– Что они здесь натворили? – вырвалось у Алекс. – И куда пропал бильярдный стол?

– Полагаю, из него соорудили стойку для бара, – равнодушно бросил Джо. – Потанцуй со мной. – Эта фраза прозвучала как приказ.

Приобняв Алекс, как того требовал танец, он стал двигаться с врожденной грацией. Алекс охнула, но была вынуждена покориться неизбежному.

«Я справлюсь! Конечно, я справлюсь! Я всегда любила танцевать. Так почему бы мне не получить удовольствие от танца с Джо!»

Все было действительно так – если не думать о том, как бешено бьется ее сердце.

Джо был не из тех неумелых партнеров, которые едва топчутся под музыку, предоставив даму самой себе. Он моментально вошел в ритм и постарался сделать так, чтобы Алекс послушно отвечала на каждое его па. К тому времени, когда музыка смолкла, Алекс успела раскраснеться и едва дышала. Джо рассмеялся. Он провел пальцем от самого ее затылка до того места, где спину прикрывала вышивка на корсаже.

– Сладкая пытка, – выдохнул он ей в самое ухо.

– Ч-что? – Алекс показалось, что у нее на затылке зашевелились волосы.

– Это платье. Ты так близко и так далеко. – Джо прикоснулся ладонью к ее шее. – Поэтому ты его и выбрала?

– Что? – Его горячие пальцы никак не давали ей собраться с мыслями.

– Я думал, что ты наденешь то рубиновое платье. Ты в нем такая чувственная.

Алекс действительно думала об этом платье. Она даже примерила его. Но стоило взглянуть в зеркало, как ей вспомнилось, с какой жадностью смотрел на нее Джо в магазине, выбирая этот наряд. Она убедила себя, что вырез слишком низкий, хотя дело было не в этом. Каким-то образом это платье несло на себе отпечаток Джо.

– О, оно показалось мне не очень подходящим к случаю, – помолчав, сказала она.

– Почему? – Он отодвинулся, чтобы разглядеть ее лицо. – Ах, понятно. Наверное, его придержали для Свиткрофта.

Это было настолько далеко от правды, что Алекс рассмеялась. Но Джо в отличие от нее вовсе не считал эту догадку такой уж нереальной.

– О'кей, – вздохнул он. – Я знаю, что ты скажешь. Это меня не касается. Не хочешь чего-нибудь выпить?

– Ох, с удовольствием. Где-то здесь должны угощать шампанским.

И через пятнистое многоцветье дискотеки Алекс направилась в темный коридор.

– Непременно должны, – прошептал Джо и поцеловал ее обнаженное плечо.

Алекс споткнулась.

– Полагаю, нам надо в столовую, – пропищала она голосом воспитанной школьницы.

Попадая в неловкое положение, она часто прибегала к этому тону.

– Остерегись, любовь моя! Ты снова начинаешь вести себя как воспитательница детского сада, – проворковал он ей на ухо, так что слышать это могла только она. – Хотя танцевала ты совсем по-другому!

Джо мягко рассмеялся и по-хозяйски обнял ее за талию. Алекс громко сглотнула.

– Сюда! – воскликнула она с показной беззаботностью.

От возбуждения у нее кружилась голова. И зачем только она сказала Джо, что с ним удобно? Иначе почему бы он вел себя так вызывающе? Даже такая неопытная особа, как Алекс, понимала, что ее откровенно провоцируют.

Она уже открыла было рот, чтобы высказать ему это. Но передумала.

У них на пути возникла целующаяся парочка. Позабыв обо всем на свете, он и она сплелись в страстных объятиях. Единственное, что можно было разглядеть толком – длинные кроваво-алые ноготки девушки, выделявшиеся на белом мужском воротничке. Но какое-то шестое чувство, какой-то первобытный инстинкт подсказали Алекс, что она уже видела эти ногти.

Ее сердце тревожно екнуло. Она что было сил прижалась к Джо.

– Алекс!

Он опешил. А потом стал отвечать – с пугающим жаром. Он притянул ее к себе, и она почувствовала, как дрожит его тело.

Ох, только не это! Она умрет, если оттолкнет его сейчас! Ну почему именно сейчас?

Однако она нашла в себе силы оттолкнуть Джо. Она справилась.

Алекс чувствовала, как он смущен. Она знала, что он старается разглядеть в темноте ее лицо.

– Тебе плохо?

– Нет. Конечно, нет.

Но ее хриплое, учащенное дыхание говорило само за себя. Джо с досадой оглянулся через плечо на влюбленных, по-прежнему сжимавших друг друга в объятиях.

Оранжерея оставалась единственным уголком в этом особняке, не подвергшимся варварским преобразованиям, затеянным его новыми хозяевами. Впрочем, она тоже не избежала всеобщей разрухи и теперь превратилась скорее во внутренний сад. По углам в деревянных кадках доживали свой век чахлые фикусы, а по стенам вились зеленые лианы. Сегодня ради праздника оранжерею освещали факелы. Но главное – здесь не было видно ни души.

Впрочем, Джо не подумал даже сделать вид, что оглянулся.

– Очень мило, – равнодушно произнес он. – Так что с тобой случилось?

– Ничего. Наверное, просто приступ клаустрофобии.

– Ага, так вот как ты это называешь? – Он улыбнулся с откровенным сарказмом.

Алекс ничего не могла с собой поделать. Она только о том и думала, как бы снова оказаться у него в объятиях. И нервно рассмеялась.

– Ну вот, так-то лучше. – Джо улыбался ей так нежно, что Алекс едва его узнавала. – А теперь выкладывай, почему ты с такой скоростью утащила меня от той сладкой парочки?

Ей было не до смеха. Однако Алекс упорно делала вид, что ей весело.

– Захотелось показать тебе оранжерею.

– Алекс, любовь моя, ты на редкость неуклюжая лгунья, – заметил он с ухмылкой.

Его бархатный голос так ласкал слух, что у нее подогнулись колени. Алекс так и подмывало кинуться ему на грудь и умолять заняться с ней любовью. Еще секунда – и она отдастся ему прямо здесь.

Но волшебный момент был упущен. В распахнутую дверь у них за спиной танцующей походкой вошла та самая девушка, которую они только что видели в коридоре. Алекс безошибочно узнала алые ноготки и полупрозрачный костюм для гарема. И то и другое принадлежало именно той особе, о которой Алекс и подумала. Она застыла, не в силах шевельнуться.

Джо, стоявший совсем рядом, тоже напрягся всем телом. Алекс удивилась и украдкой заглянула ему в лицо. Неужели он тоже знаком с Лейн?

Она снова посмотрела в ту сторону… и только сейчас сообразила, с кем Лейн целовалась.

– Привет, Алекс! – Руперт явно чувствовал себя крайне неловко.

Лейн демонстративно продела ему под локоть лапку с алыми ноготками и закрепила хватку, положив другую руку сверху.

«Ни дать ни взять – смирительная рубашка!» – подумала Алекс.

Она инстинктивно подалась ближе к Джо.

– Алекс, – выдала Лейн, даже не потрудившись скрыть раздражение, – я и не знала, что ты уже здесь.

Руперт так и ел глазами новую, незнакомую ему Алекс: открытые нежные плечи, модная пышная прическа. То, что он увидел, явно его ошеломило.

– Ты сегодня очень нарядная, – отпустил он неловкий комплимент.

– Ты уже видела папочку? – строго спросила Лейн.

– Да, мы уже позировали для фотографа, – ответила Алекс, изо всех сил стараясь не выдать терзавшие ее боль и обиду.

Но разве от Джо можно было что-то скрыть? Его рука у нее на талии закаменела, превратившись в гранитную опору. И Алекс позволила себе доверчиво опереться на нее.

– Ах… Боже, как здесь жарко! – Лейн еще крепче стиснула локоть Руперта. – Идем же, милый. Я хочу мороженого. А потом мы сможем еще потанцевать.

Она не сочла нужным сказать что-то Алекс перед уходом. Руперт оглянулся через плечо и состроил жалобную гримасу, но не помешал Лейн уволочь себя в коридор. Джо следил за этой сценой, не проронив ни слова.

Алекс колотил нервный озноб.

– Понятно, – наконец процедил Джо. – Это твоя сестрица?

– Да. – Ее губы совсем онемели и отказывались повиноваться.

У Джо вырвался долгий вздох.

– Сколько мы еще здесь проторчим, Алекс? Впрочем, можешь не отвечать. Я знаю, сколько ты здесь пробудешь: пока все желающие не урвут от тебя по куску. – Его голос вздрагивал от подавляемой ярости – очень плохо подавляемой, если уж говорить начистоту. – Неужели стервятники еще не наелись?

– Фотограф из светской хроники уже сделал снимок, – пожала плечами Алекс, – и его можно будет показать деловым партнерам. Это все, что нужно было папе.

– Тогда давай покинем это сборище, – галантно предложил Джо.

На его лице залегли суровые морщины. Алекс уже видела эти морщины прежде и с испугом смотрела на него.

– Или ты предпочитаешь остаться? Надеешься улучить момент и поговорить со Свиткрофтом наедине? – В его тоне явно звучал вызов.

– Нет! – всполошилась она.

Они стояли под сенью фикусов и мерили друг друга взглядами, как заправские дуэлянты.

– Тогда давай сваливать! – сердито выпалил Джо.

– Да. – Алекс наконец-то пришла в себя. – Да, конечно!

К оранжерее приближалась шумная толпа гостей. Слышались возбужденные голоса и звон бокалов. Джо схватил Алекс за руку и повел к выходу, лавируя между людьми. Едва выбравшись в коридор, они снова нос к носу столкнулись с ее отцом.

– Алекс! Почему ты так рано уходишь? – Он явно встревожился. – Ты еще не виделась с мачехой? А с Лейн? Только не говори, что нет!

Джо резко остановился. Он оттеснил Алекс назад и встал между ней и ее отцом, грозно расправив плечи.

– Ваша дочь Алекс, – произнес он с угрозой, – всю свою сознательную жизнь скакала через веревочку, стараясь угодить своим родным. Но теперь этому пришел конец.

– Что? – Отец попытался заглянуть через плечо Джо. – Алекс, о чем это он?

– Все, с нее хватит! – рявкнул Джо.

– Алекс…

Джо шагнул вперед. Ему хватило выдержки не схватить папашу за грудки, хотя все шло к тому.

– Господь наградил вас доброй, самоотверженной дочерью, чья честность подчас только вредит ей. Вдобавок она слишком деликатна, чтобы сказать вам правду. Но не я. Ты алчный эгоистичный болван!

Отец Алекс охнул от неожиданности.

Джо сурово сжал губы. Алекс подумала, что он похож на ангела возмездия. Она понимала, что тоже должна что-то сказать, но горло ее свело судорогой.

– И я пришел сюда, чтобы сказать: больше тебе не удастся пить кровь из Алекс! – продолжал Джо. – Отныне и навсегда ты будешь сам заниматься своими делами. Ты будешь сам доставать себе деньги и сам разбираться со своей полоумной мамашей. Алекс надоело метаться между тобой и Лавандой. И не надейся, что она оплатит хоть один счет для той похотливой соплячки, что на глазах у Алекс увела ее жениха!

У отца отвисла челюсть.

– Мой папаша тоже был не подарочек, – воскликнул Джо с такой яростью, что отец Алекс попятился, – но Господь свидетель, даже он не додумался вытворять со мной то, что ты творил с Алекс! А теперь прочь с дороги!

Он прошел мимо, даже не оглянувшись, чтобы посмотреть, идет ли за ним Алекс. Он и так это знал. Алекс доверчиво вложила руку в его ладонь.

– Алекс, ты не можешь вот так уйти! – жалобно проблеял отец ей в спину. – Что скажут люди?

Она дернула Джо за руку. Они остановились. Джо подвернулся и взглянул на нее, сурово прищурившись.

«Знаю, знаю, о чем ты думаешь!» – пронеслось у нее в голове.

– Прости, папа, – грустно обратилась Алекс к отцу, – но Джо прав.

– Алекс!!!

– Мне жаль, что у вас с мамой не сложилось. И прости меня за все. Но это не моя война. Я больше не полезу в драку.

Джо замер, едва дыша.

– Никогда, – твердо произнесла Алекс. – Джо прав. Джо, будь добр, уведи меня отсюда.

Глава 12

В машине Алекс не промолвила ни слова. Ее все еще колотило от запоздалой реакции. В течение всей затянувшейся семейной ссоры она так старательно подавляла в себе все чувства, что почти забыла, каковы они на самом деле. Когда Джо не побоялся отхлестать ее отца – морально, конечно, – она вдруг поняла, что больше нет нужды таиться ото всех и даже от себя. Она ощутила свободу.

Но свобода принесла ей робость и неуверенность.

– Ну что, полегчало? – только однажды поинтересовался Джо.

Алекс закусила губу. Она не доверяла своей выдержке и боялась открыть рот, хотя чувствовала на себе его сочувственные взгляды. Наконец она кивнула.

– Ублюдок! – Джо так врезал кулаком по рулевому колесу, как будто это была физиономия его врага.

Огромная машина дернулась и чуть не вылетела в кювет. Больше он не пытался разговаривать. И когда они оказались во дворе старинной гостиницы, он ввел ее в притихшее здание так осторожно, словно общался с тяжелобольной.

«Какой же идиоткой он меня считает! За столько лет не смогла объясниться с собственным отцом! А когда наконец это случилось – и вовсе расклеилась!» – думала Алекс.

Но все равно она с благодарностью опиралась на его руку.

В их комнате горел камин. Джо подошел и подбросил в огонь еще пару поленьев. Когда они занялись, пуская в дымоход рой мелких искр, Джо усадил Алекс в уютное кожаное кресло перед огнем и взял за руку. Рука была холодной, как ледышка.

Он с тревогой заглянул ей в лицо и осторожно помассировал хрупкую кисть.

– Алекс, это еще не конец света. В жизни не обойтись без драк. И без ошибок, о которых приходится жалеть. – Его голос внезапно дрогнул от подавляемой ярости. – Но иногда людям удается вовремя понять намек и остановиться!

Алекс молча ждала, что он скажет еще. Джо вздохнул.

И заговорил более мягко:

– Любовь моя, у многих из нас бывают причуды – особенно в отношениях с близкими людьми. Но тебе не кажется, что с Рупертом ты явно перестаралась?

Алекс покачала головой, окончательно растерявшись.

– Послушай. Я не знаю, каким он казался тебе в детстве, но сейчас это просто кусок дерьма. Он обманул тебя, спутался с твоей сестрой, да еще вдобавок устроил так, что ты узнала об этом на званом вечере, на глазах у толпы гостей!

Она открыла было рот, чтобы возразить, но промолчала.

– Только не вздумай его оправдывать! – сердито отмахнулся Джо. – Мы оба их видели – да они и не пытались скрываться!

– Я… – Алекс наконец-то обрела голос. – Я уже знала.

– От этой парочки шли такие флюиды… – Джо внезапно умолк. Его голос стал суровым: – Это как понимать – что ты уже знала?

И почему-то именно эта минута показалась ей самой ужасной за весь вечер. Предательство Руперта, обида на отца – все потускнело перед его мрачным взглядом. Джо смотрел на нее так, будто ожидал чего-то в этом роде. Будто имел дело с обычной кокеткой, готовой на все, лишь бы привлечь к себе внимание. Ей пришлось зажмуриться, чтобы не онеметь под этим взглядом.

– Я пыталась дозвониться до него в Нью-Йорк. Я позвонила в его номер в отеле. – Она открыла глаза. – Ответила девушка. Они явно были в постели. Мой звонок их разбудил. – Алекс истерично рассмеялась. – Честное слово, настоящая классика!

Она запрокинула голову. Все ее тело содрогалось от неудержимого смеха. Она задыхалась и ничего не могла с собой поделать. Она слышала как бы со стороны свой визгливый истеричный хохот, но не могла остановиться.

Джо ударил ее по лицу.

Ее хохот утих, как будто на огонь плеснули воды. Она уставилась на Джо, прижав ладонь к щеке.

– Ты меня ударил! – прошептала она, не желая в это поверить.

Тяжелые густые брови сошлись в грозную мрачную черту. Его лицо заострилось от гнева, и в глазах замелькали таинственные золотистые искры.

– Терпеть не могу истеричек, – с готовностью объяснил Джо. – Расскажи толком, что случилось. Только, пожалуйста, без визга, – строго предупредил он.

Алекс глубоко вздохнула. Теперь, когда она не тряслась от хохота и не завывала как юродивая, ее охватил смертельный холод. Кроме того, она почувствовала себя измученной и разбитой, как будто ее пропустили через машину для утилизации мусора. Такие машины стали очень модными в последнее время у богатых клиентов их фирмы.

Она вкратце описала Джо все, что ей удалось тогда узнать. Голос ее звучал сдавленно, но спокойно.

– О, черт побери… – вырвалось у него, когда Алекс умолкла. Он так и продолжал держать ее за руку. И осторожно сжал пальцы. – И ты действительно ничего не подозревала до того самого дня?

– Да, – тихо, обреченно ответила она.

Он пробурчал себе под нос нечто маловразумительное.

Все внутренние барьеры, все прежние привычки рухнули, сметенные пережитым шоком. Алекс почти не отдавала себе отчета в том, что обращается к Джо Гомесу, что ему вряд ли интересны интимные подробности жизни его незадачливого партнера. Она просто рассуждала вслух, не в силах больше таить в себе эту боль.

– Наверное, я вела себя как последняя дура во всем, что касалось… мужчин, секса и всего в таком роде. Ну, то есть… в общем-то я знала правила. Я ведь не совсем тупая и кое-чему научилась. Я следила за своими одноклассницами, когда они стали бегать на свидания. Я могла видеть, как это происходит, что ты при этом должна чувствовать и говорить. Но… мне самой никогда этого не хотелось.

Джо дернулся, как будто хотел возразить, но тут же затих.

– Руперт всегда был на виду, он пользовался ужасной популярностью. Я знала, что такой парень не для меня. Но он был так добр со мной, когда мы были детьми. Я считала себя ему обязанной. Когда мы оба оказались в Лондоне и он наконец-то стал обращать на меня внимание – я не поверила такому счастью.

– Обращать внимание! – процедил Джо сквозь зубы. – Тоже мне, принц нашелся! Что за лапшу он тебе навешал на уши, Алекс?

– Ох, это никакая не лапша, – слабо улыбнулась она. – Он ведь такой милашка, этот Руперт. А я – нет. И никогда не была. Я даже в сексе ничего не понимаю. Как-то не видела в этом смысла. Не могла… как ты тогда сказал… полностью отдаться? Да, точно. Я не могу отдаваться полностью.

Джо громко фыркнул.

– Наверное, это что-то сродни колдовству, – мечтательно продолжала Алекс. – Но я на такое не способна. Руперт способен. Ты способен. Джулия способна. Чарли и наш индийский гений тоже, наверное, способны. А я – нет. Наверное, я… ну, скажем так, не создана для брака.

Джо выдал какую-то откровенно грубую фразу. Это мигом вывело Алекс из состояния лирической расслабленности. Джо и чертыхался-то крайне редко. И уж тем более не представлялся кровожадным убийцей. Она похолодела от ужаса.

– О чем это ты тут толкуешь? – сдавленно поинтересовался он.

– О браке! – Алекс не знала, что и подумать.

– Ах вот как! – язвительно воскликнул он. – Рад, что мы наконец коснулись этого вопроса. Надеюсь, ты не принадлежишь к какому-нибудь тайному обществу?

– Да какая же здесь тайна? – грустно улыбнулась Алекс. – Я ничего не скрываю. Все на это способны. Кроме меня. Наверное, я слишком похожа на свою мать. Наделена массой талантов, вот только не умею быть женой.

– Любой, кто женится на тебе, должен считать, что ему повезло, – отчеканил Джо с непроницаемой миной.

– Да, – кивнула Алекс, – я тоже так думаю.

Джо вдруг перестал быть таким уж загадочным. Его брови полезли на лоб. Алекс обрадовалась про себя: ага, задело-таки за живое?

– Ведь я отличная партия, – продолжала она самым рассудительным тоном. – Я спокойная и преданная, я хорошая хозяйка, и я не буду закатывать сцен.

– Преданная и хорошая хозяйка? – переспросил Джо каким-то странным тоном. – Уж не Свиткрофт ли отвалил тебе такой комплимент?

– Ему и не требовалось этого делать. Я сама себя знаю.

– Очень похвальная черта.

– У меня вообще много похвальных черт, – безмятежно подтвердила Алекс. – Я способная. Я уживчивая. Я могу сама о себе позаботиться. Мужу не придется сбиваться с ног, чтобы выполнять мои капризы. – Она попыталась рассмеяться, но смех вышел не слишком веселым. – Я даже готова сама оплачивать свои счета!

Джо свел брови на переносице с самым мрачным видом. Теперь от загадочности не осталось и следа. Он был в ярости.

– Венец творения! – фыркнул он.

Алекс сосредоточенно обдумала его реплику. Но все же честно призналась, покачав головой:

– Нет. Не венец творения. Неплохая партия, но и не венец. – Она шумно, со всхлипом вздохнула. – Наверное, и Руперт в конце концов пришел к такому же выводу.

Джо издал какой-то звук, выражавший недоверие.

– Я с самого начала опасалась, – пустилась в объяснения Алекс, – что когда Руперт собрался на мне жениться, им руководило не сердце, а разум. Он отлично видел все преимущества брака со мной. – Ей пришлось сглотнуть, чтобы преодолеть судорогу в горле. Затем она продолжила почти беззаботным тоном: – Но в конце концов – сердцу не прикажешь.

Если она надеялась, что Джо ее пожалеет, то крупно просчиталась.

– Чушь собачья, – холодно отчеканил он.

– Что? – опешила Алекс.

– По твоей теории – насколько я понял – ты не из тех женщин, в которых принято влюбляться. И это потому, что ты лишена какой-то там волшебной ауры.

– Я не сказала «волшебной»…

Он даже не слушал.

– И не кто иной, как Руперт Свиткрофт, стал живым доказательством тому, что это бессовестное самоуничижение оправдано.

– Руперт не единственный мужчина, который меня не хочет.

– Заткнись! – выдохнул Джо.

От ярости он едва цедил слова.

Она захлопала глазами, с испугом глядя на Джо, Он был не просто в ярости. Он был физически опасен.

– А я кто, по-твоему?

– Что?

– Ни один мужчина тебя не хочет? А меня ты кем считаешь, черт побери?

– Я….

– Ты знаешь, что я тебя хочу. Я дал понять тебе это всеми возможными способами. Я показал тебе это. И черта с два ты не догадалась, что творилось со мной весь это ваш проклятый вечер!

Алекс живо вспомнила, как попятилась и прижалась к нему, когда впервые столкнулась с Рупертом и Лейн. Как напрягся Джо. Как ответила она. И как ей на несколько мгновений стало наплевать на всех остальных – включая и сладкую парочку.

– Тебя ждет большое разочарование, – пролепетала она, краснея от смущения.

– В чем?

– Я же сказала, – выдохнула она одними губами. – Я ничего не смыслю в сексе.

– Ты… – У Джо буквально опустились руки.

Но в следующий миг он вскочил и выдернул ее из кресла, прижав к себе. Алекс попыталась упереться ему в грудь. Не тут-то было. Он сжимал ее так, что, казалось, трещали ребра.

Его смокинг был расстегнут. Она чувствовала под своей ладонью ровное, мощное биение его сердца. У него был такой вид, будто он сходит с ума.

– Что с тобой? – испугалась Алекс. – Джо!

– Какая разница? – Его руки до боли стиснули ей плечи.

Алекс запрокинула голову, чтобы заглянуть ему в лицо, и поняла: Джо не понимает, что причиняет ей боль. А потом он каким-то неловким, странным движением наклонился над ней. Еще никогда Джо не казался ей таким неловким и таким страшным.

И совершенно неотразимым!

По ее телу прошла медленная судорога. Одна за другой накатывали волны душной истомы.

«Все пропало! – подумала она. – Я сейчас растаю от желания, и на этот раз Джо слишком близко, чтобы этого не понять!»

И он понял.

Это был жадный, страстный поцелуй, заставивший кровь забурлить у нее в жилах.

Алекс смутно припомнила, что впервые он разжег это пламя еще тогда, в темном кабинете у Лаванды. Впрочем, разбуженный им огонь никогда не угасал до конца, как бы ни старалась она избавиться от наваждения. К этому не имели отношения ни Руперт Свиткрофт, ни затяжная холодная война между ее родными. Это касалось только Алекс и Джо, а точнее – ее чувств к этому человеку.

Ее чувств?! Алекс похолодела от мысли, что могут означать эти слова. Ее по-прежнему удерживало на месте кольцо сильных, уверенных рук, как будто созданных из волшебного камня. Это было прекрасно и страшно одновременно. И она испытывала это не впервые.

О, еще бы ему этого не знать!

– Мне давно следовало это сделать, – послышался голос Джо.

Рассохшиеся от времени половицы скрипнули под двойной тяжестью, когда он понес Алекс на кровать. От этого резкого звука она испуганно вздрогнула. Джо глухо рассмеялся и по-хозяйски прижал ее к груди.

– Ты уверена? Уверена, что хочешь этого?

А разве могло быть иначе? Но сказать об этом вслух она постыдилась.

Вместо этого Алекс доверчиво положила голову ему на плечо. Это был знак полного согласия, и оба это понимали.

Джо не успел опустить ее на постель, а Алекс уже расстегивала ему рубашку и дергала за непривычный узел галстука. Он не стал изводить ее новыми вопросами, поскольку понял, что все равно не получит на них ответа. И намного проворнее расправился с ее одеждой, чем она – с его.

Его горячая рука умело прошлась по ее телу, пробуждая его к новой жизни. Она чувствовала себя не просто живой, она чувствовала себя… прекрасной! Как будто его ласки превращали ее обыкновенную плоть в драгоценное живое золото.

Волшебство!

Пламя камина отбрасывало на стены странные тени. И сам Джо словно вышел из огня – пламенный преследователь из ее снов.

Но стоило прикоснуться к нему – и становилось ясно, что это не пламя и не выдумка. Что у него сильное, жадное до любви тело. И что она способна заставить его дрожать от желания. Ах, как она мечтала об этом!

«Кажется, я все-таки умею отдаваться!» – удивленно подумала Алекс.

Она никогда о таком и не мечтала, никогда не понимала, что именно этого и хочет, что это и есть то, что она должна сделать для мужчины, которого полюбила.

Но теперь все встало на свои места. И не в ее силах было этому препятствовать. Она просто отдалась на волю тайному, древнему инстинкту, дремавшему до поры до времени где-то в глубине ее души. Она не остановилась бы сейчас даже под угрозой смерти. Так же, как и он.

– О Господи, Алекс! – со стоном повторял он. – Алекс! – И вскоре она позабыла обо всем на свете, тая в его объятиях.


Когда Алекс проснулась, то оказалось, что она одна. Огонь в камине давно погас, а одеяло сползло на пол. Но не это было важно. Важно было другое: Джо куда-то ушел… и оставил ее совсем одну.


– Да что с тобой такое? – в отчаянии повторял Джо.

Они на бешеной скорости мчались обратно в Лондон – по настоятельному требованию Алекс. Шоссе тускло поблескивало в рассветных лучах и было совершенно пустым. Они даже не позавтракали.

Завтрак оказался вторым ударом по ее самолюбию.

Первым было то, что она проснулась в одиночестве. Алекс до сих пор готова была выть от тоски и обиды.

К тому времени, как Джо соизволил вернуться, она уже выбралась из постели и копалась в камине, безуспешно пытаясь разжечь огонь и оттого злясь еще больше. Первое, что бросилось ей в глаза – он был полностью одет. Ледяные клещи, стискивавшие сердце, сжались еще сильнее.

Джо ничего не заметил.

– Позволь мне это сделать, – сказал он. – Так у тебя ничего не выйдет. Только зря испачкаешься.

И он с уверенной улыбкой отодвинул ее в сторону.

Джо улыбался, он выглядел совершенно спокойным и до неприличия сексуальным. Настолько, что Алекс снова могла бы улечься с ним в постель – если бы не тяжесть на сердце. Если бы не сознание того, что ее не любят.

Джо встал на колени, сложил кучкой серые от пепла дрова и подсунул под них растопку.

– Возвращайся в постель и грейся, – кинул он через плечо. – Центральное отопление у них тоже осталось от средних веков, не иначе.

Алекс поспешила обратно в кровать. Она забралась под одеяло и лишь потом решилась скинуть теплый халат с эмблемой их отеля.

Джо дождался, пока огонь разгорится как следует, и только после этого подошел к ней.

– Что, замерзла? – лукаво произнес он. – Ничего, я уже здесь. А ну-ка подвинься!

– Нет! – выкрикнула Алекс.

Джо замер.

– Что? – растерялся он.

Ледяные тиски превратились в кинжал, раз за разом поворачивавшийся в груди. Ей было так больно, что захотелось причинить ответную боль. И она выбрала самое отвратительное, что смогла придумать.

– Даже Руперту, – разъяренно выпалила она, – хватало совести дождаться, пока я проснусь!

И с этого момента все пошло вразнос. Алекс и сама не понимала, откуда берутся все эти обвинения и упреки, лившиеся непрерывным потоком. Никогда в жизни она не позволяла себе ничего подобного. Кто бы мог подумать, что у нее в душе накопилось столько обид на Джо!

Его бесконечные романы. Пари по поводу его новых подружек. Безалаберное отношение к работе. Даже их объятия на полу в офисе, когда она сама чуть не рехнулась от неутоленной страсти.

Поначалу Джо еще пытался спорить. Но вскоре замолчал. Только едва заметно играл желваками.

И лишь под конец язвительно поинтересовался:

– И какого дьявола ты вбила себе в голову, будто ты рассудительная женщина?

А затем вышел, хлопнув дверью.

Алекс немного пришла в себя, пока принимала душ и одевалась. Она даже прониклась слабой надеждой на то, что за завтраком им удастся помириться. Ей все еще было обидно, но за прошедшие годы она привыкла ставить себя на место обидчика и стараться войти в его положение. Тем более что Джо просто вышел прогуляться и вернулся со снежинками в волосах, дыша холодом и свежестью раннего утра.

Итак, еще оставалась надежда на возможность исправить положение. Пока Алекс не увидела, что он заказал для нее на завтрак.

Сандвичи с мармеладом. С мармеладом!!! Строчка прямо из списка неисправимого бабника, который он хитростью выманил у нее несколько недель назад!

– Я очень рада видеть, что старая технология не подводит тебя даже в самые трудные минуты! – выпалила Алекс, сверля его ненавидящим взглядом.

– Какая еще технология? – не понял Джо.

– Баловать меня, верно? – И она вонзила обвиняющий перст в злополучные сандвичи.

– А при чем тут они? – Джо улыбнулся – впервые с той минуты, когда попытался влезть к ней под одеяло.

– Они тут при том, что выдают твой расчет! – процедила она сквозь зубы.

– Этим отличается добрая половина наших радостей жизни!

Алекс чуть не разорвала его на куски.

– Полагаю, прошлая ночь тоже входит в их число?

– Что это значит? – Его улыбка исчезла.

– Джулия всегда предполагала, что ты чумовой любовник. Не забыть бы сказать ей, что она угадала, – обронила Алекс, отвернувшись к окну.

На миг ей показалось, что она перегнула палку. Джо отшвырнул салфетку и вскочил.

– Вставай. Мы уезжаем. Сейчас же.


Он крутил баранку своего огромного «дженсена» с яростью обреченного. Уже показались предместья Лондона, когда он снова разлепил губы:

– Я так и не понял, что случилось.

Алекс сидела абсолютно прямо и смотрела перед собой. Они проезжали по уличному рынку. Оживленная предпраздничная толпа так напоминала ее сон, что Алекс невольно вздрогнула.

– Прошлая ночь была ошибкой.

– Ах вот как? – Руки Джо с силой стиснули руль. – Ну, только не вздумай снова заводить эту шарманку насчет «я-не-понимаю-в-сексе», потому что я тебе не поверю. Ты все понимаешь, и тебе это нравится.

– Ну и что с того? – Алекс не могла отрицать очевидное. Но ее передернуло от стыда. – Да, мне нравится секс. Тебе нравится секс. И прошлой ночью мы занимались сексом.

– Ты говоришь так, будто испачкалась.

– Да что ты? Как странно! А мне показалось, что в Венеции ты предлагал мне именно это!

– Не передергивай! Ты отлично знаешь, чего я добивался в Венеции!

– И ты добился этого вчера! – грубо расхохоталась она. – Игра закончена.

– Послушай, Алекс, что это значит? Уж не хочешь ли ты сказать, что вчера не хотела заниматься любовью?

– Любовью! – Она вложила в это слово весь яд, скопившийся на сердце.

Из-за поворота выскочил фургон, и Джо пришлось затормозить, чтобы избежать столкновения. На какое-то время дорога поглотила все его внимание. Но вот машин стало меньше, и он заговорил более спокойным тоном:

– Мне казалось, что это имеет отношение к любви.

Чтобы не закричать, Алекс так стиснула зубы, что у нее зазвенело в ушах.

– Наверное, я просто слегка на тебя запала. Ничего удивительного.

– Что? – Джо был явно шокирован.

– Не беспокойся. Я еще ни на кого не западала прежде. Зато видела одну тетрадку и теперь знаю, что ты у нас большой талант по этой части.

– Какая прозорливость! – с сарказмом воскликнул он.

Джо не проронил больше ни слова до той минуты, пока не остановил свою огромную машину возле дома Алекс. Выключил зажигание и на миг замер, собираясь с мыслями.

Алекс зашевелилась, намериваясь расстегнуть ремень безопасности. Джо остановил ее.

– Послушай, Алекс, – тихо промолвил он. – Скажи мне правду.

– Я сказала…

– Нет. Не веди себя как испуганная школьница. Меня на это не купишь, потому что ты далеко не школьница. Так же как я не сердцеед.

– Может, поспорим? – буркнула она.

Но он пропустил ее реплику мимо ушей.

– Это из той же «мыльной оперы», которую ты исполняла передо мной в Венеции? «Я из породы однолюбов!» И значит, мне лучше и не пытаться заглядывать в твой скрытный умишко, чтобы понять, что там творится?

Алекс резко развернулась на своем сиденье. Туго натянутый ремень больно врезался в плечо, но она даже не заметила этого, с ненавистью глядя на Джо.

– Я была из породы однолюбов.

– Нет, не была. – упрямо возразил он.

Она поморщилась, припомнив свои дикие фантазии по поводу того самого мужчины, который сидел сейчас перед ней и на которого она смотрела как на врага. Конечно, Руперт предал ее. Но разве она не предала его первой, купившись на дешевые сексуальные трюки Джо Гомеса?

– Во всяком случае, – с чувством проговорила она, ненавидя себя так же сильно, как и его, – мне следовало быть однолюбом.

– Нет, не следовало. Твою мать это не довело до добра – разве не так?

– Это удар ниже пояса! – ахнула она.

– Нет. Это правда. – Джо говорил с убежденностью одержимого. – Алекс, послушай, я не знаю, чем это вызвано – твоим подспудным стремлением повторить судьбу родителей или еще чем-то, но эти твои отношения со Свиткрофтом – безумие чистой воды!

Нет, это уж слишком! Алекс наконец-то расправилась с ремнем и выскочила из машины.

Джо тоже покинул машину, но не так поспешно. Вышел и облокотился на открытую дверцу, не спуская с Алекс глаз.

– Никто не может по-настоящему влюбиться в шесть лет и сохранить это чувство до зрелости. И никакая преданность тут не поможет. Этого просто не может быть.

– Да ты и понятия не имеешь о…

– Ты тогда не влюбилась! – отчеканил он. – Ты остановилась на самом безопасном варианте. Ты приняла решение и назвала это любовью.

– Ага, понятно! – разъяренно вскричала Алекс. – По-твоему, я боялась остаться на обочине?

– Я этого не говорил.

Она не обратила внимания на его протест. Ее ярость бушевала с такой силой, что слова лились потоком, цепляясь одно за другое.

– Значит, я боялась одиночества. И тогда я «остановилась»… Ты ведь выбрал именно это слово? И тогда я «остановилась» на Руперте?

– О нет, – веско проговорил Джо. – Я думаю, что ты отвесила Руперту все чувства по полной программе. Я думаю, что ты сама заморочила себе голову. И еще я думаю, что ты не хочешь подпускать к себе кого-то другого исключительно из тупого упрямства и нежелания смотреть правде в глаза. Потому что сама веришь в этот бред.

Итак, это был третий удар.

Алекс онемела от гнева. Она понеслась в дом, даже не потрудившись озвучить свои чувства по отношению к этому типу.

– И все равно у тебя ничего не вышло! – рявкнул Джо ей в спину.

Позже он зашел еще раз, чтобы отдать вещи. Алекс наотрез отказалась подойти к двери, и открывать пришлось Джулии.

– Он выглядит просто ужасно. Ты бы поговорила с ним, что ли?

– Никогда.

– Вряд ли тебе это удастся. Или ты и с работы тоже уйдешь?

– Пожалуй, мне придется это сделать. – До сих пор Алекс над этим не задумывалась.

Она не удивилась, что ей стало тошно от этой мысли. Несмотря на всю свою ненависть к Джо, она очень скоро обнаружила, что по-прежнему обмирает от страсти, стоит о нем подумать. Ах, если бы только он не оставил ее одну сегодня утром! Если бы его техника соблазнения не оказалась так тонко отточена! Если бы Джо не баловал до нее столь многих своих подружек или не пытался баловать Алекс!

Если бы только он ее любил…

Она схватила принесенную им сумку и вывалила все ее содержимое на диван.


Тем не менее к утру понедельника Алекс успела прийти в себя настолько, что даже явилась на службу. Она нарочно пришла пораньше, но Джо все равно ее опередил. Небритый, с опухшими глазами, он вел себя подчеркнуто безупречно. Ей даже не верилось, что он может говорить таким мертвым, бесцветным голосом.

«Наконец-то он стал вести себя как профессионал!» – мрачно подумала Алекс.

Ее сердце было разбито.

Лишь однажды внутренний огонь, тщательно скрываемый Джо, вырвался наружу – когда Алекс робко намекнула на свое увольнение.

– Нет. – Его глаза полыхнули неистовым пламенем.

– Но…

– Я сказал – нет!

– Но вряд ли мое присутствие пойдет на пользу твоей работе. Оно постоянно будет напоминать о… наших разногласиях.

Взгляд его прищуренных глаз стал похож, на острый стальной клинок.

– Ты сама добивалась этого проклятого партнерства, – мрачно, напомнил Джо. – Вот и получай на всю катушку.

На протяжении долгой бессонной ночи – самой ужасной ночи в ее жизни – Алекс вполне удалось восстановить чувство справедливости. И теперь она могла лишь с горечью констатировать, что Джо был прав.

– Ну, если тебе так угодно, – вяло согласилась она.

Он буркнул что-то невразумительное и вышел из комнаты.

Итак, они каким-то чудом по-прежнему оставались партнерами.


Вечеринка в офисе в честь Рождества прошла на редкость неудачно. Джо весь вечер отплясывал с Фрэн с какой-то дикой неутомимостью, заставив бледнеть от восторга всех молодых сотрудниц своей фирмы. У Алекс по-настоящему разболелась голова, и она постаралась уйти домой как можно раньше.

Постоянные рассуждения по поводу того, кто и как собирается праздновать Рождество, тоже не улучшали ей настроения. Алекс ничуть не пугала перспектива встретить Рождество в одиночестве. Господь свидетель, она не раз делала это прежде и была вполне довольна. Но в этот раз разговоры Джо о том, что Том Скелтон пригласил его провести Рождество в кругу семьи, внушили ей дурацкое чувство отверженности.

В конце концов они с Джулией отправились на рождественскую заутреню в церковь, а потом заглянули в кафе, где всех желающих угощали пирогами и глинтвейном – совсем как у Диккенса. Теплая праздничная обстановка немного подняла ей настроение, но не смогла полностью развеять горечь отверженности.

«Я хочу Джо!» – призналась себе Алекс.

А потом она призналась и кое в чем еще: «Я никогда в жизни так не хотела Руперта!»

И вот тогда ей стало страшно.


После Рождества дела пошли заметно легче. Обзаведясь надежными дистрибьюторами, Алекс дала добро на начало съемок в Венеции. Том вылетел туда почти сразу после Нового года.

Джо отправился за ним двумя днями позже. Он прихватил с собой Фрэн, чтобы та могла закончить свою курсовую работу. Алекс, как могла, старалась заглушить в себе ревность, но из этого ничего не выходило.

Между прочим, до сих пор и ревновать ей не приходилось с такой силой, как сейчас. Это только добавило ей страхов. Она вела себя подчеркнуто вежливо, когда Фрэн вернулась из Венеции. Джо выступил с предложением готовить новый выпуск сериала, посвященный Гамбургу.

Он находился в разъездах до конца января. В его расписании появлялись новые, незнакомые Алекс имена. Она понимала, что Джо нарочно выполняет часть ее работы, чтобы, дать ей побольше свободы, и честно пыталась быть благодарной.

Все это время они общались исключительно по электронной почте. Очень вежливо.

Постепенно, далеко не сразу, им удалось освоить беседы по телефону. Джо так забавно описывал свои словесные баталии с чванливыми гамбургскими олдерменами, что Алекс не могла удержаться от смеха. Пару раз они даже распрощались вполне по-дружески.


Январь кончился, начался февраль. В белом ящике около двери Алекс появились подснежники.

И тогда Джо подложил бомбу.

Это было сообщение, полученное, когда Алекс явилась на работу: четкие, исчерпывающие указания, включавшие даже книги, которые ей следовало взять, и вещи, которые она должна была упаковать. Билеты куплены заранее.

«Почему?» – недоумевала Алекс.

Покупкой билетов всегда занималась или она, или Фрэн. Джо никогда не опускался до таких мелочей. Так почему в этот раз он сам купил билеты?

Но конечно, все было совершенно ясно: потому что он знал, что если поручит это Алекс, она непременно найдет способ увильнуть.

Она понимала, что рано или поздно им все равно предстоит столкнуться лицом к лицу. Это было неизбежно. Но только не так. Не с томиком стихов Роберта Браунинга и рубиновым вечерним платьем в ее багаже.

И уж никак не в Венеции.

Глава 13

Алекс собирала вещи, когда в дверь поскреблась Джулия.

– Звонит твоя мама. Она хочет заехать.

– Когда? – спросила Алекс, рассеянно копаясь в белье.

– Сейчас.

– Ох, только не это! – У Алекс упало сердце. Похоже, Кэролайн снова в истерике. – У меня сегодня самолет в Венецию. Мне некогда с ней возиться!

Джулия скорчила рожу, переминаясь на пороге.

– Ладно. Вряд ли ты сможешь ее отшить. Я подойду, – сказала Алекс.

– Мама, – строго начала она, поднеся трубку к уху, – я больше не работаю на Лаванду. Если у тебя проблемы – обратись к Джеральду.

– Никаких проблем! – Голос Кэролайн звенел от смеха. – Но мне непременно нужно с тобой повидаться!

– Можешь проехаться со мной в аэропорт, если хочешь, – сказала Алекс, посмотрев на часы. – Но я не могу задерживаться.

Кэролайн прибыла в лимузине Лаванды, Только благодаря тому, что Алекс видела это из окна гостиной, где в нетерпении ожидала мать, она ее узнала. Настолько разительна была перемена. На Кэролайн были изысканное алое пальто и черная шляпа. Длинные, до колен, сапоги ослепительно сверкали. А глаза под шляпой искрились счастьем.

– Ого, миссис Эйр, вы выглядите на миллион долларов! – воскликнула Джулия, открывая дверь.

Они с Алекс обменялись удивленными взглядами, после чего Алекс подхватила свой чемодан и пошла к машине.

– Пока, Джулия. Я дам знать, когда соберусь назад.

– Передай мои наилучшие пожелания чумовому любовнику! – воскликнула Джулия с лукавой улыбкой, распахивая перед ней полированную дверцу.

– Ох, непременно, – с досадой пообещала Алекс. – И если хочешь – именно в этих словах!

Джулия засмеялась и помахала им вслед. Алекс внутренне сжалась, готовясь превратиться в жилетку для слез. Но сегодня у матери на уме было что-то другое.

– Дорогая, я хочу, чтобы ты узнала об этом первой! – начала она, безуспешно пытаясь не слишком сиять от восторга. – Мы с Джеральдом решили пожениться!

У Алекс отвисла челюсть.

– С Джеральдом? С нашим Джеральдом?! С заместителем директора фирмы «Лаванда Эйр и компания»?!

Кэролайн кивнула, как довольная школьница.

– И когда же это случилось? – Алекс немного пришла в себя.

– Ну, он повез меня отдохнуть на Рождество. Ему показалось, что я слишком утомилась на службе. Понимаешь, у меня так плохо все получалось… Честное слово, дорогая, у меня до сих пор не укладывается в голове, как тебе удавалось жонглировать всеми этими бумагами и ни одной не потерять! Так или иначе, Лаванда ужасно на меня разозлилась и довела до слез, и тогда Джеральд сказал: «Как насчет Майорки?» И мы туда полетели.

Кэролайн развела руками, как заправский фокусник. Ее ногти сверкали лаком в тон пальто.

Неужели это была та самая женщина, которая еще три месяца назад ни за какие коврижки не желала высунуть нос из своей квартиры? Алекс с трудом в это верилось. Но ее убедил ярко-алый маникюр. Она с великим облегчением и радостью заключила Кэролайн в объятия.

– Поздравляю.

– Я так счастлива!

– Это видно. Любовь делает с человеком чудеса, – с чувством проговорила Алекс.

– Да! – подхватила Кэролайн. Она помолчала и сменила тему. – А теперь расскажи о себе. Кто этот чумовой любовник?

– Глупая шутка. Я еду в Венецию по службе.

Кэролайн была явно разочарована, но не удивлена.

«И я ее не виню!» – с иронией подумала Алекс.

– Дорогая, – снова начала Кэролайн, – я знаю, что ты дала Руперту от ворот поворот. Я хочу, чтобы ты знала: я этому очень рада.

– Рада? – Вот так новость! – Но я думала, что ты…

– Это было глупостью с моей стороны. Как будто с первым попавшимся мужчиной может быть лучше, чем без мужчины вообще. Сама не понимаю, почему я потратила столько лет, оплакивая наш брак с твоим отцом. Но теперь мне все ясно.

– Могу только порадоваться за Джеральда.

– Да! – Кэролайн не удержалась и хихикнула, как девчонка. – М-м-м… Алекс… – Она смущенно покосилась на шофера и перешла на шепот: – Боюсь, что я в какой-то степени спровоцировала тебя на нечто подобное…

– Ты ни на что меня не провоцировала, мама. Все мои ошибки – исключительно моя заслуга, – ласково возразила она.

– Ты всегда была такой доброй малышкой! – Выразительные очи Кэролайн наполнились слезами. – Я знаю, что была никчемной матерью, но теперь я поняла очень важную вещь. В отношениях с людьми следует доверять своим инстинктам.

– Что?!

– Если ты еще не окончательно порвала с Рупертом, я бы посоветовала тебе сделать это немедленно. Ох, я знаю, что сама учила тебя быть рассудительной. Учитывать все обстоятельства. Планировать свои поступки. Не сомневаюсь, что и твой отец твердил то же самое. Но разве можно спланировать такие вещи, как любовь? – с чувством воскликнула Кэролайн. – Когда она приходит, ты можешь лишь плыть по течению. А пока ее нет, ты должна просто жить и ждать, когда она придет.

Алекс смотрела на свою мать во все глаза. Да, она изменилась. Кэролайн знала, что ее любят, и светилась от счастья. Это было впечатляющее зрелище.

– Я запомню это, – медленно кивнула Алекс.

Она думала о произошедшей с Кэролайн перемене и когда летела на самолете, и пока добиралась до отеля, и когда сдержанно отвечала на горячие приветствия Тома и его ассистента. Она почти не вслушивалась в их сбивчивый отчет о том, что они успели снять за эти дни.

Тому удалось полностью завладеть ее вниманием только тогда, когда он как бы невзначай заметил:

– Джо сказал, что ты ему нужна.

– Почему именно я? Мы утрясли все финансовые вопросы еще до Рождества.

– Да, но он сказал, что во время съемок именно, ты должна слушать его рассказ.

– Что? – опешила Алекс.

– Да-да, это правда, – пояснил Том. – Он отличный рассказчик, но из него и слова не вытянешь, если нет подходящей аудитории. Ему требуется видеть отклик на свои слова. Я не отрываюсь от камеры, а у Рика полно хлопот со звуком. И в итоге Джо бубнит, как будто читает некролог на похоронах. Без тебя ему не обойтись.

– Совершенно точно подмечено! – прозвучал у нее за спиной низкий голос.

Все обернулись. Это был Джо. Он улыбался Алекс так радостно, как будто увидел самого близкого ему человека.

Алекс чуть было не посмотрела назад: для кого бы это Джо Гомес включил на всю катушку свое обаяние? Но пришлось признать, что он действительно улыбается ей – об этом Алекс поведал ее инстинкт. Уже прощаясь с ней в аэропорту, Кэролайн сказала:

– Прислушайся к своему сердцу, Алекс. Когда дело касается любви, инстинкты надежнее логики.

«Спасибо, мама!»

– Привет, Джо, – негромко произнесла она.

В его глазах что-то вспыхнуло.

– Я рад, что ты приехала, Алекс.

Можно было подумать, он все-таки сомневался – несмотря на свои категорические инструкции.

– Да, я здесь, – кивнула она.

Их взгляды встретились. В глазах Джо читался немой вопрос. Но здесь было слишком много народу, да и Том торопился обсудить планы на завтра. И у Алекс пока не было ответа. Она знала лишь одно: у нее тоже есть вопросы… и инстинктивно понимала, что получит ответы на них очень скоро.

Том со своим помощником вели себя так оживленно, как будто и не собирались ложиться спать. Алекс попыталась вежливо намекнуть им на свою усталость, но поняла, что это не поможет. Она сидела с ними в баре и старательно обсуждала планы на завтра, хотя глаза у нее слипались. Наконец она не выдержала и широко зевнула.

Джо моментально принял решение.

– Все, тебе пора отдохнуть, – сказал он, вставая с места. – Я провожу тебя до лифта.

Отель напоминал старинную гостиницу. Бросались в глаза бронзовые подсвечники и домотканые шерстяные ковры, на фоне которых особенно причудливо выглядели огромные напольные вазы из фарфора с позолотой и лепнина на стенах в стиле рококо.

– Как жутко! – вырвалось у Алекс, когда она наткнулась взглядом на грубую маску с длинным носом и растрепанной шевелюрой из птичьих перьев. – Наверное, это из-за пустых глазниц.

– Да, но ведь глазницы не бывают пустыми, когда маску кто-то надевает, – заметил Джо. – Нет, я бы не назвал их пустыми. Скорее таинственными. Лицо под маской наблюдает за тобой, а ты видишь только его нарисованную улыбку.

Алекс поежилась. Джо не спешил нажимать на кнопку, чтобы вызвать лифт. Вместо этого он оперся рукой о стену, глядя на Алекс, и многозначительно произнес:

– Совсем как это принято у твоих друзей из английского высшего общества, не так ли?

– Джо, опять ты за свое! – тяжело вздохнула она. – Высшее общество тут ни при чем. И если я привыкла скрывать свои чувства, то лишь потому, что меня вынудили. А не потому, что считаю это хорошей привычкой. Честно говоря, меня вообще не радует эта привычка.

– А вот это уже интересно! – Его глаза загадочно блеснули.

Однако в этот момент Алекс так зевнула, что чуть не вывихнула челюсть.

– Но сегодня мне не до споров.

– Вижу, вижу! – Джо рассмеялся и отступил. – Ладно. Спокойной ночи, любовь моя.

– Ох… – Алекс удалось подавить очередной зевок. Она вспомнила совет матери относительно инстинкта. – Джо…

– Я весь внимание.

– Не называй меня так, – тихо попросила она.

Загадочный блеск мгновенно угас.

– Моей любовью?

Алекс заколебалась. Но она была слишком измучена, чтобы осторожничать на каждом слове, да и Кэролайн сказала, что инстинкт надежнее, чем логика.

– Не надо – если это неправда.

Джо растерялся. И тут прибыл лифт.

Джо ринулся было вперед, но опоздал на какую-то долю секунды. Алекс уже вскочила внутрь и нажала на кнопку, чтобы вознестись к своему номеру и давно желанному отдыху.

– Черт побери! – Он отчаянно врезал кулаком по стене.

Но когда Джо вернулся к остальным, на губах у него играла странная улыбка.


На следующий день Алекс обнаружила, что ей предстоит оставаться вне поля зрения камеры, являясь единственным слушателем, которому Джо Гомес будет рассказывать о Венеции.

«Моя таинственная леди», – произнес он чарующим голосом.

Алекс покраснела. Но ни Том, ни его ассистент не заметили ничего необычного.

Они стояли на берегу одного из узких каналов. В этот ранний час солнце было еще низко, и над городом царила прохладная тень, хотя вода в широком Большом канале уже начинала играть золотистыми бликами. Шесты гондольеров при каждом толчке создавали завихрения густого тумана. Старинная кладка дворцов эпохи Возрождения отливала загадочным неземным блеском.

Том был очарован. Он снимал и снимал без конца, стараясь запечатлеть все детали этого дивного места.

– Мы купим тебе маску, и тогда ты естественно сольешься с общим фоном, Алекс, – пообещал он, каким-то чудом удерживая равновесие с камерой на плече. – Все равно тебе понадобится маска на карнавал.

– Карнавал? Но ведь в это время года их не бывает.

– Теоретически карнавал длится со Дня святого Стефана до конца масленицы, – объяснил Джо. – Но самые большие торжества начинаются дней за десять до Великого поста.

– Да ведь это сегодня! – моментально подсчитала Алекс.

– Сегодня вечером – открытие карнавала, – весело сообщил Джо.

– Мы даже позаботились о том, чтобы получить разрешение на съемки! – похвастался помощник Тома.

Теперь Алекс стало ясно, почему Джо так настоятельно советовал ей взять рубиновое платье. Она посмотрела ему в глаза и даже под угрозой смерти не смогла бы скрыть нервной дрожи, охватившей ее при виде того, что она там прочла. Это было обещание – откровенное и страстное. Ответом ему был охвативший ее восторженный трепет. Она дрожала, и эта дрожь не имела ничего общего с февральской сыростью, пронизывающей прохладный воздух.

– Одному Богу известно, зачем нам это разрешение – ведь маски для того и надевают, чтобы никого нельзя было узнать!

– А я думаю, что их надевают, чтобы скрыть свои чувства, – пробормотала Алекс.

– И это тоже верно. – Джо словно ласкал ее взглядом. – Для шулера это настоящий подарок, ведь под маской так легко скрыться. Венеция всегда была раем для шулеров.

Алекс в задумчивости прикусила губу и тут же заметила, как сосредоточенно ловит каждое движение ее рта Джо.

«Господи, помоги! – мысленно взмолилась она. – Я больше не выдержу. Возьму и кинусь ему на шею прямо перед камерой, если он будет так на меня смотреть!»

Логика советовала ей взять себя в руки. А инстинкт… инстинкт кричал: вперед!

И тогда она кокетливо потупилась и едва слышно спросила:

– А ты тоже мог бы стать шулером, Джо?

– Никогда об этом не думал. Но почему бы и нет?

Казалось, они надели маски и вели разговор, полный скрытых намеков, прямо на улице, посреди толпы горожан, озабоченно спешащих по своим делам, перед Томом и его ассистентом, ни на минуту не выключавшими камеры. Это было восхитительно и опасно, и это было их общей тайной.

– Так кому из нас маска нужнее? – вкрадчиво поинтересовалась Алекс.

И Джо, избалованный сердцеед и опытный совратитель, застонал так, как будто испытывал сильнейшую боль.

Эта сладкая пытка длилась весь день. Каждое слово Джо, каждый поступок Алекс – все содержало в себе тайный смысл.

– Венеция, – говорил Джо перед камерой, не сводя глаз с Алекс, – это город-загадка. Так было всегда. Наполовину осязаемый город, наполовину мираж.

«Я не верю в миражи!» – сказала она Джо в прошлый раз, когда они были в этом городе.

И теперь он нарочно провоцировал ее на то, чтобы повторить эти слова.

Он увидел, что Алекс все поняла, и улыбнулся. Смуглое лицо удовлетворенно засветилось.

– Снято! – крикнул Том, не отрываясь от объектива. – Ну, сукин сын, и хорош же ты на экране!

– Мираж, и еще какой! – с воодушевлением продолжал Джо. – Если бы Венеция стала супругой моря, ее любовником мог бы считаться весь остальной свет. Греция и Рим. Византия. Аравийский полуостров, присылавший сюда торговцев пряностями. Китай, культура которого так же чужда европейцам, как пришельцы из фантастического мира. И собранные по всему свету идеи воплотились здесь – в болотистой дельте, где ни один нормальный человек не построил бы даже курятник – и создали королеву среди городов.

Он повел их по аллеям. Он говорил без конца. Он отлично знал свое дело и был искренне околдован причудливым смешением Запада и Востока, скупости и разнузданной, бьющей в глаза роскоши. Но настоящим волшебством казалась та любовь к мертвому холодному камню, что сквозила в каждом его слове.

Джо ласково провел рукой по выветренным кирпичам фасада палаццо Гримани, и Алекс вздрогнула, будто он прикоснулся к ее телу.

– А как много в Венеции ненадежного и обманчивого! – говорил он Алекс. – Взять хотя бы этот великолепный дворец. Он был построен в 1556 году. Через каких-то пятьдесят лет после открытия Америки. В Лондоне и Париже постройки тех времен делались почти всегда из дерева. Но здесь мы видим только камень и кирпич. И не просто камень и кирпич, но камень и кирпич, играющие с нашим воображением. Приводящие нас в восторг.

Увидев, как Алекс покраснела, Джо едва заметно улыбнулся.

– Взгляните на него со стороны Большого канала, и вам бросится в глаза его массивность, достойная кафедрального собора. Три высочайших этажа. Широкие арочные галереи, ведущие к воде. Невольно приходит на ум, что люди, живущие в таком здании, должны чувствовать себя ничтожными карликами. И что любой нормальный человек семь раз подумает, прежде чем поселиться в такой махине. Но поверните за угол и взгляните на боковую стену. Венецианцы недаром славились своей практичностью. Они не только умели пускать пыль в глаза, но и легко приспосабливались к любой ситуации. Жизненное пространство на этом пятачке земли, отвоеванном у моря, было слишком дорого, чтобы разбазаривать его почем зря, а венецианцев никто не назвал бы расточительными людьми. И вот, извольте видеть: каждый из этих чудовищных этажей разделен на два уровня, вполне пригодных для жизни.

Алекс посмотрела. И убедилась, что Джо говорил правду.

– Поразительно! – воскликнула она, совершенно забыв, что должна молчать.

Теперь Тому придется вырезать этот кусок записи, и Алекс понимала, что поступила глупо. Но ничего не могла с собой поделать.

Джо наградил ее таким взглядом, который в десять раз больше походил на поцелуй, чем все прощальные объятия Руперта, вместе взятые.

– На Венецию нельзя смотреть походя, впопыхах, – звучал бархатный голос всего в полутора метрах от нее. – Вы должны посвятить ей все свое внимание, чтобы разглядеть ее истинное лицо.

Алекс решила, что больше не будет смотреть в глаза Джо, иначе ее сердце наверняка не выдержит и выскочит из груди под его колдовским взглядом.


Вечером они наняли гондолу и медленно двигались вдоль канала. Временами вода казалась такой черной, что напоминала асфальт. На улицах зажигались фонари, и в их свете Венеция снова превратилась в город-загадку, запомнившуюся Алекс по прошлой поездке. Перед каждым дворцом появилось его сверкающее отражение, подвижное и танцующее на водной ряби. Казалось, вот он, перед тобой – сказочный подводный город. Протяни руку – и ты коснешься его стен.

– В Венеции ничто не бывает тем, чем кажется, – сказал Джо.

Алекс подняла взгляд. Было еще не совсем темно. Дымку дневных испарений унес ночной ветер, и на небе холодно мерцали звезды. На берегу канала, на ступеньках одного из дворцов, уже зажгли огромный факел.

– Какая ночь! – тихо выдохнула она.

Они сидели на задней скамейке, куда не доставал свет от фонаря на шесте их гондолы. Том пытался что-то вычитать в своей записной книжке, которую его ассистент освещал с помощью фонарика. Незаметно для остальных Джо взял ее за руку.

Алекс почувствовала, как у нее пересохло во рту. Она повернула руку так, чтобы ответить на ласковое пожатие сильных пальцев.

– Самое время вернуться в отель, – со странным придыханием сказал Джо.


Комната Алекс поражала своей роскошью. Огромная кровать была покрыта зеленым бархатным покрывалом, а антикварные стулья щеголяли новой дорогой обивкой. Каждый предмет здешней обстановки представлял собой произведение искусства и был заботливо отполирован и натерт мастикой.

На изумрудных с золотом стенах висели картины, повествующие о прошлом славного города Венеции, повсюду стояли уменьшенные копии самых известных произведений великих скульпторов. Фигура крылатого льва, попиравшего огромной лапой бронзовую книгу. Золотые кони с крыши собора Святого Марка. На копии картины шестнадцатого века две томно-утонченные куртизанки развлекались со своими комнатными собачками в ожидании ночных гостей. Алекс обратила внимание на их пышные высокие прически. Похоже, когда-то эти девушки имели те же проблемы с волосами, что и она.

Алекс ходила по комнате, любуясь обстановкой, пока не заметила выполненную маслом миниатюру. Картина не висела на стене, а стояла на полочке небольшого бюро.

Судя по всему, она была написана позже остальных – примерно в восемнадцатом веке. Но внимание. Алекс привлекли не только фигуры в карнавальных масках.

Она взяла миниатюру и развернула к свету. Тонкая четкая надпись на задней стороне гласила: «Изображение с натуры живого слона, доставленного в Венецию в году 1774 от Р.Х., запечатленное Пьетро Лонги».

Алекс подумала, что Джо все-таки нашел способ добиться своего. Но на этот раз догадка не вызвала у нее сердитой гримасы. Она даже осторожно погладила изображение пальцем.

Как только Джо придет, она скажет, что любит его. Как ни странно, эта мысль не вызвала у нее волнения. Весь день она посвятила тому, что срывала покровы со своего чувства, запрятанного на самом дне души. И теперь настало время рассказать о нем человеку, которого она полюбила.

Алекс решила принять ванну, но не стала закрывать дверь, чтобы наверняка услышать, когда Джо постучится. Но он так и не пришел.

Ее уверенность несколько поколебалась. Это было не таким обидным, как ее пробуждение в одиночестве в пустой комнате, но все же весьма неприятным. Тем не менее Алекс надела платье из рубинового бархата, и это помогло ей справиться с тревогой. В этой великолепной комнате даже низкий вырез не выглядел вызывающе.

Наверное, ей не следует особенно заботиться о макияже – ведь его все равно скроет маска. Но Алекс вспомнила причудливые полулица в холле отеля и подумала, что маска наверняка выделит губы и подбородок. Повинуясь внезапному дерзкому порыву, она накрасила губы алой помадой.

Тут ей пришла в голову еще одна мысль. Алекс сверилась с изображением томных куртизанок и весело рассмеялась. Все, что ей требовалось для достижения полного сходства – собрать волосы короной на макушке. Концы надо распустить свободно, предоставив им как попало обрамлять лицо – как это и бывало у нее постоянно, – и получится прекрасная прическа под старину! Алекс с энтузиазмом взялась за дело.

Вот так и случилось, что, когда Джо наконец-то явился, она стояла перед зеркалом, придерживая руками волосы, а ее чувственные алые губы сжимали целый пучок длинных шпилек.

– Вх…ди… Я счс, – пробурчала она.

Он решительно вынул шпильки у нее изо рта. Этот простой жест почему-то показался ей невероятно интимным. Где-то в глубине груди снова зародился чувственный трепет.

«Он может играть на мне, как на флейте!» – подумала Алекс.

Ей стало немного грустно. Но застарелая паника, до сих пор не позволявшая ей полностью оказаться в его власти, куда-то исчезла, а ей на смену пришло любопытство. В конце концов он чумовой любовник или нет?

– Спасибо, – сказала она вслух.

И закрыла за ним дверь.

– Не отвлекайся. – Он вернул ей шпильки.

Она снова подошла к зеркалу и в два счета покончила с прической. Джо уселся верхом на один из антикварных стульев и следил за ее действиями с веселым любопытством.

На Джо были узкие черные брюки и бархатный смокинг цвета старого бургундского вина.

– Мы почти подходим друг другу, – заметила Алекс, поднеся рукав своего рубинового платья к его плечу.

– Нет, не так. – Он по-прежнему сидел верхом на стуле, и в глазах его мелькали искорки смеха и еще чего-то – странного и неуловимого. – Мы идеально подходим друг другу.

Она мысленно отметила, что Джо идет к цели напролом. Что ж, это может быть даже интересно. И Алекс ответила ему в тон:

– Как и полагается чумовым любовникам!

Этого он не ожидал и на миг растерялся. Алекс довольно улыбнулась: какое приятное разнообразие!

– Где ты этого нахваталась? Что за чумовые любовники?

– Ох, это любимое выражение Джулии. – Алекс повернулась к зеркалу, обновила помаду на губах и беспечно бросила тюбик через плечо. – Она просила меня передать наилучшие пожелания чумовому любовнику.

Джо не сдержался и прыснул.

– Мне просто интересно, в чем может проявляться такая высокая квалификация, – произнесла она наивным голоском.

Джо медленно поднялся со стула. Пока это не выглядело так уж страшно. Пока.

– Что-то вроде умения раздеть женщину так, что она этого даже не заметит. Между двумя поцелуями, – вкрадчиво проговорил он. – Конечно, медленно и не слеша.

– Понятно, – сдавленно пискнула Алекс, невольно содрогнувшись.

– Но это только начало.

– Безусловно.

– А потом он переходит…

– Ясно! – громко воскликнула она. – Я готова. Мы идем или нет?

– Ты отдаешь себе отчет в том, что придется пройти весь путь до конца? – спросил Джо, впиваясь в нее жадным взглядом.

– Знаю, но… сегодня ты хотел повести меня на карнавал, не так ли? – пролепетала Алекс.

– Только если ты дашь клятву, что не сбежишь от меня снова. – На этот раз он говорил совершенно серьезно.

Возникла небольшая пауза. А потом Алекс кивнула:

– Я не сбегу.

У Джо вырвался вздох облегчения.

– Ну, тогда пошли!

Он подал ей маску и легкий сверток из шелка, оказавшийся широким карнавальным балахоном.

– Спасибо! – Алекс надела балахон, смущаясь, как школьница.

– Не за что. – Он смотрел на Алекс сверху вниз. Когда Джо стоял рядом, то казался просто огромным. Они уже вышли в коридор, когда он с нажимом добавил: – Любовь моя!

Алекс не помнила, как добралась до лифта, пересекла холл, спустилась в гондолу и в конце концов попала на карнавал. Она как будто плыла на облаке.

Джо оказался весьма властным кавалером. Он не позволял ей танцевать с кем-то другим. Он ревновал даже к официантам, разносившим угощения и напитки. Он кормил ее собственноручно, выбирая самые лакомые кусочки. Он едва мог дождаться, пока она сделает глоток вина, чтобы отнять бокал и снова жадно припасть к ее губам.

Они танцевали без передышки, то повторяя движения соседних пар, то импровизируя. Они хлопали в ладоши и топали ногами в такт сельским танцам, они раскланивались и приседали в странных чопорных танцах восемнадцатого века, они кружились в вальсе, скакали в польке, старались не отставать от непривычных латинских ритмов. Никогда в жизни Алекс не приходилось делать ничего подобного.

Темные глаза Джо ярко сверкали из-под маски, наполняя ее отвагой и задором. И она отвечала громким радостным смехом. И всякий раз, когда музыка бросала их в объятия друг другу, Алекс пробирал до костей томный чувственный трепет.

– Все, я больше не могу, – наконец прошептала она. – Отведи меня домой. Ты мне нужен.

Его руки внезапно стали грубыми.

– Знаю, – отрывисто сказал он. – Жди здесь. Я скажу Тому, что мы уходим.

Алекс отошла в сторонку и прислонилась к стене, глядя на канал. От ярких огней резало глаза, и ночная темнота показалась очень приятной. Она предвкушала долгую томную прогулку по этим улицам в обнимку с Джо. Это будет восхитительной сладкой пыткой, предваряющей главное чудо этой ночи.

Она чувствовала, как каждая клеточка ее тела отзывается на эти мысли.

Она повернулась и отыскала в праздничной толпе мощную фигуру Джо… Джо, ее возлюбленного. Не тратя больше времени на рассуждения, Алекс подхватила подол и поспешила навстречу своему будущему.

Люди расступались перед ней как по команде. Она мигом оказалась перед Джо – сияющая и задыхающаяся от восторга. Из-под маски лукаво сверкали живые глаза.

– Что, детка? Надоело танцевать – решила пробежать стометровку?

– Только зная, что ты будешь стоять на финише! – Она решительно взяла его руку и положила себе на талию.

– Всегда готов! – Его глаза потемнели от страсти, а голос зазвучал низко и глухо.

Рука об руку они медленно спустились по широким ступеням, застланным алой ковровой дорожкой. Высокие двери к причалу были распахнуты настежь. За ними виднелся огромный факел, колебавшийся на ветру, а еще дальше – живая поверхность темных вод. На миг возникло ощущение, что они попадут сейчас в новый, неизвестный мир.

Алекс приникла к нему всем телом.

– Боишься? – взглянул на нее Джо.

– Немножко, – ответила она, прислушавшись к инстинкту.

– Знаешь, – неожиданно признался он, – я тоже.

– Ты?! Но ты же ничего не боишься!

– Ну да, только ведь «любой нормальный человек постарается быть осторожным, встретившись в жизни с чем-то новым»! – передразнил он ее.

– Ох, какой же я была самоуверенной дурой! – застонала она. – И зачем только ты об этом вспомнил?

– Я помню каждое слово, когда-либо услышанное от тебя, – признался Джо с неожиданной серьезностью.

Они молча подошли к дверям. Швейцары в ливреях восемнадцатого века и напудренных париках проводили их низким поклоном. Один из них вручил Алекс маленький набор карнавальных сувениров. Джо забрал его и сунул к себе в карман с таким видом, будто всю жизнь таскал за ней всякие мелочи.

Над водой гулял холодный ветер. Он с шелестом раздувал полы широкого балахона.

– Что-то я легко одета! – заметила Алекс.

– Есть одна философская школа, которая никогда с этим не согласится, – прошептал Джо, подводя ее к гондоле.

И подхватил ее на руки. Гондольер воспринял это как должное. В отличие от Алекс. Даже сейчас, уже полностью осознавая то, что они с Джо едут в отель, чтобы заняться любовью, она растерялась.

– Прости, – с горечью произнесла она. – Боюсь, что так и не привыкну к публичным проявлениям чувств.

– Все о'кей, – беспечно ответил Джо. – С чувствами я могу не спешить. Но позволь мне хотя бы тебя согреть.

Она лежала у него на руках, глядя на звезды. Несмотря на поздний час, на Большом канале царило оживление, звучали музыка и смех, горели факелы. Но это только усиливало ощущение того, что они отделены от остального мира невидимым волшебным коконом.

– Итак, ты наконец одумалась? До сих пор мне не очень-то везло. Я чудом остался в живых после тех несчастных сандвичей с мармеладом!

– Тогда, – улыбнулась она в темноту, – тебя подвела твоя опытность. Ни одной женщине не понравится, если за ней будут ухаживать по давно разработанной программе!

– Хорошо, ты хоть догадалась, что за тобой ухаживают. Я даже в этом не был уверен.

– Я поняла это, когда немного остыла. – Она повернулась так, чтобы видеть его лицо. – И теперь понимаю, что вела себя довольно жестоко. Прости. Это было нечестно.

– Все правильно, – добродушно кивнул он. – Но это и помогло мне сохранить надежду.

– Что?

– Ну посмотри, как это выглядит со стороны. – Его низкий голос дрожал от сдерживаемого смеха. – Моя справедливая, добродетельная Алекс вдруг поступила нечестно! Ты же всю жизнь только тем и занималась, что оправдывала всех и вся. Ты даже умудрилась смотреть на вещи с точки зрения этого пошлого Руперта. Но стоило мне допустить лишь намек на промашку – и ты вышла из себя. Когда я перестал рвать и метать, я понял, что это добрый знак. Что ты наконец-то вылезла из своей скорлупы.

Алекс не была уверена, что ей приятно обсуждать эту сторону своего поведения.

Джо поцеловал ее в шею, под самым ушком. Она прерывисто вздохнула и повернулась, подставляя шею для новых ласк и тихонько вздрагивая от нетерпения.

– Ты выбралась из своей скорлупы, дорогая, – прошептал он. – Но это не идет ни в какое сравнение с тем, что ждет тебя этой ночью!

Алекс таяла в его объятиях. Но она все еще была способна рассуждать. Совсем немного.

– Значит, я наконец-то узнаю во всех подробностях, чем занимаются чумовые любовники? – лукаво поинтересовалась она.

Гондола доставила их к отелю. Джо на руках отнес ее на причал, расплатился с гондольером, и они вошли в ярко освещенный холл. Он ответил на вопрос Алекс только тогда, когда они оказались одни в ее номере.

– Я готов выдержать испытание на почетное звание чумового любовника, – со смехом заявил Джо. Однако Алекс почувствовала, насколько он серьезен. – И для начала я раздену тебя до нитки – любым способом, каким ты пожелаешь.

Алекс моментально притихла.

Джо едва прикоснулся губами к ее губам. Его глаза смотрели из-под маски с удивительной нежностью и искренностью.

Алекс ждала, еле сдерживая нервный трепет.

– Но только… тебе придется самой снять свою маску!

Она видела, что для него это важно. И знала почему. Но это оказалось невероятно трудным делом – развязать тесемки и не запутаться, не испугаться, когда он стоит здесь, перед ней, и смотрит… смотрит…

Она отпустила тесемку, и маска повисла. Онемевшие пальцы почти не ощутили потери невесомого клочка папье-маше. Но без маски она почувствовала себя обнаженной.

Джо забрал у нее маску. На миг он прижал ее к губам и жадно втянул в себя запах. Алекс невольно вздрогнула, сообразив, что бумага должна была впитать запах ее лица. Она охнула, чувствуя, как кровь закипает в жилах.

Пришло время и Джо снять свою маску. Не глядя, он отшвырнул обе маски в угол комнаты. И они предстали друг перед другом в откровенной наготе.


Алекс проснулась. Сильная тяжелая рука по-хозяйски прижимала ее к самому восхитительному, самому горячему телу на свете.

Чувствуя, что она очнулась, Джо пошевелился, приподнялся на локте и посмотрел ей в лицо.

– Должен сразу тебя предупредить.

– М-м-м?

Алекс, все еще чувствуя истому во всем теле, уютно пристроилась у него под боком и с наслаждением вдохнула запах его кожи.

– Ты бесподобна! – со смехом воскликнул Джо, отвлекшись на миг. Но тут же взял ее за подбородок и заставил посмотреть на себя. – Но если ты хочешь еще, то придется тебе выйти за меня замуж.

Алекс не стала тратить время на размышления.

– Заметано! – сказала она.

– Ага, сломалась наконец? – поддразнил ее Джо. – Значит, я все-таки заслужил почетное звание «чумового любовника»?

Алекс почувствовала, как по ее телу прокатилась жаркая волна. Она невольно прижалась к Джо и с радостью ощутила, как от возбуждения у него перехватило дыхание.

– Можешь поверить мне на слово. Ты такой «чумовой», что дальше некуда.


Яркий свет. Толпа. Перезвон колоколов где-то поблизости.

Это светило солнце. Звонили на церковной колокольне. А она стояла перед входом в храм.

Все смотрели только на нее. Алекс знала это и нисколько не боялась. Джо не отходил от нее ни на шаг, поддерживая под руку. Она чувствовала тепло, исходившее от его тела, его силу и властность. Теперь это все было ей знакомо.

– Я нашла тебя! – сказала она, повернувшись к нему.

Но ей не удалось увидеть его. Их разделял какой-то белесый туман. Колокольный звон превратился в пение серебряных труб и крики чаек. Оказалось, что туман поднимается над водами лагуны.

Она опять осталась одна. Солнечный свет был фантазией. Джо был фантазией.

Алекс простерла перед собой руку, охваченная внезапным страхом.

Другая рука крепко сжала ее пальцы.

Туман развеялся. Это был не туман. Это была свадебная фата. Она билась на ветру. И Джо старался поймать ее и отвести в сторону, задыхаясь от смеха. Он смеялся и смотрел ей прямо в глаза, и его рука привлекла ее совсем близко… чтобы не отпускать никогда.


home | my bookshelf | | Жаркая любовь |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения



Оцените эту книгу