Book: Лилия и шиповник





Глава первая

Шелковая хрустящая ткань веселого канареечного цвета с трудом поддавалась даже клинку, изготовленному толедскими мастерами. Но лезвие упорно скользило вниз, увеличивая прореху. Не прошло и минуты, как из шатра выбрался юноша. Он выполз на четвереньках и оглянулся полюбоваться на проделанную работу. Удовлетворенно тряхнул смоляной челкой и выпрямился. Кинжал холодной рыбкой скользнул в ножны на поясе.

Но громкий возглас заставил мальчика вздрогнуть:

— Ваше Высочество!

— О, нет... — прошептал мальчик сквозь зубы. Глаза беспокойно заметались, выискивая пути к бегству.

— Ваше Высочество, ну как же так! — взволновано проговорил невысокий мужчина преклонных лет. Он тяжело дышал, запыхавшись от бега. — Я совершенно не могу за вами уследить! Его Величество, ваш батюшка, будет весьма расстроен, если вам удастся меня провести и убежать. Чего стоило только ваше позавчерашнее приключение!


Принц густо покраснел, вспомнив пикантные подробности утреннего туалета виконтессы Августины.

— Подумаешь, уж и посмотреть нельзя, — пробормотал он. — Я просто мимо шел, хотел покормить моего Шарло...

Из деликатности граф не стал уточнять, что королевская псарня находится в получасе ходьбы от покоев виконтессы и в совершенно противоположной стороне.

— Ваше Высочество, все уже готово к загону, извольте присоединиться... — почтительно сказал он.

— Как же вы мне все надоели, — чуть не застонал юный принц. — Вся эта ваша охота у меня уже в печенках! Я терпеть не могу эти пышные придворные празднества! Несчастного кабана загоняют чуть ли не сотней егерей. Нет, милейший граф, это не по мне. Вот если бы один на один, к примеру, со львом! Тут я бы... А, ладно, к чему эти разговоры. Я намерен отправиться обратно, в столицу. Вы проводите меня или мне отправляться одному?

Вопрос был риторическим и не требовал ответа. Тем не менее граф д’Ориньяк сказал:

— Ваше Высочество, я несомненно буду вас сопровождать. Изволите отправиться в карете или верхом?

Мальчик на миг задумался.

— Нет, велите седлать мою Нольду.

— Слушаюсь, ваше Высочество, — сказал граф. — Вот только...

— Что еще?

— Его Величество будет недоволен. Вам следовало бы испросить разрешения...

Принц нерешительно замешкался, потом сказал:

— Нет. Тогда меня точно никуда не отпустят! Прикажите кому-нибудь из слуг сообщить отцу, позже, когда мы уедем.

— Слушаюсь, ваше Высочество, — вновь поклонился граф и отошел в сторонку, отдавать распоряжения подбежавшим слугам.

А принц между тем расположился на пеньке свежеспиленного ясеня, склонил беспокойную голову на грудь и принялся разглядывать суетливых муравьев у своих ног.


Когда тебе еще нет и тринадцати, когда твои хрупкие плечи еще не тяготит груз государственных дел, когда твой отец еще полон сил и не собирается оставлять трон, можно позволить себе беззаботность и беспечность. И все же изредка мысли принца посещала легкая печаль. Он и сам не понимал, отчего приходит грусть. Лишь сходились брови к переносице, лишь темнели глаза. И появлялась в уголке глаза хрустальная капля. Но принц тут же смахивал ее прочь, незаметно для слуг, постоянно окружавших его, где бы принц ни находился.

Вот и сейчас столпились они кружевной стаей неподалеку, перешептываются и не сводят с него любопытных глаз.


Грум подвел черную, как смоль, лошадку. В меру послушную, в меру норовистую, но преданную юному хозяину всей душой.

— Нольда, Нольда... — зашептал принц, обнимая лошадку за шею. — Ты одна меня понимаешь, только ты...


Грум заботливо придержал лошадь, пока принц взбирался в седло. Тут же подъехал граф и еще трое всадников — дворян из свиты короля.

— Ваше Высочество, можно отправляться. Если вы, конечно, не передумали, — сказал граф, гарцуя на гнедом жеребце. Для своего возраста граф был великолепным наездником. Впрочем, он легко дал бы фору и молодежи.

— Нет уж, я тут от скуки умру! — воскликнул принц и стиснул бока лошадки коленями.

Нольда тут же помчалась вскачь, по узкой тропинке, что вилась между деревьями.


В королевских охотничьих угодьях на многие мили было пустынно, потому что даже немощного старика, собирающего хворост, лесничие могли с легкостью объявить браконьером. Вот и не рисковали местные жители соваться в тенистые рощи и густые дубравы, полные дичи.


В небе ласково сияло весеннее солнце, только-только набирающее силу после долгой и вьюжной зимы. Таких зим не было уже четверть века, по словам придворных историков. Даже Ла-Манш можно было перейти по льду! Хоть это и никому не приходило в голову, соваться к извечным врагам — англичанам.


Когда дорога вышла из-под власти лесных великанов, потянулись небольшие деревеньки, одна за другой.

Принц придержал лошадь, он любовался бегущими вдоль дороги зелеными полями и разноцветной цветочной мозаикой. Увидав столь именитых всадников, крестьяне замирали по стойке «смирно», словно солдаты на плацу, сдергивали шапки и кланялись. Принц из вежливости пару раз махнул им ладошкой, чем вызвал неописуемый восторг.


Город встретил кавалькаду высокими серыми стенами, неприступными для неприятеля, если таковой вдруг появится по собственной глупости.

Граф д’Ориньяк, испросив позволения у принца, подъехал к воротам и окликнул стражу. Начальник караула, кругленький толстячок в кирасе, подходил столь вальяжно, что граф нетерпеливо тряхнул пером на шляпе и чуть не выкрикнул что-то малопристойное. Но сдержался. В присутствии наследника престола ругань была бы верхом неприличия.


Начальник стражи наконец-то соизволил протереть заспанные глаза и посмотреть на гостей столицы повнимательней. С этого мгновения он преобразился. Лично бросился открывать ворота, оттеснив подчиненных. Полноватое лицо так и светилось любезностью.

Принц прикусил губу, чтобы не рассмеяться, и побыстрей проехал вперед. Под копытами загремела брусчатка.

— Ваше Высочество, — тихо сказал граф, подъехав сбоку. — Позвольте мне двигаться впереди, для вашей безопасности.

— Сделайте одолжение, граф.

Дворяне, ехавшие поодаль, так и не издали ни единого звука за все время поездки — то ли им нечего было сказать, то ли им было приказано держать язык за зубами.

Через полчаса, от силы час, принц уже будет во дворце.

Глава вторая

Не в пример сельским жителям горожане были куда более избалованы. Они вдоволь насмотрелись на разодетых в пух и прах вельмож, потому почти не обращали внимания на всадников. Узнать в мальчишке, наряженном в великолепный камзол, будущего владыку королевства мог далеко не всякий. То и дело приходилось графу громкими возгласами отгонять с дороги зазевавшихся прохожих, а иной раз и плетка в ход шла. Впрочем, граф не слишком усердствовал — еще свежи были в памяти грозные события трехлетней давности, когда взбунтовался весь Париж, когда ремесленники принялись избивать дворян повсюду, вплоть до дворцовых стен. И повод был самый что ни на есть банальный, обычное повышение налогов. Сколько раз уже это сходило с рук, но не сейчас. Лишь совместными усилиями гвардии и армейских полков удалось подавить мятеж.

И вот теперь достаточно было легкой стычки, чтобы все завертелось по новой.

Узкие кривые улочки были наполнены народом, проехать почти невозможно. Лоснящиеся от пота бока лошадей протискивались среди корзин, телег, соломенных связок. Вокруг стоял гомон, крики вездесущих мальчишек и вопли торговок звенели в ушах.

Да еще этот запах, бр-р-р... Свежая и не очень, рыба, кипящие котлы с каким-то варевом, прелая древесная труха, подгнившие отбросы...

Принц недовольно поморщился — скорей бы окунуться в прохладу тенистых аллей дворцового парка.

В центре города было немного просторней, дома повыше, народ побогаче. Уже проезжали мимо кареты с вензелями, уже стали узнавать королевский герб на попоне.

И вдруг...

Как же сложно попасть домой без приключений!


Прямо под копыта графского жеребца метнулся какой-то оборванец. Он схватил коня за уздечку и громко закричал:

— Стойте! Стойте! Остановитесь! Дальше нельзя! Стойте!

— Поди прочь, безродный щенок! — рассержено крикнул граф и огрел мальчишку хлыстом меж лопаток.

Мальчуган взвизгнул, но повод не отпустил. Жеребец взвился на дыбы, чуть не сбросив седока, и ударил копытом мальчишку в плечо. Тот отлетел в сторону, упал навзничь и закрутился на мостовой от нестерпимой боли.

— О Боже! Что вы наделали! — вскрикнул принц.

Он собрался спешиться, но граф опередил его намерение:

— Ваше Высочество, оставьте его! Не пристало особе королевской крови беспокоиться о каком-то нищем. К тому же собирается толпа и вы можете пострадать. Будет лучше, если мы продолжим путь. Как бы горожане не взялись за колья, им только дай повод...


Хоть глаза принца и были наполнены слезами сострадания, но он принял доводы графа. Да и мальчишке уже пришли на помощь прохожие.

И все же далеко уехать именитым всадникам так и не удалось.

Буквально через полквартала им повстречалась телега, доверху груженая тяжеленными дубовыми чурбаками. Два мощных коня-тяжеловоза едва тянули свою ношу. Возница шел рядом, понукая и подгоняя вожжами.

Через пару минут всадники должны были поравняться с телегой. Улочка была не широка, разминуться удавалось с трудом.

И тут веревки, удерживающие бревна, с треском лопаются... Бревна скатываются на землю, телега опрокидывается. Слышен страшный хруст — бревна ломают шеи прохожим и хребты лошадям... Ужас объял принца — еще миг и он был бы погребен меж этих деревянных жерновов в кровавом месиве...

Острая, до боли простая мысль пронзила его сознание: а ведь этот нищий мальчишка спас ему жизнь! Если бы он не задержал графа, не было бы и этих спасительных мгновений!

— Граф, мы возвращаемся, — приказал принц и развернул кобылку, не слушая возражений.

Граф для приличия пробовал отговорить принца, но тот уже был далеко, пришлось догонять.


Вернувшись на площадь, где они оставили мальчика, принц осадил лошадь и огляделся.

— Эй, милейший! — подозвал он высокого парня со свертком в руках. — Здесь недавно лошадь сшибла мальчика. Не подскажешь, где он?


Парень опешил, к нему обращался сам принц! Взяв себя в руки, он поклонился и хрипло ответил:

— Ваше Высочество! Только что мальчишку увезли в больницу святой Женевьевы, где принимают бедных. Должно быть, он там.

— Благодарю. Держи! — Принц бросил парню целый луидор, чем еще больше смутил несчастного. — Граф, где эта больница? Мы отправляемся немедленно!

Граф чуть не схватился за голову — час от часу не легче! Теперь принц намерен посетить больницу, где наверняка подхватит какую-нибудь заразу! Но и сейчас он не посмел перечить, видя, что принц даже раскраснелся от решимости во что бы то ни стало отыскать маленького спасителя.

— Ваше Высочество, эта больница находится на окраине Парижа, возле монастыря святой Женевьевы. Откуда и название, собственно.

— Ну, вот и славно. Вперед, господа! Граф, показывайте дорогу! Надеюсь, вы знаете Париж и мы не заблудимся!


Однако граф д’Ориньяк собственную столицу знал немного хуже, чем многочисленные поля былых сражений. Лабиринт улочек оказался столь же запутанным, как знаменитый Лабиринт на Крите. С той лишь разницей, что в Париже не обитали минотавры.

Затратив полтора часа, всадники вконец измучились. Спрашивая всех и каждого, граф получал совершенно разные сведения, пока одна сердобольная старушка не указала истинное направление.


Почему монастырь оказался неизвестен парижанам?

Монастырь св.Женевьевы был выстроен сравнительно недавно, всего полвека тому назад. В нем обучались молодые девушки, с двенадцати до восемнадцати лет, посвящая затем свою жизнь церкви и смиренному служению.

При монастыре открыли лечебницу для низших сословий, в которой больными занимались старшие послушницы. А настоятельницы следили за тем, чтобы девушки не набрались греховных помыслов от крестьян и ремесленников.


Двухэтажное приземистое здание серого безжизненного цвета... У порога принц спешился, перебросил повод одному из дворян, а сам остановился, всматриваясь в окно.

— Граф...

— Да, ваше Высочество, — с готовностью подошел к нему граф д’Ориньяк.

— Что-то мне не по себе... Как он нас встретит, этот несчастный мальчик? Ведь именно по нашей вине он сейчас здесь...

— Ваше Высочество, никто не виноват в том, что произошло. Но, если хотите, я могу пройти один.

— Нет-нет, пойдемте, я готов!

Граф открыл перед принцем дверь. А навстречу к ним уже бежал со всех ног седовласый старик в синем балахоне.

— Ваше Высочество! — склонился он в поклоне. — Вы здесь, какая для нас огромная честь!

— Кто вы? — спросил принц, внимательно всматриваясь в лицо старика.

— О, я всего лишь доктор, Имон Сен-Лурье. Чем же я могу быть вам полезен, ваше Высочество?

— Я хотел бы справиться о здоровье мальчика, которого должны были привезти к вам. Он... жив?..

Эти два коротких слова дались юному Генриху с огромным трудом. Он стал бледен, словно полотно.

Доктор, не задумываясь, ответил:

— Да, ваше Высочество. Этого мальчика я лично перевязывал. Закончил буквально перед вашим приездом. У него раздроблена ключица...

— Я хотел бы повидать его.

— Он еще не пришел в сознание. Но вы можете пройти к нему, конечно, ваше Высочество. Он лежит вон там, под аркой.

Принц и граф пошли вслед за доктором по узкому коридору, вдоль тусклых окон. Коридор привел их в большую широкую комнату, в которой умещалось множество деревянных лавок. А на лавках... У принца потемнело в глазах — столько людей, стонущих от боли, страдающих, плачущих, он еще не видел.

Нельзя сказать, что принц рос избалованным и наивным. Он повидал в своей короткой жизни и кровь, и раны, и увечья. Но привыкнуть к этому зрелищу так и не смог.

Между больными сновали красивые юные создания в белых с черным одеяниях, похожие на ангелов. Это были монахини. Они смотрели на принца с таким обожанием, что вконец его смутили.

На бархатных щеках проявился румянец и принц поспешил спросить:

— Где же мальчик?

— Вот, вот он! — спохватился доктор и подвел принца к одной из лавок.

На узкой соломенной подстилке лежал без движения чумазый парнишка. Даже под слоем грязи можно было разглядеть красивые тонкие очертания его лица. Точеные скулы, прямой, с небольшой горбинкой, нос, бледные губы. И закрытые глаза...

«Интересно, какого они цвета?» — невольно подумал принц. А вслух спросил:

— Он поправится?

— Я не могу этого сказать, ваше Высочество. Все в руках Всевышнего. Я лишь делаю все, что в моих скромных силах.

— И все же?

— Если не начнется горячка... А даже если начнется, то как мальчик ее перенесет. Если кости начнут срастаться правильно и без осложнений. Если молодой организм выдержит... В общем, ваше Высочество, слишком много «если».

— Граф... Может, заберем мальчика во дворец?

Граф не успел ответить. Его опередил доктор:

— Я понимаю, ваше Высочество, что придворные врачи более сведущи, чем я. И все же рискну предостеречь — любое передвижение убьет мальчика. Пусть даже на четверть мили. Вот недели через две-три, думаю, он выдержит путешествие в карете.

Принц вынужден был согласиться с этими доводами.

— Я буду навещать его! — решил Генрих, не отводя взгляда от безмятежного лица мальчика. — Возьмите эти деньги и пусть он ни в чем не нуждается!

С этими словами принц отцепил от пояса бархатный кошель и вручил его доктору Сен-Лурье.

— Благодарю вас, ваше Высочество! Ваше благородство не имеет границ. Мы будем заботиться о мальчике и, с Божьей помощью, он вскоре поправится.

Принц присел на постель, не обращая внимания на предостерегающий возглас графа, взял холодную безжизненную ладонь мальчика и слегка сжал ее.

— Спасибо тебе. Я всегда буду помнить, кому я обязан жизнью. Ты скоро поправишься и я возьму тебя во дворец. Выздоравливай!


Губы мальчика чуть дрогнули в улыбке или это просто игра света? Нет, чуда не произошло, мальчик по-прежнему лежал неподвижен.

— Пойдемте, граф... — грустно сказал принц и пошел к выходу, не обернувшись, не сбавляя шаг. Он хотел поскорее вдохнуть свежий весенний воздух, поскорей забыть о ранах и болезнях. — Мы вернемся сюда завтра! А теперь домой. И как можно быстрее!



Глава третья

Едва принц сделал первый шаг и ступил на мраморную лестницу при входе во дворец, он понял, что его намерениям на завтрашний день не суждено сбыться. Дворец гудел, словно растревоженный улей. Фрейлины носились по анфиладам сломя голову, развевая пышными кружевными кринолинами. Пажи перешептывались, затаившись где-нибудь в темном углу за колонной. Слуги гремели подносами в дрожащих руках и лица их были испуганы.

К принцу мгновенно подбежал камердинер и срывающимся голосом сказал:

— Ваше Высочество! Извольте пройти в Тронный зал, вас желает видеть его Величество, король!

— А что случилось? — спросил принц, хотя догадка уже закралась в его душу.

— Извольте пройти, ваше Высочество! — ушел от ответа камердинер и встал в сторонке, склонившись в поклоне.


Генрих пожал плечами и направился в Тронный зал. Граф шагал чуть поодаль, подготавливая оправдательную речь. Он прекрасно сознавал свою вину и надеялся лишь на снисхождение.


Перед принцем распахнули настежь тяжелые резные створки двери и он вошел в зал. Ноги почти не слушались хозяина, а сердце колотилось так бешено, что захватывало дух.

— Подойди, подойди поближе, мой мальчик! — послышалось из глубины зала.

Ласковый, воркующий тон мог околдовать кого угодно, но только не тех, кто близко знал всесильного короля Франции Людовика XI.

Вот и Генрих сразу понял, что отец вне себя от гнева. Мальчик виновато склонил голову и обреченно направился в центр пустынного зала, что ошеломлял своими размерами. Семнадцати высоким арочным окнам, выходящим в сад, отвечали столько же проемов с зеркалами, такими же по форме и размерам, при этом создавалось впечатление безграничной ширины зала. Вся мебель зала, включая кадки для растений, столы, стулья и статуи, была отлита из серебра.


У дальней стены, занавешенной голубой с золотом драпировкой, стоял король. Он ждал, не проронив ни слова, пока мальчик подойдет. Лишь внимательно следил за ним из-под густых бровей и слушал гулкое эхо от стука каблуков.

— Не соизволишь ли рассказать мне, сын, почему ты покинул меня в лесу сегодня утром? Почему ты уехал в Париж без спросу? Ты понимаешь, что твоей жизни грозит ежеминутная опасность? Ты знаешь, сколько человек во Франции, в Испании, в Англии мечтают, чтобы ты не дожил до совершеннолетия? И не просто мечтают, а делают все возможное и невозможное для этого! И ты отправляешься практически без охраны! О чем ты думал, Генрих? А с вами, граф, будет отдельный разговор!

— Отец! — спохватился Генрих, — граф совершенно не виновен! Он исполнял мой приказ, и вина целиком моя!

— Ваше Величество, я готов понести заслуженное наказание, — сказал граф. Старый солдат не нуждался в защите, хоть и был благодарен принцу за его слова.

— Ну, ладно, ладно, — смягчился король. — Слава Всевышнему, все закончилось благополучно. Ведь так?

Людовик внимательно посмотрел в глаза мальчику и Генрих невольно потупил взор.

— Ну-ка, рассказывай. Вижу, что без приключений все же не обошлось.

— В общем-то ничего особенного... Просто... По дороге опрокинулась телега с бревнами, прямо перед нами. Погибли люди, но нам повезло.

— О Господи... Граф, что это значит? Что еще за телега? Где вы были весь день?! Немедленно рассказывайте все по порядку!

Граф сухо и четко доложил все перипетии этого дня, с самого утра. Рассказал и о таинственном нищем мальчике, который предупредил принца.

— Хмм, надо же... — протянул король задумчиво. — Так он сейчас в больнице? Отправьте завтра курьера, пусть справится о его здоровье.

— Отец, я собирался сам навестить его завтра! — сказал Генрих.

— Нет! Забудь даже думать об этом! В ближайшие три дня я запрещаю тебе покидать дворец! Кто знает, не было ли это происшествие с телегой подстроено. Я прикажу провести тщательное расследование этого случая. Генрих, отправляйся в свои покои и приступай к занятиям. А вы, граф, направьте туда учителей. Мой сын не должен вырасти неучем. Да, Генрих, зайди к матушке. Ее Величество также пребывает в беспокойстве. Все, ступайте! У меня еще масса дел, прибыл испанский посол, дьявол его побери, опять начнет клянчить деньги и угрожать. Только это они и умеют...

Принц не дослушал, он развернулся на каблуках и стремительно помчался прочь из Тронного зала, радуясь, что все обошлось обычной нотацией.

* * *

— Ваше Высочество, умоляю, спускайтесь! Извольте спуститься вниз! Вы можете упасть! Ваше Высочество, вы расшибетесь! —

Лакей в темно-зеленой ливрее запрокинул голову и глядел в листву раскидистого каштана.

Там, меж ветвями, удобно примостился мальчик. Это был младший брат принца Генриха, принц Филипп. Левый глаз мальчугана прикрывала воинственная черная повязка, а в руках он держал подзорную трубу. Сегодня он не принц, а знаменитый на весь мир пират Южных Колоний Френсис Дрейк.

— Эй вы, ставьте паруса, три тысячи бешеных крыс вам за пазуху! Если мы упустим этот галеон, всех спущу за борт, мошенники! — хрипло крикнул Филипп, чем заставил лакея схватиться за голову.

— Ваше Высочество! Я буду вынужден доложить его Величеству! Ваш батюшка будет весьма недоволен! Вам пора за учебу! — перешел от просьб к угрозам несчастный лакей.

— Уфф, ну надоел... Не дает поиграть... — пробормотал себе под нос юный принц, сложил трубу и сунул ее за пазуху камзола. Затем он ловко скользнул вниз по стволу, спрыгнув с двухметровой высоты. Потер ушибленные пятки и, даже не взглянув на лакея, поплелся во дворец.


Принц Филипп был всего на год младше Генриха, а какая невероятная разница в характере... Поразительная хитрость, изворотливый ум, тщеславие и жажда повелевать всем и вся — такой набор более свойствен умудренному опытом придворному интригану, но никак не двенадцатилетнему отроку. А венцом всему была неуемная зависть к старшему брату. Филипп завидовал буквально всему — стоило королю сказать Генриху ласковое слово, и Филипп уже закусывал губу, мерил брата хищным взглядом, словно желая тому немедленной гибели. Впрочем, до таких крайностей юный Филипп еще не опустился. Но вероятно, это лишь вопрос времени...

* * *

Филипп приоткрыл дверь в библиотеку. За столом, сидел Генрих и что-то прилежно писал под диктовку долговязого аббата, родом откуда-то из-под Страсбурга. Ему так и не удалось избавиться от резкого и грубого акцента, несмотря на долгую, чуть ли не с рождения, жизнь во Франции.

— О, ваше Высочество! — воскликнул географ, — вы удостоили нас чести присутствовать на занятиях! Весьма, весьма похвально! Мы с его Высочеством принцем Генрихом как раз записываем реки, протекающие в Европе. Какие реки вы знаете, Филипп?


Мальчик нахмурился, потер лоб. Сдвинул повязку, затем и вовсе отправил ее в карман.

— Ну, это, Сена... — нерешительно сказал он.

— О, ja! Richtig! Еще?

— Рейн, Дунай...

— Ja... Вспоминайте, принц, вспоминайте! Лондон на какой реке расположен?

— Лондон? Там есть река? — удивленно переспросил принц. Потом пожал плечами. — Не помню...

— Очень плохо, ваше Высочество. Всего три дня назад был об этом урок. Наверняка, ваш брат скажет нам правильный ответ. Так, Генрих?

Филипп наградил брата ненавидящим взглядом, но Генрих уже не обращал внимания на подобное отношение, привык, за столько-то лет он хорошо изучил повадки братца!

— Темза, учитель, — без особых эмоций ответил Генрих и продолжил запись.

— Ja! Richtig! Вот видите, Филипп, вам следовало бы более настойчиво и прилежно учиться!

— Ладно... — снова двинул плечом Филипп, боком придвинулся к столу и влез на высокий табурет.

— Берите альбом, Филипп. Продолжим. Итак, столица Италии великий Рим стоит на реке Тибр...


Филипп лениво скользил пером по бумаге, почти не вслушиваясь в слова учителя. Мысли его витали далеко-далеко, в Карибском море, у берегов Антигуа, где испанский галеон вел бой с пиратским корветом...

Глава четвертая

Но ни на второй, ни на третий день гонец не принес хороших вестей. Мальчик хоть и пришел в себя, но мог только пить, есть понемногу, а на разговор не откликался. Горячка, начавшаяся в первую ночь, к счастью не затянулась надолго.

Юный Генрих не находил себе места. Он уже и сам удивлялся, чем же притягивает его бледное лицо незнакомого мальчишки, почему так манит и влечет к себе. Принц автоматически ел, занимался, отвечал на колкости брата и расспросы отца.

На третий день король все же снял «домашний арест» и позволил принцу нанести визит в больницу. Приказав при этом, что Генрих должен отправиться в карете и под присмотром десяти гвардейцев.


Пять гвардейцев, не спеша и приглядываясь ко всем встречным, двигались верхом перед каретой, пятеро — позади. А в самой карете принц находился под неусыпным оком графа д’Ориньяка. Окна были прикрыты занавесями, на дверях не было гербов. Ничто не должно было указывать на присутствие принца. Генриху все это было безразлично. Лишь бы поскорее добраться до больницы!


Дорога заняла больше двух часов. Карета величаво остановилась прямо возле порога и навстречу выбежали не только доктор, но и несколько девушек-монахинь. Визит столь именитой особы доставил им несказанную радость. Юные лица расцвели улыбками, словно распустившиеся бутоны роз. Но принц лишь мельком наградил их взглядом и поспешил внутрь.

Уже знакомым коридором он прошел прямиком к постели больного, присел на услужливо подставленный табурет. С замиранием сердца поднял взор и... перехватило дух. На него глядел ангел!


Бледное неземное лицо, уже отмытое от грязи, в обрамлении слипшихся светлых прядок волос; пересохшие бесцветные губы... Глаза... В этот раз глаза были широко распахнуты и оказались светло-зеленого цвета, с крапинками.

Грудь мальчика вздымалась и опадала с хриплым отзвуком, перемежаясь с еле слышным стоном... Но все же мальчик нашел в себе силы и попытался улыбнуться.

Генрих взял его ладонь. Она, по-прежнему холодная, бескровная, напоминала пойманную и уснувшую плотвичку. Принц слегка поморщился — плечо мальчика было перевязано и на ткани выступило пятно крови, темно-вишневое, неприятное на вид...


— Сильно болит? — спросил наконец принц, справившись с волнением.

— Нет... Почти нет... Чуть-чуть... — голос мальчика напоминал шелест сухих листьев.

— Ты скоро поправишься. Вот увидишь, все будет хорошо. Надеюсь, ты когда-нибудь простишь меня...

— Ваше... Высочество, вы ни в чем не винов... — мальчик закашлялся, но быстро справился с собой.

— Тшш... Тебе нельзя разговаривать... Молчи, лучше молчи... — говорил тихо принц, поглаживая руку мальчика.

— Ваше Высочество, — сзади неслышно подошел доктор. Он все время стоял в стороне и следил за состоянием больного. — Ребенок еще слишком слаб. Вам лучше оставить его и навестить позже.

— Да, да, конечно. — спохватился принц. — Я сейчас уйду... Но скажи хотя бы, как твое имя?

— Жан-Мишель Бельтуаз, ваше Высочес... тво...

— До скорой встречи, Жан-Мишель, до скорой встречи...


Принц поднялся, ласково посмотрел на мальчика и направился на улицу. Молча сел в карету, отвернулся к затемненному окну и словно бы задремал. Граф не решился заговорить. Он, как незримая тень, находился рядом, однако не вмешивался — принц должен разобраться в своих чувствах.


А принц размышлял: « Малыш здорово держится. Совсем слаб, а вид геройский. Улыбается... Надо же — Жан-Мишель Бельтуаз, какое громкое имя! Словно у дворянина. В следующий раз надо подробно выспросить, откуда он. А главное, как он узнал о той злополучной телеге? Может и правда заговор, как думает отец? Лишь бы он выздоровел! Господи, помоги ему! Дай силы!..»

* * *

Будь на то его воля, принц Генрих посещал бы больного мальчика ежедневно. Но во дворце один за другим шли бесконечные официальные приемы и требовалось присутствие всей королевской фамилии.

Приходилось часами просиживать в неудобном кресле, выслушивая речи иностранных гостей. А потом обеды, где малейшее отступление от этикета замечалось строгими церемониймейстерами. Все это порядком изматывало не только детей, но и взрослых.

Король не делал никаких послаблений в режиме, даже не отменил занятий. И Генрих с Филиппом встречали вечер как подарок небес, падали в постели без сил и тут же засыпали.

Лишь через неделю, долгую как зимняя ночь, принц вновь отправился в больницу св. Женевьевы.

* * *

— Ваше Высочество! — встретил его доктор Сен-Лурье, — спешу вас порадовать хорошим известием. Мальчик уже встает и вполне готов к переезду. Если вы, конечно, не решите оставить его здесь.

— Благодарю, это действительно прекрасное известие! — принц просиял. — Я вижу, что здесь о мальчике заботятся, но все же мне хотелось бы видеть его подле себя. Вы ведь сами видите, что я не могу часто навещать его.

— Ну что ж, думаю, что вы сможете забрать мальчика уже сегодня. Он достаточно окреп.

— Пойдемте же, пойдемте скорей к нему! — заторопился Генрих.


Жан-Мишель сидел на кровати, опершись свободной рукой на подушку и листал тонкую книжицу. Другая рука висела на перевязи.

— Здравствуй, — сказал принц, подходя поближе.

Мальчик поднял глаза, слегка смутился. Принц с удовольствием отметил, что болезненная бледность лица сменилась розовым оттенком.

— Здравствуйте, ваше Высочество, — ответил мальчик и попытался встать.

— Нет, нет, не вставай! — спохватился Генрих. — Ты позволишь мне присесть рядом?

— Это честь для меня, — произнес мальчик и указал книжкой на свободный табурет. Принц расположился на нем и помолчал с минуту.

— Как ты себя чувствуешь? Болит плечо?

— Да, немного побаливает. Но уже гораздо меньше.

— Что читаешь?

— Это сочинения Робера де Буало, про рыцарей.

— Не слыхал. Должно быть занимательно. Вот что, я собираюсь забрать тебя сегодня во дворец. Ты не против?


Жан-Мишель вопросительно взглянул на доктора.

— Мальчик мой, во дворце тебе будет намного лучше. Там и уход совершенно особый, и врачи более знающие. Не отказывайся. У меня, сам видишь, работы невпроворот, некогда заниматься только тобой одним. Но ты ведь уже идешь на поправку. Еще от силы месяц и думать забудешь о своей ране. Поезжай, малыш.

Мальчик улыбнулся и кротко сказал, глядя на принца:

— Я согласен.

— Вот и славно, — сразу отлегло от сердца у Генриха. — Тогда собирай вещи. Хотя у тебя их совсем немного.

— Вернее, совсем нет, — рассмеялся Жан-Мишель.

— А книгу я тебе дарю, — сказал доктор.

— Спасибо вам, за все. За книгу и... и за жизнь, что вы мне спасли, — поднимаясь, сказал ему мальчик. — Я никогда вас не забуду.

— Перестань, это ведь мой долг. — Доктор слегка приобнял мальчика, прижав к груди. — Прощай. И я буду очень рад, если ты навестишь меня когда-нибудь.


Монахини не скрывали слез от столь трогательной картины. Да и у Генриха явственно перехватило горло. Он поспешил увести поскорей мальчика на улицу и усадить в карету. Граф д’Ориньяк помогал ему поддерживать парнишку.

— Ну, вперед! — воскликнул принц. — Да не трясите слишком!

Глава пятая

— Вот ты какой... — проговорил король Франции, когда вошел в комнату, где разместили Жан-Мишеля. — Сейчас ты еще слишком слаб, но позже у нас будет обстоятельный разговор. Я благодарен тебе за спасение моего сына, наследника престола. За тобой будет присматривать лучший врач королевства и надеюсь, он вскоре поставит тебя на ноги. А пока что ешь побольше, гуляй по саду и ни о чем плохом не думай. Здесь все желают тебе только добра.

— О, ваше Величество... — только и смог произнести мальчик. У него не хватило слов, чтобы выразить всю признательность.

Коротко всхлипнув, он отвернулся и прижался лицом к подушке, чтобы никто не видел его слез.

— Анри, — сказал король сыну, стоявшему у изголовья постели. — Присматривай за ним. Это было твое желание поселить его во дворце, вот и позаботься, чтобы я не слышал никаких нареканий. Ни от кого. Ты понимаешь, о чем я говорю?

Принц кивнул. Он понял намек — маленький нищий мог оказаться и воришкой, и даже, кто знает — не убил ли он кого-нибудь!

Король покинул комнатку и мальчишки остались один на один.


Жан-Мишелю устроили постель в комнате рядом с лакейской. В ней поместилось кресло для сиделки, пара стульев, шкаф для белья и, конечно, кровать для больного. На невысокой инкрустированной тумбочке стояли пузырьки с лекарствами и мазью, миска с горячим бульоном, фарфоровое блюдо с булочками и вазочка с вареньем.

Ни врача, ни сиделки в комнате не было, они не решились входить, пока там находился сам король и его сын.

— Жан-Мишель... — принц подошел к окну. — Как ты себя сейчас чувствуешь? Может, погуляем по саду? Погода превосходная! Тебе не мешало бы погреться на солнце.

— Это было бы замечательно, ваше Высочество.

— Ну, тогда давай попробуем встать.

Генрих придержал мальчика под руку, подставил плечо. Жан-Мишель пошатывался от слабости, но упорно шагал.

— Так, так, еще немного... — приговаривал принц.



Конечно, можно было вызвать сиделку, но принцу доставляла удовольствие забота о мальчике.

Выйдя за порог, Жан-Мишель зажмурился, в глаза полыхнуло полуденное солнце. Хоть апрель, но в саду уже все расцвело. Зелень аккуратно подстриженных кустарников переливалась подобно изумрудному ожерелью. Дорожки посыпаны мелким гравием и подкрашены мелом. Видевший всю свою короткую жизнь только нищету бедных кварталов, сейчас Жан-Мишель совсем растерялся от роскоши дворцового парка.

— Пойдем вон в ту беседку, — сказал принц.

Увитая плющом, беседка напоминала крошечный ажурный Капитолий.

Бережно усадив мальчика на скамью, Генрих упал рядом. Все-таки он немного устал, хоть ноша и была почти невесомой.

Немного отдышавшись, Генрих задал вопрос, который мучил его все это время:

— Расскажи, как ты узнал об опасности, которая мне грозила?


Жан-Мишель не спешил с ответом. Он поправил сползшую повязку, откинулся назад, прислонившись к прохладному ковру из мягких листьев плюща. И лишь затем сказал:

— Ваше Высочество... Я не знаю, откуда у меня этот дар, но я иногда вижу, что должно случиться. Очень редко и только если угрожает смертельная опасность.


Словно грозовая туча спустилась над беседкой, скрыв солнце от юного принца. Он содрогнулся, но взял себя в руки.

— Вот что... Расскажи мне про себя. Где ты родился, кто твои родители. Я хочу знать о тебе все.

— Право, моя жизнь слишком незначительна, чтобы о ней рассказывать...

— И все же, — настоял принц.

— Я не знаю ни отца, ни матери, — начал рассказ Жан-Мишель. — Еще младенцем меня нашли на пороге церкви в пригороде Парижа и отнесли в ближайший приют. Там я прожил до девяти лет, а затем меня определили в ученики к булочнику. Это было славное время! На целых три года я забыл, что такое голод. Я мог есть сладкие булочки, правда подгоревшие, что не годились на продажу, но ведь это совершенно неважно. После приютской похлебки это была райская еда! Ну вот... А нынешней зимой... Мне было видение, что пекарня разрушится. Я сказал об этом хозяину, но он только рассмеялся. И когда на следующую ночь крыша рухнула под тяжестью снега, он решил, что это я наколдовал! Он меня так избил, что места живого не было. А если бы мне не удалось убежать, то кто знает, не убил бы он меня и вовсе. Остаток зимы я провел у угольщика, в трех кварталах от пекарни. Помогал пережигать дрова в уголь. Весной я помогал торговкам, носил корзины с овощами. А потом я узнал, что вам, ваше Высочество, грозит гибель и поспешил предупредить. Ну, а дальше вы уже все знаете.


Нехитрый горестный рассказ заставил Генриха призадуматься. Принц не слишком переживал за судьбу простолюдинов, как и большинство дворян. Но сейчас беспокойство захлестнуло его душу мутным болотистым покрывалом.

— Если я правильно тебя понял, ты обладаешь даром предвидения?

— Да, ваше Высочество. Но этот дар проявляется очень, очень редко. Это случалось со мной всего несколько раз.

— Хорошо... Я думаю, что это может очень пригодиться... Однако, не пора ли нам возвращаться? Тебе надо отдохнуть.


И принц повел мальчика в обратный путь, где передал его на попечение королевского доктора.

* * *

Волей случая попавший в сказку мальчик набирался сил. Он ел все, что приносили, много спал, гулял по парку. И все это под насмешливыми, а порой брезгливыми взглядами многочисленных придворных, пышно разряженных слуг, баронов, графов и иностранных гостей. Лувр был полон и слишком многим было любопытно взглянуть на нового королевского фаворита.

Принц Генрих быстро пресек подобное отношение. Он лишь пару раз сверкнул глазами на особо настырных молодых виконтов, чтобы дать урок остальным. От мальчика отстали. Однако следует отдать должное, Жан-Мишель старался казаться безразличным к глазевшим на него и не жаловался.

Выздоравливая, Жан-Мишель становился все более разговорчивым и любознательным. Когда у принца находилось немного свободного времени, они проводили время в беседах. Жан-Мишель быстро поборол робость, не смущался, когда принц заговаривал с ним. В его лице, принц нашел благодарного слушателя — словно губка, мальчик впитывал новые знания, которыми Генрих щедро делился.


Пробежал незаметно месяц. Наступил май...


Жан-Мишель был отправлен прислуживать на королевскую кухню. Генрих велел не слишком его загружать, все же рука не совсем зажила. Но мыть посуду и чистить овощи мальчику уже было вполне по силам.

Их встречи становились все реже — принц немного устал от общения. Но случилось одно событие, которое вновь их сблизило, да так, что судьбы сплелись чуть ли не в единое целое...

Глава шестая

— Ваше Высочество, спешу выразить вам огромную благодарность за то, что вы согласились на эту встречу.

— Вы заинтриговали меня, лейтенант, вот я и согласился. Так что за тайну вы хотите мне поведать?


Лейтенант королевской гвардии загадочно усмехнулся. Скольких трудов ему стоило встретиться с принцем один на один! На подкуп слуг и лакеев ушло немало золота, прежде чем один из них передал принцу предложение о короткой аудиенции.

И вот, когда принц вышел на прогулку, он словно невзначай удалился в одну из беседок, скрытую стеной кустарника от нескромных взглядов. Здесь мальчика и ожидал лейтенант. Не встречаться же им во дворце — там у каждой стены по шпиону, у каждой колонны по соглядатаю.


— Ваше Высочество, — осторожно начал лейтенант, взвешивая каждое слово. — За моей спиной стоят очень влиятельные люди...


Принц невольно заглянул за мощную спину офицера, но кроме мраморных плиток, там ничего не было.

— И им известно, — продолжил лейтенант, — что вам доставляет немало беспокойства вопрос о престолонаследии.

— Я не совсем понимаю, нельзя ли говорить попроще?

— Простите. Так вот, его Величество еще будет править страной не один десяток лет, по воле Господа. Но затем на престол вступит ваш старший брат, Генрих. И что же остается вам? Взойти на трон в глубокой старости? Этой ли участи вы желаете, ваше Высочество?


Такая перспектива действительно не прельщала Филиппа.

— И что же вы собираетесь мне предложить? — спросил мальчик, прищурившись.

— Все очень просто — вы поможете нам устроить похищение. И тогда вы остаетесь единственным наследником.

— Почему вам понадобилась именно моя помощь?

— Дело в том... В последнее время король стал весьма подозрительным. Он усилил охрану во дворце, и совершенно невозможно даже за большие деньги... Вы понимаете? Но нам известно о потайном ходе, что ведет прямо в покои принца Генриха.

— Так зачем же вам я? Если известно, пройдите ночью и сделайте, что хотите.

— Увы, не все так просто. Мы знаем лишь о существовании хода, но где именно он расположен, до сих пор составляет тайну. Тайну, известную лишь членам королевской семьи. Вот мы и решили, что только у вас есть мотив помочь нам.


Принц Филипп отвернулся, чтобы лейтенант не разглядел радостный блеск его глаз.


— Хорошо, я согласен. Но вы даете мне слово, что принц останется в живых? Я не хочу его смерти!

— Об этом не беспокойтесь, ваше Высочество! Его просто отправят в один из дальних монастырей, где закроют в каменной келье до конца его дней. И ни одна живая душа не узнает, где именно это место.

— Я готов рассказать вам, где проходит потайной лаз.

— Вот и прекрасно, — с облегчением вздохнул лейтенант. Он даже не думал, что так легко удастся уговорить принца. — Я вас внимательно слушаю.


Принц Филипп сломал веточку и принялся с жаром рисовать на песке план запутанных коридоров дворца...


Любой мальчишка в свои двенадцать лет стремится поскорей вырасти. В мечтах он уже давно взрослый, но с ним никто и не думает считаться.

Маленький наивный ребенок... Он так и не понял, что подписывает сам себе приговор. Избавившись от старшего брата, он сам становится мишенью. Ведь теперь примутся за него самого...

И сейчас вместо того, чтобы бежать со всех ног к отцу и рассказать о заговоре, Филипп решил поиграть в опытного интригана...

* * *

Жан-Мишель сладко потянулся, вдохнув терпкий запах свежего постельного белья. Никак не мог он привыкнуть, что спит не на твердой скамье на рынке, подложив под голову клок сена, а на хрустящей белоснежной простыне и мягкой подушке.

На кухне его не гоняли, как других поварят — ведь он числился в любимчиках самого принца Генриха. И все же мальчик не увиливал от работы, не хотелось понапрасну есть незаслуженный хлеб.

Плечо почти зажило, лишь тонкий красноватый рубец, да тупая ноющая боль по ночам напоминали об ударе копытом. А еще мальчишка немного скучал, ему нравились разговоры с принцем, хотелось учиться, узнавать мир.

Жан-Мишель поглядел на цветной витраж с ликом Мадонны и Младенца, перекрестился, погасил свечу и уснул.

Но посреди ночи страшный сон заставил его проснуться...


Мальчику привиделось, что черная бесформенная масса плавно появляется из стены, бесшумно подходит к чьей-то постели. Склоняется... Голова чудовища приобретает контуры волчьей. Из оскаленной пасти выскальзывает тонкий алый язык, сворачивается в петлю... Неведомое существо наклоняется еще ниже, язык захлестывает шею спящего...

Жан-Мишель с ужасом видит лицо... Это принц Генрих! Он хрипит, задыхается, содрогаясь в конвульсиях. Бледное лицо синеет, становится фиолетовым... Все кончено... Принц мертв...

Страшное существо все так же бесшумно скрывается в стене, словно туман на рассвете... Комната пуста, лишь на постели покоится неподвижное тело...


Жан-Мишель вскрикнул и проснулся, весь в холодном поту. Он несколько секунд непонимающе глядит перед собой в темноту. Принцу грозит гибель! И мальчик вскакивает, бежит босиком по мраморному полу. Он прекрасно знает расположение покоев принца и находит путь даже в ночной темноте. Там, у дверей, дремлют четверо гвардейцев.

Мальчик бросается к одному из них, с силой дергает за руку и полушепотом «кричит»:

— Принц в опасности! Немедленно проверьте спальню! Принцу грозит смертельная опасность!


Первого встречного не поставят охранять покои принца — солдат мигом оценил обстановку. Он вынимает из-за пояса пистоль, взводит курок. И приоткрывает дверь...

— О Боже! — вскрикивает вдруг и врывается внутрь, даже не испросив позволения. За ним вбегают трое остальных и сам Жан-Мишель.

Раздается выстрел... В свете вспышки Жан-Мишель разглядел ужасную картину...

Принц колотит ногами по постели, пытаясь руками сдернуть с шеи петлю. А у изголовья стоит темная фигура. Человек пытается эту петлю затянуть. Но не успевает и падает навзничь, сраженный выстрелом.

В этом страшном человеке принц Филипп узнал бы того самого лейтенанта, которому он рассказал про потайной ход.


Все произошло в считанные мгновения...

Принц почти без сознания, он хрипит, вертит головой.

— Доктора! Срочно доктора! Покушение на принца! Немедленно зовите короля! Усилить стражу! — Начальник караула отдает приказания и по дворцу разбегаются солдаты с мушкетами наперевес.

В спальню входит встревоженный король... Он бросается к сыну, обнимает его, осыпает поцелуями холодный лоб и повторяет раз за разом:

— Слава Всевышнему, ты жив! Анри, мальчик мой, как же я мог допустить... Они поплатятся за это!.. Капитан! Этот негодяй жив?

Капитан подскочил к несостоявшемуся убийце, взглянул.

— Нет, ваше Величество. Он убит выстрелом прямо в голову. Лицо разглядеть невозможно.

— Жаль... Следовало бы допросить его... Впрочем, он всего лишь пешка. А вот кто ферзь в этой игре? Но я непременно это узнаю, Анри. Я подниму на ноги всю полицию, всю армию. Начинаем расследование немедленно. Где доктор?

— Я здесь, ваше Величество, здесь, — сказал маленький неприметный мужчина средних лет, в сбившемся от спешки парике.

— Осмотрите принца. Что вы можете сказать, сильные повреждения?

Доктор склонился над мальчиком, лежавшим без движения.

— Ваше Величество... Судя по следу от шнура... Убийца был не слишком опытен или спешил. Он захлестнул шею принца слишком высоко, под подбородком. Если бы петля легла ниже... Если бы стража ворвалась чуть позже... Мне страшно даже думать...

— Я все понял, — глухо сказал король. — Не продолжайте...

— Ваше Величество, — нерешительно подступил к нему один из гвардейцев. — Нас предупредил вот этот мальчик.

— Кто? Вы о чем, сударь?


Солдат подтолкнул Жан-Мишеля вперед.


— А-а, да мы знакомы, — протянул король. — Ты во второй раз спасаешь мне сына! Я не знаю, что это — колдовство или Божий дар, но отныне ты будешь находиться подле Генриха постоянно, день и ночь! Это мой приказ. А сейчас все, кроме доктора и этого мальчика, покиньте спальню. Принц нуждается в отдыхе и лечении. А вы, капитан, прикажите унести тело. Да хорошенько обыщите! Надеюсь, что даже из мертвого вам удастся вытряхнуть какие-нибудь сведения. Все, ступайте!


Спальня опустела...

Доктор смазал содранную шнуром кожу на шее принца, укрыл его и удалился, оставив вместо себя сиделку. А Жан-Мишелю было указано на глубокое мягкое кресло, где он и провел остаток ночи...

Глава седьмая

Узнав о ночных событиях, принц Филипп едва не умер со страха. С минуты на минуту мальчишка ждал, что его придут арестовывать и упрячут в Бастилию. Ведь участие в заговоре не прощается даже принцам крови!

Филипп стал неузнаваем. Куда подевались его задор и детская шаловливость. Он стал бледен и скучен, прятался по укромным уголкам, стараясь не попадаться на глаза ни отцу, ни брату.

Впрочем, Генриху было не до прогулок. Он лежал в своей спальне, укрытый тонким покрывалом и слабым голосом расспрашивал Жан-Мишеля, что же произошло. Выслушав короткий рассказ, Генрих прикрыл глаза. Смерть была столь близка, что в спальне даже сохранилось ее ледяное дыхание.

— Я не знаю, как и благодарить тебя... если у тебя есть какое-либо желание...

— Нет, ваше Высочество, я более чем счастлив! — ответил Жан-Мишель. — Я даже и мечтать не мог, что стану жить во дворце и прислуживать сыну короля!


Генрих не успел ответить — вошел король.

Справившись у доктора о здоровье сына и убедившись, что все налаживается, Людовик сказал:

— Анри, я решил, что тебе необходим отдых на море. Доктор подтвердит, что морской воздух лечит любые болезни и быстро поставит тебя на ноги. Отправляешься сегодня же. Филипп также поедет с тобой, он слишком испуган после этого злосчастного покушения... Вы будете под охраной роты швейцарцев в замке Шато-Латиньоль, что на юге. Так что, малыш, на ближайший месяц забудь о занятиях, аудиенциях, военных парадах и прочих делах. Развлекайся и не думай о плохом. К тому же рядом с тобой будет... Как там тебя зовут?

— Жан-Мишель, ваше Величество... — тихо напомнил мальчик.

— Да, вот именно. И еще... — добавил король значительным тоном, — никому не рассказывай, что у тебя есть такой чудесный дар. Иначе враг начнет охоту и за тобой. Анри, малыш, тебе помогут одеться и пройти к карете. Если нашелся один предатель, то во дворце могут оказаться и другие — оставаться в Лувре опасно, пока враг не будет обнаружен и наказан.

* * *

Выезд решили назначить на вечер, чтобы не тревожить горожан. С той же целью шею принца Генриха украшал большой фиолетовый бант, скрывающий рубец от удавки.

В карете сидели четверо. Принцы Генрих и Филипп, Жан-Мишель и старый граф д’Ориньяк. Разговаривать ни о чем не хотелось. Генрих приоткрыл шторку и смотрел на сумеречное небо. Он думал о том, сколько еще опасностей предстоит преодолеть, прежде чем займет трон. Наемные убийцы мерещились ему за каждым встречным деревом, за каждым поворотом. Не отдавая себе отчета, он сжал ладонь Жан-Мишеля и словно живительная энергия полилась в его душу.


Филипп прятал глаза, он не решался посмотреть на брата, чувствуя свою вину. Закипала злость, но не на Генриха, а на тех, кто нагло обманул его. Обещали сохранить брату жизнь, а что на самом деле? Нет, он больше не поддастся на уговоры. Пусть даже сулят отдать ему во власть весь мир.


А граф д’Ориньяк ни о чем не думал. Он дремал, чутко прислушиваясь к любым посторонним звукам, готовый немедленно встать на защиту принцев.


Топот копыт полусотни лошадей, сопровождавший карету, слился в непрерывный ровный шум, напоминавший морской прибой. Карету качало и встряхивало на выбоинах и кочках, что делало ее похожей на каюту какого-нибудь фрегата.

И дети незаметно для себя погрузились в объятия Морфея.

* * *

Через пару дней пути, в предместьях Орлеана граф решил, что даже полусотни солдат недостаточно для охраны принцев. В душе он посетовал, что король не дал в три раза больше гвардейцев, но вслух выражать недовольство не стал.


Время было крайне опасное — только-только устоявшийся мир с Англией, постоянные мелкие стычки между сюзеренами, да еще и рыскавшие по всем дорогам банды разбойников, не имевшие ничего общего с благородством Робин Гуда.

Торговцы мясом, тканями, сыром, вином, объединялись в караваны, чтобы доставлять товар из северных провинций к южным портам Марселя и Тулона.

К одному из таких караванов и присоединилась кавалькада с каретой принцев. Такой выход устраивал всех — ни одна собака не подошла бы на расстояние десяти миль к вооруженным до зубов гвардейцам короля и столь же воинственным купцам, увешанным мушкетами и аркебузами.


Дорога заняла почти две недели, со сменой лошадей, отдыхом и ночевками. Лишь к середине мая путешествие закончилось. Караван ушел в портовые доки, а перед путешественниками гостеприимно распахнулись ворота замка.

Шато-Латиньоль оказался выстроен у самого берега моря, на скале, в десяти милях от старинного порта Марсель. А внизу блестело и переливалось лазурное покрывало. Волны тихо накатывали на песок, шептали извечную сказку о неведомых островах и дальних странах.

Генрих вышел из кареты, подставил лицо солнечным лучам и вдохнул полной грудью соленый живительный воздух.

— Ваши Высочества, извольте пройти внутрь. Вам покажут ваши комнаты.


Впрочем, слово «замок» оказалось слишком громким именем для этого здания. Он нимало не походил на мощные неприступные крепости, выстроенные еще во времена крестоносцев. Нет, скорее это был трехэтажный огромный дом с колоннадой, в стиле древнеримского зодчества. Парк выглядел уменьшенной копией своего собрата в Лувре. Такие же круглые лужайки, идеально подстриженные кустарники, фонтан перед входом.

И над всем этим великолепием множество ласточек! Черными стрелами они стремительно проносились в синеве, без устали ловили только им заметных мошек.

Граф распорядился расставить караулы на подходах к замку, чтобы никто не посмел беспокоить принцев во время отдыха.


— Завтрак подан, ваши Высочества, извольте пройти в Обеденный зал, — произнес церемониймейстер.

Изрядно проголодавшиеся за время пути, мальчишки почти бегом устремились в указанном направлении. Там их встречали двенадцать лакеев в наглаженных ливреях.

Тяжелый круглый стол из красного дерева уже был уставлен множеством всевозможных блюд, самыми изысканными яствами. Серебро блестело в солнечных лучах, золото матово искрилось. Хрусталь бокалов играл солнечными зайчиками. У Жан-Мишеля широко раскрылись глаза, такое изобилие он еще не видал, даже за прошедший месяц жизни во дворце. Ведь к королевскому столу его, естественно, не допускали.


Лакей придвинул к Генриху блюдо, на котором в ароматной подливке дымилось жаркое — бараний бок под винным соусом с трюфелями. Генрих вдохнул потрясающе вкусный запах, прикрыв от удовольствия глаза. Отнял у лакея нож и сам отрезал приглянувшийся кусочек. Отправил в рот, не спеша принялся жевать. Улыбнулся, взял бокал с вином.

Филипп ел со скучным видом, не разбирая ни вкуса, ни цвета, ни запаха — у него совершенно не было аппетита, он лишь утолял голод.

А Жан-Мишель пробовал всего понемногу, стараясь не выказывать любопытства. Хотелось отведать и того, и этого, руки не поспевали за глазами. В присутствии принцев крови мальчик стремился соблюдать максимум приличий, но он совершенно не знал придворный этикет, путал приборы. Рыбным ножом намазал горячую булочку маслом, а сыр разрезал ножиком для овощей.

Лакеи посмеивались за его спиной, но Генрих приподнял бровь и смешки стихли.


На десерт Генрих пожелал ананас с медовым сиропом. Поскреб ложечкой внутри плода и отставил — слишком приторно.

— Знаешь, что это? — спросил он у Жан-Мишеля, указывая на фарфоровую тарелочку с ломтиками белого цвета.

— Да, ваше Высочество. Это рахат-лукум.

— Правильно, — удивился принц. — Откуда ты о нем знаешь?

— Как я рассказывал, я был помощником у булочника. Однажды ему поступил заказ из поместья баронов де Мориньяков. В числе прочих лакомств оказался и рахат-лукум. Вот я тогда его и попробовал, совсем чуть-чуть. Еще там были конфеты из пастилы, и шербет. Очень вкусно, — Жан-Мишель причмокнул языком, вспоминая.

— Ну так не стесняйся, бери, сколько пожелаешь, — Генрих был настроен благожелательно.

— Благодарю, ваше Высочество, — мальчик взял сладкий кусочек пальцами, не заметив протянутые лакеем серебряные щипчики. Чем чуть не погубил несчастного слугу, который и так едва держался на ногах от сдерживаемого смеха.


— Уфф, похоже, я наелся, — сказал Генрих, поднимаясь из-за стола.

Жан-Мишель украдкой сунул в карман горсть разноцветных яблочных леденцов.

— Ваше Высочество, — граф, что также завтракал со всеми вместе, спросил: — чем изволите заняться? Хотите отдохнуть или совершить прогулку по парку?

— Граф, мне хочется поскорей на море! Я ведь был здесь очень давно, прошлым летом. Филипп, пойдешь с нами?

— Нет, Анри, не хочется. Я лучше пойду спать... — Филипп и вправду выглядел не лучшим образом.

— Что-то ты совсем заскучал. Что с тобой происходит, брат, ты не заболел ли?

— Все в порядке, просто немного устал. Слишком трясло в карете. Проводите меня в спальню, — приказал Филипп лакею, что оказался ближе других, и вышел из зала.

— Ну что же, пойдем вдвоем, — сказал Генрих Жан-Мишелю. — Или ты тоже оставишь меня в одиночестве?

— Что вы, ваше Высочество. Я ведь еще ни разу не был на море. С удовольствием буду вас сопровождать.

— Граф, мы идем к морю! Распорядитесь об охране.

— Слушаюсь, ваше Высочество, — поклонился граф.


В радостном возбуждении принц схватил Жан-Мишеля под руку и помчался к выходу.

Глава восьмая

В этот майский день весна решила раскрыться во всей своей красе. На небе ни единого облачка и солнце пригревало уже

весьма ощутимо. Желтый песок напоминал россыпи янтаря и манил, манил к себе. А море... Лазоревая гладь слегка волновалась под ласками легкого ветерка. Волны накатывали на берег, пенными гребешками причесывая и без того ровную поверхность.

Принц спустился на берег степенно, величаво, но тут же преобразился. Он сбросил камзол, стряхнул с ног туфли и помчался босиком по кромке у воды. Весело взвизгнул и выбежал на сухое место — вода была еще слишком холодна для подобных развлечений.

— Жан-Мишель! Сбрасывай обувь, смотри как здорово! — и Генрих побежал дальше, подбирая на бегу крупную гальку и швыряя ее в воду. Сухие водоросли, выброшенные приливом, хрустели под ногами и щекотали ступни.


Жан-Мишель разулся, неловко подогнул пальцы — песок еще не успел прогреться. Но мальчик жаловаться не стал, а припустил вслед за принцем. Генрих от избытка чувств что-то громко закричал, весело и задорно. Смех рассыпался по морскому побережью, заставив улыбнуться даже суровых стражников, что охраняли покой наследника.

Трое гвардейцев стояли на берегу и молча плавились в металле кирас.

— Граф! Идите к нам! — крикнул принц, швыряя в Жан-Мишеля гранату из песка.

— Я уже слишком стар для детских забав, ваше Высочество, — ответил граф д’Ориньяк, скрывая улыбку в роскошных усах с серебряной проседью.

— Как бы мне хотелось искупаться! — сказал задумчиво принц, глядя на зеленоватые волны.

Теперь граф слегка забеспокоился:

— Ваше Высочество, еще слишком прохладно!

— Знаю, знаю. Я еще не сошел с ума, чтобы лезть в воду. Но право, это так заманчиво!

— Если изволите приказать, вам подготовят ванну из морской воды, но уже горячую.

— О, это было бы пределом моих мечтаний! Пусть нагреют воду сразу после обеда.

— Я распоряжусь.

— Жан-Мишель, ты умеешь строить крепость? — отвлекся от графа принц.

— Признаться, никогда не пробовал.

— Это совсем несложно. Нужен лишь мокрый песок.


И мальчишки, встав на коленки, принялись выстраивать крепостные стены. Они так увлеклись, что час пролетел как одна минута.

Свежий воздух, прибой, громкие и резкие крики чаек над головой, желтый солнечный шар — если рай действительно существует, то он несомненно расположен на морском берегу...


Граф негромко кашлянул, привлекая внимание.

— Что-то случилось? — поднял голову Генрих.

— Нет-нет, не беспокойтесь. Просто уже пора возвращаться. Но если вы желаете продолжить игру...

— Мне уже расхотелось. Крепость почти готова и если она продержится до завтра, мы закончим строительство.


Принц поднялся с колен, потянулся, разминая затекшие мышцы. И с удовлетворением осмотрел дело рук своих.

Крепость действительно вышла на славу. Башню венчал приплюснутый песочный шар с ракушкой посредине; стены величаво вознеслись вверх; ров прорыт по периметру, по всем правилам фортификации.

Жан-Мишель тоже был доволен. Он и не догадывался, что из обычного песка можно соорудить подобную красоту.

— Ну, пойдемте, граф, — держа в руках туфли и набросив камзол, Генрих направился вверх по склону.


Солдаты облегченно вытерли со лба пот — наконец их мучения завершены.

* * *

— Напрасно ты с нами не ходил! — возбужденно сказал Генрих брату, усаживаясь за обеденный стол.

Филипп лишь махнул рукой. Да и одного взгляда хватало, чтобы понять его состояние. Темные круги под глазами, бледное осунувшееся лицо, сбившиеся волосы... Он был сурово наказан, причем не кем-то, а самим собою.

Нагуляв аппетит на свежем воздухе, Генрих и Жан-Мишель быстро управились с поданными блюдами.


А после трапезы принцев пригласили на морские ванны. Филипп попытался было отнекиваться, но здесь уже граф проявил настойчивость — он понимал, что король строго спросит с него, если Филипп вернется в Париж столь же разбитым, как теперь.


Во внутреннем дворе была установлена квадратная мраморная ванна, более походившая на небольшой бассейн. Изнутри она была облицована небольшими плитками из белого мрамора с розовыми прожилками, под цвет кожи. А снаружи — плитки с каким-то загадочным синим оттенком. Под солнечными лучами это выглядело просто восхитительно. Да еще зеленоватая вода переливалась и отбрасывала на стены волнистые узоры.


Чуть в стороне стоял чугунный котел, где грели остаток воды. Слуги время от времени подбрасывали дрова.


К Генриху тут же подскочил расторопный лакей, помог расстегнуть пуговицы и принял камзол.

— Филипп, смелее, здесь нет акул! — вскрикнул Генрих, стянул панталоны и перелез через низкий бортик.

Быстро присел, окунувшись, и растянулся на дне, зажмурившись от удовольствия. Вода была просто потрясающей.

Филипп глубоко вздохнул и понял всю безнадежность дальнейшего сопротивления. Без купания он живым отсюда явно не выйдет. Расстегнув камзол, опустил его на пол, мимо рук подбежавшего слуги. Лениво сбросил туфли, стараясь потянуть время. И тоже отправился в ванну, в дальний от Генриха угол.


Жан-Мишель смущенно переступал с ноги на ногу и не знал, что делать. Присутствовать при омовении принцев было весьма почетно, но не стоять же столбом посреди дворика. Так ничего и не придумав, мальчик просто сел на бортик, в пол-оборота.

— Эй, Жан-Мишель? Тебе надо особое приглашение? Или отдать письменный приказ? — с иронией спросил Генрих, плеснув на мальчишку. — Живо лезь в воду!

— Но, ваше Высочество... — растерялся Жан-Мишель, — я, право, не смею...

Неожиданно его поддержал Филипп:

— Братец, что это ты задумал? Этот безродный оборванец будет принимать ванну рядом с нами? Не бывать этому! Он и так слишком приблизился к нашей семье. Анри, не позволяй ему.

У Генриха потемнели глаза.

— В чем дело, Филипп? С каких пор ты стал мне указывать? Если забыл, я твой старший брат! И вправе решать сам, кому и что позволять! — но гневная тирада прервалась, Генрих задумался, плавно водя ладонями перед собой по воде. — Ладно, Жан-Мишель, ты примешь ванну после нас.

Филипп не тешил себя иллюзиями, что одержал победу. Просто Генрих был настроен миролюбиво, к тому же понимал, что каждый его поступок находится под пристальным контролем множества глаз. И кто-то из слуг непременно доложит королю. И все обернется неприятностями, прежде всего для самого Жан-Мишеля.

Тем временем влажное тепло приятно расслабило тело, воинственный дух растворился. Захотелось поболтать.


— Жан-Мишель... Тебе больше не снятся твои странные сны? — спросил Генрих. Задав вопрос, он перевернулся на живот и погрузился в воду с головой.

Жан-Мишель дождался, пока принц вынырнет и раскроет глаза.

— Нет, ваше Высочество, сны самые обычные. Ничего тревожного.

— Это прекрасно. Очень надеюсь, что все эти нелепые покушения больше не повторятся. Ведь жизнь столь прекрасна! Филипп, ты согласен?


Филипп увлекся упавшим на воду листком. Он превратил его в кораблик и теперь гонял перед собой, устраивая ладошкой небольшие смерчи. Вопрос Генриха прошел мимо его ушей.

— Ваши Высочества, — мягко сказал граф д’Ориньяк, — пора заканчивать ванну. Прошло уже полчаса.

— Ну вот... Никогда нет покоя... — притворно расстроился Генрих. Говоря по чести, ему уже наскучили водные процедуры. — Жан-Мишель, подай мне халат.

Взяв из рук лакея ярко-алый шелковый халат, Жан-Мишель поднес его выходящему из воды принцу. И замер, приоткрыв рот...

Тело принца сияло в солнечных лучах, словно подсвеченное изнутри. По мускулам стекали капельки воды, превращаясь в радужные шарики. Жан-Мишель вспомнил, что видел уже во дворце подобную картину. Но то был мраморный бог, Амур, с колчаном стрел за плечом и с луком в руках. Здесь же, напротив, подлинный греческий бог был жив!


Голова пошла кругом и Жан-Мишель чуть не свалился в воду.

— Ты уснул? Дай же халат! — рассмеялось божество и шлепнуло зазевавшегося мальчишку по носу мокрой ладонью.

Вконец смутившись греховным мыслям, Жан-Мишель быстренько сунул халат в руки принцу и отвернулся.

— Если хочешь, теперь можешь искупаться ты, — позволил Генрих.

— Нет-нет, благодарю, ваше Высочество. Мне совсем не хочется.

— Не буду настаивать. Граф, какие на сегодня планы? Чем вы нас собираетесь развлекать? — стягивая поясок, спросил Генрих.

— Конная прогулка, если пожелаете. Или вечерний променад по парку.

— Как жаль, что я не догадался взять с собой Нольду... Я так привык к ней... — чуть взгрустнул принц. — Ну да ладно. Филипп, что скажешь? Или ты опять против?

— Нет, почему же. Я с радостью прокачусь верхом, — ответил брат. Должно быть, морская ванна и впрямь повлияла благотворно.

— Вот и прекрасно. Жан-Мишель, мы идем одеваться, а ты можешь подождать во дворе, — прозвучала то ли просьба, то ли приказ.


Шлепая по влажному мрамору, мальчишки вышли из зала, предоставив лакеям почетное право начать уборку.

Глава девятая

Шел уже четвертый день каникул, если не считать время, ушедшее на дорогу. Безмятежные игры на морском побережье сделали свое дело. И Генрих, и Филипп быстро позабыли о всяческих неприятностях, превратившись в обычных шаловливых мальчишек. Жан-Мишель едва поспевал за ними. Особенно неутомим был юный Генрих. Он придумывал такие забавы, что даже сам впоследствии удивлялся. Ну кто, скажите на милость, додумался бы устроить гонки... улиток? Или скачки на лошадях, обернувшись головой к хвосту?

А сколько седины добавили графу д’Ориньяку прыжки нагишом в фонтан? Нет-нет, граф в фонтан не прыгал. Он только и успевал, что иногда осаживать разгоряченных подопечных.

Да еще и охрана доставляла хлопот. Солдаты в карауле играли в кости, зевали, прятались в тень. Граф метался между постами, но уследить за всеми не мог. Накажешь одного, дашь оплеуху другому, а дисциплины нет как нет. Слишком далеко от королевского ока. Графу не нравилось подобное к себе отношение, но поделать ничего не мог. Эти швейцарцы слишком много мнили о себе!


А таинственный враг не дремал... Почему он решился на захват власти именно сейчас? Что происходило на политической арене? Ясно лишь одно — ни король, ни его сыновья, этот год не должны пережить!

И напрасно стража утратила бдительность, напрасно принцы столь беспечны... Напрасно...

* * *

Принц смахнул мизинцем прилипшую на губу крошку. Посмотрел на стол повнимательней, выбирая очередное блюдо.

Пожалуй, вот это... Гусиный паштет, нежный, пушистый, воздушный. Он так и таял на языке. Генрих от удовольствия причмокнул.

— Это потрясающе. Во дворце совсем не умеют готовить фуа-гра! Я, пожалуй, возьму здешнего повара с собой, когда вернемся в Париж. Жан-Мишель, ты почему ничего не ешь?


Жан-Мишель засмотрелся на потолок. Там, в кругу ажурной лепнины, нарисована была удивительная картина — два старца в пурпурных тогах, несколько ангелочков, порхающих вокруг, олени, спящий барс, парящий в лазурном небе орел. Жан-Мишель целых четыре дня не обращал на потолок внимания, а вот сейчас потрясенно всматривался в неизвестный ему библейский сюжет.

Генрих поддел вилкой кусочек сыра и метнул его в мальчишку.

— Проснись! А то голодным останешься! — рассмеялся он.

Филипп тоже хихикнул. С недавнего времени совместные игры сблизили его с братом, чем несказанно улучшили настроение.


Жан-Мишель, понурившись, стал укладывать ломтики ветчины себе на тарелку.

— Ваши Высочества, подавать горячий шоколад?

Филипп покрутил носом:

— Нет, терпеть не могу! Он слишком горький!

— А я не откажусь. Несите! — приказал Генрих.

Жан-Мишеля никто спрашивать, конечно, не собирался.


— Сегодня отправимся на виноградники, — сообщил Генрих, намазывая на булочку варенье.

— Зачем? Еще ведь нет винограда, — удивился Филипп. — Что мы там будем делать?

— Почем я знаю? — пожал плечами Генрих. — Просто мы там еще не были, вот и поглядим.


Лакей принес кофейник и налил в чашку коричневый напиток, источающий дивный аромат. Придвинул чашку к Генриху.

Принц принял ее, поднес к губам, в предвкушении удовольствия.

И тут...


Жан-Мишеля словно подменили. Скучный, полусонный, он вдруг стремительно ринулся через весь стол, сметая посуду на пол. Сильно и точно, без размаха, ударил Генриха по кисти, да так, что чашка вылетела у того из рук и впечаталась в гобелен на стене. Осколки фонтаном брызнули на мрамор, шоколад черным пятном разлился по ткани.

Никто ничего не успел понять. Генрих так и застыл с открытым ртом и столь же широко раскрытыми глазами.

Первым опомнился граф. Он подскочил к Жан-Мишелю и схватил его за плечо.

— В чем дело? Что ты натворил?!

— Я... Я не знаю... — растерянно сказал мальчик и глаза наполнились слезами. — Ваше Высочество, простите меня!.. Право, я не хотел...


Генрих наконец захлопнул рот, щелкнув зубами.

— Погодите, граф, здесь что-то не так...


На миг задумавшись, граф вдруг подбежал к стене, обмакнул палец в шоколад, медленно капающий на пол. Осторожно понюхал и не менее осторожно лизнул.

— Мышьяк... Невероятно... — прошептал он.


Лакей, подавший кофейник с шоколадом к столу, закатил глаза и упал без чувств.


Генрих побелел. Пальцы комкали салфетку, ноздри судорожно трепетали. Он вновь оказался на пороге смерти...

Он выбрался из-за стола, подошел к Жан-Мишелю.

— Встань... — тихо попросил принц. Именно попросил, а не приказал...

Жан-Мишель неловко поднялся, чуть не опрокинув стул.

Принц обнял его за плечи и замер, всматриваясь в лицо мальчика. О чем он думал в этот миг? До сего момента Генрих относился к Жан-Мишелю, словно к забавной игрушке. С которой можно весело провести время, которую можно позабыть на несколько дней в чулане, которая иногда предупреждает об опасности... Но теперь Генрих с оглушающей ясностью понял, что этот мальчишка гораздо ближе ему, чем даже родной брат.

Генрих бережно обнял голову мальчика ладонями, привлек к себе и поцеловал в лоб.

— Поверь, я никогда не забуду... Никогда...


Жан-Мишель только вздохнул...


— Но кто пронес яд?! — принц резко повернулся к графу. — Кто осмелился?! Где этот негодяй?

— Ваше Высочество, я немедленно распоряжусь!.. Стража! Немедленно перекрыть все выходы! Всех сюда! Поваров, слуг, лакеев, горничных!

— И начните с того, кто лежит здесь, у наших ног.

Лакея оттащили в сторону и тщательно обыскали — тщетно, в одежде ничего подозрительного не нашли.


В несколько минут челядь заполнила обеденный зал. Слуги испуганно жались друг к другу.

— Кто из вас собирался меня отравить? — черные глаза принца источали гнев. Как же он походил теперь на своего отца!

Слуги молчали. Никто не желал выдавать сам себя на заклание.

— Граф, пусть обыщут все помещения. Где-то должен быть пузырек с ядом. Или уже без яда...


Солдаты разбежались по многочисленным комнатам, начался обыск. Слуг тоже осмотрели, не спрятан ли яд в одежде.

Прошел час, другой... Солдаты возвращались ни с чем, мрачно качали головами. Крошечный пузырек словно растворился в воздухе.

Генрих стоял, скрестив руки на груди. Он глядел исподлобья и никто не смел шевельнуться под этим взглядом.

— Ваше Высочество... Мы ничего не нашли... — подошел к нему граф.

— Вижу... — тускло ответил принц. — И все же мы должны найти этого подлеца... Думаю, стоит отправить их всех в Париж. Там умеют развязывать языки!.. Но нет, у меня появилась другая мысль...

И Генрих зашагал вдоль стены, размалывая в пыль осколки фарфора. Он что-то обдумывал, шевеля губами.

Вскоре он просиял и потребовал:

— Граф! Всех немедленно проводите в одну из комнат. Потом сделайте вот что...

Генрих потянул графа за ворот, наклоняя к себе, и зашептал на ухо тайные приказы. Граф молча выслушал, поклонился и вышел.

* * *

— Входите, милейший! — сказал Генрих растерянному и насмерть перепуганному лакею. — Выпейте этот шоколад.

Принц сам наполнил чашку из серебряного кофейника, стоявшего на столе и поднес лакею.

— Но... Я не смею... Ваше Высочество...

— Пейте! — приказал принц. В глазах метались молнии, а голос походил на затаившийся до поры гром.


Дрожащей рукой лакей принял чашку и сделал глоток.

— Все, ступайте! — произнес принц. — Граф, ведите следующего.


Так, один за другим, слуги заходили в обеденный зал и принимали из рук самого принца напиток. Уже испробовавшие отправлялись в другую комнату, чтобы не предупредить оставшихся. Так и продолжалось, пока в зал не вошел один из помощников повара. Парень лет двадцати, в белоснежном фартуке. Он сразу разглядел на столе продолговатый кофейник, чем-то похожий на восточный кальян.

Парень задрожал всем телом.

— Подойди ближе. Бери чашку, пей, — приказывал принц, внимательно глядя в глаза вошедшему.

— Нет... Нет!.. — зашептал несчастный, отталкивая руку принца.

— Пей!! — принц выхватил кинжал и приставил острие к груди преступника.

— Сжальтесь, ваше Высочество! Я не могу! — поваренок упал на колени.

— Это ты... Это ты хотел меня отравить, ведь так? — голос принца упал до шепота.

— Да...

— Встань... Садись сюда...

Парень обессилено свалился на стул, не решаясь поднять голову.

— Кто дал тебе это задание?

— Я его не знаю...

— Не лги мне! Говори, негодяй! Ну!..

— Клянусь, ваше Высочество, я не знаю его имени! — воскликнул умоляюще несостоявшийся убийца. — Он прибыл сюда за сутки до вас. Он разыскал меня и передал пятьсот луидоров... И пузырек с ядом...

— Где же ты спрятал яд, что его не смогли найти?

— На кухне... В мешке с мукой...


Граф взглядом отправил солдата на кухню. Вернувшись, стражник молча положил на стол перед принцем крошечный стеклянный пузырек с притертой крышкой. Принц осторожно заглянул внутрь. Пузырек был уже пуст...

— Ну, хорошо... — устало сказал Генрих. — Как выглядел этот человек? Надеюсь, это ты сможешь вспомнить?

— Я не видел его лица. Мы встретились ночью, в темноте. Он был закутан в черный плащ, а лицо прикрывала шляпа. Я ничего не могу про него рассказать...

— Дьявол тебя возьми! — ругнулся принц, не сдержавшись. — Граф, мне надоело. Отправляйте этого мошенника под конвоем в Париж. Я сейчас напишу отцу письмо обо всем, что здесь произошло. Перо и бумагу!

Подали прибор для письма и Генрих сел к столу. Смел остатки завтрака на пол, положил лист бумаги перед собой...

В зале воцарилась мертвая тишина. Тихо поскрипывало перо; не в силах стоять спокойно, звенели шпорами стражники; принц Филипп отошел к окну и шептал про себя: «Чтобы я еще хоть раз в жизни попробовал этот дурацкий шоколад!..» Жан-Мишель, белый словно сама смерть, так и застыл у стены, не шевелясь.


Только граф д’Ориньяк давно уже взял себя в руки и восхищенно смотрел на Генриха. Так ловко разобраться в преступлении, всего за каких-то два часа! Без длительных допросов, без пыток. Как ловко он провел этого негодяя, подсунув кофейник. Ведь никакого яда в нем не было! Граф принес с кухни точно такой же. Но преступник ведь этого не знал, вот и попался на удочку, словно форель в королевском пруду. Все произошло столь быстро, что никто из слуг так и не понял, чем именно пытались отравить принца. Никто, кроме самого убийцы. Нет, определенно, из Генриха выйдет превосходный король!


Генрих поставил перстнем печать на расплавленный сургуч и передал письмо графу.

— Ваше Высочество... — сказал тот, — полагаю, что нам следует вернуться в столицу. Здесь может оказаться небезопасно.

— Вы правы, граф, — через силу произнес Генрих. — Завтра же утром отправляемся в Париж.

— Брат, поедем сейчас! Мне здесь жутковато... — сказал Филипп.

— Нет, завтра поутру. Я хочу пройти в часовню. Необходимо вознести молитву за спасение. Я пойду один...

Глава десятая

Герцог Ангулемский потрепал за ухом огромного дога. Пес был черен, как смоль, без единого светлого пятнышка. Под стать черному одеянию своего хозяина. Черный бархатный камзол украшала бриллиантовая брошь, но она казалась не роскошью, а большой пуговицей, настолько облик герцога был далек от всяческой мишуры. Это был воин до мозга костей, и мощные ладони так привыкли к рукояти меча, что иногда даже перо выскальзывало, не подчиняясь.

Да и весь кабинет больше напоминал келью — ничего лишнего. Только пылающий камин добавлял немного уюта.


Влиятельный вельможа мнил себя повелителем душ человеческих и светлые тона не гармонировали с этими намерениями.

Извечные претенденты на корону, еще со времен Людовика VI, герцоги Ангулемские так и не смогли сменить правящую династию, хоть очень старались. Только де Гизы могли соперничать с ними в стремлениях занять трон.


Во французской династии Валуа было принято такое деление наследников престола: первый сын — будущий король; второй сын — герцог Анжуйский (владетель провинции Анжу, первый претендент на престол в случае смерти будущего короля); третий сын, герцог Ангулемский, владетель провинции Ангулем, второй претендент на престол.

Но у Людовика пока что было лишь два сына...

Вот и сейчас герцог Гастон Ангулемский, крупный мужчина сорока девяти лет от роду, разыгрывал в уме шахматную партию, в которой Людовику предстоял только проигрыш, а его детям — в лучшем случае мрачное прозябание в заброшенном людьми и Богом монастыре.


Дог глухо зарычал, пробудив хозяина. Кто-то еле слышно поскребся в дверь.

— Кто там еще? — гулким баритоном спросил герцог.

— Сир, прибыл гонец из Парижа, — почтительно сообщил слуга.

— С чего бы это, на ночь глядя? Наверное, срочные известия. Ну-ну, пусть войдет.


Странного вида человек вошел в кабинет. Он был невысокого роста, совершенно неприметный. Его можно было с равным успехом принять и за крестьянина, и за жестянщика, и даже за трубочиста. Черный потрепанный плащ был весь в пыли, а сапоги пошли пятнами. С полной уверенностью можно было сказать лишь одно — этот человек изрядно спешил и загнал не одну лошадь.

— Я вас слушаю, сударь. Что же такого важного произошло в Париже?

— Позавчера вечером оба наследника покинули Лувр.

— И что? Куда они направились?

— По всей видимости на юг, к морю. Вслед за выездом я отправил своих людей и вскоре мы узнаем, в каком именно замке остановились на отдых принцы.


Герцог привстал, опершись кулаками на столешницу.

— Это действительно достойно внимания. За последний год это первый выезд на столь дальнее расстояние. Самое время для исполнения наших планов. Слушайте внимательно — как только станет известно, где они остановятся, приступайте. Младшего пока не трогать, двое погибших — слишком подозрительно, народ сразу взбунтуется. Но старший не должен вернуться в Париж! Вы поняли меня, Брюльи?


Витторио Брюльи внимательно посмотрел на хозяина. Такому преданному взгляду мог позавидовать даже дог, лежащий у камина.

— Сир, я все понял. Ваш приказ будет исполнен.

— Вот и славно. Ступай. Хотя погоди, возьми вот эти деньги. Они наверняка пригодятся.


Герцог перебросил в руки наемника тяжелый кошелек.

Брюльи поклонился и вышел, скрыв довольную ухмылку — только он знал, сколько золотых монет застрянут в его собственном кармане.

* * *

Вот уже который день на высоком холме, усеянном серыми валунами, что располагался в полумиле от замка Шато-Латиньоль, сменяли друг друга люди из банды Брюльи. Они днем и ночью держали замок под неусыпным наблюдением, а также единственную дорогу, что вела от его ворот вниз.


Двор замка, парк и даже небольшой пляж на побережье были как на ладони, особенно если рассматривать в подзорную трубу. Чем, собственно, сейчас и занимался один из наблюдателей по имени Реджинальдо. Он устроил себе уютное гнездышко среди камней, подстелив соломы и веток.

— Ну, что там видать? — лениво шепнул ему второй шпион по прозвищу Боччо, застывший рядом.

— Ничего... Похоже, план с ядом провалился.

— Откуда знаешь? Ты что, видишь сквозь стены?

— Откуда, откуда... Чувствую. Собственной задницей. Она уже приготовилась получить сотню-другую плетей. И это если повезет...

— Да ладно тебе, не каркай!

— А, видал! Что я говорил! — оживленно вскрикнул Реджинальдо.

— Что, что там? — заволновался Боччо.

— Тот парень, которому я отдал денежки.

— Дай же посмотреть! Его еще не пристрелили?

— Живой... Но уже связан.

— Вот так новости... Что же они задумали?

— Известно что, отправят на дознание, к самому королю. Шутка ли, покушение на корону!


Боччо все-таки отнял у сотоварища трубу и теперь смотрел, как связанного поваренка усаживают на лошадь. Четверо солдат не спеша выезжают из ворот замка и направляются по дороге вниз. А затем берут курс на север, в направлении столицы.


— Что делать будем? Надо предупредить атамана. Может, он решит этого парня отбить?

— Брось, зачем он теперь атаману. Пусть себе допрашивают, все равно он не видел моего лица, опознать не сможет.

— Ты как знаешь, а я отправляюсь в деревню, сообщу. Иначе какого дьявола мы здесь торчим? Чтобы следить.


С такой логикой трудно было поспорить и Реджинальдо только хмыкнул. Он протер окуляр трубы рукавом и вновь уставился на опустевшее подворье замка.

* * *

Маленький домик с белыми стенами и резными ставнями, ничем особо не примечателен, не подавал виду, что в нем остановились главарь банды Витторио Брюльи и пять отчаянных головорезов. Если в деревушке кто и догадывался об их профессии, то предпочитал молчать.


Сам главарь банды провел большую часть жизни, скитаясь по дорогам Европы, добывая свой хлеб кинжалом и пистолетом. Он собрал такой же сброд, сколотив банду, с которой и поступил на тайную службу к герцогу Ангулемскому. Выполняя особо деликатные поручения, удостоился чести быть посвященным в самые тайные помыслы хозяина.

Сейчас в домике находилась лишь треть его шайки, остальных Брьюльи держал в дубовой роще неподалеку, скрывая от деревенских жителей истинное количество своего «войска»


Боччо постучал в дверь условным стуком, три-два-три. Лишь тогда дверь приоткрылась и его встретил один из бандитов, с пистолем в руке.

— Эй, братец, ты никак пристрелить меня задумал? — со смешком спросил Боччо.

— Осторожность еще никому не вредила, — серьезно ответил встречавший. — Мне еще не хочется на веревочный аркан. С чем пришел?

— С новостями пришел, с новостями, братец. Атаман где?

— Отдыхать изволят, — иронично сказал один из бандитов, растапливающий печь.

— С чего бы это, и так четвертый день без дела сидим.

— Не тебе решать, Боччо, что мне делать, — послышался легкий зевок. Витторио проснулся и подозвал его к себе. — Говори.

— Нашего отравителя связали и в Париж везут, — сообщил наконец Боччо.

— Так я и думал! — главарь ударил кулаком по столу, — этот стряпчий не сумеет провернуть дельце, слабоват и туповат. Господа, нам придется действовать по запасному плану. Прошу всех к столу! Шевелитесь, пришло время растрясти жирок!..


И Витторио Брюльи принялся посвящать членов своей банды в подробности давно заготовленного плана...

Глава одиннадцатая

Последняя ночь в замке Шато-Латиньоль была на редкость душной и жаркой. Словно над побережьем зависла большая грозовая туча и вот-вот темнота вспыхнет под бликами молний, а тишина содрогнется от раскатов грома. Но небо по прежнему оставалось на редкость чистым. Покрытый оспинами лунный лик не омрачали пятна облаков и он без помех заливал все вокруг мертвенно-белым светом. Тени становились уродливо-искаженными, неестественными... В такую ночь хотелось забиться под покрывало и поскорей уснуть.


Генрих прочел наспех молитву, лег в постель. Филипп тоже пошевелил губами, перекрестился и лег. Лакей заботливо прикрыл его шелковым покрывалом.

— Все, ступайте... — полусонно сказал Филипп и лакей покинул спальню.


Жан-Мишелю было позволено ночевать в спальне принцев, и Филипп даже не посмел воспротивиться — ведь на то была королевская воля!

Но уснуть Жан-Мишель не смог, слишком много мыслей теснилось в его бедной голове. Он пытался представить, какое будущее их ждет. И вообще, встретят ли они рассвет?


А граф д’Ориньяк и вовсе не ложился. Сперва он проверил все посты, затем приставил к двери спальни, где почивали принцы, стул с высокой резной спинкой, взял в руки шпагу. За поясом у него было два взведенных пистолета. Никто не пройдет мимо него живым...

* * *

Скала, послужившая фундаментом для замка, была не столь высока. Неспешным шагом можно было добраться до ворот всего за пять-семь минут от силы, или за три минуты верхом.

Потому так быстро и подобрались черные бесшумные тени к каменной ограде, не привлекая к себе внимания. По двору прохаживались шестеро гвардейцев, разбившись на двойки. Они шагали вдоль стен, держа мушкеты наизготовку. Но даже несмотря на попытку покушения на принцев, солдаты вели себя крайне беспечно. Им уже сообщили, что наутро все возвращаются в Париж, вновь начнется веселая жизнь с кабаками и пирушками, а не эта унылая, порядком надоевшая.

К третьему часу ночи глаза уже были словно засыпаны песком, хотелось спать. Голова сама собой клонилась на грудь.


Тихий шелест плащей напоминал шуршание крыльев летучих мышей, больших, огромных... Бандиты один за другим прыгали с ограды на траву, скрываясь за деревьями.

Солдаты все же услыхали подозрительный шум, но было уже слишком поздно. Прыжок на спину, резкий удар кинжалом по горлу — и бездыханное тело, хрипя, содрогаясь, падает наземь. Кровь обагряет черную в лунном свете траву...

Трое бандитов тем временем подбегают к флигелю, в котором отдыхают остальные солдаты, свободные от караула. Внутри сейчас находятся два десятка солдат, остальные — во дворце.

Тройка не спешит, они лишь охраняют дверь, чтобы никто не выбежал на помощь товарищам. Прошло лишь несколько минут, а все шестеро гвардейцев уже мертвы... Что и сказать, на них напали мастера своего дела...


Бандитов было много, слишком много — Витторио Брюльи отправил в замок всех. Почти две дюжины готовых на все, безжалостных головорезов.

Закончилось первое действие и все собрались у дверей флигеля. Витторио жестами отправил половину своих людей к замку, остальные ворвались внутрь флигеля и принялись добивать спящих. Раздались крики, выстрелы — кто-то все же успел взяться за оружие. Звон шпаг и глухие удары, треск ломаемой мебели — громкие звуки разорвали ночную тишину надвое.


Больше ждать было нечего и Брюльи громким зычным криком призвал бандитов к нападению на замок. Зазвенели стекла, затрещали двери, бандиты ломились напролом, не страшась смерти — слишком большая награда была обещана.

— Если мальчишки сбегут, всех порешу, лично! Шевелитесь, дохлые черти! — орал Брюльи, размахивая длинной шпагой.


Бандиты мчались по коридорам, стреляя во всех, кто вставал на пути. Кремни мушкетов сверкали фонтанами искр, словно карнавальные фейерверки, металл шпаг звенел о кирасы и шлемы стражников. Гвардейцы дрались отчаянно и пол уже был усеян упавшими замертво бандитами. Но силы были слишком неравны. На одного солдата приходилось трое.


Брюльи рвался к спальне принцев, о расположении которой ему было сообщено заранее все тем же несчастным поваренком. Но у двери его ждал неприятный сюрприз.

Против графа д’Ориньяка главарь банды не имел никаких шансов. Привыкший убивать со спины, нападать ночью, сражаться со слабым, против настоящего воина Брюльи был слабоват. И его счастье, что пистолеты графа были уже разряжены в ранее подоспевших бандитов, что валялись нынче с простреленной грудью, заливая кровью мягкий ковер.

Граф поднял шпагу, отдал салют и встал в боевую стойку. Старый лев приготовился умереть в бою, защищая детей своего короля.

Витторио приостановился. Он не спешил нападать, сознавая, что перед ним поднаторевший в фехтовании противник.

Вдруг он пришел к какому-то хитрому решению. Хищно ухмыльнувшись уголком губ, Брюльи согнул ногу в колене, протянул ладонь к голенищу сапога. Не отводя глаз от графа, словно пытаясь околдовать, Брюльи медленно вытащил широкий кинжал. Резко выпрямился и метнул его, молниеносно, подобно прыжку кобры.

Лезвие вошло в горло графа, как раз над краем кольчуги. Граф схватился за рукоятку, страшно захрипел. Глаза налились кровью, руки напряглись, пытаясь выдернуть смертельное жало.

Тщетно... так и не скрестив с врагом шпаги, граф упал, пытаясь прикрыть собой вход в спальню.

Брюльи рассмеялся, перешагнул через труп поверженного соперника и ударом ноги распахнул настежь дверь.

* * *

Почему Жан-Мишель ничего не почуял, он и сам не понимал. Может, он совершил какой-то грех, сам того не заметив... Но мальчишки проснулись лишь когда бой шел уже внутри здания. Крики и звон оружия подействовали на них по разному: Генрих задрожал в предчувствии схватки, вскочил с постели, наспех оделся и схватил шпагу. Филипп же, напротив, едва не заплакал. Он сперва хотел нырнуть под кровать, но потом нашел более удобное убежище. Тяжелая портьера скрывала глубокую нишу, у самого пола. Туда и заполз юный принц, не смутившись даже насмешек брата. А Жан-Мишель взял оставшуюся без хозяина шпагу Филиппа, подошел к Генриху и молча встал рядом, прижавшись плечом к его плечу. Он вовсе не умел сражаться на шпагах, но не собирался отсиживаться. Будь что будет...

* * *

Витторио Брюльи перешагнул через труп поверженного графа и распахнул дверь. Сперва у него широко раскрылся рот от удивления, затем он вновь оглушительно захохотал.

— Эй, поглядите-ка! Два цыпленка собираются защищать свой курятник! Не желаете ли на вертел, господа петушки? Кто тут из вас принц?


Генрих разглядел тело графа, распростертое на полу, от гнева сощурил глаза и метнулся вперед, намереваясь пронзить грудь ненавистного убийцы.

У принца была превосходная школа фехтования, но против заядлого бретера Брюльи он не устоял. Атаман выбил шпагу у него из рук и прижал острие к горлу принца.

Жан-Мишель очнулся от напавшего так не вовремя оцепенения и попробовал спасти принца. Его скрутили так быстро, что мальчишка и мигнуть не успел.

— Этого тоже свяжите, — убирая шпагу, приказал Брюльи подоспевшим бандитам. — Так кто из вас принц? Отвечайте!

— Вот этот, — мрачно указал Реджинальдо. Его сапоги были заляпаны кровью, а плащ рваными лохмотьями волочился по полу.

— А второй кто? Филипп?

— Нет... Нет, не похож... Тот был помельче. Да и вообще, мальчишек было трое.

— Где твой брат, принц? Сбежал?

Генрих презрительно отвернулся, поджав губы. Брюльи чуть не дал ему оплеуху, но сдержал себя — еще успеется.

— Загляните под кровати, наверняка щенок спрятался там.

Бандиты с готовностью проверили все потайные уголки в спальне, но Филиппа так и не нашли, никто не догадался отодвинуть тяжелую пыльную портьеру. Мальчишке очень хотелось чихнуть, он зажимал нос и кусал губы, молясь в душе, чтобы поскорей все закончилось.

— Атаман, пора уходить, — сказал Реджинальдо. — Не ровен час прибудет отряд из Марсельского гарнизона. Там наверняка слышали выстрелы. А что с мальчишками делать? Пристрелить, как велел хозяин?

Генрих напрягся под веревочными узлами, но поделать ничего не мог.

Брюльи помешкал, размышляя.

— Нет, забираем принца с собой.

— А второго?

— Второму можешь свернуть его птичью шейку, мне он не нужен.

— Оставьте его! Не смейте трогать! — закричал сорвавшимся голосом Генрих, заметавшись в держащих его руках. — Я прошу вас!

— Дьявол с ним, — сказал атаман и осклабился. — Берите и этого. Принцу ведь нужен слуга!

Обоих пленников потащили к выходу. Быстро, почти бегом, бандиты покидали замок, оставив позади дюжину убитых собратьев и перебитую роту гвардейцев. Слуги вовремя попрятались кто куда, потому и остались живы. Да и времени у бандитов не оставалось, чтобы заниматься еще и ими.


На побережье банду ждала небольшая шхуна, нанятая в порту Марселя за день до нападения, по хитроумной догадке главаря банды, который словно предчувствовал такой исход.

Капитан шхуны и пятеро матросов выглядели внешне равнодушными. Они молча смотрели, как на палубу со шлюпок поднимаются окровавленные и потрепанные парни; как втаскивают по веревочному трапу связанных детей.

Капитан отчасти понимал, кого он принял на борт. Но большой кошель со звеневшим внутри желтым металлом превратился в прекрасный кляп. Однако кто были юные пленники, капитан не мог догадаться даже приблизительно.


Связанных мальчишек спихнули в небольшой затхлый трюм, в гнилую мокрую жижу. Генрих едва не захлебнулся, окунувшись с головой, но сумел приподняться, держась локтями за какую-то бочку. Разыскал взглядом Жан-Мишеля, придвинулся поближе и подставил ему колено, помогая выбраться из воды. Заткнутый тряпкой рот не позволил ничего сказать, Жан-Мишель лишь промычал что-то в знак благодарности.

Сквозь щели пробивалось слабое утреннее солнце. Корабль заскрипел, пошатнулся и плавно оправился в путь...

Глава двенадцатая

Принц Филипп ждал, когда же закончится бой. Каждый новый выстрел заставлял его вздрагивать и покрепче вжиматься в стену.

Когда наступила тишина, он долго не решался выйти из своего убежища. Неужели вдобавок ко всему он еще и трус? Сколько он так просидел, съежившись, ткнувшись лицом в колени? Он потерял счет времени...

Но неизвестность страшила еще больше. И Филипп не выдержал. Он осторожно отвел в сторону край портьеры, выглянул. Тонкие солнечные лучи, словно светящиеся струны арфы, протянулись от окна через всю спальню.

Филипп на четвереньках выполз наружу. И сразу ладонь скользнула по чему-то противно-скользкому, холодному... Филипп поднес руку поближе к глазам, рассмотреть. И чуть не лишился чувств — рука была в крови... Мальчик брезгливо потряс ладонью, но кровью уже пропитались панталоны и туфли. Оставалось лишь одно — бежать из этого страшного ада.

Филипп набрал побольше воздуху и встал. Прошел к двери и получил новый оглушающий удар. Он увидел стеклянные глаза графа д’Ориньяка. Бывший опекун лежал навзничь и его равнодушное застывшее лицо было бледным, как мрамор пола.

Подавив отчаянный вопль, мальчик лишь всхлипнул.

Переступая через скрюченные безжизненные тела, скользя по лужам свернувшейся крови, Филипп выбрался во двор. Но и там его ждали лишь трупы...

В этот миг Филиппу страстно захотелось обнять брата. Генрих уже не казался ему помехой в жизни, наоборот — не отец, не мать вспомнились Филиппу сейчас, а именно брат.

Но Генриха нигде не было, равно как и Жан-Мишеля. На этот раз похищение удалось на славу...

«Что делать?» — этот вопрос волчком вертелся в голове принца и не находил ответа.


Приглушенное ржание вывело его из прострации. Неужели здесь есть кто-то живой? Филипп пошел на звук и добрался до конюшни. С трудом сдвинул с места тяжелый скрипучий засов и открыл дверь.

Кони в стойлах, беспокойно переступая ногами, втаптывали солому в глинистый пол. Одна лошадка скосила на мальчика карий влажный глаз и всхрапнула.

Животные ждали, когда придут их кормить, но выстрелы и запах крови взбудоражили их.

— Спокойно, спокойно... — приговаривал Филипп, подбираясь к лошадке.

Он взял ее под уздцы и вывел из стойла. Пошарив глазами по конюшне, Филипп не увидел седел. Но искать не стал, не хотелось наткнуться на новых мертвецов. Принц подвел лошадку к невысокой изгороди.

— Стой, не убегай, — сказал Филипп и ему почудилось, что лошадка кивнула в ответ.

Он влез на изгородь и с нее перебрался на круп кобылке.

— Вперед! Ну, вперед же! — стиснув бока лодыжками, Филипп взмахнул уздечкой.

Умное животное не стало выказывать норов, а послушно направилось к распахнутым воротам, оттуда вниз по дороге, к развилке.

Здравая мысль посетила разгоряченную голову принца — до Парижа слишком далеко, а погоню необходимо снарядить немедленно. Потому Филипп и потянул повод, указывая лошадке поворот на ближайший город — Марсель.


Лошадь, имени которой Филипп не знал, ровно шагала по грунтовой дороге, не переходя в галоп, чтобы маленький наездник не свалился без седла. Принцу такая осторожность показалась излишней и он принялся понукать, пытаясь ускорить бег. Он добился своего и лошадь все-таки пустилась в галоп.

Через три мили такой скачки принц порядком утомился, но темп не снижал. И когда перед ним поднялись стены крепости, он почувствовал радостное возбуждение.

— Быстрей! Вперед, уже совсем рядом! — вскрикнул он и стукнул пятками по бокам лошади, рискуя при этом и вовсе слететь на землю.


Навстречу показался небольшой отряд из семи всадников. На них Филипп разглядел синие плащи с белыми крестами — форма королевских мушкетеров. Они окружили принца, заставив остановиться.

— Куда торопишься, малыш? — весело спросил старший из них, шевалье де ла Фейн. Треугольная бородка и усы выдавали в нем дамского угодника и неотразимого кавалера.

— Господа, я слишком спешу, — сухо ответил Филипп.

— Да мы видим, что спешишь. Вопрос — куда?

— Мне необходимо в Марсель.

— Что-нибудь случилось? В такой прекрасный день?

— «Прекрасный день?!» — горько переспросил Филипп. — Вы разве не слышали выстрелов?


Всадники встревожено переглянулись.

— О чем ты говоришь, какие еще выстрелы?

— На замок Шато-Латиньоль сегодня ночью было совершено нападение. И принц Генрих был похищен!

— Святой Патрик! Невероятно... Кто осмелился напасть на королевскую резиденцию? Но откуда тебе-то это известно? Ты что, жил в замке?


Филипп помедлил, оценивающе всматриваясь в лица мушкетеров — он думал, стоит ли раскрыться или же сохранить инкогнито. Потом решил, что в роли принца ему будет оказано большее содействие.

— Я — сын короля Франции принц Филипп, — представился он, величаво склонив голову.

Шевалье пораженно отшатнулся, но взял себя в руки и в свою очередь оглядел мальчика с ног до головы.

— Платье истрёпано, покрыто грязью и... и кровью... Господа, у него вся одежда в крови! Пожалуй, он говорит правду. Ваше Высочество, мы готовы служить вам! Приказывайте!

Филипп несколько смутился:

— Признаться, господа, я не знаю, куда увезли моего брата... Но поиски необходимо начать не медля ни минуты.

— В таком случае, позвольте предложить вот что: Мы вчетвером будем сопровождать вас в Марсель, к коменданту крепости. Пусть поднимает на ноги полицию и весь гарнизон. А трое поедут к замку, попробуют пройти по горячим следам. Ваше Высочество, расскажите в двух словах о нападавших — сколько их было и как выглядели?

— Я не видел... — покраснел принц и отвернулся.

— Хмм... Простите, ваше Высочество... Однако, не будем мешкать! Вперед, господа!


Отряд разделился на две группы и всадники помчались во весь опор.

Глава тринадцатая

Стоять было трудно, ноги затекли и онемели. Но ни сесть, ни тем более лечь в холодную застоявшуюся воду мальчишки не решались.

По прошествии четверти часа принц решил, что поза статуи ему надоела. Он обернулся лицом к бочке, нащупал подбородком край и попытался спихнуть повязку о железный обруч. После нескольких безуспешных попыток его затея получилась. Отплевываясь, Генрих сдвинул тряпку на шею.

— Уфф, наконец-то... — прошептал он. — Жан-Мишель, давай теперь ты. Поворачивайся к бочке.

Сдирая кожу на щеке, Жан-Мишель тоже стянул кляп и принялся хватать воздух ртом.

— Отдышался? — спросил его принц.

— Да, ваше Высочество...

— Вот что... Мы с тобой оба пленники... Потому зови меня просто «Анри»

— Хорошо, ваш... Хорошо, Анри.

— Однако мне сильно не нравится наше положение, — задумчиво проговорил Генрих. — Эти шакалы решили уйти морем. А значит, Франция от нас все дальше и дальше... Что же они задумали? Уж не везут ли нас в Италию?

— Почему в Италию? — удивился Жан-Мишель.

— Половина из них говорит по-итальянски, разве ты не заметил?

— Я думал, что это испанский. Мне не приходилось изучать чужие языки.

— Мне приходилось, а что толку? Бандиты не говорят, куда направляется корабль. Черт, черт, черт! Так глупо влипнуть!! Надо было уезжать в Париж еще вчера! — принц рассержено дернул плечом и зашипел от боли, когда веревки впились в кожу рук.

— Ваше... Анри, если нас не убили сразу, то... Мы можем попытаться бежать, когда спустимся на берег.


Принц печально усмехнулся. Он-то знал, что им и шагу не дадут ступить без присмотра. Слишком большой кровью заплачено за похищение.


Шхуна между тем шла все дальше и дальше, на восток. Главарь банды Витторио Брюльи не раскрывал капитану своих планов. Он лишь указывал направление. И судя по уверенным командам, Витторио прекрасно ориентировался в морской навигации.


Навстречу плавно и величаво проследовали два корвета, под флагом Королевства Обеих Сицилий. Старая рыбацкая шхуна не вызвала у них интереса и корабли разминулись.


Бандиты расположились на палубе кто где. Одни пытались отчистить одежду от засохшей крови, другие укладывались подремать на свернутых рыбачьих сетях, третьи перевязывали раны.

— Эй, парни! — рявкнул Брюльи. — Не расслабляться! Следите в оба, за нами могут выслать погоню!

Его призыв быстро унесло встречным ветром. О какой погоне может идти речь, если все так удачно завершилось: пленники в трюме, капитан у штурвала, солнце высоко в небе, а ветер попутный? К тому же на шхуне отыскалось несколько бутылок с довольно-таки неплохим бургундским. Что еще нужно, чтобы весело провести время?


Витторио оглядел свое потрепанное войско. От трех десятков осталось меньше половины — от погони им не отбиться... И Брюльи заторопился и принялся уговаривать капитана поднять еще парусов.

— Вы можете мне сказать, куда мы идем? На шхуне почти нет запасов провианта, да и воды всего ничего. Если предстоит дальний поход, то необходимо закупить продовольствие, — сказал капитан.

— В этом нет необходимости, — мрачно заметил Брюльи. — К цели мы подойдем еще до захода солнца.

— Но позвольте... Уж не хотите ли вы сказать, что собираетесь на Корсику?

— Вот еще! Вот там меня как раз только и ждут. Уже и виселицы понастроили, отсюда вижу. Нет, милейший, наша пристань будет чуть ближе. Еще несколько часов и мы причалим.

— Странно... — покачал головой капитан. — Я в этом районе не один год рыбачу, а кроме мелких островков ничего подходящего не знаю.

— Всему свое время, милейший...

Капитан смолк. Его дело маленькое — доставить пассажиров, куда прикажут.


Но действительно, едва солнце склонилось к горизонту, уставшим матросам явилась небольшая гряда островов.

— Давай-ка, правь вон на тот... — указал Витторио указал капитану один из них.

— Что вам на нем понадобилось? — удивился капитан. — Это же совершенно безлюдные места. Камень на камне, одни скалы.

— Это уже не ваша забота. Подходите поближе да спускайте шлюпку, мы высаживаемся.

— Как знаете... — сказал капитан и отдал приказ команде.

Перед самой высадкой вышла небольшая заминка. Брюльи распорядился вытащить пленников из трюма в шлюпку, но когда туда же направились его люди, он сказал:

— Не спешите, парни. В шлюпку спустятся только четверо и доставят наш товар на остров. Реджинальдо, ты остаешься за старшего. Возьми вот этот ящик с сухарями и вяленой рыбой. Воды маловато, пол бочонка, но вам хватит на несколько дней. А мы сейчас отправляемся на побережье. Надо отправить гонца к нашему господину, пусть отдаст распоряжения, как с пленниками поступить. Думаю, четверо справятся с этой ролью, хоть один да доберется. Ну а большинство займется добычей продовольствия. Здесь есть несколько не бедных деревушек, я там промышлял лет пять тому назад, эти места хорошо знаю. Все, отправляйте шлюпку! А вы, сударь, разворачивайте шхуну к северу. Здесь можно не беспокоиться о погоне, наверняка они решат, что мы направились на Корсику.


Все роли были розданы и занавес над пленниками опустился. Их переправили на остров, а шхуна ушла в совершенно ином направлении.


Принц смотрел вперед, как надвигалась на них черная громада скал. Чайки и альбатросы усеяли гнездами все выступы и щедро оглашали все вокруг резкими криками. Хоть уши зажимай, настолько неприятен был этот шум.

Словно мешки с углем, бандиты поволокли мальчишек вглубь, по острым камням. Если бы они не боялись главаря, то должно быть так и дотащили бы. Но портить товар все же не решились — Реджинальдо взял принца на руки. Жан-Мишеля принял другой бандит, заросший, неуклюжий.


Прыгая между расщелин, с уступа на уступ, словно горные козлы, бандиты забирались все выше. Узкая неприметная тропка привела их к почти вертикальной стене.

Уж не собираются ли они штурмовать вершину? Генрих бы не удивился, но он совершенно не понимал, где же конечная цель путешествия.

Мальчишек без излишних церемоний сбросили на землю. А сами бандиты, все четверо, стали передвигать какой-то большой валун. Он чуть сдвинулся, приоткрыв темную узкую щель, что вела вглубь. Это и был тайный лаз в разбойничье логово, в пещеру Али-Бабы.


Один из бандитов ужом скользнул внутрь, подал оттуда факелы. И вот, уже со светом, мальчишек потащили в чрево земное...

Глава четырнадцатая

Изнутри пещера показалась маленькой, тесной. Но это впечатление было обманчивым. Стены уходили высоко вверх и растворялись в темноте, потолка и вовсе не было видно.

— Здесь где-то должны быть вязанки хвороста... — пробурчал Реджинальдо и один из его сотоварищей принялся шарить у стены. — Погоди, я факелом присвечу...

Дрова нашлись и вскоре веселый костерок заплясал посреди пещеры.

— Бертран, развяжи мальчишек. Теперь они не сбегут, кругом вода. Разве что на соседний остров, в гости к бакланам.

Реджинальдо так рассмеялся собственной шутке, что сверху посыпалась каменная крошка.

Бандит по имени Бертран перерезал веревки и пленники смогли наконец размять руки и ноги, вконец онемевшие.

Глаза принца сверкали, не только отражая пламя костра, но и от накопившейся ярости... Эти несчастные создания даже не представляют, что с ними сделает его отец, всесильный король!

— Однако, пора бы и подкрепиться, — высказал общее желание третий бандит, молчавший до этой поры.

— За чем дело стало, открывай ящик.

Из небольшого деревянного ящика извлекли вяленую рыбу, разделили. Кусок рыбы и пару сухарей Реджинальдо швырнул мальчишкам.

— Это вам на весь оставшийся день, щенки, грызите!

Генрих держался из последних сил, проглатывая оскорбления. Он понимал, что незачем понапрасну злить шакалов, лучше усыпить их бдительность.


После соленой рыбы и сухарей заскребло в горле. Жан-Мишель робко попросил немного воды. Сперва просьбу «не услышали», потом все же принесли полкружки теплой мутной жидкости, в которой трудно было узнать пресную воду.


Становилось все холодней, несмотря на костер. Бандиты укладывались спать, громко переругиваясь и споря, кто какое место займет. Каждому хотелось улечься поближе к огню.

На мальчишек почти не обращали внимания. Ложиться на холодные камни не хотелось, но никто даже не подумал бросить им плащ или хоть что-то, похожее на подстилку. Генрих сгоряча бросил сквозь зубы несколько слов, поминая пьяных собак и толстых крыс. Это не помогло и он на ощупь принялся шарить по полу, в надежде найти что-нибудь полезное для ночлега. Как ни странно, поиски увенчались успехом — принц наткнулся на полуистлевшую дерюгу, пропахшую гнилью и пометом летучих мышей. Но даже этот обрывок ткани показался мальчишкам подарком судьбы.

Генрих постелил его на пол и лег.

— Давай-ка двигайся поближе, — шепотом сказал он.

Жан-Мишель, к которому были обращены эти слова, вконец растерялся — разве мог он представить, что проведет ночь в такой близости от наследника короны. Но мальчик сильно продрог и нерешительно прислонился к Генриху. Принц крепко обнял названного друга и закрыл глаза.

Под кашель, храп и невнятные бормотания задремавших бандитов мальчишки вспоминали о бурных и жестоких событиях прошедшего дня. Так, превозмогая холод и согревая друг друга дыханием, они и не заметили, как уснули...


Принцу так и не удалось толком выспаться — донимал холод, сводящий все члены; камни впивались в тело, и жалили ледяными иглами, словно скорпионы. Он всю ночь вертелся, пытаясь устроиться поудобней, задевая Жан-Мишеля то локтем, то коленом. Особенно худо стало под утро, когда даже призрачное тепло от угасшего костра перестало согревать...


Утро не доставило радости. Мальчишкам казалось, что их тела превратились в отбивные; кости ныли, словно у стариков. Вдобавок ко всему нарастающий голод. Губы пересохли, очень хотелось пить. Жан-Мишелю было не привыкать к подобному состоянию, а вот Генрих совсем расклеился. Появился насморк и очень нехороший кашель.


— Эй, бродяги, что-то мне не нравится наш принц, — заметил походя Реджинальдо, внимательно приглядевшись к Генриху. — Если он загнется, нам всем не поздоровится от хозяина. Ну-ка, тащите его к огню!

Генриха быстро перенесли к костру, растерли окоченевшие руки и ноги, дали выпить немного вина. Потом накормили все той же рыбой.

Принц не спешил благодарить, принимал все как должное.

— Дайте и Жан-Мишелю поесть, — сказал он таким тоном, словно отдавал приказ лакею.

— А вот за него нам ничего не будет, — оскалился Реджинальдо.

Генрих не понял шутки и гневно вскинул голову.

— Я требую к нему столько же внимания, как и ко мне! Мы оба в равном положении!

— Ладно, не будем спорить по мелочам, — миролюбиво ответил бандит. — Лови!

Он бросил Жан-Мишелю кусок рыбы, не настолько большой, чтобы насытиться, но и не такой маленький, чтобы умереть с голоду.


Однако сидеть весь день в пещере бандитам не хотелось и они выбрались на солнце. Пленникам тоже было позволено покинуть темницу.

Генрих с нескрываемым удовольствием подставил лицо теплым лучам. А Жан-Мишель принялся осматривать окрестности. Может, королевские суда уже совсем рядом?


Но море было пустынным — лишь черные громады островов цепочкой раскинулись с запада на восток. Их было не меньше десятка и похожи они были, словно близнецы.

* * *

Так прошло три дня. Бандиты пребывали в растерянности — их главарь уже должен был вернуться. Еда заканчивалась, воды становилось все меньше. Можно протянуть еще несколько дней, а что дальше? Умирать голодной смертью они совсем не желали.

Пленникам и вовсе пришлось туго. Им давали все меньше и меньше еды, а то и просто отмахивались.

Генрих ослабел. Его лицо осунулось, потускнело, под глазами появились черные тени. Жан-Мишель выглядел не лучше.


И вот Реджинальдо решил не ждать шхуну с запоздавшим атаманом. Он самолично привязал к поясу Жан-Мишеля большую шляпу и погнал его на скалы, собирать птичьи яйца.


— А почему вы чаек не настреляете? — спросил мальчик перед уходом.

— Пороха у нас в обрез, на десяток выстрелов от силы, — ответил Реджинальдо. — Пожадничал наш атаман. Должно быть, решил, что врагов нам тут не встретить. Ну да ничего, если прижмет, то устроим и охоту. А пока что хватит мне зубы заговаривать, двигай!


Генрих рванулся было вслед за другом, но бандиты придержали его порыв.

Цепляясь негнущимися деревянными пальцами за камни, Жан-Мишель карабкался вверх. Ветер свистел в ушах, забирался острыми иглами под одежду, высекал слезы из-под покрасневших век. С отчаянием смертника мальчишка забирался все выше.

Чайки беспокойно снуют совсем рядом, едва не касаясь крыльями. Первая добыча — на крошечном пятачке разместились несколько серых в крапинку яиц, похожих на груши. Жан-Мишель складывает их в шляпу, стараясь не придавить. И вновь продолжает путь по карнизу в три ладони шириной. Чайки орут, мечутся, они уже поняли, что грозит их будущим птенцам. Еще немного, и они бросятся в атаку на врага.

Но шляпа уже почти полна, в ней уместилось чуть больше дюжины яиц. И Жан-Мишель облегченно вздыхает — можно возвращаться. Впрочем, обратный путь ничем не легче. Все такой же смертельный риск, все такой же ледяной ветер, не прогреваемый даже солнцем.

Через полчаса Жан-Мишель передает добычу в руки Реджинальдо.

— Чего так мало набрал? — недовольно ворчит тот. — Совсем разленился!

— Да я чуть не сорвался там!.. — пытается оправдываться мальчик.

— Ты мне еще перечить вздумал?! — Реджинальдо отвешивает мальчишке такой пинок, что тот, не удержавшись, летит на камни. — И в другой раз хорошенько подумай, прежде чем возвращаться без добычи!


Жан-Мишель всхлипывает, потирая ушибленные локти, и молча забирается в пещеру. Он не жалуется Генриху, у принца и так весьма неважный вид. А Генрих просто молча обнимает друга, с которым уже успел попрощаться навсегда.


Еще два-три дня можно продержаться, но на этом острове жить нельзя! Это понимают и разбойники, и их пленники.

Глава пятнадцатая

Граф де Шеврез, майор крепости Марселя, откупорил бутылку «Кот де Прованс» Это было превосходное вино, легкое красное, с ароматом черники и смородины. Но насладиться букетом графу не удалось.

Едва он плеснул в бокал сверкающий напиток, вошел с докладом адъютант.

— Господин майор, вернулся шевалье де ла Фейн...

— Какого дьявола, — не дал ему закончить граф. — Он же только-только выехал в дозор. Что там еще стряслось?

— Разрешите пригласить?

— Давай, тащи его сюда. Но если он будет болтать ерунду, пусть пеняет на себя! У меня и так голова трещит от его похождений.


С легкой усмешкой на устах появился шевалье. Он снял шляпу и элегантно поклонился.

— Бросьте, сударь, эти церемонии. Докладывайте. Что, Марсель в руках гугенотов? Или испанцы высадились в порту?

— Нет-нет, господин майор, все гораздо хуже.

— Хуже?! — граф отставил бокал.

Де ла Фейн приоткрыл дверь и пропустил вперед мальчика.

— Это еще кто такой? — насторожился граф.

— Позвольте представить, его высочество принц Филипп!

У графа округлились глаза, он привстал.

— Сударь, вы бредите? Или хотите сделать из меня идиота? Если в этом грязном оборвыше есть хоть капля королевской крови, я съем свою шляпу вот с этим вином!

— Можете начинать, сударь, — холодно произнес молчавший до поры принц. — Я действительно младший сын короля Франции. Но не собираюсь ничего доказывать, на это нет времени. Вам следует немедленно...


Филипп не договорил. Он страшно побледнел. Глаза закатились, он пошатнулся. Если бы шевалье де ла Фейн не подхватил мальчика, он рухнул бы на пол.

— Что с ним? Не хватало еще какую-то заразу подхватить, — брезгливо сморщил нос граф. — Дайте ему нюхательной соли. Вон там, на трельяже.

Шевалье осторожно перенес мальчика на скамью, обитую красным бархатом, не взирая на недовольство графа. Взял с трельяжа пузырек с солью, сунул Филиппу под нос. Мальчик чихнул, открыл глаза. Полубезумным взглядом обвел комнату:


— Что случилось? Где я?

— Вы долго с ним собираетесь возиться, сударь? — ехидно спросил граф. — Неужели вы действительно ему верите?

— Да угомонитесь же, — через силу произнес принц. — От вас требуется только одно, выслушать...

— Да, сейчас самое время слушать сказки, перед обедом... Ладно. Докладывайте, сударь.

— Его Высочеству необходим доктор, прикажите вызвать, господин майор... — вместо доклада сказал шевалье.

— Вы просто издеваетесь, сударь, — сказал граф, но все же отдал приказ адъютанту.

Пока разыскивали врача, шевалье де ла Фейн передал рассказ принца о событиях в замке Шато-Латиньоль. И по мере услышанного лицо графа становилось все серьезнее. Он уже не пытался возражать.


— Невозможно поверить... Неужели и впрямь какие-то негодяи осмелились на такое... Мальчик, поклянись Святым Распятием, что это все правда!

— Клянусь. Все до единого слова — сущая правда. И не тяните время, граф, спасайте моего брата...

Филипп вновь провалился в беспамятство. Сказались и бессонная ночь, и страшный шок от кровавой бойни, и беспокойство за Генриха...


В комнату вошел доктор. Граф молча указал ему на больного и доктор тут же склонился над мальчиком.

Через пять минут, после осмотра, он сказал:

— Ну что же, ничего страшного не вижу. Обычное нервное истощение. Ему необходим покой и только покой.

— Пусть его отнесут в мои личные апартаменты. Займитесь им, доктор. Этот пациент должен поправиться как можно быстрее. А вам, шевалье, я приказываю взять на себя все мероприятия по поиску принца Генриха. Задействуйте любые силы, какие потребуются. Все, исполняйте!

— Слушаюсь, господин майор, — вновь взмахнул шляпой шевалье де ла Фейн и покинул кабинет.


Получив столь широкие полномочия, шевалье развил бурную деятельность. Он немедленно отправился в казармы, и пока он раздавал первые приказы, вернулись из разведки трое его подчиненных. Они рассказали, что обнаружили по обочинам дороги множество следов, ведущие к побережью. А на песке — следы от лодки. Нетрудно было догадаться, что таинственные похитители ушли морем.

И шевалье де ла Фейн поспешил в порт.


Синие плащи рассыпались по пристани. Мушкетеры опрашивали всех, кто попадался на пути, не взирая на звания и чины.

Ни один парусник не остался без внимания — каждый из команды должен был ответить, видел ли он что-то подозрительное. Даже иностранные купеческие суда подверглись обыску, а их команды — допросу.


К шевалье стекались все результаты, но ничего утешительного так и не обнаружилось. На чем ушли в море похитители, никто не видел.

Так продолжалось, пока к делу не подключилась городская полиция. Они принялись расспрашивать рыбаков и мелких портовых лавочников. Вот тогда-то и появилась на свет таинственная шхуна под названием «Орлетта» Ее нанял какой-то весьма грозного вида человек, заросший до бровей.

Выяснив точное описание шхуны, шевалье принял единственно верное решение — отправиться следом. А направление помог определить капитан одного из корветов, что под флагами Королевства Обеих Сицилий, зашли буквально накануне в порт.

Он рассказал о небольшой шхуне, встреченной на рассвете.

— Если поторопимся, мы вполне успеем их нагнать! — вскричал шевалье и распорядился поднимать паруса на самом быстроходном из фрегатов, стоящих у причалов порта.


Но не успел он даже ступить на трап, как у причала появилась карета. Из нее вышли граф де Шеврез и... принц Филипп. Удивленный шевалье поспешил навстречу. Но никто ни слова не успел произнести, как мальчик метнулся к мушкетеру и в горячке схватил его за рукав.

— Вы что же это, собирались отправиться без меня?! Вы решили, что я останусь в стороне от поисков? Да как вам такое только могло прийти в голову!

— Сударь, забирайте мальчика с собой, — сказал подоспевший граф. — Принц он там или нет, но он мне все уши прожужжал, когда узнал, что вы уходите в море.

— Право, я в растерянности... Ваше Высочество, ваше состояние не позволяет... Что скажет его Величество, король, он будет в гневе! — отнекивался шевалье.

— Его Величество в любом случае будет в гневе... — пробормотал граф де Шеврез. Его весьма обеспокоила перспектива попасть под горячую руку повелителю Франции.

— Все, не желаю ничего слушать! — отрезал принц. — Вы собирались на корабль, шевалье? Я с вами!

Шевалье де ла Фейн вынужден был уступить такому натиску и принц Филипп с победным видом проследовал на корабль.


Гордый парусник расправил паруса и величаво покинул акваторию. Он направлялся на восток, чтобы в бескрайних морских просторах разыскать крохотный кораблик.

И шансов разминуться было во сто крат больше, чем встретиться.


Однако шевалье де ла Фейн был полон оптимизма, щедро делясь им с командой фрегата и своими соратниками.

Попутный ветер подгонял фрегат так, словно сама природа взялась за спасение принца Генриха...

Глава шестнадцатая

Погода за ночь изменилась — остров окутала туманная дымка, сквозь которую солнце пробивалось лишь расплывчатым желтым пятном. Чайки большинством своим сидели на каменных карнизах и ступенях нахохлившись, согревая яйца.

По всем признакам на острова надвигался шторм. Но злой и раздраженный от голода Реджинальдо все равно отправил Жан-Мишеля за очередной порцией птичьих яиц.


По влажным камням взбираться было крайне опасно. Туфли скользили, под пальцами крошился размокший известняк. Мальчик судорожно пытался продвинуться вверх, но ежесекундно рисковал свалиться. Он добрался до ближайшего гнезда, согнал чайку. Птица пребольно клюнула его, но Жан-Мишель лишь стиснул зубы и переложил три теплых яичка в шляпу на поясе. Рука уже была в крови, а утереть не получилось — второй рукой он держался.

Жан-Мишель замер, отдыхая перед новым броском. Взгляд автоматически блуждал по каменным склонам, отмечая гнезда.


Вдруг... Опять это произошло вдруг, неожиданно для него самого. В его груди зародилась теплая волна, которая захлестнула мальчика, взволновала. Словно кто-то властный и таинственный заставил Жан-Мишеля повернуть голову и посмотреть вниз. Там, у самого подножия скал, лежал в пене прибоя какой-то непонятный темный предмет. Он мерно колыхался в такт волнам. Жан-Мишель прищурился, пытаясь разглядеть, но было слишком далеко. Да и туман сглаживал очертания предмета. Что это могло быть? Водоросли, выброшенные приливом? Или обломок разбившегося корабля? Жан-Мишель не знал. Он лишь чувствовал, что таинственный предмет необычайно важен.

Мальчик со всей возможной скоростью принялся спускаться, даже не позаботившись наполнить шляпу доверху. Не убьют же его, в конце концов, за это.


— Ну, много набрал? — спросил Реджинальдо, когда мальчишка оказался перед ним.

— Нет... Несколько штук... Но там, я видел...

— Дай сюда шляпу. Э-э, ты что это разленился? Всего три штуки? Живо наверх! И не возвращайся, пока доверху не наполнишь!

— Да погодите вы! — вскричал Жан-Мишель. — Я видел что-то на берегу. Может, это лодка или бочонок. Надо проверить!

— Чертов мальчишка... Что ты там еще мог видеть? А может, это наш Витторио вернулся? Ты корабль не видал, случайно?

— Нет, корабля не было, — покачал головой Жан-Мишель.

— Ладно... Бертран! Поди посмотри, что там заприметил этот маленький мошенник!


Бертран недовольно выполз из пещеры и нехотя направился по тропке вниз.

— Если я сломаю ногу на этих камнях, я сверну тебе шею, парень, — сказал он Жан-Мишелю, проходя мимо него.


К мальчику подошел Генрих и тихо спросил:

— Что там такое? Может, это за нами?

— Нет, Анри, не думаю. Я действительно не видел никаких кораблей, — таким же шепотом отвечал Жан-Мишель.

Мальчишки грустно переглянулись — надежда на спасение таяла с каждым днем.


Прошло три четверти часа. Послышался шелест и хруст под ногами, потом показалась голова Бертрана. Он поднимался медленно, грузно.

— Эй, что ты там тащишь? Ну-ка, покажи! — оживился Реджинальдо. Из пещеры на свет божий выползли остальные бандиты, привлеченные его репликой. Добычу хотелось разделить на всех.

Бертран опрокинул на щебень свою ношу.


— Ты что, спятил? Какого дьявола ты притащил сюда этого дохлого нигера?! — Реджинальдо с отвращением уставился на доставленный груз.


Это был негритенок, лет десяти-двенадцати на вид. На его черно-фиолетовом теле не было ни единой тряпки. Лицо мальчика представляло собой сплошную рану.

— Я бы оставил его там, где нашел, — оправдывался Бертран, — но дело в том, что этот утопленник живой!..

— Ты что плетешь? Я что, мертвецов не видал, по-твоему?

— Говорю же — он дышит.

— Тьфу на тебя... Эххх, — закряхтел Реджинальдо, наклоняясь. Он приложил ухо к мокрой груди негритенка, прислушался. — И правда, живой. Ну да все едино, загнется. Оттащи его в сторонку, чайкам на обед.


Бертран взял мальчика за ноги и собрался уже было тащить, но ему помешал принц.

— Да вы что! Отпустите его немедленно! Его лечить надо, а не чайкам скармливать! Вы что, совсем звери?!


Генрих готов был броситься на Реджинальдо с кулаками, но бандит ответил:

— Тебе надо, принц, ты и возись с ним. Еды он не получит, воды тем более. Хочешь, делись своей пайкой. А ты, Жан-Мишель, давай-ка полезай снова на скалу. Думал, что отделался? Живо, шевелись!


Жан-Мишель глубоко вздохнул, но покорно дождался, пока старая шляпа не будет снова приторочена к поясу. И вновь отправился к чайкам в гости.

А Генрих аккуратно поднял негритенка под мышки и потащил в пещеру. Ноги мальчика волочились по щебню, но никто из бандитов и не подумал помочь.

Принц уложил его у стены, оторвал от подола кусок ткани и попытался стереть кровь с лица мальчишки. Тот не шевелился, лишь еле заметно шевелил губами. Вторым куском от камзола Генрих провел по влажной стене. Ткань, словно губка, впитала немного воды и Генрих выжал ее в рот мальчишке.

— Ну, что там? Он еще живой? — крикнул Реджинальдо. Он сидел у костра и держал в руках кружку с нагретым вином.

— Да... — отозвался Генрих.

— Все одно подохнет! — радостно пообещал бандит.

— Все в руках Господа...

— Слушайте, парни, — Реджинальдо стал вдруг очень серьезен. — Мы ведь не собираемся тоже здесь подыхать, как этот нигер? Надо думать, как уносить ноги из этого гнилого места. Похоже, что Витторио забыл про нас. Или у него появились неприятности.

— Что же ты предлагаешь? — спросил один из бандитов. — Ни лодки, ни даже деревца, чтобы сколотить плот. На чем плыть-то?

— Был бы у меня корабль, я б здесь ни минуты не задержался, — задумчиво проговорил Реджинальдо, глотнув вина. — Можно плыть с острова на остров, по всей цепочке. А там, с последнего, всего десяток миль до побережья Италии.

— Десяток миль... Да я и полмили не проплыву!

— Вот и я говорю: надо хорошенько все продумать.


Пока шел этот разговор, вернулся Жан-Мишель. Его руки были все в крови, исцарапаны и изрезаны камнями. А сам он выглядел настолько уставшим, что еле дышал. Он молча передал шляпу, наполненную доверху, Реджинальдо и поплелся к Генриху. Там он просто опустился наземь и провалился в сон.


Шел пятый день их плена...

Глава семнадцатая

Витторио Брюльи вдохнул полной грудью весенний воздух и словно бы опьянел. Свежесть и аромат цветов поразили даже его огрубевшее сердце. Впрочем, долго любоваться на пейзаж главарь разбойников не стал.

— В деревню со мной пойдут трое. Остальным ждать на шхуне, на берег не соваться. Вы должны быть начеку, чтобы успеть вовремя отчалить.

Последние слова относились к капитану, который был не слишком доволен, что Брюльи задержал шхуну.


Это уже была не французская земля. Приморская деревушка, что неподалеку от Ниццы, находилась на территории княжества Пьемонт. Но и здесь бандитов никто не ждал с распростертыми объятиями. Потому Витторио решил не пугать мирных жителей, а закупить провизию честно, без грабежа и насилия.

Рыбацкие хижины везде выглядят одинаково, что во Франции, что в Италии — беднота, рассыпающиеся лачуги, сохнущие на столбах сети, перевернутые лодки у берега.


В первом же доме Брюльи сторговался практически без проблем, хоть хозяева и были настроены не слишком благодушно. А затем бандиты прошли по всей деревне, покупая все необходимое.

В результате этого похода на шхуну принесли три бочонка солонины, несколько кругов сыра, без счета соленой и копченой рыбы, хлеб, ветчину и колбасы. Хорошо еще, что удалось выпросить тележку, иначе все и не донести.


— Ну все, можно отчаливать. Капитан, бери курс на тот остров, где остались мои люди.

— Витторио, ты ведь хотел отправить кого-то к нашему хозяину? — недоуменно спросил один из бандитов.


Брюльи вскинулся:

— По твоему, у меня память отшибло? Раз никого не отправил, значит, нет необходимости. Я передумал!

— Нехорошо, атаман... Что же ты с пленниками собрался делать? Хозяин ведь ждет известий.

— А пусть ждет! — весело заявил Брюльи. — У меня на их счет другие планы.

— Что ты задумал?

Атамана окружили члены его шайки, ожидая ответа. Их страшил гнев разъяренного герцога, который не получит свою добычу.

— Парни, я не собираюсь отчитываться перед вами сейчас. Я расскажу все на острове. И поверьте моему слову, никто не останется внакладе. А хозяин... Я свою часть договора исполнил — мальчишка похищен. А уж что я с ним сделаю, это моя забота.

— Все-таки решил пристрелить?

— Сейчас, разбежался. Нет, вы определенно держите меня за кретина. Этот парень — сплошной рог изобилия! И все, хватит болтовни! Капитан, ты выйдешь сегодня в море или мне становиться за штурвал?!


Но едва шхуна взяла курс на юг, как один из матросов закричал:

— Капитан! Прямо по курсу парус!


Брюльи встревожился:

— Кто это может быть? Впрочем, без разницы, для нас любой корабль сейчас — враг! Поворачивай на восток, мы не должны показывать истинный курс. Если это французы, мы должны их обмануть. Как думаешь, капитан, куда нам лучше идти сейчас?

Капитан смотрел на далекий парусник в подзорную трубу и медлил с ответом. Потом произнес:

— Парусник только один. Судя по очертаниям, это фрегат, но он слишком далеко, чтобы сказать точнее. Если поторопимся, то вполне можем уйти. Даже на такой тихоходной посудине, как моя «Орлетта» Я бы предложил идти в Геную. Там мы можем отсидеться в порту, среди прочих лодок.

— Нет. Зайти в порт, это все равно что самим влезть в мышеловку. Нас выдадут французам в два счета, я уж своих соплеменников прекрасно знаю. Вот что... Стоим на месте, пока не разглядим, что за флаг у этого корабля. Если действительно французы — направимся в сторону Генуи и попытаемся запутать след.


Полчаса прошли в напряженном молчании, пока парусник не подошел поближе. Капитан пристально вглядывался в крошечный прямоугольник на мачте фрегата. Синий флаг с белым крестом...

— Это французы, — сказал капитан и, не дожидаясь, что скажет его пассажир, распорядился разворачивать шхуну на восток.


Капитан не ошибся, это действительно был французский торговый корабль. Но к погоне он не имел никакого отношения. Мирное купеческое судно шло с грузом тканей все в ту же Геную.


Четверо суток кружила по Лигурийскому морю шхуна «Орлетта», пока Брюльи не убедился, что их никто не собирается преследовать. Лишь затем он распорядился менять направление и взять курс на безлюдные острова.

* * *

А корабль, на котором принц Филипп отправился искать похищенного брата, находился совсем в другом месте. Фрегат плавно входил в бухту Кальяри. Конечно, остров Сардиния, где эта бухта находилась, принадлежал Испании, но королевский штандарт на флагштоке позволял войти в порт без опасений.


Шевалье де ла Фейн решил зайти на Сардинию просто для очистки совести. Он был уверен, что принца Генриха сейчас прячут в горах на соседнем острове, на Сицилии. Откуда такая уверенность? Все очень просто.

Принц Филипп наконец отошел от шока и все-таки вспомнил, что большинство бандитов говорили между собой на итальянском. Куда же еще они могли отправиться, как не на Сицилию, извечную разбойничью вотчину?


Бухту, в которой находилась пристань, образовали высоченные скалистые утесы потрясающей красоты. Эта местность знаменита своими бесконечными песчаными пляжами, пальмовыми и сосновыми рощами, спокойным и прозрачным морем. Все здесь радовало глаз.

Принц Филипп не отходил от борта, вглядываясь в открывающийся перед ним пейзаж.


— Ваше Высочество, — подошел к принцу шевалье, — позвольте мне самому сойти на берег. Вам лучше отсидеться в каюте. Я все равно не стал бы доверять испанцам.

— Вы считаете?.. — повернулся к нему Филипп. — Мне так хотелось отдохнуть от этой качки, я совсем измотан... Ну да ладно, пожалуй, вы правы. Потеря еще одного сына убьет моего отца. Надеюсь, шхуна все же заходила в этот порт...

Шевалье был уверен в обратном, но промолчал.

Пять часов провел он на берегу, встречаясь с влиятельными вельможами, купцами, моряками и бедным людом. Но шхуну так никто и не опознал по представленному описанию. Шевалье вернулся на корабль с пустыми руками.

— Ну что же, вперед, господин капитан, на Сицилию!.. — отдал он новый приказ.

Глава восемнадцатая

Неведомы причуды природы... То ли солнце стало пригревать сильнее, то ли мальчишки уже привыкли, но холодный полумрак пещеры показался им чуть более светлым и чуть более теплым. Перестал колотить неприятный озноб, растворился и исчез страх перед будущим.

Разбойники им не угрожали гибелью, и не досаждали особо. Правда и не кормили толком, но смерть от голода тоже пока что не грозила.

Реджинальдо все же приказал своим людям подстрелить пару-тройку бакланов или чаек, кто попадется. Это было не так уж сложно — один выстрел в гущу галдящих и мелькающих по каменистым склонам птиц убивал без промаха — только иди и собирай. И вскоре, уже через час, на костре аппетитно поджаривалась ощипанная тушка.

Ароматный горячий кусок мяса достался и пленникам. Жаль только, что слишком маленький.

А потом и вовсе повезло — в очередном походе за яйцами Жан-Мишель отыскал крохотный ручеек, больше похожий на струйку воды из не заткнутой бочки. Но и этого хватило с лихвой, чтобы заполнить бочонок и опустевшие бутылки из-под вина.

Жизнь потихоньку налаживалась...


Негритенок-найденыш оказался необыкновенно живучим. Ко всеобщему удивлению он стал поправляться буквально на глазах. Ночь прошла беспокойно, но уже утром он приподнял голову, огляделся вокруг и что-то пролепетал, еле слышное и непонятное.

Генрих пытался разобрать сказанное, но этот язык был ему неподвластен.

Реджинальдо, пребывающий после сытного жаркого в хорошем расположении духа, невзначай бросил:

— Вытащите вашего утопленника на солнце, пусть позагорает! — и сам же первый рассмеялся.

Шутка про «загорающего негра» насмешила не только остальных бандитов, но даже принца и Жан-Мишеля.

Впрочем, мальчишки последовали совету и вынесли негритенка из пещеры. Осторожно положили на проплешину из мха, присели рядом.

Мальчик тяжело дышал. На темном круглом лице ярко сверкали белки глаз, казавшиеся просто белоснежными. Он что-то пытался сказать, уже более отчетливо, но по-прежнему непонятно.


— Что он там бормочет? — заинтересовался подошедший Реджинальдо.

— Мы не можем понять, — ответил Жан-Мишель. — Должно быть, это какое-то африканское наречие.

— Ну-ка, занятно. Эй, парень, повтори! — сказал бандит негритенку.

— Нгеле малибо, нгеле...

— Да... И правда, не разобрать. Может, он испанский знает?

— ¿Ti quién? ¿De donde ti? (Ты кто? Откуда ты?)

Все тот же недоуменный взгляд и непонятный ответ.

Вокруг собрались остальные — все были рады хоть как-то поразвлечься, нещадно донимала скука.

— ¿Toi qui? ¿D'où toi? Du wer?


Ни французкий, ни немецкий не достигли цели.

— Тьфу ты, дьявол! Нет, он только что из джунглей, определенно! — в сердцах сказал Реджинальдо и отступился.


Генрих дал мальчишке напиться.

— Жан-Мишель, как думаешь, долго еще нам здесь торчать? — в голосе принца прозвучали тоскливые нотки. — Если бы хоть один корабль подошел, мы бы на него и вплавь бросились! Правда?

— Да, Анри... Мне очень хочется вернуться во Францию, хоть у меня и нет там дома.

— Ты ошибаешься... Я даю тебе слово, что теперь твой дом — весь Лувр.

Жан-Мишель усмехнулся и кивнул:

— Остались мелочи — в этот Лувр вернуться.


Негритенок словно прислушивался к их разговору. Потом приподнялся на локтях, посмотрел, далеко ли бандиты и поманил принца склониться пониже.

Генрих наклонился и мальчик зашептал ему в самое ухо:


— Я знать франчи... Я учить франчи там, в дом... Но я не хотеть говорить, это плохой люди, нехороший, злой... Я не хотеть, чтобы они слышать мой франчи...

— Ты понимаешь французский? — переспросил Генрих, не доверяя собственному слуху.

— Да, понимать... Я четыр месяц учить. В наш деревня был миссионер, он учить меня. Я ему служить, помогать.

— Как же ты попал сюда, на остров? — спросил Жан-Мишель.

— В наш деревня приходить охотники за рабы, они всех хватать, всех. Мой отец, мать, мой вождь. Старики убивать, всех. Детей забирать, в цепи. Вот, — негритенок протянул вперед руку. На ней четко были видны рубцы от наручников. И на лодыжках такие же натертые до крови отметины.

Генриха это нисколько не покоробило — он вполне разделял современные нравы и не был против работорговли. Но в сердце закралось сочувствие и жалость к этому мальчишке.

— Ну, а дальше-то что? Ты убежал? — нетерпеливо спросил Жан-Мишель.

— Нет. Не сразу. Нас посадить на корабль, а потом приходить большой буря. И весь корабль утонуть. Все, все утонуть!


Негритенок смолк. Круглые глаза заблестели еще сильней, он зашмыгал носом. Тяжелые воспоминания заставили его отвернуться.

Генрих понимающе ждал, когда тот сможет продолжить рассказ. Впрочем, продолжать-то было и нечего. Мальчишка вытер слезы и закончил:

— Я залезть в разбитый лодка и плавать, долго. Потом я ничего не помнить, я прийти здесь, на этот пещера.

— Лодка... Нам бы сейчас эту лодку... — вздохнул Генрих.

Громкий возглас прервал их печальную беседу:

— Эй, мошенники! Так-то вы встречаете своего атамана?

На тропинке показалось смеющееся и довольное лицо Витторио Брюльи. Он поднимался, пыхтя и отдуваясь.

— Ну и высоко же вы забрались! Не могли вырыть пещерку пониже?

— Да это же наш атаман! — развел руки в приветствии Реджинальдо. — Как же мы прошляпили твой корабль?

— За это я еще с вас спрошу, а сейчас принимайте груз.

Цепочкой, один за другим, по тропинке поднимались прочие члены команды, с ящиками и бочонками на плечах.

— Складывайте все у пещеры, там и так места маловато, — распорядился Реджинальдо.

— А где наш драгоценный пленник? — прищурился атаман. — Только не говори, что он помер!

— Что ты, Витторио, да мы с него здесь пылинки сдували. Вон он, со своей компанией.

— А, да, уже вижу. Здравствуйте, ваше Высочество! Как изволили почивать сегодня?

Брюльи сорвал шляпу и отвесил величавый поклон, по всем правилам этикета.

Генрих нахмурился.

— Вы собираетесь вернуть меня во Францию, не так ли?

Брюльи просто покатился со смеху:

— Браво, ваше Высочество! Лучшей шутки я не слыхал со дня своего рождения!

— Так какого же дьявола вы собираетесь делать? Вся королевская гвардия уже на ногах. Со дня на день здесь будет весь флот!

— Так, хватит болтать, — отрезал Брюльи, прекратив веселье. — Сейчас всем отдыхать, а завтра на рассвете выходим в море. Нам предстоит дальний путь.

— Куда? — спросил Реджинальдо.

— Пусть разведут костер. Вам ведь не мешает подкрепиться, не так ли? Вот за обедом я и изложу свой план. Да не сводите глаз с принца. Не хватало еще, чтобы он сбежал в последний миг.


И бандиты радостно захлопотали в предвкушении сытного пира.

Глава девятнадцатая

Атаман Брюльи собрал всех вокруг костра.

— Эй, принц, ты тоже подходи поближе! Узнаешь свою судьбу!

Генрих подсел рядышком и застыл, внимательно прислушиваясь.

— Я решил, что незачем беспокоить нашего хозяина по пустякам. Сколько он там обещал за убийство наследника? Сущие гроши. А за живого и вовсе ничего не получим, — в голосе Брюльи сквозила ирония. Он, конечно, сильно преуменьшал, явно насмехаясь. — Отвезем-ка нашего пленника на Восток. Там любой эмир или султан отдаст нам золотые горы за сына короля Франции. О таком наложнике они могли только мечтать! Шучу, шучу, принц, чего ты вскинулся? Они тебя передадут в подарок отцу, за разные таможенные льготы или еще там за что-то, не разбираюсь я в политике. Так что, парни, отправляемся в Персию или в Египет, по дороге решим. И готовьте карманы для золота!

Кое-кто из бандитов засомневался в реальности этого плана, но атаман быстро их уломал. Все выглядело вполне правдоподобно.

Перспектива попасть на невольничий рынок принцу весьма не понравилась. Он твердо решил, что сбежит при первом же удобном случае.

— Ну хорошо... Раз меня и правда передадут потом отцу, то я не буду спорить, — схитрил принц. — Но скажите мне хотя бы, кто же хотел моей смерти? Кто организовал похищение?

— Э, да ладно, чего там. Мы с хозяином больше не встретимся. Это герцог Гастон Ангулемский. Слышал про такого?

Принц потемнел лицом. Так вот кто этот подлый предатель!

— Слышал... Я запомню это имя...

— Ну, все, отправляйтесь-ка спать, принц, а то у нас глотки пересохли. Эй, парни, выпьем за здоровье нашего короля и его драгоценного сыночка!


Остаток дня и вечер промчались почти незаметно. К ночи все перепились и свалились, кто где был. Бутылки из-под вина усеяли пятачок перед пещерой, а храп стоял такой, что даже чайки притихли. Должно быть, решили, что на остров высадился львиный прайд.


Принц с Жан-Мишелем решили спать в пещере, подальше от пьяных разбойников. Мало ли, еще прирежет кто! Негритенок последовал за ними, не отходя ни на шаг, словно собачонка. Он оказался очень привязчив.

— Как тебя зовут хоть? — спросил Генрих вполголоса, когда они улеглись.

— Мой звать Мбаса.

— Давай спать, Мбаса, кто знает, что нас завтра ждет.


Ткнувшись носом в голое плечо негритенка, Жан-Мишель уснул. И впервые за долгое время ему привиделся сон, напугавший его до глубины души.


Снилось ему, что на рассвете он вышел на берег моря. Но не на скалистый, как здесь, на острове, а на пологий пляж, усеянный крупным желтым песком. Высокие ребристые пальмы расположились полукругом, создавая тень. В небе порхали бабочки. Птицы самой невероятной расцветки кружили в воздухе, перекликаясь звонкими голосами. Вода в заливе была настолько прозрачной, что виднелось дно даже на большой глубине.

Жан-Мишель разделся, бросил одежду на песок, а сам улегся рядом, подставив худенькое тело солнечным лучам. Улыбка не сходила с его губ, а радость заполняла сердце.

В единый миг все изменилось...

Вода отхлынула от берега, обнажив практически весь залив. На мокром песке забилась задыхающаяся рыба; запрыгали ракушки; извиваясь, затанцевали морские звезды.

Жан-Мишель со страхом следил за происходящим.

Далеко впереди поднималась мутно-зеленая волна. Она росла до невероятных даже на большом расстоянии размеров. Росла и стремительно мчалась к берегу, вздымая пенные буруны. Послышался низкий нарастающий гул.

Мальчик словно окаменел. Он понимал, что необходимо бежать, так быстро, как никогда еще не бегал. Но тело отказывалось подчиняться. Руки и ноги стали мягкими, словно из комьев овечьей шерсти.

Волна приближалась. Возвышаясь над вершинами пальм, она на мгновение застыла зеленой стеной, а затем обрушилась на берег всей своей мощью.

Даже во сне Жан-Мишель ощутил удар гигантского молота. Его завертело в водовороте, потянуло вглубь, в черноту небытия. На какое-то время он даже потерял сознание. Лишь сердце билось, разбивая ребра в кровь, выпрыгивая на свободу.

Очнулся Жан-Мишель на берегу. Волна уже ушла, словно и не бывало. Птицы вернулись, продолжая чирикать свои глупые песни...

А в руках у мальчика застыл подчистую обглоданный скелет... Он весело скалил зубы, насмехаясь над мальчишкой. Жан-Мишель с ужасом глядел в пустые глазницы и странная догадка пришла ему в тот миг — этот скелет принадлежал принцу Генриху...

Почему Жан-Мишель так решил, он не понимал и сам, ведь ничего не напоминало в жутком мертвеце гордого и славного принца.

Мальчик с отвращением отбросил от себя белые кости и... проснулся. Но далеко не сразу разобрался, где сон, а где явь. Лишь когда разглядел в темноте лицо спящего Генриха, живого и невредимого, облегченно вздохнул и вновь попробовал уснуть. Что так и не удалось до самого утра — Жан-Мишель мучительно прогонял в голове все подробности ночного кошмара и пытался понять, чем угрожают они ему, а в особенности принцу Генриху.


На рассвете, как и было обещано, Витторио Брюльи растолкал свою команду и заставил грузить на шхуну оставшиеся продукты. С громкими жалобными стонами и жуткой головной болью от выпитого бандиты принялись таскать ящики вниз. Они сквозь зубы роптали, почему их столь хитромудрый главарь не додумался оставить половину ящиков на шхуне с самого начала.

Брюльи пинками подгонял особо ленивых.

— А это еще кто такой? — спросил он, показывая пальцем на негритенка. — Как это я тебя раньше не разглядел, а?

Мальчик Мбаса по-прежнему не показывал виду, что понимает язык белых. Он добродушно улыбался.

— Мы его на днях нашли на берегу, — пояснил Реджинальдо. — Его из моря вынесло, полудохлого. А теперь вон, оклемался.

— Вижу... Ну вот и славно, его тоже продадим, хоть пару монет отвесят. Да и второго мальчишку заодно. А чего стоим? А ну, бегом на шхуну!

Замешкавшийся Жан-Мишель получил увесистый пинок и помчался вслед за остальными.


Витторио Брюльи покидал остров последним. Он покрутил головой, проверяя, не забыли ли чего. Потом залихватски свистнул, поднимая в воздух тучи птиц. А затем зашагал по узкой тропке вниз, сунув руки за пояс.


Когда он поднялся на борт, на шхуне подняли паруса и, оставляя за кормою пенный след, она отправилась в открытое море...

Глава двадцатая

Палермо, Мессина, Катания, Сиракузы и без счета мелких городов и деревушек. Фрегат кружил вокруг громадного острова, задерживаясь ненадолго и вновь устремляясь в путь.

Но удача упрямо отворачивалась от шевалье де ла Фейна. Все, с кем он встречался, лишь разводили руками. А ведь он предлагал немалые деньги. Все бесполезно — шхуну «Орлетта» никто не опознал.

Каждый новый день принц Филипп встречал молитвой, но даже небеса отвернулись...

На шестой день круг замкнулся — фрегат вышел к маленькому островку Marettimo, откуда и начал свой путь.


На полном ходу корабль показался из-за мыса и... едва не столкнулся с той шхуной, в поисках которой все сбились с ног. Впередсмотрящий матрос чуть не выпал из смотровой бочки на мачте, так громко он заорал.

Сбежалась почти вся команда парусника, подошли солдаты.

Шевалье стоял рядом с капитаном и, не веря собственным глазам, рассматривал захудалое суденышко в подзорную трубу.

— Капитан, вы тоже это видите? — спросил он. — Или это «летучий голландец», легенды о котором я слыхал?

— По всему видать, это наша шхуна. И оснастка, и название, все одно к одному. Может, дать залп? Пусть ложатся в дрейф.

— Да, прикажите дать залп. Но не дай вам Господь попасть в эту цель! Не забывайте, кто может быть у нее на борту!


Капитан отдал приказ канониру. Грянул оглушительный грохот и над раскрытым портом взвился дым. Чуть поодаль от носа шхуны ядро плюхнулось в воду.


Хорошо было видно, как на палубе «Орлетты» началась беготня. Потом парус скользнул по грот-мачте вниз и судно легло в дрейф.

Фрегат плавно подошел поближе и замер, почти касаясь бортом.


Глазам шевалье предстала весьма неприятная картина — неприятного вида мужчина левой рукой держал за плечи мальчика, а правой прижимал к его горлу острый кинжал.

К борту фрегата сквозь толпу матросов и мушкетеров пробился принц Филипп. Он сразу узнал в исхудавшем мальчишке своего брата.

— Анри! Я нашел тебя, Анри! Быстрее перебирайся к нам, сюда! Эй вы, сударь, отпустите немедленно! Вы что, не знаете, кто перед вами?! Да я вас на виселицу отправлю, негодяй!

— Умерьте свой пыл, ваше Высочество! — крикнул Витторио Брюльи. — Мне-то терять нечего. Полосну по горлышку, а там хоть и пеньковый галстук. Все едино, я им закончу.

— Отпустите принца! — вступил в переговоры подоспевший шевалье де ла Фейн. — Сообщите нам ваши условия! Чего вы хотите?

— Признаться, вы застали нас несколько врасплох, господа. И я еще не решил, чего же я хочу. Погодите минуту, мы тут посовещаемся!

— Уберите сперва кинжал! Вы можете поранить принца, сильно качает!


Брюльи слегка отвел руку, но все равно Генрих оставался на волосок от гибели.

Между бандитами завязался негромкий, но оживленный разговор. Они о чем-то яростно спорили, но атаман лишь крутил головой. Наконец он сплюнул на палубу, себе под ноги и заорал:

— Так и быть! Я отпущу вашего принца, но за определенную плату! Бросайте-ка сюда кошель с тремя тысячами луидоров. И обещайте не устраивать за нами погоню.

— Даю слово дворянина, что выполню все, что вы просите! — вскричал шевалье.

На палубу шхуны полетели несколько кошелей с золотом. Их предусмотрительно выдал еще в Марселе комендант крепости, граф де Шеврез. Золотой ключ способен открыть любую дверь.


На шхуне спустили шлюпку и принц Генрих направился было к трапу, но тут же остановился и с немалым смущением обратился к атаману разбойников:

— Это внезапное освобождение совсем вскружило мне голову. Я на миг позабыл о своих друзьях по несчастью. Распорядитесь привести Жан-Мишеля и темнокожего мальчика. Они отправятся со мной.

— Эй, такого уговора не было! — щелкнул языком Брюльи. — За них мне не заплачено, стало быть, они остаются здесь.

— Они пойдут со мной, такова моя воля, — холодно ответствовал Генрих, переступая через борт и ставя ногу на веревочный трап.

— Тогда раскошеливайтесь, сударь! Вы слышите, что говорит принц? — вновь закричал Брюльи, приставив ладони ко рту.

— Вот дьявол бородатый... — вполголоса ругнулся шевалье. — Он выманит у нас даже медные гвозди из обшивки.

— Шевалье, дайте ему все, что он требует, — устало произнес принц Филипп. — Я хочу как можно быстрей обнять брата и отправиться к дому.

На палубу шхуны тяжело плюхнулся еще один кошель с золотом. В нем было сотни три монет.

— Совсем другое дело! — крикнул в ответ Брьюльи. — Забирайте всех мальчишек, мне они порядком осточертели! Уж лучше бы я торговал телятами и то меньше беспокойства!

Из трюма выволокли связанных ребят и погрузили вместе с принцем на шлюпку. В несколько взмахов веслами она приблизилась к борту фрегата и пленники взобрались на борт.

Радости не было предела! Солдаты разрядили в воздух мушкеты, устроив салют, на лицах всех присутствующих расцвели улыбки. Во всеобщей суматохе шхуна с бандитами поспешила убраться с глаз долой, растворившись за ближайшим островком. Но шевалье сдержал слово и даже не выстрелил вслед из пушек, хоть и очень хотелось.

— Анри... — принц Филипп замер перед Генрихом в нерешительности. — Я... я очень виноват перед тобой...

Но Генрих не дал ему договорить. Он стремительно рванулся навстречу мальчику и крепко-крепко прижал к своей груди:

— Филипп, все уже в прошлом. Мы снова вместе и теперь никто не посмеет нас разлучить. Разве мы не братья по-прежнему?

Филипп благодарно притих, чувствуя, как отступает из сердца холод беспокойства.


Жан-Мишель потирал руки, что затекли от веревок. Он смущенно улыбался, не напоминая о своем присутствии. Кто он такой, чтобы тревожить принцев?

А негритенок Мбаса сидел в сторонке, весело глядя на всю эту суету — он представлял себя на празднике в своей деревне, где точно так же плясали и прыгали вокруг костра его соплеменники. То есть, это сперва ему было весело, но вскоре он вспомнил, что остался в этом мире совершенно один...

Лишь капитан фрегата не потерял голову. Он быстро привел в чувство своих матросов и развернул корабль на запад.

Необходимо было поспешить — король Франции ждал своих потерявшихся и столь счастливо обретенных детей...

Глава двадцать первая

Принц Генрих возлежал на поистине царском ложе у кормы. Ложе обустроил капитан фрегата. Он самолично распорядился вынести из своей каюты все, что было мягким — пуфики, подушки, топчан, кресла. На эту конструкцию и устроился Генрих.

По левую руку от него сидел принц Филипп, потягивая слабое прохладное вино. А справа прямо на разогретых солнцем досках сидел на корточках негритенок Мбаса. Он был одет в короткую вельветовую курточку и светло-салатовые панталоны.

Вечером прошлого дня мальчик согласился надеть куртку и штаны лишь после долгих уговоров, да и теперь то и дело чесал бока, словно нежнейший вельвет мог натирать кожу. А вот с чулками и туфлями произошла весьма забавная история. Сколько ни предлагали ему надеть обувь, Мбаса яростно отбивался. Генрих даже собственноручно нацепил ему на ноги эти туфли, но негритенок тут же разбросал их по палубе. На эту картину без смеха смотреть было невозможно и команда лежала, держась за животы. Наконец Генрих махнул рукой, пусть ходит босиком, как привык в своих джунглях. Мбаса счастливо улыбнулся и побежал на нос фрегата, смотреть на дельфинов...

Жан-Мишель по привычке держался скромно, сидя на небольшом стульчике и прислушиваясь к разговору.

Больше мальчишкам никто не досаждал своим присутствием. Даже шевалье де ла Фейн отошел на почтительное расстояние и наблюдал , не понадобится ли чего-нибудь его юным господам.


Генрих щурил глаза, словно накормленный досыта и обогретый котенок. Над ним трепетал небольшой парус, привязанный к двум шестам, изображая тент.

— Филипп, рассказывай обо всем, поподробней. Как шли поиски, чем вы без меня занимались?

— Это слишком скучно и слишком долго, — лениво ответствовал брат. — Плавали, плавали, по всем портам, да все без толку. Вот только к концу и повезло, что на этих негодяев наткнулись вовремя. Ведь если бы мы разминулись...

— Бррр, лучше и не думать... Одели бы на меня сейчас цепи да свезли на рынок, туркам на потеху. Теперь-то все позади, словно страшный сон. Господин де ла Фейн! Подойдите к нам!


Шевалье оттолкнулся от перил и, пружиня шаг, подошел к Генриху:

— Я к вашим услугам, сир!

— Я хочу сообщить вам важную государственную тайну. Филипп, ты тоже послушай, но только не болтай, кому ни попадя.

Филипп насупился было, слегка обидевшись, но потом тоже превратился в слух, как и шевалье.

— Так вот, я назову имя того, кто организовал мое похищение и дважды покушался на мою жизнь. Поклянитесь, шевалье, что не расскажете об этом никому, кроме короля лично.

— Даю клятву, ваше Высочество, — осенил себя крестом юноша.

— Так вот, это герцог Гастон Ангулемский...


«Наверное, единственный, кто не принимал еще участия в интригах — это я! Все, кому не лень, стремятся завладеть троном...» — подумал шевалье, а вслух сказал:

— Это ужасно, ваше Высочество... Но зачем вы рассказали мне об этом? Вы ведь могли и сами сообщить его Величеству все подробности.

Генрих поскучнел:

— Признаться, я еще не до конца уверовал, что доберусь до Парижа без приключений. Мне все время кажется, что вокруг только и думают, как бы меня поудобней прикончить...

— Поверьте, вы ошибаетесь! Здесь вам ничто не грозит!

— Здесь, на корабле, да. Но ведь мы скоро ступим на берег и вот тогда начнется...

— Не беспокойтесь об этом, сир. Вам выделят столько охраны, что даже целый неприятельский полк не сможет вас потревожить!

— Дай Господь сбыться вашим упованиям, шевалье...

— Анри, да не грусти ты! Все позади! — хлопнул его по руке Филипп. — Лучше налей себе еще вина. Этот напиток прекрасно просветляет мысли.


— Не хочется. Благодарю вас, шевалье. Если хотите, ступайте. Или оставайтесь с нами. Как пожелаете.

— Не смею вам мешать, сир. Я лучше вас оставлю. Отдыхайте...

Шевалье поклонился и отошел на прежнее место, где и замер, погрузившись в размышления.

— Мбаса! — переключил разговор Генрих. Он ласково поворошил кудрявую шапку волос негритенка. — А тебе нравится здесь, на фрегате?

— Да, очень нравится! Я раньше плавать в большом трюл... тря... как они его называть... трюм. Там было много-много, нельзя сидеть, только стоять. Вода много, вот столько, до колена. И очень жарко... Много умирать. А потом умирать все, когда корабль тонуть...

— Как мне это знакомо... Я тоже в трюме плавал... Ну-ну, не расстраивайся! Главное, что ты остался в живых. Теперь тебя не продадут.

— Да, они теперь не получат этот золото! — усмехнулся Мбаса сквозь выступившие невзначай слезы. — Они очень глупый, эти торговец! Наш вождь мог дать золото много-много. Но этот торговец напали на деревня и всех связать. Даже убивать миссионер.

Интересная фраза про «много-много золота» заставила Генриха привстать.

— А откуда у твоего вождя золото? Расскажи!


— А, это просто так... — ответил словно о чем-то весьма неважном Мбаса. — Там быть большой город. Он быть в горах, далеко, спрятан. Никто не знать дорога, только вождь и другой старейшины. И я знать! Я ходить вместе с ними один-второй раз. И я запомнить. Мы приносить зеленый камни, и красный. И золотой камни. Миссионер говорить, что это очень дорогой камни! Но мы не продавать их белым, вождь не хотеть. Мы потом делать блестящий украшения для женщин и для наш вождь. А эти белый сразу убивать вождя, глупые! Потом спрашивать, откуда золото, а мы никто не говорить! Тогда они разозлиться и всех сажать в цепи!


— Погоди, погоди! — прервал его принц Филипп. — Ты про город этот расскажи.

— Это очень старый город, там никто не жить уже. Там каменный дома, в горе выкопан. И большой-большой куклы, во-о-т такой, как этот мачта! Эти куклы похож на большой лев. Они охранять город. Они всех убивать, кто не знать дорога. Там кругом большой деревья, джунгли. Страшно идти, дикий звери вокруг, рычат. Один старейшина не дойти, его съесть большой змея! Такой большой, как два буйвол! Мы все успеть убежать.

Мальчишки слушали негритенка, затаив дыхание, словно прекрасную сказку.

— Я бы хотел там побывать... — затуманились глаза у принца Генриха. — Там, должно быть, очень красиво...

— А еще там можно добыть много золота, — Филипп мыслил более прагматично. — Пожалуй, надо будет организовать экспедицию. Скажем отцу, Анри? Мы можем ее возглавить!

— Так он нас и отпустит. Теперь уже все, Лувр для нас превратится в Бастилию.

— Ну, зачем так мрачно, брат. Мбаса, а где твой дом находится, вообще-то?

— Я не помнить. Мы долго идти по джунгли, потом идти по пустыня. Потом прийти к морю и садиться на корабль. Долго идти, долго!

— Возьмем дома карты, поищем, — подвел черту принц Генрих. — А как они выглядели, эти торговцы? Они на каком языке говорили?

— Я не понимать их язык. Они в такой кожаный куртка все, а на голова платок завязан. У них палки есть, они делать бум-мм. И огнем плевать! А вождь умирать, и все наш воины умирать. Даже не успеть бросить копье!

— Чья же это колония? Испанцы или португальцы, а может и вовсе голландцы. Африка большая...

— Перестань, Филипп. Мы все выясним. Давай только сперва доберемся до Парижа. Ну все, я утомился. Жан-Мишель, будь добр, спусти пониже тент.


Жан-Мишель передвинул край паруса и присел рядом с принцем. Он был просто счастлив, безо всяких условностей. Его повелитель свободен — а это главное!

Генрих смежил веки и погрузился в слегка беспокойный сон...


Тем временем фрегат вспенивал прохладные волны, устремляясь прямиком на север, в Лазурный залив.

Глава двадцать вторая

Шутки бывают разные — иногда смешные, а подчас весьма злобные и трагические. Вот и сейчас, всего за день до прибытия в порт, всемогущий бог морей Посейдон вздумал поразвлечься. Он поднял свой трезубец и небо заволокли черные клубящиеся тучи. Солнце спряталось так, что ни единый лучик не мог пробиться. Молнии повисали меж этих туч, словно яркие синие стены. А еще молнии принимали вид огненных стрел, раскалывающих небосвод на множество мелких фрагментов. Грохотал гром, способный заглушить даже залп десяти тысяч пушек.

На море поднялся жуткий вой, своры взбесившихся волн бушевали вокруг фрегата, вздымая его ввысь и тут же бросая обратно.

Матросы метались по палубе, пытаясь убрать остатки парусов, чтобы мачты не выкорчевало с корнем. Капитан почти сорвал голос, отдавая бесчисленные команды, но все равно судно кренилось на бок, зачерпывая галлоны воды.

Мальчишек прогнали вниз, в каюту капитана, где было относительно безопасно.

Фрегат страшно скрипел и раскачивался, пол ходил ходуном, невозможно устоять.

В вящему испугу моряков, между небом и водой протянулась черная нить. Она росла, ширилась, походя на огромные песочные часы. Верхняя воронка уходила к тучам, а нижняя часть утопала в море, создавая мощный вихрь. В этот вихрь медленно, но неуклонно затягивало фрегат. Корабль закрутился, словно упавшая в ручей щепка.

Оставшемуся на грот-мачте парусу удалось внезапно поймать ветер и фрегат стал уходить от опасности. Еще несколько мгновений и смерч пройдет стороной.

Тут-то все и произошло...

Как всякий мальчишка, принц Генрих жаждал приключений, которых всегда мало. Его не смогло удовлетворить даже заточение на острове среди разбойников. И сейчас ему страстно захотелось поглядеть на шторм, а не отсиживаться в каюте, словно испуганному кролику.

Генрих взобрался по лестнице на палубу и даже присел от налетевшего ветра. Не успев ничего толком разглядеть, принц наклонил голову, пытаясь укрыться от хлеставших в лицо стальных игл, лишь отдаленно напоминающих обычную воду.

Новый порыв ураганного ветра сшиб Генриха с ног и покатил его по палубе к левому борту. Кто-то попытался ухватить мальчика, но мокрая одежда выскользнула из рук. Генриха пребольно ударило о борт, подбросило в воздух. Он бы шмякнулся обратно на палубу, но, на его несчастье, подоспела гигантская волна. Мальчишку перебросило через перила и он упал в бушующую морскую мглу...


Жан-Мишель рванулся вслед за Генрихом, пытаясь удержать его от неразумных поступков. Лучше всего и впрямь отсидеться в каюте. По воле Господа фрегат не затонет, удержится на плаву. Но принц даже не оглянулся, а упрямо бежал по ступеням вверх, на палубу. Жан-Мишель пробрался вслед за ним и увидел все, что случилось далее с принцем. Даже у самого борта Жан-Мишель попытался удержать Генриха, но мокрая одежда выскользнула из его рук. А затем все та же волна выбросила вслед за принцем и его самого.

Третьим оказался Мбаса. Когда он понял, что остается в одиночестве, мальчишка устремился за остальными. И за борт он прыгнул сам, не думая о собственной жизни, лишь бы только с ними...

Так, каждый по собственной причине, но в результате все трое оказались за бортом. Но и этой жертвы показалось мало Посейдону. Он направил мальчишек в самое пекло — в «глаз смерча» Там, в самом центре, вовсе не чувствуется шторм, там царит тишина и спокойствие. Вокруг бушуют волны и свищет ветер, а мальчишки плывут, словно в гигантском коконе, плывут неведомо куда, во власти урагана...


А принц Филипп лежал, закрыв глаза и почти полностью отключившись от происходящего. От такой качки его замутило, отяжелела голова, иначе он наверняка рванулся бы в море вслед за братом.

Исчезновение мальчишек мало кто заметил — шевалье понадеялся, что в каютах принцы в безопасности, а потому он стоял на мостике, рядом с капитаном и пытался хоть чем-то быть полезен. Но получалось плохо, он совершенно не разбирался в морской науке. В результате капитан вежливо, но настойчиво отправил юношу вниз.

Вернувшись в каюту, шевалье де ла Фейн увидел, что там остался лишь Филипп, и поднял тревогу.

К счастью, шторм уже шел на убыль — словно получив жертву, он угомонился. Ветер слабел, белая пена оседала, волны становились все слабее. А через пять часов после начала шторма выглянуло солнце. Тучи окрасились розово-алым. Матросы принялись поправлять оснастку, заменяя сорванные паруса и реи.

А солдаты метались по мокрой палубе, заглядывая в самые укромные уголки судна. Принца Генриха нигде не было видно. Капитану доложили, что два-три матроса видели, как мальчика смыло за борт.

От этой вести шевалье едва не поседел. Он ухватил капитана за руку и настоятельно потребовал, чтобы фрегат развернулся и пошел обратно, на поиски. Возможно, принц еще держится на воде, прошло не так уж и много времени.

Конечно же, капитан тут же распорядился о возвращении.

И фрегат увеличил ход, пытаясь обнаружить упавших за борт пассажиров.


Шторм завершился в три часа дня. И команда фрегата всматривалась в волны, до слепоты, до рези в глазах, пока не спустилась ночь. Но и тогда капитан распорядился зажечь факелы и в их свете поиски продолжились. Все было тщетно — ни малейших признаков пропавших детей не было замечено.

Все пребывали в подавленном состоянии. Как же это могло случиться, всего за день до завершения похода потерять с таким трудом найденных и спасенных. Шевалье знал, что король не простит ему этого и будет, конечно же, прав! Он, доблестный мушкетер, просто обязан был не сводить глаз с принца, доверившего ему свою жизнь.

И Филипп не отходил от борта, всматриваясь в мелькавшие зеленые волны, в надежде увидеть хоть прядь волос, хоть клочок кафтана. Но Генрих не мог погибнуть, это было бы просто несправедливо! То ли от соленых брызг, то ли от отражавшегося в воде солнца, у мальчика выступили слезы, но он не утирал их — боялся потерять драгоценные секунды, отводя взгляд.


Сутки напролет фрегат кружил на том месте, где их застиг шторм. Но чем дальше, тем мрачнее становился шевалье. В голове прочно поселилась уверенность — принц Генрих утонул...

К исходу второго дня шевалье позволил капитану взять курс на порт Марсель.

Как же это все глупо и нелепо, думал принц Филипп, стоя у форштевня. Но сердце почему-то подсказывало ему, что брат не погиб. Надо лишь уговорить отца начать масштабные поиски по всему району, до самых берегов Испании и Африки, куда волны могли отнести тело Генриха. И они обязательно встретятся вновь!..


Фрегат вошел в воды Марсельской бухты, потрепанный, с сорванной обшивкой и сломанными мачтами. И шевалье помчался на доклад к майору крепости граф де Шеврезу. Филипп сопровождал его.


А в крепости их ждал сюрприз. Да еще какой!..

Глава двадцать третья

Подойдя к двери кабинета, шевалье замешкал, но потом взял себя в руки и отворил ее. Не зря он волновался — словно ожидая его прихода, с кресла поднимался худощавый мужчина лет тридцати пяти, в белом камзоле и белых панталонах. Это был король Франции Людовик XI собственной персоной.

Вбежавший принц стремглав кинулся ему на шею, чуть не сбив с ног шевалье.

— Филипп! Как же я рад тебя видеть, малыш! — растроганно воскликнул король, обнимая сына. — Где Анри, он идет следом?

— Нет, ваше Величество, — склонился в поклоне шевалье. — Его Высочество...

— Молчите! Ради всего святого, молчите! Я не хочу ничего слышать! Мне доложили, что фрегат возвратился, а следовательно, поиски завершились. Я прибыл в город буквально за час до вашего возвращения. Иначе непременно приказал бы снарядить эскадру на поиски. Вы, граф, возложили слишком много надежд на единственный корабль!

Чувствуя вину, граф де Шеврез не рискнул возражать.

— Отец, случилось несчастье, — еле сумел произнести Филипп, так сжалось горло. — Анри утонул...

— Рассказывайте же! — отменив собственную просьбу, Людовик обращался к молчавшему шевалье. — Рассказывайте!

По видимому, никто не посмел сообщить королю о трагедии, вот шевалье и выпала эта горькая участь.

— Ваше Величество, — начал юноша, — нам удалось перехватить шхуну, на которой разбойники стремились увезти принца, куда-то на Восток. Скорее всего, в Тунис или Египет. Я отдал за его Высочество приличный выкуп и главарь банды передал принца на фрегат. Мы уже шли обратно, во Францию, но по дороге нас застиг ураган. Мне горько об этом говорить, но... Принц Генрих оказался за бортом и, по всей видимости, утонул...

— Я не верю вам, сударь... — не в силах удержаться на ногах, король тяжело опустился в кресло. — Скажите, что мой сын прибыл вместе с вами... Прошу вас...

— Простите меня, ваше Величество! — де ла Фейн бросился перед королем на колени. — Это полностью моя вина! Я обязан был уследить за принцем!

— Вы будете примерно наказаны! — подал голос все это время сохранявший молчание граф де Шеврез. — Ваше Величество, я немедленно распоряжусь об аресте!

Король обернулся и смерил графа тяжелым взглядом.

— Наказать следует вас, сударь! Как вы посмели отпустить принца Филиппа в это опасное путешествие? А если бы он погиб в бою с той бандой похитителей? Или во время шторма? Я лишился бы обоих сыновей!

— Простите, ваше Величество! — залепетал испуганно граф.

— Он просто не поверил, что я твой сын, — сказал Филипп, но тут же добавил: — Не наказывай его! Это именно граф организовал поиски Анри столь быстро. Иначе нам пришлось бы ждать ответа от тебя, из Парижа. А это еще почти неделя пропала бы зря.

— Ты повзрослел, Филипп... — король привлек к себе мальчика и поцеловал. — Ты ведь был совсем ребенком, а теперь...

Принц Филипп выбрался из объятий и заглянул отцу в глаза:

— Я не верю, что Анри мертв!

— Что это значит, поясни!

— Он жив, я чувствую! Прикажи снова начать поиски, не теряя ни минуты.

— А вы что скажете, шевалье? Мое сердце тоже говорит, что Генрих жив. Вы согласитесь вновь отправиться на поиски?

— Без колебаний, ваше Величество! Даже если мне придется просеять сквозь сито всю землю!

— Ну что же... Сударь! — обратился к графу де Шеврезу король. — Я даю вам шанс. Отправляйте в море три... нет, четыре корабля, самых быстроходных. Пусть обследуют весь район шторма, все ближайшее побережье. Шевалье де ла Фейну я поручаю командование экспедицией.

— Я тоже пойду с ними, отец! — вскрикнул Филипп, воспрянув духом.

Но король отказал. Он покачал головой и мягко произнес:

— Нет, малыш, ты остаешься со мной. Корона не должна остаться без наследника. И не говори ничего, это мое решение, сын!

— Ваше Величество, — осмелился сказать шевалье, — мне необходимо сообщить вам важную государственную весть.

— Я слушаю вас, сударь.

— Прошу простить, ваше Величество, я вынужден сообщить ее тет-а-тет.

— Хмм... Так и быть. Господин граф, покиньте нас на время. И ты, Филипп, тоже подожди за дверью.

— Нет-нет, ваше Величество, принц может остаться. Он знает эту новость и может подтвердить мои слова.

— Я слушаю вас, сударь, — сказал король, когда граф де Шеврез торопливо вышел из собственного кабинета.

— Ваше Величество... Перед тем, как... Перед штормом принц Генрих сообщил мне, кто устроил весь этот заговор.

— Анри словно предчувствовал, что не расскажет мне лично... Так кто же этот негодяй?

— Герцог Гастон Ангулемский.

С минуту король пребывал в молчании, пораженный этим известием.

— Вы уверены, что Генрих назвал именно это имя?

— Да, ваше Величество!

— Филипп?

— Да, отец, я тоже слышал весь разговор.

— Кто еще присутствовал при рассказе?

— Только два мальчика, Жан-Мишель и один негритенок, беглый раб.

— Жан-Мишель? Да, я помню его. Кстати, а где же он сам?

— Отец, эти два мальчика тоже погибли в этом шторме.

— Да что же это, трое сразу? Сударь, чем вы там занимались, на корабле? Играли на палубе в крикет во время шторма?!

— Простите, ваше Величество...

— Пусть вас простит Господь. И молитесь ему почаще, чтобы мой сын нашелся живым. Значит, герцог Ангулемский... Какой негодяй... Все ему мало, теперь на трон замахнулся... Ну, я ему устрою королевство... Однако он слишком силен, чтобы арестовать в открытую. Может подняться весь север. Мне сейчас только гражданской войны не хватало. Надо провести аресты тайно... Вот что, а не устроить ли нам в Лувре небольшой прием? Пожалуй, это будет замечательный повод вызвать герцога в Париж. И сделать это немедля, пока слухи о гибели наследника не просочились в народ.


Людовик шагал по кабинету и размышлял вслух, не обращая внимания на шевалье и принца Филиппа, замерших в ожидании.


— Ну, все, ступайте, сударь, ступайте. Отправляйтесь в море сегодня же, — заторопил король де ла Фейна.

— Слушаюсь, ваше Величество! — отвесил низкий поклон шевалье и покинул кабинет.

Принц Филипп грустно проводил его взглядом, но спорить с отцом он не решился. Придется остаться на берегу...


Тем же вечером три фрегата и галеон оставили Марсель и направились на юг. Поиски обещали стать масштабным мероприятием, рассчитанным не на одну неделю.

Глава двадцать четвертая

Жан-Мишель медленно и равнодушно раскрыл глаза. В голове шумел ровный свистящий шепоток, заглушавший все посторонние звуки. Поначалу мальчик ничего не смог разглядеть, сплошная чернота, глубокая, как безлунная ночь. Затем появились блеклые пятна, расплывчатые и бесформенные. Они обретали цвет, превращаясь в понятную для разума картинку. Желтое пятно превратилось в яркое полуденное солнце. Синее — в бескрайний безоблачный небосвод. Зеленые пятна сформировались в мозаику пальмовых ветвей. И огромное лилово-фиолетовое пятно расплылось, превращаясь в морскую ширь.

Жан-Мишель тряхнул головой, разгоняя остатки тумана, повертел шеей. И приоткрыл рот — как же знакома ему эта местность! Он здесь уже был, в этой прекрасной лагуне. Но когда? Так сразу и не вспомнить. Хотя нет... Что-то смутное зародилось в его памяти... Ну конечно же! Этот залив — из его сна. Тогда, в последнюю ночь на острове. Правда, закончился сон страшно, сильнейшим цунами. Впрочем, Жан-Мишель не мог знать этого слова, придуманного в далекой таинственной Японии.


Но там, в его сне, был еще и принц. Жан-Мишель забеспокоился и вскочил. То есть, попытался вскочить. Это ему не удалось — тело словно налилось свинцом, не шевельнуть ногой, не поднять руку. Только голова свободно вертится, смотрит по сторонам. По сторонам глядит, а что делается прямо под носом, заметила далеко не сразу.

На коленях у мальчика покоилась еще одна голова. Сколько же их здесь, голов этих?

Жан-Мишель обалдело вглядывался в незнакомое лицо — бледное, безжизненное. Не глаза, а сердце подсказало — это же Генрих! Он не дышит... Почему он не дышит?!

Может быть, это тоже сон?

Жан-Мишель растерялся. Если он ничего не предпримет, то Анри — его Анри, умрет! И превратиться в тот самый скелет... Жан-Мишель напрягся и подключил всю свою волю, которая еще оставалась. Он поднял руку и положил ее на лоб принцу. Холодный, словно вылеплен из снега. Но что делать дальше, Жан-Мишель не знал. Он не умел оживлять мертвецов...

Кто-то подполз к мальчишкам сзади. Жан-Мишель не видел, кто это мог быть, он лишь почувствовал, что Генриха стаскивают с его коленей.

— Что сидишь? Давай помогать мне! — недовольно сказал Мбаса.


Негритенок деловито перегнул Генриха пополам через собственное колено и хорошенько нажал. Изо рта принца хлынула вода, быстро впитываясь в песок. Еще один толчок, второй, третий... На четвертом принц закашлялся и затрепыхался в сильных руках Мбасы.

— Откуда ты взялся? — еле ворочая деревянным языком, спросил Жан-Мишель.

— Я приплыть, как и ты. Потом спать. А потом ползти сюда.

Негритенок снова потерял где-то свою одежду, но нисколько не сожалел об этом. Так ему было гораздо привычней, голышом.

Генрих между тем уже откашлялся. Он лег навзничь на песок. Тело сотрясала мелкая дрожь, веки трепетали, словно пойманные бабочки.

— Надо его согревать! — сказал Мбаса и принялся стаскивать с Жан-Мишеля влажный камзол. — Давай накрывай его!

Принца прикрыли и постепенно дрожь стала угасать. Лицо приобрело обычный оттенок, даже слегка порозовели щеки.


Генрих согревался. Это и немудрено — попробуй-ка не согрейся, когда солнце в зените и палит столь нещадно. Тут впору бежать искать тень, да поскорей, не то превратишься в жаркое.

И действительно, долго мальчишки не продержались. Даже привыкший к жаре Мбаса заоглядывался в поисках тенистых зарослей.

— Бежать туда! Скорее! — Мбаса подхватил под мышки принца и потащил его в глубь невысокого кустарника с мелкими листьями.

Жан-Мишель припустил следом.

Кустарник оказался на редкость коварным — под листьями притаились мелкие острые колючки. К счастью, Мбаса сразу разгадал эту хитрость и уложил принца чуть поодаль, так, чтобы только прикрывала тень. А Жан-Мишель умудрился зацепить короткую ветку и разодрать рукав в клочья. На коже выступили красные полосы. Мальчишка зашипел от боли и побыстрее отодвинулся от зловредного растения.

Генрих приподнялся и недоуменно спросил:

— Эй, а где это мы? Как я сюда попал, а? Я почти ничего не помню. Голова раскалывается...

— Я тоже не пойму, где мы оказались, Анри, — ответил Жан-Мишель. — Помню, что был сильный шторм; потом... Потом я очнулся здесь, на берегу.

— Мы сюда приплывать, — деловито заметил Мбаса. — Я прыгать в море, за вами, и мы все плыть, плыть. Только я тоже ничего не видеть, было так темно, как ночь.

— Ты прыгнул за нами? Зачем?

— Вы меня спасать, когда я умирать... — смутившись, ответил мальчик. — Я вас хотеть спасать, но не успеть.

— А мы что, тоже прыгнули? Бред какой-то... Может, это нам снится? — Генрих украдкой ущипнул себя за локоть, поморщился. — Нет, это не сон.


Вдруг Генрих рассмеялся, превозмогая приступ кашля.

— Анри, что такое? Что здесь смешного? — удивился Жан-Мишель.

— Я представил, как мы рассказываем кому-то, что все трое покинули корабль в самый разгар бури! Это же просто надо было сойти с ума, чтобы такое сотворить!

Мальчишки рассмеялись, возомнив себя вконец спятившими. Наконец Генрих сел, отряхнул песок с ног.

— И все же, нам надо как-то выбираться отсюда. Хотя бы определить, где мы сейчас находимся. Это Франция или Испания? Или какой-нибудь остров? Там, где шел наш фрегат перед самым штормом, ближе всего расположены Балеарские острова. Ты вообще-то знаешь географию, Жан-Мишель?

— Нет, Анри, очень плохо. Это где-то рядом с Испанией?

— Да, именно так.

Мбаса внимательно слушал разговор, потом сморщил широкий нос и зевнул.

— Сейчас я посмотреть, где мы попасть!


С этими словами негритенок вприпрыжку помчался к ближайшей пальме, и взобрался по стволу, ловко перебирая босыми ногами, цепляясь за ребристые выступы.

— Что ты там видишь? — закричал Генрих.

— Я видеть море! Я видеть много-много песок! Я не видеть людей, совсем нет!

— А дома ты видишь какие-нибудь? Или корабль? Смотри внимательней!

— Нет, не видеть! Только далеко-далеко я видеть плоский камни. Там есть и большой деревья! Много деревья!

— Ладно, спускайся! — махнул рукой принц и лег навзничь. Ему еще было трудно двигаться.

Мбаса между делом открутил с пальмы связку кокосов и швырнул ее вниз.

— Этот орехи очень вкусный, — сказал он, притащив связку.

Жан-Мишель с трудом оторвал один орех, большой, лохматый, словно чья-то голова. Стукнул об камень, но без толку.

— Как его есть-то? Надо разбить?

— Нет, не так! — Мбаса что-то поискал под ногами и поднял камешек величиной с ладонь, с острыми краями. Ловко расщепил скорлупу ореха с одного края и поднес к губам принца. — Пей!

Генрих сделал глоток, потом еще и, распробовав, еще несколько.

— Здорово! Очень вкусно! Жан-Мишель, ты тоже попробуй.

Жан-Мишель взял теплый орех в руки, глотнул и удивился — внутри сок оказался прохладным. Сладковатая жидкость прекрасно утоляла жажду и заодно голод.

Потом Мбаса допил остаток и принялся расщеплять скорлупу. Белая сладкая мякоть кокоса тоже пришлась по вкусу мальчишкам. Причем одного ореха оказалось слишком мало и вслед за ним последовали еще два. Настроение существенно поднялось.

— Давайте искать людей, — предложил принц. — Необходимо разыскать деревушку или порт. Мы не можем вечно здесь обитаться.

— А мне здесь нравится! — довольно проговорил Мбаса, поглаживая округлившийся живот. — Еда есть, вода найдем. Хорошо!

— Хорошо, кто же спорит, — согласился Генрих. — Но мы не привыкли к такой жизни. Я хочу вернуться домой, в Париж. Меня ждет отец и матушка. Пойдем, пойдем, не ленись!

Мбаса закряхтел, поднимаясь на ноги. Он забросил за спину связанные косичкой орехи, чтобы не бросать пищу, и побрел по песку вдоль берега.

Генрих и Жан-Мишель переглянулись и резво зашагали следом.

Но вот только правильно ли они выбрали направление?

Глава двадцать пятая

Вот уже третий час бредут под палящими лучами солнца наши путешественники. Сорваны большие бурые листья и в виде шляп укрывают голову. Это мало помогает и пот заливает глаза. Соль щиплет, но умыться не получается, потому что так и не найдена пресная вода, ни капли — нет поблизости ни реки, ни даже крохотного родничка. Спасают от жажды только кокосы, которые срывает негритенок с многочисленных пальм, растущих на всем побережье.


И когда силы уже практически на исходе, а тело покрылось красными пятнами ожогов, перед мальчишками возникают те самые плоские камни, которые разглядел Мбаса, сидя на вершине пальмы. С ближнего расстояния это оказались крыши глиняных и тростниковых мазанок-хижин. Небольшая деревенька, всего два десятка домиков. Она казалась пустынной, лишь бродили козы с ободранными боками, пощипывая сухую траву. И к изгороди были привязаны три тощих верблюда, такие же ободранные, как и козы. Верблюды лениво жевали жвачку, поглядывая свысока и шевеля толстыми губами.

Генрих оживился и бросился было вперед, но Мбаса ловко перехватил его и аккуратно уложил на землю, сказав при этом:

— Нельзя!

— Ты что? Почему нельзя? — возмутился поверженный принц.

— Нельзя бежать к незнакомый люди. Надо проверять. Вы здесь лежать, а я ползти туда, проверять — злой они или добрый. Здесь все убивать друг друга, люди, звери, змеи — все!

Жан-Мишель тоже быстренько улегся, скрывшись за комом спутанной ломкой травы. А негритенок направился к деревушке, прижимаясь к земле, лишь курчавая голова то и дело прыгала вверх-вниз.

Он прилег у стены одной из хижин, прислушался. Стояла почти неживая тишина, нарушаемая блеянием коз и громкими воплями больших серых птиц, дерущихся за что-то съестное.

Мбаса был терпелив и вскоре дождался — из хижины вышла девушка, в синем одеянии, с прикрытым лицом. Она встала на колени перед ямой, выкопанной в земле и принялась ловко вынимать оттуда круглые лепешки. Мальчик потянул носом и переглотнул — ветерок донес до него восхитительный запах свежеиспеченного хлеба. Из той же хижины выбежали трое маленьких детишек, забегали вокруг матери, тормоша за одежду и выпрашивая лепешку. Женщина со смехом отмахивалась от настойчивых малышей, но потом сжалилась и отломила немного. Подхватив обжигающую добычу, дети стремглав унеслись прочь, только их и видали. Мать крикнула им что-то вдогонку, на непонятном диалекте. Да только кто же ее послушал!

Мбаса полежал еще чуточку, потом развернулся и осторожно пополз обратно.

— Ну что, определил? Можно к ним или нельзя? — спросил Генрих. Он тоже почуял запах лепешек и теперь весь горел от нетерпения.

— Да, — отвечал Мбаса, но его голос был полон неуверенности. — Я не знать этот народ, никогда не встречать... Там я не увидеть мужчин-воинов, только один женщина и ее дети.

— Хватит скрываться! — заявил Генрих. — Все равно нам придется выходить к людям, рано или поздно. Пошли! И не надо прятаться, это будет выглядеть подозрительно. Побольше улыбайтесь, мы должны им понравиться.


Он решительно поднялся и пошел вперед, глядя прямо перед собой, не пряча глаз. Жан-Мишель и Мбаса шагнули следом, держась чуть позади.

Завидев их, женщина от удивления сделала круглые глаза и закричала. Крик был интересен: быстро-быстро, переливчато, похожее на «у-лу-лу-лу!!» Заливистая звонкая трель продолжалась с полминуты и на этот призыв из хижин выбежали люди. Пятеро мужчин в таких же синих одеяниях с белыми бурнусами. Один из них держал в руках испанский мушкет, чем сильно удивил Генриха. Остальные сжимали обнаженные кривые сабли, весьма устрашающего вида.

Увидев, что перед ними всего лишь дети, мужчины слегка успокоились. Вперед шагнул самый старший из них, с седой бородой и внимательными черными глазами.

Он задал какой-то вопрос и умолк, дожидаясь ответа. Конечно же, мальчишки пожали плечами, а Генрих в свою очередь сказал на французском:

— Здравствуйте! Мы не желаем вам зла, мы пришли с миром! Мы попали в шторм и теперь заблудились. Где мы находимся?

Жители деревни стали качать головами, показывая, что тоже ничего не поняли.

Тогда Генрих повторил то же самое, но по-испански. Его расчет оправдался и подал голос второй мужчина, лет сорока на вид. Он с трудом произнес несколько слов на ломаном испанском. Смысл был едва уловим, но Генрих перевел своим друзьям:

— Он говорит, что не принято разговаривать с гостями на пороге дома, приглашает войти.

Мужчина прикоснулся ладонью ко лбу, затем к губам, к груди и поклонился. Чтобы не прослыть невежливыми, Жан-Мишель и Генрих повторили этот жест, чем вызвали улыбки у мужчин и короткие смешки у детишек, что прятались в сторонке.


Говоривший на испанском протянул руку, указывая на вход в хижину. Мальчишки один за другим вошли внутрь. Хозяин проследовал за ними.

В доме царил полумрак и приятная прохлада — глина предохраняла от жары. Комната была всего одна и половину ее занимал большой деревянный настил. На нем лежали вперемешку десяток подушек и одеяла из плотной шерсти, должно быть, верблюжьей.

Хозяин сгреб подушки в сторону и пригласил мальчишек присесть. Сам подал пример, сев на одну из подушек, подогнув ноги.

Когда гости устроились поудобней, что было с непривычки сложновато, он позвал жену, сказав ей несколько фраз.

Женщина развела огонь в маленьком очаге, прямо посреди комнаты и поставила на треногу металлический чайник, бронзовый или медный. Пока вода закипала, она принесла небольшой деревянный сундучок, оплетенный разноцветными нитями. В нем хранились крошечные, на два-три глотка, стаканчики, а также один большой.

Женщина взяла закипевший чайник, бросила в него щепотку заварки. Потом подала чайник мужчине и покинула дом. Хозяин поставил перед собой этот большой стакан и стал наливать в него чай, причем делал это столь виртуозно, что попадал тонкой струей с расстояния в четверть туаза (50-60 см) Так он проделал несколько раз, пока в стакане не образовалась густая коричневая пена. И лишь затем он разлил чай по маленьким стаканчикам и подал их мальчишкам.

В это время вернулась его жена с лепешками. Хозяин принял хлеб и женщина вновь вышла.

За этими долгими приготовлениями Генрих слегка заскучал. В пустыне совершенно некуда спешить, потому и такие длительные чайные церемонии.

— Мое имя — Мулай Абд аль-Кадер. Теперь я готов выслушать ваш рассказ. Назовите ваши имена, — сказал наконец хозяин дома, сделав первый глоток.

— Меня зовут Генрих, это — Жан-Мишель, а это — Мбаса. Собственно, рассказывать-то и нечего, — ответил Генрих. — Мы попали сюда совершенно случайно, когда наш корабль оказался в плену сильнейшей бури. Нам хотелось бы вернуться домой, во Францию. Но скажите, где же мы очутились? Как называется эта страна и где ближайший порт?

Мужчина усмехнулся. Его обветренное лицо было покрыто сеткой мелких морщин, которое делало его гораздо старше своих лет.

— Отсюда до вашей Франции далеко, очень далеко. Наша страна называется Мараккеш, или по-вашему — Марокко. Слышали такое название?


Генрих побледнел. Он отставил стакан и сказал друзьям:

— Теперь я понял, куда мы попали. Это Африка... Арабский Магриб... Христиан здесь ждет лишь смерть либо плен и рабство. Соседний Алжир почти весь во власти пиратов, от которых не следует ждать жалости. А какой город ближе всего отсюда?

— Мелилья. В трех днях пути на верблюдах. Пожалуй, я смогу вас сопроводить. А пока что оставайтесь моими гостями.

Благородство и желание помочь покорили сердца мальчишек и Генрих сказал:

— Я весьма вам признателен. Вот только бы еще...

— Говорите.

— Нам хотелось бы поесть. Мы весь день ничего не ели, кроме кокосовых орехов.

— Это легко исправить. Мой дом — ваш дом.

Мулай Абд аль-Кадер хлопнул в ладоши и вошла его жена. Он отдал распоряжения на своем языке и вскоре женщина внесла в хижину деревянную миску, полную горячей похлебки. Хозяин показал, как это надо есть — отломить лепешку и зачерпнуть немного каши.

Генрих попробовал — вкус был незнакомый, похожий на сильно разваренную курятину и показался поистине неземным. Когда миска наполовину опустела, Генрих спросил:

— А из чего это приготовлено? Очень вкусно!

Хозяин не успел ответить, его опередил Мбаса:

— Я знать. В мой племя это часто готовить, такой еда. Это сушеный саранча. Такой прыгать-прыгать.

— Да, этот мальчик прав. Саранча с ломтиками козьего сыра.

Генриху едва не стало плохо, но он мужественно сдержался от реплик. С голоду еще и не такое придется отведать.

— А сейчас я позволяю вам отдохнуть, — сказал Мулай Абд аль-Кадер. — Ложитесь здесь и спите. А ты, мальчик, надень вот это...

С этими словами он подал негритенку кусок синей ткани. Мбаса весьма нехотя соорудил из нее некое подобие юбки и обернул вокруг талии. Должно быть, обычай не позволял мальчишкам разгуливать по дому голышом.

Женщина молча убрала посуду и мальчишки улеглись. На сытый желудок сон пришел быстро...

Глава двадцать шестая

До самого рассвета гостей никто не тревожил. А за час до восхода солнца Мулай Абд аль-Кадер их разбудил и сказал:

— Если хотите отправиться в путь, то надо выступить немедля. Пока не наступила жара, успеем проехать несколько миль.

Зевая и потягиваясь, Генрих лениво выбрался из дома и поежился — утренняя свежесть охватила его плечи.

Мулай подвел к ним верблюда и заставил того спуститься на колени. Меж двух горбов смогли уместиться все трое мальчишек, а сам хозяин собрался было сесть на второго верблюда, когда вдали разглядел клубы пыли.

Он забеспокоился, что-то крикнул, громко и гортанно. Посреди деревни стал быстро собираться народ, выхватывая сабли и готовясь к бою.

Мальчишек быстро стащили с верблюда, запихнули обратно в дом и велели сидеть молча, не высовываться.

Через несколько минут послышался приглушенный гул от множества копыт — к деревне приближалась группа всадников.

Генрих встал у входа и выглядывал из-под соломенной циновки, заменявшей дверь.

Всадники в красных одеяниях гарцевали перед настороженными жителями. Вперед выехал один всадник, по видимому, старший из них. Он стал говорить на арабском, столь властно, что мурашки по коже. Ребята не понимали ни слова и не догадывались, что речь идет об их дальнейшей участи.


— Уважаемый Салед Ад-дин Муртази, ваша деревня задолжала светлому султану триста дирхемов. Он по своей доброте ждал больше месяца, но вы и не думаете платить этот налог. Если вы немедленно не соберете необходимое, я вынужден буду сам взять из ваших домов все мало-мальски ценное. Но зачем же применять силу? Договоримся миром, уважаемый Салед Ад-дин Муртази!

Старейшина деревни отвечал, степенно и размеренно проговаривая слова:

— Напрасно вы вините нас, светлейший Мухаммед Абд аль-Хафид. Мы выплатили сполна и следующий налог приходится лишь на осень. Зачем же наш добрейший султан присылает своих нукеров?

— Султану видней, кто кому сколько должен! — нахмурился сотник. — Ты будешь спорить или согласишься с нашими расчетами?


Ему никто не ответил, повисло напряженное молчание. И всадники, и жители деревни яростно сжимали сабли, готовясь в любую секунду ринуться в бой. Но сотник не желал крови, ему важней было получить долг и удалиться.

— Возможно, ты можешь что-то предложить, уважаемый Салед Ад-дин Муртази? Наш султан добр и справедлив, не так ли? Он с радостью примет от вас дар, равноценный тремстам дирхемам!

Старейшина задумчиво оглянулся, ища поддержки у соплеменников, но мужчины хмуро опускали глаза — никто не хотел расставаться с последним добром. Тогда старик сказал:

— Может быть у наших гостей найдется несколько монет? Спроси у них, уважаемый Мулай Абд аль-Кадер.

— О каких гостях ты говоришь? — насторожился сотник.

— Вчера к нам пришли трое мальчиков и мы приютили их.

— Хмм, это уже интересно! Ну-ка, приведите! Я хочу взглянуть на них.

— Они наши гости, светлейший.

— Ничего, ничего, я лишь взгляну, — усмехнулся сотник.

Мулай Абд аль-Кадер сказал на испанском, что мальчикам лучше выйти во двор.

Генрих показался первым. Он встал прямо перед сотником, не опасаясь копыт его лошади. Жан-Мишель и Мбаса замерли рядом с ним, ожидая продолжения.

— Так, занятно... Двое белых и один черный. Отвечайте, откуда вы и как попали сюда?

— Они не понимают арабский, я переведу, — сказал Мулай Абд аль-Кадер.

Он повторил вопрос сотника по-испански и Генрих вкратце рассказал всю историю со штормом.

Сотник недоверчиво качал головой. Выслушав, он сказал:

— Я никогда не верил ни испанцам, ни французам, ни инглизам. Они все лживые и вероломные собаки. И их дети наверняка точно такие же! Но пусть с ними разбирается наш всемилостивейший султан! Хорошо, мы согласны взять этих мальчишек в счет вашего долга. Если их продать, то как раз наберется две сотни дирхемов.

— Вы же обещали, что нас никто не тронет? — спросил Генрих у хозяина дома, где они ночевали.

— Обещал... Но вы сами видите, эти нукеры сметут нашу деревню в два счета. Мы вынуждены... — склонил голову Мулай Абд аль-Кадер. Он не смог встретиться взглядом со своими бывшими гостями.

— Ну, хватит разговоров. Сажайте их на коней, мы возвращаемся в Рабат!

Трое всадников усадили мальчишек в седла перед собой, и кавалькада помчалась в обратный путь.

Генрих успел шепнуть друзьям:

— Не проговоритесь, что я принц... Здесь и правда никому нельзя верить...

Пыль заклубилась под копытами, а жители деревни понуро провожали взглядами воинов султана.

* * *

У себя на родине Генрих никогда не видал столь бескрайних степей. По левую сторону от дороги раскинулась обширная плоская равнина, сплошь укрытая красновато-бурым песком. А вскоре Генрих понял, что от этого песка укрыться совершенно невозможно. Он противно скрипел на зубах, покрывал лицо тонкой пылью, слепил глаза...

Справа Генрих с удивлением рассмотрел белесую поверхность, блестевшую в лучах солнца. Издалека эти небольшие озерца казались покрытыми льдом. Только через несколько часов пути Генрих разгадал загадку — это обмелевшие участки моря, высыхая, превращались в соляные озера. Должно быть, там добывалась соль.

Солнце напоминало раскаленное добела блюдце. Всадники прикрыли лица, оставив лишь узкие прорези для глаз, а мальчишкам пришлось совсем туго — никто о них не побеспокоился. Только Мбаса все так же улыбался, словно ему все было нипочем.

Путь оказался долог и у Генриха было время поразмыслить. Если признаться султану Марокко, что он сын короля, то последствия могут оказаться самыми непредсказуемыми. Либо султан прикажет доставить принца с почестями к отцу, либо наоборот, начнет требовать для себя нечто запредельное — огромный выкуп, к примеру. Кто знает, какой окажется характер у правителя. Так Генрих ничего и не решил. Доставят его к султану, а там поглядим...


Впереди показались стены какого-то городка и всадники ускорили шаг — им хотелось поскорее устроить привал, отдохнуть в тени.

Город под названием Мид-Эль поражал своей беднотой — невысокие дома, больше походившие на сараи, выстроились в хаотическом беспорядке. Между ними протянулись известняковые плиты и казалось, что жилые кварталы составляют единое целое. Улочки были шириной в два-три шага, раскинь руки и коснешься стен по обеим сторонам.

Лишь в центре городка оставалось свободное пространство. Там расположился рынок и мечеть с высокой башней минарета.

По рынку бродили мулы и ишаки, груженые тюками и мешками с товаром. Народу было не так уж и много, но стоял постоянный гортанный гомон, здесь очень любили поторговаться.


Конный отряд вызвал оживление — оборванные чумазые мальчишки, что мчались за ними от самых ворот, подбежали стайкой и встали поодаль, раскрыв рты. С любопытством поглядывали взрослые, но заговорить не решались.

Сотник Мухаммед Абд аль-Хафид ни на кого не обращал внимания. Остановившись у колодца он, исполненный достоинства, ссадил на землю Генриха, спешился сам и перебросил повод одному из нукеров.

Жестами он указал Генриху на колодец, потом на лошадей. Понятно без слов, надо напоить.

Генрих пожал плечами, но спорить не стал. Пока всадники привязывали коней к длинной плетеной изгороди, он взял кожаное ведро и принялся лить воду в длинное деревянное корыто. Жан-Мишель сунулся было к нему, помогать, но Генриху было так скучно во время долгой поездки, что работа показалась замечательным развлечением.

Когда корыто наполнилось, мальчишкам было позволено напиться самим и умыться.


Тем временем подошли торговцы лепешками, кускусом. На деревянных лавках быстро расставили посуду, глиняные плошки, чайники.

Мальчишкам тоже дали блюдо с кускусом, одно на троих. Это местная каша, когда в обычное пшено добавляют все, что есть в доме — мясо, овощи, специи, каждый готовит на свой лад. Впрочем, как раз мяса в каше и не оказалось.

Зато сотнику подали печеную баранину, блюдо под названием тажин. На вид очень вкусно, жир так и блестел, так и переливался.

Ну и конечно же — чай, без него не существует восточной кухни.

После сытного обеда сотник прилег в тени подремать. Его воины, оставшись без командирского надзора, разбрелись по рынку.

Мбаса привлек к себе внимание местной ребятни. Хоть это и Африка, но похоже, что в этом городке не видели еще негритят.

Мальчишка потуже стянул на талии свою юбочку, так и норовившую сползти, и сказал:

— Я хотеть спать. А вы не устать разве?

— Ложись, ложись, пока нас снова на коней не забросили, — ответил ему Генрих.

Живот наполняла приятная тяжесть и глаза, конечно же, стали слипаться. Принц не стал противиться природе, Подложив под голову собственный локоть, он закрыл глаза и погрузился в сон...

Жан-Мишель и Мбаса быстренько устроились рядом, повертелись, поглазели на заклинателя кобр, который мучил бедную змею своей дудкой, и сами не заметили, как уснули.

Глава двадцать седьмая

Последняя неделя весны выдалась на редкость дождливой. Сена и Луара вздулись до верхнего предела и грозили наводнением. О приближении лета не напоминало практически ничего, кроме календарей. Серое небо было затянуто тучами, сквозь которые не мог пробиться ни один солнечный лучик.

Но бесконечная дробь падающих с неба капель не мешала герцогу Ангулемскому размышлять. Он был вне себя от бешенства. Даже верный пес забился под стол, чтобы не попасть хозяину под горячую руку.

На днях герцогу доставили весьма дурные вести — его наемник Брюльи предал своего господина и сбежал в неизвестном направлении, прихватив с собой королевского отпрыска. А ведь как все было здорово продумано! Попытка отравления не удалась и теперь несчастного парня, помощника повара, допрашивают так, что он признает за собой даже убийство Папы Римского Климента VIII.

Король, конечно, уже знал о случившемся. Он предпринимал все, чтобы разыскать сына, но не менее энергично Людовик искал злоумышленника, виновного в покушениях.

И герцог не намерен был терять время, он чувствовал, как сжимается тугая петля на его шее. Хоть и не повесят на самом деле, но провести остаток жизни в холодных каменных мешках Бастилии ему тоже весьма не хотелось.

Три дня назад король выехал на юг, чтобы на месте разобраться во всем и лично руководить поисками принца Генриха. Этот момент нельзя было упускать!

Герцог принял очень простое решение. Раз не получилось уничтожить сына, то необходимо лишить жизни отца! Во всеобщей смуте, что непременно поднимется по стране, он, герцог Ангулемский, выступит спасителем королевства и первым претендентом на трон. Правда, надо будет попутно избавиться от остальных, например от младшего принца — Филиппа. Этот мальчишка может спутать карты, если регентом выступит кто-то из де Гизов.

Но следует все тщательно продумать, осечки быть не должно.

Герцог взял со стола серебряный колокольчик и встряхнул, да так, что изящная безделушка вылетела из пальцев и ударилась о стену. Но слуга услыхал и быстро вошел в кабинет.

— Вот что... Срочно разыщи виконта де ла Вальер. Он наверняка напивается в ближайшей таверне.

— Слушаюсь, сир...

Слуга неслышно покинул кабинет, а герцог придвинул кресло поближе к камину. Все же возраст давал о себе знать и сырость потихоньку покусывала суставы. Да и раны принялись ныть, не дают забывать о былых сражениях... А ведь какое славное было время! Не то что сейчас — интриги, интриги, интриги...

* * *

Слуга герцога не стал рыскать по всему городу, он прекрасно знал, куда идти. И уже через полчаса он отряхивал от дождя свою шляпу на ступенях небольшой таверны под весьма воинственным названием «Меч и звезды»

В этой таверне к вечеру собирались отпрыски обедневших дворянских родов, которым гордость не позволяла пировать в захудалых трактирах, а бедность — в дорогих харчевнях, где за обычное жаркое требовалось уплатить чуть ли не десяток гиней.

Несколько грубо сколоченных столов в это время были еще пусты, к тому же погода не настраивала на шикарную попойку. Вот вечером совсем другое дело, соберется славная компания и вино будет литься рекой!

А пока что за дальним столом сидели четверо молодых людей в серых неприметных плащах и о чем-то беседовали вполголоса. Приветливая девушка подала им блюдо с перепелами, отшутилась в ответ на скабрезное предложение, увернулась от ленивого шлепка и исчезла за занавесью кухни.

Слуга герцога направился к компании. Остановившись рядом со столом он произнес:

— Господин виконт, вас приглашает к себе его светлость герцог. Он с нетерпением ожидает вас.

Самый молодой из четверых отставил кружку и поглядел на гонца. Недовольно оттер усы и ответил:

— Какого дьявола ты заявился сюда? Не мог поискать меня в другом конце Ангулема? Мы как раз успели бы закончить завтрак. Чего ему неймется, герцогу? А?

— Я не знаю, сударь. Он ведь не посвящает меня в свои замыслы.

— Еще бы! Уж кто-кто, а герцог умеет хранить свои тайны! Вот что, милейший, посиди в сторонке, пока мы не закончим. А лучше закажи себе вот этих перепелок, гляди, какие прожаренные!

— Герцог велел найти вас как можно скорее, сударь...

— Ладно, ладно... Все равно уже испорчен весь аппетит... Одна надежда, что разживусь у него деньжатами. Прошу простить, господа, важные дела! Надеюсь, мы вновь встретимся здесь вечерком!

Виконт поднялся, взмахнул шляпой в приветствии и направился к выходу. Слуга поторопился следом, едва поспевая.

* * *

— Входите, сударь, входите! — приветствовал гостя герцог Ангулемский.

Виконт де ла Вальер вошел в кабинет, небрежно поклонился и, не дожидаясь позволения, сел в свободное кресло.

Герцог поморщился. Его покоробила нарочитая фамильярность молодого нахала. И будь то в иное время, он бы нашел укорот на наглеца.

Но сейчас герцог сказал:

— Скажите, виконт, не надоело ли вам занимать постоянно в долг? Разве это делает вам честь? Я готов предложить вам небольшое... скажем так, дельце. И в награду вы получите свое собственное имение, заложенное еще три года назад. Я выкуплю его для вас.

— Весьма заманчиво, весьма... Я поступил к вам на службу и доволен ею. Но получить разом столь большую сумму я бы не отказался. Что же от меня потребуется?

— Скажу сразу — дело крайне опасное. Более того, у вас будет лишь один шанс из ста вернуться живым! Вас пугает такая перспектива?

Лицо юноши стало более вдумчивым, но ответил он почти без колебаний:

— Я готов рискнуть, чтобы покончить с этой унизительной бедностью.

— Прекрасный ответ. От вас требуется убить одну персону.

— Только и всего? Я сделаю это без колебаний, только назовите имя.

— Это... — герцог не закончил. Он стремительно поднялся и подошел к двери. Распахнул ее, проверил, пуст ли коридор. Но вернувшись к столу он не стал произносить вслух имя жертвы. Герцог взял лист бумаги и начертал на нем цветок лилии — королевский герб.

— Правильно ли я вас понял?... — помертвевшими враз губами вымолвил виконт.

— Да, сударь, это именно тот человек, о котором идет речь. Итак, вы по прежнему готовы?

— Теперь у меня даже нет шанса отказаться. Ведь так?

— Вы удивительно догадливы... Вы дадите мне ответ в этом кабинете. И если он будет отличаться от слова «да»...

Виконт глубоко вздохнул, собираясь с силами. А герцог тем временем скомкал листок и бросил его в камин.

— Я готов, — повторил виконт свое первоначальное решение.

— Вот и славно! — отлегло от сердца у герцога.

— Но как я сумею подойти к... этой персоне? Меня даже не подпустят на пушечный выстрел! Есть ли у вас какой-либо план?

— Несомненно. Я долго размышлял и кое-что придумал. Слушайте... Этот человек сейчас находится на полпути к южному порту, к Марселю. Сколько он там пробудет, не известно никому. Вам следует отправляться немедленно...

— И устроить засаду на обратном пути? — прервал герцога юноша. — Это нереально! Наверняка дорога будет проверяться, а сопровождать его будет не один полк гвардейцев.

— Не спешите, я продолжаю. Вам надо переодеться в другое платье. Такое, чтобы вас беспрепятственно смогли допустить к королю. Да еще и оставить вас наедине!

Виконт поглядел на герцога, словно на умалишенного.

— Я теряюсь в догадках... Чей же это костюм?

— Платье странствующего монаха-бенедиктинца! — герцог откинулся в кресле и победно взглянул на собеседника.

Действительно, вряд ли страже придет на ум подозревать монаха, которые во множестве бродят по дорогам страны. И все же виконт недоумевал:

— Но даже у монаха должна быть веская причина для беседы с кор... кхм... с тем человеком.

— Разумеется. Вы скажете, что принесли сведения о его пропавшем отпрыске. Тогда вас не то что пропустят, а на руках внесут!

— А у меня действительно будут эти сведения? Хотя бы для начала разговора.

— Да, будут. Я сообщу вам некоторые подробности, их хватит, чтобы заинтересовать нашу персону и оставить вас с ним наедине.

— Хорошо, сир, я вошел к нему. Что дальше? Меня наверняка обыщут. Ни кинжал, ни арбалет, ни тем более саблю мне не пронести.

Герцог загадочно усмехнулся.

— А вот теперь и будет самое интересное!..

С этими словами герцог подошел к секретеру, заслонил его собою от любопытных глаз гостя и чем-то щелкнул внутри. Из раскрывшегося тайника он вынул маленький футляр слоновой кости. Закрыв тайник, герцог вернулся к столу и положил футляр перед виконтом.

Юноша был сильно заинтригован. Раскрыв футляр, герцог вынул крошечный серебристый цилиндрик величиной с мизинец.

— Что это? — выдохнул виконт.

— Это — орудие смерти. Оно изготовлено мастерами Флоренции...

— Как же оно действует? Это яд?

— Яд в нем несомненно присутствует. Но это своего рода мушкет, только без пороха. Я точно не знаю его внутреннее устройство, мне лишь сказали, как пользоваться этим оружием. Если навести его на человека и нажать вот на этот крохотный рычажок у основания, то вылетит маленькая металлическая стрелка. Конечно, она не пробьет стальной панцирь, но с тканью легко справится. Стрелка вонзится в тело и яд убьет жертву, не мгновенно, а спустя несколько часов. Этого времени хватит, чтобы свободно уйти. Человек лишь почувствует, словно его ужалила пчела или комар. Так что вам, сударь, почти ничего не грозит... Звук выстрела хорошо бы скрыть, уронив поднос, бокал, стул наконец. Или просто кашлянуть погромче. Тогда этот человек даже не заподозрит, что в него стреляли. И еще... Здесь лишь один заряд, не промахнитесь!..


Голова виконта кружилась и нехорошие предчувствия витали вокруг, словно вороны. Но отступать было некуда, при отказе живым из этого кабинета он уже не выйдет.

А герцог продолжал:

— Слуги вам помогут переодеться. Придется выстричь тонзуру. Побольше цитат на латинском, вы ведь учились, не так ли? И наконец последнее... Я буду весьма доволен, если вам удастся устранить еще и сына нашей персоны. Этот мальчишка мне может помешать. Но главная цель — его отец. Сейчас ступайте переоденьтесь, а затем мы все подробно обсудим.

Вызвав слугу, герцог повелел сопроводить виконта в другую комнату, где уже была подготовлена монашеская ряса.


И в последнюю ночь мая новообретенный монах-бенедиктинец выехал на скромной лошадке из ворот замка герцога Ангулемского и не спеша направился в южном направлении, с трудом пробираясь по раскисшим дорогам...

Глава двадцать восьмая

Полуденный отдых затянулся — нукерам султана было некуда особо спешить. Конечно, глупо предполагать, что султан отправил целый отряд, чтобы получить какие-то несчастные триста монет с бедной деревушки. Но таких деревень уже набралось не меньше двух дюжин, вот терпение султана и закончилось.

После молитвы всадники засобирались в путь. Мальчишек забросили в седла, словно переметные сумки. Покинув город, отряд направился к западу.

В течение трех ближайших дней все повторялось — нукеры въезжали в новую деревню, собирали народ и требовали возвратить долг. Спорить мало кто решался, хоть и возмущались, конечно, но тихо, отвернувшись в сторону.

На четвертый день дорога привела в город Беркан.

Дома в городе были белого цвета, красивые и аккуратные. Правда, улочки точь-в-точь напоминали парижские — столь же узкие и грязные, с реками отходов и горами мусора. Как по ним умудрялись пробираться люди, оставалось загадкой.

Зато в центре города расположилась мечеть с величественным минаретом, что возвышался над городом. Голос муэдзина звучал так громко, что минарет казался низким и приземистым.


Здесь сотник Мухаммед Абд аль-Хафид направил коня к зданию караван-сарая. Привычным жестом распорядился напоить и накормить коней. Генрих уже не стал отвергать помощь друзей, втроем они управились гораздо быстрее.

После молитвы караван-баши стал собирать на стол, пришло время подкрепится.

Получив свою порцию каши, фруктов и чая, мальчишки расположились в тени пообедать. Сотник насмешливо разглядывал пленников, бросал какие-то фразы на арабском, вызывая громкий хохот у своих подчиненных.

А затем все погрузились в уже ставший привычным полуденный сон...

* * *

Жан-Мишель медленно, неуклонно проваливался в столь знакомый обморочный туман, а Генрих с испугом смотрел на его бледнеющее лицо. Принц потормошил друга за плечо, стараясь вывести из странного состояния, но Жан-Мишель сбросил его руку.

— Погоди... Не трогай меня сейчас... Должно случиться что-то... что-то страшное...

— Расскажи, что ты видишь? Кто нам угрожает?

— Не нам... Нет... Твоему отцу... Его сейчас убьют...

Принца в единый миг прошиб холодный пот. Он вскрикнул:

— О чем ты говоришь?! Кто смеет покушаться на короля?!

— Тшш, тише... Я пытаюсь... Я стараюсь вмешаться... Но это очень сложно, слишком большое расстояние. Я еще никогда это не делал... Нет, ничего не выходит, он меня не слушает...

— Кто не слушает? Мой отец? Ты хочешь подчинить его своей воле?

— Да. Но не получается... Сейчас я попробую по иному.


Жан-Мишель действовал неосознанно, по наитию, словно ему подсказывал путь кто-то свыше. Мальчик взял за руку принца и крепко-крепко сжал. Так, что пальцы хрустнули. Но Генрих не чувствовал боли, он неотрывно смотрел в черные зрачки Жан-Мишеля и уходил в их нескончаемую глубину...

* * *

А в это время...


Посланник герцога виконт де ла Вальер здраво рассудил, что не стоит терять время и мчаться к Марселю, на это уйдет по меньшей мере неделя, при таких-то ливнях. Потому он избрал другое направление и повернул лошадь к Парижу. Уж мимо своей столицы король не проедет.

Наиболее удобный путь между двумя названными городами проходил в предместье Орлеана. Именно там и остановился виконт, скрывшись от посторонних глаз в тенистой дубраве.

Ждал он недолго, всего два с половиной дня, питаясь скудными запасами черствого хлеба и засохшего сыра, запивая дождевой водой. Но роскошь лишь мешала бы настроиться на запланированное действо.


Заслышав топот копыт, виконт выбрался из кучи валежника, которую он наломал для тепла, и поскорей отбежал подальше вглубь чащи, дожидаться удобного момента.


На опушке показался передовой отряд гвардейцев, которые проверяли дорогу перед королевским кортежем. Два десятка солдат внимательно оглядели опушку и остановились, окружив ее по периметру.

Через полчаса подтянулись остальные — две роты гвардейцев и полурота мушкетеров. Они принялись устанавливать походный бивуак, чтобы провести приближающуюся ночь.

Карета, в которой находились король и принц Филипп, остановилась поодаль, но под моросящий дождь никто выходить не стал, пока не был установлен шатер.

— Ваше Величество, у нас все готово, — подбежал к карете бравый полковник.

— Превосходно, — ответил Людовик, открыл дверь и шагнул прямо в мокрую траву. — Филипп, выходи, надо немного размяться, прежде чем прятаться в шатер — дорога была длинной.


Мальчик выпрыгнул из кареты и сделал несколько приседаний, разминая затекшие ноги. Над ним быстро растянули чей-то плащ, скрывая от дождя, но Филипп отмахнулся:

— Не надо, уберите! Мне хочется немного свежести.

Король с улыбкой наблюдал за сыном. Они о многом уже поговорили, пока добирались сюда, но сколько еще не высказано...

— Ну, хватит, Филипп, не хватало еще простудиться. Забирайся в шатер, пора устраиваться на ночлег.

Мальчик и правда немного продрог, потому прислушался к словам отца.

Вокруг сгустились сумерки, но ночная темнота еще не наступила. Были расставлены караулы по всем направлениям, зажглись костры. Влажное дерево потрескивало, и было больше дыма, чем огня.


Невдалеке послышался громкий окрик:

— Эй, стой! Кто идет? Стой, говорят тебе! Назовись!

В ответ послышалось невнятное бормотание таинственного путника. На шум подоспел начальник стражи и несколько солдат с мушкетами наперевес. Перед ними стоял промокший до нитки монах в коричневой рясе с опущенным на лицо капюшоном. Его лошадь была такой усталой и изможденной, словно ее не кормили со дня рождения.

Начальник стражи помчался с докладом к полковнику. Тот решил удостовериться лично и тоже расспросил монаха.

Выслушав, полковник отправился на доклад к королю. Лишь получив разрешение и проведя тщательный досмотр — не спрятано ли на теле тайного оружия — провел путника в шатер.


Король внимательно взглянул на входящего, затем отпустил стражу. В шатре остались лишь трое — монах, сам король и его младший сын, принц Филипп. Мальчик лежал на свеже-сколоченном топчане, пропахшем приторным смолистым запахом.

— Мир вам, государь! — склонился в низком поклоне монах.

— Здравствуй, брат мой, — ответствовал Людовик. — С чем ты пришел? Какие известия ты желаешь сообщить мне?

— Мной проделан долгий путь, государь. Я слишком устал, позволь мне присесть.

— О, да, несомненно. Возьми этот стул и придвинь его поближе.

Монах поднял изящный стул, привезенный вместе с шатрами в обозных телегах, придвинул его к столу, уставленному фруктами и виноградом.

Филипп следил за происходящим сквозь приподнятые веки, но делал вид, что задремал. Так, ему казалось, он узнает больше тайн.

— Итак, я слушаю тебя, брат мой...

— Государь... Мне известно о постигшем тебя горе — похищен ребенок, принц Генрих. Я прав?

Людовик пытался разглядеть под низким капюшоном глаза монаха, но это не получалось. И король решил до поры скрыть подробности, не разглашая весть об исчезновении принца в недавней буре.

— Допустим... Продолжай...

— Все в руках Господа нашего, государь... Dies diem docet. Завтра мы будем знать больше, чем вчера!.. Мне известно, где находится несчастный мальчик и кто замыслил его похищение.

— Если это правда, моей благодарности не будет предела! — воскликнул король, хотя и понимал всю абсурдность заявлений монаха. Ведь ситуация с похищением уже давно разрешилась. — Однако, чувствую, что ты голоден. Все, что на этом столе, в твоем полном распоряжении.

— Благодарю, государь. Я с самого утра не ел ничего, кроме пары сухарей...

Монах наконец поднял капюшон и король увидел приятное молодое лицо, располагающее к себе любого, кто повстречается на пути. Монах взял яблоко и принялся нарезать его на дольки, чтобы не жевать целиком в присутствии короля. Людовик между тем задал вопрос:

— Как же тебя зовут, брат мой, и где твоя обитель?

— Мое имя — брат Периньон, государь. Из монастыря св. Бенедикта, что в Дижоне.

— И все же я в нетерпении... Скорей начни свой рассказ.

— Я видел тех, кто похищал принца. Я проходил мимо замка Латиньоль, в ту ночь, когда там произошла резня. Я спрятался у дороги, заслыша выстрелы и крики, а затем увидал, как вооруженные люди несли к морю двоих мальчиков. Тогда я не знал, что один из них — принц Генрих, я узнал об этом позже, по слухам, что носились повсюду.

Людовик внимательно слушал, поскольку любая весть, даже запоздавшая, волновала его сердце. А монах ловко усыплял внимание короля, отвлекая и заговаривая. Он привел несколько библейских цитат, указывая на смирение и покаяние, на греховность светской жизни и необходимость в молитвах.

И когда лицо короля смягчилось, монах принялся за дело... Сперва он отложил нож, наклонился к столу, спрятав левую руку в широком рукаве, нащупал пришитый изнутри тонкий стерженек. Слегка прижал его пальцем, направляя. И уже изготовился спустить рычажок для выстрела, но... Он совсем выпустил из виду «спящего» мальчика. А ведь напрасно! Филипп мгновенно вскочил, в один прыжок преодолел разделявшее пространство и вцепился зубами в локоть монаха, выдирая вместе с тканью клок кожи. От столь резкой и невыносимой боли монах взвыл и попытался отцепить мальчишку, но Филипп впился так сильно, что это было невозможно.

Людовик спохватился и громко закричал:

— Стража! Немедленно ко мне! Покушение!

Вбежали трое гвардейцев. Мигом разобравшись в ситуации, они стали скручивать монаха, заламывая ему руки, и все же он невероятным усилием вырвался на единый миг, стряхнул уставшего мальчишку. Филипп растянулся на земле. И теперь уже не таясь, виконт спустил курок миниатюрного мушкета. Послышался тихий хлопок, игла величиной с половинку ногтя вонзилась Филиппу под лопатку. Единственный заряд попал в цель.

Никто даже толком не обратил на это внимания, ведь мальчик лишь почесал «укушенное» место, но боли не почувствовал. Стрелочка запуталась в складках нижней рубашки, покачалась и упала на землю. Ее никто не заметил. А также никто не заметил, что у мальчика какие-то странные, остекленевшие, глаза... В них исчезли зрачки, или стали крошечными, как острие булавки...

Это в далекой-далекой стране Марокко Жан-Мишель принял на себя управление душой Филиппа, после неудачи с его отцом. И вот — получилось! Почти... Через два-три часа начнет действовать смертельный яд, от которого нет противоядия...


А «монаху» уже связали руки и король приказал посадить его обратно на стул, для допроса. Но первым делом король кинулся к Филиппу.

— Мальчик мой, как ты?.. Он не поранил тебя?

— Нет... Наверное, нет... — Филипп приходил в себя, прислушиваясь к внутренним ощущениям. Ничего не болело...

— Тогда ложись, попробуй уснуть.

Филипп снова лег в постель, а король вернулся к допросу:

— Объясните немедленно, что все это значит!

Виконт де ла Вальер проговорил:

— Я не знаю, в чем моя вина, государь. Должно быть, принцу что-то привиделось во сне... У меня не было злых намерений!..

— Вы намеревались меня убить? — настаивал король. — Но как? Почему вы не воспользовались ножом? Вот же он, перед вами.

Виконт молчал, угрюмо уставившись в пол. Он уже прекрасно понял, что его ожидают лишь пытки, длительные допросы, а затем казнь или, что еще хуже — пожизненная тюрьма. Даже выдав своего нанимателя, герцога Ангулемского, он не сможет освободиться. Потому — лучше молчать.

Поняв, что без применения силы ничего добиться не получится, король приказал:

— Уведите этого лживого монаха прочь. Свяжите еще крепче, чтобы не сумел бежать. Пусть едет с нами в Париж, там займемся им по настоящему. Но прежде обыщите его как следует, не верю, что он пришел без оружия!..


Виконта подняли на ноги и уволокли из шатра, а король остался в кресле, пытаясь успокоиться от пережитого волнения. Рядом тихо посапывал его сын, а за стенами перекликалась стража. Ночь принялась за свою обычную работу — усмирять дневную тревогу...

Глава двадцать девятая

Жан-Мишель вынырнул из ночной тьмы в яркий солнечный день (сказалась разница по времени), его взгляд стал осмысленным, но по-прежнему встревоженным.

— Ну, что, что?! Не молчи, скажи, получилось?

Принц затормошил друга, пытаясь добиться единственно желаемого ответа. И он его получил.

— Да, твой отец уже в безопасности. Убийца связан и обезврежен.

— Хвала Христу!.. — облегченно вздохнул Генрих.

— Погоди... Вместо короля должен погибнуть твой брат...

— Ты пугаешь меня... Расскажи немедленно, что там произошло! При чем здесь Филипп?!

— Я не смог управлять душой твоего отца, но с Филиппом все получилось. Наверное, ваши души более близки... И теперь Филипп отравлен. Яд настолько силен, что противоядие уже не успеет подействовать, даже если оно и разыщется. Твой брат обречен...

Принц Генрих потрясенно замолчал. Он лихорадочно искал выход, но ничего не приходило на ум. Тогда Генрих схватился за рукав Жан-Мишеля, как хватается за соломинку утопающий:

— Ты не можешь... Ты не можешь так все оставить! Спаси его! Ну, сделай хоть что-нибудь!

— Что я могу... Это уже бесполезно...

— Не хочу ничего слышать! Возвращайся обратно и вылечи Филиппа!

Жан-Мишель с сомнением качнул головой, но все же поддался на уговоры. Он снова сжал ладонь принца и погрузился было в транс. Однако им помешали...

Сотник Мухаммед Абд аль-Хафид, зевая и хмурясь, поднялся со своего ложа, стал расталкивать нукеров. Дневной сон не освежил его, а наоборот, только добавил усталости. Но надо было продолжать путь.

— Эй, вы, грязные лягушата! Вставайте живей! — крикнул он мальчишкам.


Смысл этой фразы ребята поняли, даже не зная языка, но принц вовсе не собирался подчиняться. Жизнь брата была во сто крат важней, чем собственная! И Генрих тихо сказал Жан-Мишелю:

— Продолжай, не обращай внимания...

Увидев, что ему не подчинились, сотник разгневался. Он подошел ближе и пнул принца в бедро:

— Ну, ты! Я приказал подниматься!

Только что проснувшийся Мбаса бросился на защиту, но был отброшен вторым пинком.

Тогда Генрих, скрутив в тугой комок царственную гордость, кинулся сотнику в ноги и стал умолять:

— Прошу вас, погодите немного! Дайте нам всего несколько минут! Мой брат может умереть!

— Что ты говоришь, я ничего не понимаю! — сотник пытался освободиться, но принц крепко обнимал его за сапоги, пытаясь уговорить.

— Всего пять минут!

— Кто-нибудь, скажите, чего хочет этот щенок?! Иначе я просто прикончу его!

В караван-сарае было несколько путников, которые забрели отдохнуть и пообедать. По счастью, одному из них было известно несколько французских слов.

Невысокий тощий араб встал из-за столика, отставив чашку, и подошел поближе. Он вслушался в просьбы принца и как сумел перевел их.

— Какой еще брат? Где он? Этот эфиоп, что ли?

— Нет-нет! Мой брат далеко отсюда, но мы сможем его излечить даже на таком расстоянии.

— Я тебя понял, ты хочешь затянуть время. Да ты просто ленивый сын ишака, и не хочешь предстать перед нашим всемилостивейшим султаном!

— Нет, вы ошибаетесь. Я лишь хочу спасти брата. Умоляю, всего несколько минут!

— Ай, шайтан с тобой. Пять минут!

Генрих наконец отпустил сотника и быстро развернулся к Жан-Мишелю:

— Продолжай скорей!

Жан-Мишель взял принца за руку и стал медленно погружаться в небытие. А вокруг собрались зрители, предвкушая необычное развлечение. Они тихо посмеивались, глядя, как застывал мальчишка, как бледнело его лицо.

— Если этот факир и правда что-то умеет, то султан отвалит нам не одну сотню золотых дирхемов!.. — сказал вслух сотник, устраиваясь поудобней.

* * *

Король проснулся от протяжного хриплого стона и первой мыслью было: «Филипп!..» Беспокойство подбросило Людовика с постели в единый миг. Он метнулся к сыну, едва не сбив при этом стойку шатра.

Мальчик крутился с боку на бок, словно механическая кукла, без остановки, и стонал. Людовик первым делом крикнул в проем, чтобы разыскали лекаря, которого весьма предусмотрительно захватили в этот поход. Затем повелел разжечь свечи и вернулся к мальчику.

Яд начал действовать быстрей, чем было рассчитано — наверное, потому что попал в тело ребенка, а не взрослого.

Лоб Филиппа влажно блестел, глаза широко раскрылись. Сквозь стон и хрип пробивались бессвязные фразы, в которых невозможно было разобрать слова. Людовик пощупал лоб мальчика — холодный и липкий...

Король страшно взволновался и, едва вбежал в шатер доктор, принялся за расспросы:

— Что с моим мальчиком?! Прошу, посмотрите его! Неужели чума?! Что за странная лихорадка?

Доктор склонился над мальчиком и принялся за осмотр.

— Нет... На чуму не похоже, нет высыпаний на теле. И по другим признакам что-то иное. Что он ел за ужином?

— Все как обычно, фрукты, сыр, пирожные... Я ел то же самое, но как видите, здоров. Святой Франциск... Я все понял... Негодяй монах каким-то образом отравил моего мальчика!.. Как ему это удалось?!

— Хм... Яд? О, да, вполне вероятно. Хотя эти симптомы мне незнакомы... Большинство известных ядов дают совершенно иные результаты. А здесь сочетание лихорадки, судороги, усложненное дыхание...

— Послушайте, мне важно лишь одно — спасите моего сына! Делайте уже что-нибудь!

Филипп между тем уже затих. Его тело вдруг выгнуло дугой, пальцы на руках скрючило в подобие ястребиных лапок.

— Ложку, скорей передайте мне ложку! — вскричал доктор. Король схватил со стола ложку и отдал ему.

Доктор вставил серебряный предмет в рот мальчику и сказал:

— Иначе он откусит сам себе язык... Начались судороги, причем весьма сильные. Придерживайте его, ваше Величество, а я посмотрю, какое лекарство можно приготовить.

На губах мальчика показались пузырьки пены, хрип усилился многократно. Наконец мальчик закричал...

* * *

Жан-Мишель схватился руками за голову, зажимая уши. В его голове протяжным эхом звенел громкий крик, доставляя невыносимую боль.

— Что, что там? Говори! — Генрих пытался понять, что произошло в далекой Франции.

— Все очень плохо, твой брат умирает... Яд поразил все его тело, добрался до самых потаенных частей... Я пытаюсь ослабить боль, но это плохо удается. Дай мне руку снова...

Генрих подал ладонь и Жан-Мишель продолжил:

— Я попробую вывести яд. Вот только получилось бы...

Возобновив прерванную на миг связь, он принялся за дело. Яд уже впитался в кровь, но большая его часть оставалась в печени. Именно туда и устремил свой тайный взгляд Жан-Мишель. Усилием мысли он скомкал ядовитую сущность в тугой шар бурого цвета, покрытый шерстью и паутиной, вытащил его наружу и сжег в пламени свечи. Конечно, все это было незаметно для глаз короля и доктора. Они лишь увидели яркую вспышку, а потом Филипп немного успокоился, словно чуть утихла боль.

А Жан-Мишель продолжал. Сейчас он принялся прочищать кровь принца, выгребая растворившийся в ней яд. Бурые нити съеживались, слипались в комочки и тоже сгорали над свечой. Постепенно тело мальчика очищалось, дыхание успокаивалось. Оставалось самое сложное — освободить от яда мозг...

Жан-Мишель начал очистку. Он действовал, словно ювелир, чтобы не задеть, не повредить хрупкие сосуды. Но даже полностью уничтожив ядовитый след, он не принес исцеление. Принц лишь прикрыл глаза, глубоко и спокойно вздохнул. А затем погрузился в безмятежный и беспробудный сон...


— Я сделал все, что в моих силах... — произнес виновато Жан-Мишель. — Но я не справился...

— Филипп умер?.. — глухо спросил Генрих, отворачиваясь, чтобы скрыть непрошенные слезы.

— Нет-нет! Он жив, но...

— Но что?

— Он спит.

— Спит? Ну, это уже не так страшно.

— Погоди, он не просто спит. Он не сможет проснуться! Он будет спать долго-долго, пока не определят, чем его можно вылечить окончательно. Надо узнать, что за яд ему подсунули, и какое от него противоядие. Лишь тогда чем-то можно помочь.

— Эй, вы! Мне еще долго ждать? — это вмешался сотник Мухаммед Абд аль-Хафид. Ему надоело наблюдать, как два мальчишки болтают о чем-то непонятном, и совершенно ничего не происходит. — Ты уже вылечил своего брата?

— Да, хоть и не совсем, — ответил через переводчика Генрих.

— Странно, мы даже и не заметили. Может, ты нам соврал?

Сотник с насмешкой обвел взглядом окружавших его зрителей, словно ища поддержки.

— Нет, я говорил правду. Но теперь это уже неважно, мы готовы продолжить путь, — Генрих говорил устало, ему действительно все было безразлично. Главное, что Филипп остался жив.

— В путь, так в путь, — слегка разочарованно сказал сотник. Он не увидел ни пожирания огня, ни полета в воздух, вообще ничего из арсенала многочисленных фокусников. — Набери воды в эти мешки.

Он бросил принцу три больших кожаных мешка и, не оглядываясь, отправился седлать коня. Генрих и Мбаса быстро справились с заданием и вскоре отряд выехал из города.

* * *

В королевском бивуаке тоже собирались в путь. Людовик решил не дожидаться утра, а немедленно выезжать в Париж. Принц Филипп погрузился в странный сон, доктор ничего не мог объяснить. Лже-монах, виконт де ла Вальер, замкнулся и не поддавался ни на расспросы, ни на угрозы. Да он ведь и не мог сказать, что за яд был применен. И к большому сожалению крошечный цилиндрик, поразивший принца, не был обнаружен даже при повторном осмотре. Он ловко притаился в складках тяжелой шерстяной рясы.

В Париже король соберет всех самых известных лекарей королевства, пригласит врачевателей со всей Европы. И принц Филипп обязательно очнется от своего беспамятства...

Глава тридцатая

Столица Марокко, город Рабат...

Только сейчас мальчишкам открылось в полной мере все великолепие Востока. Дома высотой в два-три этажа, с балконами и верандами, увитые плющом, утопающие в роскоши. Словно бедность осталась за городскими воротами. Даже улочки были вымощены плотно подогнанными каменными плитами.

Отряд продвигался по городу не спеша, чтобы ненароком не налететь на кого-то из многочисленной знати. Шикарные паланкины с занавесями то и дело норовили встать поперек дороги, словно каждый из них — центр Вселенной.

Сотник злился и, будь на то его воля, слуги этих вельмож, переносившие паланкин, получили бы за дерзкую невнимательность по десятку плетей. Но приходилось терпеливо дожидаться, ведь неизвестно, кто скрывается внутри.

Пришлось проехать чуть ли не весь город, пока добрались до дворца султана. Массивные внутренние ворота распахнулись, пропуская всадников.

Широкая дорожка, посыпанная красным песком, вела вглубь великолепного сада, сквозь стройные ряды кипарисов и фруктовых деревьев.

Сотник оставил своих людей у самого входа, а сам повел пленников вперед, давая по пути наставления:

— Наш всемилостивейший не любит, когда ему перечат, так что уж лучше промолчать, чем спорить. Расскажете ему все без утайки, а уж он решит, что с вами делать.

Купол дворца, покрытый глазурью, сиял на солнце, слепил взор. Стены с бойницами и колоннами украшал искусный орнамент, исполненный в виде арабской вязи.

Даже сотник слегка заробел, переступив порог. Подошел статный вельможа, жестом призвал за собой.

Мальчишки шагали вслед за ними, разглядывая стены — такого великолепия они не видали еще. Даже Лувр и Версаль показались Генриху бедняцкими хижинами по сравнению с дворцовыми галереями. Золото, сплошь только золото... Стены, потолок, все в позолоченных орнаментах. А на полу мягкие ковры, бесчисленное множество... Шаг становится бесшумным, невесомым, словно идешь по облаку.

Здесь царило безмолвие и спокойствие, сонное, тягучее...

Раскрылись створки огромных дверей, высотой в три человеческих роста. Вельможа склонился в поясе и произнес:

— Входите, уважаемый Мухаммед Абд аль-Хафид...

Сотник подтолкнул мальчишек перед собой.

Громадный, пустынный зал раскинулся перед ними. На таком поле могли бы с легкостью затеряться два-три гвардейских полка.

И каким странным показалось громогласное эхо, прозвучавшее немедленно:

— Подойдите ближе! Всемилостивейший султан ожидает вас!

Сотник заторопился. Его шаг ускорился, почти превратившись в бег.

Султан Марокко, Абд Ахмед аль-Мансур, восседал на роскошном диване, обшитом алой парчой и золоченой тесьмой. Он был примерно одного возраста с отцом Генриха, слегка рыхловат и полноват. Весь его облик говорил о властном и противоречивом характере.

По обеим сторонам почтительно стояли советники и военачальники, во главе с великим визирем Хасаном ад-Дином Фархади.

Сотник бросился ниц к ногам султана, попутно толкнув в спины Жан-Мишеля и Генриха. Ну а Мбаса и сам понял, что надо сделать.

Впрочем, Генрих вовсе не собирался валяться в пыли, он немедленно выпрямился, скрестив на груди руки. Послышался всеобщий вздох — возмущение вельмож не знало предела. И султан, конечно, не смолчал:

— Поднимись, Мухаммед. Кого ты привел ко мне? Этот мальчишка весьма невежлив. Ты что, не мог продать его по дороге? К чему тащить в мой дворец всякий хлам?

— Прошу простить меня, о великий султан! Я дерзнул подумать, что он будет тебе интересен. Ведь этот мальчик наверняка сын кого-то из европейской знати. Изволь лишь обратить внимание на его тонкие кисти, на его нежную кожу. Это не простой бездельник из нищих, о нет! Расспроси его, о великий! Тебе он не посмеет солгать.

Султан тяжело задышал. Жара донимала даже во дворце, хоть невольники за его спиной и работали вовсю опахалами из павлиньих перьев.

— Прежде ответь мне ты, Мухаммед, как исполнено мое повеление? Все ли должники оплатили свой долг?

— Да, повелитель. Были недовольные, но все они не решились протестовать в открытую. Лишь в одной деревушке, название которой слишком незначительно для твоих ушей, о повелитель, не нашли денег. Вот там я и взял в счет долга этих мальчишек. Они показались мне весьма занятными.

— Превосходно. Позже передашь деньги казначею. Эй, вы, поднимитесь!

Сотник пихнул Жан-Мишеля сапогом и тот резво вскочил. Мбаса не стал дожидаться пинка, поднялся сам. Негритенок опустил глаза, словно понимая, кто он сам, и кто перед ним.

Султан взглянул на этих двоих лишь мельком, а вот Генрих его весьма заинтересовал.

— Назови свое имя! Откуда ты родом, из какой страны? — не дождавшись ответа, султан раздраженно спросил: — Мухаммед, почему он молчит?

— О повелитель, этот мальчишка не понимает наш язык.

— Как же ты с ним общался? Наверное, тумаками и затрещинами? Позвать толмача!

По этому приказу из толпы разряженных советников и вельмож выбежал низенький человечек со сморщенным лицом. Он засеменил к дивану и склонился в низком поклоне перед султаном.

— Спроси, на каком языке он говорит?

Переводчик принялся спрашивать на более всего известных языках и Генрих откликнулся на французскую фразу:

— Я родом из Франции, великий султан. Мое имя — Генрих де... — принц замялся, придумывая на ходу. И чтобы не запутаться в собственной лжи, взял имя погибшего в бою опекуна, — Генрих д’Ориньяк. Мой отец — граф д’Ориньяк. Несколько дней назад мы попали в жестокий шторм, меня вынесло за борт и так я оказался здесь, в вашей стране. Я прошу помочь мне добраться до берегов Франции и мой отец не поскупится, оплачивая мое спасение.

Султан внимательно выслушал переводчика и рассмеялся:

— Ты считаешь, что мне нужны ваши жалкие гроши? Я не так беден, как тебе могло показаться! Я могу сделать сотню таких мальчишек, как ты, из золота и раздарить статуи нищим на рынке! Но оставим это... Итак, ты граф?

— Да, великий султан.

— Это ничего не значит. Ты жив до сих пор лишь потому, что мне пришлась по душе твоя дерзость. Иначе я приказал бы сварить тебя в масле. А еще можно содрать кожу, это тоже весьма занимательно.

У принца слегка задрожали губы, но он взял себя в руки и не отвел глаз.

— У меня на конюшне убирают навоз два испанских гранда, на скотном дворе работает польский князь, а за столом прислуживает мальтийский рыцарь. Они все захвачены мною в сражении и превращены в рабов. Неверный может быть либо рабом, либо... мертвым. Ты что предпочитаешь, мальчик?

Султан перешел на ласковый, елейный тон, но Генрих продолжал надеяться:

— И все же я очень, очень прошу — отправьте меня во Францию. Поверьте, мой отец не пожалеет никаких средств!

— Ты опять про деньги... Надоело! Помолчи немного, я займусь остальными. Эй, Абдалла! Подойди-ка.

К дивану плавно подплыл огромный толстый вельможа с сильно набеленным лицом. Это был Верховный евнух, Абдалла аль Феруджи. Свирепый, хитрый, умный... По сути, он легко мог уничтожить любого, кто встал бы на пути его планов.

— Абдалла, как тебе нравится этот чернокожий? Из него получится великолепный евнух, не так ли? Вот и забирай, в моем гареме он будет весьма кстати.

Абдалла широко ухмыльнулся и схватил Мбасу под локоть. Мальчишка дернулся, но хватка была железной. Генрих не понимал, что происходит, но почуял, что негритенку грозит нечто страшное.

— Куда вы его тащите?! — вскинулся принц и метнулся к другу. Обхватил его за талию и попытался освободить из лап Верховного евнуха. — Отпустите немедленно! Я не позволю!

Султан раскатисто засмеялся, хлопая себя по коленям.

— Тащи, тащи его! Не поддавайся!

Несчастного Мбасу едва не растерзали надвое, но вокруг лишь заливались смехом.

Наконец султан позволил переводчику объяснить, куда вели Мбасу. Генрих мигом понял, какая участь ожидает негритенка. Но сам Мбаса не ведал значение слова «евнух»

— Успокойся, успокойся, граф! Это будет совсем просто — отрежут лишнее, смажут маслом да закопают по пояс в горячий песок пустыни. Через несколько дней все заживет. От этого умирают всего два-три мальчишки из сотни, сущая мелочь! — веселился султан.

И тогда Генрих прибегнул к последнему доводу. Он отпустил Мбасу, вернулся на свое место и проговорил сквозь душившие его слезы:

— Я не граф, великий султан... Я сын короля Франции, принц Генрих...

Глава тридцать первая

Довольная ухмылка медленно исчезала с лица повелителя Марокко. В зале смолкли все звуки, повисла напряженная тишина. Все смотрели на Генриха, словно он на их глазах превратился ту самую золотую статую, о которой упоминал султан.

Сотник, стоявший позади принца, едва не схватился за голову, когда понял, какая птичка угодила в его силки.

А сам султан пребывал в некоторой растерянности, но быстро восстановил царственную осанку. Он процедил сквозь зубы:

— Значит, ты мне солгал?

Генрих покраснел до ушей, и еле совладав с собой, ответил:

— Прости, великий султан, я вынужден был это сделать. Я не знал, как ты относишься в монарху Франции.

— И теперь ты хочешь, чтобы я поверил? Кто поручится, что это не очередная ложь? Ты пытаешься спасти свою никчемную жизнь, вот и сочиняешь разные небылицы. Я прав?

Придворные закивали головами, подтверждая слова правителя.

Задумавшись на миг, Генрих ответил:

— На этот раз я сказал сущую правду. Наверняка весть о моем исчезновении уже пронеслась по всей Европе. Ты с легкостью можешь проверить мои слова.

— Да, я так и поступлю. Мое решение таково — будешь гостем в моем дворце, пока мой посланник не вернется из твоей страны. И поверь, если ты все же солгал — ты пожалеешь, что не умер сегодня! Абдалла, забирай этого негра, делай, что велено!

Принц возмутился — опять султан за свое!

— Этот негритенок — мой слуга! Я требую оставить его со мной!

— Ты можешь только просить, но никак не требовать, — султан пошевелил толстыми пальцами, усеянными перстнями. — Хорошо. Я сегодня настроен благодушно. Отпусти этого раба, Абдалла. Принц, а что ты скажешь о третьем мальчишке, который еще не произнес ни слова? Он тоже твой слуга?

— Нет, великий султан, я не смею больше лгать. Этот мальчик — мой названный брат. Он уже трижды спасал мою жизнь.

— Вот как? Это любопытно. Ты расскажешь мне об этих историях, у нас будет много времени для бесед. Визирь! Запиши мой указ: направить посольство к франкам. Выяснить, что там у них с наследником произошло. Ну и договориться о выкупе, если это действительно принц. Хотя нет, погоди... О выкупе упоминать не следует, я еще подумаю, какую выгоду извлечь.

А мальчишек тем временем вымыть, приодеть, накормить. Отправь их в мой гарем, пусть жены займутся этим. Все, уведите! Продолжим совет...

Верховный евнух низко поклонился государю и увел мальчишек из зала.


Дворец султана Абд Ахмед аль-Мансура представлял собой бесконечную череду покоев, предназначенных для того, чтобы с царственным великолепием расселить в них женщин, придворных и рабов. Выстроено почти полусотня отдельных построек, в каждой свой фонтан во внутреннем дворике. А также ко дворцу пристроены громадные конюшни на несколько тысяч лошадей и бесконечный лабиринт дворов, мечетей, садов, которые были обнесены стенами. Там проживали сотни слуг и рабов, население целого маленького городка.

Абдалла провел детей по бесконечной анфиладе, укрытой коврами, уводя все дальше и дальше, пока они не вошли в приземистый домик с высокими стенами, скрывающими от посторонних глаз один из залов гарема.

Вернее сказать, в сам гарем их, естественно, не допустили — мужчинам, даже столь юным, доступ в него запрещен под страхом смертной казни. Потому евнух привел их в комнату для гостей.

На двух низких столах стояли граненые чаши из богемского стекла, из которых пили мятный чай, и бесчисленные медные ящички с чаем, сластями.

Вскоре в комнатке появились разодетые в шелк и муслин женщины. Абдалла передал приказ султана и ушел по своим делам.

Мальчишки замерли в растерянности, но долго скучать им не дали. Женщины с радостными воплями набросились на несчастных детей и мгновенно сорвали с них остатки потрепанных одежд. Генрих залился краской от стыда, но поделать ничего не мог. Его руки и ноги были крепко схвачены, а сопротивление подавлено.


Левую часть комнаты занимал небольшой квадратный водоем, дно которого было выложено голубой и зеленой мозаикой. Мальчишек окунули в чистейшую прохладную воду, принялись натирать розовым мылом и оттирать пемзой. Не слушая возмущенные вопли, женщины ловко стерли пыль и въевшуюся грязь, вымыли волосы какой-то вкусно пахнущей пеной.

Затем разложили мальчишек на узкие лавки и стали натирать маслом с таким одуряющим запахом, что Генрих едва не задохнулся. Голова кружилась, свежесть заполняла тело сквозь все поры растертой докрасна кожи.

Буквально из ниоткуда появилась детская одежда, и все трое были облачены в восточный наряд — синие шелковые штаны, жилетки из красного атласа, золоченые туфли, и белые тюрбаны. Этот пестрый наряд был дан мальчишкам словно в насмешку — так не одевались правоверные. Но конечно же, Генрих не знал и не ведал, что это было оскорбление.

Весело переговариваясь, женщины оглядывали дело рук своих. Потом потащили ребят за роскошный стол, что ломился от всевозможных фруктов и сладостей. Крупные оранжевые апельсины, красные гранаты, розовый шербет и рассыпчатая халва, сушеный изюм — все это показалось голодным мальчишкам дарами из рая.

Мбаса первым прыгнул на подушки, запихал в рот попавшиеся под руку фрукты, за что получил крепкую затрещину от одной из женщин. Черным не пристало сидеть за одним столом с господами! Принц не успел вмешаться, да и не слишком торопился — чужие обычаи надо уважать. Негритенок вылез из-за стола и сел в сторонке на корточки, дожевывая абрикос.

А его место заняли Генрих и Жан-Мишель. Женщины принялись скармливать им фрукты, заливаясь смехом всякий раз, когда сок начинал течь с подбородка на одежду. Вскоре мальчишки уже стали отбиваться от угощения, что было весьма нелегко. Вконец утомившись, Генрих вытер слипающиеся губы ладонью и сказал:

— Все, больше я не смогу съесть. Хоть казните.

Уловив смысл сказанного, одна из жен султана распорядилась провести гостей в спальню, где их уложили на широкие мягкие перины, в которых можно было бы проспать целую вечность...

Помещение, где отдыхали гости, уютно укрывалось от посторонних глаз темно-вишневыми портьерами. Солнечные лучи не проникали сюда, равно как и голоса обитателей гарема.

Пушистая кошка с наглыми зелеными глазами пробралась в спальню, огляделась и прыгнула на постель к Жан-Мишелю. Взобралась ему на грудь, мурлыкнула о чем-то своем и заурчала, навевая сон. Жан-Мишель не стал прогонять зверя, хоть кошка и нагуляла приличный вес на султанских обедах...

Прохлада приятно успокаивала и казалось, что все неприятности уже далеко позади...


Вечером султан соизволил пригласить царственного гостя в свои покои. Друзья принца такое приглашение не получили и были вынуждены остаться. Угрюмый темнокожий евнух принес бронзовый стакан и тройку кубиков. Мбаса и Жан-Мишель принялись с увлечением бросать кости, споря и перебивая друг друга. Евнух постоял с минуту, глядя на их игру, потом что-то сказал по-арабски и поманил Генриха за собой.

Глава тридцать вторая

Внутреннее убранство султанского сераля выглядело настолько пышным, что Генрих не сразу разглядел самого владыку. Султан Абд Ахмед аль-Мансур разместился чуть поодаль от входа, словно специально укрываясь от входящих. На низком золоченом столике стоял серебряный кальян с колбой из цельного хрусталя, и масляная лампа, дающая тусклый рассеянный свет. Позади повелителя невидимой тенью притаился переводчик.

— Подойди, подойди, принц. Я позволяю присесть рядом со мной.

Евнух с готовностью подтолкнул мальчика вперед, а сам быстро скрылся с глаз всемогущего повелителя, настроение которого менялось так часто, что не успеешь и глазом моргнуть, как останешься без головы.

Генрих прошел вперед, обходя высокие китайские вазы из тончайшего фарфора, стоившие целое состояние. Он сел на подушку и затаив дыхание, готовясь услышать любую новость, даже самую неприятную. Но султан смотрел почти равнодушно, сверкая масляными глазками. Затем вынул изо рта длинный чубук трубки, выпустив облако дыма к потолку из кедрового дерева. Протянув чубук мальчику, султан предложил:

— Попробуй, принц. Наверняка у себя во Франции ты такого не испытывал!

Генрих с сомнением покосился на кальян. Он не то что не пробовал, но даже и не видал раньше подобное приспособление.

Посчитав отказ с первых же мгновений разговора невежливым, Генрих принял чубук и втянул в себя воздух. В кальяне булькнула вода, а в горло мальчика проник горячий дурманящий дым. Генрих закашлялся, чем вызвал одобрительный смешок у султана. Потом принца повело, комната закружилась, все быстрей и быстрей, пока глаза не сомкнулись. В голове замелькали картинки, одна интересней другой, словно кто-то вращал большой разноцветный зонтик, схожий с радугой в полнеба.

Султан невозмутимо дожидался, пока принц не придет в себя. А дождавшись, произнес:

— Слаб ты, совсем еще мальчик. С первой же затяжки потерял разум. А ведь собираешься править!

— И вовсе я не слаб! — воспротивился Генрих. — Я могу еще!

— Ладно, хватит уж. Я с тобой беседовать хочу, а не разглядывать, как ты спишь. Расскажи мне, как ты попал в мою страну. Я слушаю со вниманием...

— Великий султан... Я и сам еще не очень хорошо понимаю, как оказался в твоих владениях, — и принц принялся рассказывать... — Началось все в тот день, когда банда разбойников похитила меня из замка на морском побережье. Эти негодяи провезли меня в корабельном трюме на безлюдный остров, где продержали почти неделю. Потом по счастливой случайности я оказался на борту фрегата, что разыскивал меня. Бандиты получили выкуп и скрылись, а корабль отправился к берегам Франции. Я думал, что все завершилось, но налетел ураган. Я случайно упал за борт, меня подхватил смерч и унес в неизвестном направлении. И вот я оказался на берегу страны, название которой я тогда не знал. Меня и моих друзей приютили жители какой-то деревни. Наутро появились твои воины и привезли меня в этот город. Вот и вся история, что со мной произошло. А теперь я лишь надеюсь на твое великодушие...

Султан молчал, лишь потягивал кальян. Он внимательно слушал переводчика, но о чем были его мысли? Наконец кивнул и сказал, плавно растягивая слова:

— Увлекательная история... Ты много испытал и теперь знаешь, что кроме дворцов существуют и хижины. Будущему правителю надо беспокоиться о своих поданных, уж я это прекрасно знаю. Мои воины ни в чем не нуждаются! И ты сам можешь увидеть результат — неверные уже не один десяток лет пытаются завоевать Танжер или Сеуту, но мои храбрые алькаиды сражаются, словно львы! И если король франков пожелает вступить со мной в схватку, то потеряет свою армию всю, до последнего воина. Если ты попадешь домой, то передай отцу мои слова.

Генриха резануло это коротенькое «если» и он стиснул зубы. Султан продолжил:

— Сотник, что привез вас сюда, рассказал мне про забавное поведение твоего «брата», как ты его называешь. Он устроил целое представление, развлекая моих нукеров. Расскажи про этого мальчика и про то, как он спасал тебе жизнь.

— Великий султан... У этого мальчика есть некий дар предвидения. Он иногда может предсказать надвигающуюся на меня смертельную опасность. Трижды у него это получалось, потому я и жив до сих пор.

— Аллах наградил его или же это дар дэвов? Не знаю, не знаю... Странный мальчик... Пожалуй, я велю присматривать за ним получше. Что если он в силах насылать проклятия?

— Нет! В его сердце нет зла! Я готов за него поручиться!

— Ты еще слишком юн и вряд ли сможешь поручиться даже за себя самого... Ну да оставим это!..


Султан поднял ладонь кверху — по этому знаку в комнату бесшумно вошел слуга, унес кальян. Вместо него поставили на столик серебряный поднос с несколькими блюдами не слишком привлекательного вида. Генрих вспомнил сушеную саранчу и переглотнул. Султан взял с подноса одну тарелку, протянул гостю и сказал:

— Принц, отведай вот это лакомство. Это зерна граната, сваренные в меду. Очень, очень сладкие. Отведай!..

Генрих нерешительно принял легкую тарелочку. Как это есть, руками? Султан ждал, с легкой усмешкой наблюдая замешательство гостя. Мальчик вздохнул и обмакнул в тарелку пальцы. Зачерпнул немного мягких коричневых зернышек, поднес ко рту. И правда, приторно-сладкий вкус Генриху пришелся по душе, такого он еще не пробовал даже на роскошных пиршествах в Тюильри и Версале.

— Вижу, понравилось. Это блюдо будет еще вкуснее, если зазвучит приятная музыка. Эй, вы там, начинайте!


На этот приказ в комнату вошли четверо музыкантов в ярких праздничных одеяниях. Они разместились прямо на полу и полилась тягучая арабская мелодия. Генрих присмотрелся, его заинтересовали инструменты необычных для европейца форм. Один из них, rebab, нечто вроде маленькой примитивной скрипки. Музыкант поставил скрипку на бедро и водил по ней небольшим смычком. У второго инструмент назывался «пау», это косая флейта из тростника. Третий играл на инструменте, похожем на лютню с тремя струнами, а у четвертого между колен был зажат тамбурин.

Султан вновь еле заметно качнул ладонью и, повинуясь этому знаку, в комнату впорхнули разряженные в шелка девушки. Их лица прикрывала сиреневая вуаль, на плечи ниспадал полупрозрачный платок. Босыми ногами они плавно кружились в замысловатом танце, позвякивая блестящими украшениями. Обнаженный живот колыхался, словно прибрежная волна. Пупок украшал переливающийся драгоценный камень.

Едва Генрих увидел сей прекрасный танец, как у него перехватило дух. Щеки заалели, в груди разлилось одуряющее разум тепло. Мальчик был именно в том возрасте, когда ребенок превращается в юношу, а значит, любой намек на женскую красоту воспринимался им, словно кинжальная рана в сердце.

Султан ухмылялся, искоса поглядывая на принца. Неспроста он устроил этот небольшой праздник, неспроста... Хотел он смутить гостя, чтобы затуманенный гашишем и женскими чарами мальчик раскрыл какие-то секреты? Кто знает...

Но прошла минута, за ней другая, а затем Генрих перестал воспринимать происходящее — веки стали тяжелыми, непослушными. Мальчик откровенно зевнул, прикрывая пальцами рот.

Повелитель Марокко мановением руки отослал музыкантов и танцовщиц. Посмотрел на полуспящего принца, покачал головой.

— Эй, кто там! Возьмите его и отнесите в летние покои. Пусть его ночь будет светлой, во имя Аллаха!..

Вошел с поклоном евнух, принял мальчика на руки и унес в определенную гостям спальню.

И первая ночь во дворце была действительно тихой и спокойной, никто не смел потревожить сон наследника французского престола...

Глава тридцать третья

Проснувшись от влажной духоты, Жан-Мишель долго не мог вспомнить, где он находится. Жаркий сумрак не давал вздохнуть полной грудью, словно кто-то взвалил на мальчика тяжелый неподъемный мешок. Жан-Мишель покрутился на своем ложе, вминая в перины шелк простыней, но сон не возвращался.

Мальчик встал и прошел к двери, в поисках хоть призрачной, но прохлады. За занавесью стояли двое стражей. Они мгновенно обернулись, и Жан-Мишель понял, что никто его никуда не выпустит без особого приказа. Да и ни к чему было выходить — там, за дверьми, стояла точно такая же жара, как и в комнате. Делать нечего, мальчик вернулся и сел на постель.

Слева слышалось ровное сопение — Мбасе отсутствие ветерка спать совершенно не мешало. Справа, чуть поодаль, еле слышно дышал в подушку Генрих. Он беспокойно вздрагивал во сне, пальцы сводило в слабой судороге. Жан-Мишель почувствовал, что сейчас принцу снится что-то очень неприятное и подошел поближе.

Встав на колени, он сложил ладони лодочкой над головой Генриха и попытался рассеять дурной сон. Через несколько мгновений на губах принца засквозила слабая улыбка, лоб разгладился, а дыхание стало ровным и глубоким.

Жан-Мишель устроился поудобней на толстом персидском ковре, у подножия кровати Генриха. И только теперь, исполнив свой долг, Жан-Мишель смог задремать спокойно...


Рассвет застиг Генриха врасплох — веки не хотели раскрываться, но солнечные лучи били прямо в глаза, сквозь поднятую занавесь двери. Волей-неволей глаза пришлось раскрыть. Принц зевнул и сладко-сладко потянулся. Тело уже не было тяжелым и непослушным, как накануне вечером. В каждой жилочке звенела энергия, хотелось вскочить и мчаться куда-нибудь далеко-далеко, захлебываясь от холодной воды... Эй, при чем здесь вода? Генрих помотал головой. Почему в его мысли влез этот стакан с прохладной хрустальной жидкостью? Но ничего удивительного здесь не было — губы пересохли, а горло словно наполнили раскаленным песком. Жажда заставила мальчика быстренько распинать покрывала и простыни и вскочить.

Босая нога ткнулась во что-то мягкое и податливое. С пола послышался громкий вскрик, похожий на кряканье утенка. Генрих запрыгнул обратно на постель и свесился с нее, разглядывая неожиданную помеху.

— Жан-Мишель? — удивленно воскликнул он. — Ты что здесь делал? Я тебя не ушиб?

Жан-Мишель, смущенный и покрасневший, поднимался с ковра, потирая ребра. Но все же нашел в себе силы не жаловаться:

— Простите, ваше Высочество, я решил, что не стоит оставлять вас одного в чужой стране. Мало ли что придет на ум правителю.

— Благодарю тебя! Ты по прежнему беспокоишься обо мне... Но прошу, зови меня как раньше — Анри!

— Это я от волнения, Анри... Слишком твердая у тебя пятка...

Мальчишки переглянулись и тут же прыснули от смеха. Ситуация и впрямь была весьма комичной. Их веселье разбудило Мбасу. Негритенок раскрыл глаза и спрыгнул на пол. Он посмотрел на друзей непонимающими круглыми глазами, но все равно с готовностью растянул толстые губы в широкой улыбке.

Вошел высокий темнокожий евнух, поклонился и сказал что-то непонятное. Увидев, что его фраза вызвала лишь недоумение, он молча сделал жест, приглашающий всех троих покинуть спальню и проследовать за ним.

Мальчишки оделись и поплелись за евнухом сквозь горячий густой воздух.

Оказалось, что по приказу султана им приготовили роскошный завтрак на открытой веранде. Прислуживали четверо слуг, безмолвных и медлительных.

Первым делом принц осушил чашу с оранжевым прохладным напитком — свеже-выжатый апельсиновый сок. И жизнь сразу стала веселее!..

Восточные блюда мало походили на привычную французскую кухню — слишком много специй, от которых вновь заполыхало в горле, но сок гасил и этот огонь.

Когда завтрак завершился, мальчишек провели в малый сад, разбитый во внутреннем дворе султанского сераля.

Сад был окружен высокою стеною; извне едва видны в нем вершины высоких деревьев, дающих приятную тень и составляющих красоту места. Посредине находится киоск (просторная зала с бьющими внутри фонтанами), возвышенный на девять или десять ступеней над землей, со всех сторон окруженный позолоченной решеткой, закрытый лозами винограда, переплетенного с жасмином и душистыми колокольчиками — все вместе составляет зеленую непроницаемую для посторонних глаз стену.

Деревья были в основном апельсиновые, выстроенные, словно солдаты на плацу, в стройные ряды. Меж ними притаились невысокие розовые кусты.

Это было самое красивое местечко в саду... Любое, даже самое каменное сердце, поразили бы бесподобные сочетания голубовато-зеленой листвы с оранжево-красными блестящими плодами и разноцветья розовых бутонов. Да и стоявший в саду запах дурманил голову почище вчерашней затяжки гашиша, сделанной принцем.

Ноги сами унесли мальчишек в центр сада, где бил жемчужными струями фонтан. Там удалось наконец вдохнуть по настоящему свежий воздух, пропитанный парами воды.

На дне фонтана плескались золотые рыбки величиной с ладонь. Подплывая к поверхности, они смешно шлепали ртами, выпрашивая подачку.

Проведя в этом райском уголке около получаса, мальчишки затосковали от безделья.

— Давайте хоть поиграем во что-то, — предложил Генрих.

— Я знать один игра! — загорелся Мбаса. — Это очень простой игра, только надо деревянный бутылка. Мы ее крутить, а на кого покажет, должен высоко-высоко подпрыгнуть и побежать. А кто не успеть, проиграл.

— Бутылки у нас нету, — заметил Жан-Мишель. — Давайте хоть просто побегаем, а то у меня уже ноги стали мягкие, скоро вовсе отвалятся.

— Я бежать, ты догонять! — крикнул Мбаса и помчался вокруг фонтана.

Жан-Мишель рванулся вслед за ним, залившись веселым смехом. И уж конечно же, Генрих не остался равнодушным, а вскочил на каменную широкую оградку фонтана и побежал по ней, давая на ходу советы обоим.

Мбаса бежал быстро, догнать было почти невозможно. Но Жан-Мишель применил военную хитрость — ему удалось срезать угол и коснуться плеча негритенка кончиками пальцев.

— Все, догнал, догнал! — крикнул судия Генрих, всплеснув руками.

— Твоя очередь! — крикнул Жан-Мишель, развернулся и помчался в узкую кипарисовую аллею. Ему удалось сделать лишь полдюжины шагов, как он был свален на землю. Негритенок настиг его моментально, и тут же завязалась шутливая потасовка. Генрих, не медля ни секунды, подключился к ней.

Запыхавшиеся и донельзя счастливые, мальчишки принялись кататься по изумрудной мягкой траве.


В эту минуту на дорожке показался сам Верховный евнух Абдалла аль Феруджи. Его могучее тело колыхалось, как громадная порция застывшего желе. Уже на ходу он принялся что-то объяснять по-арабски, но его, естественно, никто не понял. Пришлось переходить на язык жестов.

Мальчишки поднимались, отряхивая одежды — их приглашает к себе султан...

Глава тридцать четвертая

Верховный евнух вел гостей к главным воротам дворца. Там он передал мальчишек с рук на руки широкоплечему воину, смотревшему угрюмо и чуть ли не злобно. Воин проговорил что-то приказным тоном и мальчишек окружили четверо пеших нукеров. Под таким конвоем и продолжился путь.

Шли долго, успели даже утомиться. На дороге встали еще одни ворота, на этот раз — городские. Они распахнулись немедленно, стража не задавала лишних вопросов, словно все было уже обговорено заранее.


За городской стеной доносился отдаленный людской ропот, а приблизившись, мальчишки увидели, что на широкой ровной площадке среди скал собралось множество народу. В воздух взмывали желтые, зеленые и красные бурнусы, а великолепные вороные и белые лошади выделывали замысловатые фигуры. Рискуя попасть под копыта, между всадниками сновали пешие воины, стреляя в воздух из испанских мушкетов. У кого мушкетов не было, стреляли из луков и небо пестрело от стрел, летящих на каменные склоны.

У подножия одной из скал разбили огромный шатер, покрыли его одеялами из верблюжьей шерсти и коврами. Через отвернутый полог входа была видна толпа любопытных, сверкающая под солнцем своими разноцветными одеждами.

Туда и направился сопровождающий гостей воин. Он ввел мальчишек в шатер, а сам поспешил удалиться.


Генрих прищурился, ослепленный обилием золотой посуды и хрусталя чаш и кувшинов. Богато разряженные сановники восседали на парчовых подушках и пировали. Султан сидел во главе стола. Он радушно взмахнул рукой, приглашая мальчишек на свою сторону.

Под не слишком приветливые взгляды, принц с друзьями проследовал через весь шатер. Ему услужливо подали большую подушку, на которой надлежало сидеть. Жан-Мишель и Мбаса удостоились меньшей чести — их посадили в стороне, за низкий деревянный столик, среди прочих мелких чиновников, которым было позволено присутствовать на пиру.

Блюда разносили в таких количествах, что остаться голодной могла лишь мраморная статуя, будь она приглашена к столу.

Жаркое из барашка, рагу из голубей с бобами и миндалем, слоеные пироги и множество прочей снеди. И все это было густо сдобрено обжигающим горло перцем. Зачем заливать в горло преступнику расплавленный свинец, если можно просто накормить вот такой пищей? Эффект совершенно одинаковый!

Никто ни о чем не расспрашивал, все просто веселились, слушая резкую громкую музыку.


Настал вечер, время песен и танцев. Покинув наконец стол, все вышли на воздух. Два огромных костра давали свет, и блики огня играли на красных песчаниковых глыбах.

Под дрожащие звуки флейты и барабанную дробь поднимались танцовщицы, закутанные во множество юбок неразличимого цвета, позвякивающие золотыми браслетами. На их открытых лицах были видны какие-то синие знаки. Они встали полукругом, плотно прижавшись друг к другу плечами. За ними теснились пешие мужчины, а чуть дальше — всадники.

Все смолкли, кроме музыкантов и начался завораживающий танец. Девушки встряхивали бедрами, поводили плечами, все ускоряя и ускоряя ритм. Это был истинный танец любви.

Но Генриху это зрелище почему-то показалось скучным — то ли музыка была слишком навязчивой, то ли танец не вдохновлял, но он отошел в сторонку и присел на камень.


Кто-то коснулся его плеча. Принц повернул голову и тут же вскочил — рядом стоял сам правитель.

— Наш юный гость, кажется, заскучал? — спросил султан через переводчика. — Чем же тебе не угодили эти прелестницы?

— Благодарю тебя, великий султан, это превосходный праздник, мне очень понравилось. Но какова причина празднества?

— Как, разве тебе не сообщили? — султан сдвинул брови и стоящие чуть поодаль советники испуганно втянули головы в плечи. — Три дня тому назад мои доблестные войска выбили иноверцев из города Тетуан, что на побережье. Сегодня утром прибыл гонец и принес эту прекрасную весть.

— Спешу принести свои поздравления, великий султан, — произнес Генрих. — С кем же сражается доблестная армия? Это испанцы или португальцы?

— Мы ведем войну с армией короля Испании. И победа непременно будет на нашей стороне. Скоро мы очистим от неверных псов весь Марокко, от севера до юга!

На этих словах воины султана громко закричали, восхваляя непобедимого властителя. Радость и ликование прошли волнами по всему стану, вселяя в сердца воинов несокрушимую веру в Аллаха и в скорую победу.


— Я хочу сделать тебе подарок, — между тем сказал султан. — Умеешь ли ты ездить верхом?

— Да, конечно. Меня обучали верховой езде.

— Превосходно. Тогда тебе должно понравиться. Эй, приведите Кохейлана!


Через мгновение четверо слуг ввели на площадку перед шатром стройного черного скакуна. Принц не удержался от восхищенного возгласа:

— Аххх...

Султан довольно заулыбался — он ждал именно подобную реакцию.

А ведь было кем восхищаться! Этот конь являл собой истинный шедевр.

Его маленькая точеная головка с тонкими, широко раздувающимися ноздрями и огромными выпуклыми темными глазами приведет в восхищение любого. А стройные ноги, которыми конь переступал так грациозно, словно танцевал балетные па. Мягкая, струящаяся грива и ведь наверняка за ней ухаживают гораздо лучше, чем за прическами многочисленных жен султана.

— Вижу, вижу, что нравится. Это очень редкий конь, не столько по красоте, сколько по характеру. Ты удивишься, но в этом седле еще не было наездника! Кохейлан у меня всего десять дней и никого к себе не подпускает. Самые искусные наездники пытались приручить его, но он слишком норовистый и непокорный. Видишь, его даже привели четверо, а не один конюх, как обычно. И если тебе удастся его оседлать и продержаться в седле хотя бы полминуты — он твой!


Принц взволновано смотрел на гарцующего скакуна и в душе просыпались противоречивые чувства. Он сразу вспомнил свою любимую лошадку Нольду, страстно захотелось промчаться галопом, так, чтобы ветер в лицо! Но Генрих знал цену своим навыкам и сомнения одолевали его. Удержится ли? Не свалится ли под изящные копыта на потеху этим упитанным вельможам?

Уж не для посрамления ли затеял султан эту игру? Христианин не может управлять лошадью, так как истинный правоверный? По хитрым взглядам и ухмылкам окружающих Генрих понял, что угадал. И в его груди зажглась жажда победы. Сейчас он покажет, на что способен сын Франции!

Генрих трижды глубоко вздохнул, чтобы успокоиться. Затем шагнул к коню. Кохейлан всхрапнул, покосившись на неизвестного ему человечка. Передернул ногами, взрыхлив песок. И громко, протяжно заржал.

Генрих не отводил взгляд, пристально всматриваясь в черный влажный зрачок. Потом принял уздечку и отодвинул плечом замешкавшегося слугу.

Конь стоял не шевелясь. Животное словно готовилось к битве за свою честь, а для этого надо позволить врагу взгромоздиться на собственную спину.

Повисла гнетущая тишина — смолкли тамбурины и флейты, прекратились разговоры и смех. Все, вельможи, воины и сам султан, ждали развязки.

Генрих занес ногу и сунул ее в стремя, оттолкнулся и ловко вознесся в седло. И началось!..

Конь словно взбесился! Он заплясал, забил задними ногами. Затем взвился на дыбы, намереваясь выбросить легковесного наездника, как ненужную соломенную подстилку. Но ко всеобщему удивлению, Генрих держался. Он крепко сжимал круп коленями, упираясь в стремена, и тянул, тянул на себя уздечку, указывая коню, кто здесь хозяин.

Зубы коня скрежетали о металл сбруи, на холке показалась пена. Под копытами уже образовались такие рытвины, что и устоять было трудно.

И тогда Генрих стукнул норовистого коня пятками под брюхо, заливисто свистнул, взметнул уздечкой и помчался вдоль широкой дороги в сторону городских стен, прочь от султанского шатра. В сумерках только и увидали, что короткий поднятый хвост да блеск подков на задних копытах!

Кохейлан мчался, не разбирая дороги. Он уже вильнул в сторону, забираясь в пустынные земли, где поднимались облака пыли и песка, где по ночам раздавался вой шакалов, где даже днем не рисковал появиться одинокий путник. А принц старался заставить коня слушать и слышать своего хозяина. Мальчик что-то говорил, то громко и жестко, то тихо и ласково. И конь вдруг остановился, прислушался, поводя чуткими ушами. Генрих похлопал его по влажной упругой шее, ободряя и успокаивая...

Возвращался принц неспешно, показывая всем, что конь смирился и стал послушен, как ягненок. И в отблесках костров мальчик с удовольствием ловил обращенные к нему взгляды, в которых было и восхищение, и досада, и даже сквозила неприкрытая ненависть. Но таких было мало, все же большинство воинов оценили его доблесть и мастерство.

Генрих спешился и султан тут же подошел к нему.

— Как славно! Вот уж поистине, это была превосходная работа. Поверь, я знаю в этом толк, лучше моих конюшен нет ни у одного властителя, что под знаменами Магомета! И раз уж тебе удалось покорить этого гордеца, то он твой по праву. И не спорь, отказ от подарка — оскорбление!

Генрих и правда хотел уже отказаться, но после этих слов не решился. Он прижался лицом к теплой шее коня, затем обернулся и произнес:

— Я с радостью приму от тебя этот дар, великий султан! И дома, во Франции, этот конь станет украшением Лувра! Не удивлюсь, если мой отец захочет изваять мраморную статую Кохейлана.

Подбежали друзья принца, поздравляя его с победой. Жан-Мишель так переволновался, что не мог произнести ни слова, лишь молча обнял Генриха и прижался к нему. А Мбаса радостно шепнул на ухо:

— Я смотреть! Ты был похож на наш бог, который скакать на льве! Я называть тебя Батуронго!

Принц совсем потерял голову от этих восхвалений. Он мял в руке кожаную уздечку и надежда на скорое возвращение домой вновь вселилась в его сердце.

Тем временем праздник завершился. Алькаиды принялись строить свои отряды, а сановники усаживались в паланкины, чтобы добраться до своих дворцов.

Паланкин султана несли позади всех. Генрих ехал верхом на укрощенном жеребце, позволив Мбасе и Жан-Мишелю также устроиться в седле. Кохейлан не возражал — где один хозяин, там и все трое!


В ночной тьме, освещенные факелами, мальчишки вернулись в свою спальню...

Глава тридцать пятая

День ли, ночь, рассвет или вечер? Для виконта де ла Вальер все смешалось в едином калейдоскопе тюремных камер, стен и решеток. В эти подвалы не проникал ни один лучик солнца, не заглядывала вечная луна. Свет звезд здесь заменяли чадящие факелы, а утренний крик петуха — лязганье засовов и окрики стражи.

Целую неделю пленника никто не допрашивал, лишь переводили из камеры в камеру, похожие одна на другую. К чему были эти переброски, де ла Вальер не знал и не понимал — его не сталкивали с другими узниками, не уводили на прогулки по тюремному дворику. Создавалось впечатление, что тюремщики ждали кого-то... И виконт с ужасом догадывался, чей именно визит они ожидают...

В один из таких долгих, бесконечно долгих дней, когда виконт дожевывал пайку черствого хлеба с жидкой овсяной кашей, ему было приказано покинуть темную камеру и следовать за приставом.

Шли не так уж и долго, от силы полчаса, все время вниз, по узким коридорам, сквозь бесконечные решетки, раскрывающиеся пред ними, по винтовым лестницам... Сердце юноши трепетало так, что его стук заглушал даже лязг запоров.

Наконец — последняя дверь. Черная, словно закопченная, усиленная чугунными пластинами. Ее отворили с большим трудом двое солдат и ввели виконта внутрь.


Чувства были обострены, как у дикого зверя, попавшего в западню. Потому единого взгляда хватило, чтобы все осмотреть и все увидеть. И увиденное потрясло юношу...

В глубине небольшой кельи с каменными сводами горела жаровня. В ней томились какие-то странного вида металлические прутья, причудливо изогнутые. У одной из стен возвышалось не менее странное приспособление, напоминающее большое деревянное кресло с высокой спинкой.

Но более всего ужасал деревянный стол. На нем были разложены инструменты, взятые в арсенале плотника — клещи, молотки, сверла и прочая дребедень.

Засмотревшись, виконт не заметил хозяина этого мрачного кабинета. Потому вздрогнул, когда услыхал негромкий вопрос, обращенный к нему:

— Как добрались, милейший? Не угодно ли присесть? Мы начнем еще не скоро.

Ласковый, вкрадчивый тон как нельзя лучше подходил к низенькому человечку с большим лысым лбом. Его нос спускался тяжелой грушей прямо к верхней губе и даже заслонял ее. Но это не добавляло уродства, а наоборот — дарило некое тайное очарование облику. Это был судья парижского округа, звали его Даниель Гротт.

Человечек расположился за вторым столом. Стол был побольше первого раза в полтора и совершенно пустой, если не считать чернильного прибора и стопки писчей бумаги. Лампа коптила, но свет позволял не только записывать во время допроса, но и созерцать муки допрашиваемого.

— Присаживайтесь, присаживайтесь, вот сюда!

Человечек указал на деревянное кресло. Виконт не шевельнулся.

Тогда судья тихонько вздохнул:

— Вот так всегда... Приходится прибегать к силе...

Он кивнул стоявшим у двери стражникам и двое дюжих солдат быстро прикрутили виконта к деревянным перильцам кресла кожаными ремнями. Юноша бился в их руках, но сопротивление было бесполезно.

— Вот и славно... Отдохните пока что... — сказал судья.

Эти слова обращены были одновременно ко всем присутствующим, даже к самому произнесшему. Повисла тишина, в которой громко звенели падающие с потолка капли просочившейся сквозь камень влаги.

Виконт тяжело дышал, оглядывая орудия пыток.

— Запишем покамест... Ваше имя, сударь? — человечек разложил перед собой бумагу и взял перо.

— Антуан де ла Вальер. Виконт. Но, думаю, титул вам безразличен...

— Отнюдь, мне интересно ваше дворянское звание. Знали бы вы, какие люди побывали здесь до вас! О, если бы я мог это поведать! Но я дал присягу и обязан блюсти тайну. Да... А вот виконтов здесь еще не бывало. Хотя... — человечек принялся вспоминать. — А, нет, вру, был один. Как же его звали... виконт де... Память уже совсем никуда... Буржелон? Да, что-то похожее. И ведь какой у него отец — граф, мушкетер, знатный дворянин. А вот сынок связался с этими гугенотами, затеяли заговор. Вот и пришлось ему пятки поджарить. Потом-то, конечно, голову снесли, но сперва пятки... Ты чего побледнел-то? Ты держись, я ведь еще и не начинал! Даже палача в этом помещении нет покамест, за ним уже послано. Дайте ему воды, что ль!

Лицо виконта и впрямь стало белым, как та бумага, на которой записывался его допрос. Стражник подал ему кружку воды и виконт судорожно сделал глоток, стуча зубами по олову.

А время между тем текло дальше, тонким ручейком в песочных часах...

Выяснив возраст виконта и место, где обвиняемый родился, мэтр Даниель Гротт прекратил допрос и занялся чтением каких-то бумаг или писем.

В затянувшейся тишине виконт лихорадочно размышлял — наверняка герцог Ангулемский уже предпринял какие-то шаги, чтобы освободить своего наемника. Де ла Вальеру очень хотелось в это поверить и он убеждал сам себя, что будет спасен.


Наверху лязгнул засов, послышался противный визг открываемой решетки. Кто-то спускался, грохоча сапогами по ступеням и цепляя шпорами за камни стен. Судья отложил бумаги и резво вскочил, подбегая ко входу. Он склонился в поклоне, едва на порог шагнул долгожданный посетитель.

Де ла Вальер повернул голову, насколько допускали ремни, и прошептал еле слышно:

— Король! Господи... Я погиб...

Людовик прошествовал через комнату и сел в кресло судьи, за стол. Его лицо было чернее тучи... Тяжело взглянув на виконта, король взял лист с записью незавершенного допроса и принялся читать. Но несколько строк он читал столь долго, что судья нерешительно кашлянул. Людовик не обратил на него внимания, он продолжал держать лист перед ничего не видящими глазами. Мысли короля были сейчас очень далеко...

Вот уж пошла вторая неделя, как Людовик вернулся в столицу из Марселя. И ни одного дня не потрачено впустую — были немедленно отправлены приглашения во все концы Европы, для всех мало-мальски известных врачей: Филипп все еще находился в каталептическом сне, под влиянием неведомого яда.

Врачебные Консилиумы шли круглосуточно, поднимались старинные и современные трактаты, привлекались к осмотрам даже астрологи. Но все было тщетно — такие симптомы не имел ни один известный яд.

Надежда оставалась лишь на допрос отравителя — он должен указать на орудие убийства и на своего покровителя.


Людовик наконец провел рукой по лицу, снимая усталость от бессонных ночей и глухо произнес:

— Рассказывай, мнимый монах. Все рассказывай, от начала и до конца. Лишь этим ты облегчишь свою участь. Кто нанял тебя?

Виконт переглотнул — он не решался произнести даже слово, настолько угнетала его мрачная обстановка пыточной камеры. А Людовик терпеливо ждал...

Собравшись с духом, виконт ответил:

— Ваше Величество... Простите меня, я понимаю, сколько бед принес... Но поверьте, меня заставили! Он мне угрожал смертью!

— Кто?..

— Герцог Ангулемский...

Король не удивился, он уже ждал именно этот ответ.

— Он говорил, зачем ему смерть моего сына?

— Н-нет... Напротив, он приказывал, чтобы... Нет, я не смею...

— Говори же! Дьявольское отродье, ты начинаешь меня злить! — король ударил по столу рукой и яростно сверкнул глазами.

— Герцог хотел, чтобы я стрелял в вас, ваше Величество... — еле слышно прошептал Ла Вальер, опуская очи долу.

— Каков мерзавец... — то ли про герцога, то ли про виконта, сказал Людовик. — Мне необходимо знать, чем ты отравил Филиппа.

Виконт удивленно переспросил:

— Ваше Величество! А разве не найден тот мушкет? Или как там его еще назвать... Он был зашит в рукав моей рясы.

— Ничего не понимаю... Твоя одежда осмотрена по меньшей мере трижды, и ничего похожего не найдено. Немедленно доставить сюда одежду преступника!

По этому повелению судья стремглав вылетел из камеры и самолично помчался наверх. А король продолжал:

— Расскажи, как выглядело это орудие убийства.

— Это был крошечный цилиндр из белого металла, похожего на серебро. Величиной всего с мизинец.

— Понимаю... Вот почему его не обнаружили. Поленились прощупать каждую складку одеяния. Я им еще устрою... Ты знаешь, что за яд применялся?

— Нет, ваше Величество. Но герцог говорил, что этот мушкет ему делали во Флоренции.

— Ах, вот как... Действительно, там есть мастера этих дел...


Король вновь замолчал — больше спрашивать было не о чем, остальное расскажет сам герцог, когда будет арестован. А произойдет это очень, очень скоро, буквально на днях. И тогда ему несдобровать!

Более двух часов понадобилось, чтобы доставить монашескую рясу в тюремные подвалы. Ее разложили на столе перед королем.

— Ну, так где же?..

— В левом рукаве, ваше Величество... — сказал виконт, подавшись вперед.

Людовик принялся осторожно ощупывать ткань. Вскоре его пальцы наткнулись на твердый предмет. Вывернув наизнанку рукав, Людовик обнаружил пришитый цилиндр, о котором и рассказал де ла Вальер.

Король не решился прикоснуться к орудию.

— Подайте нож, — приказал он.

Стражник немедленно отцепил от пояса кинжал и передал королю.

Людовик срезал нити и кончиком кинжала подтолкнул цилиндрик, скатывая его на стол. Отбросив ненужную уже рясу, он сел в кресло и принялся рассматривать найденное орудие убийства. Судья почтительно придвинул поближе лампу.

— Как же он действует?

— Там сбоку есть рычажок. Но по словам герцога, был лишь один заряд, и он уже использован. Теперь орудие бесполезно.

Людовик нахмурился, услыхав ответ пленника. Если это так, то и яд может остаться неопознанным.

Арест герцога был предрешен!

— Я узнал все, что требовалось, — сказал король. Он аккуратно завернул «мушкет» в шелковый ажурный платок и спрятал за манжету. — Завершайте допрос.

— Ваше Величество, — наконец решился подать голос судья Даниель Гротт. — Что вы соизволите повелеть в отношении преступника?

— Отправляйте в камеру, пусть ждет. И пусть молится, чтобы мой сын выжил! Иначе... Вместо пожизненного заключения — смертная казнь! Dixi!

Король Франции выбежал из кабинета гораздо стремительней, чем входил — теперь у него появилась надежда!

— Вот видите, милейший, мы обошлись и без палача! Он, мошенник эдакий, даже не соизволил явиться. Знает, шельма, что замену найти почти невозможно. Ну, на сем и закончим. Стража! Уведите! — судья был даже несколько доволен таким исходом.

Несчастного пленника снова сунули в каменный мешок, дожидаться исхода этого запутанного дела...

Глава тридцать шестая

Степь, на сколько достает глаз, ни конца, ни края. Взлетает облаком песок под копытами, ветер бьет в лицо жесткими колючими иглами. А в безоблачном небе неподвижно висит белый раскаленный солнечный диск, не давая ни единого шанса на прохладу.

Мчится мальчик на черном скакуне. Мчится, словно стрела, выпущенная из лука. И все равно ему, куда, лишь бы не прекращался этот вольный стремительный бег, пока не устанет конь. Но Кохейлан словно соткан из жил, ему нипочем усталость и жара. Словно выросли у него крылья, только невидимы они.

Даже уздечка стала почти ненужной — конь угадывал мысли всадника и следовал любому приказу по первому требованию.

А Генрих был несказанно рад, что нашел нежданно-негаданно еще одного друга. По повелению султана, коня даже не ставили на ночь в конюшни, а выстроили легкий навес прямо возле здания, где спали мальчишки. И Генрих иногда, когда не спалось душной влажной ночью, приходил к своему Кохейлану и полушепотом разговаривал с ним, поглаживая и лаская.

Стража решилась выпускать принца на эти ночные прогулки, лишь убедившись, что он не готовит побег.


Дни шли за днями, тянулись медленно и скучно. Султан иногда приглашал принца на обед, но происходило это все реже и реже — отнимали время государственные дела.

Мбаса разузнал дорогу в небольшой парк, где жили в клетках самые различные животные, которых султан Марокко просто обожал. Здесь находились карликовый суданский бегемот, жирафа, газель с Верхнего Нила, небольшое стадо антилоп и старый свирепый лев, к клетке которого слуги боялись даже подходить для кормления и забрасывали еду с пяти шагов.

Негритенок привел сюда Жан-Мишеля и Генриха и был безумно рад, что его друзья удивлялись и восхищались, глядя на диковинных зверей. Уж сам-то он такого насмотрелся в избытке.


В один из таких дней, когда Жан-Мишель выпросил у раба-абиссинца большой кусок сочного мяса и пытался накормить льва, с замиранием сердца просовывая мясо острой палкой меж прутьев, к мальчишкам подошел слуга. Он поклонился и на ломаном французском пригласил принца в сераль султана. Должно быть, слуга долго заучивал эту фразу, потому что на расспросы он повторял ее вновь и вновь.

Так и не добившись подробностей, принц отправился вслед за слугой.

Султан принимал его в том дворце, где была их первая встреча. Вокруг правителя собрался весь его ближний совет. И Генрих понял, что произошло нечто важное.

— Подойди, принц. Хочу сообщить тебе, что с минуты на минуту сюда прибудет мой посол. Он возвращается из Франции, где встречался с королем. Выслушаем вместе, что ответил твой король — ведь между нами не должно быть тайн.

Слуга быстро подставил к ногам султана низенький парчовый пуфик, куда и было предложено сесть принцу. Генрих проглотил и это оскорбление — пусть только доставят его домой, там он найдет способ примерно наказать этого чванливого владыку! Но сейчас принц был бессилен и покорился. К тому же Генриха захлестнуло сильнейшее волнение: сейчас, вот в этот миг он встретится с человеком, который видел его отца!

Едва он присел, как в залу вошел смуглый молодой мужчина, одетый по марокканским обычаям, но еще более ярко и празднично. Лишь запылившиеся сапоги говорили о долгом пути, проделанном им.

Мужчина встал на колени пред султаном и замер в ожидании. Султан произнес:

— Поднимись, Салех ад-Дин, поднимись. Начинай свой рассказ, мы в нетерпении.

Посланник выпрямился и преданно взглянул на своего владыку.

— О, повелитель! Я мчался к тебе так быстро, как только мог! Выслушай же, какие вести я принес. Я встречался с королем Франции Людовиком и сообщил ему, что его сын находится в безопасности при дворе моего светлейшего повелителся. И будет немедля сопровожден к дому, едва король поставит подпись под договором.

— Так, так, и что он ответил? — султан напрягся от нетерпения.

— Людовик согласился на все твои условия, повелитель!

— Я так и думал! — довольно хлопнул в ладоши султан, не удержавшись. — Завтра же отправляем мальчишек в дальний путь! Ты рад, принц?

— О каком договоре идет речь, великий султан? — Генрих поднялся. Его кулаки судорожно сжались — принц предчувствовал какой-то подвох.

— О, это сущие пустяки, принц. Не стоит забивать себе голову такими мелочами.

— И все же? Я настаиваю... Что пообещал мой отец в обмен на мое возвращение?

Султан помолчал. Он размышлял, говорить ли принцу о подробностях или держать в неведении. Потом рассудил, что вреда никакого не будет и ответил:

— Я выдвинул небольшое условие — твой отец отправит часть своей армии нам в помощь. Чтобы выбить остатки испанцев с северного побережья. Согласись, разве это большая цена за твою жизнь?

В голове у Генриха поднялся кавардак — он живо представил себе, что грозит его родине, пойди король на такой договор.

— Это невозможно, великий султан! Мой отец не должен подписывать такой документ! Я...

— Это уже решено, принц! И если будешь настаивать, то будешь закован в цепи. И это мое последнее слово! Уведите его. И усилить стражу втрое!

После этих слов принц понял, что султан не изменит своего решения — король пойдет на любые условия, даже такие гибельные для страны...


Вернувшись в свою комнату, Генрих упал на постель, ткнулся лицом в подушку и застыл. Жан-Мишель и Мбаса, ожидавшие его возвращения, нерешительно подошли поближе. Жан-Мишель погладил друга по плечу:

— Анри... Что случилось? Что решил султан?

— Все плохо... Он предлагает такие условия, что... Нет, погоди, давай лучше выйдем, здесь могут подслушивать.

Под пристальными взглядами стражников мальчишки вышли во двор и присели у фонтана. Свежие прохладные струи чуть скрывали их под пеленой брызг и приглушали разговор.

— Понимаешь... Султан хочет заключить договор, по которому Франция обязуется помогать ему в войне с испанцами.

— Ну, и что же здесь такого? Мы всегда вели с ними войну, разве не так? Как же ты собираешься стать королем, если боишься войны?

— Глупец! Я не боюсь войны! Как ты не понимаешь! — гневно взвился принц. — Именно сейчас нам нельзя влезать в это! Идет война за колонии в Новом Свете, туда направлены наши лучшие силы. Необходимо содержать часть армии на северных границах, в Нормандии — с Англией только-только заключено перемирие. Если начнется война еще и с Испанией, то все наши границы заполыхают в гигантском костре! Прольются моря крови! И всему этому причиной буду лишь я?! Не бывать тому!!!


Жан-Мишель наконец проникся. Он воочию представил, как сотни французских солдат умирают на полях сражения, как враг проходит по городам Франции с огнем и мечом... И холодок пробежал у мальчика по спине...

— Но что же делать, Анри? Мы во власти султана и он сделает все, что задумал... Он силой доставит тебя в Париж, даже против твоей воли.

— Я еще не знаю, что предпринять. Но одно я знаю доподлинно — во Францию я не должен попасть! По крайней мере, с помощью султана. Мы должны найти способ сбежать... Непременно должны...

— Сегодня ночью? — прошептал Мбаса.

— Нет... Не думаю... Отсюда нам некуда бежать, вокруг только пустыня и горы. И армия султана, что бросится за нами в погоню. Думаю, будет лучше устроить побег по дороге в порт, куда нас повезут завтра. А сейчас пойдем-ка спать — нам понадобятся силы!

Глава тридцать седьмая

Должно быть, это такая местная традиция — отправляться в путь за час-другой до рассвета, до наступления жары. Мальчишек растолкали и вывели во двор.

Султан решил, что его присутствие не обязательно и передал слова прощания через управителя гарема. Верховный евнух уже поджидал их и сопроводил до самых ворот.

Конечно, это было не слишком вежливо со стороны Великого султана, но Генрих уже свыкся с таким обхождением.


У городских ворот был собран небольшой отряд — два десятка конных воинов, два верблюда с красивыми, шитыми золотом попонами. А также шесть мулов, груженых большими тюками — наверное, султан повелел собрать еще и подарки для короля Франции. Чтобы уж совсем наверняка был подписан договор о военной помощи.

Главным был поставлен один из лучших воинов султана — алькаид Устам ал-ад-Фархани. Высокий, статный, в красном бурнусе, он поглядел на Генриха свысока и бросил пару фраз на арабском.

К сожалению, султан забыл дать в помощь своего переводчика, потому дорога сулила много веселого и увлекательного.

Зато не был забыт подарок повелителя — прекрасный арабский жеребец Кохейлан. Генрих забрался в седло, а его друзей разместили на спине одного из верблюдов.

И весь этот караван побрел не спеша по темным предрассветным улочкам Рабата.

Принц почти не обращал внимания, куда ступала нога его коня, не до того ему было. Судя по всему, в запасе есть дня три-четыре, пока доберутся до побережья. Значит, необходимо тщательно просчитать все возможности для побега. И удобней всего сбежать, очевидно — с ночной стоянки. Приняв это решение, Генрих немного расслабился, ожил и стал озираться вокруг.

Жан-Мишель с Мбасой развлекались, сидя на верблюде. Негритенок изображал из себя бравого капитана корабля, что держит невидимый штурвал. А Жан-Мишель греб столь же невидимыми веслами.

Одногорбый верблюд, называемый еще «дромадером», шел плавно, словно действительно плыл по песчанику. Он что-то лениво пережевывал на ходу, глядя перед собой большими темными глазами, в которых застыло полное равнодушие ко всему и превосходство над всем живущим.

Большая голова и шея верблюда были украшены сложным переплетением из многочисленных разноцветных ремешков, бус, шерстяных шнуров, кисточек. И дополнялось все это великолепие ожерельем из медных бубенцов и кованым колокольчиком, чей звон предупреждал жителей загодя о приближении каравана.

Воины разговаривали между собой вполголоса, что было несвойственно жителям Марокко. Обычно они почти кричали, даже находясь на расстоянии вытянутой руки друг от друга — горячее южное солнце будоражило кровь. Этим они походили на испанцев, сицилийцев или греков — такие же темпераментные и шумные.


Дорога шла по гористой местности, вилась меж красных и коричневых скал с плоскими вершинами. На вершинах этих во множестве были расставлены сторожевые крепости, выстроенные предшественниками султана Абд Ахмед аль-Мансура.


Поднялось наконец солнце, воздух стал постепенно накаляться. И уже через час создалось полное ощущение, что караван вошел в хорошо прогретую печь. Песок от ехавших впереди лошадей поднимался вверх и оседал мелкой пылью на лице, скрипел на зубах, царапал горло. Закутавшись в бурнусы, подняв на лицо шарфы, мальчишки кое-как смогли продержаться до первого большого привала. Малых привалов было несколько, они занимали полчаса-час от силы.


На ночь остановились в деревеньке, похожей на ту, первую, жители которой выдали мальчишек в счет налогов. Сейчас Генрих уже знал название этого народа — берберы.

Задержались всего на пару часов — подкрепиться, выпить воды, умыться и отдохнуть после непрерывной скачки. Утром продолжили путь.


Второй день ничем не отличался от первого, а вот на третий Генрих разглядел сквозь слезящиеся воспаленные глаза, что далеко внизу, в долине, блеснули на солнце снежно-белые пятна — соляные лагуны. А это означает, что море совсем близко и приходит конец их путешествию.

Принц слегка пришпорил коня, незаметно подобравшись к невозмутимо шагавшему верблюду с маленькими пассажирами на спине. Поймал взгляд Жан-Мишеля и шепнул еле слышно, одними губами:

— Сегодня ночью...

Жан-Мишель с готовностью кивнул.

Спустившись вниз с горной каменистой тропы, отряд пошел по плоской как стол равнине, поросшей рыжей колючей травой. Верблюды щипали пучки на ходу и жевали, равнодушно сминая колючки челюстями.

Но уже повеяло соленым ветерком, еще слабым, еле слышным. Первыми его почуяли лошади. Почти весь путь они проделали молча, лишь изредка всхрапывая, когда не в меру ретивый воин стремился показать свою удаль и пришпоривал сильней, чем следовало.

А сейчас животные словно превратились в резвых жеребят — они взбрыкивали, вставали на дыбы, не слушая повод. А радостное ржание почти не прекращалось. Свежесть морского берега манила к себе не только людей.

Но все же море было еще не близко — пришлось делать последний, четвертый привал, на подходе к городу Эль-Хосейм.

Поскольку ни в Танжер, ни в Сеуту идти было нельзя из-за войны с испанцами, именно пристань в Эль-Хосейме и была конечной целью каравана. Заночевать решили в нескольких милях от города, в очередной деревне.


Дома, выстроенные из известняка, промазанные необожженной глиной, выстроились по кругу почти плотной стеной. Для нежданного врага это поселение превратилось бы в небольшую крепость.


Старейшина деревни почтительно вышел навстречу алькаиду Устаму ал-ад-Фархани. Сложив руки на груди в приветствии, он сказал:

— О сиятельный алькаид! Что привело столь знатного военачальника в наше скромное селение?

— Как тебя зовут, достопочтенный?

— Али Мусаф ад-Ламрани, сиятельный.

— Так вот, достопочтенный Али Мусаф. Нам необходимо пристанище на эту ночь, а на рассвете мы двинемся в дальнейший путь. Вы окажете нам эту услугу?

— Мы почтем это за великую честь! Занимайте любой дом в селении! Вам подадут все необходимое, но наше селение слишком бедно, будьте снисходительны, о сиятельный.

Алькаид лишь усмехнулся:

— Ты это говоришь нам, достопочтенный Али Мусаф? Для воина разве важна роскошь и благоденствие? На поле битвы нет шелковых подушек и изысканных яств, ведь так?

— Да, это действительно так. Это очень мудрое замечание, о сиятельный. Но не буду более задерживать вас, ведь позади столь долгий и утомительный путь!


Во время разговора вокруг собрались люди. Лица были не слишком приветливы — военный отряд почти всегда нес беду или разорение. Но, как всегда, силе привыкли уступать. И у спешившихся всадников принимали лошадей, уводили к колодцу и кормушкам. А самих воинов приглашали войти в хижины, чтобы насладиться ужином.

Пленников алькаид пригласил отужинать за свой стол. Он сотворил вечернюю молитву и расположился на поданных подушках. Разговаривать с мальчишками он не стал, да они все равно и не поняли бы ничего.

Хозяйка дома подала большое блюдо с кускусом, но без признаков мяса. Алькаид поморщился и нехотя промолчал — он ведь был предупрежден о бедности деревни, что уж тут сетовать.


Генрих глядел в оба глаза. И когда увидел, что алькаид расставляет ночные караулы, поник головой. Принц по наивности думал, что в деревне никто не будет за ними следить, ведь бежать-то практически некуда, да и незачем. А вот теперь снаружи дома развели костер трое воинов, и они сменялись каждые три часа. Хоть копай подземный ход...

Мальчишки улеглись рядышком друг с другом и зашептались вполголоса.

— Что делать-то будем? — спросил Жан-Мишель, когда услышал громкий храп алькаида.

— Не знаю... Дождемся, пока наступит самый сладкий сон, это часа за три до рассвета. Но выйти нам будет трудно... Вот если бы...

— Что?

— Помнишь, как ты управлял моим братом? Ведь на таком огромном расстоянии ты сумел влезть в его тело! Может, попробуешь и теперь?

— А... А как это? Кем мне управлять?

— Разве не понимаешь? Стражниками. Пусть они уснут или уйдут в дом. Ну, или просто отвернутся. Попробуй!

Жан-Мишель задумался. А что если и правда у него это получится? И вдохновленные внезапно придуманным планом, мальчишки поплотней закутались в одеяла и принялись ждать, прогоняя дрему щипками и толчками.

Глава тридцать восьмая

Стояла глухая ночь. Генрих изо всех сил старался не уснуть, но веки словно кто-то смазал клеем и всыпал под них хлебных крошек. Все мысли разбежались, кроме одной — «не спать... не спать...»

За стеной тявкал и повизгивал какой-то зверек. Он находился совсем рядом, бродил у изгороди и искал объедки. Генрих вслушивался в смешные булькающие звуки и старался представить себе облик зверька. Воображение рисовало смесь собаки с белкой.

Храп алькаида стих, сменился ровным дыханием глубоко спящего человека. И Генрих решился — пора! Он шевельнулся, разгоняя кровь по затекшему телу, толкнул локтем не удержавшегося от сна Жан-Мишеля. Потом повернулся на другой бок, прикрыл рот негритенку — чтобы не закричал с перепугу — и тоже разбудил его.

Ни слова не говоря, принц указал Жан-Мишелю на дверь. Сквозь щели сплетенной из прутьев двери пробивалось слабое свечение костра.

Жан-Мишель ящеркой скользнул на пол и пополз к двери. В узкую щель он увидал, что двое стражей дремлют, склонив головы, а третий и не собирается спать. Он поглядывает на все стороны, прислушиваясь к малейшему шороху, и сжимает в руке обнаженную кривую саблю. Мимо такого сторожа и мышь не проскользнет.

У Жан-Мишеля похолодело внутри. Но он прогнал неуверенность и начал действовать... Мальчик сел на пол, крепко сжал голову ладонями. Теперь ему не пришлось долго ждать — мозг заполнял прохладный туман, в котором мелькали черные искрящиеся блестки, похожие на бабочек. И через миг этот туман потек тоненькой невидимой струйкой к стражникам, проникая в их головы и сминая их волю. Жан-Мишель словно растворился во всех троих воинах. Оставалось только подать команду и они подчинятся. Но что-то пошло не так, в чем-то мальчик просчитался...


Бодрствующий стражник вскочил на ноги, а навстречу ему метнулся один из его сотоварищей, вынимая в прыжке саблю. Два удара слились в один и два тела упали замертво, с рассеченной грудью и пораженным сердцем. А третий... Третий со стеклянным взглядом извлек из-за пояса собственную саблю и... полоснул себя по горлу... Кровь с шипением хлынула на горящие угли и закипела.

Все это произошло за несколько секунд, в тишине и темноте, под безлунным небом и у погасшего костра.

Жан-Мишель раскрыл глаза и вновь приник к щели. Ему ничего не удалось разглядеть и мальчик решил, что стражники все же уснули по его приказу. Тогда он тихонько вернулся назад и потянул Генриха за штанину. Принц с нетерпением ждал этого сигнала и тут же соскользнул на пол. Негритенок последовал за друзьями.

Один за другим мальчишки выбирались их хижины, благо, дверь не заскрипела. Пришлось проползти мимо полупогасшего кострища и перед беглецами раскрылась ужасающая картина... Трое мертвецов лежали с раскрытыми глазами, сжимая бесполезное оружие. А кровь все еще заливала тускнеющие угли...


Жан-Мишель не мог шевельнуться — еще мгновение, и он закричит от испуга и бессилия. Принцу пришлось схватить друга за шиворот и потащить прочь, к узкому проему между домами, который он запомнил еще днем. Там оставалось только перемахнуть через невысокую ограду и мальчишки вырвались на свободу!..


Воздух походил на густой кисель — в нем висела мелкая пыль, которую поднимал почти незаметный ветерок. Дышать становилось все трудней, но беглецов ничто не могло остановить. Выбравшись из деревни, мальчишки пустились бежать так быстро, как только могли.

Вдруг Генрих резко остановился:

— Стойте! Так мы далеко не уйдем, нас разыщут в два счета. Ждите здесь, я сейчас вернусь!

Ему не успели возразить, как принц метнулся обратно. В спящей деревне еще не подняли тревогу, но это могло произойти в любой миг.

Мальчик вновь перелез через ограду, лег на землю и притаился. Словно услыхав его мысли, неподалеку раздалось приглушенное ржание, тихое, словно как стон.

Генрих пополз в том направлении, мысленно ругая себя на все лады — как же он мог так легко расстаться с другом! Хорошо, что вовремя опомнился и теперь исправит ошибку.

В черной тьме было нелегко разглядеть черного жеребца, привязанного к вбитым в землю стойкам. Здесь стоял только Тахират, остальные лошади были привязаны по две-три у каждого дома.

Генрих подобрался поближе и отвязал коня. Теперь бы еще вывести за ворота...

Вдруг в доме послышался чей-то кашель и сердце мальчика зашлось в бешеном ритме. Он прижался к коню и замер.

Кашель стих, но теперь в доме слышались легкие шаги, потом плеск воды. И снова все стихло.

Эта маленькая встряска так подействовала на Генриха, что его ноги отказывались повиноваться, он устоял лишь потому, что держался за седло.

Тахират повернул к нему умную и все понимающую морду, ткнулся в плечо теплыми ноздрями. И Генрих постепенно пришел в чувство. Он благодарно потрепал коня за холку и повел прочь, к запертым на ночь воротам.

Жители деревни оказались слишком беспечными, а может, понадеялись на вооруженный отряд алькаида. Так или иначе, но у ворот не оказалось стражи и Генрих беспрепятственно распахнул их. Сам не веря в такую удачу, мальчик тихо вел своего коня на поводу, уходя все дальше и дальше.

Жан-Мишель и Мбаса лежали на холодных камнях, с надеждой вслушиваясь в доносившиеся звуки. И несказанно обрадовались, когда из тьмы показался большой силуэт.

— Эй, вы тут не уснули? — послышался звонкий шепот. — Поднимайтесь, надо спешить!

Генрих помог мальчишкам взобраться в седло, вскочил сам и Тахират направился в неизвестном никому направлении, все ускоряя и ускоряя шаг. Как он различал дорогу в кромешной тьме, было неподвластно человеческому разуму, но тем не менее, конь обходил трещины, ямы и валуны, разбросанные тут и там.


— Анри, куда мы теперь? — спросил Жан-Мишель.

— Почем я знаю! На север нам нельзя, на юг — тем более, на западе идет война. Одна дорога — на восток. А на востоке — Алжир. Пустыни, пираты... А еще целые армии врагов Гроба Господня! Так что, возможно мы попадем из огня да в полымя! Но все равно я не хочу попасть домой ценой гибели сотен французов.

Жан-Мишель ничего не ответил, лишь схватился покрепче за седло.

Небо на востоке начало потихоньку сереть, потом стало розовым, затем — алым. А еще через несколько миль пути перед изумленным взором мальчишек плавно выплыл из-за горизонта громадный солнечный диск. Поднимаясь все выше, он постепенно уменьшался в размерах, превращаясь в привычный уже белый огненный клубок.


Куда же их принес черный жеребец по имени Тахират, подарок султана?..

Куда ни обернись, куда ни кинь взгляд — песок, песок, песок... Высокие барханы, волнистые дюны, чахлые кустики колючек.

И ни единой живой души, лишь высоко в небе кружит черная точка. Это гриф высматривает себе завтрак, ждет, когда путников сгубит жажда и можно будет поживиться.


Какой же это было непростительной детской глупостью — пуститься в неизвестность без запасов воды и пищи...

Глава тридцать девятая

Король входил в эту комнату, словно узник, восходящий на эшафот.

В детской спальне царил полумрак, хотя горело множество свечей, расставленных повсюду. Высокая кровать, почти в человеческий рост, занавешена шелковым балдахином. И на ней, среди перин и подушек — слабое беззащитное тельце спящего — все еще спящего — мальчика. Бледное лицо принца Филиппа повергало его отца в бессильную ярость. Хотелось сокрушить стены, чтобы в спальню хлынули яркие лучи летнего солнца, чтобы лицо мальчика засияло красками, чтобы веки встрепенулись и он раскрыл глаза.

Но ничто не могло помочь совершиться этому чуду. В спальне толпилось много народу — сиделки, доктора, именитые профессора. Столы ломились от медицинских трактатов и энциклопедий. У мальчика почти поминутно проверяли пульс и прослушивали сердце.

Стоял приторный запах лекарств, камфары, ладана... Уже от одного этого запаха можно было уснуть вечным сном.

Навстречу Людовику от постели больного шагнул низенький человек с плешивой головой. Это был придворный лейб-медик Ги де Шольяр, ученик самого Амбруаза Паре, известного хирурга. К великому сожалению, сам мэтр Паре скончался четверть века тому назад.

Цепкие внимательные глаза доктора смотрели прямо, не бегали по сторонам. Хотя встречаться взглядом с королем решился бы далеко не всякий, особенно нынче.

— Что вы можете сказать мне утешительного? — произнес Людовик, уже предчувствуя ответ.

— Увы, ваше Величество... По прежнему, никаких результатов. Дыхание принца ровное, глубокое, хорошо наполненное. Пульс слегка учащенный, но это не сулит неприятностей.

— Что говорят наши иностранные гости? Удалось опознать состав яда?

— Очевидно, что яд растительного происхождения. Возможно, производные цикуты или беладонны. Но, опять же... подобные симптомы, никогда ранее не встречались. Летаргический сон после отравления крайне редок.

— Но вы исследовали орудие убийства? Что удалось выяснить?

Доктор склонил голову, показывая всем видом, что и здесь нечем порадовать безутешного отца.

— Ваше Величество... Мы все сошлись в едином мнении — наилучшим будет разыскать того, кто составил смертоносный рецепт.

— Я знаю этого человека. И со дня на день он будет арестован и допрошен. Я не намерен больше тянуть!..


Людовик подошел к постели сына, встал на колени. Он взял в свои ладони холодные тонкие пальцы мальчика, поднес их к губам, пытаясь согреть своим дыханием. Но Филипп ничего не чувствовал. Его мозг был поражен жгучей отравой, созданной чьим-то злобным гением...

И Людовик стремглав бросился прочь из спальни, больше похожей на склеп.

* * *

В Тронном зале Лувра ожидали аудиенции более полусотни самых знатных вельмож Франции. Герцоги, графы, бароны — от ярких одежд и обилия драгоценностей рябило в глазах. Иным даже удавалось перещеголять придворных дам по части украшений.

По залу проносилось легкое басовитое гудение, напоминавшее разбуженный улей — это обсуждались причины столь спешного собрания. Выстраивались многочисленные версии, одна нелепей другой.

Болезнь младшего сына короля и исчезновение старшего официально еще не были подтверждены, а тайны всегда порождают слухи.


Вошел Главный Церемониймейстер и произнес на весь зал хорошо поставленным голосом:

— Его Величество, король Франции Людовик Девятый!

Гул затих. Король вошел в зал, ни на кого не глядя, в мрачном и взвинченном настроении. Заняв трон, он взмахнул рукой, позволив присесть всем, кому это полагалось по статусу.

На стульях с высокой резной спинкой разместились члены королевской семьи. На золоченых табуретах — герцоги и бароны. Остальным было позволено лишь стоять. Но на дам распространялось так называемое «право табурета», введенное совсем недавно, позволявшее им сидеть в присутствии короля.

Когда все разместились и приготовились внимать, Людовик чуть слышно произнес:

— Господа! Я пригласил вас для того, чтобы развеять нелепые слухи, будоражащие народ — якобы один из моих сыновей исчез, а второй отравлен. Так вот... Это правда!

Услыхав из уст короля подтверждение самых невероятных домыслов, придворные не могли сдержать эмоций. Послышались вскрики, возмущенные возгласы, крики «Измена!» Но Людовик вновь поднял ладонь, утихомиривая возмущение собрания.

— Спокойствие, господа! Выслушайте меня... Я сообщу вам некоторые подробности. В начале весны некий вельможа решился посягнуть на трон и предпринял определенные шаги. Первым делом он организовал покушение на принца Генриха, оказавшееся неудачным. К счастью... Затем он продолжил попытки, а убедившись в их бесплодности — решил организовать похищение. Подлая банда наемников увезла моего мальчика в неведомом поначалу направлении. Было проведено расследование и принц был найден, но по дороге домой корабль попал в шторм и следы принца вновь затерялись. Сейчас о нем ничего неизвестно — где он и жив ли... — король произносил эти фразы так, что боль захлестывала окружающих трон придворных черным покрывалом. — Но и этого показалось мало сановному чудовищу! На пути к трону встал мой младший сын, принц Филипп. И злодей подослал наемного убийцу с ядом. В принца была выпущена отравленная пуля, но к великому счастью, он не умер, а уснул. Лучшие врачи пытаются его пробудить, но пока что все тщетно. А сейчас я спрашиваю вас, господа! Какой кары достоин этот преступник, посягнувший на жизни наследников престола?


Только одно слово прозвучало в ответ:

— Смерть!!!

Зал содрогнулся от громогласного эха. Но еще одно слово жаждали получить от короля присутствующие:

— Имя!!!

Людовик медлил. Он обводил тусклым взглядом одного дворянина за другим, повергая всех в трепет.

— Этот человек присутствует сейчас в зале, среди вас, господа... Коннетабль, подойдите и арестуйте герцога Гастона Ангулемского!

Офицер твердым шагом подошел к герцогу, что стоял с совершенно бескровным лицом. В своем неизменном черном костюме он напоминал сейчас ворона.

— Сударь! Именем короля я вас арестую. Вашу шпагу! — произнес офицер протокольную фразу.

Герцог не шевельнулся.

— Государь, произошла чудовищная ошибка. Это оговор! Никогда я не замысливал подобного, никогда! Я сражался за вас и за вашего отца, не щадя жизни!

— Сударь, — устало произнес король, — было проведено следствие. Есть свидетели, они уже дали показания против вас. Примите приговор с честью!

— Кто, кто эти мошенники, что клевещут на мое честное имя? Назовите их, государь! Призовите их сюда, пусть повторят свои обвинения мне в лицо!

— Ваш наемник виконт де ла Вальер. Он схвачен мною самолично! И при допросе он назвал ваше имя, сударь.

— Этот негодяй просто решил отомстить мне, за то, что я изгнал его из Ангулема. Нельзя верить ни единому его слову, государь. А кто еще свидетельствует против меня?

— О, имя этого свидетеля перевесит сотню других! Это мой сын, принц Генрих!

— Как, ведь он же... Ведь он исчез?

— Да. Но перед этим он сообщил все сведения одному из моих подданных. И сведения эти доверены принцу вашим наемником — главарем банды преступников по имени Витторио Брюльи. Вам знаком этот человек?

— Государь, клянусь, первый раз слышу это имя!

— Перестаньте упорствовать! — король вскочил. Он был в ярости от столь наглого сопротивления. — Отдайте шпагу, немедленно!

Герцог окончательно потерял разум. Он понял, что все проиграно, что теперь его ждет только смертная казнь и на Бастилию даже нельзя надеяться. И тогда он выхватил шпагу и стремительно бросился на короля. Такого безумства не ожидал никто!

Стража не успела прикрыть короля собою. Но, когда клинок уже изготовился пронзить грудь, раздался громкий выстрел. В трех шагах от герцога стоял... шевалье де ла Фейн! В его руке вился дымком разряженный пистоль.


Герцог пошатнулся. Он хотел обернуться, посмотреть на того, кто принес ему смерть. Но пуля, попавшая в сердце, не дала такой возможности. Герцог выронил шпагу и упал к подножию трона, испустив дух...

Людовик молча перешагнул через неподвижное тело, подошел к шевалье и обнял его.

— Как вы оказались здесь? Вы же сейчас...

— Ваше Величество, обследовав побережье Алжира, Египта и Туниса, я оставил эскадру и прибыл сюда. Доложить о предварительных результатах.

Король отвечал:

— Сама судьба вела вас, сударь... Уберите тело! — велел он, подав знак, и слуги быстро вынесли прочь тело поверженного герцога.

Король проводил их глазами и повернулся к шевалье:

— Теперь все нити оборваны... Только герцог Ангулемский мог сообщить, кто изготовил ему орудие убийства. Я в замешательстве... Вот что... Отправляйтесь во Флоренцию, именно там находится неизвестный мастер. Разыщите его, сударь, и мы сможем пробудить принца.


Вокруг стояла мертвая тишина. Все были потрясены покушением на короля и свершившимся скорым судом. И в этой тишине послышались гулкие шаги. К королю направлялся церемониймейстер. Он поклонился и произнес:

— Ваше Величество! Посол Салех ад-Дин, прибывший от султана Марокко, просит аудиенции!..

Глава сороковая

Тонкие ноги чистокровного арабского скакуна проваливались по щиколотки в песок. Измученное животное с трудом продвигалось вперед. Его маленький хозяин с друзьями были не в лучшем положении. Обессилев от жажды, все четверо измучились вконец.

Бесконечные барханы, по которым струится раскаленный воздух. Безжалостное солнце стремится испепелить все живое, что попадает под его лучи. Песок лежит по склонам ровными складочками, напоминая водную рябь — от чего становится еще тоскливей.

Душный западный ветер тащит мелкий песок. Мириады песчинок перекатываются, шуршат, проникают под одежду, липнут к телу, забивая каждую пору.

Сил на разговоры уже нет, все помыслы только об одном — пройти еще немного, добраться хоть куда-нибудь, где есть вода.

Хотелось сбросить тяжелые бурнусы, но мальчики понимали — так смерть наступит еще быстрей, тело просто сгорит, истратив последние капли влаги.

Кохейлан спотыкается все чаще, еще несколько миль и он падет. В его глазах уже видны белесые проблески смерти, но он еще борется с ней.

Генрих упрямо выдергивает ноги из песка и взбирается на очередную дюну, чтобы с ее вершины увидеть точно такую же. Уныние поселяется в его душе, но королевская кровь не дает расслабиться и потерять остаток надежды.

Погони не видно — должно быть, нукеры султана не могли и помыслить, что неразумные пленники отправятся на верную гибель — в сердце пустыни.

Даже у негритенка Мбасы поубавилось его обычной жизнерадостности. Темная кожа посерела, капельки пота смешались с пылью и песком. Дважды он совершал чудо: принимался разгребать песок и, что самое удивительное, находил комки влажной глины. Если подержать ее во рту, то жажда ненадолго утихала. Потом Мбаса предложил, по обычаям его племени, проткнуть жилу у коня и напиться крови. Но Генрих с негодованием отверг это нелепое предложение.

А на Жан-Мишеля и вовсе было жалко смотреть, он страдал больше всех...

Всего лишь вторые сутки мальчишки бредут по пустыне, и еще один день наверняка убьет их.

Дрожащее марево простиралось на многие мили вокруг, искажая действительность. И когда Генрих увидал впереди блестящую призрачную ленту, он не сразу в нее поверил. Присматривался, смахивал с ресниц сухую пыльную взвесь, вновь смотрел и смотрел. И лишь убедившись, что это не мираж, сказал чуть слышно:

— Смотрите, там... Впереди... Мы спасены...

Хриплым ржанием Кохейлан подтвердил его слова — чуткое животное устремилось к воде.

Сбрасывая на ходу опостылевшие, пропитанные потом и песком, одежды, мальчишки устремились в прохладные воды крошечного озерка. Оазис посреди пустыни — что может быть прекрасней и желанней!

Они принялись пить, опуская в живительную влагу распухшие и потрескавшиеся губы, и не могли напиться. Погрузившись в озеро чуть ли не с головой, мальчишки плескались, смывая пыль. Вдруг их кто-то хватает под бока и оттаскивает прочь! Кто посмел помешать несчастным утолять жажду, кто посмел презреть главный закон пустыни?

Словно пелена спала с глаз у незадачливых путешественников. Как же они умудрились проглядеть остановившийся на отдых целый караван! Более трех десятков верблюдов и втрое больше людей! Бедуины в белых одеяниях стояли под тенью пальм и их обожженные солнцем лица были полны сочувствия и внимания. Трое несчастных голых ребятишек были тут же окружены заботой и лаской. Распаковав один тюк, извлекли такие же белые одежды и укутали в них детей.

Генрих смотрел вокруг, встречая во взглядах лишь доброжелательность. Так почему же эти добрые на вид люди не дают ему напиться вволю?!

Разгадка не заставила себя ждать, но пришла совершенно неожиданно. Из-за спин бедуинов вышли совершенно другие люди, одетые по европейской моде. Один из них показался принцу странно знакомым. Мальчик пригляделся и... Едва не лишился чувств. Над ним склонилось бородатое лицо Витторио Брюльи! И что самое странное — Генрих обрадовался. Словно перед ним стоял не разбойник и убийца, а по меньшей мере ангел Господень! Принц и сам не понимал природу своих чувств, он лишь произнес:

— Это вы...

— Здравствуй, принц! Давненько мы не видались, а? Каким же это ветром тебя сюда занесло? Помниться, ты был на пути к своему батюшке? Я думал, ты давно куропаток стреляешь! Что же ты делаешь посреди этой пустыни?

— Это долгая история, сударь. Мы были в плену у султана Марокко, потом удалось устроить побег. Теперь пытаемся добраться к морю.

— Э, море совсем в другой стороне, детишки. Не ту дорожку вы выбрали. Да вам еще и повезло вдобавок — возьми вы чуть в сторону и прошли бы мимо этого оазиса.

Генрих вздрогнул, представив, как они падают на песок и медленно умирают в страшных мучениях. А Брюльи продолжил:

— Должно быть, тебя интересует, почему наши пути вновь скрестились? Это несложно — мы поступили на службу к королю алжирских пиратов — Сагриддину Али. Еще великий Хайраддин Барбаросса основал эту империю пиратского братства. Ты слыхал о нем, принц?

— Да, что-то припоминаю...

— «Припоминаю...» Да его слава гремела по всему Средиземноморью! От Греции до Гибралтара не было силы, способной сладить с ним. Даже под конец жизни он был все еще грозен и силен, как разъяренный лев! Но и наш нынешний хозяин никому не даст спуску, уж я в этом убедился.

— Почему же вы не на море, а здесь, среди песков? — не сдержался от иронического замечания Генрих.

— Ты еще посмейся надо мной, мальчишка! Забыл, как я чуть было не перерезал тебе глотку? Могу и повторить! Ладно, поживи пока. Так вот, наш путь лежит нынче в Судан. Закупим там рабов, сотни две-три, и будем сопровождать их дальше, в Каир. А там — на корабль и в Стамбул, на продажу. Вот и вся работенка, принц.

Генрих даже не удивился. Ну конечно, чем же еще мог заниматься этот сброд — только работорговлей...

— Но... Как же нам теперь быть? Мы не сможем одни пробираться через пустыню... Дайте нам хоть одного верблюда. А мой отец потом заплатит!

Бандит весело расхохотался

— Эй, малыш, ты за кого меня держишь? Чтобы я упустил такую добычу? Даже и не мечтай! Вы идете с нами, а потом, когда вернемся — король снова заплатит мне выкуп.

— Вы ведь уже получили, причем немало.

— Я открою тебе страшную тайну: у золота есть одно очень неприятное свойство. Его всегда не хватает!

Генрих понял, что настаивать бесполезно, все равно сила не на его стороне. И лишь грустно кивнул, соглашаясь. А в разговор вступил Жан-Мишель. Он задал вопрос, что давно крутился у него на языке:

— Скажите, сударь... А почему нам не дают воды? Мы ведь едва не умерли от жажды!

— Если бы вас не оттащили, то вода превратилась бы в яд! Разве вы не знали, что после сильной жажды обильное питье может погубить? Вон, даже ваш конь, и то все понял — сразу отошел прочь и дожидается, пока вода не пропитает внутренности. Вот тогда можно снова глотнуть немного. Поняли теперь?

Жан-Мишель кивнул.

— А сейчас идите в тень, вам подадут еду.

Мальчишки покорно побрели к финиковой пальме и упали обессилено у ее ствола. Бедуин поднес им сморщенные высушенные фрукты — те же финики и фиги. Но больше всего детей обрадовал кожаный мешок, наполненный прохладной свежей водой. Теперь им разрешали пить, сколько пожелают.

Брюльи принялся что-то горячо доказывать своим собратьям по кинжалу, но их взгляды не сулили ничего хорошего. Мрачные лица, укутанные бедуинскими шарфами, были искажены злобой и жаждой наживы. Но, по крайней мере, они не стали убивать мальчишек на месте, хоть наверняка такая забава пришлась бы кое-кому по вкусу.

Глава сорок первая

Солнце клонилось к закату. Небо над пальмами темнело, близился вечер. А караван и не собирался двигаться в путь. Бедуины развели костры и кипятили привычный для них мятный чай. Овечий сыр, вяленая баранина — вот и весь скудный ужин. Впрочем, на такой жаре есть почти не хотелось.

«Сухопутные» пираты коротали время чуть поодаль, совсем не общаясь с бедуинами. У них была своя еда, большую часть которой составляла выпивка.

Про мальчишек почти забыли, лишь изредка бросали на них косые взгляды. Да и то, разве этим детишкам взбредет в голову вновь убежать? Разве они еще не поняли, что с пустыней не шутят?

В отличии от детей, пришедший с ними конь вызвал у всех живейший интерес. Его обступили и бедуины, и пираты. Цокали многозначительно языками, оценивая стать; здесь каждый был истинным знатоком лошадей. Один из погонщиков взял коня под уздцы и повел к воде. Но Кохейлан немедленно воспротивился такому бесцеремонному обращению и взвился на дыбы. Показав свой непримиримый норов, жеребец громко заржал, словно говоря, что он из конюшен самого султана, а не какая-то безродная кляча.

Генриха эта сценка немного развеселила, но надо было все же напоить коня, да и вымыть заодно. Мальчик спокойно подошел к дикому созданию, положил ладонь ему на холку. Черная бестия мгновенно превратилась в ласкового жеребенка и покорно отправилась к воде. Оглянувшись, Генрих чуть не рассмеялся вновь — таких удивленных лиц он еще не видал в своей жизни.

Пока принц тер спину Кохейлану, его забросали вопросами. Пришлось в двух словах рассказать всю историю своего появления во дворце у повелителя Марокко.

Закончив мытье и устав от разговоров, Генрих вернулся под пальму и растянулся на траве.

Он лениво сжевал сладкий финик — очень хотелось спать. Все силы он отдал песчаным барханам, теперь все тело пронизывала тупая ноющая боль. Мальчик размышлял о превратностях судьбы — чем больше он стремился домой, тем дальше она — судьба — забрасывала его. А что еще ждет впереди?

Между тем, к нему подобрался Мбаса и как-то странно заскулил. Генрих даже немного испугался. Он обернулся — негритенок смотрел на него жалобными глазами, но молчал. Его тело дрожало от озноба или от сильного испуга.

— Что с тобой? — спросил Генрих вполголоса.

— Я его узнавать... Я узнавать!.. Это он... Это они!...

— Успокойся, расскажи все толком. Я ничего не могу понять.

Мбаса расплакался. Жан-Мишель тоже не выдержал, подполз поближе и стал его успокаивать. Немного придя в себя, Мбаса рассказал, что же его так взволновало:

— Вон тот человек, я его видеть раньше. У него такой большой шрам, на весь щека. Он был главный у тех, кто убивать мой племя! Он убивать мой отец! Я его бояться, он теперь убивать и меня!..

Наконец Генрих понял, что к чему. Наверное, именно этот отряд напал на деревню, в которой жил негритенок.

— Не отчаивайся! Я не дам тебя в обиду. Пока я жив, никто не посмеет тебя тронуть или продать. Поверь мне, я обещаю. Мы обязательно вернемся домой, все трое! К тому же... К тому же, вряд ли он узнает тебя. Для белых все темнокожие одинаковы.


Мбаса потихоньку успокаивался, ободренный этими словами. Он благодарно прикоснулся ладонью к губам принца и затем поцеловал кончики пальцев. По обычаю его племени это означало абсолютное подчинение воле старшего.

А Генрих попытался разглядеть получше человека, на которого указывал негритенок. В сумерках мужчина выглядел устрашающе — даже когда он сидит у костра, кажется выше остальных. Постоянная мрачноватая ухмылка. Особенно грозным делал лицо большой косой шрам, от глаза до подбородка. Говорил этот человек мало, по большей части слушал, что болтают остальные.

Что-то подсказывало принцу, что именно этот человек станет его самым злейшим врагом... С этими тревожными мыслями Генрих уснул.

* * *

На рассвете поднялся невообразимый гвалт — погонщики принялись будить верблюдов, распугивая заодно все живое на десяток миль вокруг. Животные невозмутимо поднимались с колен, встряхивались и величественно выступали в путь. Бедуины не садились в седла, а шли рядом, хоть поклажи было и не слишком много.

Даже Генриху не позволили оседлать коня, пришлось вести в поводу.

Начался долгий и очень скучный путь. Шли почти весь день, без остановки, до захода солнца. Привычным к жаре и длительным переходам бедуинам все было нипочем, а вот пиратам и мальчишкам дорога показалась длиною в целую вечность. Одно спасение — тень от верблюдов. Но даже она не спасала от горячего беспрерывного песчаного душа. Песок летел в лицо, подгоняемый ветром, и сдирал кожу, как наждаком. Песчинки пробирались под одежду и барахтались там, словно живые.

Воду давали пить не часто, пару раз в час, по нескольку глотков.

Главный погонщик сверялся с картой, проверяя путь до следующего оазиса. А дорога между тем вилась такими причудливыми зигзагами, что казалось, будто верблюды сами выбирали ее, по своему желанию.


К вечеру до оазиса не добрались и заночевали под открытым небом. Бедуины показали мальчишкам, как устроить навес от песка и от ночного холода. Врыли три заготовленные загодя палки, накрыли их верблюжьим одеялом — вот и получился небольшой шатер, как раз на троих.

Ночью в пустыне действительно на удивление прохладно, под утро даже выступает иней. Мальчишкам пришлось прижаться покрепче друг к другу, лишь тогда ночная изморозь позволила им задремать.

* * *

Так прошла целая неделя и дни были похожи один на другой, словно братья-близнецы. Лишь к седьмой ночи добрались до второго оазиса.

Он был гораздо меньше первого — озеро заменил тонкий родник, а пальм было всего две. Удивительно, что его вообще нанесли на карту.

Когда расположились на ночевку, к мальчишкам подошел Витторио Брюльи. Он не баловал их своим вниманием и почти не заговаривал раньше. А сейчас вот вспомнил.

— Как твое самочувствие, принц? Не заболел ли? Неважно выглядишь!

— Со мной все в порядке, — сухо отвечал Генрих. — Просто дорога утомительная.

— Ничего, ничего. Еще три перехода и мы выйдем в саванные степи. Там хоть не будет этой песчаной мерзости.

— Три перехода? И каждый по неделе?

— Да, около того. Запасись терпением, принц.

— А почему мне не позволяют ехать верхом?

— Это все их дурацкие обычаи, — ответил Брюльи. — Я и сам их толком не знаю, не расспрашивал. Может, боятся загубить животное. А без верблюдов и лошадей в пустыне — смерть. Ладно, забирайтесь в свой шатер, пора спать.

— Последний вопрос, сударь!

— Ну, что еще?

— Вон тот человек... Кто он?

— Который?

— Тот, со шрамом.

— А-а... Вот ты о ком... Это наш главарь. Вроде капитана на корабле. Он португалец, дон Элиаш Андреату де Фонтеш. Какой-то знатный дворянин, я мало что знаю. А с чего он тебя интересует? Встречался раньше?

— Нет-нет, не встречались, к счастью. Просто я вижу, он здесь всем управляет, вот и стало интересно. Но почему же он не соизволил даже подойти ко мне? Его что, не интересует принц Франции? Это по меньшей мере неучтиво.

— Держись от него подальше, принц, это страшный человек. Честно скажу, даже я его побаиваюсь. Как взглянет своими желтыми глазами — словно сам дьявол в душу глядит! Ну все, хватит болтовни, укладывайтесь!

Бандит отошел, а мальчишки влезли в шатер. Попереговаривались немного в темноте, но усталость быстро взяла свое.


Ночь засверкала бессчетным множеством чистых и огромных звезд, молчаливых и недоступных...

Глава сорок вторая

Генрих мечтал о дожде. Он вспоминал, как давным-давно он старался убежать из-под прохладных струй ливня под своды дворца. Если же он заигрывался и добежать не успевал, то к нему уже стремительно мчался придворный с большим зонтом. Нет, принц не рос неженкой, просто такова у него была натура — мокрая одежда противно липла к телу, бархат становился тяжелым и неприятным, а шелк скользким, словно лягушечья кожа.

Но сейчас Генрих бы простоял под дождем сутки напролет, подставляя жемчужным нитям разгоряченное лицо, впиваясь иссеченными губами в живительную влагу.

Но не было дождя, который день не было... У пустыни сменилось лишь название — теперь она была Ливийской. А по сути — те же песчаные дюны, похожие на застывшие морские волны.

Мальчишкам уже позволяли ехать на верблюдах. Генрих обратил внимание, что верхом садились только за несколько дней при подходе к новому оазису. Ну что же, вполне рационально — раз никто из животных по дороге не погиб, то можно и проехаться немного, а там и отдохнут.


Брюльи немного ошибся в расчетах — уже прошел ровно месяц, а конца пути не видать.

Три дня провели в городке под названием Бау-эль-Кабир — маленькое заброшенное поселение. Полсотни домов, между которыми бродят козы и куры. Хоть и проходит здесь караванный путь, но очевидно, сейчас затишье — торговцев не видать. Сонная пустота...

Люди глядели на караванщиков скучными глазами. Предлагали купить плетеные корзины и яркие ткани, без всякой надежды, что покупка состоится.

Но в отличии от взрослых, дети были любопытны и вездесущи. Грязные, оброванные, полуголые, они сперва сбежались отовсюду поглазеть на гостей, а потом носились по пыльным улочкам, гоняя скрученный из пальмовых листьев и тряпок шар. Эта игра была незнакома европейцам, но Генрих с друзьями быстро переняли незамысловатые правила и принялись пинать и толкать мяч так же ловко, как и местные ребятишки. Куда и подевались постоянная усталость от недостатка воды и скудной пищи.

Глядя на резвящихся мальчишек, у взрослых светлели глаза, но восточная сдержанность не позволяла проявлять чувства.


Напоив верблюдов, сменив застоявшуюся воду на свежую, погонщики выступили в дорогу. На этот раз она шла по пересохшему руслу какой-то реки. В этом было свое преимущество — ноги уже не вязли в песке. Да к тому же, стало видно саму дорогу, а это не так и мало, если день ото дня видишь бескрайнюю пустыню, куда ни кинь взгляд.


Берега поначалу были пологие, еле заметные. Но с каждой новой милей они становились все круче, все выше, пока не заслонили собою весь окрестный пейзаж. Путники вздохнули с облегчением — нежданная тень скрыла от них безжалостное солнце.

Бедуины затянули долгую заунывную песню, странную и непонятную. Под этот аккомпанемент караван шел до самого вечера, пока в скалах не показался просвет и дорога не привела новому поселению.

Здесь, на границе Ливии и Северного Судана, и оказалась конечная цель путешествия.

Каменистая равнина, усыпанная почти черными валунами в человеческий рост. Меж ними заросли рыжего кустарника, совершенно без листьев, ветви которого усыпаны мелкими сухими колючками. И зелеными пятнами под ногами — трава, длинная, по колено.

Дома в деревне, к которой подходил караван, были из плотного сукна, набитого на деревянный каркас. Таких бедных хижин мальчишки не встречали давно.

Потом они узнали, что это деревушка туарегов. Они кочуют со стадами коз, овец и верблюдов от пастбища к пастбищу и зарабатывают тем, что добывают в пустыне соль, продают ее проходящим караванам. Дома они делают из овечьего сукна, чтобы легче было перебраться на новое место, когда придет время покинуть опустевшие пастбища.

А еще туареги известны тем, что это очень красивые высокие люди — самый высокий народ в мире. Их всегда можно узнать на базаре среди представителей других народов западной Африки по голубым одеждам и тюрбанам.

Так оно и оказалось — несмотря на очевидную бедность, одежды этого племени были яркими и нарядными. Словно голубое небо разбилось на осколки и упало на землю.

Туареги были вообще закутаны в сто платков. У них это национальная традиция. Мужчины не показывают свое лицо никому. С восемнадцати лет закрывают свое лицо и все. Платок туареги приоткрывают до подбородка, только лишь, когда едят. И стараются, чтоб никто этого не видел.


Караван не входил внутрь деревушки, там и так было не развернуться. Остановились чуть поодаль, развели костры. А пираты собрались вместе и принялись горячо обсуждать что-то. От них отделился самый главный — дон Элиаш. Он взял с собой троих и направился в деревню. Переговорил со старейшинами и вернулся обратно. Его вид выражал сильное недовольство и замешательство.

Пираты обступили его, забросали вопросами. После краткой и энергичной речи главаря они разбрелись с понурым видом, устраиваться на ночлег.


Генрих был весьма заинтригован. Едва удалась свободная минутка, он подобрался к Витторио Брюльи и спросил:

— Послушайте, сударь! Что происходит? Чем вызвано недовольство вашего главаря? И чего мы здесь, собственно, ждем? Когда мы продолжим путь, завтра?

— Нет, принц. Дальше мы не пойдем, будем ждать здесь. Дело в том, что нас должны были встретить. Еще полгода назад дон Элиаш оставил здесь часть своего отряда, между нами был договор, что караван придет в этом месяце за новой партией рабов. А вот, как видишь, их нет. Должно быть, задержались в пути, придется ждать.

— Понятно... Значит, снова ждать...

— Ну все, иди, располагайся на ночлег. Мне с тобой болтать недосуг.

Генрих развернулся и побрел, понурив голову, к поджидавшим его друзьям. Пересказал быстренько, что к чему и мальчишки стали вкапывать в землю палки для шатра. Мбаса наломал колючих веток, обмотав руки тряпьем, а Жан-Мишель сбегал к пиратам, упросив их поделиться горящими угольями.

Вскоре и у мальчишек разгорелся небольшой костерок.

Мбаса отбежал на минутку в сторону и принялся что-то ловить, низко склоняясь к земле. А вернувшись, он с гордостью предъявил свою добычу — небольшую ящерку с плоской головой.

— И что ты с ней собрался делать? — спросил Генрих с любопытством.

— Он вкусная! Жарить надо. Я сейчас сделать...

Негритенок выбрал прутик потолще, нанизал на него ящерку и сунул в костер, поближе к углям. Губы принца скривились в брезгливой гримасе, когда он услыхал шипение поджаривающейся кожицы.

Но когда Мбаса, обжигаясь, принялся с удовольствием грызть ароматное мясо, мальчишки не утерпели.

— Эй, а поделиться? Ты один собрался все сжевать?

— Я еще поймать, потом. Здесь их много! Пойдем, я показать.

Но идти далеко не пришлось, ящерки сами бежали на огонек, словно мотыльки на пламя. Только хватай их голыми руками да шейку сворачивай. После приторно-сладких фиников, на которые мальчишки уже и смотреть не могли, даже такое пресное мясо показалось им очень вкусным.

После такого ужина и сон не замедлил явиться, цветной, красочный.

Им снился дом...

Глава сорок третья

Из уст марокканского посла безутешный отец услыхал потрясающую весть — его сын жив! Мало того, он со дня на день может прибыть ко дворцу!

Не медля, король отменил свой приказ и направил верного слугу шевалье де ла Фейна не во Флоренцию, а в Марокко. Чтобы сопровождать принца и проследить, не задумал ли султан какую-либо хитрость.

Договор о военной помощи Людовик, конечно же, подпишет, здесь некуда деваться.

Однако случилось непредвиденное... Спустя две недели шевалье появился в Лувре с опустошенной и растерянной душой. Он сообщил королю, что принц в последний момент сбежал от воинов султана и сгинул в бескрайних песках Сахары.

Такого удара король не получал давно. Получить надежду и вновь ее лишиться...

Людовик принял новое решение — несмотря ни на что, не скупясь в средствах, начать поисковую экспедицию. Поскольку султан Марокко предложил свою помощь в поисках, оттуда и начать поход по следам несчастного ребенка.

Шевалье было поручено нанять двести гвардейцев, посулив им хорошую оплату. Ведь такая прогулка по вотчине извечных врагов христиан будет наполнена смертельным риском.

Отдав распоряжения, король все же направил тайного шпиона и во Флоренцию. Пусть разыщет таинственного ювелира-механика.

* * *

Истомившись от безделья, пираты устроили облаву на бродившего вблизи деревни льва. По ночам он досаждал громким утробным рычанием, от которого кровь стыла в жилах. А днем находили полуобглоданные туши задранных антилоп. Лев отличался сварливым нравом, не доев одно убитое животное, он уже мчался за другим, хотя его соплеменники обычно после сытного обеда отлеживаются где-нибудь в тени.

Пираты рассыпались в цепь и побрели в том направлении, откуда чаще всего доносился львиный рык. Со свистом и гиканьем они весело шагали по равнине, словно их ждала встреча со стайкой диких кроликов. За что и поплатились. Внезапно из зарослей акации рванулся в сторону желтый мохнатый ком — это была львиная грива. Раздался залп мушкетов, взбудораживший всю округу. Но у льва не было даже царапины. Как умудрились промахнуться такие меткие стрелки, тут поневоле поверишь в мистические россказни про львов-оборотней, которых не берет обычная пуля.

Лев уходил прочь, мотая хвостом, изредка оглядываясь на загонщиков. Взгляд его был презрительный и равнодушный. Конечно, зверь легко мог растерзать ближнего к нему человека, но почему-то не сделал этого.

Пираты увлеченные азартом погони, уже перезаряжали мушкеты, однако их остановил дон Элиаш. Он заприметил, что к деревне подходят долгожданные гости, и надо идти встречать.

Два десятка мужчин, одетых в коричневые куртки из кожи, с красными платками на головах, подходили к лагерю пиратов. Это и были охотники за «черным деревом», рабами. Старший из них приветливо взмахнул рукой, повстречав дона Элиаша.

А главарь пиратов постепенно зажигался яростью, разглядывая товар, который привели охотники. Чуть поодаль сели в кружок несколько истощенных и уставших рабов, закованных в колодки и скованных тяжелой ржавой цепью.

Вокруг пришедших собрались все пираты, туда же подбежал и Генрих с друзьями — не зря же они ждали столько времени, было любопытно.


Дон Элиаш и старший охотник вели разговор по-португальски, а поскольку этот язык и испанский схожи меж собой, то Генрих приблизительно уловил смысл разговора.

— Что все это значит, Бартоломео? — холодно произнес дон Элиаш.

— О чем ты?

— Был договор о трех сотнях рабов, а ты что приволок? Я что, по твоему, тащился через пол-Африки за этой дюжиной обтянутых кожей скелетов?! Какого дьявола, где остальные?!

— Погоди, Элиаш, дай сказать.

— Ну, давай, попробуй объяснить.

— Мы обошли несколько деревень, но эти черти разбегались при нашем появлении. Словно их кто-то предупреждал заранее! А в джунглях их разыскать невероятно сложно, ты же сам знаешь. Нам удалось взять внезапно лишь одну деревню, да и то пришлось уложить половину, они пытались сопротивляться. Прости, я не оправдал твоих надежд.

— Дьявол тебя побери, Бартоломео, что мне до твоих извинений? Что прикажешь делать сейчас? Идти в Хартум, закупать рабов по их диким ценам? Какой же я тогда получу барыш? Нет, я еще не спятил!

Дон Элиаш отвернулся, нахмурив густые брови. Его шрам казался сейчас еще более угрожающим, чем обычно.

В этой небольшой паузе послышался громкий вскрик. Это негритенок Мбаса метнулся к отдыхавшим рабам и упал на грудь одному из них. Худой старик с седым ежиком волос на голове обнял мальчика и что-то залопотал на своем языке.

— Тысяча дохлых крыс! Что там происходит? Притащите сюда этого наглого мальчишку! — вскинулся дон Элиаш. Ему сейчас очень хотелось сорвать злобу хоть на ком-нибудь. И Мбаса подвернулся весьма невовремя. — Вы что, знакомы? Я тебя спрашиваю, отвечай!

Мбаса задрожал от этого гневного окрика и кивнул.

— Он твой отец? Или кто? Ну! Говори!

— Нет, господин, он мой дед. Нет, не дед, а... Как это на франчи... Брат мой отец...

— Дядя, что ли? Ну так и иди к нему! Эй вы, набить на него колодки, поживей!

Дон Элиаш швырнул негритенка к одному из охотников. Тот схватил мальчика за плечи и крепко сжал. А второй ловко извлек из наплечного мешка деревянные колодки, намереваясь надеть их на ноги мальчишки.

Тут уж сердце Генриха не выдержало. Он и так старался не вмешиваться до последнего момента, но дальше тянуть было некуда. Принц подбежал к негритенку и буквально вцепился в него, крича при этом:

— Сударь! Да, я к вам обращаюсь! Немедленно прикажите отпустить моего слугу! Вы невправе продавать его и надевать на него цепи! Вы слышите?!

Дон Элиаш медленно приблизился. Он ухмылялся во весь рот — наконец-то есть возможность показать этому щенку, кто здесь истинный господин!

— Ты что-то сказал, принц? Ты ведь принц, не так ли? Мне рассказывал о твоих похождениях твой старый приятель, Брюльи. Поди сюда, Витторио! Взгляни, твой петушок закукарекал!

— Ты бы оставил его, Элиаш... — мрачно произнес Брюльи. — Этот парень ведь и правда королевского рода.

— А мне плевать! Здесь ему не Версаль, а Африка, дьявол его побери! — взвинчивал себя дон Элиаш. — И здесь я хозяин, мое слово — закон! И ты для меня, принц, все равно что обычный земляной червяк, ты понял?!

— Сударь, вы подлец! Дайте мне шпагу и повторите ваши слова! — побледнел принц и встал перед доном Элиашем.

— Щенок! Шпагу тебе? Получай!

С этими словами дон Элиаш ударил мальчика кулаком в лицо. Генрих упал навзничь, ударившись затылком. Его глаза излучали такую ненависть, что могли бы испепелить негодяя. Но даже эту злость затмило невыразимое изумление:

— Вы посмели ударить меня, сударь? МЕНЯ? Принца крови, наследника престола?! И после этого вы еще называете себя дворянином?

Дон Элиаш даже слегка растерялся, но тут же взял себя в руки — нельзя давать слабину, иначе свои же растерзают тебя.

— Ты сам напросился, мальчишка. И запомни — здесь ты — никто! И я решаю, кому жить, а кому издохнуть в страшных мучениях! Ты понял меня, принц?

— Понял...

Генрих смотрел не отрываясь в желтые глаза, а сам нащупывал рукой камень, готовясь метнуть его в голову ненавистного врага. Это заметил Жан-Мишель. Он упал на руку Генриха, схватив ее и крепко сжимая:

— Анри, не надо, отпусти камень, умоляю тебя! — шептал Жан-Мишель, залившись слезами. — Он убьет тебя , Анри! Убьет!

Принц сдался и камень выкатился из его ладони.

Дон Элиаш смягчился и произнес:

— Хорошо, забирай своего дружка, или кто он там для тебя. И лучше не подходи ко мне, а то и впрямь невзначай зашибу!


Вытирая разбитые в кровь губы, Генрих поднялся. Гордость бушевала в нем, распаляя душу. Но разум говорил: погоди, еще не время, здесь ты и вправду не властен наказать подлеца. Но придет и его черед!

Дон Элиаш призвал к себе ближайших помощников, чтобы обсудить дальнейшие планы.

Напряжение в лагере немного спадало...

Глава сорок четвертая

Совет длился недолго, уже через полчаса было принято решение. И дон Элиаш подозвал к себе караванщика-бедуина, которому принадлежал караван.

— Ахмед, мы уходим.

— Куда лежит твой путь?

— Мы собираемся на юг. Сделаем рейд, соберем рабов, думаю, три сотни будет достаточно.

— Тогда наши пути расходятся — мы идем в Каир.

— Да, я понимаю. Если бы Бартоломео привел рабов, как было условлено, мы двинулись бы в Каир вместе. Так что отправляйся туда один. Прикажи, пусть снимут поклажу с нашим оружием.


Бедуин прокричал что-то своим караванщикам и те принялись снимать тюки, освобождая верблюдов.

— Когда ты поведешь караван обратно, Ахмед?

— По воле Аллаха, через два или три месяца. Надо распродать товар, а это займет время. Сейчас плохой спрос на ткани и шерсть. Зато неплохо берут соль.

— Соль всегда в цене, — задумчиво произнес дон Элиаш. Но про соль он думал меньше всего — у него товар совсем другого свойства. — Пожалуй, мы успеем вернуться. Если повстречаемся на обратном пути, расскажешь, какие цены на рабов в Египте.

— Послушай, продай мне этого коня, — сказал вдруг бедуин, глядя в сторону, где Генрих кормил своего скакуна из рук зеленым сочным побегом.

— Хмм... Этот конь не мой, но... Сколько ты дашь за него? Отличная стать, сам видишь.

— Я дам семьдесят дирхемов.

— Смеешься? Да он стоит в сотню раз дороже! Мне только вывести его на рынок, сразу начнется драка, кто больше заплатит!

— Хорошо, набавлю еще сто.

— Это не разговор, Ахмед. Давай триста или прекратим торг.


Бедуин колебался, ему очень хотелось заполучить великолепного жеребца.

— Так тому и быть, по рукам! Двести пятьдесят!

Дон Элиаш рассмеялся.

— Нет, ты свою выгоду не упустишь! Дьявол с тобой, давай деньги и забирай коня. Только с мальчишкой разбирайся сам, мне надоело с ним спорить. Не ровен час, пристрелю.

Ахмед вынул откуда-то из складок одеяния туго набитый узелок, развязал и принялся отсчитывать золотые монеты. Пират отвернулся, чтобы не выдать себя алчным блеском глаз. Он понимал, конечно, что отнять деньги невозможно — завяжется такая кровавая стычка, что никому не уйти живым. Ведь вмешаются и жители деревни, туареги. Они состоят в каких-то племенных связях с бедуинами. Есть даже версия, что это одно племя, разделенное местом проживания и образом жизни.

Получив монеты, дон Элиаш все же пересчитал их — он не привык доверять никому, даже самому себе. Убедившись, что бедуин не обманул, португалец кивнул ему и ушел к своим, разбирать снаряжение.

А новый владелец коня, весьма довольный сделкой, направился к своей покупке.

Не задумавшись о последствиях, он схватил черного красавца за уздечку.

— Что это вы собираетесь делать? — возмутился Генрих. — Куда вы его ведете?

— Этот конь теперь мой, я купил его.

— Что за ерунду вы несете? Это мой конь! Мне его подарил сам султан Марокко! Вы что, пойдете против его воли?


Ахмед остановился. Он не ждал такого поворота. Но жадность была сильней.

— Мне продал его португез, иди с ним говори! Я отвесил за этого коня целых триста дирхемов!

— Меня не интересует, сколько ты заплатил, — холодно произнес принц. — Иди и возьми свои деньги обратно. А коня я никому не отдам!

— Поди прочь, сын дэвов! — рассердился наконец караванщик. — Если тебе дорога жизнь, отойди!


В это время Кохейлан, которому наскучила перепалка его маленького хозяина с каким-то мошенником, коротко всхрапнул и встал на дыбы. Потом он заржал, так звонко, что откликнулось даже стадо зебр, пасшихся неподалеку.

Ахмед испуганно попятился, но уздечку не выпустил. Кохейлан рванулся, но погонщик держал крепко — привык управляться с норовистыми верблюдами, а таких в караване тоже хватало.

Небольшая задержка — и к хозяину сбежались прочие погонщики. Кохейлана буквально спеленали веревками, спутали ноги.

Генрих в ярости сжимал кулаки, глядя, как уводят его друга. Но поделать ничего не мог... Впрочем, был еще один шанс, весьма призрачный.

Мальчик помчался к португальцу.

— Послушайте, сударь! Это вы продали моего коня? Как вы посмели! Немедленно отмените сделку!

— Как мне надоел этот мальчишка, — устало проговорил дон Элиаш. — Уйди прочь, не то я велю тебя высечь.

— Верните моего коня! Вы что, не понимаете, это же подарок!

— Оттащите его, парни, иначе я за себя не отвечаю!

Трое пиратов бросились на мальчика. Генрих извивался в сильных руках, но вырваться не сумел. Его увели подальше и прикрутили к невысокому деревцу. Пусть немного придет в себя, пока караван не покинет лагерь.

Жан-Мишель и негритенок подошли ближе и встали виновато в сторонке. Им было не по себе, что они не вмешались, но толку от их помощи все равно бы не было. Даже отвязать друга они не могли — у дерева расположился один из пиратов, насмешливо поглядывая на мальчишек.


Дон Элиаш раздавал команды направо и налево, пираты суетились, проверяя тюки и мешки.

— Снимите колодки с этих рабов, будут тащить поклажу! — крикнул португалец.


Когда деревянные колодки разобрали, неграм было велено взвалить на плечи тяжелый груз. И вереница охотников за людьми двинулась к югу. Там вставала зеленой стеной громада непроходимых джунглей.


Освобожденного от пут Генриха и его друзей караулил по приказу дон Элиаша их старый знакомый — Витторио Брюльи. Бандит шагал рядом с мальчишками, пребывая в мрачном настроении. Ему не слишком светило путешествие в страну, где на каждом шагу можно встретить смерть.


— Что, принц, мечтал ли ты об этом? — спрашивал Брюльи. — Скоро не придется беспечно шагать, как по пустыне. В джунглях один закон — выживает сильнейший. Вон твой дружок тебе расскажет, как живется в его стране. Эй, ты, как там тебя зовут, расскажи нам, пока в лес не вошли.

Мбаса наступил на колючку, зашипел, подпрыгнул на одной ноге. А выдернув ее, сказал:

— Да, это мой дом! Я там все-все знать! Там змея падать на голову, или прыгать на тебя большой леопард. А еще там есть много-много племен, которые едят человеков! Мы человеков не есть, наше племя, а другие едят! Надо идти тихо-тихо, чтобы тебя не услыхать и никто не поймать.

— Вот, а я что говорил, — даже обрадовался Брюльи, когда его слова подтвердились.

— Не пугайте меня раньше времени, — отмахнулся Генрих. — Я все равно уверен, что доберусь домой, рано или поздно. Пусть все звери джунглей рычат у меня над ухом, мне безразлично!

— Ишь ты, храбрец какой! — насмешливо сказал бандит. — Посмотрим, что ты запоешь через час.


Ровно через час отряд вооруженных людей вошел в сумрак переплетенных лиан и высоченных деревьев. Шаг стал медленней, осторожней. Люди внимательно смотрели по сторонам.

— Скоро будет деревня племени мунаббе, — тихо проговорил дон Элиаш, сверяясь с нарисованной на куске пергамента картой. — Иди-ка ближе, Бартоломео. Что ты скажешь про них? Ты был на их землях?

— Нет, мы проходили немного восточней. Племя небольшое, голов под тысячу. У них несколько деревень, раскиданы по вырубленным в джунглях площадкам. Надо застать их врасплох, чтобы не успели защиту устроить. Хотя куда они против мушкетов со своими копьями.

— Ну да, ну да, копья... Видал я уже, на что способны простые копья. В несколько минут положили три десятка парней. Значит так, я решил — делаем остановку. А ты высылай вперед четверых, пусть разведают. Да потише там, не спугните дичь!


Так, едва оказавшись в диком лесу, пираты уже устроили первый привал.

Глава сорок пятая

Под сенью громадных зеленых великанов царил полумрак. Высоко в листве кипела жизнь — носились, как угорелые, обезьяны, с такими громкими воплями, что уши закладывало; сновали по стволу вереницы муравьев; попугаи всевозможных расцветок пытались перекричать друг друга; над головой постоянно висел целый сонм мошкары, от которой нет спасения.


Охотники за живым товаром сидели тихо, почти не шевелясь. А сам дон Элиаш вслушивался в гомон леса, стараясь уловить малейший тревожный сигнал. И, к своему глубокому огорчению, дождался.

Сперва глухой ритмичный отзвук послышался где-то вдалеке. Этот непонятный звук нарастал, креп, становился все отчетливей.

— Бартоломео, ты слышишь? Кажется, наше появление уже не тайна для туземцев.

— Да, ты прав. Это тамтамы... Теперь весть о готовящейся облаве разнесется на сотни миль вокруг. Дьявол, как они нас заметили?

— Чему ты удивляешься? У них разведка работает еще лучше, чем у нас. Где те четверо бездельников, которых я отправил целых два часа назад?

— Может, они попали в ловушку? У черных это здорово налажено. Капканы, земляные ямы, сети... Я насмотрелся...

— Бартоломео, не трави мне сердце! Я и сам вижу, что Африка порядком изменилась за последний год. От прежней беспечности нет и следа. Они и раньше не жаловали белых, а теперь и вовсе не даются в руки.

— Так мы идем или возвращаемся? Может и правда, купить в Хартуме партию подешевле?

— У меня нет лишнего золота! А если потом турки откажутся покупать? Я останусь ни с чем! Все, хватит болтовни, поднимайтесь! Мы выступаем!

Дон Элиаш поднял своих людей. Пираты нехотя разбирали мушкеты, выстраивались в цепь. Все были уверены, что их ждет неудача, это предчувствие висело в воздухе, отравляло влажный горячий воздух, жгло сердца.

Но и ослушаться никто не решался — знали, что их вожак скор на расправу.


Осторожно пробираясь сквозь густую сеть лиан, раздвигая ветви, срубая кинжалами особо упрямые растения, пираты вышли к месту, где деревья словно расступались. На открытой площадке подобно грибным шляпкам высились в рост человека соломенные крыши. Хижины казались пустыми, даже животных не было ни видно, ни слышно. Деревня словно вымерла.

— Ну, что я говорил, — шепотом произнес Бартоломео. — Сбежали все, теперь ищи их...

— Эй, вы двое, ну-ка, проверьте, что там внутри! — махнул рукой дон Элиаш двум ближним бандитам.

Охотники, пригинаясь к земле, направились вперед. Один из них заглянул в первую хижину, потом во вторую. Выпрямился и крикнул:

— Здесь пусто! Они и правда разбежались!

Охотники расслабились, опустили мушкеты и вздохнули свободней.


В этот самый миг на Жан-Мишеля и Генриха налетел негритенок Мбаса, стоявший за их спинами. Он бросил друзей на землю единым движением, сделав ловкую подсечку. Упал сверху и вжал их головы в прелую листву.

Генрих недовольно сбросил его руку и зашипел:

— Ты чего, совсем взбесился?! Что ты себе позволяешь?

— Тиха лежать! — глухим зловещим шепотом отвечал Мбаса. — Не двигаться! Сейчас нас будут убивать!

— Да что ты там бормочешь? Отпусти меня немедленно, иначе я тебя поколочу.

— Тшшш... Сейчас начинаться... Я слышать голос тамтам, я понимать, что он говорить.


Принц не успел возразить. Вокруг действительно начался истинный ад...


На головы охотников посыпался ливень стрел, сбивавший с ног растерянных людей. С громкими воплями, с яростными криками, с оглушающим свистом на них налетели откуда-то сверху десятки обнаженных черных тел. Дикари размахивали короткими копьями, разбивали головы дубинками. Кровь лилась рекою, быстро впитываясь в раскисшую листву. Крики и жалобные стоны раненых мгновенно прекращались после ударов — раненых принялись добивать.

И все же несколько охотников успели дать единственный залп, уложив пятерку нападавших, но больше защищаться было некому. Из сотни бандитов в живых остались всего пять или восемь человек, Генрих не видел точно. Их мгновенно опутали веревками из волокон и потащили в деревню.

В числе связанных оказались и Жан-Мишель с принцем. Мбасу и остальных рабов, не тронули, позволив идти свободно.


Деревня уже заполнилась людьми — здесь были женщины и дети, что прятались до поры в чаще. Пленников усадили в центр почти круглой площадки, утоптанной десятками босых ног. Их окружили чернокожие дикари, потрясавшие копьями. С наконечников стекала густеющая кровь, но на телах цвета разогретого шоколада она была почти незаметна.

Лица аборигенов не предвещали ничего хорошего — яростный оскал зубов, свирепо сверкающие белки глаз, угрожающие жесты; все это заставило пленников покрыться испариной.

— Дьяволы... — прошептал сквозь зубы чудом выживший дон Элиаш. Его перебитая дубинкой левая рука болталась, как плеть, а лицо украшал новый шрам, еще опасней прежнего. — И как же глупо мы попались... Что думаешь, Бартоломео, они нас сразу убьют или сперва решат поразвлечься?

Бартоломео был в не лучшем положении, чем его командир. С трудом ворочая разбитой челюстью, он ответил:

— Я мало знаком с их обычаями, но на смиренных овечек они не походят.

Вставшие в круг дикари нетерпеливо топтались на месте. Они явно кого-то ждали. И действительно, через несколько минут в круг вступил согбенный старик. На его лице красной охрой были нанесены извилистые полосы. А курчавые волосы украшала высокая пушистая шапка из пятнистого меха.

Воины подняли копья в приветствии и прокричали нечто весьма воинственное.

Старик, опираясь на кряжистую клюку, обошел вокруг пленников, бормоча на ходу что-то непонятное и еле слышное. Он остановился против дона Элиаша. Лицо старика исказилось в злобной гримасе и из глубины груди послышался глухой полустон. Старик взмахнул клюкой и ударил связанного португальца по плечу. Дон Элиаш попытался вскочить, но его тут же сбили с ног и усадили обратно.

Старик закончил осмотр, повернулся к своим воинам и стал говорить. Этот язык не был знаком Генриху, но сидевший у его ног верный Мбаса стал шепотом переводить:

— Этот вождь говорить, что мы прийти к ним с войной. Мы хотеть взять их в плен и увезти далеко-далеко, а там продавать.

Негритенок вдруг смолк. Генрих увидел, что его лицо изменилось, стало неузнаваемым. Такого ужаса в круглых глазах негритенка принц не видел за все время их знакомства.

— Что, что он сказал? — нагнулся к нему Генрих. — Ну говори же...

— Они всех убивать... — одними губами отвечал Мбаса. — Не просто убивать, а...

— Ну же! Не молчи!

К пленникам подскочил один из воинов и ударил первого попавшегося по голове древком копья, указывая, что им лучше помолчать, когда говорит вождь. Невинно попавший под удар Жан-Мишель вскрикнул, но сжал зубы. Иначе могло быть и хуже.

Вождь распалял себя все больше и больше. Его голос перешел в яростный визг. Он взмахивал своей палкой, тыча ею в сторону пленных и призывая на их головы всяческие беды.

Воины громко кричали в ответ, женщины бесновались, издавая гортанные вопли, заглушающие разум. В деревне наступила такая вакханалия, что пленники стали готовиться к неминуемой смерти.

Глава сорок шестая

Сумерки упали на джунгли так быстро, словно кто-то набросил большое темное одеяло. На площадке разложили большой костер и пламя взвилось в чернеющее небо. Сухие дрова затрещали, искры и дым сизым блестящим столбом поднялись к кронам деревьев.

А вождь все говорил и говорил, бормоча без остановки. Его слова уже повторялись, переходя в заунывную монотонную песню. Под ее мелодию воины стали притоптывать, приплясывать и вот они пустились в дикий безудержный хоровод. Вокруг сидящих на корточках пленников завертелось большое черное колесо. От жестов и воплей так и сквозило первобытной неуемной энергией.


В самый разгар этого шабаша на сцене появился еще один весьма колоритный персонаж. И танец мгновенно прекратился, воины замерли, кто где стоял. Вождь обернулся, призывно взмахнул рукой. К нему медленно и плавно приближался человек высокого роста, очень худой. Одеждой ему служила большая львиная шкура с завернутыми на груди когтистыми лапами. А на шее висело ожерелье из маленьких, величиной в кулак, белых человеческих черепов.

— Это шаман... — коротко объяснил негритенок, щекотнув горячим дыханием ухо принца.


В полнейшей тишине шаман задал какой-то вопрос. Вождь недовольно скривил губы, но ответил. Между ними завязался напряженный диалог, смысл которого негритенок пересказывал вкратце ничего не понимавшим пленникам:

— Шаман злится, что его не позвали. Он тоже хотеть видеть злых людей, что пойманы храбрыми воинами. А вождь говорить, что это его добыча. Теперь они договориться — делят пленников.


Видимо, шаман с вождем племени пришли к соглашению — вождь отступил и позволил шаману выбрать несколько человек. Шаман двинулся вокруг ожидавших своей участи пленников.

Приостановился подле Жан-Мишеля, внимательно взглянул на мальчика, покачал головой и шагнул дальше. Но, сделав несколько шагов, он возвратился. Склонившись над мальчиком, шаман долго всматривался в его глаза, не отводя взгляд. Какие мысли бродили в его лысом, гладко выбритом черепе, никто еще не понимал.

Генрих подался вперед, приготовившись защищать друга, хоть и со связанными руками. Но шаман уже отошел в сторону и принялся разглядывать остальных.

Затем, указывая пальцем на приглянувшегося пленника, он стал давать указания воинам. По его приказу те хватали выбранных и волокли в сторону. Таким образом вскоре пленных разделили на две неравные части. В одной — пятеро, в другой — трое.

На лице шамана появилась довольная ухмылка, он получил свою долю.

Вождь потерял к нему интерес, подошел к оставшимся пленникам. Отдал воинам приказ и всю пятерку куда-то повели. Дон Элиаш вопил во все горло, возмущаясь подобным обращением, но его мнение уже никого не интересовало.


В тройке, выбранной шаманом, оказались два мальчика — Генрих и Жан-Мишель, а также счастливо уцелевший в бойне Витторио Брюльи. И, конечно же, друзей не оставил негритенок Мбаса. Его шаман не считал своей собственностью. Вообще, всем захваченным рабам в этом племени была дарована свобода. Они не стали разбегаться, а по прежнему настороженно сидели в стороне и ждали, чем все закончится.


— Куда их потащили? — спросил Брюльи у негритенка. — Собираются прикончить?

— Да. Нет. Я не знаю, как это сказать, — бормотнул неуверенно Мбаса. — Если они выживут утром, то будет жить.

— Вот это да! И что же такое будет утром?

— Их привязать на слоновьей тропе.

— Как? Зачем?! — вскрикнул удивленно Генрих.

— Здесь такой обычай. Утром слоны идти пить воду, если они растоптать человек на тропе, значит он с черным сердце. Так ему и надо. А если он жить, то его отпустят.

Генрих зашептал молитву. Он не мог осенить себя крестом, но мысленно пожелал дону Элиашу выжить. Хоть и враг, но все же христианская душа...

— Замечательный обычай... — склонил голову Брюльи. — Тогда Элиашу ничего не светит... И что, так с каждым будет?

— Да. Их пятеро, привяжут на большом расстоянии один от второй, чтобы слоны не слишком испугаться. Так этот племя проверяют, кто враг, а кто друг.

— Дикие нравы... Но меня больше занимает, что будет с нами.

— Это я не знать, — грустно отвечал Мбаса.


Шаман прислушивался к их разговору, но не вмешивался. Черепа на его груди при каждом вздохе шевелились, словно живые. От этого и вовсе становилось не по себе... Хорошо, что он не задержался надолго, а ушел в свой дом, так ни слова и не промолвив.

Тем временем воины разошлись, надо было захоронить убитых и помочь раненым. Вождь с чувством исполненного долга удалился в свою хижину. А всех пленных остались охранять пятеро воинов. Опершись на копья, они встали словно вырезанные из черного дерева статуи, почти неподвижно. Для удобства они стояли на одной ноге, поджимая другую, и время от времени меняя их.

Никто не удосужился подать пленным ни еды, ни воды.


Лес заполнился ночными шорохами. Хищники вышли на охоту и оглашали джунгли утробным рычанием. Вокруг костра заплясали длинные тени — это на его огонь слетелись ночные бабочки, каждая величиной с ладонь.

Пленникам досаждала наглая мошкара. Мелкие комары и мошки пребольно кусались, а согнать их не было возможности — руки по прежнему накрепко связаны за спиной.

— Мбаса, попробуй воды раздобыть, — попросил Генрих, когда стала допекать жажда.

— Вот-вот, и поесть бы чего не помешало, который час сидим. А может, они нас развяжут? Спроси у них! — добавил Брюльи.


Негритенок кивнул в ответ и подошел к охранявшему пленных воину. Разговор был недолгим, воин просто отодвинул мальчишку копьем в сторону и грозно рявкнул на него. Понятно без слов — придется сидеть до утра связанными.

А Мбаса уже умчался куда-то к хижинам. Что он там делал, с кем говорил, но в результате он приволок здоровенную калебасу — выдолбленную и высушенную тыкву. Она была наполовину заполнена водой, тепловатой, но вполне пригодной.

Наливая воду в небольшую плошку, негритенок подносил ее по очереди каждому.

— Сейчас я еще принести еду, — довольный, что может помочь друзьям, говорил Мбаса.

— Что б мы без тебя делали... — сказал Генрих, благодарно глядя на мальчишку, который в темноте стал почти невидимым, лишь белки глаз поблескивали в пламени костра.

Пока маленький спаситель бегал за съестным, пленники потихоньку разговорились о самом насущном:

— Надо отсюда сматываться, принц, — склонив голову к уху мальчика, негромко говорил Брюльи. — Пусть твой дружок развяжет нас. Пару прыжков и мы скроемся за деревьями.

— Я не против, — согласился Генрих. — Но нас поймают так быстро, что не успеем и шагу ступить. Да и куда мы направимся? В джунглях заблудиться легче легкого.

— Ха, в том-то все и дело! — взволнованно сказал Брюльи. — У меня есть карта здешних мест!

— Откуда она взялась у вас? Я видел только одну, в руках у дона Элиаша.

— Так это она и есть. Когда на нас напали эти дикие обезьяны, он карту выронил, а меня сбили с ног как раз на то место. Я и сунул ее за пазуху, даже и сам не заметил как.

— Это превосходно, сударь! — обрадовался Генрих. — Значит, мы и правда сможем бежать!

— Потише, принц, потише. Ну где же запропастился этот мальчишка?


И только теперь они заметили, что за их спинами стоит долговязая темная фигура шамана.

Глава сорок седьмая

Раскинувшийся по берегам мутно-желтой реки Арно, город выглядит сдержанно-монументальным, если не сумрачным. Узкие улочки, тесные площади, многоэтажные дворцы-палаццо с мощными карнизами и неприступными, одетыми в серый камень фасадами.

Почему этот не слишком приветливый город назван Флоренцией, что в переводе значит «цветущий»? Вряд ли об этом знали сами горожане. Но название городу, должно быть, дал сам Юлий Цезарь, по чьему указу и был основан город еще в 59 году до н.э.

Молодой человек неприметной наружности, одетый в коричневый плащ, с изящной шпагой на боку, шагал по набережной в сторону собора Санта-Мария дель Фьоре, творение архитектора Брунеллески. Мощный, высоко взметнувшийся купол не просто хорошо виден издалека — он словно парит над всей Флоренцией.

Там, в центре города, расположились торговые палаты — крупные и мелкие, где можно приобрести все, что душе угодно.

Столица Флорентийской Республики вбирала в себя весь цвет науки и культуры, сюда съезжались знаменитые художники и поэты, литераторы и ученые.

Микеланджело и Леонардо да Винчи, Боттичелли и Рафаэль, Данте и Петрарка, Боккаччио... Этим славным именам обязана Флоренция своим расцветом.

Великий род Медичи, что правил с середины XV века, прославился на всю Европу — интриги, убийства, подкупы — все шло в дело в борьбе за власть. Даже Папы Римские Лев Х и Климент VII происходили из этого рода. И уж как не вспомнить Екатерину Медичи, что была супругой короля Франции Генриха II.

Все это проносилось в восторженной юной голове путника, когда он шагал мимо галереи Уффици, мимо статуи Давида, мимо потрясающих архитектурных шедевров. Конечно, он не допускал мысли, что его Париж чем-то уступал по красоте и величию, но все же... Все же надо отдать должное — Флоренция захватывала.

Но пора уже позаботиться и об ужине, а визиты можно нанести и позже. А еще того лучше, с утра. Дорога была долгой и утомительной, хорошо бы сперва отоспаться.


Молодой человек разыскал уютную тратторию и отдался на волю хозяина — пусть сам предлагает выбор блюд. Вот, например «поркетто» – поросячья туша, копченая с хвоей. Слуга отрезал от этой туши парочку прожаристых ломтей и положил на вкуснейший итальянский хлеб. А если еще добавить к этому горсть маслин, небольшой кусок зрелого сыра, ну и конечно бутылочку прохладного кьянти. Ужин обещал быть великолепным!

Через три четверти часа, сытый и довольный, юноша бросил на стол пару флоринов и распрощался с улыбчивым и разговорчивым хозяином.

Найти гостиницу также не составило большого труда, ее указал первый попавшийся на пути прохожий.

Там, на втором этаже, в небольшой, но уютной комнатке, провел свою первую ночь во Флоренции Джованни Кордозо — француз итальянского происхождения, сын венецианского купца и баронессы из Лиона. Именно его избрал на роль тайного агента король Франции и лучшего выбора он сделать бы не смог. Джованни в совершенстве знал итальянский и французский, бывал в большинстве крупных городов Италии и прекрасно мог расположить к себе любого, от простолюдина до знатного вельможи.


Утро застало юного барона врасплох. Он даже не подозревал, что солнце может так сильно ослепить. Но результат — закрытые веки не смогли сохранить темноту ночи, пришлось просыпаться.

Первый визит следовало нанести банкиру по имени Лодовико Моски.


Хозяин кабинета, полноватый и жизнерадостный мужчина сорока трех лет, радушно раскинул руки, приготовясь обнять гостя.

— Как я рад тебя видеть, Джованни! Сколько же лет прошло? Тебе было восемнадцать, когда вы приезжали с отцом во Флоренцию. Сколько же это прошло, а? Восемь лет? Нет, девять! Как же быстро летит время!

— Я тоже очень рад, синьор Моски. Отец просил передать вам, что очень признателен за помощь, что вы ему оказали.

— Пустяки, мальчик, право, пустяки! И поверь, я не остался внакладе! — хитро улыбнулся банкир. — Ну, как идут дела твоего отца? Как здоровье матушки?

— Благодарю, синьор Моски. Наш банк процветает. И имена клиентов настолько громкие, что я даже не решусь упоминать их. — не сдержавшись, похвастал Джованни. — У матушки тоже, хвала Господу, все наладилось. Правда, ей пришлось долго лечиться, но надеюсь, все уже в прошлом.

— Вот и славно... Однако, чем я могу тебе помочь нынче? Тебе нужен заем? Нет, нет, что это я говорю, вряд ли ты пришел бы ко мне за этим. Так что же привело тебя? Присядь и расскажи мне.

— Синьор Моски... — начал осторожно Джованни, усаживаясь на мягкий стул, обитый оленьей кожей. — Некое лицо, пожелавшее остаться инкогнито, направило меня в этот благословенный город с определенной миссией...

— Я слушаю, мальчик, слушаю...

— Мне поручено расследовать все, что связано вот с этим предметом.


Юноша осторожно выложил на стол маленькую шкатулку, в которой лежал серебряный цилиндрик, уже хорошо нам известный.

Лодовико Моски придвинул шкатулку поближе, взял большую лупу в золоченой оправе.

— Хмм, занятная штука, мальчик. Признаться, я вижу такое впервые. Что это?

— Это нечто вроде мушкета.

— Мушкет?! — удивился банкир. — Я разбираюсь в оружии, причем не меньше, чем любой оружейник. Но это... Такой размер... И что, это стреляет?

— К сожалению, да. Был сделан единственный выстрел, но он достиг цели.

— Вот как... Так чем же я могу быть полезен?

— Я хочу знать, кто мог изготовить подобное орудие. Мне нужно имя ювелира. Но еще важней имя человека, который составлял яд для пули!..

Банкир молча разглядывал крошечный цилиндрик, внимательно изучая каждую царапину. Потом проговорил:

— Знаешь, мальчик... если бы ты принял мой совет, то я бы сказал: не лезь в это дело. Мне что-то подсказывает, что в нем приняли участие такие люди, которые не остановятся ни перед чем.

— Я это знаю, синьор Моски. Но мне отдан приказ и я его исполню, даже ценою жизни.

— Н-ну, так тому и быть... Я сведу тебя с одним ювелиром. Он мой хороший приятель и сохранит все в тайне. Поговори с ним, думаю, это тебе поможет.

— Благодарю! — радостно ответил Джованни. — Когда мы сможем с ним встретиться?

— Вижу, не терпится, — усмехнулся банкир. — Что значит молодость... Я дам тебе адрес и письмо, вот прямо сейчас и отправляйся. Он живет здесь же, неподалеку.

Получив письмо, Джованни попрощался с добродушным банкиром и направился по указанному адресу.

Ювелир проживал на Виа дель Корсо, у моста Понте Веккио. У этого моста раскинулись целые кварталы, целиком состоящие из ювелирных лавок.

Над одной из них красовалась вывеска с гербом в виде свернутой в спираль змеи, прикрывающей собою граненый кристалл. В нее и вошел юный Джованни.

Полстены представляла собой раскрытая витрина и при взгляде на нее захватывало дух. Сверкающие диадемы, броши-бабочки, камни россыпью — рубины, алмазы, изумруды. У юноши загорелись глаза и это сразу заметил стоявший у прилавка сухощавый продавец. Он быстро подошел к вероятному покупателю, предлагая свой товар. Но его ожидания обманулись — юноша потребовал встречу с хозяином.

Продавец с досадой нажал кнопку звонка на прилавке и раздалась мелодичная трель. Через несколько мгновений показался и сам ювелир.

— Buon giorno, signore, — поздоровался он и жестом пригласил гостя к себе.

Эту каморку назвать кабинетом просто не поворачивался язык. Маленькая комнатка, в которой с большим трудом умещался стол и табурет. Зато сам ювелир расположился в шикарном и очень удобном кресле.

Без лишних слов ювелир предложил гостю присесть и тут же сказал:

— Прошу простить, но время — деньги. С чем вы пожаловали, молодой человек?

— Если вы синьор Рино Перуччи, то это письмо вам все объяснит.

Джованни подал ювелиру запечатанный конверт и подождал, пока письмо не будет прочитано.

— Ну что же, я рад буду помочь моему другу Лодовико. Изложите суть вашего дела.

— Мне всего лишь хотелось бы знать, кто изготовил вот это...

Перед ювелиром появилась шкатулка с серебряным карандашиком.

В глазах ювелира появился профессиональный интерес. Надев на глаз черную лупу, он склонился над цилиндриком.

— Откуда у вас это чудо? — спросил синьор Перуччи с восхищенным придыханием.

— Увы, это не моя тайна.

— Понимаю... Ну что же, мне знакома эта рука. Но свести вас с этим человеком я не в силах, у него слишком влиятельные покровители. Запомните имя — Аугусто Фольи. И искать его надо во дворце Великого герцога Тосканского Фернандо II Медичи...

Глава сорок восьмая

Сколько шаман простоял за их спинами, или он только что подошел? Это выяснилось в тот же миг.

С перекошенным от злости лицом шаман выхватил у ближнего воина копье, распахнул наконечником рубаху на груди у Витторио Брюльи, ловко подцепил кусок пергамента и извлек его на свет Божий.

Потрясенные таким исходом пленники лишь молча наблюдали, как шаман изучает карту. Вернув копье, шаман присел напротив Брюльи и произнес на чистейшем французском, искаженном лишь еле заметным акцентом:

— Бежать надумали? Да кто же вас теперь выпустит! Нет, ваша участь предрешена мною в тот момент, когда вы напали на мою деревню! Но о легкой смерти даже не мечтайте. Я приготовил нечто весьма увлекательное.

— Откуда вы знаете этот язык? Вы француз? — спросил Генрих с удивлением в голосе.

— Француз? — захохотал шаман. — Ты видел много чернокожих в твоей стране? Ручаюсь, они не бродят по Парижу толпами! Я давно не практиковался, так что вам повезло. Я поведаю свою историю, все равно вам некуда спешить. Эй ты, что застыл? Принес еду, так давай ее сюда!

Мбаса, к которому были обращены эти слова, шустро подбежал к друзьям и стал скармливать им кусочки очищенных бананов вперемешку с ломтиками ананаса.

А шаман начал рассказ:

— Да будет вам известно, что я ненавижу белых! Всех рас и сословий, независимо от страны, где они родились. Эти черепа принадлежали детям христиан, поселения которых растут, словно лишайники в период дождей. Глупые, они не понимают, куда суют свои загребущие руки! Африка была и будет свободной во веки веков, а вся эта белесая плесень когда-нибудь сгинет! Ну так вот, о чем это я? Ах да... Меня продали в рабство, едва исполнилось три года. Торговец мясом из Эритреи выкупил меня на рынке за пару монет. Это был богатый дом! К счастью, я приглянулся хозяину и он не заставлял меня работать, как остальных. Напротив, он позволял играть со своими детьми, и поначалу я даже думал, что он и есть мой отец. Он почему-то вбил себе в голову, что его дети должны знать французский в совершенстве. Зачем ему это, и по сей день не могу взять в толк. Должно быть, он стремился отправить их в Европу? Может, ты скажешь мне, мальчишка, это ведь твой язык.

Генрих пожал плечами — откуда же ему знать, что замыслил какой-то богатый эфиоп. А шаман между тем продолжил:

— Время шло, я рос и его дети тоже. Они оказались не такими способными, как я, а зависть — очень скверная черта. Постепенно они просто меня возненавидели. Когда мне исполнилось пятнадцать лет, их отец скончался, а меня на другой же день свезли на рынок и продали во второй раз в моей жизни. Это унижение я им не простил! Я сбежал от того, кто меня купил. Сразу, через десять дней! Вернулся в дом, где прожил все детство и теперь там лишь выгоревшая пустошь! А эти завистники уже три десятка лет как повстречались со своим отцом! А затем я с большим трудом разыскал мое племя, где выбран шаманом. Вам понравилась моя история?

Шаман испытующе всматривался в лица пленников.

— А при чем же здесь белые? — спросил Брюльи. — Разве твои хозяева были белыми?

— Нет, они были такими же черными, как я. Но я насмотрелся и на тех, и на других. И мне совершенно не за что любить белых, которые уничтожают народы моей Африки! Ну все, я устал от болтовни, пойду спать. Чего и вам советую, завтра вас ждет нелегкий день. И не все его переживут!

— Но ведь мы ни в чем не повинны, мы были пленниками! — воскликнул Жан-Мишель.

— Мне это безразлично. Вы пришли с убийцами и грабителями, значит — такие же, как они! Впрочем, именно тебя я, пожалуй, не трону. В тебе есть нечто... Хмм... Даже затрудняюсь определить, что именно... От твоих глаз исходит какое-то неземное колдовство... Ты знаком с основами магии? Или с обрядами вуду?

— Нет, конечно, откуда мне знать. — Жан-Мишель был весь воплощенная невинность.

— Ну-ну...

Шаман взглянул на мальчишку недоверчиво, поднялся и ушел. А пленникам ничего не оставалось, как попытаться уснуть.


Дон Элиаш так и не сомкнул глаз. Его руки и ноги привязали к кольям, вбитым в землю, и всю ночь он провел, распятый меж ними. Рассвет он воспринял, как начало аутодафе. Он вознес молитву, в которой просил лишь о том, чтобы животные прошли другой дорогой. Но то ли Бог не расслышал его просьбы, то ли слоны оказались упрямей — едва ночь сменилась сиреневой рассветной дымкой, земля глухо затряслась.

Дон Элиаш собственной спиной воспринял эти ровные тяжелые толчки, и кровь застыла в его жилах. Он повернул голову влево. На него надвигались какие-то огромные темные облака, бесформенные и словно нереальные.


Стадо слонов направлялось к ближней речушке. Первым шел могучий самец — вожак. Неоднократно ему приходилось повстречать человека и всякий раз удавалось спастись, уводя при этом все стадо. В ноге прочно засел наконечник копья, на боку с трудом заживала рана, которую слон получил в яме-ловушке. Он бы так и погиб в ней, если бы стенки ямы не оказались подмытыми грунтовыми водами. Повезло... И теперь вожак в любом из ничтожных людишек видел смертельного врага.

За ним следовали четыре самки и два слоненка, а замыкали шествие два молодых самца.

Малыши шаловливо взвизгивали и на ходу хватали хоботами сочные стебли, а строгие мамаши то и дело осаживали их. Вожак был угрюм, его в это утро раздражало почти все — разболелась старая рана... И тут он почуял ненавистный запах. Человек!

Вожак издал трубный звук, сразу прекратив все баловство малышей и призвав их к порядку.

Человек лежал на земле, поперек тропы. Что это? Очередная хитрость? У людей ничего не бывает просто так — где-то здесь может оказаться яма с вбитыми острыми кольями или загонщики с невыносимо громкими трещотками.

Вожак остановился, вытянул хобот и стал принюхиваться. Нет, похоже, что этот человек здесь один. И слон медленно придвинулся поближе. Он всматривался маленькими глазками в застывшего от ужаса португальца и в его большой голове с трудом ворочались мысли.

Кто знает, возможно, слон и переступил бы через португальца, но именно в этот миг расшатался кремневый наконечник, застрявший в колене. Острая боль пронизала мощное тело и слон заревел. Он вонзил бивень под ребро португальцу, а затем наступил на него всей тяжестью передних ног...


Джунгли вздрогнули от нечеловеческого вопля.

Мальчишки очнулись от полузабытья — как иначе назвать эту странную смесь сна и бодрствования — и переглянулись. Витторио Брюльи побледнел и шептал молитвы одну за другой.

— Неужели это случилось? — с тоской вопрошал Генрих. — Пусть мы были с этим пиратом на ножах, но все же он человек, какой ни есть... Страшная смерть...


Ответом ему был второй вопль, а затем и еще три, один за другим. Предсмертные крики были полны такой муки и боли, что хотелось заткнуть уши или умчаться куда-нибудь за сотню миль от этого страшного места.

— Все... Кончено... Все пятеро погибли... — сказал еле слышно Брюльи.

— Мбаса, ты бы разведал, что уготовано нам? — сказал Генрих.

Негритенок с готовностью вскочил и помчался к хижинам, где уже суетился народ. Местные жители восприняли леденящие душу крики вполне спокойно — подумаешь, еще полдюжины белых не прошли проверку. Бывает...

Тем более, что все были заняты приготовлениями к какому-то местному празднику.

Глава сорок девятая

— Весело ему... Про нас и забыл совсем! — ворчал Витторио Брюльи, глядя, как играет с местными мальчишками Мбаса. — Ты слишком хорошо к нему относишься, принц. Слуг надо учить! Почему бы не дать хорошенько в ухо или не стегнуть хлыстом? Сейчас-то уже поздно, он у себя дома.

Генрих не ответил на такую очевидную глупость. Раз негритенку удалось сдружиться с детьми этого племени, то это будет только на пользу. Может, и к пленным отношение переменится.

Но негритенок не забыл про воду и еду, он лишь немного отвлекся. Вскоре он возвратился с наполненной калебасой и теплыми лепешками.

— Ты видел шамана? Он собирается нас развязывать? — спросил немедля Генрих. — У меня все тело уже деревянным стало, скоро и разговаривать не смогу!

— Я спрашивать. Он говорить, что сам развяжет, когда будет надо.

— Вот негодяй! Ему до наших мучений и дела никакого нет! — рассерженно сказал Брюльи. — Слушай, да развяжи ты нас сам. Ничего они не сделают, мы же не собираемся бежать!

— Еще как собираемся... Я не намерен здесь выжидать, что еще придумает этот колдун, — Генрих говорил тихо, еле слышно. Кто знает, не обучил ли шаман французскому и воинов, стоявших в карауле.

Со стороны деревни доносились звонкие протяжные крики и удары тамтамов, громкое кудахтанье, мычание и блеяние.

— Эй, Мбаса, а что там все-таки происходит? Чему они так радуются и что готовят? — спросил Жан-Мишель.

— Они устраивают праздник Плодородия и Дождей. Сегодня ночью они начинать.

— А ты спрашивал, что они собираются делать с нами? Не нравится мне этот шаман...

А шаман уже тут как тут — подошел и остановился, гордо и важно выпрямив спину.

— Как провели ночь? Не кусали ли вас комары? — тонкие иссиня-черные губы растянулись в ухмылке. — Слышали, как вопили враги моего племени? Эти люди оказались с черной душою и гнилым сердцем.

— Прикажите нас развязать! — крикнул Генрих изо всех сил, чтобы до этого черного колдуна дошло наконец. — Прекратите издеваться над нами!

Шаман издал короткий смешок и ответил:

— Не нравится ему. Спроси у своего темнокожего маленького друга, как чувствуют себя рабы, закованные в цепи всю свою жизнь. Как они умирают под палящими лучами солнца на плантациях. Как калечат черных детей в угоду правителям Востока. Он расскажет тебе, сколько племен Африки уже сгинуло без следа! Поэтому не зли меня, сын короля.


И все же после этой тирады шаман подал знак воину и тот срезал веревки с онемевших рук пленников.

Генрих завалился на бок. Все члены проржавели и стали нечувствительны, а кисти рук побагровели и отекли. Мбаса кинулся перед ним на колени и принялся растирать и разминать тело мальчика. Вскоре стало еще хуже — когда застоявшаяся кровь начала свое движение, руки и ноги немилосердно закололи тысячи острых иголок, словно принц спал в обнимку с дикобразом. Он чуть не кричал от боли. К счастью, это вскоре прошло и он сумел даже подняться и сделать несколько упражнений, совсем приходя в норму. Таким же образом восстановили силы и Жан-Мишель с Брюльи.

Шаман уже успел удалиться и пленники остались без опостылевших веревок и без молчаливых охранников.


Но свобода оказалась весьма относительной, за пришлыми постоянно следили. Каждый шаг был под неусыпным присмотром и едва кто-то подходил слишком близко к зарослям, тут же следовал грозный окрик.

После долгой и почти бессонной ночи очень хотелось спать. Генрих не стал бороться с искушением и, едва утолив голод, устроился в прохладной тени пышного кустарника. Духота и влажность в джунглях изматывали душу и тело, вгоняя в постоянную сонливость любого европейца.

Рядом с принцем пристроился Жан-Мишель, положив голову ему на колени.

— Мбаса, — сонным голосом сказал Генрих, — ты приглядывай, как бы нас тут не съели ненароком. И если что, сразу буди!


Витторио Брюльи насмешливо поглядел на уснувших мальчишек. Ему, закаленному в морских переходах и сражениях, любая жара была нипочем. Чем бы заняться? И пират решил побродить по деревне, в надежде высмотреть удобный путь к бегству.

Возле одной из хижин дымилась выложенная из плоских черных камней печь, на которой кипел и бурлил большой прокопченный котел. Приторный сладковатый запах уходил высоко вверх и привлекал многочисленных голодных жителей леса. Стая рыжих обезьян величиной с кошку облепила ближние деревья. Они визжали, рычали, свистели по-птичьи — выпрашивали подачку. Но на них внимания никто не обращал, не до того было. Женщины носились без остановки, с плетеными корзинками в руках, полными ароматных фруктов, с посудой, со связками орхидей и пальмовыми ветвями. Все это они вносили в самую большую хижину, там и оставляли.

А мужчины, как и в любой стране мира, лишь снисходительно наблюдали за предпраздничной суетой, да пили маленькими глотками веселящий напиток, сваренный из зерен проса.

Одну чашку предложили бродившему бесцельно Витторио Брюльи и с затаенным любопытством наблюдали за его реакцией.

Он сделал один глоток тепловатого темного напитка — странный вкус, гораздо хуже любого французского вина, но вполне приемлемый. В желудке разлилась горячая волна, в голове слегка зашумело. И это с первого же глотка! Луженая глотка пирата испытывала множество горячительных напитков, но этот... Что они в него подмешивают? Уж не надумали ли отравить? Чтобы не показаться слабым, пират выпил всю кружку до дна, с трудом добрел до спящих мальчишек и свалился рядом, тут же громко захрапев. Нет, африканское пиво сшибло его с ног покруче пушечного ядра!


До самого вечера мальчишек никто не трогал. А с наступлением сумерек их разбудили, причем весьма грубо, и потащили к той самой хижине, куда сносили всю еду и посуду.


Стало непривычно тихо после дневной шумной суеты. Все расселись прямо на земле перед сооруженным во дворе навесом.

Над головой поднялась непривычно яркая луна, залившая мертвенным светом притихших зрителей. Церемония должна была вот-вот начаться.


Барабаны начали ритуальный марш, вовлекая жителей деревни в некий мистический транс. Сидя на земле, они стали вздымать к небу руки, произнося тягучие заунывные звуки. Через минуту бой барабанов стих и стало слышно прерывистое блеяние привязанных коз.


С песнями из хижины появилась процессия участников обряда. Возглавлял ее шаман, в голубом ниспадающем одеянии и красном тюрбане, босиком; он размахивал перед собой погремушкой из тыквы, обмотанной позвоночником змеи. Вслед за ним из хижины вышли люди, которые вели предназначенного для жертвоприношения маленького черного бычка. У бычка на рогах были зажженные свечи, он был задрапирован в ткань, украшен гирляндами и весь сверкал. Бычок стоял, вконец одуревший, на низенькой платформе, и все, кто был, склонились перед ним на колени. Бычок теперь превратился в бога или в символ бога.

Когда жертвенных животных: две черных козы и овцу — — втащили под соломенный навес, пение женщин прекратилось и возник мощный хор — — теперь уже пели все.

Постепенно Генрих вдруг начал сознавать, как среди окружающих его людей поднимается волна неистовства и страха — — это был страх перед их собственными древними и беспощадными богами джунглей, страх, который не могла бы погасить лишь кровь животных.

Они молили богов вступиться за них перед древними духами джунглей и саванн, молили ниспослать благодать на пастбища и плодовитость на животных.

Между тем приготовления к жертвоприношению шли своим чередом. Четыре человека внесли длинное деревянное корыто, выдолбленное из ствола дерева, шириной с гроб, и поставили на низкую платформу перед сверкающим и ярко украшенным бычком. Принесли также большие деревянные миски и тяжелые, обычного размера чашки, мачете.


В начавшемся умерщвлении жертвенных животных, которое сопровождалось интенсивным пением, не было ни дикости, ни ненужной жестокости, ни жажды убийства. Это было торжественное обрядовое действо, которое, начавшись, быстро продвигалось вперед. Козу взяли за рога, шаман перерезал ему горло острым мачете, и кровь устремилась в деревянную миску, которую держала жрица. Затем она налила кровь в корыто, стоявшее перед бычком, а тушу отнесли в сторону. Дальше по очереди зарезали оставшихся животных.


И вот теперь настал черед бычка, перед которым, обожествленным, поставили кровь других животных как подношение,-- он тоже должен был умереть.


Для этой последней жертвы использовали другой нож, большой и плоский. Четверо мужчин изо всех сил старались удержать бычка, чтобы он стоял прямо и не упал даже в предсмертной агонии. И тогда шаман вонзил длинное лезвие в самое сердце животного, чуть пониже плеча. С глубоким захлебывающимся ревом бычок опустился на колени. Кровь не брызнула фонтаном, как из разрубленной шеи коз, а потекла тонкой сильной струей из пронзенного бока. Миску за миской жрица собирала кровь и передавала, чтобы слить в общее корыто.


И вот первую чашу ритуальной крови поднесли вождю, что стоял неподвижно во все время ритуала. Вторую чашу испил шаман, а далее ее стали передавать из рук в руки и каждый делал по глотку.

Среди нарастающего возбуждения подавшейся вперед толпы танцуют одетые в белое двадцать женщин; они сгибаются и извиваются, как обезумевшие менады, а возглавляет их жрица. Тем временем шаман исполняет свою очистительную миссию — кропит женщин, брызгает, выливает струей жертвенную кровь, пока их тюрбаны и белые одеяния не становятся малиновыми. Это принесет им здоровое и многочисленное потомство.

Завершив сие действо, шаман крикнул:

— Уэнеле, руэ-лья! (Весь мир, приблизься!) — и толпа стала кружится вокруг алтаря, чтобы попасть под брызги очистительной жертвенной крови. Шаман зачерпывал чашками кровь и снова передавал их, полные до краев, по кругу; расплескиваясь, они переходили из рук в руки, и все страстно желали, попробовав, передать чашу другим, поделиться с ними и таким образом получить благословение богов. Из водоворота этого головокружительного очистительного обряда люди выскакивали с криками радости и начинали кружиться в танце, сбрасывая прочь остатки одежд, разрывая ее в клочья.

Толпа впала в мистический экстаз, который захватил и мальчишек. Голова вскружилась, хотелось вскочить и войти во всеобщий безудержный танец.

Но христианская душа воспротивилась, Генрих призвал на помощь Иисуса и закрыл глаза, восклицая молитвы.


А шаман с полным безумия взглядом направлялся прямо к нему...

Глава пятидесятая

Шаман с полным безумия взглядом направлялся прямо к Генриху. Мальчик явственно почувствовал, что сейчас должно случиться нечто непоправимо ужасное. Он съежился, словно старался стать меньше, стать незаметным, невидимым.


— Мокунеле оу! (Связать его!) — громовым голосом крикнул шаман и по этой команде принца схватили и привязали к высокому разрисованному столбу, что был вкопан у жертвенной платформы. Именно там закалывали животных, пуская им кровь.

— Что ты задумал, грязная свинья?! — взревел Брюльи. Он попытался пробиться к шаману сквозь груду обнаженных лоснящихся тел, но на него самого уже навалились со всех сторон. Пират был связан по рукам и ногам, оставалось лишь громко и возмущенно орать.

Но шаман его не слышал. Он медленно надвигался на повисшего на веревках мальчика, оттирая на ходу большой блестящий нож.

— Ты готов к смерти, сын короля? — спросил шаман со зловещей улыбкой. — Такой жертвы наш Великий Бог Лоа Агуэ-таройо еще не видел!

Вокруг столба понесся бешеный круговорот, в который были вовлечены все, от мала до велика. Песня превратилась в жуткий звериный вой, а тамтамы зашлись в беспрерывной лающей дроби.

И когда Генрих уже распрощался с жизнью, а острие ножа коснулось его груди, между ним и шаманом втиснулся Жан-Мишель. Ни слова не произнеся, он впился взглядом в черные глаза шамана.

— Поди прочь, мальчишка! Ты не сможешь мне помешать! — яростно вскрикнул шаман. Его зрачки расширились, захватив все пространство глаз, и сверкали, отражая лунный диск.

Но что-то начало происходить. Рука с ножом ослабла и пальцы медленно, неуклюже разжались.

— Что... ты... делаешь... — хрипло говорил шаман. Его обтянутое кожей худое лицо искажалось, корчилось в жутких гримасах. Через силу, сведенным в спазмах ртом он прошептал: — Охе-ле оу... (У-бе-ри-те его...)


В тот же миг Жан-Мишель получил сильнейший удар дубинкой по голове и оказался отброшен на десяток шагов в сторону. Шаман глубоко вдохнул воздуху, приходя в чувство. Руки у него дрожали, а пальцы были скрючены подобно петушиной лапе.

— Я знал, что ты способен на подобные штуки, мальчишка. Я в тебе не ошибся. Если выживешь, сделаю тебя учеником и помощником. Однако, продолжим!


Обнадеженный было Генрих едва не взвыл: его снова собираются зарезать, словно ту несчастную козу!

— Отпустите меня! Да послушайте же, мой отец отдаст вам любые сокровища, хоть сто мешков золота! — крикнул он, когда шаман все же справился с собою и поднял жертвенный нож.

— Наш Великий Бог Лоа Агуэ-таройо желает этой жертвы, — словно в трансе повторял раз за разом шаман, продолжая надвигаться на Генриха.

Мальчик закрыл глаза, чтобы умереть, не выказывая страха.

И в третий раз пришла к нему помощь — от маленького черного друга по имени Мбаса. Негритенок упал в ноги шаману, обхватил его колени и громко-громко запричитал:

— Не убивать, не убивать! Меня убивать! Я вставать вместо него! Моя в жертву приносить!

— Тьфу ты, теперь еще и этот. Не нужна твоя жизнь Великим Богам! — рассердился шаман. Он задергал ногой, пытаясь отбросить негритенка, но тот держался цепко. — Да заберите же его!

Двое воинов схватили Мбасу и попытались оторвать его, но закончилось лишь тем, что свалился сам шаман. Он запутался в своем балахоне, потерял нож и стал лупить Мбасу кулаками куда ни попадя.

Это было бы уже смешно, если бы у всех участников потасовки не были такими свирепыми лица. Наконец с негритенком удалось совладать и его сжал в могучих объятиях один из воинов.

Теперь Генриху ничто не могло бы помочь, но к великому счастью, воин не догадался зажать Мбасе рот. И негритенок этим тут же воспользовался:

— Могучий шаман! Я давать за жизнь Анри выкуп!

— Не смеши меня. Что у тебя есть, дюжина голодных блох?

— Нет, у меня есть много-много золота!

— Опять мне предлагают золото. Ну, говори!

— Я знать, где спрятан Золотой город Тамугуэ...

— Хмм... Я слышал эту легенду. Об этом городе болтают все, кому не лень, но еще никто не указал точное место. Так откуда же знать о нем тебе, тощая половинка скелета!

Мбаса на секунду примолк, собираясь с мыслями. Ему удалось привлечь внимание шамана, это уже маленькая победа.

Усевшись на собственные пятки, негритенок принялся рассказывать о городе, не обращая внимания на скептическое хмыканье шамана.

Генриху этот рассказ уже был знаком, но он освежил в памяти пропущенные мимо ушей сведения.

— Когда мой племя еще был все живы, мы ходить в тот город за цветной камешки. По старой-старой легенде, с неба свалилась большая звезда, упала в джунгли, там где высокий гора. Вот прямо в этот гора и упала. Был большой-пребольшой пожар, все деревья свалиться и все звери умереть. А на том месте получилась яма. В той яме и построили город. Все деревья снова вырастать, еще больше, чем раньше. Никто не проберется! А если и подойдет к городу, то его большие куклы убивать.


— Большие куклы, говоришь? Что-то мне не верится! Признавайся, ты все это сочинил, чтобы дружка своего спасти!

— Нет! Я правда там быть, я ходить туда. Я помнить дорогу.

— А по карте можешь показать?

Ну откуда неграмотному негритенку разобраться в карте, это шаман спросил явную чепуху.

— Нет, я не уметь читать карты. Если мы пойти туда, где был мой дом, то я узнавать места и привести.

Шаман резко развернулся и ушел в свою хижину, ничего не сказав.

— Чего это с ним? — спросил озадаченно Генрих, который по прежнему был на волосок от смерти. — Мбаса! Помоги Жан-Мишелю. У него разбита голова...

Негритенок прыгнул к лежащему на земле без движения другу и склонился над ним. Волосы мальчика сплелись в липкую темную массу, дыхание было прерывистым, еле слышным. Мбаса стянул с себя изрядно прохудившийся арабский балахон, оторвал от него широкую полосу и и туго завязал Жан-Мишелю голову. Это было все, чем он мог помочь.

Возвратился шаман, мельком взглянул на белую повязку:

— Что, еще живой? Теперь не умрет, наверное, если сразу не умер.

Затем сказал несколько слов на своем языке и Жан-Мишеля унесли. На немой вопрос принца шаман сказал:

— Успокойся, не собираюсь его добивать, мне этот мальчишка тоже нужен. Я займусь им позже, изготовлю целебные отвары. А мы поглядим на карту, которую я отобрал у последнего из напавших на мое племя. Кстати, а где он?

Витторио Брюльи разыскали не сразу, он валялся связанный и полурастерзанный, где-то на задворках.

— Ну ты хоть разбираешься в этих письменах? — обратился к нему шаман, протягивая смятый пергамент.

— Разбираюсь, — буркнул пират. — А ты сам что, неграмотный? Вон, даже язык выучил.

— Язык я выучил на слух, а письменам меня не обучали, — немного виновато проговорил шаман.

— Тогда развяжи меня! И принца заодно. Хватит ему жертвенного агнца изображать!

Шаман вновь подступил к Генриху с ножом, но в этот раз он полоснул по веревкам и потерявший опору мальчик свалился наземь.

— Уведите их всех к моей хижине, а я завершу празднество. Когда рассветет, мы продолжим разбираться с картой...

Глава пятьдесят первая

Когда наш юный сыщик Джованни Кордозо возвратился в кабинет банкира Лодовико Моски, тот просматривал какие-то бумаги. Единым движением смахнув их в ящик стола, банкир радушно приветствовал гостя:

— Как быстро ты обернулся, Джованни! Надеюсь, мой друг Рино сумел оказать тебе помощь?

— О, да, благодарю. Он назвал мне имя мастера. Теперь я должен найти способ с ним познакомиться. Могу ли я рассчитывать на вашу помощь?

— Ну, конечно же. Все, что в моих скромных силах.

— Вам знаком ювелир по имени Аугусто Фольи?

Банкир ненадолго задумался. Его пальцы разминали оставшийся на столе сургуч, кроша его в мелкую пыль.

— Я так и знал. Кто дал тебе это задание, мальчик? Все, что касается семьи Медичи, грозит по меньшей мере неприятностями. Ты рискуешь не только именем, но и жизнью. Этот ювелир выполняет такие заказы, что... Я бы не советовал тебе настаивать на встрече с ним.

— Я с радостью прислушался бы к вашему совету, но мне необходимо с ним переговорить. Прошу вас, синьор Моски, познакомьте меня с ним, если это возможно.

— Молодость, молодость... Когда-то и я был таким же горячим. Хорошо, мальчик. Где ты остановился?

— В гостинице на улице Сан-Феличе.

— Превосходно. Ступай сейчас в свою комнату, запрись на все засовы и никуда не выходи, пока не услышишь мой голос. Я постараюсь договориться о вашей встрече.

— Спасибо! Я с нетерпением буду вас ожидать!

Джованни с сияющим лицом выбежал на улицу и быстро направился к своей гостинице. Но прежде чем закрыть себя в комнате, он основательно подкрепился в знакомой траттории.


Вечером в его дверь постучали.

— Джованни, это я, синьор Моски.


Юноша вскочил с постели и рывком сдвинул щеколду.

— Входите, входите, синьор Моски. Вам удалось встретиться?

— Какой же ты нетерпеливый. Дай мне хоть отдышаться.


Банкир тяжело опустился на табурет, с трудом справляясь с одышкой.

— Не смотри на меня так, словно готов вытащить из меня сведения раскаленными клещами! — рассмеялся банкир. — Я и сам все расскажу. Так вот, я виделся с тем человеком и он готов тебя принять. Я ничего не говорил ему о твоей миссии, скажешь все сам при встрече. Итак, сегодня после полуночи, он будет ждать тебя в саду Винченце Роза, что неподалеку от собора Санта Мария-дель-Фьори. Надеюсь, ты не испугаешься? Там не всегда безопасно.

Джованни хотел было оскорбиться, но передумал — дело важней.

— Как я его узнаю?

— Не думаю, что в полночь там будет еще кто-либо, — снова усмехнулся банкир. — Все, мне пора, дела, дела. Береги себя, мальчик, мне не хотелось бы принести печальную весть в твою семью. Прощай! И помни, мой дом всегда открыт для тебя!


С этими словами банкир вышел из комнаты, оставив Джованни наедине с мыслями. До полуночи оставалось еще почти полдня.

* * *

Джованни решил выйти еще засветло, чтобы убедиться, что не будет ни слежки, ни засады. Он шел задворками, пробирался по закоулкам и окружным улицам.

Сад Винченце Роза встретил его темными молчаливыми аллеями, на которых не было ни души. В этот сад и днем-то было опасно соваться, не говоря уж о сумерках и глухой ночи. Но юный барон был отнюдь не робкого десятка. Озираясь вокруг, он прошелся по аллеям, изучая местность, затем устроился в уголке за невысокой мансардой. Отсюда была видна и главная аллея, и вход в сад. Джованни сложил вчетверо плащ, расстелил его на траве и сел, приготовившись ожидать несколько часов.


Медленно смеркалось, и над головой взошел полумесяц. Звезды рассыпались по черному небосводу, но Джованни взглянул вверх лишь мельком — сейчас его больше занимали дела земные.

Судя по тому, как перекликалась городская стража, время близилось к назначенному сроку. И Джованни теперь глядел на ворота сада, не отрывая взгляд.

Показалась темная тень. Она плавно скользила по главной аллее, затем остановилась — человек принялся оглядываться вокруг.

Джованни еще немного понаблюдал — нет, похоже, этот человек пришел один. И юноша решился — неслышно ступая по усыпанной гравием дорожке, он приблизился к человеку и негромко окликнул его.

— Доброй ночи, сеньор. Я назначал здесь встречу. Окажите мне честь, представьтесь.


Человек вздрогнул и обернулся. В лунном свете его лицо показалось бледным и неживым, но это обманчивое впечатление быстро сменилось, когда он заговорил:

— Мое имя — Аугусто Фольи. Вы хотели со мной говорить? Представьтесь в свою очередь.

— Барон Джованни Кордозо, к вашим услугам, синьор, — поклонился юноша. — Может быть, присядем? По крайней мере, необходимо сойти с этой аллеи — здесь мы видны со всех сторон.


Ювелир кивнул, подтверждая сказанное и они уединились в той самой мансарде, за которой скрывался Джованни.

— Итак, в чем суть вашего дела? — спросил ювелир. Его глаза суетливо бегали, нервные тонкие губы слегка подрагивали.

Вместо ответа Джованни вынул из кармана футляр и подал его собеседнику.

— Думаете, я что-то смогу разглядеть? — спросил ювелир, но едва раскрыв футляр, он тут же отдал его обратно, узнав изящную вещицу. — Откуда это у вас?

— Это не моя тайна, синьор. Мне ведомо, что именно вы создали это орудие. Вы не будете это отрицать?

— Ну, положим, что так. Из него кого-то убили?

— Нет, к счастью, нет. Но мне крайне необходимо узнать, какой именно яд находился в пуле.

— Я не знаю! Право, синьор, вы задаете странный вопрос. Я не обязан знать!

— Успокойтесь, я вас ни в чем не виню. Напротив, я готов расплатиться с вами за необходимые мне сведения. Вас устроит тысяча двести флоринов?

Ювелир молчал, лихорадочно размышляя. Затем проговорил:

— Яд я добавил в лак, которым покрыл серебряную пулю. А пузырек мне передал...

— Кто? — подался вперед юноша, сверкая глазами.

— Вы что-нибудь слыхали о Цезаре Борджиа?

— Да, несомненно. Но этот великий кардинал умер более сотни лет назад.

— Это так, но он оставил после себя весьма талантливых учеников и подробные записи, где перечислял яды, известные и изобретенные им самолично и его сестрой Лукрецией. Наш герцог Фернандо II приблизил к себе одного из последователей Борджиа и умело пользуется его знаниями. Это ближайший фаворит герцога — некогда простой аптекарь. Его имя — Арнольфо ди Камио. Именно он передал мне тайно яд.

— И вам действительно ничего не известно о составе смертельного зелья? — недоверчиво спросил Джованни.

— Ничего не известно, клянусь Мадонной.

— Как жаль... — задумчиво произнес юноша. — Где мне разыскать этого аптекаря?

— Он практически не выходит из замка, только изредка — купить травы, коренья и прочие колдовские штучки. Если бы не защита герцога, его давно бы сожгли на костре!

— А вы не могли бы содействовать нашей встрече?

— Нет! Нет! Я и так слишком многим рискую, разговаривая с вами! — испугался ювелир. Он засуетился, поднимаясь. — Прощайте, синьор, мне пора уходить.

— Ну что же, благодарю вас. Примите вот этот вексель. По нему вы сможете получить тысячу двести флоринов в любом отделении банка «Чезаре и сын» Но лучше не во Флоренции. Лучше для вашей безопасности.

— Да, понимаю. Прощайте!

Ювелир неловко поклонился и быстро пошел к выходу, глядя под ноги и не оборачиваясь назад.

— Синьор, последний вопрос! — спохватился Джованни. — А кто сделал заказ? Кто забрал у вас готовое изделие?

На мгновение обернувшись, ювелир отвечал, снизив голос до шепота:

— Я общался только с ним, с синьором ди Камио. Чертежи я изготовил сам, но идею и общие требования исходили от него.

С этими словами синьор Фольи скрылся в темноте.

А юноша сел обратно на скамью и прошептал:

— Арнольфо ди Камио... Я найду тебя...

Глава пятьдесят вторая

Утро в джунглях после праздника напоминало поле брани после проигранной битвы — тут и там, лежали неподвижные черные тела. И только мерный храп, исторгаемый ими, говорил о присутствии жизни. Костры давно угасли; мясо жертвенных животных прогорело на углях и его остатки достались муравьям.


Шаман, морщась от головной боли, глотнул холодной воды. Стало чуть полегче и он отправился будить своих пленников.

У дверей хижины, бросив копья наземь, безмятежно спали оба охранника. Шаман молча переступил через одного и прошел внутрь. Солнце пробивалось сквозь соломенные стены, освещая земляной пол и грязные циновки, на которых спали мальчишки.

Шаман толкнул палкой ближнего к нему. Мбаса недовольно дернул ногой, перевернулся на другой бок. Но шаман был настойчив и с третьего удара добился своего. Негритенок громко зевнул, сел, протер слипшиеся глаза и сказал:

— Что вам надо? Я хотеть спать!

— Бездельники! Солнце уже над деревьями, а они все спят! Живо буди остальных! Я жду вас у хижины вождя. Поторопитесь!

Мбаса лениво кивнул, с большим трудом преодолевая сонливость. А когда шаман вышел, мальчик попытался растолкать крепко спящего друга. Генрих был очень недоволен и едва не поколотил Мбасу, но шустрый мальчишка со смехом увернулся от шутливых тумаков и выскочил наружу. Пирата Брюльи и вовсе не удалось добудиться, пока Мбаса не притащил воды и не плеснул ему в лицо полкружки. А Жан-Мишель провел ночь в хижине под присмотром шамана.

Умывшись и наскоро перекусив, все трое появились у хижины вождя, как повелел шаман.


Принц Генрих был на удивление спокоен для человека, которого еще накануне собирались заколоть и поджарить. Яркое утреннее солнце разогнало ночные страхи.

Он стряхнул с подбородка прилипшую кору и спросил:

— Мбаса, ты что, всерьез решил пробраться в тот заколдованный город? Мало нам приключений на нашу голову?

— А что мне было делать, если хотели убивать Анри, — ответил негритенок чуть виновато.

— За это я благодарен тебе, — сказал Генрих. — Ты молодец. Только... Как-то мне не по себе...


Разговор прервался, потому что из хижины шамана выбрался Жан-Мишель. Он был бледен, но встретил друзей слабой улыбкой. Голова мальчика была повязана белой тканью, на которой проступили серо-зеленые пятна от целебных трав.

Мальчишки бросились к нему и чуть не опрокинули от радости. Оказалось, что рана была лишь поверхностной, воин не слишком усердствовал и не проломил мальчишке череп, как показалось прошлой ночью.


Всеобщее ликование по поводу выздоровления угасло, как началось — мальчишки заметили, что появился шаман. Он поддерживал под руку старого вождя, который еле передвигал ноги.

— Подойдите поближе! — призвал мальчишек шаман. — Я говорил о вашем предложении Мокуни-Агоуэле и он соизволил принять его. Вы все отправитесь к потаенному месту, но берегитесь, если там ничего не обнаружится! Вы будете умолять о смерти, ползая на коленях перед нами! А сейчас ты, грязный торговец рабами, посмотри эту карту и скажи, как нам выбрать самый удобный и самый короткий путь.


Шаман бережно усадил вождя на толстые циновки и развернул карту. Витторио Брюльи взял ее в руки и несколько секунд внимательно разглядывал.

— Дон Элиаш никогда не выпускал ее из рук и берег, как самое дорогое. Потому я не уверен, что смогу точно определить, какие места здесь указаны, — задумчиво проговорил пират. — Здесь нет никаких надписей, должно быть, для соблюдения тайны, ведь охотников полным-полно. Точные названия знал только дон Элиаш, а я могу только гадать... Вот эта линия — скорее всего Нил. Проходит по Судану к южным землям. К востоку и к западу — горы, туда не пройти. Мы находимся вот здесь, а южнее начинается сплошная зелень.

— Охотники моего племени ходили на много десятков миль по всей округе и знают местность очень хорошо. Но через две недели пути начнутся незнакомые нам тропы и встретятся неизвестные племена. Правильно ли я понял, что ты так же разбираешься в карте, как и я? — вкрадчиво спросил шаман.


Брюльи не ответил, но весь его вид говорил именно об этом. Шаман молча отобрал у него карту и спрятал.

— Где же находятся земли твоего племени? — спросил шаман у Мбасы.

Мальчик пожал плечами.

— Я помнить, но я совсем не знать, как добраться туда.

— Как называется твое племя?

— Бокуто.

— Бокуто, бокуто... Знакомое слово, где же я мог его слышать? — забормотал шаман.


Подал голос вождь, до этой минуты молча дремавший. Шаман выслушал и кивнул, несколько ободренный.

— Ну конечно! Великий вождь напомнил мне, что земли этого племени находятся на берегах реки Улуэке. А уж мимо этой реки трудно пройти.

— Да! — радостно воскликнул Мбаса. — Я вспомнил, там правда есть эта речка! А еще мы можем спросить дорогу у моего дяди.

— Какой еще дядя?

— Да вон он!


Мбаса встрепенулся и побежал к группке бывших рабов, которые все еще не ушли из деревни, а покорно ожидали своей участи. Мальчик схватил одного из них за руку и потащил к шаману.

— Ты тоже из племени бокуто? — спросил шаман, забыв, что говорит на французском. Потом спохватился и повторил вопрос на местном наречии.


Тщедушный худой негр закивал, подтверждая.

— И ты знаешь, как отсюда добраться до твоего дома?

— Да, да, я знаю. Идти далеко, десять лун.

— Ну вот, а мы тут голову ломаем, — недовольно сказал шаман. — Сейчас собираемся и выступаем в путь.


И немедленно закипела работа! Воины, женщины и даже дети суетливо стаскивали со всей деревни все, что может понадобиться в пути: съестные припасы, одежду, циновки, жерди для переноски. Принесли и оружие, собранное на том месте, где уничтожили нападавших. Брюльи с удовольствием перебрал мушкеты.

— А вы стрелять-то умеете? — спросил он у шамана.

— Нам хватает луков, стрел и копий. Вы в этом уже убедились, — криво усмехнулся шаман. — А мушкеты мы возьмем не все, хватит и пяти. Ну, все собрали? Тогда нечего рассиживаться, вперед! И не думайте, что мне нужно это золото для себя. Нет, я хочу купить на него много, очень много оружия. Тогда в наши земли не сунется ни одна, даже самая лучшая армия!


После этих гордых слов десяток воинов взвалили на плечи жерди, на которых привязали заполненные доверху корзины и тюки и процессия углубилась в девственный лес под печальные песни женщин и восторженные вопли детей.

Глава пятьдесят третья

Прогулка по джунглям оказалась далеко не так приятна, как хотелось бы. Нет, конечно, туземцы шагали сквозь заросли, словно европеец по Place des Roi, что была выстроена совсем недавно, в 1612 году.

А вот детям пришлось туго. Принц то и дело спотыкался о черные упругие корни, по лицу хлестали ветви, и хорошо еще, если без колючек. Жан-Мишель шел позади, и ему доставалось меньше.

Стояла страшная духота, а влажность буквально не давала дышать — казалось, что продвигаешься по дну глубокого водоема.

Хорошо, что Мбаса не оставил друзей и как мог облегчал им путь. Он придерживал лианы, что норовили опутать ноги Генриха, сбивал палкой громадных пауков, отшвыривая их подальше; отгонял мерзких и порою ядовитых мух величиной с палец. А у принца даже не хватало сил выразить благодарность, он лишь изредка вымученно улыбался.


Проводник, дядя Мбасы, выбирал уже прорубленные в зарослях тропы, но вся беда в том, что джунгли столь бурно разрастаются, что уже на второй день все вновь сплетают зеленые побеги.


На ночь сделали первый привал. Из гибких ветвей и лиан туземцы сплели нечто вроде гамаков. Такие постели используют индейцы Нового Света, но и в Африке их применяют, если приходится заночевать далеко от деревни.

Генрих и Жан-Мишель забрались вдвоем в один гамак и почти моментально уснули, совершенно измотанные и разбитые.

* * *

Джунгли медленно просыпались, нехотя сбрасывая с себя теплое и влажное покрывало тумана. В полной, пока еще, темноте самые непоседливые птицы начали хрипло попискивать, прочищая горло после сна. Вдалеке послышалась перебранка обезьян. Потом снова наступила полная тишина — все живое с нетерпением ждало восхода солнца.

Вместе со всеми проснулись и люди. Потягиваясь, громко зевая во весь рот, темнокожие воины протирали глаза и начинали искать съестное по корзинам, что тащили на себе всю дорогу.


У принца на животе сидела коричневая лягушка. Поблескивая маленькими глазками, она раздувала красное горло и издавала нежное стрекочущее пение, которому позавидовал бы даже соловей. Генрих проснулся и взглянул на нежданную гостью. Его полусонное сознание мигом превратило очаровательное создание в страшного монстра и Генрих вскрикнул. Тут же ему на выручку бросился Мбаса, что дремал в соседнем гамаке. Увидав, кого так испугался принц, негритенок весело рассмеялся, осторожно щелкнул ногтем по спинке лягушки и та высоко взлетела в воздух, оттолкнувшись лапками. При этом громко и возмущенно высказывая все, что думала о вредных мальчишках, прервавших ее утреннюю песнь.


— Она не ядовитый, — сказал успокаивающе Мбаса.

— А что, есть и ядовитые? — сердце принца сильно колотилось, отдаваясь шумом в ушах. Не то, чтобы он испугался, просто... Прямо скажем, нелегко просыпаться с неизвестным науке зверем на собственном животе.

— Есть! — радостно улыбаясь, подтвердил Мбаса. — Они такие красные-красные, издалека видно. Из них варят яд для стрел и копий.

Генрих выбрался из гамака и отряхнул одежду — ядовитая это была лягушка или нет, но мокрая от слизи ткань требовала основательной чистки.

— Жан-Мишель, как ты себя чувствуешь? — спросил принц, когда увидел, что мальчик продолжает лежать без движения.

— Голова что-то разболелась, — слабо пошевелился Жан-Мишель. — Я немного полежу еще...

— Хочешь пить? Я сейчас принести! — с готовностью сказал Мбаса. Негритенок посмотрел вокруг, внимательно всматриваясь в заросли. Потом ловко отломил беловатое корневище папоротника, выглянувшее на поверхность; очистил его и подал Жан-Мишелю. — Вот, ты погрызи его, там много вода!


И правда, сочный и сладковатый корень отлично утолил жажду. Генрих не удержался и тоже отломил себе немного.

К мальчишкам подошел Витторио Брюльи и загремел зычным басом:

— Ну, маленький мошенник, ты доволен? Затащил нас всех в самое сердце джунглей! А еще сколько топать! Лучше бы я пристрелил тебя еще там, на острове!


Мбаса на всякий случай отодвинулся в сторонку, но пират уже оглядывался вокруг в поисках чего-нибудь съедобного.

— Эти обезьяны собираются нас кормить? — недовольно проворчал он. — Ну-ка, поди спроси у шамана.

Негритенок покорно отправился на поиски шамана и столкнулся с ним нос к носу.

— Куда направился? — спросил шаман, подозрительно глядя на мальчика.

— К вам, — простодушно ответил Мбаса. — Мы хотеть кушать.

— Очень интересно, — ехидно улыбаясь, заметил шаман. — А я было решил, что твои друзья питаются святым духом. Ты же в джунглях, здесь еда на каждом шагу! Вот и накорми их. А наши припасы я не собираюсь тратить на бесполезный груз. Мне надо кормить воинов, чтобы унести золото, которое ты наобещал! Понял?

— Понял... — понурился Мбаса. Похоже, что провиант придется добывать своими силами.


— Ну, что он сказал? Когда принесут еду? — нетерпеливо спросил Брюльи, когда Мбаса вернулся.

— Он не хочет нас кормить. Говорит, самим мало. И еще говорит, добывайте сами.

— Вот дьявол! Моя бы воля, я б с него шкуру спустил! — разозлился Брюльи. — Ну я ему сейчас все скажу!

Но принц остановил пирата:

— Оставьте. Сила не на нашей стороне, вы же сами видите, сударь.

— Так что же нам, с голоду теперь подыхать?! Почему я должен зависеть от прихоти этого местного колдуна?

— Не ссорьтесь, — кротко сказал Мбаса. — Я сейчас принести еду.

— Где ты ее возьмешь... — пират стал мрачен, как ночь. Не то чтобы он был слишком голоден — ему неприятен был сам факт, что какая-то черная собака может повелевать им.

— Да вон, хотя бы здесь!


И негритенок взобрался на ближайшее дерево по шероховатому черному стволу. Его розовые пятки мелькали так быстро, что казались крыльями диковинных бабочек.

Через несколько мгновений вниз полетели круглые оранжевые плоды размером с яблоко.

Мбаса спустился и подал один плод принцу, второй — пирату.

— Ешьте! Они сладкий!


Генрих ковырнул ногтем бугристую кожуру и недоверчиво понюхал. Запах был приятным, напоминающим смесь розы и еловой смолки. Странное сочетание.

— Ты уверен, что это можно есть? Напоминает апельсин, но запах совершенно иной.

Вместо ответа Мбаса счистил кожуру, впился крепкими зубами в мякоть и заурчал от удовольствия. Подбородок тут же матово заблестел от стекающего сока.

От этого зрелища у Генриха свело желудок, больше терпеть он не мог и в свою очередь принялся быстро чистить ароматный фрукт с неизвестным названием.

Брюльи собрал полдюжины плодов, уселся под деревом и принялся основательно завтракать, разбрасывая кожуру на все стороны.

А Мбаса исполнял свою роль со всей ответственностью. Он подал половинку плода Жан-Мишелю и принялся кормить его с рук.


Неслышно подошел шаман, остановился чуть в сторонке и несколько мгновений рассматривал эту умиротворяющую сцену.

— Превосходно, — сказал он задумчиво. — Вы справились с первым испытанием. Поглядим, как вы поведете себя дальше!

— Эй, что значит «первое испытание»? — вскинулся пират. — Что ты задумал?!

— Успокойся, успокойся. Мне было интересно узнать, как вас примут джунгли. Человек, который не может протянуть руку и взять еду — уже покойник. Однако, собирайтесь в путь, и поживей!

— Жан-Мишель не может идти, у него сильно болит голова, — сказал Генрих.


Шаман подошел к гамаку, положил ладонь на лоб мальчику.

— Горячий... У него началась лихорадка. Возьми вот это и давай ему пожевать почаще. — Он протянул Мбасе завернутый в ткань кусок коричневой коры. — Но вам придется нести его, пока он не сможет идти сам. Впрочем... Можете оставить его здесь.

Генрих гневно сверкнул глазами:

— Вы спятили! Предлагать такое всерьез может лишь неразумный глупец!


Шаман расхохотался и ушел вперед. Оттуда послышались его окрики и вскоре вся процессия продолжила путь. Жан-Мишеля завернули в гамак и его взвалил на плечи Витторио Брюльи.


Джунгли оживали, заполнялись звуками и красками. Солнце с трудом пробивалось сквозь пышные кроны, стирая последние хлопья белесого тумана.

Глава пятьдесят четвертая

Шел второй день путешествия...

Опасность на каждом шагу заставляла быть предельно внимательным и вертеть головой на все стороны. Конечно, туземцы-охотники не подпускали близко крупных хищников, но от насекомых защиты практически не было. Только ближе к ночи разжигали костры, закидывали их ветками и дымом разгоняли зловредную мошкару.

У мальчишек лица распухли и покраснели от многочисленных мелких укусов, донимал зуд. Мбаса разыскал какую-то очень пахучую орхидею, растер ее на деревяшке и намазал друзьям жидкой кашицей лица и руки. От этой мази стало гораздо легче, а когда она подсохла, мальчишки с удивлением поняли, что тучи комаров облетают их стороной. Одной напастью стало меньше.

А Мбаса был невероятно горд. С него быстро слетел налет цивилизации, мальчишка голышом носился по джунглям на зависть обезьянам и тащил все, что могло пригодиться в пищу.


Мальчишки не вели счет времени. Скучать не приходилось — каждый новый день превращался в бой за выживание. Незнакомые животные, виденные лишь на картинках; обилие красок, от которого рябило в глазах и захватывало дух от восхищения.

Жан-Мишель быстро поправлялся от лекарства, что дал ему шаман. Горьковатая на вкус кора быстро сбивала жар и оставляла во рту вяжущий привкус, но мальчик не жаловался — лекарства вкусными не бывают. Зато фрукты, которыми в изобилии снабжал Мбаса, были невероятно вкусны.

Да и с водой тоже вопрос решился быстро. Мало того, что джунгли были буквально пропитаны влагой и пить почти не хотелось, вдобавок, здесь было множество мелких ручьев и ручейков, впадин с водой. Но Мбаса не позволял своим друзьям черпать оттуда воду, по его словам она была опасна и полна всяких «маленький зверь», которые вселяются в человека и поедают его изнутри. От такого ужасного рассказа мальчишкам и вовсе перехотелось пить что бы то ни было. Однако природа брала свое и Мбаса добывал воду из растений. Выпросив у шамана нож, мальчишка ловко срезал побеги лиан, которые обладают способностью накапливать влагу. В полых стеблях можно было добыть до двух-трех кружек прозрачной, чуть кисловатой на вкус, воды. Еще неплохо поставлял воду бамбук, но не всякий, а лишь тот, что рос наклонно к земле и имел желтовато-зеленую окраску. В одном колене скапливалось воды до пяти кружек!

А когда мальчишкам фрукты приедались и хотелось мяса, верный друг искал в дуплах птичьи гнезда и почти всегда возвращался с добычей — приносил яйца туканов и попугаев.

Однажды Мбаса здорово насмешил ребят. Он полез на высокой стройное дерево с таким гладким стволом, что он казался намазанным мылом или воском. Мальчишки ждали, что он не справится, но негритенок ловко лез все выше, пока не скрылся с глаз за густой кроной. Через несколько минут он спустился с большой рыбиной в зубах! Такого еще никто не видал — влезть на дерево, а вернуться с рыбой! Отсмеявшись, Генрих принялся расспрашивать негритенка:

— Послушай, как ты ее поймал? Там наверху что, есть озеро?

— Нет, там нет ни река, ни озеро, — довольно улыбаясь, Мбаса чистил ножом рыбу. Чешуя летела во все стороны. — Это очень просто. Там, на верхушка дерева живет цапля. Вот она и приносит в гнездо рыбу, а я ее стащил. Сейчас поджарим, если кто-нибудь не будет спать, а разведет костер.

Генрих понял тонкий намек, но не шевельнулся — он вдруг вспомнил, что он все еще принц, а в последнее время все чаще это ускользало от его разума. Поскольку Жан-Мишель был все еще слаб, то костром занялся Витторио Брюльи.

Дождаться, когда рыба хорошо прожарится, было очень трудно — такой аромат разносился повсюду. И остыть ей уж точно никто не позволил — расхватали, обжигая пальцы!


После сытного обеда тянет на разговоры.

-Эй, принц, я гляжу, ты и думать забыл о побеге? Тебе так понравилась Африка? — насмешливо спрашивал Брюльи, когда выпадала минутка для отдыха.

— Нет, я прекрасно все помню, — спокойно говорил Генрих. — Но сейчас не время. Я ведь не могу оставить Жан-Мишеля, а он в таком состоянии далеко не уйдет, даже верхом на вашей мощной спине. И, если совсем уж начистоту, сударь, мне очень хочется увидеть этот волшебный город, который так расхваливает чертенок Мбаса. Согласитесь, что в Париже я за всю жизнь не встречу и десятой доли того, что увидал здесь всего за несколько месяцев. И что еще будет впереди! Однако, сударь, что мешает вам совершить побег самому? Я ведь не держу вас!

— Ты смеешься, принц? Да я и шагу не успею ступить, как меня догонит либо стрела, либо сожрет какая-нибудь зеленая тварь. Нет, шагать по джунглям в одиночку — все равно что переплыть на утлой лодчонке через океан. И к тому же, — хитро усмехался пират, — я все еще надеюсь получить за тебя выкуп!


Генрих не обращал внимания на такие выпады. С каждым днем он все больше сходился с итальянцем, у них находились темы для бесед и все чаще принц удивлялся, почему этот человек натянул на себя личину законченного злодея.


Но не они одни проводили время в беседах. Даже у Мбасы нашелся собеседник. Его дядя иногда подходил к мальчишкам, но усаживался на некотором расстоянии — он побаивался белого человека, который собирался обратить его в раба. Брюльи и не настаивал на дружбе с чернокожим, вот уж в чем он совершенно не нуждался.

Мбаса подбегал к родственнику, садился рядышком и они говорили о чем-то на своем языке, оживленно жестикулируя. Генрих спросил у негритенка, о чем же идет речь, но Мбаса отмахнулся:

— Мы просто вспоминать, как жили раньше, в наш деревня. Нам было очень-очень хорошо, пока не пришли белый люди. И я очень рад, что скоро мы приходить туда, может кто-нибудь еще жив.


Теперь было понятно, откуда Мбаса черпал свою жизнерадостность и энергию — он шел домой!

* * *

Сумрачное дождливое утро третьего дня застало всех в пути, вереница воинов углублялась в мокрый коричнево-зеленый лес. Тропы по прежнему не было, сухих участков земли тоже, в лучшем случае двигались по поваленным деревьям или по колено в воде...

Генрих настолько устал в этой прокаленной печи, что почувствовал даже некоторое облегчение, провалившись по шею в прохладное болото. Его быстро вытащили, принц даже не успел толком испугаться.

А затем, на привале, сидя прямо в воде, мальчишки снимали друг с друга крупных черных пиявок, раздувшихся от крови и напоминавших виноградины. Теперь укусы комаров казались лишь невинной детской шалостью и почти не замечались.


— Мбаса, мы скоро придем? — полным усталости голосом вопрошал принц. — Я уже пол-Африки прошагал!

— Еще пять или десять лун. Если не заблудимся.

— О, нет! Мы еще можем и заблудиться?!

— Дожди начинаются, теперь реки из берегов выйдут и все дороги размоет, не пройти.

— Скажи, что ты пошутил, — упрашивал негритенка принц. — Еще дождя и не было вовсе.

— Не было, но может начаться. А может и не начаться.


У Мбасы был такой уморительный вид, когда он пытался говорить серьезно, что Генрих не удержался от смеха. И как назло, именно в этот миг небо разверзлось и оттуда упала плотная стена дождя.


Дождь в джунглях — это вовсе не то же самое, что дождь в Европе, о нет! Самый сильный ливень не идет ни в какое сравнение! Сплошная стена воды, не разделяемая на отдельные струи, падает всей своей тяжестью на кроны деревьев, стекает вниз, размывая почву и превращая ее в непроходимое болото. Спрятаться некуда — вода заполняет любое укрытие в считанные мгновения. Один плюс — исчезли мошки, москиты и комары.

— Что теперь? — прокричал сквозь грохот ливня Генрих. Он еле держался на глинистой тропе.

Вместо ответа его схватил за одежду Брюльи, другой рукой он прижимал размокший гамак с Жан-Мишелем.

— Надо подождать! — крикнул в самое ухо негритенок Мбаса, — дождь недолгий будет, скоро кончится! Первый дождь всегда недолгий!

И правда, словно прислушавшись к его словам, ливень прервался, оставив посвежевший лес отряхивать листву от тяжести воды.

Шаман призывно закричал и процессия двинулась дальше, не дожидаясь, пока высохнет земля, ибо дождаться этого будет невозможно. Болото, грязь, размытая глина и спутанные мокрые корни — вот дальнейший путь наших путешественников.

Глава пятьдесят пятая

То, что Флоренция наводнена шпионами, как и любой другой мало-мальски важный город, Джованни знал задолго до этой поездки. Его отец дал юноше множество полезных советов, как избежать слежки, поскольку сам был в юности на тайной службе одного из венецианских дожей.

Одним из главных был совет — вести себя как обычно, не изображать таинственность, не оглядываться поминутно, но и не хлопать ушами по ветру.

И все же романтическая натура требовала полночных встреч, загадочных происшествий, слежки и погони. О том, что главное в шпионском ремесле — результат, Джованни не задумывался.


Итак, предстояло выяснить, как получше подобраться к бывшему аптекарю по имени ди Камио. И ноги сами привели Джованни к замку повелителя Флорентийской республики, герцога Фернандо II. Этот правитель мало чем прославил себя, он оказался лишь бледной тенью своего знаменитого предка Козимо I, носившего титул Великий Герцог Тосканы, при котором был истинный расцвет наук и искусств.


Джованни прогуливался у стен замка, искоса поглядывая в его сторону. Иного пути внутрь, кроме главных ворот, юноша не видел. Двойные стены почти укрывали от взгляда сам замок, уже изрядно обветшавший. Да и сами стены не выглядели новыми — местами они поросли мхом и плющом, местами кирпич оказался выщербленным, но все равно — как подступиться, Джованни не знал. Он уже более часа уныло бродил по округе, делая вид, что хочет приобрести дом.

Кстати, именно с этой легендой он и прибыл во Флоренцию. А места здесь были самые что ни на есть прелестные. Зеленые склоны берегов, чистейшая речка, фруктовые сады и тучные пастбища. А главное — эта благословенная страна находилась вдали от военных интересов сильных держав.


Джованни заходил в дома поселян, справлялся о ценах, беседовал о том, о сем, не проявляя излишнего любопытства. Но радушные жители деревни, что расположилась у замка, и так рассказали много интересного. К примеру, Джованни узнал, что в замок часто наезжают гости — вельможи всех рангов и сословий едва ли не каждую неделю устраивают пышные пиры.


И вот, когда Джованни уже совсем отчаялся и собрался возвращаться в гостиницу, он увидел, как от ворот замка спускается по тропинке некто невысокого роста. Издалека невозможно было разглядеть, кто же это такой и Джованни подошел поближе.


Это оказался мальчик в крестьянской одежде. Он с трудом волочил в обеих руках большую корзину с серым гусем внутри. Птица громко шипела, возмущалась, но поделать ничего не могла — клюв был завязан накрепко белой тряпицей, а крышка прижимала спину. Мальчуган с трудом переступал, покраснев от натуги, но не сдавался.


— Эй, bambino! — крикнул Джованни. — Постой-ка!

Мальчишка остановился, поставил корзину прямо посреди тропинки и оглянулся.

— Вы звали меня, сеньор? — спросил он несколько удивленно.


Джованни подошел ближе и сказал:

— Послушай, ты не мог бы оказать мне некоторую услугу?

Чумазое личико мальчугана озарилось той несравненной улыбкой, что присуща лишь детям и ангелам. Он не выглядел испуганным при виде незнакомца, чувствуя себя в безопасности под стенами замка.

— Я готов помочь вам, синьор. Но что мне следует сделать?

— Я дам тебе три флорина. Но сперва давай-ка отойдем в тень. Вон хотя бы к тому дереву.

Услыхав, что ему дадут деньги, мальчуган просиял еще больше — магия золота знакома детям с колыбели.

Даже не взглянув на свою корзину, мальчик пошел вслед за Джованни и они присели у большого раскидистого дуба, полностью скрывшись от глаз дворцовой стражи и поселян.

Мальчик обернулся к Джованни и посмотрел вопросительно. Что за мысли посетили его голову, угадать было нетрудно — щеки подернул легкий румянец, невинность и стыдливость боролись в его карих глазах с искушением.

Но Джованни разрушил чары, сведя все общение лишь к разговору.

— Для начала скажи мне свое имя, малыш.

— Меня нарекли Пьетро.

— Славное имя. Так вот, Пьетро, ты живешь в замке?

— Нет, в деревне. А как ваше имя, синьор?

— Джованни... Но я ведь видел, как ты выходишь оттуда!

— Ну и что? Это вовсе не значит, что я живу в нем. Мой отец поставляет в замок птицу к столу герцога.

— А этот гусь? Он что, оказался лишним?

— Нет, — усмехнулся малыш. — Он слишком тощий и не понравился повару. Я несу его домой, будем откармливать дальше.

— Тебе ведь тяжело, почему отец не поможет?

— А я что, сам маленький? Дотащу как-нибудь! — слегка обидчиво произнес Пьетро.

— Почему бы тебе не вытащить его из корзины и не пустить своим ходом?

— Ну да, он тогда вес потеряет. Нет уж. Но вы меня только о гусе спрашиваете. Вы хотите его купить?

— Нет-нет, это я так, из любопытства. Ты мне вот что скажи, ты знаком со всеми в замке?

— Ну, в общем да, хотя там часто бывают гости.

— А слыхал ли ты о человеке по имени Арнольфо ди Камио?


Мальчик вздрогнул и чуть отодвинулся. На лицо набежала темная тень.

— Зачем он вам?

— Как тебе сказать... Я хотел бы с ним встретиться, но втайне.

— Я знаю, о ком вы говорите, но...

— Продолжай.

— Я его боюсь... — перешел на шепот мальчик. — Он колдун!

— С чего ты это взял? Если б он был колдуном, герцог бы давно передал его в церковный суд, а там и до костра недалеко.

— Ну да, как же. Наш герцог в нем души не чает, в этом старикашке. Ему носят еду со стола правителя. И все, что ни попросит.

— Тогда почему ты принял его за колдуна?

— Он по ночам что-то варит, такая вонь стоит, по всей округе слыхать, — приблизившись к самому уху Джованни зашептал мальчик. — А еще...

— Что?

Пьетро быстро стрельнул глазами по сторонам и продолжил:

— К нему людей водят разных, а ночью их свозят на кладбище, мертвых!

— Да ну тебя! Сочиняешь ты все! — Джованни стало холодно в этот жаркий день, но верить детской болтовне он отказывался напрочь.

— И вовсе нет, — обиделся мальчик. — Я сам видел! Я часто остаюсь ночевать в замке, когда отец напьется и в дом не пускает. А повар добрый, он мне дает угол и постель.

— Как бы мне проникнуть в замок. Да чтобы незаметно... Ты здесь все дорожки знаешь, должно быть?

— Конечно! В этой стене есть два лаза, но один слишком узкий для вас, а вот второй в самый раз будет.

— Прекрасно. Проведи меня сегодня ночью, получишь еще десяток флоринов.

— Ладно. Ждите меня вот здесь же, я приду как стемнеет.

— Тогда не буду тебя задерживать, малыш. Вот тебе обещанные три монеты, а остальное ночью. Но смотри помалкивай о нашем разговоре и не показывай никому монеты.


Джованни отсыпал мальчику в ладонь золото. Пьетро сиял, он еще за всю жизнь не держал такого богатства!

— Спасибо, синьор! — воскликнул мальчик и помчался вприпрыжку к дому. Лишь через два десятка шагов он вспомнил о томящейся на жаре птице и вернулся за корзиной.

Джованни провел его взглядом и в приподнятом настроении направился к центру города, к гостинице.

В колдовство он почти не верил, но сердце отчего-то сжималось...

Глава пятьдесят шестая

Болотная грязь засохшей корочкой покрыла все тело, спрятав краски и цвета. Теперь все были одинаковы, и белые, и черные — один оттенок на всех, серо-зеленый.

Трижды дорога пересекалась с бурными потоками, которые приходилось преодолевать по срубленным скользким стволам деревьев.

Прошло двенадцать дней, прежде чем отряд подошел к деревне, куда собственно и вел проводник.

Мбаса первым рванулся вперед, обгоняя всех, пробиваясь сквозь мокрые заросли. И остановился, пораженный увиденным.

Только черная выгоревшая проплешина среди буйства разросшихся кустарников и молодой поросли. От хижин остались круги на земле, два десятка больших черных кругов. Конечно, дым давно развеялся, пепел смыли дожди, но эти круги проникли глубоко в почву, указывая место, где еще недавно жили люди, где веселились дети и пели девушки, где смелые и сильные воины добывали на охоте дичь.

Теперь здесь царили смерть и запустение.

Подошел шаман, поднял с земли череп. Внимательно посмотрел в пустые глазницы и проговорил:

— Ты знал его, Мбаса? Может быть, это твой отец?

Мальчик вздрогнул. Он посмотрел на шамана так, что тому сразу расхотелось шутить. Шаман вернул череп на место и громко сказал своим людям:

— Устраивайте привал, но не на этой поляне, а в стороне. Пусть здесь покоятся лишь кости и прах убитых.


К негритенку, печально замершему с поникшей головой, подошел принц. Он молча привлек перепачканного грязью мальчишку к себе и они так простояли, пока Мбаса не всхлипнул единственный раз и не сел ослаблено на землю.

Его покинула надежда увидеть живых, но оставлять друзей он не собирался.

— Я все равно проведу всех в тот город, — шепнул он Генриху, что присел с ним рядом.

* * *

Наутро, едва рассвело, отряд двинулся дальше. Теперь во главе встал сам Мбаса, только он знал, куда следует идти. Рядом с ним шел шаман и строго следил, чтобы мальчишка не завел их в какие-нибудь гиблые земли.

Отряд стал меньше, в пути погибли четверо воинов. Одного не удалось вытащить из болота, второй погиб по собственной глупости — ночью отошел от костра на несколько шагов и наступил на змею, укус которой убивает в несколько мгновений, третьему прыгнул на плечи леопард и сразу прокусил шею, спасать было поздно. Большую пятнистую кошку изрешетили копьями, но погибшему воину от этого легче не стало. И наконец, четвертый умер от укуса какой-то местной мухи — развилась лихорадка и несчастный буквально сгорел в течение одной ночи. Как ни пытался шаман облегчить его страдания, ничего не помогло.

Зато Жан-Мишелю лечение пошло на пользу и уже через неделю он смог идти сам, чем немало порадовал не только своих друзей-мальчишек, но и Витторио Брюльи, у которого наконец освободилась спина.


Дальнейший путь шел по незнакомым местам и какие здесь обитают племена, не знал никто. Мбаса что-то рассказывал о больших черных людях, которые «кушают человеков», и все молились, чтобы не попасть к ним на обед. Хищных зверей пока что не было видно, кроме того отчаянного леопарда. Зато рычание по ночам раздавалось так близко, что от костров теперь не отходил ни один.


Воины шли осторожно, приглядываясь и принюхиваясь, каждый шорох заставлял их крепче сжимать копья. Мушкеты, что они взяли с собой, были благополучно потеряны на одном из переходов, о чем никто и не пожалел — с этими железками мог обращаться разве что один пират Брюльи, но ему шаман по прежнему не слишком доверял.


После сгоревшей деревни прошло еще две недели. Устали все. Даже преданные шаману воины начали потихоньку ворчать и в воздухе так и витало «пора возвращаться!» И когда уже сам шаман подумывал об отступлении, лес внезапно расступился и перед путешественниками возникла совершенно иная, потрясающая по своей первозданной красоте, картина.


Впечатление было таким, будто сотворение мира здесь еще не закончилось. Многочисленные, наполненные водой и испарениями кратеры, причудливые нагромождения скал, невысокие горы с высохшими деревьями — будто бы обожженными лавой. Зеленые и черные озера, расписанные по берегам бурыми, ядовито-желтыми и ярко-зелеными красками.


Генрих вдохнул да так и замер, позабыв сделать выдох. Его мысли выразил Жан-Мишель:

— Какая красота! На это великолепие невозможно смотреть, не вознося молитву Создателю! Я даже не решаюсь ступить на этот мягкий ковер!

— И тем не менее, наш путь лежит именно туда, ведь так? — взглянул на маленького проводника шаман.

— Да, да, нам надо идти прямо, там есть метки, — подтвердил Мбаса.


Под босыми ногами бурый мох ласкался, как живое существо, словно шагаешь по спине гигантского зеленого медведя. Камни скользили, скатывались в ямы и каждый новый шаг грозил стать последним. Мбаса приглядывался к еле заметным царапинам на камнях и стволах деревьев-одиночек. По этим отметинам он вел отряд вглубь гористого массива, все дальше от джунглей и все ближе к заветной цели. Но перед глазами было несколько вершин, плоских как стол или острых, как шпиль башни. К какой же из них проляжет дорога?

— Вон за тот скала будет уже видно! — негритенок махнул рукой на черную, неприступную с виду, скалу.

— Что, надо будет на нее взбираться? — спросил с сомнением Генрих.

— Нет, мы ее обойдем сбоку. Но там надо осторожно, там огненные озера.

— Час от часу не легче. Теперь он нас сварить решил в колдовском котле, — буркнул Брюльи. — Этот мальчишка давно напрашивается. Вот вернемся, я его отстегаю, надолго запомнит...

Мбаса не ведал о страшной участи, что уготовил ему пират. К негритенку вернулось прежнее игривое настроение, долго пребывать в печали он не мог.


Подойдя к скале, шаман увидел с левой стороны большое прозрачное озеро.

— Ну, и по твоему, оно огненное? — недоверчиво спросил он.

— Да, огненное. Это оно с виду такое, а по правде — кто в него вступит, сгорит сразу.


Шаман поднял камень и швырнул его в воду. Камень тихонько булькнул и ушел на глубину, лишь круги пошли.

— Опять ты мне врешь, мальчишка.

— Камень не горит, надо кинуть что-то другое, — резонно заметил принц.

Тогда Мбаса сам поискал на тропинке подходящую вещицу и в воду полетело расколотое корневище. Едва оно коснулось зеркальной поверхности озера, вокруг забурлила вода, вспыхнуло ослепительное пламя и кусок дерева во мгновение ока испарился, как не бывало. А вода вновь приняла невинный облик красивейшего озера.

Представив, что случилось бы с ним самим, принц содрогнулся. Нет, наверняка эта местность создана не Господом, а самим дьяволом!

Но следовало продолжить путь. Потрясенные увиденным, чернокожие воины не рисковали сойти с еле заметной тропинки, что вилась у подножия скалы.


За скалой открывался еще более причудливый вид. Здесь кипели грязевые ямы, булькая и выплескивая горячую жижу на весьма приличную высоту.

Мбаса замирал перед такой ямой, выжидая, пока она притихнет, затем быстро бежал вперед, увлекая за собой остальных. Он так здорово рассчитывал промежутки, что успевали пробежать все, не попав под горячий душ.

— Откуда ты все так хорошо знаешь? — полюбопытствовал на короткой остановке Генрих. — Ты ведь здесь не так часто и бывал.

— А я все-все запоминал! Один старейшина говорил вслух песнь-сказание, короткую, и пока он говорил, надо было стоять на месте. А как закончит, надо бежать. Вот я и сейчас ее повторяю про себя.

— А этот дьяволенок не такой уж и дурачок, как я думал, — заметил вскользь Витторио Брюльи.

— Вперед-вперед! — крикнул Мбаса, пробегая мимо одной из последних ям.

С громким воплем ухнул в яму оступившийся воин, успев сбросить полупустую корзину, но не успев отскочить в сторону сам. Его курчавая голова тут же скрылась в кипящей грязи, превратившись на краткий миг в серую искаженную ужасом маску.

Никто не проронил ни звука, в потрясении проходя мимо. Смерть витала в этой глухой стороне и спасти свою жизнь удавалось далеко не каждому.

— Вон она, та самая гора, в которой спрятан город! Я не обманывал! — вскричал Мбаса.


И перед глазами путешественников открылся новый пейзаж. Блистающий на солнце островок зеленой растительности, в центре которого возвышалась исполинская гора со срезанной верхушкой. Один из ее склонов был расчерчен сверху донизу почти прямой линией. Сквозь это ущелье и предстояло пройти отряду. Иного входа в затерянный город не было...

Глава пятьдесят седьмая

На ближних подступах оказалось, что ущелье вовсе не было таким узким, как виделось издалека. По нему свободно могло пройти небольшое стадо слонов, причем выстроившихся в ряд.

Но перед тем, как войти, Мбаса остановил всех и собрал вокруг себя. Став необычно серьезным, он сказал:

— Теперь вам надо идти за мной след в след, иначе большие куклы сожгут. Вон они, видите? Там, на стенах.

Проследив за его указательным пальцем, путешественники увидали две громадные каменные статуи, расположившиеся в нишах по обе стороны ущелья. Размеры монстров поражали, их можно было сравнить разве что со статуей Сфинкса в Долине Пирамид, что в Египте.

— Я уже столько раз убеждался, что ты не всегда врешь, но на этот раз ты что-то явно преувеличиваешь, — покачал головой шаман. — Ну как эти каменные истуканы могут сжечь? В них что, костер кто-то разводит? Или здесь замешано колдовство?

— Я не знать, но идти мимо них надо только там, где знаешь. Я знать!

— Веди уж... — глубоко вздохнул шаман и приказал выстроиться всем в цепочку.


Один за другим люди входили в ущелье. Каменные изваяния провожали их тусклыми полупрозрачными глазами. Мбаса смотрел только под ноги, ступая на плоские тесаные камни. Тропинка не шла по прямой, а вилась зигзагами.

В середине цепочки один из воинов замешкался и не увидел, куда следует ступать. Он отклонился на шаг в сторону. И в тот же миг одна из статуй полыхнула синим адским пламенем, ударив молнией прямо в человека и на его месте задымилась лишь кучка пепла. Все это произошло в полной тишине, воин даже не успел вскрикнуть или позвать на помощь.

Генрих перекрестился и стал очень внимательно следить за тем, куда ступали босые ноги негритенка.

— Все, здесь они нас не достать! — с облегчением сказал Мбаса и устало опустился на ступени из розового мрамора.

Он-то здесь уже был, а вот остальные лишь вертели головами на все стороны, при этом удивленно ахая и восклицая что-то невразумительное. Да и было от чего потерять голову!

На выходе из ущелья раскинулся город неописуемой красоты, все здания которого выложены сплошь из розового мрамора.

Это и центральная мощеная улица, колонны, триумфальная арка, руины некоторых других сооружений, великолепный театр

на три тысячи человек, уменьшенная копия римского Колизея.

Слева и справа в стенах ниши и остатки каких-то алтарей и скульптур, принадлежащих неведомому народу.

Мбаса принялся шепотом рассказывать, что храм в центре города называется — Храм крылатых львов. Там действительно стояли четыре статуи, изображающие черных львов, раскинувших золоченые крылья.

— Теперь говори, где золото, — шаман вспомнил о цели путешествия.

— Вон в тот большой дом есть золотые кирпичи и ящики с цветной камень, — махнул рукой Мбаса.


Но не успели шаман и воины ступить к Сокровищнице и шага, как послышалось мерное гудение, нарастающее, словно водяной вал.

— Что это такое? — спросил шаман, оглядываясь в поисках источника звука.

— Сюда идут великие духи города, — ответил Мбаса.

— Это еще кто такие?

— Они здесь живут.

— Так почему ты не сказал, что город обитаем?! — закричал шаман, не сдержавшись.

— А меня никто не спрашивал, — растянув пухлые губы в усмешке, сказал Мбаса и еле успел увернуться от летевшего в него посоха.

— Вот маленький мошенник, — едва ли не с восхищением сказал Витторио Брюльи. — Все-таки обманул эту черную обезьяну! Но что же теперь будет с нами?

— Кто пришел в город со злом, тот будет убит, — отвечал Мбаса, нисколько не волнуясь. Уж в его-то сердце зла не было ни на гран.


Медленно и неуклонно приближалось к гостям города странного вида шествие. В белых свободных тогах и сандалиях на босу ногу, шли четверо безбородых старцев. Их окружали несколько красивых девушек и столько же стройных смуглых юношей. В их руках не было никакого оружия, даже обычных палок.

Молодые люди встали чуть в стороне, покорно склонив головы, а старики подошли поближе. Они молча осматривали гостей, подолгу задерживая взгляд на каждом. Впрочем, негров-воинов он оглядели лишь поверхностно, мельком.


— Кто вы и с чем пришли? — спросил один старик, почти не разжимая губ. Неведомо странным способом каждый понял этот вопрос на своем языке. Для Генриха и Жан-Мишеля он прозвучал по-французски, для Витторио Брюльи — на итальянском. А для шамана и его воинов — на языке их племени.


В воздухе разлилось трепетное ожидание, никто не решался ответить первым, даже шаман слегка заробел.

Самым храбрым оказался шустрый Мбаса. Он выскочил вперед и радостно сообщил:

— Добрый Белый Дух, мы пришли поглядеть город и взять чуть-чуть золото!


Старик внимательно посмотрел на голого мальчишку, одетого лишь в собственную грязную кожу, и усмехнулся одними глазами.

— Я помню тебя, малыш. Ты приходил уже, но не один, а с другими. Мы подарили вам драгоценные камни. Зачем ты пришел снова и кто эти люди?


Вперед вышел шаман, справившийся с волнением.

— Мы пришли с миром, уважаемые. Мы не знаем, кто вы, но у нас нет враждебных мыслей.

— Не каждому дано узнать тайну Золотого города Тамугуэ! И не всякий уйдет с ней обратно! Вам будет дано испытание, каждому. И лишь тот, кто преодолеет его с честью, вернется домой живым.

— Час от часу не легче... — бормотал Витторио Брюльи, — почем я знаю, есть у меня в душе зло или нету. Я столько людишек на тот свет отправил, что на целый полк хватит.

— А если я не соглашусь на это ваше испытание? — заносчиво спросил шаман, не собираясь пресмыкаться перед кем бы то ни было.

— Тогда ты будешь убит без него, — спокойно ответил старец. — Ступайте все за нами, в Храм Крылатых Львов. И не пытайтесь бежать, обратно пути нет!


Чувствуя себя попавшими в западню, путники направились вслед за хозяевами города по розовым плитам аллеи, ведущей к Храму.

Глава пятьдесят восьмая

У воинов племени при входе в Храм глаза увеличились до размеров спелого апельсина — такого они еще не видели в своих джунглях! Даже Генрих, всю жизнь проведя в роскошных залах королевских апартаментов, восхитился внутренним убранством этого здания.

Мраморные колонны по периметру, мощные и высокие, а над ними черная полусфера в сияющих капельках звезд — полное впечатление, что над головою ночное небо.

Посреди громадного зала — пустота, устланная ровными плитами. Каждый шаг отдавался эхом и усиливался многократно.

Гостей города вывели в самый центр и там оставили. Старики расположились чуть поодаль, а молодежь отошла к стенам и замерла возле колонн.

— Вы тоже ступайте туда! — махнул рукой один из старцев. Его слова относились к темнокожим воинам. Их осталось всего одиннадцать после трудного и опасного перехода. Все еще придерживая опустевшие корзины на курчавых головах, они сгрудились у свободной колонны и стали настороженно наблюдать, что произойдет дальше с их шаманом и белыми.

— А с вами у нас будет долгий разговор, — продолжил старик, внимательно вглядываясь в лица оставшихся.

— Чего тут разговаривать-то, — недоуменно проговорил пират Брюльи. Его уже порядком достала вся эта тягомотина.

— Зачем вы пришли в наш город? — настойчиво повторил старик. — Только ли за золотом или у вас есть иная цель?


И что ему ответить? Любое лишнее слово и можно поплатиться жизнью.

— Нам интересно все, что здесь находится, — осторожно произнес Генрих. — Такой красоты я не встречал нигде. Кто выстроил этот город?

— Наш народ настолько древний, что все уже позабыли о нем, — отвечал старик с некоторым сожалением. — И что самое печальное, вы видите последних его представителей.

— Но у вас ведь есть молодежь, значит будет и продолжение рода, — рассудительно сказал шаман.

— Да, это так. Вскоре девушки подарят нам младенцев, но... Увы, этого недостаточно. Через несколько десятков лет город опустеет и пыль укроет его площади.

— Какое им дело до наших бед, Горнум? — вмешался второй старик. — Сперва нам надо выяснить, не принесли ли они зло и хаос!

— Да, да, ты прав, Фарунэл, — спохватился старик, которого звали Горнум. — Мы проведем испытания на чистоту помыслов.


С этими словами трое старцев оставили встревоженных путников посреди зала и удалились. Задержавшийся Фарунэл произнес:

— Знаете ли вы, кто лучше всех чувствует основу человека?

— Наверное, Всевышний? — спросил Жан-Мишель, невольно подняв взор к нарисованному небу.

— У каждого народа свой бог, но люди все разные и не всегда в него веруют. Потому мы рассчитываем на более точный показатель чистоты помыслов. Это — животные. Входите по одному вон в ту дверь!

Едва он сказал это, в стене образовалась полупрозрачная дверь. Она колыхалась, словно живая и некое свечение озаряло ее нишу.

Чтобы поскорей отделаться, туда зашагал Брюльи. У него было мрачное настроение, впрочем, как обычно. И увиденное отнюдь не развеселило его.

Черная мрачная каморка, потолок которой почти касался макушки. Слабый свет исходил словно из ниоткуда или из стен.

Ждать пришлось недолго — послышалось тихое вкрадчивое шипение и перед пиратом упала большая змея, в красных, желтых и синих пятнах. За ней из отверстия в потолке свалилась вторая, затем — третья. Вскоре комнатку заполнила колышущаяся масса, шипящая на все лады. Витторио Брюльи стоял ни жив, ни мертв. Перед ним скалили ядовитые зубы змеи всевозможных пород, от наи до кобры, от аспида до мамбы. Укус любой из этих змей, даже самой маленькой, был смертелен. И ведь как назло, у него давно расползлись и слетели башмаки, штаны были в многочисленных прорехах — словом, было куда вонзить острые зубы.

— Замри! Не шевелись! — послышалось со всех сторон.

У Брюльи пот заливал глаза. К коже прикасались холодные змеиные бока, от чего дрожь пробирала до костей. А желтые глаза кобр отбирали последнюю волю; питон испытывал на прочность его грудь...

Пытка продолжалась более часа, затем, словно по волшебству, змеи мгновенно расползлись в невидимые взору отверстия. А Брюльи еще долго не мог прийти в себя и все еще не верил, что ни одна гадина его не укусила.

— Выходите, вы выдержали испытание, — услыхал пират и вышел из комнатки, пошатываясь, словно пьяный.


Его место занял шаман. Не раз он направлял на слоновью тропу пленников, не чувствуя жалости. Но никогда еще он сам не бывал в подобной роли. Шаман редко задумывался, что творится в его душе; он жил лишь законами племени и все делал для его блага. А вот поселилось ли в его сердце зло, предстояло выяснить лишь сейчас.

Двери захлопнулись за его спиной и в комнатке стало тихо. Шаман ждал, напрягая слух и зрение, чтобы быть готовым к неведомому.

Долго ждать не пришлось... Через несколько мгновений в воздухе послышалось тихое жужжание и словно ветерок повеял на разгоряченное лицо. Прищурившись, шаман разглядел в воздухе множество летучих созданий. Они вылетали их раскрывшихся узких отверстий под потолком, заполняя комнатку.

Здесь были твари всех размеров, от крошечных до исполинских. Мухи, дикие осы и пчелы, тучи москитов, комары и слепни... Мешая друг другу, они копошились на полу, на стенах, на потолке. И конечно же, мигом облепили неподвижно замершую фигуру шамана.

— Замри! Не шевелись! — услышал он в свой черед тихие слова.

Но следовать этому совету удалось с огромным трудом. Насекомые лезли в рот и уши, щекотали лапками лицо и шею; влезали под одежду. Но ни одного укуса от этих дьявольских порождений не последовало.

Продержавшись и не издав ни звука, ни стона, шаман наконец смог вздохнуть свободно, когда насекомые исчезли кто куда, освобождая комнату.

— Выходите, вы выдержали испытание, — эта фраза прозвучала, словно даруя великое благо. Именно так воспринял ее шаман, выходя на свободу.


Третьим был мальчик. Детей никто не собирался отстранять от испытания. Раз пришли — будьте готовы ко всему!

Жан-Мишель огляделся по сторонам, но свет быстро погас и увидеть ничего не удалось. Знакомое рычание коснулось его ушей, где же он мог его слышать?

В стене приоткрылось отверстие и оттуда полился рассеянный свет. В его отражении Жан-Мишель увидел большие светящиеся глаза, желтые, как сама Луна. Воображение мигом дорисовало и голову, и туловище зверя. Это был лев! Его пышная грива ниспадала рыжими прядями, а хвост беспокойно метался и бил по ребрам.

Лев был в ярости — мало того, что запихнули в тесную клетку, так еще и подсунули добычу, которой не хватит и на один зуб!

И хищник изготовился к прыжку. Он присел на передние лапы, напружинил задние... Мальчику, казалось, уже не спастись. Но Жан-Мишель не собирался сдаваться. Страх не парализовал его волю, а лишь сковал тело.

Мальчик посмотрел в горевшие голодной яростью глаза и призвал на помощь свою таинственную силу, которой давно не пользовался.


— Замри! Не шевелись! — к кому относились эти слова, мальчик так и не понял — к нему, или ко льву. Но шевельнуться он и не сумел бы.

Лев стал красться к тощей светлокожей обезьяне в лохмотьях (как ему казалось) Один прыжок разделял их...

И тут на гигантскую кошку что-то снизошло — в голове появился туман, зрение ослабло, а лапы стали мягкими и отказались служить. Лев вопросительно мяукнул, затряс головой, но ему становилось все хуже и хуже. Вскоре он завалился на бок и попытался отползти к выходу. Но не сумел — на животное навалился тяжелый беспробудный сон.

Жан-Мишель тоже не смог удержаться и сел, где стоял.

— Выходите, вы выдержали испытание, — послышалось у распахнувшейся двери, но Жан-Мишель лишь слабо отмахнулся.

Пришлось выносить его на руках, с чем привычно справился Брюльи.

Теперь оставались лишь Мбаса и Генрих. Но к негритенку подошел старик по имени Фарунэл, положил ему ладони на курчавую макушку и произнес:

— Властью, данной мне свыше, освобождаю тебя! Ибо нет в в твоем сердце ничего, кроме счастья и благодати!

Вот так, повезло ему, нежданно-негаданно...


Настал черед принца Генриха...

Глава пятьдесят девятая

— Входи, мальчик! — промолвил жрец Фарунэл и сопроводил свои слова жестом.

— Благодарю...


Генрих вошел в Комнату Испытаний, а эту каморку можно уже было так называть, и огляделся, как все до него. Он уже был подготовлен краткими рассказами Жан-Мишеля и Брюльи, но сердце уже бешено колотилось в ожидании неизвестного. Кто появится сейчас? Громадный крокодил или муравьи с термитами?

Нет, ему было уготовано иное...

По полу заскребли маленькие лапки, Генрих опустил глаза и едва не закричал во весь голос. К нему со всех сторон спешили десятки, сотни пауков... Большие птицееды, лохматые и страшные, бежали неторопливо, вальяжно.

Названий остальных тварей Генрих не знал, но все они выглядели отвратительно...

Выделялись пауки с красными пятнами в форме песочных часов на спинках, несколько красивых золотистых пауков

с длинными изящными ногами и темными шевронами снизу.

Но большинство были невзрачной темной окраски — черной, зеленой, коричневой, чтобы удобней было маскироваться для охоты.

Копошащийся мохнатый ковер быстро сгрудился вокруг застывшего в немом ужасе мальчика.

Откуда, откуда эти выжившие из ума старики прознали, что именно пауков Генрих боялся до потери сознания? Когда ему было всего четыре года, крошечный безвредный паучок прополз по его руке, но с тех пор принц обходит десятой дорогой всех представителей этого племени и заставляет вычистить и десять раз проверить спальню, перед тем, как отойти ко сну. А если завидит паутину, то устраивает такой нагоняй лакеям, что слышно на весь Лувр.

Впрочем, все это в прошлом, а сейчас...

Паучье отродье не остановилось у ног августейшей особы, а безо всякого почтения отправилось на штурм. По ногам, по телу взбирались порождения тьмы, щекоча кожу и вызывая дрожь. Скорпион влез на плечо и помахивал жалом у самого уха, словно скрипач, наигрывая реквием.


— Замри! Не шевелись! — услыхал Генрих, удерживаясь из последних сил.

В голове шумело, к горлу подкатывала тошнота. Как выдержать всю эту напасть, если даже при виде одного паучка принцу становилось нехорошо...

«Работая вместе, тысяча пауков может связать льва» — вспомнилась ему фраза, оброненная негритенком Мбасой, когда он прогонял с тропинки зазевавшегося тарантула.

А теперь их не тысяча, а гораздо больше...


— Выходите, вы выдержали испытание, — о, с каким наслаждением Герих услыхал эти слова. В пылу собственных переживаний он даже не уловил момента, когда пауки разбежались по своим норам.

Брезгливо отряхиваясь, Генрих все еще стоял на месте, не решаясь сделать ни шагу. А вдруг в одежде заблудился какой-нибудь мохнатый ублюдок? Никого не стесняясь, Генрих сбросил с себя все до последней нитки и принялся трясти, пока не убедился, что навел порядок.

У выхода его встретили с улыбками — он последним прошел испытание.

Все остались живы. Как это ни удивительно...


В центре большого зала вновь встретились четыре жреца Храма и их гости.

— Свершилось! — воскликнул жрец по имени Горнум. — Вы с честью выдержали все что было ниспослано. Отныне наш город раскрыт для вас и вы сможете взять то, за чем пришли. Ступайте за нами!


Жрецы и их молодые послушники направились к выходу из Храма Крылатых Львов, а наши путешественники двинулись вслед за ними.

— Вон там находится Сокровищница, — взмахнул рукой старик Фарунэл. — А вон в том здании — тоже сокровищница, но иного рода. Там — Библиотека. В ней собраны знания множества известных и канувших в прошлое народов. Что вы выбираете?

— Я иду за золотом, — не задумываясь сказал шаман.

— А мне и вовсе ни к чему все эти ваши книжки, — согласился с ним пират Брюльи.

— А я читать не уметь! — весело заявил Мбаса.

Жан-Мишель молчал, глядя на Генриха и давая ему право выбора. Принц помолчал, но затем ответил твердо и уверенно:

— Золото я видел много раз, это скучное зрелище. Мудрость предков гораздо ценнее. Проводите меня в вашу Библиотеку!


У стариков просветлели лица. И один из них, Фарунэл, сказал:

— Я рад за тебя, мальчик! Ты выбрал верный путь и станешь великим государем в твоей стране, когда взойдешь на трон!

Жан-Мишель взял принца за руку, ободряюще пожимая ее.

Процессия разделилась — одни ушли за богатством, другие — за знаниями.

* * *

— Входите же! — торжественно произнес Горнум, раскрывая перед мальчиками тяжелые двери в Храм Науки.

Генрих вошел, озираясь вокруг. Полки, полки, каменные и из дерева. Они укрывали все стены и тянулись так далеко, что скрывались из виду. Здесь лежали и свитки из папируса, бересты, коры неведомых пород дерева; глиняные кирпичики с письменами, тяжелые фолианты с рисунками на кожаных обложках... Нет, определенно — ничьей жизни не хватит, чтобы изучить хоть малую толику всего этого богатства!

Принц невольно вздохнул и произнес:

— Увы... Я не смогу воспользоваться всем этим... Я здесь могу состариться, если начну все подряд читать...

— В этом нет необходимости, мальчик, — снисходительно улыбнулся Жрец. — В награду за твой выбор мы даем тебе в дар Книгу Судеб.

— А что это? — спросил Жан-Мишель с интересом.

— Постойте здесь...

Жрец Горнум удалился вглубь зала и возвратился, когда мальчишки успели перелистать с десяток книг. Но письмена были незнакомые, даже близко не напоминавшие латинский шрифт. Какие-то черточки, палочки, стилизованные цветочки — какой народ мог написать все это?

Послышались шаги и появился Жрец Горнум. В его руках была небольшая книга с красной обложкой.

— Взгляни, мальчик! Здесь, в этой книге, ты найдешь ответы на любой вопрос, который сумеешь задать!


Генрих принял книгу в обе руки, словно великую реликвию. Раскрыл. А там — пустота... Лишь чистые белые листы.

— Что это значит? — спросил он у старика.

— Это очень просто. Если ты напишешь здесь свой вопрос, то книга сама даст ответ. Но будь внимателен — в ней слишком мало листов и они быстро закончатся. И тогда тебе придется решать все самому.

Генрих недоверчиво пожал плечами, но от подарков не принято отказываться и он взял книгу подмышку.

— Теперь мы можем посетить и Сокровищницу, — сказал старик и повел мальчишек за собой.

Глава шестидесятая

Мальчик не обманул, он вынырнул внезапно из темноты, крадучись и пригибаясь к самой земле. Джованни приветствовал его легким взмахом руки.

Замок выглядел еще более мрачным и неприветливым под узким лунным серпом, едва дававшим свет.

— Вы давно меня ждете, синьор? — спросил шепотом мальчик.

— Нет. Я и сам только что подошел. Ну, ты готов? Показывай, где твой лаз...

Пьетро поманил Джованни за собой с таинственным видом опытного заговорщика. Напомная две тени, большую и маленькую, они пробирались вдоль высокой стены, обходя завалы осыпавшегося кирпича и поваленные сухие деревья. Похоже, что нынешний владелец замка совершенно безразличен к своему жилищу.


— Вот, надо пролезть вон в ту дыру, — мальчик подвел Джованни к небольшому проему, почти скрытому плющом и вьюнком.

— А что там, на той стороне? Нас стража не заметит?

— Нет, синьор, стража лишь у ворот и то только до полуночи. А потом они все прячутся и спят или вино пьют.

— Интересные у вас тут порядки, — покачал головой Джованни. — Замок можно голыми руками взять.

— Да кому он нужен, — не по-детски резонно заметил Пьетро.

Но разговоры разговорами, а лезть надо. Джованни отправил мальчишку первым, а сам полез вслед за ним, едва не получив босой пяткой по носу.

— Теперь куда? — спросил он еле слышно у маленького проводника.

— Идите за мной. Надо через задний двор, а потом мимо винных погребов.

Задворками и закоулками мальчик вел Джованни к цели. Вокруг было пусто, только в стойлах беспокойно всхрапывали и ржали лошади — чуяли чужого.

— Собак нет? — забеспокоился Джованни.

— Есть, почему нет, — спокойно сказал мальчик.

— Чего же они молчат? Тоже вина перепили?

— Нет, — со смешком отвечал Пьетро. — Я их кормил часто, вот и привыкли. Здесь три пса, но они на привязи. Их после полуночи и спустят.

— Теперь понятно, почему у вас стража такая — на собак надеются.

— Угу... Ну все, пришли... Только дальше вы сами, я боюсь... Вон в тот домик вам надо...

Домик, на который указывал мальчик, примыкал почти вплотную к изящному павильону. Как эти два столь непохожих здания могли расположиться рядом, Джованни совершенно не понимал — у архитектора не было ни вкуса, ни мастерства. Впрочем, уродливый кирпичный домик мог быть построен позже.


— Спасибо тебе, малыш. Ты мне очень помог, — сказал все так же тихо Джованни. — Вот тебе обещанное, держи. И лучше тебе покинуть сейчас замок, мало ли что.

Джованни отдал мальчишке еще несколько монет, полюбовался на сверкнувшую белозубую улыбку. Но мальчик не спешил убегать:

— Я с вами останусь, — заявил он. — Если собак спустят, вам не отбиться, весь замок поднимется на их лай. А я их успокоить смогу.

— Ты же сказал, что боишься?

— Ну, боюсь... А вас мне тоже жалко...

Джованни взъерошил у мальчишки волосы и сказал:

— Ну, смотри сам, ты уже большой. Но если что начнется, сразу беги, ладно?

— Ага!..

До полуночи еще было часа два, и Джованни устроился в каменной нише, дожидаясь, пока стража не скроется. Мальчишка прилег рядом с ним, с тревогой вслушиваясь в ночные шорохи.


Даже через плащ проникла промозглая сырость и они оба быстро продрогли. Джованни одной рукой привлек мальчишку к себе поближе, чтобы тот перестал дрожать. Время текло медленно, в замке мерцающим блеклым огнем светились окна и раздавался веселый смех и шум — господа развлекались.

Когда у Джованни все тело превратилось в неструганную деревяшку, один из стражников направился к собакам и отвязал их. С радостным визгом псы принялись носиться по двору, выискивая остатки еды, оброненные поварами и слугами.

Один из них сунул нос и в потайную нишу, но Пьетро цыкнул на него — пес узнал мальчишку и умчался прочь, помахивая хвостом.

Стражники проверили ворота, обошли двор и, как и обещал мальчик, удалились в свой флигель.

— Еще немного надо подождать, — шепнул Джованни.

— Не, теперь уже до утра никто не появится, — уверенно ответил мальчишка.

Но Джованни не спешил. Он все еще сомневался, что аптекарь в доме один.

Однако лежать на одном месте было и неудобно, и небезопасно. Джованни поднялся, чутко прислушиваясь и всматриваясь в сумрак.

— Пойдешь со мной? — все же спросил он мальчишку. И, вопреки его ожиданиям, Пьетро ответил:

— Да, синьор. С вами мне будет не так уж и страшно. Если что, вы ведь его просто проткнете шпагой, да?

— Не думаю, что сделаю это, пока не получу нужные сведения.


Джованни направился к дому с темными окнами. Как бы в него проникнуть, чтобы не всполошилась стража? Дверь была всего одна, деревянная, но обитая железными скобами.

— С той стороны есть черный ход, оттуда и вывозили мертвецов, — шепнул стоявший рядом мальчик, уловив замешательство синьора.

Джованни стал обходить дом. Под ногами хрустел песок, и Джованни этот хруст представлялся пушечными выстрелами.

Вторая дверь, к которой они подошли, оказалась гораздо тоньше и слабее, чем входная. Здесь доски были сколочены кое-как, с большими щелями. Такую можно открыть, лишь придавив покрепче плечом, что и проделал Джованни.

Петли, что удерживали железную щеколду, вылезли из дерева и щеколда повисла, мерно покачиваясь. Юноша приотворил дверь — она жалобно заскрипела, но похоже, что хозяин дома или крепко спал, или был увлечен работой.

Внутри было темно, пришлось пробираться на ощупь. Под руками то и дело оказывалась какая-то мебель, словно специально выставленная для непрошенных гостей. Как Джованни умудрился не уронить шкаф или стул, было и ему самому удивительно.


У дальней стены сверкнул слабый огонек — там еле теплилась полусгоревшая лампа. Фитилек уже плавал на самом ее дне, утопая в масле.

Джованни направился туда и разглядел, напрягая зрение, что в кровати кто-то спит, обернувшись тонким одеялом. Джованни наклонился над ним и, крепко зажав ему рот, растолкал. Человек забился спросонья в его руках, пытаясь сопротивляться, но молодость взяла верх.

— Разожги лампу, малыш, — велел Джованни и мальчик быстро сменил фитиль.

Свету стало побольше, комната словно увеличилась и раздалась вширь. Джованни быстро окинул ее взглядом, проверяя, нет ли здесь еще кого-нибудь. Нет, похоже, что этот человек был один.

— Представьтесь, синьор, — приказал он человеку, которого крепко сжимал за плечи. — Но не вздумайте кричать. Я всегда успею перерезать вам горло.

— Вы способны убить старика? — хрипло спросил аптекарь. — Тогда можете сделать это прямо сейчас.

— Я хочу услышать ваше имя. Если вы не тот, кто мне нужен, то я просто уйду и оставлю вас досматривать сон.

— Меня зовут Арнольфо ди Камио. Но я чувствую, что вы искали именно меня. Кто вы такой? Кому служите?

— Мое имя вам ничего не скажет, а мой хозяин слишком известен, чтобы его называть. Да, вы правы, я искал именно вас. Впрочем, вам лучше подняться. Садитесь ближе к свету, я вам кое-что покажу.

Кряхтя и кашляя, старик поднялся и пересел на табурет.

— Я вас слушаю. Но не уверен, что смогу чем-то помочь.


Джованни не ответил, а положил на стол шкатулку. Старик склонился к ней и посмотрел подслеповато на лежащий внутри цилиндрик. Ничем не показал он, что ему знакомо это оружие.

— И что вы хотите узнать от меня? — спросил аптекарь, выпрямляясь.

— Мне нужен рецепт яда, только и всего.

— Бред. Вам никогда не изготовить его, даже имея готовый рецепт. В нем записаны такие компоненты, что их не найти днем с огнем.

— Откуда же они нашлись у вас? — недоверчиво спросил Джованни.

— Из Индии, откуда же еще. Там известные мастера своего дела. Конечно, стоило это недешево, но ведь и платил не я, — старик издал короткий смешок, похожий на кашель.

— Мне надоел этот разговор, — сердито произнес Джованни. — Пишите рецепт, иначе я вас прикончу!

Для убедительности он вынул стилет и направил его в грудь старику.

— Вы еще слишком молоды, чтобы мне угрожать. Я подниму на ноги всю стражу и вам не уйти, даже если я буду мертв. Да и не помню я уже, что там было намешано. Рецепт записан вон в той большой книге. Мальчик, принеси...


Пьетро, стоявший все это время ни жив, ни мертв, еле оторвался от стола, за который держался. Он метнулся к полке, схватил тяжелый фолиант и бухнул его на стол перед стариком, едва не загасив пламя.

Аптекарь стал перелистывать страницы, что-то бормоча себе под нос. Вскоре он остановился на одной из них и удовлетворенно произнес:

— Вот он, ваш рецепт. И что вы собираетесь с ним делать? Никто не способен повторить мой труд.

— Собственно, мне и не нужен сам яд, мне необходимо противоядие. Вы можете его сделать? Вы получите щедрую плату.

— Похоже, что мой яд все же сработал... — задумчиво проговорил старик.

— Да. И чем быстрей вы нам поможете, тем больше денег сможете получить.

— Зачем мне деньги, если мне не дают их тратить... Я живу здесь, словно в плену. Герцог дает приказы, а я должен их исполнять, и никто не собирается спрашивать, хочу ли я это делать. Вот что, юноша... Мы можем заключить сделку.

— Я слушаю...

— Обещайте, что поможете мне бежать из Италии. А я помогу вам.

Джованни задумался. В словах старика была надежда, но и страх.

— Хорошо, я согласен! — сказал юноша. — Как быстро вы сумеете приготовить противоядие?

— Нет, нет, юноша, я не буду заниматься этим здесь. Я захвачу с собой все необходимое, а потом, когда окажусь в безопасности... Вот тогда и займусь...


Уж не надумал ли старик хитрить? Джованни одолевали сомнения. Но времени на раздумья у него не оставалось и он был вынужден согласиться.

— Вот и славно! — обрадовался старик и сказал, обращаясь к Пьетро. — Мальчик, помоги мне собраться!

Мальчишка стал складывать в большой кожаный саквояж все, что подавал ему старик — коробочки с притертой крышкой, книги, свитки, какие-то склянки и баночки.

Когда саквояж был заполнен, старик выдернул из большой книги несколько страниц и захлопнул ее. Бережно свернув бумагу, он уложил ее в саквояж и закрыл крышку.

— Я готов, — сказал он.

Джованни усмехнулся, представив, как старик будет пробираться по потайному лазу. Ну да ничего, протолкнем, если застрянет.

Джованни задул фитиль и повел старика к черному ходу. Арнольфо ди Камио больше не пытался сопротивляться, он был рад, что представился такой шанс — избавиться от деспотичного и дерзкого герцога. Но не попадет ли он из огня, да в полымя?


Однако уйти так же тихо и незаметно не удалось... В замке раздался громкий смех, веселые крики, ругань и звон посуды, что летела на пол. Через минуту широко распахнулась дверь и в темноту высыпалась компания изрядно подвыпивших господ — должно быть, решили проветриться. Один из них был пьян меньше других и разглядел крадущиеся подозрительные тени. Он закричал, указывая на них рукой. Поднялась тревога и полусонная стража бросилась к беглецам.

— Уводи старика! — вскричал Джованни мальчику. — Я постараюсь их сдержать!


Юноша вынул шпагу и замер, изготовившись к поединку. А Пьетро стремглав кинулся к потаенному лазу, указывая дорогу аптекарю, что еле поспевал за ним.

— Задержать их! — громко крикнул невысокий толстячок, вставший в дверном проеме, должно быть, сам герцог.

По его приказу набежали слуги, осветили все факелами. Светлей стало ненамного, они мешали друг другу, толпились, бегали безо всякого смысла — того и гляди подожгут замок.


Джованни не ждал на одном месте, он медленно отходил, внимательно следя за перемещениями стражи. Солдаты герцога подходили к нему полукольцом. Их было шестеро — все в кожаных черных куртках, в шлемах, со шпагами наизготовку. Поскольку перед ними был всего один противник, они несколько расслабились, но все же поглядывали вокруг, ожидая подвоха.

Джованни переводил взгляд с одного на другого и зорко следил, чтобы его не взяли в клещи. Свободен был лишь тот путь, каким он пришел — вдоль стены.

— Вы что, до утра с ним возиться собираетесь? — подхлестнул герцог своих слуг. На виду у дам и синьоров он не хотел опозориться.

Начальник караула первым ринулся в атаку, проверяя мастерство соперника. Джованни лихо отбил первую атаку. В ночи засверкала сталь, искры посыпались каскадом.

— Сдавайтесь, синьор! Сдавайтесь! — насмешливо кричали господа.

Один выпад, второй, третий — и все без передышки. Бой велся по-честному, стража не вмешивалась, пока их командир не сдаст позиции.

Усатый статный итальянец, начальник стражи, вертелся, как юла. Он уже был немолод и тихая служба в карауле замка поубавила его былой задор. Он запыхался и начал сдавать.

Впрочем, Джованни вовсе не собирался кого-либо убивать, ведь и слуги, и стража выполняли свой долг.

И тогда Джованни стал медленно отступать. Почуяв слабину, командир стражников возликовал и силы его прибавились.


Герцогу надоело смотреть, как его доблестные слуги топчутся в грязи и прелой соломе:

— Вы схватите его наконец? Где собаки? Зачем я их кормлю?


Собаки тем временем радостно носились по двору, вовсе не обращая внимания на чужака. Ведь с ним был их любимец Пьетро, зачем же нападать?

Потайной лаз был уже совсем близко, в нескольких шагах. И Джованни предпринял отчаянную попытку. Он дотянулся до шпаги, что мелькала перед ним, ловко вышиб ее, закрутив своей. А пока стража была в замешательстве, быстро скользнул прямо в узкий лаз головою вперед. Его попытались ухватить за ногу, но тщетно — Джованни уже был по ту сторону стены!

Громкий возмущенный вопль услыхал Джованни, но никто не рискнул последовать за ним.

Однако, и мешкать не годилось. Юноша ринулся к тому месту, где он загодя оставил нанятую карету. Возле нее уже топтались маленький хитрец Пьетро и старый аптекарь.

— Влезайте в карету, синьор, да поживей! — вскричал Джованни, подбегая.

— А я? Возьмите меня с собой! — взмолился мальчик.

— Ты думай, что просишь! Что мне скажут твои родители? Что я тебя похитил? Нет, малыш, оставайся здесь.

— Но синьор... Мой отец только и делает, что пьет да колотит меня!

— А что скажет твоя мать?

— Она умерла еще два года тому!


Джованни заколебался, но старик ди Камио поторопил:

— Да пусть едет с нами! Вы напишите письмо с дороги его отцу, молодой человек, а сейчас надо поскорей уносить ноги. Я уже слышу скрип ворот.

Джованни сдался и радостный Пьетро первым нырнул в карету. Когда пассажиры заняли свои места, кучер свистнул и щелкнул бичом над четверкой резвых лошадок.


Теперь как можно быстрее — в Ливорно! Там, в порту, Джованни дожидается военный фрегат. И если в дороге людям герцога не удастся догнать беглецов, то свою миссию Джованни будет считать исполненной!

Глава шестьдесят первая

Нет, нельзя сказать, что золото вовсе не прельщало принца. Генрих прекрасно понимал, что без денег не будет ни армии, ни флота, а значит — и его Франции.

Но лишь попав в Сокровищницу затерянного города, мальчик воочию увидал, как должно выглядеть истинное богатство.

Широкие мраморные скамьи, сплошь уставленные золотыми слитками; деревянные ящики, отполированные до блеска, а в них — россыпью драгоценные камни. Рубины, сапфиры, изумруды, сверкающие бриллианты величиной с кулак великана...

Солнце дарило свои лучи сквозь прозрачную крышу и разбегались во все стороны яркие разноцветные блики.


Когда Генрих и Жан-Мишель появились, на них почти никто не обратил внимания — настолько все увлеклись. Шаман и его воины споро укладывали в корзины камни побольше и поярче, золота решили не брать — тяжело и не выгодно, камни ценились гораздо дороже.

Пират Брюльи набивал карманы, поглядывая на стариков, что застыли изваяниями и делали вид, что просто скучают.


Негритенок куда-то исчез, наверное зарылся в золотые монеты, что также лежали в больших бронзовых сундуках.

Принц поглядел на все это безумство, усмехнулся. Ну просто как дети! Вот у него в руках — действительно сокровище! Книга, что ответит на любой, самый каверзный вопрос...


И вдруг все изменилось!

Старик Горнум, что привел принца и его друга, громко закричал. Мальчишки недоуменно оглянулись — жрец стоял с искаженным от ужаса лицом и указывал рукой на негритенка Мбасу.

— Где ты взял это?! Кто тебе позволял?! — кричал Горнум.

Мбаса ничего не понимал. Он присел от испуга и выронил большой алый шар, которым играл до этого.

На крик сбежались остальные жрецы и быстро-быстро залопотали что-то на своем языке. Было ясно, что произошло нечто из ряда вон выходящее.

Старик Горнум поднял шар и спросил у негритенка:

— Ты был в Большом зале Храма? Признавайся! Такой камень лежал только там, на алтаре! В Сокровищнице нет ничего похожего!


Мбаса со стыдом ответил:

— Ну, я нечаянно... Я видеть, что там лежать красивый мяч, и взять. Я думать, он не нужен...

— Все погибло... — опустил руки Горнум и шар едва не оказался на полу снова.

— О чем вы говорите? — вмешался Генрих. — Что погибло?

— Увы, ты не понимаешь, мальчик... Город уже обречен... На этот шар сходились все линии Жизни, что поддерживали город. А теперь...

— Так давайте вернем камень на место, только и всего! — воскликнул Жан-Мишель.

— Поздно... Вы разве не слышите, как гудит земля?


И вправду, по ногам пробежали басовитые нотки, как будто где-то там в глубине проснулся гигантский барабан.

— Но... Тогда надо бежать? Что же мы стоим?! — всполошился Витторио Брюльи.

Старики не тронулись с места и жрец Фарунэл произнес:

— Вряд ли вы успеете...

— Какого черта!!! — взъярился Брюльи. — А ну быстро, ноги в руки!!!


Его энергия передалась и остальным. Воины, не позабыв корзины, бросились к выходу, мальчишки — вслед за ними. Генрих приостановился, когда увидел, что четверо стариков вовсе не торопятся.

— Почему вы не убегаете?

— Мы не оставим город, мальчик... Мы уйдем вместе с ним... — отвечал Горнум.

— А... А ваши дети? — принц оглянулся на сбившихся в кучку молодых людей.

— Они останутся с нами...

— Почему вы решаете за них?!

— Беги, мальчик, лучше беги поскорей!

Генрих пожал плечами и помчался вослед за остальными.


А город уже начал рушиться! Мраморные плиты вздыбливались и ломались, как деревянный паркет. Высокие колонны, пошатнувшись, валились наземь, пробивая крыши и сминая стены. Склоны горы содрогнулись и с них посыпались огромные камни.


Путешественники отступали быстро, но город не хотел их отпускать — под ногами возникали трещины, только успевай перепрыгивать.

Два каменных истукана свирепо глядели на беглецов, но сделать ничего не могли, потому что они убивали только входящих в город. И словно от разочарования они с адским грохотом свалились со своих пьедесталов, закрыв ущелье, но... Это случилось уже за спинами бегущих людей.


— Не останавливаться! — кричал на ходу Брюльи, подгоняя отстающих. Он подхватил Генриха, что расшиб колено, и понес на руках.

Воины упрямо не бросали тяжелые корзины — они больше боялись шамана, чем какое-то землетрясение.

Лишь добежав до окраины джунглей, оставив позади дымящийся край, беглецы остановились и смогли перевести дух.

— Глядите... — прошептал еле слышно Жан-Мишель.

Там, где только что была величественная гора, теперь дымился черный столб с проблесками пламени. Гром оглушал, хотелось зажать уши ладонями.

— Все кончено... — проговорил Брюльи.

А Генрих оглядывался вокруг в поисках оброненной книги, что подарили ему Жрецы. Но... Книги нигде не было — должно быть, он потерял ее еще там, в городе, когда убегал. Как жаль... Великая тайна осталась неразгаданной...


На несчастного Мбасу было тяжело смотреть. Он упал на землю и принялся колотить ее, приговаривая омертвевшими губами:

— Это я виноват... Это я все погубить, только я... Зачем я брать тот камень, зачем?!

— Не убивайся так, — произнес шаман. — Гибель города Тамугуэ была давно предрешена богами. Ты лишь ускорил это событие.


Как будто Мбасе стало от этого легче...


Горы меж тем уже не было видно. На ее месте продолжали взметаться в небо тучи пепла и пыли, а раскаленная лава текла огненными реками, сжигая остатки растительности и превращая болотную воду в пар.

Хотелось бы и дальше смотреть на это величавое зрелище, но шаман принялся подгонять своих воинов в обратную дорогу.

Ведь добираться домой теперь будет намного сложнее — в живых оставалось всего пять воинов, трое мальчишек, пират Брюльи да сам шаман.

А ведь еще придется тащить эти тяжелые корзины... Три корзины взяли воины, а четвертую приходилось тащить мальчишкам, сменяя друг друга. И ведь не купишь в джунглях еды за эти холодные камешки, пусть и очень красивые.


Генрих позабыл и думать о побеге. Куда бежать? Вокруг только размытые дождями джунгли, где не выжить без опыта и навыков местных жителей. «Вот когда вернусь в деревню...» — думал принц...

Он даже представить себе не мог, кого он там повстречает!

Глава шестьдесят вторая

Три недели занял обратный путь...

Как ни старался шаман дотащить все сокровища в целости и сохранности, но одна корзина все же была потеряна при переправе через бурный поток, преградивший дорогу. Камни россыпью ушли на дно, блеснув на прощание призрачным светом.

— Куру о’гуэнэ! (осторожней, болваны!) — крикнул на виновато склонивших головы воинов шаман.


Жан-Мишель сказал шепотом:

— А нас бы он просто прикончил, наверное...

— Шевелитесь! Уже совсем рядом наша деревня! — подгонял шаман усталых и голодных путников.


И вправду, места были уже знакомые. Вот расщепленное надвое высокое дерево, у которого был первый привал. А к полудню лес расступился и показались невдалеке желтые соломенные крыши домов.


— Хей-хей-хейя! — громко прокричал шаман, воздев руки к небу.


На этот зов из всполошившейся деревни к путникам помчалось буквально все население — вездесущие мальчишки, женщины в цветастых одеяниях, оставшиеся воины-охотники. Они весело перехватили из ослабевших рук корзины с драгоценностями и потащили их в деревню.


Но ничего этого не видел Генрих — его внимание было отвлечено. Принц смотрел в сторону, где был разбит какой-то лагерь. Но что самое странное и восхитительное — над главным шатром развевался королевский флаг! Флаг его родины!

Послышалась барабанная дробь и из лагеря выступили, в полном боевом порядке, несколько десятков гвардейцев, пусть и в изрядно потрепанном обмундировании. А во главе их приближался сам шевалье де ла Фейн!


Принц не удержался на ногах. От волнения он едва не упал наземь, если бы не поддержал его верный друг Жан-Мишель, подставив плечо.

— Что это... Как вы здесь оказались... — твердил шепотом принц.

Шевалье подошел к нему, перейдя на строевой шаг, что выглядело весьма непривычно на фоне джунглей и африканской деревушки.

— Ваше Высочество! — сказал шевалье звонким срывающимся голосом. — Позвольте приветствовать от имени короля Франции!

И шевалье преклонил перед принцем колено. Вслед за ним опустились наземь все гвардейцы.

От этой щемящей сердце картины у Генриха проступили слезы в глазах. Он уже стал забывать, что он принц — наследник престола!

— Поднимитесь, сударь, поднимитесь, мой костюм не пригоден сейчас для официальных церемоний, — проговорил ласково Генрих. — Если бы вы знали, как я счастлив видеть вас здесь! Но объясните, как вы сюда попали? Я ничего не понимаю!

— Непременно, ваше Высочество, непременно. Однако вы наверняка устали после длительного перехода. Эй, кто там! Проведите его Высочество в бивуак, и предоставьте еду, вино и постель!


Подбежали двое воинов и с поклоном замерли в ожидании. Но принц не торопился:

— Со мной пойдут эти двое мальчиков и вот этот человек, — Генрих указал на Мбасу, Жан-Мишеля и Брюльи.


Шевалье узнал пирата и схватился за пистоль.

— Ваше Высочество! Этот человек преступник! Я его арестую!

— Не торопитесь, сударь, не торопитесь, — умерил его пыл Генрих. — Он был преступником, это верно. Но сейчас он встал на путь исправления и я намерен просить отца дать ему должность при дворе.


Витторио Брюльи стоял в замешательстве, пока решалась его судьба. Он уже понимал, что его жизнь висит на волоске и зависит лишь от прихоти принца. Но карманы были приятно тяжелы — в них лежало целое состояние, а значит, осталась сущая безделица — сохранить себе жизнь. И он сказал:

— Ваше Высочество! Я уже раскаялся во всех своих прегрешениях и теперь буду весьма признателен, если вы позволите мне добраться с вашим эскортом до берегов Европы. Служить при дворе его Величества для меня великая честь, но я предпочел бы тихий уединенный уголок где-нибудь на Сицилии.

— Будь по-вашему, — согласился Генрих. Спорить не было сил, да и не слишком хотелось.


Только один человек пребывал в дурном расположении духа — шаман. Он не думал, что рядом с его деревней расположится целая армия вооруженных людей, от которых можно было ждать чего угодно. Увидав, как чужеземные солдаты относятся к мальчишке, которым он помыкал всю дорогу, шаман забеспокоился. Он подошел поближе:

— Значит, ты действительно принц? — спросил он.

— Я все время твердил это! — рассмеялся Генрих.

— Могу ли я узнать о намерениях твоих воинов?

— Все очень просто. Я немного отдохну и мы покинем твою землю.


У шамана отлегло от сердца, но один вопрос оставался:

— А эти камни, что нам удалось добыть? Я смогу взять их себе?

Принц задумался, потом сказал:

— Одну корзину я возьму с собой. Полагаю, что это будет честно, ведь ее тащили мы втроем.


Шевалье де ла Фейн не понимал, о каких корзинах и о каких там еще камнях идет речь, а когда он из любопытства заглянул в одну, прикрытую пальмовыми листьями, то едва не лишился дара речи. Самый мелкий камешек стоил целого состояния!

И будь на его месте более алчный человек, то шаман остался бы ни с чем.


У шатра принцу помогли вымыться, что он и проделал с превеликим удовольствием. Он сбросил с себя остатки того, что было некогда одеждой, а грязь настолько въелась в кожу, что здесь требовались щелочь и пемза. Генрих махнул рукой и оставил тщетные попытки до возвращения в столицу.

Его, Жан-Мишеля и Мбасу приодели из походного сундука принца, причем Мбасе это очень не понравилось и он вновь принялся возмущаться. Закончился его гардероб тем, что он как был голышом прыгнул на ближайшее дерево, засел в ветвях и пронзительно кричал, заглушая смех солдат.

Генрих в который раз махнул на него рукой, пусть себе делает что хочет.

Витторио Брюльи был облачен в военный мундир и его гвардейский вид пришелся как нельзя кстати.

— Подумайте, сударь, подумайте, так ли вам необходима эта Сицилия! — сказал ему принц. — Я выхлопочу для вас вполне приличный пост, хоть в гвардии, хоть на флоте, где пожелаете.

— Благодарю, ваше Высочество, — ответил пират, ставший необычайно вежливым. — Я еще подумаю, если мне будет позволено.


Однако приближался вечер и Генрих повелел пригласить на прощальный ужин вождя племени и шамана.

Старик вождь отказался, сославшись на нездоровье и пришел только шаман, в сопровождении десяти рослых воинов с копьями в руках. Этот почетный караул замер у главного шатра, готовый по первому зову ринуться на спасение шамана племени.


— Проходите, сударь, прошу вас, — радушно взмахнул рукой Генрих, приглашая шамана присесть. Стулом послужил срубленный чурбак местной породы дерева, пальмы с удивительно гладким стволом.

В шатре уже разместились друзья принца, Мбаса и Жан-Мишель, а также шевалье де ла Фейн и Брюльи.

Шаман повел носом, оглядывая нехитрое убранство стола — все сплошь местные деликатесы да еще нарезанная солонина.

Присев, он немного помолчал, потом сказал:

— Признаться, я рад, что все закончилось именно так, а не иначе. Мы могли быть похоронены под руинами погибшего города... Да и само путешествие было не из легких.

— Все уже позади, — вздохнул принц. — Хоть теперь любое приключение покажется мне скучным и пресным. Шевалье, налейте всем вина! Я хочу провозгласить тост за то, что мы с честью преодолели все испытания, выпавшие на мою... нет, на нашу долю! Я чувствую, что здесь — только друзья!


Осушив кубок, Генрих спросил у шевалье:

— Однако, сударь, поведайте же наконец, как вам удалось разыскать меня в этой огромной и таинственной Африке?

— О, это весьма просто, ваше Высочество. Право, я даже не знаю, стоит ли утруждать ваш слух такими мелочами.

— Ну, ну, сударь, мы в нетерпении!.. — воскликнул чуть опьяневший Брюльи.


Шевалье взглянул на него с осуждением, но принцу отказать не посмел:

— Итак, ваше Высочество... Едва его Величество, ваш батюшка, узнал, что вы совершили побег от воинов султана Марокко и скрылись в пустыне, он повелел направить экспедицию, а во главе поставил вашего покорного слугу. Султан дал нам проводников и верблюдов, вот мы и шли буквально по вашим стопам, от города к городу, где все вспоминали ваш караван.

Так мы и оказались у деревни туарегов, где видели в последний раз арабов и охотников за рабами. Ну а дальше мы прошли вашей тропою в джунгли, отыскали деревню. Поначалу на нас хотели напасть, пришлось дать залп в воздух.


Генрих покачал головой и произнес:

— Жители этой деревни с легкостью перебили полсотни человек, вооруженных не хуже вас.

— Да, но тогда я организовал атаку! — с гордостью заметил шаман. — А когда я удалился, защищать стало некому, вот и сдались так быстро.

— Вот как... — поглядел на него принц, с некоторым удивлением. — Однако, продолжайте, шевалье.

— Это все, ваше Высочество. Местные жители рассказали нашим проводникам, что вы отправились неизвестно куда и непонятно за чем. Оставалось лишь ждать, — закончил рассказ шевалье.


Генрих пребывал в великолепном расположении духа и готов был бы проговорить до утра, но усталость буквально свалила его с ног. Он опустил голову на стол и ночь спустилась над ним черным мерцающим покрывалом...

Глава шестьдесят третья

Окно кареты заиндевело. Генрих подышал немного и протер маленький пятачок, чтобы смотреть за дорогой. Как же он соскучился по самому обычному белому снегу! После жарких песков, после влажных и дымящихся паром джунглей с их набившим оскомину зеленым цветом, принцу ничего не было милей черных голых деревьев, запорошенных в серебристые покрывала.


Карета мерно поскрипывала, скользя по наезженной колее. Они уже в пригороде, еще совсем немного — и распахнутся ворота Лувра. Как же давно он здесь не был, словно прошла целая жизнь...

Наверное, отец пребывает в нетерпении, ведь курьер был послан сразу, по прибытии в Марсель.

Генрих любовался январской зимой, что была в тот год на редкость морозной и снежной. С ним в карете ехали и ставшие за время путешествий почти названными братьями Жан-Мишель и Мбаса. Негритенку было холодно. Он давно уже оделся, даже закутался в шубку, да все мало — дрожит, греет руки муфтой. Жан-Мишель посмеивается, но конечно по-дружески.

Витторио Брюльи в карете, разумеется, отсутствует — не по чину. Он позади, в сопровождении. Но ему и так неплохо. Уже успел реализовать один камешек, и денег у него теперь полный кошель. Лошадь купил, полное обмундирование гвардейца, шикарную перевязь, шпагу — ну хоть сейчас в караул у королевских покоев.

Да и сам шевалье де ла Фейн едет в карете лишь по приказу принца, иначе он бы тоже не посмел. Большая честь для него...


Задумался Генрих, а перед каретой уже разлетаются створки ворот и стража замерла в немом восторге, салютуя.

Скорей бы!

Принц не ждет, пока лакеи отворят дверцу кареты, а сам распахивает ее и летит стремглав по дорожке, с которой слишком ретивые слуги еще на рассвете счистили снег.

Перед мальчиком придворные раскрывают двери, никто не пытается остановить. Глухо стучат каблуки по мрамору и затихают на коврах.

А вот и Тронный зал. Странно, здесь тоже никого нет. Дворец словно вымер. Что у них тут, уж не чума ли?

— Ваше Высочество! — крикнул ему вдогонку де ла Фейн. — Погодите!


Генрих замер в растерянности:

— Что происходит, сударь? Почему лакеи не говорят, где король?

— Его Величество сейчас в покоях принца Филиппа. Я не успел вам сообщить, что с ним случилось великое несчастье...

— Он все еще спит? — кивнул понимающе Генрих.

— Откуда вам это известно? — поразился шевалье. — Ведь вы были так далеко...

— Не суть важно... А почему не пропустили моих друзей? — Генрих немного рассердился. — Эй, немедленно привести сюда Жан-Мишеля и Мбасу!

Послышался топот ног лакеев, спешащих исполнить повеление и уже через минуту рядом с Генрихом стояли оба мальчика.

Генрих им ласково улыбнулся и сказал:

— Не волнуйтесь, теперь вы всегда будете рядом со мной. Сударь, проводите меня в спальню Филиппа.


Шевалье поклонился и через четверть часа все четверо подходили к дверям спальни.

У Генриха заколотилось сердце. Более полугода он не видал своего отца, да и не чаял уже, что свидятся...


Лакей, стоявший у входа в спальню, приоткрыл дверь и шепотом сказал, что прибыл принц. Немедленно появился сам Людовик с красными, воспаленными от бессонных ночей глазами.

— Генрих! Мальчик мой, ты приехал! Хвала Создателю! Я ждал тебя со дня на день, но эти нерадивые слуги прозевали твой приезд!

— Отец... — Генрих больше ничего не смог произнести, голос отказался повиноваться ему. Принц лишь молча прильнул к груди короля, замерев от нахлынувших чувств.

Король также с трудом нашел в себе силы, чтобы сказать сыну:


— Анри, мальчик мой... Мы еще непременно с тобой проведем не один день вместе, но именно сейчас нам крайне необходимо быть рядом с нашим Филиппом.

— С ним что-то неладно? — обеспокоено спросил Генрих.

— Нет-нет, наоборот! — поспешил успокоить его Людовик. — Тот, кто изготовил смертельный яд, сегодня разбудит твоего брата.

Принц ничего не понимал:

— О чем ты говоришь, отец? Ты предложил убийце излечить Филиппа?

— Это долго объяснять. Пойдем скорее в спальню, сейчас мы начинаем!..


Король и его сын вошли в полутемную комнату. Вслед за ними туда же протиснулись Жан-Мишель и любопытный Мбаса.

Внутри было жарко — растоплен камин, да еще множество свечей повсюду. Людей было мало — сиделки с влажными салфетками в руках, лакеи, доктора. И странного вида сухощавый старичок, колдующий у столика, на котором во множестве расставлены склянки, мензурки, банки...

— Присядь, Анри, вот сюда... — король указал сыну на кресло у стены и спросил у старика, — сударь, вы закончили?

— Еще совсем чуть-чуть, ваше Величество, — пробормотал Арнольфо ди Камио, протирая в фарфоровой ступке сероватый порошок.

— Ну что же, подождем... — Людовик тоже опустился в подставленное кресло и устало склонил голову.


А принц в это время с некоторым трепетом рассматривал своего спящего брата. Вот уж не думал Генрих, что это будет выглядеть столь удручающе... Бледное неподвижное лицо с резко очерченными синими кругами вместо щек — результат скудной пищи. Ведь Филипп мог принимать лишь супы да бульоны, а этого хватало только для поддержания жизни в тщедушном теле...


— Я завершил работу! — торжественно провозгласил аптекарь и в его руках все увидали прозрачный флакон со столь же прозрачной жидкостью. — Это снадобье выведет яды из спящего мозга его Высочества, от чего и наступит пробуждение. Дайте ему испить вот это, до дна!


Король осторожно взял почти невесомый пузырек.

— Смотри, старик... — сказал Людовик, сдвинув брови. — если моему сыну станет хуже, ты не проживешь и дня!


Аптекарь помрачнел, но отвечал твердо:

— Я сделал все, что мог. Теперь все в руках Всевышнего.

Людовик сам поднес флакон к губам Филиппа и приподнял его голову. Мальчик сделал глоток, другой... Король отпустил его и замер рядом, пристально всматриваясь в родное лицо.

Никаких изменений...

— Должно пройти какое-то время... — тихо сказал ди Камио. — Возможно, через час... Или через сутки...

— Сердце мне подсказывает, — ответил Людовик мрачно, — что твое снадобье уже бесполезно...

— Да, ваше Величество, — вмешался доктор, — очевидно, яды слишком вмешались в работу мозга, нанесли слишком большую травму. Теперь даже противоядие не в силах очистить голову принца.

— Все пропало... — Людовик уже не скрывал своей безнадежной тоски. — Вот видишь, сын, какая беда нас посетила...


Но Генрих не хотел смириться. Он перевел взгляд на Жан-Мишеля и потребовал со всей страстью:

— Ты один теперь можешь вернуть нам надежду! Попробуй, я умоляю тебя!


Жан-Мишель пожал плечами. Он не знал, остались ли у него еще колдовские способности или им давно пришел конец. Но он решил сделать попытку, тем более, что он сам хотел пробудить принца Филиппа.

Мальчик подошел к изголовью спящего, возложил ладони на его грудь и замер, призывая таинственные силы. Голова Жан-Мишеля отяжелела, будто вырастая в размерах. А затем его сознание словно слилось со спящим разумом Филиппа. Вот они, остатки яда — темные тягучие примеси, что впились медузами в розовый детский мозг. Жан-Мишель принялся отдирать их, одну за другой, и выбрасывать прочь, сжигая в пламени ближайшей свечи. И казалось бы, вот-вот наступит очищение, но... Силы Жан-Мишеля стремительно шли на убыль, он уже проваливался в черный мрак. Ноги мальчика подогнулись и он упал на пол, так и не завершив начатое.


Филипп не проснулся... Ни Жан-Мишель, ни старик аптекарь не смогли его разбудить от тяжелого сна...


Однако, несмотря ни на что, Генрих вовсе не собирался отступать. Принц понятия не имел, что делать, но совершенно по наитию, не задумываясь, он подошел к брату, встал подле него на колени и вознес горячую молитву. А затем просто поцеловал холодное чело мальчика, задержался губами на мгновение и отпрянул.


И чудо свершилось!..

Ресницы Филиппа встрепенулись, по ним пробежала легкая тень и... принц открыл глаза! Еле слышный вздох облегчения промчался по спальне, всем показалось, что это ангел осенил своим крылом спящего мальчика и пробудил его.

Но Генрих-то знал, что именно его любовь вернула брата к жизни!..

Король взял ладонь Филиппа в свою и прошептал:

— Неужели это свершилось... Мои дети вновь со мною... Доктор, осмотрите его, побыстрей!

Слуги забегали, засуетились, разнося радостную весть. Лувр ожил!..

Вошла мать мальчиков, королева. Она обняла Генриха, поцеловала Филиппа, но от нахлынувших чувств остаться не смогла и покинула покои.

Конечно, Филипп был еще слишком слаб, но первым делом он попросил есть, а значит, совсем скоро он будет совсем здоров!..


Генрих был счастлив, как может быть счастлив ребенок, обретший в один день и отца, и брата. Да еще вдобавок ко всему, вернувшийся домой!

* * *

На этом счастливом событии и можно завершить нашу повесть. Расскажем лишь напоследок о некоторых героях, с которыми мы встречались.


Жан-Мишель... Этот мальчик поначалу оставался пажом принца Генриха, а когда подрос — поступил на военную службу и вскоре совершил блистательную карьеру, став Губернатором в одной из Заморских колоний.


Мбаса... Негритенок веселил и развлекал весь двор, стал душою Лувра и ни на шаг не отходил от принцев. Через несколько лет вернулся в Африку, где и поселился, рассказывая туземцам о диковинных странах, где живут белые люди и бывает очень-очень холодно.


Витторио Брюльи... Бывшему пирату удалось отвертеться от королевской службы и он приобрел себе прекрасное поместье, но не в Сицилии, как рассчитывал, а в Венецианской республике. Женился, стал одним из самых богатых и влиятельных горожан. Но вскоре ему наскучила светская жизнь и он сбежал от супруги в Новый Свет, где сражался против диких индейских племен.


Шевалье де ла Фейн... За неоценимые заслуги перед королевством получил звание капитана мушкетеров, и это было лишь начало...


Джованни Кордозо... Юный барон с честью выполнил поставленное перед ним задание и вернулся домой вместе с мальчиком Пьетро. Малыша в семью Кордозо приняли не сразу, но Джованни настоял и потом ни разу не пожалел об этом — мальчишка оказался весьма славным и смышленым.


Арнольфо Ди Камио... Старик аптекарь прожил весьма недолго, всего полгода. Король Франции не смог простить ему отравление сына и отправил в дальний от Парижа уголок — в провинцию Лангедок. Там старик и прожил в небольшом городке, почти без средств, в забвении и нищете...

* * *

А Генрих через несколько лет стал королем и правил долго и счастливо, потому что именно так и бывает в сказках...

Конец

22.02.2006

Notes



home | my bookshelf | | Лилия и шиповник |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 1
Средний рейтинг 4.0 из 5



Оцените эту книгу