Book: Клуб гурманов



Клуб гурманов

Саския Норт

Клуб гурманов

Моему возлюбленному Марселю


Он налил себе еще один стакан красного вина, капнул на стол, чертыхнулся и вытер капли рукавом куртки, что было ему совершенно не свойственно. Он всегда был очень аккуратным, но теперь не имело никакого значения, где останутся пятна: на рукаве серой куртки или на дубовом столе. Ведь вся его жизнь, их общая жизнь была кончена. Он мог бы запросто разогнаться и на полном ходу врезаться в бетонную стену. Освободить всех от своего ненужного присутствия в этом мире. Где-то в глубине души он всегда знал, что именно так и закончится. Он знал, что когда-нибудь потеряет все, но шел на риск.

Он попробовал вспомнить, кем он был до того, как она ворвалась в его жизнь. И не смог. Одинокий, заработавшийся зомби. Что-то в этом роде. Был скуповат и жил скудно. Тоже кого-то искал. До того дня, когда блондинка с конским хвостом влетела в его магазин, ошеломила его своим очарованием, ослепила своей страстью, и не прошло и месяца, как перебралась к нему; эта девушка, которая когда-то, испуганная и плачущая, забралась к нему на колени, которую он хотел защищать, а она, казалось, хотела принадлежать только ему, стать матерью его детей, теперь собиралась отнять у него все, что было.

Веки так тяжело давили на глаза, что только неимоверными усилиями ему удавалось держать их открытыми. Он не мог спать, хотя страшно устал. Больше не мог лежать один на пыльном чердаке, без сна, тоскуя по ее теплому телу. Сон овладевал им, но он продолжал сидеть здесь, за кухонным столом, курил и пил до тех пор, пока не придумал, что делать дальше. Он не мог жить без мальчишек. Мысль о том, что придется просыпаться и вставать и при этом не слышать их веселых голосов, не видеть за завтраком их сонных, радостных мордочек, не чувствовать время от времени их тельца у себя на коленях, пугала его до такой степени, что он едва мог дышать. Все теряло смысл, ему оставалось лишь медленно скатываться в безумие, это он знал наверняка.

Он то погружался в дремоту, то, вздрагивая, просыпался, и на него вновь накатывалось осознание происшедшего. Это был кошмар и, выпив столько, он переставал верить, что это произошло с ним. Покачиваясь, он приподнялся, но ноги были как ватные, он не удержался и упал, ударившись головой об острый угол стола. Он явно был пьян. Почувствовал, как по щеке ползет теплая струйка крови. Это смерть заигрывала с ним. Смерти он не боялся, во всяком случае, боялся меньше той жизни, которая его ожидала. Пульсирующая боль в голове была несравненно более приятной и успокаивающей, чем боль в сердце. Веки слипались, ему хотелось лечь, заснуть и никогда больше не просыпаться. Но зачем же облегчать страданья ей? Пусть искупает вину за всю боль, которую ему причинила. Пусть страдает, пока не будет желать конца своим мученьям так же, как он сейчас.

Он сжался от боли в отяжелевшем сердце и почувствовал острее, чем когда-либо, как он несчастлив и одинок. Почему они не могли просто уехать вместе? Исчезнуть. Ему представилось лазурное море, мелкий, белый, как снег, песок, убогая деревянная лодчонка, на которую ловко взбирались и тут же с восторженными воплями спрыгивали лоснящиеся от загара мальчишки. Он слышал, как они зовут его. Так это и было, еще недавно, на пляже в Таиланде. Да так и должно быть. Его семья, все вместе, до гробовой доски. Он почувствовал запах дыма. Дети закатывались от хохота. Он еще поворошил поленья палкой. Языки пламени взметнулись вверх. Он с наслаждением втянул в себя дым. Это было счастье, настоящее счастье, отныне и навеки.

1

Посреди ночи Михел тихонько потряс меня и сонно пробормотал, что звонит телефон. Я застонала и зарыла голову глубже в подушку, надеясь, что телефон замолчит, но постепенно до меня стало доходить, что звонок посреди ночи может означать, что произошло что-то страшное. Я включила ночник и посмотрела на будильник. Было три часа. Телефон замолчал. Михел сказал, что надо спать дальше. Это или какой-нибудь псих, или ошиблись номером.

И в этот самый момент телефон зазвонил опять. Звонок казался громче и звучал настойчиво, как сирена. У свекрови что-то с сердцем. Выкидыш у сестры. Я выпрыгнула из постели, накинула халат и побежала вниз, голый Михел несся следом за мной. Телефон на диване яростно разрывался. Сердце у меня стучало. Я подняла трубку, глядя на Михела, который, как бы защищаясь, прикрывался руками.


На другой стороне провода были слышны крики и сильный шум. Какой-то мужчина в панике кричал: «Патриция!» Я слышала шаги и тяжелое, сдавленное, с высоким присвистом дыханье запыхавшегося человека, хватающего ртом воздух, и низкий шепот.

— Карен! Прости, что разбудила…

— Патриция? Что случилось?

— Кошмар. Приезжай сюда. Пожар у Эверта и Бабетт… Надо спасать, что еще можно спасти… Все едут сюда. Я уже позвонила…

— О Боже…

Михел взял мою руку и вопросительно смотрел на меня.

— Эверт и Бабетт… а мальчики… как они?

— Люк и Бо целы и невредимы. Бабетт пострадала… Эверта пока не нашли…


Все как будто остановилось. Время, кровь в моих жилах, сердце. Михел стал в панике спрашивать, что случилось, где, куда нам нужно ехать.

— У Эверта и Бабетт пожар…

Он выругался. Я увидела нашу младшую дочь Софи, которая сидела на лестнице и сосала большой палец, глядя на нас огромными глазами.

— Надо ехать. Все уже там. Посмотрим, что можно сделать.

Вдали раздался вой сирен. Я поняла, что уже слышала их во сне.

Я побежала наверх одеться, а потом опять вниз, потому что решила, что нельзя оставлять детей дома одних, но брать их с собой тоже ни к чему. Позвонила нашей соседке Инеке, которая, как оказалось, тоже проснулась от воя сирен и, конечно, готова была посидеть с детьми. С телефонной трубкой в руке я побежала в гостиную и раздвинула шторы. Чувствовался запах гари, и вдалеке за деревьями виднелось желто-красное зарево.


Мы оделись на ходу, Софи и Аннабель наблюдали за нами и забрасывали вопросами: почему мы едем на пожар, почему не берем их, все ли игрушки Люка и Бо сгорели, где они теперь будут жить, и живы ли они вообще? Мои мысли были настолько поглощены тем, что нам предстоит увидеть на месте пожара, что я могла только отпускать короткие замечания им в ответ. Софи расплакалась.

— Мне страшно! — всхлипывала она. — Вы теперь тоже умрете в этом пожаре! Останьтесь с нами!

Я поцеловала ее в лоб, вытерла слезы с ее щек и сказала, что очень хочу помочь своим друзьям и что если мы все постараемся, может быть, удастся спасти хоть какие-нибудь игрушки Люка и Бо.


Инеке стояла на нижних ступеньках лестницы в розовых тапках. Плащ она накинула прямо на пижаму. Я бросилась к ней, девочки, все еще плача, проковыляли за мной, я чмокнула Инеке в щеку и сорвала с вешалки пальто. Ее седые волосы торчали во все стороны, водянистые голубые глаза смотрели озабоченно.

— Все на улице, — сказала она. — Пожар действительно ужасный.

Она обняла девочек.

— Иди быстрей, я за всем присмотрю, — сказала она и с искусственным весельем в голосе спросила, почему такие маленькие девочки еще не в кроватках. Мы с Михелом натянули куртки, захлопнули за собой дверь и вскочили на велосипеды. На ясном небе четко вырисовывался лунный серп, и если бы не ужасная весть, мы наверняка сказали бы друг другу, что ночь прекрасна.


Языки пламени высотой в человеческий рост пробивались сквозь тростник на крыше, окрашенные когда-то в белый цвет стены закоптились до черноты. Густые темно-серые облака дыма выбивались из окошек на крыше. Вокруг суетились соседи, одни тащили за собой ревущих детей, перекрикиваясь друг с другом, другие затаив дыханье воспаленными глазами следили за огнем, который жадно пожирал дом. Улица была перекрыта, пожарные сновали взад-вперед, разматывали шланги и в масках вбегали в дымящийся дом. Вода с силой вырывалась из шлангов, но пламя, казалось, только усиливалось, как будто получая дополнительную подпитку.

Неделю назад мы праздновали в этом доме семилетие их старшего сына Бо. Взрослые сидели у камина и пили ароматное красное вино, а дети носились по всему дому. Теперь огонь уничтожал все, что создали Эверт и Бабетт.

Мы протискивались сквозь толпу, ища знакомые лица. Мы хотели чем-то помочь, хотя прекрасно понимали, что уже ничего нельзя спасти. К нам подошел полицейский и попросил освободить дорогу для ревущей «скорой помощи», которая со скоростью пешехода ехала за ним. Все столпились сзади. Михел взял мою закоченевшую руку, и мы провожали взглядом мигалку, пока она не исчезла за поворотом. Огонь так быстро охватил дом, просто чудо, что кто-то выжил, тем более что все случилось ночью, — раздавались голоса вокруг нас. Что именно произошло, никто не мог нам сказать. Сейчас в доме оставался только Эверт.


Нас опять оттолкнули кричащие полицейские, и вторая «скорая» заспешила мимо. Патриция бежала за машиной, темные пряди растрепавшихся волос висели вдоль ее испачканного сажей лица. Увидев нас, она остановилась. Уголки ее рта дрожали, взгляд блуждал по сторонам, как у загнанного зверя. Она быстро поцеловала меня, и я почувствовала запах серы от ее лица. Она кивнула в сторону своего черного «рендж-ровера», который был наспех припаркован между деревьями.

— Я поеду с ними в больницу, Бабетт и мальчики поехали в «скорой помощи»… Все остальное — там, — она, тяжело дыша, показала на полицейский автобус, около которого растерянно стояло несколько человек.

— Ну вот, ребята, тут уж ничего не поделаешь… Можно только надеяться и молиться, что они спасут Эверта…

Она слегка запнулась, когда произносила его имя. Она знала, что шансов найти его живым в горящем доме, очень мало. Прошло слишком много времени.


Мы протиснулись сквозь толпу к друзьям, в смятенье смотревшим на пожар. Увидев меня, Анжела раскинула руки и заплакала. Мы обнялись, и я почувствовала ее горячие слезы на своих щеках:

— О Боже, Карен! Какой ужас! Так страшно…

Симон вырывался из рук Михела и ругался срывающимся голосом:

— Как это несправедливо, черт возьми! Он же вчера еще был у меня…

Он схватил Михела за плечи, вцепившись пальцами в его куртку.

— И теперь… Он умер! И ничего уже не исправишь! Как тут выживешь? Он умер! Мой друг умер!

Я посмотрела через плечо Анжелы и увидела, что Ханнеке сидит, в отупении прислонившись к дереву, и курит, делая быстрые затяжки. Казалось, она была в шоке. Я высвободилась из объятий Анжелы и подошла к Ханнеке. В этот момент раздался страшный крик. Я обернулась и увидела, что все вдруг отпрянули от дома, закрываясь от огня, и кричали. Горящая крыша рухнула. Я опять посмотрела на Ханнеке, она сидела, обхватив руками голову, и покачивалась из стороны в сторону. Пожарные пробегали мимо, крича друг другу на ходу, что их коллег в доме не осталось, потом прошли двое полицейских, неся большой серый мешок. Анжела вцепилась в мою руку. Я почувствовала, что мой желудок переворачивается, и голова закружилась так, что я испугалась упасть в обморок. Мешок осторожно внесли в третью «скорую». Она медленно отъехала, на этот раз без ревущих сирен.

2

Уже медленно светало, когда пожарным наконец удалось справиться с огнем, и мы, окоченевшие и промокшие, собрались в кухне у Симона и Патриции, которые жили за углом от дома Эверта и Бабетт. Их соседка, пожилая пухленькая вдова, приготовила кофе. Том, Тиз и Тье, три сынишки Симона и Патриции, сидели на диване в пижамках, прижавшись друг к другу.

— Никак не идут спать, — шепотом сказала соседка. — Хотели здесь ждать папу и маму. Уж я им разрешила.


Мы сидели молча. Было слышно только приветливое бульканье кофейной машины и громыханье чашек, ложечек и блюдечек. Напряженная тишина, при которой мы даже не осмеливались взглянуть друг на друга, начинала действовать мне на нервы, и я встала, чтобы помочь на кухне. Симон был подавлен больше всех. Казалось, он не осознавал, что трое сыновей испуганно и вопросительно смотрят на него. Михел взял сигарету из пачки на столе, прикурил ее и протянул ему. Симон глубоко затянулся и резко выдохнул дым, как будто желая этим развеять кошмар, который отпечатался в нашем сознании. Я подавала кофе, и руки у меня дрожали. Каждый из нас пытался как мог взять ситуацию под контроль.

Мы вздыхали, всхлипывали и пили кофе. Вскоре эти звуки стали непереносимы. К счастью, Симон прервал молчание.

— Что-то ничего слышно о Патриции? Почему она не звонит? Может, нам позвонить ей? Надо же знать, как там Бабетт… и мальчики…

Мы опять замолчали, взяли чашки и зажгли сигареты, хотя большинство уже давно бросили курить. Симон встал, подошел к холодильнику, вынул бутылку водки, шесть замерзших стаканчиков, с глухим стуком поставил их на стол и разлил водку. Михел облокотился о стол и спрятал лицо в ладонях. Я тихо спросила Симона, сообщили ли матери Эверта о случившемся. Он кивнул и добавил, что она, вероятно, тоже в больнице.

Мы услышали, как открылась входная дверь. Анжела вскочила на ноги и вышла в холл.

Мы затаили дыханье, стараясь не смотреть друг другу в глаза.


Рыдания матери Эверта пронзали мою душу. Плач шел из такой глубины и звучал именно так, как я и представляла себе крики отчаянья. Одним глотком я выпила свой стакан, надеясь, что обжигающий алкоголь развеет охватившую меня щемящую тоску. Симон, не глядя на меня, опять наполнил мой стакан.

Патриция вошла в кухню и открыла рот, чтобы сказать что-то, но смогла только вскинуть руки и покачать головой, по щекам у нее покатились слезы. Эверт не выжил в пожаре. Бабетт все еще без сознания, но состояние стабильное. Люк и Бо в порядке, их оставили в больнице еще на одну ночь понаблюдать. Она показала на коридор, откуда все еще раздавался душераздирающий плач матери Эверта.

— Я не могла оставить ее там одну… Это ее единственный сын…

Симон обнял ее и мягко усадил на стул. Соседка, пробормотав, что ей нехорошо, выбежала из кухни. Я отправилась туда вместо нее и следила за тем, чтобы кофейная машина продолжала урчать, руки у меня были заняты, и это помогало мне справляться с отчаяньем. Я боялась, что иначе просто не выдержу и убегу из этого дома, наполненного горем. Хотя в драме, случившейся с этой семьей, я и казалась себе беспомощным зрителем, посторонним наблюдателем, но я не могла покинуть их. Мы были друзьями. Одна из нас за ночь лишилась и мужа, и крова. Мы должны были быть здесь, и только здесь.

— Сегодня у тебя есть все, а завтра — ничего, вот как бывает, — пробормотал кто-то. Мы могли говорить только банальности. Но по домам не расходились. Мы как могли откладывали встречу с внешним миром на потом. Казалось невозможным говорить об этой трагедии с другими людьми. Стало слышно, как на улице дети шли в школу. Звуки повседневной жизни доносились как будто издалека. Мы все еще пили водку. Ни у кого не осталось сигарет, и мы перешли на сигары Симона.



3

Когда мы вернулись домой, Инеке приготовила чай и поджарила яичницу. Она отправила детей в школу и дала им с собой бутерброды. Мы могли поспать до четверти четвертого. Яичница остывала, ничего не лезло в горло. Перед глазами все еще стоял этот серый мешок, а в ушах — леденящий душу крик матери Эверта.

Я пошла принять душ, чтобы смыть с себя гарь от пожара. Меня тошнило от запаха серы и обуглившегося дерева, это напоминало мне о сгоревшем теле Эверта. Я простояла целый час под горячими потоками воды, три раза вымыла голову, щеткой с мылом почистила ногти, и все равно руки и волосы пахли прошлой ночью, дымом и сажей.

После этого я легла в кровать и попыталась заснуть рядом с Михелом, который ворочался и вздыхал. Я прижалась к его голому телу и положила холодную руку на его горячий живот. Он вздрогнул.

Повернулся ко мне и грустно посмотрел серо-голубыми глазами.

— Меня все время мучает вопрос… Мы же знали, что дела у Эверта идут неважно. Может, надо было как-то ему помочь?

— Ты думаешь, пожар как-то связан с его кризисом?

— Не знаю. Мне так хреново… Как будто мы спасовали. Мы ведь никогда не слушали его по-настоящему.

— Не думаю, что мы должны обвинять себя в его смерти. Последнее время Эверт отвернулся от всех… Даже от Симона, своего лучшего друга. Ему никто не мог помочь, даже собственная жена.

Я положила голову на грудь Михела и подумала об Эверте. Собственно говоря, я знала его только по рассказам. Последние месяцы речь шла больше о его физическом состоянии. Мы молчали об этом прошлой ночью, как будто ужасное несчастье свалилось на нас с неба и внезапно разрушило нашу беззаботную жизнь. Но мы и раньше чувствовали угрозу, в воздухе висел тяжелый запах надвигающейся беды, мы знали, что между Эвертом и Бабетт не все шло гладко. Может быть, надо было вмешаться. Не быть такими малодушными.


Когда я пришла забрать своих девочек из школы, на меня прямо набросились мамы учеников, которые обычно никогда со мной не разговаривали. Они хотели разузнать все о пожаре и смерти Эверта, от детей они слышали, что мы были на пожаре. Учительницы Бо и Люка обсуждали это с детьми в классе. Они нарисовали картинку для своих попавших в беду друзей, а родители решили купить для них двух плюшевых мишек. Могут ли они поручить мне эту покупку и передать мишек детям? Ведь я близко их знаю. Какие-то женщины, едва знакомые с Эвертом и Бабетт, теперь начинали плакать, увидев меня, даже бросались ко мне с объятиями. Мне хотелось оттолкнуть их, схватить детей и убежать, но я взяла себя в руки и вежливо отвечала на все их вопросы. Дети с шумом выбежали из школы, Марейке, учительница Аннабель и Бо, вышла за ними, держа за руки сынишек Патриции, по пятам за ними шли мои дочери. Софи прыгнула мне на руки. Я не видела детей с тех пор, как вышла из дому в ту ночь. В школе им, должно быть, сказали, что отец Бо и Люка умер, а их друзья сейчас лежат в больнице.

Лица детей были серьезны, когда они смотрели на меня и рассказывали, что Бо и Люк лежат в больнице, их мама тоже. Они спросили, удалось ли нам спасти какие-нибудь вещи Люка и Бо, и шепотом сообщили, что их папа умер. Им можно пойти на похороны?

Марейке сказала, что очень сочувствует мне, и спросила, не возьму ли я к себе мальчиков Патриции. Сама она не могла приехать за ними, потому что в ее доме сейчас полиция. Дети бросились к игровой площадке.

— Полиция была и в школе, — сказала она, серьезно глядя на меня. — Я ужасно себя чувствую.

— Да, нам всем сейчас нелегко, — сказала я.

Я пыталась найти в своей затуманенной голове слова, которые могли описать, какой опустошенной и сломленной я себя чувствовала.

— Просто не могу себе представить, что он сам… Он был такой прекрасный семьянин. Милый, заботливый отец. Я знала, что последнее время у них были проблемы… Об этом мы постоянно говорили с их матерью.

— Что, он сам? — Холодная дрожь пробежала у меня по спине.

— Ну, полиция думает, что был поджог. Они все спрашивали, какая ситуация была у них в семье: как учатся Люк и Бо, что они говорили об отношениях родителей. Меня прямо тошнит от этого… Сама мысль! Представь, как все могло обернуться… Что они все вчетвером…


По лесной тропинке мы с детьми пошли к дому Симона и Патриции, который находился прямо за школой. Странным образом мне опять хотелось быть с людьми, которые пережили то же, что и я, чувствовали себя такими же растерзанными и отчаявшимися. Дети бежали впереди, лазали по деревьям и возбужденно кричали, в общем, вели себя как обычно или даже более оживленно. Это был их способ выразить эмоции. Бледное солнце слегка просвечивало сквозь деревья, и казалось, что ничего не произошло, как будто был обычный вторник, и сейчас я войду в дом Патриции и встречу там Эверта.


Когда я шла по аллее, к дому как раз подъезжал Симон в серебристом БМВ. Чувство легкого возбуждения шевельнулось у меня внизу живота и на несколько секунд вытеснило мрачные мысли. Он вышел из машины с усталыми красными глазами. Медленно подошел ко мне, как футболист после проигранного матча, обнял и поцеловал в висок.

— С каждой минутой все хуже и хуже, — тихо произнес он. Я потихоньку вдохнула его запах, сигарный дым, смешанный с кокосовым лосьоном после бритья, и ободряюще похлопала по спине. Мы под руку вошли в дом. Казалось совершенно естественно, что мы так просто касаемся друг друга. Нам хотелось сохранять неразрывный контакт, как физический, так и духовный, как будто этим мы могли вытеснить весь ужас происшедшего.

В доме была страшная суета. Люди сидели в кухне, в комнатах, всюду стояли цветы в целлофане, какая-то девушка разносила кофе.

— Просто невероятно… — пробормотал Симон, нервно приглаживая рукой свои черные кудри.

— У нас тут прямо ритуальный зал какой-то… Патриция в своем репертуаре….

Он собрался, надел на лицо фирменную улыбку и стал подходить ко всем с выражением сочувствия. Это были соседи, сотрудники Эверта, несколько деловых знакомых, родственники, мамы одноклассников Бо и Люка. Все пришли, чтобы засвидетельствовать свое сочувствие. Патриция предоставила свой дом, чтобы принять их.

Я несколько неловко шла за Симоном и не знала, как себя держать с этими всхлипывающими чужими людьми. За ним я прошла к нему в кабинет, где уже сидели и курили Анжела и Ханнеке.

— Послушайте… — Пальцы Симона дрожали. — Я только что из полиции… Патриция поехала к Бабетт и мальчикам… Похоже, что это правда.

Он рухнул в свое рабочее кресло. Глаза Ханнеке наполнились слезами, Анжела встала и начала ругаться. Я единственная не понимала, в чем дело.

— Ты видел это письмо? — спросила Анжела.

Он кивнул:

— Они спрашивали, узнал ли я его почерк.

— А что было в письме?

— Они нашли прощальное письмо в его машине. В бардачке. Это его почерк, я могу это подтвердить. В нем нет обращения, но ясно, что оно адресовано Бабетт. Эверт пишет, что готов сделать все, чтобы сохранить семью. Во что бы то ни стало. Что он ее любит… Он просит прощенья… Написано очень сумбурно, кусок письма оторван. В крови Бабетт и мальчиков обнаружены транквилизаторы. В кухне, где нашли Эверта, лежала канистра.

У меня подогнулись колени, как при боязни высоты, только я была не на краю пропасти, а в кабинете Симона и слушала странную историю, которая происходила в кругу моих друзей. У меня за углом. В моей жизни. Один из нас поджег свой собственный дом, в котором находилась его семья. Такое случалось в отсталых районах, в неблагополучных семьях, среди беженцев или в гетто, но ведь не в нашей деревне, в районе вилл, в семье, где все друг друга любили и ценили!

Анжела плакала в голос. Ханнеке пробормотала, что ей надо в туалет. Я сидела, тупо уставившись перед собой. Симон погладил мое бедро и спросил, все ли в порядке. Я кивнула.

— Как странно все бывает, — хрипло проговорил он. Он крутил сигару между пальцами. И вдруг вскрикнул: — Боже мой! Ну почему? Почему?

Несколько раз пнул ногой по письменному столу, потом взял себя в руки, снова сел и сжал голову кулаками.


Вечером мы опять собрались за столом в кухне у Симона и Патриции. Как мы могли рассказать обо всем детям, как это на них подействует? Мы не могли уберечь их от этого. Корреспонденты из программы «Сердце Голландии» уже крутились вокруг сгоревшего дома, журналист из местной газеты тоже. Представитель полиции говорил о «проблемах в семейных отношениях». Завтра появятся новые статьи в газетах. Как бы то ни было, завтра наши дети услышат о том, что папа Люка и Бо пытался убить свою собственную жену и детей. Будет подорвано доверие детей к родителям, и никто из нас не знал, как смягчить эту боль.

Мы все задавались вопросом: какова наша роль в этой драме, могли ли мы предотвратить ее? В конце концов, все знали, что у Эверта проблемы, и каждый день слышали от Бабетт, как тяжело ей жить с ним последние полгода. Мы и сами это видели по его мрачному лицу и агрессивным реакциям.


Всю неделю до похорон мы все жили как коммуна, в доме Патриции. Мы хотели быть вместе, чтобы разделить растерянность и отчаянье и найти ответы на наши вопросы. Мы курили, литрами пили кофе, пиво, джин и вино, каждый вечер ужинали и говорили о скорби, о людях, которых потеряли, о нашем горе. Мы поверяли друг другу свои самые сокровенные сомнения и страхи, и между нами возникли настолько близкие отношения, что они воспринимались почти как влюбленность. Дети крутились у дома, их поминутно гладили и ласкали, они по первому требованию получали сладости и каждый день на ужин ели пиццу или чипсы. Люк и Бо вились среди своих друзей, избегая любого разговора и любого прикосновения. С ними обращались так, как будто у них всю неделю был день рождения.

Если бы время обратить вспять,

Мы бы заключили тебя в объятия

И нежно баюкали, как ребенка,

Шептали бы твое имя,

И говорили, что любим тебя.

Эверт, ты оставил нам так много вопросов.

Смятенные и убитые горем, мы прощаемся с

Эвертом Губертом Стрейком

12 июня 1957 — 15 января 2002


мы никогда не поймем твоего отчаянного поступка.


Милые Бабетт, Бо и Люк, мы всегда будем рядом.


Ваши друзья из «клуба гурманов»

Анжела и Кейс Бейлсма

Лотта, Дан, Юп


Ханнеке Лемстра и Иво Смит

Мейс, Анна


Патриция и Симон Фогель

Том, Тиз, Тье


Карен ван дер Маде и Михел Броуверс

Аннабель, Софи

4

Я была совершенно больна в тот день, когда мы переезжали в эту деревню. По-настоящему больна от страха. Между перетаскиванием коробок и приготовлением кофе для помогавших нам друзей я то бегала в наш новый туалет, где меня жестоко рвало, то судорожно глодала сухарик в надежде, что мой желудок успокоится и чувство паники меня покинет. Амстердаму, который так любили, мы предпочли природу, покой, удобные парковки, больше безопасности, и это казалось мне самым рискованным решением в моей жизни. Как будто только сейчас, оставив в городе все, что любила, я на всю жизнь связала себя с Михелом. Подружки, работа, моя любимая булочная, тайский ресторанчик за углом, возможность запросто напиться как-нибудь во вторник и оказаться вдруг на крутой вечеринке, где до тебя никому нет дела. А еще в Амстердаме у человека могут быть свои секреты. Не могу сказать, что меня очень тянуло на вечеринки, я уж сто лет на них не была, а никаких секретов у меня не было вообще. Но сама мысль иногда пройтись по городу не в качестве чьей-то матери или жены, а просто как Карен, художник-дизайнер, всегда готовой к приключениям, — делала жизнь, по-моему, чуть-чуть менее скучной.

Почему же мы все-таки переселились в деревню? Михел постоянно напоминал мне, что мы уже сходим с ума от того, что в машину постоянно влезают, каждая поездка на велосипеде в школу и ясли — это стресс, нам нужен сад, ведь мы хотим, чтобы наши дочери могли спокойно играть на свежем воздухе, а город стал еще опаснее, особенно для детей. Последней каплей стало то, что на нас с дочками напал какой-то чокнутый наркоман, когда мы шли к зубному. После этого мы уже точно решили, что Амстердам — не то место, где будут расти наши дети. Мы стали искать особняк с садом, где я могла бы работать дома, в какой-нибудь милой деревне недалеко от Амстердама.

Переехать в деревню — значило потерять друзей. Первый год они еще приезжали, особенно летом, в хорошую погоду, с условием, что могут переночевать. Мы часто устраивали шашлыки в то первое лето. Каждый уикенд к нам приезжали на ночь с собаками, детьми, новыми возлюбленными, и пока все они катались на велосипедах или нежились на солнышке, я выкатывалась из нашего супермаркета «Алберт Хейн»[1] с тележкой, полной бутылок розового вина, ребрышек и французских батонов, а придя домой, сразу же принималась за приготовление им постелей на ночь. Было очень здорово, особенно когда дети угоманивались и ложились спать, а мы сидели на лужайке у огня и вспоминали нашу прежнюю жизнь в городе. Но на следующее лето разговоры стали менее оживленными, и пошли упреки: что мы никогда не приезжаем в город, не проявляем никакого внимания к их жизни, не интересуемся, чем они занимаются, что мы совсем опустились в провинции. И они были правы, хотя тогда мы так и не считали. И пусть разница была не так уж и велика, мы переросли друг друга. Мы скучали по их дням рождения, а они по нашим. Но нам все меньше хотелось возвращаться потом на машине ночью, а им — ворочаться на наших гостевых постелях. У наших дочек появились здесь новые подружки, мои собственные подружки прекрасно общались друг с другом, и я была нужна им все меньше. Иногда я приезжала к ним, чтобы доказать, что не совсем уж превратилась в провинциальную клушу, но мне стали все меньше нравиться эти ночные поездки. Да и разговоры в городе все чаще заходили о людях, которых я не знаю, о кафе, где еще не была, о фильмах, которые еще не видела, и о проблемах, которых у меня не было. Казалось, что ритм их жизни ускорился, а мой, наоборот, стал медленнее.


Прошло второе лето. Начались дожди и грозы, и к нам уже почти никто не приезжал. Старые друзья растерялись, новых мы пока не завели. Попробуй-ка познакомиться с кем-нибудь в деревне типа нашей. Старожилы ненавидели нас, считая, что мы только и думаем, как испоганить их родные места, а новички отгораживались от окружающих и пытались поддерживать независимый городской образ жизни. Женщины перемещались здесь в основном на джипах и скрывали лица за большими черными солнцезащитными очками. Складывалось впечатление, что они избегали всех видов человеческих контактов. Покупки и дети выгружались из машины и снова загружались, и мамаши исчезали в своих золотых клетках за высокими заборами, чтобы приводить в порядок дом для своих вечно отсутствующих мужей. Еще немного, и я могла стать такой же отчаянно одинокой, как они.


Наш дом тем временем был готов, и он получился прекрасным. В моем кабинете сделали большое окно, из которого был виден луг с пасущимися коровами. Аннабель и Софи наконец-то получили отдельные комнаты, у меня появилась большая кухня-столовая, о которой я так долго мечтала, с камином и уютным креслом, у Михела — гараж, где он мог возиться с машинами и велосипедами. Местный садовник осуществил нашу мечту иметь большой сад с фруктовыми деревьями, пруд и клумбу с розами. И когда Михел купил новый «вольво» в ознаменование успехов своего предприятия, мы со смехом сказали друг другу:

— Хорошо, что наши городские друзья не видят, в каких благополучных обывателей мы превратились.

В четверть восьмого Михел уезжал в свою контору в Амстердам. В половине девятого я отвозила на велосипеде девочек в школу, которая находилась прямо в лесу. После этого энергично принималась за работу и проводила в кабинете весь день до четверти четвертого, когда надо было идти забирать детей — это был самый тяжелый момент дня. Я либо одиноко стояла рядом с другими мамашами, которые болтали друг с другом, не обращая на меня абсолютно никакого внимания, либо сидела и ждала детей в машине, как те самые скрывающиеся за черными очками женщины. И только когда двери открывались и оживленная толпа детей вываливалась на улицу, все немного оттаивали и казались способными к общению со мной, хотя бы настолько, чтобы выяснить, у кого и до которого часа дети будут играть после уроков.


Когда живешь в деревне, постоянно наталкиваешься на одних и тех же людей. На уроках физкультуры, на хоккее, в супермаркете, в бассейне, на празднике в честь Санта-Клауса, в булочной, на теннисном корте, в спортивной школе. Все это было совершенно спокойно и безопасно для наших дочек, которые в мгновение ока обзавелись здесь толпой подружек. Мне же это нравилось гораздо меньше. Некоторые мамаши, с которыми я сталкивалась нос к носу по три раза на дню, со мной даже не здоровались.

— Деточка, у тебя вскоре появятся новые друзья, ты познакомишься через детей, у меня всегда так бывало, — уверяла моя мать, но то время казалось мне явно в прошлом. Я играла в теннис, ни свет ни заря отвозила девчонок на промозглые хоккейные площадки, до одурения мастерила какие-то поделки в школе, мы с Михелом регулярно посещали самое популярное местное кафе. Но это не приносило новых друзей, лишь несколько поверхностных знакомых. От постоянного пребывания в одиночестве я все больше погружалась в депрессию. Я должна была как-то противостоять этому сводящему с ума чувству превращения в изгоя общества, противостоять страху, что у меня больше никогда не будет подруг, что со мной что-то неладно. Мне ужасно хотелось иметь подругу, с которой можно было бы запросто попить кофе, случайно встретиться в супермаркете, с которой я могла бы пооткровенничать о детях, о муже, о доме, о своей маме, обо всем, чего не обсудишь даже с близкими родственниками. Не оставалось ничего другого, как активно пускаться на поиски.



Первой же целью моего наступления на этом направлении стала Ханнеке, стильно одетая женщина примерно моего возраста, которую я видела каждый раз утром и днем вбегающей в школу или выбегающей из школы, таща за собой сынишку. По своему складу она была похожа скорее на меня, чем на остальных мам, которые появлялись всегда точно вовремя, модно причесанные, накрашенные и тщательно одетые. У Ханнеке явно были другие заботы, кроме забот матери и жены, и мне ужасно хотелось узнать, какие же именно. Так как моя дочка Софи прекрасно ладила с ее сыном Мейсом, я вполне могла пригласить его к нам поиграть, а когда Ханнеке в конце дня пришла забирать Мейса, вздыхая от накопившегося за день стресса, я, предварительно открыв и поставив в холодильник бутылку шабли, якобы спонтанно предложила ей бокал белого вина, чтобы расслабиться. Она сразу же плюхнулась на стул у меня в кухне, швырнула сумку на стол, спросила, можно ли закурить, и прежде чем я сказала «да», щелкнула зажигалкой. И лишь после этого с легким удивлением стала осматриваться вокруг, как будто только сейчас поняла, где находится, а потом сказала, что у нас классный дом. Особенно камин в кухне. Что это прекрасная мысль, что она тоже так сделает. Она сразу представила себе, как устроится в кресле у камина с хорошей книгой, я сказала, что это всегда была и моя мечта, но за все полтора года, что мы здесь живем, она так и не осуществилась.

— Точно-точно, — крикнула Ханнеке, громко смеясь. — Знаешь, мне в прошлом году подарили на день рождения складное кресло, ну, сидеть в саду, так я в нем пока еще и не сидела. Вот мой муж Иво, так тот часто в нем спит. А подарили-то его мне!

Жалуясь на своих мужей, мы допили бутылку шабли, и она рассказала мне, что работает дизайнером по интерьерам, это дает ей возможность бывать в самых красивых домах в нашем поселке и оформлять их интерьер.

— Деньги они гребут лопатой, а вкуса никакого. Но вкус можно купить. У меня. Это здорово срабатывает: если у одной соседки есть новый белый диван, другая тоже хочет такой, только больше и с обивкой подороже. А мне это очень выгодно.

Оказалось, что Ханнеке и Иво живут здесь тоже всего два года, а перед этим много лет прожили в Амстердаме, и у них тоже понемногу теряются друзья. Она сказала, что чувствует себя в школе белой вороной. Мы выяснили, что обе вынуждены вести жизнь, которой раньше боялись. Во время первой беременности мы обе искренне считали, что будем продолжать работать на полную ставку, что забота о ребенке будет правильно распределена, потому что наши мужья обещали один день в неделю раньше приходить домой с работы. Ничего не изменится, потому что мы будем продолжать точно так же ходить в рестораны и путешествовать и жить в городе. И вот теперь здесь, в этой деревне, в особняке с кухней-столовой, мы тянем свою лямку в нашем семейном разделении труда, с вечно отсутствующими мужьями и детьми, ради которых и затеяли все это.

— Еще немного, — возбужденно сказала Ханнеке, — и он найдет себе бабу помоложе. Тогда картина будет полной. Ну, я уж тоже что-нибудь придумаю. Заведу себе любовника. Ха-ха. Мы еще повоюем.


Мы напились и разогрели детям блины в микроволновке. Я откупорила еще одну бутылку вина, поставила в духовку итальянский хлеб и подала на стол французские сыры, которые купила для выходных. Мы время от времени даже путались в словах, так хотелось рассказать друг другу все, о чем передумали за прошедшие годы, мы были так рады, что нашли друг в друге товарища по судьбе. Благодаря своей работе Ханнеке была больше меня осведомлена обо всем, что происходит в нашей деревне. Она рассказывала мне все последние сплетни о папашах и мамашах нашей школы, а я ловила каждое ее слово. Я сделала томатный суп и посадила детей смотреть видео, и к половине девятого, когда Михел должен был прийти домой, мы, пьяные в стельку, хохотали за кухонным столом и решили создать клуб гурманов. Ханнеке знала несколько «приличных баб», ее клиенток, которые тоже были бы рады расширить свой круг общения. Она предложила провести у себя первое собрание. У нее много места и она любит готовить. В тот вечер я нырнула в кровать, разгоряченная алкоголем и радостная, как ребенок. Возможно, я встретила первую подругу в этой деревне. И идея с клубом гурманов мне ужасно понравилась.

5

Ханнеке в шерстяном красном платье, с бокалом вина в руке, открыла мне дверь своего дома на Блумендейкье. Она радостно обняла меня и воскликнула, что я выгляжу супер и как здорово, что я пришла.

Я не знала, что надеть на эту первую встречу и выбрала строгую черную юбку и джемпер; с простыми черными лодочками это выглядело лаконично и ненавязчиво, Михел всегда считал меня в этом наряде неотразимой. Поднятые вверх волосы и ожерелье из искусственного жемчуга были неким заигрыванием с пятидесятыми годами, что, как я надеялась, должно было сообщить окружающим, что у меня есть чувство юмора и я совсем не серая мышка. Но теперь, в этом впечатляюще огромном холле, рядом с сексуальной и модно одетой Ханнеке, я вдруг почувствовала себя ничтожной и банальной.

Мы подошли к стеклянной двери, по обеим сторонам которой, как почетный караул, стояли два терракотовых горшка, в которых росли какие-то диковинные растения. В стуке наших каблуков по бетонному полу холла было что-то зловещее, казалось, это еще больше подчеркивало наше неловкое молчание. Мне так понравился минимализм в оформлении дома Ханнеке, что я даже не нашла подходящих слов, чтобы сказать об этом.


За длинным деревянным столом сидели три женщины, их разговор сразу же прекратился, когда мы вошли в кухню-столовую. Я даже не сразу сообразила, в какую сторону смотреть. То ли на гигантский кухонный остров нержавеющей стали, то ли на женщин, которые искоса разглядывали меня с ног до головы, то ли на столовую размером с бальный зал, в которую, казалось, никогда никто и не заходил. Гигантомания — это явно был стиль Ханнеке. Даже бокалы для вина были просто ведра на ножках. Толстые разноцветные свечи стильно освещали кухню и комнату.

Я подошла знакомиться — сначала к Бабетт, высокой, стройной женщине, удивительно загорелой для этого времени года; потом к Анжеле, темноволосой и пухленькой, и, наконец, к Патриции, маленькой и хрупкой. Кудри баклажанового цвета как будто танцевали вокруг ее лица. Ханнеке вновь надела фартук и подошла к плите.

— Вот и чудно, садись, — воскликнула она. Я осторожно придвинулась к Анжеле, которая рассказывала что-то о книге по спиритизму, которую читала. Бабетт первая обратилась ко мне, спросив, как мне нравится жить в этом захолустье.

Я ответила, что дела налаживаются, начинаю привыкать. Она спросила, как давно мы здесь живем.

— Почти два года, — сказала я и почувствовала, что слегка краснею.

— Так давно? А я тебя никогда не видела. А в какую школу ходят твои дети? — Из уст Анжелы эти слова звучали как допрос с пристрастием.

— В Кивите.

— Странно, я никогда тебя там не видела…

После этого в комнате нависла неловкая тишина, я почувствовала, что сказала что-то невпопад. Ханнеке из-за своих кастрюль прокричала, что Патриция живет здесь всего неделю. В том потрясающем белом доме, прямо за школой, рядом с лесом.

— И мне здесь так нравится, — воскликнула Патриция. — Такая тишина… Лес прямо у порога. Можно парковаться, где хочешь. У меня такой классный дом. Во многом благодаря Ханнеке! Правда, девочки, если когда-нибудь будете делать ремонт или переезжать, приглашайте Ханнеке. Она просто супер. За тебя, Хан!

Мне протянули большой бокал белого вина, и мы выпили тост за здоровье нашей хозяйки. Впервые за много лет мне ужасно захотелось сигарету, за которой я могла бы спрятаться, так же как они.


Мы ели хрустящий теплый хлеб, салат из моцареллы, пармскую ветчину и инжир, жаренные на гриле королевские креветки, свежую пасту и жирный, острый сыр. Вино сделало свое дело, и после нескольких бокалов мы уже вовсю болтали о школе, детях, теннисном корте и на другие беспроигрышные темы. Оказалось, что Анжела и Бабетт играют в теннис в одном клубе, и это дало повод для долгого разговора о теннисных турнирах и тренерах. Они разъяснили мне, что я уже полтора года хожу в самый дрянной клуб во всей округе, и мне нужно скорее записаться в теннисное общество «Дюны», где занимаются они, а уроки надо брать только у тренера Денниса, потому что он действительно классный.

— Теннис у Денниса, — захохотала Анжела. — Лучше и не придумаешь!

— Девочки, вам что, делать больше нечего, только в теннис играть и о теннисе трепаться? — крикнула Ханнеке из-за плиты, держа сигарету во рту и пытаясь переложить яблочный торт с противня на блюдо.

— А что тебе в этом не нравится? — спросила Анжела.

— Я терпеть не могу спорт и всякую болтовню про спорт. Давайте поговорим о чем-нибудь другом.

Одним движением она поставила на стол восхитительно пахнущий, дымящийся яблочный торт.

Анжела нервно затянулась сигаретой:

— Я хотела спросить, тебе не нравится, что нам «делать больше нечего»? Мне показалось, ты как-то болезненно воспринимаешь это?

Опять повисла неловкая тишина, которую я попыталась заполнить легкомысленной чепухой.

— Да ты что, конечно, нет, все нормально, это ведь каждый сам себе выбирает. Боже мой, какой потрясающий торт, ты сама все сделала? — тараторила я, малодушно пытаясь сменить эту тему, потому что знала из опыта, что ни к чему хорошему такие разговоры не приводят.

Ханнеке пожала плечами и вонзила в торт нож:

— В любом случае, я очень рада, что у меня в жизни есть другие дела.

Анжела состроила постную мину:

— А я считаю, что сидеть дома ради детей — самое благородное занятие на свете.

— Я и не думаю опять возвращаться на работу, — ехидно добавила Бабетт. — После моей последней работы я решила никогда в жизни никуда не наниматься.

— У тебя, наверное, была ужасная работа, — сказала я, слегка сбитая с толку уверенностью, с которой она это сказала.

— Спортивный магазин Эверта, моего мужа. Мы там и познакомились. Просто отвратительно. Не Эверт, конечно, а работа. Быть продавщицей.

Ханнеке поймала мой взгляд и закатила глаза.

— Бывает и приятная работа, — сказала я. — Кроме того, мне нравится быть финансово независимой от мужа, меня это очень вдохновляет. Я считаю, если хочешь равноправия в семье, зарабатывать должны оба.

— Значит женщины, которые не работают, вот мы, например, — Анжела показала на Бабетт и Патрицию, — менее полноценны, чем те, которые работают? Хотя мы делаем столько нужных вещей — смотрим за детьми, занимаемся хозяйством, помогаем школе…

— Не менее полноценны в человеческом плане, но в семейных отношениях… Тот, кто зарабатывает деньги, у того часто и власть.

Бабетт громко рассмеялась.

— Э-э, а вот это — не про нас. Хотя мы не зарабатываем ни цента, мужья у нас под каблуком.

После горьковатого эспрессо у пылающего камина Анжела стала прощаться первой.

— Завтра в восемь надо везти детей на хоккей, хочу хоть немного выспаться. Классный вечер, Ханнеке. Все очень вкусно. Здорово поговорили. Хорошо бы повторить.

Она поцеловала нас всех, а меня вдобавок и ущипнула за щеку:

— Пока. Приятно было познакомиться. Надеюсь, будем встречаться чаще, нам есть что обсудить.

После выпитого вина казалось, что мы знаем друг друга не один вечер, а многие годы.

— Подождите! — закричала Патриция. — Пока не разошлись: на следующей неделе мы с Симоном устраиваем вечеринку, что-то вроде новоселья, будет здорово, если вы тоже придете. С мужьями, разумеется. Мне теперь очень любопытно на них взглянуть.


Я тоже встала, на душе было неспокойно от кофеина, алкоголя и от волнения. Больше всего хотелось прижаться к Михелу и рассказать ему обо всем, что произошло в этот вечер. Впервые с тех пор, как мы уехали из Амстердама, я почувствовала себя в какой-то степени счастливой. Теперь все будет хорошо. Наконец-то у меня появились подруги, и не страшно, что они совсем не такие, как я. Все мы женщины, матери, жены, активно стремящиеся к кипучему общению.

Я просто пела, когда вскочила на свой велосипед и осознала, что жизнь за городом тоже имеет свою прелесть. Лягушки квакают. В воздухе стоит запах свежескошенной травы и дыма от каминов. На небе висят звезды и здоровенный месяц. Я больше не чувствовала себя маленькой и ничтожной на фоне пейзажа, я чувствовала себя его полноценной частью. Я жила здесь. Я ехала по гравиевой дорожке и улыбалась. И полжизни у меня не позади, а впереди.

На обочине был припаркован черный «гольф», из окна которого вилась тонкая струйка дыма. Поравнявшись с ним, я увидела, что за рулем, бессмысленно уставившись перед собой, с сигаретой во рту сидит Анжела. Я остановилась и спросила, все ли в порядке. Она сделала затяжку и засмеялась:

— Я просто вспоминаю вечер и докуриваю последнюю сигарету. Дома я не курю, а то Кейс просто бесится.

— А… О'кей. — Я не знала, что еще сказать.

— Надеюсь, ты не собираешься посреди ночи одна ехать домой на велосипеде? Садись, я тебя отвезу.

Я уже много лет в одиночку ездила на велосипеде по ночам, и никогда не было никаких проблем. Но хотя мы с Анжелой были едва знакомы, я предполагала, что мой отказ она воспримет как обиду.

— Оставь велосипед здесь. Завтра заберешь.

— О'кей, — сказала я и пошла к забору, чтобы поставить велосипед.

Машина Анжелы была новой и пахла табаком. Она включила первую передачу и рванула вперед, вниз по Блумендейкье.

— Как тебе понравилось?

Она энергично переключила на третью передачу, потом на четвертую. Мы ехали по крайней мере 80 километров в час по польдеру, с канавами по обеим сторонам.

— Потрясающе. Нет, правда, здорово, что мы познакомились. Вечеринка на следующей неделе! У нас опять появится социальная жизнь! Мне так этого не хватало! А тебе?

Анжела показала на пачку «Мальборо», которая лежала у нее в бардачке, и я дала ей сигарету. Она зажгла ее автомобильным прикуривателем.

— Было очень мило. Хотя я и чувствовала, что ты на меня немножко нападаешь. Из-за работы и все такое.

— Не бери в голову. Это больше моя собственная боязнь потерять независимость. Быть самостоятельной — я впитала это с молоком матери, отец бросил ее с двумя детьми, не оставив ни цента.

— Да, действительно, какая разница. Может, это даже лучше, что мы все такие непохожие.

Она нажала на газ. Сейчас мы ехали уже под сто. Если бы мы были лучше знакомы, я в шутливой форме попросила бы ее ехать помедленнее.

— А эта Бабетт… Ты давно ее знаешь?

— Около года. Не очень близко. Наши мужья хорошо знакомы. Вообще это первый раз, когда мы встречаемся вот так, без мужей. А что?

— Не пойму, что она за человек.

Я сразу же пожалела, что сама придала разговору такой оборот. Я не хотела, чтобы меня воспринимали как сплетницу.

— Иногда она немного переигрывает. От неуверенности в себе, я думаю. Она раньше была замужем за каким-то негодяем, который еще и постоянно следил за ней. Она мне как-то рассказывала об этом. Но мне, честно говоря, гораздо сложнее с Ханнеке. Она как начнет…

— Ханнеке рубит правду в глаза. Мне-то как раз это нравится…

— Да, это мило. Пока не разделает тебя саму под орех. Но тебя она не тронет, потому что ты ей интересна. Ты работаешь. И муж у тебя телепродюсер. Тоже интересно.

Это был совсем не тот разговор, которого я ждала. У меня от него возникло какое-то гнетущее чувство.

— Ну, ладно. Не будем судить так поспешно. А вот клуб гурманов в любом случае — прекрасная мысль. Как ты думаешь, не скинуться ли нам всем на подарок Симону и Патриции?

Мы въехали в центр деревни — вдоль дороги стояли знаки с ограничением скорости до 30 километров. Она чуть убавила газ.

— Прекрасная мысль.

— А ты видела дом, который они построили?

— Я как-то проезжала мимо, он просто огромный.

— Так Симон ведь мультимиллионер. Он в списке журнала «Квот».

— Значит, вечеринка будет классная…

— Я тоже так думаю. Потрясающе, правда? — Анжела просто сияла. — Я думаю, надо поручить Ханнеке заняться подарком. Она наверняка что-нибудь придумает, она же дизайнер по интерьерам. — Последнюю фразу она произнесла с явной издевкой.

— Мы с Михелом уже сто лет не были на вечеринках. Так хочется пойти. Надеюсь, там будут танцы.

Анжела притормозила и повернула направо, на нашу улицу.

— Ну вот, в целости и сохранности, — сказала она со смехом.

Она нагнулась ко мне, и мы поцеловали друг друга три раза. Потом она посмотрела в окно.

— Какой прелестный домик! — оживленно воскликнула она. — Я тебе позвоню, договоримся насчет тенниса! Ну, до следующей недели! Спокойной ночи!

Я вышла из машины, мягко захлопнув за собой дверь, и помахала ей рукой.

6

В больничной палате было темно. Бабетт сидела на кровати, уставившись на сдвинутые шторы, ее дорожная сумка стояла рядом. Длинные, прямые светлые волосы сальными прядями падали на плечи. Я хотела подойти к ней, обнять, утешить, но Анжела удержала меня:

— Оставь ее. Пойдем.

Она потянула меня вдоль по коридору к автомату для кофе и стала энергично нажимать на все его кнопки. Выпал белый пластиковый стаканчик, машина заурчала, и в стаканчик полилось сначала молоко, а потом кофе.

— Тебе тоже?

Я кивнула.

— Капуччино?

— Нет, лучше просто черный.

Я взяла сахар и пластмассовые палочки для размешивания и села на выцветший, когда-то оранжевый пластмассовый стульчик. Анжела протянула мне мой кофе и осталась стоять. Мы молча разорвали пакетики с сахаром, высыпали содержимое в стаканы и стали размешивать хлипкими белыми палочками.

— Если ты хочешь где-нибудь покурить, вот место для курения, — бормотала Анжела, нервно шагая по коридору и взмахивая рукой. — Знаешь, я тут подумала… Мне кажется, не надо Бабетт ехать ко мне…

Я удивленно посмотрела на нее. Мы же все так подробно обсудили еще вчера вечером, и Анжела первая предложила забрать Бабетт к себе. Мальчики могли побыть у Патриции, пока Бабетт полностью не придет в себя. Анжела сказала, что у нее есть и время, и место, чтобы приютить Бабетт, что Кейс возражать не будет, а она сама с радостью готова помочь подруге.

— Но мы ведь договаривались? И Бабетт на это рассчитывает?

Она избегала смотреть мне в глаза.

— Я поговорила с Кейсом. Он не хочет.

— И ты с этим так просто согласилась?

— Он считает, что ее присутствие в нашем доме плохо повлияет на наши отношения. Мы все время будем из-за нее ссориться. И правда, мы уже несколько месяцев только о Бабетт с Эвертом и говорим. Она к нам практически уже переселилась. Пусть теперь кто-нибудь другой возьмет это на себя.

— Твоя подруга потеряла мужа и дом, ей приходится жить с мыслью, что муж хотел убить ее и детей, а ты собираешься бросить ее на произвол судьбы?

— Но она ведь и твоя подруга, и Ханнеке, и Патриции. У вас тоже места достаточно. Кейс уже сыт этим по горло — приходит домой, а она сидит у нас в кухне за столом. Он считает, что мы должны уделять больше времени своей личной жизни.

— Ты ближе с Бабетт, чем Ханнеке и я. Она рассчитывает на тебя! Анжела, у нее умер муж! Завтра похороны! И тут такие заявки?

Глухая боль застучала у меня в висках. Я слишком устала, чтобы рассердиться по-настоящему. Бабетт ждала нас в своей палате. Она хотела как можно скорее уйти из больницы. У нас ведь тоже много места. Ничего другого не остается.

— О’кей, пусть едет к нам.

— Тебе не надо посоветоваться с Михелом?

— Если я считаю, что должна сделать так, значит, и он согласится.

Так сразу это и решилось, хотя я не была уверена до конца в правильности этого решения.


Когда по дороге домой, в машине, я сказала Бабетт, что она некоторое время поживет у меня, она расплакалась. Она все гладила мою руку и повторяла, как это мило с моей стороны, как она боялась, что придется поселиться или в отеле, или в каком-нибудь пансионе. Я же говорила, что мы никогда ее не бросим, она может жить у нас столько, сколько захочет, правда, для нас это не составит труда. Она выглядела такой хрупкой. Ее тонкие загорелые руки покрылись гусиной кожей, большие карие глаза были воспалены. Движения порывисты, она постоянно дрожала.

— Я вообще-то думала, что дети останутся со мной, — сказала она, — и Анжела ответила, что дети пока у Патриции, и что всем будет спокойней, если они останутся поиграть у нее.

Бабетт кивнула, ее нижняя губа задрожала.

— Это прямо чудо, понимаешь? Что они живы. Что просто так играют с друзьями.

Она закрыла глаза и прислонилась головой к прохладному окну моей машины. По ее щекам текли слезы, оставляя черные следы от туши.

— Я думала, что Люк умер. Его не было в кроватке, он забрался в нашу постель… Я не могла его найти… там был такой дым…

Она застонала. Повисла напряженная пауза. Я неловко похлопала ее по ноге, пробуя представить, что она чувствовала тогда.

— Маленький Люк. Он лежал так тихо… Я никак не могла его разбудить. Даже шлепнула его. Пробовала поднять его из кровати, но он был такой тяжелый, у меня ничего не получалось. Кошмар какой-то. На ногах не могла устоять. Все застилала серая пелена, я подумала: мы никогда не спустимся с этой лестницы! Надо прыгать из окна! Бо уже был внизу. Он-то проснулся, лежал в своей кроватке, смог спуститься вниз. Я выпрыгнула в окно с Люком. Мы просто прыгнули. Все лучше, чем огонь, чем сгореть заживо, подумала я.

— Молодец, что так сделала, — хрипло проговорила Анжела с заднего сиденья. — Правда, мы все гордимся тобой. Ты спасла своих детей. Ты боролась за их жизнь. А сейчас, дорогая, тебе осталось продержаться совсем немного. Мы тебе поможем. Мы тебя одну не оставим, мы все позаботимся, чтобы твоя жизнь как можно скорее вошла в свою колею. Чтобы у тебя как можно скорее появился красивый дом, новые вещи…

Бабетт вдруг вскрикнула, и я от испуга чуть не съехала на обочину. Она упала головой в колени и завыла от горя, как будто только сейчас поняла, что лишилась всего.

— Нет ничего! Ничего не осталось! — вскрикивала она, закрыв лицо руками. Я припарковала машину на краю дороги, Бабетт распахнула дверь, вышла и стала дико озираться вокруг. Анжела подошла к ней и крепко обняла сзади за плечи.

— Поплачь всласть, дорогая. Выплачь это из себя. — Они обнялись, и Бабетт запричитала, как ей тяжело, какая это нестерпимая боль. Анжела посмотрела на меня и жестами показала на сумочку Бабетт и на ее рот. Я открыла молнию, порылась в сумке и, найдя коробочку с таблетками, помахала ею и бутылочкой воды.

— Вот, дорогая, возьми, прими, это тебя успокоит.

Бабетт проглотила таблетку, Анжела вытерла ей лицо краем блузки. Я стояла рядом, подыскивая слова, которые могли бы звучать утешительно. И снова удивилась, почему Анжела не захотела взять ее к себе. Она прямо по-матерински жалела Бабетт. Вдруг до меня дошло, что Анжела хотела показать мне, что есть только один человек, кто может помочь Бабетт, и это — она. И пусть Бабетт даже поселится у меня, я не должна думать, что мне просто так достанется ее роль.

Михел не рассердился, что я решила пригласить к нам Бабетт, не посоветовавшись с ним. Естественно, мы ее приютим. Он был рад, что мы действительно могли сделать что-то для нее, и внушил ей, что она может оставаться у нас столько, сколько нужно. Наш дом — ее дом. Они обнялись, и ее спина задрожала. Михел крепко прижал ее к себе, взял ее лицо в свои ладони и поцеловал ее.

— Вы все, вы такие милые, такие милые…

Анжела протиснулась между ними.

— Пойдем, ты должна лечь.

Она взяла Бабетт за руку и вывела из комнаты.


Михел посмотрел на меня и беспомощно развел руками. Он как будто постарел на глазах. Его темные кудри растрепались, лицо стало мертвеннно-бледным от бессонных ночей. Я вдруг поняла, как сильно его люблю, как будто я забыла об этом на долгие годы.

Он очень тонкий человек, у него доброе сердце. Какая же я счастливая! Надо запомнить это чувство навсегда и больше никогда не сомневаться. Я обняла его и поцеловала грустно сомкнутые губы.

— Прости, что сделала так, не посоветовавшись с тобой, но я не могла сделать иначе. Анжела все сама решила.

— Ну, и хорошо. Я все понимаю. Ведь это не будет длиться вечно? Как только она снова встанет на ноги, она начнет подыскивать что-то для себя и детей. Кейс и Анжела уже и так много сделали для Бабетт и Эверта, и теперь, как я понимаю, им нужен отдых.

— Все-таки это странно. Они такие хорошие друзья.

— Перестань, Карен. Сейчас не тот момент. Мы делаем все, что в наших силах. Все уже на пределе.

Мы выпустили друг друга из объятий. Михел порылся в кармане брюк, вытащил пачку сигарет и закурил.

— Ну что ты опять? Ты же знаешь, я не люблю, когда ты куришь в доме…

Он раздраженно посмотрел на меня и пошел на улицу. Чувство, которое я испытывала к нему только что, мгновенно исчезло.

7

День был прекрасный. Погода была слишком хороша для похорон, как будто в насмешку над нашим горем, солнце ярко просвечивало сквозь голые деревья. Дети на улице возились в снегу, мужчины устраивались поближе к кухне, женщины сидели у камина.

Бабетт взяла слово. Опять она рассказывала, как выносила детей из горящего дома, как увидела неподвижное личико Люка, какое отчаянье ее охватило, когда она поняла, что Эверт поджег дом. Мы сочувственно кивали, обнимали ее и гладили ее руки. Щеки у нас горели от усталости и от густого красного вина, которое наливал Симон. Да, мы были молодцы. Друзья навек, как же еще может быть? Привязанность, которая еще больше соединила нас за эту неделю, смягчила боль, по крайней мере, нашу боль, боль друзей. Мы уверяли друг друга, что не было нашей вины в том, что Эверт был болен, что никто не мог предвидеть того, что произошло. Мы разделили все моменты трагедии, высказали все мысли и чувства, которые никогда не выразили бы, если бы не были связаны ужасом происшедшего.


Из кухни раздался осторожный смех. Бабетт улыбнулась и сказала, что очень рада снова слышать мужской смех. Она встала. Взяла свой пустой бокал и пошла в кухню. Все следили за ней взглядом. Когда она скрылась в дверях, мы облегченно вздохнули.

— Я просто восхищаюсь ей. Она такая сильная, — начала я. — Иногда кажется, что до нее так и не доходит, что произошло.

Анжела уставилась на меня отчужденным, холодным взглядом, какой бывал у нее всегда, когда она собиралась сказать какую-нибудь гадость. Так ничего и не произнеся, она как будто проглотила свои слова с ехидным смешком, и только шея у нее покраснела, как от испуга. В тот же момент Ханнеке легонько ущипнула меня за ногу.

— Эта баба загонит меня в дурдом, — прошептала она, кивнув в сторону Анжелы. — Выйдем, покурим?


Холод хватал за щеки, когда мы оказались на улице, все еще со стаканами в руках. Я была рада, что Ханнеке увела меня от Анжелы, с которой всегда чувствовала себя не в своей тарелке. Ханнеке стряхнула снег с кованой скамьи, положила на нее шаль грубой вязки и села. У нее дрожали руки, когда она вытаскивала сигарету из пачки.

— Черт, — пробормотала она, хорошенько отхлебнув из стакана. — Знаешь, я этого больше не вынесу.

— Пойди домой, выспись хорошенько. Мы все падаем с ног. Ну и денек…

— Да нет, я не об этом. То есть я устала, конечно, но… — Она положила голову мне на плечо. У меня тоже слезы подступали к горлу, мы все плакали целую неделю, потому что сейчас можно было плакать. Никому не приходило в голову задавать вопросы, можно было просто наплакаться обо всем на свете, выплакать любое свое горе, и самым приятным было то, что всегда был кто-нибудь, чтобы тебя утешать, ласкать, постоянно обнимать и гладить. Я обвила ее руками и почувствовала, как она дрожит, наши мокрые щеки прижались друг к другу, боль опять медленно отступала, потом мы, вздохнув, рывком высвободились из объятий друг друга. Она взглянула на меня.

— Знаешь, мы все загнаны в угол.

— Что ты имеешь в виду?

— Приперты к стенке, как Эверт. В тупике.

Ханнеке отвернулась и глубоко затянулась. Бросила окурок на землю и затоптала его. Я вцепилась ей в запястье.

— Ханнеке, о чем ты? — Меня испугало, как она произнесла это. Потом схватила меня за руку и опять посмотрела на меня.

— Я, конечно, несу вздор. Иногда так кажется, правда? Загнаны в угол — в браке, в карьере, в нашем поселке. Мысль о том, что ничто в жизни не изменится, она очень давит.

— Не думаю, что это тяготило Эверта. Он был болен. Его давил его психоз.

— В этом мы убедили друг друга. Что он был не в себе. Это очень просто. Мы не виноваты, потому что он сумасшедший. Никто не может вслух задать вопрос, как могло зайти так далеко.

— Его ведь лечили? Бабетт говорит, что он много лет страдал от перепадов настроения…

— Эверт не вынес напряжения! Он хотел уйти от нас, из нашего поселка, чувствовал себя загнанным зверем в нашем клубе. Все это очень гнетет, меня тоже. Карен, ты такая наивная, ты же и впрямь не представляешь…

Я уставилась на нее, открыв рот.

— Мы — компания лицемеров. Мы же только и делаем, что суем друг другу в глаза свои перья, но мы и платим за это высокую цену. Эверт отказался играть по этим правилам, и тогда мы списали его со счетов. Вот так.

— А с чего это ты такая умная? — спросила я раздраженно.

— Я знала Эверта. И, в отличие от вас, не стала избегать его, когда дела его пошли плохо.

— Ты считаешь, это мы виноваты в том, что произошло?

— Да, в некотором смысле. Вы бросили его. Да и я тоже. В последний момент. Я могла бы предотвратить эту драму, но ничего для этого не сделала. Не знаю, как мне теперь жить с этим…

— Да ты, я вижу, напилась. Уже не понимаю, о чем ты говоришь. Прости, дорогая, но я пойду в дом.

Ее слова отдавались у меня в голове, меня даже затошнило. Я отвернулась от нее и пошла в дом. Она позвала меня еще раз, но я не обернулась.


В кухне Патриция споласкивала стаканы. Две нанятые официантки невозмутимо вытирали их и расставляли на кухонном столе.

— А, Карен. Холодно там? — Патриция обернулась и вытерла руки посудным полотенцем. Она бросала взгляды во все стороны, как будто постоянно должна была следить за происходящим, она вся была как натянутая струна, в черном платье стретч, которое еще больше подчеркивало ее худобу.

— Ну и денек! Ну и неделя! Я так устала, так измотана… — Она быстро заморгала, чтобы стряхнуть слезы, отвела взгляд и энергично зашагала по комнате, переставляя стаканы со стола в шкаф.

— Да, никак не могу осознать. Мне все кажется, что самое страшное ждет нас завтра. Что-то неладно с Бабетт.

— Присматривай за ней хорошенько. Как она устроилась у вас?

— Много спит. Или сидит в своей комнате и смотрит в окно. Но она следит за собой, одевается и красится, аппетит хороший. Ну, а потом, мы же все так суетились со всем этим.

Патриция покачала головой.

— Ханнеке здесь нет? — Иво сунул голову в кухонную дверь.

— Нет, она на улице.

— Почему? Там же холод собачий!

— Ты бы забрал ее домой.

Лицо Иво вытянулось. Он знал, что у его жены бывает бурная реакция на алкоголь.

— А что?

— Да она что-то рассердилась и расстроилась… Ну, ты же ее знаешь. Она опять принялась за свои рассказы, я думаю, она очень устала.

— Значит, опять напилась в стельку, — зло сказал Иво и прошел мимо нас на улицу. Патриция схватила тряпку и стала неистово протирать мойку.

— Кривляка чертова, — пробормотала Патриция. — Почему ей постоянно надо привлекать к себе всеобщее внимание? Даже в такой день, как сегодня?

Наступила гнетущая тишина, потому что я не знала, что ей ответить, и она вымещала свое раздражение на мойке, в ожидании, что я расскажу, что произошло на улице. Я волновалась, чувствовала себя загнанной в угол и в чем-то виноватой.

В кухонное окно я видела, как Иво сначала дико озирался по сторонам, потом вскинул руки в воздух и скрылся из виду. Через мгновение он снова появился в кухне.

— Ее нигде не видно, не буду же я бегать за ней всю ночь по саду. Машина здесь, так что уехать она не могла в любом случае.

— Не беспокойся, она объявится.

Иво сорвал с вешалки пальто и сказал, что все-таки пойдет ее искать. Он попросил меня отвезти его детей домой. Поцеловал Патрицию и поблагодарил ее за хлопоты, потом поцеловал и меня. Когда он взглянул на меня и попытался улыбнуться, на лбу над усталыми глазами у него появилась складка. Иво всегда напоминал мне моржа, может быть, из-за щетки седых волос и тяжелых бровей в сочетании с избыточным весом.

— Ты ее знаешь, — сказал он.

— Все будет хорошо. До скорого.

8

Ханнеке мы не нашли. Никто не видел ее с тех пор, как мы вместе с ней вышли на улицу. Я отвезла Мейса и Анну к ним домой, где застала уже взбешенного и встревоженного Иво, который сразу же вскочил в рейндж-ровер и умчался, оставив мне перепуганных детишек. Я согрела им молока, дала по булочке с сыром и утешила их, соврав, что мама и папа еще сидят у Симона и Патриции.

— А ты пришла с нами посидеть? — спросил Мейс, его губы дрожали. Я улыбнулась весело и непринужденно, как могла.

— На немножко. Пока папа и мама не вернутся.

Я отправила их спать и пообещала, что мама придет их поцеловать, когда приедет домой. Я и сама этому верила. Иво, конечно, найдет Ханнеке, она или в кафе, или зашла к кому-нибудь из знакомых и вот-вот объявится. С Ханнеке так часто бывает. В подпитии она начинала конфликтовать, обычно с Анжелой или Иво, потом убегала, разъяренная, оставив всех в недоумении. Мы считали, что она слишком много пьет и, возможно, слишком много работает, и все никак не могли решиться сказать ей об этом, боясь стать мишенью ее ярости.

Я предполагала, что Ханнеке не очень счастлива. Может быть, она больше не любила Иво. За те два года, что мы были знакомы, он поправился по меньшей мере на двадцать кило, дела его тоже шли неважно. И хотя он был очень милый, я не могла себе представить, что Ханнеке еще чувствовала к нему сексуальную привязанность. Об этом мы не говорили. Мы обсуждали друг с другом своих мужей, но это не шло дальше жалоб на то, что они часто уезжали, бросали носки мимо корзины с грязным бельем, что всю заботу о детях полностью перекладывали на наши плечи. В более глубокие темы мы не вдавались, боясь, что наши браки могут быть расценены как несчастливые. Возможно, разговоры о разладе в семье, признание того, что отношения с мужьями стали скучными и предсказуемыми, разрушили бы нашу компанию. И как бы ни была грустна мысль о том, что на нас уже больше не обрушится новая любовь, не обуяет новая страсть, что мы должны до восьмидесяти лет заниматься сексом с тем, кому обещали хранить верность и кто, быть может, тоже мечтает о другой подружке, — перспектива остаться жить одной на крошечные алименты в съемной квартире казалась еще более удручающей. Поэтому мы помалкивали о своих тайных сомнениях и болтали всласть о кремах против морщин, заманчивых планах на отпуск, о разводах других, менее удачливых пар, чего с нами, конечно, никогда произойти не могло.


Меня разбудил лай Друфа, их коричневого лабрадора. Сначала я никак не могла вспомнить, где я, но потом поняла, что заснула на красном диване Ханнеке и Иво. Ханнеке исчезла, Иво отправился на ее поиски. В большой машине, которая въезжала на дорожку, должно быть, сидел Иво с пьяной и разъяренной Ханнеке. Я стала волноваться, меня пугала ее злость, которая, без сомнения, сейчас обрушится и на меня. Ведь это я, в конце концов, прервала наш разговор и сказала, что она была пьяна. Я встала, распрямила затекшую спину, всунула ноги в тесные туфли и пошла в кухню, чтобы поставить чайник.

Раздался звонок, собака продолжала лаять. Я поспешила по бесконечному коридору открыть дверь и в холодном свете уличной лампы увидела в дверном окошке Бабетт.

— Привет. Михел сказал, что ты здесь…

Она потерла замерзшие руки и стала дышать на пальцы. Я открыла дверь и вышла на улицу.

— Что ты не спишь? Заходи, я поставила чай. Выпьешь, согреешься…


Бабетт обхватила ладонями чашку и стала осторожно дуть на чай. Она сидела на краешке дивана, уставившись прямо перед собой, и всхлипывала. Я едва осмеливалась поднять на нее глаза, мне было стыдно за свою трусость, за то, что была бессильна помочь подруге в горе. Я боялась, что скажу что-нибудь не то, боялась быть слишком настойчивой, а в то же время чувствовала вину за то, что разговаривала с ней слишком мало и держала дистанцию. В качестве компенсации за это я старалась освободить ее от любой работы: стирала ее белье, гладила одежду, готовила массу всякой еды, укладывала ее мальчиков спать, набирала для нее ванну, заправляла постель и помогала с устройством похорон. Свою собственную работу я на этот месяц забросила.


— Ну как ты? — Я протянула ей носовой платок, и она высморкалась.

— Да нет, все хорошо. Я считаю, все-таки это подлость со стороны Ханнеке… После всего, что произошло. Поэтому я и приехала сюда. Чтобы сказать ей все, что о ней думаю, когда она придет домой.

— Я тоже не понимаю. На нее как-то все сразу навалилось. Она много выпила, не выспалась… Мы все сейчас расстроены, мучаем себя вопросами, могли ли помочь Эверту, не виноваты ли косвенно в его смерти.

Бабетт выпрямилась и бросила на меня ошеломляюще яростный взгляд. Тушь потекла под ее карими глазами.

— Да ладно, Карен. Ты же знаешь, почему Ханнеке так себя ведет!

Меня испугало раздражение в ее голосе и ее предположение, что я все знаю о Ханнеке, и поэтому Бабетт сомневается в моей искренности.

— Нет, правда, я понятия не имею! Я не знаю, почему она рассердилась. Она считает, что мы лицемеры, как она говорит. Насколько я понимаю, тебя она к нам не причисляет. Я думаю, она считает, что мы мало встречались с Эвертом, когда у него была депрессия, что мы проявляем интерес друг к другу только тогда, когда дела идут хорошо. И тому подобное.

— Если уж кто-то и несет ответственность за то, что произошло, так это она сама.

Голос Бабетт сорвался, как будто горло ее внезапно сжалось.

— Что ты имеешь в виду?

Она взяла мою руку и стала перебирать пальцы. Из глаз у нее закапали черные от туши слезы.

— У Ханнеке был роман с Эвертом.

— Что ты говоришь!

— Уже полгода.

— А как ты узнала?

— Мне рассказала Анжела. Она видела их вместе. Они гуляли в дюнах, страстно обнявшись.

Друф положил тяжелую голову ей на колени и стал смотреть на нее. Бабетт погладила его шоколадную шерсть.

— Идти в обнимку еще не означает роман.

— Он сразу же признался, когда я приперла его к стенке.

— О Боже.

— Я не знаю, что она с ним сделала, но все беды начались с нее, это точно. Его болезнь еще больше усилилась из-за их романа, а когда он закончился, это его совсем сломило.

— Полиции это известно?

— Нет. Какой смысл? Я не хочу, чтобы об этом кто-то знал. Тебе я сказала, потому что ты моя лучшая подруга. Анжеле я тогда наврала, что все выяснила, между ними ничего не было, что они просто по-дружески гуляли в дюнах. Иво тоже в курсе, мы с ним решили держать это в тайне. Это же такое унижение. Надо думать о детях.

— Мне кажется, тебе надо выпить, — сказала я, вскочив на ноги, сердце у меня дико билось. Я не имела ни малейшего понятия, как себя вести после этой истории. Меня очень задело, что Ханнеке мне не доверяла, и я была в шоке, что женщина, которую я считала своей лучшей подругой, оказалось, завела роман с мужем одной из нас. Человеком, который сейчас мертв. Вопрос, причастна ли Ханнеке каким-то образом к его смерти, я не осмеливалась задать ни Бабетт, ни даже себе самой, но он не выходил у меня из головы.


Иво вошел в кухню с совершенно разбитым видом. Щеки у него покраснели от холода, на кончике носа висела капля, которую он смахнул рукавом, как делают дети.

— Ее нигде нет, — задыхаясь, проговорил он.

— Может, позвонить в полицию?

Я налила три бокала шардонне и протянула один из них ему. Он заглянул в комнату и увидел, что там сидит Бабетт.

— Думаю, не надо. Да, она скоро заявится, пьяная в доску. Привет, Бабетт, а что ты не спишь?

— Да не могу я спать.

В этот момент зазвонил телефон. Иво побежал взять трубку. Я взглянула на часы в кухне. Было половина второго.

— Ханнеке?

— Где ты, черт возьми?

— Как ты там оказалась?

— Забрать тебя оттуда?

— Нет, я хочу, чтобы ты приехала домой…

— Боже мой, ну перестань ломаться!

— Нет-нет, я не могу. Дети спят.

— У тебя есть деньги?

— Хорошо, если тебе нужно…

— Ты тоже иди спать, хорошо? Пожалуйста, возьми в этой гостинице номер.

— Ты тоже. Подожди…

— В Амстердаме. Эта курица в Амстердаме, — пробормотал он. — Завтра позвонит. Говорит, что хочет побыть одна…

Бабетт подошла к нему, взяла в ладони его разгоряченную голову и поцеловала в лоб.

— Все будет хорошо, — прошептала она.

9

«Сегодня вечеринка. Что надеть?» Это было моей первой мыслью, когда в семь часов утра прозвонил будильник.

Михел уже ушел. Дети еще спали. В желудке урчало от волнения. С одной стороны, я радовалась и ликовала как ребенок, а с другой — мне было страшно, как перед экзаменом. Я думала о том, какой одинокой здесь стала. Мне так хотелось, чтобы кто-нибудь спас меня из этой серой рутины, когда каждый день надо было вставать, отводить детей в школу, делать домашние дела, забирать детей, нестись на хоккейные тренировки и теннис, покупать продукты, готовить, укладывать детей спать, встречать с работы выжатого как лимон Михела, смотреть телевизор и снова ложиться спать.


Весь день меня била нервная дрожь, по телу пробегал приятный холодок, стресс гонял меня от парикмахера к косметологу, а потом я поехала с Ханнеке в город, где она подбила меня купить красное, отдающее цыганщиной платье, бюстгальтер «пуш-ап» с силиконовыми вставками и черные туфли на сумасшедшей шпильке.

— Тебе надо в них только прийти, дорогуша, произведешь впечатление, а когда пойдешь танцевать, просто скинешь. А в постели опять наденешь!

Никогда раньше я не покупала таких дорогих вещей, у меня даже закружилась голова, когда я расплачивалась. Я даже испугалась немного, ведь я за два часа выбросила на ветер свою месячную зарплату. Если бы Михел увидел эту сумму, он пришел бы в ярость. Когда я сказала об этом Ханнеке, она рассмеялась.

— Это же твои собственные деньги! А сколько, ты думаешь, стоит костюм, в котором он ходит на работу? Да ладно тебе. И к тому же, ему об этом знать вовсе не обязательно.

Она оторвала от моего платья и лифчика ценники и сожгла их вместе с чеком.

— Вот так. Теперь засунем все добро в пакет от «Н&М»,[2] и ни одна собака не докопается.

Мы пили вино у нее в саду, откуда открывался вид на луг, сплошь заросший лютиками и дудочником, где, громко крича, скакали наши дети. Мои дочери оставались здесь сегодня на ночь и собирались есть с няней пиццу. Ханнеке демонстрировала свою обновку на этот вечер: белое асимметричное платье на бретельках с необработанными швами, и спрашивала, как оно мне нравится.

— Роскошно, — сказала я, хотя мне совершенно не нравилась асимметричная одежда, тем более, которая выглядела так, будто ее надели наизнанку. Но Ханнеке была моей подругой, моей первой, настоящей подругой в этой деревне, и за прошедшие два года мне ни разу не было так весело, как сейчас с ней.

— Ух, и заведем мы парней сегодня вечером, — сказала она, игриво покачала бедрами и сжала руками грудь.

— Это точно.

Я подняла бокал и выпила все одним глотком. Ханнеке подхватила юбку и босиком побежала в дом, через несколько минут оттуда загремела песня «It’s Raining Men», и она, танцуя и напевая, снова выскочила на террасу. Она вытащила меня из плетеного кресла и стала размахивать руками, чтобы я танцевала вместе с ней.

Тот вечер выдался на редкость душным. Уже в начале тенистой улицы было слышно романтичную музыку, и чувствовался керосиновый запах факелов. Когда мы с Михелом увидели возвышающийся над соснами гигантский шатер, похожий на палатку бедуинов, на нас обоих напал нервный смех. Мы лавировали на велосипедах между припаркованных по обе стороны дороги джипов, заглядевшись на сад, освещенный марокканскими лампами, и дом, весь из дерева и стекла, который прятался за соснами. Михел взял меня за руку, я почувствовала, что его ладонь вспотела.


— Потрясающе выглядишь, дорогая, — сказал он, чтобы успокоить меня, и поцеловал в лоб.

— Вот уж действительно с ума сойти, правда?

Я сжала его руку. Я казалась сама себе привилегированной персоной, которую удостоили чести и пригласили сюда. Мне всегда казалось, что богатство и статус — это ерунда, я даже злословила о таких людях, хотя и не знала их. Но сейчас в глубине души я была благодарна за то, что меня пригласили, и я стояла на пороге дворца Патриции.


Патриция встречала гостей в дверях. Она увидела меня, и у нее на лице засияла улыбка.

— Эй, Карен! Ты первая из клуба!

Она крепко обняла меня и расцеловала. Ее окружало облако сладких тяжелых духов, под черным шелковым топом скромно угадывались маленькие груди.

— А это твой, дай-ка подумать… Михел! Да?

Она протянула к нему руки и тоже поцеловала три раза. Я заметила, что ему было неловко от ее объятий.

— Я потом устрою для вас экскурсию по дому, если хотите, — сказала она, отпустила Михела и кинулась к новым гостям.

— Экскурсию, — шепнул мне Михел и ухмыльнулся. — Такие люди очень любят их устраивать. И рассказывать у каждой плитки, дверной ручки и крана, с каким трудом они их достали.

Я толкнула его локтем в бок.

— Перестань быть таким циничным. Надо быть открытым к людям, а не осуждать их заранее!

Чувствуя себя заблудившимися детьми, мы прошли через большую пустую комнату в сад, к бару, где собрались гости, у которых тоже был несколько растерянный вид. Шампанское, выставленное в бокалах на длинном столе, выстланном золотой парчой, было невероятно вкусным.

— Пока мне здесь нравится, — сказал Михел, взял второй бокал и осушил его в три глотка. Атмосфера была немного странной, все как будто ждали чего-то, я отчаянно озиралась по сторонам в поисках знакомого лица, кого-нибудь, кто дал бы мне почувствовать, что я дома. К счастью, в этот момент в саду появилась Ханнеке с мужчиной, который, должно быть, был ее мужем Иво.


Алкоголь сделал свое дело. Через час мы все уже сияли, как будто знали друг друга сто лет. Михел произнес тост за Эверта, Кейса и Иво, а мы, женщины, откомментировали всех остальных гостей. Некоторых мы знали весьма приблизительно, а большинство вообще никогда не видели раньше.

— Это все деловые партнеры Симона, — сказала Анжела, а Бабетт тут же спросила, что это, черт возьми, за бизнес у Симона, если он приносит столько денег.

— Что-то с недвижимостью. Точно не знаю, уж очень сложно. Короче, денег у него куча, и эта куча тоже зарабатывает ему целую кучу, — объяснила Ханнеке, сильно затянувшись и с шумом выпустив дым.

— Помяни нечистого, тут он и появится, — прошептала Анжела и едва заметно кивнула на того, кто, вероятно, стоял у меня за спиной. Я обернулась и оказалась лицом к лицу с Симоном. Мужчина, который бессовестно рассматривал меня с головы до ног яркими синими глазами, был на редкость привлекательным. Нельзя сказать, что он был красивым. Морщины от уголков его рта были чересчур резкими, черные волосы уложены нарочито небрежно. Он был чуть выше меня, от этого в нем было что-то мальчишеское, и в то же время он прямо излучал неприкрытую сексуальность. Он был так уверен в своей мужской неотразимости, как бывают уверены лишь восемнадцатилетние мальчишки, и теряют это чувство, миновав тридцатилетний рубеж, когда им становится все равно, что у них появляется двойной подбородок и живот.

— Ханнеке, меня просто засыпали комплиментами о том, какую потрясающую работу ты тут у нас провернула.

Он положил руки ей на бедра и впечатал в щеку поцелуй. Я покраснела, как будто была на ее месте. Ханнеке представила ему нас как девчонок из «клуба гурманов», и он сказал, что много слышал о нас от своей жены Патриции.

— А эти парни наверняка ваши? — Симон весело поздоровался со всеми, пожав руки.

Я не могла отвести от него глаз. Как непринужденно он стоял в своем белом костюме, запуская пальцы в непослушные волосы. Его взгляд был жадным и прямо гипнотизировал меня. Я редко встречала людей, которые были бы так же заняты собственной персоной, но это не раздражало. Он словно смеялся над собой, как будто просто с удовольствием играл роль миллионера и готов был поднять на смех каждого, кто воспринимал его всерьез.

Мы танцевали как безумные, подогретые выпивкой, под музыку тех лет, когда были молодыми и дикими. Михел и Иво уже играли дуэтом на воображаемой гитаре, Ханнеке скакала босиком вокруг парня в красном свитере, который время от времени хватал и поднимал ее на руки, а я двигалась в каком-то счастливом трансе, пробираясь среди танцующих. Я столько лет не танцевала, а ведь когда-то это было моей жизнью и моей страстью. Мы с Михелом встретились на танцполе, где я знакомились со всеми своими парнями, ведь раньше я проводила там все свободные вечера. Только на танцполе я чувствовала себя легче, свободней и красивей, окрыленная музыкой, завороженная другими танцующими телами. Мне всегда было трудно заговорить с кем-то в баре, но я запросто прижималась к мужчинам в танце, скользила ягодицами по их бедрам, нисколько не стесняясь.

Двигаясь под музыку, я снова стала соблазнительницей, было так потрясающе чувствовать себя такой живой, юной и сексуальной. Михел настырно крутился рядом, но я каждый раз ловко выворачивалась из его объятий. Ханнеке, шатаясь, протянула мне новый бокал шампанского и обняла меня. Она была совсем пьяная, тяжело повисла у меня на шее и орала мне в ухо, что у всех уже стоит, после чего направилась в сторону бедуинской палатки. Когда я наклонилась вперед, чтобы поставить стакан, то вдруг почувствовала на бедрах чьи-то горячие ладони.

— Потанцуешь со мной? — сказал он мне прямо в ухо, склонившись надо мной и прижав к моей заднице твердый член. Я на секунду подумала, что за это надо было отвесить ему пощечину, но ничего не сделала и ничего не сказала. Я повернулась, потеревшись об него, и прижалась грудью. От шампанского я совсем осмелела, положила руки на его твердый зад и повела за собой в середину танцпола. Мы не говорили ни слова и накинулись друг на друга, не обращая внимания на людей вокруг. Руки Симона не отпускали меня ни на секунду, и его, похоже, мало интересовало, что его жена и мой муж были в метре от нас. Время от времени его потрясающие губы оказывались так близко от моего рта, что мне казалось, сейчас он начнет меня целовать, и сделай он это, я не стала бы сопротивляться, забыв о последствиях.

— Ты потрясающе пахнешь.

Он щекотал носом мое ухо, я слышала, как он дышит. Я прикрыла глаза и смотрела на темные курчавые волосы у него на груди, выглядывающие из ворота белой рубашки. От него пахло сигарами, шампунем и немножко потом. Он все сильнее сжимал мой зад и гладил поясницу большими пальцами, отчего я покрывалась мурашками, а сердце стучало все сильнее. Музыка стала быстрее, и я воспользовалась моментом и осторожно отстранилась от него. Наши движения становились все более развязными, мы трясли волосами, я прыгала, размахивала руками и смеялась оттого, что я не разучилась соблазнять, и просто от радости, что он обратил на меня внимание. На лбу у него выступили капельки пота, он раскраснелся.

— Я хочу передохнуть… Пойдем со мной? — он положил руку мне на плечи и кивнул в сторону шатра. Я хотела пойти за ним, но Михел схватил меня за локоть.

— Мы уходим, — резко сказал он.


Михел назвал мой флирт с хозяином дома отвратительным. Я понимала, что он прав, но все равно отрицала все упорно и обиженно. Между мной и Симоном ничего не было, мы просто танцевали, и что, черт возьми, в этом такого?

— Оставь меня в покое! — визжала я. — Может у меня, в конце концов, быть хоть один классный вечер!

Он быстро уехал от меня вперед, а я расплакалась и, всхлипывая, пыталась его догнать. Холодный сырой воздух в лесу немного привел меня в чувство, хотя в низу живота продолжало гореть неудовлетворенное желание. В глубине души я знала, что это все равно когда-нибудь произойдет, это неизбежно, что однажды губы Симона найдут мои губы. Я должна была чувствовать себя плохой и виноватой за эти мысли, но все равно хотела Симона.

— Пожалуйста, пусть это случится еще один раз! — повторяла я шепотом как будто в тумане и видела перед собой Симона. Как его губы прижимались к моим соскам, как он раздвигал мои ноги, целовал бедра, сжимал ягодицы большими волосатыми руками и медленно входил в меня. Я вдруг с ужасом осознала, что впервые после рождения младшего ребенка почувствовала сексуальное влечение, почувствовала свое тело, грудь и как влажно мне вдруг стало сидеть на велосипедном сиденье. Симон пробудил меня своим поцелуем от долгого глубокого сна, всего лишь одним танцем вернул мне мою чувственность, и теперь я уже не знала, кто же была та женщина-зомби, которой я оставалась столько лет до этого вечера.

10

То лето казалось бесконечным и состояло сплошь из званых обедов, праздников, дней рождения и пикников на пляже с новыми подругами. После того праздника у Симона и Патриции казалось само собой разумеющимся, что мы вместе праздновали дни рождения детей, без приглашения заходили друг к другу на кофе, наши мужья по пятницам играли в теннис, а потом мы собирались все вместе в «Верди» — кафе на площади. За несколько месяцев между нами возникла крепкая дружба. Нас объединяло, что все мы приехали сюда из других городов и были успешны в бизнесе. Спортивный магазин Эверта стал целой сетью, Кейс открывал одно кафе за другим, Иво из бухгалтера стал консультантом по недвижимости, строил гольф-парк на южном побережье Португалии, а Ханнеке взяла в дом помощницу, так много у нее было заказов по оформлению интерьеров. Михел удачно продал несколько компьютерных программ, и его компания переехала из старого здания в Амстелфейне. А у меня благодаря новым друзьям появилось так много хороших клиентов с крупных предприятий, что я отказалась от работы с журналами. Мы наслаждались заразительным оптимизмом и вкусом жизни, который принес с собой этот успех, положительным зарядом, словно окутывающим всех нас всеобщей влюбленностью. Признание было, пожалуй, самой большой движущей силой: нам было еще далеко до сорока, мы были успешными в карьере и семейной жизни, и чувствовали, что старости еще и не видно на горизонте. Нам хотелось еще насладиться безумным угаром праздников до того, как даст о себе знать неминуемый конец, танцами на вулкане, мы как будто знали, что эта прекрасная жизнь не сможет продлиться долго, и однажды нам придется расплатиться за вечные удовольствия.


Между мной и Симоном все еще было какое-то напряжение, но, проснувшись наутро после той вечеринки с чувством вины, не менее тяжелым, чем похмелье, я поклялась никогда больше не заходить так далеко. Ни Михел, ни Патриция, ни Симон не обмолвились об этом ни словом, и я присоединилась к ним. Слова могут придать невинному флирту гораздо больше значения, чем он того стоил на самом деле, сказала я себе. Мои иногда шокирующие фантазии о нем заставляли меня с болью констатировать, что мои чувства зашли гораздо дальше, чем я сама себе признавалась. Но это была строго запрещенная территория. Если бы я стала искать близости с ним, я бы поставила под удар не только свой брак, но и дружбу, вместе с прилагающейся к ней сладкой жизнью.


Однажды ночью, это было осенью, и на улице стоял жуткий туман, Михел вернулся с тенниса очень возбужденным. Я сидела внизу в халате, ждала его и беспокоилась, как бы он не выпил лишнего и не въехал в темноте в дерево или в канаву. Несколько раз я пыталась дозвониться ему на мобильный, но каждый раз включался автоответчик и от нервов я выглушила полбутылки красного вина. Он пришел около половины третьего, весь пропахший кабаком, пивом и сигаретами, и жадно поцеловал меня в губы с такой страстью, как не делал этого уже много лет.

— Я так классно поговорил сейчас с Симоном, ты извини, что так поздно, но разговор был — просто очуметь, — извинился он и достал из холодильника бутылку пива. Потом уселся напротив меня на стол и посмотрел покрасневшими, но сияющими глазами.

— Мы будем делать большие дела, мы с Симоном. У него столько бабок, Ка, за всю жизнь не потратить. Ему надо их инвестировать, и он ищет интересные проекты, чтобы в них вложиться. Желательно в недвижимость. Я искал новое здание, ты же сама знаешь, и ничего подходящего нет. Так вот, Симон предложил вместе строить. В районе Амстелфейна. Он покупает землю, строит по моим пожеланиям, а я потом арендую у него здание.

Он улыбнулся, поднес ко рту бутылку и хорошенько отхлебнул.

— За нереальную сумму, конечно…

— Если я буду расширяться, я буду больше зарабатывать. А если Симон будет финансировать, Господи, Ка, да я смогу провернуть такие дела! Он же знает всех больших ребят… Ты представляешь, каких он может собрать спонсоров?

— Да, конечно, это просто классно. Если получится так работать с другом… Но ведь может и не получиться? Я хочу сказать, ведь ты будешь от него зависеть финансово. Ты этого хочешь?

— Какая разница, буду я зависеть от него или от кого-то другого? С ним я могу разговаривать. Он умный, он такой оптимист, когда говоришь с ним, такое чувство, что все на свете возможно. Меня это так вдохновляет. Я получил такой заряд от нашего разговора.

Он провел пальцем по моей щеке и спустился по шее, сжав холодной рукой мою грудь. Я поежилась. Он наклонился и поцеловал меня в ухо.

— Я просто чувствую, что это правильно. Что я на краю прорыва… С помощью Симона все наши мечты могут сбыться. Тогда я тоже смогу стать большим парнем.

Я цинично подумала, что все свои собственные мечты — отдельный дом, огромный «вольво», фирму с кучей персонала, домик в Тоскане и членство в местном гольф-клубе — он, видимо, превратил в наши, хотя я вполне могла без всего этого обойтись. Но обсуждать этот вопрос в три часа ночи с размечтавшимся супругом показалось мне неразумным.

— Давай поговорим завтра на трезвую голову?

Он провел языком по моей щеке и нашел мои губы. Я отвернулась под предлогом того, что он весь пропах сигарами.

— Перестань, Ка, мы так давно… Я тебя хочу…

Я знала, что откажись я сейчас, мы несколько дней будем угрюмо молчать, пока я не нарушу это молчание уверениями в любви к нему. Мне этого не хотелось, и я позволила его рукам гладить мое тело. А мысли улетели к Симону. Я встала и распахнула халат. Михел погладил мои бедра, придирчиво посмотрел на груди и стал их целовать. Его рука нежно гладила мой живот, спустилась к бедрам. Я покорно развела ноги и впустила его палец. Он застонал и сказал, что я потрясающая женщина. Его собственная потрясающая женщина. Я схватила его за волосы и жадно поцеловала в губы, вдруг подумав, что я уже не была его собственной потрясающей женщиной, я с каждым днем отдалялась от него все больше, я играла в счастливый брак и давно не чувствовала себя счастливой. Михел был возбужден не мной, а деньгами, которые посулил ему Симон. А я завелась от мысли о самом Симоне.

11

Михел спал, когда мы за полночь вернулись от Иво и Ханнеке. Бабетт еще не хотела спать. Я тоже. И хотя меня била дрожь от холода и усталости, мозги работали на полную катушку, и я знала, что даже если лягу спать, то не усну. Поэтому я сделала две кружки горячего молока, размешала там две полные ложки меда, поставила свечи на стол в гостиной и устроилась рядом с Бабетт на диване. Теплое сладкое молоко не принесло успокоения, я чувствовала себя странным образом задетой рассказом Бабетт, услышанным час назад. Ханнеке была моей лучшей подругой. Иногда мы подшучивали над другими, которые, по нашим представлениям, были заняты только теннисом, диетами, шопингом и бесконечной болтовней о детях. По большому счету, мы с Ханнеке искали в общении друг с другом доверия и искренности, во всяком случае, я так думала. Как оказалось, она мне доверяла не полностью.

— Как ты думаешь, что я почувствовала, когда это узнала?

Бабетт обмакнула палец в расплавленный воск свечи и смотрела, как горячая капля медленно загустевала.

— Ужасно. Просто предательство. Я считаю, что это просто… Уж этого я от нее никогда не ожидала. От Эверта тоже. И как у тебя еще хватает сил ее видеть?

— Я простила ее и Эверта. А что еще мне оставалось? Я хотела сохранить и семью, и наш клуб друзей. Поэтому мы договорились держать это в тайне и сохранять видимость прежних отношений. Но опять назвать ее своей подругой я смогу не скоро. Честно говоря, я думала, что Ханнеке рассказала тебе об этом. Вы же так близки. Обещай, что никому об этом не скажешь. Даже Михелу.

Она наклонила голову, и показалось, что она сейчас опять заплачет. Я обняла ее за плечи, притянула к себе и стала гладить густые светлые волосы, пахнущие духами.

— Ты можешь мне доверять. Я буду молчать как могила.

Она подняла голову и загнанно посмотрела на меня.

— Эверт оказался в ужасном положении, когда они прекратили отношения. Думаю, это стало последней каплей. Ханнеке что-то сломала в нем, что-то нарушила. В ней самой есть что-то деструктивное, ты не находишь? Яркая женщина. Много курит, много пьет, всем рубит правду в глаза. Мне иногда казалось, что она, как и Эверт, подвержена депрессии. И это они друг в друге признали. Но я не упрекаю ее. Единственный, кто заслуживает упреков, это я сама. Я должна была видеть, как болезнь овладевает им, я знала, что у него опять проблемы. Но не хотела замечать. Как глупо… Я была слишком погружена в свои беды, в свое раздражение, я просто не обращала на него внимания.

Губы ее дрожали, у меня внутри все сжалось. Я боролась с собственными слезами и с малодушным чувством, что не смогу все это выдержать. Я хотела быть рядом с Бабетт, у меня не было пути назад. Она явно выбрала меня, чтобы поделиться своей тайной, я не могла обмануть ее доверие и смалодушничать. Но все-таки мне стало страшно.

Бабетт тяжело навалилась на меня.

— Как мне хорошо у тебя, Карен, — всхлипывала она и благодарно потерлась о мою руку. — Ты очень теплый человек… Я бы сейчас, наверное, просто с ума сошла без тебя. Если тебе когда-нибудь будет плохо, знай, что я тоже готова тебе помочь.

Я гладила ее спину и прислонилась головой к ее голове, удивляясь, как легко она поддается на ласку, хотя раньше мы никогда не прижимались друг к другу так близко. Даже с Ханнеке мы никогда не были в таких физически близких отношениях, мне были всегда противны эти телячьи нежности между женщинами как проявление дружбы. И вот теперь мы с Бабетт лежали на диване, тесно сплетясь телами, и я не чувствовала никакой неловкости.

— Приятно это знать. Но сейчас мы говорим о тебе, мы все поможем тебе выбраться. Ты не одна.

— Какая ты милая. Правда. — Она выпрямилась, потянулась ко мне губами и поцеловала. Потом встала и протянула мне руку, чтобы помочь мне встать с дивана.

— Ну, теперь надо идти спать. Прижмись покрепче к своему милому мужу.

— Спать? Я уже совсем разучилась.

По ее лицу скользнула грустная улыбка.

— Когда-нибудь все будет хорошо, я постоянно говорю себе. Как бы тяжело мне ни было теперь, жизнь продолжается. И я твердо решила не упиваться своим горем.


Я плохо спала и проснулась с чувством паники. Ханнеке. С ней было что-то не то, и вчера я не очень это поняла. Ясно, что у нее проблемы, она хотела побыть со мной наедине, чтобы поговорить об этом, а я отвергла ее откровенность, ушла от нее, бросила, осудила ее резкие слова, вместо того чтобы попробовать понять, как положено настоящей подруге. Если бы я не отвернулась от нее, она бы не исчезла. Она, может быть, сама призналась бы мне в своих отношениях с Эвертом, рассказала бы, в чем причина ее тоски. Как я могла осуждать ее, не выслушав сначала ее вариант рассказа? А ведь она всегда так хорошо относилась ко мне. Она — единственный человек, с кем я действительно могла разговаривать. Я осознала, как трудно для нее было скрывать от меня, что она влюблена в Эверта, и что она не рассказала мне об их отношениях не от недоверия ко мне, а из уважения. Она не хотела обременять меня своей тайной, решила сама найти выход.


Я посмотрела на часы. Четверть седьмого. Еще пятнадцать минут — и будильник разбудит Михела, который в семь обычно выходит из дома. Все прекрасно рассчитано — как раз перед тем, как час пик разразится во всем неистовстве. Если я пыталась пожаловаться, что он так рано уезжает, он неизменно отвечал, что, конечно же, предпочитал бы сидеть с семьей за завтраком, чем стоять в пробке, но раз уж у него была собственная фирма, то он как директор должен был приходить на работу до девяти часов. На мое предложение поменять как-нибудь свой распорядок дня и посмотреть, действительно ли так хорошо завтракать дома с семьей, а не стоять в пробке, он только смеялся. Не удивительно поэтому, что мы, сидящие дома женщины, предавались романтическим фантазиям о других мужчинах, ведь наши мужья ежедневно бросали нас. Мы могли отбиться от рук, истосковавшись по мужскому вниманию.


Я выпрыгнула из постели, сунула ноги в замусоленные розовые тапки и вышла в коридор. Я хотела принять душ до того, как девочки проснутся и согреют холодный дом энергией своей шумной возни. Из ванной раздавался шум душа. Бабетт, очевидно, проснулась так же рано, как я.

Я включила отопление сильнее, поставила чайник, вынула газету из почтового ящика и включила радио, после этого намазала детям бутерброды в школу. Михел и Бабетт наверху пожелали друг другу доброго утра. Когда я взяла газету, взгляд мой упал на мобильный. «Новое сообщение» — высветилось на экране.

Милая К., прости за вчерашнее. Мы можем увидеться завтра? К вечеру опять буду в Б. Целую, Хан.

12

В кафе «Бильярд» пахло растопленным камином и имбирным печеньем, было шумно и тесно. Я нашла столик у окна и заказала пиво в надежде, что от него как-то приду в себя. У меня была такая головная боль, что казалось, будто мозги медленно выдавливают глаза из глазниц, это было из-за недостатка сна и избытка алкоголя. По опыту я знала, что эти симптомы могут временно исчезнуть только в том случае, если выпить еще.

Я нервно разглаживала мохнатую скатерть, ковыряла толстую белую свечу и отщипывала кусочки от картонной подставки для пива, выглядывая в окно и поджидая Ханнеке. Я чувствовала, что сегодня она собиралась рассказать мне все, и решила выслушать ее без предубеждения. Трудно занять промежуточную позицию между ней и Бабетт, но я действительно очень хотела воспринимать их обеих с возможно большей объективностью и участием. В любом случае, я хотела приложить все силы к тому, чтобы смерть Эверта не привела к распаду нашего «клуба».

За окном постепенно сгущались сумерки. Я допила свое холодное пиво и взглянула на мобильный. Ханнеке опаздывала уже больше чем на четверть часа. Я попыталась ей дозвониться, но попадала на ее автоответчик. Домашний телефон у нее тоже не отвечал. Ханнеке опаздывала постоянно, обычно меня этот мало волновало, но сейчас стало сильно раздражать. Как она может заставлять меня ждать ее, когда я в таком состоянии, когда я сдвинула горы, чтобы приехать на встречу с ней! Я даже пристроила куда-то детей на то время, пока Бабетт с Анжелой уехали в город выбирать надгробный камень для могилы Эверта! Я заказала еще одно пиво и решила ждать, пока пиво не закончится. После этого я собиралась уйти и посмотреть, что она будет делать.

Я смотрела из окна на голые деревья, растущие вокруг церкви. И как только ей могло прийти в голову ставить меня в такое дурацкое положение после всего, что произошло? Я попробовала позвонить ей еще раз, чтобы, по крайней мере, оставить сообщение на голосовой почте о том, что обо всем этом думаю. На этот раз трубку подняли.

— Добрый день…

— Э-э, это Карен, можно поговорить с Ханнеке?

— Это Дорин Ягер, следователь округа Южный Амстердам. Вы знакомы с госпожой Лемстра?

— Да, Ханнеке Лемстра — моя подруга…

Что-то было не так. Просто хуже некуда. Руки у меня стали дрожать так сильно, что я с трудом могла держать телефон.

— Может быть, вам надо связаться с мужем госпожи Лемстра?

— Почему? Что случилось?

— Ваша подруга находится в Академическом Медицинском Центре. Ее муж сейчас едет к нам. Свой телефон она оставила в номере гостиницы, где остановилась.

— О Боже…

— Простите? Позвольте, я запишу ваше имя?

— Карен. Карен ван де Маде. А что произошло?

Некоторое время в трубке молчали.

— С вашей подругой произошло несчастье. Она упала с балкона.

13

Иво сидел, согнувшись на черном пластиковом стуле, закрыв глаза и обхватив руками голову, погруженный в свои мысли. На плечи была наброшена бежевая замшевая куртка, которую Ханнеке недавно подарила ему на день рождения.

Я погладила его по волосам, он поднял голову, сначала во взгляде вспыхнул испуг, потом удивление, и тут же его плечи задрожали. Он поднялся, обхватил меня своими длинными руками и заплакал, громко всхлипывая.

— Они не знают, они не знают, ничего не знают…

Его заросшие щетиной щеки царапали мне шею, она стала совсем мокрой от слез. Я взяла его голову и большими пальцами вытерла лицо. Несколько минут мы простояли молча друг напротив друга под холодным светом ламп, задавая себе вопрос: в какой же ад мы попали? Сначала Эверт, теперь Ханнеке. Как будто наши семьи кто-то наказывал одну за другой.

Иво отпустил меня и взял за руку, мы сели рядом.

— Никто ничего не говорит. Справится ли она? Никто не может сказать.

Он нервно тер ладонью щетину.

— Я рад, что ты пришла.

— Конечно, я пришла, — пробормотала я и подумала, что окажись я рядом с Ханнеке раньше, мы бы, может, не сидели сейчас здесь.

— Расскажи, что же все-таки случилось?

— Все непонятно, совсем непонятно. После того скандала у Симона и Патриции она, по всей видимости, уехала на такси или на поезде в Амстердам, там сняла номер в гостинице на улице Яна Лёйкена. Ночью она мне звонила, ты тогда тоже была… Сегодня рано утром она снова позвонила, она уже успокоилась и сказала, что к вечеру будет дома. А потом, наверное, часа в четыре, мне позвонили, что она выпрыгнула с балкона. Она в жутком состоянии. Все переломано. Сейчас ей оперируют, как это называется, гематому, кажется. Кровоизлияние в мозг. И неизвестно, выживет ли она. И если выживет, то в каком состоянии потом…

— Но, Иво, Ханнеке же не могла просто так броситься с балкона?

— Нет. Я тоже не понимаю. Ей было тяжело, да, она была потеряна и ужасно расстроена из-за Эверта. Но это…

Я взяла его руку и погладила темные волоски на вздувшихся венах.

— Мы все расстроены из-за Эверта. Но мне не кажется, что Ханнеке из-за этого могла так поступить. Должно быть, это несчастный случай.

— Так и есть. Я уверен. Она слишком много пьет. Я уже несколько месяцев ей об этом говорю. Ну хоть раз можно обойтись без выпивки, мать твою. Но что тут поделать…

Его голос сорвался, он бессильно пожал плечами.

— Я не знала, что все так ужасно. Что у нее проблемы.

Он выпрямился и стал раскачиваться из стороны в сторону.

— Проблемы, проблемы. Да что у нас у всех тут творится, черт разбери? Почему это случилось? Ну, объясни мне, пожалуйста!

Я сжалась, у меня горели щеки. Мне хотелось исчезнуть, раствориться в воздухе, расплавиться на этом стуле. Иво сжал кулаки и заорал:

— Твою мать! Моя жена! Почему моя жена?

Потом он встал и пошел прочь, шатаясь, как пьяный, в пустынном коридоре.


Я вздрогнула от дробного стука шагов. Симон выглядел потрясающе в черном приталенном костюме из мягкой шерсти, под которым была накрахмаленная белая рубашка. Верхние пуговицы расстегнуты, вдоль лацканов висел развязанный голубой шелковый галстук. По темным кругам под глазами я поняла, как он устал. У меня перехватило дыхание. Я боялась посмотреть ему в глаза, чтобы не задрожать.

— Здравствуй, девочка, — он положил мне на затылок теплую ладонь. — Михел сейчас приедет. Бабетт останется с детьми. Как она?

— Боюсь, что плохо. Ее оперируют. Иво сказал, все переломано.

Он стоял передо мной, широко расставив ноги и нервно дергая коленкой.

— Господи… Что за странная история. Где Иво?

— Пошел немного пройтись. Ему, думаю, слишком тяжело.

— Ладно, девочка, пойду поищу его. Скоро вернусь.


Ханнеке лежала на больничной кровати, такая маленькая и одинокая, голова замотана бинтами, как у мумии, дыхание подключено к аппарату. Я боялась смотреть на трубочки с кровью, торчащие из повязки. Увидеть ее такой оказалось слишком тяжело, меня затошнило, закружилась голова, но я заставила себя остаться, прикоснуться к ее запачканной кровью руке и прошептать, что я рядом, что мне очень жаль, и что она должна бороться и остаться с нами ради Иво и детей. Михел выбежал из комнаты, хватая ртом воздух, за ним вышел Симон. Иво беспомощно сидел рядом со своей женой, которая сейчас была похожа на инопланетянина.

Состояние ее было все еще крайне тяжелым, и врач назвал тревожным то, что она до сих пор оставалась без сознания.

— То есть она в коме? — спросил Иво, а врач сказал, что она действительно находится в коматозном состоянии, из которого может выйти в любой момент. Однако оно могла затянуться и на несколько недель.

В палату зашел полицейский и сказал, что должен с нами поговорить.


— Ваша жена и подруга сегодня около часа ночи зарегистрировалась в отеле «Ян Лёйкен». Она выглядела весьма расстроенной. Ночью к ней в номер никто не приходил, утром и днем тоже. Хотя хозяин отеля не может гарантировать это на сто процентов. За стойкой администратора не всегда кто-то есть. Сегодня утром госпожа Лемстра сказала, что выедет она около трех часов. Ее вещи мы нашли сложенными на кровати. В половине четвертого произошел несчастный случай. Записки мы не нашли. Мы пока не можем с точностью дать ответ на вопрос, имело ли место самоубийство или это был несчастный случай. Мы с коллегой хотели бы побеседовать с каждым из вас отдельно.

Иво был совсем бледный и отстраненно кивал. Симон обнял его за плечи, а другой рукой ободряюще похлопал по плечу полицейского.

— Конечно, молодой человек. Мне только нужно будет ненадолго уехать, у меня встреча. Я дам вам свою карточку, позвоните мне, ладно?

Он сунул в руку полицейскому визитку и крепко обнял на прощанье Иво. Уже уходя, он обернулся к нам.

— Держим связь, ладно?


Меня допрашивала Дорин Ягер, полицейский агент, с которой я уже говорила по телефону. Она была полноватой и носила короткие темные волосы, которые топорщились как щетка. Ее подозрительный взгляд вызвал у меня неприятное чувство. Я сразу сказала ей, что не верю в самоубийство. Это было совсем не похоже на Ханнеке. Она была бойцом, человеком, умевшим увидеть хорошее даже в неприятностях. Она могла быть резкой и циничной, иногда злой и саркастичной, но именно это говорило о ее внутренней силе. Дорин скрупулезно записывала что-то в свой блокнот.

— Ваша подруга пьет?

— Иногда. Но я не могу назвать ее алкоголичкой. В тот вечер, когда она уехала, она действительно выпила лишнего. Но мы все тогда выпили. Мы только что похоронили нашего близкого друга.

— То есть она была расстроена и выпила. Какие отношения у нее были с этим другом?

Я испугалась этого вопроса. Если бы я ответила честно, то не сдержала бы обещания, данного Бабетт. Последствия этого могли быть непредсказуемы. Да и самоубийство Эверта тоже могло показаться в ином свете.

— Обычные. Он был мужем одной из наших подруг. Мы, женщины, организовали клуб гурманов. Через него мы и познакомились с мужьями друг друга и со временем все подружились.

— Этот друг, Эверт Стрейк, это тот самый человек, который поджег собственный дом?

— Да. Потому, что был болен. Психически, я имею в виду.

— Вам не кажется странным, что в кругу ваших друзей за две недели произошло два самоубийства?

— То, что произошло с Ханнеке, — это несчастный случай, я готова дать голову на отсечение. Может, это случилось, потому что она была пьяная, но это точно не был ее собственный выбор. Я думаю, это случайность, что это произошло сразу после похорон Эверта.

— Но она же не просто так оказалась в отеле в Амстердаме? Одно событие повлекло другое, мне кажется. В день похорон ваша подруга сбегает в какой-то отель…

— Мы все были в ужасном состоянии из-за смерти Эверта и из-за того, что он пытался забрать с собой всю семью… Мы просиживали вместе ночи напролет. Разговаривали, плакали, пытались его понять. Когда такое случается, ты сталкиваешься и с собственными проблемами, начинаешь спрашивать себя: а что творится в твоей жизни? Вы можете представить себе, какое чувство вины испытываешь и каким неудачником чувствуешь себя, если один из твоих лучших друзей совершает такой поступок? Мы все спали только на снотворном, могу вас уверить. Я думаю, для Ханнеке все это стало просто чересчур тяжело. Она была эмоционально неустойчивой, да еще и выпила. Она просто захотела уехать от всего этого. А Ханнеке всегда делала то, что хотела.

— Разве такой импульсивный человек не может спрыгнуть с балкона?

— Не может. Она прислала мне сообщение, а потом еще позвонила, чтобы договориться. Она собиралась вернуться и говорила совершенно нормально.

— Кто-нибудь мог ее столкнуть?

Я вдруг задохнулась, будто меня ударили под дых.

— Нет. Это невозможно.

— Мой опыт научил меня, что ничего невозможного нет. Могу я напоследок узнать у вас, где вы находились сегодня около четырех часов дня?

— Под душем, так как я вспотела на фитнесе. А через полчаса мы должны были встретиться с Ханнеке.

— Кто-нибудь может это подтвердить?

— Боюсь, что нет. Дети играли на улице, а больше дома никого не было.

Сжав губы, Дорин Ягер тщательно записала все в блокнот.

14

Оказалось, что все собрались у нас, когда я, дрожа от усталости, въехала на нашу улицу. Вокруг дома были кое-как припаркованы машины, я увидела через огромное окно на кухне, что все сидели за моим столом. На секунду я почувствовала раздражение, не пора ли прекратить эти сборы. Мне не хотелось ни говорить, ни пить, я хотела просто молча лечь в горячую ванну и наконец-то нормально выспаться. Но им, видимо, не надоело общество друг друга. Все эти негативные мысли я тут же подавила. Конечно же, они собрались на моей кухне, чтобы поддержать нас и Бабетт после этого ужасного несчастья, и как прекрасно, что у них снова нашлись силы.

Едва зайдя на кухню, я почувствовала, как мне не хватает Ханнеке. Она была моим буфером, моим якорем в этой компании. Без нее я чувствовала себя с ними потерянной и неуверенной.

Патриция крепко меня обняла.

— Вот что тебе сейчас не повредит, — сказала она и сунула мне в руку бокал красного вина. Бабетт многозначительно посмотрела на меня покрасневшими глазами.

— Да, дорогая, — сказала Анжела и положила мне на плечо руку. — Одно горе за другим. Мы, похоже, следующие на очереди.

Я села, отпила глоток вина и почувствовала, как спокойствие расползается по телу вместе с теплом.

— Иво, конечно, еще там? — спросила Патриция, и я кивнула.

— Как она?

Все тревожно посмотрели на меня.

— Плохо. У нее почти все переломано, ей прооперировали гематому в голове. Все прошло хорошо, но она до сих пор без сознания, и это очень тревожно.

Наступила гнетущая тишина, которая как будто схватила меня за горло и заставила говорить дальше. Я подбирала слова, искала что-то утешительное или ободряющее, но сказать, что все будет хорошо или наладится, не получалось. Хорошо теперь не будет. Никогда. Эверта уже не было, а Ханнеке почти не было. Мы не справились со своей задачей как их друзья, и было совсем неправильно, что мы сидели сейчас вместе, изображая солидарность.

Тишину разрушил Симон:

— Да ладно вам! Давайте не будем все вместе впадать в депрессию. То, что случилось — ужасно, но не надо упрекать себя. Каждый несет ответственность за свою жизнь, за свои поступки. И потом, мы же не знаем точно, выбросилась ли Ханнеке сама. Может, это был несчастный случай. Трагическое стечение обстоятельств.

Анжела криво усмехнулась.

— Мы все знаем, что в последнее время она вела себя очень странно.

— Ханнеке — женщина эмоциональная, — тихо сказала Бабетт. — И это в ней прекрасно. Она с головой бросается в праздники и с головой — в горе. Пожалуйста, давайте не будем осуждать ее, упрекать без всяких оснований. В деревне и так достаточно сплетен, давайте не будем разводить их сами…

— За это я выпью, — сказал Симон и поднял стакан.

Мы ели еду из китайского ресторана и пили холодное пиво. Патриция и Анжела ушли домой пораньше, чтобы отпустить нянь. Бабетт хотелось только спать. После их ухода подавленное настроение постепенно сменилось на легкую смешливость, ту самую, которая в мгновение может превратиться в плач. Симон говорил больше всех и рассказывал бесконечные истории об аферах пройдох-бизнесменов. Михел и я слушали его раскрыв рты. Было так чудесно снова смеяться и говорить о чем-то другом, а не о смерти и горе, хотя в этом чувствовалось что-то запретное для времени, когда положено скорбить, а Бабетт наверху, должно быть, чувствовала себя одинокой и разбитой.

Мы всё пили и разговаривали, пока, напившись вдрызг, не добрались до сигар Симона, в состоянии нести только сентиментальный бред.

— Где бы мы были друг без друга? — заплетающимся языком говорил Симон, обняв меня и Михела. — Ведь в этом все дело? В чем всё дело? В любви, в дружбе…

Он с силой притянул нас к себе и смачно поцеловал в макушки.

— Деньги, ребята, да деньги пусть у меня отберут. Честное слово, меня это уже не трогает. Это просто игра, которая мне нравится, риск, быстрые сделки, смелость, это просто классно. И собирать вокруг себя талантливых людей. Позитивных людей, которые вдохновляют. Как вы.

Он весело похлопал Михела по щеке, другой рукой погладил меня вдоль позвоночника, спустился ко мне в джинсы и игриво потянул за резинку стрингов. Мое сердце застучало так сильно, что я испугалась, что другие могут его услышать. Потом он поднялся и, шатаясь, пробормотал, что ему надо домой. Михел тоже встал и, заплетаясь, сказал, что Симону нельзя садиться за руль. После этого он проковылял в туалет, где с шумом избавился от содержимого желудка.


Нетвердыми руками я запихнула в куртку Симона, икающего от смеха над моим супругом, которого выворачивало наизнанку, и тихонько подтолкнула его к выходу до того, как Михел вышел из туалета. У двери он схватил меня за руку и вытащил за собой в обжигающий холод.

— Ты только посмотри, — сказал он и показал наверх, на полную луну, мимо которой пролетали темные облака.

— Волшебно, — пролепетала я, трясясь от холода. Он обнял меня.

— Симон, то, что ты делал только что, так нельзя.

— А что же я делал? — усмехнулся он.

— Сунул руку мне в брюки. А Михел сидел рядом.

— И в чем же проблема? В том, что я тебя трогал, или в том, что рядом был Михел?

— И в том, и в другом.

— Было так красиво. Черные трусики выглядывали из брюк… Я не мог удержаться. У тебя тело, которое надо трогать.

— Ты же не сядешь сейчас за руль?

— Да мне пять минут до дома. Все время прямо. Не волнуйся.

Он так прожег меня взглядом, что я отвела глаза.

— Возьми велосипед Михела, пожалуйста. У нас достаточно неприятностей.

— Allright. Давай свой велосипед. В такую прекрасную ночь можно и прокатиться.

Я побежала в дом за ключом от сарая и увидела, как Михел тащился наверх по лестнице.

— Мне нужно в кровать, Ка, мне надо прилечь… Завтра я все уберу, — простонал он.

— Хорошо, милый. Я только дам Симону твой велосипед. Ему же нельзя за руль в таком состоянии.

Он только застонал в ответ.


Накинув на плечи черную куртку от лыжного костюма, я семенила по гравиевой дорожке к сараю, изо всех сил стараясь делать равнодушный вид. Я знала, что Симон идет за мной. Я хотела, чтобы он пошел за мной. Уже когда я увидела, в каком виде Михел висел на перилах, я поняла, что все случится сегодня.

Я вдохнула морозный воздух, чтобы не грохнуться в обморок от напряжения и хоть как-то прийти в себя. Я попыталась почувствовать себя виноватой за то, что должно было произойти, но у меня не получилось. Дрожа, я попыталась попасть ключом в замочную скважину, и когда мне это не удалось, Симон взял все в свои руки. Мы хихикали над нашей возней и неловкостью, я еще бормотала что-то о том, как же напился Михел, а Симон начал гладить мои волосы, поднял указательным пальцем мой подбородок и поцеловал меня. Его полные, жадные губы осторожно прижались к моим, и когда его язык добрался до моего, он застонал. У меня подкосились коленки, мышцы стали как будто ватными, а сомнения исчезли. Я хотела этого мужчину. Это был тот самый неизбежный момент, приближение которого я чувствовала уже два года.

Целуясь, мы ввалились в сарай, наши губы не отпускали друг друга ни на секунду, а все мое тело просто кипело от желания. Куртка упала на пол, но я не чувствовала холода, я была готова сбросить всю одежду, лишь бы почувствовать прикосновения его пальцев на коже. Тяжело дыша, Симон выпутался из куртки, притянул меня к себе и сунул холодные ладони сзади мне в брюки. Его пьяная неловкость вмиг испарилась. Через брюки я почувствовала, как он возбудился, и ни минуты не сомневаясь, расстегнула его ремень, молнию и обхватила пальцами горячий пульсирующий член. Я выбралась из сапог. Симон стянул с меня джинсы вместе со стрингами, опустился на колени и уткнулся носом мне между ног. Он схватил меня за бедра и жадно притянул к себе. От его теплого дыхания все у меня внутри задрожало, и по телу пробежала судорога, когда его язык проник внутрь. Он снова поднялся выше, лизнул мой живот, сжал мои груди, все еще стянутые бюстгальтером. Нетерпеливо расстегивая крючки, он снова впился в мои губы.

— Попробуй, какая ты вкусная, — простонал он.

Я облизала его губы и почувствовала собственный солоноватый привкус. С полки упала и разбилась бутылка, он приподнял меня, и я обхватила его ногами, он прижал меня к верстаку Михела, я задохнулась в тот момент, когда он резко в меня вошел. Мы трахались, как дикие звери, в полной темноте, хрипели, урчали, дрожали и рычали. Если бы в тот момент вошел Михел, мы бы, наверное, не остановились, так одержимы мы были друг другом.

— Сейчас бы еще глоток водки и сигару.

Он провел по моей щеке припухшими губами и улыбнулся.

— Ты потрясающая женщина, Карен. У тебя такое нежное тело, оно создано для секса. Я понял это, как только тебя увидел.

Он провел рукой между моих бедер, слегка ущипнул и снова застонал. Я поцеловала его и стала на ощупь искать брюки и трусики. Мне ужасно хотелось заплакать, чего со мной уже несколько лет не случалось после секса. Симон натянул брюки, застегнул молнию и надел куртку. Я кое-как влезла в джинсы и сапоги. Только теперь я почувствовала, что пальцы на руках и ногах онемели от холода.

— Я не хочу тебя оставлять, красавица, я хотел бы заниматься с тобой любовью всю ночь, а потом заснуть, обнявшись. Но нам надо быть очень осторожными…

Он обнял меня и поцеловал кончик холодного носа.

— Тебе пора… Михел тоже начнет беспокоиться, куда я пропала.

— Ты только не переживай, Карен. Никто никогда не узнает. Ты — моя тайна.

Я прижалась к нему и подумала об обещаниях, которые мы с Михелом дали друг другу. Мы должны были сразу сказать, если почувствуем что-то к другому человеку. Измене не было места в наших отношениях, и если такое случилось бы, в ней надо было честно признаться. И если до такого все-таки дошло бы, то мы должны были подумать о безопасности и уж конечно, никогда не пойти на измену с кем-то из близкого круга. И все обещания я нарушила, ни на секунду не почувствовав себя виноватой. Симон высвободился из моих рук, сунул руки в кожаные перчатки и вытащил велосипед Михела из других велосипедов.

— Я уже предвкушаю, как буду его возвращать, — шепнул он с хитрой улыбкой.

Я смотрела, как он уехал в темноту, с прямой спиной и развевающимися непослушными волосами. Он не обернулся. Я не могла вернуться в дом и лечь в постель рядом с Михелом, как будто ничего не случилось. Сердце билось слишком сильно, в голове носилось беспокойство на грани с паникой. Больше всего мне хотелось бежать, просто бежать куда-то, чтобы избавиться от всего и ни о чем не думать.

15

На первую годовщину «клуба гурманов» Иво сделал нам подарок: неделя в Португалии, все включено, на вилле в его гольф-парке. С детьми остаются мужчины. Иво все предусмотрел. «Сааб»-кабриолет будет ждать нас у самолета, три дня подряд гольф, день процедур на одном из самых известных в Португалии спа-курортов и в заключение ужин на яхте у берега Карвуейро. Мы как раз доедали тирамису в кухне Анжелы, декорированной в сельском стиле, когда туда ворвались наши мужья, в сильном подпитии, переодетые в женщин. Они размахивали билетами, а Иво, жутко похожий на трансвестита, ревя от смеха, влетел с макетом своего гольф-парка. Мы завизжали от радости, как кучка школьниц-истеричек: целую неделю без мужей и детей наслаждаться португальским солнцем, об этом мы мечтали весь год!

Спустя час мы, держа по бутылке пива в руке и раскачиваясь, стояли вокруг кухонного стола, мужики все еще в наших платьях, лица перепачканы косметикой. Мы крепко набрались и были так возбуждены, что топали и хлопали в такт «Джипси Кингс», бросались друг другу на шею, орали и ревели. Ханнеке взобралась на стол и показывала свои подвязки от чулок, Патриция встала рядом с ней и распахнула на груди лиловую атласную блузку. Под ободряющие крики мужчин Ханнеке скинула свой свитер, а Патриция задрала юбку и, покачивая бедрами, выставила на всеобщее обозрение свои стринги. Я не знала, как на это реагировать — считать буйным помешательством или смущаться. Потом они спрыгнули со стола, Ханнеке при этом чуть не опрокинулась навзничь и, полуголые, продолжали весело плясать.

Остальные, хохоча, с разгоряченными лицами, тоже начали стягивать с себя одежду. Мне этого совершенно не хотелось. То, что здесь происходило, приводило меня в какое-то неловкое, тревожное состояние. Я не хотела участвовать в вульгарной сцене. Будоражащие гитарные переборы сменились Марвином Гаем, чей похотливый голос очень подходил к разгульному настроению, царившему в компании. Я заметила, как Бабетт приглушила свет и стала стягивать с Михела майку. Он застенчиво засмеялся, но, к моему большому раздражению, позволил ей это сделать. Анжела направилась ко мне, лицо ее разгорелось, груди аппетитно покачивались в кружевной черной маечке.

— Ну что, Карен, пошли! Давай подурачимся!

Обняв меня за талию, она попыталась втянуть меня в танец, но мое тело одеревенело, как будто запертое на замок. Надо было вырываться отсюда. Было совершенно ясно, к чему все шло, и для меня это было слишком.


Михел сказал, что я — наивный младенец и кривляка, и что вечер удался. Мы шли домой, приходилось почти кричать, чтобы расслышать друг друга, такой сильный ветер вдруг поднялся. Над головой угрожающе раскачивались и трещали ветви деревьев, это взвинчивало меня еще больше. Михел выглядел совершенно по-дурацки: в моей длинной красной юбке, под которую он опять нацепил свои кроссовки. Он вдруг начал хихикать. Я спросила, в чем дело.

— Она показала мне свою новую грудь…

— Что?

— Да, правда. Я выходил из туалета, а она стояла там и ждала. Она опустила свитер, вытащила сиськи и спросила, как они мне нравятся.

— И что было потом?

— Я сказал, что они произвели на меня большое впечатление. Это, говорит, мне Эверт подарил после рождения Люка. Я, говорит, с детства о таких мечтала.

— Господи!

— А, да она была не в себе. Смотри, не разболтай об этом Ханнеке!

— Как это отвратительно…

— А мне кажется, это круто…

— Что, фальшивая грудь?

— Она выглядела совсем как настоящая. — Он расхохотался.

— И с ними я должна ехать в Португалию. С бабой, которая показывала грудь моему мужу…

— Не беспокойся. Ничего же не было. Каждый развлекается, как может. Мне кажется, это даже забавно — вносит оживление в нашу компанию…

— Значит, в следующий раз я могу показывать сиськи другим мужикам?

— Ты такого никогда не сделаешь. — Он взял мою руку и поцеловал. — Поэтому я и люблю тебя. Ты — высокий класс.

Впервые с момента существования нашего «клуба гурманов» я задумалась, действительно ли мы подходим к этой компании или нас разделяют километры.


На следующее утро мне не удалось узнать от Ханнеке ничего интересного про тот вечер, она сказала только, что разошлись поздно. Танцевали и пили, курили травку, вот и все. У нее была страшная головная боль, и, конечно, она сгорала от стыда за то, что влезла на стол в чулках. Она даже вскрикнула, когда я сказала, что Бабетт показывала Михелу грудь:

— Может, мне поговорить с ней?

Я зачерпнула ложечкой густую сливочную пену своего капуччино и вопросительно взглянула на нее.

— Ты что, с ума сошла? Конечно, нет. Да перестань, чего только не случается по пьянке. Не будем преувеличивать.

Ханнеке закашлялась. Из ее груди вырвался тяжелый хрип.

— Может, тебе выкурить еще сигарету? — едко спросила я. Она бросила на меня сердитый взгляд.

— Я считаю, что моя подруга так поступать не может… И разве может пьянство быть этому извинением?

— Ах, Ка, да не будь такой серьезной. Она же не предлагала ему ничего непристойного? И потом… Это же просто, чтобы подурачиться. Ты ведь дурачишься? Немножко пофлиртовать, посмотреть, что мы еще на что-то годимся.

— Ну, не при всех же. И я ведь не трясу грудью, завидев мужчину. Это такая пошлость.

— Не знаю даже. Но это смело… — Она засмеялась и закашлялась одновременно. Я хлопала ее по спине, пока кашель не прошел. Ханнеке схватила мою руку и серьезно посмотрела на меня.

— Ты же не собираешься устраивать скандал! Ты ничего не добьешься, будет одно нытье. И в итоге не она, а ты сама окажешься по уши в дерьме.

— Ты, конечно, права. Но я люблю, чтобы было по-честному… Зачем нужна дружба, если ты кому-то не доверяешь, если кто-то у тебя за спиной показывает твоему мужу грудь?

— Во-первых, она делала это не у тебя за спиной, а во-вторых, не будь такой лицемеркой. Ты ведь не стала рассказывать Михелу и Патриции, как Симон тискал твою задницу на той вечеринке? И правильно сделала. Если мы начнем все рассказывать друг другу, конца этому не будет.

Наступила тишина. Ханнеке победно усмехнулась, я улыбнулась ей ответ. Один-ноль в ее пользу.

— Тебе ведь незачем все знать о Михеле, и ты не хочешь, чтобы Михел знал все о тебе? Главное, что тебе хорошо с твоим мужем и с твоими друзьями. И сохраняй это чувство.

Я возвращалась домой на велосипеде, и пронзительный ветер продувал насквозь мое черное шерстяное пальто. Из головы не шли слова Ханнеке. Я не хотела ныть, не хотела строить из себя борца за высокие моральные устои, я хотела просто наслаждаться жизнью, как все. Прекрасно было ощущать себя частью этой компании веселых, удачливых, творческих людей, чувствовать свою принадлежность к ним. Их блеск придавал блеска мне самой. И хотя мы были знакомы уже год, у меня до сих пор было ощущение, будто мне надо все время подниматься на цыпочки. Я чувствовала такую же неловкость, когда была подростком, в средней школе, среди пользовавшихся успехом красавиц подружек: в любой момент я могла быть отвергнута ими, каждое слово, жест, любая критика в их адрес могли обернуться для меня исключением из их избранного круга. За место в их компании я отдавала саму себя. Я потрясла головой, чтобы отогнать эти мысли, потому что не хотела сомневаться в своих подругах и своей роли в нашем «клубе». Мне надо было радоваться такой новой, наполненной жизни, о которой можно было только мечтать. И она у меня появилась. Что ж теперь жаловаться?

Не от них зависело, что я чувствовала себя такой напряженной и неуверенной, мои нынешние друзья давно доказали, что хорошо относятся ко мне. Мне просто надо прекратить бояться, что меня признают недостаточно подходящей.

И опять я увидела перед собой Бабетт, как она прижималась к Михелу, как пыталась стянуть с него одежду. Его руку, скользящую по ее спине. Так и должно быть. Это ничего не значит. Так мы общаемся друг с другом, игриво и свободно, импровизируя внутри своего надежного, привычного круга. И я решила продолжать эту игру и больше не спрашивать о ее правилах.

16

Светло-желтая вилла на холме выходила окнами на изумрудно-зеленое поле для гольфа с зарослями кипарисов и водяными лилиями на зеркальной глади прудов. С одной стороны к вилле была пристроена веранда и большой балкон, на который свешивались густые ветви бугенвилии, с другой располагалась прекрасная терраса. Мы с Ханнеке сходили на рынок и купили рыбы дорадо, цукини, ароматного укропа, чеснока и помидоров и наколдовали из всего этого восхитительное горячее блюдо, которое, едва вынув из духовки, подавали тут же, у бассейна. Мы уже с пяти часов сидели здесь, пили белое вино и разомлели от солнца, алкоголя и полного безделья. Патриция подняла свой бокал и предложила тост за нашу дружбу, которая за эту неделю стала еще крепче. Все с ликованием поддержали ее.

— Какие молодцы у нас мужья, что устроили нам все это! — сияя от удовольствия, воскликнула Анжела.

— Хотя можно только гадать, зачем им понадобилось избавляться от нас на неделю, — ответила Ханнеке.

За столом не было только Бабетт. Мы как раз начали выяснять, где она, когда она пришла к нам с мрачным лицом. Косметика не смогла скрыть ее воспаленных красных глаз. Патриция сразу же по-матерински склонилась над ней.

— Эй, дорогая, иди сюда. Что случилось?

— Что бы ни было, все наладится. Давайте-ка к столу.

— Ну, расскажи нам спокойно, что произошло.

Ханнеке наполнила тарелки.

— Выкладывай, а мы тем временем поедим.

— Нет, не хочу портить вам отпуск. Все в порядке.

Она вся дрожала и, несмотря на жару, на ее загорелых руках была гусиная кожа. Я протянула ей стакан белого вина. Она взяла его дрожащей рукой и отхлебнула приличный глоток.

— Ну, скажи, что-то случилось с детьми? С Эвертом? — Ханнеке поставила перед ней дымящуюся тарелку.

— С Эвертом, — сказала она хрипло. — У него проблемы. Уже некоторое время. Я не хотела, чтобы кто-то знал. Так что никому не говорите! Это так унизительно. Ну ладно, может, еще обойдется.

Слезы медленно текли по ее щекам. Впервые за все это время одна из нас плакала. И как плакала! Все становятся уродливыми, когда плачут, но только не Бабетт! Я никогда не видела, чтобы человек так красиво страдал. Все в ней жаждало утешения и ласки. Мы неловко молчали в ожидании того, что она скажет, Ханнеке закурила, несмотря на еду, стоявшую перед ней.

— Как раз в это время… У него сейчас доктор и, возможно, его отправят в больницу.

— Что? В больницу? — Открыв рот, мы уставились на Бабетт.

— Он что, заболел? Что с ним?

Бабетт покачала головой и протестующе подняла руки.

— Ничего серьезного, по крайней мере, жить будет. У него проблемы с этим. — Она постучала наманикюренным ногтем по голове.

— Не принимай так близко к сердцу.

— Я говорила по телефону с Симоном. Он считает, что Эверт совсем свихнулся.

Бабетт откашлялась.

— Симон? А при чем тут Симон? Он тебе звонил?

Взгляд Патриции изменился с сочувственного на раздраженный. Она сложила сплетенные пальцы рук у рта и строго посмотрела на Бабетт.

— Нет, все получилось так нескладно. Сначала позвонил Эверт. Он нес какой-то вздор. Я сразу поняла, что там что-то не так. Он сказал, что мне надо срочно ехать домой, потому что они хотят его убить из-за его божественного дара. А когда я ему сказала, что я смогу быть дома самое раннее завтра, он начал меня ругать. Что я просто какая-то блудница Вавилонская, сговорилась с темными силами, чтобы его погубить… Я так испугалась. Мысли были только о детях. Я спросила его: «Где мальчики?» Он пробормотал, что отправит их в безопасное место.

— Надо позвонить Иво. Пусть к нему приедет. Или вызвать полицию. — Ханнеке взяла телефон.

— Не надо звонить. Симон с ним. Он забрал его мобильный. Оказалось, что они встретились в столовой гольфклуба, и Эверт бросился на него орать, а потом умчался куда-то как сумасшедший. Симон поехал за ним и обнаружил его в шкафу в спальне, он весь трясся. Дети, к счастью, играли где-то у друзей. Симон позвонил нашему домашнему доктору. Тот пришел. Сейчас они ждут психиатрическую помощь.

Наступила тишина. Я озадаченно уставилась перед собой, на белую скатерть, и не решалась ни на кого поднять глаза. Бессилие, овладевшее нами, было почти физически ощутимо. Этого не могло быть. Это было не по правилам нашего «клуба». Слишком тяжело. Слишком вызывающе. Никто не произнес это вслух, но все мы это чувствовали. Недаром Бабетт назвала ситуацию унизительной.

— Вызвали психиатрическую помощь?

— Да. Чтобы его забрали в больницу. В отделение медцентра…

— Ты раньше не замечала за ним ничего подобного? — резко спросила Ханнеке.

— Нет! Ну, не знаю… Он, правда, уже несколько месяцев какой-то мрачный. Плохо спит, все время о чем-то волнуется. Считает, что мы на грани банкротства, хотя мне кажется, у нас все в порядке. Обвиняет меня во всех смертных грехах: что я транжирю деньги, что флиртую с первым встречным, что не забочусь о детях. Следит за каждым моим шагом, постоянно звонит. Мы даже поругались по этому поводу, прямо перед тем как ехать сюда. Я попросила, чтобы он не звонил мне каждую минуту… Тогда он совсем с цепи сорвался…

— Но ведь никто не сходит с ума просто так?

— Послушайте, девочки, — сказала Анжела, положив руки на стол и энергично разглаживая складки на скатерти. — Эверт — не сумасшедший. Возможно, он перенапрягся, перегорел, все само собой восстановится, надо только отдохнуть и грамотно подлечиться. Такое может приключиться с каждым. Сама знаешь, какая у них напряженная работа. Бабетт, тебе надо сейчас бросить все и заниматься Эвертом. Поддерживать его. Делать все, чтобы он как можно скорее восстановился.

Стрекотанье сверчков все нарастало и теперь звучало уже не как обычный тропический фон, а как нечто, нагоняющее страх.

— А дети, куда же они денутся? — Патриция нервно теребила свои темные кудри и переводила вопросительный взгляд с одной из нас на другую.

— Симон заберет мальчиков к себе.

Анжела встала и подошла к Бабетт. Они обнялись.

— Ах, дорогая… Тяжелая ситуация. Какой ужас! Почему ты не рассказала нам об этом раньше? Мы бы смогли тебе помочь… Мы так хотим тебе помочь.

Бабетт начала всхлипывать.

— Я сначала так испугалась. Ведь это ужасно, правда? Бояться собственного мужа… Он меня даже ударил во время этой ссоры!

— Это не он, это его болезнь. Так и запомни. Он выздоровеет, вот увидишь. Держись, может, он выйдет из этого кризиса обновленным человеком. Кризис даже пойдет ему на пользу. Самое страшное позади. Ему уже помогают…

— Все он да он! А я? Что мне делать? Он меня бил, обвинял во всем на свете! Мне — что, просто проглотить это? Это больно! Вы даже представить себе не можете, что ты чувствуешь, когда твой собственный муж вдруг поворачивается против тебя. Каково это — бояться его и унижаться перед ним!

Ее голос сорвался. В нем звучало неподдельное отчаянье, растрогавшее нас. Мы сами глотали слезы.

— Бабетт, мы все понимаем, — прошептала я, надеясь, что мои слова успокоят ее. — Пока он в больнице, ты тоже сможешь хоть немного отдохнуть.

Бабетт расстроенно кивнула и сказала, что хочет побыть одна. Она вошла в дом с бокалом в руке, оставив нас в полной растерянности.


В ту ночь я не могла уснуть. Лежа в кровати, я смотрела сквозь кремовые шторы на светлое от звезд небо и вспоминала, когда видела Эверта в последний раз. Мы отводили детей в школу, и он поздоровался со мной так же энергично и весело, как всегда. Он спросил, рада ли я ехать в Португалию, и отпускал шуточки по поводу того, что тут в наше отсутствие будут вытворять они, мужики. Мне тогда не бросилось в глаза ничего странного.

Я замерзла, хотя ночь была душная, и натянула простыню на самый нос. Рядом со мной сладко посапывала Ханнеке, а мне вдруг стало ужасно одиноко и страшно. Что-то здесь было не так. Я вдруг ясно это поняла. В отчаяньи я попыталась прогнать эти ночные химеры. Голова пухла от мрачных мыслей, одно не сходилось с другим. Наверное, я выпила слишком много вина и у меня уже начиналась паранойя. К тому, что произошло с Эвертом, мы не имеем никакого отношения. Никто из нас, даже его собственная жена, не могли этого предотвратить. У него было психическое заболевание, и оно могло прогрессировать, потому что он остался один. Я почувствовала злость и разочарование. Своим сумасшествием Эверт испортил нам весь праздник. Его болезнь была как досадная трещина на гламурной глади отношений в нашем «клубе». В голове у меня постоянно крутилось одно слово, которое я никогда раньше не употребляла. Я не хотела думать в таких категориях. Пока мы не переселились сюда, пока эти люди не стали моими друзьями, оно ничего не значило для меня. Но сейчас в мое сознание стал проникать новый голос, он настойчиво шептал: «Неудачник. Эверт — неудачник». Голос пугал меня. Боже мой, до чего же я докатилась?

17

Единственное, что напоминало мне о вчерашней попойке — прогорклый сигарный запах и жуткое похмелье в голове. Губы распухли и горели огнем, а по телу проносились воспоминания о руке Симона и его горячем дыхании у меня между ног, о том, как он целовал мои груди. Пока я делала детям бутерброды, я снова возбудилась. Потрясла головой, в надежде, что эти картинки исчезнут. С ним было хорошо. Даже потрясающе. И неизбежно. Но на этом надо было остановиться. Однажды это случилось, но больше никогда не повторится. Он был слишком близко, и к тому же он — муж моей подруги. Но еще он был слишком хорош, он разбудил во мне чувство, которое я не испытывала уже много лет, а сейчас я не могла проглотить ни кусочка, а с губ не сходила улыбка. Это было неправильно, это было запрещено, это нарушало все мои правила. Я любила Михела. И даже если моя любовь к нему уже не была такой сильной, как раньше, он был отцом моих детей, я обещала хранить ему верность. Если бы он обо всем узнал, боюсь, наш брак не пережил бы этот кризис. Правда убила бы его, и она того не стоила. В ближайшее время я должна была держаться от Симона как можно дальше.

— Эй, кто-нибудь дома? — Бабетт постучала пальцем мне по голове и посмотрела вопросительно.

— Извини, у меня мега-похмелье.

— Понятное дело. Не то чтобы ты плохо выглядела, но я просто видела эту кучу бутылок сегодня утром. Водка. Как ты можешь пить эту дрянь? Это, конечно, Симон предложил?

Услышав его имя, я покраснела и быстро отвернулась в надежде, что она не заметит.

— Я хочу сегодня съездить к Ханнеке. Поедешь со мной?

Бабетт налила воды в кофеварку, насыпала кофе и нажала на кнопку, после чего аппарат оглушительно забурчал. Она уже взбила молоко в густую пену, выжала апельсиновый сок для детей и убрала грязные стаканы, пепельницы и бутылки, оставшиеся после вчерашней ночи. Дети носились вокруг стола в теплых зимних куртках, похожие на толстого человечка из рекламы шин «Мишлен», пока Бабетт не прикрикнула на них.

— Я отвезу их в школу, — сказала она, надевая черную дубленку. Она выглядела ослепительно и гордо.

— Ты уверена? — спросила я, осторожно откусив маленький кусочек от бутерброда с сыром.

— Я должна продолжать жить. Надо брать себя в руки. И ради детей тоже…

— Я понимаю, но тебе надо какое-то время, чтобы прийти в себя. В школе все начнут приставать с расспросами. Ты справишься?

— Не думаю, что местные тетки на это решатся. Будут пялиться на меня издалека и шептаться, какая я несчастная. Я же заразная, Карен, несчастье — это как болезнь. Люди не знают, как с ним обращаться. Но я уже привыкла с тех пор, как Эверта в первый раз забрали в клинику. Поедешь потом со мной к Ханнеке?

Я кивнула, и мне тут же стало стыдно, что Ханнеке была не первым человеком, о котором я подумала сегодня, проснувшись. Я убрала со стола, выбросила свой бутерброд и хотела уже пойти наверх приводить себя в порядок, как услышала, что дважды пискнул мой мобильный телефон. Сообщение. Ладони сразу вспотели. Я догадывалась, кто это был. Надо было немедленно его стереть. Даже не читая. Дрожащими руками я выловила телефон из сумки и открыла сообщение.

Привет, красавица, ночью было супер + надо повторить на трезвую голову!!! Целую всю!

Мое сердце бешено забилось, пока я лихорадочно стирала сообщение. Симон проснулся сегодня и сразу подумал обо мне. Видимо, он совсем не сожалел о том, что случилось между нами. Конечно, мне это очень польстило. «И какая разница, — подумала я. — Почему я должна себя этого лишать? Ведь мы никому не делаем ничего плохого».

Но ведь Патриция заслуживала моей солидарности. Из уважения к ней я должна была держаться подальше от Симона. Хотя, честно говоря, это он нес ответственность за их брак. Видимо, у них было не все в порядке, и это меня нисколько не удивило. Патриция была помешана на порядке, постоянно проверяя, все ли прибрано и на своих местах. Со временем это должно было наскучить, особенно такому мужчине, как Симон. И должна ли я изображать из себя ангела-хранителя их брака? Трясущимися пальцами я набрала:

Когда? Целую.

Я нажала на «переслать», и сообщение улетело. Вот так просто. Сердце готово было выскочить, и мне пришлось сесть на лестнице, чтобы прийти в себя. Я как будто сошла с ума. Вместо того чтобы терзаться чувством вины и раскаянием, я сидела на лестнице, задыхаясь от желания и страсти, и напряженно дожидалась писка телефона. Ответ на мой вопрос не торопился прийти. Возможно, мое чересчур откровенное сообщение перепугало его до ужаса.


— Ох, как ты разволновалась, — улыбнулась Бабетт, увидев меня на лестнице склонившейся над зажатым в руке телефоном. — Кому звонила? — она повесила на вешалку куртку и остановилась напротив меня. Я не могла посмотреть ей в глаза.

— Хотела позвонить Иво, но потом вспомнила, что в больнице запрещают вообще включать мобильные.

Врать у меня получалось ужасно плохо.

— Я встретила Партицию возле школы. Она сказала, что состояние Ханнеке до сих пор не изменилось. Иво звонил Симону. Они тоже туда поедут. Если ты не можешь, я поеду с ними…

— Нет, со мной все в порядке.

Моя голова раскалывалась на куски.


На улице было теплее, чем вчера, и небо оказалось затянуто темными дождевыми тучами. Я посмотрела на сарай и подумала, что что бы ни случилось, теперь он всегда будет напоминать мне о Симоне. Я улыбнулась про себя, а коленки снова подкосились при мысли о нем. Мы сели в мою машину и выехали на дорогу. Бабетт вытащила из сумки диск Джорджа Майкла и спросила, можно ли его поставить. Это была любимая музыка Эверта, и она успокаивалась, когда слушала эти песни. Она нашла «Jesus to a Child» и стала тихонько подпевать слащавому, грустному голосу Джорджа.

Когда любовь тебя найдет,

И ты поймешь, что есть на свете счастье,

Возлюбленный к тебе придет

Сквозь непогоду и ненастье.

Я взглянула на ее лицо с идеально наложенным макияжем, на котором нельзя было прочесть ни боли, ни горя, ни бессонницы, ничего. Я смотрела, как она мурлычет под музыку, сильно сжимая в руках сумку, как будто это была единственная ниточка, за которую она еще могла держаться. Мне было интересно, как она себя чувствует, как у нее получается просыпаться каждое утро, принимать душ, сушить феном волосы, наносить тональный крем, тушь и помаду, зная, что ее муж умер и хотел убить своих детей.

— Как тебе удается держаться, Бабетт? — спросила я.

— Это я и сама у себя спрашиваю иной раз. Самое лучшее — что-то делать. И не думать. Если я сейчас дам слабину, я вообще не встану с кровати. Значит, надо бороться. Пытаюсь сосредоточиться на будущем, ищу дом для нас с детьми, занимаюсь передачей фирмы. Вот когда все это закончу, имею право свалиться, и не раньше.

— Передачей фирмы?

— Ага. Все переходит на имя Симона. Он был партнером Эверта…

— Подожди, я ничего не понимаю… Эверт умер, и теперь ведь ты автоматически становишься совладельцем фирмы?

— Нет, к сожалению… Все очень сложно. Да и к тому же я ведь не справилась бы с этим одна. Особенно сейчас. Но нищета мне не грозит. Я доверяю Иво и Симону.

— У Иво голова сейчас тоже другим занята.

— Да уж…

Мы замолчали. Пошел мелкий дождик. Бабетт смотрела в окно. Я думала о Ханнеке, привязанной к аппаратам на больничной койке.

— Я говорила тебе, что полицейские спросили меня, возможно ли, что Ханнеке кто-то столкнул?

Мы въехали в пробку. Я переключила скорость.

— Да ты что! С чего они взяли?

— Просто наугад. Им показалось довольно странным, что вскоре после самоубийства Эверта одна из его близких подруг вдруг падает с балкона.

— Ты им рассказала, что у Ханнеке и Эверта что-то было?

— Нет.

— Я бы тебя, конечно, поняла, если бы ты даже рассказала. То есть из-за этого ужаса с Ханнеке нам всем трудно молчать.

— Я не рассказала, потому что не хотела причинять Иво еще больше боли. И Ханнеке. И тебе. Ты же просила меня никому не говорить. Значит, я не буду.

Она испуганно взглянула на меня.

— Они ведь и меня спросят. И что мне говорить?

— То, что хочешь сказать.

— Я ничего не хочу говорить. Я хочу, чтобы все это поскорее прошло. И еще я боюсь, что если полицейские почуют здесь что-то, они как клещи прицепятся к Иво.

18

Иво стоял у входа, подняв воротник коричневой кожаной куртки, и курил сигару. По нему сразу было видно, что он не сомкнул глаз. Я поцеловала его небритые щеки, он прижал меня к себе и засопел.

— Какой-то кошмар, какой-то ужас…

Он обнял меня еще сильнее. Я гладила его колючие волосы. Он отпустил меня и бросился к Бабетт.

— Как хорошо, что ты приехала. Что ты все это выдерживаешь. А у меня не получается…

Его огромная фигура содрогнулась в отчаянии. Бабетт высвободилась из его рук и даже смогла довести его до скамейки и успокоить. Она помогла ему снова зажечь сигару.

— Это ведь на самом деле слишком тяжело. И как это может получаться? Да и разве это нужно. Ты должен просто думать о себе, Иво. Думать о Ханнеке, о детях. Принести тебе кофе?

Он грустно кивнул. Бабетт ушла в здание больницы, а я села с ним рядом и взяла за руку.

— Ты дрожишь, — констатировал он, и я свалила все на холод и недостаток сна.

— Эта полицейская сучка тоже здесь. Что за стерва. Уже шесть раз спросила меня, где я был около четырех часов. В пробке. Ехал домой. Ханнеке позвонила мне и сказала, что вечером вернется. И совсем не была подавленной, наоборот, она говорила очень четко, как будто точно знала, что ей делать. Она сказала, что собирается поговорить с тобой, что ей стыдно за то, как она себя вела после похорон, что в тот день она очень многое поняла. И вечером обещала мне все это объяснить.

— И ты сказал все это следователю?

— Более или менее. Этой девице нет никакого дела до нашего брака, так что я не стал ей говорить, что Ханнеке «очень многое поняла». Это касается только нас. Для меня самое главное было, что она возвращается домой. Что она меня… — Он всхлипнул и затянулся сигарой. — Ну, то есть, что мы можем быть вместе. Я точно знаю, что она не сама выпрыгнула. То есть почему бы ей вдруг? Назови мне хоть одну причину! — Он вопросительно взглянул на меня.

— Причина, конечно, есть, — пробормотала я, но увидела, как его глаза наполнились слезами, и тут же пожалела о том, что начала эту тему.

— Прости меня, Иво, но я знаю. Про Эверта и Ханнеке. И это, конечно, не истинная причина. Я имею в виду, Ханнеке никогда бы не бросилась с балкона из-за такого, но…

— Несчастный случай! И только! Ее не толкали, и сама она не прыгала. Ну кому на этом свете могло понадобиться сбросить Ханнеке с балкона?

— Успокойся. Полиция же должна все расследовать. У них такая работа.

— Да они наслаждаются всем этим. А в глазах у них только зависть и ненависть. И думают небось: «Ну наконец-то мы тут прижмем богатенького урода», я прямо слышу их мысли. Где был в четыре часа… Как будто я мог… Собственную жену…

Вернулась Бабетт с тремя зажатыми в руках стаканчиками дымящегося кофе. Иво положил руку мне на коленку и тихонько сжал ее в знак доверия.

— Если мы станем обвинять друг друга перед полицейскими, то все полетит к чертям. Это касается всех, а не только нас. А это как раз то, чего они хотят. Так что осторожней со словами, Карен. Пожалуйста. Проблемы в моей семье — не их собачье дело.

Поднялся ледяной ветер. Я взяла у Бабетт стаканчик и, дрожа, отпила глоток. Я смотрела на Иво и Бабетт, сидящих рядом со мной плечом к плечу и говорящих друг другу слова утешения. Их супруги были любовниками, и это должно было оставаться тайной. Почему? Только потому, что это окажется слишком унизительным для них, если правда выйдет на свет? Я потерла руками виски, чтобы задушить запутавшиеся мысли и подозрения, которые перепутались у меня в голове. Это касалось моих друзей, которые всегда были так добры ко мне, к Михелу и к моим детям. Я любила их, если бы они не вошли в мою жизнь, я бы, возможно, сошла с ума от одиночества. Как я могла подумать, что кто-то из них мог иметь отношение к смерти Эверта и падению Ханнеке?


Дорин Ягер и ее коллега стояли у палаты Ханнеке с сильно жестикулирующим Симоном. Как только я увидела его вдалеке, мне на минуту показалось, что мое тело немедленно взорвется. Впившись ногтями в ладонь и глубоко вдохнув, мне все-таки удалось привести себя в чувство и достаточно спокойно идти рядом с Бабетт по направлению к мужчине, чьей спермой еще сегодня утром были испачканы мои бедра. Его веки припухли, щеки не бриты. Он выглядел усталым, у него явно было похмелье, и от этого он казался еще привлекательней, чем когда бы то ни было. Он чуть заметно подмигнул мне, когда наши взгляды встретились, но потом полностью нас игнорировал. Он явно не был в восторге от разговора с Дорин, и когда мы проходили мимо, повисла пауза.


Патриция с удрученным лицом сидела у кровати Ханнеке и подскочила, увидев нас. Я заставила себя посмотреть ей в глаза и поцеловать, что удалось мне на редкость хорошо, несмотря на зудящую в голове мысль о том, что я мерзкая предательница.

— Все так нехорошо, — прошептала она, поглаживая изуродованную руку Ханнеке.

Я склонилась над Ханнеке и осторожно поцеловала повязку на ее голове. К глазам подступили слезы, я не хотела давать им волю, потому что боялась, что если заплачу, то уже никогда не смогу остановиться и в истерике брошусь в руки Патриции, чтобы рассказать ей, как я раскаиваюсь в том, что сделала. Бабетт остановилась в ногах кровати и смотрела на нашу израненную подругу испуганным взглядом, прижав ко рту руки.

— Знаете, о чем я все время думаю? — сказала она сдавленным голосом. — Что они скоро будут вместе, где-то наверху. А я здесь. Одна.

— Не надо так думать, Бабетт.

— Я должна была умереть. И мои мальчики. Эверт хотел выжить в том пожаре, чтобы остаться с ней. Такой был план. Мы были для него балластом.

Патриция поискала глазами мой взгляд и едва заметно покачала головой. Потом она обняла Бабетт за плечи.

— Ты же знаешь, что это не так. Не надо мучить себя такими мыслями. Эверт был не в себе. Не забывай. За этим не было ничего, кроме его болезни. Он видел и чувствовал вещи, которых на самом деле не было. Тот Эверт из прошлого, которого ты знала, любил только тебя. И он не хотел вас убивать.

— Она просто пошла за ним. Вам никогда не приходило в голову, что, возможно… она своей зажигалкой? Она чокнутая. Такая же, как и Эверт!

— Бабетт, пожалуйста! — Патриция кивнула на дверь. — Пойдем. Пройдемся немножко. К Анжеле. Она внизу с мамой Ханнеке. Пойдем поздороваемся.

Она осторожно подтолкнула ее к выходу.


Я села на складной стул рядом с кроватью, положила голову на подушку рядом с Ханнеке и закрыла глаза. Постель пахла кровью и йодом. Я читала где-то, что люди в коме могут слышать, когда с ними говорят, и тихонько шепнула ей:

— Ты видишь, Хан, что за кошмар тут творится? Ты должна вернуться. Ты мне нужна. Все идет не так, пока ты в коме…

Мне не хватало ее едких замечаний, громкого смеха, пошлых шуток. Мне не хватало той женщины, которой была я сама рядом с ней.

— Я совсем запуталась… Мы все запутались. Ты должна рассказать мне, что делать. Надо говорить полицейским правду или как раз нет? Я не знаю, Хан. Я никого не хочу предавать…

«Ну, так и заткнись». Я почти услышала, как она это говорит. Но ее полные, распухшие губы не пошевелились. Я взяла ее безжизненную руку и погладила пальцы. Ногти были поломаны, обручальное кольцо исчезло. Только белая полоска кожи говорила о том, что она когда-то его носила.

— Почему ты никогда мне не доверяла? — шептала я, проглатывая ком в горле. Я знала, что бы она ответила.

«Потому, что ты безнадежная моралистка». Она часто так меня называла. Такой я и была. До вчерашней ночи. О чем бы ни шла речь на вечерах нашего «клуба гурманов» — об изменах, политике, пластической хирургии или распределении обязанностей в семье, — я всегда разбиралась во всем лучше всех, а Ханнеке знала, что я никогда бы не одобрила ее отношений с Эвертом, это поставило бы под удар нашу дружбу.

— Это ты во всем виновата! Если бы ты не упала из этого чертового окна, Симон не пришел бы к нам, и мы бы не напились, я бы не запуталась и до сих пор была бы безнадежной моралисткой…

В палату зашел Иво и встал с другой стороны кровати. Он поцеловал кончики пальцев, дотронулся до губ Ханнеке и улыбнулся ей влюбленной улыбкой.

— Твой отец поехал за детьми, милая, — сказал он высоким срывающимся голосом, а его подбородок задрожал. — Мейс и Анна сейчас приедут. Тебе надо просыпаться, моя девочка. Ради детей…

У меня в ушах раздался шипящий свист, и мне показалось, что я вот-вот задохнусь. Я выскочила из палаты, пробежала по коридору до туалета, где подставила запястья под ледяную воду. Я посмотрела в зеркало и увидела сильно накрашенную, отечную, старую женщину. Я плеснула в лицо холодной водой и вытерлась руками.

— Ханнеке не может умереть, Ханнеке не может умереть, — бормотала я. Я сплела пальцы и уперлась костяшками в лоб.

— Пожалуйста, не дай Ханнеке умереть.

19

Мне надо было срочно съесть что-нибудь жирное и соленое, чтобы предотвратить приступ головной боли, поэтому я взяла пластмассовый поднос и встала в очередь в буфет, оглядываясь по сторонам в поисках своих друзей. Народу было полно. Заботливые родственники хлопотали над пациентами в креслах-каталках; у одних были трубки в носу, у других стояли капельницы. Я ненавижу больницы, они напоминают о том, как хрупка жизнь. Я не хочу видеть боль, страдания и смерть, я их боюсь.

Поставив на поднос бутылочку колы-лайт и фруктовый салат, я продвинулась дальше и заказала два крокета с хлебом. Снова стала искать глазами Бабетт, Патрицию и Симона, недоумевая, почему их нет в условленном месте. Может, они уже уехали домой. Ясно, что для Бабетт было слишком тяжело выносить это зрелище. Но тогда они должны были каким-то образом сообщить мне? Почему я всегда узнаю обо всем последней?

Я расплатилась. Взяла столовые приборы и три пакетика горчицы и направилась к пустому столику у двери. Устроившись за столом, достала мобильный. Новых сообщений не было. Я положила телефон на стол и принялась за крокет.

— Можно к вам присесть?

Не дожидаясь ответа и плюхнув свой поднос с томатным супом и минеральной водой на мой столик, напротив меня уселась Дорин Ягер. У меня сразу же пропал аппетит.

— Ну вот. Наконец-то можно перекусить. Но если я беру что-нибудь подобное, — она показала ложкой на мою тарелку, — я сразу прибавляю килограмм.

Я улыбнулась, пробормотала что-то про то, как у меня все быстро сгорает, и сказала, что очень хочу пить, чтобы освежить голову и прогнать плаксивое настроение.

— Получены результаты анализа крови вашей подруги. Только что мы обсудили их с вашими друзьями, супругом и родителями жертвы.

Дорин подула на свой суп и выжидающе посмотрела на меня. Мне стало дурно.

— И что?

— У нее в крови обнаружен алкоголь, а также бензодиазепин, то есть снотворное.

— Она ведь могла принимать снотворное предыдущей ночью?

Дорин отхлебнула супа и покачала головой.

— Нет, концентрация слишком большая. Она выпила его за несколько часов до того, как прыгнула с балкона.

— Или упала с балкона.

— Ситуация все больше говорит о том, что она все-таки выпрыгнула. Иначе зачем посреди дня ей понадобилось принимать снотворное?

— Ханнеке курит. Она могла выйти на балкон, чтобы покурить, и потеряла равновесие, потому что была под воздействием лекарства. Ведь это возможно, особенно в сочетании с алкоголем? Может быть, она принимала таблетки, чтобы успокоиться, от нервов.

— От бензодиазепина не становятся спокойнее, от него впадают в кому.

— Послушайте, мы с ней договорились встретиться. Она обещала своему мужу, что приедет домой. У нее дети! У нее много всего, ради чего стоит жить! Не может быть такого, чтобы она пыталась покончить с собой!

Дорин дружески похлопала меня по руке и посмотрела на меня уверенным взглядом.

— Таковы факты. Ничего не могу поделать. Я не знаю эту женщину, не знаю, что уж там произошло. Но часто бывает, что человек сгоряча решает свести счеты с жизнью. Обычно после каких-то драматических событий, таких как случилось в вашей компании. Впрочем, нам известно, что ваша подруга ранее дважды останавливалась в этом отеле. С мужчиной. В одном и том же номере.

Я постаралась равнодушно, как только могла, взглянуть на нее и откусила крошечный кусочек своего уже совершенно холодного крокета. Казалось, я ем цемент, и я испугалась, что поперхнусь, если проглочу хоть чуть-чуть.

— Я могу догадаться, кто этот мужчина, но на основании догадок нельзя вести следствие.

— Ханнеке никогда не говорила мне ни о каких мужчинах, кроме Иво.

— Я понимаю, почему ваши друзья выгораживают друг друга, но вы-то — другое дело. Судя по сообщениям в ее телефоне и по записям в ее ежедневнике, вы — ее лучшая подруга.

— А почему вы думаете, что мои друзья выгораживают друг друга?

— Потому что все они в рабстве у господина Симона Фогела. Нам известно, насколько глубоко увяз в этом Эверт Стрейк…

— Что вы имеете в виду?

— Долги. Эверт задолжал ему сотни тысяч. Совсем не удивительно, что он решил свести счеты с жизнью. Только смерть могла избавить его от долгов, в этом случае он был очень хорошо застрахован. Между прочим, все было устроено супругом вашей подруги, той, с которой произошел несчастный случай.

— В чем вы хотите меня убедить? Что мои друзья имеют отношение к этому несчастному случаю?

— Может, перейдем на «ты»? — спросила Дорин Ягер.

Я пожала плечами. Она начинала ужасно действовать мне на нервы. Отправив в рот последнюю ложку супа, она продолжала:

— Я ни в чем тебя не убеждаю. Это твой собственный вывод. Возможно, ты сама гонишь от себя эту мысль.

Я подумала о Ханнеке, как она лежала там, на асфальте, как больно ей было, когда ее тело ударилось о землю… Я почти слышала, как хрустят ее кости, как трещит череп. Ханнеке была тщеславна. Она ни за что не допустила бы, чтобы ее видели окровавленной или изувеченной. Если бы даже она и захотела свести счеты с жизнью, то не стала бы делать это таким образом.

— Если одна из твоих подруг стала жертвой чьей-то грязной игры, ты не считаешь, что это надо расследовать? Мы должны докопаться до правды. Или ты хочешь, чтобы ее дети росли с мыслью, что их мать не захотела жить с ними?

Я в бешенстве вскочила с места, стул грохнулся на пол, и все взгляды устремились на меня. Я должна была сделать над собой усилие, чтобы не убежать.

— Если ты не возражаешь, я все-таки пойду к своей подруге, — пробормотала я сдавленным голосом, поставила стул на место и подхватила куртку. Дорин взяла меня за руку, притянула к себе и резко прошептала на ухо:

— Хорошенько подумай, кого ты по-настоящему предаешь из-за этой тупой верности вашей дружбе.


На улице мне стало лучше. Я набрала полные легкие холодного воздуха и разглядывала людей, проходивших мимо. Молодая мать в кресле-каталке с новорожденным младенцем в руках. Седой старик, толкающий перед собой «ходунки» с букетиком тюльпанов в корзинке. Парень, спрятавшийся под черной шапкой, с экзотической татуировкой на шее. Таксисты с красными, надутыми лицами, которые дурачились друг с другом. Я вспомнила тот день, когда, сияя от гордости, выходила из больницы с маленькой Аннабель. Михел встречал меня, светясь от счастья, с неестественно огромным букетом красных роз, а медсестры шептали мне, что я должна радоваться, ведь у меня такой хороший муж, и далеко не все такие. А я и радовалась. Я была уверена, что рождение нашей дочери еще больше укрепит нашу любовь, что больше ничто не проскользнет между нами. Что же случилось с нами и нашими красивыми обещаниями? Куда делось чувство той душевной привязанности? Мне вдруг ужасно захотелось оказаться рядом с Михелом, таким, каким он был раньше, когда мы еще могли по-настоящему разговаривать друг с другом, не бросаясь сразу же в оборонительно-наступательные операции. Тот, прежний Михел обязательно помог бы мне. Убедил бы меня, что честность прежде всего, несмотря на последствия, которые она может вызвать, и если наши друзья в результате отвернутся от нас, значит, они не стоят нашей дружбы. Но, с другой стороны, я обещала молчать. Я не имела права передавать полиции такие вещи, выдавать своих друзей, ведь они сами решили сохранять в тайне отношения Ханнеке и Эверта. Если они посчитали, что эти отношения не связаны с происшедшим, кто я такая, чтобы сомневаться в этом?


Около постели Ханнеке собралось много народу. По обеим сторонам кровати сидели ее родители с покрасневшими от слез лицами, испуганно смотревшие на свою дочь и медицинские приспособления, окружавшие ее. Дети Ханнеке сидели на полу и увлеченно рисовали для мамы картинки. Я думала, что наша компания тоже должна быть здесь, но Бабетт, Симона и Патриции поблизости не наблюдалось. Я попросила извинения, на цыпочках подошла к Иво, который с отчаяньем на лице сидел рядом с тещей, и шепотом спросила его, где все.

Наступила странная, напряженная тишина, испугавшая меня. Я хотела положить ему на плечо руку, но он внезапно отшатнулся, и моя рука повисла в воздухе. Он отвел от меня взгляд, на скулах заходили желваки.

— Тебе лучше уйти, Карен, оставь нас в покое, — прошептал он с затаенной ненавистью.

— Что? — переспросила я.

— Уходи. Ты решила выболтать нашу тайну. Предать нас. Тебе здесь больше нечего делать.

— Боже мой, Иво, это неправда. Клянусь, это не так…

Я посмотрела на родителей Ханнеке, которые сидели, опустив глаза, на Мейса и Анну, продолжавших спокойно рисовать. Иво махнул на меня рукой, как будто отогнал надоевшую муху. Казалось, земля уходит у меня из-под ног.

Я склонилась над Ханнеке и осторожно поцеловала ее.

— Я все время думаю о тебе, милая Хан. Возвращайся к нам скорее.

Я неловко пробралась мимо детей и вышла из комнаты.

20

Эверт был зол на весь свет, особенно на своего лучшего друга Симона, который против его воли отдал его в больницу, и на Бабетт, которая, сразу же после возвращения, по совету психиатра Эверта и всех нас написала заявление на его госпитализацию, в результате чего он должен был находиться в больнице как минимум три недели. После принятия этого решения санитары увели Эверта, который ругался и плевался.

Поначалу мы навещали его по очереди, онемев от неловкости, сидели напротив него в комнате для посещений, он хмуро курил одну сигарету за другой, а когда мы собирались уходить, умолял забрать его отсюда домой, к жене и детям, и плакал, как ужасно все разладилось. Он боялся умереть, был уверен, что его здесь пытаются отравить, что все это — один большой заговор. Смотреть на него было ужасно. Каждый раз, когда мы уезжали и оставляли его в полном отчаянии, мы и сами были в шоке, и нам казалось, что лучше было бы все-таки забрать его оттуда.

Анжела, прямо как мать Тереза, заботилась о Бабетт, пока Эверт был в больнице. Она отправляла детей в школу и забирала их домой, возила Бабетт на машине по всяким ее делам, помогла найти хорошего психолога, чтобы вправить мозги самой Бабетт, готовила каждый вечер еду на две семьи и таскала Бабетт с собой на все дни рождения, вечеринки, в гости, в спортшколу, на теннисный корт и на йогу. Мы с Ханнеке удивлялись, как Анжела полностью растворилась в жертвенном чувстве к Бабетт.

— Смотри, они просто влюблены друг в друга, — постоянно замечала Ханнеке, когда мы видели, как они пьют кофе в «Верди» или вместе появляются на какой-нибудь вечеринке. Анжела стала даже внешне походить на Бабетт. Она выкрасила светлые пряди в волосах, сбросила несколько кило и стала вдруг носить кофточки с глубоким вырезом, такие же черные брюки в обтяжку, короткие юбки и высокие сапоги. Они все время уединялись от других, к большому огорчению Патриции, которая до госпитализации Эверта была лучшей подругой Анжелы.

— Она прямо как радаром улавливает бедолаг, — ворчала она на пасхальной ярмарке в школе, где Бабетт и Анжела опять появились вместе, в согласованной друг с другом одежде. — Ей надо принять участие в чужом горе, потому что мало событий в собственной жизни. Теперь у нее появилось занятие. Ее цель теперь — спасать Бабетт!

Я задавалась вопросом, не было ли это тайной ревностью со стороны Патриции, потому что Бабетт выбрала именно Анжелу в качестве опоры и поддержки? Ведь мы все хотели давать Бабетт советы, помогать ей во всем и чувствовать при этом, что делаем доброе дело.


В то время как к Эверту приходило все меньше посетителей, Бабетт окружало на разнообразных социальных мероприятиях все больше сочувствующих ей людей. Все хотели узнать, как дела у Эверта, но никто не отваживался спросить это у него самого, используя в качестве оправдания, что они не могут вынести его гнев и его страх. Мы и сами с трудом выносили все это. И выдумывали для оправдания прекрасные причины. Так, мы считали, что «теперь дело за ним», что «наши посещения только выводят его из себя» и что «кажется, он и сам не хочет выздоравливать».

Ханнеке считала, что все это — ерунда, и была единственной, кто наряду с Бабетт регулярно продолжала навещать Эверта, чтобы вместе с ним поработать над эскизами, которые она сделала для его нового магазина. В конце концов, он был хозяин, и она отказывалась ставить на нем крест. Общение с ней, их разговоры возвращали его к реальности, придавали смысл его существованию, и он будет вечно благодарен ей за это. Так Эверт говорил после выписки из психиатрического отделения, где провел шесть недель. Он благодарил нас всех за оказанную поддержку и прославлял нашу дружбу, которая сопровождала его на протяжении всего тяжелого периода, но мы-то знали ох как хорошо, что, честно говоря, бросили его, потому что понятия не имели, что делать с ним и его чертовой болезнью.


Эверт снова был дома, но это уже не был прежний Эверт, энергичный веселый балагур. Из-за лекарств, которые он еще долгое время должен был принимать, он стал вялым и тихим. В его обществе стало неуютно находиться, потому что он или молчал, или задавал странные вопросы, от которых мы начинали чувствовать себя не в своей тарелке. Его присутствие нас угнетало, разговоры становились вымученными и тяжеловесными, но никто не осмеливался возражать ему, боясь или обидеть его, или самому быть им обиженным.

— Не надо воспринимать его так серьезно, — говорила Бабетт. — Я отношусь к нему легко.


— Конечно, мне больно видеть его таким. Он же, черт возьми, мой лучший друг! — Симон стукнул кулаком по столу и залпом выпил оставшееся пиво.

Как и каждую субботу, вечером мы всей компанией собрались в баре «Верди». Дети на площади доламывали свои велосипеды, а мы, сделав покупки, пропускали рюмочку-другую. На этот раз Эверта и Бабетт с нами не было.

— Знаете что, — сказал Кейс, очерчивая пальцем в воздухе круг, показывая бармену, чтобы он повторил наши напитки, — мы не можем ему помочь. Теперь он должен выкарабкиваться сам. Чего мы с Симоном только не перепробовали, чтобы опять втянуть его в нашу жизнь. Играли с ним в гольф, в теннис, ходили на матч «Аякса», ездили на горных велосипедах, целый вечер проторчали в баре за разговорами по душам, — и все насмарку! Несет какую-то ерунду, уставившись перед собой. У него установка на ужасный негатив, но в какой-то момент все станет на свои места. Жизнь продолжается, что-то изменится и для него. Кто-то теряет, кто-то находит.

— А что ты, собственно, имеешь в виду?

Михел раздраженно посмотрел на него. Симон взял стаканы с новой порцией пива с барной стойки и раздал их нам. Все выжидательно уставились на покрасневшего Кейса.

— Ну… как бы сказать… мне надоело возиться с ним. Нам больше нечего сказать друг другу. Может, наши отношения возобновятся, когда он опять придет в себя.

— А как он сможет прийти в себя, если все его бросили?

— Эх, да кто же говорит, что бросили. — Симон обнял Михела за плечи и чокнулся с ним.

— Мы и не думаем бросать его. Скорее наоборот. Он сам сторонится нас. Он не может угнаться за темпом жизни, в этом нет ничего странного после того, что он перенес.

— А если бы с тобой случилось что-нибудь этакое, ты бы хотел, чтобы с тобой обращались, как с дебилом? — резко спросила Ханнеке, махнув стаканом белого вина в сторону Симона.

— Разница в том, что со мной такого не случится.

— Ерунда. Это может случиться с каждым.

— Нет, моя дорогая, это не так. К этому надо иметь предрасположенность.

Ханнеке нахмурилась.

— Вы избегаете Эверта, как будто он заразный или все еще не в себе. Он уже выздоровел, он работает, он вернулся к прежней жизни. Но он теперь по-другому ко всему относится, и это вас и заедает.

— Как это по-другому?

— Теперь он знает, что деньги и положение летят в жопу, если случается что-то действительно серьезное.

Кейс и Симон рассмеялись.

— Господи, Ханнеке, где ты вычитала эту поговорку? Заткнись!

— Не обращай внимания на этих козлов, — сказала Патриция, которая до сих пор, повернувшись к нам спиной, болтала с Анжелой. Мы с Ханнеке с обиженным видом отвернулись от мужчин и пересели к Патриции и Анжеле.

— Эверт возвращается к жизни, с каждым днем ему все лучше. Мужики просто не умеют обращаться с подобными вещами. Пускай себе бахвалятся вволю, — сказала Анжела, отхлебнув вина. И, задрав рукав своего пушистого белого свитера, показала нам, сияя от гордости, новые часы. Патриция и Ханнеке вскрикнули от восторга, я тоже в восхищении уставилась на запястье Анжелы. Больше всего я была рада, что тяжелый разговор об Эверте закончился.

— К годовщине свадьбы. Лежали у меня на подушке! Это «Брайтлинг Каллистино». Камешки — настоящий хрусталь Сваровски, а ремешок из кожи ящерицы…

— Только детям про ящерицу не говори! — сказала я, смеясь.

— Вы видели это, мужчины? Что подарил Кейс Анжеле ко дню свадьбы?

— Вот это подарок! — воскликнула Ханнеке и сунула руку Анжелы под нос нашим мужьям. Даже бармен подошел посмотреть и заявил, что по такому случаю надо выпить еще по стаканчику за счет заведения.

— Эх ты, старик, ты нам всю песню портишь, — Иво шутливо стукнул кулаком по руке раскрасневшегося от пива и нашего внимания Кейса.

— Ну вот, делай после этого людям добро!

Мы продолжали подначивать друг друга, стали смеяться все громче, чтобы заглушить странное чувство неловкости, которое закралось в наши отношения, когда заболел Эверт. В этом смехе было и отчаянье, и страстное желание близости и доверия, которые были между нами раньше, и я не могла понять, куда оно делось, это чувство нашей душевной привязанности. Глянец стерся, и я все чаще стала задумываться над тем, на чем, собственно, основывается наша дружба. Существует ли она вообще, означает ли то же самое для всех нас? Может быть, даже я придумала себе нашу дружбу, потому что мне ее так не хватало.

21

Михел узнал про нас с Симоном. Поэтому он уже был дома. Его машина была кое-как припаркована, не под навесом, как всегда, а прямо на обочине, у изгороди. Его, похоже, не волновало, что он может ее поцарапать. Скорей всего, он в ярости. На свинцовых ногах я зашла в дом, в панике соображая, что мне делать, что говорить и смогу ли я когда-нибудь все исправить. Вариантов было два: честно во всем покаяться и пообещать, что такого больше не повторится, или все отрицать и делать вид, что я страшно обижена за то, что он мог такое обо мне подумать. В какой-то момент мне ужасно захотелось все рассказать, избавиться от груза, и как знать, может, это и пошло бы на пользу нашим отношениям. Но когда я увидела Михела, ужасно расстроенного, сидевшего за столом и нервно курившего, я выбрала ложь. Я не могла причинить ему боль. Оно того не стоило.

Изо всех сил изображая веселость, я подбежала к нему и поцеловала в губы.

— Ты так рано… — сказала я по возможности небрежно и поставила на плиту чайник.

— У меня жуткое похмелье, я с ума схожу, так болит голова. Это вообще чудо, что я невредимым добрался до дома.

— Тебе уже ночью было неважно.

Я взяла заварочный чайник и тщательно его вымыла. Если бы Михел взглянул на меня в тот момент, я бы рассыпалась в порошок и на коленях стала бы умолять его простить меня. Поэтому я схватила чистую тряпку, выдавила на нее моющее средство и стала чистить кран и раковину.

— Что там у Ханнеке?

— То же, что и вчера. Ужасно. Иво совсем сломался… К ней сегодня привозили детей, они сидели и просто рисовали. Они еще даже не понимают…

Михел поднялся со стула и, подойдя ко мне, стал, опершись о мойку. Он внимательно посмотрел на меня. Я заставила себя дышать спокойно и улыбнуться ему.

— Будешь чай? — спросила я. Он покачал головой.

— Послушай, — начал он. — Симон звонил мне, когда я ехал. Он был ужасно расстроен. Ты, видимо, что-то сказала полицейским. Ханнеке спала с Эвертом?

У меня перехватило дыхание. Значит, он уже знал. И Симон. И все остальные.

— Я ничего не говорила этой сучке Дорин Ягер! Она сама начала про Симона, что у Эверта были долги перед ним. Что мы все друг друга прикрываем… Она хотела, чтобы я призналась, что у Эверта с Ханнеке что-то было…

— Ой, даже не рассказывай мне, я сам знаю эти полицейские допросы. И знаю, как они работают. Запутывают тебя, начинают давить, и не успеешь сам сообразить, как они все из тебя вытащат.

— Михел, я ничего им не говорила. Я разозлилась и ушла. Да, она меня запутывала. И у меня есть сомнения по поводу так называемого самоубийства Ханнеке. Но я даже виду не подала.

— Дорогая, видимо, ты все-таки сказала ей ту самую малость, которая и была ей нужна.

— Может, они нашли другие доказательства.

— Например?

— Откуда мне знать! Я ничего не знаю! Никогда! От меня всегда что-то скрывают! Даже у Ханнеке, которой я всегда все рассказывала и доверяла на тысячу процентов, как теперь оказалось, были от меня секреты!

— Видимо, и она боялась, что у тебя ее секреты долго не удержатся.

— Да что же это такое, черт возьми!

Я вся дрожала, сдерживая ярость.

— Да ладно, Ка, ты же болтушка. Я люблю тебя, потому что ты такая открытая и честная, но иногда… иногда честность все разрушает. Как сейчас.

— Что, по-твоему, сейчас разрушается?

— На основании того, что ты сказала их агенту, они сейчас обыскивают дом Иво. И еще они наложили арест на бухгалтерию Симона. Видимо, у них есть подозрения, которые касаются смерти Эверта. Конечно, это смешно. Но все равно, в результате они будут докапываться и докопаются до какого-нибудь дерьма. Теперь все всплывет на поверхность. И это может иметь последствия для моей фирмы.

Он вытащил из кармана джинсов помятую пачку «Барклай», достал сигарету, нагнулся и прикурил от пламени под чайником. Я демонстративно включила вытяжку на полную мощность и налила кипятка в сверкающий заварочный чайник. Мне вдруг страшно захотелось бросить Михела. Его друг покончил с собой, моя подруга лежала в коме, а он думал о своей фирме.

— Какое отношение это имеет к твоей фирме?

— Господи, Ка, не притворяйся. Симон был партнером в моей фирме. Иво был моим бухгалтером. Надо разложить тебе все по полочкам?

— Да, будь так любезен.

— Это, кстати, первый раз, когда ты проявила интерес к моим делам. Я объясню тебе, кого мы должны благодарить за денежки, которые ты с таким удовольствием транжиришь направо и налево. Симона. У него пятьдесят один процент акций «Шотмедиа». Благодаря тому, что он стал партнером, мы смогли расшириться, открыть собственную студию, писать классные программы и конкурировать с крупными производителями.

— Если верить твоему рассказу, фирма принадлежит не тебе, а Симону.

— Он просто акционер. Он не влезает в дела.

— Но ведь он с этого что-то имеет, как мне кажется?

— Часть прибыли. Которой у нас без его участия вообще не было бы.

— А почему твоя фирма развалится из-за расследования деятельности Симона?

— Если он перекроет кран, по каким бы то ни было причинам, с нами тоже все будет кончено. И тогда мы уже не сможем позволять себе все, что тебе так нравится: горнолыжные курорты, рестораны, четыре недели отпуска в Тоскане!

— Господи, Михел, он же твой друг и партнер! Зачем бы ему это делать?

— Он может создавать и разрушать. Ты знаешь Симона только как щедрого, общительного, компанейского парня, но в бизнесе он может быть очень жестким. Но в этом мире и нельзя по-другому.

— Но ты же подписал с ним контракт, ведь так? Он же не может в один прекрасный день просто взять и забрать свои деньги из «Шотмедиа»?

— Если он захочет навредить, он может вывести меня из фирмы, продать здание, поднять аренду и взять руководство на себя, если мы не добьемся оборота, как договаривались. А может сделать так, что мы этого оборота вообще не добьемся. К тому же, сейчас полицейские начнут рыться в его финансовых делах, и кто знает, что может всплыть. Если они что-то найдут, они могут наложить арест и на «Шотмедиа». Для репутации моей фирмы это тоже не слишком здорово.

Я налила чай в две чашки, хотя в тот момент мне нужен был алкоголь, чтобы успокоить скачущее сердце. Михел жестом показал мне, что тоже не хочет чаю.

— Я поеду за детьми, — пробурчал он, обращаясь скорее сам к себе, чем ко мне.

— Не надо. Я съезжу. Прими ванну или что-нибудь такое. Займись собой. Ты выглядишь, как будто четыре дня спал под мостом.

— Я хочу за ними съездить.

— О’кей, вперед. Интересно, узнают ли они тебя вообще.

Я знала, что эта фраза ранит его в самое сердце, но она вырвалась у меня сама собой, и было поздно забирать слова назад. Михел размахнулся и одним ударом смёл со стола чайник, пепельницу и чашки.

— Твою мать! Какой же ты можешь быть сволочной стервой! Да как ты смеешь… Я же из сил на хрен выбиваюсь! Для тебя! Для детей! Чтобы удовлетворять все ваши пожелания! Чтобы все… — Он резко ткнул мне в лицо пальцем, — были довольны! И ты смеешь мне делать такие мерзостные замечания! Чего тебе надо, избалованная баба? Хочешь, чтобы я чокнулся, как Эверт? Чтобы я бросил работу? Да запросто, слушай! Поиграю пару годиков в теннис, возьму пару заказов на дом, посплетничаю с подружками! А ты давай зарабатывай! Ты же ни дня не выдержишь моей жизни!

Он вылетел из кухни и так шарахнул дверью, что стекло раскололось, и осколки с громким звоном посыпались на пол.

— Радуйся, если я еще хоть один день выдержу с тобой! — заорала я ему вслед так громко, что заболело горло.

Я помчалась наверх по лестнице и закрылась в ванной. Всхлипывая от злости, я открыла кран. Всего за один день мне удалось разругаться со всеми, кого я любила.

22

На мобильном высветилось, что у меня два сообщения. Один звонок на автоответчик и одно SMS от Симона. Я сразу открыла его:

Надо поговорить. Завтра в 9, парковка Мак-Доналдса, у ротонды? Целую.

Меня пронзила волна облегчения, и ни секунды не сомневаясь, я ответила, что приеду. Он думал обо мне. Он меня успокоит.


На автоответчике была Анжела.

«Я пытаюсь тебя найти, но тебе, видимо, не хочется говорить по телефону. Я знаю, что ты дома, я встретила Михела у школы. Здесь Бабетт и Патриция… Ты, наверное, уже слышала, что вообще тут творится. Ну, короче, мы хотим, чтобы ты тоже пришла».

Я стерла сообщение и швырнула мобильный на кровать. Внизу раздавались звонкие милые голоски Аннабель и Софи, которые визжали от восторга и возились со своим папой. Я достала из шкафа чистые джинсы и толстый синий свитер, который всегда надевала, если мне нездоровилось, натянула теплые носки и высушила феном волосы. Потом я спустилась по лестнице, потискала дочек, они согрелись и вспотели. Михел старался не встречаться взглядом со мной, а я с ним. Напряжение висело между нами как магнитное поле. Мы упрямо молчали, пока девчонки не убежали с кухни принести поделки, которые смастерили в школе, и радостно подскочили, когда они вернулись обратно. Сияющая Софи сжимала в руке бумажный тюльпан, а Аннабель размахивала большим листом, на котором она нарисовала снеговика. Я сказала, что горжусь ими, и крепко прижала к себе, после чего они помчались к себе в комнату смастерить еще что-нибудь.

— Я поеду к Анжеле, — свысока сказала я и ушла, не попрощавшись с Михелом. Я понимала, что сама должна прекратить эту ссору, ведь я ее заварила, но пока не могла найти на это силы. Все в нем меня раздражало. То, как он колотил себя в грудь, доказывая, как тяжело он работает. Его упреки, что он делает все это лишь для того, чтобы угодить мне. Эти прозрачные отговорки, которыми он прикрывался, чтобы свести на нет любой разговор о том, что он редко бывает дома. В какое отвратительное клише превратился наш брак. Про нас можно было писать в дамский журнал под заголовком «как не надо жить».


— Привет! — закричала я нарочито бодро, входя к Анжеле.

Бабетт и Патриция с мрачными лицами сидели за огромным дубовым столом, потягивая белое вино со льдом.

— Как чудесно тепло у вас здесь, — продолжала тарахтеть я, расцеловав всех по очереди. — На улице такая холодина. Не дождусь, когда уже наступит апрель, и не надо будет каждое утро искать шапки, шарфы и варежки!

Моя возбужденная трескотня сломала сдержанную холодную атмосферу, царившую в этой комнате. Только Патриция осторожно улыбнулась мне, Патриция и Анжела смотрели на меня как два обиженных ребенка. Анжела молча налила в бокал вина и подвинула мне.

— Лед? — резко спросила она, не глядя на меня. Я покачала головой, неловко улыбаясь. Дело было плохо.

— Давайте не будем тянуть, — начала Патриция, дрожа от напряжения. — Мы уже говорим об этом полдня, мы все совершенно в шоке. Полиция арестовала бухгалтерию Симона. Они были в конторе и у нас дома. В данный момент они потрошат мой дом. То же самое происходит сейчас и у Иво. Просто слов нет это описать! Как будто ему мало неприятностей! Это чудовищно. Эта жуткая Дорин Ягер, жирная лесбиянка, подлым образом обвинила Симона… Что ты ей, черт возьми, такого сказала?

Я отпила глоток и перевела дыхание.

— Ничего. Я клянусь тебе, я ничего ей не говорила. Она намекала мне, что мы все прикрываем друг друга, я разозлилась и ушла. Это все, что произошло. Я думаю, она ведет с нами какую-то игру. Она хочет настроить нас друг против друга, чтобы мы стали друг друга обвинять. Она придумала себе какую-то теорию и теперь пытается ее доказать, я думаю.

— Она откровенно сказала нам, что ты выразила сомнения по поводу падения Ханнеке. И ты напрямую сказала ей, что у Ханнеке были отношения с Эвертом…

Я яростно замотала головой.

— Вот сука! Это неправда. Бабетт, честно, я же обещала тебе хранить тайну, я так и делала…

Бабетт отвела глаза и стала отстраненно вертеть в руках стакан. Анжела перебила меня:

— Мы все знаем, как ты не умеешь хранить секреты, Ка.

— Что ты хочешь этим сказать?

— Ты сама понимаешь.

— Нет, не понимаю. Назови хоть один пример.

— Ты когда-то разболтала, что кто-то видел Кейса в Амстердаме с одной блондинистой девкой…

Я обалдела. Я с трудом припоминала эту историю. Ее мне рассказала какая-то школьная мамаша в кафе после новогоднего утренника. Одна из ее подруг видела Кейса на юге Амстердама[3] за руку с молодой женщиной. Позже в припадке доверия я рассказала об этом Ханнеке. Естественно, взяв с нее обещание, что это останется между нами. Но ведь как бывает между подругами? Бокал вина, и чтобы поддержать доверительную атмосферу, ты выбалтываешь все на свете. Но я никак не думала, что именно эта новость так разнесется по миру.

— Да это была просто сплетня, которую я слышала от кого-то. Я даже не восприняла это всерьез. Ты права, надо было держать язык за зубами. Но разве такие вещи подходят под определение «тайна»? Вы никогда о таком не болтаете?

Я посмотрела на всех по очереди, ища поддержки или понимания, но они все трое сердито смотрели в бокалы, в которых звенели льдинки.

— Давай начистоту. Ты всегда считала, что ты слишком хороша для нашего круга, — раздраженно сказала Патриция.

Мои щеки горели, как будто у меня была температура.

— Это что еще за новость? Да перестаньте, мы же подруги! Это похоже на третьесортный допрос!

Мой голос застрял в горле. Я понимала, насколько фальшиво было то, что я собиралась сказать. Ведь они были правы. Мне нельзя было доверять, я была лживой, предательницей. И как я посмела говорить высокие слова о дружбе, когда сама еще прошлой ночью трахалась с ее мужем?

— Ты другая. Ты считаешь, что ты всегда права. Ты гордишься, что ты работаешь, у тебя образование, что вы такие творческие. Иногда ты явно даешь понять, что считаешь нас поверхностными. Ты и Ханнеке, вы всегда смеялись над нами. А когда дошло до дела, вы нас предали.

— Я не поняла. Каким образом Ханнеке вас предала?

Наверху вдруг раздался грохот и детские крики.


Анжела встала, пошла в холл и крикнула наверх, чтобы они не смели прыгать с верхней кровати. Мы неловко улыбнулись, обрадовавшись, что напряжение немного спало. Она вернулась и с силой положила руки мне на плечи.

— Ты имеешь в виду еще что-то, кроме того, что она спала с Эвертом и испортила его похороны, напившись и закатив истерику? Мы потом еще поговорили с ней, Патриция и я…

— Вы? Когда же? — удивленно спросила Бабетт, как будто только что проснулась.

— В то утро, когда она… — Она провела ребром ладони по шее, и от этого жеста меня чуть не стошнило.

— Она звонила Патриции рано утром. Не для того, чтобы принести извинения, мягко выражаясь. Она обложила нас последними словами.

Патриция почесала в затылке и закончила рассказ Анжелы.

— У меня получилось ее успокоить, и мы договорились встретиться в той кофейне на П.С.Хоофстраат[4] и обо всем поговорить. Но я ее боялась, честно сказать. Поэтому попросила Анжелу пойти со мной. За кофе…

— При этом она в пол-одиннадцатого утра заказала самбуку, — добавила Анжела со злостью во взгляде.

— Она говорила ужасные вещи, которые я не хочу повторять. Да и нет в этом смысла. В любом случае, мы смогли ее убедить, что это опасно, в таком эмоциональном состоянии навешивать на всех обвинения. Мы расстались довольно хорошо. Она обещала обратиться за помощью и в этот же вечер вернуться домой.

— По-моему, Карен и я имеем право знать, что она все-таки сказала, — отозвалась Бабетт и незаметно взяла меня за руку в знак солидарности.

— Нет, — категорично отрезала Патриция. — Я думала об этом, но я не хочу вас этим загружать. Это плоды воспаленного мозга усталой женщины, но это может иметь огромные последствия, если о них пронюхает полиция. Они уже несколько лет ждут, как уничтожить Симона. Это цена, которую надо платить за успех. Только высунь голову из общей массы, и они сделают все, чтобы тебя прикончить. Поэтому, Карен, этот разговор так важен. Если ты хоть немного желаешь добра Ханнеке и Иво, мне и Симону, то не говори больше с полицией. Здесь, между нами, можно обсуждать что угодно. Но там держи язык за зубами.

— Уже поздно, — пробормотала Анжела, как в мелодраме.

— Насколько я понимаю, Ханнеке сказала что-то о Симоне, — сказала я.

— Возможно, вы вдвоем уже вдоволь насплетничались на эту тему, и тебе тоже известно, что у Симона и Эверта были деловые разногласия. Они их разрешили, но теперь полиция увидела в этом мотив.

Бабетт ударила ладонью по столу.

— Я не могу это слышать! Давайте прекратим! Карен моя подруга, вы мои подруги… — Она по очереди посмотрела на нас глазами, полными слез. — Я верю Карен.

— В таком случае я тебе скажу, что с меня тоже хватит. Всего этого! И не только с меня! — сказала Анжела. Она посмотрела на Патрицию, которая терла свой маленький нос пальцами с коричневым маникюром. Она выглядела грустной и разбитой.

— Полиция знает, что вы с ней встречались? — спросила я.

— Нет! И это их не касается! Мы хорошо попрощались с Ханнеке, она вернулась в отель собрать вещи. С нами ехать она не захотела. Мы не сталкивали ее с балкона.

— Но это очень важно для следствия! — мой голос сорвался.


— Если мы расскажем полиции, они тут же захотят знать, о чем был разговор. И кому от этого станет лучше? Эверта и Ханнеке мы этим не вернем, а неприятностей только прибавится. Карен, здесь не идет речь об убийстве, это просто трагическое стечение обстоятельств. Два человека в нашем кругу один за другим выбирают смерть. Почему мы должны за это расплачиваться? — сказала Патриция. — Мне кажется, нам надо немного отдохнуть друг от друга, Карен. Я должна сконцентрироваться на том, чтобы Симону вернули его честное имя. За это я буду сражаться. И ссоры с тобой мне ни к чему.

К глазам подступили слезы, я старалась не заплакать.

Патриция закатывала глаза и надувала губы. В ней появилась какая-то жесткость.

— Я думаю, Карен, ты тоже в нас сомневаешься, как и мы в тебе. И поэтому, как мне кажется, то, на чем держалась наша дружба, исчезло. Симон очень серьезно дискредитирован. Ты утверждаешь, что не имеешь к этому отношения… Не знаю. Кроме того, репутация Симона подпорчена навсегда. Люди скажут, нет дыма без огня. А ведь он вам только помогал. Он такой человек. Согласись, Карен. У вас ведь дела пошли в гору только после того, как он вступил в предприятие Михела.

Я смотрела в одну точку, размышляла и чувствовала, что становлюсь спокойнее. Патриция была права. Я сомневалась в них, и этот отвратительный разговор все только подтвердил. Туман в голове рассеялся, меня как будто ударило током, и я увидела все совершенно отчетливо. Я потеряла саму себя с этими людьми. Тепло, доверие, любовь друг к другу — все это было лишь у меня в голове. Мы восхищались друг другом в обмен на восхищение. А теперь волшебство рассеялось, на поверхности оказалась лишь голая правда. Один был мертв, другая тяжело ранена, и нельзя было задавать вопросов на эту тему.

— Насколько я поняла, Патриция, ты прекращаешь нашу дружбу…

— Я не выношу предательства. То есть, если ты хочешь выставить все именно так… Да, я думаю, ничего другого не остается.

— Я присоединяюсь, — добавила Анжела.

Я встала и заставила себя улыбнуться.

— Да что же это за идиотизм? Я не хочу так! Патрис, Анжела! Вы же не можете так поступить после всего, что случилось? Вы мне нужны! Карен, подожди, останься…

Бабетт вскочила и удержала меня уже у двери.

— Мы же можем все уладить между собой. Не иди на поводу! Может, если ты извинишься…

— Они обвиняют меня в том, чего я не делала, и я сейчас задаю себе вопрос, почему я этого не сделала. Твой муж умер. Моя подруга почти… Все не так, Бабетт, здесь всё, черт возьми, не так! На самом деле они правы. Доверия больше нет. Я отчаянно цеплялась, я хотела верить, что с Ханнеке случилось несчастье, но я не могу закрыть глаза на факты.

— Подожди, я с тобой…

Бабетт побежала в комнату и неловко попрощалась. Я услышала, что она не хочет вставать между нами, на что Анжела едко ответила, что в этом нет надобности, ведь каждый должен сделать свой выбор.

23

— Мне надо покурить, — сказала я. — Пойдем в «Верди», там я куплю сигарет, вместе со стаканчиком виски это меня согреет.

В машине было пронизывающе холодно, и я включила обогреватель на полную мощность, чтобы очистить заиндевевшие окна. Дрожащая от холода Бабетт сидела рядом со мной.

— Я тоже хочу курить, — ответила она, я удивленно посмотрела на нее. Она всегда была самой ярой противницей курения. Я помнила, какие споры возникали между ней и Эвертом, когда он зажигал сигарету.

— Да, я курила, когда была подростком. В юности я перепробовала все, что запрещено Богом.

Я ехала и думала, что мы, в общем-то, ничего не знаем о прошлом друг друга. О чем мы говорили все эти два года? О вещах, не вызывающих сомнения. О еде, одежде, отпуске. О детях. Друг о друге. Много о теннисе. О полиции. И, как это ни грустно признать, из-за смерти Эверта мы стали более откровенны, повернулись друг к другу своими истинными сторонами, поэтому стало даже казаться, что эта трагедия сделала нашу дружбу еще крепче. Но на деле все оказалось наоборот. Один из нас задумал убить себя и своих самых близких, и с этого началось падение «клуба гурманов».

Мы ехали вдоль темных елей, которые так и склонялись над дорогой, за ними невероятно ярко светила луна, я чувствовала себя, как никогда, бодро и легко. Как будто освободилась от тяжелого, как свинец, груза.

— Ну, тебе получше? — заботливо спросила Бабетт и погладила мою ногу.

— Да. Как странно. Я почему-то очень рада. Я впала в немилость — и ничего страшного! И чего я все время боялась…

— Может быть, того, к чему это приведет?

— А к чему это может привести? — спросила я.

— Не знаю. Но могу себе представить, что возникнут неприятные ситуации. Мы везде встречаемся. В больнице у Ханнеке, покупая продукты в «Алберт Хейн».[5] В «Верди». В школе. Дети общаются друг с другом. И мужья, не забывай об этом.

— О, я думала, ты о другом. Что меня будут выслеживать, и вскоре я буду висеть на каком-нибудь суку.

— Но ты же не думаешь, что…

— Я не знаю, что должна думать. Я знаю только, что здесь есть какие-то тайны, связанные со смертью Эверта и несчастным случаем с Ханнеке, а наши друзья изо всех сил пытаются скрыть это. Из-за вещей, которые явно оказались выше дружбы.

— Из-за денег, — покорно и как само собой разумеющееся проговорила Бабетт, как будто эти слова все объясняли.


В «Верди» было тихо. Несколько человек в строгих костюмах стояли у барной стойки, в глубине зала тут и там сидели обедающие пары. Был январь, деревня пребывала в зимней спячке. В животе у меня урчало, но я знала, что кусок не полезет в горло. Бабетт отправилась в туалет, я попыталась найти столик как можно дальше от других посетителей и заказала «Джек Дениелс» без льда. Сигареты мне были уже не нужны, желание успокоиться при помощи никотина прошло. Собственно говоря, я должна была позвонить Михелу, но между нами выросли горы.

Бабетт подбежала ко мне, элегантная как манекен. Она подкрасила губы темно-коричневой помадой и распустила волосы. Не обращая внимания на мужчин, которые провожали ее оценивающими взглядами и масляно улыбались, она небрежно перекинула волосы на спину и села за столик рядом со мной.

— Я вот что думаю, — начала она. — Это меня так разозлило! Просто дальше ехать некуда! Но они именно такие, и я, честно говоря, уже давно знала. Они так жестоко отвернулись от нас с Эвертом. Особенно Анжела, которая не хотела больше держать меня в своем доме. Знаешь почему? Патриция и все они совершенно не могут переносить проблемы. Все хорошо, пока хорошо. Но если что-то не заладилось, ты им уже не нужен.

— Не знаю, Бабетт, — ответила я. — Они все-таки много сделали для тебя. — Она, оказывается, была в курсе, что Анжела передумала приглашать ее к себе. Меня это очень удивило, и я не могла понять, кто бы мог рассказать ей об этом. В любом случае, не я.

Бабетт подняла свой бокал, я — свой, она нежно посмотрела на меня.

— За тебя, Карен. Я считаю, что ты просто суперженщина. Ты моя единственная настоящая подруга.


От виски мы согрелись и разомлели. Бабетт заказала маленькие мясные крокеты, под них мы перешли на пиво, и мне стало совершенно наплевать, что вот уже который вечер подряд я напиваюсь вдрызг. Чудесно было чувствовать, как организм наконец расслабляется, ноющая головная боль, а вместе с ней и беспокойство, проходят. Оставались только вопросы, они крутились в голове и умоляли об ответах.

— Разве не странно, что Анжела и Патриция не рассказали в полиции, что были у Ханнеке? — спросила я Бабетт.

— Да, это очень странно, — ответила она, пытаясь вытащить пластмассовой вилочкой остатки крокета из корытца с горчицей. — Меня это тоже покоробило. Это просто смешно, что они скрывают от нас, что им сказала Ханнеке. Но я и так это знаю.

Я с любопытством перегнулась через стол к Бабетт, и она наклонилась вперед ко мне. Я даже потерла горевшее ухо.

— У «Спортс Анлимитед» были большие финансовые проблемы, и на этой почве у Эверта был конфликт с Симоном. Он считал, что Эверт плохой менеджер. Иво помог ему выпутаться, и все проблемы решились до того, как Эверт заболел и стал думать, что эти двое задумали против него заговор. А они-то просто хотели спасти дело от гибели.

Бабетт заметила мой вопросительный иронический взгляд и потрясла головой.

— Нет, правда, я точно знаю. Все это время, пока Эверт был в клинике, Симон корпел над тем, чтобы уберечь «Спортс Анлимитед» от банкротства, поэтому-то Симон и хотел оставить компанию под своим управлением, до тех пор пока Эверт не выздоровеет. Это бесило Эверта. И несправедливо, потому что он сам все спустил. Но этого не знала Ханнеке, она была в курсе только той версии, которую ей рассказал Эверт. Я думаю, она в чем-то обвиняла Симона. Может быть, даже угрожала, что обратится в полицию.

— А что спустил Эверт?

— Он потерял сотни тысяч на бирже. Операции с ценными бумагами и все такое через интернет. Он прямо помешался на этом, день и ночь сидел за компьютером. В конце концов стал пускать в эти операции даже фонды своего предприятия. Если бы Симон и Иво нам не помогли, нам было бы сейчас совсем кисло.

Она вымученно улыбнулась.

— В смысле финансов?

— Да. Момент был тяжелый. Каждый день судебные приставы на пороге. Стоишь у кассы в супермаркете, и вдруг выясняется, что твоя карточка заблокирована. Боже мой, как все это унизительно. — Она отхлебнула еще пива. Взгляд ее затуманился.

— Нам это и в голову не приходило. Я думала, что дела у вас идут прекрасно. Почему ты никогда не рассказывала мне об этом? Мы тоже могли бы как-то помочь.

— О таких вещах не принято говорить. Я сгорала со стыда, когда входила в «Алди».[6] Брала пустые пакеты в «Алберт Хейн» и клала туда покупки. Оказаться вдруг в очереди среди матерей, живущих на пособие… Этот запах нищеты…

У ее рта появилась жесткая складка.

— Каждый хоть раз ходил в «Алди». Чего тут стыдиться?

Она отстраненно посмотрела на меня.

— Конечно, нет. Просто это было тяжелое время. Вот и все.

Встряхнула головой и улыбнулась.

— Мне кажется, это странно, что все вертится вокруг Симона, — сказала я.

— А знаешь, что мне кажется странным? Решительность, с которой Патриция говорит, что будет бороться за доброе имя Симона. Как будто он ее ребенок! На что теперь она может повлиять? Это звучит, как идея фикс, — ответила Бабетт.

Я провела пальцем по тарелке и собрала крошки от крокетов.

— А сейчас мне действительно надо покурить, — пробормотала я. Бабетт помахала официанту и заказала два пива и пачку «Мальборо-лайт». Я слизнула крошки с пальца.

— Все больше начинает казаться, что все-таки Ханнеке столкнули с балкона, чтобы она не проболталась. Скорее всего, то, о чем она хотела рассказать, имело отношение к Симону. Патриция видела ее последней.

— И Анжела.

— И ты думаешь, они могут убить кого-то? Свою подругу?

— Господи, Карен, да нет. Хотя не знаю… А вдруг? Как-нибудь сгоряча?

Официант поставил перед нами пиво и распечатал пачку сигарет. Мы обе взяли по сигарете, он очень галантно поднес к ним зажигалку. Я глубоко затянулась и закашлялась.

Бабетт протянула мне руку и грустно посмотрела на меня.

— Карен, давай не будем подозревать друг друга. Мне становится страшно.

— А мне-то? — пробормотала я.

24

Месяц светит веселей,

Собирай своих друзей.

Санта-Клаус к нам идет,

Всем подарки принесет.

Дети пели тоненько и старательно, и низкие голоса мужчин весело перекрывали их. Мы сидели около камина у Ханнеке и Иво и ждали Санта-Клауса, который должен был появиться с минуты на минуту. Ханнеке, как всегда, все замечательно украсила и организовала. Большой стол был покрыт темно-красной бархатной скатертью, по краям которой шли большие золотые кресты, в центре связанные большим бантом. На потолке и шторах развешаны красные гирлянды, на которых золотыми буквами написано: «Добро пожаловать, Санта-Клаус и Черный Пит»,[7] а на черном каменном полу лежала настоящая ковровая дорожка, которая вела к огромному, в стиле барокко, трону Санта-Клауса.

Ханнеке сама наварила постного сахару, Анжела привезла огромную кастрюлю глинтвейна, Патриция приготовила свой знаменитый рыбный суп. Мой вклад состоял из лососевого мусса и двух яблочных пирогов, которые расположились на столе рядом с блюдами с хрустящими батонами и глыбами рокфора, бри, крабовым салатом, корзинкой хот-догов для детей и целой коллекцией тюбиков с соусом карри, майонезом, горчицей, кетчупом, а также специальным американским соусом для картошки-фри.

— Нас можно прямо на обложку в «Красивый дом» снимать, — гордо заметила Анжела.

— Только без этих тюбиков, — сказала Патриция, слегка задрав нос. Патриция была, как ее однажды назвала Ханнеке, «стильным маньяком». У нее все должно было быть изысканно. Тюбики со специями не имели права на существование в ее доме, как, впрочем, и пластмассовые игрушки. Мы с Ханнеке тайком надеялись, что ее мальчики, когда немного подрастут, назло маме сделают себе крутой пирсинг и татуировку. Но пока Том, Тис и Тье разгуливали в кусачих коричневых свитерах, вельветовых брюках и свинцовой тяжести горных ботинках, как будто они были потомками какого-нибудь шотландского лорда.

Прибыл Санта-Клаус, а с ним четыре помощника, и у каждого по мешку подарков. Самые маленькие дети испуганно юркнули на колени к родителям, более старшие, которые уже не верили в Санта-Клауса, жадно смотрели на подарки.

— Куда подевались Эверт и Бабетт? — прошептала Ханнеке мне на ухо и, выбежав в коридор, стала поспешно набирать телефонный номер. Анжела села рядом со мной и шепотом спросила, что могло случиться. Я пожала плечами и попыталась сконцентрироваться на младших детях, которые смущенно и тихо бормотали Санта-Клаусу стишки, не понимая, почему их мамы так беспокоятся.

— Ну, что за люди? Совершенно не понимаю. Так же нельзя. — Анжела одним духом допила свое вино и энергично захлопала детям, получившим по горсти пряников.

— Наверняка есть какая-нибудь серьезная причина, — прошептала я ей и увидела, что Ханнеке с напряженным взглядом вновь присоединилась к нам.

— Обидно за детей, мы-то — ладно, — сказала Анжела.

Я посмотрела на ее суровое лицо, ярко накрашенные губы, начинавшие приобретать ожесточенное выражение, и задумалась, что она имеет в виду. И как раз в тот момент, когда я хотела это спросить, Эверт и Бабетт с извинениями прокрались в комнату. Бабетт сияла и была, как обычно, свежей, как зубная паста. Санта-Клаус немедленно посадил ее к себе на колени, к огромному удовольствию мужчин и детей, а Эверт мрачно оглядывался, судорожно сложив руки на животе, как будто у него болел желудок. Он расположился у двери, отрешенно уставился перед собой и даже не смеялся, когда Бабетт фальшиво запела: «Вот плывет пароход». После этого он исчез в кухне. Вместе с Ханнеке.

— Это просто отвратительно, — пробормотала Анжела. У меня не было ни малейшего представления, что она имела в виду. Да и не хотелось это знать. Мне была противна она и ее вечные намеки.


Мы еще попели песенки, дети по очереди получили пакеты с подарками и Санта-Клаус поговорил с ними, а когда он встал и собрался уходить, Черный Пит обнаружил в коридоре большую, завернутую в красную фольгу коробку. Двое мужчин с трудом внесли ее в комнату и под громкие, удивленные крики родителей дети, как обезьянки, бросились к ней.

— Подождите, — закричал Симон, раскрасневшийся от возбуждения и вина, — там письмо! Письмо от Санта-Клауса! Тис, ты хорошо читаешь. Вот прочти.

Тис взял письмо дрожащими руками и пролепетал:

Вот сюрпризы для детей,

Чтоб им было веселей.

Был у меня удачный год,

И подарок мой вам вот.

Разворачивайте скорей!

Дети подняли визг. Мы захлопали. Бумагу разорвали. Там оказалось пять больших коробок с игровыми компьютерными приставками.

— Будете играть вместе с братишками и сестренками, — прокричал Симон, пытаясь перекрыть восторженные вопли детей. Мы, родители, замерли. Михел удивленно посмотрел на меня. Мы с ним договаривались, что не будем покупать детям такие вещи.

— Господи, Симон… Да зачем это?.. — Михел протянул ему руку. Кейс крепко похлопал по плечу. Симон принимал благодарности, в ответ улыбаясь до ушей.

— Ах, ребята, приятно иногда делать подарки. Эти детские мордочки. А мне всего-то надо было кое с кем переговорить — и вот…

Про кучу подарков в середине комнаты, которую мы сами приготовили для детей, мгновенно забыли. Как и про хот-доги, колу и другие вкусные вещи. Сначала надо было испробовать приставки.


Мы чувствовали себя немножко выбитыми из колеи роскошным подарком Симона. Михел раздраженно прореагировал на мой вопрос, куда мы дома денем эту приставку, и сказал, что если с ней так много проблем, он заберет ее к себе в офис. Иво и Ханнеке поссорились из-за того, чья очередь идти готовить кофе, Эверт предложил свои услуги, а дети пребывали в такой эйфории от компьютеров, что распаковывали остальные подарки безучастно и нехотя и вздыхали с досадой, что нужно было еще и стишки читать.

— Что за идиот? — ворчала Ханнеке. — Зачем он это делает? Что он хочет доказать? Он уже купил наших мужей, а теперь хочет купить и детей?

Мне казалось, она права, но я все-таки пыталась ее успокоить, чтобы предотвратить ссору, которую она сгоряча могла затеять с Симоном. Возможно, он сделал это из лучших побуждений. Он хотел разделить с нами свой успех, ему нравится делать подарки, и нечего зацикливаться на этом. Она поднесла свой бокал с вином к моему и пообещала, что будет держать язык за зубами, ради детей.

— Но тебе я все-таки скажу. Такие номера ему больше нечего отмачивать. Строить из себя богатого дядюшку. Как будто мы — кучка бедняков.

Вдруг раздался звон разбитого стекла. Мы оглянулись. Эверт, разгорячившись, схватил Симона за лацканы пиджака. Симон нервно смеялся и, подняв руки вверх, смотрел на нас умоляющим взглядом.

— Ну хватит, Эверт, это же детский праздник… Давай не будем, не сейчас…

Эверт начал трясти его. Его подбородок и сжатые губы дрожали. По щекам текли слезы. Бабетт и Патриция вскочили с места, подбежали к мужьям и стали растаскивать их в разные стороны. Бабетт вопила в ухо Эверту, чтобы он вел себя нормально и отпустил Симона. Эверт притянул к себе Симона, прорычал ему в лицо «мудак» и с силой отшвырнул от себя.

— Пусть оставит меня в покое! — крикнул он и в полном отчаянии выбежал из комнаты. Ханнеке бросилась за ним. Патриция склонилась над всхлипывающей Бабетт.

— Ах, ах, — сказала Анжела, потирая руки, — он опять сорвался. В самом деле. Ему опять плохо…

Симон поправил пиджак, плеснул воды в лицо и с непонимающим и невинным видом развел руками.

— Простите, ребята. У нас тут с Эвертом один вопрос… По делу, не личное, но он, как оказалось, не разделяет эти понятия. П-ф-ф, пивка бы. Поставь какую-нибудь музыку повеселее, Иво. Не будем портить вечер из-за ерунды.


На следующий день Ханнеке не проронила ни слова о происшедшем накануне. Она сказала, что обещала Эверту и Бабетт молчать.

— Но ничего хорошего не жди, Карен. Вот увидишь, нашему «клубу гурманов» скоро придет конец.

25

На пустой убогой парковке за «МакДоналдсом» завывал ветер. По асфальту носились пустые стаканчики из-под колы и коробки из-под гамбургеров. Детский батут клоуна Рональда громыхал на ветру и тянул веревки, привязавшие его к земле. На часах было без трех девять. Я опять не спала всю ночь и сейчас в сотый раз проверила свое отражение в зеркале. Веки опухли, и глаза казались еще меньше из-за большого количества светлых теней, при помощи которых я как раз старалась сделать их побольше и освежить. Кожа с каждым днем становилась все более бледной и серой и сейчас была похожа на губку, щедро намазанную тональным кремом. Это была не я. Это не могла быть я, раскрашенная клоунесса, которая приехала на парковку встретиться со своим любовником. Я должна была уехать отсюда. Вернуться домой и честно рассказать обо всем мужу. А не сидеть здесь, как испуганный подросток, с трясущимися коленками и выпрыгивающим сердцем в ожидании Симона, надеясь, что он еще хоть один раз поцелует меня, что он извинится за наш стремительный секс в сарае, скажет, что мы должны остановиться на этом и все забыть, хотя именно этот текст я собиралась произнести сама. Только бы он приехал. Меня тошнило от самой себя, и все равно я не могла заставить себя перестать хотеть его. Каждую секунду он был у меня в голове, воспоминания о сексе с ним перечеркивали все остальные мысли. Я сама не знала, что чувствую. Влюбилась ли я в него на самом деле, или просто заскучавшая домохозяйка кинулась в рискованную авантюру? И в то же время внутри у меня завывал страх, такой же резкий и пронзительный, как ветер на улице. Я так же сильно боялась Симона, как и хотела его, но еще больше я боялась самой себя, того чувства, что бросало меня к нему, и над которым я, видимо, потеряла контроль. Саморазрушение. Вот чем я занималась. У меня было все, что другие люди напрасно ищут годами, и теперь я все это ломала. Почему? Была ли это наивная романтичная мысль — что мы будем любить друг друга раз и навсегда? Подходили ли мы друг другу? Я потрясла головой, чтобы прогнать эти смешные домыслы. У нас был секс всего один раз. Мы были пьяные и ничего не соображали. Это ничего не значило, и я должна была прекратить вечно придумывать себе что-то на пустом месте, искать цели и мотивы. Я изнывала от желания по мужчине, который совершенно не подходил мне. Слишком скользкий, слишком самодовольный, слишком поверхностный. То, как он обращался со мной в первый раз, было ужасной наглостью, а засунуть руку мне в трусы в присутствии Михела вообще было гадко и пошло. Это не имело ничего общего с любовью и романтикой. И самым странным в этой истории было то, что я позволила всему случиться, я наслаждалась его силой, как мартовская кошка, вместо того чтобы влепить ему пощечину. Хуже того, сейчас я сидела и ждала его, готовая отдаться ему, желая большего, предавая всех и все. Единственным положительным моментом было то, что я должна была добраться до правды. Поэтому я сказала себе, что дрожу здесь от страха и холода, только чтобы задать Симону пару прямых вопросов.


Как раз в тот момент, когда я уже потеряла последнюю надежду, что он появится, и завела мотор, чтобы ехать домой, чувствуя себя последней неудачницей, на парковку въехал бордово-красный «Гольф», широко развернулся прямо за моей машиной и остался стоять там. Я подождала несколько минут, разозлившись на такое хамство, нажала на гудок, но он и не подумал мне уступить. Я вышла из машины, вне себя от злости, и собиралась наорать на этого типа, чтобы он отъехал и дал мне дорогу, подошла к «Гольфу» и увидела в нем улыбающегося Симона. На нем была белая, сильно накрахмаленная рубашка и кобальтово-синий галстук из блестящего шелка. Он открыл мне дверь, и я как покорная овца села к нему в машину, застенчиво улыбаясь. Симон наклонился ко мне и поцеловал в губы. Не слишком настойчиво, а мягко, нежно, как будто мы уже долгие годы были вместе, и этим поцелуем он показывал мне, как сильно он до сих пор меня любит. Я растаяла. Все мои мышцы обмякли и отяжелели, и даже если бы я этого захотела, то физически не смогла бы выйти из этой машины. У моего тела была собственная, сильная воля, и оно как магнит притягивалось к его телу. Я поняла, почему все время, что мы были знакомы, я избегала его: я не могла ему противостоять. Как только он оказывался поблизости, я теряла голову, и меня больше никто и ничего не интересовало. В последние дни я на самом деле боялась, что, подойди он поближе, мы спонтанно начнем целоваться.

— Привет, девчонка.

Он ущипнул меня за бедро, нажал на газ, молниеносно переключил скорость и как безумный понесся на шоссе, глядя только на дорогу, а я пыталась подобрать слова, но у меня ничего не получалось, мозги словно отказали. Я только удивлялась сама себе, что так запросто села в его машину, ни о чем его не спрашивая, и это я, чокнутая на контроле, моралистка, трусиха. Дорин Ягер считала, что именно этот мужчина стоит за смертью Эверта и полусмертью Ханнеке. С тем же успехом он мог отвезти меня куда-нибудь подальше и там вместе с машиной утопить в озере.

— Это моя машинка для города. Я никогда не езжу на БМВ в центр, сейчас этого нельзя делать. Да и вообще… — он наконец-то посмотрел на меня и улыбнулся дразнящей заводной улыбкой, — это так здорово, такая колымага, в которой никто тебя не узнает.

Он повернул кнопку громкости на проигрывателе, из колонок полилась песня «Субботний вечер» Германа Броода.

— Сто лет ее не слышала, — сказала я.

— Я ставлю ее каждый раз, когда еду в Амстердам. Все равно он остается суперклассным, этот диск. И, Господи, не знаю, как тебе, но мне эта музыка напоминает старые добрые времена. Не надо делать деньги, полная свобода, никакой ответственности. Потрясное было время, и музыка потрясная. Я так заряжаюсь перед боем…

Он сжал кулак и ударил воздух.

— Перед каким боем?

— Перед работой. Трахать мозги, блефовать, доставать козырей из рукава. Каждый раз снова играть в войнушку. Здорово!

— А чем ты вообще занимаешься? Я до сих пор так и не поняла…

— Спроси лучше, чем я не занимаюсь. Больше всего это похоже на фокусы с деньгами. Покупаю здания и перепродаю их или сдаю в аренду какому-нибудь ресторану или отелю. Кейс открыл очень много кафе в моих зданиях. Инвестирую в предприятия, как с твоим Михелом. Перекупаю фирмы. Беру нерентабельные рынки и превращаю в рентабельные. Это мне нравится больше всего. Тут надо смотреть творчески.

Я смотрела на его тонкое, покрытое волосами запястье, так сексуально выглядывающее из рукава, на платиновые часы, на изящные пальцы, небрежно лежащие на руле. В горле у меня пересохло. Симон ехал очень быстро. Он оказался из того типа водителей, который я, честно говоря, ненавидела: он агрессивно отодвигал других вправо, почти залезая им на бампер, а если они не хотели уступать, начинал моргать фарами. У меня из подмышки медленно выкатилась капля пота, а ладони вспотели. Как можно небрежней я вытирала их об юбку, но это не помогало.

— Что же я делаю? — пробормотала я, скорее сама себе, чем ему.

Он улыбнулся и положил мне на затылок ладонь, отчего я вся сжалась, как будто меня ударило током.

— Нам надо поговорить. Этим мы и займемся. Ни больше, ни меньше. Но мы же не можем пойти в «Верди». А то вся деревня начнет об этом трепать.

Он подключил навигатор и съехал с шоссе к Акерслооту. Мы проехали мимо мотеля «Ван дер Валк», и Симон съехидничал, что было бы совсем неплохо заехать туда. Я почувствовала, как мое желание снова разгорается только от одной мысли о кровати, я даже подумала, что, может, стоит предложить ему снять номер, чтобы раз и навсегда дать волю этому идиотскому напряжению между нами. Один раз, один день с ним, большего я не хотела. Воспоминание, которое потом можно будет лелеять всю жизнь.

— Классное местечко, — сказал Симон, останавливаясь у заброшенного на вид кафе на берегу канала. — Сюда никто не заходит.

Он посмотрел по сторонам, как довольный ребенок, и вышел из машины. Я неловко пошла за ним на высоких каблуках по гравию и жадно схватила его протянутую ко мне теплую ладонь, озираясь по сторонам, как будто я была голая или только что что-то стащила.


Мы были единственными посетителями в темном душном кафе со стенами, обитыми темным деревом, и официантка недовольно оторвалась от чистки допотопной барной стойки. Из колонок вопил Марко Борсато, и Симону пришлось орать, чтобы заказать два кофе. Официантка холодно кивнула и спокойно продолжила драить бар. Мы пошли к столику в углу, за широкой деревянной балкой, с видом на воду, и устроились на шатких стульях.

— Лидер голландского хит-парада, — улыбнулся Симон. — Все серое снаружи и коричневое внутри.

У него из пиджака раздался навязчивый мотив, он извинился и вытащил из кармана мобильный. Посмотрел на экран, по лицу пробежало напряженное выражение.

— Так-так. Давай-ка мы его выключим.

Наигранным движением он выключил телефон, захлопнул его и положил перед собой на стол. Этот звонок, похоже, чем-то его задел, хоть он и постарался как можно более расслабленно облокотиться на спинку. Его взгляд был беспокойным, почти испуганным, как будто кто-то шел за ним по пятам.

— Симон, — начала я, наконец собравшись, чтобы воспроизвести целое предложение и при этом не вспотеть, — прежде всего я хотела сказать тебе, что я ничего не говорила Дорин Ягер ни о тебе, ни об Иво. Я не знаю, что у нее за тактика, почему она вам врет, но поверь мне, пожалуйста. То, что случилось, ужасно.

— Патрис и Анжела ужасно преувеличивают. Все нормально. Полиция ничего не найдет у меня, потому что я не имею с этим ни черта общего. Я только хотел предупредить тебя насчет Дорин Ягер. Она опасная женщина, чистая ведьма, которая сделала своей целью портить жизнь людям, которые чего-то добились. Теперь она нацелилась на меня. Я для нее — само обличье дьявола.

— Почему?

Мне жутко хотелось курить, и за неимением сигареты я стала отковыривать бусинки с грязного абажура на светильнике.

— В Голландии царит убеждение, что если у тебя есть деньги — ты связан с криминалом. Или по крайней мере ты ходишь по трупам. Она видит во мне какого-то главаря мафии. Мои попытки спасти фирму Эверта она считает подлым замыслом завладеть ею. А я только хотел помочь ему.

— Но сам Эверт был этому тоже не особенно рад.

— Потому, что я отдал его под надзор. Он делал жутко странные вещи. Оборот он принимал за прибыль, как я думаю, пока деньги не закончились и фирма не оказалась на грани. А что он запросто позабыл, так это то, что в его фирме была часть и моего капитала. Более того, он мог бы подняться, ведь я в него инвестировал. Два года назад он еще был готов целовать мне ноги, чтобы уговорить меня войти в долю. Но если я вхожу в долю, это значит, я должен и обезопасить мои инвестиции. Так что, если дела идут плохо, я вмешиваюсь. В этом нет ничего криминального, это просто бизнес. Таковы правила в моем мире, и если бы я работал по-другому, я не добился бы таких результатов. И Эверт, кстати, тоже.

— И Михел, Кейс и Иво тоже нет?

— Они хорошо понимают, как все работает.

— И как?

— Надо разделять дружбу и бизнес, это в первую очередь. Кроме того, они видят во мне не только большой мешок с деньгами, а делового партнера, заинтересованного в прибыли. Я инвестирую не как друг, а как бизнесмен, и делаю это только в том случае, если уверен, что эти инвестиции принесут мне деньги. Поэтому в контрактах мы всегда указываем определенный оборот. Если этот уровень не достигается, я вмешиваюсь.

— Но разве они все в таком случае не зависимы от тебя?

— Только в том случае, если дела пойдут плохо, но и тогда для них лучше, если они будут должны мне, а не банку.

— Я про другое. Разве вы можете быть равноправными друзьями, если вы так завязаны по бизнесу?

— Я когда-то думал, что да.

Его взгляд скользнул через мое плечо, в направлении серой мутной воды. Хмурая официантка принесла кофе. Симон вытащил из кармана коричневую деревянную коробочку, открыл ее и осторожно достал сигару.

— Что же тогда изменилось?

— Эверт покончил с собой. Это последнее обвинение. Представь, если бы он утащил с собой Бабетт и детей. Я могу вести дела и отключать эмоции. И если я поступаю жестко, в этом нет ничего личного. Таковы правила игры. С Эвертом это оказалось по-другому. Но все равно, когда ночью, лежа в постели, я прокручиваю всю эту историю заново, я знаю, что я все сделал правильно, разве что слишком верил в Эверта. Мне не надо было вести с ним дела. Если бы я знал, что он такой неустойчивый и завистливый…

Он раскурил сигару от серебряной зажигалки, и мне бросилось в глаза, что его рука дрожала.

— Но чему Эверт завидовал? Ведь у него были деньги, роскошный дом, чудесная семья?

— Эверт хотел быть таким, как я. Все хотят быть, как я. Но никто не упрекает меня в том, что это у него не получается. Эверт упрекал.

Меня поразили жесткость и заносчивость, с которыми он говорил, и в тот же момент я осознала, что он был прав, хоть и нехорошо было говорить так. Даже Михел хотел стать таким, как Симон. Я видела, как он менялся с тех пор, как они сдружились. И если уж быть до конца откровенной, мне и самой хотелось иметь такого мужа, как Симон. И даже не из-за денег, а скорее из-за его сексуальной уверенной харизмы, его ореола успеха и того, как он наслаждался им. Он одновременно раздражал и притягивал.


Я хотела остановить время. Просидеть здесь весь день, украсть его у всех, болтать с ним так, как могут только влюбленные. Да, я в него влюбилась. Хмельной туман, в котором я пребывала сейчас, сидя рядом с ним, несомненно был туманом влюбленности. И в этом не было ничего хорошего. Мне нужно было выбираться из него до того, как это чувство станет слишком сильным, и я на самом деле поверю в отношения с ним и буду готова пожертвовать всем на свете. Я знала себя и по опыту понимала, что могу потерять сама себя, если влюблюсь.

Симон положил на мою ледяную вспотевшую руку свою теплую ладонь и перехватил мой взгляд.

— Ты красивая, блестящая женщина, Карен. Мне ужасно приятно сидеть и просто говорить с тобой.

— Я думаю, нам больше не стоит этого делать.

Эта фраза далась мне с огромным трудом.

— Да, это неразумно. Но потрясающе! — сказал он.

— То, что было позавчера, это на самом деле было великолепно, и я никогда этого не забуду, но на этом надо остановиться. И это должно остаться только между нами.

Он фыркнул и засмеялся.

— Господи, конечно, это само собой. В таких вещах никогда нельзя сознаваться, никогда. И ты должна мне это обещать. Не сознаваться. Это то, что только между нами, больше это никого не касается.

— Что это было, Симон? Что на нас нашло?

— К этому давно шло. Мы старались избегать друг друга, но позавчера… Это было уже неизбежно.

— Я чувствую то же самое. Но я никогда не думала, что способна на такое. Ты не чувствуешь себя виноватым?

— Девочка моя, не надо этого делать. Есть вещи, которые надо себе позволять. Пока никто об этом не знает и ты не берешь себе в голову всякие глупости… Мы живем один раз и вечная верность — это звучит прекрасно, но не для нашего времени.

— Что ты имеешь в виду под глупостями?

— Что ты в меня влюбилась, что ты хочешь уйти от Михела. Для меня всегда было ясно как белый день, что я никогда не брошу Патрицию. Что бы ни случилось. Мои дети должны вырасти с папой и мамой, и даже если это один большой спектакль, все равно это лучше, чем разрушенная семья. От этого еще никто не стал счастливее.

Его слова были для меня как удар под дых. Не оттого, что я думала, что он оставит ради меня семью или я сделаю это ради него, или что он влюблен. Прямота, с которой он все это сказал и из которой было понятно, что он не влюблен, оказалась такой рутинной, такой холодной, что я поежилась и покраснела, как будто меня поймали на лжи. Я вдруг не нашла слов, чтобы ему ответить, и только кивала, судорожно улыбаясь.

— Я рад, что ты тоже так думаешь, — сказал он, поглядывая на часы. — Я тебе позвоню, мне нужно работать.

Он включил телефон, и тот немедленно запищал.


По гравиевой дорожке мы прошли к машине. Над головой висели серые облака, из которых в любой момент мог политься дождь. Ветер стих, но было очень промозгло. Симон открыл мне дверь. Я быстро шла за ним, я не знала, куда себя деть. Я чувствовала себя отвергнутой.

Когда я собиралась сесть в машину и протиснулась мимо Симона, он обнял меня за талию и прижал к себе.

— Ты говорила серьезно, что это больше не повторится?

Большими пальцами он гладил мой бок.

— Да. По-моему, в клубе гурманов и так достаточно проблем. И кроме того, я не такая…

— Какая?

Он осторожно взял мою руку и стал играть пальцами. Мне хотелось почувствовать к нему отвращение и ударить его. Хотелось расплакаться у него на плече.

— Женщина, которая завязывает интрижку, чтобы развлечься.

— То есть то, что мы сделали, было ошибкой? Ты жалеешь?

Он пытливо смотрел на меня, а я пыталась смотреть на него как можно более нагло и равнодушно.

— Я не жалею. Было очень хорошо, но это не стоит всех нервов и стресса. По крайней мере, я не могу с этим жить.

Я осторожно высвободилась из его рук.

— Клуба гурманов больше нет, дорогая. Он обанкротился, финита, крышка. Мне это очевидно. То есть ради них ты не должна…

Он нежно погладил пальцем мое лицо.

— Я думал о тебе иначе.

Он наклонился ко мне и поцеловал мочку уха. От его горячего дыхания я вмиг покрылась мурашками.

— А как?

— Я думал, ты свободная женщина. Без страхов…

«Так и есть, — подумала я, — я хочу такой быть. Но начинать что-то с тобой — это самоуничтожение. Я хочу вернуть здравый разум, покой в мыслях, я хочу быть довольной собой, отпусти меня, пожалуйста». Но я этого не сказала. Вместо того чтобы оттолкнуть, я поцеловала его и пустила его руки к себе под свитер. Никто еще не целовал меня так потрясающе, как Симон. Еще никогда мои груди не жаждали чужих прикосновений так, как Симона.

— Мы можем еще немного проехать, — сказал он, тяжело дыша, в то время как его мобильный пищал и звенел не переставая, благодаря чему я вовремя пришла в себя.

— Было бы неплохо, — сипло ответила я и оторвалась от него.

Симон отвечал на звонки, я села в машину, мое сердце готово было выскочить. Откуда-то издалека все время раздавался странный звонок. Я проверила свой мобильный, посмотрела под ногами, на заднем сиденье, в бардачке и, наконец, заметила портфель Симона, стоящий за моим сиденьем. Странный звонок доносился именно оттуда. Видимо, у него было два телефона. Я постучала по стеклу, показала на портфель и на телефон, в ответ на это он, продолжая разговаривать, кивнул мне, чтобы я передала ему мобильный. Я вытащила тяжелый кожаный портфель из-за сиденья, расстегнула замок, достала малюсенький, яростно вибрирующий телефон, открыла окно и подала его Симону.

Когда я закрывала портфель, мой взгляд упал на стопку листов, на которых был напечатан адрес электронной почты Ханнеке. Я судорожно просмотрела их, краем глаза поглядывая на Симона. Он стоял, повернувшись ко мне спиной.

В каком-то припадке я вытащила один листок, смяла и сунула в карман. Потом закрыла портфель и аккуратно поставила за сиденье.


— Это Иво, — буркнул Симон, усаживаясь рядом со мной. Он выглядел так, будто за несколько минут постарел на десять лет. Лицо побледнело, морщины у уголков рта словно стали глубже.

— Господи, Карен, что же с нами не так? Может, это наказание? Может, все было слишком хорошо? Иногда я так думаю. Что это цена за успех и за счастье. За это мы получаем такие удары. Мы что-то должны понять. Но что? Что, мать твою!

Он перешел на крик и упал головой на руль. В глазах стояли слезы.

— Я не могу этого выдержать! Что я ничего не могу сделать! Совсем ничего! Он совсем раздавлен… А дети…

Он поднял на меня глаза, полные слез.

— Они должны ее отпустить.

Его подбородок дрожал. Я открыла окно и вдохнула холодный, влажный воздух, чтобы меня не стошнило.

26

Моя милая, милая Хан!

Это так ужасно, видеть, как тебе больно, и знать, что эту боль принес я. Но у меня нет другого выхода, как расстаться с тобой. Так нужно. Как бы благодарен я ни был за твою поддержку, доверие, веру в меня (если бы тебя не было рядом, кто знает, какой глубокой оказалась бы моя пропасть) и за понимание. С этого дня я буду стараться спасти то, что еще можно спасти. Я не хочу потерять Бабс. Я не хочу потерять детей. Поэтому я решил сдаться этой ситуации и больше не сопротивляться, а постараться понять.

Да, я люблю тебя, несмотря ни на что. То, что было у нас с тобой, было прекрасно, волшебно и незабываемо. Возможно, это даже спасло мне жизнь, но за всем этим стоял страх. Мы были одинокими, потерянными и попытались на короткое время спрятаться друг за другом. Так мне кажется. Но ураган затих, снова выглянуло солнце, и надо жить дальше. Я никогда не хотел разрушать свой или твой брак, и насколько я знаю, ты тоже этого не хотела. Так что, пожалуйста, Ханнеке, начни смотреть в будущее и сохрани то, что у нас было как прекрасное прошлое. Ты всегда будешь занимать место в моем сердце, но каким странным тебе это ни покажется, все остальное пространство в нем принадлежит Бабс. Я надеюсь, что и тебе однажды удастся снова впустить в свое сердце Иво.

Что касается Симона, ты права, но я не могу иначе, я связан с ним по рукам и ногам. Кроме того, я не хочу больше злости, она сжирает меня изнутри. Весь следующий год я хочу посвятить восстановлению руин, ведь они возникли по моей вине: как с Симоном, так и с Бабс. Обещаю: я сделаю все, чтобы моя жена снова полюбила меня, а фирма вернулась ко мне. Да, я вижу, что тебе противно это читать, но я должен поставить себе эти цели. И чтобы достичь их, я уже принял решение продать дом. Я хочу уехать из этой проклятой дыры и выйти из клуба гурманов. Выйти из-под сферы влияния Симона. Начать с чистой страницы.

Милая Хан, нам лучше не общаться и не видеться. Это мое последнее письмо тебе. Мы, конечно, будем встречаться на улице, у друзей, на корте, слышать имена друг друга в чьих-то рассказах и это будет причинять боль, но она пройдет, поверь мне. Я надеюсь, что когда-нибудь мы снова станем просто друзьями, и Иво меня простит.

С любовью, Эверт

Это электронное письмо было написано за неделю до пожара. Я все гладила и гладила бумагу, как будто могла утешить этим Ханнеке, а слезы капали из глаз прямо на стол. Я снова и снова перечитывала слова Эверта и снова и снова убеждалась: он не хотел умирать.

Я положила голову на письмо и увидела перед глазами ее. Как ее тело отсоединяют от аппаратов. Ее сильное молодое тело, которое не имело права умирать. Неужели ее печаль по Эверту была так велика, что она прыгнула за ним? Я покачала головой. Как Эверт не выбирал смерть, так и она не хотела ее. Это было совершенно очевидно. Ханнеке знала, что Эверта убили, и она была готова доказать это вот этими письмами. Которые сейчас были в портфеле у Симона.

Я застонала. Я чувствовала себя больной от горя, больной от самой себя и от моих друзей.


По садовой дорожке проехала машина, и я подошла к окну посмотреть, кто приехал. Это был Михел. Я быстро смяла письмо и сунула в карман, вытерла слезы и развернула газету. По официальной версии, я еще не могла знать о смерти Ханнеке.

— Ох, Карен, — пробормотал Михел, увидев меня.

Он неловко склонился надо мной и обнял.

— Что случилось? — спросила я изо всех сил непринужденно. — Хочешь кофе?

— Не вставай. И обними меня. Пожалуйста.

Он зарылся носом мне в волосы и вдохнул воздух.

— Карен. Дело в том… Я хотел сам тебе сказать… Я сразу поехал домой.

Я схватила его за руку и потянула на стул рядом с собой.

— Что? Что случилось?

Он вздохнул и замолчал. Потом взял меня за плечи и прижал к себе.

— Сегодня Ханнеке снимают с аппаратов. Это больше не имеет смысла… Ее мозг настолько поврежден… На самом деле, она уже умерла.

Он крепко сжал меня и застонал. Его грудь дрожала.

— Кто… Кто тебе сказал?

— Симон. Он позвонил мне полчаса назад. Все поехали туда…

— Все?

Мне стало гадко от этого слова.

Вздрагивая, Михел вытащил из кармана сигареты и закурил. Я встала и тоже взяла одну. Он протянул мне зажигалку. Но руки дрожали так сильно, что я никак не могла попасть в огонек.

— И… — сказал он хриплым срывающимся голосом, отводя от меня глаза, — нас там не хотят видеть. По крайней мере, тебя. Я знаю. Это смешно. Я тоже ужасно разозлился. Симон не может ничего сделать, он тоже считает, это ужасно. Но Иво ее муж… Мы должны уважать его выбор.

Мне вдруг стало жутко холодно.

— Ничего страшного. Я все равно не хочу прощаться с ней в окружении людей, которые, возможно, виноваты в ее смерти.

— Карен…

— И неважно, кто ее толкнул. Если даже она прыгнула сама, ее вынудили. Она должна была умереть, потому что многое знала о смерти Эверта.

— Дорогая, это не имеет смысла. Я понимаю, ты злишься и расстроена, но, пожалуйста, будь разумной.

— Это как раз то, что я наконец-то и делаю.

Михел устало сжал пальцами переносицу. Потом поднял глаза и вопросительно посмотрел на меня.

— Пожалуйста, Карен, задумайся о том, что ты несешь. Прекрати эти пустые обвинения. Иво потерял жену, Бабетт мужа… Этого достаточно. Оставь их в покое.

— Я не прощу себе, если оставлю все как есть. Я знаю, что Ханнеке никогда не покончила бы с собой, какой бы пьяной и расстроенной она ни была. Это мой долг перед ее детьми — поставить это под сомнение.

Он замолчал и взял новую сигарету. По его небритым щекам катились слезы. На какой-то момент он опять стал тем ранимым, добрым парнем, в которого я когда-то влюбилась. Мне захотелось его утешить. Он отвернулся.

— Я не могу рисковать всем, что заработал таким тяжелым трудом, ради твоей невероятной теории заговоров. Ты не можешь заставить меня отказаться от моей жизни и от моей фирмы. Я этого не сделаю. Я не встану на твою сторону. Ты будешь действовать одна, совсем одна.

Письмо Эверта прожигало мой карман. Но я не могла дать Михелу прочитать его без объяснений, как оно ко мне попало.

— Я знаю, Михел. И я надеюсь, будет еще не поздно тебя переубедить. Я имею в виду, для наших отношений.

27

Иво не хотел меня видеть, не хотел со мной разговаривать. Поначалу он даже сказал, чтобы я не приходила на похороны. Возможно, из одного только отчаяния и беспомощности он направлял в меня все свои стрелы. Я была предательницей, и в этом убеждении его поддерживали Анжела и Патриция, которые, казалось, с каждым днем злились на меня все больше. Сначала со мной еще здоровались в супермаркете, но неделю спустя и это прекратилось. По словам Бабетт, Анжела и Патриция постоянно взвинчивали друг друга разговорами обо мне, причем вспоминали один негатив. Почему я показалась им такой противной в самый первый вечер, что говорила, в чем была одета, как себя вела, что делала. Выяснялось, что все это время я была бесполезным придатком в их компании, меня терпели только потому, что мы были дружны с Ханнеке, а у Симона были дела с моим мужем. Что они с самого начала были уверены, что я их когда-нибудь предам, потому что я втайне смотрела на них свысока, а себя считала самой умной. Но все-таки никак не ожидали, что я окажусь такой стервой, что позволю перед полицией опозорить свою лучшую подругу и ее мужа.

Я прекрасно знала, как ведутся такие разговоры, потому что сама два года присутствовала при них. Характер, внешность, брак, семья отсутствующего человека подвергались полному анализу, а нередко разносились в клочья. Раньше я всегда считала, что добавляла в эти разговоры только нюансы, но теперь, когда вышла из их круга, я поняла, что была их полноправным участником, просто потому, что это была приятная и безобидная для нас манера общения. О нас самих речь можно было не заводить, наши страхи, неуверенность, наши отношения друг к другу оставались вне сферы разговоров. Это давало чувство сплоченности, принадлежности к лучшей части человечества. Мы хорошо воспитывали наших детей, а кто-то там — плохо. Мы выпивали в меру, а такая-то — алкоголичка. У нас прекрасные мужья, ее муж — козел. Мы со вкусом обставляли дом, у нее все в запустении. Мы хорошо играли в теннис, она едва попадала по мячу. Мы тщательно выбирали одежду, она пыталась нам подражать. У нас были деньги и приятная жизнь, она только мечтала принадлежать к нашему кругу. Мы были стройными сами по себе, ей приходилось все время сидеть на диете. Наши мужья нас уважали, ее муж не пропускал ни одной юбки.

Странно, но изгнание из «клуба» неожиданно придало мне силу и чудесное чувство облегчения. Разрыв не сломил меня, хотя я всегда стремилась нравиться всем, даже тем, кто не нравился мне. Но теперь я с каждым днем становилась все сильнее, как будто понемногу вновь обретала саму себя. Что мне действительно не давало покоя, так это сильная, до боли, тоска по Симону, которая никак не проходила. Она становилась даже сильнее, превращаясь в навязчивую идею, даже несмотря на мои подозрения в его причастности к смерти Эверта и Ханнеке. Мысли о нем приходили ко мне с самого утра, когда я только открывала глаза, когда делала бутерброды детям в школу, ходила по магазинам, ехала в школу на велосипеде, работала за компьютером, — всегда и везде его призрак сидел у меня в голове и не давал сосредоточиться. От любой романтической песенки по радио, какого-нибудь душещипательного выступления Марко Борзато[8] мое воображение как с цепи срывалось. В мыслях я вела с Симоном нескончаемые разговоры, в которых он терпеливо объяснял мне, что не имеет никакого отношения ни к смерти Эверта, ни к смерти Ханнеке, а потом заключал в объятия и долго целовал. Иногда я была уверена, что именно он был автором дьявольского замысла, в другой раз убеждала себя в том, что он никак не может быть с ним связан. Лежа в постели по ночам, я мысленно сочиняла ему письма, и-мейлы и SMS-ки, в которых то пыталась объяснить свои противоречивые чувства, то просто обзывала его отвратительным фанфароном, манипулятором и ловеласом. Подливало масла в огонь еще и то, что он сам время от времени присылал мне сообщения, которые я немедленно уничтожала, не отвечая. Их содержание иногда казалось легкомысленно-дружеским (Интересно, как ты поживаешь. Целую), иногда полными отчаянья (Сообщи о себе, пожалуйста! Целую бесконечно), а иногда совершенно откровенными (Опрокидываю тебя на письменный стол. Расстегиваю блузку и нахожу твои груди, твои твердые соски. Целую их, глажу, облизываю тебя всю. Теперь ты!)


Моросил дождь, и над лугами висел туман, в котором паслись сонные коровы. Михел и я с детьми, одетые во все белое, каждый с красной розой в руке, стояли вдоль улицы Блумендейк, на которой с минуты на минуту должна была показаться траурная процессия с гробом Ханнеке. Друзей и родственников пригласили домой, чтобы проститься с Ханнеке и проводить ее в Большую Церковь; знакомых, соседей, сослуживцев по работе и прочих попросили выстроиться с красными розами вдоль маршрута процессии.

Казалось, на улицу высыпала вся деревня. Вдоль дороги в глубоком молчании, с печальными лицами, стояли сотни взрослых и детей, и это было впечатляющее зрелище. Я точно знала, что Ханнеке это бы очень понравилось.

Все как будто затаили дыхание, когда белый катафалк, на котором покоился усыпанный цветами гроб мореного дуба, медленно поравнялся с нами. Иво шел в сопровождении Бабетт, Мейса, Анны, своих родителей и родителей Ханнеке. Они шли за гробом словно в беспамятстве, с красными, воспаленными от горя лицами. Поднялась волна рыданий. Михел обнял меня. Я слышала, что он шмыгает носом. Бабетт осторожно махнула нам рукой.

— Мам? — Аннабель удивленно взглянула на меня. — Ты плачешь? — Я кивнула и улыбнулась ей, прижимая их с Софи к себе.

— Папа тоже плачет, — шепнула Софи на ухо старшей сестре, и Аннабель, повернувшись к отцу, который вытирал платком глаза, взяла его за руку.

— Мейс говорит, что она умерла, но на самом деле нет, потому что она всегда будет с ним, в его сердце…

Патриция и Анжела были единственными в траурной процессии, на которых были большие, тяжелые солнцезащитные очки. Обе трагически опирались на руки своих супругов и полностью игнорировали нас. Симон сочувственно подмигнул нам.

— Просто возмутительно, — пробормотал Михел, он обвил меня рукой, и мы присоединились к нескончаемому потоку людей, следовавших за процессией.


В церкви мы нашли местечко сзади, у большой мраморной колонны среди зевак. Все скамьи были заняты. Дети, играя, забирались на скамейки для хора за утопающим в розах гробом. Над ним висела большая черно-белая фотография, на которой улыбающуюся Ханнеке в обе щеки целовали ее дети. Из колонок доносились звуки «Everybody Hurts» группы R.E.M.,[9] ее любимой песни, она говорила много раз, что если уж умрет когда-нибудь, то пусть на ее похоронах исполняют эту песню. Я положила голову Михелу на плечо и вцепилась ногтями в его руку.

Впереди, прислонившись друг к другу, сидели наши друзья, Патриция и Анжела все еще прятали глаза за темными очками, Симон обнял Иво.

— Прямо театр, как ты считаешь? — прошептал кто-то, сидящий сзади, мне на ухо. Я повернулась и увидела прямо перед собой круглое лицо Дорин Ягер.

Распорядитель похорон занял место за кафедрой, и наступила тягостная тишина. Он предоставил слово Симону. Трудно было сказать, был ли он взволнован или расстроен, в любом случае выглядел он мрачным и изможденным. Он несколько раз пригладил волосы рукой, легкомысленно сунул руку в карман, кашлянул и стал говорить, как тяжело ему стоять здесь перед нами, друзьями и родственниками такой прекрасной, молодой, цветущей женщины, матери и супруги, дочери и подруги, которая была еще и талантливым и успешным дизайнером по интерьерам. Он говорит эти слова по просьбе своего лучшего друга Иво, который был не в состоянии говорить сам.

— До чего хорош. Прямо само обаяние.

Взгляд Дорин прожигал мне спину, она продолжала нашептывать мне в ухо язвительные комментарии, как будто чертенок, который сидит на плече. Я повернулась и шепотом попросила ее заткнуться, после чего она, к счастью, замолчала.

— Я думала, ты будешь сидеть впереди, где места для VIP… — начала она, когда мы вышли из церкви.

Дорин стояла, прислонившись к стене, и нервно скрутив самокрутку, густо облизала ее и заткнула за ухо.

— Бросила. Да вот опять начала, но стараюсь курить как можно меньше. Между тем, как скрутишь и закуришь, должно пройти минимум десять минут. Дала себе слово.

Ее авторитарная, презрительная манера общения исчезла. Она пугливо озиралась по сторонам, вид у нее был такой, как будто она не спала неделю.

— У тебя еще хватает духу заявляться сюда и во время службы болтать со мной! И это после того, что ты выкинула! Почему ты мне солгала? Почему ты раструбила всем о вещах, которые я никогда не говорила? — яростно набросилась на нее я. Она только искоса посмотрела на меня холодными голубыми глазами и пожала плечами.

— Иногда так надо. Чтобы сдвинуть воз с мертвой точки. И хотя ты, возможно, и не говорила этого, я знала, что у тебя были сомнения. Да и что за подруга ты была бы, если бы их у тебя не было? Но можешь успокоиться, я жестоко наказана за свои методы работы. Меня отстранили от этого дела…

Она опустила глаза и стала ковырять своим грубым ботинком траву.

— Симон подул в свисток, хоп — и меня уже нет. Ну и ладно. Ты тоже, я смотрю, впала в немилость.

— Благодаря тебе.

— Давай, вали все на меня. Вы всегда так делаете. Если ты садишься за руль пьяный в дым и тебя останавливают, мы — последние гады. Но если одного из твоих котов давит какой-нибудь выпивоха, тут гадами оказываемся мы. И при этом вы кричите, что на улицах беспорядок, что должно быть больше полицейских. Но всеми возможными способами уклоняетесь от налогов. Как будто законы не для вас.

— Тебе надо вступить в социалистическую партию. Тогда сможешь копать еще глубже…

— Заткнись. — Она достала из-за уха самокрутку и закурила.

— И ты еще имеешь наглость обвинять Симона, хотя сама превысила полномочия, — сказала я.

Дождь усилился. Я подняла воротник пальто.

— Я видела, как эта женщина, которая там так радостно смеется на фотографии в окружении своих детей, твоя подруга, — она с упреком показала на меня рукой, — корчилась в судорогах на тротуаре. В комнате я обнаружила ее сумочку. Ее мобильный, полный номеров ее друзей, ее ежедневник с фотографиями детишек, полный записей о встречах. Я сразу же поняла: это сильная, пользующаяся успехом, жизнерадостная женщина, люди такого типа не бросаются с балкона от несчастной любви. Поверь мне, я видела много самоубийств. И если бы ты сама видела ее там, ты бы тоже решила найти убийцу, чего бы это ни стоило.

Михел вернулся и раздраженно стал махать мне, чтобы я шла к нему.

— Мне надо идти. Но я хочу поговорить с тобой, — шепнула я, и Дорин посмотрела на меня с наигранным удивлением:

— Она хочет поговорить. Господи Боже мой! Мне уже нечего тебе сказать. Я не веду это дело.

Она жадно затянулась своей самокруткой, и ее глаза посветлели.

— Хотя поговорить-то можно. Позвони, у тебя есть моя карточка.


Спрятавшись под бесчисленными зонтами, все прощались с телом Ханнеке, которое медленно опускалось в могилу. Я не рыдала так даже на похоронах своей матери, нос и глаза у меня совершенно опухли от слез. Я плакала не только потому, что потеряла Ханнеке, я потеряла все. И теперь я стояла здесь, чужая всем, даже собственному мужу. Он пробовал утешать меня, мягко поглаживал, давал носовые платки, нежно сжимал руку, но это только усиливало мои рыдания. Я не могла оторваться от большой черной ямы, куда навсегда исчезла Ханнеке, даже когда большинство присутствующих уже пошли к залу, где были приготовлены семга и шампанское. Я все продолжала стоять под дождем, грязь просачивалась мне в туфли. Михел осторожно потянул меня за собой, но я отказалась идти. Не обращая внимания на дождь, который, все усиливаясь, падал с неба, я неотрывно смотрела на лепестки роз, которые дети под руководством Патриции по очереди бросали на гроб.

— Ханнеке, — шептала я. — Ханнеке, я все узна́ю. Ты была такая смелая… поэтому ты была моей лучшей, самой лучшей подругой, я только сейчас это поняла. Ты была самой смелой, прямой, честной. И я сделаю все, чтобы твоя смерть не прошла им даром. Они не уйдут от возмездия. Обещаю тебе.

Кто-то взял меня за плечо.

— Эй, девушка, что ты тут бормочешь? Смотри, не простудись…

Симон. Капли дождя стекали по его волосам, по лицу, скользили по носу к чувственному рту.

— И что ты ей обещаешь?

— Не твое дело.

— Пойдем, я отвезу тебя домой. Ты мокрая насквозь.

— Ты сам мокрый. Ты что, не пойдешь к ним? Пить шампанское, «как хотела бы Ханнеке»?

— Не надо так цинично. Не я это устраивал.

— Значит, твоя жена. Баба, которая еще неделю назад называла Ханнеке «опасной сумасшедшей»? Хотя ладно, у вас есть причина, чтобы откупорить шампанское. А может, мне пойти с тобой и показать твоей жене милые SMS-ки, которые ты мне присылал?

— Ну и отлично. Михел тоже там. И ему будет интересно на них взглянуть.

Он крепко обнял меня за талию и притянул к себе.

Я вырывалась, воткнула каблуки в землю и толкнула его локтем между ребер.

— Отпусти меня, Симон, не выставляй меня посмешищем в глазах всех.

Он холодно посмотрел на меня, на скулах напряглись желваки.

— Ты ведешь очень глупо, Карен. Пойдем ко всем, будь сильной женщиной, или иди плакать домой. Поскорей бы это кончилось. Не надо больше драм. Живи нормально, нам всем надо жить нормально.

Он сказал это так настойчиво, что я испугалась.

— Хорошо. Я пойду с тобой. Заберу Михела и детей и пойду домой. Но ты оставь меня в покое. Не посылай сообщений, не звони. Пожалуйста, давай договоримся, что ты тоже будешь вести себя нормально.

— Если это то, что ты хочешь, я уважаю твое решение. Я не буду больше тебя беспокоить.

— Прекрасно.

Он повернулся и пошел прочь. У меня подгибались колени, и больше всего на свете мне хотелось прокричать его имя.

28

В квартире Дорин Ягер царил неописуемый беспорядок. Узкий коридор был загроможден поставленными друг на друга коробками, от кошачьего туалета рядом с дверью тошнотворно воняло аммиаком, пол был завален резиновыми сапогами, тапочками, горными ботинками, были даже розовые пляжные шлепанцы, которые кто-то зашвырнул сюда как будто в порыве гнева. И это был только холл. Мойка в маленькой кухне была заставлена стопками грязной посуды двухдневной давности, мусорный бак ломился от мусора. Апельсиновая кожура рядом дополняла картину.

— Не обращай внимания на бедлам, — сказала еще не переодевшаяся из халата Дорин, переступив через пачку старых газет.

Не обращать внимания было невозможно.

— Ты только что переехала или собираешься переезжать? — спросила я, показывая на ящики на столе, полные банок и бутылок.

— Да это моего бойфренда. Он от меня уходит. Завтра.

— Ах, прости… — Я в нерешительности остановилась посреди комнаты, Дорин тем временем переложила стопку одежды с одного стула на другой.

— Да ничего. Так лучше. Я буду только рада, когда все это, — она несколько беспомощно развела вокруг руками, — закончится. Раздел имущества… все эти воспоминания, которые ко всему здесь так и липнут. Хочешь кофе?

— С удовольствием.

Была суббота. Я сказала Михелу, что хочу на денек поехать в Амстердам за покупками. Бабетт собралась было со мной, но я сумела отделаться от нее, сказав, что мне надо побыть одной. Она сразу же поняла это и предложила придумать что-нибудь интересное с детьми. Когда я уходила, Михел нежно поцеловал меня в губы.

— Ну вот, я снова тебя узнаю! — засмеялся он. — Пробегись по магазинам, девочка, ни в чем себе не отказывай. — Он сунул мне в руку бумажку в двести евро и был явно рад, что со времени похорон я больше не заикалась о своей теории заговора.

— Жизнь продолжается. Нужно идти дальше, всем вместе. Вон Анжела и Патриция, они возвращаются к жизни. Давай не будем усложнять ситуацию больше, чем она есть на самом деле…

Этими словами он пытался утешить меня после похорон. Я смотрела на него и думала, почему он, мой собственный муж, так хотел поскорее захлопнуть крышку этой помойной ямы. Он, когда-то программист и борец за справедливость, теперь стал продюсером глупых игровых шоу и прогорклых мыльных опер.

Я хотела опять полюбить его. Я ужасно хотела найти какую-нибудь искорку чувства, приятное воспоминание, которое опять могло разжечь любовь к нему, но не оставалось ничего, кроме раздражения и отвращения, и я в отчаянии спрашивала себя, каким образом, ради всего святого, наша жизнь может опять наладиться. Возможно, если бы я сумела как следует доказать ему, насколько это грязное дело, отношения наши пошли бы на поправку.

— С сахаром и молоком? — Я очнулась от мрачных мыслей. Дорин явно в спешке надела джинсы и ковбойку, потому что рубашка была застегнута не на ту пуговицу. Она поставила на стол две большие розовые кружки в форме поросят и подвинула в мою сторону открытую пачку сахару и большую бутылку обезжиренного молока.

— Только сахар, пожалуйста, — ответила я, и она бухнула в обе кружки по огромной столовой ложке сахару. Я обхватила кружку ладонями и отпила глоток. Кофе был такой крепкий, что сердце у меня сразу же заколотилось как бешеное.

— Я как-то выбилась из колеи… — пробормотала Дорин и насыпала себе в кружку еще ложку сахара.

На ее лице появилась самодовольная улыбка.

— Что заставило тебя переменить мнение?

Я даже не знала, с чего начать. Трудно было вернуть свое доверие к ней.

— Я знаю точно, что Ханнеке не совершала самоубийства, — начала я. — Я знаю ее, она не такой человек.

Дорин вздохнула.

— Ты ведь не затем сюда пришла, чтобы сказать это? Ты же знала об этом и неделю назад, хотя отказывалась. Господи Боже мой, конечно, она не совершала самоубийства. Но попробуй докажи это! Мы не нашли ничего, что указывает на насильственную смерть. Да ты вообще обратилась не по адресу, потому что меня отстранили от расследования.

— Ты сказала, что Симон приложил к этому руку…

— Да. Он подослал к моему шефу одного из своих самых высокооплачиваемых адвокатов, который рассказал, будто я вела против него личную вендетту — собирала материал недозволенными методами…

— Но ведь ты так и делала. На основании чего ты конфисковала бухгалтерские отчеты Симона и Иво? А проводила обыск в их домах?

— Ха, это не я, это налоговая полиция, их дело никак не было связано с моим расследованием. Я просто находилась там вместе с ними во время обыска. Но и этого нельзя было делать. Налоговая полиция уже несколько лет следила за Симоном Фогелем из-за мошенничества, с помощью которого он заработал миллионы на сексе по телефону. Я уж не знаю, как точно обстояло дело, но факт, что он в течение многих лет при помощи каких-то загадочных схем уходил от налогов. Ему всегда удавалось выйти сухим из воды, но сейчас они все-таки, кажется, взяли его за яйца…

— Секс по телефону?

— Да. С этого он начинал и на этом заработал себе капитал. После того как загнал в гроб моего отца.

— Твоего отца?

Дорин взяла щепотку табака из пачки и положила ее на папиросную бумагу.

— Мой отец держал торговую лавку на рынке «Алберт Кейп». Продавал одеяла, пуховики, подушки, наволочки и всякое такое. Симон был тогда еще сопливым мальчишкой, его лавка была рядом, у него был товар, привезенный из Таиланда. Одни подделки. Кто тогда разбирался в фирмах? «Фиоруччи», «Каппа», «Найк», «Лакост». Рубашки-поло, носки, теннисные повязки, подобное барахло. Расходилось, как горячие пирожки. Мой отец был в восторге, как ловко Симон все устраивал. Частенько после работы они ходили вместе выпить, и Симон с горящими глазами болтал всякий вздор о своих планах. Однажды он сообщил, что прекращает торговлю. Он собирался заняться делом, которое могло сделать его миллионером. Но пока он держал это в тайне. Папа решил, что это его шанс, и спросил, не мог бы он занять место Симона на рынке.

Лицо Дорин окаменело. Она агрессивно затянулась и энергично выпустила дым.

— «Это можно, — сказал Симон, — но для такой торговли надо иметь особое чутье, чтобы знать, что хиппово». И чтобы закупать товар, надо было ездить в Таиланд, Турцию, Индию, что для отца с его здоровьем было невозможно. Симон взялся все устроить с закупками. И отправился в Таиланд, прихватив всю папину наличность, все накопленное на черный день. Симон вернулся, но без шмоток и без денег. Уверял, что его там обчистили. Но по его крысиной морде я поняла, что он наврал. Тогда мы видели его в последний раз, хотя он и обещал сделать все, чтобы вернуть отцу по крайней мере половину. И отец, старый дурак, ему опять поверил. Он потерял свою лавку, в лавке Симона торговал джинсами другой парень, возможно, приятель Симона. Деньги, которые он копил всю жизнь, исчезли, но он все продолжал защищать Симона. А через полгода он умер. Инфаркт. Даже на нормальные похороны денег не было. А Симон так и не дал знать о себе. Не прислал ни цветов, ни записки, ничего. Он нагрел отца на сорок тысяч гульденов. Мне было пятнадцать лет. Моя мать умерла за четыре года до этого от рака груди.

Дорин замолчала и посмотрела на меня с почти победным видом. Она явно наслаждалась моим смятеньем.

— Да, Карен, ваш Симон, с его прекрасными костюмами и домом, полным стильных предметов искусства, начинал как рыночный торговец и телефонный сутенер. И мошенник, не забудь. Надувает людей везде, где появляется. Он с трудом закончил среднюю школу, но он ужасно хитер. Он знает, как всех и вся прибрать к рукам. Он манипулирует людьми, шантажирует, совершает растраты…

— Ладно, ладно. Я знаю. В любом случае он был прав, когда говорил, что ты ведешь против него личную вендетту…

Меня стала бить дрожь от передозировки кофеина в сочетании с ошеломляющей информацией. Дорин встала и принесла кофейник. Я вежливо отказалась и попросила стакан воды.

— Представляешь, что я подумала, когда увидела его имя под траурным объявлением о смерти Эверта? — крикнула она из кухни. — И после этого увидела, как он первый появился в больнице у Ханнеке?

— Думаю, тебе это показалось странным. И поэтому ты сразу же ухватилась за возможность вывести его на чистую воду. Но ведь с таким же успехом это могло быть и простое стечение обстоятельств. Нет доказательств, что Симон — убийца. И как бы ужасно это ни было, в том числе и для тебя, ты не можешь считать его виноватым в смерти твоего отца и как месть — свалить на него смерть Эверта и Ханнеке.

— Я точно знаю, что он приложил к этому руку, — процедила она сквозь зубы и зловеще помахала поднятым пальцем.

— Его жена, Патриция, приходила к Ханнеке. Она и Анжела видели ее последними.

Теперь уже Дорин уставилась на меня с открытым ртом.

— Они приходили к ней поговорить о том, что случилось после похорон Эверта.

— Они мне этого не говорили.

— У меня есть письмо. От Эверта к Ханнеке.

Я вытащила письмо из заднего кармана и положила его на стол.

— Можно?

Я кивнула. Щеки у меня горели. Взгляд Дорин мелькал по строчкам, написанным Эвертом.

— Невероятно. Просто невероятно, — пробормотала она и, нахмурившись, посмотрела на меня.

— Определенно это не то письмо, которое пишет человек перед смертью, хотя это, естественно, еще ни о чем не говорит. Откуда оно у тебя?

— Какая разница?

Дорин бросила на меня раздраженный взгляд:

— Боже мой, тогда чего же ты хочешь?

— Я нашла его в портфеле у Симона.

— Ага.

Она изучающе посмотрела на меня.

— Может, и об этом расскажешь?

— О чем?

Она вздохнула.

— Что ты забыла в портфеле Симона.

Я густо покраснела.

— У тебя что-нибудь было с этим козлом?

— Не твое дело, — с запинкой произнесла я. — Не думаю, что это…

— Карен, ты можешь рассказать мне. Я больше не занимаюсь этим делом. Я умею держать язык за зубами. Правда. Выкладывай.

— Да, было. Мы были пьяные. Всего один раз. Потом мы как-то говорили об этом, и я нашла у него в портфеле среди других бумаг эти письма. На свою беду, он попросил меня тогда взять из портфеля телефон.

— Как он неосторожен.

Она встала и подошла к окну, выходившему на другие дома.

— Да, — вздохнула она. Покраснев, я ожидала ее осуждения. — На это мы можем его поймать, — серьезно проговорила она.

— Не думаю, что он — убийца. Скорее, он кого-то покрывает. Патрицию, например… Она была у Ханнеке последней. Она могла отобрать эти письма у Ханнеке и после этого столкнуть ее с балкона.

— Думаю, скорее она покрывает его, своего золотого петушка. П-ф-ф.

Дорин выдохнула дым и яростно загасила окурок в банке из-под колы, которая стояла у нее на подоконнике.

— Какие же они твари, эти шлюхи! Они, может быть, даже хуже, чем их мужики. Готовы на все ради побрякушек. Как они мне отвратительны! Только бы им ездить в кабриолете, иметь возможность делать покупки на П.С.Хоофтстраат и греть задницу у бассейна на юге Франции. А что вытворяют их мужья, на это им начихать. И знаешь, что хуже всего? Что таких баб выставляют в журналах как героинь. На всех обложках ты видишь крашеных силиконовых потаскух, единственным достижением которых является то, что они подцепили богатенького мужика. Раньше, чтобы стать знаменитым, надо было добиться чего-то в жизни, теперь роль играют только бабки, неважно, каким образом полученные.

— Мне кажется, мы отвлеклись.

— Прости. Я всегда ужасно злюсь на подобные вещи.

— У меня вопрос: что мне делать с этим письмом? Вы можете привлечь его к делу?

— Я ничего не могу с ним делать, потому что мне больше не разрешают вмешиваться. Я знаю от коллег, что они собираются закрывать дело. Нет доказательств, что Ханнеке столкнули с балкона, и единственная связь со смертью Эверта — это их отношения. Для полиции это просто любовная драма. И это письмо здесь ничего не меняет. Оно подтверждает только, что у них был роман и что у Эверта был конфликт с Симоном, но это и так известно.

— А если я расскажу, что Патриция и Анжела были у Ханнеке прямо перед тем, как она выпала с балкона?

— Это, конечно, интересно. Особенно то, что они скрыли этот факт. Но одно это не делает их убийцами. Их посещение могло лишь убедить Ханнеке в том, что ее жизнь больше не имеет смысла. Они скажут, что скрыли это из чувства вины и страха.

Я закусила нижнюю губу. Дорин присела на угол стола рядом со мной.

— Ты говоришь, у него в портфеле было еще много писем? Хорошо бы раздобыть их. Ты — единственная, кто может это сделать.

Она положила руку мне на плечо.

— У нас с ним все кончено…

— Ах, брось, таких парней, как он, стоит только поманить пальцем. Подлижись к нему немножко, и он приползет к тебе куда захочешь.

— Не знаю. А если он меня поймает на этом…

— Как-нибудь отвертишься.

— Я не хочу мучиться в судорогах на тротуаре или превратиться в обугленный труп.

— Я тебя подстрахую. Ты скажешь, где вы будете встречаться, и я буду поблизости. Только нажмешь на телефонную кнопку, если дело пойдет не так, и я приду тебе на помощь.

Я покачала головой и спрятала лицо в ладонях. Я должна была сделать это для Ханнеке, но от одной мысли о том, что я могу предать Симона таким подлым способом, у меня перехватывало дыхание.

— Господи, да ты влюблена в этого козла!

— Ничего не могу с собой поделать… — выдавила я из себя, шмыгая носом.

— Да можешь, черт возьми! Что ты, подросток, что ли?

Она протянула мне мятую пачку бумажных носовых платков.

— Давай, Карен. Ты должна быть сильной. Это единственный способ. Если бы было можно, я бы сама пошла, но боюсь, Симон не будет со мной спать.

— Вот увидишь, он уже давно уничтожил эти письма…

— Может быть, и так. Но, с другой стороны, почему он не сделал этого раньше? Возможно, есть причина, почему он их хранит.

— Я боюсь…

— Что ваша связь обнаружится?

— И этого тоже.

— Обещаю, что нет. Я что-нибудь придумаю.

29

Я свернула к первой попавшейся заправке, купила пачку сигарет и бутылку колы-лайт и вернулась в машину. Михел не ждал меня домой так рано. Я вытащила из сумки мобильный, посомневалась и положила его на сиденье рядом. Потом прикурила и стала разглядывать хмурых людей вокруг, их суматошные движения, и почувствовала себя за тысячи километров от этого насквозь ненормального мира. Я была одинока, так же одинока, как чувствовали себя месяцами Эверт и Ханнеке, и я вдруг поняла, что от этого запросто можно сойти с ума. Я снова взяла телефон и уже без колебаний набрала сообщение:

Не могу тебя забыть. Давай встретимся еще раз. Целую.

Я быстро нажала «отправить», пока не начала сомневаться. Потом открутила крышку бутылки с колой и стала пить.

«Прости, Симон, — думала я, а на глаза выступили слезы от пузырьков колы. — Я не знаю, как сделать по-другому».

Я завела мотор и понеслась по шоссе в направлении Амстердама, чтобы потратить двести евро, которые дал мне Михел. Без покупок дома появляться было нельзя.


Как безумная я бродила по бывшему мне когда-то родным району Йордан. Я шла по уютным узким улочкам с магазинами, смотрела на витрины, ничего не видя, зажав в руке телефон, не в состоянии полностью отдаться выбору покупок, чему меня так профессионально обучили мои подруги. Зайти в магазин и сразу подойти к вешалкам с тем цветом, который ты выбрала для себя в этом сезоне. Этой зимой мы все массово накинулись на черный, просто и без затей. Потом надо потрогать ткань. Удобно ли, тепло или, наоборот, легко, не слишком ли много синтетики? Модно и одновременно «вне времени»? Есть ли к этому верх? Или низ? Не будешь ли ты в этом стесняться? Но самое главное: достаточно ли это эксклюзивно? Цена никогда не имела слишком большого значения, о ней никогда не говорили, за исключением тех случаев, если она зашкаливала настолько, что можно было хвастаться. Так Патриция однажды купила дубленку из тонкой телячьей кожи от «Дольче и Габаны», ее любимой фирмы, под предлогом любви к ней с первого взгляда, и к ее ужасу, как она выразилась, она стоила пять тысяч евро. «Это, конечно, деньги, но за них и имеешь что-то», — гордо смеялась она. Три недели спустя Анжела появилась точно в такой же дубленке. Шум по этому поводу поднялся дальше некуда. Она уверяла, что у нее совершенно выпала из головы дубленка Патриции, и обещала всегда спрашивать разрешения, прежде чем надеть ее на вечеринку. Но настроение Патриции было испорчено. Она больше никогда ее не надевала.


Я купила резиновые сапоги в божьих коровках для Аннабель и зонтик в форме лягушки для Софи, огромный красный шарф, о котором сразу подумала, что вряд ли стану его носить, и остроносые черные сапоги на шпильке на распродаже. Я прошла по кварталу, где когда-то жила, мимо кафе, в котором мы познакомились с Михелом, по мосту, где он впервые меня поцеловал и трогательно спросил, можно ли ему пойти ко мне. Впервые за долгие месяцы я подумала о нем с нежностью.

Когда я заказала капуччино в кафе «Дворец», задрожал мой мобильный, и я подскочила так, будто в меня воткнули булавку. Официантка посмотрела на меня с удивлением.

Привет, мам! Были в кино, теперь идем есть в МакДоналдс! Целуем, Анна и Софи.

Прошло уже почти два часа с тех пор, как я отправила SMS Симону. Он должен был среагировать. Может, он таким образом хотел меня наказать. Было слишком самонадеянным с моей стороны думать, что он еще захочет видеть меня после всего, что произошло. Наверное, я была для него не более чем легкой интрижкой. После того как я стала причинять ему хлопоты, он меня просто вычеркнул. План, который мы разработали с Дорин Ягер, вдруг показался мне совершенно бессмысленным и абсурдным. Я позволила чудовищным образом втянуть себя в ее кампанию мести.

Официантка принесла капуччино, и я тут же расплатилась. Я торопливо проглотила слабый невкусный кофе, надела куртку и подхватила сумки. Мне вдруг страшно захотелось домой, чтобы там наконец стало уютно. Я решила на обратном пути остановиться в деревне и накупить домой всяких вкусных вещей. А дома я выключу телефон. Чтобы полностью посвятить себя Михелу и детям. Мы залезем в ванну, а потом будем валяться в пижамах у телевизора, или еще лучше, мы сыграем в какую-нибудь игру и будем пить чай с яблочным пирогом. В постели я не стану лежать бревном рядом с Михелом, в надежде, что он не будет приставать, а прижмусь к нему сама и стану шептать, что я его люблю. И что нам никто не нужен. Если он начнет меня ласкать, я позволю ему это, зная, что это его руки, руки моего мужа, которого я люблю, с которым хочу жить дальше, должна жить дальше, с которым я буду счастлива, если сама постараюсь. Так я и буду делать, начиная с сегодняшнего дня.

Я поставила машину на парковке у огромной торговой галереи, где располагались лучшие кулинарные бутики. Я съела устрицу в «Рыбном дворце» и купила пять кусков копченого лосося, попробовала оливок в сырной лавке и вышла оттуда с большим куском крестьянского бри, рокфором для Михела и нежным зрелым козьим сыром. В булочной меня угостили теплой итальянской чиабаттой, и она оказалась такой восхитительной, что я купила пять таких булочек и, конечно, их знаменитый яблочный пирог.

На улице уже стемнело, полил дождь, и я помчалась — проклиная погоду, зиму и эту страну — с полными пакетов руками прямо по лужам к машине, где я свалила сумки на заднее сиденье и плюхнулась за руль.

— Не пугайся, — сказал Симон.

Я испугалась. Так сильно, что могла только тяжело дышать, издавая при этом какой-то писк, и схватилась обеими руками за грудь, пытаясь успокоить бешено колотящееся сердце.

— Господи, Симон! Мать твою! У меня же инфаркт будет!

Он положил руку мне на спину, отчего я шарахнулась в сторону и стукнулась головой о стекло.

— Ай! Черт! Вот черт!

Я спрятала лицо в ладонях, чтобы он не увидел моих слез. Он был насквозь мокрый, и от него пахло выпивкой.

— Извини, — сказал он. — Я не хотел довести тебя до припадка. Но я увидел, как ты приехала, и когда ты вышла из машины, я тебе кричал, но ты не услышала… Я не хотел подходить к тебе в магазине, сама понимаешь. Ну вот, я ждал тебя, а потом пошел такой сильный дождь, и твоя машина была не закрыта, что, кстати говоря, очень глупо с твоей стороны.

— Чего тебе от меня надо?

— Эй, але! Ты же мне написала! Сначала требуешь, чтобы я оставил тебя в покое, а через три дня тебе вдруг надо меня видеть! А теперь ты смотришь на меня, как будто я серийный убийца… Так что этот вопрос надо задать тебе.

Я никак не могла перестать дрожать.

— Я думаю, я просто запуталась.

— Ты хотела меня видеть, так вот он я! — Он развел руки и заулыбался. — Или мадам опять передумала?

— Под словом «видеть» я не имела в виду нападение.

Я пыталась думать о нем как о вульгарном рыночном торговце, мерзком телефонном сутенере, холодном расчетливом убийце, но это не помогало, страсть к нему снова накрыла меня, и он почувствовал это, как собака запах крови. Он протянул ко мне руку и стал медленно гладить меня по шее.

— А что ты имела в виду?

Я нервно сглотнула.

— Встретиться где-нибудь подальше отсюда…

Его глаза заблестели, и он улыбнулся во весь рот.

— Вот как! Ты имеешь в виду там, где есть кровать?

Его другая рука гладила мое бедро, забираясь все выше и выше. Большой палец добрался до трусиков.

— Приблизительно, — забормотала я и вытащила его руку. — Симон, мы не должны делать это здесь. Нельзя.

— Нас никто не видит. А мы постараемся, чтобы окна как следует запотели.

— Мою машину могут узнать.

— Тогда поехали отсюда…

Он взял меня за подбородок и заставил посмотреть ему в лицо. Я испугалась сама себя, своей готовности снова ему отдаться. Мне уже было наплевать на то, что мы были на парковке в центре деревни, где каждый мог нас узнать, на то, о чем предупреждала меня еще утром Дорин Ягер, о его двуличности. Наплевать на собственные благие намерения по отношению к Михелу и детям.

Он поцеловал меня в губы, так легко и нежно, как будто на самом деле любил меня, и чувствовал то же, что и я: что я больше не одинока. Я положила ладони на его холодные щеки, чтобы удержать его, но вместо этого поцеловала его со всей нежностью. Он глубоко вдохнул, и его поцелуи стали настойчивей. Он взял мою руку и положил на свой твердый член.

— Ну давай, — простонал он мне в ухо, — скажи мне…

— Что?

Я убрала руку. Для меня это было чересчур быстро.

— Скажи. Что ты хочешь делать со мной там, подальше отсюда…

Он потянул за пуговицы на моей блузке, сунул нос между грудей, взял их обеими руками и мягко сжал. Я не могла произнести ни слова. Он поднял голову и снова поцеловал меня, на этот раз жадно, и сунул руку мне в трусы.

— Тогда я скажу, — выдохнул он. — Я хочу тебя трахнуть, Карен. И я тебя трахну. Где-нибудь подальше отсюда. В постели. Очень долго и сильно.

Его палец пробирался уверенно и целенаправленно. Я задрожала.

— Если ты не захочешь чего-то другого. Скажи мне…

— Нет, — пролепетала я.

Нам надо было прекратить. Кругом ходили люди. На заднем сиденье у меня стояло детское кресло. Приятели узнали бы машину. По животу и ниже, к бедрам, волной прокатилась теплая дрожь и почти накрыла меня с головой, когда он вдруг убрал руку и сказал:

— Ты права. Здесь не место.

Я хватала ртом воздух, как выброшенная рыба.

— Прости, Карен. Я пойду. Я был так рад тебя слышать… А потом увидел тебя здесь. Мне так захотелось с тобой поговорить.

— Это я заметила.

Он провел руками по непослушным волосам, и я вдруг заметила у него на лице настоящее замешательство.

— Когда ты рядом, я просто не могу от тебя оторваться.

Какое-то время мы молчали, глядя друг другу в глаза. Его глаза помрачнели, когда он снова заговорил:

— Моя жизнь превратилась в кошмар после смерти Эверта. Ты знаешь, что у нас сегодня ночью разбили окна? И что нам все время звонят и вешают трубку? Патрис напугана. Она хочет уехать из деревни. Даже уехать из страны. Все время говорит о Марбелле. И если так пойдет дальше, нам и правда придется…

— Ты не хочешь заявить в полицию?

— Нет, по-моему, это не выход. Эти люди не относятся к моим друзьям. Даже больше, эта Дорин Ягер… Я добился ее отстранения. Потому что она зашла слишком далеко. И она настоящая истеричка, вполне возможно, что она за всем этим и стоит.

— Но зачем бы ей это делать?

— Потому, что чокнутая, — он вздохнул. — Полиция мне не друг, и я им не друг. Такие люди, как я, должны сами заботиться о себе. Мы свободны, как птички, в этой стране. Стоит мне сделать ошибку, например, когда я плачу налоги, они тут же меня найдут. Но если мне кто-то угрожает, у них тут же случается нехватка персонала.

Он несколько минут просидел, задумчиво глядя перед собой, потом повернулся ко мне и протянул руки:

— Иди сюда. Иди ко мне.

Я положила голову на его широкую накачанную грудь. Он гладил мои волосы. Это было так спокойно и так прекрасно. И тихо, несмотря на бурю на улице.

— Мне нужно ехать, — сказал он. — Но я очень хочу с тобой встретиться. Тогда я позабочусь, чтобы у меня было больше времени. Я все устрою.

— Я могу только в понедельник.

Это должно было случиться как можно скорее.

— Ладно. Я освобожу понедельник. Я позвоню.

Он взял мое лицо в ладони и улыбнулся совсем по-мальчишески.

— Пока, моя Карен, — сказал он и поцеловал кончик моего носа. И ушел.

30

В моем доме пахло ароматическими свечами. Я их ненавидела. Наверняка это идея Бабетт. Из кухни доносились веселые голоса. Так чисто у меня в доме еще не было. Ботинки выстроились в шеренгу под лестницей, куртки аккуратно висели на вешалках, на комоде в холле между фотографиями в рамках уютно горели оранжевые свечки, хотя обычно эти снимки были закиданы шарфами, шапками и варежками. Меня охватило тяжелое грустное чувство, как будто мне не было здесь места, я была чужаком, который собрался разрушить семейное счастье. Что же на меня нашло, Господи? Разве мои поиски истины стоили того, чтобы я потеряла частичку моей семьи? Я поняла, что уже несколько недель не занималась детьми, и вряд ли была способна на это сейчас. Голова была забита другим.

Я села за стол к Бабетт, Михелу и детям, мне налили вина, я стала смотреть на детей, так увлеченных игрой. Бабетт то и дело пыталась поймать мой взгляд. По ее лицу было видно, что она много плакала. Михел смеялся с детьми и время от времени фальшиво улыбался мне.

— Я же привезла вам вкусненького! — закричала я и побежала разбирать сумки, которые оставила на мойке.

Я разложила на доске сыр, быстро сунула в духовку лосося, порезала хлеб и стала разбирать посудомойку. Беспокойство пронизывало мое тело. Чтобы справиться с ним, я в три глотка допила вино.

— Вот так баловство, — сказал Михел и притянул меня за талию к себе на коленки. Его рука поглаживала мою спину. — Хорошо прогулялась? Немножко пришла в себя?

Я кивнула.

— Так приятно было пройтись снова по Амстердаму.

— Ну и чудесно. Нам тоже было здорово. Я водил детей в кино.

Бо, Люк, Аннабель и Софи начали весело тараторить. Бабетт смотрела на меня странным взглядом.


Мы еще раз сыграли в «Счастливый случай», допили вторую бутылку шабли, съели разогретого лосося с соусом, который быстро сделала Бабетт, поговорили о лучших местах Амстердама и усадили детей с горячим какао и яблочным пирогом смотреть фильм. За третьей бутылкой начались воспоминания об Эверте. Бабетт снова стала рассказывать, что она ни за что не почувствовала бы дым, если бы не упала с кровати. Как она пробиралась в детскую комнату, шатаясь от снотворного, которое подмешал ей в вино Эверт. Как нашла в кроватке Бо, но никак не могла найти Люка. Как она бежала с Бо на руках вниз по лестнице, а огонь уже вырывался из кухни, и она почти ничего не видела, вынесла Бо на улицу, положила его в сарайчик и снова побежала в дом спасать Люка. Он был в родительской кровати, где прятался всегда, когда ему было страшно. Но в ту ночь сама Бабетт легла в гостевой комнате. Они поссорились. Вопросы крутились у нее в голове. Поступил бы Эверт так же, если бы они не поругались? Погибли бы все, если бы она спала в своей кровати? Как она могла не заметить, что Эверт снова был не в себе? Могла ли она его спасти, если бы еще постаралась? Если бы не разозлилась на него так сильно? Мы слушали, разволновавшись, то и дело начинали плакать. Утешали ее, говорили, что она сделала все, что могла. Если бы она кинулась еще спасать Эверта, она, возможно, не сидела бы сейчас с нами. Она все сделала правильно и должна была смириться с тем, что на некоторые вопросы никогда не будет ответов. Я не осмелилась спросить ее, не сомневалась ли она сама в том, что Эверт поджег дом и хотел убить их. Но мысль о том, что это мог быть кто-то другой, кто-то из нашего круга мог лишить двоих детей жизни таким ужасным способом, была настолько отвратительной, что мне стало жутко стыдно. Я вдруг ясно поняла, что Симон не имел к этому отношения, что бы ни говорила Дорин Ягер. Он не был детоубийцей.


— Я отведу детей в ванную, — пробормотал Михел, пьяный от вина и от рассказа Бабетт. Он вышел из кухни.

— У тебя замечательный муж, — сказала Бабетт и разлила по бокалам остатки вина.

— Да, — кивнула я, чувствуя, что заливаюсь румянцем. — По крайней мере, он старался быть замечательным.

— Я серьезно, Карен. Не ломай это, — она строго посмотрела на меня.

— Ты о чем?

— Я же не слепая. С чего тебе вдруг понадобилось одной в Амстердам?

Я не знала, что ей ответить. Вино перепутало все мысли. Мне хотелось рассказать ей правду, но я боялась все испортить.

Повисла неловкая пауза.

— Карен, я живу в твоем доме, я все тебе рассказываю. Ты можешь мне доверять…

Я как-то странно пискнула.

Она взяла мою руку и стала гладить.

— Я ведь на твоей стороне. Поэтому ты должна рассказать мне, что происходит. Чтобы я смогла тебе помочь. После всего, что ты для меня сделала, — ее взгляд смягчился.

— Я боюсь, — хрипло прошептала я, — что я глубоко-глубоко влезла в проблемы. Я совсем потерялась. Я не знаю, что есть на самом деле, а чего нет, правильно ли я поступаю или наоборот. Иногда я чувствую себя сильной и уверенной в том, что это — единственный способ вернуть мою прошлую жизнь, что я обязана Ханнеке, а иногда я чувствую себя развалиной, предательницей, ужасной-ужасной женщиной…

Я уронила голову на руки, слезы капали на стол. Бабетт гладила меня по волосам, похлопывала по плечу и, когда это не помогло, принесла стакан воды.

— Вот, попей. Ты много выпила. Я ничего не могу понять. Что ты должна сделать?

Я выпила стакан воды, вытерла глаза бумажным платком из коробки, которую поставила на стол Бабетт, высморкалась и положила голову на стол. Я не могла смотреть на нее, пока все это рассказывала.

— Я была у Дорин Ягер. Она рассказала мне, как работает Симон, что он готов пойти на все, если речь идет о деньгах. Ты знала, что он начинал с секса по телефону? Что он торговал на рынке раньше?

— Да, я что-то такое слышала… Но ведь это не преступление. И какое отношение это может иметь к тебе? И к Ханнеке?

— Ты это знала?

— Да. Но что в этом такого? Секс по телефону — это тоже бизнес. Он же не торгует наркотиками…

— А ты знала, что обыски у него дома и у Иво организовала не Дорин Ягер, а налоговая инспекция?

— Нет, этого я не знала.

— У него есть письма. От Эверта к Ханнеке.

— Что ты сказала?

— У него в портфеле. Я видела их и утащила одно. Я отдала его Дорин.

— О, Господи…

Она встала, налила стакан воды и приложила его к щеке.

— Почему ты не показала его мне? Письмо от моего мужа! — она перехватила дыхание и прикусила свой кулак. — И что там было?

— Что между ним и Ханнеке все кончено. Он собирался бороться, чтобы спасти ваш брак. Но совершенно явно это не было письмо от человека, который собирался уйти из жизни и расправиться со своей семьей. На сумасшедшего он тоже был не похож.

Она втянула голову в плечи и ухватилась за стул. Я испугалась, что она упадет. Я хотела встать и поддержать ее, но она покачала головой.

— Ничего. Сейчас пройдет. — Она подтащила к себе стул и села. — Я одолжу у Михела сигарету.

Я взяла с вытяжки пачку «Марльборо», вытащила две сигареты, прикурила их и дала одну Бабетт.

— Я полагаю, — начала она тихо и сдержанно, — что ты тоже думала об этих своих предположениях…

— Я ни о чем больше не думаю. Но после того, что ты рассказала сегодня вечером… Кто может быть способен на такую подлость? Только сумасшедший, человек без чувств.

— Эверт был очень болен, Карен. Я думаю, вряд ли кто-то из вас может представить себе, в каком он был состоянии. Даже Ханнеке. В тот вечер перед пожаром я нашла его голым в шкафу. Он чистил себя щеточкой для ногтей и кухонным порошком. Он думал, что чем-то заразился, что нас всех заразили инопланетяне. Он сказал, что видел их. Тогда я поняла, что он не принял лекарства. Я отправила его под душ и растворила его таблетки в чае, но он не хотел его пить. Потом я хотела позвонить врачу. Но он в слезах умолял меня не отдавать его в лечебницу. Что он умрет там, что покончит с собой. И что мне было делать? — Ее губы задрожали. Она затянулась сигаретой. — Он был моим мужем, я его любила, я не могла отвезти его туда. Я решила: в этот раз справимся сами. То есть в каком-то смысле и я виновата в том, что случилось.

— Ну, что ты, Бабетт, так нельзя говорить… — сказала я, подбирая слова, чтобы избавить ее от этого ужасного чувства вины.

В кухню зашел Михел и тут же отступил назад, увидев нас такими расстроенными.

— У вас все в порядке, дамы?

Мы обе кивнули и улыбнулись сквозь слезы. Я махнула ему, что лучше оставить нас одних.

— Ты ни в коем случае не должна никому об этом рассказывать, — сказала Бабетт, сжав мое запястье двумя руками. Я покачала головой и поцеловала ее лоб.

— Конечно, нет.

Мы замолчали, время от времени всхлипывая, я поставила на огонь чайник, достала две чашки и две тарелки, положила на них по куску пирога и протянула одну Бабетт.

— Спасибо, — вздохнула она и попыталась посмотреть на меня благодарным взглядом.

— Что я не могу понять, это откуда у Симона эти письма? И почему он врет про этот обыск налоговой полиции? Что-то здесь не так…

Я налила чай и испуганно посмотрела на Бабетт, чтобы убедиться, что я ее снова не напугаю.

— Извини, что я опять начинаю. Но раз уж мы об этом заговорили.

— Ничего страшного. У меня другой вопрос. А что ты искала в портфеле у Симона?

— Да… Это уже другая история…

Она наклонилась ко мне через стол.

— А по-моему, нет. Почему ты на нем так зациклилась?

— Я не зациклилась.

— Еще как. Ты все время говоришь о нем.

Я закрыла глаза и попыталась придумать что-то, чтобы выбраться из этой ситуации.

— Не надо мне врать, Карен. Я вас видела.

Мое сердце замерло.

— О чем ты?

— В ту ночь, когда вы так напились. Вы с Симоном целовались у сарая. Я проснулась от шума. Выглянула в окно, а там вы…

Она не сводила с меня глаз.

— Я не знаю, что на меня нашло в ту ночь. Мы не понимали, что делаем, все были пьяные. Это было всего один раз. Потом мы поговорили и решили, что больше это не повторится, и никто не должен знать. После этого разговора я и нашла письма у него в портфеле. Только пообещай мне, что это останется между нами!

— Зачем ты спрашиваешь, конечно, само собой.

По ее лицу пробежала настороженность.

— Симон — последний мужчина на земле, в которого надо влюбляться…

— Я знаю.

Я вся сжалась от стыда.

— Он перетрахал больше женщин, чем волос у меня на голове, так всегда говорил Эверт.

Бабетт нарочно старалась сказать это как можно жестче, чтобы ударить меня побольнее. И у нее получилось. Меня словно оглушили.

— А Патриция знает? — спросила я тихо.

— Патриция не хочет об этом знать. Зачем ей это надо? Попробуй она возмутиться и может помахать ручкой своему джипу.

— Симон сказал мне, что никогда ее не бросит.

Бабетт цинично ухмыльнулась.

— Как бы то ни было, ты спишь с мужчиной, которого подозреваешь в том, что он выкинул из окна Ханнеке.

— В любом случае, он что-то скрывает. И я хочу выяснить, что.

— И поэтому ты с ним спишь?

— Это было только один раз.

— Ничего не понимаю. Я только советую тебе прекратить. Я знаю, к какому кошмару это может привести. Поверь мне, если с этим столкнешься… Ни один самый лучший секс того не стоит.

— Ты имеешь в виду Эверта и Ханнеке?

Она кивнула.

— А ты? Ты изменяла Эверту?

— Я не могу представить себе, чтобы дотронуться до чужого тела. И не понимаю, как ты это можешь. Я бы пошла на такое только, если бы очень сильно любила. А это может быть лишь с одним мужчиной одновременно.


Михел уже спал, когда я забралась в постель, на ощупь натянув фланелевую пижаму. Он застонал, прижался ко мне, забросил на меня ногу и положил руку мне на живот. В последние дни он так старался что-то сделать для нашего брака. Тем, кто потерпел поражение на всех фронтах, была я. Я хотела другого мужчину, я забросила его и детей, не верила в него и, вместо того чтобы честно в этом признаться, я швыряла ему одно обвинение за другим, обвиняла во всех наших проблемах, в глубине души даже в том, что я захотела Симона. Михел не должен был об этом узнать. Никогда. Его бы это убило. Я сама это начала и теперь одна должна была нести это давящее чувство вины.

— Что там у вас случилось? — пробурчал он сиплым голосом, положив одну руку мне на грудь.

— Ничего. Мы говорили об Эверте. Ей так его не хватает.

— М-м-м… Ей, наверное, тяжело видеть нас такими счастливыми…

Он неловко начал ласкать мой сосок, очень осторожно, как будто боялся быть отвергнутым, как будто просил о любви, а у меня в голове опять возник Симон. Мы занимались любовью в темноте, не целуясь, и когда Михел кончил в меня, я сказала, что люблю его. Он остался сверху на мне несколько минут, тяжело дыша и всхлипывая. Мне даже показалось, что он плачет. Меня прошиб пот. Я нежно погладила его вспотевшую спину и спросила, все ли в порядке.

— Да! — засмеялся он.

Он посмотрел на меня так трогательно, что я готова была провалиться сквозь землю.

— Ты потрясающая женщина, ты знаешь об этом? Ты создана для любви. Хорошо, что больше никто не знает, как ты хороша в постели…

Он завалился рядом со мной и вздохнул от наслаждения. Я положила голову ему на грудь и прижалась к нему.

— Только с тобой… — прошептала я.

Михел укрыл нас одеялом и стал тихонько меня баюкать.

— А теперь спать. Рядышком. Ты должна быть рядом всю ночь.

— Конечно, — хрипло пообещала я, а внутри все кричало о том, чтобы уйти. Я почувствовала, как его тело стало расслабленным, слушала его тяжелое дыхание, как оно перешло в тихий храп. Я знала, что снова не смогу сомкнуть глаз.

Светящиеся красные цифры на будильнике показывали половину четвертого утра. Мои мысли все еще носились с бешеной скоростью. Все члены клуба гурманов уже были рассмотрены в качестве подозреваемых. Даже мой собственный муж, хотя для него я не смогла найти ни одного мотива и точно знала, что он никому не может причинить боль. В голове все время зудел один вопрос. Почему Анжела вдруг так резко отказалась приютить у себя Бабетт, хотя они уже об этом договорились? Мне все сильней казалось, что ответ на этот вопрос связан со всем случившимся. И была еще одна тайна, еще одна, которой Анжела не захотела поделиться со мной, и Бабетт тоже, хотя она изо всех сил старалась выглядеть открытой и честной. Был только один способ узнать, что же было на самом деле. И для этого мне, похоже, придется пройти через многое.

31

Анжела в иссиня-белом теннисном костюме открыла дверь и испугалась, увидев меня.

— Карен, — сказала она, сжав губы, и осталась стоять в дверном проеме. — Что привело тебя сюда?

Она оглядела меня с ног до головы, как будто я была грязная, паршивая бездомная собака. Я была готова провалиться сквозь землю. Я спросила, могу ли войти, на что она выпучила свои маленькие серые глазки, как будто я сделала ей непристойное предложение.

— Не могу сказать, что я сидела и ждала тебя…

Она расставила ноги и скрестила руки на груди. Я рассмеялась, но вышло только нервное, судорожное хихиканье.

— Боже мой, Анжела, давай прекратим этот идиотизм. Я хочу поговорить с тобой и считаю, что ты должна дать мне шанс.

Она вздохнула и отступила назад.

— О’кей. Только недолго, я иду играть в теннис с Патрицией в пол-одиннадцатого.

Из гостиной раздавался звук пылесоса. Анжела прошла вперед и попросила домработницу продолжить уборку наверху. Женщина, робко извиняясь, проскользнула по направлению к лестнице.

— Хорошо, тогда я сделаю капуччино…

— С удовольствием, — сказала я.


Она вернулась с двумя чашками прекрасного капуччино и села напротив меня в черное кожаное кресло.

Я потерла руки. Они были совершенно ледяные.

— Анжела, я пришла сказать, что мне страшно жаль, что так получилось. Я ужасно себя чувствую. Не сплю по ночам, прокручиваю все в голове. Я соскучилась по вам… Конечно, невозможно заново вернуть прошлое, но, может, будет легче, если я скажу, что сожалею об этом.

В ее взгляде появилось что-то торжествующее.

— Значит, ты признаешь, что была не права?

— Да.

— Ох…

— Я не помню точно, что сказала полиции, но это мог быть какой-то компромат. Но у меня никогда не было намерения предавать кого-то. Мне очень жаль. Я хотела бы загладить свою вину.

Я подняла руки извиняющимся жестом.

— Я не должна была терять хладнокровия. Но несчастье с Ханнеке, прямо сразу после смерти Эверта, совершенно выбило меня из колеи, как и всех нас. Поэтому я наговорила такого, что совсем не имела в виду.

Анжела недоверчиво посмотрела на меня.

— А ты не считаешь, что лучше сказать об этом Патриции и Симону?

Я тихо ответила, что это правильно, но мне еще слишком стыдно. А с Анжелой мне всегда было легко разговаривать. Поэтому сначала я и пришла к ней. Она стала медленно оттаивать.

— Знаешь, Анжела, ты другая. Не знаю, как лучше объяснить. С тобой я всегда чувствовала себя в безопасности. Ты более духовна, чем остальные. В любом случае ты не так скоро осуждаешь. Поэтому я думаю, что ты — единственная, кто может мне помочь.

На ее суровом лице появилась осторожная улыбка.

— Я просто стараюсь быть открытой для всех. И я считаю, что у каждого должен быть еще один шанс. Значит, и у тебя. Между прочим, это хорошо, что ты сейчас делаешь. Я действительно думаю, что ты очень выросла. Как личность. Что у тебя хватило мужества на это.

Легко дружить с самовлюбленными людьми. В конце концов, я знала, как это действует. Просто обмен комплиментами. Я протянула ей руку и искала взглядом ее взгляд. У меня даже глаза стали влажными. Она взяла мою руку и примирительно посмотрела на меня.

— Ну и хорошо. Все забыто. Давай смотреть в будущее. И не плачь, пожалуйста.

Я покачала головой и картинно моргнула, смахнув слезы.

— Ты права, надо жить дальше. Я тоже этого хочу. Вот только… — Я выдержала паузу и наклонила голову. Анжела подвинулась вперед и поставила свой капуччино на стол.

— Что? Давай рассказывай.

— Есть одна вещь, которая не дает мне покоя. Никак не могу выкинуть из головы. Меня это очень беспокоит. Дело в Бабетт. Думаю, что начинаю понимать, почему ты не хотела, чтобы она у тебя жила.

— О Боже, я думала, что у тебя-то она сидела смирно, не выкидывала никаких штук.

Я попробовала подавить свое удивление и сделать вид, будто точно поняла, что она имела в виду.

— Может быть, тебе надо было меня предупредить?

— Черт побери, — сказала она, и лицо ее опять помрачнело. Она нервно крутила пальцем волосы, задумчиво глядя на меня.

— Я думала об этом. Но мне показалось это неуместным. Она только что овдовела… Едва пережила пожар. Поэтому сначала я считала, что мы должны поддержать ее. Но по мере того как момент ее переселения ко мне приближался, мне становилось страшно. Я с ней в прошлый раз и так порядком намучилась, она мне много крови попортила. Кейс, правда, клялся, что такого больше не повторится, что он извлек урок, но я больше не хочу рисковать. Я подумала: ей будет лучше у Карен. Михел — такой верный пес. Мой Кейс — бабник. Он любит поговорить с женщинами, любит с ними пофлиртовать. Я это знаю, и прекрасно, но есть же границы. Для меня, по крайней мере. Для Бабетт нет никаких границ.

— Что ты имеешь в виду?

— Ты ведь знаешь, что она обивала у меня пороги, когда Эверта забрали? Мне тогда как раз надо было на несколько дней лечь в больницу прооперировать колено. Бабетт приходила готовить для детей и Кейса. Ну вот, тогда все и произошло. Я узнала, потому что нашла ее сообщение в его телефоне. Что ей очень понравилось, и она не понимает, почему он вдруг перестал обращать на нее внимание. Я приперла его к стенке, и он во всем признался. Да и она, впрочем. Это такая ерунда, сказал он. Он отвозил ее домой, и она почувствовала себя такой несчастной и одинокой, было так страшно заходить одной в темный дом. Кейс зашел вместе с ней и приготовил чай. Утешал ее. Ну, и одно перешло в другое.

Ее ярость, казалось, разгорелась опять.

— Я так зла была на нее тогда! Да и теперь! — прорычала она.

Я вспомнила, как Бабетт говорила, что у нее и в мыслях нет прикоснуться к другому мужчине, и почувствовала, как злость охватывает и меня.

— Почему ты не сказала мне об этом раньше?

— Я считаю, что такие проблемы надо решать за закрытыми дверями своей спальни. Если выносишь их на улицу, можешь распрощаться со своим браком, любой дурак будет судачить о тебе.

— Поэтому вы с ней и остались подругами.

— Хочешь мудрый совет, Карен? Истериками ничего не добьешься. Поддерживая дружбу или хотя бы создавая ее видимость, ты лучше всего отвадишь такую подружку от своего мужика. Ведь нельзя же привязать кота к сметане. Если ты разругаешься с ними обоими, ты тем самым будешь только поощрять их любовь-морковь. Надо быть в курсе, это мой девиз.

Я спрятала лицо в ладонях и потрясла головой.

— Анжела, что мне делать? Что это за женщина — живет в моем доме, сидит за моим столом и, возможно, даже…

— Спит с твоим мужем. Видишь ли, мужчины любят помогать несчастным женщинам. Это дает им возможность чувствовать себя сильными. Она умеет этим очень хорошо пользоваться. А как ты думаешь, вела бы она себя так, если бы твой Михел был водителем автобуса? Конечно, нет.

Я была рада, когда она посмотрела на часы и сказала, что надо заканчивать разговор. Мне ужасно захотелось на воздух. Мы вместе вышли в коридор и надели свои куртки. Женщина, которую я два года считала своей подругой, стала мне совершенно чужой. Я была уверена, что если бы Михел был водителем автобуса, она бы и знать меня не знала.

Анжела посмотрела в зеркало и быстро подправила макияж. Взяла меня за плечи и ободряюще ущипнула за щеку.

— Ну, подруга, крепись. И не беспокойся, я буду молчать как могила.

— Я тоже, — ответила я хрипло.

— И не ставь на карту свою семью. Не стоит. Прости им это. Это самое лучшее, если ты думаешь о будущем.

Я слабо улыбнулась и взяла свой велосипед.


Весна уже осторожно витала в воздухе, но неуверенное щебетанье птиц, которое всегда означало приближение теплых, более счастливых дней, сейчас не производило на меня никакого впечатления. Разговор с Анжелой сильно испугал меня. Значит, Бабетт лгала мне, и я не могла понять, зачем.

Я сильно давила на педали. Может ли Михел и вправду поддаться ее чарам? Несколько месяцев назад я отказывалась в это поверить, теперь я не была уверена ни в чем. Все могло быть. Особенно, если она будет строить из себя бедную-несчастную. Михел, как все мужчины, всегда с радостью играл роль благородного рыцаря. Возможно, сначала она осыпала его комплиментами. Он такой прекрасный муж, такой милый, хороший отец, какая я счастливая жена. Я представляла себе, как она это говорит, ее прекрасные глаза наполняются слезами, она медленно раскрывает руки и кладет голову ему на грудь, ее узенькие плечи дрожат, и он зарывается носом в ее густые, блестящие, чудесно пахнущие волосы, он одурманен такой печалью и такой красотой, она поднимает голову и беспомощно и испуганно смотрит на него. Он смахивает с ее щек слезы и утешает поцелуем, она осторожно приоткрывает губы и предоставляет ему решать, как воспользоваться ее беззащитностью.

Я посмотрела на небо, на медленно плывущие мимо голых деревьев облака и чуть не упала с велосипеда. Может быть, я действительно сошла с ума? Свихнулась. Перенапряглась. Фантазии и реальность опасным образом соединились у меня в голове. Неужели я загнала себя до такой степени, что сама нахожусь на грани психического расстройства и в каждом вижу потенциального убийцу? Совсем как Эверт.


В деревенском магазине я купила пачку сигарет и три журнала, потом пошла в парфюмерный отдел. Мне не нужно было ничего определенного, я просто бродила, останавливаясь перед полками косметики, но ничего не видя, пробовала на руку губную помаду, брала с полки новейшие средства от морщин, нюхала их, ставила на место, дала девушке от фирмы «Шизейдо» побрызгать себя их новым ароматом и вздрогнула, когда сильно накрашенная женщина спросила меня, не нужна ли мне ее помощь.

— Думаю, что нет, — смутно пролепетала я в ответ и вышла из магазина.

Мне не хотелось идти домой, видеть за своим столом Бабетт, которая пьет из моей чашки и читает мою газету. А может быть, даже лежит в моей постели, с моим мужем.


Я свернула в переулок и мимо церкви поехала к «Верди».


Убедившись сквозь окно, что внутри нет никого из знакомых, я вошла, села за столик в углу и заказала кофе с молоком и стакан воды. Достала свой мобильный. Было голосовое сообщение от Бабетт. Она собиралась весь день заниматься делами: сначала поехать в Амстердам к своему терапевту, потом смотреть дома́ для покупки вместе с маклером.

— Ну-ну, — пробормотала я. Потом посмотрела полученное сообщение, оказалось, оно было от Симона.

Завтра, 14.00, люкс с бассейном 342, Ван де Фалк, Акерслот. Приходи!!!

Я вздохнула. Сколько всего на меня навалилось. Позвонила Дорин. Она сразу же взяла трубку.

— Привет, Карен. У тебя все в порядке?

— Да. Э-э, то есть нет.

— Есть новости?

Нервно куря, я рассказала ей о разговоре с Анжелой и о сообщении Симона. Когда я замолчала, на другом конце на какое-то время повисла тишина.

Когда Дорин наконец заговорила, голос ее звучал сурово.

— Ты слишком эмоциональна. Давай отложим эмоции, иначе ничего хорошего не выйдет.

— Речь идет о моем муже и о женщине, которая живет в моем доме.

— Давай посмотрим, что конкретно у нас есть. Эти двое, Анжела и Патриция, были у Ханнеке прямо перед тем, как она погибла. Анжела могла направить тебя по ложному следу.

— Могло быть и так, что Бабетт тоже была у Ханнеке…

— То, что она переспала с этим Кейсом, еще не значит, что она прикончила своего мужа и подругу.

— Она лгала мне. Что она и думать не может о том, чтобы прикоснуться к другому мужчине.

— Это еще не делает ее убийцей. Боже мой, да все лгут о таких вещах. Ты в том числе.

— Я тебе перешлю ее фото. Может быть, ты покажешь его хозяину отеля.

— Хорошо, если хочешь…

— Пойду к Ханнеке домой. Сегодня днем. У меня еще остался ключ.

Может быть, она сделала еще несколько копий этих писем? Или они сохранились у нее в компьютере. Если мне удастся узнать ее пароль, я смогу их вытащить. Тогда можно отменять встречу с Симоном.

— Но Симон и Иво тоже могли найти эти письма и уничтожить их.

— Все-таки стоит попробовать. Что-то должно найтись.

Я подняла глаза и увидела, как ко мне с сияющей улыбкой подходит Бабетт.

Кровь застучала у меня в висках.

— Сейчас не могу говорить. Перезвоню.


Она трижды поцеловала меня, я почувствовала, какие у нее холодные щеки. Потом сняла пальто и оказалась в красном платье без рукавов. Нелепо открытом для такого времени года. Все руки были в мурашках. Она повернулась на каблуках и спросила, что я думаю насчет платья. Я сказала, что она выглядит как картинка. После этого я замолчала. Она неловко заикнулась о том, что собиралась встретиться здесь с маклером. Что ей пора становиться на ноги. Обняла меня еще раз и взволнованно прошептала:

— Что бы я без тебя делала! Но я отплачу тебе добром, вот увидишь. Как только улажу свои дела и куплю дом…

Я с трудом выдавила из себя улыбку.

— А я как раз собиралась уходить, — сказала я. Я заметила, что она посмотрела на мою недопитую чашку кофе и тлеющую в пепельнице сигарету.

— А… О’кей, — она бросила на меня изучающий взгляд и взяла меня за руку.

— Это был он?

— Кто?

— Симон. Это он звонил?

— Нет.

— Эх, Карен… Можешь дать мне копию этого письма? Ты спросишь об этом Дорин?

— Хорошо.

Больше всего мне сейчас хотелось сбежать отсюда. Но я взяла себя в руки и вышла медленно, еще раз с улыбкой обернулась, совершенно спокойно вставила ключ в велосипедный замок, повернула его, села на велосипед и дружески помахала рукой. И только когда скрылась из виду, посмотрела на часы. Была половина второго. В четверть третьего дети приходили из школы. И до этого я должна была сделать еще кое-что.

32

— Эй? Эй, Иво? — Я открыла заднюю дверь ключом, который еще оставался у меня, и прошла в кухню. Перевернутые стулья стояли на столе, и пахло зеленым мылом, которым только что вымыли пол. Мой взгляд упал на большой, окруженный свечами портрет Ханнеке, стоявший на каминной полке. Я подошла к нему и, поцеловав палец, прижала его к холодному стеклу.

— Да? — Я обернулась и увидела женщину в косынке на голове, которая выжидающе смотрела на меня.

— Добрый день. — Я протянула руку. — Меня зовут Карен ван де Маде. Я подруга Ханнеке. Мне нужно забрать кое-какие вещи. Господин Смит в курсе.

Женщина взяла ведро и опять принялась мыть пол.

— Хорошо, — пробормотала она, медленными движениями расправляя на полу тряпку.

В комнате Ханнеке был страшный бедлам. На первом этаже были чистота и порядок, а здесь полный хаос. Книги, разноцветные образцы тканей и рисунки были разбросаны на ее письменном столе, рядом с пепельницей, полной окурков, и чашками с недопитым кофе, покрытым плесенью или совсем засохшим. Стены были увешаны рисунками и фотографиями светящихся от счастья Мейса и Анны — на яхте, на пляже, в бассейне, в школе с Санта-Клаусом, поедающими огромный пряник, они же еще младенцами, спящие в колыбельках, умиротворенно сосущие грудь, мордочки, вымазанные мороженым и шоколадом, сидящие на плечах у Иво… Это разрывало мне сердце. Я сняла со стены одну из фотографий, наш «клуб гурманов» в Португалии. В купальниках, черные от загара, в обнимку, с блаженными улыбками. Как счастливы мы были друг с другом и сами с собой! Я проглотила слезы и сунула фото в сумку. Все, что лежало здесь: ржавые садовые ножницы, гигиеническая помада, пачки вырванных из журналов фотографий интерьеров, несколько зажигалок, блюдо с ракушками, пара серебряных башмачков, — все это очень больно напоминало мне о том, что Ханнеке больше не было на свете.

Я включила ее компьютер, он начал тихонько ворчать, я тем временем взяла пачку бумаг, которые лежали у принтера. Это были счета, список телефонов одноклассников Мейса, уведомления из налоговой инспекции, путеводители, приглашение на дизайнерскую выставку, открытка с поздравлениями. Я запихнула в сумку нераспечатанный конверт от католического объединения сельских женщин Нидерландов и повернулась к компьютеру. Нажала на иконку электронной почты, и почтовый ящик открылся. Поступило 145 новых сообщений, в основном реклама увеличителей пениса, «виагры», пищевых добавок, предложения кредитов и службы знакомств, ответы на деловые предложения, подтверждения подрядчиков, реклама принадлежностей для кухни и ванной, и среди этого четыре полных отчаянья сообщения от некоей Мо.

Ты не участвуешь в форуме и не выходишь в интернет… Я очень беспокоюсь. Дай знать о себе. Я постоянно о тебе думаю и знаю, как тебе трудно.

Целую. Мо.


Ханнеке, дай о себе знать! Я видела в газете траурное объявление. Это твой возлюбленный? Какой ужас! Я всегда с тобой. Хочешь, приеду к тебе?

Целую.


Позвони мне на мобильный. Где ты? Как дела? Если не хочешь больше общаться, так и напиши. Пожалуйста! Мы так много вместе пережили… Напиши по крайней мере, почему ты не отвечаешь.

Это мое последнее сообщение. Постоянно думаю о тебе, и что бы ни случилось, звони/пиши мне в любой момент. Может быть, ты потеряла мой номер. Вот он: 06-433 22 31. Надеюсь еще услышать о тебе, но понимаю, что ты решила изменить курс и выбрала семью. Знай, я уважаю твой выбор.

Всего самого хорошего. Мо.

Я поспешно переписала мобильный этой Мо на пустой конверт и уничтожила все сообщения.

— Как там дела? — раздался голос домработницы. Я и не слышала, как она вошла. На ней была ярко-розовая зимняя куртка, в руке — ключи.

— Я пошла. Дверь закрою на замок. Вам тоже надо идти.

33

Домработница поехала на велосипеде в другую сторону. Я смотрела ей вслед, пока она не превратилась в точку, и тоже поехала по хрустящему гравию вдоль длинной одинокой дороги на польдере, обрадованная, что мне удалось хоть что-то найти. Я вдыхала запах травы, деревенский запах, который в моем сознании всегда будет связан с Ханнеке, зажала под мышкой сумку и изо всех сил крутила педали.

Я так торопилась, что сначала не услышала тяжелый рокочущий звук. Мне ужасно не хотелось, чтобы Бабетт забирала моих детей из школы. Но вдруг я поняла, что меня кто-то преследует, а тот звук напоминал рычание грузовика. Я обернулась. Огромный сверкающий джип, опасно виляя, несся за мной, моргая крупными фарами. Кто сидел за рулем, было не видно.

— Черт! — задыхалась я. — Черт!

Я крутила педали все сильней и сильней, так, что ноги и легкие жгло огнем. У меня зазвонил мобильный, и этот звук отчего-то напугал меня еще сильней. Кто-то гнался за мной, меня вот-вот могли убить. И я ничего не могла сделать. Как я ни старайся, у меня все равно не получилось бы ехать быстрее этой машины. Я могла бы достать мобильный, но оказалась бы мертвой до того, как позвала на помощь. Шум мотора уже подобрался вплотную. Мой преследователь бешено сигналил, тормоза скрипели. Я плакала и бормотала: «Пожалуйста… Пожалуйста…» Потом я бросила руль и покатилась по мокрой траве. Камыши резали лицо, били по рукам и ногам, в нос ударил запах смолы и гнилых листьев, и вонючая вода медленно залилась в сапоги, в штанины и рукава. Раздался шум и клокотание, я пыталась ухватиться за стебли, я открыла рот, в него моментально попала пресная вода и песок и забила мне нос. Я колотила руками и ногами, голова снова оказалась над водой, и я завизжала как резаная. Кто-то выругался, назвал меня безмозглой дурой и ловко вытащил из воды за подмышки.

— Если ты не прекратишь истерить, я тебя ударю!

Я подняла голову и посмотрела прямо в раскрасневшееся лицо матерящегося Иво.


Насквозь промокшая и грязная, всхлипывая, я сидела на берегу ручья, закутавшись в кожаную куртку Иво, пока он ругался и вытаскивал из воды мой велосипед.

— Что на тебя опять нашло! Мои ботинки теперь к чертям… Ты свихнулась или что?

Я могла только стучать зубами. Все тело пронизывала дрожь, а скулы так свело от холода, что я не могла произнести ни слова. Собака Иво облизала мне лицо и, тихонько повизгивая и виляя хвостом, села рядом.

— Вставай, — сказал Иво, строго возвышаясь надо мной. — Свой велосипед сама вытащишь. Как-нибудь потом.

Он протянул мне руку и помог подняться. Потом пошел к машине, положил на сиденье кусок целлофана и похлопал по нему в знак того, что я могу сесть. Потом взял меня за ноги и стал стягивать сапоги. Когда ему это наконец удалось, из них хлынула вода. Еще он стащил с меня носки, отжал их и бросил в пакет вместе с сапогами. Я была так тронута его заботой. Он захлопнул дверь, обошел машину, открыл багажник для собаки, сел рядом со мной и завел мотор, не глядя в мою сторону. Он переключил скорость, сдал назад, резко вывернул руль и выехал на дорогу в сторону своего дома.

— Это очень смело с твоей стороны: залезать ко мне в дом после всего, что случилось, — сказал он зло, не отрывая взгляда от дороги, — а потом еще удирать от меня как последний вор. Что с тобой происходит, Карен?

Он в первый раз посмотрел на меня. Взгляд был усталый и грустный.

— Это лучше спросить у тебя, — ответила я, все еще стуча зубами, и Иво включил печку на полную мощность. — Гнался за мной как маньяк. Я думала, ты хочешь меня убить. Откуда мне было знать, что это ты?

— Я заказал эту машину для Ханнеке. — Он весь как будто сжался, произнеся ее имя, и перешел на шепот. — Я совсем про это забыл, представляешь? Кому придет в голову думать о новой машине, когда жена умирает?

Он нежно погладил приборную доску.

— А они позавчера позвонили. «Ваша машина готова». Я сначала не хотел ее забирать. Мы вместе выбирали, Ханнеке и я. Ей так нравилась белая обивка и ореховое дерево. Как будто на французском курорте.


Я стояла под горячим душем, пока кожа не стала совсем красной и мелкий черный речной песок — который был везде, в волосах, в носу и в ушах, между пальцами и под ногтями, даже на зубах — не исчез в сливном отверстии. Потом я вытерлась насухо перед большим откровенным зеркалом и рассмотрела ссадины на лице и теле. Через всю щеку до уха шла глубокая царапина и красные полосы. На левом боку и животе тоже были ссадины. Сердце все еще стучало так, будто за мной до сих пор гнался маньяк, а в глазах застыл страх. Я осторожно намазала ранки мазью с календулой и прижалась лицом к стопке одежды, которую приготовил мне Иво, в надежде, что на вещах еще остался запах Ханнеке, но пахло только кондиционером. Я надела ее черные гладкие эластичные трусики от «Бьёрна Борга» (они оказались мне чуть маловаты, как и ее джинсы), белую футболку в обтяжку и сверху красный кашемировый свитер, который приятно колол шею. Потом я еще раз посмотрела на себя в зеркало, и мысль, что я больше не увижу ее, пронзила меня насквозь. Что бы ни случилось, что бы я ни сделала, какая бы правда ни вышла на свет, ее уже не вернуть, хотя иногда мне и казалось, что это не так. Она уплывала от меня все дальше. Ее запах выветрился из ее одежды. Еще немного, и ее вещи тоже исчезнут. Ее дети забудут, как она выглядела, как звучал ее голос, как она пахла, какие пела песни, что любила. И когда-нибудь станет неважно, как именно она умерла. Я обхватила себя руками и закрыла глаза. Мне очень хотелось, чтобы там было что-то прекрасное, после этой жизни, и что она была бы сейчас с Эвертом.


— Можешь оставить себе, — пробурчал Иво, кивнув на одежду.

Я погладила свитер и сказала, что очень рада этим вещам. Он достал из холодильника бутылку пива, открыл и отпил глоток. Потом сел на мойку у раковины и пытливо посмотрел на меня.

— Что у тебя на уме, Карен? Что ты здесь делала?

— На самом деле, я хотела поговорить с твоей домработницей, — начала я. — Я вспомнила, что у вас осталось много моих вещей. Книжки, диски, плеер. Я думала, зайду, заберу их…

Иво почесал в затылке, сделал большой глоток из бутылки, спрыгнул на пол, вышел и вернулся с моей мокрой сумкой.

— Я не увидел здесь ни книг, ни дисков, ни плеера. Зато тут есть телефонный счет моей жены!

Он в ярости швырнул сумку на стол. Я вся сжалась. Мои вещи разлетелись по полу.

— Зачем? — заорал он, ткнув в меня пальцем. — Кровопийца, вот ты кто! Тебе надо сначала сходить к психиатру!

— Иво, пожалуйста, — тихо сказала я. — Я понимаю, что ты сердишься…

— Сержусь? Ты имеешь в виду, что я в бешенстве? За моей спиной искать… Что искать? Что тебе так надо доказать? Зачем тебе непременно понадобилось облить дерьмом наш брак?

Он беспокойно ходил туда-сюда и нервно потирал рукой миллиметровый ежик волос.

— Ханнеке трахалась с Эвертом, и об этом благодаря тебе узнали все. Но зачем тебе понадобилось задавать вопрос об их смерти? Нагонять подозрения? Надо разрушить еще больше?

Его плоская ладонь громко ударила по шкафу рядом со мной. Я отвернулась и услышала, как тяжело он сопит. Я попыталась прогнать страх.

— А у тебя нет никаких сомнений? — осторожно спросила я, сжимаясь в комок и готовясь к его новому приступу ярости.

— Нет, — резко ответил он, скорее сам себе, а не мне. Он теребил этикетку на бутылке и смотрел в пол. — Она уже несколько месяцев была сама не своя, а после пожара мне вообще казалось, что она все глубже и глубже погружается в свою печаль. Если я кого-то и обвиняю, то только себя. Я не мог видеть, что она так убивается по другому мужчине. Она почти не обращала внимания на детей. Она сидела целыми днями у себя в кабинете и курила. Я только злился на нее, а ведь если бы я прислушался к ней… Постарался поговорить с ней…

Его глаза наполнились слезами, он быстро смахнул их рукавом. Я положила ему на плечо руку, но он тут же ее стряхнул.

— В этом нет смысла. Ты должна прекратить, Карен. Смотри в будущее. Пожалуйста. Так будет лучше для всех. Сконцентрируйся на муже, на детях. Ты нужна им. Прошлое уже неважно. Самое важное — это они и ваше будущее. Если кто и получил свое, так это я.

— Ты о чем?

— О том, что я должен был простить ее, а не наказывать все время. Тогда, может быть, она до сих пор была бы здесь. Но я не хотел ее слушать.

Мне было больно видеть, что он винил себя в смерти Ханнеке. Больше всего мне хотелось обнять его и шептать ему на ухо, что он ни в чем не виноват, что он был ей хорошим, нежным мужем, и что его реакция на ее интрижку с Эвертом была справедливой. Но я знала, что он не захочет делиться своей болью со мной. Молча я собрала со стола мокрый кошелек, ключи и мобильный телефон и убрала их в сумку.

— Я знаю, что ты сейчас меня ненавидишь, — сказала я хрипло, — но я все равно хочу сказать, что я очень тебе сочувствую. И что бы ни случилось сейчас или в прошлом, ты можешь на меня положиться. Ты можешь злиться на меня, если тебе так легче, но я хочу, чтобы ты знал — все, что я делаю — это только из любви к Ханнеке. Так же, как и ты.

Он не поднял голову, когда я положила ему на плечо руку.

— Просто оставь нас в покое. Это все, о чем я тебя прошу.

— Хорошо, — ответила я, взяла пакет с одеждой, забросила за плечо мокрую сумку, попрощалась и вышла за дверь. Только на улице я почувствовала, как у меня подкашиваются ноги и кружится голова.

34

Я увидела их всех за столом с кружками горячего какао, мои девочки весело болтали с Бабетт, которая заплетала Аннабель косички. Меня накрыла волна отвращения. Я не могла видеть, как она дотрагивается до моих детей своими ядовитыми щупальцами.

Бабетт проводила меня удивленным взглядом, когда я зашла в кухню вся растрепанная и в одежде Ханнеке, и увела дочек наверх. У меня получилось изобразить подобие улыбки и сказать, что они пообещали мне прибраться в комнатах, а я сама буду работать наверху.

Конечно, она пошла за мной. Она обняла меня и спросила, все ли в порядке. И почему на мне одежда Ханнеке? И откуда у меня на лице царапина? Я пожала плечами и ответила, что вещи были у меня в шкафу, и мне вдруг очень захотелось их надеть, и что я напоролась на ветку в саду. Больше она ничего не спрашивала, покрутилась вокруг как собака, пока я не попросила ее уйти. Якобы мне надо было просмотреть дела в компьютере. Она медленно вышла из комнаты.

Я порылась в сумке и вытащила мобильный. Из него капала вода, и экран был серый. Все пропало. Номера Дорин Ягер, Симона, его сообщения, всё. Я не могла ответить Симону, и Дорин не смогла бы мне помочь, попади я в неприятности. Я устало положила голову рядом с клавиатурой и попыталась прогнать панику, сделав несколько глубоких вдохов.

Конверт, на котором я записала номер Мо, все еще был у меня в сумке. Конечно, он был весь мокрый, и цифры расплылись, но их все равно можно было разобрать. Дрожащими пальцами я набрала номер на домашнем телефоне. Мо почти сразу ответила. В трубке был слышен шум, я поняла, что она за рулем. Я назвала свое имя и рассказала, что я подруга Ханнеке Лемстра. Она задумалась. У нее был приятный голос, довольно высокий и немного скрипучий.

— Вы переписывались с ней в интернете, — сказала я, и она замолчала.

Потом заговорила, как будто резко все вспомнила:

— Да, я поняла. Вы имеете в виду Хан 64. Она так называла себя на форуме. Какое-то время мы очень много общались, но в последние несколько недель я ничего не слышала от нее.

Я поняла, что она еще не знает о том, что Ханнеке умерла, и эта новость может быть для нее тяжелой.

— Вы за рулем? — спросила я.

— Да, но ничего страшного, у меня наушник. Расскажите, что с ней случилось?

— Мне кажется, вам лучше остановиться где-нибудь на обочине…

— Вот как. Ну ладно. Тут поблизости заправка, я сверну…

Я слушала шум машин и пыталась представить себе, как она выглядит. Судя по голосу, она была моей ровесницей. Я услышала, что она затормозила, выключила радио и прикурила.

— Я остановилась, — сказала она и глубоко затянулась. — Вы меня пугаете.

Я говорила и все время запиналась. С той стороны время от времени раздавался тихий вскрик:

— Какой ужас! Какой кошмар! А я ведь подумала, что она не захотела больше с нами общаться… Самоубийство, вы сказали? Но ведь этого не может быть! Я не могу поверить!

— Простите, что я вас так расстроила, — продолжила я. — Но я должна спросить у вас кое-что.

Снова тишина. Я услышала, что она всхлипывает.

— Она была такой веселой. Она была настоящим примером для нас всех.

— Для «нас» — это для кого?

— Люди с форума. Мы познакомились в интернете. Это был форум о проблемах в отношениях. Мы писали друг другу о своих трудностях.

— И что это были за проблемы?

— Ну, я даже не знаю, могу ли я вам так сразу об этом рассказывать…

— Я была лучшей подругой Ханнеке. Все, что вы расскажете, останется между нами.

— Вы можете сказать что угодно, а вдруг вы на самом деле из полиции? В любом случае, я не стану выступать свидетельницей. Ни при каких условиях.

— Я обещаю, что никогда больше не стану вас тревожить.

— Даже не знаю…

Во мне вдруг вскипела злость.

— Послушай, я думаю, что Ханнеке убили. Ты единственный человек, который мог бы мне помочь, рассказать, что ее занимало незадолго до смерти.

Она вздохнула и громко высморкалась.

— Извини, — сказала она, и я испугалась, что она повесит трубку.

— Пожалуйста. Ханнеке не заслуживает того, чтобы ее дети росли с мыслью, будто они не стоили того, чтобы ради них остаться жить.

— У Ханнеке был роман, — начала она.

— Это я знаю.

— Мы познакомились, когда она ответила на мой призыв на форуме. Я хотела пообщаться с женщинами, которые, как и я, любили сразу двоих мужчин. Мы поддерживали друг друга. Знаешь, это ведь так трудно: вести тайную жизнь и не иметь возможности поделиться с кем-то своими чувствами. Без того, чтобы тебя осудили или выдали. По интернету мы могли целыми днями говорить друг с другом, плакать, советоваться.

— Как давно это было, когда она отреагировала на твое письмо?

— Примерно полгода назад. Ее роман ведь продлился недолго. Через месяц он прекратил отношения. И думаю, ты в курсе, что ее любовник тоже умер?

— Да, — сказала я. — Я хорошо его знала. А почему он прекратил отношения?

— Их застали вместе. Кто-то их видел и рассказал его жене. Он немедленно выбрал в пользу семьи, хотя его жена, если верить словам Ханнеке, ужасный человек.

— А что Ханнеке рассказывала про нее?

Я посмотрела через плечо на дверь. Она была закрыта.

— Самое странное из того, что она рассказывала, это то, что он должен был платить жене за секс. Она унижала его и выжимала из него все деньги. Это ее слова, я не придумываю. Мне-то все это показалось даже чересчур. Я имею в виду, женщина, которая бьет своего мужа, это уж слишком.

— Бьет?

Мне стало немного страшно. Я вдруг стала сомневаться, хочу ли я все это слышать. Если копнуть поглубже, дерьмо везде найдется, говорил Михел. Пахло от этой истории, по крайней мере, уже совсем скверно.

— Да, так она говорила. Что она его била. И что он не мог сопротивляться, потому что боялся, что она отнимет у него детей, и очень дорожил своей репутацией. Но я даже не знаю. Мужчина ведь намного сильнее… Ну, какая размазня позволит бить себя собственной жене?

— Может, он и боялся такой реакции?

— Я должна признаться, что у меня было какое-то странное чувство, когда он умер. Ханнеке только написала: «Случилась катастрофа. Мой любимый умер». Мы все были в шоке, отчасти и потому, что она так о нем тревожилась.

— Этот ваш форум, его еще можно найти в интернете?

— Конечно. На www.отношения-онлайн.nl, под разделом «две любви».

Я набрала адрес.

— Спасибо за откровенность, Мо. Я поищу.

— Я хочу остаться анонимной. Я ведь тоже замужем, и у меня трое детей. Если захочешь еще что-то узнать, ищи меня через интернет. Мой адрес есть на форуме.

— Понимаю. Спасибо. И удачи тебе.

— Тебе тоже.


Я перебирала сообщения, удивляясь, что у стольких женщин было по двое любимых мужчин, и при этом они еще находили время общаться в чате. Я нашла Ханнеке, то есть Хан 64, и прочла ее первое сообщение.

Дорогогая Мо!

В моей жизни сейчас тоже две любви. За одним из них я замужем 8 лет, другого знаю 2 года. Он друг моего мужа, и его жена — моя подруга. То есть все сложно. Для ясности я буду называть его № 2. Наш роман начался после того, как его положили в клинику по причине острого психического расстройства. Я тоже лежала в такой клинике, еще когда была студенткой, то есть я, как никто другой, знала, что́ ему приходится переносить, как ему одиноко, что никто не может его понять, как ужасно, когда тебя оставляют друзья и смотрят со стороны, как будто ты превращаешься в обезьяну. Я хотела поддержать и помочь ему, потому что со мной рядом тогда никого не было.

Не буду затягивать, между нами что-то возникло, наши разговоры становились все более открытыми и доверительными, и скоро также выяснилось, что мы оба живем в очень сложных браках и ни с кем не можем поговорить об этом.

У всех остальных наших друзей были идеальные семьи, по крайней мере, на первый взгляд, а они любят производить впечатление. И если у них бывают проблемы, то никто не признается, как я заметила.

С тех пор как № 2 выписали домой, наши отношения стали и сексуальными тоже. Желание было таким сильным, нам так хотелось честной страстной любви, мое чувство к нему такое большое и сильное…

Я чувствую себя чудовищно виноватой из-за этого романа, но все равно не могу его прекратить. Я никогда еще не была такой счастливой и одновременно несчастной. Я живу украденными минутами, когда нам удается побыть вместе, а в остальное время я тоскую по нему так сильно, что мне становится больно.

Возможно, мы оба искали приключения или утешения, я не знаю. Проблема в том, что мы неожиданно влюбились друг в друга, а этого делать было нельзя. Я не хочу причинять боль моему № 1, и что еще важней, не хочу ранить детей. А № 2 сразу дал понять, что он никогда не оставит свою жену, потому что не сможет жить без детей.

Я могу рассказывать все это часами, но только это вряд ли кому-то нужно. Ты должна знать, что я тебе очень сочувствую, и ты не одна.

Слезы текли по моим щекам и прижатым ко рту рукам. Мне показалось, что Ханнеке говорила со мной. Как будто она была рядом, не физически, конечно, но ее слова жили в виртуальном мире, она все-таки что-то мне оставила. Не намеренно, а тщательно их спрятав. Но я нашла эти слова, и они глубоко меня ранили. Я была одной из тех подруг с идеальными на вид отношениями, у которой не нашлось времени на ее проблемы. Я провела мокрыми ладонями по волосам и задумалась, но так и не смогла вспомнить, чтобы она делилась со мной проблемами с Иво. Я даже не знала, что она когда-то лежала в клинике.

Ну вот, это все-таки случилось. Нас застали. Кое-кто, называющий себя другом, видел нас и рассказал его жене. У него дома начался настоящий ад. Мы только что 10 минут говорили по телефону, он совсем раздавлен. Она царапала, била, пинала его, ругалась и угрожала, что он никогда не увидит своих сыновей. «Только ударь меня, — кричала она, — у меня будет еще одна причина с тобой развестись». Как он может любить ее, предпочесть мне эту истеричную ведьму? Я сказала, что он должен пойти в полицию, но он не видит в этом смысла. Он считает себя виноватым и не хочет ни видеть, ни слышать меня. Он будет стараться сделать все возможное, чтобы спасти свой брак, как он мне сказал, и тогда я разозлилась, тупая идиотка. Он заплакал и сказал, что не может поступить иначе, что он не сможет стать счастливым, зная, что разрушил две семьи. И ведь это правда, черт возьми. Но только, Господи, как мне больно. Я буду заканчивать. Все время бегаю в туалет от нервов.

До скорого.

* * *

Господи, какой кошмар. Всю ночь говорили с № 1. Кричали, плакали. № 2 был здесь со своей женой и мы вели светскую беседу. В присутствии других она ведет себя как понимающая, милая женщина…

№ 1 закрылся у себя в кабинете. Он чувствует себя обманутым. Так ужасно видеть, сколько боли я ему причиняю. Это разбивает мне сердце. Впервые за многие месяцы я снова что-то к нему почувствовала, но он меня отталкивает. Я не знаю, наладится ли все это когда-нибудь. Очень боюсь, что останусь вообще одна. Мой № 1 больше всего боится, что об этом узнает вся деревня. Я пообещала ему, что никому не скажу.

* * *

Мы не общаемся почти месяц, но я все равно каждый час смотрю на мобильный, не пришло ли мне сообщение. Когда же пройдет эта тревога? Я схожу с ума. Мы видимся теперь только в присутствии других, и мне в такие моменты кажется, что все на нас смотрят. С ним что-то не так, я вижу это. Он ужасно замкнулся, много пьет и скандалит. Его жена, по-моему, задумала какую-то месть. Висит на шее у всех мужчин. Просто гадко смотреть, что никто не видит, какова она на самом деле. Я боюсь что-то сказать. Я боюсь, что тогда она причинит ему еще больше боли. Я ничего не понимаю. Теперь они вдруг собрались переехать…

Она что-то замышляет, я вижу… Мне страшно. И я одна. К счастью, у меня есть вы.

* * *

Случилась катастрофа. Мой любимый умер.

Это было ее последнее сообщение. Я закрыла сайт и посмотрела на окошко msn. Ввела адрес Ханнеке и попробовала разные пароли. С пятой попытки я зашла в систему. Паролем оказался ее домашний адрес.

«В этой папке сообщений нет», —

высветилось на экране. Все входящие и исходящие и-мэйлы были уничтожены. Меня кто-то опередил.

35

Я не знаю, как смогла продержаться в тот вечер, как я сидела за столом с Бабетт, Михелом и детьми, хотя чувствовала себя так, будто в голове гудел пчелиный рой. У меня даже получалось иногда улыбаться, притворяться, что я внимательно слушаю детские рассказы про школу, пожевать кусочек бифштекса и даже проглотить его, несмотря на стойкое сопротивление пищевода. Если Михел прикасался ко мне, я вздрагивала, как от удара током. При каждом взгляде на Бабетт меня переполняло отвращение к ней. Одно было совершенно ясно — эта женщина должна убраться из моего дома. Ее присутствие было как опасный смертельный вирус. Но решить проблему в этот же вечер было невозможно, это было бы слишком подозрительно.

Я по возможности небрежно поинтересовалась, как у нее дела с маклером, она вздохнула и ответила, что ужасно трудно снять хороший дом, который бы отвечал всем ее требованиям. У нее ведь был такой прекрасный дом. Она всегда мечтала состариться в том доме. Тут она снова пустила в ход слезы, попутно перебирая все, что было так прекрасно в ее доме: сидеть вместе у камина, просыпаться и смотреть в окно на лес, устраивать праздники в ее уютной гостиной.

«Заткнись, — думала я. — Избавь меня от этого спектакля». Но Михел уже втянулся и после третьего бокала тоже начал всхлипывать.

Я подливала в вино воду. Мне хотелось оставаться трезвой. Я придумала, что у меня болит голова, хотя так оно и было. Я убрала со стола, поставила грязную посуду в посудомойку, вымыла сковородки. Мне не хотелось участвовать в разговоре Бабетт и Михела, и я сказала, что пойду наверх к детям. Там я набрала ванну, усадила детей перед телевизором и разыскала визитку Дорин Ягер. Я понимала, что должна это сделать. Я позвонила ей с мобильного Михела и рассказала про письма Ханнеке в интернете. Она пообещала посмотреть, но сказала, что, к сожалению, это ничего еще не доказывает.

— Эверт лежал в психиатрической лечебнице. Мы не можем доказать, что она действительно его била и издевалась над ним. Это с таким же успехом может быть фантазией психически нездорового человека. Пришли мне по и-мэйлу ее фотографию, я сегодня вечером съезжу, покажу ее хозяину отеля. Сейчас могу тебе только сказать, что у нее нет судимостей. Это мы проверили.

Она сказала, что я должна быть осторожной, и в том числе остерегаться Симона.

— Дорин, — спросила я, чтобы растянуть разговор и отодвинуть подальше одинокую бессонную ночь, которая меня ожидала, — может, мне все это прекратить? Смириться с ситуацией. Я сама иногда не понимаю, ради кого все это делаю. Для Ханнеке, да и для тебя…

— Для себя, Карен. Ты делаешь это для себя. Ты же не продалась.

Я повесила трубку и осталась сидеть на кровати, сжавшись в комок и дрожа от волнения, сжимая в руке мобильный Михела. Я нажала на «меню», а потом на «сообщения». Впервые в жизни я проверяла собственного мужа. Входящих сообщений не было.

Клубок боли в желудке ударил меня под ребра. Я отшвырнула телефон и упала головой в подушки. Я вдыхала такой родной запах его волос, кожи, его висков и плакала по нам самим.

После того как мне относительно удалось собрать себя по частям, я посадила детей в теплую ванну с пеной. Я мыла их спинки, их льняные волосы, трогала, как шатаются зубы, считала новые синяки. Они надели пижамки, и я разрешила им вчетвером спать в одной комнате. Мальчишки с серьезными лицами перетащили матрасы в комнату к девочкам, мы убрали кукольный дом, они все вместе забрались под одно одеяло, и я читала им книжку. Больше всего мне хотелось остаться здесь, с румяными, невинными детишками, запереть дверь и отсидеться в этом мире барби и пластмассовых пупсов, пока кошмар не закончится.


В три часа ночи я еще не спала. К этому моменту я уже убедила себя, что налицо заговор. У каждого был мотив, чтобы убить Эверта и Ханнеке, они впали в немилость, потому что были диссидентами и сопротивлялись той власти, что имел над нами Симон. У него были интересы в каждом предприятии, наш успех был его успехом, но если бы он перекрыл краны, все лопнуло бы как мыльный пузырь.

На улице ветер в очередной раз перерастал в ураган. В окно колотили градины. Мне было холодно, несмотря на пижаму, теплое одеяло и храпящего под боком мужа. Холод был внутри. Кровь превратилась в ледяную воду. Я вдруг так испугалась собственных мыслей, что с трудом могла дышать и оставаться в этой постели. Ни секунды больше я не могла оставаться рядом с Михелом. Если это был заговор, то он тоже мог в нем участвовать. Конечно, он мог быть и против их плана, но ему ничего бы не оставалось, как согласиться с остальными ради собственной безопасности. Я посмотрела на его спокойное лицо, помятое от сна, лицо моего мужа, отца Аннабель и Софи, и мне показалось, что это кто-то чужой. Я осторожно вылезла из-под одеяла, сунула ледяные ноги в тапки и накинула на плечи халат. Михел повернулся на другой бок и снова захрапел. Я на цыпочках прошла к двери, вышла из спальни и спустилась вниз по лестнице, запыхавшись, как будто за мной кто-то гнался.


На кухне было душно и ужасно холодно. Я даже начала стучать зубами. Я зажгла плиту и открыла духовку. Потом достала из шкафа маленькую кастрюльку, плеснула в нее молока и поставила на огонь, все еще не в состоянии привести в порядок мысли, выстроить их в ряд. Молоко закипело, я вылила его в большую кружку, налила немного коньяка и села греться в теплом воздухе от духовки.

Я опять заставила себя думать обо всем случившемся, шаг за шагом, начиная с письма, которое Эверт послал Ханнеке. Оно было абсолютно нормальным и продуманным. Ничего не говорило о том, что Эверт был не в себе, хотел покончить с жизнью и причинить вред своей семье. И совершенно ясно было, что у них с Симоном возник конфликт, в котором Эверт не мог выйти победителем. Я сделала глоток, алкоголь приятно обжег горло. Бабетт была достаточно близко, чтобы подменить таблетки Эверта, усыпить себя и детей.

Я достала сигареты Михела, включила вытяжку и прикурила. Сделала глубокую затяжку и посмотрела на золотую заколку Бабетт, лежащую на столе. «Но зачем? — подумала я. — Зачем так сильно рисковать?»


Я не знаю, сколько времени я курила у плиты, наслаждаясь теплом и отогревая косточки. Мысли и воспоминания, подтверждающие мою теорию, путались в голове, заснуть я бы все равно не смогла. Я оказалась с ситуацией один на один, и преимущества в этом не было. С другой стороны, было прекрасно иметь собственные мысли, а не поддаваться влиянию Михела или «клуба гурманов». Я вдруг поняла, почему Ханнеке сбежала в отель, я и сама боролась с соблазном сбежать, спрятаться, пока не найду решение или доказательство. Самым сложным было продолжать вести себя, как будто ничего не случилось.

Я встала, чтобы подлить в остывшее молоко новую порцию коньяка, когда вдруг услышала тихие шаги на гравиевой дорожке. Часы на плите показывали без четверти пять. Не слишком подходящее время для гостей, и слишком рано для почтальона. Бабетт и Михел спали. Шаги приближались, человек направлялся к двери в кухню. Убегать или прятаться было слишком поздно. Тот, кто был на улице, уже меня видел. Сердце стучало, в груди заныла боль. Если это так, если кто-то пришел за мной, то я буду защищаться. Они не заставят меня замолчать. Я знала, я чувствовала, что у меня достаточно сил. Я подвинулась к подставке с ножами и положила руку на холодную пластмассовую рукоятку. Я его ударю. Кто-то вставил в замок ключ и повернул ручку. Дверь медленно открылась, и в этот момент я не выдержала. Мой крик вырвался как будто издалека, не из моего собственного, натянутого струной тела.

— Проваливай! — завизжала я. — Убирайся к черту! Я звоню в полицию!

Дрожащей рукой я выхватила нож. На пороге стояла Бабетт в бежевом плаще поверх белой шелковой пижамы. Волосы совершенно мокрые, лицо в красных пятнах. В глазах был ужас.


Она дышала хрипло, как загнанный зверь. Михел влетел на кухню, даже не найдя трусов, и теперь стоял между нами с голой задницей и растрепанными волосами, спросонья ничего не понимая. Я дрожала с головы до пят и не могла выдавить ни одного слова.

— Прости. Прости. Прости, — сипела Бабетт, тоже дрожа и переводя взгляд с меня на Михела.

— Мать вашу! Вы совсем с ума посходили! — Михел тоже задыхался.

В коридоре раздался топот детских ног и испуганный плач.

— Так тебе и надо! — шепнул Михел мне на ухо, бросился к детям, но тут же вспомнил, что он без штанов. Он схватил с вешалки мою шубу из искусственного меха, набросил ее на плечи и поспешил к детям, которые все вчетвером громко ревели на лестнице.

— Карен. Прости. Я не хотела тебя пугать. Я тебя не видела…

Бабетт протянула ко мне дрожащую руку. Я все еще стояла, прислонившись к столу и сжимая в руке нож. Я смотрела на блестящее, острое лезвие и думала, что оно такое длинное, что могло проткнуть ее насквозь, если бы я ее ударила. А я бы ударила, если бы это понадобилось. Огромная волна ярости и агрессии просто ослепила меня, когда открылась дверь, я даже потеряла контроль над собой, я могла убить ее или любого, кто угрожал бы моей семье. Действительно убить. Теперь я уже не могла утверждать, что и мухи не обижу. Я почувствовала злость так сильно, как будто это был оргазм. Оказалось, я гораздо хуже, чем думала о себе раньше.

Я положила нож и строго посмотрела на Бабетт:

— Где ты была? Сейчас пять утра, черт тебя подери!

— Я не могла заснуть. Прости.

Она опустила глаза и стала теребить пояс плаща.

— Так с какого перепугу ты поперлась на улицу? Там же просто буря!

— Я немножко прокатилась на машине. Мне надо было выйти. Я с ума сходила. В голове столько всего. И… — она перешла на шепот. — Я все время думаю о твоих словах, о письме Эверта к Ханнеке, что это было не похоже на человека, который собрался умирать… Меня это так задело. И я поняла кое-что. Эта мысль уже была у меня, она так меня пугала, что я старалась заглушить ее. Это ужасно, отвратительно, но очень логично. Я думаю, что ты права.

Заплаканные дети робко зашли на кухню нас поцеловать и убедиться, что все в порядке. Софи и Аннабель обхватили меня ручонками за шею.

— Мы думали, кто-то пришел нас убить, мама!

Я гладила их худенькие спинки.

— Ну, что вы, конечно, нет! Мама просто испугалась Бабетт, а Бабетт испугалась маму. Никто не придет нас убивать, никогда! И ведь у вас очень сильный папа и сильная мама, так что бояться не нужно!

Бо и Люк, бледные и испуганные, прижимались к своей маме. Бабетт поцеловала их и уговорила вернуться к себе. Все четверо поплелись с Михелом вверх по лестнице.

— Ты думаешь, я права? В чем? — осторожно спросила я.

Она шептала совсем тихо:

— Если Эверт был убит, если этот пожар был покушением на всю нашу семью, то есть только один человек, кто мог это сделать, — это Ханнеке.

— Нет, — сказала я. — Я в это не верю.

— Подожди, послушай меня. — Она осторожно взяла меня за плечо. — Эверт расстался с ней. Она не знала, что ей делать. Ты же знаешь, что она много пила, особенно в последние месяцы, что с ней не все было в порядке. У нее был мотив, она могла проникнуть в наш дом… А через неделю она покончила с собой. Это так логично, что меня удивляет, как полиция до сих пор до этого не додумалась.

Я с трудом переносила ее слова, ее прикосновение, ее присутствие рядом.

— Пойдем лучше спать. Мы так измотаны, что начнем говорить ерунду.

— Почему я вчера должна была слушать тебя весь вечер, а сегодня ты отказываешься выслушать меня? — она сжала губы и посмотрела на меня со злобой.

— Завтра, — сказала я. — Завтра мы договорим.

Я ушла наверх и лежала без сна, пока не убедилась, что она уже в своей комнате.

36

Я нареза́ла круги по парковке мотеля, как курица, которой только что отрубили голову, в поисках места, где мою машину могли бы не заметить. Я так нервничала, что чувствовала себя больной. В животе урчало, я вспотела как мышь.

Втиснувшись на укромное место, чуть не задев машину рядом, я открыла зеркало и еще раз посмотрела на свое перепуганное лицо, как у загнанного зайца, ослепленного фарами. Я ущипнула себя за щеки, чтобы добиться хоть какого-то цвета лица, намазала губы блеском, брызнула духами в вырез черной шелковой блузки, которая от пота прилипла к телу, сунула в рот жвачку и стала яростно жевать. Мобильный был сломан. Я не могла позвонить Дорин. Оставалось только надеяться, что она приедет.

У обшитой деревом стойки в лобби гостиницы был настоящий круговорот приходящих и уходящих бизнесменов, шаркающих пенсионеров, усталых мамаш с прогулочными колясками и появляющихся время от времени парочек, испуганно озирающихся по сторонам и, судя по всему, приехавших сюда для быстрого внебрачного секса. На больших досках были написаны фамилии и названия фирм, которых радостно приветствовали и просили пройти в залы с разными названиями. Таблички, которая указывала бы направление к номерам, не было. Мне ничего не оставалось, как подойти к администратору, чего мне ужасно не хотелось. Я попыталась быть незаметной, насколько это было возможно в ярко освещенном открытом холле, и при этом не трястись так сильно. Мужчина передо мной брал ключи от номера, объясняя кому-то по телефону, что пробудет в Лондоне еще как минимум день, и доверительно подмигнул мне. Я покраснела.

Когда девушка за стойкой спросила, чем она может мне помочь, я покраснела еще сильней и долго чесала в затылке, прежде чем выдавить из себя вопрос. Она радостно сообщила мне, что господин Симонс уже заселился в номер, и услужливо показала, куда мне идти, не спросив ни фамилии, ни паспорта. Я подавила в себе желание придумать сложную причину моего появления. Но она, вероятно, слышала здесь уже все возможные причины. Я прошла за горшками с заморскими пальмами к серому незаметному коридору, репетируя на ходу, что я буду делать и говорить, хотя перед глазами все настойчивей возникали картины нас в постели.

Я постучала. Сначала тихонько. Потом сильнее. За дверью играла музыка. Герман Броод. Я стукнула еще сильнее. Раздался шум, музыка стала тише, и дверь распахнулась. Симон был в расстегнутой рубашке, гладил себя по плоскому животу и игриво накручивал на палец черные волосы на груди. Его темная длинная челка нависала на глаза, он протянул руку и погладил царапину на моей щеке. Мы ничего не говорили. Впервые он выглядел ранимым и одиноким. Наши вспотевшие ладони нашли друг друга, он притянул меня к себе. Он прижался к моей шее и прошептал мое имя. Я захлопнула дверь. Несколько минут мы простояли так, молча вздыхая и гладя друг друга по спине, пока Симон не отстранился, взял мою голову в ладони и поцеловал меня в губы. Меня тронул этот жест, похожий на прощание. Его гипнотизирующие синие глаза покраснели и возбужденно блестели. Он него пахло алкоголем.

— Налей мне тоже, — попросила я и кивнула на бутылку «Столичной», стоящей на столике из фальшивого орехового дерева. Симон подошел и налил мне в стакан немного водки. Комната была большой, с кроватью «кингсайз» посередине, накрытой синтетическим розовым покрывалом, и бассейном, который с трудом можно было назвать бассейном, такой он был маленький. Иллюзию люкса довершали два лежака из тикового дерева, и я тут же спросила себя, ложился ли в них вообще кто-нибудь.

— Разве не здорово? — с улыбкой спросил Симон, дирижируя моим стаканом. Потом протянул мне его, и я сделала большой глоток.

— Супер, — сказала я и подумала, что на самом деле это дурацкий кич, и если бы я оказалась здесь с Михелом, мы бы ужасно смеялись.

Симон сел на колыхавшийся водяной матрас и похлопал ладонью по покрывалу рядом.

— Карен, как же я рад, что ты пришла, — выдохнул он, глядя в пол.

Его поведение меня насторожило. Это был не тот Симон, которого я знала, наглый и самоуверенный. Я села рядом с ним, и он положил руку мне на коленку, потеребил мою юбку и снова вздохнул. Он выглядел так, будто на него давила ужасная тяжесть.

— Ты жалеешь? — осторожно спросила я, покрутила лед с водкой в стакане и допила ее одним глотком.

— Нет, — отозвался он. — Да и нет. Я не знаю. Столько всего случилось… Я не могу расслабиться. Извини.

— Почему?

Я посмотрела на него, на мелкие морщинки у глаз, тяжелые брови, напряженные скулы, прекрасные чувственные пухлые губы и почувствовала, как горячее желание снова медленно наполняет тело. Я должна была сопротивляться этому чувству. Мне нужна была голова на плечах.

Симон повалился на спину и посмотрел на меня, выжидая, возможно, в надежде, что я возьму инициативу в свои руки.

— Что ты делала у Иво?

— Он, видимо, уже сам тебе рассказал.

— Да. Я, честно говоря, немного испугался.

— Я тоже, — сказала я, встала и снова наполнила стаканы.

Это был мой последний стакан. Чтобы успокоиться. Потом мне надо было перейти на воду. Я ни в коем случае не должна была потерять контроль над собой.

— Он меня напугал. Когда за мной погнался.

— Что ты разыскиваешь, Карен? Ты ведь можешь просто спросить. У него, у меня… — Его рука огнем легла мне на спину. Я не могла отвести глаз от его плоского волосатого живота. Интересно, это идиотское наваждение когда-нибудь пройдет?

Я легла рядом с ним и посмотрела ему в глаза. Он вопросительно посмотрел на меня.

— Хорошо, — сказала я. — Тогда я просто спрошу. Ты веришь, что Ханнеке покончила с собой?

Он закрыл глаза.

— Я верю в результаты полицейского расследования. А это значит, она спрыгнула или упала с балкона под влиянием алкоголя или таблеток.

— Раньше ты говорил, что не сильно дружишь с полицией. Что ты им не доверяешь…

— В этом случае мы должны…

Было просто невозможно лежать рядом с ним и не целоваться.

— Почему вы не хотите знать правду? Почему Патриция и Анжела молчат о том, что встречались с ней? Почему ты прячешь переписку Ханнеке с Эвертом? И, — мое сердце билось все сильней, а он насмешливо улыбался, — и что еще важнее, как эти письма оказались у тебя?

Он положил мне на щеку прохладную ладонь.

— Моя мисс Марпл.

Его рука скользнула по моей шее на грудь и осталась там на уровне сердца.

— Ух, — сказал он. — Как оно разбушевалось.

— Симон…

Он резко поднялся, взял стакан и залпом выпил. Потом встал и озабоченно стал смотреть на меня сверху вниз.

— Я не могу тебе ответить. Но поверь мне, я действовал и в твоих интересах тоже. Тебе нужно прекратить, правда, прекратить все это. Доверься мне, я честно говорю тебе, что у меня все под контролем. Что все разрешится.

Он нагнулся ко мне. От него пахло кокосом.

— Карен, давай не будем тратить впустую наше драгоценное время…

На какой-то момент мне показалось, что это не я лежу здесь и смотрю на этого роскошного мужчину, который снял для меня этот номер, чтобы заняться любовью, что это происходит не со мной, что он предпочел меня всем остальным. Это было слишком прекрасно. Это не могло быть правдой, что он выбрал меня из-за моей невероятной привлекательности. Я не была такой. Скорей всего, я была для него просто трофеем, одной из многих. И вместе с этой мыслью я почувствовала стыд и вину. Я вся покрылась мурашками, мне захотелось просто исчезнуть, как серой мышке, забиться в щель за шкафом. Я показалась себе некрасивой и никчемной, как никогда.

— Доверься мне, — бормотал Симон и целовал меня, но отвращения, которое возникло во мне, было уже не остановить.

Мне стало противно от себя самой, оттого, что я лежала здесь, так унизительно, с задранной юбкой и в расстегнутой блузке, от его притворства, от всего этого спектакля, оттого, как он манипулировал мною, оттого, что мы, взрослые люди, отец и мать, совершали этот чудовищный обман. Я выкатилась из-под него, встала с кровати и стала застегивать блузку.

— Это неправильно, это так неправильно, — повторяла я, не в силах поднять на него глаза.

— О Господи, начинается драма, — тихо и раздраженно произнес он.

— Симон, как ты можешь просить меня доверять тебе в этих обстоятельствах? Если кто и знает, что тебе доверять нельзя, так это я…

— Боже ты мой, Карен, как ты все усложняешь! Я рискую не меньше. А даже больше, чем ты.

— Прекрати! Перестань нести эту хрень!

Мой страх вмиг исчез вместе с комком в желудке, на смену ему пришла злость.

— Чем ты рискуешь? Чего ты боишься? Ты сейчас же мне все расскажешь! — заорала я.

Я схватила сигареты, прикурила, дрожа от злости, вдохнула никотин и увидела, как он рухнул на кровать. Его плечи задрожали, он издал какой-то высокий всхлипывающий звук. Он плакал. Симон Фогел, мужчина на шесть миллионов, как шутя называла его Ханнеке, заливался слезами.

— Не кричи на меня. Я не переношу этого… Господи, Карен, пожалуйста…

Он протянул ко мне руки. Я не пошевелилась.

— Я ведь маленький человечек, Карен, я кажусь великим, но я не такой. Я боюсь… Ты можешь себе представить? Симон Фогел боится… Что это будет стоить мне всего, что я заработал, за что я сражался. Всего…

Он говорил быстро и сбивчиво, как будто разговаривал сам с собой.

— Я не хотел подозревать ее, когда это только случилось. Я знал, что у них трудности, что она хотела уйти, а он не давал развода. И в какой-то момент, знаешь, я стал его бояться. Что он мог мне навредить после всего, и в делах тоже… То есть в глубине души я даже почувствовал облегчение…

Его голос сорвался. Я оставалась холодной. Как лед.

— О чем ты говоришь? Можно начать сначала?

— Бабетт. Эта чокнутая, больная женщина. Сегодня ночью опять. Она опять сидела в машине и смотрела на наш дом… Она звонит мне целыми днями. Пишет и-мэйлы, сообщения. Угрожает рассказать обо всем Патриции. Я не знаю, как ее остановить. Ты должна понять, как я почувствовал себя, когда их дом загорелся… А там был Эверт. Бо и Люк.

— Как чувствовал себя ты?

— Я положил этому конец. Сказал ей, что она должна быть с Эвертом, что он не заслуживает потерять жену. Эверт знал про нас. Эта сука все ему рассказала. Но, как бы то ни было, я хотел все прекратить. И никакого удовольствия уже не осталось… Как она преследовала меня! Даже присылала мне в офис свои фотографии в голом виде по электронной почте.

Он бессильно пожал плечами. На носу повисла слеза, он вытер ее рукавом рубашки.

— Она хотела все большего. А я… Я не хотел уходить от Патриции. Мне хорошо с ней. Может, не в постели, но в каком браке нет проблем в постели? Это «часть сделки». По-настоящему классный секс может быть только на стороне.

Мне хотелось изо всех сил заехать ему кулаком в его прекрасный нос, чтобы брызнула кровь. Ударить коленом между ног, чтобы он со стоном свалился на пол.

— В больнице она сказала: теперь нам уже никто не помешает. Я испугался до смерти, честное слово.

— То есть все это время у тебя были подозрения, но ты ни слова не сказал полиции?

— Ты не понимаешь, Карен, так нельзя. Представь, если бы я это сделал. Какие последствия это имело бы для моей семьи, для моего бизнеса? Хотя я не на сто процентов уверен в том, что это сделала она.

— А когда Ханнеке упала с балкона? Ты все еще сомневался?

— Я не знаю… Нет, наверное, уже нет. Бабетт пришла ко мне с этими письмами, где Эверт писал о наших отношениях и о проблемах с налоговой… У нас с Эвертом был небольшой бизнес по продаже пищевых добавок для спортсменов. Он продавал их у себя в магазинах, в спортивных центрах. Мы якобы ввозили эти таблетки из Швейцарии, но на самом деле эта фигня поступала из Южной Америки. Ну, это долгая история, но смысл был в том, что очень много денег шло от нас на наши швейцарские банковские счета. Это был блестящий план, пока об этом не пронюхала налоговая. Его фамилия была на всех контрактах, счет в Швейцарии был на его имя. То есть он был козлом отпущения. Я-то лишь скромный акционер. В любом случае, в тех письмах, Ханнеке сильно накручивала его против меня и Бабетт. Вода на мельницу Дорин Ягер… Ханнеке грозилась пойти в полицию.

— Патриция об этом тоже знала?..

— Патриция не поверила ни единому слову Ханнеке…

— Да ладно, прекрати! Вы все знали, что это неправда! Даже Иво… Его собственную жену убили! Господи, и вы все молчали! — закричала я.

— Иво составлял все контракты, вел всю бухгалтерию. Он не зарабатывал на этом больших денег. Но его репутация пострадала бы раз и навсегда, если бы выяснилась правда о его махинациях. Что ему оставалось? Он ведь должен думать о детях…

— А меня ты теперь тоже убьешь, Симон, после всего, что ты мне рассказал? Потому что ведь я молчать не стану. Ни за какие миллионы…

— Я никого не убивал.

— А как же? Ты тоже несешь ответственность за их смерть, как и Бабетт. Но ты такой трус, такое ничтожество, ты просто дожидаешься, пока она размозжит мне башку.

— Я сам уже думал о самоубийстве…

В дверь постучали. Я вздрогнула.

— Не бойся, это принесли вино, я заказывал.

Симон вытер рукавом глаза.

— Открой.

Я посмотрела в глазок и никого не увидела. Должно быть, они оставили бутылку под дверью. Я открыла дверь и сначала услышала какой-то свистящий звук. Рефлекторно я попыталась закрыть ее, но человек с той стороны был сильнее меня, а шипение продолжалось, мои глаза загорелись жуткой болью, а горло моментально отекло так, что я не могла дышать.

Где-то далеко я услышала крик Симона. Дверь захлопнулась, и тут я почувствовала страшную, неописуемую боль в ногах, она разлилась по всему телу, как будто ее запустили в меня насосом. Я вздрогнула, попыталась подняться, прикусила язык и снова упала на пол, лежала и корчилась в судорогах. Металлический вкус крови во рту протек в горло, смешался с рвотой, мое дыхание было перекрыто, я ничего не видела, как будто из глаз вырывалось пламя. Где-то разбилось стекло, и раздался истерический смех. Симон плакал и просил о пощаде, чтобы его не убивали, а я ползла по жесткому синтетическому розовому покрывалу, дрожа от боли, ломая один за другим ногти, пальцы были в крови, а сердце колотилось в панике, готовое в любой момент разорваться.

37

Кто-то тащил меня за ноги. Я пыталась сопротивляться, но мышцы все еще меня не слушались. Симон скулил, как раненая собака, Бабетт материлась.

— Избавь меня от этих соплей, Симон Фогел. Лучше помоги мне.

— Я ничего не вижу… Я ослеп. Господи, Бабетт, что ты со мной сделала? Мое лицо, — проскулил он и снова застонал.

Она бросила мои ноги.

— Мать твою! Урод! Ты ничего другого не заслужил! Если не заткнешься, я тебе собственноручно выцарапаю твои глазенки!

В мое тело, наполненное болезненной дрожью, вернулась какая-то чувствительность, но я старалась лежать как можно тише. Я слышала, как она топает по комнате, открывает кран, потом снова шаги, плеск воды и крик Симона.

— Если еще раз так вякнешь, получишь то же, что получила эта шлюха!

Ее тяжелые шаги снова направились в мою сторону, и я даже не успела ничего понять, как на меня снова обрушился удар, пронзивший меня насквозь болью и судорогами. В сердце как будто взорвался электрический заряд, оно задохнулось, замерло на мгновение, а потом забилось, как бабочка, пойманная в грудной клетке. Обжигающая боль разлилась по шее в голову.

Симон всхлипнул.

— И как ты можешь заниматься этим именно здесь? Здесь! В нашей комнате… Господи, вот это самое ужасное!

Запахло паленым, Симон сдавленно застонал.

— Предатель! Грязный, грязный, грязный предатель!

— Бабетт… Пожалуйста…

Из его голоса исчезла вся сила. Я попыталась пошевелить распухшим языком и разжать деревянные челюсти. Ничего не вышло. Очень осторожно я пошевелила пальцами на ногах, напрягла и расслабила мышцы, сжала кулаки. Я услышала, что она идет ко мне. Она остановилась у моей головы и наклонилась. Я чувствовала ее дыхание и тяжелый запах духов.

— Ты ничего для него не значишь, Карен! Ты ему не пара. Симон принадлежит мне. Это с самого начала было ясно. Мы прекрасно смотримся вместе, ты не находишь?

Она схватила меня за волосы и запрокинула голову, уперев в спину коленку. Я до сих пор была парализована. Она затянула на моей шее что-то холодное, как будто шелковый или атласный шарф.

Симон чем-то гремел. Наверное, он, как и я, до сих пор не мог видеть.

— Я увидела его и поняла, что он принадлежит мне. Нам суждено было встретиться. Ему нужна такая жена, как я. А мне такой муж. Странно, что этого никто больше не замечал.

Она стала медленно затягивать шарф. Я хватала воздух и попыталась ее оттолкнуть. Мышцы меня не слушались. В голове зазвенело, я закашлялась.

— Бабетт, прекрати! Пожалуйста! Отпусти ее! — стонал Симон. — Ты права. Мы созданы друг для друга! Но если ты ее убьешь, мы никогда не сможем быть вместе…

Она засмеялась высоким истеричным смехом и затянула шарф. Мое дыхание превратилось в хрип.

— Ты знаешь, что я могу помочь тебе и уничтожить тебя. И не потому, что сама этого хочу. Вовсе нет. Я просто хочу, чтобы ты выбрал меня, Симон Фогел. Потому, что ты сам знаешь, что мы идеальная пара…

Я часто-часто моргала. Жечь глаза стало меньше. Я повернула голову и увидела Симона, бессильно повисшего в кресле.

— Если ты любишь меня, Бабетт, дай мне время. Тогда все будет хорошо, я тебе обещаю…

— Я давала тебе достаточно времени. И теперь уже никто не стоит на пути нашего счастья, Симон! Почему тогда ты бросаешь меня? Почему ты трахаешь ее?

Она так сильно вдавила колено мне в спину, что хрустнули позвонки. Я подумала о Ханнеке, как она корчилась в судорогах на холодных грязных амстердамских ступеньках, об Эверте, как он умирал в пламени, об испуганных заплаканных личиках детей. Я приказала себе не бояться.

— Но как же Патриция… И мои мальчики. И твои мальчики.

— Патриция! Патриция! Она ведь все равно не может дать тебе того, что даю я! Ты ведь сам говорил… Ты сказал, если бы начал все сначала, то только со мной. Мы были бы прекрасной парой. Ты говорил, что я могу оценить по достоинству… А сам опять начинаешь про свою серую кошелку!

Она отпустила меня и кинулась на него. Я услышала звон разбитого стекла и вся сжалась. Симон пытался защищаться руками. Как в тумане я увидела, что она снова повернулась ко мне, я затихла, готовясь к новой атаке. Но получила только удар в живот.

— Ты моя девочка, Бабс. Не она. Она сама пришла ко мне… Я так по тебе скучал…

Я поняла по его голосу, что он взял себя в руки, и, судя по наступившей тишине, он что-то в ней задел. Видимо, он морочил ей голову, чтобы выиграть время.

— Но почему тогда ты не хочешь со мной говорить? Почему вдруг стал меня избегать? Не надо так делать, Симон, это ведь сводит меня с ума!

Она забегала из стороны в сторону и заплакала, совсем иначе, чем плакала обычно. Это было похоже на плач сумасшедшей.

— Я боялся, Бабетт, ты же понимаешь… Я подумал, для нашей безопасности будет лучше какое-то время не видеться. Но я так скучал по тебе, милая… Правда…

Меня затошнило от его лести.

— Ее нужно убрать, — зашептала она.

Он не ответил. Я подумала: пожертвует ли он мной ради собственного спасения? Почти незаметно я подвинулась к ним, переборов боль.

— В бассейн, — шептала она. — Я оглушу ее, а ты сбросишь в воду. И тогда уже наверняка.

— Что? — испуганно спросил Симон.

— Ты ведь меня любишь.

— Нет, Бабс, мы не можем этого сделать…

Она подошла ко мне. Я сжала все мышцы, которые хоть что-то чувствовали, я знала, что времени у меня — одна секунда. Моя злость придала мне силы. Я кинулась вперед, к черному чемоданчику Симона под вешалкой, схватила его за ручку, выпрямилась и замахнулась. Изо всех сил я ударила ее по голове. Острый уголок попал точно по виску. Что-то хрустнуло. Я ударила еще раз, теперь в лицо. Она пошатнулась, выпустила из руки газовый пистолет и со стоном повалилась на пол. Из раны потекла кровь. Симон поднял пистолет и сказал, что этого хватит. Но я не могла остановиться. В голове шумело, а внутри у меня кипела ярость. Я снова схватила чемоданчик, я слышала, как Симон кричит мне: «Эй! Эй! Эй!», я развернулась к нему, мне хотелось разбить эту высокомерную морду, сломать ему нос, разорвать его прекрасные губы.

— Не надо, Карен. Я же врал, я врал ей, чтобы она успокоилась… Стоп, Карен, хватит, давай сядем и подумаем, как нам быть…

Я ударила его чемоданчиком в живот, он согнулся пополам и со стоном упал.

Я кинулась к телефону у кровати и дрожащими пальцами набрала номер Дорин Ягер, все еще не выпуская чемодана.

Симон закашлялся и медленно поднялся. Он выругался и осторожно сел на кровать.

— Подожди. Ты что, звонишь в полицию? Карен… Давай сначала придумаем, что мы будем говорить… — залепетал он.

— Мы ничего не станем придумывать. Мы расскажем все, что случилось.

— Карен, но ведь это и в твоих интересах…

— Я прекрасно знаю, что в моих интересах. Правда. Наконец-то. Хоть это и больно.

— А Михел? Он же тебя проклянет…

— Может быть. Но я этого уже не боюсь.


Дорин колотила в дверь и кричала мое имя. Когда я увидела ее, я заплакала.

— «Скорая» выехала, — сказала она и обняла меня.

За ней в комнату зашел полицейский и склонился над Бабетт, а потом что-то крикнул в свою рацию. Я спросила, жива ли она. Он кивнул.

Дорин взяла меня за плечи и сказала, что все закончилось. Она усадила меня на стул и принесла стакан воды. Полицейский возился с Симоном.

— Ее видели возле отеля, Карен, ее узнал хозяин отеля. Видимо, она вас выследила. Мы с ним ехали к тебе домой, чтобы забрать ее на допрос, — она кивнула на полицейского.

— Я думала, тебя отстранили от дела.

— Я убедила начальство. Показала и-мэйл, и хозяин гостиницы дал показания.

Я посмотрела на Бабетт на полу. Прекрасные ноги, изящные загорелые руки, золотой браслет на запястье.

В номер зашел еще один мужчина, пожилой, с седыми курчавыми волосами. Он представился как Гейс ван Димен и протараторил целую речь о том, что я имею право хранить молчание, все, что я скажу, может быть использовано против меня, и что я имею право на звонок адвокату. Я посмотрела на Дорин.

— Я не совершала преступлений… Она пришла… — Я показала на Бабетт. — Она брызнула мне в глаза газом. И ударила меня вот этим.

— Ничего не говори, — шепнула Дорин, осторожно поглаживая меня по спине.

Симону прочитали тот же текст. Он посмотрел на меня с гримасой боли и страха на лице. В глазах блестели слезы. Я поняла, что он плачет не из-за того, что случилось, а из-за того, что его ожидает.

38

Масштабы моего предательства стали понятны, когда я пришла домой и застала Михела совершенно раздавленным. Я была более чем уверена, что хочу быть с ним, но мне стало страшно, что пути назад уже нет. И хотя я вынесла на свет правду, но вместе с этим сломала собственную жизнь и семью.

Я пересказывала все, что случилось, несколько раз, старалась честно отвечать на все его вопросы, хоть и причиняла ему при этом невыносимую боль. Но снова врать было бы еще больнее. Рассказав правду, я почувствовала, что мне намного легче. Каждое слово делало меня снова ближе к нему, ближе к тем отношениям, что когда-то у нас были. Пока я рассказывала, я все больше понимала, как недооценивала его, как неправильно было думать, что он не сможет это принять. Мы кричали, плакали, он зашвырнул стакан с вином через всю кухню, надломленным голосом угрожал избить Симона до полусмерти, мы вместе выкурили пачку сигарет, проговорили целую ночь и все следующие ночи. Эти разговоры неизменно заканчивались ссорой, после чего он уходил спать к детям, а я оставалась одна без сна лежать в нашей огромной постели.

Он спрашивал меня, почему я занималась сексом с Симоном, почему решила ничего не рассказывать ему об этом, почему я выгоняла его, Михела, шаг за шагом, все дальше из своей жизни, даже не поговорив с ним, и я могла отвечать только одно, что я не знаю. Я не знала, когда у нас все пошло не так. Когда я стала уделять больше внимания посторонним людям, а не ему. Я сказала, что он тоже был виноват в этом. Так же как и я, он забыл свои идеалы и нарушил наши обещания. Мы собирались вместе жить в этой деревне, вместе заботиться о семье. Он тоже оставил меня одну, здесь, в этих польдерах.

Я умоляла его меня простить. Михел осторожно признал, что тоже был не прав. Прошли недели, месяцы, прежде чем мы снова стали комфортно чувствовать себя вместе. Однажды мы начали осторожно улыбаться, смогли коснуться друг друга и наконец снова стали осторожно заниматься любовью. Мы еще не стали прежними, мы были от этого еще очень далеки, время от времени еще вспыхивали оглушительные упреки, мне было очень сложно вернуть его доверие, чтобы стать по-настоящему близкими. Иногда мы задавали себе вопрос, правильно ли было остаться вместе, не делали ли мы это только ради детей, но теперь мы говорили об этом вслух и давали друг другу шанс.


Мы вместе приняли решение переехать. Начать все заново где-нибудь не здесь. Чтобы не возвращаться в город, но поближе к офису Михела. Подальше от шепота на школьном дворе, подальше от любопытных взглядов в супермаркете и намеков в кафе, и самое главное — подальше от моих бывших подруг, которые испуганно перебегали на другую сторону дороги, если видели меня на улице или поворачивались спиной в очереди в кассу в супермаркете. Однажды Михел пришел домой, совершенно взбешенный, размахивая журналом, в котором было интервью с Симоном. Он рассказывал об Иво, называл его сумасшедшим и намеревался уволить, сообщал, что все его проблемы с налоговой инспекцией улажены, и что он, как богатый человек, может купить все на свете, но и ему «встречаются не те люди». «Если у меня пойдет дождь, остальные тоже промокнут. Я был наивным и слишком легко относился к этому. И теперь я вижу, что моим доверием регулярно злоупотребляли». После прочтения этого интервью, которое к тому же украшала фотография сияющих Симона и Патриции, Михел сжег журнал. Он тоже пожелал не иметь ничего общего с Симоном, и эта война была очень неприятной.


Утром накануне переезда я в последний раз проехала на велосипеде по деревне, мимо церкви и цветущих каштанов, купила букет белых роз на площади и увидела их на террасе кафе «Верди». Патриция и Анжела. На полу рядом со стульями лежали сумки с покупками. Они громко смеялись над чем-то и как будто онемели, увидев меня. Я улыбнулась. Они отвернули головы. Я села на велосипед и помахала им. Они смотрели мне вслед с застывшим удивлением на лицах.

Когда я подъехала к кладбищу, я услышала, что поют птицы, пахнет летом и цветут зонтики дудочника. Цветы, которые всегда будут напоминать мне о Ханнеке, о длинных летних вечерах у нее в саду, о том, как она танцевала с детьми и громко смеялась. Я сильнее, чем обычно, почувствовала, что она всегда рядом со мной, что она передала мне свою смелость. Мне показалось, что я маленькое перышко на ветру. Я улыбнулась и стала мурлыкать старую песенку про лето, которая вдруг мне вспомнилась.

Примечания

1

Сеть дорогих супермаркетов в Нидерландах (Прим. перев.).

2

Сеть недорогих магазинов одежды (Прим. перев.).

3

Престижный район города (Прим. перев.).

4

Улица, где расположены дорогие бутики (Прим. перев.).

5

Сеть дорогих супермаркетов в Нидерландах (Прим. перев.).

6

Самые дешевые супермаркеты в Нидерландах (Прим. перев.).

7

Помощник Санта-Клауса, сопровождающий его во время его визитов к детям (Прим. перев.).

8

Современный популярный нидерландский поэт и певец (Прим. перев.).

9

Одна из самых известных песен популярной американской рок-группы (Прим. перев.).


home | my bookshelf | | Клуб гурманов |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 1
Средний рейтинг 4.0 из 5



Оцените эту книгу