Book: Ночные откровения



Ночные откровения

Шерри Томас

Ночные откровения

Перевод осуществлен на сайте http://lady.webnice.ru.

Перевод: lesya-lin

Редактура: codeburger

Глава 1

Маркиз Вир был неразговорчивым человеком.

Однако этот факт повергнул бы в изумление всех его многочисленных друзей и знакомых, кроме разве что нескольких избранных. Ведь по всеобщему мнению лорд Вир говорил, болтал и ораторствовал без умолку. Во всем подлунном мире не нашлось бы вопроса, пускай самого умозрительного и невразумительного, по которому маркиз не преминул бы охотно высказать свое мнение – даже целый десяток мнений. Действительно, порою совершенно невозможно было остановить его разглагольствования о новооткрытом классе таких химических веществ как прерафаэлиты [1]или о необычных гастрономических пристрастиях племен пигмеев в Центральной Швеции.

А еще лорд Вир был человеком, умеющим хранить тайны.

Но осмелившийся заявить об этом вслух обнаружил бы себя в окружении леди и джентльменов, покатывающихся со смеху. Ведь, согласно мнению света, лорд Вир не смог бы отличить тайну от ежика. Он был не просто словоохотлив: безо всякого понуждения он откровенничал на самые личные, самые неподобающие темы, не выказывая при этом ни капли смущения.

Маркиз охотно делился неудачами в ухаживаниях за юными девицами: несмотря на пэрский титул, ему отказывали постоянно и наотрез. Он без колебаний разглашал состояние своих финансов – хотя, как выяснилось, понятия не имел, сколько средств находится в его настоящем или будущем распоряжении, поэтому все эти заявления были достаточно спорны. Он даже пускался в рассуждения – не при дамах, конечно, – о размерах своего мужского достоинства, вызывающего зависть по всем параметрам. В качестве свидетельниц упоминались многочисленные веселые вдовушки, жаждущие покувыркаться с ним в постели.

Другими словами, лорд Вир был идиотом. Не буйным, разумеется, благодаря чему его вменяемость почти никогда не ставилась под сомнение. И не настолько слабоумным, чтобы не управиться со своими повседневными нуждами. Скорее, он был идиотом забавным, невежественным и напыщенным, до крайности глупым, но милым и безобидным. Высшее общество благоволило к маркизу за доставляемое им развлечение и за неспособность запомнить что-либо услышанное, если это не затрагивало его питания, ночного отдохновения или находящегося в брюках средоточия его радости и гордости.

Метко стрелять у маркиза не получалось – его пуля могла сразить куропатку исключительно по воле случая. Дверные ручки и задвижки он всегда поворачивал не в ту сторону. О его таланте оказываться не в том месте и не в то время ходили легенды, и никто бы и глазом не моргнул, узнав, что маркиз явился свидетелем преступления, так и не поняв, что же произошло.

И все тринадцать лет, минувшие после его неудачного падения с лошади, лорд Вир держался таким редкостным болваном, что человек, незнакомый с тайной деятельностью маркиза, никогда бы не заметил его причастности к наиболее сенсационным уголовным делам в высшем свете, особенно перед самым завершением расследования и привлечением преступников к ответу.

Без преувеличений, это была интересная жизнь. Порою те немногочисленные агенты британской короны, которым была известна истинная роль лорда Вира, любопытствовали, что же он чувствует, большую часть своего бодрствования изображая недоумка. Но вопрос остался без ответа, поскольку маркиз был человеком неразговорчивым и умел хранить тайны.

Разумеется, все тайное рано или поздно становится явным… Так и концу секрета лорда Вира было положено начало в ловушке – в буквальном смысле этого слова – которую устроила девица сомнительного происхождения и не менее сомнительными методами. Особа, которая благодаря причудливому повороту судьбы вскоре сделалась маркизой Вир, его законной супругой.


* * * * *

Крысы были предложены Виром. Точнее, предложены в шутку.

В конце сезона Лондон пустел. Несколькими часами ранее лорд Вир проводил на железнодорожном вокзале своего брата, а на следующий день и сам намеревался отправиться в Глостершир. Начало августа – самое подходящее время для того, чтобы с простодушным видом объявиться в чьем-либо загородном доме, куда не был приглашен, и заявить, что приглашение имело место: в конце концов, что значит один лишний гость, если вокруг слоняется не меньше тридцати?

Но сегодняшняя встреча касалась Эдмунда Дугласа, владельца алмазных копей, подозреваемого в шантаже торговцев бриллиантами в Лондоне и Антверпене и жившего весьма уединенно.

– Чтобы попасть в его дом, нам придется извернуться, – заметил лорд Холбрук, связной Вира.

Холбрук был несколькими годами старше. Когда ведущей литературной знаменитостью страны был Оскар Уайльд [2], Холбрук отрастил темные волосы и нацепил личину пресыщенного интеллектуала. Теперь, когда Уайльд пребывал в позорном изгнании, томный вид Холбрука сменился более короткой стрижкой и более непосредственно проявляемым нигилизмом.

Вир положил себе кусок савойского пирога. Выпечка была воздушной и нежной, но как раз в меру упругой для ложечки абрикосового джема. Холбрук умел наладить снабжение на явочных квартирах, разбросанных по всему Лондону: когда бы агентам ни приходилось ими пользоваться, там всегда находилась неплохая выпивка и все необходимое для хорошего чаепития.

На другом конце безвкусно обставленной гостиной – когда-то в этом доме на задворках Фицрой-cквер проживала целая череда содержанок – леди Кингсли промокала платочком уголки губ. Эта симпатичная брюнетка, примерно того же возраста, что и Холбрук, была дочерью баронета и вдовой дворянина.

Женщины в качестве агентов под прикрытием имели преимущество. Вир и Холбрук должны были притворяться, чтобы их не воспринимали всерьез – абсолютная необходимость, когда занимаешься деликатными вопросами от имени короны. Но женщину, даже такую проницательную и осведомленную, как леди Кингсли, часто не брали в расчет исключительно по причине ее пола.

– Я уже говорила вам, Холбрук, – вставила она, – нам следует использовать племянницу Дугласа.

Холбрук, развалившись на кушетке, обитой красным бархатом с золотой бахромой, щелкнул по лежавшему на его груди отчету о последнем деле.

– Я полагал, эта племянница сто лет не покидала дома.

– Вот именно. Представьте себя на месте двадцатичетырехлетней девушки, которой давно уже следовало бы выйти замуж, и которая лишена возможности веселиться и развлекаться в приличном обществе. Что было бы вашим заветным желанием?

– Опиум, – отозвался Холбрук.

Вир, улыбнувшись, промолчал.

– Нет, – закатила глаза леди Кингсли. – Вы бы желали познакомиться с подходящими для брака молодыми людьми, со столькими, сколько возможно уместить под одной крышей.

– Ну и где же вы собираетесь набрать полный дом завидных холостяков? – полюбопытствовал Холбрук.

– Собрать приманку – самое легкое, – небрежно отмахнулась леди Кингсли. – Проблема в том, что я не могу просто так явиться в Хайгейт-корт и представить джентльменов. Вот уже три месяца, как я арендую жилище по соседству, но до сих пор не встречалась с этой девушкой.

– Можно? – указал Вир на лежавший на Холбруке отчет. Холбрук бросил ему документ, и, поймав его, Вир принялся перелистывать страницы.

Особняк Эдмунда Дугласа, в котором тот проживал с 1877 года, был построен по его собственному проекту. По всей стране выросло множество таких усадеб нуворишей, сколотивших состояние благодаря торжеству «парового века».

В это довольно заурядное здание оказалось сложно проникнуть. Обычная кража с взломом не удалась. Попытка внедрить своего человека в ряды слуг тоже провалилась. А ввиду слабого здоровья миссис Дуглас семья почти ни с кем не общалась, что не позволяло использовать другие, общественно приемлемые, способы попасть в дом.

– Устройте у себя какое-нибудь домашнее бедствие, – посоветовал Вир. – Тогда у вас появится предлог обратиться к соседке.

– Уже думала об этом. Но как-то не решусь повредить крышу – или трубы – арендованного особняка.

– А ваши слуги не могут заболеть чем-то ужасным, но не заразным? – спросил Холбрук. – Как насчет повального приступа поноса?

– Холбрук, ведите себя прилично. Я не химик и не собираюсь травить собственных слуг.

– А как насчет нашествия крыс? – предложил Вир, большей частью ради шутки.

– Что вы имеете в виду? – содрогнулась леди Кингсли.

– Выпустите в помещении десяток-другой крыс, – пожал плечами маркиз. – Ваши гости с визгом бросятся на улицу. К тому же, крысы не причинят строению большого вреда, если крысолов немедля приступит к работе.

– Великолепная мысль, дружище, – выпрямился Холбрук.– Я как раз знаю человека, который разводит мышей и крыс для научных лабораторий.

Это не удивило Вира. У Холбрука была масса необычных и невероятно полезных знакомств.

– Нет, отвратительная идея, – воспротивилась леди Кингсли.

– Напротив, полагаю, это просто гениально, – упорствовал Холбрук. – Дуглас поедет в Лондон на встречу со своим адвокатом недели через две, верно?

– Верно, – кивнул Вир.

– Значит, времени достаточно, – снова откинулся на кушетку Холбрук. – Считайте, дело сделано.

– Терпеть не могу крыс, – поморщилась леди Кингсли.

– За королеву и отечество, мадам, – произнес Вир, поднимаясь. – За королеву и отечество.

– Забавно, что вы упомянули королеву и отечество, милорд, – забарабанил пальцами по губам Холбрук. – Я только что получил донесение о шантаже некоего члена королевской семьи, и…

Но Вир уже ушел. 

Глава 2

Двумя неделями позже


Мисс Элиссанда Эджертон застыла перед домом в Хайгейт-корте. По ее черному зонтику стучал дождь, холодный серый туман заволакивал все вокруг, кроме проезда.

На дворе август, а кажется, будто уже ноябрь.

– Счастливого пути, дядюшка, – улыбнулась она стоявшему перед ней мужчине.

Эдмунд Дуглас улыбнулся в ответ. Притворные нежные чувства служили ему развлечением. «В этом доме не плачут, милая Элиссанда, понимаешь? Посмотри на свою тетю – ей недостает силы или ума, чтобы улыбаться. Ты же не хочешь быть похожей на нее?»

Даже в шестилетнем возрасте Элиссанда знала, что не хочет быть такой же бледной и хнычущей тенью, как ее тетушка. Она не понимала, почему та все время плачет. Но всякий раз, когда тетя Рейчел начинала лить слезы, а дядя, положив руку на вздрагивающие плечи, отводил жену в ее комнату, Элиссанда выскальзывала из дома и убегала так далеко, как только отваживалась, и ее сердечко колотилось от страха, отвращения и гнева, жегшего, словно раскаленные уголья.

Вот так она научилась улыбаться.

– Спасибо, милая, – ответил Эдмунд Дуглас, но даже не двинулся к ожидавшему экипажу. Ему нравилось затягивать прощание – девушка подозревала, что дяде прекрасно известно, как сильно она жаждет его отъезда. Ее улыбка стала еще шире.

– Позаботься о тете, пока меня не будет, – сказал он, поднимая глаза на окно спальни своей супруги. – Ты же знаешь, как она мне дорога.

– Конечно, дядюшка.

По-прежнему улыбаясь, Элиссанда наклонилась и поцеловала дядю в щеку, сдерживая отвращение так искусно, что дух захватывало.

Он требовал выказывать родственные чувства перед слугами. Не каждый лицемер способен скрывать свою злобную сущность настолько хорошо, чтобы обмануть даже собственных слуг. В деревне можно было услышать сплетни о сквайре Льюисе, щиплющем горничных за мягкие места, или о миссис Стивенсон, разбавляющей водой пиво для слуг. Но единственным бытующим мнением о мистере Дугласе было всеобщее восхищение его мученическим долготерпением: ведь миссис Дуглас так больна – и вообще малость не в себе.

Наконец дядя уселся в карету. Сгорбившийся в своем макинтоше [3]кучер хлестнул вожжами, и колеса заскрипели по мокрому гравию подъездной дороги. Элиссанда махала вслед карете, пока та не скрылась за поворотом, затем опустила руку и сбросила с лица улыбку.


* * * * *

Лучше всего Виру спалось в едущем поезде. Ему случалось садиться в следующий из Лондона в Эдинбург «Шотландский экспресс» исключительно ради крепкого восьмичасового сна.

Поездка в Шропшир была раза в два короче, к тому же включала несколько пересадок. Тем не менее, она ему понравилась, пожалуй, даже больше, чем любая другая со времени его короткой дремы по пути из Лондона в Глостершир.  Там он провел последние две недели, разыскивая план военного вторжения, странным образом «утерянный» Министерством иностранных дел.  Очень деликатное задание, учитывая, что план затрагивал немецкие колонии в Юго-Западной Африке, а отношения с Германией и без того были натянуты до предела.

Вир решил проблему, не допустив ни малейшего намека на международный скандал. Однако радость успеха была несколько смазанной: маркиз вел двойную жизнь ради торжества справедливости, а не для спасения глупцов, не способных уберечь важные документы.

Но даже когда расследуемое дело утоляло его жажду правосудия, удовлетворение все равно было приглушенным и непродолжительным – как мерцание тлеющих угольков, почти превратившихся в пепел – а  за ним приходила длящаяся неделями усталость. Свинцовая опустошенность, не исчезающая даже после крепкого и продолжительного сна. 

Карета, которую выслала за ним леди Кингсли, быстро катила по зеленой, холмистой сельской местности. Спать маркиз больше не мог, а свое следующее задание обдумывать не хотел. Отшельнический образ жизни Эдмунда Дугласа, конечно, заставил их поломать голову при разработке плана, но само расследование было просто очередным делом в его карьере, изобиловавшей необычными случаями, с которыми не могла справиться местная полиция, а зачастую и не подозревала о них.

Вир невидяще уставился в окно кареты. Вместо пастбищ и лугов, влажных от дождя и сверкающих под лучами выглянувшего вечернего солнца, ему виделся абсолютно иной пейзаж: грохочущие волны, высокие скалы, лиловые от цветущего вереска пустоши. По склону перед ним вилась тропинка, и теплая, надежная рука держала его за руку.

Маркиз узнавал эту тропинку. Он узнавал эти скалы, море, пустоши – побережья в Сомерсете, Северном Девоне и Корнуолле были невероятно красивы, и Вир посещал их так часто, как только получалось. Однако державшая Вира за руку женщина существовала исключительно в его воображении.

Но маркизу была известна ее легкая, упругая поступь. Он узнавал ее плотную шерстяную юбку: при ходьбе она тихонько шелестела, но этот звук можно было слышать только на самом верху тропинки – в тиши, вдали от беснующихся волн. Он знал очертания ее шеи под широкополой шляпой, защищавшей кожу от солнца: ведь много раз, когда ее собственный жакет оказывался плохой защитой от прохладной и изменчивой погоды, Вир набрасывал ей на плечи свое пальто.

Она была неутомимой спутницей, верным другом, а по ночам – нежной и податливой любовницей.

Фантазии подобны узникам: менее склонны к неповиновению, если предоставить им некоторую свободу действий в разумных рамках. Поэтому Вир часто грезил о своей подруге: когда не мог уснуть, когда слишком уставал, чтобы думать о чем-либо еще, когда страшился возвращения домой после долгих недель предвкушения тишины и покоя. Ей достаточно было положить на его руку свою ладонь – тепло, понимающе, заботливо. И Виру становилось хорошо: цинизм смягчался, одиночество отступало, ночные кошмары забывались.

У маркиза хватило здравого смысла не давать этой женщине имени и не воображать ее физический облик до последних мелочей. Благодаря этому он мог тешить себя надеждой, что когда-нибудь в укромном уголке переполненного и ярко освещенного бального зала встретится с ней. Но он был слишком слаб, чтобы не представлять ее улыбку – такую очаровательную и искреннюю, что невозможно не быть счастливым в ее сиянии. Эта женщина улыбалась нечасто, поскольку маркиз был не способен часто чувствовать себя счастливым, пусть даже в мечтах. Но когда она все же улыбалась, душа Вира воспаряла, словно он опять становился шестилетним мальчишкой, впервые в жизни бросающимся в океан.

Сегодня ему хотелось не эмоций, но спокойного дружеского общения. Поэтому они пошли вместе по тропинке, по которой в реальной жизни Вир зашагал бы в одиночестве. К тому времени, как карета подъехала к воротам арендованной леди Кингсли усадьбы Вудли-мэнор, маркиз стоял рядом со своей спутницей у руин замка короля Артура [4]и, обняв ее за талию, смотрел на гребни волн, пенящиеся далеко внизу.

Там Вир мог оставаться еще долго – он умел здороваться и прощаться, пребывая в собственных грезах – если бы не вид родного брата, приветственно машущего ему рукой у дома.



Встречагрубо выдернула его в действительность.

Зацепившись за собственную трость, маркиз вывалился из кареты.

– Осторожнее, Пенни, – подхватил его Фредди.

С самого первого вдоха Вира называли виконтом Белгрейвом. В шестнадцать, после смерти отца, он стал маркизом Виром. Кроме его покойной матери, нескольких старинных друзей да еще Фредди, никто не звал его ласковым прозвищем от имени, данного ему при крещении – Спенсер.

– А ты что тут делаешь, старик? – обнял он брата.

Вир редко задумывался о том, что подвергается опасности. Его расследования не требовали применения оружия, а созданный для публики образ защищал от ненужных подозрений. Но все равно было совсем не желательно, чтобы Фредди обретался поблизости.

Фредди был единственной правильнойчастью жизни Вира. Пугливый мальчик, за которого Вир некогда так волновался, вырос в замечательного двадцативосьмилетнего юношу, самого лучшего из всех знакомых маркиза. «Самого лучшего вообще из всех», – с гордостью подумал Вир.

За две недели, проведенные в деревне, белая кожа Фредди слегка подрумянилась, а рыжеватые кудри стали еще светлее. Он поднял оброненную маркизом трость и ненавязчиво поправил Виру галстук, съехавший, как обычно, градусов на тридцать.

– Кингсли спросил, не желаю ли я съездить к его тетушке. Как только он сказал, что ты приглашен, я тоже согласился. 

– Я и не знал, что Кингсли гостил у Ренвортов.

– Мы встретились не у Ренвортов. Я уехал от них в прошлый четверг и отправился к Бошамам.

Там брату следовало и остаться. Хотя ни малейшего риска заработать телесные повреждения в его работе не имелось, Вир был бы рад, если б Фредди не приезжал.

– Мне казалось, у Ренвортов тебе нравится. Почему же на этот раз ты покинул их так быстро?

– Даже не знаю, – Фредди  расправил брату рукава, которые тот частенько закатывал. – У меня возникла охота к перемене мест.

Объяснение заставило Вира призадуматься. Непоседливость не была присуща Фредди – разве только он был чем-то обеспокоен. 

Внезапно пасторальную тишину потряс крик брошенной на съедение дракону девственницы.

– Боже милостивый, что там такое? – воскликнул Вир, подпустив в голос правдоподобное изумление.

Ответом на вопрос явились дальнейшие крики.  Мисс Кингсли, племянница леди Кингсли, выскочила из дому, визжа что есть мочи. И налетела прямо на маркиза – у Вира был удивительный дар оказываться у людей на пути.

– В чем дело, мисс Кингсли? – поймал он девушку.

Мисс Кингсли забарахталась в его объятиях. Она на мгновение прекратила визжать, но только для того, чтобы набрать в легкие побольше воздуха. А затем, разинув рот, издала такой дьявольский вопль, какого Виру до сих пор не доводилось слышать.

– Шлепни ее по щеке, – попросил он Фредди.

– Я не могу ударить женщину! – ужаснулся тот.

Пришлось действовать самому. Мисс Кингсли прекратила вопить и обмякла. Тяжело дыша и моргая, она уставилась на Вира невидящим взглядом.

– Мисс Кингсли, с вами все в порядке? – поинтересовался Фредди.

– Я… я… Господи Боже, крысы… эти крысы…, – разразилась рыданиями девушка.

– Подержи-ка, – Вир толкнул ее в более добрые и сострадательные руки Фредди.

Вбежав в дом, маркиз замер посреди холла как вкопанный. «Десяток-другой крыс», –  было сказано Холбруку. Здесь же метались сотнитварей! Они потоками неслись вдоль стен и коридоров, взбирались на перила и спускались по занавесям. С грохотом опрокинулась фарфоровая ваза, а Вир так и стоял столбом перед этим завораживающим и отталкивающим зрелищем. 

– Поберегись! – вбежал с ружьем в руке молодой Кингсли, племянник леди Кингсли. Как раз в то мгновение, когда он пересекал центр холла, с люстры свалился крысеныш.

– Эй, сверху! – воскликнул Вир.

Слишком поздно! Крыса уже обрушилась на парня. Тот завопил, ружье выстрелило, и Вир ничком бросился на пол.

– Дьявольщина! – снова заорал Кингсли. – Она залезла мне в сюртук!

– Я ни на шаг не подойду, если ты сейчас же не разоружишься! И не бросай, а то оно может опять выстрелить!

– А-а-ах! – ружье глухо стукнулось об пол. – Помогите же мне!

Вир подскочил к юноше, беспорядочно дергавшемуся, будто обезумевшая марионетка, и стащил с него сюртук.

– Кажется, она у меня в жилете. Боже всемогущий, не дайте ей залезть мне в брюки!

Вир содрал с Кингсли жилет. А вот и маленькая тварь – застряла за подтяжками. Схватив зверушку за хвост, маркиз отшвырнул ее в сторону, прежде чем добыча смогла извернуться и цапнуть его.

Кингсли в одной рубашке выскочил в парадную дверь. Вир покачал головой. Тут к нему донеслись крики из комнаты слева. Маркиз поспешил туда, открыл дверь – и вынужден был тут же повиснуть, ухватившись за верх двери и оторвав ноги от пола, так как из помещения ринулась лавина крыс.  

Леди Кингсли, три юные девицы, два джентльмена и лакей в придачу балансировали на мебельных утесах посреди крысиного моря, причем две из трех барышень оглушительно визжали, а мистер Конрад вторил им с не меньшим пылом и звучностью. Восседавшая на пианино леди Кингсли беспощадно лупила пюпитром по крысам, пытавшимся вскарабкаться на ее островок безопасности. Лакей, вооружившись кочергой, защищал юных леди.

Когда почти все крысы схлынули из гостиной, Вир помог осажденным гостям леди Кингсли спуститься с их насестов. Мисс Бошам так дрожала, что маркизу пришлось вынести ее на руках. Вернувшись, он увидел, что леди Кингсли, стоит, крепко стиснув  зубы, одной рукой опираясь о стену, а вторую прижимая к желудку.

– Мадам, с вами все в порядке?

– Кажется, мне не придется прилагать чрезмерные усилия, чтобы выглядеть перед мисс Эджертон совершенно разбитой, – прошелестела она. – А Холбрук на этом свете не жилец.


* * * * *

« На самой высокой точке плато расположен небольшой храм Девы Марии-Заступницы [5], где так называемый затворник записывает посетителей в книгу и продает вино. С этого мыса открывается неимоверно чарующий и величественный вид: почти отвесный обрыв, и куда ни взгляни – полное красот побережье…»

Элиссанда ясно представляла себе остров Капри, поднимающийся, подобно сирене, из вод Средиземного моря.  И себя, бродящую в одиночестве по его крутым скалам, с развевающимися по ветру волосами и букетиком диких гвоздик в руке. Ни звука, кроме моря и чаек, никого, кроме рыбаков, вдалеке чинящих сети, и никаких чувств, кроме ясного и безмятежного ощущения полной, абсолютной свободы.

Она еле успела подхватить тетю, свалившуюся с сиденья в туалете.

Тетушка Рейчел последний раз опорожнялась более двух суток назад: сказывалось  болезненное состояние. Элиссанда уговорила тетю потужиться минут пятнадцать после обеда, пока она почитает вслух из путеводителя по Южной Италии, чтобы скоротать время. То ли из-за ее монотонного чтения, то ли из-за лауданума [6], от которого тетушку никак не удавалось отучить, но только больная уснула, а ночная ваза под ней осталась тревожно пустой.

Девушка полувынесла, полувыволокла недужную из туалета. Женщина в ее руках весила не более вязанки хвороста – и обладала такой же подвижностью и слаженностью движений. Любимейшим делом ее дяди было выяснить, что особенно не по вкусу домочадцам, а затем навязать им это. Именно поэтому ночная рубашка его супруги пропахла гвоздичным маслом, которое та терпеть не могла.

Когда-то терпеть не могла. Вот уже долгие годы тетя почти постоянно пребывала в лаудановом полузабытьи и мало что замечала, если только вовремя получала очередную порцию настойки. Но Элиссанде было еще не все равно – она принесла из своей комнаты сорочку без запаха.

Девушка нежно уложила дремлющую тетю в кровать, вымыв руки, переодела ей рубашку и убедилась, что та спит на правом боку. Она внимательно следила за тем, сколько времени Рейчел лежит на каждом боку: у человека, проводящего большую часть дня в постели, легко возникают пролежни.

Элиссанда подоткнула одеяло вокруг плеч больной и подняла путеводитель, упавший на пол, когда она подхватывала тетю. Она потеряла то место, где читала. Неважно, она точно так же рада прочесть о прекрасном городе Манфредония, основанном героем Троянской войны на Адриатическом побережье.

Книга вылетела у нее из рук, ударилась о картину, висевшую на стене напротив тетиной кровати – картину, на которую Элиссанда старалась никогда не смотреть – и упала на пол с оглушительным стуком. Рука девушки метнулась ко рту, взгляд – к тете, но та даже не пошевелилась.

Элиссанда быстренько подняла путеводитель, взглянув, не пострадал ли он. Еще бы не пострадал: форзац оторвался от обложки.

Закрыв томик, девушка крепко его сжала. Три дня тому щеткой для волос она вдребезги разбила ручное зеркальце. Двумя неделями раньше долго смотрела на коробочку с мышьяком, найденную в кладовке для метел.

Элиссанда опасалась, что потихоньку теряет рассудок.

Она никогда не хотела становиться тетиной прислугой. Всерьез собиралась уйти, как только станет достаточно взрослой, чтобы найти хоть какую работу, где угодно.

Но дядя догадался о ее намерениях. Он привел наемных сиделок, чтобы племянница увидела, как Рейчел дрожит и рыдает от их жестоких «лечебных» процедур. Разумеется, Элиссанде пришлось вмешаться, и вот такие прекрасные чувства как преданность и благодарность превратились в отвратительные гремящие цепи, приковавшие ее к этому дому, к этому существованию всецело в чужой власти.

До сих пор единственной ее отдушиной были несколько книг. До сих пор ее дни вращались вокруг регулярного высаживания тети на горшок, удачного или нет. Пока она не швырнула об стену свой бесценный путеводитель по Южной Италии, потому что ее самообладание – единственное, на что она могла полагаться, –  ослабевало под гнетом заключения.

Звук подъезжающей кареты заставил Элиссанду, подобрав юбки, выскочить из тетиной комнаты. Дядя обожал указывать неверные даты своего возвращения: более ранний приезд сокращал ее передышку от дядиного присутствия, более поздний – разбивал надежду, что, возможно, в дороге мучителя настиг заслуженный конец. Он и раньше так делал: выдумывал поездку только для того, чтобы проехаться по округе и всего через пару часов вернуться домой, заявляя, что передумал отлучаться, так как очень скучает по семье.

В своей комнате девушка поспешно сунула путеводитель в ящик с бельем. Три года тому дядя убрал из дома абсолютно все книги на английском языке, кроме Библии да дюжины фолиантов фанатичных проповедей. Элиссанде удалось отыскать несколько томиков, случайно избежавших уничтожения, и с той поры она берегла их с тревожной заботой птицы, свившей гнездо в кошачьем питомнике.

Спрятав книгу, девушка подошла к ближайшему окну на подъездную дорогу. Странно, но перед домом стояла не дядина карета, а легкий открытый экипаж с темно-синими сиденьями.

Послышался негромкий стук в дверь. Элиссанда обернулась – на пороге стояла миссис Рамзи, экономка.

– Мисс, к вам с визитом леди Кингсли.

К дяде иногда заезжали местные помещики и викарий. Но женщины почти никогда не наносили визитов в Хайгейт-корт, поскольку, благодаря стратегически рассчитанным высказываниям дяди на публике,  в округе всем было известно о чрезвычайно слабом здоровье тети Рейчел и о том, что Элиссанда не отходит от постели больной.

– Кто такая леди Кингсли?

– Она снимает Вудли-мэнор, мисс.

Элиссанде смутно припомнилось, что Вудли-мэнор, расположенный в двух милях северо-западнее Хайгейт-корта, некоторое время назад был сдан в аренду. Значит, леди Кингсли – их новая соседка. Но разве новым соседям не полагается вначале оставить визитную карточку, а не являться лично?

– Она утверждает, что в Вудли-мэноре произошло нечто ужасное, и умоляет вас принять ее, – добавила миссис Рамзи.

Ну, тогда леди Кингсли явно обратилась не по адресу. Если бы Элиссанда могла сделать для кого-нибудь хоть что-то, она бы давным-давно сбежала отсюда вместе с тетушкой. Кроме того, дядя не одобрит, что она принимает гостей без его позволения.

– Скажите ей, что я очень занята с тетей.

– Но, мисс, леди Кингсли… Она в отчаянии.

Чопорная миссис Рамзи за пятнадцать лет своей службы в Хайгейт-корте так и не заметила, что обе ее хозяйки постоянно пребывали в отчаянии – дядя Элиссанды умел подбирать преданных и ненаблюдательных слуг. Вместо того чтобы держать голову высоко поднятой и сохранять мало-мальски достойный вид, Элиссанде, наверное, следовало хоть раз поддаться искушению и выпустить пар.

Девушка глубоко вдохнула.

– В таком случае, проводите ее в гостиную.

Не в ее привычках было отворачиваться от отчаявшихся женщин.

Леди Кингсли была сама не своя, когда рассказывала почти апокалиптическую историю о нашествии крыс. По окончании повествования ей потребовалось выпить полную чашку горячего крепкого чая, прежде чем с ее щек сошла зеленоватая бледность.

– Мне очень жаль, что вам пришлось такое пережить, – посочувствовала Элиссанда.

– Полагаю, самое худшее в этом рассказе еще впереди, – не унималась леди Кингсли. – Ко мне в гости приехали племянник и племянница и привезли с собою семерых друзей. Нам теперь негде остановиться. У сквайра Льюиса двадцать пять собственных гостей. А в деревенской гостинице  нет свободных мест – через два дня там свадьба.

Иными словами, она хотела, чтобы Элиссанда предоставила приют девятерым – нет, десятерым незнакомым людям. Девушка подавила приступ истерического смеха. Было бы чересчур обратиться с такой просьбой к любой малознакомой соседке. Но леди Кингсли даже не представляет себе, что значит просить о гостеприимстве именно этусоседку.

– Леди Кингсли, а как долго ваш дом будет непригоден для жилья? – единственный вежливый вопрос, пришедший на ум.

– Надеюсь, в дом можно будет вернуться дня через три.

Дядя уехал предположительно тоже на три дня.

– Мне бы и в голову не пришло взваливать на вас такую обузу, мисс Эджертон, если бы не совершенно безвыходное положение, – искренне сокрушалась леди Кингсли. – Я наслышана о вашей достойной восхищения привязанности к леди Дуглас. Но, должно быть, вам временами одиноко без общества сверстников – а я предлагаю компанию из четырех приятных юных леди и пятерых симпатичных молодых джентльменов.

Элиссанде не нужны были сверстники – ей были нужны средства. Перед нею открывалось множество дорог: она могла стать гувернанткой, машинисткой, продавщицей. Но, имея на руках тетю-инвалида, которой требовались пища, жилье и уход, Элиссанда нуждалась в наличных деньгах на случай успешного побега. Если бы леди Кингсли предложила в возмещение сотню фунтов!

– Пятерых симпатичных неженатых джентльменов.

Девушкой снова овладело желание истерически расхохотаться. Муж! Леди Кингсли думает, что Элиссанде хочется замуж, тогда как для тети Рейчел брак стал пожизненным проклятием!

В мечтах Элиссанды о свободе не было никакого мужчины – там всегда была только она, в восхитительном, великолепном одиночестве, заполненном исключительно самой собой.

– Упомянула ли я, – продолжала леди Кингсли,– что один из этих джентльменов, причем самый красивый, к тому же еще и маркиз?

У Элиссанды внезапно ухнуло сердце. Красота ее не прельщала, ведь дядя был тоже очень привлекательным мужчиной. Но маркиз – это влиятельная персона, имеющая связи и власть. Маркиз мог защитить ее – и тетушку – от дяди.

При условии, что он женится на Элиссанде за три дня, –  или  даже за меньшее время, оставшееся до дядиного возвращения.

Вполне возможный вариант, правда? А если она даст приют десяти гостям, которых не приглашал ее дядя – открыто выказав неповиновение, на что раньше никогда не отваживалась, – и потерпит неудачу, что тогда?

Шесть месяцев назад, в годовщину смерти Кристабель, дядя забрал у тетушки Рейчел ее лауданум. Три дня бедняжка мучилась, как человек, подвергшийся ампутации без хлороформа. Элиссанда, которой было запрещено входить к тете, прокусив до крови губы, била кулаками подушки на своей кровати до тех пор, пока руки не отнялись.

Затем, разумеется, дядя отказался от своей попытки отучить жену от лауданума – зла, к которому он же ее и приохотил. «Не могу больше вынести ее страданий», – сказал он в присутствии миссис Рамзи и горничной. И они поверили ему без малейшего сомнения, хотя это случилось не в первый и не во второй, и даже не в пятый раз.

Вечером того дня за ужином дядя пробормотал: «По крайней мере, она не пристрастилась к кокаину». И Элиссанду, представления не имевшую, что такое кокаин, вдруг бросило в такой холод, что она провела остаток вечера, съежившись перед камином в своей комнате.

Шанс успеха: ничтожно мал. Цена неудачи: невообразима.



Элиссанда поднялась со стула. Из окон гостиной хорошо были видны ворота усадьбы. С того времени, когда она в последний раз выходила за эти ворота, прошли годы. А тетушка не покидала дом, по крайней мере, в два раза дольше.

В ее легких вдруг стало не хватать воздуха, желудку захотелось извергнуть съеденный обед. Чувствуя головокружение и слабость, девушка уцепилась за край оконной рамы, а позади нее леди Кингсли продолжала распространяться о воспитанности и дружелюбии ее гостей,  о том, как они замечательно проведут вместе время. Элиссанде даже не придется заботиться о провизии для постояльцев: стоявшая в отдалении от дома кухня в Вудли-мэноре не подверглась набегу крыс.

Элиссанда медленно обернулась. А затем улыбнулась. Улыбнулась той же улыбкой, какой одарила дядю, заявившего, что нет, он не поедет в Южную Африку – и это после того, как она совершенно уверовала в реальность его отъезда, собственными глазами наблюдая многодневные приготовления.

При виде этой улыбки леди Кингсли умолкла.

– Мы будем рады помочь, – певуче произнесла Элиссанда.

Глава 3

Тетушка Рейчел никак не отреагировала на новость: она дремала.

Элиссанда заправила ей за ухо мягкую прядь седеющих волос.

– Все будет хорошо, я обещаю.

Она укрыла больную еще одним шерстяным одеялом – тетя, бледная до синевы, как овсянка на столе бедняка, постоянно мерзла.

– Нам нужно это сделать. Больше такой возможности не представится.

Произнося эти слова, Элиссанда не переставала удивляться невероятно своевременному вторжению крыс в усадьбу леди Кингсли – те словно знали о дате отъезда ее дяди.

– И я его не боюсь.

Правда не самое главное. Гораздо важнее – поверить в собственную смелость.

Опустившись на колени, девушка взяла в ладони хрупкое тетушкино личико.

– Я вытащу вас отсюда, милая. Я вытащу отсюда нас обеих.

Шанс успеха ничтожно мал, но все же он есть. Пока придется довольствоваться и этим.

– Поздравьте меня, – прижалась губами Элиссанда к впалой щеке. – Я выхожу замуж.


* * * * *

– Нам пора жениться, – сказал лорд Вир своему брату.

У леди Кингсли было две кареты, но только одна упряжка лошадей. Поэтому первыми в Хайгейт-корт отправились дамы, оставив джентльменов дожидаться следующего заезда.

– Мы еще слишком молоды, – возразил Фредди.

Господа Конрад и Уэссекс играли в «двадцать одно» [7], Кингсли сидел на чемоданах, читая экземпляр «Иллюстрированных лондонских новостей» [8], а Вир и Фредди неспешно прогуливались вдоль дороги.

– Мне почти тридцать, и я не пользуюсь успехом.

Получать отказы было нетрудно, если предлагать руку и сердце только наиболее популярным дебютанткам сезона, и для пущего эффекта подкреплять признания пуншем, пролитым на платья модных барышень. Вир считал полезным, чтобы его воспринимали как мужчину, желающего остепениться. Эти брачные неудачи придавали продуманному образу большую достоверность: милый, глупый бедолага, не понимающий, что не следует метить слишком высоко.

– Предоставь девушке возможность получше узнать тебя, прежде чем сделать предложение, – посоветовал Фредди. – Не понимаю, как женщина может тебя не полюбить – только дай ей время.

Прошло тринадцать лет, а Фредди разговаривал с ним так, словно ничего не изменилось, и Вир по-прежнему был старшим братом, защищающим младшего от отца. Прилив чувства вины не был для Вира внове. Но он не ожидал, что придется отворачиваться, пряча набежавшие на глаза слезы. Пожалуй, после дела Дугласа хорошо бы взять длительный отпуск – двойная жизнь в постоянном напряжении явно начинает на нем сказываться.

Однако ответ брата предоставил Виру благоприятную возможность кое-что уточнить.

– Так ты полагаешь, мне следует сделать предложение миссис Каналетто? Уж она-то знает меня всю жизнь!

– Нет! – воскликнул Фредди, залившись краской. – То есть, она, конечно же, любит тебя, но только как брата.

– Черт побери… А как насчет тебя? Думаешь, тебя она тоже любит, как брата?

– Меня?.. Хм… ну…

Способность лгать и притворяться, которой Вир обладал в избытке, была абсолютно чужда Фредди. Он совершенно не умел изворачиваться и лицемерить.

– Я точно не знаю, – наконец выдавил он.

– Так почему бы тебе не спросить и не выяснить наверняка? – живо предложил маркиз. – О, придумал – мы оба спросим ее одновременно. А как иначе я могу быть уверен, что она все эти годы тайно не питала большое и нежное чувство ко мне?

Кингсли, устав от газеты, подошел к Виру за сигаретой, освободив тем самым Фредди от необходимости отвечать брату.

Но Вир и без того получил ответ.


* * * * *

Дружелюбие гостий потрясло Элиссанду. Все эти незнакомки были очень рады познакомиться с ней, невероятно признательны за то, что она открыла перед ними двери своего дома, и донельзя довольны тем, что за столь короткое время вновь обрели привычный для себя уютный мирок.

Происшествие с крысами поистине ужаснуло, наперебой признавались девушки Элиссанде. Но они были моложе и не столь памятливы, как леди Кингсли. К тому же, юные оптимистки полагали этот кошмарный случай первым и последним в своей жизни. Мисс Кингсли даже подшучивала над тем, как она визжала и не могла остановиться. Не расскажи позднее сам лорд Вир, она бы и не знала, что ему пришлось шлепнуть ее по щеке, чтобы прекратить истерику. Мисс Бошам тоже припомнила, как она чуть не сомлела, аккурат когда лорд Вир явился им на помощь, как вцепилась в лацканы его пиджака, и маркизу пришлось выносить ее на руках.

Их заливистый радостный смех изумлял Элиссанду. Она никак не могла поверить в реальность этих розовощеких, пышущих здоровьем болтушек, чуждых какого-либо страха или неуверенности. В их головы, похоже, никогда не закрадывалась мысль, что удовольствие влечет за собой расплату, и посему должно скрываться так же тщательно, как и страдание.

Девушка не знала, что ей делать в этой веселой беспечной компании, поэтому прибегла к проверенному методу и старательно улыбалась. А гостьи подняли вокруг нее настоящую суматоху. Они восхищались ее сверкающей белозубой улыбкой. Они завидовали белизне ее кожи, не знавшей солнечных лучей – ведь она не ездила верхом, не каталась на лодке и не играла в теннис на лужайке. Что же до дневного платья хозяйки, то мисс Кингсли заявила, что на днях видела точь-в-точь такое же на манекене в магазине мадам Элизы на Риджент-стрит, но ее матушка отказалась его купить. Элиссанда задалась вопросом, как долго задорная мисс интересовалась бы модой, если бы ейдовелось надевать наимоднейшие платья к чаю и ужину с Элиссандиным дядюшкой.

– Как жаль, что вы не могли поехать в Лондон в этом сезоне, – заметила мисс Бошам. – Было столько роскошных празднеств!

– Даже больше, чем нужно, – подхватила мисс Дюваль. – Я ноги стерла из-за бесконечных танцев.

– А я поправилась, наверное, на целый стоун, – вздохнула тоненькая, как тростинка, мисс Мельбурн.

– Ах, мисс Эджертон, не слушайте вы ее, – вмешалась мисс Кингсли. – Стоит этой худышке сделать глоток воды, как она тут же заявляет, что с ее платья отлетают пуговицы.

– Бог мой, – нашлась Элиссанда, – тогда джентльмены, наверное, выстраиваются в очередь, чтобы угостить мисс Мельбурн напитком.

Девушки изумленно воззрились на Элиссанду и тут же расхохотались. Больше всех веселилась мисс Мельбурн, от смеха согнувшаяся почти пополам.

Элиссанда чуть не присоединилась к ним. Но все же воздержалась, потому что смеяться самой для нее было еще более странным, чем слышать, как смеются другие.

– Ш-ш-ш… Кажется, джентльмены приехали, – вдруг подняла руку мисс Бошам.

Все девушки, а с ними и Элиссанда, увлекаемая мисс Кингсли, немедленно бросились к окнам.

Открытый экипаж еще не остановился у крыльца, а внимание Элиссанды уже было приковано к одному из пассажиров: невероятно красивому мужчине, чьи черты были совершенны, мужественны и гармоничны. Он слегка откинул голову, чтобы осмотреть фасад, а затем повернулся к сидящему рядом джентльмену и с явной симпатией улыбнулся.

На мгновение Элиссанда забыла о предстоящей невыполнимой задаче. Душа зажглась неведомой доселе радостью – радостью, проистекавшей из мелочей, не имевших никакого отношения к делу, вроде освещенных закатным солнцем полей его шляпы или небрежно сложенных на набалдашнике прогулочной трости рук.

– Давайте отойдем, – потянула Элиссанду за рукав мисс Кингсли. – Мы же не хотим, чтобы они заметили, как мы тут подглядываем, словно глупые школьницы.

Элиссанда позволила мисс Кингсли отвести ее к стулу. У нее не было сомнений в том, кто же он – самый красивый из всех. Сердце пустилось вскачь от всплеска необоримого счастья. Он спасал девушек от полчищ крыс, у него славные друзья, он выглядит, как античный герой... К тому же, ее избранник – маркиз, влиятельный вельможа, способный защитить их с тетей.

Она ощутила это всем существом: перелом в ходе событий, поворот колеса фортуны, необъяснимый указующий толчок судьбы.

Вот оно. Свершилось. Это он. Ее три дня начались сию же минуту.


* * * * *

Экипаж остановился перед трехэтажным каменным строением в неоготическом стиле, который два десятилетия тому был весьма популярным. По фасаду здания разросся роскошный плющ, придавая его облику законченность и старинность. Окна были не прямоугольными с декоративными заостренными проемами, а на самом деле стрельчатыми. Даже водостоки по краям островерхой крыши были отлиты в виде горгулий.

Особняк был не просто внушительным – он был величественным. Но, несмотря на превосходный геометрический сад, вокруг казалось как-то пустынно.

В старинных поместьях, в одном из которых вырос и сам Вир, процветало огородничество и животноводство. Обнесенный стеной сад снабжал фруктами и овощами семьдесят человек, виноградник давал сотни фунтов сочных гроздей, а в полудюжине теплиц выращивали клубнику к Рождеству и ананасы к Новому году. В парке можно было развлечься охотой, а вот утиный пруд, курятник и голубятня служили целиком для хозяйственных целей.

В Хайгейт-корте же не было ничего, кроме дома и тщательно подстриженного садика, возникших словно из пустоты. И вправду посреди пустоши: Шропшир был малонаселенной сельской местностью, а Хайгейт-корт находился в одном из наиболее безлюдных его районов.

Краем глаза Вир заметил стайку юных леди, столпившихся у большого окна, перед тем, как они мгновенно исчезли, словно вспугнутые птички.

– Хорошо бы заиметь алмазный рудник, – с угрюмым восхищением бросил вечно сидевший на мели Уэссекс, когда они вошли в здание.

– А что, бриллианты добывают в рудниках? – удивился Вир. – Я полагал, их выращивают в устрицах.

– Ты спутал с жемчугом, Пенни, – как всегда терпеливо объяснил Фредди. 

– Правда? – почесал затылок маркиз. – В любом случае, здесь мило.

– Да, сплошь Людовик Четырнадцатый, – кивнул Кингсли на мебель в просторном и элегантном холле. А Кингсли разбирался в обстановке.

Стенам и внутреннему убранству немного недоставало налета – точнее, благородной патины – старины. Но, помимо этого, к тонкому вкусу хозяина дома невозможно было придраться. Он явно избежал искушения продемонстрировать вульгарную роскошь, чего Вир ожидал от внезапно разбогатевшего человека.

Маркиз быстренько перебрал в уме все известные факты из биографии Эдмунда Дугласа. Его отец был не то трактирщиком, не то докером в Ливерпуле. У Дугласа имелись две или три младшие сестры, рождение последней из которых убило его мать. В четырнадцатилетнем возрасте он убежал из дома. Очень своевременно, так как вскорости все его родные умерли от инфлюэнцы. Дуглас отправился в Южную Африку, где, открыв месторождение алмазов, заработал дурную репутацию и немалое состояние.

Ничто из перечисленного не предполагало сдержанности или утонченности. В Кимберли многие до сих пор помнили разнузданные празднества, чуть ли не оргии, которые Дуглас устраивал, празднуя свалившееся на него богатство. «С другой стороны, – вдруг понял маркиз, – эти сведения также не объясняют, почему Дуглас превратился в отшельника».

Вир еще раз окинул взглядом холл, примечая разветвляющиеся от него коридоры, и последовал за остальными джентльменами в гостиную. Как только загораживающий ему перспективу Фредди отступил в сторону, маркиз прямо перед собой увидел мисс Эджертон в броском, ярко-желтом, словно лютик, платье.

Леди Кингсли упоминала, что хозяйка дома хорошенькая и у нее потрясающая улыбка. Девушка действительно была на редкость красива: необычное сочетание светло-рыжеватых волос с ореховыми глазами – и нежные, тонкие, немного меланхоличные черты мадонны Бугро [9].

Она казалась слегка ошеломленной таким количеством ввалившихся в ее гостиную мужчин и то и дело переводила глаза с одного джентльмена на другого. Но тут ее взгляд упал на маркиза – и не двинулся дальше. Через мгновение мягкие нежные губы приоткрылись, показывая ряд ровных жемчужно-белых зубов. Затем появились ямочки: округлые, глубокие, очаровательные. И в завершение – вспышка искренней, безудержной радости в огромных, широко распахнутых глазах.

При первом посещении чьей-либо гостиной у маркиза была куча дел. Нужно было присмотреть место, где можно растянуться, не повредив коленку, выбрать безделушку, которую можно «случайно» уронить, при этом не разбив. А если присутствие в доме было связано с заданием, то и приметить все входы-выходы – так, на всякий случай.

Но в этот раз он забыл обо всем. Он просто стоял и смотрел.

Эта улыбка. Иисусе, эта улыбка… Вир узнал ее по приливу восторженной радости, чуть не сбившему его с ног.

Он считал невозможным чувствовать себя счастливым постоянно? Он ошибался – и как ошибался! Ему не может быть достаточно кратких мгновений этого сладостного восторга! Вир желал плескаться в нем, нырять в нем, пить его галлонами, пока упоительное блаженство не потечет в его жилах.

Девушка его грез… Наконец-то он встретил ее.

– Мисс Эджертон, – выступила вперед леди Кингсли, – позвольте вам представить маркиза Вира. Лорд Вир – мисс Эджертон.

– Огромное удовольствие познакомиться с вами, милорд, – произнесла девушка его мечты, по-прежнему улыбаясь.

– Мне также, мисс Эджертон, – еле смог выговорить он.

Удовольствие, привилегия и невероятная удача – и это все ему.

Вир нарушил тщательно соблюдаемую традицию немедленно выдвигать на первый план свою слабоумную личину. Вместо этого маркиз встал футах в десяти от девушки и, почти не разговаривая, наслаждался ее присутствием, пока разносили чай и бутерброды.

Но она замечала его даже молчащего. Несколько раз мисс Эджертон бросала на маркиза взгляд и улыбалась. И каждый раз при виде ее улыбки Вир чувствовал ту умиротворенность, которая ускользала от него, сколько бы злодеев он не разоблачил и не передал в руки правосудия.

Однако очень скоро дамы поспешили удалиться в свои комнаты, дабы переодеться к ужину.

– Если захотите, можете побродить по дому, – поднявшись, обратилась к джентльменам мисс Эджертон. – Но прошу не заходить в кабинет моего дяди. Это его личное святилище, и он не желает, чтобы туда вторгались даже в его отсутствие.

Вир мало что воспринял, кроме прощального дара – у самой двери девушка полуобернулась и улыбнулась именно ему. Он неторопливо прошел с отсутствующим видом из одного конца гостиной в другой, трогая занавеси, переставляя безделушки и проводя пальцами по каминной полке и спинкам стульев.

Леди Кингсли пришлось сопровождать маркиза в кабинет Эдмунда Дугласа для предварительного обыска. Осмотрев мебель, Вир обнаружил в письменном столе два потайных отделения. В одном из них лежал револьвер, в другом – несколько сотен фунтов грязными, мятыми банкнотами. Ни то, ни другое не возбранялось иметь кому угодно.

Стенные шкафы были переполнены документами. В одном лежали книги, касающиеся управления имением. В остальных хранились письма, телеграммы и отчеты от управляющих алмазным рудником – четвертьвековые свидетельства происхождения и стабильности доходов Дугласа.

Леди Кингсли ожидала маркиза в коридоре – стояла на страже.

– Ну что?

– Примерное и совершенно открытое ведение дел, – ответил Вир. – Кстати, мадам, я говорил, как приятно с вами работать?

– С вами все в порядке? – нахмурилась та.

– Лучше не бывает, – заверил маркиз и поспешил удалиться.

Глава 4

– Неужто правда, что алмазы добывают из рудников, а не из устриц? – спросил Вир у своего отражения в зеркале умывальника.

Дьявольщина!

– Или если разрезать жемчужину, то внутри найдешь бриллиант?

Черт его дери!

Все шло наперекосяк. С этой женщиной, понимающей любое его настроение и желание, Вир за более чем десять лет исходил все западное побережье. Она – его рай, его убежище. Наплевать, что ее дядя может оказаться преступником. Вир даже не прочь втиснуть свое поведение в рамки приличий, приемлемые обществом. Но почему, ради всего святого, нужно было повстречать свою грезу именно сейчас, когда нельзя отказаться от шутовской роли?

Как наиболее титулованный из присутствующих, за ужином он будет сидеть рядом с хозяйкой. Им придется вести беседу – и, возможно, долгую. И, как бы Вир не хотел иного, он должен играть роль болвана.

Маркиз запустил пальцы в шевелюру. Ликование последнего часа превратилось в смятение издерганных нервов. Ничего не поделаешь: он обречен разочаровать любимую при первой встрече. Вир мог надеяться единственно на то, что разочарование не окажется глубоким, и что девушка по доброте своей не придаст особого значения дурацким ужимкам, зато оценит его добродушие. Он великолепно изображал добродушие, копируя манеры Фредди.

Закончив одеваться, маркиз уселся и попытался выработать линию поведения, позволяющую ограничиться демонстрацией самой легкой тупости, какой только возможно. Но его ум постоянно отвлекался, возвращаясь к скалам, пустошам и чарующим пейзажам западного побережья.

Солнце клонилось к закату, румяня небо. Ветер трепал ее жакет и ленты шляпки. И когда Вир положил своей спутнице руку на плечи, она с готовностью повернулась к нему. До чего же хороша: светло-карие глаза, ровный носик, нежные, словно шепот, губы…

И тут Вир со вновь подступившей тревогой осознал, что повстречать эту женщину наяву – пожалуй, не такая уж безоговорочная удача, как показалось вначале. Теперь у нее было лицо, имя, собственное прошлое и собственное «я».

Они так долго составляли одно целое. А теперь – отдельные существа, настолько разные, что совсем не знают друг друга. И Виру предстоит вернуть их к неразрывному единству, столь желанному.

В личине идиота – и никак иначе.

– Хорошо выглядишь, Пенни, – отметил Фредди по пути в гостиную.

Виру никогда не нравилось, как он выглядит – слишком велико было сходство с его недоброй памяти покойным отцом. Но сегодня маркиз надеялся, что привлекательная внешность сослужит ему добрую службу. Сегодня пригодятся любые средства.

Не успел Вир переступить порог комнаты, как леди Кингсли оттащила его в сторонку. Она принялась что-то негромко втолковывать, но маркиз не услышал ни единого слова, потому что среди расступившейся толпы показалась мисс Эджертон.

Одетая в вечернее платье из бледно-голубого кружева, она стояла к Виру спиной. Облегавшая бедра и ягодицы юбка книзу расходилась расшитыми мелким жемчугом рюшами, и девушка напоминала только что родившуюся из волн Венеру, к ногам которой льнет морская пена.

И тут, словно ощутив силу его взгляда, она обернулась. Вырез платья был скромен. Но даже строгий покрой не мог скрыть великолепные груди и глубокую ложбинку между ними, что явилось совершеннейшей неожиданностью для Вира, до сих пор не опускавшего взгляд ниже округлого подбородка.

Его сердце ухнуло. Нет, конечно, он занимался с ней любовью и раньше, но всегда нежно, в качестве прелюдии к спокойному сну в ее объятьях. Вир и представить не мог, что во плоти она способна пробудить в нем животную похоть.

Ну что ж, в этом отношении он не прочь ошибиться.

Мисс Эджертон улыбнулась. Удивительно, как Вир не стукнулся головой о сводчатый потолок – он, несомненно, воспарял в небеса все выше и выше.

Кто-то заговорил с ней, и девушка повернулась к собеседнику. Маркиз шикнул от боли, пронзившей предплечье – это леди Кингсли со всей силы стукнула его веером.

– Лорд Вир! – зловеще и неодобрительно прошипела она. – Вы поняли хоть слово из сказанного мною?

– Простите, не расслышал.

– Смотрите на меня, когда я к вам обращаюсь!

– Прошу прощения, – Вир неохотно отвел взгляд от мисс Эджертон.

– Она находит вас умным, – выдохнула леди Кингсли.

– Правда? – волнение пронзило его, словно молния.

– Но она не должна так считать, вы не забыли? Нам нужно выполнить задание, сэр.

Его воображение оказалось довольно посредственным. Сколько раз он бродил с ней рука об руку? Сколько долгих миль? Но до сих пор не знал, что подруга благоухает розами и медом, а ее кожа мерцает подобно жемчугу на картинах Вермеера.

Однако, войдя в столовую, маркиз тут же очнулся от романтического оцепенения. Над камином висела огромная и, мягко говоря, неподходящая картина: раскинувший в полете черные крылья светловолосый ангел в развевающихся черных одеждах и с окровавленным мечом в руке. Внизу, на земле, лицом в снег лежал мужчина, а рядом с ним пышно цвела алая роза.

Вир был не единственным из гостей, кто заметил это необычное и вызывающее недоумение полотно. Но среди собравшихся царило такое приподнятое оживление, а хозяйка дома была столь мила, что гости как один решили не обращать внимания на столь зримое напоминание о смерти.

Мисс Эджертон произнесла молитву. Вир со своей стороны коротенько вознес прошение об удаче. Даст Бог, ему повезет пройти по тонкой грани между милой глупостью и явным слабоумием, и не оступиться.

– Мисс Эджертон, – заговорил маркиз, когда принесли суп, – а вы, случайно, не родственница Мортимеру Эджертону из Абингдона?

– Нет, точно нет, лорд Вир. Семья моего покойного отца родом из Камберленда, а не из Беркшира.

Голос был полон приветливости и теплоты. Глаза сияли. Внимание девушки было целиком и полностью обращено к маркизу, словно именно его она ждала всю свою жизнь. Виру захотелось тут же сделать ей предложение и увезти отсюда. И пускай Эдмундом Дугласом займется кто-то другой.

На другом конце стола леди Кингсли с громким стуком поставила стакан с водой. Вир сжал ложку и заставил себя продолжить:

– А как насчет брата старины Мортимера, Альбемарля Эджертона? Ему вы не родня?

Здесь ее доброжелательность впервые должна поколебаться.

Однако приветливость хозяйки ничуть не потускнела.

– Боюсь, и мистеру Альбемарлю я тоже не родственница.

– А их кузины Браунлоу-Эджертон из соседнего графства? С ними-то вы наверняка в родстве, раз с кузенами не получилось?

Теперь осечки быть не могло. Теперь она точно должна понять, что маркиз не только ниже среднего по умственному развитию, но даже не догадывается об этом. Однако девушка продолжала излучать радость, словно Вир поинтересовался, не является ли она прямым потомком Елены Прекрасной.

– Нет, вовсе нет. Но вы, похоже, хорошо их знаете. Это семейство столь знаменито?

Она что, не поняла, что он сказал? Как она может не реагировать? Любой человек ответил бы на очевидную глупость, по крайней мере, с заминкой. И где же ее заминка?

– Я и вправду близко с ними знаком. И был уверен, что вы дочка кому-то из них. Жаль, что ни старина Мортимер, ни его брат так и не женились, и все их кузины тоже остались старыми девами – люди-то они все как один замечательные.

В начале вечера Вир даже представить себе не мог, что переступит черту откровенного маразма. Но теперь его понесло.

– Тогда им тем более следовало завести детей, – с серьезным видом кивнула мисс Эджертон.

Никакой заминки. Ни малейшего колебания. Ни единого знака, что она заметила абсурдность его изречений.

Маркиз попробовал суп, чтобы дать себе время подумать – без толку. Его ум пребывал в параличе. Ход событий ускользал из-под контроля.

Вир не мог – и не хотел – понять, что это означает.

Он проглотил еще пару ложек супа, который показался зачерпнутым прямиком из Темзы, и бросил в сторону девушки недоверчивый взгляд. Ее внешнее совершенство ошеломляло. Что же не так внутри? Как она может поддерживать беседу, словно с ним все в порядке?

При взгляде на мрачную картину за спиной хозяйки в глазах маркиза блеснул огонек.

– Сие произведение искусства – рафаэлевское «Изведение Святого Петра» [10]?

Вир намеревался добиться реакции, как бы далеко не пришлось зайти.

 – Вы так считаете, сэр? – спросила мисс Эджертон, широко раскрыв глаза от восхищения, которого маркиз явно не заслуживал.

На мгновение Вир предположил – более того, понадеялся, – что девушка, должно быть, сама слабоумная. Вот только с лестью во взгляде она переусердствовала.

Мисс Эджертон пыталась подцепить его!

Нельзя сказать, чтобы такое не случалось и раньше. Маркиз был богат и знатен, и время от времени его пробовала прибрать к рукам та или иная девица-перестарок с пятью сезонами за плечами и отсутствием каких-либо перспектив. Но Виру – ни умному, ни глупому – не верилось, что его мечта во плоти примкнет к рядам лицемерок.

– Ну как же, ведь в «Изведении Святого Петра» есть и ангел, и мужчина, – не унимался он.

Девушка на мгновение оглянулась, затем повернулась к маркизу и радостно подтвердила:

 – Да, и здесь тоже есть.

О, у нее получалось. Замечательно получалось. Будь маркиз на самом деле идиотом, он был бы в восторге.

А разве сегодня вечером он не был идиотом? Одна улыбка – и Вир уже готов был клясться в вечной любви.

Как он мог оказаться таким глупцом? Почему так поспешно объединил эту притворщицу, знакомую ему не дольше пяти минут, с бесхитростной девушкой своих сокровенных грез? Они не тождественны – и никогда не были.

Мисс Эджертон взглянула на маркиза и опять улыбнулась сияющей улыбкой, которая могла бы послужить настольной лампой самому Господу Богу. И Вир снова почувствовал, как его к самым небесам поднимает волна удовольствия, ликования, опьяняющей радости... А в следующую секунду рухнул в бездну разочарования.

Какая-то по-детски нелогичная и доверчивая часть его души не принимала, что эта барышня – умелая и расчетливая актриса, а продолжала видеть только волшебную улыбку, прежде дарившую счастье.

– Может, расскажете мне что-нибудь еще о ваших друзьях Эджертонах? – ласково спросила она.

Маркиз пришел в бешенство от льстивого вопроса – ее вопроса, ее улыбки и собственной дурацкой неспособности отделить реальность от иллюзий. Вир никогда прежде не издевался над женщинами, пытавшимися заполучить его: они и без того были болезненно робкими, говорили невпопад и конфузились на каждом шагу. Но мисс Эджертон… лощеная, уверенная в себе, коварная мисс Эджертон не заслуживала его снисхождения.

Вир слегка подался вперед.

– Что ж, охотно, – откликнулся он. – Я могу рассказывать о них часами.


* * * * *

И действительно, часами – нет, скорее, сутками. Даже неделями. Элиссанда ощущала, как, тяжело ступая, мимо проходят годы, а ее лицо усыхает и покрывается морщинами.

Эджертоны из Абингдона, Браунлоу-Эджертоны из соседнего графства, Эджертоны-Фезерстоунхогсы из следующего за ним графства и Фезерстоунхогсы-Браунлоу из графства через одно… Семейство во все стороны раскинуло многочисленные ветви и ответвления, а лорд Вир был тесно знаком с каждым листиком на этом пышном древе.

Во всяком случае, он так полагал.

По мере прослеживания маркизом родословной этой семьи каждый персонаж при повторном упоминании разительно менялся. Дочери превращались в сыновей; сыновья становились внуками; супружеская пара с двенадцатью отпрысками вдруг оказывалась бездетной. Женщины, никогда не бывшие замужем, далее описывались как вдовы. Один и тот же мальчик родился дважды в разное время, а затем умер: раз в Лондоне, второй в Глазго, и, словно этого не было достаточно, еще и третий раз – в Испании, пятью годами позже.

А Элиссанда все еще пыталась отрицать очевидное.

Появление маркиза в дверях гостиной привело ее в восторг. Он был не только красивым, он был рослым. До этого момента Элиссанда и не подозревала, что для нее в мужчине существенен размер: маркиз явился абсолютным воплощением ее рыцаря, ее защитника, ее крепости.

Похоже, он почувствовал какой-то отклик, когда остановился на полпути, впервые увидев ее. А потом, все время, пока они находились в гостиной, маркиз смотрел на Элиссанду так, словно она была для него воздухом, живительной влагой и поэзией…

И вечернее высаживание тетушки Рейчел оказалось плодотворным! Элиссанда и пожелать не могла более благоприятного предзнаменования. Девушка явилась к ужину, трепеща от радостного возбуждения, в ушах звенели колокола судьбы.

Вблизи маркиз был столь же прекрасен, как и в отдалении: безукоризненные черты, не тяжеловесные, но и не чересчур утонченные. Его красивые голубые глаза при свете свечей казались синими. А губы – Господи, его губы приводили Элиссанду в смятение, причину которого она не посмела бы выразить вслух.

Пока они не сели за стол, и этот рот не начал извергать слова… Чем дольше мужчина говорил, тем меньше становилось смысла в его речах. И чем сильнее Элиссанда огорчалась, тем более заинтересованный вид она принимала и тем ослепительнее улыбалась – от выработанной годами привычки невозможно отказаться в одночасье.

Он был ее надеждой, ее шансом. Девушке отчаянно хотелось, чтобы беседа наладилась, чтобы глупые промахи маркиза оказались следствием временной нервозности. Но просьба побольше рассказать об Эджертонах оказалась ужасной ошибкой с ее стороны. Элиссанда полагала, что разговор о хорошо знакомых и симпатичных лорду Виру людях может помочь. Он же вместо забавных семейных историй разразился тошнотворным путаным перечислением рождений, браков и смертей.

Но девушка продолжала надеяться, что все наладится, до тех пор, пока Лайонел Вулсли Эджертон не отдал богу душу в третий раз. Вслед за несчастным и ее надежды также испустили дух.

Элиссанда улыбнулась маркизу. А почему бы и нет? Что еще ей оставалось делать?

– А я называл девиз Эджертонов? – подергал кончик носа Вир после секундной паузы.

– Кажется, нет.

– « Pedicabo ego vos et irrumabo» [11].

Сидевший по другую руку от Элиссанды лорд Фредерик поперхнулся и зашелся давящим кашлем.

Как ни в чем не бывало, маркиз поднялся, подошел к брату и несколько раз гулко стукнул того между лопаток. Раскрасневшийся лорд Фредерик пробормотал слова благодарности, и Вир неторопливо вернулся на место.

– «Мы тоже пускали стрелы» [12]. Их девиз ведь это означает – да, Фредди?

– Я… я думаю, да.

– Ну вот, мисс Эджертон, – почесывая подмышку, удовлетворенно кивнул лорд Вир. – Я рассказал вам все, что знаю об Эджертонах.

Элиссанда была даже рада тому оцепенению, которое вызвали в ней генеалогические изыскания гостя. Пока она не в состоянии мыслить, не удастся в полной мере осознать весь ужас страшнейшей в ее жизни ошибки.

Но маркиз еще с ней не закончил.

– Мне только что пришло в голову, мисс Эджертон: это ведь неприлично, что вы в одиночку принимаете у себя стольких джентльменов?

– Неприлично? Когда леди Кингсли наблюдает за каждым нашим шагом? – широко улыбнулась ему Элиссанда, одновременно энергично распиливая на тарелке кусок оленины. – Конечно же, нет, милорд, не беспокойтесь. Кроме того, моя тетя также находится в доме.

– Правда? Извините, я, наверное, запамятовал наше знакомство.

– Ничего страшного, сэр. Вы с ней не виделись. У тети слишком хрупкое здоровье, и она не принимает гостей.

– Понятно, понятно. Значит, вы со своей вдовой тетушкой живете одни в таком огромном доме?

– Моя тетя не вдовствует, сэр. Мой дядя жив.

– Да? Простите меня за ошибку. А у него тоже хрупкое здоровье, исключающее посетителей?

– Нет, он в отъезде.

– Вот оно что… Вы скучаете по нему?

– Конечно, – просияла Элиссанда. – Он душа нашего семейства.

– Я даже завидую, – вздохнул лорд Вир. – Как бы мне хотелось, чтоб когда-нибудь моя племянница тоже назвала меня душой семейства.

Именно в этот момент Элиссанда была вынуждена признать, что лорд Вир не просто идиот, но идиот в превосходной степени.

– Не сомневаюсь, ваша мечта сбудется, – выдавила она ободряющую улыбку. – Уверена, вы станете, если до сих пор не стали, замечательным дядей.

– Дорогая мисс Эджертон, у вас божественная улыбка, – захлопал ресницами маркиз.

Улыбки были ее щитом. Рубежом обороны. Но, разумеется, такой человек, как маркиз, не мог уловить этого нюанса.

Поэтому Элиссанда одарила его еще одной.

– Благодарю вас, милорд. Вы очень любезны, и мне чрезвычайно приятно принимать вас в гостях.

Наконец-то лорд Вир отвернулся и заговорил со своей второй соседкой, мисс Мельбурн. Элиссанда отпила глоток воды, чтобы успокоиться. Ее ум все еще пребывал в оцепенении, но ощущение ухнувшего вниз желудка и без размышлений было гнетущим.

– Я как раз рассматривал эту загадочную картину, мисс Эджертон, – обратился к ней лорд Фредерик, промолчавший большую часть ужина. – Никак не могу определить автора. Вы, случайно, не знаете?

Элиссанда устало посмотрела на него. Помешательство, кажется, наследственное заболевание? Однако лорд Фредерик задал вполне разумный вопрос, и как бы девушке ни хотелось забраться под одеяло, приняв лауданум, не было причин оставить его без ответа.

– Боюсь, я никогда этим не интересовалась. – Картины (а их было три на одну и ту же тему) существовали, сколько она себя помнила, и Элиссанда очень старалась их не замечать. – А каковы ваши предположения?

– Думаю, это кто-то из символистов.

– А кто такие символисты, позвольте спросить?

Поскольку символистов нельзя было рассматривать изолированно – они, хоть и отдаленно, относились к движению декадентов, которое возникло в противовес романтизму и его абсолютному единению с природой, – Элиссанда скоро усвоила, что лорд Фредерик очень хорошо разбирается в искусстве, особенно современном.

После все более абсурдных речей лорда Вира было невероятным облегчением и удовольствием вести разумный и дельный разговор. Получив примерное представление об идеях и основных мотивах символистов, Элиссанда задала лорду Фредерику вопрос:

– Так что же вы думаете о символах в этой картине?

Лорд Фредерик отложил нож и вилку.

– У нее имеется название?

– «Предательство ангела».

– Любопытно, – задумался лорд Фредерик и откинулся на спинку стула, чтобы лучше рассмотреть полотно. – Вначале я подумал, что это Ангел Смерти. Но отнимать человеческую жизнь – его предназначение, получается, это предположение не соотносится с темой предательства.

– А вы не допускаете, что погибший, возможно, заключил сделку с Ангелом Смерти, а тот ее нарушил?

– Интересная мысль. А может, человек и не догадывался, что это за ангел. Вероятно, он посчитал его одним из тех кротких созданий с арфами.

– Но разве в таком случае у него были бы не белые крылья и белое одеяние? – размышляла Элиссанда.

– Да, белые, – обхватил подбородок лорд Фредерик. – А может, ангел изменился? Если бы я писал эту тему, то показал бы момент превращения, когда крылья и одежды улетающего ангела наливаются чернотой.

«Если бы я писал…»

– Так вы художник, сэр?

Лорд Фредерик схватился за столовые приборы и наклонился над тарелкой, явно стесняясь обсуждать свои таланты живописца.

– Я люблю рисовать, но не думаю, что вправе причислить себя к художникам. Мои картины никогда не выставлялись.

«Он очень милый», – подумала Элиссанда. Лорд Фредерик не был отмечен божественной красотой своего брата, но обладал приятной внешностью и любезными манерами, не говоря уж о том, что, по сравнению с маркизом, казался гигантом мысли.

– Разве Шекспир не был поэтом до того, как опубликовал свое первое сочинение?

– Вы слишком добры, мисс Эджертон, – улыбнулся лорд Фредерик.

– А вы пишете портреты, картины на исторические темы или, может, библейские сюжеты? 

– Я написал пару портретов. Но мне больше всего нравится изображать людей на природе, когда они забавляются на пикнике, гуляют или просто мечтают, – в тихом голосе слышалось смущение. – Примитивные жанровые сценки.

– Звучит замечательно, – искренне восхитилась Элиссанда. Почти всю свою жизнь она провела в этом доме, словно в заключении, поэтому те простые занятия, которые лорд Фредерик считал само собой разумеющимися, были для девушки венцом желаний. – Почла бы за честь увидеть когда-нибудь ваши работы.

– Что ж, – зарумянившаяся от солнца кожа  собеседника стала еще краснее, – возможно, если вы когда-нибудь приедете в Лондон…

Эта трогательная робость еще больше расположила к нему Элиссанду. Внезапно ее осенило: лорд Фредерик вполне годится на роль мужа.

Он хоть и не маркиз, но сын и брат маркиза, а это ничем не хуже, учитывая влиятельность семьи и обширные связи.

К тому же, она могла рассчитывать на его понимание деликатной ситуации. Когда явится дядя, нет никаких сомнений, что лорд Вир покивает и согласится, что да, разумеется, леди Дуглас очень соскучилась по дому, а вот, кстати, и она, и не подсадить ли болезную в карету? Лорд Фредерик, как более проницательный человек, разгадает злобную сущность ее родственника и поможет Элиссанде устроить безопасное будущее тети Рейчел.

– О, я постараюсь, – ответила она. – Я очень постараюсь.

Глава 5

Ни одно пребывание в гостях не обходилось без того, чтобы Вир не спутал собственную комнату с чьей-то чужой. Выбор был огромен: мисс Мельбурн будет громче всех визжать, мисс Бошам громче всех хохотать, а Конрад громче всех выражать недовольство.

Само собой, он выбрал спальню хозяйки дома.

Вир уже побывал там: когда дамы после ужина перешли в гостиную, маркиз оставил джентльменов под предлогом необходимости захватить особую колумбийскую сигару и воспользовался возможностью набросать план комнат с указанием их обитателей. Но на самом деле ему требовалось хоть на минуту остаться одному. Вир простоял эту минуту в пустом коридоре, прислонившись спиной к двери своей спальни и закрыв лицо руками.

Он ничего не потерял – как можно потерять то, что на самом деле никогда не существовало? Тем не менее, он лишился всего. Маркиз не мог больше представлять свою верную спутницу прежней: мягкой, чуткой, отзывчивой. Сейчас он видел только мисс Эджертон с ее хищной красотой и фальшью, сияющей в глазах подобно тому, как солнце блестит на зубах крокодила.

Теперь Вир наконец-то понял, почему мальчишки иногда бросаются камнями в красивых девочек – от невыразимого гнева, от боли разрушенных надежд.

Он пришел бросить камень в мисс Эджертон.

Девушка сидела перед туалетным столиком в профиль к двери и медленными, рассеянными движениями расчесывала волосы. Когда она приподняла руку, короткий и широкий рукав ночной рубашки скользнул вниз, обнажив плечо и – на останавливающую сердце долю мгновения – изгиб груди.

– Мисс Эджертон, что вы делаете в моей комнате? – окликнул Вир с порога бесшумно открытой двери.

Элиссанда, подняв глаза, охнула, вскочила со стула и поспешно набросила халат, потуже завязав пояс.

– Милорд, вы ошибаетесь. Это моя комната.

– Так все говорят, – склонив голову набок, осклабился Вир. – Но вы, милейшая мисс Эджертон, еще не замужем, так что эти шуры-муры не про вас. Давайте-ка быстренько отсюда.

Девушка уставилась на маркиза, разинув рот. Что ж, по крайней мере, на ее лице не было улыбки.

Оттого, что всю оставшуюся часть вечера хозяйка дома не приближалась к нему, а играла в карты с Фредди, Уэссексом и мисс Бошам, чересчур часто улыбаясь, Вир не стал ни капельки счастливее. Глупая, нелогичная часть его души по-прежнему жаждала этих улыбок, более того, он  испытывал некое чувство собственности по отношению к девушке.  

Маркиз прошел в комнату и уселся в ногах кровати, очутившись лицом к лицу с картиной, висевшей на противоположной стене. На холсте размером три на четыре фута пышно цвела одна-единственная кроваво-алая роза с острыми, как лезвия, шипами. На краю изображения виднелось плечо и рука мужчины, лежащего лицом в снег, а рядом с его безжизненной рукой – длинное черное перо. Картина, несомненно, перекликалась с полотном, висевшим в столовой.

Вир стянул с себя галстук.

– Сэр! – намертво вцепилась Элиссанда в отвороты халата. – Вы не можете… Вы не должны раздеваться тут!

– Ну конечно, я не стану раздеваться догола, мисс Эджертон, пока вы здесь. Кстати, почему вы все еще здесь?

– Я ведь уже сказала вам, сэр – это моя комната.

– Ну, если вы настаиваете, – вздохнул Вир, – я вас поцелую. Но ничего большего делать не стану.

– Я не хочу, чтобы вы меня целовали!

– Вы уверены? – ухмыльнулся он.

К удивлению Вира, девушка залилась румянцем. А его неожиданно бросило в жар.

Маркиз прищурился на Элиссанду.

– Прошу вас, уйдите, – дрожащим голосом взмолилась она.

– Пенни! Пенни, ты ошибся комнатой! – Фредди, старина Фредди окликал его из открытой двери.

– О, благодарю вас, лорд Фредерик, – бросилась к спасителю Элиссанда. – Я никак не могла втолковать лорду Виру, что он заблудился.

– Нет-нет, я докажу вам обоим, – громко провозгласил Вир. – Смотрите, я всегда кладу под покрывало сигарету, чтобы пару раз затянуться перед сном.

Маркиз прошествовал к изголовью и под сдавленный вскрик Элиссанды сдернул покрывало. Конечно же, подтверждения не нашлось.

– Мисс Эджертон, вы что же, выкурили мою сигарету? – округлил глаза маркиз.

– Пенни! Это на самом деле не твоя спальня!

– Ну, ладушки, – сдался Вир, поднимая руки. – Провались ты…  А мне здесь понравилось.

– Пойдем, – потянул его брат. – Уже поздно, я провожу тебя в твою комнату.

Вир уже почти вышел, но у двери Фредди схватил его за руку:

– Пенни, ты ничего не хочешь сказать мисс Эджертон?

– Да, конечно, – обернулся маркиз. – Уютная у вас спальня, мисс Эджертон.

Брат толкнул его в бок.

– И прошу меня простить, – добавил Вир.

Девушка с некоторым усилием отвела взгляд от лорда Фредерика.

– Вполне объяснимая ошибка, сэр – наши комнаты почти рядом.

Они и вправду были рядом – наискосок через коридор. Комнаты ближайших соседей, Фредди и леди Кингсли, находились каждая на две двери дальше. Еще один признак тщательного расчета: чтобы почаще сталкиваться с маркизом, которого интриганка желала заполучить.

И словно показывая, что она не держит зла на недотепу за нечаянный промах, девушка послала ему такую же безмятежную и любезную улыбку, какие расточала весь сегодняшний день.

– Спокойной ночи, милорд.

К этому времени Вир уже хорошо понимал, что ее улыбки ничего не значат. Знал, что она подделывает их так же, как фальшивомонетчик – хрустящие двадцатифунтовые банкноты. Но все равно не мог сдержать прилив прежнего страстного влечения.

– Спокойной ночи, мисс Эджертон, – отвесил поклон маркиз. – И еще раз примите мои извинения.


* * * * *

Вначале Элиссанду испугала высота. Настоящая гора, настолько вознесшаяся над далекими равнинами, что девушка стояла, словно на балконе у самого Зевса. Воздух был разрежен, яркое солнце ослепляло. Высоко в небе кружила черная точка. Элиссанда попыталась поднять руку, чтобы прикрыть глаза от света.

Но рука двинулась не больше, чем на пару дюймов. С внезапным страхом девушка опустила взгляд и сморгнула. Темный наручник охватывал запястье. От него тянулась исчезавшая в глубинах горы цепь, каждое звено которой было величиной с кулак.

Элиссанда перевела взгляд на другую руку – то же самое. Прикована, подобно Прометею. Она дернула запястье. Стало больно. Дернула сильнее – еще больней.

Паника заливала ее, словно паводок – подвал дома. Сердце бешено колотилось. Дыхание вырывалось частыми неровными вздохами. Нет, пожалуйста. Что угодно, только не это.

Только не это.

Громкий крик прорезал воздух. Черная точка росла, стремительно приближаясь – готовый напасть орел с острым, как нож, клювом. Девушка принялась неистово вырываться. Из запястий засочилась кровь, но освободиться было невозможно.

Орел, нацелившись на нежное тело, издал еще один клекот. В смертной муке жертва не могла даже кричать, только дико металась.

Продолжая метаться, Элиссанда проснулась.

Понадобилось несколько минут, чтобы липкий страх отступил. Все еще дрожащими пальцами девушка зажгла свечу и добыла из бельевого ящика путеводитель по Италии.

– К западу от деревни почти отвесной стеной поднимается меловой утес, который отделяет приподнятую возвышенность Анакапри от восточной части Капри, – негромко начала она читать вслух. – Прежде единственным путем на Анакапри были восемь сотен поднимающихся с берега ступеней, грубо вырубленных в скале, возможно, еще в давние времена римского правления. Теперь на Анакапри ведет искусно спроектированная гужевая дорога. Виды, открывающиеся с нее, чрезвычайно живописны...


* * * * *

Вир занялся делом Дугласа по просьбе леди Кингсли. Не то чтобы маркиз не хотел – он задолжал даме услугу за ее помощь в деле Хейсли – но не был полностью уверен в виновности подозреваемого. Тот оба раза останавливался в гостинице «Браунс» – туда же приводил след добытых вымогательством бриллиантов. Он также ездил из Лондона в Антверпен каждый раз, когда там подвергалась шантажу группа торговцев.

Но владелец копей располагал совершенно законными основаниями бывать как в Лондоне, так и в Антверпене – крупных центрах торговли бриллиантами. И даже леди Кингсли, уверенная, что их цель – именно  Дуглас, не могла объяснить, для чего человеку, имевшему алмазов в избытке, нужно еще больше.

 – А вдруг он не столь зажиточен, как думают – найденное состояние  могло быть преувеличено, – шепнула леди Кингсли маркизу после трехчасовой проверки бумаг в кабинете Дугласа. – Ходили слухи, эта алмазная жила была столь богата, что каждое ведро породы обеспечивало достаток на всю жизнь. Но в действительности, вряд ли такое возможно.

Вир понес ящик с документами обратно к шкафу:

– Могли быть хищения со стороны управляющих.

– Это никогда не исключается. Но даже если Дуглас так думал, то лично проверять не ездил. По крайней мере, ни старший управляющий, ни счетоводы нигде не упоминают о визите.

Леди Кингсли подняла фонарь повыше, чтобы Виру было лучше видно, куда ставить следующий ящик.

– А что со счетами по усадьбе?

Леди Кингсли обладала особым талантом к проверке деловых документов; маркиз этим вечером выступал в роли подручного, главной задачей которого было носить тяжести и стоять на страже. Но даме потребовался отдых от чтения при тусклом свете – другого они не могли себе позволить. Так что Вир воспользовался возможностью просмотреть отчеты по хозяйству.

– При доме мало земли: почти никакого дохода и довольно много расходов, – доложил он. – Но все же траты не чрезмерны. Ничего, что давало бы мотив для преступной деятельности.

– Некоторые нарушают закон ради острых ощущений.

– Но не большинство. – Вир задвинул ящики в исходное положение. – Не попадалось упоминания об искусственных алмазах?

– Нет, абсолютно ничего.

Дело Эдмунда Дугласа возникло совершенно случайно: один из задержанных бельгийской полицией по совершенно другому поводу похвастался, что пощипал перышки антверпенским торговцам бриллиантами по поручению какого-то англичанина. Бельгийская полиция не посчитала для себя важным расследовать этот случай, полагая признание мошенника обычным бахвальством, хотя, по мнению Вира, в такой незаинтересованности определенную роль сыграл тот факт, что упомянутые торговцы принадлежали к еврейской общине Антверпена.  

Несмотря на бездеятельность бельгийской полиции и такое же безразличие Скотланд-Ярда, а также упорное молчание предполагаемых жертв Дугласа, это дело каким-то образом привлекло внимание Холбрука и волею случая  нашло горячего поборника в лице леди Кингсли. Ее отец покончил жизнь самоубийством, когда не смог больше удовлетворять аппетиты шантажиста.

Леди Кингсли с упорством ищейки занималась расследованием долгие месяцы, собрав обширное досье. Кое-что в этом досье сильно озадачивало Вира: как указывала бельгийская полиция, основанием для шантажа служило то, что торговцы бриллиантами выдавали искусственные алмазы за настоящие.

Насколько маркизу было известно, с того дня, когда французский химик Анри Муассан [13]заявил об успешном синтезе алмазов при помощи печи с электрической дугой, больше никто не сумел повторить его достижение. Искусственные алмазы пока так и не стали реальностью.

А если бы и стали, то миру не грозила опасность, что настоящие вскоре иссякнут. И ни лондонским, ни антверпенским торговцам не было никаких причин связываться с самоделками.

Леди Кингсли покинула кабинет первой. Вир выждал несколько минут, прежде чем направиться к лестнице для прислуги. Дверь с лестничной клетки вела в восточное крыло, где находились хозяйские покои.

У двери спальни хозяина дома Вир прислушался, затем проскользнул внутрь. Комнату регулярно посещали слуги: застелить постель, почистить каминную решетку, привести в порядок одежду и вытереть пыль. Не похоже было, чтобы Дуглас прятал здесь что-либо важное, но Вир надеялся хоть немного проникнуть в его внутренний мир.

Достав из кармана ручку, маркиз аккуратно развинтил ее. Чернил хватило бы, чтобы написать пару абзацев, но большую часть ручки занимали сухая батарея и крошечная лампочка, вмонтированные на месте емкости для чернил [14].

Вир провел по помещению тонким светлым лучом. Это было гораздо удобнее, чем свеча или фонарь, хотя света хватало ненадолго – батарея быстро разряжалась. Луч выхватил фотографию в рамочке, стоявшую на прикроватном столике Дугласа. Других фотокарточек Вир в этом доме пока не видел, поэтому подошел посмотреть.

Перед ним был свадебный снимок удивительно красивой пары. Женщина обладала какой-то неземной, сказочной прелестью; мужчина, среднего роста и стройного сложения, тоже имел утонченную внешность. На рамке были выгравированы слова: «Как я тебя люблю? Люблю без меры» [15].

Лицо невесты казалось знакомым. Он видел ее где-то, и совсем недавно. Но где и когда? У Вира была хорошая память на имена и лица. Но в любом случае, такую женщину невозможно забыть.

И тут его осенило: странная картина в столовой. Лицо ангела!

Невеста – миссис Дуглас? Если да, то жених, очевидно, сам Дуглас. Было бы странно ставить у своей кровати чужую свадебную фотографию. Но маркизу было трудно совместить облик элегантного, изящного мужчины на снимке с тем, что ему было известно об Эдмунде Дугласе.

Разве тот не должен выглядеть несколько массивнее? Если верить осведомителям, Дуглас некогда был боксером. Допустим, в легком весе, но где его шрамы и сломанный нос?

В комнате миссис Дуглас стоял сильный запах лауданума. Женщина спала. Ее грудь вздымалась еле заметно, и тщедушная фигурка выглядела почти плоской.

Вир посветил рядом с ее лицом. Человеческая красота по природе своей недолговечна, но вид миссис Дуглас просто ошеломил маркиза. Она казалась высохшей пародией на прежнюю себя: поредевшие волосы, ввалившиеся глаза, полуоткрытый в забытьи рот. Этим лицом можно было пугать маленьких детей.

Увы, такова жизнь. Все бриллианты  Африки не могут гарантировать мужчине, что его жена со временем не превратится в пугало.

На ее ночном столике также стояла фотография: изображение крошечного младенца в гробике, убранном кружевом и цветами – напоминание об утрате. Подпись гласила: «Наша возлюбленная Кристабель Юджиния Дуглас».

Вир поставил снимок и приподнял фонарик. Увиденное дальше заставило его замереть. Это был третий вариант «Предательства ангела» – промежуточный между первыми двумя. Большую часть холста занимало изображение неподвижно лежащего в снегу мужчины. Рядом с ним, там, где, должно быть, брызнула кровь, пышно цвела темная роза. В верхнем правом углу виднелся только изгиб черного крыла и краешек окровавленного меча ангела.

Кончиками обтянутых перчатками пальцев Вир ощупал края рамы. Вот он, отодвигающий механизм! Картина отъехала в сторону, открыв встроенный сейф. В этом был смысл: слабое здоровье миссис Дуглас служило основанием для ограниченного доступа слуг, и ее комната как нельзя лучше подходила для тайника.

Из внутреннего жилетного кармана маркиз вытащил отмычки и, держа фонарик в зубах, приступил к делу. Через пару минут, щелкнув замком, Вир распахнул сейф – только для того, чтобы обнаружить внутри вторую дверцу, на сей раз с американским кодовым замком.

В коридоре за дверью послышались шаги. Вир мягко закрыл сейф, вернул на место картину и отступил к изголовью, запихивая в карман выключенный фонарик.

Дверь отворилась. Шаги направились прямиком к кровати. Маркиз вжался в стену позади полузадернутого полога, надеясь, что женщина – а легкая поступь была явно женской – не подойдет ближе.

Она остановилась с другой стороны кровати и замерла там на нескончаемую минуту. Виру было трудно дышать бесшумно – ее присутствие волновало его.

– Вы же знаете, я не сдамся, – странно бесцветным голосом произнесла Элиссанда.

Только пропустив один удар сердца, Вир понял, что девушка обращается не к нему, а к своей полубессознательной тетке.  

– Это ведь возможно, правда? – спросила она безучастную миссис Дуглас.

Что именно возможно? Чего она хотела?

Девушка наклонилась, поцеловала больную и вышла.


* * * * *

Утром хозяйка велела подать завтрак в комнаты всем гостям, кроме лорда Фредерика. Затем она спустилась в утреннюю гостиную и стала дожидаться, когда тот придет, и они смогут, не торопясь, насладиться обществом друг друга.

Элиссанда попросит его рассказать ей больше об искусстве и, возможно, о Лондоне. Она будет внимательно слушать, кивать и время от времени изящно отпивать чай. А потом… что? Ей нравится лорд Фредерик. Очень нравится. Но она не чувствует природного понимания, как соблазнять его, в отличие от…

К чему отрицать? С лордом Виром Элиссанде не было нужды задумываться о способах обольщения. Единственное, что требовалось – сократить расстояние, ведь она всей душою жаждала быть ближе к этому мужчине.

До тех пор, пока всей душою не отвратилась от него.

Но ведь, когда маркиз галантно предложил ее поцеловать…

Нет, даже тогда она не почувствовала от этого неуместного заигрывания ничего, кроме досады и отвращения.

В дверях появился лорд Фредерик. Отлично, ее план сработал. Элиссанда улыбнулась, но ее улыбка тут же застыла: следом за братом в гостиную ввалился лорд Вир. Лорд Вир, чьи сапоги были по колено в грязи, а из волос торчала солома!

– О, приветствую, мисс Эджертон! – радостно воскликнул маркиз. – Я выходил погулять. А когда возвращался, встретил на лестнице Фредди. И вот мы здесь – наш аппетит и наше приятное общество к вашим услугам.

Элиссанде следовало пожалеть лорда Вира: он ведь не виноват в собственном слабоумии. Но единственным ее чувством было жгучее раздражение.

Присутствие маркиза рушило все тщательно выстроенные планы.

– Как любезно с вашей стороны, – выдавила она. – А то я здесь совсем одна. Прошу, наполняйте тарелки и присаживайтесь.

Как же спасти завтрак? Ей следует забросать лорда Фредерика вопросами о живописи и, в частности, о его творчестве, едва тот сядет за стол.

Но лорд Вир и тут помешал ей, начав свой монолог еще возле буфета, где накладывал на тарелку яичницу, жареную селедку и намазанные маслом булочки. Темой его рассуждений явилось животноводство: недавно маркиз побывал на паре-тройке сельскохозяйственных выставок и числил себя знатоком.

Он пространно изложил все достоинства и недостатки шропширской мясной овечьей породы, затем сравнил ее с мясошерстной саутдаунской, оксфордской и, наконец, с гемпширской мясной породой, самцы которой, по мнению маркиза, обладали выраженными римскими профилями.

Элиссанда, хоть и выросшая в сельской местности, ничего не знала об овцах. Она могла только догадываться, какие грубейшие ошибки допускал маркиз. Девушке все еще  хотелось встряхнуть болтуна за плечи и спросить, как могло оказаться «Изведение Святого Петра» кисти Рафаэля в ее столовой, будучи фреской в Ватиканском дворце – причем в покоях самого Папы!

Тут лорд Вир перешел от овец к крупному рогатому скоту. Он горел желанием рассказать Элиссанде, что не только посещал выставки, но и видел оценочные карточки участников.

– Просто с ума сойти, какому придирчивому осмотру подвергают этих милых животных: голова, туловище, передние ноги, задние ноги! А вы знаете, какой самый важный пункт в оценивании молочной коровы?

– Право, не знаю, милорд, – ответила Элиссанда, яростно вонзая нож в булочку.

– Развитие молочных желез, мисс Эджертон – оно дает больше трети от общего числа очков! Вымени полагается быть большим и упругим. Соски тоже должны быть правильного размера и ровно расположены. Молочные вены – хорошо развиты, молочные колодцы – глубокие.

Маркиз больше не смотрел Элиссанде в лицо – он пялился на ее грудь.

– Теперь, когда я вижу это животное, я не просто говорю себе: «О, корова!» Я рассматриваю ее вымя и соски в соответствии с принципами животноводства – ну и конечно, просто для удовольствия.

Элиссанда не могла поверить собственным ушам. Она шире обычного раскрыла глаза и гораздо энергичнее кивнула. Затем бросила взгляд на лорда Фредерика, уверенная, что тот хмурится, пытаясь намекнуть брату, что его речи перешли все границы приличий.

Но лорд Фредерик ни на что не обращал внимания. Уставившись в тарелку, он неторопливо жевал, пребывая мыслями явно в другом месте.

Маркиз между тем продолжал тему вымени и сосков, не сводя глаз с бюста Элиссанды. В порыве увлеченности он сбросил со стола две вилки и ложку, опрокинул свою чашку и, в конце концов, уронил на себя яичницу, отчего вскочил, с грохотом перевернув стул. Яйцо шлепнулось с его брюк на пол, но успело оставить замечательно круглый след от желтка как раз в том месте, куда не принято смотреть.

Поднявшаяся суматоха наконец вывела лорда Фредерика из задумчивости.

– Пенни, что за…

– О, боже, – воскликнула Элиссанда. – Вам лучше поскорее переодеться, милорд, иначе одежду не спасти.

Наконец-то лорд Вир сделал разумный шаг – удалился. Элиссанда медленно расцепила стиснутые под столом руки. Только спустя несколько секунд ей удалось овладеть собою настолько, чтобы улыбнуться оставшемуся мужчине.

– А вы как себя чувствуете сегодня, милорд?


* * * * *

Поднос с завтраком в собственной комнате и отсутствие такового в комнате Фредди подтвердили Виру все, что он хотел знать: мисс Эджертон намеревалась завтракать наедине с его братом.

Маркиз не мог порицать ее выбор: Фредди был лучшим из мужчин. Но она, со своими неиссякаемыми улыбками и коварными замыслами, и близко не заслуживала его брата. Ничего, пусть попробует – Вир пресечет, расстроит и уничтожит ее происки все до единого.

А пока нужно переговорить с леди Кингсли. Он просунул ей записку под дверь. Пятью минутами позже дама присоединилась к маркизу на повороте парадной лестнице, где никто не мог подобраться к ним незамеченным.

– Я попросил Холбрука прислать Ная, – сообщил Вир.

Най был медвежатником. Покинув комнату миссис Дуглас, маркиз переоделся, написал на первый взгляд бессмысленное сообщение, которое Холбруку не составит труда расшифровать, и отправился в деревню как раз ко времени открытия телеграфа. По дороге обратно Вир славно вздремнул после бессонной ночи на попутной телеге с сеном и прибыл в Хайгейт-корт аккурат в ту минуту, когда Фредди спускался к завтраку.

– А где же сейф? Да, у вас солома на голове.

– В комнате миссис Дуглас, за изображением мертвого человека, – ответил Вир, проводя рукой по волосам. – Выяснили передвижения слуг?

– Они не заходят в комнату миссис Дуглас без вызова. Дважды в неделю мисс Эджертон усаживает тетку в инвалидную коляску и катает по коридору. В это время слуги убирают, перестилают постель и все такое. А так в комнату не входит никто, кроме мисс Эджертон и самого Дугласа.

– В таком случае, Най может приступать, как только мисс Эджертон спустится к ужину.

Леди Кингсли, подняв глаза, приветственно помахала племяннице, которая, взмахнув рукой в ответ, прошла по коридору, очевидно, к кому-то из подруг.

– Сколько ему потребуется времени?

– Най открывал сейф с кодовым замком не больше, чем за полчаса, но тогда можно было сверлить. Здесь же сверлить не получится.

– Прошлым вечером, когда леди разошлись отдыхать, мисс Эджертон пошла вначале к миссис Дуглас, а не к себе, – нахмурилась леди Кингсли.

– Мы должны сделать так, чтобы сегодня она не отправилась отдыхать так рано.

– Сделаем, – ответила леди Кингсли. – И еще я придумаю предлог, чтобы ненадолго задержать ее у себя, даже когда все разойдутся. Но только ненадолго.

– Лорд Вир, могу я одолжить на время свою тетю? – мисс Кингсли снова появилась наверху лестницы. – Мисс Мельбурн никак не может выбрать наряд на сегодня.

– Сделайте то, что в ваших силах, а я позабочусь об остальном, – вполголоса обратился  Вир к леди Кингсли, а затем погромче откликнулся. – Мое почтение, мисс Кингсли. Разумеется, ваша тетя полностью в вашем распоряжении.


* * * * *

Это был приятный разговор о тех местах в Лондоне и его окрестностях, где лорд Фредерик любил рисовать. Но он не был волнующим. Разумеется, у Элиссанды не имелось опыта увлекательных бесед, тем не менее, она ощущала нехватку некоей искры.

Лорд Фредерик не смотрел на нее так, словно он был изголодавшимся представителем рогатого скота, а она – охапкой свежего благоухающего сена. Господи, ну почему в голову лезут животноводческие сравнения, хотя раньше такого никогда в жизни не случалось? Лорд Фредерик был вежлив и любезен, но не выказывал Элиссанде ни единого знака предпочтения.

Она возложила вину за это на несносного лорда Вира, особенно когда тот слишком скоро вернулся, по-прежнему в заляпанной яичницей одежде. Это, должно быть, его бесконечные разглагольствования о мясных овцах истощили всю живость и задор в лорде Фредерике, вынужденном выслушивать брата бог весть сколько тысяч часов в течение своей жизни.

– Пенни, ты забыл сменить брюки, – обратил внимание лорд Фредерик.

– Вот оно что! – вскричал лорд Вир. – А я-то поднялся в комнату и никак не мог вспомнить, зачем пришел. Какая досада!

Идиот!

– Может, стоит попробовать еще раз? – предложила Элиссанда, растягивая губы. Жаль, что улыбки не стрелы: лорд Вир был бы истыкан гуще, чем Святой Себастьян.

– А-а, бесполезно, я снова забуду, – небрежно отмахнулся от нее маркиз. – Запросто могу подождать, пока не надо будет переодеваться на охоту. Между прочим, как у вас тут охота, мисс Эджертон?

Он, что, снова уставился на ее грудь? Во всяком случае, не в глаза.

– Боюсь, у нас нет охотничьих угодий, сэр.

Взгляд маркиза не двинулся с облюбованного места.

– Да? Хм-м-м, думаю, тогда мы поиграем в теннис.

– Сожалею, но здесь нет и теннисного корта.

– А площадка для стрельбы из лука? Я, правда, не такой уж превосходный стрелок…

Лорд Фредерик за спиной брата встрепенулся и заерзал.

– Здоровье моей тети настолько слабо, а дядино беспокойство по этому поводу так велико, что у нас не имеется ничего, что могло бы вызвать шум или волнение. Возможно, вы удовольствуетесь прогулкой, милорд?

– Я уже гулял перед завтраком, мисс Эджертон, разве вы запамятовали? Тогда я лучше устрою игру в крокет.

Как он может? Как он смеет беседовать с ней, не сводя глаз с ложбинки между ее грудей?

– Прошу прощения, но мы не располагаем необходимым снаряжением.

– Ладно, – лорд Вир наконец-то раздосадовался настолько, чтобы взглянуть Элиссанде в лицо. – А чем же вы тогда здесь занимаетесь, мисс Эджертон?

Девушка послала маркизу улыбку, способную лишить человека зрения.

– Я ухаживаю за тетей, сэр.

– Несомненно, это достойно восхищения, но невыносимо скучно, не правда ли, не иметь под рукой никаких развлечений?

Элиссанда продолжала улыбаться, хотя и не без некоторых усилий. Как же он раздражает ее – хуже попавшего в обувь камушка!

– Скука не имеет к этому никакого…

Девушка запнулась. Воистину внушающий ужас звук: подъехавшая карета.

– Прошу прощения, – сорвалась она с места.

– Вы кого-то ждете? – последовал за ней к окну лорд Вир.

Элиссанда ничего не ответила, от облегчения потеряв дар речи. Это был не дядя – экипаж оказался незнакомым. Ей также была незнакома и вышедшая из кареты остролицая дама средних лет в голубом дорожном платье.

– Разве это не леди Эйвери, Фредди? – спросил маркиз.

Лорд Фредерик бросился к окну, заняв уступленное братом место.

– Что она здесь делает? – ругнувшись сквозь зубы, прорычал он, а затем, опомнившись, повернулся к Элиссанде. – Прошу прощения, мисс Эджертон. Мне не следовало так грубо отзываться о вашей гостье.

Какой безупречный джентльмен!

– Вы можете отзываться о ней, как вам угодно, сэр. Уверяю вас, я никогда не встречалась с этой дамой.

– О, погляди, она с багажом, – невозмутимо добавил лорд Вир. – Думаешь, собирается остаться?

Лорд Фредерик хлопнул ладонью по подоконнику и снова извинился перед Элиссандой.

– Ничего страшного, – откликнулась девушка, – но кто она такая?

Глава 6

Леди Эйвери была Сплетницей.  

Элиссанда имела некоторое представление об этой породе: в деревне сплетницей слыла миссис Вебстер, разносившая слухи то о жене мясника, то о новом садовнике викария. Но леди Эйвери полагала себя несравненно выше провинциальных кумушек: ведь она была знатной дамой, вхожей в самое изысканное общество.

С ее появлением лорд Фредерик мгновенно испарился – к величайшему разочарованию Элиссанды.

Следовало признать, что она начала отчаиваться еще до нежданного приезда леди Эйвери: лорд Фредерик не торопился просить ее руки, а ведь отпущенное Элиссанде время, столь же ограниченное, как умственные способности лорда Вира, с каждой минутой таяло.

Леди Эйвери не улучшила ситуацию, немедля принявшись допрашивать Элиссанду о происхождении Дугласов. Она отказывалась верить, что девушке вправду не известно ничего о дядиной родне, и лишь немногое – о тетиной.

– Может,  Дугласы из Западного Чешира? – вопрошала гостья. – Вы наверняка должны состоять с ними в родстве.

Она что, приверженка школы генеалогических изысканий лорда Вира?

– Нет, мэм. Я никогда не слышала о них.

– Никуда не годится, – фыркнула леди Эйвери. – Ну, а вашародня? Эджертоны из Дербишира?

По крайней мере, это Элиссанда знала.

– Эджертоны из Камберленда, мэм.

– Эджертоны из Камберленда, Эджертоны из Камберленда, – нахмурив брови, забормотала дама и тут же триумфально воскликнула. – Так вы – внучка покойного сэра  Сесила Эджертона?! Дочь его младшего сына?

Элиссанда изумленно воззрилась на гостью. Она-то полагала, что осведомленность леди Эйвери не глубже, чем познания лорда Вира в животноводстве.

– Да, сэр Сесил – мой дедушка.

– Ах, так я и думала, – удовлетворенно вздохнула леди Эйвери. – Какой скандал разразился, когда ваш батюшка сбежал с вашей матушкой! И такой несчастливый конец  – не минуло и года, как оба умерли.

В гостиную вошла леди Кингсли в сопровождении племянницы и мисс Бошам. Элиссанда вдруг забеспокоилась, как перед этим лорд Фредерик. История ее родителей была не только трагичной – она не годилась для ушей приличного общества, как неоднократно втолковывал ей дядя. Что если всеведущая дама решит поделиться наиболее неприглядными подробностями с остальными гостями?

– Леди Эйвери, лорд Вир жалуется, что вы напугали его брата, – весело воскликнула мисс Кингсли.

– Чепуха. Я уже вытянула из лорда Фредерика все, что могла, в течение сезона. В настоящее время ему нечего меня опасаться.

Мисс Бошам присела рядом с новоприбывшей:

– О, так расскажите и нам, сударыня, что же вы выпытали у лорда Фредерика?

– Ну… – леди Эйвери, явно наслаждаясь собственной ролью, держала паузу долгих три секунды, прежде чем выложить пикантные подробности. – Они встречались в июне, когда она появилась в городе, чтобы выдать замуж ту американскую наследницу, мисс Ван дер Ваальс. И вы не поверите, но он виделся с ней также в Париже, Ницце и в Нью-Йорке.

Все присутствующие пребывали в состоянии шока, в том числе и  Элиссанда. Кто такая «она»?

– Встречались? – воскликнула леди Кингсли. – А что об этом думает лорд Тремейн?

– По всей видимости, он не возражает. Мужчины даже как-то обедали вдвоем.

– Чудеса, да и только – покачала головой леди Кингсли.

– И не говорите! Я поинтересовалась у лорда Фредерика, хорошо ли она выглядит, и каков был ответ? «А разве она когда-нибудь выглядела иначе?»

– Вот это да! – пискнула мисс Бошам.

Господи, не допусти этого.

– У лорда Фредерика с кем-то роман? – отважилась спросить Элиссанда.

– Прошу прощения, мисс Эджертон, я и забыла, что вы не в курсе. У лорда Фредерика былроман с маркизой Тремейн. Весной девяносто третьего она из-за него чуть не развелась с мужем. Назревал форменный скандал, но разрыв так и не состоялся. Маркиза вернулась к лорду Тремейну и отозвала прошение о разводе.

– Бедняжка лорд Фредерик, – вздохнула мисс Кингсли.

– Напротив, счастливчик лорд Фредерик, –  поправила ее леди Эйвери. – Теперь он может жениться на приличной молодой девушке, вроде мисс Эджертон, вместо того, чтобы связать свою жизнь с женщиной, которую до конца дней называли бы «та разведенная». Вы согласны, мисс Эджертон?

–  Не думаю, что в планах лорда Фредерика жениться на мне, – ответила Элиссанда, увы, ничуть не кривя душой. – Но в целом, я полагаю, гораздо… удобнее, если в прошлом супругов обошлось без разводов.

–  Отлично, –  провозгласила леди Эйвери. – Вы, дорогая мисс Эджертон, ухватили самую суть вопроса. В этой жизни нельзя быть романтиком. Взгляните на циников – они же все когда-то были романтиками!

–  А лорд Фредерик – он что, теперь циник?

–  Нет, благослови его Боже, он по-прежнему романтик, хотя в это трудно поверить. Вероятно, не каждый разочарованный романтик с первого раза превращается в циника.

Какой все же замечательный человек этот лорд Фредерик! Если бы только Элиссанде удалось склонить его к женитьбе, она бы любила его гораздо сильнее, чем какая-то ветреная леди Тремейн.

Честно, она стала бы лучшей женой за всю историю супружества. 


* * * * *

Виру следовало находиться в доме. Но когда к нему пришел нуждающийся в компании Фредди, он не смог отказать. Братья отправились на длительную прогулку по сельской местности, обошли одно из озер, которыми изобилует северная часть Шропшира, и пообедали в деревенской гостинице.

–  Я возвращаюсь, – заявил в конце обеда Вир, поднимаясь из-за стола и зевая. Нужно узнать, какие инструкции пришли от Холбрука, и согласовать с леди Кингсли то, как провести, а затем вывести Ная из дома. – Попробую вздремнуть. Я плохо спал прошлой ночью.

–  Опять кошмары? – Фредди встал почти одновременно с ним.

–  Да нет, теперь они мне не так часто снятся. – Когда Вир учился в Итоне последний год, младшему брату чуть ли не каждую ночь приходилось заходить к старшему в комнату и будить его. – А ты, если хочешь, оставайся. Найму гостиничный экипаж, чтоб меня отвезли.

–  Я с тобой, – спокойно ответил спутник.

Вир ощутил очередной укол вины. Нет сомнений, что Фредди хотел сбежать из дома на целый день. Хотя история с маркизой Тремейн канула в прошлое, леди Эйвери по-прежнему набрасывалась на беднягу, словно тот только что вальсировал со Скандалом. Но брат придерживался правила никогда не оставлять Вира одного в незнакомой местности.

Вир легонько сжал ему плечо.

– Ну что ж, тогда пошли.

Вернувшись в дом, маркиз обнаружил нетерпеливо поджидавшую его леди Кингсли. Най должен был появиться перед самым началом ужина. Они договорились, что Вир впустит его через дверь, ведущую из библиотеки на восточную террасу. Та находилась на стороне, противоположной  кухне, следовательно, меньше риск попасться на глаза слугам.

– Что предпримем, если мне придется отпустить от себя мисс Эджертон, а Най до той поры не управится? – спросила леди Кингсли.

–  Я что-нибудь придумаю.

–  Смотрите, чтоб вам потом об этом «чем-нибудь» не пожалеть, –  заметила собеседница.

С момента первой встречи маркиза с мисс Эджертон еще и суток не прошло. Неудивительно, что в памяти леди Кингсли свежо воспоминание об его безрассудных порывах. Но самому Виру та вспышка казалась чем-то невероятно далеким, как пора детской невинности.

–  Постараюсь, –  сдержанно ответил он.

Зная о намерениях мисс Эджертон, Вир сразу же после тет-а-тет с леди Кингсли отправился на поиски брата. Он нашел Фредди – и хозяйку дома – в абсолютно безлюдной столовой. Фредди заглядывал  в свою кодаковскую камеру №4 [16], а коварная красавица, в бледно-абрикосовом дневном платье, которое было ей очень к лицу, с обожанием смотрела на фотографа. Пылкость ее взгляда значительно поугасла, когда девушка заметила присутствие маркиза.

– Лорд Вир.

Маркиз проигнорировал острый укол в сердце.

–  Мисс Эджертон, Фредди.

Брат, нажав латунную кнопку на корпусе камеры, спустил затвор.

–  Привет, Пенни. Удалось поспать? Прошло ведь всего, – взглянул он на часы, – сорок пять минут.

– Отлично отдохнул. А что ты делаешь?

– Фотографирую картину. С любезного позволения мисс Эджертон.

–  С ее стороны было бы невежливо не разрешить, не так ли? – осклабился Вир в сторону девушки.

Та ответила привычной солнечной улыбкой.

–  Несомненно. К тому же, я никогда не видела камеры.

–  Я видел их тысячи, и все они одинаковые, –  снисходительно бросил маркиз. – Кстати, мисс Эджертон, мисс Кингсли хотела прогуляться с вами по саду.

–  О, –  отозвалась Элиссанда, –  вы уверены, лорд Вир?

–  Конечно. Я встретил ее три минуты назад в розовой гостиной.

Он и правда три минуты назад наткнулся в розовой гостиной на мисс Кингсли. Однако та была увлечена игрой в триктрак [17]со своим обожателем, мистером Конрадом – и никуда не собиралась. Но к тому времени, как мисс Эджертон это выяснит, будет уже поздно: Вир утащит Фредди из ее расчетливой хватки в какое-нибудь безопасное место – по крайней мере, более безопасное.

–  И она очень желала видеть вас, –  добавил маркиз.

– Что ж, в таком случае, мне следует пойти к ней, –  с неохотой произнесла девушка. – Благодарю вас, лорд Вир. Извините, лорд Фредерик.

Вир провожал ее взглядом. У двери Элиссанда оглянулась – но Фредди уже возился со следующим снимком. Вместо него взгляд девушки упал на Вира, а тот постарался нарочито перевести глаза на ее грудь. Девушка тут же вышла.

–  Как насчет партии в бильярд, старина? – переключил маркиз внимание на брата.


* * * * *

Разумеется, лорд Вир ошибся. Кто бы сомневался!

Мисс Кингсли и мистер Конрад, давясь от смеха, просили Элиссанду не беспокоиться. Возможно, кто-то другой поручил лорду Виру передать послание. А тот, с его слегка неточной памятью – какая мягкая формулировка! – допустил ошибку в отношении как отправителя, так и получателя.

Мисс Кингсли даже великодушно предложила погулять по саду с Элиссандой, если той это доставит удовольствие. Элиссанда, которой и раньше не хотелось, горячо поблагодарила гостью, умоляя простить ее вторжение и продолжить их с мистером Конрадом игру.

Когда девушка вернулась в столовую, лорда Фредерика уже и след простыл. Четвертью часа позже она обнаружила его в бильярдной, в компании почти всех джентльменов – кроме мистера Конрада.

–  Мисс Эджертон, не хотите ли присоединиться? – радушно предложил маркиз.

Остальные молодые люди тихонько посмеивались. Даже не имея опыта, Элиссанда понимала, что не должна принимать приглашение. Лорд Фредерик мог бы составить неверное представление об ее характере – точнее, верное, а это было недопустимо.

– Благодарю вас, сэр, но нет, –  отказалась она, надеясь, что голос звучит беззаботно. – Я просто проходила мимо.

У нее еще оставался ужин, во время которого лорд Фредерик будет сидеть рядом.

Увы, новый удар последовал незамедлительно. Предыдущим вечером гостей рассаживала леди Кингсли, поскольку Элиссанда не могла правильно распределить незнакомых сотрапезников по ранжиру. Девушка ожидала, что расположение гостей останется прежним. Но, к ее отчаянию, сегодня леди Кингсли рассадила гостей по-иному, и лорд Фредерик оказался через три места от нее.

Элиссанда почти не ела. Горло перехватило так, что невозможно было проглотить ни кусочка – целый день прошел насмарку. От близящегося с каждым часом возвращения дяди у нее холодела спина, и ни теплая одежда, ни огонь камина не могли прогнать этот озноб.

Единственным просветом было то, что лорд Вир также сидел в отдалении. Можно сказать, ему повезло. Если бы Элиссанда еще раз поймала маркиза на разглядывании ее бюста, она треснула бы кретина вазой для фруктов.

После ужина вся компания играла в шарады до без четверти десять. Когда дядя был дома, в этот момент для Элиссанды наступала пора мило пожелать ему спокойной ночи и укрыться в убежище своей спальни. Вчера, после пережитого потрясения, дамы удалились на покой примерно в это же время. Но лорд Вир, похоже, намеревался изменить порядок вещей.

–  Еще так рано, – сказал он. – Давайте еще во что-то поиграем.

Мисс Кингсли тут же приняла его сторону:

–  О да, давайте. Тетушка, милая, можно?

Леди Кингсли колебалась.

–  Да будет вам, леди Кингсли, – подлащивался маркиз. – На скрижалях ведь не высечена заповедь, что дамы должны ложиться в постель, едва пробьет десять.

Элиссанда заскрежетала зубами. Кажется, с ней это происходит всякий раз, как лорд Вир обнаруживает свое присутствие.

–  Поддерживаю, – присоединилась мисс Бошам. – Давайте поиграем.

– Ну, решение принимать не мне, –  рассудила леди Кингсли. – Мы все пользуемся любезным гостеприимством мисс Эджертон.

На Элиссанду обрушился хор просьб. Ей ничего не оставалось, как согласиться:

–  Конечно, мы можем поиграть еще. Но во что?

 – Как насчет «Передай посылку» [18]? – предложила мисс Мельбурн.

–  Но у нас нет приготовленного пакета, – возразила мисс Дюваль – Я предлагаю «Пятнистую корову» [19].

–  От этой игры у меня болит голова, – закапризничал лорд Вир. – Никак не могу запомнить, у кого сколько пятен. Прошу вас, что-нибудь попроще.

–  «Сардины» [20]? – выдвинул вариант мистер Кингсли.

–  Нет, Ричард, –  отрезала его тетка. – Категорически. Никто не будет носиться по дому, беспокоя миссис Дуглас.

–  Знаю! Давайте поиграем в «Хрюкни, поросенок»! – воскликнула мисс Кингсли.

Это предложение тут же поддержал мистер Конрад, а за ним и лорд Вир. Остальные гости тоже согласились.

–  Ну что ж, –  сказала леди Кингсли, – я не очень одобряю эту игру, но полагаю, в нашем с леди Эйвери присутствии ничего страшного не произойдет.

Довольные разрешением лечь попозже барышни захлопали в ладоши, а джентльмены бросились расставлять стулья.

– Простите, а как в нее играть? – поинтересовалась у мисс Бошам Элиссанда, не знавшая о салонных играх ровно ничего.

–  О, чрезвычайно просто, –  затараторила та. – Все садятся в круг. Одному из играющих завязывают глаза и ставят в центре. Это фермер, а все остальные – поросята. Фермера раскручивают три раза вокруг оси, затем он должен подойти к какому-нибудь поросенку и усесться тому на колени. Поросенок хрюкает, а фермер угадывает, кто это. Если угадает – поросенок становится фермером. Если нет – угадывает заново.

–  Понятно, –  протянула Элиссанда.

Неудивительно, что леди Кингсли согласилась на сие развлечение только в присутствии двух дуэний. Когда неженатые юноши и незамужние девушки собираются садиться друг другу на коленки, это, если и не бесстыдство, то, по крайней мере, неблагопристойность. 

Мистер Уэссекс первым вызвался быть фермером. Мистер Кингсли завязал ему глаза и раскрутил не три раза, а, по меньшей мере, шесть. Джентльмен, пропустивший за ужином не один стаканчик вина, опасно накренился. Спотыкаясь, он направился в сторону мисс Кингсли. Та пискнула и выставила вперед руки, чтобы он не врезался прямиком в нее.

Мистер Уэссекс намеренно всем своим весом налег ей на руки. Мисс Кингсли пискнула снова. Остальные девушки захихикали. Вдруг молодой человек, не так уже и шатаясь, развернулся и уселся на колени мисс Кингсли.

– Ну, мой милый поросеночек, хрюкни для меня.

Все засмеялись, кроме Элиссанды. Одно дело слушать описание игры, и совсем другое – наблюдать само действо. Девушка была шокирована степенью соприкосновения между мисс Кингсли и мистером Уэссексом. Неожиданно возникшая в гостиной двусмысленная атмосфера возбудила в Элиссанде недовольство и одновременно странное любопытство.   

Мисс Кингсли пискнула еще раз.

–  Хм-м-м, кажется, я знаю этого поросеночка. Но какая-то часть меня хочет еще побыть фермером, –  скрестив ноги, размышлял мистер Уэссекс. – Непростой, непростой выбор…

Мисс Кингсли беззвучно смеялась в ладони. Мистер Конрад начал энергично доказывать, что другие тоже заслуживают побыть фермерами. Мистер Уэссекс под нажимом уступил и назвал имя мисс Кингсли, которая, став фермером, тут же юркнула на колени к мистеру Конраду и оставалась там бесконечно долго, перебирая возможные варианты. 

Бог ты мой, это совершенно неприлично. 

И леди Кингсли с леди Эйвери позволяют подобное? Да, позволяют. Обе дамы сидели позади Элиссанды, вне игрового круга, и старшая, по обыкновению, оживленно что-то рассказывала:

–  … лет назад, при игре в «Сардины» она спряталась, а он нашел и втиснулся к ней в буфет. То ли они думали, что в таком месте их не обнаружат, то ли совсем потеряли голову… Но вы бы видели, насколько она была раздета – и он! – когда я сама полезла в буфет. Конечно, им пришлось пожениться, – вздохнула леди Эйвери. – Какая замечательная игра, эти «Сардины».

Элиссанда чуть не вскрикнула, когда кто-то внезапно свалился ей на колени. Это была мисс Бошам, хихикающая так, словно надышалась веселящего газа.

– Я уже могу сказать, что это не мужчина, – выдавила она между приступами смеха.

–  Как вы догадались? – искренне заинтересовался лорд Вир.

За спиной у мисс Бошам Элиссанда закатила глаза.

–  Что за глупый вопрос, сэр. Тут не ошибешься: моей спине очень мягко. Пожалуй, этого поросенка даже не придется просить хрюкать. Такой пышный бюст может принадлежать только нашей хозяйке. Это мисс Эджертон, я права?

– Да, мисс Бошам, вы правы, – пришлось признать Элиссанде.

Мисс Бошам соскочила с колен Элиссанды и сдернула с глаз повязку.

–  Так я и знала.  

Теперь завязали глаза Элиссанде. Затем повернули, как ей показалось, на четыре с половиной оборота налево и на два с половиной направо. Так что она должна была стоять лицом примерно в том же направлении, что и сидела.

Прямо напротив нее располагался лорд Вир. Туда она уж точно не собиралась идти.  Девушка нарочно взяла правее. Еще немного… Может, еще чуть-чуть?  Не там ли находится лорд Фредерик?

Что за польза от того, чтобы усесться на колени лорду Фредерику, Элиссанда  не представляла. Но если садиться кому-нибудь на колени, то уж лучше ему. 

Вытянув перед собой руки, она храбро двинулась в выбранном направлении, но, сделав несколько шагов, остановилась. В камине затрещали дрова. Звук раздался у нее за спиной, а это значило, что она направляется не к лорду Фредерику.

Она сделала четверть поворота налево. Впереди кто-то присвистнул, справа от нее захихикала барышня. Мисс Кингсли? Если Элиссанда идет к лорду Фредерику, разве не должна мисс Кингсли быть слева от нее, а не справа?

Элиссанда попятилась на пару шагов. Вернулась ли она в центр круга? Она сделала еще два шага – и споткнулась о чьи-то ноги.

Девушка охнула. А затем охнула еще раз, потому что сильные мужские руки крепко ухватили ее за талию и ловко выпрямили. В том, что это были мужские руки, сомневаться не приходилось – Элиссанда была отнюдь не птичьего сложения, и никто из присутствующих дам не смог бы так легко удержать ее.

–  Спасибо, –  поблагодарила  она.

Ответа не последовало, но тут заговорила леди Эйвери:

– Нет-нет, мисс Эджертон, вы не можете просто так отойти. Вы шли прямо ему в руки. И не спорьте, сэр. Мисс Эджертон опускалась на ваши колени, вы не можете ее перенаправить.

Элиссанда не могла понять, откуда доносится голос леди Эйвери, поскольку та, очевидно, расхаживала по комнате. В нерешительности девушка оставалась на месте, не соображая, что предпринять дальше.

–  Ну же, сэр, вы-то ведь знаете, что делать, – настаивала леди Эйвери.

Он, несомненно, знал, потому что приподнял Элиссанду, словно та весила не больше котенка, и усадил, но не себе на колени, а на стул между ними.

От прикосновения бедер к бедрам и пугающего ощущения близости к мужчине девушка сглотнула. В игроке за спиной ощущалась какая-то жизненная энергия, не ограниченная занимаемым пространством. Казалось, его тело без усилий поглотит ее, если Элиссанда не поостережется.

Элиссанда протянула ладони, нащупывая подлокотники кресла, но наткнулась только на уже лежавшие там голые и теплые мужские руки. Девушка так торопливо отдернула свои, что это движение отбросило ее мужчине на грудь.  

О, как она ошибалась! Его тело не собиралось поглощать ее – оно уже это сделало. Этот мужчина обволок Элиссанду своим молчаливым, спокойным присутствием. Она же суетилась и ерзала, не в состоянии воспринимать их соприкосновение с ожидаемой от нее кокетливой беспечностью.

Мужчина снова дотронулся до нее, взял за плечи, поддерживая – точнее, отдаляя  ее тело от своего.

Возможно, она натолкнулась все-таки на лорда Фредерика. Элиссанда чувствовала, что среди столь непристойных забав этот джентльмен, несомненно, не утратил бы свое благородство и воспитанность. В знак поддержки такого поведения девушка подвинулась на краешек стула  –  и чуть не свалилась. Поспешно дернувшись обратно, она врезалась прямо в мужчину. 

И на этот раз не смогла даже охнуть. За ее ягодицами было, Господи Боже… было что-то…

Твердое.

Щеки Элиссанды запылали. Рассудок оставил ее. Девушка оцепенела: она была не в состоянии думать, не в состоянии говорить, не в состоянии сделать ни малейшего движения, чтобы отодвинуться.

И снова мужчина взял дело в свои руки: приподняв Элиссанду, он усадил ее в этот раз себе на колени, в некоем отдалении от той части его тела, которая лишила девушку самообладания. 

«Недостаточно далеко», –  подумала она, отчетливо ощущая мускулистые мужские бедра. – «Господи, ну кому пришло в голову отказаться от турнюров?»

–  Что… что мне нужно сделать? – взмолилась Элиссанда.

–  Говорите: «Хрюкни, поросенок», –  подсказал кто-то.

Она не может сказать такое сидящему позади мужчине. Даже при обычных обстоятельствах это было бы нелепо, а в данный момент это крайне, невероятно неуместно. Придется угадывать его личность без подсказки.

Кажется, он довольно высок, что исключает мистера Кингсли. И вряд ли это мистер Уэссекс – тот пользуется чересчур крепким одеколоном. От мужчины позади нее пахнет только легким дымком сигары и порошком для бритья.

–  Похоже, мисс Эджертон нравится сидеть на коленях именно у этого поросенка, – посмеиваясь, заметила мисс Бошам.

Ее голос прозвучал совсем близко, сразу слева от Элиссанды. А справа от мисс Бошам сидит…

– Лорд Вир, – пробормотала Элиссанда и тут же встала. Не успела она снять повязку, как маркиз начал аплодировать.

– Как вы узнали, что это я? – поинтересовался он, все еще хлопая, с невинной лучезарной улыбкой, в точности повторявшей ее собственные. – Я ведь даже не хрюкнул.

– Я догадливая, – отрезала Элиссанда.

Мисс Бошам оказалась права: ей понравилось пугающее, незнакомое, унизительное, но не бывшее  неприятным ощущение его почти что объятий. Но теперь Элиссанда чувствовала отвращение – к нему, к себе, к слепой чувственности предательского тела.

Хотя это отвращение не могло удержать девушку от какого-то обновленного взгляда на маркиза. Когда завязывала ему глаза – на мягкость волос, когда раскручивала его – на ширину плеч, когда останавливала после слишком усердного вращения – на мускулистость напряженных рук.

Игра продолжалась до одиннадцати часов, достигнув громкого и шумного финала, когда мисс Бошам плюхнулась на колени лорду Виру, и они вдвоем захохотали так, словно в жизни не проводили время лучше.

Только в половине первого ночи Элиссанда смогла наконец-то покинуть комнату леди Кингсли. Поднимаясь по лестнице, гостья чуть не свалилась со ступенек, и Элиссанда подхватила ее. Леди Кингсли ни на что не жаловалась, но ее племянница встревожено шепнула, что тетя  время от времени страдает жестокими мигренями, и, наверное, сегодняшнее чересчур бурное веселье оказалось ей не по силам.

Поэтому Элиссанда и мисс Кингсли сидели возле старшей дамы, пока та наконец-то не уснула. Затем девушка проводила протяжно зевающую барышню в ее комнату. Направляясь к тетушке Рейчел, чья спальня находилась на другом конце дома, Элиссанда и сама начала зевать.

Но тут же перестала – кто-то с воодушевлением исполнял нелепейшую песенку, глотая слова зажигательного припева.

– Не хочет папа мне купить собачку! Гав-гав! Не хочет папа мне купить собачку! Гав-гав! А котик есть у меня, и так люблю его я, но очень я хочу иметь собачку! Гав-гав, гав-гав! [21]

Девушка повернула за угол. Лорд Вир. Кто же еще. Пошатываясь, он пританцовывал и вертелся прямо у двери тетиной комнаты.

– А было два щенка у нас – ах, милые зверушки! – распевал маркиз. – Их папа продал, ведь они друг другу грызли ушки!

Элиссанда постаралась разжать зубы.

– Лорд Вир, прошу вас, вы всех разбудите.

– О, мисс Эджертон. Как приятно видеть вас сейчас, как и всегда.

– Уже поздно, сэр. Вам пора отдыхать.

– Отдыхать? Ну нет, мисс Эджертон. Это ночь для песен. Я ведь хорошо пою?

– Вы поете замечательно. Но здесь нельзя шуметь. – «И где лорд Фредерик, чтобы выручить ее из беды на этот раз?»

– Где же тогда можно?

– Если вам так уж необходимо петь, выйдите на улицу.

–  Логично.

Маркиз, спотыкаясь, сделал несколько шагов и потянулся к двери дядиной комнаты.

Рванувшись за идиотом, Элиссанда отбросила его руку от дверной ручки.

– Вы понимаете, куда идете, лорд Вир?

– Но ведь это дверь на улицу!

– Вовсе нет, сэр. Это дверь в спальню моего дяди.

– Да? Прошу прощения. Уверяю вас, мисс Эджертон, я редко допускаю подобные ошибки – у меня врожденное умение ориентироваться.

Что да, то да.

– А вы не могли бы показать мне выход? – попросил маркиз.

 Девушка глубоко вдохнула.

– Разумеется. Следуйте за мной. И, умоляю вас, помолчите, пока мы не выйдем из дома.

Запеть маркиз не запел, но и не замолчал. Выписывая вокруг Элиссанды кренделя, он спросил:

– Правда, играть сегодня в «Хрюкни, поросенок» было необычайно весело?

– Никогда лучше не проводила время.

– О, я навсегда сохраню в памяти ощущение вашей мягкости на моих коленях.

Она не будетхранить в памяти ощущение его твердости. Элиссанда презирала себя  за вспыхнувшее при этом воспоминании лицо. Как она могла почувствовать к маркизу хоть малейшее влечение? Такая глупость, как у него, должна безошибочно определяться даже на ощупь, как, например, горячка. Или проказа.

Девушка ускорила шаг. Маркиз как-то умудрялся не отставать.

– А как вы думаете, почему воспоминание о вашей мягкой части на моих коленях более существенно, чем, например, о мисс Мельбурн?

Если бы Элиссанда уловила хоть малейший намек на намеренную вульгарность слов маркиза, она бы развернулась и стукнула его. Или пнула бы ногой со всей силы. 

Но маркиз явно впал в свойственную ему наивную бестолковость, так что наброситься на него было, словно ударить ребенка или избить собаку.

– Несомненно, потому, что моя мягкая часть в два раза больше, чем у мисс Мельбурн.

– Неужто? Удивительно. И как я об этом раньше не подумал?

Дойдя до входной двери, девушка отперла ее и отвела маркиза на некоторое расстояние от дома. Как только они остановились, тот принялся голосить. Элиссанда повернулась, чтобы удалиться.

– Нет-нет, мисс Эджертон, вы не можете уйти. Я настаиваю, останьтесь – я хочу петь для вас.

– Но я устала.

– Ладно, тогда я буду петь под вашими окнами. Правда, романтично?

Уж лучше сразу напихать в уши гвоздей.

– В таком случае, я останусь и послушаю.

Его песнопения были нескончаемы, как индусское бракосочетание. За это время улитка успела бы покорить Монблан. Или Атлантида смогла бы подняться из морских глубин и вновь затонуть.

На дворе было ветрено и прохладно – не больше десяти градусов. Девушка в своем легком вечернем платье поеживалась, голые плечи и руки покрылись гусиной кожей. Подвыпивший маркиз громогласно фальшивил. Даже ночное небо вошло в сговор против Элиссанды: ни капли дождя, который бы вынудил вокалиста отправиться спать, и слишком облачно, чтобы предложить ему в тишине полюбоваться звездами.

Внезапно маркиз умолк. Элиссанда изумленно воззрилась на него: она почти смирилась с тем, что он способен не замолчать никогда. Лорд Вир поклонился, чуть не брякнувшись при этом оземь, и выжидающе посмотрел на девушку. Ей, очевидно, полагалось аплодировать. Она захлопала. Что угодно, лишь бы от него избавиться.

Ее аплодисменты привели маркиза в восторг, о чем он не преминул тут же сообщить:

– Я так рад, что доставил вам удовольствие, мисс Эджертон! Теперь я спокойно усну, зная, что ваша жизнь стала лучше и богаче от моего пения.

Она не ударила его. Несомненно, это когда-нибудь послужит основанием для причисления Элиссанды к лику святых. Только святой дотерпел бы до этого времени и не избил бы маркиза до полусмерти.

Она довела лорда Вира до самой его двери и даже открыла ее перед ним.

– Прощай, прощай; минуты расставанья исполнены столь сладкого страданья [22], – маркиз снова поклонился и, пошатнувшись, стукнулся о дверной косяк. – Кстати, вы не помните, кто это написал?

– Несомненно, кто-то из ныне усопших, сэр.

– Пожалуй, вы правы. Спасибо, мисс Эджертон. Благодаря вам этот вечер получился просто незабываемым.

Она прямо-таки втолкнула неугомонного маркиза в комнату и захлопнула дверь.

Тетя Рейчел, конечно же, спала – лауданум помогал ей сбегать от действительности. Иногда – а в последнее время все чаще – Элиссанда и сама чувствовала это искушение. Но она боялась попасть в зависимость. Единственным ее стремлением была свобода. А какая может быть свобода в безотрадной подчиненности настойке, даже не будь рядом ее дяди, способного в любой момент отнять бутылочку?

У Элиссанды оставались только день и ночь. А освобождение было ничуть не ближе, чем два дня назад. На самом деле, оно было еще дальше, чем казалось в те благословенные часы, когда девушка уже увидела лорда Вира, но еще не услышала его. А лорд Фредерик, милый, добрый, любезный лорд Фредерик был на свой лад недосягаем, как луна.

Она поставила на карту все – и, кажется, была обречена на проигрыш. Элиссанда просто не знала, что еще предпринять.

– Беги, – внезапно прошептала тетя Рейчел.

– Вы что-то сказали, мэм? – метнулась к кровати Элиссанда.

Тетушкины веки затрепетали, не открываясь.

– Уходи, Элли. И не возвращайся! – бормотала она во сне.

Однажды, когда Элиссанде было пятнадцать, она уже попыталась уйти. И именно эти слова шепнула ей на ухо тетя перед тем, как девушка прошагала пять миль до Элсмира. От Элсмира она доехала местным поездом до Уитчерча. Затем до Крю, откуда до Лондона оставалось три часа езды.

Но в Крю Элиссанда сломалась.

Она вернулась домой в конце дня, пройдя те же пять миль до Хайгейт-корта за полчаса до того, как возвратился дядя. Тетушка Рейчел ничего не сказала. Просто заплакала – они вдвоем заплакали.

– Уходи, – прошептала больная еле слышно.

Элиссанда прижала руки к лицу. Ей нужно подумать. Она не может позволить такому пустяку, как неспособность добиться брачного предложения, преградить ей путь. Разве Бог мог наслать крыс на дом леди Кингсли всуе?

Девушка вскинула голову. Что там сегодня рассказывала леди Эйвери? Она обнаружила мужчину и женщину в буфете раздетыми, и им пришлось пожениться?

Леди Эйвери могла бы застать Элиссанду и лорда Фредерика вместе раздетыми... И тогда импридется пожениться.

Но разве она сможет так поступить с этим милым джентльменом? Осмелится намеренно устроить ему ловушку? Это ее дядя – коварный, жестокий, манипулирующий людьми человек. Элиссанде никогда не хотелось походить на него.

– Элли, – в беспокойном сне простонала тетя. – Элли, беги. Не возвращайся.

У Элиссанды сжалось сердце. Очевидно, прожитая под дядиным влиянием жизнь не могла не отразиться на ней. Потому что она посмеет. Сможет поступить так с лордом Фредериком. Она способна использовать его, чтобы спасти себя и тетю Рейчел. 

И она это сделает.


* * * * *

Вир из своей комнаты наблюдал за возвращением мисс Эджертон в спальню. Когда свет под ее дверью погас, он, выждав пять минут, выскользнул в коридор и, проходя мимо двери леди Кингсли, легонько в нее стукнул.

Миссис Дуглас спала. Вир отодвинул картину. Леди Кингсли явилась как раз вовремя, чтобы посветить маркизу, пока тот открывал внешнюю дверь сейфа. Най получил инструкции запереть сейф перед уходом, иначе картина не встала бы на место.

На сей раз маркизу потребовалось не больше минуты, чтобы подобрать отмычки. У леди Кингсли, стоявшей у Ная на страже, пока Вир отвлекал мисс Эджертон, имелся код от комбинированного замка. Она набрала на диске нужные цифры и открыла внутреннюю дверцу.

Да, усилия стоили того.

Содержимое сейфа выдавало историю падения Дугласа. Алмазный рудник действительно существовал. Но после единственного успеха в Южной Африке все последующие  коммерческие начинания с целью приумножить обретенный капитал были ничем иным, как чередой катастрофических потерь.

– Боже мой, – удивилась леди Кингсли, – да он словно напрашивался на провал!

Это выглядело именно так, что было совершенно непонятно Виру. Почему Дуглас продолжал инвестиции? Разве после пятой или седьмой неудачи предприниматель не мог осознать, что в отношении алмазного рудника ему просто несказанно повезло, и прекратить попытки снова поймать удачу за хвост?

– Если все это подбить вместе, Дуглас может оказаться в долгах, – возбужденно прошептала леди Кингсли. – Ему нужны деньги, понимаете – вот вам и мотив.

Еще сильнее леди Кингсли взволновал документ, написанный шифром, причем гораздо более сложным, нежели тривиальная перестановка букв.

Если предположить, что Эдмунд Дуглас лично записывал шифром свои секреты, то у него очень неплохой почерк. Чем больше Вир узнавал о Дугласе, тем менее тот походил на себя самого. Элегантный дом, утонченная внешность, отличный почерк, не говоря уж об образованной речи – в произношении его племянницы не было и следа ливерпульских доков. Могла ли удача в Южной Африке так разительно изменить человека?

– Сотня признаков подтверждает, что здесь то, что нам нужно, – добавила леди Кингсли.

Вир кивнул, ощупывая  внутренности сейфа. Тот еще не исчерпал все свои секреты – вот оно, двойное дно.

В скрытой нише лежал только завязанный мешочек. Вир ожидал найти в нем алмазы, но обнаружил драгоценные безделушки.

– Ничего особенного, правда? – заметила леди Кингсли, подцепляя пальцем рубиновое колье. – Я бы сказала, не больше тысячи фунтов за все вместе.

Перед Виром внезапно предстал облик мисс Эджертон: обнаженная шея, руки, пальцы. Он как-то раньше не замечал, что на девушке нет совершенно никаких украшений – даже броши с камеей. Очень странно для племянницы человека, добывающего алмазы.

Возвращая на место мешочек, маркиз, однако, заметил, что ошибался. Под двойным дном пряталось что-то еще – крохотный ключик, меньше дюйма в длину, с множеством бороздок на ножке не толще зубочистки.

Леди Кингсли поднесла ключик к свету.

– Если он предназначен для замка, то я могу сломать такой замок двумя пальцами.

Они сложили обратно в сейф все, кроме зашифрованного документа, который леди Кингсли решила захватить с собой.

– Вы, что, утром повезете его в Лондон? – шепотом спросил Вир, игнорируя свои измученные голосовые связки.

– Нет, не могу же я оставить всех своих гостей и уехать на целых восемь часов. И вам тоже не следует. Иначе подозрения Дугласа падут прямо на вас, если он обнаружит пропажу до того, как мы вернем бумаги обратно.

Захватив документ, дама вышла первой. Вир закрыл и запер сейф. Вернув картину на место, он повернулся – и застыл.

Наверное, мисс Эджертон, когда заходила проведать тетю, добавила в камин угля. При свете камина миссис Дуглас лежала с широко раскрытыми глазами, уставившись на маркиза.

Любая другая женщина уже бы визжала. Но эта, даже выпучив от страха глаза, оставалась до жути тихой.

Вир осторожно, дюйм за дюймом, двинулся к двери. Женщина опустила веки, дрожа всем телом.

Глубоко вдохнув, маркиз выскользнул в дверь и прислушался. Если миссис Дуглас собирается обрести голос и закричать, она сделает это сейчас. Лестница для прислуги рядом, и он ускользнет по ней, когда от леденящих кровь воплей сюда наверняка сбегутся все гости.

Но из комнаты миссис Дуглас не донеслось ни звука: ни оханья, ни хрипа, ни хотя бы хныканья.

Совершенно сбитый с толку, Вир вернулся в свою комнату.


* * * * *

Напольные часы пробили время: три медных удара сотрясли темный, холодный воздух.

Это всегда происходило в три часа ночи.

Покрытые бронзовым лаком перила были холодными. Высокие пальмы, которыми так гордился отец, казались теперь призраками с длинными, развевающимися руками. Один из листов царапнул его, и он испуганно вздрогнул.

Но все же продолжал спускаться, нащупывая ступеньку за ступенькой. У подножья лестницы сиял слабый свет. Его влекло к нему, как малыша к глубокому колодцу.

Сначала стали видны ее ноги – стройные ноги в голубых бальных туфельках. Платье сверкало, радужно переливаясь в идущем ниоткуда сиянии. Рука в длинной, выше локтя, белой перчатке лежала поперек груди.

Белая шаль сползла с плеч. Прическа растрепалась, перья и гребни перемешались в путанице темных локонов. Сапфировое, в пять ниток, колье  – предмет  зависти многих – перевернулось, закрыв подбородок и рот, словно усыпанный драгоценностями намордник.

Тогда, и только тогда он заметил неестественное положение шеи. Его чуть наизнанку не вывернуло. Но это была его мать. Он протянул руку, чтобы дотронуться до нее, как вдруг ее глаза открылись – пустые и полные страха.

Он бросился обратно, но на первом же лестничном пролете споткнулся – и полетел вниз.

Вниз, вниз, вниз…

Вир вскочил на кровати, хватая воздух. Сон время от времени повторялся, но такого еще не было. Каким-то образом испуганные глаза миссис Дуглас перенеслись в его старый кошмар.

Дверь в комнату приоткрылась.

– Лорд Вир, вы в порядке? Мне послышался шум…

Неясный силуэт на пороге – мисс Эджертон.

На мгновение Вира охватило безумное желание, чтобы она оказалась рядом, гладила его по щеке, повторяла, что это всего лишь сон. Она уговорит его лечь, подоткнет одеяло и улыбнется…

– О, нет, черт возьми, конечно, не в порядке! – через силу воскликнул маркиз.– Терпеть не могу этот сон!  Знаете, один из тех, когда вы ищете туалет и на верхнем этаже, и на нижнем, а его нет нигде в доме, и нет даже ночного горшка или хотя бы обычного ведра. И в каждой комнате толпы людей, и в саду, и на лужайке, и… О, Господи, надеюсь, я не…

Она сдавленно фыркнула.

– Благодарение Богу, – продолжал Вир. – Ваша постель не пострадала. Вы уж извините, но мне надо…

Дверь решительно закрылась.


* * * * *

Утром все отправились в Вудли-мэнор посмотреть на омерзительную кучу мертвых крыс. Крысолов с уставшими собаками, торжествующим хорьком и непостижимым акцентом гордо крутил свои великолепные черные усы перед камерой лорда Фредерика для снимка на память о славной охоте.

– Слуги уже взялись за дело, – сообщила леди Кингсли Элиссанде. – Работы много, но меня уверили, что до завтра дом приведут в порядок. Обещаю, мы уедем при первой же возможности.

Элиссанда словно увидела огненную надпись на стене [23]. Больше времени не осталось – что-то должно неминуемо произойти.

Она должна сделать так, чтобы что-то произошло.

Господь помогает тем, кто сам себе помогает.

Глава 7

В память о родителях Элиссанде осталось совсем немного: серебряные гребни матери, флакон духов, составленных специально для Шарлотты Эджертон парфюмерным домом «Герлен» [24], бритвенный прибор отца, связка писем под лиловой тесемкой и небольшой набросок маслом обнаженной женщины.

Элиссанда была уверена, что лорд Фредерик оценит рисунок. Девушка скрывала его по довольно существенной причине: опасалась, что натурщицей могла быть ее мать. Не могла же она позволить посторонним джентльменам рассматривать свою родительницу в голом виде!

Но теперь не до соблюдения приличий.

– Боже мой, это же Делакруа [25]! – воскликнул лорд Фредерик.

Прозвучавшее имя было Элиссанде неизвестно: имевшиеся когда-то в библиотеке книги по живописи большей частью посвящались искусству античности и Ренессансу. Но, судя по восторженному и почтительному выражению лица собеседника, упомянутый Делакруа был не абы кто.

– Вы действительно думаете, что это Делакруа?

– Уверен на все сто, – присмотрелся он к эскизу поближе. – Мазок, стиль, цветовая гамма – наверняка, это маэстро.

Воодушевление знатока передалось и девушке. Должно быть, ей ниспослан знак свыше. А как иначе среди детских сокровищ, имевших не более чем сентиментальную ценность, могло оказаться что-то столь полезное для сегодняшнего дня?

– Великолепно, – восторженно приговаривал художник.

Элиссанда не сводила с него глаз, пребывая в равном восхищении от свалившегося на нее подарка судьбы.

– Как у вас оказалась эта картина? – поинтересовался лорд Фредерик.

– Точно не знаю. Наверное, отец приобрел, когда жил в Париже в начале семидесятых.

– Вряд ли, – хмыкнул лорд Вир.

Леди Кингсли требовалось написать несколько писем. Леди Эйвери с девушками поехали в Элсмир. Большинство джентльменов отправились поохотиться на гнездившихся в Вудли-Мэнор рябчиков. Лорд Фредерик отказался к ним присоединиться, сославшись на нежелание губить бедн птичек. Лорд Вир, вначале изъявивший желание поучаствовать в охоте, к возрастающей досаде Элиссанды передумал, решив составить компанию брату.

В результате маркиз засел в другом конце утренней гостиной, предположительно раскладывая солитер [26]. Элиссанда по мере сил старалась игнорировать его присутствие, но теперь пришлось повернуть к болтуну голову. Он даже не поднял взгляда от разбросанных карт – на пасьянс совсем не похоже. Карты были выложены в один длинный ряд рубашками кверху, и маркиз переворачивал их в произвольном порядке.

– Прошу прощения, сэр? Вы сомневаетесь, что мой отец жил в Париже?

– О, я уверен, что он там обретался, но вряд ли Делакруа достался ему честным путем, – небрежно бросил Вир. – Леди Эйвери мне вчера все уши прожужжала этой историей. По ее словам, ваш дед был большим ценителем живописи, а ваш отец украл у него несколько картин перед побегом с вашей матушкой.

Элиссанда на мгновение потеряла самообладание. Дядя много раз нелицеприятно отзывался об ее родителях, но, по крайней мере, он никогда не обвинял отца в воровстве.

– Прошу вас не порочить мертвых, милорд, – горло сдавило от ярости.

– Говорить правду не означает кого-то порочить. Кстати, захватывающая история с вашей матушкой, находившейся на содержании и все такое. Вам известно, что она была любовницей вашего двоюродного деда до того, как окрутила вашего отца?

Разумеется, она это знала. Дядя позаботился, чтобы Элиссанда в полной мере понимала всю неприглядность своего происхождения.

Но со стороны лорда Вира было ужасной грубостью говорить об этом вслух, не задумываясь о последствиях.

– Пенни, это уже слишком, – лорд Фредерик с покрасневшими ушами впервые высказал брату неодобрение.

Маркиз пожал плечами и, собрав колоду, принялся тасовать.

Воцарилась неловкая пауза. Гнетущую тишину нарушил Фредерик – милый, милый лорд Фредерик.

– Приношу свои извинения, – мягко обратился он к Элиссанде. – Временами мой брат все путает. Уверен, он заблуждается в отношении вашей семьи.

– Спасибо, – выдавила девушка.

– О нет, это я должен благодарить вас за возможность неожиданно насладиться искусством Делакруа, – он протянул рисунок обратно. – Какое удовольствие созерцать совершенное творение гения.

– Я нашла это вчера вечером среди вещей отца. У нас осталось несколько его сундуков – возможно, еще что-то откопаю.

– Очень хотелось бы посмотреть, что вы еще обнаружите, мисс Эджертон.

– На ней же совсем нет одежды, – внезапно в непосредственной близости от Элиссанды хмыкнул лорд Вир, переместившийся абсолютно бесшумно.

– Это обнаженная натура, Пенни, – объяснил ему брат.

– Ну да, я и сам вижу: на ней почти ничего нет, – маркиз наклонился поближе. – Только белые чулочки.

Мужчина почти провел рукой по ее волосам. Девушка ожидала, что от недоумка будет разить томатным соусом – как раз за обедом произошел небольшой инцидент со сладким мясом. Но от лорда Вира веяло только свежестью и чистотой.

– Это воспевание женского тела. Никакая не пошлость, – не удержался лорд Фредерик. – Искусство возвышает.

 Странно, но почему-то при этих словах он зарделся. Хотя тут же взял себя в руки:

– Еще раз благодарю вас, мисс Эджертон, за оказанную честь. Надеюсь, вы отыщете еще не одно забытое сокровище. Мне не терпится их увидеть.

– Непременно покажу вам свои находки сразу по обнаружении, – заверила девушка, улыбаясь и поднимаясь с места.

Дел предстоит невпроворот!

– Я тоже не прочь посмотреть, если найдутся такие же, как эта, в одних чулках! – крикнул вдогонку лорд Вир.

Элиссанда нешвырнула вазу ему в голову. Ее канонизация стала теперь решенным делом.


* * * * *

Вир с интересом наблюдал за телодвижениями и жестами мисс Эджертон. Как она время от времени перебирала рюши на рукаве. Как касалась волос, словно нарочно привлекая внимание к их глянцевому блеску. Как внимала речам Фредди, приложив указательный палец к щеке и слегка подаваясь вперед, явно и вместе с тем сдержанно выказывая свое желание быть ближе.

Но ничто так не возбуждало маркиза – и в то же время не отталкивало – как ее улыбки. Когда девушка улыбалась, его глупое сердце, вопреки всему, пускалось вскачь.

Фальшивая улыбка – это целая наука, настоящее искусство. Вир и сам был мастер улыбаться независимо от действительных чувств. Но она… Словно потолок Сикстинской капеллы – блистательный, непревзойденный, недостижимый идеал на все времена.  

Откуда она черпает это естественное обаяние и виртуозную лучезарность? Как ей удается сохранять такую искреннюю невинность во взгляде и расслабленную линию подбородка? Ее улыбки настолько завораживали, что порою Вир не мог вспомнить, как девушка выглядит без лицедейства.

Но она неулыбнулась, когда поняла, что сидит на егоколенях. И ни разу за те полтора часа, когда маркиз своими пьяными ужимками отвлекал ее от тетиной комнаты. И даже не попыталась только что, когда он прохаживался насчет ее неблаговидного происхождения. А ведь для нее не прикрываться улыбками было все равно, что для другой женщины выйти из дома без нижних юбок.

Но Вир именно этого и добивался – верно? – играя на нервах, довести лицемерку до крайнего раздражения и потери самообладания. Почему же он теперь так злится? Даже Фредди, его обожаемый Фредди, почему-то утративший обычную чуткость, вызывал у маркиза досаду – а ведь брат никогда не разочаровывал его.

– Пенни, я на минутку поднимусь наверх, – сказал Фредди, вставая из-за стола. С той поры, как мисс Эджертон ушла, он писал какое-то письмо. – Мне нужна визитница.

– Я пойду с тобой, – отозвался Вир. – Все равно мне нечего делать.

Он уже несколько часов занимался дешифровкой кода, использованного Дугласом. Надписав на уголках карт буквы, Вир раскладывал и перекладывал их, отсеивая варианты. По крайней мере, таково было его намерение. Но из-за невозможности сосредоточиться  маркиз на этом поприще ничего не добился.

Кроме того, где-то в доме притаилась в засаде мисс Эджертон.

– А зачем тебе визитница? – поинтересовался Вир, шагая рядом с братом по лестнице. – Мы куда-то собираемся?

– Нет, – ответил Фредди, – я пишу письмо Лео Марсдену. Он возвращается из Индии.

– Кто это?

– Ты должен помнить его – мы вместе учились в Итоне. У меня в визитнице его карточка с адресом.

Открыв ящик ночного столика, Фредди задумчиво поскреб подбородок.

– Странно, но визитницы здесь нет.

– А когда ты видел ее в последний раз?

– Кажется, сегодня утром, – нахмурился брат. – Если не путаю.

Очень великодушно со стороны Фредди – другой тут же заподозрил бы слуг.

Вир помог обыскать комнату, но безрезультатно.

– Тебе следует сообщить о потере мисс Эджертон.

– Пожалуй, я так и сделаю.

Но они не увидели мисс Эджертон до тех пор, пока общество не собралось к чаю и обсуждению дневных происшествий. Узнав о пропаже, хозяйка дома выказала надлежащее сочетание удивления и обеспокоенности, пообещав сделать все, что в ее силах, чтобы разыскать и вернуть лорду Фредерику его собственность.

Но, услышав, как девушка расточает уверения, Вир вдруг заподозрил ее. Зачем ей понадобилась визитница брата, маркиз не знал. Зато разглядел, что, когда мисс Эджертон не улыбается, в ее глазах проскальзывает некая жесткость – почти жестокость.

А его интуиция пока что ни разу не подводила.

Поведение леди Эйвери за ужином усилило волнение Вира от легкого беспокойства до боевой тревоги. Маркиз прекрасно знал великосветскую сплетницу: для человека его рода занятий было бы глупо не пользоваться таким ценным источником сведений. Он сразу заметил этот вид охотящейся ищейки: бросаемые искоса взгляды, ноздри, раздувающиеся в предвкушении сочного скандала, готовность вцепиться в жертву, как только чутье приведет к добыче.

Что-то назревало. Не было бы странно, не возникни это «что-то» внезапно. Потому что за чаем леди Эйвери не выказывала ни малейшего признака охотничьей стойки, довольствуясь поддразниванием мисс Мельбурн и мисс Дюваль намеками на сплетню, слишком неприличную для их девических ушек.

Что же заставило леди Эйвери насторожиться? Барышни, несмотря на молодость и жажду развлечений, вряд ли могли послужить причиной скандала. Мисс Мельбурн заботила только собственная фигура, мисс Дюваль интересовала исключительно музыка. Мисс Бошам питала нежные чувства к своему троюродному брату, здесь отсутствующему. А мисс Кингсли, несмотря на флирт с Конрадом, больше думала об учебе, нежели о браке – в октябре она вернется в Гертон [27].

Оставалась только хозяйка дома.

Вир намертво прилип к Фредди. Ничего не происходило. Ужин как начался, так и закончился. Вечерние развлечения были степенно приличными. Леди отправились на отдых в урочное время. Когда пробило пол-одиннадцатого, маркиз начал было надеяться, что он, возможно, перегнул палку. Может, то, что он счел интуитивным восприятием неких тайных настроений собравшихся – всего лишь приступ паранойи?

Но буквально через две минуты в гостиную явился сонный лакей с серебряным подносом, на котором лежала визитница Фредди и запечатанная записка.

Вскочив, Вир бросился через всю комнату, остановившись как раз вовремя, чтобы не свалить с ног слугу, но недостаточно быстро, чтобы не выбить у того из рук поднос.

– Прошу прощения! – вскричал маркиз, наклоняясь и подбирая предназначенные для Фредди вещи.

– Мои извинения, дружище, – выпрямившись, похлопал он лакея по плечу. – Я просто разволновался: мы целый день искали эту штуку. Знаешь, что: иди-ка ты спать, а я все передам своему брату. Это ведь для него? – указал маркиз на Фредди.

– Да, милорд. Но у меня указание, чтоб в собственные руки.

– Так в чем же дело? – Вир метнулся к Фредди и отдал ему визитницу. – Смотри, доставлено лорду Фредерику лично в руки.

– Благодарю вас, сэр, – кивнул лакей и удалился.

– Интересно, где ее нашли? – брат проверял содержимое визитницы.

– Спросишь у хозяйки завтра, – ответил Вир. – По крайней мере, теперь ты можешь отправить письмо Марсдену.

Маркиз выждал несколько минут, прежде чем выйти из комнаты и прочесть записочку, ловко сунутую в карман.


« Дорогой лорд Фредерик,

Вот Ваша визитница, одна из служанок нашла ее на лестнице для прислуги.

Могу ли я просить уделить мне минуту Вашего времени? Я только что обнаружила среди вещей своего отца эскиз, выполненный настолько мастерски и подписанный таким знаменитым именем, что не решаюсь указать его из опасения очутиться в глупом положении.

Могу ли я просить Вас взглянуть? Мое нетерпение оправдывается волнением. Если бы Вы встретились со мной через пятнадцать минут в зеленой гостиной, я была бы чрезвычайно признательна.

Элиссанда Эджертон.» 


Элиссанда… Красивое имя. Слегка царапает язык, словно пригоршня ограненных драгоценных камней. Значит, милая, умная Элиссанда хочет встретиться с Фредди чуть ли не в полночь, после того, как дамы отправились спать, и в отдалении от бильярдной комнаты, где еще развлекаются джентльмены.

Тайное свидание в безлюдной части дома – и леди Эйвери в состоянии возбужденного предвкушения.

Пожалуй, он сильно недооценил интерес мисс Эджертон к своему брату.


* * * * *

Элиссанду бил озноб. Дрожь нервировала – она ведь не была трусихой, не то что тетя. Перед лицом любой угрозы ее рука всегда оставалась твердой, а взгляд – ясным.

Может, ей удастся обернуть эту дрожь в свою пользу. Разве не должна леди, встречаясь с джентльменом во внеурочное время, немного робеть? Это придаст ее внезапно высвободившимся чувствам большую достоверность, что, в свою очередь, может подвигнуть лорда Фредерика на более сердечный отклик.

Девушка потрогала плечи. Она предусмотрительно распорола плечевые швы своей ночной рубашки, так что под халатом та висела буквально на волоске. Малейший рывок – и сорочка, разделившись надвое, соскользнет на пол.

«Что же вы нашли на этот раз, мисс Эджертон?» – спросит лорд Фредерик.

И тогда она посмотрит на него так, словно перед ней второе пришествие Христа.

«О, простите меня, сэр. Я знаю, мне следовало бы таить свое чувство, но с момента нашей встречи я думаю только о вас».

По крайней мере, последние слова по большей части искренни.

Элиссанда глубоко задышала: вдох, выдох, вдох, выдох. Пора! Она потуже затянула халат, коротенько помолилась, чтобы рубашка не разорвалась раньше времени, и направилась в зеленую гостиную.

В комнате горел свет. На стенах висели японские гравюры с изображениями времен года. Нефритовые вазы и курительницы были того же оттенка листьев лотоса, что и шелковые обои. На изготовленных по особому заказу подставках красовались большие прозрачные бутылки с искусно выполненными моделями кораблей внутри – такими же узниками, как и Элиссанда.

И, кроме нее, ни души.

Девушка сморгнула. Она намеревалась прийти минут на пять позже лорда Фредерика. Ожидание подогрело бы его, а нетерпеливое стремление увидеть обнаруженное сокровище смягчило бы удивление по поводу ее неподобающего наряда.

Огонь в камине не горел. Пометавшись по комнате пару минут, Элиссанда почувствовала, что дрожит еще сильнее, как от прохладного воздуха, так и от внезапно захлестнувшей паники: без лорда Фредерика ее план не стоил выеденного яйца.

Девушка, часто и неглубоко дыша, протянула руки к огоньку свечи, пытаясь согреться эфемерным теплом. В воздухе чувствовался скипидарный запах политуры, которой служанки натерли мебель.

При звуке отбивающих время каминных часов Элиссанда чуть не подпрыгнула. Именно этот час она указала в неподписанной записке со вскрытой восковой печатью, подброшенной у двери леди Эйвери:

« В полночь. В зеленой гостиной. Мое сердце томится по тебе».

И она была уверена, что это будто случайно оброненное письмецо леди Эйвери точно нашла: весь вечер остролицая дама испытующим взглядом обшаривала собравшихся, пытаясь определить, какая же влюбленная парочка посмела затеять свидание у нее под носом.

А теперь все насмарку.

Приунывшая Элиссанда захватила одну свечу из гостиной, загасила остальные и направилась к дядиному кабинету – чтобы не встретиться с леди Эйвери, которая наверняка подойдет со стороны центрального холла. Позади кабинета находилась лестница для прислуги, и Элиссанда сможет незаметно вернуться к себе в комнату этим путем.

Дойдя до кабинета, девушка застыла. Она ведь предупредила гостей, что туда входить нельзя – а дверь приоткрыта и горит свет!

Распахнув дверь, Элиссанда увидела лорда Вира, который прохаживался перед стенными шкафами и один за другим открывал их, что-то мурлыча под нос.

– Лорд Вир, что вы здесь делаете?

– О, приветствую, мисс Эджертон, – бодро откликнулся исследователь. – Вот, ищу книгу. Понимаете, перед сном я люблю почитать. Это гораздо действенней снотворного! Парочка страниц, а иногда даже один-два абзаца – и я засыпаю, как младенец. Особенно хороши стихи на латыни. Чуть-чуть латыни – и меня не поднять с постели раньше десяти утра.

Ее удивило, что маркиз вообще умеет читать, а уж латынь...

– Извините, сэр, но вы ошиблись – книги не здесь, а в библиотеке.

– Ах, вот оно что…  Я думал, это и есть библиотека. Как раз говорил себе: «Какая странная библиотека без книг», – маркиз высунулся в коридор. – Слушайте, мисс Эджертон, а вы здесь какими судьбами? Разве дамы уже не отправились почивать?

– Я кое-что забыла.

– И что же? Может, вам помочь это найти?

Элиссанда хотела было отговориться, что уже нашла, но спохватилась, что в руках у нее нет ничего, кроме свечи.

– Благодарю вас, сэр, я сама.

– Нет, позвольте я вам помогу.

Этого только не хватало – чтобы леди Эйвери застала ее с ним. Но великосветская сплетница пока не появилась. Судя по не нарушаемой ничьими шагами тишине, ее не будет еще пару минут. Элиссанде вполне хватит времени, чтобы заскочить в соседнюю дверь, схватить там первую попавшуюся безделушку и избавиться от лорда Вира.

Так она и сделала – с маркизом на буксире. Зайдя в гостиную, Элиссанда прямиком прошествовала к камину, схватила с полки первое, что попало под руку, и заявила:

– Вот, уже нашла.

– Ух ты, какой красивый снежный шар! – восхитился лорд Вир.

Ну почему ей не подвернулось что-нибудь другое – что угодно. Малахитовый подсвечник, к примеру. Или уродливая китайская ваза, в которой хранились щепки для растопки камина. Надо же было взять именно это – снежный шар с миниатюрной деревней внутри: церковь, главная улица, заснеженные дома – последний подарок на Рождество, полученный от тети Рейчел восемь лет назад.

То Рождество выдалось снежным. Дядя, будучи не в духе, куда-то отправился. Элиссанда уговорила тетушку, чье здоровье под ее присмотром уверенно улучшалось, выйти на прогулку. Они слепили кривобокого снеговика, а затем ни с того ни с сего затеяли битву снежками.

О, это был горячий бой! Тетя Рейчел отличалась меткостью – кто бы мог подумать? На пальто Элиссанды множились отметины от попавших в нее снежков. Но и она не оплошала. Как тетушка убегала, а потом заливисто хохотала, когда снежок Элиссанды врезался ей точно ниже спины!

Она словно наяву увидела свою тетю, нагнувшуюся за очередным снежком: выбившиеся из-под чепца еще не начавшие седеть волосы, порозовевшие щеки. И как та, полусогнувшись, застыла, увидев, что ее муж вернулся.

Элиссанде никогда не забыть выражение дядиного лица: гнев, сменившийся вспышкой зловещего удовлетворения, даже предвкушения. Своим смехом, румянцем, просто участием в игре тетя Рейчел выдала себя. Она еще не до конца сломалась. В ней еще оставалась молодость и жизненная сила. Дядя не мог оставить безнаказанным такой ужасный проступок.

С того дня тетя не выходила из дома.

Элиссанда посмотрела на лорда Вира, любовавшегося снежным шаром, – ей  же был ненавистен сам вид игрушки. Маркиз стоял совсем близко. Девушка окинула взглядом его широкие плечи, крепкую шею и неправдоподобно идеальный разлет бровей. Сегодня от мужчины пахло не табаком, а зеленью: Элиссанда запоздало заметила его бутоньерку – веточку твердых зеленых ягод с игольчатыми листьями. Найдет ли она силы выйти замуж за маркиза, зная, что за этим рассеянным взглядом нет ничего, кроме пустоты? Сможет ли она всю жизнь выносить его бессвязный лепет и пяление на женскую грудь? Сможет ли она улыбаться ему до конца своих дней?

Девушка покрепче сжала шар. «Я думала, это будет что-то более чудесное, – сказала тетя, когда племянница встряхнула подарок в первый раз. – Мне хотелось, чтобы у тебя было что-то замечательное».

Отчаяние… Элиссанда полагала, что испытывала это чувство всю свою жизнь. Нет, до этого момента ей было неведомо настоящееотчаяние.

Отдаленные шаги – приближается леди Эйвери.

Элиссанда отставила свечу и снежный шар и улыбнулась маркизу. Она снова дрожит – хорошо. Дрожь приличествует словам, стремительно срывающимся с непослушных губ.

– О, сударь, простите… Мне не следовало бы… Но с момента нашей встречи я думаю только о вас, – выпалила девушка, развязывая пояс и сбрасывая халат.

Лорд Вир вытаращил глаза. Не теряя времени, Элиссанда наступила на подол ночной рубашки. Ниточки на плечах лопнули, и сорочка с шелестом соскользнула, обнажая тело.

Глава 8

Впервые в жизни Виру не нужно было притворятьсяпришибленным. Маркиз лишился дара речи, чувствуя, как отнимаются руки и ноги, а мозги превращаются в кисель.  

Зато глаза не утратили способности видеть…  Ее нагота являла зрелое совершенство, как на картинах Дега: плавные изгибы, таинственные тени. Девушка приблизилась: полураскрытые губы, гладкая нежная кожа, на вершинках грудей мрак целуется с отблесками свечи.

Девичьи руки, знакомо пахнущие розами и медом, обвили его шею, трепещущие прохладные губы коснулись его губ.

Вир содрогнулся от силы ответного отклика. От мощной вспышки вожделения, но не только: с него наконец-то спало парализующее оцепенение.

Как можно было не заметить очевидное?! Ее тетя, вконец сломленная женщина, не смеет вскрикнуть, даже испугавшись. Сама мисс Эджертон расточает улыбки независимо от обстоятельств. Все указывает на то, что хозяин дома – чудовище. Девушке не просто хочется замуж – ей необходимо выбраться отсюда.

И она настолько отчаялась, что сгодится даже идиот!

Расцепив ее объятья, Вир попятился. Элиссанда кинулась за ним. Недолго думая, он сорвал с карниза ближайшую штору и накинул на преследовательницу десять ярдов двойного муслина. Девушка забарахталась в ткани живым воплощением соблазнительной мумии.

Маркиз бросился бежать. Но, даже запутавшись в занавеси, Элиссанда ухитрилась пихнуть его – и сильно. От внушительного толчка Вир потерял равновесие, и они вдвоем повалились на широкий мягкий подлокотник стоявшей тут же кушетки, опрокинув при этом подставку.

Со звоном разбилось стекло – один из парусников в бутылке обрел свободу. Грохнулось что-то еще – кажется, свеча. Комната потонула во мраке. Вир попытался стряхнуть девушку с себя, но ее руки вцепились в него намертво, словно щупальца жюль-верновского спрута. Упершись одной ногой в пол, маркиз извернулся так, чтобы Элиссанда оказалась у спинки кушетки, и толкнул.

Ура, хватка нападавшей ослабла. Вир толкнул сильнее. От разочарования – или от боли? – девушка сдавленно вскрикнула. Наплевать, лишь бы избавиться от нее. Мисс Эджертон бросилась на маркиза с возобновленной энергией. Боже, она чуть не заехала ему коленом в пах!

Вир не совсем понял, что случилось, но кушетка вдруг перевернулась, сбросив обоих на ковер. Перекатившись с полтора оборота, борющиеся остановились. Девушка снова оказалась сверху – теперь уже без шторы.

В пылу схватки волосы Элиссанды совершенно растрепались. От бурного дыхания пышная грудь вздымалась и опадала. Сквозь водопад волос просвечивали тугие бутоны сосков…

Как можно видеть это? Разве свеча не погасла? Взгляд маркиза метнулся к источнику света. Нутром Вир уже чуял то, что не хотел признавать разум: в комнате присутствует кто-то еще.

– О, Боже… О, Господи ты Боже мой, – пробормотала леди Эйвери и тут же хихикнула. – Должна признаться, от васдвоих я не ожидала.

Теперь-то мисс Эджертон отпрянула. Теперь-то она укуталась в муслиновую штору. Теперь-то она запиналась:

– Это н-не… Это не то, что вы д-думаете…

–Вот как? А выкак думаете, леди Кингсли, что это?

Дьявольщина, еще и леди Кингсли!

Взгляды тайных агентов встретились.

– Я… э-э-э… – промямлила леди Кингсли, сраженная происходящим не менее самого Вира. – Это, разумеется, очень неловкая ситуация…

– Неловкая, леди Кингсли?! Неловкая ситуация – это когда ваш лакей сломал ногу и, кроме вашей личной горничной, некому подать визитерам чай. А это – скандал!!! Подумать только, лорд Вир, ведь ваш отец учился вместе с сэром Бернардом, дядей мисс Эджертон!

До этого упоминания об его покойном отце Виру не приходило в голову, что, согласно замыслу мисс Эджертон, быть застигнутыми означало прямую дорогу к алтарю. Но, в конце-то концов, они знакомы всего три дня! На самом деле он и пальцем девицу не тронул! К тому же, он слабоумный – во имя всего святого, это ведь тоже нужно учитывать!

Но, как выяснилось, ум леди Эйвери работал не в таком направлении. Маркиз скомпрометировал барышню благородного происхождения  – не существенно, что матушка этой барышни не отличалась нравственностью и что означенная барышня собственноручно подстроила ночное свидание, – следовательно, должен состояться брак. А Вир, по крайней мере, в глазах общества, был милым, послушным идиотом, который не станет безучастно наблюдать в сторонке за «гибелью» молодой девушки.

Нацепив как можно более болванистое выражение лица, маркиз, спотыкаясь и ворча, поднялся на ноги и огляделся.

– Извиняюсь за этот славный кораблик, мисс Эджертон.

– Ничего страшного, – ответила та еле слышно.

– Приготовления, дети мои, приготовления, – не унималась леди Эйвери. – Необходимо уладить все формальности. Архиепископ Кентерберийский ведь приходится вам троюродным братом, не так ли, лорд Вир? Не сомневаюсь, он будет рад выдать вам специальное разрешение на брак [28].

– Что, правда? Троюродным братом? Я и не подозревал. Наверное, лучше его не беспокоить – вдруг он мне все же не родня.

– Тогда оглашение [29]? – неуверенно спросила мисс Эджертон.

О, она безупречно изображала девичью робость.

– Категорически нет. Красивый старомодный обычай, но в данных обстоятельствах абсолютно не годится, – провозгласила леди Эйвери. – Значит, мисс Эджертон, вы попросите своего дядю получить для вас специальное разрешение.

– Ах, я не знаю…

– Когда дядя вернется, вы ему все объясните. Он встретится с лордом Виром, истребует  разрешение – и мы с удовольствием погуляем на вашей свадьбе.

Элиссанда промолчала.

– Ну и хорошо. А теперь спать, – удовлетворенно распорядилась леди Эйвери. – И больше никаких секретных свиданий. Вы скоро поженитесь – так что конец вашим тайным амурам. 

Однако мучения Вира на этом не закончились.

Под дверью гостиной уже толпились остальные джентльмены, несомненно, привлеченные тем страшным шумом, который поднялся во время неравной борьбы обреченного маркиза с мисс Эджертон. Леди Эйвери и леди Кингсли, водворив девушку обратно в халат, быстренько ее увели, оставив Вира отдуваться в одиночку. 

– Что случилось? – поинтересовался Уэссекс, хотя все и так было понятно.

Вир проигнорировал вопрос, обойдя Уэссекса, прошествовал в парадную дверь и не останавливался до тех пор, пока не оказался посреди сада. Но и там ему оставалось только вытащить сигарету и закурить.

– Извини, – сказал последовавший за братом Фредди. – Мне следовало поговорить с тобой.

– И о чем же? – Вир протяжно выдохнул дым.

– Я… я намеревался посоветовать тебе быть поосторожнее.

Вот так парадокс!

– Мне поосторожнее?

Фредди засунул руки в карманы сюртука.

– Прошлым вечером я допоздна гулял и заметил, как вы, только вдвоем, возвращались в дом. А под утро мне показалось, что тебе снова приснился кошмар. Но, открыв дверь, я увидел, как из твоей комнаты выходит мисс Эджертон.

Маркиз сильнее затянулся сигаретой. Иисусе

– Я тогда подумал, что, наверное, все объясняется очень невинно – ну, знаешь, что она тоже услышала стоны и зашла посмотреть…

Вир отшвырнул сигарету, с силой вдавив ее каблуком в землю.

Фредерик вздохнул. Вытащив портсигар и спички из кармана Вира, он зажег другую сигарету и вручил брату. Маркиз, тоже вздохнув, принял ее. Разве можно сердиться на Фредди?

– Мне очень жаль, – еще раз повторил брат.

– Твоей вины здесь нет, – покачал головой Вир.

Фредди, обычно воздерживавшийся от курения, взял и себе сигарету. Мужчины молча затянулись.

– С тобой все будет в порядке? – спросил Фредерик после второй сигареты подряд.

Вир уставился на звездное небо.

– Все будет хорошо.

– Знаешь,  – неуверенно начал младший брат, – я заметил, как ты смотришь на мисс Эджертон. Раз девушка отвечает тебе взаимностью… Я хочу сказать, ты ведь все равно подыскивал жену?

Попадался ли кто столь невообразимо в собственноручно вырытую яму? Маркиз только сейчас понял, что люди будут искренне рады за него, не мытьем, так катаньем добывшего себе супругу. А когда увидят миловидное личико и пышный бюст, Вир удостоится тысячи одобрительных похлопываний по плечу.

– Она очень жизнерадостная, – продолжал Фредди. – И слушает, когда ты говоришь.

«Когда тыговоришь!» – хотелось рявкнуть Виру.

Он стащил с себя галстук.

– Если не возражаешь, пойду-ка я пройдусь.

Одной прогулки оказалось недостаточно. Когда в два часа ночи Вир вернулся к себе, в комнате его дожидалась клевавшая носом леди Кингсли. После состоявшегося с ней разговора еще одна вылазка была просто неизбежна.

Маркиз полагал, что леди Кингсли желает обсудить результаты расследуемого дела. Но не тут-то было.

– Мисс Эджертон только что пришла ко мне в комнату и умоляла о помощи, – сообщила дама.

Вир внимательно посмотрел на собеседницу.

– Твердит, что дядя, узнав о происшедшем, ее убьет. Она хочет уехать из Хайгейт-корта до его возвращения.

– И вы согласились помочь ей?

– Я знаю, что вы не из таких, но в мире полно мужчин, которые творят невообразимо ужасные вещи с зависящими от них женщинами. У меня нет оснований ей не верить. Поскольку вы все равно должны пожениться, я пообещала, что получу для вас специальное разрешение и на рассвете мы отправимся в Лондон.

– Это все? – хладнокровно поинтересовался маркиз.

– Мисс Эджертон хочет забрать с собой тетю.

– Что ж, чем больше народу, тем веселей.

Неуверенно взглянув на Вира, леди Кингсли коснулась его рукава:

– Не знаю, выражать вам поздравления или соболезнования. Понимаю, что вы не думали о женитьбе, отправляясь на эту тайную встречу. Однако брак – не худший выход, раз уж вы настолько увлеклись девушкой. 

Маркиз ожидал от леди Кингсли большего. Он-то надеялся, эта проницательная женщина поймет, что не в его характере настолькоувлечься, и хотя бы заподозритмисс Эджертон в нечестной игре.

Вместо этого она, подобно Фредди, возложила на Вира если не всю, то большую часть ответственности.

– Прошу извинить меня, – буркнул маркиз, – но я страшно устал.

Глава 9

Элиссанда укладывала вещи: сперва в своей комнате, затем в тетиной. Больная иногда посреди ночи просыпалась и принимала очередную дозу лауданума, отчего ее трудно было поднять утром – этого следовало избежать.

Девушка закончила собираться без четверти пять. В пять ровно она принялась будить тетю. Спросонок та была растерянной и вялой, но Элиссанда стояла на своем. Закончив все необходимые утренние омовения, она накормила подопечную крахмальным пудингом [30]и почистила ей зубы. Но то, что сегодняшний день в доме Дугласов не совсем обычный, Рейчел поняла, только когда племянница принесла верхнюю одежду.

– Мы уезжаем, – ответила Элиссанда на безмолвный вопрос.

– Мы? – хрипло переспросила тетя.

– Да, вы и я. Я выхожу замуж, и мне потребуется ваша помощь в обустройстве собственного дома.

Больная вцепилась в руку Элиссанды.

– Замуж? За кого?

– Если хотите познакомиться, одевайтесь и пойдемте.

– А куда… куда мы поедем?

– В Лондон. – Леди Кингсли пообещала Элиссанде помочь получить разрешение у епископа Лондонского.

– А дядя? Твой дядя знает?

– Нет.

Женщина встрепенулась.

– А что, если… Что будет, когда он узнает?

Элиссанда обняла ее.

– Мой жених – маркиз. Дядя не сможет причинить мне вреда, когда я выйду замуж. Поедемте со мной, и вы тоже никогда больше его не увидите: лорд Вир защитит нас.

Тетя задрожала еще сильнее.

– Ты… ты уверена, Элли?

– Конечно, – Элиссанда была великолепной лгуньей. Лучше всего ей удавались улыбки, но со словами тоже получалось неплохо. – Мы можем во всем положиться на маркиза – он лучший из мужчин.

Девушка не знала, удалось ли ей убедить тетю. Однако та стала покладистее, так что племяннице не составило труда надеть на нее светло-зеленое утреннее платье, отделанное белым шифоном, и бархатную шляпку в тон.

К сожалению, эта одежда только подчеркнула тетину сероватую бледность, истощенность и какую-то усохшесть – словно все это время она старалась превратиться в невидимку. Но вид у больной был вполне презентабельный. Элиссанда могла только молиться, чтобы ради тетушкиного спокойствия лорд Вир выглядел хотя бы вполовину так представительно, как она описала.

Увидев будущего мужа племянницы, Рейчел вздрогнула. Элиссанда отнесла это на счет радостного удивления. Глядя на маркиза глазами впервые встретившегося с ним человека, девушка не могла не признать, что мужчина производит внушительное впечатление.

Лорд Вир был прилично одет: все пуговицы застегнуты на правильные петли, на брюках не видно остатков еды и галстук повязан совсем не криво. Он почти не говорил – не иначе, отшибло речь по причине чудовищного потрясения. И надлежащим образом провозгласил, что имеет большую честь и удовольствие просить руки мисс Эджертон.

Руки, которую ему и без того затолкали в самую глотку.

На Элиссанду маркиз посмотрел единственный раз, окинув ее взглядом с головы до пят. Она надела скромное, свободного покроя серое шифоновое платье – хотя, конечно, теперь для лорда Вира под ее одеждой не было секретов. Девушке вдруг пришло в голову, что, наверное, не было необходимости раздеваться догола – хватило бы, чтоб ее застали в мужских объятьях в нижнем белье.

А так он увидел ее всю.

Элиссанда сглотнула, опустив глаза, и обрадовалась, когда леди Кингсли велела всем садиться в карету.


* * * * *

Вир позаботился, чтобы ехать с Фредди в отдельном от женщин купе. Он спал, в то время как брат делал какие-то наброски. По приезде в Лондон леди Кингсли предупредила маркиза не отлучаться надолго из дома, чтобы можно было сообщить о времени и месте предстоящего бракосочетания.

Дамы отправились заниматься всем тем, чем принято заниматься в преддверии свадьбы. Вир отклонил предложение брата составить ему компанию и послал записку Холбруку, назначая встречу на той же явочной квартире, что и в прошлый раз.

«Бордельчик», как они в шутку прозвали это укромное местечко, всегда веселил маркиза кричащими расцветками и неуклюжими, но искренними претензиями на элегантность. Но сегодня ковер «под тигровую шкуру» и пурпурные абажуры неприятно резали глаз.

Вскоре явился и Холбрук. Вир бросил ему шифрованный документ.

– Из сейфа Дугласа. Сегодня он твой.

– Благодарю, милорд. Как всегда, чисто сработано, – заметил агент. – Скопируем в один момент.

Он протянул Виру бокал грушевого бренди [31]– любой фруктовый бренди приводил Холбрука в восторг.

– Я так понимаю, тебя можно поздравить.

Маркиз удержался от замечания, что собеседнику вряд ли пристало поздравлять с супружеством кого бы то ни было, учитывая, что покойная леди Холбрук некогда пырнула мужа ножом.

– Спасибо.

– И что же произошло?

Вир зажег сигарету и затянулся, пожав плечами.

– Не самый лучший случай в безупречной карьере, да? – лениво прокомментировал коллега.

Вир щелчком стряхнул пепел.

– Племянница подозреваемого, не кто-нибудь, – поигрывал Холбрук бахромой вышитой бисером салфетки.

– Моим чарам неведомы исключения, – осушил маркиз бокал. Довольно болтовни. – Кажется, была какая-то родственница, у которой Дуглас останавливался в Лондоне?

– Да, некая миссис Джон Уоттс. Джейкоб-Айленд, Лондон-стрит, – Холбрук обладал великолепной памятью. – Но она давным-давно умерла.

– Благодарю, – поднялся Вир с места. – Провожать не надо.

– Займетесь этим сейчас, сэр? В день вашей свадьбы?

А что еще ему делать сегодня? Поразвлечься со шлюхами? Напиться до чертиков? Накуриться опиума?

– Ну, разумеется, – спокойно ответил маркиз. – Как же еще насладиться этим днем и всем, что он принесет?


* * * * *

– Даже не верится – Пенни собрался жениться, – посмеиваясь, сказала Анжелика Карлайл, подруга Фредди еще с детских лет.

Они пили кофе – привычка, привезенная Анжеликой с континента – в гостиной лондонского дома, некогда принадлежавшего ее матери.

Фредерик неоднократно бывал здесь на чаепитиях и обедах, прочел большую часть книг в библиотеке и регулярно заходил по воскресеньям – этот день недели предназначался исключительно для визитов родни и ближайших друзей. Новая хозяйка уже поговаривала о предполагаемых изменениях в интерьере. Но с момента возвращения Анжелики в Англию прошел всего месяц, она пока обустраивалась, так что дом оставался нетронутым. И его привычная обстановка: уютно выцветшие обои с узором из роз и плюща, хранимые с любовью акварели давно усопших тетушек, памятные тарелочки тридцатипятилетней давности в честь серебряной свадьбы Ее Величества, – еще сильнее подчеркивала поразительные перемены в личности самой хозяйки.

Анжелику, с ее угловатой фигурой и резковатыми, скорее интересными, чем хорошенькими, чертами, Фредди всегда считал привлекательной. Но за время непродолжительного брака и вдовства ее облик определенно приобрел неожиданную соблазнительность. Глаза, которые он помнил широко распахнутыми и внимательными, теперь были полуприкрыты тяжелыми веками и загадочны. Улыбка, скорее, слегка приподнятый уголок губ, непостижимым образом излучала сладострастие, словно за фасадом благопристойного и чопорного поведения эта женщина скрывала донельзя греховные мысли.

И Фредди, к своему ужасу, впервые в жизни начал думать о ней, как о предмете вожделения! Об Анжелике, которая всегда была ему словно сестра – надоедливая, чересчур прямолинейная и беспощадная младшая сестра, заявлявшая, что его портной – слепой неумеха, что чистить зубы следует на три минуты дольше и что ради всеобщей безопасности Фредди запрещается танцевать вальс после второго бокала шампанского.

Анжелика, пригубив кофе, еще раз хихикнула и покачала головой. Один искусно выпущенный локон упал на щеку, сообщая резковатым чертам какую-то непривычную мягкость. Словно осознавая, насколько собеседника завораживает этот своевольный завиток, Анжелика протянула его между пальцев, затем отпустив.

Даже столь незначительное движение у нее получалось наполнить всею силою своих новоприобретенных способностей – соблазнительностью праматери Евы.

Фредди поймал себя на том, что не ответил, и поспешил заговорить:

– Пенни уже двадцать девять. В определенной степени ему пора жениться.

– Разумеется, это как раз тот случай. Но меня шокировал скандал. Как бы я не закатывала глаза от некоторых его выходок, Пенни никогда не впутывался в серьезные неприятности.

– Знаю, – вздохнул Фредди. – Мне, наверное, не следовало терять бдительность.

Ему было пятнадцать, когда со старшим братом произошел несчастный случай. Это произошло в одну из тех редких летних недель, которые они провели врозь: Фредди гостил у кузины их покойной матери в Биаррице, а Пенни был в Абердиншире, у их двоюродной бабушки по отцу, леди Джейн.

Первые несколько месяцев после падения Пенни с лошади Фредерик просто извелся от тревоги. Но через некоторое время стало ясно, что, хотя брат никогда больше не сможет четко изложить историю плебейских собраний [32]или произнести чертовски убедительную речь о предоставлении женщинам права голоса, ему все же не понадобится круглосуточная сиделка. Ничтожная милость в ужасном повороте судьбы, несправедливость которой до сих пор мучила Фредди. Его блистательно умный и отчаянно храбрый старший брат, который брал на себя вину за проделки младшего перед суровым отцом и который мог рассчитывать на блестящую карьеру в парламенте, превратился в человека, сведущего не более чем в своем дневном распорядке.

– Так ты полагаешь, мисс Эджертон нацелилась на Пенни не из-за его титула и богатства?

– У ее дяди имеется алмазный рудник в Южной Африке, а собственных детей нет. По крайней мере, не думаю, что ее интересуют деньги.

Анжелика откусила кусочек лимонного кекса. Фредди наблюдал, как она рассеянно вытирает оставшееся на пальцах масло, словно поглаживая салфетку, и воображал, как вместо салфетки она поглаживает его.

– И что ты сам думаешь об этой мисс Эджертон?

Фредди пришлось отвлечься от чувственных и порою до неприличия откровенных мыслей, которые все чаще овладевали им в эти дни. Мыслей, в которых всегда присутствовала Анжелика – в той или иной степени раздетости.

– Мисс Эджертон, хм-м-м… Ну, она очень хорошенькая, приветливая и улыбчивая. Правда, ей нечего особо сказать, кроме как соглашаться с собеседником.

– Это подходит Пенни. Ему нравится, когда с ним соглашаются.

Они оба из преданности промолчали о том, что Виру не стоило и рассчитывать на что-либо лучшее, чем добрая девушка, не отличающаяся умом и оригинальными мыслями.

– С того несчастного случая прошло уже тринадцать лет, – сказала Анжелика. – Твой брат замечательно справляется. Он и с этим справится.

– Ты права, – улыбнулся Фредди собеседнице. – Мне следует больше в него верить.

Минуту-две они помолчали, Анжелика – доедая кусочек кекса, Фредди – вертя в руках миндальное пирожное.

– Ну что ж, – заговорили они почти одновременно.

– Ты первая.

– Нет-нет, ты первый. Ты мой гость, и я настаиваю.

– Я хотел попросить тебя об услуге.

– За все годы нашего знакомства не припомню ни единого раза, чтобы ты просил меня об услуге. Признаю, может, отчасти это потому, что я и так постоянно забрасывала тебя советами и предложениями, – глаза Анжелики блеснули. – Но, пожалуйста, продолжай – я крайне заинтригована.

В намеке на улыбку изгиб ее лукавых губ совершенно неотразим. Почему он раньше не замечал магнетического притяжения этой полуулыбки?

– В доме мисс Эджертон я увидел интересную картину. Личность автора никому не известна. Кажется, мне попадалось полотно, написанное в сходной манере, но не могу вспомнить, где и когда. Твоя память гораздо лучше моей, а твои знания глубже.

– О-о-о, комплименты… Обожаю хвалебные речи – с лестью вы далеко пойдете, молодой человек!

– Ты же знаешь, я совершенно не умею льстить, – если десять лет назад Анжелика была просто одним из ценителей живописи, то теперь ее обширные познания были достойны восхищения. – Я сделал несколько снимков картины. Могу я показать их тебе, как только проявлю?

Анжелика склонила голову набок, опять поигрывая локоном у щеки.

– Но я еще не дала согласие помогать тебе. Думаю, мне бы хотелось сначала услышать ответ на моюпросьбу об услуге. Если помнишь, я жду уже несколько недель.

Несмотря на твердое намерение не краснеть, Фредди залился румянцем.

– Ты о портрете?

Ей хотелось получить свой портрет обнаженной. Когда Фредерик старался убедить брата, что в изучении женских форм нет ничего пошлого, в его голове роились самые сладострастные образы Анжелики.

– Разумеется, о нем.

Анжелика говорила прямо и невозмутимо, в то время как он чувствовал себя не в своей тарелке, стесненным и не в меру разгоряченным.

– Ты же знаешь, я не мастак в изображении человеческого тела.

– Фредди, милый, ты, как обычно, скромничаешь. Не будь я уверена в твоих способностях, не обратилась бы к тебе. Я видела твои наброски – ты очень неплохо пишешь людей.

Анжелика была права, хотя Фредерик сознательно редко рисовал людей. В детстве он был неуклюжим, то и дело падал и ушибался, и поэтому его оставляли в доме, тогда как заветным  желанием мальчика было гулять на улице: бегать, кружиться или просто лежать на траве и смотреть, как небо меняет свои цвета. Писать портреты означало находиться в студии, а Фредди предпочитал рисовать на пленэре, передавая пышное сливочно-розовое цветение вишневого деревца или настроение пары, уединившейся на пикнике.

Но, глядя на Анжелику, он уже мысленно подбирал необходимое соотношение неаполитанской охры и киновари для добавления в свинцовые белила, чтобы поточнее передать теплый тон ее кожи.

– Ты говорила, это для личной коллекции.

– Таково мое намерение.

– Значит, ты не собираешься выставлять эту картину?

– Заботишься о моей стыдливости? – поддразнивая, улыбнулась Анжелика. – Ну почему у меня не получается проявлять хотя бы вполовину меньшую благопристойность?

– Обещай мне.

По большей части, Фредди был сговорчивым. Но в данном вопросе он не собирался уступать.

– Мне нужен этот портрет только как свидетельство моей юности, чтобы когда-нибудь я могла взглянуть и вздохнуть над своей увядшей красотой. Я торжественно обещаю, что не только не буду выставлять его где бы то ни было, но даже у себя в доме не повешу. Буду хранить картину в коробке и не достану до той поры, пока не увижу в зеркале старую кошелку, – снова улыбнулась Анжелика. – Это тебя удовлетворит?

– Что ж, тогда ладно, – сглотнул художник. – Я напишу тебя.

Анжелика, отставив чашку, посмотрела другу в глаза.

– В таком случае, я не откажусь помочь тебе выяснить происхождение загадочной картины.


* * * * *

Миссис Уоттс не было в живых уже четверть века. Разыскав всего лишь за пару часов знавшего ее человека, Вир посчитал себя счастливчиком.

Поиски привели маркиза из Бермондси в Севен-Дайалз. Расположенный не более чем в миле от просторных площадей Мэйфэра, район Севен-Дайалз в начале века пользовался дурной славой из-за царившей в нем нищеты и преступности. За последние годы репутация района несколько улучшилась, хотя Вир по-прежнему не рискнул бы один сунуться ночью в его боковые улочки.

Но сейчас на дворе стоял белый день. Ведший к нужному месту проулок Святого Мартина бурлил щебетом и гомоном: здесь находился птичий рынок. Маркиз миновал магазинчик, набитый клетками с певчими птичками: снегирями, жаворонками, скворцами – и все это беспокойно чирикало и свистело. Следующая лавка была доверху заставлена ящиками с упитанными воркующими голубями. Ястребы, совы и попугаи вносили свою лепту в общую какофонию. Вир благосклонно поглядывал на изредка попадающиеся заведения, торгующие благословенно молчаливыми рыбками или кроликами.

Джейкоб Дули жил на Литтл-Эрл-стрит. Здесь, на оживленном открытом рынке толпился народ, хотя Вир не заметил среди выставленного на продажу чего-либо, не побывавшего в употреблении раз, а то и два. Он понятия не имел, зачем женщинам в нынешнее время могут понадобиться кринолиновые обручи, но увидел, как целых три набора расхваливают в качестве «последнего слова моды».

Дули обитал на самом верху четырехэтажного дома, на фасаде которого большими буквами рекламировалась бакалейная лавка, находящаяся на первом этаже: «Собственная молочная ферма», «Потомственные мясники», «Поставщик молока» и «Доставка крупных покупок». Узкая, темная лестница пованивала мочой.

На стук выглянул широкоплечий, волосатый мужчина пятидесяти с хвостиком лет, с пышной шевелюрой цвета «перец с солью» и такой же бородой. Встав за приоткрытой дверью, он настороженно рассматривал Вира. Конечно же, маркиз предварительно переоделся. Теперь он выглядел как дородный ломовой извозчик, чья борода по пышности не уступала растительности хозяина. От грубой рабочей одежды несло, как и полагалось, лошадьми и пивом.

– Ты кто такой? Зачем выспрашиваешь про миссис Уоттс? – в речи Дули явственно проступал ирландский акцент.

Но у Вира уже был наготове как ответ, так и ливерпульский говор.

– Миссис Уоттс приходилась теткой моему отцу, вот оно как. Так мне мать рассказывала. Папашка мой сбежал в Лондон и обретался тут у родственницы.

– Но у нее, кроме Нэда, и не жил никто, точно не жил. Я-то его никогда не видел. Но вот Мэг – миссис Уоттс – говорила, что, когда парнишка заявился к ней, ему сравнялось четырнадцать, а когда уехал – шестнадцать.

– Ага, он заделал меня мамке как раз перед отъездом из Ливерпуля – шустрый шкет. Во всяком случае, она так сказала.

– Заходи тогда, – отступил на шаг Дули. – Угощу тебя чаем.

Квартира представляла собой одну-единственную комнату, разделенную тонкой желтой занавеской на спальную и жилую половины. Обстановка состояла из неожиданно массивного письменного стола, пары стульев и нескольких самодельных полок, где лежали аккуратные стопки газет и две толстые книги. Одна походила на Библию, а другая, наверное, была молитвенником.

Дули бросил пригоршню чайных листьев в кружку, налил туда из кувшина воды и подвесил этот импровизированный чайник над спиртовкой.

– А мать-то еще жива?

– Померла в прошлом декабре. Она перед смертью мне призналась о настоящем отце. Вот как схоронил ее, с тех пор его и ищу.

– Повезло тебе, парень, – заметил Дули, стоя у спиртовки. – Последнее, что я слыхал – он в Южной Африке набил мошну под завязку. Бриллиантами.

 Вир на несколько секунд задержал дыхание, а затем посмотрел на хозяина дома полными надежды глазами.

– А вы меня часом не дурите, а, мистер Дули?

– Нет. Когда я в последний раз виделся с Мэг – твоей миссис Уоттс – ей как раз телеграмма пришла. Отец твой чертовски разбогател и возвращался домой, чтоб сделать из тетки барыню. За Мэгги, заметь, я и вправду радовался, но вот себя мне было страшно жалко. Я ведь собирался жениться на ней. Она хоть и была на пару лет меня старше, Мэгги Уоттс, но славная женщина и пела так красиво, прям за душу брала. А зачем бы ей сдался бедный моряк вроде меня, когда племянник собирался выстроить ей особняк за городом и свозить на чай к королеве? Вот я и ушел в плавание до Сан-Франциско. А когда вернулся…– стиснул зубы Дули. – Когда вернулся, она уже легла в могилу.

– Жалость-то какая, – Вир не притворялся сочувствующим. Потрясение и горечь утраты были ему хорошо известны.

Дули, ничего не ответив, поставил две чашки на стол, для гостя – не щербатую, и нарезал ломтями полкраюхи черного хлеба. Напиток, разливаемый хозяином, был не темнее лимонада, хотя чайные листья кипели вместе с водой. Как и все продаваемое на этой улочке, они, похоже, тоже побывали в употреблении.  

– Спасибо, сэр, – поблагодарил Вир.

Дули тяжело уселся.

– Все эти годы смерть ее мне покоя не давала – и сейчас из ума не идет.

– А можно спросить, сэр, как же она померла-то?

– В отчете коронера [33]написали, что кончина наступила из-за передозировки хлорала [34]. Уснула и не проснулась. Я пытался им втолковать, что она никогда такого не принимала. Мэгги тяжко трудилась и ночью спала, как убитая – слыхали бы вы, как она храпела. Конечно, мои слова пустили побоку, да еще Мэгги ославили гулящей. Этот надутый дурак заявил, мол, такие женщины прячут все пузырьки перед тем, как развлекать в своем доме мужика, а ученым людям виднее, где причину искать.

– Так, по-вашему, это был не хлорал?

– Я поспрашивал у всех соседей, – с озабоченным видом рассказывал Дули. – Ее нашли две девчушки. Мэгги была холодная – не как камень, но все равно совсем холодная – и еще дышала. Позвали доктора, но тот оказался бестолковым шарлатаном.

Хозяин дома вновь поднялся с кресла и достал с полки книгу, которую Вир посчитал молитвенником. На самом деле она называлась «Яды: действие и определение – руководство для химиков-аналитиков и экспертов». Дули открыл книгу на явно многократно читанной странице.

– Судя по тому, как она спала, становясь все холоднее, это и взаправду был хлорал. Будь тот коновал настоящим доктором, мог бы спасти ее толикой стрихнина.

Стрихнин вызывал смертельные мышечные судороги и, собственно, поэтому являлся противоядием при передозировке хлорала, стимулируя сердечную деятельность и прекращая опасное понижение температуры тела. Именно инъекцию стрихнина применил врач для спасения жизни леди Хейсли – как раз по делу Хейсли Виру в свое время потребовалась помощь леди Кингсли.

– Выходит, все же хлорал?

– Да. Я бы свидетельствовал под присягой, что Мэгги его не употребляла. Но коронер заявил, что у нее нашли добрых граммов тридцать, даже бутылочку мне показал, – Дули, повесив голову, захлопнул книгу. – Может, я знал ее не так хорошо, как думал.

– Вот жалость-то, – повторил Вир.

Сделав глоток горячего, но почти безвкусного чая, маркиз вдруг припомнил давным-давно заглохшее расследование случая со Стивеном Делейни. Тот также скончался от передозировки хлорала. Но поскольку умерший был не бедной женщиной, закрутившей, по мнению коронера, неподобающую интрижку, а жившим уединенно ученым, к тому же, братом епископа, то его смерти власти уделили больше внимания. Особенно, когда родственники усопшего решительно заявили, что тот никогда не держал у себя хлорал.

Расследование ничего не дало. Когда семь лет назад Вир читал досье, папку укрывал десятилетний слой пыли. По прочтении даже маркизу пришлось признать, что не осталось ни единой зацепки. 

– Ну вот, – спохватился Дули, – опять я завел о моей бедняжке Мэгги, а ведь ты, поди, об отце хотел услышать?

– Если он мне отец, то и она родня – двоюродная бабка.

– Так и есть, так и есть, – Дули положил грубые, мозолистые руки на книгу. – Но больше мне нечего тебе рассказать.

– А вы ж говорили, папашка собирался приехать и сделать из нее гранд-даму?

– Так и не приехал. Секретарь был, а он не явился.

Виру пришлось приложить усилие, чтобы в голосе прозвучало разочарование.

– Секретарь?

– Фанни Ноб рассказывала. Мол, за несколько дней до смерти Мэгги приходил к ней натуральный джентльмен. Отцу твоему пришлось задержаться в Кимберли, на руднике, так он послал в Лондон секретаря. Тот должен был подыскать для Мэгги шикарный дом и свозить ее по магазинам, чтобы она накупила всего, чего душа пожелает. Может, потому она и хлорал выпила, что от волнения уснуть не могла.

У маркиза ухнуло сердце. Вместо драчуна и скандалиста Эдмунда Дугласа на сцену выходит «натуральный джентльмен». Сразу после этого миссис Уоттс умирает от лекарства, которого, по словам сожителя, никогда не принимала.

Если подозрения Вира подтвердятся, и Дуглас завладел алмазной шахтой не благодаря удаче, а обманным путем, тогда его стремление добиться успеха в других коммерческих предприятиях вполне объяснимо. Мошенник пытался доказать, что может процветать и без преступных деяний – но так и не сумел.

– А на похороны миссис Уоттс отец не приезжал?

– Разве б он успел? Она же умерла в июле, хоронить пришлось по-быстрому. Но Фанни говорила, он на похороны денег прислал.

– А тот секретарь тоже не являлся?

– Вот уж не скажу. Я ведь тогда в Сан-Франциско набрался, как свинья. Ох, и набрался, – старик вздохнул. – Пару раз даже думал поехать к твоему отцу и рассказать ему про мою Мэгги. Да так и не съездил. Я-то ему ничем не помог. Не хотел, чтобы решили, будто я примазываюсь ради денег…

Кивнув, Вир поднялся.

– Спасибо вам, мистер Дули.

– Прости, что не смог сообщить тебе побольше.

– Вы и так многое мне рассказали, сэр.

– Удачи тебе, парень, – протянул руку Дули.

Вир стиснул огрубевшую ладонь хозяина, хотя это могло испортить весь его маскарад. Руки маркиза не были похожи на руки рабочего человека. Но Дули, весь во власти воспоминаний, не обратил внимания на эту деталь.

Для этого мужчины жизнь никогда не будет справедливой – ведь он уже потерял любимую женщину. Однако Вир еще может раскрыть, что на самом деле случилось с певуньей миссис Уоттс.

И он это сделает.

Глава 10

Церковь, выстроенная в романо-нормандском стиле, внутри была отделана камнем. Сквозь окна на хорах падал серый, тусклый свет. Местами сумрак храма рассеивался золотистым сиянием толстых белых свечей в высоких, в человеческий рост, канделябрах.

Фредди, дожидавшийся снаружи, ввел миссис Дуглас и помог ей сесть на скамью. Кивнув маркизу, к алтарю приблизилась леди Кингсли – она присутствовала в качестве подружки невесты. Дверь церкви отворилась и снова закрылась, впустив сырой холодный воздух и возвестив о появлении женщины, которая с минуты на минуту станет леди Вир. Жених сглотнул, помимо воли разволновавшись – но не только от праведного негодования.

Девушка дошла уже до середины прохода, когда Вир наконец-то посмотрел в ее сторону.

Элиссанда была одета в самый скромный из всех подвенечных нарядов, какие мог припомнить маркиз: ни кружев, ни перьев, ни блесток. Единственными украшениями служили букетик фиалок в руках, покрывающая волосы фата – и улыбка.

Вир мог не любить ее, но не мог не восхищаться ею – ведь на лице невесты сияла прекраснейшая из всех виденных им улыбок. Ни следа злорадного торжества или похвальбы, только чистая, застенчивая, искренняя радость – словно девушка выходила замуж за мужчину своей мечты и не верила собственному счастью.

Маркиз отвернулся.

Церемония длилась нескончаемо долго: им попался словоохотливый священник, который не видел причин сокращать пастырские наставления даже при бросающейся в глаза необычности происходящего. Дождь, начавшийся одновременно с венчанием, усилился до настоящего ливня, когда новобрачные вышли из церкви рука об руку.

Маркиз подсадил супругу в ожидавшую карету, затем забрался на сиденье сам. Когда за Виром закрылась дверца, в брошенном на него взгляде жены промелькнуло смятение. Судя по внезапной напряженности ее позы, Элиссанда осознала одно из последствий брачного союза. Теперь она останется с мужем наедине, без всяких дуэний.

Рядом не будет никого, кто вправе диктовать, что ему можно делать, а что нет.

Элиссанда просияла приличествующей случаю блаженно счастливой улыбкой. И Вир вновь ощутил необъяснимое радостное волнение, хотя должен был знать – и знал – что это всего лишь ее способ совладать с ситуацией.

Маркиз попытался вызвать в воображении прежний образ своей верной спутницы, но не смог увидеть его, как раньше, незамутненным. Бесхитростная искренность была испорчена злокозненностью новоиспеченной леди Вир, естественная сердечность искажена хладнокровной расчетливостью его супруги.

Вир не стал ответно улыбаться вышедшей за него женщине. В голову ворвалась неожиданная мысль: поездка до гостиницы – какие-то две мили, но из-за дождя неминуемо возникнут заторы – продлится достаточно долго, чтобы он успел овладеть женой.

Этоуж точно сотрет улыбку с ее лица.

Элиссанда отряхивала дождевые капли с блестящего атласа юбки. Каждый дюйм ее тела ниже подбородка был целомудренно укутан плотной тканью. Даже волосы трудно разглядеть под покровом фаты. Но разве он не знает, как выглядит эта лицемерка без одежды?

Задернув оконные шторки, Вир может прямо сейчас раздеть ее: спустив платье вниз или задрав кверху, уж как захочется. Поступки влекут за собою последствия. Пусть пожнет теперь плоды своих деяний: страх, отвращение, а возможно, и возбуждение. Ее наготу от бушующей стихии будут отделять только обтянутые черной кожей стенки свадебного экипажа. Звуки, которые она будет издавать под телом мужа, заглушит барабанящий по крыше дождь, цокот подков, скрип колес да тот неусыпный гул, который делает Лондон Лондоном.

Элиссанда, повернувшись, выглянула в заднее окошко.

– О, они едут сразу за нами.

Словно это имело значение.

Вир не ответил, отвернувшись к мокнущему за окном кареты миру, в то время как новоиспеченная супруга сидела недвижимо, стараясь дышать тихо и ровно.


* * * * *

Элиссанда стояла на балконе их номера на верхнем этаже гостиницы «Савой». Внизу приглушенно урчал Лондон. Отблески фонарей с набережной Виктории дрожали на темных водах Темзы. В вечерних сумерках чернели высокие и величественные городские шпили.

Вот уже четыре часа она замужем.

Элиссанда могла бы назвать свой брак безмолвным.

А еще назвала бы его нескончаемо долгим.

Весь обратный путь в гостиницу муж хранил угнетающее молчание. Затем новобрачные обнаружили, что ни леди Кингсли, ни лорд Фредерик не могут остаться к ужину: первая спешила вернуться к своим гостям, а второму, недавно получившему заказ на портрет, требовалось закупить необходимые для начала работ материалы. После того, как Элиссанда покормила тетю Рейчел и уложила больную в постель, они с лордом Виром поужинали вдвоем в отдельной столовой. И маркиз не проронил ни слова – ни единого– кроме чуть слышного «аминь» в конце молитвы. А теперь нескончаемое ожидание в номере… Возможно, по времени оно тянется не дольше ужина, но от возрастающего напряжения уже пульсируют виски.

Или это из-за трех бокалов шампанского, выпитых один за другим?

Не прочти Элиссанда в дядиной библиотеке книгу о семейном законодательстве, она бы сейчас тихонько радовалась тому, что после венчания осталась в благословенном покое. Но во многих знаниях многие печали: не скрепленный физической близостью брак являлся ненадежным.

Вернулся ли дядя в Хайгейт-корт? Узнал о случившемся и отправился в погоню? Не ищет ли их прямо сейчас по всему Лондону?

И где лорд Вир? Курит? Пьет? Ушел куда-то, забыв про принесенный в номер чемоданчик с его вещами?

А что, если дядя разыщет ее мужа, усадит того побеседовать и укажет на все причины, по которым не следует жениться на Элиссанде? Стоит ему убедить лорда Вира, и до аннулирования брака – рукой подать. И она останется без супруга, без защиты и даже без права похвастаться, что когда-то была замужем.

От высоты внезапно закружилась голова. Девушка отступила в сравнительную безопасность гостиной, где на столике стоял небольшой торт, искусно украшенный светло-розовыми марципановыми розами на темно-зеленых вьющихся стеблях – свадебный подарок от гостиницы. К торту прилагались нож, салфетки, тарелки, бутылка шампанского и бутылка сотерна.

И никого, с кем можно разделить праздничную трапезу.

Элиссанда не сомневалась, что во время венчания непременно что-нибудь случится: лорд Вир переврет слова обетов или забудет имя невесты – а не то, упаси Боже, в последний момент решит, что не может снести церемонии, и плевать на его репутацию и ее позор.

Вопреки ожиданиям, маркиз был серьезен и спокоен. А вот она как раз запуталась в его имени: Спенсер Рассел Блэндфорд Черчилль Стюарт – язык можно сломать – и запнулась, произнося обеты, причем дважды.

Замужем.

Трудно в это поверить.

Задергалась дверная ручка. Девушка встрепенулась. Она заперла дверь из страха перед возможным появлением дяди.

– Кто там? – спросила она дрожащим, сдавленным голосом.

– Это номер леди Вир?

Голос лорда Вира – ее мужа.

На мгновение крепко зажмурившись, Элиссанда двинулась вперед.

Улыбка.

Когда дверь открылась, улыбка была уже на месте.

– Добрый вечер, лорд Вир.

– Добрый, добрый, леди Вир.

Маркиз по-прежнему был одет в парадный темно-серый костюм, в котором венчался – волшебным образом оставшийся незапачканным.

– Можно мне войти? – держа шляпу в руке, чрезвычайно вежливо поинтересовался он.

Элиссанда поняла, что глазеет на мужа, загородив проход.

– Да, конечно, прошу прощения.

Заметил ли он бросившуюся ей в лицо краску? Мог заметить, если бы посмотрел. Но лорд Вир прошествовал мимо жены на середину гостиной, оглядывая комнату.

Номер был обставлен на манер дома джентльмена: неяркие синие обои, прочная, но не вычурная мебель. Комнату тети Рейчел украшали китайские вазы, расписанные охрой, здесь же на буфете красного дерева полукругом были выставлены тарелки из делфтского фарфора.

– Принесли торт, – сказала, чтобы хоть чем-то заполнить молчание, Элиссанда, снова запирая за собой дверь.

Маркиз повернулся, не столько на ее слова, сколько на звук защелкнувшегося замка – ведь именно туда скользнул его взгляд перед тем, как остановиться на лице супруги.

Он не понял, почему Элиссанда закрыла дверь на замок. Может, это признак готовности сделаться его женой взаправду: в пристальном взоре маркиза появилось напряжение, даже вызов.

Девушка обнаружила, что не может выдержать этот взгляд. Она сосредоточилась на бутоньерке Вира: цветке дельфиниума такого глубокого синего цвета, что он казался фиолетовым.

– Торт принесли, – повторила она. – Мне порезать его?

– Такой красивый – просто жалко есть.

Метнувшись к столу, Элиссанда взялась за нож.

– Даже яство слишком красивое, чтобы его есть, испортится, если его не съесть.

– Какая глубокая мысль, – пробормотал маркиз.

Не ирония ли послышалась в его тоне?

Присмотревшись к мужу и запоздало заметив в его левой руке початую бутылку виски, Элиссанда сглотнула. Понятное дело, он не счастлив. Его бесстыдно использовали. Лорд Вир прекрасно сознает, что попался в ловушку.

Это понял бы и последний болван.

При таком повороте мыслей Элиссанда нахмурилась и, склонив голову, атаковала торт, наваливая на тарелку мужа громадный кусок. Вир отставил бутылку, взял тарелку и прошел через гостиную на балкон.

Элиссанде хотелось, чтобы маркиз возвратился к привычной болтовне. Она и представить себе не могла, что его молчание будет так трудно не замечать – и заполнять.

– Не хотите ли выпить чего-нибудь к торту? – поинтересовалась она. – Может, виски?

– Виски не подается к сладкому, – немного раздраженно отозвался Вир.

– Тогда вино?

Маркиз пожал плечами.

Девушка взглянула на бутылку с сотерном – под сургучной печатью виднелась пробка. Наверное, нужен штопор. И действительно, тот лежал между бутылками. Элиссанда повертела инструмент в руке. Как им пользоваться? Дома этим занимались слуги.

– Мне позвать прислугу? – робко спросила она.

Вернувшись к столу, маркиз поставил нетронутый торт, забрал у жены штопор и вонзил его в пробку. Несколько умелых поворотов кисти, решительный рывок – и пробка с хлопком вылетела из горлышка. Наполнив бокал, Вир поставил его перед супругой, себе же налил до краев стакан виски и ушел на балкон.

Когда Элиссанда вернулась после ужина в номер, дождь превратился в туманную изморось. Но теперь поднялся резкий, холодный ветер, и тучи, похоже, снова были готовы разверзнуться. Вир неторопливыми глотками опустошал стакан. Неяркий электрический свет гостиной высвечивал его профиль на фоне темного, затянутого облаками неба.

Элиссанда ожидала, что супруг станет суетиться, барабанить пальцами по стеклу или шаркать ногами по полу. Она не предполагала, что лорд Вир будет производить такое не менее суровое и зловещее впечатление, чем надвигающаяся буря.

И не могла отвести от него глаз.

Чтобы как-то отвлечься, девушка взяла бокал. Она не жаловала вино или другие крепкие напитки, но сотерн оказался сладким, почти как десерт. С нервной жаждой начав пить, Элиссанда через минуту уставилась на пустое дно.

– День выдался долгим, – бросил муж, широко шагнув с балкона в гостиную. – Пожалуй, я лягу пораньше.

Это намек, что он зовет ее в постель? Элиссанда почувствовала, словно желудок завязался узлом – хотя не таким тугим, как можно было ожидать. Наверное, из-за сотерна и выпитого за ужином шампанского паника не поглотила ее с головой.

– Вы не попробуете торт? – спросила она, не зная, что еще сказать. «Спокойной ночи»? «Я сейчас приду»?

– Нет, благодарю, – маркиз поставил пустой стакан и провел рукой по волосам. Элиссанде казалось, что у него каштановая шевелюра с некоторыми прядками посветлее. Она ошибалась, все как раз наоборот: волосы темно-русые, немного с каштановым отливом. – Доброй ночи, леди Вир, – и исчез за дверью ванной комнаты.

Элиссанда налила себе еще бокал вина. Когда через пару минут она опять всматривалась в пустое дно, маркиз вышел из ванной, проследовал в одну из спален и закрыл за собой дверь.

Через полминуты муж появился – только для того, чтобы забрать бутылку виски и удалиться обратно, небрежно кивнув.

Элиссанда была обескуражена. Не то чтобы она жаждала отправиться с лордом Виром в постель, но, принимая во внимание взгляды, бросаемые на нее в Хайгейт-корте – да и сегодня днем в карете – девушке и в голову не приходило, что маркиз проигнорирует ее в брачную ночь.

Нет, так не пойдет. Она не может дать дяде такой замечательно простой выход из положения, как неконсумированный брак. Ему не удастся прибегнуть к закону, состряпав заявление о фиктивности, и размахивать перед судьями этим самым отсутствием близости. Пусть из шкуры лезет, доказывая, что племянница самое меньшее потеряла рассудок.

Этот брак будет подтвержден во что бы то ни стало.

Сказать легче, чем сделать…

По окончании следующего получаса и оставшегося сотерна Элиссанда по-прежнему томилась в гостиной.

Чего она ждет? Скрепляющая брак близость не случится сама по себе. Если муж не идет к ней, она сама отправится к нему.

Однако девушка не двигалась с места. Она ведь ничегошеньки об этом не знает. И, если честно, сама мысль о еще одном телесном контакте с лордом Виром намертво приклеивала к стулу.

Элиссанде пришлось бросить против себя тяжелую артиллерию: вызвать образ дяди, и это притом, что всю свою жизнь она старалась изгонять тирана из своих мыслей! Она заставила себя вспомнить его холодные глаза, острый профиль, тонкие губы, прикрытую мягкостью злобу – все, что было причиной ее ночных кошмаров.

Сделав несколько глубоких вдохов, девушка поднялась, но так пошатнулась, что пришлось усесться снова. Дядя не одобрял выпивающих женщин. До появления гостей леди Кингсли с собственными припасами в Хайгейт-корте никогда не подавалось вино.

Она явно недооценила влияние целой бутылки сотерна – и трех бокалов шампанского в придачу! – на собственное равновесие.

Уцепившись за край стола, Элиссанда опять встала, на этот раз осторожнее. Так, выпрямляемся… Дюйм за дюймом передвигаясь вдоль края стола, она, подобно начинающему альпинисту на северном склоне Маттерхорна, старалась не смотреть под ноги.

Другой конец стола был ближе к спальне лорда Вира. Девушка повернулась спиной к столу и осторожно отправилась преодолевать десятифутовое расстояние до двери комнаты.

Словно идешь по воде… Неудивительно, что, выпив лишку, маркиз спотыкался: этого не избежать, когда без малейшего предупреждения пол под ногами то вздымается, то проседает.

У двери Элиссанда с облегчением ухватилась за ручку и на мгновение прислонилась к косяку. Господи, комната буквально раскачивается – лучше шагать дальше, пока ей не стало совсем дурно. Девушка открыла дверь.

Вир, до пояса раздетый, уже лежал в постели. Элиссанда поморгала, чтобы он тоже перестал колыхаться. Кто же знал, что этот сладкий сироп таким удивительным образом воздействует на зрение?

Фигура маркиза мало-помалу становилась определеннее: уменьшилась смазанность контуров, торс обрел отчетливые и ясные очертания. Бог ты мой, он, должно быть, из «мускулистых христиан» [35]– вон какие у него мышцы! Такое сложение одобрил бы сам Микеланджело, судя по тому, что великий мастер никогда не изображал мужчин, не обладающих подобным телом.

Вы только посмотрите, лорд Вир с книгой! Элиссанде смутно припомнилось, как маркиз говорил об употреблении книг в качестве обезболивающего. Ах нет, не так – снотворного. Он использует книги вместо снотворного.

Но сейчас это не имеет никакого значения. С толстенным фолиантом в руках муж выглядит чуть ли не умником, и очень привлекательным.

– Милорд, – произнесла Элиссанда.

Его глаза прищурились – или это снова обман зрения?

 – Миледи?

– Сегодня наша брачная ночь, – было очень важно заявить об этом на случай, вдруг маркиз запамятовал.

– Да, так и есть.

– Поэтому я пришла исполнить свои обязанности, – торжественно произнесла Элиссанда, чувствуя себя храброй, послушной долгу и находчивой одновременно.

– Благодарю вас, но в этом нет необходимости.

Что за глупости?

– Позвольте не согласиться – это совершенно необходимо.

– Для чего? – колко спросил маркиз.

– Разумеется, сударь, для процветания нашео союза.

Закрыв книгу, Вир поднялся. «Разве он не должен был встать, только она вошла?» – раздумывала Элиссанда.

– Этот брак явился потрясением для нас обоих. Я не желаю навязываться, ведь все случилось так стремительно и так… необычно. Почему бы нам не продвигаться дальше помедленнее?

– Нет, – затрясла она головой. – У нас нет времени.

Маркиз смерил жену почти сардоническим взглядом:

– У нас впереди вся жизнь – по крайней мере, так сказал святой отец.

В будущем надо быть поосторожнее с сотерном… Не только зрение подводит – язык тоже неповоротливо застыл. Она не могла заставить свои уста высказать присутствовавший в мыслях веский довод в пользу безотлагательности подтверждения их брака: те попросту не повиновались.

Вместо слов Элиссанда, склонив набок голову, улыбнулась мужу: не потому что так было нужно, а потому что ей этого хотелось.

В ответ тот схватил стоявшую на ночном столике бутылку виски и отпил прямо из горлышка. Ох, как же это было по-мужски – так твердо и решительно!

И соблазнительно…

И весь этот мужчина: густые, слегка вьющиеся волосы, отливающие полированной бронзой, мощное тело, широкие мускулистые плечи – был чрезвычайно соблазнителен и потрясающе красив.

– Я забыла, какого цвета у тебя глаза, – пробормотала Элиссанда.

Ну не смешно ли – после четырех дней знакомства и свадебной церемонии – не помнить цвет глаз супруга?

– Голубые.

– Правда? – удивилась она. – Как замечательно! Можно посмотреть?

С этими словами маркиза приблизилась и заглянула мужу в лицо. Он был высок, даже выше, чем ей помнилось, и, чтобы сделать это, Элиссанде пришлось опереться ладонями о его руки и привстать на цыпочки.

– У многих голубые глаза, – буркнул Вир.

– Но твои особенные, – и это была правда. – Они цветом точь-в-точь, как бриллиант «Надежда» [36].

– Ты когда-нибудь видела этот бриллиант?

– Нет, но теперь знаю, как он должен выглядеть, – мечтательно вздохнула Элиссанда. – И от тебя хорошо пахнет.

– От меня пахнет виски.

– И виски тоже, но… – вдохнула она поглубже – лучше.

Элиссанда не могла определить или описать этот запах – теплый, как аромат свежевыстиранного белья или разогретых на солнце камней.

– Ты что, слишком много выпила?

Элиссанда перевела взгляд на его губы, твердо сжатые, но манящие.

– Сотовый мед каплет из уст твоих, о, муж мой; мед и молоко под языком твоим, и благоухание одежды твоей подобно благоуханию Ливана! [37]

– Ты и впрямь перебрала.

Девушка улыбнулась – какой он забавный! Провела ладонями по неподвижным рукам – таким твердым и таким гладким. Ей припомнился вечер, когда играли в «Хрюкни, поросенок!» – Элиссанде уже тогда понравилось прикасаться к этому мужчине. Неудивительно: его неимоверно приятно трогать, и он благоухает ливанским кедром.

Элиссанда заглянула маркизу в глаза. Он не улыбался ей в ответ, но именно такой, строгий и неодобрительный, был невероятно привлекателен.

– Да лобзает он меня лобзанием уст своих, – проговорила она вполголоса. – Ибо ласки твои лучше вина.

– Нет, – отрезал Вир.

Элиссанда обвила руками несгибаемую шею и коснулась его губ своими. Но только на мгновение – муж решительно отстранился.

– Вы совершенно опьяневшая, леди Вир.

– Нет, – гордо возразила она, – не опьяневшая, а опьяненная.

– В любом случае вам следует отправиться в свою спальню и лечь в постель.

– Я хочу лечь с тобой, – выдохнула она. – Да пребудет возлюбленный мой у грудей моих.

– Иисусе…

– Нет, Элиссанда. Меня зовут Элиссанда.

– Ну хватит, леди Вир. Даю вам возможность уйти.

– Но я не хочу!

– Тогда уйду я.

– Но вы не можете!

– Да неужели?

Ее язык, без запинки декламировавший строки из Песни Песней, снова отказался произносить: «Пожалуйста, не уходи. Мы должны, ради моей тети. Прошу тебя».

Маркиз не мог не заметить, как тетушка Рейчел увяла и ослабела в том доме. Он не может не понимать, как важно освободить бедняжку от дальнейшего гнета. Он наверняка так же сострадателен и проницателен, как и красив.

Неимоверно красив – Элиссанда просто не могла налюбоваться. Иисусе сладчайший, какая чувственная линия подбородка. А великолепные скулы! А глаза цвета знаменитого бриллианта! Она могла смотреть на этого мужчину весь день – и ночь – напролет.

– Нет, – повторил Вир.

Элиссанда бросилась мужу на грудь. Как он прочно сложен! Как ей хотелось в самые черные минуты жизни обнимать кого-то, похожего на него! От объятий тетушки Рейчел становилось только тоскливее, а рядом с лордом Виром она чувствовала себя в безопасности. Он был подобен крепости.

Элиссанда поцеловала маркиза в плечо – до чего же ей нравится на ощупь и вкус его кожа! Она поцеловала его шею, ухо, щеку – не гладкую, а слегка колючую, сладко оцарапавшую ей подбородок.

Она поцеловала мужа в губы, накрыв их соблазнительные изгибы своими губами, провела кончиком языка по его зубам, ощущая привкус выпитого виски.

Ох, мамочки… он… его…

Они стояли бедром к бедру, и Элиссанда явственно ощутила отвердевшую плоть, становящуюся еще тверже.

А затем она больше ничего не чувствовала, потому что подлетела вверх. Приземление на кровать вышибло из нее почти весь воздух и превратило комнату в вертящийся калейдоскоп. Но, силы небесные, как же он могуч! Элиссанда весила добрых девять с половиной стоунов, а он поднял и швырнул ее, словно букет невесты.

Маркиза улыбнулась мужу.

– Прекрати, – процедил тот сквозь стиснутые зубы.

Никогда больше не улыбаться – именно так она и намеревалась поступить. За неожиданное понимание Элиссанда улыбнулась супругу с еще большим чувством. Пожалуй, следует пересмотреть полный запрет на улыбки. Временами это даже приятно, вот как сейчас, когда ты вырвалась из заточения, и теперь свободна, счастлива и в ладах со всем миром.

– Иди ко мне, – поманила она мужа пальцем.

На сей раз он послушался. Угрожающе нависнув над женой, маркиз обхватил ладонями ее лицо.

– Послушай и слушай внимательно, если способна соображать своей взбалмошной бестолковой головой: нет. Ты сумела заманить меня в ловушку и вынудить жениться – но ты не заставишь меня спать с тобой. Скажи еще хоть слово – и я сегодня же аннулирую этот чертов брак и отправлю тебя обратно в тот сумасшедший дом, из которого ты сбежала. Так что заткнись и убирайся отсюда!

Элиссанда продолжала улыбаться мужу. Когда он говорит, его губы двигаются так завораживающе… Надо будет попросить, чтобы лорд Вир ей почитал – она сможет часами лежать и пожирать его глазами.

Но тут громкие слова начали проникать в ее уши, затем – в разум. «Нет, маркиз не мог сказать это всерьез», – покачала Элиссанда головой. Он – ее крепость. Он не вышвырнет ее за стены на радость дяде.

– Я серьезно, – повторил муж. – Вон отсюда.

Она не могла уйти. Она могла только лежать и беспомощно трясти головой.

– Не гони меня. Пожалуйста, не заставляй меня уходить!

Не заставляй меня возвращаться туда, где я не могу сделать ни единого свободного вдоха, где ни один миг не обходится без страха и ненависти!

Маркиз стянул жену с кровати и поставил на ноги, крепко удерживая за руку. Затем безжалостно дотащил до все еще открытой двери и подтолкнул так, что Элиссанда, спотыкаясь, вылетела на середину гостиной.

За ее спиной хлопнула закрытая с размаху дверь.


* * * * *

Часом позже Вир вышел из спальни за куском торта. Целый день он почти ничего не ел, и все на свете виски больше не могло заглушить сосущее чувство голода.

Только доедая второй кусок, он понял, что жена рыдает в своей спальне: звук был слабым, почти неслышным. Опустошив тарелку, маркиз вернулся в кровать.

Однако через пять минут он снова был в гостиной. Но зачем? Неужели ему не все равно? Сказанные слова намеренно были такими, что любая расплакалась бы. А женские слезы совершенно не действовали на Вира: дамы с криминальными наклонностями или душевными расстройствами – не говоря уж об обычных интриганках – были, как правило, страшно плаксивы.

Вир вернулся в постель и осушил бутылку виски до последней капли. Но черт его дери, если спустя три минуты он опять не очутился в гостиной.

Открыв дверь в спальню Элиссанды, маркиз не сразу увидел супругу. Ему пришлось обойти кровать, за дальним краем которой на полу сидела новобрачная, подтянув коленки к груди и рыдая – подумать только! – в подвенечную фату.

Фата превратилась в промокший комок. Лицо судорожно всхлипывающей жены покраснело и пошло пятнами, глаза опухли. Лиф подвенечного платья отсырел от слез.

– Я не могу уснуть из-за твоего плача, – раздраженно произнес Вир.

Элиссанда подняла безжизненное лицо, явно дожидаясь, пока фигура мужа прекратит двоиться перед расплывающимся взглядом – и вздрогнула.

– Извини, – пролепетала она. – Я сейчас перестану. Только, пожалуйста, не отсылай меня.

Маркиз не мог решить, которую из двух лицемерных леди Вир ненавидит больше: лучезарно улыбающуюся или смиренно проливающую слезы.

– Ложись спать. Сегодня я никуда не стану тебя отсылать.

Губы задрожали – Господи Боже! – с благодарностью. От досады – и презрения, и гнева, которые невозможно было залить целым морем виски – Вир не нашел ничего лучшего, чем добавить:

– Подожду до завтрашнего утра.

Элиссанда прикусила нижнюю губу, глаза вновь наполнились влагой. Слезы покатились по уже и так мокрому лицу, капая на свадебный наряд. И ни звука при этом – плач был тихим, как смерть.

Отведя от Вира взгляд, она начала раскачиваться взад-вперед, словно пытающийся успокоиться ребенок.

Маркиз не понимал, почему это волнует его, какое ему дело до женщины, собиравшейся обманом заполучить Фредди, – но ему было до нее дело. Что-то в этом немом отчаянии трогало его.

Ей больше не к кому обратиться.

Отчасти виною было виски. Но одной бутылкой нельзя объяснить, почему он не вышел из спальни сразу, как только успешно заставил жену умолкнуть. Вир боролся с подогретым хмелем состраданием к ее непостижимому горю и глупым чувством, что из всех людей именно он обязан что-нибудь предпринять.

Разве она не сама на это напросилась?


* * * * *

Элиссанда охнула, когда муж поднял ее на руки. Но не швырнул, как в прошлый раз, а посадил на край кровати и, наклонившись, разул. Затем перегнулся ей за спину, расстегивая крючки, и одно за другим снял с жены платье, нижние юбки и корсет.

Достав из кармана платок, маркиз заботливо вытер ей лицо. Рыдания подступили вновь: Элиссанда годами утирала тетушкины слезы, но никто и никогда не делал это для нее.

Она схватила платок, прежде чем муж успел спрятать его обратно, и, поднесши к носу, удивленно сказала:

– Тоже пахнет ливанским кедром.

Вир мотнул головой.

– Давай я тебя уложу.

– Давай, – согласилась Элиссанда.

Их взгляды встретились. У него и вправду восхитительные глаза. И невероятно соблазнительные губы. Элиссанда вспомнила, как целовала его. Даже если придется хватать тетю и спасаться бегством, эти поцелуи никогда не забудутся.

Поэтому она сделала это снова.

И он позволил ей, разрешил коснуться губ, нежно провести по линии подбородка и легонько лизнуть у основания шеи. А когда она слегка прикусила его плечо, муж издал тихий, сдавленный звук и со сбившимся дыханием спросил:

– Где ты такому научилась?

Разве этому нужно учиться?

– Я просто делаю то, что мне хочется, – а Элиссанде не терпелось попробовать его тело на вкус, как пробуют на зуб золотую монету, убеждаясь в ее подлинности.

– Вы похотливая пьянчужка, леди Вир, – пробормотал маркиз.

– И что это значит?

Не дожидаясь ответа, Элиссанда поцеловала его снова. Какое удовольствие ощущать этого мужчину, касаться его… 

Вир легонько нажал на ее плечо. Элиссанда не сразу поняла, что муж желает, чтобы она легла, но повиновалась – не размыкая объятий, не прекращая поцелуев.

– Я не должен был оказаться здесь, – произнес маркиз, растягиваясь рядом. – Не иначе, я тоже развратный пьяница.

Никто из них не должен был оказаться здесь. Дом леди Кингсли не должны были наводнить крысы. А камберлендские Эджертоны должны были забрать сиротку к себе после смерти родителей.

Элиссанду переполняло мучительное раскаяние. Безусловно, лорд Вир имеет полное право сердиться. Она использовала его – откровенно говоря, навязала ему этот брак. А маркиз такой добрый и снисходительный. Разве удивительно, что в смутный и тревожный час она ищет в нем защиту и поддержку?

Приподнявшись на локте, она вновь занялась мужем, прокладывая поцелуями дорожку вниз по широкой груди.

Вир остановил Элиссанду, но только затем, чтобы распустить ей волосы, волной упавшие на правое плечо.

– Такие пышные и такие легкие – словно паутинка.

Просияв от комплимента, она наклонила голову к его пупку. Сжав хрупкое плечо, Вир опять остановил ее.

В голове у Элиссанды неожиданно возник вопрос:

– Отчего ты становишься твердым?

Взгляд мужа снова сделался странно напряженным:

– Помимо всего прочего, от твоих поцелуев и оттого, что ты тянешь меня в постель.

– А зачем?

– Возбуждение необходимо для дальнейшего акта.

– И сейчас ты возбужден? 

Краткая пауза:

– Да.

– А что представляет собой этот акт?

– Ох, не нужно бы мне, – пробормотал муж, придвигаясь, так что Элиссанда явственно ощутила его возбуждение. – Я сейчас думаю не головой.

– А можно думать чем-то еще? – заинтересовалась она.

Муж тихонько хохотнул, а затем наконец-то коснулся ее. Он и раньше дотрагивался до Элиссанды, но всегда с какой-то целью: чтобы сопроводить к столу или, как недавно, оттолкнуть.

Сейчас он впервые делал это ради самого прикосновения, ради того, чтобы почувствовать ее.

Тетушка Рейчел, перед тем как окончательно слечь, иногда гладила племянницу по голове или по руке – но это было очень давно… До настоящей минуты девушка и не подозревала, сколь отчаянно ей не хватало такой малости, как ласковое касание. Вир неторопливо поглаживал ее лицо, плечи, спину.

Не прекращая ласки, муж поцеловал ее, и Элиссанда утонула в блаженстве. А когда отстранился, заявила:

– Я хочу больше.

– Больше чего?

– Больше тебя.

И тогда он раздел ее полностью, оставив только белые чулки.

Элиссанда должна была сгорать со стыда, представ обнаженной перед мужчиной, но почему-то чувствовала только легкое смущение.

– Что это я делаю? – проворчал Вир, осыпая поцелуями ее ключицы.

– Делаешь меня счастливой, – трепеща от удовольствия, шепнула она.

– Да? Ты вспомнишь об этом утром?

– А почему нет?

Таинственно улыбнувшись, муж стал целовать Элиссанде грудь, дразня выдыхаемым воздухом ее соски. Она напряглась от неописуемого ощущения, которое сделалось во стократ сильнее, когда он захватил вершинку губами.

– Сделать тебя счастливой, оказывается, совсем не трудно.

Это и впрямь легко: немного свободы, толика защиты и капелька любви – вот и все, что нужно.

Мужчина продолжал дарить ей божественное наслаждение. А у Элиссанды на глаза наворачивались слезы – от счастья. Когда он в конце концов снял брюки, она почти не удивилась размеру и мощи его естества. Она верила, что муж знает, что делать, хотя в то же время не совсем представляла, что он будет делать с ней.

– Утром я точно об этом пожалею, – прошептал он чуть слышно.

– А я нет, – серьезно и пылко заверила Элиссанда.

Вир поцеловал ее подбородок.

– У меня предчувствие, что пожалеешь, и сильно, – но остановиться уже не могу.

Он накрыл ее губами и телом. Он был горячим и твердым. И он… он…

Элиссанда вскрикнула. Она не ожидала, но было больно – нестерпимо больно.

Слезы снова потекли по щекам. Ничто не обходится без мучений – и даже это сладкое блаженство должно было обернуться невыносимым страданием. Но муж в этом не виноват. Разве не сказано в Священном Писании: «В муках будешь рождать детей своих»? Нет сомнений, что сие мрачное пророчество как раз об этом.

– Извини, – дрожащим голосом выговорила она. – Извини. Пожалуйста, продолжай.

Вир отстранился. Элиссанда охнула от боли и, сжавшись, приготовилась вытерпеть новую пытку. Но он уже встал с кровати и, похоже, одевался. Возвратившись с тем же благоухающим платком, муж вытер ее набежавшие слезы.

– Уже все, – сказал он. – Можешь теперь спать.

– Правда? – Элиссанда не верила своей удаче.

– Правда.

Укрыв жену одеялом, маркиз погасил свет у изголовья кровати.

– Спокойной ночи.

– Спокойной ночи, – отозвалась она с облегчением. – И благодарю вас, сударь.

В темноте послышался вздох.

Глава 11

В сером утреннем свете Элиссанда спала беспокойным сном. Простыня обвилась вокруг обнаженного женского тела подобно змию-искусителю. Вир провел рукой по нежной щеке, ушку, волосам. Нельзя трогать ее. Однако понимание этого только усилило возбуждение от недозволенного, запретного прикосновения.

Жена повернулась. На простыне показалось небольшое кровавое пятно, при виде которого мужчину словно шарахнуло камнем в висок. Он прекрасно помнил события прошлой ночи. Но смотреть на доказательство случившегося и знать, что она тоже увидит…

Укрыв Элиссанду, Вир отошел подальше от кровати – от нее. Что с ним такое? План был прост: брак будет существовать только на бумаге, пока не подвернется подходящий для аннулирования момент. Претворение этого замысла в жизнь также не предвещало никаких сложностей: жена стремилась находиться рядом с маркизом не больше, чем рыба гулять по полям.

И все же он потерпел фиаско.

Вир всего лишь собирался уложить ее спать – а вместо этого позволил себе соблазниться коварной, как сам Макиавелли, девственницей.

Ее кожа была атласом, волосы – шелком, а обольстительные округлости – мечтой каждого геометра. Но причина падения крылась не в плотских прелестях жены. Удовольствие, которое она испытывала от его общества, искренний и наивно-хмельной восторг, ее неожиданная страстность – вот что погубило Вира.

Какая-то часть его души отлично понимала, что опьяневшая девушка не помнила себя, а звезды в ее глазах были ничем иным, как отблесками пылавшего в крови вина. Но прошлой ночью это здравомыслящее «я» отсутствовало. Зато другая его часть: глупая, несчастная, одинокая, по-прежнему откликавшаяся на притворные улыбки – радостно приняла осушенную бутылку виски как достаточное оправдание. Когда Элиссанда взирала на него с удивленным восхищением, шептала, что он делает ее счастливой, и касалась так, словно он божество во плоти – все остальное для второго вировского «я» не имело ровно никакого значения.  

Иллюзии, сплошные иллюзии… А он с готовностью поддался их искушению – ложному ощущению близости и родства душ. И если бы не болезненный вскрик, разрушивший наваждение…

Маркиз оглянулся на супругу – та застонала, шевельнувшись.

Я хочу больше.

Больше чего?

Больше тебя.

А он и поверил. Вот глупец…

Комнату, которую Вир прошлым вечером оставил за собой, заполонили вещи жены. В основном все лежало в двух больших чемоданах, но там и сям попадались дорожные ботинки, перчатки, шляпки и жакеты.

На письменном столе стояла Элиссандина шкатулка для драгоценностей, примерно четырнадцати дюймов в длину, девяти в ширину и одиннадцати в высоту, с закругленной сверху и плоской снизу крышкой. Вир уже изучил содержимое – сувениры, представлявшие ценность разве что для его жены. Пожалуй, кроме Делакруа.

Открыв шкатулку еще раз, маркиз посмотрел на свадебную фотографию родителей Элиссанды. Да уж, родственнички – отца бы удар хватил. А ведь в присутствии Фредди Вир не упомянул худшее из услышанного от леди Эйвери: поскольку девочка родилась через шесть месяцев после свадьбы, не было в точности известно, кто же ее настоящий отец: Эндрю Эджертон, муж ее матери, или дядя последнего Алджернон Эджертон, содержанкой которого красавица Шарлотта подвизалась до замужества.

Вир рассеянно провел большим пальцем по нижней кромке крышки. Кое-что вдруг привлекло его внимание: крохотная щель, рядом еще одна, и еще. Маркиз включил электричество, открыл ларчик полностью и внимательно обследовал.

Сверху шкатулка была отделана перламутром и слоновой костью, а внутри обита зеленым бархатом, кроме краев, расписанных спиралями и завитками. Левая сторона крышки до середины черной полоски была помечена почти незаметными прорезями – толщиной с ноготь и длиной не больше четверти дюйма. Вир проверил правую сторону: такие же прорези.

Что это? Декоративные насечки?

Маркиз вздрогнул от стука в дверь номера. Он неохотно отвлекся от исследуемого объекта, чтобы открыть – принесли завтрак и телеграмму от леди Кингсли.


Уважаемые лорд и леди Вир,

с облегчением сообщаю, что в Вудли-мэноре не осталось и следа от крыс. Нам пока не удалось выяснить имя виновника инцидента, но местный констебль прилагает к этому все усилия.

Дабы успокоить леди Вир, подтверждаю, что мои гости вчера своевременно покинули Хайгейт-корт под присмотром леди Эйвери. Возможно, она также будет рада узнать, что ее дядя до сих пор не вернулся – посыльный, повстречавшийся мне по пути в деревню, уверил, что он только что из Хайгейт-корта, и хозяин дома по-прежнему в отъезде.

Передаю вам многочисленные поздравления по случаю бракосочетания.

Элоиза Кингсли.


Сунув телеграмму в карман, Вир вернулся в спальню и занялся дальнейшим изучением шкатулки. Отрезав бритвенным лезвием кусочек визитки, он свернул из него тоненькую, но достаточно твердую трубочку. Щели были неглубокие: большинство из них врезались в крышку не глубже чем на шестую часть дюйма. Но в две из них – по одной с каждой стороны – трубочка вошла больше, чем на полдюйма.

И тут маркизу припомнился миниатюрный ключик из сейфа в комнате леди Дуглас.


* * * * * 

В голове грохотала эпическая битва. Или титаническая? Это ведь титаны были побеждены Зевсом-громовержцем? Ее череп, должно быть, тоже раскололо ударом молнии. Элиссанда с трудом разлепила веки, но сразу же крепко зажмурилась: свет в комнате было нестерпимо ярким, словно кто-то сунул факел прямо между глаз. Голова и дальше пыталась разлететься на куски, в то время как взбаламученные внутренности, наоборот, решили скончаться в медленных мучениях, завязавшись тугим узлом.

Элиссанда застонала. Звук взорвался в ушах, поражая мозг осколками острой боли. Какая нелепость – не умереть, но уже испытывать адские муки.

Кто-то откинул с нее одеяло. Девушка вздрогнула. Неизвестный, стараясь сильно не встряхивать, высвободил ее из намотавшихся и сбившихся в кучу простыней. Элиссанда поежилась. Кажется, на ней почти нет одежды – или вовсе нет? Невозможно тревожиться о пустяках, когда тебя будто нанизывает на вертел сам Вельзевул.

Что-то прохладно-шелковое обернулось вокруг тела. Кто-то поднял ее безвольные руки и просунул в рукава. Халата?

Ее медленно развернули. Элиссанда жалобно заохала: движение только усилило громыхающие удары в черепной коробке. И негодующе вскрикнула, когда голову приподняли. 

– Вот, – сказал мужчина, поддерживая ее твердой рукой, – лекарство от похмелья. Пей.

Жидкость, потекшая в горло, была гнуснейшим варевом из всего, что Элиссанде доводилось пробовать – болотная тина вкупе с тухлыми яйцами.

– Нет, – отплевываясь, прохрипела она.

– Выпей, станет легче.

Элиссанда снова застонала. Но в этом голосе, в этом полуобъятии было что-то одновременно властное и успокаивающее, и она повиновалась.

После каждого глотка приходилось останавливаться, чтобы сдержать тошноту, но мужчина продолжал прижимать чашку к губам, и Элиссанда, задыхаясь и скрипя зубами, пила.

А когда осушила отвратительное пойло до последней капли, он дал ей воды, вкуснее которой не доводилось пробовать. Девушка глотала жадно, захлебываясь, радуясь ощущению льющейся на подбородок влаги. Наконец утолив жажду, отвернулась от стакана и прижалась лицом к груди спасителя.

Его жилет был из какой-то тонкой ткани, а рубашка – мягкой и теплой. И хотя голова по-прежнему ужасно трещит, зато… Зато Элиссанда в безопасности. В кои-то веки у нее есть защитник, который поддерживает и ухаживает, и к тому же так приятно пахнет.

«Благоухание Ливана», – подумалось ей безо всякой причины.

Однако состояние уюта и защищенности длилось недолго. Благодетель уложил Элиссанду обратно в постель, укрыл и ушел, несмотря на ее разочарованный стон и вцепившуюся в жилет руку.

Услышав в очередной раз приближающиеся шаги, девушка открыла глаза и немедленно их закрыла.

Лорд Вир.

О нет.

Только не он.

– Ну же, леди Вир, – прощебетал маркиз. – Я понимаю, как велико искушение поваляться в постели, но надо поторапливаться – ванна ждет.

Что он делает в ее комнате? Элиссанда, наверное, еще спит и видит сон. Кошмарный сон.

Но тут на девушку обрушились воспоминания о событиях прошлой недели: леди Кингсли и крысиное нашествие – полный дом холостяков – милый лорд Фредерик – столкновение в дядином кабинете – венчание…

Она замужем! За лордом Виром!

И эту ночь провела с ним…

– Может, мне спеть, чтобы разбудить вас? – с воодушевлением предложил маркиз. – У меня есть подходящая песенка: Дейзи, Дейзи, дай мне скорей ответ, я не знаю, любишь ты или нет… [38]

Элиссанда завозилась, приподнимаясь.

– Спасибо, теперь я точно проснулась.

Одеяло сдвинулось, открыв пятно на простынях. Рука метнулась ко рту, а в память хлынули новые образы. Как проводила языком по его зубам – подумать только! Как маркиз швырнул ее на кровать – Господи Боже! И боль – ужасная, раздирающая… При этих воспоминаниях Элиссанда заморгала.

Но насколько они подлинны? Ей ведь помнился и разговор о бриллианте, и платок, благоухающий ливанским кедром. А что побудило ее декламировать Песнь Песней?

– Но я же только начал, – заныл лорд Вир. – Дайте мне закончить.

Элиссанда сглотнула и решительно спустила ноги с кровати. Выпрямившись, она поняла, что одета единственно в шелковый халат. Хорошо еще, что в комнате полумрак – только по краям штор пробивается слабый свет. С чего это ей раньше казалось, что здесь невыносимо ярко?

– Я с удовольствием послушаю ваше пение в другой раз. А теперь прошу простить меня, сэр – ванна ждет.

Забежав вперед жены, маркиз открыл ей дверь ванной комнаты.

– Маленький совет, дорогая: не засиживайтесь, а то растаете.

– Что вы сказали? – моргнула Элиссанда.

– Вода горячая. Не задерживайтесь в ванне дольше пятнадцати минут, а то начнете таять, – на полном серьезе повторил маркиз.

На сие изречение можно было ответить только такой же нелепостью:

– А разве за пятнадцать минут вода не остынет?

– Надо же, а я об этом и не подумал, – отвесил челюсть маркиз. – Так вот почему никто не слышал об исчезающих при мытье людях…

Элиссанда закрыла дверь, залезла в воду и уставилась на собственные коленки. Она не станет плакать. И ни за что не раскиснет. Она прекрасно понимала, на что идет, сбрасывая одежду перед лордом Виром.

Ровно через четверть часа маркиза вынырнула из ванны – и наткнулась в гостиной на мужа, восседающего за столом и зачарованно созерцающего вилку. При появлении жены он перевел взгляд на нее, отложил вилку в сторону и заулыбался в своей глуповатой манере.

– Как ваша голова, дорогая? Вы выпили целую бутылку сотерна!

Разве он может быть тем, кто совсем недавно поил ее лекарством от похмелья? В чьих объятьях ей было так покойно?

Лучше не думать об этом, чтобы не портить сладость воспоминаний.

– Голова уже лучше, спасибо.

– А желудок? Успокоился?

– Кажется, да.

– Тогда поешьте чего-нибудь. Я заказал вам чай и обычные гренки.

Упоминание о еде не ввергло желудок в новые конвульсии, поэтому Элиссанда медленно подошла к столу и села.

Маркиз налил ей чаю, попутно заляпав полскатерти.

– Честно признаться, дорогая, я, должно быть, тоже вчера хватил лишку. Но ведь не каждый же день женишься, правда? Я имею в виду, это стоит головной боли.

Элиссанда жевала гренок, не глядя на мужа.

– Кстати, что вы думаете о переговорной трубке? Просто замечательная штука! Я говорю, находясь вот в этой комнате, а им там на кухне все слышно! Правда, меня удивило, что гренки и чай принес официант – думал, они выскочат прямо из трубки. Я даже боялся от нее отходить. Представляете, если бы чайник проделал весь этот путь наверх и тут – шлеп! – я не успел бы его поймать!

Пульсация в голове Элиссанды усилилась, между бедер тоже начало неприятно саднить.

– Я тут перед вашим приходом читал газеты, – не унимался супруг. – И должен вам сказать, был просто шокирован, увидев – где бы вы думали? в «Таймс»! – упоминание о германском кайзере, как о внуке нашей дражайшей королевы! И кто только посмел порочить честное имя королевской семьи, причисляя к ней этого невежественного пруссака? Я намерен обратиться в газету с требованием опубликовать опровержение.

Кайзер действительноприходился британской королеве внуком от ее старшей дочери. Ганноверская династия [39]испокон веков была и оставалась германской.

– Да, конечно, – через силу улыбнулась девушка.

Элиссанда твердо решила стать лорду Виру хорошей женой: она стольким ему обязана. Возможно, завтра, когда голова перестанет так болеть, а звуки мужниного голоса не будут противнее карканья тысячи ворон, она усядется вместе с маркизом – и полным собранием Британской энциклопедии – и исправит хоть некоторые из его заблуждений.

Но сейчас она могла только улыбаться и позволять супругу и дальше ошибаться сильнее, чем сломанные часы.

Элиссанда расстроенно кряхтела. Головная боль еще не настолько прошла, чтобы позволить вытянуть шею и посмотреться в зеркало сзади. Не видя своего отражения, она не могла совладать со шнуровкой корсета на спине.

Негромкий стук в дверь.

– Вам помочь, дорогая?

– Нет, благодарю вас, я справляюсь, – только его помощи и не хватало. Если маркиз приложит сюда руку, они оба окажутся прикрученными к стулу.

Муж, одетый в синюю пиджачную пару, вошел, словно не услышав. Дядя, выходя из дому, всегда надевал сюртук, но джентльмены ее поколения, похоже, предпочитали менее формальный стиль.

– Сэр! – прижала корсет к груди Элиссанда. Она стояла полуголая – в одной нижней сорочке, и мужчине не пристало находиться поблизости. Но тут ее взгляд упал на кровать, где одному Богу известно, что случилось прошлой ночью.

Богу – и лорду Виру. Но что бы ни произошло на этой постели, это явно изменило отношение маркиза к их браку. От вчерашней угнетающей молчаливости не осталось и следа, сегодня его обычное неуклюжее воодушевление било ключом.

– Мне правда не нужна помощь, – сильнее вцепившись в корсет, повторила Элиссанда.

– Разумеется, нужна, – возразил маркиз. – Вам повезло, что я эксперт в дамском белье.

О, да, кто бы сомневался!

Но муж развернул ее и на этот раз продемонстрировал то, что можно было назвать мастерством, споро и ловко управившись с завязками.

– Где вы научились шнуровать корсеты? – удивилась она.

– Ах, знаете, как оно бывает: если помогаешь даме снимать одежду, то помогаешь и надевать.

Значит, были женщины, позволявшие ему раздевать себя без принесения брачных обетов?! Элиссанда не могла понять, возмутило это ее или потрясло.

Маркиз потянул изо всей силы, выдавливая из нее воздух – повседневная необходимость при утреннем туалете.

– Но это было до нашей встречи. Теперь, разумеется, для меня существуете только вы.

Какое пугающее намерение! Однако Элиссанде не хватило времени поразмыслить над этим заявлением, потому что муж принялся за нижние юбки.

– Поторопитесь, – велел он. – Нам нужно спешить, уже четверть одиннадцатого.

– Четверть одиннадцатого?! Вы уверены?

– Ну конечно, – маркиз показал ей часы. – Вот, смотрите, ровно.

– А ваши часы правильно идут? – такому недотепе нельзя доверять.

– Сегодня утром сверил с Биг Беном.

Элиссанда потерла по-прежнему ноющие виски. Что-то она забыла – но что?

– Тетя!!! О Боже, она, наверное, умирает с голоду! – к тому же одна, напуганная незнакомой обстановкой, и Элиссанды нет рядом!

– Не переживайте, с ней все в порядке. Вы оставили на видном месте ключ от ее комнаты, и я навестил вашу тетю, пока вы спали. Мы даже вместе позавтракали.

Он, наверное, шутит. Как может человек, по дороге в собственную комнату забывший о необходимости переодеть заляпанные яйцом брюки, помнить о чужой тете?

– Я пригласил ее съездить с нами сегодня к вашему дяде. Но она…

– Простите? – у Элиссанды голова пошла кругом. – Мне показалось… мне послышалось, что сегодня мы собираемся к дяде?

– Ну да, именно так и задумано.

 Уставившись на мужа, Элиссанда не могла выдавить ни слова.

– Ну-ну, не волнуйтесь, – похлопал супругу по руке маркиз. – Ваш дядя будет приятно удивлен, дорогая, узнав о таком респектабельном замужестве – вы ведь слегка засиделись в невестах. А я, как известно, маркиз, имеющий вес и положение в обществе.

– Н-но… м-моя… она… – начав заикаться от страха, Элиссанда умолкла. – Миссис Дуглас – что она ответила?

Вир натянул на жену блузку.

– Ну, я предложил миссис Дуглас к нам присоединиться, если вчерашняя поездка не слишком ее утомила. Ваша тетя ответила, что сегодня хотела бы отдохнуть.

Элиссанда даже не замечала, что муж застегивает ей пуговицы.

– Да, думаю, ей лучше отдохнуть. Но понимаете, тетя плохо переносит мое отсутствие, и я не могу ее оставить.

– Глупости. Я познакомил миссис Дуглас со своей экономкой, и они отлично поладили.

– Вашей экономкой? – Разумеется, у него должна иметься экономка – не может же маркиз лично вести домашнее хозяйство. Но в напряжении и суматохе последних дней Элиссанда ни разу не задумалась, где живет лорд Вир и каков его домашний уклад. – Она в городе?

– Конечно. Я обычно не закрываю городской дом до начала сентября.

У него есть особняк в городе, а они ночуют в гостинице?

– Я хочу повидать тетю, – потребовала Элиссанда, не очень-то веря в способность маркиза нанимать толковых слуг.

Однако миссис Дилвин оказалась приятным сюрпризом. Она была невысокой, пухленькой, как булочка, женщиной лет пятидесяти, любезной и скрупулезной. Экономка занесла в свою записную книжку все произошедшее с момента ее появления в гостинице в восемь часов утра: сколько жидкости тетя Рейчел выпила, сколько раз побывала в туалете и даже сколько капель лауданума приняла. Элиссанда заметила, что доза на три капли превышала обычную. Нет сомнений, это обусловлено ужасом от предложения лорда Вира съездить в Хайгейт-корт.

– Видите, я же вам говорил, – обратился к супруге маркиз. – Миссис Дилвин во всем угождает больной. Меня она невероятно балует, стоит мне только чихнуть.

– Моя мать последние два года своей жизни была прикована к постели, – объяснила экономка, – а лорд Вир был так добр, что позволил мне забрать ее к себе и ухаживать за ней.

– Мне нравилась компания старушки. Она постоянно твердила, что я – красивейший из мужчин.

– О, сэр, но ведь это правда, – с неподдельной нежностью сказала миссис Дилвин. – Сущая правда.

Лорд Вир расцвел.

Наклонившись к маркизе, женщина понизила голос:

– А миссис Дуглас, случайно, не капризничает? С матерью такое иногда бывало.

– К сожалению, да, – вздохнула Элиссанда. – Она не любит овощи и терпеть не может чернослив.

– Моя мать тоже не любила чернослив. Посмотрю, может больной понравится компот из абрикосов.

– Благодарю вас, – сдалась девушка, не привыкшая делить с кем-то свое бремя.

Последний взгляд на дремавшую в кровати тетю, а затем лорд Вир торопливо вытащил супругу из тетушкиного номера.

– Быстрее, не то опоздаем на поезд.

Муж направился по коридору к лифту, а Элиссанда предприняла последнюю отчаянную попытку:

– Мы точно должны ехать? Так сразу?

– Ну конечно, – ответил маркиз. – Разве вам не хочется познакомить дядю со своим замечательным мужем? Должен признаться, я немного волнуюсь – никогда раньше не доводилось встречаться с родственниками жены. Но мы с ним непременно поладим.


* * * * *

Развитием своих художественных способностей Фредди был обязан Анжелике. Именно она, увидев его рисунки карандашом, посоветовала попробовать писать акварелью, а затем и маслом. Именно она прочла устрашающий труд по хроматографии масляных красок и кратко изложила его начинающему художнику. Именно она познакомила его с творчеством импрессионистов, привезя посвященный живописи журнал из Франции, где отдыхала с семьей.

Фредерик никогда не мог рисовать ни в чьем присутствии – кроме нее. С незапамятных времен Анжелика находилась рядом, как правило, поглощенная изучением лежащего на коленях очередного толстого тома. Время от времени она зачитывала выдержки из книги: к примеру, научное обоснование быстрого потемнения картин при использовании свинцового сахара [40], пикантный сонет Микеланджело, посвященный некоему прекрасному юноше, или отзыв о пресловутом «Салоне отверженных» [41].

Так что рисовать вблизи подруги детства было не таким уж необычным делом.

Если бы не ее нагота.

Анжелика устроилась на установленном посреди студии ложе спиной к мольберту и, подперев рукой голову, читала «Сокровища искусства Великобритании» [42].

Волосы женщины – грива темно-русых с медовыми отблесками локонов – были распущены. Кожа сияла, словно подсвеченная изнутри. Плавные линии ягодиц заставляли мужчину стискивать карандаш. Помимо того, в зеркале, намеренно помещенном Анжеликой напротив кровати, он видел отражение груди и затененного треугольника между бедер.

Фредерику приходилось каждую минуту напоминать себе, что цель художника – искусство и воспевание красоты. Привлекательное женское тело – такая же часть природы, как гладкость березовой коры или солнечная зыбь летнего пруда. Он не должен воспринимать это иначе, чем очертания, цвет и светотень.

Но мужчине ничего так не хотелось, как, отложив карандаш, приблизиться к этому волшебному сочетанию очертаний, цвета и светотени и ...

Вместо этого живописец зарылся в свой этюдник – не помогло. Он уже сделал несколько зарисовок: общий набросок композиции, эскиз женского профиля и волос, изображение торса и отражения в зеркале.

– Знаешь, Фредди, – заговорила Анжелика, – до возвращения в Англию я полагала, что неудачный роман с леди Тремейн превратит тебя в надутого буку. Но ты совсем не изменился.

Затрагивать щекотливые темы было как раз в ее духе. Фредерик посмотрел на пустой холст.

– Прошло много времени – целых четыре года.

– И ты излечился от нее?

– Это не было болезнью.

– Ну тогда от потери?

– На самом деле, маркиза никогда не была моей, – потянулся Фредди за острее заточенным карандашом. – Кажется, я с самого начала понимал, что нам недолго быть вместе.

С леди Тремейн он был невероятно счастлив, но в этом счастье всегда была доля тревожного ожидания. Когда та воссоединилась с мужем, Фредди был расстроен, но не убит горем – это была не измена, а просто окончание чудесного периода его жизни. 

Он открыл новую страницу альбома и нарисовал изящные женские лодыжки, желая, чтобы руки превратились в карандаши, и он мог, по мере обретения наброском формы, ощутить под ладонями прохладную нежную кожу.

Леди Тремейн как-то сказала, что Анжелика в него влюблена. Фредерик редко подвергал сомнению утверждения маркизы, но эти слова прозвучали, как раз когда та решила помириться с мужем и, без сомнения, хотела, чтобы и отвергнутый поклонник кем-то обзавелся.

Все равно кем.

Если Анжелика и была влюблена, она ни словом не обмолвилась об этом – а ведь никогда не скрытничала с другом детства. Даже если маркиза Тремейн на тот момент не ошибалась, прошло уже четыре года – слишком долгий срок, чтобы нежные чувства, да еще на расстоянии, оставались неизменными.

Фредди бросил взгляд на Анжелику. Склонив голову, подруга целиком погрузилась в чтение, даже делала какие-то пометки на полях. Какое же это соблазнение?

– По-моему, на сегодня достаточно, – закрыл он этюдник. – Я подожду снаружи.


* * * * *

Анжелика не стала бы уверять, что любила Фредди всю жизнь. «Всю жизнь» предполагает затерянные во мраке времен, смутно припоминаемые детские годы. Нет, эта любовь возникла гораздо позже, в четко известный день, когда ей было семнадцать, ему – восемнадцать.

Фредерик приехал домой после первого года обучения в колледже Крайст-Черч [43]. Анжелика, решившая осенью отправиться в Леди-Маргарет-Холл [44], примостилась на покрывале недалеко от рисующего на берегу реки Фредди, намереваясь забросать друга вопросами об Оксфорде, а заодно покритиковать его художества. (Сама девушка не рисовала, но у нее был верный взгляд. К тому же, Анжелика страшно гордилась тем, что именно она еще четыре года назад объяснила начинающему художнику правила изображения светлых участков: использовать не чисто-белый цвет, а тот же оттенок, только светлее).

Поедая сочный, твердоватый персик, девушка бросала камушки в Стур – речушку не шире тазика – и попутно наставляла Фредди добавлять больше голубизны в зеленую краску, если он действительно хочет передать сочный оттенок летней листвы. Она так и не поняла, слышал ли рисовальщик ее советы, потому что тот ничего ответил, а просто потянулся за кистью со скошенным краем, зажав зубами закругленную кисточку.

Вот тогда-то и ударила молния. Анжелика воззрилась на повзрослевшего друга детских лет, словно никогда его не видела. Единственным желанием было превратиться в эту кисточку и почувствовать на себе его губы, зубы, язык...

В качестве подруги девушка уверенно командовала, не сомневаясь, что их дружба перенесет все изливаемые на Фредди советы и критические выпады. Однако в роли соблазнительницы Анжелика потерпела совершеннейший провал.

Фредерик не замечал новые платья и шляпки, купленные, чтобы обворожить его. Он не понимал, что старания Анжелики научить его танцевать предоставляли возможность поцеловаться с ней. А когда подруга без умолку рассказывала о каком-то другом мужчине в надежде вызвать у Фредди ревность, юноша только насмешливо поглядывал и вопрошал, не этого ли субъекта она раньше на дух не переносила.

Наверное, лучшим выходом было откровенно признаться в любви и причислить себя к претенденткам на его руку. Но чем больше попыток завоевать сердце Фредди терпели неудачу, тем трусливее становилась воздыхательница. И вот когда Анжелика совершенно уверилась, что он просто не способен питать романтические чувства к независимо мыслящей женщине, Фредди взял и увлекся блистательной и дерзкой маркизой Тремейн, которую не волновало ничье мнение, помимо собственного.

Когда леди Тремейн оставила Фредди ради собственного мужа, Анжелика наконец-то получила шанс. Брошенный был очень расстроен, уязвим и нуждался, чтобы кто-то занял в его жизни место маркизы. Но, придя к другу, Анжелика по глупости заявила «Я тебя предупреждала», после чего Фредди совершенно недвусмысленно потребовал оставить его в покое.

Женщина закончила одеваться. Художник ждал за дверью студии. За время их четырехлетней разлуки Фредерик утратил детскую пухлость, еще присутствовавшую в двадцать четыре года. И хотя Фредди никогда не обрести точеных черт старшего брата, Анжелика находила его очень привлекательным: мягкое лицо отражало мягкость характера. Даже будучи полнее, этот мужчина все равно казался ей невероятно милым.

– Могу я предложить тебе чашечку чая?

– Можешь, – согласилась гостья. – Но сначала я хотела бы ответить одолжением на одолжение. Снимки картины уже готовы?

– Они еще в проявочной.

– Пошли, посмотрим.

Студия находилась на верхнем этаже – для лучшего освещения. Фотолаборатория располагалась этажом ниже. Размером комнатка была не больше чулана – примерно шесть на восемь футов. В янтарном свете специального фонаря можно было различить у одной стены оборудование для проявки, раковину, ванночки, лампу для негативов, у другой – рабочий стол. На полках рядами выстроились подписанные бутылочки с химикатами.

– Когда ты устроил здесь лабораторию? – Фредди занялся фотографией после ее отъезда – точнее, после отъезда леди Тремейн. Как-то он прислал свою фотокарточку, и Анжелика хранила ее в дневнике.

– Точно не помню, но примерно в то время, когда скончался твой супруг.

– От тебя пришло очень милое соболезнование.

– Я даже не знал, что сказать. В своих письмах ты почти не упоминала о муже.

Положив ладонь на поясницу гостьи, хозяин дома легонько подтолкнул ее в проявочную. Анжелике нравилось ощущать тепло его крупной кисти, способной, тем не менее, изображать мельчайшие детали. Долгие годы она засыпала, мечтая о ласках этих сильных и умелых рук.

 – Это был брак по расчету, – запоздалое признание… – Мы жили каждый своей жизнью задолго до смерти Джанкарло.

– Я тревожился за тебя, – негромко произнес Фредерик, с тем прирожденным достоинством, за которое она так его любила. – В юности ты заявляла, что лучше остаться независимой старой девой, чем превратиться в безразличную замужнюю даму.

О, этим убеждениям недоставало стойкости. Когда оказалось, что желанного мужчину ей не получить, Анжелика вышла замуж за первого встречного и сбежала из Англии так быстро, как только могла.

– У меня все было в порядке, – ответ прозвучал резче, чем хотелось. – У меня и сейчас все хорошо.

Фредди промолчал, словно сомневался в услышанном, но не желал высказывать недоверие вслух.

Анжелика откашлялась.

– Ну что ж, показывай свои снимки.

Фотографии, каждая размером четыре на пять дюймов, висели на веревке для просушки.

– Бог ты мой, – содрогнулась женщина при виде фотокарточки с горой крыс. – Неужели такое возможно?

Ее волосы были подобраны в нетугой узел, грозящий в любую минуту рассыпаться. Или это ему хочется, чтобы волосы рассыпались? В каморке стоял запах содового проявителя и фиксажного раствора, но Фредди находился достаточно близко к Анжелике, чтобы уловить сладкий и пряный аромат цветков апельсинного дерева в ее духах.

– Слышала бы ты эти вопли! Пенни даже пришлось хлопнуть одну из барышень по щеке, чтобы успокоить.

– Не могу представить, что Пенни способен на такое.

– Он очень уверенно это проделал, – сухо заметил Фредди, хотя тогда и сам этому удивился. – А вот снимки картины.

Он включил еще один фонарь. Анжелика, прищурившись, разглядывала невысохшие фотографии.

– Понятно, что ты имел в виду, – кивнула она. – Мне действительно встречалась картина, очень похожая по стилю и исполнению. Там был изображен ангел с женским лицом – огромные белые крылья, белое одеяние и в руке белая роза. А на земле – мужчина, взирающий на ангела.

– Господи, у тебя и впрямь невероятная память.

– Спасибо, – просияла женщина. – Когда вернусь домой, загляну в дневник и посмотрю, нет ли записи об этом. Я иногда записываю, если произведение искусства меня чем-то впечатлило.

Фредди хотелось знать, заглядывает ли она в свой дневник в том же виде, в каком читает о сокровищах Британии: обнаженная, один из распущенных локонов ласкает грудь, а большой палец ноги рассеянно выписывает круги по простыне.

Их взгляды скрестились. Глаза Анжелики выжидающе блестели.

– У тебя действительно было все в порядке? – услышал он собственный вопрос.

Ее взгляд затуманился.

– Это не было слишком мучительно. Но, в любом случае, замужество ради замужества не стоило того. Я собиралась расторгнуть брак, но тут Джанкарло умер. Больше такой ошибки я не совершу.

– Хорошо, – ответил Фредди, хотя ему было больно, что подруга отдала бессмысленному союзу почти два года своей жизни, и коротко стиснул Анжелике руку. – Я рад, что ты наконец выговорилась. Не нужно скрывать от меня правду.

– Ладно, не буду, – слегка улыбнулась женщина. – У тебя есть еще вопросы, на которые требуется честный ответ?

Мужчина покраснел. Если бы она только знала… Но как можно спросить у подруги детства, не хочет ли она лечь с ним в постель? Он явственно представлял, как Анжелика разражается смехом: «Фредди, ах ты глупышка-дурашка! Как тебе такое пришло в голову?!»

– Только один, – отозвался он. – Теперь ты будешь пить чай?

Анжелика опустила глаза. А когда снова подняла их, выражение ее лица было очень спокойным. Фредерик задался вопросом, не померещилась ли ему промелькнувшая в женском взгляде тень.

– А кофе у тебя есть?

Глава 12

Вир надеялся прибыть в Хайгейт-корт раньше хозяина дома: так было бы легче вернуть в сейф зашифрованный документ и сделать слепок с крохотного ключика. К сожалению, когда маркиз помогал жене спуститься с коляски, которую леди Кингсли выслала за ними на станцию, Эдмунд Дуглас как раз выходил на крыльцо.

В уголках его губ и глаз появились морщины, некогда темные волосы большей частью поседели. Но в остальном внешность Дугласа не слишком изменилась по сравнению со свадебной фотографией. Это по-прежнему был худощавый, элегантно одетый мужчина, чьи тонкие черты сохраняли былую привлекательность.

Заметив чету Виров, он остановился с непроницаемыми, как у гадюки, глазами.

Маркиз бросил взгляд на новоиспеченную супругу. Впервые за добрый десяток лет он не смог уснуть в поезде и сквозь полуприкрытые веки наблюдал за женой.

Она не поднимала вуали, так что Вир не мог видеть выражение ее лица. Но большую часть поездки маркиза просидела, держа одну руку на горле, а другую – то сжимая, то разжимая, то сжимая, то разжимая. Время от времени она медленно поводила головой, словно пытаясь ослабить воротничок. И крайне редко позволяла вырваться шумному прерывистому вздоху.

Элиссанда была безумно напугана.

Но в тот момент, когда появился Дуглас, словно отдернулся занавес, и перед всепоглощающей важностью исполняемой роли ее страх превратился не более чем в призрак за спиной.

– О, дядюшка, здравствуйте, – приподняв юбки, Элиссанда взбежала по ступенькам и расцеловала родственника в обе щеки. – Добро пожаловать домой. Когда вы вернулись? Как съездили?

 Дуглас окинул племянницу ледяным взглядом, под которым дрогнул бы и крепкий мужчина.

– Съездил хорошо. Но десять минут назад, возвратившись и предвкушая радостное воссоединение с семьей, я обнаруживаю, что дом пуст. А миссис Рамзи повествует мне историю «Тысяча и одной ночи» о шумных празднествах и разрушениях, закончившихся вашим внезапным исчезновением.

Ее смех был легким и игристым, как бочонок шампанского.

– Ох, дядюшка, миссис Рамзи такая ворчунья. Не было никаких шумных празднеств: леди Кингсли и ее друзья очаровательные и воспитанные люди. Хотя должна признаться, что когда лорд Вир сделал мне предложение, я от волнения опрокинула один из корабликов.

Протягивая левую руку со скромной полоской обручального кольца, племянница горделиво похвасталась:

– Сэр, перед вами новоиспеченная маркиза Вир. Позвольте представить вам моего супруга.

И кивком подозвала мужа:

– Не стойте же, милорд. Подойдите и познакомьтесь с моим дядей.

Жена по-прежнему считала его непроходимым тупицей. Не будь Элиссанда так смущена, напугана и пьяна, она заметила бы разницу: маркиз совершенно не походил на себя почти весь прошлый день – и всю ночь. Но ему повезло: она быласмущена, напугана и очень, очень пьяна.

Перескакивая через ступеньку, Вир приблизился и затряс мужчине руку с азартом треплющего старый носок бассет-хаунда.

– Очень приятно, сэр.

– Вы поженились?! – отдернул ладонь Дуглас.

Вопрос был адресован скорее племяннице, но маркиз энергично вмешался.

– О да, церковь и цветы, и … Ну, и все остальное, – хохотнул он.

– Ах, сударь, ведите себя прилично, – зардевшись, шлепнула мужа по плечу Элиссанда. 

И, повернувшись к дяде, добавила более серьезным тоном:

– Простите меня. Но мы были так влюблены, что просто не могли ждать.

– Зато поспешили обратно, чтобы лично сообщить вам приятную новость, – добавил Вир. – Если честно, леди Вир переживала, как вы меня примете. Но я уверил ее, что не могу не получить вашего одобрения: с моими-то связями и моей внешностью!

И легонько толкнул жену бедром:

– Ну что, я был прав?

Элиссанда обрушила на мужа улыбку, способную повернуть к себе целое поле подсолнухов.

– Разумеется, дорогой. Мне не следовало в вас сомневаться. Больше никогда не буду.

– Элиссанда, где же твоя тетя?

Невзирая на шутливую перепалку супругов, лицо Дугласа сохраняло бесстрастное выражение. Но вот тон… За фасадом слов бурлила чудовищная ярость.

– Она в Лондоне, дядюшка, в «Браунсе», вашей любимой гостинице, окружена заботой и вниманием. 

Вир с трудом представлял себе состояние нервов жены. Элиссанда не могла знать, что муж поддержит ее ложь, но не выказывала ни капли нервозности или неуверенности.

– Более того, – вмешался он, – именно я предложил миссис Дуглас остаться в Лондоне и не подвергать свое здоровье опасности, снова отправляясь в путь. Леди Вир пришлось признать разумность этого совета.

Дуглас, прищурив глаза, зловеще безмолствовал. Вир глянул на Элиссанду. Она взирала на дядю с таким обожанием, словно тот только что пообещал свозить ее на показ дома мод в Париже.

Вот уже несколько дней маркиз считал свою жену лучшей из виденных им актрис. Но если за время их недолгого знакомства ее исполнение было неплохим, то перед дядей стало просто великолепным. Все, что Вир видел до сих пор, равнялось не более чем генеральной репетиции. Теперь же она блистала, словно гениальная примадонна на залитой светом сцене перед застывшей в креслах публикой.

– Что же мы тут стоим, – наконец промолвил Дуглас. – Давайте присядем и выпьем по чашечке чая.

Не успели они расположиться в гостиной, как лорд Вир начал смущенно ерзать. Минутой позже он крепко сжал губы, словно от этого зависела целостность его пищеварительной системы. Наконец, отирая вспотевший лоб, прохрипел:

– Прошу меня простить, я на минуточку. Мне надо… Боюсь, я должен… – и пулей вылетел из комнаты.


* * * * *

Дядя не произнес ни слова, будто маркиз был не более чем мухой, благоразумно убравшейся вон. Зато Элиссанда остро ощутила его отсутствие. Как же в ней осталось мало жизненных сил, если присутствие даже слабоумного мужа укрепляет ее смелость!

Поддавшись безумной мысли о браке как о пути к спасению, Элиссанда не предусмотрела ни того, что муж окажется бесполезным, ни встречи с дядей без какой-либо защиты. И теперь ей придется принять на себя весь тот гнев, который до сих пор обрушивался на тетю.

– Как тебе понравился Лондон? – вкрадчивым тоном осведомился дядя.

В суматохе последних суток она и внимания не обратила на Лондон.

– О, огромный, грязный, слишком людный, но, должна признать, зрелище захватывающее.

– Так говоришь, вы остановились в гостинице «Браунс»? А персоналу известно, что ты моя близкая родственница?

Сердце затрепетало чаще, чем крылышки колибри. От страха закружилась голова. До того, как тетя превратилась в полного инвалида, они часто семьей сиживали за вечерним чаем, и дядя этим же ласковым, заинтересованным тоном начинал задавать супруге такие же обычные безобидные вопросы. С каждым вопросом, словно с ударом ножа, тетины ответы становились все тише и короче, пока она совершенно не умолкала, а из глаз не начинали катиться слезы.

На этом дядя отводил жену в ее комнату, а Элиссанда убегала на самый край усадьбы, перебиралась через ограду и бежала дальше, притворяясь, что не вернется – никогда больше сюда не вернется.

– Ох, до чего я бестолковая, – простонала она. Только не заламывай руки. Пусть они спокойно лежат на коленях. – Мне и в голову не пришло, что, сошлись я на родство с вами, к нам бы относились иначе. Как неумно с моей стороны.

– Ты еще молода, научишься, – заметил мужчина. – А твой супруг – хороший ли он человек?

– Самый лучший, – пылко заверила Элиссанда. – Такой добрый и заботливый.

Поднявшись со стула, дядя подошел к окну.

– Даже не знаю, что сказать. Моя малышка выросла и вышла замуж, – задумчиво проговорил он.

Элиссанда в тонких лайковых ботиночках поджала пальцы ног. Размышляющий голос дяди всегда вызывал у нее озноб. Именно таким тоном он произносил: «Мне кажется, в библиотеке слишком много бесполезных книг» или «Твоя тетя, благослови Боже ее добрую душу, не пожалуется, но сегодня вечером, когда тебя не было дома, она очень нуждалась в твоем обществе. Ты должна хоть немного думать о ней, а не только о собственном удовольствии». Первое высказывание предшествовало уничтожению книг, после чего девушка неделю по ночам рыдала в своей спальне, а второе превратило ее почти в такую же узницу, как Рейчел.

Подали чай. Дыша осторожно, чтоб не дрожали руки, Элиссанда принялась разливать его. Лакей ушел, тихонько притворив за собой дверь.

Мужчина вернулся к столу. Племянница протянула ему чашку. Чай даже не всколыхнулся: годы дядиной науки не прошли для нее даром.

Элиссанда увидела отлетающую в сторону чашку прежде, чем почувствовала жгучую боль на щеке. Еще одна пощечина, на этот раз более сильная, сбила ее со стула. В ошеломлении Элиссанда осталась лежать там, где упала. Она всегда подозревала жестокое обращение с тетей, но на нее дядя до сих пор руку не поднимал.

Рот наполнился привкусом крови, один из зубов шатался, слезы застилали глаза.

– Вставай, – приказал мужчина.

Сморгнув слезы, Элиссанда привстала на колени. Но прежде чем она успела подняться, дядя схватил ее за шиворот, протащил через всю комнату и шмякнул об стену.

Девушка внезапно ощутила, что ее кости очень хрупкие: их легко сломать, приложив достаточное усилие.

– Считаешь себя очень умной? Надеешься так просто уйти от меня с моей женой – моейженой?!

Жесткая рука стиснула шею, перекрывая доступ воздуха.

– Не спеши, Элиссанда, подумай хорошенько!

О чем тут думать… Сейчас она была рада, как никогда, что наконец-то спасла от тирана тетушку Рейчел.

– Ты привезешь миссис Дуглас обратно, и быстренько. А если нет…

Мужчина улыбнулся, и на этот раз она не смогла сдержать дрожь. Дядя слегка ослабил хватку, но когда Элиссанда судорожно хватанула воздух, сжал еще сильнее.

– А если нет, – продолжил он, – то, боюсь, как бы с этим смазливым идиотом, которого, по твоему уверению, ты так любишь, не приключилось что-нибудь ужасное.

Сердце застыло. Девушка крепко стиснула зубы, чтобы те не стучали.

– Подумай об этом несчастном великовозрастном недоумке. Ты им уже и так бесстыдно попользовалась, вынудив дать тебе руку и имя. Он что, на самом деле, должен потерять из-за тебя конечность? Или зрение, например?

Элиссанде хотелось быть высокомерной. Ей хотелось показать мучителю, что плевала она на его угрозы. Но как можно оставаться сильной и уверенной, если нечем дышать?

– Вы не посмеете, – сдавленно выдохнула она.

– Ошибаешься, милая. Нет ничего, что я не сделал бы во имя любви.

И он говорит о любви! Так дьявол мог бы вещать о спасении души.

– Вы не любите тетю. И никогда не любили. Вы жестоко обращались с ней.

Размахнувшись, мужчина наградил ее таким ударом, что Элиссанда даже испугалась, не сломал ли он ей шею.

– Ты ничего не знаешь о любви! – рявкнул он. – Ты не знаешь, что мне пришлось… – и умолк.

Элиссанда сглотнула кровь, потрясенно глядя на него. За всю свою жизнь она не слышала, чтобы дядя повышал голос.

Похоже, тот и сам удивился своей вспышке. Несколько раз глубоко вдохнув, мужчина заговорил снова, теперь почти шепотом:

– Слушай внимательно, дорогуша: я даю тебе три дня, чтобы привезти сюда тетю. Ее место здесь, и любой суд в стране подтвердит мои супружеские права. Верни ее, и можешь радоваться своему идиоту до конца ваших дней. Или можешь до конца жизни глядеть на него – слепого и искалеченного, зная, что именно ты повинна в этих увечьях. Но помни – что бы ты ни решила, я свою жену верну…

И, подчеркивая сказанное, он сжал истерзанное горло обеими руками. Элиссанда слабо затрепыхалась. Ей необходимо вдохнуть. Оказаться бы сейчас внутри воздушного вихря, высоко в свободном небе, посреди воздуха, океана воздуха…

Воздух появился – это вернувшийся муж оторвал от нее дядю: просто поднял и отшвырнул в сторону. Прокатившись по полу, тот с грохотом опрокинул вазонную подставку. Маркиз притянул Элиссанду к себе:

– Все в порядке?

Она не смогла ответить. Только накрепко вцепилась в мужа – хоть какое-то убежище посреди бури.

 – Стыдитесь, сэр, – обратился лорд Вир к ее дяде. – Ваша племянница посвятила уходу за вашей супругой свои юные годы! И так-то вы благодарите ее за преданность?!

Дуглас негромко засмеялся.

– Мы отложили медовый месяц, чтобы навестить вас. Теперь я вижу, что это было ошибкой: вы не достойны, чтобы тратить на вас время и хорошие манеры, – распалялся маркиз. – Считайте, что мы с вами более не знакомы!

– Мне очень жаль, дорогая, – поцеловал он в лоб жену. – Нам не следовало приезжать. Но теперь вам нет нужды здесь появляться.


* * * * *

Виру с трудом удалось успокоиться и собраться с мыслями.

Он отправил с телеграфа три депеши: одну – леди Кингсли, с просьбой отслеживать любые передвижения подозреваемого, вторую – в гостиницу «Савой» для миссис Дилвин, с распоряжением перевезти миссис Дуглас в его городскую резиденцию, и последнюю – Холбруку, с запросом на наружную охрану дома.

Вроде бы все необходимое на данный момент сделано. Однако в подсознании ворочалось что-то, могущее оказаться важным связующим звеном, если бы только Виру удалось с полчаса трезво поразмыслить.

Но как раз к этому он сейчас был не способен. Повернувшись к окну телеграфного агентства, маркиз посмотрел на поднятый верх коляски, в которой, словно в норке, съежившись, сидела его жена.

Когда Вир увидел Дугласа, схватившего племянницу за горло, умом он, разумеется, понимал, что тот не собирается убивать ее прямо здесь и сейчас – это не соответствовало его манере тщательного планирования и не менее аккуратного выполнения. Тем не менее, в маркизе вспыхнула такая ярость, что пришлось призвать на помощь всю свою выдержку, чтобы не избить мерзавца до полусмерти.  

Давняя ярость, никак не находящая себе выхода.

Он покинул телеграф и забрался в коляску. Элиссанда сидела с опущенной вуалью, побелевшими от напряжения пальцами скручивая перчатки. Вир приподнял вуаль, но тут же опустил – на лице жены темнели отпечатки ладоней Дугласа.

– Я телеграфировал слугам, – объяснил он и приказал кучеру. – На станцию, Гиббонс.

Спустя несколько минут они уже стояли на перроне вокзала, вне досягаемости ушей любопытной челяди.

– Дядя часто себе такое позволял? – наконец спросил Вир.

Элиссанда покачала головой.

– Он никогда раньше не поднимал на меня руку. Но насчет тети я не уверена.

– Мне очень жаль.

Пожалуй, маркиз испытывал некое удовлетворение, притащив жену обратно в Хайгейт-корт против ее воли. Он даже злорадствовал при виде ее старательно скрываемой паники: пускай немного помучается за то, как поступила с ним.

Но сейчас Вир чувствовал себя ужасно. Нет, он ни в коем случае не простил Элиссанду, но злорадное ликование улетучилось. Даже тем вечером в зеленой гостиной ему не была столь понятна вся глубина ее страха и отчаяния.

Жена, уже натянув перчатки, теперь вертела носовой платок.

– Он хочет, чтобы я в три дня вернула тетю.

– А если нет?

Элиссанда долгое время молчала, и маркиз подтолкнул ее вопросом:

– Он что, угрожал причинить вам с миссис Дуглас какой-то вред?

Она начала наматывать платок на указательный палец.

– Нет, он угрожал причинить вред вам.

– Мне? – Вир немного удивился тому, что втянут в конфликт. – Хм-м-м, мне никто и никогда не угрожал. То есть, дамы иногда пинали меня за пролитое на них вино, и я их за это не виню…

– Он сказал, что вы поплатитесь за мою строптивость конечностью или глазами, – без утайки выпалила Элиссанда.

Сообщение застало маркиза врасплох.

– Да, не очень-то любезно с его стороны.

– Вы не боитесь? – она-то уж точно боялась. Если так пойдет и дальше, до Лондона от носового платка останутся только клочки ниток.

– Не так чтоб очень, – ответ был честным. – Но меня не слишком радует, что мистер Дуглас вначале бросается на вас, а через минуту угрожает мне самому.

Платок натянулся еще сильнее – внутри перчатки ее палец, должно быть, уже посинел.

– Что же нам делать?

Маркиз едва не улыбнулся: неужели премудрая леди Вир спрашивает совета у своего слабоумного муженька? Взяв ее за руку, он размотал платок.

– Пока не знаю, но что-нибудь придумаем. Вы считаете, мне легко причинить вред?

– Дай Бог, чтобы нет, – платок снова скрутился. – Дядя не только жесток, но и хитер. Он может навредить вам, не оставив никаких следов. Я так и не выяснила, чем он запугал тетю, что она так его боится.

Внезапно смутные мысли в подсознании Вира выстроились в четкую теорию. Эдмунд Дуглас и его утонченная жестокость. Смерть Стивена Делейни, отстоящая от этого расследования, но разительно напоминающая случай с миссис Уоттс. Упадок алмазного рудника и нужда подозреваемого в средствах, подтверждаемая как неуемным желанием проявить себя в других сферах капиталовложений, так и разоблачающими записями.

– Знаете, что мы сделаем? – маркиз довольно потер руки.

– Что? – с удивлением и одновременно надеждой в голосе спросила Элиссанда.

Ему страшно не хотелось разочаровывать жену, но…

– Поедим, вот что! Не знаю, как вы, а я на полный желудок становлюсь умнее и храбрее. Оставайтесь здесь, а я схожу в булочную. Вам что-то принести?

Хрупкие плечи поникли.

– Нет, спасибо, я не голодна. Но если уж вы идете, будьте осторожны.

Маркиз вернулся на телеграф и отправил четвертую телеграмму, на этот раз лорду Ярдли, которого Холбрук шутливо величал их предводителем. Случай с Делейни расследовался еще до присоединения к ним Холбрука, а того всегда больше интересовало нынешнее, чем прошлое.

Вир задал лорду Ярдли один-единственный вопрос: не были ли научные исследования умершего ученого как-либо связаны с синтезом искусственных алмазов?


* * * * *

Лорд Вир спал.

Похоже, у него была особая склонность засыпать в поездах, ведь всю дорогу в Шропшир он тоже продремал. Но Элиссанда не могла понять, как человек, которому угрожают серьезными увечьями, может столь беспечно к этому относиться: муж повел себя так, словно речь шла о потере, к примеру, галстука, а не жизненно важных органов.

По крайней мере, он не сболтнул при дяде, что миссис Дуглас находится в «Савое», а не в «Браунсе». Возможно, маркиз просто запамятовал, в какой гостинице они остановились, как, похоже, забыл о своем прежнем недовольстве женитьбой на Элиссанде.

Она потерла висок. Ее как всегда хитроумный дядя выбрал идеальную мишень для своих угроз. Племянница и жена понимали представляемую Дугласом опасность и были готовы предпринять все возможные меры для своего спасения.  

Но как уберечь маркиза, не сознающего, какому риску он подвергается? И все же Элиссанда обязана его защитить – хотя бы потому, что именно из-за нее он теперь подставлен под удар.

Лорд Вир вернулся из булочной перед самой посадкой и предложил супруге содержимое принесенной коробки. В ответ она, замотав головой, решительно отказалась. Но теперь, подвинувшись ближе к мужу, все же открыла упаковку. Маркиз оставил ей две булочки с изюмом и венское пирожное.

Как-то помимо своей воли Элиссанда съела обе булочки и полпирожного. Странно, но муж оказался прав: наполнив желудок, она и впрямь немного успокоилась. И, возможно, у маркиза имеются основания не бояться ее дяди: за всю свою жизнь она не видела, чтобы кто-то так поставил Эдмунда Дугласа на место, как лорд Вир.

Он такой сильный! Хорошо бы сейчас быть, как он: уверенной и спокойной.

Вздохнув, Элиссанда положила ладонь на локоть мужа.


* * * * *

Вир не ожидал ее прикосновения. И уж тем более не ожидал, что ощущение окажется таким родным и знакомым.

Некоторое время спустя Элиссанда сняла шляпку и пристроила голову ему на плечо. Маркиз открыл глаза, чтобы напомнить себе, что это всего лишь леди Вир, ставшая его женой путем обмана и принуждения. Но, даже когда он посмотрел на ее блестящие волосы и прислушался к тихому, ровному дыханию, ничто не смогло умалить сладости нечаянного полуобъятия.

Его мнение о лицемерке окончательно и обжалованию не подлежит. Кое-какие смягчающие обстоятельства не стоят внимания. Сближение между ними нежелательно и невозможно.

К удивлению Вира, следующим, что он почувствовал, было торможение поезда в Лондоне и тихие оклики Элиссанды, пытавшейся пробудить мужа от глубокого сна.

Сойдя с поезда, супруги сели в присланную за ними коляску и направились в городской дом маркиза, оставленный ему покойным дедом со стороны матери, при жизни слывшим одним из богатейших людей Британии.

Мистер Вудбридж приобрел этот дом с намерением снести его, выстроив на участке особняк повыше и побольше, но умер раньше, чем нанятый архитектор успел претворить претенциозные планы в жизнь. Вир, не видевший никакой необходимости в чем-то повыше и побольше, не стал менять конструкцию здания, ограничившись тем, что усовершенствовал водопровод и провел электричество и телефон.

Городской дом находился как раз на полпути между Гросвенор-сквер и Беркли-сквер. Это было величественное строение в классическом стиле, с устремленными ввысь ионическими колоннами и фронтоном с изображением Посейдона в запряженной морскими конями колеснице.

Приподняв вуаль, леди Вир окинула взглядом солидный особняк. Маркиз обрадовался, что с лица жены уже сошли припухлости от ударов.

– Это не «Савой», – сказала она.

– Ну да, это мой дом.

– Но ведь тетя еще в гостинице. Нужно забрать ее, если мы собираемся остановиться тут.

– Она уже здесь. Разве вы запамятовали, еще утром я сказал, что миссис Дилвин отвезет больную домой, как только тетя отдохнет?

– Вы ничего подобного не говорили.

Конечно, не говорил. Вир даже не собирался предоставлять миссис Дилвин в распоряжение ее тети. На самом деле, он намеревался держать жену вместе с ее немощной родственницей подальше от своего жилища и от остальных сфер своей жизни. Но теперь не оставалось другого выхода, кроме как привезти обеих женщин сюда.

Он похлопал Элиссанду по руке:

– Это вполне объяснимо, дорогая. Вы были немного не в себе сегодня утром – а все из-за сотерна. Пойдемте, прислуга ждет знакомства с вами.

Как только все слуги были представлены, жена захотела повидать тетю. Миссис Дилвин сопроводила ее наверх, подробно отчитываясь о проведенном миссис Дуглас дне.

Оставшийся внизу Вир, прежде чем подняться следом, просмотрел пришедшую в его отсутствие почту. По взаимной договоренности они с Холбруком избегали встреч в обществе или визитов друг к другу. Но агенты являлись членами одного и того же клуба. Сегодня Виру будет быстрее самому разыскать Холбрука в клубе, а для этого нужно переодеться в вечерний наряд.

Миссис Дилвин и маркиза стояли в коридоре под дверью хозяйской спальни.

– Может, мне вечером принести для вас обратно одну из рубашек миссис Дуглас, мэм? – спросила экономка.

Супруга нахмурилась – несвойственное ей выражение лица.

– В чем проблема? – поинтересовался маркиз.– Все ли в порядке с вашей тетей?

– Благодарю вас, она благополучна. И нет никакой проблемы, – ответила Элиссанда. – Просто я забыла уложить свои ночные рубашки, а все сорочки миссис Дуглас только что отдала в стирку.

– А что случилось с ее сорочками?

– Все до одной пропахли гвоздичным маслом. А тетя его не переносит, как и я.

– Вы правы, – заметил Вир, – никакой проблемы здесь нет. Я одолжу вам сегодня одну из своих. Они-то уж точно не пахнут гвоздичным маслом.

Прошло две секунды, прежде чем жена просияла улыбкой и ответила:

– Спасибо, но мне не хотелось бы затруднять вас, сэр.

Целых две секунды – а ведь прежде ее улыбка вспыхивала почти мгновенно.

Элиссанда боялась, что муж посягнет на нее.

В поезде, когда супруге требовалось утешение, она по собственной воле прикоснулась к нему. А когда уснула, приклонив голову к его плечу, Вир, вдыхая ее нежный и сладкий аромат, подумал…

Понадеялся, что больше не вызывает в ней отвращение.

Самое смешное, что он не собирался притрагиваться к жене. Предлагая очевидный выход из положения, Вир не намеревался воспользоваться ситуацией. Он послал бы миссис Дилвин принести рубашку из гардеробной.

Но несоразмерная реакция Элиссанды заставила его внутреннее «я» поднять очередной камень.

– Нет-нет, какое там беспокойство, – уверил он. – Идемте со мной.

Маркиз направился к себе в спальню, не оставив жене иного выбора, кроме как последовать за ним. Стягивая на ходу пиджак, Вир прошествовал в гардеробную.

– Кстати, вам понравился ваш новый дом? – поинтересовался он, снимая жилет и оглядываясь на Элиссанду.

– Очень понравился, – улыбаясь, ответила она. – Очень красивый дом.

Да, следует признать, им неплохо удается изображать приязненные супружеские отношения.

– А как миссис Дилвин? Справляется?

– Более чем, – по-прежнему улыбаясь, жена, тем не менее, остановилась перед порогом.

– Зайдите и выберите сами.

– О, я уверена, что выбранная вами прекрасно подойдет.

– Глупости, входите же.  

Элиссанда продолжала улыбаться, но перед тем как шагнуть в гардеробную, глубоко вдохнула.

Лорд Вир стащил через голову рубашку. И тут улыбка изменила ей.

У него не всегда были такие мускулы. Но на дворе стоял конец лета, а маркиз находился в Лондоне с середины апреля и каждодневно преодолевал в плавательном клубе по три мили. Так что сейчас он, пожалуй, достиг своей наилучшей физической формы. И, будучи в такой форме, имел довольно устрашающий вид.

Комната была загромождена полками, шкафами и сундуками, что делало ее укромной и обособленной. Элиссанда замерла, прислонившись спиной к комоду. Подойдя к жене, Вир положил руку рядом с ее плечом и какой-то миг постоял так – он и правда не мог отказать себе в удовольствии немного поиздеваться – прежде, чем снять с пальца кольцо и бросить на стоявший на комоде поднос.

– Ну, давай, – мягко сказал маркиз.

Элиссанда сглотнула.

– Ты же настаивала, что хочешь сама выбрать сорочку. Давай, выбирай.

В глазах жены он видел порыв поправить его, возразить, что она ничего подобного не говорила, что это его приказание. Но Элиссанда ограничилась покорным:

– Да, конечно.

В гардеробной лежали целые горы ночных рубашек: льняные, фланелевые, шелковые, из мериносовой шерсти, и все белые.

– Я возьму вот эту, – жена схватила первую попавшуюся из ближней стопки.

– Но ты же больше ни одной не потрогала. Вот, пощупай.

Вир одно за другим втискивал ей в руки ночные одеяния, приправляя сопутствующими рассуждениями о качестве и плотности ткани. Вскоре они стояли по колено в отвергнутых сорочках, и маркиз протянул жертве очередную.

Это был шелк: блестящий, гладкий, роскошный шелк, ради которого две тысячи лет назад стоило преодолеть весь путь из Чанъаня в Дамаск [45].

– Такая мягкая, – негромко заметил мужчина, – как твоя кожа.

Элиссанда нервически сжала рубашку.

– Так я могу взять эту?

– Конечно, бери. Долго же ты выбирала.

Но так просто ей от него не уйти. Вир заставил жену разжать пальцы: чтобы не мялась ткань, взял за руку и провел подушечкой большого пальца по ладони. Одарив Элиссанду одной из глупейших своих улыбок, маркиз вздохнул:

– О, да, такая же чудесная, как мне припоминается.

И припоминается, и припоминается…

Вира осенило, что этой забавой он истязает единственно самого себя.

Отпустив безвольную руку, он отступил.

– Что ж, теперь уходи.

Элиссанда посмотрела как-то нерешительно, но маркиз начал расстегивать ремень на брюках, и больше подгонять не потребовалось – жена поспешно ретировалась.

Глава 13

Холбрук щеголял подбитым глазом.

При виде следов справедливого возмездия Вир не смог сдержать улыбку.

– Итак, леди Кингсли, появившись в Лондоне, не преминула нанести тебе визит?

Собеседник осторожно потрогал синяк.

– Лучше бы она поручила это тебе. Ты бы покарал меня помягче.

– Что да, то да, – Вир подвинул по столу похожую на сигарету форму со слепком, снятым в Хайгейт-корте. – Мне нужен такой ключ.

Агенты сидели в клубе «Уайтс», расположившись как можно дальше от эркерного окна. Членам одного клуба, даже шапочно знакомым, вполне позволительно поужинать вместе, но демонстрировать встречу прохожим на Сейнт-Джеймс-стрит не было нужды.

– А что он открывает? – поинтересовался Холбрук.

– Кое-что, принадлежащее Эдмунду Дугласу.

Пряча слепок в карман, Холбрук хмыкнул.

– И что ты выяснил, навестив знакомых миссис Уоттс?

– Что Дуглас, скорее всего, убил ее.

– Собственную двоюродную бабку?

– Не думаю, что она приходилась ему двоюродной бабкой, – заметил Вир, отрезая кусочек от телячьей отбивной. – Более того, вряд ли наш подследственный – Эдмунд Дуглас.

– Где же тогда настоящий Дуглас? – приподнял бровь Холбрук.

– Предположительно? Тоже убит.

– Ты подозреваешь дядю жены в тяжких преступлениях.

– Я исключительно почтительный родственник. – Ах, если бы покойный маркиз был еще жив. «Я женился на племяннице убийцы, отец мой. Подходящая пара, вы не находите?» – Как подвигаются дела у твоих дешифровщиков?

– Успешно, но код еще не взломали.

Вир нисколько не сомневался, что власти рано или поздно арестуют Дугласа: петля все туже затягивалась на шее подозреваемого, к тому же сейчас его внимание было настолько отвлечено бегством домочадцев, что негодяй и представления не имел, как слой за слоем раскрывается его тайная жизнь. С профессиональной точки зрения, спешить было некуда. По факту вымогательства пока ни один торговец не изъявил готовности сотрудничать с полицией. А если предъявить мерзавцу обвинение в убийстве, то на поиски старых знакомых подлинного Эдмунда Дугласа, которые пожелали бы явиться из Южной Африки в Англию для дачи свидетельских показаний, понадобится время.

Однако пребывающий на свободе мнимый Дуглас способен на новые злодеяния. Когда он обнаружит, что Виру не так-то просто причинить вред, то, без сомнения, перекинет свое внимание на жену и племянницу. Уходя из дома, Вир не пылал нежными чувствами к супруге, но обида на интриганку не снимала с него ответственности за безопасность Элиссанды.

– Я хочу, чтобы ты лично взялся за это, – обратился маркиз к собеседнику.

Тот считался одним из лучших дешифровщиков в стране, если не в мире. Подобно леди Кингсли, Вир интуитивно чувствовал, что закодированный документ скрывает нечто, дающее возможность арестовать Дугласа без промедления.

Холбрук, наверняка подметивший нетерпение маркиза, откинулся на спинку стула.

– Да ну, лорд Вир, вы же знаете, как я ненавижу заниматься умственным делом.

Разумеется, на безвозмездную помощь коллеги рассчитывать не стоило.

– И что ты хочешь?

– Помнишь, я упоминал о шантаже некоей особы королевской крови? – ухмыльнулся Холбрук. – Мне до сих пор требуется надежный, первоклассный агент, чтобы вытащить упомянутую особу из беды. Но поскольку ты, как ярый республиканец, и пальцем не шевельнешь ради монархии, я не смел предлагать тебе эту миссию.

Вир вздохнул. В обычных обстоятельствах он бы отказался: помощь никчемным королевским родственникам не расценивалась маркизом как достойная трата сил. Но на сей раз придется этим заняться – хотя бы для успокоения собственной совести, все еще грызущей Вира из-за того, что сегодня он столь злорадно подставил жену под удар.

– Так что мне следует знать?

Шантажиста звали мистер Бойд Паллисер. Согласно сведениям Холбрука, Паллисер, не поладив с некоторыми невоспитанными членами общества, тревожился за свою безопасность. Его дом был тщательно защищен от возможного вторжения, и попасть внутрь можно было единственным способом – вместе с хозяином.

– Надо проиграть ему достаточно денег, чтобы он пригласил тебя к себе. Там напоишь его до потери сознания и улизнешь вместе с товаром – кстати, записи карточной игры тоже прихвати, – предложил Холбрук.

– Вот бы тебе хоть раз претворить собственные идеи в жизнь, – закатил глаза маркиз. – Мне не по душе выпивка.

– Что за чушь – да ты слона перепьешь!

В юные, а затем и молодые годы Вир мог перепить без особого для себя вреда целое стадо слонов. Но теперь его печень была более восприимчива к излишествам.

Однако за неимением времени другого способа не оставалось.

Уйдя из клуба, Вир разыскал Паллисера в одном из его излюбленных игорных заведений, и, в конце концов, поздним вечером удостоился приглашения в дом шантажиста в Челси. Это стоило маркизу бешеного проигрыша, выпитого рома в количестве, достаточном для плавания «Кампании» [46], и идиотских выходок, шокировавших его самого.

Они пили. И пели. И чуть не завалились к шлюхам. В какой-то момент Паллисер, опасно пошатываясь, отодвинул от стены антикварный шкафчик, открыв позади него дверцу сейфа. Затем, предварительно обхлопав все карманы, снял с шеи цепочку, открыл сейф и достал оттуда нефритовую статуэтку, столь изощренно непристойную, что Вир, в состоянии глубокого опьянения, целую минуту вглядывался в фигурку, прежде чем одобрительно крякнуть. Когда Паллисер прятал безделушку обратно, маркиз заметил в сейфе связку писем.

Оставалось только напоить шантажиста до беспамятства, забрать требуемое и убраться восвояси. Но заветная цель становилась тем отдаленнее, чем сильнее пьянел Вир. Из-за досадной манеры хозяина дома не сводить глаз с собутыльника, пока тот не опорожнит стакан, было невозможно выливать содержимое в ближайший вазон.

Паллисер, потянувшись за стоявшей на столе бутылкой рома, опрокинул оловянный кубок, который со стуком покатился по полу.

– Ты слышал? – спросил Вир.

– Конечно, слышал.

– Нет, не это, что-то еще, – нетвердо поднялся на ноги маркиз, пытаясь поднять кубок, но только зацепил неизвестно откуда возникший на пути стул. Тот грохнулся на пол.

– Ты слышал?

– Понятное дело, слышал! – раздраженно кивнул Паллисер.

– Нет, что-то другое.

Опираясь на трость, хозяин дома выпрямился, прислушался, затем взмахнул руками:

– Ничего не слышу.

Трость сбросила с полки мраморный бюст, вдребезги разбившийся об пол.

– Вот черт!

– Тише, – шикнул Вир. – Там драка.

– Где? Я не слышу ни звука.

Отступив назад, Вир опрокинул приставной столик, рухнувший со страшным грохотом.

– Кажется, сюда кто-то бежит.

– Давно пора – тут полный бардак! Надо сию же минуту прибраться. И вообще…

В распахнувшуюся дверь ворвался незнакомец с револьвером в руке. Виру показалось, что мужчина поднимает оружие ужасно долго. Или это его восприятие и рефлексы так замедлились? Вир бросил взгляд на Паллисера – тот даже не заметил незваного гостя, с бессмысленным видом пялясь на останки мраморного бюста.

Налетчик выстрелил. Звук едва проник в вязкое, словно клей, сознание Вира. Спокойно и немного отрешенно он наблюдал, как хозяин дома валится на пол. Пуля пробила левую часть груди, оставив аккуратную дырочку как раз в середине пышного пиона в петлице.

Убийца повернулся к Виру, одновременно спустив курок. Маркиз, присев, резко отклонился. Острая боль в правом плече разом разбудила все усыпленные ромом инстинкты. Рука нашарила оловянный кубок.

Брошенный сосуд попал нападавшему прямехонько в лоб. Вскрикнув, мужчина согнулся. Прежде, чем он успел очухаться, в него полетел стул. А затем Вир со всей силы двинул его приставным столиком.

Преступник кучей повалился на пол. В коридоре послышался топот, и маркиз приник к стене. Но это были всего лишь слуги – не телохранители, а пара взволнованных и растерянных лакеев.

– Ты, беги скорее за доктором, – приказал Вир одному из них, хотя по всем признакам Паллисер был мертв. Лакей умчался.

– А ты – за констеблем, – велел маркиз оставшемуся.

– Но мистер Паллисер не хотел иметь дел с полицией.

– Тогда беги за кем-нибудь, с кем хозяин хотел иметь дело, если его подстрелят.

– Я не знаю, сэр, я здесь новенький, – колебался слуга.

– Значит, веди констебля!

Избавившись от второго лакея и убедившись, что больше никто не спешит посмотреть на кровавую сцену, Вир стащил цепочку с безжизненной головы убитого. Обмотав ключ платком – полиция уже научилась работать с отпечатками пальцев – маркиз открыл сейф и достал связку.

Просмотрел – да, обнародование было бы крайне нежелательно – и пересчитал письма. Семь, ровно столько и требовалось найти.

 С собой Вир принес другую пачку посланий того же автора, но совершенно невинного содержания. Подменив связку, он положил добычу в карман и вернул ключ на тело Паллисера.

Только после этого маркиз взглянул на правое плечо. Пуля задела верхнюю часть руки – похоже, просто царапина. Он займется раной позже, вернувшись в уют и уединение собственного жилища.

А вот отсюда пора убираться, не дожидаясь появления доктора, констебля или кого бы то ни было.

Уже возле самого дома Вир сообразил, что ему следовало отправиться на одну из явочных квартир Холбрука. Он не забыл избавиться от парика, усов и очков, которые были частью его сегодняшнего маскарада, но упустил из виду, что нельзя появляться дома раненным. А теперь он так плохо соображает и настолько устал, что просто не в силах тащиться еще куда-то. Покачнувшись, Вир решил, что, раненному или нет, ему лучше войти.

Скривившись, маркиз отпер дверь. Поскольку он был левшой, рана в правой руке не слишком его затрудняла – но болела все сильнее.

Вдалеке часы пробили четверть пятого утра. Вир с трудом поднялся в свою комнату и зажег слабый, только чтобы видеть, свет. Связка писем немедленно отправилась в запираемое отделение большого шкафа. Немедленно– то есть, как только удалось попасть ключом в замочную скважину. Утром горничные обнаружат вокруг нее не одну царапину.

Кряхтя, Вир снял сюртук. С жилетом затруднений не возникло, а вот ткань рубашки прилипла к ране, и маркиз застонал, отдирая рукав.

Все оказалось хуже, чем он думал: пуля вырвала кусок мышцы. Так, сейчас он сделает, что сможет, и отправится в постель. А когда проснется – если тут же не помрет с похмелья – пошлет за Нидхемом, одним из агентов Холбрука и вдобавок практикующим врачом.

Намочив водой из стоявшего на умывальнике кувшина несколько носовых платков, Вир вытер запекшуюся вокруг раны кровь. Среди бритвенных принадлежностей имелась бутылочка с очищенным спиртом, и маркиз щедро оросил из нее еще один платок.

Жжение спирта заставило мужчину со свистом втянуть воздух. Заболела голова – теперь, когда подъем сил перед лицом опасности миновал, количество выпитого алкоголя снова давало о себе знать. Еще повезет, если он не свалится прямо на пол.

Внезапно Вир замер. Он не распознал, что именно услышал, но, похоже, не он один бодрствует в этом доме посреди ночи.

Маркиз обернулся. Межкомнатная дверь открылась, и на пороге, облаченная в его ночную рубашку, волочащуюся по полу, появилась жена. Удивительно, но алкогольные пары, туманящие зрение, не помешали заметить, как льнет к упругим грудям шелковая ткань и как отвердели от ночной прохлады острые соски.

– Уже так поздно, и я беспокоилась. Я думала… Что случилось? – ахнула Элиссанда. – Это мой дядя?..

– Нет-нет, ничего подобного. Кэбмен пытался отнять у меня бумажник, но я не отдал. Тогда он выхватил пистолет и начал им размахивать. Тот случайно выстрелил, негодяй тут же дал деру, а мне пришлось остаток дороги домой идти пешком.

Замечательно складная ложь, которой Вир и не ожидал от себя в эту минуту. Можно собой гордиться.

Элиссанда посмотрела на мужа так, словно тот сообщил, что разгуливал по улицам голый, да еще пританцовывая. Вира раздосадовала такая реакция: во взгляде жены читалось предположение, что именно он учудил какую-то несусветную глупость, следствием которой явилось ранение. Но ведь кэбмены действительно иногда грабят своих пассажиров. Даже деревенской дурочке, вроде его благоверной, под силу вообразить подобное развитие событий.

Маркиз снова занялся рукой, плеснув на платок еще немного спирта. Приблизившись, жена забрала тряпицу со словами:

– Я помогу.

Как любезно с ее стороны… Но Вир покинул дом отнюдь не в доброжелательном настроении, и за последующие часы оно нисколько не улучшилось.

Я не такой дурак, чтоб не суметь обработать обычную пулевую рану.

Элиссанда юркнула к себе и вернулась с нижней юбкой, разорванной на полосы. Вир протянул ей найденную тем временем баночку с борной мазью. Жена взглянула на мазь, затем на мужа с явным удивлением – еще одно свидетельство того, что в ее глазах он по-прежнему непроходимый болван, если любое мало-мальски разумное действие с его стороны так ее изумляет.

Сделав свет поярче, Элиссанда распределила мазь по лоскуту, наложила его на рану и забинтовала. Затем проворно вытерла с пола пятна и собрала запачканную кровью одежду.

– Я слышала, что в Лондоне опасно. Но никогда не предполагала, что до такой степени – что законопослушные джентльмены подвергаются риску, просто выйдя на улицу, – заговорила она, запихивая вещи в вечерний сюртук маркиза и связывая узел рукавами. – И где же вы были, когда вас подстрелили?

– Я не… я не уверен.

– А где вы были до того, как взяли кэб?

– О… точно не помню.

– А с вами что, часто такое случается? – нахмурилась жена. – Вы даже не выглядите испуганным.

Виру хотелось, чтобы его оставили в покое. Только перекрестного допроса не хватало.

– Нет, конечно, не часто. – В большинстве случаев – подавляющем большинстве случаев – он выполнял задание с наименьшими осложнениями и без всякого кровопролития. – Я хватил лишку, только и всего.

– Какой же кэбмен носит при себе пистолет? – не унималась Элиссанда.

– Наверное, тот, кто ездит в три часа ночи, – все больше раздражаясь от расспросов, бросил маркиз.

Жена поджала губы.

– Не шутите, пожалуйста. Вас могли убить.

Эта лицемерная заботливость разозлила Вира.

– Думаю, ты была бы не прочь сделаться вдовой, – огрызнулся он, больше не в силах выбирать слова.

Выражение ее лица тут же изменилось, приобретя настороженность, из-под которой проглядывали тревога и потрясение.

– Прошу прощения?

– Ты же строила глазки Фредди, а не мне. Я ведь не настолько глуп.

Элиссанда сцепила руки.

– Я не строила глазки лорду Фредерику.

– Строила глазки, выказывала предпочтение – какая разница? И коль уж мы затронули эту тему, я не испытываю признательности за то, что ты принудила меня к браку.

Жена прикусила нижнюю губу.

– Я сожалею, – сказала она. – Правда, сожалею. И постараюсь загладить свою вину.

Слова, слова, слова – красивые, будто мотыльки, и такие же эфемерные. Если бы не она, ему не пришлось бы сегодня хлестать этот мерзкий ром. Вир страдал ради нее: чтобы Холбрук поднял свою ленивую задницу и расшифровал документ, чтобы поскорее арестовали ее преступного родственничка, чтобы освободить ее и недужную тетку от злобных угроз.

И какова благодарность? Я постараюсьзагладить свою вину?!

– Ну, так давай – заглаживай.

Элиссанда отпрянула.

Вир был настолько пьян, что не должен был озаботиться такой реакцией. Но чем пугливей жена отшатывалась от него, тем больнее жгли воспоминания о ее вчерашней сладостной готовности.

– Раздевайся, – приказал он.


* * * * *

Муж оказался опасно пьян.

Мощное полуобнаженное тело приковывало к себе внимание. Однажды в книге по античному искусству Элиссанда наткнулась на изображение статуи Посейдона. Девушка восхищенно рассматривала фигуру, воплощавшую греческий идеал мужских форм, однако сочла ее ничем иным, как порождением фантазии и мастерства древнего скульптора, не имеющим отношения к действительности.

Пока не увидела этого мужчину. Маркиз обладал столь же совершенным телом и рельефными мышцами. И упругими ягодицами тех же прекрасных очертаний, которые – по крайней мере, у Посейдона – произвели на Элиссанду неизгладимое впечатление.

А поза, в которой он остановился: слегка откинув голову, вытянувшись в обольстительную линию – просто загляденье. Внешне ее супруг безупречен – возбуждающе мускулист и гармоничен.

Засмотревшись, Элиссанда не расслышала сказанных им слов.

– Что?

– Я хочу, чтобы ты сняла одежду, – будничным тоном повторил Вир.

Элиссанда потеряла дар речи.

– Разве я не видел тебя раньше? Мы ведь женаты, припоминаешь? 

Она прокашлялась.

– Это и правда искупит вину за мой обман?

– Боюсь, вряд ли. Хотя может сделать наш брак чуть более приемлемым – если я не буду забывать о прерывании.

– А что… Что это – прерывание?

– Ну, раз ты такой знаток Библии, первым, кажется, был Онан? Да, точно он, мерзавец этакий. Он именно так и делал.

– Изливал семя на землю?

– Надо же, какая замечательная у тебя память. Вся Песнь Песней, а теперь и первая книга Моисея.

Еще бы – Библия была одной из немногих англоязычных книг, оставленных дядей в доме.

– Да-а, – продолжал Вир, – неплохо будет отыметь тебя и излить свое семя на сторону. Но заметь – не на землю. Может, на твой мягонький животик. А может, на твою великолепную грудь. А если у меня будет по-настоящему плохое настроение, я, возможно, заставлю тебя проглотить его.

Элиссанда сморгнула, но не спросила, не шутит ли муж – надо полагать, не шутит.

После всего, что она натворила, маркиз вел себя вполне прилично с ней самой и очень мило с ее тетей. Он был замечательно решительным с дядей. И Элиссанда безоговорочно поверила в надежность и силу этого мужчины, уснув подле него в поезде.

Но когда вечером полураздетый лорд Вир затащил ее в глубины гардеробной, она испугалась:  слишком свежо было воспоминание о причиненной им боли. Сейчас этот страх вернулся. Разве со стороны мужа правильно требовать, чтобы она сняла одежду, при таком явно сердитом, а не любовном настроении?

– Вы уверены, – промямлила Элиссанда, – что не хотите отдохнуть?

– Разве я сию минуту не сказал, что желаю видеть тебя раздетой? – приподнял бровь маркиз.

– Но вы ведь ранены… и уже пять часов утра.

– Ты еще многого не знаешь о мужчинах, если рассчитываешь, что какая-то царапина на руке мне помешает. Давай, снимай с себя все и ложись в постель.

Ее голос становился все тише и тише:

– Сейчас, пожалуй, не лучшее время… В вас больше рома, чем в трюме пиратского корабля, и вы…

– И я хочу спать со своей законной супругой.

Элиссанда не подозревала, что муж может говорить таким тоном: слова звучали властно и весомо. Он не угрожал, но твердо давал понять, что жена не вправе отказывать.

Медленно выдохнув, Элиссанда направилась к кровати и скользнула под одеяло. Оказавшись в постели, она постаралась как можно незаметнее стянуть ночную рубашку, а затем, в знак повиновения, бросила ее рядом с кроватью.

Первое, что сделал муж – сдернул одеяло, полностью ее обнажив. Элиссанда закусила губу, заставляя себя не скорчиться от стыда.

Учащенно дыша, мужчина окинул обольстительное тело алчным взглядом.

– Раздвинь ноги, – мурлыкнул он.

– Нет!

– Ничего, раздвинешь, – ухмыльнулся Вир, потянувшись левой рукой к ширинке.

Пока он снимал брюки, Элиссанда закрыла глаза. Прогнулся матрас – это муж присоединился к ней в постели. Какое потрясение: их вытянувшиеся рядом обнаженные тела касаются друг друга везде.  

Везде.

– О да, покрепче зажмурься и вообрази, что это Фредди, – шепнул маркиз, горячим дыханием посылая ее нервам пронзительно-острые импульсы.

Элиссанда замотала головой и невольно охнула, когда обжигающие губы провели по уху. Он поцеловал ее у основания шеи, а затем прикусил это же местечко – собственническим, сердитым укусом.

Но больно не было. Наоборот, внутри похолодело от необъяснимого всплеска удовольствия.

– А теперь представь, что это Фредди ласкает твою пышную грудь, – продолжал муж, полуцелуя, полупокусывая ключицу.

Элиссанда снова покрутила головой. Его язвительная напористость что-то творила с ней – пробуждала нечто дикое, откликающееся на излучаемую им властность и силу: хмельную, грубую и очень мужскую.

– По-твоему, Фредди по ночам томится без сна, мечтая о твоих набухших сосках?

Элиссанда замерла от возмущения – это уже слишком. Она посмотрела мужу в глаза – силы небесные, не эти ли глаза были причиной ее восторженного лепета в брачную ночь о бриллианте «Надежда»?

– Я вовсе так не думаю.

– Он, может, и нет, – шепнул муж. – А вот я – да.

И, наклонившись, захватил сосок губами.

Наслаждение было столь острым, что казалось даже болезненным.

Он легонько поочередно втягивал соски, вынуждая Элиссанду выгибаться дугой и задыхаться. Наконец подняв голову, муж лизнул ее под грудью и начал спускаться ниже, лаская губами живот. Язык скользнул в ямку пупка, заставив ее охнуть.

Элиссанда не думала, что он зайдет дальше, но Вир доказал, что она ошибается. В смятении она сжалась – он ведь не намерен … Разве Господь не истребил Содом и Гоморру за подобные прегрешения?

 Но муж был намерен. Раздвинув мягкие бедра, он принялся покусывать внутреннюю сторону.

– Нет, прошу тебя, не надо…

–Ш-ш-ш, – шикнул мужчина, накрывая ее жаркую плоть губами.

Никогда раньше Элиссанде так действенно не затыкали рот. Он поглощал ее. Он упивался ею. Он пиршествовал. Ее охватило смятение, затем возбуждение, затем невыносимое вожделение. А муж распалял вспыхнувшую страсть все сильней и сильней, не щадя деликатные чувства, не заботясь о ее стремлении сохранять благопристойное молчание.

Он не останавливался, пока Элиссанда не заметалась по постели, закусив покрывало, чтобы криками не разбудить весь дом.

Но и это был не конец. Неприлично широко разведя и приподняв ее бедра, любовник вторгся в нее. Господи, какой же он огромный и напористый! На миг Элиссанду парализовало воспоминание о прежней боли – но в этот раз не ощущалось даже неудобства. Муж был само терпение, умение и самообладание. И оказалось, что ей по-прежнему хочется еще – больше этого мужчины, больше наслаждения, больше их умопомрачительного соития.

– Открой глаза, – приказал Вир.

Элиссанда и не поняла, что снова закрыла глаза – чтобы острее чувствовать происходящее с ней, это странное, затягивающее ощущение блаженной наполненности.

– Открой глаза и посмотри на меня.

Она повиновалась. Муж вышел из нее и снова погрузился – медленно-медленно, продвигаясь все глубже и глубже. И когда ей показалось, что дальше уже некуда – еще глубже.

Элиссанда задохнулась от наслаждения и от интимности соития – взглядом навалившийся мужчина удерживал ее взгляд.

– Без притворства, – мягко сказал он. – Ты видишь, кто с тобой?

И вонзился в нее снова. Женщина не могла отвечать – только еще разок охнула.

Муж возвышался над нею, как божество – могущественное, прекрасное, бессмертное. Свет выделял золотистые пряди в его волосах. Тьма подчеркивала совершенные очертания мощного тела. Свет и тьма смешивались в его взгляде: ослепительное желание и мрачный гнев – но было что-то еще. Что-то знакомое.

Элиссанда узнала, потому что не однажды замечала это в зеркале: горькое, тоскливое одиночество.

Ее руки, до сих пор цеплявшиеся за простыни, скользнули по рукам мужа.

– Я и не воображала никого, кроме тебя.

Теперь уже он, со стоном и исказившимся лицом, прикрыл веки. Последовав примеру любовника, Элиссанда бросилась в водоворот ощущений. Волны хаоса накатывали и нарастали, пока не грянул взрыв. Она еще трепетала от сладостных содроганий, когда муж наконец утратил над собою контроль. С силою, способной столкнуть на воду океанский лайнер, он обрушился на нее и сотрясся, будто от боли – нестерпимой, умопомрачительной.

Открыв глаза, Элиссанда увидела, как маркиз смотрит на нее – словно на проклятое сокровище. Приподняв руку, Вир провел пальцем по ее брови.

– Теперь ты моя, – тихо произнес он.

И она вздрогнула, словно от холода.

Элиссанда запоздало заметила на повязке пятно – опять закровоточила рана.

– Твоя рука, – непослушный голос дрожал.

Бросив взгляд на повязку, маркиз потрепал жену по щеке.

– Разве я могу заставить себя оторваться от вас, дражайшая леди Вир? Кстати, ты заметила, что я не прервался? Вот и я не заметил. Полагаю, судьба человечества не поставлена этой оплошностью под угрозу.

Элиссанда смущенно вспыхнула. Кто он? Этот мужчина не был тем неуклюжим пустомелей, за которого она вышла замуж. Его слова были разящими, словно ножи, а любовные ласки – победными, как Ватерлоо.

– Твоя рука, – с пылающими щеками настойчиво повторила она.

– Ну ладно, – вздохнул муж. – Будь по-твоему.

– Закрой глаза, – попросила Элиссанда, когда их тела разъединились. – Пожалуйста.

Он снова вздохнул, но послушался. Элиссанда накинула ночную рубашку и разорвала на полосы еще одну нижнюю юбку. Достав из шкафа чистый платок, она положила на него мазь и заставила Вира сесть, чтобы перевязать как следует.

– Подмойся смесью кипяченой воды и винного уксуса, – сказал маркиз, когда жена затягивала узел на новой повязке. – Все, что тебе понадобится, можно купить в аптеке Макгоннагала, недалеко от площади Пикадилли.

Элиссанда посмотрела на мужа, не понимая, к чему он клонит.

– Ты же не хочешь произвести на свет недоумка, правда? – тон казался дружелюбным, но язвительный оттенок трудно было не заметить.

Мужчина, которого она знала, никогда бы не отозвался о себе, как о недоумке, будучи непоколебимо и самозабвенно довольным собою. Так что же, это все притворство?

– Женщины используют воду с уксусом, если не хотят забеременеть?

– Помимо прочего.

– Похоже, ты неплохо осведомлен в подобных вещах.

– Достаточно, – отозвался муж, снова укладываясь. – Спрячь одежду под кровать, а утром пошли за врачом Юджином Нидхемом, который практикует на Юстон-роуд. Он же избавится от вещей.

Элиссанда задвинула узел и погасила свет. Затем остановилась посреди темной комнаты, пытаясь осознать происшедшее и установить момент, когда ее безобидный супруг превратился в этого властного и немного пугающего незнакомца.

– Уходи, – буркнул с постели маркиз.

– Ты… ты по-прежнему зол на меня?

– Я зол на судьбу. Ты всего лишь удобная замена. Теперь ступай.

Элиссанда поспешно вышла.

Глава 14

– Какой прелестный садик, – прошелестела тетушка Рейчел.

Позади дома лорда Вира располагался небольшой частный парк, в который имели доступ исключительно жильцы близлежащих особняков, что было, по словам миссис Дилвин, счастливым и нетипичным для Лондона преимуществом. Раскидистые кроны нескольких великолепных шестидесятифутовых платанов предлагали приятную тень гуляющим. Выложенная плитами дорожка разделяла надвое аккуратно подстриженную лужайку. Неподалеку весело журчал трехъярусный итальянский фонтанчик.

Миссис Дилвин посоветовала ежедневно выбираться на свежий воздух. Элиссанда, полная решимости правильно ухаживать за подопечной, приготовилась к долгим упрашиваниям, чтобы выманить ту из постели. К ее удивлению, тетя сразу же согласилась облачиться в голубое дневное платье.

Больную усадили в кресло, которое затем двое внушительного сложения слуг вынесли в садик.

Поймав слетевший с платана лист, Элиссанда протянула его тете.

– Какая красота, – восхитилась женщина, благоговейно созерцая этот обыкновеннейший листок.

При виде скатившейся по пергаментному лицу слезы ответ застыл у Элиссанды на губах.

– Спасибо тебе, Элли, – обернувшись, поблагодарила Рейчел племянницу.

Элиссанду охватила паника. Это убежище, безопасность и зеленый рай посреди Лондона – вся эта благодать, которую, по мнению тети, они обрели, была не прочнее мыльного пузыря.

«Нет ничего, что я не сделал бы во имя любви. Ничего».

Слово «любовь» в устах дяди звучало устрашающе. Он готов состязаться в изуверстве с самим дьяволом, только чтобы вернуть жену под свою власть.

«Боюсь, как бы с этим смазливым идиотом, которого, по твоему уверению, ты так любишь, не приключилось что-нибудь ужасное».

С тем самым смазливым идиотом, который в предрассветной тьме в высшей степени убедительно заявил свои права на Элиссанду.

Только лорд Вир вовсе не идиот, не правда ли? Он был зол, циничен и говорил просто оскорбительные вещи – но отнюдь не был глуп. Муж совершенно ясно понимал, как Элиссанда с ним обошлась, что вызывало закономерный вопрос: не притворяется ли маркиз, подобно ей самой, тем, кем на самом деле не является?

Эта мысль, словно крючок, засела в Элиссандином сердце, дергая его в непредсказуемых направлениях.

Золотистое сияние его кожи. Будоражащее удовольствие от сердитого укуса в плечо. Греховное возбуждение от напора мужской плоти, решительно погружающейся в нее.

Но прежде всего – исходящая от мужа необузданная мощь.

«Сними одежду».

Ей хотелось, чтобы это повторилось.

Рука взметнулась к шее, кончики пальцев прижали трепыхающуюся жилку.

Возможно ли? Неужели, вопреки всякому вероятию, в порыве отчаяния Элиссанда избрала мужчину, хитроумием подобного Одиссею, красотой – Ахиллу, а любовным умением – Парису?

И дядя угрожает ему страшными увечьями.

Остается всего два дня.


* * * * *

Явившийся утром Нидхем перевязал рану и удалился, унося с собой как связку писем из сейфа Паллисера, так и узел с окровавленной одеждой – и все без единого слова. Старый добрый Нидхем…

К середине дня Вир уже был в состоянии подняться с постели, не испытывая немедленного желания приставить к виску дуло и спустить курок. Он позвонил, чтобы принесли чай и гренки.

Но после стука в дверь в комнату вошел не кто иной, как его вечно улыбающаяся супруга.

– Как ты, Пенни?

О нет, как раз ее видеть совсем не хочется. Только не сейчас, когда все, что осталось в памяти из предрассветных часов – это безрассудное извержение в трепещущее женское тело. Маркиз заключил, что жена, должно быть, помогала обработать рану, и он мог дать ей указание вызвать Нидхема. Но как они перешли от такого далекого от эротики занятия, как перевязка пулевого ранения, к тому безудержному исступленному соитию, вспоминая о котором Вир чуть не краснел?

Ну что ж, делать нечего – придется выкручиваться.

– О, привет, дорогая. Ты, как всегда, свежа и обворожительна.

На Элиссанде было белое платье – строгий и сдержанный фон для невинной улыбки. По-модному зауженная юбка тесно облегала бедра, прежде чем спуститься к полу скромной колонной.

– Ты уверен, что чувствуешь себя достаточно хорошо, чтобы поесть?

– Вполне. Умираю с голоду.

Маркиза хлопнула в ладоши. Вошедшая служанка поставила поднос и, сделав книксен, удалилась.

– Как твоя рука? – принялась наливать чай жена.

– Болит.

– А голова?

– Тоже болит. Но уже меньше, – Вир жадно выпил предложенный чай, не забыв немного расплескать на халат. – Ты не знаешь, что со мной случилось? Я имею в виду руку. Голова-то у меня всегда болит после излишка виски.

– Это был ром, – поправила супруга. – И ты рассказывал, что тебя подстрелил кэбмен.

Глупо с его стороны, не следовало вдаваться в подробности.

– Ты уверена? – переспросил маркиз. – Я же терпеть не могу ром.

– А где ты был прошлой ночью? – наливая и себе чашку чая, поинтересовалась Элиссанда с настойчивой заботливостью. – И что ты делал на улице в такой поздний час?

Ах, так она явилась допросить его…

– Совсем запамятовал.

Жена неторопливо размешивала сахар и сливки.

– И ты не помнишь, что в тебя стреляли?

Нет, так не пойдет. Он гораздо лучше справляется в нападении.

– Но ведь тебе, дорогая, как никому другому, известно пагубное влияние крепких напитков на память!

– Прости, ты о чем?

– Ты помнишь хоть что-то из нашей брачной ночи?

Помешивание прекратилось.

– Ну, разумеется, помню… кое-что.

– Ты твердила, что с моих губ каплет пчелиный воск. Я раньше ни от кого не слышал, что с моих губ каплет воск.

Надо отдать жене должное – поднеся чашку ко рту, она сделала глоток и не поперхнулась.

– Имеешь в виду сотовый мед?

– Не расслышал – что ты сказала?

– Не пчелиный воск, а сотовый мед.

– Ну да, я о том же. «Мед и молоко под языком твоим, – говорила ты, – и благоухание одежды твоей подобно благоуханию»… Хм-м-м, как там было дальше? Синая? Сирии? Дамаска?

– Ливана…

– Точно! А когда я тебя раздел, – вздохнул Вир с крайне самодовольным видом, – на тебя было даже приятнее смотреть, чем на ту дамочку на картине Делакруа, украденной твоим отцом. Как думаешь, может, тебе в таком же виде попозировать Фредди? И не для малюсенькой картинки – я настаиваю на полотне в полный рост! Повесим его в гостиной.

– Но это вышло бы за рамки приличий.

Улыбка жены начала приобретать хорошо знакомую Виру преувеличенную яркость. Вот и славно, значит, он все правильно делает.

– А-а, плевать. Зато как будет здорово показывать тебя моим приятелям, – прищурился маркиз на Элиссанду. – Да они просто слюной изойдут!

– Ну-ну, Пенни – увещевала супруга несколько напряженным тоном. – Нам не следует тыкать свое семейное счастье в лицо друзьям.

В гораздо лучшем расположении духа Вир съел четыре гренки. Когда он насытился, жена предложила:

– Давай сменим повязку. Доктор Нидхем велел сделать это днем, а затем еще на ночь.

Вир закатал рукав халата. Элиссанда осмотрела и перевязала рану. Маркиз уже опускал рукав, когда жена остановила его, спросив:

– А это что?

Пальцы легко коснулись нескольких небольших отметин в форме полумесяца выше локтя.

– По мне, так похоже на следы от ногтей.

– Кэбмен хватал тебя за руку?

– Хм-м-м, скорее, это дело рук женщины, объятой страстью – когда прелестница прижимается к любовнику, впиваясь пальцами в его плоть. Вы что же, леди Вир, воспользовались моим беспамятством? – ухмыльнулся маркиз жене.

– Вы сами этого добивались, сударь, – зарумянилась та.

– Я? Господи, а ведь мог случиться полный конфуз! Когда мужчина перебрал, у него частенько бывают проблемы на старте, а иногда дело не доходит до финиша.

Элиссанда ухватилась за горло.

– Что ж, у вас не возникло затруднений ни с тем, ни с другим.

Маркиз расцвел.

– О, это свидетельство вашего очарования, сударыня. Хотя должен заметить, если и дальше двигаться с тем же усердием, нас ожидает скорое прибавление семейства.

Мысль, обращавшая его в соляной столп.

– А вы желали бы прибавления в семействе? – спросила жена так, словно эта идея только что пришла ей на ум.

– Ну, разумеется, как и всякий мужчина. Во славу Господа нашего и отечества, – рассеянно ответил маркиз, просматривая принесенную с чаем почту.

Когда он снова поднял глаза, Элиссанда сидела с престранным выражением лица. Вир тут же заволновался, что каким-то высказыванием выдал себя, но не мог сообразить, каким именно.

– Взгляни, Фредди приглашает нас сегодня к чаю в гостиницу «Савой». Соглашаться?

– Да, – жена выдала невиданную им доселе улыбку. – Непременно пойдем.


* * * * *

С террасы гостиницы «Савой» открывался вид на Темзу и пронзающую небо как раз позади гостиничного парка «Иглу Клеопатры» [47]. По водной глади постоянно курсировали многочисленные пароходы и баржи. Ясное по лондонским меркам небо, казалось задымленным еще не привыкшей к грязному воздуху большого города Элиссанде.

Ночные откровения

Лорд Фредерик привел с собою миссис Каналетто, подругу детства обоих братьев, которые обращались к ней просто по имени. Несколькими годами старше Элиссанды, новая знакомая была очень общительной и, хотя не излучала такой неистощимый энтузиазм, как мисс Кингсли и ее друзья, выказывала дружелюбие и благожелательность.

– Вы бывали в театре, леди Вир? – спросила миссис Каналетто.

– Нет, не имела удовольствия.

– Тогда Пенни должен непременно сводить вас на представление в театр «Савой» [48].

Элиссандин муж выжидающе посмотрел на миссис Каналетто:

– Всего один-единственный совет, Анжелика? Ведь ты обычно даешь нам массу распоряжений по любому поводу.

– Это потому, Пенни, что тебя я знаю с трехлетнего возраста, – засмеялась женщина.– Когда нашему знакомству с леди Вир сравняется двадцать шесть лет, не сомневайся, я и для нее не поскуплюсь на указания.

Элиссанда поинтересовалась у миссис Каналетто, бывала ли та на Капри во время поездки в Италию. Собеседница не бывала, но лорд Вир и лорд Фредерик посещали этот остров, когда после завершения младшим из братьев учебы в Оксфорде отправились в турне по континенту.

Маркиз принялся рассказывать об увиденном, а подруга детства то и дело добродушно поправляла его: легендарный замок Нойшванштайн в Болгарии, выстроенный сумасшедшим графом Зигфридом (это в Баварии, Пенни, и построил его король Людвиг ІІ, который, может, вовсе и не сумасшедший); падающая башня в Сиене (в Пизе); Пурпурный грот на Капри (Черный грот, Пенни).

– Неужели Черный?

– Анжелика дразнит тебя, – вмешался младший брат. – Голубой грот.

Лорд Вир, ничуть не обескураженный, вещал дальше. Разглагольствуя, он уронил носовой платок в розетку с джемом, опрокинул изящную цветочную вазу на блюдо с пышками, а одно из печений вырвалось у него из руки и, пролетев футов десять, приземлилось как раз посреди розовых страусовых перьев чьей-то экстравагантной шляпки.

Лорд Фредерик и миссис Каналетто, похоже, не находили необычными ни словоохотливость лорда Вира, ни его неуклюжесть. Но Элиссанде все эти речи и поступки казались чрезмерными, словно муж пытался сгладить выказанный в предрассветные часы проблеск язвительного ума, выставляя себя абсолютно пустоголовым – и на редкость неуклюжим. Не затем ли, чтобы ослабить воспоминания жены о том, как искусно он властвовал над ее телом?

Маркизу почти удалось убедить ее, что это было мимолетное просветление рассудка… Почти удалось, не сделай он лишний шаг, противореча самому себе. Возможно, супруг и вправду не помнит свои категоричные наставления Элиссанде по части мер, которые следует предпринять, чтобы предотвратить возможное увеличение семейства?

Леди в шляпке с перьями, выковыряв печенье из глубин своего пышного плюмажа, приблизилась к их столику. Маркизе на миг показалось, что дама собирается поскандалить с лордом Виром. Но мужчины поднялись и вместе с миссис Каналетто поприветствовали подошедшую, как старую знакомую.

– Леди Вир, позвольте представить вам графиню Бурк, – промолвил маркиз. – Графиня, моя супруга.

Это было началом парада. Хотя сезон и закончился, но в Лондоне находилось еще немало членов высшего света, вояжирующих между Шотландией, Кове и курортами на континенте. Элиссандин муж, похоже, приятельствовал со всяким и каждым, кто имел  хоть какой-то вес в обществе. А поскольку леди Эйвери, не теряя времени, повсеместно раструбила о своем последнем разоблачении, то всем не терпелось увидеть, что за женщину застали с маркизом в наискандальнейшем виде.

Лорд Вир представлял супругу с абсурдной гордостью. Леди Вир посвятила себя благополучию больной тетушки. Леди Вир – такой же тонкий знаток современного искусства, как и Фредди. Леди Вир, несомненно, одна из лучших хозяек Лондона.

Элиссанде понадобилась минута, чтобы приноровиться к поведению мужа. Отбросив скромные приветливые улыбки, которые, по ее мнению, приличествовали случаю, она ослепительно засияла во все тридцать два зуба.

Лорд Вир отличается ясным и всеобъемлющим пониманием современных англо-прусских отношений. Лорд Вир обсуждает историю европейской архитектуры с потрясающим знанием дела. Благодаря глубочайшим познаниям творчества Овидия лорд Вир способен вести увлекательную многочасовую беседу на латыни.

Лорд и леди Вир составляли сногсшибательную пару – в буквальном смысле слова. Люди отходили от их столика, разинув рты, с трудом добираясь до своего места. Кто бы мог подумать, что те доведенные до совершенства таланты, которыми Элиссанда пыталась защитить от дяди собственную душу, будут однажды выставлены на всеобщее обозрение? Это могло бы показаться забавным, не будь столь диким.

– В конечном счете, в тайном венчании нет ничего плохого. Надо было мне еще раньше так сделать. Хотя, конечно, я ведь так и поступил, как только подвернулась леди Вир, – довольно заявил маркиз, получив возможность присесть.

– Но мы могли бы сделать это днем раньше, – со смешком заметила Элиссанда. 

– И то правда, – признал он. – Я об этом не подумал. И почему я об этом не подумал?

– Ничего страшного. Мы здесь, мы женаты и все сложилось так, что лучше и быть не может.

Сидевшие напротив лорд Фредерик и миссис Каналетто обменялись добродушно-недоверчивыми взглядами, словно удивляясь, каким чудом для маркиза могла найтись – и нашлась – такая подходящая пара. Лорд Вир потянулся за очередным куском султанского пирога и – ну как же иначе! – опрокинул кувшинчик со сливками.

Элиссанда начинала примечать искусную постановку его неуклюжести: тщательно выверенное положение руки, точную траекторию движения, рассчитанный взмах кисти. Никто не способен, будучи в подпитии, демонстрировать более ясный рассудок, нежели в трезвом состоянии – если только с трезвым умом не утратил притворную личину. И маркиз, всего несколько часов назад высказавший жене свое крайнее недовольство, а теперь изображавший счастливейшего из мужей, был ни кем иным, как великолепным актером.

И впрямь – рыбак рыбака увидит…


* * * * *

Когда супруги приехали домой, Вира уже ждала записка от мистера Филберта – это имя было одним из псевдонимов Холбрука. Переодевшись, маркиз сообщил жене, что идет в клуб, а сам отправился в дом на задворках Фицрой-сквер, где повидался с Холбруком и леди Кингсли и лихорадочно принялся за работу. Под семейный кров он вернулся поздно – почти заполночь.

Жена дожидалась в его спальне

– Очень беспечно с твоей стороны, – гневно заявила она. – Смею ли я напомнить, что не далее, как вчера тебя ранили во время ночной прогулки по улицам?

– Ну, я… это… я и забыл, – перестав развязывать галстук, примирительно проблеял маркиз.

Подойдя к Виру, жена расстегнула пуговицы сюртука и помогла его снять.

– Тебе не следует ходить одному с наступлением темноты. Я не доверяю дяде – он нечестный игрок. Если он сказал «три дня», это не значит, что он не похитит тебя уже на второй день и не заставит меня обменять тебя на тетю.

– А ты бы обменяла?

– Давай не будем обсуждать столь нежелательную ситуацию, – сердито взглянула жена.

– Но ты ведь первая начала, – резонно заметил Вир. – Вроде как тебе самой хочется об этом поговорить.

Глубоко вдохнув, Элиссанда отступила на два шага.

– Могу я просить тебя об одолжении?

– Разумеется.

– Давай перестанем притворяться?

Вира охватило смятение.

– Прошу прощения? – округлив глаза, уставился он на жену.  

– Мы дома. Слуги уже спят. Здесь нет никого, кроме нас двоих, – с заметным раздражением наступала Элиссанда. – Тебе больше не нужно играть роль глупца. Я давно поняла, что ты вовсе не так бестолков, как хочешь казаться.

Не может быть, чтобы он себя выдал!

– Что за нелепость! Вы что же, сударыня, намекаете, что я произвожу впечатление бестолкового? Да будет вам известно, что я обладаю светлейшим умом и острейшей сообразительностью! Что там говорить, люди нередко приходят в изумление от проницательности моих суждений и тонкости моего понимания!

Он ведь сегодня предпринял все возможное, чтобы упрочить свой образ идиота. Неужели этого оказалось недостаточно?

– Утром я сходила в ту аптеку, что ты посоветовал – сказала жена. – Миссис Макгонагалл научила меня, как мыться после соития, чтобы уменьшить риск забеременеть. Я так и сделала по возвращении домой.

Иисусе. Он что, действительно велел ей это? Что еще он наговорил?

– Но… но ты не можешь так поступать. Женщина должна… женщина недолжна препятствовать природе в этих вопросах!

– Вся история человечества состоит из препятствования природе. Кроме того, сударь, я всего лишь выполняла ваши указания.

– Я не мог дать таких указаний! Предохраняться – это же грех!

Элиссанда провела рукой по лицу. Вир никогда еще не видел жену столь откровенно расстроенной. Его потрясло осознание, что ее хмурый вид означал: своепритворство она отбросила.

– Что ж, ладно. Продолжай играть в свои шарады. Но завтра – последний день, отпущенный мне дядей. Он опасный человек, и я боюсь. Может, мы втроем могли бы уехать на время из Англии?

– Господи Боже, но куда же мы поедем?

– Мне всегда хотелось побывать на Капри, – недолго раздумывала Элиссанда.

По крайней мере, он, кажется, не разболтал о расследовании.

– Но на Капри совершенно нечем заняться – одни голые скалы посреди моря. Малочисленное общество, никаких спортивных клубов и даже ни одного мюзик-холла!

– Зато там безопасно. С приходом зимы судам непросто туда причалить.

– Вот именно! Просто ужас! Через несколько дней мы переберемся в загородный дом, но отправляться еще куда-то у меня нет ни малейшего желания. Этот сезон и так слишком затянулся.

– Но…

– Доверься моей удачливости, – настаивал маркиз. – Некоторые говорят, что дуракам везет. Я, разумеется, составляю приятное исключение ввиду своего высокоразвитого ума, но мое сказочное везение нельзя отрицать. Вы правильно поступили, леди Вир, выйдя за меня замуж. Теперь моя удача распространится на нас обоих.

– Разговор с тобою лишит рассудка кого угодно, – резко затянула пояс халата Элиссанда.

Попытка успокоить жену провалилась. Сегодня вечером дела сдвинулись с мертвой точки, но пока Вир больше ничего не мог ей рассказать.

– Но, дорогая, ведь ты сама начала приставать ко мне с этими глупостями!

– В таком случае, не удивляйся, обнаружив, что тебя опоили и связали. Я сделаю все возможное, чтобы обеспечить всем нам безопасность.

Виру следовало рассердиться, ведь именно из-за ее подхода «все средства хороши» они и поженились. Но как можно досадовать, если жена тревожится и заботится о его благополучии?

– Ну, будет тебе, дорогая, – принялся уговаривать маркиз. – Мы всего третий день как женаты, а уже спорим.

– Хорошо, – вскинула руки Элиссанда. – Давай тогда сменим повязку.

Она помогла стащить жилет. Вир собирался просто закатать рукав, но жена настояла на том, чтобы снять и рубашку.

– Иначе как я надену на тебя ночную сорочку? – по-прежнему сердитым тоном поинтересовалась она. – Ты потревожишь рану, если будешь одеваться сам.

Очевидно, мысль о том, что муж может отправиться в постель нагишом, не приходила ей в голову. Маркиз молча уступил.

Перевязав рану, Элиссанда ушла в гардеробную и вернулась оттуда с ночной рубашкой. Что-то во внешнем виде мужа привлекло ее внимание, заставив озадаченно нахмуриться.  

– Что это? – указала она на его левый бок.

Вир посмотрел на свои шрамы.

– Ты что, раньше не видела?

– Нет. Что с тобой стряслось?

– Свалился с лошади, – здоровой рукой маркиз изобразил траекторию пологого взлета и вертикального падения. – Об этом все знают.

– Я никогда не слышала.

– Удивительно, ведь мы женаты. Что ж, это случилось, когда мне было шестнадцать, вскоре после того, как я унаследовал титул. Тем летом я гостил в Абердиншире у леди Джейн, моей двоюродной бабки. Выехал как-то утром покататься, упал с лошади, сломал пару ребер, получил сотрясение мозга и несколько недель провалялся в постели.

– Похоже на серьезную травму.

– Ну да, поначалу так и было, – кивнул маркиз. – Конечно, некоторые глупцы считают, что я так здорово ударился головой, что повредил мозги. Но это гнусная ложь – с момента несчастного случая я стал даже умнее.

– Интересно, с чего они так считают? – хмыкнула Элиссанда. – А свидетели были?

Вот умница!

– Свидетели? О чем ты?

– Я хочу сказать, что вижу следы от падения на твоем теле. Но где подтверждение травмы головы? Кто был твоим лечащим врачом?

Его лечащим врачом был не кто иной, как Нидхем, но об этом лучше не упоминать.

– Ну…

– Словом, это твое и единственно твое собственное утверждение, что имело место сильное сотрясение мозга?

– Зачем бы мне о таком врать?

– Чтобы убедительно выдать себя за идиота, если ты не был им раньше.

– Но я ведь уже сказал – обошлось без последствий. Я рос сообразительным мальчиком и превратился в мужчину блестящего ума.

Элиссанда окинула супруга по-прежнему возмущенным взглядом:

– Да уж, от блеска ослепнуть можно.

– Вот и не волнуйся, раз я велю тебе не волноваться, – многозначительно выпятил нижнюю губу маркиз.

Вздохнув, она провела по одному из шрамов обжигающим прикосновением.

– Извини, но я прям засыпаю на ходу, – зевнув, отвернулся Вир.

– А сегодня мне не нужно заглаживать свою вину? – мурлыкнула Элиссанда за его спиной.

Ее слова тут же отозвались в паху. Стиснув зубы от прилива вожделения, Вир буркнул:

– Что ты сказала?

– Да так, ничего, – спустя мгновение пробормотала жена. – Спокойной ночи. 

– Спокойной ночи, дорогая.

Глава 15

– Как ты думаешь, Элли, – робко спросила тетушка, – должны же быть доктора, которые знают, как … как отучить меня от лауданума?

Элиссанде потребовалось пара мгновений, чтобы понять, что больная заговорила, и столько же, чтобы осознать, что именно та сказала. Оторвав невидящий взгляд от садика за окном, она повернулась.

Тетя завтракала в своей светлой, уютной спальне. Ей все еще подавали еду в постель. Но, хотя после отъезда из Хайгейт-корта минуло всего несколько дней, ела Рейчел уже самостоятельно.

Вчера днем женщина попросила открыть окно, чтобы послушать щебетание птиц. А вечером, после ужина, смущенно поинтересовалась, не найдется ли в доме немного шоколада. Элиссанда понятия об этом не имела, но миссис Дилвин с удовольствием сообщила, что, действительно, его сиятельство очень любит французский шоколад и в хозяйстве всегда имеется запас сладостей. При виде блаженного выражения тетиного лица, когда та положила в рот кусочек лакомства, Элиссанде пришлось отвернуться, утирая глаза.

А сегодня утром Рейчел сказала вошедшей в комнату племяннице:

– Прелестно выглядишь, дорогая.

Последний раз тетя была в состоянии сделать Элиссанде комплимент целых восемь лет назад – перед битвой снежками в то роковое Рождество, до лауданума.

Сомнений нет: больная поправляется и быстрыми темпами. Возможно, оставайся она пассивной и безразличной, это не играло бы такой роли. Но позволить ей попасть в лапы Эдмунда Дугласа сейчас...

– Элли? Что с тобой, Элли?

Элиссанда сглотнула и, приблизившись, присела на краешек кровати.

– Мне, наверное, придется спрятать вас.

– Твой… твой дядя?.. – упала, звякнув, вилка.

– Нет, он пока не явился, но это лишь вопрос времени, – вопреки уверениям мужа, Элиссанда всю ночь беспокойно проворочалась в постели. – Здесь вас слишком легко найти. Я присмотрела гостиницу неподалеку, чтобы навещать вас так часто, как только смогу.

– А с тобой, – вцепилась тетя в ее руку, – с тобою и лордом Виром будет все хорошо?

– Все будет в порядке. Мы его не боимся.

Хотя Элиссанда предпочла бы, чтобы муж хоть немного боялся. Недооценивать ее дядю – опасное дело.

– Когда оденетесь, я повезу вас к модистке. Оттуда выйдем через черный ход, наймем извозчика и отправимся в гостиницу «Лэнгхэм». Вещи я привезу позже, сперва нужно позаботиться о вашей безопасности. Вы меня понимаете?

 Тетя лихорадочно закивала.

– Вот и хорошо, а теперь...

В дверь постучали.

– Войдите, – отозвалась Элиссанда.

– Ваше сиятельство, миссис Дуглас, – поклонился дамам лакей, протягивая серебряный поднос. – Там внизу джентльмен по имени Невинсон спрашивает миссис Дуглас. Он попросил меня передать эту записку. И он желает знать, примете ли вы его, мэм.

Рейчел, тут же потерявшая дар речи от испуга, посмотрела на племянницу.

Взяв записку, Элиссанда вскрыла восковую печать.


Уважаемая миссис Дуглас,

я – детектив Невинсон из лондонской полиции, по срочному делу, касающемуся Вашего мужа, мистера Эдмунда Дугласа. Прошу безотлагательно принять меня.

Ваш покорный слуга,

Невинсон.


Рука Элиссанды сжалась в кулак. Не послал ли дядя слуг закона за своей беглой женой?

Нет, у него нет оснований. Супруга любого мужчины имеет полное право на недельку отправиться в Лондон.

Здесь, должно быть, какая-то хитрость. Этот детектив – коварный самозванец, подобно троянскому коню посланный пробить брешь в защите неприступного дома.

– Первым делом отнесите записку его сиятельству и попросите сразу же прочесть, – велела маркиза слуге. – Затем проводите мистера Невинсона в гостиную и устройте поудобнее. Мы примем его через минуту.

Лакей отправился выполнять поручение. Тетушка схватила Элиссанду за руку.

– Ты уверена? – ее голос дрожал.

– Я повидаюсь с ним сама. А вы можете продолжать завтракать. Лорд Вир здесь, он не допустит, чтобы вас похитили у него из-под носа.

По крайней мере, Элиссанда уповала на это. Но дверь в тетину комнату на всякий случай заперла на ключ.

– Спасибо, что приняли меня, леди Вир, – поблагодарил Невинсон.

Перед нею стоял мужчина средних лет, с проницательными глазами и уверенными движениями, одетый в пиджачную пару из синего камвольного сукна – вылитый компетентный и достойный доверия офицер полиции. Или же один из тех необыкновенно убедительных актеров, которого наняла бы Элиссанда, пожелай она выкрасть собственную тетю.

Маркиза приклеила на лицо дежурную улыбку.

– Чем могу помочь, детектив?

– Позвольте спросить, присоединится ли к нам миссис Дуглас?

– Миссис Дуглас вряд ли спустится. Но я с удовольствием передам ей ваше сообщение.

Невинсон колебался.

– Прошу простить меня, мэм. Но то, что я собираюсь сказать – дело довольно деликатное. Не мог бы я поговорить с миссис Дуглас с глазу на глаз?

– К сожалению, – по-прежнему улыбаясь, ответила Элиссанда, – сейчас это невозможно.

– Но почему же, леди Вир? – недоумевал посетитель.

Прокашлявшись, Элиссанда окинула преувеличенно настороженным взглядом пустую гостиную.

– Видите ли, сэр, – понизила она голос до театрального шепота, – в определенные дни каждого месяца тете нездоровится. О, как она страдает! Можете поверить, испытывает невероятные мучения.

Невинсон явно не ожидал такого поворота. Густо покраснев, мужчина пытался сохранить самообладание.

– В таком случае, буду благодарен, если вы передадите ей мое сообщение, – сказал он, откашлявшись. – Я не люблю приносить дурные вести, но мистер Дуглас был сегодня утром арестован по подозрению в убийстве.

Элиссанда сморгнула.

– Это что, шутка, детектив?

– Сожалею, мэм, никак нет. Мы располагаем достаточными доказательствами его причастности к убийству некоего Стивена Делейни, ученого, у которого мистер Дуглас украл неопубликованный секрет производства искусственных алмазов.

Зачем ее дяде убивать человека за искусственные алмазы, имея доступ к неограниченному количеству настоящих? Какое-то смехотворное обвинение. Это наверняка подвох. Как долго удастся ей продержать Невинсона в гостиной? Как известить мужа, чтобы он сию же минуту увозил отсюда тетю?

Элиссанда облилась холодным потом. Нельзя впадать в панику. Нужно мыслить здраво и действенно.

Что это? За дверью гостиной кто-то напевал – причем, знакомую песенку.

– А котик есть у меня, и так люблю его я, но очень я хочу иметь щенка. Гав-гав-гав-гав!

При виде мужа, просунувшего голову в открывшуюся дверь, маркиза чуть не просияла.

– Доброе утро, дорогая. Ты, как всегда, обворожительна, – прочирикал супруг.

Благодарение Богу! Элиссанда еще никогда и никого не была так рада лицезреть.

Лорд Вир, небрежно одетый, с всклокоченною со сна шевелюрой, обратил взгляд на посетителя и тут же удивленно воскликнул:

– Как, детектив Незерби, это вы?!

– Невинсон, милорд.

Элиссанде почудилась мелькнувшая на лице полицейского гримаса?

– Ах да, конечно! – воскликнул лорд Вир, входя в комнату. – Я никогда не забываю ни физиономий, ни имен. Вы были главным детективом по делу Хантли.

– По делу Хейсли.

– Я так и сказал. Помнится, леди Хейсли симулировала собственную смерть, чтобы освободиться от первого брака и выйти замуж за лорда Хейсли. А затем, когда ее первый муж объявился, дама попыталась убить его.

– Нет, сэр, это сюжет романа миссис Брэддон [49]. Это младший брат лорда Хейсли, мистер Хадсон, попытался отравить леди Хейсли и взвалить вину за убийство на старшего брата, чтобы самому завладеть титулом.

– Неужто? Я всегда полагал, что как раз это – сюжет романа миссис Брэддон, – задумался маркиз, усаживаясь и принимая из рук Элиссанды чашку чая. – Спасибо, дорогая. Но, детектив, у меня сложилось впечатление, что дело Хейсли раскрыли несколько лет назад.

– Именно так, сэр.

– Тогда немного странно видеть вас в моем доме. Я и не знал, что мы на дружеской ноге.

– Не беспокойтесь, милорд, – стиснул зубы Невинсон. – Я здесь строго по делу.

– Хм-м, и по какому же? Уверяю вас, я и близко не подходил ни к чему подозрительному.

– Не сомневаюсь в этом, сэр. Я здесь, чтобы повидать миссис Дуглас по поводу ее мужа.

Элиссанду так забавлялась, наблюдая за играющим с Невинсоном мужем, что только при упоминании о дяде до нее дошла вся важность происходящего на ее глазах.

Невинсон не самозванец. Он действительно полицейский и явился сюда по делу.

И он не лгал ей.

Словно подчеркивая это, детектив почти слово в слово повторил супругу все, что ранее сказал Элиссанде.

Ее дядя – убийца.

Голова начала раскалываться на мелкие кусочки. Но это чувство не было ужасным: странным, сбивающим с толку, но не ужасным. Неизбежно разразится страшный скандал – зато какое же добро в этом худе! Дядя арестован: он никак не может теперь заставить тетю Рейчел вернуться в застенок.

Более того, после суда и вынесения приговора злодей будет гнить в тюрьме – долгие, долгие годы. Возможно, его даже повесят. А Элиссанда с тетушкой станут свободны – абсолютно, восхитительно свободны.

Она почти не слышала слов мужа:

– Ну, разумеется, вы и ваши люди можете обыскивать дом хоть сверху донизу. Ты ведь не против, дорогая?

– Извините, что?

– Это цель визита детектива Невинсона. Очень любезно с его стороны, поскольку, как мне кажется, полиции не требуется наше согласие на обыск в Хайгейт-корте.

– О, конечно, я не возражаю. Мы готовы всецело содействовать властям.

Поблагодарив, Невинсон поднялся.

Прощаясь с детективом, Элиссанда еле сдерживала ликующие возгласы. Как только посетитель ушел, она подпрыгнула, сжала мужа в объятиях и вся в слезах умчалась наверх – сообщить тете об их спасении.


* * * * *

Главной областью научных изысканий Стивена Делейни был синтез алмазов. Об этом свидетельствовал целый ящик документов, присланный Холбруку лордом Ярдли. Ранее прочитанное Виром дело являлось не более чем выпиской.

Пока Вир отсыпался после рома, Холбрук взломал код, использованный Дугласом. Вчера вечером маркиз под руководством коллеги расшифровал страницы, содержащие тот же текст, что и запасной лабораторный журнал Делейни. Очевидно, Делейни работал по следующей системе: он делал записи в своей тетради, а затем его помощник копировал эти заметки и хранил дубликат за пределами лаборатории для пущей безопасности. Так что, даже если Дуглас похитил и, скорее всего, уничтожил исходную документацию самого Делейни, существование копии ясно и убедительно связывало исследования погибшего ученого и записи Дугласа.

Более того, расшифрованная надпись на полях одной из страниц гласила: «Не следовало кончать с этим ублюдком, пока я не добился повторения его результатов».

Достаточно, чтобы арестовать подозреваемого и предъявить ему обвинение. И достаточно, чтобы держать арестованного без права освобождения под залог, с учетом продолжающегося расследования других его преступлений, а также нажима со стороны лорда Ярдли – по просьбе Вира.  

Маркиз внезапно ощутил усталость. Эта изнуряющая опустошенность наваливалась на него в конце каждого дела, но в этот раз она была еще глубже. Может, потому, что наверху жена буквально прыгала от счастья – даже потолок вздрагивал.

Цель Элиссанды достигнута: она в безопасности и свободна, как и ее тетя. Вир подождет некоторое время – пока Дугласа осудят и приговорят, а затем потребует аннулирования брака.

Маркизу хотелось думать, что исправить разрушенное еще не поздно. Когда они отдалятся друг от друга на достаточное время и расстояние, лицо и улыбка жены перестанут вторгаться в грезы Вира о покое и умиротворенности. И когда ему понадобится старинная бесхитростная подруга, он вернет себе ее, а с ней и давешнее уютное спокойствие.

Чувства, вызываемые Элиссандой, – слишком темные, слишком острые, слишком тревожные – нежеланны ему. Виру не нужны надежда, чреватая разочарованием, неуемное вожделение и прочие опасные страсти, которые пробуждает в нем эта женщина. Ему хочется, чтобы все вернулось на круги своя, как до их встречи: когда внутренний мир был успокаивающим, утешающим и отгороженным толстыми стенами от реальной жизни.

Как миссис Дуглас с ее лауданумом.

Налив на два пальца виски, Вир выпил его одним глотком.

Наверху жена опять подпрыгнула. Она, несомненно, чувствует себя невесомой от радости и облегчения, плача и смеясь одновременно, ведь ее кошмарный сон наконец-то закончился.

А его кошмарам суждено продолжаться.


* * * * *

– Позволь прочесть отрывок из моего дневника за 12 апреля 1884 года – театрально откашлялась Анжелика. – « На берегу форельного ручья я читала, а Фредди рисовал. Пенни завел разговор с вышедшим на прогулку викарием – что-то о гностиках и Никейском Соборе [50]». Господи, ты помнишь, каким ученым был Пенни? – подняла она глаза.

– Помню, – откликнулся Фредди.

В этих воспоминаниях всегда присутствовал оттенок грусти.

– По крайней мере, теперь он счастливо женат. По-моему, супруга считает его просто-таки замечательным.

– Я очень этому рад. Мне нравится, как она на него смотрит: у Пенни масса достойных восхищения черт.

– Но? – не удержалась Анжелика, проводя пальцем по краю кожаного переплета своего дневника.

Фредди улыбнулся – эта женщина слишком хорошо его знает.

– Признаюсь, я немного завидую. Привык думать, что если окончу свои дни старым холостяком, то, по крайней мере, с Пенни за компанию.

– Я тоже могу составить тебе компанию, – предложила Анжелика. – Это будет словно вернуться в детство, только с меньшим количеством зубов.

Фредди вдруг припомнился случай с меньшим количеством зубов.

– Помнишь, как я ненароком разбил любимые очки отца?

– Это когда я стащила у своей мамы очки для подмены, и мы надеялись, что никто не заметит?

– Да, тот самый случай. Моей матери вместе с Пенни почему-то не было, и я перепугался до смерти. А ты, чтобы отвлечь меня от мыслей об очках, предложила повыдергивать твои шатающиеся зубы.

– Правда? – хихикнула Анжелика. – Вот этого я совсем не помню.

– Новые зубы у тебя уже почти выросли, а молочные так шатались, что даже хлопали, будто стирка на ветру. Все старались тебя от них избавить, но ты непреклонно никого к ним и близко не подпускала.

– Надо же, теперь и я припоминаю. Я спала, завязав шарфом рот, чтобы моя гувернантка до них не добралась.

– Поэтому, когда мне ты позволила, я так удивился, что напрочь забыл об очках. Мы в тот день четыре зуба у тебя вытащили.

Анжелика согнулась от смеха.

– Слушай, дальше еще лучше: отец уронил очки твоей мамы и наступил на них, не успев надеть и понять, что это совсем не те. Один из немногих случаев, когда моя неуклюжесть ни на кого не навлекла неприятности. Ей-богу, просто чудесное завершение.

– Ну, одно я знаю наверняка: превратившись в старую каргу, я не позволю тебе выдернуть ни единого моего зуба. 

– Договорились, – поднял мужчина чашку с кофе приветственным жестом. – И тем не менее, превратившись в выжившего из ума старикашку, я буду в восторге от твоей компании.

Анжелика с сияющими глазами ответила ему тем же движением, и Фредерик вдруг, чуть ли не впервые, осознал, как посчастливилось ему знать эту женщину почти с рождения. Иногда люди принимают лучшее в своей жизни как должное. Он никогда не понимал, чем обязан Пенни, пока несчастный случай все не изменил. И редко задумывался над важностью той роли, которую в его судьбе сыграла дружба Анжелики, особенно в трудном и нежном возрасте, когда он всецело пребывал под гнетом отца. Не задумывался до тех пор, пока его не начали переполнять чувства, ставящие эту дружбу под угрозу.

– Так, на чем мы остановились? – поставив чашку, Анжелика отыскала нужное место в дневнике. – Ага, вот. « Милый старичок викарий, явно в восторге от интеллектуальной беседы, пригласил всех нас к себе домой на чай».

– Мы тогда гостили в Линдхерст-холле? – спросил Фредди, начиная уже и сам что-то припоминать. – На праздновании Пасхи в загородном доме герцогини?

– Точно. А вот теперь слушай: « Чаепитие, как и жена викария, было очень приятным, но мое внимание привлекла картина в их гостиной. Большую часть полотна занимал прекрасный ангел, который парил над коленопреклоненным мужчиной, явно пребывавшим в состоянии восторга. Картина называлась «Поклонение ангелу». Я поинтересовалась именем художника, потому что тот подписался лишь инициалами «Дж. К.». Старушка не знала, но рассказала, что эту картину они приобрели в Лондоне, у торговца произведениями искусства Киприани».

– Киприани? Это тот, кто помнит каждую вещь, прошедшую через его руки?

– Именно, – удовлетворенно кивнула Анжелика, закрывая дневник. – Торговец нынче отошел от дел, но сегодня утром я ему написала. Как знать, может, нас пригласят зайти.

– Ты просто чудо, – совершенно серьезно отозвался Фредди.

– Я такая, – зашуршала черными юбками Анжелика, поднимаясь. – Как видишь, моя часть договора выполнена – теперь очередь за тобой.

У Фредди вспотели ладони. Он боялся снова увидеть Анжелику обнаженной, и в то же время не мог дождаться, когда опять окажется в студии, и прекрасное женское тело вытянется перед ним, будто стол, полный яств – пир для человека, вынужденного голодать.

Даже когда художник анализировал цвет, текстуру и композицию, работая над картиной, его голову переполняли чувственные образы. Мечты, полные эротических видений с той самой поры, как Анжелика заговорила о портрете, приобрели теперь вызывающую беспокойство живость.

Фредди прокашлялся – тщетно, пришлось прокашляться еще раз. 

– Полагаю, ты хочешь подняться в студию?


* * * * *

Студия была залита светом – слишком ярким, по мнению Анжелики. При таком освещении кожа будет излишне блестеть, а она в своих рисунках всегда отдавала предпочтение более натуральным тонам человеческой плоти.

В комнате стоял фотоаппарат – не Кодак №4, виденный ею раньше, а усовершенствованная студийная камера на деревянном штативе, с мехом для лучшей наводки на резкость и темным покрывалом.

– Зачем фотоаппарат? – спросила Анжелика, когда Фредди вошел после того, как она разделась и легла.

– Для тебя, наверное, просто каторга так долго позировать – я ведь медленно пишу. А если у меня будут фотографии, я смогу работать по ним, и тебе не придется дрожать здесь от холода.

– Но здесь не холодно, – в камине горел огонь, к тому же, Фредди поставил несколько жаровен. Ему должно быть тепло.

– Тем не менее.

– Но снимки не передают цвет!

– Пусть так, зато они передают тень и контраст, а оттенок твоей кожи мне известен, – ответил Фредди, исчезая под темным покрывалом.

Анжелику охватило разочарование. Этот портрет в обнаженном виде был попыткой заставить Фредди увидеть в ней женщину, а не просто друга. И Анжелика считала ее более-менее удавшейся – в проявочной мужчина так смотрел на нее, словно собирался поцеловать. Но как только художник получит фотографии, живая модель вообще будет не нужна ему в студии, и нагой позировать не потребуется.

– А если ты не додержишь или передержишь снимки? 

– Что ты говоришь? – покрывало гасило звук его голоса.

– Вдруг фотографии не получатся?

– У меня с полдюжины пластинок, – вынырнул Фредди из-под камеры. – Хоть одна из них точно выйдет хорошо.

В следующее свое появление фотограф немного поднял вспышку, подвинул марлевый экран и поправил угол экрана из белого шелка на дальнем конце кровати.

Экран стоял всего в двух футах от края кровати. Подняв голову, Фредди уперся взглядом прямо в Анжелику.

Она нервно облизнула губы. Пальцы мужчины сильнее сжали ткань.

– Я собираюсь фотографировать, – объявил он. – Убедись, что ты лежишь в нужной позе.

Сердце Анжелики, возбужденной как близостью Фредди, так и его неподатливостью соблазну, бешено колотилось. Приоткрыв губы и учащенно дыша, она повернула голову и посмотрела прямо в нацеленный объектив камеры.


* * * * *

Элиссанда обратила внимание на странную реакцию тети только поздним вечером.

Утром она была слишком обрадована и ошеломлена, чтобы отнести безмолвие Рейчел на счет чего-то отличного от счастливого остолбенения. Сама Элиссанда прыгала, словно обезьяна – хотя издаваемые звуки больше походили на топот носорога – и плакала до тех пор, пока не похудела на пару фунтов.

Даже тетина просьба об лаудануме не возбудила в ней подозрения. Больная была еще слаба, а сегодняшние новости оказались чрезвычайно волнующими. Конечно, тете нужно время и отдых, чтобы справиться со всем этим.

Когда Рейчел уснула, Элиссанда немного посидела у кровати, держа больную за руку, приглаживая ей волосы и вознося благодарности за то, что тетя дожила до сегодняшнего дня, и впереди у нее еще годы и годы, чтобы радоваться жизни, свободной от призраков и страха.

Затем она отправилась искать маркиза, просто потому, что хотела видеть его – единственного своего союзника. И с кем же праздновать такой замечательный, триумфальный день, как не с мужем?

Но Вир уже ушел. Тогда Элиссанда удовлетворилась тем, что велела кучеру покатать ее по городу и, впервые с момента своего приезда, получила удовольствие от Лондона. Она понаблюдала за ездившей на велосипедах в парке молодежью, обошла все этажи универмага «Хэрродс» и провела столько времени в лавке Хэтчарда [51], что совершенно перепачкала книжной пылью перчатки.

Маркиза также заехала к Нидхему и попросила порекомендовать ей врача – специалиста по опийной зависимости. Как оказалось, Нидхем считал себя в достаточной мере сведущим в данном вопросе, чтобы взяться за излечение.

– Он сказал, что вовсе не придется страдать, – объясняла Элиссанда тете, возвратясь домой. – Каждый день вы будете принимать одно и то же количество специальной настойки. Но количество лауданума с каждой последующей бутылочкой настойки будет постепенно уменьшаться. Ваш организм будет легко привыкать к новой дозе, пока не наступит время, когда лауданум вам и вовсе не понадобится. Кошмарно, что дядя подвергал вас всем этим мучениям, когда мог просто…– Элиссанда взмахнула рукой. – Не будем его вспоминать. Нам не нужно больше думать о нем.

Рейчел ничего не ответила, только задрожала, словно в ознобе. Племянница тут же укрыла больную еще одним одеялом, но та продолжала трястись.

– Что с вами, дорогая? – присела Элиссанда на край кровати.

– Мне… мне так страшно из-за этого убитого человека, мистера Делейни. Сколько же их было всего?

– Господи! – воскликнула Элиссанда. – Разве одно убийство недостаточно ужасно?

Рейчел потянула за край одеяла, и по какой-то неясной причине безгранично-радостному возбуждению Элиссанды вдруг настал конец.

– Есть что-то, что мне следует знать? – спросила она, надеясь на обратное.

– Нет, конечно же, нет, – ответила женщина. – Ты, кажется, рассказывала о докторе, который собирается лечить меня? Прошу, продолжай.

Элиссанда посмотрела на подопечную и лучезарно улыбнулась.

– Да, он очень хороший человек и завтра придет осмотреть вас.

Что бы ни скрывала от нее тетя, она не желает этого знать.

Глава 16

Первое, что сделал Вир по достижению совершеннолетия – отказался от прилагаемого к титулу майоратного имения. Когда маркиз выставил поместье на продажу, это вызвало заметный скандал. Однако мир менялся: огромный загородный дом, земля вокруг которого приносила все меньше и меньше дохода, для многих становился ярмом на шее.

Вир не хотел для себя такой обузы. Не хотел, чтобы его судьба и возможности выбора были прикованы к груде камней, пусть даже древней и прославленной. Он не желал такого и для Фредди и будущих отпрысков брата – ведь, учитывая ничтожную вероятность женитьбы Вира, титул мог когда-то перейти к младшему в семье.

Но все же у маркиза имелся домик в деревне. Большинство долгих прогулок Вира пролегали по берегам Бристольского канала. Однако весной девяносто четвертого он отправился на две недели в пеший поход вокруг залива Лайм. В последний день своего путешествия, возвращаясь из предпринятой вылазки к руинам замка Берри Померой [52], Вир наткнулся на скромный коттедж с нескромно роскошным розарием. «Пирс-хаус» – гласила дощечка на низеньких воротцах. Маркиз, с неожиданной для самого себя заинтересованностью, оглядывал этот незатейливый образчик недвижимости: дом с белыми стенами и красной черепицей, садик, такой же благоухающий и милый, как утраченное воспоминание.

По возвращении в Лондон он дал распоряжение своим адвокатам выяснить, не выставлена ли усадьба на продажу. Дом продавался, и Вир его купил.

Когда маркиз привез в Пирс-хаус жену, Элиссанда довольно долго простояла перед коттеджем и палисадником, до сих пор пестрящим соцветиями, хотя пора пышного буйства роз уже миновала.

– Прекрасное место, – выдохнула она. – Такое спокойное и…

– И? – спросил Вир.

– Обыкновенное, – подняла взгляд жена. – По-моему, это лучший комплимент.

Он понял ее, конечно же, понял. Вот почему и дом, и сад вызвали в нем такой восторг, вот почему при виде их у Вира щемило сердце: это было воплощением всей той сладостной нормальности, которой он был лишен.

Но маркиз не хотел понимать жену. Он не хотел обнаруживать между ними что-то общее.

Вир постиг, как управлять избранной им судьбой. У него есть идеальная спутница, которая никогда не рассердит, не разочарует и не причинит боли. Но ему не известно, как справляться с опасностями – или возможностями – какой-то иной жизни.

– Что ж, желаю хорошо провести время, – сказал он. – Это твой дом.

Пока.


* * * * *

Девоншир, с его мягким и солнечным климатом, показался Элиссанде замечательным. А море, о котором она мечтала в своей темнице, совершенно очаровало, хотя женщина любовалась им не со скалистых утесов Капри, а с живописных холмов, окружающих побережье, называемое Английской Ривьерой.

Но в опьянении свободой Элиссанда посчитала бы замечательной даже бесплодную скалу на краю пустыни. Иногда маркиза ездила в близлежащую деревушку – ни за чем, просто потому, что это было возможно. Иногда, поднявшись пораньше, прогуливалась к самому морю и приносила оттуда для тети ракушку или водоросли. А бывало, притаскивала в свою комнату три десятка книг, зная, что никто их не отберет.

И Рейчел после краткой вспышки страха в день ареста Эдмунда Дугласа тоже расцвела. Ее доза лауданума уменьшилась уже на четверть. Аппетит женщины, хоть и не больший, чем у птички, по сравнению с прежним казался просто зверским. А когда Элиссанда преподнесла тете сюрприз, повезя в Дартмур, та воспринимала путешествие с ребяческим восторгом, словно открывая неведомый для себя мир.

Одним словом, бывшие узницы были счастливы, как никогда в жизни.

Если бы только Элиссанда могла увериться, что муж также доволен.

Маркиз сохранял свой обычный вид: неунывающий, словоохотливый и глупый. Элиссанду приводил в восторг его талант выступать с пространными лекциями, изобилующими фантастическими, прямо-таки восхитительными нелепостями – а Вир давал представление каждый день за ужином, хотя за столом супруги сидели только вдвоем.

Попробовав пару раз толкнуть спич сама, маркиза убедилась, что подобные речи требуют на удивление глубоких и обширных познаний в том, что является истинным для предмета сообщения, и незаурядной гибкости ума, чтобы перевернуть почти все с ног на голову, оставляя не перепутанным ровно столько, чтобы довести слушателя до умопомрачения.

Темой для своей третьей попытки она избрала искусство приготовления варенья, с самого обеда хорошенько об этом начитавшись. Как раз наступила пора заготовок даров осени – а в Пирс-хаусе имелся огороженный стеной сад, где выращивались на шпалерах плодовые деревья. Вероятно, Элиссанде неплохо удалось подражание затейливым монологам мужа, потому что в конце своего выступления она заметила, как Вир отвернулся, пряча улыбку.

Ее сердце встрепенулось.

Но, за исключением этого краткого мига, маркиз никогда не выходил из образа. И, кроме как за ужином, его невозможно было отыскать. Всякий раз, спрашивая кого-либо из слуг о местонахождении супруга, Элиссанда получала неизменный ответ: «Его сиятельство отправился на прогулку».

Похоже, это было привычным делом. По словам миссис Дилвин, маркиз имел обыкновение проходить по окрестностям пятнадцать-двадцать миль в день.

Двадцать миль одиночества…

Почему-то Элиссанда не могла думать больше ни о чем, кроме как об одиночестве в синих глазах, когда они в последний раз любили друг друга.

Она вовсе не ожидала наткнуться на мужа во время короткой прогулки. Элиссанда отправилась на две мили к северо-западу от дома, на край долины реки Дарт, где, как правило, ей приходилось долгонько набираться сил, прежде чем побрести обратно.

Когда-то Элиссанде ничего не стоило прошагать семь миль. Но за годы домашнего заточения выносливость сошла на нет. Понадобятся месяцы постоянных тренировок, прежде чем она достаточно окрепнет для походов с маркизом по гористой местности вокруг Пирс-хауса.

Да, именно этого ей и хочется – гулять с ним вместе. Им нет нужды разговаривать, но она будет наслаждаться удовольствием от близости. И может статься, с течением времени в ее обществе муж обнаружит что-то приятное для себя.

Элиссанда вышла на гребень, запыхавшись на подъеме. И тут ее сердце забилось сильнее, чем просто от физических усилий – на зеленом склоне, на полпути к реке стоял мужчина, одной рукой держа шляпу, вторую засунув в карман. Его рост и разворот плеч невозможно было не узнать.

Маркиза ступала неслышно и осторожно, словно подкрадываясь к необъезженному арабскому скакуну, готовому в любой момент рвануться прочь. Но муж все равно слишком рано ее заметил, обернувшись, когда она была еще в добрых шестидесяти футах. Элиссанда замерла. Вир пристально посмотрел на жену, взглянул на холмы, снова на нее – и отвернулся обратно к реке.

Никакой любезности. Но вместе с тем, и никакого притворства.

Элиссанда подошла к мужу, чувствуя, как сердце захлебывается странной нежностью.

– Долгая прогулка? – спросила она, останавливаясь рядом.

– Угу, – отозвался маркиз.

Солнце зашло за тучу. Воздух всколыхнулся. Ветерок взъерошил волосы мужчины, слегка выгоревшие на кончиках от долгих часов, проведенных на улице.

– Не устаешь?

– Я привык.

– Ты всегда гуляешь один.

Ответом была полугримаса. Элиссанда вдруг заметила, каким усталым он выглядит – не обычное физическое утомление, а измождение, от которого не избавит даже крепкий ночной сон.

– И тебе… ты никогда не нуждаешься в спутниках?

– Нет.

– Ну разумеется, нет, – пробормотала под нос задвинутая на место Элиссанда.

Некоторое время они молчали: маркиз, судя по виду, погрузившись в созерцание зеленеющей пологой долины, Элиссанда – сосредоточив внимание на кожаных нашивках на локтях его коричневого твидового пиджака. Ей внезапно захотелось коснуться этих нашивок, положив руку так, чтобы ощутить и шероховатое тепло шерсти, и гладкую прохладу кожи.

– Я пойду, – неожиданно выпалил муж.

Поддавшись порыву, Элиссанда положила ладонь на его рукав.

– Не уходи надолго. Может начаться дождь.

Маркиз жестким взглядом уставился на жену, затем перевел глаза туда, где она дотрагивалась до него.

Элиссанда поспешно отдернула руку.

– Я только хотела потрогать нашивку.

Нахлобучив шляпу, Вир кивнул и удалился, не сказав больше ни слова.

Дождь так не пошел, а вот муж скрылся надолго. Впервые со дня их приезда в Девон он не явился к ужину.

Уже поздним вечером Элиссанда заметила, что маркиз вернулся к себе. Она прислушивалась, но тщетно: будучи довольно крупным мужчиной, Вир, если хотел, двигался бесшумно, как призрак. О его появлении можно было судить только по свету, появившемуся под дверью, соединявшей комнаты супругов.

Открыв эту дверь, Элиссанда увидела мужа – без пиджака, с выпущенными поверх брюк полами рубашки.

– Миледи, – полетел в сторону съемный воротничок.

Маркиза осталась стоять по свою сторону порога.

– Ты что-нибудь ел?

– Я заходил в паб.

– Мне не хватало тебя за ужином, – негромко заметила Элиссанда.

Правда, не хватало. Все было как-то не так.

Муж хмуро взглянул на нее, но ничего не сказал, поднимая уже снятый твидовый пиджак и обшаривая карманы.

– Зачем ты это делаешь? – спросила Элиссанда.

– Делаю что?

– Я улыбалась, потому что этого требовал дядя. Почему ты нарочно ведешь себя так, чтобы люди не воспринимали тебя всерьез?

– Не понимаю, о чем ты, – отрезал Вир.

Элиссанда и не ожидала, что муж ответит на прямой вопрос, но это резкое отрицание все равно ее расстроило.

– Когда Нидхем приходил в городской дом осмотреть тетю, я спросила, что ему известно о несчастном случае. Он сказал, что как раз в то время гостил у твоей родственницы и знает о падении все.

– Ну, вот видишь – теперь тебе известно о травме не только с моих слов.

Но ведь муж позвал именно Нидхема, когда не хотел распространяться о пулевом ранении. До сих пор никто из слуг и не подозревал о том, что маркиз был ранен: все повязки либо сжигались, либо выносились из дома.

– Кстати, как твоя рука?

В последний раз он позволил жене сменить повязку вечером перед дядиным арестом.

– Спасибо, в порядке.

Вир пересек комнату и, открыв окно, зажег сигарету.

– Дядя не курил, – вполголоса проговорила Элиссанда. – У нас была курительная комната, но он никогда не курил.

– А надо было, наверное, – затянулся маркиз.

– Ты ничего не рассказываешь о своей семье.

А расспрашивать миссис Дилвин было неудобно. Элиссанде не хотелось, чтобы экономка удивлялась неосведомленности маркизы в отношении собственного супруга, хотя ей действительно почти ничего не было известно о муже – кроме того, что он отнюдь не идиот.

– Вся моя семья – это Фредди, с ним ты уже знакома.

Прохладный воздух из окна резковато пахнул сигаретным дымком.

– А твои родители?

– Они давным-давно умерли, – выпустил очередную струйку дыма муж.

– Ты рассказывал, что унаследовал титул в шестнадцать – полагаю, тогда скончался твой отец. А мать?

– Умерла, когда мне было восемь, – сделал Вир еще одну длинную затяжку. – У тебя ко мне еще есть вопросы? Уже поздно, а мне рано утром нужно отправляться в Лондон.

Элиссанда стиснула дверную ручку. Да, пожалуй, у нее найдется еще один вопрос.

– Ты не возьмешь меня в постель?

Муж застыл.

– Нет, извини. Я очень устал.

– Но в прошлый раз в тебе была дырка от пули и море рома…

– Перебрав с выпивкой, мужчины часто творят всякие глупости.

Вир выбросил окурок в окно, подошел к межкомнатной двери и мягко, но решительно закрыл ее перед самым носом жены.


* * * * *

Анжелике пришлось трижды перечитать записку от Фредди.

Тот приглашал ее взглянуть на портрет – на готовыйпортрет. Но женщина ожидала, что для завершения картины понадобится еще самое меньшее месяц-полтора, ведь друг был живописцем неспешным и тщательным.

Фредди коротко пожал гостье руку и поздоровался со всегдашней сердечной улыбкой. Но ей показалось, что мужчина нервничает. Или это ощущение было следствием ее собственной нервозности?

– Как у тебя дела? – спросил Фредерик по дороге в студию.

Друзья не виделись с того самого дня, как были сделаны снимки: Фредди не приходил, а Анжелика твердо решила не обращаться к нему, пока упрямец сам не даст о себе знать.

И без того с момента своего приезда она постоянно ему навязывается.

– Все хорошо. Кстати, Киприани ответил на мое послание. Он приглашает нас зайти вечером в среду или в пятницу.

– Значит, мы сможем отправиться к старику завтра – завтра ведь среда?

– Нет, среда сегодня.

– Ох, извини. Я работал день и ночь, – смутился Фредди. – Показалось, что сегодня вторник.

Не в его обыкновении было работать день и ночь.

– Я и не знала, что ты способен писать так быстро.

Остановившись двумя ступеньками выше, мужчина обернулся.

– Возможно, на меня просто никогда не снисходило подобное вдохновение.

Сказано было негромко и с таким достоинством, словно речь шла о чем-то возвышенном, а не о ее бесстыдной наготе.

Анжелика провела пальцем по перилам:

– Что ж, теперь мне вправду не терпится увидеть портрет.

В студии по-прежнему стояла расстеленная в художественном беспорядке кровать, позади нее находилась задрапированная белой тканью картина.

Глубоко вдохнув, Фредди сбросил покрывало.

Анжелика ахнула. Перед нею возлежала богиня: с темными, отливающими золотом и бронзой локонами, безупречной смугловатой кожей и телом куртизанки – весьма преуспевающей куртизанки.

Но сколь ни прекрасно было тело, внимание Анжелики привлекло выражение неулыбающегося лица: женщина смотрела прямо на зрителя, в темных глазах пылало искушение, полураскрытые губы выражали неутоленное возбуждение.

Фредди увидел ее такой?

Анжелика украдкой покосилась на художника. Тот внимательно изучал пол. Она попробовала снова посмотреть на картину – и не смогла выдержать собственный взгляд с холста.

– И как тебе это? – наконец спросил Фредди.

– Немного… Немного грубовато по краям, – она просто не могла смотреть ни на что другое. Мазки были не столь аккуратны, как Анжелика привыкла видеть на работах друга. Но в изображении чувствовалась такая мощь, такой эротический заряд, что расспрашивай Фредди дальше, Анжелике пришлось бы признать: небрежная манера письма как нельзя лучше подходила неприкрытому, ненасытному желанию, излучаемому женщиной на полотне.

Фредерик накрыл портрет.

– Тебе не понравилось?

Анжелика пригладила волосы, надеясь, что являет собою воплощение чопорности и благопристойности.

– Неужели я и вправду так выглядела?

– Для меня – да.

– Ты мог бы переписать портрет, совсем отвернув мое лицо…

– Но зачем?

– Потому что я выгляжу, словно… словно…

– Словно хочешь, чтобы я занялся с тобой любовью?

Анжелика чуть не задохнулась от невероятного предчувствия. Они не сводили друг с друга глаз. Мужчина сглотнул. А со следующим ударом сердца уже держал ее в объятиях и целовал – нежно, но крепко.

В этом поцелуе было все, что она когда-либо воображала, – и даже больше. Опустившись на столь удобно расположенную кровать, Фредерик снял с подруги шляпку, Анжелика развязала ему галстук.

– Секунду, – шепнул он в полураскрытые ждущие губы. – Я запру дверь.  

Он поспешил к выходу, но не успел повернуть ключ в замке, как дверь распахнулась, и в студию вошел лорд Вир.

– О, Фредди, здравствуй. Приветствую, Анжелика. Двое любимейших мною людей в одном месте – как здорово. Смотри-ка, братец, у тебя галстук развязался. Что стряслось – забылся в творческом порыве?

И маркиз принялся повязывать галстук потерявшему дар речи брату.

– А ты, Анжелика, почему лежишь? Тебе плохо? Может, сходить за нюхательной солью?

– Ах, нет, Пенни, мне уже лучше, – Анжелика, пребывавшая в остолбенении, вскочила с кровати.

– Глянь, твоя шляпка на полу, – подняв шляпку, Вир протянул ее владелице.

– Надо же, – промямлила женщина. – Как она там оказалась?

– Повезло тебе, подруга, – подмигнул маркиз, – что сюда не заявилась какая-нибудь болтливая старая перечница, как раз когда ты чуток прилегла. Леди Эйвери уже погнала бы вас обоих к алтарю, точно как меня!

– А что… что привело тебя в Лондон, Пенни? – откашлялся пунцовый от смущения Фредди.

– Да так, обычные дела. А потом я вспомнил, что у меня есть ключ от твоего дома и решил заглянуть.

– Всегда рад тебя видеть, – запоздало обнимая брата, уверил хозяин. – Я этими днями почти не выходил из студии, но моя экономка сегодня утром пересказала мне какие-то ужасные сплетни. Вроде бы дядя леди Вир арестован по подозрению в страшных преступлениях. Я уже и письмо тебе написал. Это что, правда?

– Боюсь, да, – огорченно вытянулось лицо маркиза.

– А как эту новость восприняли леди Вир и ее тетя?

– Как и должны были, мне кажется. Подозреваю, что в этот тяжелый час я – их единственная защита и опора. Но поскольку никто из нас не в силах что-либо изменить, давайте поговорим о более приятных вещах.

Маркиз окинул взглядом помещение, остановившись, к отчаянию Анжелики, на накрытой картине.

– Так ты говоришь, Фредди, днюешь и ночуешь в студии? Это не из-за заказа, полученного перед самой моей свадьбой?

– Да, но я еще не закончил.

– Вот это? – направился Вир к занавешенному холсту. 

– Пенни! – вскрикнула Анжелика, ведь старший брат был одним из тех немногих, кому Фредерик разрешал смотреть неоконченные работы.

– Что такое? – повернулся маркиз.

– Мы как раз собирались к синьору Киприани, торговцу предметами искусства. Хочешь пойти с нами?

– Верно, Пенни, пойдем, – пылко вторил Фредди.

– А с какой стати вы к нему идете?

– Помнишь картину в Хайгейт-корте, ну, ту, что я фотографировал? – зачастил брат, спеша с объяснениями. – Анжелика помогает мне выяснить происхождение полотна. Похоже, оно принадлежит кисти того же художника, чью работу когда-то продал Киприани – а старик ничего не забывает.

Лорд Вир казался слегка озадаченным.

– А в Хайгейт-корте что, была картина? Ну ладно, я с вами. Мне нравится знакомиться с интересными людьми.

Сообщники выпроводили маркиза из студии. Женщина с облегчением приложила руку к груди: если бы Пенни увидел ее такой, какой изобразил Фредди, она никогда бы не смогла посмотреть на себя в зеркало.

Вир спустился по ступенькам первым. Фредерик затащил Анжелику за угол и еще раз быстро поцеловал.

– Пойдем потом ко мне? – шепнула она. – У прислуги сегодня выходной.

– Ни за что на свете не откажусь.


* * * * *

Дуглас, ожидавший назначенного через пять дней судебного слушания, так и не заговорил. Тем не менее, в деле наметился некоторый прогресс.

На основании сведений, почерпнутых из зашифрованного досье, леди Кингсли отследила в Лондоне банковскую ячейку, в которой хранилась толстая пачка писем, адресованных мистеру Фрэмптону. Все послания были от торговцев бриллиантами, и каждое содержало согласие взглянуть на искусственные алмазы.

– Видите, – взволнованно сказала леди Кингсли на их утренней встрече, – вот как Дуглас заставил их выложить денежки. Наверное, поначалу он не помышлял о шантаже, а только хотел выяснить, действительно ли искусственные алмазы не отличить от природных. А когда с синтезом не вышло, он с другой точки зрения просмотрел полученные ответы. Некоторые из них написаны небрежно и могли быть истолкованы, как желание заниматься поддельными бриллиантами. Тогда наш голубчик, уже с преступным умыслом, обратился к еще нескольким торговцам. Полученные ответы он разделил на две части, и те, кто не был осторожен в подборе слов, стали мишенью для вымогательства.

Однако, по мнению Вира, отсутствовала самая важная часть головоломки: подлинная личность человека, известного под именем Эдмунд Дуглас. Пока Фредди с Анжеликой не упомянули о своем расследовании, маркизу и в голову не пришло потянуть за эту ниточку. Теперь он готов был пнуть себя за то, что проглядел такую очевидную и важную зацепку.

Иногда лучше быть удачливым, чем умным.

Киприани, семидесятипятилетний старик, жил в огромной квартире в Кенсингтоне. Вир ожидал увидеть помещение, заставленное предметами искусства, но хозяин оказался ревностным хранителем собственной коллекции. В гостиной, где принимали посетителей, висело по одной картине Греза и Брейгеля, и больше ничего.

Анжелика описала полотно, виденное ими в гостиной викария в Линдхерст-холле – Вир в свое время и внимания на него не обратил. Сложив пальцы домиком, Киприани внимательно выслушал.

– Припоминаю. Я приобрел его у некоего юноши весной семидесятого.

Двадцать семь лет назад.

– Он был автором? – поинтересовалась Анжелика.

– Утверждал, что это подарок. Но, судя по тому, как молодой человек нервничал, пока я оценивал картину, авторство принадлежало ему. Кроме того, инициалы на холсте совпадали с его собственными.

Вир надеялся, что выражение рассеянности и скуки на лице скрывает его волнение. И еще – что Фредди или Анжелика сами зададут вопрос об имени художника.

– Так как его звали? – спросил брат.

– Джордж Каррутерс.

Джордж Каррутерс. Имя могло быть вымышленным, но все же давало отправную точку…

– А вы больше никогда не встречали ни самого живописца, ни его картин? – задала вопрос Анжелика.

– Не припомню, – покачал головой Киприани. – Жаль, поскольку юноша обладал немалым талантом, и при надлежащем обучении и усердии мог бы достичь успехов в живописи.

Тема Джорджа Каррутерса исчерпалась, и гости заговорили с хозяином о последних течениях в искусстве. Вир заметил, как его спутники то и дело переглядывались, – оставалось только надеяться, что его приход не помешал романтическому свиданию.

Маркиз внутренне улыбнулся. Он всегда искренне желал брату счастья: не только ради Фредерика, но и ради себя самого, чтобы однажды иметь возможность порадоваться за благоденствующего в семейном кругу брата.

При этом предполагалось, что Вир будет наблюдать со стороны, что его собственная жизнь останется лишенной того блаженства, которое он с такой легкостью воображал для Фредди.

Маркизу вспомнилось, как вчера на берегу реки на него смотрела собственная жена: словно он полон возможностей. Словно у них двоих полно возможностей.

Однако решение давно уже принято. Пора ей это понять.

Когда посетители поднялись, прощаясь, Виру вдруг пришел в голову вопрос, которого никто не задал, но ответ на который ему хотелось бы узнать.

Пришлось спросить самому:

– А этот мистер Каррутерс не сказал, зачем он продает картину?

– Сказал, – откликнулся Киприани. – Ему требовались средства для поездки в Южную Африку.

Глава 17

Анжелика растянулась на роскошном ложе, застеленным алым итальянским шелком, – бесстыдно и восхитительно. Какой-то части Фредди до сих пор хотелось опустить глаза. Но большая его часть не только не могла отвести взгляд, но и протянула руку, лаская нежную грудь.

– О-о-о, это было великолепно, – промурлыкала женщина.

Фредди с покрасневшими щеками наклонился, снова целуя ее:

– Это тебе спасибо.

И какое!

– Можно мне кое в чем сознаться? – спросил он.

– Хм-м-м, ты никогда не делал признаний… Любопытно послушать.

Изъявив желание пооткровенничать, Фредерик теперь смущенно откашливался.

– Меня не так уж интересовало происхождение той картины с ангелом.

– Не интересовало? – удивленно раскрыла рот Анжелика.

– Представь, что твой старинный друг просит нарисовать его обнаженным. Ты приветствуешь замысел всей душой, но не знаешь, как согласиться. Разве ты не придумала бы какое-нибудь правдоподобное задание, чтобы будто обменяться услугами?

– Фредди! – Анжелика уселась в постели, прижимая к груди шелковые каскады. – Я и не подозревала, что ты такой коварный!

– Я не коварный, – сконфузился мужчина. – По крайней мере, обычно. Просто не хотелось быть для тебя совсем уж открытой книгой.

– О, ты казался мне накрепко закрытой книгой, – подруга легонько стукнула его по руке. – Я уже отчаялась добиться твоего понимания.

– Могла бы просто сказать о своих желаниях.

– Если бы могла, то призналась бы десять лет назад, – поцеловала Анжелика место удара. – Возможно, и к лучшему, что не сказала: ты в то время смотрел на меня так, будто я абсолютно лишена женских прелестей.

– Неправда. Скорее, я никогда не задумывался о твоих женских прелестях. Я имею в виду, мы с тобой были – и остаемся – лучшими друзьями. Тебе не нужны соблазнительные грудь и бедра, чтобы быть дорогой мне.

– Очень милые слова, хотя мои грудь и бедра могут счесть себя недооцененными.

Мужчина улыбнулся.

Анжелика теснее прижалась к нему.

– Тебе не казалось, что я чересчур тебя критикую? Или слишком часто указываю, как и что делать?

– Нет, никогда. Отец – вот кто действительно придирался: он унижал меня потому, что ему это нравилось, и потому, что я не мог постоять за себя, как Пенни. А твои советы всегда проистекали из искреннего ко мне участия. И наша дружба не обязывала меня беспрекословно повиноваться: ты высказывала мнение, а я был волен прислушаться к нему или нет.

– Вот и славно, – вздохнула подруга.

Фредди заколебался. Анжелика прищурилась на него:

– Еще что-то хочешь сказать? Давай, исповедуйся.

Он и забыл, что эта женщина так хорошо изучила его.

– Ну, какое-то время ты казалась мне слишком честолюбивой: постоянно повторяла, что я должен писать быстрее, выставлять свои картины, больше работать…

– Ах, это… Я тогда страшно ревновала к маркизе Тремейн. И старалась показать тебе, что она не отличит кармин от кармазина, а я разбираюсь не только в искусстве вообще, но и конкретно в живописи.

Фредди и вправду был слеп. Ему никогда не приходило в голову, что отчаянные старания подруги сделать из него знаменитого художника имеют какое-то отношение к тайным желаниям сердца. Приподняв прядь ее волос, он подумал, что неверно передал их цвет на холсте: следовало усилить оттенок каштанового.

– Перед отплытием в Америку леди Тремейн посоветовала мне утешиться в твоих объятьях. Но когда ты пришла ободрить меня, я тебя прогнал.

– Твоей вины здесь нет – я была грубой и бесцеремонной.

– Когда ты, ни с того ни с сего, выскочила замуж за Каналетто, меня мучила мысль, что в тот день я подтолкнул тебя к этому шагу. Поверь – я всегда сожалел о своей резкости.

– Неумение справиться с разочарованием без глупых поступков – не твоя вина, а мой собственный недостаток, – покачала головой женщина. – Хотя в этот раз я твердо решила, что даже если ты меня отвергнешь, не натворю никаких глупостей для успокоения задетого самолюбия – в частности, не пересплю с твоим братом.

– Ох, это ранило бы Пенни – ты ведь для него, как сестра.

– Меня это ранило бы не меньше, – хихикнула Анжелика.

Приподняв руку, подруга положила ее на небольшой рисунок в рамочке, стоявший на прикроватном столике. Она рассеянно поворачивала рамочку то так, то эдак, и Фредди разглядел, что этот карандашный эскиз – портрет, написанный им давным-давно и преподнесенный Анжелике в качестве подарка. Критик обнаружил бы немало изъянов как в технике, так и в композиции ученического наброска, единственным достоинством которого была несомненная искренность.

Фредди всегда любил Анжелику и переживал за нее, но сейчас его сердце захлестнула почти болезненная нежность.

– Я рад, что ты вернулась, – провел он рукой по ее щеке.

– Я тоже рада, – ответила женщина с встречной откровенностью. – Очень рада.


* * * * *

Ночь перевалила за половину, а муж все еще не вернулся из Лондона.

В непроглядной темноте Элиссанда лежала без сна, уставившись в потолок, которого не могла разглядеть, и вспоминала, как впервые увидела Вира. Она вызывала в памяти каждую мелочь: его фетровую шляпу, выглядывающий из-под бежевого пиджака голубой жилет, отблеск солнечных лучей на запонках, но больше всего – пережитый ею радостный подъем, когда маркиз улыбнулся своему брату.

Ах, если бы им повстречаться неделей позже, когда больше не было нужды устраивать ловушку. Все могло сложиться совсем иначе!

А так Элиссанда заманила Вира в западню. И он не счастлив с нею. А если муж не будет разговаривать с ней – и заниматься любовью – разве они когда-нибудь перестанут быть чужими друг другу, хоть и скованными цепью брака?

Дверь в ее комнату скрипнула, отворяясь. Хозяин дома. Маркиз открыл дверь, разделявшую супругов, и остановился на пороге. Оставалось сделать один-единственный шаг, чтобы войти в спальню жены.

Элиссанду охватило волнение – почти паническое. Сердце бешено стучало, словно поршень парового насоса. Она закусила нижнюю губу, стараясь не слишком шумно дышать.

Надо лежать очень тихо, убедительно притворяясь крепко спящей. Может, это побудит мужа приблизиться к ней… коснуться… И когда-нибудь простить ее.

Элиссанда мысленно призывала супруга придти в ее объятия и найти в них избавление от одиночества и усталости.

Но дверь закрылась, и маркиз направился в свою постель.


* * * * *

Напольные часы пробили время: три медных удара сотрясли черный, ледяной воздух.

Это всегда происходило в три часа ночи.

Вир бежал. Темному, как колодец, коридору не было конца. Что-то ударило его по ноге. Споткнувшись, он вскрикнул от боли. Но надо спешить дальше. Он должен добежать до матери и предупредить о смертельной опасности.

Вот и холл. А в дальнем конце – грозящая гибелью лестница. Он почти успел. Он спасет мать – не даст ей упасть.

Острая, словно копье, боль пронзила колени. Он опять споткнулся, но тут же упрямо заковылял дальше.

Но когда Вир добрался до подножия лестницы, мать уже лежала там. Кровь заливала ее голову, такая же ярко-алая, как вечернее платье и рубины, сверкающие на женской груди.

Он закричал. Почему он не смог ее уберечь? Почему он никогда не успевал спасти ее?

Его окликнули по имени. Потрясли за плечо. Должно быть, это виновник гибели матери. Вир набросился на врага.

– Пенни, ты в порядке? – пискнула неизвестная.  

Нет, не в порядке. Он больше никогда не будет в порядке.

– Пенни, перестань. Да перестань же! Ты делаешь мне больно.

Ему очень хотелось сделать кому-то больно.

– Пенни, прошу тебя!

Вир распахнул глаза. Он задыхался так, будто все гончие ада гнались за ним. Комната была темной, словно колодец – как в его сне.

– Все хорошо, – рядом с ним в постели негромко уговаривал кто-то теплый и мягкий, благоухающий медом и розами. – Это просто дурной сон.  

Элиссанда гладила его лицо и волосы.

– Это просто дурной сон, – повторила она. – Не бойся.

Что за нелепость – он ничего не боится.

– Я здесь, – поцеловала она Вира в щеку. – Все хорошо. Я не позволю, чтобы с тобой что-то случилось.

Он взрослый, сильный и умный. Ему не нужна защита от чего-то столь эфемерного, как сны.

– У меня тоже бывают кошмары, – обняла его Элиссанда. – Иногда мне видится, что я Прометей, на веки вечные прикованный к скале. При появлении орла просыпаюсь, а потом,  конечно, уже не могу уснуть и тогда мечтаю о Капри – прекрасном, далеком Капри.

У нее необыкновенный голос. Вир не замечал этого раньше. Но сейчас, когда она говорит во тьме, звучание ее слов прекрасно, как журчание воды для жителей пустыни.

– Я воображаю, что у меня есть собственная лодка, – нашептывала жена. – Когда солнышко и легкий ветерок, я выплываю в открытое море, засыпаю и становлюсь темной от загара, как рыбаки. А когда штормит, я стою на скалах и смотрю на бушующие волны, зная, что разгневанное море охраняет мое одиночество – и мою безопасность.

Вир уже не так жадно заглатывал воздух. Он понимал, что она делает. После внезапной смерти матери он так же старался для Фредди: обнимая брата за плечи, рассказывал, как ловить светлячков или ставить сети на форель, пока тот, расслабившись, не засыпал.

Но он никогда и никому не позволял делать это для себя.

– Разумеется, мечта была недостижимой, – продолжала Элиссанда. – Я всегда понимала, что вряд ли такое возможно. Даже если бы удалось уйти от дяди, мне пришлось бы зарабатывать себе на жизнь, а женщине никто не платит много. Я была бы вынуждена экономить, чтобы отложить сколько-нибудь на черный день, и считала бы себя счастливицей, если бы удавалось выкроить пару монет на билет до Брайтона.

– Но с грезами о Капри было легче жить дальше, – нежные пальчики провели по его скуле. – Это был мой огонек в ночи, мое избавление там, где не было спасения.

Вир теснее прижал к себе жену – он и не сознавал, что одной рукой обнимает ее.

– Мне известно все, что следует знать о Капри. По крайней мере, все, о чем считают нужным писать в путеводителях: история, рельеф, происхождение названия. Я знаю, что там произрастает и что водится у его берегов. Я знаю, какие ветры там дуют и в какое время года.

Элиссанда говорила, поглаживая мужа по спине. Тихими, почти гипнотическими словами она легко смогла бы его убаюкать, не будь их тела так притиснуты друг к другу.

– Так расскажи мне, – попросил Вир.

Пробуждения его чувственности нельзя было не ощутить. Но она не отодвинулась – наоборот, прижалась еще теснее.

– Сейчас там, наверное, людно. В одной книге писалось, что на острове есть поселение писателей и актеров из Англии, Франции и Германии.  

Вир больше не мог сдерживаться. Он поцеловал жену в шею, расстегивая ночную рубашку. От прикосновения к гладкой теплой коже сердце пропустило один удар.

– Конечно, – продолжала женщина дрогнувшим голосом, – я совершенно не обращаю внимания на их присутствие, чтобы можно было сохранять иллюзию полупустынного рая, где нет ничего, кроме моря, чаек и меня самой.

– Конечно, – согласился Вир.

Он снял ее ночную сорочку, стянул через голову свою и устроился так, чтобы Элиссанда оказалась сверху.

– А ты, просыпаясь после ночных кошмаров, о чем думаешь? – спросила она еле слышно.

Дернув ленточку на косе, Вир распустил жене волосы, облаком накрывшие его лицо и плечи.

– Вот об этом, – пробормотал он. – Я думаю об этом.

Не об акте соития как таковом, но о присутствии другого человека. Об обволакивающей, укрывающей близости.

И в прошлый раз, в Хайгейт-корте, когда Виру приснился кошмар, он думал о ней. Как Элиссанда игнорировала запрудивших изрезанное побережье Капри иностранцев, так и Вир выбросил из головы их обоюдное неприятие и взаимное негодование, вспоминая только о сладчайших улыбках.

Чего только не сделаешь, чтобы пережить ночь.

Но сейчас эта женщина над ним, податливая и жаждущая. Сейчас она не только позволяет, но и побуждает его все глубже проникать в ее лоно. Постанывает и вздыхает от наслаждения, прижав губы к его уху, и от нежного дыхания вздымаются волны почти яростного вожделения.

И когда наступило освобождение, в нем был пламень, неистовство и всепобеждающее, почти восторженное забвение.

Легкое дыхание жены шевелило мужчине волосы. Ее сердце билось у него на груди. Нежные пальцы в темноте нашли и сплелись с его пальцами.

Обволакивающая, укрывающая близость.

Но все же в этом навевающем дрему тепле истинный покой ускользал от него. Что-то не так. Возможно, все не так. Виру не хотелось думать.

Теперь его убежищем стала ночь. Перед рассветом мрак сгущался, но в этой тьме были только сладкие объятия.

Вир пробормотал слова благодарности и позволил сну овладеть им.

На рассвете настало обычное деревенское утро: щебетали птицы, на пастбище позади дома мычали коровы, щелкали ножницами спозаранку приступившие к работе садовники.

Даже звуки, производимые самим Виром, были мирными и домашними: плеск воды, наливаемой в таз для умывания, негромкий стук выдвигаемых и задвигаемых ящиков, шорох отдернутых штор и открываемых ставней.

Жена все еще уютно спала в его постели, медленно и ровно дыша. Волосы цвета взошедшего солнца рассыпались по подушке. Одна рука лежала поверх покрывала, словно протянутая к нему.

Во сне у нее был такой невинный, просто ангельский вид – как у женщины, к которой можно питать простые, незамутненные чувства. Вир приподнял безвольную руку и устроил под одеялом. Элиссанда поглубже зарылась в постель, довольно улыбаясь.

Маркиз отвернулся.

Повернувшись к кровати спиной, он щелкнул по плечам подтяжками и надел жилет. Пошарив по стоявшему на комоде подносу, выбрал пару запонок. А затем вдруг почувствовал, что жена проснулась и наблюдает за ним.

– Доброе утро, – не поворачиваясь, поприветствовал он, сосредоточенно застегивая манжеты.

– Доброе, – отозвалась Элиссанда хриплым со сна голосом.

Вир больше ничего не сказал, продолжая одеваться. За спиной заскрипела кровать: должно быть, жена надевала ночную рубашку, которую он сегодня утром обнаружил под собою вместе с ленточкой для волос – тоненьким пастельным напоминанием о событиях этой ночи.

– Я отправляюсь на прогулку, – сказал маркиз, натягивая твидовый пиджак и по-прежнему не глядя на супругу. – Приглашаю пойти со мной, если хочешь.

То, что он собирается сказать, он предпочтет выложить подальше от дома.

– О, да, конечно, – оживилась Элиссанда. – С удовольствием.

Нескрываемое радостное возбуждение в ее голосе кнутом хлестнуло по совести.

– Буду ждать тебя внизу.  

 – Я быстро, – пообещала она. – Мне нужно только одеться и переговорить с сиделкой.

Остановившись у двери, Вир наконец посмотрел на жену. После сегодняшнего дня ему больше не видеть ее такой воодушевленной и полной надежд.

– Не торопись, – бросил он.


* * * * *

Элиссанда с рекордной скоростью оделась, заглянула к еще спавшей тете и перемолвилась с миссис Грин, сиделкой, нанятой после приезда в Девон по рекомендации экономки. Сиделка заверила маркизу, что проследит за завтраком и купанием миссис Дуглас, а затем они выйдут в сад ради моциона и свежего воздуха.

Миссис Грин была добрейшей женщиной, но потверже, чем Элиссанда. Под ее руководством Рейчел уже могла немного пройти без поддержки – просто сверхъестественное достижение.

А теперь, для полного Элиссандиного счастья, муж занимался с ней любовью. И пригласил пойти с ним на прогулку.

Они не разговаривали – ну и не нужно. Находиться в его обществе вполне достаточно. Довольно того, что она рядом с ним. Это – их новое начало.

Супруги пересекли реку Дарт в торговом городке Тотнес, где быстренько позавтракали и выпили чаю, а затем направились на север. Проследовали неизвестными Элиссанде проселочными дорогами мимо холмистых полей и нескольких деревушек, затем через густую рощицу и вышли из деревьев у подножия разрушенного замка.

Путь занял добрых пять миль. Маркиза должна была устать до невозможности, но чувствовала только ликование.

– Ты когда-нибудь говоришь? – наконец спросила она, запыхавшись на подъеме к развалинам.

– По-моему, все убеждены, что я болтаю без умолку.

Сняв шляпку, Элиссанда принялась обмахиваться.

– Я имею в виду, когда не играешь роль.

Вир не ответил, устремив взгляд на восток – к морю. Замок располагался на возвышенности, предоставляя круговой обзор. Женщина снова задалась вопросом: почему муж ведет двойную жизнь? У нее имелись свои резоны, и, наверное, причины маркиза не менее веские и убедительные.

– Объясни-ка мне кое-что, – обратился к ней Вир.

Элиссанда была ужасно польщена – он так редко о чем-либо ее просил.

– Что ты хочешь знать?

– Ты расспрашивала про Капри миссис Каналетто. Ты упоминала этот остров, когда хотела, чтобы мы уехали из Англии и где-то спрятались. И, судя по сказанному прошлой ночью, – сунул маркиз руку в карман, – за свою жизнь ты часто мечтала об этом месте.

– Это так.

– Но не заметно, чтобы ты намеревалась посетить Капри теперь, когда имеешь такую возможность. Почему?

Странный вопрос, ведь ответ совершенно очевиден.

– Остров Капри был дорог мне не как реально существующее место: подошло бы любое другое, прекрасное и далекое. Важно, что он давал мне надежду и утешение, когда я была пленницей в дядином доме.

Маркиз окинул супругу тяжелым взглядом. Вероятно, он не совсем ее понял.

– Представь, например, плот, – попробовала она объяснить еще раз. – Когда река настолько широкая и быстрая, что ее не пересечь вплавь, он необходим нам. Но, добравшись до противоположного берега, мы бросаем плот у края воды.

– И ты добралась до берега.

Элиссанда провела кончиками пальцев по шелковым цветам, украшающим шляпку.

– Я переплыла реку. Как бы ни нравился мне мой плот, я больше в нем не нуждаюсь.

Вир отошел на несколько шагов.

– Выходит, ты довольна своей жизнью, и тебе больше не требуется поддержка?

– Пожалуй, некоторая поддержка мне все-таки нужна, – прикусила изнутри щеку Элиссанда.

– Какая же? – не меняя тона, спросил маркиз.

Элиссанда думала, что ей понадобится больше храбрости, чтобы высказать свои чувства. Но муж ночными поцелуями и объятьями и пройденными рядом с нею милями пути облегчил это признание.

– Ты, – ответила она, и в ее голосе не было ни капли сомнения или колебания.

– И как же мне справляться с этой благородной миссией?

– Просто делать то, что ты уже делал: гулять со мной и заниматься любовью, – Элиссанда слегка смутилась только на последних словах.

Вир отошел еще дальше. Он с характером, ее мужчина.

Маркиза последовала за супругом в сторожевую башню. Сооружение некогда высилось во дворе замка, а теперь от него остались полуразрушенные каменные стены, сводчатые проходы и пустые оконные проемы. Сквозь проломы в кладке пробивалось утреннее солнце, в руинах было прохладно, но не мрачно.

Элиссанда положила ладонь на руку мужа, ощущая приятную шероховатость твидового пиджака. Вир не отвел ее ладонь, и она, осмелев, прижалась поцелуем к твердой щеке, а затем и к губам. Там она задержалась, пока не добилась, чтобы его губы приоткрылись.

Внезапно мужчина ответил на ее поцелуй – с такой страстью, что у Элиссанды кругом пошла голова.

И столь же внезапно оттолкнул ее.


* * * * *

Еще ничего в своей жизни Вир не портил так старательно, как этот брак, который должен был остаться фиктивным.

Он не понимал, что с ним такое.

А может, и понимал, только не мог себе признаться.

Элиссанда не являлась желанной ему спутницей – разве это решение не принималось им уже неоднократно? То, чего хотел маркиз, было столь же непохожим на эту женщину, как остров Капри на Австралию. Ему хотелось молока с медом: питательного, сладкого, целебного. Она же была лауданумом: сильнодействующим, вызывающим зависимость, иногда помогающим забыться, но в больших дозах опасным.

К тому же, она лгунья и интриганка: у Вира еще хранится написанная Элиссандой в тот вечер записка его брату – вещественное доказательство ее намерений завлечь Фредди в свои сети ради достижения собственных целей, лишив тем самым счастья с Анжеликой.

И все равно маркиз снова чуть не потерял над собой контроль – здесь, под открытым небом, когда в любой момент мог подъехать омнибус с туристами. И на сей раз без каких-либо оправданий слезами, выпивкой или ночным кошмаром. Стоял ясный, свежий день, жена была в приподнятом расположении духа, а сам он решительно настроился высказать ей неприятную, но неизбежную правду.

Вир отступил от Элиссанды на несколько шагов.

Если он не скажет это сейчас, то не сможет никогда: жена лучилась такой радостью, что Вир почти готов был забыть, как далека эта женщина от той светлой бесхитростной подруги, необходимой ему для изгнания мрака из собственной души.

Он заставил себя произнести нужные слова:

– Как только твоему дяде вынесут приговор, я хотел бы аннулировать брак.

Элиссанда разглаживала рукав, поглядывая на маркиза с недоуменным, но веселым выражением, словно ожидала сюрприза. Теперь она застыла, кровь отхлынула от лица, глаза уперлись прямо в мужа.

– Я назначу щедрое содержание. У тебя будет достаточно средств, чтобы свободно и безбедно жить, где пожелаешь – хотя бы и на Капри.

– Но аннулирование невозможно, – возразила жена, и сознание Вира содрогнулось от искреннего, почти наивного замешательства в ее голосе. – Раз брак был скреплен физической близостью, это незаконно.

– При достаточном количестве денег и адвокатов это не только возможно, но и регулярно достигается.

– Но… но нам придется лгать!

Элиссанда была до такой степени ошеломлена, что Вир впервые допустил, что его жена не настолько искушенная в этой жизни, как он думал. Что она действительно полагала их брак благом.

– Не вижу в этом проблемы – мы оба замечательно лжем.

Она подняла глаза на лазурный квадрат неба над их головами, очерченный полуразрушенными стенами башни.

– И у тебя с самого начала было такое намерение?

– Да.

Маленькая рука вцепилась в юбку, плечи напряженно ссутулились. Тянущая боль в сердце Вира сменилась острой.

– Я хочу вернуть свою свободу, – намеренно жестоко отрубил он. – Тебе это должно быть понятно.

Сравнение их брака с ее заточением возымело желаемый эффект. Горестное недоумение в глазах Элиссанды сменилось мрачным раздражением. Взгляд посуровел.

– Выходит, это сделка, – бросила она. – Ты платишь мне деньги за свою свободу.

– Да.

– Верно ли будет предположить, что из-за событий минувшей ночи твоя свобода сегодня стоит дороже, чем вчера?

– Возможно.

– Выходит, я шлюха в собственном браке.

Ее слова били прямо в солнечное сплетение.

– Я расплачиваюсь за утрату самоконтроля.

– Надо же, лорд Вир, что ж вы до сих пор молчали? – язвительно поинтересовалась жена. – Пойми я раньше, что чем чаще вы теряете над собой контроль, тем больше дохода это мне принесет, я бы соблазняла вас дни напролет.

– Скажи спасибо, что у меня хватает совести возместить пользование твоим телом. И что я согласен скрывать то, как ты меня подловила – и как собиралась подловить Фредди.

Элиссанда передернулась, словно от удара. От его бездушной жестокости у нее перехватило дыхание: поступок, порожденный ее совершеннейшим отчаянием, муж использует, как оправдание своему ледяному эгоизму.

Сделав глубокий вдох, женщина медленно выдохнула.

– Я никогда не считала себя такой уж желанной наградой, – произнесла она. – А вот тебя считала. Мне казалось, скрывающийся под маской идиота мужчина будет замечательным. Я думала, он поймет, что значит постоянно играть какую-то роль. И полагала, что он хоть немного посочувствует мне – ведь так жить непросто. Я ошибалась: как идиот ты оказался гораздо лучшим человеком. Глупец был милым, добрым и порядочным. Жаль, что я не оценила его по достоинству, имея такую возможность.

«Вот видишь», – подумал маркиз. Именно поэтому ему нужна спутница, похожая на мед с молоком: та никогда бы не поняла, что Вир не милый, не добрый и не всегда безоговорочно порядочный человек, и любила бы его – нежно, слепо, беспрекословно.

Это был такой же воздушный замок, как мечты Элиссанды о диком и пустынном Капри. Как и жена, в самые черные дни маркиз цеплялся за неправдоподобный образ собственного рая. Но, в отличие от нее, Вир был не готов отказаться от фантазий, поддерживавших его многие годы. Отказаться ради женщины, которую не хотел любить, если только не был пьян, одинок или по другой причине не способен владеть собой.

Глава 18

Ноги у Элиссанды налились тяжестью, ступни горели, а руки чесались надавать негодяю пощечин. Какой-то отрезок долгого пути домой она шагала впереди маркиза, пока не свернула не туда, и ему пришлось окликать жену. После этого она пошла так, чтобы отслеживать мужа боковым зрением, все сильнее распаляясь от его молчания.

Почему она поверила, что сможет обрести покой и безопасность с этим, ведущим двойную жизнь, мужчиной? Ни один нормальный человек не выберет такую стезю по доброй воле. Поразмысли Элиссанда как следует, она бы сообразила, что под личиной идиота выступает некто столь же скрытный и душевно ущербный, как и она сама.

Вот ведь дура!

За пеленою злости маркиза даже не заметила бежавшего к ним лакея, пока тот не остановился, а затем не засеменил рядом.

– Милорд, миледи, миссис Дуглас уехала!

В сказанном не было ни малейшего смысла. Элиссанда провела рукою по глазам.

– Повторите.

– Миссис Дуглас… она уехала!

– Куда?

– На станцию Пентон, мэм.

Но с какой стати тете отправляться на станцию? Ей не к кому ехать, тем более на поезде.

– А где миссис Грин? – сиделка, несомненно, подтвердит, что слуга бредит.

Тут подоспела и миссис Грин с раскрасневшимся лицом и одичалыми глазами:

– Мэм, миссис Дуглас уехала одна!

Элиссанда зашагала быстрее. Наверняка к тому времени, как она зайдет в тетину спальню, Рейчел уже будет у себя – целая и невредимая.

– А почему вы не сопровождали ее?

– Утром мы прогуливались по саду. А потом больная сказала, что хочет отдохнуть. Она неважно выглядела, поэтому я отвела ее наверх и уложила. Через час захожу, а в комнате пусто!

– Откуда же вы взяли, что тетя уехала на станцию?

– Так Питерс говорит.

 Питерс, их кучер, уже тоже пристроился рядом.

– Миссис Дуглас сегодня пришла к каретному сараю и попросила отвезти ее на вокзал в Пентон, что я и исполнил, мэм.

Маркиза наконец остановилась, замерла и вся ее свита.

– А тетя не говорила, зачем ей понадобилось на железнодорожную станцию?

– А то как же, мэм. Сказала, что съездит на денек в Лондон. А когда я вернулся, миссис Грин, миссис Дилвин и все остальные просто места не находили с перепугу.

Странная история огорошила Элиссанду. Она не могла увязать концы с концами, в глубине души надеясь, что это несмешная первоапрельская шутка, почему-то сыгранная не в тот день.

Почти непроизвольно маркиза бросила взгляд на человека, пока называвшегося ее мужем.

– Сегодня к дому приходил кто-то чужой? – спросил лорд Вир – его хладнокровное и сведущее «я».

При этом вопросе у Элиссанды упало сердце.

К слугам присоединилась и экономка.

– Нет, сэр, по крайней мере, я никого не видела.

Лакей и кучер тоже отрицательно покачали головами. А вот миссис Грин нахмурилась.

– Если подумать, милорд, то когда мы гуляли в саду, по лужайке перед домом слонялся какой-то бродяга. Я хотела прогнать его, но миссис Дуглас – добрейшая душа – послала меня на кухню за остатками еды. А когда я вынесла корзинку, этот оборванец упал на колени и принялся благодарить. Мне не понравилось, как он хватал леди за руки, так что пришлось хорошенько толкнуть наглеца. После этого он тут же убрался.

Элиссанда полагала, что это муж вбил кол в ее счастье. Как же она ошибалась – прошлое внезапно настигло и может разрушить ее новую жизнь до основания.

– Я всегда говорил, что нынешние законы о бродяжничестве слишком либеральны, – заявил лорд Вир, полностью вернувшись к привычному лицедейству. – Ведь именно после встречи с проходимцем леди Дуглас стала неважно выглядеть, а, миссис Грин?

– Да, сэр, верно.

– Она слишком утонченная дама, чтобы находиться в столь грубой компании, – покачал головой маркиз, беря Элиссанду под локоть. – Пойдемте, леди Вир.

Комната тетушки Рейчел была пуста, как разграбленная гробница. Покачнувшись, Элиссанда ухватилась за дверную ручку. Внизу поднялся шум. Она бросилась по лестнице, перескакивая через ступеньку. Наверное, пропажа объявилась, и все шумно выражают облегчение – пусть это будет так. Пусть будет так.

Но причиной суеты оказалась всего лишь телеграмма, адресованная Элиссанде и обнаруженная среди почты, доставленной в отсутствие супругов.


« Мои дорогие,

мне ужасно захотелось тех замечательных устриц au gratin [53], что подают в гостинице «Савой», поэтому я решила отправиться в Лондон и переночевать там.

Пожалуйста, Элиссанда, не тревожься за меня. Просто знай, что я очень тебя люблю.

Твоя любящая тетя».


Вытащив телеграмму из онемевших пальцев жены, лорд Вир просмотрел текст, а затем зачитал его вслух перед собравшимися слугами.

– Видите, беспокоиться не о чем, – провозгласил он. – Миссис Дуглас уехала в Лондон, как и собиралась, и завтра вернется. Так что займитесь своими обязанностями. А вы, миссис Грин, выпейте чашечку чая и считайте сегодняшний день выходным.

– Но…

Маркиз бросил взгляд на супругу. Элиссанда расцепила руки и ободряюще улыбнулась сиделке:

– Миссис Грин, тете иногда приходят в голову сумасбродные идеи. Мы к этому уже привыкли. Если она сказала, что вернется завтра, то так оно и будет.

Сделав книксен, сиделка отправилась на поиски чая. Остальные слуги тоже разошлись. В холле остались только Элиссанда и маркиз.

– Пойдем со мной, – сказал он.

Проведя жену в кабинет, Вир закрыл дверь и протянул еще одну телеграмму.

– Это принесли для меня. Может, и тебе захочется прочесть.

Элиссанда взглянула на листок. Слова подпрыгивали и шатались, отказываясь складываться в ровные и понятные фразы. Пришлось зажмуриться и снова открыть глаза.


« Уважаемый сэр,

как нам только что стало известно, мистер Дуглас объявлен сбежавшим. Ни способ его побега, ни нынешнее местонахождение пока не выяснены. Но власти хотели бы предупредить Вас о его статусе беглого преступника и просить Вашего содействия для возвращения вышеупомянутого под стражу.

С почтением и прочая,

Филберт».


– Твой дядя и был тем бродягой, – безжалостно подытожил маркиз. – Он наверняка дал указания Рейчел, как встретиться с ним.

Грудь сжало, словно тисками, сделалось невозможно дышать. За четыре дня до слушания дела дядя среди бела дня похитил тетушку!

А чем же в это время занималась племянница? В развалинах какого-то замка преподносила на блюдечке свое сердце, пытаясь снискать любовь собственного мужа – этого бесчувственного мерзавца!

Вышеозначенный муж втиснул ей в руку стакан.

– Пей.

Виски проплавило жгучую дорожку к желудку. Элиссанда снова запрокинула стакан – тот был уже пуст.

– Еще.

– Не сейчас. Ты плохо переносишь спиртное.

– Не понимаю, – потерла она пустым стаканом лоб, – это совершенно бессмысленно. Тетя ведь была не одна. Дядя не уволок ее, схватив за горло. Почему Рейчел по собственной воле отправилась на встречу с ним?

– Дуглас наверняка угрожал тебе или мне, а может, и обоим.

– Он беглый преступник, преследуемый законом. Он не может причинить нам никакого вреда.

– Ты не знаешь этого человека так, как твоя тетя.

– Я прожила с ним всю свою жизнь, – отмела Элиссанда сомнительное объяснение.

Маркиз долго не сводил с нее странного взгляда – словно жена была отправляемым на бойню животным.

– Может, присядешь? Я должен тебе кое-что рассказать.

Ондолжен рассказать?! О еедяде?!

Внезапно перед глазами пронеслись события последних недель: сотни крыс наводняют дом леди Кингсли, умный мужчина в личине идиота появляется в Хайгейт-корте, рыскает повсюду, и у полиции через считанные дни находятся доказательства, достаточные для ареста дяди. Какова вероятность, что все произошедшее – цепь случайностей?

Элиссанда села. Скорее, у нее подкосились ноги.

– Ты что, имеешь к этому какое-то отношение? Ты оказался в нашем доме не из-за крысиного нашествия у леди Кингсли – ты искал улики!

– Вижу, эту часть повествования можно пропустить, – беззаботно отметил Вир.

– Так ты служишь в полиции?

– Конечно же, нет, – муж надменно приподнял бровь, – маркизы не служат. Хотя время от времени я помогаю властям по собственному желанию.

Элиссанда прижала пальцы к переносице.

– И что ты хотел рассказать?

– Тебе известно, как они познакомились?

– Послушать дядю, с его стороны это было сплошное благодеяние и сострадание. Он – возвратившийся из Южной Африки богач. Она – оказавшаяся в затруднительном положении барышня, чей отец умер в нищете после разорения собственного банка, а сестра подалась в содержанки. Вышедший на сцену благородный герой спасает несчастную девицу от жизни, полной лишений и каторжного труда.

– Они действительно могли быть представлены друг другу после возвращения Дугласа из Южной Африки. Но, по-моему, он заприметил девушку задолго до того.

При этом открытии внутри Элиссанды что-то тревожно оборвалось. Она ведь была уверена, что знает о своих родственниках все, что следовало знать.

– Почему ты так считаешь?

– Из-за картин в Хайгейт-корте. Фредди обнаружил похожую, нарисованную в конце шестидесятых. Я вчера съездил в Кент посмотреть на полотно. На нем тоже изображены ангел и мужчина: ангел в белых одеждах и мужчина, восторженно преклонивший колени. У ангела лицо миссис Дуглас. Автор картины – а я полагаю, им был твой дядя – продал свою работу, чтобы купить билет в Южную Африку.

– Так он отправился туда ради тети?

– Возможно, не исключительно ради нее, но девушка явно занимала не последнее место в его мыслях. Это похоже на одержимость.

Элиссанда поднялась – теперь она не могла усидеть на месте.

– И что случилось после?

– Художник потерпел неудачу. Твоему дяде недостает не то везения, не то деловой хватки – а может, ни того, ни другого. Но кто-то из его знакомых напал на богатую жилу и хвастался удачей каждому, имеющему уши. Тот везунчик собирался вернуться на родину и наслаждаться обретенным достатком. Его звали Эдмунд Дуглас.

В рассказе маркиза таился ужасный смысл – Элиссанде не хотелось больше слышать ни единого слова. Но лучше узнать все.

– Продолжай, – хрипло потребовала она.

– У меня есть основания утверждать, что твой дядя убил настоящего Эдмунда Дугласа по пути в Англию. По прибытии он назвался убитым, использовав документы жертвы, и под чужим именем женился на твоей тете.

Элиссанда думала, что готова к худшему. Но все равно стакан выпал из ее рук, глухо стукнулся о ковер и откатился в сторону.  

– В Южную Африку был направлен запрос. Люди, помнящие Эдмунда Дугласа, засвидетельствовали, что тот говорил с сильным ливерпульским акцентом, а его левый глаз пересекал шрам, полученный в пьяной драке еще в Англии.

– Но почему… Почему никто не заподозрил в моем дяде самозванца?

– Этот человек не глуп. Поселился в уединенном месте и редко появлялся на людях. Он никогда больше не ездил в Южную Африку. И, вполне вероятно, отправил на тот свет единственную оставшуюся в живых родственницу подлинного Дугласа.

Элиссанда вздрогнула.

– И, по-моему, твоя тетя знала об этом.

– Мне точно нельзя еще немного виски? – ухватилась за спинку стула жена.

Взяв еще один стакан, Вир налил туда примерно на палец спиртного. Элиссанда глотнула жидкость так быстро, что даже не ощутила жжения.

– Как же ей стало известно?

– Понятия не имею, – взглянул на нее муж. – В браке люди многое узнают друг о друге.

– Этим все и объясняется?

– Этим объясняется поведение твоего дяди. Он полагает себя романтическим героем, готовым на все ради любви.

Элиссанду снова пробрала дрожь.

– Да, в последнюю встречу в Хайгейт-корте он мне так и заявил.

– Мужчина совершает страшное преступление, а может, и не одно, ради женщины, которую считает ангелом. Он гордится собою. Но, однажды узнав о содеянном, жена, как всякий здравомыслящий человек, не только не превозносит мужа – его поступки шокируют ее и приводят в ужас. Вот что твой дядя полагал предательством ангела: принесенные им жертвы не оценили, от него с отвращением отвернулись. Вот почему он нарисовал, как она покидает его, пронзив мечом.

– И вот что питало его жестокость все эти годы, – пробормотала Элиссанда.

– Я не стал бы рассказывать это кому-либо с менее крепкими нервами – но ты справишься. К тому же, это поможет тебе понять, почему Рейчел так опасается своего супруга, хоть он и в бегах. Ты должна осознавать, с кем мы имеем дело.

– А что, полиция не может помочь? – ослабила жена воротничок платья.

– Разумеется, для ареста нам потребуется полиция. Но до тех пор – сомневаюсь, особенно учитывая, что констеблей на местах не учат освобождать заложников. Кроме того, у нас пока нет доказательств его причастности к похищению. Насколько всем известно, миссис Дуглас уехала в Лондон, на что имеет полное право.

Элиссанда опустилась в кресло, закрыв руками лицо.

– Значит, остается только ждать?

– Похититель свяжется с нами.

– Похоже, ты в этом не сомневаешься.

Она услышала, как муж садится в соседнее кресло.

– Скажи, ты могла бы назвать дядю мстительным? – мягко спросил он.

– Да.

– Тогда поверь мне – он еще не закончил. Просто вернуть жену вряд ли покажется этому субъекту достаточным. Он захочет поквитаться с тобой.

– Но как долго нам еще ждать? – простонала маркиза.

– Полагаю, весточка появится с вечерней почтой. В конце концов, время не на его стороне.

Невольно застонав от ужаса, Элиссанда наклонила лицо к коленям.


* * * * *

К облегчению Вира, жена недолго сидела, удрученно сгорбившись. Поднявшись с кресла, она принялась ходить взад-вперед по комнате, отказалась от обеда, который маркиз велел принести, помешала чай, но так его и не выпила, и поминутно выглядывала в окно.

Вир набросал и отправил пару телеграмм, пообедал и выпил чаю, и даже просмотрел остальную почту, пришедшую для него утром. После этого ему тоже было нечем заняться, кроме как наблюдать за мечущейся Элиссандой.

– Почему ты держала книгу в бельевом ящике? – спросил маркиз.

Надо как-то отвлечь внимание жены от мыслей о худшем, пока не закончится ожидание.

Маркиза то снимала, то ставила обратно на каминную полку какие-то безделушки. Услышав вопрос, она резко повернулась.

– А зачем ты рылся в моих вещах?

– Мне следовало обыскать все комнаты в доме. Твоя ничем не отличалась от остальных.

Разумеется, спальня Элиссанды отличалась. За время своей работы Вир переворошил несметное количество женских вещичек, но он никогда так не медлил, как перебирая ее тонкое, девически скромное белье. А ведь это происходило уже после того, как маркиз понял, что лучистые улыбки – всего лишь инструмент обманщицы.

– Да будет тебе известно, я не обнаружил там ничего интересного – разве что, как я уже сказал, никогда не доводилось находить среди женского белья путеводители.

Элиссанда, решительная и напряженная, уселась на подоконный диванчик.

– Рада была доставить вашему сиятельству пару приятных минут. Да будет тебе известно, книга беспечно хранилась в комоде, только когда дядя был в отъезде. А когда находился дома, томик, спрятанный в обложку из-под чего-то на греческом, стоял в библиотеке – среди трех сотен таких же фолиантов.

Маркизу, читавшему, помимо родного, еще на пяти языках, не бросилось в глаза отсутствие англоязычных произведений в библиотеке Дугласа. Но попавший туда человек, владеющий только английским, должен был мучиться, как умирающий от жажды посреди океана.

За каждой мелочью в прошлом его жены читалась история угнетения. Однако Элиссанда сохранила не только несломленный дух, но и способность радоваться жизни, которую Вир только начинал понимать – и которой теперь не узнает.

Мысль о неминуемом расставании полоснула его по сердцу, словно ножом.

– В твоем ящике лежал путеводитель по Южной Италии. Вероятно, там говорилось о Капри?

– Совсем немного. Была книга получше, но она пропала, когда дядя уничтожил издания на английском.

Нежданно нахлынули воспоминания о минувшей ночи: теплые объятья, ласковый голос, рассказывающий о далеком острове. Вир вдруг осознал, что никогда не задумывался над тем, как поступит воображаемая молочно-медовая подруга, столкнувшись с его ночными кошмарами. Он просто предполагал, что дурные сны исчезнут, стоит только заполучить свой нежный идеал.

Выглядывавшая в окно Элиссанда теперь повернулась к мужу.

– А зачем ты заставлял меня слушать свои песни? Исполнитель из тебя никудышный.

– В спальне миссис Дуглас работал взломщик сейфов. Нужно было тебя отвлечь.

– Мог бы и сказать – я подержала бы ему фонарь.

– Я не мог сказать: ты казалась очень довольной пребыванием в дядином доме.

– Вот и дурак. Избежал бы мучений супружеской жизни.

Маркиз постукивал ручкой по письменному столу. Сейчас ему почему-то приходили на ум только удивительно радостные мгновения: их дрема бок о бок в поезде; изобилующий ляпсусами монолог Элиссанды на тему варенья, вызывавший на лице Вира улыбку чуть ли не весь следующий день; незабываемая вчерашняя ночь.

– Ну, я бы не относил наш брак к категории мучений. Скорее, скажем, обуза.

Через всю комнату пролетел какой-то пятнистый снаряд. Керамический горшочек ударился о каминную полку, грунт и растущая в нем орхидея вывалились на пол с глухим шлепком.

– Прими мое искреннее сочувствие, – язвительно бросила жена. – И мои глубочайшие соболезнования.

Его идеальной спутнице неведом гнев. Ее голос никогда не будет сочиться сарказмом. Понятное дело: она ведь не настоящая. Воображаемому совершенству легко не испытывать сильных эмоций – одни лишь улыбки да нежные объятия.

Вир всматривался в реальную женщину, сидевшую на подоконнике – немало пережившую, но не сломленную. Вот ее чувства были сильными: и гнев, и разочарование, и отчаяние – и любовь.

Захватив со стола бутерброды, маркиз подошел к жене.

– Не стоит морить себя голодом. Тебе никакой пользы, и тете не поможет.

Элиссанда скривилась, словно тарелка была полна живых скорпионов. Но, как только Вир подумал, что еда тоже отправится на пол, женщина взяла блюдо.

– Спасибо.

– Я позвоню, чтобы принесли свежий чай.

– Нет нужды быть со мной таким милым – я не оценю.

О, ему лучше знать.

– Неправда: я никогда не встречал человека, более благодарного за сущие пустяки.

Элиссанда одарила мужа сердитым взглядом и решительно отвернулась к окну.


* * * * *

С вечерней почтой пришло письмо от тети Рейчел.


Дорогая Элиссанда,

по пути в Лондон я повстречала в поезде свою школьную подругу. Вообрази мою радость! Мы решили остановиться в Эксетере и осмотреть достопримечательности. Миссис Халлидей хотела бы познакомиться с тобой. Она предлагает, чтобы ты села сегодня вечером на семичасовой поезд из Пентона и вышла на станции Куин-стрит. Мы будем ждать возле замка Ружмон [54].


Твоя любящая тетя.

P.S. Приезжай одна, подруга не любит незнакомцев.

P.P.S. Надень свои лучшие драгоценности.


Элиссанда растерянно протянула письмо мужу.

– Но у меня нет драгоценностей.

Совершеннейший парадокс, учитывая, что дядя нажил состояние на бриллиантах. Понятное дело, Дуглас не хотел, чтобы у племянницы имелись хоть какие-то украшения: их можно было легко унести и без труда сбыть.

– У меня кое-что осталось от матери, – сказал маркиз. – Подойдет.

Элиссанда потерла висок. До сих пор она даже не чувствовала, что голова уже давно наливается болью.

– Выходит, я отправлюсь в Ружмон и покорно отдам драгоценности твоей матери?

– Не ты – мы. Я тоже там буду.

– Ты же видел письмо – мне следует явиться одной.

– Для дяди создадим видимость, словно ты одна. Но я буду рядом и присмотрю за тобой.

– Но если мы поедем вместе…

– Ты отправишься семичасовым, как велел дядя. А я собираюсь уехать в Эксетер более ранним поездом и посмотрю, что можно предпринять.

Элиссанда не ожидала, что маркиз уедет раньше. Она не хотела оставаться одна. Ей хотелось… ей было нужно… Да какое значение имеют ее желания? Если муж может сделать в Эксетере что-то, что поможет вернуть тетю Рейчел целой и невредимой, пусть едет, когда считает необходимым.

– Хорошо.

Вир легонько коснулся ее рукава.

– Если кто-то и может с ним справиться, так это ты.

– Хорошо, – повторила Элиссанда, задвигая подальше воспоминания о том, что произошло при ее последней встрече с дядей.

Маркиз внимательно посмотрел на жену.

– У меня есть еще время до отъезда. Давай помогу тебе подготовиться.

Глава 19

В две минуты девятого Элиссанда вышла на станции Квин-стрит. Вполне вероятно, Эксетер – обычное, славное местечко. Но сегодня вечером в сумерках незнакомого города притаилось знакомое зло. И путнице ничего так не хотелось, как укрыться в здании вокзала и отправиться домой с первым же обратным поездом.

Она осмотрелась, надеясь углядеть мужа – своего единственного союзника. Однако в потоке людей, заходящих на станцию и выходящих из нее, не было никого, похожего на маркиза ростом или фигурой.

Сердце вдруг замерло. Возле второго от нее столба стоял дядя, изучая в оранжевом свете фонаря железнодорожное расписание. Его коричневый костюм явно был сшит на человека на двадцать фунтов тяжелее и дюйма на два пониже. Волосы, выкрашенные под седину, добавляли добрый десяток лет. И еще отрасли усы, которые Дуглас раньше тщательно брил.

Но Элиссанда узнала бы своего мучителя в любом обличье по внезапно застывшей в жилах крови.

«Если кто-то и может с ним справиться, так это ты».

Она не может, но должна. У нее нет выбора.

Еще раз оглядевшись по сторонам – ни следа лорда Вира – и мысленно вознеся молитву об успехе предприятия, маркиза направилась к дяде.

– Прошу прощения, сэр. Вы не подскажете, как пройти к замку Ружмон?

Мужчина, которого она всю свою жизнь знала, как Эдмунда Дугласа, засунул расписание в карман.

– И тебе добрый вечер, дражайшая Элиссанда. Ты точно приехала одна?

– Мне бы хотелось иметь в этом мире много друзей. Но вы, сударь, позаботились о том, чтобы у меня не было никого, кроме тети.

– А как же твой обожаемый муженек?

– Вас развлекает мой брак с идиотом?

– Не могу отрицать, в этой ситуации определенно что-то есть, – ехидно хихикнул дядя. – Твой супруг, без сомнения, величайший кретин со времен недоделанного Клавдия [55], и наградит тебя выводком полоумных детишек. Помимо этого, я доволен, что ты так счастливо и выгодно устроилась.

– Вы действительно выглядите довольным. Похоже, жизнь беглого преступника вам по душе.

Дуглас казался слегка удивленным едкими словами. Затем его лицо посуровело:

– Наоборот, она меня страшно утомляет. Я слишком стар, чтобы постоянно переезжать, да и твоя тетя тоже – нам пора осесть в уюте и спокойствии. Так что, почтительная племянница, тебе предстоит сыграть свою роль и обеспечить соответствующее нашим преклонным летам достойное положение.

– Посмотрим, – Элиссанда и сама поражалась твердости собственного тона. Скорее, она ожидала, что прибегнет к прежним заученным улыбкам. – С тетей все в порядке?

– Разумеется. Рейчел безумно рада меня видеть.

– Сильно сомневаюсь. Так мы едем к ней?

Взгляд мужчины сделался жестче, а голос – вкрадчивее:

– Какое участие… Не беспокойся: кто лучше позаботится о женщине, как не преданный супруг, опекавший ее четверть века?

Элиссанда, вцепившись в ридикюль, промолчала.

– Для начала мы съездим кое-куда, где можно задушевно побеседовать, – пообещал дядя.

Ружмон находился прямо через дорогу от вокзала. Но Эдмунд Дуглас нанял извозчика. Они спустились из центра города по направлению к реке Экс и свернули на захудалую грязную улочку.

Строения здесь были ветхими; воздух пропах плесенью и нечистотами. Дядя впустил Элиссанду в узкий трехэтажный дом, явно пустующий. При свете единственной свечи был заметен толстый слой пыли на каминной полке и подоконниках, хотя пол, похоже, недавно подметали.

За спиной щелкнул замок. Элиссанду бросило в пот: никто здесь не услышит, как дядя выбьет из нее дух.

Тем не менее, голос ее не дрожал.

– Где тетя?

– Ты так о ней беспокоишься, – мужчина неторопливо пересек узкий холл, отбрасывая длинную угловатую тень. – Интересно, что такого она для тебя сделала? Она что, посвятила свою жизнь заботам о тебе? Научила всем женским премудростям? Подыскала хорошего мужа? Нет, Рейчел ничем не помогла тебе – наоборот, превратила в рабу своей немощи. Но стоило тете оставить малютку на несколько часов, как ты немедля примчалась. Я же обеспечил тебе безбедную жизнь и семейный очаг, а любящая племянница даже не потрудилась ни разу проведать своего дядюшку за все время, что он томился в тюрьме.

– У меня был медовый месяц, – отрезала Элиссанда. – Но на суде я бы присутствовала.

Дядя улыбнулся так, что у нее волосы на затылке зашевелились.

– Надеюсь, ты привезла настоящие драгоценности.

– Сначала я хочу увидеть тетю.

– А я сперва хочу убедиться в твоей честности.

Племянница протянула предоставленное лордом Виром изумрудно-бриллиантовое колье. Ей в жизни не приходилось видеть столь дорогого украшения: изумруды величиною с соверен, бриллианты – неисчислимые, словно звезды.

Дуглас, привычный к блеску драгоценностей, небрежно сунул сокровище в карман.

Элиссанда с обрывающимся сердцем ожидала этого, но все равно не успела отклониться: сильный удар сбил ее с ног. Не сломана ли челюсть? Трудно сказать – левая сторона лица полыхает огнем.

– Поднимайся, ты, вероломная тварь!

Пошатываясь, женщина встала на ноги, но тут же рухнула – от следующего удара потемнело в глазах.

– Вставай, неблагодарное отродье! Думала, оставишь меня гнить в тюрьме? В ответ на мою доброту повернулась спиной и считала, что я не замечу? Поднимайся!

Элиссанда, обмякнув, как раскисшая бумага, оставалась на грязном полу.

– Так ничего и не усвоила, да? – наклонившись, дядя сгреб ее за платье. – За всю жизнь так и не научилась любить меня и уважать, как должно!

Надо воспользоваться выпавшим шансом. Элиссанда с размаху обрушила сумочку на голову обидчика. Тот вскрикнул – да, они с мужем хорошо подготовились: в изящном и безобидном на вид дамском ридикюле лежало не что иное, как железный фунтовый диск, снятый с гантели маркиза. В поезде ей пришлось всю дорогу укреплять ручки и боковые швы.

Мужчина дернулся, на виске показалась кровь. Но Элиссанда не остановилась, а снова взмахнула сумочкой, на этот раз ударив с другой стороны.

Дуглас застонал, подставив под третий удар руку. Женщина понадеялась, что сломала ему кость, но дядя вновь набросился на нее с искаженным от бешенства лицом.

– Да как ты смеешь, дура?!

Внезапно в Элиссанде тоже вскипела ярость. Конечно же, она смеет! Неужели этот глупец, возомнивший себя самым умным, не понимает – племянница отважится на что угодно, когда на кону благополучие тетушки и ее собственная свобода!

Ридикюль взлетел: сильно, резко, под углом – и врезался в мужской подбородок. Дугласа отбросило назад. Элиссанда еще раз пустила в ход свое оружие, вкладывая в удар накопившиеся ненависть и отвращение. За все, что этот человек причинил ей и тете, украв у них лучшие годы жизни! За то, что держал в удушающем заточении и упивался их страхом и мучениями, как вампир – кровью из вскрытой вены.

Больше этого не будет. Никогда!

Никогда!!!


* * * * *

Вир направился к зданию. В одном из окон напротив поднялась штора, и из грязной, тускло освещенной комнаты выглянула женщина. Маркиз пьяно зашатался, наскочил на фонарный столб, повисел на почтовом ящике. Перед домом, в который вошла его жена со своим дядей, он повернулся спиной к улице и сделал вид, что собирается помочиться – судя по запаху, ему не первому приспичило облегчиться именно здесь.

Не прошло и полминуты, как соседка не только задернула занавески, но и плотно закрыла ставни.

Подкравшись к двери, Вир прислушался. Элиссанда и Дуглас разговаривали, но голоса сливались в невнятный гул, и слова невозможно было разобрать.

Сердце колотилось от чувства, прежде неведомого в работе: от страха. То, что в помещении до сих пор ничего не происходило, заставляло маркиза только сильнее нервничать. Руки в грубых кучерских перчатках вспотели: такого с ним тоже никогда не случалось.

Стянув перчатки, Вир вытер ладони об штаны и достал отмычки. Похититель не разместил бы жертву возле входной двери. Чтобы увидеть миссис Дуглас, им придется пройти вглубь дома – и тогда можно будет приступить к взлому.

Маркиз оглянулся. Черт, кто-то опять таращится в окно. Свет от уличного фонаря хоть и тусклый, но все равно позволяет разглядеть незаконное проникновение в чужую собственность. Сделав пару шагов, Вир ухватился за столбик, подпирающий покосившийся портик дома, и принялся чесать об него спину. Штора снова опустилась.

Он вернулся к двери, и тут раздался болезненный вскрик – мужской вскрик. Вот умница: не зря жена внимательно следила, когда Вир показывал, как орудовать нагруженным ридикюлем.

Снова вопль Дугласа. Просто замечательно.

А затем закричала женщина.

Маркиз завозился с инструментами. Только промахнувшись по замочной скважине в третий раз, он осознал, что руки  дрожат.

Раньше никогда не тряслись.

И опять женский крик.

К дьяволу все!

Вир отбросил отмычки и саданул ногой в дверь. Та не поддалась. Он ударил сильнее – петли треснули. Нога, похоже, тоже треснула, но сейчас это не существенно. Еще один пинок – и дверь распахнулась.


* * * * *

От последнего удара дядя рухнул, а у ридикюля оторвались ручки. Тяжелый диск грохнулся об пол, оставив на месте падения вмятину, и откатился в сторону.

Глаза застилала красная пелена. Элиссанда задыхалась, не в силах набрать в легкие достаточно воздуха. 

За спиной бахнула, отворяясь, дверь, и внутрь рванулся дюжий незнакомец с лохматой черной шевелюрой и закрученными усами.

Кто этот субъект? Нанятый дядей головорез? Нет, постой… Это же кучер наемного экипажа, который их сюда привез.

– Элиссанда, Бог мой, с тобой все в порядке?

Она едва узнала голос маркиза, прежде чем тот сжал ее в медвежьих объятьях. Женщина уткнулась лицом в грубый шерстяной жилет мужа, резко отдающий лошадьми и каким-то крепким напитком.

Он здесь, как и обещал. Она не одна.

Вир отстранился и проверил дядин пульс.

– Жив-здоров. Я посторожу. Там в кэбе веревки и фонарь – как выйдешь из дома, сверни налево.

Подобрав юбки, Элиссанда выскочила на улицу, но нерешительно замерла: здесь стояло два экипажа. Однако на одном из них темнел силуэт возницы, так что она метнулась ко второму, отыскала фонарь и веревки и поспешила обратно. Проверив карманы по-прежнему бессознательного Дугласа, Вир забрал найденные колье и дерринджер [56], и крепко связал преступника по рукам и ногам.

На сей раз муж задержал Элиссанду в объятьях подольше.

– Господи, как ты меня напугала! Из-за двери было слышно только шумную возню, вопли Дугласа и твои крики. Я опасался худшего.

– Разве я кричала? – хотя, возможно, пронзительное «Никогда!» звенело не только в ее голове.

– Завтра ты будешь ужасно выглядеть, – осторожно взял Вир в ладони пострадавшее лицо. – Нужно приложить лед и как можно быстрее.

– Тетушка! – вскинулась Элиссанда. – Надо найти ее.

Наверх вела винтовая лестница. Вир подтащил Дугласа к ее подножию, чтобы за задержанным можно было наблюдать с любой ступеньки. Обыскивая пустынный дом, супруги коротко рассказали друг другу обо всех своих действиях после появления в Эксетере. Как оказалось, маркиз отправился в одну из забегаловок, где осчастливил одинокого извозчика, выкупив у него кэб и лошадь за более чем щедрую сумму. Возница был столь доволен сделкой, что даже не потребовал прибавки, когда Вир попросил у него еще и куртку.

Они обнаружили похищенную на чердаке, в каморке для прислуги, по приглушенным звукам, раздавшимся в ответ на их оклики. Лорд Вир быстро вскрыл замок. Тетя лежала на пыльном полу, связанная, с кляпом во рту – но в сознании. При виде племянницы ее глаза наполнились слезами.

Маркиз освободил пленницу: он предусмотрительно запасся карманным ножом. Элиссанда расцеловала тетю, которая тихо плакала и цеплялась за племянницу, и принялась растирать ей конечности, чтобы восстановить кровообращение.

– Вы не голодны, миссис Дуглас? Может, хотите пить? – спросил Вир, уже избавившийся от черного парика и накладных усов, которые поначалу напугали Рейчел.

Женщина покачала головой, явно смущаясь. Маркиз сразу понял.

– Спущусь, посмотрю, как там дядя.

Элиссанда помогла тете с ночной вазой. После того, как женщина облегчилась, племянница заколола ей растрепанные волосы, поправила одежду и обула ботинки. Затем они потихоньку выбрались из каморки и стали спускаться по лестнице. Подставив тете плечо, Элисанда поддерживала недужную за талию.

Не успели они преодолеть один пролет, как подоспел маркиз.

– Позвольте? – передав жене фонарь, он подхватил тетушку на руки и подождал, пока Элиссанда пройдет по ступенькам вперед, освещая путь.

Маркиза вгляделась в своего супруга. В приливе радости от успешного спасения Рейчел она и забыла, что потеряла этого потрясающего, полного загадок мужчину. Вернее, он никогда не принадлежал ей.

Невозможно иметь все желаемое. На сегодня достаточно получить обратно тетю.

Достигнув первого этажа, Элиссанда оглянулась на мужа и тетю – во время спуска она это делала почти на каждом шагу. Так что именно маркиз заметил неизбежное.

– Леди Вир, боюсь, ваш дядя пришел в себя.

Женщина у него на руках вздрогнула. Элиссанда успокаивающим жестом положила руку на тетино плечо. Радость от того, что Рейчел цела и невредима, сникла: злодей все еще жив, и снова может преследовать и мучить.

В мигающем свете фонаря залитое кровью лицо мужчины сохраняло зловеще надменное выражение, а во взгляде сквозил холод.

– Куда мне идти, дорогая? – у подножия лестницы спросил маркиз.

Тон Вира подсказывал жене, что теперь она дает указания. Элиссанда понимающе сжала его локоть.

– Отправляйтесь в полицейский участок и приведите главного инспектора и стольких констеблей, скольких сможете убедить пойти с вами. Я останусь тут и присмотрю… за всем.

– Уже бегу, миледи.

– Тетя тоже пойдет с вами. Она и так слишком долго находилась в незнакомом доме.

– Разумеется, – маркиз осторожно поставил тетушку на пол.– Мы сейчас выйдем во-о-н в ту дверь, миссис Дуглас.

– Я столько вынес, чтобы разыскать и повидать своих родных, а ты радостно передашь меня в руки полиции? – спросил дядя, как-то невнятно выговаривая слова. Элиссанда надеялась, что серьезно повредила мучителю челюсть. Но это не уменьшило источаемой им ядовитой злобности, поражающей медленно, но верно.

– Именно так, – ликуя, подтвердила она.

– Все эти годы я заменял тебе отца, и вот благодарность…

Элиссанда улыбнулась – впервые за «все эти годы» улыбнулась в присутствии дяди по собственной воле.

– Вы получите столько благодарности, сколько заслуживаете.

– Значит, никакой жалости? – горящий ледяной ненавистью взгляд был бы страшен, если бы мужчина не был стянут веревками туже, чем мошна Эбенезера Скруджа. – И когда меня будут вешать, ты тоже придешь полюбоваться?

– Нет, – отрезала племянница. – Не имею ни малейшего желания еще хоть раз вас видеть. Пожалуйста, поторопитесь, – повернулась она к маркизу.

– Иду, – отозвался Вир, предлагая руку тетушке. – Миссис Дуглас?

Та бросила быстрый, оценивающий взгляд на мужа и положила ладонь на локоть маркиза.

– Вижу, Рейчел, брачные обеты для тебя теперь не больше, чем пустые слова, – выплюнул Дуглас. – Хотя они и раньше ничего не значили, правда?

Тетя заколебалась. Элиссанда решила, что пора покончить с ложью.

– Не слушайте его, дорогая. Мне известно, что этот негодяй женился на вас под чужим именем – и у него нет никакого права укорять вас святостью супружеских клятв.

– Откуда… Как ты узнала? – уставилась женщина на племянницу.

– Чужое имя… – презрительно ухмыльнулся дядя. – Ты ведь тоже не погнушалась присвоить чужое имя, не так ли, Рейчел? Я разоблачил твой обман. И знаю, что на самом деле случилось с Кристабель.

Тетушка покачнулась.

– С вами все в порядке, миссис Дуглас? – поддержал ее Вир.

Женщина часто и тяжело дышала.

– Мне нужно… мне нужно немножко передохнуть. 

Маркиз усадил ее на одну из нижних ступенек. Элиссанда присела рядом и крепко обняла тетю.

– Ш-ш-ш, все будет хорошо.

– Ты уверена? – негромко рассмеялся дядя. – Почему с ней все должно быть хорошо, когда со мной все эти годы не было? – он перевел взгляд на жену. – Все, что я совершил, Рейчел, я сделал ради тебя. Чтобы быть достойным твоей руки, чтобы обеспечить тебе королевскую жизнь. Я обожал тебя. Я тебя боготворил!

Миссис Дуглас начала дрожать.

Элиссанда закусила губу. Вот бы сейчас обратно свой увесистый ридикюль…

– Нельзя ли его утихомирить? – поднимаясь, спросила она Вира. – Мы достаточно сегодня наслушались.

– У меня есть хлороформ, – нашелся тот.

Она благодарно стиснула мужу руку – в такой ситуации на него всецело можно положиться.

– Не спеши, дорогуша, – процедил дядя. – Хочу предложить тебе соглашение. Отдай мне колье и отпусти – и ты больше никогда обо мне не услышишь.

– Вот уж действительно выгодная сделка, сударь, – скептически хмыкнула Элиссанда. – Смею напомнить, что после того, как вы задергаетесь на виселице, мы и так больше о вас не услышим. И колье сохраним.

Дуглас язвительно хохотнул.

– Может, к совету тетушки прислушаешься? Миссис Дуглас, не подтвердите ли вы своей возлюбленной племяннице, что, несмотря на ее презрение и ненависть, за мое молчание стоит заплатить гораздо, гораздо больше?

Тетя невидяще уставилась на свои ботинки.

– Рейчел! – окрикнул супруг.

Вскинувшись, та посмотрела на него отсутствующим взглядом.

– Не правда ли, Рейчел, некоторым тайнам лучше оставаться… похороненными?

Женщина дернулась.

Элиссанде надоела эта игра в кошки-мышки.

– Милорд, дайте хлороформ.

– Ну что ж, тогда я все открою, – пригрозил дядя, без сомнения, воображая, что до сих пор хозяйничает в Хайгейт-корте и может одним своим словом потрясать вселенную.

– Нет! – вскрикнула Рейчел. – Не нужно. Элли, он прав. Отпусти его.

– Ни за что! – повысила голос разочарованная Элиссанда. Как может тетя так легко позволять этому извергу манипулировать собою, когда тот связан и беспомощен, а она окружена поддержкой и защитой? – Ему нельзя доверять. Сейчас мы позволим этому мерзавцу уйти, а через полгода он снова вернется! И подумайте обо всех убитых им людях: неужели их души не заслуживают отмщения?

– Настоящий Эдмунд Дуглас вытворял с местным населением невероятно жестокие вещи, – вкрадчиво заметил дядя. – Не думай, что мстишь за безгрешную невинность.

– Не имеет значения. Я собираюсь заткнуть вам рот, вызвать полицейских, чтобы вас арестовали, и нанять надежную охрану, чтобы вам больше не удалось сбежать.

– Ты только послушай ее, Рейчел, – вздохнул связанный. – Тебе не кажется, что мне следовало уделять этой девочке больше внимания? Такая решительная, безжалостная, не считающаяся ни с какими препятствиями – она напоминает мне себя самого в юности.

– Да как вы смеете сравнивать?! – взорвалась Элиссанда.

– А почему нет? Ты кровь от крови моей, и плоть от плоти – как же не сравнивать?

По спине побежали мурашки от ужасного предчувствия, но разум неверяще отмахнулся.

– Моя кузина умерла в младенчестве. Я вам родня только по браку.

От улыбки мужчины могло бы замерзнуть Средиземное море.

– Да, дитя мое, твоя кузина умерла. Но моя дочь живехонька.

Ощущение было таким, словно библейский Голиаф ударил Элиссанду в висок ее собственным ридикюлем.

– Вы лжете! – бессознательно воскликнула она.

– Видишь ли, твоя мать узнала о моих делах, – невозмутимо продолжал Дуглас. – Я рыдал, умолял ее не покидать меня – ради нашего неродившегося ребенка. Рейчел солгала мне – и так сладко солгала… Она поклялась, что всегда будет моею – до гробовой доски.

– Ты пригрозил убить меня, если я уйду, – чуть слышно отозвалась женщина.

– А ты ожидала, что я так просто тебя отпущу?! Откажусь от собственных жены и ребенка? Я верил твоим лицемерным клятвам в вечной любви – пока ты не плюнула мне в душу, солгав, что это моя дочь умерла, а не твоя племянница. Ты предпочла, чтобы наша дочь выросла, полагая своим отцом мота и бездельника, а своей матерью – шлюху. Ты предпочла, чтобы она считала себя нищей сиротой. Надо было убить тебя тогда – но я слишком тебя любил!

Элиссанда чувствовала страшную слабость и одновременно странное спокойствие: словно находилась за толстыми стенами замка, а грохот и хаос снаружи – орущая орда Чингисхана – не имели к ней никакого отношения. Она не здесь. Она совсем в другом месте.

Маркиз бормотал какие-то утешающие слова, поглаживая жену по спине. Но она твердо протянула руку за хлороформом. Вир отдал бутылочку и платок. Элиссанда смочила ткань, подошла к дяде и прижала платок к его лицу.

Глава 20

– А лорд Вир сумеет тут все уладить? – спросила Рейчел, когда поезд, выбрасывая клубы пара, тронулся с громким свистом.

Маркиз, наблюдавший за отправлением, остался на платформе. Под видом извозчика он доставил женщин на станцию, чтобы те могли уехать из Эксетера. «Миссис Дуглас быстрее придет в себя дома, чем в полицейском участке».

Вот только дом лорда Вира больше не их дом.

– Он справится, – уверила Элиссанда.

Фигура мужа все отдалялась и отдалялась, и в душе нарастало режущее чувство пустоты. Вот маркиз совсем исчез из виду, а вокзал превратился в сверкающий во мраке огонек.

– Ты, наверное, хочешь узнать всю правду? – спросила тетя.

Нет, не тетя – мать. С приливом грусти Элиссанда перевела взгляд на родное лицо, не столь изможденное, как прежде, но все равно до срока постаревшее.

– Если только у вас хватит сил, мэм…

Достанет ли сил ей самой?

– По-моему, я справлюсь, – слабо улыбнулась Рейчел. – Вот только не знаю, с чего начать.

Элиссанда, едва удерживаясь от дрожи, припомнила рассказ мужа.

– Мне говорили, что дядя – отец – нарисовал вас в облике прекрасного ангела задолго до того, как вы поженились. Вы его тогда не знали?

– Дуглас признался, что впервые увидел меня в Брайтоне, на Западном пирсе, и был настолько сражен, что подкупил владельца студии, в которой мы заказали семейный портрет. Фотограф не только сообщил ему адрес доставки, но и продал мою фотографию. Но я никогда не встречала этого мужчину, пока он не явился в наш дом. Гость представился знакомым покойного отца, и у меня не возникло сомнений. В то время я находилась в стесненных обстоятельствах, Шарлотта как раз ушла из дома… Прежние друзья изобретали всяческие отговорки, лишь бы не принимать меня – разве я могла подумать, что кто-то солжет, чтобы приблизиться ко мне?

У Элиссанды сжалось сердце: ее мягкая, доверчивая мать, одна-одинешенька на всем  белом свете, являла собой легкую добычу для такого чудовища, как Дуглас.

– И когда вы узнали правду?

– Незадолго до твоего рождения. Не помню уже, что я искала, когда в руки попался какой-то старый дневник. Знай я, что тетрадь принадлежит мужу, не открывала бы ее. Но на обложке стояли незнакомые инициалы «Дж.Ф.К.», и мне стало любопытно. Я была столь наивна и глупа и так восторгалась своим красивым, умным, богатым мужем, – вздохнула миссис Дуглас, – что даже его ревность полагала романтичной. И когда поняла, что почерк Джорджа Фэйрборна Каррутерса похож на почерк супруга, а некоторые события, описанные неведомым автором, соответствуют рассказам Эдмунда о его собственной жизни, то обратилась с расспросами к нему самому. Муж, должно быть, запаниковал. Он ведь мог обмануть меня, преподнеся какую-нибудь выдуманную историю, но вместо этого поведал страшные факты. Именно тогда я впервые увидела истинное лицо этого человека – и впервые испугалась.

«Вот почему Рейчел так расстроило сообщение об убийстве Стивена Делейни, – подумала Элиссанда. – Дуглас, должно быть, поклялся ей, что больше никогда не убьет».

– Тебе исполнился месяц, когда сержант Армии Спасения [57]принесла к нам твою кузину. Я давно потеряла связь с Шарлоттой, и понятия не имела ни о том, что сестра умерла при родах, ни что ее мужа тоже нет в живых. Сержант сообщила, что ребенка пытались отправить к Эджертонам, но те наотрез отказались принять малютку. Мне ужасно не хотелось брать в дом – во власть мужа – еще одно невинное дитя, но ничего другого не оставалось. Между тобой и сироткой была всего лишь неделя разницы, и вы легко могли сойти за близняшек. Но не прошло и десяти дней после появления малышки в нашем доме, как вы обе подхватили простуду. Племянница казалась крепче, а за жизнь дочери я опасалась. Когда у тебя спал жар – ты не представляешь, как я ликовала…. И всего через несколько часов, посреди ночи, твоя кузина умерла у меня на руках. От потрясения я рыдала, не умолкая. «Если бы девочка попала к родственникам отца, – говорила я себе, – она бы осталась жива». Я цепенела от мысли, что Эджертоны могут передумать и явиться за ребенком. Что я им скажу? Вот тогда мне и пришла в голову эта идея. Твой дядя – твой отец – уехал по делам в Антверпен, а няньку экономка накануне уволила, застав с лакеем. Если я объявлю умершей свою дочь, никто ничего не заподозрит. И когда Эджертоны явятся, ты уедешь с ними и будешь свободна – раз я не могу. Приняв такое решение, я разослала уведомления о смерти дочери всем, кого знала:  в то время мы еще не перебрались в глухомань, и у меня оставались друзья и знакомые. Это придало факту официальность. Никто не усомнился в том, что мать узнает собственное дитя…  Должна сказать, Эджертоны меня страшно разочаровали, – промокнула Рейчел платочком глаза. – Я писала им, посылала твои фотографии – они не отозвались.

Элиссанде тоже пришлось вытереть слезы.

– Ничего страшного, мэм. Вы сделали, что могли.

– О нет, я оказалась плохой матерью, бесполезной обузою для тебя.

– Не говорите так, – покачала головою Элиссанда. – Мы ведь знаем, что за человек ваш муж. Он бы точно убил вас, попробуй вы уйти.

– Мне следовало заставить тебя уйти, чтоб не позволить Дугласу властвовать над нами обеими.

Протянув руку через узкий проход между сиденьями, Элиссанда коснулась щеки матери.

– Он не имел надо мной полной власти: у меня был Капри. Я воображала, что нахожусь на далеком райском острове и недосягаема для мучителя.

– Я тоже, – подхватила миссис Дуглас, засовывая платочек за манжету рукава.

– Вы представляли себя на Капри? – изумилась Элиссанда.

– Нет, я представляла там тебя. В книге, что ты читала вслух, мне очень полюбился один отрывок. Я и сейчас помню отдельные фразы. «Подобно Венеции, остров Капри является непременным для посещения туристами местом – удаленным от материка и непохожим на итальянский характер и бытующие о нем представления, – продекламировала миссис Дуглас с мечтательным взглядом. – Солнечная, свежая пасторальная картина моря, с отзвуками былых времен, приглушенными и неясными, как рокот прибоя в пещерах». Я воображала, как моя дочь исследует эти пещеры – еще девочкой я читала об открытии Голубого грота, и это было так увлекательно. Нагулявшись, ты ужинаешь на ферме сытной крестьянской едой, приправленной травами и оливками. А когда наступает вечер, возвращаешься на свою виллу на высоком утесе и любуешься закатом солнца.

На глаза Элиссанды вновь набежали слезы.

– Я никогда не задумывалась о том, что буду есть или где буду жить на Капри.

– Ничего удивительного. Но ведь я твоя мать. Даже воображая свое дитя в далеком краю, я хотела, чтобы ты не голодала и имела крышу над головой.

«Я – твоя мать»… Такие волнующие слова и столь же прекрасные, как первые звезды на небе.

– И я отчетливо представляла тропинку, ведущую от твоей виллы по островным холмам к постоялому двору, где останавливаются приезжие англичане. Когда тебе станет скучно или одиноко, ты сможешь спуститься туда и выпить чаю или пообедать. А может, к тебе заглянет заплутавший симпатичный молодой человек. Я придумала целую жизнь для своей дочери, – нерешительно улыбнулась миссис Дуглас, – в месте, которое никогда не видела.

Элиссанда всегда чувствовала, что эта женщина любит ее, но не знала, насколько.

– По-моему, чудесную жизнь, – сдавленным голосом отозвалась она.

– Почти такую же замечательную, как у тебя с лордом Виром, – Рейчел взяла дочь за руку. – Тебе повезло, Элли.

Ее брак – сплошное притворство, и маркиз готов уплатить немалые деньги, лишь бы никогда не видеться с супругой. А ненавистный презренный тиран оказался родным отцом – слишком ошеломительное известие, чтобы  разом осознать последствия. Но миссис Дуглас не ошиблась: Элиссанде действительно повезло. Она обрела мать, живую и невредимую.

Наклонившись, маркиза прижалась губами к родному лицу.

– Да, я знаю.


* * * * *

Вир смотрел, как исчезает во мраке ночи поезд, унося его жену.

Полагая себя осведомленным обо всех хитросплетениях и поворотах жизни Дугласа, маркиз был до глубины души поражен сегодняшними открытиями.

Что сейчас чувствует Элиссанда? Потрясена? Не хочет верить? Все ли она поняла из того, что выплыло наружу?

Вместо того, чтобы стоять столбом и внимать раскрывающимся тайнам, Виру следовало предвосхитить надвигающуюся беду. Надо было живее доставать хлороформ. Минутой ранее – и жена осталась бы в блаженном неведении.

В этой женщине было столько радости – в ее глазах неприглядный, уродливый мир отражался цветущим и прекрасным. Как-то за ужином маркиза рассказывала о восторженном изумлении тетушки во время поездки в Дартмур. А Виру хотелось вставить, что на лице Элиссанды каждодневно такое же выражение восхищения и невероятного удовольствия, находимого в обыкновеннейших вещах.

Но он так ничего и не сказал. Маркиза выбивала из колеи жизнерадостность жены: это было пламя, опасное пламя, могущее обжечь, приблизься он к нему по глупости. До этого момента Вир и не представлял, как восхищается этой чертой. Как дорожит ею.

Он не смел мечтать о счастье для себя – для недостойного. Но Элиссанда заслуживает счастья. В нелегкой борьбе она отстояла свою внутреннюю чистоту и целостность. И Вир всем своим существом ощутил крушение ее мира, словно острые осколки впивались в него при каждом вздохе.

Когда маркиз вернулся к выбранному Дугласом в качестве укрытия дому, в тусклом свете уличных фонарей его поджидал Холбрук, стоявший на страже тоже под видом извозчика.

– Наш герой уже пришел в сознание, – бросил он вместо приветствия.

Вир кивнул.

– Сейчас переоденусь, и мы им займемся.

Маркиз, войдя в дом, сменил костюм, затем агенты перенесли связанного преступника в кэб. Холбрук взобрался на козлы, Вир устроился на сидении рядом с пленником.

– Значит, ты мой зять, – протянул Дуглас.

От глумливого тона у Вира побежали мурашки по коже.

– Что? – переспросил он. – Нет-нет, я женат на племяннице вашей жены.

– Ты что же, ничего не понял из сказанного нынче? Элиссанда мне не племянница, она моя дочь.

– Вы, никак, умом повредились? – недоуменно посмотрел маркиз на спутника.

Тот рассмеялся.

– Что ж, в какой-то мере меня определенно радует то, что девчонка выскочила за идиота.

– Я не идиот, – спокойно возразил Вир, чувствуя нарастающее сожаление, что не избил мерзавца, имея такую возможность.

– Разве? Тогда слушай: Элиссанда – моя дочь. Мне известна ее натура. Я догадываюсь, что она тебя подловила. Да, умна, как сам дьявол, и так же беспощадна. Попользуется тобой, пока не выжмет все, что можно, а затем, вполне вероятно, избавится от муженька-бестолочи.

Неуемная злобность этого человека не переставала поражать. Рука Вира сжалась в кулак.

– Как вы можете говорить такое о собственной дочери, раз уж так на сем настаиваете?

– Потому что это правда. Девчонка многое переняла у меня – беспринципность в том числе. А иначе почему, как ты думаешь… Ах да, извини, я и забыл – ты же не думаешь. Жаль тебя, наивного придурка.

– Что вы сказали? – переспросил Вир.

– Ты, полоумный болван…

Вир нанес негодяю удар в лицо с такой стремительной силою, что чуть не повредил себе руку. Дуглас взвизгнул от боли, задрожав всем телом.

– Извините, – осклабился маркиз, заметив, как при звуках его голоса наглец отшатнулся. – Я всегда так делаю, когда меня обзывают. Так что вы там говорили?


* * * * *

– Давайте убедимся, что я правильно понял вас, лорд Вир. Вы сидели в каком-то пабе в Дартмуре. К вам подошел этот джентльмен, угостил выпивкой, отчего вы сделались столь легкомысленным и доверчивым, что согласились поехать с незнакомцем и посмотреть некий славный особнячок в Эксетере. Очнувшись на полу в заброшенном доме, вы поняли, что были похищены. Когда же похититель принес еду и питье, вы набросились на него, одолели и доставили сюда. Верно? – переспросил детектив Невинсон, находившийся в полицейском участке вследствие посланной маркизом из Пентона телеграммы.

Эта чертова нескончаемая роль. Виру не терпелось оказаться дома – жене нельзя сегодня оставаться одной.

– Именно, – подтвердил он. – Я ведь этот… как его… Не наследница, потому что это про женщин, а как называют в таком случае мужчин?

– Вы богатый человек, – закатывая глаза, подсказал Невинсон.

– Точно. И в качестве такового понял, что зарятся на мои денежки. А этот ублюдок – прошу прощения за грубость, джентльмены – этот похититель имел наглость заявить, что он собирается держать меня под замком, чтобы моя супруга регулярно передавала ему по тысяче фунтов. Представляете, не знает даже, как правильно требовать выкуп?! О, благодарю вас, сэр, – кивнул маркиз главному инспектору эксетерской полиции, подавшему вельможе чашку темного, перестоявшего чая. – Вот это славный чаек. Ту цейлонскую водичку, что попивают наши дамы, я в рот взять не могу.

– Известно ли вам, милорд, кого вы схватили? – гнул свою линию Невинсон.

– Конечно, нет. Я же сказал, в глаза его раньше не видел.

– Этого мужчину зовут Эдмунд Дуглас. Знакомое имя?

– Господи, неужто меня похитил собственный портной?!

– Да нет же! – воскликнул детектив. Отпив большой глоток из кружки, он глубоко вдохнул. – Этот мужчина – дядя вашей супруги.

 – Но это невозможно! Дядя моей жены сидит в Холлоуэе [58].

– Он сбежал из тюрьмы.

– Сбежал?

– Вот почему этот человек захватил вас. Не потому, что вы случайно подвернувшийся богатей, а потому что вы муж его племянницы.

– Почему же он мне не представился?

Невинсон с остервенением вгрызся в засохшее печенье.

– Ну, как бы там ни было, милорд, – вмешался главный инспектор, – вы схватили преступника и избавили всех от длительных поисков. Полагаю, это заслуживает чего-то покрепче чая. Может, по глоточку виски, а, детектив?

– С удовольствием, – немедленно отозвался тот.

– Простите за беспокойство, сэр, – ворвался в кабинет полицейский сержант, – но человек, которого привез его сиятельство, – он мертв!

Невинсон охнул.

– Я его не убивал! – опрокинув стул, вскочил маркиз.

– Разумеется, не убивали, – нетерпеливо отмахнулся детектив. – Так что случилось, сержант?

– Точно не знаю, сэр. Все было спокойно. Потом мужчина попросил пить, и констебль Браун подал ему воды. Минут через пять минут констебль пошел забрать кружку, а тот уже не дышит.

Все присутствующие поспешили в камеру. Дуглас лежал на боку, словно спал, но пульс не прощупывался.

– Как это произошло? – воскликнул маркиз. – Он что, взял и упал замертво?

– Похоже на цианид или стрихнин, – перевернул тело умершего Невинсон. – При арестованном ничего нет, кроме пары купюр и часов.

– Думаете, он держал отраву в хронометре? – округлив глаза, спросил Вир.

– Это сме… – детектив запнулся. Повозившись с часами, он обнаружил под крышкой тайничок. – Вы правы – там есть еще таблетки. Достаточно, чтобы убить троих – если это цианид.

По спине Вира пробежал холодок. Возможно, Дуглас задумал отравиться вместе с супругой. Или весь яд предназначался для миссис Дуглас – последняя, годами лелеемая месть.

А, может, здесь была доля и для Элиссанды… И, хотя опасность уже миновала, от этой мысли кровь стыла в жилах.

– Полагаю, преступник понимал, что на сей раз ему не улизнуть, – заметил Невинсон. – При имеющихся доказательствах ему стелилась прямая дорога на виселицу.

Для человека, который всеми возможными способами пытался распоряжаться собственной судьбой, мысль о том, что его казнят по чьему-то решению, наверняка казалась непереносимой. По крайней мере, Дуглас не сможет больше причинить вреда Элиссанде и ее матери.

Но этот финал не принес Виру ожидаемого облегчения. За зло, причиненное сегодня – и в течение всей своей никчемной жизни – негодяй должен был претерпеть все до единого мучения, которые испытывает человеческое существо перед позорной смертью на глазах у публики.

– Взгляните, – Невинсон отложил часы и показал малюсенький мешочек, – здесь еще два бриллианта. Должно быть, из этой заначки беглец в прошлый раз подкупил тюремную стражу.

Пока детектив с инспектором разглядывали драгоценные камни, маркиз поднял часы и незаметно осмотрел их. Вот оно, второе потайное отделение – а в нем и второй крохотный ключик.

Сунув ключик в карман, Вир вернул часы Невинсону.

– По правде говоря, не стоило ему себя убивать. Я бы замолвил словечко перед судьей. Богатые люди – соблазнительные мишени. В конце концов, он был моим родственником…


* * * * *

У Элиссанды внезапно отнялось дыхание.

По дороге домой она вдыхала и выдыхала вполне сносно. Укладывая мать в постель, тоже не испытывала нехватки воздуха. И даже когда осталась одна – на кушетке в гостиной, холодный компресс на лице, другой мокнет в миске с ледяной водой – даже тогда ее легкие работали, как положено.

Но сейчас женщина сорвалась с места, сбросив примочку на пол и дергая воротничок платья. Дядины руки снова сжались на горле, безжалостно, неотвратимо перекрывая дыхание.

Элиссанда захлебывалась. Широко открывая рот, она пыталась ухватить хоть немного живительного кислорода, заполнявшего комнату.

Тщетно. Голова кружилась, пальцы онемели, губы странно дергались. Женщина судорожно старалась вдохнуть поглубже – даже в груди заболело. Перед глазами замелькали светящиеся точки.

Снаружи донесся шум. Подъехала карета? Кто-то открыл входную дверь? Нет сил прислушиваться. Элиссанда смогла только пригнуть голову к коленям, стараясь не потерять сознание.

Шаги – она больше не одна.

– Дыши медленно, – посоветовал муж, усаживаясь рядом. – Ты должна контролировать собственное дыхание.

Он погладил ее по голове теплым и мягким, как кашемировый шарф, прикосновением. Но в словах не было смысла – ей необходим воздух.

– Вдыхай медленно и неглубоко. И точно так же выдыхай, – рука мужчины теперь нежно и успокаивающе легла ей на спину.

Элиссанда подчинилась. Маркиз оказался прав. Сознательное управление собственным дыханием, ранее совершавшееся инстинктивно, утихомирило напряженные нервы. Онемелость и дрожь исчезли, сдавленность в груди уменьшилась, как и головокружение.

Вир помог жене выпрямиться. В уголках глаз все еще жгло, но она больше не видела танцующих колючих огоньков – только мужа. Тот выглядел уставшим и немного хмурым, но смотрел спокойно и ласково.

– Ну как, лучше?

– Да, спасибо.

Едва касаясь пальцами лица жены, маркиз повернул его к свету.

– Ужасные будут синяки. Тебе пора в постель – день выдался слишком долгим.

Неужели это сегодняшним утром Элиссанда проснулась, полная светлых надежд на будущее, уверенная, что ее жизнь наконец-то наладилась? Как могло столь многое рухнуть за такое короткое время?

– Я в порядке, – пробормотала она.

– Точно?

Не в силах выдержать изучающий взгляд мужа, Элиссанда опустила глаза на свои сцепленные пальцы.

– Он опять за решеткой?

– Был.

– Был? – вскинула она голову.

Маркиз заколебался.

– Он снова сбежал?! – рука впилась в выгнутый подлокотник кушетки. – Только не говори, что он снова сбежал!

Муж на миг отвел глаза, а когда опять посмотрел на нее, в его взгляде была странная пустота.

– Дуглас мертв. Совершил самоубийство прямо в полицейском участке. Какой-то яд – скорее всего, цианид. Нам следует дождаться заключения коронера, чтобы точно узнать, от чего он умер.

Элиссанда разинула рот, дыхание пресеклось.

– Медленно, – напомнил Вир, положив ладонь ей на руку. – А то опять голова закружится.

Вдыхая и выдыхая, женщина считала про себя. Легкие можно заставить слушаться, а вот сердце в груди бешено колотится от потрясения.

– Ты уверен? Ты точно знаешь, что это не уловка?

– Я был там. Он мертв, как и все его жертвы.

Элиссанда поднялась, не в состоянии усидеть на месте.

– Выходит, он не смог взглянуть в лицо последствиям своих поступков, – заметила она, различая безграничную горечь в собственном голосе.

– Нет, не смог. Этот мужчина оказался трусом во всех отношениях.

Элиссанда вдавила пальцы в переносицу так сильно, что стало больно. Но что может быть больнее правды?

– И моим отцом.

Все, что она думала о себе, перевернулось с ног на голову.

Ей в руки что-то втиснулось: стакан, щедро наполненный виски. Женщине хотелось рассмеяться: неужели лорд Вир забыл, что она плохо переносит спиртное? Пришлось закусить губу, борясь с подступающими слезами.

– Он оскорблял передо мною Эндрю и Шарлотту Эджертонов при каждой возможности. Я понимала, что будь даже люди снисходительны к этой паре, в глазах света Шарлотта всегда останется распутной, а ее муж – безрассудным. Но я все равно… – Элиссанда крепко зажмурилась. – Я все равно любила их и верила, что они замечательные. Представляла, что в последние минуты своей жизни родители больше всего сожалели о том, что не увидят, как я вырасту.

А настоящий отец в последние минуты своей жизни сожалел о том, что не может больше в свое удовольствие мучить Элиссанду и ее мать.

Эти мысли жгли раскаленным железом. Вместо щедрого, любвеобильного, порывистого Эндрю Эджертона ее родителем оказался человек, злорадно ухмылявшийся в предвкушении, что дочери придется растить выводок полоумных детишек.

Элиссанда увидела свое отражение в зеркале на стене. Муж ошибался: следы от ударов не будут – они уже сейчас ужасны. Багровые, наливающиеся синевой рубцы, разбитая губа, полузаплывший глаз…

И это сотворил родной отец, явно наслаждаясь от причиняемой дочери боли и наносимых ран.

Казалось, обрести свободу легко – всего-навсего уехать из Хайгейт-корта. Но как освободиться от проклятого наследия? До конца жизни кровь Эдмунда Дугласа будет бежать в ее венах, каждодневно напоминая о неразрывных узах, навеки связующих ее с этим чудовищем.

Отвернувшись от зеркала, Элиссанда отдала стакан с виски мужу и направилась к двери. Вверх по лестнице, по коридору, в свою спальню... Открыв шкатулку, маркиза вытащила все памятные вещицы, которыми столько лет дорожила.

– Не делай ничего в сердцах, – посоветовал Вир. Женщина снова не услышала, как он подошел вплотную.

– Я не собираюсь их уничтожать, – хотя эти предметы больше не имеют прежнего значения. Смотреть на них и вспоминать, как верила, что ее жизнь была бы совсем другой, останься супруги Эджертоны живы… Словно нож в сердце. Но матери, наверное, захочется оставить что-то на память о родной сестре. – Я просто хочу сжечь ларец.

– Но зачем?

– Здесь в крышке – потайное отделение. Когда я была маленькой, он показал мне прорези и сказал, что когда-нибудь я отыщу ключи. Теперь я поняла, что там, – Элиссанда стиснула зубы от захлестнувшего отвращения: она чувствовала себя грязной. – Там должен быть его дневник.

А разве картина, висевшая на стене в ее спальне: растущая из лужи крови убитого колючая алая роза – не являлась все это время прозрачным намеком?

– От шкатулки в камине будет полно дыма, – заметил маркиз. – У меня есть ключи от тайника, так почему бы нам его не открыть?

Элиссанда уставилась на мужа – она и забыла о роде его деятельности.

– А где и когда ты нашел эти ключи?

– Один в сейфе в Хайгейт-корте, во время нашего визита после свадьбы, а другой вчера на теле покойного.

Вир ненадолго отлучился к себе в спальню за вторым ключом. Маркиза водрузила ларец на туалетный столик. Вернувшись, муж вставил ключики в прорези и одновременно их повернул. Дно крышки выдвинулось на полдюйма. Вир осторожно тянул планку на себя, пока на ладонь не выпал небольшой, замотанный в ткань сверток. Развернув плотное голубое сукно, супруги обнаружили записную книжку в кожаном переплете с тисненными в уголке инициалами «Дж.Ф.К.».

– Здесь записка для тебя.

– И что в ней? – Элиссанда не хотела даже прикасаться к чему-либо, побывавшему в руках у Дугласа.

– «Моя милая Элиссанда, Кристабель Дуглас никогда не умирала. Спроси у миссис Дуглас, что с ней стало. Да…– маркиз запнулся и взглянул на жену. – Да пребуду я вечно в твоей памяти. Твой отец, Джордж Фэйрборн Каррутерс».

Словно Дуглас еще раз ударил ее. По крайней мере, Виру не нужно себя казнить, что не достал хлороформ быстрее. Мерзавец все равно намеревался поиздеваться – даже с того света.

Выдернув дневник из рук маркиза, Элиссанда швырнула тетрадь через всю комнату.

– Будь он проклят!!!

Долго сдерживаемые слезы покатились по лицу, обжигая синяки и ссадины.

– Элиссанда…

– Меня даже не так зовут!

Ей всегда нравилось собственное имя: сочетание Элинор и Кассандры, имен матерей Эндрю и Шарлотты. Элиссанде доставляло радость думать о заботе и любви, воплотившихся в создании этого необычного, мелодичного созвучия. Обо всех чаяниях, которые возлагали на свою дочь Эджертоны, одаривая девочку таким великолепным именем, которое не каждой по плечу носить.

Большую часть своей жизни Элиссанда ощущала досадное бессилие, но никогда столь глубоко, как сейчас – лишившись всего, что было для нее хоть сколь-нибудь важно.

Подошедший сзади муж положил ладони на ее плечи. Затем мягко обнял за талию и, повернув, привлек к себе.

И она выплакала на его груди все свои разбитые грезы.

Когда слезы иссякли, Вир, сняв с жены платье, переодел ее в ночную сорочку, отнес в постель и уложил, подоткнув одеяло.

Погасив свет, маркиз вышел из комнаты. Элиссанда лежала с открытыми глазами, всматриваясь в темноту и желая истребить свою гордость и попросить его остаться, хоть на чуть-чуть. Однако, к ее облегчению – и сладостно-горькому удовольствию – муж тут же вернулся.

– Хочешь пить? – спросил он.

Да, пить очень хотелось. Маркиз протянул стакан с водой – так вот зачем он уходил. Поблагодарив, она осушила стакан почти до дна. Вир придвинул стул поближе к кровати и сел.

Может, муж и прав. Может, Элиссанда действительно чрезмерно благодарна за малейшую доброту, проявленную к ней. Только с его стороны не такая уж и малость – быть рядом в самую темную ночь ее жизни.

– Элиссанда… – Вир взял холодную руку в свои ладони.

Сил не осталось даже чтобы напомнить, что ее зовут совсем иначе.

И, словно прочитав невысказанные мысли, муж добавил:

– Это имя, которым тебя крестили вторично, такое красивое…

Сердце ухнуло – о такой возможности она и не подумала.

– Оно прекрасно, ведь твоя мать вложила в него всю надежду, совершив храбрейший поступок в своей нерешительной жизни. То, что она посмела спрятать дочь у всех на виду, доказывает ее любовь к тебе.

Элиссанде казалось, что слез больше не осталось. Но глаза снова защипало при воспоминании об отчаянной попытке Рейчел.

– Не забывай об этом, Элиссанда.

Слезы покатились, сбегая по вискам в волосы.

– Не забуду, – прошептала она.

Маркиз подал ей платок. Она стиснула ткань, другою рукой крепко держась за мужа. Вир погладил большим пальцем тонкое запястье.

– Изучая синтез искусственных алмазов, я в каждой посвященной данному вопросу статье читал, что алмаз почти полностью состоит из углерода, и это роднит его с графитом и углем. Спору нет – Дуглас твой отец. Но он не более чем кусок грязного угля, в то время как ты – бриллиант чистейшей воды.

Разве она такая? Она лгунья и интриганка.

– Твоя мать не дожила бы до этого дня, не будь тебя рядом – в этом тоже нет сомнений. Когда она была беззащитна, ты защищала ее.

– Разве могло быть иначе? Она ведь нуждалась во мне.

– Не каждый поддержит беспомощного. Ты бы выиграла больше, задабривая Дугласа – к тому же, в одиночку могла бы сбежать от мучителя. Чтобы поступать правильно, требуется нравственная стойкость.

Элиссанда прикусила губу.

– Продолжай в том же духе, и я возомню себя образцом добродетели…

Муж фыркнул.

– Ты и близко не такая – и вряд ли когда-нибудь станешь. Но в тебе есть сила и сострадание – а Дуглас не понимал и не имел ни того, ни другого.

Вир вытер ее влажный висок – легким, осторожным, словно касание кисти миниатюриста, движением.

– Я наблюдал за тобою все эти дни. Жизнь под гнетом тирана легко могла сделать тебя раздраженной, запуганной и злопамятной. Но в твоем сердце горит чистый огонь. Не дай злобному безумцу  загасить его. Напротив, посмейся над ним: заводи друзей, читай книги, играй в мяч с матерью. Пусть видит, что твои дни полны радости. Пусть видит, что свою жизнь он угробил, но твоей разрушить не сумел.

Снова хлынули слезы. Миссис Дуглас была права: Элиссанде повезло. Мужчина, в отношении которого она так заблуждалась, оказался верным другом.

Элиссанда подумала о матери: та спит в своей комнате, цела и невредима, и ей больше не угрожает жестокое обращение. Подумала о себе: теперь она хозяйка собственной судьбы – и это не изменится. Подумала о близящемся рассвете – ведь даже самая темная ночь не длится вечно – и удивилась своему желанию увидеть восход солнца.

– Ты прав, – ответила она мужу. – Я не позволяла отнять хоть кусочек моей души, даже когда он был жив, и не позволю уничтожать меня из могилы.


* * * * *

Когда Виру было шестнадцать, их с братом вызвали из Итона к смертному ложу отца.

Умирающий маркиз был не менее язвителен, чем всегда. Не стесняясь Фредди, он наставлял старшего сына поскорее жениться и произвести наследника, чтобы титул и поместье ни в коем случае не достались младшему.

Из-за присутствия врача и сиделки юноше приходилось помалкивать, но в течение вечера гнев все нарастал и нарастал, так что с наступлением ночи уже невозможно было сдерживаться. Пусть на пороге вечности, но кто-то должен сказать маркизу, что он – недостойный уважения человек и никудышный отец.

Вир направился в родительские покои. В передней клевала носом сиделка, но дверь в саму спальню была приоткрыта, позволяя видеть свет и слышать голоса. Заглянув, юноша узнал облачение приходского священника.

– Н-но, м-милорд… – заикался пастырь. – М-милорд, это же убийство!

– Я чертовски хорошо понимал, что это убийство, когда сталкивал ее с лестницы, – огрызнулся маркиз. – Будь это несчастный случай, вы бы мне тут не понадобились.

У Вира потемнело в глазах. Чтобы не упасть, пришлось ухватиться за настенный подсвечник. Восемь лет назад его мать скончалась, случайно, как все полагали, свалившись с парадной лестницы их лондонской резиденции. Была поздняя ночь, женщина выпила лишнего, подошвы ее бальных туфелек оказались слишком скользкими – вот и убилась.

С ее смертью сыновья сделались безутешны.

Кровь маркизы не отличалась норманнской чистотой, столь ценимой ее мужем в себе самом; отец жены, несмотря на огромное состояние, не поднялся в глазах знатного зятя выше уличного торговца. Но женщина не была нежным цветочком. Единственная дочь несметно богатого предпринимателя, она прекрасно понимала, что ее приданое покрыло долги обнищавшего вельможи и позволяло содержать родовое имение. И она защищала сыновей, особенно Фредди, от вспыльчивого и временами злобного нрава их родителя.

Взаимная неприязнь супругов была общеизвестна. Расточительный маркиз уже пустил по ветру принесенное женой немалое приданое и снова влез в долги. Дед Вира по матери, мистер Вудбридж, не будучи глупцом, заботился о дочери напрямую, оплачивая ее наряды, драгоценности, путешествия за границу, чтобы она с детьми могла отдохнуть от супруга.

Но, несмотря на семейные дрязги, никто не заподозрил, что в смерти маркизы что-то нечисто. По крайней мере, никто не посмел обвинить в этом мужа. Полгода спустя вдовец снова женился, пусть не на столь богатой невесте, зато уже вступившей в права наследования – на сей раз никакого докучливого тестя.

В то же время был вынесен вердикт, что смерть первой супруги маркиза являлась несчастным случаем – очевидным и несомненным.

И Вир тоже верил в случайность – до этой роковой минуты. Ему хотелось убежать. Спрятаться. Распахнуть дверь, прервав исповедь. Но он прикипел к месту, не в силах пошевелиться.

– Полагаю, вы раскаялись, милорд? – пискляво вопрошал священник.

– Нет, и снова сделал бы то же самое, если бы пришлось – терпеть ее не мог, – издал маркиз хриплый, ужасающий смешок. – Но следует придерживаться формальностей, правда? Поэтому я говорю вам, что сожалею, а вы открываете мне двери в райские кущи.

– Я не могу! – вскричал исповедник. – Не могу закрыть глаза ни на ваши поступки, ни на то, что вы не раскаялись!

– Еще как можете, – ехидно выплюнул умирающий. – А иначе весь мир узнает, почему вы такой убежденный холостяк. Стыдитесь, отче Сомервилль, телесная связь с женатым мужчиной обрекает на вечные муки не только вашу, но и его бессмертную душу.

Вир повернулся и ушел. Он не мог слышать, как маркиз в последний раз добьется своего – да еще после безнаказанного убийства.

Похороны были торжественными и многолюдными, благородный нрав и благие деяния покойного превозносились до небес теми, кто не знал или не хотел знать, каким  чудовищем на самом деле был усопший.

В ночь после похорон юноше впервые приснился кошмарный сон. Неважно, что он никогда не видел сцену гибели матери: отныне Вир ночь за ночью находил ее мертвой у подножия лестницы – снова, снова и снова.

Тремя месяцами позже новоиспеченный маркиз не выдержал и поведал обо всем леди Джейн, своей двоюродной бабке.

Та выслушала с сочувствием и пониманием, а затем сказала:

– Мне очень жаль. Я так расстроилась, когда узнала об этом от Фредди. Но услышать это от тебя не менее огорчительно.

Ее признание потрясло Вира не меньше, чем правда о смерти матери.

– Так Фредди знал?! Знал и не сказал мне?

Леди Джейн поняла свой промах, но было уже поздно. Внучатый племянник не оставил ей пути к отступлению. В конце концов, женщина сдалась.

– Фредди волновала твоя реакция. Он боялся, что, узнав факты, ты можешь убить отца – и, судя по тому, что я вижу, его опасения имели основания, – вздохнула старушка. – Кроме того, твой брат считает, что маркиз уже достаточно наказан.

Оказывается, когда Фредди было тринадцать, он проник ночью в комнату отца. Тот отнял один из любимых рисунков начинающего художника, и мальчик надеялся вернуть творение. Маркиз, приняв издаваемые сыном звуки за свидетельство присутствия призрака своей первой жены, пришел в ужас и проговорился.

Вир был вне себя. Как мог младший брат так сглупить и поверить, что их отец испытывает хоть какое-то сожаление, не говоря уже о страхе? Человек, который угрожал священнику разоблачить его противоестественные наклонности, не чувствовал раскаяния и не заслуживал прощения.

Два года Фредди знал правду, долгие два года, которые Вир мог бы превратить в прижизненный ад для преступного отца. По его мнению, тогда восторжествовала бы Справедливость – хотя бы до некоторой степени. А его лишили такой возможности… И кто – Фредди…

Возможно, леди Джейн разглядела во внучатом племяннике скрытые таланты. А, может, просто хотела, чтобы тот прекратил свои громкие речи об Истине и Справедливости. Как бы там ни было, престарелая родственница поделилась с ним собственным секретом: как тайный агент короны она посвятила жизнь выявлению истины и восстановлению справедливости. Для его матери уже поздно. Но, может, мальчик обретет утешение, помогая другим?

Юноша тут же согласился. Именно леди Джейн посоветовала подумать о том, какую роль избрать: сподручней, если тайного агента не воспринимают всерьез. Старушка предложила образ гедониста [59]. Вир воспротивился: он никогда не любил предаваться удовольствиям. И что самое существенное, несмотря на свое одиночество, не хотел находиться на людях дольше, чем необходимо. А где вы слышали о гедонистах-затворниках?

– Уж лучше я буду идиотом, – предложил маркиз.

Он тогда не понимал, что в роли прожигателя жизни мог хотя бы высказывать свои собственные суждения – а личина полоумного даже этого не позволяла. И чем искуснее маркиз изображал болвана, тем в большем одиночестве оказывался.

Леди Джейн советовала не принимать решение сию минуту. Но через два дня юноша упал с лошади. Он тут же решил воспользоваться подвернувшейся оказией, тем более что у родственницы гостил доктор Нидхем. Если ухудшение здоровья Вира будет засвидетельствовано врачом, никто не усомнится, что маркиз действительно перенес сильное, изменившее даже его личность сотрясение мозга.

Когда все необходимые шаги для внезапного превращения в идиота были предприняты, перед Виром встал вопрос: что сказать Фредди?

Если бы леди Джейн не проболталась, решение маркиза могло быть совсем иным: братья всегда были близки. Да, Фредди не умел лгать, но ему бы и не пришлось: поведение Вира само по себе способствовало бы распространению пикантной новости. А если бы Фредерика расспрашивали, достаточно было без всякого обмана повторять диагноз Нидхема. Преданность младшего брата была столь общеизвестна, что даже продолжай Фредди твердить о выдающемся уме дорогого Пенни, собеседники тут же решили бы, что он просто не может смириться с реальностью.

Но раз Фредди посчитал возможным своим замалчиванием лишить брата шанса отомстить за смерть матери, Вир ввел его в заблуждение наряду с прочими, оставив свой секрет при себе.

В том, что Вир поначалу всем сердцем невзлюбил жену, немалую роль сыграло то, что Элиссанда, с ее актерскими талантами и лживыми увертками, слишком напоминала его самого.

Однако сходство оказалось лишь поверхностным. Под маскою идиота скрывался человек, чья душа еще в шестнадцать лет необратимо раскололась, а Элиссанда, несмотря на все недостатки, обладала такой жизненной стойкостью, от которой у маркиза перехватывало дух.

Ее расслабленная рука по-прежнему лежит в его ладони. Вир собирался посидеть возле жены, пока та не уснет. Но уже занимается рассвет, а он все еще рядом, охраняет ее сон от кошмаров.

Хорошо бы всегда оставаться для этой женщины крепостью.

Неожиданная мысль не столь удивила Вира, как можно было полагать: ведь он перестал отрицать, что любит Элиссанду. Но он недостоин ее – по крайней мере, сейчас, пока его душа омрачена обманом и трусостью.

Маркиз знал, что следует сделать. Но хватит ли ему смелости и смирения? Превозможет ли его желание быть рядом с любимой и защищать ее подспудное стремление избежать неприятных последствий раскрытия правды и продолжать прежнюю жизнь, полную лжи?

Словно на вершине высоченной скалы… Шаг назад – и все по-прежнему знакомо и безопасно. Но для шага вперед нужна вера – а ему недостает веры, особенно в себя самого.

Но как же хочется, чтобы Элиссанда вновь посмотрела так, словно он – воплощение ее надежд. Словно у них двоих полно надежд на будущее.

И ради этого Вир поступит, как должно, чем бы это ни обернулось.

Глава 21

Смерть в семействе, особенно случившаяся при таких странных обстоятельствах, приносит много забот.

Следовало истребовать и похоронить тело Эдмунда Дугласа, затем связаться с душеприказчиками покойного касательно завещания и наследства. Сложись все иначе, хлопотами занималась бы Элиссанда. Но при виде ее разбитого лица – синяки превратились в ужасающую смесь багрового, зеленоватого и желтого – Рейчел настояла, чтобы дочь оставалась дома.

«Пора мне заняться собственной жизнью», – заявила миссис Дуглас. Лорд Вир, которому по своим делам требовалось съездить в Лондон, вызвался ее сопровождать. Сиделка также отправилась с ними – присматривать, чтобы леди удобно устроилась, и ухаживать за ней.

Теперь миссис Дуглас мирно посапывала в купе, привалившись к маркизу исхудалым телом, весившим не больше одеяла.

А Вира захлестывали воспоминания о ее дочери, когда-то так же дремавшей у него на плече. Он припомнил, как с негодованием отрицал саму возможность привязанности к столь сомнительной особе. Его разумное «я» тогда еще не осознало того, что глубинная часть души уловила с первого взгляда: безупречность этой женщины.

Безупречность не как совокупность непогрешимых моральных качеств, а как цельность личности. Пережитые Элиссандой испытания не могли не оставить следов на ее душе, но ни чуточки не умалили ее.

В то время как его душа не только обезображена, но и лишена целостности.

Свою деятельность маркиз называл вершением Правосудия. Но настоящее правосудие проистекает из беспристрастного стремления к справедливости. А в основе действий Вира всегда лежали гнев и боль: гнев от невозможности покарать отца, боль от невозможности вернуть мать.

Вот почему успешные расследования приносили столь малое удовлетворение: они лишний раз напоминали о том, чего нельзя было осуществить в собственной жизни.

Вот почему Вир так злился на Фредди: отчасти из зависти. Ко времени разговора с леди Джейн отца не было в живых уже три месяца, но одержимость юноши местью день ото дня только возрастала. Он не понимал, как младший брат смог переступить через ужасное открытие и пойти дальше, в то время как сам Вир застрял между двумя ночами: гибели матери и смерти отца.

Тринадцать лет… Тринадцать лет в погоне за недостижимым, в то время как юность уходила, честолюбивые устремления забывались, и одиночество затягивало его все глубже и глубже…

Легкое всхрапывание вернуло внимание Вира к спутнице. Миссис Дуглас, поерзав, дремала дальше. По дороге на станцию она робко призналась, что как-то видела маркиза в одном из навеянных лауданумом сновидений. Ничего, когда-нибудь, наведя порядок в собственной жизни, он расскажет женщине правду и попросит прощения за то, что напугал ее.

Спутница опять пошевелилась. Вир всмотрелся в расслабленные черты: щеки по-прежнему бледные, но уже не восковые, хрупкая шея больше не кажется тонкой, как спичка. Когда он впервые увидел миссис Дуглас, та выглядела совершенно уничтоженной. А оказалось, что ей, как покоящемуся семечку, требовалось только немного тепла, чтобы прорасти.

Маркиз вновь повернулся к окну. Может, и его душа не так необратимо изломана, как он полагает?

На этот раз Вир не воспользовался собственным ключом от дома Фредди, а позвонил в дверь.

Маркиза провели в кабинет, где брат изучал железнодорожное расписание, водя пальцем по колонкам в поисках нужной строки. Подняв глаза, Фредерик уронил справочник.

– Пенни! А я как раз собирался к тебе! – бросившись к гостю, он взволнованно обнял его. – Явись ты четвертью часа позже, я бы уже отправился на Паддингтонский вокзал. Сегодня утром до меня дошли невероятные слухи: будто дядя леди Вир сбежал из тюрьмы, похитил тебя, и тебе пришлось сражаться за свою жизнь. Так что же случилось?

На кончике языка уже вертелись слова: «Что за чушь? Неужели люди в наше время разучились сплетничать? Мне пришлось сражаться за свою жизнь?! Да я повалил этого мозгляка одним пальцем…» – и лицо само собой принимало выражение непрошибаемого самодовольства.

Искушение прибегнуть к виртуозно исполняемой роли болвана было неимоверным. Фредди ведь ничего другого не ожидает – он давно привык к Виру-идиоту. Они по-прежнему любящие братья – зачем что-то менять?

Маркиз пересек кабинет, налил себе изрядную порцию коньяка и одним махом осушил бокал.

– То, что ты слышал – это моя выдумка, – решился он. – На самом деле, мистер Дуглас похитил свою супругу. Освободив ее, мы с Элиссандой решили, что женщине будет лучше отправиться домой и отдохнуть, а не вести разговоры с полицией. Поэтому я доставил похитителя в полицейский участок и рассказал эту байку.

Фредди моргнул, затем еще, и еще раз.

– А-а-а… и что – все в порядке?

– У маркизы пара синяков – несколько дней не сможет принимать визитеров. Миссис Дуглас натерпелась страху, но сегодня приехала со мной и сейчас отдыхает в «Савое». Мистер Дуглас – что ж, этот мертв. Посчитал, что предпочтительнее наглотаться цианида, чем пытать счастья в суде.

Брат внимательно слушал. Когда Вир закончил объяснения, Фредди еще некоторое время не сводил с него глаз, затем недоуменно встряхнул головой:

– А с тобой, Пенни, все хорошо?

– Ты же видишь, я в порядке.

– Ну, да, цел и невредим. Но ты сам на себя не похож...

– Я всегда был таким, как сейчас, – глубоко вдохнул маркиз. – Правда в том, что большую часть этих тринадцати лет я не выглядел самим собой.

– Ты действительно говоришь то, что говоришь? – протер глаза брат.

– А что, по-твоему, я сказал? – Вир полагал, что выразился как нельзя яснее, но Фредди реагировал вразрез с ожиданиями.

– Секундочку, – достав карманную энциклопедию, Фредерик открыл ее на первой попавшейся странице. – Когда произошла первая плебейская сецессия [60]?

– В 494 году до Рождества Христова.

– Господи… – пробормотал Фредди. Он перелистнул книгу на другой раздел и поднял на брата взгляд, полный такой отчаянной надежды, что у того внутри все сжалось. – А как звали жен Генриха Восьмого?

– Екатерина Арагонская, Анна Болейн, Джейн Сеймур, Анна Клевская, Екатерина Говард и Екатерина Парр, – замедляясь с каждым словом, произнес Вир. Он мог перечислить имена гораздо быстрее, но почему-то страшился заканчивать ответ.

Фредерик отложил томик.

– Поддерживаешь ли ты борьбу женщин за избирательное право?

– Новая Зеландия предоставила женщинам неограниченные избирательные права в девяносто третьем. Южная Австралия сделала то же самое и разрешила женщинам баллотироваться в парламент в девяносто пятом. Насколько мне известно, ни на одну из этих стран небо не обрушилось.

– Ты выздоровел, – прошептал Фредди, по лицу которого струились слезы. – Боже милостивый, Пенни, ты исцелился! – стиснул он брата в объятьях. – О, Пенни, ты не представляешь, как мне тебя не хватало!

По щекам Вира тоже покатились слезы: радости за брата, стыда за себя, сожаления за потерянные годы. Маркиз отстранился.

– Мы должны сообщить новость всем и немедленно, – не замечал Фредерик его страданий. – Плохо, что сезон уже закончился. Боже, на следующий год это повергнет всех в настоящий шок. Но мы можем отправиться в свои клубы и сделать там объявление. Ты ведь не собираешься прямо сейчас уезжать из города? Анжелика гостит у своей кузины в Дербишире, но завтра должна вернуться. Она будет в восторге. Говорю тебе, в восторге! – брат столь поспешно выпаливал слова, что они наскакивали друг на друга. – Я позвоню миссис Чарльз – полагаю, в доме найдется пара бутылок шампанского. Это надо отметить! Это надо отпраздновать, как следует!

Фредерик потянулся к звонку, но Вир перехватил его руку. Однако слова, которые следовало произнести, застряли в горле, словно мокрый цемент. Маркиз готовился столкнуться с яростью, но не с такой всепоглощающей радостью. Дальнейшее признание уничтожит сияющее в глазах брата счастье.

Но выбора нет. Если позволить себе сейчас смалодушничать, между братьями встанет еще одна большая ложь, нагроможденная поверх многих других.

Отняв ладонь от руки Фредди, маркиз сжал кулаки.

– Ты меня неправильно понял. Я не выздоровел, потому что не был болен – не от чего исцеляться. Не было никакого сотрясения. Я носил личину идиота по собственному выбору.

– Как это? – уставился на Вира брат. – Тебя же осматривал врач! Я лично разговаривал с Нидхемом, и тот подтвердил, что ты перенес тяжелейшую травму головы, повлиявшую на разум.

– Спроси меня еще раз о праве женщин голосовать.

С лица Фредди сбежала краска.

– Т-ты… ты поддерживаешь борьбу женщин за избирательные права?

По какой-то причине маркиз не сразу вошел в роль, словно актер, который уже покинул сцену, снял костюм, смыл грим и почти задремал, когда его вдруг попросили повторить представление.

Пришлось несколько раз глубоко вдохнуть и вообразить, как на лицо надевается маска.

– Право голоса для женщин? Да зачем оно им нужно? Все равно каждая проголосует так, как велит муж, и дело закончится теми же идиотами в парламенте! Вот если бы собаки могли голосовать – это другое дело. Они умны, преданны короне и, несомненно, заслуживают того, чтобы больше влиять на управление этой страной.

Брат отвесил челюсть, покрывшись румянцем, который на глазах темнел, наливаясь гневом.

– Выходит, все это время – все эти годы! – ты притворялся?!

– Боюсь, что да, – сглотнул Вир.

Фредерик смотрел на него еще с минуту, а затем замахнулся. Кулак шумно врезался в солнечное сплетение старшего брата, отбросив того на шаг. Не успел маркиз придти в себя, как его настиг следующий удар, затем еще один, и еще, пока Вир не оказался припертым к стене.

Он и не представлял, что Фредди способен к насилию.

– Ах, ты ублюдок! Грязная свинья! Жулик чертов!

Вир также понятия не имел, что младший брат умеет ругаться.

Тот остановился, надсадно дыша.

– Мне очень жаль, – не смея взглянуть Фредди в глаза, маркиз уставился на письменный стол. – Я очень виноват.

– Жаль?! Да из меня слезы лились, как вода из фонтана, стоило вспомнить тебя! Об этом ты подумал? Или тебе наплевать на людей, которые тебя любят?

Слова вонзались в сердце Вира острыми осколками. После несчастного случая он несколько месяцев старался реже видеться с братом, но невозможно было не замечать отчаяние Фредди и робкую надежду в его глазах, разбивающуюся вдребезги при каждой новой встрече.

И вот настал момент расплаты. Теперь младший брат узнал, каков его кумир на самом деле.

– Я никому не позволял называть тебя идиотом, – сердито рычал Фредерик. – Чуть не подрался с Уэссексом из-за этого. Но ты такой и есть. Дьявольщина, ты самый настоящий чертов придурок!

Да. Разрази его гром, это так. Чертов придурок и эгоистичный ублюдок.

– Это было, словно ты умер. Прежнего тебя не стало. Я так горевал, но даже не мог ни с кем поговорить об этом, кроме разве что леди Джейн и Анжелики. Ведь все в один голос твердили: «Благодари судьбу за то, что брат остался жив». И я благодарил, а потом смотрел на незнакомца с твоим голосом и твоим лицом – и так по тебе скучал!

– Прости… – по лицу Вира покатились новые слезы. – Я был одержим мыслями об убийстве матери и виновности отца и просто бесился от того, что ты мне не сказал…

Фредерик стиснул руку брата:

– Откуда ты узнал?

– Случайно услышал, как перед смертью маркиз пытался угрозами заставить священника отпустить ему грех убийства.

Фредди изменился в лице. Отойдя к столику, он щедро плеснул в бокал коньяка и одним глотком осушил половину.

– На мгновение я подумал, что тебе проболталась либо леди Джейн, либо Анжелика.

– Анжелика тоже знала?!

– Я поделился бы только с Анжеликой, не отправься она тем летом с семьей на отдых, – запустил брат пальцы в шевелюру. – Но я не понимаю, какое отношение имеет то, что случилось с мамой, к твоему притворству?

– Я стал тайным агентом британской короны, как когда-то леди Джейн. Надеялся таким способом обрести душевный покой. А дурацкая личина предназначалась для отвода глаз.

– Бог мой! – резко развернулся Фредди. – Значит, ты вовсе не случайно оказался рядом, когда мистер Хадсон пытался вколоть хлорал леди Хейсли?

– Не случайно.

– А мистер Дуглас? Ты и его дело расследовал?

– Да.

Фредди допил оставшийся коньяк.

– Тебе следовало довериться мне. Я был бы нем, как могила. И гордился бы старшим братом!

– Следовало. Но я был в ярости, что ты мне не открылся – что лишил меня возможности покарать отца, – Вира самого тошнило от того, какую незрелость и ограниченность взглядов выдают его претензии. Его откликом на неприглядную правду стали эгоистичная злость и одержимость местью. – Я сердился на тебя не одну неделю, даже не один месяц. А когда наконец-то остыл, казалось, ты уже свыкся с моим новым «я».

Багровая краска гнева почти схлынула с лица Фредди.

– О нет, я так и не смог смириться с этим «не-тобою», – медленно покачал он головой. – Если бы ты только обратился ко мне… Я бы рассказал, что отца не нужно наказывать: он и без того в аду. Слышал бы ты маркиза той ночью – накрылся с головой одеялом и хныкал добрых три часа. Мне даже пришлось сесть, а то устал стоять и слушать.

– Но он никогда не проявлял ни малейших угрызений совести!

– В этом была его беда: отец варился в собственном страхе, не понимая, что может и должен раскаяться. Даже разговор со священником свидетельствует, до чего маркиз боялся вечных мук. Мне его жаль.

– А знаешь, что я тебе завидовал? – оперся Вир об книжный шкаф. – Ты смог двинуться вперед, а я застрял, не в силах отпустить прошлое. Я всегда гордился своей ученостью – как выяснилось, пустопорожней. Лучше бы я обладал твоей мудростью.

Фредерик вздохнул. А когда снова посмотрел на старшего брата, его взгляд выражал искреннее сочувствие. Вир потупился: он этого не заслуживает.

– И каково тебе было все эти годы, Пенни?

– Вроде бы сносно, – на глаза набежали слезы, – и вместе с тем невыносимо.

Фредди хотел было сказать что-то еще, но вдруг вскинулся:

– Господи, а леди Вир знает?

– Теперь знает.

– И ты по-прежнему нравишься ей?

Тревога в родном голосе заставила горло старшего брата снова сжаться: такой заботы он тоже не стоит.

– Могу только надеяться.

– Наверняка понравишься, – уверил Фредди с сияющей в глазах искренней убежденностью, которую Вир так в нем любил.

– Спасибо тебе, – стиснул маркиз брата в объятиях.

Прощения Фредди он тоже сейчас не достоин, но когда-нибудь надеется заслужить. Когда-нибудь Вир его оправдает.


* * * * *

Миссис Дуглас забрасывала Элиссанду телеграммами. Она отправляла их по любому поводу, уверяя дочь в своем благополучии. Пришло восторженное сообщение о том, что лорд Вир сводил ее в театр «Савой» на комическую оперу «Йомен-гвардеец». Представление невероятно понравилось Рейчел, хотя у нее не хватило сил высидеть даже до конца первого акта. А в еще одной коротенькой депеше значилось: «Миссис Грин разрешила мне съесть целую ложку мороженого. Я и забыла его божественный вкус».

Но в телеграммах от матери были и важные новости. Первое значительное известие пришло после встречи с адвокатами Дугласа. По завещанию, составленному лет десять назад, жене и дочери не доставалось ничего, а все имущество отходило церкви. Элиссанда фыркнула: ничего не скажешь, в своей злобности отец был последователен.

Маркиз прислал вдогонку послание, объяснявшее, что нет худа без добра: Дуглас столько назанимал под залог алмазного рудника, что наследство состоит сплошь из долгов. Церковным законникам предстоит нелегкая задача откреститься от такого дареного коня.

Телеграмма, пришедшая на следующий день, была более радостной: Вир обнаружил драгоценности, завещанные Шарлоттой Эджертон сестре и сразу же отобранные Дугласом – всего на сумму около тысячи фунтов.

«Тысяча фунтов». Элиссанда перечитала заветные слова несколько раз.

Проснувшись наутро после событий в Эксетере, она увидела, что и отцовский дневник, и ларец исчезли из спальни. На их месте появилась изящная шкатулка из слоновой кости, с аккуратно сложенными безделушками, напоминающими о чете Эджертонов. Завернувшись в халат, Элиссанда долго стояла у шкатулки, рассеянно обводя пальцами края и надеясь, что этот подарок означает то, что ей хочется, чтобы он означал. Но маркиз вскоре уехал, при прощании ограничившись церемонной просьбой позаботиться о своем здоровье.

Элиссанда была не в состоянии заниматься чем-то в эти два дня после отъезда Вира, кроме как постараться свыкнуться с мыслью, что муж не переменил своего решения. Вначале ее обуревала ярость, теперь – тоска. Нестерпимо терять мужчину, державшего ее за руку, когда она больше всего в этом нуждалась.

Конечно, можно найти немало оправданий, чтобы подольше задержаться в Пирс-хаусе: ей следует окончательно поправиться; необходимо подготовить к неприятной новости мать; нужно время, чтобы собраться и решить, куда поехать.

Но Элиссанда одну за другою отвергла все жалкие уловки. Если уж она должна уехать – а она должна – то самое время сейчас, не мешкая и не злоупотребляя гостеприимством, пока в ушах еще звучат слова «ты – бриллиант чистейшей воды».

Теперь, имея в своем распоряжении тысячу фунтов, они с миссис Дуглас могут раздумывать, куда им отправиться, в любом другом месте: на постоялом дворе, в съемном доме, в том же «Савое», если захотят. И разве существует способ помягче преподнести известие матери? Сколько бы дочь ни ходила вокруг да около, правда не окажется менее огорчительной.

Маркиза распорядилась, чтобы прислуга паковала вещи – поручить сборы другим казалось не таким болезненным – и попыталась подбодрить себя. Новые места, новые люди, начатая заново жизнь – от всего этого в заточении Хайгейт-корта Элиссанда пришла бы в восторг. Но один взгляд из окна на увядающий, но по-прежнему прелестный садик – и сердце щемит от любви к этому дому, этой жизни и мужчине, который повел ее мать на «Йомена-гвардейца».

Почти неосознанно женщина вышла из дома и отправилась на то место у реки, где когда-то во время прогулки натолкнулась на мужа. Элиссанде подумалось: когда они с матерью уедут, маркиз, в своем твидовом пиджаке с кожаными нашивками и шляпой в руке, по-прежнему будет бродить по этим бескрайним холмам, изредка останавливаясь на склоне, чтобы взглянуть на водную гладь.

И у нее заныло сердце от долгих миль его одиночества.

Вернувшись домой, Элиссанда зашла в кабинет супруга.

В первые же дни после приезда в Девон она заметила здесь брошюру, озаглавленную «Как женщины могут заработать себе на жизнь». Тогда ей показалось странным наткнуться на подобное сочинение среди книг вельможи, которому нет нужды трудиться ради пропитания. Теперь маркиза имела представление о глубине, широте и разнородности познаний и интересов Вира.

Разыскивая на полках нужную книгу, она краем глаза заметила уголок открытки, застрявшей между двумя томиками. Вытащив ее, Элиссанда ахнула: на коричневатой фотографии у высоких утесов бушевало море. «Капри», – решила она, но тут увидела слева внизу подпись: «Побережье Эксмура».

Маркиза позвала миссис Дилвин, чтобы та помогла отыскать побережье Эксмура на подробной карте Британии, висевшей на стене кабинета. Это оказалось недалеко, каких-то пятьдесят миль на север.

– Как вы думаете, я смогу найти именно это место? – показала Элиссанда экономке снимок.

– О, конечно, миледи, – бросив взгляд на изображение, уверила миссис Дилвин. – Я как раз здесь бывала. Это Скалы Висельников [61]– очень красивый вид.

– А вы знаете, как туда добраться?

– Разумеется, мэм. Садитесь на поезд из Пентона до Барнстэпла, там пересаживаетесь на местную ветку и едете до Ильфракомба. Скалы находятся на несколько миль дальше к востоку.

Маркиза поблагодарила экономку и еще некоторое время мечтательно разглядывала открытку. Жаль, что путь непростой: миссис Дуглас не сможет взобраться по ведущим наверх крутым тропам.

Идея возникла внезапно: Элиссанда отправится туда в одиночку. Мать должна приехать не раньше, чем послезавтра. Если сесть на утренний поезд, то к завтрашнему вечеру можно вернуться. У нее будет достаточно времени приготовиться к встрече и возможность пережить то, о чем столькие годы мечталось: постоять на отвесном обрыве над бурным волнами.

Если уж суждено начать новую страницу в жизни, хоть и без особого восторга, следует закончить старую на какой-нибудь высокой ноте.


* * * * *

– Все еще думаешь о Пенни? – спросила Анжелика.

– И да, и нет, – признался Фредерик.

Он поджидал возвращения подруги из Дербишира у ее дома. Последние полтора часа друзья то и дело обсуждали признание Вира, припоминая десятки случаев, когда, учитывая службу на благо британской короны, многие слова и поступки маркиза представали совершенно в ином свете.

Сперва Анжелика пришла в ярость. Фредди всегда был ей более близок, но Пенни с детства воплощал идеал старшего брата. Сколько раз друзья оплакивали столь горячо любимого ими человека – не умершего, но утраченного.

Но поскольку Фредерик уже простил Вира, она тоже помилует притворщика – со временем.

Анжелика позвонила, чтобы принесли свежий чай: от волнительных разговоров пересохло в горле.

– Как это ты думаешь и в то же время не думаешь о брате?

Фредди долго смотрел на подругу.

 – Я рад, что Пенни выложил все начистоту. Мы целый час проговорили, прежде чем он ушел на встречу с адвокатами Дугласа. Но после его ухода мне все равно было неспокойно, и хотелось обсудить все с тобой…– мужчина на мгновение запнулся, – с тобою, и ни с кем другим. Я провел самые длинные сутки в своей жизни, ожидая твоего возвращения. 

Отрадно слышать. После стольких лет и стараний, потраченных на то, чтобы превратить их из друзей в возлюбленных, Анжелика переживала, что любовные ласки – как бы восхитительны они ни были – затмят прежнюю духовную близость. Глупенькая – разумеется, они по-прежнему лучшие друзья.

– Я бы поспешила, если б знала, – улыбнулась она Фредди.

Тот не ответил на улыбку, лихорадочно хватая чайник.

– Там ничего не осталось, – напомнила женщина.

Фредерик слегка покраснел.

– Ну да, ты ведь позвонила, чтобы принесли новый?

Подали чай. Как только хозяйка дома наполнила чашки, мужчина забрал свою.

– Не добавляешь ни сахар, ни молоко? – удивилась Анжелика.

Друг никогда не пил черный чай.

Фредди покраснел еще сильнее и, поставив чашку, потер лоб.

– Я ведь так и не ответил на твой вопрос?

Анжелика уже и забыла, о чем спрашивала. Ей внезапно передалась нервозность собеседника.

Но тот, кажется, уже собрался с духом. Пристально глядя на подругу, Фредди решительно сказал:

– До сих пор мне было трудно определить мои чувства к тебе: более сильные, чем дружба, но совершенно не похожие на изведанную мною любовь.

Рука Анжелики, потянувшаяся к печенью, замерла на полпути. Женщина с трудом заставила негнущиеся пальцы взять лакомство. Слово «любовь» впервые возникло в их разговоре – по крайней мере, по отношению к ним двоим.

– С маркизой Тремейн я всегда был немым обожателем. Каждый раз, входя к ней в дом, я чувствовал себя служителем у алтаря богини. Это было волнующе и в то же время лишало уверенности. А твоя гостиная казалась продолжением моей собственной, и я не знал, как это объяснить.

Их взгляды встретились. Анжелика не могла предугадать, что же он скажет дальше. Сердце забилось, пытаясь сдержать страх и нарастающее предвкушение.

– И вот ожидая твоего возвращения, меряя шагами улицу под твоими окнами, я в какой-то момент понял, что никогда не являлся к леди Тремейн, если не мог ей предложить что-то интересное. Заглядывая к этой женщине, чтобы просто повидать ее, я всегда опасался, что впустую отнимаю ее драгоценное время на свою заурядность. Но тебя мне хочется видеть в любом настроении: когда я доволен, когда занимаюсь повседневными делами, когда потрясен, как вчера и сегодня. И я очень ценю, что тебе достаточно меня, каков я есть.

Анжелика разжала кулак, выронив на скатерть раскрошенное печенье, и наконец-то смогла вдохнуть.

– Пенни, поступая так, как он поступил, отстранился от меня. Но он не единственный: я ведь тоже до несчастного случая воспринимал брата, как нечто, само собой разумеющееся, – улыбнулся Фредерик, глядя тепло и искренне. – Как и Пенни, ты являлась опорой для меня. Не случись в моей жизни тебя, в ней оказалось бы еще меньше смысла. Но до сих пор я не ценил тебя как должно.

Фредерик встал. Тоже подняться и сжать его пальцы казалось единственно правильным.

– Я не хочу больше принимать тебя как данность, Анжелика. Ты выйдешь за меня?

Отняв одну руку, она прикрыла рот.

– Фредди, да ты полон сюрпризов!

– Ты – самый лучший сюрприз в моей жизни.

Прилив неописуемого счастья чуть не сбил Анжелику с ног. Конечно же, Фредди совершенно серьезен: он никогда не говорит того, во что не верит всем сердцем.

– Не представляю счастливой жизни без тебя, – продолжал мужчина.

– Придется поминутно напоминать тебе не принимать меня как должное? – пошутила Анжелика, чувствуя, что готова разрыдаться.

– Ну, может, не так часто, – хохотнул Фредерик. – Раз в четыре дня вполне достаточно.

Положив ладони на ее руки, мужчина заглянул любимой в глаза:

– Значит, ты согласна?

– Да, – подтвердила женщина.

И Фредерик, крепко обняв, поцеловал ее.

– Люблю тебя.

Слова звучали даже прекраснее, чем Анжелика мечтала – а ведь ожидания за долгие годы доросли до облаков.

– И я тебя люблю, – призналась она, отстранилась и лукаво подмигнула. – Еще один портрет в обнаженном виде – на память о нашей помолвке?

Фредерик засмеялся и сокрушил любительницу живописи страстным поцелуем.


* * * * *

Ильфракомб оказался сплошным разочарованием. Берег затянуло холодным, сырым, густым, как картофельное пюре, туманом. Видимость была столь низкой, что уличные фонари горели даже днем, отбрасывая тусклые кольца горчичного света в серых клубах, скрывавших все, отстоявшее дальше, чем на пять футов.

Тем не менее, пребывание на побережье доставило Элиссанде удовольствие: бодрящий и соленый морской воздух, шумное и бурное биение волн о невидимые утесы, совсем непохожее на спокойные шелестящие приливы в Торбее, отдаленные басовитые гудки проплывавших по Ла-Маншу судов, одинокие и романтичные.  

Путешественница решила задержаться на ночь. Если туман рассеется, с утра достанет времени полюбоваться на скалы и вернуться в Пирс-хаус – она старалась перестать называть это место своим домом – до того, как приедут муж с матерью.

 А затем она расскажет обо всем Рейчел и распростится со своим браком.


* * * * *

При виде собранных чемоданов в комнате жены сердце словно стиснуло невидимой рукой.

Они с миссис Дуглас прибыли в Лондон днем. Женщина настолько устала, что о продолжении поездки не могло быть и речи. Вир устроил Рейчел и сиделку в «Савое», а сам поспешил домой. Теперь, после разговора с братом, ему нужно во стольком признаться Элиссанде: каким он был дураком, как невероятно соскучился по ней и как хочет начать их отношения с чистого листа.

Выдвинул ящики комода – пусто. Распахнул дверцы платяного шкафа – ничего. Бросил взгляд на туалетный столик, где завалялся один-единственный гребень. Желудок ухнул вниз: на тумбочке лежала книга «Как женщины могут заработать себе на жизнь».

Жена ушла.

Слетев по ступенькам, маркиз схватил за плечи миссис Дилвин:

– Где леди Вир?

Экономка была чрезвычайно удивлена несдержанностью хозяина.

– Уехала на Скалы Висельника, сэр.

Вир попытался осмыслить услышанное, но не смог:

– Зачем?

– Миледи вчера нашла в вашем кабинете открытку, и ей очень понравился вид. А поскольку вы с миссис Дуглас ожидались не раньше, чем завтра, маркиза решила сегодня отправиться туда первым же поездом.

Но сейчас почти время ужина…

– Разве она не должна была уже вернуться?

– Час назад пришла телеграмма, сэр. Миледи решила задержаться. Сегодня на побережье сильный туман, и ничего не разглядеть. Она надеется на улучшение погоды завтра.

– Скалы Висельника – значит, она в Ильфракомбе, – сказал маркиз больше себе, чем экономке.

– Да, сэр.

Вир выскочил из дома прежде, чем женщина договорила.


* * * * *

Солнце слепило глаза, небо было ярким до белизны. Дул сухой и порывистый высокогорный ветер.

В теле не осталось ни капли влаги. Пересохшее от жажды горло будто засыпало песком, кожа от жары истончилась, словно бумага.

Элиссанда попробовала шевельнуться. От неистовых попыток освободиться из оков, вросших в глубины Кавказских гор, запястья сочились кровью.

Пронзительный орлиный клекот заставил ее вновь задергаться в болезненных и тщетных усилиях вырваться. Орел плавно снижался, накрывая гору тенью распростертых крыльев. Вот он ринулся на жертву, сверкнув на солнце острым, будто кинжал, клювом, и женщина, откинув голову, забилась в агонии.

– Проснись, Элиссанда, – негромко пророкотал мужской голос, одновременно властный и успокаивающий. – Проснись.

Она послушно села на кровати, надсадно дыша. На плечо легла твердая ладонь. Элиссанда ухватилась за эту ладонь, ища поддержку в ее тепле и силе.

– Хочешь пить? – спросил муж.

– Да, спасибо.

В дрожащую руку втиснулся стакан с водой, а когда Элиссанда утолила жажду, тут же исчез.

Она вдруг вспомнила, где находится: не в собственной спальне – ах, нет, не дома, в Пирс-хаусе – а в Ильфракомбе, в гостинице с видом на бухту, но из окон которой сегодня невозможно было разглядеть даже улицу.

– Как ты меня нашел? – недоуменно спросила Элиссанда, чувствуя струящийся по жилам опаляющий жар возбуждения.

– Довольно легко. Как отмечено в купленном мною по дороге путеводителе, в Ильфракомбе всего восемь гостиниц. Разумеется, ни одно уважающее себя заведение не разглашает направо и налево номер комнаты, где остановилась одинокая дама. Посему пришлось добывать информацию немного недозволенными методами. Ну, а дальше оставалось только подобрать отмычку к замку и справиться с задвижкой.

Маркиза укоризненно покачала головой:

– Ты мог просто постучать.

– Одна из многих плохих привычек: после полуночи я не стучу.

В голосе мужа слышалась улыбка. Сердце Элиссанды встрепенулось.

– Что ты здесь делаешь?

Вир не ответил – просто крепче сжал ей плечо.

– Тебе привиделся прежний кошмар? В котором ты прикована, словно Прометей?

Элиссанда кивнула. Наверное, муж почувствовал это движение, и его ладонь, скользнув по шее, замерла возле изящного ушка.

– Хочешь, расскажу тебе о Капри, чтобы помочь забыть страшный сон?

Похоже, мужчина приблизился еще на шаг: чувствуется запах тумана от его одежды.

Маркиза опять кивнула.

– Если взглянуть на море из Неаполя, остров Капри лежит в горловине залива, словно гигантский природный волнорез – величественный и необычайно живописный, – завораживающим голосом, негромко и размеренно начал Вир.

Элиссанда вздрогнула. Она узнала эти строки: начало ее любимейшей книги о Капри, пропавшей при уничтожении домашней библиотеки.

– Некогда один английский путешественник сравнил остров со спящим львом, – продолжал маркиз. – Жан-Поль [62], увидев его на одной из картин, заявил, что Капри подобен лежащему сфинксу. Грегоровиус [63], обладающий наиболее бурным воображением, уподобил его очертания античному саркофагу, украшенному барельефами с изображением змееволосых Эвменид и лежащей сверху фигурой императора Тиберия.

Муж осторожно опустил Элиссанду на постель.

– Продолжать?

– Да, – шепнула она.

Мужчина стал раздеваться. Предметы одежды падали на пол с мягким шелестом, от которого пересыхало в горле и бешено билось сердце.

– Нельзя сказать, что Капри не пользуется популярностью, – продолжал маркиз, снимая с жены ночную рубашку и проводя рукой по пленительным плавным линиям. – Многие туристы садятся в Неаполе на прогулочный пароходик, посещают Голубой грот, проводят часок на побережье и вечером отплывают в Сорренто.

Муж поцеловал изгиб ее локтя, бьющуюся на запястье жилку, слегка прикусил ладонь, и Элиссанда затрепетала от удовольствия.

– Но это словно прочесть заглавие вместо целой книги.

Теплые пальцы, скользнув вверх по руке, помассировали плечо. Второй рукой он дотронулся до щеки, провел по скуле – бережно и нежно, чтобы не потревожить следы от ударов, которые, хоть и утратили буйство оттенков, но оставались болезненными.

– Те немногие, кто поднимается на скалы и в молчании окидывает взглядом панораму острова, открывают для себя интереснейшую и красивейшую поэму, в которой нет ни одного неверного слова, – мурлыкал мужчина, приоткрывая большим пальцем нежные губы.

От вырвавшегося из уст жены нетерпеливого стона у Вира перехватило дыхание.

– Но ты во сто крат прекраснее, чем Капри, – пылко и мечтательно прошептал он.

Элиссанда сжала любимого в неистовом объятии, одаривая страстным поцелуем. С этого мгновения Капри был забыт, а губы, руки и помыслы любовников всецело принадлежали друг другу.


* * * * *

– О чем ты думаешь? – спросил Вир, поворачиваясь на бок и подпирая голову ладонью.

Он не видел во мраке жену, только чувствовал тепло ее кожи и ритмичное дыхание.

Легкие пальчики пробежали по шрамам на мощном теле.

– О том, что, во-первых, читая путеводители в течение стольких лет, я и представить не могла, каким средством обольщения они могут служить. Во-вторых, о том, что это, пожалуй, впервые, когда ни один из нас не спит после близости.

Вир притворно всхрапнул, вызвав у супруги смешок.

– Ну, если ты не очень сонная, мне бы хотелось рассказать тебе кое-что.

Самое время.

– Я ни капельки не сонная.

– Эта история местами не очень веселая, – попытался предостеречь Вир.

– Так чаще всего и бывает. А иначе это не история, а хвалебная песнь.

Истинная правда. И маркиз поведал Элиссанде обо всех событиях, приведших его к двойной жизни, начиная с той ночи, когда умер отец. Вир чувствовал, как, несмотря на предупреждение, тревожно напряглось тело жены. Ее пальчики крепко вцепились в его руку. Но она слушала тихо и внимательно, затаенно и прерывисто дыша.

– И, возможно, моя жизнь так бы и катилась по этой проторенной дорожке – не повстречайся я с тобой. Твое появление на моем пути все переменило. Чем больше я узнавал тебя, тем чаще задавался вопросом: действительно ли вещи, которые я считал постоянными, столь неизменны – или они только кажутся таковыми, потому что я страшусь перемен?

По мере того, как рассказ удалялся от трагичных событий, тело Элиссанды потихоньку расслаблялось. Под рукой Вира плечо жены больше не казалось окаменевшим.

– Два дня назад я признался во всем Фредди. Этот разговор было ужасно трудно начать, но после я ощутил себя настолько легко и свободно, как давно уже не чувствовал. И за это следует благодарить тебя.

– Замечательно, что вы с лордом Фредериком поговорили по душам, но в чем моя заслуга? – искренне удивилась Элиссанда. 

– Помнишь свои слова о Дугласе: «Я не позволяла отнять хоть кусочек моей души, даже когда он был жив, и не позволю уничтожать меня из могилы»? Они поразили меня. До той минуты я и не понимал, что позволил отцу отнять часть собственной души. И пока не осознавал своей ущербности, не мог собрать себя воедино.

Вира переполняла благодарность. Но то, что Элиссанда даже не подозревала о переменах в его душе, причиной которых стала, лишний раз доказывает, в какого скрытного человека он превратился.

– Очень рада, что оказалась полезной, – довольно и вместе с тем смущенно пробормотала Элиссанда. – Но я вряд ли достойна твоих похвал. Ты же видел: мне снова снился кошмар. Я ни для кого не могу служить достойным примером силы духа.

– Ты пример для меня, – заверил муж. – И разве я плохо вооружился против твоих дурных снов?

– Да, как раз собиралась спросить! Откуда ты знаешь, да еще наизусть, мою любимую книгу?

– Поинтересовался у твоей матери, не помнит ли она, какие книги про Капри тебе нравились. Миссис Дуглас процитировала отрывок из твоей любимой, но запамятовала название. Так что пришлось потрудиться.

Маркиз заказал в семи книжных лавках все различные путеводители, в которых говорилось об Италии. Книги доставили в гостиницу, и по возвращении из театра Вир ночь напролет штудировал каждую страничку с упоминанием о Капри, пока не наткнулся на знакомые фразы.

– Я намеревался читать тебе книгу, пока ты не уснешь, если вдруг снова увидишь кошмар. Но потом сообразил, что для чтения потребуется свет, и заучил рассказ наизусть по дороге в Девон.

– Это… это ужасно мило, – скрипнув кроватью, Элиссанда придвинулась ближе и поцеловала мужа в губы.

– К сожалению, я помню дальше всего лишь два абзаца. Знай я, что путеводители обладают таким эротическим воздействием, вызубрил бы текст от корки до корки.

– О, кто бы сомневался! – хихикнула жена.

Маркиз зарылся пальцами в ее прохладные волосы.

– Если хочешь, я выучу – даже если мне навсегда будет запрещено соблазнять тебя историями о Капри.

Элиссанда прислонилась щекой к его щеке – обычный жест, но Вира затопила невероятная признательность.

– Подходящий ли сейчас момент извиниться за то, что я вел себя на развалинах, как набитый дурак?

С того самого дня его не переставали мучить угрызения совести.

Элиссанда немного отодвинулась, чтобы заглянуть мужу в глаза.

– Только если сейчас подходящее время для моих извинений за то, что принудила тебя жениться.

– Значит, я прощен?

– Уже давно, – уверила жена.

Раньше Вир полагал, что простить – означает оставить обиду безнаказанной. Теперь он наконец-то понял: прощение относится не к прошлому, а к грядущему.

 – А я? Я прощена? – с ноткой тревоги в голосе спросила Элиссанда.

– Да, – ответил Вир, вложив в короткое слово все свое сердце.

Прерывистый выдох выдал ее облегчение.

– Теперь мы можем двигаться дальше.

Теперь можно обратиться к будущему.

Глава 22

– А что означает « Pedicabo ego vos et irrumabo»? – поинтересовалась Элиссанда, поднимаясь по крутой тропинке, ведущей на вершину холма.

Рассвет был ясным и солнечным. Открывшийся великолепный вид на первозданные утесы и бурное море пленял с первого взгляда.

После завтрака супруги наняли экипаж и отправились в Комб-Мартин, ближайшее к Скалам Висельника селение, а уже оттуда пошли пешком по дорожке между зеленеющих пустошей, где пощипывали травку белошерстые козы.

Маркиз как раз отпивал глоток воды из захваченной в дорогу фляги. При этом вопросе он поперхнулся точно так же, как его младший брат в тот вечер, когда прозвучавшая фраза была выдана за девиз семейства абингдонских Эджертонов. Элиссанде пришлось хорошенечко стукнуть мужа по спине, чтобы тот смог вдохнуть.

– Бог мой, ты еще помнишь это? – одновременно отфыркивался и хохотал Вир.

– Ну, конечно. Только это вовсе не фамильный девиз, правда?

– О, нет! – скорчился от нового приступа веселья маркиз. – По крайней мере, очень на сие надеюсь.

Она обожает смех этого мужчины. Тем более что ему пришлось преодолеть такой долгий и одинокий путь к этому счастливому дню, когда они могут рука об руку наслаждаться прогулкой по западному побережью.

– Тогда что же это? – подняв шляпу Вира, свалившуюся на тропинку, и пригладив мужу волосы, Элиссанда водрузила головной убор обратно, долго подбирая нужный угол: она ведь пока мало знает о мужской манере одеваться.

– Это строка из стихотворения Катулла, наверное, самого непристойного, которое ты могла бы прочесть в своей жизни, – ответил маркиз, заговорщицки понижая голос. – Настолько неприличного, что сомневаюсь, опубликуют ли когда-нибудь его перевод [64].

– Даже так? – необходимо разобраться досконально. – Рассказывай.

– Воспитанной леди вроде тебя не подобает о таком спрашивать, – поддразнил муж.

– Воспитанному джентльмену вроде тебя не подобает увиливать от ответа, иначе воспитанная леди будет вынуждена обратиться к твоему брату.

– О-о-о, шантаж!.. Мне нравится! Ну что ж, если тебе любопытно, то первый глагол относится к содомии, – Вир снова разразился смехом, на сей раз от выражения лица Элиссанды. – Не смотри на меня так – я предупреждал, что стихотворение грубое.

– Очевидно, я вела чересчур затворническую жизнь. В моем представлении грубость – это обозвать кого-то мерзким и глупым. А есть и второй глагол?

– Разумеется, вскорости за первым. Он тоже относится к способу соития, конечно, не такому скандальному, но, тем не менее, при его упоминании дамская компания дружно потребует нюхательные соли.

– Кажется, я знаю, что это, – протянула жена.

От изумления маркиз на шаг отступил.

– Нет, ты никак не можешь знать.

– Знаю-знаю, – самодовольно пропела Элиссанда. – В ту ночь, когда ты напился, как свинья, то упоминал о прерванном акте. И заявил, что если будешь по-настоящему в плохом настроении, то заставишь меня проглотить твое семя.

– Беру свои слова обратно, – отвесил челюсть Вир, – ты и вправду осведомлена по данному вопросу. Господи, что же еще я тогда наговорил?

На тропинке показался погоняющий стадо в сторону супругов юный пастушок.

– Хотя нет, погоди, – подмигнул маркиз, – давай отложим воспоминания до вечера. У меня такое предчувствие, что продолжи мы перебирать все сказанное и учиненное мною в ту ночь, это приведет нас к действиям, за которые предусмотрен арест.

Элиссанда хихикнула.

– Будь серьезнее, – вперился в нее муж притворно сердитым взглядом. – Я, между прочим, забочусь о твоей репутации. 

Откашлявшись, маркиза сделала преувеличенно серьезное лицо.

– Так это такого рода латинские стихи ты искал в Хайгейт-корте, чтобы покрепче уснуть?

– Вовсе нет. Такие творения я читаю только когда хочу захлебнуться водой.

Элиссанда фыркнула.

– Кстати, о поисках. А что ты на самом деле делал в тот вечер в кабинете Дугласа?

Нарочито стыдливо потупившись, Вир вздохнул.

– Просто он соседствовал с зеленой гостиной. Я хотел посмотреть, как явится леди Эйвери и застанет тебя одну-одинешеньку. Ожидал забавного зрелища. И на тебе – пал жертвою собственной мстительности.

– Ничего, все равно ты хороший человек, – Элиссанда похлопала супруга по руке.

– Ты так думаешь?

Может, муж и намеревался задать этот вопрос беспечным тоном, но слова вырвались с явной тревогой и надеждой.

Элиссанду растрогали его сомнения. Себя она никогда таковой не считала – разве хорошая женщина может быть столь искушена во лжи и притворстве? Но в своем мужчине она не сомневается: достаточно вспомнить, как маркиз заботился о ее матери.

 – Я это точно знаю, – уверила она.

Вир притих. Тропинка повернула, и муж протянул руку, чтобы помочь Элиссанде перебраться через торчащий из земли обломок скалы.

Минут пять супруги шли молча, прежде чем Вир коснулся плеча спутницы и сказал:

– Спасибо. Я постараюсь быть достойным.

Ну, кто бы сомневался.


* * * * *

С вершины утеса открывалось захватывающее зрелище: долгие мили зеленеющих холмов, возвышающихся над сумеречно-синим морем, водная гладь, сверкающая под солнечными лучами, словно серебристая сеть, и вдалеке – распустившая все паруса прогулочная яхта, подобно лебедю скользящая по волнам.

Элиссанда не могла отвести взгляд от чарующего пейзажа. А Вир не мог отвести глаз от любимой. Разрумянившееся лицо, чуть неровное от крутого подъема дыхание и улыбка… Боже, какая улыбка – за нее он готов ползти по битому стеклу.

– Когда цветет вереск, здесь еще красивее, – пообещал он. – Склоны становятся сплошь лиловые.

– Значит, мы вернемся сюда, когда пустоши будут в цвету.

Прохладный соленый бриз развевал юбки Элиссанды. Сильный порыв ветра чуть не сорвал шляпку, и маркиза, засмеявшись, прихлопнула тулью одною рукой. Теплые пальчики другой легким движением скользнули в ладонь мужчины.

У Вира ухнуло сердце. Это же она! Именно эту женщину он ждал столько лет!

– Я всегда мечтал об идеальной спутнице, – заговорил он.

Элиссанда бросила на мужа взгляд, преисполненный озорного лукавства.

– Готова поспорить, эта достойная леди совершенно на меня не похожа.

– На самом деле, она была совершенно не похожа на меня. Я представлял ее полной противоположностью себе самому. Моя воображаемая подруга была открытой и довольной жизнью: ни капли двуличия и никакого мрачного прошлого.

Маркиза повернулась к мужу с выражением вдумчивой заинтересованности.

– Она была твоим Капри?

О, Вир знал, что жена поймет, но сердце все равно затопила признательность.

– Да, моим Капри. Но если тебя твоя мечта окрыляла, то мне моя служила костылем. Даже полюбив тебя, я цеплялся за свою выдумку. Чуть не предпочел расстаться с тобой и потерять всякую возможность общего будущего, вместо того, чтобы признать, что мои грезы уже изжили себя, и настала пора распрощаться с ними.

Элиссанда сильнее сжала руку мужа:

– Ты уверен, что готов отпустить свою мечту?

– Да, – наконец-то да. – Я решился даже на большее. Кажется, самое время для еще одного «несчастного случая».

Элиссанда изумленно открыла рот:

– Собираешься оставить поприще тайного агента?

– Мне всегда хотелось заседать в Палате общин, пока не наступит время занять место отца в Палате лордов. А затем я узнал правду о гибели матери, и мои былые стремления потеряли всякое значение. Вместо этого я посвятил свою жизнь неосуществимому мщению. Но, перенеся еще одно «сотрясение мозга», я смогу заявить, что исцелился, и вернуться к прежним приоритетам.

Жена уставилась на маркиза широко раскрытыми глазами, и его вдруг захлестнули сомнения:

– Полагаешь мое намерение занять место в парламенте сумасбродным?

– О нет, нисколько. Просто я поражена изменениями, которые произошли и еще грядут в твоей жизни. И ты будешь счастлив, заседая в Палате лордов? – задумчиво провела Элиссанда пальцем по брови мужа.

– Вряд ли: там засели одни высокомерные реакционеры, – улыбнулся маркиз. – Я негодовал, когда пэры в девяносто третьем ветировали законопроект о самоуправлении Ирландии. Но должен же между ними найтись человек, который вслух заявит, что они не более чем сборище заносчивых ретроградов.

– В таком случае, я поначалу притворюсь удивленной столь внезапным превращением обожаемого, но недалекого супруга в мужчину, интеллект и познания которого несравненно выше моего понимания. А затем под его любезным и терпеливым руководством тоже обнаружу признаки умственного прогресса. Да, – удовлетворенно кивнула жена, – это вполне осуществимо. Ну, и когда же произойдет твой «несчастный случай»?

Вир разрывался между желанием расхохотаться и выразить восхищение задуманной супругой последней грандиозной ролью.

– Ну, время и способы судьбоносного действа мы можем обсудить и позже. Есть более насущные вопросы, которые следует решить в первую очередь. По правде сказать, прямо сию минуту.

– Какие же? – склонила голову набок Элиссанда.

Следы от побоев на лице были еще заметны, но не могли испортить красоты возлюбленной: он только сильнее обожал эту женщину за проявленную мужественность.

– Сколь бы я ни пытался это отрицать, но с момента нашей первой встречи люблю тебя всей душой. Леди Вир, не окажете ли вы мне величайшую честь остаться моей супругой?

Маркиза негромко ахнула и тут же хихикнула:

– Это что же, лорд Вир, вы делаете мне предложение?

– Именно, – он и не ожидал, что сердце так учащенно забьется. – Пожалуйста, скажи «да».

– Да, – кивнула Элиссанда. – Ничто в жизни не принесет мне большего счастья.

Сняв вначале шляпку жены, затем отбросив свою, Вир припал поцелуем к губам единственной любимой им женщины в красивейшем месте на всем белом свете.


* * * * *

Возвратившись домой, супруги обнаружили не только вернувшуюся миссис Дуглас, которая гордо вручила дочери в качестве приданого драгоценности своей сестры, но и Фредди с Анжеликой, приехавших, чтобы лично известить о своей помолвке.

Сияющая от счастья невеста легонько стукнула маркиза кулаком в качестве наказания за многолетнее вранье.

– Можешь ударить сильнее, – покаянно предложил Вир.

Он разрешил Фредди рассказать обо всем Анжелике, понимая, как это важно для брата.

– Я бы так и сделала, – уверила Анжелика, – но уже решила простить тебя.

– Спасибо, – тронутый этими словами, маркиз заключил подругу в объятья.

Он не переставал поражаться великодушию любящих его – и любимых им – людей.

Хозяева и гости поболтали некоторое время с миссис Дуглас, а после того, как старшая женщина отправилась почивать, вчетвером засели в кабинете и принялись добродушно подшучивать над маркизом, строя планы его возвращения в разумное состояние.

– Можно сказать, что ты в лесу наткнулся на медведя, – размышляла Анжелика, – и тот шмякнул тебя лапой по голове точно так, как это следовало бы сделать мне!

– Последних диких медведей на Британских островах истребили еще в десятом веке, – серьезно заметил Вир, – так что эта версия вызовет вопросы.  

– А как насчет игры в крикет? – вступил в обсуждение Фредди. – Я мог бы легонечко стукнуть тебя битой.

– Вспоминая заданную тобой трепку, сдается мне, братец, ты недооцениваешь собственную силу. Как бы твой слабенький удар не размозжил мне череп.

– Я могу треснуть тебя сковородкой, – предложила Элиссанда, присоединяясь к общему веселью. – Домашние ссоры наиболее правдоподобны.

– Замечательная мысль! – воодушевилась Анжелика.

– Дорогая, но ты ведь маркиза, а не какая-нибудь фермерша, – покачал головою Вир. – Какая леди твоего положения будет пять минут бежать из гостиной в кухню за домашней утварью? Скорее, она воспользуется вазой династии Мин.

– Или мужниной тростью, – подмигивая Элиссанде, добавил Фредди.

Вир предложил брату и будущей свояченице остаться на ночь, но те отказались. Маркиз не стал настаивать, понимая, что влюбленным не терпится оказаться наедине. Они договорились вскоре встретиться, и вот Вир с Элиссандой стоят на крыльце, махая вслед уезжающим на железнодорожную станцию Фредди и Анжелике.

Когда экипаж исчез из виду, маркиз обнял жену за плечи, а та приклонила к нему голову.

– Люблю тебя, – шепнул мужчина, чмокнув милую в макушку.

– И я тебя люблю, – приподняв тяжелую руку со своего плеча, Элиссанда поцеловала мужа в ладонь. – И хочу гулять с тобой, каждый день и как можно дольше.

– Ваше желание – закон для меня, миледи, – улыбнулся маркиз.

– Вот и славно, – отозвалась жена. – А теперь предлагаю подняться к себе и с чувством, с толком, с расстановкой пообсуждать – надеюсь, ты понимаешь, о чем я – латинскую поэзию.

Закрывая дверь спальни, супруги все еще смеялись. 

Примечания автора

Карманный электрический фонарик был изобретен в конце девятнадцатого века. Первые патенты на различные модели для коммерческих целей датируются 1896-1898 годами. Разумеется, они были вовсе не такими небольшими и незаметными, как тот, которым пользовался в этой книге лорд Вир, но я совершенно уверена, что талантливые изобретатели и инженеры, работавшие на благо британской короны, без труда могли создать такое приспособление для тогдашнего Джеймса Бонда.

Отрывки, описывающие остров Капри, взяты из книг «Карманный путеводитель по Южной италии и Сицилии» ( A Handbook for Travellers in Southern Italy and Sicil) и «По дорогам Европы» ( By-ways of Europe). Обе книги находятся в открытом доступе.


Перевод осуществлен на сайте http://lady.webnice.ru.

Перевод: lesya-lin

Редактура: codeburger


Внимание!

Текст предназначен только для предварительного ознакомительного чтения.

После ознакомления с содержанием данной книги Вам следует незамедлительно ее удалить. Сохраняя данный текст Вы несете ответственность в соответствии с законодательством. Любое коммерческое и иное использование кроме предварительного ознакомления запрещено. Публикация данных материалов не преследует за собой никакой коммерческой выгоды. Эта книга способствует профессиональному росту читателей и является рекламой бумажных изданий.

Все права на исходные материалы принадлежат соответствующим организациям и частным лицам.

Примечания

1

  Прерафаэлиты– направление в английской поэзии и живописи во второй половине XIX века, образовавшееся в начале 1850-х годов с целью борьбы против условностей викторианской эпохи, академических традиций и слепого подражания классическим образцам. Название «прерафаэлиты» должно было обозначать духовное родство с флорентийскими художниками эпохи раннего Возрождения, то есть художниками «до» Рафаэля и Микеланджело.

2

Оскар Уайльд(англ. Oscar Fingal O’Flahertie Wills Wilde, 16 октября 1854 — 30 ноября 1900) – английский поэт, писатель, эссеист. Один из самых известных драматургов позднего Викторианского периода, яркая знаменитость своего времени. Лондонский денди, в 1895 осуждённый за «непристойное поведение» (содомию), и после двух лет тюрьмы и исправительных работ уехавший во Францию, где жил в нищете и забвении под именем Себастьяна Мельмота. Умирал в захудалой гостинице. Последними его словами были: «Или я, или эти мерзкие обои в цветочек».

3

Макинтош(англ. mackintosh) — плащ из непромокаемой прорезиненной ткани, а также летнее (обычно габардиновое) мужское пальто по типу такого плаща, бывшее в моде в середине XIX века. Название происходит от фамилии шотландца Чарльза Макинтоша.

В 1823 году шотландский химик Чарльз Макинтош, проводя очередной опыт, измазал рукав пиджака раствором каучука и спустя некоторое время заметил, что рукав пиджака не промокает. Он запатентовал это изобретение и основал компанию Charles Macintosh and Co. по производству непромокаемых изделий — макинтошей.

4

Замок Тинтажельили замок короля Артура (англ. Tintagel Castle) — разрушенный ныне замок на северном побережье графства Корнуолл, Англия. Замок традиционно связывают с легендами о Короле Артуре: здесь его отец Утер Пендрагон под личиной чужого мужа зачал его в постели леди Игрэйны, здесь Артур появился на свет и отсюда Мерлин тайком увез младенца. Здесь же, по преданию, разворачивалась любовная история Тристана и Изольды.

5

Храм Девы Марии Заступницы(предположительно 1610 г.) – находится на руинах дворца римского императора Тиберия (42 год до н.э. — 37 год н.э), т.н. «виллы Юпитера». В ризнице раньше жил монах-затворник, одновременно служивший смотрителем. Церковь отличается сводчатым куполом, типичной для острова архитектурой и скудным внутренним убранством. Со двора церкви открывается прекраснейший вид на полуостров Сорренто и Неаполитанский залив.

6

Лауданум– в средние века название любого успокаивающего средства, обычно содержавшего опий. Впоследствии лауданумом называли спиртовую настойку опия, которая широко применялась как успокаивающее, снотворное и обезболивающее средство вплоть до начала XIX в.

7

« Двадцать одно» – карточная игра, которая появилась во французских игорных заведениях приблизительно в XIX веке. От нее произошли «блэкджек» в Америке и «очко» в России (отличаются правилами).

8

« Иллюстрированные лондонские новости» (англ. The Illustrated London News) — первая в мире иллюстрированная еженедельная газета (позднее журнал). Издавалась в Лондоне с 1842 по 2003 (!) год. В 1863 году продавалась тиражом в 300 000 копий, что превышало тираж практически любой другой газеты. Популярнейшая газета Викторианской Англии, в XX веке утратила своё значение.

9

Бугро, Адольф-Вильям (1825-1905) – французский живописец, мастер академической живописи. Автор картин на исторические, мифологические, библейские сюжеты. Картины можно принять за фотографии – настолько безупречной техникой обладал художник. А это фрагмент его «Мадонны в розах».


Ночные откровения

10

« Изведение Святого Апостола Петра из темницы» – фреска, созданная Рафаэлем в покоях папы Юлия II в Ватикане в 1512-1513 гг. Композиция содержит три эпизода сюжета (непрерывное изображение). В центре нарисован спящий за решёткой апостол Пётр, над которым склоняется ангел. В правой части ангел выводит Петра из темницы, в то время как стража спит, в левой — проснувшиеся стражники, обнаружив исчезновение Петра, поднимают тревогу.

11

« Pedicabo ego vos et irrumabo» – нецензурное выражение на латыни, смысл которого автор нам открывает только в конце романа, и то очень деликатно. Это первая (она же последняя) строка знаменитого стихотворения под номером шестнадцать римского поэта первого века до нашей эры Гая Валерия Катулла.

12

« Мы тоже пускали стрелы» (англ. We too have scattered arrows.) – девиз семейства Родон-Гастингс (Rawdon-Hastings). Самый известный его представитель – Фрэнсис Родон-Гастингс, 1-ый маркиз Гастингс (1754 – 1826), британский политик и военачальник. Принимал участие в войне с английскими колониями (Война за независимость США). Был близким другом принца-регента, благодаря чему в 1813 году стал вице-губернатором Индии, а в 1824 году был назначен генерал-губернатором Мальты.

13

Анри Муассан(фр. Henri Moissan, 1852 – 1907) – французский химик, лауреат Нобелевской премии, первооткрыватель фтора. На основании факта находок алмазов в метеоритах пришел к выводу, что образование алмаза из угля может происходить при очень быстром охлаждении и высоком давлении. В 1890 г. Муассан приступил к опытам по синтезу искусственных алмазов. Чтобы добиться чрезвычайно высоких температур, он сконструировал печь с электрической дугой, где температура нагревания достигала 3500°С. Расплавленный в дуговой печи, перенасыщенный углеродом чугун мгновенно охлаждали водой. Таким способом ученый сумел получить мелкие твёрдые кристаллы (по виду, пылинки сажи), которые современники долгое время считали алмазами, т.к. они резали стекло и не растворялись в кислотах. В 1893 г. Муассан сделал сообщение о синтезе искусственного алмаза. Позже этот способ подвергся критике и сомнению: результат объявили карбидом кремния. Кстати, обошедшимся гораздо-гораздо дороже алмаза той же суммарной каратности. Тем не менее, эта теория получения алмаза не угасла, а наоборот, вдохновила многих учёных на дальнейшие исследования. Руссо в 1894, Майоран в 1897 получили свои партии карбида кремния.

Особняком стоит Баллантин Хэнней из Глазго, который в 1880 году предъявил дюжину камней (в 1/13 карата каждый), будто бы полученных путем сжатия парафина, костяного масла и металлического лития. Одиннадцать из них в 1943 г. оказались алмазами. Но успешный опыт повторить не удалось, несмотря на подробнейшие записи Хэннея.

14

Первый карманный электрический фонарик был создан в 1890 году в Нью-Йорке Конрадом Губертом, иммигрантом из России. А уже в 1896 году компания National Carbon приступила к массовому производству первых в мире сухих элементов питания.

15

« Как я тебя люблю? Люблю без меры.» – Строка из сонета Элизабет Барретт Браунинг (англ. Elizabeth Barrett Browning), английской поэтессы Викторианской эпохи (1806-1861). Цикл «Сонеты с португальского» – ее самое значительное произведение, посвященное мужу, поэту Р.Браунингу.

16

Фотографическая камера фирмы Кодак № 4выпускалась в 1890 – 1897 гг. Снимала на стеклянные пластины и пленку. На то время была самой компактной и технически усовершенствованной переносной камерой.

Ночные откровения

17

Триктрак(фр. Trictrac, англ. Backgammon) – настольная игра для двух игроков (т.н. короткие нарды).

18

« Передай посылку» (англ. Pass the Parcel) – популярная британская детская игра, в которой завернутый в большое количество слоев бумаги пакет передается от человека к человеку по кругу. Между слоями могут быть проложены мелкие призы, либо же листочки с загадками или другими заданиями, которые следует выполнить, прежде чем снять очередной слой. Внутри пакета – главный приз.

19

« Пятнистая корова» (фр. La Vache Qui Tache) – французская детская игра. Для игры требуется пробка с обугленным краем. Каждому игроку присваивается номер. Первый игрок объявляет: «Я пятнистая корова без пятен номер 1 и я называю корову без пятен номер Х», где Х – номер любого другого игрока. Игрок №Х должен немедленно отозваться таким образом: «Я пятнистая корова без пятен номер Х и я называю корову без пятен номер Y». Так повторяется, пока кто-то не допустит ошибку: перепутает номер, запнется с ответом или позже назовет неправильное количество пятен. Тому, кто ошибся, на лице обугленной пробкой рисуют пятно, и теперь о нем нужно говорить «пятнистая корова с одним пятном». Каждая последующая ошибка добавляет одно пятно. Как правило, игра продолжается до определенного количества пятен.

20

« Сардины» (англ. Sardines) – игра, чем-то похожая на «прятки». Отличие в том, что прячется один человек, а все остальные отправляются в поиски. Когда кто-то найдет спрятавшегося человека, то должен спрятаться в том же месте. Игра продолжается до тех пор, пока все не найдут спрятавшегося человека. Тот, кто первым его нашел, прячется в следующей игре. В этой игре море веселья, потому что все набиваются битком в «тайнике» и чувствуют себя, как сардины в консервной банке.

21

Эту песенку написал в 1892 году английский композитор Джозеф Табрар для звезды мюзик-холла Весты Виктории, которая начала ею свою сольную карьеру. Песенка тут же стала хитом.

22

Строка из «Ромео и Джульетты», акт 2, сцена 2 (сцена на балконе). Перевод Д.Л.Михаловского.

23

По библейскому рассказу (Дан., V, 25—28), во время пиршества царя вавилонского Валтасара и поругания его над священными сосудами, принесенными из иерусалимского храма, появилась кисть человеческой руки и начертала на стене слова, по толкованию Даниила гласящие о том, что время царствования Валтасара вышло. В ту же самую ночь Валтасар был убит.

24

« Герлен» (фр. Guerlain) – один из старейших парфюмерных домов мира. Был основан в 1828 году Пьером Франсуа Паскалем Герленом, французом, получившим химическое образование в Англии. Сначала этот парфюмерный дом существовал как аптечный магазин, в подвалах которого Герлен смешивал свои ароматы. Среди клиентов того времени – такие известные люди, как Наполеон III, королева Виктория, Оноре де Бальзак, Сара Бернар.

25

Фердинан Виктор Эжен Делакруа(фр. Ferdinand Victor Eugène Delacroix; 1798—1863) – французский живописец, глава романтического направления в европейской живописи. Вошел в историю мирового искусства как один из величайших колористов, первым из художников выдвинул проблему цвета и научно обосновал ее. Его достижения в этой области были восприняты и развиты в творчестве импрессионистов.

26

Солитер(англ. solitaire) – один из видов пасьянса, карточной игры для одного человека. Играющий раскладывает карты, придерживаясь определённых правил и преследуя определенную цель – как правило, собрать всю колоду. Впервые солитер упоминается в 1783 году в немецком сборнике карточных игр. Начиная с середины XIX века солитер приобрел популярность во Франции, а затем и в Англии, где им увлекался муж королевы Виктории, принц Альберт.

27

Гертон(англ. Girton College) – один из колледжей, входящих в состав Кембриджского университета. Основан в 1869 году Эмили Дэвис и Барбарой Бодишон – известными британскими феминистками и суфражистками. Был первым в Англии высшим учебным заведением для женщин со стационарной формой обучения. 

28

Специальное разрешение– позволяло заключить брак без оглашения (см. ниже), т.е. не ждать две недели. Обычное специальное разрешениеможно было получить у любого епископа или архиепископа. Венчаться можно было только в церкви того прихода, в котором один из вступающих в брак прожил 4 недели. Такое разрешение было действительно в течение 3-х месяцев с момента выдачи и стоило 10 шиллингов. Специальное разрешение второго родаможно было получить в коллегии юристов гражданского права в Лондоне (Doctors Commons) и у Архиепископа Кентерберийского (или его представителей). Оно давало право заключать брак в любое удобное время и в любом месте. За такое разрешение в 1815 году надо было заплатить 5 фунтов.

29

Оглашение– одна из составляющих стандартной церемонии заключения брака в Англии XVIII-XIX вв. Перед венчанием три воскресенья подряд в церкви во время богослужения сообщалось о предстоящей свадьбе, и задавался вопрос: «Если кто знает о причине, по которой эти двое не могут вступить в брак – пусть сообщит об этом». Если жених и невеста принадлежали к разным приходам – оглашения зачитывались в церквях обоих приходов, и брак не мог быть заключен без свидетельства из церкви другого прихода, подписанного куратором этой церкви. Оглашение было действительно в течение трех месяцев.

30

Крахмальный пудинг(англ. arrowroot pudding) – простой пудинг, готовился из крахмала, добываемого из мучнистых клубней маранты. Родина растения – острова Вест-Индии; культивируется во многих тропических странах. Такой крахмал считался общеукрепляющим средством и диетическим продуктом, поэтому пудинг готовился в основном для детей и инвалидов. Немного похож на бланманже.

31

Фруктовый бренди– один из видов бренди. Для изготовления чаще всего используют яблоки, сливы, персики, вишню, малину, чернику и абрикос. Фруктовый бренди обычно прозрачный, как правило, употребляется охлаждённым или со льдом. Упоминаемый в романе бренди «Poire Williams» изготавливается из груш сорта Вильямс. Часто в бутылке с бренди этого сорта находится целая груша. Чтобы получить «грушу в бутылке», бутылку прикрепляют к дереву таким образом, что груша растёт внутри нее. После того как плод созреет, его вместе с бутылкой снимают с дерева, после чего оставшееся в бутылке место заполняют бренди, изготовленным из того же сорта плодов.

32

Плебейские собрания– плебеи (пришлое население Древнего Рима) первоначально не пользовались политическими правами в отличие от патрициев, то есть «потомков отцов». Но со временем плебеи добились права избирать так называемых плебейских трибунов, которые имели право накладывать вето на решения патрицианских магистратов. Изначально их решения были законом только среди плебеев, однако в результате долгой борьбы права патрициев и плебеев были уравнены. В начале III века до н. э. патрицианская и богатая плебейская верхушки слились в одно сословие — нобилитет, и в 287 году до н. э. был принят закон о том, что решения плебейских собраний (плебисцитов) являются обязательными для всех граждан вне зависимости от происхождения .

33

Коронер(англ. coroner) – в Великобритании, США и некоторых других странах специальный судья, в обязанности которого входит выяснение причины смерти, происшедшей при необычных или подозрительных обстоятельствах. При установлении факта насильственной смерти коронер передает дело в суд.

34

Хлорал– вещество, получаемое при действии хлора на безводный спирт, легко растворяется в воде, образуя хлоралгидрат – широко употребляемое в XIX веке успокоительное средство. Свойство хлорала вызывать сон впервые стало известно в 1861 г., но в медицинскую практику препарат ввели только в 1869 г. Значительные дозы (больше 5 г) вызывают глубокий сон с потерей сознания, понижением рефлексов и чувствительности; дыхание становится реже, кровяное давление резко падает; сон длится до 10-15 часов; t° падает на 1-2°. От еще больших доз рефлексы и болевая чувствительность исчезают, t° падает на 3-4°, пульс становится слабым, дыхание редким и поверхностным, появляется синюха, смерть наступает от паралича сердца.

35

Мускулистые христиане– движение, появившееся в Британии в середине XIX века, когда англиканские священники первыми уловили сходство между истово верующими в Бога и фанатиками спорта и попытались соединить религию и культ здорового и сильного мужского тела. В религию вносились элементы мужественности, чтобы привлечь мужчин (женщины были более набожны), при церквях создавались спортивные площадки, а в проповедях особо подчеркивалась, к примеру, борьба Иакова с ангелом, которую преподносили чуть ли не как соревнова