Book: Сердце мертвого мира



Субботина Айя

Эзершат: Хроники заката

Книга вторая

Сердце мертвого мира


Аннотация:

Закончено. Версия от 30 мая

Спели свои песни клинки, отгремела первая битва. Воины Артума отбросили назад орду шарашей, но Северные земли обезглавлены.

А “рхельский шакал” снова заплел интригу, лишив Дасирийскую империю наследника, что носит кровь первых императоров.

Куда теперь занесет судьба Арэна из Шаам, таремскую волшебницу Миэ, карманника Раша, Банру, славного служителя Солнцеликой, и фергайру Хани, Говорящую с духами?


Шиалистан

- Как сбежал? - Шиалистан поглядел в начищенное ростовое зеркало - дорогой подарок дасирийской знати, в знак поддержки. Даже теперь, когда час серебряных зеркал миновал, стеклянные были слишком большой роскошью в этой части Эзершата. Большей частью их привозили с юга, работы эфратийских и иджальских мастеров.

Шиалистан бегло подсчитал в голове цену “подарка”, - старая привычка, которая появилась за долгие годы службы при царственном родиче, - и подумал, что дасирийцы поскупились с дарами. За год с небольшим на подкупы нужной знати ушла едва ли не треть рхельской казны.

Отражение Живии, что стояла за спиной регента, не шелохнулось.

- Я сделала все так, как ты велел, господин, - отвечала она ровным голосом без капли сожаления в нем.

Регент обернулся, сложив руки на груди. Хоть бы раз увидать, как черная дева слезами щеки мочит, почему-то взбрело в голову. Каменная она что ли? Стоит будто ногами в пол вросла, ни страха в глазах, ни сожаления, что не исполнила волю господина в точности.

Но как бы там ни было, Живии постаралась в главном - она притащила кобеля-бастарда. Вспомнив обожженное лицо человека, наряженного в нищенские лохмотья, Шиалистан мысленно улыбнулся. Мужчину даже не пришлось мучить пытками - тот выложил все как есть, признался сразу даже в том, о чем не спрашивали. Регент не стал марать рук и не дал того сделать палачу, хоть бы как плотоядно душегуб не косился на раскаленный прут и пыточные снасти. Прелюбодей и без того изуродован. Пятерню оставила тяжелая отцовская оплеуха, когда тот, найдя сына в пьяном угаре, стал невольным слушателем его хвастовства. Узнав, с кем коротал ночь нагулянный сынок, Драт, дасирийский военачальник первой руки, впал в ярость, и оходил бастарда стальной перчаткой, заколдованной жреческой огненной магией.

Яблочко от яблони не далеко котится, подумал Шиалистан, вспомнив тот короткий, но полный откровений разговор в пыточной. Папашу на сторону тянуло конец свой пристроить, и щенок его туда же. Все б чужих баб огуливать.

- Я не гневаюсь, Живии, - как можно мягче сказал регент, хоть говорил лишь отчасти правду.

Ему во что бы то ни стало следовало узнать, кто привел Дратова щенка в Иштар. Пока что в его руках был лишь трусливый кобель, который знать не знал, кто явился по его душу и зачем. Назвал лишь тех двоих, что привели его - мальчишку, одного упоминания которого хватало, чтоб кобель трясся от страха сильнее, чем от вида пыточных снастей. Второй был толстяком, и одет как дасириец. Больше Дратов бастард ничего путнего не сказал. А то, зачем эти двое везли его в Храм всех богов, регент догадался сам.

К кому могли вести ниточки, оставалось лишь догадываться. То могли быть и недруги из дасирийцев - за время своего пребывания у престола, Шиалистан успел насолить многим, лишив должностей и насиженных мест в Совете. Были и те, кто попросту не желал видеть на троне рхельца. Еще был разгневанный Тарем с его толстосумами-магнатами. И, может статься, кто-то из очухавшихся потомков Гирама Великого. Все сейчас хотели ухватить лакомый кусок и пристроить зад на золотой императорский трон.

- Я оставила Белых щитов у каждых ворот из города, у каждого тайного лаза и щели. Никто не выскользнет незамеченным, господин.

- Хорошо. И помни - я полагаюсь на тебя. Никто больше не протянут мне руку помощи, вместо того есть сотни желающих, угостить меня клином при случае. Не хочу стать невольным помощником своим недругам и дать им шанс. Уж если отдавать свою жизнь, то не задарма.

Живии нахмурилась. То была первая эмоция на красивом лице, которую видел Шиалистан.

- Если господин не доверяет мне, я могу уступить место достойному, - сказала женщина. - Только прежде я попрошу дозволения сразиться с ним в поединке один на один. И пусть победит сильнейший, а проигравшему достанется бесславная смерть.

- Живии, не стоит искать в моих словах подвоха. - Шиалистан поправил цепь на шее, так, чтобы тяжелый медальон с чеканным волчьим профилем, лежал ровно. Регент пренебрегал украшениями, но неизменным был лишь этот отлитый из червонного золота диск. Шиалистан не сомневался, что своим прозвищем “рхельский шакал”, отчасти благодарен этой вещице. Впрочем, прозвище пришлось по душе. - Я хочу лишь, чтоб ты знала - тебе вверена моя жизнь.

Шиалистан обернулся и теперь поглядел на собеседницу глаза в глаза. Она выдержала взгляд, после склонилась в коротком поклоне.

- Все ли готово нынче? Мне бы не хотелось, чтобы такой… гммм… день сорвался по неосторожности.

- Самые верные из Белых щитов будет оберегать ваш путь до самого Храма всех богов. Их не много, как вы и велели, но за каждого я готова поручиться. Я же встречу вас там.

- Только не упусти по дороге нашего разговорчивого щенка, - дал последнее напутствие регент и рукой отпустил ее.

Шиалистан нуждался в тишине. Еще раз собраться и обдумать каждый шаг и каждое слово. Он рисковал. Все планы, что так долго зрели и кропотливо выстраивались нужным порядком, рухнули. Шиалистан не был наивным. И с тех пор как тайна, которой он крепко ухватил регентствующую императрицу за хвост, перестала быть тайной, многое в Дасирийской империи вот-вот изменится. То, что знают один человек, знают многие. В свое время Ракел убедил его воспользоваться секретом, невесть откуда полученным. И как не сомневался Шиалистан в правильности такого поступка, он все ж покорился воле царственного родственника. Но и тогда в нем ютилось недоверие: что случится, если тайна рождения Нинэвель станет известна еще кому-то?

Дядя тщательно юлил и ни в какую не соглашался выдать того, кто “поделился” столь бесценным секретом. Ракел намекнул лишь, что в своем стремлении помочь племеннику, - хотя вернее было бы сказать Рхельскому царству в его лице, усмехнулся регент, вспомнив тот разговор, - ему пришлось обречь себя на вечные муки в гартисовом царстве, как только подойдет черед спуститься туда. А Шиалистан был не из тех, кто скажет для красного словца. Уж не интриганка ли богиня Каррита самолично вмешалась в дела смертных?

Шиалистан сделал круг по комнате, глядя, как начищенные высокие сапоги топчут дорогой домотканный ковер. Все обернулось худшим образом. Конечно, когда мальчишка Сатар свалился с коня и трон перешел в руки сопливой Нинэвель, дядина подсказка пришлась кстати, чтоб приструнить зажравшуюся бабу. Теперь, спустя полгода, все тайное трещит по швам и сочиться из каждой щели.

Чтобы не допустить полного краха, который Шиалистан чуял задницей, он шел на большой риск. На кону стояло все: дасирийский трон, собственное будущее, вероятно даже жизнь. Шиалистан покусал губу и, повернувшись, принялся ходить по кругу теперь уже в обратную сторону. Если бы нашелся хоть один шанс избежать задуманного, регент никогда не прибег к столь отчаянному шагу. Но ничего иного не оставалось.

И хуже всего было то, что теперь, лишившись возможности доверять дяде, Шиалистан остался в полном неведении - на кого из приближенных рхельцев положиться, кто не таит зла? Кто предан золоту, а кто - лично ему, Шиалистану? Почти все прибыли к дасирийскому двору по указке Ракела. Только в последние дни регент понял, как ошибался, поставив все на одного человека, хоть бы его устами и говорила вся рхельская знать.

Мужчина улыбнулся. Выходило так, что теперь более всего он мог положиться лишь на дасирийских купленных прихвостней и Живии: черная дева хоть и прибыла в Иштар по протекции Ракела, все ж виделась Шиалистану совершенно отрешенной от игр на две стороны. “Может, я совсем потерял нюх на людей?” - подумал регент. Замедлил шаги, пока не остановился прямо в сердце комнаты. Был еще Кеджи, выходец из Народа драконов. Единственный, кто в игре за императорский трон не носил никаких камней за пазухой. Он любил женщин и играть в ши-пак, а то и другое требовало денег. Шиалистан же регулярно “подкармливал” его кратами.

Тяжело скрипнули двери, принесли с собой сквозняк и едва слышный мелкий шаг.

- Господин, вы просили напомнить, когда придет положенное время, - негромко сказала рабыня и склонила в поклоне, не смея поднять взгляд на хозяина.

Шиалистан не стал утруждать себя ответом, раздражительно махнул рукой, мол, исчезни. Он нервничал. Искал повод задержаться, словно боялся, что не вернется в покои императорского дворца.

Но час пробил, а остановить время или хоть бы замедлить его торопливый бег, Шиалистан был не в силах. Поговаривали, что особо удачным волшебникам по силам подобное чародейство, но даже если так - что бы он выиграл? Несколько мгновений для страха, который и так обглодал каждую кость в теле?

Шиалистан снова поправил медальон, накинул на плечи тонкую шерстяную накидку, подбитую куницей - сегодня следует быть далеким от роскоши. Пусть народ видит в нем “своего”, не похожего на всех тех дасирийцев, что не скупятся на шелка, сафьян и дорогие меха.

Пришлось долго петлять коридорами и закоулками, чтобы не привлекать лишних глаз. Фарилисса науськала чуть не каждую свою рабыню непременно, всякими средствами, попасть к нему в постель. Шиалистан любил женщин, тем более покорных всякому разврату. Однако же ничто не могло заставить его распустить язык. Даже хмель, к которому регент тоже имел симпатию.

В северном коридоре его встретили двое Белых щитов - Шиалистан никогда не покидал императорского дворца без сопровождения охранников. Накинув на голову капюшон, - регент не хотел привлечь внимание раньше положенного часа, - направил шаги через внутренний двор.

В Иштар пришло тепло. В последние дни дождь нещадно полоскал улицы и дома, дробил каплями широкие лужи, что собирались в тесных переулках. Сегодня, несмотря на приход долгожданной весны, погода была отвратная. Шиалистан снова мысленно спросил богов за что они карают его дождем. Станет ли убедительных слов, чтоб заставить дасирийцев слушать его речи под колючим ливнем?

Столица Дасирийской империи с первого дня пришлась регенту не по душе. Здесь почти не осталось деревьев. На каждом ровном клоке земли строили дома и лавки. Теснота и толчея - вот что правило в Иштаре. Узкие улочки, над которыми нависали верхние, наспех настроенные этажи домов. Даже в кварталах крупных гильдий ремесленников и домов богатеев, царила серость. Здесь и статуи точили из серого гранита, а цветочные аллеи встречались лишь близ храмов. Носилки и паланкины, которыми почти повсеместно пользовался всяк в Баттар-Хоре, в Иштаре были таким же редким явлением, как падающие звезды. Лишь некоторые дороги от дворца были достаточно широкими, чтобы по ним мог пройти императорский почет и марши на дни торжеств.

Шиалистан перешел улицу, миновал квартал, стараясь держатся подальше от нависающих этажей, с которых запросто, прямо на мостовую, могли выплеснуть помои или содержимое ночного горшка. За следующим поворотом, наперерез регенту, вышло два десятка людей.

- Господин? - Обратился тот, что стоял над ними главным и терпеливо дожидался, пока Шиалистан покажет лицо из-под капюшона.

- Делайте как условлено, - коротко велел рхелец, снова спрятав лицо. - Да живее. Чтоб мне не пришлось говорить камням да небу.

- Все исполню как велено, господин, - почтенно отвечал тот.

Шиалистан не стал дожидаться, пока он отдаст указания остальным. Только ускорил шаги, уходя прочь в сопровождении молчаливых Белых щитов: за все время ни один из них не проронил ни звука. Если б не мерное бряцанье кольчуг позади, Шиалистана взяло бы сомнение - не потеряли ли своего господина верные стражники?

Дальше дорога свернула еще несколько раз. Дважды на пути попадались цепочки рабов, подгоняемые хлыстами надсмотрщиков та-хирцев. Регент задержал дыхание, стараясь скорее разминуться печальными ходоками. В этот раз большинство рабов были порядком потрепанными - наверняка пираты захватили несколько мелких прибрежных селений. Большинство возникали случайно и держались особняком от города. Не платили налогов, но и не получали никакой помощи. На лбах многих невольников красовались еще не зажившие клейма. Хоть с та-харцами мало кто знался и всяк сторонился этих морских грабителей, пираты стали чуть не единственным источником продажи рабов.

Шиалистан миновал торговую площадь. Увидав возле помоста для торжественных объявлений скопление народа, улыбнулся. Ветер донес обрывки фраз: “при Храме всех богов”, “сейчас”, “народ должен решить”…

Что ж, подумал регент, колесо начало свой неспешный оборот. Теперь оставалась лишь надежда, что дар убеждения и сегодня сослужит хорошую службу. Обычно Шиалистану удавалось найти нужные слова и для портнихи, и для целомудренной девы, и для старого сквалыги. Но нынче ему придется вспомнить все уловки. И надеяться, что каждая фигура в партии сыграет как нужно.

Торговая площадь сузилась до куцого переулка, который пошел в гору, выводя регента на квадратный пятак земли с гранитным фонтаном. Вода в нем спала, а на поверхности густо плавали птичьи перья. Здесь так же было людно. Шиалистан собрался в который раз сменить путь, но передумал и задержался, привлеченный громким певучим голосом.

Говорил мужчина. Он стоял окруженный горожанами, то и дело вскидывал вверх руку с кинжалом, лезвие которого недавно глотнуло крови. Ладонь мужчины тоже обагрилась алым.

- Говорю вам - придет рождение Первого бога! - Оратор сделал круг в узком кольце, точно проверяя - всяк ли услыхал его пророчество.

Регент отошел дальше, затерялся меж людей. Было похоже, что люди, которые взяли пророка кругом, не заботились тем, кто меж них и зачем пришел. Все они внимали голосу говорящего. Шиалистан же поглядел на его одежды - длинное темное одеяние, линялое и заштопанное, точно пророк был беднее последнего нищего в Иштаре. Волосы, обкромсанные тупыми ножницами, топорщились в стороны, средь них Шиалистан заметил кривые пятна лишая. Однако же клинок в окровавленной ладони мог запросто стоит пару кратов - железное лезвие, добротная рукоять с круглым набалдашником.

- Первый бог уже в пути. Там, - плешивый ткнул пальцем в небеса, - родился он, и оттуда глядит на наши деяния. Погрязли мы в бесконечных поклонениях неверным богам. Они ничто, прах под его ступнями. Голос Первого громок теперь, и станет еще громче, если с ним разом начнут говорить те, что примут Первого в свое сердце и помыслы. Не нужны нам все боги, нет нужды в тех, кто глух и слеп к молитвам людским.

Кто-то в толпе уже начал повторять за ним, вырывая отдельные слова, не в силах поспеть за мудреными речами пророка. Вскоре, таких стало больше половины. Шиалистан повертел головой, исподтишка разглядывая лица горожан - все они неотрывно глядели на оратора, будто он и был тем Первым богом, о пришествии которого принес весть. Регент прислушался, внимательно ловя каждую интонацию в голосе пророка. Никогда не поздно учиться, хоть бы и у простого пекаря, вспомнились слова дасирийского деда. Его мудрости все чаще и вовремя приходились к месту, и Шиалистан дал себе зарок впредь внимательнее слушать своего родича.

- Она, - теперь палец мужчины указывал куда-то в сторону, за спины всем. Народ, послушно, обернулся, но найдя только ветер и стены, вновь устремился взорами к пророку. - Она слышит его, говорит с ним. А Первый бог говорит ее устам. И вы, слышите меня, вы все - примите веру, отриньте гнилостное бремя старых богов, придите к ней, чтоб благословила вас. И спасетесь, когда настанет час очищения!

- Спасительница, спасительница… - Как зачарованная шептала толпа, внимая голосу.

Кто-то толкнул регента, в попытке протиснуться вперед, ближе к пророку. Шиалистан скрипнул зубами и отступил, выныривая из плотного кольца тел. Белые щиты последовали за ним.

Когда, наконец, Шиалистан добрался до Храма всех богов, его накидка вся промокла. Регент стащил капюшон, давая дождю промочить волосы. На лицо упали мелкие колючие капли. В роще было еще малолюдно, но горожане уже стекались сюда, под сень старых древ, еще не одевшихся в новую листву. Вскоре, деревья расступились, пуская Шиалистана на широкую площадку перед храмом. Над вымощенной мрамором площадью летал гомон растревоженных и любопытных голосов. Белые щиты как по команде обошли господина с двух сторон и следовали за ним шаг в шаг.

Храм всех богов был единственным местом в Эзершате, где уживались лики всех богов. Здесь друг против друга стояли и богиня солнечного света, теплая Лассия, и светлая Вира, и темная Шараяна. Против огненного Эрбата - госпожа урожая Гарея, хмуро глядели друг на друга одноглазый Велаш, повелитель всех вод Эзершата и Безликий Картос, чье лицо всегда пряталось вглубь капюшона. Двадцать широких ступеней чистого голубого мрамора поднимались вверх, до самого широкого плато, центром которому был храм. Здесь же, прямо под небом и солнцем, стоял единый алтарь, куда всякий мог поднести свои дары и жертвы. Для того не требовалось согласие Верховных служителей. Весь Эзершат знал, что сами боги подчас окидывают взором всякого, кто подносит на единый алтарь.



Позади храма находилось несколько приземистых построек - мест, где нашли пристанище прокаженные и тяжелобольные. Бездомным и лодырям никто не давал приюта, опасаясь нарушить строжайший завет еще со времен Гирама Великого - дармоедам нет оправдания, их следует гнать или изживать, коль они не приносят никакой пользы, а лишь обременяют и без того многочисленное государство. Многие сторонились храмовых приютов, опасаясь подхватить болячку, но были и те, кто находил радость в опеке тяжелобольных и отживающих последние дни.

Шиалистан вспомнил как по суровому наставлению деда все ж прошел меж больными, изо всех сил делая вид, будто сострадание его безгранично. Весть о бесстрашии и добросердечии регента пролетела окрест, точно самая скорая птица. И, хоть Шиалистана еще долго преследовали кошмары, в которых лицо его покрывалось струпьями и один за другим отваливались изгнившие пальцы, затея деда удалось - простой люд полюбил “чужака”. В конце концов, думал тогда Шиалистан, если моего пращура посадили на трон руки знати, то меня туда внесет толпа простолюдинов. Главное лишь результат, а после никто и не припомнит, чья там кровь и какие порченые корни.

Поднимаясь вверх, Шиалистан бегло осмотрелся. Чуть в стороне, стояли трое - Живии, как всегда вся в черном и с пустыми глазами, охранник из Белых щитов и третий, чье лицо прятали под капюшоном и держали под руки. Регент улыбнулся, продолжив шаг. Пока что все шло по задуманному плану - шахматная партия началась, фигуры оказались там, где и положено. И все ж Шиалистан не спешил ликовать. Он не сделал своего главного хода. Не вывел в игру фигуру из второго ряда. А собственно - себя самого.

У самого алтаря его уж встречали. Высокая ровная фигура в светло-серых одеждах. Старец, чье лицо все ж пощадили морщины. Он опирался на посох, хоть в том и не было нужды - руки и ноги слушались его, а ясный взгляд красноречиво говорил, что и разум остался острым, точно новенький клинок. Жители Эзершата, если в стране был достаток и не прокатился беспощадный мор, жили до ста лет, а то и более. Многие славные воители до семидесяти оставались в седле и даже в восьмидесяти зачинали здоровых и крепких детей. Время не отбирало жизнь, но зато отбирала зрение, силу, рассудок и память.

Верховные служители Храма всех богов, Сарико и Алигасея, будто уже который десяток лет не старели. Кто-то говорил, что в том божье благословение - давно не знала Дасирийская империя столь умудренных служителей веры, и богам было угодно сохранить их. Некоторые верили, что такова сила крови Гирама. Кто-то и вовсе считал, что оба уж давно отбыли в царство Гартиса, а тела их стали пристанищем для богов, что желали поглядеть, так ли сильна вера в них.

Так или иначе, а Сарико и Алигасея имели власть над народом, над знатью, над самыми высокими родами и даже правителями. Шиалистан знал как на том сыграть. Если хватит сил удачно разыграть начало партии.

Теперь во взгляде Сарико не было ни капли приветливости, - Шиалистан не помнил, чтоб Верховный служитель хоть бы раз “одарил” его доверием, - и он нахмурился пуще прежнего, стоило им поравняться. Он был даже выше регента, тонкие губы сложились безмолвной ниткой. Шиалистан знал - тот ничего не скажет, не спросит, а будет стоять столбом, дожидаясь, пока рхельский шакал начнет первым. Шиалистана подмывало принять молчаливый вызов и сразиться тяжелыми взглядами, но вместо того он учтиво поклонился, непрерывно глядя на Сарико. Служитель вознес руки над его челом, благословляя.

- Пришел говорить с богами, Шиалистан? - Спросило строго, будто искал повод за что бы ухватиться.

Старик что-то подозревает, подумал регент, прежде чем дать ответ. Но даже если так - теперь это ровным счетом ничего не меняет. Но подразнить старика следовало, так уж требовала шахматная партия.

- Я хотел обратиться к жителям Иштара, Верховный служитель, - ответил регент, и рассеянно обвел рукой людей позади себя: горожане продолжали подходить, толпа сделалась гуще. - Есть то, что я должен раскрыть народу, который успел полюбить и для которого готов положить хоть бы и свою жизнь.

Сарико не поверил ни единому его слову - о том поведали презрительно дернувшиеся уголки губ, взгляд с прищуром и даже побелевшие костяшки пальцев, что держали посох.

- Что у тебя на уме? - Сарико сказал негромко, так, чтоб слова не пошли дальше ушей Шиалистана.

Регент кивнул на распахнутые двери храма.

- Думается мне, что прежде, чем я начну, нам стоит кое о чем переговорить, Верховный служитель.

- Так говори, - приказал тот холодно.

Шиалистан знал, что Сарико нарочно проигнорировал намек. Ну что ж, так оно даже лучше. Старик, сам того не зная, уже начал балаган, который собирался устроить Шиалистан.

Регент распрямил плечи, отступил на несколько шагов и со злостью посмотрел на Верховного служителя. Тот еще гуще нахмурился, вероятно размышляя, что за оказия послужила причиной резкой перемены в собеседнике.

Регент, между тем, развел руки в стороны, развернулся лицом к толпе - народ тут же притих, лишь отдаленные крики детей нарушали тишину, да скрип старых голых древ.

- Слушайте меня, жители славного Дасирийского государства! - Шиалистан нарочно придал голосу надрыва. Где-то в глотке задрожала фальшь, но он быстро поборол ее, выдержав несколько мгновений паузы. - Я принес вам плохие вести! Видят боги - никогда еще мне не было столь горько!

Шиалистан поднял руки к небесам. Дождь припустил с новой силой, хлестал по щекам и скоро промочил и без того влажные волосы. По скомканным сосулькам черных прядей стекали торопливые ручьи: мочили кафтан, забирались за шиворот. Шиалистан вытер ладонью лицо и встал на первую ступень мраморной лестницы. Пусть народ видит, что он близок к каждому простолюдину, решил Шиалистан, и сделал глубокий вдох, чтоб продолжить речь.

- Все вы были свидетелями, как здесь, пред ликами богов Эзершата, я взял своею невестою вашу императрицу Нинэвель, назначенную на высокий престол Дасирийской империи по праву наследования и крови. Всяк из вас, кто зряч и не лишился ушей своих, видел и слышал, как я клялся заботиться о Нинэвель и принял на себя тяжкое бремя управления. Многие, очень многие, - регент повел взглядом над толпой, словно выискивал тех, о ком собирался говорить, - не приняли меня, не принимают и ныне. Но я готов был положить все в угоду миру и покою страны, что стала мне роднее дома. Я принял предложение регентствующей императрицы-матери Фарилиссы, в надежде, что скорый брак разрешит всякие недобрые умыслы в головах тех, кто хотел оспаривать право Нинэвель сидеть на престоле. Но я был обманут.

Шиалистан умолк, нарочно понурив голову, сквозь завесу мокрых волос разглядывая горожан. Они умолкли, даже поддались вперед, точно тянулись ближе, чтоб не упустить важного слова. Регент же нарочно тянул паузу. Пусть каждый, кто слышит его сейчас, прикинет, что за напасть пришла в Дасирию. Пусть умы простолюдинов родят наистрашнейшие догадки, а уж страх заставит их во всяких словах услышать недоброе.

- Прекрати, пока не поздно, - предупредил из-за спины голос Сарико.

На что Шиалистан развел руки, - ни дать, ни взять заправский комедиант! - повернулся к Верховному служителю и снова заговорил.

- Меня хотели сделать соучастником злодеяния и я, по незнанию, невольно, чуть было не сделался грязным лжецом и клятвопреступником, но, хвала всем богам, глаза мои вовремя открылись. И вам ли, Верховный служитель Сарико, чей голос благословляет Дасирию каждый рассвет и закат, не знать, что такое вступить в сговор, по незнанию. Я совершил скверный поступок уже хоть бы тем, что согласился встать под благословение вместе с неразумным ребенком, чья вина лишь в том, что она родилась во грехе!

Сарико побагровел от ярости, дернулся вперед, но его остановила Алигасея. Женщина, привлеченная шумом, вышла из обители Храма всех богов и теперь стояла по правую руку брата. Как и он, служительница давно собрала в волосах седину. Она была чуть ниже брата, но такой же статной, как молодой тополь, будто старость не клонила к земле ее ноющие кости. Теперь, когда они стояли плечом к плечу, Шиалистан понял, что пора действовать. Время недомолвок закончилось. Кто знает, на что способны эти двое, чтоб только закрыть негодному рот. Регент знал, что оба старых отпрыска Гирама слишком благородны и далеки от престольной вражды, чтоб поступать не по велению сердца, а как того требует жестокая схватка за императорскую корону. Никто из них не станет юлить, хотя, захоти они того, одного слова будет достаточно, чтоб повернуть вспять симпатии толпы. Скажи Сарико или Алигасея: “Он лжец, чернитель славной крови!”, и простолюдины разорвут чужака на куски. Шиалистан, пусть и не верил в такой исход, оставил на доске нужные фигуры - случись что, он прикроется ими, будто щитом.

Но теперь Шиалистану было нужно, чтоб все выглядело так, будто именно Верховные служители заставили его говорить то, о чем сам он сказать не смел.

- Я лишь хочу спасти народ ото лжи, которая навсегда погребет Дасирийскую империю в обман, - смиренно сказал регент. - Обман, что хотят учинить за спинами этих бедных, но честных людей, уже вот-вот был готов свершиться. И я пришел, чтоб попросить очищения от невольного своего участия. Очищения для всех.

- Боги слушают всякого, кто говорит с ними сердцем. - Голос Алигасеи едва слышался. Но в нависшей тишине, когда топа замерла на вздохе, боясь упустить самый мелкий звук, казалось, будто речь ее живет в полую силу.

- Но я не смею таиться от народа, который успел полюбить.

- Для народа истинно важно - покой, - невозмутимо ответила служительница. - Не все из того, что творится пред глаза богов достойно быть увиденным всеми, и ничто так же не происходит без их участия. Есть воля свыше, и если будет угодно владыкам Эзершата - тайное станет явным и без твоего, регент, откровения.

О да! Шиалистан знал, куда клонит старуха, видел в сером взгляде отражение себя - порченного отпрыска, зачатого где-то на хмельном пиру. Ну и что с того, что кровь его была царской? Насколько четвертей разбавляла ее кровь простых толстосумов? Алигасея верно знала, куда нанести первый удар. Или, быть может, взывала к благоразумию Шиалистана? Значит ли это, что Верховная служительница знала о том, что не император-полудурок зачал Нинэвель? Или знали оба служителя?

Шиалистан сощурился, затолкав куда-то глубоко уязвленную гордость. “Нет, немощная сухая коряга, не тебе меня взять”, - подумал со злостью.

И встал на колени. Порывисто, не давая служительнице одуматься, припал к ее ладони - кожа висела на костях, точно тонкий пергамент, того и гляди развеется пеплом, обнажив скелет. Сделалось противно, точно ухватил за руку вестницу Гартиса, но Шиалистан владел собой, и ничто не выдало его мыслей.

- Видят боги, Верховная служительница, как нелегка та ноша, что заставила меня прийти теперь в святое для всех людей место. И если бы не помыслы мои, я стал бы смиренно дожидаться часа, когда боги сами дадут знак. Но разве не так они поступили, вложив в уши мои и глаза истину? Я был слеп до сегодня, был глух и наивен, но знание пришло ко мне - неужто вы не видите здесь промысла свыше? - Он поднял взгляд, выискивая в ее лице растерянность, но ее там не было. За столькие годы жизни, пережив многих родичей, что садились на трон, начинали войны и после становились мертвецами, Сарико и Алигасея, верно, вовсе утратили способность удивляться. Что ж, тем лучше. - Скажи мне умолкнуть, наложи на мои уста печать молчания - и я смиренно уйду, умолкну как тень. Скажи - и глаза мои ослепнут!

- Шакал, - только и прошептал Сарико едва слышно. Во взгляде старой служительницы читалась молчаливая поддержка брата. И сожаление, безграничное как туманы за Краем мира.

Проще всего заманить в ловушку праведника, думал Шиалистан, дожидаясь ответа. Убежденные в том, что правда всегда воюет на их стороне, прикрываясь благодетелью, будто щитом, они не ждут удара в спину; выходят на честный бой со змеей и после, умирая от яда, думают - почему так сталось?

Шиалистан будто слышал мысли обоих стариков. Да, каждый подумывал над тем, чтоб велеть ему молчать. Случить так, ему пришлось бы умолкнуть, чтоб не порочить себя. Но лишь сейчас. А вернувшись в замок, он тут же выложит все кому-то, чтоб слухи пошли в народ. Тут же появится толпа фанатиков, что придут требовать справедливости, вера в служителей Храма всех богов пошатнется. Начнется хаос.

Все это Шиалистан продумал загодя, поглядел на всякие исходы, и понял - никогда Верховные служители не пойдут на такое. Праведность была их слабостью, тряпичным щитом и соломенным мечом, против которых Шиалистан выступил с железным молотом.

- Говори, - смирилась Алигасея. - Но помни - сказанных слов не воротить.

- Воля твоя, Верховая служительница! - Громко возвестил Шиалистан, поднялся и жестом позвал тех троих, что теперь стояли близко к ступеням.

Черная дева, точно только того и ждала, скинула с плененного жреца Эрбата капюшон и толчками заставила его подняться вперед. Перед ними шел один из Белых щитов, на тот случай, если Дратов щенок вздумает бежать. Но жрец, похоже, смирился со своей участью и покорно следовал вверх. Лишь единожды споткнулся, ослабленный голодом: Шиалистан лично отдал распоряжение, чтоб пленнику давали лишь хлеб да говяжий бульон. И с голоду ног не протянет, и не утратит страха.

Когда все трое поравнялись с Шиалистаном, тот указал на Дратова бастарда, и велел ему назваться.

- Шарас, - ответил мужчина ноющим голосом и преклонил колени, ползком напирая на Верховных служителей. Те, как не пытались выглядеть спокойными, попятились. А когда жрец кинулся целовать их ладони, поспехом благословили его. - Я недостойный жрец Эбата, нашего Огненного бога. Пусть его гнев покарает меня за то, что недостойный я, и служить ему всякой верой не смог.

- Если есть в твоем сердце раскаяние - Эрбат услышит твои слова, и судить будет справедливо, - сказала Алигасея. Она посмотрела на регента с укором, словно давала ему последний шанс одуматься.

Шиалистан ответил ей многозначительным молчанием, утер с лица дождевые капли. Даже если бы открылись врата божественных чертогов и вышли владыки Эзершата, он не изменил бы своему решению.

- Пусть будут лики святые мне свидетелями и покарает божественный огонь и всякая мука, если уста мои произнесут хоть слово лжи. - Дратов бастард дрожал, хлипал носом, будто вдруг понял - не миновать ему правосудия. - Теперь же, здесь и сейчас, должен признаться в содеянном многие годы назад. В грязном прелюбодеянии, что совершил с императрицеюй Фарилиссой. И с повинной признаю - Нинэвель зачата от моего семени.

Шиалистану показалось, что даже ветер притих, изумленный. Сарико вдруг ссутулился - регенту показалось, что если б не посох, старик распластался бы на голубом мраморе. Алигасея неотрывно глядела на жреца Эрбата, что стоял на коленях и мочил слезами щеки. Регенту сделалось противно. Почему нельзя просто сознаться, что поимел императрицу?

- Я полон раскаяния о содеянном, - снова и снова стенал бастард.

Верховная жрица отняла руку, которую тот попытался целовать. Старая женщина хранила холодный взгляд и каменное лицо, резкое, будто выточенное из камня. Шиалистану сделалось холодно, когда она повернулась в его сторону, но Алигасея не задержала на нем взгляд. Скользнула скоро, будто хлыстом по роже оходила.

- Ты не лжешь? - Спросила громко, чтоб слышали все, кто собрался перед храмом.

- Пусть боги будут свидетелями моих слов, - прогундосил жрец Эрбата.

Сарико все ж обошел сестру, властно стал перед униженным бастардом и, прежде чем тот посмел опомниться, положил ладонь на мокрую голову. Над толпой пронесся глубокий завороженный вдох, единый для всех. И снова мир замер. Регент попятился, наткнулся на черную деву: Живии глядела как всегда, будто сквозь его нутро. Должно быть, рхелька осталась единственной, кого совершенно не трогало происходящее. Черные короткие волосы облепили ее лицо, точно ладный шлем, по губам бежал дождь. Один из Белых щитов за ее спиной, - только теперь Шиалистан признал в нем какого-то из сыновей Гиршема, - почесал зад, помассировал шею, зевнул. Регент вдруг подумал, что если Сарико вздумает придавать его, тот и не пошевелиться, чтоб защитить господина, который платит ему золотом и дает кров, и сытную жратву. Пора наводить порядки в своих рядах, решил регент, нетерпеливо свел ладони, скрестил пальцы, собирая их замков, будто надеялся прикрыть грязные помысли от пристального взгляда Верховного служителя. И чего только уставился. Если уж понял, так помалкивал бы, раз кишка тонка обвинить при всех в поклепе. Так нет же, боится, все гадает, как бы чистым выбраться из отхожего места, да еще и неугодного “рхельского шакала” спровадить.

- Только скажи, господин, - в полголоса сказала Живии и выразительно положила ладонь на набалдашник эфеса - круглый янтарь размером с куриное яйцо, спрятанный в кованую сетку.



Шиалистан, если б мог, выбрал бы для черной девы самых обидных бранных слов. Не хватало еще, чтоб эта ненормальная устроила резню в Храме всех богов. Регент изловчился, загородил ее спиной и скинул руку с рукояти меча. Живии не шевельнулась, завела руки за спину, продолжая стоять точно гранитное изваяние.

Тем временем ладони Верховного служителя, мелко задрожали, пальцы беспомощно скорчились, будто ему доставляло невыносимую муку стоять вот так - над ничтожным бастардом. Сарико обернулся, осторожно опустил руки, как если бы те вдруг стали ломкими. И отошел.

Регент видел, как они с сестрой обменялись молчаливыми взглядами, как старая женщина тронула его за край рукава мантии, расшитый пестрой черно-красной ниткой. Шиалистан многое бы отдал, лишь бы подслушать мысли обоих.

- Правду сказал этот человек, - как-то глухо и скупо обратился к толпе Сарико. Всякий мог бы понять, как тяжко дается служителю каждый звук, каждое слово. Он ссутулился больше прежнего, перехватил посох второй рукой и отвел руку Алигасеи - сестра настойчиво пыталась взять ему под локоть.

Родилась тишина, сильнее и дольше прежней. Шиалистан ждал криков, ругани, слов о том, что прелюбодеев нужно предать огню. Но ничего их того не случилось. Горожане будто ждали чего-то.

Рхелец мысленно потер ладони, довольный. Момент настал. Сейчас, пока признание застило разум простому люду, пока каждый пытается взять в толк как могло статься, что их обвели вокруг пальца, самое время засадить в малограмотные головы свои идеи, услужливо подкинуть свою волю.

- Мне горько, что именно я стал невольным вестником дурного известия, - негромко начал Шиалистан. - Если есть какая-то кара за мое вмешательство в старые устои - я смиренно приму ее.

Он понурил голову, в глубине души и боясь происходящего, и наслаждаясь им. Никогда прежде рхельцу не доводилось держать за хвост саму леди Интригу. Что скажет хитрая Каррита на его смелый, отчаянный шаг?

- Ты поступил так, как велело твое нутро, - сдержанно и холодно сказала Алигасея.

Шиалистан понял, для чего было это ее “твое нутро” - старуха словно бы говорила: “Я знаю тебя насквозь”. Ну и что с того? Сейчас она стояла перед горожанами, и покров благочестия стал клеткой для ее рта.

- Слушайте меня, люди! - Регент заговорил громко, звучно, так, что толпа снова потянула вперед. Теперь некоторые в первых рядах уже стояли на ступенях и всячески сдерживали натиск сзади, будто путь вперед перегородил невидимый заслон. - Я отрекаюсь от Нинэвель. Ничто, даже моя безграничная любовь к вам, не в силах заставить меня быть пособником обмана и помогать прелюбодейке использовать мои благие намерения во зло. Боги свидетели мне - если б дано мне было раньше знать…

Шиалистан умолк, потер ладонь, давая себе передышку, чтобы подобрать нужные слова. Сейчас он мог лишиться всего, но и получить мог много больше того, что имел раньше.

И тут, к его удивлению, слово взяла Алигасея.

- Фарилисса совершила великий грех и будет за то наказана, как велят наши законы. Да, этот ничтожный человек разделил императорское ложе под покровом ночи, тайно, словно вор. Но Нимлис тогда еще был жив и Нинэвель может быть его дочерью. Слова пустой звук.

- Всякий в Иштаре знает, что Нимлис охладел к Фарилиссе почти сразу после брачного союза, - парировал Шиалистан. Он не был наивен настолько, чтоб не видеть в Верховной служительнице опасного противника. И если старуха решила встать ему поперек пути, то придется выдержать схватку и глядеть в оба, чтоб не пропустить неожиданного удара. - Я не стану оспаривать ваше право на сомнение - никто не хочет благополучного исхода более меня, служительница. Если только Нинэвель…

- Замолчи! - Прикрикнул Сарико, но регента было не остановить.

Он знал - старики хороши только когда бросают речи необдуманные, в плену разочарования и злости. Но время еще не настало, и Шиалистан всеми силами мешал им говорить. Ждать, терпеливо дуть на угли, пока пламя не станет жарче.

- Я говорю лишь о том, во что верю, - с пылом начал Шиалистан, нарочно показав Верховному служителю спину. Теперь регента куда больше занимал народ - путь видят его глаза, страдание, муки оскорбленного, попранного, но благородного человека. - Знаю - не бывать так, чтоб обман взял верх над справедливостью. И долго мой теперь, здесь и сейчас, сказать всем - я отрекаюсь ныне от Нинэвель! Не стану дожидаться откровения. Пусть Верховные служители призывают суд богов, пусть ждут знака, чтоб увериться, та ли кровь течет в жилах ни в чем неповинного ребенка, но для меня отныне нет правды в словах регентствующей императрицы-материи. Мне грустно за народ, который считаю своим, за который готов жертвовать всем. И лучшим тому доказательством будет мое отречение от невесты.

Народ выдохнул. И все вокруг будто очнулось от глубокого сна - встрепенулось, забурлило. Над головами пронесся перворожденный ропот. Растревожился ветер. Верхушки деревьев пригнулись под тяжким порывом, Шиалистану пришлось загородить лицо рукой, чтоб уберечь глаза от пыли.

- Шиалистан Бескорыстный! - Выкрикнул кто-то в толпе.

- Наш регент Шиалистан! - Вторил ему другой голос, откуда-то издалека

Рхелец всеми силами старался хранить отчаяние на лице. Он дождался, пока над толпой полетели первые призывы “Короновать Шиалистана Бескорыстного!”, и только после этого повернулся к служителям. За то время, что он произносил свою последнюю речь, Алигасея одолела упрямство брата и помогла ему стоять на ногах, придерживая за локоть. Теперь эти двое больше не казались регенту такими важными и холодными. Старики, которые тешатся властью. В этот самый момент Шиалистан дал себе обещание при случае непременно избавиться от обоих. На важных постах лучше иметь тех, кому можно всецело доверять. “Еще утром не знал, от кого ждать железного гостинца в спину, а теперь же - поглядите-ка все!” - прогнусавил где-то внутри голос. Совесть то была или злость, регент задумываться не стал.

Толпа вошла в раж. Алигасея взялась призывать горожан хранить спокойствие.

- Доволен ты? - Только и спросил Сарико.

Теперь, в громогласных криках, они могли говорить не таясь.

- О чем ты, старик? - Шиалистан пожал плечами, не теряя бдительности.

- Думаешь, раз я стар и борода моя белее верхушек гор, в голове моей осталась сухая шелуха?

Рхелец не стал отвечать. В затылке защекотало от близкого дыхания черной девы. То, что женщина не теряет из виду ни одного шага своего господина, придавало уверенности. О, как много хотелось сказать теперь Шиалистану! И вдвое тяжелее было держать самое пустяшное слово. От отчаяния регент плотно сжал губы, остервенело сцепил зубы, спрятав язык во рту, точно в клети.

- Если б только я знал тогда, какая змея вырастет из перепуганного мальчишки, - не унимался Сарико, - никогда бы не отвел удар Тирпалиаса. И да простят меня боги за такие непотребные слова!

И Шиалистан, вдруг, вспомнил. Пришло это резко и неожиданно, будто где-то впереди вдруг отодвинулась ширма, за которой ютились старые воспоминания. Регент не сразу понял, что за образы пошли хороводом круг него. В ноздрях появился запах воска, тяжелый смрад хмеля.

А следом время будто пошло вспять. И вот уже под ногами блестит начищенный пол, выложенный из широких пластов бирюзы. Шиалистан поглядел вниз - из голубого камня на него смотрело отражение мальчика лет шести, темноволосого, нахмуренного, в красной сорочке, расшитой серебром и кленовыми листами по вороту.

И как только забыл, пытался спросить себя Шиалистан, но воспоминания мелькали слишком скоро, чтоб он поспевал за ними. Он пошел между столами, что по двое стоят вдоль всего зала, сзади топала грузная рабыня - ее голос был далек и груб, но Шиалистан не понял ни слова. Вперед и вперед, в ногу с отражением. Тонкие мальчишеские руки сжимали деревянный меч, такой тяжелый, то приходилось спешить изо всех сил, чтоб не упасть на посмешище жирующей знати. Впереди, на высоком троне с клиновыми листьями изумрудной крошки, должен был сидел его отец - дасирийский император Тирпалиас. Но трон пустовал.

Зал задрожал, перевернулся с ног на голову. Шиалистан зажмурился, потянулся, чтоб прикрыть голову руками от падающих столов, яств, людей. Но нет - все снова встало на свои места.

Так да не так. Пирующие ринулись вперед, меж ними Шиалистан заметил мантию Сарико - ржавая борода Верховного служителя была вдвое короче теперешней и курчавилась, точно усы молодого винограда.

- Поиметая блудная шлюха! - Раздался голос отца где-то впереди, там, за густой стеной тел.

В ответ ему раздался женский плач, невнятный лепет. Кто-то закричал “Не тронь ее, безумец!”, и ему эхом “Руки прочь от императора!”.

- Мама! Мамочка! - Шиалистан рвался вперед, не узнавая в тонком крике свой голос. В горле стал ком, перед глазами - разноцветный туман, за которым было не разглядеть мир.

Никто не остановил его. Люди расходились, давая наследнику престола дорогу, боясь хоть пальцем тронуть мальчишку, чтобы задержать. Шиалистан выскочил вперед, туда, где в окруженном знатью кусочке зала, стояла его мать - Бренна. Детская память хорошо сохранила ее - белокурую, хрупкую, с темными синими глазами. Над молодой императрицей, весь багровый от ярости, с пеной у оскаленного рта, нависал Тирпалиас. В правой его руке зачем-то был топор, большой и тяжелый, один из трофеев, что украшали зал для пиршеств. Увидав отца таким, Шиалистан невольно остановился, запутался в собственных ногах и упал.

- Шлюха, презренная продажная баба! - Ревел над головой Тирпалиас.

Шиалистан поднял голову. Сверкнуло лезвие, в тон ему ответил громкий надрывный крик Бренны.

Мир снова перевернулся, Шиалистан едва поспевал различать, что твориться вокруг. Отчего все алое? Отчего на пол лежит мать, и с одной половины ее тела на него глядят замерзшие синие глаза, а со второй топорщатся теплые белые с кровью вперемешку кишки? Будто кто-то разделал свинью прямо на торжественном пиршестве.

- Мамочка, - потянулся Шиалистан.

Неведомая сила схватила его за шиворот, потянула вверх. Шиалистан продолжал звать мать, трепыхался, точно пойманный в силок волчонок. Перед глазами появилось лицо отца - все в кровавой росписи. Он облизал кровь с губ и заревел, замахиваясь опять. Шиалистан успел подумать, что если б тот меч, что он едва нес, оказался деревянным, Тирпалиас так просто не взял бы его. Кажется, то была первая мысль, когда он не назвал императора Дасирии отцом.

- Не тронь его! - Вступился Сарико.

Он треснул Тирпалиаса по лбу посохом; император опешил, разжал кулак в котором болтался беспомощный Шиалистан.

- Злость застила тебе разум, - Сарико снова припечатал голову императора тяжелым набалдашником. И делал так до тех пор, пока тот не сел на пол. Глаза Тирпалиаса бегали по сторонам, после он подпол к Бренне и зачем-то потянул ее за волосы.

Никто не встал между этими двумя.

- Мальчика мы отправим на воспитание к его настоящему отцу, - говорил голос Сарико, после того, как мир сделал очередной кувырок. - Он мал слишком, чтоб натворить бед. Дитя неповинно, что мать его оказалась пропащей женщиной. В Баттар-Хоре сами решат, что с ним делать, а на сегодня уже достаточно пролитой крови…

Невидимая рука отпустила край полога в прошлое и воспоминания потускнели. Шалистан сморгнул остатки видений, тронул ладонью лицо, почуяв на губах вкус крови. Пальцы остались чистыми, только в линиях на мокрой ладони, откуда-то взялась грязь.

“Так это ты спас меня!” - чуть было не выкрикнул рхелец, но какими-то силами сдержал порыв, лишь пристальнее глядя на Сарико. Если бы этот старик тогда, почти три десятка лет назад не остановил Тирпалиаса, отходив его посохом, он, Шиалистан, давно уж был в мертвом царстве, а тело его стало горсткой костей. Замерзшие глаза убитой матери будто глядели на регента со всех сторон. Даже Алигасея теперь была Бренной, только улыбки не хватало, нежной да ласковой.

Шиалистан еще раз моргнул, рассеянно повернулся, чуть было не позабыв зачем пришел к стенам Храма все богов. Может старик на то и надеялся, напоминая о горьком детстве, пронеслась в голове регента мысль. Верховный служитель взывал к совести, слишком горделивый, чтоб просить прямо.

- Каждый в этой жизни и в царстве Гартиса получает ровно столько, сколько положено, служитель. - Рхелец не пытался быть любезным. В самом нутре зашевелилась детская обида - трон Дасирийской империи, после полудурка Нимлиса, должен был принадлежать ему! - скажи, старик, - с жаром зашептал Шиалистан, - не в этом ли божье провидение и справедливость? Я не получил престол лишь потому, что кто-то нашептал Тирпалиасу тайну моего рождения, а нынче же сам Лорд справедливость Ашлон посылает мне право восстановить равновесие. И на том все счеты, служитель. Старческая немощь еще не тронула твой слух и очи, служитель? Хорошо ли ты слышишь и видишь, что сейчас творится там, внизу, у подножия храма?

- Ты верно заметил, рхелец - старость не сделал меня слабоумным. И я достаточно зряч, чтоб видеть. Сколько золота получили первые крикуны? Верно же говорят, что в каждой птичьей стае есть мелкие сторожевые птахи, что поднимают шум, а уж после их голос умножает каждая пернатая тварь.

- Оставь его, брат, - встряла Алигасея. - Боги справедливы - это он правильно сказал. На все их воля. Провидение послало Дасирии испытание.

- То самое провидение, что стояло в стороне, пока Тирпалиас размахивал топором, - прошипел Шиалистан. В ноздрях опять поселился запах плавленого воска. - Лучше вам сейчас исполнить волю горячо любимого мною народа, а то как бы не стало хуже. Дасирийцы в ярости, что их так долго обманывали.

- Ты сам плод греха! - Затрясся от злости Сарико, чем вызвал у регента лишь снисходительную улыбку.

Несмотря ни на что, Шиалистан не собирался причинять зло старикам. Теперь не собирался. В середке сидел детский страх, что густо сросся с чувством благодарности за то, что старик не дал его убить. Пусть то будут последние счеты меж нами, решил регент.

- Благословите меня на праведном деле и намерении, - приказал рхелец, мигом сделавшись жестким.

Глядя на дратова бастарда, который продолжал рыдать, жестом велел Белому щиту увести его. Жрец попробовал противиться, пополз к ногам Алигасеи, но старая женщина отстранилась и отвела взгляд. Стражник сгреб несчастного за шиворот и, не церемонясь, поволок вниз. Черная дева не тронулась с места, молчаливо ожидая указаний. Шиалистан же не торопился отпускать воительницу.

Послышалась густая брань Белого щита; Шиалистан не стал оборачиваться, зная - то возмущенные горожане набросились на прелюбодея, норовя выместить на нем злость. Регент надеялся, что тот выйдет живым, но даже если и схватить камнем по темени - не велика беда. Кобель свое дело сделал.

- Ты не хуже нашего знаешь, что одного благословения Верховных служителей Храма всех богов не даст тебе права сидеть на престоле.

- Знаю, - не стал изворачиваться рхелец. - А еще знаю, что благословение - то уже половина дела. Об остальном, служительница, не печалься. Глубоко любимый мною народ не останется в скорбный час “обезглавленным”. Ну, долго мне еще ждать? Или вам мало моих увещаний?

Хани

- Будет он жить?

Хани никогда прежде не видела, чтоб на нее глядели вот так - будто она держала в руках силу править миром. Кажется, она помнила эту девушку - волосы цвета осени, большие глаза.

- Кто ты ему? - Спросила прямо. Но, не дожидаясь ответа, вдруг поняла. Догадка пришла сама, точно вовремя выуженная из щедрого пруда красная хоротка. - Ты понесла от него.

Девушка сделалась краснее вареной свеклы.

- Я… Я… - Заикалась она и теребила густую прядь. - Еще мало времени прошло и тело мое не дало мне знак, фергайра…

- Я тебе говорю, что понесла, - ответила Хани. Спроси кто: “Откуда прознала?”, не нашлась бы что ответить. Точно знала от самих богов. - Мальчика. Будет крепким как отец.

- О, фергайра… - Та еще больше растерялась, потупила взор, отошла, будто боялась прикоснуться к самому сокровенному. И убежала, пряча лицо в ладонях.

Хани, между тем, колдовала над снадобьем. Еще раньше она заварила травы, которые могли прогнать из ран воинов порченную скверну шарашей. У многих, кого она успела осмотреть, раны были так глубоки, что жизнь вот-вот готовилась покинуть их истерзанные битвой тела. Они и так отойдут к Гартису нынче, потому девушка недолго задерживалась около них - посылала благословение и улыбку, и уходила. Большего сделать не могла. Послу шла дальше, выбирала тех, кому еще можно было помочь: их оттаскивали в сторону, где воинов поили приготовленным снадобьем. Жрецы Скальда, те немногие, которым удалось выжить и не заразиться самим, перевязывали раны и возносили целебные молитвы.

Среди раненых Хани нашла и Банру, и Арэна. На Миэ не было ни царапины, будто битва вовсе прошла мимо таремской волшебницы. Банру был плох - на его бедре осталась неглубокая рана от когтя шараша. Рваная кожа свисала с краев, а плоть внутри уже начала чернеть и испускать зловоние. Хани осмотрела его внимательно, несколько раз, под неустанным взглядом волшебницы.

- Он не будет жить, - только и нашла, что сказать.

Из четверых чужестранцев, темнокожего жреца Хани знала меньше всех. Кажется, он поклонялся богине солнца и голос его был мягким. Теперь же на жреца стало больно глядеть. Банру сидел, оперевшись на сваленные мешки с песком, глядел в небо и улыбался теплым солнечным лучам. Однако же Хани чуяла в нем страх. Жрец не стал спрашивать, умрет ли или останется жив, наверное, сам догадался и вынес себе же молчаливый приговор.

- Нет, - одернула ее Миэ, как только девушка покинула Банру и пошла дальше, где на разостланных мешковинах лежал Арэн. - Тебе ведь просто не хочется спасти ему жизнь, да? Послушай меня, девочка - ты спасешь его или я…

- Не трать угрозы попусту, волшебница, - перебила Хани. - Если бы в моих силах было помочь твоему черненому солнцем другу, я бы помогла. Но кровь шарашей пробралась в его нутро, и только богам под силу исцелить жреца.

- Тогда зачем ты носишь все эти побрякушки, а?! - Миэ наотмашь ударила ее по косам. Серебряные и каменные амулеты перемешались, стукнулись друг о друга, зашептались тонким многоголосьем. - Ты пришла сюда фергайрой, колдуньей, которой все под силу.

- Но я не могу воскрешать мертвецов, - холодно осадила Хани. - Друг твой мертв, а ты слепа, чтоб разглядеть прихвостней Шараяны за его спиной.

- Когда он умрет?

- Ты разве не знаешь, что ему уготована не смерть? Пройдет несколько дней и черная гадость завладеет им целиком. Друг твой станет таким, как они, людоеды - будет питаться человеческой плотью, и жить только чтоб губить жизни других. Поглядим до первых звезд, не станется ли чуда. Если нет - воины лишат твоего друга жизни, чтоб душа его спокойно отошла в Гартисово царство.

Миэ отшатнулась. Хани пыталась вспомнить, неужели и правда волшебница ничего не поняла еще тогда, в Яркии? Мудрая, - девушка с грустью помянула старую женщину и попросила у Гартиса милости для нее, - всех предупреждала, что смерть в битве - не самое плохое, что может статься от встречи с шарашами. Тогда пришлось убить многих сельчан, нескольких женщин, детей. Но таремка не желала принять участь, уготованную жрецу из Иджала. И Хани, как не пыталась, не могла винить ее за слабость. Если бы только она сама могла спасти того, кто не заслужил участи сегодня покинуть мир живых.

- Простись с ним. Время есть до первых звезд. - Хани глянула на волшебницу, но женщина только еще дальше отстранилась, обхватила себя за плечи, и зашагала проч.

Перед глазами Хани замельтешили служители Скальда, кто-то налетел на нее плечом. Девушка, придя в себя, дошла до дасирийского воина, встала перед ним на колени, и подняла край шкуры, которым тот был укрыт. Кто-то успел обнажить его по пояс, скинув рваную рубаху, всю в запекшейся крови, кольчугу и меч прямо рядом с воином. Верхняя часть тела Арэна сделалась густо-синей, с красными и зелеными пятнами. Из левого плеча торчал округлый бугор, правое стало одной сплошной раной. Не насмотрись Хани сегодня на сломанные руки, ноги, вырванные глаза и вывороченные животы - испугалась бы. Но теперь страх в ней задеревенел.

- У него вывихнуто плечо, - достал ее слух мужской голос. С противоположной стороны от Арэна, сидел угрюмый чужестранец Раш. - Если бы кто взялся подержать, я мог бы попробовать…

Тут Раш сделал паузу, помялся, так и не сказав, что же собирался пробовать.

Хани поманила рукой одну из женщин, что помогали присматривать за ранеными. В руках ее была глиняная посудина с отваром, из которого жрецы Скальда делали примочки. Обмакнутая в него овечья шерсть, приложенная к ране, немного снимала боль и ускоряла заживление. Женщина, чье лицо опухло от слез, молча протянула фергайре мокрый отрез шерсти, и пошла дальше, покачиваясь на слабых ногах. Хани приложила шерсть к ране Арэна. Тот слабо пошевелился, глаза под веками забегали, но воину не стало сил открыть их.

- Зараза не попала в нутро, - с удивлением сказала Хани, заглядывая в рану. - Боги пощадили его.

- Это у северян называется “пощадили”? - как-то беззлобно бросил Раш.

Чужестранец выглядел не многим лучше остальных - Хани заметила это, еще когда он помогал отбивать у волка-Эрика тело Талаха. Девушка проглотила горечь, убила слезы, и положила себе не забыть осмотреть Раша, как только закончит с Арэном.

- Я могу вправить ему вторую руку, - настаивал чужестранец. - Только нужно, чтоб Арэна крепко держали, иначе только хуже выйдет.

Хани не понимала, о чем толкует Раш. Ее больше занимала рана на плече дасирийца. Дождавшись, пока подействует отвар, осторожно тронула края раны - Арэн не издал ни звука. Напротив, лицо воина расслабилось, голова свесилась набок. Девушка снова взялась за его рану, теперь основательнее ощупала плечо - кажется, кость была цела. Не иначе дасирийца обласкала сама леди Удача, подумала девушка. Что бы там ни говорил Раш, но Арэну сегодня повезло дважды, больше чем многим, которые не пережили битву и не доживут до рассвета.

- Мне нужно зашить рану, пока он спит. Я оставила сумку в пещере. Принесешь?

Раш сперва вскинул брови, словно не веря, что его определили на роль посыльного мальчишки, потом глянул на друга, что-то проворчал под нос и зашагал прочь.

Девушка только теперь заметила, что из-под кольчуги выглядывает кожаный круглый короб, край его распоролся и в дыре видать кончик залитого сургучом туба. Уж не эти ли важные письма дасириец вез Владыке севера? Она несколько мгновений раздумывала, стоит ли их брать. Арэн будто бы говорил, что они очень много значат. Будет несправедливо, если затеряются в суматохе. Хани погладила Арэна по голове, отодвинула в сторону грязные светлые волосы. И заплакала. Потихоньку, пока никто не мог видеть ее слабости. Фергайра не плачет, если хоть кто может видеть ее - так наставляли сестры в башне Белого шпиля. Но слезы рвались наружу.

Где-то поодаль ото всех, сооружали погребальные помосты. На них уже клали тела мертвых северян, щедро поливали маслом, которое воители привезли с собою. Служители Скальда заканчивали последние молитвы, готовясь провожать северян в царство Гартиса. А еще дальше, завернутый в шкуры, умащенный маслами и бальзамами, лежал Талах. Хани даже не могла проститься с ним. Может, после, когда тело шамаи повезут в Сьёрг, у нее будет возможность сказать над ним хоть несколько слов. Но сердце рвалось на части именно сейчас. Иногда оно стучало так часто, что каждый вдох приносил боль. Ей больше жизни хотелось оставить все, забыться, броситься к мертвому шамаи и в последний раз наглядеться на него. Еще немного, чтоб запомнить любимые черты. Почему боги так мало отпустили Талаху, почему не дали им встать для благословенного союза?

- Нечего по живым слезы лить.

То говорил Берн. Хани, увлекшись горем, не услышала его шагов, или же северянин нарочно подошел тихо, чтоб не спугнуть ее. Девушка торопливо смахнула слезы.

- Устала, - сказала первое, что пришло в голову.

Берн тронул ее за плечо, легонько сжал пальцы.

- Я знаю, что сегодня было много смерти, фергайра. Ты молода еще, чтоб принимать тяжкие испытания, но на все есть какая-то нужда. Всякому отсыпано столько горя и отлито столько слез, чтоб в меру было все выдержать. Молодые деревья часто гнуться по ветру, какие-то ломаются, другие - с годами становятся крепше. Сдается мне, ты из второй породы, древесина у тебя добротная.

Хани непонимающе вскинула голову. С чего вдруг вождь Артума, правая рука умершего Владыки Севера стоит здесь и утешает ее? И нет в его голосе злости и спеси, речь теплая, взгляд греет.

- Я знаю, Берн. Но слез так много, если их не пролить, ослепну.

- Мы повезем шамаи в Сьёрг, как ты и просила, раз такая его воля. В дороге будет время, чтоб проститься. Прибереги слезы до того часа, а пока - присмотри за воинами, которых больше некому обласкать.

Она кивнула. Берн ушел, по пути столкнувшись с Рашем, мужчины обменялись долгими взглядами. После, карманник протянул ей суму. Хани выудила из нее несколько горшков с мазями, костяную иглу и моток с жилами. Совсем недавно она точно так же штопала щеку чужестранца. Потом кривой уродливый шрам заговорил жрец Скальда, и теперь от него осталась только белесая змееподобная линия, которая вскорости, тоже расползется и вовсе исчезнет.

- Послушай, я хотел спросить, - начал Раш, как только Хани открыла горшочки и смешала прямо на ладони их содержимое. Подумав мгновение, добавила еще немного зеленого смердящего бальзама из первого горшка, и снова растерла. - Там, в замке вашего Конунга. Я видел кой чего, но не знаю - чего это было?

Хани маленькими порциями втирала смесь вокруг раны, старательно массировала, пока бальзам до последнего не пропитывал кожу.

- Я не знаю, - честно призналась Хани. - Такого прежде не было. Духи иногда сами приходили и говорили мне, что делать и как поступить, а тогда мой разум затуманили зелья фергайр. Может, то был страх, а может - пророчество.

- В том пророчестве с моими друзьями сталось дурное, - голос Раша сделался низким. Совсем как раньше, когда они ехали на одной лошади, петляя на опасных склонах холмов. - Скажи мне, девчонка, чего опасаться?

- Я же сказала - не ведомо мне, - тоже обозлилась она. Злость мигом просушила слезы, придала сил. Пальцы перестали дрожать, и жила без труда вошла в дыру с другого боку костяной иглы. Хани приноровилась и сделала первый стежек. Прислушалась - не проснулся ли Арэн? Но дасириец пребывал в благословенном забвении.

- Для тебя же лучше, чтоб твои слова оказались правдивыми.

- Пойди погрози лучше тому, кто тебе ровня. - Хани упрямо посмотрела на чужестранца.

Взгляды их встретились, столкнулись в беззвучном поединке. Глаза Раша, как и прежде, хранили тысячи странных всполохов. Брови чужестранца сошлись одной чертой, нависли над глазами, будто туча.

- Еще никто не обвинял меня в трусости, фергайра, или как так тебя! - Сказал, как в лицо плюнул. Но не торопился уйти.

- Тогда хватит меня подначивать, - примирительно ответила Хани. Меньше всего девушке хотелось растрачивать последние силы на бессмысленную перепалку. - Я не желаю вам зла и никогда не желала. Прости, что это не меня прибили шараши, заместо двух твоих друзей. Если б можно было обменять у Гартиса одну никчемную девчонку на двух славных мужей - я б сама постучалась к хранителю мертвого царства.

Хани поздно услыхала, как задрожал предатель-голос.

- Чтоб тебя харсты..! - Раш подскочил, будто ужаленный смертоносной змеей. - Пойду, поищу пару крепких рук.

Хани не стала его удерживать, напротив - стоило чужестранцу скрыться из виду, она с облегчением вздохнула. После того, как чужестранец помог прогнать волкооборотня Эрика, она забылась. Отчего-то решила, что теперь они забудут о неприязни, но ошиблась.

Пока зашивала рану Арэна, Хани размышляла над словами Берна. Он прав был, это хмурый воитель Севера. Будет время для слез, а нынче время вспоминать о долге. Интересно, чтобы сказала старая Ванда, окажись тут рядом. Не жалела бы, что по ее наставлениям порченную светлую колдунью взяли в круг сестер, а она, вместо того, чтоб исправно нести возложенные обязательства, рыдает, точно дитя над разбитой коленкой? И что сказать в Башне белого шпиля? Ее посылали глядеть и слушать, только что же теперь, когда нет Владыки Торхейма и Артум остался без правителя? Стоит ли вмешиваться как того велят обычаи? С давних времен Конунга выбирали советом колдуний Белого шпиля. Иногда, они выбирали того, кто был ближе всех к умершему или изгнанному Конунгу, а иногда - вовсе стороннего человека. Был ли избранный воином или кузнецом, кожевником или служителем из храма - все были равны перед выбором. Но теперь, пока до Артума еще неблизкий путь, кто-то должен взять верх: раздать приказы вождям, успокоить злого Корода, который бранился почем зря, что его воинам так и не дали переполовинить поганое людоедово войско. Берн нравился ей своим странным хмурым равновесием, но не все вожди признавали его. Берн был хора, рожденным за глаза богов. И пусть для фергайр рождение и кровь не имеют значения, некоторые особо правильные вожди, не желали видеть на троне грязнорожденного. Даже теперь, когда еще не успело затихнуть эхо песен клинков и молотов, среди вождей началось соперничество. Каждый норовил перекричать другого, отдать свои приказы через чью-то голову. А Берн будто вовсе не стремился быть над всеми, принять то, что протягивала щедрой дланью судьба. Захоти он взять правление - самое время теперь показать, кому как не ему, правой руке своего храбро погибшего отца, править Артумом?

Но вождь мешкал, словно задеревенел.

Когда с раной дасирийца было покончено, Хани снова смазала его плечо бальзамом. К тому времени вернулся Раш. Позади него топтались двое, судя по одеждам - деревенские. У одного был раскроен лоб, второй припадал на ногу, но, завидев колдунью, оба тут же позабыли о своих болячках и поклонились, спрашивая, чем помочь. Раш обозлился.

- Со мной вы пришли, мне и помогать будете! - рявкнул он. - Или вас шараши крепко по башке приложили, что память мигом отшибает?

Северяне даже не поглядели в его сторону, оба смиренно ждали ответа Хани.

- Помогите чужестранцу, - сдалась девушка. Она так и не смогла взять в толк, что собирался делать Раш, но решила не вмешиваться, чтоб не злить его еще больше. Только отошла в сторону - наблюдать и, в случае чего, вмешаться. Мало ли что там творится в мыслях самого чужестранца. Вдруг недоброе задумал. И, хоть в такое мало верилось, девушка предпочла убедиться собственными глазами.

Раш отдал деревенским указания. Мужчины обошли Арэна с противоположной от чужестранца стороны, один сгреб в охапку его ноги, второй взял обхватом грудь. Раш несколько раз повторил, чтоб держали крепко и не отпускали, чтобы он не делал. Хани пришлось вмешаться, чтоб перевести его слова - северная речь в устах Раша звучала точно карканье старого ворона.

Раш взял руку Арэна, осторожно ощупал выпирающую под кожей кость. После обхватил руку друга над запястьем и чуть выше локтя. Приподнял. Немного потянул на себя - кость зашевелилась под кожей, точно живая. Хани напряглась, все больше уверяясь в том, что чужестранец задумал плохое. Тот снова пощупал кость, задумался, будто не мог решить, как же поступить дальше. Сомнения длились недолго, после чего Раш еще немного приподнял руку на себя, оттянул в сторону и резко завел вверх, так, что ладонь Арэна оказалась на уровне его носа.

Послышался хруст и слабое щелканье.

Северяне разом заматерились, Хани не смогла сдержать выкрик.

- Все, - угрюмо ответил чужестранец. - Теперь его нужно завернуть плотно, чтоб кость не выскочила обратно. Тряпки нужны. И смажь его дрянью той вонючей - боль придет, когда очнется. Пару недель будет наш герой без обеих рук.

Хани очень хотелось спросить, что он только что сделал, но язык точно задеревенел. Да и Раш не стремился к разговорам. Еще раз глянул на друга и ушел прочь.

Она плотно обернула воина кусками полотна, так, чтоб никакая встряска не могла растревожить его ран. В Белом шпиле ей показывали, как нужно перевязывать разные раны, как лучше обернуть голову или колено. Но она мало что знала о лечении сломанных костей. То, что сталось с Арэном, так вовсе видела впервые. Даже не знала, поможет ли чудное лечение чужестранца.

Когда на побережье поползли сумерки, помосты были сложены. Отдельно, особняком ото всех, соорудили последнее ложе для Торхейма. Хани отчего-то вспомнила тот день, когда шараши пришли в Яркию. Тогда ей казалось, что еще никогда она не видела столько мертвых северян. Сегодня их было много, много больше. Поверх тел натаскали сосновых и кедровых веток. Девушка только теперь заметила, что жидкий лесок на утесе исчез.

Пока заканчивались последние приготовления, Хани вернулась в пещеру. Там она оставила меховую суму с умершим птенцом. Девушка собиралась свершить задуманное и предать его огню. Может несчастный и был насмешкой богов, и его следовало оставить где-нибудь на съедение диким зверям, но Хани решила по-своему.

Беря в руки суму, Хани никак не ожидала, что она окажется… теплой. Столько времени прошло с того времени, как птенец-переросток в последний раз открыл и закрыл клюв. Еще на драккаре его облезлое тело закоченело. А теперь же, будто кто нарочно держал мертвую птицу у очага, ближе к теплым поленьям. Девушка осторожно развязала узлы мешка, сунула руку внутрь. Пальцы нащупали перья. Тонкие и мягкие, подпушек. Хани, не долго думая, достала птенца наружу. Теперь он вовсе не походил на старую больную курицу. Напротив, молодые перышки покрыли тело почти полностью, оставив неприкрытыми только лапы. Он привычно прятал голову под крыло. Только Хани, как ни старалась, не могла разобрать, что сталось с птенцом. Не могла же она и в самом деле так ошибиться, что чуть не предала огню живую птицу. Сейчас птенец больше походил на меховой шар, нахохлился и не желал показывать голову. Хани, поняв, что “развернуть” его нет никакой возможности, мысленно пожала плечами и осторожно сунула птицу обратно. Если проголодается - поднимет крик. А теперь не подходящее время, чтоб гадать почему да как.

В углу пещеры что-то зашевелилось. Хани не сразу среагировала на шум, уставшая от битвы и долгих часов хлопот с ранеными. Она повернула голову на звук только после того, как их темноты, вслед за возней, раздалось негромкий скулеж. Девушка поднялась, отложила суму с птенцом на прежнее место и выколдовала путеводный шар, вглядываясь в черноту. Под рассеянным голубоватым свечением, она отступила, обнажая скорченную вдвое фигуру. Хани сразу узнала жреца, черненого солнцем Банру. Он сидел на корточках, обхватив голову руками, будто боялся, что потолок пещеры вот-вот рухнет на него.

- Служитель? - осторожно позвала Хани, отчего-то не решаясь подступить ближе. Почему он тут? Она же велела отвести его к тем раненым, в ком уже угнездилась черная кровь шарашей? Сразу после того, как догорят погребальные костры, несчастных должны будут лишить жизни и тоже предать огню. - Что ты здесь…

Банру не дал ей закончить. Он так быстро поднялся, что Хани показалось, будто он нарочно поджидал, пока она подступиться. Но он не тронул ее, только уставился широко распахнутыми глазами - точно безумец.

- Я не хочу умирать, - зашептал он. Губы Банру тряслись, на лбу густо выросли капли пота. - Я пережил сражение, значит, боги меня пощадили, сохранили жизнь. Эти люди - они хотят меня убить, ходят, глядят так, будто думают, кому бы первому снять голову. Нет, не такая участь мне уготована. Лассия, Солнечная госпожа моя, послала мне видение, где тело мое старо и дряхло, и его кладут в расписной саркофаг, как и положено обычаями моего народа. Круг меня дети и внуки, я в почете и славе, и горе по моей смерти печалит всякого.

Хани отшатнулась, но жрец продолжал напирать на нее. Так, шаг за шагом, она оказалась прижатой к стене, в нескольких шагах от выхода. Служитель глядел на расщелину, из которой тянуло ночным холодом, несколько раз жадно глотнул, точно напивался свободой.

- Ты умрешь, - Хани отвела взгляд. - В тебе есть порча, ничто не спасет тебя от того, кем ты скоро станешь, чужестранец. Если боги хотели тебя пощадить, самое время бы им сделать это, но теперь уж поздно.

Банру снова взвизгнул, затрясся, обхватил себя за плечи. Хани никак не могла разобрать, что за чувство родилось в ней - жалость ли, презрение? Темнокожий служитель мог не вмешиваться в битву, схорониться и обождать. Но он дважды становился рядом со всеми - в Яркии, и теперь. И все ж, жалеть жреца Хани не могла. И слов таких не нашлось. Может от того, что смерть сегодня стала ее ношей, жадной змеей, что выпила из нутра всякое сочувствие и тепло. В середке Хани было пусто.

- Я не умру, не умру. - Служителя лихорадило, пальцы остервенело впивались в края одежды, точно хотели сорвать невидимые путы, которыми порча все сильнее сковывала его тело.

- Тебе следует достойно принять смерть, чужестранец. - Хани хотела отойти в сторону, но уже в следующее мгновение жрец схватил ее за плечи и затряс, словно дерево. Голова ее болталась из стороны в сторону, свет путеводного шара заплясал неясными бликами.

- А ты, девчонка, знаешь, как это - когда тебя кладут на плаху?! - От жреца несло смертью и грязью, точно так же, как от людоедов. Человеческое в нем будет живо еще несколько восходов солнца, а после разум очиститься для одной единственной мысли - убивать и пожирать людей. - Говоришь, я порченный? А если я пущу тебе кровь и дам твоему телу своей крови - что ты скажешь тогда, а?

Безумный темный взгляд не лгал. Хани даже стало жаль разочаровывать жреца, который, вероятнее всего, припас этот аргумент напоследок.

- Ты еще человек. Все что сможешь - убить меня тут же, размозжить голову или каким-то чародейством жреческим. - Девушка пожала плечами. Вдруг поняла - нет страха.

Жрец тоже понял, потому что отступил назад, сник, будто в его теле размягчились все кости.

- Отпусти меня, - попросил, не поворачивая головы.

- Я не держу тебя, - ответила Хани. - Только прежде ты должен знать, что станешь таким же, как те, которых нынче убивал. И когда ты станешь людоедом, никто не разглядит в твари Шараяны жреца Солнечной. И никто не станет оплакивать тебя.

Банру рванулся к выходу, так ни разу и не взглянув на Хани. Девушка не знала, услыхал ли он ее предостережение. Только несколько долгих, тягучих мгновений смотрела на расщелину, веря - вот сейчас он вернется, осознает ошибку, найдет в себе мужество и примет смерть достойно.

Банру не вернулся. Никто не остановил его. Вместо того, в пещеру сунулась голова одного из служителей Скальда - он поторопил ее. Пришла пора поджигать погребальное ложе северных воинов.

Хани думала, что временя отдавать почести погибшим воинам, сделалось бесконечны. Остановилось с того самого мига как она взяла в руки горящий факел. Произнеся последние молитвы, тронула пламенем щедро политое маслом тело Конунга. Огонь тут же пустился в пляс, разбежался, точно порча шарашей. Девушка зажмурилась, не в силах видеть, как охотно поддается плоть, как легко и споро пузырится и чернеет под пламенем кожа. Хорошо, что время прощальных молитв по Владыке Севера прошло, и пришел час отправить в черное царство павших воинов. В щедрой свите нынче спустится Конунг, подумала Хани, когда вслед за ее огнем, помост с мертвецами-северянами тронули десятки других факелов, как было заведено.

Прошло много времени, прежде чем костры догорели. Раз или два почти уснувшее пламя дразнили новыми порциями масла, и огненный зверь рос с новой силой. Пока от мертвых не осталось лишь пепелище, перемеженное костями, черепами и остатками обгорелых деревянных головешек. Было решено не трогать шарашей - их было так много, что никто не решался касаться поганых тел, что уже начали гнить и испускать зловоние. После к Хани пришли жрецы и попросили ее еще раз поглядеть на тех, кто подхватил заразу. На тот случай, если боги сжалились над чьей-то головой и послали исцеление. Чуда не случилось. Девушка прогнала прочь всякое сожаление. На молчаливый вопрошающий взор служителей, ответила молчаливым же кивком. И пошла прочь, не считая всех, кто теперь примет смерть.

- Фергайра, - остановил ее измученный, но молодой голос. Рука уцепилась в край белого одеяния, в которое Хани переоделась перед ритуалом.

Девушка остановилась, едва заставила себя повернуть голову. Перед ней, стоя коленями в грязной жиже, склонил голову молодой воитель. Он даже не смел посмотреть ей в лицо; отваги хватило лишь на то, чтоб заговорить да тронуть подол.

- Чтоб ты знала, фергайра - я не держу на тебя зла, - сказал он. Плечи обреченного воина подались вверх, будто он вот-вот готовился вскинуть голову, но ничего не случилось - парень по прежнему глядел долу. - Мы славно проредили нынче людоедов, и смерть моя станет ненапрасной. Я сам покорно иду на нее, чтоб не стать чудищем. Проводи нас молитвой, фергайра.

Последние слова он закончил торопливо, с жаром. Их подхватил еще кто-то, и еще, пока все разом северяне не испросили для них молитв.

И Хани провела их. Произнесла над головами обреченных заветные слова, попросила Гартиса принять их достойно. Глядя на склоненные головы, даже не смогла их сосчитать. Было здесь три десятка воинов, четыре или пять - не знала. Но зачем знать? Это все равно смерти, бессмысленные и тяжкие, потому что северянин поднимает оружие на северянина, отнимет жизнь у собрата, такого же как и сам, Скальдова ребенка.

Ночь прошла тяжело. Хоть орда шарашей отступила, дозорные менялись каждый час, на тот случай если придет новая напасть. Вожди не проявляли открытой вражды, отдавая дань умершим. Ни одно бранное слово или ссора не должны были омрачить последний путь воинов Артума. Но тяжкое предчувствие скорого раздора закипало, настоянное на крутом отваре крови и ярости.

Хани спала беспокойно. Птенец, казалось, так и не изменил своего положения. Она несколько раз трогала тонкую кожу под густыми мелкими перьями, убеждаясь, что птенец действительно теплый. Но, как и прежде, он не подавал никаких признаков голода, молчал и все больше становился похож на пернатый шар - не разобрать, где голова, а где крылья и лапы.

Рассвет принес умытое легкой моросью небо. Когда мелкие тучки истаяли, полив землю дождем, вожди собрались на утесе. От старых древ теперь остались только пни да мелкая деревянная стружка, посеянная лихими топорами. Хани, еще сонная после тяжкой ночи, старательно глотала зевоту. Она куталась в тяжелую накидку, скроенную из нескольких овчин белорунных овец. Девушка смутно догадывалась о том, что удумали вожди, и даже собралась отговорить их, но Кород первым успел взять слово.

- Фергайра, мысли у нас есть, - хмуро начал он, оглаживая бороду. Часть косиц в ней обглодал огонь, оставив по себе темный след. - Мы с собратьями оплакали Торхейма, отмолили его путь в царство Гартиса всякими молитвам, какие знали. Теперь же надобно решить, что делать дальше.

- Кород верно говорит, эрель, - подхватил его стоящий позади вождь.

- Молчали бы, нашли время власть делить, стервятники, - огрызнулся Фьёрн.

Хани удивилась его грубости. Этого северянина она знала мало; за все время, что вместе с ним и его отцом Берном провела на “Красном медведе”, обмолвилась с обоими всего парой слов. После, уже на берегу, Берн сам заговаривал с нею, Фьёрн же сторонился, хотя и не выказывал открытого недружелюбия. Сейчас же в молодого воина точно богаш вселился - глаза горели, ладони искали у пояса оголовье рукояти молота. С чего бы случиться такой перемене, подумала Хани, но мысли ее тут же распугал нарочито громкий кашель Берна. Вождь хранил покой на лице. Оставалось только гадать, что за мысли тяготеют над Торхеймовым бастардом.

- Не горячись, Фьёрн, - он положил руку на сыновье плечо. - Пусть Кород скажет, раз ему мочи терпеть нет, а мы послушаем.

Кород с прищуром зыркнул на того, помял в ладони жидкую бороду и снова заговорил.

- Нужно, чтоб кто-то взял верх, эрель, не то быть беде, - сказал он. - Все мы достойны стать приемниками, но с давних времен повелось, что фергайры решают, кому взять власть и занять Браёрон. Всем знамо, что одна фергайра не решает за всех, - будто угадав ее вопрос, тут де прибавил к первым словам, - но воинству нужно решить, что делать теперь, когда нет над нами Конунга и его воли.

Хани хотелось завернуться в мягкую шкуру по самую макушку, спрятаться ото всех глаз, которые глядели то с укором, то с вопросом, а то и вовсе неприязненно. Она не хотела теперь делать то, что с нее требовали. Все они решили, что ей одной под силу сказать, кто будет приемником, хоть и знают, что одним голосом ничего не решить.

- Я не могу, - сказала как могла решительно, чтоб голос не дрожал, точно загнанный гончими заяц. - Знаете же, что Конунга выбирают все сестры Белого шпиля, что же от меня хотите?

- Назвать имя, - сухо бросил кто-то позади.

- Кто я, чтоб приказывать вам? - ответила, не повернув головы. Какая разница, кто был хозяином резких слов, все одно он говорил с молчаливого одобрения остальных. - Мои сестры, верно, давно обернули зеркало в сторону сражения, если в том будет нужда, придут и сами наделят властью достойного.

- А нам-то что делать, пока молчат твои сестры, фергайра?

Под взглядом Корода сделалось холодно, совсем как тогда, в Белом шпиле, когда тело ее омывали перед посвящением. Точно так же перестали покоряться руки и ноги, где-то в горле точно застрял снежный ком - ни вздохнуть полной грудью, ни выдохнуть.

- Плыть домой или погодить, разведать, не придет ли новая беда? - спросил еще один.

- Если уж придет, так ляжем все, тут и думать нечего, - за словами послышался смачный плевок.

Хани поежилась, бегло скользнула взглядом по лицам, ища поддержки. Неужели они вправду не понимают, о чем просят? Толкают ее пойти против укладов и традиций. И кто после будет покрывать ее, выгораживать спиною перед разгневанными сестрами? Никому не станет смелости выступить против почтенных колдуний Севера, а она, молодая да короткая, вот и нет страха ненароком пришибить.

- Уважайте фергайру! - снова полез в драку Фьёрн. В этот раз от Хани не укрылось то, как сильно Берн схватил его плечо - даже пальцы побелели от натуги. Но молодой воин рвался вперед, точно дикий зверь с привязи. - Из всех вас Берн был ближе всего к Конунгу, ему и быть заместо него, пока фергайры не назовут достойного.

Девушка нутром чуяла, как не по нраву пришлись вождям речи Фьёрна. Никто не стал вступать с ним в спор, но поддержки среди защитников Артума тоже не нашлось. Молодой воин отступил, только горестно глянул на Хани. Ей очень хотелось сказать ему хоть малое слово благодарности, но она не смела. Взять теперь чью-то сторону все равно, что бросить топор в гущу воинов - посеять раздор.

- Я не стану делать того, что вам взбрело в голову от меня требовать, - как могла решительно сказала Хани. Главное говорить жестко, чтоб никто не углядел в ее словах слабости и страха. Пусть видят, что воля ее крепка. Сколько раз еще придется обмануть, стать кем-то другим? Чутье подсказывало, что обманам не будет числа. - Если моим сестрам будет угодно теперь же разобраться с именем нового Конунга - они подадут знак. До тех пор нужно ждать.

- Эрель, - в этот раз слово взял Берн, - все ж нужно решить, что дальше делать?

- Так и решите, - Хани беспомощно опустила плечи. Перед глазами все плыло, усталость, которая столько дней зрела, теперь навалилась вся разом. Нужно скорее бежать прочь, пока силы не покинули ее. Не хватало только осрамиться, показать слабость, чтоб воины, и без того не желающие принимать ее колдуньей Севера, вовсе потеряли уважение. - Вас много здесь, пусть решит большинство. Так будет по справедливости. Я же приму всякое решение.

Отчего-то захотелось снова взглянуть на Берна, поискать его одобрения. И увидеть Талаха, хоть бы в последний раз, одним глазком, чтобы не сойти с ума. Но нет больше ни шамаи, ни его крыльев за ее спиной.

Духи и те умолкли.

Раш

Купца он заметил не сразу.

Проведя ночь на какой-то драной мешковине, кутаясь в шкуры, что кое-как спасали от лютого холода, который выбрался на ночной дозор, Раш громко материл ранних жителей деревни. Они встали едва ли не с первым оранжевым облаком на горизонте. Не успело солнце как следует выкатиться на небосвод, а побережье уже превратилось в гудящий улей. Все было точно так же как и в Яркии - никто не скорбел, никто не лил больше слез. Будто ничего не сталось.

Как только дремота покинула его, Раш осмотрелся, прикидывая, стоит ли ополоснуться. После битвы он как следует и не вымылся, только обтерся морской водой, чтоб смыть грязь и потроха шарашей. Теперь же тело свербело почти везде, точно став пристанищем для всех клещей Эзершата. Подойдя к кромке воды, стараясь понять, что творится круг него, карманник зачерпнул полными пригоршнями. Холодно, и воняет отчего-то так, будто рядом потрошит кто тухлую тушу.

Раш умылся, ополоснул шею и подмышки, кое-как одною водой вымыл волосы. И только после увидел купца. Того самого, у кого увел пламенеющий кинжал. Мысль о безвозвратно потерянной хорошей стали, отозвалась неожиданным ударом в бок, да так, что карманник даже поморщился.

Купец стоял чуть поодаль, тоже у самой воды. Море едва забирало на носки его дорогих сапог, а сам таремец задумчиво поглаживал ладони друг о друга. Молнией метнулась мысль - знает ли торговец о пропаже? Конечно знает, пришел сам собою ответ, всякий бы заметил потерю такого затейливого кинжала. Раш пожалел, что не умеет читать мысли. Сейчас бы многое отдал, лишь бы забраться в голову купчишки.

- Холодно сегодня. - Таремец, словно почуяв пристальный взгляд, повернулся в сторону Раша и широко заулыбался.

Карманник не мог не заметить, что на лице его нет и следа царапин, да и сам торговец выглядит так, точно всю битву просидел в потайном схроне. Не исключено, что так оно и есть, подумал карманник, сполоснул руки до самых локтей, и натяну рубаху. От нее разило потом и морем, на ткани остались темные пятна грязи, но другой не было. Остальные вещи пришлось сжечь - после сражения они пришили в полную негодность.

- Мне кажется знакомым твое лицо, - не унимался таремец.

Раш мысленно проклял его, попятился, стараясь не поднимать лица. Хоть, что это даст? Здесь, на берегу, они все в куче, точно кролики в клети, никуда не деться, если уж купец и впрямь его признал. Но как? Он мог поклясться, что не поднял никакого переполоха, когда кинжал уже был в его руках, и таремец, и его охранник, дрыхли как перед смертью. Когда обнаружили пропажу и кинулись искать, - Раш не сомневался, что так и сталось, - Арэн мигом все понял. Только сказал ли он, кто украл? Вряд ли.

- Многие так говорят, - ответил Раш, всем видом показывая, что разговор ему не интересен. Мысленно попросил Карриту отвадить от него торговца. - Особенно продажные девки с кучей сопливых ублюдков. Тут же и лицо вспоминают, и чуть не точно сказать могут, в каком лике луна была, когда я их обрюхатил.

- Я видел тебя в Яркии, вместе с господином Арэном из Шаам. - Таремец прытко шел на него; его ноги резво мяли мокрый песок, а улыбка растянулась чуть не до ушей. Поравнявшись с Рашем, таремец еще раз окинул карманника взглядом.

Раш готовился уносить ноги. И что за напасть привела его следом за Арэном в Северные земли! Дня такого не было с того мига, когда кони их пересекли границу заснеженных просторов, чтоб он не корил себя за поспешность. Может сейчас бы прохлаждался в постели с парочкой молодух мамаши Модры, той, что держала таверну с “изысканными угощениями” в мелком городишке на окраине Дасирии

- Господин, - таремец изо всех сил старался не подать виду, что называть так насквозь грязного человека ему несподручно, но карманник видел фальшь. - Охранник мой нынче пал в бою. Бестолковый идиот, которому я имел неосторожность заплатить. А он только то и делал, что пил да чрево набивал, а вот же - удумал еще воевать. И хоть проку с него так и так было мало, теперь я остался вовсе беспомощным, точно дитя малое.

Раш насторожился, хоть и продолжал держаться особняком, изображая вид, будто небо и просторы Артума занимают его куда больше, чем речи собеседника. Но торговца это нисколько не смущало. Напротив, он подступался все ближе и ближе, выворачиваясь так, чтоб непременно глядеть карманнику глаза в глаза.

- Я предлагал другу вашему, Арэну из Шаам быть моим, как бы так лучше выразиться… - Таремец мялся, гладил ладони, точно смывал с них невидимую грязь. - Мне надобна защита, господин. Умелый с оружием воин, и не трус, и чтоб толк знал, как уберечь мое имущество. Товара у меня множество, только жадных людей так же без счету, как звезд на небе в летнюю ночь. Я же готов платить золотом. - Тут таремец хитро сощурил и без того маленькие глазки, так, что они сложились тонкими узкими полосами, и прибавил, чуть понизив голос: - И еще у меня есть несколько занятных вещиц, которые могли бы пригодиться смельчаку. Ручаюсь, что они родом из Шаймерской пустыни, получены мною из рук в руки, цены им нет. И я, если бы нашелся добрый человек и помог мне перестать бояться каждой тени, готов подарить ему одну из них. Любую, какую тот пожелает.

“Знаю я твои шаймерские “вещицы”, - чуть было не сорвалось у Раша, но карманник только удивленно вскинул бровь. Предложение таремца пришлось как нельзя кстати. Мало того, что тот, по всему видать, знать не знает, что собирается нанять на службу грабителя, так еще и предлагает заплатить. Интересно, сколько же готов выложить торговец? Таремские торгаши, за редкими исключениями, все до одного были скупыми - это в Эзершате знал всякий. Потому-то вольные наемники не спешили связываться с торговыми таремскими караванами, боясь остаться с носом. Но тот, что теперь стоял напротив Раша и заискивающе глядел ему чуть не в рот, выглядел перепуганным и готовым на все, лишь бы сохранить свою жизнь. Курица зовет лиса постеречь ее сон, подумал карманник, все еще храня отрешенный взгляд. То, что таремец при первой же оказии постарается надуть его, Раш не ставил под сомнение. Но с другой стороны, у торгаша наверняка мошна от золота по швам лезет, да и скарб всякий имеется, которым можно поживиться. Карманник знал, что не останется без наживы, но предпочел набить себе цену, поглядеть, насколько таремцу в заду свербит от страха.

- Ты на что это, добрый господин, намекаешь? - Спросил с напускной строгостью.

- Я только говорю, что готов платить достойно, за достойную работу, - юлил торгаш.

Раша начали раздражать его снующие ладони и то, как таремец лезет ему чуть не в рот. Поэтому, без всяких церемоний, отстранил торговца рукой и зашагал вперед, всем видом показывая, что тому стоит поискать в другом месте. Он почти не сомневался, что таремец не раз предлагал свои услуги кому-то из воинов, наверняка рассчитывая нажиться на их глупости, да не тут то было.

- Господин, прошу тебя, не торопись с ответом! - Торговец не отставал и громко сопел позади Раша.

Карманник чуть замедлил шаг, дав обогнать себя, чем тот тут же воспользовался. Лоб таремца покрыли мелкие морщины, крохотные глазки бегали туда-сюда.

- Не горячись, господин, давай все обсудим. Я вижу, что ты славный воин. Признаюсь честно, мне совсем не по душе местный сброд, того и гляди пришибут, слова не скажи, все косо смотрят. А я вижу, что нам с тобой можно договориться. Понимания между нами больше, чужестранец.

Рашу вдруг сделалось гадливо от такого сравнения. С какого дива торгаш всех своей мерой меряет?

- Ты, сдается мне, из та-хирцев вышел.

- С чего бы? - Не удержался от вопроса карманник.

- Невысокий, черноглазый да темноволосый, лицо ладное, руки тонкие, пальцы такие, что только бы легкой сабелькой управляться. Думаешь, я вовсе слеп и глуп, господин? Я, может, трус и никогда тяжелее пера ничего в руке не держал, но глаз у меня зоркий, всякое подмечаю.

Раш перестал валять дурака. Торгаш-то оказался ловок, взял его с того боку, где Раш меньше всего удара ждал.

- Я из пены вышел, - сказал нарочно громко, да смехом разбавил. Пусть теперь сам разбирает - прав ли. - Так что же мое будет, если договоримся?

- Краты или кое-что из моих диковинок. О, у меня есть прекрасная тонкая кольчуга, легче пуха, а еще знатный красный щит. И пара клинков чудесного железа, такого прочного, что могут запросто камень нарезать тонкими ломтями.

- А золотом сколько дашь? - Продолжал торговаться Раш.

Краем глаза он заметил Миэ, которая направлялась в их сторону. Лицо волшебницы было смурным, будто она челом собрала грозовые тучи со всех округ.

- Пятьдесят, - как-то уж слишком быстро ответил торговец. - Но у меня условие - я заплачу только четверть теперь, а остальное - когда окажусь в безопасности, и больше не буду нуждаться в твоих услугах.

- И где же, по-твоему, такое место?

- Сдается мне, что северные воины теперь отправятся в столицу Артума, а деревенские вернутся в Яркию, раз орды шарашей удалось остановить. Признаться, мне более всего мил дом родной, только раз выпала оказия отправиться в Сьёрг, почему бы и не воспользоваться ею. Думаю, что как только корабли зайдут в гавани северной столицы, я тут же отправлюсь искать наемных охранников. Как только найду таких - будем считать твою часть уговора выполненной. Как видишь - я собираюсь щедро заплатить за пустяшную работу.

Карманник ни верил ни единому слову. Еще не получив согласия, таремец же собирался надуть его. Как только торгаш поймет, что больше нет нужды прятаться за спину охранника, он тут же забудет о своих обещаниях. Но карманник тоже не собирался держать своих обещаний: хоть бы сколько не предложил купец, Раш прежде всего ценил свою шкуру. Но говорить о том не собирался, сделав вид, что предложение его заинтересовало.

- По рукам, - согласился Раш.

Таремец просиял, точно новенькая монета.

- Вот и славно! - Он тут же осекся, сделал шаг назад и, только теперь спохватившись, назвал себя. - Меня Дюран зовут, чужестранец. Назови мне теперь свое имя и скрепим наш уговор пред глазами служителя. Пусть Владыки над нами станут свидетелями сделки.

- Раш, - буркнул карманник.

Тут их и застала Миэ. Волшебница перевела взгляд с одного на другого, в глазах ее читался вопрос. Дюран, завидев женщину, раскланялся, залебезил, точно видел перед собою морскую деву. Миэ ответила ему тем же, сдержанно и вежливо прикрылась улыбкой

- Мы уж так переволновались, госпожа Миэ, когда обвал случился, - брови его поползли кончиками вниз, того и гляди слезу пустит. - Так хорошо, что вы живы, госпожа. Северные земли теперь, увы, небезопасны.

- Хвала богам, еще остались смелые воины, готовые выступить против всякого зла. - Волшебница выразительно смерила его взглядом.

- Тогда не стану мешать вашему разговору, - поспешно ответил Дюран. - Только поторопись, чужестранец, чтобы служители скрепили наш уговор молитвами.

Раш уже не слушал его, вместо этого оценивающе посмотрел на свою спутницу по несчастьям в Северных землях. Она провела торговца долгим взглядом, посмотрела на карманника так, будто он только что душу продал самому жадному харсту.

- Что? - Раш не стал дожидаться пока она задаст вопрос и спросил первым.

- Надеюсь, ты не нанялся охранять этого господина, - последние слова она произнесла так, словно жевала распоследнюю дрянь.

- Тебе-то что с того? - Карманник спешно залез в меховой тулуп, завязал ремни накидки. После утреннего “купания” чистым он себя по-прежнему не чувствовал.

- Думаешь, я совсем дура и не догадалась, кто у торговца кинжал увел, а?

- Главное, чтоб он сам о том не прознал, а то мало ли- донесут доброжелатели, а у северных дикарей разговор с ворами один - раз! и укоротили на голову. - Раш осекся. Взгляд Миэ не предвещал ничего хорошего. Только теперь будто пелена спала с глаз: он заметил покрасневшие глаза таремки, ее распухший нос и искусанные в кровь губы. - Что сталось, Миэ?

Вместо ответа женщина показала ему спину, но не торопилась уходить. Ее плечи мелко дрожали. Раш потянулся было, чтоб успокоить, но спешно убрал руку. Зачем? Жалость ее только раззадорит, а злить волшебницу Рашу не хотелось. Убить может и не убьет, но зад подпалит по самые яйца.

- Ты где вчера был? - В голосе таремки звучал укор.

- Спал, - ответил Раш, все так же не понимая, чем успел провиниться перед волшебницей. С того времени как сошел с “Красного медведя”, не выпало случая поговорить с друзьями. Жрец куда-то пропал, наверное, как всегда, молился где-то Лассиии, Арэн лежал в беспамятстве, а сама волшебница так и вовсе впервые дала о себе знать. Наверняка распускала хвост перед северянами или волосы чесала.

- Северяне Банру убили, - совсем глухо, почти шепотом, сказала Миэ.

- Как … убили? - переспросил карманник, не сразу поняв смысл слов.

- Вот так, убили!

Таремка сорвалась на крик, обернулась, да так резко, что едва не упала, запутавшись в собственных ногах. Раш вовремя подхватил ее, но Миэ вырвалась. Глаза ее стали мокрыми от слез. Карманник оторопел, первое время совершенно растерянный: он впервые, кажется, за все время, что знал таремку, видел ее плачущей.

- Погоди ты, объясни толком, - попытался утихомирить подругу Раш, храня слабую надежду, что женщина, от усталости и пережитого, не ведает, что говорит.

- Чего тут объяснять?! - Вскипела она. Беспорядочно взмахнула руками, мотнула головой, дав волю рыданиям. - Эта колдунья, мелкая соплячка, сказала, что теперь в крови Банру порча и его нужно убить, чтоб он не стал таким как шараши. Видел бы ты ее взгляд, ни дать ни взять вершительницей судеб себя возомнила, фергайра!

Раш успел прикусил язык, на котором вертелось ругательство. Не может быть, чтобы Банру… Карманнику никогда не нравился темнокожий жрец. В тот день, когда они наткнулись на иджальца в таверне какого-то рхельского поселения, он первым был против, чтоб таскать его за собою. Может, Банру и был справным лекарем, только проку от него было чуть: одни молитвы да целебные варева. Хоть было дело, когда жрец исцелял его жреческой магий, только Раш мог бы на пальцах посчитать те случаи.

Но, несмотря на неприязнь, Рашу не хотелось верить, что жреца больше нет среди живых.

- Он от шарашей заразу подхватил? - Переспросил карманник, чувствуя себя недоумком.

Миэ молчала.

- И ничего нельзя сделать?

- Ты слышишь меня или разум тебя покинул? Вчера еще… - Она умолкла. - Я искала хоть кого, чтоб помог мне, но Арэн лежит в беспамятстве, а тебя и свет простыл. Никто из северян не захотел мне помочь, я бросалась в ноги жрецам, умоляла спасти его, найти хоть какие чары, но все отворачивались, точно меня тьма взяла.

Раш не находил слов. И нужны ли они Миэ? Волшебница стояла, обхватив руками плечи, будто укрывала сама себя от мира.

Он хорошо помнил, как поступили с порченными в Яркии, хоть и не видел самой расправы. Деревенские не роптали, молча шли на участь, точно безмозглые бараны под нож мясника. Никто не заламывал рук, никто не проклинал судьбу. Может, то и были варварские нравы, но если б его самого постигла участь стать одним из глодателей человеческих костей, карманник не задумываясь дал перерезать себе глотку. Даже если бы по нему рыдала самая красивая дева Эзершата. Лучше смерть. Смерть всегда самый подходящий выбор, если ничего иного не остается.

- Эти варвары сожгли его, - как-то совсем глухо простонала Миэ. - Я даже не смогла проститься.

- Может, так оно и лучше, - ответил Раш. - Думается мне, наш славный Банру сам не мог бы пожелать для себя лучшей участи. Пусть найдет покой в царстве Гартиса, думаю, такая праведная душа не найдет там для себя страданий.

Миэ оставила его слова без ответа. Какое-то время они молча стояли на берегу. Северяне же начали грузиться на драккары. Деревенские собрали нехитрый скарб. Теперь над ними заправлял какой-то здоровяк с кривым носом. Он был крикливым и бранился через слово.

Карманник поймал себя на мысли, что нутро его зачерствело. Словно Артумские холод все разом нашли приют в его костях.

- Что нам теперь делать, Раш? - Таремка взглянула на него полными усталости глазами.

Он пожал плечами.

- А есть выбор? Все равно пока Арэн не встанет на ноги, нам придется оставаться в Северных землях. Поплывем в столицу, а там видно будет.

- Ты вправду согласился помогать торговцу? - Неожиданно сменила тему Миэ.

Карманник скосил на нее взгляд. Что она так волнуется, словно он душу харстам продал за медную полушку?

- Я хоть сама таремка и почем зря чернить своего не стану, только Дюран мне не по душе. Он Арэна нанять хотел, но тот отказал. Видать, решил купить тебя.

- Арэн пообещал мне золота как только приедем на Север и доставим письма. Я уж сколько раз жизнью рисковал, что притомился ждать обещанных кратов.

- Купец тебя одурачит - ты и глазом моргнуть не успеешь.

- Плохо ты меня знаешь, - буркнул Раш.

Катарина

Никогда прежде она не чувствовала себя так. Словно ее бросили на пол и обтерли ноги все, до самого жалкого раба. Леди Ластрик металась по коридорам Замка на Пике, не находя себе места нигде, даже в любимой оранжерее, где всегда чувствовала умиротворение.

Многоликий потерял дратова бастарда, Саа-Рош вовсе был непонятно где. Когда мальчишка принес дурную весть, Катарина велела не показываться ей на глаза. И он, послушный, исчез. Прошло несколько дней, леди Ластрик металась по замку, пытаясь собрать вместе то, что разбилось мелкой крошкой. Многоликий же точно растворился. Она то и дело ловила себя на том, что слышит его вкрадчивый шаг, чувствует дыхание у себя на затылке, но каждый раз, стоило только обернуться, спутницей оказывалась пустота.

План, который леди Ластрик взрастила с таким трудом, разбился. Как хрупкая ваза иджальской работы, что когда-то была подарена ей братом. Фиранд трижды предупреждал, что фарфоровый сосуд слишком тонкий, но Катарина не смогла его уберечь. Ваза разбилась на многие мелкие осколки, которые было уже не собрать. Только теперь отчаяние Катарины не знало границ.

Фиранд отбыл в море с армадой, груженной разными товарами, а ей, несмотря на все протесты, велел оставаться дома. И Катарина знала, когда лучше не идти против воли брата. Достаточно того, что теперь ко всем несчастьям, добавилось еще одно. И звали его Яфа, рхельская царевна. После того, как Шиалистан привселюдно разоблачил Фарилиссу, более не было нужды принимать в свой дом обесчещенную девчонку. Катарина привыкла держать слово, но сделка перестала быть важной. По замыслу леди Ластрик, выдать рождение Нинэвель следовало после того, как рхельский шакал встал бы с нею под брачные молитвы. Тогда ему не нашлось бы слов, чтоб выбелить себя. Но Шиалистан откуда-то первым прознал о ее планах. Он всегда был на шаг вперед. Многоликий рассказывал: в тот день, когда они с бывшим советником наведались в храм Эрбата, что в Северной столице, Дратов бастард торопливо собирал пожитки и все кричал, что ничего не знает. Не мог же он и в самом деле быть озаренным божьей милостью и знать, кто и с какими намерениями придет по его гадкую душонку. Только тот клялся и божился всеми святыми ликами, что знать ничего не знает: получил птицу с письмом, где ему было велено поскорее уносить ноги из Сьёрга. Письмо то, стоило его прочесть, стало прахом, а вместе с ним и птица. Если только Дратов бастард с перепугу не тронулся умом. Катарина велела вызвать к себе мастера-волшебника, рассказала ему все, как передал Многоликий, и поставила один единственный вопрос: кто мог сотворить такое волшебство? Сама она мало что смыслила в чародействе, но еще с детства помнила многих волшебников, которые проходили через Замок на Пике. Кто-то оставался, кто-то сразу был отвергнут. Некоторые встречали в замке свою старость и мирную смерть. Как бы там ни был, но леди Ластрик нагляделась на всякие диковинки, чтоб понимать - то, о чем говорил бастард, никогда прежде не встречалось и не упоминалось.

Мастер-волшебник долго гладил бороду, украшенную золотыми шнурками, теребил край рукава тонкими сухими пальцами, и все больше хмурился.

- Только одна мне магия известна, чтоб превращала мертвое в живое, а живое - в мертвое. Темная богиня Шараяна дает такие чары своим волшебникам. - И скривился, неумело пряча за брезгливостью страх. Все презирали Шараяну, но все же ее и боялись.

- Откуда бы взяться в Артуме чародею с черной отметиной? - Леди Ластрик, по природе своей склонной подвергать сомнению все, прежде чем принимать на веру, слова волшебника показались выдумками. - Может, ты незнание свое прячешь, а?

Старик затрясся, побагровел точно ошпаренный рак. На покрасневшем лбу проступили белесые росчерки множества морщин.

- Госпожа, если ты не желаешь верить моим словам, то мне очень прискорбно, что я…

Она жестом велела ему умолкнуть. Слушать старческие стенания да глядеть, как немощный убивается в приступе ужаленной гордыни, Катарина не желала. Вместо того она велела ему сесть и замолкнуть, а сама подошла к окну и долго думала, прикидывая - откуда бы взяться в Северных землях черному волшебнику. Северяне, если и прославились по миру чем-то, кроме своего исполинского роста и мелкого ума, так же были известны как яростные ненавистники всякого, кого отметила Шараяна. Никто, на всех просторах Эзершата, до самых Краев мира, не почитал богиню Темной магии. Но в Народе драконов иногда прибегали к ее темной магии, а эфратийцы нарочно держали отмеченных Шараяной в зачарованных цепях, чтоб не гневить богиню смертью тех, кого она одарила. И только артумцы убивали всех, не глядя младенец то, или юная дева.

- Как думаешь, сильный то мог быть чародей? - Не отводя взгляда от грозного моря, спросила Катарина мастера-волшебника.

- Должно быть, госпожа, я темной магии вовсе никогда даже не трогал, знаю лишь, что иногда находил в древних книгах. В библиотеке твоего брата, господина Фиранда, есть такие редкие труды, что я могу теперь спокойно отправиться к Гартису, зная многие истины бытия.

Леди Ластрик понятия не имела, о каких книгах толкует чародей, потому все ж обернулась, чтоб обрушить на него свое недовольство. Неужто старик до сих пор не взял в толк, что нужно отвечать прямо, когда госпожа спрашивает?!

Тот, видать, мигом понял, что хватанул лишку, и поспешил ретироваться.

- Я хочу сказать, госпожа, что не так сильно знаком с черным волшебством и другими темными искусствами, которые дает своим отмеченным Шараяна, чтоб знать наверняка о том, что ты изволила спросить. Не хотел вводить тебя в заблуждение догадками, госпожа.

- Введи уж, - она снова повернулась к окну. Узкий проем в стене, зарешеченный с внешней стороны - здесь, в Замке на Пике, окна были не в чести.

- Это догадки только, госпожа, но возьму на себя смелось утверждать, что нужно обладать достаточного уровня мастерством, чтоб сотворить чародейство достаточной силы. Птица могла прилететь издалека, в Артуме бы только безумец стал так глупо выказывать себя. А раз так, то силы волшебника можно смело множить надвое.

Эфратиец? Или все же кто-то из Народа драконов? Леди Ластрик перебирала в голове всякие варианты. “Нет, не в ту сторону я гляжу”, - остановила себя Катарина. Что за выгода может быть у обоих народов в том, чтобы расстроить ее планы? Эфратийцы жили так же близко к южной части Края, как артумцы - к северной. И ровно так же, как они, чуть больше, чем полностью, сторонились остального мира. Впрочем, леди Ластрик отметила себе обязательно, еще раз изучить все семейное древо крови Гирама, чтоб увериться - не отыскались ли в жарких землях далекие наследники. В эту верилось мало, но таремка никогда ничего не сбрасывала со счетов, не перепроверив.

Народ драконов? Эти люди были едва ли не самой большой загадкой Эзершата, и в таинственности уступали разве что шайрам, с их бескрайними вековыми лесами. Наездники на ящерах, долговязые, плосконосые и нескладные, жили по своим собственным законам, без оглядки на остальных. Они с ящерами рождались, на ящерах же и умирали. Люди чешуи и камня. Кровосмешательство с другими народами у них каралось смертью. Разве что… Катарина так же не стала спешить отшвыривать их роль в игре за императорский престол.

- Если госпожа позволит мне, - несмело начал мастер волшебник, спрятал руки в широкие рукава мантии и как-то весь будто сжался.

- Говори, - приказала Катарина.

- Пусть мои слова не растревожат твой покой, но сдается мне, тут не обошлось без румийского черного колдовства.

Катарине пришлось прикусить себе язык, чтобы не выругаться. И как ей самой в голову не пришло в первую очередь подумать на этих отшельников, проклинаемых всем миром? Много-много лет назад, так давно, что не во всяких летописях сохранились о том упоминания, когда центром Эзершату была великая земля, плодородная и благодатная, самым великим государством была Шаймерия. Один из жреческих кланов осмелился пойти против воли богов, сотворил великий артефакт и с его помощью вернул к жизни мертвеца. Боги прокляли непокорных, покарали их вечным уродством и десятью десятками болезней, и сослали на самый далекий остров в Белом океане, лишив всякой связи с остальным миром. Все думали, что непокорные сгинут, выродившись. Шли годы, забывалось старое, шаймеры ушли в небытие, и из остатков великого народа вышли другие люди, которые построили другие города, собрали круг себя единодумцев и стали называться рхельцами, дасирийцами, таремцами и многими другими… Про сосланных жрецов и думать забыли, до тех пор пока однажды кому-то из купцов не взбрело в голову разведать о новых землях. Скоро он вернулся с вестью об острове, где живут изуродованные люди, которые называют себя румийцами, поклоняются одной только Шараяне и творят страшные колдовства. Тут же всплыло старое проклятие, пошла молва о приближающемся часе испытаний. И, нарочно ли или по совпадению, в самый разгар войны меж Дасирийской империей и Рхелем, “ожил” вулкан. Те, кому посчастливилось выжить, говорили, будто гора выросла прямо из-под земли и запылала ярче солнца. Все свернули на румийцев и их черную магию. А прошло еще немного времени, и Проклятый народ снова заявил о себе, наслав мор на Артум. Много минуло лет, прежде чем северный народ вернул себе былую силу. Может оттого артумцы так яростно ненавидели теперь румийцев.

Как бы там ни было, а всякие попытки сразить черных волшебников клинком и светлой магией заканчивались неудачей. Даже мощи прославленного таремского флота не хватило, чтоб приблизиться к румийскому острову, будто сама Шараяна отгородила своих детей невидимой преградой, а на обидчиков насылала молнии, порчи, полчища ядовитой мошкары. Однако, ходили сплетни, - и Катарина склонялась к мысли, что они взяты не с пустого трепа, - будто румийцы уж давно ведут торг с та-хирскими пиратами. От них же узнают обо всем, что творится в Эзершате.

- Госпожа? - Осторожно окликнул ее волшебник, боясь схлопотать за то, что сунулся под руку не вовремя.

- Ступай, - прогнала старика Катарина.

Тот торопливо, насколько позволяли разбитые болезнями ноги, покинул библиотеку.

С того разговора минуло два дня, и не было такого мгновения, чтобы леди Ластрик не пребывала в дурном расположении духа. Так было и сегодня. Она обругала рабынь, одну отходила палкой, обозвала сенешаль седой мартышкой и, чего не случалось раньше, отказалась сыграть с племянником в шахматы.

Зато гнев на Многоликого прошел. Зная, что мальчишка прячется так, чтоб никто не нашел его, Катарина достала бумагу, перо и написала всего несколько слов. После оставила все это на столе в своих личных покоях и ушла бродить по замку, растревоженная тяжелыми думами. Многоликий прочтет послание и сам найдет меня, - решила Катарина и не ошиблась. Не прошло и часа, как мальчишка появился.

Леди Ластрик отдыхала в высоком кресле на веранде, укутавшись в тяжелые толстошерстяные покрывала. Который день вместе с тревогой ее донимал и озноб. В Тарем пришло тепло, но солнце вот уже который день сидело в плену у туч, а ветер только сильнее нагонял серых стражников, готовых вот-вот обрушить на город ливень.

- Ты звала меня, госпожа? - Мальчишка подкрался тихой кошкой.

Несмотря на то, что леди Ластрик ждала его появления в любой момент, он смог испугать ее. Катарина вскрикнула и тут же взяла себя в руки, нарочно отворачиваясь от виноватого.

- Хоть ко мне-то можешь не подкрадываться? - попросила сухо.

Мальчишке хватило ума промолчать, но Катарина видела, как под серой кожей на скуле задергались желваки.

- Я могу уйти, если прикажешь, - покорно ответил тот, как всегда блеклым голосом, будто говорил со стеной.

За спиною Многоликого висела лютня, и Катарина могла спорить на сотню дмейров, что он нарочно прихватил свою звонкострунную подругу. Женщина велела ему сесть рядом. Мальчика покорно пристроился у ее ног, будто холодный гранит не грыз его за зад. Леди Ластрик позволила себе побыть злой, обождала немного, и только потом великодушно протянула ему подушку. Мальчишка молча принял ее, изловчившись тронуть ладонь хозяйки - от холода его пальцев кожу Катарины будто обдало жаром. Она фыркнула, сжалилась окончательно и потрепала его по волосам. После велела рабыне принести еще покрывал и только когда Многоликий завернулся в них, взялась говорить.

- Расскажи мне еще раз, что приключилось с вами в Ишаре.

Не было нужды просить его не лгать.

Мальчишка не стал испытывать терпение госпожи и тут же начал.

- Когда взяли бастарда, сразу направились в Иштар. Правда, по пути, у самого храма, мне встретился один человек. - Многоликий заметно дернулся, как от озноба, но Катарине отчего-то показалось, будто он поддался дрожи вовсе не от холода.

- Что за человек? - Когда она впервые слышала эту историю, ей дела не было до злоключений Многоликого, до того, как тот прибыл Иштар. Потому слушала она невнимательно. Теперь же, когда голова остыла и пришел черед думать трезво, Катарина желала знать все, хоть бы для того пришлось заставить мальчишку рассказать весь путь по шагам.

Он не сразу ответил, чего Катарина прежде не замечала.

-Думаю, что то был один из братьев Послесвета. Я видел у него кинжал. Такой можно получить только после всех испытаний и благословений.

- Уверен? - Таремка знала, как сильно Многоликий опасается мести тех, кому ранее служил. А у страха глаза велики, тем более, если за тобой и впрямь охотятся самые натасканные и опасные убийцы Эзершата. Мало ли чего могло с перепугусперепугу привидится мальчишке.

- Он был не так ловок, но быстр и скор, - насупился Многоликий. - И глаза меня никогда прежде не подводили, госпожа. Я видел в его руке кинжал с ртутной змеей в рукояти. Видел так же ясно, как теперь вижу твой прекрасный лик. Но я отбил у него охоту тягаться со мной.

- Убил? - Катарина задержала руку над лохматой головой, дожидаясь ответа.

- Нет, - нехотя ответил Многоликий. - Бросил громельный камень, чтоб не плелся за нами. Думаю, он после того еще долго на ноги встать не мог, если конечно ему посчастливилось остаться живым.

- Отчего же не убил?

- Братьям Послесвета и без того есть за что мне шкуру покромсать ржавыми ножами. Если еще одного жизни лишу - обозлятся больше прежнего. Как бы не стали мстить тому, что мне дорого, чтобы уязвить меня и ослабить.

Мутные светлые глаза выразительно глянули на нее, мол, знаешь, о ком я говорю. Леди Ластрик знала. Как знала и то, что мальчишка не так прост и наивен, а уж благородство и забота о ее жизни ему вовсе не по нутру. Но она сделал вид, что верит. Он же, в свою очередь, сделает вид, что верит, будто поверила она.

- Что было потом?

- Мы выехали из Сьёрга тем же путем, что и приехали. Зашли в портал и вышли уже около Иштара. По пути от самого портала до городских ворот ни единой живой души не встретили. Разве что ранних пастухов. В городе на нас никто внимания не обратил. Я немного побродил с этими двумя, попетлял улицами, приглядывал, не идет ли кто следом. Потом мы зашли в “Железного вепря”. Хороший притон для тех, кто не хочет рожей светить - хозяин молчун, посетители все как один воры да разбойники, сами прячутся в капюшоны и другим под них не заглядывают.

- Но именно там, если я верно расслышала в первый раз, вас и поймали. - Катарина продолжала гладить обкромсанные лохмы мальчишки.

Под пальцами будто разожгли пламень, так сделалось горячо ладони. Леди Ластрик могла спорить, что чувствует всю злость мальчишки.

- Я не знаю отчего так вышло, госпожа моя. Мы смени одежды несколько раз, делали это тайно, чтоб никто не видел и задолго до того, как войти в дасирийскую столицу. Знаю, ничто не может смыть мой позор перед тобою, но я готов искупить всяким путем, каким тебе будет угодно меня покарать.

Его наигранная покорность привлекала Катарину. Они ходили друг вокруг друга, точно два хитрых лиса, деланно припадали на лапы, выказывая покорность и смирение, а сами меж тем выискивали слабое место. Таремке нравилась игра. Она напоминала, какой бедой может обернуться расслабленность.

- Я не собираюсь тебя мучить, - ответила она искренне. Тем более знала - захоти она и впрямь разделаться с ним, мальчишка либо сбежит, либо прирежет ее. Второй вариант виделся Катарине более вероятным. Пусть Многоликий виляет хвостом, прижимает уши и кормиться с ее руки, это не отменяет того, что он, не задумываясь, пустит кровь своей благодетельнице. - Не скрою, я огорчена. Ты не сделал того, в чем я положилась на тебя больше, чем на себя саму. Но так же знаю, что ты бы никогда не допустил оплошность, если бы противник был тебе ровней.

Он вскинул голову. Губы на бледном лице вытянулись чертой, глаза хранили немой вопль ярости. Катарина таки смогла зацепить мальчишку за живое, чего в точности добивалась. Он раб не ее денег, не замковых стен или обещания, которое когда-то дал своей госпоже. Многоликий уже многие годы был невольником гордыни. Все, что делал мальчишка так или иначе служило одной цели - доказать себе самому, как он силен. А заодно и всем остальным. Может даже бывшим братьям.

- Госпожа моя, только прикажи…

Жестом она велела ему замолчать. Не время еще, пусть “зреет”, стервенеет.

- Сперва расскажи мне, что было потом. Мне покоя не дает, куда мог запропаститься жирный хряк Саа-Рош. Может он язык распустил, а?

- Я глядел за ним все время, как ты велела. Он только трясся всю дорогу. Зря не дала прирезать его, госпожа. - Многоликий печально вздохнул, будто ребенок, которому не хватило малинового леденца. - Не он предал, могу тебя в том уверить, но никто бы не стал горевать за таким. А теперь - поди знай, где и что он. Если сам пойдет к рхельскому шакалу непременно болтать начнет.

- Саа-Рош скорее себе язык откусит, да отросток харстам даст отнять, лишь бы подальше от Шиалистана. Знает, что тот его щедро наградит за предательство, отсыплет плетей без счету и палачу отдаст на потеху. Думается мне, что наш жадный боров схоронился у кого-то из давнишних друзей или теперешних соратников. Не ему одному свербит, как Шиалистан ловко всех вокруг да около водит. Дальше рассказывай, все знать хочу.

Многоликий послушно продолжил.

- Не много времени прошло, когда в “Железного вепря” зашли стражники. Мы только есть сели. - Мальчишка, словно вспомнив что-то, покосился на обожженную тыльную сторону ладони. - С ними девка была, вся в черном, здоровая каланча. Бросились на нас. Сразу, даже не шибко по сторонам озирались. Видать точно знали за кем пришли.

Леди Ластрик кивнула, соглашаясь. Чем больше она вслушивалась в рассказ мальчишки, тем больше уверялась, что следом за ними кто-то шел. Но как так могло случиться, что Многоликий ничего не заметил?

- Эта каланча сразу за ублюдком сунулась. Тот в ноги бухнулся и все, никак его не взять. Хотел прирезать, но не успел. Сиганул в окно, долго по городу бегал, пока след мой не затерялся. Пришлось до самой ночи с бедняками околачиваться, чтобы не поймали. Купил у какого-то оборванца его лохмотья, перепачкал рожу, чтоб на болячки было похоже и уж после выбрался из города. - Многоликий коротко хмыкнул. - Стражники и не остановили даже, стоило лицо показать из капюшона. Еще и расступились.

Катарина не сомневалась - если мальчишка взялся прикидываться кем-то другим, то у него это непременно получится. Потому и звался Многоликим, что менял личины точно модница ленты.

- Куда Саа-Рош делся - не разглядел, - добавил он. - Помню, что за столом сидел по правую руку, а когда пришли псы - словно растворился.

- Ой ли, - скорее самой себе, чем мальчишке, сказала Катарина. - Не с его брюхом быть прытким да юрким, чтоб сквозь щель просочиться. Но и у рхельского шакала его нет, а не то к нам давно бы наведались его шакалята, журить а наставлять, чтоб не лезли куда не следует. Прячется бывший советник, сидит в темном подполе и дрожит на нужнике, слушает, считает каждый шаг - не по его ли душу пришли. А раз так, - леди Ластрик позволила себе улыбку, - значит скоро объявится. Некуда ему больше деваться, кроме как просить у Тарема защиты.

- Дашь мне убить его? - Мальчишка с надеждой посмотрел на нее. Катарине вдруг снова показалось, что лицо Многоликого играет оскалом, точно под серой кожей жил кто-то другой, спрятанный до поры до времени. - Какой с него теперь прок?

Леди Ластрик откинулась на спинку кресла, зажмурилась.

- Сыграй мне, раз принес лютню.

Когда тишину нарушил первый осторожный плачь струн, Катарина поправила покрывала, чтобы они согревали всякую часть ее тела, и принялась заново строить то, что было сломано Шиалистаном. Чем теперь владеет регент, какие ниточки держит в руках и кого за них дергает? Любой мало-мальски сильный жрец скажет от семени Дратова ли бастарда зачата Нинэвель. После того Шиалистан, вернее всего, избавится от кобеля, но и ей, Катарине, он теперь был не нужен. Леди Ластрик сбросила его со счетов без сожаления.

Но даже если так - Шиалистан теперь лишь регент, временная личность, которого выбрало бестолковое людское стадо. Верховные служители приложат все усилия, чтоб правление самовыдвиженца закончилось как можно скорее. Но как? Катарина, будь на их месте, взялась бы как можно скорее искать наследников. Всех, кто может носить кровь Гирама. Неважно, сколько капель ее будет в жилах потенциального императора. Или императрицы. В Дасирии не было времен, чтоб на троне сидела женщина, но теперь, доведенные до отчаяния, когда страна вот-вот добровольно отдаться в руки чужаку, Верховные служители и настроенная против Шиалистана знать, пойдут на все, лишь бы уберечь власть и наследование. Ясно же как день - стоит Шиалистану короновать себя, Дасирийская империя из военной мощной державы мигом сделается базаром, куда рхельцы станут сбывать свой хлам в обход правил, установленных Таремом. Нечего и думать, что Шиалистан забросит прокладывание торговых путей, наверняка еще и поторопит.

Катарина довольно неплохо знала историю Ветки Гирама великого. Первый из императоров, которому удалось подчинить и усмирить огромные земли, взять под железный колпак бунтующие мелкие народы, которые образовались после гибели Шаймерских земель. Дасирия, некогда маленькая и молодая держава, стремительно росла, но та же стремительно расползалась, потому что среди военачальников не было единства, а императоры сменяли друг друга так же скоро как день и ночь. Постоянные войны с соседствующим Рхелем только добавляли раздоров: всяк хотел владеть отвоеванными землями единолично.

С приходом Гирама все изменилось. Потому многие летописцы частенько, вдобавок к Великому величали его еще и Гирамом Спасителем. Неудивительно то теперь, когда потомки с его кровью растерялись, Дасирийская империя находится на краю первого со времен хаоса, раскола. Гирам стал не просто кровью и родителем целой династической ветки, в глазах многих он являл собою само единство.

И теперь для Тарема оставалось последнее средство, которым можно было попробовать приструнить шакала.

Всякими средствами и способами найти того, кто еще носит в себе кровь Гирама. И сделать это раньше Шиалистана, потому что, - Катарина не сомневалась в таком обороте, - регент тоже приступил к поискам. Но преследуя свою коварную цель: найти… и убить. Всякого, кто может бороться с ним за императорский престол.

Но прежде у леди Ластрик осталось одно небольшое дело. И его следовало решить как можно скорее, пока не вернулся брат Фиранд. Принцесса Яфа никогда не должна переступить порог Замка на Пике. Катарина могла поступить проще - выпустить алексиского барда и предложить ему распустить язык. Но, в таком случае под задницей Ракела станет горячо, а как бы там ни было, этот рхельский царь во многом был сговорчивее, чем его предшественники. И Катарине не хотелось терять хоть сколько-то лояльного Тарму правителя.

- Я дам тебе шанс искупить свою вину, - сказала она.

Струны вздохнули и умолкли. Многоликий вопросительно ждал, что от него потребуют.

- Ты поедешь в Баттар-Хор, в царский дворец. Знаю, что не хорошо просить тебя сделать такое злодеяние, но я попросту е могу допустить, чтобы мой племянник взял женою малолетнюю потаскуху. Сделаешь?

Мальчишка улыбнулся чуть не до ушей и положил голову ей на колени, будто почуял - теперь-то его за подобную вольность ругать не станут.

Арэн

Его пробудил шепот. Негромкий девичий голосок рассказывал сказку.

Арэн не сразу понял, где он и что с ним, потому первое время лежал спокойно, не шевелясь, внимательно слушая рассказчицу. Время от времени она умолкала, брала его за ладонь и те прикосновения, хоть и был приятны, пробуждали неясную глухую боль. Арэн отел сказать об этом и попросить больше не делать так, но губы не слушались его. Будто чародей наложил на его рот печать безмолвия.

Сказка была странная. Будто сказочница придумывала ее прямо на ходу. В ее истории был смелый воин, которого почему-то звали точно так же, как самого Арэна, был черный демон, страшный и грозный, и была красавица вод и ее народ, который грозился погубить страшный демон. Воин приехал издалека, спас народ, спас красавицу вод и ее отец, почтенный муж, произнес над ними брачные молитвы.

Только когда сказка закончилась и рассказчица слабо всхлипнула, Арэн понял, что над ним заливалась слезами Бьёри. Вместе с тем пришло осознание, что все время, пока он безмолвно слушал ее сказку, тело не оставалось в покое. Он лежал на мягкой поверхности, которая мерно покачивалась точно колыбель. Лицо мочили соленые капли, уши тревожил шум заходящих в воду весел.

Арэн попытался сжать ее пальцы. Ладони не слушалась. Только где-то вверху, точно на груди лежал тяжелый камень, стало тяжело и остро. Как ткнули тупым копьем - вроде и не болит, а нутро выворачивает.

- Хватит оплакивать его, жив еще, - совсем рядом раздался голос Миэ.

Арэн с досадой подумал, что не может улыбнуться. Волшебница жива. Вероятнее всего они плывут на кораблях. Знать бы куда. В Сьёрг? Вернее всего, что туда. Оплывать все побережье, чтоб попасть в морские границы Дасирийской империи - это долго и не надежно. В Дасирию теперь пришла весна, должно быть достаточно тепло, чтоб та-хирцы начали поднимать паруса. Лодки у пиратов были мелкими, но быстроходными. А еще до его отъезда из Иштара, расползались россказни, будто у жабродышных появились новые корабли, будто бы появляющиеся неоткуда и исчезающие прямо из-под носа. Даже тяжелым таремским триремам не довелось поймать ни одного “исчезающего” корабля. С того времени моряки меж собой называли их “кораблями-призраками”. Интересно, знают ли о “призраках” северяне?

- Он никак глаз не открывает, госпожа, - всхлипнула Бьёри. - Солнце уж взошло, а мой господин все еще блуждает неведомо где.

- “Мой”, - зло переиначила ее Миэ. - Когда только успел…

- Я сама, сама! - Вдруг всполошилась северянка.

Ее пальцы покинули ладонь Арэна. Он в который раз попытался открыть глаза, но веки упрямо не желали разомкнуться, будто навеки пристали друг к другу. Отчего-то на ум пришла страшная догадка - может, он ослеп? В последний раз, когда взор его был послушан, Арэн видел лишь сражение и не чувствовал рук. Теперь он все так же не владел верхней частью своего тела, равно, как и нижней, только вдобавок к тому, веки точно сшили, крепко-накрепко.

- Да замолчи ты, дуреха, - осадила девушку Миэ. Арэн услышал шаги, которые двинулись вдоль него, замерли где-то на уровне плеч. Потом в ноздрях появился сладкий запах ванили и душистого таремкого перца. Того самого, который так любили в Тареме - и в ароматные воды его добавляли, и в лекарские снадобья. - Арэн? - позвала волшебница и ее дыхание коснулось виска дасирийца.

Он попытался ответить, но язык и в этот раз не поддался.

Таремка потрясла дасирийца за плечо, расправила волосы на лбу - пальцы ее были прохладными, мягкими. Арэн до зубных колик хотелось снова говорить, видеть и быть таким как прежде. Чтобы хоть одним глазком взглянуть вокруг, спросить - чем окончилась битва, кто жив, а кто отошел в царство Гартиса. Бьёри что-то говорила про восход солнца. Интересно, сколько уж раз оно встало. Битва была в полдень, вспоминал Арэн, не может быть, чтоб отплыли сразу с рассветом. Хотя кто их поймет, северян.

- Скоро придет в себя, - успокоила Бьёри волшебница. - А будешь его из глаз солью поливать, так ничего о тебе не вспомнит, так и знай.

Арэн зал, что тремка нарочно так сказала, чтоб заставить северянку взять себя в руки, и был ей благодарен. Меньше всего ему хотелось, чтобы его оплакивали. Верно Миэ сказала - точно над покойником.

Кажется, его опять сморил сон, потому что когда он снова услышал шум весел и приглушенные голоса. Они принадлежали вовсе не северянке. Первым делом Арэн попытался открыть глаза. Веки нехотя, но поддались. Над ним было небо, густо усеянное звездами. Он никогда прежде не видел, чтобы те были так низко - протяни только руку и можно собирать эти светящие огоньки.

Во рту было сухо, точно в шаймерской пустыне, язык задеревенел и отчего-то никак не желал умещаться во рту.

Выждав немного, жадно глотая прохладный морской воздух, приподнялся, осматриваясь. Плечи болели, будто вывернутые в другую сторону. Но дасириец смог удержаться, превозмогая боль и давясь стоном. Палуба драккара была окутана в темноту. Только в стороне, в нескольких шагах, пристроившись на мешках, дремала Хани, а над нею висел почти истаявший путеводный шар. Арэн недоуменно уставился на меховой мешок, в котором Хани носила уродца-птенца. Разве девушка не сама сказала, что он сдох? Северянка прижимала суму к груди и негромко посапывала.

Дасириец не хотел будить ее - сейчас Хани как никогда прежде напоминала ему умершую сестру. Только эта северянка, хоть и была родом из рослого народа, все же была даже меньше ее. Ни дать, ни взять, ребенок прикорнул у борта корабля.

Точно почуяв его взгляд, девушка открыла глаза, сонно моргнула. Северянка выглядела привычно бледной и привычно же уставшей. Арэн готов был биться об заклад, что в уголках ее глаз спрятались глубокие морщины. Хани поднялась, отложила суму в сторону. После отошла, а когда вернулась в руках ее был мех, который девушка тут же приложила к губам Арэна.

В мехе было какое-то варево, поганое, как на вкус дасирийца, но от него мигом прояснилось в голове.

- Я отправила Бьёри спать, - сказала северянка. - Она провела над тобой несколько дней, почти не и не ела. Для ребенка в ее животе это очень плохо. Пришлось дать ей отвара из черноягоды - во вред не будет, а сон сморит до рассвета.

Арэн не сразу понял, о той ли Бьёри она говорит, что вот-вот будто лила по нему слезу. Ребенок? Живот?

- Она понесла? - Язык не желал его слушаться. Он попытался сесть, но девушка толкнула его обратно. Арэн покачнулся на слабых руках, и упал на шкуры.

- У тебя плохие раны, - сказала Хани, снова дав ему напиться травяного варева. - Еще рано вставать, нужно немного обождать.

Дасириец мотнул головой, выплюнул тонкое горло меха и задал вопрос снова.

- Понесла. - Хани склонилась над ним, развязала края лоскутных лент, которыми Арэн был завернут чуть не от самой шеи и до ребер, и покачала головой. - Через два дня, если ветра будут дуть в парус и погода не станет строптивой, прибудем в Сьёрг. В храме Скальда тебя быстро на ноги поставят.

- Миэ? Раш? Банру? - Он сцепил зубы, когда северянка растревожила рану, неосторожно ткнувшись в нее пальцами. Ладони девушки были холодными.

Какое-то время, прежде, чем ответить, Хани возилась с горшочками - Арэн не видел, но отчетливо слышал как стукаются друг о друга глиняные сосуды с бальзамами. Хотелось поторопить ее, но странная тревога сковала язык. Раз молчит, не спешит успокоить, значит что-то не так. Арэн вдруг отчетливо увидел себя самого, отводящего взгляд от лица седовласой матери убитого воина, или молодой вдовы с малым ребенком на руках. Он никогда не знал слов утешения, не умел говорить так, чтоб хоть самую малость облегчить горе потери кормильца. Вскоре он и вовсе оставил эту затею, отгородился от людского горя. Война есть война, на поле битвы умирают все, гартисовы слуги косят без разбору. Когда-нибудь, - Арэн в том не сомневался, - придет и его черед спуститься в мертвое царство, и держать ответ. Он хотел верить, что к тому времени по нему будет кому лить слезы и носить черные ленты.

- Миэ и Раш живы, - наконец, подала голос девушка. Арэн чувствовал, как дрожат ее пальцы, когда она взялась втирать бальзамы в его плечо. Пахли смеси примерзко. - Банру… Он заразился от шарашей и его нельзя было спасти.

Арэн вспомнил ту ночь в Яркии, когда помогал Хани и Рашу сбежать. Вспомнил мальчишку, которому с одного удара размозжили голову.

- Банру убили? - Спросил и подивился холодности собственного голоса.

- Он убежал. - Хани закончила с его раной, поправила перевязь, снова задела так, что у Арэна нутро задеревенело. Дасириец охнул, отстранился. Знал, что она волнуется, оттого и неосторожна, небрежна. Девушка виновато опустила руки. - Я просила его остаться и принять участь достойно, но твой темнокожий друг решил иначе. Миэ не знает, я не стала ей говорить, она уже который день его оплакивает. Слезы закончатся скоро, а жрец останется в ее памяти храбрецом.

Арэн согласно мотнул головой. Странно, но для Банру не нашлось жалости. Только какая-то странная тоска, будто кто нет-нет да и колол в бок иглой. Вдобавок взялась зудеть уязвленная гордыня: он обещал всех воротить обратно в целости. Одного уже нет и участь, на которую обрек себя жрец, была незавидна. Арэн, встань он перед таким выбором, склонил бы голову и принял смерть. Отчего-то дасириец не сомневался, что та бы поступила и Миэ, и даже бесчестный карманник Раш. Арэн глянул на северянку: девушка точно закаменела, не шевелилась и глядела куда-то сквозь него. Только амулеты в ее косах шептались о чем-то.

- Владыка Севера пал, - сказала Хани и, тут же добавила мертвым голосом: - И Талах, славный шамаи.

- Я не имел случая познакомиться с ним, но видел, как отчаянно он сражался, - зачем-то ответил Арэн. И пусть Гартис будет милостив к ним обоим.

Хани отвернулась, отошла и снова села на прежнее место, взяв на колени мешок.

- Хани, - Арэн будто заново очнулся, вдруг поняв, что раздет до самого пояса, а свитков с поручениями от бывшего советника Юшаны и отца, нет. - При мне были очень важные письма, два запечатанных свитка.

- Я их взяла, когда осматривала первый раз твои раны. Спрятала в своем мешке, там они будут в сохранности пока ты совсем не поправишься.

Дасириец с облегчением выдохнул. Если и было письмам место надежнее, чем у него на груди, так это у фергайры. Он успел узнать северян, не со-всех боков, но настолько, чтобы знать - никто из них не тронет колдунью Севера, не прикоснется к ее вещам и не станет перечить. А еще на тубах с письмами были охранные чары: если кто вздумает покуситься, все, что получит - так это огненного петуха в рожу. Только писем Арэн терять не хотел. Столько напастей вынести, потерять товарища - и чтоб все зазря?

Хани молчала и дасириец, воспользовавшись тем, что боль отступила, попытался представить, что будет дальше. Владыка Севера погиб и это осложняло то, зачем Арэн ехал в Артум. В памяти еще остались слова Миэ о том, что в Северных землях правителя выбирают фергайры, и Арэн почему-то не сомневался - дело это не скорое. Только богам известно теперь, сколько времени придется провести в Артуме. Оставалось только надеяться, что в Замке всех ветров спокойно.

- Духи говорят со мной, - прошептала Хани так тихо, что Арэн не сразу понял, что ее слова ему не пригрезились. - Теперь - почти все время, и днем, и ночью. Плачут, умоляют о чем-то. Я не хочу их слушать, а они приходят и говорят, точно проклятие какое-то. Перед самым боем приходил Рок. - В тишине, под мерный ритм весел, было слышно, как она вздыхает чуть не через слово, точно северянке отчаянно не хватало воздуха.

- Что у тебя там? - Арэн торопливо сменил суть разговора, чувствуя, что девушка близка к тому, чтоб свалиться без сил, подкошенная разом всеми испытаниями. А еще он попросту не знал, чем ее успокоить.

- Птенец. - Она развеяла остатки путеводного шара и в этой части драккара поселилась темнота. - Я думала он сдох, хотела отдать огню. А гляди ты - вдруг теплым сделался. Не есть, не просит воды, молчит да перьями обрастает. Никогда такого прежде не видела.

- Как есть говорю тебе, что грифон, - попробовал пошутить Арэн и ответом ему стал очень тихий смешок. - Послушай, а как ты знаешь, что Бьёри… что в ее животе уже ребенок есть?

Он не видел, но готов был спорить, что северянка пожала плечами.

- Знаю просто. Будто чувствую. Видела ее с сыном на руках - большой и сильный, только крикливый.

Арэн закрыл глаза. Где-то в самой середке потеплело. Воспоминания услужливо подкинули в уши звуки детского агуканья - в Орлином замке, сколько Арэн себя помнил, постоянно были дети. “Прознает отец, что мой первый ребенок родился не от дасирийка - проклянет”, - про себя сказал Арэн и мысленно передернул плечами, дав себе обещание сразу, как представится случай, встать с Бьёри под брачное благословение.

Следующие два дня погода не баловала их. Сварливый ветер рвал паруса, дождь нещадно поливал всех без разбору. Лодку швыряло из стороны в сторону, несколько раз Арэну казалось, что вот-вот - и судно перевернется, поддастся стихии, опрокинется в расхорохорившееся море. Дасириец чувствовал себя скверно. Чувство немощности - этого он не пожелал бы и врагу. К тому ж от постоянной тряски боль, уже было отступившая, вернулась, обозленная как сварливая старуха, которой вытоптали огород. Уже после, когда стихия устала и убралась восвояси, Арэн слышал, что она таки изловчилась прихватить с собой нескольких человек.

Ночь, когда прибыли в Сьёрг, была облачной и беззвездной. Встречал их только один яркий свет, далекий и одновременно с тем - близкий. Раш рассказал дасирийцу, что за диковинка служит им путеводной нитью.

Несмотря на поздний час, гавань шумела и галдела как улей. Уже когда город стал виден с моря, нетрудно было разглядеть и яркое мерехтящее зарево множества факелов. Арэн еще с трудом мог передвигаться сам, - в постоянной качке он рисковал упасть и снова повредить с таким трудом заживающие раны, - потому мало что видел кроме того корабля на котором плыл. Из разговоров знал лишь, первым шел драккар названный “Красный медведь”, где за главного был вождь по имени Берн. Арэн и не запомнил бы, если б Раш, всегда скупой на похвалу, не расхвалил этого северянина. И, что дасирийца интересовала куда больше - среди воинов на корабле ходили разговоры, будто именно Берна, бастард самого Торхейма, станет следующим правителем Артума. Если же северный вождь и впрямь так умен, как о нем говорил карманник, Арэн таил надежду на скорое решение поручения, с которым его послали в Северные земли. С умным завсегда проще иметь дело, чем с зажратым да спесивым, а именно так о покойнике Торхейме отзывался Раш. Арэн положил себе не забыть потом, когда снова станет хозяином своему телу, обязательно вытрясти из карманника, отчего у него взялась такая неприязнь к помершему северному правителю. Зная сотоварища как облупленного, дасириец почти не сомневался - карманника поймали либо на брехне, либо на воровстве. Второе виделось Арэну ясно как светлый день.

Драккар, на котором они плыли, причалил вторым - на его борту, спеленнное в шкуры, умащенное маслами и бальзамами, лежало тело шамаи. Однажды Арэн видел как Хани сидела над ним, низко склонив голову, точно нашептывала мертвецу колыбельные. Никто не тревожил ее. Арэн тоже не стал выспрашивать, давая северянке самой оплакать шамаи. Раз льет слезы, значит, у нее на то есть причины, рассудил дасириец.

Печальная процессия служителей Скальда, вся в синих одеждах, вышла встречать воинов Артума. Хотя Арэну казалось, что вся длинная вереница скальдовых жрецов пришла отдавать почести только одному - мертвецу. Вернее - его доспеху да оружию. Дасириец вспомнил время, когда его вотчина вела чуть не постоянную войну с Рхелем. Государства отрывали друг от друга ошметки земель, подчас ничтожные, с сухими почвами, непригодными ни для чего. Лилась кровь, воины, привыкнув к смерти вокруг, зачерствели. Умирали славные военачальники, умирали славные воины. Но никто в Дасирии не чествовал смерть, никто не отдавал почести мертвякам прежде живых.

Следующее Арэн помнил смутно. Толпа шумела, в ней хором голосили и малые дети, и женщины, и старики. Густой россыпью слышались мужские голоса. Странное дело, до этого времени дасирийцу казалось, что у северян слишком толстая шкура, чтоб так скорбеть. Ан нет, горожане отчаянно взывали к богам и их милости для славного воина.

Раш и Миэ подхватили Арэна с двух сторон и осторожно вывели через толпу. За ними, точно привязанный невидимой веревкой, семенил купец, а вместе с ним - несколько здоровых северян, груженые его товарами. Арэн никак не мог понять, что за хворь нашла на карманника, из-за которой он связался с толстосумом. Но поучать не стал, знал - если Рашу что втемяшилось в голову - этого уже не вышибить. Арэна заботило только, чтоб тот не попался на воровстве. И еще тягостное чувство, будто он сам что-то упустил, не разглядел и не подсказал товарищу. Хотя как было подсказать?

Радовало то, что таремцу хватало ума помалкивать.

- Тут харчевня есть, - Рашу приходилось говорить чуть не в полный голос, чтобы слова его прошибали общий гул в порту, - “Два осетра” называется. Гадостное место, вонючее шумное. Но зато всего ничего идти. Можно там день-другой переждать, а я пригляжу место получше.

- Надеюсь, хоть тут-то, в столице, понимают, что воду для умывания хорошо бы подогревать. - Миэ по-прежнему винила всех и вся в том, что сталось с Банру. За время, пока корабль шел в Сьёрг, таремка успела поведать о своих злоключениях. Неудивительно, что после всего пережитого, она была единственной, кто больше остальных скорбел об иджальце. Арэн мысленно поблагодарил Хани - скажи северянка, что жрец жив, волшебнице хватило бы безумия отправиться разыскивать Банру на просторах Северных земель. Даже карманнику не стал говорить, хоть Раша судьба жреца заботила меньше всего.

- Может, если красоту наведешь и сиськи выставишь - тебе и подогреют, а мне миску сунули да кувшин с растаявшим льдом, - ехидно, но без злобы, сказал карманник.

Уязвленная Миэ, которой только что разбередили свербящую язву, как бы между делом поправила волосы, но прическа от того краше не стала.

- Диву даюсь - почему шараши язык тебе не отхватили по самый корень, - парировала она. - Помалкивал бы уж, а то неровен час будешь из дырки в заднице козий рог доставать, да приплясывать.

Ничто не меняется, горестно подумал Арэн, и не нашел ничего лучше, кроме как прикинуться слабым. Не тут-то было, чтоб прилечь внимание спорщиков, пришлось издать надрывный стон и закатить глаза.

- Погодите! - Окрикнул их голос.

Вся процессия замедлили шаг. Вперед них вышел молодой воин, с раздробленным носом.

- Чужестранцы, отец просит вас не брезговать гостеприимством его дома и погостить столько, сколько вам будет надобно. - Воин осмотрел купца и его носильщиков, как-то неуверенно дернул себя за косицу в бороде и кивнул Дюрану, мол, и тебя тоже касается. - Почтите наш дом и не побрезгуйте гостеприимством.

Миэ с Рашем переглянулись, молчаливо пришли к согласию, но слово за всех взяла волшебница. Она вежливо поблагодарила северянина, речь ее сделалась сладкой, будто не она вовсе только что поносила карманника почем зря. Когда закончила, молодой воин покраснел, даже бритая голова сделалась темно-розовой.

После всех слов, северянин, - Раш шепнул на ухо, что звали его Фьёрн, и в гости их пригласил Берн, - повел их за собой. Они снова вернулись в порт. Немного западнее от того места, где толпа была гуще всего, собрались конные воиы, все с отметинами белой медвежьей лапы на начищенных нагрудниках. Тут же нашелся паланкин, куда Арэна и усадили, несмотря на яростный протест дасирийца. Пока процессия стояла на месте, дасириец не стал закрывать полог и рассматривал, что происходит вокруг.

Самого Берна Арэн не видел, сопровождать их взялся его сын. Северянин предложил лошадей Миэ и Рашу.

Тут их и нашла Хани. Она сидела верхом на рогатой кобылке, той самой, которая шла вместе с нею в бой. Арэн заметил, что меховая сума как и прежде, покоится между бедер северянки.

- Тут мы с вами попрощаемся, - сказала девушка. Голос ее показался Арэну тяжким, будто Хани прощалась навсегда. - Я отправляюсь в Белый шпиль, а после еще нужно провести обряд над телом шамаи.

- В последний раз что ли видимся? - Раш выглядел настороженным.

Хани молча кивнула. Арэну не хотелось отпускать ее вот так, даже толком не поговорив, но что он мог сказать?

- Твои письма, Арэн из рода Шаам, возвращаю их целыми. - Хани протянула ему тубы, и Арэн в очередной раз поблагодарил ее. - Пусть Снежный бережет вас всех, чужестранцы, - вслед ха этим продолжила северянка, шепнула на своей речи слова благословения и развернула лошадь. Арэн долго глядел в след северянке и мысленно попросил богов присматривать за ней.

Вскоре процессия выдвинулась вперед.

Путь неторопливо спорился. Носилки под крытым пологом мерно раскачивались, напоминая о давешнем морском путешествии и предательски убаюкивая. Еще снаружи Арэн заметил, что на Севере носилки носили не рабы, как было принято в Дасирии или Рхеле. Здесь его чудным образом прикрепляли к бокам двух крепких коротконогих лошадок.

Арэну казалось, что они едут уже достаточно долго, когда полог паланкина отодвинулся и в открывшемся просвете мелькнуло лицо Бьёри. Он чудаковато улыбалась, будто вот-вот готова была выдать новую порцию слез.

- Господин мой, как твои раны? - Спросила она потихоньку, будто боялась прогневить кого-то своей заботой.

Дасириец улыбнулся в ответ. Покачивание разморило его, сделало мир перед глазами размытым, точно он глядел на него через мокрое окно. Сейчас Бьёри выглядела как никогда прежде маленькой. Арэн вдруг устыдился, что лег с ней, и что теперь, по его милости, этот ребенок будет носить тяжелое чрево с ребенком. Выносит ли?

- Бьёри, сколько тебе минуло лет? - Спросил Арэн, совершенно не помня, спрашивал ли о том раньше.

Девушка смутилась, странно потупила взор, будто он захотел знать что-то дурное.

- Три полных кулака, господин, в третьем весеннем месяце добавится еще один.

Шестнадцать, про себя подсчитал Арэн, а вслух сказал:

- Я просил тебя не звать меня “господином”, милая Бьёри.

Она еще больше вжала голову в плечи и, чтоб еще больше не пугать и расстраивать северянку, Арэн увел разговор.

- Хорошо ли ты себя чувствуешь? - Он помнил как подчас тяжко переносили беременность жены отца и его сестры. Некоторые почти не вставали с постели. И все они были много старше Бьёри. В Дасирии династические и “полезные” браки совершались без оглядки на возраст, но считалось варварством обрюхатить девку раньше, чем той минет семнадцать лет. А северянка, хоть и была не мелкого роста, еще не созрела для материнства. По Дасирийским меркам, напомнил себе Арэн, ща в том слабое утешение собственному поступку. Тогда он поддался на ее уговоры почти не сомневаясь, что одному их них не суждено выжить. Им двигал страх, отчаянное желание во что бы то ни стало найти тепла и ласки, зачерпнуть немного любви, оставить наследника, если самого настигнет смерть.

Зачем-то вспомнилась молодая жена Варая - девчонка с огромным животом. Камни взяли ее вместе с не рожденным ребенком.

- Хорошо, господин. - Увидав, что он неодобрительно хмурится, тут же поправила себя, назвав по имени.

Она хотела еще что-то сказать, но не успела - Миэ окрикнула ее и девушка спешно бросила полог.

Шиалистан

Они были красотками. Обе - стройные, с кожей цвета миндальной карамели, и глазами, собравшими всю зелень первой листвы. Похожие друг на друга, как две капли воды. Прекрасные рабыни родом с обласканного солнцем Иджала, подарок дасирийского советника, лояльного к Шиалистану с самого первого дня.

Регент не смог устоять, так прекрасны были девушки. А еще они оказались полностью податливыми всяким его желаниям. Сперва, Шиалистан дал им ублажать себя. Рабыни знали толк в ласках, в чем он вскорости убедился. Несколько раз его семя изливалось в них, прежде чем силы покинули регента. Тогда он велел подать ему охлажденного вина их белого таремского винограда, устроился в кресле, обернувшись шелковым покрывалом и, смакуя тонкий букет, глядел, как девушки наслаждаются друг другом, раскинувшись под расшитым пологом его ложа. Разгорячившись взаимными ласками девушек, глядя, как их скользкие от пота тела сливаются, принимая самые развратные позы, Шиалистан снова дошел до пика и взял сперва одну, а потом и вторую.

И тогда уж силы покинули его, отдав во власть сну.

Рхелец не знал, сколько спал. Растревоженный шорохом, сперва даже не стал открывать глаз. Наверное, рабыни решили потихоньку убраться из господской спальни, сквозь сон решил Шиалистан, и потянул на себя одеяло, пряча озябшие плечи. И отчего вдруг сделалось так холодно?

- Раз уж встали, - буркнул он, не отнимая головы от подушки, - так разведите огонь в жаровне. Здесь будто зима осталась переночевать, Окоченел весь.

Никто не ответил. В спальне поселилась тишина, такая тяжелая, что у регента даже зазвенело в ушах. Следом за нею поползло первое, еще неясное и несмелое, опасение. Шиалистан приоткрыл глаза.

Рядом на подушке лежала головка красавицы рабыни. Локоны разметались по черному атласу, расшитому полумесяцами, точно щирое золото. Зеленые глаза застывшим стеклом глядели на Шиалистана. Регент не сразу взял в толк, что не так, пока сон полностью не отпустил его. И после рхелец понял, что его насторожило - девушка не моргала, и ее дыхание, - Шиалистан лежал достаточно близко, чтоб чувствовать его, - не щекотало кожу.

Регенту пришлось взять себя в железные тиски, чтоб не шарахнуться в сторону. Да она мертва, метнулась первая мысль, принеся с собою прозрение. Взгляд устремился ниже, замер на ровной кровавой ленте, которая украсила горло рабыни. Почему-то регент подумал о том, что хоть в покоях его темно, цвет крови он различает ясно, как при свете дня. “Может, я сплю?” - попробовал успокоить себя Шиалистан, и сам же отверг подобное. Он чуял запах крови, видел смерть в глазах иджалки. Но что же тогда растревожило его сон? Шиалистан отчего-то не сомневался, что шум был взаправду, а не пришел из сна.

Время словно остановилось. Регент боялся пошевелиться, выдать себя. В комнате стояла тишина. Ему начало казаться, что убийца каким-то чародейством лишил его слуха, вот только что. Шиалистан попытался представить, чем он себя выдал, но на ум не приходило ничего, кроме отчаянного желания вырваться из смертельной ловушки, которой стала его собственная постель. Даже сердце стучало предательски громко, грохотало, точно порожняя телега на каменистой дороге. Хотелось закрыть глаза, чтоб избавиться от укоризненного взгляда мертвой рабыни: мол, пришли за тобой, а горло мне перерезали. Но регент боялся снова остаться в темноте: глаза, немного привыкшие ко-мраку, теперь стали различать в черном все оттенки серого. Впереди, там, за спиной рабыни, в крохотном оконце выглядывал узкий серп молодого месяца. Сейчас его желтый остроконечный изгиб казался рхельцу убийственным лезвием. Может, в это самое время, убийца заносит кинжал и над ним, немного еще - и полоснет по горлу железом.

Шиалистан не выдержал. Сердце сделало отчаянный рывок, рванулось куда-то вверх, загораживая дыхание.

Регент откатился в сторону, подминая под себя мертвую девушку. Он так торопился, что второпях угодил губами прямиком в липкое пятно крови на подушке. На языке тотчас появился вкус смерти. Это послужило последним пинком страху. Жажда жизни, отчаяние, паника - все сплелось тугим комом.

Тишина разбилась. В комнате раздалось шипение, следом - глухой звук, будто упало что-то тяжелое. Регент не сразу сообразил, что то упал он сам, а сверху на него - девичье тело. Взгляд во взгляд, из еще теплых губ девушки вывалился мягкий язык и, точно покойница насмехалась над ним, коснулся носа Шиалистана.

- На помощь!!! - Завопил регент что было силы.

Что было дальше - смешалось в какой-то неясный обманчивый образ. Рхелец не смог бы сказать с уверенностью, что было на самом деле, а что стало подачкой дикого ужаса. Все, что он мог теперь видеть - клок потолка, что выглядывал из-за плеча иджальской рабыни. Ее волосы вдруг стали смердеть тленом, будто она уж много дней лежала в могиле, став кормом червям.

После не стало и того куска. Его загородило лицо второй девушки. Регент как-то слишком поздно вспомнил, что девушек было две. Вспыхнула робкая надежда - она спугнула убийцу и тот ушел, не успев завершить резню. Иджалка склонила голову, - точь-в-точь пестрокрылая певчая птаха любуется собою в отражении ручья, - улыбнулась. Что-то странное было в той улыбке, мертвецкое. От нее сделалось еще холоднее. Как там говорят - будто кто по могиле прошел?

Девушка вскинула руку - в серебряном свете месяца обнажилось змеевидное лезвие. На нем еще осталась кровь: жалкие ее остатки собрались в одну единственную каплю, которая замерла на кончике смертоносного лезвия. Регент боялся выдохнуть, будто от этой последней алой слезы зависела жизнь его самого.

Улыбка покинула лицо рабыни в тот миг, когда с невероятным грохотом отворилась дверь. Шиалистан завизжал, лезвие устремилось к нему. Как-то изловчился, от страха ли или по божественному вмешательству, руки сами швырнули веред тело мертвой иджалки. Шиалистан чувствовал, как дернулся его “щит”, когда в него вошло змеистое лезвие. И после - злобное шипение, будто убийца обернулась ядовитой змеей.

Что было дальше - регент видел не очень хорошо. Девушка, наверное, отпрыгнула в сторону, потому что свобода двигаться снова вернулась к Шиалистану. Чем от неприминул воспользоваться. Отполз к стене, по-прежнему волоча на себе мертвую рабыню. Найдя убежище между высокой колонной и кроватью, забился в него, не рискуя выбираться.

В полумраке опочивальни регента, друг против друга стояли Живии и темнокожая рабыня-убийца. Черная дева была без щита, зато с неизменным мечом: широкое лезвие, с тонким желобом по центу, Живии перехватила двумя руками. Такие клинки в народе часто звали “половинчатыми”, оружейники чаще пользовались обозначением “бастардовый клинок”. Рхелька завела меч влево, и его острый конец глядел в пол, будто покорился. Рабыня же, напротив, прыгала круг нее, будто взяла за цель испугать. Живии не шевелилась, спокойно выжидала. Регенту хотелось тут же приказать ей: “Убей! Чего ты ждешь, дура?!”, но он боялся. А что если своим неосторожным словом отвлечет Черную деву и тем самым станет пособником ее поражению? Или и того хуже - привлечет внимание рабыни к себе и та, вместо того, чтоб кидаться на Живии, снова попробует достать его?

Черная дева сделала первый удар. Резкий выпад на правую ногу, - Шиалистан едва успевал глядеть и разбирать движения, весь задеревенев от страха, - и дала мечу пойти вверх, по косой, целя снизу вверх, будто собиралась выпотрошить своего противника. Рабыня отпрыгнула, взвизгнула, будто почувствовала победу. Шиалистан почувствовал липкое отчаяние, которое забиралась ему в самое нутро, шевелилось и будто вот-вот готовилось схватить за сердце. Гулкие удары почти глушили регента, мир в глазах прыгал вверх-вниз. Неужели рхелька проиграет?

Иджалка наскочила на Живии, размахнулась, полоснула несколько раз, но Черная дева уходила в стороны, не давая тронуть себя. Женщины несколько раз менялись местами, пару раз рабыне все же зацепила острием кольчугу рхельки и от встречи железа с железом летели искры. Воительницы больше походили на умелых плясуний, кружились, будто заигрывали друг с другом, приноравливались, учили движения. Наконец, Шиалистан перестал пытаться уследить за ними, думая о том, кудой лучше сбежать. Распахнутая дверь манила иллюзией свободы, но регенту хватило остатков рассудка, чтоб не броситься в нее сломя голову. Так или иначе, а стоит ему высунуться, он тут же станет удобной мишенью. Теперь-то убийца не суется к нему, наверняка лишь из-за того, что стоит отвернуться от Черной девы - и та тот час всадит в нее клинок.

Плясуньи сделали еще один круг в своем смертельно танце, разошлись и замерли. Шиалистан видел, как тяжело вздымается грудь темнокожей, и как спокойна Живии: глядит вперед все тем же мертвецким взглядом, ни азарта, ни злости.

Рабыня бросилась вперед, нырнула под руку своей противнице, целя прямо в нижнюю часть живота. А черная дева, вместо того, чтоб отбить ее клинком, отступилась, вывернулась, - прытко, Шиалистан и моргнуть не успел! - и рубанула сверху.

Убийца вскрикнула, раскинула руки. Но рхелька оставила за собою право решить поединок. Она развернулась, теперь чуть медленнее, будто чуяла - победа за ней. Перехватила клинок так, чтоб тот стал осиным жалом в ее руке, и засадила темнокожей меж ребрами.

Регент видел, как острие легко выскочило наружу меж ребрами. Девушка захрипела, тронула ладонями лезвие, может быть в последней попытке спастись, покачнулась и упала плашмя на пол.

Живии вытащила меч и носком сапога перевернула девушку лицом вверх. После еще раз для верности продырявила клинком. От звуков, с которыми “бастард” смаковал плоть, регенту сделалось дурно.

- Ты цел, господин? - Черная дева глядела точно в тот угол, где прятался Шиалистан.

- Будто бы, - неуверенно ответил он. - Она точно мертвая?

- О том не волнуйся, господин. Можешь сам проверить.

Шиалистан покривился, чувствуя, как страх медленно, но отпускает его. Тут же, словно все время прятались за дверями, в покои вбежали стражники, следом за ними - замковый сенешаль, весь сонный и взъерошенный. Принесли свечей и факелов. Когда в покоях стало светло, регент увидел, что Живии тоже досталось: по руке Черной девы сочилась кровь, чуть выше локтя кольчужный рукав был прорван, и женщина то и дело хмурилась, когда в суматохе ее неосторожно толкали или задевали.

- Чтоб я вас завтра же не видел здесь, - первое, что смог сказать Шиалистан, когда язык стал ему послушен. Взгляд регента, обращенный на двух стражников из Белых щитов, не обещал им ничего хорошего. Один из двоих точно был щенком Гиршема. - Попадетесь мне на глаза, хоть где - познакомитесь с госпожой Веревкой. Пошли вон! Живии, проследи чтоб не заблудились. - И, когда женщина была уже у двери, прокричал ей вслед: - После ко мне сразу, и больше чтоб ни на шаг не отходила. Только тебе и могу верить.

Черная дева остановилась, сдержанно поклонилась и покинула спальню регента.

Шиалистан сбросил с себя руки мастера-жреца, который настойчиво пытался проверить, нет ли на еле регента ран. Когда жизни рхельца перестала грозить опасность, он быстро взял себя в руки, и на смену недавнему отчаянию пришла злость. Ярость на каждого, кто теперь заискивал перед ним.

- Не троньте их, - велел коротко, как только сенешаль велел замковой страже унести мертвых иджалок. Когда тот с непониманием уставился на него, пояснил: - Хочу прежде сам на них поглядеть. И пусть позовут ко мне оружейника, живо!

Сенешаль императорского замка как мог старался показать, что просьба регента не кажется ему безумием. Он даже щеки надул, чтоб придать себе важности, но Шиалистану было не до того. На самом деле его больше занимала та из девушек, которая собиралась его убить. Где-то всередке назойливой букашкой вертелась мысль - почему темнокожая рабыня убила и свою сестру? Или то была добровольная смерть? Сговор меж сестрами, когда одна должна была принять смерть, а вторая - убить. Но во имя чего?

- Прочешите весь замок, - велел Шиалистан Первому стражу замка. Позже, когда шумиха уляжется, рхелец собирался поговорить с ним намного жестче, спросить, как могло получится, что при рабыне не нашли клинка. Сегодня, прежде чем девушек допустили в его комнату, их должны были обыскать с ног до головы - необходимая мера, которую Шиалистан завел, едва поселился в императорском замке. Оказалось, что не напрасно.

- И откуда только кинжал взяла, змеюка, - Первый страж озадаченно скреб лысую макушку. Ему было ужа много за четвертый десяток, иногда регенту казалось, дасириец стал слаб зрением и в руках его нет должной силы. Но стоило Шиалистану сказать о том на Совете, военачальники все как один становились на его защиту. Даже те, кто был куплен. Здесь цнили венные заслуги, а Первый страж отличился во многих битвах.

Регент прищурился. Видят боги, ему не хотелось начинать этот разговор сейчас, когда вокруг столько людей и каждое слово после обрастет десятком небылиц и смыслов. Но раз Первому стражу не хватила разумения помалкивать, Шиалистан, обозленный едва ли не до крайнего предела, не собирался попустительствовать глупости.

- Меня этот вопрос тоже очень занимает, Шилек, - сказал он спокойно. Слишком спокойно, чтоб то не выглядело подозрительно.

Шушуканье в покоях регента мигом сошло на нет. Боковым зрением Шиалистан видел, как попятились жрецы, прислужники, охранники и стражники. Не успело сердце высчитать пяти ударов, а между Шилеком и регентом образовалось свободное пространство, куда никто не смел ступить. Первый страж непонимающе озирался по сторонам в поисках поддержки, но рхелец налетел на него, точно коршун, не давая опомниться.

- Скажи-ка мне, Первый страж, откуда бы у рабыни взяться кинжалу, а?! - Регент вошел в раж. Злость на себя за то, что прятался в углу, будто мальчишка, даже не пытался защищаться, скованный страхом, теперь обернулась стыдом. Если кто прознает… Шиалистану делалось гадко от мысли, что вскорости за ним по пятам будет шляться дурная слава труса. Сейчас у него остался последний шанс обелить себя. И этот болван Шилек стал невольным тому соучастником. - Разве не тебе положено следить за всяким, кто ходит по замку, Страж? Проверять каждый рукав, каждую складку, промеж ног, если потребуется? Заглядывать во все щели, проверять все ли ладно с твоим господином!

Шилек, оправившись от первого потрясения, свел брови. Стоял он понуро, будто никак не мог решить, стоит ли принять ругань, как должное, или дать отпор как того требует воинская гордость. Шиалистан подумал, что если Первому стражу вздумается брыкаться, он непременно воспользуется его оплошностью. В гневе чего только человек не скажет, попробуй потом докажи, что говорила то злость, а не коварный умысел.

- Твоя служба очень ответственна, Шилек, - продолжал давить собеседника регент. - А уж если ты у простой чернозадой девки заметить кинжал не смог, так много ли с тебя проку. Дай мне ответ, Первый страж, по совести.

- Приглядывать за теми, кто ходит в твою опочивальню, господин, дело Черной девы, все о том знают. - Он говорил глухо, будто нарочно принижал голос, не давая повода думать, что сорвался на крик.

- Живии ее зовут! - Рявкнул регент. Пусть он сам про себя частенько называл рхельку этим прозвищем, другим не стоит делать того же в полный голос. Тем более теперь, после того, как Черная дева спасла жизнь своего господина. Первая бросилась на выручку. - Живии охраняет меня, это ты верно сказал, Шилек. Денно и нощно ходит тенью, и не спрашивает дозволения - можно ли, нужно ли. А ты приставлен в замке верховодить всеми стражниками. И какая тогда с тебя польза, если меня нынче чуть не прирезали в собственной постели?

- Господин, ты меня не вини в том, что твориться за дверьми твоей спальни. С кем знаешься, то и получаешь. Нечего на все подряд головы валить.

- Что? - Регент резко придвинулся к нему, глядя глаза в глаза. Впервые за многие годы он жалел, что боги не дали ему силы в руках. Стоя нос в нос с громилой Шилеком, рхельцу до смерти хотелось схватить его за грудки и швырнуть оземь. Да так, чтоб у того сил не стало ногами выйти, а только ползком. Но Первый страж хоть и был всего на вершок выше самого Шиалистана, в плечах превосходил того чуть не вдвое. Потому регенту осталось единственное доступное средство, которого судьба отвесила с лихвой - бить противника словом. Пока не сломается. - Ты говоришь с тем, кто кровь дает тебе над головой, кусаешь руку, что кормит тебя.

Дасириец, будто поняв, что его поймали на неосторожных словах и пути назад нет, демонстративно сложил руки на груди, отчего его плечи еще больше раздались вширь.

- С каких пор в Дасирийской империи стали рхельцы заправлять? - Шилек поднял кустистую бровь, рассеченную старым белесым шрамом. - Не припомню я и коронации, регент.

Шиалистан видел его ухмылку так же ясно, как светлый день, хоть Первый страж оставил за собою право хранить каменное выражение лица. Только бровь так и осталась приподнятой, будто кто ее пришпилил. Рхелец понимал, что невольно, сам того не желая, погнавшись за мнимым величием, не заметил как угодил в свою же ловушку. Вышло так, что теперь его поймали на неосторожных словах. И кто? Какой-то безмозглый малограмотный вояка.

В затылке поселился зуд. Регенту казалось, что именно туда теперь глядят все, кто стал свидетелями перепалки. И от их презрительных мыслей его-то и печет.

Но оставить слова Первого стража без ответа означало бы признать за ним правоту.

- Меня хочет дасирийский народ, - регент отступил. - Не я просился во дворец.

Все морщины на лице Шилека, все складки, оспины и шрамы будто вопили - “Лжешь!”, но самому дасирийцу хватило ума молчать.

- Если ты против, так выстави меня вон - и вся недолга, - подначивал Шиалистан. - Возьми за шиворот - да через порог. Тебе, я погляжу, самому охота на золотом троне седалище пристроить? Сейчас смутные времена в Дасирии, всякий выгоды ищет.

- Твоя правда, регент, - невозмутимо отвечал Шилек. - Трон покоя не дает всяким проходимцам.

Шиалистан сделал вид, что не понял намека.

- Уж не ты ли взялся вершить правосудие? - Рхелец чуть склонил голову на бок, будто впервые смотрел на того, с кем говорил. И отчего та мысль первой не пришла ему в голову? Ведь верно все - кому, как не Шилеку, человеку, в чьей власти находился каждый закуток замка, ничего не стоило ” не заметить” кинжала в одеждах девушек? - Я начинаю думать, что ты был в сговоре с этими двумя рабынями. И с тем, кто преподнес их мне в дар.

Те, кто был в комнате и молчаливо следил за перепалкой, оживились.

А у регента будто бы открылись глаза.

- Ты хотел меня погубить! - Шиалистан дал голосу силы и вскинул руки, будто призывал в свидетели высшие силы. - Пусть поразит меня молния, если я напрасно на тебя говорю.

В мгновение ока все, кто стоял за спиною Первого стража, кинулись в стороны, отступили кто куда, лишь бы не попасть под гневный взгляд рхельца. Теперь за Шилеком осталась только мертвая иджалка, та, которую пришпилила Живии. Ее голова вывернулась на бок, и глаза смотрели на Шиалистана с немым вопросом. Будто в предсмертный миг девушка задавалась вопросом - как могло выйти, что в Гартисово царство нынче пойдет она.

В дверях появилась Живии, за нею мельтешили головы Белых щитов. Регент мысленно похвалил Черную деву - сегодня она уже дважды приходила вовремя, будто чуяла неладное. Женщина не стала спрашивать, что случилось. Окинула взглядом сперва своего господина, потом - Шилека, и вынула меч из ножен. Регента передернуло, стоило вспомнить, как острый наконечник прорвал темнокожую убийцу.

- Уведи его, Живии.

Никто не стал спорить с регентом. Пусть Шиалистан был в замке только “регентом”, вся знать видела в нем хитрого прожженного интригана, и никому не стало храбрости перечить ему. Регент знал о том, и напомнил себе, при случае, непременно как-то поощрить молчаливое одобрение знати, что сегодня стала свидетелями развернувшейся перепалки.

Шилек зыркнул на рхельку. Ухмыльнулся. На лице Живии не родилось ни одной эмоции. Женщина подошла к Первому стражу, встала за его спиной. Белые щиты обошли Шилека с боков. Дасириец даже не тронул рукояти меча, который мирно висел у пояса. Стоял и выжидал, кто подступится первым.

Живии подняла взгляд на Шиалистана - ждала, каково будет его решение. Но регенту меньше всего хотелось, чтоб к его прозвищу “рхельский шакал”, добавилось слово “кровавый”. Тем более рхелец не собирался становиться пособником убийства, пусть бы и честном поединке: Шилека любят и уважают, его смерть на долгое время очернила бы имя рхельца. Или, если Леди удача дарует свою улыбку дасирийцу, Шиалистан потеряет единственного человека, которому теперь доверял свою жизнь - Черную деву.

- Уходи теперь, Первый страж, - мнимая скорбь получалась у регента лучше всего. Он долгие час репетировал ее, разглядывая собственное отражение, добивался нужного выражения глаз и чтобы плечи опускались не ниже положенного. Теперь оставалось только играть, примерять одну за другой нужные маски. - Я не держу на тебя зла за обидные речи. Мне, как и всякому дасирийцу, хочется, чтобы страна обрела прежний покой. Я не претендент на императорский трон, хоть, не стану лукавить, Дасирийская империя стала мне роднее дома, где я вырос. Здесь прошло мое детство, и воспоминания те для меня стоят много больше, чем регалии и титулы. Я не стан пособником раздора - как только найдется настоящий наследник, я покину страну и ноги мои больше не станут топтать эту землю, не сделаюсь камнем раздора. Но до тех пор, - регент дал знак Живии и женщина убрала меч, отступая. То же сделали Белые щиты. Пусть для Шилека был свободен. - До тех пор я останусь здесь и буду помогать чем смогу. Даже если мне придется заплатить кровью в уплату своему упрямству. Сдаваться я не намерен.

Первый страж смолчал. Ни словом не отозвался на длинную речь. Только развернулся на пятках да вышел вон. Никто не рискнул нарушить тишину, пока в коридорах было слышно это его тяжелой поступи. Но, стоило звукам стихнуть, придворные тут же взялись галдеть и Шиалистану пришлось успокоить их громким окриком. Странное дело - еще вот недавно все они в стороны шарахались от двух мертвых иджалок, теперь же никому будто дела не было до покойниц. Общество двух трупов словно стало обыденным делом, знать куда больше занимала перепалка регента с Шилеком. Пройдет день другой, подумал Шиалистан, и весь замок будет пересказывать подробности перепалки на свой лад. Нужно позаботиться о том, чтобы среди слухов пошли и такие, которые будут играть на руку ему самому. Потом, когда Шилека достаточно оклевещут, его “случайная” смерть не станет выглядеть такой подозрительной.

Шиалистан мысленно позволил себе толику злорадства. Пусть теперь ему пришлось усмирить гордыню и привселюдно проиграть в этом словесном поединке, но он никогда не забудет обиды, и дождется удобного для мести часа. Тем более Первый страж сам напросился - нечего было хвост распускать.

- Хочу остаться один, - приказал Шиалистан и тяжело опустился в кресло, всем видом давая понять как устал. - Мастер-волшебник путь останется, и ты, Живии.

Волшебник почтенно склонил голову, Черня дева тот час встала за спинку кресла, в котором расположился рхелец.

- Я велела вдвое увеличить твою охрану, господин, - сказала она негромко.

- Хорошо, - кивнул Шиалистан. - Проследи, чтоб в рдах моих Щитов больше не было олухов.

- Как прикажешь, господин. Я прежде говорила, то этих двоих нельзя было и близко подпускать к тебе, как ты помнишь. Дозволено ли мне теперь самой решать?

Действительно, регент только теперь вспомнил, ка сильно Черная дева противилась против того, чтоб сыновья Гиршема нарядились в одежды личной охраны Шилистана. Тогда рхелец не послушал ее и та ошибка могла стоить ему жизни. Он не собирался повторить ее во второй раз.

- Делай как считаешь нужным, Живии. Только в другой раз, если подобное повториться, спрошу тоже с тебя, и тогда уж не обессудь.

Ее сдержанное короткое “Как прикажешь, господин”, начинало злить. Регенту хотелось забыться, перестать смотреть в лица и гадать - друг перед ним или враг. Долго ли продлится такая жизнь? Месяц, два, а может годы. Все решал наследники. Вернее - наследники, которые могли носить кровь Гирама. Богам только известно, когда появятся первые вести, хоть регенту до зубной боли хотелось скорее короновать себя кленовым императорским обручем. Всему есть предел, даже терпению. И Шиалистан стал приближаться к своему стремительнее, чем раньше.

Мастер-волшебник, короткий черноглазый мужчина средних лет, с интересом рассматривал мертвую убийцу. Ее сестра продолжала лежать в углу между кроватью и колонной, странно вывернув шею и приоткрыв губы, точно покойница собиралась вот-вот заговорить.

- Что тебя так заинтересовало, Рам-Сар? - поинтересовался Шиалистан.

- Вот здесь, господин регент, если бы вы соизволили подойти ближе, я бы показал вам одну занятную вещицу.

Шиалистана передернуло от гадливости, но он заставил себя покинуть только что нагретое место и поравнялся с волшебником. Тот щелкнул пальцами, и в его руке появилась короткая, размеров с локоть, заостренная палица. Рам-Сар, ничуть не брезгуя, сунул ее девушке промеж ног и отодвинул бедро в сторону, так, чтобы внутренняя его часть, та, что прилегала к самому лону, стала доступна взору. Шиалистан никак не желал верить, что несколько часов назад его естество побывало там и оставило свое семя. От непрошенных воспоминаний ладони сделались липкими от пота, и регент поспешно заложил их за спину.

- Взгляните-ка сюда, господин, - волшебник отчего-то улыбался во все лицо, скаля желтые редкие зубы.

Острый край деревянной палицы уперся в крохотный рисунок. То была раскрытая алая лилия - регенту пришлось пересилить себя и наклониться ближе, чтобы отчетливее рассмотреть рисунок. Странно, что он раньше не заметил его. Хотя, он был так увлечен красавицами, что мог попросту не обратить внимания. Куда больше его занимали их грудки да ладные попки. Теперь обе тотмосийки казались Шиалистану воплощением безобразия.

- Это татуировка? - Предположил рхелец первое, что пришло ему в голову.

- Ясен разум твой, господин, - продолжал скалиться волшебник. - Верно ты догадался, но знающие называют сие художество “красной меткой цветоводов”.

Шиалистан знал, что иногда цветоводами называли тех, кто торгует молоденькими рабынями. Зачастую такие работорговцы покупали маленьких девочек, палками да плеткой учили их смирению и покорности, а после отдавали обучаться искусствам постельных утех. Позволить себе купить такой “цветок” мог только поистине богатый человек. Зачастую еще и потому, что девушки оставались невинны до самого момента покупки и тот, кто раскошеливался, получал право первым откусить от сочного плода.

Но, кроме того, девушек часто натаскивали владеть каким-нибудь оружием, чтоб, при случае, заступиться за господина.

Иджалки и впрямь знали много всяких плотских изысков, но ни одна не была невинной, регент в том убедился. Во времена буйной молодости о не раз “пробивал брешь меж ногами” многих девушек, и толк в этом деле знал. А еще видел, как ловко темнокожая плясала с кинжалом.

- Живии, вели моим стражникам тот час отправиться к Толкату из Боора, только тихо, чтоб не спугнуть. Есть у меня много вопросов к этому господину.

Шиалистан слабо верил, что бесхребетный слизняк Толкат способен на подобное злодейство. Не стал бы он так открыто подставлять свою шею под палачий топор. И дураку стало бы понятно, где перво-наперво станут искать виновного. Но рхелец не исключал вариант, при котором Толкат, сам того не ведая, стал пособником заговорщикам. Кинжал девушкам мог передать Шилек. Толкат, по незнанию, помог доставить убийцу в замок. Но главным в этой цепочке был тот, кто купил девушек и всучил их Толкату.

Мысли регента перебил появившийся в дверях мастер-оружейник. Он был весь перепачкан сажей, будто его прямо посреди ночи оторвали от молота и наковальни. Что могло не расходиться с истиной - о фанатичной тяге главного императорского оружейника к оружию и его ковке, знали все, даже крысы в кладовых.

Увидев мертвых девушек, мужчина вытер ладони о грязный передник и осенил себя охранным символом бога Хатана, прозванного Громким молотом, покровителя всех ремесленников.

- На эту красоту звал меня поглазеть, господин? - Буркнул, глядя в пол.

- На кинжал. Тот, что рядом с девушкой лежит. Посмотри и скажи, чьей работы клинок.

Оружейник нехотя наклонился над покойницей, забрал змеистый кинжал и, точно так же ка ладони мгновение назад, вытер о передник остатки крови. После чего повертел кинжал так и эдак, потрогал за голову змею в рукояти, подержал лезвие на пальцах, подбросил, швырнул в пол.

Шиалистан пока занял прежнее место и терпеливо дожидался, пока дасириец выскажет свое предположение.

- Подделка это, - как-то даже с разочарованием сообщил оружейник. - Хорошая и ладная, но подделка.

- Подделка под что? - Регент подался вперед.

- В Иджале есть орден убийц, называют себя братьями Послесвета, мастера горла кромсать по-тихому, исподтишка. Кинжалы с пламенеющим клинком - ихнее оружие. И змея в рукояти - все как есть. Только подделка это. Баланса нет, в змее вместо ртути дрянь какая-то бесцветная, край заточено неумело, грубо, точно впопыхах.

Оружейник еще немного повертел кинжал в руках и без сожаления протянул его Шиалистану. Регент отшатнулся, и жестом велел Живии забрать кинжал.

- Что-то еще рассказать, господин?

- Не знаешь, кто бы мог его сделать?

- Откуда бы мне знать? - пожал плечами дасириец. - Работа хорошая, руда чистая, точно не крестьянский кузнец клепал. Инструмента хорошего такой кинжал требует, да образца. Чтоб сковать пламенеющее лезвие, надобно было его видеть, а таких кинжалов на весь Эзершат - хорошо, если сотня есть. И то все у душегубов, а они свои цацки берегут как зеницу ока.

- А ты откуда про них знаешь? - Прищурился регент. Подозрительность в нем всполошилось, и каждый дасириец виделся теперь заговорщиком.

Оружейник снова дернул плечами: бесхитростный жест, в котором регент не учуял лжи. И все ж он не торопился с выводами - мало ли что преподнесет остаток ночи.

- Довелось повстречаться с одним господином - страсть как он оружие любил, и чтоб непременно диковинное. Колесил по всему Эзершату со своим скарбом, чего там только не было. Я меч ему ковал, по образцу, а он мне за то дал поглядеть задарма. Вот у него я такой кинжал и видел. - Оружейник поскреб щетинистый подбородок. - Слыхал, что душегубы его потом за тот кинжал и прирезали, чтоб вернуть свое.

- Раз поглядел - и так запомнил, что теперь запросто различать можешь, где настоящий, а где - подделка? - Не унимался Шиалистан.

- Так я с мечами с рождения работаю господин регент. Как баба разбирается с тканях и побрякушках, вот так мне клинки милы.

Рхелец сдался. Аргументы оружейника казались ему убедительными. Да и не мог Шиалистан взять под стражу всякого, кто виделся ему подозрительным. “Так недолго доосторожничаться до того, что велю бросить в темницу собственную тень”, - подумал регент и отпустил оружейника.

Миэ

Когда Берн пригласил их погостить в свой дом, Миэ ожидала увидеть какой-нибудь грубо сколоченный каменный короб с крошечными окнами. Лучшее, на что рассчитывала таремка - это дымоход. В Яркии дома топили чем попало прямо в очаге, вырытом в полу, а чтоб прогнать чадный угар, настежь открывали дверь. Когда-то, когда Миэ была маленькой, бабушка рассказывала ей о тяжких для Тарема временах: вода была грязная, никто слыхом не слыхивал про дымоходы, и оттого в домах всегда было черно как в глухую ночь. Приехав в Северные земли волшебница не раз ловила себя на мысли, что время в этой части Этбоса едва шевелилось, неспешно ползло ленивой гусеницей. Обычаи и нравы артумцев только подтвердили ее догадки.

Но ее ожиданиям не суждено было исполниться. Чему таремка была несказанно рада. Ехали они долго, пересекли, вдоль всю столицу и покинули Сьёрг через северные ворота. Столица Артума показалась Миэ скупой и серой. На фоне совершенно неприглядных одинаковых домов, мысли о родном Тареме сделались еще тоскливее. Никогда прежде волшебницу так не тянуло на родину как теперь. Прежде каждая вылазка из стен отчего дома казалась глотком свободы, кусочком приключений. Так она хоть сколько то выплескивала нерастраченное в юности бунтарство. После того как они застряли с снегах Артума, Миэ начало казаться, что она больше никогда не увидит родных стен и тяжелых гроздьев винограда, и не попробует сладкого земляничного вина с травами, подогретого с липовым медом.

Чем больше таремка узнавала столицу Северных земель, тем больше тосковала. С каждым ударом копыт, тоска становилась все злее, все отчаяннее вгрызалась в душу. Артум словно стал ее проклятием, черной прорвой, в которой бесследно исчезало самое дорогое: сгинул жрец, Раш, весельчак и язва, сделался угрюмым, точно со смертью об заклад бился, что никогда больше не улыбнется. Арэн едва жив остался.

Миэ изо всех сил старалась держать себя в руках. Молодой северянин, синеглазый и рослый, но какой-то более ловкий, чем его собратья, то и дело прижигал ее горячим взглядом. Будь нынче другой день, другое время, таремка непременно поддалась на тихие заигрывания молодого воина. Фьёрн кажется его звали. Миэ уже и думать забыла, когда в последний раз у нее была страстная ночь на роскошной постели. И это она - та, что негласно носила титул Золотоголосого соловья, считалась чуть не оной из самых завидных невест Тарема. Наверняка лютня отсырела, размышляла Миэ, пытаясь удержаться на лошади без седла. Когда она в очередной раз едва не свалилась на землю, ее успел подхватить Фьёрн.

- Осторожнее нужно быть, эрель, - улыбнулся он.

Миэ, невольно, улыбнулась ему в ответ. Северянину наверняка было мало лет, может, сколько и Рашу - девятка два годков. Почему-то таремка почувствовала свой почти истекший третий десяток тяжкой обузой. И отчего алхимики и аптекари еще не придумали такого бальзаму, чтоб от него таяли морщины?

- Я не привыкла ездить без седла, - Миэ снова по привычке поправила волосы. - Прошу простить меня за столь ужасный вид, непростительно женщине показываться немытой и нечесаной при мужчине.

Северянин пожал плечами. Ему, вернее всего, и дела не было до того, в каком порядке ее волосы, и сколько пятен на одежде. Фьёрн смотрел на нее, и в синих глазах северянина читалось неподдельное восхищение.

Когда процессия покинула Сьёрг через северные врата, Миэ заволновалалсь. Обещали приютить в родных стенах, а везут к хартсам на рога, по пустоши, где и деревьев-то нет, одни серые камни, да поплывшие снежные заносы. Но не успела она сказать вслух о своих опасениях, как на горизонте появилась первая гряда. Длинная стена за завесой непогоды вальяжно встречала путников. Пики, башни, тяжелые черные камни: впереди их ждала крепость. Миэ никогда прежде не видела такого неприветливого места. Даже таремская “Башня плача” казалась более веселым и светлым местом, чем то, куда теперь направлялись всадники. И чем ближе напирала крепость, тем больше убеждалась Миэ - камень и впрямь весь черный, будто сотканный из самой тьмы. Волшебница насчитала две высоких башни пять средних, самая западная из которых треснула ровно посередке и оплыла, будто догоревшая свеча. Были еще карликовые пристройки, ютившиеся около центрального чернокаменного массива.

- Почти приехали, - сообщил Фьёрн сперва негромко, только для нее, а после тронул ногами бока коня, и ускакал куда-то в “голову” всадников.

Уже оттуда разнеслось его громогласное “Живее!” и вереница прибавила ходу. Остановились только около широкого рва, который, вопреки традициям, не налили водой, а густо утыкали заостренными бревнами. Миэ мысленно хватанула себя по лбу: какая вода в такой-то стуже?

Откидной мост грузно и с грохотов отворил пасть крепости.

Во внутреннем дворе победителей не осыпали почестями. Воинов встретила разномастная кучка прислуги, человек, может, около семи десятков. Была и женщина, которая стояла на ступенях, что вели в главную башню. Миэ отчего-то сразу поняла, что встречать вышла жена Берна. И так же ясно признала в ней рхельку: темные волосы, большие, будто маслянистые, глаза, мелкие и не очень складные черты лица. Отчего-то следом голову волшебницы посетила мысль, почему светлокожий и голубоглазый Фьёрн так отчаянно не похож ни на отца, ни на мать.

Когда подъехали совсем близко, Миэ разглядела на темных с проседью волосах женщины тонкий обруч - темная зелень малахита вперемешку с топазами, на затейливой серебряной ленте. Пожалуй обруч был единственной дорогой вещью в убранстве хозяйки крепости: одежда она была в простое шерстяное платье да длинную тунику на северной белке.

Фьёрн первым поднялся к ней, склонил голову, давая матери благословить себя беззвучной молитвой. Только после этого она взялась говорить.

-Многих лиц я теперь не вижу среди вас, верные моему мужу славные воители, - сказала звучно. - Сегодня мы почтим павших вином и пивом, споем им песен, да так, чтоб слышно было в Черном царстве Гартиса.

Голос у хозяйки был высокий и властный, Миэ решила, что хозяйка черной крепости привыкла отдавать указания и выбивать себе уважение тяжким трудом. Оно и неудивительно: северные мужчины уважали только тех женщин, которые носили отметины светлой Виры. Для остальных был один закон - покорность и послушание перед своим мужем.

Если жена Берна и впрямь была рхелькой, первые годы в Артуме наверняка дались ей не сладко. А может и много больше.

Воины одобрительно загалдели, кто-то вскинул меч и, подхватив его пример, в воздух взметнулись клинки, топоры, шипастые оголовья палиц. Миэ с тревогой заглянула под полог паланкина - Арэн сонно озирался по сторонам, растревоженный шумом. Под глазами дасирийца который день гнездились синяки, в волосах было полно грязи, а щетина густой порослью расползлась по щекам. Но, не успела Миэ и рта раскрыть, как ее, довольно нахально и торопливо, отодвинула в сторону та самая северянка, которая вилась круг Арэна точно назойливая муха. На взгляд таремки девчонка не отличалась ни красотой, ни умом, и не могла стать подходящей партией для сына дасирийского военачальника второй руки. С другой стороны, насколько помнила волшебница, у Арэна было уже две жены, обе из которых никак не могли удовлетворить потребностей мужчины, полного сил. Неудивительно, что дасириец прицепился к первой же, которая повесилась ему на шею.

После того, как с приветствием было покончено, Фьёрн взял мать по руку и подвел ее к своим гостям. Представил их по очереди, про каждого сказав хоть несколько, но хвалебных слов. Арэн как-то неуверенно потянулся, попытался поклонится, но женщина поспешно остановила его.

- Не стоит славному воину бередить тяжкие раны, чтоб поклоны отбивать слабой женщине. - Сказано это было мягко, но фальшиво. - В последние дни мой дом балуют заморские гости.

Женщину звали Сария. И Миэ сразу почувствовала зародившуюся к ней неприязнь. Сария профальшивела насквозь, напомнила таремке шелковую рхельскую сорочку - вроде и ткань та, если пальцами тронуть, и рисунок ладный, а по швам трещит, да линяет от первой встречи с водой. Все они что ли такие, эти рхельцы, размышляла волшебница, пока их вели коридорами крепости. В двух словах Фьёрн рассказал, что раньше здесь был большой замок, больше того, в котором нынче живут Владыки севера. Но после очередного нашествия людоедов, стены поддались, не выдержали натиска. По словам северянина его отец собрал остатки былого каменного великана и сложил из них крепость, которую именовали “Харрог”, что означало - Дваждырожденный.

Едва переступив порог, Миэ почувствовала себя пленницей огромного каменного мешка, в котором не нашлось места ни окнам, ни украшениям. Черные стены, украшенные разве что кованными держателями для факелов, дали пристанище паутине и бурому мху. Таремке казалось, что стоит ей только прислониться к камню, как тот мигом остудит ее до самого нутра. Ноги путались, будто почуяв панику хозяйки. Но Миэ кое-как справилась с собой, закрыла рот на замок и пообещала не открывать ее до тех пор, пока не увериться, что никто не следит за ней, и не слушает.

Комнаты им отвели на третьем этаже. Зря таремка тешила себя мыслью, что может хоть в жилых помещениях схоронились уют и тепло. Ей досталась небольшая комната: жесткая кровать, крытая шкурами, грузный стол, сундук. Прямо посередке комнаты на грубой треноге пристроилась жаровня. Таремке хватило одного взгляда внутрь, - на поленьях пристроилось семейство мелких древесных грибов, густо припорошенная пылью.

- Мхом они тут что и стелют заместо ковров, - пробубнила себе под нос волшебница, как только дверь за ее спиной закрылась, и женщина осталась одна.

В комнате отыскалась лохань - пузатая и приземистая. Не успела Миэ подумать, что неплохо бы натаскать в нее хоть сколько-то подогретой воды, как в комнату вошла Сария. Миэ удивленно вскинула брови: с какого лиха хозяйка Харрога заявилась к ней? Неужто печется, как бы гостям не вышло неудобств? Миэ скорее поцеловала бы ядовитую гадину, чем поверила в заботу Сарии.

- Я велю прислужникам натаскать тебе воды и развести огонь пожарче, - сказала женщина, едва переступив порог. После внимательно посмотрела на таремку, будто высматривала в ней что-то, но никак не могла разглядеть. И оттого больше прежнего хмурилась.

- Благодарю, - сдержанно ответила Миэ. - Тоя кожа скоро свербячками покроется, так долго я не приводила себя в порядок.

- Зачем вы тут? - Резко спросила рхелька. - Чего ради напросились в гости к моему мужу? Два таремца под крышей моей обители - это слишком.

Миэ показалось, что пока они путешествовали по Северным землям, загибались в сугробах и отбивались от шарашей, Эзершат перевернулся с ног на голову. Таремцы никогда не вели с рхельцами открытой вражды.

- Твой муж пригласил нас принять его гостеприимство, госпожа, - как можно спокойнее ответила волшебница. Любое неосторожное слово неизвестно чем еще обернуться может. Самое время меньше говорить и больше слушать.

Сария вскинула голову, прошлась до стены и замерла там, стоя к гостье спиной. И шуту бестолковому стало бы ясно, что рхельке нечего разглядывать на голых камнях, а спину она показывает в знак неприязни. “К счастью, Сария, мы испытываем по отношению друг к другу равноценные чувства” - мысленно ответила Миэ. В голос же не проронила ни звука, выжидала, каким очередным откровение удивит ее хозяйка Харрога.

- Мой муж задержится до вечера. Вчера приехали важные посланники… - Сария запнулась, будто поймала себя на словах, говорить которые было пока не время и не место. - Вечером будет пиршество по этому случаю.

Рхелька обернулась и холодно добавила:

- Вы не задержитесь здесь надолго, чужестранцы.

И вышла, так же стремительно, как пришла. Миэ присела на край кровати, стараясь взять в толк - что бы могли означать слова рхельки. Вернее - что за ними скрывалось. Ведь Сария, как могла доступно, дала понять, что гости мужа ей не желанны. Но с чего бы взяться такой враждебности?

Хотелось отдыха. Всю дорогу к дому Берна Миэ чуть не в голос уговаривала свое тело потерпеть еще немного, пообещала уставшим костям мягкое ложе и теплый очаг, а желудку - горячий еды. А выходит так, что мысли об отдыхе придется держать при себе. О том, чтобы беззаботно отдаться сну подле шипящей гадюки не могло быть и речи.

Однако Сария сдержала свое обещание. Скоро в жаровне уже резвилось пламя, а лохань до половины была набрана горячей водой. Миэ сидела в воде до тех пор, пока не соскребла с кожи всю грязь и не вымыла волосы до полной мягкости. Потом долго чесала их щеткой, а когда закончила - влажные кудри поблескивали в свете огня. Большая часть ее нарядов растерялась на просторах Артума, но одно платье удалось спасти. И хоть в былые времена она никогда бы не одела его по случаю пиршества, альтернативой ему стал походный костюм.

Более-менее удовлетворившись тем, как выглядит, - в комнате не отыскалось даже простого жестяного зеркала и Миэ пришлось одеваться и укладывать прическу почти наугад, - таремка рискнула покинуть комнату.

В коридоре пахло сыростью и самую малость - жареным мясом. Миэ осмотрелась, решая, в какую сторону направится. Помнится, Раш остался присматривать за купцом, и их отвели куда-то в левую часть крепости. Где был Арэн - оставалось лишь догадываться, но именно с дасирийцем Миэ собиралась держать разговор. Более того - она собиралась заставить друга вскрыть чертовы послания и лично посмотреть, что же в низ написано. Если мир и впрямь перевернулся с ног на голову, лучше не дразнить быка красной тряпкой.

Подумав немного, таремка взялась за чародейство. Во-всех уголках Тарема, Рхеля, Дасирии было неписанное правило: не использовать волшебство в доме гостеприимных хозяев, ни с доброй мыслью, ни с худой. Злодеев, конечно, от того меньше не становилось, но считалось черной неблагодарностью ответить нарушением неписаных порядков в ответ на угощения и теплую постель. Миэ сомневалась, чтили ли такие традиции северяне, но даже если бы и так - не собиралась останавливаться. “Гостеприимство” Сарии развязало таремке руки.

Паутина окутала ее, спрятала в густой кокон невидимых нитей. По покровом невидимости, стараясь не шуметь, волшебница двинулась на право от дверей своей комнаты. Она прошла довольно много, но встречались ей только сквозняки да запертые на засов двери. Когда коридор повернул, Миэ послышались голоса. Таремка буквально срослась со стеной и очень осторожно, чтоб шаги не выдали ее, двинулась вперед. В каменной змее было темно, Миэ так и не смогла найти хоть какого-нибудь проема в стене, через которое внутрь попадал солнечный свет, потому волшебница не сразу увидела говоривших. Их было двое, она говорили на общей, но говор выдавал их происхождение. Рхельцы, оба. Миэ остановилась в десятке шагов, не рискнула подойти ближе, хоть даже с такого расстояния шепот незнакомцев слышался неясно. Женщине пришлось нарочно задерживать дыхание, чтобы не пропустить ни звука.

- Что если дасириец тут неспроста? - Шептал один; голос у мужчины был сиплым и он немного шепелявил, будто ему недоставало зубов.

Миэ запомнила эти интонации: вечером будет шанс подслушать речи на пиршестве, тогда и ясно станет, кто нынче шепчется, точно вор. Хотя таремка сомневалась, что в крепости гостит так много рхельцев.

- И что с того, хоть бы и по приказу дасирийских заговорщиков? - Отвечал второй, молодой и надменный. В отличие от своего собеседника, этот не слишком пекся об осторожности, и говорил только вполголоса. Миэ почти видела его - холеного рхельца, знатного по самую задницу, с козьим горохом в голове заместо мозгов. - Сария дала нам слово.

- Как дала так и заберет, - шикнул второй. - Муж ее тут господин, не пойдет она против его воли. Знаешь же северян - упрямые, дикие. Кто знает, где Берн встретился с дасирийцем и об чем они уже разговор держали. И таремка с ним. Неспроста все это. Скорей бы уж, неспокойно мне.

- Что ты все бубнишь-то, - вспенился молодой, и спутнику пришлось шикнуть на него, чтоб тот не поднял шум. - Обождем. Посидим на пиру, послушаем как и что. Сария обещала помогать, надобно ждать. А уж если что не так выйдет… - Он нарочно медлили. Таремка могла поспорить на дмейр, что видит как он скалится в злой усмешке. - И тип этот. Не просто так околачивается в столице. У него …

Где-то громко залаяла собака. Миэ отшатнулась, опасливо озираясь - казалось, что оба мужчины глядят прямо на нее. И откуда в Харроге псы? Волшебница терпеть не могла собак, не переносила псячьей вони.

- Пойдем, хватит болтать. Неспокойно мне, - шепнул шепелявый. - Вот что хочешь со мной делать, а чуйка у меня глядит на нас кто-то, вот прямо тут.

Молодой ничего не ответил, и оба рхельца скрылись в темной ленте коридора. Миэ не стала следовать за ними - шепелявый оказался не так прост, и волшебница не собиралась давать ему шанс понять, что его подозрения верны. Она обождала, пока шаги мужчин стихли, и осторожно пошла следом. Миэ больше прежнего укрепилась в своем желании во что бы то ни стало поговорить с Арэном, даже если ради того придется вытаскивать дасирийца из выздоровительного сна. Оставалась сущая безделица - отыскать его в этой студеной каменной коробке.

Таремка преодолела два широких пролета, каждый из которых по обе стороны был густо прорежен обитыми железом дверьми. Судя по крупным замкам на щеколдах, там хранилось что-то важное. Таремка проследовала дальше и остановилась только когда коридор привел ее прямо к двери. Пути дальше не было. Миэ опешила: всю дорогу ей не встретилось ни ответвления в сторону, ни любой другой открытой двери. Но раз так, то куда в таком случае подевались таремцы? Уж не около их ли комнаты она теперь стоит? А если так, то где тогда искать Арэна?

Волшебница осторожно прислонила ухо к двери, в надежде услыхать голоса. Голосов не было, зато за дверь послышался скулеж, такой знакомый, что таремке даже зубы свело. Бьёри снова рыдает над своим ненаглядным, решила Миэ. Таремка развеяла чары, что делали ее нивидимой, и смело отворила дверь.

Увиденное мало отличалось от предоставленного волшебницей. На кровати лежал Арэн, рядом, прямо коленями в пол, пристроилась северянка. Гладила егоза руку и пускала сопли как малый ребенок над сломанной игрушкой. Таремка взбеленилась и нарочито громко захлопнула за собою дверь. Девушка вскинула голову, глаза ее сделались круглыми, что плошки.

- Буди его сама, если не хочешь, чтоб это я сделала, - приказала Миэ.

Арэнова зазноба утерла слезы, поднялась и, - откуда что берется! - насупилась на таремку. Миэ попервой опешила от такой резкой перемены, но очень быстро справилась с недоумением, и ответила северянке тем же.

- Шла бы ты отсюда, эрель, - предупредила северянка. - Арэну нужен покой и крепкий сон, а уж если станешь его беспокоить, так не взыщи.

Миэ как ни старалась не смогла сдержать недоумения. И это та самая соплячка, которая только вот чуть на сопли за слезы не сошла?

- Не советую пререкаться со мной, девочка, - Миэ не стала пасовать, напротив, пошла в наступление, надеясь обескуражить северянку и заставить ту поступиться.

Чем бы все обернулось не довелось узнать. Напряженную тишину нарушил сонный, но уверенный голос дасирийца.

- Миэ, если ты пришла по делу - говори, а нет - так лучше уходи. - Арэн приподнялся, отстранил северянку, которая, было, бросилась ему помогать, и сел на кровати, опираясь на одну руку.

Таремка видела, как нелегко ему дается каждое движение. Совесть подкралась затаившимся убийцей и больно уколола досужим жалом. Но времени выжидать подходящего момента, не было. Верней всего, что даже теперь уж многое упущено, кое-чего обратно не воротить и не переиграть. И все равно волшебница собиралась выполнить то, ради чего плелась сырыми коридорами, насквозь протянутыми сквозняком.

- Мне нужно поглядеть на те письма, которые ты везешь для Владыки Севера, - сказала таремка и, в придачу к словам, протянула руку вперед, нетерпеливо прищелкнув пальцами. - И чем скорее, тем лучше. Так что не трать время зазря, объясняя мне про тайны и печати - мне дела до того нет. Письма, Арэн.

Дасирией повертел головой, размял шею до хруста и осмотрелся, будто видел комнату впервые. Северянка отошла в сторону, настороженно прислушиваясь к каждому слову, точно сторожевой пес. Миэ дала себе обещание не обращать на девчонку внимания, чтобы та не удумала вытворить. Похоже, Арэну она и впрямь пришлась по душе, не хватало еще из-за соплячки портить давнюю дружбу.

- Нет, - коротко отрезал дасириец.

Миэ хорошо знала его, чтобы не понимать, что дальше всякие уговоры станут только пустой тратой времени.

Она быстро и подробно рассказала все, что приключилось за минувшие несколько часов: про Сарию и ее угрозы, про разговор двух рхельцев.

- Наверное эта харстова крепость нашпигована потайными ходами, как колбаса салом, - закончила она, и вопросительно посмотрела на Арэна.

Дасирией хмурился.

- Мы в недобрый час приехали в Артум, - Миэ не собиралась ждать, пока тот придет в себя и даст ответ. - Я не знаю что и к чему, но то, что в этом месте таремка и дасириец гости не желанные - понятно даже тронутому умом. И я хочу знать, что написано в тех письмах, прежде чем ты передашь их по назначению. Послушай, - таремка присела на край кровати, теперь почти умоляла друга услышать ее разумом, переступить через обещания, - мы здесь - чужаки. Наши слова ничего не значат, хоть бы скольких людоедов мы не пришибли на поле брани, хоть бы сколько жизней не спасли. А Сария - гадюка та еще, не успела за порог пустить, тут же и ужалить норовит.

- Миэ, я не могу. Мне доверили доставить письма из рук в руки Владыке Севера, - упрямился Арэн, и тарема, как не велико было ее желание переубедить друга, понимала, что им движет.

- Арэн, боги мне свидетели - покладешь ты наши головы на плаху, если ты дашь читать то, что теперь читать не следует, - напирала она. Краем глаза увидела, как шагнула вперед северянка. - Разве случалось так, чтоб мои слова и поступки приносили вред, а? Или я теперь вызываю недоверие? Так скажи мне, Арэн из Шаам, и тут же мы с тобой разойдемся. Нечего скалится, коли за спиной нож припрятан.

Аргументы у Миэ кончились. Боги свидетели - она бы не смогла найти других слов, чтобы убедить Шаама-младшего верить ей. Подождав немного, таремка сдалась. Видать, владыки небесные за что-то карают всех их, раз сыплют на голову одни несчастия за другими. Женщина не стала прощаться, говорить обидных слов: дасириец теперь не слышит ее, и вряд ли сможет понять от какой ошибки она собиралась его уберечь. В лучшем случае затаит обиду. Пусть тогда на собственном загривке почувствует, когда несчастье его потреплет “ласковой рукой” против шерсти.

Миэ направилась к двери. Дала себе зарок не оборачиваться на Арэна и больше никогда не заговаривать с ним первой. Надо же, столько горя и одного горшка хлебнули, в одном дерме ополоснулись, а он продолжает глядеть на нее, как на чужачку.

- Я не знаю, что там в тех письмах, но на словах мне было велено передать, что Дасирийская империя предлагает Артуму объединить династический союз с малолетней Нинэвель, - догнал ее глухой голос Арэна.

Миэ так резко остановилась, что едва не споткнулась об собственное платье. Таремка развернулась на каблуках - деревянные подошвы противно скрипнули о камень, и дасириец покривился, точно ужаленный.

- Династический союз? - Миэ не верила своим ушам. - С кем? Уж не с Владыкой ли Севера? Только тот, насколько мне ведомо, при жене был.

- С тем, кто Гирамов наследник, - нехотя ответил дасириец, безуспешно пытаясь дотянуться до бурдюка, что лежал в изголовье кровати.

- Кто в Северных землях может носить кровь Гирама? - От удивления слова ее звучали громче, чем следовало. Таремка тут же умолкла, напоровшись на рассерженный взгляд Арэна. Судя по тому, что присутствие в комнате девушки его не смущало, дасирией с какого-то дива доверял ей. Вероятно - ничуть не меньше, чем самой Миэ, и осознание такого равенства пришлось волшебнице не по душе. Но теперь разговор был не о том. Таремка без сожаления удавила в себе обиду и повторила вопрос, теперь лишь в полголоса.

- Фьёрн, - коротко ответил дасириец.

- Фьёрн? - зачем-то переспросила таремка. - Откуда в нем… Погоди.

- Я сам ничего не знаю. Все эти родства на крови - не мое. Мне было велено передать только это, что в письмах - не знаю, вероятно - какие-то уговоры, предложения, на которые северян могут пристать, если согласятся.

Таремка жестом попросила его умолкнуть. Дасириец застонал, опустился на постель.

- Ну, чего таращишься на меня-то? - Миэ зыркнула на ничего не понимающую. Бьёри. - Помоги своему ненаглядному, а мне подумать нужно.

Пока северянка возилась с Арэном, поил его и умащивала раны целебными бальзамами, таремка бродила от одной стены до другой, размышляя, отчего вдруг дасирийцы решили прогнуться перед северянами - дикарями и варварами, как они сами их называли. То, что Фьёрн мог быть потом Гирами по линии своего отца, таремка отвергла сразу. Но вот мать его - рхелька. Кто знает, чья дочь и внучка. Было время, когда ради укрепления шаткого мира дасирийские правители отдавали своих дочерей женами рхельским царям. Мира то не удержало, а вот кровь Гирама пошла гулять по всем просторам от самого Рхеля до Иджала. Может гадина Сария и замешана в том котле, где пара капель великой крои и есть, рассудила таремка.

- Вероятно, Сария, - сказала вслух. - Арэн, отдай мне письма, пока наши головы еще можно спасти. Тут были рхельцы, и они что-то замышляют. А раз так, значит надобно знать, с чем садиться играть в ши-пак, а не ждать, пока противник сделает первый шаг.

Дасириец сдался. Миэ сделалось жаль его - Арэн выглядел отвратительно, того и гляди отдаст богу душу, хоть ему хватало сил устраивать браваду. Но таремка сызмальства училась быть твердой. Отец учил, что мягкостью дела не делаются, мягкость лучше приберечь для супружнего ложа.

По просьбе дасирийца, Бьёри передала Миэ два туба, запечатанных сургучом, и, - Миэ почувствовала то, едва свитки очутились в ее ладонях, - охранными знаками. О чем Арэн ее тут же предупредил. И, кривясь то ли от боли, то ли от того, что не сдержал клятву, сказал слова, которые развеивали чары. Миэ повторила их и тубы засветились легкой синеватой дымкой. Когда марево исчезло, таремка ловко сломала печати и достала из первого туба свернутый пергамент. Печати рода Шаам, слова, нанесенные витиеватыми мастерскими клеймами на тонкую кожу. Миэ быстро прочла первое, в голос только сказав:

- Хоть бы великие интриганы, додумались письма северянам писать на их речи.

Арэн, если и услышал ее слова, не взялся отвечать.

В письме были предложения и уговоры, как и сказал дасириец. Вероятно, в случае согласия, Конунгу следовало поставить под ними свою печать, и дела были бы решены. Во втором тубе был рисунок. Искусно нарисованное родовое древо, род Гирама Великого. Этот пергамент заинтересовал Миэ куда больше первого. Она присела за стол, поерзала на неудобном стуле, прежде чем нашла удобное положение и взялась изучать ветки семейств. Так и есть, Сария и вправду носила кровь Гирама, но весьма жидкую и разбавленную. И Фьёрн тоже в какой-то степени был потомком великого дасирийского императора.

- Арэн, ты уже знаешь, что вечером будет пиршество? - Задумчиво поинтересовалась Миэ. Она аккуратно завернула свитки, положила их обратно в тубы. Если приложить немного усилий, она вполне сможет подделать печати рода Шаам, после наложить охранные чары - и никто не приметить подмены.

- Нет, - усталым голосом ответил дасириец. - Предлагаешь пойти и станцевать с тобой?

Миэ улыбнулась - несмотря на свою немощность, Арэн пытался шутить и не падать духом.

- Послушай, - таремка поднялась, подола к дасирицу и погладила его по волосам. Странно присмиревшая северянка сидела молча. - Я пока заберу эти письма, погляжу как можно сделать, чтоб сохранить твое обещание девственно чистым. Но за это ты должен кое-что пообещать мне.

Арэн приоткрыл глаза - сон отчаянно тянул его в сладкую негу, но дасирец пытался выслушать Миэ.

- Ты никому не станешь говорить про свои послания. До тех пор, пока мы не узнаем, чего ради рхельцы пожаловали в эту студеную глухомань, и отчего им нерадостно соседство дасирийца и таремки. А уж после - поглядим, куда ветер дует.

Она не была до конца уверена, что верно истолковала его неясный кивок, но не решилась переспрашивать Чем скорее Арэн встанет на ноги, тем быстрее они покинут Артум. Миэ почти не сомневалась, что за те ни, пока они марались кровью шарашей и бродили непроглядными горными тропами, в Эзершат пришел ветер перемен. И от того ветра несло раздором.

Таремка вышла и, тем же путем вернулась в комнату, вновь спрятав себя под пологом невидимости. По пути она несколько раз останавливалась, трогала стены, прижимала камни, которые, как ей казалось, подозрительно выдавались вперед из общей кладки. Ничего, хоть бы близко похожего на тайный ход, волшебница не нашла. Но тем больше она укрепилась в своем мнении, не могли же рхельцы и в самом деле провалиться сквозь землю?

Вернулась таремка вовремя: не успела за нею закрыться дверь, как следом пришла одна из служек, здоровенная тетка с огромными волосами покрытыми курчавыми волосками. Миэ подавилась отвращением, когда та, не шибко церемонясь, грохнула об стол тяжелым подносом. Волшебница дождалась, пока та выйдет и только после того поглядела, что за угощения прятались в глиняных горшка и плоской миске, прикрытой тонкой лепешкой. Свиная похлебка, половина запеченного с картофелем гуся, кольцо прокопченной колбасы, хлебцы, запеченные с пряными травами и кусок черничного пирога. Еды хватило бы на троих. Миэ съела всего понемногу, горюя об изысканных деликатесах, которые подавали на пиршествах в Тареме.

Только насытившись, запив все принесенным же клюквенным морсом, волшебница еще раз пересмотрела письма и кусочки сломанных сургучных печатей. Дасирийци, что стояли за этим предложением, - Миэ не сомневалась - заговорщиков было много, не единолично же Шаам-старший и бывший советник затеяли политические игры, - сулили немного. Большей частью все предложения сводились к обязательной военной поддержке и железному военному союзу между Дасирийской империей и Артумом. В договор так же входило обязательство о взаимном ненападении, при условии, что ни одна из сторон не станет нарушать границ союзника. А все это северянам предлагалась часть своих северных территорий. Миэ ухмыльнулась - земля там была скудная, худая и малопригодная для земледелия. Конечно, в той части Эзершата тепло гостило чаще, чем в Артуме, но такая сделка все одно ровным счетом не сулила артумцам выгоды. Подачка, не более, рассчитанная на то, что северянам не хватит ума углядеть подвох.

Сколько времени шло на то, чтоб заново запечатать тубы, таремка не знала. В комнате, где единственным источником света служил только огонь в жаровне да пара факелов, время текло монотонно, точно река. Подделать печати оказалось не так уж и просто, пришлось несколько раз плавить новый сургуч и вычаровывать на нем оттиск нужной формы. Волшебство, которому таремка училась самостоятельно, тайно ото всех. Каких только книг не было в отцовской библиотеке, как оказалось. Подлогом Миэ занималась едва ли не первый раз за свои почти три десятка зим, но когда закончила - результат ее устроил. Финалом делу стали охранные чары.

Закончив с письмами Арэна, Миэ снова взялась за книги и ониксовый “глаз” найденные в Хеттских горах. Таремка изучала их долго, пока пришедшая служка, та самая, с густой порослью на руках, не нарушила ее уединение.

- Госпожа просила напомнить, что пиршество скоро начнется, - пробубнила она на плохой общей речи и повернулась, чтоб уходить.

- Погоди, - остановил ее Миэ. - А господин, хозяин Харрога, вернулся уж?

- Вернулся, - ответила северянка. Она продолжала топтаться у двери, будто дожидаясь, когда ее еще о чем спросят, но таремка велела ей идти.

“Интересно, и как мне привести себя в порядок, если некому даже волосы мне зачесать?” - молча злилась волшебница. В памяти осталось несколько несложных чар, с помощью которых таремка кое-как привела в порядок единственное уцелевшее платье.

Покидая комнату таремка негодовала, проклиная всех и вся: сегодняшний вечер будет позором ее красоте. Никогда еще не доводилось ей выглядеть настолько скверно.

Хани

Фергайры встретили странно.

Хани готовилась, что ее станут привечать сурово, а вместо того сестры Белого шпиля чуть не под руки завели в башню и проводили в комнату. Ту самую, где Хани навестила странная красивая госпожа. Правда, никто не расспрашивал девушку, что приключилось. Привели и оставили одну.

В этот раз в комнате было тепло - жаровня раскалилась чуть не докрасна, полная поленьев и сухих трав, от которых у Хани почти сразу закружилась голова. Здесь же набрали лохань с водой, которая, к тому времени как девушка собралась выкупаться, успела порядком остыть.

Смыв вместе с грязью все невзгоды, Хани забралась в постель. Сума с птенцом осталась лежать в углу. Пернатый уродец продолжал буквально на глазах все гуще обрастать новым опереньем, которое так же стремительно меняло цвет. Теперь из грязно-бурого, перья стали ярко-рыжими, блестящими и холеными. Однако же кроме этого, птица не подавала никаких иных признаков жизни. Хани, как ни старалась, не могла понять диковинного превращения, но животное было живо, а потому, проносив его год за спиной, девушка не собиралась бросать своего выкормыша.

Под шкурами Хани быстро согрелась и почти тот час провалилась в сон.

Ей снилась вода. Много воды, такой ледяной, что даже сквозь сон девушка чувствовал, будто руки и ноги перестали повиноваться. В сине-зеленой глубине было темно, а странный поток утягивал Хани все дальше. Казалось, что вся она стала водой: стихия приняла ее безропотно, будто старые родители сына, что вернулся после долгих лет скитаний. И там, в соленой пучине, было спокойно и хорошо. Но все же Хани отчаянно рвалась вперед, туда, где через непроглядную толщу воды едва виднелся свет. И он угасал так же стремительно, как девушку утягивало на глубину.

Она попыталась рвануться. Руки и ноги задеревенели, отказывались повиноваться приказам. Хани вдруг увидела себя со стороны: распластанную, точно раздавленный жук. Разум отказывался повиноваться, но тело сдалось без боя.

Свет, на который она любовалась в предсмертной дремоте, загородила большая тень. Сделалось темно. Когда вокруг не осталось ничего, на чем остановить взгляд, девушка почувствовала страх. Глядя на тот прощальный клок света, смерть не казалась такой ж печальной, но оставшись один на один с темнотой, девушка всем телом чувствовала ужас. Она не хотела умирать.

Где-то рядом завертелся незримый советчик. А может то был только голос в ее голове, Хани не была в том уверена.

“Не сдавайся, пробуй”, - шептал голос и девушка узнал в нем самое себя.

Будто в одночасье она стала той, кто тонул, и той, другой, которая предлагала сопротивляться водной стихии покуда станет сил.

“Не могу!” - кричала тонущая Хани, закрыла глаза и дернулась, чувствуя - за нею пришла агония. Несколько последних ударов сердца, пока тело еще будет реагировать на бесполезные толчки в груди, а потом придет мир и покой.

Тень в воде приобрела контуры громадной рыбины. И она несла прямо на нее, точно нашла себе самое подходящее лакомство. В голове девушки родилась мысль, что умереть в рыбьем брюхе - это совсем не то, что смешаться с морем, стать частью его, может быть даже русалкой или сиреной на службе Велаша.

“Плыви на нее! Сейчас! Без промедления!”, - требовала призрачная Хани.

Девушка мешкала, но, - странное дело! - в теле словно проснулась неведомая сила. Сперва зашевелились пальцы на руках, после ноги сами дали первый толчок, который направил тело Хани вперед. Голова кружилась, мысли путались. Девушка поняла, что сейчас как никогда близко стоит у черты, за которой будет только смерть.

“Поспеши, если хочешь жить!” - подначивал голос.

Руки потянулась вперед, отчаянно зачерпнули моря. Рыба неслась прямо на нее. Немного - и Хани уже без труда смогла разглядеть длинную череду зубов, толстую кожу на огромной пасти. Девушка зажмурилась…

Из сна ее вырвал стук открывшейся двери. Девушка сонно осмотрелась по сторонам, не сразу понимая, продолжает ли спать, или уже вынырнула в реальный мир.

Напротив сидела Ванда. Странно, что пришла сама, подумала Хани, прежде чем сообразила кое-как подняться и поклониться, как подобает, отдавая дань уважения старости и мудрости. Ванда не спешила останавливать ее.

- Я растревожила твой сон, - сказал старая фергайра. Казалось, она говорит сама с собою - едва слышно бормочет что-то себе под нос. - Мне сдается, тебе снилось нехорошее?

Хани сглотнула густой ком слюны, что собрался на языке. Рассказывать фергайре про сон отчаянно не хотелось. Мало ли как истолкует почтенная старая ее видения? Может сочтет их кознями проснувшейся темной отметины. Началом того, что северяне издревле называли “черной одержимостью”.

- Я устала с дороги, фергайра Ванда, - Хани не могла поверить, что врет своей новой сестре, но слова шли так ладно, будто иной правды и быть не могло. - После той битвы постоянно вижу мертвецов.

- А их духи? - Старая прищурила подслеповатые глаза. - Они как и прежде говорят с тобою?

Тут девушка не стала отпираться и сказала как есть. И про Рока, что говорил с ней перед самой битвой, и про голос шамаи. Не стала таить и то, отчего привезла Талаха в Сьёрг. Когда закончила говорить, Ванда теребила палку узловатыми пальцами которые теперь казались Хани еще больше высохшими: ни дать, ни взять истончившаяся кожа на кости.

- Ты должна знать, - наконец, молвила фергайра. - Колдуньи белого шпиля оставляют за тобою право провести славного шамаи. Тело его подготовили к погребению служители Скальда. Там, в храме, оно дожидается тебя и твоих прощальных молитв над ним.

Хани не могла поверить своим ушам. Как могло статься, что время сделало такой стремительный прыжок? Вот только же она легла, опустила голову на подушку и забылась беспокойным, но коротким сном, а теперь фергайра говорит, что шамаи уж подготовлен к погребению?

Очевидно, недоумение девушки отразилось на ее лице, потому что фергайра покачала головой, отчего ее седые волосы разошлись в стороны, обнажая в залысинах морщинистый череп. Интересно, сколько же ей все-таки лет, подумала Хани, пока та собиралась с ответом. Хани все больше склонялась к мысли, что старее Ванды во всем Артуме остался разве что многовековой дровень в сердце Сьёрга.

- Пока ты спала, солнце ушло за горизонт. Ночь за окнами. Самое время дать шамаи новый мир, чтоб стал он защитником столицы нашего Артума. Одевайся, девочка, да поспеши. Завтра сестры Белого шпиля станут держать совет. И тебе надобно быть с нами, как и подобает.

Хани кивнула.

Ванда тяжело поднялась. Девушка не решилась предложить ей свое плечо или луку, чтоб старая фергайра нашла в ней опору. Отчего-то ясной была уверенность - не примет Ванда помощи, еще и обозлиться, что немощь ее все сильнее одолевает тело. Потому что в глазах, что давно утратили цвет и молодость, словно девица в темнице, металась неуемная жажда жизни.

И все же, когда старая женщина остановилась в дверях, зайдясь громким кашлем, Хани решилась а один единственный вопрос, который не давал ей покоя уже много дней. И Ванда знала на него ответ, в том девушка не сомневалась. Но вот решится ли произнести его вслух? Сказать порченной светлой колдунье, фергайре лишь на словах, а не на деле - в том уверенности не было.

- Фергайра Ванда, - Хани старалась говорить уверено, но голос то и дело срывался, потому ей пришлось остановиться, сделать вдох полной грудью, и начать снова. - Фергайра Ванда, почему мои сестры из белого шпиля не пришли на помощь, там, на берегу Острого моря? Вы же глядели в Зеркало, не могли не видеть, какая орда неслась на воинов? И отчего же тогда колдуньи Севера поскупились на чародейство, не пришли на помощь своему народу?

Ванда обернулась. Теперь она обеими руками держалась за палку, с остервенением вдавливала пальцы в мертвое дерево, покрытое письменами. Казалось, отбери у фергайры эту опору - и та рухнет, точно сухой колос, лихо скошенный серпом крестьянина.

На лице ее читалась внутренняя борьба, будто фергайра и хотела открыть правду, и что-то удерживало ее от откровения. После недолгого внутреннего противостояния, Ванда “закрылась”: Хани видела, как дернулись перемеженные морщинами губы, точно над ними была печать молчания.

- То не твоего ума дело, - ответила холодно, в одночасье став той Вандой, от одного вида которой Хани хотелось бежать куда глаза глядят.

И вышла, еще раз предупредив, что времени мало и следует поторопиться, потому что если дух шамаи и может обождать, тело его вот-вот поддастся первым отметинам тлена. Несмотря на все бальзам и масла, которыми умастили северного воителя, ничто не могло надолго остановить разложение.

Хани собиралась. Надевая платье и подпоясываясь, она в который раз вернулась мыслями ко сну. В середке появилась обида на Ванду - и почему та пришла так не вовремя? Девушка снова и снова выуживала из стремительно тающего марева остатки сна, собирала его по лоскуткам, точно покрывало. То был не сон, а воспоминание. Хани помнила, как ее смыло за борт драккара, когда на них напали герги. Помнила, как вода затягивала ее. Пришли из забытого прошлого и глаза Раша - темные, полные таинственных всполохов. Он пытался спасти ее, но сдался. Образ чужестранца стал расплывчатым, вскоре и вовсе исчез, точно морская стихия навеки стерла его лик. Что было после - Хани вспомнила лишь теперь, когда потерянный клок памяти вернулся к своей хозяйке. Если бы не тот голос, думала девушка, занявшись плетением кос, я бы, вернее всего, несла теперь службу в подводном царстве Велаша.

Косы сегодня никак не желали заплетаться, волосы путались меж пальцами, заворачивались клубками, и ей приходилось вырывать спутанные колтуны, чтобы хоть как-то справиться с прической. Наконец, когда с приготовлениями было покончено, девушка покинула комнату.

Пока она спускалась вниз, следуя за ступенями змеистой винтовой лестницы, на душе становилось все тяжелее. Ведь совсем недавно, она шла здесь вместе с Талахом, поясняла ему про соляные лампы. Огни странных светильников продолжали мерцать, а шамаи нынче ляжет глубоко в могильнике, под храмом Скальда.

Так и не встретив никого по пути, Хани покинула Белый шпиль. Глотнув еще холодного, но уже полного ароматами весны воздуха, почувствовала, что оживает. Будто кто погладил по голове ласковой дланью. Шла пешком, отчего-то вспоминая день своего странного посвящения и после - праздничную ночь, которую провела за молитвами Скальду, прося его о милости для всех воинов севера, а особенно - отвести всякое зло от любимого, хранить его от напастей и дать им после времени, чтоб соединится союзом. Может, слишком много она тогда просила и Снежный покарал ее? Хани отчаянно хотелось повернуть время вспять, очутиться вновь в той ночи, запретить Талаху говорить о долге и терпении.

Жаль, что лишь избранным чародеям, открывалось подобное могущество. Где такого найти - девушка не знала.

В храме Скальда густо пахло травами. Ее уже ждал служитель. Завидев фергайру, мужчина, поклонился и отдал дань уважению всеми нужными словами. Хани видела, что тот, как ни старался, не мог скрыть своего недоумения: отчего колдунья так молода? Но ему хватило разумения смолчать. Он открыл рот лишь однажды и то, лишь для того, чтобы попросить фергайру следовать за ним.

Они спустились вниз. Несколько раз каменные лестницы сворачивали. В конце концов, Хани стало казаться, что еще немного - и служитель приведет ее под самые огненные врата Гартисова царства. Наконец, ступени остались позади и жрец услужливо уступил ей дорогу.

Она очутилась в склепе, выложенном грубым камнем, с множеством ниш. Хани не видела, сколько их, потому что света двух факелов хватало лишь на то, чтоб осветить ту часть, в которой оказалась девушка. Было то сделано специально или нарочно, - чтоб фергайра не растревожила прах других воинов, что обрели покой под храмом Скальда, - она не знала. Глядела лишь на широкий цельно каменный алтарь впереди. На нем, завернутый в расшитые ритуальные ткани, лежал шамаи. Рядом покоился его топор.

Хани, как не старалась держать себя в руках, всхлипнула. Глаза поплыли, на губах стало солоно. Когда из темноты впереди выплыли фигуры других служителей, Хани даже не смогла разглядеть их лиц, утонувших в тени капюшонов: все как один стали безликими.

- Фергайра, час произнести последние молитвы и закончить ритуал, - напомнил служитель за ее спиной. - Шамаи пора обрести покой.

Хани согласно кивнула, утерла слезы, и произнесла первые слова. Постепенно, голос ее креп, речь стала тягучей, перерастая в певучий говор. Подхватили ли его служители - девушка не слышала. Перед нею остался только шамаи. Молитва сулила воину вечную славу, напоминала об обещаниях, что он давал, принимая в себя звериную личину.

- Поднимись мертвый дух, займи свое место средь защитников, - закончила Хани, и голос оборвался, точно голосистая птица, сбитая меткою стрелой.

Талах поднялся. Призрачное тело покинуло тело живое. Он стоял против Хани: прозрачный серый силуэт, завернутый в туман.

“Тут мы с тобой попрощаемся, файари”, - произнес дух, но Хани видела, что губы его не дрогнули. Голос Талаха просто наполнил ее голову, в одночасье звучал отовсюду и ниоткуда.

“И ты не придешь ко мне?” - мысленно спросила девушка, любуясь лицом воина, стараясь запомнить каждую мелочь, чтоб навеки сберечь в памяти.

“В том нет нужды, файари. Тебе больше не нужны мои крылья, за твоею спиной скоро будут новые”.

Когда жрецы закончили молитвы, Талах растаял. Хани даже показалось, что лицо мертвеца стало вовсе незнакомым, будто только что, пока она мысленно говорила с призраком, кто-то совершил коварный подлог. Раве это ее Талах лежит на каменной плите? Весь серый, грубый, с впалыми щеками и выпирающими из-под губ зубами.

- Пусть славный шамаи служит теперь Сьёргу, коли в том случится нужда, - закончил кто-то из служителей, там самым завершая ритуал.

Жрецы взяли мертвеца и понесли его в темноту, которая вскорости проглотила их. Там они положат тело в приготовленный саркофаг, запечатают молитвами, и дело будет кончено. Хани не стала дожидаться, пока служители вернуться, торопливо бросилась к ступеням. Мечтала лишь об одном - скорее вырваться наружу, глотнуть воздуха, морозного и чистого, до одури упиваться запахом жизни.

Глаза сами поглядели на юг, следом пришла шальная мысль - бежать. Что ее держит в столице? Снять одежды фергайры, расплести косы и навеки отказаться от магии в себе. Е станет колдовать, гляди ж, и жизнь наладится. Девушка понимала, что отделаться от светлой и темной отметин никому не под силу, не знала она такое избавления. Но можно не творить волшебство, тогда со временем знания покроются дымкой, уйдут в небытие выученные секреты. Может, тогда и духи перестанут беспокоить ее, забудут о той, которая не станет их слушать, не станет им отвечать.

Ее жеребица стояла стойлах позади башни Белого шпиля. Хани только раз была там, еще в год прошлого снега. Тогда одна из колдуний учила ее лечить раны, как класть стежки так, чтоб кожа не расползалась в стороны, и шрам становился тонким, точно нитка. Вместо человека была мертвая молодая кобылица, только что родившая мертвого же жеребенка. Хани помнила как несколько раз опорожнила желудок, прежде чем смогла справиться с собой и взяться за дело. Ну и наслушалась же она тогда бранных слов от фергайры. Невольно вспомнились недавно минувшие дни, и теперь Хани только троекратно поблагодарила бы мудрую старую женщину, что не отступилась, пока девчонка не усвоила урок.

Приехав в башню фергайр на этот раз, Хани от усталости не помнила, кто взял ее лошадь, но животное могло быть только в том стойле. Колдуньи севера жили обособленно, не держали никакого хозяйства, только малый клок земли на заднем дворе, где любовно растили травы для лечебных снадобий, настоек и бальзамов. Стойло, что стояло особняком, чуть в стороне у лестницы, что вела к самой башне, соорудили лошадей редких гостей. Тут же притулились несколько хозяйственных построек: для мелкой домашней птицы и коз. Всю остальную пищу фергайры получали как подношения или покупали на рынке.

Ничто не мешает забрать лошадь, торопливо думала Хани, со всех ног спеша обратно в башню. Она дала клятвы хранить верность своим сестрам, повиноваться их воле, но они не сказали ей, чего ради приняли ее в свой круг. Обманули, дав свои же обещания только для виду, зная - никуда порченной не деться, если не хочет быть изгнанной, а то и вовсе отвезенной к границе Пепельных пустошей. В Артум пришла весна, теперь можно без труда добраться до родной деревни. Тем более на такой-то лошади - домчит скорее ветра. А что если станут там искать? Девушка даже остановилась, изо всех сил стараясь припомнить, говорила ли кому-то откуда приехала. Да, говорила. В тот день, когда фергайры приняли ее в своей обители, они расспросили ее обо всем. Но станут ли преследовать беглянку - этого Хани не знала. Чуяла только, что всеми силами желает оказаться как можно дальше от Сьёрга, белого шпиля, чужестранцев и всего, что окружало ее в последнее время. Сильнее хотелось только обернуть время вспять и переиначить прошлое так, чтоб Талах был жив. Но, если последнему не дано свершиться, то исполнить второе - ей по силам.

Хани так торопилась, что прямо за поворотом не всем ходу налетела на женщину. Дородная тетка с корзиной, полной моркови и свеклы, уселась на мостовую и захлопала глазами, глядя перед собой. Хани, если б могла, навешала себе оплеух, за нерасторопность. Поспехом потянулась, подняла корзину.

- Я не видела… - сказала растеряно и умолкла.

Глаза горожанки стали круглыми, точно плошки. И в них плясал такой ужас, будто увидела она не фергайру, а самого Гартиса. Хани решила помалкивать и делать вид, что ничего не замечает. Наверняка женщина взялась винить себя в том, что толкнула колдунью Севера.

Но, стоило Хани потянуться за длиннохвостым клубнем свеклы, как горожанка завопила. Девушка впервые слышала, чтоб человеческое горло рождало такой оглушающий звук: высокий, протяжный и отчаянный. Ей даже показалось, что слух не выдержал и умер, лишь бы не слышать надрывного вопля северянки.

Женщина же, не переставая голосить, встала на четвереньки и уверенно пятилась назад. Ее рот напоминал Хани бездонную прорву - не закрыть ничем, не заткнуть.

- Черная колдунья воротилась! - Удалось расслышать среди нечленораздельного крика.

Девушка и себе попятилась, едва не поскользнувшись на моркови, та противно хрустнула, на что у горожанки тут же открылось второе дыхание, и вопль набрал новой силы. Хани поспешно кинулась на другую сторону улицы, про себя решив, что напоролась на полоумную. Оглянулась на ходу - женщина преследовала ее взглядом, и продолжала нести чушь про возродившуюся черную колдунью.

Девушка не стала дожидаться, пока кто-то придет на помощь умалишенной. Лишнее внимание Хани было не с руки. Но дальше пошла осторожнее, стараясь держаться в тени. Так и добралась до лестницы. Уже собралась было шагнуть в сторону конюшни, но вовремя вспомнила о самом главном - в Белом шпиле остался птенец. И, хоть девушка вовсе не была уверена, что пернатый уродец протянет долго, оставлять его не собиралась. Как ни неприятно было снова входить в башню, девушка уверенно зашагала вверх по лестнице. Добравшись до самого верху, стоя у пяты остроконечного здания, Хани какое-то время переводила дыхание. Как себя вести, если по пути встретится кто-то из колдуний? Что говорить? И не выдадут ли ее слова? Став фегайрой, ей больше не нужно было стучать в широкие двери, касания хватало, чтоб те сами отворились перед нею. Отчего так случилось - Хани не знала, а времени задумываться над тем всерьез, не было.

В который раз за такое короткое время девушка перебирала шагами ледяные ступени, поднимаясь все выше и выше. Только скоротав пять или семь пролетов, поняла вдруг, что совсем не помнит, где же отведенная ей комната. Странное дело - вроде и бывала там не раз уж, а не запомнила ни этажа, ни примет каких, по которым стало бы ясно, что сойти с лестницы нужно тут. Немного помешкав, Хани все-таки пошла дальше. Миновала еще с десяток этажей, и радуясь, и печаль одновременно, что не встретила никого из фергайр. Знала, что не сможет уехать без пернатого товарища по несчастьям, а чем выше поднималась, тем сильнее крепла уверенность, что комнаты без посторонней помощи не отыскать.

Уже отчаявшись, Хани сошла на следующем пролете, нырнула в остроконечную арку. Здесь царил полумрак, но откуда-то спереди доносился запах хвои, будто очаг кормили сосновыми поленьями. Девушка приободрилась и пошла на запах. Однако, чем гуще становился аромат, тем яснее слышались голоса. Сперва Хани казалось, что то лишь ветер сиротливо скулит, заточенный в узком каменном проходе, но шаг за шагом становилось ясно - говорят фергайры. Уже совсем скоро девушка отчетливо слышала интонации в голосах колдуний Севера. Фергайры спорились. В голосах сочилась ярость, непонимание, печаль. Девушка не было уверена, что смогла в точности различить тех, кто говорил, но голос Фоиры узнала бы из тысячи. Была там и добрая Ниара, что учила ее понимать травы и варить из них разные снадобья, и всегда сдержанная Бордика.

- Нельзя ей среди нас быть, - говорила Фоира, и Хани невольно замерла, боясь быть замеченной. Отчего-то сердцем чуяла - о ней разговор. - Если кто прознает - всем нам будет позор на седые головы, попомните мои слова, сестры.

- Нельзя так поступать с девочкой, - вступилась Ниара. - Дитя не виновато, что на ней порча лежит. Разве кто в здравом уме пожелал бы себе такой участи, скажите мне? Вина наша в том только, что послушались Ванду и приняли в свой круг, но ха другое же - не ей нести ответственность.

- А я предупреждала, что старая совсем из ума выжила, - с презрением бросила Фоира. Хани расслышала негромкий ропот, что родился после ее неуважительных речей, но фергайру было не остановить. - Все мы совершили то, что должно было. Поступили по законам Артума, хоть и взяли на душу погибель. Да только невелика та потеря, с ненормальной-то. Но если уж и впрямь Берну на троне сидеть, тогда девчонку надобно прибрать, а то как бы беды не вышло. Сколько не мети ведь, а сор по углам прячется. Нет-нет, а и найдут его глаза досужие.

Берн? Хани не понимала, чем могла навредить вождю, такому крепкому, что она глядела на него снизу вверх. Что за беда может быть такому смелому воину от пигалицы? Девушка рискнула подойти еще на немного, остановившись у развилки, за которой коридор разбегался в стороны. Из левого закоулка и доносились голоса.

- Девчонку нужно прогнать, - сказала фергайра, чей голос был Хани отдаленно знаком, но кому принадлежал, девушка не знала. И гадать не стала, сосредоточившись на разговоре. Поняв, что речь и впрямь о ней, ловила каждое слово, будто вот-вот готовилась выудить загадку, что давно не давала ей покоя: почему фергайры все ж взяли порченную светлую колдунью в свой круг.

- И что с того? Не важно, где она топтать землю будет - если на престол сядет Берн, опасно оставлять ее… живой, - чуть помедлив, добавила Фоира.

- Гневишь богов, сестра, - со вздохом устыдила ее Ниара. - Не ты жизнь даешь, чтоб ее отнимать.

- То скверная жизнь, сестра, не хуже моего ведь тебе ведомо, - спешно ответила Фоира. Казалось, она биться, что ее слов станет недостаточно, чтобы убедить фергйар в своей правоте.

- Но я против, так или иначе, - настаивала ее собеседница. - Мы смертные служители богини Виры, пользуемся тем, что дала нам ее отметина. Остальное оставь высшим силам, сестра, а то как бы не вышло так, что упившись властью, не погрязла ты в черни.

Фоира фыркнула на такие слова. Хани пришлось зажать себе рот рукой, чтоб неосторожно е выдать себя вскриком или негодующим словом. Она никогда прежде и помыслить не могла, что те, кто был для ее образцом поклонения, да что для нее - всего Артума, станут замышлять злодеяния. И не важно, затевались они против ее жизни или жизни любого другого жителя Севера. Несмотря на события последних дней, сестры Белого шпиля оставались в глазах девушки воплощение правильности и справедливости, колдуньями, для которых превыше всего поступить по совести, чей разум не затуманен лихими мыслями. Слова, невольным свидетелем которых она стала, разрушили оплот уверенности, скосили образ башни с огненной звездой в пике едва не на половину.

- Фоира права, - подхватил еще один голос. - Иногда, чтоб уберечь ми и покой, требуется самому испачкаться. Не сделаем этого - худо будет всему Артуму. Вам не хуже моего ведомо, что никто, кроме Берна не станет править Северными землями мудро. Не родился еще достойный. Торхейм власти как зачерпнул, так и норовил пойти против традиций. Или вам всем надоело жить по заветам предков?

Никто не стала спорить. В полной тишине, один за другим, звучали слова “Пусть будет так”, “На благо Артума”, “Да простят наши деяния боги”. Хани не стала слушать до конца. Знала, что всего в нескольких шагах от нее, решалась ее судьба. Девушка спешно повернулась и бросилась прочь. “Что за участь они приготовили мне?” - билась растревоженной птахой мысль. За что, за что, за что…?

Вновь очутившись на лестнице, побежала по ступеням вверх, по-прежнему не зная пути. Хотелось скрыться от открывшегося знания. Зачем ей такое откровение, для чего? Пусть бы прямо сейчас сошла божественная милость и отняла напрочь все воспоминания, будто и не было этого тревожного месяца.

Когда дыхание сбилось и Хани пришлось остановиться, чтоб перевести дух, она услышала шорох над головой. Вскинула голову посмотреть, кто стал ей спутником, но успела разглядеть лишь край темного подола, который тянулся по ступеням. Миг - и его тоже не стало. Девушка насторожилась - фергайры носили лишь белые одежды. Следом за первым недоумением пришла догадка, ясная, точно молния в грозовых облаках.

- Госпожа, погоди! - Позвала вслед громким шепотом.

Если это та красивая женщина, что тогда пришла в ее комнату, Хани отчаянно хотелось говорить с нею, узнать - сон то был или явь. И если ей вправду не пригрезилось, что значили слова о подарке, и о том, кто всегда за ее спиною. Может, то была подсказка про шамаи, который обещал стать ее крыльями?

Никто не отозвался на ее слова, но так же не было слышно ни шороха ткани, ни звука шагов. Девушка поспешила вдогонку, но опять успела увидеть лишь темные одежды. Так, шаг за шагом, преодолевая этажи, следовала за невидимым поводырем. Следом за подолом платья, свернула в арку. И, неожиданно, оказалась у приоткрытой двери. Еще не заглядывая внутрь, Хани знала - там ее комната, которую она отчаялась найти. Значит, красивая госпожа сама привела ее в комнату. Никак, снова станет говорить что-то пророческое?

Но, как ни готовилась Хани увидеть ее, сидящей на лавке, появление незнакомки заставило ее оцепенеть. Одета та была так же, как в прошлый раз - странные паутинные ткани на пальцах, обруч в волосах с дорогими каменьями. Незнакомка улыбнулась и безмолвным жестом предложила Хани присесть на постель.

- Госпожа… - Девушка изо всех сил старалась держаться уверенно. Теперь-то наверняка знала, что не спит. Но на всякий случай завела руки за руку и до боли ущипнула себя за палец - боль была ощутимая и самая что ни на есть настоящая.

- Неужто до сих пор в меня не веришь? - Женщина покачала головой и погрозила пальцем точно неразумному ребенку. - Присядь, нам бы парой слов обмолвиться, пока время есть. Да двери прикрой, а то много в башне любопытных глаз да ушей.

Хани послушно исполнила все, о чем просила гостья. Не могла ослушаться, будто что-то в ней покорилось воле незнакомки, имя которой девушка так и не смогла вспомнить. Краем глаза глянула на суму с птицей: та лежала там же, где Хани ее и оставила. Девушка с облегчение выдохнула - мало ли чего могут сделать фергайры, может, решат сперва избавиться от всего, что порченная светлая колдунья с собой привезла.

- Не тронут они твою птицу, - словно прочитав ее мысли, успокоила женщина. - Ты им нужна, мертвая.

- Что за польза от моей смерти? - Хани пригладила ладонью медвежий мех покрывала.

- Ничто не делается без умысла, девочка моя, - голос гостьи звучал почти ласково, с легким урчанием, точно где-то в комнате пристроилась кошка, и знай распевала мурлыки. - Для того и одарила тебя. Только, как я погляжу, не спешишь ты им пользоваться.

Гостья спрятала улыбку, и теперь ее темные очи глядели вопрошающе. Хани сделалось неуютно, будто стены незаметно сошлись, украли простор, нещадно давили.

- Я не находила никакого твоего подарка, госпожа, - неуверенно ответила Хани. Тут же появилось сомнение: может то фергайры спрятали его. Девушке самой сделалось противно от подозрительности, которая проела нутро.

- Я дала то, что искать не нужно, - незнакомка поднялась, прошла до двери и тронула ручку. В том движении было что-то ненастоящее, будто и госпожа, и ее красивое платье, и голос - всему здесь было не место, смотрелось оно нелепо, будто подковы на козьих копытах.

- Что же это? - Не унималась Хани.

Женщина пожала плечами, отворила дверь.

- Кто ты, госпожа? - Спросила девушка и не узнал в голосе самое себя, таким властным он стал. Внутри шевелилось сомнение, не станет ли эта встреча последней.

Женщина остановилась, в пол оборота глянула на Хани. От того взгляда веяло страхом, что накатил на девушку неудержимой лавиной. Кожа покрылась мурашками, в голове билась одна только мысль - пусть бы шла уж, поскорее, пока от промозглого холода тело не сделалось сосулькой. Но любопытство и желание узнать, кто ее странная собеседница, брали свое. Да и захоти Хани удрать, не вышло бы - ноги и руки сковал страх.

- Разве ты не знаешь, кто? - Вопросом на вопрос ответила незнакомка. - Порченная маленькая светлая колдунья, с двумя отметинами. Знаешь ли ты, что таких как ты можно по пальцам пересчитать, а? И дар твой бесценен, а ты так глупо распоряжаешься им. - В последних словах слышалась неприкрытая злость, будто меж гостьей и Хани тяготели старые счеты. - Ты могла бы давать жизнь так же просто, как и отнимать. Управлять человеческими страхами и играть на пороках. А вместо того сидишь здесь и ждешь, когда тебя выпотрошат. И даром моим неумело распоряжаешься. - И, словно предвещая следующий вопрос, тут же добавила: - Слушайся голоса, девочка моя. Дар мой как пламень - пока его использовать, горит жарче взора Эрбата, а если позабыть - так и угаснет. Не забывай этих моих слов, колдунья, потому что когда мы встретимся в следующий раз, ты должна быть готова.

Она на краткий миг посмотрела в сторону сумы, в которой лежала птица, губы незнакомки тронула злая улыбка. Лицо из холодно-надменного, сделалось перекошенным, Хани даже показалось, что незваная гостья потянулась к суме, чтоб прихватить ее с собой, но так не случилось. Женщина вышла, не оставив по себе не звука отдаляющихся шагов, ни шелеста ткани. Будто призрак нынче побывал в комнате.

Хани задрожала, метнулась к птице, боясь самого плохого. Пернатый комок был на месте, не шевелился, не издавал ни звука, только стал еще горячее, будто в пернатом шаре лежал разогретый камень, для тепла. Девушка забрала суму и на всякий случай спрятала ее под шкурами. Какое-то время мысли о загадочных словах незнакомки перекрыли планы о побеге. Не давал покоя и подарок, который, если верить словам ночной гостьи, был всегда при ней. Что бы это могло быть? Хани на всякий случай перебрала вещи в дорожном мешке, но так ничего и не нашла.

Когда в крохотном окошке под потолком заиграли первые лучи восходящего солнца, в комнату, пришла невысокая полноватая фергайра, назвалась Тойрой и пригласила Хани спускаться в большой обеденный зал, чтобы как полагается, разделить трапезу со своими сестрами. Хани рассеянно кивнула.

Мысль о несостоявшемся побеге заставила девушку раздосадовано помянуть харстов хвост. Фергайра неодобрительно смерила ее взглядом и попросила больше никогда не вспоминать в Белом шпиле поганых тварей Гартиса. На что Хани смиренно попросила прощения и, воспользовавшись случаем, спросила про гостей: не может быть, чтоб красивая госпожа дважды осталась незамеченной, и в прошлый раз фергайра просто не сказала ей, Хани, всей правды.

- В белом шпиле еще с осени никаких гостей нет, - нехотя ответила Тойра. - А тебе-то что? - насторожилась она.

Хани пожала плечами.

- Чужестранцы всегда такое чудное о мире рассказывают, - соврала первое, что пришло в голову. - Хотела послушать, что твориться за границами Артума, диковины какие есть.

- Успеешь еще все слухи и сплетни ушами собирать, - примирительным тоном ответила колдунья. - И живее, не заставляй сестер ждать, пока ты воронов считаешь.

Хани не мешкая последовала за ней. От бессонной ночи у нее немного кружилась голова и то и дело подкашивались колени, но девушка послушно следовала за фергайрой. С незаметной улыбкой девушка подумала, что в последнее время только то и делает, что ходит по тонкой жерди меж сном и реальностью, оттого и мерещится всякое. Но все же красивая госпожа была такой реальной, что Хани никак не могла поверить, что та ей привиделась. А и как так могло статься, что на руках госпожи было то, что звалось “перчатки”, когда сама Хани никогда прежде не слыхивала о таком и в глаза не видела? А с иного боку - обе фергайры уверили, что в Белом шпиле никто не гостит, и, если они сговорились врать, делалось вдвое непонятнее.

В Большом обеденном зале пахло свежим хлебом и жареной морковью. Остальные запахи смешались в тугой комок, от которого у Хани мигом набрался полный рот слюны. Девушка поклонилась всем сестрам, старательно не замечая Фоиру, однако та сама вышла вперед и улыбнулась, широко-широко, точно подозревала что-то. Хани с трудом заставила себя растянуть губы в ответ.

Все расселись по обе стороны длинного стола. Добрая травница Ниара похлопала ладонью по свободному месту на лавке около себя и Хани с радостью заняла его. Окинула взглядом стол: куски мяса, зажаренные до румяной корки, картофель, груши в вине, горшочки со сметаной, пучки свежей зелени. В самом центре - мясная горка, увенчанная помидорами. Напротив ого места, где сидели фергайры, уже стояли наполненные кубки. Каждый- непохожий на своих собратьев. У Ванды был высокий, точно перевернутый колокол, на приземистой ножке, у Тойроны - круглый и пузатый, как бочка. Напротив Хани стоял самый простой, мало чем отличный от крестьянской глиняной кружки, даром что медный да с чеканным ободом по краю. И в нем покоилась алая густая жидкость, будто кто крови налил. От странной мысли девушку передернуло, захотелось сорваться и бежать со всех ног.

- Мы с сестрами нынче приняли решение, - сказала Ванда, как только встала на ноги.

Поднималась она не быстро, кряхтела и сопела, то и дело хватаясь а столешницу. Будто сильно сдала за то время, пока Хани вместе с остальными помогала прогнать орды шарашей. Старость нагнала ее, подумала девушка, поднимаясь следом с остальными сестрами. По их же примеру подняла свой кубок. И о каком решении она речь ведет? Говорила же, что место и ей, Хани, на совете, где будут о судьбе Артума решать и выбирать достойного сесть на трон Конунга.

- Решили мы, - женщина снова замешкалась, подавившись приступом кашля. Никто не торопил ее, фергайры держали кубки поднятыми и терпеливо дожидались. - Быть Берну Конунгом, - наконец произнесла самая старая средь сестер и стальные единогласно присоединились к ее речам, со словами: “Пусть правит мудро!”.

Одна Хани молчала, но в сонме голосов ее безмолвие осталось незамеченным. “Они без меня решили”, - толкалась в голове мысль. И тут же пришло откровение, что все это время лежало на самом видном месте, но только теперь глаза Хани открылись достаточно широко, чтоб разглядеть правду. Они никогда и не считали ее ровней. Взяли лишь пользоваться, когда надобно было. Ванда настояла, чтоб Хани приняли в круг, если она верно поняла вчерашние подслушанные слова. А уж теперь, когда порченной колдунье вынесли приговор, так вдвойне понятно было их решение не спрашивать ее мнения.

Кубки вскинулись вверх, приветствуя будущего Владыку Севера, которому еще только предстоять о том, что выбрали его. Хани повторила следом за всеми. После глянула в свой кубок. Собственное отражение в алом показалось мертвецки бледным, с алыми тенями, точно кто изрезал лицо в кровь. И глаза сделались темными, багряно-красными. Руки Хани пошли мелкой дрожью, отчего вино в кубке разошлось широкими кольцами, отражение размазало рябью. А когда поверхность хмельного напитка успокоилась, Хани разглядела в ней себя. Будто со стороны, подглядывала в замочу скважину за собой же, отраженной в кубке.

Вот отражение замерло, - точь-в-точь как она сейчас, - стоит и глядит в кубок, будто там чудеса всего Эзершата спрятались. Не спешить пригубить хмельной напиток, чтоб по-чествовать выбранного Конунга. Наоборот, оглядывается - никто ли не наблюдает за ней? И тут же разжимает ладони. Кубок падает, кровавое вино расплескивает, брызги так и рвутся из кружки, того и гляди - окропят лицо.

Хани моргнула, а когда снова всмотрелась в хмельную гладь, не нашла там ничего, только собственное отражение.

Сестры пригубили кубки. И Хани, растерянная увиденным, последовала их примеру.

Раш

Пир еще только начался, а настроение Раша отошло в царство Гартиса, и там было предано мукам. Карманнику отвели место между Миэ и Арэном. И если второй большую часть пира сидел молча, время от времени кое-как самостоятельно поднимал кружку за здоровье воителей и щедрого хозяина, то таремская волшебница помалкивала, будто в рот воды набрала. И такое поведение раздражало Раша куда больше, чем ее привычная язвительность. Уж лучше бы кололась острыми словцами, чем сидит будто со слабым желудком - звука сказать боится, чтоб не осрамить себя.

Когда после первого вкушения угощений гости принялись галдеть и громко обсуждать события минувших дней, Раш, воспользовался случаем и выскользнул из-за стола. В большом зале гулял ветер. Все что ли тут так строят, со щелями да сквозняками, зло думал карманник, устремившись в самый дальний угол, приманенный теплым танцем огня в жаровне. Над нею было сооружено нечто вроде воронки, куда благополучно втягивалась часть дыма, но все ж, стоило Рашу приблизиться, в глазах защипало. Карманник с удивлением заметил двоих, что сидели прямо на разложенных шкурах. И как только зады у них не отмерзли, подумалось карманнику, но в голос он только поприветствовал северян и попросил разрешения разделить с ними тепло очага. За последние дни плаванья он успел немного поднатореть в северной речи и теперь кое-как мог донести часть своих мыслей понятно для артумцев. Мужчины мигом загоготоали, наверняка развеселенные его неверным выговором. Раш предпочел сделать вид, что хохот обращен не к нему. Впрочем, северяне тут же радушно закивали, мол, садись, а один протянул бурдюк с пивом. Здесь его делали из ячменя и ржи с какими-то пряными травами, отчего напиток делался горьким и забористым, точно молодое вино. Карманник, который к хмельному всегда относился настороженно, сделал глоток лишь из приличия.

На шкуры садиться не стал, вместо того вытянулся в полный рост на скамье, гадая, сколько же еще придется торчать в Северных землях.

Так его и застал таремский купец. По случаю празднества Дюран нарядился в расшитую шелком тунику, щедро сдобренную мехами и каменьями. Сапоги его мягкой светлой кожи стоили, наверное, в половину от цены резвого мерина - еще одно напоминание для Раша, что чужестранец при деньгах, но пока не спешит выполнить свою часть уговора. Впрочем, карманник и сам не спешил, выжидал случай порыться в пожитках нанимателя, да прибрать к рукам то, что сердцу мило окажется. И сегодняшний вечер мог оказаться той самой оказией.

- Чего не пьешь, уважаемый? - Поинтересовался Раш.

Купец покосился на обоих северян, но те даже не повернули голов в его сторону. Раш слышал разговоры о жадности таремца и о том, как он собирался нажиться на деревенских, предлагая в минуту отчаяния свои клинки по заоблачной цене. Карманнику дела не было до того, и совесть его не грызла, что протянул руку помощи недостойному. Про себя он частенько посмеивался над северянами: знали бы они о том злодействе, которое задумывал Торхейм, спеси бы с них слезло - семь шкур. Карманник по-прежнему носил при себе кольцо, украденное с пальца мертвого Конунга. И хоть не знал на что оно ему, украденная вещь грела ему не только карман, но и душу.

- Завтра мы с тобою расстанемся, Раш, - с деланным прискорбием сообщил торговец.

Раш не ожидал, что таремец решит избавиться от него так скоро, и от неожиданности даже сел.

- Как скажешь, уважаемый, - ответил покорно, про себя гадая, с кем в этой каменной глыбе успел договориться ушлый торгаш. И если уж успел - не вздумал ли оставить его с носом. - Тогда давай не станем надолго откладывать наши расчеты, чтоб не было между нами недомолвок и взаимных обид.

Купец улыбнулся, часто-часто закивал головой, будто глиняный болванчик. Раш даже не сомневался, что тот уже заранее придумал план, как бы избавиться от ненужного охранителя, и остаться при своих. Только карманник не собирался верить не единому обещанию.

- Завтра уж, не станем нарушать радость торжества звоном монет. Как бы хозяев не обидеть мелочными нашими расчетами. - Дюран пригладил рукав рубахи, стряхнул с нее невидимые пылинки.

-Хозяевам нынче не до нас, уважаемый Дюран, - не уступал Раш.

Поднялся на ноги, как бы невзначай поддался вперед, чуть не нос в нос приблизился к таремцу. Тот попятился было, но тут же остановился, прикрылся напускной храбростью.

- Уж не вышел ли я из твоего доверия, Раш? - Дюран принялся “чистить” второй рукав.

Карманнику хотелось схватить купчишку за грудки да потрясти, так, чтоб все золотишко из карманов на пол высыпалось - бери, кто хочешь. Останавливало только упоминание торговца о своих новых охранниках. Мало ли что за громил нанял этот скупердяй, как бы после они не взялись самого Раш выпотрошить.

- Я исправно приглядывал за тем, чтоб шкура твоя была цела, - не отступался карманник. - Ты жив, здоров, улыбаешься вон, и все твои товары на месте. Так почему бы нам не совершить все расчеты и не поднять тут же кубки за то, что мы сдержали обещания, благословенные служителями?

- Видишь ли… - отпирался купец.

Тут же его перервал вкрадчивый мужской голос. Прямо за их спинами стоял рхелец и обращался он к купцу. Раш еще раньше заприметил этого типа: сидел по правую руку от хозяйки Харрога и то и дело что-то нашептывал ей на ухо. Карманнику показалось, что муж ее, Берн, не разделял радости по поводу столь неожиданных в этих землях гостей. Однако же Сария, сама той же крови, оказывала рхельцам всякие почести, чем подчеркивала их важный статус.

- Прошу простить, что прерываю ваши речи, - слова рхельца лились медом, того и гляди уста слипнуться. - Могу я поговорить с тобой, уважаемый Дюран? Нынче мы договорились обсудить наши сделки, а случай только вот подвернулся. Так не станем же пренебрегать им, и, если твой почтенный собеседник не против, отойдем, чтоб не портить его отдых нашими торговыми расчетами.

Раш и рта раскрыть не успел, а оба уже семенили в другой край зала. Он повернулся, тут же получив насмешки северян, что стали невольными свидетелями разговора. Карманник и так чувствовал себя облапошенным, потому смешки бородачей только раззадорили его злость. С досады он выхватил у одного из них мех, и влил в себя приличную порцию пива, давясь непривычной горькостью. Во рту мигом сделалось скверно.

- Не зря разговоры ходили, что лихой этот человек, - пробасил один из бородачей. - Мать моя говорила, что с купцами из Тарема надобно торг вести только под присмотром пяти пар зорких глаз, да пяти пар досужих слушать. А и все одно облапошат на чистом месте.

Второй выразил согласие кивком, и подхватил:

- Прими слова мои за совет: пойди к тому торгашу, да прижми в углу, где потемнее, так, чтоб обделался от страху. И пока все до последней монеты не отдаст - не выпускай. А то с носом останешься.

- И на том спасибо.

Раш обернулся, выискивая взглядом куда делись Дюран и рхелец, но в центр зала уже высыпали северяне, музыканты дали свободу гуслям и дудкам. Карманник решил не выжидать другого случая, и пока торгаш расхаживал незнамо где, наведаться в его комнату, поглядеть, что за клинки были обещаны ему в награду. И ели подвернется что стоящее - взять его без зазрения совести. Благо, что пиршество стремительно обернулось пьяной вакханалией - в таком-то шуме Раш почти не боялся быть услышанным или пойманным. Другое дело, что оставались все те же “новые охранники” которые вполне могли стеречь хозяйское добро.

Уже преодолев половину зала, Раша остановила какая-то рослая девка, вся румяная от танцев. От нее разило спиртным не меньше, чем из винного погребу где только-только забадяжили молодое вино, но карманник не стал противиться, когда северянка утащила его в хоровод. Танцевать Раш умел чуть, но не мешало бы показаться в общем веселье: когда торгаш объявит пропажу и кинутся искать виновного, кто-нибудь да припомнит, что чужестранец плясал разом со всеми.

Его планам помешала Миэ. Весь вечер молчавшая таремка сцапала его за руку и бесцеремонно выволокла из круга. Карманник и глазом не успел моргнуть как волшебница выволокла его под арку и потом - дальше по коридору, пока шум веселья не стал вдвое тише. Только после остановилась.

- Нам нужно ехать отсюда, срочно, - сказала она, обернувшись.

Раш чуть было не шарахнулся, таким горящим стал ее взгляд. Первой мыслью было, что таремка обпилась какого-нибудь волшебного эликсира с приворотными чарами, - раньше Миэ частенько использовала их, чтобы наверняка стать первой красавицей вечера, - но Раш тут же понял, что ошибся. Волшебница выглядела слишком встревоженной.

- Когда я против-то был? - Раш выразительно посмотрел на нее. - Еще в деревне той говорил, что пора уносить ноги, так кто меня слушал. Захотелось в благородных играть, вот теперь и получайте.

Таремке его слова не понравились. Она сжала пальцы в кулаки, по скулам ее заплясали желваки. Раш на всякий случай попятился - когда волшебница впадала в раж, самым верным делом было сторониться ее. Мало ли чего начарует.

- Те рхельцы, знаешь, с чем пожаловали? Какие новости принесли?

Раш пожал плечами. Миэ прищурилась, осмотрелась и, понизив голос, зашипела:

- Беда в Дасирийской империи. Нет там законного правителя теперь, на престол метит регент из Рхеля, тот, которому Нинэвель сосватали.

- Откуда прознала? - Карманник мигом сделался серьезным. Он никогда не совался в политические склоки, тем более всякие околопрестольные дрязги. По мнению Раша все они так или иначе решались если не мечом и кровью, так хитростью и ядом. В таких играх простые смертные становились букашками под ногами гигантов: растопчут пару сотен, никто и глазом не моргнет.

- За столом шептались, слов за слово, - таремка осмотрелась. - Будто кто-то за нами присматривает все время, ты ничего не заметил?

Раш отрицательно мотнул головой. Миэ очень спешно пересказала ему все, что знает: про письма Арэна, про то, кем приходится Фьёрн и про подслушанный разговор.

- Я узнала по голосу, - говорила она быстро, Раш едва успел разбирать слова. - Послы из Рхеля что-то замышляют. Верно тоже приехали торговаться за Фьёрна. Но раз их регент метит на золотой трон Дасирии, то привезли они не такие щедрые предложения, как наш Шаам. Да только теперь-то письмам Арэна грош цена.

- Как и нашим головам, если все откроется, - быстро соображал карманник.

Миэ согласилась с ним.

- О чем хотел говорить тот рхелец с Дюраном?

- А мне откуда знать? Торгаш сказал, что нашел замену мне. Расчет делать не хочет, ну да у меня свои счеты все равно подведены будут. - Последние слова сказал с опаской, мало ли чего таремка удумает. Она всегда больше всех выступала, если Раш прохаживался по чужим карманам.

Но, вопреки его ожиданиям, после короткого обдумывания, волшебница широко улыбнулась.

- Я помогу тебе, а ты поможешь всем нам, - сказала почти торжественно и размяла пальцы. После чего снова схватила Раша за рукав и оттащила еще дальше, в тень, куда не хватало даже света чадящих факелов. - Верно я поняла, что ты собрался переполовинить скарб торговца?

Раш видел размытые тьмой контуры ее лица, но глаза волшебницы по-прежнему полнились лихорадочным блеском. И то, что она продолжала разминать пальцы, могло значить только одно - таремка собиралась чародейничать.

- Была мысль, - нехотя сознался Раш, обескураженный ее непонятным настроением.

- Тогда я дам тебе невидимости, а ты, взамен, хорошенько поскребешься в его вещах. Заглянешь в каждый угол, под каждую пылинку.

- Ради какой печали-то? - Рашу нравилась перспектива получить на себя чары невидимости, тем более, что Миэ умела творить их ладно и безукоризненно, но прежде чем соглашаться, решил выведать все наверняка.

- Сдается мне, не просто так рхелец с Дюраом беседы вести вздумал. Уж точно не о шелках да винах. С самого начала странно было, чего этот тип в Северных землях околачиваться удумал, и домой не торопится. Письма ищи, книги.

Про себя Раш подумал, что будь он на месте заговорщиков, нипочем бы не стал оставлять важные письма без присмотра хоть на мгновение. Арэн и тот со своими носился, как служитель с новеньким кадушем, и теперь-то Раш понимал, чего ради. Но переубеждать Миэ не стал: торгаш не казался ему таким уж предусмотрительным. Кто знает, осилил ли умом, что все ценное надобно носить с собой.

На предложение таремки карманник согласился. Под пологом невидимости чувствовал себя странно, хоть раньше ему уже доводилось прятаться под ним. Будто голый перед всеми, подумал Раш, и шагнул в темноту.

Большую часть пути шел держась близко к стенам, хоть в том не было большой нужды. Коридор Харрога пустовали, северяне и жители полузамка-полукрепости веселились на пиршестве, а в коридорах разгуливали ветра. Когда-то они приносили аромат морозной ночи, иногда - селеньев и хмеля, но большей частью над всеми был противный запах плесени и сырости. Раш толком и спать не мог, хоть бы как не молили об отдыхе его кости: стоило поддаться дремоте, как следом приходило чувство, будто его ткнули в самое сырое место Эзершата.

Ступени, лестницы. Раш всегда хорошо запоминал места, где ему довелось однажды побывать. И уж тем более он бы и впотьмах нашел путь до комнаты, которую ему отвела хозяйка Харрога. А комната купца была тут же, в пяти шагах. Раш остановился еще у поворота, выглянул - не стоит ли кто на пути? Ход был свободен, однако около двери мялись двое. Карманник недовольно нахмурился. Его самые худшие опасения оправдались: Дюран уже успел посадить на цепь сторожевых псов. И когда только успел, раздумывал Раш, соображая как поступить дальше. Теперь-то торгаш точно не станет платить. Раш бы не удивился, если завтра с рассветом от таремца и след простыл. Однако это не отменяло главного: в комнату нужно попасть.

И, что делало задумку еще сложнее, напротив двери, у противоположной стены коридора, на высокой кованой подставке с чашей, тлел огонь, распуская круг себя свет. Не яркий, но все же достаточный для того, чтобы оба не уподобились слепым мышам. Судя практически недвижимому перу пламени, огонь в жаровне не нуждался в дровах, а питался магией: не затушить его, не дождаться пока сам угаснет. Такой пламень погасить могут только чары, что его же и родили. Раша прятала невидимость, - карманник мысленно поблагодарил Миэ, что подвернулась вовремя со своим волшебством, - но даже она не делала его полностью невидимым на свету. Размазанный силуэт и тень так или иначе стали бы его предателями.

Выбор оказался скудным: либо уходить ни с чем, либо идти по головам. Карманник колебался не долго. По добро воле увальни вряд ли покинул свои лежки.

Раш не хотел убивать без нужды. Никакое золото или призрачные секреты не стоят того, чтоб лишать человека жизни. Тем более, что охранники и впрямь были ни в чем неповинны. Оставалось надеяться на то, что тело не подведет. Главное - обратить силу здоровяков против них же.

Он крался с предельной осторожностью. Еще перед тем, как покинуть закоулок и выйти в коридор, достал кинжал: после, когда подберется достаточно близко, его не выдаст даже легкий шорох обнаженного лезвия. Да и рука привыкнет к рукояти. Раш не собирался резать глотки, кинжал был нужен ему, чтобы подрезать ремни на которых держались ножны с мечами. Так Раш собирался выкроить себе время, чтобы обезоружить на какое-то время хотя бы одного, и, потратить драгоценные минуты пока тот будет мешкать, на расправу со вторым. Выйти разом против двоих, Раш не рискнул.

Не в пример прошлому охраннику Дюрана, который дрых так, что крыша подскакивала, эти двое стояли с широко раскрытыми глазами, без всякого признака сонливости. Будто зачарованные. Впрочем, то могло быть не так далеко от истины: многие гильдии, что предоставляли услуги наемников и сопроводителей, снабжали своих людей снадобьями и отварами, которые помогали телу долгое время обходиться без сна и не чувствовать усталости.

Шаг за шагом, переставляя ноги осторожно, будто кошка, подстерегающая воробья, Раш скоротал две трети пути. Глаза различали лица наемников: оба не из северян, долговязые, с приплюснутыми широкими носами. Из народа драконов, решил карманник. Драконоездники, как их часто называли, мало когда покидали родные земли. Если и был во всем Эзершате народ, более зависимый от суеверий, чем северяне, так это они. Когда-то Раш слыхивал, будто ходят между драконоездниками молва: всякого, кто покинет родные земли, постигнут три десятка и три несчастий. Потому-то были эти долговязые смуглые люди большой редкостью, чуть меньшей, чем жители Забыты лесов шайры. Вторых Раш никогда и в глаза не видывал, слышал только, будто кажа у них всех оттенков зеленого, а в волосах густо от плюща да лозы.

Откуда бы взяться этим двоим так далеко от родных земель, размышлял карманник, подбираясь почти вплотную. В наемники не брали тех, кто вышел из рабства. И в Артумской гильдии наверняка были одни только северяне. Выходит одно: драконоезды приехали с кем-то. Если Миэ оказалась права в своих подозрениях, охранников Дюрану могли “одолжить” рхельцы. А с чего бы взяться такой щедрости, если нет никакой корысти взамен?

Охранники стояли молча. Подойти ближе, чем за пять шагов, Раш побоялся. Может эти двое и не слишком расторопны, чтоб заприметить опытного вора, но уж слух-то должен быть при них. Тем более, подойдя еще ближе, он заступил бы черту, за которой начиналось царство света.

Карманник собрал силы, присел, чуть потянув с колен штаны, чтоб даже тугой скрип натянутой ткани не выдал его. Выбрал того, что стоял ближе, выискал глазами, где ремень меньше всего прилегает к телу. Мысленно попросил Карриту не покинуть его… прыгнул.

Двумя широкими шагами преодолел расстояние и, крутнувшись на месте, присел, скосив вострым лезвием кожаную ленту ремня. Охранник что-то невнятно пробубнил, потянулся к мечу, но Раш изловчился раньше него, и снова полоснул, скашивая жалкий клок, который все ж удержал ремень на месте, не давая ему разойтись в стороны. Ножны задребезжали металлическим голосом, встретившись с каменным полом, охранник намацал только пустоту на бедре, заревел на непонятной речи.

Раш отскочил назад, снова в объятия тени. И замер на вдохе. Сейчас ему казалось, что даже сердце по-предательски слишком громко грохочет за ребрами.

Но оба охранника лишь растерянно вертели головами, не находя объяснения произошедшему. Раш не стал выжидать, пока первый разберется с мечом и, стоило ему потянуться за оружием, снова понес вперед. Лихо ступил ногой на склоненное плечо, мигом поднявшись над вторым драконоездом.

Прыгнул, дав ноге толчок. Краем глаза заметил, как первый не удержал равновесия, растянулся на полу. И тут уже оказался на втором, прямо сверху уселся, на плечи. Пальцы с хрустом собрались в кулак. Тараном в нос, прямо, на широком замахе. Гадкий прием, братья по теням, будь они тут, наверняка высмеяли бы, но у Раша не оставалось выбора. Второй заревел от боли в тот миг, когда хрящи не выдержали натиска, поддались, забирая гармошкой. На руку брызнуло тепло, в ноздрях собрался запах крови, но Раш не останавливался. Оседланный им охранник пятился, накренился назад, того и гляди рухнет. Карманник хватанул его за волосы и оттянул голову назад, пока тот еще балансировал на ногах. Кровь заливала шею драконоезда, но Раш рассмотрел главное - тугую артерию, которая дергалась под кожей. Палами вдавил ее чуть не до хруста, и резко отпустил, чтоб не отворить необратимого. Передержи мгновение или два - охранник вместо агонии, отправится прямиком к Гартису.

Глаза охранника закатились. Тело упало на удивление плавно, еще дергаясь в мелких конвульсиях.

Но сзади уже напирал второй. Он не мог видеть Раша, но карманника выдавал окровавленный кулак. Охранник, круглыми как плошки, глазами, пялился на пятно крови, что плясало прямо перед его носом, но он уже занес и опустил меч, целясь правее того места, где стоял Раш. Алчный клинок хлебнул пустоту. Карманник шагнул мужчине в тыл, заломил руку до хруста, вверх, подбирая под большой палец. Еще один хруст, крик и неловкая попытка отнять руку у невидимого противника, которая привела к новой боли. Раш отошел еще на шаг, прямо за спину охраннику. Потянул того за собранные пучком волосы, тронул пальцами шею, снова надавил, пока несчастный не захрипел, отчаянно противясь сну.

Через мгновение оба недвижимо лежали на полу, лишь изредка брыкая то рукой, то ногой. Раш мгновение прислушался - не спешит ли кто на крик? Ответом стала тишина.

Не стал терять времени, оттащил обоих к стене и взялся за дверь. Первого осмотра хватило, чтоб разглядеть на полу тонкий контур охранного глифа. Раш мысленно посулил Каррите щедрое подношение - его пляска с увальнями была почти у самого края глифа и то, что никто не потревожил “третьего охранника”, не иначе было божьим промыслом.

Карманник подступился к двери с другого боку, выудил пару изогнутых крючьев из потайного нагрудного кармана и без труда вскрыл замок. Тот сопротивлялся меньше, чем продажная девка, увидев крат. Раш взвалил себе на спину одного здоровяка, занес его в комнату, после - второго, и прикрыл за собою дверь.

Внутри до одури пахло благовониями. Карманник бегло огляделся - нет ли кого в комнате, после стащил с кровати льняное покрывало, порвал его на ленты. Двумя быстро перевязал глаза драконоездам. Начарованная невидимость останется при нем еще не долго, но будет лучше, если охранников одурачить мнимым присутствием сразу нескольких грабителей. Чтоб не вышло ненужных подозрений. Когда глаза обоих были надежно связаны, Раш заткнул им рты и перевязал по рукам и ногам. Когда закончил, мужчины уже начали приходить в себя: они еще не полностью вернулись из забытья, но уже дергались и пытались ворочаться. Перевязанные туго, они напоминали Рашу домашнюю колбасу.

Карманник прошелся по комнате, быстро соображая, куда сунуться первым делом. В углу жались сундуки, - даже в темноте была видна белая слоновья кость в отделке, рядом - мешки с чем-то сыпучим, мотки тканей, ковры. Карманник прикинул, что один только сундук мог стоит не меньше пяти десятков дмейров, а таких ларцов у Дюрана оказалось ровно пять. Карманник по очереди вскрыл навесные замки. Скупой торгаш не озадачился тем, чтобы поставить охранные глифы на каждый, самонадеянно решив, что хватит иных предосторожностей. В сундуках нашлись кисеты с дорогими курительными травами, склянки с маслами, душистые мыла. На дне второго карманник нашел мошну, тугую от монет. Не стал тратить время на пересчет и сунул кошель за пазуху. Еще были расшитые сорочки, сапоги тонкого сафьяна, расшитые точно на самого правителя. Раш отяготил карманы тонкой ниткой бус из черного жемчуга и завернутым в кусок шелка голубым бриллиантом, размером с голубиное яйцо. За пазуху сунул несколько найденных свитков, запечатанных сургучом. В углу, в отрезе дорогой ткани, лежали мечи. Ничего интересного, красивые рукояти с клинками, совершенно непригодные воину. Побрякушки, годные лишь для хвастовства. Карманник снова помянул таремца, который и тут хотел его надуть. В любом случае Раш не взял бы ни меча, ни кинжала - слишком хлопотно прятать. И, хоть за рукоять одного только меча можно было выручить хорошие деньги, а северяне вряд ли станут так уж щепетильно разыскивать, кто устроил пограбиловку, рисковать не стал.

Охранники пришли в себя и подоспело время устроить “представление”. Карманник принялся метаться по комнате, несколько раз кашлянул и, зажав рот куском ткани, произнес несколько слов на родной речи. Голос вышел настолько сиплым, будто говоривший давно страдал простудой. Слов было не разобрать, но драконезды забеспокоились, взялись мычать и вертеть головами.

Раш поторопился. Он залезал в каждый угол, каждую щель, но не нашел ничего, что бросилось бы в глаза. Только в личных вещах купца сыскалась странная коробка, похожая на шкатулку. Мелкая, точно под яблоко, ни замка, ни щели под ключ. С нею рядом была мелкая книжонка, потрепанная да засаленная. Раш забрал все, мысленно пожав плечами: пусть Ми сама после разбирается, на что сгодятся находки.

Перед тем как уходить, оглушил увальней, приложив к их головам пяту медного подсвечника из товаров Дюрана.

Прежде чем вернуться на хмельное пиршество, юркнул в свою комнату. Монеты смешал с запасами своей мошны; повезло - в кошеле был одно только золото. Вспорол матрас: из разреза тут же вывалилась свалявшаяся овечья шерсть. Раш сунул в дыру кошель торговца, запихал обратно куски шерсти и положил себе не забыть после попросить Миэ разобраться с дырой магическими фокусами. Раньше она частенько пользовалась чародейством, чтобы почистить свои тряпки или залатать рубашки мужчинам, если была в добром расположении духа. Жемчуг и камень Раш сунул в потайной карман дорожного мешка. К тому времени невидимость почти рассеялась. Остатки лоскутьев магической пелены еще висели поверх одежды, но вскоре и от них не осталось и следа.

На полпути к пиршественному залу, карманник натолкнулся на Миэ. Волшебница собрала вокруг себя топу поклонников и натянуто кокетничала с ними, свидетелями чему были ее взгляд и не искренняя улыбка. Завидев Раша, мигом отделалась от северян и устремилась к нему, нарочито плотно прижавшись всем телом. Пахло от нее хмелем. И когда только усела, неодобрительно подумал Раш, и, убедившись, что за ними никто не наблюдает, скинул со своей шеи руку таремки. Но Миэ тут же обняла его другой и жарко зашептала в ухо:

- Нашел что?

- Нашел, - буркнул Раш. - В комнате у меня, в матрас сунул. Ты бы дыру заштопала после, а то как бы не выследили нас.

- Грош тебе цена, если выследят, - продолжала шептать таремка, поигрывая его выбившимися из узла волосами.

Со стороны могло показаться, что они влюбленная парочка, решившая потискать друг друга за чужие глаза, и карманник не стал брыкаться, подхватив игру. Обнял Миэ, притянул к себе.

- Еще немного тут нужно покрутиться, а потом поведешь меня к себе, будто в постель уложить собрался, - отдавала указания таремка. После отпрянула в сторону, кокетливо погладила его по завязкам на куртке - ни дать, ни взять искусительница. - А там поглядим, что ты раздобыл у скупердяя. Кстати, с того времени как Дюран взялся с рхельцем шушукаться, я больше ни одного не видела. Ох, не нравится мне это, беде быть.

Последние слова произнесла почти шепотом, развернулась и юркнула в арку, за которой разошелся пир. Рашу не хотелось идти следом - шум раздражал, тем более теперь, когда разгоряченная дракой с драконоездами кровь, могла толкнуть его на всякое безумство. Злость требовала выхода, а если Миэ права и дела их плохи, не хватало еще нажить в довесок парочку врагов.

Раш пристроился у стены, облокотившись о деревянное стропило. И, только собрался еще раз обдумать, нигде ли не оставил в комнате торговца следов, которые могут привести к нему, как на него буквально налетел Берн. Обычно спокойный, сегодня северян сам на себя не был похож. Глаза горели яростью, руки то и дело сжимались в кулаки, хватая пустоту с остервенением, точно глотки недругов. Карманник отшатнулся, быстро соображая, что могло взбеленить хозяина Харрога. Но тот не дал ему времени.

- Ты, чужестранец! - Ткнул пальцем в Раша, словно рядом был еще кто-то. - Отчего не пьешь мое вино и пиво, не потчуешь нутро моими угощениями?

Карманник, растерянный внезапными вопросами, смолчал. Впрочем, Берн не дожидался ответов, поравнялся с ним, да со-всего размаху припечатала ладонью плечо, так, что Раш почувствовал себя колом, по которому вдарили пудовым молотом.

- Чужестранец, выпить с тобой хочу! Отблагодарить, что дите мое спас от погибели.

Раш уже открыл было рот, чтоб воспротивиться, но вождь сграбастал его за загривок и буквально волоком потащил за собой. Карманник едва успевал переставлять ноги. Одно время ему стало казаться, что Берн просто поднял его да и несет, будто щенка. Может так и было - выяснить не удалось, потому что скоро северянин затолкал его в комнату, и с грохотом закрыл за ними дверь. Тут же еще и щеколду на нее пристроил. Как бы голову не снес в хмельном дурмане, опасливо подумал Раш и, как только хватка Берна ослабла, вырвался, отошел на безопасное расстояние. Тут же зарезвился хоровод мыслей: о каком ребенке он толкует? Раш, как ни старался, не мог припомнить, чтобы бился с Фьёрном бок-о-бок, тем паче - спасал его. Фьёрн хоть и был молод, в опеке не нуждался. Да и число косиц в его бороде было тому безмолвным, но красноречивым свидетелем.

Карманник быстро огляделся. Комната, куда затащил его Берн, больше напоминала черный короб, закопченный изнутри, с одной единственной дверью, через которую они и пришли. Прямо посередке стол, на нем - гусиные перья, все почти изломанные, грязная склянка с чернилами, да несколько кубков на подносе, покрытых изрядным слоем пыли. В сторонке, у противоположной от двери стены нагромоздились бочки, поверх них - пара тощих бурдюков. Рядом поленница, полная дров - Раш чуял запах свежей хвойной смолы. Свет давала одна единственная жаровня, да и то огонь в ней стремительно угасал.

Берн взял пару поленьев и сунул их в огонь, поворочал кочергой, громко сопя. Начал говорить только когда пламя раздалось вверх и вширь чуть не вдвое.

- Выпьешь со мной вина, чтоб еще раз отца моего словом вспомнить, - сказал, как отрезал, Берн. Взял бурдюк, зубами выдернул пробку.

- Крепок для меня артумский хмель, - честно отвечал Раш. Северянин нравился ему, вызывал уважение своими поступками. И лукавить с ним не хотелось, хоть бы сколько хмельных шамаров нынче не взяли над ним верх.

- Ничего, - отмахнулся от отказа Берн. - Не перечь Владыке Севера, чужестранец, а не то позабуду, в каком долгу перед тобой.

Раш навострил уши, весь оборачиваясь слухом. И приказал себе помалкивать, пока Берн сам о том не попросит. Молча с поклоном принял кубок, до краев наполненный темным пивом - в нем плескалась тьма, точно вождь только что зачерпнул самой ночи.

- Что глядишь? - Северянин опрокинул в себя содержимое своего кубка и швырнул его оземь.

Раш продолжал молчать и ждать.

- Знаю, что фергайры меня выберут, - сказал северянин. Он подошел к столу, вцепился пальцами в столешницу, будто боялся, что земля уйдет из-под ног. Так и продолжил свою речь, спиною к Рашу. - Да и кто о том не знает? Торхейм непокорным был, а я всегда призывал его к терпению, мудрости. Мол, чти законы, отец, как бы лиха не вышло, как бы духи наших предков не осерчали. Но разве мог кто его разубедить? - Последние слова стали чистой горечью. - Боги не дали ему дите законное, меня только, хора, без прав всяких… да Шиману. Видел ты ее, перед тем, как ей голову снесли.

- Разве у Торхейма от жены его детей не было? - Раш и сам не понял, зачем спросил.

Берн лишь отрицательно мотнул головой. Потянулся за другим бокалом, выдавил в него последние капли пива из бурдюка, но пить не торопился. Смотрелся внутрь, словно разглядел там свою судьбу.

- Шиману родила мать моя, вторым ребенком от Торхейма. Я уж неупомню ее лица, но говаривали, что красавицы краше не было на всех Северных просторах. Отец тогда вождем был, меня мать родила за глаза богов, без их благословения. Но отец взял меня к себе, попрал законы и порядки. После, когда подошло время выбирать нового Конунга, фергайры указали на него. Тут уж сосватали жену, благословили по всем традициям. Да только Торхейм мать мою продолжал ласками баловать, а жена все никак понести не могла. Жена его меня стразу невзлюбила, не прошло и трех зим, как хитростями и наговорами заставила отца выдворить негодного выкормыша. Видела, как отец надо мной дрожит. Боялась видать, что как свои дети пойдут, им меньше ласки будет. Дрянная баба!

Берн взял следующий кубок, наполнил его и припал с жадностью, будто впервые за многое время пробовал хмель. Раш отчаянно пытался не растерять нитки истории, которые северянин расплетал и заплетал перед ним.

- Мать моя померла к тому времени. Я остался при одном из вождей. Рос, набирался умениями. Прошло еще немного лет, созрел, стал на девичьи зады заглядывать, да за сиськи щупать. Как-то встретился с девушкой, красивой и холодной, будто сама Мара вылепила из снега свое подобие. Долго она не уступала, держалась в стороне. Меня сперва азарт брал, после досада, а после опостылела она, я и позабыл о ней.

Раш отважился сделать глоток. Странно, но пиво показалось ему пресным, будто отвар рисовый - ни горечи, ни забористого огня, чтоб глотку обжег.

А Берн продолжал говорить, словно не мог остановиться.

- Я вошел в зрелость. Тут приехали рхельцы, привезли Сарию. Отец сразу за меня решил, что быть мне ей мужем. Я не противился - она красивая была, все при ней, в глазах огонь, на губах отрава сладкая. Вместе с женой получил и Харрог в подарок, иначе рхельцы пошли на попятную: мол, она вон каких кровей, а этот без роду, без племени. Она сразу понесла, ходила, пузо выпячивала перед Торхеймовой женой. Пока они так змеились друг на друга, я снова ту девушку повстречал. - Берн улыбнулся, ласково, будто на миг расступились перед ним годы, и встало перед глазами теплое воспоминание. - Понял я, что никуда моя любовь не делась. Что моя она, а я - ее. И она как-то сразу потянулась… От любви нашей родила скоро. Девочку, точь в точь на себя похожую, будто переродилась.

Раш знал, что северянин расскажет дальше. И слово за слово понял еще прежде, чем в том признался Берн.

- Не знали мы, что кровными друг другу приходимся, - проскрежетал Берн, плеснул пиво в глотку, будто захлебнуться хотел. Кубок припечатал стол.

Карманник видел как дрожат плечи северянина, как в нем борется отчаяние с болью. Вот только помочь ничем не мог только тем разве, что слушал молча. И не осуждал.

- Да только Сария прознала о нашем кровосмешательстве, рассказала все Шимане. Та умом тронулась, будто добаш ее взял. Когда пришел к ней, жалась только в угол, глазами безумными на меня глядела, и кричала, что нет ей покоя больше нигде, и Гартисовы слуги приготовили ей все страшные муки. А дочь нашу она воде отдала, чтоб Велаш стал ей господином, взял в свое подводное царство и там заботился.

Берн провел ладонью по лицу, будто снимал маску. Впрочем, ничего нового в нем карманник не увидел. Это был все тот же хмурый северянин, только теперь Раш наверняка знал, что в груди у него сердце, а не горсть снега.

- Хани - она ведь неспроста так похожа на ту женщину? - Он знал ответ, но предоставил хозяину Харрога самому произнести эти слова.

- Я не узнал бы в них схожести, только если бы глаза мои утратили способность видеть. - Берн обернулся на Раша, странно бледный с лихорадочным огнем на щеках. В его глазах не осталось ни всполоха от хмельной удали. - Отец ничего не знал про нас, никто не знал, кроме Сарии. Она взяла с меня слово никогда больше не видеться с Шиманой, взяла меня самым живым - нашим сыном, грозила все ему открыть. И я сдался. Может оттого еще, что струсил. Побоялся позора и кары, чтоб меня харсты вечно потрошили.

Рашу оставалось лишь молча слушать дальше.

- Шимана горя не вынесла, что родную кровь погубила, разум покинул ее. Бродила по городу и спрашивал всякого: где моя девочка? После начала кидаться на всякого, видела только плохое. Может затуманенный разум так ей велел - не знаю. Сплетни пошли, мол, взял ее злой дух. Фергайры забрали Шиману к себе, чтобы прогнать добаша, да только обратно она уже не вышла. Только на погибель, на черном камне. Колдуньи Белого шпиля так приказали, никто не смел ослушаться.

- И про черную отметину Шараяны тоже фергайры сказали? - Раш помнил старых, которые еще при первой встрече, тогда, в замке Конунга, показались ему вороньем. И совесть не терзалась, что напрасно думает.

- Они, - подтвердил Берн. - Торхейм так и не простил колдуньям ихнего решения. Пошел против бабьего заговора, да только они с ним быстро расправились. Думаешь, не в силах им было повернуть свое Зеркало, прислать помощь, оградить Торхейма охранными чарами? Все могли, только ни одна пальцем не пошевелила. Знали, что не воротится живым. Теперь меня заместо него.

Раш пожал плечами, улучил момент и поставил кубок на край поленницы.

- Мать моя говорила, что даже из того, что из дерьма вышло может дерево вырасти плодоносное, - сказал вкрадчиво; боялся спугнуть доверительный тон беседы. - Только дурак говорит, что пути нет, стоя перед распахнутыми воротами. - “Как бы не пришлось мне после таких слов собирать язык свой по кускам”.

Берн, к его удивлению, улыбнулся. Вымученно, будто дерзал за зубами перепуганную птаху, и боялся выпустить. Но все ж в лице его не было злости.

- Понимаю, куда ты клонишь. Сария мне так же говорит. Еще ничего не объявили в голос, а она уж привечает в доме всяких проходимцев.

- Рхельцев? Они разве ей не родичи?

- Посланники от царя Ракела. - Берн отставил кубок, поморщился. Видно было, что ищет взглядом чем бы закусить, но, не найдя хоть бы чего съестного, сунулся носом в богатый мех на вороте кафтана. Сделал глубокий вдох, снова поморщился и чихнул что есть мочи. - Приехали торг вести за моего сына.

- И в чем тот торг? - Раш чувствовал себя канатоходцем над пропастью: один шаг неверный - и быть ему на камнях.

Но Берн только замахал на него рукой.

- Не хочу говорить о стервятниках. Пусть жена моя с ними речи ведет и вино распивает вхлест, я то свое знаю - вот им, а не Фьёрн - Северянин скрутил кукиш невидимым рхельцам, и снова перевел разговор на свое. - ты и те, кто с тобой приехали в Артум - скоро путь обратно держите?

Карманника волновал тот же вопрос, но сказать про письма Арэна и его уговоры он не мог: за то-то обозленный на рхельцев Берн наверняка не обрадуется еще одному тайному предложению. Хотя, Раш так и не смог взять в тол, с чем именно рхельцы пожаловали в Северные земли. Надежда была на одну Миэ, и шкатулку из комнаты Дюрана. Потому карманник ответил уклончиво, сославшись на болячки Арэна - пока тот не встанет на ноги и не сможет держаться на лошади самостоятельно, они останутся в Сьёрге. Берн истолковал слова на свой лад, тут же поклялся своим покоем, что завтра же купит услуги самого хваленого служителя Скальда и тот живо поставит чужестранца на ноги.

- Заберите дочь мою, - сказал хозяин Харрога, и голос его надломился. - Не будет мне покоя, пока здесь она ходит. Изведут ведь ее, чтоб мне угрозы не было.

Рашу мысленно нахмурился - еще не дело возиться с упрямой девчонкой. Он только-только с облегчением вздохнул, избавившись от ее насупленного взгляда, и не собрался снова пересекаться с ней по доброй воле. Но Берн был настроен решительно. Под его тяжелым требовательным взглядом Рашу сразу сделалось неуютно, будто сбылся самый поганый сон и он очутился голым посреди глумливой толпы.

- Ты с торгашом из Тарема не просто так ведь взялся дружбу водить, - продолжал северянин. Теперь его голос стал еще настойчивее, будто Берн чуял, что уговорить чужестранца - дело непростое. - Я заплачу золотом. Три сотри кратов вам на всех, а вы взамен тайно вывозите Хани из Артума.

Раш не спешил с ответом, но в голов пересчитал, сколько это выйдет каждому. Малова-то, успел подумать, прежде чем Берн поднял цену, видимо приняв молчание за торг.

- Четыре сотни. Но только Хани никогда более не должна приезжать в Северные земли.

- Думаешь, за четыре сотни кратов мы псами при ней станем, а? - Раш ухмыльнулся.

Сотня золотом - это хорошая сумма. Если прибавить к тому золоту, что он откладывал, да еще то, что своровал у Дюрана, выйдет достаточно, чтоб купить домишку в Тареме, взять ладную девку в жены, завести лавку и торговать там нехитрым скарбом. Не подставляться больше ни под петлю, ни под топор. Бррр. Раш отмахнулся от подобных мыслей. Он искренне надеялся, что не доживет до тех дней, когда старость сделает его немощным, а погибнет раньше. Где-нибудь на поле брани. Как герой, ну или наемник на худой конец, а не воришка, который жил на то лишь, что тащил из чужих карманов.

- Думаю, что мне больше некого просить, - сиплым голосом ответил Берн. Стух, сдулся, точно рыбий пузырь, из которого медленно выдавить воздух. - Думаешь, легко мне было обо всем этом с тобой беседы вести, чужестранец? Доверять больше некому, ты, хоть и проходимец, но душа твоя не пропащая.

Странное дело, подумал Раш, продолжая помалкивать, только что торг со мной вел, а теперь защебетал про душу. Неужто к совести взывает? И все же, какой бы паршивой не казалась ему просьба северянина, Раш чувствовал, что поддается. Берн, умышленно или случайно, задел в нем то самое, чего другие обычно не видели. Доверие. Огромный северянин, который мог запросто свернуть ему шею, вместо того доверился. Раш до конца не понимал, что именно двигало Берном, но не мог оставаться к холодным к его горю. Боль отца, который защищал свое дитя, была ему не ведома и не интересна, но гордость воителя, что пала перед отчаянием, пробила в карманнике брешь.

- Как, по-твоему, ее вывезти? Она ведь не шило, в мешок не сунуть. Небось сопротивляться будет. Фергайра же.

- Не знаю. - Берн прошелся пятерней по бритой голове, будто причесывал невидимые волосы. - Нельзя ей говорить, от какой крови родилась, как бы не вышло с нею того же, что и матерью - потемнеет в голове, и край.

- Хорошо, - кивнул Раш. В голове назойливо завертелась мысль, что пока он тут глядит на Бернову израненную душу, где-то там его дожидается таремка. И чем больше она будет ждать, тем злее станет. - Я передам моим друзьям твою просьбу, Берн. Секрет сохраню, об этом не беспокойся, но за всех не мне одному решать.

Северянин согласился. Раш поспешно бросился к двери, но хозяин Харрога задержал его окриком.

- Я последнее спросить хотел, - он мялся, будто никак не мог найти подходящих слов. Когда заговорил, слова звучали неразборчиво. - Торхейм. Он ведь о чем-то просил тебя тогда? Не скажешь - о чем была та просьба?

Раш порадовался, что так и не повернул к северянину лица. Тот вполне мог все прочесть и так, по одному только взгляду, заподозрить неладное. А Раш не собирался открываться ему. Зачем? Чтоб только рану разбередить? У иджальцев есть поговорка, что о своих мертвецах надобно говорить либо только хорошо, либо вовсе ничего.

- Взбучку устроил, чтоб не воровал больше, - соврал карманник. - Сам знать должен, какая у него рука тяжелая … была.

Берн хмыкнул и Раш поспешно вышел, пока северянин не надумал задавать новые вопросы.

Арэн

Дасириец сидел на краю лавки, кое-как опираясь на столешницу той рукой, что болела чуть меньше второй. Он не хотел иди на пиршество, все нутро сопротивлялось против подобного безумия. Что делать наполовину калеке там, где вино буде рекой, песни и танцы до одури? Тем более, оба плеча по-прежнему не успели как следует зажить и Арэну, несмотря на всякий внутренний протест, приходилось опираться то на плечо Раша, то на руку Миэ. Бьёри тоже была все время рядом, но ее дасириец не смел трогать, боясь нечаянно оступиться и потянуть девушку за собою. Отчего-то она стала казаться вдове слабой и вдвое юной, от дня их первой встречи. Срок ребенка в ней был еще слишком мал, но Арэну то и дело казалось, словно у нее и щеки стали ярче, и груди налились. Наверное, всему виной было одно из платьев, которые услужливо одолжила хозяйка Харрога. Платье впору было служанке, - наверняка и взято у одной из них, - но Арэн не стал препираться, тем более, Бьёри, привычная к куда более скудным одеждам, радовалась как ребенок.

На пиру все было чинно. Сперва поели досыта, заливая без меры темным пивом и яблочным вином. Когда хмель вскипятил кровь, большая часть вождей и их жен, потянулись в пляс. Куда-то исчез Раш, а после и Миэ. Бьёри сидела рядом, ровная, будто тетива лука, глядя на Арэну во все глаза. Дасириец не стал предлагать ей присоединиться к общему хороводу, чувствовал, что с места не сдвинется. Когда от громкого смеха и музыки в глазах зарябило, Арэн твердо решил поскорее унести ноги. Не хватало еще опозориться обмороком у всех на виду, будто сам нынче затяжелел.

Он же потянулся к Бьёри, скрепя сердце собираясь попросить таки ее помощи, когда перед ним появилась Сария. Хозяйка Харрога вне всякого спора была самой красивой женщиной среди пирующих, знала о том, и несла свою голову гордо, будто на ней покоилась императорская корона. Даже Миэ рядом с нею, будто померкла.

- Поговорить нам нужно, - сказала Сария с улыбкой, от которой Арэн сразу насторожился. Не бывало еще такого, чтоб женщина так сладко уста складывала, если за спиной умысла не таила.

- Я весь к твоим услугам, госпожа, - он почтенно склонил голову. Вставать не стал, заприметил, что в Северных землях не было обычая так привечать знатных женщин. Но на мгновение ему показалось, будто рхелька неодобрительно стиснула челюсти.

- С глазу на глаз, - прибавила Сария.

Бьёри мигом забеспокоилась, но спрятала взгляд в пол. Ее выдавали лишь суетливые пальцы, что бесконца теребили складки платья. Арэну не хотелось оставлять ее одну, тем более, что ни Миэ, ни Раш так и не появились, а кому перепоручить северянку, дасириец не знал. Сария, предвидя такой исход, кликнула Фьёрна. Только тот подошел, передала ему девушку, со словами: “береги больше глаза своего”. Впрочем, Арэн не услышал в ее словах не капли искренности. Фьёрн тут же потянул девушку в танец. Бьёри несколько раз оглянулась, и каждый раз Арэн кивал ей, мол, все хорошо.

- О чем говорить хотела, госпожа? - Спросил сразу, как только они остались одни. От разгульного пиршества стоял такой грохот, что приходилось говорить громче привычного. Но даже так дасириец сомневался, расслышала ли хозяйка Харрога его слова.

- О том, за какой бедой сына дасирийского военачальника второй руки занесло в такую глухомань. У нас здесь только летом торговые караваны ходят, да и те больше с Тарема. А уж зимой тем более глушь.

- Своим гостям рхельцам ты те же вопросы задавала, госпожа? - Арэн упрямо посмотрел ей в глаза. Интересно стало - как отреагирует? Отведет ли взгляд, нахмурится, станет смеяться ли?

Рхелька даже бровью не повела, только осторожно улыбнулась. И это делало ей часть. Но только, что бы могла означать та улыбка - дасирийцу оставалось только гадать.

- Это послы к моему мужу, Арэн из Шаам. О чем они разговоры вели - мне неведомо. Я женщина, хозяйка в доме своего мужа, мое дело присматривать, чтоб гостям уютно было и сытно, а в Артуме не принято женщинам лезть в мужские разговоры. Только если она не фергайра.

Лукавит, подумал Арэн, и даже не сильно старается скрыть обман. Как ни гадко ему было, заставил себя кивнуть, выражая понимание. Хочет говорить недомолвками - пусть будет так.

- Я знаю, что ты, почтенный, вез какие-то письма для Владыки Севера, - продолжала Сария. - Могла бы я знать, что в них? Все-таки Берн был сыном Торхейму.

Арэн не видел связи в ее словах. Торхейм стал пеплом, а Берн… Даже если все вокруг пророчат, будто но сядет на трон Конунга, это не повод раскрывать ему содержимое писем. И, хоть Арэн вполне мог рассказать “нужную” историю о том, что за письма, он собирался походить вокруг да около. Приценится, чем дальше станет крыть эта хитрая баба. Не зря же Миэ так настоятельно просила его держаться с ней осторожно, и не говорить ни одного слова сверх того, о чем будет спрашивать.

- Письма эти адресованы Владыке Севера, - ответил дасириец. - Мне жаль, что так сталось с отцом твоего мужа, но печати на письмах будут стоять до тех пор, пока фергайры не выберут Артуму нового правителя.

- Даже если эти старухи будут тянуть не один десяток дней? - Она даже не скрывала своего пренебрежения. Вероятно, ее рхельская кровь была сильнее покорности перед традициями нового дома.

- Всему есть благоразумная мера, - поддался Арэн.

С тех пор, как они приехали в замок Берна, он все время чувствовал себя неуютно, будто его кто в зад шилом колол. Сперва вокруг топтался служитель Скальда, совсем молодой. Его молитв хватило только на то, чтобы немного прошла боль, но руки все еще слушались вяло. После прилетела Миэ, нагнала страху. Арэн лучше бы пошел мечом махать, или поле возделывать на худой конец, чем путать интриги. Что говорить, ком говорить и когда, когда врать и юлить: всей этой премудрости Арэна никто не учил. А соглашаясь ехать в Артум, он не подписывался в заговорщики.

- Берн станет новым Конунгом, - Сария нарушила долгую паузу. - Это дело времени. Надеюсь, короткого. И чтоб заручиться моей поддержкой, Арэн из Шаам, хорошо бы не заставлять меня просить дважды.

Дасириец в последний момент сдержал себя от того, чтобы припечатать кулаком стол. Во-первых: перед ним сидела не зарвавшаяся продажная девка, а жена человека, который дал им кровь и еду, а во-вторых: сделай он так, плечу не поздоровится. Но в голосе Сарии звучала угроза, и Арэну не нравилось, как оборачивается только начатый разговор.

- Госпожа, письма мои останутся при мне, и никто на них не взглянет до положенного часа, - Арэну стоило больших усилий держать гнев на привязи. Но Сария выглядела решительной, и вряд ли отступится, пока своего не получит. Еще и его спровоцирует, чего доброго. Потому Арэн решил открыть ей ту же “правду”, что и все другим любопытным: тогда у хозяйки Харрога не будет повода и дальше учинить допрос. А уж поверит ли - о том Арэн волновался меньше всего. - В Сухом море снова варвары бесчинствуют. Вернулись дшиверцы и начинают свои завоевания над свободными поселениями степей. Дасирийская империя хочет заручится поддержкой Артума.

Женщина не поверила ни единому его слову. О том Арэну сказали ее глаза. Он же продолжал терпеливо и молча ждать.

- Послы из Рхеля привезли другие вести, - сказала Сария, осторожно, почти смиренно, будто ступала по тонкому люду на реке. - Будто бы в Дасирии теперь смутные времена. Знаешь ли ты, что там нынче нет императора?

Арэн изо всех сил старался изобразить удивление, но по выражению лица собеседницы понял - не вышло провести ее вокруг пальца. Он уже было приготовился отбиваться от новой череды вопросов, но Фьёрн подоспел вовремя. Бьёри, вся раскрасневшаяся от танца, мигом уселась на лавку, как раз между Сарией и Арэном. Хозяйке Харрога это не понравилось, но Арэн был благодарен девушке, хоть в глубине души понимал - девушка попрала уважение, разделив двух собеседников.

Таремка поднялась, чинно кивнула.

- Вы еще не получили благословения служителей, так ведь?

Дасириец видел, как северянка буквально сжалась под ее холодным взглядом. Понимал, что Бьёри попала под руку разозленной мегере, которая так и не получила своего. И снова проклял свою немощность. Мог бы - встал, да загородил собою свою женщину. Пока же оставалось только грызть зубами гордость, прокусывать ей хребет, чтоб не трепыхалась раньше срока.

- Нет еще. - Он сам ответил за Бьёри. - Как только раны мои заживут, жрецы скажут над нами брачные благословения и молитвы.

- Поторопитесь с этим, - предупредила Сария голосом и лицом похожая на сварливую матрону над двумя шкодниками. - В доме моего мужа никогда не было позора, и так впредь останется. А вы одно ложе делите за глаза богов. Не думаете о своих душах, так хоть Берна от срама избавьте. Он-то тебе, - зыркнула на Арэна, - дасириец, этим не попрекнет, потому что чтит твою храбрость, да только мне закон один - не стану пособничать в дурных делах.

И ушла, подметая пол подолом платья. Фьёрн поскреб затылок, и коротко извинившись, - “Она нынче в тяжелом духе”, - снова нырнул в хоровод.

- Не нравится она мне, - сказала Бьёри потихоньку. - Одно слово - чужестранка, не нашей крови. Наши обычаи ей как скорлупа с яйца - выбросить и ногой растоптать.

И тут же осеклась, виновато отводя взгляд от Арэна. Он сделал вид, что слова ее не могли быть и ем мерой, вместо того поинтересовался, не видела ли она среди танцующих Раша или Миэ. Девушка быстро закивала и ответила, что раз или два волшебница попадалась ей на глаза, но была она увлечена танцем и будто бы вовсе ничего не замечала вокруг. Арэн сомневался, что Миэ снова взялась заливать грусть вином. Вернее всего, таремка постоянно была настороже. В конце концов, из них троих она одна хоть немного понимала, что твориться вокруг.

- Господин, мой, Арэн, - осторожно заговорила северянка и умолкла.

Дасириец не стал в который раз поправлять ее - несмотря на все увещания, девушка все равно продолжала говорить по своему, без оглядки на его просьбы. Скорее всего для того, чтоб Бьёри стала звать его по имени, должно пройти положенное время.

- Говори уж, - подбодрил он.

- Я слышала разговоры всякие. Будто бы в стране твой неладное твориться. Напасти разные. Нового бога ждут, когда родится.

Арэн нахмурился. Когда он покидал родные земли, в Дасирийской империи был мир и покой. Да, рхельский шакал бесчинствовал, но народного волнения то не вызывало, и уж тем более никто не вел речей о каком-то боге. “Давно я дома не был”, - подумал Арэн.

- Что за разговоры еще?

- Не сердись на меня, господин мой, - тут же затараторила Бьёри, - говорю только, что между делом расслышала, одним ухом. Просто у тебя спросить хотела, что из того правда. Везде ли теперь так неспокойно, как в Северных землях, или брехню народ говорит?

Арэн и сам бы хотел знать ответы. Он погладил ее по голове и смолчал, чтоб не бросать напрасными словами. А себе дал зарок непременно и как можно скорее убираться с Артума со всех ног.

Прямо посреди празднества, когда Арэн думал только о том, как бы поскорее унести ноги, да сделать то незаметно, в главный зал ворвались дурные вести. Дасириец сразу понял это, едва взглянул на нескольких северян, которые, расталкивая челядь и пьяных вождей, пробирались вперед. Пришедшие все были в грязи и крови. Один сильно припадал на правую ногу, второй крепко ухватил себя за плечо, будто боялся потерять руку. Третий, самый старый из них, чье лицо исполосовали шрамы, шел первым. В руке хромого был полупустой мешок, весь в гроздьях налипшей грязи. Люди расступались, поднялся шепот, но все трое следовали вперед, туда, где во главе стола должен был сидеть Берн. Арэн давно заметил, что хозяина Харрога тоже след простыл, еще подумал про себя, будто только он один ни сном, ни духом обо всем, что творится вокруг.

- Где Берн?! - Прогрохотал бородач с изуродованным лицом. Смотрел при этом на стул, покрытый шкурой, точно к нему обращался.

Говорил он на северном. За время, что провел в Артуме, Арэн научился так-сяк разбирать их речь, еще и Бьёри по его наставлениям регулярно обучала его новым словам.

- Что сталось? - Вперед вышло несколько вождей. Их лица Арэн помнил. Один из них сражался с ним плечом к плечу, огромный, точно гора, обремененный животом, но от того не менее ловкий, чем сам дасириец.

- Беда, - только и сказал старый северянин, обтер с лица кровь и пыль, сплюнул на пол алый сгусток, и посмотрел по сторонам. Осуждал веселье и не таил того. - Это вы верно застолье удумали, - заговорил зловеще, точно собирался беду пророчить. Так и сталось. - Из пепельных пустошей войско идет: шараши, тролли, гигантов видели еще. И твари какие-то, названий которым нет. Быстрые, точно ветер, смертоносные и убить их нельзя. Наши все полегли.

- А Ирт где? - Спросил кто-то из толпы.

Арэн не сразу понял, что вдруг стало не так. Только погодя, когда Бьёри потихоньку взяла его за руку, понял - тишина. Стихли песни, заледенели звонкоголосые струны, умолкли голоса. Только нет-нет да и рождался тревожный шепот. Дасириец, наплевав на гордость, попросил Бьёри помочь ему подняться. Оказавшись на ногах, отстранил ее и пошел вперед, стараясь миновать всякого, кто оказывался на пути, чтоб не столкнуться. Девушка семенила сзади - в замершем зале звук деревянных подошв ее сапог звучал набатом.

- Нет больше Ирта, - ответил хромой. - Своими глазами видел, как те безымянные твари разодрали его, точно свора собак шмат мяса.

Над головами пронесся ропот, а следом - громогласный голос Берн.

- Ну-ка налейте вина им, чтоб глотки промочили, да все, как есть, по порядку рассказали, - сказал хозяин Харрога и прошел вперед, гневно рассматривая всех троих.

Арэн видел, что северянин пьян: походка его размягчилась, глаза налились красным. И ему точно пришлось не по душе, что за его спиной велись подобные разговоры. Но тройке прибывших тут же протянули кубки, доверху полные вина, тут же завертелись служки с отрезами чистых тканей. Изуродованный шрамами отмахнулся от тряпки, которой услужливая женщина предлагала вытереть лицо и руки, а кубок принял с охотой: осушил его в два глотка, швырнул куда-то себе за спину. Серебро, встретившись с полом, уныло звякнуло, эхо разошлось кругом, предвестником тяжелого рассказа.

- Ну? - Торопил Берн.

- Конунгу буду рассказывать, нужно к нему немедля, времени нет - чернь ползет с севера, и счету ей нет.

- Умер Торхейм, - бросил Берн. - Так что либо жди, либо говори, как начал, если спешное дело. Да имя свое назови.

- Ота?ном кличут, господин, - после короткого раздумья, назвался тот. Спесь в его голосе пропала, уступив место недоумению и растерянности. - А как же так сталось, господин, что Владыка Севера…

- О том после, - перебил Берн.

- Воля твоя, господин. Три раза по три десятка воинов поехали с Иртом по приказу Конунга, проверить, все ли ладно близ границ с Пепельными пустошами. Путь наш был тяжким, дважды земля волновалась, после на аи головы посыпались огненные звезды. В дороге потеряли треть воинов. Я говорил, что надобно повернуть, но Ирт… - Тут Отан хватанул рукой по воздуху, - жест, полный досады, - и продолжил. - По пути мы несколько раз натыкались на норы, прямо в холмах, глубокие лазы. Но они большей частью никуда не вели, заканчивались земляными обвалами. Но на всякий случай, где можно было, заложили камнями.

- Думаешь, шараши их рыли?

- Откуда мне знать? - Передернул плечами изуродованный. - Похоже, что не лопатой скребли, а будто зверь какой себе логово делал. Но людоеды завсегда под горами прокладывали себе пути. Много нынче странного в тех краях, не к добру. Когда приехали мы, тихо все было. Мне раньше уже случалось туда с патрулями ездить, присматриваться да приглядываться. И в последний наш приезд ничего не бросилось в глаза, сверх обычного. Да только Ирт… Эх, чего уж там, шило ему будто в заду мешало, не сиделось на месте. Хочу, говорит, ехать дальше, нет у меня спокойствия. Глянем одним глазом, где твари поганые себе пути роют, и обратно. Да только не так вышло, как хотелось.

Отан умолк. Мялся, будто неловко ему стало, что про мертвеца скверное говорит, но нетерпеливый окрик Берна заставил северянина продолжить рассказ.

- Сразу почти напоролись на орду тварей, что пленных тащили на веревках. По виду будто бы не северяне, все с глазами точно щелки. Видать с тех мелких островов, которых в Остром море поди густо насеяно. Пленные все сплошь - малышня да девки и парни молодые. Ну тут Ирта и взяла злоба, что, мол, нельзя этим извергам оставлять на харч.

- Погоди-ка, - встрял кто-то из вождей. - Твари Шараяны не лезут в воду, сторонятся ее. Да и не берут они пленников: где убили, там и сожрали всех. Лукавит этот паршивец, Берн, чтоб мне в жизни больше кос в бороду не плести!

- Может раньше и не брали, - Арэн выступил вперед, слишком резко, о чем сразу пожалел. Правое плечо обдало жаром, будто кто взялся за него раскаленной ладонью, да сжал крепче. - В Яркии, когда на деревню эти твари напали, они детей забрать хотели, да только мы отбились.

- Уверен? - Берн подергал себя за косу в бороде, нахмурился. Взгляд его тут же прояснился, будто северянин вовсе сегодня к хмельному не прикладывался. Получив в ответ утвердительный кивок, велел северянину за своей спиной прикрыть рот, а Отану продолжать.

- Зазря мы ввязались. - Меж жидким бровями Отана появилась складка досады. - Многих тогда положили, меньше десяти десятков осталось живых. Кто так помер, кому пришлось голову снести, чтоб порча не взяла. Но пленных мы отбили. Те и поведали, что нападают на них не шараши, а непонятные твари, которых на кораблях привозили мертвяки. Не спрашивай меня, господин, что в тех словах правда, а что - брехня, потому что не знаю я. За что купил, за то и продаю.

- Та-хирцы может? - Переспросил хозяин Харрога.

Отан тут же сказал, что Ирт тоже сперва на пиратов подумал, только островной народ все, как один твердили, будто вели те корабли мертвяки.

Со страха чего только не привидится, про себя подумал Арэн.

- Тут одну из них точно сама Шараяна за помело-то и дернула. Девчонка маленькая, скулить принялась, что мать ее взяли раньше и просить Ирта, чтоб вызволил ее. Говорили мы ему, что нужно воротиться домой, рассказать все, как есть. Советом решить, что делать и ворошить ли поганое кубло. Да только ему хоть кол на голове теши, знай свое заладил: нужно вызволить остальных. И нет бы головенкой подумать, что их давно сожрать могли. Выдвинулись мы вперед, наугад почти. Сколько ехали - не знаю, все там черное от пепла да дыма, света белого не видать, смрад стоит, точно кто огонь разводит, угля не жалея. Добрались до Мертвого леса, а там-то и нашли напасти. Войско огромное, нет ему числа. Людоеды, великанов видал, тролли без счету. Напоролись мы на них, как в ловушку попались. Взяли нас в кольцо, а тут и твари те подоспели, о которых островные люди рассказывали. Пусть боги мне язык отнимут, если вру, да только никогда прежде я таких не видывал: сами будто бы и росту небольшого, худые, кожа серая, головенки что яйцо. Глазища только кровью налиты, да клыков пасть полная. Я пару раз попа в одного, так мой меч на том месте, где тварь эта только вот стояла, пустоту находил.

- Небось от страха-то привирает, - усомнилась Сария.

Арэн и не заметил, откуда взялась рхелька. Стояла за спиной мужа, руки сложила за спиной, холодная, будто глыба ледяная. Так на бедолагу Отана посмотрела, что тот занервничал. На скулах северянина заплясали желваки. Берн окинул жену взглядом, молвил: не бабское дело в мужские разговоры лезть. Сария, как не зла была, все же умолкла.

- Покажи им, Борт,- велел изуродованный.

Хромой выступил вперед, опустил свою ношу на пол и послабил узлы. Потом сиганул рукой в мешок и вытащил оттуда голову, держа ее за жидкий пучок волос на самом темечке. Все разом отринули назад, не столько от отвратного зрелища, - вождей, повидавших на своем веку всякое, таким было не пронять, - сколько от ужасной вони разложения. Даже Арэн нос сморщил. Позади Бьёри подавила вскрик, и ему пришлось чуть не силой заставить ее отвернуться и прикрыть нос. Не хватало еще, чтоб ее нутро, ослабленное ребенком, взбрыкнуло.

Сам же дасириец внимательно осмотрел голову. Была она и вправду формой похожа на яйцо, с выпученными глазами, один их которых вытек, оставив только зияющую дыру. Уши мелкие, оттопыренные, одно разорванное надвое. Вроде и похоже на человека, но Ортан не приврал, когда говорил, что не видал еще такого. Арэн и сам не припоминал, чтоб сталкивался с кем-то похожим. Другое дело, что даже северные шараши отличались от людоедов из других земель Эзершата.

Но, что поразило больше всего, так это челюсти. Выдвинутые вперед, узкие, точно пара клещей, которыми кузнецы придерживают железо. И длинные клыки, наползающие друг на друга. Арэн заметил несколько рваных дыр в губе, будто существо слишком жадно ело, оттого рвало себе же губы.

- Прибери, - попросил Берн.

Северянин послушно сунул голову обратно в мешок, после чего снова заговорит Отан.

- Этого одного и изловчились убить, десятком навалились, взяли в круг да затыкали копьями. Оно еще и сдохло не сразу. И голову сняли, а она все пастью щелкала, тьфу! - Никого не стесняясь, он сплюнул на пол. - А после их много стало, ничего уж было не поделать. Повернули назад, да только нас нагоняли всю дорогу, только мы втроем и выжили.

Он умолк, понурил голову.

- Много славных воинов нынче не найдут успокоения в брюхах шарашей.

- С чего ты взял, что они все на Артум идут? - Опять встрял Арэн. Сария тут же покосилась на него, прожгла злым взглядом, но Берн кивнул, поддержал вопрос.

- А куда еще им такой-то ордой собираться? - Ортан поводил языком по распухшим губам. - Никогда прежде такой кучу не видел. Было дело такое, чтоб собиралась шараши стаей, по паре сотен за раз. Теперь же их вовсе без счету. Шли прямо нам навстречу.

- От Харрога до границы Пепельных пустошей несколько дней верхом. Если бы твари уж пересекли границу, о том доложили бы дозоры или фергайры усмотрели в своем Зеркале, - сомневался Берн.

Ортану не понравилось, что его слова принимают за вымысел. Он тут же выровнялся, будто ему кто по спине врезал железным прутом. Двое, что пришли с ним, встали позади бородача, один что-то шепнул на ухо, на северной речи. Слов Арэн не разобрал.

- Не станем мы с тобой споры вести, Берн, - ответил изуродованный северянин, спокойно, но в глубине его голоса скулила на привязи злость. - Да только ни одного дозорного не видели мы, по дороге назад. Может, скакали быстро, а может - нет их вовсе, сам решай.

- Ты помелом-то не мети без разбору, - осадил Ортана молодой вождь, весь в одеждах из бурого медвежьего меха. Выступил было вперед, только хозяин Харрога осадил его.

- Кто скажет мне, когда в последний раз проверялись дозорные посты и вести с них приходили?

- Дня четыре назад, - отозвался голос, и северяне чуть не силой вытолкали к Берну невысокого сгорбленного мужчину с перевязью на одном глазу. Он переминался с ноги на ногу, будто чувствовал за собой вину. Но суровый взгляд Берна заставил его говорить. - Прилетели птицы с Когтя и Совиного глаза, что тихо все у них да спокойно.

- А чего глаза в пол прячешь? - Не поверил Берн.

- Печатей не было, как положено, - признался мужчина и мигом вжал голову в плечи, словно ожидал крепкой оплеухи. Но ее не последовало, и одноглазый, словно почуяв возможное прощение, живо выдал все признание. - И раньше такие письма были, помнишь ты о том, мой господин.

- Помню, - прогрохотал Берн. В тишине было слышно, как хрустят кости, когда он сжимал кулаки. - А еще помню, что велел непременно мне докладывать о таких письмах сразу, чтоб выслать гонцов в разведку. Мало я тебя за загривок тогда таскал, сучий ты сын!

- Господин! - Одноглазый бухнулся северянину в ноги, пополз на коленях. Послышались плевки, угрозы, брань. - Не было тебя, господин, куда мне говорить было о тех письмах? Я сделал все, как велено, приготовил разведчиков, да только госпожа не велела их отсылать, а тебя дожидаться сказала, чтоб сам решил. Я и…

- Довольно! - Берн стряхнул его со своей ноги, точно надоедливого котенка, поддал носком сапога в лицо, отчего одноглазый завизжал и укатился кубарем в сторону, окропив кровью пол. - Убирайся с глаз моих. Еще раз увижу - клянусь Снежным, зарублю.

Тому е нужно было повторять дважды. Пинаемый ногами, получая проклятия чуть не от каждого, но на четвереньках выполз в дверь.

- Вы двое - еще раз все мне поведаете, только не здесь уж. Ты, - посмотрел на Ортана, - поедешь с людьми моими в столицу, в Белый шпиль. И что хочешь делай, а только пусть дверь тебе откроют и выслушают каждое слово. А нет если… проори по громче, что Медведь Берн придет, и башню их разложит по камню, если понадобится, чтоб вытравить колдуний на свет божий. И пусть разошлют гонцов по всем деревням и поселениям, чтобы все собиралась в городских стенах. Шараши мимо Сьёрга не пройдут, ну да мало ли что.

Ортана окружили несколько добровольцев и, с молчаливого согласия Берна, вышли.

- Совет нужно держать, - сказал тот, которого все звали Кородом. Арэн помнил его не только по кислой роже, но и потому, что северянин ругался почем зря почти весь путь от побережья до Харрога. - раз уж в твоих стенах собрались, Берн, ты и созывай, а то как бы лихо не подошло прежде, чем фергайры решат.

Берн согласился. От Арэна не укрылась покорность, с которой вожди выполняли его приказания. Наверняка пророчат ему место будущего Конунга, подумал Арэн, и, когда служки по приказу хозяина принялись быстро прибирать со столов, носить тяжелые кованные светильники и подбрасывать больше ров в жаровни, вышел Берну наперерез, как раз когда тот собирался покинуть зал.

- Мне можно на совете быть? - Спроси прямо.

- Отчего же нет. - северянин огладил бороду, серебряные кольца на косицах звякнули. - Ты уже показал на что годен, чужестранец. Когда беда идет, грех не принимать советов от светлого ума. Только девку свою прибери: не место женщине на совете.

Арэн так и сделал. Спровадил Бьёри, велел сразу же спать лечь и ни о чем не беспокоиться. Не стал говорить, что нехорошие предчувствия подсказывают - эта ночь может стать не такой уж спокойной. Кто знает, когда придет то войско, о котором говорил Ортан. Может оно уже перехлестнулось через границу и стремительно несет вперед. Великаны, чтоб их харсты имели отростками козлиными!

Не успел дасириец и глазом моргнуть, как в пиршественном зале все поменялось. От прежнего веселья не осталось и следа. Блюда сменились свитками и картами. Сария покинула зал последней, то ли по праву хозяйки, то ли в надежде, что ее допустят. Но Берн громыхнул на нее и женщина, словно ужаленная, выскочила вон. Арэну оказалось, что с ее уходом даже дышать стало легче.

- Думаете что об этом всем? - Хозяин Харрога обвел взглядом всех вождей. Было их два с половиной десятка, все густобородые, все меченные свежими шрамами.

- Пусть сперва эти молодцы заново все расскажут, - пробубнил Кород. Он то и дело ерзал на лавке, будто не мог найти себе удобного места. То на левый бок оборачивался, то на правый, потом и вовсе поднялся, бубня под нос: - Заплечных дел мастер тебе что ли лавки строгал, Медведь.

На что Берн только грозно свел брови.

Оба северянина рассказали все в точности так, как и Ортан. Про войско, про тварей быстрых. Изредка их перебивали, выспрашивали про какие-то места, требовали подробнее рассказывать, чтоб ничего не упустить. Арэн насторожился только тогда, когда хромой упомянул про фигуру в темно плаще. Но его перебил скрип отворившейся двери. На пороге стоял Раш, позади которого толкались двое охранников, и пытались ухватить карманника за шиворот. Тот успешно вывертывался.

- Оставьте его, - приказал Берн, жестом пригласил Раша присоединиться.

Когда тот пристроился возле Арэна, дасириец в который раз пожалел, что еще не вполне окреп. Влепить бы этому олуху пару затрещин, чтоб впредь охота отпала по чужому добру рыскать. Зная натуру карманника, не сомневался - тот успел погреть руки на чужом добре. “Еще не хватало, чтоб нас поймали с тем, что мы у гостеприимного хозяина добро умыкнули”, - со злостью подумал Арэн. Но, когда хромой продолжил рассказ, отринул все мысли, слушая внимательно, чтоб ничего не упустить.

- Было их несколько между ними. Все в черных одеяниях, лиц не разглядеть. Может и не было вовсе, лиц ихних. - Тут он как-то сник, и добавил, чуть тише. - Я видел, как один прямо у меня на глазах растворился. Только что был, я уж собрался железом его попотчевать, а и нет его.

Арэн вспомнил про фигуру в темном в гуще боя. Все было так, как говорил хромой. Только фигура та, кто бы там не скрывался за темными одеждами, творила чародейство. И такое быстрое, какого дасириец прежде не видел. Чтоб воздух становился твердым из ничего - Арэн был незнаком с такой магией.

Но лица северян читались как открытая книга. Никто, даже Берн, не поверили его словам про черную фигуру. Хозяин Харрога поторопил его, велел рассказывать только самое главное. Хромо насупился и дальше закончил без отступлений. Сухо, как велели: как северян перебили, как они обратились в бегство, как их догоняли шараши, хватали и тут же жрали еще живых. Когда закончил, пожди взялись громко обсуждать его рассказ. Говорили про дозорные башни, и почему никто не подал вестей. По приказу Берна принесли письма: два свитка, исписанных кое-как. Кто-то из вождей попросил разрешения глянуть.

- Тут грамотно написано, - с пренебрежением сказал он. - Я Стрига хорошо знаю, он родич мне по женовьей стороне. Наверное, не сосчитает сколько пальцев на руках, а здесь вон как ладно все: сколько проехали и в какую сторону.

- А писано хоть им? - Переспросил Кород.

- Да харст его знает, я в письменах не мастер гадать. Тут бы кому более досужему и знающему посмотреть - было бы больше проку. А так вот вам мой сказ: не похожа эта писулька на Стригову.

- Думаете, продался он поганым тварям?

Эти слова принадлежали Фьёрну. Арэн все никак не мог понять, что его так настораживает в этом северянине. Вроде и не пустозвон, голова не горячая, но сердце жаркое - бросался на шарашей, что зверь с голодухи. Может, всему виной была его мать, которая успела показать, что желчь у ней не только в чреве, но и под языком. Не отвечает сын за родителя, напомнил внутренний голос. Арэн и рад был согласиться, но чуял: пока не случится чего-то эдакого, будет и дальше смотреть на Фьёрна как на пособника матери. Теперь ведь именно за него торг велся; него и кровь Гирама.

По спине дасирийца пополз холод. Сквозняк, будто все это время прячущийся под столом, выскочил на свободу, прошелся по бритым головам северян, пощекотал ноздри запахом пива, хлеба и таремского душистого перца. Не иначе волшебница на себя пол флакона вылила, поморщился Арэн.

- Где ты видел, чтоб шараши договоры заключали? - Берн вопросительно глянул на сына. - Им бы лишь брюхо набить человечиной, а никаких уговоров не признают. Голод им единственный хозяин.

- Но они же зачем-то воруют живых? - Вмешался Арэн. - Когда в Яркии устроили первый погром, кто-то вел их. Когда поняли, что не будет им победы, повернули назад. И тролль с ними был, как будто знал, где детей искать. Деревенские говорили: людоеды и западни свои рассадили иначе, не так, как всегда.

- И мы так и не разузнали, как твари эти пробрались незамеченными к самой южной границе Артума, - сказал жилистый северянин с рукой на перевязи.

- Думаю, через те лазы, которые нашли разведчики Ирта, - предположил Берн. - Если, как чужестранец говорит, - указал в сторону Арэна, - землю трясло, могло завалить лазы. Будет нам впредь наука, как надобно смотреть и подмечать, а то как мыши: зерно пшеничное нашли, а кошку в гнезде и не заметили.

- Раз так, что ж получается? Идут ли они на юг, или хотели Артум кольцом взять с двух боков? - Кород крякнул, и пристроился на скамье, недовольно ворча.

- Известное дело по наши души, - взялся отвечать воин с переломанной рукой. - Давно северяне им как кость в горле. Кабы не мы, так шараши давно бы уж поползли дальше, расплодились без счету на наших землях. Нас прибрать хотят, чтоб не мешались им далее на юг следовать.

Арэн не мог не поддержать его. Ведь если подумать - если б не Рок, может, шараши не стали бы нападать на Яркию таким маленьким числом? Обождали подкрепления и напали бы. Но северянин застал их врасплох, вот и бросились погоней. И Миэ говорила, что вышли они по лазу, который в то самое место выходил, через которое людоеды могли приползти.

Дасириец не стал гадать и выложил все как есть. Говорил долго, основательно, сам заново вспоминая, что да как. Когда закончил, прошло много времени, прежде чем кто-то решился заговорить. Артумцы теребили бороды, сопели и кряхтели. Наконец, заговорил Берн.

- Одно я вижу - нужно собирать всех, кто может оружие держать. Обороняться, пока еще не поздно. А может уж и ушло время, нам о том неведомо. Только нечего больше пустопорожние разговоры водить. Только Конунга нет, кто народ поведет?

Над столом тут же, точно растревоженные пчелы, расползлись разговоры: “Хорош дурака валять, все знают уж, что тебе быть Владыкой Севера!”, “Глядите-ка, каким кротким наш Медведь сделался!”.

- Дело то почти решенное, что тебе над нами головой быть. - Кород нарочно сказал громко, чтоб прекратить другие разговоры. - Да и мы все за тобой пойдем без спору. Раз беда пришла в Артум, кому-то надобно защищать сопляков наших и баб. Не до споров теперь.

И смачно харкнул на пол, под дружный гогот остальных.

- У нас остались зажигательные горшки, - сказал Берн, после того, как хохот улегся.

Арэн не мог не подивиться жизнерадостности северян: у них под самым носом вестники Гартиса, а они животы надрывают. Но, к удивлению, обнаружил улыбку и на лице Раша.

А Берн продолжал:

- Здесь, в Харроге, самое дело их силы переполовинить, не зря же крепость поставили гостей привечать с Пепельных пустошей.

- Нельзя тебе здесь оставаться, отец, - вмешался Фьёрн. Говорил молодой северянин с жаром, глаза лихорадочно блестели, будто он вот-вот готовился кинуться в сердце битвы. - Твое место в Сьёрге. Пусть не решено еще ничего, но вожди верно говорят - мы все видим в тебе своего правителя, а правителю надобно столицу оборонять. Я останусь в Харрге.

- Дело говорит малец, - поддержали его.

- А тепереча меня послушайте, - проскрипел Кород. - Сердце у мальчишки горячее, рука крепкая, только рано ему еще в мертвое царство спускаться. Может, все поляжем, как есть, а может и выживем - боги на нас смотрят, им виднее, как рассудить. Так что ты, Фьёрн, с отцом поедешь, а я, если Берн позволит, на себя возьму Харрог: все одно тут каждый закуток знаю, почитай-то уж сколько раз его оборонял.

Фьёрн запротестовал, зашлась словесная перепалка, но их быстро успокоили. Кород продолжал стоять на своем, и молодому северянину, как он не противился, пришлось уступить.

- Как себе хотите, а не заманите меня и моих воинов опять в засаде сидеть. - Довольный, что последнее слово осталось за ним, Кород крякнул, и хлопнул в ладоши, растерев их, будто мельничные жернова. - Пусть тот сидит, кому в прошлой битве славы перепало, а у меня давно руки чешутся бошки поганые по-отрубывать. И уж больно самому поглядеть хочется, что там за твари такие неуловимые.

- Ну тогда уж и я с вами, - сказал худощавый, с рукой на перевязи. - Ты, Берн, не серчай, что не встану рядом, рука моя еще не так окрепла, чтоб прикрывать Конунга. А здесь всяко мои люди будут нужнее. Левая рука у меня не так ладно с мечом управляется, но зато злости с избытком.

Вызвались еще несколько. Остальными было решено отправиться в столицу и встать войском там.

- Великаны с ними - откуда? - Раш в первый раз подал голос. - Я думал, те времена давно минули, когда эти чудища землю топтали.

- Это, чужестранец, всем нам интересно, - задумчиво ответил рыжебородый вождь. - Но в равном бою нам с этими не выстоять. Сметут они Харрог. В столице можно бы их попробовать встретить.

- Тут без фергайр и их чародейства не обойтись, - сказал Берн.

- А отчего шараши в воду не лезут? - вдруг догадался спросит Арэн. В голове дасирийца зашевелилась идея, но он не спешил ее раскрывать.

- А не знает никто, - передернул плечами Кород. - Вроде страх их берет.

- Тогда нужен дождь, - отвечал Арэн. - Да погуще, чтоб стеной вода лилась.

- Не время еще таким-то ливням, - сказал кто-то.

- Ну так а фергайры на что? - не унимался дасириец.

- И то верно, - подхватили остальные.

На том совет решили закончить. Чтоб не откладывать в долгий ящик, Берн велел поднимать людей. Женщин и детей забирал с собою в столицу, воины оставались в крепости.

Арэн, видя, что Раш опять куда-то намылился, окликнул его.

- Помоги мне до комнаты дойти, - сказал будто бы смирно, но, стило им оказаться подальше от посторонних глаз и ушей, насел на карманника. - Твое счастье, что вокруг неразбериха. Если бы поймал на горячем, я бы тебе сам шею свернул.

Рашу угроза пришлась не по душе, но спорить он не стал, хоть теперь преимущество было на его стороне. Вместо того быстро рассказал об их с Миэ задумке. Как оказалось, таремка не только не вразумила его, а еще и стала пособником. Арэн не знал, что и думать. Северные земли влияли на его товарищей самым скверным образом, но он не мог не признать - Дюран получи то, что заслужил, и ничего сверх положенного. Может, хоть так научится жизнь понимать и поступать по совести.

Из-под двери в его комнату выбивалась узкая полоска света. Арэн был почти уверен, что Бьёри не послушалась его и не ложилась. Жаль, теперь во всей этой суматохе покой может стать редким гостем.

Каково же было его удивление, когда в комнате оказалась еще и Миэ. Волшебница нервно расхаживала взад-вперед, а северянка сидела на кровати и, присмирев, водила взглядом вслед за таремкой, будто зачарованная.

- Наконец-то! - Миэ бросилась к ним и торопливо закрыла дверь. - Я уж думала, никогда эти пустозвоны не закончат. Тяжело же стоять смирно, слушать их бестолковые переспросы об одном и том же, и помалкивать.

- Я думал, показалось, будто кто-то возле камина жался. - Раш зевнул. - Ты как выскользнула впереди нас?

- Так ты подслушивала? - Нахмурился Арэн. Ему не нравилась, что Миэ уже дважды использовала чары таким низким способом, и он неприминул о том сказать. - Значит, сначала Рашу воровать помогла, теперь - прикрылась чарами, чтобы слушать о том, что не про твои уши было.

Миэ посмотрела на него так, словно прозрела после долгой слепоты: щеки волшебницы сперва покраснели, после сделались бледными, как если бы она без меры нанесла белил. Но она не торопилась, видимо понимала, что не будет толка от ругани.

- И что с того, что слушала? - Сказала таремка на удивление спокойно. - Ничего тайного не узнала, а если бы и так - донесешь? Зато скажу тебе, что письмо то подложное, написано чарами, а не человеческой рукой. Я в свое время такие писала по десятку за день: отцовские приглашения на пиры, записки всякие, вторая книга учета налогов… - Миэ улыбнулась, черты ее красивого лица ненадолго сгладились. Но она быстро взяла себя в руки. - Чары не самые тяжелые, канцелярские, но чтоб так ладно писать, нужно иметь в этом деле сноровку. И то письмо сделал человек, прожженный на подлоге. Понимаешь, что это может значить?

Арэн понимал, но от понимания сделалось еще горьше.

- Думаешь, предатель есть среди северян?

- Или человек, который знает, что тут за порядки, знает, о чем нужно писать. Только про печать не прознал почему-то. Значит либо не нашел, либо вовсе не знал о ее существовании. Потому выходит, что предатель вовсе не должен быть обязательно из своих. Их просто одурачить, я тому пример. В Харроге один единственный служитель есть, да чародей - на три четверти самоучка. Никто не углядит невидимку или подделанное обличие.

Тут она сделала паузу, внимательно посмотрела то на одного, то на другого. Девушку, как успел заметить Арэн, Миэ нарочно игнорировала, и у Бьёри, когда она решалась посмотреть на таремку, во взгляде тоже читалась взаимная неприязнь. Ну и пусть, подумал он и мысленно пожал плечами. Главное, чтоб не сцепились.

- И про тех, в темных мантиях, - заговорила Миэ, - думаю, то румийцы.

- Черные волшебники?! - Северянка осенила себя охранным знаком богини Виры и забралась на кровать с ногами. Она боялась и не скрывала свой страх.

Арэн только теперь заметил, что к груди она прижимала что-то длинное, завернутое в расшитый позолотой сафьян. Узнавать, что в нем хранилось, времени не было.

Раш в ответ на слова Миэ, только рассмеялся. Арэну пришлось несколько раз прикрикнуть на него, прежде чем тот угомонился. Но когда заговорил, в голосе то и дело слышалась насмешка.

- Может, скажешь тогда, как их занесло в такую глухомань, а? Через весь Артум прошли и никто не заметил темных волшебников, никого куча уродцев не заставила подумать плохое. Ну идут себе и идут, прокаженные, помолиться айсбергам, видать, о чудесном исцелении.

- Я тоже видел человека в темной одежде, - осадил его Арэн. И рассказал все, что помнил о волшебстве, и о том, как оно убило шамаи. - Сразу не сказал, думал, привиделось мне, мало ли что. Только тот высокий был, прямой. Не похож на кривого уродца-румийца. Все, как те трое рассказывали.

- Кто угодно может натянуть на себя черный балахон, зловещим голосом молоть какую-то непонятную чушь - и его тут же примут за румийца, - продолжал сомневаться Раш. - Проще всего обмануть в том, чего все бояться. А подумать на того, кто под самым носом может быть - так никому и в голову не придет. Ладно северяне, но вы то, вроде, с головой в ладах.

Миэ сжала губы так сильно, что те побелели от натуги. Но Арэн склонялся к предположению Раша. Быть может и вправду кто глаза отводит, в надежде, что пока злодеев будут искать в другой стороне, выйдет и дальше творить новые беды? И тогда выходило, что всякий мог стать зачинщиком несчастий, которые свалились на голову северянам.

- Одного не пойму - для чего все? - Вслух сказал он, оставив свои домыслы при себе. - В Артуме нет ничего ценного, земля тощая, снег да ненастье весь год почти.

- Золото, - тут же подсказал Раш. - Когда мы с девчонкой той ехали в столицу, несколько раз натыкались на логова браконьеров. Есть в Северных землях железо и золото. Если в достатке и того, и другого - тогда видать, откуда ноги растут. Северяне сами его не спешат трогать, дураки бестолковые, а тому, что быстрее соображает, это наседка с охотой станет нести золотые яйца. Только знай успевай кошелки подставлять. Только пока северяне тут - лежать сокровищу нетронутым.

После этих его слов даже Миэ перестала злиться. Ее лоб переложили морщины; она даже взялась грызть ногти, что делала только если очень волновалась и не могла сосредоточиться. Оба мужчины не сговариваясь, помалкивали. Бьёри сунула сверток под подушку, тихонько натянула одеяло чуть не до самого носа, смотрела только на дасирийца и молчаливо ждала его указаний. Сейчас Арэну было не до того, но, чтобы хоть как-то успокоить северянку, памятуя о ее положении, он какое как улыбнулся.

- Нужно сказать об этом Берну, - наконец, сказала Миэ. И плечами пожала, мол, извините, ничего пока придумать не могу.

На ее лице читалась усталость, обреченность. Уж лучше бы злилась, чем так, подумал Арэн, а вслух ответил:

- Нам нужно ехать с ним в Сьёрг, в дороге все расскажем.

Молчание обоих дасириец принял за согласие. Но от его взгляда не утаилось, как таремка и карманник пересматриваются, будто решают, кому говорить то, что ему не придется по вкусу. Арэн решил эту задачу за них. Он был зол: плечи болели, одно горело огнем, другое стало приманкой для невидимого палача, и тот вспарывал кожу ржавым прутом. Поэтому сил на осторожности почти не осталось. Но и таремка, и карманник, спешно покинули его комнату, не дав ему времени на последний вопрос.

- Что еще? - Он осторожно присел на постель, поблагодарил девушку за вовремя подложенную подушку, на которую тут же оперся боком. Вот так, самое время дать отдых костям, хоть сколько-то. - Идите, собирайте. Все, что есть.

Когда в комнате остались только он и Бьёри, дасириец прикрыл глаза. Он слышал, как северянка встала с постели, суетливо забегала по комнате, зашуршала вещами. “Не забыть бы потом спросить с обоих, что у Дюрана увели, - подумал Арэн, - и проучить. А то, неровен час, до удавки доведут”.

- Это тебе передали, господин мой, - потихоньку сказала девушка, и откинула подушку, под которой все это время лежал тот самый сверток, о котором Арэн успел позабыть. - От хозяина Харрога, дар будто бы.

Дасириец нахмурился. Даров он не любил, тем более за то, что делал по велению сердца. Наверняка Берн решил поблагодарить, за битву, пришла в голову мысль. Сделалось паршиво от того, что он сам, несмотря ни на что, прошел через все напасти не запросто так. Письма, будь они неладны, и даденное обещание - вот, что вело его. И хоть для бегства никто не чинил преград, Арэн даже самому себе не смог бы с уверенностью сказать, что дело не повернулось бы иначе, не будь он связан клятвой.

Превозмогая боль, он откинул края мягкой кожи.

Меч. Лезвие, в три локтя длиной, широкое у рукояти и узкое к концу, словно пика. Черная сталь, украшенная рунами и вензелями. В незатейливой рукояти с продолговатой гардой - плохо ограненный камень, размером с кулак, весь в красных жилах. Арэну показалась, что камень пульсирует, а борозды то и дело меняют форму, струясь жидким пламенем. Будто сердце каменного гиганта, подумалось ему.

В такт камню, металл клинка отзывался багряными переливами, словно вдыхал и выдыхал.

- Хороший меч. - Арэн приловчился, перехватил рукоять двумя руками, и тут же уронил обратна на сафьян. Несмотря на малый размер гарды, меч был хорошо сбалансирован. Арэн удивился, что такой мелкий камень так хорошо уравновешивал весь клинок.

Сделать бы хоть пару выпадов, почувствовать, как лезвие отзовется, подумал дасириец. Он не привык обращаться с двуручными клинками, в бою полагаясь на более резвый короткий клинок и верный щит. Но на Севере, судя по тому оружию, которое лелеяли воины, к мелким клинкам питали неприязнь.

- Огненная звезда, - шепнула Бьёри. Она, как зачарованная, глядела на камень и блики алого отражались на ее лице. - Господин мог, хозяин Харрога сделал тебе щедрый дар.

Миэ

Сани были битком набиты северянками: прислуга, жены стражников. Личные помощницы Сарие ехали отдельно, вместе с госпожой. Миэ же оставалось довольствоваться тем, чем есть. Она осторожно, так, чтобы никого не обидеть, прикрыла нос воротом накидки: запахи давно немытых волос, засаленных вещей и насквозь провонявших кухней тел, будоражили желудок. Хорошо еще, что поела вдоволь на пиру, размышляла таремка, разглядывая дорогу. Теперь только богам ведомо, когда случиться поесть, а если и случиться - сможет ли она без отвращения запихнуть в себя хоть кусок. В доме отца все кухарки носили белые передники, которые меняли ровно перед тем, как готовить завра, обед и ужин. А еще непременно чепцы. Глядя на тех, с кем делила сани, Миэ начинала сомневаться, хватает ли им ума помыть руки пере тем, как переходить мясного к сдобе. Впрочем, задумываться об этом не стала, чтобы не разбередить нутро.

Собирались спешно. Волшебница едва успела пробраться в комнату к Рашу, и забрать у него украденное. Благо, что в такой суматохе никто не стал слушать купца, который взялся голосить о пропаже, как только обнаружил в своей комнате двух связанных стражников. Таремка видела, как он шнырял между северянами, хватал за руку то одного, то другого, требовал справедливости и возмещения ущерба. После того, как торговец сунулся к Берну, и без того злому, что приходится второпях покидать родной дом, притих, получив матерой брани в ответ, и предложение проваливать с глаз долой. Видимо, трезво рассудив, что этак его и вовсе могут оставить в Харроге или пустить добираться своим ходом, таремец больше никого не трогал. Последний раз, когда Миэ его видела, торгаш ехал на санях с ранеными, и рожа у него была кислее паршивого вина. Оба охранника, помеченные вздувшимися синяками, ехали рядом, присматривая за остатками скарба. Хотя, если верить Рашу, у торгаша ничего ценного вовсе не было. Миэ не дала себя одурачить, будто не знает, что карманник никогда бы не ушел без наживы, но что бы там Раш не прибрал к рукам, ее это не волновало. Главное, что она получила желаемое - коробку и книжонку для записей.

Она почти не удивилась, когда коробка открылась точно так же, как и найденная в пещере. Они были похожи формой и размером, из одного дерева, без всяких признаков замков, точно близнецы. И внутри найденной у Дюрана, тоже покоился ониксовый “глаз”. Такой находке могло быть два объяснения: либо тот, кто сгинул в Хеттских горах держал связь с купцом через эти шары, либо между двумя маленькими “глазами” не было никакой связи. Таремка же давно перестала верить в совпадения. Ничто не случается просто так. Первое предположение хоть как-то объясняло такое неуемное стремление торговца во что бы то ни стало оставаться в Артуме. Странной ниткой совпадений, но ему удалось пробраться чуть не к самому Конунгу, будь он жив. А пока что Дюран следовал вместе со всеми в столицу. И, как бы он не выпячивал свое честолюбие, стоило речи зайти о том, чтоб избавиться от него - Дюран тут же умолкал, делался смирным молчуном.

Может вот тут-то и кроется отгадка всех несчастий Артума? Миэ не торопилась с выводами. Мог ли торговец быть шпионом? Вполне, для того он всегда и был на виду, крутился и выслушивал без риска быть разоблаченным. С другой стороны - жадность делала из него плохого помощника в тонкой интриге, а игра за Северные земли велась осторожная. Во всяком случае, так казалось Миэ.

Выехали еще когда на дворе стояла темень. Не успели отбыть, как следом примчался всадник и передал Берну письмо. Тут же по головам поползла молва, что из Белого шпиля прилетела птица с посланием, в котором фергайры требовали Берна немедленно явиться в Браёрон и там ожидать их. Это могло означать только одно - Берн, как пророчили все вокруг, получит благословение колдуний и сядет на престол. Миэ решила, что у этой вести есть и другая сторона: если воинов в бой поведет Владыка Севера, сражаться они будут яростнее. Хотя северян можно было обвинить в чем угодно, кроме трусости.

Дорога спорилась медленно. Оттепель наступала неудержимо, снег таял, превращаясь в грязную жижу, в которой грузли полозья и копыта лошадей. Несколько раз приходилось останавливаться и проверят, выбивать грязь из полозьев, обчищать ноги лошадям, и процессия двигалась дальше: медленная, неповоротливая, будто сытая змея.

- Эрель, как ты себя чувствуешь? - Таремка услышала знакомый северный говор.

Фьёрн сменил нарядные одежды для пиршеств на тяжелый нагрудник с отметиной в виде белой медвежьей лапы, тяжелый плащ, подбитый шкурой белого медведя. У бока его лошади, в широком кожаном желобе, покачивался тяжелый топор: лезвия-полумесяцы, начищенные до блеска, пускали солнечные блики.

- Я так отвратно выгляжу, что кажется, будто мне нездоровится? - Улыбнулась таремка. Северянин нравился ей, к тому ж у Миэ уже слишком давно не было никого, кто мог бы удовлетворить ее женское естество. Поэтому она позволила себе немного осторожного флирта, ровно столько, чтоб не казаться легкомысленной - как-никак за ними по пятам уже идут твари Шараяны.

- Прости, эрель, - стушевался он.

- Первый раз вижу артумских рогатых лошадей, - быстро заговорила Миэ, злясь на себя: и чего было просто не улыбнуться приветливо? С досадой подумала, что за это время совсем разучилась женским хитростям. Как, оказывается, нужно мало времени, чтоб растерять то, что годами училось…

- Отец разводит их. - Северянин, видя, что его не гонят, приободрился. - Наши кони самые быстрые в Артуме, - прибавил он без тени хвастовства.

- Правдивая ли молва идет, что если родится у рогатой черной, как ночь жеребицы, белый, как снег, мерин, то правым своим копытом он будет высекать драгоценные каменья, а левым - чистое золото?

Фьёрн хохотнул.

- Сколько живу, эрель, никогда прежде о таком не слыхивал. Где такие сказки сказывают?

- Народ говорит, - продолжала улыбаться таремка и, нисколько не стесняясь косых взглядов кухарок и прислуги, поддалась вперед, чтобы быть ближе к всаднику.

Они еще немного поговорили, поменялись пустыми словами, только чтоб скоротать путь. Северянин, как ни старался казаться безразличным, то и дело оборачивался, бросая на север грустные взгляды.

Вряд ли, если войско и вправду так велико, как говорили выжившие, кто-то в Харроге переживет нападение. Никто не говорил о том, но безмолвие подчас бывает красноречивее слов. Да и самой крепости не останется. Не останется конюшен, подвалов, амбаров… Будет груда черных камней только, и станет она могильным курганов для смельчаков, что остались обороняться без надежды сохранить себе жизнь. Знали, что Гартис уж ждет их, и не роптали. Только подначивали тех, кто отбывал в столицу, чтоб не мечи точили, а накрывали самыми нарядными скатертями столы, встречать победителей. “Станем им костью поперек горла - не проглотят, подавятся!” - с такими словами провожал их Кород. Еще вчера, на пиршестве, Миэ помнила, каким отвратным ей показался этот северянин: то в рукав сморкался, то ладони обтирал прямо о нарядную тунику. Даже теперь вспоминания о его плевках на совете, заставили таремку поморщиться от отвращения. Но он был отважен, много мужественнее многих встреченные ею раньше мужчин, и одно это отметало все остальные его недостатки.

В Артуме никто не скорбел о предстоящих битвах. Их принимали как должное. Такой здесь был порядок. И таремка вдруг устыдилась своего мирного детства и сумасшедшей юности, когда ей казалось, что нет ничего хуже покоя. Она грезила о приключениях, удирала из дому, искала задор, не понимая - какое это счастье ложиться спать и знать, что надежные крепкие стены отчего дома укроют ее сон от всяких невзгод.

Словно в подтверждение ее словам кто-то из малышни принялся шепотом расспрашивать мать, вернуться ли они домой. Мать, вместо утешения, сослалась на милость богов.

Когда впереди замаячили стены Сьёрга, горизонт сделался рыжим. Сонное солнце нехотя вкатывалось из-за ночных туч. День обещал быть солнечным. От осознания того, то он может стать последним, Миэ захотелось громко выругаться. Именно так, всеми бранными словами разом, чтоб хоть как-то сбросить тяжкое ярмо страха. И почему все они, те, кто едет теперь в санях вместе с ней, смотрят такими взглядами, будто ждут, что она сотворит чудо? Щелкнет пальцами и из мира исчезнет все зло? Ха! Миэ и сама была бы не прочь заполучить такое чародейство, хоть бы и в обмен на белую отметину, которой наградила ее Вира.

- Чтоб мне глаза харсты разодрали, смотрите! - прокричал кто-то позади.

Миэ обернулась, привлеченная криком.

На севере, там, где еще совсем недавно виднелась крепость, полз в небеса густой черный дым.

- Дайте плетей лошадям! - Заревел Берн.

Миэ не видела вождя, но голос его грохотал над головами беженцев. Одна из старух в одних с таремкой санях, принялась голосить; ее рот с редкими зубами распахнулся, точно зияющая дыра и рождал крик, от которого кровь стыла в жилах. Ей ответил еще один, и еще. Дети принялись прятать лица в колени матерям, северяне ругались. Миэ, не в силах выносить старушечий вой, что есть силы отвесила ей пару пощечин, пока та, удивленная, не умолкла. Она выкатила глаза на чужестранку, будто у той вместо носа появился свиной пятак.

- Хватит голосить, - рявкнула таремка. - Помолись лучше о тех храбрецах, которые нынче закат не встретят, что бы, тощая метелка, век свой в спокойствии доживала. И вы все, - она обвела строгим взглядом остальных женщин, - тем же займитесь. А то за вашими воплями мужикам спокойствия нет.

Что было дальше, Миэ мало понимала. Процессия двинулась скорее, но заминок было не избежать. Грязь, словно тайный союзник шарашей, то и дело прихватывала ноги лошадей, отчего животные нервничали и норовили стать на дыбы. Однажды на пути попались перевернутые сани и рядом же - кобыла, с вывороченной задней ногой и перерезанным горлом. Наверное, кто-то из воинов докончил бедное животное, чтоб не мучилось. Таремка подумала, что тушу стоило бы взять с собой. Если шараши не смогут одолеть стены Сьёрга, они могут стать осадой и тогда такая бесполезная трата мяса может горько аукнуться. О чем она неприминула сказать кому-то из проезжих воинов. Ей показалось, что тот даже не пытался услыхать ее слов.

Оставалось только ждать и молиться Вире о заступничестве. Если и вправду так, что Вира и Шараяна вечные соперницы меж собой, тогда Светлая леди должна встать на их сторону.

Когда добрались до столицы, около северных ворот Сьёрга уже толпился народ. Северяне тащили на своих спинах нехитрый скарб, гнали скот. Стража изо всех сил пыталась успокоить перепуганных беглецов, чтобы хоть как-то сохранить видимость порядка.

- А ну не напирать, чтоб вас на кишках дохлого козла повесили! - слышался раздраженный мужской голос.

Миэ не стала дожидаться, когда подойдет их очередь, встала, брезгливо опуская ноги в липкую жижу, и направилась в сторону ворот.

По пути ее несколько раз чуть не свалили с ног всадники, мотавшиеся от начала обоза в его конец, и обратно. Наверное, подгоняют тех, кто отстал, решила таремка. Она, впервые за долгое время, почувствовала панику. Ни Арэна, ни Раша. Про первого знала, что его снова взяли на носилки: несмотря на все протесты, дасириец по-прежнему был слишком слаб, чтоб самолично править лошадью. Ему же волшебница и вручила все ценности, велев стеречь книги и шкатулки, как зеницу ока. Куда делся карманник, оставалось загадкой.

Ни одного знакомого лица, даже Фьёрн куда-то запропастился. А что если о ней забыли? Что если в столицу решать не пускать всех подряд, чтоб не собирать голодные рты, не способные даже обороняться? Таремка слабо верила в такой исход, но в некоторых книга по истории, которыми полнилась отцовская библиотека, такие случаи упоминались. Кто-то из первых рхельских царей, зная, что дасирийское войско вот-вот станет осадой вокруг города, велел заживо похоронить всех, кто не умел обращаться с оружием. В книге говорилось, будто город выстоял благодаря тому, что голода, на который рассчитывали захватчики, удалось избежать. А вот дасирийское войско, ослабленное долгой осадой, лишенное продовольствия из-за весеннего наводнения, отступило.

Волшебница тряхнула головой, мысленно отхлестала себя по щекам, осмотрелась. В хвосте обоза была только прислуга, значит дасирийа нужно поискать впереди. А с ним будет и Раш, рассудила Миэ, и прибавила шагу. Старалась не смотреть под ноги и не оглядываться. И так знала, что позади лишь черный от дыма горизонт, а она сама с ног до головы забрызгана грязью.

Когда волшебница добралась до саней, в которых ехала Сария, она едва не падала с ног. Чем дальше, тем будто гуще становилась грязь. Сперва ноги застревали только ступнями, после - стали заходить в густую жижу по самые щиколотки. И чтобы высвободить их, приходилось прилагать немалые усилия. Проклиная всех и вся, таремка падала, поднималась, шла вперед и снова падала, а никто вокруг не озаботился тем, чтоб помочь ей. Миэ затолкала обиду поглубже, решив, что время для расчетов еще не пришло. Только когда поравнялась “головой” обоза, наткнулась на карманника. Тот, вопреки ее мнению, тоже был пешим, грязным и вдвое злее обычного.

- Арэн где? - Сразу спросила Миэ, стряхивая с кончика носа грязевой комок.

- В городе. Берн поручил кому-то из вождей доправить его в храм Скальда, прямо к Верховному служителю, чтоб тот руки его залечил. - Тут карманник бегло осмотрел ее. - Прямо как поберушка, только худой сумы не хватает и десятка голожопых спиногрызов.

- Нам нужно в город, - заторопила его таремка. - Неспокойно мне. Как бы не вышло, что…

Договорить не вышло. Земля под ногами толкнула таремку. Мутная вода в выемках оставленных копытами лошадей, пошла рябью. Миэ с Рашем переглянулись, оба, не сговариваясь, открыли рты, но земля взбрыкнула во второй раз. Теперь толчок вышел резким, торопливым. Миэ не сразу поняла, почему вдруг стала глядеть на карманника сверху вниз. Посмотрела себе в ноги и закричала, балансируя на остроносом бугре. Но прежде чем успела что-то сделать, бугор распластался, вогнулся, и волшебница почувствовала, как уходит под землю. Мгновение - и она едва удержалась над землей, цепляясь за грязь. Руки скользили, не находя крепкой опоры, Миэ барахталась, стараясь вытащить себя из провала, но чем больше пыталась, тем глубже сползала внутрь. Только что была по пояс, а через мгновение - уже по грудь.

Миэ отчаянно вопила о помощи. То ли страх стегал ее воображение, то ли так оно и было на самом деле, но таремка могла клясться жизнью своих не рожденных детей, что ноги ее болтаются над пламенем, огонь жадно лижет икры, забирается под юбку, как нахальный любовник.

Раш стоял всего в нескольких шагах от нее. Он широко раскинул руки, как канатоходец, балансировал на бугрившейся новыми толчками земле. Судя по тому, что губы его шевелились, он что-то кричал, но голос тонул в бесконечном хаосе окружающих звуков. Ржали лошади, вопили женщины и дети, то и дело раздавались сдавленные крики, а земля продолжала ходить ходуном.

Миэ снова подтянулась, в отчаянии понимая, что на Раша рассчитывать не приходится. В такой вакханалии даже те несколько шагов, что их разделяли, могли занять много времени, которого у таремки не было. Она перестала брыкаться, замерла, сделала полный вдох… и снова потянула себя, поджав и резко распрямив колени, будто бы отталкивалась от несуществующей опоры. Землетрясение принесло новую волну, но теперь пришлось на руку таремке: земля снова поползла вверх, будто кто выталкивал ее изнутри, треснула, прямо под пальцами волшебницы, обнажая недра. Миэ едва успела хватить за край, и потянулась следом.

Улучив момент, когда вся оказалась снаружи, таремка отпустила свою опору и скатилась на бок, едва не сбив с ног Раша. Ловкому карманнику все это время удавалось удерживать равновесие. Он улучил момент между толчками, заграбастал Миэ за шиворот и помог встать на ноги.

Миэ даже не пыталась теперь говорить, зная, что слова все одно потонул в общей панике. В голове вертелась мысль: в тех санях, на позади, остались дети. Словно эхо от ее мыслей, раздался протяжный детский плачь.

И, вместо того, чтоб бежать к городу, как то делали остальные, таремка повернула обратно. Шел ли за ней Раш - оглядываться не стала. Только быстро, пока земля перестала бушевать, устремилась к саням. Люди вокруг копошились в грязи, кто на четвереньках, кто ничком, а кто и вовсе на спине: грязные, стонущие, точно жуки, попавшие в липкую ловушку. Таремка старалась обходить их, потому что каждый норовил ухватить волшебницу за ногу и подняться.

- Совсем ты с ума сошла, эрель! - Раздалось прямо в ухо.

Миэ обернулась, зашаталась, вместе с новой волной, и тут же очутилась в крепких руках, которые усадили ее на лошадь. Фьёрн, с облегчением подумала таремка.

- Там дети! - кричала она наугад, тыкаясь носом в холодный нагрудник северянина. - Им нужно помочь!

Лошадь встала на дыбы, мир в глазах таремки перевернулся, и она подумал, что они свалятся с лошади. Но Фьёрн приструнил животное, увел в сторону, умело правя одной рукой, а второй - прижимая волшебницу к себе.

- Некогда, эрель, - бурчал северянин.

Миэ попыталась вырваться, но он не отпустил. Тогда она принялась кричать и посыпать его бранью, чтоб отпустил, раз самому кишка тонка. Фьёрн несколько раз помянул отросток ишака, но таремку не выпустил. Вместо того развернулся, уступая дорогу другим всадникам, которые помогали тем, кто барахтался в грязи. Несколько раз таремка слышала хруст костей под коптами коней и предсмертные крики.

Между тем, Фьёрн прокричал ей, чтоб держалась крепче, пришпорил мерина. Животное повернуло, послушно обошло перевернутые сани, круг которых валялись лопнувшие мешки с зерном. Таремка что есть силы уцепилась в северянина, спешно соображая, чем бы помочь. На что годна вся ее магия, мысленно раз за разом повторяла Миэ, перебирая все известные ей заклинания. Проку от огня и молнии, если нет у нее власти справиться с природой, хоть немного присмирить гнев земли.

Фьёрн кликнул нескольких всадников, что-то бросил им на своей речи - в общем шуме таремка не разобрала слов. Но дальше всадники последовали за ними.

- Небо чернеет, не к добру это! - прокричал кто-то рядом с ними, и поторопил Фьёрна.

Но северянин не свернул. Когда впереди Миэ увидала знакомый тюк, заштопанный тремя лоскутами ткани, сказала о том северянину.

Разошлась новая волна дрожи. Лошади заволновались, где-то сзади раздался громкий рев, постепенно сошедший на хрип. Миэ не стала думать, что случилось, смотрела только вперед. Всадники как могли близко подобрались к саням: из-под перевернутой повозки слышался плачь и мольбы о помощи. Рядом, перебитая надвое, с выпученными глазами, лежала та самая старуха, которой Миэ велела молиться. Тяжелый деревянный край поломал ей хребет. В стороне зияла змееобразная трещина, их которой валил густой пар, словно там, в недрах земли, Гартисовы слуги усердно кипятили в котлах огненное варево.

Всадники спрыгнули, Фьёрн вместе с ними. В четыре пары рук лихо перевернули сани, похватали за шиворот малышню. Тут же была и женщина, которая голосила громче всех и прижимала к груди младенца, всего в алых от крови пеленках. Таремка отвернулась, сосредотачиваясь на Фьёрне. Тот уже протягивал ей девчушку, всю черную от грязи. Миэ, что и так с трудом держалась на лошади без седла, едва не свалилась, как только девочка очутилась у нее в руках. Ребенок, напуганный происходящим, звал бабушку. Решив, что та мертвая старуха, вернее всего, она и есть, Миэ поспешно притулила девчонку лицом к своей груди, чтоб та не глядела по сторонам.

Земля в который раз затряслась. Теперь сильнее, словно решила показать свой сварливый норов. Лошадь забила ногами, понесла вперед, но Фьёрн вовремя обернулся и перехватил ее за сбрую. Стараясь успокоить животное, северянин покрылся испариной. Он громко и без оглядки ругался, пока не присмирил коня.

А земля продолжала брыкаться все сильнее и сильнее. Трещина около перевернутых саней разошлась, затрещала, пуская новые клубы пара. Никто не успел и глазом моргнуть, как в стороны от нее поползли новые отростки, тут же лопаясь и плодя свои. Точно огромный корень, что оплетает все вокруг, трещина норовила проглотить каждого, кому не стало ума или ловкости вовремя отскочить. Под ногами одного из воинов, с ребенком на руках, в мгновение ока разверзлась пропасть, и оба пропали в ней, не оставив по себе ни крика. Северяне закричали, кинулись в стороны, но пропасть неумолимо настигала их, одного за другим, глотая, точно ненасытная тварь.

Фьёрн развернул коня и, что есть силы, дал ему по крупу. Животное понесло, девчушка в руках таремки забилась, затряслась. Миэ почувствовала противный кислый запах и тепло на груди, туда, куда прижимался ребенок. Наверное, девочку стошнило от страха, успела подумать волшебница, и сама близкая к тому, чтобы опорожнить желудок.

Картины перед глазами стремительно менялись: разруха, агония людей, что барахтались в грязи, еще веря, что им суждено выбраться, кровь, расшибленные копытами коней головы. И все это - в густом обжигающем пару. Таремка едва успевала править лошадью. Раз или два, - волшебница старалась о том не думать, - мерин сбил с ног попавшихся на пути людей.

Миэ не поверила своим глазам, когда увидела ворота в город: широкий проем заполнил поток перепуганных людей, которые толпились, в попытке протиснуться Сьёрг впереди остальных. И город проглатывал их, скалясь зубьями поднятой железной решетки.

Сомнение, что делать дальше, заставило Миэ колебаться всего мгновение. Она с остервенением стукнула лошадь ногами, снова и снова и снова, пока от бешеной скачки в ушах не засвистел ветер.

На полном скаку жеребец ворвался в плотную живую преграду. Животное воспротивилось, встало на дыбы, копыта градом били по головам. Но Миэ не выпустила поводья, только сильнее и сильнее била бока ногами, пока не сорвалась на крик.

Очнулась уже за городской стеной, когда лошадь, доведенная до безумия страхом и запахом крови, остановилась в тупике между улицами. Таремка осмотрелась, рассеянно погладила девчушку по голове: малышня молчала, и наотрез отказывалась выпускать из кулаков тулуп Миэ. Словно боялась, что стоит разжать пальцы - и ее тоже утянет под землю.

- Кажется, боги сжалились над нами, - прошептала волшебница, когда поняла, что земля перестала трясти. Надолго ли?

Миэ развернула коня, силясь понять, куда ехать дальше и что делать.

Над городом висел гомон. Стоило покинуть переулок, как обе они попали в нескладно шумящий улей. Голоса, топот ног, лязг железа. Нужно сосредоточиться, уговаривала себя волшебница, пытаясь отстраниться от постороннего шума. Через Сьёрг она ехала всего раз, где и что - не знала. Оставалось только одно место, о котором подумала таремка. По крайней мере там, если только верить словам карманника, могла быть хоть одна знакомая ей душа.

- Если вздумаешь снова на меня живот опорожнить, предупредила девочку, - оторву тебе уши.

Хани

Девушка не помнила, когда пришла боль.

После того, как подняли кубки за нового Конунга, фергайры засобирались в Браёрон. Ванда то и дело заходилась кашлем, после которого долго не могла отдышаться. Ниара, как не пыталась влить в нее целебные отвары, старая колдунья только отворачивалась от своей молодой сестры. В конец разозлившись, Ванда выбила целебное снадобье из рук Ниары: склянка со звоном разбилась, положив конец всяким препирательствам.

Когда прибыл гонец из Харрога, Хани впервые поучаствовала головокружение. Списав все на усталость, не стала переживать. В последнее время было достаточно поводов, чтоб чувствовать себя измотанной.

Гонец принес плохие вести. Хоть шум в голове девушки то и дело усиливался, накатывал волнами, каждый раз все больше заглушая звуки вокруг, Хани расслышала каждое слово - в Артум снова шли людоеды. Только теперь их было много больше. Говорил гонец и о троллях, и о великанах, и о страшных тварях. Голову одной такой, показал в доказательство к своим словам. Хани, еще толком не отойдя от последней битвы, едва сдержала вскрик, отвернулась, почти взаправду ощущая неодобрительны взгляды своих сестер. Ну и пусть, достаточно она видела смерти и ужаса в последние дни, чтоб еще добровольно разглядывать перекошенный оскал убитой твари.

Ванда велела колдуньям Белого шпиля заняться ранами воина, но прежде поглядеть, что правда в его словах, а что вымысел. Значило это, что воина напоят отварами, окурят дурман-травами, а после высмотрят его глазами все, как было. Хани знала, что неотмеченных Вирой снадобья могли ввергать в безумие, могли навеки оставить в мире грез или дать долгую мучительную смерть. Но фергайры ни словом о том не обмолвились, только вывели воина под руки, будто боялись, что он вздумает бежать.

- Нечего на меня такими глазами смотреть, - бросила Фоира, прежде чем Хани поняла, что не сводит с нее глаз. - Если бы мы стали всякого оглашенного слушать, который бед Артуму пророчит, давно бы уж не было в Северных землях порядка.

Было видно, что женщина хочет сказать еще что-то, но больше Фоира не произнесла ни звука.

- Нужно послать слово Берну, - прокряхтела Ванда и закашлялась в кулак. - Пусть собирается в Браёрон. Быть ли сече с людоедами - это одним богам ведомо, а Артуму больше нельзя оставаться безголовым.

Она велела Хани помочь ей подняться до комнаты и написать письмо Берну. Несмотря на робкие протесты остальных, старая не изменила своему решению и дальше они следовали только вдвоем. Ванда хоть и казалась костлявой, заставляли Хани чуть не вдвое прогибаться под тяжестью своего тела. Она опиралась на плечо девушки, кряхтела и в груди у нее будто скреблись мыши. Хани ни о чем не спрашивала, только молча следовала, куда говорила фергайра.

Когда они добрались до комнаты Ванды, девушка почувствовала, как ей скрутило желудок. Сперва бросило в холод, после на лбу выступила испарина. Свернув все на странный кислый запах в комнате фергайры, девушка поспешила помочь Ванде сесть.

- Не сюда, - остановила ее фергайра, как только Хани повернула в сторону письменного стола. - Вон туда, ближе к огню. Холодно мне нынче, видно вестники Гартиса меня вот-вот нагонят.

Девушка смолчала. Да и что было говорить? Разве не правду говорят, что старые люди чуют свою смерть не хуже, чем натасканная собака - добычу? А Ванда и вправду казалась уж наполовину мертвой.

Хани усадила ее в кресле, подложила пару поленьев в огонь, завернула ноги шкурой.

- Садись, - велела фергайра. - Буду диктовать тебе, что писать. А ты помалкивай и гляди, чтоб никакой путаницы не вышло в словах.

Девушка села за стол, стряхнула с бумаги пыль. Хотела выбрать перо, но опять подступил жар. В этот раз следом за ним пришло головокружение. Она сглотнула, тронула себя за щеки, чувствуя, будто сквозь коду проступает вода. Но ладони оказались сухими. Перед глазами поплыло. Хани взяла первое же попавшееся под руку перо, обмакнула его в чернильницу.

- Глупая ты, - сказала вдруг Ванда, и снова поддалась кашлю. Казалось, он вот-вот разорвет ей грудь, вырвется на свободу, чтоб выискать в холодных стенах башни новую жертву. На губах старой женщины проступила розовая пена. Ванда облизнула ее и потребовала, чтоб девушка подала ей курительную трубку.

Хани выполнила и это указание, хоть краски окружающего мира стали стремительно смешиваться, размывать очертания предметов. На обратном пути к столу, девушка чуть не перевернула жаровню, неосторожно задев носком сапога край треноги.

- Так и знала, что изведут они тебя, - произнесла Ванда. - Фоира с первого дня тебя невзлюбила, признала небось.

- Что признала? - Хани остановилась, так и не найдя сил добраться до стула. Оперлась ладонями о столешницу, стараясь справиться со слабостью. Ноги дрожали, колени и плечи занемели, будто она стала больше не хозяйка своим рукам и ногам.

- Ты на мать свою похожа уж больно, - нехотя проворчала старая фергайра. - Я когда тебя увидала, тогда, еще прошлой весной, сразу поняла, что не просто так ты пришла в Белый шпиль. Нельзя утаить то, что рождено в похоти и из поганой крови вышло.

Хани опустилась на колени, обхватила ножку стола, будто последнюю опору, единственную надежду когда-нибудь снова встать на ноги. В ушах эхом расходился шум, и рос с каждым ударом сердца. Хани приходилось собирать все остатки сил, чтобы не поддаться сонливости, что граничила с первым ростком острой боли. Словно кто-то неторопливо вспарывал ее живот.

“Изведут, изведут…” - слова Ванды отпечатались в мыслях Хани, точно клеймо. Вот значит откуда слабость. Тот кубок с вином. Когда она пришла в зал, на столе уж все было подготовлено, никто не разливал хмель из общего меха. Значит, вот каким способом фергайры решили избавиться от порченой колдуньи.

Откуда-то издалека, словно подначка невидимого досужего наблюдателя, пришло видение. Вот она, вся точно в красном, отражается в хмельной глади. “Не пей! Брось!” - твердит отражение, безмолвно.

- Мать твоя странной была, а ты вся в нее. Будущее видела, вещала все, что ей будто бы боги послали. Эрбат ей чего в хо нашепчет, то Вира подскажет, то Лассия посоветует. Долго она отойти не могла, после того, что натворила.

“Говори скорее старая карга!” - хотелось закричать Хани. Вместе с новым приступом боли, пришла злость. Ярость, от которой хотелось захлебнуться. Комната подернулась серой завесой, пустотой, в которой сгинули радом все краски.

Никогда прежде девушка не чувствовала такой злости.

Никогда прежде не слышала она о той, что дала ей жизнь.

А фергайры знали. И помалкивали. Почему?! Хани не сразу поняла, что в отчаянии произнесла вопрос вслух.

- Почему, говоришь? - Ванда пыхтела трубкой; густой запах дыма стремился к девушке, окуривал ее и без того задурманенную голову. - Потому что мать твоя тебя извести хотела, в реку бросила, Велашу в услужение. Только вот не взял тебя Одноглазый. И то понятно почему - зачем ему в своем царстве порченная светлая колдунья? Думая я, что ошиблась, а ведь вон как вышло - не трогает тебя вода, будто заговоренная ты.

- И что с того? - простонала Хани. Жар в который раз сменился ознобом, зубы застучали.

- Откуда мне знать? - Ванда закряхтела, посмотрела на девушку пустыми глазами, словно не видела, как та чуть не корчится у ее ног. - Боиг тому свидетели - не хотела я, чтоб так все вышло. Нельзя жизнь отнимать без согласия богов, а они тебя, отчего-то, берегут. Только кто ж теперь слушает старую немощную Ванду? Фоира место мое займет, заправлять будет и свои порядки наставит. Я свое отжила, последнее хорошее дело сделала - авось зачтется мне, когда встану перед Гартисом для расчету. А ты, видать, следом за мною пойдешь. Жалко тебя, да только все равно нет тебе места нигде в этом мире. Ни тебе, ни таким, как ты. Через вас Шараяна злодейничает. А то, что сестры за тебя совершили скверное деяние - боги их по своему рассудят, и владыка мертвого царства все припомнит.

Это конец? Хани теперь почти лежала. Боль отступила, оставив после себя слабость. Девушка чувствовала, как сквозь невидимые порезы из нее медленно вытекает жизнь. Страха не было. Сколько уж так случалось, что слуги Гартиса обступали ее, готовые утянуть за собой, как только истает последний вздох. И каждый раз она оставалась жива.

Старуха, словно забыла о ее существовании. Докурила трубку, поднялась, проклиная старость и себя саму, за то, что дожила до такой немощи. Вытрусила остатки курительных трав в жаровню.

- Видать, придется самой письмо Берну написать, а потом уж и отходить спокойно, - бухтела она, перемежая слова кашлем и стонами боли. Ванда переступила через Хани, присела на край стула.

Потом была длинная тишина, в которой был слышен лишь приглушенный скрип пера, да хриплое сопение старой фергайры. Хани молчала. Берегла силы. Спасение обязательно придет, нужно только дождаться.

Когда Ванда закончила, в небольшое окно под потолком уже заглядывало утро.

Дверь комнаты скрипнула, послышался торопливый шум шагов, прерывистое дыхание.

- Сестра, гонец правду сказал. Нужно в Зеркало поглядеть. Пока еще не поздно.

Хани не признала голос, а фергайра, если и заметила ее, лежащую на полу, не придала тому значения. Выходит, подумал девушка, мучаясь острым жалом боли, что нещадно кололо ее в самое нутро, они все решили, всеми голосами.

- Отойти спокойно не дадут, - недовольно заворчала Ванда и поднялась из-за стола.

Девушка могла поклясться, что слышала, как скрипнули старые кости. Ничего не говоря, Ванда медленно, опираясь на палку, вышла.

“Наверное, считает меня мертвой”, - подумала Хани. И на всякий случай попробовала пошевелить руками и ногами. Медленно, точно ватное, но тело поддавалось, слушало, неохотно, как малый ребенок. Девушка ухватилась за ножку стола, попробовала подтянуться, поднять вдруг ставшее невероятно тяжелым, тело. С первого раза не вышло: ладони соскользнули, не выдержав веса. Под кожу зашли занозы, но Хани почти не почувствовала боли.

Не удалось встать и со-второй попытки, и с третьей. Голова закружилась, в ушах, через толщу неясного шелеста, раздались первые голоса.

Духи.

Девушка отмахнулась, не стала слушать. Все равно тот, чей голос она хотела услышать, теперь навеки умолк, и не придет к ней даже из царства Гартиса. А остальные пусть убираются.

“Отступись”, - шепнула какая-то старуха в ее левое ухо.

“Присоединись к нам, такая твоя участь”, - смеялся в правое задорный мальчишечий.

- Убирайтесь… - прошептала девушка. Собралась с силами, и попробовала снова.

Медленно, осторожно, чтоб не растрачивать понапрасну сил, поднялась. Чтобы не поддаваться новой волне слабости, закрыла глаза. Если теперь упадет - так и останется лежать здесь, в душной коморке Ванды.

Главное не торопиться, твердила себе девушка, делая первый шаг по направлению к выходу. Казалось, будто она снова стоит на палубе драккара: точно так же качается под ногами пол, будоража нутро. Хани шагнула еще, и еще. Мелкой поступью, пока не кончился столешница, что служила ей единственной опорой. Внутри что-то оборвалось, когда в животе снова появилась знакомая режущая боль - предвестник новой волны слабости. Если силы снова истают, подумала Хани, она упадет.

Отчаяние, обида, злость, грусть: все смешалось в ней, будто все тело сделалось сосудом для густой смеси чувств. И смесь эта забурлила, разошлась по жилам вместе с кровью, став источником силы. Верно говорил тот, что заменил ей отца: ничто не придает силы так, как злость, но и ничто не ослабляет сильнее, чем она.

Она разжала ладони, которыми до остервенения вцепилась в стол, сделала шаг. Поучилось, хоть теперь качка сделалась вдвое сильнее, будто в шторм. Следом же пришла и боль. Хани до хруста сжала челюсти, проглотила крик. Пришлось обождать, пока тело, скованное судорогами, снова станет слушаться ее приказов. Только после того продолжила путь.

Только когда в лицо потянуло свежим прохладным воздухом, решилась открыть глаза - выход был уже близко. Ничего не изменилось, все вокруг по-прежнему будто пряталось за пологом серого тумана. Хани не собиралась гадать, почему так, списав все на отраву.

Пройдя в дверь, девушка осмотрелась, насколько это было возможным. Очертания коридора плыли, неясным виделся маячивший впереди острый арочный проем. Придерживаясь за стену обеими руками, девушка добралась до него, и тут ее настигла очередная волна боли. Терпеть, казалось, не станет сил. Когда на губах проступил соленый вкус, и во рту сделалось горячо, Хани смутно поняла - сдерживая крик, слишком сильно прикусила губу.

Подождав, пока боль спадет хоть на треть, девушка упрямо двинулась дальше.

Шла, почти не видя пути, пошатываясь, на полусогнутых ногах. Ступени перекатывались под ногами каскадом, словно длинная лента, которая то и дело норовила взбрыкнуть, пойти волнами и сбросить Хани. “Только не опускай взгляд, не смотри вниз”, - уговаривала себя Хани. Боялась - если посмотрит, узкий тоннель проглотит ее.

Девушка добралась до комнаты уже почти ползком. Стоило зайти, как лицо обдало жаром. Хани неясно осмотрелась, теперь уже почти ослепшая, почти потерявшая способность чувствовать даже запахи. Черно-белые краски смешались, мир сделался совсем блеклым, словно далекие-далекие очертания, что затерялись в тумане.

Она закрыла дверь, последним усилием воли повернула ключ в скважине, раз и еще раз, пока тот не стал противиться.

“Я все-таки умру”, - подумалось ей так ясно, будто вместо почти утраченного зрения, ей открылась воля богов. Вспомнились слова Ванды - дважды перед тем ее спасала вода. Значит, Хани тогда не ошиблась, когда решила, будто фергайры задумали утопить ее. Так и было, только вода не приняла жертву, отпустила ее на волю. И после, когда на армаду Конунга напали герги, Велаш не захотел принять ее, Хани, к себе. А теперь вокруг один только камень.

Но отчего же так жарко?

Пол под ногами дрогнул, накренился, будто весь мир подвинулся, а она сама осталась стоять в стороне.

Ноги подкосились. Хани оплыла на пол, как растаявшая свечка. Последняя надежда жить угасла. Сколько еще суждено сделать вдохов, прежде чем сердце перестанет биться? Комната дрожала, стены гудели, словно заключенные в огромный колокол, по которому били в набат; Хани решила, что то лишь отражение агонии, принесенной отравой. Неумолимо клонило в сон, тело смирилось с участью, приготовилось принять смерть. Лишь бы больше не было той боли, молилась девушка, теряя последние силы.

Уже когда веки неумолимо смыкались, последнее, что увидела Хани, была меховая сума с птенцом. Она разошлась по шву, вывернулась наружу овчиной, будто вспоротое брюхо, кругом густо посыпанная перьями, теперь уже яркого красного цвета. А рядом, на полу, склонив голову на бок, сидела птица, алая, будто пламя.

Раш

- А чтоб вас всех короста взяла, сукины дети! - ревел над головой здоровый северянин в разодранной сорочке и прорванный штанах. - Ну, чего разлягся, чужестранец, подсобил бы, чем немочью прикидываться!

Он размахивал молотом с такой легкостью, словно громадина весила не больше пера, и раз за разом бил ним в каменный завал. Во все стороны разлетались пучки разноцветных искр, слепя и режа глаза.

Раш прикрылся рукой, отворачиваясь. Он все время был настороже, не веря, что земля так просто усмирила свой гнев. Землетрясение нагнало их в дороге, разбросало обоз мелкими кучками людей, посеяло ужас в человеческих душах, щедро сдобренных страхом попасть в лапы людоедам. И, хоть воины помогали как могли, большая часть людей отошла к Гартису: кто провалился под землю, кто принял глупую смерть под копытами лошадей, кого придавило тяжелыми пожитками. Несколько раз карманник видел и тех, кто обезумев от страха, смиренно дожидался погибели, опустившись на колени и предававшись молитвам. Карманнику было жаль их, но он не питал иллюзий. Смерть - это всегда смерть. И пусть каждый сам решит, как ее принять. Он же не собирался отдавать свою задарма: если повелителю мертвого царства так надобна его душа, пусть уж постарается придумать ловушку половчее.

Раш смутно помнил, как попал в город. Кажется, его внесло вместе с потоком простолюдинов. Он не противился, дал лишь волю ногам, чтоб не споткнуться и не упасть. В такой толчее это могло означать только одно - смерть.

Когда толпа немного рассеялась, Раш нырнул в сторону, быстро прикидывая, куда его занесло. Пятак земли, из которого брали начало четыре широких улицы. Налево и направо уже, впереди, на юге, виднелась верхушка многовекового древа. А далеко за ним, тусклая, будто спрятанная в морок, едва светила огненная звезда Белого шпиля.

Туда-то Раш и решил отправиться, выбрав едва живой маяк ориентиром. Если память не играла злых шуток, тогда где-то на пути обязательно будет храм Скальда. А там и Арэн. И Миэ: Раш не сомневался, что таремка прямиком отправиться туда.

Но не успел карманник пройти и половину пути, как город снова поддался толчку, теперь таком сильному, что дрогнули стены, поддался камень. Карманник едва сообразил отойти на середину улицы, как дома по обе стороны дороги, нагнулись друг к другу, собираясь в стремительно растущее жерло. Там, где только что была дорога, теперь дымила почти идеальная по своей форме дыра. Стены разошлись трещинами, камень охотно забирался внутрь жерла.

Не успел Раш опомниться, как дома насунулись один на другой, сошлись и превратились в бесформенную кучу камней, которая загородила путь вперед. Карманник повернул, думая лишь о том, что нужно поскорее уносить ноги, иначе очередной толчок может отрезать и путь назад.

Так и сталось. Раш едва ли сделал десяток шагов, напоролся на здорового, как каменная глыба, северянина, и улица снова пошла хороводить под их ногами. Она брыкалась так, что бесполезными оказались и все уловки карманника. Мощеная камнем улица натужно треснула, разошлась под ногами, карманника обдало горячим паром в пах. Карманник скорчился, оступился, и, бесполезно взмахнув руками, потерял равновесие. Упал на спину; когда затылок встретился камнем, в глазах разошлось разноцветное марево. Северянин, которому повезло больше, пятился назад, стоя спиной к Рашу, ставя ноги почти наугад. Он чуть не наступил на карманника, но тот перекатился в бок и увернулся. Пошатываясь, поднялся на ноги, мысленно посыпая бранью всех и вся.

- Отлично, - пробурчал Раш, когда боль немного стихла, и он смог толком рассмотреть, что произошло.

Путь назад загородил обвал из рухнувших домов. Они с северянином оказались пойманными, словно мыши в мышеловке. Мужчина какое-то время спросто молча глядел на каменныйзачем-то поплевал на ладони, перехватил молот, висевший в кожаных петлях у него за спиной. Карманник ни капли не сомневался, что толку от задуманного северянином будет чуть, но разубеждать его не стал. Знал, что тот все равно не станет слушать.

Однако, где-то на втором десятке ударов, Раш пожалел, что не может пришибить здоровяка. Мало того, что в глотке постоянно першило от едкого серного запаха, а ушибленный затылок нет-нет, да и вспыхивал болью, так еще и каждый удар северянина словно бы приходился ему по темени. Карманник не знал, как долго продержится, потому быстро обошел весь куцый клок улицы, который стал им ловушкой. Оплывшие по обе стороны дома, с боков оставались стоять неприступными преградами. Ровные и гладкие стены, с крохотными зарешеченными оконцами так высоко, что Раш не смог бы до них дотянуться. Разве что если стать северянину на плечи. Но это не отменяло того, что от решеток все равно не получится избавиться: даже отсюда был видны толстые кованые пруты, наверняка глубоко вмурованные в камень. Дверей или того, что могло их заменять, карманник не нашел.

- Что здесь было?! - прокричал как можно громче, улучив момент между ударами молота, надеясь, что северянин сможет понять его скверный выговор.

- Слева - гильдия оружейников, справа - казармы охраны, - пробасил северянин, вытер вспотевший лоб, и снова бахнул молотом по завалу. Во все стороны брызнула каменная крошка, но только и того.

Раш мысленно махнул на него рукой, решив самостоятельно искать способ выбираться.

Вариантов оказалось хрен с фигой: лезть на второй завал, и надеяться, что его не придавит оползнем камней. Нерешительно, но Раш подступился к нему, высматривая место понадежнее. Выбрав такой, поставил сперва носок ноги, пробуя на крепость. Убедившись, что под ногой достаточно устойчивая опора, рискнул опереться всем весом, и ухватился руками за обломок деревянной балки. Медлить было нельзя: если земля снова задрожит, обломки домов могут стать для него могильным курганом.

Несколько раз Раш чуть не сорвался вниз: то терял опору для ног, то соскальзывал пальцами с уступов и обломков, за которые держался. Подземные толчки продолжали преследовать его весь путь наружу, и каждый раз карманник думал, что теперь-то его точно снесет каменной волной. Но сегодня боги были к нему милостивы.

Достав пика завала, Раш оглянулся: северянин продолжал иступлено колотить в камень, будто сошел с ум. Может, так оно и было, хотя карманник и так был невысокого мнения о сообразительности артумцев. С другой стороны - кто знает, как обернулась бы его вылазка, последуй за ним северянин. Он был много крупнее Раша и под его весом завал мог не выдержать, и тогда обои им грозила незавидная участь.

Но предстоял еще спуск вниз.

Раш быстро ощупал взглядом горизонт. Казалось, что он пробыл в ловушке вдесятеро больше времени, так сильно изменился город за время, потраченное на поиски выхода. Впереди заходилось алое зарево, еще редкое, но частое, точно гребень. С востока, ему навстречу, летел огненный вихрь, делая часты остановки, чтоб поживиться всем, что попадалось на пути. К серной вони добавился чадный смрад и запах горелой плоти. Карманник старался не думать о том, что случится, когда оба вихря встретятся. Лишь однажды он видел подобное, и тогда выгорел целый город, весь, даже камень оплавился, а земля укрылась толстым покрывалом из пепла. И живых осталась всего горстка.

Не став больше медлить, Раш начал спуск вниз. В этот раз удача была не в его кармане. Где-то на половине пути, Сьёрг затрясся, словно чрево великана, и оползень стряхнул с себя карманника, словно надоедливое насекомое. Раш кубарем покатился вниз, стараясь собраться в комок и обхватить голову руками. Когда скатился вниз, быстро, насколько позволяла ноющая боль буквально в каждой кости, отполз в сторону, чтоб не попасть под куски падающих со всех сторон кирпичей. Поднялся только со второй попытки, припадая на правую ногу. И бросился вперед, от настигающей его каменной реки. Булыжник с грохотом настигали его и Раш едва успел забежать в какой-то переулок, где и без него жалась уже кучка перепуганных горожан. Карманник перевел дух, быстро ощупал места, в которых прятал кинжалы. Тот, который носил в рукаве, прорвал кожаные ножны и оцарапал руку: кровь сочилась по руке, пальцы слипалась и зудели. Карманник осмотрелся, сорвал с какой-то рябой толстозадой девки передник и вытер об него ладони. И тут же побежал дальше, не дожидаясь, пока северяне придут в себя.

Пробежав квартал вперед повернул на запад и потом снова на юг. Северная ярость в башне фергайр словно догорала, теперь свет ее стал вовсе тусклым, заволоченный рваными клочьями пара пополам с дымом. Сделалось жарко. Несколько раз карманник оглядывался - не нагнал ли его огненный смерч? Но оранжевое марево было еще далеко. А огненная глотка впереди, как раз готовилась принять добровольную жертву. И чем ближе Раш подбирался к ней, тем больше людей встречал на пути. Горожане бежали, побросав свои дома, все нажитое многие годы. Приходилось вспомнить всю сноровку, чтобы уворачиваться от истерично визжащих баб, и держать темп бега. Однажды, его успел таки поймать за руку служитель в красных одеждах, с огромной вывороченной раной на лбу.

- Куды ты безумец?! - прокричал чуть не в самое лицо служитель Эрбата. - там огонь, никого не щадит.

Раш с отвращением стряхнул его руку, отпихнул мужчину в сторону. Тот распластался на земле, суля незнакомцу все кары Огненного. Но северную столицу затрясла новая волна толчков и жреца накрыло рухнувшей частью стены. Карманник мысленно пожелал ему всех мук у Гартиса, и поспешил дальше.

Сколько миновал кварталов - не знал. Несколько раз приходилось собирать волю в кулак и сигать прямо через широкие разломы посреди улиц, обойти которые было нельзя. И каждый раз карманник мог спорить, что все его мужские причиндалы сжимались чуть не вдвое.

Когда впереди замаячила крыша храма Скальда, Раш буквально обливался потом. Он лихо избавился от кафтана и накидки, оставшись в рубахе и кольчуге поверх нее. Рана на руке оказалась куда серьезнее, чем он думал, потому что пальцы занемели, утратили чувствительность.

Внутри хозяином был хаос. Раш не стал гадать, де бы мог быть Арэн. Вместо того ухватил первого же попавшегося служителя и развернул его лицом к себе. В лучшие времена ему бы наверняка перепало а такое неуважение, в лучшем случае - схлопотал бы проклятие немочи или слабого желудка, но теперь было не время для церемонных расшаркиваний. Раш подумал, что было с ним всякое, но не случалось получать проклятий сразу от двух жрецов.

- Здесь должен быть человек, чужестранец, путник из Дасирии. Привезли его по просьбе Берна-Медведя. - Карманник всем видом показывал нетерпение.

- Там, - указал куда-то себе за спину служитель Скальда и пробурчал, - делать мне более нечего, чем присматривать за всякими чужестранцами.

Раш не был уверен, верно ли истолковал его недовольство, но решил, что такой вопрос служитель слышат не впервой. А значит, его собственная догадка оказалась верна и Миэ тоже пришла сюда.

Искать долго не пришлось. Карманник нашел Арэна в самом дальнем зале храма. С ним же была и волшебница, и сопливая северянка, с которой дасириец взаправду решил встать под брачные благословения. У широкого алтаря, выточенного из белого мрамора, молился служитель Скальда. Его синие одежды украшала богатая вышивка серебром, на поясе висел тяжелый серебренный же пояс, а лоб перетягивал обруч белого золота.

Не успел карманник и рта раскрыть, как рука волшебницы змеей метнулась к нему и запечатала губы. Раш недовольно высвободился, но сохранил молчание. Оставалось только наблюдать, что же будет дальше. Судя по тому, как Арэн то и дело забирал на бок, стараясь не упасть, его раны ее только предстояло исцелить.

Молитвы служителя становились все громче. Речь лилась грубым напевом, то и дело прерывалась паузами, то длинными, то короткими, словно служителю отвечал голос, слышать который мог только он. Наконец, ладони его наполнились сиянием, которое искрилось точно так, как едва выпавший снег в погожий день. Он повернулся, велел Арэну склонится перед ним. Дасириец торопливо шагнул вперед, зашатался, но Раш вовремя подоспел ему на помощь и помог преклонить колени.

Жрец возвел руки над дасирийцем и снова громогласно запел сова молитв. Казалось, что сияние из его ладоней перетекает прямиком в Арэна, окутывает того коконом. Вскорости свет сделался ярким настолько, что все, кто был в зале, загородили глаза руками. Сияние заполнило собою будто бы все щели, каждую щербину на стене и в полу. Символ Скальда на груди служителя вспыхнул, задрожал на тяжелой цепи.

Последние слова Верховного служителя утонули в грохоте. Храм задрожал, с потолка посыпался песок и пыль. Но жрец будто бы ничего не видел и не слышал, даже речь его не сбилась. Первой не выдержала Миэ, и, как только тряхнуло еще раз, юркнула в арочный проем, увлекая за собой северянку. Девчонка сопротивлялась, но ничего не могла поделать, хоть и была на целую голову выше волшебницы. Таремка толкнула ее спиной в арку и велела не сходить с места, посулив пришмалить косы в случае непослушания. Благо, мера оказалась ненужной - вместе с последними словами Верховного служителя, землетрясение присмирело.

Жрец устало облокотился руками об алтарь. Раш видел, как старика лихорадит, как он дрожит, будто земля под его ногами продолжала ходить ходуном. Арэн, между тем, неспешно поднялся, словно боялся повредить только что залеченные кости. Поднял руки, изо всех сил сдерживая крик радости. Раш отчего-то вспомнил старинную легенду про Лазария, которого исцелил какой-то странствующий пилигрим. Легенда гласила, что Лазарий был слаб ногами еще с рождения и передвигался только на закорках у старшего брата. После, когда стал слишком тяжел, бедолагу положили на лавку и он почти два десятка лет не покидал отчего дома. А пилигрим исцелил его, произнеся над челом немощного странные молитвы. “Иди теперь, на поле уж пшеница сыплет из колоса, а ты хлеб зазря проедашь!” - наказал пилигрим, и Лазарий встал, и в тот день выкосил половину поля.

Глядя на Арэна, Раш никак не мог отделаться от мысли, что Лазарий, если легенда не была насквозь брехливой, впервые встав на ноги, выглядел таким же идиотом, как теперь дасириец. Девчонка тут же кинулась на него, заливаясь счастливыми слезами. И только Миэ стало ума подойти и помочь служителю дойти до лавки.

- Надеюсь, - просипел служитель, - мои старания не пройдут напрасно. Многих воинов мог бы я сегодня исцелить, только половина моих сил шла, чтоб тебя, чужестранец, исцелить и силы дать. Надолго ли их хватит - не знаю, только распорядись благословением Скальда разумно.

Арэн рассеяно провел рукой по волосам, пощупал подбородок, весь в густой щетине, кивнул служителю. И все молча, будто за исцеление рук расплатился языком.

- С юга и востока идет огонь, - сказал Раш, которому надоело дожидаться, когда хоть кто-то вспомнит о том, чего ради нелегкая принесла их в столицу. - На востоке пламенный смерч, в три рослых человека высотой. Думается мне, выгорит все к харстовой жопе.

Верховный служитель велел ему больше не упоминать поганых мучителей Гартиса, осенил себя знамением и велел всем убираться прочь, чтоб молитвами очистить алтарь Снежного. Раш передернул плечами и вышел первым.

Странное дело: вроде времени прошло всего ничего, а в храме Скальда было не протолкнуться. Раш распихивал северян локтями, прокладывая себе путь к выходу. Только когда услышал позади себя окрик таремки, остановился.

- И куда теперь? - спросила она. В янтарных глазах волшебницы читалась растерянность.

- Для начала - нужно уносить ноги из храма, - Раш кивнул в сторону выхода, из которого внутрь продолжал сочиться бесконечный поток горожан. - Если тряхнет так, что стены начнут падать, мы все тут и поляжем. В такой давке никто живым не выберется. Снаружи все безопаснее. Не знаю, что там думает Арэн, а мне обрыдло свой зад почем зря подставлять. Я в наемники не подписывался, а уж те более - задарма.

Миэ ничего не ответила, но на лице ее угадывалось согласие со словами карманника.

- И куда ты думаешь уходить? - Таремка ошалело грызла ногти, будто ее мучил многодневный голод. - У меня даже лошади нет.

- Как пришли, так и …

Он не закончил. Сильная лапища загребла его за шиворот, подняла над землей на додрых пару футов и развернула, точно статуэтку. Первое, что увидал карманник, был оттиск медвежьей лапы на поцарапанной и погнутой броне.

- У нас с тобой уговор был, - хмуро сказал Берн. Лоб вождя кровоточил, на скуле расцвел кровоподтек, размером с кулак.

Карманник только теперь вспомнил о девчонке колдунье.

- У мня времени не было, чтоб разговор вести с остальными, - попытался выкрутиться Раш, про себя проклиная и тот разговор, и Северные земли впридачу.

- Что за разговор? - встряла Миэ.

Берн даже не глянул в ее сторону. Его глаза, казалось, вот-вот прожгут в Раше пару дыр, а лицо мгновение за мгновением делалось все более угрюмым. Карманник и так знал, что ему не станет духу отказать северянину. В последнюю их встречу, Берн будто где бешенство подхватил, таким агрессивным он казался. Теперь же Раш чувствовал, что та злость никуда не делась, напротив - умножилась многократно.

- Хорошо, - сдался карманник, и только после этого северянин отпустил его. - Где искать-то?

- В Белом шпиле, больше негде ей быть. Думается мне, фергайры как раз взялись в Зеркало глядеть. Но все равно гляди в оба: старухи наверняка не примут тебя ласково. Если двери не откроют…

- Знаю, чего сказать, - буркнул Раш. - Слыхал уже твои наставления. Только не пойдет она по доброй воле, хоть ты тут меня и пришиби.

- Что сталось? - Арэн как-раз нагнал их и теперь перекидывал взгляд то на Берна, то на Раша. И выглядел так, будто готов был тут же взять секиру да снести карманнику голову, если в том нужда будет.

Рашу хватило трех десятков слов, чтоб рассказать все. Умолчал только о том, кем приходилась Хани самому Берну, вместо того сказав, что девчонка приходится Берну родней и у него, мол, за нее душа болит. Во взгляде северянина угадывалась безмолвная благодарность.

Когда слова карманника умолкли, порыв ветра, что ворвался в храм Скальда через треснувшие окна, принес густой смрад копоти и горелой плоти. Миэ, как ни старалась, не смога удержаться и опорожнила свой желудок прямо на сапоги Берна. Тот и глазом не повел, только громче засопел.

- Здесь есть подземный ход, прямо под храмом, - сказал он. - Ним уж много лет не пользовались, не знаю я, цел ли он, но попробовать надобно. Ты, - он снова переместил суровый взгляд на карманника, - пойдешь первым, будет у тебя время быстро добраться, чтоб без толчеи. Выйдешь за квартал на запал от башни фергайр. Дальше уж сам решай, что делать, только чтоб…

Он запнулся, словно никак не мог найти нужных слов. Раш про себя решил, что никогда не обзаведется ни женой, ни детьми - чтоб так-то побиваться за какой-то сопливой девкой, даром, что от крови одной. Тьфу!

- Что хочешь делай, чтоб только ноги ее больше в Артуме не было, пока я жив, - наконец, закончил Берн. - Есть у тебя времени самая малость, пока я с Верховным служителем потолкую.

Сказал это и ушел, тут де потерявшись в голосящей толпе, оставив карманника самому решать, что говорить товарищам. Арэн, только недавно немощный точно малое дитя, насел на него. Если бы мог, наверное, задал трепку, только Раш не собирался ни за что извиняться.

- У меня есть склянка с настойкой хасиса, - вдруг сказала таремка. - У Банру отобрала, чтоб он в царство грез не ходил. Если ее с вином смешать, да немного подогреть, будет северянка спать день-другой.

Арэн, к удивлению Раша, кивнул, соглашаясь.

- Времени нет разговоры разговаривать, - будто бы прочитав недоумение карманника, бросил дасириец. - После я с тебя спрошу. А теперь нужно договариваться, что дальше делать. Может статься - долго не свидимся. Не знаю, чем в Артуме дело обернется, только письма мне передать нужно том, кого тут конунгом сделают.

Храм снова затрясся, будто стены бил озноб, но обошлось лишь песком, что щедро посыпал все вокруг. Арэн стал говорить торопливее, Миэ тут же взялась рыться в вещевом мешке, который держала так крепко, будто мать дитя.

- Заберешь Хани и уносите ноги. Идите по тракту, каким приехали в Северные земли. Доберетесь до Рагойра - остановишься на постоялом дворе “Лошадиная голова”. Если через десяток дней мы не прибудем, значит, помолишься, чтоб Гартис нас пощадил.

Не успел Раш воспротивиться, как Миэ сунула ему склянку.

- Спрячь и не открывай без нужды - если выветрится оно, то вполовину слабее станет. Только гляди, больше половины склянки за раз не давай, а то заснет девка вечным сном. И гляди мне - пустишь на девок мою часть золота, которую Берн обещался дать выкупом, правдами и неправдами выпрошу у Гартиса один день свободы, вернусь орущей плакальщицей и буду тебя изводить, пока не оглохнешь и не ослепнешь.

Раш исподлобья зыркнул на нее. Таремка поправила волосы, понюхала сорочку с бурным мятном прямо на груди, от которого разило будто из выгребной ямы.

- Мне платьев новых нужно, а то в снегах все наряды растерял, - сказала с очаровательной улыбкой, на которую Раш кое-как ухмыльнулся в ответ.

- Не стану я трогать вашей части, - пообещал карманник, разглядев в толпе Берна. - Свидимся еще.

Не любил он прощаться. Неуклюже махнул рукой, то ли Арэну, то ли волшебнице, поспешил вслед за северянином, на ходу пряча драгоценную склянку. Когда Берн завел его в проход, который сочился под землю, будто змея, карманнику сделалось не по себе. А что если за очередным волнением земли, потолок не выдержит? Его успокоил Берн, сказав, что этот ход проложили по воле самого первого Владыки Артума, и с тех пор обвалов не случалось. На что карманник подумал, что все когда-то случается первый раз.

Верховный служитель семенил за ними, как приставучая собачонка, то и дело охал и ахал, и велел Берну прекратить задуманное, чтоб не тревожить покой воинов-шамаи.

- Если быть битве с прихвостнями темной богини, - говорил он, широко раскрывая рот, чтоб с шумом вздохнуть, - нам никак не выстоять против шарашей, если духи-защитники не явятся на призывы фергайр.

- А если мы не воспользуемся этим ходом, служитель, - проговорил Берн, ни на мгновение не замедляя шаг, - тогда будет много крови и потерянных зазря жизней. Вины останутся со мной, и все мужчины, кто годен меч держать, а баб и мелюзгу надобно вывести. И не говори мне, служитель, что духи наших предков будут в гневе за такой мой проступок.

Жрец сдался и больше не проронил ни звука. Раш почти не успел смотреть по сторонам: в тусклом проходе то и дело попадались короткие коридоры, в каждом из которых стол каменный саркофаг. В одном из них наверняка, был погребен и Талах.

Когда путь привел их к каменной стене Верховный служитель вышел вперед, тронул висевший тут же кованый держатель для факела, и стенка с противным скрежетом поднялась вверх. Из узкого прохода потянуло сыростью.

- У тебя будет не слишком много времени, чужестранец, - сказал Берн и сунул ему увесистую мошну. Она охотно легла карманнику в ладонь, поласкав слух звоном монет. - Как уговаривались. И еще вот… - Северянин погладил бритую макушку, лицо его перекосила странная гримаса. - Если она откажется ехать, а средств других не будет… Избавь от страданий. Все одно не будет ей в Северных землях покоя. А грех твой Гартис на мой счет запишет: и так хозяин мертвого царства меня уж дожидается для расчетов.

Берн махнул рукой. Раш сунул кошель за пазуху, незаметно осклабился. И что девчонка всем так поперек горла стала? Того только, что носит темную отметину, так разве ж это повод убивать? Хотя северянам было за что ненавидеть Шараяну, а вместе с ней и всех тех, кого богиня темной магии отметила своим клеймом. Кто знает - может, пройдет немного времени и Хани переметнется на темную сторону, станет верной ее жрицей, и тогда Берну придется горько пожалеть, что не придавил дочку собственными руками, пока судьба подсовывала такой шанс. Потому что для себя Раш точно решил: если девчонка начнет противиться, он отпустит ее на все четыре стороны, а не станет лишать жизни, как о том просил Берн. Пусть боги сами решают потом, кого и за что покарать.

Карманник взял один из факелов со стены, и шагнул в коридор. Он прекрасно видел и без этого клочка пламени, но в подземном ходу могли обосноваться летучие мыши, пауки, ползучие корни и тогда огонь может пригодиться.

Спешить. Нужно спешить, потому что с каждой заминкой шансы выбраться из подземного хода уменьшались. Что бы там не говорил Берн, а Раш постоянно чувствовал толчки и мелкую дрожь земли. И оставалось еще два вопроса, решить которые нужно было прежде, чем выбраться из потайного хода: как попасть в Белый шпиль и где в нем разыскать девчонку.

Арэн

- Думается мне, - произнесла Миэ вслед спине карманника, - что теперь-то боги нас не пощадят. Сколько раз спасали они наши шкуры, а, Арэн из Шаам? Я уж счет потеряла. Сперва прибрали к рукам Банру, теперь поди ж ты торг ведут на наши души. Сдается, теперь-то кого-то из нас к Гартису выпихнут.

- Ты бы за языком следила, - буркнул дасириец. Хоть слова таремки не сильно расходились с его собственными мыслями, он не хотел, чтоб Миэ говорила о том в полный голос. - Еще неизвестно, как дело обернется. Если Гартису так охота нас взять, пусть изловчится, потому что я свою шкуру меньше чем втридорога не отдам.

Таремка хмыкнула.

- Ты-то можешь что угодно себе думать, Арэн, а молитвы на всякий случай, прочитал бы. А то после никто и не проводит как следует. Бросят в общий костер и вся недолга. Как Банру.

Арэн не стал отвечать. К чему давать повод для ссоры? Таремка нервничала и оттого залилась вдвое больше обычного.

- Мне нужно оружие. И еще бы коня. - Арэн поскреб щетину. На самом деле он бы не отказался от таза с теплой водой и куска мыла: соскоблить к харстовой матери все с рожи, чтоб не свербело, а уж после думать толком, что делать.

Он вернулся за Бьёри. Девушка жалась к стене неподалеку от того зала, где Верховный служитель совершал над Арэном молитвы. Увидав дасирийца, дернулась на встречу, на втором же шаге поскользнулась, сбитая с ног дородным мужиком с бельмом на глазу. Будь нынче не такая суматоха, Арэн бы поучил борова, как надобно вести себя с женщинами.

- Тебе нужно где-то пережать, - сказал он как можно мягче, на что девушка отрицательно замахала головой, мотая туда-сюда толстыми косами. Так разошлась, что несколько раз хлестнула ими по лицу дасирийца. Арэну пришлось взять ее за плечи и хорошенько тряхнуть, прежде чем девушка успокоилась. Неужто на таком малом сроке дитя изменило ее, подумал дасириец. Будто бы совсем недавно была спокойной, а теперь будто совсем ошалела. Впрочем, дасириец не мог ее винить: кто угодно мог умом тронуться после того, что довелось пережить северянке.

Боковым зрением увидел Берна. Тот шагал к выходу, по пути собирая всех мужчин, кто был годен держать оружие.

- Миэ, - окликнул Арэн таремку, - с ней побудь, а мне надобно с Берном словом обмолвится.

Волшебнице идея пришлась не по душе, но дасириец не стал давать ей шанса ответить. Пробраться к Берну оказалось непросто. Горожане прибывали и прибывали, толкались, кричали об огне, который ползет со всех сторон. Дасирийцу казалось, что еще немного - и стены храма не выдержат натуги, треснут, будто скорлупа.

И, не успел он о том подумать, пол бросился в ноги. Белый мрамор вздыбился, плиты встопорщились. Дасириец пытался устоять на ногах, несколько раз ему удалось зайти в сторону, избегая острых краев вывороченных пластов мрамора. В мгновение ока храм закипел паникой. Многоголосы визг и брань оглушили дасирийца, но он был даже рад, что заместо голосов в ушах остался только протяжный свист.

Вместе со слухом пришел треск. Противный скрежет, вслед за которым на головы на людские головы посыпались куски камня прямо с потолка. Один из них угодил прямиком в воина, который стоял всего в двух шагах от Арэна. Северянин не успел даже охнуть: череп его треснул, расколотый надвое словно орех под молотом, в стороны брызнула кровь и белесые сгустки. Потолок же продолжал крошиться и дальше, люди, зажатые в стенах, падали под меткими ударами камней, точно какие-то невидимые злые силы устроили игрища.

Не успел дасириец и глазом моргнуть, как часть потолка храма уже сочилась несколькими дырами, через которые заглядывало смурное небо, цвета переспевшей сливы. Арэн не стал гадать, что еще за напасть случилась, из-за чего погожий день обернулся ненастьем. Выждал момент и рванулся вперед.

Шаг в сторону, два шага вперед, ткнуть плечом нерасторопного мужика, что загородил путь. Еще шаг, теперь уж вправо, увернуться от камня и не глядеть, как булыжник скосил только-только созревшую для любовных утех девку. Снова уйти влево, еще немного, перескочить через двоих детишек, круг которых расползлось темно-алое пятно, не слушать, как голосит их мать. Несколько раз его самого посыпала каменная крошка, но Арэн отделался только шишками. И откуда только в ногах сила взялась! Что там служитель говорил про благословение? Дасириец не успевал задумываться, отчего запросто смог схватить толстозадую бабу, и оттолкнуть ее куда-то в сторону, будто та весила не больше пуховой подушки. Благословение, жрец что-то бормотал про благословение.

Тут же над храмом разнеслась громогласная речь, нараспев, тягучая и резкая. Арэн узнал голос жреца, который залечивал молитвами его раны. Словно озарение пришло эхо его слов: благословение Скальда. Вот, значит, откуда прилив сил, ветер в ногах. Дасириец вильнул в сторону, вытолкнул из-под каменного града молодуху, обремененную животом.

А потом все стихло. Храм продолжало неистово трясти, но камни больше не сыпались на головы несчастных.

- Бегите! - кричал Верховный служитель. - Силы мои на исходе, не искушайте судьбу.

Арэн вскинул голову: свод храма будто закрыла тугая пелена. Камни валились на нее, отчего марево расходилось разноцветными кругами и пульсировало, точно живое. Дасириец не разбирался в жреческой магии, но решил не искушать судьбу и тут же взялся выталкивать нерасторопных, скованных страхом горожан, прочь из храма. К тому времени, как он сам был уже снаружи, внутри оставалась еще треть человек, остальная часть толпилась вокруг Берна и его воинов.

Стены храма застонали. По граниту змеями поползли трещины, раскалывая здание на куски, ломая его. Храм медленно пополз вниз. Чем ниже опускалась крыша, тем больше криков раздавалось из-за стен. Пленники каменного капкана пытались достать свободу, сунули в разломы руки, ноги головы, в отчаянной попытке спастись. Хруст костей зловещим эхом вторил грохоту, с которым стены ползли к земле. Когда храм осел вдвое, его правая сторона раскололась на части. Крыша потеряла опору и ловушка, со стоном, сомкнулась.

Горевать было некогда. Раш был прав: с запада стремительно тянулся огненный вихрь. Крутящаяся воронка высилась над домами вдвое, меняя цвет с рыжего на ярко-алый, а после вовсе сделалась красной, как кровь.

Арэн протиснулся к Берну и северянин, увидев его, поманил к себе, будто ждал.

- Вижу, раны твои исцелились, - торопливо сказал мужчина. Его борода почернела от грязи, правый наплечник вогнулся внутрь ровно посередке, и из-под него сочилась кровь. - Воины сказали мне, что шараши идут за нами. Я не стану осуждать тебя и твоих товарищей, чужестранец, если захотите унести ноги. Видно артумцы чем-то прогневили богов, раз они сыплют на наши головы столько бед. Но это наши грехи и вы за них не в ответе.

- Мы остаемся, - ответил Арэн.

Он сомневался, что выбраться из города станет такой уж просто задачей. Постоянный грохот станет пугать непривычную к шуму лошадь, а выбираться своими ногам больше походило на безумие. С другой стороны, свою жизнь все еще можно попробовать отстоять мечом. Дасириец потерял в Северных землях большую часть своего снаряжения. Остатки: короткий меч, кинжал да самострел, которым дасириец почти не пользовался, только что сгинули под рухнувшим храмом. Остался только меч, подаренный Берном; клинок покоился в кожаных ножнах за спиной.

- Нужно уводить людей с улиц, скоро сюда придет огонь. Лучше в западную часть города. - Арэн не заметил, как перешел на командирский, привычный ему, тон. За многие годы, проведенные в боях, командуя вверенными ему воинами, в голове дасирийца срабатывал давно отлаженный механизм: вовремя утихомиренная паника может стать залогом успеха. Чем меньше простолюдинов путается под ногами - тем лучше. Будь его воля, он вовсе бы убрал с улицы всех, кто не умел справляться с мечом.

- В той части склады одни и пустырь, - сказал кто-то позади.

- Там людей и спрятать можно, - продолжил Берн. - Места будет вдосталь. Все товары, кроме еды и припасов - выбросить, чтоб людям место было. В гавани корабли стоят?

- Стоят, - выкрикнул голос из толпы воинов, - не успели уйти, только ж вернулись из похода.

- Хорошо, - Берн подергал себя за косицы в бороде. - Если огонь или враг доберется и туда - всех на лодки садить, и выходить в море. Шагр, - на окрик вперед протиснулся жилистый, долговязый северянин. - Тебе поручаю.

Мужчина кивнул и скрылся. Арэн расслышал первые приказы. Не мешкая, отыскал взглядом Миэ: волшебница хмурилась, озиралась по сторонам. Арэну пришлось протискиваться сквозь толпу, распихивать воинов локтями, прежде чем он протиснулся к ней. Таремка тут же насела на него с руганью. Дасириец молчал, дал ей выплеснуть злость. Только когда та спустила пар, взялся говорить.

- Пойдешь с женщинами, - приказал он. Нарочно выбрал грубую речь, чтоб показать - возражений не потерпит.

- Я могу постоять за себя и прикрыть пару других задов, - противилась таремка.

- Знаю. Не мог не согласиться Арэн, - но только я не смогу как следует сражаться, если постоянно буду думать, что сталось с Бьёри. Могу ее только тебе одной доверить. Ее и сна своего, не рожденного.

Волшебница покосилась на него, после - на свои грязные сапоги. А потом махнула рукой, прибавив: “Сделаю, как скажешь”. Арэн с облегчением выдохнул и, глядя в след таремке, мысленно попросил Скальда присматривать за обеими женщинами, а для себя у Ашлона, окровителя всех воинов и сражений, немного везения.

- Если мы теперь пойдет на юг, к башне Белого шпиля, можем оказаться отрезанными с обоих боков, - скороговоркой говорил Берн. Арэну пришлось напрячь слух, чтоб улавливать смысл его слов: торопливый говор на языке, который дасириец знал всего ничего, грозила стать для него беспорядочным набором звуков. - А если останемся, тогда шараши могут взять нас прямо здесь. И укрыться будет негде.

- Но огонь и для них опасен, - заговорил Арэн, чувствуя, что решение вызрело в его голове почти мгновенно. - Их нужно заманить сюда, к тому времени, как оба пламени соединятся.

- Знаешь, как это сделать, чужестранец? Прицепить, может, заячьи хвосты пониже спины, да повилять перед носом людоедов? А после стрекача дать, в самый раз по-заячьи. - Говоривший не показался, но издевка в его голоса сочилась желчью. Арэн даже пожалел, что смельчак не отважился показаться - дасириец с удовольствием проредил бы ему зубы.

- Думается мне, что людоеды-то умом не шибко крепки, - сказал, кое-как справившись со злостью. - Будут там нас искать, куда мы поведем.

- И где пройти смогут, - тут же поддержал молодой северянин в одежде городского стражника. - Мы от Моста сюда бежали - та часть Сьёрга вся завалами переложена, там только если лазы рыть да под землей добираться, иначе никак.

- Нужно выйти им на встречу, - сообразил Берн, и зловеще улыбнулся. - Если пойдут за нами, придется сдерживать, чтоб раньше времени не пропустить. На востоке нужно встать обороной, чтоб тудой не пробрались.

- Я пойду, - взялся Фьёрн.

С ним е вызвалось и несколько вождей. Теперь никто не мешал северянину вступать в бой и Фьёрн не пытался скрыть довольную улыбку. Арэна снова взяла ярость. Отчего они все так спокойны? Под ногами земля ходуном ходит, на город сунет полчище тварей и непонятных чудищ, а им хоть бы что, знай себе зубы скалят. Дасириец осмотрелся, ожидая, что хоть кто упрекнет северянина в самоуверенности, а услыхал только громогласное одобрение и пожелание прихватить к Гартис побольше прихвостней темной богини. Берн так и вовсе ничего напутственного сыну не сказал, кивнул только и приложил ладонью по плечу.

Когда толпа рассосалась, а воинов набралась около пяти сотен, двинулись обратно к северным воротам. Земля будто бы утихомирилась, но то и дело продолжала вздрагивать, заставляя держаться настороже. Всюду, где они шли, Арэн видел мертвецов и части тел, что выглядывали из-под камней. Иногда мертвецы лежали прямо посреди дороги, с вывернутыми шеями, придавленные упавшими столбам, покореженные вмятинами от лошадиных копыт. Северяне переступали через покойников, и только однажды Арэн видел, как какой-то горожанин, вооруженный вилами, оттащил к обочине ребенка девчушку лет шести. На ее перепачканном бедняцком платье не было и следа крови, но ребенок был мертв.

Встреченных по пути воинов и добровольное ополчение, Берн принимал к себе или предлагал ступать на запад, к Фьёрну. К тому времени, как вышли к мосту, численность воинов под рукой Берна увеличилась на треть. Часть из них вождь отослал в широкий восточный переулок. По его задумке именно они должны были зайти шарашам во фланг и гнать их вперед, не давая пути к отступлению.

Но все равно воинов оставалось слишком мало, чтоб выиграть сражение, с тоской думал Арэн, перебирая в голове всякие варианты, которые могли пригодиться. Если бы только удалось заманить шарашей в огненную ловушку.

- Берн, - он понизил голос почти до шепота, - те воины, которые поведут за собой людоедов… они тоже в пламени сгинут.

И осекся, только теперь поняв, что сам же окажется в их числе.

Северянин искоса посмотрел на него, но ничего не ответил. Впрочем, то молчание стало для дасирийца яснее всяких ответов. Он не знал, понимали ли свою участь все до единого северяне, но большая их часть хранила на лицах невозмутимость. Может, здесь и хранилась разгадка их черствого нрава: они так часто глядели на смерть, с такой готовностью шли на смерть, что просто перестали замечать муки. Отчего-то вспомнился Лумэ. Арэн не знал, что случилось с мальчишкой, но в последний раз видел его в самой гуще боя, вооруженного одной лишь палкой. Маленький северянин едва мог отбиваться, вторая рука его кровоточила, но Арэн не мог ему помочь, оттесненный в сторону десятком людоедов.

- Что за дела у тебя к Конунгу были? - неожиданно спросил Берн. - Сария до гнойных язв меня прогрызла, чтоб не связывался с тобой и не приставал ни на какие договоры.

- Я думал, женщины в Северных землях мужчинам не указ, - ответил Арэн и тут же укорил себя за торопливость. Взгляд, которым ответил мужчина, мог бы запросто вбить его в землю по самую макушку, если бы весил в полную силу. Потому дасириец, в который раз проклиная свое невежество в дипломатических речах, поспешил загладить резкие слова. - Сария показалась мне властной и своенравной, все рхельки такие, с ними непросто справиться. То, что она смирна, делает тебе честь.

- Говори уж, чем понапрасну языком молоть - проку чуть, а времени мало.

И Арэн рассказал. Плюнул, что как бы там ни было, Берн еще не был назначенным и коронованным Владыкой Севера. Кто знает, может уже сегодня оба они будут мертвецами. “Так хоть не зазря помру”, - подумал дасириец. Берн ни разу не перебил его короткую речь, даже головы не повернул и никакого знака не подал, что слушает его. Закончив, Арэн даже не знал, были ли его слова услышаны.

И времени проверять тоже не осталось.

Впереди уже виднелись ворота. Стены частично обвалились и зубчатая решетка едва болталась, держась незнамо на чем. Она поскрипывала от каждого порыва ветра, словно напевала воинам погребальную песню. Тучи затянули небо темным пологом, взяли солнце безвольным пленником и Арэну даже показалось, что на Северные земли опустилась ночь - верная спутница Шараяны. Северяне взяли оружие наизготовку, когда откуда-то спереди раздался гул. Настойчивый, мерный, словно сотня барабанов выбивала ритм.

Когда сумрак разрезали крохотные алые точки, дасириец не сразу понял, что то были сотни глаза. Мелкие, алчные глаза людоедов, полные голодной злости.

Темноту раскромсала голубая вспышка, что прилетела откуда-то из-за спин воинов. Дасириец услышал ропот, воины расступились, пропуская вперед старых женщин в белых одеждах. Их волосы, как и волосы Хани, были заплетены косами и щедро украшены амулетами, серебреными кольцами, колокольчиками и кулонами. Фергайры. Арэн насчитал семерых.

- Благословите воинов на смерть! - громогласно прокричал Берн и приклонил колени.

И, вслед за ним, все до единого воины склонили головы.

- Сегодня боги будут с нами, воины Артума! - Говорила та, что шла самой первой, почти седая, сгорбленная, но отчего-то казавшаяся Арэну выше самого рослого северянина. И говорила она не громко, но слова ее заглушали все прочие звуки. - Тьма подступилась к нашим границам. Прихвостни темной богини выбрались из своих лежбищ. Ведет их жажда и голод, одна единственная потребность - набить брюхо плотью вас и ваших детей. Сегодня, славные воины Артума, биться будем насмерть, за жен своих и детей, чтоб души их не попали в животы людоедов, чтоб дожили они до старости!

Каждое ее слово будто звучало набатом. Слова отпечатывались в мозгу, звучали в ушах, заполнили каждую мысль иным смыслом. Дасириец почуял, как кровь в жилах сперва вспыхнула пламенем, а после застыла. Холод выстудил страх, прогнал неясные мысли о том, что принимать смерть теперь, когда ему еще не минуло и трех десятков лет и боги послали наследника - несправедливо.

Убить.

Всех, кто придет с той стороны. Вырвать жизнь зубами, если потребуется.

- Смеееерть! - Берн вскочил на ноги, сотрясая воздух ревом.

Теперь он и вправду был похож на медведя. От прежнего спокойного северянина не осталось и следа. Арэн, несмотря на благословение Скальда, которое и без того подхлестывало его захлебнуться битвой, почувствовал новый приток сил, встал следом, разминаясь с мечом. Воины подхватили крик своего вождя, эхо разнесло его окрест и дасирийцу даже показалось, что город выдохнул, ответил грузным то ли стоном, то ли ревом. Он и сам подхватил кличь, напиваясь допьяна бешеным запахом грядущей битвы. Там, откуда он был родом, все сражения подчинялись заранее спланированным стратегиям, подготавливались. За многие часы до битвы дасирийские военачальники разглядывали карты, вертели их так и эдак, чтоб найти преимущества, обыграть врага, взять если не числом, то тактикой или хитростью. Северные земли жили иными законами. Стенка на стенку, одна грубая сила против другой. И, мимо воли, Арэн подчинился порядкам. Главное - заманить врагов в нужное место, не дать им отступить, не дать свернуть.

Туман впереди, густо просеянный алыми точками глаз шарашей, наполнился голубоватыми всполохами молний. В воздухе запахло еще непролитым дождем, густые точи над столицей нахмурились больше прежнего, напустились на воинов. Теперь они висели так низко, что, казалось, достаточно протянуть руку и зачерпнуть влажного марева. Когда на лицо упали первые тяжелые капли, дасириец вздрогнул, такими холодными они были. Он смахнул влагу с лица, снова и снова терзая ладонями меч. Фергайры выступили вперед, и никто из воинов не загородил им дороги. Самая старая вышагивала важно, будто шла навстречу самому Скальду, ее сестры в белых одеждах послушно следовали за ней. Арэну сделалось тревожно: людоеды перешли в наступление, теперь их налитые кровью глаза приближались необратимо, словно волна. Еще немного - и прихвостни темной богини схлестнулся с северянами, но никто не спешил им на встречу, никто не собирался стоять в обороне. Воины замерли, остолбенели, покорно дожидаясь чего-то. Знака, который дадут колдуньи севера, решил про себя Арэн. В памяти еще не поблекли воспоминания, на что способна была одна единственная сухонькая Мудрая из Яркии; сохранились там и призрачные духи-защитники, которых звала Хани. Дасириец с тревогой ждал, чем встретят шарашей сразу несколько фергайр.

Старая колдунья подняла руки ладонями вверх, резкими выкриками начал творить чары. Ее руки наполнились свечением странного синего цвета. Остальные фергайры последовали ее примеру. Столпы света прорезали тучи частым гребнем и тут же распались на череду тонких нитей, словно сотканных из самого безоблачного артумского неба. Когда они вспыхнул, распадаясь на множество тонких стрел, Арэн прикрылся рукой от слепящего света. Должно быть свет этот достал и шарашей, потому что на короткое время красные точки замешкались, сделались совсем тусклыми. Синие стрелы, рожденные чародейством фергайр, взлетели, прячась за тучами, но только для того. Чтоб через несколько мгновений рухнуть на людоедов смертоносным дождем. Следом за этим, грозовые облака разразились первым ветвистым всполохом. От северной части Сьёрга, там, где только что на все голоса зарычала орда людоедов, прокатился раскат грома.

Не сговариваясь, первые ряды воинов понесли вперед, подбадривая себя криками и бранью. Фергайры готовили новый залп, потому Берн и все, кто следовал за ними, неторопливо двинули вперед, чтоб не попасть под чары своих же колдуний.

К тому времени, как фигуры людоедов стали хорошо различимы, город вовсю хлестал дождь. Вода густо стекала с волос, и Арэн видел лишь то, что творилось у самого его носа. Шараши, замедлили бег, шипели и корчились под дождем. Было видно, что каждая капля жжет их, точно с неба лилось раскаленное железо. Твари Шараяны норовили прикрыться, некоторые припадали к земле, принюхиваясь, и начинали зарываться, разбрасывая круг себя землю. Кто-то в толпе северян заговорил, что фергайры повернули Зеркало и наслали кару на людоедов.

Но радоваться вышло не долго.

Из орды шарашей выступила тяжелая, неповоротливая фигура великана. Дасириец не сразу поверил своим глазам, таким огромным было то создание. В летописях несколько сот летней давности говорилось, что великаны сгинули еще во времена Большого льда, а вместе с ними многие грозные хищники Артума. Впрочем, отдельные сумасшедшие пилигримы и хвастливые наемники утверждали, что далеко на юге, там, где начинался Край, водится несколько семей гигантов, но Арэн никогда не верил ни в одну небылицу. Теперь же, когда он сам едва достигал колена здорового увальня, сердце бешено колотилось в груди. От великана несло падалью. Наверное, тому виной стала перекинутая через его плечо веревка, опоясанная круг талии, на которую, словно бусы, были нанизаны человеческие и звериные черепа. Многие почти лишились мяса, - медвежья голова с сочувствием смотрела на дасирийца пустыми глазницами, - многие же все еще сохраняли лица. Арэн успел рассмотреть несколько голов косицами в бороде, и ему сделалось плохо. Тошнота накатывала необратимо: ему казалось, что там, на веревке, болтался и его собственный через, и корчил ему злобные рожи.

Дасириец не сразу узнал собственный крик полный отчаянья и злости, что заглушил прочие мысли.

Великан нанес первый удар: просто поднял и опустил ногу, тут же заглядывая себе од пяту, словно любопытное дитя. Дасириец, хоть и стоял далеко, слышал каждый хруст, каждый умолкший навеки голос. А Великан, словно почуяв забаву, снова и снова топтал северян, неспособных хоть бы поцарапать его толстую кожу. Мечи чиркали по ногам гиганта, оставляя мелкие царапины, отчего детина только больше прежнего впадала в раж. Великан так часто переступал с ноги на ногу, прокладывая путь вперед, что земля под ногами северян заходила ходуном.

“Все умрем”, - подумалось дасирийцу, когда пятка великана нависла и над его собственной головой. Сбоку злобно рычал шараш, из тех, что ходили на двух ногах. Его кривое копье целило в Арэна, но дасирийцу удалось отвести удар: древко переломилось под лезвием меча, наконечник клинка вспорол грудь людоеда, и тот рухнул, захлебываясь черной дрянью из собственных жил.

Дасириец успел отбежать в сторону, споткнулся о мертвого северянина, едва не упал, но сумел выстоять. Ступня великана опустилась на копошащихся воинов и людоедов, великан давил всех без разбора и скалил рот, полный острых клыков. Арэн отступал, зная, что ему не под силу совладать с этим чудовищем. Гигант никому не по зубам, даже частые огненные вспышки служителей Эрбата, - Арэн раз или два видел их красные мантии в гуще воинов, - не задевали его, огонь лишь опалил густой мех, укрывавший гиганта с головы до ног. Тот злился и топтал сильнее. Теперь он так част переставлял ноги, что могло показаться, будто тварь пляшет, издеваясь над смертями северян.

Арэн пятился, кося всякого шараша, который смел протянуть к нему руки. Мелкие твари, которые наскакивали на воинов, точно дикие кошки, были слабы. Их кожа охотно пропускала сталь. Из брюха одного людоеда, когда меч дасирийца выпотрошил его, вывалились остатки непереваренного мяса и варежка, размером как раз на ребенка. Дасириец рассвирепел. Агония злобы, ненависти, боль за все неповинные детские души, что обречены навсегда быть проклятыми и не знать покоя, застила ему благоразумие.

Он рубил, скашивал врагов одного за другим. В забытьи остались заученные сызмальства приемы, как следует наносить удары, чтоб не раскрывать собственной обороны. Меч будто заменил ему обе руки, сделавшись смертоносным серпом. Влево, вправо, сверху - только так, рубить, пока станет сил. Занять место павшего только что воина, продвинуться вперед хоть бы на полшага, потрошить тварей Шараяны, пока тело не рухнет, мертвое или обессиленное.

Он остановился лишь когда где-то в вышине раздался пронзительный птичий крик. Арэн видел прозрачны белоснежные крыла шамаи-орля. Дух-защитник сделался втрое больше от того, каким было его птичье обличие при жизни. От взмаха крыльев тучи торопливо расползались в стороны, высвобождая редкие клочья чистого неба. Птица поднялась выше и камнем кинулась вниз, ухватив великана призрачными когтями. Тот замахал руками, пытаясь оторвать от себя орля, но пальцы хватали только пустоту.

Вставали и другие призраки: воины с головами медведей, саблезубые тигры, девы с луками и копьями. Они наступали на троллей, сметали обуянных бешенством медведей. Когда великан рухнул, растерзанный орлем, над северянами пронесся боевой клич ободрения. Арэн подхватил его, салютуя духу шамаи мечом.

Артумцы, воодушевленные помощью духов-защитников, теснили шарашей назад.

Ливень кончился так же внезапно, как и начался. Арэн обернулся, проверить - не загасила ли вода огонь? Пламя продолжало пылать, немного сбитое дождем, но не менее грозное. Станет огненный вихрь на пару локтей меньше ввысь и вширь - не имело значения. Обоим жарким великанам суждено встретиться. И, хоть рахруха от того станет только больше, иной возможности извести шарашей, боги могут не дать

Арэн, весь мокрый от прошедшего ливня, остановился, чтоб смахнуть с волос ручьи дождевой воды. Когда услыхал за спиной рычание, спешно обернулся, наискось рубанул мечом. Никого, но рычание теперь было прямо у правого уха. Арэн снова обернулся, крутанулся, словно ветряк, чтоб наверняка скосить неуловимого ловкача.

Клинок нашел воздух, зато перед дасирийцем, в десятке шагов, недвижимо стояла фигура в темных одеждах. Капюшон глубоко наползал на ее лицо, и Арэну оставалось только гадать, кто мог прятаться за тяжелой тканью. Фигура высвободила из широких рукавов ладони, сложила их вместе. Дасириец мог спорить, что видит в темноте капюшона ухмылку. Арэн рванулся на противника, намереваясь во что бы то ни стало поглядеть, кто скрывается в одеждах, но рычание повторилось. Дасириец чуть не налетел на создание, что перегородило ему путь до цели. Дасириец сразу признал в своем сопернике то существо, о котором рассказывал Отор, и голову которого принес в доказательство. Существо глядело на него с прищуром, распахнуло пасть и змеистым языком-жалом скользило меж частыми зубами. Оно метнулось в сторону, Арэн оторопел, но все ж сообразил отскочить. Тварь, будто на мгновение растворившаяся в воздухе, тот час приземлилась на том мест, где только что стоял дасириец. Она недовольно заворчала, припала к земле и снова прыгнула, растворившись. Тем временем фигура в темном сотворила себе оружие - прямо из ничего потянула ладонью пустоту, которая прямо на глазах дасирийца приняла очертания меча. Сталь, блестящая, словно кованная из самого серебра, хлестнула по воздуху у самого носа Арэн. Кто бы там ни прятался за черной мантией, соображал дасириец, стараясь не упускать из виду обоих противников, он был искусным чародеем. А мечом владел так же складно, как и чарами.

Арэн знал, чувствовал, что “темной мантии” ничего не стоит пришибить его заклинаниями. Перед глазами ясно встали образы из воспоминаний: копья, вытянутые из пустоты, убитый шамаи-орль. Отчего же теперь медлит, не спешит с расправой?

Шипящая тварь продолжала выскакивать то слева, то справа, но Арэну только раз удалось хватануть по ней мечом. Потом “темная мантия” поглядела на нее пустотой капюшона и создание отступило, ухватив кого-то из ближайших воинов. Дасириец услышал его крик и жадные чавкающие звуки, будто кто взахлеб хлебал доброе пиво. Арэн не рискнул оглядываться. Фигура же перешла в наступление. Противник налетел стремительно, будто в ногах его ожил ветер.

Арэн зашел справа, грозя противнику наконечником меча, хоть мало верил, что тот отступится. Фигура управлялась с мечом оной рукой, во второй держала сочащийся туманными отростками сгусток, будто приноравливалась: запустить ли ним в голову дасирийца или в грудь? Арэну приходилось вспоминать все свои умения, чтобы противиться натиску. Противник не казался силачом: мантия хоть и болталась на его костях свободно, не могла скрыть узкие плечи и тонкий силуэт. Однако же, когда клинки встретились, дасириец с трудом выдержал удар, стараясь не думать о том, что он-то держит меч двумя руками, а соперник запросто управляется одной. И хоть клинок у того был вдвое меньше, дасириец не видел за собою преимущества. Каждый раз, когда он думал, что нашел-таки брешь, сопернику удавалось ловко облапошить его, обернув мнимую брешь в собственной защите против самого же дасирийца. В конце концов, Арэн начал задыхаться. Будь у него легкий меч и ладный щит, он бы ушел в глухую оборону, надеясь, что рано или поздно кто-то из воинов приметит их и придет на выручку. Но долгая пляска с тяжелым двуручным вымотала его. Вдобавок, дасириец чувствовал, как из его тела стремительно утекают силы, даденные Скальдовым служителем.

Арэн пропустил удар. Край острия меча противника, чиркнула по нагруднику. Скрежет полоснул по ушам и дасириец оступился, стараясь во что бы то ни стало не упускать противника из виду. Тот же, когда победа уж была в руках, вдруг отступил. Арэну послышалось недовольное ворчание из-под капюшона, но слов было не разобрать.

“Темная мантия” швырнул сгусток в соперника. Дасириец не усел увернуться, схлопотав удар в живот, от которого сперло дыхание. Арэн бухнулся на колени, не в силах стоять на ослабевших ногах. Краем глаза успел заметить, что его противник повел круг себя руками, заворачиваясь в густой туман. Когда же тот рассеялся, от странного существа, кем бы оно ни было, не осталось и следа.

Не успел дасириец оклематься, как на него уже наседала зубастая верткая тварь. Арэн кое-как отвел первый ее наскок, скосив мечом, и, воспользовавшись мгновением передышки, поднялся на ноги, держа меч перед собой. Перед глазами плыло, руки ныли, будто кто прикладывал к ним каленые клейма.

Тварь встала напротив, распрямилась на ногах, вытянувшись во весь рост. Теперь-то дасириец хорошо видел, как в ней много от человека, только будто рожа изувечена неведомой силой да руки и ноги когтисты. Тут же дасириец успел рассмотреть и серпообразные наросты на запястьях твари; Арэн мог биться об заклад, что их грани заточены не хуже кромки меча. Рот создания заливала кровь, язык змеился между зубами. А еще от нее разило тленом, могильной вонью, как от гниющей плоти. От смрада у Арэна еще сильнее зашумело в голове, в глазах защипало, но он стоически держал их открытыми.

Когда тварь прыгнула на него, намереваясь всадить в дасирийца сразу оба нароста, он увернулся, сделав широкий размах на уровне пояса. Зубастое существо ловко ушло от клинка, и снова насело на дасирийца, теперь уже целя куда-то в живот. Арэн рубанул сверху, острым жалом прямо в самую спину. Но создание увернулось вновь, ответило ему злобным прищуром бесцветных глаз и растворилось, оставив по себе короткий сизый всполох.

Дасириец не успел угадать уловки. Понял, что проиграл, только когда почувствовал тягучую боль в шее. Потянулся руками, нащупав лысую голову, стараясь ухватиться за нее и сдернуть мучителя, но тварь держалась крепко. Арэн чувствовал, как с каждым его вздохом, существо все глубже впивается в него зубами, рвет плоть и хлебает кровь. Так вот откуда были те звуки, подумалось ему, когда тварь сделала густой глоток, смакуя и жадно глотая, будто лакомство.

- Чтоб тебя мерин драл без устали, тварь поганая! - громыхнул совсем рядом мужской голос.

Послышался короткий свист меча, хрип и сиплое ворчание, и боль отступила. Арэн не упал только потому, что его спаситель вовремя подставил плечо.

- Вот же присосался, ирод, - бухтел мужчина, волоча на себе дасирийца. - живой хоть, чужестранец?

- Спроси меня о том завтра, - попытался пошутить Арэн, но на последних словах закашлялся, скрученный болью.

- Нужно ноги уносить, - торопливо говорил воин, увлекая дасирийца подальше от самого сражения. - Берн повел воинов вперед, в самый огонь, а нам велел собираться с теми, кто остался позади и заходить поганым шараяновым гадам в спину.

Так скоро… Арэну не верилось, что битва ушла вперед, оставив его где-то в хвосте, разбираться с зубатым кровопийцей. Дасириец едва успевал перебирать ногами и волочить за собою меч - клинок, который прежде казался непосильно тяжелым и непригодным для пешей битвы, теперь не хотелось терять.

Когда они оказались в переулке, тесно набитом людьми. Арэна оттащили в самый угол, загороженный рухнувшей стеной амбара. Здесь пахло зерном и соленьями, отчего в голове дасирийца немного прояснилось. Кто-то сунул ему клок соломы.

- Воды нет, так что не обессудь, - бубонила над ухом молодуха, судя по одежам - одна из прислужниц из храма Скальда.

Из наполовину тощего бурдюка плеснула на солому в руках дасирица и велела утереть лицо, а сама тем временем взялась за рану на его шее. Дасириец исполнил все в точности: от соломы разило вином, но зато удалось стереть с лица грязь и черный студень, что был у шарашей вместо крови.

- Не помрешь, - наконец ответила девушка, вытерла руки грязной тряпицей, и, не предупреждая, щедро залила рану из бурдюка.

Арэн сцепил зубы, чтоб задержать крик. Чувство было такое, что и без того горящую болью рану, пришмалили раскаленным прутом. Процедив “Благодарствую, госпожа”, дасириец поднялся на ноги, выискивая глазами, кто бы средь сборища северян был за главного. Казалось, будто северяне и думать забыли о битве, которая, верно, теперь уж ушла совсем далеко. Кто-то раздобыл трубку и воины пустили ее меж собой, посмеиваясь и обмениваясь дружескими похлопываниями по плечу. Арэн задавил негодование, памятуя, что в чужой дом негоже приходить со своим хмелем. Но когда трубка дошла до него, отвел в сторону руку воина, который ее протягивал. Тот недобро покосился на него, спросив, отчего ж чужестранец брезгует общим табаком.

- Курить после буду, когда битва закончится, - огрызнулся Арэн.

Между воинами пополз ропот, от которого дасирийцу не приходилось ждать ничего доброго.

- Никак чужестранец нас за трусов принимает, - за всех взял слово тот, кто спас Арэна от зубатой твари. Он раздвинул воинов, выступив вперед, сложил на груди укрытые шрамами могучие руки. - Я б с тобой мечи скрестил, чужестранец, за твою черную неблагодарность, только не стану убивать того, кто был гостем под крышей Берна. После, если боги рассудят так, что жить надобно нам обоим, самолично испрошу у Медведя дозволения как следует поучить тебя уму-разуму.

Арэн не положил бы голову, что верно истолковал каждое слово, но голос северянина и гроза в нем, восполняли прорехи в тех местах, где дасириец не разобрал слов.

- Сигнала мы ждем, - высунулся из-за его плеча пацаненок, совсем мальчишка, такой же чумазый и лохматый, как Лумэ. - До того не велено и носа показывать. Силы копим, чтоб не повернули против нас шараши и не утекли обратно в Пепельные пустоши.

Здоровый северянин тут же оприходовал пацаненка затрещиной, так, что у того ухо мигом распухло чуть не вдвое, и сделалось красным. Парень тут же затерялся среди воинов.

- Верно мальчишка сказал, - подтвердил северянин. - Выступи мы раньше - и остальным не поможем, и себя загубим. Пусть шараши отойдут далече от ворот, а уж там и мы выступим.

Арэн кивнул, мол, понял. Но и после того, как все открылось, совесть его не мучила. Он не очень понимал, отчего надобно такое промедление, но решил помалкивать - кто знает, хватит ли северянину вдержки не распотрошить его тут же, даром что теперь никто не указ ему. А там скажет, что чужестранца задрали людоеды, и всего делов, а пара сотен свидетелей из северян, только поддакивать станут.

- Здорово его тварь-то пошманала, - гоготнул голос, слишком тонкий, чтоб быть мужским, и слишком басистый, чтоб принадлежать женщине. Однако следом за ним появилась и хозяйка - здоровая северянка, с обрито дочиста головой и вровень ростом с мужчинами. Если бы не выпуклости на груди да не по-мужски крутые бедра, Арэн принял бы ее за мужика, только и того, что безборода.

- Ты, часом, не ссучиться ли вздумала за заморским недорослем? - переспросил ее северянин, с которым Арэн неосторожно вступил в перепалку. - Нашто он тебе, Росомаха? К груди разве что прижимать, чтоб сиську сосал, как дите малое.

Его слова поддержал дружный хохот. Арэн нутром чуял провокацию: северянин ищет повод поддеть его, чтоб тот первый бросился в драку. Потому дасириец позволил себе только усмешку. Чего нельзя было сказать о той, которую называли Росомахой. Она нахмурилась, ее кривой нос-картофелина, почти сплющился, кончик его сделался алым, глаза налились злобой. Она взялась за рукоять тяжелого цепа: неправильной формы шар, будто ёж утыканный острыми нашлепками, весь в ошметках серой кожи людоедов, качнулся дурным предзнаменованием.

- Гляжу, Варт, язык-то тебе без надобности. Горазд только молотить об чем не надобно. Вот я его после и пришпилю на мельницу, куда повыше, чтоб все видали.

Воины как-то сразу притихли, расступились, обнося Росомаху и Варта живым кольцом. Дасириец, сам того не желая, оказался третьим лишним, и спешно соображал, как поступить дальше. Один раз он уже вмешался по неосторожности, проверять, выйдет ли во второй раз, желания не было. Но и кровопролитье ни к чему: шараша оставались в городе, и каждая пара рук могла решить исход сражения.

К счастью, выбирать дасирийцу не пришлось. Впереди, там, где пламя задышало с новой силой, взлетел яркий всполох. Точно комета, желтый искрящийся шар добрался до хмурого неба, расплескался мелкими искрами, и потух. Следом за ним взлетел еще один.

- Знак, - пробубнил Варт, косясь на воительницу. Он не скрывал недовольства из-за прерванной перепалки, но медлить было нельзя. - Идем, и пусть Скальд присмотрит за нашими душами.

Арэн нарочно отстал от остальных, выжидая, когда Варт скроется из виду. И тут же поучил крепкий тычок в плечо. Обернулся и тут же напоролся на насупленную Росомаху. Женщина подтолкнула его рукой.

- Держись около меня, чужестранец, - в полголоса предупредила она, приноравливаясь к его шагу. - Этот дуралей мечом мастак размахивать, а вот головенка у него не шибко соображает. Злобу на тебя взял - чую. В бою, небось, изловчится, чтоб ты на его клинок ненароком налетел, смекаешь?

Арэн кивнул. Слова северянки не расходились с его собственным мнением.

- Спасибо, - произнес он, чувствуя себя олухом. И как его угораздило вляпаться, чтоб женщина за него слово держала?

Росомаха только криво ухмыльнулась, меж ее разбитыми в кровь губами мелькнули частые прорехи меж зубов. Арэн никогда не понимал, что толкает женщин браться за меч и выступать на поле боя наравне с мужчинами. Отец учил его, что женщина для одного только годна - детей рожать да за мужниным домом присматривать, а о другом должен печалится ее хозяин, муж. За годы, проведенные в сражениях, Арэну доводилось встречать женщин-воительниц: были среди них и тонкие лучница, и благородные дочери разорившихся воинов, славные воинственные служительницы и кровожадные разбойницы. Но все ж он никогда не видал в них и половины той силы, что двигала мужчиной. Воины не считали их ровней, при случае избавлялись, оставляя где-нибудь у дороги, прикованной, в надежде, что беднягу отпустит какой-то странствующий проповедник или торгаш. Некоторых настигала более печальная участь: воины, что проводили в военных походах много дней и месяцев, изголодавшись за женской плотью, набрасывались на всякую, у кого в штанах не было мужских причандал. Арэн слыхивал, что рхельцы и эфратийцы нарочно возили за войском кибити с падшими женщинами, но в Дасирии проституция каралась смертью и показательными муками при толпе; конечно же, в каждом городе были места, где каждый мог найти себе плотских забав на всякий вкус, но их нахождение тщательно скрывалось от служителей закона и, как правило, были недоступны никому, кроме дворян, зажиточных лавочников и знати. Как-то на глазах Арэна, два десятка воинов изнасиловали молоденькую воительницу, с которой намедни пили от одного меха. Несчастную брали и по двое-трое сразу. К тому времени, как он подоспел, девушка почти ничего не соображала, и Арэн не нашел для нее иной милости, кроме как перерезать глотку и положить конец мукам. Предстояло сражение и он не мог покарать насильников: войско, и без того ослабленное стычками, стремительно редело, наказать этих воинов означало бы лишиться мечей и потерять уважение у солдат. Тогда он запомнил всех их, в лицо, каждого. Когда битва была выиграна, позаботился о том, чтоб те из насильников, кому удалось выйти живым, отправились к Гартису на обратном пути домой.

- Думаешь, небось, чего я вместо того, чтоб перед мужиком ноги растравлять, за воинами поплелась? - будто услыхав его мысли, спросила Росомаха.

- Были мысли, - признался Арэн.

Они вышли из переулка, шаги воинов ускорились, кто-то впереди затянул воинственную песню. Арэн не разбирал слов, но ритм пришелся ему по душе. Северянка не торопилась с ответом, кусала губы и то и дело останавливалась, придерживаясь за бок. Когда она в который раз отвела руки, Арэн увидел алые пятна на ее ладонях, и узкие ручейки крови, что проступили сквозь плотную кожу брони.

- Ты ранена, - он попытался задержать ее, но женщина отвела руку помощи.

- Мужа моего и троих детишек, в прошлом году забрали шараши. Пришли в деревню, от которой теперь и следа нет, и забрали всех. Стариков там же сожрали. А кого помоложе, потащили к Пепельным пустошам. Детю моему младшему, горло раскромсали, да подвесили вверх ногами, кровь чтоб собирать его. Не иначе она у тварей поганых за лакомство. Торхейм с воинами нагнал людоедов, отбил, кого смог. Я среди тех была. - Она снова зло осклабилась. - Просила не вызволять меня, да кто же слушал. С того времени и прибилась я к воинам: дома нет, семья никогда покоя не найдет. Только не найду покоя, пока не порублю столько шарашей, чтоб все их выводки поганые извести. А ты, чужестранец, чего ради здесь мечом размахиваешь? Славы ищешь или смерти? - говоря это, она окинула его пристальным взглядом.

- Покоя, - бросил Арэн.

Тем временем воины подступились к шарашам в тыл и битва закипела с новой силой.

Никогда прежде не доводилось Арэну хлебнуть такой злости и агонии. Будто сам Ашлон Мечник наполнил головы северян яростью. Воины рубились, кололи противников мечами, напирали, забывая об осторожности. Сам дасириец старался не подпускать к себе никого, держа людоедов на расстоянии длины клинка. В лицо дышало жаром, будто от раздутого кузнечного горнила. Лицо застила пелена, бесконечная пляска, которой сошлись северяне и шараши. Больше не мелькали впереди гигантские фигуры воинов-защитников, вспышки магии становились все реже. Ни одна битва не может длиться вечно, вспомнились дасирийцу слова отца, иначе она превратится в ленивую возню двух мух, что запутались в меду.

Силы северян истощались, воины падали один за другим, как скошенные по чьей-то злой воле. Арэн и сам был на последних силах. Однако, медленно, но не отступая, северяне отталкивали шарашей все дальше от спасительной дыры в стене, через которую те вломились в город. Среди шараяновых отродий больше не было ни троллей, ни великанов, но людоеды до сих пор превосходили артумцев числом. Шараши не знали усталости, бездумно лезли вперед, с одной только целью - набить брюхо, оттого и становились легкой целью. Те, что ходили на двух ногах, действовали иначе: сразу по нескольку наваливались на жертву и нашпиговывали ее ржавыми лезвиями и копьями, а то и вовсе расстреливали со стороны, заняв позиции за полу обвалившимися стенами домов.

Когда огонь оказался совсем близко, людоеды засуетились, почуяв неладное. Северяне же, напротив, приободрились. Арэн услыхал воинственный клич Росомахи, которая всегда была где-то поблизости. Мужчины подхватили ее призыв, подхватил и Арэн, салютуя ей мечом, хоть сомневался, что северянка могла углядеть его в сражении. Откуда-то издалека, там, где огонь с запада готовился захлопнуть капкан для людоедов, послышался ответный многоголосый клич.

- Нужно вытащить Берна! - прокричал кто-то. - Пробить тропу живым!

- Никто там не выживет, - отозвался Варт. Он тоже оказался рядом. Северянину перепало с лихвой: его наполовину оторванное ухо болталась на тонком клоке кожи, голову раскроил шрам.

- Нужно хоть попытаться, - вмешался Арэн. Знал, на что шел, не мог смолчать. - Если они живы до сих пор, значит, боги проявили милость. Нельзя ею пренебрегать

Взгляд Варта был красноречивым. “Он бы с радостью растерзал меня тут же, - подумал дасириец. - Выпотрошил бы, как рыбину”.

- Нехорошо Конунга бросать, - выступила Росомаха. Воительница будто нарочно дразнила северянина, специально говорила ему наперекор. И, хоть она ни словом о том не обмолвилась, Арэн не сомневался, что у северянки на то была своя причина. - Я пойду, а кто не боится зад пришмалить - пусть за мной ступает.

Сказав это, торопливо пошла прямо на огонь. Арэн заметил, что здесь почти не осталось живых людоедов. Тех, что остались за пламенным капканом, добивали воины. Часть северян пошла за Росомахой, к удивлению Арэна - бо?льшая часть. Но он и сам примкнул к воительнице. Теперь ничто не заставляло его лезть на рожон, но и лучше сунуться в огонь, чем после, на страсти, вспоминать, как струсил. Арэн хмыкнул: отец бы гордился им, увидь теперь. Отважный и храбрый, идущий на смерть с гордо поднятой головой. Только в одном дасириец бы ни за что не признался родителю.

Заглядывая в глаза смерти, он все больше боялся умереть. И чем ближе подходил к огню, тем ярче видел за ним собственную смерть.

Пламень жадно набросился на стены домов, рыжие языки взялись лизать гранитные статуи. Дасириец не знал, что за неведомая сила поможет им пройти через стену огня, но не сомневался, что стоит подступиться ближе - и тот сожрет их.

- Там брешь есть, - сказала Росомаха, когда воины подошли настолько близко, что пот градом катился по их лицам. Она указала в сторону дома, часть которого бесформенной грудой камня оплыла на улицу, часть уже поддалась огню. Но в остатке стены действительно виднелась узкая трещина.

Росомаха первой протиснулась в нее - щель оказалась такой узкой, что не каждый северянин протиснулся бы в нее. Те, что были мельче ростом, пошли первыми, с ними и Арэн. Остальные взялись пробивать проход шире.

Внутри дома, крыша которого частично сохранилась, было задымлено и нестерпимо воняло гарью. Арэн отвернулся, когда увидал в углу человека. Огонь как следует полакомился им: кожа стала пеплом, череп обгорел до самой кости, почерневшее мясо осталось только на ребрах.

Дасириец старался не дышать ртом, закрылся рукой и спрятал нос ладонь. Росомаха вела их: сперва они прошли до конца комнаты, где пришлось буквально перепрыгивать через охваченный огнем дверной проем, потом вверх по лестнице, потому что на первом этаже, там, где должен был быть лаз, путь загородили остатки упавшей крыши. Арэн мысленно поблагодарил богиню удачи - приди они немного раньше, полегли бы все. Но и ступени вверх стали последними для нескольких. Примерно на половине пути лестница провалилась, забирая в брешь двоих северян. Острые края досок вспороли мужчин, и те исчезли из виду. Следом рухнула вся нижняя часть лестницы, и огонь жадно пополз к ней, будто почуяв, что ему найдется чем поживиться на куче досок. Тем северянам, которые не успели перешагнуть, пришлось воротиться назад, остальных поторопила Росомаха.

- Не выберемся - все тут сгорим, - прикрикнула она.

Никто не роптал, не стал винить женщину, что завела их на погибель. Воины послушно шли за ней, кто как подбадривая друг друга. Один сказал, что когда вытянут Берна, тому придется расщедриться на пару кулаков хорошего хмеля, остальным эта идея понравилась, и северяне громогласно сошлись на том, что никак не меньше, чем по бочонку на человека.

- А чужестранцу два, - гоготнула где-то впереди Росомаха, и добавила тут же: - Чтоб, когда уедет, похмелье ему долго об Артуме напоминало.

Арэн подхватил общий беззлобный хохот.

На втором этаже нашлась кладовая, полная всякого рабочего инструмента. Там же нашлась и кособокая, но довольно крепкая приставная лестница. По ней северяне спустились вниз: эта часть дома почти полностью обвалилась, открывая воинам все, что творилось внутри огненного кольца. Дожидаясь, пока подойдет его очередь спускаться, дасириец осмотрелся. Он не сразу понял, что за белый шар покрывает почти всю часть улицы. Огонь, казалось, выел все, что нашел. Арэн видел высокую пламенную воронку, что поползла дальше, в южную часть города. Как за короткое время он так запросто погубил все, чего коснулся?

Уже когда воины, стараясь держаться вместе, пошли вперед, дасириец понял, что было белым покрывалом мостовой. Под подошвами сапог хрустели кости. Человеческие ли или людоедские - огонь уровнял всех, собрав в один бесконечный могильник. Воины потихоньку осеняли себя охранными знаками и шептали прощальные молитвы, прося Гартиса явить милость заступникам Сьёрга.

Зайдя немного дальше, стало ясно - не спасся никто. Воины уже собирались воротиться домой, когда Росомаха велела всем умолкнуть, настороженно прислушиваясь. Стоило ей сделать это, как Арэн тоже услыхал звуки: хриплые, будто стонал древний старик. Доносились они откуда-то с западной части, там, где на месте домой остались обгоревшие и поплавившиеся каменные заслоны. Северяне рванулись туда, позабыв об осторожности.

Когда каменная гора дрогнула, дасириец решил, что земля под Сьёргом снова растревожилась, но уже через мгновение он понял, что ошибся. Валуны спешно собирались, будто их тянула один к одному неведомая сила. Вот они собрались в грузное тело, выстроились руками и ногами. И гигант встал, ожившим безголовым колосом. Дасириец мысленно помолился, чувствуя - силы его иссякли. И откуда все напасти? Шараши, гиганты, тролли, существа в темных мантиях и те, то рвали глотки живым… А теперь еще и это. Неужто боги ослепли или Артум попал в немилость всем сразу?

- Боги помогите нам! - раздался первый крик, и тут же оборвался метким ударом каменного кулака.

Гигант повернулся к воинам торсом и зашагал к ним. Каждый раз, когда его ступня встречалась с землей, раздавался грохот, по каменной мостовой расходились трещины. Казалось, что создание из камня идет послушное чьей-то злой воле. Словно почувствовав, что людишки собираются уносить ноги, существ поторопилось, неся на северян тараном. Люди бросились в рассыпную, те же, кто замешкался, нашли смерть. Когда великан чуть было не настиг кулаком и Арэна, дасириец увидал наполовину зажатую камнями фигуру. Человек бы густо перепачкан кровью, но понемногу сопротивлялся, пытаясь высвободиться из плена дивой клетки. Дасириец узнал край скореженого нагрудника с оттиском медвежьей лапы, а потом и самого северянина. Берну, в отличие от остальных, кому отмеряно было стать нынче пеплом, везло. Если можно назвать везением незавидное положение вождя. Но дасириец не мог ему помочь - ему едва хватало сил, чтоб уворачиваться от ударов гиганта. Он видел Росомаху, которая, видимо тоже увидев Берна, попыталась отбить вождя. Женщина плутала между ног великана, то и дело с грохотом лупила по его ногам набалдашником цепа. Тот даже не реагировал, только продолжал размахивать ручищами в стороны и топать ногами, точь в точь как тот гигант, которого распотрошил призрачный орль. Но северянка не унималась, без устали продолжая колошматить великана цепом.

Когда дасириец увидал пламя за спиною гиганта, он решил, что пламенный вихрь воротился. Будто вдобавок ко всем несчастьям не хватало еще и огня. Каменный великан наверняка всех тут положит. Только вихрь приближался слишком быстро, чтоб дасириец не нашел в том странного. Но разглядывать толком, что и как, не давали кулаки великана: дважды уже он едва не пришиб дасирийца, но тому удалось вовремя уйти в сторону.

А вихрь все приближался. Только теперь его очертания отчего-то тоже сделались похожими на человеческую фигуру. Наверное, башка перестала отличать реальное от надуманного, решил дасириец, уже почти готовый сдаться. Доспех и меч сделались невероятно тяжелыми, и если клинок он выбросил почти сразу, - что могла сделать железная лента против каменного увальня, против которого была размером с шило? - то от брони избавиться не мог. Снять нагрудник в такой суматохе? Каждое промедление означало верную смертью, а расстегивать крепления на бегу Арэн не смог бы, даже захоти того всем сердцем. Вспомнился Раш, который любил приговаривать, что железная скорлупа хорошего воина лишает скорости, а против ловкого противника будет бесполезна.

Когда пламень достал улицы в том месте, где она уже хорошо просматривалась, Арэн убедился, что разум не сыграл с ним злых шуток. Но одновременно с тем, огненный великан сошелся каменным, в голове дасирийца будто разом загудели все голоса и звуки мира. От нестерпимой боли Арэн упал, зажал уши ладонями, будто это могло помочь заглушить вакханалию. Он не видел, что творилось вокруг, только изредка расцветали где-то яркие всполохи и слышался скрежет железа, словно сам Ашлон пристроился рядышком, и точил свой клинок. Боль в конец доконала дасирийца, мир поплыл, колыхнулся и провалился в разноцветное облако тумана.

Очнулся Арэн так же стремительно. Он торопливо поднялся на ноги, - в голове еще вспыхивали отголоски минувшей боли, но они скорее досаждали, чем мучили, - осмотрелся, выискивая выживших. Теперь часть улицы была полностью развалена, дома рухнули, в том месте, где сохранились остатки жилища, через которое Арэн с остальными воинами перешел за огненный частокол, теперь остался пустырь, за которым виднелся разрушенный город. Судя по печально картине догорающих домов, Сьёрг досталось всей мерой. Немало пройдет времени, прежде чем город заново расстроится.

Исчез и каменный гигант, только осколки гранита, густо посеянные вокруг, напоминал Арэну об увиденном. Что сталось с огненным - дасириец не знал. Убили они друг друга или победитель покинул догорающий город?

Услыхав уже знакомое хрипение, Арэн насторожился. Неужели опять? Дасириец повернулся на звук и увидел человеческую ладонь и ногу, что торчали из каменной насыпи. Ладонь шевелилась, пальцы безуспешно пытались собраться в кулак. Арэн поспешил на помощь. Камень за камнем высвободил сперва голову человека. Берн. Везучий сукин щенок, подумал дасириец, помогая северянину встать на ноги, как только прибрал последний камень. Выглядел северянин неважно: его вторая рука вывернулась в обратную сторону, из локтя торчал обломок кости, часть лица залила кровь, вперемешку с пеплом. Идти сам Берн не мог, как ни старался Арэн помочь ему своим плечом: он даже не мог встать на ноги, волоча их за собой бесполезными плетьми. Арэн мало смыслил в лекарских премудростях, но повидал многое, чтоб догадаться - ноги северянина тоже сломаны. Одним богам ведомо, как он оставался жив, многие воины помирали и от половины тех ран, которые навалились на тело вождя.

Дасириец еще раз осмотрелся. Битва миновала или ушла так далеко, что с того места, где стоял Арэн, ее было не видно и не слышно. Одной погибели не миновать, а дважды не помирать, вспомнил дасириец присказку иджальцев, снял нагрудник и тяжелые поножи, потом, стараясь не разбередить раны Берна, снял все тяжести и с северянина. Только прежде, чем уходить, отыскал меч: хоть тот и был громоздким, Арэну не хотелось расставаться с полюбившимся клинком. Дасириец нашел его быстро, благо, осколок огненной звезды в рукояти сверкал, точно раскаленная головня. Но лезвие погнулось и, случись что, от него будет мало проку. Кое-как Арэн пристроил меч у пояса, взвалил Берна себе на спину и двинулся назад, туда, где вдалеке виднелся кованный язык пламени на крыше храма Эрбата. Жрецы Огненного мало славились лекарским мастерством, но выбирать не приходилось: Берн мог опуститься в мертвое царство в любой момент.

Не успел Арэн пройти и двух десятков шагов, как на глаза ему попалась Росомаха. Женщина лежала ничком, голову ее расшиб камень, что валялся тут же рядом. В затылке северянки угнездилась кривая дыра, а кровь вперемешку с серыми комками ореолом растеклась круг головы Росомахи. Дасириец не нашел в себе сочувствия, подумав только, что сегодня насмотрелся на бессмысленные смерти на десять жизней вперед. Сюда бы парочку менестрелей да трубадуров, чтоб поглядели, какой бывает битва: нет в ней ничего прекрасного и величественного, только кровь и тела изувеченные. Да только все равно ведь прибрешут, хоть бы и собственными глазами увидали. Людям надобны герои. Арэн криво усмехнулся собственным мыслям, сделал короткую передышку, и двинулся дальше. Принцессы на нужник не ходят, воины головы секут направо и налево. Дасириец вспомнил, как в пылу битвы хватанул мечом своего же, поежился, борясь с усталостью.

- Дал бы … - раздался голос Берна. Он не выговаривал почти половины букв, но дасириец слушал внимательно, - … померь мне.

- Придумал ты, - огрызнулся Арэн. - Припомнишь об этом, когда будем дела наши общие думать. А пока силы береги.

Ему почудилось, что в коротком булькающем звуке, которым ему ответил вождь, слышалась насмешка.

Раш

Прав был Берн, когда говорил, что ничто не сокрушит подземный ход.

Раш шел туда, куда его вела узкая лента коридора, стараясь двигаться как можно быстрее. Бежать не мог - подземный ход постоянно вилял, точно рыли его вечно хмельные землекопы. Дважды ход так круто заворачивал то влево, то вправо, что Раш начал сомневаться, туда и в итоге выйдет. По его подсчетам, но прошел уже порядочное расстояние, а конца коридору все не было.

Этим проходом пользовались не часто. Земля под ногами была сырой и рыхлой, за все время карманник не напоролся даже на самую мелкую летучую мышь. Пару раз угодил головой в рваные сети паутины, которые спускались с потолка, словно прохудившиеся пологи. Факел вскорости потух, но Раш без него хорошо различал путь.

Карманник понял, что пришел, когда дорогу загородила деревянная дверь. Раш навалился на нее плечом, уперся ногами и поддался вперед. Ноги соскользнули на грязи и он едва успел спохватиться, чтоб не упасть следом. Только с третьей попытки нашел более-менее твердый упор, и снова толкнул дверь плечом. В этот раз она уступила, раскрываясь нехотя и с громким скрипом, словно зевнула после долгого сна. К тому времени, как дверь раскрылась ровно настолько, чтоб карманник мог протиснуться в щель, его плечо занемело.

Снаружи было темно, словно он шел подземным ходом целый день до вечера. В тяжких тучах плясали молнии, пока еще безмолвные предвестницы ненастья. Раш не стал гадать откуда взялась резкая смена погоды, когда утро предвещало погожий день; вместо того поспехом осмотрелся, выискивая Белый шпиль - башня, как и говорил Берн, была совсем рядом. Острый пик, увенчанный огненной звездой, терялся за тучами, отчего карманнику показалось, что небо опустилось ниже.

Трясти перестало, зато в спину пахнуло жаром; оказалось, вышел Раш совсем рядом с тем местом, где собирались встретиться две огненных стихии. Так близко, метнулась мысль. Если не поторопиться, он может стать заложником у пламени. С другой стороны, - Раш снова глянул на Белый шпиль, - башня может стать хорошим укрытием, если шараши прорваться так далеко. Но, если уж северяне не смогут удержать людоедов, их с Хани так или иначе достанут, хоть бы они и забрались на самый верх. Все решало время.

Больше карманник не медлил. Здесь, в отличии от северной части города, почти не было разрушенных домов. Словно землетрясение нарочно пощадило часть столицы Северных земель. Или не успело сюда добраться.

Миновав квартал, повернул налево. Здесь его встретили несколько добротных хозяйственных построек. Из одной валил густой черный дым, несло копотью и слышалось слабое блеяние овец. Раш бросился ко второй, более высокой и длинной, откуда раздавалось перепуганное ржание лошадей. Стараясь не вдыхать дым, который взял пленом весь окрест, Раш буквально в два шага заскочил в конюшню. Сбоку, там, где здания соприкасались стенами, уже сочились струйки дыма. Животные рвались из стойл, били копытами в загородки. Раш увидел белую рогатую кобылу, ту самую, на которой ездила Хани. Бросился к ней, памятуя, что кто-то из воинов говорил, будто рогатые артумские кони вдове выносливее. Если так, тогда им вполне хватит одного коня, чтоб удрать, тем более карманник так или иначе не собирался давать девчонке возможность ехать одной. Еще не хватало, чтоб сбежала после всех-то трудов.

Когда до стойла оставалось всего несколько шагов, жеребец, в соседнем загоне, разбушевался не на шутку. Раш слишком торопился, чтобы заметить, что загородка стойла держалась уже лишь на одной петле. Прежде чем карманник понял, что сталось, раздался грохот, звук треснувшего дерева и Раша отбросила на пол половина сломанной загородки.

Карманник пролетел до противоположного ряда загонов, со всего размаха налетел спиной на дверь. Из глаз брызнули искры, будто чудаковатому фокуснику вздумалось устроить фейерверки прямо под носом карманника. Раш не спул отползти в сторону: жеребец, почуяв свободу, вырвался из стойла. Карманник почувствовал тяжелый дар в грудь. В уши отдало хрустом лопнувших костей.

Раш согнулся пополам, отчаянно хватая воздух, пытаясь сделать вдох. Эхом доносился частый стук подков. Ребра, пытался думать карманник, превозмогая боль. В груди будто поселился выводок ядовитых гадов: нутро горело, ныло, стонало. Наверное, от удара кости задели легкие? Во рту появился соленый вкус крови. С губ сочилась слюна пополам с кровью.

Сознание быстро покидало голову. Раш перекатился, попробовал встать на четвереньки. Не вышло: руки перестали слушаться, сделались ватными. И что теперь? Даже если выйдет добраться до девчонки, без лекаря он нежилец.

Первый вдох вместе с глотком жизни принес новую волну боли. Но Раш нашел в себе силы подняться. Перед глазами плыло. Белая кобылицы Хани смотрела на него ясными голубыми глазами, и карманнику даже чудилось в них сочувствие. Он снова сплюнул - в этот раз крови было больше. Стараясь вдыхать мелкими порциями, Раш добрался до лошади: она была в сбруе и завернула в шкуру на северный манер. Кто-то предусмотрительно перебросил через спину лошади пару дорожных мешков, прикрепив их ремнями для верности. Глядя на пузатые сумы, Раш решил, что внутри приличный запас еды. Или награбленного. Может, Хани и сама собиралась сбежать? Такой оборот пришелся бы на руку.

Боль напомнила о себе, и о том, что ему теперь поможет только чудо. Впрочем, девчонка всегда носилась с мазями и бальзамами, Раш помнил, как он перевязывала раненых. Может, ее ухода хватит на то время, пока они найдут какого-нибудь служителя, благо, что теперь не было нужны ломать голову, чем после расплачиваться за исцеление. В “Лошадиной голове” всегда толпилась куча сброду, путников и пилигримов. Если боги смилостивятся…

- Не больно-то они нынче щедры, - прохрипел карманник, взял лошадь под уздцы и вывел прочь, пока животное не взбесилось окончательно.

Несколько раз кобыла норовила вырваться, наклоняла голову на бок, собираясь боднуть, и карманнику пришлось съездить ей по морде. Почуяв силу, жеребица успокоилась. Раш взобрался на нее. Без стремян это заняло больше времени и отняло половину оставшихся сил. Но с другой стороны то было хорошим вестником: если бы кости взаправду изрешетили легкие, он сдох бы раньше, чем влез на спину лошади.

Приободрившись, Раш тронул бока жеребицы коленями и животно начало торопливый подъем вверх, длинный чередой ступеней, что тянулись до самого подножия башни. Карманник разрешил себе на минуту прикрыть глаза, расслабленно повиснув на животном. Нужно сберечь силы, все, что остались. И еще помолиться богам, чтоб сжалились и сотворили чудо, потому что Раш до сих пор не мог придумать, какими обманом попасть внутрь.

Когда позади остаось две трети пути, жеребица встревоженно заржала, часто запряла ушами, точно чувствовала неладное. Раш поторопил ее, хлопнув по крупу. Это помогло, но не на долго. Через ару десятков ступней, она снова заржала, нороя встать на дыбы, и карманнику пришлось слезть. Если она взбрыкнет и сбросит седока, тогда жизнь его сделается смертельно короткой. Но и отпускать животное было нельзя. Раш потянул ее за собой, и, несмотря на все сопротивления, все ж вывел на округдую площадку, мощеную гранитом и с выложенной из белого мрамора восьмиконечной звездой. Дав себе короткую передышку, Раш привязал коня кдеревянной стойке, и подошел ко-входу в башню: двустворчатые двери высотою в два человеческих роста, непроходимой преградой встали на его пути.

- Эй, белый вороны! - закричал Раш что есть силы, - впустите путника переночевать!

Он не удивился, когда ответом ему стала тишина. Но злость от того, что весь путь пройден напрасно, черной змеей жалила сердце, заволакивала разум. Раш попробывал противиться ей, стараясь не думать о боли в груди. Теперь она стала частой и с каждым разом проникала в него все вильнее.

- Впустите меня! - Он сжал кулаки, чувствуя себя совершенно беспомощным. Будто стоит перед неприступной каменной глыбой, которую нельзя ни с дороги прибрать, не взобраться на нее. - Берн-Медведь сказал, что разнесет вашу харстову башню на груду камней, если не впустите меня.

От крика карманник зашелся кашлем, едва не задохнулся от осторого укола будто в самое сердце. Но отступать было некуда. Карманник прижался к двери спиной и принялся колотить в нее пяткой, методично, пока станет сил. Потом снова принялся бить кулаками, пока кожа на комтяшках не лопнула. Уда ха ударом на дверях оставались новые кровавые брызги, но Раш почти не чувствовал боли.

А потом… С той высоты, куда его занесла клятва северному вождю, Сьёрг лежао перед ним как на ладони. Раш видел разжиревшие огненные вихри, которые уверенно двигались друг другу на всечу, видел густой дым над городом, клоки пара, что то и дело вырывались из-под земли. Где-то теперь его товарищи? Живы ли? Раш не решался о том думать. То понапрасну терзать себя, когда его собвтсвенное положение незавидно. В Белый шпиль не попасть. Осознание собственной глупоости и самонадеянности, - и о чем только думал?! - семихвостой плетью хлестало Раша по гордыне. Снова и снова он задавался вопросом, почему пошел сюда, почему согласиля на уговоры Берна, хоть интуиция с завидной настойчивостью твердила: ничего не получится, только згинуть зазря.

Так зачем же пришел?!

Карманник медленно сполз на землю, завыл, когда агония боли разошлась вширь. Ему даже показалось, что еще немного - и легкие его разорвуться. Сердце грохотало в груди, билось за ребрами, словно пойманная вольная птаха.

- Хани! - позвал он, почти не веря, что она услышит. - Хани, открой эти треклятые двери! Я пришел за тобой!

На крик ушли остатки сил. Но еще можно было взобраться на лошадь и попробоватьвернуться вниз, туда, где остались Миэ и Арэн. Встретить войстко шарашей лицом к лицу и прихватить парочку тварей за собою в Гартисово царство. Геройская смерть, мать бы, наверняка, осудила его за такое расточительство себя. Хотя, там, откуда пришел карманник, ему не светило ничего, кроме рабства или смерти, в лучшем случае. В худшем… Раш горько усмехнулся, утерев тыльной стороной лалони кровь с губ. Лучше уж смерть.

“Тут и подохну, под дверью, как пес, которого в ненастье на двор выгнали”, - подумал карманник. Прише за девчонкой, дал клятву. Вечно угрбмая беловолосая северянка теперь казалась ему такой же доалекой, как огненная звезда в пике башни.

Двери скрипнули, и медленно поползли вперед, раскрываясь. Раш отполз в сторону, ту же мысленно обозвав себя сотней самых отборных бранных слов, за то, что раскис и перестал бороться. Он отчего-то даже не сомневался - впустила его Хани. А раз так, значит не все потеряно.

Внутри было мертвецки холодно. Здесь как будто поселился сам Снежный и дочь его Мара. Винтовая лестница, свернутая тугой змеей, будто выточенная из чистого льда, убегала вверх и терялась в темноте. Проверять, взаправду то лед или нет, времени не было. Раш поспешил наверх. Он шел и шел, а ступени будто сыграли с ним злую шутку: казалось, что чем больше шагов делает Раш, тем длиннее становится лестница. Вот уже и нижнюю ее схоронила рассеянная мгла, а впереди ни намека на просвет. Но карманник не останавливался даже чтоб перевести дыхание. В конце концов, он так привык к боли, что почти перестал замечать ее, охая только от особенно резких уколов.

Только когда он миновал не один десяток пролетов, понял, что идет будто на чей-то неслышный зов. Раш ни разу не был в Белом шпиле, но отчего-то знал, что там был малый зал для трапезы, а двумя этажами выше - комната, где варили зелья и делали настойки. Туда и свернул. Заглянул внутрь - нет ли кого? Внутри было несколько столов, один из которых весь заставленный посудой, горшками и мазями и остатками вываренных трав. Карманник подошел ко второму, туда, где на решетке над миниатюрной жаровней, стояла глиняная посудина. Понюхав, карманник остался доволен - пахло мятой и ромашкой. Он выудил из-за пазухи настойку хасиса, которую дала таремка, - хвала богам, лошадиное копыто не попало по склянке, - влил в травяной отвар ровно половину и поскорее закупорил настойку обратно. Терпкий запах дурманного хасиса щекотал ноздри, подстегивая остановиться, прикорнуть, окунувшись в дурман.

Карманник вдохнул поглубже, поспехом слил отвар в глиняную бутыль, закупорил ее и только после снова вдохнул. На третьем столе толпились пустые склянки. И за отвар спасибо, подумал Раш, проглотив разочарование. Он надеялся найти хоть какую целебную настойку и почти не сомневался, что если как следует поискать, такая сыщется, но время не ждало.

Змеистая лестница снова понесла его вверх. Еще выше, еще, говорил он сам себе, минуя пролет за пролетом, даже не стараясь остановиться и подумать - а верный ли путь? Будто шел, следом за той самой ниткой, которой прекрасная Лассия указала путь своим служителем, когда тех прибрал к рукам Гартис. Так гласила легенда.

Чем выше поднимался карманник, тем больше ныло в груди. Он то и дело сплевывал кровь, думая, что теперь-то никому не составит труда выследить незваного гостя - алый след тянулся за ним, будто безмолвный предатель. Странно что до сих пор никто не вышел наперерез, ни одна старая белая ворона не раскаркалась, не выдворила чужака. Раш почему-то не сомневался, что то не фергайры проявили радушие, впустив гостя, а девчонка-северянка. А если так, нужно спешить вдвое больше. После всего, не хватало только попасться колдуньям на расправу. Слишком свежо еще вспоминался рассказ Берна и печальная участь матери Хани.

Он повернул там, где ему подсказал безмолвный проводник. В арке стояла темень, но откуда-то спереди несло жаром, будто из бани. Воздух сделался сухим, глаза жгло, словно в них понапихали заноз.

Но Раш, как бы не близка была цель, не спешил торопиться. Он успел заприметить тень. Легкий силуэт, который никто и не смог бы отличить в густых сумерках коридора. Но только не Раш. Он остановился, замер, стараясь не выдавать себя, хоть теперь это уже не имело значения. Тот, кто укрывался в тенях, не мог не слышать хрипы, что вырвались из его груди. И он наверняка подготовился к встрече. Интересно, кто бы то мог быть?

Мгновение или немного больше, Раш не слышал ни единого звука. В эту части Белого шпиля почти не доносилось никаких звуков разгромленного города. Здесь всецело хозяйничала тишина. И, судя по тому, что незваный спутник не спешил ее нарушать, он был не так прост. Но все же шорох, несмелый и вкрадчивый, расслышать удалось. Ровно за спиной, карманник мог биться об заклад, что волосы на затылке растревожило неосторожное дыхание.

Он ушел влево. Вовремя: в тот же миг безмолвие прорезал шелест. В темноте, на тонком лезвии отразился туман, которым будто бы взаправду полнилась тонкая филигрань по всему клинку. Карманник увернулся снова, безошибочно угадав, куда целил противник. А тот, будто чуя, что уловки его не работают, изощрялся все сильнее: заходил во фланг, целил то в живот, то в шею. Несколько раз Раш едва успевал отпрянуть, чтоб не напороться на причудливо косой наконечник лезвия.

- Ашарад! - Раш так удивился, что и сам не понял, как произнес слово в полный голос.

Противник остановился; теперь-то карманник видел его. Высокий, с непропорционально длинными руками и ногами, мог бы запросто сойти за кого-то из Народа драконов. Но руки его, перебинтованные темными лентами, были когтистыми, с пальцами почти одной величины. И их было ровно по шесть, Рашу не было нужды считать. Он знал таких и знал, кто они.

Спина похолодела, лоб укрылся испариной, когда противник поддался вперед, сверкая алыми двумя парами алых глаз: одна там, где ей и положено быть, а вторая, более мелкая, на висках. Увидав накрепко зашитый рот, Раш окончательно уверился, что не ошибся.

И от того сделалось еще страшнее. Такого липкого ужаса он не чувствовал даже когда довелось выйти один на один с шамаи-волком.

Лезвие ашарада скользнуло в сторону, точно тень. Тот, что держал его, чуть склонил голову на бок, присматривался к человеку, что стоял перед ним. Раш же не стал медлить. Шансов выжить в поединке с четырехглазым противником, у него не было. Но при нем еще осталась последняя уловка и карманник решил не медлить с ней.

Наполовину порожняя склянка с хасисом лежала в суме у пояса. Раш резанул по ремешкам, которыми сума держалась пояса, присел, перехватив ее свободной рукой, чтоб не разбилась раньше срока. Но и четырехглазый не дремал. Он подпрыгну, ноги его оторвались от пола на добрых пару футов, а после наскоком налетел на Раша, наотмашь свистнув клинком, точно косой. Острый крах скользнул по уху карманника. Не обращая внимания на новую порцию боли, Раш нырнул под руку четырехглазому, сделал вдох, изловчился и разбил мешок со склянкой хасиса прямо тому об голову. На удар вышли последние силы. Карманник почти чувствовал, как надрывно стонут ребра.

И отскочил назад, отступая, пока ноги не очутились у края лестницы.

Четырехглазый покачнулся, потрогал себя за лицо, по которому уже растекалась дурманящая настойка. Раш, как ни старался, тоже чуял запах. Голова закружилась, точно от крепкого хмеля. Соблазн отдаться неге, в которой не было ничего, кроме забвения, подкрался и взялся нашептывать на ухо: вдохни, сделай сладкий глоток успокоения, усни. Карманник с трудом проморгался, достал из-за голенища сапога второй кинжал, и пошел на противника. Тот пошатывался, алая пелена в его глазах потухла, смертоносное лезвие притихло.

Раш наскочил на него, как вихрь. Еще не веря в свою удачу, нанес несколько ударов, то левой рукой, то правой, целя в шею. Создание закачалось, поливая его кровью, вдвое гуще человеческой. После десятка ударов четырехглазый упал, выкатив глаза, будто бы до самого конца гадал, как так вышло, что хилый противник так запросто одолел его. Раш бы и сам подумал о том на досуге, но не стал испытывать терпение богов. Если им было угодно подыграть ему сейчас, это не значило, что за следующим поворотом он не встретит свою погибель.

Но зато у него был ашарад. Раш взял меч, который вывалился из рук мертвеца и теперь сиротливо лежал в стороне. Черная сталь клинка зловеще светилась даже в темноте. Раш видел свое отражение в ней и тронул пальцем самый кончик. Кожа треснула, тут же выпустив струйку крови. Несколько камель скатились по острой кромке. Ашарад… Странный клинок, рукоять в два локтя и ровно столько же - лезвие. Ни гарды, ни украшений. Рукоять обернута мягкой коже, что остается теплой даже если ее долго не касалась ладонь. Там, где ковали эти мечи, говорили: тот, кто носит за спиной ашарад, ходить за руку со смертью.

Но времени пристроить клинок, как положено, не было. Равно как и не было подходящих ножен и лямок.

Карманник переступил через мертвеца, стараясь не попадать ступнями в кровь, и двинулся дальше. Коридор закончила одной единственной дверью, из-под которой выбивалось неясное свечение. Раш на всякий случай удобнее перехватил рукоять ашарада и толкнул дверь ногой.

В лицо пахнуло жаром, словно встал на самом краю Гартисовой огненной мучильни. Однако, пламень в комнате был лишь один - догорающий факел в держаке у двери. У противоположной стены, нахохлившись, сидел уродливый птенец. Теперь он сделался едва ли не вдвое больше, из густого алого оперенья выглядывал острый крючковатый клюв. Раш осмотрелся, прикрыл за собою дверь.

Хани лежала на полу, согнувшись вдвое, словно котенок. Он почему-то вспомнил, что за время их путешествия она всегда любила спать именно так чтоб колени непременно чуть не доставали лба. Но карманник знал, чувствовал - она не спит. Присел около нее на колени и осторожно тронул плечо. Девчонка не шевельнулась. Он легонько тряхнул ее за плечо и тело поддалось, откинулось назад. Рука беспомощно сползла на пол.

Глаза уставились на него. Глаза того самого цвета, какими бывают дасирийские незабудки.

- Хани. - Раш погладил ее по щеке - вдруг она только парализована чародейством. Каснулся запястья, после - шеи в том месте, где под кожей дрожит артерия.

Тишина. Только губы на миг дрогнули, разомкнулись в странном подобии улыбки.

- Хани, Хани! - Раш тряхнул безжизненное тело, притянул к себе, ухватил в ладонь белые косы. Прижал и баюкал, шепотом повторяя ее имя.

Девчонка, хмурая северянка, которую он уже едва не потерял. Тогда она тонула и он почти не чувствовал боли. Отчего же теперь будто кто сунул ему руку в самое нутро и рвет на части сердце, вгрызается в тело голодными зубами? Не успел. Она ждала его, открыла дверь, а он опоздал. Раш никогда не видел ее улыбки, а теперь, когда дух Хани отошел к Гартису, тело будто бы в насмешку подарило карманнику то, о чем он мечтал. Почему ей было не улыбнуться тогда, хоть бы раз, хоть бы однажды попросить о помощи? Глупая гордячка, сопливая девчонка.

Башня застонала. Раш слышал, как заскрипели многовековые камни, заходили ходуном двери в петлях. Взгляд метнулся к двери. Он попробовал встать, поднять девчонку на руки, но тело сделалось таким тяжелым, что карманнику не стало сил даже оторвать его от пола.

Башня наклонилась - Раш видел, как поползли в сторону стул и стол. Под потолком раскачивались метелки из сушеных трав, сухой жаркий воздух наполнился горьким ароматом полыни.

Когда потолок пошел трещинами, Раш кое-как отполз к стене, прижимая к себе мертвую северянку. Знал, что выбраться не судьба. Вот так и закончилась мечта отойти к Гартису в бою, с грусть подумал он.

Потолок рухнул. Карманник подивился, когда почти не расслышал грохота. Будто все вокруг происходило с кем-то другим, а он был лишь призраком, сторонним наблюдателем.

Когда следом за обвалившимся потолком раздался стремительный гул, Раш уже знал, что сталось. Не видел, но слышал, как сорвалась Ярость севера, вспыхнула, разбрасывая круг себя огненные брызги, и стремительно понеслась вниз. Что ж, все лучше, чем скукожиться в постели беззубым стариком.

Уже когда огонь лизнул его лицо, Раш увидел, как всполошился перьевой клубок. Расправил крылья, вытянулся, высоко задирая крупную голову. Последним, что увидел Раш, был хоровод опавших перьев.

Волна пламени накрыла карманника с головой, но он даже не почувствовал боли. Приоткрыв глаза, наблюдал, как горит все вкруг. Охваченные языками огня, горели стены, кровать. Огонь жадно облизывал его рук, ноги, полз по волосам Хани. Но боль упрямо не желала приходить. Тело не тлело, не стало прахом.

А на месте птенца появилось странное существо, которое заполнило собою почт всю комнату. Будто бы и подобное человеку, но много больше, четырехрукое, с когтями на руках и ногах. А вместо головы будто кто надел выкованную из чистого золота треугольную маску, натянутую до самых плеч. Раскаленная пламенем, она маслянисто поблескивала, золото словно перетекало по всей поверхности, перекатывалось причудливыми узорами.

Существо повернулось на Раша, выпрямилось - макушка его как раз доставала до потолка, в котором зияла дыра. Карманник даже не старался понять, почему башня все еще стоит, почему он не чувствует боли, а только жар, что заполняет его всего, проникает под кожу.

“Кто ты?” - Раш знал, что сказал слова в полный голос, но не услышал ни звука. Только тягучий далекий грохот, словно где-то в далеких-далеких странах бушевал буря.

Существо приблизилось. Оно двигалось на удивление мягко, как для своего громадного роста и странного сложения. Первая пара рук потянулась к карманнику. Раш что есть силы прижал к себе мертвую Хани, чувствовал, что создание отчего-то решило начать с нее. Начать что?

“Отпусти” - прогрохотало в голову. Раш не разобрал ни слова, скорчился от боли. Не понимал слов, но понимал их смысл - как такое может быть? Голос существа разрывал его, казалось, еще немного - и голова разорвется, как будто под завязку начиненная зажигательными горшками.

“Отдай ее” - требовало существо, но само не спешило отбирать тело девушки.

- Нет! - огрызнулся Раш, захлебываясь болью. Только и хватило сил не одно слово, а потом боль вдарила точно набат, разошлась по телу, раз за разом хлестала, словно огненная плеть в руках умелого карателя.

Раш никогда не думал, что может желать смерти. А может, вот такая она и есть? И это Гартис стоит перед ним в своем обличии, о котором людям в царстве живым ничего не ведомо? Странная однако же погибель: ни тьмы в спутниках, ни спуска по долгой шипастой лестнице. Говорили, будто шипов на ней столько, сколько человек натворил безбожного за свою жизнь. А Раш никогда не тешил себя иллюзиями, что ему грешки спишутся.

Существо склонило голову на бок, скрестило на груди обе пары рук. Вены под золотого же цвета кожей, вздулись, мышцы налились мощью. Карманник подумал, что такому ничего не стоит просто разорвать его на части, даже не придется больно стараться.

Он так увлекся в старании угадать, что станется дальше, что не сразу заметил, как все вокруг застыло. Огонь повис с воздухе, застыл на стенах. Языки пламени будто кто ошпарил холодом, заставив замереть в первозданном виде, как то бывает, когда кузнец окунает раскаленный меч в воду, чтоб сохранить нужную форму. На его собственной коже будто бы остался выжженный пламенем рисунок - странный орнамент всех оттенков от кроваво-алого до темно-багряного. Выжженная кромка следа стремительно таяла, оставляя только рисунок.

Существо снова потянулось к Хани, но на этот раз Раш никак не мог ему противиться; тело карманника будто сковали цепями, даже пальцы отказывались слушаться. Сил хватало только чтоб дергаться, в бесполезных попытках спасти хотя бы тело девчонки.

Когтистая лапа зависла над нею, отчего на бледном мертвом лице отразился хоровод огненных теней, будто само пламя вдруг пробралось ей в плоть и взялось прямо оттуда пожирать неживую северянку. Глаза ее так и остались открытыми, со стороны будто бы эти двое вели неторопливый безмолвный разговор.

Боль в Раше закипела с новой силой, троекратно умноженная, когда создание запустило в Хани лапу. Но когти не вспороли грудь, не вывернули наизнанку распотрошенные внутренности. Лапа будто призрачная, забралась в нее, изнутри наполняя светом. Раш перестал брыкаться. Он видел темный, будто обгоревший сгусток в ее груди - сердце. Существо взяло его, сжало. Лапа наполнилась пламенем, которое медленно перетекало в грудь северянки. Сгусток посветлел, огонь разошелся по нему точно так же, как только что по телу самого Раша.

Сердце дрогнуло, раз, другой. Существо не спешило отпускать его, держало в плену, как пойманную птаху, как будто решало - дать новую жизнь или отнять обратно.

“Ты будешь стеречь ее” - приказало оно карманнику.

Слова снова принесли за собою агонию. Раш чувствовал, что кричит, но, как и раньше, не слышал ни звука. Кажется, среди всех звуков, которые рождала его глотка, были и те, которые сложились в “Согласен”, но карманник не был в том уверен.

“Темное и светлое” - произнесло существо. Ему дела не было, что каждое безмолвное слово доводит человека до безумия. Оно разжало когти, высвободило сердце и отступило.

Мир снова запылал, так е внезапно, как перед тем замер. Огонь трещал, глодал всякую деревяшку или тряпку, какую только мог сыскать. Существо отошло еще дальше, повело всеми четырьмя лапами, собирая пламень в кокон, которым стремительно обернуло и Раша, и северянку на его руках. Чтобы не сойти с ума от ярких всполохом, карманник что есть силы зажмурился, вцепился в девчонку.

Что было после, Раш помнил смутно. Грохот, гул, многие сотни голосов - все навалилось разом, смело мысли и чувства, оставив по себе опустошение. Богам только ведомо, сколько еще карманник не решался бы разомкнуть веки, если бы не тихий голос Хани.

- Я умерла? - спрашивала она.

Когда Раш посмотрел на нее, северянка оставалась такой же бледной, но на скулах легли едва различимые тени румянца. Пальцы северянки дрожали, но сама она не выглядела напуганной.

- Если и умерли, то мы оба, - ответил Раш. Откинул с ее лица косы, тронул лоб, осторожно прошелся пальцами до самой шеи, проверяя - не сошел ли он с ума? Артерия билась под кожей, торопливо, будто северянка только что бежала со всех ног.

- Фергайры отравили меня, - снова заговорила девушка. - Дали выпить вина, а потом Ванда… - Тут она нахмурилась, вспоминая.

Раш не дал ей глубже забраться в воспоминания. Бело осмотревшись, почти не подивился, когда оказалось, что они оба уже не в башне, а на каменном пятаке земли у самого подножия Белого шпиля. Верхушка башни рухнула, частично осев внутрь, частично разбросав камни вокруг, куда хватало глаз. Кривой излом смаковало пламя, из окон валил густой дым.

- Нужно ехать. - Раш не стал гадать о случившемся, надеясь, что теперь-то у него еще будет на это время.

Отвоеванный у четырехглазого ашарад лежал рядом, рогатая кобылка Хани топталась тут же. Жеребица ткнулась мордой в волосы хозяйки, опасливо кося глазом на Раша, видать, памятуя о его крепком кулаке. И как только тут оказалась, вертелось в голове Раша, пока он спешно поднимался, увлекая за собой северянку. В груди не болело, но тело продолжало ощущать огонь. Словно там, в Белом шпиле, пламень пробрался в самое его естество, да там и угнездился. И узоры, выжженные ним, тоже никуда не делись, правда, Раш видел их лишь на тыльной стороне ладоней и самих ладонях. Судя по странному взгляду девчонки - огонь оставил метки и на лице. Ну и харстов отросток с ними, главное шкура цела.

- Что там? - Хани кивнула в сторону двух вихрей пламени, которые как раз подошли друг к другу.

- Нужно ехать, - упрямо повторил Раш.

Он едва успел остановить ее - девчонка припустила вперед, н едва не упала на слабых ногах. Косы ее колыхнулись, совсем как тогда, когда она готовилась чаровать, и карманник не собирался позволить ее сделать задуманное. Не для того их железоголовый вызволил. Девушка отчаянно сопротивлялась, требовала, чтоб он отпустил ее, но карманник крепко держал ее. Достал глиняную бутыль, благо та была еще теплой. Хани завозилась, ткнула его локтем, и Раш чуть было не выронил бутыль. Он вовремя отвел руку, стараясь сообразить, как присмирить девчонку.

- Трус ты, чужестранец, - выкрикивала она, отчаянно вырываясь. Чем больше Раш сдерживал северянку, тем отчаяннее она рвалась на свободу.

В конце концов ему удалось изловчиться, прижать голову Хани так, чтоб она не могла толком ею пошевелить.

- Глупенькая, - пришлось юлить и разбавить голос всеми оттенками нежности. Что она там бормотала, будто белые вороны отравили ее? Может оттого и рвется от него, будто дикая кошка из клети - увидала бутыль и придумала невесть что. Раш знал, что нет вернее средства приструнить строптивую девку, кроме ласки. Всякая растает, стоит только скорчить щенячий взгляд, изобразить покорность. Чем бы эта северянка отличалась от остальных? - Я не для того тебя спас, чтоб травить. Эту настойку дала Миэ, она восстановит силы. Хотел бы я твой погибели - так клинки мне не для забавы ради нужны, сама видала.

Она притихла, только нахмурилась сильнее прежнего.

- Ну же, не гляди на меня, будто я тебе враг, - сказал тихо-тихо, наклонился к самому лицу. - Колдунья Северных земель, не веришь мне - так на что тебе чары?

Она встрепенулась, - на миг Рашу показалось, что и вправду собралась угостить его одним из своих туманных сгустков, что черпала прямо из воздуха, - глаза ее распахнулись еще шире. Карманник скосил взгляд на шею - артерия под кожей отплясывала, будто драконоезд круг ритуального огнища. Волнуется, дышит часто, глаза сделались влажными…

Раш ослабил хватку, Хани оступилась, откинулась назад. Он выдернул пробку зубами, и, стараясь не дышать, влил все в приоткрытые губы девчонки. Она поплыла почти сразу: обмякла, неспособная сопротивляться, зрачки расширились, отчего глаза сделались черными.

Не мешкая, Раш взвалил ее на спину жеребицы, забрался на лошадь, посадив северянку лицом к себе. Она еще не спала, бормотала что-то на северной речи.

Раш коленями сжал бока лошади, та послушно прибавила шугу. В этой части города завалы были не так густо и путь спорился. Несколько раз карманнику пришлось скинуть назойливых горожанок, которые, завидев всадника, норовили ухватиться за сбрую. Он не чувствовал ни жалости, ни злости, понимал лишь, что всех не спасти. Сегодня боги явили милость северянке. Милость ли? Карманник не пытался гадать, какого мира создание встретилось им в Белом шпиле. О том подумать время еще будет, после, когда Артум останется далеко позади.

Катарина

Фиранд хмурился и дергал себя за кончики коротких усов. - дурной знак. Тем более, что из последнего морского торгового похода, Первый орд-магнат вернулся в крайне дурном расположении духа. На корабли напали пираты и, хоть сила их была слишком малочисленна, чтоб справиться с надежной армадой под рукой Ластриков, та-хирцы изрядно потрепали пару кораблей, сожгли одну из трирем и подсунули под флагманское судно плот, начиненный их дрянными кислотными смесями. Когда плот подорвался, словно покорный чьей-то невидимой воле, кислота пожгла всех, кто не успел схорониться. Перепало и Фиранду: кислота почти полностью сожрала его бороду и обглодала усы, оставив на их месте две короткие выцветшие щетки. Бород лорд Ластрик велел сбрить сразу, а усы пожалел. И теперь, каждый раз когда тянулся огладить усы, свирепел.

Катарина послушно терпела все выходки брата, предупредила всех невольников, чтоб помалкивали и не попадались на глаза хозяину, сама прислуживала ему за столом и вяла на себя большую часть бестолковой, но официальной переписки. Не находя к чему придраться, Фиранд глотал гнев, пил травяные отвары и жаловался на бессонницу. Катарина видела, как переживает брат: шутка ли, та-хирцы посмели напасть на Первого лорда-магната, самого важного человека во всем Тареме! И, хоть и ушли с пустыми руками, все ж отправили часть товаров на корм рыбам и на радость Одноглазому. Но не это даже беспокоило Фиранда - пираты будто высмеяли его гордость, с которой лорд Ластрик носился как, прокаженный с расписной сумой. “Теперь всякая собака поссать может на двери моего дома!” - бушевал он и багровел, как вареная свекла.

Но сегодняшний день принес лорду Ластрику вести, которые заставили его впервые за долго время прикрикнуть на сестру.

Из Баттар-Хора приехал гонец с личным посланием от царя Ракела. Катарина поняла все сразу, стоило только глянуть на черные вензеля, которым был украшен глиняный туб с письмом. Письмо предназначалось лично Фиранду, и гонец ни в какую не хотел отдавать его в другие руки. Но и Катарина не настаивала, зная, что внутри весть о скорой и нежданной смерти принцессы Яфы. Леди Ластрик узнала о том первой: намедни вернулся Многоликий, не без ноток хвастовства поведав, что просьба ее исполнена со-всякими осторожностями. Мальчишка проявил хитрость и оставил в комнате загубленной девицы пепел, книги о чародейтсве, дохлую крысу и начертал на полу символ черного чародейства. Наверняка увидав такое, Ракел не отважится начать поиски виновного, боясь омрачить память о дочери и очернить себя слухами, будто его родня связалась с Шараяной. Вернее всего, рхельский царь сразу разгадал замысел убийцы - Ракел всегда отличался чутьем и смекалкой. Но в его интересах было скрыть всякие доказательства, что могли положить тень на имя Амадов, а противникам дать шанс свергнуть его с трона.

В тубы с черными орнаментами рхельцы всегда клали письма с вестями о смерти. Катарине хотелось прочесть, что именно Ракел написал ее брату, как поведал о смерти Яфы и в каких тонах обставил трагедию с принцессой, но она смогла отступиться. Гонец передал послание Фиранду, после чего Катарина перепоручила его невольникам, велев позаботиться, чтоб царский посланник не остался голодным. Сама же осталась в Янтарном зале, где проводились крупные собрания. Сегодня здесь не было никого, кроме нее и Фиранда.

Лорд Ластрик взломал печати, спешно прочел письмо и отшвырнул бумажки в сторону. Катарина предпочла отмалчиваться, пока брат сам не попросит об обратном.

- Твоя работа? - спросил он, сцепив руки за спиной - видимо, хотел удержать себя, чтобы снова не тронуть остатки усов.

“Ты всегда был проницательным, братец”, - подумала Катарина. Брат не стал дожидаться ее ответа, и налетел, точно вихрь. Катарина, привычная к его частым вспышкам гнева, держалась ровно, храня взгляд на покрытом позолотой пятиконечном подсвечнике на стене. Свечи в нем заменили только утром, тщательно собрав остатки воска с их обгоревших предшественниц. Восковые свечи - много ли еще людей в Эзершате может похвастать такими? Но Фиранд не экономил. Второй воск пойдет на свечи для каждодневных нужд, рабам хватало масляных ламп и лучин, но настоящие восковые свечи - это, как любил говаривать Фиранд, большой кукиш всем завистникам.

- Яфу кто-то прирезал в собственной постели, раскроил ее от уха до уха, - негодовал лорд Ластрик. - Ракел написал, что убийцу ищут по всему Баттар-Хору.

- Раз ищут - значит, найдут, - как можно спокойнее ответила Катарина. - У Ракела в кажом дупле глаз, на каждой стене ухо. Говорят, у его соглядатаев лаже птицы есть обученные человеческой речи, чтоб выслушивать да после доносить.

- Твой змееныш постарался? - не отступался Фиранд.

- Помнится, ты сокрушался, что порченную потаскуху в дом не ногой ни пустишь, - продолжала уходить от ответа Катарина. Правило, которое она придумала для себя же - никогда, ни в чем и никому не сознаваться. Даже любимому брату. - Отчего же теперь свирепствуешь, будто что ценное потерял? У Ракела врагов столько, что всем его родичам во век не расхлебать за все долги. Может, кто и не стал ждать божьей кары.

Она пожала плечами. Лорда Ластрика слова не убедили, но кровь отлила от его лица.

- Яфа мне была как заноза в заду, ты о том знала. Если вздумала так меня потешить, сестра, то говорю тебе - не нужна на наших руках кровь. Ластрики торговцами были еще со времен Малой земли, а не душегубами.

Катарина выдержала еще один тяжелый взгляд, но не поддалась.

- Харст с этой рхельской шлюхой, - наконец, отступился Фиранд. - Избавь меня от скорбного письма этому царишке.

- Все сделаю, - кивнула она.

Гроза прошла быстро, как и предполагала Катарина. Фиранд из-за усов больше переживал, чем об утраченном шансе соединится родством с Амадами. После того, как рхельский шакал вывернул тайну Фарилиссы на свой лад, его положение в Ишаре многократно укрепилось. Народ отчего-то любил чужеземца, принимал за своего. Может оттого, что частица дасирийской крови в нем все ж таки была, может потому, что Шиалистан умело знал, на какие мозоли наступать заговорщикам из знати, чем вызывал уважение у безмозглых горожан. Ловкач всячески показывал свое нежелание занять золотой императорский трон, подчеркивая, как бескорыстно предан любимой державе.

Катарина не верила в бескорыстие. Всему в мире есть цена, на всяком человеке имеется ярлык с ценой, кто-то продается себе в убыль, кто-то торгуется, набивает цену, чтоб в итоге продать себя втридорога. Есть цена у любви и ненависти, гордыне и предательству. Шиалистан набивал цену, и чем больше он открещивался от претензий на престол, тем стремительнее множились цифры на его собственном ярлыке.

- Я собираюсь сосватать для Руфуса дочку Фраавега, - вдруг сказал Фиранд.

Катарина мысленно нахмурилась, недовольная, что брат решил сам, не поставив ее в известность заранее. В том, что Фиранд теперь не изменит своего решения, она не сомневалась - брат был крайне упрям, что делало ему честь в торговых делах, но иногда мешало в делах политических. Как, например, теперь. Фраавег был дасирийским военачальником первой руки, и, насколько знала Катарина, одним из немногих, кто не страшась показывал неприязнь к рхельскому шакалу. Род Фраавегов завоевывал путь к величию не гнушаясь ничего: убийства, предательства и подкупы, отравления и битвы. Главу рода леди Ластрик и вовсе считала отвратным типом, который при случае заводил пространные и жаркие споры о том, отчего Дасирийская империя хиреет год за годом. Прочем, дочь его была чудо, как хороша, и, несомненно, Руфус по достоинству оценит выбор отца. Вот только после того, что сталось с Яфой, такой оборот дела будет все равно, что плевок в лицо Ракела. Катарина же предпочитала не устраивать открытых конфликтов, до поры до времени. Если Ластрики заключат этот брак, то многие истолкуют его как открытую поддержку заговорщиков. Тарем, с его нейтральной политикой, никогда не позволял себе столь откровенных выпадов; Катарина помнила времена, когда их с Фирандом отец вынужден был отказывать некоторым выгодным торговым союзам, только потому, что их могли превратно истолковать.

- Почему именно Фраавег? - как можно спокойнее и без видимого интереса, поинтересовалась леди Ластрик. За весь разговор она ни раз не сдвинулась с места, стоя ровно, будто ногами вросла в пол. Сосредоточенность помогала ей думать и не отвлекаться на сторонние мысли.

Фиранд, напротив, метался словно тигр в клетке и то улыбался, то снова сводил брови единой чертой, а то и вовсе лицо его отражало полнейшую растерянность. Катарина вдруг поняла, что уже много-много лет не видела брата таким взвинченным. Пусть он до сих пор переживал из-за та-хирцев, но известие о смерти Яфы не могло повлиять на него так сильно. “Что же еще ты от меня скрываешь, братец? - размышляла Катарина, пока Фиранд медлил с ответом. - Во что ты ввязался за мои глаза?” Вряд ли идея связаться с Фраавегами была нашептана кем-то из услужливых прихвостней Фиранда - брат никогда не слушал ни чьих советов, лишь изредка делая исключения для Катарины. Значит, было еще что-то, чем он не спешил делиться.

- Не одобряешь мой выбор… - проговорил Фиранд. - Я знал, что он придется тебе не по сердцу, но тут, сестрица, решать не тебе. Я знаю, что ты плетешь интриги у меня под носом и в моем же доме, и даже не хочу знать - какие. Довольно того, что Замок на Пике еще не осаждают разъяренные дасирийцы или рхельцы. И я, полагаю, долен извиниться, что бываю грубым с тобою. Незаслуженно грубым зная, от скольких хлопот ты меня избавляешь. Но есть вещи, которые я всегда буду решать единолично. В том числе - с кем и как Ластрики соединятся родством.

- Даже если это родство подведет наши головы под мясницкие топоры бунтовщиков? - Она не скрывала иронию. Немного ее всегда придется кстати, чтобы остудить горячую голову.

- О каких бунтовщиках ты говоришь? - Фиранд выглядел искренне удивленным.

- Рхельских, например. - Леди Ластрик сделала пространный жест рукой. - Ты не можешь не знать, чью сторону приняли Фраавеги. Породнись мы с ними теперь - и Ракел решит, что Ластрики пляшут свадебный пир на костях его драгоценной Яфы.

Фиранд пожал плечами.

- Плевать я хотел на Ракела и всех Амадов. Напомню, дорогая сестрица, что по твоим увещаниям я связался с этим царьком - и что вышло, без надобности напоминать.

Катарина проглотила упрек. Он был справедлив: именно она уговорила Фиранда сосватать Яфу, но то случилось больше двух лет назад, и тогда на троне сидел полудурок Нимлис, и в Дасирийской империи царил мир и покой. Союз с Ракелом мог послужить многолетней гарантией того, что рхельское государство останется в узде и не станет роптать о торговых путях, которыми завладел Тарем. Но Фиранд имел право гневаться.

Видимо почуяв, что хватанул лишку, Фиранд поспешил загладить вину.

- Я не хочу, чтоб ты думала, будто во всех бедах я тебя виню, - сказал он миролюбиво. - Рхельцы - это всегда поганый выбор, мне следовало настоять на своем еще тогда, так что на моей голове не меньше вины лежит. Но впредь браком сына буду распоряжаться по своему усмотрению. Ракел, если не совсем умом тронулся, расшибив башку об гордыню, не станет лезть на рожон.

- Но ты так и не сказал, отчего именно Фраавег, - Катарина в свою очередь тоже не стала припираться. А спрос - дело простое, за него никто и ломаного брика не берет.

- Потому что за плечами Фраавега встала дасирийская знать. Семеро из десяти военачальников совета поклялись ему в верности. Когда придет назначенный час, армия станет под его знамена, а тех, кто не покорится, ждет смерть. Дасирийцы никогда не признавали иной власти, кроме меча и веревки.

- Стоит ли верить тем, кто назначен рельским шакалом? - сомневалась Катарина. - Братец, они заняли места тех, которые не стали кориться воле Шиалистана. Раз он сам их назначал и выбирал - значит, уверен, что случись что - воины придут ему на помощь.

- Шиалистан дальше носа своего не видит, - отмахнулся Фиранд. - Сыплет золотом без меры, а кто откажется взять, если дают и ничего взамен не требуют? Это только Гирам знал, что такое клятва, а теперь дасирийцы измельчали, слово тому, клятва этому.

Катарина позволила себе снисходительную улыбку.

- Ластрики знают цену своему слову, - тонко намекнула она, в ответ на что тут же получила гневный взгляд брата. Он знал, о каком слове шла речь, и, должно быть, только теперь понял, от какого позора спала его маленькая сестринская услуга - лицо его читалось как открытая книга. Впрочем, Катарина так же знала, что стоит брату захотеть - и лицо его сделается непроницаемым. Блефовать он умел, равно как и доводить противников до ступора своим не пробивным хладнокровием. И женщина не преминула воспользоваться этой брешью. - Фиранд, ты знаешь, что я всегда безропотно принимала всякую твою волю. И принимаю теперь. Прошу только не торопиться… - Она выдержала нужную тягучую ноту. - Время для союзов еще не пришло. Я не стану Фраавег может и заручился поддержкой военачальников, только их слову цена - грош. И Ракела злить нет надобности. Положенный по рхельским традициям царский траур длиться ровно один век луны, и ты не хуже моего знаешь, что даже Ракел не посмеет нарушить его раздором от своей руки или воли.

Фиранд согласился кивком, потирая лоб, весь рыхлый от густых морщин.

- Я же буду молиться Шарату, чтоб указал путь и отвел от нас беду.

Брат снова качнул головой, после чего попросил ее оставить его наедине с раздумьями. Уже у двери леди Ластрик нагнал его последний вопрос.

- Заради какого лиха ты велела отрезать языки всем моим невольникам?

- Чтобы знать наверняка, что стены Замка на Пике безмолвны, - невозмутимо ответила Катарина в пол оборота, и поспешила, подгоняемая Фирандовым ворчанием.

Катарина безмолвно вышла. Только когда невольники закрыли за ней дверь, Катарина позволила себя помянуть задницу харста. И как Фиранда угораздило? Ее всегда рассудительный брат будто с цепи сорвался, норовил влезть в то, что пахло гаже содержимого выгребной ямы. Военачальники Дасирии, назначенные Шиалистаном? Катарина не верила ни одном из десяти, хоть многих даже в имена не знала.

Весь день до вечера дурное настроение было ей верным спутником. В какую бы часть замка не направилась леди Ластрик, каким бы делом не занялась - оно всегда глодало ей загривок. Но и этим дел не закончился. Когда солнце клонилось у горизонту, заволоченному сумеречными облаками, прибыл Дарайт - лорд-магнат Совета, а так же один из немногочисленных друзей Фиранда, проверенный временем. Старику уже стукнуло семь десятков лет, он сделался сухим и изможденным и вот-вот готовился отойти в мертвое царство. Ходили толки, что его одолевает несколько тяжелых хворей, но еще больше вели разговоры о том, что на старости лет Дарайт выжил и ума, сделался постоянным гостем в “Виноградине” и хвалиться, что помрет с резвой девкой на своем члене.

Фиранд и старик Дарайт уединилась в личных покоях брата и Катарине оставалось только бесцельно расхаживать поблизости, в надежде, что ее посвятят в чес причина нежданного визита. Лорд-магнат приехал без важного эскорта: его сопровождали только шестеро солдат, с ухмылками отменных головорезов. Глядя на их лица, таремка невольно вспомнила е случаи, когда с неугодными Дарайту людьми случались всякие неприятные вещи: один поскользнулся и насмерть расшиб голову, второй накололся на свой же меч, третьего нашли за городом, распухшим в реке. Не многим это нравилось, но противники старика зачастую были негодны и Фиранду тоже, так что Дарайт спокойно доживал старость.

Прошло несколько часов, прежде чем Дарайт покинул Замок на Пике, на прощание пожурив Катарину, что так и не стала женой его единственному сыну. Она как всегда вежливо посетовала на ошибки молодости. На том и разошлись. Фиранд молча заперся у себя в комнате, оставив Катарину мучиться неведением.

Кто знает, долго ли бродила бы она темными пустыми коридорами, если бы в одном из закутков ей на встречу не выплыла длинная тонкая тень, расплывчатая в свете мерехтящих факелов. Катарина вскрикнула, отпрянув к стене. Только когда тень выплыла из своего укрытия, леди Ластрик справилась с собой. И как ему удается все время быть рядом и ничем не выдать своего присутствия, подумала Катарина, гневно глядя на бесцветное лицо Многоликого.

- В следующий раз за такие фокусы я велю тебя выпороть, - бросила таремка.

Мальчишка ничем не выдал ни злости, ни веселья. Только продолжал смотреть на нее покорными пустыми глазами, за которыми не разглядеть души. А, может, и нет ее у него? Катарина отошла к стене, поманила Многоликого за собой, чуяла, что не просто так он показался. Он всегда был одиночкой, и мог неделями теряться в Замке на Пике: не захоти Многоликий, чтоб его нашли, мог запросто найти тысячу щелей и дверей, за которыми находил себе надежное убежище. Иногда леди Ластрик казалось, что мальчишка знает замок лучше чем те, кто в нем родился и провел не один десяток лет.

Многоликий являлся только если Катарина нуждалась в нем или просто желала скоротать тягостный вечер под звуки его лютни. В иное время он был свободен, точно ветер. Предвидя важное известие, таремка осмотрелась - не подслушивают ли их? После того, как провалился ее план, она все больше опасалась предателей. Оттого и велела отнять языки всем невольникам. Тех, что были личными прислужниками ей и Фиранду, отправила на каменоломни, взяла новых. Языки им тое отрезали, а темнокожие рабы из Эфратии никогда не владели общей речью. Конечно, это принесла неудобства, но, по крайней мере, так Катарина меньше опасалась быть преданной. И завела себе правило менять невольников в первые пять дней каждого месяца, даром, что род Ластриков получал право выбирать первыми, до начала официальных торгов. В обмен на это Фиранд прикрывал глаза на то, что многие невольники были не просто селянами, захваченными удачливыми работорговцами. Раз попался - значит, раб и весь сказ. В Тареме, как нигде во всем Эзершате, работорговля процветала.

- Нас никто не услышит, госпожа, - успокоил ее Многоликий. - Стал бы я заводить разговоры в ненадежном месте.

- Я уж своей тени не доверяю, - призналась она. - Чем меня порадуешь?

- Наверное, моей госпоже было бы интересно узнать, о чем шептались Фиранд со старикашкой, - непринужденно сказал Многоликий. Он прислонился к стене, наполовину скрытый тенью.

Катарина невольно поймала себя на мысли, что он будто бы растворился в тени, осталась половина человека, вместо одного целого. Сумрак любил Многоликого, всегда заботливо укрывал от сторонних глаз.

- Ты подслушивал? - Она не знала, гневаться ли на мальчишку, или радоваться, что с его помощью прознает обо всем.

С первого дня, как он оказался в Замке на Пике, она велела ему никогда, что бы ни случилось, не подслушивать их с Фирандом разговоры и не шпионить за ними. И, хоть Катарина всегда чувствовала Многоликого рядом, мальчишки не давал повода уличить себя на шпионаже. И вот теперь - спокойно в том сознался, будто чуял, что его за то не станут бранить.

- Рядом оказался, видел, как ты, госпожа моя, хочешь прознать об их разговорах. - Многоликий не шелохнулся, лицо его оставалось серым и неясным, будто сотканное из сумерек.

“Знает, пройдоха, что ничего ему не сделаю”, - подумала Катарина, мысленно отхлестав его по впалым щекам, рябым от веснушек. Вслух же велела ему рассказать обо всем, что слышал. Но мальчишка удивил ее снова. Прежде чем начать, он выудил невесть откуда, - таремка могла клясться на божьих ликах, что прямо из тени, - тубу с пергаментом. Таремка выхватила ее и вышла в полоску лунного света, сиротливо пробивавшуюся в узкое окно. Глиняные печати были сломаны, но, бросив беглый взгляд на письмо, нашла в самом низу знакомый размашистый росчерк.

- Что-то много нынче случайных дасирийцев вьется круг моего брата, - проворчала она, недовольная.

Письмо было опального военачальника Шаама. Катарина помнила его по неуемному фанатичному желанию захватить все рхельские земли и собрать их под стягом Дасирийской империи. Старик Шаама был горделивым ослом, как считала таремка, однако это не помешало ему обеспечить себя и весь свой выводок, получив за жен сына приличные откупные от их отцов. Катарина помнила его сынка - статного и рослого, не такого красавца, каким был Шаам-старшый два десятка лет назад, но все же достаточно привлекательного, чтоб волновать девичьи сердца. Ходили разговоры, что Шаам-младший, - таремка так и не вспомнила его имя, - тот еще душегуб и не далеко ушел от своего родителя в желании непременно обагрять меч кровью при всякой оказии.

Но Катарину заботило другое. Шаам был одним из тех, кого рхельский шакал первым отогнал от императорского трона, сослав к себе в земли “доживать век в заслуженном почете и отдыхе”. И, хоть Шаам шипел против такого указа, он подчинился воле тогдашнего императора-мальчишки, который лишь послушно исполнял все, что нашептывал регент. И с тех пор о Шаамах будто бы и думать забыли. Шаам был военачальником второй руки - не слишком крупная фигура, чтоб подкупать его, но и не настолько мелкая, чтобы упускать из виду. Не ферзь и не ладья, но и не пешка, бездумная и бестолково послушная хоть кому. Слон, с потрепанной шкурой и сбитыми бивнями, но еще достаточно крепкий.

И вот теперь, глядя на письмо за его подписью, Катарина старалась предугадать, что за дела могли быть у этого дасирийца с Дарайтом. Не найдя и единой зацепки, таремка углубилась в чтение послания. Оно было немногословным: Шаам сообщал, что уполномочен говорить от имени дасирийской знати, которая считает своим священным долгом не допустить Шиалистана на императорский трон. От лица той же знати, Шаам выражал надежду на то, что Тарем не останется глух к тем, кто долгие годы оберегал его от напастей и врагов, исправно чтил договоры и союзы с таремским Советом. Ниже, как знак расположения и залог дружескому союзу, Шаам предлагал несколько документов, которые, по его словам, могли помочь изгнать их общего врага. Далее следовала приписка, что наследники, в которых была кровь Гирама, могут быть живы и вся лояльная Тарему дасирийская знать готова поддержать таковых в их правах на трон, если их удастся отыскать. Взамен на это, Шаама, опять же выражая мнение большинства, обещал и дальше быть Тарему верным союзником и перво-наперво прекратить строительство прямых торговых путей между Дасирией и Рхелем.

Катарина свернула письмо и сунула его в рукав. Тупой вояка! Небось задом думал, когда марал лист своими писульками. Попади это письмо в ненужные руки - стало бы хорошим поводом развязать конфликт. Уж рхельцы непременно истолковали бы каждую строчку на свой лад.

- Где документы о которых пишет этот идиот? - Катарина повернулась к Многоликому, нетерпеливо постукивая носком башмака по полу. Таремка не сомневалась, что мальчишка прочитал все от первой буквы и по последней, и знает, и поймет о чем речь. Она готова была растерзать мальчишку, если тот сделал промашку и не взял самого главного, подсунув ей почти бесполезную писульку.

Но Многоликий в очередной раз заставил таремку вспомнить, с кем она имеет дело. Все тем же скользящим движением, он протянул два пергамента. В одном письме была наспех сделанная копия родового древа Гирама. Таремка повертела ее в руках, не понимая, какую часть дасирийской лояльности выражает это письмо. Катарина была одной из первых, кто озаботился поисками наследников на дасирийский трон, и она знала всех возможных наследников чуть не по именам. Беда в том, что все они либо сгинули в далеких землях, либо отреклись от престола как старики, либо сошли к Гартису, каждый в свое время. Оставался только какой-то далекий северянин, но его право на трон было слишком зыбко, чтобы играть этой фигурой. Но Катарина не стала торопиться и взглянула на второе письмо. В самом верху было сказано, что написанное ниже есть дословно переданное содержание торговой сделки, заключенной между та-хирским капитаном Ларо и иджальским торговцем Бара?гу о покупке рабыни.

Катарина сложила оба письма и потерла уставшие от полумрака глаза. Неужто дасирийцам удалось найти то, чего не могли найти два десятка вышколенных шпионов ее брата - Сиранну?

- Пойдем, мне нужно подумать, - позвала она мальчишку, и тот двинулся за ней бесшумной тенью.

В покоях жарко пылал камин. Таремка опустилась в кресло, высвободила уставшие ноги из башмаков; Многоликий пристроился на полу, взялся ладонями за ступни госпожи и принялся массировать их. Катарину это расслабляло. Она откинулась на спинку кресла, прикрыла глаза, стараясь сосредоточиться. Сиранна, прозванная Потерянной - еще когда ей исполнилось четырнадцать лет, за ее руку велись непрерывные войны. Рхельцы - и те стремились заполучить юную красавицу. Сиранна была дочерью Сатара Второго, рожденной от невесть откуда взявшейся рабыни. Говорили, что мать ее, Джахайя, была столь же прекрасна, как и дочь. Ходили разные толки, мол, как старик заполучил себе такую красотку-рабыню. В то время Сатар Второй уже отрекся от трона в пользу своего сына, Тирпалиаса, и коротал старость в обществе Джахайи. Когда она родила ему ребенка, многие злопыхатели утверждали, что не обошлось без помощи доброжелателей. В то время Сиранна была не более чем дочерью бывшего императора, и не могла бы претендовать на трон, но теперь…

Теперь Сиранна оказалась одной из тех, кто носил в себе кровь Гирама. И в жилах потерянной принцессы ее было больше, чем у кого бы то ни было из нынешних претендентов. Только кроме одной единственной бумажонки, - Катарина пока смутно представляла, как бы она могла помочь в поисках Сиранны, - дасирийская принцесса не оставила никаких следов по себе.

Многоликий, закончив массировать обе ступни госпожи, устроился удобнее на подушке, облокотился спинной о колени Катарины, и перебрал пальцами струны лютни. Сегодня ее голос был тягучим, словно топленное с медом молоко, и был таким же сладим. Катарина поддалась неге, давая себе недолгое расслабление. Последнее время времени на отдых случалось все меньше, и таремка не брезговала никакой передышкой.

- О чем они говорили? - спросила она мальчишку после недолгого затишья, разогнав сонливость, навеянную лютней.

- Тот стрикашка убеждал твоего брата пристать на уговоры, о которых написано в письме. Слыхала бы ты, ясноликая, как старик подначивал господина Замка на Пике сопроводить флот до Та-Дорто.

Катарина хмыкнула, привычным движением потрепав мальчишку по голове. “И отчего он вечно наполовину грязный, точно беспризорник?” - подумала она, выуживая из сбитых в клоки лохм обломанную ветку. Осторожно принюхалась - красный клен, его терпкий запах знал каждый в Тареме.

- Шаам припозднился со своими предложениями. - Катарина бросила ветку в камин, наблюдая, как на нее набросился огонь, и тут же сожрал, приумножив пепелище под собою. - Та-хирцы когда-то были друзьями Тарему, но те времена миновали. Теперь пираты сами себе на уме, нет им указа, чьи корабли грабить, а чьи - стороной обходить. Фиранд долго не простит им своих усов и бороды.

- Твоя проницательность достойна хвалебной песни, госпожа моя - именно так он и ответил, - подтвердил мальчишка.

- Проницательность тут ни при чем, просто я слишком долго живу тенью брата, чтобы не знать его мыслей прежде, чем он придут в его натруженную голову.

Катарина кликнула рабыню, и велела принесли подогретой мятной настойки, а к ней - засахаренных бананов, которые Фиранд привез из Эфратии. Пока Многоликий растянулся у камина, она поднялась, чтобы размять ноги, а заодно и подумать. Она вышла на обнесенный частыми решетками и наполовину заложенный балкон, на который вела западная арка ее комнаты. Ночной воздух Тарема пах нарциссами и тюльпанами - в первом весеннем месяце их было великое множество. С высоты того места, где раскинулся Замок на Пике, в ночь полной луны хорошо просматривался уснувший город.

Леди Ластрик вдохнула, стараясь остудить голову, освободить ее от ненужных мыслей, и сосредоточится на письме. Она помнила те времена, когда их с Фирандом отец частенько прибегал к услугам та-хирского капитана по прозвищу Шепелявый. Лорд Ластрик не любил распространятся о тех делах, и после его смерти Фиранд постарался уничтожить всякие доказательства грязных делишек между Ластриками и Шепелявым, однако Катарина не стала рисковать и пренебрегать знакомством. Отец учил их, что в делах денег и выгоды прав тот, кто добивается своего. Фиранд и слышать не хотел о том, чтоб возобновить тайные сделки с та-хирцем, потому Катарине пришлось действовать в обход брата. Сперва она даже жалела о вранье, которое нарастало стремительно, как снежный ком. Но когда дело начало давать плоды, таремка сочла их достаточным утешением и оправданием. Фиранду же и в голову не приходило поинтересоваться, отчего так стремительно теряются его недруги или почему в разгар пиратского веселья на водах, меньше всех страдал флот Ластриков. Впрочем, восемь лордов из Совета и сами частенько прибегали к “дружеским услугам” та-хирцев: о том догадывались, но круговая порука держала все рты крепко закрытыми.

После того, что сталось с Фирандом, женщина не рискнула бы уговаривать его попросить помощи у старинного друга отца. Да и как о том говорить, если брат не счел нужным даже поведать ей о письме?

Катарина досадливо прикусила губу, чувствуя, как на языке стало солоно. Неужто Фиранду дорога была засранка Яфа, что из-за ее смерти в немилость попала она, Катарина? Не может быть, чтоб брат не видел всех выгод, которые принесла Ластрикам смерть рхельской принцессы. Сам же велел от нее избавится, что оставалось делать? Сказать Ракелу, что Ластрики навеки покроют позором весь род Амадов, отказавшись от царской дочери накануне свадьбы. Даже Ракелу не придет в голову искать виновных в смерти дочери в Тареме - слишком дерзко смелый поступок совершила она во благо сохранности покоя.

Женщина потерла озябшие плечи, но не торопилась вернуться в тепло своих покоев. Только холод ночного Тарема мог остудить ее злость и досаду. Фиранд, судя по всему, решил оградить ее от дел семьи, молча отведя сестре удел ключницы и смотрительницы замка. Но Катарина не собиралась терпеливо наблюдать, как брат совершит ошибку. Она верила, что рано или поздно Фиранд оценит все старания. Лучше бы раньше, с горечью подумалось Катарине, пока она пыталась соединить невидимой нитью частую россыпь звезд. Если Фиранд прознает об игре за его спиной - он рассвирепеет. Но обстоятельства вынуждали Катарину перешагнуть через его молчаливую волю. Теперь разумом Фиранда заправляет гнев. Он же застит ему взор, не дает разделить пшеницу от проса.

Катарина вернулась в комнату. К тому времени рабыня уже расставила на серебряном подносе кубки с теплым мятным отваром, пополам разведенным соком белых яблок. Напиток этот отлично успокаивал, дарил покой и отрезвлял.

- Угощайся, Многоликий, - предложила таремка, зная - мальчишка не притронется к еде и питью в ее присутствии пока она не даст согласия.

Многоликий змеей подполз к столу, уселся, собрав ноги так, что они соприкасались пятками, а коленями будто бы прилипли к полу. С жадностью голодного волчонка запихнул в рот сразу несколько кусков сморщенных и сладко пахнущих южных фруктов, не прожевав их - с сопением отпил из кубка. Заметив пристальный взгляд госпожи, так и замер, насторожившись. Катарина поспешила отвернуться, пристроившись как и он, на полу. Все чаще ее кости поскрипывали, все чаще боль в пояснице напоминала о возрасте. Скоро все мази и белила не помогут срыть морщины, которых вокруг глаз стало великое множество. Леди Ластрик не любила вспоминать о возрасте. Она давно перешагнула рубеж третьего десятка лет, и теперь всегда была в молчаливой войне со старостью. Для того ли они родилась, чтоб в тридцать семь сделаться похоронить себя в сединах, сделаться беззубой старухой, которая только и знает, что причитать о зазря потраченной молодости.

Теплое питье согрело, заставило таремку довольно зажмуриться. Мальчишка услужливо протянул засахаренный банан и Катарина приняла угощение прямо из его рук, ненароком тронув губами пальцы Многоликого. Легкая шалость, чтоб напомнить себе - она по-прежнему женщина, которая слишком давно не предавалась похоти. Мальчишка был только услужливой собачонкой, но Катарина никогда не смотрела на него другими глазами. И пусть те, кто видал ее в обществе Многоликого считали иначе, - даже брат Фиранд не раз журил ее, что срамится связями с ребенком, - женщина не спешила развенчивать сторонние домыслы. Много ли женщин ее возраста могут похвалиться тем, что их плоть тешит юный любовник?

- Ты что-то задумала, госпожа моя, - шепнул Многоликий, когда проглотил нажеванный комок.

- Думаю, что немного соленого воздуха пойдет мне на пользу, - полуулыбкой ответила она. - Видал ты Переломанный хребет?

Мальчишка отрицательно качнул головой. Таремка закатила глаза, вспоминая почти нетронутые людьми буйные плодоносные джунгли, чистые подземные источники. Переломанный хребет - полукружие архипелага, который часто называли пиратскими островами. Впрочем, сами пираты были там не частыми гостями. Много раз и разные державы отправляли свой флот, чтоб выкорчевать пиратские гнезда, но каждый раз находили там только дикие джунгли и поселения аборигенов, что торговали ракушками и мидиями, зажаренными со сладкими корнеплодами. Никто не знал, где прячутся та-хирцы. Ходили толки, будто они кочуют с острова на остров, проводят дни в наспех собранных хижинах.

Другое дело - Та-Дорто. Самый крупный остров в архипелаге, свободная земля, не признающая никаких законов, кроме голоса звонкой монеты. Здесь та-хирцы сбывали награбленное, вели торг со всяким, кому хватило смелости приплыть не с порожними карманами. Говорили, будто удачливый торговец сыщет на Та-Дорто и легендарный меч, и раба, обученного магии и прочим премудростям. Будь Та-Дорто вдвое больше - он мог бы стать занозой в заду таремских торговцев, потому что народ туда плыл со всех сторон Эзершата. Но таремцы и сами часто паслись на вольной земле, а флот торговцев обходил Та-Дорто стороной, не решаясь нарушить неписаные порядки. Та-хирца можно убить везде, но если хоть одна нога пирата стоит на вольной земле - тронуть его нельзя.

Если где и стоит искать Шепелявого, - теперь старой, копченной солью и солнцем камбале, минул шестой десяток и он давно уж не ходил в море, но был в почете у молодых та-хирцев, - то только на Та-Дорто. Самый час для морской прогулки. Осталось только придумать байку Фиранду. Таремка прикинула, сколько времени может уйти на путешествие туда и обратно. Десяток дней с попутными ветрами и быстрым судном, благо их у каждой таремской пристани как селедок в бочке. За мошну с золотом ни один капитан не станет приглядываться, кто зашел к нему на борт, а за полсотни золотом поплывет хоть к Велашу. О втором Катарина не беспокоилась вовсе: с приходом весны та-хирцы становились хозяевами морских просторов, торговля на Та-Дорто просыпалась, и всякий уважающий себя капитан спешил поглазеть на заморские диковинки, да набить трюмы всякими товарами. Пираты не копили сокровища, потому добытую разбоем эфратийскую древесину, дорогие таремские вина или рхельские шелка сбывали на треть дешевле от цены на рынках. Никто не упускал случая поживиться, недаром ходила поговорка, что на Та-Дорто лучше ехать с полными ларями золота и прирезанной совестью.

- Надеюсь, у тебя нет морской хвори, - сказала Катарина, снова глотнула мятного отвара, скосила взгляд на мальчишку - тот продолжал уплетать за обе щеки. Поднос со сладостями стремительно пустел.

- Я много плавал, госпожа моя, - сказал он, на этот раз с набитым ртом и кусочки фруктов посыпались на дорогой ковер. Многоликий вытер с подбородка дорожку от слюны. - Хочешь взять меня с собой, госпожа моя?

- Хочу, - отвечала Катарина. - Мне нельзя волочить за собою эскорт, чтоб не привлекать лишних глаз и ушей. Однако же я еще не настолько глупа, чтоб не позаботиться о собственной безопасности. Тебе же я доверяю. - Она сделала выразительный акцент на последнем слове, гадая по лицу мальчишки - о чем он подумал? Но бледно-серое лицо осталось немым, сладости - и те вызывали в нем больше интереса.

- Я буду твоей тенью, госпожа моя, - пообещал мальчишка. Тут же с сопением и чавканьем опорожнил кубок, и, довольный, облизнулся.

Миэ

- Смешно, Арэн из Шаам, но мы опять пришли туда, откуда начинали. - Миэ, наконец, оторвала взгляд от широких разломов на стене. Все они брали начало в одной точке и ползли вверх: множились и расползались, точно раскидистая крона, упираясь в потолок. - Видел же, что сталось с башней фергайр. Чудо еще, что она выстояла и не развалилась вовсе.

Арэн поскреб подбородок, тронул пальцами зудящую рану на носу. Теперь ко всем шрамам дасирийца прибавился еще и этот - кривой, узловатый, ровно на переносице. Странное дело, но эта вспухшая багряная рана делала не шибко симпатичное лицо Арэна привлекательнее. Только его перепуганная брюхатая девчонка каждый раз с перепугу выпучивала глаза, будто рыбина. Миэ позволила себе немного иронии, подумав, что сталось бы с северянкой, увидь она, как ее “господин” перевешал половину села крестьян только за то, что те вовремя не пристали на его условия и отказались в срок выплатить положенный налог. По меркам таремки, голодранцы заслужили такую кару: плох тот хозяин, который не в состоянии приструнить зарвавшихся простолюдинов. Но сопливой северянке, которая сама вышла из той же порченой глины, такое наказание, несомненно, показалось бы верхом жестокости. Миэ.

И что он в ней нашел, думала волшебница, когда вместе с остальными женщинами, пережидала нападение шарашей в складах гавани. Гаденький голосок подсказывал, что самому дасирийцу было бы только на руки, чтоб девчонка отошла в мертвое царство вместе со своим ублюдком. Если, конечно, ребенок был взаправду. Пока что единственным свидетельством ее беременности была только Хани, на которую снизошло озарение; сама белоголовая колдунья не могла сказать, что было ему природой, но утверждала свое, как заговоренная. Глядя на Бьёри, - девчонку не мучила хворь, не разбирала утренняя слабость, - Миэ начинала сомневаться в правдивости слов Хани. Кто его знает, может, северянка таким образом услужила своей землячке. Но о том, чтобы высказать свои подозрения Арэну, таремка и не помышляла. Каждый раз, знал дасириец о том или нет, когда взгляд его падал на живот Бьёри, он делался мягче, будто мысленно уже качал на руках своего первенца. И Миэ не хотелось рушить его мечты. Но если мелкая фергайр солгала, волшебница дала себе обещание предать ту самым страшным мукам.

Когда все закончилось, Сьёрг сделался большим пожарищем, в котором удалось уцелеть редким домам и постройкам. Когда Миэ увидела, что сталось с Белым шпилем, она не нашла в себе слез. Боль от того, что в тех камнях покоиться Раш, сдавливала сердце тугой петлей. Она не решалась говорить о своих подозрениях дасирийцу, хотя Арэн и так видел башню и не мог не подозревать того же. Но по молчаливому сговору они не начинали скорбных разговоров несколько дней. Берн, которого дасириец вынес на себе, на удивление быстро приходил в себя. Раны, оставленные шарашами на теле северного вождя, остались чистыми и жизни Берна ничто не угрожало. Еще до вечера того дня, когда случилась битва, всех уцелевших забрали в Брайорон. Замок стоял на отшибе, и почти не пострадал от землетрясения. Ту часть, что жалась к горе, частично побило камнем, вышибло западную часть стены, но стены выстояли. И, хоть внутри там было так же промозгло, как в черном Харроге, замок Владыки Северных земель оставался единственным защищенным местом в Артуме. Берн, чьим здоровьем озаботилась сразу дюжина служителей разных храмов, велел отвести чужестранцам комнаты в верхних покоях, несмотря на возражения жены мертвого Торхейма. По законам Артума, вдова Конунга имела право оставаться в Брайороне столько, сколько ей вздумается, и ее благополучием должен озаботиться новоизбранный Владыка, однако она теряла всякие права, и голос ее в замке был не главнее голоса какой-нибудь прислужницы. Однако, и ту не обошлось без нашептывания Сарии, Бьёри поселили вместе с Миэ; комната Арэна, правда, располагалась совсем рядом по коридору, но Миэ бесила сама мысль делить комнату с северянкой.

Наутро следующего дня была назначена церемония коронования Берна на престол Артума. Фергайры, - их выжило ровно девятеро, торопились. Страна, обезглавленная и выпотрошенная битвой, стремительно скатывалась в хаос: утратившие человечность горожане ударились в грабеж, некоторые из тех, кого проело проклятие шарашевой гнили, старались укрыться от смерти. Их находили свои же и устраивали самосуды. Дозорные приносили вести и сотне обезглавленных горожан, многие из которых не подхватили заразы, а стали жертвами страха своих сородичей.

Перед сном их с Бьёри навестил Арэн. Дасириец выглядел паршиво: серый и осунувшийся, он переоделся в чистое, но не стал сбривать густой щетины. Выглядел дасириец на десяток лет старше своего истинного возраста.

Пользуясь тем, что Бьёри откисает в лохани, Миэ решила поговорить с ним о своих волнениях. Услыхав про Раша, дасириец скрипнул зубами.

- Думаешь, я о том не думал? - сказал он, глядя куда-то поверх головы таремки. - Раш и не из такого дерьма выпутывался.

- Ему не может везти так часто, - осторожно сказала волшебница, на что тут же получила взбешенный взгляд Арэна. Знала - он злиться не на ее слова, а на себя, оттого, что не в силах противопоставить им стоящий довод. - Мне обрыдли Северные земли, которые отбирают дорогих мне людей. Надоело чуять смерть у себя на закорках. Дня такого не сучилось, чтоб я не молилась Вире и Амейлин о заступничестве в мертвом царстве, если мне суждено будет нынче туда спуститься.

- От меня-то ты чего хочешь? - сдался дасириец. Он снова потянулся пальцами к переносице: рана заживала и досаждала ему постоянным зудом, но Арэн нарочно отказался просить служителей прибрать отметину целительными молитвами. Он гордился каждым своим шрамом.

- На рассвете Берна провозгласят владыкой. Делай, зачем тебя послали - и едем домой. - На последних словах голос подвел ее, дрогнул и Миэ пришлось сделать паузу, чтоб сглотнуть ставший в глотке ком. - Не могу мучиться неведением.

Арэн согласился.

- Миэ, ты разве не видишь, как мир меняется? - вдруг, спросил он. - То, что твориться Северных землях - ползет дальше, вниз. Рано или поздно, но волна эта сойдет на Дасирию, Тарем, Рхель… Расползется по Эзершату будто порченная кровь. Не говори мне, что не чуешь недоброго предзнаменования. Слыхала, что рхельские посланники говорили? Неладное твориться в Иштаре, народ ждет какого-то Первого бога. Знаешь же не хуже моего, что пророки появляются в злое время, чтоб воду мутить, сеять раздор.

Миэ хотелось прикрыть уши ладонями, лишь бы не слышать его слов. Но она сдержалась. Арэн говорил все то, о чем она не отваживалась говорить себе самой. Эзершат стремительно менялся. Даже здесь, далеко от сердца мира, таремка чувствовала изменения, видела, как незримо и необратимо отмирает что-то старое, взамен которому приходит другое - злое и смердящее смертью.

Половину ночи волшебницу мучали тревожные сны. Когда очередной кошмар окончательно разогнал пелену сна, Миэ выбралась из постели, и, кутаясь в меховое покрывало, присела к жаровне. С помощью магии развела огонь и еще какое-то время рассматривала пламень, пока тепло не прогнало дурные воспоминания. Бьёри, несмотря на шум, поднятый ее возней, сладко спала, изредка посапывая и с шумом втягивая воздух. Миэ знала, что остаток ночи проваляется в постели, в бесполезной попытке поймать дремоту, потому решила не тратить зря время. Книги и “ониксовые глаза” все еще дожидались своего часа. А еще у нее й руках была странная засаленная тетрадь торгаша Дюрана, которую только предстояло как следует перечесть.

Таремка выколдовала путеводный шар и раскрыла первую страницу дюрановой книжицы. Первого беглого осмотра хватило, чтоб понять - ей в руки попала скрупулезная перепись всех расходов и доходов, которые торговец получал за последние несколько лет. Миэ разочарованно вздохнула. Она до последнего тешилась мыслью, что найдет внутри разгадку шарам, а заодно узнает, почему один из них попал в руки таремца, а второй оказался в пещере харст знает где. Коробки, в которых лежали оба шара, были похожи, точно две капли воды, и волшебница не сомневалась, что “глаза” были связаны для общения. Осталось только прознать, с кем Дюран держал связь. Отчего-то Миэ казалось, что именно в том кроется разгадка.

Судя по записям таремца, он вел учет чуть не каждой медной монете. Торговал винами, разными безделушками, дешевыми шелками и дешевым же снаряжением. Судя по записям за последний месяц, он ехал в Артум чуть не доверху нагруженный мечами, щитами бронями. Все дешевое, но по подбитым расчетам, таремец рассчитывал взять за все тройную цену. Волшебница мысленно присвистнула - аппетитам Дюрана оставалось только позавидовать. Но Миэ насторожило иное: она не так хорошо знала северян, но за время, проведенное в Артум, нагляделась достаточно, чтобы кое-что понимать. Никто в Северных землях не оставался безоружным, даже мелкие горожане вооружились шипастыми дубинками и плохенькими копьями, пусть и с бронзовыми наконечниками. Люди, которые привыкли к постоянной войне, привыкли же быть к ней готовой днем и ночью. Продавать им оружие так же нелепо, как пытаться всучить таремскому виноделу дешевую лозу, да еще и требовать за нее втридорога. Миэ задумчиво полистала книжонку дальше, пока записи не оборвались…

Дюран с первой их встречи не понравился таремке, даже родственность рождения не всколыхнула в Миэ хоть сколько-то симпатии к купцу. Однако она никогда не заблуждалась на его счет: торгаш был жаден, но не глуп. И чем больше волшебница размышляла о нем, тем сильнее крепло ее мнение, что купец вовсе не по глупости или случайности вез в Артум оружие и доспехи.

Дюран знал, что распродаст каждый клинок и каждый щит.

И знал, что в них будет нужда, иначе стал бы он рассчитывать, что выйдет так удачно нагреть руки?

Миэ отложила книгу и вздрогнула, когда Бьёри в который раз засопела. Таремка поднялась, не в силах усидеть на месте. Мысли путались, терялись, забегали одна вперед другой. Но среди всей вакханалии в ее голове, оставалось то зерно истины, которую Миэ только что нашла, но еще не могла ухватить за хвост. Женщина металась от стены к стене, останавливалась, собирая то, что опрометчиво поспешила сбросить со счетов. И все повторялось снова. Пока, наконец, не нашла то, что искала.

- Он ведь знал, - прошептала она себе под нос. - Этот торгаш знал, что в Артуме на счету будет каждый меч, каждый щит и каждый шлем. Он знал, что будут нападения на Яркию, оттого и остановился там! И после, куда бы ни следовал обоз, он всюду был поблизости!

Последние слова она почти прокричала, забыв об осторожности. Северянка, разбуженная ее голосом, пискнула, и села в постели, хлопая сонными глазами.

- Мне нужно поговорить с Арэном, - сказала таремка, накидывая на себя меховую тунику, одолженную у кого-то из горничных Сарии. - Если еще не поздно.

Она выскользнула в дверь, вспоминая, когда же таремец попадался ей на глаза в последний раз. Выходило так, что еще до того, как пришлось спешно покидать Харрог. Тогда таремец пытался сыскать вора, но, не найдя справедливости, затерялся в общей суматохе. Вернее всего обнаружил пропажу и сбежал.

Путь до комнаты дасирийца был коротким, но таремка успела сотню раз обозвать себя дурой и слепой совой. И как она раньше не догадалась?! Все лежало на самом виду, только бы немного присмотреться… Наверное, оттого-то Дюран не сильно озадачивался прикрытием: кто подумает худое на навязчивого торгаша?

- Арэн, вставай! - Она ворвалась в комнату дасирийца, в темноте налетела на стул и едва не упала лицом в едва тлеющую жаровню.

Дасириец вскочил мгновенно, потянулся за мечом, рыская по комнате сонным взглядом. Таремка на всякий случай отошла на безопасное расстояние. Миэ снова начаровала путеводный шар, все еще обеспокоенная, что дасириец с перепугу переполовинит ее.

- Стучись прежде, - проворчал Арэн, когда тусклый свет обозначил лицо его ночной гостьи. Он сел на постель, потирая глаза и широко зевая. Штаны, рубашка, лежащий рядом меч: дасириец был готов давать отпор в любое время. - Что случилось-то? Что-то с Бьёри? - всполошился он.

- Ничего, кроме того, что один заезжий дасириец надул ей живот, - не сдержалась Миэ.

Взгляд Арэна говорил красноречивее всяких слов. “Ты ради этого меня среди ночи подняла?!” - читалось в нем, и таремка поспешила поведать истинную причину позднего визита. Говорила обстоятельно, стараясь не делать акцентов на тех случаях, что заставили насторожиться ее саму. Так она хотела уберечься от возможной ошибки. Кто знает, может Арэн, услыхав ее рассказ, подумает иное и на другого человека.

Когда она умолкла, дасириец еще какое-то время не спешил говорить, но сделался мрачнее тучи. От напряжения он разбередил рану, и из-под подсохшей корки сочилась кровь. Миэ потянулась было к нему, но дасириец отгородился от нее резким взмахом руки. Таремка мысленно пожала плечами и опустилась в кресло, озираясь на стол, в поисках, чем бы перекусить. Размышления нагнали на нее голод, а за крошечными окнами мутно-молочного стекла занимался рассвет. Не найдя еды, Миэ пришлось довольствоваться вином. Оно было крепким, как и все напитки которое ей доводилось пробоваться в Северных землях, но зато от первого же глотка по телу будто разлили пламень. Миэ, довольная собой, прижмурилась, наблюдая за Арэном.

- И как мы огли не приметить его? - было первым, что сказал дасириец.

Миэ позволила себе снисходительную улыбку. Значит, она не одинока в своих подозрениях, это придавало уверенности. Она сделал еще глоток, прежде чем заговорить.

- Как для дасирийца, Арэн, ты непростительно плохо знаешь таремцев. Многие только через обман и добиваются того, что имеют. За право сидеть в Совете девяти мой отец сделал много такого, о чем не стоит говорить в голос. Даже от малой части той грязи, ты бы стал презирать весь наш род, но, к счастью или сожалению, Тарему не нужны благородные лорды. Над всеми нами только один закон - монета. Кто знает, что заставило Дюрана поступить подобным образом.

- Как ты можешь защищать его? - Арэн выглядел растерянным.

- Я не защищаю этого человека, - поправила Миэ. - Если хочешь, себя корю, что не разглядела змею в туфле. Уж мне-то позорно было не приглядеться к этому купечишке. Хотела бы я знать, в какую щель забилась эта гадина.

- Думается мне, когда он заприметил пропажу шара и своих записей, подумал, что его вот-вот разоблачат, не стал дожидаться и унес ноги. В такой-то суматохе - проще носком ветер ловить, чем искать Дюрана посреди развалин. Теперь-то под каждым камнем найдет себе пристанище от досужих глаз.

- И попасть в лапы разъяренным горожанам? - Волшебница не разделяла уверенности дасирийца, хотя отчасти он был прав - разруха стала Дюрану союзником. С другой стороны ему нечего и надеяться на то, чтобы покинуть город с кем-то из северян. Разве что искать наемников, но таремка собственными глазами видела разрушенную до основанию гильдию Сопровождающих. Если там и остались уцелевшие, то они разбрелись по всему Сьёргу.

- У него будто бы были какие-то дела с рхельцами, - неожиданно сказал Арэн, озвучив мысль таремки.

- А рхельские послы все время были около Сарии, и никто из них не пострадал, - прибавила Миэ. - Что может быть проще - спрятаться под самым носом, там, где никто не станет искать. В духе Дюрана.

- Нужно сказать Берну, - решительно заявил Арэн и даже успел сделать шаг к двери, прежде чем таремка остановила его окриком.

- Хочешь спугнуть его? - недовольно проворчала она, нехотя поднимаясь на ноги. Осушила чашу с вином, поморщилась от жара в горле. - Берн горяч, на Сарию давно злость у него, сам же видел. Скажешь ему теперь - так он только сгоряча шум поднимает, а нашей змее только того и надобно. Опять пятки нам покажет - и всего делов.

Арэн продолжал хмуриться, нижнюю часть его лица расшили кровавые ручейки.

- Миэ, это не наша забота, - наконец, сказал дасириец, и таремка не могла не признать, что слова его справедливы. - Мы чужаки тут.

- Чужаки, которые успели сунуть свои носы во все щели, - парировала волшебница. Вино разгорячило ее, развязало язык и Миэ стило больших усилий сдерживаться. - Мне певать на Артум, - сказала чуть резче, чем следовало - прочла это в глазах Арэна. - Северные земли всегда были слишком далеко от сердца Эзершата, жили обособленно и не встревали в наши беды. Дасирия, Рхель, Тарем - этим людям все равно, хоть бы мы и сгинули вовсе. Но насмешкою богов так выходит, что тот, кто может сесть на золотой императорский трон - здесь, в Артуме. Сария так наверняка интригу заплела за мужниной спиной. Берн может голову ей снять, но рхельцы - они как дождевой червь, бесконечны. Рассеки их на мелкие куски - из каждого вырастет новый, глазом моргнуть не успеешь. Они никогда ничего не затевают в одиночку. А уж тем более, когда на кону Дасирийская империя. Шиалистана они поставят императором, Фьёрн им помеха. И прибрать его духу не хватает.

Чем больше Миэ говорила, тем яснее открывалась суть червоточины, что прогрызла Артум.

- Жизнь Фьёрна может возвеличить ее. Сам посуди, кем она была все это время? Прислужница грубому мужику? Рхельки горды, спесивы и злопамятны. Теперь же она станет вести торг за то, чтоб ее сыну нашли достойное место при дасирийском дворце. Сария не так глупа, чтоб не понимать, что захоти большего - припрет рхельцев к стенке, а даже мышь, загнанная в угол, становиться храброй от страха. Пусть Рхель не спешит мараться кровью, но, когда иного выбора не останется…

Миэ сделал многозначительную паузу, предлагая Арэну остальное додумать самому.

- Ошибкой будет думать, что на кону стоят Северные земли, - добавила волшебница. - Им достается, но я пока не знаю от кого и за что. Но то, что разруха в Артуме рхельцам на руку - у меня нет сомнений. Однако же пристрелить кабана и освежевать его - это вовсе не одно и тоже. Потому мы ничего не скажем Берну.

- Как только я получу ответы на письма - я ни дня не стану торчать в Северных землях, - предупредил дасириец. - Мы будто бы взяли уговор, что уедем как можно скорее.

- Все так, - согласилась таремка. - Давай поглядим, что будет на церемонии. Рхельцы догадываются о твоих намерениях, Арэн, и как только фергайры опояшут голову Берна серебряный обручем Конунга, им не останется иного, кроме как торопиться скорее уладить свои делишки. Тот, кто спешит - спотыкается, а тот, кто выжидает в засаде - всегда на шаг впереди.

- А кто тогжа сидит в засаде за нашими спинами? - догнал ее в спину вопрос Арэна, но таремка покинула комнату без ответа.

Несколько следующих часов ушло на то, чтобы привести себя в порядок. Вдова Торхейма оказалась женщиной суровой и прямолинейной. Едва зайдя в их с Бьёри комнату, она дала понять, что делает это не по доброй воле, а по настойчивой просьбе Торхейма. Но ее прямота только позабавила Миэ - на фоне происходящего вокруг, таремка вдвое больше ценила честность.

Женщину звали Олха. Следом за нею явились прислужницы с чистыми одеждами, которые Олха принесла в дар гостям Берна. Платья были почти одинаковы и мало чем отличались от наряда вдовы Торхейма. Оба из толстой, но мягкой шерсти, по вороту подбитые мехом серой лисицы. Миэ в который раз пожалела о своих пропавших нарядах. Ее заклинаний хватило, чтоб так-сяк подогнать платье по своей фигуре, Бьёри же ее наряд пришелся впору. К тому времени, как Арэн пришел поторопить их, они обе были одеты и причесаны.

- Ты что-то задумала, - шепнул ей на ухо дасириец, пока они мерили шагами ступени.

- Возможно, - уклончиво ответила таремка. Северное пойло так же быстро выветривалось из головы, как и разгорячило кровь, и Миэ чувствовала себя будто с похмелья. Ее донимал голод и злость. - Одно могу тебе сказать: Дюран или воспользуется общим гуляньем, чтобы сбежать, или останется без своих сторожей. Конечно же, если он до сих пор в городе, - поспешила уточнить она.

Внизу их ждала порядком поредевшая группа вождей, во главе которых стоял Фьёрн. По случаю возвышения отца, молодой северянин избавился от доспехов, заменив их на домотканую рубаху, украшенную скудной вышивкой по вороту, и штаны из искусно выделанной бараньей кожи. Часть его лица опухла и побагровела, но борода была в ладу, а губы - в приветливой улыбке гостям. Миэ так и не смогла заставить себя думать о нем как о возможном правителе Дасирийской империи. Фьёрн был воином, не менее справным, чем Арэн, но он так же был и варваром, человеком, который не создан для того, чтоб провести остаток дней за составлением указов, выслушиванием вереницы прошений. И уж наверняка Фьёрн ничего не смыслил в тонком искусстве интриги. А чтобы удержать золотой трон одной только силой, надобно быть Гирамом Великим. Хотя, даже он не брезговал подкупами и шантажом, а злые языки утверждали, будто не единожды просил помощи у братьев Послесвета.

Посвящение Берна прошло поспехом, скомканное и торопливое. Всю ночь за окнами стояло марево погребальных костров, и таремка старалась не думать о том, откуда взялся тонкий слой пепла, укрывший все вокруг. То от вчерашнего пожара, успокаивала себя волшебница, стараясь держаться ближе к Арэну. Берн остался на крыльце Брайорона, остальные спустились вниз, к подножию ступеней. Пришли горожане, все, кто мог ходить, но даже их было слишком мало. Сколько их? Три, может быть, четыре тысячи, и большая часть - женщины и старики, почти нет детворы, а мужчины, способные оборонять город, измотанные минувшей битвой.

Впереди, в самых первых рядах, отгороженные от толпы немногими уцелевшими воинами Берна, стояла Сария, с нею рядом рхельсие послы. Миэ со злости скрипнула зубами и обменялась многозначительным взглядом с Арэном.

Все закончилось быстро. Фергайры по очереди клали на голову Берна серебряный венец и на северной речи благословляли его править мудро, по совести, охранять свой народ и попирать всякого, кто придет в Северные земли со злым умыслом. После в толпу горожан швырнули несколько пригоршни серебряных и золотых монет, пшеницы и воды, освященной служителем Снежного. С колен Берн поднялся уже Конунгом, Владыкой Северных земель.

Прислужники вынесли столы прямо во двор замка, где всякий желающий мог выпить за здравие нового правителя и преломить угощения, желая ему долгих лет, неомраченных напастями.

Пользуясь тем, что в общем натянутом празднестве никому и дела нет до них, чужестранцев, Миэ отыскала глазами Арэна и протиснулась к нему сквозь порядком набравшихся северян.

- Я видел рхельцев с Сарией, - сказал дасириец, предвидя ее вопрос. В его руке тоже был кубок, но Арэн, казалось, даже не притронулся к вину. - И Дюрана тоже не видал.

- Думаю, самое время наведаться в замок. - Миэ улыбнулась на его неодобрительный взгляд. Ну и пусть думает, что себе пожелает, после еще благодарить будет.

- Миэ, - окликнул ее дасириец, когда она собралась уходить. - Постарайся не натворить бед. И не забывай, что ты будешь нужна мне сегодняшним вечером.

Таремка кивнула, мысленно посмеявшись над Бьёри, которая жалась к Арэну: услыхав его последние слова, северянка не расплавилась с досады. Миэ пришлось потолкаться, чтобы высвободиться из толпы. К тому времени, как она улучила подходящий момент пробраться в Брайорон, большая часть северян уже успели порядком набраться хмелем: кто дремал, прикорнув прямо на скамьях, кто пытался ухватить за зад прислужницу. Где-то шумно разгоралась драка. Волшебница миновала столы, стараясь не попадаться на глаза Сарии: рхелька, будто почуяв неладное, подозрительно озиралась по сторонам, и не на шаг не отходила от Берна. О том, чтобы сунуться в замок через главные ворота не могло быть и речи: случись что, обязательно найдется пара северян, которые заприметят, чужестранку.

Но сейчас Миэ занимало только приземистое здание, плотно прилегающее к правой замковой башне. Через дверь в нем прислуга выносила блюда с горячими хлебами и соленьями. Попав внутрь, Миэ поняла, что ее расчет был верным - за дверями, дымя котлами и обливаясь потом, расположилась кухня. Кухарка, - седая, но крепкая баба, - мешала поварешкой в самом закопченном котле и даже не обратила внимания на гостью в ее царстве. Миэ тут же шагнула за стеллаж с бочонками, потрепала по голове мальчишку, который тащил впереди себя поднос с несколькими штофами темного пива, и устремилась к лестнице. Та тянулась бесконечно долго, будто ступеням вовсе не было конца. Таремка остановилась лишь раз, чтоб наложить на себя чары невидимости и, как оказалось, вовремя: лестница оборвалась в арке, которую сторожили сразу несколько воинов, все с медвежьими лапами на бронях. Миэ потихоньку сняла сапоги, прижала их к груди и, неуслышанной, проскочила через охрану. Коридор уводил ее дальше вперед. Еще несколько раз она натыкалась на воинов, что исправно несли дозор. Потом свернула направо, чтобы снова встретиться с лестницей.

Когда таремка начала думать, что заплутала, дорога привела ее в широкую галерею, всю увешанную трофейным оружием. Найдя знакомую лестницу, Миэ приободрилась и поспешила подняться ею. Найти комнаты рхельцев оказалось несложно, благо, что северянка, которая помогала ей соскребать с себя грязь, любила потрепать языком. Будь волшебница на месте Берна, она бы велела немедленно отрезать девчонке язык, но ее болтливость пришлась кстати.

В южном замковом крыле стражники стояли чуть не у каждой двери. Миэ пришлось подобрать юбку, чтоб шорох ткани не растревожил слух северян. Выглядели воины угрюмыми, волшебница не сомневалась - они получили приказ умертвить всякого, кто сунется в комнаты Владыки Северных земель и его жены. Но ее интересовали другие покои. Таремка прошла еще немого, радуясь, что шум от всеобщего гуляния заглушает каждый неосторожный шорох, свернула в куцый коридор, и снова оказалась в коротком проходе, всего на три двери. Заканчивался он тупиком - все, как рассказывала болтливая прислужница. Здесь не было стражников Берна, зато по коридору расхаживали сразу несколько жилистых наемников. Эхо забавлялось с лязгом их окованных железом сапог. Миэ захотелось прямо сейчас отыскать ту северянку и оттаскать ее за волосы: девчонка и словом н обмолвилась, что и эти двери будут стеречь. Тут же в голову таремки закралось нехорошее подозрение - а что если ее саму обвели вокруг пальца? Если прислужница вовсе не “случайно” оказалась так словоохотлива?

Стоило волшебнице подумать об этом, как чья-то ладонь легла на ее плечо. От неожиданности таремка вскрикнула, но звуку не суждено было родиться: рука змеей метнулась к ее лицу, мозолистая ладонь зажала рот. “Кто может меня видеть?!” - забилась тревожная мысль, но кем бы ни был тот, что стоял за ее спиной, он видел ее, точно сиротливую березу на солнечной поляне. От него разило горьким пивом и копченостями - все это подавали нынче во дворе.

- Зря ты, пташка, - шепнул пленитель в самое ухо таремке. - Не по твою душу я пришел.

Не успела Миэ и глазом моргнуть, как мужчина осторожно увлек ее обратно в пролет между коридорами. Тут же ловко опрокинул ее на живот. Казалось, рук у него не меньше, чем у паука лап: чудным образом мужчине удавалось и держать ей обе руки, и зажимать рот, и раздавить под носом какую-то глиняную склянку. В лицо Миэ ударил незнакомый сладкий запах и, прежде чем она смогла подумать о самом плохом, взгляд ее потух.

Когда таремка очнулась, стены и пол еще какое-то время хороводили в глазах. Не сразу, но ей удалось сесть и осмотреться. Первым делом она ощупала себя: ни крови, ни смертельных ран. Пелена невидимости давно спала, оставив лишь несколько лоскутов, но и те стремительно таяли. “Значит, я пролежала здесь всего ничего”. Миэ поднялась, опираясь на стену, и прислушалась. Тишина, как и прежде, была безраздельной хозяйкой этой части Брайорона. Но и в ней было что-то подозрительное.

Шаги. Теперь ее не нарушали даже шаги наемников.

Миэ сглотнула, соображая, что делать дальше: удрать со всех ног, или заглянуть и проверить, отчего притихли наемники? Она выбрала второе, кое как, разгоняя тошноту, укуталась новом невидимым коконом, и вернулась обратно к комнатам рхельских послов.

Наемники лежали на полу: кто ничком, кто запрокинув голову. Все трое в луже собственной крови, которая уже взялась коркой, и из багряных пятен на Миэ глядело ее собственное отражение. Таремка привыкла к смертям, потому зрелище тройки мертвецов не тронуло ее. Куда больше волшебницу взволновала приоткрытая дверь в комнату, которую они стерегли. Миэ пришлось переступить через покойника, который лежал поперек входа. Стараясь не испачкать обувь, таремка замерла на пороге. Дюрана она увидала сразу: толстый купец спущенных штанах распластался на полу. Его глаза была выпучены, губы посинели, а сквозь них выпирал разбухший язык. Глотка торговца была буквально искромсана надвое, куски кожи выпирали наружу под натиском лопнувших жил и вен. Обе ладони Дюрана густо укрывала кровь - бедолага не сразу умер, а до последнего хватался за жизнь.

Миэ прислушалась снова - не выдала ли себя? Хороша же она будет, если кто-то застукает ее здесь, наедине четырьмя трупами. Пятью, поняла она чуть позже, когда взгляд упад на постель, где лежала мертвая голая северянка. Видимо, “гость” застал торговца в разгаре похоти. Кругом валялись вещи из вывороченного сундука. Таремка подошла ближе, осмотрела тяжелый навесной замок: ни царапины. Выходит, либо убийце посчастливилось найти ключ, либо он знал толк в воровстве. Понять бы еще, что он искал, подумала Миэ. Может, ониксовый глаз?

Таремка поспешила вон из комнаты. Поразмышлять об увиденном можно и за стенами комнаты, а с каждой минутой она все больше рисковала.

Обратно волшебница вернулась тем же путем. Во внутреннем дворе замка стало малолюдно. Служки убирали столы, прислужницы сносили грязню посуду. Арэн, увидав Миэ, поспешил к ней, довольно грубо ухватив за локоть.

- Берн ждет меня с письмами, а тебя неизвестно где харстова дюжина носит, - проскрипел он.

- Дюрану глотку перерезали, - без вступления выдала таремка. - И наемников, что покои рхельских послов стерегли, всех троих. Да так ладно, что никто и не хватился. Что-то искали в комнате: все вверх дном перевернуто.

Арэн дернулся, будто его ужалила ядовитая гадюка, но шагов не убавил.

- Рассказывай все, как видела.

К тому времени, как они оба оказались у двери в зал, куда их провели охранники, Миэ успела выложить все, что видела. Арэн помрачнел больше прежнего, но продолжал хранить молчание, словно ему отнялся язык. Таремка даже не успела растормошить его вопросами - двери в зал распахнулись, и стражники поторопили их.

Берн не сидел на троне. Он стоял поодаль, смотря на место владыки Северных земель так, будто искал в нем изъян.

- Мне все чудиться, будто отец на нем сидит, - сказал Берн, не поворачивая головы. - Видали, как Олга меня глазами жалила? Зло в ней не издохло, все тужится неугодного хора сбагрить с глаз долой. Мне уж Сария нашептывает, чтоб больше никогда ничего первым не пробовал, видать, боится, что эта сварливая баба задумала меня со свету сжить. Я ей тут как вечное бельмо, гнойник: каждый раз напоминаю о ее бабьей немощности.

Миэ скосила взгляд на Арэна - что тот будет делать? Но дасиреиц молчал, вытянувшись, словно его посадили на кол. Но желваки на скулах Арэна двигались, будто живые. Таремка последовала его примеру и не полезла в разговоры первой.

- Я помню о твоих словах, дасириец, - наконец, сказал мужчина. Обернулся, метаясь взглядом от Миэ до Арэна, словно не решался, кому из них стоит больше верить, а кому - меньше. - Показывай свои письма.

Арэн кивнул и выудил из-за пазухи оба туба. Северянин спрятал в бород улыбку, подивившись, что чужестранец носит бумаги при себе, на что Арэн ответил, что так оно всегда надежнее. Миэ оставалось лишь молча наблюдать за ними, и гадать, отчего до сих пор не подняли шум из-за покойников. Не может такого быть, чтоб их до сих пор не нашли. Но, стоило ей только подумать об том, как дверь заскрипела, впуская в зал Сарию, а в купе с нею тридцать три сквозняка. Волшебница зябко поежилась, заранее зная, о чем будет спор - лицо рхельки было яростнее грозовой тучи. Следом за ней спешил бородач, который, как поняла Миэ, заправлял стражниками в Брайоране. Воин, до этого угрюмый и молчаливый, теперь то и дело менялся цветом лица.

- Комнаты послов из Рхеля выпотрошили, их наемников перерезали, как молочных ягнят, а мой муж, вместо того, чтоб сгладить этот позор чешет языком с какими-то проходимцами, - проскрежетала она, не удостоив гостей мужа даже взглядом. Еще и спиной обернулась, будто нарочно говоря: “Вы тут пустое место”.

Последовавший за ее словами грохот заставил Миэ вжать голову в плечи. Потребовалось несколько мгновений, прежде чем таремка прогнала из ушей навязчивый звон. Берн стоял у стола, раздосадовано глядя на столешницу, которая треснула, не выдержав удара кулаком. По ладони северянина текла кровь. Даже Арэн выглядел ошеломленным. Сария же будто оглохла и ослепла: рхелька стояла на прежнем месте, высоко вздернув подбородок. Она выжидает, подумала Миэ, как охотник - изматывает дичь, пока та не свалиться с ног. Чтоб не портить шкуру. Желает играть красиво, чтоб после Берн не поставил ей в укор, мол, по твоему настоянию поступил, на себя теперь пеняй.

- Я велел никому не тревожить меня, - прогрохотал Берн, обращаясь к мужчине за спиной рхельки. - Яйца тебе на что, если ты бабу задержать не можешь?!

Бородач сперва набычился, но тут же отошел, пробасив, что госпожу было не удержать. Миэ вдруг сделалось неуютно оттого, что они с Арэном сделались невольными свидетелями личных дрязг, но она терпеливо ждала, чем окончиться дело, тут же смекнув, что северянка ни словом не обмолвилась о таремском купце. Может, забыла?

Тем временем Берн велел бородачу убираться, но тот сообщил, что за дверями дожидаются разгневанные рхельские послы.

- Не до них мне теперь, - сказал Берн.

- Тебе нужно их принять, - настаивала Сария. - Ты теперь Владыка Северных земель, твое слово говорит за всех нас. Хочешь прославиться позором, Берн? Не хватало еще, чтоб Артум с Рхелем воевал!

Мужчина будто бы и хотел возразить ей, но смолчал. Даже Миэ не могла не признать правоту слов Сарии: если Берн теперь не станет вести разговоров с послами, те обязательно преподнесу это как личное оскорбление Ракела и всего Рхеля в его лице. Что ж, оставалось надеяться, что Берн не выставит за дверь их с Арэном, потому что Миэ крепко сомневалась, что северянину хватит силы противостоять натиску сразу стольких рхельцев. Он был сильным воином, предводителем над своими людьми, который без страха вел их в битву, но еще не успел поднабраться опыта и чутья, нужного для политических толков. И Сария неприминет этим воспользоваться - ей ли не знать своего мужа?

- Впусти их, - велел Берн бородачу.

- Думаю, чужестранцев лучше попросить обождать за дверьми, - тут же встряла Сария.

- Если ты теперь не посадишь язык на привязь, я собственными руками вырву его из твоей глотки, - пообещал Берн, и что-то в его голосе заставляло верить, что он в точности исполнит угрозу.

Сария умолкла, а вместе с нею и все остальные звуки, до того самого момента, пока дверь в зал не впустила новых гостей и новых сквозняков. Рхельцы вышагивали важно, оба разодетые в изумрудно-зеленые свободные одежды, изукрашенные богатой вышивкой. Мужчины степенно поклонились Берну, еще раз принесли ему свои поздравления, восхвалили его мудрость и великую силу. И только после этого, так же не торопясь, поприветствовали остальных. Улучив момент, Арэн вопросительно глянул на Миэ, но таремке не чем было его порадовать. Видать, самые щепетильные разговоры придется вести здесь, всем вместе. И тем знатным дасирийцам, от имени которых будет говорить Арэн, наверняка придется не по душе, что план их раскрыли прямо перед лицом врага. Но и уйти означало бы добровольно сломать копья. Волшебница изо всех сил старалась придумать, как лучше вывернуться. Благо времени у нее было вдосталь, пока рхельцы плакались Берну о своих злосчастьях. Говорили по очереди, время от времени передавая слово другому, точно знамя. Кроме нытья и недвусмысленных укоров на то, что кому-то в окружении нового Конунга не тешиться видеть Северные земли в союзе с Рхелем, ничего толкового не сказали. Миэ только больше прежнего уверилась - рхельцы науськали Сарию и всячески стремились очернить дасирийца и таремку, которые, волею случая, оказались слишком близко к трону Владыки Артума.

С другой стороны, - Миэ незаметно улыбнулась, - рхельцы бояться, что слова дасирийца могут стать поперек их доводов. А раз так - их с Арэном шансы довольно велики. Осталось только верно себя преподнести.

- Супруг мой не станет славить себя черным гостеприимством, - сказала Сария, как только послы умолкли. - Никто не станет говорить, что в Северных землях нет порядка и справедливого суда.

- Если ты закончила, тогда ступай с глаз моих. - Берн утирал окровавленную ладонь, но не сводил глаз с жены. - С господами послами мы сами разговоры разговаривать будем. - И, подумав немного, прибавил: - И вы уходите, обождите своего часа за дверьми.

Сария насмешливо посмотрела на Арэна, и, с видом победительницы, степенно прошла в услужливо распахнутые двери. Дасириец ответил ей каменным спокойствием, за что Миэ наградила его молчаливым согласием.

В широкой галерее резвились сквозняки. Стражники у двери хранили безмолвие, лишь изредка переминаясь с ноги на ногу. Но до Миэ и Арэна, которые пристроились на лавке у противоположной стены, им будто и дела не было.

- Если Банру был прав, то Дюрана мог прирезать кто-нибудь из братьев Послесвета, - потихоньку шепнул Арэн. - А что вверх дном все перевернуто - так это, видать, кинжал искали.

Миэ хотелось что есть силы треснуть себя по лбу. И как она сама не догадалась? Все искала, заглядывала туда, откуда и ноги не росли. А ведь Арэн, скорее всего, верно понял. Убийца не взял ценностей, если верить рхельцам; оба посла не единожды делали на том акцент. Только они не могли знать про кинжал. Хотя, если б даже и прознали, все равно вывернули историю на свой лад.

- Верно говоришь, - согласилась таремка. - Раш говорил, что потерял кинжал во время битвы, значит, убийца до нас не достанет, и пусть боги сами накажут его как надобно. Жаль только, что теперь уж Дюрана как следует не распросить.

- Отчего рхельцы не сказали о нем? - спросил дасириец.

- Не хотели, чтоб кто-то в замке знал, что рхелец у них схоронился. - Миэ покосилась на стражников, но те, как прежде, стояли недвижимыми и безучастными. - Меж Рхелем и Таремом теперь тяжкие времена; шакал Шиалистан только то и делает, что изживает торговые пути Тарема, чтоб его родичам расчистить дорогу на юг и к морю. Думается мне, что пока мы снег своей кровью топили, в Дасирийской империи шакал свои порядки укрепил. Таремец теперь рхельцу не товарищ. Отчего же послы приютили своего врага?

Она не ждала от Арэна ответа, только задумчиво поглядела на тяжелую дверь, за которой велись разговоры. Многое бы отдала, чтоб услышать, о чем Берну нашептывают посланники Ракела.

Время шло. Миэ мерила шагами галерею бесчисленное количество раз, пересмотрела все расшиты гобелены, изучила трофейное оружие, высмотрела каждую щербину на камне, а двери в зал оставались глухо закрытыми. Арэн дремал, прислонившись спиной к стене и сложив руки на груди. Стражники и те будто бы устали торчать ровно, точно копья, и потихоньку шептались. Время от времени посмеиваясь над шутками. Миэ незаметно прислушивалась, надеясь выудить из их речей что-то путное - все-таки они стояли у самой двери и могли хоть отдаленно слышать речи. Но воинов совсем не волновали секреты правителя, куда больше обоих занимали недавно минувшие события: один с упоением рассказывал об огненном великане о четырех руках, который прогнал каменную гору, второй посмеивался и называл историю брехней, взамен которой рассказывал ” как оно было на самом деле”. По его версии событий, на землю явился сам Эрбат в одном из своих пламенных подобий, сразился с целым полчищем шарашей, потом расколол землю надвое и скинул всех разом к Гартису.

Миэ слышала от Арэна о том, как было на самом деле, и ему она верила больше. Только даже ее знаний недоставало, чтоб найти объяснение случившемуся. Вероятно, то и вправду мог быть Эрбат. Только отчего он взялся защищать северян? В Артуме славили Скальда, строили ему храмы без счета и всячески задабривали по всякому поводу. Но Снежный бог оказался молчалив и безучастен. А может, - волшебница посмотрела на дремлющего дасирийца, - то лишь огонь был да камень? Со страху чего только не привидится, тем паче дасириец едва жив был.

Наконец, дверь загрохотала. Арэн мигом проснулся, поднялся, пряча в кулак зевок. Рхельцы вышли наугрюменные, оба, если б могли, расплющи Миэ с дасирийцем одним только взглядом. Таремка нашла в том добрый знак, но отвесила положенные поклоны и, когда послышалось громкое берново “Идите уж!”, послала рхельцам лучезарную улыбку. Как знать, может им нынче удача тоже фигу свернет, но держать лицо надобно всегда.

Берн так и не сел на трон. Вместо того он пристроился на скамье й стола и, заметив Миэ и Арэна, жестом велел им сесть напротив. Миэ не стала дожидаться, когда он же предложит ей налить им вина, взяла кувшин и наполнила кубки, быстрым взглядом окинув стол. С рхельцами Берн не пил, с удовольствием отметила она. Что ж, можно надеяться на разговор более ладный. Все ж Арэн молодец, что помогал дасирийцам рубить врагов, не могла не признать таремка. Пусть сперва она была настроена против их вмешательства в дела чужого государства, теперь выгода была очевидна. Рхельцы кто? Пришлые напыщенные индюки, от которых за версту несет интригами и грязным золотом. Арэн же рядом с ним кровь проливал, защищал северян всяким способом. И не спешил ничего требовать за свою помощь. Теперь Берн глядит на него и видит за спиной дасирийца таких же отважных, как и он сам, воинов, готовых подставить дружеское плечо. И пусть среди дасирицев подлецов немногим меньше, чем их понамешено между рхельцами, Берн охотнее потянут руку за тем, кто доказал свое право мечом и кровью.

- Рхельцы крови моей высосали - света белого не видать. - Берн без охоты отхлебнул из кубка и вытер капли вина, что скользнули по бороде. - Гнилые людишки, ничего-то в середке нет, только гады всякие ползучие, чтоб им пусто было.

- Я слыхивала, будто на первом гербе Амадов змея была с человеческими глазами, на дубовом древе, - осторожно сказала Миэ. - Когда Ракела посадили на трон, змеи не стало. Наверное, Амады своим змеям нашли какое иное предназначение.

Ее задумка сыграла - Берн рассмеялся, и невидимые тучи под потолком зала, будто бы рассеялись.

- Они хотят, чтоб я выменял место для Фьёрновой задницы на свое обещание помогать Рхелю, - наконец, сказал северянин. Улыбка снова схоронилась в его бороду, лицо сделалось настороженным. - Войну пророчат.

- Рхель с Дасирийской империей никогда не жили миром и ладом, - заметила волшебница.

- Может так и было, только эти двое сказывали, будто идет время перемен и дасирийское войско навострило стелы и мечи в сторону Северных земель. И только Рхель нам союзник.

- Собаки, - выругался Арэн. Он так вцепился в кубок, что кровь отлила от костяшек пальцев. Лицо побелело от злости, черты заострились, отчего дасириец сделался похожим на грубо отесанную каменную статую. - Никогда в Дасирии разговоры не ходили, чтоб на Артум идти, и без того на наши головы беды сыплются со всех сторон чтоб новые войны развязывать. Гирам завещал своему народу держать и укреплять свои земли, а не зариться на чужое. И каждый правитель Дасирии следовал его заветам, даже Тирпалиас и Нимлис-полудурок. Это рхельцам все неймется, им отвоеванные земли покоя не дают.

Миэ подала ему знак глазами, чтоб не горячился. Проку от того, что Арэн станет чернить рхельцев, будет чуть, а вот в глазах Берна только сравниться с послами, которые, - Миэ не сомневалась, - только что точно так же оббрехали дасирийцев.

- Позволь сказать тебе стороннее мнение, Владыка, - Миэ приложила губы к кубку, но пить не стала, чтоб в голове снова не сделалось сумрачно.

Берн устало водрузил локти на стол и согласно кивнул.

- Рхельская империя нынче нашла лазейку к дасирийскому золотому трону, но посадить своего человека им пока никак не выходит. С одного боку - крови в нем нет столько, чтоб прав его никто не оспорил, с другого - кишка тонка нахрапом лезть. Вот и высматривают, как бы исхитриться, чтоб одним седалищем на оба места пристроиться. В доме моего отца всяких старинных книг без счету, в некоторых говориться, что в былые времена рхельцы прославились мудростью и великой хитростью. И сейчас между них есть достойные люди, чья отвага и мудрость заслуживают только похвалы. Да вот беда - все они далеки от трона. Те, кто стоят за ракеловой спиной, жаждут власти. Осмелюсь сказать, что и мой славный, обласканный солнцем Тарем покоя им не дает. Только Тарем не взять, пока круг него дасирийское войско стоит.

- Послы про Тарем ни словом не обмолвились.

- На то они и послы, чтоб говорить то, что им велено, - снисходительно ответила Миэ. - Скажи они о своих торговых планах - грош цена тогда Рхелю со всеми его интригами. Но я в Тареме родилась и выросла, род мой давно занимает место в Совете девяти, и я много знаю того, о че другим неведомо. Если велишь говорить, владыка Северных земель, я б рассказала тебе много занятного, о чем, думается мне, послы из Рхеля тоже запамятовали поведать.

Миэ знала, что он даст согласие еще до того, как Берн открыл рот. Видела, как в не рожденной улыбке его губы, как разошлись круг глаз морщины. Но она благоразумно дождалась согласия северянина. Говорила долго, перемещая слова историями и легендами. О том, как о стены Тарема разбились войска дасирийских императоров, предшественником Гирама, о том, как стены Тарема остановили вону народа Драконов, которые вырвались из своих пустынных земель и прошли по всему западному побережью, испепелив Рхель. Дошла и до Гирама, который первым предложил Тарему мир в обмен на военную поддержку и покровительство наложенного Таремом торгового эмбарго. Слушая ее истории, Берн расслабился, гневливость его прошла, и когда волшебница закончила рассказывать, он даже позволил себе добродушную улыбку.

- Слыхивал я про жадность таремских купцов, но теперь буду знать про отважность Вечного города, - сказал он в завершении.

- Думаю, что тебе, Владыка, непременно нужно погостить наших теплых краях, поглядеть, как звезды ночами горят сотнями огней, а солнце ласкает каждый камень в стенах каждого дома, - нашлась Миэ. - Тарем с готовностью протягивает руку дружбы всякому, кто готов вести дела открыто, а не украдкой, из-под полы.

Конечно же, она лукавила, и взгляд Берна разоблачал ее, иначе Миэ оставалось бы только сочувствовать Артуму, что ему попался такой бестолковый Конунг. Но Берн понял смысл ее слов и знал, что они ничего не стоят. Как понял и иное - игра за дасирийский престол была лишь частью корыстного замысла рхельцев.

- Фьёрн нужен мне здесь, - без всякого предупреждения, сменил тему Берн. - Чего хочет Дасирия? Чтоб Северные земли их поддержали в обмен на престол для моего сына?

Арэн озадачено потер подбородок, беспомощно косясь на Миэ. Таремка помнила содержание писем - Фьёрну не предлагали престол, но его обещали сделать одним из первых приближенных к императору людей, что само по себе было много больше того, на что Фьёрну приходилось рассчитывать в Артуме. Миэ едва заметно кивнула дасирийцу, чтоб говорил, как есть. Когда Арэн повторил содержание писем, северянин долил себе вина, и, поднявшись, стал расхаживать по залу, изредка останавливаясь, чтоб окинуть долгим взором престол.

- Артум теперь плохой союзник, - резонно заметил он, глядя на пустое место Владыки Северных земель. - Наши земли тощие, пройдет много времени, прежде, чем северяне родят столько детей, чтоб напомнить шарашам о нашей мощи. Но один северный воин пойдет за двоих дасирийцев, или не прав я, чужестранец?

Арэн согласился, согласилась и Миэ, хоть ее о том не спрашивали. Под умелым командованием в купе с ладной тактикой, северные воины даже малым числом могли обратить в бегство воинство, втрое их превосходящее. Волшебница была тому свидетелем.

- Северные земли нуждаются в союзниках не меньше, чем Дасирия, - продолжал Берн. - Я мало что смыслю в престольных играх, не никогда дела до них не было. Но я пообещаю помощь, если и вы пообещаете, - северянин выразительно поглядел на Арэна.

Ми видела неуверенность на лице дасирийца. Оно и немудрено - его послали передать слово и послание, а не вести торг о союзе. Теперь каждое слово Арэна было на вес золота. И никто не стоит у него за спиной, чтоб нашептать верное решение. Даже она не могла теперь помочь ему, потому что Берн желал услыхать ответ того, то приехал говорить от имени дасирийского народа. Все, что могла дать Миэ - ободряющую улыбку, попутно проклиная Шаама-старшего за сотворенную глупость.

- Дасирийские императоры всегда были людьми слова, - поднялся Арэн.

И будто бы преобразился. Миэ даже подивилась, как упустила мг, когда заместо воина перед ее взором появился достойный предводитель, человек, чье обещание крепше гранитной скалы. Никуда не одевался шрам с его носа и усталось в синих глазах, но тот Арэн, что теперь стоял против Владыки Северных земель, был самым достойным человеком из всех, кого знала таремка.

- Моя страна теперь в тяжелой смуте и печальных временах, но никакие горести не могут взять из дасирийских сердец храбрость и честь, - продолжал он. - Хмурые времена вскорости минут, на золотой трон сядет человек достойный. Но даже зная это - я не могу говорить от его имени, иначе ты, Берн, первым бы назвал мой язык помелом, а слова мои - сором, цена которому пыль с твоих сапог. Все, что я могу теперь обещать - это моя рука и мои воины. Если Артум снова окажется в беде, владыке Северных земель будет надобно только позвать. Большего я не стану обещать.

“Даже я бы лучше не сказала, - подумала волшебница”.

- Мне большего не нужно, - согласился Берн.

Миэ наблюдала, как мужчины скрепили союз крепким рукопожатием. Что ж, размышляла таремка, пока они поднимали кубки за новорожденный союз можно считать, что из этого союза Артум выиграет больше, однако у Дасирийской империи будет по крайней мере один претендент на трон, если не найдется другого. А это, если Миэ верно понимала, ровно на одного больше, чем было у рхельцев. И пусть она первая, кто не разглядел во Фьёрне достойного преемника линии Гирама, он был более достоин золотого трона, чем рхельский шакал.

- Полагаю, послы Ракела очень расстроятся, что им придется отбыть ни с чем, - заметила она.

- У моей жены достаточно тряпок, чтоб подтереть им сопли, - хохотнул Конунг, и в тонком лучике света, что пробивался сквозь мутные окна, серебряный обруч на его голове засветился радужным ореолом.

Раш

Путь утомлял. Выехать из разрушенной столицы оказалось не самой сложной задачей. Городская стена была раздроблена, чуть больше, чем полностью. Одуревшие от страха люди норовили стащить седоков, и Рашу пришлось приложить максимум усилий, чтобы править лошадью одной рукой; второй он придерживал девчонку, которая к тому времени почти впала в спячку. Когда один из горожан вцепился в ремни, которые опоясывали спину лошади, карманник не выдержал: скорчил страшную рожу и выкрикнул пару слов на том языке, который в этих краях не могли бы слыхивать раньше. В купе с обожженным телом и перепачканным кровью мечом, его задумка удалась: мужик шарахулся от него, будто увидал самого Гартиса, и с криками “темные маги, темные маги!”, бросился наутек.

До того момента, как лошадь перебралась по каменным завалам которыми стали городские стены, и вынесла обоих