Book: Министерство особых происшествий



Министерство особых происшествий

Пип Баллантайн Ти Моррис

Министерство особых происшествий

Министерство особых происшествий

«Министерство особых происшествий»: Издательство "Клуб семейного досуга"; Харьков, Белгород; 2012

ISBN 978-5-9910-1742-8

Аннотация

Лондон, XIX век. Таинственные происшествия — юрисдикция засекреченного Министерства, которое умудряется вывести из тени... его лучший агент! Для Элизы Д. Браун, у которой в крови погони, перестрелки и взрывы, перевод в Архив, под, начало скромного и нерешительного Букса, смерти подобен. Но умница Веллингтон Букс примет ее сторону! Наконец-то у злого гения доктора Хавелока появится достойный противник. Напарникам не усидеть за бумажной работой, когда на набережной Темзы находят изуродованные трупы, а деятельность одного тайного общества несет угрозу для всей Англии. Но в распоряжении их врага — механическая армия, и открытое противостояние обречет миссию на провал. Удастся ли мистеру и миссис Сент-Джон, под маской которых скрываются Элиза и Веллингтон, выкрасть и уничтожить чертежи универсальных солдат?

Пип Баллантайн, Ти Моррис

Министерство особых происшествий

Посвящается Джареду Аксельроду и Дж. Р. Блэкуэллу, двум наиболее креативным личностям, которых мы знаем, — спасибо вам за то, что открыли для нас ворота в этот удивительный мир под названием «стимпанк».

Слова признательности

Как и многие достижения в жизни, эта книга появилась неожиданно. Даже в своих самых смелых мечтах мы не рассчитывали, что она сможет попасть к тебе в руки, наш любезный читатель, тем не менее, плод наших стараний все же увидел свет. Но, безусловно, это увлекательное повествование появилось перед вами не только благодаря нашими усилиям. У нас была прекрасная компания, и именно ей люди должны быть благодарны за то путешествие в никогда не происходившее прошлое, которое мы ранее считали невозможным.

Спасибо нашему литературному агенту Лаури Мак-Лин за то, что разглядела потенциал в этом сюжете, а затем, стоя за спиной у агентов Букса и Браун, довела их до конца, до выполнения миссии. Спасибо вам, Диана Джилл, редактор издательства «Харпер Войяджер», за вашу терпеливую борьбу за министерство. Если бы не ваша вера, это приключение так и осталось бы на уровне идеи и никогда не превратилось бы в книгу; спасибо вам за ваши искренние надежду и веру, за прекрасные обсуждения, а также потрясающие китайские пельмени «дим-сум». Наша благодарность Уиллу, который, столкнувшись с большими трудностями, выдержал их и работал с нами над тем, чтобы это волшебство свершилось. Спасибо вам, Дж. Дэниел Сойер, П. С. Хэринг, Гари Снук, Паоло Тосолини и «коллективный разум» социальной сети Твиттер — Twitter Hive Mind — за перевод с итальянского, ресурсы стимпанка, обмен впечатлениями о первых набросках, поддержку и воодушевление, которые помогали нам двигаться дальше и довести начатое до конца.

И еще спасибо тебе, наш любезный читатель, за то, что дал возможность Буксу и Браун показать себя. Мы надеемся, что приключение тебе понравится.

  

Глава 1,

 где наши неустрашимые герои встречаются в первый раз и тут же  начинают с переполоха!

Веллингтон Торнхилл Букс, эсквайр, еще никогда в жизни не слышал звуков взрыва так близко. И, судя по ужасному звону, стоявшему у него в ушах, маловероятно, чтобы он смог услышать такое во второй раз.

В лицо ему ударила волна мелких осколков, как деревянных, так и металлических, но он был слишком потрясен, чтобы ощущать какую-то боль. Вероятно, это все, что осталось от дверей камеры, а может быть, это были части той хитрой штуки, которая его так крепко удерживала. Находился ли инженер, сконструировавший это орудие пыток, там же, где он был перед взрывом? И что стало с охранниками? Время замедлилось. Казалось, оно неторопливо ползет мимо, словно скучный апатичный сон.

Он по-прежнему ничего не видел, но был благодарен судьбе за то, что его похитил джентльмен — тот самый, который не посчитал нужным вытряхнуть его из одежды, прежде чем приковать кандалами к стене. Только полный невежа мог позволить себе столь неджентльменское поведение. Его одежда послужила, хоть и минимальным, но все-таки щитом от разлетевшихся щепок и обломков, однако, поскольку руки его были закреплены у него над головой, все, что он мог сделать в этой ситуации, — это только отвернуться, зажмурить глаза и надеяться на лучшее.

Сквозь гул в ушах в его голову просачивался какой-то новый звук — прерывистый вой клаксонов тревоги, сигнализирующий о проникновении в комплекс посторонних. Учитывая количество динамита, которым подорвали двери в камеру, он решил, что это была полномасштабная атака министерства. Он ощутил прилив гордости. Приятно было почувствовать, как тебя ценят.

И тут из дыма и пыли возникла леди — впрочем, исходя из ее неуместного облачения, дама эта вряд ли была достойна такого звания. На ней были бриджи в тонкую полоску, аккуратно заправленные в высокие сапоги, которые заканчивались выше колен. Но еще более тревожным обстоятельством, чем факт наличия брюк на этой «леди», было то, что пояс вокруг ее бедер был увешан динамитными шашками. В сапогах имелось несколько карманов для метательных ножей. Ее корсаж был сделан из черной кожи и служил не только для того, чтобы поддерживать бюст этой хрупкой женщины, но также обеспечивал удобное место для перевязи, которую она носила через плечо. Все это дополнялось впечатляющей меховой шубой, которая развевалась на ней, как мантия.

В этот момент она почему-то замерла, и это показалось Веллингтону странным. Ее взгляд остановился на нем, но на лице не было выражения облегчения. Она словно оценивала его.

Наконец она опустила свои пистолеты и заговорила. Звон в его ушах уже поутих настолько, что он мог различать ее голос.

—   Так это вы Букс? — спросила она, пряча оружие в кобуру.

Веллингтон закашлялся, прежде чем ему удалось хрипло выдавить из себя:

— Да.

—   Ну тогда отлично. Было бы досадно проделать весь этот путь впустую.

Она вынула замысловатого вида ключ и вставила его в оковы на его руках. Веллингтон с большим облегчением услышал металлический щелчок открывшегося замка, а затем еще один, когда она освобождала его лодыжки. Она сняла у него с головы это хитрое устройство, утыканное множеством иголок, благодаря которому он был похож на подушечку для булавок. Он несколько раз быстро и энергично моргнул, после чего увидел лицо человека, который его допрашивал, — из спины у того торчали обломки двери. Было что-то поэтическое в том, что в итоге на него упал его же поднос с лезвиями, иглами и прочими ужасными орудиями пыток, живописно украсив его труп инструментами его профессии. Рядом с телом мучителя лежали двое застреленных охранников.

Обманчиво изящная ручка схватила Веллингтона за жилет.

—   Отложим знакомство на потом. А сейчас бежим, — сказала она, отрывая его от стены.

Веллингтон с удовольствием рассмотрел бы этого ангела-разрушителя получше, но она была, безусловно, права насчет того, что им нужно убираться отсюда, — причем, судя по отдаленному звуку голосов, который сейчас присоединился к реву клаксонов, делать это следовало быстро. Он покидал свою камеру в приподнятом настроении, а тусклое освещение и гладкие каменные стены лишь служили напоминанием о том, что он до этого находился в глубине цитадели Дома Ашеров. Следуя за своей спасительницей по коридорам, освещенным факелами, Веллингтон все пытался сообразить, как это секретное сообщество бездельников смогло вычислить его положение в не менее секретном Министерстве особых происшествий.

За неимением возможности сейчас что-то записывать, Веллингтон тем не менее мысленно отметил для себя необходимость проинформировать директора о серьезных проблемах со службой безопасности у них в офисе. Но после очередного, третьего по счету поворота в совершенно идентичный каменный коридор с такими же рядами камер по обе стороны он уже не был уверен, что выживет и сможет поделиться с кем-нибудь своими соображениями по этому поводу.

—   А вы, собственно, знаете, куда идете? — спросил он слегка надтреснутым голосом.

—   Ну да, мы идем... — она немного притормозила на развилке, переводя взгляд из стороны в сторону, — сюда. — Ее рука снова крепко дернула его за жилет, увлекая за собой.

Они подошли к еще одной развилке, точно такой же, как и предыдущие четыре; здесь она стремительно ринулась в боковой проход и толкнула его в небольшую нишу в стене. Стукнувшись затылком о камень, Веллингтон с ужасом сообразил, что им попросту манипулируют! «Это никуда не годится, — подумал он, — даже в таких неординарных обстоятельствах».

—   Веллингтон Торнхилл Букс, эсквайр, — выпалил он, протягивая руку. — Рад познакомиться с вами, агент...

Одна ее рука зажала ему рот, а вторая выхватила один из спрятанных перед этим пистолетов. Мимо них пробежал отряд вооруженных бойцов, но она посмотрела на него таким же холодным и тяжелым взглядом, как и в камере.

—   Представляться вздумали? — резко прошипела она. — Вы что — псих?

Веллингтон, не сводя с нее пристального взгляда, повторил:

—   Веллингтон Торнхилл Букс, эсквайр и главный архивариус Министерства особых происшествий. А вы кто?

У нее вырвался раздраженный вздох.

—   Элиза Д. Браун, оперативный агент. — Взгляд ее устремился мимо него, и под сводами подземелья эхом прогремел выстрел. Веллингтон обернулся и увидел падающего на землю солдата, который по-прежнему сжимал свою винтовку. Она слабо улыбнулась. — В данный момент занимаюсь тем, что спасаю для министерства вашу задницу.

Веллингтон пытался приказать своему сердцу биться чаще, а легким — вдыхать воздуха побольше, чтобы можно было дольше бежать. Окружающий мир начал распадаться, разрываемый на части разразившейся вокруг них бурей.

Агент Браун протянула руку и вытащила из-за спины прикрепленную там небольшую пушку.

—   Просто бегите по этому проходу, Букс. Я буду сзади!

Пули вокруг него били только в стены и пол. Затем раздались три тяжелых взрыва. Мощности их не хватило, чтобы вызвать обвал, но пещера усилила и удержала в себе эти удары. Веллингтон продолжал бежать вперед под очередным залпом оружейного огня. Но что это? Неужели стрельба прекратилась? Он больше не слышал ни топота солдат, ни выстрелов. На мгновение его окутала тьма, но уже в следующий момент он увидел впереди свет, который шел из открытого смотрового окошка, сделанного в стальной двери. Свет был ослепительно белым, ярче всего, что ему приходилось до сих пор видеть в жизни. Руки прижались к металлу и ощутили его прохладу. Вот он — путь на волю!

Звук чего-то тяжелого, передвигаемого по грязному полу, вернул его к реальности, которая была намного холоднее и жестче, чем мир за этими стенами. Они по-прежнему были заперты внутри крепости, и агент Элиза Д. Браун возводила баррикады, устанавливая перед запертой дверью пустые бочки.

Они спрятались за ними, прижавшись спиной к стене. Веллингтон взглянул на агента Браун через просвет между бочками.

—   Что вы делаете? — наконец спросил он; вдали по-прежнему надрывались клаксоны тревоги, а топот солдат становился все ближе и ближе.

—Думаю.

Положив внушительную пушку, которой она воспользовалась ранее, у своих ног, она начала заряжать патронами свои пистолеты. Закончив, Элиза с удовлетворенным видом защелкнула их и подняла дулами вверх; ее довольное лицо сейчас находилось как бы в обрамлении грозного оружия.

Веллингтон удивленно поднял бровь.

—Думаете?

В двух дюймах от его головы в стену ударила пуля.

—Да, — спокойно ответила она, — мне всегда лучше думается, когда в меня стреляют.

Агент Браун высунулась, окатив пространство перед ними шквалом пуль, которые либо попали в цель, либо заставили бандитов Ашеров держаться в укрытии. Взгляд Веллингтона метался из стороны в сторону, успевая заметить только тень от каски или кончик дула.

—   А вам не будет лучше думаться, если вы воспользуетесь вот этим? — спросил он, показывая на ее пушку.

—   Катерина — экспериментальная модель из нашего арсенала, — ответила агент Браун, имея в виду это внушительное с виду орудие. — Я должна буду им сказать, что трех выстрелов явно недостаточно!

Проклятые «жестянщики»! Веллингтону удалось сдержаться, чтобы не выругаться вслух.

Она дала еще один залп, приподнявшись над их баррикадой, после чего боеприпасы в обоих пистолетах закончились.

Браун прислонилась спиной к стене и взглянула на него; чем дольше она на него смотрела, тем быстрее таяла ее удовлетворенная улыбка.

—   Букс, — наконец бросила она, — а где эта чертова винтовка?

—   Какая еще винтовка?

—   Винтовка того солдата, которого я застрелила в коридоре! — сквозь сжатые зубы процедила она.

—   А предполагалось, что я должен был ее поднять?

Ее тяжелый вздох был прерван очередью пуль, ударивших в пол рядом с ними. Она раскрыла оба своих пистолета и перезарядила их. Агент Браун нерешительно взглянула на него, на мгновение заколебавшись. Затем один из пистолетов кувыркнулся у нее в ладони, и она протянула его Веллингтону рукояткой вперед.

Оружие отскочило от его рук так, как будто оно только что было извлечено из раскаленной печи. Он мгновенно протянул пистолет обратно. Дулом вперед.

—   Проклятье, — выдохнула она, отводя ствол от себя.

—   Мадам, я профессиональный архивариус, и стал им не случайно!

—   Букс, мне нужен еще один стрелок! Какой мне толк сейчас здесь от какого-то библиотекаря ?

Архивариуса! — возмущенно возразил он.

Услышав крик по ту сторону баррикады, Элиза на мгновение выглянула, после чего отклонилась влево и выпустила еще одну очередь. Веллингтон пристально смотрел на ослепительно белый луч, пробивавшийся снаружи. Свобода. Она была рядом, один поворот этой ручки, и они окажутся...

—   Не смейте! — крикнула агент Браун, заставив его вздрогнуть. — Держитесь от двери подальше, Букс.

—   О чем вы говорите? — Почему бы им не продолжить этот разговор где-нибудь в другом месте, скажем, по ту сторону этой двери? — Там мы будем уже почти...

—   Мертвы, вы это хотите сказать? — закончила она; произнесено это было так твердо и уверенно, что Веллингтон нахмурил лоб. — Эта дверь — смертельная ловушка. Посмотрите на замок.

Механизм замка имел форму коробки из толстого металла размером с кулак мужчины, точнее, с кулак крупного мужчины. От рамы двери отходили два металлических троса, которые заканчивались в кубе с наборным диском на боку и четырьмя металлическими усиками, тянувшимися вверх и скрывавшимися в каменном потолке над ними.

Веллингтон поправил очки на кончике носа, чтобы получше рассмотреть цифры в окошках наборного диска. Он понимал, что вокруг продолжают летать пули, и некоторые из них били в стену у него прямо над головой, на миг вспыхивая искрами, высекаемыми в камне. Однако пули сейчас были для него не так важны, как эта загадка.

Краем глаза он заметил, что агент Браун вытянула ногу.

В горле у него пересохло.

—   Что вы делаете?

—Дверь заминирована и готова взорваться, так? — Она схватила динамитную шашку. — А я собираюсь ей в этом помочь.

Эта женщина явно сошла с ума, и относиться к ней нужно было соответствующим образом.

—   Но там ведь на подходе остальная часть вашей команды, — сказал Веллингтон настолько спокойно, насколько это позволяла сложившаяся ситуация.

—   Видите ли, Букс, корона осуществляет финансирование нашего министерства не в полном объеме, поэтому мне был предоставлен выбор — либо подкрепление, либо взять с собой еще динамита. — Она показала ему шашку. — Я выбрала то, чему больше доверяю.

Пули барабанили по закрывавшим их бочкам. Несколько досок уже откололись. Долго их самодельная баррикада не выдержит.

—   Бросьте ее, — крикнул он, стараясь перекричать шум стрельбы.

—   Что?

—   Бросайте! — настаивал он. — Я смогу разгадать этот замок.

Она подняла голову, и глаза ее прищурились, но в это время очередной шквал пуль заплясал по стенам; одна из них даже прорвала рукав ее сорочки.

—Доверьтесь мне. Я точно смогу это сделать, мне нужен только момент, чтобы можно...

Агент Браун вынула из своей перевязи нечто, с виду похожее на значок с небольшим часовым механизмом размером с ноготь большого пальца. Она воткнула это в динамит и одним плавным движением сдвинула невидимый выключатель на миниатюрном устройстве.

Рука у нее была сильная, шашка полетела далеко, но даже при этом от взрыва Веллингтон почувствовал себя так, будто в голове у него звенит колокол Вестминстерского собора. Еще несколько секунд на них сыпались осколки камня, и только потом гул затих.

Ему показалось, что она тихо пробормотала себе под нос: «Жулик».

Она снова взглянула на него, после чего стала доставать из других карманов и кармашков пистолеты всевозможных размеров и калибров.

—   Что ж, вот он ваш момент, Букс. Решайте задачку с замком.

Браун продолжала извлекать из своей перевязи все новые пистолеты. Очевидно, именно здесь им и придется защищаться, и теперь от Веллингтона Букса зависело, станет ли эта схватка последней для них или нет.



Освещение вокруг было довольно скудное, но какой-то специальный состав на цифрах внутри металлического ящика замка придавал им фосфоресцирующее сияние. Он посмотрел на набор чисел, букв и символов на дисках: всего их был двадцать один, на первый взгляд, выбранных случайно. Если бы они представляли собой три комбинации по семь или семь по три, шифр оказался бы попроще; но ему был нужен ключ. Простой ключ. Простой для тех, кто пользовался этим замком регулярно.

«Дьявольски умно», — подумал он. Веллингтон восхищался этим хаосом, этой непоследовательной анархией, которая — как мог бы кто-нибудь заметить — отражала то, чем являлся Дом Ашеров...

—   Вы же сказали, что сможете разгадать его! — Браун продолжала палить в дым и летающую в воздухе пыль: выходит, кому-то удалось после взрыва выжить. — Место здесь не самое приятное для времяпрепровождения, приятель!

Ключ. Вот что ему нужно для решения этой головоломки — то, что придаст набору символов на дисках смысл. Веллингтон взглянул в окошко, ведущее к свободе, даже если свобода эта представляла собой громадную ледяную пустыню. Именно поэтому, видимо, Браун и была в шубе. Видимость ограничивалась вуалью падающего снега, вой ветра усиливался. Ему нужно было знать больше. Где они находятся, черт побери?

Вопрос, конечно, довольно глупый, но это казалось важным.

—   Агент Браун, могу я спросить, откуда вы родом?

Браун бросила на него непонимающий взгляд.

—   Не поняла.

—   Откуда вы родом, агент Браун? По вашему говору я могу определить, что вы не родились ни в одном из уголков Англии...

—   Что ж, я действительно не чистокровная англичанка! — бросила она в ответ и выпустила очередную очередь. Глянув через плечо, Букс увидел, что тени зашевелились, а затем замерли, но лишь на миг, чтобы вновь двинуться вперед, стреляя на ходу.

—   Было бы просто замечательно, — продолжала она, не прекращая перестрелку с наступающими солдатами, — если бы вы наконец занялись чем-нибудь полезным!

—   Откуда вы... — продолжал настаивать Веллингтон.

—   Из Новой Зеландии! — крикнула она, пряча пару пустых пистолетов и поднимая с пола другую. — А точнее — из Веллингтона, если хотите знать!

В этом был очевидный смысл. Посылать специалиста, хорошо знакомого с предметом.

—   А откуда нас должны забрать?

—   Прямо отсюда! — рявкнула она, делая три выстрела подряд. — К крепости должен подлететь дирижабль и взять нас на борт.

—   Вы оставили им координаты?

—   Это не имело смысла, — фыркнула она, снова возобновляя стрельбу. — Эта крепость — единственное темное пятно поблизости от вулкана Эребус. Ее просто больше не с чем спутать!

Веллингтон быстро повернулся обратно к двери, бормоча что-то себе поднос. Географическое положение. Высота. Возвышение вершины над уровнем моря. Да, теперь он был уже уверен. В конце концов, он делал это для королевы и своей страны. И его пальцы начали крутить наборные диски.

Он набрал уже последний символ — «В» — на коде замка, когда услышал позади себя два глухих удара. Оглянувшись через плечо, Веллингтон увидел, как его ангел из колоний выхватила пару последних пистолетов — тех самых, которыми она размахивала, впервые появившись в его камере. Они были очень красивыми: стволы блестящие, а накладки рукояток, похоже, сделаны из слоновой кости с инкрустацией темно-зеленым камнем. Кто-то мог бы ошибочно принять этот минерал за нефрит, но Веллингтон узнал священный камень новозеландцев — поунэму. Прежде чем она взяла пистолеты в руки, он успел заметить еще одну деталь — знак «хей-хей», мощный символ, приносящий удачу. Носитель этого амулета считается умным, трезвомыслящим и целеустремленным человеком, главное достоинство которого — сильный характер.

—   Что еще за улыбочки, Букс?

Да, он действительно улыбался ей. Как это ни странно.

—   Я тут подумал, что нам следовало бы успеть на дирижабль, — гордо сказал Веллингтон. — Не стоит заставлять ждать нанятое воздушное судно.

Щеколда скрипнула и с глухим стоном опустилась. Агент Браун часто заморгала от хлынувшего внутрь коридора яркого света. Ветер оказался более холодным и пронизывающим, чем ожидал Букс, но все равно чувство это было замечательным.

—   Как вы смогли...

Веллингтон показал на наборные диски, которые теперь были четко видны среди ослепительной белизны вечной зимы этого континента. На дисплее замка стояло: 77°ЗГ48" Ю, 167° 10' 12" В.

—   Черт побери, Букс, — покачала головой Браун, засовывая в чехол у себя за спиной пушку, которую она назвала Катериной. — Это ваша задница подсказала все эти циферки?

—   Мадам, я этим занимаюсь. Я же...

В уже открытую металлическую дверь ударила пуля, обдав их искрами. Элиза ответила на это тремя выстрелами.

—   Я поняла это с первого раза — вы архивариус! Вперед! — Она сунула ему куда-то в область живота пару солнцезащитных очков. — Наденьте вот это, а то вы ни черта не увидите. Вам повезло, что я на всякий случай захватила парочку запасных.

Климат быстро подействовал на него отрезвляюще. Ледяные иголки мороза кололи через брюки и туфли. Однако агент Браун и ее неженское облачение, казалось, были прекрасно приспособлены к снежной погоде.

—   А запасной шубы вы с собой случайно не прихватили, агент Браун?

Элиза не ответила. Сначала.

—   Простите, приятель. Мне необходимо было путешествовать налегке.

Налегке? Целый арсенал из пистолетов, метательных ножей, динамитных шашек, да еще и притороченная за спиной пушка — и это она называет «путешествовать налегке »?

Однако все тревоги Веллингтона тут же рассеялись при виде дирижабля, который с глухим гулом направлялся в их сторону; из его кабины свисала веревочная лестница. Бросив взгляд назад, он увидел, как из массивных главных ворот крепости, распахнувшихся, словно громадная пасть, выбегают солдаты в облачении для морозной погоды, а рядом с ними выезжают бронетранспортеры. Сверху, на зубчатой стене укреплений, зашевелились стволы мощных пушек.

Веллингтон покачал головой и посмотрел вверх на дирижабль.

—   Они собьют нас еще до того, как мы успеем...

Она ловко просунула руку сквозь петли веревочной лестницы и с улыбкой, сколь широкой, столь и тревожащей душу, бросила ему:

—   Просто держитесь за меня, Велли!

Велли?

Агент Браун взяла его за руки и обхватила ими себя за талию. После этого она выстрелила вверх по дирижаблю, и пуля ее попала в то, что оказалось яблочком специально нарисованной мишени. Послышался далекий щелчок, и они оба взмыли в морозном воздухе, причем от скорости такого подъема у Букса перехватило дыхание. Затем они резко остановились, и Веллингтон почувствовал, что куда-то свободно скользит. Чтобы не свалиться вниз и не разбиться, он стал хвататься за все, что оказалось под рукой.

Веллингтон понял, во что именно он вцепился, только когда Браун воскликнула:

—   Парни, затаскивайте меня быстро внутрь, пока этот книжный червь не порвал мой любимый корсет!

Его инстинкт самосохранения вошел в противоречие с требованиями этикета — еще один неприятный момент такого необычного дня.

Кто-то из членов команды резко втащил его наверх, и Веллингтон наконец смог ослабить свою хватку. Однако лицо его оставалось красным от смущения еще долго. Внутри кабины было тепло, и единственным напоминанием о морозе за бортом была прохлада пола, на котором они сейчас растянулись. До ушей Веллингтона донесся низкий грохочущий звук. Двигатели. Пропеллеры. Дирижабль резко накренился.

Подняв голову, он увидел, что агент Браун смотрит в иллюминатор. Корсаж, похоже, немного вытянулся, но остался целым. От этого обстоятельства Веллингтон почему-то испытывал глубокое облегчение. Застонав, он поднялся с пола гондолы и присоединился к ней у окна.

—   Это было весьма впечатляюще. — Она вытянула вперед руки с двумя дамскими пистолетами и тихо рассмеялась. — Между нами говоря, здесь осталось всего четыре патрона. Вы знаете, как доставить даме удовольствие.

—   Минутку, агент Браун, — сказал Веллингтон, стараясь сохранить хоть какие-то остатки самообладания. — Вы сказали, что министерство предлагало вам подмогу людьми, но вместо этого вы выбрали взрывчатку. И где же она, эта взрывчатка?

—   Там, где я ее оставила, разумеется.

Центр крепости взмыл в воздух, напоминая извержение вулкана Эребус в пору расцвета его активности. Пушки, которые грозили сбить их в прозрачном морозном воздухе, вместо этого опрокинулись назад, охваченные языками пламени и потянувшимися вверх клубами черного дыма. Веллингтон видел, как вражеские солдаты пытаются спастись бегством, но тут крепость сотряс второй взрыв. Во все стороны полетели большие и маленькие осколки, и вся цитадель скрылась в огне и черном дыму, словно поглощенная внезапно открывшимся входом во владения сатаны. Дирижабль снова накренился, но через несколько мгновений выровнялся. Сквозь иллюминатор им была видна ледяная равнина Антарктики, усеянная черными следами разрушения и смерти.

Веллингтон взглянул на агента Браун, словно видел ее в первый раз.

—   Боже мой, женщина, какая же вы идиотка!

Глава 2,

в которой нашей бесстрашной штучке Элизе Д. Браун приходится взять на себя все издержки своего отчаянного безрассудства

Элиза Д. Браун ненавидела ошибаться, но в трусости и малодушии обвинить ее было нельзя. Она добралась до ряда одноэтажных складов на правом берегу Темзы и как можно быстрее перешла на другую сторону улицы. «Ожидание хуже всего», — говорила она себе. Сама она считала, что от последних остатков совести она избавилась уже много лет назад, но события последней недели показали, что это мнение ошибочно.

Серьезная четкая надпись над открытой дверью склада в самом начале непрерывного ряда зданий гласила: «Агентство древностей Миггинса. Самый лучший импорт из империи». Через большие ворота, которые вели в помещения для распаковки и хранения товаров, въезжали груженные до самого верха повозки, тогда как рабочие и покупатели попадали в демонстрационный зал и контору через двери поменьше. Элизе внезапно стало как-то зябко, и она, запахнувшись поплотнее в свое твидовое пальто мужского покроя, вошла внутрь, воспользовавшись как раз вторым входом.

Как всегда, первым делом она ощутила этот заплесневелый запах старинных артефактов. Она замотала головой и тонко, словно кошка, чихнула. Господи, здесь на первом этаже всегда было очень пыльно. Слава богу, что ее офис находится в другом месте. Это просто фасад министерства, но при чем же тут импорт? Почему, например, не парфюмерия или какой-нибудь бутик?

Или, скажем, пекарня. Вот это было бы поистине божественно.

Она кивнула тем служащим, у кого не было другого выбора, кроме как корячиться именно здесь. Впрочем, все они уткнулись своими носами в бухгалтерские книги и какую-то переписку, так что никто не обратил на нее внимания. Как и всегда. Возможно, это и было причиной выбора такого фасада.

К офису агентов вел короткий пролет лестницы, и здесь Элиза почувствовала, что снова может дышать, отделавшись от затхлого духа старых и мертвых вещей. Кабинет за дубовой дверью был обставлен довольно утилитарно, но выглядел вполне приятно. Здесь в правильном порядке стояло двенадцать обитых сверху кожей письменных столов, и, как всегда, взгляд Элизы сразу же привлек единственный стол, не заваленный кипой всяких бумаг. Она никак не могла смириться с тем, что красивое лицо Гаррисона больше никогда не встретит ее здесь своей улыбкой. Уже никогда.

Тихонько прикрыв за собой дверь, она направилась к собственному столу, стараясь не тревожить коллег-агентов. В данный момент здесь находилось только двое из их команды — все остальные были задействованы в полевых операциях, где прямо сейчас хотелось бы находиться и Элизе. А в этой комнате проводилась как раз вся ненавистная ей бумажная работа. Агенты старались уклоняться от нее всеми возможными способами. Агент Хилл из доминиона Канады что-то лихорадочно писал в своей учетной книге, стараясь как можно скорее вырваться из этого офиса, но ее коллега из Австралии, агент Кэмпбелл, откинулся на спинку стула и улыбнулся вошедшей Элизе.

«Только не сегодня, пожалуйста, только не сегодня», — подумала она.

Но мольбы ее остались без ответа.

—   Добрый день, Лиза.

Брюс был довольно привлекательным мужчиной: высокий, темноволосый, с зелеными глазами — в принципе, как раз такой тип мужчин ей и нравился. Единственное, что полностью убивало возможность романтических отношений с ним и наглядно демонстрировало то, чего на самом деле требовала истинная натура Брюса, — это его неизменно неудачные попытки пошутить. Он, вне всяких сомнений, был настоящим мерзавцем.

—   Тяжелая выдалась ночка вне стада?

Ну конечно, эти его овечьи шуточки. Только стальная сила воли удержала ее от того, чтобы не выбить из-под него стул.

—   Агент Кэмпбелл, — она немного наклонилась вперед и пригвоздила его к месту взглядом своих голубых глаз, — ты и представить себе не можешь, какое я получаю удовольствие, когда тебя нет поблизости.

Его идеально белые зубы буквально сияли на фоне лица, все еще хранившего загар жаркого солнца Южного полушария. Он поднял вверх два билета, для наглядности помахав ими перед глазами Элизы.

—   А как тогда насчет того, чтобы получить удовольствие вместе со мной? Два места в ложе на последний спектакль в Театре Святого Джеймса. Я подумал, что потом мы могли бы вместе поужинать... а может, и позавтракать. Знаешь, учитывая, что мы с тобой оба люди южные...

Ну вот, прошло всего несколько секунд после того, как прозвучала его неуклюжая овечья шутка, и Брюс уже пытается использовать в собственных корыстных целях географическую близость Австралии и Новой Зеландии. Сказать по правде, единственное, что у них было общего, так это то, что все коренные британцы смотрели на них как на колониалов.

Этого было явно недостаточно, чтобы толкнуть Элизу в его любвеобильные объятия.

—   Я скорее соглашусь выйти на боксерский ринг с одним из ваших кенгуру, чем когда-нибудь проснуться радом с тобой, Брюс. Мне кажется, я уже объясняла тебе это много-много раз.

Пройдя широким шагом мимо него, она сняла свое пальто и повесила его на полированную вешалку. Она прекрасно знала, что в данный момент Брюс оценивающе рассматривает ее зад. Это был один из негативных моментов, связанных с формой ее одежды — брюками, рубашкой и жилетом. Однако из-за свободы движений оно того стоило. К тому же она никогда не стеснялась откровенно демонстрировать свои физические достоинства.

Он подождал, пока она сядет за стол, а затем объявил:

—   Толстяк сверху хотел тебя видеть.

—   Ты имеешь в виду доктора Саунда? — резко бросила в ответ Элиза.

Агент Кэмпбелл помахал ей рукой.

—   Называй его как хочешь — для меня он всегда будет толстяком. Надутый чертов хлыщ. — Он вытащил листок бумаги и хлопнул им по столу перед ней. Элиза узнала ровный почерк мисс Шиллингуорт. Там было написано:

Ровно в 9 часов. Пожалуйста, не опаздывайте.

Элиза прокашлялась, встала и вытянула из кармана жилета свои часы.

—   Вероятно, хочет поздравить меня с успешным выполнением последнего задания.

Было 9:03. Проклятье.

Вылетая из офиса, она еще успела услышать, как Брюс недоверчиво фыркнул. Лифт, на котором можно было попасть на другие этажи здания, был спрятан за дубовыми панелями в конце коридора. Элиза проскользнула через секретный вход, вставила в замочную скважину висевший у нее на шее крошечный ключ в виде медальона и нажала на кнопку вызова. Пока она под глухой гул двигателей и шестеренок стояла в маленькой прихожей, мысли в ее голове лихорадочно метались.

Директор министерства комментировал результаты операций только в двух случаях: если они прошли невероятно гладко и успешно, либо если они закончились полной катастрофой. Предыдущие операции Элизы всегда завершались успешно, но никогда не проходили гладко — это был далеко не первый раз, когда ее вызывали наверх, в кабинет директора.

Набрав побольше воздуха, она шагнула в лифт, подождала, пока за ней задвинется дверь, и перевела рукоятку машинного телеграфа в положение «Кабинет директора». Казалось, что короткая поездка длится целую вечность. Весь верхний этаж полностью представлял собой владения доктора Бэзила Саунда, главы Министерства особых происшествий. Элиза попала в небольшую приемную, где дверь в кабинет начальника зорко охраняла острая на язык мисс Шиллингуорт. Эта молодая женщина, яркая блондинка, относилась к выполнению своих обязанностей очень серьезно, с эффективностью опытной секретарши, по крайней мере, вдвое старшей ее по возрасту. Впрочем, в момент прихода Элизы она отчаянно боролась с целой охапкой коричневых папок, пытаясь засунуть их все в желоб, по которому они должны спуститься в архив. Она бросила в сторону Элизы короткий суровый взгляд холодных как лед глаз, но больше никак не отреагировала на появление в приемной посетителя. Единственным Звуком в офисе было громкое шипение воздуха. Элиза пробежала глазами по хитросплетению труб пневматической почты, на которых были указаны разные адресаты — Палата общин, Палата лордов, Министерство военных действий и много-много других. Она украдкой глянула на вновь прибывшее сообщение. Этот цилиндр, детище компании «Темз Пнеумэтик Диспэтч», прибыл из Букингемского дворца. Возможно, в нем помилование для Элизы от ее величества?



Пока Элиза смотрела на только что поступившую листовку, ей даже почудился голос королевы Виктории: «Доктор Саунд, услышав от Вас о наложении взыскания на агента Элизу Д. Браун, Мы не пришли в восторг от этого известия».

Папки свалились на пол, и у мисс Шиллингуорт вырвался раздраженный вздох. С удовольствием глядя на неловкое положение, в которое попала крутая секретарша шефа, Элиза решила не дожидаться от нее каких-либо распоряжений.

Убедившись, что ее темные красновато-каштановые волосы по-прежнему аккуратно уложены, она решительно шагнула к двери начальства, пока отвага не оставила ее. Она поймала на себе взгляд присевшей на полу секретарши и даже, кажется, услыхала, как та что-то сказала ей, но было уже слишком поздно. Нельзя было заставлять директора ждать, и она распахнула дверь его кабинета.

Турецкий ковер в богато обставленном кабинете директора существенно приглушал шум доков Ист-Энда. Толстые шторы на окнах также весьма эффективно боролись с доносившимся с реки гомоном, придавая этим приватным апартаментам серьезность, которая подошла бы к напряженной тишине любого другого рабочего дня в министерстве.

Однако Элизе сразу показалось, что к сегодняшнему дню определение «любой другой» явно не относится, поскольку декор офиса только подчеркивал напряженность спора между доктором Саундом и импозантным мужчиной высокого роста, сидевшим от него по другую сторону письменного стола.

—   ...в то время как королева еще не определилась по этому вопросу, — продолжал высокий мужчина, постукивая по столу Саунда указательным пальцем. — И уверяю вас, что я этого делать не буду.

На лице доктора Саунда блуждало странное выражение — такого Элиза никогда раньше не видела. Это была нескрываемая злость.

Челюсть Элизы тут же захлопнулась, не давая выхода потоку заготовленных объяснений.

Она предпочла бы снова очутиться в Антарктике и опять ощутить в носу запах пороха, пота и свежей развороченной земли, чем стать свидетелем всего этого. Дискуссия их была настолько оживленной, что они не заметили, как она вошла, и теперь Элиза была уверена, что прямо сейчас узнает о своем начальнике что-то очень и очень интересное.

Но в этот момент в кабинет влетела Шиллингуорт. Радикальные изменения в ее высокомерно-холодном отношении к Элизе были налицо, поскольку она фактически тут же схватила ее за руку и потянула на себя.

—   Прошу прощения, доктор Саунд, она ворвалась сюда без разрешения.

Директор повернулся в их сторону, причем весьма проворно для его дородной фигуры.

—   Агент Браун, я полагаю, у вас есть серьезные причины, чтобы вот так врываться ко мне в кабинет? — Голос его звучал спокойно, но в нем безошибочно угадывались недобрые нотки.

Желудок Элизы тоскливо сжался.

—   В записке было сказано «ровно в девять». Но сегодня утром я пришла чуть позже.

Доктор Саунд взглянул в дальний угол своего кабинета и кивнул.

—   Ах да, я действительно сказал «в девять», разве...

—   А вы, должно быть, агент Элиза Д. Браун, оперативник, доставшийся нам по наследству от нашего Южнотихоокеанского офиса, — вмешался высокий мужчина; в голосе его слышалась леденящая душу любезность, от которой руки Элизы покрылись гусиной кожей. — Как вы кстати... поскольку мы как раз говорили о вас.

В отличие от директора, этот человек был удивительно хорош собой, с мужественным орлиным профилем и седеющей бородой. Когда он направился к ней, она обратила внимание, что и одет он тоже был существенно лучше, чем Саунд.

Хотя мысли ее и смешались, Элиза чуть наклонила голову и протянула ему руку.

—   Мы с вами в неравном положении, сэр. Не думаю, что мы когда-либо были представлены друг другу.

На это он с улыбкой поклонился, слегка пожав кончики ее пальцев.

—   Питер Лоусон, герцог Сассекский.

Имя это было известное — даже Элизе.

—   Личный секретарь ее величества королевы. Большая честь для нас.

Она мило улыбнулась, надеясь продемонстрировать этим доктору Саунду, что она умеет вести себя со знатью. Возможно, это заставит его забыть о прошлых инцидентах.

Герцог как-то тревожно улыбнулся — это была ухмылка человека, который знает что-то такое, чего не знает она. И его внешняя привлекательность внезапно перестала действовать на нее. Она вдруг почувствовала к нему неприязнь. Причем сильную.

Он заметил ее неловкость, и, похоже, она доставила ему удовольствие — судя по тому, что он тут же повернулся к директору.

—   Я верю, что вы воспользуетесь моим советом, Бэзил. — С этими словами он резко развернулся на каблуках и покинул кабинет.

На какое-то мгновение доктор Саунд, Элиза и мисс Шиллингуорт смущенно замерли во внезапно наступившей тишине. Громкое тиканье часов над камином только увеличивало общую неловкость положения. Наконец доктор Саунд шумно вздохнул и снова сел за свой массивный письменный стол.

—   Спасибо, мисс Шиллингуорт, — начал он. — Прошу вас, агент Браун, — добавил он, показывая в сторону стоявшего перед столом кресла.

Элиза напряженно сглотнула и, пройдя через всю комнату, устроилась в кресле, которое, будь она вызвана в кабинет директора в любой другой день, показалось бы ей очень удобным. Однако сейчас оно было теплым. Здесь все еще присутствовал герцог Сассекский. От этого ощущения по телу поползли мурашки. Элиза надеялась, что доктор Саунд не заметил, как она зябко поежилась.

Громадная стопка гроссбухов и папок перед директором мгновенно привела бы любого менее значительного человека в полное отчаяние. Но доктор Саунд не таков — Элиза была в этом твердо уверена. Он снял очки и устремил на нее пристальный взгляд своих серых глаз. Она почувствовала себя бабочкой из коллекции Британского музея, приколотой к планшету булавкой.

—   Агент Браун, как вы, видимо, и сами уже догадались, вы поставили меня в довольно трудное положение.

Элизе ужасно хотелось спросить, что именно делал один из самых высокопоставленных чиновников в кабинете директора, и почему, собственно, тот так злился. Впрочем, ответ на второй вопрос она, пожалуй, могла бы угадать и сама.

К большому сожалению, неуютное кресло прямо напротив доктора Саунда было ей очень хорошо знакомо, и это обстоятельство почему-то придавало ей неуместной отваги.

—   Я знаю, что вы сейчас хотите сказать, доктор Саунд...

—   Неужели? — Он сложил руки на груди. — Тогда, пожалуйста, и меня просветите.

—   Я понимаю, что в ходе оперативной работы приняла несколько скоропалительных решений, не выяснив должным образом обстановку, — несколько запинаясь, произнесла она.

Доктор остановил ее, подняв руку.

—   Так вот как сейчас оперативные агенты называют прямое нарушение приказа — «скоропалительные решения»? — Он вновь надел очки и придвинул к себе толстенную папку. — Давайте-ка вместе взглянем на ряд других ваших «скоропалительных решений», не возражаете?

Когда он открыл ее, последняя надежда Элизы улетучилась. На первой странице было написано ее имя, и она слишком хорошо знала, что находится внутри. Она сидела совсем неподвижно и просто ждала, когда занесенный над ней топор наконец упадет. Внезапно вспомнился кровожадный блеск, который Элиза видела в глазах Сассекса.

—   Давайте-ка посмотрим. Беспричинные разрушения, вызванные подрывом загородного дома герцога Пемброука...

—   Его дворецкий использовал этот дом в качестве... — Она умолкла на полуслове, заметив, что доктор поднял на нее свой тяжелый взгляд.

—   Той же участи вы подвергли также и посольство Пруссии. — Он послюнил палец и перевернул страницу. — Это был целый дипломатический скандал.

—   Агент, которого я преследовала, был виновен в...

Еще один его взгляд, и все протесты застыли на ее губах. Элиза немного съехала вниз в своем кресле, в то время как он продолжал:

А теперь еще эта операция «Темная вода». — Боже мой, она надеялась, что хотя бы ее он сюда приплетать не станет, но, собственно, с его стороны это было вполне естественно. — Разрушение базы капитана Немо и потеря всех чертежей его «Наутилуса» на сегодняшний день является наихудшим из всех ваших «скоропалительных решений».

Здесь она даже не пыталась ничего объяснять. Вместо этого Элиза затаила дыхание. Интересно, что они сделают: снова ограничат ее доступ в Арсенал или, возможно, переведут ее в младшие оперативные агенты?

Доктор отодвинул от себя папку и забарабанил по столу пальцами.

—   В свете всех этих происшествий ваше пренебрежение приказом в отношении агента Веллингтона Букса выглядит особенно тревожным.

Элиза судорожно сглотнула. После того безумного побега она всегда знала, что проблемы на этом не кончатся. Поэтому она сделала то, что делала в таких случаях всегда, — перешла в атаку.

—   Агент Букс — один из наших, доктор, работник министерства. И когда я увидела его там, я просто не смогла убить его, как то предписывали ваши приказы.

—   А с чего это вы взяли, что имеете право игнорировать их? Как вы можете быть уверены, что агент Букс не пошел на компромисс? Как главный архивариус он знаком со всеми секретами нашего министерства.

—   Шестое чувство, доктор. Инстинкт. Тот самый инстинкт, который позволяет мне выжить во время операций, нечто такое, чего вы, постоянно сидя в этом кабинете, никогда не сможете понять!

Она поспешно прикусила нижнюю губу. Ну вот, ее характер. Эти вырвавшиеся сами собой слова уже никак нельзя было вернуть назад, но она всегда ненавидела, когда ее допрашивали относительно ее действий в полевых условиях. Она была одной из лучших в министерстве. Возможно, методы у нее не общепринятые и даже экстремальные, но зато они всегда приносили результаты.

Доктор Саунд продолжал рассматривать ее с безучастным выражением на лице.

—   Я посмотрела на Букса, и у меня просто появилось ощущение, что он не сломлен. И, поскольку он был одним из наших, я приняла самостоятельное решение, на что я во время операции в полевых условиях имею полное право. Мы еще никогда не теряли... — Она запнулась на этих словах и поэтому начала снова: — Мы еще никогда не ликвидировали никого из наших, и я определенно не собиралась стать первым, кто сделает это. — Тут она позволила себе легкомысленно улыбнуться. Всего лишь чуть-чуть. — К тому же, вытащить его оттуда живым было настоящим вызовом.

—   Вот это плутовское поведение, агент Браун, и беспокоит меня в вас больше всего. Министерство особых происшествий — это вам не частная лавочка, и никому не позволено действовать от имени королевы, руководствуясь какими-то собственными импульсами. Лучший способ одолеть тени угрозы и тени зла — самому превратиться в тень. Мы защищаем империю тайно — момент, которым вы пренебрегаете... частенько. Вам следовало бы извлечь урок из опыта ваших предшественников и, возможно, в меньшей степени полагаться на порох и динамит.

—   Но я обожаю порох и динамит. — Она прекрасно понимала, что сейчас напоминает ребенка, у которого отбирают любимую игрушку, но ее и правда до этого довели.

Ей показалось, что один уголок рта доктора Саунда дернулся, — она надеялась, что это должно означать сдержанную улыбку, — но это ощущение тут же исчезло.

—   Досье ваших операций, а также ваша неуемная любовь к «скоропалительным решениям», к сожалению, гарантируют вам постоянные дисциплинарные взыскания.

В голове Элизы роились возможные варианты. Может быть, их добрый доктор собирается послать ее в представительство министерства на Дальнем Востоке? На самом деле это, собственно говоря, не стало бы наказанием. Однако следующие его слова оказались для нее полным сюрпризом.

—   Но сперва... — Доктор Саунд поднялся со своего кресла. — Я думаю, тут требуется несколько другая перспектива. Пройдемте, — добавил он, сделав жест в направлении двери.

На мгновение Элизе показалось, что она просто что-то не расслышала или пропустила оглашение наказания.

—Другая... перспектива, доктор?

—   Вот именно. — Он закрыл папку с делом и положил ее в лоток для обработанных документов. — И ваше появление сегодня утром, и ваши последние слова дали мне понять, что мне следует выбрать другой сценарий.

—   Очень хорошо, доктор. Так все-таки, куда...? — попыталась было задать свой вопрос Элиза; голова ее шла кругом от резких перемен в поведении директора.

—   Вам не понадобится зонтик, агент Браун, — усмехнулся он. — Мы останемся в пределах здания.

—   Это просто замечательно, доктор.

Мысли ее путались, пока она пыталась сообразить, какое же дисциплинарное взыскание он для нее придумал. Она попыталась успокоить свое дыхание. Они вместе прошли мимо мисс Шиллингуорт, которая снова сидела за своим письменным столом; от былого беспорядка не осталось ни малейшего следа. Приемная выглядела абсолютно безукоризненно, как это было всегда, когда бы Элиза здесь ни появлялась.

—   Отличная работа, Шиллингуорт, — бросил на ходу доктор Саунд.

Секретарша удивленно заморгала. Насколько поняла Элиза, комплименты от директора, похоже, были чем-то из ряда вон выходящим.

—   Мы ненадолго, — сказал он и вынул из кармана пиджака сложенный листик бумаги. — Позаботьтесь об этом и, пожалуйста, попросите всех, кто будет меня спрашивать, либо тех, кому назначены встречи, позвонить мне после обеда. Молодец.

Шиллингуорт кивнула и положила конверт посередине своего пугающе аккуратно убранного стола.

Доктор Саунд снова повернулся к Элизе, тепло улыбнулся ей и жестом пригласил пройти в лифт.

—   Только после вас, агент Браун.

В Элизе проснулось чувство мести, и от этого тело под одеждой снова покрылось гусиной кожей.

Глава 3,

где наш доблестный рыцарь картотек и каталогов наконец-то оказывается должным образом представленным мисс Элизе Д. Браун

Кап...

Кап...

Кап...

Веллингтон посмотрел через свой широкий письменный стол в сторону, откуда доносились эти звуки, стараясь разглядеть что-то в густых тенях подвала. Время от времени этот унылый метроном напоминал о царивших здесь плачевных условиях. Постоянный низкий гул бойлеров не тревожил его, потому что эти устройства просто выполняли свою работу: удерживали в себе влагу. Однако некоторые трубы и небольшие резервуары обязательно потели, собирая на себе конденсат. Учитывая же, что за этой стеной текли мощные воды Темзы, здесь неизбежно царила высокая влажность.

Это была проблема, с которой он столкнулся добровольно. И теперь можно было жаловаться только на самого себя. Кап...

Кап...

Кап...

«Главное — стратегия, — говорил он себе сразу после того, как согласился на эту должность в Министерстве особых происшествий. — Необходимо иметь стратегию относительно того, что ты хочешь получить. Будь решительным в битвах, в которых принимаешь участие». И эти его военные навыки в итоге действительно пригодились ему в каждодневной жизни. Приняв архив в таком виде, что определение «беспорядок» можно было бы вполне посчитать комплиментом этому хаосу, Веллингтон ответил на вызов и держал свое ворчание при себе. Он спокойно определял проблемы, расставлял приоритеты в решениях, а затем реализовывал эти решения. Некоторые из них, требовавшие немедленного вмешательства доктора Саунда, — такие, например, как необходимость установки в архиве влагопоглотителя, чтобы поддерживать влажность на каком-то приемлемом уровне, — откладывались до личных встреч, когда они с ним останутся с глазу на глаз, и Веллингтон полностью завладеет его драгоценным вниманием.

Но подобные встречи случались крайне редко.

Кап...

Кап...

Кап...

Тихое капанье, подхваченное гулким эхом среди громадной коллекции всевозможных записей и артефактов, доставленных сюда после операций, превратилось в гром боевых барабанов. За этот архив он нес личную ответственность, это был его долг перед королевой и страной. Каждая из этих капелек насмехалась над ним. Каждая из них бросала ему вызов. И даже несмотря на его собственные попытки собрать дома влагопоглотитель, достаточный для осушения сырого, похожего на пещеру подвала под зданием министерства, проблема оставалась. И каждый день, когда он садился за свой рабочий стол, на первый план в его сознании постоянно всплывали его собственные промахи и вытекающие отсюда трудности.

Кап...

Кап...

Кап...

Но сейчас каждая капелька этой кары Божьей звучала для него также сладко, как «Концерт №2 для скрипки ми-минор» Иоганна Себастьяна Баха.

Его глаза скользили по архиву, обследуя различные трубы, шкивы и полки с экспонатами, пока взгляд его не остановился на интерфейсе аналитической машины. Он слегка улыбнулся — совершенно тщеславная и самовлюбленная реакция на собственное создание в духе Франкенштейна, приводившее в порядок все это барахло, коллекционируемое министерством. И почему бы Веллингтону не гордиться этим бриллиантом, спрятанным в глубинах архива? Устройство повышало эффективность труда в тысячи раз, а «жестянщики» из отдела научных исследований и разработок не имели к нему ни малейшего отношения.

Он выдвинул небольшое продолжение своего стола и набрал нужный код, тот самый, который, как он знал, будет соответствовать его нынешнему настроению. Его пальцы нажимали на цифры и буквы — металлический монстр ответил серией щелчков, жужжаний и пыхтений пара. Машина восприняла нажатие Веллингтоном клавиш, произвела вычисления и наконец запрограммировала команду.

Тишина длилась еще секунду, после чего из рупора аналитической машины полились долгие безжизненные звуки. Иоганн Себастьян Бах. «Концерт №2 для скрипки ми-минор». Адажио. Как раз то, что ему сейчас нужно.

Если бы запись проигрывалась дома, она звучала бы несколько металлически. Здесь же, в архиве, местная акустика придавала музыке восхитительный резонанс. Конечно, не то же самое, что на концерте, но все равно, безусловно, намного ближе к реальному исполнению. Веллингтон сделал несколько глубоких вдохов, а когда снова открыл глаза, обнаружил, что смотрит на страницы своего открытого рабочего журнала.

«Я дома. Я снова в своей родной гавани, — только что написал он. — И все же у меня такое чувство, что худшее еще впереди».

Веллингтон судорожно сглотнул. Он понятия не имел, что такого он сделал, чтобы заслужить столь пристальное внимание Дома Ашеров. Расстояние, на которое его увезли после похищения из Матушки Англии, забросив за самые дальние пределы империи, было впечатляющим, если не угнетающим.

Он кивнул, окунул свою ручку в чернильницу и продолжил: «Возможно, это просто тревога, которую ощущает всякий, вернувшись после битвы. Люда удивляются увиденному утром свету, возвращаясь на родину героями. Втайне они ожидали, что дни их прервутся внезапно. Это напоминает ожившую старую арабскую притчу о торговце, встретившем на улице Смерть».

А он точно вернулся героем? Возможно — невоспетым. В конце концов, он все-таки держал язык за зубами — никакие из секретов министерства разглашены не были. Честно говоря, допрос они так и не начали, но там было несколько очень напряженных моментов. Весьма напряженных. Пожалуй, у него даже скатилось несколько слезинок, хотя никому в министерстве он никогда бы в этом не признался.

К счастью, единственный человек, который мог бы засвидетельствовать такое его затруднительное положение, сгинул среди огня, золы и снега. И слава богу.

Аналитическая машина снова защелкала и зажужжала, на этот раз следуя перфокартам, которые Веллингтон связал с этой командой. Композитор был тот же, но теперь шел поиск нового музыкального отрезка для воспроизведения. Аналитическая машина выбрала «Концерт для скрипки, гобоя и струнных, ре-минор». Он вздрогнул от пронзительных звуков известного деревянного духового инструмента. Обычно гобой ему нравился, но только не этим утром. Он нажал клавишу случайного выбора за пределами интерфейса, и аналитическая машина тут же начала новый поиск, остановившись в этот раз на более спокойном «Скрипичном концерте №1 ля-минор». Веллингтон облегченно вздохнул и вернулся к своему журналу, сделав заметку на полях.

«Примечание: пересмотреть последовательность карт и протоколов выбора разностной машиной различных музыкальных фрагментов. Попробовать запрограммировать “настроение” в качестве переменной в рамках произведений одного композитора».

Но прежде чем его мысли вновь вернулись к недолгому пребыванию в тюрьме, большая и тяжелая дверь наверху громко лязгнула и открылась, издав низкий скрип, прорезавший успокаивающую мелодию Баха. Веллингтон заложил страницу журнала тонкой шелковой лентой, аккуратно закрыл его и ногтем нажал на шесть клавиш замка, который запер все его сокровенные мысли под обложкой из мягкой кожи. К моменту, когда ^журнал оказался надежно спрятанным в ящике его стола, двое спускавшихся в архив прошли уже два яруса лестницы из четырех. Он уже мог различить, что крупный мужчина впереди с тихим смехом что-то говорил второму посетителю, шедшему за ним. Судя по походке, мужчиной мог быть только их директор, доктор Бэзил Саунд.

«Ну вот, Веллингтон, ты и дождался».

Следовало ли ему приготовить чай для директора и его помощника? Или же это может показаться неуместным? Поступают ли так начальники других отделов, если им нет необходимости смягчать надвигающийся гнев директора или ублажать его, чтобы о чем-то попросить? И опять-таки интересно, сколько еще других отделов, помимо него самого и «жестянщиков», на самом деле существует в министерстве?

Оставался еще один ярус...

Веллингтон быстро вытащил спрятанный журнал, набрал пальцами нужную последовательность, после чего сунул его в свою разностную машину. Когда его палец нажал на кнопку «3», резкий свист пара на мгновение заглушил музыку, после чего устройство начало щелкать и жужжать, не прерывая концерт №1 ля-минор.

—   Послушайте, Веллингтон, от вас вечно ожидаешь каких-то сюрпризов, — широко улыбнулся доктор Саунд, и архивариус мгновенно внутренне насторожился. — Мне следовало бы знать, что вы превратили эту вашу вычислительную машину в музыкальную библиотеку. — Он взмахнул рукой в такт мелодии. — Ну конечно, — Иоганн Себастьян Бах. Одна из моих любимых тем. «Скрипичный концерт №1 ля-мажор».

Веллингтон нервно прокашлялся.

—   Минор, сэр.

Рука доктора Бэзила замерла. Он быстро глянул через плечо, а затем снова посмотрел на Веллингтона.

—   Ах да. Разумеется. — После этого он быстро обернулся в сторону своего спутника, который до сих пор оставался в тени. — Ну выходите же, вы ведь, в принципе, уже знакомы.

Веллингтон вздрогнул, неожиданно увидев перед собой ангела-разрушителя, оперативного агента Элизу Д. Браун, которая, казалось, была подавлена размерами подвального помещения.

—   Агент Браун! — Веллингтон отряхнул ладони и протянул руку бесстрашному полевому агенту. — Наконец у меня есть возможность должным образом поблагодарить вас за то, что вы спасли мне жизнь.

Она быстро взглянула на него, и выражение подавленности на ее лице исчезло.

—   Ну да. Неплохо получилось для идиотки, не правда ли, агент Букс? — В голосе ее явно звучали обиженные нотки.

Выходит, она ничего не забыла.

Теперь наступила очередь Веллингтона смутиться.

—   Ах, да, в смысле... эти слова сами вырвались у меня под воздействием всей ситуации. И я приношу извинения, если вы вдруг приняли их на свой счет.

Она удивленно подняла бровь.

—   Ничего себе. А на чей счет я должна была их принять?

—   Ладно, ладно, агент Браун, — вмешался доктор Саунд. — Наш Веллингтон просто был не в себе. Я имею в виду, как бы вы чувствовали себя, если бы, придя в паб в предвкушении приятного времяпрепровождения за отличным ужином в хорошей компании, всего через несколько мгновений очутились бы в руках злейших врагов и были увезены в Антарктиду?

Концерт Баха закончился. Веллингтон нажал кнопку «стоп», после чего напряженное молчание нарушалось только непрерывным стуком падающих капель.

—   Похоже, у вас тут что-то подтекает, Букс.

Веллингтон открыл было рот, чтобы ответить, но доктор Саунд не дал ему вымолвить ни слова.

—   Агент Букс, не могли бы вы в знак благодарности агенту Браун организовать нам короткую экскурсию по архиву?

—   Конечно, директор. Агент Браун, прошу вас, следуйте за мной.

Архивариус выдавил из себя кислую улыбку и сделал жест рукой в сторону рядов газовых фонарей, уходивших в темноту. У него нервно задергалась щека, но лишь на мгновение. Наконец Веллингтон прервал молчание, хотя даже ему самому прозвучавшие слова показались сухими и заученными.

—Добро пожаловать в архив. В этом отделе министерства мы занимаемся тем, что ведем учет всех документов по законченным делам и связанных с ними артефактов. Понятно, что некоторые годы были более насыщены событиями, чем другие, а в конце этого прохода хранится все, связанное с самими истоками, со временами основания министерства.

Он взглянул на агента Браун, которая, задрав голову, рассматривала ряды полок.

—   Здесь, должно быть, находятся сотни папок с делами, — наконец произнесла она.

—   Тысячи, — поправил ее Веллингтон. — И для всего этого количества нам требуются большие помещения, причем не столько для самих дел, сколько для хранения собранных улик и доказательств.

—   Но... зачем?

Отмахнувшись от внезапно возникшей головной боли, Веллингтон вернул на лицо любезную улыбку и повернулся к агенту Браун.

—   Если я не ошибаюсь, ваше последнее задание занесло вас в Карибский регион?

—Да, нас с агентом Хиллом вызвали на Багамы расследовать дело об исчезновении лорда и леди Госсуитч. В последний раз их видели неподалеку от...

—   ...от района, который моряки называют Дьявольским треугольником. Я в курсе. А вы припоминаете ту маленькую безделушку, которая сослужила вам с агентом Хиллом добрую службу во время операции?

В глазах агента Браун мелькнула тень, но затем ее лицо озарилось каким-то детским удивлением.

—   О да! Хитрый прибор, нужно сказать. Если мне не изменяет память, это была пирамида, к вершине которой было что-то прикреплено.

Уводя их за собой, Веллингтон все дальше углублялся в ряды полок. Он вслух читал надписи с указанием года, пока в конце концов не добрался до таблички, подсвеченной двумя круглыми газовыми светильниками:

1872

Веллингтон остановился у терминала; прямо под табличкой находился интерфейс, очень похожий на пульт управления аналитической машиной на его рабочем столе. Медленно и не торопясь он начал нажимать клавиши. В крошечном окне над клавиатурой появились выбранные им буквы, каждая из которых светилась каким-то мягким янтарным светом.

—   Конец, — сказал Веллингтон, с широкой улыбкой нажимая последнюю кнопку, — теперь жмем ввод.

Кап...

Кап...

Кап...

Ничего не произошло.

Доктор Саунд слегка прокашлялся и подошел поближе к экрану дисплея.

ДИАВОЛЬСКИЙ ТРЕУГЛОЛЬНИК.

—   Вот черт! — выругался Веллингтон.

Он удалил написанное и стал печатать снова, на этот раз еще медленнее.

ДЬЯВОЛЬСКИЙ ТРЕУГОЛЬНИК.

—   Конец, — снова сказал Веллингтон, — теперь ввод.

В этот раз нажатие клавиши «ввод» привело в действие систему шкивов у них над головой, и к непрерывному звону капель добавилось клацанье — клац-клак-клик-клак. Наконец система шкивов успокоилась, когда лебедка откуда-то сверху опустила небольшую корзинку, в которой находились портфель и темно-коричневого цвета деревянная коробка размером с яйцо страуса. Веллингтон взял коробку из подвешенной корзинки, открыл ее и показал пару идентичных устройств.

—   Ключи от портала. Получены в 1872 году, когда министерство прослеживало путь бригантины «Мария Селеста» водоизмещением двести восемьдесят две тонны.

—   Вы хотите сказать, что мы бывали в Дьявольском треугольнике и раньше? — спросила агент Браун.

—   Как выяснили агенты министерства, команда «Марии Селесты» была вывезена на подземную базу под Атлантическим океаном. Эти устройства, примененные в правильных условиях, создают ворота в эфире, которые соединяют две точки в пространстве и времени, обеспечивая пользователю быстрое перемещение из точки А в точку Б. Я надеюсь, вы с агентом Хиллом именно так использовали их для организации побега лорда и леди Госсуитч.

—   Постойте, — перебила его агент Браун. — Я помню, агент Хилл говорил что-то про эти штуки. Он сказал, что они попали к нам из...

—   Атлантиды. Все верно, агент Браун. События 1872 года имели место именно там. Дом Ашеров захватил управление подземной — а точнее, подводной — базой много десятилетий назад и увлекал на дно, в мрачные глубины океана, как морские суда, так и дирижабли.

—   И это было в 1872 году?

—   Совершенно верно. — Веллингтон взял переплетенный том и открыл его последние страницы. — Дело происходило в городе под названием Фортуна Прайм, который, как вычислила исследовательская команда министерства 1872 года, был главным городом Атлантиды. Дом Ашеров удерживал этот аванпост в течение почти пятидесяти лет, пока мы — точнее сказать, министерство — окончательно не убедились в этом; но ведущий исследователь по этому делу тогда выдвинул теорию — если выдадите мне минутку... — Тут Веллингтон умолк, а пальцы его забегали по закладкам, отмечавшим ключевые эпизоды расследования. — Да, вот здесь; агент Хэтклифф Дурхэм считает, что Дом Ашеров контролировал этот передовой пост значительно более длительный период времени, вероятно, еще со времен первого плавания Колумба. Он рекомендовал провести дальнейшие исследов...

—   Благодарю вас, агент Букс, — прервал его доктор Саунд. — Я полагаю, что вы сумели осветить содержимое нашей колониальной шкатулки вполне адекватно.

Губы агента Браун дрогнули, как будто она хотела что-то сказать, но слова застряли у нее в горле. Впрочем, всего на мгновение.

—Директор, если у нас есть доступ к таким мощным ресурсам, почему мы не используем их чаще в полевых условиях?

Потому что эти мощные ресурсы, каковыми вы их считаете, агент Браун, остаются по-прежнему неизвестными для нас. — Доктор Саунд закрыл крышку деревянной коробки. — Я разрешил допуск к ключам от портала, поскольку министерство уже занималось ранее Треугольником, и это было как бы возвратом к данной теме. Всякий раз, когда мы обращаемся к подобным ресурсам, мы делаем это с крайней осторожностью и ответственностью. В отличие от других агентов нашей организации, агент Брэндон Хилл выделяется своей безупречной выдержкой, самообладанием и рассудительностью. — Он сделал паузу, не сводя глаз с агента Браун. Через несколько секунд продолжил: — Мы исследуем странное, чрезвычайное и неизвестное; и, когда позволяет время, исследование это продолжается здесь, в архиве. Верно ведь, Букс?

—   Разумеется, — ответил Веллингтон, разворачиваясь к интерфейсу и нажатием клавиши возвращая папку с делом обратно на свою полку.

—   Тогда скажите мне, пожалуйста, еще одну вещь, — начала агент Браун, — в течение какого периода были собраны экспонаты архива?

Доктор Саунд укоризненно погрозил ей пальцем.

—   Вы что, никогда не приходили сюда для проведения расследования?

Прежде чем она успела что-то ответить, Веллингтон выпалил:

—   Нет, директор.

Саунд и Браун дружно повернулись к нему.

—   Я думаю, — сказал Веллингтон, радуясь, что в полумраке не видно, как он покраснел, — я бы запомнил, если бы агент Браун когда-либо приходила сюда.

—Директор, если вы помните, мой предыдущий напарник был довольно старомоден. И я полагаю, он счел это место неподобающим для леди с такими деликатными манерами, как у меня.

При этих словах Веллингтон тихонько и неуместно хмыкнул, и от неожиданности директор и Элиза вздрогнули.

Прокашлявшись, архивариус двинулся дальше по проходу.

—   Агент Браун, вы спросили, какой период времени охватывает наш архив. Прошу вас сюда.

Они подошли к дальней стене, где, как и на других полках, висела подсвеченная газовым светильником табличка, на которой значилось:

1840

—Вот оно, самое начало, — с нескрываемой гордостью пробормотал доктор Саунд.

—Да, директор, — подхватил Веллингтон. — Первый год основания министерства. И уверяю вас, это были чрезвычайные шаги, здесь есть, на что обратить внимание.

Улыбка его слегка потухла, когда он заметил, что агент Браун непонимающе наморщила лоб.

—   Разве вы не видите? — Он сделал широкий жест в сторону возвышавшихся над ними массивных стеллажей с полками. — Мы сейчас стоим у самых истоков министерства. Еще когда вас, меня и даже доктора Саунда не было и в помине, отважные сердца уже начали то, что впоследствии стало...

—   ...местом моей работы, Букс, — резко возразила Браун; ее собственный энтузиазм также заметно поутих. Она повернулась к доктору Саунду, и Веллингтон теперь мог видеть только ее спину. — Все это очень хорошо и даже замечательно, директор, но я до сих пор так и не поняла, каким образом поход в подвалы министерства может помочь мне как агенту в оперативной работе.

Доктор Саунд хотел было ответить, но его опередил голос Веллингтона, который сейчас прозвучал совершенно в другом тоне, чем до этого.

—   На прошлом мы учимся.

Браун иронично ухмыльнулась.

—   Что, правда? Я думала, что история была написана победителями.

—   Это тоже очень может быть, но здесь, в этом подвале, я занимаюсь тем, что сохраняю голоса тех, кто пережил эти события. И именно документирование их дел, их суждения служат следующим поколениям оперативных агентов, а в очень многих случаях и просто позволяют им вернуться в Матушку Англию живыми и невредимыми.

—До сих пор, Букс, мне и самой удавалось вернуться живой — как видите — и невредимой, причем существуя в настоящем времени и не зацикливаясь на прошлом.

Глаза его прищурились. Обычно он мирился с пренебрежением коллег-агентов, но был не намерен терпеть унижение на своей собственной территории.

«А она еще вдобавок колониальная провинциалка, — прошипел у него в голове холодный голос. — Думаю, имеет смысл напомнить этой дикарке о ее лучших качествах».

Веллингтон сделал шаг назад; сердце гулко стучало у него в груди. «Нет, — быстро решил он. — Нет, не здесь. Нет! Не здесь!»

—   Агент Браун, — начал он, — позвольте мне продемонстрировать вам, насколько важным является то, что мы сохраняем материалы по каждому делу. А также позвольте вернуться к вашему собственному прошлому, если не возражаете.

Она фыркнула.

—   Что ж, это будет весьма забавно.

—   Я припоминаю, что одно из ваших предыдущих заданий увело вас в Индию. Или это был Египет? Смерть на Ниле или что-то в этом роде?

—   Собственно говоря, вы правы, Букс. 1892 год. И там случилось несколько смертей на Ниле. Один из тех неторопливых круизов для верхушки общества, и нашей клиентуре с трудом удалось остаться в живых на том корабле. Я помню, в начале были сложности, поскольку тела полностью истекли кровью на песке.

—   А я помню, что документировал это дело. Сколько у вас ушло на расследование?

—   Пять недель. — Браун пожала плечами. — Я еще привезла оттуда потрясающий монументальный загар.

Веллингтон взглянул на доктора Саунда, который, казалось, получал удовольствие от пикировки между ним и агентом Браун. Что-то в улыбке директора действовало ему на нервы.

—   Пять недель. А еще по вашему рапорту я помню, что вы с вашим напарником несколько раз сталкивались с проблемами, если не сказать — заходили в тупик.

Браун сжала зубы.

—   Ближе к делу, Букс.

—   Обвиняемый там был не совсем человек, потому что...

—   Как сообщили наши местные источники, амулет бога Сета был найден во время раскопок. Этот амулет унаследовал силу этого бога зла, а еще Сет очень любил песчаные бури. Оказалось, что хозяин судна узнал о тайнах этого амулета и начал нападать на аристократов, которым он принадлежал, во время круиза по единственной реке в этой пустыне.

—   Ожерелье черной магии, так, кажется? — Веллингтон прошел межу ними и положил руки на клавиатуру картотеки стеллажа, бормоча себе под нос: — Давайте-ка посмотрим... Если мне не изменяет память...

—   Фамилия агента была Аткинс, — вмешался доктор Саунд. — Регистрационный номер дела 18400217UKNL.

Веллингтон на мгновение уставился на директора, затем перевел глаза на Браун. Та только пожала плечами.

Пальцы его набрали на клавиатуре интерфейса нужный номер, и после нажатия последней клавиши где-то над ними вновь зазвучала знакомая мелодия: клац-клак-клик-клак. Как и на стеллаже 1872 года, лебедка спустила сверху точно такую же корзинку, в которой портфель лежал на широкой и плоской деревянной коробке.

—Дело 18400217UKNL, расследовано агентом Питером Аткинсом, — прочел Веллингтон на портфеле. — Это дело было связано с рядом несчастных случаев со смертельным исходом; в центре событий находились члены парламента.

—Довольно темная история, — добавил Саунд.

Веллингтон поднял взгляд от лежавшего у него в руках портфеля.

—   Сэр, этому делу более пятидесяти лет, как вы можете помнить...

—   Я, старина, еще и читать умею, — саркастически усмехнулся Саунд. — А память у меня, как вы уже заметили, работает безупречно.

Веллингтон почувствовал, что краснеет.

—Да, конечно, директор. — Он начал листать потертые старые страницы отчета по этому делу. — Вот видите, агент Браун, если бы вы посещали наш архив, вы бы знали о затруднительном положении, аналогичном вашему, и это могло бы сэкономить вам...

—Да бросьте, Велли, — неожиданно низким голосом перебила его она, так что он даже вздрогнул. — А вы-то сами знали, что это находится здесь?

Веллингтон и доктор Саунд разом повернулись к Браун, которая теперь положила коричневую деревянную коробку себе на ладонь. В глазах агента мерцало мягкое сияние, исходившее от драгоценных камней, и чем шире она улыбалась, тем сильнее становилось это сияние. Пальцы ее нежно поглаживали кроваво-красные камни, которые от ее ласковых прикосновений разгорались все ярче. Мужчины почувствовали, как тихое эхо вокруг них подхватило ее вздох, полный изумленного восхищения.

Сразу за щелчком замка портфеля послышался такой же щелчок закрывшейся крышки коробки. Если Веллингтон при этом пару раз прикоснулся к колониалке, то тут уж ничего не поделаешь.

—   А вот, агент Браун, и ваш первый урок в отношении обращения с тем, чего не знает никто! — желчно воскликнул Букс, уже не заботясь о том, чтобы его голос звучал спокойно. — Это, — сказал он, показывая на ящичек с ожерельем, — и было причиной всех преступлений. Агенту Аткинсу удалось отследить, что источник черной магии, которой пользовался злоумышленник, сосредоточен в этой фамильной драгоценности — ожерелье Феи.

—   Феи? — фыркнула Браун. — Уж не той ли Феи, которая Моргана? Нахальная шлюха с мифического острова Авалон — Фея Моргана?! — Ее смех обжег его. — Да бросьте, приятель, она никогда не существовала в действительности!

—   Возможно, агент Браун, вам следовало бы посещать наш архив почаще, — обиженно пропыхтел Веллингтон, укладывая ожерелье обратно в корзинку. После нескольких нажатий на клавиши и очередного клак-клик-клак эти предметы снова исчезли в темноте у них над головой, вернувшись на свое законное место на стеллажах. — Я понимаю, что в полевых условиях задание ваше считается законченным, когда вы составили окончательный рапорт, но если бы вы поинтересовались, что случилось дальше с вашими военными трофеями, то знали бы, что они оказываются здесь, в архиве министерства.

Здесь все экспонаты каталогизируются, сортируются и хранятся до тех пор, пока не возникает необходимость в операции, где может потребоваться логистика. И хотя на небесах и на земле существует масса всего такого, о чем вы, агент Браун, могли бы мечтать согласно своей философии, могу вас заверить, что в нашем архиве есть вещи гораздо более поразительные и невиданные.

Браун усмехнулась.

—   Ну хорошо, если нам нельзя играть с вашими игрушками, Велли, в этом подвале, тогда зачем все это? — едко заметила она, постучав костяшками пальцев по терминалу доступа к архиву. — Почему агентам не предоставляют такой ресурс? Эта разностная машина, подсоединенная к удаленным терминалам, — это же просто фантастика! Как все это работает? — спросила она.

Веллингтон похлопал рукой по каменной стене позади себя.

—   Слыхали про Темзу?

—   Безграничный источник энергии. — Ее брови удивленно выгнулись. — Эти «жестянщики» все-таки чертовски умные ребята.

Теперь уже она ему по-настоящему не нравилась.

—   Простите, не понял?

—   Ну, отдел научных исследований и разработок. Их воображение просто не знает границ, не так ли?

У Веллингтона внезапно резко заболело в затылке.

—   Оперативный агент Браун, — начал он слегка дрожащим голосом, — во-первых, это не разностная машина. Это устройство способно на большее, чем простая математика. Перед вами аналитическая вычислительная машина, основанная на оригинальной схеме Бэббиджа, с несколькими моими личными усовершенствованиями. Во-вторых, мне прекрасно известно, что люди вашего типа редко посещают мой архив и пользуются ресурсом министерства только в случае крайней необходимости. Так сказать, последнее средство спасения, как отозвался обо мне один из ваших коллег. Поэтому вы и не можете знать, что эта аналитическая машина и все подключенные к ней терминалы спроектированы и внедрены мной, не говоря уже о том факте, что, в отличие от множества прототипов, созданных отделом научных исследований и разработок, у меня все это работает.

—   Ну хорошо, — вмешался доктор Саунд, — похоже, что, благодаря этому несколько запоздалому визиту, ваш архив поможет министерству избавиться от нескольких серьезных проблем.

Момент для этого высказывания был выбран директором безупречно, поскольку последние его слова совпали с заключительным аккордом концерта Баха.

Кап...

Кап...

Кап...

—   Простите, — сказал Веллингтон, и в установившейся тишине его собственный голос показался ему нарочито громким. — Проблемы?

—Да. Агент Браун — это проблемы. — Даже в тусклом свете газовых горелок было видно, как раскраснелись щеки директора. — Я намеревался предоставить вам здесь побольше самостоятельности, которая, с учетом того, что отдел научных исследований и разработок отказывается иметь дело с вашими устройствами, поможет вам терпеливо воспринять ваше назначение сюда. Похоже, так и вышло. И результаты даже превзошли все ожидания.

Веллингтон судорожно сглотнул.

—   Сэр?..

—Да, это верно, что ваш архив располагает, вероятно, самыми ценными фондами министерства, и та работа, которую вы проделали в своем архиве, действительно производит сильное впечатление. — Глаза доктора Саунда за стеклами очков были темными и холодными. — Но выделаете большую ошибку — на самом деле это не ваш архив.

Коленки Веллингтона слегка подогнулись, но от следующих слов директора появившееся головокружение тут же ушло.

—   И поскольку, агент Браун, как я уже сказал вам у себя в кабинете, ваш послужной список из сплошных «скоропалительных решений» просто требует дисциплинарного наказания, я назначаю вам нового напарника. — Директор, видимо, очень довольный собой, взглянул на Веллингтона. — Или вы все-таки предпочли бы руководить?

Нет. Директор не может быть таким...

—   Вы что, серьезно? — Ее голос отозвался в темноте звонким эхом. — В архив?!

Саунд сделал широкий жест рукой.

—   Очаровательная обстановка для вашего нового назначения, вы так не считаете? — Он склонился к ней поближе. Веллингтону показалось, что единственной причиной, почему она не врезала ему по носу, был лишь глубокий шок, в котором она продолжала пребывать. — Я думаю, что некоторое время, проведенное здесь, вдали от восторженных взглядов публики, послужит вам ценным уроком.

—   Каким это еще уроком? — спросила Браун; лицо ее все еще было искажено ужасом, навеянным решением директора.

—   Влажность, агент Браун, — ответил Саунд, слегка усмехнувшись. — Я чувствую, вам необходимо понять, что служба в министерстве — это не только пальба и погони. И не обязательно только хаос и разрушение.

Внезапно выражение его лица изменилось. Резко. Казалось, что здесь, среди результатов оперативной работы за многие десятилетия, в глазах его вновь проснулся угасший было веселый огонек. Директор продолжал говорить, обращаясь к Браун, но уже не глядя на нее. Голос его звучал отрешенно.

—   Поскольку все это является методами тех, кому мы противостоим.

Слегка вздрогнув, доктор Саунд как будто очнулся от захвативших его мыслей и снова посмотрел на Браун поверх своих очков.

—   Таким вот образом. Я распорядился, чтобы содержимое вашего рабочего стола доставили сюда.

Браун взглянула на Веллингтона, замотала головой, а затем вновь переключила свое внимание на директора.

—   Могу я хотя бы узнать, сколько будет длиться это мое «новое назначение»?

Бессрочно, — не задумываясь ответил тот. — Время, проведенное в архиве, обеспечит вам новый взгляд на вещи и послужит ценным жизненным уроком. И не нужно быть такой угрюмой. С вами же здесь будет Букс. А он один из наших, вы помните?

Теперь пришла очередь Букса непонимающе поднять брови. Что Саунд хотел этим сказать?

—А что касается вас, — теперь директор полностью переключил свое внимание на него, — то вам следует понять, что внутри министерства не может быть двух агентств. Мы все — один механизм, система винтиков и шестеренок, которая работает как единое целое, чтобы сохранить мир в условиях чрезвычайных обстоятельств. Вам нужно подняться над мелочными отличиями и кажущимися размолвками. И помните, что всех нас объединяет единое мировоззрение.

Мелочными отличиями? Кажущимися размолвками? Святой Юпитер, что он имел в виду?

—   Вам нужно взаимодействовать с коллегами-агентами, и, особенно в свете вашей недавней дилеммы, нам может потребоваться человек, который подхватит ваше дело в случае, если с вами что-то произойдет.

Он отступил назад и внимательно оглядел их.

—   Просто не верится, что мне удалось создать такое замечательное сочетание. — Директор сунул большие пальцы рук в неглубокие карманы своего жилета и удовлетворенно забарабанил пальцами по животу. — Удачи вам, агенты Букс и Браун. Хочется верить, что сегодняшний день станет началом чего-то необыкновенного. — Он развернулся и пошел прочь мимо полок с многолетней историей министерства. — Провожать меня не нужно. Я здесь хорошо ориентируюсь.

Веллингтон чувствовал себя брошенным на произвол судьбы. Так они и стояли с агентом Браун в полной тишине.

Ну, почти в полной тишине.

Кап...

Кап...

Кап...

—   Господи, до чего меня раздражает это капанье! — внезапно вырвалось у Браун. — Откуда все это льется?

До ушей Веллингтона со стороны его рабочего стола донесся удар колокола. Аналитическая машина закончила заваривать его чай.

Глава 4,

где наш доблестный рыцарь картотек и каталогов предпринимает усилия по обучению и укрощению строптивой!

Веллингтон поднял глаза от своего письменного стола и прищурившись взглянул на сидевшую напротив него женщину. Прошла неделя. Всего одна неделя.

Сто шестьдесят восемь часов.

Десять тысяч восемьдесят минут.

Шестьсот четыре тысячи восемьсот секунд.

И Веллингтон Торнхилл Букс, эсквайр, прочувствовал каждую из этих секунд в полной мере. Включая выходные.

Он ломал себе голову, чем мог заслужить такое наказание. Он уставился на слова, которые записал в своем журнале всего несколько часов назад: «И все же, при всех моих достижениях и заслугах, я ловлю себя на том, что частенько задаюсь вопросом: “Если я такой жутко замечательный, тогда объясните мне ради бога, почему я продолжаю находиться здесь? Да еще и с ней?”»

«Все очень просто, — заметил его внутренний голос. — Ты был похищен. И тебе еще чертовски повезло, что ее не послали прикончить тебя на месте из опасения, что ты мог расколоться».

Он тут же отбросил эту мысль. Веллингтон знал свою ценность для министерства. Никто не мог сделать то, что делал он. Любому другому на этой должности понадобятся долгие годы, чтобы достичь его уровня осведомленности во всем этом хозяйстве. Нет, он был действительно незаменим.

Или все-таки заменим?

По позвоночнику вверх поползло неприятное напряжение, остановившееся у основания черепа на затылке, — предвестник надвигающейся головной боли.

Браун даже не удосужилась взглянуть на него, хотя Веллингтон прекрасно знал о репутации своего «взгляда поверх очков»: он обладал легендарной особенностью пронизывать окружающую атмосферу холодом, который мог бы вполне поспорить с промозглой прохладой подвала, где он был узником. Замотав головой, Веллингтон закрыл свой журнал в выемке внутри бухгалтерской книги, набрал код на замке, чтобы надежно запереть его и, поставив его обратно на полку рядом со своим столом, продолжил работу по оформлению экспонатов. Теперь это был набор небольших глиняных ваз, доставленных агентом Хиллом. На память пришло, как ему хотелось — в очередной раз — напомнить доктору Саунду о плачевном состоянии архива. Улучшения были обещаны Веллингтону еще несколько месяцев назад, но с тех пор так и не было предпринято никаких шагов для исправления ситуации. Он понимал, что другого места для архива просто не существует, и был согласен с тем, что этому учреждению требуется энергия; а какой источник энергии может быть лучше, чем Темза?

Однако же это было настоящим преступлением, что множество редких предметов старины и невосстанавливаемых документов хранились в условиях такой влажности, которая могла легко конкурировать с дождливым валлийским летом.

А затем он заметил еще одну вещь — постоянный гул генераторов министерства. Теперь он слышал только их. И не было больше никаких звуков, которые бы разбавляли его. Абсолютно никаких. Только низкое гудение их общего источника электричества.

—   А куда делось капанье? — спросил он; казалось, что сейчас его голос звучит слишком громко для архива.

—   Слава тебе, господи! Он все-таки живой! — насмешливо заметила Браун. — А я уже думала, что осталась совсем одна в скучище этой дыры!

Веллингтон на мгновение впился в нее глазами. Любое проявление пренебрежения в отношении архива он воспринимал как выпад против себя лично. Возможно, ему не следовало ожидать, что оперативный агент окажется чувствительным к такого рода вещам.

—   Агент Браун, а вы заметили это? Капанье, оно...

—   Пропало. Да. Я устранила это чертово подтекание на третий день своего пребывания здесь. Оно жутко действовало мне на нервы.

—   Всего за два дня? — скептически спросил он.

—   Букс, когда вас допрашивают с пристрастием, вы, зная, что вас будут пытать, переходите в состояние отрешенности, как в дзен-буддизме. Таким образом, болевой порог сдвигается намного выше. — Она обвела глазами пространство вокруг себя. — Прийти сюда, на ваше место работы, и подвергаться пытке, которую можно в любой момент прекратить? Такого рода контролем над ситуацией я собираюсь пользоваться в полной мере!

Он немного прокашлялся, отчего голова его дрогнула. Веллингтон сглотнул, от раздражения губы его скривились.

—   Я понимаю, что вам пришлось адаптироваться здесь после более захватывающей деятельности, но я думаю, что вы наносите этому офису настоящий вред. Я не считаю свою должность в нашем министерстве скучной, она очень даже полезная. Без меня... — Он оторвался от своей книги учета и предпринял попытку тепло и дружелюбно улыбнуться. — Без нас министерство не смогло бы функционировать.

Браун шумно выдохнула и, сунув руку в один из многочисленных карманов своего жилета, извлекла оттуда нечто, напоминающее полированную косточку. Точнее в полумраке архива рассмотреть было трудно. Она сделала быстрое движение, и из рукоятки с резким щелчком выскочило лезвие ножа.

—Да неужели? — насмешливо спросила Браун, а затем небрежно подбросила стилет в воздух. Металл прочно вошел в письменный стол между двумя вазочками, аккуратно стоявшими на краю и разделявшими их рабочие места; от неожиданности Веллингтон подскочил на месте. — А я-то думала, что всякие вещи отсылают сюда, чтобы внести их в каталог, сложить на свою полку... — нож с глухим стуком снова воткнулся в стол, — а потом окончательно забыть о них.

Агент Браун, — сказал Веллингтон, следя за тем, как она в очередной раз повторяет свой бросок. Пока нож продолжал уродовать ее сторону рабочего стола, он не придавал этому особого значения. Хотя ее неаккуратность все же действовала ему на нервы. — Неужели вы уже забыли мою экскурсию, состоявшуюся всего неделю назад? Где, как вы думаете, оперативные агенты получают информацию для составления логистики своих новых заданий? Мы являемся главной опорой всего министерства. — Он обвел рукой окружавший их подвал, но звук ножа, снова вонзившегося в стол, — бумс! — говорил о том, что в этом она не разделяет его энтузиазма. — Когда случаются чрезвычайные происшествия, на нас ложится вся ответственность...

Бумс.

—   ...сохранить для истории необычные находки, связанные с этими чрезвычайными происшествиями.

Бумс.

—   И когда оперативные агенты хотят знать ответы на все многочисленные «как», «почему» и «что если», связанные с новой загадкой...

Бумс.

—   ...мы призваны вооружить их тем, что может помочь раскрыть темную тайну или выявить ставленника сил зла...

Бумс.

—   Агент Браун! — не выдержал Веллингтон. — Не могли бы вы прекратить делать это — пожалуйста ?

Браун тяжко вздохнула, после чего откинулась на спинку стула и положила ноги на край стола.

—   Послушайте, Велли, мне очень жаль, что я не разделяю ваших восторгов по поводу должности библиотекаря министерства...

—   Архивариуса.

—   ...но я не для того прибыла с противоположной стороны земного шара, чтобы нумеровать, составлять описи и сортировать, дабы потом другие могли спокойно отправляться туда, где кипит настоящее дело. Эта работа связана с бумагами, со всякими загадками. Если я задержусь здесь достаточно надолго, — простонала она, простирая руки вверх и смачно потягиваясь, — боюсь, все мои навыки могут просто сойти...

Продолжая держать руки над головой, Браун опять бросила свой нож. Лезвие ударилось в стол с глухим бумс, но на этот раз рукоятка слегка стукнула по ближайшей к ней вазочке. Звон разбившегося вдребезги глиняного изделия показался им обоим слишком громким для такой маленькой вещи.

Веллингтон сидел неподвижно, следа за разлетевшимися по поверхности обоих столов черепками. Некоторые из них все еще продолжали катиться.

—   Вы поняли, что я имею в виду, Велли? — сказала Браун, снова садясь прямо на своем стуле. Хмыкнув, она взяла лежавшую рядом щетку и принялась сметать мусор на совок, продолжая рассуждать: — В нормальных условиях я бы никогда не промахнулась, но неделя, проведенная в этой темнице, уже начинает сбивать мой прицел. — Осколки вазы с грохотом упали на дно ведерка для мусора. — По крайней мере, это хоть чистая темница. Отдаю вам в этом должное, приятель. Вы действительно проделали здесь грандиозную работу. Просто я не уверена, что приспособлена для этого.

Веллингтон уперся пальцем в переносицу и затолкал собственные очки высоко на лоб. От негодования у него перехватило дыхание, и теперь ему пришлось напомнить себе, что нужно сделать вдох.

Последовавший вопрос обязательно рассмешил бы его, если бы в ее устах не прозвучал настолько абсурдно.

—   Вы в порядке, Велли?

—   Со мной все хорошо, — прошипел он сквозь сжатые зубы. — Это была... — Голос его умолк, а взгляд выразительно воззрился на то место, где только что стояла ваза.

Она тоже взглянула на это место, и бровь ее вопросительно поползла вверх.

—   Ох. Хм... Боже мой... Что-то ценное?

—   Агент Хилл был на задании в Америке. В Южной Америке, если быть точным. Он обнаружил там подземную сеть и прочесывал джунгли в поисках этих горшков. Расположенные в определенном порядке, эти глиняные изделия должны были составить карту маршрута.

—   Что, правда? Как это умно! — Заинтригованная агент Браун подалась вперед. — Маршрута — куда?

Веллингтон закрыл главную учетную книгу перед собой.

—   В потерянный город Эльдорадо.

Она медленно закивала.

—   Ага. И все эти вазочки для этого должны быть целыми... а не валяться в... — Взгляд ее растерянно заметался между ведром для мусора и пустым местом на столе, а голова в это время продолжала кивать. — То есть... ну, понятно... простите, Велли.

Внезапно Веллингтон ощутил пронзительную боль. Опустив глаза, он увидел, что руки его настолько сильно сжаты в кулаки, что костяшки пальцев уже побелели. Расцепив кулаки, он почувствовал, как боль ушла и по рукам разлилось успокаивающее тепло восстанавливающейся циркуляции крови.

Глаза его перескакивали с собственных рук на спрятанный журнал, а затем на сидевшего передним разжалованного оперативного агента. Каждый из прошедших семи дней сам по себе представлял собой колоссальную катастрофу. Если бы не его аналитическая вычислительная машина, Элиза Д. Браун привела бы архив в то состояние, в котором он находился четыре года назад. Было непонятно, то ли она в принципе не в состоянии ничего каталогизировать, то ли просто решила для себя полностью игнорировать его инструкции и все вносить в каталог неправильно. Похоже, в своей работе она исходила из принципа, что если на полке есть пустое место, оно идеально подходит для какого-нибудь артефакта. В результате ему приходилось либо повторять для себя методические указания по правильному ведению каталогов, либо проверять и перепроверять свою разностную машину. На пятый день она каким-то образом умудрилась перегрузить ее командами, хотя он специально несколько раз предостерегал ее от этого.

Впрочем, он заметил, что когда к ним приходил агент Кэмпбелл, она становилась внимательнее и ее рабочее рвение производило определенное положительное впечатление. Веллингтон никогда бы не подумал, что такое когда-нибудь придет ему в голову, но в душе ему хотелось, чтобы этот австралийский оперативник приходил почаще.

Постоянно повторяющиеся ошибки Элизы Браун и ее изощренные способы нарушения субординации в отношении его самого напоминали Веллингтону собственный печальный опыт общения с прекрасным полом в прошлом. До того как его приговорили к совместному заточению с его бывшей спасительницей, а ныне — предвестником всяческих разрушений, произошла серия прискорбных событий, забросивших его в Антарктиду. В отличие от этого своего коллеги-агента, о даме, с которой он как-то пил чай месяц тому назад, можно было точно сказать, что она — настоящая леди. Она была просто красавица, и Веллингтон еще подумал, что ему повезло встретиться с ней глазами через весь зал кафе. Было бы здорово иметь приятеля или даже просто сослуживца, с которым можно было бы обсудить последующие действия. Вероятно, это помогло бы четче увидеть вещи или даже предотвратило печальные последствия. А вместо этого он по собственной глупости отправился после обеда в парк с этой экзотической итальянской красоткой. Пронзительные зеленые глаза... Теперь-то он понимал, что ему следовало обратить внимание не только на ее глаза и довольно привлекательный бюст. Ну какая настоящая леди предложила бы пойти в паб в такое время дня, да еще и вызвалась бы заплатить за первую порцию выпивки? Причем эта первая порция оказалась как раз последним из того, что он помнил.

И вот теперь напротив него сидело заслуженное им наказание. Если бы тогда он не решился на миг — всего на один единственный миг — испытать свою судьбу, встретившись глазами с итальянской Венерой, его владения в министерстве не были бы сейчас осквернены присутствием этой колониальной гарпии.

«Терпение, Веллингтон, терпение, — сказал он себе. — Доктор Саунд проделал это с определенной целью, и в этом должен быть какой-то смысл». Он молча смотрел на нее, мысленно повторяя эти слова, словно мантру.

—   Что? — рявкнула Браун, поскольку он продолжал пялиться на нее.

«Должна быть какая-то причина», — уверял он себя. Либо старик уже начал терять былую хватку.

—   Я думаю, — наконец произнес Веллингтон, набирая команду на клавиатуре аналитической машины, — нам необходимо что-то менять.

Элиза глянула в направлении оставшихся ваз.

—   А вы не сунете их в корзинку вместе со своими записями?

—   Я еще вернусь к этим горшкам позднее. Возможно, мне удастся перезаписать в памяти место назначения. — Веллингтон безнадежно взглянул туда, где стояла последняя ваза, и плечи его печально поникли. — Возможно.

Он нажал клавишу ввода на аналитической машине, и... ничего не произошло.

—   Велли, — сказала Элиза, закусывая губу, чтобы не рассмеяться. — В слове «Эльдорадо» нет ни одной буквы «с». Как нет буквы «а» в слове «город».

Он тупо уставился на дисплей.

ЗАТЕРЯННЫЙ ГАРОД ЭЛЬДОРСАДО.

—   Ох, пропади оно все пропадом! — засопел он, набирая текст заново.

—   А я-то думала, — начала Элиза, которая, склонив голову набок, внимательно следила за тем, как он мучается, — что, вы как архивариус и человек, сконструировавший эту хитрую штуку, должны отлично печатать на машинке.

—   Вы можете думать что угодно, — проворчал Веллингтон, продолжая нажимать клавиши одним указательным пальцем, — но у меня не было цели освоить тонкое искусство печатанья в университете или где-то еще. Поэтому. Я. Само. — Бросив еще один взгляд на дисплей, Веллингтон нажал на последнюю кнопку и закончил: — Учка.

Когда система шкивов пришла в действие, он поднялся и направился в тень позади агента Браун.

—   А теперь, пожалуйста, прошу вас последовать за мной.

Стилет со щелчком сложился. Агент Браун быстро встала из-за стола и двинулась за ним к полкам, где хранились самые последние дела архива. Веллингтон почувствовал проблеск надежды и оптимизма, что, может быть, его нежданная помощница все-таки выросла настолько, что начала ценить эту священную для него территорию. Когда он пришел на эту должность, систематизация здесь была, мягко говоря, далека от совершенства, и он взвалил на себя все эти проблемы, как Атлас, в свое время подставивший плечи подземной шар. Как было бы хорошо, если бы он мог поделиться своими достижениями с...

Позади него Элиза Браун нарочито громко выдохнула воздух, не слишком изящно выражая свое неудовольствие.

Что ж, ей все-таки удалось найти и ликвидировать течь, вызывавшую столько раздражения. А вдруг это было первым шагом к тому, что все наладится?

Дойдя до кладки из черного кирпича, отмечавшей конец архива, Веллингтон свернул налево к небольшому лестничному колодцу.

—   Эй, Велли!

Он обернулся к Браун. Похоже, ее чем-то заинтересовала сплошная железная дверь, находившаяся в противоположном конце коридора.

—   Что там? — Она кивнула в сторону запертого прохода.

—   Запретная Зона. Доступ только для директора.

Она повернулась к нему и так удивленно выгнула брови, что в животе у него все тоскливо сжалось.

—   Правда? Вы хотите сказать, что в ваших владениях есть уголок, куда даже вам вход воспрещен?

—   Ваше присутствие здесь опровергает утверждение, что это мои владения. — Он набрал в легкие побольше воздуха и взглянул вниз, на лестницу. Взяв с крючка над головой запасной фонарь, он жестом подозвал Браун. — А теперь, вместо того чтобы забивать себе голову мыслями о том, куда нам идти запрещено, почему бы вам не сосредоточить внимание на том, куда нам идти можно и нужно и где мы по-настоящему необходимы?

Веллингтон, уверенный, что его подопечная следует за ним, повернулся спиной к проему лестницы и пошел еще дальше вглубь архива. Коридор, вымощенный необработанным камнем, слегка изгибался, заканчиваясь помещением, в котором ничего не было видно в слабом мерцании его светильника. Он полез свободной рукой в карман, достал оттуда коробок спичек и одним пальцем открыл его. После нескольких судорожных движений на ладонь его выпала спичка.

—   Как вам это удается? — спросила она у него из-за спины.

—   Мне... удается... — Сейчас он пытался закрыть коробок, продолжая удерживать спичку и не выпуская из рук фонарь. Он делал это и раньше. Причем много раз. Что же с ним происходит сегодня?

Браун слегка фыркнула и прищелкнула языком.

—   Ради бога, Велли, я ведь все-таки ваша помощница. Все, что вам нужно сделать, — это дать мне знать, и я помогу вам!

К этому еще нужно будет привыкнуть.

—   А, нуда, конечно, агент Браун, не могли бы вы подержать фонарь?

Боковая дверца лампы с легким скрипом отворилась, и от ее пламени, тихо зашипев, вспыхнула спичка. Веллингтон укрыл ее в своих ладонях, а затем бросил в небольшой резервуар надверной раме. Огонь пробежал по каменному желобку на стене, и свет его отразился от расположенных наверху, тщательно отполированных выгнутых латунных отражателей. Теперь мрачная тьма превратилась в освещенную теплым золотистым светом комнату, выложенную кирпичом и уставленную ящиками и полупустыми полками.

Этот способ освещения вызвал улыбку у агента Браун.

—   О, очень разумно, — усмехнулась она.

—Да, все правильно, но раз в неделю нам нужно полировать эту латунь, чтобы обеспечивалось адекватное освещение. К тому же в канавке находится масло. Иногда за всякие умные вещи приходится платить.

—   Это понятно. — Браун потерла руки и взглянула на сложенные перед ними ящики, бухгалтерские книги и кипы разных бумаг. — Итак, что мы здесь ищем, Букс?

—   Вы описали архив как место, где вещи «каталогизируются, складываются и забываются». И хотя я продолжаю утверждать, что министерство не может функционировать без нашей помощи, эта часть архива как раз больше всего подходит под ваше весьма выразительное определение.

—   Что? — В первый раз со времени их совместной работы агент Браун казалась по-настоящему искренне удивленной. — Так это «забытые» дела?

Он напряженно засопел, не в состоянии опровергнуть ее обидное заключение.

—   За неимением более точных слов — в общем, да. Это дела, которые министерство либо не может больше вести по причине отсутствия средств, либо считает их тупиковыми.

Взгляд Браун скользил от журнала к журналу, от ящика к ящику.

—   Сколько же здесь таких «забытых» дел? — шепотом спросила она.

—   Мне никогда не хватало решимости точно посчитать их все, но могу уверить вас, что их сотни. Мы ведь говорим о министерстве администрации ее величества королевы, проработавшем более полувека. — Веллингтон вздохнул. — Только в этом месяце я добавил сюда еще пять. Хочется верить, что не все эти дела являются забытыми. Просто они отложены на потом. — Он усмехнулся и повесил фонарь на крюк. — Я все пытаюсь придумать название этой коллекции. И склоняюсь к тому, чтобы назвать их «Дела неведомого». — Он подошел к высившейся на полу стопке бумаг, доходившей ему до груди. — Или, может быть, «Картотека необъяснимого».

—   «Картотека необъяснимого от Министерства особых происшествий». — Браун скривила губы, а затем покачала головой. — Не звучит, язык можно вывихнуть, Букс.

—   Ничего подобного. Ну, возможно, «Безвыходные» или «Тупиковые дела», но в любом случае это кажется более многообещающим, чем «забытые».

Браун полезла в стоявший перед Веллингтоном ящик и принялась вытаскивать оттуда папки.

—   Итак, что конкретно мы должны со всем этим делать?

Он быстро выхватил уже открытую учетную книгу из ее неопытных рук и сунул ее обратно в ящик.

—   Мы начнем с первого года.

На какое-то мгновение Браун замерла. По мере того как до нее доходил смысл сказанного, лоб ее морщился все больше и больше.

—   Ох, бросьте все это, Велли...

—   Мы систематизируем их. Сначала — по годам, потом — в рамках отдельного года, после этого — по датам, и в самом конце — по фамилии сотрудника, проводившего расследование.

—   Вы хотите сказать, что тут у нас находятся эти выдающиеся дела, — Браун снова вытащила из ящика книгу, которую читала перед этим, — и все, что мы должны с ними сделать, — это просто разложить их по порядку?

—   И процесс пойдет намного быстрее, если вы перестанете копаться в ящиках с доказательствами, — едко заметил Веллингтон, вновь отбирая у нее книгу.

—   Вы пытаетесь убедить меня, что вам как библио... — Веллингтон вопросительно поднял бровь, — архивариусу нисколько не любопытно, почему именно все эти дела оказались здесь? — Браун огляделась кругом и недоверчиво фыркнула. — Для начала: почему они вообще находятся здесь, а не среди заданий?

—   Потому что раздел «Задания» предназначен для действующих операций. Поскольку все эти дела — тупиковые, они не очень любят показываться на свет божий. Я обнаружил это помещение и рекомендовал доктору Саунду использовать его для нераскрытых дел, потому что здесь сухо и темно.

—   Выходит, доктор Саунд в курсе насчет того, сколько дел осталось незакрытыми? И он просто оставил их в таком состоянии?

Веллингтон пододвинул ящик к Браун и жестом показал ей в сторону единственного не пустующего книжного шкафа.

—   Пожалуйста, этот ящик идет в шкаф под табличку « 1891 » на букву Т.

—   Так много дел... — проворчала Элиза. — Интересно, а наши парни знают, что...

—   А если бы и знали, мисс Браун, каким образом это могло бы помочь министерству? — резко возразил Веллингтон, решив избрать другую тактику взаимодействия с бывшим оперативным агентом. Доктор Саунд сказал, что назначение Браун является бессрочным, так что, вероятно, следует отдалить ее от «наших парней». — Министерство является небольшой секретной организацией, которая, чтобы сохранить свою секретность, использует весьма ограниченные ресурсы. Несмотря на все наши таланты, способности и средства, которые мы вкладываем в расследования по большей части за свой счет, некоторые дела просто невозможно закрыть. Это факт — факт, с которым мы можем только смириться. А здесь, в архиве, мы должны обеспечить, чтобы факты оставались в сохраненном виде до тех пор, пока министерство обратит на них свое внимание.

В поисках года Браун открыла одну из учетных книг, лежавших в другом ящике. Книга тут же захлопнулась.

—   Велли, если вы работаете в нашем министерстве, даже в архиве, вы должны были пройти подготовку оперативного агента.

Странный комок, подкативший к его горлу, когда он увидел, как агент Браун смотрит на Запретную Зону с ограниченным доступом, снова вернулся на место.

—   Какую именно?

—   Ну, основные навыки у вас уже имеются. А поработав над деталями, мы будем вполне в состоянии...

Она, должно быть, разыгрывает его.

—   Вполне в состоянии — что?

—Да бросьте, Букс, не прикидывайтесь, вы прекрасно понимаете, к чему я веду. — Она криво усмехнулась и пожала плечами. — Почему бы нам с вами не заняться этими делами?

Она говорила совершенно серьезно.

—   Потому что это нас не касается, мисс Браун, — заявил Веллингтон. — У нас есть свои обязанности и своя ответственность перед министерством. И в эти обязанности не входит расследование данных дел. Нарушение субординации в полевых условиях уже привело вас в архив. А куда вас может привести несоблюдение субординации в архиве?

Агент Браун напряженно выпрямилась в полный рост. Возможно, все дело было в желтоватом освещении комнаты или в позе Веллингтона, согнувшегося над ящиком с доказательствами, только, взглянув на Элизу Д. Браун, он инстинктивно отшатнулся. В ее прищуренных глазах горел отчаянный огонек, который не давал Веллингтону усомниться в том, что она — причем без колебаний — готова ликвидировать любую угрозу своей работе в министерстве, причем неважно, какую должность она будет занимать.

В первый раз после ее появления здесь Веллингтон по-настоящему испугался.

—   Я пока просто предлагаю вам, — продолжал он после возникшей неловкой паузы, — поразмыслить над тем, о чем вы сейчас говорили, поскольку мне пришло в голову, что если бы вы не держались так за свое место в министерстве, вы бы уже послали доктора Саунда к дьяволу, когда он направил вас сюда. — Он закрыл бухгалтерскую книгу, которую держал в руках, надеясь, что этот непонятный страх сейчас уйдет. Не тут-то было. — И во-вторых, мисс Браун, я не желаю принимать участие в действиях, которые могли бы усложнить или подвергнуть риску мою работу здесь.

Снова вернувшись к книге в своих руках, Букс обратил внимание на дату: «7 мая 1893 года». «Хмм, совсем свежее дело», — подумал он. Он пробежал глазами написанное от руки краткое содержание. Хотя разобраться здесь было нелегко, поскольку почерк агента напоминал какие-то дикие каракули. Агент явно торопился и, судя по неровным строчкам, старался побыстрее записать крутившиеся в голове мысли, пока они не ускользнули.

Раздавшееся тихое «ой!» в замкнутом помещении отозвалось гулким эхом, заставив Веллингтона вздрогнуть. Передним стояла Элиза Браун с ящиком на вытянутых руках, очевидно, поднятым со стола. Дно его развалилось и усеяло обломками весь стол, а также ноги самого Веллингтона; высыпались также все лежавшие в нем бумаги, учетные книги и куски вещественных доказательств.

—   Хаос и беспорядок просто естественным образом притягиваются к вам, мисс Браун, не так ли? — вскипел он.

Она швырнула оставшуюся от ящика рамку в сторону.

—   Я просто хотела передвинуть его немного поближе, Велли. Эти два ящика отмечены — простите, были отмечены — одним и тем же годом. Записей здесь хватило бы на добрую четверть всех этих дел, но, судя по ящикам, они относятся лишь к одному.

Глаза Браун слегка прищурились, когда она наклонилась, чтобы поднять лежавшую у ее ног учетную книгу, а Веллингтон вновь переключился на книгу у себя в руках. Он чувствовал запах старой бумаги, потертой кожи и освещавшего комнату горящего масла, и эта смесь ароматов прочистила ему мозги. Он пролистал страницы вперед, где почерк становился все менее и менее вразумительным.

В конце концов он уже ничего не мог разобрать. Шуршание перелистываемых страниц отвлекло его от собственной открытой книги. Казалось, что агент Браун прекрасно справляется со сложной каллиграфией. Она листала толстый том, и в ее руках страницы сами переворачивались внутри переплета. Девушка даже не пыталась скрыть выражение своего лица. Она сразу же узнала этот почерк, и глаза ее загорелись.

Затем взгляд Веллингтона переключился со странного выражения на лице Браун к кулону, болтавшемуся на цепочке, намотанной на ее палец.

—   Мисс Браун? — Она резко вскинула голову от раскрытых страниц книги. — Вы узнаете этот почерк?

Конечно, это могло быть игрой неровного освещения, но Веллингтону все же показалось, что Браун вздрогнула. Она плотно зажмурила глаза, глубоко вдохнула, после чего ее голос наполнил собой все окружающее их пространство, хотя говорила она почти шепотом.

—   Резюме по этому делу писал агент Гаррисон Торн. Мой бывший напарник.

Голова Веллингтона склонилась набок.

—   Бывший напарник? — Он на мгновение задумался, прежде чем задать следующий вопрос: — Вы имеете в виду, что поссорились с ним?

—   Собственно, нет, — ответила она, отбросив привычный насмешливый тон. — Гарри сейчас находится в сумасшедшем доме. В Бедламе.

—   Так вы довели его до потери рассудка? — сказал Веллингтон. — Интересно, почему это меня вовсе не удивляет, мисс Браун?

И снова она угрожающе взглянула на него.

—   Вы сейчас ступаете на очень тонкий лед, Букс.

Он сделал шаг назад и положил свою книгу обратно на стол.

—   Это было дело, которое он вел самостоятельно. Доктор Саунд снял нас с него в марте. То есть в марте 1893 года. — Она закрыла книгу и жестом показала в угол позади Веллингтона. Будьте хорошим мальчиком и принесите нам нужный ящик.

Веллингтон поднял брови, но все же прошел в другой конец зала и принес предыдущий по дате ящик. Когда он вернулся к смотровому столу, Браун продолжила:

—   След оборвался для нас. Ладно, для него. Я была в министерстве новичком, а он уже занимался этим делом некоторое время. Первоначально вместе с ним работал его напарник — кажется, звали его Арлингтон. Рабочие на некоторое время исчезали, а затем появлялись вновь... причем самым жутким образом.

—   Как могло получиться, что я ничего не слышал об этом деле?

—   Потому что им одновременно занимались сразу три команды. Три разных фабрики. Три серии страшных убийств. Торн был убежден, что все они как-то связаны между собой. Поэтому он комбинировал записи по этому делу. И по этой же причине я заменила тогда Арлингтона. Агент Торн сказал мне, что агент Арлингтон больше не мог этого выносить. На одной фабрике рабочие пропадали на целые недели, а затем появлялись их тела, из которых была полностью слита кровь. На другой фабрике исчезнувшие рабочие появлялись уже без костей. На третьей с трупов была содрана кожа. Как с трофейной добычи на охоте.

—   Ох! — Веллингтон тяжело сглотнул, стараясь не позволить своему воображению, разыгравшемуся под влиянием рассказа Браун, вывалить из желудка наружу весь сегодняшний завтрак.

—   Через несколько недель после моего приезда доктор Саунд настоял, чтобы мы бросили это дело. Торн официально согласился. А неофициально продолжал им заниматься.

—   Понятно, — тихо произнес Веллингтон. — Но дальше он так и не продвинулся, верно?

—   Было у него несколько ниточек, — сказала Браун, переводя взгляд на кулон в своей руке. — Но все они просто... оборвались. Как будто человека, которого он преследовал, никогда не существовало.

Веллингтон нахмурил лоб и попытался бесстрастно рассмотреть этот кулон. На одной его стороне он заметил контур в форме полумесяца, изображавший, вероятно, молодую луну. Браун, похоже, была полностью захвачена воспоминаниями об агенте Торне и не обращала никакого внимания ни на него, ни на тот факт, что кулон у нее на ладони перевернулся. На обратной стороне талисмана была изображена голова кошки.

Она снова заговорила, и ее тихий голос прервал гнетущую тишину.

Я пробовала убедить его, что он излишне зацикливается на этом, но Гарри был полностью увлечен желанием раскрыть эту тайну. Это стало для него навязчивой идеей, своего рода преследованием большого белого кита, как в «Моби Дике», и он просто не мог бросить его. Когда он в первый раз пропал и отсутствовал целые сутки, мы отследили его путь обратно до своей квартиры. Было очевидно, что он решил работать полностью неофициально, «в тени», даже забывая пользоваться охранным удостоверением министерства. Я тогда убедила доктора Саунда, что Гарри... то есть агент Торн... любит такие моменты работы в одиночестве, и, возможно, именно это ему сейчас и нужно. Теперь я жалею, что была настолько в этом уверена. Через неделю его разыскивали уже все находившиеся в городе агенты. — Она болезненно скривилась. — Когда Кэмпбелл нашел его в одном из притонов Вест-Энда, тот рьяно нес какой-то сумасшедший бред. Саунд не позволил мне встретиться с ним. Эти двое просто упрятали его в сумасшедший дом и полностью вычистили его письменный стол, намеренно услав меня в какую-то командировку. Когда я вернулась в министерство, моего напарника словно стерли из памяти. Очевидно, моя собственная память являлась единственным исключением, но я своими глазами видела, какие меры предпринимал Саунд, чтобы имя Торна больше не упоминалось в разговорах или рапортах.

Кулон скрылся в ее кулаке. Браун быстро просмотрела все досье, разложенные на столе, и нашла самую старую из заполнявшихся книг.

—Думаю, что этот журнал зафиксировал начало того дела: первое убийство, когда труп рабочего был найден в Темзе. Если бы мы....

—   Элиза...

Это остановило ее, на что Веллингтон и рассчитывал.

—   Вы руководствуетесь благородными намерениями, но все же это не входит в ваши обязанности. Уже не входит. Я не знал Торна, но если он служил здесь на благо королевы, это означает, что он относился к особому классу мужчин — мужчин, хорошо знающих, что такое чувство долга. А ваш долг касается работы в министерстве, а не навязчивой идеи коллеги-агента. — Выражение ее лица снова стало жестким, но теперь Веллингтон был к этому готов. — Министерство направило вас сюда, мисс Браун, и, если вы хотите продолжить свою службу в министерстве, вы должны сосредоточиться на том, чтобы соответствовать этому назначению. В противном случае нового назначения вы уже не получите.

Браун хотела что-то сказать — можно не сомневаться, что это были какие-то возражения. Но в последний момент она остановила себя и коротко кивнула. Возможно, его предупреждение достигло своей цели.

—   Вы правы, агент Букс. Вы абсолютно правы. Торн тоже хотел бы, чтобы я просто выполнила свой долг. — Она закрыла учетную книгу, которая была у нее в руках. — Нам нужно разложить по порядку и книги, или мы просто поместим их в отдельный ящик?

Хороший вопрос. Об этом он не подумал.

—   Ну, поскольку по этому конкретному делу так много материалов, было бы неплохо попытаться расставить эти журналы по датам слева направо.

—   Корешками вверх?

—Да, корешками вверх. — Веллингтон вздохнул. — Возможно, мы сможем вернуться к этому ящику позднее и соответствующим образом промаркируем корешки.

—   Ну хорошо, — послушно сказала Браун. — Тогда давайте сделаем это — ради нашего министерства.

Некоторое время он наблюдал, как она складывает рабочие книги в стопку, предварительно заглядывая под обложку, чтобы посмотреть на дату. За несколько минут она создала три отдельные стопки, внизу которых лежали первые журналы трех разных дел. Затем Браун повела себя несколько неожиданно. Она начала петь. Мелодия была очень славная и, казалось, даже без слов смогла облегчить сложность ее задачи. Веллингтон про себя отметил, что это, вероятно, было ее защитным механизмом, который помогал ей копаться в деле агента, которого она близко знала. Браун продолжала напевать свою песенку, раскладывая книги по разным стопкам в хронологическом порядке. Казалось, она вошла в ритм.

—   Агент Браун, — позвал он.

—Да, Велли.

В другой момент он воспринял бы это прозвище нормально. Но сейчас...

—   Спасибо вам. За то, что устранили течь.

—Да ладно, пустяки, — любезно ответила она. С этими словами она вернулась к сортировке документов, и ее пение возобновилось.

Возможно, худшее было уже позади. Возможно, она и в самом деле станет толковым помощником.

Глава 5,

в которой наш доблестный архивариус ссорится с нашей очаровательной колониальной штучкой в унылый утренний час

Ручка у Букса скрипела неприятнее, чем обычно. Конечно, громкие, жесткие, царапающие звуки неизбежны, когда делаешь какие-то заметки гусиным пером на бумаге. Однако этим утром Веллингтон заметил, что звук его ручки, записывающей в рабочий журнал его соображения, впивался ему в голову, словно шип. Он чувствовал между бровями какой-то узел и понимал, что это отвлекает все его внимание. Но почему? В скрипе этом не было ничего особенного. На самом деле он находил звуки архива, от легкого поскрипывания — скрип-сксрип — пера по пергаментной бумаге до постоянного гула генератора, более успокаивающими, чем звуки собственного дома. Но в это конкретное утро привычный процесс письма буквально вбивал ему в мозг невидимый гвоздь. Все глубже и глубже с каждой строчкой, с каждой цифрой, каждой буквой, выходившей из-под его руки. Но почему?

—   Доброе утро, Велли, — раздался чей-то голос, отозвавшийся эхом от каменных ступеней лестницы.

И тут до него дошло. Его помощница, Элиза Д. Браун, опоздала. Опять.

Он взглянул на часы, висевшие на стене над их общим письменным столом. Без семи минут одиннадцать.

—   Всего лишь, — шепнул он себе под нос, а затем едко заметил: — Все-таки успели появиться до полудня, мисс Браун?

—   О, да, Велли, ну, понимаете, я уже шла в офис, когда моя соседка, такая славная девчонка, пригласила меня на чашку утреннего чая. А поскольку она моя соседка и присматривает за моей кошкой, когда я уезжаю на задание...

—   Когда вы уезжали на задание, вы хотите сказать.

—   Велли, она относилась с таким пониманием и была так любезна, когда ухаживала за моей Шахерезадой... Я просто не могла ей отказать. Мне впервые представился случай просто сесть и познакомиться с моей соседкой немножко поближе.

Лицо Браун приобрело умоляющее выражение, как будто она молча вопрошала его: «Ну что бы вы сами сделали на моем месте, Велли?»

Это была середина недели номер два, проведенной вместе в архиве, и он чувствовал, что его терпение уже на исходе. Он дошел уже до того, что был готов явиться в кабинет к доктору Саунду и задать прямой вопрос: как долго еще будет длиться его наказание в виде присутствия этой женщины в его архиве?

Да, именно в его архиве. Возможно, доктор Саунд и не прореагирует на это заявление, но если он сам не предпримет никаких усилий в этом направлении...

—   Букс, с вами все в порядке? — спросила Браун, присаживаясь к своей половине стола. — Вы выглядите так, словно готовы накричать на меня за что-то.

—   Вы успели что-нибудь поломать по дороге сюда?

—   Нет.

—   Тогда я не стану на вас кричать. — Он поднес перо к бумаге, как будто собирался продолжить свои записи, но затем остановился и резко снял очки. — Мисс Браун, сегодня утром вы в очередной раз полностью пренебрегли временными рамками. Вчера это было связано с ремонтом и возвратом в министерство вашего оперативного оснащения. Накануне вы заявили мне, что не можете соответствующим образом приспособиться к новому утреннему распорядку.

Браун согласно кивнула и прокашлялась.

—   Ну да, я еще в первый день на этом месте сказала вам, что мне потребуется какое-то время, чтобы привыкнуть к работе, которая в архиве идет по такому жесткому графику. Преимущество работы оперативным агентом в том и заключается, что у него есть определенная свобода распорядка в утренние часы.

—   И я бы сказал, что этой свободы даже слишком много.

—   А можно рассматривать это и как знак благодарности, когда корона говорит: «Мы на самом деле очень ценим то, что вам приходится под пулями рисковать своими жизнями и здоровьем ради престола. Спите на здоровье, если хотите. В добрый час!» Помимо возможности путешествовать да разных хитроумных штук, которые нам выдают, в работе оперативного агента очень немного хорошего.

Может быть. — Он смотрел на нее несколько секунд, отмеряемых тиканьем часов, а затем смягчился. — Ну ладно, мисс Браун, эту последнюю неделю я вам прощаю, но в следующий понедельник утром, ровно в восемь, вы должны быть уже за этим столом и усердно трудиться над Возрождением.

—   Генриха Седьмого?

—   Восьмого, — сказал Веллингтон и, не обращая внимания на тихий стон Браун, продолжал: — Мы нашли несколько новых улик по недавнему делу, связанному с Анной Болейн[1].

—   Правда? — переспросила она. — И что же это было? Свидетельство того, что она была колдуньей и на самом деле наложила на короля Генриха заклятье?

Он поднял на нее глаза.

—   Между прочим — да. Мы натолкнулись на реликвию, которая, по сути, намекает именно на это.

—   Что именно?

—   Она перед вами, — сказал Веллингтон, показывая на громадную книгу, занимавшую едва ли не треть поверхности стола.

Браун присвистнула и провела рукой по огромной, богато украшенной обложке.

—   И это тоже должно будет отправиться в архив? На хранение? — Она поставила фолиант на ребро, удивившись его неожиданной тяжести. — Тяжелый. Красивый, но тяжелый. И каким же образом эта книга изобличает бедную Анну как колдунью?

—   Это, — сказал Веллингтон, продолжая делать записи в журнале, — «Книга Мертвых».

—   Простите, не поняла?

—   «Книга Мертвых», как в Древнем Египте. Как в книге заклинаний, которой пользовались высшие жрецы Города Мертвых. Помимо всяких благословений, молитв и разных церемоний, там имеется несколько довольно мощных заклятий.

—   Правда? Ну например? — спросила Браун с кривой ухмылкой. — Анна Болейн превращалась в Клеопатру или что-то в этом роде?

Она продолжала усмехаться, внимательно разглядывая массивную книгу, пока не встретилась взглядом с Веллингтоном. Он пристально смотрел на нее; лицо его было эффектно подсвечено расположенной сбоку лампой.

—   В течение нескольких тысячелетий «Книга Мертвых» много раз дополнялась, исправлялась и переплеталась. При каждом новом переплете предыдущая версия уничтожалась. Да, оставались какие-то фрагменты, но перед нами находится неучтенная, мошеннически изготовленная копия. Материал первой страницы был взят на анализ, который подтвердил, что это папирус, датируемый временами Клеопатры. Последующие страницы и некоторые промежуточные вставки выполнены на пергаментной бумаге, использовавшейся при дворе короля Генриха. Очевидно, эта секретная копия была обнаружена в Тауэре.

Получив представление о том, насколько старыми являются эти страницы в переплете, Браун осторожно положила древний текст и открыла свой рабочий журнал. Перелистывая страницы, она прищелкивала языком и наконец издала тихое «ах!», когда нашла таблицу, расчерченную накануне под руководством Веллингтона.

—   Давайте-ка посмотрим первый столбик... Наименование? — Браун некоторое время смотрела на книгу, а затем начала писать, повторяя при этом слова вслух. — Кни-га... Мерт-вых. Происхождение? — Она снова взглянула на книгу, потом перевела взгляд на Веллингтона, который продолжал следить за ней. То самое терпение, за которое он так переживал, быстро подходило к концу, а она продолжала писать, повторяя себе под нос: — Е-ги-пет. Количество? — Она задумчиво посмотрела вверх, потом снова вернулась к своему журналу. — Одна. Описание? — Внутри у Веллингтона уже кипело бешенство, и он набрал побольше воздуха в легкие, стараясь не сорваться, а она тем временем продолжала бормотать: — Большая... черная... и-ииии... мертвая. — После этого она выбила на главном интерфейсе машины:

АННА БОЛЕЙН

Элиза нажала еще на две клавиши, и с ее стороны стола сверху по системе шкивов опустилась корзинка, куда она и положила большую книгу. Затем она нажала еще одну кнопку, и «Книга Мертвых» начала подниматься над их головами. Глядя, как та исчезает в темноте, Элиза удовлетворенно кивнула и вернулась к своему открытому учетному журналу. Она быстро проверила запись в каталоге предметов, гордо улыбнулась и захлопнула книгу.

—   Ну что ж, время перекусить.

Если бы в этот момент он пил чай, то обязательно прыснул бы им на весь стол.

—   Но вы же только что пришли! — возмутился Веллингтон.

Браун встала из-за стола и за цепочку вытащила свои часы из карманчика на корсаже.

—   Ох, Велли, прекратите! Я думаю, вы должны согласиться, что отличительной чертой цивилизованного общества является устоявшийся распорядок регулярного приема пищи.

—   Однако вы ведь опоздали именно из-за чая, не так ли?

Тяжело вздохнув, она закатила глаза и прищелкнула языком, что удивительным образом напоминало его собственные манеры.

—   Нет, если вы слушали меня внимательно, я сказала, что моя соседка пригласила меня на утренний чай, и, как подобает настоящим леди, мы перешли к беседе. Мне нужно было узнать ее поближе, и она — просто очаровательная особа. Муж ее крепко стоит на ногах в бизнесе. Они поговаривают о том, чтобы завести ребенка, так что в этом смысле оно, вероятно, и к лучшему, что теперь я не уезжаю на задания, потому что с моей кошкой...

—   Мисс Браун! — резко прервал ее Веллингтон. — Вы только что пришли на работу. Вы не думаете, что сейчас еще рановато для обеда?

—   Это также является частью тех проблем, которые связаны с приспосабливанием к вашему более жесткому расписанию, Велли. Я изо всех сил стремилась сегодня прийти вовремя и поэтому рано позавтракала. Потом у меня был ранний чай, а теперь я снова проголодалась. Так что вы должны извинить меня. Я не могу работать через стол от джентльмена, когда у меня урчит в желудке. — Она вновь взглянула на часы и скорчила недовольную гримасу. — А теперь — до свидания и все такое. Увидимся через час. Возможно.

Под шелест юбок Браун скрылась в темноте архива, а затем появилась вновь — ярким силуэтом в светлых тонах на фоне темной стены, поддерживавшей каменную лестницу.

Веллингтон следил за тем, как она поднимается, и нервно барабанил пальцами по столу. Эта женщина обладала удивительным нахальством. Появиться на службе только для того, чтобы после десяти минут работы сбежать на обеденный перерыв? Как это неуважительно! Как может эта непослушная ведьма быть одним из самых лучших оперативных агентов министерства? Для этого ее результаты должны быть поистине поразительными.

Веллингтон засопел и снова переключил свое внимание на занесение в каталог ваз из Эльдорадо... минус одна. И в этот момент он чихнул.

Только убрав носовой платок, Веллингтон шмыгнул носом опять. А затем снова чихнул, на этот раз уже основательно. Нос его немного заложило, но он тут же понял причину этого: запах сирени.

«Секундочку, — подумал он. — Агент Браун была одета... в платье?»

Дверь наверху тихо закрылась, и он почувствовал, как спина его выпрямилась. Он снова чихнул и вскипел на своей половине стола, уткнувшись в носовой платок.

Теперь Веллингтон знал, почему его терпение так быстро закончилось — и неважно, куда направилась Элиза Д. Браун.

Он обошел машину сзади и бросил нервный взгляд на люк, только что закрывшийся за Элизой. Веллингтон считал в уме секунды и уверял себя, что сегодня не будет никаких неожиданных визитов. Почему сегодняшний день должен отличаться от всех остальных?

Спрятанный терминал выдвинулся из своего тайного убежища и с шипением ожил; его дисплей, который до этого напоминал цветом оникс, постепенно стал тускло-янтарным. Веллингтон согнул пальцы, почувствовав прилив странного возбуждения, когда суставы тихо хрустнули. Пальцы его заплясали по клавиатуре, но глаза оставались прикованными к дисплею:

ДОСТУП К АОС[2]

Его взгляд вновь вернулся к тяжелой металлической двери, расположенной четырьмя этажами выше. Если в архив сейчас кто-то придет...

Аналитическая машина издала один удар колокола — такой же, как сигнал о приготовлении чая, — который опять вернул его внимание к маленькому интерфейсу.

АОС АКТИВИРОВАНА. АГЕНТ?

Он понимал, что где-то переступает запретную черту, но разве не это же сделала она несколько мгновений назад? Его глаза сосредоточились на мониторе, и он напечатал:

ЭЛИЗА Д. БРАУН

Он слышал, как трубки в его машине дрогнули, внутренний гул в ней нарастал по мере того, как она посылала сигналы. Она искала, вкладывая в каждый последующий пакет все больше мощности.

Дисплей на мгновение мигнул, а затем, материализуясь через эфир, пришел ответ:

АГЕНТ ЛОКАЛИЗОВАН СЛЕДУЮЩАЯ КОМАНДА?

Следующая команда? Обеспечить ему укрытие после конфронтации с агентом Браун? Это звучало весьма привлекательно. Но вместо этого он напечатал:

НАПРАВИТЬ К ОТСЛЕЖИВАЕМОМУ Это должно занять несколько минут, что даст ему достаточно времени на то, чтобы надеть свое пальто и котелок. Он не подумал, что для этого маленького рискованного предприятия ему понадобится и трость.

Глава 6,

в которой наша очаровательная мисс Элиза Браун отваживается на посещение сумасшедшего дома и изо всех сил старается искупить вину перед призраком прошлого

Уже второй раз за последние две недели Элиза Д. Браун ловила себя на том, что трусит. Стоя перед Бетлемской королевской больницей, больше известной под названием Бедлам, она обнаружила, что ноги отказываются нести ее дальше. Взглянув на витиевато украшенные ворота, здание можно было принять за большое загородное поместье, если не обращать внимания на извивающиеся фигуры — символы безумия наверху кованых решеток. Снаружи все выглядело аккуратно и довольно безобидно, но место это неминуемо наталкивало на мысли об утраченных возможностях. Короче говоря, это было место, которого любой здравомыслящий человек станет избегать.

Медальон в ее руке казался таким тяжелым, будто был сделан из свинца, и все же она не могла игнорировать послание, которое он нес. Она уже три дня подряд приходила сюда, и каждый раз медсестры отсылали ее прочь. Он был слишком болен и слишком безумен, поэтому они не могли позволить ей увидеться с ним.

В обычных обстоятельствах такое препятствие только разожгло бы в ней желание преодолеть его, — вероятнее всего, с помощью динамита, — но на сей раз все было иначе. Элиза боялась встретиться лицо к лицу с Гаррисоном Торном. Он был ее партнером в министерстве, и в свободное от работы время она тешила себя мыслью о том, что их отношения могли перерасти в нечто большее. И хотя теперь все было уже в прошлом, это до сих пор причиняло ей острую боль.

Но вариантов было немного: либо встретиться с ним, либо пытаться найти свое счастье, загнивая с Веллингтоном Буксом в его архиве. Что было в принципе неприемлемо.

Элиза упрямо выдвинула вперед подбородок и решительно двинулась по дорожке. Здесь она присоединилась к немногочисленной веренице других визитеров: мамочек, тянущих за собой детей, родителей с заплаканными глазами и других посетителей с посеревшими от горя лицами, пришедших сюда навестить дорогих людей.

Таковых было действительно немного, учитывая размеры этой больницы; внезапно Элиза поняла, что речь сейчас идет о    чем-то большем, нежели просто о медальоне. В таких местах человеческие жизни высыхают и рассыпаются в прах. У них в Новой Зеландии тоже есть такие заведения, и по своему опыту она примерно знала, чего здесь можно ожидать. Это была только часть проблемы. Если она замешкается и позволит себе удариться в воспоминания, она увидит лицо своего брата Герберта — грязное, покрытое пятнами, безумное, — каким она видела его, когда приходила к нему в последний раз. Затем она услышит крики и вопли, а уж потом вспомнит, что ее любимый старший брат больше не узнаёт ее.

Элиза с легкостью могла себе представить, что они только взглянут на нее и тут же закроют ее здесь — совсем так же, как это произошло с ним.

Она замотала головой. Это просто смешно. Она была настолько нормальна, насколько вообще может быть любой агент — если, конечно, этим агентом не был Гарри. Она поднесла руку в перчатке ко рту, чтобы скрыть неуместное нервное хихиканье. Он бы оценил ее черный юмор.

По крайней мере, тот Гарри, которого она помнила.

Поначалу Бетлем предстал перед ее глазами удивительно чистым фасадом, хотя вкус у местного декоратора определенно был мрачноватым. По обе стороны внутреннего дворика стояли скульптуры корчащихся в муках Меланхолии и Буйного Помешательства, мгновенно отрезвлявших любого идиота, у которого могла оставаться еще хоть какая-то искра надежды на выздоровление. Это было больше, чем просто произведение искусства. Впечатляющие изогнутые фигуры должны были служить предупреждением для тех, кто посмел войти в эту больницу.

Всезнающая медсестра, которую Элиза уже видела здесь раньше, широко улыбнулась, как только она приблизилась к переднему окошку.

—   Мисс Браун, я очень рада, что вы пришли. — Ее накрахмаленная шапочка качнулась на вьющихся волосах. — Мистер Торн сегодня чувствует себя неплохо, так что вы можете увидеть его.

Элиза попыталась улыбнуться в ответ, хотя в желудке у нее что-то неприятно плясало.

—   Спасибо. Мне необходимо встретиться с ним наедине.

Губы медсестры немного скривились, и Элиза подвинула через стойку свое министерское удостоверение. Реакция на него оказалась самой благоприятной.

Тем не менее Элиза невольно продолжала бросать тревожные взгляды вдоль больничных коридоров и ничего не могла с собой поделать. Понятно, что никто из их министерства не мог следить за ней здесь; но уверенность эта нисколько не уменьшала тот риск, которому она подвергалась. Ни на йоту. Даже если доктор Саунд просто узнает, что она пользовалась служебным удостоверением для достижения благосклонного отношения к себе, ей уже не придется переживать насчет собственного прозябания в ненавистном архиве. Это она знала наверняка.

Медсестра вызвала надзирателя-мужчину.

—   Томас проводит вас наверх и постоит за дверью, пока вы будете там.

Этим было сказано все. О господи, Гарри! Ее ладонь крепче сжала медальон необычной формы.

Благодарно кивнув медсестре, Элиза двинулась вслед за молчаливым сутулым охранником с опущенными плечами в мужское крыло. Про Бедлам ходили разные истории, это было место легендарное — легендарное и жуткое, так что Элиза даже испытала некоторое облегчение от того, что ситуация здесь явно изменилась. Да, здесь по-прежнему были запертые двери, через которые ее проводил надзиратель, но за ними оказывались большие просторные галереи, по обе стороны от которых находились комнаты. Здесь разместили «излечимых» мужчин, и местные обитатели сидели тут небольшими группками, ремонтируя одежду, разрисовывая небольшие фигурки и занимаясь другими несложными делами. Один крупный мужчина с редкими зубами оторвал взгляд от своего игрушечного солдатика, когда Элиза проходила мимо, и осклабился.

—   Красивая леди, — позвал он, произнося слова нараспев. Затем хихикнул и добавил: — Красивая леди идти бум.

Испуганно вздрогнув, она остановилась на полушаге и обернулась, но пациент снова вернулся к своему занятию, и всякий интерес к ней, если таковой и был, у него уже пропал. Упав духом, Элиза поторопилась догнать своего провожатого.

Перед ними оказалась громадная раздвижная дверь с зубчатым приводом, настоящее чудо инженерного искусства из латуни и всяких шестеренок, предполагавшее, что за ней должно находиться что-то такое, что стоит держать под надежными запорами. Томас сунул свою толстую руку в проем на косяке. Запыхтел, застрекотал сложный механизм, и вокруг его ладони звонко защелкнулся блестящий металл, заставив Элизу вздрогнуть от неожиданности. Еще через мгновение дверь дрогнула; Элиза сделала шаг назад, а тяжелая конструкция поехала по направляющим в сторону, спрятавшись внутри стены.

«Должно быть, так охраняют неизлечимых», — подумала она. Когда Элиза переступала через порог, по спине у нее прополз холодок.

Разница стала заметна сразу же. В лицо ударил тяжелый, как кирпич, запах, и она остановилась, быстро начав хватать воздух ртом.

Как ни старались те, кто смотрел за Бедламом, им не удалось предотвратить попадания в воздух всех запахов функционирующего человеческого тела. Это был Бедлам, незнакомый посетителям, Бедлам, который никто не смог бы вынести. Это был Бедлам, который лучше сразу забыть. Если вы только не являетесь руководителем регулярного «Бетлемского шоу». Охранник провел ее вдоль ряда запертых дверей, и Элиза пыталась отключиться от доносившихся оттуда визгов и воплей, но даже ее профессиональные навыки в такой обстановке не срабатывали.

По мере того как они все глубже заходили в Бедлам, Элизу не покидала мысль, что за этими стенами содержится не один агент из министерства. Она пообещала себе хорошенько выпить, когда доберется домой.

Наконец Томас открыл одну из камер и с выжидающим видом остановился.

—   Спасибо, — сказала она и, взглянув в его глаза, вдруг обнаружила, что на самом деле они светло-карие и что в них теплится неожиданный огонек сострадания.

—   Я подожду вас снаружи, мисс. — Голос у него оказался по-юношески высоким, не идущим такому массивному грубому телу.

Кивнув, Элиза зашла внутрь, и дверь камеры мягко и аккуратно закрылась за ней.

Гаррисон Торн сидел в углу, съежившись и отвернув лицо к стене. Она видела лишь гриву всклокоченных золотистых волос, и к горлу ее подступил тяжелый комок. Ей показалось, что ничего не изменилось.

Затем мужчина, которого она знала как своего напарника и друга, взглянул через плечо, и видимость эта тут же рухнула.

Элиза зажмурилась, вспоминая, каким Гаррисон был раньше: высокий, полный сил и энтузиазма, чертовски хороший игрок в карты, мужчина, которого хотелось целовать. Потом она открыла глаза и столкнулась с реальностью, которой столько времени избегала.

Прежде чем министерство нашло его и упрятало в Бедлам, он отсутствовал целую неделю. С тех пор она видела его впервые.

—   Гаррисон?

Ее собственный голос вдруг показался ей чужим. Пустым. Исполненным скорби. Почему она не пренебрегла тогда приказом министерства, как делала много раз, и не пришла просто навестить его? Ответ был ей хорошо известен: она боялась именно этого.

Глаза Гаррисона, когда-то карие с зеленью, такими и остались, но сейчас его взгляд постоянно двигался, бегая по углам комнаты. Его густая и спутанная борода разрослась — возможно, потому что он непрерывно шевелился и его трудно было побрить. Его длинные сильные пальцы находились во рту, и в тех местах, где он кусал их, выступила кровь. Не успев сообразить, что делает, Элиза бросилась вперед и обняла его. Крайне непрофессионально, но вокруг не было никого, кто мог бы заметить это. «Прости меня, Гарри, — говорили эти объятия; по крайней мере, она на это надеялась. — Пожалуйста, прости меня, Гарри».

Господи, каким же худым был Гаррисон, кожа да кости, и это при том, что всего восемь месяцев назад он обладал завидной крепкой мускулатурой. Он позволил обнимать себя всего секунду, а затем резко отпрянул назад, и его жесткая борода царапнула ее по щеке. Тот Гаррисон, которого знала она, всегда очень привередливо относился буквально ко всему, особенно к своей внешности. Усы его всегда были аккуратно навощены, а воротничок — тщательно накрахмален. «Одежда может красить человека, — однажды сказал он ей в ответ на колкости в отношении его щепетильности в этом вопросе, — но в полевых условиях, Лиззи, добрую службу сослужит мужская удаль, хорошенько приправленная учтивостью». Когда он подмигнул ей, как это сохранилось у нее в памяти, она подумала о своей женственности. Это напомнило ей, как Гаррисон умел пользоваться своими достоинствами, данными ему от Бога. «Открывая свои двери, сердца и умы, люди отдают предпочтение принцам перед нищими. Попробуй запомнить это, моя дорогая Лиззи».

Гаррисон в его нынешнем состоянии, казалось, был раздавлен.

Незнакомец забился в угол и принялся внимательно рассматривать потолок. Из горла его вырывался странный глухой мяукающий звук, как у потерявшегося котенка. Сначала он был едва уловим, но стал громче, когда Гаррисон начал раскачиваться взад-вперед. Элиза старалась успокоить его, как она вела бы себя с небольшим зверьком. Если это его состояние считалось лучшим, у нее не было ни малейшего желания стать свидетельницей худшего.

—   Гарри, — шепнула она, гладя его по руке. — Это я, Лиззи. — Она всегда ненавидела любые производные от своего имени, но когда так называл ее он, это почему-то не казалось ей обидным. — Господи, Гарри, неужели ты меня не помнишь?

При звуке ее голоса ее бывший напарник немного нахмурился.

—   Лиззи... Лиззи? — Казалось, что он изо всех сил старается зацепиться за ускользающие подробности прошлого.

В отчаянии она прижалась губами к тыльной стороне его ладони, на что никогда раньше не отваживалась. Рука была грубой, покрытой шрамами, но все же это была его рука.

Гаррисон прикоснулся к ее волосам — это был нерешительный и мягкий жест.

—   Лиззи. Я знал одну Лиззи. Такая красивая девочка. Знаешь, я мог бы поцеловать ее там, в Париже.

Элиза подняла глаза и улыбнулась.

—   У меня было много возможностей поцеловать ту красавицу Лиззи, — сообщил он ей тоном, напоминавшим голос ребенка, рассказывающего взрослым о своих последних достижениях. — В Уганде. В Касабланке. О да, у меня было много, очень много возможностей, но Париж... да, Париж. И я думаю, что красавица Лиззи позволила бы мне себя поцеловать.

—   А сейчас позволила бы? — Невидимая рука сжала ей горло, не давая дышать. Она сглотнула подступившие слезы и снова заговорила, потому что это помогало ей побороть нахлынувшие эмоции. — Тогда почему же ты, негодяй, этого не сделал?

Он ожесточенно замотал головой. Маленького мальчика застукали на горячем.

—   Это было бы неправильно. Это было бы неправильно. Она была особенной, эта красавица Лиззи. Красивая, но особенная. Не такая, как все остальные. Она была очень, очень, очень особенная.

Элиза набрала побольше воздуха в грудь и улыбнулась, надеясь, что эта улыбка снова вернет ему покой.

—Да, Гарри, я думаю, что Лиззи обязательно позволила бы себя поцеловать.

—   Но я этого не сделал, и теперь возможность упущена, — прошептал Гаррисон и тихо вздохнул.

Все было именно так, как он сказал: возможность была потеряна для них обоих.

Но, может быть, еще могла бы воцариться если не любовь, то по крайней мере справедливость. Может быть, их потери еще могут стать не бессмысленными.

Со всей осторожностью Элиза перевернула его руку и аккуратно вложила ему в ладонь медальон, найденный в архиве.

—   Гаррисон, ты помнишь это?

Ей не показалось: он действительно бросил на нее взгляд своих слезящихся глаз, и поэтому она торопливо продолжила:

—   Помнишь, те люди, которые умерли, — те, от которых ты не мог отказаться?

Его голос, прорвавшийся сквозь пересохшие губы, превратился в хрип:

—   Кости, кожа и кровь!

Элиза схватила его ладони в свои руки, прежде чем он успел сунуть их в рот.

—   Да, это было ужасно. Министерство могло отказаться от расследования этих дел, но ты не мог остановиться, только не ты.

—   Кости... кожа... кровь... — Гаррисон замотал головой и отпрянул от нее, повторяя три слова, которые преследовали его тогда, но, видимо, не отпускали его и в состоянии безумия.

Он снова ушел в путаницу разрозненных мыслей, приведших его в Бедлам. Элиза прижалась лбом к его голове, стараясь вернуть к действительности, к себе.

Все так же медленно она повернула лицо к медальону. Он последовал за ней.

—   Ты нашел это на последней жертве, Гаррисон, — прошептала она, глядя на контур странного кулона, на его необычную ассиметричную форму, на выгравированного кота, который сейчас следил за ними обоими. — Помнишь? Ты нашел это и поэтому не сдался, не отступил.

—   Это правда был я? — Голос его звучал слабо, но все же она уловила в нем интонации своего старого друга.

Из уголка ее глаза скатилась слеза — слабая, глупая слезинка.

—   Ты оставил это для меня? Ты оставил это в материалах дела, чтобы я потом нашла?

Его губы несколько раз вздрогнули.

—   Ты... ты... ты видишь его, Лиззи, видишь?

Элиза отшатнулась и села на корточки.

—   Его, Гаррисон? — Быстрый осмотр комнаты подтвердил, что они были здесь совсем одни.

Гаррисон расхохотался, коротко и горько — с губ его сорвалось такое, чего она никогда раньше не слышала и не разобрала. Комната отозвалась эхом, и голова его угрожающе опустилась. Если бы это был кто-то другой, Элиза ударила бы его по щеке или, по меньше мере, хорошенько встряхнула бы.

—   Прошу тебя, Гаррисон, я не понимаю. О чем ты говоришь? — Она должна быть сильнее этого. — О ком ты говоришь?

Он снова потрогал ее волосы — разрывающий душу потерянный взгляд на искаженном лице. Она вспомнила Париж, их ночную поездку по Сене во время одного из последних заданий. Ее сердце бешено стучало в груди, и на этот раз это никак не было связано с динамитом. Неужели она пропустила тогда первые симптомы из-за своих глупых чувств? Ее напарник несколько месяцев находился на грани помешательства, а она была настолько слепа, что даже не заметила этого?

Элиза на миг зажмурилась. Она привыкла не задавать вопросы, а действовать. Вопросы — это было по части Гарри. Однако за последние несколько месяцев их партнерства у него выработалась навязчивая идея в отношении всех этих дел. Тела со слитой из них кровью, с содранной до мяса кожей и еще несколько совсем загадочных — без единой целой косточки внутри. Гарри был убежден, что все эти трупы — по крайней мере, обнаруженные — были как-то связаны между собой, хотя связь эту никак установить не получалось. Не имея ни одного достойного объяснения происходящему, а также подпираемое другими возникающими ситуациями с почерком преступного Дома Ашеров, министерство бросило эти дела, что привело Гаррисона в смятение.

Но он сохранил медальон, единственный последний ключик. Ее напарник всегда был ярым сторонником всяких правил и протоколов, пока не столкнулся с тем, что сам он назвал «убийствами со свежеванием и переломами».

—   Да, я нашел его.

—   Прости меня, Гарри, — шепнула она, прижимая ладонь к его шершавой щеке. — Если бы я с большим вниманием относилась к тому, что ты делаешь...

—   Не плачь, Лиззи. — Его голос был тяжелым и печальным. — Я нашел это... — Он взял ее подбородок в свою ладонь, но глаза его смотрели куда-то мимо. — А теперь и ты тоже должна найти.

Проследив за его взглядом, Элиза увидела, что он поднял медальон за цепочку на свет и теперь крутит его. Элиза часто заморгала, склонив голову набок. При вращении на скорости странная форма и гравировка преобразовывались в то, что Элиза никогда не замечала. Там по-прежнему был кот, но при вращении кулона этот кот улыбался им.

Чеширский Кот, прославившийся после книг Льюиса Кэрролла.

—   Я вижу его, я на самом деле вижу его, Гаррисон, — прошептала она, чувствуя, как у нее начинает кружиться голова, — но что это значит?

Внезапно он резко прекратил вращение и зажал медальон в ее ладони.

—   Мы тут все сумасшедшие. Я сумасшедший. Ты сумасшедшая.

От этих произнесенных нараспев слов по спине у нее пополз холодок. А Гарри принялся неистово чесаться и трястись, бормоча эту фразу себе под нос снова и снова.

Он скулил, как побитый ребенок, и отбивался от всех попыток Элизы успокоить его. Когда же Гаррисон принялся лихорадочно расчесывать ногтями свой затылок, ее охватил дикий страх. Господи, она снова сломала его и вернула в ту главу его жизни, которая был наполнена болью. «Нет, Гарри, я тебя так не брошу», — пообещала она себе, пытаясь как-то усмирить его.

В процессе борьбы она вдруг заметила рельефный шрам, прятавшийся у него под волосами над левым ухом.

—   У тебя этого раньше не было, — прошипела она, чувствуя, как страх и жалость уступают место злости, давая столь желанную передышку от постоянной печали. — Все в порядке, Гаррисон, — прорычала Элиза, крепко сжимая его в своих объятиях, пусть только на одну минуту.

Широко шагнув к двери, она сильно ударила в холодную металлическую поверхность. Охранник только слегка приоткрыл дверь, но Элиза тут же втянула его в камеру.

—   Что вы сделали с ним?

Упираясь, Томас пошатнулся, но восстановил равновесие, когда она отпустила его, показывая ему шрам Гаррисона. Бывший агент так разошлась, что принялась молотить его по голове.

Какое-то время Элиза даже не прислушивалась к протестам надсмотрщика.

—   Это была одна из ран, с которыми он поступил к нам, мисс.

Гаррисон впал в неистовство, а Томас неожиданно обхватил Элизу и принялся выталкивать ее наружу. Она, вероятно, выбила бы ему зубы ногой, если бы ее бывший напарник не закричал отчаянно:

—   ЛИЗЗИ!

Крик его затих, а лицо замерло в гримасе вопля. Прошло несколько секунд. Гарри посмотрел на нее и дрожащим голосом сказал:

—   Помни, Лиззи, все мы — мыши в лабиринте. Поэтому неважно, куда ты идешь, потому что все равно куда-нибудь придешь. Ты обязательно достигнешь этого, если будешь идти достаточно долго. А когда ты наконец попадешь туда, у тебя будет место, чтобы отдохнуть, есть, пить. — Затем он вскочил на ноги и, вскинув руки вверх, прокричал: — ЧТОБЫ ЖИТЬ!

Его бессвязные речи воспринимались как какое-то обращение свыше, но она поняла его. Какая-то здоровая часть мозга Гаррисона пыталась пробиться обратно, домой. Элиза выпустила из себя весь воздух и позволила вытолкать себя из камеры. «Да, — подумала она, не отрывая взгляд от Гаррисона, — я поняла».

Томас запер дверь, из-за которой, несмотря на ее толщину, продолжали слышаться крики, а затем прислонился к стене. Он выглядел очень усталым.

—   Мистер Торн сейчас уже не с нами, мисс. Теперь вы ничего вразумительного от него не добьетесь.

—   Мне жаль, что я ошиблась насчет той раны, — прошептала Элиза, глядя на медальон. — Я просто подумала...

Ответ Томаса заключался в том, что он молча проводил ее до главного внутреннего двора. Когда они проходили по галерее, там их ждал человек, которого она видела здесь раньше; глаза его горели.

—   Бууууум! — шепнул он и подмигнул ей.

Это было уже слишком, и она ускорила шаг, следуя за охранником. Добравшись до выхода, Томас просто ушел прочь без каких-либо прощаний или жестов вежливости. Медсестра обратила внимание на странное выражение их лиц и предпочла не задавать лишних вопросов.

Элиза покидала Бедлам так же, как приехала сюда, но чувствуя себя потрясенной. Она даже не была в состоянии попрощаться с Гаррисоном — хотя, вероятно, он бы этого и не заметил.

Идя по дорожке к входным воротам, она вытащила странный медальон и надела его себе на шею, словно бросая вызов тем, кто забрал у нее напарника и друга. Прохладная вещица теперь лежала у нее на груди, и она прижала ее ладонью, стараясь запомнить это ощущение.

Ее сердце еще полностью не вернулось к своему нормальному ритму, когда она подняла глаза и увидела знакомую фигуру. Под статуей Безумия стоял Веллингтон Букс, такой же опрятный и щеголеватый, каким когда-то был Гаррисон. Ему не хватало лишь прогулочной трости, и успех у дам был бы ему обеспечен.

—   Итак, — сказал он сухим назидательным тоном. — Как прошел ваш ленч в Бедламе, мисс Браун?

Интермедия, где агент из глубинки заводит новых друзей в высших кругах

     Агент Брюс Кэмпбелл испытывал ощущение счастья в самых различных частях света, например, карабкаясь по отвесной скале у берегов Бенгалии, сражаясь с воинственными шерпами в Непале или даже просто плавая среди смертельно опасных больших белых акул в водах родной для него Австралии. К тому же он был настоящим мастером в целом ряде видов человеческой деятельности: он отлично стрелял, искусно ухлестывал за красивыми женщинами и умел смешивать великолепный послеобеденный аперитив.

А вот что ему не нравилось, так это пить сейчас чай с членом Тайного Совета посреди роскоши отеля «Гросвенор». Поглядывая по сторонам краем глаза, Брюс понял, что здесь их в основном окружают светские дамы. Он нервно заерзал на стуле. Черт возьми, некоторых из них он узнал — даже несмотря на то, что сейчас они были в одежде. А поскольку они пришли сюда без мужей, у него были весьма призрачные шансы спокойно выбраться отсюда в более привычную для себя обстановку, например, в какую-нибудь перестрелку.

Разумеется, если человек, сидящий напротив, позволит это. Питер Лоусон, герцог Сассекский, не нуждался ни в визитных карточках, ни в представлении — Брюс великолепно знал, кто он такой, не был только уверен насчет того, как к нему обращаться. Поэтому он просто сидел неподвижно и ждал, пока тайный советник заговорит сам.

Сассекс откинулся на спинку своего стула, аккуратно вставил в рот сигариллу и направил на Брюса свой взгляд, который тот уже видел раньше у сотен других хищников. Агент знал, как справляться с такими неподвижными взглядами, когда с ним начинают играть в гляделки. Беспечно улыбнуться, подмигнуть, если позволяет время, а затем выдать свой знаменитый (по крайней мере, он сам считал его знаменитым) апперкот «Гром, грянувший снизу», который уложил на пол с раздробленной челюстью не одного противника.

Но на этот раз взгляд этот принадлежал человеку, к которому прислушивается сама ее величество королева. Бюрократу. К тому же они находились в зале для чаепитий.

И Брюс сделал единственное, что выходит одинаково естественно у всех, — он застыл.

Тарахтящий звук лифта, поднявший из середины стола их чай, стал приятным облегчением посреди затянувшегося напряженного молчания. Брюс натужно сглотнул — сейчас он предпочел бы кружку пива вместо чая. Однако с этими англичанами всегда одно и то же — их проклятый чай.

Сассекс загасил окурок своей сигариллы, нагнулся вперед и снял чайник с многоярусной бронзовой подставки, одна из полок которой поддерживала нужную температуру жидкости.

—   Еще одна чертова выдумка Мак-Тая, — пробормотал Брюс, отодвигаясь подальше.

—   Не любите этого шотландца? — Сассекс аккуратно наполнил две чашечки. — Какая жалость. А он ведь самый знаменитый изобретатель нации.

Австралиец покачал головой.

—   Когда дело не касается штуковин, которые убивают.

—   У прогресса есть своя цена. Цивилизация должна двигаться вперед.

Герцог огляделся по сторонам, прислушиваясь к тихому щебетанию дам, и улыбнулся.

—   А иногда нам действительно необходимо несколько проредить стадо.

Сассекс напоминал Брюсу крокодила. В молодые годы он имел дело со множеством этих тварей в диких дебрях Квинсленда и был убежден, что этот такой же. Он может притаиться под водой, но сейчас готов наброситься.

—   Итак, расскажите мне о вашей работе в министерстве, агент Кэмпбелл. Приносит ли вам удовлетворение ваша роль в защите империи?

Наконец-то они начали подбираться к сути вопроса.

—   Мой долг, ваша светлость, хорошо защищать королеву Вик, — ответил он, пожав своими мощными плечами. Несколько секунд они молчали, и Брюс в панике пытался сообразить, что он должен сейчас сделать. Взять свою чашечку чая? Схватить один из этих пугающе изящных сэндвичей?

Только когда он, глянув на соседний столик, увидел полные осуждениявзгляды шокированных матрон, до него наконец дошло. Очевидно, его слова были слышны и за столиками вокруг них.

—   Понятно, — сказал Сассекс, продолжая помешивать свой чай. — Что ж, я уверен, что королева Вик в полной мере оценит ваши усилия — усилия, в которые, как я полагаю, не входит ведение дипломатических переговоров.

Брюс прокашлялся, снова заерзал на стуле и предпринял попытку взять свою чашку.

—   Ну, когда я работаю с другими агентами, я не мастак насчет разных там разговоров. Я скорее... хмм...

—   Грубая сила.

Герцог понял, что попал в точку. Брюс был больше, чем просто кулаки и пистолеты. Сассекс это знал. Но, работая кулаками и пистолетами, этот агент чувствовал себя уютнее, чем занимаясь дипломатическими аспектами деятельности министерства. Брюс также знал это, и его это вполне устраивало.

—   Нет ничего плохого в том, чтобы быть человеком не слов, а дела. Уверяю вас, есть немало членов парламента, которым лучше бы вести открытые дебаты в местных пабах, чем в Палате лордов. Врезать кому-нибудь по физиономии — это произвол, акт насилия. Но сделать то же самое тому же человеку в трактире «Проспект Уитби» — это уже просто спорт. — Сассекс улыбнулся, а Брюсу вдруг ужасно захотелось в туалет. — У вас в этом мире есть свое место, агент Кэмпбелл, но я обязан выяснить, находится ли оно в министерстве.

Брюс наморщил лоб и слегка наклонился вперед.

—   Боюсь, что я не совсем понимаю вас, ваша светлость.

Герцог виртуозно точным движением намазал свою ячменную лепешку девонширскими сливками. Он поднял глаза на агента и улыбнулся.

—   Среди ваших коллег мало кто об этом знает, но я не удивлюсь, если организация не дотянет и до конца года.

Брюс часто заморгал.

—   Черт побери! — прошептал он, поднося чашку к губам и далеко отставив мизинец в сторону. Кое-чему он в Лондоне все-таки научился.

Дамы вокруг снова ужаснулись и удостоили его следующим раундом осуждающих взглядов, но на этот раз он был слишком шокирован, чтобы обращать на них внимание.

—   Да. Я вижу, для вас эта новость является полным сюрпризом. — Сассекс уничтожил свою лепешку и промокнул кончики рта льняной салфеткой. — Я знаю, что вы уже успели привыкнуть к определенному образу жизни — как и ваши дети.

Его дети? Брюс немного выпрямился и предусмотрительно медленно поставил свою чашку, в то время как вторая рука под столом сжалась в кулак так, что побелели костяшки пальцев.

—   Насколько я понимаю, их у вас немало. Некоторые от вашей очаровательной женушки... — герцог слегка наклонил голову, и на губах его расцвела крокодилья улыбка, — другие — нет.

Несмотря на то, что в зале для чаепитий было довольно прохладно, Брюс почувствовал, как по затылку у него поползла струйка пота. Он обнаружил, что его страх перед Сассексом быстро идет на убыль. Этот англичанин лезет в дела, которые его явно не касаются.

—   При всем уважении к вашему титулу и вашему положению в Тайном Совете ее величества, ваша светлость, не пошли бы вы к чертовой матери, — сдавленно прошипел он.

—   А все дело в том, мой колониальный друг, что вам следовало бы проводить меньше времени на боксерских поединках, а чаще бывать за карточным столом, — промурлыкал он, принимаясь за бутерброд с лососиной. — Тогда бы вы знали, что имеет смысл подружиться с крупье до того, как начнет тасоваться колода.

Брюс слышал то, что говорил Сассекс, но внимание его разделилось. Голова его уже частично была занята высчитыванием сумм, мыслями о том, что скажет по этому поводу его жена Грейс, а перед глазами стояли сияющие лица его многочисленных детей.

—   Я поиграл достаточно, — осторожно ответил он. — А каким образом вы собираетесь снимать колоду?

—   Саунд доказал, что не может эффективно справляться с... с этой его организацией, — продолжал Сассекс. — Министерство всегда в меньшей степени представляло интересы короны, и в большей — его собственные тайные планы. Я чувствую — и ее величество придерживается того же мнения, — что времена его прошли, и наилучшей защите интересов империи будет отвечать формирование новой структуры. Которая в большей степени будет заниматься тайными операциями, чем заботой о внутренних раздорах и опасностях, исходящих из-за рубежа. Название «британская разведка» подойдет ей как нельзя лучше, вы не находите? — Он надкусил свой сэндвич, и взгляд его уже не был направлен на Брюса, а мечтательно устремился куда-то на грандиозную картину, закрывавшую дальнюю стену комнаты. — Независимо от того, как именно мы назовем эту новую структуру нашего правительства, на меня будет возложена обязанность наполнить ее нашими лучшими умами и наиболее ценными кадрами.

Крокодил впился в него зубами, и Брюс чувствовал, как тот начинает тянуть его на дно. Безусловно, был всего один способ сделать этот процесс менее болезненным — подчиниться проклятому созданию. Если бы ему предложили выбрать, кто обладает большей властью, Сассекс или толстяк, он бы поставил на члена Тайного Совета.

Брюс вздохнул:

—   И что я должен буду сделать, чтобы попасть в новый департамент?

Брови Сассекса поползли вверх; глаза его смотрели куда-то выше, как будто искали ответ в воздухе над ним.

О, постойте. В подразделение правительства ее величества, специализирующееся на сборе разведывательной информации и тайных операциях, требуется человек, который характеризуется силой, хитростью, изобретательностью... — взгляд его наконец остановился на Брюсе, — и лояльностью. — Он подался вперед, лицо его стало жестким, а маска аристократического лоска полностью исчезла. — Я думаю, что вы представляете из себя нечто большее, чем просто сумма ваших качеств, мой дорогой колониальный друг; и хотя может показаться, что я подталкиваю вас к какому-то жульничеству, уверяю вас, что последний выбор в любом случае остается за вами. Помогите мне свалить Саунда и министерство. Будьте там моими глазами и ушами. Могу заверить вас, что ваши усилия на благо империи не останутся без соответствующей компенсации.

Только вовремя сжатые челюсти не позволили новому грубому комментарию слететь с губ Брюса. Он подумал о своих друзьях и коллегах из министерства и даже о самом директоре, который всегда был добр по отношению лично к нему. Он не называл их приятелями, в отличие от своих друзей, оставшихся на родине, но это были люди, которые рассчитывали на него и верили, что он прикроет им спину. И даже эта крикливая штучка Браун — он хотел бы, чтобы в бою она была рядом. Она классно стреляла, со взрывчаткой обращалась так, будто готовила завтрак на своей кухне, а в кабацкой драке могла переплюнуть любого гуркха[3]. Это был подрыв доверия к себе, предательство на самом высоком уровне. Сжигание всех мостов.

Затем он подумал о Грейс и детях. Они заслуживали лучшего.

Сассекс, заметив его раздумья, тонко улыбнулся.

—   Если вас терзают угрызения совести, агент Кэмпбелл, не забывайте, пожалуйста, что все мы находимся на одной стороне. В конечном счете, вы в первую очередь должны быть лояльны в отношении ее величества, не так ли?

Брюс посмотрел на окружавшую их роскошь и пышное убранство высшего общества. Все было так красиво, так совершенно и все же так пусто. Но это было место, где должны жить он сам и его семья. Раньше он находился на самом дне — и он не собирался никогда возвращаться к этому.

—   Скажите, что вам нужно, приятель. В конце концов, я не хотел бы подводить нашу королеву Вик.

Улыбка Сассекса была каменной и холодной. С этого момента все будет именно так.

Глава 7,

в которой наши бесстрашные герои объявляют перемирие и принимают вызов веселья и радости!

Поскольку его коллега только вздрогнула и ничего не ответила, Букс продолжил:

—   А овсянка здесь действительно настолько хороша, как об этом пишут газеты?

Браун подняла бровь.

—   О, кормежка здесь весьма специфичная. Впрочем, они могли бы получше прибирать. Но об этом лучше поговорить с их руководством. — Она сморщилась и несколько секунд внимательно смотрела на него. — Вы что-то скрываете от меня, Букс?

При этих словах он напряженно выпрямился.

—   Что вы имеете в виду, мисс Браун?

—   Для архивариуса, который, как предполагается, редко покидает подземные казематы министерства, вы слишком безошибочно сумели выследить меня. Как вам это удалось?

Веллингтон покачал головой и полез в карман своего пальто.

—   Так же, как вы смогли отыскать меня в Антарктиде.

На беглый взгляд стороннего наблюдателя устройство, которое он держал в руке, выглядело как компас, но компас этот издавал тихий низкий звук. Стрелка в нем указывала не на север, а была направлена на Элизу. Под стрелкой располагалась крошечная карта этого городского квартала, а из двух встроенных лампочек бодро мигала зеленая.

Элиза взглянула на свое кольцо.

—   АОС — аварийная отслеживающая система.

—   Согласитесь, мисс Браун, беспроводной телеграф дает нам поразительные возможности, — заметил он, со звонким щелчком закрывая выпуклую крышку отслеживающего устройства.

Повисшее между ними молчание, нарушаемое городским шумом Лондона, с таким же успехом могло бы перерасти в бурную перебранку. Элиза явно злилась на то, что ее выследили и поймали на горячем, да еще кто — архивариус! Веллингтон же, в свою очередь, старался не дать выхода своему неудовольствию в связи с тем, что его водят за нос. Его палец рассеянно тер герб министерства, выгравированный на корпусе отслеживающего прибора. Они по-прежнему оставались членами команды администрации ее величества королевы, и оба дорожили этой службой. В этом смысле они находились в равных условиях. Он должен беспокоиться о благополучии своего коллеги-агента.

—   Как он там? — Даже сам Веллингтон удивился тому, как мягко прозвучал этот вопрос.

Браун поправила свою шляпку.

—   Вы говорите так, как будто вам на самом деле есть какое-то дело до Гарри. Всего несколько дней назад он был всего лишь еще одним именем, затерянном в вашем драгоценном архиве.

—Да, — ответил он. — И я полагаю, сегодня это был просто ваш очередной еженедельный визит к нему?

Она угрожающе сделала шаг к нему.

—   Не надо так, Букс.

—   Становиться в позу — банальное решение, мисс Браун, и я могу посоветовать вам то же самое: не нужно думать, что вы сможете легко одурачить меня. Как вы уже и сами заметили, я человек находчивый. — Он пристально посмотрел на нее. — И мне не нравится, когда меня обманывают, особенно когда это делает мой коллега.

Браун зябко запахнула шаль на своих плечах и бросила в сторону Бедлама последний взгляд.

—   Я здесь все закончила. — Затем она подняла глаза на Веллингтона и спросила: — Вы собираетесь торчать здесь весь остаток дня, или мы все-таки пойдем обратно в офис?

Он слегка покачал головой, поправил очки на переносице и предложил ей свою руку.

—   Пойдемте, мисс Браун.

—   Если вы не против, Букс, — резко бросила она, отвергая его предложение, — когда мы вернемся в офис, обращайтесь ко мне в соответствии с моей должностью. — Элиза огляделась по сторонам и прошептала: — Агент. — Затем она коротко кивнула и добавила: — Не нужно думать, что я не понимаю этой вашей тактики.

—   Тактики, которая, видимо, не сработала, мисс Браун, судя по тому, что вы все-таки решили взять это дело в свои руки. К тому же в служебное время, за счет министерства.

—   Да, — закатив глаза, ответила она, когда они тронулись с места, — ведь всем известно, что архив просто рассыплется, если я пропущу несколько дней составления всяких там каталогов.

Веллингтон слегка ухмыльнулся, но затем отбросил в сторону пришедшую в голову праздную мысль.

—   У вас есть обязанности перед министерством, и, как мы оба знаем, свою работу здесь вы терять не хотите. Я видел вас в боевых условиях и, несмотря на ваше фривольное обращение с динамитом, могу сказать... что вы являетесь для министерства ценным кадром. И ваше отсутствие в его рядах будет большой потерей.

Они остановились. Браун заглянула Веллингтону в глаза, потом кивнула.

—   Тяжело признавать это, правда?

—Да, и даже намного труднее, чем вы можете себе представить, но я действительно так думаю. Я в этом абсолютно уверен. — Он двинулся вперед, и их прогулка возобновилась. — Так что можете считать, что я делаю все это ради вашего блага.

—   Не забывайте только, что там было сказано насчет добрых намерений и дороги в ад, Букс, — хмыкнула она.

—   Я учту, мисс Браун, но вы должны также согласиться, что в вашей неудаче есть часть моей вины. Я взял на себя ответственность адаптировать вас к условиям работы в архиве, а вы до сих пор не провели там полностью ни одного дня.

У Браун по этому поводу были свои возражения.

—   Минуточку! Кое-что я там все-таки сделала.

—Да, вы разбили одну вазу, которую невозможно восстановить, неправильно внесли в каталог несколько экспонатов, перепутав каменный и бронзовый века...

—   Зеленый налет делает вещи более похожими на камень, чем на бронзу, — обиженно пробормотала она.

—   ...и еще вы внесли в реестр одну книгу. Я что-то упустил?

Элиза толкнула его и выпалила:

—   Я устранила течь!

—   В министерстве вы работаете сейчас архивариусом, а не водопроводчиком.

—   Ну хорошо, я не слишком элегантно вписалась в новую должность — что из того? — Он пожала плечами и, умоляюще сложив руки, продолжила: — Букс, вы же сами видели, чем я люблю заниматься в первую очередь. Неужели вы ожидали, что я так легко от этого откажусь?

—Да, мисс Браун, ожидал, — настаивал Веллингтон. — Предполагается, что как оперативный агент вы подчиняетесь приказам; из того, что я увидел с самого начала, я понял, что это на самом деле так, и это спасло мне жизнь. Поэтому я и ожидал, что вы станете действовать здесь так же, как там, в Антарктиде, и будете выполнять приказы.

Повисло молчание, и Браун густо покраснела. Для достижения взаимопонимания между ними ему меньше всего хотелось бы ставить ее в затруднительное положение, но какие у него были варианты? Он видел, что ее что-то гложет, и она несколько раз порывалась что-то ему сказать, но всякий раз останавливалась, едва открыв рот.

Наконец она недовольно вздохнула и стукнула его по руке.

— Да бросьте, Велли, — заявила она, не обращая внимания на то, что от этого удара он тихо охнул. Это не остановило ее от следующего нахального вопроса: — Где же ваша тяга к приключениям?

—   Ну, — поморщился он, потирая ушибленною руку, — если бы у меня не было этой тяги к приключениям в вашем понимании, как вы думаете, согласился бы я на должность архивариуса в организации под названием Министерство особых происшествий?

Браун хотела ответить, но потом передумала.

Выразительно кивнув, что должно было означать «вот именно», он продолжил:

—   Меня приводит в возбуждение тайна, исследование чего-то такого, чего я не знал еще сегодня утром. Каждый артефакт, который ваша братия привозит с задания, имеет свою собственную историю. И меня вполне устраивало идти по следам того, что было сделано оперативными агентами. Во многих отношениях любое дело не может быть закрыто, пока оно по- настоящему полностью не расследовано.

—   А вот здесь, мой дорогой агент Букс, — заявила Браун, круто выгнув брови, — вы противоречите сами себе. Вы говорите, что любите всякие тайны, и тем не менее в глубинах вашего архива находятся дела, которые поставили в тупик не только полевых агентов, но и старика в кабинете наверху.

—   Мисс Браун, — сказал Веллингтон, глядя на нее поверх своих очков, — Я очень сомневаюсь, что доктору Саунду понравилось бы такое прозвище, как старик.

—   Все дело в том, что вы являетесь агентом министерства. Несмотря ни на что. — Она остановила его посреди тротуара и ткнула пальцем в грудь. — Вы должны пройти через те же тренировки, те же испытания, те же лишения; а вы так гордитесь своей причастностью к делу, и при этом стараетесь держаться как можно дальше от оперативной работы, окружая себя тайнами, которые вас, по вашим же словам, так притягивают.

—   Мисс Браун... — начал было он.

—   Если мне придется работать с вами как напарником, — сказала она, осторожно положив ладонь ему на грудь, — то Элиза.

—   Мисс Браун, — сказал он, убирая ее руку, — я нахожу просто очаровательным то, как вы говорите о наших противоречиях и при этом называете меня вашим напарником. Партнерство основывается на многих вещах, но главным является доверие. И вы должны согласиться, что в этом смысле наши отношения начинаются плохо, не так ли?

Браун отвела глаза и согласилась:

—   Но это было до того, как я поняла, что могу вам доверять.

—   А что же заставило вас полагать, что вы можете доверять мне теперь?

Потому что, если бы вы так твердо придерживались всех правил и инструкций, как вы пытаетесь это изобразить, вы бы не ждали меня на выходе из Бедлама. Вы бы поджидали меня в кабинете доктора Саунда. Где уже, несомненно, успели бы доложить ему о моем поведении за последнюю неделю.

Он поднял палец, чтобы что-то возразить, но промолчал. На самом деле сейчас он чувствовал себя совершенно беззащитным. Разумеется, если бы он доложил о ее проступке доктору Саунду, это могло бы мгновенно избавить от Элизы и его самого, и его архив, но он решил справиться с ней сам.

Браун была права.

Он не отваживался разбирать все «почему» своего решения. Решения, о котором, как он надеялся, пожалеть не придется.

—   Значит, в вас все-таки живет тяга к приключениям? — заявила Элиза с интонацией глубокого удовлетворения — удовлетворения этого было столько, что на них начали тревожно оборачиваться прохожие. — Я знала это.

—Довольно, мисс Браун, — ответил Веллингтон, оправляя свой жилет и продолжая путь в сторону офиса. — Я просто пытаюсь наладить между нами отношения, здоровые, учти те, рабочие отношения. И это не приведет ни к чему, если...

—   Велли, — услышал он голос Браун.

Он остановился и обернулся. Оказывается, до этого Веллингтон разговаривал с пустым местом. Оглядевшись, он увидел Браун на углу улицы, и она указывала в сторону, противоположную той, куда они направлялись первоначально.

—   И что там нахо... — начал Веллингтон, но затем услышал звук приближающегося экипажа. Он побежал обратно на угол, к этой невозможной упрямой женщине.

—   Сюда, Велли, — сказала она.

—   Но министерство находится в другой стороне, — возразил он. — На самом деле мне даже отслеживающий прибор не нужен, чтобы сказать: министерство совершенно точно расположено в другом направлении.

—   Верно, но, если вы последуете за мной, я покажу вам более удобный маршрут. К тому же, я думаю, вашу тягу к приключениям необходимо немного потренировать, — со смехом бросила она через плечо.

Веллингтон с беспокойством оглянулся туда, откуда он пришел. Он точно знал, что это кратчайший путь от министерства к Бедламу. Туда же показывало и следящее устройство. Что задумала Элиза Браун и куда она направлялась, было тайной, и он догадывался, с чем именно была связана эта тайна. Она уже доказала, что относится к тому типу женщин, которые в любой ситуации идут своей дорогой, и при этом неважно, правильная она или нет.

Опять же, она была талантливым оперативным агентом и вполне могла знать какие-нибудь переулки, которые могли привести их в офис быстрее, чем путь, который предпочитал он. Веллингтон неумышленно заслужил ее уважение — на некоторое время — тем, что появился возле Бедлама в одиночестве. Это было только начало, и ему следовало как-то расширить этот просвет завоеванного доверия.

Тут крылась какая-то загадка: что задумала Элиза Д. Браун?

—   Элиза! — Веллингтон подошел к ней широким шагом со скептическим взглядом на строгом лице. — Я честно признаюсь, что не знаю никакого разумного способа срезать путь, который бы позволил нам быстрее добраться отсюда к докам. Поскольку вы немножко доверились мне, я хотел бы получить взамен немного доверия и к вам. Мы ведь направляемся обратно в министерство, так?

—   В конечном счете — да, — ответила она с хулиганской улыбкой, которая ему ужасно не понравилась.

—   Теперь дальше, мисс Браун: нам действительно необходимо попасть обратно в архив. Я думаю, что моя любовь к тайнам и тяга к приключениям уже получили достаточную тренировку...

Внезапно Веллингтон почувствовал, что его развернуло, и он ударился в стену ближайшего здания. Элиза крепко вцепилась в отвороты его сюртука и удерживала его в неподвижности, прижимая к стене всем телом. Одно ее бедро врезалось ему между ног, наводя на мысль, что если он пошевелится, могут пострадать некоторые его органы, расположенные внизу.

—   Плевать на тренировки, Букс, — прошипела она прямо ему в лицо. Губы ее были от него в каких-то нескольких дюймах. — Я уже устала разыгрывать с вами благовоспитанность. Вы могли быть библиоте...

—   Архива...

Она еще крепче сжала отвороты его сюртука, а нога ее начала медленно двигаться вверх и вниз по внутренней поверхности его бедра.

—   ...библиотекарем где угодно, но вместо этого вы выбрали карьеру в министерстве. И вот теперь вы работаете в министерстве. Замечательно. Ну хорошо, а как же насчет оставшейся части вашей души?

Веллингтон не смел опустить глаза вниз, но он и так чувствовал, как ее бюст, опускаясь и поднимаясь, трется о его грудь. Кровь ударила в самые неподходящие для такого момента места, и дыхание его участилось. Да, она применяла к нему свои женские уловки, он понимал это; но Веллингтон также осознавал, что при определенном приложении усилий с ее стороны это слегка волнующее и восхитительно приятное положение, в котором он оказался, очень легко может стать крайне болезненным.

—   Продолжайте, Велли, — проворковала Элиза, — расскажите своему новому напарнику, когда это было у вас в последний раз.

Он хотел бросить на нее свой «холодный пристальный взгляд архивариуса», но это означало бы опустить глаза в сторону ее вздымающегося бюста. Голос его оказался на пол-октавы выше, когда он, запинаясь, произнес:

—   Это довольно личный вопрос, вы не находите, мисс Браун?

Элиза продолжала, как будто не слышала его:

—   Когда вы в последний раз ощущали, что сердце готово вырваться из груди, что кровь закипает, или когда вы хотя бы просто понимали, что от вашей сообразительности зависит, увидите вы следующее утро или нет? Когда вы в последний раз по-настоящему жили ?

Тепло горячего женского тела настолько отвлекало его, что у него буквально отнялся язык.

Ее губы, на вид такие же мягкие, как теплый бархат, приоткрылись, и она шепнула:

—   Когда вы в последний раз делали это, Велли? Чувствовали себя живым ?

Он натужно сглотнул, стараясь не обращать внимания на исходивший от нее аромат сирени. Но по непонятным для него в данный момент причинам его аллергическая реакция на ее запах куда-то пропала. Проклятье.

—   Это было в тот день, когда я пил чай с совершенно незнакомой женщиной. Она была очень красива, мисс Браун. Глаза — как изумруды. Кожа — словно шелк. Просто необыкновенная.

—   Ну и?..

—   Всю следующую неделю я просыпался в трюме дирижабля, направляющегося в Антарктиду.

Браун кивнула.

—   Что ж, это многое объясняет.

—   Что объясняет? Что, когда я в последний раз последовал за прекрасной женщиной, это был неправильный выбор?

Ее хитрая улыбка немного смягчилась, затем Браун подняла руку и слегка щелкнула его по кончику носа.

—   Это все из-за того времени, которое вы просидели в архиве. Один. Вам необходимо научиться соображать быстро, чтобы не оказываться в ситуации, в которой я вас нашла. Вам, мой дорогой коллега в области каталогизации, сортировки и раскладывания по полочкам, необходимо помнить, что значит жить по-настоящему.

Внезапно она отпустила его, отступив назад и унеся от него пьянящее тепло своего тела. Веллингтону потребовалось какое-то время, чтобы собрать вместе осколки своего самообладания. Когда же он наконец поднял глаза, то увидел, что она жестом зовет его за собой.

—   Пойдемте, Велли. Давайте с вами немного повеселимся.

Он до сих пор чувствовал запах ее духов и обнаружил, что тот вызывает в нем смешанные эмоции. И одной из этих смешанных эмоций было чувство крушения. Он понимал, что ни при каких условиях не сможет убедить ее вернуться в архив. Сейчас, по крайней мере. Более того, аромат ее духов полностью расстраивал его способность мыслить логически. Вероятно, все дело было именно в этом: пока он слышит этот запах или ощущает ее тепло, он никогда не сможет противостоять ей. По непонятным причинам Веллингтон Торнхилл Букс вдруг обнаружил, что не может собраться, чтобы в чем-то ей отказать.

Лучше ей об этом не догадываться.

Глава 8,

в которой наши отважные агенты министерства спокойно выпивают и обнаруживают спрятанную подсказку

Элиза уже засомневалась, не начал ли парадный фасад Веллингтона давать трещину. Он позволил усадить себя в кэб и увезти на север в сторону Флит-стрит, не проронив ни единого комментария, — хотя он не мог не заметить, что направляются они прямо в центр города. Это явно была не скорая поездка в местное отделение их организации. Они сидели, прижавшись друг к другу в тесном двухколесном экипаже, и Элизе все время приходилось сдерживаться, чтобы не взять его крепко под руку. Было бы крайне любопытно посмотреть, какую реакцию вызвало бы такое ее поведение, но она не позволяла себе усугублять их близость. Тереться здесь об него было как-то очень не к месту и одновременно почему-то казалось опасным. Элиза всегда испытывала волнующее возбуждение, шокируя особ противоположного пола. Это было частью ее натуры, которая немало поражала Гарри. От возможности потолкаться с мужчинами, стоя на самом краю пропасти, она впадала в неменьшую эйфорию, чем от взрывчатки и секретных операций, а Веллингтон иногда напоминал ей какую-то карикатуру на англичанина — сплошная суета, просто дым коромыслом. Наблюдение за тем, как он постоянно нервничает и ерзает в ее присутствии, несколько сглаживало острые углы ее наказания в архиве.

Опасность, однако, заключалась в том неоспоримом факте, что Веллингтон Букс, хотя и был довольно нудным, отличался воспитанностью и приятными манерами. Ее эксцентричная выходка там, в узком переулке, также разогрела ей кровь и даже пощекотала в самых интимных местах. Неужели она настолько долго не прижималась к привлекательному мужчине? Пока Веллингтон ломал себе голову над тем, куда они направляются, Элиза закрыла глаза и отогнала нахлынувшие чувственные ощущения. Вероятно, встреча с Гарри подняла на поверхность старые восприятия.

Свое неуместное удовольствие она придержит для себя. Да, так оно будет лучше.

Она взглянула через плечо и подмигнула Веллингтону — в ответ он непонимающе выгнул бровь. Была и еще одна опасность, ворчливо напоминавшая о себе где-то в дальнем уголке ее мозга; она состояла в том, что в это конкретное приключение она берет с собой неопытного Букса. Его мир — это мир пергаментных свитков, всяких реликтов и статистики. Однако это было ее представление, и какая-то ее безнравственная, порочная часть получала удовольствие от факта, что с собой она взяла такого типичного архивариуса — совершенно наивного, глядящего своими идеалистическими глазами на реальный мир из-за древних побрякушек. К тому же постоянно иметь его в поле зрения было лучше, чем если бы он вдруг неожиданно возник рядом в самый неподходящий момент.

Она удостоила его улыбки. Элиза не подумала про АОС, а Букс оказался достаточно находчивым, чтобы взять в руки отслеживающее устройство. Элиза искоса наблюдала за ним своими голубыми глазами, мысленно формулируя собственные вопросы относительно этого маленького умника. «Вы ведь не такой, каким кажетесь на первый взгляд, агент Букс, вы представляете собой нечто большее, верно? Однажды я обязательно узнаю, как глубоко ведет эта кроличья нора».

Они доехали до Флит-стрит, и Элиза постучала по крыше, давая понять кэбмену, что они приехали. Расплатившись с ним через окошко в крыше, она вывела Букса на тротуар. Она не удержалась от того, чтобы взять его под руку и повести по небольшой аллее, якобы по окольному пути в архив. «Старый чеширский сыр»[4]. Эта небольшая веселая вывеска над дверью заставила Веллингтона остановиться и напряженно задрать голову. Он так был похож на сбитого с толку спаниеля, что Элиза едва не рассмеялась.

—   Очень интересный и весьма литературный выбор паба, мисс Браун, — прокомментировал он.

Ага, значит, он снова хочет блеснуть своим хваленым интеллектом и выставить ее полной дурой. Что ж, пора все расставить по своим местам.

—   О, вы имеете в виду Диккенса и Джонсона, или даже самого придворного поэта мистера Теннисона? Да, я полагаю, что все они выпивали здесь. В чем дело, Букс, — неужели вас отпугивает присутствие нескольких виртуозов пера?

Он опять удивленно поднял бровь.

—   Разумеется, нет, мисс Браун. Просто я подумал, что это не то место, куда вы обычно ходите.

Элиза понимала, что его комментарий не предполагал никакой грубости, но тем не менее ощетинилась.

—   Вопреки распространенному мнению, не все мы, жители колоний, полностью лишены культуры, но сегодня вечером я, вероятно, продемонстрирую вам нечто такое, в чем мы действительно знаем толк: в выпивке.

«Вот так, — решила она, — я все-таки нагну этого сухого типа, стряхну с него хотя бы часть архивной паутины. Он ведь не такой старый. Пора ему об этом напомнить».

Но другой тихий голос где-то в голове шепнул: «А не будет ли любопытно взглянуть, что находится у него внутри, под этим внешним лоском?»

Когда они зашли в «Чеширский сыр», все разговоры в прокуренном зале, отделанном изнутри панелями из темного дерева, внезапно затихли. Все посетители здесь, как и в большинстве пабов респектабельных районов Лондона, были мужчинами. Элиза привыкла к устремленным на нее взглядам мужчин — иногда в них была похоть, иногда неодобрение, иногда — и то и другое вместе. Да, сегодня определенно был именно этот последний случай.

—   Мисс Браун, — прошептал Веллингтон, шедший сзади, — возможно, это не самый удачный выбор заведения для того, чтобы выпить. Здесь в основном журналисты, не привыкшие к компании дам...

Элиза только сжала челюсти и пожалела, что под рукой нет динамита и ножа. Вместо ответа она сняла шаль и открыла для обозрения весь свой женский арсенал, который обычно приносил ей ничуть не меньше неприятностей, чем вышеупомянутое оружие. Наградой ей было тихое «ох!» от Веллингтона, у которого просто перехватило дыхание при виде ее туго затянутого корсета.

—   Боже мой, мисс Браун, вы оделись так, чтобы отправиться в Бедлам? — Он с большим трудом оторвал взгляд от изгиба ее груди.

Элиза рассмеялась. Для такого аналитического ума ему, как это ни печально, явно не хватало воображения.

—   Я не настолько глупа, чтобы дразнить сумасшедшего тем, чего он не может получить. У него я была в шали.

—   А все остальные там подвергались вашим вызывающим нападкам?

В ответ она криво ухмыльнулась. Букс был сочинителем и вполне мог додуматься до этого сам, а уж потом делать свои выводы.

—   А теперь, — твердым голосом продолжила Элиза, оглядываясь по сторонам в поисках подходящего места, — вы заказываете напитки, а я нахожу нам столик. — С этими словами она двинулась в угол, откуда весь зал, включая и входную дверь, был как на ладони.

—   Мисс, — прозвучал в практически мертвой тишине грубый голос трактирщика. — Я думаю, что вам будет удобнее здесь.

Он жестом показал в сторону большого круглого стола у камина, стоявшего несколько особняком от всех остальных. Посреди обитой кожей столешницы располагалась скромного вида небольшая коробка с крышкой.

С точки зрения агента Элизу это место вполне удовлетворило, но как посетителя питейного заведения ее смущала некоторая изолированность этого стола. Она хотела возразить, но тут заметила, как этот бармен смотрит на ее грудь. Взгляд этот не был каким-то плотоядным или похотливым. Она почувствовала зуд в кончиках пальцев и с трудом сдержалась, чтобы не потрогать висевший на шее медальон Гарри.

—   Да, этот стол действительно прекрасно подойдет, — сказала она, стараясь произнести эту фразу как можно непринужденнее.

Веллингтон фыркнул, глаза его бегали от одного столика к другому. В конце концов, смирившись с тем, что сегодняшний вечер пройдет в «Чеширском сыре», он спросил:

—   Что же мне взять для вас, мисс Браун?

—   Пиво. Много-много пива.

Газетчики, многие из которых были одеты весьма убого, а другие — по последней моде, не отрывая глаз от ее декольте, следили за тем, как она направилась к своему столику. Гарри назвал бы то, что она сейчас делала, необдуманно безрассудным, но она специально хотела привлечь к себе внимание. Время для продуманных и хитрых действий давно прошло.

С учетом рекомендации трактирщика ее бесстыдная тактика привела их за этот конкретный столик с определенной целью. Бегло взглянув в сторону стойки, она отметила, что Букс изо всех сил старается, чтобы бармен заметил его, в то время как тот упорно продолжает протирать стаканы, незаметно, краем глаза посматривая на вновь прибывших посетителей. Элиза села и провела пальцами по крышке на середине стола. Открыта. Потерев друг о друга большой и указательный пальцы, она почувствовала легкий налет пыли. Внутри коробки лежала колода игральных карт. Рубашка этой колоды выглядела для нее непривычно. Что на ней изображено, ястреб или орел?

—   Это феникс. — Букс вернулся к столу быстрее, чем Элиза могла ожидать. В руках у него была пинтовая кружка доброго темного стаута[5] с шапкой пены и запотевший стакан чего-то, напоминавшего белое вино — или уксус. Он аккуратно поставил все это на стол и сел рядом с ней. — Не похоже ни на одно обычное оформление игральных карт.

Так он еще и специалист по карточным колодам? «Отлично — тогда проверим, насколько хорошо ты знаком с предметом!» Элиза решила немного разнообразить процесс изучения карт. Исполненный ею классический вольт Шарлье, когда одной рукой верхняя часть колоды ловко подрезается под нижнюю, заставил брови Букса удивленно полезть вверх. Детская выходка, но Элиза все равно заулыбалась.

—   Выходит, вы неплохо знакомы с картами? — саркастически заметил Букс. — Нужно будет это запомнить.

—   А вы сами попробуйте несколько месяцев проторчать на корабле, плывущем из Новой Зеландии, где нет никаких других развлечений. Один очаровательный американец научил меня там фокусу... — она ухмыльнулась, — ну, или двум. — Карты замерли в ее руках, а затем она тихо рассмеялась. — Нет, все-таки трем.

Быстрое движение пальцами — и она выложила карты лентой, потом провела по ней рукой взад-вперед, заставив карты несколько раз перевернуться.

—   Жаль одной не хватает, — заметил Букс, и она, прекратив свои манипуляции, убедилась, что он прав. — Дамы червей, — продолжал архивариус, словно не обращая внимания на то, что она внезапно замерла.

—   Ловко подмечено, Велли, — сказала она, делая большой глоток пива, чтобы успокоиться.

Вокруг Элизы снова шумели репортеры и вся выпившая братия, но она ничего не замечала, застыв, словно статуя. Она смотрела на выложенную перед ней пятьдесят одну карту и лихорадочно пыталась сообразить, что это должно означать. Медальон и сбивчивая болтовня Гарри насчет «мышей в лабиринте» явно имели какой-то смысл, но когда он сказал «Я нашел это... теперь и ты тоже должна найти», она подумала, что это было указание на Чеширского Кота. Может быть, он имел в виду даму червей? Ей нужно было время, чтобы вычислить это.

Она посмотрела на Букса, и все ее дедуктивные размышления прервались. Он рассеянно разглядывал дно своего стакана. Выглядел он точно так же, как она выглядела в его архиве.

—   Почему вы не пьете, Велли? — Неужели ее компания настолько неприятна ему?

Букс прокашлялся со смущенным выражением лица.

—   Вы, наверное, уже забыли, что я вам рассказывал перед этим? Вот именно так, — сказал он, оглядываясь на царившее вокруг них оживление, — я и попал в большую беду в прошлый раз.

Элиза улыбнулась, глядя в свою кружку.

—   Давайте, расскажите мне о ней, об этой лисице, поймавшей вас на такую нехитрую приманку.

Архивариус неловко заерзал на своем стуле.

—   Я предпочел бы о ней забыть. — Но, похоже, он пока был не в состоянии сделать это, по крайней мере, в настоящее время. Он даже не пытался скрыть, как это выбивает его из колеи. Наконец Веллингтон пригубил свое вино. Лицо его побледнело, и он очень аккуратно поставил стакан на стол. — Есть еще одна проблема: бармен за стойкой готовит это пойло, добавляя вино в воду, в которой моется.

Элиза чуть не задохнулась от хохота и жестом показала трактирщику принести им еще пинту стаута.

—   Вам должно быть это знакомо, — жалобно вздохнув, сказал он. — Она была такая дерзкая, совсем как вы, но ее талант ведения беседы поразил меня. У меня было такое чувство, что мы с ней могли бы говорить о чем угодно.

—   Но чем же вы говорили?

—   О, о достижениях науки, о дирижаблях последних конструкций в Европе, — она ведь итальянка, я говорил вам? — о том, что социальное воздействие разработок Бэббиджа и его команды никто никогда не мог предви...

—   Вы на самом деле знаете, что может увлечь девушку, Букс.

Он покраснел и сделал глоток стаута из появившейся перед ним кружки.

—   Нет, мисс Браун, я этого не знаю.

Это признание застало ее врасплох, словно неожиданно выскочивший из тени сутенер.

—   За решения, которые я принимаю в своей жизни, ответственность несу только я сам.

Элиза так и не поняла, было ли это его убеждение, либо же он просто хотел заверить в этом самого себя. На всякий случай она придержала язык, а он продолжал:

—   Я выбрал карьеру архивариуса, руководствуясь мотивами, которые — я в этом до сих пор уверен — являются самыми лучшими и правильными. Но последний поворот событий, включая и ваше появление на другом конце моего письменного стола, заставил меня задуматься, не допустил ли я ошибку.

—   Вы просто воспользовались представившимся шансом, — предположила она.

Он сокрушенно кивнул.

—   Именно это я и сделал.

В ответ Элиза рявкнула на него так, что он вздрогнул.

—   Так значит, вы считаете себя изгоем министерства только потому, что какая-то убогая потаскуха смогла одурачить вас?

Он нервно постучал костяшкой пальца по столу.

—   Нет необходимости так обобщать, мисс Браун.

—   Судя по вашим рассказам, Букс, вы все это время слишком усердно работали на королеву и империю. Вы забыли о существовании мира вокруг вас, мира, где есть столько впечатлений и переживаний.

—   У меня в жизни немало переживаний, мисс Браун.

—   Да что вы говорите? — Элиза сделал большой глоток пива, а затем неторопливо облизала с губ белую пену. — Тогда расскажите мне, Веллингтон Торнхилл Букс, эсквайр, каким образом вы развлекаетесь?

Веллингтон часто заморгал. Трудно сказать, что именно произвело на него такое впечатление, — ее неожиданная развязность или крепкий горький стаут.

—   Мне этот вопрос кажется неуместным.

Элиза слегка вздохнула. Вероятно, трещины на его парадном фасаде ей просто померещились и она приняла желаемое за действительное.

Послушайте, Велли, я сейчас занимаюсь у вас канцелярской работой. Может быть, судьба свела нас надолго, а может быть, нас завтра убьют — в любом случае нам нужно лучше узнать друг друга, как это бывает у напарников. На данный момент мы ведь работаем вместе.

—   Чем мы могли бы заняться, вернувшись в архив, если бы вы были со мной более откровенны. Я уверен, что ваши предыдущие партнеры рассматривали доверие как гарантию и основу ваших взаимоотношений, верно? — Он отхлебнул немного пива и поставил свою кружку с неким подобием довольства на лице.

Итак, Веллингтон Торнхилл Букс, эсквайр, все-таки показал свои зубы.

—   Все, Велли, туше, сдаюсь. Но вопрос остается открытым: мы почти не знаем друг друга. Давайте, по крайней мере, попробуем понять, кто из нас чем дышит. — Она откинулась на спинку стула, прекрасно зная, что сейчас на ее бюсте загадочно заиграли тени и отблески каминного огня, сделав его неотвратимо притягательным для взгляда Букса. — В свободное время я люблю читать стихи романтических поэтов. При свечах, с бокалом вина. Теперь ваша очередь.

Элиза неторопливо подняла свою кружку и поставила ее на стол только тогда, когда та полностью опустела. «А ну-ка, попробуй повторить», — подумала она с чувством глубокого провинциального удовлетворения.

—   Я... — Веллингтон запнулся, беспокойно подвигал свою кружку по столу, потом сделал один сдержанный глоток и только после этого ответил: — Я собираю и систематизирую коллекцию тропических жуков.

Не самый лучший выбор для первого откровения.

—   Когда я чувствую необходимость расслабиться, — начала Элиза, — я люблю проводить выходные в деревне, одна. Только я и Ее Величество Природа. — Улыбка ее сделалась еще шире. — И больше никого.

Странно, но он это никак не прокомментировал.

Он снова задумался и выпалил:

—   Я очень горжусь своей работой.

Элиза застонала.

—   Ради всего святого, Велли, я знаю это! Так в чем тогда дело? Вы не получаете от нее удовольствия?

—   О, в некоторых культурах, я думаю, это вполне могло бы считаться удовольствием. Но, к сожалению, я к этим культурам не имею отношения. — Его карие глаза за стеклами очков смотрели на нее строго.

Чуть раньше он уже заверил ее, что за сделанный выбор несет полную ответственность сам, и вот сейчас это был его выбор. «Что ж, очень хорошо, можешь хранить свои секреты». Когда Элиза шла сюда, она ставила своей целью не только докопаться до сердцевины Веллингтона Букса, эсквайра. Взгляд ее остановился на трактирщике. Ногой она вытолкнула придвинутый к их столу стул и жестом пригласила его к ним.

Букс следил за тем, как мужчина шумно выдохнул через свои усы, огляделся по сторонам, а затем подошел к ним, прихватив пинту свежего пива. Поставив кружку перед ней, он неохотно присел, тревожно переводя взгляд с одного агента на другого.

Элиза наклонилась вперед и впилась в него глазами.

—   Расскажите-ка мне, трактирщик, почему вы направили нас именно за этот столик?

Тот пожал плечами и, как она и ожидала, указал на ее медальон.

—   Вы одна из них.

—   Из них? — Теперь уже, несмотря ни на что, и на лице Букса обозначилось любопытство. — Кого вы имеете в виду?

Бармен быстро огляделся по сторонам, и, поняв его намек, Элиза подтолкнула к нему пару монет. Он тепло улыбнулся, а деньги тут же перекочевали со стола к нему в карман.

— Они заплатили на год вперед только за то, чтобы я постоянно держал этот стол свободным и чтобы там всегда была приготовлена колода карт.

Элиза сделала знак, чтобы тот продолжал, зная, что тех денег, которые она ему дала, должно хватить на целый роман. Букс придвинулся поближе и тоже наклонился вперед.

Они приходили почти каждую неделю, разные люди, мужчины и женщины. На каждом из них есть медальон или какой-то значок, чтобы я мог знать, кого приглашать к этому столу. Но уже несколько месяцев никто из них не приходил.

В животе Элизы заныло, и она догадалась, что близка к тому, чтобы найти то, о чем ей говорил Гарри. Она старалась, чтобы голос ее звучал небрежно.

—   Сколько уже прошло месяцев — хотя бы приблизительно?

Тот скривил губы и закатил глаза к потолку.

—   О, я бы сказал, месяцев восемь. Думаю, что в последний раз это было зимой.

Букс хищно взглянул на нее, но Элиза сейчас не могла позволить себе отвлекаться. Она чувствовала, как ее постепенно охватывает навязчивая идея Гарри.

—   А вы не заметили чего-нибудь странного, когда они играли здесь в последний раз?

—   Пожалуй, нет. Я только запомнил, что неожиданно появился один молодой человек, он думал, что игра уже началась, но кроме него никого не было. Я хорошо это помню, потому что он вытащил из кармана такую же безделушку, как ваша, мисс, и дал ее мне.

—Дал ее вам? — Перед глазами Элизы возник Гарри, стоящий у камина. Но у живого человека не может быть своего призрака, разве не так?

—   В общем, он отдал его мне, чтобы я отослал его в какой-то цех ниже по реке.

Агенты резко переглянулись. Даже архивариус теперь был заинтригован.

—   А вы, добрый человек, — прокашлялся Букс, — случайно не запомнили, как называлось это заведение?

Трактирщик пожал плечами.

—   Кажется, там одна женщина содержит какой-то склад.

Элиза напряженно сглотнула.

—   Спасибо вам. Это все, что мы хотели узнать.

Когда бармен отошел уже достаточно далеко и не мог их слышать, Веллингтон откинулся на спинку стула, сделал долгий неторопливый глоток из своей кружки и задумался над услышанным рассказом.

—   Что ж, по крайне мере мы теперь знаем, как медальон попал в министерство. Гарри сам послал его туда.

—   Это доказывает, что он на что-то натолкнулся. — Она допила свой стаут.

—   Вряд ли. — Букс также влил в себя остатки своего пива. — Один непонятный медальон и свидетельство трактирщика еще абсолютно ничего не доказывают.

Неужели у него нет ни капли воображения? Этот человек просто бесит ее. Неужели он на самом деле считает простым совпадением, что Гарри, у которого раньше не наблюдалось ни малейших признаков умственного расстройства, сразу после этого случая вдруг начал нести бессвязный бред?

—   Я хочу виски, — прорычала Элиза.

На этот раз Букс предусмотрительно пропустил свою ответную реплику.

Оставленная ненадолго в одиночестве, Элиза отказалась от своей легкомысленной манеры поведения и воспользовалась этой возможностью, чтобы быстро обследовать стол. Гарри был ловкачом мирового класса. Он всегда прятал маленькие записки на ее рабочем столе или даже когда они были на задании. Воспоминание об одном его нахальном послании, которое она нашла спрятанным в кабинете, даже теперь вызвало у нее улыбку.

Она оглядела углы стола, а затем запустила пальцы под стол, ощупывая каждую трещину. И она таки нашла ее, даму червей, засунутую между ножкой и столешницей. У Элизы оставался всего миг до появления Веллингтона, лишь одно мгновение, чтобы взглянуть на эту карту. Она узнала ровный почерк Гарри, и пульс у нее начал зашкаливать. Она быстро сунула карту за корсет, прямо напротив сердца. Самое ей место.

Теперь она получила ответ.

Чувствуя где-то внутри острую боль воспоминаний о Гаррисоне Торне, она быстро взяла у Веллингтона протянутый ей стакан и одним махом осушила его.

Глаза у него испуганно округлились, а она рассмеялась:

—А теперь давайте-ка я вам покажу, как пьют у нас в колониях.

Глава 9,

в которой Веллингтон Букс ведет себя как настоящий джентльмен, но не без небольшого надувательства

—   Ииииииии НЕТ... ниииикогдааааа бооолыие не стануууу я играааать в свирепых пирааатов. Нииикооогда боооольше...

Женщина вопила настолько громко, что ее крики могли бы пробудить даже мертвого. Причем в Америке.

Он остановился на лестничной площадке и передвинул висевшую у него на плече женщину, пока она не встала ногами на землю. Это движение вызвало у нее приступ хихиканья, совершенно неуместного для леди. Веллингтон тяжело вздохнул и посмотрел наверх. Еще один пролет лестницы. Его ноги тяжело шаркали по ступеням дома, где жила Элиза. Да, она предпринимала определенные усилия, чтобы самой карабкаться вверх, но это скорее мешало ему, чем помогало. Никто не спорит, что пить она умеет. Это было настоящее чудо Господне, что она еще сумела самостоятельно встать, забрать свою шаль и приветственно приложить руку к шляпке, прощаясь с немногими посетителями, еще остававшимися в «Старом чеширском сыре» в этот долгий и какой-то сюрреалистический вечер.

—   Я доберусь сама, а вы позаботьтесь лучше о себе, приятель, — невнятно пробормотала она.

Запах смеси виски с пивом из ее рта просто валил с ног. Если повезет, то желудок у нее окажется таким же крепким, как и телосложение.

—   Ну, — как можно более непринужденно сказал он, — я был бы счастлив все-таки еще раз предложить вам свою помощь, мисс Браун. — Внизу ему показалось, что тут нужно подняться всего на несколько ступенек, но теперь выяснилось, что ступенькам этим не видно ни конца, ни края.

—   Элиза! Мое чертово имя — Элиза! — настаивала она. — Бросьте, Велли! Мы должны узнать друг друга получше, верно, приятель? — Она коротко хохотнула. — Любите подраться?

—   Сейчас уже немного поздновато, мисс...

—   Ииииии гроооог для меееня всеее, моой весееелый, весеееелый грог... — Ее голос эхом отзывался на лестнице, а они тем временем поднялись на последний этаж, где находилась всего одна квартира. — ДЛЯ МЕНЯ ВСЕЕЕЭТО ПИИИИВО И ТАААБАК!!!

Он нащупал в кармане ключ и успел открыть дверь в квартиру Браун как раз перед окончанием припева.

—   ...Иuuuu доооолжен я плыыыть через Атлааантику, через окееааан!..

—   Да, да, да, мисс Браун, я почти уверен, что весь ваш дом был бы просто счастлив, если бы вы сейчас находились бы где-нибудь за океаном, о котором вы поете. А теперь будьте хорошей девочкой, пойдемте, — сказал он, снова взваливая ее на плечо.

Внезапно смех прекратился, и в воздухе повисла подозрительная тишина.

—   Мисс Браун? — позвал Веллингтон.

Сначала ее рыдания были едва слышны, но затем, переведя дыхание, Элиза издала тихий скорбный вопль.

—   Атлантический океан, — сквозь всхлипывания пробормотала она.

—   Мисс Браун, — заикаясь сказал Веллингтон. — Вам плохо?

—   Атлантический океан... Атлантический океан... — хлюпая носом, засопела она, а затем добавила: — Я хочу домой.

—   Но вы уже и так дома.

—   Я хочу домой, — всхлипнула она, — в Новую Зеландию.

—   Мисс Браун, не забывайте, куда бы вы ни отправились, Новая Зеландия никуда не денется. К тому же, — пробормотал он, ведя ее по темному коридору, — не думаю, чтобы дирижабль отбывал к вашим родным берегам в такой неблагоприятный час.

Где-то в подсознании у Веллингтона крутились мысли, оставшиеся после базовой подготовки сотрудника министерства. Для агента неразумно входить в любое темное помещение, даже если это его собственное жилище. Всегда есть вероятность, что в темноте может скрываться некто враждебный, который только и ждет возможности, чтобы напасть.

Правда, подумал он, проникновенное пение Элизы — не говоря уже о ее перегаре — вполне могло служить средством устрашения для небольшой армии недоброжелателей:

Бог народов! К твоим ногам,

Любовью связанные, мы припадаем.

Умоляем, услышь наши голоса.

Быстро помолившись, чтобы зажженный свет не выявил никаких неприятных сюрпризов в прихожей или ведущем к спальне коридоре, он потянулся к ближайшей лампе и открыл форсунку, чтобы осветить место, где они стояли.

—   Бог мой! — тихо прошептал Веллингтон.

При этом его коллега шумно рухнула на пол.

Апартаменты Элизы Д. Браун, оперативного агента Министерства особых происшествий, были просто сногсшибательными — и это еще мягко сказано. Утонченный изысканный декор, внимание к деталям и продуманность выдавали тонкий вкус хозяйки. Здесь собрались статуэтки и резные деревянные фигурки со всего мира, а по обе стороны от окна располагались две очень удобные и красивые кушетки. Это вполне могло быть жилищем какого-нибудь не самого знатного дворянина или человека из зажиточной семьи с хорошей родословной. То, что он увидел, увлекло его мысли к истокам, к временам, когда он жил в родовом поместье.

Она повернула голову и прижалась лицом к половицам из палисандрового дерева.

—   Велли, напомните мне заказать другой матрас для кровати. Этот что-то слишком жесткий.

—   Ох, Элиза, — выдохнул Веллингтон, только сейчас вспомнивший, почему он оказался в этих роскошных апартаментах. — Надеюсь, вы не сломали себе нос.

—   Всссе в прррядке, — буркнула Браун. Голос ее перешел в шепот: — Мой пышный бюст смягчил падение. — Она хихикнула и забросила руку Буксу на шею. — А это... — сдавленно хохотнула она, постучав костяшками пальцев по корсету, — стандартное снаряжение агентов-женщин. Он пуленепробиваемый.

«Теперь понятно, почему она такая тяжелая!»

—   Ага, хорошая штука, — тяжело дыша, сказал Веллингтон, снова поднимая агента на ноги. — Теперь буду знать, за кем прятаться, если нас атакует вооруженный огнестрельным оружием хор певчих.

Браун нашла его комментарий весьма веселым.

—   Молодец, Велли! А теперь... на чем я остановилась? Ах, да...

И ее песня грянула с новой силой.

От бесчестия и позора

Оберегай незапятнанное имя нашей страны,

Увенчай ее неувядаемой славой,

Боже, защити Новую Зеландию.

—   Вот так? Ваш патриотизм, мисс Браун, должен поддерживать в вас уверенность, что во время вашего отсутствия Новая Зеландия все же останется целой и невредимой, — произнес он, пыхтя и волоча ее ногами по полу, — в вашем горячем сердце под этой пышной грудью.

Национальный гимн в ее исполнении был прерван ее истерическим смехом.

—   Вы славный парень, Велли, ей богу! Я с первого раза поняла это еще там, в Анттара... Антана... Аркани...

—   Антарктиде.

—   Нуда, там. На вас тогда была эта неприятная с виду штука, а ваши глаза... ууууу, Велли, на меня еще никогда никто так не смотрел. — Ее голос вдруг стал сюсюкающим, словно она обращалась к лежащему в колыбели младенцу: — Ваш взгляд был таким очаровательным ! Как у щенка!

—   У щенка, которого, правда, приковали цепями и подготовили для допроса с пристрастием, — добавил он, продолжая маневрировать вместе с ней в направлении, где, как ему казалось, должна находиться спальня хозяйки. — Но все равно спасибо, что сказали мне об этом.

—   Я люблю щенков.

Ударом ноги он распахнул двойные двери, за которыми находился очень милый и очень уютный будуар, туалетный столик с аккуратно разложенными принад лежностями для ежедневных дамских утренних процедур и большая кровать с балдахином, занимавшая всю центральную часть комнаты. Веллингтон тяжело сглотнул, надеясь, что лечение от похмелья, которое он намеревался предпринять, сотрет в его памяти все воспоминания об этом самом сокровенном уголке апартаментов его нахальной напарницы из колоний. Замеченные им несоответствия странным образом заставили его нервничать. Ему проще было считать ее несносной, чем утонченной.

Какие еще тайны скрываются в ней?

Браун шлепнулась поперек кровати, и воздух шумно оставил ее тело. На мгновение воцарилась тишина, и Веллингтон почувствовал даже какую-то панику. Затем раздался тонкий храп.

—   Вот и хорошо, мисс Браун, — сказал он, в душе гордясь хорошо выполненной работой. Он успешно доставил домой одного из своих соратников по министерству после хмельной пирушки. — Я желаю вам спокойной ночи. Не забудьте: жду вас ровно в восемь за рабочим столом. Доброй но... доброго утра, мисс Браун.

Не успел он сделать и трех шагов, как слабый голос произнес:

—   Велли... Велли, я... у меня... проблема.

Обернувшись, архивариус увидел, как она шарит неверными руками по талии, скребется по застежкам лифа и пуленепробиваемого корсета. О нет, ради бога, неужели она это серьезно?

—   Мне нужна здесь мааааленькая помощь, приятель.

Закашлявшись Веллингтон вернулся к кровати.

—   Хм, мисс Браун...

—   В связи с тем, что вам предстоит познакомиться со мной намного ближе, я была бы очень признательна, если бы вы начали называть меня Элизой.

Ему показалось, что в ее квартире удивительно жарко.

—   Элиза, я не вполне уверен, что мог бы...

—   Послушайте, приятель, вы с этим точно справитесь, а я обещаю, что это будет всего лишь небольшая услуга джентль

мена даме, очень нуждающейся в помощи. — Она снова хихикнула. — К тому же, если рука ваша полезет куда-то не туда...

—   Стоп, давайте угадаю, — перебил ее Веллингтон. — Я этой руки тут же и лишусь, верно?

—   Аааааабсоллллютно! — ответила она, разваливаясь на кровати.

—   Ну ладно. — Он ослабил воротничок, обхватил ее за талию и, нагнувшись, принялся разглядывать корсаж ее платья.

Браун хихикнула и надулась, набрав побольше воздуха.

—   Элиза, вы мне мешаете, — предупредил Веллингтон, и голова его двинулась в сторону ее бюста, который сейчас опустился немного вниз.

Новый взрыв ее смеха фактически провоцировал на то, чтобы свернуть с пути истинного.

—   А кто сказал, что я должна вам помогать?

Не обескураженный этой выходкой, Веллингтон, как смог, уложил ее на кровати ровнее и начал осторожно ощупывать ее корсет. Он знал, что расстегиваться он должен где-то здесь.

Последовало очередное хихиканье, а затем:

—   Помните, что я сказала вам про руки, — пропела она.

—   Яааа не зааабыыыыл, — в тон ей ответил Веллингтон.

Затем он кивнул. Было бы глупо предположить, что Браун отправится в этот паб совершенно безоружной. Из скрытых ножен выскользнула узкая гладкая рукоятка, из которой после нажатия на кнопку выскочило лезвие ножа.

На клинке блеснул луч света, пробившийся с улицы. Он посмотрел вниз, на лежащую перед ним слегка возбужденную женщину — улыбка на ее лице была блаженной и беззаботной.

—   Элиза, очень прошу вас хотя бы раз послушать меня — лежите и не шевелитесь. — Он взялся за нож, затаил дыхание и начал считать: — Один... два ... три.

Он даже испугался того, насколько легко стилет прорезал корсаж. Ткань отделилась одним изящным движением, а Браун рассмеялась так энергично, что груди ее, стягиваемые пуленепробиваемым корсетом, мелко задрожали.

—   О, Велли! — весело заявила она. — А я и не знала, что вы побывали на задании в Сингапуре!

Веллингтон вздохнул и спрятал лезвие ножа внутрь рукоятки. Затем он начал расстегивать корсет, один крючок за другим. Броня для тела была впечатляющей и весьма твердой, так что он не сомневался, что та в состоянии остановить пулю. Но, поскольку она представляла собой всего лишь корсет, пуля, скорее всего, выбила бы весь воздух из груди и оставила бы на память о столкновении со смертью хороший синяк.

Дойдя до последнего крючка в опасной близости от ее грудей, он почувствовал, как сердце его учащенно забилось.

—   Элиза, я насчет того, куда там идут мои руки...

—   Это последняя пуговка, Велли, и я знаю, что, если бы вы хотели чего-то еще, вы бы уже попробовали это получить. Так что просто помогите мне выбраться из этой штуки и будьте хорошим мальчиком.

Он с некоторым усилием расстегнул последний крючок, и ее тело, включая и впечатляющий бюст, на который он украдкой поглядывал весь минувший вечер, наконец обрело свободу.

Она широко улыбнулась и с облегчением вздохнула.

—   Спасибо вам, Велли. Вы настоящий джентльмен. — Она хихикнула и добавила: — Теперь поцелуйте меня и пожелайте спокойной ночи. Давайте. Вы это заслужили.

Веллингтон понимал, что его воображение может не на шутку разыграться. Ведь этой ночью он тоже был навеселе.

—   Все будет хорошо. Небольшой легкий поцелуй в губы не разбередит вам душу. Вот как это делается у меня на родине. — Элиза сложила губы трубочкой и издала несколько отрывистых чмокающих звуков.

Ситуация перерастала из категории совершенно неуместных в полное безумие. То, что он оказался в такой ситуации с агентом министерства, было достаточно плохо уже само по себе, но он до сих пор наивно полагал, что агенты на задании не прельщаются настолько экзотическими фруктами. И то, что один агент помог другому улечься в постель, возможно, является вполне стандартным делом. Хотя тот факт, что «приятель», которому он помогал это делать, был женщиной, полностью менял ситуацию.

Элиза недовольно надула губы.

—   Сейчас вы ведете себя как невежа. Я всего-то просила один небольшой поцелуй. — Она скорчила гримасу и сделала жест пальцами, изображавшими нечто совсем крохотное. — Вот такой маленький.

Даже в ее нынешнем состоянии его коллега все равно оставалась женщиной, а Веллингтон (насколько он имел возможность в этом убедиться) был все-таки мужчиной. Еще в Антарктиде он нашел ее очень красивой, хотя позднее и пробовал списать это впечатление на чувство облегчения, связанное с собственным спасением. Там, в боевой обстановке, она была сильной, решительной и отважной, но все же в ней чувствовалась странная элегантность. Сегодня ночью не было никаких вражеских агентов, никаких взрывов, никаких секретных явок. Сегодня они были только вдвоем.

А теперь она хочет «поцелуй по-быстрому» в качестве завершения вечернего выхода в свет вместе с коллегой. Она положительно получает удовольствие, усложняя ему жизнь сначала в архиве, а теперь вот в своей спальне.

Но опять же... возможно, она действительно права насчет него. Может быть, ему уже давно пора организовать себе небольшое осложнение. Он быстро огляделся по сторонам, а затем снова посмотрел на нее.

Взгляд Веллингтона встретился со взглядом синих глаз Элизы, и у него сложилось устойчивое впечатление, что она смотрит на него оценивающе, как тогда, в Антарктиде, но теперь уже с другими намерениями. В горле у него невообразимо пересохло. Может так быть, что она не настолько пьяна, как это изображает?

Момент был упущен, и Элиза потянулась, словно кошка в лучах пробивающегося через окно полуденного солнца. Веллингтон почувствовал, как в процессе этого потягивания ее нога, словно обрадовавшись вновь обретенной свободе, слегка приподнялась вверх, коснувшись его бедра, а затем резко упала вниз, как и ее руки. Казалось, она перешла в дремотное состояние.

Но продолжалось это недолго.

—   Мне нужно спать на животе.

—   Что?! — Если бы она спала, этот крик должен был ее в любом случае разбудить.

—   Я никогда не могла удобно устроиться на спине, так что вариантов тут немного: либо вы проводите здесь эту ночь, чтобы мы могли немного пообниматься, либо...

—   Все, понял, согласен, — сказал Веллингтон, поднимая ее на ноги.

Она немного покачнулась, и грохот упавшего на пол корсета и лифа заставил ее вздрогнуть. Элиза оглядела комнату, потом снова посмотрела на Букса и нежно потрепала его по щеке.

—   Вы-таки здорово поднабрались сегодня, Велли.

После этого она, шатаясь, повернулась лицом к кровати и рухнула, словно срубленный под корень столетний дуб.

«Благодарю тебя, Господи!» — пробормотал про себя Веллингтон. Он поднял с пола ее снаряжение и принялся вертеть в руках разрезанный корсаж, пытаясь сообразить, можно ли его как-то починить. «Пустая затея», — горестно подумал он.

На темном паркете отчетливо виднелся силуэт игральной карты. Он поднял ее и поднес к тусклому свету. Дама червей. Еще не успев понять, откуда она могла здесь взяться, он машинально перевернул карту и обнаружил на обратной стороне адрес, написанный слишком знакомым ему почерком.

«Вот чертовка! — мысленно выругался он. — Она спрятала это от меня!»

Веллингтон уже открыл было рот, чтобы высказать все свои упреки, готовые сорваться с его губ. Но затем остановился, услышав мерное посапывание. Она наконец заснула.

Держа карту в руках, он задумался над тем, где ее спрятали. Было удивительно, что карта эта не выпала, несмотря на то, как Браун выставляла напоказ свои формы. Еще раз вздохнув, он сунул ее в карман сюртука и разгладил лацканы. Веллингтон послужил министерству, доставив эту подвыпившую колониалку на ее квартиру. Теперь настал его черед отправляться домой, хотя голова его немного кружилась. Оставалось надеяться, что ему удастся быстро приготовить для себя порцию лекарства от похмелья, чтобы завтра утром проснуться в полном здравии.

Однако та злость, которая поднималась волной у него внутри и теперь уже дошла до точки кипения, тоже действовала на него отрезвляюще.

Он выждал мгновение, глядя на фигуру Браун, раскинувшуюся лицом вниз на просторной роскошной кровати. Она не двигалась, но он мог слышать ее дыхание. Ровное. Хорошо различимое. С ней все будет хорошо.

Один шаг. Второй. Третий...

—   Велли?

«Проклятье, — мысленно прошипел он. — Если мне задержать дыхание и оставаться абсолютно неподвижным...»

—   Не позволяйте той сучке докучать вам.

Он слегка нахмурил лоб.

—   Простите?..

—   Ну, вы же сами говорили, та шлюха... в таверне... у которой зеленые глаза. Это все было... ее заданием. — Она снова была готова отключиться. Ее пьяный невнятный голос приглушался постельным бельем, в которое она уткнулась, но сам факт такого усилия с ее стороны крепко удерживал его на месте. Она очень хотела что-то сообщить ему, прежде чем окончательно сдаться действию алкоголя. — Это была ее работа. Ничего личного. Вы ценный кадр, Велли. Ценный кадр. Я тогда поступила правильно. Я поступила... правильно.

Что она хотела этим сказать?

—   Очень хорошо, встретимся через несколько часов в архиве. Ровно в восемь. Я приготовлю к этому времени кофе.

—   Понимаете? — сказала она; голос ее становился все тише и тише, когда она повторяла снова и снова: — Вы ценный кадр... Ценный кадр... ценный...

—   Спите, Элиза. — Веллингтон знал, что она не вспомнит потом этих его слов, но зато их будет помнить он: — Было здорово.

Пройдя по шикарной квартире и спустившись по лестнице ее дома, Веллингтон остановился на ступеньках крыльца и несколько раз внимательно осмотрел улицу в обоих направлениях, пристально вглядываясь во все выходившие на нее переулки. Было очень поздно. Через несколько часов взойдет солнце, и он снова опустится в знакомый полумрак своего архива. Его даже утешало, что на его рабочем месте будет темно. Солнечный свет и похмелье никогда не были хорошими компаньонами или хотя бы даже просто добрыми знакомыми. Так что в мирном окружении всего того, что нуждалось в сортировке и занесении в каталоги, они вместе с Элизой смогут  страдать спокойно.

Уголок игральной карты терся о его грудь, и во рту появилось ощущение горечи. Веллингтон подозревал, что небольшая разминка сегодня вечером была своего рода игрой в доверие. Возможно, спрятав от него эту улику, Браун устраивала ему проверку. Элиза убедила себя, что он обязательно пойдет к доктору Саунду и покажет ему эту новую находку. И пока он хранит ее визит в Бедлам в тайне, эта улика гарантирует приемлемые правила поведения. Правила были тут к месту по определенной причине. Может быть, Элизе покажется, что он побежит к начальству сплетничать; но, как бы по-детски это ни выглядело, оба они придерживались одной процедуры, и никто не выходил за рамки. Оба соблюдали порядок министерства.

И все же было неприятно. А он уже начал себе нравиться. Немного. Он думал, что начал завоевывать здесь доверие.

Интересно, как она отреагирует, когда заметит отсутствие карты?

«Они приходили почти каждую неделю, разные люди, мужчины и женщины. На каждом из них был медальон или какой-то значок, чтобы я мог знать, кого приглашать к этому столу. Но уже несколько месяцев никто из них не приходил... возможно, месяцев восемь».

Восемь месяцев назад, как раз тогда, когда исчез агент Торн.

Он помнил, что в то время вся работа архива, казалось, остановилась. Веллингтон даже подумывал о том, чтобы подняться на второй этаж и посмотреть, в чем там дело. Может, они там вымерли? Или какое-то дело полностью вышло из-под контроля? А может быть, министерство вообще закрыли? Учитывая эксцентрическую природу их организации и те тайны, с которыми ей приходится сталкиваться, его бы не удивило, если бы корона внезапно навеки прекратила все их операции.

В конце концов он передумал подниматься наверх в офис, напомнив себе, что агенты относятся к нему просто как к удобному ресурсу, средству, которое помогает им лучше выполнить свою работу. Он смутно припоминал ту неуверенность, с которой Торн обратился к нему, когда пришел в архив за информацией по своему делу. «Интересно, — подумал Веллингтон, — работала ли с ним Элиза, когда Торн склонился над моим рабочим столом, рассматривая меня с покровительственным видом». Он вспомнил, что Торн назвал его аналитическую машину «удивительным устройством», сказал, что она оживила архив. Но для него это была просто очередная игрушка, вроде тех, которые выдают «жестянщики» из отдела научных исследований и разработок. Торн, Кэмпбелл и другие всем своим видом показывали, что агенты посещают архив исключительно по необходимости и никогда не заглядывают сюда, чтобы переброситься шуткой или немного поболтать. Чем эффективнее Веллингтон выполняет свою работу, тем скорее они могут отбыть на свои задания.

Так вели себя все, за исключением агента Брэндона Хилла. Хотя его россказни про поножовщину с участием обезьяны, которыми тот потчевал архивариуса, заставили Веллингтона сомневаться, в своем ли уме этот агент вообще.

И тем не менее агент Торн являлся частью министерства. Они были своего рода соотечественниками, объединенными общим гербом учреждения, они были частью одной большой машины, призванной служить на благо ее величества. Но, даже находясь вдали от кабинетов и офисов, Веллингтон понимал: что-то случилось. Подтверждением послужило появление Кэмпбелла, который принес для каталогизации материалы и записки по делу, которому, казалось, не видно было конца. С точки зрения министерства, это конкретное дело подлежало закрытию в связи с кончиной агента Торна. Веллингтон не знал деталей, но он все понял по растерянному выражению на лице Кэмпбелла.

Букс мог не любить Торна, но он тоже переживал эту потерю. Возможно, не так тяжело, как Элиза, но все же переживал. Торн, видимо, был человеком, завоевавшим ее доверие.

А сейчас в его кармане лежал адрес, который, как он знал, отсутствовал в деле, лежавшем в министерстве. Новый поворот в загадке, и о нем в настоящее время никто не знал.

«Я только запомнил, что неожиданно появился один молодой человек, он думал, что игра уже началась, но кроме него никого не было».

А потом агент Торн исчез.

«Кэмпбелл нашел его в одном из притонов Вест-Энда, он рьяно нес какой-то сумасшедший бред...»

Этот адрес был следующим ходом Торна восемь месяцев тому назад. Он понимал: что-то не так и ему угрожает опасность. И агент Торн предпринял несколько шагов, необходимых для того, чтобы Элиза могла продолжить преследование, если с ним что-то случится.

«Архив — это место, где тайна продолжается».

Он когда-то сказал это Элизе. Верил ли он сам своей риторике до этого момента? В архиве действительно продолжается тайна дел, забытых даже самими агентами, которых чувство долга обязывало раскрыть их во имя королевы и родины.

Он чувствовал, что земля у него под ногами пошатывается. Голова шла кругом. Да, он на самом деле прилично выпил. И алкоголь свалит его, если он немедленно не отправится домой, чтобы приготовить снадобье от похмелья по рецепту майя.

Продолжая идти, он ощутил какой-то запах в воздухе, нечто такое, что точно никак не ассоциировалось с его собственной квартирой в полуподвальном помещении. Что-то очень знакомое, но определенно не связанное с его домом.

Над его головой высился парадный вход в Министерство особых происшествий.

Он знал, где найти свое лекарство в архиве. Знал также и о побочных эффектах этого средства, если употреблять его без предохранительных компонентов, которые он добавлял в смесь. Осторожно поднимаясь по ступенькам, Веллингтон огляделся по сторонам и достал ключ механизма, открывавшего главный замок, одновременно отключая дополнительные средства безопасности на двери.

Насколько он понимал, больше внутри никого не было. После того как Веллингтон покинул фойе и надежные запоры на входной двери вновь сработали, ему было гарантировано полное уединение. Трижды повернув ключ в форме трезубца в панели вызова лифта, он снова положил его в карман сюртука и услышал, как где-то в глубине здания затарахтели колеса подъемного механизма. Через несколько мгновений он будет стоять в свете газовой горелки перед люком, ведущим вниз, к его собственному уголку министерства.

Веллингтону было необходимо побыть одному. После того как он залпом выпьет свое проверенное средство, ему предстоит многое прочитать, но так, чтобы ему не мешали.

Глава 10,

где мисс Браун расплачивается за свою чрезмерную мягкость, а архивариус отваживается оставить свою территорию

Элиза сама точно не знала, как нашла в себе достаточно сил, чтобы на следующее утро попасть в министерство. Тем не менее, руководствуясь каким-то остаточным инстинктом, она проснулась и даже двигалась, хотя все ее тело отчаянно протестовало против этого, в особенности при запахе еды. С трудом приоткрыв свинцовые веки, она умудрилась одеться и выйти на улицу, все же отказавшись от завтрака, предложенного горничной. Сама она думала, что поесть было бы неплохо, но желудок ее не хотел об этом даже слышать. Звук колес экипажа, катившего мимо по булыжной мостовой, тысячей блестящих ножей впивался в ее горящую голову. Летнее солнце неумолимо светило ей прямо в лицо, даже когда она тщетно пыталась прикрыть отчаянно болевшие глаза. Этим утром она чувствовала себя отвратительно, и все в Лондоне, казалось, старалось добить ее.

Элиза вспомнила свое прошлое задание, когда ее протащили вслед за повозкой по улицам Праги. Она прекрасно помнила, как она чувствовала себя на следующий день после этого. Но сегодня утром все было намного хуже. Болело буквально все, каждое движение доставляло страдание, а еще впереди ее ожидал нагоняй от Веллингтона — потому что, да, она опоздала на несколько часов. И теперь ей предстояло узнать, насколько архивариусу свойственны жалость и сострадание.

Элиза пересекла улицу и вошла в «Агентство древностей Миггинса». По пути, в фойе и даже в лифте ей не встретилось ни единого агента. И это было только к лучшему для всех. Для Кэмпбелла его обычные шуточки сегодня уж точно просто так не закончились бы.

Элиза без остановки двинулась в архив, находя много положительного в своем новом назначении. Там будет темно и спокойно. Убежище Веллингтона теперь укроет и ее. Она тяжело вздохнула и открыла железную дверь.

От пронзительного скрипа петель колени ее подогнулись сами собой.

Она миновала уже два пролета лестницы, когда услышала бодрое и язвительное приветствие Веллингтона:

—Доброе утро, мисс Браун!

Элиза вздрогнула. Ощущение было такое, будто Квазимодо медленно откручивает ей голову. Несколько секунд ушло на то, чтобы навести резкость и сфокусировать глаза на Веллингтоне, сидевшем за своим столом, — человек вообще не имеет права выглядеть таким бодрым и свежим, тем более в тот момент, когда сама она чувствует себя настолько жутко. Она тяжело рухнула на свой стул, не осмеливаясь ответить ему, прежде чем примет сидячее положение.

—Должен отметить, выглядите вы неважно. — Если он хотел сказать этим «я же вас предупреждал», то подано это было с бессовестной жизнерадостностью. — Тем не менее просто замечательно, что вам все же удалось добраться до места вашей работы с опозданием в каких-то жалких несколько часов.

Ей было очень трудно сконцентрироваться на его словах, когда комната вокруг нее так шаталась. Но хуже всего то, что она была сбита с толку. Никому еще никогда не удавалось перепить ее — ни одному человеку. Если бы это произошло дома, в Новой Зеландии, над ней еще долго подшучивали бы по этому поводу; а теперь все эти подколки и подтрунивания будут исходить от Веллингтона.

Когда Элиза наконец сфокусировала на нем свой взгляд, то вдруг поняла, что он не собирается воспользоваться такой чудной возможностью. Вместо этого он смотрел на нее с таким выражение лица, которое можно было бы истолковать как... ожидание? Сидя на своем стуле абсолютно прямо, Веллингтон Букс ждал, что она ему скажет.

Мобилизовав все свои скудные ресурсы, Элиза попыталась осмотреться и сообразить, с чем это связано. Сбоку на столе лежала большая коробка, а вся остальная его поверхность была завалена бумагами и папками. Затем, присмотревшись немного повнимательнее, она все же заметила нечто странное.

—   Велли, на вас сегодня та же одежда, что была вчера. — Как будто был кто-то еще, над кем она могла подшутить насчет пирушки с «приятельницей» вчера вечером.

Он улыбнулся.

—   Нуда, мне нужно было кое-что сделать тут, так что, проводив вас домой, я пришел прямо сюда.

—Ага, — сказала она, слегка кивнув головой, после чего ее глаза полезли на лоб. — Ох, значит вы отвели меня домой... прямо... в...

Даже в полумраке архива было видно, как Веллингтон покраснел.

—Да, агент Браун, я... — начал он, стараясь поточнее подобрать подходящее слово, — я сопроводил вас в вашу спальню.

—   Ах... — Теперь пришла очередь Элизы краснеть. — Ну тогда... подумать только! Я действительно сказала, что хотела узнать вас получше. — Она наморщила лоб, после чего ей удалось навести достаточную резкость в глазах, чтобы прочесть наклейку на боку коробки. — И вы пробыли здесь всю ночь? Изучая дело Гарри?

Господи, от звука собственного голоса ее голова загудела, словно колокол. Она обеими руками схватилась за нее, чтобы та не развалилась на кусочки и не нарушила порядок, царивший в архиве.

Веллингтон поднялся, жутко заскрежетав ножками стула по каменному полу, и локтем опрокинул чашку из-под чая.

—   После вчерашнего вечера я посчитал своим долгом в отношении агента Торна заглянуть в это дело. Похоже, он сумел раскопать весьма интригующие зацепки, которые заслуживают внимания, но поскольку в настоящий момент министерство находится в несколько стесненном...

Элиза замахала на него рукой, как на какое-то летающее насекомое, надоедливо жужжащее перед носом.

—Давайте к делу! — Она пыталась не кричать, потому что громкие звуки обостряли головную боль, но Веллингтон ужасно раздражал ее своим присутствием, причем как раз в тот момент, когда ей так хотелось лечь.

—   Через пятнадцать минут за нами приедет кэб.

—   Что, простите? — Элиза зажмурила глаза, чувствуя, как в голове пульсирует мучительная боль. — Ради всего святого, Велли, вы что, не видите — ради того, чтобы избавиться от этого жуткого похмелья, я готова проглотить шашку своего любимого динамита?

—   Тогда выпейте вот это, мисс Браун.

Он подвинул к ней кружку какой-то теплой жидкости. Запах, исходивший от нее, стал последней каплей. К счастью, все, что можно было из себя извергнуть, она уже извергла сегодня утром, но, понюхав напиток, она добрую минуту не могла перевести дыхание. Это явно был не чай.

—   Умоляю вас, неужели вам доставляет удовольствие смотреть на мои страдания?

—   Ну, может быть, немножко. — Веллингтон улыбнулся. — Выпейте, потому что, я думаю, после этого вам станет лучше.

—   Лучше мне станет только от пули в висок, — простонала она. — Что это?

—   Снадобье древних майя, которое они готовили из натуральных бобов какао и применяли от общего похмелья. — Говорил он очень быстро, его слова немного путались у нее в голове, и Элиза с трудом понимала его сквозь туман своего болезненного состояния.

Она села прямо.

—   Постойте-ка — так вчера вечером вы выпили вот это?

—   Ну да, — несколько застенчиво улыбнулся он. — Сразу после нашей вечерней интоксикации. Немедленное принятие лекарства способно снизить побочные эффекты. — Он посмотрел на чашку, потом снова на Элизу; ухмылка его выглядела не очень обнадеживающей. — Иногда.

—   И какое именно побочное действие есть у этого древнего лекарственного средства?

Веллингтон вернулся за свою сторону их общего стола.

—   Ну, на самом деле он работает как стимулятор, после которого человек довольно долго не спит, — признался он, жестом показывая в сторону разложенных на столе папок. — Я не уверен, но полагаю, что последствием этого может быть очень длительный сон. Однако для наших целей на сегодняшний день это точно сработает.

Смесь все еще пахла довольно мерзко. Элиза с подозрением подняла чашку. Будет ли она говорить точно так же быстро, как это получалось у Веллингтона?

—   А какие, собственно, у нас на сегодня цели?

—   Нам нужно пройти по следам агента Торна, — сказал он, показывая на ее сторону стола, — как вы проделали это прошлой ночью.

Элиза взглянула туда, куда указывал Веллингтон, и почувствовала, как пальцы ее сами собой крепко обхватили чашку. Там лежала дама червей, которую она вчера спрятала от него.

—   Веллингтон...

—   Вздор, мисс Браун, — решительно прервал ее Букс. — Я и не предполагаю между нами полного доверия до тех пор, пока вы не будете чувствовать себя в моем обществе более комфортно. В настоящее же время мне просто нужно привести вас в состояние боевой готовности, так что пейте.

Скорбно вздохнув, она повиновалась. Интересно, что может быть хуже такого похмелья?

—   Уфффф! — Элиза высунула язык и замотала головой.

Это не помогло: вкус никуда не делся.

—Допивайте, — настаивал Веллингтон.

Шумно выдохнув, она опрокинула в себя всю порцию. Учитывая обстоятельства, она и так была перед ним в долгу. На лице ее застыла гримаса отвращения, и вовсе не от обжигающей жидкости. Жжение в горле было бы наилучшей альтернативой невозможной горечи. Когда к Элизе наконец вернулась речь, голос ее звучал уже четче.

—   Знаете, Веллингтон, я думаю, что вы жульничаете. Передернули колоду и ничего не сказали мне об этом своем средстве, но, поскольку вам удалось ни словом не обмолвиться о нем, я вынуждена признать, что вы перещеголяли меня.

В ответ Веллингтон сдавленно хохотнул.

—   Благодарю вас, мисс Браун. В ваших устах это звучит как настоящий комплимент. Лекарство должно подействовать еще до того, как прибудет кэб.

—   Так куда же мы направляемся?

Это была первая порочная ухмылка, которую она увидела на лице Веллингтона. И она ему очень даже шла.

—   Элиза, вы хотели узнать, в чем я нахожу веселье... Что ж, думаю, я нашел нечто такое, что вполне можно назвать этим словом. В своем расследовании я обнаружил, кому принадлежит этот адрес. Одному доктору на Чаринг-Кросс. — Веллингтон отвернулся от нее и принялся рыться в папках на своем столе. — Оказывается, агент Торн обнаружил своего рода тайное сообщество — причем новое тайное сообщество, помимо Дома Ашеров. После беседы с трактирщиком вчера вечером мы можем сделать вывод, что его личность была раскрыта.

Элиза чувствовала, как боль постепенно отступает и к ней возвращаются умственные способности. А еще она ощутила некий толчок, как бывает, когда в расследовании фрагмент мозаики становится на свое место. Такого с ней не случалось почти месяц, и чувство это было чертовски приятным.

—   И при чем же здесь доктор?

—   Хороший вопрос. Однако в материалах Торна об этом парне не сказано ни слова, так что, я полагаю, перед нами новая ниточка. — Веллингтон надел сюртук и котелок. — Пойдемте выясним это.

Разумеется, она не собиралась бросать вызов Веллингтону Буксу и его неожиданному интересу к давно забытому делу. Элиза слегка покачнулась, едва не потеряв голову от захлестнувшего ее оптимизма. Возможно, ощущение это было вызвано действием древнего снадобья, а может быть, тем фактом, что он твердо решил заняться делом Торна.

Но ей это было уже не важно, и сейчас им предстояло поймать кэб.

К тому моменту, когда они вышли из «Агентства древностей Миггинса», экипаж уже ждал их, как и заверял ее Веллингтон. Они оба вскочили в него с почти ребяческим энтузиазмом. Дело шло к полудню, и вокруг них волновался и шумел деловой Лондон. «Так-то намного лучше, чем торчать запертой в архиве», — эгоистично подумала она. Она придержала язык за зубами и не решилась поделиться этим соображением с Веллингтоном, чтобы тот вдруг не повернул кэб обратно. Пока они ехали, Веллингтон что-то беспрерывно гудел о деле и об убийствах, о которых она и так уже знала. Его слова продолжали вылетать так быстро, что даже кэбмен удивленно обернулся на него. Вероятно, со стороны казалось, будто Букс говорит на иностранном языке, и Элиза уже давно попробовала бы остановить этот поток, если бы тот хоть на миг перевел дыхание и дал ей возможность перебить себя. Она уже и так знала большую часть из того, о чем он продолжал болтать, но сам Веллингтон чувствовал потребность еще раз ознакомить ее с содержанием всех папок, на этот раз — уже со своей точки зрения. Ее внимание к его словам было — в лучшем случае — простой вежливостью. Элиза испытывала внутренний подъем от того, что снова оказалась на задании, даже если местом этого задания был Лондон.

Доехав до Чаринг-Кросс, они остановились напротив здания, где принимал доктор. Это было двухэтажное каменное строение, выкрашенное белой краской, как и все остальные дома в этом ряду. Адрес точно содержал какое-то послание для нее, поскольку этот конкретный адрес был ниточкой. Она почувствовала легкий зуд во всем теле. Сколько недель она уже находится в архиве? Может, она просто застоялась? Или же все дело в этом лекарстве? «Разумеется нет, — немедленно ответил внутренний голос. — Просто ты снова участвуешь в деле. И находишься там, где и должна находиться. Гарри гордился бы тобой. Не забудь сегодня немного позже навестить его в Бедламе. Ты же пообещала себе, что сделаешь это. Вот и отлично. А теперь, о чем там говорил Букс? Ах да. Доктор. Зацепка».

И тут до нее дошло. «Получается, он находил веселье и развлечение в древних майя», — рассеянно подумала она.

—   Эй, господин, — прозвучал откуда-то сверху сердитый голос, — неплохо бы заплатить.

Букс полез в карман и, вытащив свой кошелек, стал отсчитывать деньги за проезд. Пока тот исправлял свою оплошность, Элиза воспользовалась моментом, чтобы рассмотреть здание, расположенное за узкой полоской сада. На бронзовой табличке, висящей на калитке, гордо красовалось имя доктора Кристофера Смита; от нее веяло благоразумной элегантностью, что, безусловно, являлось отражением успешности доктора Смита. Сад был хорошо ухожен, как и медная фурнитура дверей, и кованая ограда. Хороший бизнес, респектабельное учреждение. Она не заметила во всем этом ничего, что могло бы вызвать тревогу.

И тем не менее она была встревожена. Причем глубоко.

До этого момента Элиза толком не осознавала, как она скучала по азарту погони — в ее разумении, это было самое захватывающее дело из тех, какими можно заниматься, не снимая одежды.

Экипаж погрохотал дальше, оставив Веллингтона и Элизу на тротуаре. Оба они обратили внимание на то, что все прохожие были одеты очень аккуратно и пристойно, определенно лучше, чем Веллингтон, костюм которого был помят и выглядел неважно.

—   Думаю, — сказала Элиза, расправляя лацканы его сюртука и приглаживая их, — нам придется смириться с вашим нынешним внешним видом.

—   Я не знал, что мы отправимся на Чаринг-Кросс.

—   Не стоит особо переживать, — сказала она, стряхивая пыль с его плеч. — Мы просто скажем доктору, что ваша проблема в том, что вы не можете спать. Впрочем, это очень близко к истине, так что особо врать нам и не придется.

Она снова повернулась к двери дома доктора. Что-то сдерживало ее.

—   Ну хорошо, Велли, — наконец сдалась Элиза и взяла его под руку. — Смотрите в оба.

—   Один момент, мисс Браун. — Он потянул ее назад, остановив на первой ступеньке. — Не забывайте, что зацепка, из-за которой мы пришли сюда, очень зыбкая. И только игра воображения подсказывает нам, что она вообще сможет куда-то вывести.

Она сурово взглянула на него, чувствуя, как кровь ее начинает закипать.

—   Что ж, вижу, с вами будет нелегко.

—   Я являюсь всего лишь сдерживающим фактором. Возможно, вы чувствуете себя немного более... — Веллингтон сделал паузу, тщательно подбирая нужные слова. — Более агрессивной, чем обычно. Должен признаться, это меня несколько пугает, но прошу вас иметь в виду, что это также один из побочных эффектов древнего рецепта майя.

Элиза немного наклонила голову, словно прислушиваясь к своим ощущениям.

—   Я не чувствую никакой разницы, но, если вы так говорите, я готова вам поверить. — Она на мгновение умолкла, а затем добавила: — В какой-то мере.

Едва они поднялись на ступеньки крыльца, как невидимая гигантская рука подхватила их и отбросила на землю. С верхнего этажа посыпались осколки стекол, а Элизу и Веллингтона швырнуло назад на тротуар, с которого они только что сошли. Она стояла немного впереди и приняла весь удар на себя, в результате чего упала на него сверху.

В следующий миг Элиза узнала это непередаваемое ощущение. Взрыв. И сильный.

От взрывной волны рамы на противоположной стороне улицы затарахтели, но остались целыми. Теперь к грохоту обломков дерева и камня присоединились крики и вопли прохожих; бушующее пламя наверху издавало низкий ровный гул, совсем как у них в архиве. Элиза перевернулась и прикрыла Веллингтона от второй волны огня и осколков, ударившей из дома.

Она удерживала ошеломленного Веллингтона до тех пор, пока не убедилась, что взрыв и газ уже выполнили свою работу. С профессиональной точки зрения — а как профессионал она в настоящий момент прикрывала архивариуса своим телом — Элиза отметила, что заряд был установлен очень умело: его мощности хватило, чтобы смести приемную доктора и поджечь газ из порванного газопровода в соседних квартирах, но оказалось недостаточно, чтобы разрушить что-то еще. Такая точность и расчет указывали, что сделал это человек опытный — кто-то вроде нее самой.

Когда в конце концов Элиза скатилась с Веллингтона, тот был очень бледен и удивительно спокоен. К счастью, это был не первый взрыв в его жизни, так что ей не пришлось иметь дело с криками и истерикой. Крики она ненавидела, но как раз их сейчас было в избытке: вокруг них стонали раненые и умирающие. Поскольку на Чаринг-Кросс такие вещи случались нечасто, похоже, надвигалась общая паника. Движение на улице остановилось. Люди были в ужасе. Уже скоро сюда прибудет пожарная команда. Вместе с полицией. Это означало, что Элиза может проверить себя и Букса на предмет каких-либо травм и повреждений, которых у них, по счастью, не было, хотя она знала, что на следующее утро все тело будет болеть.

—   Итак, Велли, — сказала она. — Вы по-прежнему продолжаете считать эту ниточку игрой воображения?

Глава 11,

в которой наш отважный дуэт бросается в лихую погоню по Лондону, а мистер Букс находит нового, весьма ревностного ангела-хранителя

Из остатков приемной доктора на Чаринг-Кросс вырвалось новое облако пламени и дыма. Веллингтон оценивающе всматривался в собирающуюся толпу зевак: некоторые дамы при виде этих разрушений лишались чувств, а встревоженные мужчины что-то выкрикивали. Репортеров, слава богу, еще не было, хотя в моменты катастроф они обычно появлялись в первых рядах. Вдалеке вместе со свистками полицейских слышался колокол экипажа пожарной команды.

Он уже хотел повернуться к Элизе и предложить ей незаметно ускользнуть отсюда, когда почувствовал, что она крепко взяла его за руку; в этот же миг до его ушей донеслось ржание лошади.

—Думаю, мы с вами нашли того, с кем только что встречался наш добрый доктор, — сказала Элиза, поднимая его на ноги.

Черная карета «Конкорд» затряслась, но не из-за того, что нервничал конь, вздрагивающий от продолжающихся небольших взрывов, а из-за того, что в него вскочил единственный пассажир, одетый во что-то, напоминающее черные простыни; дверь за ним тут же захлопнулась. Даже сквозь гул пожара Веллингтон слышал, как щелкнул кнут извозчика, после чего подковы звонко зацокали по булыжной мостовой.

—   Вперед, Веллингтон!

Собственно, выбора у него не было, потому что Элиза уже тащила его к одному из двухколесных экипажей, остановившихся, чтобы поглазеть на пожар.

Веллингтон вскочил в кэб и через окошко у себя над головой крикнул:

—   Извозчик...

В это время кэб резко наклонился, отбросив его на другую сторону сиденья. Он услышал голос Элизы, которая оказалась уже на козлах.

—   Нам необходимо позаимствовать ваш кэб. Вы ведь не возражаете? Вот и молодец! — И кэб рванул вперед по улицам Лондона под ее крики и свист кнута.

Выглянув в окошко, Веллингтон увидел ее с вожжами в руках.

—   Мисс Браун?! — Его снадобье от похмелья совершенно не способствовало успокоению нервов.

—Держитесь, Велли! — Похоже, рецепт майя по-своему действовал и на Элизу. — У нас есть шанс догнать их!

Когда они летели по улицам Чаринг-Кросса, окружающие дома и пешеходы содрогались, сливаясь в сплошную линию. Под грохот повозки, крики Элизы и щелканье кнута Веллингтон раздумывал над тем, как это должно выглядеть со стороны. Он только плотнее прижимался к стенкам кабины; их сильно трясло. Он физически ощущал их скорость, причем с каждым новым кварталом лошадь только ускоряла бег.

—   Наклонитесь! — услышал он голос Элизы, прорвавшийся сквозь какофонию стука копыт и грохота колес.

Кэб резко повернул, и Букс почувствовал, как весь мир вокруг взмыл, словно на качелях.

—   Черт бы вас побрал, Букс! — завопила Элиза, — Переберитесь на другую сторону!

Он оттолкнулся от опасно наклонившейся части кэба, переместив свой вес на противоположный борт и изо всех сил надавив на него. Он слышал, как заскрипело дерево, но кэб все-таки выровнялся и перешел в более устойчивое состояние. Резкий скачок подбросил его на миг вверх, сбив с носа очки. Веллингтону хотелось закричать, но это абсолютно ни к чему бы не привело.

Он все равно завопил. Получилось хорошо.

—Достаточно, Велли! — послышался голос Элизы.

Веллингтон таращил глаза на окружающий мир, потерявший свою резкость, и в какой-то момент пришел в ужас. «Господи, — воскликнул он про себя, — я ослеп!»

Затем он сообразил, что очки его находятся где-то на полу экипажа.

Он нагнулся, стараясь не терять равновесия, в то время как экипаж продолжал мчаться вперед. Рука его осторожно шарила по доскам пола, пока наконец пальцы не нащупали тонкие дужки очков. От следующего сильного толчка он врезался головой в раму кабины. Веллингтон был уверен, что Элиза не могла не слышать этого удара.

Новый щелчок кнута, от которого их лошадь громко заржала. Они поехали еще быстрее.

Он снова нацепил очки на переносицу и, подняв глаза, заметил, что расстояние между ними и черной каретой сокращается.

—Держитесь! — с опозданием успел услышать он ее предупреждающий крик, и в следующее мгновение их повозку подбросило, а сам он подлетел в воздух, после чего свалился с сиденья на пол кабины.

Поднявшись, Веллингтон получил возможность внимательно рассмотреть черную карету, поскольку теперь они двигались с одинаковой скоростью. На двери прямо под окном виднелся какой-то герб величиной с кулак. Он придержал очки, чтобы лучше рассмотреть золотую инкрустацию; но пока он пытался прочесть расположенную чуть ниже надпись на латыни, затемненное стекло кареты опустилось.

И из темноты наружу высунулось дуло ружья.

Веллингтон едва успел нырнуть на пол экипажа, когда пуля разнесла вдребезги одно из стекол.

—   А сейчас вы не хотели бы иметь при себе пистолет, Велли? — услышал он крик Элизы.

—   Вы просто управляйте этим чертовым кэбом! — воскликнул он, когда в воздухе прогремел второй выстрел.

Кэб отклонился от кареты, и та моментально вырвалась вперед. Букс услышал еще два удара хлыстом, и расстояние между ними снова уменьшилось. Веллингтону было видно, как из окна — опять — высунулось дуло ружья и нацелилось на него.

—   Веллингтон! — донесся до него отчаянный крик Элизы, после чего мир вокруг погрузился во тьму.

От звука выстрела сердце его оборвалось, но когда он открыл глаза, то не обнаружил на себе и намека на смертельную рану. Из окна он заметил, что ствол ружья на миг задержался в нерешительности, а затем снова начал целиться. Но тут в фонтане искр прогремел другой выстрел, который сразил невидимого нападавшего. Веллингтон видел, как ружье вывалилось из окна и кэб вместе с каретой подскочили, одновременно переехав его своими колесами.

Веллингтон похлопал по крыше их повозки и прокричал:

—   Отличная стрельба, Элиза!

—   Согласна, — ответила она. — Жаль только, что стреляла не я.

Черная карета продолжала мчаться вперед, и Веллингтон с опаской оглянулся в другую сторону. Его спасителем оказался одинокий всадник, также одетый во все черное, с пистолетом в руке, который он сейчас как раз прятал в кобуру. Этот новый союзник пришпорил коня, быстро приближаясь к их кэбу.

И чем ближе подъезжал этот новый друг в маске, тем менее уютно чувствовал себя Веллингтон.

Ни в облачении неизвестного всадника, ни в его седле, ни даже в его лошади не было ничего примечательного. Конь, которому не мешала повозка и вес нескольких седоков, проскользнул в щель между каретой и кэбом и поравнялся с Веллингтоном. Внезапно из-под плаща всадника вылетел кулак и ударил Веллингтона в нос достаточно сильно, чтобы дезориентировать его и в очередной раз сбить очки на пол. Удар этот также в достаточной мере потряс его, не позволив вырваться из рук всадника, неожиданно схватившего его за сюртук.

—Да чтоб тебя!.. — услышал Веллингтон сквозь туман, и экипаж вновь рванулся вперед.

Его ноги разъехались в разные стороны, а рука автоматически схватилась за ремешок, предназначенный для пассажиров, которые предпочитают держаться за что-нибудь при поворотах на приличной скорости. Вторая рука Веллингтона оставалась свободной, и он вцепился ею в запястье наездника. Тело его дернулось вперед; теперь он почувствовал ветер на лице и увидел смазанную картину пролетавших под ним булыжников мостовой и дорожной грязи.

Он потянул за ремень кэба, но ничего не изменилось; однако со второй попытки ему удалось сдвинуть наездника в седле настолько, что тот ослабил хватку. Веллингтон, все чувства которого смешались в единственном желании спастись, тянул и дергал изо всех сил. Ветер, дувший в лицо, стих, а царивший вокруг хаос немного успокоился. Теперь он лежал на спине поперек сиденья повозки.

Что-то еще раз сдвинулось у него над головой, кэб тряхнуло, и Веллингтон, подняв глаза, увидел у окна черного наездника, лицо которого было полностью, до самых глаз закрыто платком. И глаза эти внимательно изучали его, как это делала бы сова, заметив одинокую полевую мышь.

Всадник снова вытянул руку и на этот раз ухватился за край их экипажа.

Но пальцы его тут же разжались, потому что рука дернулась к шее — ее захлестнул кнут извозчика, который все туже затягивал петлю. Руки черного всадника бешено замолотили по воздуху, а сам он вылетел из седла.

Веллингтон не слышал, как сломалась шея всадника, но судя по углу, под которым его голова ударилась о мостовую, это не вызывало никаких сомнений. Об этом спасителе, внезапно превратившемся во врага, можно было не беспокоиться.

Веллингтон едва успел перевести дыхание, как они снова оказались напротив своей первоначальной цели — черной кареты «Конкорд». На этот раз он увидел в окне не дуло ружья, а легкое облачко вырвавшегося оттуда дыма. За этим последовал резкий свист, который резко прекратился, когда снаряды — небольшие диски размером с его кулак, с острыми как бритва зубьями — вонзились в деревянную стенку позади его головы.

—   Элиза! — позвал он через лючок в крыше, не сводя глаз с этого необычного оружия.

—   Знаете, что в данный момент было бы лучше всего? — ответила она, щелкая вожжами и уже обгоняя «Конкорд». — Было бы просто замечательно? Если бы кто-нибудь стрелял, пока я правлю этим чертовым экипажем! Вот это было бы просто здорово! Я знаю, вы считаете, что я должна делать все сама, и это при том, что я все-таки женщина и вообще...

Раздался еще один звук, очень напоминающий свист стилета Элизы, только намного громче. Веллингтон оглянулся на приближающуюся карету и нервно сглотнул, обратив внимание на ее новое оснащение. Из центра ее колес выдвинулись зазубренные лезвия, вращавшиеся со скоростью колес. Судя по их зловещему блеску, они, похоже, могли с легкостью искромсать их кэб.

—   Проклятье! — вырвалось у него.

—   Велли, — крикнула Элиза, — сейчас самое время хорошенько держаться! 

Они неожиданно отклонились к бордюру. Веллингтон обхватил себя руками и больно прикусил язык, когда одна сторона их экипажа выскочила на тротуар, заставив прохожих броситься врассыпную. Карета смерти продолжала неотвратимо преследовать их, приводя пешеходов в смятение своими убийственными лезвиями. Сквозь грохот повозки послышалось по меньшей мере два вскрика. Веллингтон хотел обернуться, чтобы посмотреть на то, что натворила карета, но в этот момент его опять подбросило в воздух. Они снова вернулись на мостовую, «Конкорд» по-прежнему был позади них и, казалось, выбирал позицию для последней атаки.

Копыта бешено стучали по булыжнику. Деревянные рамы содрогались и скрипели. Воздух был наполнен криками ужаса, смятения и ярости. Внезапно Веллингтон почувствовал, как его бросило вперед. Он успел ухватиться за что-то, когда их экипаж снова изменил направление, но вскоре резко затормозил; их лошадь протестующее попятилась, на мгновение встав на дыбы.

Черный «Конкорд» пронесся мимо них, но из-за скорости и большего веса он не мог остановиться так же резко, как это сделали они. Лошади и карета врезались в телегу с грузом, извозчик «Конкорда» вылетел со своего места и с криком приземлился рядом со своими упавшими лошадьми.

Веллингтон вылез из экипажа и обошел его вокруг, чтобы подойти к подрессоренному сиденью кучера, где находилась Элиза. Рядом с ней обнаружился хозяин кэба, и его бледное как полотно лицо резко контрастировало с темной униформой.

—   Велли, расплатитесь с извозчиком. — Она слезла с сиденья и, даже не обернувшись, добавила: — И заплатите ему хорошо.

Оба они повернулись к обломкам «Конкорда»; на улице раздавались крики. Из кареты вытащили единственную ее пассажирку, женщину, которую они видели возле кабинета доктора Смита только мельком и только со спины. Джентльмен, который, видимо, помогал ей, теперь лежал мертвый на мостовой, и из груди его торчали два диска величиной с кулак. Это были выпущенные в упор смертельные зубчатые колеса, которые не попали в Веллингтона, зато без промаха поразили помощника дамы. Собравшиеся со всех сторон зеваки создавали достаточную неразбериху, чтобы дама в черном смогла улизнуть. Элиза — со следовавшим за ней по пятам Веллингтоном — кинулась было за ней, но это ни к чему не привело.

—   Вот черт! — выругалась она, лихорадочно осматривая переулки.

—   Она скрылась, Элиза, — сказал Веллингтон, оглядываясь по сторонам, — и нам лучше последовать ее примеру.

Элиза раздраженно запыхтела и повернулась, чтобы ответить ему, но вместо этого вдруг подтолкнула его под руку и показала на развалины кареты.

—   А кое-кто, по-видимому, оказался не таким ловким.

На другой стороне улицы перед разбитым, искореженным остовом «Конкорда» стояли трое мужчин. Веллингтон и Элиза прошли через начавших собираться зрителей и остановились перед скрюченным телом извозчика, у которого явно была сломана шея. Его руки были раскинуты в попытке схватиться за что-то, — хотя бы за что-нибудь, — дабы избежать ужасной смерти, которая все равно настигла его.

Элиза нагнулась и принялась шарить в карманах пальто и жилета покойника, к большому неудовольствию и неодобрению наблюдавших за этим людей.

—   Господа, дамы, — начала Элиза небрежным тоном, хотя в голосе ее звучало предостережение, — я уверена, он был бы не против того, чтобы я обыскала его карманы. Он точно не станет жаловаться на пропажу.

Веллингтон заметил, как ее рука наткнулась на что-то в его левом внутреннем кармане. Она вытащила из пальто погибшего извозчика небольшой журнал, изрядно потертый от частого употребления. Быстрый взгляд на его содержимое выявил там колонки с указанием времени и места.

—   Элиза, — прошептал Веллингтон прямо ей в ухо. — Собирается толпа. Мы должны уходить!

В последний раз оглянувшись вокруг, Веллингтон и Элиза скрылись по тем же переулкам, где исчезла фатальная пассажирка кареты. Раздающиеся у них за спиной свистки полицейских вызывали любопытные взгляды и вопросы случайных прохожих.

Интермедия, в которой агент Кэмпбелл так испугался, что едва не выскочил из собственных носков

Брюс ненавидел — ненавидел — спускаться в архив. Ничего личного против Букса он не имел. Это больше было связано с ощущением, что здесь его окружают предыдущие дела. Когда он только поступил на работу в министерство, он был серьезным парнем, только что из колоний, и не был склонен верить в то, что могло бы хоть как-то напоминать полет фантазии.

Но все это, разумеется, длилось недолго, только первый год.

Когда доктор Саунд предложил ему место в этом департаменте администрации ее величества, сам премьер-министр Австралии лично просил его принять это предложение и представлять там их страну. Это было великим шансом продемонстрировать ее величеству, какие кадры может поставлять Австралия. И Брюс страстно желал, чтобы его страна, его родина была предметом гордости. А еще это было шансом попутешествовать, что также привлекало его, поскольку означало возможность познакомиться с женщинами самого разного происхождения — небольшое дополнительное преимущество, сопутствующее полетам на дирижабле во все уголки мира.

Но женщины оказались слабым утешением в свете того, что ему пришлось увидеть и что он осмелился привезти обратно в Англию. А поскольку архив был ниже его (сразу в нескольких смыслах этого слова) и находился вне поля его зрения, именно сюда сбрасывались все эти вещи, чтобы позабыть о них навсегда. Тут находились дела, которые не оставляли ему другого выбора, кроме как заглянуть в уголки темных тайн министерства. Здесь были брелоки, которые изменяли ход времени, статуи и талисманы, способные влиять на поведение человека, и просто разные предметы на полках, которые нельзя назвать нормальными. Он сам слышал здесь шепот портрета, который при одном только взгляде на него мог пленить вашу душу и убить прямо на месте... или же, при правильном обращении, подарить бессмертие.

Здесь все было как-то неправильно. Совсем неправильно.

Скрип дверей архива, которые он прикрыл за собой, разнесся по всему подвалу отвратительным эхом. Интуиция подсказывала ему, что если и существовало на свете нечто такое, что могло бы заставить корону раз и навсегда отвернуться от министерства, оно должно находиться где-то здесь, на одной из этих бесчисленных полок.

Брюс подошел к столу напарников и положил на сторону, где обычно сидела Элиза, утреннюю газету. Теперь его фактическая соотечественница из страны птицы киви тоже находилась в этом архиве, среди других ненужных древностей этого мира. А если без шуток, она являлась для него самым близким звеном, соединяющим его с домом, и к тому же была специально отобрана, чтобы представлять здесь свою страну. Было грустно видеть ее павшей настолько низко. Потому что окончание ее карьеры здесь выглядело карикатурной насмешкой.

Он взглянул на другую сторону стола. Во внешнем облике Букса, обычно сидевшего здесь, было что-то такое, что вызывало у Брюса тревожное ощущение. Возникало такое чувство, что этот миниатюрный человек на самом деле представляет собой нечто гораздо большее, чем кажется на первый взгляд; впрочем, как и многие другие находящиеся здесь вещи. И он так же опасен. Брюс понятия не имел, почему этот англичанин пробуждал в нем такие чувства, но это было именно так.

Ни Букс, ни Браун не видели Брюса сегодня утром, когда уходили из министерства незадолго перед ленчем. Он подумал, уж не пытается ли Элиза как-то подбить клинья под своего нового партнера. Это было бы неудивительно; среди агентов ходили слухи, что она в свое время была по уши влюблена в Торна.

Брюс подошел к стороне стола Букса и попытался открыть главный выдвижной ящик. Заперто. Он попробовал два других ящика. Аналогично.

—   Не вопрос, — прошептал он вслух и полез в карман своего пиджака.

И тут же слегка прикусил губу и застонал. Все его отмычки остались в ящике его собственного стола наверху. Идти за ними сейчас было рискованно: Букс и Браун могли вернуться в любой момент.

Он открыл лежащий на столе рабочий журнал с кучей всяких кодов.

—   Черт! — выругался он, разглядывая всевозможные комбинации символов для хитроумной разностной машины архива. Код для приготовления чая. Различные коды для воспроизведения музыки. — Интересно, а для работы архива эта чертова штуковина что-то выполняет? Ладно, нет так нет, — согласился он, захлопывая журнал. — Сделаю это старым проверенным способом.

Брюс одернул свой пиджак и отправился вглубь архива.

Остановившись перед одной из полок, он задумчиво потер свою массивную квадратную челюсть.

—   Тысяча восемьсот девяностый, — пробормотал он, — когда все это для меня и началось.

Здесь хранились не его дела, а дела его коллег-агентов. Брюс был не единственным, кто сталкивался с вещами странными, обескураживающими и абсолютно неестественными. Поэтому он был уверен, что, если ему не удастся найти какие-то улики против министерства в собственных материалах, он сможет обнаружить что-то в делах других агентов.

Ворча, Брюс опустился на четвереньки и принялся проверять все коробки подряд, начиная с нижней полки.

—   Агент Хилл... Агент Дональдсон... Агент Торн... — Он даже толком не знал, что именно он ищет. Это было шесть лет тому назад, его первый год в министерстве. И, если честно, он понятия не имел, как устроена эта система регистрации документов. — Чтоб тебя, — в сердцах бросил он и наугад схватил следующий ящик с делом.

Напрягая зрение при свете тусклой газовой горелки, он с трудом прочел приклеенную на боку небольшую этикетку:

АГЕНТ ДОМИНИК ЛОХЛИР МЕСТО НАЗНАЧЕНИЯ: КАПСКАЯ ПРОВИНЦИЯ, ЮЖНАЯ АФРИКА ДЕЛО № 18901022CCAS

—   Хорошее начало, ничем не хуже других, — сказал он, открывая коробку.

Журнал с материалами по этому делу был тонким. Обычно это означало, что оно относилось к категории «открыто и закрыто»; такие дела Брюс любил больше всего. Два дня работы собственно по заданию, а остаток недели (или даже двух недель — в зависимости от того, как подать обстоятельства) посвящается местным красоткам. По крайней мере, именно так он сам действовал в Южно-тихоокеанском и Азиатском регионах. Он только один раз бывал в Капской провинции; и хотя некоторые части этой страны очень напоминали его родину, возвращаться туда желания не было. Австралия и Южная Африка имели большие проблемы с туземным населением, но дикари из Капской провинции были слишком упрямыми.

В тусклом освещении архива рукопись Лохлира рассказала ему историю дела № 18901022CCAS; к счастью с каллиграфией у этого агента было все в порядке. Меньше приходилось напрягать зрение.

Волнения в Зулуленде всегда вызывали беспокойство со стороны короны и империи. Это общеизвестный факт. Однако последние события там заставили Министерство особых происшествий действовать. За минувшую неделю были найдены мертвыми несколько героев кампании в Зулуленде 1881 года, причем обстоятельства этих смертей невозможно объяснить с точки зрения традиционной науки. Вскрытие тел лорда Ричарда Кастлбери, сэра Фредерика Робертса и первого лейтенанта Рэнделла Моррисона не выявило никаких следов химических веществ, каких-либо смертельных ран или следов ожогов от высокочастотного оружия. Их тела, как снаружи, так и изнутри, естественным образом окаменели. По скорости процесса окаменения доктора пришли к выводу, что, если бы вскрытие задержалось еще на два дня, трупы лорда Кастлбери, сэра Робертса и лейтенанта Моррисона затвердели бы настолько, что их дальнейшее обследование стало бы весьма проблематичным.

Брюс огляделся по сторонам и вдруг обратил внимание, какая тишина стояла в архиве. Был слышен только постоянный гул министерских генераторов, но уже через несколько минут пребывания здесь он превратился в синоним тишины, как будто они работали сообща, чтобы создать эту зловещую атмосферу, от которой мурашки бегали по коже.

—   Элиза, — проворчал он, пролистывая страницы вперед. — Как, черт побери, ты это выдерживаешь?

Амулет Чаки, согласно тщательному расследованию, проведенному мною и агентом Аткинсом (временно направленным сюда из лондонского офиса), являясь, пожалуй, самым сильным амулетом из всех, которые я встречал, действительно обладает поразительными свойствами, и всем, кто вступает в контакт с этим амулетом, следует принимать меры предосторожности.

—   Ну вот и нашел, — тихо усмехнулся Брюс, продолжая вчитываться в записи агента Лохлира.

Амулет не представляет собой ничего особенногоон вырезан из окаменелой коры дерева и имеет отверстие внутри, которое позволяет ему вмещать в себя небольшое количество жидкости. Внешний вид его является вполне обычным для талисманов народа Зулуленда: щит с двумя копьями, скрещен...

—   Ну же, давай ближе к делу, приятель, — прошипел Брюс, быстро водя пальцем по записям. — Просто расскажи мне, что делает эту чертову штуковину такой опасной! — Если бы удалось найти подтверждение того, что в министерстве содержатся настолько опасные артефакты, это удовлетворило бы Сассекса.

...объяснить невозможно, вероятно, это какое-то свойство дерева либо процесса его окаменения, но жидкостьа в данном конкретном случае это кровь Зулуса Чакисохранилась в нетронутом виде, не изменив даже своей температуры, как будто ее взяли у вождя зулусов буквально сегодня.

Брюса слегка передернуло, он нервно сглотнул. В горле першило. Ему срочно требовалось чего-нибудь выпить. Предпочтительно виски.

Легенда,в которой, как мы полагаем, основное повествование было много раз изменено и приукрашено местными жителями в соответствии с собственными интересами и с целью поднятия статуса племени среди других племен,гласит, что Чаке стало известно о том, что его сводный брат Динган и родной брат Мхлангана планируют его убить. Чака направился к дереву, которое считалось священным и обладающим силой богов, поскольку в него несколько раз попадала молния, а оно продолжало расти и пышно цвести, как в тропиках. Там Чака вместе с верной ему колдуньей-врачевательницей совершили ритуал кровопускания, который по нашим расчетам должен был убить короля Чаку либо полностью обессилить его.

Брюс покачал головой. Его жизнь до службы в министерстве, возможно, не была такой захватывающей, но зато определенно была более простой. Заложив это место в журнале пальцем, он заглянул в коробку, и по спине у него пополз холодок.

Свет газовой горелки едва попадал внутрь, но на резном узоре и выемках амулета Чаки плясали странные тени. Одно дело было читать про эту вещь, а совсем другое — видеть ее. Однажды на задании в Батавии он столкнулся нос к носу с коброй. Точно так же, двигаясь медленно и плавно, как тогда он вел себя по отношению к страшной змее, он сунул руку в коробку. Вся разница заключалась в том, что на этот раз Брюсу было по-настоящему страшно.

Какой гладкий. Несмотря на все трещинки и выемки, деревянный амулет был очень гладким, словно шелковая ткань. И еще теплым. Он чувствовал, как в голове его громко пульсирует сердце. Или не сердце? Ритм, отдававшийся у него в голове, был слабым, но все же напоминал бой барабанов, который он слышал во время командировки в Капскую провинцию.

Брюс снова открыл материалы по этому делу и продолжил чтение.

Считается, что обладатель амулета, нанеся кровь Чаки на лоб и центр груди, получит силу Дерева Богов. Амулету для его активации требовался еще один кровавый ритуал, но, прежде чем он был выполнен, Чака был убит. Амулет исчез вскоре после пленения короля Кенсвайо в 1882 году, и, опираясь на данные местных источников, мы пришли к выводу, что амулет Чаки был подарен лидерам каких-то подпольных группировок. В связи с недавней смертью героев войны мы можем предположить, что окончательный кровавый ритуал все-таки состоялся, и те, кто осуществил его, должны иметь какое-то кровное родство либо сДинганом, либо с Мхланганой, либопринимая во внимание громадную силу амулетас самим Чакой.

Амулет в его руке задрожал. Неужели это все, что нужно для того, чтобы стать богом? Капля крови мертвого дикаря на голову, на сердце, а затем он сможет привлекать неистощимые силы природы — и тогда его уже никто не остановит.

Бой барабанов в ушах стал отчетливее.

Это просто разыгралось его воображение. Будем надеяться.

По нашим наблюдениям, тот, кто носит амулет, предпочтительно подставив его под прямые лучи растущей или полной луны, получает возможность совершить месть по отношению к своим недругам. Ритуал должен начинаться с намеренного произнесения вслух имени своего врага...

—   Агент Кэмпбелл?

Вырвавшийся у него при этих словах вопль никак не вязался с закрепившейся за ним репутацией опытного кулачного бойца. Брюс подскочил и шлепнулся на задницу, крепко прижимая амулет к сердцу, а журнал записей упал обратно в коробку.

—   Агент Кэмпбелл, — повторил доктор Саунд, слегка склонив голову набок, — потрудитесь объяснить мне, что вы делаете в архиве один, без сопровождения, да еще роясь в материалах дела? — Он поправил очки и внимательно посмотрел на амулет, который Брюс машинально сжимал в руке. — Дела, которое даже не вы вели.

Брюс глянул на амулет и быстро швырнул его обратно в коробку.

—   Ах да, доктор Саунд, я просто... — Слова застряли у него в горле.

—   Учитывая, что прямые лучи здесь исходят от газовой горелки, а не луны, — едко заметил доктор Саунд, — вы сами, а также все, с кем у вас в настоящее время имеются разногласия, находитесь в полной безопасности.

—   Ох, ну и хорошо, — промямлил в ответ Брюс, закрывая ящик с делом крышкой.

—   Лучше убедитесь, что эта коробка попадет точно на свое место, — фыркнул Саунд и добавил: — Чтобы не вызвать гнев нашего замечательного архивариуса и его помощницы.

Брюс искоса взглянул на толстяка и поставил ящик обратно на полку.

Теперь Кэмпбелл буквально возвышался над Саундом, но доктор почему-то все равно вызывал в нем страх.

—   А сейчас я внимательно вас слушаю. Расскажите мне о причинах, по которым вы находитесь в архиве один, без сопровождения.

Брюсу нужно было перейти в другое состояние духа, чтобы отвлечь своего оппонента и заставить его ослабить свое внимание. Обычно в таких случаях включался его инстинкт и начинали работать кулаки; но, поскольку это все-таки был директор министерства, данный вариант был неприемлем.

—   Ну, доктор Саунд, я тут подумывал о том, чтобы сменить регион работы.

—   Что вы говорите? — насмешливо хмыкнул Саунд. — И вы рассматривали вариант с Капской провинцией?

Стоит Брюсу сделать неосторожный шаг, и эта ложь запутает его, и тогда он окончательно погиб.

—   Да нет, я хотел спуститься сюда и попросить этого парня, Букса, извлечь наугад несколько моих дел с первого года службы. Ну, знаете, просто чтобы посмотреть, насколько я продвинулся с тех пор. Я хотел посмотреть, где я тогда дал слабину, вспомнить, каким я был простодушным.

Выражение на лице доктора Саунда оставалось стоическим.

—   Что ж, агент Кэмпбелл, я и не знал, что вы такая поэтическая натура. Полагаю, нет ничего необычного в том, что у агентов могут быть какие-то свои секреты, разве не так?

По спине у Брюса потек пот, но он пожал плечами и ответил:

—Думаю, да, сэр.

Агент направился обратно к общему рабочему столу Букса и Браун, когда увидел в проходе позади доктора Саунда небольшой плоский чемоданчик.

—   Это ваше, директор?

—   Это? — Теперь настала очередь доктора Саунда нервничать. — Ах это... Да, я... хм, меня неожиданно вызвали ночью, так что я прихватил с собой чемоданчик. Сегодня к концу дня я улетаю первым дирижаблем.

Брюс кивнул и, повернувшись к столу, забрал свою газету.

—   Безопасного вам полета и счастливого пути, доктор Саунд. Я возвращаюсь к работе.

—   Минутку, Кэмпбелл, — окликнул его доктор Саунд, а чемоданчик при приближении агента тихонько затарахтел.

Сассекс, вероятно, поймет его правильно, если придется врезать толстяку, чтобы скрыться, не выдав намерений герцога.

—   Это у вас утренняя газета?

Брюс растерянно заморгал, а затем взглянул на газету в своей руке.

—Да, доктор. Она вам нужна?

—   Нужна, — ответил тот с любезной улыбкой.

Он раскрыл сложенную газету, но дальше разворачивать не стал. Очевидно, доктора Саунда заинтересовал заголовок на первой полосе; Брюс слышал, как толстяк тихонько ворчит, читая расположенную ниже статью.

Наконец доктор Саунд медленно покачал головой.

—   Ну, вот и началось. Интересно. Не совсем так, как я ожидал, но все же очень хорошо. — Затем его внимание вдруг вновь переключилось на Брюса, как будто директор только что заметил его.

—   Не возражаете, если я оставлю это себе?

—   Не возражаю, — ответил Брюс; стук в голове только теперь начал утихать. — Совершенно не возражаю, доктор.

—   Превосходно, — сказал тот и кивнул.

Они вдвоем направились к лестнице, ведущей наверх, к их офисам, когда Брюс внезапно остановился на первой ступеньке и окликнул директора:

—   Простите, что спрашиваю вас об этом, доктор Саунд, но... — Его взгляд метнулся к массивному, тяжелому и — самое главное — ужасно скрипучему металлическому люку, после чего вновь вернулся к Саунду. — Я не слышал, как вы вошли сюда.

—   Не слышали, действительно. — Доктор Саунд некоторое время пристально и молча смотрел на Кэмпбелла. Поскольку он стоял несколькими ступеньками выше, он смотрел на него сверху вниз. — Но зато я слышал, как пришли вы.

Выходит, Саунд все это время был в архиве? И директор столько времени ждал, прежде чем застукать его за тем, как он роется в чужих материалах?

—   С этим люком я просто не мог вас не услышать, — произнес доктор Саунд, взглянув на тяжелую дверь.

—   Тогда, доктор Саунд, — сказал Брюс, прислоняясь к перилам лестницы, — не возражаете, если теперь я спрошу у вас, что вы сами делали здесь, в архиве, без сопровождения, до того как я зашел сюда?

—   То же самое, что и вы, агент Кэмпбелл, — ответил Саунд не дрогнувшим голосом. — Вел расследование.

И директор министерства продолжил свой путь наверх, оставив Брюса у подножия длинной лестницы.

—   Полагаю, что ты прав, толстяк, — пробормотал Брюс себе под нос. — Несколько личных секретов — в нашем деле вещь вполне обычная.

Глава 12,

в которой агент и архивариус разоблачают неблаговидные дела на не слишком благополучном с виду предприятии

Элиза поправила разработанный в министерстве пуленепробиваемый корсет, и руки ее сами собой потянулись к месту, где было спрятано ее оружие. Выглянув в окно, она убедилась, что они уже почти приехали на место — в литейный цех, куда ей никогда не хотелось бы возвращаться. Помимо своего обычного снаряжения из набора метательных ножей, она пристегнула сзади два пистолета с рукоятками из поунэму, прикрыв их свободным, мужского покроя пиджаком, который был сшит специально для нее. (В конце концов, пистолеты в кобуре на пояснице являются абсурдной стильной выдумкой, если у вас нет возможности их выхватить.) Обычно она ненавидела комбинировать мужскую и женскую одежду, но сегодня, в этом расследовании, сочетание корсета со свободными мужскими брюками было вполне оправдано.

По губам ее скользнула улыбка.

—   Мисс Браун, — сказал Веллингтон, — я не нахожу в данной ситуации ничего веселого.

Элиза была поглощена процессом натягивания на руки театральных перчаток из черного шелка.

—   А может быть, меня веселит столь резкое изменение вашей позиции.

Веллингтон пару раз открыл рот, но потом быстро закрыл его и вернул свое внимание к журналу, лежавшему у него на коленях; но длилось это недолго, так как транспорт их проехал еще несколько метров по разбитой мостовой, покачнулся в последний раз и остановился.

Окно экипажа выходило на то самое место, где во время своего первого дела в министерстве Элиза и Гарри стояли над полностью обескровленным телом молодой женщины. Хотя тогда все здесь выглядело совсем по-другому. Приземистое кирпичное здание литейного завода Эштона с его громадными трубами, из которых валил густой дым, сейчас превратилось в покинутые руины, уничтоженное той же стихией, какая раньше давала ему жизнь.

—   Как оказалось, — сказал Букс, открывая свою записную книжку, — пожар на заводе случился чуть более семи месяцев назад. К тому времени, когда сюда приехала пожарная бригада, все здесь уже было охвачено пламенем.

—   Очень кстати, — пробормотала Элиза, открывая дверь и выходя на улицу. — Спасибо, — сказала она кучеру, — мы будем признательны, если вы подождете нас.

Она сунула ему достаточно денег в твердой валюте, чтобы удержать его на месте. У них не было никаких шансов найти экипаж или какой-либо другой транспорт на этих промышленных развалинах. Они находились настолько далеко от суеты большого города, что, казалось, вообще попали на луну. Их окутывал, их поглощал покой полного запустения, и вся эта лишающая мужества тишина нарушалась лишь тоскливым карканьем ворон где-то вдалеке. В Новой Зеландии эти зловещие существа не водятся, за что Элиза была всемерно благодарна природе.

—   Мисс Браун? — позвал Веллингтон, и голос его в таком окружении прозвучал как-то неуместно.

Элиза опустила глаза и вдруг поняла, что держит его за руку, причем с каждым новым карканьем пальцы ее сжимались все сильнее.

Она отдернула ладонь, как будто обожглась; щеки ее горели.

—   Простите, Велли, просто... — Ей нужно взять себя в руки. Это ведь всего лишь птицы. Просто существа с перьями, и ничего больше. — Смотреть тут особо не на что, верно? — внезапно бросила она архивариусу. — Как вам такая модель нашей эпохи?

В ответ он лишь приподнял бровь, продолжая листать рабочий журнал. Когда он был спокоен, Элиза чувствовала себя рядом с ним не слишком уютно. Она бы скорее предпочла, чтобы он нервничал: во всяком случае, тогда она бы понимала, о чем он думает.

Что ж, по крайней мере, один удачный выбор она сегодня уже сделала — тяжелые женские юбки сейчас были бы только помехой.

«Хотя никакие тяжелые юбки вчерашней женщине не помешали», — горько заметила она про себя.

Элиза испытывала острое чувство досады, а перед глазами все еще стояла та картина: дама в черном, бегущая по переулку и исчезающая из поля их зрения. Сегодня утром за обильным завтраком она взвесила все факты. Юбки. В той карете-убийце точно скрывались юбки. А это указывало на женщину — или, возможно, на мужчину, переодетого женщиной? Нельзя сказать, чтобы она во время своих операций никогда с таким не сталкивалась, но вероятность этого все же была невелика. Даже слепой заметил бы, что фигура дамы напоминала песочные часы, телосложение тоже было не мужским, да и мимику другого пола при переодевании скопировать не так просто. Значит, все-таки женщина. Как и она сама. Сейчас ей противостояла особа, которая также любит черный порох и умеет с ним обращаться.

Элиза не решилась сказать Веллингтону, что от мысли об этой новой противнице у нее начинает закипать кровь.

Архивариус громко засопел; она частенько слышала этот недовольный звук, когда его работе мешало ее присутствие. Захлопнув маленькую черную книжку, он раздраженно посмотрел поверх очков; на этот раз гнев его был направлен на место преступления нераскрытого дела Гарри. Элиза могла поспорить: архивариус был разочарован, что записки кучера оказались незашифрованными. Более подробное изучение этой книжки выявило, что в ней содержался набор дат и мест вместе с непонятными инициалами — предположительно, они принадлежали людям, которых кучер должен был куда-то везти.

Но этот адрес сразу же бросился Элизе в глаза — он выпадал из общего ряда потому, что был ей знаком, а еще потому, что выглядел странно среди перечня особняков высшего общества и обычных мест поездок, таких как кафе-кондитерские, театры и питомники растений. Литейный завод Эштона Элиза уже вряд ли когда-либо сможет забыть.

—   Вон там, — показала Элиза в сторону протекавшей вдали реки, — мы и нашли последнюю жертву. Из трупа была сцежена вся кровь, до последней капли. Убийце просто не повезло. Еще один прилив — и тело было бы унесено Темзой, но, к несчастью, его обнаружили какие-то бездомные.

—   Бездомные? И сообщили, что нашли в Темзе мертвое тело? — Букс удивленно поднял брови. Сборщики мусора регулярно находят в Темзе трупы, но обычно просто раздевают их и позволяют реке унести их в море.

—   Одна бедная старая вдова. Она сказала нам, что тело напомнило ей собственную умершую дочку. Поэтому она и перетащила его выше линии прилива.

—   Странно.

—   Знаете, даже у бедных, покинутых и забытых могут быть свои чувства, — резко бросила Элиза.

Веллингтон нахмурился, но, как подобает джентльмену, хмыкнув, проигнорировал ее замечание и пошел вперед, чтобы поближе рассмотреть остатки массивных труб литейного завода, которые по-прежнему высились над этой местностью.

—   В вашем рапорте я читал, что вы опросили рабочих этого завода. Насколько тщательно это было сделано, с вашей точки зрения?

Элиза решила сдержать свое раздражение. За кого он ее принимает?

—   Настолько тщательно, насколько это можно было ожидать в данной ситуации, — ответила она, продвигаясь дальше по обломкам камней. — Им особенно нечего было сказать — эти люди находились в одном шаге от рабства. Бедняги.

—   А владельцы завода? — Букс храбро следовал за ней по пятам.

Элиза фыркнула.

—   Как будто мы с Гарри могли подняться так высоко. Владельцев вообще тревожить смысла не имело, поскольку они передали все это производство в руки нескольких по-настоящему жестоких управляющих. А те, естественно, заявили, что ничего не слышали.

—   Что, видимо, является чистой правдой. Подозреваю, что когда здесь все работало, грохот стоял еще тот.

Элиза промолчала. Лица рабочих, подсвеченные красным светом печей, с угрюмым и безнадежно отсутствующим выражением, произвели на нее большее впечатление, чем бледное лицо мертвой девушки.

—   Это действительно так.

Взглянув через плечо, она заметила, что Букс, похоже, не очень уверенно стоит на ногах.

—   Вам нужно было позавтракать вместе со мной, Велли. Моя Алиса готовит лучший омлет в Лондоне, и это подкрепило бы вас перед прогулкой.

—   Алиса?

Веллингтон остановился и уставился на нее. Он и представить не мог, что у нее может быть компаньонка — что за мысли лезут ему в голову?

—   Моя экономка.

—   Так у вас есть... — Букс наморщил лоб. — Ах, ну да... понятно...

Элиза скривила губы в притворной улыбке и ускорила шаг по осколкам битого кирпича: внезапно ей захотелось оказаться подальше от Букса. Каким бы он ни был очаровательным, но она была вынуждена признать, что случались моменты, когда Веллингтону Буксу решительным образом не хватало дипломатических навыков. Разумеется, Букс не ожидал, что у нее может быть служанка. Вероятно, он сразу внес ее в свой внутренний каталог как «неимущую колониалку», хотя и понятия не имел о ее детстве и воспитании. Возможно, в ее биографии и присутствовало несколько мутных пятен, но его домыслы по-настоящему разозлили ее.

Однако она находила глубокое удовлетворение в том, чтобы удивлять его. И очень сожалела, что не была в полном сознании, когда он впервые увидел ее апартаменты.

Они направлялись к сердцу развалин. Разрушенный нижний этаж некогда мощного здания литейного завода напоминал сейчас вцепившуюся в землю перевернутую красную руку. Вокруг валялись обломки машин и оборудования, а у задней стены в тени виднелись большие печи, заслонки на которых беспомощно болтались или вообще отсутствовали.

—   Должно быть, пожар был действительно впечатляющим, — небрежным тоном заметила Элиза, раздумывая о сотнях рабочих, которые здесь трудились. — Кое-какие из железных конструкций расплавились. Трудно представить себе, чтобы такие разрушения мог причинить только огонь.

—   А как это в принципе могло произойти? — спросил Веллингтон.

—   Все зависит от участвовавших в процессе химикатов, от того, что именно поджигали, а также от умений поджигателя.

—   Так вы подозреваете здесь поджог?

—   Когда я только услышала о том, что это место загорелось вскоре после исчезновения Гарри, мне это сразу показалось подозрительным. Но когда я попыталась пройти по его следам и провести собственное расследование в свободное время, оказалось, что здесь повсюду торчат полицейские, охранявшие это место круглосуточно.

—   Охраняли развалины сгоревшего литейного производства? Да еще круглосуточно?

—   Именно в этот момент я и стала думать, что, возможно, предположение Гарри о «чем-то большем» заслуживает доверия. А доктор Саунд после моего возвращения в министерство стал посылать меня на все более удаленные задания. Старался увести меня в сторону. — Элиза огляделась по сторонам и снова двинулась вперед. — Давайте-ка немного осмотримся здесь.

—   Нужно охватить большую площадь, — заметил он. — Я посмотрю сзади, а вы проверьте спереди.

В этом она должна была отдать Буксу должное: несмотря на свою безупречную одежду, он не высказал ни слова протеста против идеи обследовать покрытые сажей руины пожарища. Джентльмен, который не имеет ничего против того, чтобы немного испачкаться? Элиза нашла это в нем привлекательным и тихо усмехнулась своим мыслям.

Переключив внимание на свою текущую задачу, она сконцентрировалась на окружавших ее развалинах внутренних помещений завода. Веллингтон был прав: охватить предстояло большую площадь. Она чувствовала, что ее руки и ноги покрываются гусиной кожей. Здесь определенно что-то было. И ее инстинкт настаивал, что она должна на это посмотреть. Она набрела на небольшую прогалину на полу, и зуд стал обжигающим. Это находилось прямо перед ней. Элиза остановилась и закрыла глаза. Пожар не был случайностью, о чем ее опыт обращения с динамитом и огнем сообщил ей практически мгновенно. Так она и сказала Веллингтону, но Элиза все же не представляла полностью всю картину. Что становится каменной стеной на пути и мешает сделать следующий шаг вперед?

«Я подошла уже совсем близко», — подумала она и резко открыла глаза.

От этих слов желудок ее тоскливо сжался, но действительность была очевидна. Она находилась совсем близко. И к месту преступления, и к итогу своего расследования. Сделав глубокий вдох и чувствуя, как ее прозрение берет паузу, она повернулась в сторону Веллингтона, чтобы предложить ему вернуться в архив.

Сейчас она видела то, что не мог видеть он: панораму площадки, где располагались печи литейного завода, площадки, пострадавшей от огня сильнее, чем то место, где стояла она. Вот оно, место воспламенения — печь. Отсюда и стал распространяться огонь. Энергетическое сердце завода не среагировало на огонь, а само было его источником. Кто-то очень хотел, чтобы все здесь сгорело. Ее рука скользила по воздуху вдоль следов огня на кирпичной кладке, а эти длинные полосы указывали на наличие катализатора процесса горения и вели туда, откуда все началось.

Дожди и ветер давно уничтожили здесь все запахи, которые могли бы помочь ей определить, что именно сыграло роль такого катализатора, но Элиза хотела найти еще один ключ, способный раскрыть подробности этого пожара: место возгорания.

Подобные происшествия на производстве расследуются редко — это не тот случай, когда правильные люди находят правильные слова, достигающие правильных ушей. Мир сейчас устроен иначе. Помимо этих доказательств нечестной игры, здесь не было ничего, кроме разрушенного и обгорелого оборудования, большую часть которого она не смогла бы идентифицировать, даже если бы оно было целым.

Элиза стояла и вытягивала шею, чтобы найти Букса, когда услышала, что он сам зовет ее. Интонация его голоса заставила ее броситься к нему бегом. С бешено колотившимся сердцем она вновь услыхала его крик:

—   Мисс Браун!

Он, должно быть, находился в одном из громадных складских помещений. Дверь его обуглилась и болталась на петлях под странным углом. Сделав глубокий вдох, Элиза просунула руки в прорези своего пиджака, выхватила два пистолета, взвела курки и ногой распахнула дверь.

В сумрачном освещении склада Букс часто моргал, глядя на нее и оружие в ее руках. Он был один и сидел на корточках у дальней стены с взволнованным выражением лица.

—   Сделайте мне одолжение, Велли. — Она опустила взведенные курки на своих пистолетах и снова сунула каждый в свою кобуру. — Используйте этот ваш тон только в случае крайней опасности.

—   Но вы только взгляните, что я тут обнаружил! — Он жестом показал на стену, такую же обгорелую, как и все в этом здании.

—   Еще одну закопченную стенку?

—   Может, да, а может, и нет. У вас есть зеркало?

Элиза присела рядом с ним, доставая из кармана свою пудреницу.

—   Какой бы я была женщиной, если бы у меня его не нашлось?

Возбуждение Букса немного поутихло, когда он ошарашено воззрился на квадратный дамский аксессуар Элизы Браун: золото с жемчугом, на крышке буква «Э», выложенная бриллиантами.

—   Подарок от одного красивого хозяина техасского ранчо, который оказался нефтяным бароном, — со вздохом сказала она. — Это было очень специальное задание, так что не обращайте внимания.

Архивариус покачал головой и показал на стену.

—   Посмотрите — здесь была какая-то отметка. — Одной рукой он стер сажу, насколько это было возможно, затем поднес к этому месту зеркало и наклонил его. — Теперь вы видите?

И она на самом деле увидела. Рисунок, напоминавший рубашку игральных карт.

—   Феникс, — прошептала она, водя по контуру пальцем.

—   И еще обратите внимание, — продолжал он, — здесь внизу есть девиз. Рискну предположить, что надпись на латыни, но по этому фрагменту я вряд ли смогу ее воспроизвести. — Веллингтон заерзал на корточках. — Мне необходимо вернуться в министерство и провести кое-какое расследование, выяснить, кто мог бы претендовать на обладание таким геральдическим символом. Я знаю, что феникс весьма популярен, но этот конкретный рисунок довольно замысловат.

Элиза почувствовала, как внутри у нее растет страх. Что это за люди, на которых лежит ответственность за пожар, взрывы и сумасшествие ее друга? Она уже начала сомневаться, стоит ли двигаться туда, куда Гарри с его маленьким странным медальоном мог завести их обоих.

Веллингтон, по-видимому, тоже подумал об этом.

—   Мы обнаружили по меньшей мере одну связь между вчерашними событиями и «убийствами со свежеванием и переломами» — этот герб. Но зато теперь мы столкнулись с новой тайной.

—   С какой?

Веллингтон вытащил блокнот кучера и нашел в нем адрес.

—   Этот литейный завод был сожжен вскоре после того, как Гарри исчез, а затем был помещен в Бедлам.

—   Ну да.

—   А запись о поездке сюда была сделана на этой неделе.

Она вышла со склада обратно на развалины и быстро огляделась по сторонам.

—   Они приезжали сюда что-то искать.

Но что это могло быть такое, что заставило злоумышленников вновь приехать на место своего преступления, да еще через столько времени? Камень. Руины. Покореженный металл. На ум ничего не приходило, но все же было здесь что-то, ради чего они вернулись. Что-то очень важное, что-то жизненно необходимое. Что-то прямо у них перед глазами...

Взгляд сапфировых глаз Элизы снова перекинулся на Веллингтона Букса, когда он подошел к ней с бледным и болезненным лицом, по-прежнему глядя в записную тетрадь кучера.

—   Что там еще, Букс?

Он вздрогнул и натужно сглотнул.

—   Я знаю, что они здесь искали.

Ради всего святого, ему действительно нужно научиться вовремя делиться информацией со своим партнером.

—   Ну, не тяните же!

—   Элиза, эта поездка состоялась сразу после вашего визита к агенту Торну. — Он огляделся по сторонам. Вокруг не было ни единой живой души, кроме нее, да еще кучера их экипажа, наблюдавшего за ними издалека. — Эти люди следят за нами.

«Гарри, ты был прав».

Под эти невеселые мысли она тяжело сглотнула и, взяв Веллингтона под руку, повела его обратно к коляске.

—   Настало время разделять и властвовать, Велли. Возвращайтесь в архив. И займитесь тем, что у вас лучше всего получается. А я буду делать то, что лучше получается у меня.

Он взглянул на нее.

—   Начнете что-нибудь подрывать?

Элиза кивнула и неопределенно пожала плечами.

—   Это я уже проходила. Нет, знаете ли, у меня есть и другие таланты, — ответила она. Было забавно смотреть на то, как он покраснел. — Дознание.

—   Вы хотели сказать «расследование»?

На этот раз она не удержалась и фыркнула. Жизнь укрыла дорогого мистера Веллингтона Букса в его архиве. К сожалению, к ней эта жизнь была менее благосклонна.

—   Дознание. Расследование. Какая разница. Вы отправитесь в свою стихию, а я тем временем вернусь на Чаринг-Кросс и попытаюсь разузнать немного больше о нашем добром докторе Смите. С вами все в порядке?

—   Разумеется, мисс Браун.

Элиза удовлетворенно кивнула, а затем устремила взгляд в сторону Темзы, которая медленно текла мимо. В случае, если ей исключительно повезет, ее «расследование» потребует от нее применения и других навыков — навыков, которые она так боялась утратить, работая в компании с Веллингтоном Буксом.

Глава 13,

в которой агент Браун, заводя новых друзей, поднимает небольшой переполох

«Как же приятно снова ступать по тротуару», — думала Элиза, стоя в переулке напротив Королевской больницы. Она улыбалась. И это была не та подчеркнуто любезная улыбка, которую надевают для офиса, это была искренняя улыбка радости и удовольствия. Обычно такая работа ногами между долгими периодами ничегонеделанья нравилась ей меньше всего, но после стольких недель без прогулок она сейчас просто наслаждалась моментом. Лондонский туман, более густой, чем обычно, наплыл со стороны Темзы и сделал всю окружающую обстановку практически идеальной в ее глазах.

Уайтчепел[7] определенно не являлся тем местом, где люди вроде Веллингтона Букса чувствовали бы себя комфортно, особенно ночью, но ей все здесь было очень знакомо. Они с Гарри провели здесь предостаточно времени вместе, поскольку в тесных домиках и узких переулках этого района Лондона происходит немало особых происшествий. Это были задворки большого города, забытые и игнорируемые высшим обществом, где полно смутьянов, сексуально озабоченных мужчин, жестокости и уличных девок. Район грязный, промозглый и опасный.

И тем не менее после времени, проведенного в архиве, он казался ей теплым и приветливым домом.

Из маленького кулечка, купленного у уличного торговца, она выудила еще теплый жареный каштан, сунула его в рот и с удовольствием разжевала. Даже сквозь туман, рассеивавший свет, она видела грандиозный фасад здания больницы из камня и кирпича и могла различить очертания людей, которые входили и выходили через парадные двери.

При попытке получить информацию о недавно скончавшемся человеке всегда следует учитывать такой критический момент, до которого задачу эту можно решить просто. Обычно это происходит в течение первых двух дней. Близкие, враги и сотрудники усопшего находятся в наиболее уязвимом состоянии, пребывая в шоке и еще не успев нанести на образ дорогого покойника глянец респектабельности. Элиза помнила об этом, планируя атаку на тех, кого тронула кончина погибшего во время недавнего взрыва доктора Кристофера Смита.

Будь она в своем старом офисе, ей не составило бы никакого труда получить основную информацию с помощью пневматической почты «Темза»; но если бы она находилась в приемном центре в ожидании адресованного ей почтового цилиндра, это заставило бы окружающих задуматься и — что еще более важно и совсем некстати — начать задавать вопросы о том, что она затеяла. Вторую половину дня она провела, изображая журналистку, расследующую трагедию на Чаринг-Кросс. Ее усилия не прошли даром и обеспечили ей доступ к общественным архивам, где она узнала, что Смит был одиноким мужчиной, родители которого умерли, когда он был совсем юным, и не оставили ему ни братьев, ни сестер. Вот, собственно, и все.

Затем она выяснила, что резиденция его находилась в Королевской больнице. Это оказалось для нее не сюрпризом, а скорее подтверждением, что гибель этого доктора как-то связана с Уайтчепелом. Ответы на все ее вопросы должны были находиться за этими стенами.

Доев каштаны, она скомкала кулек и сунула его в карман. Медный рукав plures ornamentum под ее плащом наконец нагрелся. То, что она снова взяла на улицы Лондона свое любимое оружие, было настоящей изюминкой всего вечера, своего рода вишенкой на верхушке праздничного торта. Эта хитрая штуковина стоила ей нескольких часов, проведенных в обществе Аксельрода, наименее занудного из двух «жестянщиков» отдела научных исследований и разработок. Ее жертва была щедро компенсирована тем, что эта штука все-таки попала к ней в руки. Точнее, наоборот: ее рука попала в эту штуку. Plures ornamentum был последней привилегией, которую ей удалось выжать из министерских изобретателей, прежде чем она отправилась в Антарктиду, — но перед самым отъездом она решила не брать его с собой. По той простой причине, что явно не стоило заключать свою руку в медь на морозе.

К счастью, «жестянщики» по части отчетности и оформления бумаг находились далеко не на высоте.

Она согнула пальцы — перчатка двигалась плавно, без рывков; та часть Элизы, которая жаждала крови, очень надеялась, что неуловимая убийца появится вновь. «На этот раз все будет совершенно по-другому», — самодовольно подумала она. Элиза повернула запястье и сжала растопыренные пальцы в кулак; шестеренки внутри механизма послушно зажужжали. В ушах тихо стучал пульс, как это бывало с ней, когда она преследовала врага империи по улицам города или занималась любовью с иностранным тайным агентом в финале операции. Сегодня вечером Элиза Д. Браун наконец вернулась туда, где ей положено было находиться.

И пусть Букс занимается своим архивом сам. Настоящая жизнь — здесь.

Элизу настолько переполняла эйфория, что она едва не пропустила группу мужчин, показавшихся из-за угла больницы. Они прошли не через главный общественный вход, предназначенный для посетителей и сиделок. Эти люди были либо привратниками, либо санитарами Королевской больницы — медицинским эквивалентом младшего рабочего персонала.

Они шумно двинулись вверх по улице, громко хохоча и радуясь окончанию работы, а Элиза следовала за ними на небольшом расстоянии. Она могла бы отказаться от своей боевой перчатки, могла, продолжая играть роль журналистки, взять интервью у докторов, работавших со Смитом, могла услышать, что им его не хватает и что они до сих пор не могут понять, как такая напасть свалилась на его светлую душу.

Именно так и поступили бы все эти люди — спрятали бы истинные чувства за хорошими манерами.

Если вы хотите узнать о человеке правду, нужно спросить о нем у его подчиненных — особенно у рабочего класса. Уж они вам расскажут, что они думают о нем на самом деле, независимо от того, сегодня ли его взорвали на Чаринг-Кросс или нет.

Миновав три улицы, компания скрылась в небольшом пабе на углу. Элиза немного подождала снаружи, обратив внимание на название — «Клятва лжеца». Она дала работягам немного времени, чтобы они успели прихлебнуть свое пиво и устроиться среди приятелей. Наряд ее сегодня вечером был неброским, посему она не боялась, что ее примут за уличную девку. Но даже при этом ощущение затянутой в медный панцирь руки, прижимавшейся к выданному в министерстве корсету, постоянно напоминало ей, насколько опасной может быть для безоружной женщины прогулка по улицам Уайтчепела.

А для женщины, вооруженной так, как она, вечер здесь становился приглашением к поиску приключений на свою голову.

Толкнув дубовую дверь, Элиза вошла в «Клятву лжеца». Как и в большинстве небольших пабов для рабочего класса в этой части Лондона, народу здесь было полно. Запах табака и спиртного унес ее в воспоминания детства, и на какое-то мгновение Элизе показалось, что стоит ей повернуть голову, и она увидит свою маму, двигающую по барной стойке кружки с пивом. Однако, когда она взглянула на бар, мамы там не оказалось. А вот от того, что она увидела там на самом деле, у нее буквально округлились глаза. Как же ей нравились всякие чудеса техники!

Лорд Мак-Тай, изобретатель-аристократ из Северной Шотландии, сконструировал бар «Комбомбула» и эксцентричным жестом филантропа подарил его пабам для рабочего класса всей страны. Его поступок можно объяснить тем, что он — будучи сумасшедшим, как Мартовский Заяц, — был еще безумно галантным. «Нельзя допускать, чтобы женщин лапали пьяные посетители!» — не раз заявлял он заплетающимся языком в своем любимом пабе в Эдинбурге.

Сияющий автоматический бар из блестящей меди и дерева, вероятно, и следовало винить в том, что это небольшое помещение было забито до отказа, но даже Элиза не могла не отметить его изящество, красоту и абсолютную новизну. Немного поработав локтями, она сумела подобраться к этой хитрой штуке поближе. При более близком рассмотрении оказалось, что бар был разделен на секторы, а в полированную медную поверхность вставили меню. Элиза понимающе закивала головой, оценив широкий выбор напитков, которые предлагались в «Клятве лжеца». Теперь ей стало понятно, почему это место настолько переполнено: механический бармен оказался настоящим шоу.

Она бросила монету в ближайшую прорезь и, нажав соответствующую кнопку, заказала себе пинту горького пива; даже сквозь гул толпы было слышно, как внутри завертелись шестеренки. Для развлечения клиента, ожидающего свой напиток, была выбрана довольно странная мелодия — «Вперед, христово воинство», — еще одно наглядное подтверждение ненормальности Мак-Тая. Однако на песню, казалось, никто вообще не обратил внимания, не говоря о том, чтобы ее подхватить. Настоящей музыкой этого заведения были хохот, веселье и дружеская беседа. Это было место, куда покутить и перекусить приходил рабочий класс города.

Из-за задней стенки бара выскочила пара механических рук, отделившись от полудюжины других таких же, причем столь резко, что Элиза вздрогнула. Искусственные медные пальцы схватились за ручку крана и плавно надавили на нее с той точностью движений, какой обладает только опытный бармен, в то время как вторая рука держала под краном наклоненную кружку, медленно выравнивая ее по мере наполнения.

Элиза оценивающе оглядела бар и то, как в нем распределялась публика. У «Комбомбулы» толпились мужчины, как, впрочем, и везде. У дальней стены, болтая друг с другом, демонстрировали свои ноги женщины.

Она улыбнулась, потому что, когда кружка наполнилась, та рука, которая давила на кран, извлекла из своего металлического скелета длинную линейку и провела ею по краю кружки, удалив с нее лишнюю пену. Опытный бармен сделал бы это плавно и аккуратно. Но поскольку это было одно из изобретений Мак-Тая, линейка зацепилась за край кружки и швырнула пену на посетителей, которые при этом даже не вздрогнули. Один рабочий просто вытер щеку и продолжил беседу со своими приятелями, тогда как второй облизнул попавшую на него пену, одобрительно кивнул и отправился заказать себе такого же пива.

Теперь, когда выпивка была должным образом приготовлена, подающая рука вытянулась туда, где стояла Элиза, а вторая вернулась в исходное положение под баром. Она осторожно подняла кружку горького пива левой рукой, держа свою правую руку в перчатке под плащом. Сделав первый глоток, Элиза взглянула на стойку бара «Комбомбула» и решила, что, возможно, сумасшедший Мак-Тай все-таки был не таким уж безумным. Механические руки обслуживали одновременно больше людей, чем это могли бы сделать даже три бармена.

Хотя в прошлом году в Колчестере случился один инцидент. Элиза попыталась мысленно посчитать, сколько народу тогда попало в местную больницу...

За этими воспоминаниями Элиза сделала шаг назад от бара и наступила на ногу мужчине.

—   Осторожнее, дорогая, — сказал он, и рука его скользнула ей на талию.

Элиза сумела сдержаться, чтобы тут же не освободиться, врезав ему локтем под дых. Этого любезного мужчину вряд ли можно винить: в «Клятве» было полно женщин, ищущих любовных приключений.

Вывернувшись из его объятий, она стала пробираться в сторону тех, ради кого она сюда пришла. В дальнем конце бара вырисовывались их смутные силуэты, но, подойдя поближе, она уловила обрывок очень любопытного разговора...

—   Черт, да это лучшая новость, какую я слышал за весь день! — рявкнул один из мужчин, прежде чем стереть пену со своих впечатляющих пышных усов.

—   Жаль вот только, что я сам не смог этого увидеть, — усмехнулся другой. — Держу пари, что его размазало по половине Чаринг-Кросс.

Да, это действительно были как раз те, кто ей нужен, поэтому она тут же зацепилась ногой за половицу и стала падать. Лучше сыграть не удалось бы ни одной актрисе мюзик-холла: она пролила себе на грудь половину содержимого своей кружки и так врезалась в самого большого из троих мужчин, что тот почти все свое пиво выплеснул на пол. Достойная жертва.

Здоровяк резко развернулся, готовый прибить пьяницу, разлившего его пиво, но сразу же остановился. Элиза улыбалась ему самой виноватой из всех своих улыбок.

—   Простите, приятель, какой-то козел подставил мне подножку. Разрешите мне купить вам другую порцию? — Акцент ее тщательно имитировал говор Ист-Энда, и — как она сама сказала бы о себе — все было выполнено чертовски здорово.

—Да ладно, крошка, — пророкотал тот, постепенно остывая после происшествия. — Все равно нужно было искупаться.

Она скривила губки и нахально оглядела их всех.

—   У вас, ребята, похоже, был тяжелый день, и я просто не могу лишить человека честно заработанной выпивки. Это неправильно. — Мужчины расчистили ей дорогу к автоматическому бару, чтобы она могла сунуть в него свои монеты. Наливая пиво, механическое чудо тихо урчало. — Меня зовут Эмма. Эмма Кинкейд. Вы ведь не станете возражать, если дама возьмет вам еще по одной?

—   Ну, — сказал крупный мужчина уже несколько смягчившимся тоном, — если женщины требуют себе право избирать и баллотироваться на выборах, не вижу ничего дурного в том, чтобы они еще и покупали пиво.

Элизу приветствовал общий хохот и поднятые вверх кружки. Это всегда срабатывало безотказно. Путь к сердцу мужчины лучше всего прокладывает пиво.

Все они быстро представились: Буфорд, Сет и Джосайя, все санитары Королевской больницы, и все как один — обладатели великолепных усов. После нескольких подколок и еще пары кружек для парней, тогда как Элиза продолжала цедить свою первую, Сет признался, что пышной растительностью на своих лицах они обязаны соревнованию, которое проводят между собой санитары больницы. Еще по одной — и они уже пригласили ее стать судьей, по крайней мере, для них троих.

—   Ну давайте, дорогая Эмма, смелее, — убеждал ее Джосайя, стараясь придать своему скрипучему голосу соблазнительные нотки. — Пусть ваши замечательные голубые глазки укажут нам счастливчика, который станет победителем, а?

—   Прошу вас, — искренне рассмеялась она, поднимая вверх руки, — я просто не могу сделать выбор между тремя такими славными джентльменами. — Она сделала паузу и прихлебнула из своей постепенно пустеющей кружки. Мысленно молясь, чтобы мужчины не заметили, как мало осталось у нее пива, она посмотрела на каждого из них и сказала: — У всех у вас, джентльмены, великолепные усы. И могу заявить, что никто из этих типов из высшего общества даже приблизительно не может сравниться с вами. — Она подождала, пока стихнут их одобрительные смешки. — Так что же именно такие красивые и крепкие парни празднуют сегодня вечером?

Сет, самый высокий из троих, подкрутил кончики своих рыжеватых усов, изогнутых, как руль велосипеда, и поднял кружку вверх.

—   Смерть самого главного мерзавца в Лондоне! — Двое других поддержали его одобрительными выкриками.

—   Вот это титул! — вместе с ними рассмеялась Элиза, навострив уши. — А кто же его обладатель?

—Доктор Кристофер Смит, черт бы его побрал! — Буфорд небрежно хлопнул ее по плечу, да так, что едва не сбил с ног. — Вечно смотрел свысока и на нас, и на медсестер. И даже на этих долбаных пациентов!

—   Словно мы какое-то дерьмо на подошве его штиблета, — добавил Сет, слегка покачиваясь. — Но хуже всего... — Он огляделся по сторонам, а затем наклонился поближе ко всей группе. — Эта его клиника на Эшфилд-стрит...

—   Меня туда ни за что не затащишь. — Буфорд сделал еще один большой глоток. — Смертельная западня, скажу я вам.

Внутри у Элизы все сжалось. Выходит, у этого респектабельного доктора имелось и второе лицо. Но она не должна была показывать своего удивления, поэтому небрежным тоном добавила:

—Да ладно, парни, прекратите...

Внезапно Буфорд схватил ее за руку и жестко посмотрел ей в глаза.

—   Нет, правда, мисс Эмма, — не ходите и вы туда. Никогда. Даже когда этот мясник уже в земле, все равно не ходите туда.

Смерть была делом повседневным в Уайтчепеле, так что если местным жителям что-то бросилось в глаза, то это нечто поистине жуткое. Она коротко кивнула — движение, хорошо знакомое всем, кто когда-либо жил в стесненных обстоятельствах.

—   Так или иначе, но сейчас он уже мертв, — пробормотал Джосайя. — И не нас нужно за это благодарить — медсестры справились с этим. Особенно вон та. — Он кивнул в сторону темноволосой женщины крепкого телосложения, сидевшей в углу паба. То ли случайно, то ли нет, но даже в толпе вокруг нее образовалось пустое пространство.

—   Кто она такая? — Элиза наконец допила свою пинту пива.

—   Мэри Гриссом. Если хотите знать мое мнение, мисс, это самая лучшая женщина, которая когда-либо показывалась в коридорах Королевской больницы. — Широкое лицо Джосайи как-то сморщилось, и на нем показалось нечто, напоминающее симпатию — еще одно чувство, редко встречающееся в Уайтчепеле. — Даже этот негодяй Смит соглашался с этим, потому она и работала у него в его клинике. Но она что-то видела на Эшфилд-стрит. Что-то очень плохое. Она пыталась поднять шум по поводу того, что он там делает, а Смит об этом пронюхал. Теперь она нигде не может устроиться на работу — даже в Бедламе.

Буфорд громко рыгнул, после чего серьезно произнес:

—   Бедная тетка — она по-прежнему околачивается вокруг больницы. Как побитый щенок, который возвращается за новой трепкой. — Он грохнул кулаком по стойке, отчего все кружки подскочили в воздух. — И это неправильно. Совершенно неправильно, черт подери. Смит наговорил всем про нее жутких вещей, и теперь она как прокаженная'. Она заслуживает лучшего!

Вот с кем ей следовало бы побеседовать...

—   Джентльмены, вы все заработали еще по одной. Благослови вас Господь, — сказала она, высыпая перед ними несколько монет. — А теперь прошу меня извинить, парни. Похоже, что Мэри нужно выговориться перед женщиной.

Она протолкалась к другому краю «Комбомбулы» и заказала два шерри. Зажав оба стакана в левой руке, она двинулась через толпу, пока не остановилась перед одиноким столиком, за которым сидела Мэри Гриссом. Мэри подняла на Элизу глаза, и эта впавшая в немилость медсестра и вправду показалась ей похожей на потерянного, сбитого с толку щенка.

—   Так вот ты где, дорогая, — ласково сказала Элиза, ставя перед ней стакан с шерри. — Мне шепнули, что тебе это сейчас может оказаться очень кстати, — добавила она, кивнув в сторону компании санитаров.

Грязные пальцы нерешительно обхватили стакан.

—   Спасибо, — прошелестела она, поднимая его к губам.

—   Не беспокойся ни о чем — просто питаю слабость к женщинам, которых мужики выкинули на улицу.

Мэри встревоженно взглянула на нее.

—   Вы это о чем?

Она изо всех сил старалась говорить с ист-эндским акцентом, но за неприглядной внешностью все равно чувствовалось образование. Кем бы Мэри Гриссом ни являлась в данный момент, когда-то она была совсем другой. Доктор Смит заставил ту Мэри Гриссом подчиниться себе, и теперь от нее остался только призрак женщины, когда-то помогавшей людям выздороветь.

Здесь Элизе нужно было выбрать другую тактику. Мэри была в Ист-Энде телом чужеродным. Отсутствие выпивки на ее столе подсказало Элизе, что та пришла сюда не для того, чтобы забыться. Она здесь пряталась.

Склонившись над маленьким шатким столиком, она впилась в Мэри взглядом ястреба.

—   Я знаю, что этот мерзавец Смит поспособствовал тому, чтобы ты попала в черный список, и таким образом лишил тебя единственной честной работы, которую ты могла получить, работы, которая должна быть твоей. В свете его безвременной кончины, а также того, что какие-то его дела подпортили тебе репутацию, у меня есть основания полагать, что ты знаешь нечто такое, за что тебя могут убить.

—   Но кто... — Нижняя губа Мэри предательски задрожала. Она часто заморгала, но одна слезинка все-таки сорвалась с ее ресниц; наконец она спросила: — Кто вы такая?

Элиза приготовилась ответить, но тут внимание ее привлек стук распахнувшейся двери. Она бы расхохоталась над этими двумя «представителями рабочего класса», если бы не видела их насквозь. Когда один из них указал на Мэри, Элиза заметила на его руке кольцо, не сочетавшееся с его довольно простой одеждой.

Сердце в ее груди учащенно забилось, и она взяла Мэри за руку.

—   В данный момент я твоя лучшая подруга, а также твой единственный шанс выбраться отсюда живой. — Элиза нагнулась вперед; взгляд ее голубых глаз был жестким и настойчивым. — Ты мне веришь?

Было безумием задавать такие вопросы, но в подобные моменты многие вещи висят на волоске.

Рот Мэри сам собой открылся, но, будь она человеком робким, она никогда не стала бы медсестрой. Зубы ее сжались, и она кивнула:

—Да... думаю, да.

—   Тогда оставайся рядом со мной, и — что бы ни происходило дальше — никуда не беги.

—   Пока вы мне этого сами не скажете?

—   Именно, — ровным голосом произнесла Элиза, поворачиваясь лицом навстречу новым посетителям. — Если решишь смотаться отсюда, их человек снаружи обязательно тебя достанет. Это ясно?

—   Да, мисс.

—   Я не шучу, — настаивала Элиза. — Что бы. Ни. Произошло.

Мэри быстро опустошила свой стакан с шерри, а Элиза пожалела, что у нее нет времени, чтобы взять еще по одной порции.

Мужчины смотрели через столик, не отрывая глаз от Мэри Гриссом, даже после того как Элиза поприветствовала их, бодро крикнув:

—   Привет, ребята!

—   Отвали, шлюха, — прошипел один из них. — Нам нужно перекинуться парой слов с мисс Мэри.

Элиза подвинулась на своем стуле. Ногам ее была нужна надежная опора.

—   У вас что, друг заболел?

—   Можно сказать и так, — проворчал другой. — И ему требуется внимание.

—   Мне очень жаль, парни, — сказала Элиза, усиливая свой ист-эндский акцент, — но наша добрая медсестра сегодня не работает. Улавливаете?

Тот, что стоял поближе к ним, нахмурился и наклонился вперед, остановившись в нескольких дюймах от Элизы.

—   Если хочешь, чтобы твое симпатичное личико порезали, как гуся на рождественском столе, — не вопрос, оставайся.

Элиза взглянула через плечо.

Мэри понимающе кивнула, повторив одними губами:

—   Что бы. Ни. Произошло.

—   Шла бы ты отсюда, — вновь заговорил первый головорез. Элиза повернулась к нему и часто заморгала от зловонного запаха, вырвавшегося из его рта, когда тот добавил: — А если ты с первого раза не поняла, я повторю, сонная кобыла: отвали.

В ответ она только ухмыльнулась, и в этот момент ее рука в перчатке резко выдвинулась вперед, а одетая в медь ладонь схватила мужчину за яйца. Под тихий шелест крутящихся шестеренок и шипение гидравлики бронированные пальцы Элизы сжались.

Мужчина даже крикнуть не мог, у него перехватило дыхание.

—Дружище, — сказала Элиза, не отпуская первого бандита, но обращаясь при этом ко второму, спокойным голосом, словно беседуя за чашкой чая, — если ты не хочешь, чтобы твой приятель всю жизнь пел сопрано в церковном хоре, я предлагаю вам обоим...

Но тот вдруг сильно дунул в свисток, издав пронзительный звук, почище, чем звук свистка любого полицейского. В двери ворвались еще два увальня, оба с головы до ног одетые во все черное; они посмотрели в их сторону и двинулись к ним, расталкивая посетителей и не особенно заботясь о том, куда те упадут.

Перчатка Элизы отпустила первого головореза, и тот снова задышал, судорожно открывая рот. Но всего лишь после его второго вдоха медный кулак врезался ему в челюсть. На мгновение тот завис в воздухе и вялым движением протянул руки к Элизе. Прежде чем он упал, она успела схватить его за руку и снять с пальца кольцо.

—   Спасибо, приятель, — усмехнулась она. — Мой партнер все приставал ко мне, требуя, чтобы я достала улики. Может быть, это его успокоит.

Первый убийца, упав, подмял под себя напарника, но прибывшая подмога — а эти парни были гораздо мощнее тех, что лежали на полу, — уже практически прорвалась через толпу и теперь подбиралась к ней. «Двое, — подумала она. — Кто бы ни были эти люди, они определенно очень хотят смерти Мэри».

Вновь прибывшие бандиты, очевидно, не заметили сразу перчатку Элизы, и первый из них очень пожалел об этом, получив мощный удар-кулаком в нос. Но второй мужчина, однако, уклонился от ее хука и сам сильно наотмашь ударил ее. После его второго удара Элиза врезалась в толпу посетителей паба.

Голова ее кружилась, все перед глазами плыло, как в тумане. «Не смей отключаться, Браун, — приказала она себе.

Не так уж долго ты сидела без дела, чтобы забыть, как держать удар. Соберись!» Первой вернулась резкость изображения, а затем она услышала крик. Она увидела, как Мэри отскочила назад от потянувшегося к ней убийцы. Проклятье!

Но рука головореза внезапно оказалась зажатой в глыбах мышц. Элиза раньше думала, что только члены ее национальной команды по регби обладают подобной скоростью и могут произвести столь мастерский захват. Какой позор, что это англичанин!

—   Так это ты толкнул мисс Эмму?! — проревел Буфорд, заламывая руку убийцы назад. Если его конечность при этом сломалась (а судя по углу, под которым та выгнулась, вполне могла), то за шумом толпы хруста никто не услышал. — А она же должна стать судьей на нашем конкурсе усов!

Бандит врезался в другую компанию посетителей, которой очень не понравилось, что их пиво расплескалось из-за какого-то парня, одетого, как гробовщик. Теперь оба человека из подкрепления скрылись под градом апперкотов и ударов по почкам. У Элизы появилась возможность переключить свое внимание на первую пару: один все еще лежал без сознания, зато второй уже встал на ноги. Она не стала вытаскивать нож или пистолет. Элиза щелкнула переключателем на своей одетой в металл руке и, почувствовав, как в районе бицепса зажужжали шестеренки механизма, одним плавным движением выстрелила из plures ornamentum.

Из руки вылетели тяжелые шары бола. Длинная веревка с прикрепленными к ней шарами захлестнула ноги мужчины, крепко связав их вместе. Рассыпая проклятья, он споткнулся и рухнул на руки Джосайи и Сета. Те тут же поставили его обратно на ноги, но затем подняли в воздух двойным апперкотом.

Толпа в «Клятве», наслаждавшаяся этим представлением с потасовкой, ревом восторга отреагировала на то, как последний из бандитов, закатив глаза, свалился на пол. Элиза чувствовала, как в висках пульсирует кровь; инстинкт бойца гнал ее вперед, чтобы продолжить схватку. Однако подготовка агента министерства взяла верх. «Хватай Мэри и воспользуйся самым удобным путем для бегства».

Но едва она снова повернулась к своему столику, как ее обхватила пара сильных рук. В этих объятиях, очень напоминавших медвежьи, весь воздух из ее легких вышел, а ребрам, готовым треснуть, стало жарко. Медь перчатки больно врезалась в корсет, а перед глазами Элизы стали вспыхивать звезды.

—   Не знаю, сучка, кто ты такая, — просипел прямо ей в ухо злобный голос: возможно, она действительно выжала все соки из его мужского достоинства, — но сегодня вечером ты действительно помешала мне сделать свою работу!

Звук удара затылком ему в нос получился таким оглушительным, что перекрыл даже шум потасовки. Человеку нее за спиной взвыл и немного ослабил хватку, а Элиза тут же со всей силы наступила ему на ногу. Последовавший за этим удар в живот локтем, покрытым медью, позволил ей развернуться и хлестко врезать ему в челюсть. То, как он красиво рухнул на пол, понравилось даже Элизе.

Затем Элиза повернулась к Мэри, и та вежливо помахала ей рукой. Она в точности выполнила то, что ей было сказано.

—   А теперь бежим? — с тревогой в голосе спросила она.

—   Теперь, дорогая, действительно бежим, — сказала Элиза, поднимая Мэри со стула и увлекая ее за собой в толпу.

«Комбомбула» гудела и жужжала, складываясь, чтобы защитить себя. Элиза понятия не имела, каким образом машина сообразила, что идет драка, но она вновь высоко оценила это изобретение Сумасшедшего Мак-Тая. Когда две женщины добрались до выхода, в воздух уже полетели кружки и стулья.

—   Подожди! — Элиза высунула голову на улицу и огляделась по сторонам. Вокруг никого не было. — Буфорд! — крикнула она назад в дерущуюся толпу.

Санитар только что в очередной раз отправил на пол одного из людей в черном, когда услышал голос Элизы. Он бодро помахал ей рукой и показал на распростертое тело убийцы. Казалось, он гордился своей сноровкой в кулачном бою.

—   Я отдаю свой голос Сету!

Тот часто заморгал, показал на Сета, а затем вопросительно склонил голову набок.

—   Из-за цвета! — крикнула Элиза и, пожав плечами, добавила: — Мне всегда нравились рыжие.

Она усмехнулась, глядя, как головорез, которому врезал Буфорд, с трудом пытается снова встать на ноги. На этот раз санитар помог ему подняться, а затем снова уложил его. Потом он снова помог тому встать и опять отправил его на пол.

—   Ох, дорогая, — сказала Элиза Мэри, открывая дверь, — похоже, Буфорд расстроился из-за моего решения.

Оказавшись на относительно спокойной улице, Элиза потянула Мэри за собой и нырнула с ней в первый попавшийся дверной проем. Прижав палец к ее губам, она затолкала медсестру в тень, а сама еще раз внимательно оглядела переулок и улицу. Они находились в безопасности, но только на данный момент. До надежного убежища ее квартиры было очень и очень далеко.

Убрав палец, Элиза улыбнулась и похлопала женщину по руке.

—   Я с радостью готова выслушать все, что ты можешь рассказать мне о докторе Смите и его гнусных выходках, которые он творил в клинике на Эшфилд-стрит.

Руки Мэри дрожали, но взгляд ее был твердым и спокойным. Неплохо для беспомощной женщины, которая только что чудом избежала неминуемой гибели.

—   Все, что вы хотите.

Элиза испытывала к ней теплые чувства. Попавшая в подчинение к помыкавшим ею могущественным людям, потерявшая свою работу, преследуемая и все же готовая поведать ей свою историю... Отвага в ее взгляде вызывала восхищение, но, кто бы ни послал этих людей, которые сейчас валялись в бессознательном состоянии на полу паба (за исключением одного, на котором сгонял свою злость Буфорд), весьма маловероятно, что на «Клятве лжеца» они остановятся. Сейчас для медсестры Мэри Гриссом опасность представлял весь Лондон, а может быть — и вся Англия.

В голове Элизы начал созревать план.

—   Мэри, — бодро сказала она, — что вам известно о тропических болезнях?

Глава 14,

в которой наши герои заканчивают тем, что погружаются в бумаги и попадают в довольно неприятную ситуацию с доктором Саундом

Стук женских ножек по каменному полу отвлек Веллингтона от разложенных перед ним массивных томов и книг поменьше. Он вздрогнул и посмотрел на часы. Утро уже почти закончилось. Просто поразительно.

—   А я уже думал, что вы, мисс Браун, затерялись где-то в Зазеркалье.

—   Я была занята. — Голос Элизы эхом отдавался под сводами архива. — Ну, вы знаете... расследование...

— Дознание, — напомнил ей Веллингтон.

—   Это одно и то же, только ракурс разный, — сказала она, спустившись по лестнице. — Я изучала весьма колоритный стиль жизни доктора Кристофера Смита.

Он подождал, пока она шлепнется на стул напротив него. Элиза медленно потерла глаза и тихонько застонала. Похоже, вчерашний вечер для нее плавно перетек в сегодняшнее утро.

—   Вы опоздали, — напомнил он ей, вводя в машину код для приготовления чая.

Рука Элизы бессильно скользнула на колени, а голова откинулась назад.

—Да, Букс, я знаю. Я плохой, очень плохой агент. Уложите меня к себе на колени и отшлепайте.

—   Ваши фантазии меня не касаются, — сухо заметил он, — но, если вы собираетесь вести это расследование, не ставя в известность доктора Саунда и не получив на это его разрешения, вам не следует забывать о расписании, которого вы должны придерживаться. Вы находитесь в архиве по вполне определенной причине. И если вы будете продолжать активно работать оперативным агентом, это будет замечено.

—   Вы хотели сказать «мы»? — уточнила Элиза, склонив голову набок. — Вы ведь тоже занимаетесь этим расследованием вместе со мной, разве не так?

—   Кажется, да, — ответил он слегка надтреснутым голосом.

—   Вам кажется ? — Она выпрямилась, и ее и без того расшатанные нервы натянулись еще больше. — Вы хотите сказать, что если вдруг станет туго, вы просто бросите меня, предоставив выпутываться из всего этого в одиночку?

—   Я этого не гово...

—   Но вы подразумевали это! — резко бросила мисс Браун. Звук ее голоса, уже заполнивший все громадное пространство подвала под министерством, звенел все громче и громче. — Я пережила адскую ночь, и я хочу знать, одна я в этом деле или нет. Мне нужно понять, могу я на вас рассчитывать, а если не могу, нам с вами лучше выяснить это прямо сейчас!

Веллингтон поднял бровь и подождал, пока стихнет эхо. Когда же это наконец произошло, голос его был спокоен, как поверхность запруды у мельницы.

—   Вы закончили, мисс Браун, или предпочитаете снова поскандалить? Не думаю, что далай-лама в Лхасе расслышал всю вашу тираду, так что, пожалуйста, сделайте ему одолжение, повторите.

Элиза снова откинулась на спинку стула, продолжая смотреть ему прямо в глаза.

—   Может быть, вам лучше поинтересоваться, что я успел выяснить в ваше отсутствие? — спросил он, под звон колокольчика вынув из машины приготовленную для Элизы чашку свежего чая.

—   Прошу вас, продолжайте, Велли.

Аккуратно поставив перед ней дымящийся «эрл грей», Веллингтон лизнул кончик пальца и принялся листать страницы; дойдя до нужной, он остановился и показал открытую книгу Элизе.

—   Вот это символ с игральной карты, с кареты Смерти и, насколько мне удалось рассмотреть, с обожженной стенки на заводе.

—   И с кольца с печаткой.

Теперь уже Веллингтон вопросительно склонил голову набок.

—   С какого еще кольца?

Украшение приземлилось точно на открытую книгу, которую Веллингтон держал в руках.

—   Вот это кольцо с печаткой, — сказала Элиза, бросая в свою чашку чая три кубика сахара. — Сняла его с одного малого, которого наняли, чтобы он прошлой ночью убил медсестру Мэри Гриссом.

Лоб Букса наморщился.

—   Кого?

—Давайте сначала вы. — Она отхлебнула из чашки и сделала жест в его сторону. — Расскажите мне про эту штуку.

—   Это герб Общества Феникса, — сказал он, положив книгу между ними.

Элиза отставила чашку в сторону и наклонилась вперед.

—   Общества Феникса? Я думала, это просто миф. Один из тех клубов, которые созданы, чтобы дать приличным англичанам повод обманывать своих жен?

—   Собственно говоря, эта группа — вовсе никакой не миф. У них даже есть своя захватывающая история, — сказал он, раздвигая бумаги на своем столе, — причем, возможно, еще более древняя, чем у масонов.

Она удивленно посмотрела на него.

—   Что, правда?

—   Первое упоминание об этом гербе встречается в южной части Тихого океана, точнее, на Филиппинах. Там есть одно захоронение с украшенной золотом эмблемой Общества Феникса. На самом деле... — начал он, поднимая одну книгу за другой, пока не нашел нужный том и не положил на подробное описание герба новый рисунок: гравюру с изображением испанского моряка далеких времен, стоящего рядом с богатым надгробием. Веллингтон постучал пальцем по хорошо различимой эмблеме и продолжил: — На самом деле считалось, что одним из его членов был Фердинанд Магеллан.

Элиза непонимающе заморгала.

—   Постойте-ка, Магеллан? Как это мог испанец...

—   Стать членом общества английских джентльменов? Все дело в том, что это общество английских джентльменов имеет глубокие корни, которые тянутся и к другим культурам, не только к британской. История этой группы с таким же успехом могла бы восходить к временам Рима, когда мир был частью Великой Республики и состоял из народов различных завоеванных земель. Но в своем исследовании Общества Феникса я заметил одну деталь: на римских артефактах — как на официально задокументированных, так и на находящихся в нашем архиве, — изображение этой эмблемы не встречается.

—   Получается... клуб джентльменов, в который не принимали древних римлян. Не слишком по-джентльменски.

—   Если только это не было сделано преднамеренно, — сказал он, листая страницы толстого тома, лежавшего на его стороне стола. — Возможно, Общество Феникса возникло как диссидентская группа. Подпольное движение, объединенное одной целью.

—   Свержение Римской империи?

—   Общая цель для группы людей со всего мира, чьи страны были завоеваны.

Элиза кивнула головой, и на лице ее появилась кривая усмешка.

—   И из пепла возродился великий феникс. Интересная у вас теория, Велли.

—Да, хотя, к сожалению, у меня нет надежных доказательств, чтобы ее подкрепить, так что пока это действительно только теория. Однако здесь, на этой надписи под гербом, видна главная мантра Общества Феникса. — Он положил на самый верх стопки книг более детальное изображение геральдического знака. — Вот тут, мисс Браун, — сказал он. — Это латинская фраза, которая переводится примерно как...

—   «Из пепла и хаоса рождаются порядок и гармония». — Она внимательно рассматривала детали герба, водя по рисунку кончиками пальцев. — Я знаю латынь, хотя уроки мне не нравились. — Затем выражение ее лица смягчилось, и она глубоко вздохнула. — Хотя мой учитель латыни — это совсем другое дело. Достаточно лихой был парень, чтобы вскружить голову школьнице.

В затылке у Веллингтона появилось странное покалывание, и он подергал воротник своей сорочки.

—Да, понятно... — запинаясь, пробормотал он. Быстро прокашлявшись, он продолжал, стараясь не обращать внимания на озорную ухмылку, появившуюся на ее лице. — История Общества Феникса — по крайней мере, его официальная история — является отрывочной, если не сказать совершенно фантастической. Придворный историк записал, что обществом этим заинтересовалась королева Елизавета. — Он поправил очки и взглянул в лежащий перед ним открытый том. — Можно поспорить, не было ли это с ее стороны просто навязчивой идеей. Она была убеждена, что они намереваются свергнуть ее, и поэтому издала закон, согласно которому любой, кто был замечен в каких-либо связях с этим обществом, приговаривался к смерти.

—   Таким образом, они остались в подполье, а добрая королева Бесс спокойно продолжала себе править и дальше?

—   Очевидно так.

—   И когда же мы снова услышали об Обществе Феникса?

Веллингтон кивнул и, усмехнувшись, открыл еще одну толстую книгу.

—   Господи, Велли, сколько же вы успели перечитать книг, пока я занималась... — Элиза чуть не сказала «дознанием», но быстро спохватилась и закончила: — Расследованием?

—   Каждый из нас сходит с ума по-своему, мисс Браун, — сказал он, доставая пергаментную рукопись, — и у меня это связано с архивом. Вот здесь, — сказал он, пододвигая документ к ней, — находится следующее свидетельство деятельности Общества Феникса в Англии. Возможно, единственное по-настоящему надежное доказательство, если не считать разных появлений символа.

В самом низу пергамента стоял уже такой знакомый тисненный золотом символ, очень напоминавший королевскую печать. От времени золото потускнело, и некоторые детали стерлись, но это точно была та самая эмблема, которая попадалась им вновь и вновь, только на этот раз она сопровождалась семью подписями.

Ее глаза внимательно осмотрели пергамент сверху донизу.

—   А что, собственно, я сейчас разглядываю?

—Декларацию, — сказал Веллингтон, расплываясь в улыбке, — в которой подписавшие ее обязуются поддержать Марию, дочь короля Якова Второго, и ее супруга Вильгельма Оранского и сопровождать их в смутные времена перемен.

Шея Элизы вытянулась.

—   Значит, члены Бессмертной Семерки состояли в Обществе Феникса?

Веллингтон пожал плечами.

—   Из пепла... — Он осторожно взял пергамент из ее рук и сказал: — Я должен быть уверен, что это вернется на свое законное место. — Засунув декларацию в защитный кожаный переплет, Веллингтон продолжал: — Теперь, когда трон благодарен Обществу Феникса за восстановление порядка в стране, они уже могут вести не такое скрытое существование. Во многом, как и «вольные каменщики», масоны, Общество Феникса превратилось в тайное сообщество, возродившее само себя. Во-первых, членами его стали исключительно британцы. Во-вторых, они чувствовали необходимость демонстрировать свое влияние, повсюду расставляя свой герб. По крайне мере, так они делали до рубежа веков, когда их влияние внезапно исчезло.

—   Вот так просто?

—   Вот так просто, — эхом отозвался Веллингтон. — Последнее появление их знака датируется 1810 годом. Его поставила группа докторов, которая присматривала за его величеством королем Георгом Третьим по приказу его сына. Подписанный ими диагноз послужил дня принца формальным разрешением для узурпации трона согласно «Акту о регентстве» 1811 года.

—   Минуточку, — перебила его Элиза. — Вы хотите сказать, что это Общество Феникса совершило государственный переворот, сместив Безумного Короля Георга?

—   Я только хочу сказать, что это были те самые доктора, которые занимались здоровьем принцессы Амалии в 1809 году. Через год она умерла.

Элиза, казалось, хотела что-то сказать, возможно, заявить, что он ошибается. Она уже открыла было рот, но с ее губ сорвался лишь сухой жесткий смех.

—   И эти книги, эти документы, — сказала она, показывая на гору разложенных перед ними бумаг, — все время просто лежали здесь, скрываясь среди материалов других дел?

—   Добро пожаловать в наш архив, мисс Браун, — криво усмехнувшись, ответил Веллингтон. — Конкретно этот документ был обнаружен во время налета Бессмертной Семерки. — Он пожал плечами и добавил: — Похоже, что еще в деле 1857 года агенты министерства, обнаружившие их метку, были не так уж далеки от истины.

Она удивленно выгнула бровь, но затем подавила внутренний импульс и вместо этого спросила:

—   Если Общество Феникса обладало таким мощным влиянием, почему же они снова ушли на нелегальное положение?

—   Тут можно только догадываться. Нет никаких записей, никаких заявлений, никаких официальных мероприятий или хотя бы даже корреспонденции с такой печатью феникса. На этот раз общество полностью скрылось из виду.

—До настоящего момента, когда мы в течение одной недели нашли целых три таких герба? Похоже, это как-то не соответствует их modusoperandi, причем в особенности это касается герба, появившегося на заводе. Зачем инвестировать в то, что дает империи твердую почву под ногами, если ты считаешь, что порядок возродится из хаоса?

—   Хороший вопрос, — согласился Веллингтон.

—   А может так быть, что Гарри обнаружил именно это? — спросила Элиза, вновь переводя взгляд на рисунок эмблемы перед собой. — Возвращение Общества Феникса?

—   Я думаю, что агент Торн раскрыл их, не догадываясь, на что они способны, — продолжал Веллингтон, не обращая внимания на ее реакцию, последовавшую за этим уточнением. — Я думаю, что Общество Феникса предприняло все меры, чтобы ликвидировать любую утечку информации относительно своего возрождения, и, похоже, что в стремлении сохранить свои тайны они становятся все наглее. Нам здорово повезло.

—   Повезло? С чего это вы так решили?

—   Мы схлестнулись с тайным сообществом, история которого восходит к временам падения Римской империи, долгие столетия шедшим курсом Британской монархии. Вы сами подумайте о судьбах тех, кто случайным образом узнал слишком много. «Убийства со свежеванием и переломами», агент Торн, попавший в Бедлам.

И медсестра Гриссом вчера вечером в «Клятве лжеца». — Кровь внезапно отхлынула от ее лица. — Боже мой, — прошептала она и в ужасе машинально прижала руки к губам, стараясь перевести дыхание.

—   Элиза! — Веллингтон бросился на другую сторону стола и опустился перед ней на колено. Глядя ей в лицо, он прикоснулся пальцами к ее щеке. — Что с вами?

Глаза ее блеснули, а затем крепко зажмурились. Веллингтон осторожно оторвал ее ладони ото рта; Элиза замотала головой, но он крепко удерживал ее руки. По-прежнему не открывая глаз, она прошептала:

—   Гарри. В Бедламе у него был небольшой шрам, сразу за ухом. Роспись хирурга, если хотите... Смит... Общество... — прошипела она сквозь сжатые зубы, — они что-то с ним сделали.

Резонное заключение. Однако он предпочел бы не делать столь категоричных выводов.

—   Возможно, именно это и гарантирует ему безопасность в настоящий момент. Что же касается нас с вами, мы в данное время по-прежнему сохраняем свою конфиденциальность.

Элиза резко открыла глаза, в которых не было и следа от готовых было пролиться слез.

—   Вы сами знаете, что долго это продолжаться не может.

—   Возможно, и так, мисс Браун, но прямо сейчас единственное, что защищает нас, — это наша анонимность.

Элиза глубоко вздохнула и, кивнув, попыталась засунуть руку в карман пиджака, но затем беспомощно улыбнулась.

—   Велли, — усмехнулась она, — мои руки.

Он сжал их еще крепче.

—Да, Элиза, а что с вашими руками?

—   Отпустите их, пожалуйста, если вам не трудно.

Веллингтон почувствовал, что краснеет.

—   О, простите. — Он тут же бросил ее руки и поднялся на ноги. — Я... я думал, что с ними что-то... Нуда, в общем, понятно.

Она проследила за тем, как он возвращается на свою сторону стола, и от ее усмешки по коже у него пробежали мурашки. Из кармана пиджака она вынула свою потертую записную книжку.

—   Пока являясь для общества призраками, мы также сумели заглянуть в эту компанию изнутри. Помните, Велли, я кое-что собиралась раскапывать самостоятельно?

—   Ах да, очень хорошо. — Затем он прокашлялся и спросил: — Что у вас есть такого, что можно привнести в общее дело?

—   Ну, наш добрый доктор Кристофер Смит и на самом деле был выдающимся человеком в своей профессии. Очень талантливый, очень одаренный врач. — Элиза открыла записную книжку на заложенной странице. — Но также я выяснила, что впечатляющий доктор Смит был не совсем таким, каким он казался снаружи. Значительную часть сегодняшнего утра я провела за беседой с медсестрой, Мэри Гриссом, ранее у него работавшей, имя которой я уже вскользь упоминала. Она трудилась рядом с нашим доктором как на его основной практике, так и в клинике, расположенной на Эшфилд-стрит, вплоть до момента, когда несколько месяцев назад ее уволили.

—   А может быть, медсестра Гриссом просто хочет очернить честное имя доктора Смита?

—   Послушайте, Велли, просто невежливо перебивать человека, который вам что-то рассказывает. Такое поведение не способствует получению информации. — Удовлетворенно хмыкнув, она сделала глоток чая и вернулась к своим заметкам. — Если бы вы позволили мне продолжить, я бы рассказала вам о тех экспериментах, свидетелем которых медсестра Гриссом стала в клинике на Эшфилд-стрит. Как-то она обратила внимание на негативную реакцию пациента на предписанное доктором лекарство и сообщила об этом доктору. Но тот увеличил дозу. С этого момента Гриссом поняла, что именно так доктор Смит и действовал: при любом признаке негативной реакции пациента Смит продолжал то же самое лечение с повышенным интересом. Чем сильнее была реакция, тем интенсивнее становилось лечение, как будто он исследовал уровень, который может выдержать больной. Похоже, что доктор Смит содержал эту клинику по двум причинам. Первая была связана с его положением в глазах общества. Благотворительная работа приносила ему много похвальных отзывов. Вторая же причина, как выяснила Мэри Гриссом, была поистине дьявольской. В конце ее попросили ассистировать во время хирургических операций, в которых не только не было необходимости — они были просто неэтичны. Все эти эксперименты и сопровождавшие их смерти так или иначе были связаны с мышечной системой человека. Когда она потребовала, чтобы ей объяснили, в чем она принимает участие, доктор ответил ей примерно так: «В трудах на благо империи». — Элиза закрыла свою записную книжку и посмотрела на него. — Все совпадает. Судя по состоянию трупов, которые мы нашли вместе с Гарри, это было делом рук любопытного хирурга, да еще к тому же и очень умелого.

—Действительно. — Веллингтон вдруг побледнел. — Постойте-ка. Медсестра Гриссом...

Она подняла руку, прерывая его.

—   О ней уже позаботились, Велли. Я посадила ее на первый дирижабль, покидавший нашу страну сегодня утром. Я составила ей протекцию, и теперь в нашем Сингапурском офисе есть новая старшая медсестра.

Он поднял очки повыше.

—   Очаровательная идея, мисс Браун, но что скажет доктор Саунд, когда получит сообщение от...

Раздался грохот открываемой железной двери, и они оба вздрогнули. Даже в тусклом свете, пробивавшемся с верхней площадки лестницы, хорошо виднелся силуэт спускавшегося тучного мужчины.

—Ага! — Голос его был бодрым и чистым, что странным образом контрастировало с темнотой архива. — Вот вы где! Какая удача застать вас обоих на месте одновременно!

Веллингтону вдруг ужасно захотелось куда-нибудь скрыться или отпроситься в туалет, но это было бы уж слишком. Элиза, движения которой казались грациозными и плавными, просто выпрямилась в полный рост и закрыла лежавшие перед ней на столе книги. Веллингтон бросил быстрый взгляд в сторону томов, находившихся на его стороне. Никаких гравюр, никаких фотографий, никаких набросков. Просто даты и записи, которые могут остаться незамеченными.

Да, это действительно был доктор Бэзил Саунд, директор министерства. Пальцы Веллингтона скользнули под обложку книги, чтобы закрыть ее, прежде чем доктор успеет дойти до их стола.

Но было уже слишком поздно.

—   Так значит вот они, невоспетые герои нашего министерства! — насмешливым тоном произнес доктор Саунд. Разглядывая их обоих, он всплеснул руками, и пачка газет у него под мышкой тихо зашелестела. — Судя по внешнему виду вашего совместного рабочего стола, вы тут весьма заняты делом.

—Да, сэр, — ответила Элиза уважительным тоном солдата, докладывающего старшему офицеру. — Не желаете ли чаю, директор?

—   Нет, благодарю вас, — с теплом в голосе ответил тот.

Элиза допила свою чашку и кивнула в сторону Веллингтона.

—   То, что имеется здесь у Букса, просто поразительно. Я узнала столько нового для себя!

—   Что ж, агент Браун, могу вас заверить: во всем, что касается фактов и цифр, Буксу просто нет равных. Вы настоящая ходячая и разговаривающая аналитическая машина, Букс.

—   Надеюсь, что да, сэр, — ответил Веллингтон немного неуверенным голосом.

Доктор Саунд весело хохотнул, но затем переключил свое внимание на шесть кувшинов, выстроившихся в ряд между двумя стопками бумаг.

—   Простите меня, агент Букс, — начал Саунд, мысленно пересчитывая кувшины, — но разве агент Хилл привез из Южной Америки не семь кувшинов?

—   Это было еще до назначения агента Браун сюда. Простите меня, сэр.

Веллингтон виновато взглянул на Элизу, как бы извиняясь перед ней, но увидел удивленное выражение на ее лице.

—Да, когда я попала сюда впервые, я была несколько неловкой, — сказала она, не сводя глаз с Веллингтона.

Директор вздохнул, но затем, казалось, подавил свое разочарование.

—   Что ж, думаю, это цена, которую нужно было заплатить за перемены. — Он нагнулся над столом. — Мне следовало предупредить вас, что в процессе притирки с новым партнером в данном случае могут возникать разные... ситуации.

Неужели директор подмигнул ему, или это только показалось?

Веллингтон откинулся на стуле и сделал несколько медленных глубоких вдохов. Добром это не кончится.

—   Есть одна старая поговорка, Букс: нельзя приготовить омлет, не разбив несколько яиц... — Саунд вновь пересчитал глиняные вазы и пожал плечами. — Или — как в данном случае — несколько уникальных ваз, которые открывают дорогу в Эльдорадо.

—   Это больше не повторится, — заверила его Элиза. — Я все еще притираюсь к новой обстановке, и я все время учусь, сэр. Я многому здесь учусь.

—   Замечательно, — ответил доктор Саунд. — Я был бы разочарован, если бы это было не так или если бы я допустил ошибку, назначив вас сюда. Вы превосходный оперативный агент, Браун, но я хотел как-то обточить вас, поумерить вашу тягу к разрушению и беспорядку — вы должны найти здесь свое место. Я также хотел, чтобы в лице Букса вы обрели наставника, потому что он — с моей скромной точки зрения — является одним из наиболее дисциплинированных агентов нашего министерства.

Веллингтон часто заморгал.

—   Правда, сэр?

Конечно, правда, Букс, — усмехнулся Саунд. — Вы работаете здесь усердно... и безмятежно. Проводите среди этих стеллажей даже свое личное время... без всякого надзора. — Тон его был радостным, ничто в его голосе не выдавало злой иронии, ничто не настораживало, хотя интонация была довольно странной. — Я только хотел сказать, что вы годами работали здесь, где за вами никто непосредственно не следил, и тем не менее совершили настоящее чудо, приведя в порядок и восстановив наш архив, который сейчас работает надежно, как часовой механизм. Это настоящий образец дисциплины и преданности своей работе.

—Да, сэр, — сказала Элиза.

—   А если учесть, что архив представляет собой отдельный мир, оторванный от всех остальных офисов министерства, — продолжал доктор Саунд, — то на самом деле просто удивительно, что вы вообще выполняете свои обязанности, а не шляетесь где-нибудь по улицам Лондона...

С этими словами доктор Саунд достал из-под мышки одну из газет и развернул ее на столе перед Элизой.

—   ...как, например, вот эта парочка, о которой я прочел в газете.

Веллингтон медленно поднялся со своего места, и скрип стула под ним отдался в голове скрипом виселицы. Первым им бросился в глаза кричащий заголовок:

ЖЕСТОКОЕ УБИЙСТВО НА ЧАРИНГ-КРОСС!

Неизвестные благодетели пытаются схватить торговца смертью!

—   В «Таймс» этому посвящена захватывающая статья, — кивнув, сказал Саунд, разворачивая следующую газету. — Но если вы вдруг пропустили ее, беспокоиться не стоит: ту же историю излагает и «Дейли телеграф».

ЧЕРНАЯ СМЕРТЬ!

Таинственный извозчик убивает невинных людей, в то время как отважная супружеская пара пытается спасти подданных Ее Величества!

Эта статья приземлилась уже перед Веллингтоном, и его жгучее желание сбежать в туалет многократно усилилось.

—   Но вообще-то я отдал бы должное «Дейли мейл» за их освещение этого же события, — продолжил доктор Саунд, разворачивая последнюю из газет. Он открыл ее перед ними и продемонстрировал грандиозный и внушительный заголовок статьи, который — Веллингтон в этом не сомневался — наверняка обеспечит распродажу всего тиража. — Им удалось уловить всю страсть, все безумие ситуации, и, что самое главное, им удалось получить подробные показания свидетелей происшествия.

КРОВАВАЯ БОЙНЯ НА ЧАРИНГ-КРОСС!

Женщина в черном несет смерть, но спасается бегством при виде отважного дуэта!

Некоторое время воцарившуюся тишину нарушало только гудение министерских генераторов. Веллингтон несколько раз перечитал заголовок «Дейли мейл» и попытался восстановить нарушенное дыхание. Признание уже буквально вертелось у него на кончике языка, но сейчас он уже слишком погряз в этом давнем забытом деле. Его, вероятно, ждала та же судьба, что и агента Браун, даже если он ничего не утаит от директора относительно того, чем они с Элизой на самом деле занимались за короткое время, проведенное вместе.

Словно отвечая на мысленные мольбы Веллингтона, Элиза вдруг спросила:

—А может это быть делом рук Дома Ашеров, сэр?

Что ж, агент Браун, черная карета с колесами... — Доктор Саунд перевернул газету и, пробежав глазами несколько строк, зачитал: — «с колесами злодейской конструкции, которые сметали невинных прохожих, падавших, словно подрубленные косой самой Смерти». Все это звучит вполне в духе Дома Ашеров, но тут я должен остановиться и упомянуть о других участниках этой истории. Прошу вас обратить внимание: «Свидетели утверждают, что Госпожа Смерть была атакована коляской, которая бросилась за ней в погоню, причем управлявшие лошадьми обоих экипажей мужчина и женщина явно не стеснялись в выборе средств для этого противостояния». А теперь об одной детали, которая мне показалась наиболее любопытной: «В героической повозке ехал всего один пассажир, и задачи этого мужчины были непонятны, поскольку он только и делал, что заунывно кричал, словно неприкаянное привидение на бескрайних болотах Западного Йоркшира».

Веллингтон почувствовал, что язык его непомерно распух во рту. Он был полностью парализован стальным взглядом холодных глаз директора. Рот его сам собой открылся, в горле пересохло, словно он шел по раскаленным пескам Египта.

—   Когда я читал о таком вопиющем поведении поданных ее величества, — сказал доктор Саунд, сворачивая газету и кладя ее на то место, где должна была стоять седьмая ваза, — я благодарил Господа на небесах за то, что я — директор секретной организации, где оружием является хитрость. — Он медленно повернулся к Элизе и, прищурившись, посмотрел на нее. — Правильно я говорю, агент Браун?

Элиза кивнула.

—   По большей части — да, сэр.

—   Верно, — согласился он. — По большей части. — Саунд переводил взгляд с одного агента на другого, и Веллингтон чувствовал, как грудь его при этом сдавливается. — Ну ладно, не буду вас больше задерживать. Я просто решил нанести визит в наш архив и доволен, что сделал это. — Он оглядел полки, массивную аналитическую машину, протяженную систему блоков и, наконец, их общий стол, после чего одобрительно кивнул. — Мне следовало бы делать это почаще. Так что, пожалуйста, если у меня когда-нибудь вновь появится настроение заглянуть сюда, просто занимайтесь своей работой. Представьте себе, что меня здесь нет. — Он поднял руку и слегка потянул себя за ус. — Вы ведь можете это сделать, верно?

Бросив на них последний взгляд, доктор Саунд направился к пролету лестницы.

—   Всего хорошего, агент Браун, агент Букс.

Они молча следили за тем, как он поднялся по лестнице, открыл металлический люк и скрылся за ним.

—   Букс, — сказала Элиза, первой нарушившая тишину. — Сколько раз наш старик наносил вам визиты вроде этого?

—   Включая ваше первое появление здесь?

— Да.

—   Дважды. — Веллингтон наконец оторвал взгляд от металлической двери и взглянул на Элизу. — Женщина, ради бога, во что вы меня втянули?!

—   А, так это, получается, я во всем виновата? — Она на мгновение замерла, затем согласно кивнула. — Собственно, думаю, да, но вас ведь никто особенно не принуждал. Вы могли бросить меня одну... — Тут она подалась вперед, и глаза ее в теплом свете газового рожка блеснули холодом. — Или вы просто не могли отказать себе в удовольствии лично сдать меня доктору Саунду?

Он даже подскочил на своем стуле.

—   Не понял?..

—   Вы не задумываясь рассказали ему о разбитой вазе, разве не так?

Эта женщина была умна и изобретательна, но иногда соображала удивительно туго.

—   Элиза, неужели вы и вправду думаете, что ему не наплевать на эту чертову вазу? Его интересовали мы!

Веллингтон понимал все по выражению ее лица: это был один из тех моментов, когда он был бы счастлив ошибиться.

—   Значит, нам просто нужно быть более осторожными.

Нужно отдать должное стойкости этой женщины.

« Эта дикая колониалка не стоит того, чтобы о ней думать, — услышал он в голове голос отца. — Поступай так, как я учил тебя, и срочно избавься от этой шлюхи! Это принесет Англии и империи только пользу!»

—   Да, думаю, мы должны быть осторожнее.

В воцарившейся тишине у Элизы, казалось, возникли сложности с тем, чтобы произнести следующие слова.

—   Тогда, чтобы в дальнейшем вести себя более осторожно, нам необходимо обсудить роль нашего «джокера» — джентльмена, который пытался наехать на нас во время гонки на экипажах. Вы его рассмотрели?

Архивариус сделал долгий и медленный выдох.

—   К сожалению, нет. Я заметил только, что одет он был во все черное, лицо его было скрыто черной маской и скакал он на черном коне. О, и еще он был очень метким стрелком.

Его коллега кивнула, не сводя глаз с поверхности стола между ними.

—   Сказать это мне, или вы сами озвучите?

Вывод, который сделал Веллингтон, был не нов: он пришел к этому же заключению еще тогда, когда только вернулся домой. И вывод этот был совершенно неприятный. А под пристальным взглядом Элизы он казался еще неприятнее.

Голос ее был таким тихим, что его почти заглушал шум аналитической машины.

—Дом Ашеров продолжает охотиться за вами, Веллингтон.

Он сжал пальцами переносицу, стараясь не позволить разболеться голове.

—   Я только молю Господа, чтобы вы ошибались, мисс Браун.

Ее рука скользнула вперед и на какое-то мгновение стиснула его ладонь.

—   Боюсь, что ошибаюсь я слишком редко.

—   Так или иначе, мы все равно не знаем, где они нанесут следующий удар, поэтому я предлагаю сконцентрироваться на том, что у нас уже есть. — Еще раз глубоко вздохнув, он открыл верхний выдвижной ящик и принялся листать тетрадь, которую они взяли у погибшего извозчика кареты. — В свете того, что сейчас мы перебираем разные пункты назначения, хочу спросить: какие у вас планы на завтрашний вечер?

Настала очередь Элизы непонимающе заморгать.

—   Что, простите?

Он показал ей на книгу и взглянул на нее поверх своих очков.

—   Следующая встреча нашего извозчика. Сегодня была намечена поездка в Лондонскую оперу. Думаю, сейчас там дают оперу Верди «Макбет».

—   Опера? Это там, где вечерние платья, шлемы викингов и сцены самоубийств, которые длятся на пятнадцать минут дольше, чем нужно, из-за ужасной какофонии?

Глядя на нее, Веллингтон скривил губы.

—   Вот я и выяснил, — сказал он, укладывая книгу обратно в ящик, — где заканчивается ваша утонченность.

—   Причем заканчивается весьма резко, — проворчала она, поправляя корсет. — Вы уверены, что это наша следующая ниточка?

—   О, это должно быть просто восхитительно, — сказал Веллингтон, склоняясь над заваленным книгами столом. — Мне предстоит увидеть замечательного оперативного агента Элизу Д. Браун, чувствующую себя не в своей тарелке. — Он вздохнул. — А я так люблю искусство...

—   Значит, вечер в опере? — простонала Элиза. — Господи... на какие только жертвы приходится мне идти ради королевы, империи и тех негодяев-англичан, которые в ней живут.

Глава 15,

в которой агент Букс чуть было не заставляет агента Браун ждать

В пятый раз за вечер агент Букс стоял перед зеркалом, пытаясь правильно завязать на шее галстук. Может быть, хоть теперь получится.

Вообще-то обычному галстуку он всегда предпочитал галстук «Аскот»[10], поскольку тот был данью гораздо более простой моде. В то время как традиционный галстук считался признаком элегантности и утонченности. Поэтому не было ничего удивительного в том, что навыки его завязывания у Веллингтона отсутствовали.

Нельзя сказать, что он не прилагал определенных усилий, чтобы поддерживать манеры, привитые ему воспитанием, поскольку верил и в них, и в цивилизацию, признаком которой они являлись. Возможно, он не стал таким, каким его хотел видеть отец, но все же он был джентльменом.

Борясь с искушением вернуться к простому «Аскоту», Веллингтон продолжал сражаться с галстуком. Сегодня он должен был одеться под стать тому миру, который он оставил вскоре после службы в кавалерии ее величества. Взгляд его оторвался от собственного отражения в зеркале и скользнул в сторону открытого у него за спиной гардероба.

Нет, об этом не могло быть и речи. Ему придется сливаться с публикой, а военный мундир, даже без медалей и поощрительных нашивок, все равно привлечет к себе внимание. Сегодня вечером ему необходимо раствориться в толпе.

«Тебе не обязательно получать удовольствие от искусства, Веллингтон, — вспомнил он слова отца, — просто находи время для посещения театра. Там ты встретишься с теми, кто имеет вес в этой жизни, и ты должен — прежде всего — быть одетым лучше, чем кто-либо другой. Твоя воспитанность всегда должна быть на виду».

Возможно, первым разочарованием его отца стал неподдельный интерес Веллингтона к опере и театру. Ему следовало бы вести себя умнее, чтобы не демонстрировать этого в открытую.

Веллингтон аккуратно расправил отвороты своего воротника. Он почти справился. Но его нервы были уже на взводе. Меньше всего ему сейчас хотелось, чтобы его захлестнули воспоминания об отце. И все-таки это были просто воспоминания. Плохие воспоминания. И ничего больше.

«А все эта колониалка. Ты должен заставить ее отвязаться от тебя». Голос отца в голове звучал так четко, что архивариус в какой-то миг даже побоялся оборачиваться — а вдруг тот и вправду стоит у него за спиной? Хотя он и знал, что это невозможно. Веллингтон натужно сглотнул, затягивая узел галстука на кадыке. «Она утащит тебя в грязь вместе с собой».

Опустив руки, Веллингтон наконец вдохнул, только тут сообразив, что до этого непроизвольно затаил дыхание. Галстук сидел идеально. Безукоризненно. Он слегка оттянул лацканы черного пиджака, в последний раз оглядывая свое отражение. Веллингтон остался доволен своим внешним видом, но все же взял щетку для одежды и на всякий случай еще несколько раз провел ею по рукавам. Слишком много времени прошло с тех пор, как он в последний раз баловал себя походом в оперу.

Он потрогал свой палец, который обычно украшало кольцо министерства, но только не сейчас. Это была еще одна рекомендация агента Браун. Хотя система отслеживания предназначалась для экстренных ситуаций, доктор Саунд вполне мог посчитать их представляющими угрозу общей безопасности министерства и активировать АОС.

«Я уверен, что Торн тоже рассматривал такой вариант», — подумал он, чувствуя, что руки его немного дрожат.

Он даже позволил себе комплимент в собственный адрес: «Веллингтон, старина, сегодня вечером ты выглядишь настоящим франтом». Впрочем, вечер этот вряд ли станет для него вечером элегантности и аристократических манер — не тот случай. Он не мог позволить себе отдаться во власть музыки, пения и трагедии на сцене.

Возможно, настоящая трагедия для Веллингтона заключалась в том, что у него наконец-то была назначена встреча с красивой женщиной, но все это вершилось во имя дел, связанных с министерством. Причем дел, которые он должен был хранить в тайне от самого министерства.

Веллингтон был убежден, что Уильям Шекспир сейчас улыбается где-то на небесах.

—   Вроде бы все, — сказал он, надевая цилиндр. Веллингтон не любил этот аксессуар, но ничего не поделаешь: таков был последний штрих к его сегодняшнему образу. Назвался груздем...

За стеной послышался какой-то тихий шум. Очевидно, домой пришли хозяева сего уютного жилища.

Он скользнул в свое длинное пальто, взял трость и наконец поднял объемистый чемодан, уперев его в бедро. Было не тяжело, однако его размеры и вес, вероятно, еще напомнят о себе, когда он направится по назначенному адресу, где его должен ждать нанятый извозчик.

По предложению Элизы они встречались не у него дома, а в другом месте. «В целях конспирации, — заверила она его, — на случай, если доктор Саунд действительно следит за нами». Она также посоветовала ему найти другую квартиру, предпочтительно с черным ходом, где он мог бы переодеться в свой вечерний костюм, — опять же на случай, если люди из министерства следят за ним.

Хозяева неторопливо копошились в главной прихожей, а сейчас перешли в общую гостиную. Со спокойной улыбкой на лице Веллингтон направился к двери черного хода. Выскользнув на улицу, он пересек огороженный стеной сад, открыл щеколду калитки и двинулся в темноту ночи. Фортуна благоволила отважным — по крайней мере, сегодня.

—   Подайте монетку, сэр, — раздался голос из затененной ниши.

Веллингтон взвалил свой чемодан на плечо и медленно двинулся вперед, не обращая внимания на голос.

—   Почему же так грубо, мистер Букс? — сказал невидимый попрошайка.

Веллингтон замер на месте и оглянулся.

Из темноты появились две тени, перекрывая ему путь к отступлению. Он посмотрел вперед и увидел там третью фигуру, стоящую прямо у него на дороге.

—Джентльмены, — сказал Букс, медленно поставив чемодан у ног и положив на него шляпу, — у меня сегодня вечером назначено свидание, и даме, с которой я встречаюсь, определенно не понравится, если я заставлю ее ждать.

Два человека у него за спиной остались на своих местах, в то время как третий двинулся в его сторону.

—   Что ж, очень хорошо. — Он тяжело вздохнул.

Веллингтон снова взглянул на мужчину, приближавшегося к нему по главной улице. «До него не меньше тридцати шагов. Когда я что-то предприму, он, скорее всего, побежит. — Он обернулся к двум темным фигурам сзади. — Я должен сделать все быстро».

Два головореза молча переглянулись, когда Веллингтон двинулся к ним. Он сделал выпад тростью в сторону крупного мужчины справа, но тот успел отступить назад. Тогда трость обрушилась на второго, задев рукояткой его толстую шею. Бандит отшатнулся, схватившись руками за горло, а Веллингтон нанес своим оружием удар наотмашь. Трость попала его сопернику в колено, и по характерному хрусту архивариус понял, что тот уже не поднимется.

Веллингтон обернулся на звук шагов бегущего к нему человека. Он должен быть уже совсем рядом. Поэтому, поворачиваясь, Веллингтон сразу выставил вперед левую руку, отбив удар нападавшего.

Но это было только начало.

Блокирующая рука Букса проскользнула под предплечье неуклюже двигавшегося головореза и вывернула его под совершенно неестественным углом. Веллингтон взмахнул своей тростью, и ее набалдашник врезался противнику в челюсть. Голова мужчины откинулась вверх, и тот покачнулся назад. Это неверное движение позволило Буксу легко отправить того на землю.

«А теперь еще раз вернемся к началу», — подумал Веллингтон, оборачиваясь на кашель у себя за спиной. Один из нападавших, получивший удар в горло, сейчас встал на четвереньки и все еще мучительно пытался восстановить дыхание.

Нога архивариуса наткнулась на то, что выронил третий атакующий. Даже в полумраке он легко идентифицировал это оружие — трехствольный крупнокалиберный пистолет «ремингтон элиот» 1881 года. Компрессор его светился мягким светом, а зеленые индикаторы говорили о готовности всех трех стволов.

«Давай, сынок, — снова послышался голос его отца. — У умного мальчика хватило бы здравого смысла, чтобы сделать то, что отказывался делать ты. Три человека, три высокоскоростные гипер-пули. Покончи с этим».

Веллингтон ударом ноги отшвырнул оружие подальше от всех четверых.

«Жалкий трус», — бросил его отец.

Головорез умудрился встать на одно колено, но на ноги так и не поднялся. Трость Веллингтона с громким стуком ударила его в нос, после чего он распластался на спине.

—   Уровень преступности в Лондоне просто ужасный, — сказал Букс, отряхиваясь и снова помещая цилиндр туда, где ему и следовало находиться.

Он поднял свой чемодан, но успел сделать всего шаг, прежде чем почувствовал, как трость в его руке хрустнула.

—   Проклятье! — Архивариус позволил себе одно бранное слово, принимая во внимание, что слышать его могли только стонущие бандиты. — Даже такие вещи сейчас не делаются так, как это было раньше.

Веллингтон отшвырнул поломанный аксессуар в сторону и мысленно отметил, что нужно будет как можно быстрее нанести визит на Савил-Роу[11], чтобы возместить эту потерю: что-нибудь из черного дерева, но на это раз с серебряной рукояткой.

Услышав позади себя стоны, он на мгновение остановился. Его противники по-прежнему валялись на земле.

Нужно будет подумать, не вставить ли в новую трость скрытый клинок.

Он снова продолжил свой путь по улице к нанятому экипажу, на ходу взглянув на часы. Он уже опаздывал.

Элиза обязательно начнет над ним подшучивать, в этом можно было не сомневаться.

Глава 16,

в которой даже красивый наряд не может заставить мисс Элизу Д. Браун полюбить оперу

«Эта по-настоящему грандиозная карета стоит денег, заплаченных за ее аренду», — думала Элиза, ожидая Веллингтона перед мужским клубом. Внутри было тепло, удобно, и даже она время от времени чувствовала себя здесь настоящей леди. Это полностью противоречило всем социальным нормам — даме заезжать за джентльменом, чтобы вместе отправиться в оперу; однако она уже давно привыкла работать за рамками ограничений общественной морали.

Элиза поправила на себе ожерелье из бриллиантов с изумрудами. Правое запястье оттягивал тяжелый браслет, отделанный такими же драгоценными камнями, а длинные темные волосы удерживались великолепной заколкой, украшенной россыпью самоцветов в форме павлина, — эту великолепную безделушку, параллельно служившую очень удобным в обращении стилетом, она привезла из Персии. Элиза с нетерпением ждала, какое впечатление произведет ее наряд на мистера Веллингтона Букса, когда она снимет свой плащ.

Легок на помине, он как раз в этот момент появился из-за угла и прямиком направился к карете, хотя поступь его нельзя было назвать легкой, поскольку перед собой он тащил большой ящик странной формы.

Элиза сама распахнула дверь кареты, прежде чем это успел сделать извозчик.

—   Вы случайно ничего не перепутали насчет конечной точки нашей экскурсии? Это представление в опере, и я не собиралась помогать вам с переездом на новую квартиру.

Он засунул непонятный предмет в карету; теперь Элиза увидела, что тот был шириной с его грудь и толщиной с ее юбки.

—   Я прекрасно осведомлен о пункте нашего назначения, мисс Браун. Но вот эта штука, — заявил он, похлопывая по деревянному ящику, — существенно облегчит нашу небольшую миссию сегодня вечером.

—   Господи, Букс! — В мерцающем свете газового фонаря она заметила мазки грязи на его лице, пальто и галстуке — впрочем, умело подобранном и с идеально завязанным узлом; все это необходимо было поправить. — Минуточку, милейший, сейчас уже поедем, — крикнула она кучеру, после чего выскочила из кареты и сразу же принялась чистить и всячески суетиться вокруг Веллингтона. — Выглядите очаровательно, только немножко взъерошены. Вы, часом, не вздремнули в своем вечернем костюме?

Шутка показалась ему более плоской, чем ее обычные подколки. Когда же они оба оказались внутри кареты и та тронулась с места, Элиза слегка склонила голову набок и внимательно посмотрела на него.

—   Велли?

—   Пустяки, — довольно резко ответил он. — В Лондоне полно бандитов, и джентльмен всегда должен быть начеку.

Она хлопнула его по колену.

—   Боюсь, вам следовало бы справляться с этим получше.

Он обиженно поджал губы, но потом все-таки выпалил:

—   Скажем так: Господь сегодня не внял моим просьбам.

Карета накренилась, а Элиза замерла, переваривая эту не слишком приятную информацию. Она не любила ошибаться.

—   Они напали на меня на улице, — сказал Веллингтон, глядя в окно, а затем с возмущением добавил: — И при этом они назвали меня по имени!

Элиза сжала зубы.

—   Выходит, чаепитие у Безумного Шляпника[12] продолжается. И они ведь не остановятся, Веллингтон.

Он поправил свой галстук на шее и неожиданно жестким взглядом посмотрел на Элизу.

—   Я прекрасно знаю это, мисс Браун, однако мы не можем рассказать обо всем директору. Иначе его подозрения в отношении нас только усилятся.

Это была горькая правда, и Элиза откинулась на спинку сидения, не в состоянии подобрать какой-нибудь содержательный ответ. Поэтому молчание показалось ей самой подходящей реакцией.

Но длилось оно недолго, поскольку глаза Веллингтона остановились на ее ожерелье.

—   Черт возьми, а это у вас откуда?

Элиза немного отклонилась назад, чтобы камни, лежавшие на изгибе ее груди, смогли поймать пробивавшийся через окна отсвет тусклых уличных фонарей.

—   Красиво, правда?

—   Это вы о чем?

Нет, бедолаге положительно необходимо чаще бывать в обществе.

—   Я говорю о своем ожерелье, Велли.

По его шокированному выражению лица она могла только догадываться о том, какими нечестивыми способами она раздобыла эти драгоценности в его воображении. Не стоит его мучить. Она успокаивающе положила ладонь в шелковой перчатке ему на руку.

—   Один благодарный шейх был просто счастлив подарить мне это.

Она с удовлетворением отметила его замешательство и смущение. Веллингтон неопределенно хмыкнул и снова стал разглядывать пробегающие мимо улицы.

—Думаю, окончание этой истории мне знать не обязательно.

—   Вот и хорошо, — снисходительно ответила она.

Склонив голову набок, она оценивала его готовность войти под освященные временем своды Лондонской оперы. Самой Элизе больше подошел бы мюзик-холл, но она должна была признать, что одеваться ей нравилось, — видимо, это было у них с архивариусом общее. Безупречно облаченный в весьма изящный вечерний наряд, Веллингтон Букс превзошел ее ожидания и очень поднялся в ее глазах. В самом деле, он выглядел очень стильно. Ее окончательная оценка прозвучала коротко:

—   Вы на уровне.

—   Что ж, благодарю.

После этих слов наступила долгая пауза. Большую часть пути до Друри-Лейн[13] они просидели в молчании. Элиза разглядывала странного вида чемодан, по которому тихонько барабанили его пальцы, а Веллингтон уставился в окно, старательно игнорируя ее любопытные взгляды. Чем ближе они подъезжали к месту назначения, тем яснее на губах Веллингтона вырисовывалась самодовольная улыбка.

Казалось, что весь цвет лондонского высшего общества сегодня вечером пришел на оперу Верди «Макбет». Веллингтон первым вышел из кареты и помог спуститься Элизе — что было весьма кстати, поскольку ей уже давно не приходилось носить на себе столько одежды. Выражение ее лица во многом отражало обычное возбуждение зрителей перед представлением, но где-то в глубине души Элиза побаивалась того, что приготовил ей сегодняшний вечер. Черт, как же она ненавидела оперу! Однако ставки были сделаны, так что теперь ей следовало принять соответствующий внешний вид, откуда и появилась эта выжидающая улыбка на ее лице.

Когда она повернула голову в сторону Веллингтона, ей хотелось, чтобы ее благодарная улыбка выглядела искренне. Труднее всего ей было притворяться в тот момент, когда Веллингтон взвалил странный чемодан на плечо и вышел с ним из кареты. Зря она надеялась, что он оставит его там. Чемодан определенно не гармонировал с его вечерним одеянием, что наверняка привлечет внимание. По его напряженной позе можно было заключить, что штука эта тяжелая, но будь она проклята, если спросит у него, что это такое.

Несмотря на свою неловкость, Веллингтон все же заставил ее улыбнуться, предложив ей руку. В его решимости соблюсти все приличия чувствовалось очаровательное рыцарское благородство.

Они поднялись по ступенькам к парадному входу в потоке других хорошо одетых людей. Букс задел несколько человек своим подозрительным ящиком, но так горячо извинялся — как, впрочем, и пострадавшие, — что на это никто особого внимания не обратил.

Оказавшись под теплыми лучами газового освещения, Элиза сняла свой плащ и перебросила его через руку, тогда как на другой руке у нее висели смехотворно крошечная вечерняя сумочка и яркий веер. У всех вокруг перехватило дыхание — именно на такую реакцию она и рассчитывала. Надо сказать, что, готовясь к вечеру, она некоторое время обдумывала, не одеться ли ей во все красное, но, как бы ей ни нравился этот цвет, он привлек бы к ней внимание совсем другого толка. Ее платье насыщенного зеленого цвета сразу же было замечено, и именно так, как ей того хотелось. Рукава были по-модному пышными, но располагались низко, изысканно открывая ее плечи. Платье делало фигуру по-змеиному гибкой и изящной и имело достаточно большое декольте, чтобы демонстрировать ее драгоценности. Веллингтон был не единственным, кто уставился на нее, — она чувствовала на себе множество восхищенных взглядов. В министерстве Элиза не могла пользоваться этим своим оружием, зато теперь она хотя бы убедилась, что еще обладает им.

Обернувшись к архивариусу, она слегка склонила голову.

—   Что-то не так, дорогой Веллингтон?

—   Н-нет... — Он закашлялся. — Вовсе нет, мисс Браун.

Она подняла свой веер и, ткнув им в него, громким шепотом произнесла:

—   Считаю, что в данной конкретной ситуации, находясь под прикрытием, вам следует обращаться ко мне «дорогая», «любимая» или на худой конец «Элиза».

—Думаю, у меня должно получиться последнее. — Лицо его стало жестче, хотя румянец еще исчез не полностью. Затем он выдавил из себя: — Дорогая Элиза.

—   Очень хорошо, — сказала она и, пристроившись к нему сбоку, направила его к гардеробу.

Взяв у Элизы плащ, молодой гардеробщик непонимающе воззрился на чемодан Веллингтона. Он старался быть предельно вежливым и не хотел задавать вопрос напрямую. Однако все-таки пришлось.

—   Сэр, вы планируете взять это с собой в зал?

Лицо архивариуса стало скорбно-суровым.

—   Мне ужасно жаль, но я просто вынужден. Распоряжение моего врача.

—   Именно поэтому мы взяли места в ложе, — подхватила намек Элиза и стала развивать мысль дальше. — Мой муж должен расположиться с комфортом. — Короткая вспышка обворожительной улыбки, небольшой наклон фигуры, в выгодном свете открывший грудь и украшавшие ее драгоценности, — и молодой человек растаял.

—   Ну что ж, я полагаю, что по медицинским соображениям мы можем сделать для вас исключение. — Он выдал Веллингтону небольшую желтую карточку. — Предъявите это распорядителю зала. — Затем он склонился вперед и приглушенным голосом добавил: — Некоторые зрители настаивают на том, чтобы проводить с собой собак, так что, думаю, в вашем случае все обойдется.

—   Очень хитро, Веллингтон Букс, — пробормотала Элиза, когда они шли через главное фойе. Ее по-настоящему впечатлили его актерские способности. В ответ он бросил на нее весьма самодовольный взгляд.

Вручив на входе свои законные билеты, — а также не вполне законный пропуск, — Элиза и Веллингтон попали в знаменитый зал Лондонской оперы. Театр этот, открытый всего год назад, привлекал толпы восторженных зрителей не только как место вечерних развлечений. Люди шли сюда, чтобы их видели. Никто не торопился на свои места. Посетители бродили по зданию, восхищаясь его внутренней отделкой, или же останавливались поболтать и посплетничать со знакомыми. Интерьер был оформлен весьма изысканно: сплошь спиральные линии, все выдержано в пурпурных и золотых тонах. Подпираемые снизу полуобнаженными статуями богинь ложи, которых с каждой стороны было по шесть, располагались по две в три ряда. В некоторых из них на видном месте был выставлен герб семьи, платившей непомерные деньги за привилегию иметь в опере свою постоянную ложу.

—   Вы видите это? — прошипел Веллингтон, положив ей руку на талию, чтобы направить ее.

—Да, да, — так же тихо ответила она.

С левой стороны в среднем ряду, на центральной ложе, сияя и блестя в свете громадной театральной люстры, красовался нарисованный золотом знак феникса. В данный момент эта ложа была пуста.

—   А знаете, — тихонько прошептала Элиза, — для тайного общества они что-то не слишком прячутся.

—   Высокомерие — великое дело, а нам их знаки понятны только потому, что мы их искали. Но есть одна сложность: нам необходимо оказаться в ложе, которая находится над этой. — Веллингтон многозначительно похлопал рукой по своему ящику.

—   Так уж и необходимо?

—   Абсолютно. — Решительное выражение его лица полностью исключало любую возможность дальнейших дискуссий. Что бы ни находилось у него в ящике, он был в этом совершенно уверен.

—   Ну, что ж. — Элиза распахнула свой веер и развернулась, чтобы уйти и сделать невозможное реальностью... как обычно.

—Дорогая. — Архивариус притянул ее за руку к себе. — Возвращайся побыстрее, — сказал он для обтекавшей их толпы, однако затем прошептал в самое ухо: — И прошу вас, не убивайте никого.

Мило рассмеявшись, Элиза отошла от него. «Он действительно меня совсем не знает — Гарри уже точно бы понял, насколько далеко я могу зайти». Пробираясь через толпу, она печально вздохнула. Все это было довольно несложно: встать на входе в ложи, билеты в одной руке, носовой платок — в другой, и сделать скорбное лицо. Пришлось, правда, побеспокоить непричастных к делу людей, прежде чем она нашла тех, кого искала.

Высокий мужчина в элегантном вечернем костюме и его миниатюрная жена в ярко-синем платье учтиво остановились, когда Элиза вежливо спросила:

—   Извините, пожалуйста, у вас места случайно не в ложе номер пять?

Элиза протянула им свои билеты, и губа ее расчетливо задрожала.

—   Я прошу прощения, но не могли бы вы поменяться с нами местами?

Джентльмен опустил глаза на ее руку.

—   Но это ведь...

И в этот момент вступили в ход актерские уловки Элизы. Обернувшись, она беспомощным жестом показала в сторону Веллингтона, стоявшего в толпе и казавшегося абсолютно потерянным в окружении незнакомых ему людей.

—   Я знаю, что это замечательные места, но мой муж... — Она всхлипнула. — В общем, у него совершенно ужасный нрав, а я должна была взять билеты в ложу номер пять. — Элиза устремила на них умоляющий взгляд. — Он у меня очень привередливый.

Мужчина посмотрел на Элизу, потом на Веллингтона, взгляд его слегка затуманился, и он спросил:

—   Привередливый? Что-то я вас, милая леди, не вполне пони...

Элиза шумно вздохнула и замотала головой.

—   Нет, нет. Все в порядке. Просто я должна была попробовать... — Голос ее сорвался. Она почувствовала, как по щекам покатились слезы, и голосом, полным страха и внутреннего содрогания, добавила: — Это только моя вина, и я должна сама нести ответственность за свои ошибки. Благодарю вас.

—   Генри, дорогой, — вмешалась его жена, — я уверена, что из ложи этой славной дамы нам все будет прекрасно видно.

—   О, мадам, вы так добры ко мне, — ответила Элиза, сжав губы, словно с трудом сдерживая рыдания, — но нет, я оказалась несостоятельна как жена и должна ответить за свои промахи.

Супруги разом вздрогнули. Женщина осторожно взяла Элизу за руку.

—   Дорогая, не расстраивайтесь, это всего лишь места в опере.

—   Да, но он такой... — Она запнулась и после возникшей очень неловкой паузы вытерла щеку тыльной стороной ладони, добавив: — Такой настойчивый. Но нет, довольно, все в порядке. Я уверена, что и так получу удовольствие от сегодняшнего спектакля. А это будет мне уроком на будущее.

Супруги сочувственно вздохнули. Элиза поднесла к лицу носовой платок, и с губ ее сорвалось сдавленное рыдание, благо тонкая кружевная ткань скрывала коварную улыбку. Элиза обожала свою работу на задании в полевых условиях.

—   Отдай ей билеты, Генри, — настойчиво сказала жена.

Плечи мужчины протестующее опустились, но он быстро сдался и протянул билеты Элизе.

Та уже хотела уходить, когда женщина поймала ее за руку.

—   Дорогая, я хочу, чтобы вы взяли вот это. Пожалуйста. Я настоятельно прошу вас принять мое приглашение и посетить наше собрание на следующей неделе.

На карточке, которую она сунула Элизе, было написано:

Клэпемский комитет

за избирательные права для женщин

Фелисити Хартуэлл

Эшберн-Гроув, 7

—   Надеюсь встретить вас там, — сказала Фелисити, слегка стиснув ей руку.

Элизе очень хотелось в ответ расхохотаться, но вместо этого она робко и нерешительно выдавила:

—   Благодарю вас.

Она могла бы разыграть их и по-другому, но и этот способ оказался забавным. Издав долгий и шумный вздох удовлетворения, Элиза направилась к Веллингтону, неся в руке билеты.

—   Все в порядке, дорогая? — спросил он, с подозрением стреляя глазами по сторонам.

Вместо ответа она лишь слегка склонила голову набок, а затем шепнула ему на ухо:

—   Их тела никогда не будут найдены.

Он хотел было расспросить у Элизы, как ей удалось это сделать, но тут Фелисити Хартуэлл из Клэпемского комитета отделилась от своего мужа и, подойдя к ним, больно ударила Веллингтона веером по руке.

—   Жестокий, — выпалила она достаточно громко, чтобы ее могли услышать и другие посетители оперы.

Веллингтон непонимающе воззрился на пожилую пару, потом перевел глаза на Элизу, которая почему-то смотрела на него со странным испугом.

Как только они ушли, испуганное выражение на лице Элизы сменилось озорным.

Вывод напрашивался сам собой, и он только обиженно засопел.

—   Так что, может быть, пойдем на свои места?

Элиза сладко улыбнулась.

—   Минутку, милый, — сказала она и развернула его лицом к ложе, на которой был нарисован герб Общества Феникса. — Сейчас прибудут наши друзья, и мне бы очень хотелось на них взглянуть, хотя бы мельком.

—   Что ж, ладно, — кивнул он, отводя глаза в сторону. — Только прошу вас, не затягивайте с этим.

Смеясь и игриво касаясь его плеча, она умудрялась незаметно следить за всеми прибывающими гостями.

—   Двое мужчин; один из них пожилой, второму где-то под тридцать или чуть больше. Две женщины. Одна пожилая, одета очень элегантно, вторая — средних лет. — Хихикнув, она добавила: — Вторая женщина одета в темно-синее платье, и на ней столько бриллиантов, что хватило бы на целого слона.

—   Интересно, удастся ли ей сохранить их до конца вечера, — фыркнул в ответ Веллингтон, уводя Элизу за руку ко входу в их ложу, — учитывая, насколько вы сами любите хорошие камни.

—   Ох, мой дорогой Веллингтон, за кого вы меня принимаете? — Она вздохнула и вежливо засмеялась. — Я всего лишь агент на службе ее величества.

—   И убранство ваших апартаментов демонстрирует все преимущества вашей службы.

—   Вы таким образом пытаетесь критиковать мой изысканный стиль жизни?

—   Просто я наблюдательный, — усмехнулся он.

Позволяя ему увлечь себя через толпу, она распахнула веер.

—   А знаете, глядя на нас со стороны, я могла бы побиться об заклад, что мы с вами действительно муж и жена.

—   Трудно представить себе большую несуразицу, — сказал Веллингтон, положив руку ей на талию, — чем быть женатым на ходячем арсенале. Вы, моя дорогая мисс Браун, являетесь мощным живым доводом в пользу холостяцкой жизни.

К большому ее сожалению, они как раз подошли к распорядителю зала, и Элиза не успела ответить на эту колкость. Когда служитель раскрыл перед ними дверь, она проскользнула вперед со всей смиренностью образцовой английской жены.

Когда дверь за ними захлопнулась, Веллингтон поставил чемодан позади своего кресла, расправил полы фрака и сел. Взгляд его был устремлен на сцену.

—   Я слышал, что эта постановка просто великолепна.

Она сверкнула на него глазами, но толку от этого не было никакого, потому что он даже не посмотрел в ее сторону.

—   Надеюсь, у вас есть Достойное объяснение тому, что мы расположились над предметом нашей охоты? Потому что обычная практика в таких случаях предполагает нахождение в прямой видимости.

—   Я в курсе, — мягко ответил он.

—   Значит, вы сознательно действуете вопреки рекомендациям министерства? — Она поймала себя на мысли, что разговаривает тоном сварливой торговки, и это ей не понравилось.

—   Получается, что так.

Корсет Элизы позволял ей сидеть только прямо и никак иначе. Если бы она могла, она бы сейчас развалилась в своем кресле и уставилась на него.

Черт побери, а теперь начал играть оркестр.

—   Итак, что мы будем делать? — Голос ее показался недовольным даже ей самой.

—   Сейчас, — с явным удивлением ответил Букс, — мы будем ждать.

—   Ага. — Свет в зале стал гаснуть. — Очаровательно.

Ничего очаровательного тут не было, и она это четко понимала. В конце концов, это же была опера.

Глава 17,

в которой мистер Букс демонстрирует свой прибор, а наш отважный дуэт занимается настоящим подслушиванием на благо королевы и родины

Вкус к опере воспитывается с годами, и не бывает двух одинаковых постановок. Помимо главных основ искусства, опера предлагает самые разнообразные возможности как для визуального, так и для слухового восприятия. Опера Моцарта не может вызвать такой же эмоциональный подъем, как, например, опера Пуччини; и в то время как музыка Бизе отличается очарованием и сочностью оттенков, очень немногие композиторы могут передать эпическую грандиозность так, как это удавалось Вагнеру. То же самое с Верди и его оперной интерпретацией истории о человеческом тщеславии, написанной Шекспиром. Под аккомпанемент захватывающих арий, мощных вступлений хора и исполнений в манере стаккато повествование о приходе Макбета к власти и его падении производит еще более зловещее впечатление за счет запоминающихся мелодий, сопровождающих появление ведьм, а также пророческих предсказаний призраков и злых духов.

Когда глаза Веллингтона оторвались от сцены, где Макбет и его жена разрабатывали план убийства семьи Макдаффа, и он взглянул на свою единственную компаньонку по ложе номер пять, на лице его расплылась широкая улыбка. Создавалось впечатление, что агент Элиза Д. Браун уже готова броситься с их эксклюзивных мест головой прямо в публику.

—   А знаете, что стало бы замечательным дополнением к этому спектаклю? — спросила она; ее раздражение и разочарование буквально сочились из-под последних клочьев маски приличия. — Динамит. О-очень много динамита.

—   Мисс Браун, — укоризненно ответил Веллингтон, изо всех сил пытаясь скрыть свое удивление. — Не забывайте, что мы находимся здесь ради королевы и родины. Помните о стоящей перед нами задаче. А кроме того, — добавил он, слегка откинув голову назад и отклоняясь на спинку своего кресла, — ведь это апофеоз культуры. Изысканное зрелище для изысканного вкуса.

—   Это опера, приятель! — вскипела Браун. Несколько мгновений она молча смотрела на сцену, потом проворчала: — Я достаточно хорошо знаю шотландцев и прекрасно понимаю, что, если группа мужчин идет через болота, визжа, как вся эта ватага, все это кончится тем, что в Англии их расшвыряют, как деревянные чурбаки во время шотландских народных забав по метанию бревен.

Когда на сцене начал затягиваться занавес, из зала раздались поначалу сдержанные аплодисменты. Веллингтон присоединился к ним, а затем взглянул на Элизу. Та внимательно рассматривала ногти на своих пальцах.

—   О, сделайте над собой легкое усилие, — произнес он, перекрикивая овации.

—   Я не хочу поощрять такие поступки, — ответила Элиза, вновь обратив свой незаинтересованный взгляд на сцену, где сменившиеся декорации уже изображали холмы Шотландии. Она тяжело вздохнула и прошептала: — Я по-прежнему несколько сбита с толку по поводу того, чего именно мы дожидаемся.

—   Мы ждем одну из основных констант нашего мира, мисс Браун, — заверил ее Веллингтон. — В конце каждой оперы наступает грандиозный финал, где музыка постепенно переходит в крешендо, развитие сюжета и темп так же постепенно повышаются до пика драматического напряжения, и этот момент ожидания...

—   Велли, вы сейчас говорите об опере или о сексе?

Следующие слова застряли у него в горле. Для женщины с изысканным вкусом и внешне утонченной Элиза могла быть поразительно грубой.

Внезапно оба они услышали какой-то скрежет, и Веллингтон, прищурившись, подозрительно взглянул на нее.

—   Это не я! — решительно прошептала Элиза.

Звук повторился, на этот раз не так громко, но все так же скрипуче. Веллингтон с Элизой дружно посмотрели на публику, чье внимание сейчас было приковано к началу четвертого акта. Остальные этого легкого потрескивания явно не слышали. Веллингтон взглянул на Элизу, теперь уже кивнув в сторону ложи, расположенной под ними; в этот момент музыка немного затихла, и снова раздалось легкое приглушенное громыхание.

В ложе Феникса кто-то храпел.

Чей-то голос снизу громко прошептал:

—   О господи...

—   Да, отец всегда жаловался на этот храп, — послышалось в ответ. — Помогите мне оттащить ее назад. Иначе она привлечет к себе внимание.

Веллингтон встал и разгладил несуществующие складки на своем фраке. Элиза внимательно следила за ним, когда он развязал шнур занавесок, отчего большая часть сидений в их ложе погрузилась в тень. Он предложил ей свою руку, и она удивленно подняла бровь. Для супружеской пары, какую они из себя изображали, опускание занавесок в ложе во время спектакля обычно означало, что кому-то неинтересно то, что происходит на сцене, и этот кто-то решил развлечь себя другим — со всей осмотрительностью, разумеется.

«Я всего лишь играю свою роль для сохранения иллюзии, — с ухмылкой подумала Элиза, подавая ему свою руку в кружевной перчатке. — Все это ради королевы и страны». Теперь они вместе скрылись в тени своей эксклюзивной ложи.

—   Вы готовы? — прошептал он, наклоняясь вниз и протаскивая между ними свой чемодан.

—   Готова? К чему, собственно говоря?

Щелкнули замки, верхняя часть чемодана отделилась и откинулась назад.

—   К применению современной техники в оперативных целях.

Музыка снова начала набирать темп, и это послужило сигналом для Веллингтона. Из внутреннего кармана фрака он извлек набор медных ключей, один из которых протянул Элизе.

—   По моей команде, — сказал он, вставляя свой ключ в ближайшее отверстие. Голова его слегка дергалась в такт музыке. — Элиза, вставьте — ключ — в замочную — скважину — пожалуйста...

Она быстро сунула свой ключ на место и замерла. Подключались все новые голоса, набирали силу скрипки. Дождавшись нужного момента в ритме музыки, Веллингтон резко кивнул Элизе. Их ключи одновременно повернулись, и тут — как и рассчитывал Веллингтон — в полную мощь грянули духовые инструменты, голоса людей и струнные уступили место тромбонам и трубам. Этот «призыв к оружию» от оркестра успешно заглушил шипение пара, вырвавшегося через два выпускных клапана. В призрачном свете, отражавшемся от двух стеклянных шаров, в которых пульсировала жизнь, Веллингтон четко видел любопытство в ее улыбке. Теплого янтарного сияния, освещавшего аппарат, было достаточно, чтобы разглядеть небольшую панель управления, прижатую к часовому механизму, и две длинные катушки с цилиндрами, расположенные по разным сторонам хитроумного устройства. Одну из этих катушек Веллингтон протянул Элизе.

—   Велли, ради бога, что это за штука?

—   Всему свое время, — сказал он, опуская панель управления и отодвигая ее в сторону от жужжащего прибора. — А сейчас нам нужно вести себя тихо. Отфильтровать оперу будет достаточно трудно.

—   Так этот прибор может отфильтровать оперу? — ухмыльнулась Элиза. — Обожаю такую технику.

Веллингтон шикнул на нее и вытащил из устройства небольшой конус, присоединенный к катушке, провода которой уходили куда-то в сердце машины. Приложив конус к уху, он показал Элизе, чтобы та приставила ту часть устройства, которая находилась у нее в руке, к полу. Он нажал какую-то кнопку на панели управления, и янтарный свет немного потускнел. Затем он полез вглубь чемодана и извлек оттуда систему рукояток, присоединенных к каркасу. Шестеренки устройства слегка ускорились, но тиканье их по-прежнему идеально совпадало с ритмом «Макбета». Он пропустил несколько тактов, а когда раздался сигнал войскам Макдаффа в Бирнамском лесу, выставил настройки. И снова шипение пара было заглушено громкой музыкой оркестра.

—   А второй микрофон, — прошептал он, располагая свой цилиндр параллельно цилиндру Элизы, — находится здесь.

Затем он повернулся к чемодану и выставил настройки второго набора ручек.

—   Теперь это должно... — Отсвет двух шаров приобрел насыщенный медовый оттенок, затмевавшийся только его широкой сияющей улыбкой.

—Должно — что? — прошипела Элиза.

Веллингтон убрал приспособление от своего уха и протянул его девушке.

—   Только послушайте.

Элиза уставилась на оказавшуюся в ее руке чашку, а когда она приставила ее к уху, свернутый спиралью провод упруго натянулся. Но она тут же убрала от себя наушник, словно тот обжег ей кожу. Затем она восстановила дыхание и ошарашенно уставилась на Веллингтона, открыв рот.

Ауралскоп, мисс Браун, пока всего лишь прототип, — признался он, — но, учитывая интенсивность музыки здесь и то, как четко слышны голоса, я считаю, что работает он восхитительно.

Ответом ему послужил тихий смех. Веллингтон предполагал, что его изобретение будет иметь успех, по крайней мере, у Элизы. И поэтому позволил себе в этой связи небольшую похвалу в свой адрес. Ауралскоп был настоящим достижением, и он знал это; но удивить Элизу, принимая во внимание, сколько ей всего пришлось уже увидеть? Ощущение было очень приятным, но он контролировал свое ликование. Наверняка он будет знать, насколько хорошо проявило себя его изобретение при испытаниях в полевых условиях, только после того, как они вернутся из оперы.

Вынув из ауралскопа второй наушник, Веллингтон стал вместе с Элизой слушать то, что происходило в ложе под ними.

—   Заверяю вас, — настаивал мужской голос; слышен он был через ауралскоп четко, хотя и прерывался небольшим потрескиванием и хлопками, словно отзвуками далекого фейерверка. — Мою дорогую матушку не смогла бы разбудить даже канонада пушек из увертюры « 1812 год». Я вообще удивлен ее стойкостью сегодня вечером. Обычно ко второму акту она уже отключается.

Тут вступил второй голос:

—   И поэтому нужно обсуждать такой вопрос в общественном месте?

—   В этом ваша слабость, Саймон, — презрительно хмыкнул третий мужской голос. Было похоже на то, что в персональной ложе Общества Феникса появился новый гость.

Веллингтон вынул из внутреннего кармана фрака записную книжку, открыл ее и, продолжая слушать разговор, внес туда имя — Саймон.

—   Вам просто не хватает смелости, — насмешливо продолжал этот голос. Не Саймон. Пока не идентифицирован. — Когда настанет наш час, люди будут смотреть на эту ложу не с любопытством, а с почтением. В настоящее время мы просто устраиваем маскарад. Но придет день, когда они будут обращаться за разрешением к тем, кто сидит на этих местах.

—   Итак, мои дорогие компаньоны, — вновь вступил первый голос, — принимая во внимание последние события...

—   Чертовски неаккуратно сработано, если хотите услышать мое мнение, — перебил его мужчина, который говорил о «почтении» и «разрешении».

—   Прекратите, Барти! — огрызнулся Саймон. — Я контролировал ситуацию...

Голос неожиданно затих, и Веллингтон с Элизой переглянулись. Букс отложил карандаш в сторону и подкрутил диски, после чего последовал короткий выброс пара...

К сожалению, это произошло во время исполнения знаменитой арии Una Macchia Qui Tuttora леди Макбет Кристиной Нильсон, которой аккомпанировали несколько струнных инструментов. И ничего больше.

Оба агента замерли. Элиза показала на свой наушник, потом медленно покачала головой. Он вообще перестал дышать. Веллингтон был убежден, как бы неправдоподобно это ни было, что люди в ложе под ними слышат, как звенят его напряженные мышцы, как струится по спине пот, когда он медленно поднимает свой наушник. Он поднес его к уху, сердце в груди от недостатка воздуха отчаянно сжалось. Тишина в ложе под ними была леденящей.

—   Вы уверены, что не хотите пересмотреть этот ответ, мистер Росс? — спросил все еще не идентифицированный голос.

—   Смит больше не представлял опасности, — настаивал тот. — К тому же он был одним из членов нашего ордена.

—   Тогда пусть это послужит горьким уроком, мистер Росс. В нашем обществе имела место измена, и мы никогда бы не узнали, насколько в действительности лоялен этот джентльмен. В один прекрасный день я бы все равно согласился с вами, что вопрос этот нужно как-то решать. Если бы к нашему бывшему посвященному не пришел в Бедлам тот посетитель, думаю, доктор Смит сейчас наслаждался бы этим спектаклем, сидя на вашем месте.

Продолжайте же, Саймон, — попросил женский голос. Хотя звучал он робко, в тоне чувствовалась какая-то сила. — Согласитесь, что мой Бартоломью убрал за вами всю грязь. В конце концов, именно вы с Кристофером пригласили этого человека в наши ряды.

Теперь у них было одно полное имя — Саймон Росс. Оставался еще Барти и властный голос, принадлежавший, по-видимому, их лидеру.

—   Оливия, — проворковал Бартоломью, — это очень милый жест с твоей стороны, но я не нуждаюсь в твоей галантности для своей защиты. — Голос его упал, но в нем было столько чувства, что Элиза и Веллингтон все равно продолжали слышать его. — Мое доброе фамильное имя подобно хорошему и преданному псу: оно молчит, не выставляя себя напоказ, и отзывается только тогда, когда к нему обращаются.

Веллингтон тут же взглянул на Элизу. Она смотрела не на него. Взгляд ее сверлил пол, а ногти вцепились в ковер театральной ложи. Сделав медленный долгий выдох, Веллингтон записал имена «Бартоломью» и «Оливия», а разговор после небольшой паузы продолжился.

—   Мистер Росс, я не собираюсь возлагать всю ответственность за то, что произошло, на вас. Вы все находили его очаровательным, образованным и вполне подходящим кандидатом. Если бы я по своей данной мне Господом натуре не был так подозрителен, он очаровал бы и меня тоже.

—   И мы, доктор Хавелок, очень благодарны за вашу проницательность в этом вопросе, — заметил Саймон.

У Веллингтона невольно вырвался тихий возглас, и Элиза бросила на него недовольный холодный взгляд. Но он тут же открыл чистую страницу своей тетради и большими буквами написал на ней имя, а затем еще подчеркнул его и поставил несколько восклицательных знаков.

ДОКТОР ДЕВЕРЕ ХАВЕЛОК!!!

Элиза посмотрела на запись, пожала плечами и вновь переключила все внимание на происходивший внизу разговор. Упав духом, Веллингтон последовал ее примеру.

—   Но уничтожать своего коллегу таким образом...

—   Этого человека, — обрезал Хавелок, — вряд ли можно считать моим коллегой. Он был членом общества, но питал иллюзии, и иллюзии эти едва не раскрыли наши планы мерзавцу, пытавшемуся просочиться в наши ряды.

Затем послышался стук открывающихся дверей и шелест ткани.

—   Ага, вот и наша новая гостья. — Затем Хавелок неожиданно перешел на итальянский, словно язык оперы был для него вторым родным. — Виопа sera, Signora. Соте sta?

—   Ci sentiamobene, — проворковал низкий женский голос сквозь потрескивание ауралскопа. — Е voi?

Ah, mi va bene, ma leisa comestanno le cose. — Он усмехнулся, а затем снова сменил язык. — Ну что у меня за манеры? Синьора София дель Морте, разрешите вам представить Саймона Росса, вашего спутника на сегодняшний вечер.

—   Синьор Росс. — Этот голос, соблазнительный и экзотический, напомнил Веллингтону массу романтических образов, и ему вдруг страстно захотелось, чтобы этой женщине надоела опера и она просто бы почитала вслух какие-нибудь стихи. Лично для него. — Я должна извиниться за свое опоздание. — Пауза. — Я задержалась на своей предыдущей встрече.

—   О, не беспокойтесь, все в поря... ой!

Ее сдавленное дыхание было слышно даже в ауралскоп.

—   Oh, mi displace terribilmente, простите меня. Я думаю, что фамильная драгоценность, которую я ношу, нуждается в уходе ювелира. Эта вещь принадлежит нашей семье уже много лет.

—   Пустяки, — ответил Саймон. — Это всего лишь небольшой укол. Иногда на любимых драгоценностях, если их долго не надевают, появляются острые края.

—Да, — сказала она и мягко засмеялась, отчего в голосе ее появилась очаровательная вибрация. — Это кольцо носила еще моя бабушка.

Веллингтон еще сильнее прижал к уху чашку наушника и вновь обратился к панели управления ауралскопа. Ему требовался более чистый звук, особенно когда они говорили по- итальянски. Что-то в этой новой гостье вызывало в нем беспокойство.

—   Итак, — прервал их Хавелок, — я полагаю, что о наших делах вы уже позаботились.

—   Осталось уладить кое-какие мелочи, но все они под моим контролем.

—   Однако я думал, что за те деньги, которые мы вам платим, вы станете ликвидировать эти мелочи, а не держать их под контролем, — проворчал Бартоломью.

Веллингтон почувствовал, что в горле пересохло еще сильнее. Он только что закончил писать имя этой итальянской женщины и как раз пристально всматривался в него, когда ее голос снова наполнил наушник.

—   Эти мелочи, синьор...

—   Лорд, — выпалил тот.

—   Разумеется, — ответила синьора, и в ее голосе странным образом прозвучало предостережение. — Лорд Дивейн, когда вы в первый раз наняли меня, чтобы... как бы это поточнее выразиться... решить эти вопросы, вы забыли проинформировать меня о джентльмене и даме, имеющих привычку сломя голову бросаться в погоню.

У него неожиданно заболело плечо. Он взглянул на Элизу, которая отчаянными жестами указывала ему на тетрадь, и внезапно его осенило: «Надо записать его фамилию!» Почему эта вновь прибывшая дама так отвлекает его?

—   Крайне неудачное стечение обстоятельств, я согласен, — добавил доктор Хавелок; голос его перебивался каким-то странным стуком. — Нам удалось что-то узнать о них?

—   Велли, — прошептала Элиза, нарушая тишину их собственной ложи. — Что это?

—   Какие-то помехи, — пробормотал он. Продолжая прижимать наушник, Веллингтон потянулся к ряду маленьких рычажков внутри ауралскопа. При опускании каждого из них раздавалось мягкое шипение пара, но стучащий звук не исчезал. — Я попробую заизолировать...

—   Я считал вас гораздо более ловкой особой! — отрывисто бросил Бартоломью. — Сначала клиника Смита, а теперь вот это? — Он недовольно фыркнул. — Оливия, позаботьтесь об этом.

Они услышали шорох ткани, и стук немного утих. Однако он исчез не полностью, и теперь к звукам разговора добавилось еще что-то. Появилось некое бульканье, как будто кто-то в лучших традициях театрального этикета пытался приглушить кашель.

Раздалось тихое хныканье, которое, судя по высоте тона, издала Оливия, и разговор продолжился.

—   Там был еще и какой-то всадник, не так ли? — спросил Дивейн. — Который был убит на месте женщиной, правившей экипажем.

—   Это не тот вопрос, лорд Дивейн, о котором вам следует беспокоиться, — прервала его дель Морте; в ее голосе чувствовалось раздражение. — Просто разногласие между профессионалами, и такое больше никогда не повторится. Если же вы хотите, чтобы я позаботилась об этой авантюрной парочке, — продолжала дель Морте твердым и решительным тоном, словно речь шла не о жизни и смерти людей, — это должно найти свое отражение в моем вознаграждении. Меня не поставили в известность об участии в деле третьей стороны.

—   Мы сами узнали о них одновременно с вами, — сказал Хавелок. — Мы можем только предполагать, что они состоят в той же организации, к которой относился наш кандидат.

—   Но почему сейчас? — спросил Дивейн. — Ведь все это произошло почти год назад.

—   Совершенно неважно, сколько прошло времени, — возразил Хавелок. — А важно то, что эта неизвестная пара сует свой нос в его прошлые дела, а мы в настоящий момент предоставили им след, по которому они могут идти.

Я бы не назвала это следом, — вмешалась дель Морте. — Ваши слуги позаботятся о синьоре Россе после закрытия театра. Я уже позаботилась о том несчастном мерзавце в его убежище еще сегодня вечером. Учитывая, что посетителей у него не бывает месяцами, я очень сомневаюсь, что его сторонники быстро хватятся его.

Наушник Элизы со стуком упал на тонкий ковер. Веллингтон схватил ее за руку, но она тут же вывернулась.

—   Нет, Элиза, — напряженно прошептал он.

—   Эта стерва убила Гарри! — прошипела она сквозь зубы.

В голове его вдруг мелькнула мысль о том, что Элиза, даже учитывая все свои промахи, остается дисциплинированным агентом: несмотря на кипевшую в ней бурю переживаний, ей удавалось не повышать голос. Ее руки в изящных театральных перчатках сжались в кулаки, взгляд стал стеклянным, но контроль над собой она все равно не потеряла.

—   Я знаю, Элиза, я знаю, но мы не можем сейчас просто так ворваться к ним. Если мы поступим так, здесь же все и остановится, и это будет означать, что смерть Гарри — как и его желание узнать правду — оказались совершенно бессмысленными. — Веллингтон посмотрел ей в глаза и, вновь крепко взяв ее за руку, решительно прошептал: — Соберитесь, агент Браун, и доведите начатое дело до конца.

Веллингтон чувствовал, что ее рука дрожит под его пальцами, но, когда он отпустил ее, Элиза осталась на месте. Она слегка покачнулась, в глазах ее появились слезы, что несколько шокировало его. По напряженно сжатым челюстям было видно, что она с трудом подавляет нормальную в таких случаях женскую реакцию — рыдания или крики. В этот момент его напарница выглядела хрупкой и уязвимой: казалось, что неосторожный жест или неуместное слово могут сломить ее. Она напряженно сглотнула, сделала глубокий долгий вдох и смахнула с глаз слезы, так и не дав им пролиться.

Веллингтон осторожно поднес наушник к уху. Послышалось шуршание юбок и едва различимое ворчание.

—   Оливия, успокойтесь, посмотрите на меня. Не позорьте мою семью более, чем вы делаете это в обычных условиях. — Кто-то насмешливо фыркнул, а затем последовало: — Ради бога, вытрите с лица эти слюни.

—   Элиза, — шепнул Веллингтон, — убийца уходит.

Глаза ее были сухими и жесткими.

—   А что насчет остальной компании?

—   Они по-прежнему в ложе, смотрят спектакль. Непонятно, закончили они или нет.

—   Продолжайте подслушивать, Букс, — сказала Элиза, направляясь к двери. — Я подожду вас снаружи.

—   Что вы собираетесь сделать, агент Браун?

Ножи в ее руках, казалось, возникли буквально из воздуха. Она удовлетворенно взглянула на блеск клинков и улыбнулась.

—   Представиться, как профессионал профессионалу.

Глава 18,

в которой мисс Браун выступает в роли актрисы и ломает весь спектакль

После пытки оперой Элизе было особенно приятно выйти из проклятой ложи и оказаться подальше от воплей, раздававшихся на сцене. У нее в голове не укладывалось, как Веллингтон может быть в восторге от подобной какофонии.

Однако весь дискомфорт, связанный со спектаклем, тут же улетучился, после того как она услышала слова наемной убийцы. Гарри мертв. Для этой итальянской сволочи не имело значения, что он уже и так был полной развалиной в своем последнем убежище. Пока Гарри был жив, его выздоровление всегда оставалось в принципе возможным, независимо от того, насколько малыми были шансы спасти его от безумия. Когда она думала о том, что ей следовало бы забрать Гарри из Бедлама и самой заботиться о его выздоровлении, ее начинали мучить угрызения совести. Учитывая ее собственные страхи и наличие брата, которого она оставила в Новой Зеландии, уход за Гарри стал бы для нее наслаждением. Возможно, это преследование заслонило от нее все остальное, и она вообще перестала понимать, зачем она здесь находится.

И тем не менее ей не следовало искать способ отомстить — пока что. Они должны следовать от одной зацепки к другой, как учил ее Гарри. Тогда и только тогда может наступить расплата.

А в цивилизованной атмосфере оперы нужно было продолжать притворяться. Ситуация требовала от нее применить хитрость, поэтому она не хлопнула дверью в ложу, к чему подталкивал ее собственный импульсивный нрав. Элиза плотно закрыла за собой дверь, оставив Веллингтона разбираться со своей хитроумной штуковиной. Откуда, черт побери, он вообще взял это изобретение? «Жестянщики» из арсенала очень бережно относились к своим игрушкам, а Букс определенно не был их близким приятелем. Еще одно детище самого Велли, как и архивная аналитическая машина? Очень странно.

С разгадкой этой маленькой тайны придется, однако, немного подождать — нужно выследить этих негодяев. Честно сказать, следить за кем-то во время выхода в свет — далеко не лучший из возможных сценариев, но Элиза, как любой хороший оперативный агент, твердо знала, что представившимися возможностями нельзя разбрасываться. А такие возможности появились, когда они обнаружили тех, кто уничтожил Гарри. Ей очень не хватало его в данный момент, она жалела, что его нет рядом и что ей не с кем поделиться.

«Нет, я не должна думать о Гарри. Не сейчас».

Сразу за порогом ложи Элиза сбросила атласные туфли на высоком каблуке и оставила их перед дверью. Веллингтон обязательно споткнется о них и заберет с собой. Ему это будет удобнее, а туфли обошлись ей в Париже в кругленькую сумму.

Она пробралась вниз по лестнице, прислушиваясь к говору за дверью ложи под ними. Мимо, направляясь вверх, прошел привратник и повернулся, шокированный видом ее босых ног; но ему слишком хорошо платили, чтобы задавать таким людям вопросы. Однако взгляд его задержался на ней чуть дольше, чем это диктовалось хорошими манерами. Когда они с Элизой встретились глазами, она шаловливо подмигнула молодому человеку и продолжила свой путь вниз по лестнице.

Дверь в интересующую ее ложу распахнулась, и Элиза быстро прижалась к стене за изгибом лестницы; сердце бешено стучало в груди. Заставляя себя дышать спокойно, она пыталась понять, придется ли ей стремительно отступать наверх, или же люди из ложи будут уходить по коридору. Однако приближающихся шагов она не услышала. Выждав еще пару секунд, она бросила взгляд на лестницу внизу, а затем выглянула налево в коридор, который вел к выходу из театра. Там никого не было.

Быстро посмотрев направо, она успела заметить край мелькнувших по ковру юбок. Было похоже, что эти конспираторы, выставляя напоказ влияние своего общества, все же не гнушались при необходимости применять всякие хитрости и уловки. Судя по тому, что эта женщина только что убрала одного из своих же, уловки у них все время будут стоять во главе угла.

Элиза на мгновение опустила руки, чтобы ощупать снаружи юбку: два компактных пистолета «дерринджер 1881 » были на месте, пристегнутые по одному на каждом бедре. В какой-то момент она даже подумала, не задержать ли всю эту группу из Общества Феникса, — но она быстро поняла, что без поддержки это было глупо.

Мелькнула также мысль о реакции доктора Саунда на несанкционированные действия в отношении членов высшего лондонского общества, и это сдержало ее обычную склонность к опрометчивым решениям. Жаль, не было рядом Веллингтона, который смог бы по достоинству оценить ее выдержку.

«Нет, — решила она, — лучше всего будет опознать их, может быть, проследить за главным подозреваемым и выяснить, где он живет в Лондоне, посмотреть, с кем он встречается, и, таким образом, очертить круг остальных конспираторов». «Когда сомневаешься, — раздался в голове голос Гарри, — возвращайся к основам».

Но, если бы она по-настоящему возвратилась к основам, она бы не стала следить за этой сучкой. В руке бы оказался ее любимый стилет, и она уже отомстила бы за своего пропавшего партнера и друга.

Чертовы театры все одинаковы — здесь все было так же, как в Ла Скала: полно всевозможных входов и выходов. Беглый взгляд вдоль коридора сообщил ей, что зрители в ложах полностью увлечены спектаклем — еще одно свидетельство вырождения аристократии, с ее точки зрения.

Краем глаза она заметила шевельнувшуюся тень. Она замерла, задержала дыхание и, выглянув, увидела, как итальянка заходит в дверь с надписью «Закулисные помещения». Пять секунд — это все, что она дала убийце Гарри, прежде чем проскользнуть за ней за кулисы, взяв в каждую руку по клинку, которые чуть раньше уже мельком видел Веллингтон.

Музыка Верди окутала ее со всех сторон и едва не свалила с ног. Было чертовски трудно расслышать хоть что-нибудь за ревом оперы, а всеобщая суета, царившая за кулисами, отвлекла ее еще больше. Находясь настолько близко к театральному действу, Элиза уже никак не могла избежать всего этого, а музыка тем временем стала еще более неистовой, видимо, приближаясь к кульминации. Подсобные рабочие зорко, словно ястребы, следили за происходящим на сцене, готовые в любой момент опустить занавес. Впереди в ожидании своего выхода стояла группа актеров с оружием и маскировочной листвой деревьев в руках, готовясь присоединиться к остальной труппе на сцене в сплошной стене звуков музыки и пения. Опустив голову пониже, Элиза изо всех сил старалась изображать из себя еще одну актрису — нелегкая задача, если принять во внимание ее вечернее платье и драгоценности на шее.

К счастью, здесь практически не было тех, кто мог бы высказать свое недовольство.

Вдруг чья-то рука крепко схватила ее за волосы и резко развернула; из-за внезапности этого нападения оба ножа улетели куда-то в темноту. И это был не работник сцены: хватка была слишком уверенной и слишком профессиональной. Крутанувшись на месте, Элиза сумела вырваться и оказалась нос к носу с изящной миниатюрной женщиной, которая была ниже ее по меньшей мере на голову. Красивое лицо с оливковой кожей в обрамлении волнистых темных волос улыбалось ей, но вовсе не приветливо. В глазах женщины горели угроза, вызов и гнев. Элиза до сих пор толком не видела убийцу из клиники доктора, но интуиция, личный опыт и то, как ее схватили за волосы, подтвердили догадку. Эта женщина относилась к типу дам, которые могли бы украсить любой салон Европы: привлекательная, умная и энергичная. Все это, да еще умение обращаться с динамитом, уничтожившим практику доктора Смита, превращало синьору Софию дель Морте в смертельную комбинацию разных качеств.

Хватка Софии, которую ненадолго успела почувствовать на себе Элиза, рассказала еще кое о чем: эта женщина не полагалась исключительно на взрывчатку. «Что ж, очень хорошо, — отрешенно подумала Элиза. — В точности, как и я».

—   Немного рановато покидать свои места, мадам. — В живом исполнении акцент наемной убийцы оказался еще более очаровательным.

Вокруг них к выходу готовились актеры, между опорами и установленным оборудованием взад-вперед сновали работники сцены. Основы, к которым постаралась вернуться Элиза, оказались слишком сложными.

—   И для смертей в этой опере тоже еще рановато, — пятясь, огрызнулась она. Двинувшись спиной вперед в сторону лож, чтобы не возникало никаких сомнений в ее намерениях, Элиза подняла бровь. — Макбет не умрет еще минут пять, не меньше, София. — «Вот так, получи, стерва. Я даже знаю, как тебя зовут».

Когда убийца услышала из уст Элизы свое имя, улыбка ее стала тонкой и смертельной.

—   Что, не настолько образованны, чтобы знать о проклятии шотландской оперы? — Она сделала острожный шаг вперед, а Элиза тут же отступила, сохраняя дистанцию. — Не повезло вам: произносить здесь имена — очень плохая примета. Но, судя по вашим манерам еще там, на Чаринг-Кросс, вы, вероятно, получаете удовольствие, искушая судьбу?

Как приятно, когда тебя узнают по твоим делам.

—   Почему бы вам не выйти в фойе и не покончить там с вашим невезением?

—   И пропустить грандиозный финал? — усмехнулась Элиза. — Вздор.

Противница бросилась на нее. Она была быстра. Дьявольски быстра. Элиза почувствовала, как сильные руки схватились за модные пышные рукава ее платья, чтобы развернуть ее и швырнуть в хитросплетение блоков и веревок на краю сцены.

Потом останутся синяки, но этого было недостаточно, чтобы свалить Элизу с ног. Она оттолкнулась от стены и схватила наемницу за руку. Теперь уже Элиза развернула ее лицом к себе, чтобы тут же грациозным движением нанести удар обратной стороной руки. Освещение за кулисами было слабое, но Элиза заметила красные полосы, оставленные на коже убийцы ее кольцами. «Первая кровь за мной», — с гордостью подумала она.

Однако по спине Элизы пробежал холодок, когда наемница, почувствовав бегущую по щеке кровь, зло ухмыльнулась в ответ, после чего сама нанесла удар открытой рукой.

«Ее кольцо, — вдруг сообразила Элиза. — Черт побери, ее кольцо!»

Элиза перехватила ее руку, прежде чем та достигла цели, сжала запястье убийцы своими пальцами, а затем резко дернула ее впереди в сторону, не отпуская. Затем она быстро вывернула руку нападавшей назад и вверх, отчего пальцы Софии растопырились. Элиза сняла смертельное украшение с оливкового пальца, избежав прикосновения к острым завитушкам, а потом, оттолкнув Софию, бросила ее на оснащение декораций: от этого удара туго натянутые пеньковые веревки, поддерживавшие крепость Макбета, затряслись.

Им обеим сейчас мешали их платья, хотя итальянка была одета намного проще, более компактно, без всяких оборок и кружев, которых было достаточно на зеленом вечернем наряде Элизы. Они осторожно кружили друг против друга, и Элиза тем временем оценивающе рассматривала ее. Она старалась отогнать свои сомнения. До сих пор ей везло. В ходе схватки она поняла, что превосходит соперницу в силе, но навыки у женщины были те же, что и у нее самой.

Из своей несколько пострадавшей прически Элиза с триумфальной улыбкой извлекла стилет с рукояткой в форме павлина. Однако противница — с не менее экспрессивной улыбкой — из своих изящно уложенных волос вынула два таких же длинных тонких лезвия.

Краем глаза Элиза заметила какое-то движение сбоку, но тень эта удалялась от них обеих. Может быть, работник сцены побежал звать на помощь? Времени у них немного, да Элиза и не собиралась растягивать схватку. Пора опускать занавес для убийцы Гарри еще до того, как тот опустится для короля Шотландии.

Под шелест ткани наемница сделала грациозный выпад, направив оба клинка по широкой дуге, один в голову Элизе, другой — ей в живот. Элиза блокировала атаку, отразив один удар толстым браслетом с брильянтами на своем правом запястье, перехватив при этом руку Софии, направленную ей в голову. Когда угроза была отведена в сторону, Элиза увидела перед собой открытого противника и нанесла колющий удар, но та уклонилась и от блока запястьем, и от прямого выпада.

Обе женщины замерли, внимательно изучая друг друга в поисках ранений. Затем послышался звон упавшего металла, и обе посмотрели вниз.

Обломки лезвий валялись на полу, а там, где должны были, по идее, находиться их проткнутые насквозь почки, на одежде болтались сломанные рукоятки.

—   Кто ваш портной? — хором задали они один и тот же вопрос.

Когда же ответа не последовало, они оттолкнули друг друга, отшвырнув в сторону бесполезное уже оружие. Сходство между ними бросалось в глаза и казалось Элизе поразительным: любовь к взрывчатке, вкус к преследованию и пристрастие к бронированному нижнему белью. Если бы София дель Морте не была бы тем, кем она являлась на самом деле, они могли бы стать подругами.

В тусклом свете за кулисами блеснула сталь второго ножа Софии. Элиза молча добавила в их общие интересы «скрытое оружие».

Нож сделал несколько выпадов, словно мангуст, пытающийся вцепиться в горло загнанной в угол кобре. После третьего выпада Элиза наконец-то воспользовалась преимуществом своего модного платья: с помощью большого пышного рукава ей удалось запутать оружие Софии в складках ткани. Наемница отпрянула, но потеряла равновесие и упала вперед... .

...где ее уже ожидал кулак Элизы.

Еще один рывок рукавом, и снова София получила в нос. После третьего точного попадания Элиза впала в эйфорию от успеха и пропустила удар Софии — опущенной головой снизу в подбородок и по нижней губе. Убийца высвободила свой нож из складок ткани, но Элиза крепко схватила ее за запястье. Они продолжали бороться в полумраке за оставшееся оружие, перетягивая его к себе, словно две девочки, сражающиеся за любимую игрушку. Локоть Элизы врезался Софии в челюсть, и нож, пролетев по воздуху, выскочил из-за кулис и пропал под ногами двигающегося Бирнамского леса, подбиравшегося к оглушительным высотам грандиозного финала оперы Верди.

Обе женщины ринулись за ним, Элиза дернула Софию за волосы, чтобы оттащить ее назад, но тут же сама потеряла равновесие, получив удар коленом по своему бронированному корсету. Элиза оттолкнулась от деревянного пола, обхватив итальянку обеими руками, и тихо выругалась, почувствовав на лице теплый янтарный свет рампы.

Крики актеров и зрителей подтвердили ее худшие предположения: их потасовка переместилась в Бирнамский лес.

Элиза протолкнула Софию еще дальше на сцену и зарычала, но уже не на свою противницу, а на жуткий хор вокруг них, который по-прежнему продолжал петь и плясать в финале падения Макбета. «Что ж, шоу действительно продолжается», — подумала она, прищурившись и глядя на Софию.

Наемница стояла на ногах, фигура ее была подсвечена сзади огнями рампы, когда неожиданно — под крики зрителей, к которым теперь присоединились и исполнители на сцене, — юбки ее упали вниз. Нижнее белье итальянки вряд ли можно было назвать вполне пристойным, поскольку сделано оно было из кожи и замши. Элиза сразу же заметила очертания четырех небольших пистолетов, по два на каждом бедре. С большой долей вероятности можно было предположить, что где-то здесь спрятаны еще и ножи.

Элиза бросилась к ней, но София, обретя новую свободу движений и развернувшись вокруг своей оси, нанесла расчетливый удар ногой, силу которого Элиза почувствовала даже через бронированный корсет. Она упала на пол, и рядом с ней оказался нож. Но пальцы ее даже не успели прикоснуться к нему, потому что новый удар ноги отбросил его далеко на другой конец сцены.

Раздавшийся крик ярости заставил Элизу быстро поднять голову и немедленно откатиться в сторону, уклонившись от обрушившегося на нее удара копьем, которое София, по-видимому, отобрала у кого-то из актеров. В перекатывании, возможно, и не было особой необходимости, но нечто подобное Элизе все-таки нужно было предпринять. Впрочем, таким образом она узнала, что бутафорское оружие, хотя и опасное, явно не было рассчитано на то, чтобы бить им по твердой поверхности, например, по сцене.

Услышав, как копье ударилось в пол и после этого раскололось, Элиза опять откатилась назад и нанесла удар ногой, вновь отправив Софию в Бирнамский лес. Поправив свои юбки и вскочив на ноги, Элиза избавила какого-то попавшегося под руку шотландца от его меча. Он в большей степени напоминал дубинку, чем настоящий меч, но пока и такой сойдет.

Тут она услышала, что исполнитель арии Макдаффа стал запинаться. Оркестр, не теряя ритма, продолжал играть, а актер двинулся к центру сцены — меч его подняла София. Ее довольная улыбка говорила, что этот меч был тяжелым и твердым — настоящее оружие, используемое для сценических схваток. Движения ее были театральными, зато само оружие — более чем подлинным, предназначенным для усиления правдоподобности драмы на сцене и на беду Элизе.

«Ну почему это обязательно должен быть “Макбет”? Почему не “Фигаро”, “Севильский цирюльник” или, скажем, “1001 ночь”, в общем, что-нибудь с подушками?» — подумала Элиза, когда на ее голову обрушился удар меча. Она отразила его, но ее дешевая бутафорская подделка при ударе рассыпалась. Впрочем, из-за мощного замаха и несбалансированности меча с широким лезвием София сразу же потеряла равновесие.

—   В следующий раз, приятель, — бросила Элиза актеру, у которого отобрала оружие, — возьми что-нибудь потяжелее, как у того урода, третьего слева!

Мужской хор рассыпался, расступившись, словно воды Красного моря, перед Софией, которая, сердито зарычав, подняла меч над плечом и ринулась вперед. Пригибаясь и уклоняясь, Элиза изо всех сил уворачивалась от ударов клинка. Каким образом этой женщине так чертовски повезло вписаться в роль в этой опере? Это оружие могло пронзить защитный корсет или просто снести ей голову, и тогда в финале на сцене недостатка в крови не будет.

Многие из труппы бросились за кулисы позади Софии, но другие мужественно оставались на местах, продолжая петь и бросая тревожные взгляды на сражавшихся между ними двух женщин. Элиза обязательно по достоинству оценила бы такую преданность своему делу, если бы не была так озабочена тем, чтобы остаться в ходе этой схватки в живых.

—   Черт побери! — вдруг воскликнула Элиза, перекрикивая крутое крешендо оркестра.

К бедрам ее по-прежнему были пристегнуты пистолеты, стоит только поднять ткань. Протянуть руку, выхватить и прицелиться. Выстрелом она, по крайней мере, выбьет из соперницы дух. Конечно, тут предпочтительнее выстрел в голову. Для этого ей нужно было только выбрать момент, когда София перестанет атаковать.

София сделала новый выпад, промахнулась и снова бросилась вперед.

И в этот момент завопила леди Макбет. Причем прямо Элизе в ухо.

В профессионализме этой певице было не отказать. «Хорошие легкие», — подумала Элиза, когда сила звука буквально отбросила ее к краю сцены. Потеряв ориентацию от крика примадонны, громкой музыки и общей неразберихи, Элиза зацепилась ногой за оборку своей юбки, и ее и без того не слишком изящные перемещения закончились неуклюжим падением. Позади нее три лампы рампы разлетелись вдребезги под ударом острого меча Софии.

И следующий удар этого меча должен был прийтись на шею Элизы, но тут кто-то остановил его. Элиза издала вздох облегчения, заметив неожиданно появившийся меч Макбета.

Она всегда обожала этих шотландцев.

София уже приготовилась снести голову этому актеру, но тут уже Элиза отбросила ее назад ударом локтя в нос.

—   Спасибо, приятель, — сказала Элиза, хватая меч главного действующего лица. — Если доживу до конца этого спектакля, с меня пиво!

Меч в ее руке показался ей несерьезно легким, да и сбалансирован он был не так, как ей того хотелось бы; но он, по крайней мере, был сделан из металла. Обе женщины пристально смотрели друг на друга поверх клинков своего оружия; вытекающий из разбитых фонарей газ разъедал глаза и ноздри. Вокруг них самые азартные из актеров продолжали петь, хотя, видимо, и не на своих местах. Элиза и ее соперница расчистили на сцене большой круг, перенеся шоу ближе к зрителю.

София подняла глаза на публику, словно только теперь сообразив, где она находится. Уголки ее губ выгнулись.

—   Не люблю заниматься делом на людях, — крикнула она сквозь музыку, которая никак не желала умолкать. — И, честно говоря, дорогая, все прошло бы намного легче, будь мы в бриджах. Что если нам еще раз встретиться, одевшись более подходящим образом?

Элиза хотела уже бросить в ответ какую-нибудь остроумную реплику, тем временем пытаясь левой рукой добраться до своего пистолета, но тут вторая женщина просто отвернулась, словно они уже обо всем договорились. Одно биение сердца, какая-то секунда ушла на то, чтобы понять, что противник задумал на самом деле: в руке у Софии теперь появился зажженный факел, который она забрала у кого-то из хора.

Эта проклятая правдоподобность декораций грозила обернуться большой бедой.

Пламя факела затрепетало в воздухе, полетев в сторону разбитых газовых фонарей рампы. Черт возьми! Передней части сцены, плававшей в вытекавшем газе, не требовался никакой динамит, чтобы взорваться не хуже клиники доктора на Чаринг-Кросс; но поскольку произошло это намного ближе к Элизе, то и отбросило ее при этом намного дальше, чем ударной волной, повалившей тогда их с Веллингтоном на землю. Ее окатило жаром и отшвырнуло в оркестровую яму. Взрыв эхом разнесся по залу оперы, чему во многом способствовала прекрасная акустика.

Элиза, чье великолепное платье было порвано и покрыто копотью, обнаружила себя на руках у пары глубоко изумленных виолончелистов, сидевших внизу со своими инструментами. Некоторое время они молча смотрели друг на друга, мучительно соображая, как соблюсти должный этикет при выходе из такой ситуации. Наступившая после взрыва тишина была монументальной — и впервые за целый вечер вокруг никто не вопил. Музыканты оказались настоящими джентльменами и безмолвно помогли ей как-то прикрыть выгоревшие участки на ее некогда ошеломительном вечернем платье.

Элиза осторожно выбралась из их неловких объятий и, покачиваясь, встала на ноги. Кое-как поправив остатки прически, она взглянула на свою ложу. Да, Веллингтон оставался на месте, и лицо его было белее итальянского мрамора. Истинная правда: если по-настоящему шокировать человека, челюсть у того действительно отвисает сама собой.

Элиза слегка помахала ему рукой; как раз в этот момент в зале раздались редкие разрозненные аплодисменты. Затем она обратилась к нему:

—   Милый, пожалуйста, будь душкой и вызови нашу карету. Думаю, что представление уже завершилось.

Глава 19,

в которой мистер Букс поближе знакомится с колониальным гостеприимством

Веллингтон Букс бодро шагал по улицам Лондона, напевая себе под нос, и от быстрой ходьбы его тело и мозг наполнялись радостной энергией. Он понимал, что мелодия эта была отголоском вчерашнего вечера, проведенного ими на представлении оперы «Макбет», а необычная пружинистость походки была связана с тем, что он услышал вчера с помощью своего ауралскопа.

Шурша туфлями по мостовой, он подошел к дому Элизы Д. Браун, дверь которого, большая и витиевато украшенная, при дневном свете выглядела намного более внушительно, чем ночью. Да и все здание оказалось гораздо более впечатляющим, чем оно ему запомнилось. Где-то в глубине подсознания у него все равно крутились многочисленные вопросы. Поднимаясь по лестнице, по которой он совсем недавно тащил свою напарницу, он чувствовал, как по бедру бьет лежавший в его сумке цилиндр. Добравшись до квартиры своей коллеги, он выбил дверным молотком мелодию песни «S’allontanarono\uc1» из «Макбета».

Дверь распахнулась, и Веллингтон машинально сделал шаг назад. Лицо открывшей ему женщины явно принадлежало не Элизе Д. Браун: веснушчатая, щеки розовые, как у херувима, на голове копна упрямых рыжих волос, выбивавшихся из-под чепца.

И голос ее тоже определенно был не колониальный — акцент скорее указывал на Ист-Энд.

—   Мистер Веллингтон Торнхилл Букс, эсквайр, не так ли?

Он нерешительно прокашлялся.

—   Хм... да.

—   Очень хорошо, сэр. Входите, прошу вас. Миссис ожидает вас в маленькой гостиной.

Миссис? В гостиной? Должно быть, это одна из комнат, которую он еще не видел. Размеры жилища Элизы и так были впечатляющими.

—   Ах да, разумеется. — Веллингтон щелкнул пальцами и улыбнулся. — Алиса?

Она отреагировала на то, что он узнал ее, вежливой улыбкой и реверансом.

—   Благодарю вас, сэр, это действительно я. А теперь прошу вас следовать за мной.

—   Конечно.

Только когда горничная повернулась к нему спиной, Веллингтон заметил, что обе ее ноги сделаны из блестящих металлических шарниров, отчего походка у нее была слегка прихрамывающей. В тишине прихожей было слышно, как стучат маленькие поршни.

—   Поразительно, — пробормотал он, едва сдерживаясь, чтобы тут же не задрать юбки Алисы и не изучить устройство ее конечностей более подробно.

В утреннем свете, заполнявшем всю квартиру, Веллингтон наконец мог рассмотреть все детали частного жилища Элизы Браун. Вряд ли эту женщину можно было назвать идущей в ногу со временем; она скорее опережала его, поскольку коллекционировала изящный антиквариат и статуэтки. Как столь резкая и несносная дама, какой являлась наш оперативный агент, могла воспитать в себе столь тонкий... вкус?

Подойдя к залитому солнцем атриуму, Алиса позвала:

—   Разрешите, мэм?

—   Алиса, — нежно, но твердо ответил голос Элизы, — попробуй еще раз, пожалуйста.

Служанка сделала паузу, прочистила горло, а затем повторила:

—   Разрешите, мисс Браун?

—   Прекрасно. Что там?

—   Пришел мистер Букс.

—   Отлично. — Она вздохнула. — Пригласи его.

Алиса снова сделала реверанс и кивком головы пригласила Веллингтона присоединиться к ней в маленькой гостиной.

—   Я должен был догадаться... О господи!

Он собирался немедленно допросить ее относительно удивительной горничной и роскошного жилища, но то, что ожидало Веллингтона в атриуме, полностью сбило его с мысли.

Голос Элизы на фоне ласкового плеска воды эхом отозвался в небольшой, залитой солнечными лучами комнате.

—   Букс, если вы сейчас впервые видите женщину в ванной, значит, вас нужно почаще брать на операции.

Веллингтон повернулся на этот голос, прикрыв глаза рукой.

—   Возможно, в колониях благопристойность рассматривается иначе, но если бы вы...

—   Велли, — оборвала она, — находясь в моей квартире, вы пребываете на территории Новой Зеландии. — Она жестом показала ему на стол, стоящий по другую сторону ванны. — Поэтому просто возьмите себе стул и позавтракайте с удовольствием. Если только... — Во время образовавшейся паузы Веллингтон принялся внимательно рассматривать свои пальцы. Ее сложенные бантиком губы заставляли его чувствовать себя неудобно и одновременно неуверенно. — Не хотите ли присоединиться ко мне? — проворковала она, легонько поплескивая водой в ванне.

Пока он пытался сформулировать достойный ответ, кто-то подвел его к стулу. Почти незаметное шипение поршней подсказывало, что это была Алиса. Он медленно убрал ладонь с глаз, и оказалось, что это действительно была она, совершенно не смущенная сознанием того, что по другую сторону столика для завтрака ее хозяйка принимает ванну.

—   Вот, пожалуйста, сэр: тост с повидлом, два яйца и бекон. Угощайтесь копченой рыбой и кеджери[18]. Я принесу вам свежезаваренного чаю.

Склонившись в немного неуклюжем реверансе, Алиса вернулась на кухню.

—   Очаровательная девушка, — сказала Элиза. — Напоминает меня саму в ее возрасте.

—   Вам, маленькой проказнице, тоже поставили металлические протезы? — спросил он, намазывая тост маслом.

В ответ его напарница криво улыбнулась.

—   Ах, вы все-таки заметили? Еще один прекрасный образчик работы Аксельрода и Блэкуэлла. — Элиза внимательно посмотрела на него. — Просто небольшой заказ во внеурочное время, лично для меня. Доктор Саунд ничего об этом не знает, и я бы предпочла, чтобы в этом смысле все осталось без изменений.

Прежде чем ответить, Веллингтон дожевал теплый тост.

—   Понятно, но где вы ее нашли? Где она была с самого начала?

—   На фабрике. — Элиза поправила лежащее на глазах полотенце и слегка помешала воду. Ноздрей Веллингтона коснулся нежный запах бергамота. — Ее покалечило во время аварии на производстве, но, несмотря на это, она все равно попыталась обчистить мне карманы. Я предложила ей помощь, но при условии, что она будет жить у меня в качестве горничной. А учитывая, что министерские «жестянщики» хотели испробовать одну новую безделицу, к которой доктор Саунд интереса не проявлял, все сложилось для всех участвующих как нельзя лучше. С момента такой необычной демонстрации великодушия прошло уже несколько лет, и Алиса успешно продвигается в своем образовании.

—   Образовании?

—   О да, — кивнула Элиза; она снова немного вспенила воду и стала перечислять: — Кухонные обязанности, правильное обхождение, меткая стрельба, умение вести себя за столом. Знаете, есть такие вещи, которые леди просто обязана...

—   Простите, — перебил ее Веллингтон, — вы сказали «меткая стрельба»?

Элиза снова тяжело вздохнула.

—   Это же абсурд, Велли. Неужели вы думали, что женщина моей профессии и моего рода занятий не обзаведется в своем доме еще одной линией обороны?

—   Вы ожидаете и других посетителей во время принятия утренней ванны?

Элиза хихикнула.

—   Вообще-то нет, но чуть позже у меня назначена встреча. Я хотела бы вас кое с кем познакомить.

Веллингтон дожевал теперь уже рыбу, а потом спросил:

—   А вы не присоединитесь ко мне, мисс Браун?

Она тихонько шлепала пальцами по воде.

—   Я уже успела перекусить сегодня утром, так что не обращайте на меня внимания, — сказала она и мягко вздохнула, чувствуя, как солнечное тепло заливает атриум. — Общество Феникса может подождать и до окончания завтрака.

Даже несмотря на необычно обставленный прием пищи, Веллингтон начинал чувствовать, как его обволакивает облако комфорта. Элиза, вяло отмокавшая в своей изысканной ванной, вообще, казалось, задремала.

—   Вы часто принимаете ванну в атриуме? — наконец спросил он.

—   Нет, только после драки на ножах и падения в оркестровую яму, — саркастически усмехнулась она, и ее брови над закрывавшей глаза тканью игриво дрогнули. — Я молодая и здоровая женщина, Велли, но в данный моменту меня все болит, и горячая ванна — это как раз то, что нужно в таких случаях. Я надеюсь, вы в моем собственном доме позволите мне доставить вам несколько мгновений неудобства.

Она сделала на этом упор. Ее дом. Территория Новой Зеландии.

—   Учитывая предыдущий вечер, вы это по праву заслужили, мисс Браун. Как вы правильно заметили, — продолжил он, обратив внимание на газету, лежавшую рядом с его тарелкой, — вы молодая и красивая женщина.

Здоровая, — поправила она его. — Я молодая и здоровая женщина.

Веллингтон сделал паузу.

—Да, я так и сказал.

Он заметил, что разговор на этом иссяк, и, оторвав глаза от газеты, взглянул на Элизу в ванне, которая хитро улыбалась, и улыбка ее чем-то напоминала знаменитую улыбку Чеширского Кота.

—   А теперь, — начала она, — расскажите-ка, мой умный архивариус, что вам удалось выяснить, пока я пыталась познакомиться поближе с нашей любимой стервой?

Веллингтон положил на стол серебряный столовый прибор, вытер салфеткой губы и полез в свою сумку.

—   Элиза, у вас случайно нет граммофона?

—   Конечно, есть. Просто попросите Алису принести его сюда. — Она хихикнула. — Для того чтобы сообщить мне о том, что вы там услышали, вам требуется сопровождение оркестра?

Он открыл было рот, чтобы ответить ей, но тут из-за угла появилась Алиса с обещанным чайником свежезаваренного чая.

—   Кстати, Алиса, — сказал Веллингтон, лучезарно улыбаясь ей. — Не будете ли вы так любезны принести сюда граммофон мисс Браун?

—   Разумеется, сэр.

Она поставила чайник на стол и поспешила выполнять задание. Вскоре из главной комнаты раздался мягкий стук, и Алиса появилась вновь, неся перед собой очень красивый граммофон — заводной механизм, крошечный двигатель и громадный сдвоенный раструб, напоминавший две распустившиеся весенние лилии.

—   Спасибо, Алиса, — сказала Элиза. Будь любезна, мою одежду. — Горничная присела в реверансе, сопровождавшемся легким шипением, и отправилась в спальню хозяйки.

—Должно быть, вы знали, как я люблю купаться под музыку. — Элиза улеглась в ванну поглубже.

Прищелкнув языком, Веллингтон повернул выключатель на полированной латунной панели и выдвинул из корпуса систему шестеренок и лоток, достаточно большой, чтобы в него мог поместиться цилиндр, который он вынул из своей сумки. Цилиндр с легким щелчком вошел в прибор и под тихое шипение был втянут внутрь.

—   Какая же нас ожидает музыкальная подборка к завтраку и приему ванны? — поинтересовалась Элиза.

—   Из «Макбета» Верди, — ответил он.

На мгновение Элиза замерла, затем, задержав дыхание, тяжело вздохнула.

—   Мне казалось, вы в курсе, чем там кончилось. Ведьмы заставили его действовать, а потом бросили, когда он оказался на мели, и в итоге шотландский король лишился головы от руки Макдаффа.

—   Это, — сказал Веллингтон, заводя ручку граммофона, — новая интерпретация. В ней Макбет галантно спасет жизнь воительнице из племени маори, когда та неожиданно вываливается на сцену во время финала.

Послышался плеск воды, и на этот раз Элиза взялась поправлять его уже без всяких шуток.

—   Я родилась в Новой Зеландии, Букс, — начала она решительным тоном, — но я никакая не маори, — по крови, по крайней мере.

После выдвижения коромысла проигрывателя, сопровождавшегося легким шипением пара, механизм мягко затикал. Веллингтон медленно потянул на себя главный рычаг управления и вздрогнул, когда из сдвоенного рупора раздались первые, очень быстрые и пронзительные ноты.

—   Регулировка звука находится слева, Букс! — крикнула Элиза, перекрикивая шум.

Почти также, как и с ауралскопом, его пальцы забегали по панели управления, замедляя вращение шестеренок граммофона. В промежутках между шипением и быстрым стуком искаженный шум менялся, пока наконец не стал напоминать подобие голосов за разговором на фоне музыки оперы Верди «Макбет».

Последовал новый всплеск воды, после чего Элиза спросила:

—   Так эта ваша штуковина все записывала вчера вечером ?

Веллингтон обернулся к ней.

—   Ауралскоп просто сделал... — Голос его запнулся, потому что в этот момент Веллингтон мельком увидел голую Элизу со спины, прежде чем та успела скрыться под полотенцем.

—   Просто сделал — что, Велли? — спросила она, плотнее закутываясь в полотенце и проходя мимо него как ни в чем не бывало.

—   Простите... тонкая настройка... громкость... на вашем граммофоне. Я еще не привык к вашим... — он снова запнулся и прокашлялся, — настройкам. — Веллингтон быстро отвернулся обратно к граммофону, стараясь отвлечься от шокирующей, но такой восхитительной картины, которую он только что созерцал. Старался — и терпел неудачу. — Ауралскоп не только может настроиться на определенные звуки, он еще записывает их для зада... то есть для заднего... в смысле, последующего воспроизведения на стандартных цилиндрах для фонографов.

—   Правда? — переспросила Элиза. — Так это же просто... — она запнулась, а затем проворчала: — восхитительно!

—   Слушайте, с вами все в порядке, Элиза? — спросил он.

—   В... порядке. — Затем Веллингтон услышал скрип туго натягиваемой ткани. Похоже, с кухни вернулась Алиса. — Просто... надеваю... свой боевой наряд. Про... продолжайте!

—   Учитывая качество имеющихся у вас наушников, разговор будет звучать совсем так, как мы его слышали...

Оливия, — раздался из граммофона скрипучий голос лорда Дивейна, — успокойтесь, посмотрите на меня. Не позорьте мою семью более, чем вы делаете это в обычных условиях. Ради бога, вытрите с лица эти слюни.

—   На этом месте вы как раз ушли, — сказал Веллингтон, — прежде чем закончить вечер в своей обычной утонченной манере.

—   Слушайте, не начинайте, Велли, — предупредила Элиза из-за ширмы.

Послышался хлопок закрывающейся двери, и голос Дивейна зазвучал вновь.

—   А привлечение этой... иностранки... Оно на самом деле необходимо, доктор Хавелок?

—   Она всего лишь инструмент, — холодно ответил тот, — и, как и многие инструменты в мастерской, она очень опасна, если с ней обращаться неправильно. Вам следует помнить об этом, Бартоломью, когда вы общаетесь с ней. — Голос Хавелока умолк, затем продолжил: — Итак, Оливия, вы должны были подготовить несколько подходящих кандидатов на этот уик-энд.

—   Да, — начала она; голос ее по-прежнему немного дрожал. Послышалось тяжелое дыхание, и Оливии, похоже, удалось снова взять себя в руки. — В этот уик-энд мы рассматриваем четыре супружеские пары. Будут Коллинзы, Барнабус и Ангелика. Детей нет. К Барнабусу посоветовал присмотреться кое-кто из нашего братства.

—   Чем он занимается? — спросил Хавелок.

—   Финансами. Прямо из университета его подхватила фирма «Харкорт и Сургис». — Она помолчала, потом добавила: — Хотя официального представления не было.

—   «Харкорт и Сургис», и при этом без представления? — Интонация изменилась едва заметно, но, похоже, что Хавелок был искренне впечатлен.

—   Еще там будут Фэрбенксы, Гарольд и Далия. Семье Далии принадлежит винокуренный завод.

—   Выходит, Гарольд зарабатывает на собственности жены?

—   Гарольд расширяет этот завод, а также разворачивает дело в других местах. Приобрел еще два предприятия, которые были его самыми жесткими конкурентами. Одно полностью продало ему свою фамильную марку. Второе... потерпело крах. Скандал, в котором был замешан конкурент и его секретарь. Секретарь — мужчина.

—   Амбициозный человек, — заключил он.

—А также весьма состоятельный, — добавил Дивейн.

—   Сент-Джонсы. Похоже, у них очень неплохо идут дела в текстильной отрасли. Очаровательные люди — это пока все, что мы о них знаем.

—   Очаровательные люди — и это все, Оливия? — Бартоломью не был откровенно груб со своей женой, но презрительный тон в сладком голосе Дивейна был различим, даже несмотря на треск и металлические нотки записи. — Тогда хотя бы расскажи нам о своем впечатлении. Ты считаешь, что они станут хорошим приобретением для нашего общества?

Веллингтон заметил нечто, заглушающее звук, среди тихого стука и шипения, исходившего от цилиндра, который вращался синхронно с шестеренками граммофона. На мгновение он представил себе, какая напряженная тишина — несмотря на звучавшую в отдалении оперу Верди — должна была стоять тогда в ложе Общества Феникса.

—   И наконец, — продолжала Оливия голосом, в котором уже не чувствовалось былой уверенности, — там будут майор Натаниэль Пемброук и его жена Клементина. Двое детей. Заслуженный солдат из старинной армейской династии, которая была основана еще во времена королевы Елизаветы.

—   Вот оно как, — насмешливо заметил Дивейн. — А не его ли предок мальчишкой подносил порох во время битвы с испанской Армадой?

Оливия прокашлялась и ответила:

—   Он говорит, что его родословная восходит к командиру, который был на четыре ранга младше знаменитого Дрейка. Есть документы, где указано, что одним из кораблей командовал лорд Пемброук. Майор очень тщательно поддерживает репутацию своей семьи. И может стать самым молодым солдатом, дослужившимся до звания генерала.

С места, где сидел Хавелок, раздался его смех.

—   Славная коллекция кандидатов, так что хороший уик-энд нам обеспечен.

—   Уик-энд пройдет на славу, — согласился Дивейн, — если только жены не станут вести себя столь же самоуверенно, как это было в прошлый раз.

Оливия внезапно как-то странно запнулась, а затем издалека раздался приглушенный крик. Похоже, музыка теперь аккомпанировала новой импровизированной драме, развернувшейся на сцене.

—   Ну что ж, — начал доктор Хавелок тоном, который явно не имел никакого отношения собственно к спектаклю, — похоже, Джузеппе кое-что переписал в своей опере со времени прошлой ее постановки.

Интонации Бартоломью говорили, что он находится на грани паники.

—   Будем считать дело на сегодня законченным? Может, по стаканчику бренди и по сигаре у нас дома?

—Да, — ответил Хавелок, — это было бы замечательно.

Шестеренки еще раз щелкнули, раздалось мягкое шипение, и игла поднялась с цилиндра, лоток выдвинулся наружу, словно котенок, выпрашивающий следующее звуковое угощение. Веллингтон взглянул в свои записи, а потом поднял глаза на Элизу, которая была уже одета в соответствии со своими обычными предпочтениями: в блузку и брюки.

Он подумал, что, кажется, уже начинает привыкать к ее странному вкусу в одежде.

—   Как вы сами могли слышать, Общество Феникса, похоже, собирается развлечься в этот уик-энд.

Элиза покрутила шеей, затем несколько раз повернула корпус из стороны в сторону, причем ее бедра оставались неподвижными.

—   Отличная работа, Алиса. А теперь, пожалуйста, приглядывай за дверью, и, когда придут мои другие утренние посетители, будь любезна, пригласи их в дом.

—   Хорошо, мисс Браун. — Она присела в реверансе, а затем повторила его для Веллингтона. — Мистер Букс.

Он заметил, что Элиза смотрит на девушку почти с гордостью. Довольно необычное чувство в отношении человека, нанятого для помощи по дому, но тем не менее на лице Элизы ясно было написано именно это.

—   Велли, — начала Элиза, одновременно наливая себе чай, — вы, похоже, так разволновались, когда речь зашла об этом малом, о Хавелоке. Я вот думаю, а почему вы раньше и словом не обмолвились о нем?

—   Естественно, я просто не ожидал, что вы можете его знать, учитывая, что мы с вами вращаемся в разных кругах.

Элиза насмешливо фыркнула.

—   В смысле, мои могли быть и получше?

—   Все зависит от ваших интересов. — Он вынул из кармана пиджака журнал для записей. Положив его рядом со своей тарелкой, он отпил чаю и продолжал: — Доктор Девере Хавелок является пионером современных технологий. Не удивлюсь, если наши Аксельрод с Блэкуэллом для вдохновения посещали его семинары.

—А вы посещали, насколько я поняла.

—   Собственно говоря, даже несколько из них. Этот человек — гений, и вклад его в развитие техники ни с чем не сравним. Он был главным научным консультантом при восстановлении внутреннего механизма Биг Бена в 1887 году. В 1889 году он разработал воздушный корабль «Пегас» — дирижабль нового класса, который побил все мировые рекорды для коммерческих полетов. И в том же году, — сказал Веллингтон, чувствуя особый подъем при этом воспоминании, — доктор Хавелок разработал, сконструировал и успешно запустил космический корабль ее величества «Меркурий». Я хорошо помню, как наблюдал его падение в Море Ясности на Луне через свой телескоп. Некоторые из его работ я видел вживую, а его статьи относительно теоретических исследований в области автоматики просто поразительны. Некоторые его идеи кажутся просто немыслим...

Велли, — перебила его Элиза, — я перестала поспевать за вами еще на Биг Бене. Поэтому прошу вас дать мне упрощенную картину, рассчитанную на людей, которых достижения науки не очень вдохновляют. Как мог столь авторитетный ученый и автор, как Хавелок, стать великим магистром тайного общества?

Он на мгновение задумался, глядя в свою чашку с чаем.

—   Что ж, да, доктор Хавелок действительно гений, но причина, по которой вы не знаете его имени наравне с другими выдающимися учеными, такими как Тесла и Сумасшедший Мак-Тай, состоит в том, что он начал писать статьи всего несколько лет назад, причем к науке они не имели никакого отношения. Содержание его комментариев было скорее... — он сокрушенно покачал головой и допил свой чай, — политическим.

—   Что, еще один критический взгляд на королеву Вик и ее империю?

—Да, но они не останавливались на Палате общин и Палате лордов. Он призывал к перестройке нашего общества.

—   В каком смысле?

Веллингтона передернуло.

—   Вообразите себе административный орган, который определяет ваш статус по истории вашей семьи, семьи вашего мужа и вашему воспитанию. Хавелок называл это борьбой за чистоту малочисленных знатных родословных. Он призывал к полному пересмотру английской классовой системы, к полному и бесповоротному изгнанию из Матушки Англии представителей колоний.

Элиза кивнула, пригубив чай.

—   И вы высокого мнения об этом уводящем в сторону нытье?

На секунду перестав наполнять свою чашку, он, прищурившись, взглянул на нее.

«Она и должна возражать, — язвительно вмешался голос его отца. — Она и сама колониалка. Ее следует первой поставить к стенке, когда империя, наконец, откроет глаза и обратит внимание на собственный народ».

—   Я уважаю и восхищаюсь работами этого человека в области науки. И считаю трагедией, что столь блестящий ум осквернен таким... — он вдруг заметил, что чашка на блюдце у него в руке слегка дребезжит, — идеалистическим мировоззрением. Его уклон в сторону анархии, как это ни печально, лишает его расположения королевы; и хотя его редко приглашают к ней, его рассуждения на научные темы по-прежнему всячески приветствуются. Его имя сейчас не так на слуху, как когда-то. — Веллингтон сделал глоток и добавил: — И приглашений за последние годы становилось все меньше и меньше, по мере того как его высказывания уклонялись в сторону.

—   И в какой-то момент Хавелок был принят под крыло Общества Феникса?

—Да. — Веллингтон показал в сторону граммофона и сказал: — И это для них уик-энд посвящения.

—   К тому же, в связи с безвременной кончиной Саймона, — заметила Элиза, — в рядах их, похоже, появилась вакансия.

—Думаю, даже две, — сказал Веллингтон, листая страницы своей тетради. — В противном случае я сомневаюсь, что они стали бы просматривать супружеские пары и семьи, чтобы заменить того, кто стал для них обузой.

—   Значит, вы думаете, что смерть Саймона была следствием заговора?

—   О, скорее ее действительно подстроили заранее, но без всякой поспешности. — Веллингтон снова обратился к своему журналу и пролистал несколько страниц назад, к записям, которые он сделал во время их вечернего подслушивания. — Я думаю, что услугами наемной убийцы они воспользовались скорее из соображений удобства, а не импульсивно. В конце концов, она уже и так была в городе. Почему бы просто не доплатить ей за дополнительное задание?

Губы Элизы неприязненно скривились.

—   В ваших устах это звучит так рационально, Букс.

Он резко поднял голову от своего журнала и посмотрел Элизе в глаза.

—   Не нужно принимать мой бесстрастный анализ фактов и рассмотрение возможных теорий за хотя бы малейшее восхищение. Я нахожу действия и поведение общества, особенно этого грубияна Бартоломью Дивейна, достойными самого сурового осуждения. Просто стараюсь делать выводы на основании того, что видел. Итальянка...

—   Эта стерва, — сквозь зубы процедила Элиза.

Веллингтон почувствовал, что при этих словах у него дернулась челюсть, но все же продолжил:

—   Убийца была нанята, чтобы ликвидировать доктора и...

Он сглотнул. Как он мог осуждать ее за такие чувства? Все было более чем понятно.

«Нет, — резко возразил он сам себе. — Чтобы правильно расследовать это дело, ты должен отстраниться от него и от людей, с ним связанных. В противном случае это бесполезный труд».

—   Убийца была нанята, чтобы ликвидировать доктора и агента Торна. Убийца также могла взять на себя устранение ненужных свидетелей, так почему бы не включить сюда и Саймона?

—Да, — повторила Элиза. — Действительно, почему бы и нет?

Он нахмурил брови.

—   Элиза, вы просто не могли об этом знать.

—   Я должна была.

—   О, ну конечно, должны были, особенно если учесть вашу удивительную способность заглядывать в будущее. — Веллингтон покачал головой. — Это было незавершенное дело, похороненное в архиве и, да, забытое. И оно так бы и оставалось там... — Его голос вдруг умолк.

—   Продолжайте, Букс, — настойчиво сказала она.

Веллингтон почувствовал ком в горле.

—   Я уж лучше помолчу.

—   Вы очень здорово пытаетесь сделать так, чтобы мне стало легче, и я это понимаю, но правда заключается в том, что...

—   Размах у Общества Феникса намного шире, чем мы могли себе это представить. Агента Торна ожидала та же самая судьба, даже если бы он вылечился от своего недуга. — В повисшем неловком молчании он пристально взглянул на нее. — А сейчас мы должны сконцентрироваться на том, что у нас есть. В частности, на уик-энде посвящения.

—   Я уже раздумываю над этим, Букс. — Элиза подлила себе чаю из чайника. — У меня на примете есть несколько компаньонов, которые помогут нам в осуществлении того, что, насколько я понимаю, является вашим планом.

Веллингтон коротко рассмеялся.

—   Вы не имеете ни малейшего понятия о моем плане, мисс Браун.

Она только ухмыльнулась.

—   Вы намерены подстроить так, чтобы мы с вами оказались на этом посвящении, не правда ли? Слежка изнутри под видом — минутку, сейчас угадаю — переодетых слуг или, возможно, посыльных, поскольку народу на этот уик-энд соберется много. Так?

На щеках Веллингтона вспыхнул румянец.

—   Так. Все по учебнику, Велли. Я дам вам пенни за то, что вы так хорошо помните основы подготовки агентов министерства. Однако что мы сможем узнать об этой компании бездельников, если будем там драить посуду, мыть полы и менять постельное белье? — Услышав звук открывающейся двери, Элиза взглянула туда, и улыбка ее немедленно смягчилась. — Я не претендую на звание идеального оперативного агента, но у меня определенно имеется склонность к получению информации самым необычным образом.

Раздался топот коротких шажков, и в ноздри Веллингтона ударил мощных запах пота, грязного тела и прочих не самых привлекательных человеческих ароматов. Когда в комнату вошло двое детей, Веллингтон почувствовал, как этот запах разъедает ему глаза, которые тут же начали отчаянно слезиться. После того как в гостиную вбежали остальные пятеро, Веллингтон не выдержал и бросился к окну. Он был благодарен Элизе за то, что она, хотя и заметно побледнела, но все же также присоединилась к нему за глотком свежего воздуха. Одному из этих созданий на вид было лет девять-десять, другому могло быть и около пятнадцати; однако их обветренная и опаленная на солнце кожа полностью скрадывала их юный вид. Это касалось всех, кроме маленькой девочки, которая была похожа на херувима, срочно нуждающегося в хорошей бане. Похоже, единственным их достоянием, помимо бедной и ветхой одежды на плечах, были пышущая энергия юности и оптимизм, которому не мешало даже явно тягостное существование.

—   Мальчики! И Серена! — позвала Элиза, демонстративно отшатнувшись от их компании. Никто из детей не обиделся. — Что я говорила насчет мытья?

—   Что мы должны это делать, правильно? — спросил самый маленький мальчик.

Старший парень пожал плечами.

—   Простите нас, мисс Элиза. Я знаю, что мы обещали вам, и все такое...

Она вопросительно подняла бровь.

—   А как в отношении остальной вашей компании?

Все дети потупили взгляды. А маленькая девочка, которую Элиза назвала Сереной, выпятив нижнюю губу, принялась виновато переступать с ноги на ногу. Она казалась очень расстроенной.

—   Все понятно, — коротко кивнула Элиза. — Что ж, тогда горячая ванна для всех... после завтрака. Вам понадобятся силы. Так что давайте, за еду.

Даже если бы за ними гнались полицейские, дети все равно не двигались бы быстрее. Они стремглав бросились к столу, где уже появилась Алиса, которая принесла с собой свежесваренные яйца, овсянку, бекон, копченую рыбу, кеджери и тосты. Элиза улыбалась, глядя, как эти уличные оборванцы ожидают свои порции.

—   Не торопитесь есть, помните, что от спешки у вас могут разболеться животы, — сказала она.

—   Да, мэм, — послышался хор сдавленных детских голосов: все они уже уплетали за обе щеки.

А маленькая девочка, которая прожевала раньше других, сказала:

—   Мэм, мисс Элиза, можно я первой пойду в ванну, когда закончу свой завтрак?

—   Конечно, можно, Серена.

Ребенок слегка прикусил выставленную губу и задал новый вопрос:

—   А можно мне принять ванну с такими розами, как у вас?

Мальчишки захихикали, но под жестким взглядом Элизы тут же замолчали.

—   Я попрошу Алису, чтобы она должным образом подготовила все для тебя.

Веллингтон озадаченно посмотрел на агента.

Элиза пожала плечами.

—   Небольшой штрих к тому, как почитают героев.

Он хотел что-то сказать, но она взмахнула рукой и едва заметно покачала головой, и слова замерли у него на губах. Что бы она ни задумала, эти сорванцы были частью ее плана.

—   Ой! — воскликнул один мальчик, рот которого был забит тостом с джемом. — А кто этот франт?

Веллингтон поднял бровь, взглянув на ребенка, а затем на Элизу, которая едва сдерживала смех. Он нахмурился, надеясь, что ее план все-таки начнет работать, и чем раньше, тем лучше.

—   Это Веллингтон Букс, эсквайр. Он мой... — Она на секунду задумалась, а затем закончила: — мой новый партнер. Мы работаем над одной довольно запутанной загадкой.

—   Снова спасаете мир, мисс Элиза? — спросил старший мальчик.

—   Возможно, Кристофер. Я надеюсь, что вы с ребятами сможете достойно откликнуться на призыв королевы и родины.

—Да, мэм, — прощебетал самый маленький мальчик и, громко чмокая, допил свой чай.

—   Мистер Букс, — сказала Элиза, показывая в сторону детей, — эти отважные подданные королевы являются Министерской Семеркой, моими глазами и ушами на улицах Лондона.

—   А также по совместительству вашими ночными вазами, суда по их коллективному аромату, — насмешливо фыркнул Веллингтон.

—   Эй, — вставая, рявкнул парень, сидевший рядом с Кристофером, — а ну-ка выйди и повтори это еще разок! Да я тебе сейчас все зубы повыбиваю!

Элиза укоризненно склонила голову набок.

И Лиам действительно в состоянии это сделать, можете не сомневаться. — Она посмотрела на юношу и сделала ему знак сесть на свое место. — Мистер Букс назовет вам несколько имен, и я хочу, чтобы вы его внимательно выслушали. — Затем она повернулась к Веллингтону и сказала: — Будьте так любезны, зачитайте имена супружеских пар, о которых мы услыхали.

Веллингтон оглядел их всех; мысли его путались. Что затеяла эта женщина? Он прочистил горло и прочел вслух имена кандидатов в Общество Феникса, хмурясь все больше и больше.

—   Хорошо, — начала она, — которая из этих четырех пар, по-вашему, является самой глупой?

Не отрываясь от своей еды, вся Министерская Семерка дружно ответила:

—   Сент-Джонсы.

Элиза взглянула на Веллингтона, потом спросила:

—   Вы уверены...

—   Угу, мэм, — ответил тощий парень, у которого, несмотря на немытую голову, были самые красивые светлые волосы, какие Веллингтону когда-либо приходилось видеть. — Эта пара делает такую овсянку, по сравнению с которой каша Алисы — просто куриный бульон.

Она наклонилась пониже, чтобы глаза ее оказались на уровне глаз мальчика.

—   А теперь, Колин, расскажи мне, почему ты так считаешь?

—   Можете мне поверить, мэм, — с кривой ухмылкой сказал Кристофер, — это не преувеличение. Когда Сент-Джонсы куда-то выезжают, это для нас хороший день.

—   И еще, — пропищал Колин, которому, похоже, нравилось общее внимание. Когда он повернулся к Элизе, улыбка его стала еще шире. — Мы выбрали их по правильным приметам, и поэтому пошли, чтобы стащить у них дамскую сумочку. Я хватаю ее, но тут мои пальцы касаются ее руки. Она поворачивается ко мне, и я понимаю, что пропал.

Элиза кивнула.

—   Понятно.

—   Я вроде как должен был попытаться выручить его, если его поймают, — сказал Кристофер, — но тут леди говорит: «Ничего себе, подумать только, у меня есть точно такая же сумочка!» Тут поворачивается этот дядька; все, думаю, сейчас он схватит Колина и потащит его в полицию. Он смотрит на сумочку, потом на Колина и говорит: «Что ж, послушай, сынок, такую сумочку без перчаток носить нельзя, так что вот тебе». И дает Колину несколько фунтов, чтобы тот пошел и купил себе перчатки. «И не заставляй свою маму ждать, приятель». А после этого они оставляют Колина стоять с сумочкой и деньгами в руках.

—   Выглядит так, будто вам просто здорово повезло, — сказала Элиза.

—   А ты скажи им, сколько это было раз, — подтолкнул его Кристофер.

—   Три раза, — сказал Колин. — И каждый раз я спешил и все такое. Просто вижу сумочку и иду за ней, и не соображаю, что это та же самая пара. Пусть сам Господь и святой Петр будут моими свидетелями: каждый раз одно и то же, и даже слова одинаковые. Все совершенно одинаково.

Веллингтон усмехнулся.

—   Господи, вот это тупость! Они должны быть исключительно хорошо обеспечены, чтобы привлечь Общество Феникса.

—   Ну ладно, — сказала Элиза, кивнув Алисе. — Министерская Семерка, ваша страна призывает вас. У меня есть для вас работа.

Все тут же перестали жевать и с улыбкой переглянулись. Все, за исключением Серены, которая продолжала восхищенно смотреть на Элизу широко раскрытыми глазами. Судя по ликующему выражению на их лицах, их ожидал захватывающий день.

—   Все, шутки в сторону, задание будет трудное, но не волнуйтесь, — сказала она, когда Алиса снова вернулась в гостиную, — я сделаю так, что для вас дело будет стоить потраченного на него времени.

Алиса осторожно несла в руках широкую плоскую коробку, которая открылась с мягким щелчком. Глаза Веллингтона ошарашенно округлились, когда он увидел внутри бриллиантовое ожерелье, мерцавшее в лучах пробивавшегося в атриум света. Слегка пожав плечами, Элиза презентовала это потрясающее украшение Кристоферу.

—   Так что это будет за игра? — спросил тот.

Элиза склонила голову набок и улыбнулась.

—   «Блеф слепца»?

—   «Блеф слепца»? — переспросил Колин с полным ртом сдобы. — Не, полицейские тут же раскусят это. Три слепых...

—   ...мыши не годятся для Сент-Джонсов, — перебила его маленькая девочка, лицо которой стало умным и исключительно проницательным. — Простите, мисс Элиза, мэм, а что, если это будет игра «А кто твой папа»? Я думаю, что здесь нам понадобится что-то более...

—   ...сложное, — перебила ее Элиза. — Ты абсолютно права, Серена.

От такого признания девочка буквально засияла, словно солнечные лучи, отражавшиеся от кафельных плиток атриума.

Веллингтон чувствовал себя здесь совершенно пустым местом.

—   Вы меня извините, но пока я дожидаюсь окончания вашей чарующей комедии ошибок, думаю, мне лучше пойти заварить свежего чаю.

Сзади раздалось какое-то пыхтение, и Веллингтон даже вздрогнул.

—   Никуда не ходите, господин! — настойчиво заявила Алиса и направилась на кухню, при этом ноги ее издали несколько коротких пыхтящих звуков. — Я сейчас сама принесу чайник. — Она и не думала жаловаться, что за сегодняшнее утро чайник этот был уже третьим.

Элиза открыла рот, как будто хотела снова поправить Алису, но тут тишину прервал голос Лиама:

—   Эй, а я думаю, что франт в чем-то прав.

—   Не понял! — прорычал Веллингтон.

—   А что?.. — Взгляд Кристофера метался между Колином и Веллингтоном. — Ты что, серьезно, Лиам? «Комедия ошибок»? Была же уже недавно.

Тут всеобщее внимание привлек чей-то тихий смех. Элиза прижала ладонь к губам и, глядя на Веллингтона, сказала:

—   Насколько я знаю, «Комедия ошибок» была еще до меня. Тем лучше.

—   Вау, — прошептал еще один мальчик, а потом, обратившись к Лиаму, сказал: — если «Комедия ошибок» была еще до мэм, то, выходит, это...

—   Еще одно слово, Каллум, — не глядя на него, предупредила Элиза, — и я тебе обещаю, что ты получишь такую же ванну с запахом розы, как и Серена.

Маленькая девочка хихикнула.

—   Это будет довольно сложно, мэм, — сказал Кристофер; выражение лица его было озабоченным и неуверенным.

—   Это всего лишь восхитительный блеф, Кристофер, — сказала Элиза, слегка ухмыльнувшись, — но зато компенсация, которую вы уже получили, с лихвой покроет все риски.

—   Вот тут-то она тебя и сделала, Крисси, — насмешливо поддел его Колин.

Кристофер шикнул на своего компаньона, но, когда он резко обернулся, камни ожерелья в его кармане тихо звякнули. Юноша был абсолютно прав.

Донесшийся с кухни свисток заставил Веллингтона встрепенуться; он выпрямился и разгладил складки на брюках.

—   Вы тут меня совершенно сбили с толку, но на подходе мой свежий чай, так что я не особенно переживаю. Мисс Браун, когда вы закончите свои занятия, возможно, мы могли бы...

—   Велли, «Комедия ошибок» представляет собой тайную игру, в процессе которой Министерская Семерка аккуратно и расчетливо внесет в дом Сент-Джонсов краденые вещи, а затем, используя свои театральные способности, которым могли бы позавидовать актеры Лондонской оперы, представят Сент-Джонсов как своих вожаков. Когда их схватит констебль, улик и свидетелей окажется так много, что Сент-Джонсов задержат на все выходные, в то время как мы с вами отправимся на назначенную встречу вместо них.

—   Мисс Браун, — поднял руку Веллингтон, — Сент-Джонсы, вероятнее всего, тут же вызовут своих адвокатов, которые вытащат их из тюрьмы так же быстро, как эти оборванцы их туда упекут.

—   Мы задерживаем супружескую пару, отобранную для вступления в тайное общество — общество, которое, как нам удалось подслушать, очень серьезно намеревается оставаться тайным и впредь. Неужели выдумаете, что Сент-Джонсы, имея такие амбиции, станут жаловаться? Кому бы то ни было?

Веллингтон хотел что-то возразить, но, сделав небольшую паузу, согласно прокашлялся.

—   Тонко замечено, мисс Браун.

—   Итак, Министерская Семерка, мы договорились?

—   Очень мне нравится, когда вы так красиво выражаетесь, мэм, — усмехнулся Колин.

—   Когда нужно все это сделать, мисс Элиза? — спросил Лиам.

—До ленча, поэтому и завтрак был таким плотным. — Кристофер кивнул Элизе. — Вот и хорошо. А теперь доедайте, и Алиса отведет вас принять ванну. — Все дружно и протестующе застонали, а Элиза продолжала: — В час я жду вас здесь с соответствующим докладом, но, когда будете загружать их апартаменты, обращайте внимание на этот знак. Букс?

Веллингтон полистал свою тетрадь и нашел сделанную им зарисовку эмблемы Общества Феникса. Все дети внимательно посмотрели на рисунок, а затем вернули его Элизе.

—   Если вам попадется что-нибудь с таким знаком, несите это нам.

—   Раз вы так говорите — будет сделано, мисс Элиза, — заверил ее Кристофер.

—   Прекрасно. Увидимся здесь ровно в час. А теперь заканчивайте свой завтрак. — Элиза вопросительно посмотрела на Веллингтона. — А как насчет нас?

Тот непонимающе заморгал.

—   Что насчет нас?

—   Ну, в смысле поработать. В архиве. Ну, вы же понимаете, Велли. Создать видимость, и все такое.

Он снова заморгал, на этот раз растерянно. Она была права. Все-таки пятница, утро.

—   О да, конечно.

—   В министерстве я даже сама заварю вам чашечку свежего чаю.

Веллингтон закатил глаза.

—   Очаровательно.

Когда они уже направлялись к выходу, он бросил на нее взгляд через плечо.

—   Министерская Семерка, говорите? — Он печально покачал головой. — Надеюсь, вам не нужно перечислять все нормативы и правила, которые вы нарушили только тем, что просто дали им это имя?

—   Порой, Велли, когда агент находится в полевых условиях — и в особенности когда все это происходит в большом городе, — приходится нарушать правила. Министерская Семерка очень хороша в том, что она делает. Они обеспечивали нас с Гарри просто поразительной информацией. Мы дали им это имя, чтобы они могли чувствовать себя причастными к общему делу. Частичкой большой машины под названием Министерство особых происшествий.

—   Министерская Семерка?! — воскликнул Веллингтон. — Министерство вряд ли одобрило бы...

Но эта несносная женщина только погрозила ему пальцем.

—   Это мои источники, и они добывают важнейшую разведывательную информацию ради королевы и родины. Нет такой проблемы, которую бы эти бриллианты не смогли бы разрешить. — Она что-то вспомнила и досадливо прищелкнула языком. — Я же хотела познакомить вас с каждым их них. Но пропустила двух близнецов. Они такие тихие. И знаете, именно это позволяет им проникать в места, куда другим попасть невозможно.

По ее глазам он понял, что спорить с ней в отношении детей бесполезно — нужно учиться с достоинством отступать.

—   Кстати, — начал Веллингтон, открывая для Элизы дверь. — Ожерелье. Откуда у вас это сокровище?

—   Командировка в Египет, — тяжело вздохнула она. — Радж. Очаровательный мужчина: смуглая кожа, рельефные мускулы, и такой романтичный. Судя по подаркам, которыми он меня жаловал, он тоже находил меня довольно привлекательной.

—   А Министерская Семерка знает об этом Радже и других ваших подвигах во имя королевы и родины, мисс Браун?

—   О Велли, я не настолько глупа. Они являются отличным ресурсом, и я рассказываю им достаточно, но не настолько много, чтобы подвергать их опасности. Они знают только, что, помогая мне в моих делах, они по-своему служат короне.

Веллингтон неодобрительно прищелкнул языком, чувствуя, что от постоянного протестующего качания головой у него уже начинает болеть шея.

—   Кстати сказать, дети не посвящены во все мои секреты, — сказала она, криво усмехнувшись, — в отличие от вас.

—   Все, довольно, мисс Браун, — густо краснея, сказал Веллингтон и помахал рукой кэбу. — Я не могу нести ответственность за отсутствие у вас должной скромности. Я английский джентльмен, меня так воспитывали, а вы, похоже, просто пользуетесь этим.

—   Понятно, — коротко бросила она, опираясь на руку Веллингтона, помогавшего ей садиться в экипаж, — а тут я начинаю проверять вашу джентльменскую чувствительность видом шести боевых шрамов у меня на спине.

—   Семи.

Выгнув бровь, Элиза быстро взглянула на него.

—   Точно.

Веллингтон замешкался, прежде чем сам поднялся в кэб. Это был плохой знак перед ожидавшим их уик-эндом.

Интермедия,в которой загадочная женщина с темным прошлым ведет себя среди воров очень вызывающе

Единственным звуком, нарушавшим тишину во время обеда Софии, был стук столового серебра по фарфоровым тарелкам. Стиль ее жизни предполагал постоянные рискованные погони и бегства, но плата за это позволяла ей жить и питаться в местах, которые гарантировали множество всевозможных прелестей. И одним из самых привлекательных моментов для женщины ее профессии была тишина. Но даже в таком суматошном городе, как Лондон, существовали уголки, в которых можно было найти роскошь и уединенность. А это были две из трех вещей, которые она любила в жизни больше всего.

Ей очень нравилась баранина, которую ей подали в этом заведении. Вероятно, это вообще был самый вкусный обед, который она могла припомнить. Хотя баранина и не была такой сочной, как ягнятина, но все же, благодаря правильно подобранным специям, соусам, а также способу, продолжительности и температуре приготовления, она буквально таяла во рту.

Это был особый рецепт, каждый новый кусочек мяса казался вкуснее предыдущего. И это была честно заработанная и вполне заслуженная награда за ту неделю, которая выдалась у нее накануне. Из угла многокомнатных апартаментов она спокойно окидывала взглядом свое просторное жилье и смаковала поздний обед, наслаждалась драгоценными моментами расслабления.

Однако следующий кусочек баранины был остановлен на полпути ко рту звуком внезапно задрожавших оконных рам. Это мог быть порыв ветра, поскольку погода весь день была не слишком спокойной. София недовольно покачала головой и вытерла вилку, прежде чем положить ее рядом с тарелкой. Промокнув уголки рта салфеткой, она встала, подошла к раздражающе звеневшему окну и открыла его. Затем она сунула руку под подоконник и извлекла оттуда небольшую коробочку, которую сама же туда и положила. Она внимательно посмотрела на украшавшую крышку фигурку — это была птица, вылетавшая из языков пламени, — а затем четыре раза повернула ее. София выглянула из окна, выждала немного, после чего повернула фигурку еще два раза и поставила коробочку на подоконник. Послышалась тихая нежная мелодия, а птица начала кружиться. Задернутая штора успешно заглушала звуки музыки. София была этому рада. Сначала она находила мелодию шкатулки очаровательной, но после четвертого повторения та стала напоминать ей скрежет зубцов латунной расчески по музыкальному барабану.

А затем раздался стук. София ожидала, что он будет более энергичным.

Шурша юбками, она пересекла комнату и остановилась перед вешалкой, сняв оттуда накидку. Бросив последний взгляд на свой наряд и убедившись в его презентабельности, она открыла дверь гостю. Точнее, опрометчивому гостю, хотя этот визит без предупреждения трудно было назвать неожиданным. Особенно после событий прошлого вечера.

—   Mademoiselle, — сказал он, лаская ее слух приятным насыщенным баритоном.

Досадно, что он заговорил по-французски. Ему было прекрасно известно, как ей не нравится этот язык.

—   Зачем же так официально, Александр, — укоризненно заметила она, пряча свое недовольство за языком, выбранным им для приветствия. Вытянув шею, она заметила у него за спиной четверых мужчин: все одеты совершенно одинаково, все внимательно смотрят на него и ловят каждое его слово.

Он кивнул в сторону ее накидки.

—   Вы куда-то собрались в такое позднее время?

—   Собственно говоря, да, — ответила она. — Нужно сделать одно дело.

—   Конечно, — сказал он, приближаясь к ней. Казалось, ему нравилось находиться впереди всех. — Действительно нужно.

София кивнула и сделала шаг назад к своей гостиной.

—   Может быть, вы со своими товарищами все-таки зайдете? Зачем нам устраивать сцену в прихожей?

—   Merci, — сказал Александр, делая знак остальным следовать за ним в апартаменты. — Я полагаю, со сценами вы на некоторое время уже покончили.

Она улыбнулась.

—   Так вы уже слышали?

—   У нас есть осведомители в газетах, включая и театральных критиков.

—   Так вот как вы меня нашли? Через свою сеть осведомителей?

—   О, нет, — сказал он, расплываясь в широкой улыбке. — Вы же помните, я в курсе вашей приверженности к съемному жилью.

Да, это София действительно помнила. Она также помнила, как в этой самой гостиной он пытался забраться к ней в постель, рассказывая ей о полетах своего персонального дирижабля. Тогда эта попытка смешать их общее дело с его личным удовольствием показалась ей весьма комичной.

—   С моей стороны было бы непростительно забывать такие вещи. — Ответ сопровождался едва слышным смехом его спутников.

Замок на ее двери щелкнул, как удар хлыста. Пришедшие с Александром люди обернулись на дверь, а затем устремили свои тяжелые взгляды на нее. В освещении своей квартиры она могла теперь получше рассмотреть компаньонов гостя, о чем тут же пожалела. Двое мужчин, стоявшие у него по бокам, выглядели так, будто пришли сюда после схватки на боксерском ринге. В которой, очевидно, потерпели поражение.

—   Я могу уделить вам время, Александр, — сказала она, расправляя складки на накидке, — но совсем немного, а после этого я должна буду уйти. Что привело вас и ваших компаньонов ко мне этим вечером?

—   Меня послал Владелец Поместья, — ответил тот; теперь, когда они находились в закрытом помещении, голос его звучал громче.

София закатила глаза.

—   Владелец Поместья? Господи, что вас заставляет иметь дело с этим pezzodimerda?

Оглянувшись назад, Александр взглядом удержал своих спутников на месте. Он переключил все внимание на манжеты своего сюртука и принялся педантично разглаживать их.

—   Mademoiselle, — сказал он с ухмылкой, — если вы испытываете такое презрение к Владельцу Поместья, почему вы продолжаете работать на Дом?

—   Вы же знаете эту старинную поговорку насчет дураков и денег, — ответила она. — Если дураки хотят тратить на меня свои деньги, я возражать не стану. С его стороны было глупо недооценить противника.

Александр поднял бровь.

—   И что вам уже известно о нашем противнике?

Похоже, что планы вашей организации в последнее время смешало подразделение вашего монархического правительства. Думаю, что этих знаний достаточно. — Рассмеявшись, София вернулась к своему обеду в углу апартаментов. Подняв бокал вина, она обратилась к людям в черном. — Вы наняли меня для ряда операций, и все они прошли успешно, поскольку кристально ясны были их цели. Для меня, по крайней мере. Одна мишень. Ликвидировать. Сделать так, чтобы она исчезла. Практически нет места для ошибки. Затем вы попросили меня доставить мою мишень живой. Мишень эта, как заставила меня поверить ваша ориентировка, была всего лишь простым библиотекарем из министерства в правительстве вашей королевы. И только мое собственное расследование просветило меня насчет этого самого министерства, или, точнее, насчет того, насколько мало о нем известно. В результате я выяснила, что это единственные люди, которые когда-либо преграждали мне путь, Александр. И, судя по опыту ваших столкновений с ними, они изобретательны, проницательны и в большинстве своем настойчивы. — Она допила вино и осторожно поставила пустой бокал на небольшой боковой столик возле кушетки. — Вы что, действительно ожидали, что они позволят носителю их секретов исчезнуть без следа?

Глядя, как Александр сжимает челюсти, она даже испытала некоторый подъем. Телохранители Александра — назовем их так, за неимением более подходящего определения — все стояли в одинаковых позах. Поскольку они были одеты в модные черные костюмы, — и хорошо, что их общий портной умел творить чудеса с черной тканью, в противном случае они выглядели бы как небольшое собрание работников похоронного бюро, — Александр и его наемные головорезы казались на фоне светлой и радостной обстановки ее гостиной мрачными силуэтами. Она подошла к Александру справа и широко улыбнулась. Теперь она могла видеть их всех одновременно.

—   Возможно, это был просто... — Он умолк, снова взглянув через плечо на ближайшего к себе охранника, а затем продолжал: — ...небольшой просчет со стороны Владельца Поместья.

—   Просчет? — Она рассмеялась. — Вы раскрыли им свою оперативную базу в Антарктиде!

—   Мы можем перестроить ее.

—   Если они теперь следят за Антарктидой — не сможете.

Лицо Александра становилось все более хмурым.

—   Это большая страна.

—   Когда вы начнете строительство, это приведет к появлению возмущений, которые покажутся слишком уж ритмичными для простых подземных толчков. — Она прищелкнула языком и вздохнула с видом поддельного сожаления. — Ваш достопочтенный Дом открыл им свои карты, мой дорогой.

—   Как бы там ни было, — сказал он, шагнув вперед, и на лице его появилась довольно тревожная ухмылка, — работа ваша осталась невыполненной.

Как она не любила эти сюрпризы!

—   Простите?..

—Дом Ашеров нанял вас для того, чтобы вы доставили архивариуса министерства, — ответил он, и ухмылка его превратилась в довольную улыбку. — И, насколько мы понимаем, вы по-прежнему у нас на службе.

Она кивнула.

—   А помимо той попытки на Чаринг-Кросс вы больше ничего не предпринимали?

В ответ последовало молчание. Внезапно она поняла, откуда у его сопровождающих все эти травмы. Она взглянула на мужчину с неповрежденным лицом, который стоял у дверей.

—   Signor, вам очень повезло, что в тот вечер вы были в другом месте. — Она снова посмотрела на Александра. — Мои соболезнования в связи с потерей человека. Надеюсь, он не был вашим кровным родственником.

—   Попрошу вас, mademoiselle, — сказал Александр, показывая жестом в сторону двери.

Глаза ее прищурились.

—   Вот так? Что ж, Александр, насколько я это понимаю, моя работа была выполнена, как только я доставила его на базу в Антарктиду.

—   Ваша работа состояла в том, чтобы доставить архивариуса — живого — в Дом Ашеров. — Он слегка пожал плечами и развел руки в стороны. — И Дом Ашеров все еще продолжает ждать.

Я считаю английский своим вторым родным языком, но не могли бы вы помочь мне расшифровать этот ребус пустословия? — Она взяла короткую паузу, чтобы собраться с мыслями, а затем продолжила уже более спокойным тоном: — Я доставила его. Вы его упустили. Это уже ваши заботы, — сказала она и, кивнув в сторону побитых наемников, добавила: — Хотя сотрудники Дома продолжают демонстрировать свою несостоятельность, степень доверия к ним не уменьшается. — Затем она вздохнула и сказала: — Se all’inizio non hai successo, ritenta ancora .

—   Владелец Поместья настаивает, чтобы вы немедленно вернулись к выполнению своего задания.

При этих словах двое забинтованных головорезов выступили вперед.

Как это мило.

Тут она услышала, что музыкальная шкатулка теперь играет в более высокой тональности, чем до этого. Финальный куплет.

Александр хотел что-то сказать, но небольшой взрыв за закрытым шторой окном заставил его вздрогнуть. Крик снаружи потонул в последовавшем звоне металла, и в этот момент руки Софии вырвались из-под ее накидки. В двух охранников, миновав Александра, полетели диски с острыми зубьями. Два из них впились в горло своим жертвам, а третье вонзилось глубоко в грудь еще одному телохранителю. Последний мужчина рванулся к двери, и ему повезло, потому что смертельный диск попал ему только в плечо. (Она думала, что он сделает шаг влево, и теперь корила себя, что не внесла поправку.) Но повезло ему лишь на мгновение, потому что тут же в челюсть ему снизу ударила пуля.

Второй ее пистолет был направлен точно Александру в лоб. Тот буквально прирос к полу, когда она подходила к нему, взводя большим пальцем курок.

—   Мы говорили о пустословии, — сказала она; голос ее по-прежнему звучал спокойно и обворожительно, как будто она наливала ему «Амаретто» на своей вилле.

—   Сейчас, сейчас, signora... — Он нервно хихикнул, не сводя глаз с дула пистолета.

Ну наконец-то. Итальянский.

—Александр, — проворковала она, и ее акцент только еще больше подчеркнул звучавшее в голосе презрение, — мне очень жаль, но наш совместный бизнес зашел в тупик.

—   И все же я думаю, что вам еще представится возможность пересмотреть свое решение...

Она выгнула бровь.

—   И это говорит человек, стоящий под прицелом пистолета.

—   Вы действительно уверены, что хотите так быстро разорвать отношения с Домом, учитывая полученное вами в прошлом вознаграждение?

—   Вы думаете, что я поступаю необдуманно? Посмотрите вокруг себя. — Она вздохнула, но оружие в ее руке даже не дрогнуло. — Мне предложили более высокую цену.

Он медленно опустил руки.

—   Signora, подумайте о вашей репута...

Когда пуля попала ему в лоб, голова его откинулась назад; выстрел не оторвал его от пола, а просто отбросил на несколько шагов назад.

Он еще только начал падать, когда она подошла к обожженным занавескам. София открыла их, чтобы проветрить комнату от едкого дыма. Стекло просто разлетелось вдребезги, но тяжелые металлические оконные рамы распахнулись наружу, заставив агента Дома Ашеров потерять равновесие. Она посмотрела вниз на улицу и увидела там скорчившееся тело. Потенциальный убийца скорее всего должен был пробраться в ее апартаменты и прикончить ее во время сна или в какой-то другой редкий момент, когда она могла находиться в беспомощном состоянии. Дом Ашеров нельзя было упрекнуть в недостаточном старании.

Где-то издалека донесся свисток полицейского. Очень скоро в гостиницу прибежит весь Скотланд-Ярд. Ей нужно было немедленно уходить.

Чемоданы ждали у дверей. Она надела черную шляпку и завязала ее ленты под подбородком. В зеркало она взглянула на отражение стола, где совсем недавно наслаждалась своим ужином. Во рту появилась слюна.

Какая жалость, что приходится уезжать из этой гостиницы. Шеф-повар здесь — настоящий виртуоз.

Глава 20,

в которой Элизу Браун представляют британскому высшему обществу, и она чувствует себя неотразимой

Элиза любила Новую Зеландию и надеялась, что после нескольких лет изгнания ее былые прегрешения будут прощены или забыты, и она сможет туда вернуться. Она любила местную дикую природу и еще более дикую смесь разного народа; и все же была одна вещь, которой так не хватало ее любимому аванпосту империи.

Британцы, несмотря на всю свою претенциозность, знали, как строить изумительные загородные дома. Пока они ехали в красивой карете, специально нанятой на этот уик-энд, Элиза изо всех сил старалась не вытягивать шею и не таращиться слишком уж откровенно на поместье Хавелока. Было трудно не обратить внимания на это здание в стиле барокко, которое раскинулось на невысоком холме во всей своей красе. Сотни окон горели в лучах заходящего солнца, когда они подъезжали к дому по широкой аллее, усаженной по бокам деревьями. Западное и восточное крылья дома увенчивали башни с куполами, которые четко вырисовывались на фоне садов с тщательно подстриженными деревьями. О таких местах она когда-то читала в детстве, но никогда не думала, что жизнь позволит ей увидеть все это своими глазами; и хотя это был далеко не первый дворец, в котором она побывала во время своих путешествий, в поместье Хавелока чувствовалось настоящее классическое великолепие.

—   Что ж, мисс Браун, — очень вовремя прервал ее воспоминания Веллингтон. — Мы должны действовать здесь очень осторожно.

Элиза вздохнула и откинулась на спинку сиденья раскачивающейся кареты.

—   Вы действительно умеете разрушить очарование момента, Велли. — «Спасибо вам».

Иногда это прозвище на ее устах заставляло его машинально вздрагивать. И именно поэтому она его так настойчиво повторяла. Поджатые губы придавали его красивому лицу необычное выражение, делая его похожим на человека, каким он мог бы стать при других обстоятельствах.

—   Мы вторгаемся в тайное общество, где, видимо, преобладают гедонистические, жизнелюбивые настроения.

Элиза мило улыбнулась.

—   Звучит забавно.

—   Мисс Браун, — резко оборвал он, — я только хотел сказать, что вам следовало бы в этой связи немного сдерживать ваши колониальные привычки. — Она удивленно подняла бровь, и он нервно закашлялся. — Если мы выступаем здесь в роли преуспевающей супружеской пары, вам нужно бы принять образ более... — Он напряженно сглотнул. Теперь Элиза подняла уже обе брови, во взгляде ее читались терпение и искреннее любопытство. — Более зависимой натуры.

—   Велли, — сказала она, вкладывая в его прозвище все свое возможное презрение, — думаю, что в такого рода делах у меня есть определенный опыт. Я не раз имела дело с мужчинами. — «И намного чаще, чем ты с женщинами».

Веллингтон открыл было рот, а потом просто откинулся на спинку сиденья. Он явно хотел ей что-то ответить, но в последний момент, похоже, передумал.

Элиза осмотрела его своим критическим взглядом. На нем был очень хороший костюм с Савил-Роу, но настоящую аристократию всегда отличают определенные детали. Она полезла в свой саквояж и вынула оттуда маленькую коробочку.

Веллингтон взглянул на нее с нескрываемым подозрением, но, прежде чем он успел что-то возразить, Элиза подняла руку.

—   На вас действительно костюм от «Гивз и Компания», но одного нюанса вам не хватает.

Она положила руку своего напарника ему на колено и быстро сняла его довольно прозаические латунные запонки. Затем из своей коробочки она извлекла изысканный комплект из серебра с перламутром и тут же принялась дополнять им наряд Веллингтона.

—   Кто это был на этот раз? — проворчал Веллингтон, хотя руку свою не убрал. — Какой-нибудь барон из германской провинции? Или, возможно, кто-то из приближенных царя?

—   Это был маркиз, если вам интересно, — мило ответила она. — Однако на вас они смотрятся лучше. — Занявшись второй запонкой, она выгнула бровь и сказала: — Поскольку мы говорим о поддержании соответствующего внешнего вида, что там, кстати, насчет министерства? Сама я считаю, что провожу с вами даже слишком много времени, но меня волнует, что нас может хватиться старик.

—   Именно поэтому я и позаботился придумать причину нашего отсутствия после обеда. При условии, что он на свой неожиданный визит в архив потратит не более трех часов подряд, все будет хорошо.

—   Три часа, Велли? — Она покачала головой. — Ну, не знаю...

—   Мисс Браун, три часа — это все, что мы можем себе позволить, если хотим прибыть сюда в самое светское время.

—   Вероятно. Остается только надеяться, что доктору Саунду не приспичит срочно расследовать дела Дома Ашеров. И к тому же здесь, — кивнув, сказала она, снова усаживаясь на свое сидение. — Да, на вас они смотрятся намного лучше.

Видимо, обезоруженный ее комплиментом, Веллингтон ничего не ответил. Пока они ехали по усыпанной гравием дорожке вокруг громадного фонтана с сатирами и нимфами, беззаботно резвящимися в водных струях, Элиза обратила внимание, что скульптор совершенно не заботился о благопристойности поз этих фигур — интересный факт, который, возможно, о многом говорит.

Веллингтон не заметил этого — он был слишком поглощен тем, что смотрел на нее. Когда же он наконец нарушил молчание, голос его звучал уже по-другому. Как-то холоднее. Злится, что ли?

—   Мы имеем очень приблизительное представление о том, куда мы идем, и если эти люди обнаружат, что мы являемся не настоящими кандидатами на вступление в их отвратительный клуб, ситуация может стать...

—   Скользкой? — Она притворно ухмыльнулась.

—   Неуютной. — Веллингтон поправил свой очень жесткий и очень правильный воротничок. — Помните, что это только разведка. Идентифицировать злоумышленников, выяснить их замыслы и найти улики, которые мы могли бы продемонстрировать доктору Саунду... постаравшись при этом не показать, что мы нарушали правила.

При этих словах Элиза закусила губу. «Ты это все в учебниках вычитал, Велли?» Такая простая позиция, подсказанная обучением по книгам в архиве.

Если Веллингтон, видимо, считал их директора живым воплощением всей мудрости министерства, Элиза за время, проведенное на оперативных заданиях, пришла к совершенно другому мнению. Навязчивая идея доктора Саунда в отношении неуловимого Дома Ашеров закрывала ему глаза на другие вещи — ирония судьбы, которой она также не избежала, особенно в том, что касалось ее предыдущего напарника. Наглядный пример необъективности Саунда, его неспособности видеть дальше собственных планов сидел сейчас перед ней — Веллингтон Букс, эсквайр. Сам архивариус и все эти неразрешенные дела были брошены в министерском подвале. Какой бы умелой она ни была, но именно Букс позволил ей вырваться из крепости в Антарктиде. Именно Букс связал дело Гарри с Обществом Феникса. Почему этот умный, обладающий тонкой интуицией человек прозябает в архиве? Этот детективный склад ума требовался — и срочно\i0 — именно в оперативной работе.

Затем ей вспомнился их обратный полет из антарктической крепости и немыслимая погоня на Чаринг-Кросс. Абсурдная боязнь пистолетов была одним трудно устранимым недостатком Букса, и страх этот может стать для нее проблемой, если фортуна изменит им сегодня. Она попробовала представить, как они с агентом Веллингтон Буксом попадают в жесткую ситуацию и он прикрывает ей спину, вооруженный только своим рабочим журналом, закрывающимся на кодовый замок. Даже для нее это было бы...

Солнце спряталось за облаком, и поместье Хавелока по мере их приближения к нему вдруг предстало в еще более грандиозном — если не зловещем — виде.

Веллингтон впился в нее взглядом.

—   Я не могу поверить, что собираюсь сделать это, — глухо произнес он. — Во что вы меня втянули, женщина?

Она склонила голову набок. «Во что я тебя втянула?» Она еще раз взглянула в сторону особняка и с трудом подавила инстинктивное желание крикнуть кучеру, чтобы он разворачивался обратно в Лондон. Это делалось ради Гарри; но если она в этот уик-энд каким-либо образом проколется, оба они могут закончить жизнь в Бедламе, а то и просто погибнуть.

Вместо того чтобы взорваться в ответ на замечание архивариуса, она разгладила свою юбку. Они оба были одеты сейчас намного более пристойно, чем в момент их славы в опере, но все же по моде высших слоев общества. В конце концов, именно этого ожидали от них Хавелок и его гости. Твидовый серый жакет и юбка в тон ему были надеты поверх туго затянутого корсета — возможно, даже слишком туго для выезда в дневное время. В дополнение к этому Элиза выбрала более сдержанный способ демонстрации материального благополучия: единственный большой рубин на шее, чтобы привлечь взгляды мужчин и обратить их внимание на ее формы.

Они подкатили к каскадом спускавшейся лестнице, и к карете стремглав бросились лакеи, чтобы открыть дверцу. Элиза оперлась на одну из предложенных рук и ступила на белый гравий.

—   Постарайтесь не таращить глаза, — выпалил Веллингтон.

В груди у нее начала подниматься волна негодования. «Какого черта он ко мне цепляется?» Ни на что она не таращится — она бывала в разных дворцах, от Франции до Индии, и нигде на них не «таращилась». Чем она занималась действительно, так это оценкой планировки всего поместья. Окна вызывали тревогу — слишком много прекрасных мест для расположения снайперов. Однако, если они разыграют свою партию правильно, об этом им беспокоиться не придется.

Единственный джокер в колоде на данный момент — это Веллингтон Букс. Не имеет навыков оперативной работы. Подготовка только по учебникам. Практически не приспособлен для секретной деятельности. Она хотела обернуться, чтобы сказать ему это, но тут на лестнице возникла фигура мужчины. Как и положено скромной и послушной жене, Элиза взяла Веллингтона под руку, не сводя глаз с его лица. Элиза надеялась на то, что со стороны она выглядит как безумно влюбленная жена, возможно, даже новобрачная.

—   Вы, должно быть, Сент-Джонс. — Она мгновенно узнала этот голос: Бартоломью Дивейн, которого она видела только мельком, но чьи мерзкие манеры запечатлелись в ее памяти грязным засаленным пятном.

Взгляд темных глаз мужчины сначала оценивающе скользнул по Элизе, а уж затем переместился на ее «мужа». Веллингтон пожал ему руку:

—Да, а вы, простите?..

—   Лорд Бартоломью Дивейн.

Пальцы Элизы стиснули его локоть еще сильнее, но Веллингтон никак не отреагировал. Вместо этого он протянул лорду рекомендательное письмо, которое мальчишки стащили из жилища настоящих Сент-Джонсов. Свиток великолепного пергамента был скреплен восковой печатью с рельефным изображением раскинувшего крылья феникса. Кристофер превзошел самого себя, заметив такую крошечную деталь.

Элиза настолько торопилась, что даже не удосужилась ознакомиться с содержанием этого письма. Из разговора в опере они поняли, что Хавелок и его приспешники никогда не встречались с Сент-Джонсом — однако всегда существовала опасность, что в тексте письма содержится какая-нибудь деталь, которая может разоблачить их. Дыхание ее осталось ровным, но она вдруг почувствовала свои пистолеты с рукоятками из поунэму, которые прижимались к телу, снова спрятанные на пояснице.

Когда Дивейн сжал свиток в кулаке и сунул его в карман, она начала думать, что с этой частью плана они, возможно, успешно справились.

Лорд сделал несколько глубоких затяжек сигаретой, небрежно зажатой между его пальцами.

—   Рад встретить настоящего англичанина. Я боялся, что Хавелок подумывает о том, чтобы допустить сюда аристократов с континента или даже и того хуже — колониалов.

Сердце Элизы оборвалось: она уже считала себя привыкшей к нетерпимости, но вот ей пришлось снова столкнуться с ней. Черт возьми, это уже начинало ей надоедать!

Смех Веллингтона прозвучал как эхо голоса Бартоломью — резко и грубо.

—   Надеюсь, этого не случится. Меньше всего мне хотелось бы провести этот уик-энд в такого рода компании. — Затем он повернулся к ней. — Разрешите представить вам мою жену, Гиацинт Сент-Джонс. Должен предупредить: если она не ответит вам, это не из-за грубости. Она у меня совершенно немая. — Глаза Элизы возмущенно округлились, но Веллингтон сделал вид, что не замечает этого. Обращаясь к ней через плечо, он разговаривал с ней, как владелец поместья обращался бы к своей преданной собаке. — Гиацинт, поздоровайся с лордом Дивейном и не ставь меня в неловкое положение, как ты это зачастую делаешь.

Внезапно ей ужасно захотелось кого-нибудь ударить, особенно Веллингтона, разыгравшего эту нездоровую импровизацию, словно какую-то вульгарную шутку; но вместо этого она сделала шаг вперед, потупив глаза. Элиза опустилась в глубокий реверанс, позаботившись, чтобы ее достоинства были хорошо видны. Взгляд ее не отрывался от земли, но тем не менее она чувствовала, что Дивейн уставился на нее. После этого она кротко сделала два шага назад и снова встала рядом с Веллингтоном.

От отвратительного утробного хохота, который издал Бартоломью, у нее по коже пробежали мурашки.

—   Господи, Сент-Джонс, думаю, вам удалось найти идеальную женщину.

Готовившаяся стать предметом восхищения, Элиза внезапно почувствовала себя очень неловко под изучающим взглядом Дивейна. Если бы они с Веллингтоном были женаты по-настоящему, она могла бы надеяться, что ее «муж» вызовет его на дуэль — при условии, конечно, что до этого она не успеет вонзить ему в глазное яблоко свой новый стилет.

—Думаю, вы правы, — сказал Веллингтон, похлопав по руке улыбающуюся Элизу. — Хорошо воспитана, внимательна к любым моим просьбам, нуждам или желаниям и при этом тиха, как мышка.

Элиза нащупала нервный узел возле его локтя — прием, позаимствованный на Востоке, который был не просто восхитительно эффективным, но и способным спасти жизнь. Она резко нажала на него ногтем большого пальца и испытала чувство частичного удовлетворения, заметив, как Веллингтон болезненно поморщился.

Бартоломью, который не заметил, как вздрогнул Веллингтон, выпустил длинное облако дыма, и его узкие губы под усами конвульсивно дернулись. От его взгляда просто веяло похотью, это было то непристойное разглядывание, которое так любят позволять себе представители высшего общества, но при этом резко меняются и начинают высмеивать низшие классы за одну только попытку сделать это. Элиза снова почувствовала тяжесть пристегнутых к бедрам «дерринджеров». Но вместо того чтобы последовать зову низменных инстинктов, она продолжала играть свою роль.

На ступеньках их ожидала невысокая темноволосая женщина. На ней не было следов побоев, но все ее поведение и манера держаться говорили о том, что ее долго и сильно били. Элиза была уверена, что под этим очень скромным серым платьем можно найти синяки всех форм и оттенков.

—   Моя жена Оливия. — Дивейн небрежно кивнул головой в ее сторону, как будто речь шла о предмете мебели. — К сожалению, не немая.

Но, впрочем, и не журчащий ручеек в плане разговорчивости. Она подняла взгляд своих зеленых глаз и пробормотала:

—Добрый день.

А когда-то была цветком Хартфордшира, — продолжал Дивейн, оглядев ее стройную фигурку, словно рысака, сломавшего ногу во время скачек, — только вот быстро отцвела. Впрочем, у меня от нее трое сыновей, так что не все потеряно.

Тяжелый комок, вставший в горле Элизы, можно было устранить только яростным воплем, но она встречалась с такими отвратительными натурами уже не в первый раз. Эти англичане считают себя чертовски цивилизованными, но при этом презирают половину населения своей страны. Вот почему Элизе так нравились приграничные территории. Никаких древних конвенций, которые нужно было бы соблюдать. Но из-за немоты, пожалованной ей импульсивным характером Веллингтона, она даже не имела возможности просто поддержать Оливию словами женского сочувствия.

В этот уик-энд Элизе предстояло играть роль покорной жены — и не было для нее более удачного образца для подражания, чем леди Оливия Дивейн.

Но Веллингтон моментально нарушил ход ее мыслей демонстрацией своего аристократического остроумия.

—   О Гиацинт такого пока не скажешь, — сказал он тоном, практически копирующим Дивейна, — но обручальное кольцо на ее пальце еще теплое. И я собираюсь получить немало удовольствия, прежде чем списывать ее со счетов.

—   Уверен, у вас это получится. — Отталкивающий аристократ снова выдохнул облако дыма и сквозь него бросил на нее понимающую улыбку.

В ответ Элиза тоже улыбнулась, кротко и застенчиво, тогда как мысленно продолжала вколачивать нос Бартоломью ему в череп. В ее воображении рядом с Дивейном на коленях стоял связанный по рукам и ногам Веллингтон, с ужасом гладя на эту расправу и... понимая, что следующим будет он.

—   Гиацинт! — выпалил Букс, заставив Элизу вздрогнуть. — Прекращай эти свои беспрестанные грезы наяву, и пойдем!

Элиза решила, что как только представится подходящий момент, она обязательно переговорит с Веллингтоном относительно нюансов его роли.

Холл был отделан традиционными панелями из темного дерева, на стенах висели головы убитых на охоте животных. Элиза ненавидела такие места: здесь ее не отпускало сильное ощущение, что эти печальные обреченные глаза постоянно следят за ней. Одно дело — люди, злые люди, с которыми она сталкивалась на своей оперативной работе каждый день, но звери — это совсем другое. Убивать их исключительно из спортивного интереса она находила отвратительным.

Дивейн посмотрел на них искоса, тогда как его жена быстро двинулась в угол, как будто хотела укрыться в его тени и не путаться у них под ногами; она напоминала маленького зверька, прячущегося от хищника.

— Что ж, располагайтесь. Наши хозяева вернутся не раньше, — взгляд его скользнул по Элизе, — обеда. — Это особое ударение на последнем слове заставило ее желудок тоскливо сжаться. Он улыбнулся, сверкнув зубами. — С нетерпением жду возможности посмотреть на блюда, которые Хавелок приготовил на десерт. Он знает в этом деле толк.

Дивейн протянул Оливии руку, и та приняла ее, но коснулась только кончиками пальцев. Вместе они исчезли за какой-то дверью, где, по-видимому, находился кабинет.

Когда лакей провожал Букса и Элизу наверх, в их комнату, вместе с двумя привратниками, которые несли вещи, единственное, что ощущала Элиза, — это боль в сжатых челюстях. Лакей открыл дверь из полированного дуба, и перед ними предстал их дом на этот уик-энд. Она стояла рядом с Веллингтоном и молчала — вполне в духе роли, уготованной ей неожиданной импровизацией Букса, — восхищенно оглядывая их роскошное загородное жилье: просторную спальню с прекрасным видом на сад, кровать с балдахином на четырех столбиках с большим туалетным столиком в ногах, подборку картин старых мастеров на стенах, а у окна — блестящий новый граммофон.

—   Обед будет подан через час, — мерным голосом проинформировал их высокий и внушительный слуга. Склонив на мгновение голову, он молча удалился, предоставив их самим себе.

Веллингтон открыл было рот, но она предупреждающе подняла палец. Услышав шаги удаляющегося по коридору слуги, она резко развернулась к Веллингтону, схватила его за лацканы пиджака и, издав чувственный вздох желания, швырнула его на кровать.

Падение выбило из легких архивариуса весь воздух, глаза его округлились, челюсть отвисла; но прежде чем он успел что-либо сказать, Элиза уже набросилась на него. Веллингтон, несколько ошеломленный и сбитый с толку, оказался под ней пригвожденным к кровати, а когда она спустилась ниже, он едва не закричал, но вместо этого с губ его сорвалось глупое хихиканье.

Смешливость Веллингтона позволила Элизе дышать уже не так громко.

Она зашипела ему в ухо, и слова ее заставили его тут же замолчать.

—   На этот раз, Велли, вы будете делать то, что скажу я. Вероятнее всего, за нами в этой комнате следят. Просто слушайтесь меня и подыгрывайте.

Это был приказ, которому он не мог противиться. Вцепившись пальцами ему в волосы, она сдвинула его голову набок и сделала вид, что страстно впилась ему в шею. Лежа под ней, архивариус мучительно пытался найти место для своих рук. Она сидела на нем верхом, и он наконец взял ее за талию.

Воспользовавшись моментом, она излила на него всю свою злость.

—   А вы не подумали, что я умею менять свой акцент? Вы не подумали, что за время работы в министерстве я научилась делать это? — Тут она действительно укусила его, и это «шаловливое покусывание» оказалось не таким уж и игривым.

Смех его превратился в резкий крик.

—   ОЙ! Гиацинт, пожалуйста, держи себя в руках! — Веллингтон произнес это несколько громче, чем требовалось. Затем, уже ей в волосы, он пробормотал: — Я не подумал... простите, я просто не знал...

—   Вы действительно не подумали! — Элиза терлась об него, получая при этом какое-то дикое наслаждение — своего рода плату за то, что он столь эффективно заткнул ей рот на все время их пребывания здесь. — Импровизации такого рода могут обернуться для нас смертью. Однако, поскольку мне приходилось бывать и в более сложных ситуациях, возможно, вы оказали нам обоим услугу. — Она снова всерьез куснула его за ухо и с удовлетворением услышала его легкий вскрик.

—   Как... как... как... — захлебываясь прошептал он. Элиза дернула его за волосы, чтобы привести в себя, но переоценила его реакцию. — Каким образом? — с присвистом прохрипел он.

Элиза поднялась, продолжая сидеть верхом на своем «муже». Она сняла свое пальто и перчатки, издав при этом легкое рычание. Если за ними кто-то шпионил, у него не осталось бы никаких сомнений насчет того, что между супругами Сент-Джонсами кипела любовная страсть. Но его ожидало продолжение шоу.

Снова бросившись в его объятия, она отметила, что злость ее начинает рассеиваться.

—   Столкнувшись с ущербной калекой, эти тупые джентльмены скорее допустят ошибку.

Горячность, охватившая Элизу, удивила ее саму. Черт с ними, с домашними шпионами — она должна остановиться. Играть эту роль было просто, особенно с Гарри; но как напарники они знали чувство меры, исключая их будапештскую операцию, когда они в пылу момента едва не зашли слишком уж далеко. Гарри тогда сумел распознать это и положил конец притворству.

Она чувствовала, что Веллингтон у нее между ног уже давно позабыл о своей сдержанности и вообще был на грани обморока.

Какое-то мгновение они с Веллингтоном смотрели друг на друга в упор, соприкасаясь носами. Этот прямой взгляд ему в лицо и особенно в глаза был предательством. Элиза быстро заморгала, чувствуя, как ей сдавило горло. Ей хотелось сейчас прижаться к нему, разрыдаться в плечо, рассказать ему...

Элиза приподнялась, чтобы схватить Веллингтона, но пальцы ее скользнули по ткани его костюма, и она сорвалась с края кровати. Затем она упала на пол, так стукнувшись головой о твердый деревянный пол, что перед глазами поплыли звезды.

—   Проклятье, женщина! — Голос его звучал слегка обеспокоенно, но чтобы компенсировать это, он добавил в свой тенор немного яда и презрения.

Она слышала, как он поднялся на ноги, но когда он обошел . кровать и приблизился к Элизе, она уже отползала от него. Руки чесались — им нужен был «дерринджер».

—   Только попробуй сделать такое еще раз, и я позабочусь о самом строгом наказании. — Глаза его были пустыми и холодными. Архивариуса больше не существовало. Перед ней стоял незнакомый мужчина. — А теперь, если ты уже закончила, мы должны подготовиться к обеду. — Он повернулся к чаше с водой, стоявшей на туалетном столике. — Мой вечерний наряд, Гиацинт.

Элиза поднялась на ноги и теперь просто смотрела на Веллингтона, пока тот умывался. Взгляды их встретились в отражении зеркала, и сейчас уже было видно, что он чуть не плачет.

«Простите», — одними губами произнес он.

Элиза еще никогда не была так рада видеть Велли. Она ущипнула его за нос и игриво подмигнула ему. Конечно, сама она была на задании не впервые, но для него это первая операция; и видит Бог, этот человек действительно старался. Она принялась распаковывать их багаж. Ее пальцы дрожали, частично из-за непредсказуемого эксцентричного поведения Веллингтона, но также и из-за собственной одышки и жара, в который ее бросало. Да, вероятно она слишком увлеклась этим эротическим притворством, и такая реакция Веллингтона была просто необходима, чтобы вернуть их к серьезности ситуации.

Букс поднял одно из вечерних платьев, которые она привезла с собой, — низкий вырез мыском и свободные белые рукава — и искоса взглянул на Элизу.

—   Ты считаешь, что это самое подходящее платье для незнакомой компании?

«А вот это уже снова мой маленький Велли», — игриво подумала она. Криво ухмыльнувшись, она извлекла из саквояжа мужской пиджак для званых ужинов, сшитый по последней моде.

Архивариус прокашлялся. Оглядев предложенный ему наряд, он удивленно поднял бровь.

—   Гиацинт, я и не догадывался, что ты так хорошо знаешь мои размеры.

Может быть, это и к лучшему, что она не могла воспользоваться для ответа своим голосом, а то наговорила бы ему массу дерзостей.

Вместо этого она повернулась и жестом показала ему на шнуровку своего корсета. Не дождавшись помощи, она бросила на него через плечо непонимающий взгляд. Это уже никуда не годится. Особенно если учесть, что он успешно раздевал ее, когда она была пьяна.

В конце концов, вняв молчаливой мольбе Элизы о помощи, Веллингтон принялся тащить и растягивать шнуровку. Конечно, в этом смысле ему до горничной приличной дамы было очень далеко.

Элиза проскользнула за разрисованную китайскую ширму и быстренько сняла с себя остальную одежду. Она понимала, что если она будет подталкивать Веллингтона и дальше, это возымеет свои последствия, а он был нужен ей острым, как бритва. Однако ей также следовало каким-то образом одеться к ужину. Так что к его благопристойности придется как-то адаптироваться. Выйдя из-за ширмы одетой, только с не застёгнутыми сзади на платье крошечными пуговицами, она снова подставила ему свою спину.

—   Признаюсь, — прошептал Веллингтон, туго затягивая шнурок, — что использование вами своей женственности в качестве оружия я нахожу глубоко разрушительным. Действуйте... с осторожностью... пожалуйста, — раздельно прошептал он ей в ухо под каждый новый рывок шнуровки.

Вздохнув, Элиза задумалась над этим неожиданным откровением. Само по себе это было совсем неудивительно; удивительным было то, что он об этом сказал.

Бросив на нее взгляд, — который был слишком долгим, чтобы принять его за поощрительный, но уже и не таким грозным, как несколько мгновений назад, — Веллингтон собрал свое вечернее одеяние и исчез за ширмой, чтобы тоже переодеться. По-прежнему ощущая некоторый трепет в теле после их возни на кровати, Элиза испытывала искушение заглянуть к нему, но решила, что там есть некоторые секреты, которые ей пока что знать не нужно. К тому же она и так уже его достаточно возбудила (да и себя тоже).

Пока Веллингтон облачался в свой сшитый на заказ вечерний наряд, Элиза занялась еще одним организационным вопросом. Она стала молча и внимательно обследовать стены.

Тук. Тук. Тук.

Простукивание кончиком пальца не выявило отверстий для наблюдения, которые всегда представляют опасность в таких старых домах, как этот.

Тук! Тук! Тук!

За картинами, под кроватью, внутри или вокруг разных небольших деталей оформления комнаты глаза ее искали провода или какие-нибудь хитроумные изобретения, вроде впечатляющего ауралскопа Веллингтона.

—   Гиацинт! — резко позвал Веллингтон.

Изящная редкая ваза, которую Элиза осматривала в этот момент, заплясала в ее руках, и пришлось крепко схватить ее, чтобы не уронить. Она подняла вазу, сделав вид, что готова швырнуть ее в него, но только тут заметила, что он наполовину раздет, и из-под рубашки виднелось так много его обнаженного тела, сколько она еще никогда не видела.

Это должно быть что-то серьезное.

—   Я пытался быть вежливым и не звать тебя, как свою охотничью собаку, — произнес он, отчаянно жестикулируя в сторону стоявшего у окна граммофона; лицо его при этом было не строгим, а бледным. — Но приходится, ничего не поделаешь. Принеси мне мои запонки.

Затем он одними губами произнес какое-то слово, которого Элиза понять не смогла. После третьей, уже раздраженной попытки она наконец разобрала, что это был «ауралскоп», и тут же обо всем догадалась. Граммофон — это бросающееся в глаза свидетельство благосостояния. Именно по этой причине она сама приобрела свой. Они все еще были в новинку и свидетельствовали о статусе своего владельца. Но когда она подошла к этому прибору, все ее чувства обострились. Было в нем что-то странное, только она не могла понять, что именно.

—   А там ты смотрела? — спросил Веллингтон из-за китайской ширмы, протягивая Элизе ее перевязь с холодным оружием. — Ну ладно, продолжай искать.

Она одобрительно кивнула, принимая от него свое кожаное снаряжение. Веллингтон быстро учится.

Вынув свой любимый нож «Эльснер», Элиза отжала боковую стенку роскошного, красиво отделанного прибора и заглянула внутрь. Ее взгляду предстало хитросплетение из часового механизма, каких-то кронштейнов и шестеренок, во многом напоминавшее ее собственный граммофон; но затем ее внимание привлек вращающийся цилиндр, вставленный в свое гнездо. Граммофон не был заведен, но цилиндр все равно вращался, и тут она заметила тонкую проволочку, которая тянулась из граммофона к стене. «Отличная работа, Велли».

Едва успела она мысленно произнести эту похвалу, как Веллингтон Торнхилл Букс выступил из-за ширмы и остановился напротив небольшого камина, как будто ожидая ее одобрения.

Она тихонько хихикнула, а затем извлекла из подставки граммофона музыкальный цилиндр. Когда комнату заполнили звуки «Старой песни о любви», она подошла к нему и радостно улыбнулась.

—   Удачно выбранное место, чтобы поместить туда записывающее устройство, но, естественно, у него есть свои недостатки, — сказала она. — Пока играет музыка, мы можем спокойно разговаривать, если только будем делать это достаточно тихо.

Веллингтон облегченно вздохнул, а затем сделал шаг назад. Он поправил очки и выпрямился в полный рост.

—   Как вы меня находите, миссис Сент-Джонс? Достоин ли я сопровождать вас сегодня вечером?

Элиза обошла его вокруг, в полной мере наслаждаясь его неловкостью. Она находила довольно занятным, что она, дочь колоний, призвана оценить такой образчик английской аристократии. Хоть она этого и не произнесла вслух, выглядел он очень даже неплохо — лучше, чем того заслуживала их мерзкая компания.

И все же она подступила к нему и поправила галстук. Потом разгладила складки на пиджаке. Это выглядело совсем уж по-супружески, но тем не менее она это делала.

—Думаю, достойны, — ответила Элиза, радуясь возможности говорить свободно, — и теперь я могу дышать уже немного спокойнее.

—   Простите?..

—   Мы просто должны все сделать в лучшем виде, Велли. А «поговорим» об этом позже. Хорошо?

Веллингтон предложил ей свою руку.

—   Что ж, миссис Сент-Джонс, тогда, возможно, спустимся к ужину?

Она широко улыбнулась ему в ответ, чувствуя, как в предвкушении погони ее сердце начинает биться чаще.

—Действительно — пойдемте!

Глава 21,

в которой подается поразительный ужин

Ноздри им обоим щекотали аппетитные дразнящие запахи. Даже Элиза в своей роли немой жены издала невразумительный одобрительный звук, почувствовав этот аромат, обещавший сегодня вечером прекрасный ужин. Со второго этажа особняка слышались разные голоса, и по многочисленным фойе и коридорам поместья разносился чей-то смех. Все было очень прилично, очень цивилизованно.

Веллингтон взглянул на свою «идеальную жену», как о ней выразился Бартоломью, и почувствовал, как в груди у него что-то сжалось. Все это представление в спальне, конечно, было недостойно, но он и сам понимал, что к этому ее подтолкнула его собственная глупость. Прижавшись к нему столь интимным образом, она немедленно получила преимущество, потому что все логические рассуждения тут же вылетели у него из головы. Теперь, когда он снова взял в свои руки контроль над мыслями и чувствами, он понимал, что этим дело не закончится.

Им придется спать в одной кровати.

Она обладала множеством разных качеств. Страстная. Непримиримая. Было в ней то, чего не было в нем. Может быть, поэтому он неожиданным образом оказался здесь, вне своего архива, и теперь рискует так, как ему даже не снилось? Перед глазами Веллингтона возник образ отца, печально качающего головой, а в ушах зазвучал его голос: «Ты разочаровал меня, Веллингтон, тем, что оказался вовлечен в столь вульгарные действия».

«Твоя правда, — подумал Веллингтон. — Продолжай говорить. Мне это может понадобиться».

Внезапно он почувствовал, как она сжала его руку, и коридор перед ними закончился. И снова она резко вцепилась в него, но на этот раз, к счастью, втолкнула в какой-то чулан. Оглянувшись, он увидел Элизу, которая закрыла за ними дверь и повернулась к нему лицом.

—   Ладно, Букс, выкладывайте, в чем дело?

—   А что? — выпалил он.

—   Выражение вашего лица не внушает мне никакого доверия. Предполагается, что мы с вами — просто богатые дураки.

—   Нуда, а при этом предполагается, что вы — немая. Даже говоря что-то шепотом, вы рискуете полностью провалить всю легенду.

—   Это моя проблема, но не по себе мне вовсе не от этого. — Ее ясные глаза буквальна сверлили его. — Все дело в вас. Вы справитесь?

—   А почему вы думаете, что не смогу?

—   Может, вы и проходили какую-то подготовку, но вы — не оперативный агент. А в настоящий момент моя жизнь находится в ваших руках.

Он почувствовал, как в висках начала тяжело пульсировать кровь.

—   Значит, вы не особенно будете переживать по поводу перевернутых столов?

—   Только не в том случае, когда нити управления секретным заданием оказываются в руках агента, за плечами которого только базовая подготовка.

Наклонившись к ней, он ухмыльнулся; то унижение, которому она подвергла его в спальне, подняло в нем волну злости.

Ваше доверие ко мне просто ошеломляет. — Она открыла было рот, чтобы ответить ему, но он не дал ей этого сделать и продолжал: — Элиза, как вы должны понимать, я сейчас в ужасе, но в данный момент я пытаюсь войти в роль, а вы мне в этом, мягко говоря, не помогаете. Если мы должны сыграть супружескую пару и если нам предстоит при этом забраться в логово льва, я должен полностью перевоплотиться в этого человека. А это значит, что вы не должны задавать мне вопросы или взывать к моему рассудку, — вы понимаете меня?

Глаза Элизы прищурились, но она согласно кивнула.

«Твердая рука, Веллингтон, вот что нужно простому народу».

Голос его отца. Его взгляд на вещи. Веллингтон нервно сглотнул и вздрогнул от неожиданной боли в горле.

—   Вот и хорошо. А теперь, пожалуйста, помолчите и ведите себя тихо, пока мы снова не окажемся в безопасности нашей спальни.

Они еще несколько мгновений простояли так в тишине чулана, а затем Элиза, тяжело вздохнув, опустила глаза.

—   Уже лучше, — прошептал он.

Веллингтон открыл скрипнувшую дверь и выглянул в коридор. Он кивнул ей через плечо, после чего они снова направились вместе вниз, в главный обеденный зал.

Когда Веллингтон с Элизой вошли в помещение, несколько голов повернулись в их сторону; и, хотя он был прекрасно осведомлен о покрое платья Элизы и его способности выставлять напоказ ее достоинства, ему очень не понравилось, что большинство мужчин позволило себе настолько недвусмысленно задержать на ней свои взгляды. Внезапно он снова почувствовал, как ткань рубашки соприкасается с его кожей. Он не нервничал. Только не это. Веллингтон вошел в свою роль. Он сосредоточился на короткой перепалке между ним и Элизой...

«Респектабельное общество. Это твой круг, Веллингтон Букс», — заверил его знакомый голос.

—   Ричард! — внезапно раздался чей-то радостный вопль.

Веллингтон едва не пропустил это приветствие мимо ушей, но короткий тычок локтем от стоявшей рядом с ним женщины вывел его из задумчивости. Он почувствовал, как лицо его расплывается в улыбке, от которой, казалось, все тело пронзила боль.

—   Ах, лорд Дивейн, — принял он рукопожатие этого джентльмена, несмотря на горячее желание спрятать свою руку.

—   Прошу вас, просто Бартоломью. — Взгляд его мгновенно переместился на Элизу, а улыбка стала еще шире. — А вот и она, наша восхитительная Гиацинт Сент-Джонс. Сегодня вечером вы выглядите очень свежо, — сказал он, кивнув на ее грудь, словно это были какие-то модные аксессуары.

—   Я горжусь своим достоянием, — ответил Веллингтон, подавая лакею знак подойти. Он взял с подноса два бокала шампанского и отдал один Элизе. Она приняла его и, не поднимая на мужа глаз, замерла в ожидании. — Это пока что неотшлифованный алмаз, но усилия по его обработке того стоят.

Веллингтон щелкнул пальцами, и Элиза сделала глоток шампанского.

—   О, вот это да, — сказал Бартоломью.

Веллингтон подмигнул ему.

—   Вы должны увидеть еще несколько фокусов, которым я ее научил. — Его самого покоробило от этих своих слов, но он успел быстро набрать полный рот шампанского. И шипучий напиток немного успокоил его.

—   Может быть, вы присоединитесь к нам? Мы сидим впереди, поближе к главе стола.

— Ну, я не думаю, что это будет учтиво по отношению к другим кандидатам, — сказал Веллингтон, оглядываясь по сторонам. Сейчас комната быстро заполнялась гостями, и, судя по тому, что прислуга молча двинулась в сторону расположенного рядом обеденного зала, ужин должен был начаться с минуты на минуту. — А нам будет позволено...

Бам-бам!

Удар ее каблука по полу был достаточно громким, чтобы все разговоры в гостиной затихли; впрочем, через несколько секунд общий гул возобновился. Бартоломью бросил на Элизу до неприличия долгий взгляд, а затем перевел глаза на Веллингтона.

—   Вы должны извинить Гиацинт, — вздохнул Веллингтон.

—   Вы так считаете?

—Да. Хотя она и немая, это не значит, что она не имеет своего мнения. Два стука обычно означают «нет», так что сейчас мы с ней играем в салонную игру. — Веллингтон сделал широкий жест рукой. — Очень вовремя. — Допив свое шампанское, он повернулся к Элизе. — Подними глаза, Гиацинт.

Она подняла голову, и глаза их встретились. Взгляд ее ничего не выражал.

В этот момент Веллингтон похолодел. Он ожидал увидеть огонь, яростный ад, обычно бушевавший в глубине ее глаз, но вместо этого встретился с отсутствующим выражением, как будто перед ним стояла какая-то кукла с часовым механизмом внутри. Это напомнило ему...

К действительности его вернул вид сложного узора на бокале для шампанского, который он по-прежнему держал в руке. Он часто заморгал. Сколько времени он уже стоит так? Прозвучал ли уже колокольчик, приглашающий к ужину?

Элиза, словно послушная собака, все еще смотрела на него таким же пустым взглядом.

—   Гиацинт, — начал он твердым голосом, — ты сейчас пытаешься протестовать против того, что я отклонил предложение лорда Дивейна сесть рядом с ним?

Каблук Элизы снова топнул по твердому полу, теперь уже мягче. Один раз.

—   Понятно. — Веллингтон кивнул и, не отрывая глаз от лица Элизы, сказал, обращаясь к лорду через плечо: — Она знает, как много значит для меня этот уик-энд.

Ее каблук стукнул один раз.

—   И я думаю... — Веллингтон посмотрел на Элизу строгим взглядом прищуренных глаз. Она быстро заморгала и виновато опустила голову, словно ребенок, которого поймали за тем, что он таскает печенье из банки перед самым обедом. — Бартоломью, если я не приму ваше приглашение, похоже, моя Гиацинт будет очень сердита на меня.

И снова ее каблук топнул.

—   Мое предложение в силе, Ричард. — В этот момент, словно по команде, мягко зазвенел колокольчик. — Прошу вас, — сказал Бартоломью, жестом приглашая их в обеденный зал.

Когда они вошли в длинную комнату для званых обедов, общий гул, казалось, только усилился. Кандидатов было узнать несложно, поскольку все они таращились на внутреннюю отделку зала. Наряду с великолепным столовым серебром и стоявшей в центральной части стола ледяной скульптурой, все обещало изысканный прием, фантастический уик-энд в загородном доме. В то время как большинство кандидатов задерживали свой взгляд на гербе Общества Феникса, красовавшемся на противоположной стене, внимание Веллингтона привлекли многочисленные портреты. «Должно быть, это члены Общества Феникса», — сообразил он. Некоторые из этих лиц были легко узнаваемы; одной из самых заметных картин в этой коллекции был портрет Гая Фокса[21]. Капитан Джеймс Кук. Сэр Томас Мор. Король Ричард Третий.

Примечательно, что на стене отсутствовало изображение Фердинанда Магеллана. На самом деле в этом ряду не было ни одного иностранца.

—   А я-то был уверен... — пробормотал он.

—   Уверен в чем, старина?

Веллингтон заморгал и бросил быстрый взгляд в сторону Элизы, которая по-прежнему играла свою роль любимого домашнего животного. Сейчас он уже жалел о том, что объявил ее немой.

—   О, мои извинения, я просто обратил внимание на...

—Да, настоящая галерея негодяев, как в полицейском архиве, — сказал Бартоломью, и в глазах его мелькнуло что-то, напоминавшее гордость. — У нашего общества славная история. — Когда они заняли свои места, он продолжил: — Я бы не волновался на вашем месте, старина. Прошлое не так уж важно для того, чтобы получить допуск сюда.

—   А что же тогда важно?

—   Будущее. — Он взглянул на Элизу, а затем снова повернулся к Веллингтону. — Для общества главную роль играет будущее и то, каким мы собираемся его сделать.

Перед ними поставили салат из лобстера, в бокалы налили вино. Веллингтон почувствовал легкий удар по своему бедру под столом.

«Хорошо сработано, Велли», — поймал он ее скрытую улыбку.

В зале появилась Оливия Дивейн; шагая вдоль стола, она улыбалась всем направо и налево. Но с каждым шагом улыбка ее гасла. К тому моменту, когда она подошла к их стульям, вся любезность с ее лица улетучилась.

—   Муж, — сказала она, присев в небольшом реверансе. Как это сделала бы служанка перед хозяином поместья.

—   Оливия, — ответил он, не отрывая глаз от своего салата. — Как идут приготовления?

—   О, все будет очаровательно, как всегда, — любезно ответила она.

—   А твоя племянница?

У леди Дивейн был здоровый цвет лица, но внезапно кожа ее сделалась мертвенно-бледной, как у потревоженного местного привидения. И все же, даже несмотря на эту бледность, Веллингтон находил ее удивительной женщиной. Хотя мужчины с вожделением пожирали глазами Элизу и ее пышную грудь, Оливии, — которая, возможно, и не обладала эффектной внешностью его партнерши, — тоже нельзя было отказать в привлекательности и стройности фигуры. Кожа ее была безупречной. Темные глаза напоминали глубокие колодцы, в которых легко утонуть. Веллингтон поймал себя на том, что пристально рассматривает ее, и смущенно заморгал.

Затем он огляделся по сторонам. Ни один мужчина за столом не обращал на нее внимания. Вообще. Почему?

—   Констанция уже здесь. Я немного обеспокоена тем, сколько мне понадобилось...

—   Так она присоединится к нам или нет?

Оливия прочистила горло.

—   Она не хочет расстраивать своего дядю Барти.

От улыбки на лице лорда Дивейна у Веллингтона мороз пробежал по коже.

—   Как это мило. — Бартоломью вновь вернулся к своему салату, а потом заметил: — Вы совсем не едите, Ричард.

Взгляд Веллингтона снова застыл.

—   Простите, Бартоломью. Боюсь, меня отвлекает ваша жена.

Теперь уже лорд Дивейн сделал паузу и, опустив вилку, потянулся за своим вином.

—   Что, прямо сейчас?

—   Ну конечно, — ответил он, придавая своему голосу капризную интонацию. — Могу же я ценить красоту в окружающем мире, не так ли?

Веллингтон бросил взгляд в сторону леди Оливии, которая продолжала неподвижно сидеть на своем стуле, скрестив руки на коленях. Глаза ее были закрыты, а губы так плотно сжаты, что от напряжения на лбу даже появились морщинки. Он заметил, что один из ее свободно свисавших локонов мелко дрожит. Ноздри слегка раздувались от размеренного контролируемого дыхания.

И только сейчас он обратил внимание на воцарившуюся над столом тишину.

—   Ричард, вы являетесь потенциальным кандидатом, и я не могу заподозрить вас в неумении себя вести, — сказал Бартоломью; затем, прикоснувшись губами к краю своего бокала, он продолжил: — К тому же должен признаться, что ваши комплименты в адрес моей жены мне льстят. Поэтому я не могу на вас обижаться. — Сделав еще один глоток искрящегося золотистого напитка, он поставил бокал на стол. — Просто хочу, чтобы вы поняли: я очень трепетно отношусь ко всему, что мне принадлежит.

И Веллингтон вдруг понял. Причем понял даже слишком хорошо.

—   Жаль, что вы добрались до нее первым, — добавил он и, нагнувшись вперед, подмигнул Оливии.

Он знал, что она этого видеть не может, но делалось это и не для нее.

Бартоломью весь побагровел, и Веллингтон уже приготовился к вызову на дуэль на рассвете; но вызов так и не был сделан — в настоящий момент, по крайней мере, — потому что открылись двойные двери. Все собравшиеся за столом приветствовали этого человека негромкими аплодисментами. Веллингтон отметил, что приземистый джентльмен, сиявший улыбкой, очаровал в этой комнате всех, за исключением его самого и его спутницы, сидевшей рядом с ним. Мужчина сделал знак, чтобы остановить чествование, хотя было очевидно, что скромность его поддельна. Машинально пригладив указательным пальцем свои толстые усы, похожие на руль велосипеда, он направился к противоположному краю стола.

Веллингтон искоса взглянул на Элизу. Она следила за этим человеком, нервно постукивая пальцами по рукоятке ножа для стейков, пока тот шел к своему месту во главе стола.

—   Так это он и есть? — прошептал Веллингтон. — Доктор Девере Хавелок?

Казалось, что злость Бартоломью на некоторое время улеглась.

—А вы знакомы с его работами?

—   Можете называть меня страстным его поклонником, — ответил Веллингтон, — особенно в отношении эталонов.

Один из слуг отодвинул для Хавелока стул, затем перед ним появилась чистая тарелка, бокал наполнился вином, после чего слуги тут же вернулись на свои места лицом к стене, наблюдая за залом через висевшие перед ними специальные выгнутые зеркала.

Хавелок бросил быстрый взгляд через плечо, видимо, почему-то недовольный безупречным обслуживанием. Он полез в карман, сверился со временем по своим часам, а затем перешел к ужину.

Веллингтон наклонился вперед, чтобы заговорить с хозяином поместья, но рука Бартоломью аккуратно отодвинула его назад.

—   Полегче, старина. Здесь так не принято.

—   Что вы имеете в виду?

—   Пока беседа за столом идет своим чередом, вы не вовлекаете в нее доктора Хавелока. Он может сам обратиться к вам, и я советую вам отвечать, даже если у вас рот будет забит филе или муссом. А до той поры разумнее не мешать человеку ужинать.

Букс посмотрел в сторону хозяина.

—А что, наш добрый доктор всегда задерживается и приходит к ужину позже всех?

Бартоломью мягко усмехнулся.

—   У вас острый глаз, старина. — Он прочистил рот глотком вина. — В первый вечер он предпочитает наблюдать за окружающими. Не удивлюсь, если он уже успел поесть, а весь этот выход устроил больше для виду.

Раздался тихий звон колокольчика, и с педантичной синхронностью появились слуги. Они убрали тарелки и немедленно принесли главное блюдо. Еще не увидев его, Веллингтон безошибочно узнал запах оленины. Нахлынули воспоминания детства, которые он предпочел бы не оживлять.

Поэтому, пока слуги накладывали в тарелки мясо, овощи и подливку, он просто сидел неподвижно вместе с остальными гостями.

Очевидно, Дивейн действительно хорошо знал привычки своего патрона, потому что доктор Хавелок и вправду крутил в руках только бокал вина. К еде он даже не притронулся.

—Должен признать, Ричард, — неожиданно заявил Бартоломью, — что вы мало походите на человека из нашего клуба.

Веллингтон замер, и вилка его остановилась на полпути ко рту, после чего он аккуратно положил ее на тарелку.

—   Что вы хотите этим сказать, Бартоломью?

—   Человек с вашим прошлым. Довольно заурядный. Первоочередные кандидаты для вступления в наше общество мне видятся не такими.

—   Это потому, что я занимаюсь текстилем? — пробормотал Веллингтон.

Лучше бы вы занимались металлургией, боеприпасами или чем-нибудь более... — тут голос Бартоломью смолк, и на лице появилось что-то вроде презрительной усмешки, — агрессивным, — закончил он.

—   Понятно, — кивнул Веллингтон, и рука его потянулась к бокалу. Он не заметил, когда его вновь наполнили. — А скажите, пожалуйста, разве солдаты выступают на поле битвы совершенно голыми? — Вилка снова оказалась в его руке, и Веллингтон опять наслаждался прекрасным ужином. Пожевав немного, он промокнул губы и добавил: — Что касается нашей индустрии, то одежда нужна всем. Причем обеим воюющим сторонам, как вы понимаете. С моей же точки зрения, война — это не вопрос политики и идеологии, а вопрос цвета, покроя и ткани. — «А теперь, — подумал он, — пора взять этого грубияна под свой контроль». — И пока соответствующие враждующие группировки выполняют свою роль, прореживая стадо, улучшая породу, устраняя слабых — назовите это как хотите, — я буду беспокоиться о том, чтобы все они были должным образом одеты.

Вокруг него наступила тишина.

—   Получается, что вы в своем бизнесе не придерживаетесь лояльности по отношению ни к одной из сторон. Вы это хотите сказать, старина?

—   Я хочу сказать, что пусть так называемые приверженцы правительства и громадные немытые массы народа занимаются друг другом. Если они хотят несколько сократить свою численность, немного заработав на этом процессе, почему это должно меня волновать? Мои устремления — включая и личные, помимо моих скромных текстильных фабрик — все равно в проигрыше не окажутся. — Веллингтон доел побег спаржи, промокнул салфеткой рот и сделал глоток вина. Тишина вокруг казалась ему обнадеживающей. — Я верю не в правительство, которое обманывает наши ожидания, а только в идеалы, на которых основывается наше общество.

Последующие секунды тянулись удивительно долго, и Веллингтон успел подумать, что он начинает по-настоящему получать удовольствие от этого замечательного ужина.

—   Да вы, Ричард, — человек, полный сюрпризов.

Он наконец повернулся к Дивейну. Будь это в каком-либо другом месте, он настоял бы на том, чтобы встретиться с ним на боксерском ринге. По правилам Куинзберри[22], разумеется.

—   Вы себе даже не представляете, насколько, лорд Дивейн, — тихо ответил он.

Тарелки были убраны, и перед каждым гостем появился десерт — восхитительного вида неаполитанское мороженое. Веллингтону понравилось приятное покалывание на языке, и он лишь слегка смягчил его глотком воды. Он взглянул на Элизу, которая в этот момент внимательно наблюдала за доктором Хавелоком. Веллингтон проследил за ее взглядом: Хавелок, похоже, до сих пор цедил свой первый бокал вина. Лидер общества продолжал надзирать за гостями со своего величественного трона во главе стола.

Когда глаза их встретились, Веллингтон почувствовал, как по спине его бежит пот. «Что же я делаю?»

Бровь Хавелока удивленно выгнулась, уголки рта поползли вверх в улыбке. Он приветственно поднял свой бокал в его сторону — жест был очаровательно теплым и искренним.

Веллингтон слегка кивнул, улыбнулся в ответ и снова перевел глаза на свой десерт. Краем глаза он заметил, что Элиза уже покончила со своей порцией.

—   Вы понравились ему, — прошептал Дивейн. — И его одобрение не прошло незамеченным.

Веллингтон оторвался от своего десерта и увидел, что остальные пары, еще не вступившие в Общество Феникса, холодно уставились на него.

—   Хорошо сыграно, старина, — снова прошептал Бартоломью.

«Черт побери, я понятия не имею, что я такого сделал».

Но нарастающая паника Веллингтона мгновенно прошла, когда внезапно раздался хрустальный звон. Разговор тут же стих, и все внимание переключилось на сидевшего во главе стола главного магистра Общества Феникса. Двое лакеев отошли от стены и сейчас отодвигали его кресло. Прежде чем Хавелок встал, один из слуг убрал столовый прибор, в то время как второй ждал рядом. Когда первый слуга удалился на кухню, доктор взмахнул рукой и отпустил второго.

Несколько минут он молча оглядывал своих гостей, а потом весь зал наполнился его голосом. Хавелоку не было нужды повышать его: прекрасная акустика доносила его властное послание до каждого из присутствующих.

—   Братья мои, наши новые достойные кандидаты и вы, кто служит и прислуживает нам, — добро пожаловать на Первую Ночь.

Веллингтон слышал, как позади него Элиза издала долгий глубокий вздох. «Вы, кто служит и прислуживает нам». Взгляды мисс Браун были более современными, чем у самого воинствующего борца за предоставление избирательных прав, поэтому можно было не сомневаться, что высказывание это резануло ей по ушам.

—   Я с таким нетерпением ждал встречи с вами, с теми, кто пожелал влиться в ряды посвященных. Уверен, что у нас будет возможность узнать друг друга получше, а пока могу только сказать, что в этот уик-энд вас ожидают не просто славная компания, хороший спорт и утонченные развлечения. В этот уик-энд мы подвергнем проверке причины, по которым вы находитесь здесь, потому что приглашение присоединиться к нам должно даваться — как и приниматься — со всей серьезностью. Мы — не какой-нибудь обычный клуб джентльменов, где люди только и делают, что прихлебывают бренди, курят сигары и жалуются на состояние дел в империи. Это элитное братство, призванное сбросить на обочину истории основные устои недавнего прошлого. То, с чем мы не можем — и не должны — мириться. — Он сделал паузу, оглядев всех кандидатов. От его лица, мрачного и жесткого до сих пор, вдруг повеяло приятным теплом, словно от уютного камина посредине паба на Даунинг-стрит. — Хотя это совершенно не значит, что мы не любим сигары, бренди и прочие удовольствия в этом же роде.

Мужчины из общества дружно усмехнулись, тогда как женщины молча поднялись из-за стола и покинули комнату. Кандидаты переглянулись, а затем посмотрели на доктора Хавелока, который в ответ на их молчаливый вопрос просто покачал головой.

—   Мы должны поближе узнать друг друга. И после этого сделаем окончательный выбор. Мы также развлечемся и вспомним, что делает нас теми, кто мы есть в Обществе Феникса. Можете не сомневаться. Хочу напомнить вам, что завтра для мужчин состоится охота. Дамы, если вы захотите сопровождать ваших мужей, мы будем только рады, хотя вы должны знать, что мы не считаем стрельбу достойным спортом для леди. Поскольку речь идет об обществе, те из вас, кто участвует в Движении за предоставление избирательных прав, могут заниматься тем же, что делали до сих пор, — то есть страдать.

Слева от Веллингтона раздался еще один шумный вздох, и ему даже поворачиваться не нужно было, чтобы понять: Элиза близка к точке кипения.

Лицо Хавелока просветлело, и он, трижды стукнув серебряной ложечкой по своему бокалу, сказал:

—   Итак, после ужина я приглашаю женщин присоединиться к женам и подругам нашего братства на светской вечеринке. Желаю приятного времяпрепровождения.

Пока он говорил, слуги-мужчины перешли к стене, находившейся позади Веллингтона и Элизы и всей той стороны стола, за которой они сидели. Когда он закончил говорить, слуги начали крутить встроенные в эту стену богато украшенные колеса. Благодаря орнаменту в виде виноградных лоз и листьев эти вентили выглядели как обычный декор комнаты, а не как затворы трубопроводов. Затем к тихому шипению пара присоединился мягкий гул, исходящий из центральной части стены, которая ушла вверх, словно массивный отштукатуренный занавес. К этим двум звукам добавилась какофония стонов, хрипов и громкого отрывистого дыхания, пока наконец гидравлика подъемного механизма стены не умолкла.

Однако стоны, хрипы и громкие чувственные вздохи продолжались.

Передними предстала эротическая картина: находящееся в непрерывном движении скопление женских тел, сплетенных и жадно получающих удовольствие от всех, кто готов был присоединиться к этой группе. Многие женщины оставались в корсетах и трико, но некоторые были полностью обнаженными; они либо расставляли ноги для заинтересовавшегося ими партнера, либо обнимали других женщин, целуя и облизывая их.

Веллингтон содрогнулся, и во рту у него мгновенно пересохло. Он посмотрел на Элизу и натужно сглотнул. Брови ее круто выгнулись, а на лице застыла неестественная глуповатая ухмылка.

—Дамы, вы можете спокойно раздеться здесь и присоединиться к остальным. Если вы более застенчивы, то можете переодеться в халаты, имеющиеся в ваших номерах. — С гордой улыбкой Хавелок откинул голову назад. — Можете не торопиться. Наши женщины обладают поразительным запасом жизненных сил.

Две дамы после согласного кивка своих мужей поднялись из-за стола и начали расшнуровывать свои вечерние туалеты. Они даже не успели переступить порог, как две другие особы, появившиеся, словно молчаливые наяды, из зарослей безудержного вожделения, встретили их жадными поцелуями, а их руки принялись помогать им со сложным женским облачением, увлекая все ближе к общей куче тел.

Не глядя, Веллингтон потянулся к Элизе и хлопнул ее по ладони, уже начавшей распускать верхнюю дугу ее корсета.

—   Джентльмены, — сказал Хавелок, возвращая свой взгляд к столу, — вы также можете присоединиться к ним после портвейна и сигары в главном кабинете. — Несмотря на веселый смех, стоны и хрипы, доносившиеся из другой комнаты, манеры его остались совершенно бесстрастными.

Все члены братства и кандидаты согласно кивнули и один за другим начали подниматься, чтобы пойти пропустить стаканчик. По лицам некоторых таких «джентльменов» Веллингтон понял, что этот стаканчик задержит их очень ненадолго.

И особенно мужчину, который сейчас обращался к нему.

—   Итак, старина, так насколько, вы говорите, тиха ваша очаровательная дама?

—   Я сказал, что она немая, — ответил Веллингтон голосом, из которого буквально сочились гордость и распутство, — но она совсем не тихая и абсолютно не спокойная.

—   Очень надеюсь, что попозже она к нам присоединится. — Дивейн указал на привлекательную молодую девушку; спина ее выгнулась дугой, а платиновые волосы веером рассыпались сзади. Глаза ее были крепко зажмурены, маленькие тугие груди слегка подрагивали, она вскрикивала, в то время как другая женщина ласкала ее языком. — Констанция. Это ее первый уик-энд в обществе вместе с ее дядей Барти в качестве опекуна. После того как я с ней пообщаюсь, я могу представить ее вам, если она еще будет в состоянии.

Веллингтон очень надеялся, что лицо его остается таким же спокойным и безмятежным, как и его голос.

—   Это было бы очень мило с вашей стороны. — Он повернулся к Элизе. — Пойдем, Гиацинт. Если ты хочешь присоединиться к ним, думаю, тебе стоит переодеться в твой утренний халат. Я же знаю, как ты любишь наслаждаться жизнью. Заодно помогу тебе переодеться быстро и без проблем.

Не отрывая глаз от проема дверей, Веллингтон повел Элизу назад в фойе, а затем наверх в их номер.

Глава 22,

в которой мистер и миссис Сент-Джонс впервые ссорятся

Закрывшаяся за ними дверь хлопнула намного громче, чем ожидал Веллингтон. На этот раз он уже был готов к тому, что Элиза снова схватит его за грудки.

—   «Вы, кто служит и прислуживает нам». — Элиза вложила в эту фразу всю свою злость и, передразнивая голос и интонации Хавелока, прошипела это ему куда-то в волосы.

Она оттолкнула его в сторону и, чувственно засопев, что совершенно не соответствовало тому, что было написано у нее на лице, широкими шагами подошла к граммофону. Взяв наугад первый попавшийся музыкальный цилиндр, она сунула его в лоток. Элиза с такой силой начала крутить ручку, что Веллингтон даже слегка вздрогнул. То, что после такого обращения граммофон не развалился на части, говорило о высоком профессионализме изготовившего его мастера.

Рот Элизы уже открылся, она явно намеревалась выплеснуть наружу все накопившиеся за время молчания обиды, но внезапно замерла, когда из медных раструбов граммофона полилась изящная радостная мелодия.

Не обращай внимания на все «зачем» и

«почему», Любовь стирает разницу в

положении, и поэтому,

Хотя он обладает могучей властью,

Хотя он очень умен,

А ее вкусы незамысловаты и изменчивы,

И она испытала много лишений...

—   Что ж, Элиза, вы действительно знаете, как поднять настроение, — сказал Веллингтон, уставившись на граммофон. — Я не могу отвечать за свои действия, когда очаровательная женщина в качестве музыкального сопровождения для занятий любовью ставит оперу Гилберта и Салливана.

Элиза отвернулась от музыкального аппарата. Помолчав, она глубоко вздохнула, и к ней вернулся голос.

—   Общество считает, что те, кто участвует в Движении за предоставление избирательных прав, могут заниматься тем же, что и... — Веллингтон даже удивился, насколько спокойно звучал ее голос. — Английский выродок! Жаль, что здесь нет Кейт Шеппард[23]

—   А если бы и была? — возразил Веллингтон, хватая ее за руки и прижимая к стене. Пальцы его принялись быстро расстегивать ее платье. — Я вовсе не уверен, что она не поспешила бы присоединиться к веселью.

Элиза улыбнулась ему через плечо сладкой улыбкой провинциальной молочницы.

—   На задании нужно помнить одну вещь: находясь в полевых условиях, иногда приходится разок-другой преодолевать угрызения совести, — довольно едко заключила она.

—   Лично мне придется делать это намного чаще, — ответил Веллингтон, чувствуя, что ему становится жарко.

—   О, во имя любви к Господу, королеве и империи, не нужно быть таким ханжой. Находясь в Риме, поступайте так, как римляне. Просто...

—   Послушайте, вам нет нужды заканчивать это банальнейшее утверждение, — прорычал он. — Может быть, мне напомнить вам, что мы находимся не на обычном задании, а участвуем в секретной операции, выходящей далеко за привычные нормы министерства и, я бы даже позволил себе сказать, за пределы его покровительства?

—   Позволил? — Элиза повернулась к нему лицом; глаза ее находились слишком близко, чтобы в них можно было что-то разглядеть, но он и так все прекрасно понял по интонации. И неожиданно для себя порадовался, что она сейчас без оружия. — Вы позволили себе много больше, чем я, Велли. Во-первых, эта ваша выдумка с «немой» женой, которая полностью связала мне руки и чертовски усложнила для меня общение с вами. Затем это ваше погружение в роль Ричарда Сент-Джонса, на что вообще жутко смотреть. Никто не способен быть настолько хорошим актером.

—   Я не играю. — Веллингтон неловко заерзал на месте.

Элиза склонила голову набок и нахмурилась.

—   Не поняла?

Мисс Браун, это ведь... — Веллингтон на мгновение умолк, вздрогнув от мелькнувших перед глазами воспоминаний, а затем продолжил: — Именно из-за этих негодяев я и пошел работать в министерство. Наша семья довольно состоятельна, и мой отец всеми силами стремился, чтобы мы придерживались хорошего общества... Я не утверждаю, что он одобрил бы гедонистическое поведение такого рода. Однако я хочу сказать, что устои Общества Феникса — то, что мы слышали в опере, и то, что мы слышали сегодня, — являются теми же, на которых воспитывался я. Я должен был сделать вас зависимой от меня, и это показалось мне самым удачным из всех доступных нам вариантов. Если бы вы имели возможность говорить, ваш независимый взгляд на многие вещи подверг бы опасности наш шанс поближе подобраться к доктору Хавелоку, то, к чему я — по утверждению Дивейна — уже сделал первый шаг. Как я уже говорил, сделать вас немой было скоропалительным решением, которое мне следовало бы обсудить с вами. А что же касается моей трансформации в этой роли...

Элиза остановила его, подняв руку.

—   Я вижу, что у вас есть свои счеты с такого рода людьми, Веллингтон, но сейчас не время вскрывать эту вашу рану и копаться в ней. Я знаю, никто из нас не думал, что для меня все закончится направлением в архив, и никто из нас не предполагал, что мы можем оказаться здесь. Но тем не менее это произошло, мы здесь, и подошли очень близко к ответам на вопросы, за которые Гарри отдал свою жизнь. Мы не можем позволить себе медлить.

—   Я и не медлю, — прошипел Веллингтон сквозь зубы. Он бросил нервный взгляд на граммофон и продолжил: — Я просто ставлю вас в известность относительно моей личной точки зрения, прежде чем мы будем двигаться дальше.

Его напарница пару раз машинально открыла рот, а затем села на кровать. Она улыбнулась.

—   Боже мой, Веллингтон, почему вы начинаете действовать как мой полноправный напарник, а не просто как человек, которого я втянула в это приключение?

Он одернул пиджак, очень тщательно подбирая свои последующие слова.

—   Мисс Браун, я хотел бы подчеркнуть, что в этом безумном хаосе я в любой момент мог бы остановить вас. Я мог бы уйти. Я мог бы проинформировать доктора Саунда о том, что вы делаете. Сам факт, что я нахожусь здесь и до сих пор не выбрал ни один из перечисленных вариантов, уже должен вам о чем-то говорить.

Она скрестила руки на коленях и сосредоточенно кивнула. Впервые на его слова она ответила совершенно серьезно.

—Это очень правильная позиция, Веллингтон, и мне следовало бы оценить ее по-настоящему раньше. Простите меня.

Такая искренность глубоко смутила его, но затем Элиза тут же поправила дело очередной насмешкой.

—   Кроме всего прочего, то обстоятельство, что вы взяли все разговоры на себя, а нас при этом еще не раскололи, является практически пропуском на небеса. Поэтому мы должны доверять друг другу, полагаться друг на друга, работать совместно друг с другом, иначе...

—   Мы умрем, — закончил он.

Оба взяли паузу, мысленно прикидывая расстояние между ними, словно два драчливых кота.

Через некоторое время губы Элизы медленно расплылись в улыбке.

—   Тогда я лучше переоденусь, — мурлычущим голосом заявила она и проскользнула за ширму с выражением на лице, которое можно было назвать даже смиренным.

Наступил момент, когда опера Гилберта и Салливана зазвучала оглушительно, и Веллингтон почувствовал на коже покалывание от страха и тревожного ожидания. Он не мог — и не должен был — этого допустить. Когда она появилась снова, он был поражен тем, как потрясающе она выглядит. Даже в простом красном халате из тонкого атласа Элиза оставалась собой. Все инстинкты Веллингтона подсказывали, что нужно остановить ее, но один только взгляд на ее решительное лицо убедил его не вмешиваться.

—   Я доверяю вам. — Веллингтон присел на край кровати, где за несколько минут до этого сидела она, однако когда Элиза взялась за ручку двери, он неожиданно для себя вскочил на ноги. Он подошел к граммофону и выключил бодрую музыку. — Желаю тебе хорошо повеселиться, Гиацинт. Но не забывай, что ты носишь мое имя.

«Только будьте осторожны, — одними губами произнес он. — Прошу вас».

Когда она ушла, Веллингтон почувствовал, что тишина комнаты угнетает его; он снял туфли и забрался на кровать. Откинувшись назад, он уставился на замысловатый орнамент на потолке и постарался забыться. Все было очень красиво. В это поместье были вложены красота и любовь. Вероятно, не меньше любви и заботы, чем в дом, где он провел свое детство, — прекрасное имение, созданное его матерью. На мгновение ему показалось, что он слышит, как она внизу играет Шуберта, и его окутал лавандовый аромат ее духов. Странно, что воспоминания детства нахлынули на него как раз в тот момент, когда его напарница подвергает себя такой физической и моральной опасности.

Он понял, почему это происходит. Его мать была похожа на Элизу — отважная, красивая и энергичная. Однако все это не уберегло ее. Она погибла во время верховой охоты, ее сбросила лошадь. Она отказывалась поверить, что не сможет перепрыгнуть эту последнюю живую изгородь, — по крайней мере, все так говорили. Веллингтону тогда было всего десять, и с ее уходом радость покинула их дом.

Элиза ей, без сомнения, понравилась бы. Они бы с ней точно поладили. Другое дело его отец. Он, вероятно, вообще спустил бы собак на эту отпетую колониалку.

Веллингтон вздохнул, перевернулся на бок и несколько раз ударил кулаком по подушке. Здесь было легко выйти на ментальную связь с отцом, в его естественном окружении. На самом деле архивариус даже не особо удивился бы, если бы из-за угла вдруг выглянуло его раздраженное едкое лицо — но Говард Букс сейчас никогда не покидал своего имения. За эту небольшую слабость его сын всегда был ему очень благодарен.

В действительности Веллингтон хотел оставаться бодрствующим ради своей напарницы, но при этом чувствовал, что сознание его начинает куда-то милосердно ускользать, чтобы он мог не думать о своем отце, — было неприятно снова выслушивать его поучения. Не было ни малейшего желания слышать в голове его голос, пока в этом нет крайней необходимости. А вот что ему действительно было нужно, так это поспать. И хотел он того или нет, но сон все-таки настиг его.

Глава 23,

в которой мисс Браун среди ночи нарушает свое молчание, а мистер Букс на рассвете отказывается от исключительно хорошего пистолета

Вечеринка оказалась действительно потрясающей. Элиза запахнула халат и закрыла тяжелую дубовую дверь. Она привыкла ускользать с вечеринок раньше других, а те, кого она оставила на оргии, были так увлечены созданной ими атмосферой гедонизма, что вряд ли заметили ее отсутствие. По ее расчетам, она успела возбудить достаточное количество людей, другим помогла освободиться от одежды и при этом каким-то образом умудрилась сохранить значительную часть своего целомудрия.

Ну, по крайней мере, на этот раз.

Хотя это и не имело особого значения, но почему-то неодобрение Веллингтона, высказанное по поводу оргии, изменило ее планы на сегодняшнюю ночь. Она надеялась во время действа очаровать одного — или нескольких — членов общества, но обнаружила, что, несмотря на непростой характер их взаимоотношений, ей не все равно, что подумает Велли. И она решила для себя, что сегодня состоится просто первое знакомство. И ничего более.

Она и так оставалась там достаточно долго, чтобы произвести впечатление, — в отличие от другого человека.

Жена одного из кандидатов, которую гости называли Далия Фэрбенкс, вышла из игры намного раньше Элизы, и это определенно не осталось без внимания, Особенно со стороны лорда Дивейна. Элиза уже поднималась по лестнице с единственным желанием — хорошенько поспать, когда вдруг услыхала всхлипывания, доносившиеся из одной из комнат. Быстрый осмотр места показал, что дверь номера Фэрбенксов приоткрыта. Элиза мягко скользнула через холл и распахнула дверь настежь.

Перед ней предстала Далия. Корсет бедняжки был перекошен, темные волосы спутаны, а когда она повернулась лицом к своей ночной гостье, ее зеленые глаза оказались полны слез.

—   Я... — Она замотала головой, и нижняя ее губа предательски задрожала. — Я не знаю, зачем я здесь.

Элиза поглубже вгляделась в глаза Далии Фэрбенкс, и по спине у нее пробежал холодок.

Она в два шага преодолела расстояние до глупой женщины и отвесила ей звонкую пощечину. Звук ее эхом разнесся по комнате, а рука Далии дернулась к щеке. Прежде чем та успела прийти в себя, Элиза уже вставила в граммофон музыкальный цилиндр. Когда комнату заполнили первые энергичные аккорды «Красавицы Белл» в проникновенном исполнении Кэти Лоуренс, Элиза продемонстрировала то, что делало ее таким выдающимся агентом доктора Саунда: свои знаменитые опрометчивые решения.

—   Я не знаю, кто вы такая, но одно знаю наверняка — вы не леди Далия Фэрбенкс.

Два сильных потрясения, пережитых за столь короткий промежуток времени, заставили миниатюрную женщину воззриться на нее с открытым ртом.

—   Но мне... сказали, что вы немая.

—   Мои поздравления, — отрезала Элиза. — Теперь, когда мы обе знаем секреты друг друга, мы можем быть откровенны. Так кто вы такая?

Женщина натужно сглотнула, пытаясь собрать все свое мужество.

—   А вы кто?

Элиза наклонилась к ней, закрыв собой мерцающий свет газовой горелки.

—   Я скажу вам, кто я: еще одна курица в лисьей норе. Другими словами, я единственный человек, которому вы можете здесь доверять.

—   Я Молли, — сдавленно произнесла та, — журналистка из «Трибьюн». — Она часто заморгала, отчего стала выглядеть еще более застенчиво. — Ну, пока больше корректор; но мне просто представился шанс...

Элиза откинула голову назад и прошипела:

—   Вот это эффектно, как раз то, что нужно для такого уикэнда, — любители! — Она бросила взгляд через плечо, убедившись, что дверь плотно закрыта, а затем, прищурившись, снова посмотрела на Молли. — А ваш «муж» тогда, я полагаю, и есть тот человек, который вас в это втянул?

—Да, это Фред. Фред Эббот.

«Нет, только не он!»

—   Фред Эббот — этот корреспондент «Трибьюн», который развлекается тем, что вовсю критикует промышленных баронов, банкиров и прочую элиту империи?

—Да. — Молли даже хихикнула. — Одним из преимуществ пишущей братии является определенная анонимность. Люди знают твои работы, но не догадываются, что ты стоишь прямо рядом с ними. Фред является моим наставником в «Трибьюн».

—   Повезло вам, — фыркнула Элиза.

—   Мы с Фредом слышали, что здесь творятся какие-то дикие вещи. Нам удалось подкупить настоящих Фэрбенксов и...

—   Молли, дорогая, мне нет ни малейшего дела до того, каким образом вы сюда попали. Но мне необходимо знать, что вы делали после того, как оказались здесь. — Она глубоко вздохнула. — Например, в то время как ваш коллега-журналист вовсю увлечен десертом, вы сидите тут и рыдаете.

—   Но вы ведь тоже рано ушли оттуда, — пробормотала Молли, и тут Элиза поняла, что той никак не больше двадцати лет. Она была похожа на давшую себе волю девочку-подростка, которую застукали целующейся с молодым конюхом.

—   Разница состоит в том, что я сделала вполне достаточно для того, чтобы они запомнили, что я там была, прежде чем они начали предаваться глупым бессмысленным излишествам. — Элиза вздохнула. — Я думаю, что вам и вашему плодовитому партнеру необходимо немедленно уехать. Это все намного более опасно, чем вы можете себе представить.

Молли нервно сглотнула и попыталась продемонстрировать некое подобие профессионализма.

—   Но это же совсем небольшой обман, они просто...

Элиза наклонилась к молодой женщине и внимательно посмотрела ей в глаза.

—   Дело здесь не просто в плотских утехах, все гораздо сложнее. Эти люди несут ответственность за целый ряд убийств.

Вы думаете, что тайное общество, которое ни во что не ставит жизни женщин и детей, остановится перед тем, чтобы убрать каких-то двух журналистов?

Она еще долго не отрываясь смотрела Молли в глаза, а затем спросила:

—   Вы мне верите?

Голос ее прозвучал очень жестко; она часто слышала, как таким тоном во время операций говорил Гарри. И, похоже, это сработало, потому что Молли кивнула и заметно дрогнувшим голосом ответила:

—Да-а...

—   Вот и хорошо, а теперь скажите мне, не говорили ли вы здесь между собой о вашей настоящей профессии?

Молли густо покраснела, а сердце Элизы оборвалось.

—Дайте-ка угадаю. После вашего приезда вы поднялись к себе в комнату и принялись скакать на этой кровати с криками: «Да, да, мы сделали это и проникли внутрь тайного общества!»

Молли снова не ответила, но агенту этого уже и не требовалось.

—   Что ж, — она указала в сторону по-прежнему весело играющего граммофона, — к большому сожалению для вас, в нем содержится подслушивающее устройство, так что вам на самом деле будет лучше убраться отсюда побыстрее. Оставьте свои вещи. Найдите своего партнера. И бегите. Немедленно.

Журналистка вытерла слезы и кивнула.

—   Да, так, наверное, будет лучше всего.

В душе Элизы шевельнулось сочувствие. Когда она была так же молода, кто-то тоже взял ее по свое крыло. Она обняла молодую женщину.

—   Все будет хорошо, Молли. Просто бегите отсюда сегодня ночью и не оглядывайтесь назад.

Бедняга уже была не способна ни на какое жульничество, она просто стояла и всхлипывала Элизе в плечо. Сработал какой-то инстинкт, и Элиза, нежно поглаживая Молли по спине, стала раскачивать ее взад-вперед, повторяя слова утешения, которые когда-то говорила ей мама.

Затем Элиза отодвинула Молли от себя и слегка встряхнула ее.

—   Значит, вы дождетесь своего партнера, а потом тут же уберетесь отсюда, так?

Девушка кивнула, и Элиза направилась к двери. За спиной она услышала, как Молли тихо сказала:

—   Спасибо вам, кем бы вы ни были.

Снизу по-прежнему доносились драматические стоны представителей Общества Феникса. Возможно, именно излияния журналистки Молли заставили ее испытать угрызения совести по отношению к Констанции, племяннице Дивейна. Молодая девушка привлекла Элизу к себе и поцеловала, крепко и жадно. Элизе пришлось подавить горячее желание высвободиться от ее объятий. На языке Констанции чувствовался сильный привкус настойки опия. Элиза ушла, когда Дивейн забылся в ласках своей юной племянницы. Задержись она еще хоть на миг, скорее всего, и сама стала бы его следующей добычей.

Приятели Гарри называли это нисходящей спиралью. Посмотрев выступление группы летчиков, которая позднее по предложению королевы превратилась в КИА — Королевский имперский аэрокорпус, в пабе на аэродроме они с Гарри присоединились к двум элегантным джентльменам, на лицах которых еще виднелись пыль и сажа, оставшиеся после полета. Они тогда беседовали о «нисходящей спирали» — термине, обозначающем ситуацию, когда при поломке самолета пилот и стрелок оказываются пригвожденными к своим сиденьям невероятным давлением, и мир их по спирали скользит в небытие.

Именно такое чувство было у Элизы сейчас. Нисходящая спираль. Веллингтон, Констанция. Молли. Это было падением в безумие, и теперь уже она — а не Гарри — должна стать тем спасительным маяком, который дарит луч надежды. У Молли был шанс — слабенький, но все-таки шанс. Констанция? Бедная девушка, по-видимому, и дальше будет находить утешение в настойке опия, которую, без сомнения, поставляет ей тетушка Оливия.

«А Веллингтон, — подумала она, подходя к их двери. — Что насчет Веллингтона?»

Она вспомнила, что тогда еще спросила одного из летчиков, товарищей Гарри: «А как же выйти из этой нисходящей спирали?»

Он рассмеялся и ответил: «Остается только лететь дальше и надеяться, что Господь сотворит чудо».

Голова Элизы продолжала кружиться даже после того, как она нашла свою кровать. На ней спал Веллингтон. У Элизы снова защемило сердце. Ей требовались мужские объятия. Больше чем когда-либо ей хотелось, конечно, Гарри; но этот вариант был навеки потерян. Все, что она имела на сегодня, — это Веллингтон Букс. Человек из той самой элиты, в среду которой они с таким трудом просочились. Агент, совершенно лишенный опыта оперативной работы. Мужчина, который, похоже, невосприимчив к ее чарам. И все же, если бы он просто повернулся и обнял ее, прикрыл ее собой, все было бы намного лучше.

А он издал тихое урчание, витая в своих снах где-то очень далеко.

Элиза закрыла глаза.

Да, это была нисходящая спираль. Она пройдет ее всю, и именно она — Элиза Браун, а не Господь Бог на небесах — выручит их всех в трудную минуту.

С этой уверенностью она постепенно проваливалась в тяжелый сон. По идее, храп Веллингтона должен был помешать ей уснуть, но вместо этого она чувствовала, как вокруг нее сгущается темнота. Темнота и еще отвратительное ощущение головокружения. Элиза хваталась за ускользающую мысль — вероятно, это была молитва, чтобы сны ее были благостными. День был очень насыщенным, и ей необходим отдых, отдых, а не вечер, полный худших из всех возможных ситуаций, когда она подводила людей, которые на нее рассчитывали. Если она столкнется еще и с такими снами, это станет последней каплей.

Но внезапно она остро почувствовала, что вокруг светит солнце, а кровать под ней дрожит. Элизу будил Веллингтон Букс. Граница между вчера и сегодня оказалась очень резкой, но тем не менее все было именно так: наступило утро. Она пережила эту ночь.

Глаза ее распахнулись, и сквозь туман отступающего сна она заметила, как ее напарник скрылся за ширмой, чтобы переодеться.

«Ох, какой вы скромный, мистер Букс, — подумала она, — и это при том, что мы провели ночь в одной постели!»

Расстояние, разделявшее их на громадной кровати, удивило бы любую утреннюю горничную. Даже Веллингтон не мог отрицать насущной необходимости делить одну постель.

Однако заботило ее вовсе не это. Элиза размышляла над тем, что он думал насчет случившегося прошлой ночью. Вероятнее всего, воображение рисовало ему картины, отличавшиеся от реальности в худшую сторону. И не важно, что это было только предположение: внутри нее поднималась волна негодования. Черт возьми, не хватало еще ей разубеждать его в этих домыслах!

Пусть считает ее проституткой, если ему так нравится. Ей нет до этого никакого дела.

Так уж и никакого?

Несмотря на предполагаемую клевету со стороны Веллингтона, она знала, что вчера ночью совершила один хороший поступок. Теперь глупые журналисты уже должны были находиться на пути в Лондон, и уже не важно, что они там напишут. Ко времени, когда выйдет их статья, они с Веллингтоном уже завершат свою операцию.

Если ее актерские способности прошли проверку успешно, миссис и мистер Сент-Джонсы будут приняты в это маленькое и