Book: Гробница Анубиса



Гробница Анубиса

Фредерик Неваль

Гробница Анубиса

Памяти Дева Синга. Да покоится с миром.

Как увижу Бога, скажу ему пару слов, уж будьте покойны.

Дев Сннг

Кто не умеет смеяться, не достоин назваться сикхом.

Сикхская пословица

Всякое сходство с жившими ранее или живущими ныне реальными людьми — результат случайного совпадения.

1

«Какого черта я не сдал в починку этот треклятый кондиционер?»

Эта мысль не давала мне покоя, когда я свернул на шоссе А6. Солнце, по вечернему времени низкое, так жгло мою левую руку, что мне насилу удавалось манипулировать баранкой своего джипа так, чтобы не обжигать пальцев. В какой-то момент я чуть было не поддался соблазну припарковаться на площадке для отдыха, чтобы подождать, пока эта дикая жара хоть немного спадет. Но решиться на это я не мог. Я спешил вернуться в Барбизон как можно скорее. Мне не хватало моего сводного брата и Мадлен, да к тому же, каким бы смехотворным это ни казалось, меня беспокоило, что они там одни.

Три недели назад моя приятельница и коллега Друзилла Каро была вынуждена сначала прибегнуть к мольбам, а потом и голос повысить, чтобы заставить меня покинуть родные пенаты и присоединиться к ней в Дельфах, где она затеяла раскопки.

«Да отвяжись ты от Этти, Морган, оставь его в покое! Он тобой наверняка уже по горло сыт, ты же торчишь у него за спиной с ранней зари до темной ночи! Дай парню вздохнуть и поскорее приезжай подставить мне плечо. Это пойдет на пользу как тебе, так и ему, можешь мне поверить».

Я поддался уговорам и, признаться, хотя работенка изнуряющая, был счастлив вернуться на стезю археологии. Что отнюдь не мешало мне, к немалой досаде брата, названивать домой, по самым скромным подсчетам, раза три в день — так было в первую неделю.

— Дела у меня идут лучше некуда, Морган, хотя соседи прошлой ночью вызвали полицию, когда увидели, как я нагишом танцевал в саду. И вот забавная деталь: они там вроде бы труп нашли и топор с моими отпечатками, но я, хоть убей, ровным счетом ничего не помню. Алло! Морган! Ты еще на связи?

После этого я стал звонить пореже.

«Замедлить движение!

Дорожно-транспортное происшествие!

Пробка длиной в пятнадцать километров».

Я изрешетил взглядом мигающий дорожный указатель, как будто он был виновником столкновения, и включил радио.

— «…на уровне этого ответвления автострады А6. Машина „скорой помощи“ врезалась в туристический автобус. Согласно последним сообщениям, к нашему прискорбию, имеются один тяжело раненный и трое раненных легко. Помощь к ним уже прибыла, и движение на одной полосе восстановлено. Если вы находитесь в этой зоне, притормозите и сохраняйте бдительность. Мы по- прежнему на автостраде А6, на уровне…»

Движение настолько замедлилось, что я тормознул и заглушил мотор, остановясь вплотную к «мерседесу», что шел впереди. Водитель машины справа, молодой парень, голый торс которого лоснился от пота, бросил на меня раздраженный взгляд, я же в ответ пожал плечами, что означало покорность судьбе. Он повернул ключ зажигания и тоже заглушил мотор, потом, угрюмо насупившись, закурил сигарету.

Я последовал его примеру и полез во внутренний карман рюкзака, лежавшего на пассажирском сиденье. Достал мобильник:

— Этти? О, Мадлен! Привет. К обеду? Нет, вряд ли, я в пробке застрял: тут на шоссе столкновение. Что ты говоришь? Когда? Нет, я слушаю только дорожные известия. Вы в этом уверены? Средь бела дня? Недаром я вам сто раз говорил, что пора выбираться из этого ада. И я вас тоже целую. До скорого.

Я положил трубку и принялся жать на кнопки радиоприемника, ища новостные каналы нон-стоп.

— «…в Брюсселе, где должны обсудить угрозу просачивания в правящие европейские структуры баптистов, членов псевдохристнанской секты, в связи с прошлогодними фактами кровавого захвата заложников в двадцати семи клиниках, производящих аборты. (Краткая рекламная пауза.) Полиции все еще не удается раздобыть дополнительные сведения относительно кражи части коллекции египетских древностей из захоронения Тутанхамона, в том числе его мумии, знаменитой посмертной маски и ряда других примечательных для той эпохи предметов.

Похищение совершилось внезапно, в семь часов утра в аэропорту Бурже. Напоминаем, что данная коллекция, предоставленная во временное пользование Каирским музеем, должна была в течение двух месяцев, июня и июля, экспонироваться в Париже, в Лувре. Авторитетные источники не исключают, что это дело рук террористов, и опасаются, как бы столь бесценные реликвии прошлого не стали в этом случае разменной монетой. И действительно, это внезапное похищение совершилось за три дня до процесса над исламистскими террористами, обвиняемыми в подготовке покушения, предотвращенного 2 февраля минувшего года на Лионском вокзале. С нами на прямом проводе из Бурже…»

Ошарашенный, я более получаса слушал свидетельства очевидцев, предположения репортеров и специалистов всех мастей, которые, похоже, единодушно опасались, что, если главные экспонаты коллекции безвозвратно исчезнут, на основании этой «культурной катастрофы» может разразиться серьезный дипломатический конфликт. Египетские власти в выражениях, завуалированных более чем прозрачно, обвиняли Францию в том, что достаточная охрана этих ценностей не была обеспечена, проявлена небрежность, приняты не все меры предосторожности, необходимые во избежание несчастных случаев подобного рода. В ответ на это набережная д'Орсе изобличала некомпетентность египетских разведслужб, тыча своим указующим перстом в роковое упущение последних: они же со своей стороны должны были дать исчерпывающие сведения касательно угроз, которыми мелкие фундаменталистские группировки докучали музейным хранителям Каира.

Похищена часть коллекции Тутанхамона… Прекраснейшие из сокровищ, найденных в легендарной гробнице… В голове не укладывается!

Я хотел было раскурить вторую сигарету, но стоявшая передо мной машина сдвинулась на несколько метров, пришлось трогаться и мне. Я нажал на педаль акселератора.

Кокетливый особнячок, где мы обитаем, приютился на краю Барбизона, у самой опушки леса Фонтенбло. Этот дом — подарок брата, которого мне было суждено обрести вновь, получив в придачу такие жуткие треволнения, каких я за всю жизнь не припомню, — некогда принадлежал старинному другу моего отца, со смертельным исходом упавшему с балкона библиотеки. Драма, объяснить которую мудрено, принимая во внимание высоту и прочность балконного ограждения, но в ней не усматривается ничего странного, если учесть, что беднягу как нельзя более энергично побудили избрать кратчайший путь со второго этажа до асфальтовой дорожки.

Благополучно въехав в аллею, я не смог удержаться — поднял глаза на импозантный балкон, и по позвоночнику пробежала дрожь. Это скверное ощущение рассеялось лишь тогда, когда я вышел из машины и с облегчением вдохнул свежий аромат деревьев, раскинувших надо мной свои тенистые ветви.

Тотчас же двустворчатая входная дверь распахнулась, пропуская нашу экономку, маленькую толстушку с розовым веселым личиком, безукоризненно одетую — цветастая блузка, джинсы с застроченной складкой, и все так отутюжено, что не уступит ладному мундиру какого-нибудь морячка.

— Вот и вы наконец! — закричала она, привстав на цыпочки, чтобы запечатлеть на моей щеке жаркий поцелуй.

Я вытащил свой чемодан из багажника автомобиля.

— Ну, это мне еще повезло. Пробка рассосалась раньше. чем об этом объявили по радио. Что поделывает Этти?

Мадлен омрачилась:

— Он очень обеспокоен, да признаться, я и сама начинаю тревожиться. — (Я запер багажник и поднял брови.) — Ваш отец вот уже который день не подает о себе вестей.

— Когда папа на раскопках, он обо всем забывает, — фыркнул я, приобнимая ее за плечи, чтобы успокоить. — А когда раскопки еще и в Индии, тем паче! Держу пари, что в эти самые минуты, пока мы тут разговариваем, он тратит последние остатки зрения, разглядывая вычурную роспись или разбирая тарабарскую мантру, и хоть бы на секунду про нас вспомнил!

— Вы, конечно, правы… — Она открыла дверь и втолкнула меня в прихожую. — Ну, идите же скорее, примите душ, а то вы вот-вот расплавитесь, Морган, бедняжка.

Запах древесины, пережившей не одно столетие, источаемый массивной старинной мебелью, и витающий в комнатах явственный аромат пчелиного воска — все как обычно.

Я прохожу в холл, выложенный белой и черной плиткой в шахматном порядке, и острые клинки солнечного света, проникающего сквозь расцвеченные всеми цветами радуги витражи окон, испещряют мою кожу и одежду множеством ярких пятнышек. Бросив свой скарб на диван, вешаю каскетку на лавровый венок одной из порфироносных статуй, что несут караул у подножия широкой лестницы, ведущей на второй этаж. Мадлен мрачно косится на меня, и я убираю свой шапокляк, тем самым возвратив самодовольному эфебу его чуть было не попранное достоинство.

Чего я только не делал, пытаясь освободить дом Бертрана Лешоссера от всех диковин, что скопились в его стенах, в том числе — от этих женоподобных эфебов! Но тут я натолкнулся на стену сурового неодобрения. Во имя «уважения к мертвым» мой брат и Мадлен, объединившись, ополчились на меня с яростной решимостью. Так что жилище осталось прежним, как будто его былой владелец все еще мерит шагами обветшалые комнаты, дышит этим воздухом антикварной лавки — по крайней мере он, воздух, здесь не менее пыльный, благо сюда вперемешку натаскивали роскошную старинную мебель, дрянные безделушки, резные деревянные изделия тонкой работы и вульгарные, крикливые скульптуры. Особенно плохо смотрелся второй этаж. С тех пор как здесь обосновался Этти, индиец по происхождению, этаж обогатился изображениями двуглавых, многоногих и трехглазых божеств. Не знаю в точности, сколько в Индии насчитывается богов, но больше половины из них поселились у нас.

В правом крыле распахнута дверь самой дальней комнаты, оттуда доносится монотонный, хорошо поставленный голос. Стараясь, чтобы паркет под ногами не скрипнул, бесшумно подкрадываюсь и бросаю внутрь нескромный взгляд.

Этти, на котором только и одежды, что удобные, сильно потертые джинсы, сидит ко мне спиной, очень прямо, скрестив ноги, перед маленьким алтарем для принесения обетов, на котором установлена статуэтка пляшущего Шивы. Вначале я подумал, что он читает мантры. Но, прислушавшись, быстро смекнул, что мой братец хоть и производит впечатление настоящего праведника, однако в его молитве, произносимой на хинди, нет и тени благочестия. Смысл ее сводился к тому, что он с поистине олимпийским спокойствием угрожал одному из самых могущественных божеств индийского пантеона снова и снова то пропекать его в микроволновке на медленном огне, то трепать в бельевой сушилке. После чего он вывалил содержимое маленькой чаши-дарохранительницы в корзину для бумаг, уведомив Шиву, что тот будет сидеть на голодном пайке до тех пор, пока наш отец не подаст признаков жизни.

Надо полагать, только уроженцу Индии доступно постижение таких тонкостей.

— Намасте, Морган, — приветствовал он меня с оттенком иронии в голосе. Сие означало «добрый день», но ни в коей мере не объясняло, откуда он, не повернув головы, знает, что кто-то пришел и что это я.

Я вздрогнул, он же обратил ко мне свой торс таким движением, как если бы последний не имел ничего общего с его задницей. Йог он или не йог, все равно мне никогда не понять, как моему брату удается так себя перекручивать.

— И таким способом ты рассчитываешь расположить его в нашу пользу?

По-кошачьи гибким движением Этти вскочил, и я, прижимая его к себе, с облегчением отметил, что мускулатура у братца еще больше окрепла. Отощавший воробей, привезенный мной из Греции, снова стал пышущим здоровьем юношей, тем самым, вместе с которым мы доставляли отцу столько забот, что он преждевременно поседел. Ростом под метр восемьдесят, широкий в плечах и узкий в бедрах, с крепкой, хорошо обрисованной мускулатурой, рельефность которой еще больше подчеркивает каштановый цвет кожи, Этти нисколько не походил на того хилого человечка с выпирающими костями, выпученными глазами и горбатым носом, каким многие все еще склонны воображать индуса. Правильные, мужественные черты его лица, освещенного большими золотистыми, почти желтыми глазами, могли бы привести в восхищение античного скульптора.

Он слегка отстранился и ответил мне улыбкой на улыбку.

— Папа не выходил с тобой на связь в последние несколько дней?

— Нет, но ты же его знаешь. Как за работу возьмется, обо всем забывает.

Он вздохнул:

— Да, но не сегодня. Не в Ситирэ Паоорнами.

Ситирэ Паоорнами… день полнолуния… Не было случая, чтобы папа забыл позвонить Этти по поводу этого религиозного праздника. Никогда. Ни разу.

— Разумеется, он позвонит тебе сегодня ночью. — Пытаясь его успокоить, я втайне боролся с тревогой, охватившей теперь и меня. — Или завтра. Может быть, он просто забыл.

— Забыл? Морган, он же в Индии. Там не пропустишь праздник полнолуния, это немыслимо, если тебя не заперли в ящик… — Заметив, как меня передернуло, он поясняет: — Да нет же, я не такой ящик в виду имел.

Я плюхнулся на его кровать; тревога грызла меня все сильнее. Наш отец уже давно не молод, далеко нет, и у него всю жизнь была злосчастная привычка отправляться на поиски затерянных городов, шастать по каким-то непролазным чащам вдали от всякой цивилизации, а следовательно, и от всех больниц.

— А ты пытался сам связаться с ним по мобильнику?

— Да я все перепробовал — и телефон, и e-mail.

— Если бы возникли проблемы, хоть кто-нибудь из его коллег был бы в курсе. Папа же группу возглавляет, он там не один…

«А что, если он застрял в какой-нибудь забытой Богом дыре, где ни электричества, ни телефона? — подумалось мне вдруг. — Это же по тем местам дело обычное, особенно в период муссонов».

— Когда он в последний раз звонил, уверял меня, что ему больше не нужно будет покидать Дели. Собирался оставаться в столице до самого отъезда сюда, то есть до будущей недели. И билет забронировал — заказ подтвержден уже неделю назад, я звонил в аэропорт, там сказали.

Что делать? Известить посольство? Или подождать еще день-два, может, он объявится? Ведь не сосчитать, сколько раз мы, умирая от беспокойства, ставили на уши половину французского посольства в Дели, а через пару дней нам оттуда сообщали, что профессор Лафет, обнаруженный на самых глухих задворках субконтинента, «весьма недоволен, будучи таким образом потревожен при проведении раскопок величайшего значения». Но вдруг именно на этот раз с ним и впрямь что-то стряслось?

— Давай повременим до завтра, — с важным видом предлагает Этти, от которого не укрылась моя стремительно растущая тревога. — Не впервые же в самом деле он оставляет нас без всяких известий. Ты прав, может быть, мне не следует паниковать.

Поднимаю на него глаза. Он улыбается как нельзя более успокоительно. Да только я слишком давно и слишком хорошо его знаю. Мой брат не верит ни единому слову из того, что только что сказал.

— Ладно, — скрепя сердце соглашаюсь я. — Подождем еще несколько часов, а позвонить успеем и завтра утром. — Дергаю прилипшую к коже майку, она мокра от пота. — Пойду освежусь немного, — сообщаю, надеясь, что фраза прозвучит беззаботно, и, выйдя из комнаты брата, направляюсь к ванной.

Раздевшись, запираюсь в душевой кабинке, открываю краны, предоставляя обжигающим струям стекать по моей сгорбленной спине. Приметив висящую на крючке у мыльницы новенькую, с иголочки, волосяную массажную варежку, подкалываю братца, который последовал сюда за мной:

— Знаешь, сколько себе кожу ни три, более прикасаемым ты от этого не станешь.

Этти, покатившись со смеху, выплескивает мне на голову кружку холодной воды через пластиковую перегородку кабинки. Среди своих он считался далитом, неприкасаемым. Когда мы были мальчишками, я его этим часто дразнил, дело иной раз и до потасовок доходило.

Я отодвигаю застекленную раздвижную дверь, и тут же меня хлопает по физиономии нечто вроде мохнатой тряпки цвета бледно-розовой фуксии.

— Это что еще за ужас? — Я, кривясь, разглядываю грубую волосатую рогожку, на которой отпечатано изображение младенца со слоновьей головой — бога Ганеши.

— Коврик для душа. Тебе не нравится?

— Ну, если начистоту… — ворчу я, аккуратно расправляя коврик на выложенном плиткой полу.

— Это подарок Мадлен, — роняет брат, пожимая плечами. — Ей надоело смотреть, как мы топчемся по полотенцам, — поясняет он, выходя из ванной.

Открываю шкаф, чтобы взять оттуда свою электробритву, и тошнота подступает к горлу при виде большой пластиковой бутылки с отпечатанной типографским способом этикеткой на хинди, с которой зазывно улыбается молодая женщина европейского типа.



Обернув полотенце вокруг бедер, хватаю бутылку и, выскочив из ванной, прямиком направляюсь в комнату брата. Не удосужившись даже постучать, вхожу. Он разбирает журналы.

— Ты знаешь, что эта дрянь канцерогенна? — Я потрясаю бутылкой.

— Я этим не пользовался, — защищается он и, нисколько не смущенный, продолжает свое занятие.

Швырнув вещественное доказательство в мусорную корзину, я прислоняюсь к стене и возвожу мученический взор к потолку. В Индии сплошь и рядом можно увидеть рекламу продуктов, призванных выбеливать кожу. Коричневый цвет эпидермы считается уродливым и как бы символизирует нечистоту. Да к тому же неприкасаемых часто зовут черномазыми. Все это связано с понятием, которое мы привыкли именовать кастой, хотя точного эквивалента этому изначально португальскому слову в Индии нет. Понятия, наиболее близкие к нему, — яти и варна, но это не одно и то же, европейцы ошибаются, объединяя их словом «каста». Все сложнее. Яти подразумевает диктуемую происхождением и кармой социально-профессиональную принадлежность, но есть и другое иерархическое деление варна, основанное на понятии ритуальной чистоты, предопределенном кармой; варна насчитывает сотни яти, однако неприкасаемые в эту систему не входят, считаясь недочеловеками. Они, выражаясь по-европейски, вне касты, что отнюдь не мешает им делиться по принципу яти. И подумать, что голова моего братца все еще набита этой чертовщиной!

— Пойми же наконец, ваши выдумки насчет яти и варна здесь не в ходу, — вздыхаю я.

Его ответный смешок режет мне уши. Терпеливо допытываюсь:

— Ну? Случилось что-то, о чем ты мне не рассказал?

— Да ничего нового, — бросает он так, будто речь идет о выеденном яйце. — Мадам Шеве все время жалуется на запахи моей стряпни, парикмахер после каждого моего посещения ужасно тщательно протирает свои тазики одеколоном, а на прошлой неделе полиция нагрянула: какой-то субъект, «достойный доверия», им настучал, будто я пакистанец на нелегальном положении. Сам видишь, все идет как нельзя лучше.

Стоит ли всему этому удивляться, если наши соседи показывают на меня пальцами из-за моих длинных волос и шрама на лице? С моим ростом метр девяносто два и квадратными плечами викинга они наверняка принимают меня то ли за террориста из ИРА, то ли за беглого наемника из Иностранного легиона.

— Потерпи еще несколько месяцев, Этти. Обещаю, что как только ты окончательно поправишься, мы продадим этот чертов дом и вернемся в Париж.

Он отпустил мне легкий дружеский удар сбоку в челюсть и возразил:

— Ты ведь обожаешь этот дом, Морган. И все здесь к вам очень уважительно относятся, и к папе, и к тебе. А вот я — это и вправду проблема. Возможно, мне придется несколько изменить свои привычки.

— Изменить? Ты не должен ничего им доказывать! Ты признанный ученый, один из лучших специалистов в области подводной археологии! Никто из этих кретинов тебе и в подметки не годится!

— Но мне не хватает приличного цвета кожи и приличной религии, — заметил он все тем же ровным голосом.

— Морган! — послышался голос Мадлен из прихожей. — К телефону! Звонит месье Франсуа Ксавье!

Нахмурив брови, Этти обратил на меня вопросительный взгляд.

— Бывший коллега из Лувра, — пояснил я.

Он отвернулся, смущенный.

На пост в музее я тогда согласился только из-за предполагаемой смерти Этти, любое упоминание о том периоде неизменно выбивает его из колеи. Начиная с пятнадцатилетнего возраста мы с ним все делили пополам, и эти полтора года мучительной разлуки, которые он провел в Греции, в закрытой лечебнице — иначе не назовешь, — остаются у нас запретной темой. Табу, как говорится.

Выхожу в коридор, направляюсь в библиотеку, с комфортом располагаюсь у письменного стола в большом кресле, обитом коричневой кожей, беру трубку:

— Франсуа? Привет, как пожива… Что-что? Какая датировка? Ты о чем? Погоди, успокойся, я ничего не понимаю. Что случилось?

Мне слышно, как мой бывший коллега на том конце провода задыхается, словно охваченный ужасом.

— Морган… У меня беда. Я… Похищение египетских древностей, — бессвязно бормочет он, — ты об этом слышал?

— По радио, больше никак. Я только что из Дельф. Франсуа, что произошло?

Долгое молчание. Потом:

— Кража имела место почти что на выезде из аэропорта. Нападающие перекрыли дорогу транспортерам, и люди в капюшонах с прорезями для глаз, вооруженные, втащили на грузовик бронированный пикап, охрана была выведена из строя еще раньше, так что им никто не помешал. Не пролилось ни капли крови. Полиция утверждает, что такая операция не могла быть проведена без помощи кого-то из сотрудников музея. Без сообщника. Понимаешь?

— Само собой, но какое отношение это имеет к тебе? Допустим, ты хранитель египетских древностей, но это же не значит…

— Полицейские меня допрашивали больше пяти часов, Морган, — перебил он, не помня себя. — Они здесь. Они роются повсюду, ищут улики, они… — Тут он понизил голос, да так, что слышимость почти совсем пропала: — А если они обнаружат документы, позволяющие предположить, что я уже принимал участие в незаконной торговле музейными экспонатами?

Я остолбенел.

— Но в конце концов, ты же никогда… Франсуа… Ты никогда не делал таких вещей, не так ли?

— Естественно, нет! — взвился он, нервы у него явно не выдерживали. Но тут же зашептал снова: — Однако вспомни, мне ведь случалось подписывать разрешения на вынос из Лувра экспонатов, а теперь след этого, чего доброго, отыщется.

В голове все плыло, я так обалдел, что, хоть тресни, не мог сообразить, к чему он клонит.

— Что? Какие разрешения? — (Он, похоже, тщетно пытался успокоиться — я расслышал, как он долго, шумно затянулся своей сигаретой.) — Минуточку… Ты, часом, не… не о мече толкуешь?

— Да, Морган. О мече профессора Лешоссера. Том самом, на вынос которого я тебе подписал фальшивое разрешение. В описи он, само собой, не указан. — Тут у меня вырвалось слово из числа тех, что не для печати. — Если они до этого докопаются, я ничего не скажу, ты же знаешь. Даже имени твоего не упомяну, ни за что, но, черт возьми, Морган, я подыхаю от страха! Они собираются допросить бывшего директора. Если верить слухам, месье де Вильнёв тоже числится в черном списке у инспекторов, ведущих расследование. А после увольнения у него есть все причины, чтобы со мной расквитаться. В то время я и вправду не пожелал выступить в его защиту.

— О нет… Бред какой-то, — выдохнул я.

Вильнёв, бывший директор Лувра, был уволен со своего поста год назад после инспекции, проведенной счетной палатой. Если не считать Ксавье, меня и моего тогдашнего стажера Ганса Петера, этот паршивец был во всем музее единственным, кто знал о существовании пресловутого меча.

— Я только хотел тебя предупредить… а еще я подумал, что… В конце концов, твоего отца знает целый свет, верно? И адвокаты, и люди из министерства, так, мне кажется, ты бы мог с ним об этом поговорить. Если бы он меня немного поддержал, хоть пальцем бы шевельнул, я…

— Само собой! — перебил я, прежде чем успел вспомнить, что папа не подает о себе вестей. И, опомнившись, заключил с горечью: — Когда узнаем, где он.

— О чем ты говоришь? Узнаете, где — кто?

Я рассказал ему об исчезновении отца и наших страхах. И почувствовал, что он там, на другом конце провода, буквально раздавлен.

— Франсуа, держись, не дрейфь! Я найду способ выручить тебя.

— Морган, послушай… Что с ним сталось, с этим мечом?

Я не хотел говорить с Франсуа Ксавье об этом деле. Не желал рассказывать ему о скитаниях, связанных с этим мечом, о шантаже, которому подвергся из-за него, о невероятных открытиях, о смертях, ставших следствием всего этого. Но я не мог и заставить его вместо меня расплачиваться за услугу, которую он мне оказал.

— У меня его нет, — сказал я просто. — Но я его не продавал, будь покоен. Он… скажем так: он снова обрел хозяина.

— Так что же мне делать, Морган? — настаивал он в отчаянии. — Ты прекрасно знаешь, что я никогда не хотел причинить тебе хотя бы малейший вред, но не в тюрьму же мне теперь садиться или, того хуже, быть изгнанным из научной среды, остаться без работы, без средств, без…

Он замолчал. Мы оказались в тупике. Необходимо было связаться с Гелиосом, спонсором экспедиции, но я понятия не имел, как это сделать. Разве что через посредничество моей приятельницы Амины? В его офисе она сейчас ведает архивами. А может, через Ганса, которому этот Гелиос пожаловал стипендию на прохождение курса информатики и обучение в одном из самых престижных заведений Германии?

— Дай мне сутки сроку, Франсуа. Всего двадцать четыре часа, не больше. Если за это время полиция откопает твое «разрешение на вынос с территории» и я не найду выхода получше, возьму всю ответственность на себя. Представлю смягчающие обстоятельства. Какие именно, пока не придумал, но что-нибудь изобрету непременно. Сегодня суббота. До завтрашнего вечера, идет? Клянусь, что к этому времени я тебя без дальнейших проволочек извещу о положении дел. Мы тебя вытащим, Франсуа. Верь моему слову.

Чувствую, что его слегка отпустило.

— Стало быть, жду твоего звонка, — говорит он. — Смотри не наделай глупостей. Должен же найтись какой-нибудь способ отвести удар так, чтобы не слишком потрепать наше оперение — хоть твое, хоть мое.

— Мы это провернем, все получится, — заключаю я, надеясь, что моя притворная бодрость достаточно убедительна.

Вешаю трубку и замираю, обхватив голову руками. Через приоткрытую дверь за мной наблюдает Этти, вид у него озабоченный.

«…в настоящее время недоступен. Вы можете оставить сообщение, нажав на кнопку „звездочка“ или дождавшись звукового сигнала…»

«Бип!»

— Папа, это Морган. Черт возьми, куда ты запропастился? Позвони мне как можно скорее! У нас тут… я тебе объясню. Целую.

— Опять автоответчик? — Я разворачиваюсь на стуле, Этти подает мне чашку кофе. — Что ты рассчитываешь предпринять? Я имею в виду эту историю с Франсуа Ксавье.

— Созвонюсь завтра утром с Аминой и Гансом. Гелиос меня втравил в это скверное дело, так пусть теперь выручает! — взрываюсь я. (Братец скептически покачивает головой, но от комментариев воздерживается, поглощенный своей попыткой до краев наполнить горячей водой бачок над раковиной.) — Думаешь, так сойдет? — Я с сомнением смотрю на грязные чашки и тарелки, которые, громоздясь одна на другую, рискованно смахивают на Вавилонскую башню.

Этти уверенно кивает, но еще прежде, чем успеваю дойти до дверей кухни, я слышу грохот бьющейся посуды и брань на хинди. У моего брата руки дырявые, так всегда было. Как обычно говорит папа, он потому и выбрал себе подводную археологию, что при падении предметов вода смягчает удар.

Я застаю его на четвереньках собирающим с плиточного пола то, что осталось от погибшей салатницы.

— Сколько жертв нам подобает оплакать?

— Странное дело, — бормочет он, отмывая уцелевшие чашки, будто и не слышит моей ехидной реплики. Этти большой мастак ускользать от неудобных вопросов. — Никак не могу вспомнить его лицо… — Встретив мой вопросительный взгляд, он поясняет: — Твоего пресловутого Гелиоса. Я прекрасно знаю, что он приходил в больницу, навестил меня там. Это было вечером, очень поздно. Визит я помню, а его фигуру как будто смыло. Ты же знаешь: это не единственное, что я забыл. Я ведь… В моей жизни что-то вроде темного провала. Словно бы кто-то стер с магнитофонной пленки изрядный кусок записи. Тем не менее доктор Ледерман уверяет, что все это здесь. — Он постучал себя по темени пальцем, липким от посудомоечного средства.

— Он также говорит, что тебе нельзя сосредоточиваться на этой проблеме — пережевывая ее, ты вредишь себе. Когда у тебя очередное освидетельствование? Ты хоть на приеме-то был? — наседал я, приняв властный тон.

Сардоническая гримаса проступила на лице брата.

С той поры, как мы съехали от папы и поселились в собственном отдельном жилище, воспользовавшись для этого такой оказией, как поступление в университет, Этти стал главенствовать в доме. Он занялся нашим бюджетом, всякими официальными бумажками, следил, точный, как будильник, чтобы мы каждые полгода посещали зубного врача, раз в три месяца делали педикюр и три раза в год являлись к банкиру; он же взял на себя организацию дней рождения и обедов, короче, руководил нашим бытом с талантом английского мажордома. Делал все то, к чему я абсолютно не способен.

Когда он исчез из моей жизни, я почувствовал себя совершенно потерянным. Этти был мне не только братом — он стал моей опорой, без которой не обойтись, как хромому без костыля, сообщником во всех кутежах и проделках, мы всегда были с ним заодно, как воры на ярмарке, на раскопках он был моим лучшим ассистентом, самым отчаянным — после меня — сорвиголовой нашего семейства и лучшим утешителем во всех моих передрягах. Любовные невзгоды, похмелье, неуверенность в себе — все становилось пустяками, так надежна была его поддержка, так безукоризненна привязанность. Посмеиваясь друг над другом из-за того, что в натуре каждого пульсировали пласты культуры, столь же несходные, как и состав крови, что текла в наших жилах, мы всему этому наперекор были связаны между собой крепче, чем близнецы.

— Больше никаких медосмотров ранее, чем через полгода, я тебе это уже раз десять объяснял. У тебя что, тоже память шалит?

— Роль властного, рассудительного главы семьи мне не очень-то к лицу, а?

Этти вытер руки тряпкой и подошел ко мне сзади, обхватив руками за плечи и прижавшись щекой к моей шее. Для него это — знак послушания.

Краем глаза я увидел в том окне, что над раковиной, соседку, она негодующе воззрилась на нас со своего крыльца, потом демонстративно захлопнула дверь.

У этой сварливой вдовицы гнусная мания шпионить за соседями, я подозревал, что именно она стояла у истока сплетни, будто мы с Этти «тайные любовники из Барбизона». Сколько бы Мадлен ни старалась растолковать здешнему бомонду, что мы братья, малейшее проявление нежности, связывающей нас, тотчас пробуждало подозрения.

«Люди на Западе боятся телесного контакта, — повторял Этти. — Они утратили привычку проявлять привязанность и уважение к своим близким посредством любовных жестов».

Зато о нем самом этого уж никак не скажешь. Даже когда мы были подростками, ни насмешки товарищей, ни мои раздраженные упреки не могли тут ничего изменить,

«Это заложено в его культуре!» — неизменно отвечал папа, когда я злился, видя, как Этти виснет у него на шее, будто осьминог. Отцу было трудно растолковать мне, что для индуса прикосновение — знак почтительности, — впрочем, я в этом смысле был не тупее многих взрослых европейцев, которые, даже попутешествовав по Индии, не в состоянии осознать, что поведение местных жителей, которое они принимают за грубую фамильярность, имеет не только иной, но и прямо противоположный смысл…

К тому же до своих пятнадцати лет я видел отца не чаще, чем один-два раза в год, так что мои самые светлые годы протекли в пансионе, где я получил чрезвычайно суровое воспитание. Выйдя оттуда, я был крайне шокирован склонностью приемного братца то и дело меня теребить, льнуть, ластиться, и я при малейшем поводе отталкивал его с этакой мужественной свирепостью.

«Знаешь, Морган, такого рода демонстраций нежности боятся именно те мужчины, которые сомневаются в своей мужественности!» — выйдя из себя, сказал мне однажды папа, когда я при нем грубо отреагировал на ласковый жест Этти.

Помню, я тогда заперся у себя в комнате и целый вечер умирал там от стыда при мысли, что отец может подумать, будто я женоподобен или того хуже. В ту пору я мечтал попасть в элитные армейские части, отличиться как воин, сделать карьеру…

Телефонный звонок, раздавшись из кухни, заставил меня так вздрогнуть, что тарелочка, которая сушилась на верху посудной груды, спланировала вниз и, пролетев добрых два метра, приземлилась на плиту.

— На сей раз я защищаю невиновного! — провозгласил Этти.

— Алло! Да, это я. Я вас плохо слышу, говорите погро… Навабраи? — (Брат кинулся к телефону, нажат кнопку громкой связи.) — Таможенники? Аэропорт Орли? Но что вы делаете в Орли? Где отец? Как у него дела?

Навабраи Сундарайян был другом моего отца и его индийским адвокатом. Это он двадцать лет назад занимался хлопотами, связанными с необходимостью узаконить усыновление Этти.

— Я прилетел первым же самолетом, Морган, — сказал он по-английски. — Было необходимо, чтобы я…

Этти вырвал у меня из рук трубку и, задыхаясь от волнения, закричал на хинди:

— Навабраи! Где господин мой отец?

В трубке послышался стон. Потом раздались слова:

— Господин Лафет в Дели. В тюрьме…


— Вы не вправе здесь парковаться, месье: вы загораживаете доступ в аэропорт! Въезд на парковку справа, в двух метрах от вас.

Я заглушил мотор и уставился на служителя в униформе:



— Это исключительная ситуация!

— Сожалею, месье. Все автомобили, остановившиеся перед входными дверями, подлежат незамедлительной эвакуации, — назубок отбарабанил он. — Это вопрос безопасности.

— Говорю вам: это особый случай! — взорвался я. — Мы должны взять пассажира, который в настоящую минуту проходит таможенный контр…

— А я вам говорю — проезжайте, месье. Или вы предпочитаете выкупать свой автомобиль со штрафной стоянки?

Я хотел ответить резкостью, но Этти меня остановил:

— Морган, мы теряем время.

Удержав ругательство на кончике языка, я снова включил зажигание и, развернувшись так, что шины завизжали, рванул к подземному паркингу Орли, разумеется, переполненному.

Минут пятнадцать мы колесили, ища, куда бы приткнуться, потом пришлось метаться по лестницам, эскалаторам и бесконечным коридорам аэропорта в поисках прохода через таможню.

Мы раз десять спрашивали у встречных дорогу, добрых полчаса потратили, прежде чем полицейский наконец показал нам дверь нужного кабинета, в которую я застучал, безуспешно пытаясь сглотнуть застрявший в горле комок.

Дверь отворилась. Перед нами возникла молодая женщина в бело-синей униформе. Она воззрилась на нас странновато — в этом взгляде раздражения было столько же, сколько усталости.

— Да? — выдохнула она, раздосадованная тем, что в столь поздний час ее побеспокоил штатский.

— Добрый вечер, я Морган Лафет, и мне…

— Очень смешно, — перебила она и попыталась захлопнуть дверь. Но я успел просунуть туда ногу и, задетый за живое, отчеканил:

— У меня нет ни малейшего желания шутить, мадемуазель!

— Сию же минуту уберите ногу, месье! — сквозь зубы с угрозой прошипела она.

Тут вмешался Этти: он предъявил ей свое удостоверение личности, что, похоже, слегка поубавило ее напор.

— Мы профессора Лафет, Морган и Этти. Адвокат нашего отца, мэтр Навабраи Сундарайян, известил нас, что его удерживают здесь по причине, которую он не в состоянии нам объяснить. Так, может быть, вы могли бы просветить нас на этот счет?

После непродолжительного колебания молодая женщина пригласила нас войти в тесный кабинет без окон и усадила на стулья, стоявшие по бокам металлического секретера, за который она села сама.

— Извините меня, — выговорила она с некоторым смущением. — Нам иногда приходится иметь дело с шутниками, вот и…

— Почему таможня задержала мэтра Сундарайяна? — перебил я. — Где он?

Она махнула рукой, изобразив дежурную улыбку:

— Да нет же, он вовсе не под арестом. Мы просто проверяем кое-какую информацию.

Мы с братом обменялись настороженными взглядами. Уж не связано ли это с арестом нашего отца в Индии?

Папа в тюрьме… Шок был таким, что мне все еще не удавалось собраться с мыслями, трезво взвесить, к чему это ведет.

— Вы проверяете информацию? — повторил брат. — Какую?

— Ничего серьезного, не беспокойтесь, это все административная рутина. По сути, месье Сунад… Сонад…

— Сундарайян, — подсказал Этти. — Навабраи Сундарайян.

— Да, благодарю. Пока пассажиры проходили через контроль, к нам поступил сигнал, что этот господин фигурирует в списке разыскиваемых Интерполом… — Взглянув на наши оторопелые физиономии, она осеклась, не закончив фразы, и поспешила уточнить: — Конечно, он здесь ни при чем. Речь идет об ошибке. По правде говоря, мы… В конце концов контролеры не… Как бы вам сказать? Он…

— Что? — На сей раз уже Этти раздраженно прервал ее.

— Это проблема, связанная с машинной обработкой информации, — наконец призналась она. — Так вышло, что мы только сейчас смогли завершить проверку и подтвердить идентичность данного лица. Мне очень жаль, но такие вещи случаются… А, вот и он!

В кабинет вошел человек в поношенном костюме с маленьким чемоданчиком в руке, его сопровождали таможенник и двое полицейских. Лет пятидесяти, маленький и пузатый, с медно-красным лицом, наполовину скрытым пышными черными усами, подстриженными с большим тщанием, он при виде нас заметно взбодрился и пропыхтел приветствие, несколько более почтительное, нежели обычный «добрый день»:

— Намаскар!

— Противопоказаний не имеется, — кратко уточнил один из полицейских, обращаясь к молодой женщине, и тотчас смешался с толпой коллег.

— Вы можете идти, — изрекла девица на тяжеловесном английском, протягивая нашему другу паспорт, который ей только что передал полицейский. — Примите наши извинения за эту непредвиденную задержку, мистер Сандай…

— Сундарайян, — поправил тот. — Навабраи Сундарайян.

Я подтолкнул его к выходу, мы учтиво, но особо не распинаясь, простились с сотрудницей таможни и, едва отойдя на несколько шагов, насели на Навабраи, требуя, чтобы он рассказал нам всю историю.

Он устремил на нас полный уныния взгляд:

— Его арестовали неделю назад.

— Неделю?! — закричал я.

Адвокат закачал головой, словно боксер, разминающий свои шейные позвонки. В Индии этот жест означает «да».

— Я сам узнал об этом всего несколько часов назад. Господин Лафет — жертва ужасной судебной ошибки. Я сразу поспешил сюда, чтобы вас известить и попытаться через ваши инстанции воздействовать…

— В чем его обвиняют? — спросил я.

— Как это говорят по-английски? «Продажа военных секретов террористам».

Мой брат, пораженный, рухнул в одно из отлитых из пластика кресел коридора.

— Господин мой отец — террорист?

— На содержании у Пакистана.

Навабраи стал объяснять нам, что один из членов группы, которой руководил папа, по всей вероятности, использовал его электронную почту и его компьютер для пересылки этой самой «секретной информации» — поди пойми, что это значит! — группировке пакистанских террористов. А поскольку он дал деру при первых признаках опасности, отцу пришлось отвечать на обвинения абсолютно неожиданные, от него потребовали объяснить то, о чем он не имел ни малейшего понятия.

— Сейчас он временно задержан, но есть опасность, что расследование затянется.

Я продолжал допрашивать адвоката:

— А о чем думает французское посольство?

— Видите ли, Морган, это вопрос деликатный. Потому-то я и предпочел отыскать вас и привезти с собой в Индию, чтобы ускорить процедуру.

— Хорошо, я в вашем распоряжении, — согласился я.

Этти устремил на меня взгляд, полный решимости.

— Я тоже еду! — заявил он на хинди. Потом добавил уже по-французски: — Это и мой отец.

— Есть хоть какая-то возможность увидеться с папой? — спросил я, не обращая внимания на порыв брата.

— Ни малейшей. Однако чувствует он себя хорошо, — заверил Навабраи. — Просил вас о нем не беспокоиться. Завтра у меня назначена встреча с одним из подчиненных французского министра иностранных дел.

— Он примет вас в воскресенье?

— Это мой приятель. Мы вместе учились в Лондоне. С официальной точки зрения это не более чем дружеский визит. За мной следят. Нужна осторожность.

Он почесал в затылке. Вид у него был измученный.

— Мы очень вам признательны, — сказал я. — Для папы большая удача иметь такого друга, как вы. Пойдемте же… Вы, должно быть, умираете от желания освежиться и передохнуть.


Когда мы возвратились в Барбизон, был уже час или два ночи.

Я отвел нашего гостя на второй этаж, в комнату для гостей. А спустившись потом вниз, застал своего брата на кухне, где он орудовал с преувеличенным усердием человека, который безнадежно пытается чем-нибудь себя занять, лишь бы не думать о худшем.

— У нас осталась холодная баранина, — буркнул я, заваривая себе чай.

— Навабраи мяса не ест, Морган. Он ведь последователь секты Джайна.

После этого, признаюсь, вполне своевременного напоминания о причастности нашего адвоката к стопроцентно вегетарианскому религиозному меньшинству Индии наступило молчание. Первым не выдержал Этти:

— Что мы сделали плохого, Морган? — (Я уставился на него в недоумении.) — Да, в чем мы так провинились, что на наши головы разом обрушивается столько непредвиденных бед?

— Перестань искать во всем сверхъестественные причины, черт побери, ты же ученый! — оборвал я сердито, но тотчас заметил, как насмешливо блестят его глаза, и проворчал: — Да ладно, думай об этом все, что тебе угодно. Но если рассчитывать, что твои боги сами вызволят папу из тюрьмы, у нас будет мало шансов снова увидеть его.

С тем я и оставил его торчать на кухне, а сам вышел в сад, чтобы выкурить сигарету.


Ветерок стих, стало душно. Плюхнувшись в садовое кресло, я пытался подвести итог событиям дня, но тут выяснилось, что мне не под силу оценить ситуацию спокойно. Растущая тревога лишала меня возможности рассмотреть происходящее с расстояния, которое требуется для трезвого анализа, ведь к этой минуте я уже начал бояться за жизнь отца. Я, конечно, не сомневался, что в этой истории с предполагаемым шпионажем нам удастся доказать его невиновность, но ведь понятно и то, что это потребует времени, и тут воображение волей-неволей рисовало мне условия его заточения и то, как пагубно они могут сказаться на здоровье человека преклонных лет. Я боролся, гнал прочь ужасающие картины, заполонявшие мой мозг: почтенный старец, сидящий на голом земляном полу грязной камеры, переполненной всякими подонками… Разум, конечно, нашептывал мне: мол, не надо преувеличивать, правоохранительная и пенитенциарная система этой страны уже давно модернизирована, но в голову упорно лезли сцены, свидетелем которых мне случалось быть еще тогда, когда я жил в Индии мальчишкой, и меня снова охватывала паника.

Надо любой ценой вызволить его оттуда. Но что тем временем станется с Франсуа Ксавье, которому я обещал свою помощь?

Амина. Совершенно необходимо прежде всего позвонить Амине. Кроме того, если… Когда наш адвокат собирался повидаться со своим другом из министерства? Или это уже произошло?

Голову давит, будто ее в тисках зажали. Под моим креслом уже скопилась маленькая куча окурков. Пять? Шесть? С каких вообще пор я здесь сижу и все это пережевываю?

Смотрю на часы: около трех ночи.

— Лучше бы тебе пойти прилечь, Морган.

Услышав тихое бормотание Этти, поднимаю голову.

Он стоит босиком на газоне в измятой майке и трусах, а в руках держит чашку чаю с молоком и медом. Тут только замечаю, что свет всюду в доме потушен.

Брат подходит, усаживается в кресло напротив, отпивает еще глоток своей микстуры.

— Этти, послушай. Тюрьмы там, в Индии… на что они похожи?

— А мне откуда знать? Я же никогда там не был. Да ты не беспокойся, папа всякие виды видал. У него шкура дубленая, — говорит он как нельзя более убедительным тоном.

— Была дубленой, — уточняю я. — Этти, подумай, он же в два раза старше нас. — (При этих словах он устремляет взгляд к небесному своду, шепчет неведомо что, и его громадные золотистые глаза поблескивают при свете полной луны.) — Наш гость не рассказал тебе еще каких-нибудь подробностей, пока обедал?

— Нет. Идет расследование, ничто не просачивается. Во всяком случае, без денег. По крайней мере тех денег, которые Навабраи мог на это потратить, не хватило.

Если существует слово, известное индийским чиновникам на всех языках мира, это слово «коррупция». Страна, именующая себя «величайшей из мировых демократий», — это в первую очередь царство бакшиша.

Я ласково кладу Этти руку на плечо, и его лицо озаряет слабый отсвет улыбки.

— Навабраи говорит, что зеленый кредитный билет никогда еще не ценился так высоко, как теперь, после смены правительства, — поясняет он.

— Еще бы, эта валюта удобнее рупий: занимает меньше места в карманах. — Я пытаюсь пошутить, но как-то неуверенно: смешной случай, который часто рассказывал папа, внезапно вспомнившись, пронизывает душу такой печалью, такой тоской о прошлом, что горло перехватывает. — Это правда, что на папе тогда брюки лопнули? — (Этти не сразу понимает, о чем речь, какая тут связь.) — Ну, когда он оформлял твое усыновление.

Брат усмехается, но взгляд его затуманен.

— До этого все же не дошло, нет. Но я никогда не видел столько рупий… Четыре огромные пачки. Когда он их выложил на стол перед этим замызганным судьей, я глазам не поверил. Никогда бы не подумал, что я такой дорогой и тем более — что белый сахиб готов раскошелиться ради меня на такую сумму.

— Услышат бы тебя кто-нибудь — подумал бы, что папа тебя купил.

— Это более или менее так и было. Если бы он не заплатил, ему ни за что бы не дали меня усыновить.

— Уж не потому ли ты так долго потом называл меня хозяином?

— А ты-то уж как постарался меня в этом разубедить! — напомнил он, в притворной ярости вращая глазами. — Быть таким отвратительным, как ты в ту пору, это уметь надо…

Я поневоле прыскаю.

Моя задница доныне помнит то убедительное наставление, которое было ею получено от нашего отца, когда он заметил, что я не только третирую приемного брата, словно прислужника, стоит нам остаться наедине, но еще и норовлю сваливать на него все домашние обязанности, порученные в равной мере нам обоим, угрожая в случае неповиновения выгнать его из дому.

— А ты поставь себя на место единственного сынка, пятнадцатилетнего испорченного балбеса, которому этак холодно объявляют: «Благополучно доехал? Индия тебе понравится, сам увидишь. Ах да! Я тут одного неприкасаемого усыновил. Теперь у тебя есть брат».

— Когда ты наконец дозреешь до того, чтобы изъять из своего обихода термин «неприкасаемый»? Даже в Индии это слово больше не в ходу.

— Этти, знаешь… мне бы хотелось, чтобы ты пересмотрел свое предложение отправиться туда вместе со мной.

Он выпрямляется на своем кресле, я вижу, как напряглись его пальцы, сжимающие чашку. Однако устремленный на меня взгляд остается столь же уверенным, улыбка все также иронична.

— Морган, я чувствую себя превосходно. Перестань беспокоиться за меня. Ты бы лучше о себе позаботился. — (Тут я изображаю на физиономии умеренное недовольство, он же разглядывает меня украдкой.) — Ты на грани нервного срыва. Пока мы тут беседуем, твои чакры, наверное, уже такой цвет приобрели, для какого даже в словаре названия не подберешь, — усмехается он, вставая!

Братец не дает мне времени отпустить в ответ язвительную реплику, которая уже вертится у меня на языке.

Проходя мимо, он легонько нажимает мне кончиком пальца какую-то точку на груди, и тотчас острая боль пронзает брюшную полость.

— Кроме всего прочего, на карту поставлено твое здоровье.

Согнувшись в три погибели, я смотрю ему вслед, пока тени сада не прячут его от моих глаз, но готов поклясться, что он улыбается, это видно даже по удаляющейся в потемках спине. Тем сильнее он меня бесит.

Стараясь дышать глубже, чтобы поскорее прогнать спровоцированный им грудной спазм, раскуриваю сигарету — последнюю из пачки. Мобильник, внезапно завибрировав у пояса, заставляет меня вздрогнуть. Кто может звонить в такой час? Хватаю трубку, готовый к худшему.

— Добрый вечер, Морган. Надеюсь, я вас не разбудил.

Меня пробирает леденящий озноб, сигарета выпадает изо рта.

— Гелиос…

— Вы как будто удивлены. Разве я вам не обещал, что этим летом свяжусь с вами?

— Ну, вообще-то… — бормочу я, — наверное…

Засим повисает долгая пауза.

— Морган, ваш голос как-то странно звучит. Я что, вытащил вас из постели? Но вы же, помнится, сова, привыкли ложиться поздно?

Похоже, он пытается намекнуть на что-то пикантное, но у меня нет ни малейшего желания шутить.

— У нас проблемы, Гелиос. Громадные проблемы.

— С вашим братом? А я думал, он держится как нельзя более чуде…

— Мне придется срочно отправиться в Индию.

Тут я в деталях описываю ему приезд нашего адвоката и бедственное положение, в которое попал отец. Заодно ввернул и пару слов об угрозе преследования, нависшей над Франсуа Ксавье, и о том, какие последствия все это может повлечь для меня. Он слушает не прерывая, а когда я наконец умолкаю, принимается кашлять.

— Сами видите, Гелиос, положение катастрофическое, — нажимаю я, одновременно тряся пустой пачкой, будто оттуда каким-то чудом могла выпасть еще одна сигарета.

— Ну, прежде чем толковать о катастрофе, давайте подождем, увидим, как все обернется.

Во мне начинает проклевываться росток безумной надежды. У Гелиоса длинные руки. Очень длинные, уж я-то более чем хорошо об этом осведомлен.

— Послушайте… если бы вы смогли чем-то… чем бы то ни было помочь в этом деле, я вас уверяю, что со своей стороны…

— Терпение, Морган. Дайте мне немного времени, я должен кое-что прояснить, вы же, простите, если это вас задевает, но, по существу, вы ничего не знаете. Или почти ничего из того, что нужно.

— Но я слово в слово пересказал вам все, что говорит адвокат моего отца.

— Навабраи Сундарайян, верно? Ничего о нем не слышал. За какие дела он берется?

— Он не из тех, кого можно назвать звездой этой профессии. Просто друг отца. Двадцать лет назад он занимался формальностями усыновления Этти. И у него есть влиятельные знакомые.

— Понятно, — протянул он, и я уловил в его голосе оттенок презрения. — Как бы то ни было, эти его связи не столь значительны, чтобы слава о нем соблаговолила достигнуть моих ушей. Я найду вам защитника, который специализируется именно на том, чтобы доводить дела подобного рода до благоприятного конца.

— Я вам очень благодарен. — проговорил я, толком не понимая, обращаю ли эти слова к Гелиосу или ко всем богам, способным меня услышать.

— Не благодарите. Я не меньше вашего заинтересован в том, чтобы предоставить в распоряжение вашего отца наилучшую защиту из всех возможных и, если потребуется, подергать за кое-какие ниточки, чтобы выпутать его из этой скверной истории. Время поджимает, вам придется взяться за работу как можно скорее.

Кровь отхлынула от моей физиономии.

— Прошу прощения?

— У вас что, память короткая, Морган? — осведомился он весьма сухо. — Вы меня удивляете.

Наш с ним последний разговор, имевший место год назад, стал мало-помалу пробивать себе дорожку в извилинах моего мозга.

— Что вы мне предлагаете?

— Охоту за сокровищем. За древней маской, которую я потерял.

— Что за маска?

— Египетская.

— Если память мне не изменяет, вы сейчас погрузились в египетскую древность?

Он насмешливо фыркнул:

— Я не какой-нибудь фанатик. Эта маска — вещь уникальная, и ей не терпится вернуться к своему хозяину.

— Как в свое время мечу Александра? — вставил я задиристо. — Что вы с ним сделали, Гелиос?

— Морган, уговор между нами яснее ясного: никаких вопросов.

— Вы забываете, что у одного из моих друзей неприятностей выше головы из-за этого меча.

— Я ничего не забываю. Ваш друг — хранитель египетских древностей Лувра. Профессор Ксавье, не так ли?

— Да. Тот самый Ксавье, что подписал…

Вдруг ужасающая мысль пробуждается в моей голове. Коллекция Тутанхамона! Его знаменитая посмертная маска! Похищение по всем пунктам соответствовало характерному для Гелиоса образу действий.

— Гелиос, — хрипло выговариваю я, — какая она, эта ваша маска?

— Погодите немного. Гиацинт скоро снабдит вас всей необходимой информацией.

— Вы имеете какое-нибудь, близкое или отдаленное, касательство к тому, что случилось сегодня утром в Бурже? — Этот вопрос я решаюсь пролепетать едва слышным голосом.

Телефонная трубка отзывается резким саркастическим смешком.

Во рту у меня вдруг так пересыхает, что язык липнет к нёбу, будто клочок кожи.

— Морган, вы меня оскорбляете, — цедит он с угрозой.

— У меня не было такого намерения. Но я надеюсь, что вы не пошлете меня вдогонку за бандой до зубов вооруженных наемников или не предложите порыться в тайнах египетских секретных служб, чтобы перехватить маску Тутанхамона.

— О! Морган, а почему бы мне не прибрать к рукам Сфинкса? Маска Тутанхамона… Прелестная безделушка, охотно бы ее приобрел, но нет. Скорблю, но вынужден вас разочаровать — маска этого бедного малого мне в высшей степени безразлична. Хотя это похищение, прямо скажем, мастерская работа, истинный шедевр и, разумеется, весьма прискорбный факт для такого ученого человека, как вы, да и для культуры трагична потеря подобных экспонатов, я тем не менее лелею куда более возвышенные притязания. У маски, которая меня интересует, не аккуратненький вздернутый носик, а длинная шакалья морда и заостренные уши.

— Анубис?

— Я же вам сказал: Гиацинт свяжется с вами. А пока спокойной но…

— Подождите! Мой отец…

— Внесем ясность, Морган: это сделка. Я вытаскиваю для вас каштаны из огня в этих делах с вашим отцом и вашим другом, но взамен вы мне приносите маску. Выбирайте.

— Но я не…

— Да или нет? — (Я прикусил язык, пытка была невыносима.) — Отлично. Даю вам время поразмыслить до прибытия нашего дорогого Гиацинта.

— Постойте! Гелиос!

Он повесил трубку.

Терзаемый яростью и бессилием, я прошелся по саду.

Шантаж. Снова… В тот раз он использовал Этти, теперь — отца. Значит, у этого человека нет ни капли совести, он ни перед чем не остановится? А мне сейчас; при таких обстоятельствах, пускаться в новую погоню за сокровищем…

Я провел целый год, бегая с братом по психиатрам и невропатологам, день и ночь глаз с него не спускал, от меня не мог ускользнуть малейший рецидив, я улавливал самый слабый сигнал тревоги, изо всех сил помогая ему снова стать самим собой. Долгие месяцы я себя изводил и мучил, поскольку знал: если здоровье Этти не поправится, папа опять замкнется, я потеряю его навсегда.

Сколько раз я впадал в отчаяние, теряя силы на этой изнурительной дистанции! А Мадлен — сколько раз она спешила на помощь, когда мне становилось уж совсем невмоготу: с одной стороны Этти, с другой работа, а тут еще несвоевременные папины эскапады и все эти мелкие повседневные заботы, которые, как они ни смешны, способны в два счета оборачиваться адской мукой…

Те несколько дней в Греции должны были стать прологом новой жизни, знаком того, что все худшее осталось позади, существование наконец нормализуется. И вот, извольте, вместо этого я опять качусь в пропасть.

Я чувствовал себя одновременно изнуренным и готовым взорваться, подавленным до крайности и взбешенным: сил у меня и так едва хватало, чтобы вынести все то, что свалилось на мои плечи за последние несколько часов, и тут еще Гелиос. Охота за сокровищем… Когда отец в тюрьме, один из лучших друзей попал под подозрение по моей вине, а брат в любой момент может опять сорваться в депрессию.

«Я не выдержу… На этот раз — нет», — думал я и ладонями машинально тер себе лицо.

И однако же придется; я должен отыскать эту маску, если такова цена за то, чтобы отец вышел из тюрьмы, а Франсуа Ксавье оставили в покое. Чего бы это ни стоило, я расплачусь. Гелиос, конечно, гнуснейший из шантажистов, но я знаю, как велико влияние этого негодяя, а уж когда на карту поставлены его интересы, оно просто огромно.

В который раз я спрашивал себя, что заставляет этого таинственного миллиардера рассылать по всем концам света свои шайки в погоне за древностями, историческая ценность которых не представляла для него ни малейшего интереса. Ведь Гелиос не имел ничего общего с коллекционером, слегка помешанным на почве страсти к антикам. Какой коллекционер древностей, достойный этого имени, отказался бы от невообразимых сокровищ, переполняющих гробницу Александра Великого, ради того, чтобы заставить меня гоняться за титановым мечом?

Я знал, притом из источника, который надежнее любого другого, что Морган Лафет работал на него, добывая ему интересующие его предметы. Может быть, речь шла об артефактах, имевших двойную ценность — эзотерическую и псевдонаучную? Чего доброго, Гелиос — один из тех одержимых, что ищут философский камень, кольцо фей или секрет вечной молодости. Во всем этом тумане прорисовываются лишь два очевидных факта: он платит щедро, и связи у него такие, что заставили бы побледнеть президентов пяти самых великих мировых держав. Но вот что любопытно: все эти люди, чьи имена теснятся в его записной книжке, они хоть когда-нибудь видели его лицо? Или они знают о нем не больше моего? Подозреваю, что о нем ничего не известно даже тем доверенным лицам, кому Гелиос поручает объяснять, в чем состоит наша задача, и выплачивать нам деньги.

Все это казалось нереальным. Этот человек располагал несметным состоянием. Десятки людей — наемники, охотники за сокровищами, архивисты, историки и невесть кто еще — работали на него, и… и ничего. Хоть бы какой слушок просочился! Гелиос оставался голосом в телефонной трубке, чековой книжкой с неограниченным кредитом и дамокловым мечом, висящим у нас над головами и готовым обрушиться на каждого, чья нескромная болтливость или другое отклонение в образе действия спровоцирует это. Я имел случай наблюдать способы, какими он разрешал проблемы подобного рода, и лучше бы мне не видеть их результата.

У дома соседей заухала сова, и я откинулся на спинку кресла, внезапно ощутив, до какой степени устал. Волоча ноги, я побрел прочь из сада, поднялся к себе в комнату, снял ботинки и отшвырнул их так, что они укатились в дальний угол, отцепил кожаный ремешок, стягивавший мои волосы на затылке, рухнул на кровать и бессмысленно уставился взглядом в потолок.

Надежда урвать несколько часов отдыха, казалась мне чистой утопией. Однако глаза сами собой закрылись, и я, лежа одетым поверх одеяла, так и провалился в черную яму. Во сне я, похоже, метался, терзаемый жестокими кошмарами: когда Мадлен, легонько потрогав за плечо, разбудила меня, причем я мог бы поклясться, что задремал самое большее минут на десять, одеяло и простыни были в жутком беспорядке, а подушки валялись, разбросанные на полу.

2

Этти сообщил, что Навабраи предпочел взять такси, чтобы меня не будить, а я, пользуясь тем, что мы остались один на один, рассказал ему о звонке Гелиоса. Новость поразила его в самое сердце.

Сообразив, что час поздний, я перескочил через завтрак и сразу набросился на обед, второпях заглотав его в библиотеке между двумя телефонными звонками. Оба раза я звонил Амине. Но она подсоединила свой сотовый к компьютеру вместо модема, так что дозвониться не удавалось.

— Ну? — спросил Этти, ставя чашку кофе на край моего письменного стола.

— Бесполезно. Она, похоже, отключила телефон. А наш адвокат?

— Пока никаких вестей. Боюсь, его переговоры затягиваются.

С чашкой в руках я пошел на балкон библиотеки, чтобы выкурить там сигарету, к величайшему неудовольствию брата, — он не изменял себе всю жизнь, оставаясь суеверным, а ведь балкон был тот самый, откуда выпал Бертран Лешоссер.

Насладившись последней затяжкой, я поднял глаза к полуденному небу. Солнце припекало, и Барбизон, казалось, задремал, устроив себе сиесту. Ни малейшего шевеления ни на узких улочках, ни за окнами домов. Все неподвижно, если не считать шикарного черного автомобиля с тонированными стеклами, который, впрочем, тоже остановился — прямо перед нашей калиткой.

— Однако Навабраи разъезжает с большой помпой, — заметил я, указывая на «БМВ».

Этти подошел поближе, стараясь выглянуть наружу, но так, чтобы не ступить на «проклятый» балкон, даже пальцем ноги его не коснуться.

— Но он меня уверял, что позвонит, как только беседа закончится.

— Вероятно, он не…

Дверца «БМВ» открылась, и я осекся на полуслове, узнав того, кто вышел из машины. Человек среднего роста в элегантном, светлом, безупречно скроенном шерстяном костюме, с умеренно длинными волосами, подхваченными на затылке скромной ленточкой, снял солнечные очки и, просияв улыбкой, достойной манекена, помахал мне рукой.

— Вuon giorno[1], доктор Лафет! — игриво приветствовал он меня, но тотчас перешел на французский: — Рад видеть вас снова.

— Только его не хватало, — вздохнул Этти.

— Вот уж не думал, что он здесь так быстро нарисуется, — подхватил я, раздраженный внезапной скоропалительностью этого визита.

— Морган, — шепнул брат, — подожди, не принимай никаких решений, пока не вернется Навабраи. Кто знает, вдруг что и выйдет из его переговоров?

— Заставить Гиацинта потерпеть? Ну, такое легче сказать, чем сделать.

Этти с таким усилием проглотил рвавшееся с языка ругательство, что аж шейные позвонки хрустнули.

— Хотя… — пробормотал я, лукаво подмигивая насупившемуся брату, — постой-ка… В последний раз он тебя видел сразу после твоего выхода из больницы, ведь так?

Продолжая говорить, мы спустились вниз, чтобы встретить гостя. Мне одновременно и не терпелось, и страшно было услышать то, что скажет правая рука Гелиоса относительно следствия по делу моего отца. Ведь его гуру вчера обещал навести справки…

Между тем в салоне бойкий римлянин уже успел очаровать Мадлен. Старательно поправляя прическу, как бывает всякий раз, стоит ей чуть-чуть перевозбудиться, она смеется, краснеет от застенчивости, вероятно, под воздействием комплиментов, которые Гиацинт отпускает с виртуозной ловкостью опытного повесы.

Заметив меня, он тотчас бросает мне навстречу обольстительный взор, но при виде моего спутника физиономия у него застывает.

— Да вы блистательно выглядите, Этти! — восклицает он, обмениваясь с нами церемонным рукопожатием. — Несколько месяцев отдыха, несомненно, пошли вам на пользу!

Как бы ни старался это скрыть, он весьма неприятно поражен статью и энергией Этти, как небо от земли, далекого от того измученного, апатичного задохлика, которого он наверняка помнит. Подобной метаморфозы он не предвидел, а Гиацинт на дух не выносит ничего непредвиденного… Тем паче если оно способно сыграть против него. Если он надеялся, что болезнь моего брата, его незащищенность станут вескими дополнительными доводами, которые можно бросить на ту же чашу весов, где и все прочее, чем он будет меня давить и запугивать, тут он останется при своих.

— Каким злым ветром вас сюда занесло, Гиацинт? — шутливо вопрошаю я.

Мадлен морщится, дивясь моей неучтивости, но человек с бантиком на затылке покатывается со смеху, он-то разом уловил намек на своего античного тезку, любимцу Аполлона, ведь тот прекрасный эфеб погиб по вине Зефира, завистливого бога ветра.

— Все такой же культурный, все такой же насмешник и… все так же красив, — констатирует он, обозрев меня с макушки до пят. — Счастлив обрести вас вновь таким, как вы есть, Морган!

На лице Этти мелькает гримаса — он и позабавлен, и оскорблен той напрочь лишенной стыдливости манерой, с какой гость демонстрирует свои интимнейшие предпочтения.

— Мадлен, вы не могли бы принести в библиотеку чашечку кофе для нашего друга? — спрашивает он, а когда Мадлен, кивнув, исчезает, обращается к Гиацинту: — Итак, я полагаю, коль скоро вы соблаговолили приехать лично, у вас имеется какое-то важное сообщение?

Гость молчаливым кивком подтвердил: так, мол, и есть.

— Готов следовать за вами, — обронил он.

На лице брата проступила ироническая усмешка, и он, сопровождая слова приглашающим жестом, промурлыкал:

— После вас, сделайте милость…


Гиацинт уселся в одно из кожаных кресел, стоявших возле моего письменного стола. Испарения его туалетной воды, имитирующие ароматы леса, щекотали мне ноздри — запах так сгустился в окружающей нас знойной атмосфере, что угрожал стать чуть ли не тошнотворным.

— Похоже, Морган, ваша страсть искателя остается неразделенной. Даже брату подчас недоступно понимание иных услад, — ухмыльнулся он.

— Перестаньте кривляться, я сейчас не в том настроении!

Он достал из кармана пиджака серебряный портсигар, и я заметил кобуру «хольстера»: та по-прежнему висела у него на боку. При воспоминании о том хладнокровии, с каким наш гость способен пускать в дело свое оружие, у меня засосало в животе.

— Сигарету?

Я замотал головой.

— А мне можно?

Тут Этти с невинной улыбкой указал на балкон, но я все же придвинул пепельницу, стоявшую на секретере, поближе к нему.

— Благодарю. Мы достаточно близко знакомы, чтобы говорить без обиняков, не так ли?

Я стиснул зубы, однако кивнул.

— Ваш отец сидит на чертовой тюремной баланде, его дело дрянь, если мне позволительно так выразиться.

— Это мне уже известно.

— Вот уж чего не думаю. Вряд ли вы знаете, до какой степени все скверно.

— Да в чем же наконец его, по существу, обвиняют? — не выдержал брат.

Гиацинт мельком покосился на него, словно так не хотелось верить в его метаморфозу, что глаза бы не глядели.

— Шпионаж, — обронил он, стараясь не отвлекаться. — Оказание поддержки террористическим группировкам, пособничество в продаже военных секретов и все такое.

— Это недоразумение и ничем иным быть не может!

— Все доказывает обратное.

Я сгорбился. Моя голова, ощутимо тяжелея, клонилась все ниже.

— Как же он мог впутаться во все это? Папа и мухи не обидит!

— Абдель Мухаммед Ясин.

— Кто?

— Псих Господень, индус, принявший ислам вот уже лет десять назад. Может быть, вы его знали еще под именем Рама Патель? Это официальное имя, под которым он вошел в состав экспедиции вашего отца.

— Профессор Рама Патель? — вмешался Этти. — Это специалист по санскриту, крупный исследователь в области…

— Он самый, — перебил Гиацинт. — Единственный старинный текст, который он за то время, что мы с вами здесь толкуем, соизволил процитировать уже раза два, — это Коран. По моим сведениям, он окопался в Пакистане, где, само собой, никто до него добраться не сможет. — При этих словах он послал мне улыбку, намекающую, что относительно этой недостижимости можно иметь самые различные мнения. — Около семи месяцев кряду он занимался перевозкой древностей из района раскопок в музей Мултана, и все затем, чтобы заодно переправлять через границу грузы как нельзя более «персонального» назначения.

— Например?

— Документы, сведения оборонного характера, время от времени и химические соединения. А как почуял, что индийские власти готовы сунуть нос в его дела, он тотчас упорхнул, словно воздушная фея. Ваш отец, полностью ему доверяя, всегда подписывал транспортные реестры, не проверяя содержимого ящиков, а между тем закон возлагает на него эту обязанность. Так что теперь перед лицом закона он — сообщник в этом деле о преступных перевозках.

— Если бы пришлось проверять все, что на каждом этапе работы посылается в экспертную лабораторию или в музей, древности навсегда оставались бы там, где их откопали, — заметил мой брат.

— Вполне возможно, но в ситуациях подобного рода всегда нужно найти виноватого. Ваш отец — идеальный козел отпущения: упрятав его в кутузку, можно успокоить прессу и высокое начальство, избавившись тем самым от неизбежных в противном случае требований продолжить расследование. Короче, этой милой публике бросили кость. А принимая во внимание индо-пакистанские отношения, такую кость из пасти вряд ли выпустят. Если мы не вмешаемся, много воды утечет, прежде чем Пакистан согласится на экстрадицию одного из своих, не важно, террорист он или нет. А Рама Патель — единственный, кто может снять обвинение с вашего отца.

У меня вырвался стон. Как же нам теперь вытащить папу из этой паучьей сети?

В дверь скромно постучали, вошла Мадлен и водрузила на бюро поднос с дымящимся кофейником и чашками. Я кивком поблагодарил ее, и она удалилась, но прежде чем исчезнуть, бросила на меня тревожный взгляд.

— Стало быть, вы хотите сказать, что положение безнадежно? — пробормотал я.

Гиацинт улыбнулся:

— Мало найдется таких ситуаций, которые были бы безнадежны для Гелиоса. — Он преспокойно налил себе чашечку черного кофе. — Мы подходим к той части моего поручения, которая мне особенно неприятна, поскольку речь идет о вас, Морган. — Он отпил большой глоток. — Как вы уже знаете от Гелиоса, он готов оказать вам услугу в отношении вашего отца, если вы согласитесь, в свою очередь, сделать кое-что для него.

Этти отвернулся, хрустнул костяшками пальцев.

— Шантаж… — пробормотал он с омерзением. — Снова… Вечно… Сначала я. Теперь наш отец. — Рывком развернувшись к гостю, он устремил на него в упор взгляд своих золотистых глаз, в глубине которых наперекор невозмутимому звучанию только что произнесенных слов Гиацинт прочел такую ярость, что даже его проняло. — На кого или на что вы рассчитываете, когда вздумаете шантажировать моего брата в следующий раз? — продолжал Этти все тем же ровным голосом. — Семья у нас, знаете ли, не слишком многочисленная.

— Мы ни к чему не придем, если будем так нервничать, — жалобно воспротивился наш гость, несколько выбитый из колеи.

— Кто нервничает? — выдохнул Этти, почти вплотную приблизив свое лицо к лицу опешившего собеседника. — В один и тот же день мы узнаем, что наш отец в тюрьме, а у лучшего друга моего брата рушится карьера. Папин адвокат глубокой ночью прибывает из Индии. Гелиос давит на Моргана, чтобы он сейчас бросил все и пустился на поиски Грааля. И вы боитесь, что я могу утратить присутствие духа? — (Гиацинт погладил безукоризненный узел своего галстука.) — Да будь вы Гелиосом, я бы уже вырвал у вас глаза, чтобы сделать из них себе ожерелье! Но вы не Гелиос, вы всего лишь…

— Этти…

Услышав мой голос, он обернулся ко мне.

— Довольно.

Он отстранился от Гиацинта и, обойдя письменный стол, за которым я сидел, встал у меня за спиной, опершись локтями на мои плечи.

Наш гость, проявляя самоконтроль, достойный похвалы, осторожно поставил свою чашку на край секретера и скрестил руки на груди. До него начинало доходить, как трудно будет добиться уступки, столкнувшись с двумя упрямыми головами вместо одной, да еще когда они спаяны крепче, чем топор с топорищем.

— Мы сделаем все возможное, чтобы обелить вашего отца, — заверил он. — Что до вашего друга Франсуа Ксавье, вы уже сейчас можете считать, что его неприятности улажены.

— Что вы имеете в виду? — ледяным тоном осведомился я.

— Как залог своей доброй воли Гелиос вручил мне некий предмет, который ваш друг сможет вернуть на свое место в запасники Лувра. Ошибка в инвентарных записях, неточность в классификации древностей — ведь такие вещи случаются сплошь и рядом, не правда ли?

— Меч Александра? — изумился я.

Он захохотал:

— Нет, что вы! Разумеется, нет. Не для того мы столько трудились, чтобы, заполучив его, преподнести в подарок пыльному музею, в чьих подвалах он в конце концов затерялся бы. — Он вытащил из внутреннего кармана пиджака сложенный листок и с важностью протянул мне. — Там ведь все дело в разрешении на перемещение предметов древности, которое подписал вам ваш друг? Это может относиться к какому угодно мечу той эпохи.

Я пробежал глазами фотокопию и кивнул. Описание перемещаемого объекта и впрямь было в общем и целом довольно расплывчатым; Франсуа Ксавье никогда не держал этого меча в руках и, заполняя сертификат, пользовался той информацией, которую я же сам, тоже мало что о нем зная, ему сообщил. «Древнее оружие греческого происхождения. Сплав подлежит идентификации. Костяная рукоятка». Предполагаемая дата изготовления. Приблизительные длина, ширина и вес. Степень сохранности.

— Любой другой меч в одном не подходит: никогда еще оружие той эпохи не доходило до нас в состоянии такой сохранности, — заметил я.

Ухмылка Гиацинта стала шире.

— Один такой в данный момент находится в багажнике моего автомобиля.

— Подлинный?

Он кивнул, а меня передернуло.

— Где вы его взяли?

— Это вас не касается. Но будьте уверены: этот меч никогда не значился ни в какой описи, так что ваш друг может быть совершенно спокоен. Гелиос дарит вам его в залог дружбы.

— Дружбы? — повторил Этти у меня за спиной. — Морган, ты слышал?

— Так принимаете вы дар Гелиоса или нет? — наседал Гиацинт, выведенный из терпения нашей упорной, мстительной враждебностью. — Ваш отец ждет, Морган. Тик-так, тик-так…

Мы с братом переглянулись, и он, насупив брови, состроил весьма скептическую гримасу. Но Гиацинт не унимался:

— Разве мы, дав обещание, хотя бы раз не смогли его исполнить? — (Я разглядывал его с нескрываемым сомнением.) — В это самое время, пока мы разговариваем, люди Гелиоса уже на пути к тому уединенному селению на севере Пакистана. Наши информаторы доложили, что Патель скрывается именно там. Если вы согласны сотрудничать с нами в поисках маски, о которой вам говорил Гелиос, одно ваше слово, и это крысиное отродье окажется в лапах индийских властей еще прежде, чем вы успеете уложить свой багаж.

— А где гарантия, что он засвидетельствует невиновность нашего отца?

Он откликнулся с уверенностью, от которой у меня холодок пробежал по спине:

— Проведя несколько часов в обществе людей Гелиоса, он будет готов взять на себя вину за что угодно, вплоть до распятия Христа. Вы в этом сомневаетесь?

Я счел за благо воздержаться от ответа. Что Гелиос мог вынудить к уступкам лиц, наделенных даже очень высокими властными полномочиями, мне было прекрасно известно. Но чтобы одержимого фанатика-террориста…

— Такой образ действия мне не более по вкусу, чем вам, Морган, — задушевно признался этот виртуоз манипуляции. — Но жизнь вашего отца важнее, чем мои склонности или ваше самолюбие. Я буду вам помогать.

— Как трогательно! Вы, стало быть, снова предлагаете себя на роль ангела-хранителя? Этакого вооруженного фантома, готового убрать всякого, кто перебежит Гелиосу дорогу?

— Нет, Морган, — возразил он сурово. — На сей раз мы будем одной командой. Я отправляюсь вместе с вами.

Я покачал головой, не веря ни единому слову:

— Час от часу не легче… Так скажите хоть, куда мы отправимся. Конечно, если предположить, что это путешествие вообще состоится. Сдается мне, Гелиос вел речь о какой-то египетской маске.

— Да, о маске Анубиса. Это предмет, единственный в своем роде, она изготовлена более трех тысячелетий назад. Мы не знаем в точности, где она находится, но некоторые античные тексты дают ориентиры, позволяющие это определить.

— Упоительно. Только вы упускаете из виду одну деталь. Я не египтолог, а эллинист. Все, что мне известно об этих материях, сводится к воспоминаниям студенческой поры — это не более чем обрывки когда-то вызубренного.

Гиацинт поерзал в кресле, устроился повольготнее и продолжал лукаво:

— Вы обладаете другими достоинствами, куда более важными для такого рода авантюры. Какой нам прок от старого египтолога, скрюченного ревматизмом, ограниченного и пузатого, проторчавшего целый век в университетских библиотеках? Нам нужны ваше понимание менталитета древних, ваша прозорливость и ваши мускулы.

— Я совсем не знаю Египта до эпохи Птолемеев. Мне не расшифровать надписи на дощечке или писцовой скорописи.

— Что верно, то верно. — Тут он обернулся к Этти, и его физиономия выразила ошеломляюще сложную гамму чувств. — Иное дело он. Он — знает. — (Кровь у меня в жилах застыла, однако виду я не подал.) — Я полагал, что состояние вашего здоровья еще слишком хрупко, чтобы привлечь вас к этому делу, но теперь рад убедиться, что вы в отличной форме, не так ли? К тому же, Этти, мне кажется, что вы несколько раз бывали в Египте и работали там.

К моему несказанному облегчению, брат, по-видимому, нисколько не растерявшись, высказался весьма уверенно:

— Вы хорошо осведомлены. Но то были подводные раскопки древнего дворца Птолемеев. В отличие от моего брата я не смыслю в культуре древних египтян ровным счетом ничего.

По-прежнему сияя улыбкой, Гиацинт извлек из кармана маленькую книжицу на английском языке и положил ее на письменный стол. «Погребальные культы и мифы Древнего Египта», автор Этти Лафет.

— Ваш тезка, надо полагать?

Я мысленно воззвал ко всем богам, но братец и тут себя не выдал:

— Это всего лишь крошечная публикация по мотивам моей университетской дипломной работы; книжка более чем пятнадцатилетней давности.

— Бросьте, Этти, меня вам не одурачить. Ваши познания нам бы очень пригодились…

— Даже и не думайте! — рявкнул я грозно, чувствуя, что ситуация выходит из-под контроля.

И снова, уже в который раз, я недооценил Гиацинта. Он, по своему обыкновению, выложил на стол каре тузов как раз тогда, когда противникам казалось, что он уже проиграл:

— Морган, послушайте… Я вполне понимаю, что образ действий Гелиоса вам неприятен. Его, конечно, деликатным не назовешь. Но вы уже успели его немного узнать, разве нет? По-вашему, он коварен? Да. Последователь Макиавелли? Отчасти. Но, невзирая на все его обходные маневры, вспомните: если бы не он, вам никогда бы не узнать, что Этти все еще жив. Вы бы не обитали сейчас в этом доме и по-прежнему ломали бы голову, как дотянуть до конца месяца. Спрячьте свою гордость в карман, доктор Лафет, и примите то, что предлагает вам Гелиос. — Гость называл меня на итальянский манер: «доттор». — Где бы вы сегодня были без него? А Этти, где был бы он?

— Я не говорил, что отказываюсь, — вздохнул я. — Но на этот раз я не намерен бросаться, куда пошлют, вслепую, очертя голову. Мне нужно знать, в чем суть задачи.

Гиацинт примирительно закивал:

— Все документы, касающиеся этого дела, так же как меч для вашего друга, остались у меня в машине. Я схожу за ними, чтобы вы могли спокойно их изучить. — Он встал, его изумрудно-зеленые глаза глянули на меня в упор. — В понедельник, Морган. Я хочу получить ответ в понедельник.

Чувствуя, что меня загнали в угол, я кивнул:

— Вы его получите. — И когда он недоверчиво сощурился, заключил: — Даю вам слово.

Он убрался из библиотеки, я осторожно прикрыл за ним дверь и только потом повернулся к брату. Развалившись в кресле, Этти облегченно вздохнул.

— Ну, как я, по-твоему, справился?

— Жуть. Великолепно.

— Два дня… мы выиграли чуть меньше двух дней.

— С лихвой хватит на то, чтобы выяснить, чего смог добиться Навабраи, и предпринять все, что может потребоваться, исходя из… Этти, ты меня слушаешь?

Он сидел, отсутствующим взглядом уставившись в потолок.

— Два лишних дня… В тюрьме они, наверное, кажутся годами.

— Погоди… Ты же сам настоял, чтобы не принимать решения, пока не вернется наш адвокат! — гневно, как наотмашь, бросил я ему.

Он вскинул голову:

— Так было нужно. Для очистки совести… На случай, если Навабраи удастся уговорить своего друга помочь нам.

Я подошел к нему:

— Ты ведь ни одной минуты в это не верил? Признайся!

Брат глубоко вздохнул, готовясь ответить, но тут на лестнице послышались шаги Гиацинта, и он отвернулся, буркнув:

— Это стена, но она вся в трещинах…

— Гиацинт?

— Да. Но сам он еще не вполне это сознает.


Недоумевая, то ли смеяться, то ли заподозрить Гиацинта в том, что это он потешается над нами, я в последний раз перечитал полученные от него документы.

По свидетельству старинных текстов Плутарха, на внутренней стороне этой маски выгравирована формула, содержащая секрет достижения бессмертия.

— И ты можешь поверить, что Гелиос принял такое за чистую монету? — Брат тоже совершенно сбит с толку.

— Не знаю. Одно неоспоримо: он хочет эту маску.

Я наполняю свой стакан до краев прохладным лимонадом, который нам только что принесла Мадлен, и продолжаю перебирать бумаги. Потом окликаю Этти:

— Религиозная реформа где-то около 1300 года до Рождества Христова — тебе это о чем-нибудь говорит?

Брат кивает:

— Еще бы! Это когда египетский фараон Аменофис решил учредить взамен всех прочих единый культ солнечного диска.

Скорчив ему гримасу, я ворчу:

— Этти, ты прекрасно знаешь, что история Египта — не мой конек.

Он присаживается у края моего письменного стола и заводит волынку:

— Аменофис IV, прозванный Эхнатоном, рос в Фивах, во дворце Мальгатта, под кровом своего отца Аменофиса III и царицы Тии. Женился очень рано на принцессе Нефертити, чья красота стала достоянием легенды.

— Поближе к делу, профессор! — тороплю я его.

— Вскоре после своей коронации принц-наследник затевает религиозную реформу невиданного масштаба. В Карнаке, главной, можно сказать, резиденции династического бога Амона, в вотчине его великих жрецов, он приказывает воздвигнуть храм Атона — Восходящего Солнца. Тогда же он присваивает себе имя Эхнатон, что значит служитель Атона. Покинув Фивы, он закладывает новый город Ахетатон (ныне Тель-эль-Амарн), где обосновывается с супругой и со своим двором. Он приказывает разбивать изображения Амона повсюду, где бы они ни находились, стирать его имя везде, где оно начертано, и разрушает до основания, превращая в мелкие осколки, все здания, носившие на себе охранительные эмблемы царства Фив. И такое творится по всему Египту вплоть до пределов Нубии. По существу, он, так сказать, в приказном порядке ввел в стране единобожие. Безуспешно. Эхнатон закончил свои дни в безумии, пролились реки крови. Его мумия поныне не обнаружена, никто не знает, пожелали его преемники сберечь ее или нет… — Он налил себе еще один стакан лимонада, залпом его осушил и, вздохнув, закончил: — Может быть, я и упустил кое-какие подробности, но в целом… Какая связь между этим одержимым и Плутархом?

— Утраченные страницы из введения в его «Исиду и Осириса» — они у меня тут, перед глазами, если верить пометкам Гиацинта.

Брат выхватил ксерокопию у меня из рук, пробежал глазами несколько строк, скривился:

— Это из Плутарха?

— По мнению экспертов Гелиоса, это несомненно. Хотя некоторые ученые и ставят под вопрос если не подлинность «Исиды», то принадлежность ее самому историку, а не кому-нибудь из его последователей. По-видимому, эти страницы предваряли текст, над которым мы с тобой корпели в студенческие годы. Сколько крови он нам попортил!

— Похоже, копия снята сканером с палимпсеста, ведь правда? — отметил брат, сосредоточенно вглядываясь в эти странички.

— Верно. Обнаружено на юге Румынии, в валашском монастыре, — уточнил я, пробегая глазами заметки, приложенные к досье. — То, что ты видишь, — это текст, изначально стертый. Гелиосовы спецы по машинной графике его малость подправили средствами компьютерной ретуши. — Я склонился над его плечом и запинаясь стал переводить древнегреческий текст: — «Посвящаю своим друзьям, адептам культа Исиды…» Неплохо для начала.

— Взгляни лучше сюда.

— «…Иные утверждают, что еще задолго до того, как Исида и Осирис обрели ту власть, коей они, как нам ведомо, обладают ныне, души мертвых повиновались лишь одному — тому, кто… — я запнулся, — кто на горе?» — Я пожал плечами. — То ли с моим греческим что-то неладно, то ли копия скверная.

Брат покачал головой:

— Твой греческий превосходен, успокойся. Именно так иногда именовали Анубиса: «Тот, кто на горе». Эпитет, как бы напоминающий, что это бог с головой шакала и он сторожит царство мертвых. А смотри-ка, Плутарх, похоже, не согласен с этой теорией.

— Ничего удивительного, он же очарован культом Исиды. Ara! Вот он, этот пассаж, который нам интересен. — Я выхватил из пачки страницу, и мы с братом стали вчитываться в нее вместе.

— Это о чем здесь — о преследованиях, которым при правлении Эхнатона подверглись почитатели Анубиса?

— «…после его смерти жрецы великого бальзамировщика, опасаясь бесчинств царицы…»

— Надо думать, речь идет о Нефертити.

— «…каковая привержена культу своего супруга более, чем самые преданные, порешили сокрыть за печатью тайны божественные останки, стражами коего стали, обратив сию потаенную гробницу в священнейшее из мест своего поклонения»… Что-то я не пойму, с чьими останками они так носятся. Эхнатона?

Брат пожал плечами, и я, вздохнув, продолжил:

— «…всяк, кто бы ни узрел его, ждет, что в любой миг очи его откроются или уста шевельнутся. Никто не верит, что он мертв, столь совершенным было бальзамирование. На своем ложе из чистого злата… — я поймал изумленный взгляд Этти, — Анубис словно дремлет с начала времен…»

— Останки Анубиса? Бога? Это смешно.

— А кто не устает повторять, что каждая легенда истинна в своей основе? Ох, да погоди же, давай посмотрим, что дальше: «…И там, на погребальной маске бога, начертана тайна тайн — секрет вечной жизни, до сей поры доступный одним лишь жрецам. Опасаясь преследований и гнева царицы, они прятали Стража Могил под кровом одного из них. Несколько позже в попечении о том, чтобы божественные останки не были потеряны или, забытые своими служителями, не лишились их молитв и жертвоприношений, изготовлены были два освященных фетиша, указующие место гробницы».

Текст завершало нечто вроде стихотворения:

«О ты, что готовишь к вступлению в царство за гробом, ты знаешь остров, где, слезы благовонные бессмертья точа из глаз, усопшие взирают туда, где Страж Ключей над ними суд творит, воссев на трон скалы высокой.

Соленые ты ведаешь низины, бредут по коим мертвые, на посох свой опираясь, путь ища к бессмертью.

Когда ж тебе не ведомо все это, ты не из наших, так ступай же мимо своим путем и обо всем забудь».

— Ну? Что там дальше?

— Это все, — сказал я, перевернув и потряся кожаную папку Гиацинта. Она была пуста.

Брат не смог скрыть разочарования:

— Что значит все? Ты собираешься раздобыть маску, не имея под рукой ничего, кроме отрывка с палимпсеста и колченогого стишка? В этом псевдомистическом винегрете нет ни одного достоверного указания, ни единой зацепки! Как ты намерен действовать? Всю пустыню дюйм за дюймом перероешь? Это же… — он махнул рукой, — это полная чушь!

— Видел бы ты, с какими первоначальными данными мы пустились на поиски могилы Александра… Ну же, соберись! Ведь ты у нас главный мастер по части всего таинственного. «О ты, что готовишь к вступлению в царство за гробом» — как по-твоему, кому адресовано это обращение?

Он застыл и растерянно уставился на меня.

— Хотелось проверить, внимательно ли ты меня слушал, — заявил я, и на физиономии Этти тотчас отразилась настороженность. — Бальзамировщику адресовано! Правильно? — (Он ухмыльнулся.) — Как видишь, мозги у меня еще не совсем заржавели. Итак?

— Что итак?

— Ты поможешь мне? Да или нет?

Раздраженный, он вырвал растрепанную бумажную пачку у меня из рук.

— Все, о чем говорится в этом стишке, не вызывает у меня абсолютно никаких ассоциаций. Кроме, может быть…

— Ну? Выкладывай!

— Там упомянуты соленые низины. Минерал натрон — один из базовых ингредиентов бальзамирующего состава — состоит из нескольких солей. В древности бальзамировщики запасались им в окрестностях старинного селения Скит, прозванных «соляной низиной», сейчас это место именуют Вади-эль-Натрун, оно на юго-западе от Каира. Конечно, изложенное здесь — не более чем предположение, — поспешил добавить он, увидев, как расплывается моя физиономия. — А вот насчет первых строчек я пас.

— А остров, где усопшие точат какие-то там слезы, — как это понимать? Остров, который служит некрополем? Да там, может, десятки таких, в море или посреди реки, но я со своей стороны никогда слыхом не слыхал хоть об одном местечке подобного рода.

— Ты нет, но лингвист, на своем веку прочитавший больше античных текстов, чем клевера в саду, да к тому же знающий как свои пять пальцев большинство известных науке религиозных обычаев…

— Ты говоришь об Эрнесто Мендесс?

Он кивнул, а я подумал: в самом деле, почему бы и нет…

Но тут наши рассуждения были прерваны появлением Мадлен:

— Извините, что я вас отвлекаю, но там пришел господин… ну… в общем, адвокат месье Лафета.


— Иначе говоря, эти господа из министерства пальцем не пошевельнут, — горько резюмировал брат.

Навабраи смущенно пожал плечами.

— Это было бы сопряжено с чрезвычайно деликатными дипломатическими проблемами, — извиняющимся тоном пояснил он. — Но мой друг все-таки уверил меня, что министр сделает все возможное.

Я похлопал его по спине:

— Мы понимаем, Навабраи. Вы-то уж точно сделали все, что было в ваших силах.

Он горестно поник головой. Стало быть, у нас больше нет выбора… Даже если предположить, что мы его когда-либо имели.

— Навабраи, знаете, мы тут связались с людьми, опытными в делах такого рода…

— А? Что? — пролепетал адвокат, не смея верить своему счастью.

— Не беспокойтесь больше ни о чем, — добавил я. — Все, что вы должны сделать, — это вернуться в Индию и предупредить папу, что из тюрьмы его скоро выпустят.

По глазам нашего друга можно было прочесть, что благодарность буквально переполняет его. Этому славному человеку не хватало ни профессионализма, ни твердости для того, чтобы управляться с юридическими хитросплетениями подобного рода, и он сам это вполне сознавал.

— Я очень признателен за то, что вы снимаете эту тяжесть с моих плеч, но… — Его румяное лицо омрачилось. — Ваш отец — мой друг. Я не могу просто сидеть сложа руки. Вы понимаете?

— Так побудьте рядом, последите, чтобы он ни в чем не терпел нужды, — вмешался Этти. — Деньги на это мы вам обеспечим в достаточном количестве. Ваши гонорары, поездки, личные траты — все это отныне будет возмещаться за наш счет. Люди, которых мы привлекли к этому делу, ценны как специалисты, но лучше вас поддержать папу никто бы не сумел. Ну, и в случае надобности добиться, чтобы ему обеспечили некоторые… удобства. Вы же понимаете, о чем я?..

Навабраи кивнул:

— Знайте, что ваше доверие — большая честь для меня. Я сделаю все, что потребуется, даже если для этого мне придется дать на лапу лично господину префекту. Но и не доходя до подобных крайностей, я уж знаю, кому заплатить, чтобы у вашего отца было здоровое питание, а также книги, одежда и телефон.

Выпив чашку чаю и еще раз выслушав заверения, что ему больше не нужно печься ни о деньгах, ни о юридических процедурах и его роль сводится отныне к заботам о здоровье нашего отца, Навабраи, избавленный от непосильного бремени, заметно воспрянул.

Я же, больше не медля, оставил его в компании Этти и поспешил в свою комнату, чтобы, как было условлено, позвонить Франсуа Ксавье. Затем я упаковал полученный от Гиацинта меч в плотную желтоватую бумагу и засунул в картонный футляр из-под какой-то декоративной афиши Этти. Завтра в кафе неподалеку от Биржи мне предстояло передать его Франсуа.

Хотя это оружие являлось бесценной музейной редкостью, я не удосужился как следует его рассмотреть. По правде сказать, мне было все равно. Ныне, семь лет спустя, я даже не смог бы его описать. Меня тогда слишком занимало другое…

3

Назавтра около полудня Навабраи вылетел в Дели, захватив с собой пять тысяч долларов наличными, что по индийским меркам являлось целым состоянием.

К двум часам того же дня, вернув меч Франсуа Ксавье, который рассыпался в изъявлениях благодарности, я возвратился в Барбизон. Этти сидел в библиотеке, сгорая от нетерпения.

— Нас ожидает Эрнесто! — возвестил он, не позволив мне потратить ни минуты на приготовление кофе или хотя бы на сигарету.

И вот, только приехав, я снова помчался в столицу, а беспощадное солнце обдавало меня мертвящими волнами жара.

Дом, где находилась квартира Эрнесто Мендеса, располагался на севере Парижа, в квартале под названием «Золотая капелька». Покрутясь добрых полчаса по узким улочкам, полным кухонных ароматов и прохожих, явно воспринимавших «зебры» на асфальте как экзотические уличные граффити, не более того, я наконец нашел местечко для парковки напротив лавчонки с камерунскими пряностями.

— А между прочим, мы уже давно ничего не ели, — заметил Этти, показав на картонку с почерневшими бананами.

Жареные бананы — блюдо, которое он обожает готовить. Вообще мой братец — завзятый кулинар.

Я подтолкнул его к новенькой входной двери, блестевшей свежим лаком, что в таком квартале не могло не удивлять.

— Покупками займешься после: мы опаздываем на добрый час.

Холл дома, где нас ждал Мендес, со стенной росписью и плиточной мозаикой под ногами напоминал о моде тридцатых годов. Чтобы подняться на последний этаж, мы вошли в лифт из витых стальных решеток.

Я спросил у Этти:

— Дом все еще в его собственности?

Он кивнул:

— Ну да! Фактически… я еще ничего не говорил ему о папе.

— Почему?

— Увидишь его — сам поймешь.

Мы вышли из лифта, и я, смущенно озираясь, позвонил в единственную дверь, выходившую на лестничную площадку.

Открыл нам верзила лет шестидесяти с улыбкой, озарявшей лицо цвета черного дерева, и мне едва удалось скрьггь, насколько я подавлен его видом. Эрнесто здорово постарел, курчавые волосы из смоляных сделались пепельными, от былой телесной мощи ничего не осталось — кожа да кости. На всем неизгладимая печать болезни. Какая все-таки отвратительная штука рак…

— Морган, Этти! Входите, входите! — От избытка сердечности он это произнес по-испански: «Entrad, entrad!» — и звонко чмокнул каждого. — Морган, мне бы следовало вышвырнуть тебя за дверь. — (Я наморщил нос.) — Семь месяцев, мой мальчик! Вот уже почти семь месяцев, как ты сюда носа не кажешь! — (Я пробормотал что-то вроде извинения.) — Знаю-знаю, Этти говорил мне, что ты был страшно занят.

Я счел за благо кивнуть молча, поскольку, ежели начистоту, никакого оправдания мне не было. Чтобы позвонить ему раза два в году, мне и то приходилось себя заставлять, а между тем именно он качал меня на коленке, когда я был от горшка два вершка. Мой отец подружился с ним давным-давно.

— Да входите же! Анжелина, прежде чем уйти, сварила кофе.

Мы проследовали за ним по длинному коридору, украшенному ацтекскими масками, и Этти застыл, разинув рот, перед последними приобретениями Эрнесто: полной коллекцией племенных америндских щитов.

— А как поживает тот оболтус, что числится вашим родителем? Все еще на краю света?

— Да, в самой допотопной индийской глубинке, — скривившись, выдавливаю из себя я.

Просторная некогда квартира и ныне, несмотря на загромождавшие ее древности, свидетельствовала о хорошем вкусе ее владельца. Тут все было безупречно — от блистающего паркета красного дерева до алебастровых завитушек, обрамляющих потолок.

— Присаживайтесь, молодые люди, присаживайтесь. Наливайте себе сами. — Он указал на изысканного вида кофейный прибор. — Настоящий колумбийский. — И повторил по-испански: — Cafe colombiano.

Мы расположились на обширном диване, обтянутом темно-коричневой кожей. Эрнесто прислонил трость с серебряным набалдашником к низенькому столику и, постанывая, не без труда опустил свой непомерный костяк в вольтеровское кресло.

— А тебе не налить? — предложил я, наполняя свою чашку и чашку Этти.

— Запрещено, — буркнул он. — Если так будет продолжаться, мне позволят питаться только соевым паштетом и салатом из морской капусты.

Я посмеялся его шутке, но скрепя сердце. Уж слишком изможденным он выглядел.

— Надеюсь, мы не отрываем тебя отдел?

Он только благодушно пожал плечами.

— Матерь Божья! Madre de Dios! — повторил он по-испански. — Почаще бы меня вот этак отрывали! Ну и жарища… На улице невозможно и двух шагов сделать без того, чтобы не провонять потом, как селедка в коптильне.

Я притворился, будто верю этой лжи во спасение, ибо видел, что Эрнесто уже почти не может ходить.

— Да, жара страшная.

— Ну-ка выкладывайте: чем еще может вам пригодиться этот жалкий человеческий ошметок?

Я покопался в заплечной сумке, выудил на свет копию досье, принесенного Гиацинтом, и протянул Эрнесто.

Тот метнул в нашу сторону потеплевший взгляд и нацепил на нос очки в черной оправе.

— Посмотрим-посмотрим, — снова по-испански забубнил он. — Так, Плутарх… — Он быстро взглянул на листок. — Этого текста я не знал.

Тут я, ничего не утаивая, принялся объяснять, в чем дело, а он поудобнее устроился в кресле, чтобы как можно спокойнее выслушать меня.

— Загадка? — прошептал он, явно заинтригованный, и снова перешел на испанский: — Santa Madre de todos los santos! (Матерь Божья и все святые!) Да… Вот кое-что поинтереснее всех занудных статеек вашего батюшки!

С ухватками отъявленного гурмана он проштудировал, жадно вбирая в себя, страницу за страницей. Мы с Этти застыли, прикусив языки, чтобы не портить ему удовольствие; в ожидании, пока он кончит, я окидывал взглядом стены гостиной, украшенные старыми фотографиями и древностями всех эпох и самого разного происхождения.

На снимке под толстым стеклом мой отец, он еще подросток, улыбается прямо в объектив. С важностью позирует, стоя между родителями Эрнесто. По меньшей мере странный семейный портрет: если мать нашего друга, улыбавшаяся на этом снимке во весь рот, была миниатюрной уроженкой Колумбии, то его отец, стоявший справа от моего родителя, — чистокровный исполин масаи.

В раннем детстве я целыми часами мог слушать, как Эрнесто рассказывал о годах, проведенных в Африке, в отцовском селении. Гордый воин влюбился в прекрасную геологичку, делавшую поблизости геодезическую съемку местности. «Красавицу, нос которой едва доходил ему до пупка!» — не уставал повторять счастливый отпрыск этой парочки.

Не ведаю почему, но именно в эту минуту я вспомнил о Гансе, своем бывшем стажере, и пожалел, что не познакомил его с Эрнесто. Он бы проводил со стариком целые часы, выслушивая ни на что не похожие легенды, героические саги или анекдоты из прошлой жизни, и приходил бы в полнейший восторг. А какое удовольствие это доставило бы старому другу моего отца… Ведь тот и жил-то только ради своих студентов, оставаясь самым увлеченным из всех известных мне преподавателей, — и вот теперь он вынужден из-за болезни отказаться от кафедры, а вскоре недуг, видимо, сломит его окончательно… И как только он еще умудрялся сохранять веру в Бога?

«Когда понимаешь, что конец близок, цепляешься за что попало», — говорит в таких случаях мой братец. Эрнесто, приближаясь к своему концу, сознавал это яснее, чем кто бы то ни было. Не имея детей (его сын погиб несколько лет назад в глупейшей автомобильной аварии) и пережив всех родственников, он понимал: некому передать самое дорогое — семейные воспоминания, остатки знаний о первобытной религии и ростки тех верований, которых ни одному священнику не удалось начисто выполоть из его сердца.

Я развалился на диване, а мысли блуждали далеко, я размышлял о новых поколениях, частью которых были мы с Этти, о тех, кто пришел на смену старикам. Кому по силам заменить таких людей, как Лешоссер и Мендес?

«Никому…» — нашептывал мне неслышный другим голос.

От мрачных мыслей меня отвлек хохот Эрнесто, и я внутренне собрался. Он сделал глубокий вдох, чтобы восстановить дыхание, и засмеялся пуще прежнего. Давненько не слышал у него таких взрывов смеха, пусть даже — должен признаться — я не столь часто его навещаю.

— Что такое? — окликнул я.

Он захлопнул подшивку, помахал ею и объявил, снимая очки:

— Дети мои, будь я вашим отцом, я бы вас хорошенько отшлепал и послал в университет доучиваться.

Эти слова перекликались с тем, что минуту назад пришло мне в голову, и я, словно застигнутый на месте преступления подросток, почувствовал, как краска заливает мне щеки. Да и братец выглядел не лучше моего.

— Этти, — изображая суровость, обратился к нему Эрнесто.

— Что такое?

— Где в Египте скопление солончаков?

— В голову приходит только Вади-эль-Натрун.

— А ты что же, Морган? Ну напрягись! — (Я поднял голову.) — Остров, где плачут мертвые, ну? — (Я только пожал плечами.) — Ты же эллинист, черт подери! Остров, где слышны жалобы мертвецов. — (Я лишь состроил жалобную мину.) — Греческий остров? Дурачок ты этакий, где раз в год мертвые льют слезы… Ароматные слезы… Слезы, на которые еще и поныне большой спрос.

Из туманных сумерек сознания стали проступать обрывки каких-то воспоминаний.

— Хиос? — внезапно выкрикнул я так зычно, что Этти даже вздрогнул. Эрнесто расплылся в счастливой улыбке

— Родина Гомера? — оживился мой братец. — А какая же тут связь с Египтом?

— Мастиковое дерево, — объяснил я. — Только хиосские мастиковые деревья плачут благовонными слезами несколько дней в году.

— Согласно бытующей ныне легенде, эти смолистые капли не что иное, как слезы предков, убитых турками в девятнадцатом веке, но само по себе это верование, несомненно, более древней природы, — уточнил Эрнесто. — Благовонные слезы издавна были там элементом городской символики: на них основывалось благополучие островитян с самой седой античности. — Он стал копаться в принесенных мной документах, теперь в беспорядке разбросанных по низкому столику. — «…ты знаешь остров, где, слезы благовонные бессмертья точа из глаз, усопшие взирают туда, где Страж Ключей над ними суд творит, воссев на трон скалы высокой».

А ведь верно: Хиос — остров с очень круто обрывающимися вниз берегами, расположенный поблизости от турецких земель, из-за чего неоднократно за свою историю подвергался бурным набегам жадных до добычи соседей. Этти состроил недоверчивую гримасу:

— Виноват, но не вижу связи между клейкой пастой для изготовления аквариумов и тем делом, что должно нас занимать.

Эрнесто гортанно рассмеялся.

— Прежде чем сделаться лучшим другом стекольщика, мастики служили пряностями и благовониями. Среди прочего их использовали и при… бальзамировании. — (Братец хлопнул себя ладонью по лбу.) — Ту, что с Хиоса, и сегодня применяют в косметике: притирания, молочко для кожи… и даже для отдушки жевательной резинки или спиртных напитков. Мастиковое дерево выделяет данную субстанцию в форме прозрачных капелек, загустевающих на воздухе.

— Однако деревья этого вида растут по всему средиземноморскому побережью, — уточнил я. — Но плачут они только на Хиосе. Никто не знает почему. К тому же это происходит лишь несколько дней в году, в сентябре. Островные деревья в такие дни будто усыпаны бриллиантами.

— Соли и мастика… — прошептал Этти. — Два компонента для бальзамирования и, как следствие, два места, где их можно раздобыть.

— Все верно, — одобрительно кивнул Эрнесто.

— Так я и говорю: прекрасно! Но у нас еще нет указаний, в каком месте надобно искать два предмета, упомянутых Плутархом. Здесь остаются два вопроса, притом немаловажных: где и что именно требуется найти.

Эрнесто снял очки и нахмурил брови.

— Итак, вы утверждаете, что вам недоступна никакая иная информация, кроме той, что на этих страничках?

Этти отрицательно мотнул головой.

— Но в таком случае ваша задача невыполнима! — Эрнесто внезапно выпрямился, словно некая мысль вдруг промелькнула у него в мозгу. Еще раз перечитав конец текста, он пробормотал: — Разве что…

— Разве что?.. — в нетерпении переспросил я. Но наш друг, похоже, колебался.

— Ничего существенного. Однако… — Казалось, он силится оживить в памяти какое-то полустертое воспоминание. — Дайте мне дня два или три. Хотелось бы все- таки кое-что проверить. Может, я и ошибаюсь. Но мне кажется, что я где-то видел пассаж, наводящий на аналогии с… — Фразы он не закончил. Но продолжил уже решительно: — Позвоните мне, скажем, в среду вечером. Идет? А эти документы я могу оставить у себя?

— Разумеется, — подтвердил Этти. — Тут только копии.

— Великолепно. Однако вы не можете уйти, не отведав пирога, который Анжелина приготовила специально к вашему приходу.

Я собирался отнекиваться, измышляя какую-нибудь неотложную встречу, но братец опередил меня:

— Мы далеки от подобных мыслей! И собираемся отдать должное ее кулинарному искусству как минимум дважды. — Тут Этти посмотрел на меня так, что я прикусил язык.


Мы выехали на ведущее к Барбизону шоссе в восьмом часу вечера. Необходимость играть роль беззаботных визитеров в нынешних обстоятельствах вымотала меня до полного изнеможения.

— Он одинок и болен, — сурово процедил брат.

— Однако это не повод задерживаться у него допоздна именно сегодня.

— Три-четыре часа — что они значат в твоей жизни? А он может умереть уже завтра.

Он так это сказал, что у меня мурашки по спине побежали.

— Знаю… — Я свернул на окружную, забитую донельзя. — Гиацинт не замедлит перезвонить, — предположил я. закуривая сигарету.

Мой братец закусил нижнюю губу.

— Что еще? У тебя есть предложения? Остался ли у нас иной путь, кроме того, что предлагает Гелиос?

— Не надо так нервничать. — Он наполовину опустил оконное стекло. — Послушай, Морган, как ты относишься к возможности… — Он осекся было, но снова взял себя в руки: — Не могу не думать о том, что мы здесь, а папа мучается там, пусть даже рядом с ним и будет Навабраи.

Я резко выдохнул, пустив две струи дыма из ноздрей, и, не сдержав раздражения, буркнул:

— У меня нет способности находиться повсюду разом, Этти. Не могу отправиться на поиски проклятущей маски и одновременно полететь в Индию!

— Ты — нет. А я — да.

Я чуть руль не выпустил из рук.

— Даже и не думай!

— Почему, Морган?

— Ты отлично знаешь почему.

— Я чувствую себя прекрасно.

— Здесь — может быть. Согласен. Но только не в Индии.

— Морган…

— Что «Морган»? — закричал я. — Ты, похоже, забыл о припадках депрессии, которые случались у тебя в вонючих закоулках Дели? Не помнишь, в какие ты там ввязывался потасовки и в каком виде мы тебя оттуда привезли?

Несколько секунд висела пауза, потом он снова взялся за свое:

— С тех пор ситуация несколько изменилась. — (Я нервно хииикнул.) — Морган, там будет Навабраи, да и папа тоже. Ты же слышал, что сказал Гиацинт: все может измениться очень быстро. Я туда еду, привожу его сюда и присоединяюсь к вам.

— Что? К кому ты присоединяешься? — не веря ушам переспросил я.

— К тебе и Гиацинту, — с нажимом и очень серьезно повторил брат. — Разве он не говорил, что нуждается во мне?

Получив такой хук, я обернулся к нему так резко, что чуть не вмазался в авто, шедшее впереди.

— Надеюсь, ты не принял его слова всерьез? — (Этти выдержал мой взгляд с полнейшей невозмутимостью.) — Ты что, действительно желаешь спятить?

— Я так решил, Морган, и отправлюсь туда, согласен ты с этим или нет.

— И не рассчитывай, мой милый. Ты забыл, что все еще состоишь под опекой, а опекун — я! Мне отнюдь не улыбается воспользоваться данной мне властью, но если ты меня вынудишь, я готов. — (Братец только головой покачал.) — Все бумаги об этом дома, под рукой, хочешь убедиться?

— У тебя, Морган, нет надо мной никакой законной власти. Ни у тебя, ни у папы. Вот уже более двух месяцев. — (Я хотел возразить, но он не обратил на это внимания.) — Передача прав на опеку, осуществленная папой год назад, действительна только на три месяца. А он со своей стороны еще в апреле отказался от опекунства по ходатайству моего врача.

Я так и застыл с разинутым ртом.

— Ты…

— Сам я тут совершенно ни при чем, — отрезал он. — Бригада, осуществлявшая за мной уход, решила, что у меня не осталось ни грана тех комплексов, что когда-то довели меня до ручки. Я полностью выздоровел, Морган, даже если ты по каким-то непонятным мне причинам упрямо считаешь, что нет.

— Но ведь ты отлично знаешь, что дело совсем не в каких-то остаточных явлениях и даже не в том, что тебя похитили!

Желая меня успокоить, брат положил руку мне на плечо:

— Все пройдет как нельзя лучше, поверь мне…

Я не ответил и свернул на автостраду. Не успел вырулить на скоростную полосу, как заверещал мобильник; я вставил его в гнездо приставки с микрофоном и наушниками, в которых после моего «Алло?» раздался игривый голосок Гиацинта:

— Добрый вечер, Морган. Ваш адвокат наконец улетел?

— Да. Сегодня утром. Как только прибудет на место, тотчас свяжется с отцом и будет информировать нас о том, как идут дела.

— Ручаюсь, что не ошибусь, если предположу: именно сейчас, когда мы это обсуждаем, мэтр Гринфилд находится в кабинете прокурора или в том месте, которое служит прокурору кабинетом.

— Гринфилд? — поперхнулся я. — Чарлз Гринфилд, адвокат всего албанского ворья?

— И вашего отца. Этим делом сейчас занимается он.

— Гелиос так решил самолично?

— Антуан Лафет не мог бы и мечтать о лучшем защитнике. Вы уж мне поверьте: ни деньги, ни известность не предоставили бы в ваше распоряжение специалиста его масштаба.

— Но на наше счастье, у Гелиоса есть свои люди в мафии! — съязвил я.

Этти испепелил меня взглядом, и мой саркастический пыл угас.

— Я бы на вашем месте, Морган, об этом так не сокрушался, — заметил мой телефонный собеседник.

— Имеются ли у вас еще какие-нибудь добрые известия для меня? — продолжал я, стараясь снова настроиться на спокойный тон.

— Разумеется. В девять утра, как условлено, в Бурже вашего брата будет ожидать самолет. — (Я почувствовал, что бледнею, и уставился на Этти, но тот опустил глаза.) — Что до меня, я навещу вас после полудня, чтобы утрясти некоторые детали будущего маршрута. Вам это подходит? Морган, вы слушаете?

— Да… — просипел я, стиснув зубы.

— Прекрасно. В таком случае до завтра. О, поверьте, это хорошее решение! И обязательно передайте Этти мои пожелания благополучного путешествия.

— Не премину.

Он повесил трубку, а я вцепился в руль так, что суставы побелели.

— Я звонил ему сегодня утром, — признался братец. — Пока ты был в аэропорту.

Вместо ответа я так даванул на газ, что стрелка спидометра подлетела к 180 километрам в час.

4

Гиацинт, как и было условлено при нашей последней встрече, явился ко мне под вечер два дня спустя. Нам следовало добраться до Пирея частным самолетом, который Гелиос предоставил в наше распоряжение, а оттуда уже водным путем направиться к острову Хиос.

Мадлен прощалась со мной так, будто боялась, что не увидит меня многие месяцы. Да я и сам, при подобных обстоятельствах отправляясь, как объяснил этой славной женщине, «в экспедицию», чувствовал себя до ужаса паршиво.

Как стиснул зубы, так и не разжимал их до самого Бурже, где нас ждал пилот шикарного реактивного самолета нашего покровителя.

— Поехали, — просто и властно бросил ему Гиацинт, усаживаясь в одно из четырех белоснежных кожаных кресел, расставленных вокруг изящного столика красного дерева. Когда один из членов экипажа подошел, чтобы предложить нам прохладительные напитки или кофе, он обернулся ко мне: — А вам, Морган?

— Благодарю, — буркнул я. — Мне ничего.

Мой спутник любезно отослал стюарда, потом, опершись локтями на стол, иронически оглядел меня:

— Что это с вами, доттор Лафет? Вашего отца в ожидании результатов расследования перевели в более удобную камеру, отныне с ним будут обходиться очень хорошо, вы же сами слышали, что сегодня утром сказал Этти. Через несколько дней это все превратится всего лишь в неприятное воспоминание. Или вы думаете, что Гелиос станет лгать?

— Дело не в моем отце.

— Тогда не понимаю, что вас так заботит.

— Когда звонил Этти, мне по голосу показалось, что он очень устал.

Гиацинт страдальчески возвел очи к потолку:

— Дайте ему хотя бы время адаптироваться, привыкнуть к разнице часовых поясов. Ведь года не прошло с тех пор, как он не сознавал, что делает, даже имени своего не помнил. Не хотите же вы, чтобы он на все реагировал наплевательски, прогуливался этак беспечно, будто ничего и не было? — (Я злобно покосился на него.) — Вашему брату обвалился на голову целый кусок стены, он был на краю гибели. От последствий такого шока не избавишься, просто щелкнув пальцами. Дайте ему отдышаться, Морган.

— Я должен был отправиться с ним, — процедил я и, почувствовав, как тотчас напрягся мой спутник, продолжал в ярости: — И я бы мог это сделать, если бы Гелиос не заставил меня мотаться по свету в погоне за химерой!

— Как вам угодно, — оборван он. — Брюзжание еще никому не помогало.

Было уже темно, когда паром для автопассажиров, идущий из Пирея, достиг хиосской пристани. Несмотря на поздний час, набережная кишела народом. Нам с Гиацинтом пришлось поработать локтями, пробивая себе дорогу среди отбывающих и только что прибывших туристов, представителей турагентств, моряков и местных островитян, подстерегающих добычу — какого-нибудь упитанного баранчика, которому взбрело в голову приплыть сюда, не зарезервировав номера в гостинице.

Легкому морскому бризу не удавалось ни освежить атмосферу, напоенную тяжелыми йодистыми испарениями, ни развеять характерный запах лимона, пропитавший корпуса судов.

Моего спутника, казалось, нимало не трогали ни зной, ни толчея, он в своем итальянском костюме держался как нельзя лучше, а я только и мечтал поскорее сорвать с себя майку, мерзко липнущую к телу.

— Будьте покойны, у нас отель с кондиционерами, его только в прошлом месяце полностью модернизировали, — сообщил он не без ехидства, глядя, как я, потея и потихоньку ругаясь, изнемогаю под бременем своего рюкзака.

Он кликнул такси. Водитель, лихо крутанув руль, развернулся в нашу сторону, едва не отправив к праотцам парочку прохожих, и выжал из своих усталых тормозов истошный скрежет лишь тогда, когда от его передних колес до моих берцовых костей оставалось меньше метра.

Проглотив те в высшей степени грубые слова, что так и просились на язык, я не без труда протиснулся на узкое заднее сиденье. Есть в Греции ряд местных особенностей, вовеки неизменных, и манера здешних жителей не столько вести, сколько пилотировать машину, бесспорно, из их числа.

«Кампос-отель», импозантное, свежевыкрашенное шестиэтажное строение, высится над причалами старого порта, гордо демонстрируя свои три звездочки над двойной стеклянной дверью с косяками в виде хромированных балясин.

Не успели мы переступить порог, как холод, показавшийся просто леденящим в сравнении с удушающим зноем, царящим снаружи, пробрал меня до костей. А когда лифт, минуя этаж за этажом, поплыл вверх, ощущение, что мы приближаемся к Северному полюсу, стало крепнуть с каждой секундой.

— Какой же вы привереда, доттор Лафет. Не лучше ли наслаждаться везением, что вам посылает случай, чем…

Едва лишь двери лифта открылись перед нами, я молча выхватил у него из рук ключ от номера с оттиснутым на нем гербом отеля.

Комната находилась в дальнем конце коридора, пол которого устилал безукоризненно свежий палас цвета беж. Окна выходили на порт. Отметив, что меблировка сплошь выдержана в лучших традициях фирмы «Икея», я спросил себя, где «Кампос-отель» умудрился раздобыть свои три звездочки. На двойном одеяле, гармонически расписанном сиреневыми и желтыми треугольниками, нас ждали белые полотенца и набор туалетных принадлежностей, а также две запечатанные конфетные коробочки с этикеткой «ДОБРО ПОЖАЛОВАТЬ!», на которых неуверенной, но игривой рукой были выцарапаны наши имена. Однако «мистер Морган Лафет» и «мистер Гиацинт Бертинелли», избрав достойную линию поведения, для начала поспешили распахнуть окна, чтобы дуновением теплого сквозняка хоть сколько-нибудь смягчить действие кондиционера, усердно подражавшего холодильнику.

— Как это вам удалось отыскать такой отель? — спросил я, в свой черед не упуская случая поиздеваться над спутником, который, несмотря на весь хваленый самоконтроль, весьма энергично растирал замерзшие руки.

— До недавней модернизации он был хорош, уверяю вас! — вздохнул он. — Однако, доттор Лафет, я, с вашего позволения, нырну в ванную первым. — Он передернулся, картинно демонстрируя, как ужасно озяб, и скрылся за дверью ванной, бросив напоследок: — Да, не забудьте же позвонить своему другу-лингвисту. Если у него для нас найдутся какие-нибудь сведения, так в добрый час.

Скинув влажную от пота одежду, я облачился в один из гостиничных халатов, по мягкости сравнимых разве что с наждаком. Присев на кровать, чудо какую удобную, что не могло меня не удивить, я отцепил мобильник от пояса джинсов. Он не находит сети.

Я откинулся назад, собираясь растянуться на кровати во всю свою немалую длину, но мои метр девяноста два уперлись в кроватную раму из растрескавшейся клееной фанеры, всю в шипах и занозах.

— О нет… — простонал я.

Смирившись, я встал, присел к маленькому письменному столу, придвинутому к стенке в глубине комнаты, снял трубку телефона, набрал номер Эрнесто Мендеса. Анжелина, его домоправительница, откликнулась после третьего звонка.

— Буэнас ночес, Анжелина, — приветствовал я ее и так же по-испански сообщил, что это Морган… В ответ послышались рыдания.

— Анжелина! — закричал я. — Анжелина! Вы плачете? Что случилось? Анжелина!

Полузадушенным от слез голосом бедная женщина, увязая в тяжеловесной мешанине испанских и английских слов, объяснила. Уж как умела. Ее длинный монолог завершился душераздирающим стоном, и она положила трубку. Не могла больше говорить. Потрясение оказалось слишком сильным.

Да и я со своей стороны застыл на неудобном казенном стуле, будто разбитый параличом, уставясь на телефонную трубку, которую все еще машинально сжимал в руке.

Таким меня и застал Гиацинт, когда вышел из ванной.

— Морган, что это с вами? Вы совсем бледный. Дурные вести? Морган!

Я повернул голову, одурело глянул на него.

— Профессор Мендес… — Собственный голос вдруг показался мне незнакомым, я прокашлялся, но язык все равно заплетался. — Эрнесто Мендес, он…

Мой спутник плюхнулся на одну из кроватей, одинаковых, как близнецы:

— Умер?

— Автомобильная катастрофа, — пояснил я, все еще в шоке. — Прошлой ночью. Он… Полиция говорит, что он потерял управление и его машина врезалась в стену Монмартрского кладбища. Автомобиль… он взорвался.

Гиацинта передернуло.

— Взорвался?

— Это невозможно… Прошло уже больше пятнадцати лет с тех пор, как Эрнесто перестал водить машину. Он был очень болен, наполовину парализован! Ему даже просто сесть за руль было не под силу!

— Взорвался? — снова повторил мой спутник.

— «No queda nada,» — так мне сказала его домоправительница. От него ничего не осталось.

Я сжал ладонями виски, пытаясь прогнать видение охваченной пламенем машины и обугленного тела.

— Автомобиль взорвался? — назойливо твердил Гиацинт. — Врезался в стену? Посреди города, где улицы такие узкие, что даже невозможно развить скорость более шестидесяти километров в час? И так-таки ничего не осталось?

— Плевать я хотел, взорвалась эта чертова колымага или нет! — заорал я, потеряв терпение. — Я же вам говорю: Эрнесто не мог вести машину!

Сохраняя спокойствие, будто и не слышал меня, мой собеседник изрек:

— Возможны только две разновидности водителей, которые, сидя за рулем машины, начиненной взрывчаткой, гонят ее прямиком на препятствие. Это или психи, или мертвецы. Первые так поступают, чтобы вызвать сочувствие, вторые — чтобы избавиться от собственного тела.

Тут до меня дошло, к чему он клонит, и я прилег на кровать — земля уходила из-под ног.


На следующее утро, когда нам подали аппетитный завтрак и мы уселись за стол выстуженного гостиничного ресторана, огромного, как античный цирк, мне показалось, что кофе отдает цикутой.

— Не было ли у него какого-нибудь врага? — предположил Гиацинт. — Хоть кого-нибудь, кто бы мог иметь на него зуб или принять близко к сердцу его едкие замечания?

— Эрнесто никогда за словом в карман не лез, но чтобы возбудить у кого-то желание убить его… Нет, в это я ни на секунду не поверю. Как странно, Этти словно предчувствовал. «Три-четыре часа — что они значат в твоей жизни? А он может умереть уже завтра». Так он сказал, когда мы вышли от Эрнесто.

— Морган, у вас на уме что-то, в чем вы не решаетесь мне признаться. Я это вижу по вашему лицу. Что вас мучает?

Я отставил в сторону кофейную чашку и отпил из горлышка глоток апельсинового сока.

— А вдруг Гелиосу не понравилось, что документы, которые вы мне передали, попали в руки Эрнесто?

— Вы хотите сказать, что он способен устранить единственного человека, который до сей поры мог снабдить нас конкретной положительной информацией и помочь в дальнейших изысканиях? Во-первых, я бы об этом знал. Во-вторых, Гелиос предусмотрителен, он не идиот.

— Кто в курсе наших поисков?

— Теперь, когда ваш друг мертв, нас четверо: Гелиос, ваш брат, вы и я.

— Это все?

— Насколько я знаю, да. Дело, которым мы занимаемся, не более чем заурядные изыскания из числа тех, о которых Гелиос чуть не каждый день запрашивает ваших коллег. Ничего такого, что бы стоило убийства.

— Такой же пустяк, как доспехи Александра Великого? — съязвил я.

— Да что же здесь общего? По сравнению с той вашей миссией у нас с вами сейчас, так сказать, каникулы, мой дорогой.

— Если это такое обычное дело, как вы утверждаете, чего ради Гелиос так на меня давил?

Мой собеседник наклонился ко мне, доверительно понизил голос:

— У каждого из нас свои капризы, Морган. Только Гелиос в отличие от нас с вами их не обуздывает, ведь у него достаточно средств, чтобы исполнять их, как и когда вздумается. — (Я, морщась, допил свой кофе.) — Сожалею о смерти вашего друга, но должен вам напомнить, что мы здесь с вполне определенной целью. Так с чего начнем? У вас есть какая-нибудь идея?

Я пожал плечами. Никакого особенного энтузиазма я не испытывал. Гиацинт налил себе еще чашечку черного кофе, покосился на меня и напомнил:

— Вы же мозг нашей команды.

— Оказавшись в тупике вроде этого, — сказал я кротко, — человек, подобный мне, всегда начинает свои поиски в таком месте, какое показалось бы самым непривлекательным и мерзким человеку, подобному вам…

Гиацинт, успевший было поднести свою чашку ко рту, замер и настороженно уставился на меня.


Хиос, столица острова и его главный порт, — это маленький, но весьма оживленный город, обветшалый и вместе с тем современный, построенный на восточном побережье, обращенном к берегам древней Ионии. Стены Кастро — крепости, что возвышается над старым портом, — замыкают старинный квартал с его деревянными балконами и зарешеченными окнами.

В этом квартале имеется знаменитая библиотека Кораи, одно из богатейших — свыше ста тысяч томов — книгохранилищ Греции. Среди ее сокровищ почетное место занимает коллекция редких книг Адамантиоса Кораи, которому она и обязана своим названием. Мне тотчас порекомендовали порыться именно в этих книгах, как только я назвал свое имя, должность в университете и перечислил ученые звания.

— Посмотрим, — буркнул я в ответ. — У вас в компьютере есть опись фонда обработанных книг?

Библиотекарша, особа лет пятидесяти с размалеванной физиономией и массивными браслетами на руках, промурлыкала:

— Разумеется, профессор. Пойдемте, я вас проведу в кабинет моей ассистентки, там вам будет удобнее. Ее сегодня нет на месте.

Влача за собой шлейф густого мускусного аромата, библиотекарша с ужимками, которые она, по всей видимости, считала обольстительными, привела нас в комнату, где имелись письменный стол и компьютер.

— Если вам что-нибудь понадобится, профессор, — жеманилась престарелая кокетка, — главное, не стесняйтесь обращаться ко мне.

— Не премину. Еще раз спасибо за помощь.

Она осторожно прикрыла за собой дверь. Я уселся перед компьютером, мой компаньон примостился напротив.

Я запустил программу поиска и в ожидании результатов возразил без обычного раздражения:

— Почему бы и нет? Возьмите Мекку. Она задолго до возникновения ислама уже являлась священным местом. Тогда оно называлось в честь божества Махешвары, а черный камень, что и поныне там, не что иное, как «лингам», эмблема бога Шивы, которому поклонялись не одно тысячелетие.

— Шива? Индийский бог?

— По существу, культ Шивы древнее индуизма. Он восходит к верованиям дравидов, населявших Индию и средиземноморское побережье несколько тысяч лет назад.

— Доттор Лафет, простите мое невежество, но что это такое — «лингам»?

— Фаллическое сооружение, выполненное из камня. Ему поклонялись как совершенному воплощению Шивы.

Гиацинт навострил уши:

— Не хотите же вы сказать, что тысячи мусульман ежегодно совершают многодневное паломничество, чтобы пасть во прах перед… гм…

— Да, перед пенисом. Но почти никто из них об этом не знает. — Мой слушатель покатился со смеху, я же продолжил лекцию: — Каждый новый культ всегда стремится стереть с лица земли память о предыдущем. Обосновываясь на том же месте, он привлекает к себе его адептов.

На экране появился список книг, из которых мы могли бы почерпнуть сведения о наиболее древних христианских культовых сооружениях острова; я сделал распечатку.

— Тут придется как следует покопаться, каждую проглядеть на совесть, только тогда есть надежда отыскать указание.

— На это же недели уйдут! — простонал Гиацинт.

— Большая часть работы археолога сводится к корпению в библиотеках. — Я протянул ему распечатку и злорадно хихикнул: — Добро пожаловать в нашу профессию!


До полудня мы с более чем посредственными результатами переворошили несколько десятков книг. Было жарко, а в спертом воздухе библиотеки еще и душно. Все это придавало изысканиям, и без того почти безнадежным из-за катастрофической нехватки ориентиров, характер сугубо удручающий.

Время шло, и Гиацинт совсем приуныл:

— Доттор Лафет, с такой скоростью мы никогда не придем к цели.

Я взглянул на часы: уже три.

— Так и быть, — объявил я, вставая, — пойдем отсюда. Завтра продолжим.

— А гениальных озарений не ожидается?

— Нет, — отрезал я, убирая в пластиковую папку ксерокопии и распечатки, — но, может быть, есть еще местечко, где стоит поразнюхать.

— Какое?

— Археологический музей. Судя по тому, что я здесь перечитал, там с недавних пор экспонируется значительная коллекция предметов глубокой древности, обнаруженных в южной части острова.

— Да, попытаться стоит.

Остаток дня мы провели в блужданиях по далеко не блестящим музейным галереям, рассматривая представленные экспонаты, но ничего хоть отдаленно похожего на зацепку не нашли. Несколько античных обломков, свидетельствующих о близости турецких берегов, кое-какие предметы в египетском стиле, но относящиеся к эпохе римского завоевания, а в основном несусветное множество костей, пребывающих в самом плачевном состоянии… Короче, ничего по-настоящему интересного.

Злые, опустошенные и упавшие духом, мы решили поужинать. Расположились на террасе ресторана в порту, все еще запруженном людьми, багажом, товарами. Наконец-то поднялся ветер, жара ослабела, а при более терпимой температуре и воздух, отягощенный запахами открытого моря, оказался не лишенным приятности.

Мы заказали блюдо из даров моря, зажаренных с добавлением молодого вина, и отужинали, не проронив ни слова, отсутствующим взглядом машинально следя за туда-сюда снующими туристами.

Гиацинт все листал какие-то брошюрки, прихватив их в музее целый пучок, но когда нам уже принесли кофе по-гречески, такой густой, что хоть ложку втыкай, он нарушил молчание:

— По свидетельству служб консервации, кости извлечены при раскопках древнего святилища Фанайи, это в восьми километрах от Пирги. Интересная деталь, ведь там же находится и самое древнее культовое место острова — разрушенный храм Аполлона Фанайоса, там позже воздвигли церковь. Не это ли отправной пункт, который мы искали в библиотеке?

— Да, как же! — буркнул я уныло.

— Меня умиляет ваш энтузиазм.

— Если бы там нашли что-нибудь особенное, мы бы это увидели в музее.

— А может, не все вошло в экспозицию, — предположил он и, заметив мою скептическую усмешку, вздохнул: — Хотя, конечно, это местечко не поражает богатством археологических находок, тут я с вами согласен.

— Если здешние хранители выставляют на обозрение изъеденный временем большой палец ноги, отбитый от какой-то статуи, и груду костей, вырытых на старом ионийском кладбище на юге острова, это значит, что они до основания выскребли запасники фонда, лишь бы хоть чем-нибудь заполнить стенды. Можете мне поверить.

— Вы ли это, доттор Лафет? Где великолепный искатель приключений, которым я привык восхищаться? Неужто вы растеряли тот азарт, что воодушевлял вас тогда, когда вы разыскивали гробницу Александра Великого?

— С той гробницей все обстояло несколько иначе, — угрюмо отозвался я. — На ее поиски я пустился добровольно, это был мой выбор. К тому же в то время мой отец не сидел в тюрьме.

Служащий поставил на стол пластиковое блюдце, на нем лежали две жевательные резинки и счет. Увидев надпись на обертках нехитрого угощения, Гиацинт брезгливо скривился:

— «С мастикой». Они подмешивают мастику к жевательной резинке? Кошмар!

Его негодование меня рассмешило.

— Успокойтесь, это совсем не то, чем вы пользуетесь. чтобы замазывать щели в своей ванной комнате. Это в высшей степени изысканный ароматизатор. Попробуйте.

— Нет, благодарю. — Он положил жевательную резинку обратно на блюдце.

Язычок пламени, вырвавшись из зажигалки Гиацинта, бросил отсвет на обертку, фольга заиграла искорками, и в мозгу у меня вдруг промелькнула безумная догадка. Мучительно напрягая мозговые извилины, я принялся теребить жевательную резинку, бессознательно бормоча:

— Мастика…

— Не воссиял ли у вас в голове светоч озарения? — Гиацинт помахал рукой у меня перед носом, потом окликнул: — Доттор Лафет!

Но я уже не слышал его. Как слишком медлительный мотор, внезапно освобожденный от ограничителей скорости, мой мозг заработал на полную мощность.

— Нет, — продолжал я бубнить себе в бороду. — Это было бы слишком просто…

— Ничего, я и сам простоват. Говорите!

В искреннем порыве я повернулся к нему, уставясь прямо в его зрачки, и процитировал:

— «…ты знаешь остров, где, слезы благовонные бессмертья точа из глаз, усопшие взирают туда, где Страж Ключей над ними суд творит, воссев на трон скалы высокой».

Он сморщил нос:

— Что, ваш желудок не принимает даров моря?

Я наклонился к нему, меня проняла внезапная лихорадочная дрожь:

— Где расположено большинство хиосских монастырей, Гиацинт?

— На четырех концах острова, и что из того?

— Притом, учитывая ситуацию, строили их где?

— Как можно выше. На горных вершинах.

— А где расположены самые древние из них?

— Мы что, в загадки играем? — запротестовал собеседник, но я издал рычание, и он мгновенно уступил: — Ну ладно, ладно, на южной оконечности.

— Чем славится южный берег Хиоса? — Но Гиацинт только плечами пожал, и тогда я крикнул: — Мастикой! Точно! А что мы видели в музее такого, что вывезено из тех же мест?

— Ну, кости. Груду костей в самом жалком состоянии, извлеченных из древних захоронений по соседству с храмом Апол… — У него захватило дух, но он овладел собой. — Древнее место отправления культа, что возвышается над кладбищем?

Сияя самодовольством, я откинулся на спинку стула.

— Этти мне объяснил, что одно из наименований Анубиса, — я торопливо порылся в своей пластиковой папочке, вытащил оттуда пачку листков с памятными записями, — да, вот оно, «Tepy-dyou-ef» — «Тот, кто на горе». И по словам Эрнесто, легенда о мертвых, плачущих осенней порой, куда древнее, чем эти массовые убийства девятнадцатого века, преступная акция турок.

— Большинство легенд происходит из незапамятной старины.

— А здесь это тем очевиднее, что мастиковые деревья растут среди могил. Это должно было отложиться в памяти поколений. Мне было бы любопытно посмотреть на эту церковь, выстроенную на руинах, о которой вы только что упомянули, в самом конце нашего разговора.

— Что до меня, мне еще любопытнее узнать, какая связь между прекрасным Аполлоном и бальзамировщиком с шакальей пастью.

— В ту эпоху, когда люди поклонялись этому, как вы выразились, бальзамировщику с шакальей пастью, об Аполлоне еще и слыхом никто не слыхал. А приняв во внимание, что люди живут на Хиосе больше шести тысяч лет, вам надобно спросить себя, какому божеству они здесь возносили молитвы, кого потом вытеснил Аполлон.

Он одарил меня завлекательной улыбкой, да еще глазки состроил вдобавок.

— Знаете, мой дорогой Морган, вы ужасно обольстительны, когда с таким блеском проявляете свои таланты.

Эту фразу он умышленно произнес по-гречески, так что мне пришлось быстренько оглядеться, чтобы проверить, не слышал ли нас кто-нибудь. С народными верованиями шутки плохи, греки отнюдь не одобряют такого рода заигрываний между персонами одного пола, нам не хватало только нарваться на драку.

— Еще одно замечание в подобном духе, и я внесу в ваш облик кое-какие пластические изменения.

Он рассмеялся в ответ на мою угрозу, заплатил по счету наличными и не преминул дать щедрые чаевые.


Возвратясь в отель, я задержался в его громадном холле, чтобы позвонить Этти.

— Алло?

— Это я. Как у тебя дела?

— Лучше всех! Папу перевели из тюрьмы в охраняемую резиденцию. Не то чтобы шикарную, но с удобствами. Он ухожен, питание хорошее, о лучшем нельзя было и мечтать. — В этот момент телефон упал, Этти выругался, но связь не прервалась. — Алло! Ты еще здесь? — На том конце провода раздалось какое-то мерзкое гудение. — Морган! Ты меня слышишь?

— Да-да, слышу. Что за черт там воет? Ты где?

— О, я в такси. Только что расстался с папой, возвращаюсь в гостиницу.

Скрип тормозов, вой клаксона, ругательство на хинди… Телефон брата передавал мне все шумы и шорохи так отчетливо, как бывает, если звонящий зажимает мобильник между плечом и подбородком. Он, видите ли, в такси! Так я и поверил!

— Этти, — с упреком простонал я, — ты же больше двух лет не садился за руль!

— Почему ты об этом заговорил?

— Не принимай меня за идиота.

— Я взял напрокат автомобиль с левосторонним рулем и автоматическим управлением. — Он иронически хмыкнул. — Теперь ты спокоен?

— Так, значит, папа уже не в Дели?

— Конечно, в Дели.

— Твоя гостиница расположена за городом?

— Что означают эти дурацкие вопросы?

— Тогда зачем ты взял автомобиль напрокат? — заорал я в трубку, так что чуть ли не все клиенты отеля повернули головы в мою сторону. Жестом изобразив, что сожалею и извиняюсь, я вышел из здания. Брат тем временем успел сказать:

— Мне было нужно выбраться из города, глотнуть свежего воздуха. И не вопи так, а то подумают, что у тебя истерический припадок.

— Этти… Если я только узнаю, что ты…

Телефон у него снова выпал. Заскрипели шины, взвизгнули тормоза, и мотор смолк.

— Этти! Этти! Что случилось?

— Я просто остановился на обочине, Морган.

— Зачем тебе понадобилась машина? — В ответ молчание. — Тебе захотелось вернуться в твое прежнее селение, ведь правда? — Досадливый вздох. — Ты все еще лелеешь иллюзии, верно? Тебе снова кажется, уже в который раз, что все может измениться? Но, Этти, ничего же не меняется! Ты читаешь индийские газеты, смотришь телевизор и все-таки надеешься? На что? Кончится тем, что тебя оттуда вынесут на носилках с лицом, обожженным кислотой, или с поломанными костями! Твое место там, где твои близкие, а в Индии сейчас вся твоя семья — это папа. — Он все молчал, и я, не дождавшись ответа, снова повысил голос: — Перестань притворяться мертвым, поговори со мной!

— А ты перестань наконец хлопотать обо всем разом. Папа чувствует себя хорошо, у меня все в порядке, дождь, правда, льет, но девушки в мокрых сари прекрасны, как никогда. Ты бы все глаза на них проглядел. Зато я не припомню, чтобы когда-нибудь раньше по улицам шастало столько беспризорных коров.

Я помрачнел. Что-то здесь было не так. Его легкомысленный тон, все это шутовство не вязались с ситуацией, да и на его обычную манеру не походили.

— Этти, скажи мне правду. Что происходит?

— Но в конце концов, с чего тебе взбрело, что дела плохи?

— С папой худо, не так ли? — Я услышал, как он закуривает сигарету, что он делал только в обстоятельствах исключительно тягостных. — Этти! — грозно прорычал я.

Брат ответил не сразу, а когда заговорил, от прежней фальшивой игривости следа не осталось, голос вдруг стал хриплым:

— Он не узнал меня, Морган. Когда я пришел… Он не понимал, кто я. — (У меня кровь застыла в жилах.) — Потребовалось добрых два часа, чтобы он вспомнил, что я его сын.

— Как же… — забормотал я, — ты ведь сказал, что он хорошо себя чувствует, что…

— Да. Да, теперь ему гораздо лучше. Но… Морган, тюремный врач уверяет, что нет, но я убежден, что у папы был удар.

Мне пришлось схватиться за стену, чтобы устоять на ногах.

— Почему ты так решил? На каком основании?

— А помнишь, в Пиренеях, семь лет назад?..

Свободной рукой я утер со лба холодный пот.

Мы в ту зиму отправились покататься на лыжах, и у папы случился небольшой удар, на несколько недель приковавший его к больничной койке. Врачи говорили, «перенапряжение», рекомендовали «избегать чрезмерных нагрузок».. Но с тех пор все шло отлично, он был как огурчик.

— Ну, он же тогда целый день на лыжах бегал, — промямлил я, пытаясь успокоить брата. — Довольно неразумно для его возраста, надо признать.

— А теперь это опять с ним случилось, — выговорил Этти так, будто каждое слово давалось ему с трудом.

— Нет, я уверен, это просто последствие шока, вызванного арестом, и…

— Помнишь, — перебил он, — незадолго до нашей поездки в Коринф, когда я поехал к нему в Англию, он проводил там конференцию?..

— Ты же говорил, что это для работы над… Этти, почему мне ничего не сказали? — Сердце у меня бешено колотилось, я только теперь осознал, что проблемы со здоровьем у отца куда серьезнее, чем мне внушали.

— Он не хотел, чтобы ты об этом знал. Боялся, что ты станешь беспокоиться. Да и лечение с тех пор проходило замечательно. Но в тюрьме он на несколько дней лишился возможности принимать свои лекарства.

Теперь мне стало понятнее, почему Этти так тревожился, что от папы нет вестей.

— Сколько же всего вы от меня скрывали, и один, и другой, — сдавленным голосом пробормотал я, не в силах побороть смятение.

— Не воспринимай это так, Морган. Ты был занят, тебе не нужно было…

— Не нужно? — вдруг заорал я в трубку. — Так же как мне не полагалось знать, что ты жив и заперт в клинике? А может, и еще что-нибудь есть, чего мне не надо знать?

— Твоя карьера была на самом взлете, ты должен был сосредоточиться на…

— Это мой отец! Ты… Как ты мог со мной так поступить, Этти? Я же тебе верил!

— Морган, у меня батарейка садится. Сохраняй хладнокровие. Сейчас он находится под постоянным наблюдением одного из лучших врачей Дели. И я лично за всем слежу. Я тебя обнима… Бииииип!

— Черт!

— В сети случаются сбои, — участливо говорит один из клиентов отеля, вышедший именно сейчас подымить сигаретой. Он и мне предлагает одну, я ее принимаю от всего сердца. — Вы в порядке, месье? У вас руки дрожат

Передо мной мужчина лет тридцати, атлетического сложения, одет в серые шерстяные брюки и элегантную рубашку, подобранную со вкусом, чего даже Гиацинт не стал бы отрицать. По-гречески говорит с легким, едва уловимым акцентом.

— Я только что узнал скверную новость. Моя несдержанность вас, наверное, шокировала, прошу прощения, я не заметил, как вы подошли.

— Пустяки. Мне это знакомо. Неприятности, к сожалению, всегда застают нас врасплох.

На его аристократическом лице выражалось сочувствие, ненавязчивое, деликатное. Щелкнув позолоченной зажигалкой, он дат мне прикурить.

— Путешествуете для удовольствия? — из чистой вежливости спросил я.

— Нет, приехал по делам. У меня много работы на этом острове. А вы?

— Я археолог.

Его голубые, стального оттенка глаза вспыхнули, улыбка раздвинула тонкие губы, и я, приглядевшись, догадался, что борода, если б он позволил ей пробиться, оказалась бы светлой. И тут же заметил, что цвет его темных волос и бровей искусственный. Любопытно, ведь щеголи обычно если красятся, то совсем наоборот — в блондинов.

— Как увлекательно! — воскликнул он. — Профессия, навевающая грезы. Однако позвольте представиться: Констандинос Эгригорос.

— Морган Лафет. Весьма рад. — Я пожал протянутую руку. — Вы грек?

— Да, афинянин. Так вы здесь проводите раскопки?

— Нет, приехал посмотреть на кое-какие обломки, — соврал я. — Пишу биографию Кара-Али.

— А, так ваша тема — оттоманские завоевания? Богатый сюжет. Однако ваш герой — сущий варвар, на его совести сотни тысяч жизней.

— Да уж, ваша правда. Что ж, счастлив был познакомиться с вами, месье…

— Эгригорос. Констандинос Эгригорос.

— Простите мою забывчивость. Спасибо за сигарету.

Сердечно простившись с ним и войдя в гостиничный холл, я погасил сигарету, вошел в лифт…

Если этот тип грек, то я — султан турецкий.

5

На следующий день мы попытались через гостиничного администратора взять напрокат машину, но тот, весьма смутившись, сообщил нам, что из-за большого наплыва туристов и внезапной забастовки островных водителей такси до середины дня свободного драндулета не предвидится. Да и то при условии, что мы зарезервируем себе авто уже с утра. Мы так и поступили.

В ожидании машины мы с Гиацинтом пустились в затяжное странствие. В удобных шортах и подходящей обуви для пешей прогулки, с рюкзачками на плечах мы вполне могли сойти за парочку любителей экотуризма.

Автобус (без кондиционера!) после небольшой задержки, связанной с заменой прохудившейся камеры, отвез нас на юг острова и, проделав километров тридцать, высадил недалеко от деревни Пирги, облик которой нес на себе зримую печать Средневековья. Там мы сделали короткую остановку, запаслись свежей минералкой и расспросили, как дойти до нужного нам места. Нам указали дорогу и заверили, что если мы спустимся прямо по ней, то в десятке километров обнаружим древнее святилище Аполлона.

Гиацинт посмотрел на часы и заскрипел, что уже половина одиннадцатого и замена шины похитила у нас драгоценные часы утренней прохлады.

— Глядеть веселей! — Я легонько хлопнул его меж лопаток, чтобы прибавить бодрости. — Припекать начнет только к полудню.

— Почему этот человек соврал? — забеспокоился мой спутник чуть позже, когда мы под отвесными лучами солнца пустились прямо по полю, срезая путь.

Я в ответ пожал плечами и представил самое правдоподобное объяснение случившегося:

— Полагаю, это был очередной малограмотный любитель мифологии. Там, где водятся туристы, таких пруд пруди. — Мой ответ, похоже, его не убедил, и я попробовал переменить тему: — Зная ваше отменное хладнокровие. видеть вас в таком смятении — это, милейший Гиацинт, изрядно действует на нервы.

— Простите, доттор Лафет. — Он все еще норовил произносить это слово на итальянский лад. — Мои, скажем так, функции приучили меня с недоверием относиться к тому, что другим кажется вполне обыденным.

— Да перестаньте же наконец называть меня «доттор», а то мне всякий раз кажется, что вы обращаетесь к моему отцу.

Его лицо несколько прояснилось, и он достал бутылку минералки, чтобы промочить горло.

Вид оттуда, куда мы забрались, открывался замечательный, и, чтобы немного перевести дух, я уселся у старой оливы, прижавшись спиной к ее перекрученному стволу. В ноздри ударял бодрящий запах сочной травы, я вдыхал его полной грудью.

Мой спутник присел на корточки рядом со мной.

— Я беспокоюсь за Этти, — вдруг признался он.

— По какому поводу? Вам стало известно что-то такое, о чем я не знаю?

Он отрицательно мотнул головой и пояснил:

— Сегодня рано утром я говорил с адвокатом, занятым делом вашего отца. Он находит, что последние два дня Этти ведет себя довольно странно.

— То есть?

— Он не смог хорошенько объяснить. Предпочитал околичности, ведь мэтр Гринфилд родом из Лондона. — Гиацинт явно пытался пошутить.

Я мученически возвел глаза к небесам:

— Маатура…

— Женщина?

— Нет. Маатура — это деревня, где он рос.

— У него там остался кто-нибудь из членов семьи?

— Нет, но… Сложно объяснить. — Я вынул из кармана две сигареты, зажег их и протянул одну Гиацинту. — Каждый раз, как Этти ступает на родную землю, начинается одно и то же. Первые два-три дня все идет хорошо. Он ведет себя как обычный приезжий с Запада, но очень скоро он… Нелегко все это выразить словами.

— А вы постарайтесь.

— Он ходит по улицам, опустив голову, отказывается входить в какие-то храмы и рестораны, тушуется перед первым встречным и уступает дорогу без какой-либо видимой причины. В некоторых кварталах он даже снимает часы, а порой — и ботинки.

— Не понимаю, к чему вы клоните.

В бессильном гневе я выплюнул клуб дыма.

— Он снова становится тем, кем был, пока мой отец его не усыновил. — (Сбитый с толку, Гиацинт сердито нахмурился.) — Далитом, неприкасаемым.

— Да, действительно, вы мне об этом говорили.

— Для индусов Этти отныне и навсегда — пария, что бы ни произошло.

— Однако же сам он теперь не индус.

— Но он навсегда останется индусом, хотя это выше нашего с вами понимания. Индусом и далитом.

— Однако насколько мне известно, на его лице это не написано. Почему же он сам протягивает палку тем, кто может его ударить? Зачем он ведет себя как низший по рангу?

— Он никогда не мог этого здраво объяснить. Этти было пятнадцать, когда его усыновили, Индию он покинул в шестнадцать; в таком позднем возрасте нельзя переучиться раз и навсегда, особенно когда с тобой обращались так по-зверски, как с ним. Всякий раз, попадая в Индию, он делает все, чтобы посетить родные места или вернуться в деревню, где родился, внушая себе, что дух времени переменился и стена, идеологически да и физически разделяющая деревню на два лагеря — на людей, принадлежащих к кастам, и на неприкасаемых, — исчезла. И каждый раз его ждет все то же разочарование. С одной лишь разницей: теперь он «озападнился» и «обогател». А потому его презирают с обеих сторон. На своей земле ему нет места. Ни одной пяди собственной территории. Обычно, в который раз убедившись в этом, он вновь влезает в старую шкуру парии, думаю, бессознательно надеясь обрести для себя нишу в том сверхъиерархизированном обществе, где протекло его детство. — Я раздавил сигарету каблуком. — И тогда, заново переживая кошмар «нечистого бытия», он ощущает несправедливость такого положения, начинает бунтовать, и порой все это приводит у него к совершенно непредсказуемым последствиям.

— Да, он должен себя чувствовать совсем не в своей тарелке.

Я обернулся к нему, и на моем лице явно изобразилась непривычно торжественная серьезность.

— Вы не так меня поняли, Гиацинт. Этти представляется вам молодым человеком, измученным болезнью, как в Греции, или выздоравливающим, как в Барбизоне. Может быть, после того как я недавно набросал вам его портрет, вы видите его в несколько идеализированном свете, этаким примерным братом, который еще не оправился от потрясений. А речь идет о зачумленном отщепенце, над которым многократно изгалялись, гоня прочь, о парне, вынужденном ввязываться в драку — во всех смыслах этого слова, — чтобы не умереть с голоду. Пусть он и кажется вам мягким, робким, покорным, однако он способен проявлять такое хладнокровие, какого вы и представить не можете. Попробуйте загнать его в угол, и он вцепится вам в глотку.

Гиацинт слабо улыбнулся:

— Признаюсь, в нашу последнюю встречу он меня удивил.

— В Индии такого рода поведение со стороны неприкасаемого выглядит непростительным, и там не важно, гражданином какого государства он числится. Многих находили с переломанными руками и ногами, с лицом, сожженным кислотой, — только за то, что они выпили воды из того колодца, откуда ее берут представители высших каст, или выкупались там, где таким не положено.

— Можете ничего не бояться, — заверил мой спутник. — Он там не один. Его «ангелы-хранители», хотя и ведут себя тише воды, приглядывают за ним неусыпно. — (Я только покачал головой, понимая, к чему он клонит.) — Гелиос не позволит никому коснуться и волоса на его голове, даю вам слово.

«До той поры, пока он ему нужен», — мог бы добавить мой утешитель.

Мы снова пустились в путь, подзаправившись сандвичами, купленными в гостиничном баре.

После часа ходьбы нам уже стали попадаться первые плантации мастикового дерева. Через два месяца состоится «кровопускание», и здешние заросли, сейчас похожие на лозняк, покроются капельками бесценной субстанции.

— Не оборачивайтесь, — внезапно прошептал Гиацинт, когда мы спускались по довольно покатой тропке, — за нами идут.

— Кто?

— Не имею ни малейшего представления.

— А по-вашему, с какой стати?

— Если бы они хотели убрать нас, то давно бы сделали это. Действуйте, как будто ничего не происходит, но следите затем, что говорите: ветер нам в лицо, и звуку нас за спиной разносится далеко.

Два последних километра, отделявших нас от старинного храма, упомянутого на придорожном указателе, мы прошли, по всей видимости, беспечно, однако я обратил внимание, что Гиацинт время от времени незаметно похлопывает себя по боку, вероятно, чтобы убедиться, что в любую секунду сможет без труда выхватить из кобуры свою игрушку.

— Он все еще идет за нами? — осведомился я шепотом. напрасно пытаясь скрыть возбуждение.

— Да. Спокойствие.

Когда навстречу попадались какие-нибудь окрестные фермеры, они здоровались с нами, а я пользовался случаем переспросить, правильно ли мы идем. Поскольку в надежде избавиться от преследователя мы еще раз спрямили путь, сойдя с дороги в открытое поле, никаких указателей нам больше не встречалось.

— Часовня? Да, это вон там, наверху. Видите те оливы? Так вот она прямехонько среди них.

Мы пересекли посадки мастикового дерева и принялись карабкаться по крутой тропке. Я не мог удержаться и бросил взгляд назад, делая вид, что любуюсь панорамой.

— Напрасные хлопоты, — заметил мой спутник. — Он избегает открытой местности. Либо остался сзади в рощице и наблюдает за нами издали, либо повернул вспять.

На вершине крутого холма мы перевели дух, укрывшись в тени олив. Перед нами возвышалась невысокая, но довольно тяжеловесная православная часовенка. То тут, то там виднелись разбросанные временем камни античного здания — те, что не пошли на постройку нового.

— Мрачновато, не правда ли? — заметил Гиацинт.

— Гиацинт, совершающий паломничество к своему нежному любимцу Аполлону, — пошутил я. И, вспомнив, что его мифологический тезка погиб от удара диска, брошенного рукой друга, но коварным ветром отнесенного в сторону, добавил: — Берегитесь неопознанных летающих предметов. Ветер поднимается.

Шутка разрядила напряженность, и мы зашагали к двери часовни. Она была не заперта, достаточно одного толчка, и она распахнулась. Несколько свечей горело внутри, их колеблющееся сияние рассеивало тамошний сумрак. После слепящего солнца снаружи потребовалось время, чтобы хоть как-то освоиться.

Когда наши глаза привыкли к полутьме, в глубине возникла тень, похожая на привидение, и я чуть было не обратился в бегство.

— В доме Господнем вы всегда желанные гости, — проговорил на английском мягкий голос.

Убеленный сединами длиннобородый священник, жестко запеленатый в черную сутану, с любезной улыбкой пригласил нас войти.

— Вы всегда таитесь в тени, чтобы нагнать страху на туристов? — спросил я его по-гречески.

Он от души посмеялся и, подволакивая ногу, приблизился, чтобы нас благословить, перекрестя наши лбы.

— Я стирал с пола расплавленный свечной воск. Видимо, вы сделали большой пеший переход, прежде чем сюда добраться. Я вас оставлю, чтобы вы могли собраться с мыслями, и приду чуть позже.

— Нет, отец мой, этого не нужно, мы здесь не ради молитвы. Напротив, именно вы можете оказать нам немалую помощь.

— Если так, я полностью в вашем распоряжении, коль скоро от меня будет какой-то толк.

Я протянул руку и представился, добавив:

— А вот Гиацинт Бертинелли, мой ассистент.

— Археологи? Какая же у вас чудесная профессия.

— Да, в последнее время нам часто это повторяют.

— Как видите, здесь не так уж много осталось от языческого святилища. Все было передано в археологический музей. Вы там побывали? — (Мы закивали головами.) — Что ж, очень милый музей.

— Действительно, мы там видели костные останки, предположительно добытые здесь.

Священник покачал головой и, потирая поясницу, уселся на трехногую табуретку.

— Все так. Их нашли чуть ниже, в полях. Впрочем, мы их до этого хранили у себя во вполне пристойной могиле, — поторопился он уточнить. — Около часовни. Чтобы ничего от вас не скрывать, добавлю, что, по нашему мнению, речь идет о несчастных жертвах времен оттоманского нашествия. Обнаружили же их недавно… Бог ты мой, уже с десяток лет назад. Да, примерно столько. Пахари обнаружили нечто, походившее на древнюю могилу, расположенную изголовьем к вершине склона. Очень древнюю. Мы тотчас обратились к вашим коллегам с просьбой изучить ее. К несчастью, мумия рассыпалась в прах, когда ее попытались извлечь.

Гиацинт мгновенно оживился:

— Вы сказали «мумия»? Я не ослышался?

— Именно. Мумифицированное тело. Знаете, как в Египте.

— Мы вас прекрасно поняли, — прошептал я.

— Те нас слушали не так внимательно, иначе мумия не рассыпалась бы безвозвратно. По крайней мере так хотелось бы думать. Как бы там ни было, мы им в утешение показали те древние кости, укрытые около часовни. Тем более что найдены они были в том же месте. Почти в том же. Археологи занялись их датировкой и нашли, что они очень древние. По крайней мере некоторые из них.

— Вы сказали «очень древние». А нельзя ли поточнее? — подал голос мой спутник.

— Если память мне не изменяет, их возраст — четыре-пять тысяч лет. Но в моем возрасте, знаете, нетрудно и запамятовать…

— Ну, те, что мы видели в музее, гораздо моложе, — уточнил я.

Священник только пожал плечами и молитвенно соединил ладони.

— Деньги, — вздохнул он. (Я наморщил лоб и весь превратился в слух.) — О, это уже ни для кого не секрет. Там нашли не только кости, но много всякого. И самым таинственным образом все исчезло. Точнее, его купили, — добавил он совсем тихо.

— Вы подразумеваете, что все скупили коллекционеры? — скривился я.

Священник кивнул в знак согласия:

— Вне всякого сомнения. — Казалось, он на секунду замешкался, но потом решился: — Не сочтите мое неведение оскорбительным и заранее простите мой следующий вопрос, но… Вы археологи с именем?

Вопрос застал меня врасплох.

— Я много чего раскопал в вашей стране, и, скажем так, моя репутация открыла мне много дверей. Я работал в Лувре, а также для многих греческих музеев в Афинах, Спарте, Дельфах…

— Ни слова более, — прервал он меня. — Я, может, и не дам полного ответа на ваш вопрос, но есть некоторые дополнительные сведения, которые, вероятно, помогут вам лучше изучить наш остров. — Заинтригованный, я подался вперед. Он между тем продолжал: — Я думаю об одном человеке, с севера острова, об ирландце по фамилии О'Коннор; как все эти перекупщики, он несколько лет назад приобрел разрушенный монастырь. Он его отреставрировал и превратил в виллу, но не это главное. Этот человек, любитель искусства и античности, как о нем поговаривают, постепенно скупил сотни древних предметов, найденных на этом острове. Отыскивал их по всему свету и свозил обратно на Хиос. После его смерти они завещаны музею, но пока он жив, он заботится об их сохранности и иногда соглашается показывать их исследователям. Если ваша репутация такова, как вы мне ее описали, думаю, он не откажется показать вам свою коллекцию.

Гиацинт одарил меня оптимистической улыбкой. И тотчас осведомился:

— А где мы можем встретиться с мистером О'Коннором?

— У вас есть бумага и карандаш? — спросил священник.

Я тотчас вытащил из рюкзака блокнот.

— Если нетрудно, пишите с моих слов. Я уже не так хорошо вижу.

Он продиктовал, а я как можно точнее записал все это в блокнот.

— Эти сведения для нас совершенно бесценны, отец мой.

— Ну, это все, что могу. Сожалею, что больше мне нечем вам послужить. Но я тоже хочу показать вам наши маленькие сокровища. Они недостойны, конечно, луврских, но мы ими гордимся. Идите-идите, подойдите ближе!

Он не без труда поднялся и подтолкнул нас к алтарю, с которого взял свечу и осветил стены часовни. Позолота украшавших ее икон замерцала в неверном свете огарка. Мадонны, святые, щекастые младенцы и не знаю уж кто еще, все в нимбах, взирали вниз с той скромной высоты, куда их определил здешний зодчий. Во всем этом я нисколько не разбирался.

В отчаянии я посмотрел на Гиацинта, и против всяких ожиданий он принялся комментировать живопись как настоящий любитель и эксперт, что доставило священнику немалое удовольствие. Решительно, этот человек не переставал меня удивлять.

Что до меня, я там видел только лица с неумело переданными чертами, ошибки перспективы и кричащий избыток позолоты, все это не дотягивало до самой простенькой фрески скромнейшего из античных жилищ. Сам алтарь с его вышитыми покровами отнюдь не являлся образцом хорошего вкуса. А от распятия и вовсе бросало в ужас. Христос на кресте более всего походил на детский рисунок: большое кольцо на месте головы, по два отростка Т-образной формы в роли рук и ног, и все это наложено на перекладины креста, грубо обернутые золотой фольгой и усеянные разноцветными полудрагоценными камнями. Крикливо, истово и безвкусно — Этти пришел бы от всего этого в полный восторг.

— Спасибо вам за помощь и за то, что благодаря вам мы познакомились с этими маленькими шедеврами, — завершит свои хвалы Гиацинт.

Почтенный старец аж зарделся от удовольствия и даже проводил нас до крутой тропы, ведущей к часовне.

— Да хранит вас Господь. Но будьте осторожны: здесь можно было подвернуть ногу. Уж кому, как не мне, Бог ты мой, этого не знать.

Тут мой спутник вытянул из кошелька две купюры по сто евро и вложил их в руку остолбеневшего священника.

— Это на содержание часовни, — произнес он.

— Да благословит вас Всевышний, дети мои, — воскликнул тот и еще раз напомнил: — Только не забывайте: почва здесь осыпается под ногами. Лучше не спешить и идти осторожно.

Произнеся слова прощания, мы заспешили вниз по тропке и снова спрямили дорогу, пойдя по мастиковой плантации. Человек, указавший нам дорогу к часовне и, по всей вероятности, наблюдавший, как мы беседовали со священником, еще издалека помахал нам и приблизился, крутя в пальцах сигарету.

— Э-гей! И куда вы теперь.

— В Пирги!

— Пешком? По такой жаре? Вас высушит, как смокву, вы этого добиваетесь? Идите сюда, тут у меня под деревьями грузовичок!

Мы радостно поспешили на его зов.

Этот человек сообщил нам, что уж пятый десяток лет живет сбором мастики, как жили еще его предки. В старенькой и движущейся толчками машине нам было гораздо приятнее добираться до Пирги, чем маяться пешим ходом в убийственную жару, да еще и с незнакомцем за спиной.

— Так вы здесь живете с детства? — вежливо спросил Гиацинт.

— Ну да, парень, — отвечал тот, не выпуская изо рта сигарету. — Конечно, я не видал столько стран, как вы, но я бы такую жизнь не променял бы ни на что на свете. Да и потом никто меня не заставляет рыть землю, — добавил он, кивнув в мою сторону. — Держу пари, что ты вдобавок полжизни проучился. — Я кивнул, а он покачал головой и хохотнул: — Столько учиться, чтобы копать ямы, надо же!

— Кстати о ямах, священник в часовне сказал нам, что лет десять назад в полях велись раскопки. Это так? — спросил я.

— Отец Иоаннис? Занятный старик! Ну да, так и было. Эти свиньи выдрали с корнем несколько деревьев. И думаешь, они посадили их снова или хотя бы заплатили за потраву? Ни гроша! — Он окинул нас недоверчивым взглядом. — А вот вы, ну-ка отвечайте быстренько, вы-то не собираетесь копать у меня на поле, а?

Зажатый между водителем и мной, Гиацинт едва удержался, чтобы не расхохотаться.

— Нет, — успокоил он крестьянина. — Мы здесь только для того, чтобы собрать кое-какую информацию об острове.

Тут снова в разговор вступил я:

— Отец Иоаннис еще добавил, что из земли добыли немало старинных вещей, это так?

Губы нашего доброго самаритянина задрожали, и пепел с прилипшей к ним сигареты упал на его грубые холщовые брюки.

— Не могу взять в толк, почему они так цацкаются со своими кисточками и щипчиками над всей той рухлядью, какую находят в земле. Куски ваз, ржавые железки, всякие штуковины, о которых уже и не скажешь, для чего они были нужны. А впрочем, однажды я нашел красивое колечко и дал дочери. Оно было из золота. Но такое случилось только однажды.

— А что вы делаете с тем, что вам попадается?

— Да все то же, что всегда. В здешних местах так уж заведено: если можешь, пусти в ход заново, а нет — так брось. Жена моя посадила герань в горшок, что выкопала в прошлом году собака. Здоровущий такой горшок, весь разрисованный! — И он показал руками какой, так что мы чуть не свалились под откос. — С ручками по бокам и голыми мужиками между ними. Совсем так, как делали в старые времена. Вам бы такой понравился, совсем как новый, кроме одного маленького кусочка. Так я его подклеил. Тут вы могли бы раздобыть полный короб таких черепков.

«Черепков»… Этот милый человек сажал герани в античные вазы, быть может, двухтысячелетней давности…

Гиацинт улыбнулся, видя, как я вцепился в сиденье, а наш водитель меж тем продолжал:

— Еще моя женушка расшила церковные покрывала кусками камней, что здесь находят: такими… не вполне драгоценными камешками и стекляшками всех цветов. Вы там видели?

Я вспомнил об алтарных покровах и попытался изобразить на физиономии восхищение:

— Да, это чудо как хорошо.

Он же, явно гордый своей половиной, добавил:

— Она мастерица на подобные штуки. В деревне есть мастерские. Раз в неделю женщины там обучаются делать всякие мелочи для украшения дома с помощью всяких остатков и кусочков. Ну, вот мы и приехали. Этак у вас есть еще время перед приходом автобуса.

В благодарность Гиацинт пригласил его в кафе выпить стаканчик, и мы еще провели в его обществе добрых два часа, слушая его мудрые речения о греческих политиках и о вчерашнем футбольном матче, так что я уж начал сожалеть, что мы не вернулись сюда пешком.


Вернувшись в отель, мы попытались найти человека, о котором нам говорил отец Иоаннис. Отыскать телефонный номер Доналда О'Коннора никакого труда не составило: как нам объяснили в гостиничном бюро, этот шестидесятилетний миллиардер — одна из островных достопримечательностей. В девяностых годах он приобрел на севере острова старый францисканский монастырь, заброшенный еще с XVI века, когда-то называвшийся Моундонским. Потратив массу денег, он перестроил бывший приют уединения в роскошную частную виллу. То, что по окончании работ он закрыл двери для туристов и визитеров всех мастей, вызвало некоторое недовольство, но значительные пожертвования островным службам, ведавшим культурой, а также та баснословная цена, какую он заплатил острову за приобретенные развалины, заставили злопыхателей примолкнуть.

К телефону подошел слуга. Я не колеблясь перечислил все громкие титулы, коими мог себя наделить, и меня тотчас соединили с личным телефоном хозяина дома.

Как и предполагал святой отец, человеку с хриплым, чуть надменным голосом мое имя, а особенно имя моего отца было известно (после того как мой родитель прекратил преподавать, он послушно принимал приглашения на радиопередачи во всех странах, где работал). Хозяин виллы нисколько не возражал против нашего визита, напротив, он был бы рад показать нам свою коллекцию.

— На обед? Сегодня вечером?

Гиацинт одобрительно кивнул.

— Извините меня, профессор Лафет, что я уж так сразу с места в карьер. Может, завтра вам подошло бы…

— Нет-нет. Сегодня меня вполне устроит. Ни мой коллега, ни я не планировали ничего особенного.

— Великолепно. Тогда, скажем, в девять?

— В девять? Идет.

Он подробно описал, как его найти, и едва я закончил записывать маршрут, как Гиацинт уже отправился за машиной, заказанной еще утром.

А в запасе у нас оставалось еще добрых два часа.


Я надел строгую черную тенниску, брюки из небеленого льна, собрал волосы в хвостик и критически оценил все это, взглянув в зеркало. Чем гуще лежал загар, тем явственнее проступал длинный шрам, пересекавший мое лицо. Хотя лучшие представительницы слабого пола и находили, что это лишь подчеркивает мужественность, я бы с удовольствием обошелся без подобного украшения.

— А что вы наденете для коктейля? Достанете целлофановый пакетик, а из него спецовку? — усмехнулся Гиацинт, в галстуке и безупречном костюме от какого-то итальянского дизайнера.

— Все это печально, но ничего лучшего из одежды у меня под рукой нет.

Он посмотрел на мои брюки и ехидно спросил:

— Вы никогда не носите нижнее белье? — А когда я метнул в него уничтожающий взгляд, скромно заметил: — Дорогой друг, позвольте обратить ваше внимание на то, что мое поведение с тех пор, как мы с вами делим одну комнату на двоих, безукоризненно.

— В противном случае мы бы комнаты не делили, «дорогой друг». — (Вместо ответа он закурил и посмотрел на часы.) — Кстати, я не высказал вам своего восхищения за сольное выступление нынче утром. (Он вопросительно поднял бровь.) — Я про водопад словес в часовне относительно религиозного искусства.

— Ну…

— Где вы всему этому выучились?

— У иезуитов. — Заметив нескрываемое удивление, изобразившееся у меня на лице, пояснил: — Они были свирепее любого бульдога, но марку держали.

Мы вышли из комнаты и спокойно спустились в холл.

— А как вы оказались у Гелиоса?

— Вы задаете слишком много вопросов, профессор.

— Вам все известно обо мне, а мне — ничего о вас. При таких условиях вполне естественно проявлять некоторое любопытство, не так ли?

— Осторожнее, так можно и влюбиться.

Он уселся за руль маленького белого «фиата», который нам удалось нанять, я занял место рядом с ним, раздраженно хлопнув дверцей. В какой по счету раз он избегал личных вопросов с помощью какого-нибудь словесного пируэта.

— Поедем к центру острова, — велел я.

Мы проехали вдоль западного берега Хиоса, пересекли деревеньку Писпилунту, где высился старый замок Тамарку, и направились дальше по дороге, проложенной среди густых зарослей. Спрятавшись среди деревьев, там притаились селения Курунья и Ненитурья, а напоследок машина начала карабкаться вверх по горе мимо заросших цветами домиков и византийских церквушек.

Мы объехали более крупное селение Волиссос, самое значительное на севере острова.

— Разве не здесь жил Гомер? — спросил Гиацинт, указывая на щит у дороги.

— Такое здесь частенько приходится слышать. Даже имеется домик, который выдают за его жилище.

— И что вы об этом думаете?

— Судите сами. Жители Волиссоса рассказывают, что замок здесь построил византийский военачальник Велизарий и некоторое время даже жил в нем, когда ослеп. Почему бы не предположить, что здесь гостил и Дарий, если кому-то это угодно? А теперь прямо, — подсказал я, когда машина подъехала к развилке.

Мы оказались поблизости от самой высокой горы Хиоса, называвшейся Пелинеон и достигавшей почти тысячи трехсот метров высоты.

— Вы же не прикажете мне лезть на самый верх?

— Нет. То, что нам нужно, чуть левее.

Древнее величественное Моундонское аббатство ныне лишилось монастыря, носившего то же название. Вместо него перед нами высилась вилла, сложенная из тесаного камня, причем благородные остатки старинной постройки уже не умеряли кричащей модерновости новодела, хотя бросалось в глаза, что строители приложили немало усилий, тщась придать ему как можно более древний вид.

Теперешним гостям приходилось маневрировать под инквизиторским надзором телекамеры и подгонять машину к большим входным воротам, над которыми мигала лампочка сигнала тревоги, готового всполошиться по первому неосторожному движению.

Вилла была настоящей крепостью.

Мы даже не успели нажать на кнопку переговорного устройства, как слуга, явно предупрежденный о нашем появлении камерами слежения, а теперь с широкой улыбкой стоявший на лужайке у ворот, проговорил, отвесив нам поклон:

— Добро пожаловать, профессор. Принимать вас большая честь. Прошу вас. — И посторонился, освобождая нам дорогу. Мы вступили в большой холл и растерянно переглянулись. Если представленная нам декорация соответствовала натуре хозяина здешних мест, вечер обещал надолго остаться у нас в памяти. Кто это утверждал, что ирландцы славятся строгостью во внешнем убранстве?

Никогда я еще не видел такого разгула кричащих красок и разлива дурновкусия, даже в комнате братца, а это сильное сравнение. Слишком обильная позолота на всем, чересчур тесно стоят мраморные статуи и впритык висят полотна мастеров, затеняя друг друга.

— Господин О'Коннор ожидает вас в своем кабинете, — возвестил слуга. — Извольте следовать за мной.

Что мы и сделали не без колебаний, клацая каблуками ботинок по мраморному полу, загроможденному всякими ужасами в более или менее искусном исполнении.

Если холл и коридор являли собой наивысшие образцы уродливого безвкусия, то рабочий кабинет получил бы на любом конкурсе приз за эксцентричность: с полом из каррарского мрамора, стенами, затянутыми алым бархатом, и потолком в каких-то аляповатых позолоченных завитушках. Сам О'Коннор, сидя верхом на стуле и вцепившись зубами в его спинку, увидев нас, оторвался от спинки, уперся локтями в край массивного секретера черного дерева и заулыбался с видом чуть-чуть самодовольным, совершенно не сознавая, какое сокрушительное впечатление его покои могут произвести на гостя. Верхом пошлости выглядели и инкрустации слоновой кости и ляпис-лазури, коими он выложил, непоправимо испортив, бесценную поверхность своего секретера. Если прибавить к этому диван, крытый зеленым дамастом, и другую мебель, хоть и старинную, но явно купленную по случаю, можно было легко догадаться, что, с точки зрения Доналда О'Коннора, наилучшее впечатление могла произвести только наибольшая цена.

— Добро пожаловать в мое скромное жилище, — театрально возвестил он звонким голосом, приподнимаясь, чтобы пожать нам руки.

Рука была столь же восхитительно разукрашена, как и все остальное: длинные наманикюренные ногти, золотая цепочка часового браслета и перстень с печаткой в оправе, украшенной рубинами, которому позавидовал бы любой сутенер с площади Пигаль.

Гиацинт пожал ее с той всепроникающей сердечностью, какая должна была бы скрыть отвращение, вызываемое в душе эстета одной этой рукой, как, впрочем, и всей невзрачной фигурой этого утлого ирландца, с жирной кожей, брюшком и лысиной, наполняющего воздух вокруг себя густым запахом парижской туалетной воды. Хозяин дома был облачен в жемчужно-серый костюм, а из нагрудного кармашка торчал платок того же цвета морской волны, как и галстук. В общем, он выглядел карикатурой на бизнесмена, каким его выставляют в низкосортных фильмах. Здесь даже не надо было колупать внешнюю лакировку, чтобы увидеть под ней паяца, О'Коннор сразу подавал себя таковым.

— Профессор Лафет! — воскликнул он, сжимая мои пальцы потной ручонкой. — Какая честь видеть вас в этом доме!

Я подавил в себе желание вытереть пальцы о брюки.

— Спасибо за теплый прием.

— Могу я предложить вам выпить?

Он настоял, заставив нас отведать бесценного вина, извлеченного «из его скромных запасов», и мы, познакомив его с якобы мучившими нас проблемами, касающимися Пунических войн, проследовали за ним в столовую, такую же «вырви глаз», как и все в этом доме.

Обед не уступал кричащей обстановке: скопище головокружительно дорогих яств, плохо сочетавшихся друг с другом, но сопровождаемых велеречивыми рассуждениями об их достоинствах, приправленными всяческого рода анахронизмами. Однако непрерывный поток слов и блюд по крайней мере позволил нам хранить молчание. О'Коннор болтал без умолку, прерываясь только затем, чтобы выслушать наше одобрение или комплимент.

В этой игре в поддавки сокрушительной предприимчивостью отличался как раз Гиацинт.

Наконец около полуночи, когда я почти желал пасть жертвой острого приступа аппендицита или хотя бы малярии, способного хоть на время уберечь от всего этого потока бессмысленности вкупе с отвратительным запахом сигары, и выбраться из уродливого обиталища, наш хозяин решился показать нам «свою скромную коллекцию».

Эта последняя покоилась в своего рода бункере площадью в две сотни квадратных метров, каковой он назвал «своим погребком». Но и там нас едва не хватил удар. Причем на этот раз не из-за внешнего оформления, а от того, что все его, как он их назвал, «античные пустячки» оказались достойными музея экспонатами неизмеримой ценности, которым было совершенно не место в подземелье этого богатого шутника.

Взгляд мой переходил от коллекции римских камей, увидев которую музейщик повесился бы от зависти, к греческим драгоценностям в удивительной сохранности, по дороге захватывая целые пролеты стен и полов, выдранные с корнем из какой-нибудь постройки ради сохранившихся на них фресок и мозаик. Я не мог удержаться от вопроса.

— Да где же, черт побери, вы все это добыли? — выдавил я из себя, и в голосе моем почти отчетливо проступило негодование.

О'Коннор только пожал плечами, немного сбитый с толку этим выплеском раздражения.

— На распродажах.

— Вот уж нет, — возразил я.

Он покраснел, отступил на шаг и вытер влажный лоб тыльной стороной ладони.

— Мне иногда случается вызволить некоторые предметы из рук контрабандистов, — попытался он оправдаться. — Когда это представляется возможным, я их реставрирую. А все, что перед вами, будет после моей смерти передано археологическому музею. Я все устроил. Если бы не существовало таких людей, как я, произведения иску… Нет-нет, туда нельзя! — вскричал он, бросившись к Гиацинту, положившему руку на створку приоткрытой бронированной двери. О'Коннор как можно скорее захлопнул ее, оттолкнув моего компаньона, и покраснел, что твой рак.

— Простите меня, — проблеял виновный, обнажив зубы в поистине ангельской улыбке. — Я не хотел показаться неделикатным.

Наш хозяин только глупо скривился, словно пойманное за руку нашкодившее дитя.

— Я… Тут моя частная коллекция. Личные вещи, смешные пустячки, семейные реликвии, вы сами знаете, что туда попадает. Я умру со стыда, если вы их увидите…

Если даже Гиацинт и не поверил ни одному его слову, он не позволил себе это показать.

— Вполне, вполне вас понимаю. Если мы и хотели посмотреть ваши приобретения, — пояснил он, намеренно отодвигаясь от злополучной двери, — то главным образом потому, что ваше крайне близкое знакомство с тем, что делается на острове, и ваш опыт для нас неоценимы, особенно во всем, что касается античности. Ведь мы, бедные, судим о таких материях лишь в общем и целом, а вы — досконально.

— Даже так? — хохотнул наш хозяин и по-петушиному выпятил грудь.

Я сделал вид, что не могу оторвать восхищенного взгляда от иконы, чтобы не выдать отвращение, поднимающееся во мне при одном взгляде на него.

— Мы главным образом интересуемся античным поселением Фанайи, — невозмутимо продолжал Гиацинт. — К несчастью, мы пришли к выводу, что в тех местах было произведено настоящее археологическое ограбление. Поскольку вы, как правило, вызволяете из рук воротил черного рынка какие-то предметы, быть может, вы обнаружили что-то, поступившее оттуда?

О'Коннор наморщил лоб и потер подбородок, чтобы придать себе весу, будто он не мог точно вспомнить, что конкретно находится в его коллекции. Его манера вести себя начинала серьезно действовать мне на нервы.

— Мм-да. Фанайи. Храм Аполлона. Да… Может, кое- что у меня найдется… Позвольте, сейчас припомню. — Он подошел к этажерке и вернулся со статуэткой, которую и протянул Гиацинту. Такие обычно преподносили храму во исполнение обета. — Она была найдена недалеко от современной часовни, и ее мне дал на хранение тамошний крестьянин. — Читай: «Я купил ее на вес золота у тех, кто тайком раскапывает древние могилы, или у какого-нибудь продажного археолога». — Вы можете предположить, о чем здесь идет речь? — осведомился мой спутник, вертя изящную вещицу в руках.

То была статуэтка из слоновой кости высотой сантиметров в десять. Она изображала существо мужского пола с очень уродливым лицом, когда-то выкрашенным в зеленый цвет, с глазами того же красноватого оттенка, что и его одежда. Существо сидело на буйволе. Его волосы, стянутые у темени в узел, опоясывал венок. В каждой из четырех когтистых лап были зажаты предметы: шнурок с петлей, жезл, дубинка и лотос.

Опознав костяное чудище, я чуть не вскрикнул от удовлетворения, но ограничился тем, что пожал плечами в знак собственной неосведомленности.

— Скорее всего это ex-voto, «приношение по обету», — наставительно сообщил мне О'Коннор. — А лишние руки у статуэтки, по всей видимости, свидетельствуют, что подаривший ее Аполлону благодарит его за исцеление от раны, полученной именно туда.

— Действительно, такое объяснение возможно, — пробормотал я, совершенно ополоумев от только что изреченной несообразности. — А нет ли у вас других предметов того же происхождения?

— Нет, — поторопился он с ответом.

— Ну что ж, в таком случае думаю, что мы и так потратили слишком много вашего драгоценного времени, господин О'Коннор.

— И не помышляйте так быстро откланяться, нас еще ждет небольшой уж…

— Мой коллега прав, — оборвал его на полуслове Гиацинт, взглянув на часы. — Уже поздно, а у нас еще масса работы.

Невзирая на призывы и мольбы хозяина дома, мы наконец, то есть в два часа ночи (часы в гостиной как раз их отбили), вырвались оттуда. После тысячи благодарственных слов мы с грехом пополам влезли в свой «фиат», и Гиацинт спокойно тронулся, напоследок еще раз помахав коллекционеру рукой.

— Всех богов на свете призываю в свидетели! — заревел я. — Какое чу…

— Тсс! Все комментарии позже.

— Почему?

— Улыбайтесь, вас снимают. — И поскольку я невольно посмотрел в окно, Гиацинт уточнил: — Между ветками лавра, доттор, направо, у решетки. Камера нацелена прямо на нас.

Несмотря на свет фар, я не смог ничего разглядеть, но доверился его словам.

Мы выехали на аллею, и когда оказались на шоссе, Гиацинт обмяк.

Что до меня, я перечислил несколько дюжин латинских названий пернатых, прежде чем, успокоившись, перейти к комментариям по поводу проведенного вечера.

— Теперь по крайней мере у нас есть доказательства, что часовня стоит на месте древнего культового сооружения, связанного с языческим культом божества, повелевающего смертью, — закончил я, потирая руки.

— От меня что-то ускользнуло? — осведомился мой заинтригованный спутник.

— Статуэтка. Изображен бог Йама, повелитель смерти. — (Гиацинт нахмурился.) — Это индо-арийское божество, несомненно, заимствованное из седой древности. В Иране его называли Йима. Имя означает: «налагающий путы» (отсюда — веревка в одной из лап). — (Гиацинт заулыбался, уразумев, куда я клоню.) — Когда душа покидает тело, ее направляют во дворец Йамы, куда она входит одна, неся с собой только собственные деяния. Исходя из них, бог-судия наказывает или милует покойного. Вам это ничего не напоминает?

— Индо-арийский эквивалент Анубиса?

— Скажем так: одно из множества изображений этого последнего. Если не допустить, что сам Анубис — не что иное, как одно из воплощений Йамы. Большинство античных божеств разительно похожи друг на друга. Мечущий молнии бог викингов Тор, например, имел множество аналогичных предшественников. Среди прочих это Индра в Индии, Тайшаку-тен в Японии, греческий Зевс.

А не заманчиво ли допустить, что какой-нибудь египтянин, заброшенный далеко от родных мест, обращался с молитвами к этому Йаме вместо Анубиса?

— Но как индо-арийское божество пустило корни в Греции?

— Немало народов, выходцев из Азии, рассредоточились, охватывая негустым кольцом Средиземное море. По некоторым источникам, Эндемон был основан индийскими купцами — «минами» (Страбон окрестил их «минайцами»). Геродот заверяет, что бывшие обитатели Афин пришли с Крита, а их предводитель носил имя Пандион, типичное для царских семей среди дравидов.

— Согласен, согласен. Но как египтянин мог совместить этих ужасных персонажей и Анубиса?

— Он должен был знать, что ничего удивительного в «устрашающем» существе нет, ведь индийский субконтинент издавна, с шестого тысячелетия до нашей эры, поддерживал торговые и культурные связи с Египтом, Вавилоном, Аравией и Палестиной. Такие сведения неукоснительно представляет новейшая археология. Амазониты и другие драгоценные камни с индийского юга, добытые ранее трехтысячного года до Рождества Христова, нашли на территории Ирака, в Уре. Индийские печати были извлечены в Бахрейне и Месопотамии из археологических слоев, чей возраст — старше двух с половиной тысяч лет до Рождества Христова. И почти везде обнаружены следы индийского шелка, а египетские мумии покрыты красителем из индиго, выращенного в Южной Индии. Тиковое дерево, шедшее на строительство Вавилона, привозили из штата Керал, впрочем, можно привести еще много фактов, ограничусь этими. Однако есть нечто более красноречивое: сами египтяне говорили, что пришли они с Востока морским путем, из мест, находящихся по ту сторону страны Пунт. А Пунт — это Южная Аравия. Можно предположить, что имеется в виду Индия.

— Неужели?

— Мнения историков разделились.

— А как думаете вы?

— В отличие от моего отца университетские словопрения меня совершенно не интересуют. Я верю только в то, что вижу собственными глазами.

— Вы не ответили на мой вопрос.

— В эксперименте может не быть и грана научной достоверности, но чем черт не шутит. Попробуйте взять, скажем, моего брата, обернуть его набедренной повязкой, напялить на голову парик и сунуть в руку так называемый анк, этакое воплощение витальности — египетский символ в виде креста, называемый «ключом от ларца жизни». И что будет, когда вы посмотрите на него в профиль?

Гиацинт представил себе картинку и прыснул.

— А есть ли объяснение, почему он занялся именно египтологией?

— Думаю, найдется. Но, возвращаясь к вопросам более приземленным, надо признать, Гиацинт, что мы потянули за правильную веревочку. И могу поспорить: бункер, полный «семейных реликвий» добрейшего О'Коннора, хранит в своем чреве не одни только пожелтевшие фотографии. Уж больно мало египетских древностей в первом зале. Вопрос лишь в том, — я вздохнул, — как туда попасть?

— Скорее всего путем взлома!

— Вы такой эксперт в охранных системах?

— Нет. Но знаю кого-то, кто прекрасно с этим справится. — И он заговорщицки подмигнул мне. — Подлинного виртуоза в делах безопасности.

— Что такое?

Непонятно почему, он только хихикнул.

* * *

На следующий день около полудня, когда мы с Гиацинтом мирно проводили время в баре отеля, за нашей спиной раздался резкий голос:

— Привет, предки! Как дела, Морган? Все идет по нотам?

Я резко повернулся вместе с табуретом и, чуть не выронив стакан от неожиданности, тотчас признал верзилу, жизнерадостно скакавшего в нашу сторону. Одетый, как обычно, в огромные джинсы гармошкой, ширинка которых на пол-ляжки спускалась к колену, и в такую широкую тенниску, что казалось, будто он одолжил одну из моих собственных, с башмаками на ногах, вероятно, позаимствованными у космонавта, он жестикулировал, словно шимпанзе, потряхивая непотребно обесцвеченной копной волос, плавно меняющих оттенки от платиново-белесого до электрически-голубого.

— Ганс, — промямлил я, не веря глазам, — что… что ты… — Я повернулся к Гиацинту: — Что ему здесь надо?

— Поостынь, друг Спартак, — Keep cool! Меня нанял твой цветочек, спроси у своего благовонного дружка, и без паники!

Гиацинт метнул в него такой ледяной взгляд, что тот мгновенно потерял всякое желание кричать, как от хорошей оплеухи.

— Поднимемся в номер, — приказал Гиацинт голосом, в котором явственно проступало раздражение. — На нас все смотрят.

Я повернулся к человеку, облокотившемуся о стежку бара. Когда я посмотрел на него, он опустил глаза и уставился в чашку с кофе.

Мы поднялись на лифте, и, едва войдя в номер, я дал выход своей ярости.

— Ганс — один из самых квалифицированных специалистов в такого рода работе, доттор Лафет, — объяснил свои действия Гиацинт.

Я же, поднеся указующий перст к носу Ганса, вопросил:

— Значит — теперь Гелиос пожаловал тебе стипендию для занятий информатикой, да?

Он только пожал плечами:

— Ну да. Среди прочего… — (Про себя я призывал на его голову громы всех верховных божеств.) — Послушай, Морган, если начистоту: ты послал меня протирать штаны на университетских скамьях после всего, что я сделал в прошлом году. Разве не так?

— Ты бы лучше вспомнил, сколько тебе лет! Тоже мне новый Индиана Джонс выискался.

— Ганс совершеннолетний и прекрасно отдает себе отчет в собственных поступках, — вступился за него Гиацинт.

— Вы отдаете себе отчет, что при малейшем просчете этот мальчик окажется за решеткой на годы и годы? — не унимался я.

«Мальчик» рухнул на мою кровать и хватающим за душу свистом выразил свое отчаяние.

— Когда закончите препираться попусту, быть может, мы посмотрим, как вскрыть вашу консервную банку? Я приехал, чтобы вкалывать, а не для того, чтобы вы на меня орали.

Гиацинт вынул несколько документов из папки и протянул ему.

— Ничего не выйдет! — вмешался я, выхватывая листки. — Запрещаю вмешивать паренька в наши дела. — (Ганс только рот разинул.) — Закрой пасть! — приказал я ему и встал перед Гиацинтом: — Я еще согласен рисковать вашей и моей свободой и жизнью; у нас на то есть причины. Но не позволю делать из него…

— Он согласился, зная, что его ожидает. Мы на него не жали.

Я в отчаянии замотал головой:

— Ну разумеется! Вы просто сделали так, что он потерял голову, услышав обещание легких денег и безопасных приключений!

— Эй вы там! — вмешался парень. — А я могу принять участие в этих дебатах? Напоминаю тем, кто еще не усек: речь идет именно о моей жизни и о моем, а не чьем-нибудь еще будущем.

— У тех; кто на службе у Гелиоса, ни жизни, ни будущего нет, Ганс. Ты желаешь стать вот таким? — И я почти ткнул пальцем Гиацинту в лицо.

Последний только отстранился.

— Благодарю за комплимент…

— Прекрати читать мораль, Морган, я не горю желанием стать ни убийцей, ни злоумышленником. Мне только хочется тебе помочь. — (Я опять энергично замотал головой.) — Почему так? В последний раз я был недостаточно четок? — (Взглядом я дал ему понять, что он не ошибся.) — Согласен, порой меня заносит, но у нас с тобой выйдет бронебойная команда, ведь так? И подумай о своем родителе. И об Этти, который, как полный дурак, торчит в Индии. Чем быстрее мы здесь управимся, тем скорее вся эта история подойдет к концу.

— Значит, тебя и об этом поставили в известность?

— А ты, ты не собирался мне ничего рассказывать? А я-то думал, что стал почти членом семьи. — И поскольку я отвел глаза, он закончил обиженно: — Это такие сейчас у тебя шутки?

— Да нет же, что ты!

— Тогда почему я теперь не имею права ни в чем участвовать? Если мы все еще плечом к плечу, то так не поступают, разве нет?

— Ваши опасения, Морган, совершенно беспочвенны, — подал голос Гиацинт. — Ситуация не такая опасная, как в прошлый раз, я уже говорил вам это.

Ганс протянул руку, и я скрепя сердце вернул ему папку с документами.

6

Было уже два часа ночи, когда мы спустились на гостиничном лифте в паркинг.

Ганс был взвинчен и порывист, ни дать ни взять блоха, но его бравада тем не менее выглядела нормально — как способ придать себе отваги. Я же со своей стороны не мог отделаться от предчувствия, что все пойдет по худшему сценарию, и поневоле спрашивал себя, помогут ли нам в случае осложнений эти несколько часов, проведенных за изучением планов виллы.

— Спокойствие, доттор Лафет, — без особого успеха пытался ободрить меня Гиацинт. — Все пройдет хорошо.

Он положил на заднее сиденье сумки, которые тащил, и сел за руль.

Мы пересекли город, подобно сотням других туристов, поспешающих на праздник летней ночи, и свернули в направлении виллы О'Коннора.

Не доезжая километра два до старинного реставрированного монастыря, Гиацинт съехал с дороги и остановил машину в укромном уголке, скрытом зарослями олив. Потом схватил одну из привезенных сумок и стал вытаскивать оттуда какие-то предметы одежды, сплошь из черного хлопка, напоминающие военную форму для действия ночью.

— Наденьте это, — приказал он.

Комплект состоял из широких спортивных штанов, тонкого трикотажного свитера с отложным воротником и капюшона с отверстиями для глаз. При виде всего этого я не сдержал гримасы отвращения.

— У тебя проблемы? — забеспокоился Ганс, одеваясь. — Размер не тот?

— Вы не находите, что для такого маскарада сейчас немного жарко?

— Не без того, — хмыкнул Гиацинт. — А то еще можно намазаться гуталином. Что вы предпочитаете?

Я счел нужным повиноваться, и мы запихнули свою прежнюю одежду в сумку, последнюю же снова водрузили на заднее сиденье.

— Это здорово, а? — зычно протрубил Ганс, прохаживаясь передо мной руки в боки с капюшоном на голове.

Гиацинт уже собирался замаскировать белый автомобиль, прикрыв куском брезента, припасенного в багажнике, когда заметил, что ступни у парня сверкают, отсвечивая зеркальными бликами даже в потемках.

— Разве я не говорил: «обуться в темное»? — простонал он с отчаянием.

Ганс потупил глаза, уставясь на свои кроссовки последней модели:

— А что такого? Они же черные.

Достав из чехольчика, висевшего у него на поясе, перочинный нож, Гиацинт присел на корточки.

— Поставь-ка ногу на бампер, — скомандовал он.

Ганс подчинился, но с опаской.

— Что ты собираешься делать? — закричал он в ужасе, когда Гиацинт без долгих церемоний принялся отпарывать фосфоресцирующие накладки. — Эй! Это же лимитированная серия! Да ты хоть знаешь, сколько заплачено за эти копыта?

Но драгоценный орнамент был беспощадно содран с обеих кроссовок и брошен в багажник.

— Потом можешь прилепить все это обратно, — не терпящим возражений тоном прервал его жалобы Гиацинт.

В почти что абсолютной темноте мы кратчайшим путем направились к вилле.

Подойдя к ограде, мы притаились под пологом листвы, и Ганс вытащил планы, которые ему дал Гиацинт, чтобы пробежать их глазами при свете электрического фонарика.

— Первое препятствие, — прошелестел он, указывая на кабель, протянутый по верху стены. — Он под высоким напряжением. Чтобы его перерезать, надо сначала обесточить. — С этими словами он вытащил из своего рюкзака вольтметр и какой-то агрегатик в кожухе, от которого отходили два проводка с зажимами-«крокодильчиками». — А теперь подставь-ка свои плечи, Морган.

Измерив взглядом высоту стены — никак не меньше трех с половиной метров, — я скептически хмыкнул.

— Ну же, давайте! — шепнул Гиацинт, сбрасывая капюшон.

Мы подбежали к стене, я присел на корточки спиной к ней, чтобы послужить стремянкой Гансу, который вскочил мне на плечи с ловкостью юной макаки.

— Готов? — пробормотал я.

Он был готов, и я, стараясь двигаться как можно медленнее, выпрямился, подождал, пока он утвердится, и передал ему вольтметр.

— Десять тысяч вольт! — сдержав изумленный возглас, объявил он через мгновение. — Вот дерьмо… — (Почувствовав, как он напрягается, чтобы не сорваться, я устойчивости ради слегка расставил ноги.) — Плохо дело, да? — придушенным голосом пробубнил он. — Ты что, хочешь, чтобы мы превратились в мешуи, жаркое по-арабски?

— Весьма сожалею.

Он возвратил мне вольтметр, а я передал ему кожух с аппаратиком.

— Итак… Красный проводок к красной кнопке, зеленый проводок к зеленой, ведь так должно быть? Или наоборот? — (Я затаил дыхание.) — Эй, Морган, я пошутил. Дыши, но не надо больше шевелить ушами. Потому что если я задену кабель, ты это почувствуешь, уж будь уверен.

Стиснув зубы, я застыл как мог неподвижнее, а он, зажав по «крокодильчику» в каждой руке, все бормотал, не умолкая:

— Оба разом, оба разом, оба разом..

— Ну? — не выдержал Гиацинт.

— Порядок! — наконец возвестил парень. — Дай сюда кусачки.

У меня вырвался вздох облегчения. Я был весь в поту, и не только от того, что пришлось держать на своих плечах столь нешуточный груз.

Перекусив кабель в двух местах, Ганс проворно соскочил на землю.

— Ну, объясняю: видите дырку там, наверху? Туда надо проскользнуть, не зацепив ни кожуха, ни обрезанных концов кабеля.

Я осмелился полюбопытствовать:

— А в противном случае?

— Мешуи, друг мой.

Гиацинт первым устремился вперед. Взобравшись на стену и убедившись, что путь свободен, он закрепил там, наверху, веревочную лестницу, когда же мы по ней взобрались, он уже ждал нас по ту сторону.

Забившись под куст, мы кое-как отдышались. Внезапно я содрогнулся, заметив глазок камеры наблюдения, мигнувший прямо у нас над головой.

— Ганс! — зашипел я, указывая на прибор. Но он, небрежно махнув рукой, заверил:

— Она не настоящая. Имитация.

— Почем ты знаешь?

Он похлопал ладонью по своей сумке:

— Ты забываешь, что у меня здесь планы системы слежения. Подключенные камеры есть только у внешних ворот и при входе в дом. — Он указал на маленький домик метрах в двадцати от нас: — Сторожевой пост. Вот где нам придется нейтрализовать систему, ведь снаружи еще можно это провернуть относительно спокойно, а внутри самое настоящее минное поле.

— Вы двое останетесь здесь, — зашептал Гиацинт и сунул мне в руку пистолет: — На случай, если…

Я не успел воспротивиться — он уже направился к дверям домика и присел перед ними на корточки.

При свете, что пробивался из окон караульного помещения, я видел, как он достал из сумки маленькое сверло и проделал внизу дверной створки крошечное отверстие. Потом сунул туда кончик трубки, торчащей из тюбика с аэрозолем, и стал ждать.

Через минуту он поднялся, заглянул в одно из окон и широко распахнул дверь. Выждав немного, пока проветрится, сделал нам знак, что пора подойти.

— Все хорошо. — Ганс ободряюще похлопал меня по плечу.

Следом за Гиацинтом мы вошли в домик, дверь которого он тщательно запер.

Двое охранников в форменных шортах цвета морской волны, растянувшись на полу, спали сном праведников.

— Не беспокойся, они продрыхнут добрых два часа, — пообещал Ганс, затем, сбросив капюшон, уселся перед контрольным компьютером, по экрану которого пробегали какие-то цифры и чертежи. — Камеры, лазеры, детектор напряжения… Какое оборудование!

— Ты в нем разобрался? — спросил я, глядя, как он лупит по клавишам словно одержимый.

Он покачал головой, но тут же, подсоединив «флешку» к гнезду в панели компьютера, бодро заверил:

— Почитай что так! Главное — найти этот сволочной код. — Проделав еще несколько манипуляций, он насмешливо выпучил глаза: — «ФЕРРАРИ»! Как это оригинально… — Отсоединил ключ, хлопнул в ладоши, давая понять, что путь свободен, после чего не преминул подышать на свои ногти и для вящего блеска потереть их об свитер. — Ну? И кто здесь лучший из лучших?

Гиацинт снова нахлобучил на него капюшон:

— Там посмотрим, праздновать рано. За дело!

— Как войдем? — спросил я, кивнув на виллу.

— Через парадную дверь, мой дорогой, — отвечал он, тряхнув связкой ключей, взятой у охранника.

Освещая себе дорогу фонариком, мы вошли на первый этаж, оттуда спустились в подземные помещения и, наконец, добрались до бронированной двери, той самой, куда нас не пустил О'Коннор.

Внимательно осмотрев электронный замок с цифровой панелью, Ганс скривился:

— Фу! «БЭЗИЛ-600-БНФ»…

— Что еще за «БЭЗИЛ»?

— Это сейф с тройным кодом. — (Я тупо вылупил глаза.) — Модель, дверь которой открывается тремя различными кодами, но два из них включают беззвучный сигнал тревоги.

— Разве ты не блокировал охранную систему? — нахмурился Гиацинт.

— Эта машина функционирует по автономной системе.

Он достал из своей сумки комплект электромагнитов, наладонный компьютер, другой аэрозоль и очки с флуоресцентными стеклами.

— Что ты собираешься делать со всем этим? — не выдержал я.

— Закоротить замок. Это нам позволит протестировать коды, не подключая систему открывания двери, — пояснил он, пристраивая электромагниты вокруг электронного замка. Подсоединив их затем к миниатюрной батарейке, он включил мини-ноутбук, нацепил свои смешные очки и спрыснул цифровую панель жидкой субстанцией из тюбика, не забыв по ходу дела добавить, что это даст возможность отличить те клавиши, на которые нажимают особенно часто. Затем стал набирать на своем компьютере серию цифр.

Попутно из своей сумки он извлек приборчик, снабженный множеством магнитиков, приводящих в действие рычажки для надавливания на кнопки, и закрепил его на цифровой панели так, чтобы каждый рычажок соответствовал одной из клавиш. После чего, подсоединив приборчик к компьютеру, скомандовал Гиацинту:

— Когда я скажу: «Давай!» — нажмешь на прерыватель, который запустит эти электромагнитики. Стоит им оказаться под напряжением, и компьютеру хватит десяти секунд, чтобы протестировать все коды. Готов? Давай!

По экрану поплыла серия комбинаций, и в то же самое время металлические пальцы приборчика стали нажимать на клавиши цифровой панели, тестируя сотни возможных комбинаций.

Через несколько секунд определились три серии цифр.

— Вот они… А теперь надо выбрать из этой троицы единственный нужный код, — заявил Ганс. — Кто счастлив в игре, несчастлив в любви. Так считается. Ну, кому в последнее время не перепадает клубнички? — (Мы уныло пялились на него и молчали.) — Давайте, парни, решайтесь! Мне-то в игре отродясь не везло.

Устало пожав плечами, Гиацинт указал на один из кодов, и Ганс тотчас набрал его на своей клавиатуре.

Дверь издала щелчок.

— Теперь остается только молиться, чтобы это был правильный код, — вздохнул я.

— Раз есть сомнение, — отозвался Ганс, — лучше поторопиться.

Он осторожно потянул бронированную створку, которая бесшумно открылась, и стал обшаривать внутренность открывшегося помещения ярким лучом фонарика.

При одном взгляде на разом поглупевшие физиономии своих подельников я сообразил, что теперь очередь за мной: пора мне изучить, что там внутри.

Конечно, кое-какие древности здесь имелись, но в количестве куда меньшем, нежели спрессованные пачки индийской конопли, тесно уложенные на этажерках, на столах и даже на полу.

— Полагаю, бесполезно доискиваться, из какого источника наш хозяин черпает большую часть своих доходов.

— Сколько здесь кило, как по-вашему? — полюбопытствовал Ганс.

— Я бы сказал, пятьсот — шестьсот, — определил Гиацинт. — Маленькое состояние. Даром что от турецких берегов рукой подать, зона тем не менее до крайности военизирована. Чтобы в таком месте завести подпольную торговлю подобного масштаба… Тут уж не вопрос простого бакшиша — власти замараны по самые уши, что с турецкой, что с греческой стороны.

Я выразил свое раздражение демонстративным вздохом, и Ганс поднял фонарик повыше, чтобы лучше осветить комнату.

— А это вроде бы что-то египетское, да? — спросил он, указывая на обломок фрески не меньше квадратного метра, покоящийся на массивной этажерке.

Анубис, держащий в руках скипетр и анк, казалось, взирал на нас с издевательским вызовом. Фреска, извлеченная из гробницы, таких сотни во всех музеях мира. Она могла попасть сюда откуда угодно.

— Они все из золота? — продолжал допытываться Ганс, теперь его заинтересовала коллекция старинных крестов, украшенных драгоценными камнями, — кресты были разложены на столе как раз под фреской.

— На взгляд похоже, что да. Скорее всего конец Средневековья. — Гиацинт покусывал губы, видимо, разочарованный не меньше, чем я.

— А почему на этих изображениях египетские кресты? Крест — это же что-то христианское, или я ошибаюсь?

— Это называется анк, а не крест. Символ вечной жизни. Правда, христиане-копты в свой черед обратились к нему, приняв его… — Сердце вдруг подпрыгнуло у меня в груди, а взгляд сам собой метнулся от золоченых крестов к предмету, что держал в руке бог с головой шакала. — Анк… Ну да, вот же он, первый фетиш…

Я напрягся, силясь припомнить. Часовня, алтарь, уродливое распятие… Христос, превращенный в простейшую фигуру — большое кольцо, деформированное… подобие груши вместо головы, две перекладины, как от буквы «Т», заменяют руки и ноги, и все это приклеено к кресту.

Обернувшись к Гиацинту, я бросил ему с такой убежденностью, будто уже и сомнений никаких быть не могло:

— Это был анк. Там, в часовне. Я вспомнил.

— О чем вы?

Я был так возбужден, что мне стало трудно понижать голос до шепота:

— Текст! Первый фетиш — это анк. Помните, «Страж Ключей» и все прочее? — Я простер руку в сторону Анубиса. — Анк! Крест в часовне! Поселянин ведь говорил, что они приспособили к делу все, что нашли. И они сделали это!

— Тсс!

— Они приняли анк за изображение распятого. Там, в часовне, он и находится, приклеенный к алтарному кресту. Я же тогда еще заметил, что распятие как-то странно выглядит… Но какой же я идиот!

— Ни с места!

Вспыхнул электрический свет, мы вздрогнули. Ганс от неожиданности выронил фонарик.

— А ну-ка к стене!

Мы медленно повернулись и обнаружили у себя за спиной О'Коннора в домашнем халате и с автоматом в руках. Дуло было прямиком направлено на нас.

— Лучше тебе попытать счастья в клубе знакомств, чем в рулетке, — простонал Ганс, покосившись на Гиацинта.

— Мы пришли сюда не затем, чтобы что-нибудь украсть, — солгал я.

— Заливай кому-нибудь другому! Сумки на пол, да поживее! Не дергайся, мой мальчик… — (Ганс, весь дрожа, опустил на пол свой рюкзак.) — Я сразу смекнул, что вы не похожи на археолога! — презрительно произнес О'Коннор, обращаясь ко мне. — (Гиацинт, по виду нисколько не обеспокоенный, позволил себе улыбнуться.) — А ты чего скалишься? — заорал хозяин. — Назад!

— Что вы намерены делать? — Гиацинт продолжал усмехаться. — Вызовете полицию? — И он указал на запасы спрессованной индийской конопли.

О'Коннор влепил ему пощечину, а я инстинктивно бросился к Гансу, чтобы защитить мальчишку от расправы. Хозяин виллы, вообразив, что на него нападают, повернул дуло автомата в мою сторону, а нашему ангелу- хранителю только того и надо было: он выхватил пистолет и влепил противнику пулю прямо в лоб. Звук выстрела заглох, как в вате, — казалось, хлопок был не громче, чем от лопнувшего воздушного шарика. Глушитель.

— Уходим, — скомандовал Гиацинт. Он взял автомат и положил его поверх пакетов с коноплей. Усмехнулся: — Этот болван его даже с предохранителя не снял.

— Ненавижу, когда происходит такое, — плаксиво пожаловался Ганс, перешагивая через труп.

Гиацинт торопил нас, и мы выбрались наружу, на сей раз покинув поместье через главные ворота, и рысцой пробежали два километра, отделяющие нас от машины. Там я довольно-таки грубо затолкал Ганса на переднее пассажирское сиденье и мрачно вопросил, запыхавшись:

— Ну? Что дальше?

— Держим курс на часовню в надежде, что вы не ошиблись, потому что, как бы там ни было, нам необходимо покинуть Хиос… — Гиацинт глянул на часы, — через три часа. Судно ждет нас в порту. — Поймав мой изумленный взгляд, он добавил: — Я всегда принимаю меры предосторожности, доттор Лафет. А вы как думали? Если бы мы кое-что нашли и украли, как предполагалось поначалу, О'Коннор нас бы сразу заподозрил. Или вы полагаете, что я стал бы спокойно дожидаться, пока утром полиция нагрянет в отель, чтобы нас схватить?

— А если я ошибся?

Его пробрала дрожь.

— Надеюсь, что нет, доттор. От всей души надеюсь…

Я нервно сдернул с себя камуфляжный наряд. Мне было понятно его беспокойство. Гелиос не прощает ни ошибок, ни неудач. Я глубоко затянулся сигаретой, стараясь прогнать из памяти образ человека, распростертого на полу в коридоре, тогда, в Спарте… Как его изрешетили пулями — от макушки до пят… Нет, Гелиос не простит.


Мы взобрались на невысокий холм, на вершине которого, утонув в непроглядной тьме, стояла церковь. Ганс, идущий за мной по пятам, то и дело оступался. Шипы беспрепятственно цеплялись за его слишком широкое одеяние. Галька у нас под ногами осыпалась, сухой кустарник исцарапал руки.

Вдруг послышался звук рвущейся ткани, сопровождаемый залпом приглушенной брани.

— Джинсы! Совсем новые! Черт, могли бы хоть фонарики зажечь!

В темноте здание маленькой церквушки почти целиком скрывалось за деревьями и зарослями дикого кустарника. Ворота нам пришлось отыскивать на ощупь.

Как только мы оказались внутри, Гиацинт плотно закрыл дверь и направил свет своего фонаря на алтарь. Крест, покрытый золотыми пластинками, засиял. Анк, приклеенный к примитивному распятию, тот самый, который я сначала принял за неуклюже стилизованное изображение Христа, был прекрасно виден.

— И как только мы умудрились его проглядеть? — поразился Гиацинт.

— Это теперь все кажется таким очевидным, — возразил я. — А когда сам не знаешь, что ищешь…

Я схватил распятие, оно оказалось на диво легким, куда легче, чем я думал, судя по его размеру — около сорока сантиметров в высоту.

— Надо бы отделить и почистить анк, доттор Лафет. Как вам кажется, вы сможете это сделать?

Я поскреб ногтем тоненький слой позолоты и обнаружил точки скрепления.

— Да, это кое-как приклеено к дереву, да и позолоту нанесли крайне грубым способом. Открой свою сумку, Ганс.

Юноша повиновался, и я сунул распятие в груду электронных устройств, между футлярами с инструментом, миниатюрным ноутбуком и пакетиками не то с бисквитами, не то с пирожными.

Гиацинт достал из кошелька несколько кредитных билетов, положил их на алтарь и потушил фонарь.

— Так вы суеверны, да? — фыркнул Ганс, распахивая перед Гиацинтом дверь.

И тут случилось такое, чего мне толком не описать.

Гиацинт, отброшенный назад мощной незримой силой, со всего размаху толкнул меня в грудь. Я одной рукой вцепился в него, другой — в Ганса, иначе бы и на ногах не устоял. И тут наш молокосос включил фонарик, направил его на дверь и рявкнул:

— Эй, псих! Ты кто?

Гиацинт ловил ртом воздух, согнувшись в три погибели, — он еще не отдышался. Я поддерживал его, а сам не отрывал глаз оттого, кто стоял на пороге. Человек, которого я узнал с первого взгляда. Констандинос Эгригорос, ну, или что-то в этом роде. По крайней мере так он мне представился.

— Счастлив снова видеть вас, профессор! — протрубил он, направляя пистолет прямо мне в грудь. — О, Бертинелли! Не смею верить своей удаче. Какой приятный сюрприз!

Гиацинт поднял голову, и его лицо застыло, превратившись в маску презрения.

— Я думал, что свел с вами счеты тогда, в Рио.

— У меня большой запас прочности, падре. — Он протянул свободную руку ладонью вверх: — Анк.

— Что?

— Не прикидывайтесь идиотом, падре, и скажите этому малому, чтобы отдал мне анк, — повторил он, направив дуло на Ганса.

— Делай, как он говорит, — вмешался я.

Стиснув зубы, Ганс с видимой неохотой подчинился: швырнул требуемый предмет в рюкзак, который протянул ему наш нежданный гость.

— Зло берет, а, малыш? — Он перекинул лямку рюкзака через плечо. — Твое оружие, Бертинелли. Ну-ну, шевелись.

Еще скорчившись на полу и с трудом дыша, Гиацинт медленно вынул из кобуры пистолет, держа его за дуло.

— Вот видишь, — начал сомнительный грек, — даже ты можешь быть благоразумным, когда…

Но тут он издал какое-то бульканье и рухнул замертво. Выстрел я едва расслышал. Сработал глушитель второго пистолета, который Гиацинт держал в другой руке, пряча за согнутым коленом. Просунул, стало быть, ствол в сгиб между бедром и голенью.

— Сматываемся. — Он поднялся, безукоризненно владеющий собой, и стало очевидно, что полученный удар ни в малой степени не повредил его самочувствию.

Ганс извлек распятие из холщового рюкзака покойного Эгригороса и снова затолкал в свой. Я чувствовал, что он на пределе, да и сам с огромным трудом сохранял видимость спокойствия. Грабеж и два убийства за один вечер — для моих нервов это несколько больше, чем можно перенести. Чего отнюдь не скажешь о нервах Гиацинта, который не отказал себе в удовольствии выпустить вторую пулю в упор, прямо промеж глаз трупа.

— Один раз воскрес — и хватит с него, — примирительно пояснил он, заметив, что я смотрю на него с ужасом.

Ночная прохлада подействовала на меня благотворно, я жадно впивал ее полной грудью и, только немного отдышавшись, смог пуститься в обратный путь с холма. Но тут мы заметили свет ниже по склону. В доме того самого человека, что доставил нас к остановке автобуса на Пирги. Его окна вдруг стали зажигаться одно за другим.

— А ведь мы не шумели! — возмутился Ганс, задетый такой несправедливостью судьбы.

Уцепившись за его рюкзак, я с грехом пополам спустился по склону к машине.

Гиацинт рванул с места, как вихрь. И все же недостаточно быстро, чтобы избежать попадания в стекло пули из карабина. Наш любезный шофер взял нас на мушку еще тогда, когда мы были на вершине холма.

— Этот придурок палит в нас, как в голубей! — завопил мой бывший стажер, а машина тем временем выехала на асфальтированное шоссе. — Если он вызвал копов и дал описание нашей тачки, дело дрянь.

— Да гоните же! — поторопил я Гиацинта.

— Это лучший способ привлечь к нам внимание.

— Почему этот тип называл тебя падре? — спросил Ганс.

— Кстати, это был тот самый субъект, о котором я вам рассказывал, — вмешался я. — Фальшивый грек.

— Я так и думал.

— Похоже, он был неплохо с вами знаком.

— Об этом, если вам угодно, мы потолкуем позже.

— Падре, — не унимался Ганс. — Разве не так называют кюре?

Гиацинт, заметно раздраженный, кивнул.

— Я учился у иезуитов, — объяснил он. — Это навлекло на меня целый град издевательств со стороны городской шпаны.

— Ты хотел стать священником?

— Иезуитские учебные заведения посещают не только будущие прелаты, Ганс.

— Это был он, наш загадочный преследователь, не так ли? — полюбопытствовал и я.

Наш водитель резко затормозил, застав нас врасплох.

— Ты почему остановился посреди дороги? — закричал перепуганный Ганс.

Гиацинт повернулся к нам, он был вне себя.

— Вы уйметесь наконец оба?

Но поскольку наш юный спутник съежился на своем сиденье, а я в молчании уставился на дорогу, он вздохнул и сменил гнев на милость:

— Он самый.

И снова нажал на газ среди неловкого молчания.

Я первым рискнул его нарушить, когда увидел щит с дорожными указателями:

— Гиацинт, вы нас везете прямиком в порт, а ведь все наши вещи остались в гостинице.

— Не беспокойтесь. Я распорядился, чтобы их доставили на борт.

— Вы и впрямь ничего не упускаете из виду, так?

Он поблагодарил меня красноречивым взглядом, но вслух высказался так:

— Если бы пропали ваши миленькие шорты, Морган, это разбило бы мне сердце. Ведь они так великолепно подчеркивают ваши формы!

Ганс подавился похабным смешком, а я закурил сигарету, сочтя за благо промолчать, и только молился про себя, чтобы на нас не выскочила полицейская машина и блюстители закона не предложили бы съехать на обочину и остановиться. Впрочем, за все время пребывания на Хиосе нам только одна такая и встретилась. Она, завывая сиреной, неслась в южном направлении, и сидящие в ней не обратили на нас никакого внимания. Да ведь и то сказать, наш маленький белый автомобиль ничем не выделялся среди сотен других, что колесили по городу в разгар туристского сезона.

В порту нас ждали двое, оба в сером. Они помогли нам подняться на борт элегантного прогулочного катера, который почти тотчас отдал швартовы.

7

Когда уже после восхода солнца я продрал глаза, выплыв из беспокойных глубин сна, мы полным ходом шли к Александрии по Ионическому морю мимо островов Греческого архипелага. Капитан, немногословный мужчина лет сорока, объяснил мне, что мы только что оставили позади Тиру, вскоре у нас будет заход в промежуточную гавань на Крите, там стоянка два часа, потом напрямик двинемся в Египет.

Покинув капитанский мостик, я принял душ и пошел потолковать с Гиацинтом. Он ждал меня в очаровательной гостиной, отделанной фигурными панелями из тикового дерева и меблированной в колониальном стиле, что на судне смотрится странновато.

Гиацинт говорил по телефону, а меня жестом попросил присесть и угоститься чем-нибудь из блюд, расставленных на большом столе. Я ограничился чашкой кофе и несколькими бисквитами.

Немного погодя он с мрачным видом положил трубку.

— Проблемы? Я думал, мы со всем разделались.

— Ваши бы слова да Богу в уши, доттор Лафет.

— Я же просил вас не называть меня так. Ну, что еще стряслось?

— Марко Да Альмейда. Ваш фальшивый грек.

Я осушил первую чашку кофе и, закурив сигарету, налил себе еще одну.

— Да кто он, этот тип?

Гиацинт достал из шкафа пластмассовую коробочку и, отодвинув в сторонку блюда с кушаньями, поставил ее передо мной. Она была до отказа набита щипчиками, пинцетами, шильцами, напильниками и прочим инструментом. Сначала я не понял, что мне делать со всем этим, но Гиацинт, встретив мой вопросительный взгляд, приподнял тряпицу, под которой обнаружилось похищенное нами распятие.

— А, понятно. Однако вы не ответили на мой вопрос, — буркнул я, отодвигая прочь свой кофе: мне не терпелось приняться за работу.

Тогда он сел со мной рядом и стал объяснять, что этот Да Альмейда был из тех, кого в преступной среде зовут браконьерами. На их языке это слово обозначает того, кто ворует на раскопках. Этакий псевдоискатель приключений, продающий свои услуги, как и свои находки, любому, кто хорошо заплатит, зачастую и весьма известным коллекционерам или богатейшим из бизнесменов.

— Вроде Гелиоса?

— Нет. Гелиос никогда не стал бы иметь дело с подобным типом. Чего не скажешь о многих персонах его… гм… породы, если позволительно так выразиться. Мы с этим Да Альмейдой часто сталкивались по разным поводам, и все со скрежетом, я уж думал, что благополучно избавился от него четыре года назад, в Рио.

Я осторожно просунул шпатель из тех, какими орудуют скульпторы, туда, где анк прилегал к кресту, и он тут же отскочил. Те, кто соорудил из этих двух предметов распятие, не слишком усердствовали. Клей, использованный как фиксатор, оставлял желать много лучшего.

Анк был настолько легким, что стало очевидно — он полый. И следовательно, хрупкий. Я пристроил на правый глаз лупу, с какой обычно работают ювелиры, и стал вглядываться уже профессионально. Там, куда нанесли клей, металл, прикрытый тончайшей пленкой позолоты, нисколько не пострадал. Ни малейшего следа ржавчины. Любопытно.

— Как по-вашему, с какой целью сей португальский Лазарь, столь некстати восставший из мертвых, таскался за нами по пятам? — продолжал я.

Мой собеседник только молча пожал плечами.

Тщательно промыв шило, я стал выковыривать кусочки засохшего клея, приставшие к поверхности древнего фетиша.

— Гелиос позвонит мне, как только выяснит, в чем тут дело, — с некоторым запозданием обронил Гиацинт.

— Это с ним вы сейчас говорили? — спросил я, вспомнив, что застал его за телефонным разговором. — Он сообщил что-нибудь новенькое о моем отце?

— Да, его вот-вот отпустят.

Услышав это, я и думать забыл о том кусочке присохшего клея, с которым только что вступил в поединок, вооружившись шпателем. Моя реакция, похоже, позабавила Гиацинта.

— Разве я не дал вам слово, что мы сделаем все для его освобождения?

Всю свою признательность я вложил в улыбку: не хватало слов, чтобы выразить, какое облегчение мне доставило это известие, и я, ища, что сказать, машинально продолжал очищать анк.

— Не знаю, как мне вас… Не может быть! — Лупа, что была у меня на глазу, со стуком упала, Гиацинт даже вздрогнул от неожиданности. — Это же… Это титан!

— Как и Александров меч?

Я схватил полотенце, потер металл, и показалось клеймо. Увидев его, мой компаньон выругался по-итальянски. Рука, сжимающая молот. Клеймо Гефеста…

— Теперь мы знаем, за каким чертом Гелиос послал нас к черту в пекло, — процедил я. — А вам он ничего не сказал?

Гиацинт медленно покачал головой. Он был сражен.


Вечером мы собрались за тем же столом — Ганс, Гиацинт и я. Настроение было так себе: ни Богу свечка, ни черту кочерга. Сидели, тупо пялясь на титановый анк. Он лежал посреди стола, очищенный от позолоты. На обеих плоских его сторонах, так сказать, спереди и сзади, теперь стали видны египетские буквы и рисунки, для меня абсолютно непонятные. Нанесены посредством инкрустации — уж не знаю, каким чудом этого можно было достигнуть: в металл вделаны кусочки стекла, полученного спеканием.

— Ну, и чего вы ждете? — не выдержал Ганс, с вызовом глядя по очереди то на меня, то на Гиацинта. — Думаете, он заговорит?

Я взял анк, повертел его, разглядывая со всех сторон при свете лампы.

— Надо бы его сфотографировать и послать надписи Этти, пусть расшифрует.

— В конторе есть сканер, — сообщил Гиацинт. — А вы и вправду ничего не сможете из него вытянуть?

Он протянул мне лупу, пришлось ее взять. Итак, с одной стороны анк был покрыт египетскими письменами, которые для меня темны, другую же, по-видимому, занимала весьма тонкой работы фреска или фриз. Анубис и фараон, обращенные лицом друг к другу. Бог с шакальей головой держит в руках анк и посох. Над головами их обоих изображены весы. На одной чаше покоится перо, на другой сердце умершего. На переднем же плане просматривается третий персонаж, судя по всему, жрец, поскольку он, коленопреклоненный, благоговейно простирает руку, будто стремясь коснуться ею руки Анубиса, потрясающего анком. Однако создается впечатление, что фигура жреца не является частью фрески или фриза.

— Как они ухитрились внедрить стекломассу в титан, да чтобы все это не сплавилось в один ком? — подивился Ганс.

— А ты вспомни костяную рукоятку меча Александра, — проворчал я.

— Так ты все еще не знаешь, как он управился, тот парень, что это сделал?

С выражением немого вопроса я обернулся к Гиацинту.

— В этом конкретном предмете я компетентен не больше вашего, — заверил тот. — Наперекор тому, что вы, кажется, себе вообразили, в секреты богов я не посвящен. Я это отсканирую и по мейлу отправлю в Дели, нашим людям. Они все передадут Этти.

Когда Гиацинт удалился, мой бывший стажер, толкнув меня в плечо, заржал насмешливо:

— Он что, всегда так взрывается, когда его о чем-то спросишь?

— Перестань, Ганс. Сейчас не время выяснять отношения.


К Александрии мы подошли глубокой ночью. Сойдя на берег, получили от людей Гелиоса наши паспорта, оформленные по всем правилам, и фальшивые документы, свидетельствующие, что анк зарегистрирован. Сквозь таможню мы проскочили легко, как поздравительные открытки — в щель почтового ящика: «Добро пожаловать, господа профессора, ваш приезд для нас большая честь» Но меня это уже не поражало.

— Как-то странно, что мы снова здесь. — заметил Ганс. — А теперь куда? В супердомик Гелиоса, как в прошлый раз? — (Гиацинт кивнул, забираясь в машину — она тоже нас ждала.) — Первым делом плюхнемся в джакузи!

Резиденция Гелиоса уютно расположилась в глубине великолепного и чрезвычайно обширного горного плато, которое простиралось более чем на два десятка километров. Там Египет обретал модерновый облик, поражая глаз чудесами новой технологии. Пляжи и затейливые строения во вкусе поклонников футурологии сменяли друг друга, приноравливаясь к прихотливым извивам береговой полосы в веселом разгуле синевы и белизны. Великолепие довершали пышные вкрапления зелени, весьма продуманно разбросанные тут и там.

Охранник в ливрее взял у Гиацинта ключи от машины и сам отогнал ее на парковку.

Таща на плечах свои рюкзаки, мы прошли через холл, который весь сверкал зеркалами и позолотой. Гигантский лифт отвез нас на последний этаж, и, когда он с легоньким мелодическим позвякиванием остановился, мы оказались на площадке, где в нас уставились одновременно две камеры слежения. При помощи электронной карты, которая здесь заменяла ключ, Гиацинт открыл единственную дверь, что там имелась.

— После тебя, Ганс, милости прошу!

Юнец ринулся к ванной прямиком, безошибочно, будто всегда здесь жил. Вот это прыть!

Вслед за ним вошел и я, сбросив свой рюкзак на пол. Александрийские апартаменты Гелиоса, громадные и снабженные идеальными кондиционерами, занимали почти весь верхний этаж. Декор являл собой образец современного дизайна — все голо и светло, мебель выдержана в строгих, блеклых тонах, без намека на броский орнамент и очень удобна. Всюду преобладали простые, четкие линии.

Коллекционные произведения искусства, представленные здесь, были немногочисленны — в основном модерновые бронзовые статуи и картины, говорящие о трепетном почтении современного вкуса к пустоте.

Я развалился на белоснежном кожаном канапе, а Гиацинт достал из бара-холодильника две банки пива. Одну вручил мне, а с другой скрылся в соседней комнате.

Когда он возвратился, облаченный в купальный халат, я уже приканчивал свое пиво.

— Мейл, который я отправил вашему брату, не был прочитан, — сообщил он, садясь со мной рядом. Взял мобильник, принялся набирать длинный номер. Я смотрел на него, чувствуя, как сердце начинает щемить все сильнее и сильнее. — Автоответчик, — вздохнул он. — Мобильник вашего брата или отключен, или вне досягаемости сети. — Он набрал другой номер. — Марта? Это Гиацинт. Выведи меня на контакт с Этти Лафетом, в Дели. Да, срочно. — Он ждал, нетерпеливо постукивая ногой по полу. — Алло? — (Я навострил уши.) — В таком случае дай мне бюро администратора. Алло? Администратор? Мне нужно связаться с одним из ваших клиентов, месье Лафетом Номер 87. — (Я увидел, что он бледнеет.) — Когда? Благодарю вас.

Он положил трубку и повернулся ко мне, вконец растерянный.

— Что такое? — От страха у меня аж живот подвело. — Где мой брат?

— Со вчерашнего дня Этти больше не фигурирует в реестре гостиницы. Он зашел за своими вещами и расплатился по счету.

Кровь застыла у меня в жилах, в воображении зароились, громоздясь одна на другую, наихудшие гипотезы. Я тотчас взбунтовался:

— Что это еще за новости? Я-то думал, вы его оберегаете!

Не отвечая, он знаком попросил меня зажечь ему сигарету, а сам снова схватил мобильник:

— Марта? Это опять Гиацинт. Где Джеймс и Энтони? — Его лицо прояснилось, а я с бьющимся сердцем уже протягивал ему сигарету. — Они в пределах досягаемости? Давай-ка их сюда, моя прелесть. Все хорошо, — бросил он мне, подкрепив слова ободряющим кивком.

Я немного успокоился. Гиацинт между тем отошел подальше и долго толковал о чем-то со своими сподвижниками. Но как только он с ними распрощался, я подступил к нему:

— Где мой брат? Почему он не остался в гостинице? Что с ним случилось?

— С ним ничего серьезного. Да не делайте такое страшное лицо, успокойтесь: у него все отлично. Как мне только что сообщили, Рама Патель с сегодняшнего утра находится в тюрьме в Дели. Он во всем сознался. Ваш отец будет освобожден в самое ближайшее время. Все идет, как было задумано.

Я мысленно возблагодарил всех богов индийского субконтинента. Будь здесь сейчас Ганс, я бы от избытка чувств прижал его к груди, но поскольку, кроме Гиацинта, сжать в объятиях было некого, я счел за благо воздержаться. Просто сказал:

— Не знаю, как мне вас благодарить.

— Прекрасно знаете. Найдите эту чертову маску.

— Мы с братом оба сделаем для этого все, что в наших силах, как только папа будет возвращен во Францию. Тогда Этти сможет присоединиться к нам.

Гиацинт встал. Пощелкал зачем-то пальцами.

— Видите ли, Морган… Все получается не совсем так. — (Я снова напрягся.) — Не Этти, а наши люди доставят во Францию вашего отца. Потому что Этти уже находится там, — он глянул на часы, — по меньшей мере часа два.

— Вы принудили его покинуть Индию, бросив там папу? — Я аж задохнулся.

— Ничего подобного. — Он покашлял, пытаясь скрыть смущение. — По правде говоря, это индийские власти его вытурили.

— Что?! — завопил я.

— Да я пока что и сам знаю не больше вашего. Сожалею, но…


Солнце уже встало, когда раздался звонок. Ганс подскочил на канапе, где он мирно почивал, а Гиацинт пошел открывать.

Два здоровенных субъекта, на вид лет тридцати, облаченных в строгие — только серое с белым, — но изрядно попорченные костюмы, ввалились в апартаменты, подталкивая перед собой Этти. Вид у них был какой-то запуганный, если судить по их неуверенным жестам и кислым физиономиям, они словно бы не вполне понимали, как с ним надлежит обходиться.

— Профессор! — приветствовали они меня, сваливая на пол багаж моего братца. — А, и ты тут, Ганс!

— Здорово, парни, — весело ответствовал последний, во все глаза пялясь на Этти.

Да я и сам, подобно Гансу, взирал на вновь прибывшего с изумлением. На нем было то, что в тех краях традиционно служит подобием шаровар и называется дхоти, а также рубаха из хлопка безупречной белизны. На лбу три белые полоски и третий глаз — знаки, коими возвещают о себе почитатели Шивы. Этти потерянно озирался, ни дать ни взять человек, внезапно заброшенный в нашу эпоху в момент отправления культовой церемонии стародавних времен.

Один из его сопровождающих подошел и вручил мне документ:

— Ваш брат… в храме… гм… скажем, он там внес некоторое оживление.

Я развернул бумагу, да так и подскочил. Распоряжение о высылке с индийской территории сроком на год!

— Но, Этти, что происходит?

Братец втянул голову в плечи, словно ожидая, что сейчас на него обрушится град ударов. Громила, стоявший с ним рядом, поправил на нем галстук и буркнул:

— У нас еще дела. Работа ждет. Приятно было повидаться, господа профессора. Гиацинт, Ганс, чао.

Гиацинт проводил парней до двери, закрыл за ними и, прислонясь к ней спиной, приготовился наблюдать за дальнейшим развитием событий.

— Ну же, — любезно проворковал он, обращаясь к моему брату, — что же вы стоите? Присядьте наконец! Не хотите ли чего-нибудь выпить?

Этти без единого слова жестом отверг предложение и опустился на белоснежное канапе так осторожно, будто опасался его испачкать.

Наш гостеприимный хозяин, озадаченный поведением братца, обратил на меня вопросительный взгляд. Я знаком попросил его вести себя так, словно он не замечает тут ничего необычного.

— Могу я узнать, что все это значит, Этти? — И я помахал у него перед носом бумагой, которую все еще держал в руке.

Он быстро глянул на меня, но тотчас отвел глаза.

— Священнослужитель запретил мне входить в храм. Я не имел права на это. А ведь доступ в места отправления каких бы то ни было культов для нас больше не запретен с тех пор, как…

— Для кого это — «для нас»? — перебил я, хотя уже как нельзя лучше понимал, о чем речь.

Он не ответил. Ганс, заметно озабоченный, поглядывал то на меня, то на него.

Все опять обернулось именно так, как я боялся. Стоило Этти провести там несколько дней, как он самой своей робостью, возрастающей раз от раза, выдал себя: дал понять, что принадлежит к низшей касте, — и произошло неминуемое столкновение. А теперь столь же неизбежен длительный период подавленности и угрызений, которые всегда терзают его после злоключений этого рода.

— Что же ты натворил? — продолжал я.

Этти с вызовом вскинулся, но тотчас опять понурил голову.

— А ты бы как поступил на моем месте?

Обхватив руками плечи, он скорчился на канапе. Едва я увидел его таким, в памяти ожили мучительные видения прошедших месяцев. Почудилось, будто вернулись дни его болезни, когда он сидел в кресле в гостиной или просто на своей постели, погруженный в апатию, по-собачьи послушный. Меня охватило смятение, граничащее с паникой. Что, если эта история, которую он там пережил, спровоцирует рецидив? Надо как можно скорее встряхнуть его, заставить среагировать.

— Папа сейчас один, — отчеканил я и увидел, как он сразу напрягся. — Ему пришлось вернуться во Францию в сопровождении чужих людей. Спасибо тебе, Этти, за папу!

И я грубо швырнул ему в лицо запрещение въезда на территорию. А он даже не попытался отмахнуться. Хотя в обычных обстоятельствах уж не преминул бы тотчас запустить в меня этой бумажкой, да еще с язвительным комментарием.

Ганс с Гиацинтом чувствовали себя все более неловко. Ситуация становилась нестерпимо тягостной.

Но я еще надеялся задеть братца за живое, пусть с риском навлечь на себя взрыв ярости, лишь бы добиться хоть какого-то отклика. Сделал новую попытку.

— Пойду спать. — С этими словами я направил сбои стопы в сторону коридора. — Разбудите меня, когда наш неприкасаемый снова станет мужчиной. Если он был им когда-нибудь, — добавил я, за что Гиацинт буквально испепелил меня взглядом.

Хлопнув дверью, я замер в ожидании. Она открылась почти мгновенно. Этти стоял передо мной, еще колеблясь между гневом и унынием.

— Чего тебе? — рявкнул я, притворяясь взбешенным

— Ты не знаешь, что произошло, — процедил он сухо, — а позволяешь себе судить.

— Люди обошлись с тобой как с парией, потому что ты сам вел себя как пария! На что же ты после этого рассчитывал?

— Значит, ты совсем ничего не понимаешь…

— Я помню, как подростком во французской школе в Дели мне приходилось подыхать от стыда за своего старшего брата, потому что он пресмыкался перед моими товарищами, как червь! И я начинаю подозревать, что тебе просто нравится вести себя так!

Он поднял голову, посмотрел очень ясными глазами и влепил мне здоровенную пощечину, сопроводив ее ласковой улыбкой.

— Вот как следовало ответить на твой вопрос. Постарайся немного поспать, а то вид у тебя — краше в гроб кладут, — посоветовал он да с тем и удалился.

Он скрылся из виду, а я остался стоять, потирая щеку. Рука у Этти тяжеловата, но я никогда еще не был так счастлив, схлопотав по физиономии.


Пробудившись после нескольких часов вполне заслуженного сна, я нашел своих соратников в огромной библиотеке, бывшей частью этих апартаментов. Увиденное успокаивало: десятки книг уже вытащены с полок, Этти, облаченный в шорты из сурового полотна, белую майку и спортивные тапочки, делает выписки, пристроившись за большим овальным столом, Гиацинт, забравшись на стремянку, выуживает египетские символы из старинного манускрипта, а Ганс, усевшись напротив моего братца, аккуратно проглядывает иллюстрированный том, полный фресок и цветных рисунков.

Все они были так погружены в свои занятия, что даже не заметили, как я появился в дверях.

Мой бывший стажер подвинул книгу поближе к Этти, а тот, склонясь над ней с видом старого профессора, терпеливо сносящего непонятливость ученика, втолковывал:

— Нет. Видишь этот овальный значок вроде виньетки? Он не подходит, смотри. Здесь. И здесь. — Ганс, огорченный своей бестолковостью, не смог скрыть досады, и Этти ободряюще добавил: — Подожди, ты с этим освоишься.

Ученик продолжал переворачивать страницы, а Гиацинт наконец поднял глаза и заметил меня.

— Хорошо спалось, Морган?

— Вижу, вы тут забавляетесь на славу.

— Этти удалось расшифровать текст.

Я придвинул стул и уселся рядом с братцем. Он стал показывать мне свои записи.

С чувством огромного облегчения я убедился, что он окончательно пришел в себя.

— Нам от этого текста, расшифрованного или нет, все равно толку мало. Он не полон — куска не хватает.

Я стал читать вслух:

— «Поток выступил из берегов, и нам пришлось покинуть свои дома. На улицах нашего селения его бессмертное тело распростерлось подобно мертвецу, что пребывает в своем склепе. Три месяца оно покоится на ложе, не принадлежавшем ему. Потом вода отступила. Минули годы, мы думали, что река утихомирилась, наши жизни спасены, но мы ошибались, ибо властелин мертвых вернулся в город, где дал волю своему гневу, не пощадив».

— Никого?

— По всей видимости, да. Оборотная сторона анка кажется мне более интересной. Ну что, Ганс, нашел?

Ганс протянул ему фотокопию фрески с изображением фараона.

— Сети I? — спросил он, ткнув пальцем в овальный значок справа от фигуры.

Физиономия Этти расплылась до ушей в улыбке, столь одобрительной, что она, хоть и беззвучная, стоила зычного «Браво!». Парень покраснел от удовольствия.

Гиацинт покачал головой, откровенно позабавленный. Ганс, который всегда был без ума от Индии и древних цивилизаций этой части планеты, питал к моим брату и отцу восхищение почти фанатическое, тем паче что именно они приобщили его, заодно со многими другими сначала к хинди, потом к санскриту. Когда Этти начал выздоравливать, Ганс постоянно забегал к нам, суетился, смотрел с ним по телику индийские шоу, выдававшие на экран коктейль из новостей вперемежку с песнями, танцами и прочей развлекаловкой, а чуть только брату стало получше, принялся подначивать больного, чтобы тот переводил для него пространные мифологические эпопеи Индии. Если же дома оказывался еще и отец, наш гость становился еще прилипчивее, от него просто спасу не было. Лекции по истории Западной Азии, способные вогнать в сон даже самых ретивых студентов, он слушал, разинув рот.

— Какое отношение к нашей одиссее имеет Сети I? — осведомился я.

Братец пододвинул анк мне под нос и, протягивая лупу, сказал:

— Это не кто иной, как он, представлен здесь в обществе Анубиса. Вон его имя, видишь, слева, вписано в крошечный овал, — Я стал вглядываться в почти микроскопическую гравюру, а он продолжал: — А фигура на переднем плане не является частью фрески — смотри, этот человек, который, по-видимому, прикасается к анку.

— Жрец?

— Похоже на то. Ведь голова у него не покрыта, а череп выбрит. А рассмотри-ка теперь получше четыре символа Анубиса — весы, перо, анк и посох. Что ты видишь?

— Два из них — анк и посох — изображены с помощью инкрустированной в металл стекловидной массы.

Он лукаво прищурился:

— Что ты держишь в руках?

Я так и вскинулся — сообразил, к чему он клонит:

— Анк! Так, значит, нам надо отыскать в Вади-эль-Натрун титановый посох?

— Это не более чем гипотеза.

— Но как нельзя более убедительная! — вмешался Гиацинт. подходя к нам. — Что вы об этом думаете, Морган?

— Да, тут что-то есть. «Соленые ты ведаешь низины, бредут по коим мертвые, на посох свой опираясь, путь ища к бессмертью».

— Только я предвижу одну маленькую проблему, — продолжал Гиацинт. — Там мы будем иметь дело с церберами, куда более свирепыми, чем греческий сборщик мастики, вооруженный одним лишь охотничьим ружьем. Это зона, находящаяся под военным контролем. Вади-эль-Натрун — бастион христианства в мусульманской стране. Оазис, затерянный в самом сердце пустыни, где, можно сказать, и нет ничего, кроме монастырей. Последние, согласно сведениям наших людей, совсем недавно подверглись нескольким нападениям террористов. Точнее, исламистов. С обеих сторон насчитали изрядное число убитых, — уточнил он, скривившись. — Трупы выглядели весьма… гм… неаппетитно. С тех пор египетская армия начеку: следит, чтобы не допустить новых вспышек.

— С обеих сторон? — Ганса передернуло. — Что же вы тогда имеете в виду, говоря о бастионе христианства? Симпатичных ребят наподобие матери Терезы, у которых «все мы братья»? Или, что вернее, очумелых вроде святого Фомы Аквинского, мол, «небес достигнет самый неистовый»?

Гиацинт сморщил нос:

— Скорее, это христиане типа «один из исламистов обнаружен на пальме, его ступни и запястья были прибиты к дереву гвоздями».

Я вытаращил глаза:

— Ну, это уж, видно…

— Это коптские монастыри в самом чистом виде.

Ганс толкнул меня локтем в бок:

— А поточнее? Что это значит — коптские?

— Тебе ведь уже случалось видеть боговдохновенных бородачей в пижамах, проповедующих мученичество и побивание камнями неверных жен? Замени пижаму сутаной, а Коран Библией и ты получишь достаточно точное изображение этих умалишенных,

— Объяснение не лишено остроумия, хотя и несколько упрощено, — усмехнулся Гиацинт.

— Как же нам втереться к этим психам? — наседал обеспокоенный Ганс.

— Если у тебя есть идея, ты уж ее не утаи. — Я поощрительно похлопал его по затылку.

— Под видом археологов? — предложил Этти. — Как вы думаете, они нам не помешают все кругом обшарить?

— Нет, братья мои! — рубанул Гиацинт. — Мы туда вотремся так же, как сотни других посетителей, которые, что ни год, тянутся в Вади-эль-Натрун. — Тут мы все как один разом обернулись к нему, а он победно возгласил: — Паломничество! Разумеется, мы явимся туда как паломники!

Увидев, как сконфуженно вытянулись наши физиономии, он прыснул.

8

Назавтра мы волей-неволей должны были присоединиться к пассажирам туристического автобуса, везущего европейских христиан по дороге, проходящей через Вади-эль-Натрун. Оазис был одним из пунктов этого кольцевого маршрута по святым местам Среднего Востока. На всякий случай мы обзавелись несколькими библиями, эстампами и медальонами благочестивого содержания, а также распятием.

Нацепив на шеи амулеты, к вящей славе Господней выставленные напоказ, мы собрались в гостиной и стати ждать Этти, который все еще не управился со своим снаряжением. Когда мое терпение вконец истощилось, я воззвал к нему:

— Можно узнать, над чем ты там колдуешь?

Его голос слабо донесся в ответ из комнаты, которая была ему предоставлена:

— Что, в самом деле так уж необходимо подвесить себе на шею это орудие убийства?

— Ну, Этти… Подумаешь, всего-навсего два скрещенных кусочка дерева!

— Да, но они же и виселицу означают!

Когда он появился, я прямо обомлел, не зная, то ли расхохотаться, то ли от изумления брякнуться навзничь. Ганс же сразу выбрал первый вариант.

— В чем дело? — удивился мой братец.

Разинув рты, мы пялились на него, пытаясь сохранить серьезность. Одетый в гавайскую рубаху и пестрые шорты, обутый в сандалии на деревянной подошве и стриженный под бобрик, Этти для пущего эффекта дополнил свой наряд парой черных солнечных очков, наполовину скрывших его лицо, и фотоаппаратом на ремешке, который болтался у него на груди.

— Это что еще за маскарад? — фыркнул я.

Он подергал свою рубаху и обиженно буркнул:

— Ты же просил, чтобы я вырядился как западный турист-христианин.

— Нет, Этти, я просил тебя одеться так, чтобы не выделяться в толпе паломников. И я очень сомневаюсь, что христианские богомольцы выглядят подобным образом.

— Вы будете весьма удивлены, — усмехнулся Гиацинт.

С рюкзаками на плечах мы спустились и, заранее прикусив языки, сели в такси, ждавшее внизу у подъезда.


Ультрасовременный, снабженный кондиционером автобус выехал из Александрии поздним утром, везя более четырех десятков крайне экзальтированных паломников и в придачу нас. Забившись в дальний угол, мы что было сил старались съежиться, занимать как можно меньше места.

Мы уже около часа катили по шоссе, соединяющему Александрию с Каиром, и у меня разыгралась жуткая мигрень от нестройных песнопений и блеющих молитв, коими овцы прославляли своего пастуха.

Ганс и Этти, заметно ошарашенные, растерянно озирались вокруг. Гиацинт, тот затевал разговоры, болтая с кем ни попадя.

Пользуясь минутным затишьем, я наклонился к брату:

— Ты как? Все в порядке?

— А еще говорят, что индусы странные… — зашептал он. — Полюбуйся хоть на тот феномен, вон там!

Он указывал на парня лет двадцати, никак не старше, — тот с экстатической улыбкой перебирал четки, бормоча и раскачиваясь взад-вперед.

— К кому это он взывает? — насмешливо подхватил Ганс, — К марихуанскому богу?

— Ганс! — укоризненно простонал я, заставив его обернуться. — Мы прибудем на место часа через два-три…

Тут женщина, сидевшая перед нами, в свою очередь, обернулась. Ей было примерно столько же лет, сколько нашему отцу. Редкие седые волосы были стянуты на ее макушке в жиденький шиньон.

— Извините, мой мальчик, — пропищала она голосом, достойным канарейки, — вы не француз?

— Да, мадам, — тупо ответил я.

Ее морщинистое личико просияло, и она стала теребить за плечо своего спутника, по всей видимости, мужа:

— Ты слышишь, Клод? Этот очаровательный юноша — француз!

Теперь и супруг тоже повернул голову, улыбнулся. Он смутно напоминал генерала де Голля на склоне лет, если бы тому алкоголизм и нос еще подлиннее.

— Мы здесь начинали чувствовать себя немного одинокими, — заговорил он, но туг его взгляд упал на Этти, чье плечо служило мне опорой, и улыбка разом увяла. Однако, помявшись, он решился все же продолжить беседу: — Вы, наверное, прибыли издалека? Из Пакистана?

Я почувствовал, как окаменело плечо брата. Кому никогда не случалось перепутать индийца с пакистанцем, тот и вообразить не может, какое впечатление производит подобная ошибка. Большинство уроженцев Индии до сей поры считают создание государства Пакистан чем-то вроде варварского расчленения, раны, нанесенной их матери-родине, подлого запрещенного удара по единству нации. Если бы моего брата открыто обвинили в предательстве, он и тогда не мог бы разозлиться сильнее.

— Он глухонемой, — вмешался Гиацинт, испугавшись какой-нибудь не слишком вежливой выходки со стороны моего братца, и положил ему руку на плечо. (На лице Этти тотчас изобразилось придурковатое выражение.) — И он не пакистанец, а индиец.

Женщина пригорюнилась:

— Бедный парень. Вот уж верно, ему не позавидуешь.

Храня стоическую невозмутимость, мой братец замотал головой, якобы ничего не понимая.

— Говорят, они там у себя все еще поклоняются идолам с головами животных. И приносят человеческие жертвы богине Кали, — подхватил мужчина. — Такие дикари…

Ну надо же! В автобусе сорок семь человек туристов, а мы оказались рядом с этой парочкой махровых националистов!

Ганс уткнулся в иллюстрированный журнал для любителей виндсерфинга, стараясь скрыть распирающую его досаду. Я проглотил рвущееся наружу ругательство.

— Вы христианин? — спросила женщина, повышая голос и преувеличенно отчеканивая каждый звук. — Христианин? — наседала она, суя Этти под нос два перекрещенных пальца.

На физиономии братца промелькнула усмешка. Он придвинулся к ней близко, лицом к лицу:

— Я не слепой, я глухонемой.

Ганс прыснул, а мерзкая парочка так вжалась в свои сиденья, что макушки обоих скрылись из виду за спинками кресел. Ни тот, ни другая больше и рта не открыли до самого Вади-эль-Натруна. Ну, разве что для молитвы.


Чтобы добраться до древнего поселения, нужно свернуть с трассы, что соединяет Александрию и Каир, и продвигаться дальше, петляя между дюн. Вади-эль-Натрун расположен в западной части нильской дельты, в безводной, насмерть прожаренной солнцем низине. К северу от него имеется несколько соленых озер, но и те полностью испаряются, когда наступает особенно засушливое время года. Вокруг одного из самых больших тамошних монастырей вместе с его фруктовым садом воздвигнута каменная стена в несколько метров высотой. Столь неприступное фортификационное сооружение кажется нелепым, чтобы не сказать неприличным, в суровой, изначально враждебной человеку местности, где, как каждому понятно, гостеприимство в иных случаях является долгом взаимопомощи и условием выживания.

— Славненькое местечко, — хмыкнул Ганс, глядя в окно автобуса. — Кто это выстроил такой блокгауз? Прямо-таки храм Святой Мизантропии. Воинственное благочестие на марше. Полагаю, что все источники питьевой воды там, внутри?

— Твоя правда, — подтвердил Гиацинт.

Словно бы из опасения, что стена не до конца обескураживает возможных посетителей, здесь еще имелся военный патруль: солдаты маршировали у ее подножия, неусыпно надзирая за всяким входящим и выходящим.

Однако же, едва проникнув внутрь крепости, мы не без удивления обнаружили паркинг со множеством автобусов и машин. Пилигримы стекались сюда с четырех сторон света, иные лишь затем, чтобы провести здесь несколько часов. Они заполняли узкие улочки этого миниатюрного города, выстроенного из камня разных оттенков охры, толпились повсюду, потом, отхлынув, забирались обратно в свой автобус, чтобы устремиться в направлении следующего монастыря, предусмотренного маршрутом, для чего одним надлежало проехать несколько сотен метров, другим — десяток миль.

Нас встретил пожилой коренастый монах в черном грубошерстном одеянии до пят и тесной шапочке. Седая веерообразная бородища, спускаясь на грудь, почти целиком прикрывала громадный крест, висевший у него на шее.

Спутники наши приветствовали его весьма почтительно. Та женщина, что затеяла с нами разговор в автобусе, дошла даже до того, что, бухнувшись на колени, поцеловала ему руку, и монах тому не воспрепятствовал, хотя был, похоже, слегка смущен.

Засим последовали его переговоры с одним из гидов нашей группы, по которым мы заключили, что другие паломники в отличие от нас после вечерней мессы отправятся дальше. И тут до моего слуха донеслись наши имена, хоть и произнесенные вполголоса, а самый младший из гидов еще и пальцем на нас показал, отчего прочие пилигримы тотчас обернулись к нам.

Гиацинт любезно кивнул, и монах, забыв свою первоначальную холодность, двинулся к нам, каждому пожат руку.

— Добро пожаловать, брат Бертинелли, мы рады вам и вашим друзьям, — произнес он по-латыни. — Для вас приготовлены комнаты в доме для гостей. Следуйте за мной, прошу вас. Когда вы отдохнете, вас посетит брат Поль.

Несколько выбитые из колеи, мы с рюкзаками на плечах пробились сквозь толпу ошарашенных паломников и вслед за пастырем поплелись по лабиринту пыльных улочек крепости, пока не оказались перед монументальной дверью, пугающей глаз массивностью железных скреп, приколоченных чудовищного размера гвоздями.

— «Брат Бертинелли»? — шепнул я на ухо Гиацинту.

— Я все вам объясню, — отозвался он, также скромно понизив голос.

Массивные монастырские стены и разноцветные стекла витражей служили великолепным противоядием царящему снаружи смертоносному зною, так что, если бы не тошнотворный запах воска и ладана, я бы с наслаждением вдыхал здешний прохладный воздух.

Быстрым шагом пройдя через капеллу и выполнив серию коленопреклонений перед множеством икон, мы пересекли большой четырехугольный двор, посреди которого пышно зеленел великолепный, весьма ухоженный фруктовый сад. В глубине двора плескался фонтан, его пение звенело в тишине, прерываемой бормотанием молитв.

— Где они берут столько воды? — изумился Ганс, глядя на апельсиновые деревья и свежие грядки бахчевых.

Миновав просторный коридор и второй, куда более скромный четырехугольный двор, мы вошли в дом для гостей. Трехэтажное здание, на первый взгляд пустое, без претензий, предназначенное для гостей, что попадают сюда проездом. В просторном — метров сорока — холле, также украшенном распятием и иконами, на резной скамье сидели, беседуя вполголоса, два священника. Католических, если верить их облачениям. Когда мы проходили мимо, они поздоровались. И вот мы поднялись на верхний этаж здания, где монах показал нам две слепые, без окон, комнаты в дальнем конце коридора. Тесные, по-спартански неуютные, выбеленные известью и освещаемые тусклой лампочкой, они не имели иной обстановки, кроме двух кроватей, низенького столика, где стояли кувшин с водой и тазик, да молитвенной скамеечки, над которой висела прикнопленная к стене аллегорическая картинка самого дурного вкуса на тему воскресения из мертвых.

— Я оставляю вас, — произнес монах все еще по-латыни, — освежитесь немного. Брат Поль будет ждать в холле.

Он испарился, а я рухнул на одну из кроватей, и та застонала под моей тяжестью. Этти пристроился рядом со мной, а Ганс повернулся к Гиацинту, раздраженный и недоверчивый:

— Ну, я тут ничего не понял. Или прохлопал какой-нибудь эпизод?

Тот, прежде чем ответить, осторожно прикрыл за собой дверь.

— Я выдал себя за бывшего священника, приносящего покаяние. Считайте, что я в прошлом — служитель Божий, взыскующий… благодати. Здесь, видите ли, монастырь, — пояснил он, взглянув на наши скептические физиономии. — Если вы еще не заметили, это особое место, предназначенное для благоговейной сосредоточенности и медитации.

— А мы-то что здесь делаем? — спросил Этти.

Гиацинт насмешливо пожал плечами:

— Заблудшие овцы в поисках истины.

Ганс скривился:

— Ох, а мне каково! Я уже в восьмилетнем возрасте со всем этим покончил!

— А что это за Поль, о котором толковал монах? — наседал мой братец.

— Наш духовный наставник.

Ганса передернуло:

— Только не говори, что ты нас подсунул под пяту христианского гуру!

— Ну, гуру или не гуру, а извольте умыть свои физии и спуститься вниз к этому миляге Полю. Ты идешь, Ганс?

Этот последний, испепелив взглядом нас с братцем, заворчал:

— Почему именно я должен первым разыгрывать кретина?

— Потому что ты молод и красив, — отрезал Гиацинт. — Ну-ка, матрос, вперед, на палубу!

Они удалились, продолжая пререкаться.

— Тебе знакомы хотя бы азы иудейско-христианской теологии? — спросил Этти.

— Сказать по правде, нет, если не считать того, что нам пришлось усвоить во время учебы, — признался я. — Меня никогда в эту сторону не тянуло. Ты должен смыслить в вопросах религии побольше моего.

— Ну уж, во всяком случае, не христианской религии. Выходит, и у тебя на сей счет нет никаких шпаргалок? — (Я замотал головой.) — Ты что же, и катехизиса не учил?

— Так я же родился в Индии, отец индолог, дед специалист по санскриту, и ты хочешь, чтобы я ходил на уроки катехизиса? Мое крещение свелось к тому, что на алтаре, посвященном богу Вишну, рассекли ударом мачете два кокосовых ореха, а меня подвергли насильственному омовению в водах Ганга.

— Не думаю, что это может сойти за христианский обряд, — насмешливо хохотнул Этти. — А что, папа и в самом деле погрузил тебя в Ганг?

— Полагаю, что с Индии по сей день не найдешь ни одного потомка западных родителей, получившего во младенчестве столько благословений, сколько досталось мне. Нет ни одной пряности, которой бы меня не вымазали на счастье. — Тут мне кстати вспомнились хижра: евнухи наподобие тех, что в древние времена служили Кибеле, а в Индии призваны участвовать в благословении новорожденных, и я с улыбкой продолжил: — Знаешь, как надежно обеспечено мое благополучие? Даже хижра внесли свою лепту, чтобы обеспечить мне телесную мощь и многочисленное потомство.

Я встал, налил в тазик воды и ополоснул лицо. Брат последовал моему примеру, потом мы разложили на кровати содержимое своих рюкзаков, чтобы переодеться.

— Этти, послушай… С тех пор, как мы покинули Александрию, ты выглядишь таким подавленным. Не надо пожимать плечами! Что с тобой? В Индии произошло нечто такое, что…

— Нет, — перебил он. — Я просто… устал, вот и все. — Наши глаза встретились, и он, вздохнув, признался: — Ну да, верно, у меня… Не знаю, как объяснить. Скажем так: у меня дурное предчувствие.

Дыхание перехватило. Можно сколько угодно презирать иррациональные страхи, но интуиция братца проверена многократно. Как тут не встревожиться?

— В связи с чем?

— Не знаю точно. Это… Может быть, потом прояснится. Пока не могу сказать ничего определенного.

Я собрался настаивать, но в дверь осторожно поскребся Гиацинт:

— Ну, пошли?

Мы спустились в холл, где нас ждал крошечный костлявый монашек. Когда он встал, я заметил, что в нем росту метр пятьдесят, от силы шестьдесят. Мне он едва доходил до груди, у него была мальчишеская мимика, а рожа столетнего бородатого младенца. Сморщенную, как чернослив, физиономию прорезала широкая насмешливая ухмылка, которую не могла скрыть даже его длиннющая седая борода.

Он издал странный звук, отчасти напоминающий смех.

— А вы бы и плуг могли поднять, молодой человек! — бросил он по-французски, разглядывая меня с головы до пят. Я заметил, что он говорит с акцентом, но с каким именно, определить не сумел.

Я протянул ему руку, он, как мог, сжат ее своей ладошкой.

— Морган, — представился я. — А вы, наверное, брат Поль?

— Ваше предположение справедливо. — Он повернулся к Гиацинту: — Нет-нет, не говорите мне ничего. Вы бывший священник? Отлично. А этот юноша?

— Ганс Петер, отец мой… то есть брат… гм… сударь.

Из уст монаха снова вырвался тот же резкий диковинный звук.

— Брат Поль, мой мальчик. Просто брат Поль, этого достаточно.

С живостью, ошеломительной в человеке такого возраста, он повернулся к Этти, и улыбка, озаряющая его добродушное лицо, вдруг застыла. Золотистые глаза моего брата заискрились и едва заметно сузились, но у него это была единственная хоть сколько-нибудь заметная реакция. И все же напряжение, без видимых причин мгновенно возникшее между ними, сделалось почти физически осязаемым.

— Пакистанец? — осведомился священнослужитель, овладев собой и снова сияя безоблачным радушием.

Ганс прыснул.

— Индиец, — нежным голосом ответствовал мой брат. — Этти. Этти Лафет. Счастлив познакомиться.

— Обращенный?

— Пока еще нет.

— Хорошо. Пойдемте.

И монах вприпрыжку сорвался с места… Вприпрыжку? Да, можно даже сказать, что он поскакал. Поскакал на маленький двор, уселся там на каменную скамью под сенью пальмы, затем и нас пригласил присесть туда же.

— Как тебе этот субъект? — шепнул Ганс.

Вместо ответа я приложил палец к губам и подтолкнул его к скамье. А сам забормотал, склонясь поближе к уху брата:

— Этти, что случилось? Можно было подумать, что ему явился призрак!

— Он явно боится меня, но я пока не знаю почему.

Мы сели рядом с монахом, а Этти уселся по-турецки прямо на землю, что рассмешило брата Поля. Но даже в его смехе сквозило недоверие.

— Ученик у ног учителя? Или дитя у ног убеленного сединами предка? — шутливо воскликнул брат Поль. Встретив пристальный взгляд Этти, он тотчас отвел глаза, однако продолжал: — Почтительность — добродетель весьма важная. Что же привело всех вас сюда? Я не вас спрашиваю, — бросил он Гиацинту, открывшему было рот для ответа. — Чего вы ищете?

— Покоя? — рискнул промямлить я.

Он состроил весьма ироническую гримасу.

— Хорошо сказано, юный Самсон. А вы? — Он выразительно дернул подбородком в сторону Ганса.

— Я? Ну… ммм… веры?

Старичок развеселился еще пуще. Но тут настал черед Этти, пришлось и у него спросить — готов поклясться, что на сей раз монах выдавил свой вопрос через силу.

— А вы?

— Вам это известно, — без малейшего колебания откликнулся мой брат.

Лицо монаха исказилось. Полузакрыв глаза, он словно бы вдруг погрузился в мир, ему одному доступный, а мы остались здесь, неуклюжие, растерянные, онемевшие.

Внезапно брат Поль резким движением схватил висевший на груди крест, вцепился в него и возгласил:

— Вера! Это она приносит душе умиротворение! Да, кто ищет мира, тот в конце концов приходит к Богу!

— Вот поистине глубокая мысль, — иронически протянул Ганс.

Гиацинт что было сил стиснул ему руку выше локтя.

— Бог есть любовь, — продолжал монах. — Бог есть искупление и прощение грехов. Следуя по стопам Господа, человек избавляется от своих забот, прегрешений, страхов. — Он обращался к моему брату. — Принять руку, протянутую нам Спасителем, значит достигнуть отпущения и найти свой рай. Истина проста и прекрасна, как сама любовь Господня. Сию истину, сей блаженный мир я обрел здесь.

Этти печально усмехнулся:

— У нас в Индии есть такая легенда. Юноша полюбил принцессу. Ее царственный родитель, считая, что молодой человек недостаточно знатен и богат, чтобы домогаться руки его дочери, поставил такое условие: «Ступай странствовать по свету, ищи Истину. Как найдешь ее, можешь вернуться и взять в жены мою дочь». И влюбленный отправился в путь. Год проходил за годом, а он все искал Истину. Приходил к мудрецам, расспрашивал самых ученых людей, но никак не мог ее найти. Время шло да шло, поиски оставались тщетными. Но вот однажды ночью на вершине горы его окликнула дряхлая старуха, грязная, вся покрытая язвами: «Не меня ли ищешь? Я — Истина». Проговорив с ней до рассвета, молодой человек убедился, что она не лжет. И понял, что теперь может вернуться домой, ведь миссия его выполнена. «Но что же я людям скажу, когда спросят, какая ты?» — опечалился он. И тогда старуха, склонясь к нему, шепнула: «А ты соври, сынок! Поведай им, как я молода и прекрасна!»

Монах выпрямился, его лицо стало похоже на трагическую маску. Тягостное молчание нависло над маленьким монастырским двором. Пальцы брата Поля судорожно сомкнулись на распятии.

— Искупление — это юная пленительная дева, сотканная из пара, — продолжал Этти. — Прощения не существует, брат мой. Рано или поздно судьба предъявляет нам счет. Вы сами отлично знаете это…

Брат Поль поднялся медленно, как глубокий старик, — таким он стал за несколько мгновений. Гиацинт недоумевающе покосился на меня, я ответил на его взгляд беспомощным пожатием плеч. Ганс, потупившись, упрямо смотрел себе под ноги, в его позе была своеобразная почтительность, будто он осознал, что сейчас происходит нечто такое, что превосходит и его, и наше разумение.

— Ты жесток, сын мой, — выговорил наконец монах, обращаясь к Этти. — Да, и слишком жесток, и слишком мудр для своих лет.

— Я ровесник моего народа. Когда наши первые мудрецы омывали свои тела в водах Ганга, ваша цивилизация была лишь почкой, которой не скоро предстояло раскрыться. Это мой народ веками возделывал землю, на которой вы пустили корни, и он же рассыпал семена там, где вы собрали плоды своей культуры и своих верований; это он, мой народ, научил вас всему. Вы меня называете своим сыном, но я — ваш отец.

Монах все всматривался в Этти, потом его взгляд застыл, уставившись в какую-то незримую точку.

— Я ждал вас так долго… — прошелестел он еле слышно. — Много лет я готовился к этой встрече. И это все, что вы заставите меня претерпеть?

— Свое наказание вы носите в себе, — возразил брат. — Не мне вас карать.

Тяжелым шагом, сгорбившись так, словно только что получил дубиной по затылку, монах побрел прочь, а Гиацинт прокашлялся, чтобы прочистить горло.

— Это что еще за бред собачий? — пробормотал Ганс, вылупив глаза на моего братца.

Этти не отрываясь смотрел вслед монаху, пока тот не скрылся за колонной из песчаника.

— Человека терзает память о совершенных злодеяниях, он много лет ждал свою Немезиду, вот я и накинул себе на плечи ее наряд, чтобы положить конец его пытке. Не более того. И не менее.

— Чувство вины… Страшная отрава, — заключил Гиацинт. — Не правда ли, Ганс?

— Парни, я ни черта не понимаю в ваших бреднях!

Наш «телохранитель» яростно почесал в затылке, взъерошив свою до синевы черную шевелюру.

— Не беспокойся, я все тебе объясню, когда подрастешь. А теперь не посетить ли нам этот оазис?

И он зашагал через сад бок о бок с Гансом, а мы с братцем последовали за ними.

— Что же он, по-твоему, натворил, этот бедный старик?

— Нечто ужасное настолько, чтобы с нетерпением отчаяния ждать прихода своего судьи и палача. До такой степени ужасное, чтобы обрушить тяжесть своих деяний на первого встречного чужака, мало-мальски восприимчивого к подобным вещам.

— Думаешь, он теперь?..

Я не осмелился докончить фразу.

— Нет. Для этого он слишком труслив. Снова, в который раз, бросится к своему Богу в чаянии прощения. Как и большинство из тех, кто живет здесь, в этом монастыре. Что может быть легче?.. — Раздув ноздри, он втянул воздух. — Ненавижу такие места. Здесь пахнет злом, как в стойле — навозом. Столько преступлений, злодейств, извращений собрано в кучу… Как этим людям удается выносить присутствие друг друга? Как они могут верить, что обычной молитвы достаточно, чтобы смыть их грехи? Грехи, на веки вечные запечатленные в их глазах и в их помыслах.

Я обнял его за плечи, стараясь успокоить:

— Мы уедем отсюда, как только найдем то, что ищем.

Покинув пределы монастыря, мы после свежего воздуха окунулись в удушающий зной псевдоселения, наводненного одними паломниками. Каким бы знаменитым ни был этот монастырь, кроме часовен да нескольких лавчонок, где монахи торговали сувенирами религиозного характера, культовыми принадлежностями и тому подобными изделиями местных опять-таки монастырских умельцев, здесь и смотреть-то было почитай не на что. Побродив взад-вперед по лабиринту улочек, мы зашли в один из магазинов, купили минеральной воды, дивных кунжутных лепешек домашней выпечки и, присев в тени на скамейку, все это съели.

— Вы не поверите, но здесь есть музей, — сообщил Гиацинт, полистав маленький, только что приобретенный путеводитель.

— Музей?

— Да. Старинной сельскохозяйственной утвари и…

Он внезапно умолк, оцепенел, глядя куда-то в толпу так, словно узрел привидение.

— Что такое? — встревожился Этти, вслед за ним оглянувшись на заполненную народом улицу.

Среди орды зевак выделялась статная, будто резцом скульптора выточенная фигура молодой женщины в безукоризненной белизны костюме-сафари, которая в свой черед так же застыла, глядя в нашу сторону. Высокая, длинные, аж до поясницы, волосы цвета воронова крыла, а мордашка такая, что вечное проклятие всем святым здешних мест, считай, обеспечено. Она не просто смотрела — она изучала нас. Поочередно. И когда ее зрачки уставились на меня, мне почудилось, будто по спине забегали крошечные ящерицы.

— Вот это бомба… — бормотнул Ганс.

Гиацинт открыл было рот, будто собираясь окликнуть ее, но в это самое мгновение она испарилась, как не было.

— Красивая женщина, — оценил мой братец, не скрыв восхищения. — Вы с ней знакомы?

— Боюсь, что да…

Если принять во внимание его озабоченный тон, непохоже, что наш приятель в восторге от этой встречи.

— Роман дней былых? — пошутил я, но, встретив его злобный взгляд, спросил уже серьезно: — Гиацинт, кто это?

— Действующее лицо, находящееся здесь по причинам, далеким от религии.

— Нельзя ли поточнее? — вмешался Этти.

— Она работала на Гелиоса. Несколько лет назад. Ее зовут Кассандра.

— И каковы были ее… функции?

Неотрывно глядя мне прямо в глаза, он произнес:

— Те же, что у вас.

— Так что же она делает здесь? Что все это означает?

— По-моему, ничего хорошего.


Закрывшись в комнате Ганса и Гиацинта, мы ждали последнего — он отправился сделать несколько телефонных звонков вне монастырских стен.

Этти прямо здесь, на полу, демонстрировал юноше такие упражнения йоги, что от одного их созерцания недолго заработать тянущие боли во всем организме.

— Как тебе нравится вся эта история? — спросил я его.

Он приостановился в самом разгаре очередного немыслимого трюка.

— Сначала некий Да Альмейда, о котором вы мне рассказывали, теперь эта дама… Всего за несколько дней на нашем пути оказалось целых два охотника за сокровищами. Немного странно, согласись, а?

Ганс распрямился, тоненько постанывая: беднягу скрутила судорога.

— Думаете, Гелиос в одной гонке ставит на нескольких жеребят разом? Совсем не в его стиле.

— Утечка информации? — предположил я.

— На данной стадии это уже не утечка, а целое кровоизлияние, — мрачно уточнил братец.

Мой бывший стажер, назидательно подняв перст, заявил:

— По существу, надо бы потребовать от Гелиоса, чтобы он нам кое-что разъяснил насчет этого португальца.

— Да уж, ему бы не мешало это сделать, — безрадостно подтвердил я.

— Подожди паниковать, Морган. Вспомни: мы вне досягаемости с тех пор, как выехали из Александрии. Связи нет. Не станет же он жечь костры, чтобы послать нам дымовой сигнал! — Тут он изобразил в воздухе нечто, более всего напоминающее женскую фигуру весьма щедрых форм. — Но я уж не премину спросить у него, чего ради здесь нарисовалась эта птичка!

— Все это дурно пахнет, — заключил Этти, повесив голову. — Совсем плохо.

В этот момент как раз и вернулся Гиацинт.

— У Гелиоса в настоящий момент нет новых сведений, ему нечего нам сообщить… Как удается проделывать такое? — вскричал он, обнаружив на полу моего перекрученного братца.

— Мы говорили о Да Альмейде, — упорствовал я. — Вы так-таки ничего не выяснили насчет этого типа? Он же наверняка был в курсе наших планов! Едва мы приплыли на Хиос, как он уже оказался у нас на хвосте!

— Этот вопрос в стадии выяснения, — начал он и, догадавшись, что я намерен спорить, закричал, не дав мне и рта открыть: — Мы не волшебники, Морган! У нас нет магического кристалла! — Потом, также внезапно успокоившись, безмятежно сообщил: — Кушать подано. Нас ждут в трапезной. Ганс, тебе нужно переодеться.

Парень старательно разгладил свои бермуды — шорты до колен, коим вообще-то полагалось быть узкими, тогда как у него они с легкостью вместили бы четверых таких, как он, — и гневно вопросил:

— Это еще почему?

Гиацинт поддел пальцем подтяжку злополучных шортов:

— Скромная респектабельность — закон здешних мест. Если ты этого еще не заметил, впредь учти.

На том мы с братцем и отправились к себе в комнату.

— Как прикажешь понимать твою замысловатую мину? — спросил я, и впрямь озадаченный странным выражением, мелькнувшим на его лице.

Этти тяжело вздохнул:

— Гиацинт лжет.

9

На следующее утро, проглотив завтрак, столь же безвкусный, сколь неудобоваримый, мы снова принялись блуждать по оазису. Толпа стала еще многолюднее, чем накануне, поскольку, как нам сообщили по пути от одного переполненного кафе к другому, еще до полудня ожидалась какая-то свадебная церемония.

Накануне я провел ночь почти без сна, так как был принужден стащить с кровати тощий матрас, который был мне короток, и устроиться на полу, после чего встал разбитый, с ломотой во всём теле. Гиацинт выглядел не лучше, но у него, безусловно, имелись на то другие причины. Бледный, с синими кругами у глаз, он украдкой озирался — сторожко, как солдат, проникший в ряды вражеского воинства. Я уже достаточно хорошо его знал, чтобы угадать эту напряженность, как он ни пытался ее скрыть. Что до Ганса, он, исполненный беззаботной самонадеянности, присущей его возрасту, слонялся, зевая по сторонам, ни в малейшей мере не осознавая той едва уловимой перемены, что произошла с тех пор, как наш ангел-хранитель в последний раз выходил на связь со своим Всевышним.

— Что рекомендует ваш путеводитель? — наконец подал я голос.

Гиацинт вынул из брючного кармана маленький блокнот.

— В этой крепости есть только одно местечко, где мы можем надеяться что-нибудь найти, — это музей античности. Если же нет, придется предпринять осмотр башни здешнего монастыря.

— Монастырь не так велик, — заметил Ганс. — Мы в два счета его обшарим.

— Ганс, — мне захотелось умерить его прыть, — здесь, в Вади-эль-Натруне, еще добрый десяток других монастырей, и расстояние между ними иногда достигает полусотни километров. Причем, заметь, по пустыне.

Парень обратил умоляющий взгляд на Гиацинта:

— Так мы идем в этот музей? Да или нет? Если да, так уж давайте двинемся наконец!

По существу, речь шла о скромном трехэтажном строении, оборудованном под музей. Посреди четырехугольного двора, между двумя крыльями здания, исполняя роль скульптуры, торчала старинная реставрированная двуручная тележка. Наперекор своей неподдельности и символичности сия достопочтенная утварь почему-то совсем не привлекала внимания туристов.

Скопившись у входа во двор, куда никого не пропускали, толпа посетителей пялилась на вооруженных до зубов людей в униформе, которые худо-бедно пытались сдерживать напор любопытных.

— Это что еще за холера? — завопил Ганс, проталкиваясь сквозь толпу к военным, образовавшим зону безопасности вокруг двуручной тележки.

— Назад! — рявкнул один из них. — Музей закрыт до новых распоряжений.

— А что случилось? — поинтересовался я.

— Этой ночью кто-то расколотил витрину.

Меня пробрал озноб. Я осторожно покосился на Гиацинта.

— Что-нибудь украли? — осведомился он, затаив дыхание.

— Похоже на то.

— А что именно пропало? — не отставал наш «телохранитель».

Вояке не понравился бесцеремонный тон Гиацинта. Казалось, он с трудом сохранял хладнокровие. Не будь наш друг человеком с Запада, можно было бы не сомневаться, что антипатия стража найдет свое выражение в весьма ощутимом пинке. Но коль скоро нельзя пренебрегать теми, от кого исходит основная прибыль страны, ему пришлось проглотить свое раздражение.

— Не знаю, месье, — ответил он вежливо, но было заметно, как его тошнит от учтивости.

Мы попятились, выбрались на свободное место, подальше от этой толчеи.

— Вот невезуха! В этой дыре на пятачке такое небось случается раз в тысячу лет, и надо же, чтобы именно на нашу голову!

Гиацинт разнервничался не на шутку, теперь это было заметно невооруженным глазом.

— Нас опередили, верно? — тихонько обронил Этти.

— Не исключено, должен признать. Мне нужно позвонить Гелиосу. Встретимся в монастыре.

Изрядно приуныв, мы поплелись обратно, но едва успели подойти к монастырскому порогу, как мне навстречу с учтивым поклоном устремился монах:

— Профессор Лафет? Морган Лафет?

— Да.

— Письмо для вас, профессор. Доставили в приемную. Только что.

Он протянул мне сложенный листок, который я тотчас развернул. Просто имя и номер телефона, ничего больше. Я поблагодарил монаха и сунул листок в карман шортов.

— От кого? — встревожился Ганс. — Гелиос?

Покачав головой, я солгал:

— Мадлен. Спрашивает, все ли у нас в порядке.

— А… Передай ей от меня привет.

Этти, наклонясь ко мне, шепнул:

— Амина?

Я кивнул. Когда покидали Александрию, я украдкой послал ей эсэмэску на мобильник.

Опередившего нас Ганса мы догнали в квадратном дворике.

— Нигде ничего забавного, — брюзжал он. — Никакого тебе Рима или Спарты! Во второй раз приезжаю в Египет, и что я здесь видел? Сначала мечеть, теперь монастырь! Жуть берет…

В ответ мой братец пообещал, что мы отсюда не уедем, не дав ему возможности посетить какие-нибудь античные руины, и наш юный друг чуть-чуть взбодрился.

Гиацинт вскоре присоединился к нам и холодно уведомил, что он намерен отправиться к себе и выспаться, да и нам не мешало бы последовать его примеру, пока от патрона не поступили новые указания.

Ганс, ворча, потащился вслед за ним. А мы с Этти, немного выждав, пошли звонить.

На людной улочке, в двух шагах от монастыря, имелась телефонная кабинка. Я достал из кармана записку, что передал мне монах, и набрал номер Амины. Она подняла трубку после первого же звонка:

— Морган? Слава Богу, ты в порядке…

— Откуда ты узнала, что мы здесь?

— У меня свои источники, а ты как думал? Где Этти и Ганс?

— Этти со мной. — (Братец, который, прижавшись щекой к моей щеке, старался расслышать, о чем мы говорим, нахмурил брови.) — Ты-то как, Амина? По-моему, у тебя голос тревожный.

— Морган! Садись на первый же самолет и мотай из Египта! Ты меня слышишь? Как можно скорее уноси ноги!

— Как ты сказала? В конце концов, что происходит?

— У меня мало времени, долгий разговор возбудил бы подозрения, так что слушай хорошенько: я в курсе насчет твоей миссии и этой маски, о которой ты меня расспрашивал. Это не обычные археологические изыскания, тут совсем другое. Вы пешки в игре, которую затеял Гелиос с четырьмя другими коллекционерами, это погоня за сокровищем величайшей ценности, игра, где каждый использует свои лучшие силы и любые средства дозволены. Вы в опасности, Морган. Другие искатели, ваши конкуренты, знают толк в подобных предприятиях, это народ тертый, не дети. Надо бросать их игры и прочь из Египта! Немедленно!

Мы с братцем ошеломленно переглянулись.

— Успокойся, Амина. Я ничего не понимаю. Что это за история, какая игра?

Было слышно, как она тяжело перевела дыхание.

— Гелиос и еще четверо коллекционеров заключили безумное пари: тот, кто первым найдет маску Анубиса, получит право потребовать от каждого из конкурентов любое из сокровищ их коллекций. Что до охотника, который добудет маску, он получит сумму в пятьсот тысяч долларов. Представляешь, на что могут пойти некоторые ради возможности урвать такой куш?

Я выругался. Потом спросил:

— А эти другие — кто они?

— Не знаю. Обещай мне, что вернешься во Францию, Морган!

— Ты забываешь о моем отце. Амина. Пока мы не…

— Так ты еще не знаешь?

У меня перехватило горло.

— Не знаю чего?

— Твоего отца освободили вскоре после отъезда Этти. Он тотчас покинул Индию. — (Теперь Этти в свой черед пробормотал ругательство.) — Я не… Мне пора кончать разговор, Морган. Позвони мне, когда вы доберетесь до аэропорта. Уезжайте из Вади-эль-Натруна, скорее!

— Амина, постой! Амина? — Я повернулся к Этти. — Она бросила трубку. — (Брат, сжимая кулаки, прислонился к перегородке кабины.) — Гиацинт и Гелиос водили нас за нос с самого начала… Почему от нас скрыли, что папа уже на свободе? — Я едва удерживался, чтобы не разнести телефонную трубку на мелкие осколки. — Он мне за это заплатит!

И я прямиком устремился в монастырь, бледный от бешенства. Туристы и монахи, что попадались на пути, благоразумно сторонились, сознавая, что им не выдержать столкновения со стремглав несущимся навстречу стокилограммовым комком напряженных мышц.

— Морган! Подожди! Тут что-то не сходится! — Этти пытался удержать меня за локоть, но я грубым тычком отшвырнул его. — Успокойся, Гиацинт не кажется мне… Морган!

Я был настолько вне себя, что когда, перескакивая через три ступени, взлетел по лестнице дома для гостей и оказался перед дверью нашего ангела-хранителя, не потрудился даже ручку повернуть — просто высадил дверь плечом. Ганс, занятый чтением журнала, только ахнул удивленно, а Гиацинт, сидевший на своей кровати, выпрямился, растерянный:

— Морган? Что с вами слу…

Прежде чем он успел среагировать, я поймал его за ворот элегантной футболки и влепил здоровенный удар кулаком в челюсть. Схватив его за горло, я собрался повторить этот эксперимент, но тут и мне не поздоровилось. Он уже вывернулся и так ткнул меня кулаком в бок, что дыхание перехватило. Я и забыл, как бывает, когда имеешь дело с профессионалом.

— Вы что, взбесились? — закричал он, потирая подбородок. — А ну назад!

Он потряс в воздухе маленьким пистолетом, дуло которого было направлено в мою сторону. Но я, полагая тем не менее, что он никогда не решится в меня выстрелить, оперся на спинку в изголовье кровати, вскочил и бросился на него, норовя накрыть сверху. Тотчас жгучая боль в области шейных позвонков буквально парализовала меня, при любой попытке распрямиться она становилась вовсе нестерпимой. Меня безжалостно толкнули на пол, где я распростерся пластом, лишь бы утихомирить эту кошмарную тянущую боль.

— Успокойся, Морган, — приказал Этти, прижав меня коленом между лопаток, но и затылка не отпуская. — А вы уберите пистолет, — столь же невозмутимо и повелительно бросил он Гиацинту.

Тот подчинился, изумленный тем, как мой братец, куда менее сильный, умудрился так взять надо мной верх.

— Что на тебя нашло? — прорычал я. — Отпусти меня!

Послышался голос Ганса.

— Да, все в порядке, — успокаивал он кого-то сквозь выломанную дверь. — Наш друг почувствовал себя плохо, но теперь это прошло, он уже вполне владеет собой. Жара, конечно, в ней все дело. Еще раз спасибо. — Он попытался запереть дверь, но замок я разнес капитально. — Можно узнать, какая муха тебя укусила, Морган? Что с тобой стряслось?

— У него спроси!

Я дернулся, но Этти покрепче надавил пальцем на некую определенную точку вблизи моего горла, и перед глазами поплыл туман.

— Или ты успокоишься, — сказал он, — или я на несколько минут отправлю тебя в страну грез. Выбирай. Как вы могли втянуть нас в это гнусное пари, Гиацинт? — продолжал он. — А мы вам доверяли.

Тот опустился на свою кровать.

— Вот оно что… Это Амина вам рассказала, я полагаю?

Ганс тотчас встрял:

— Что-что? Какое пари?

— Я ничего не знал, Этти. Даю вам слово, что до вчерашнего дня понятия не имел об этом пари. Гелиос признался мне только тогда, когда я завел речь о Кассандре.

В висках у меня стучало, словно рядом били барабаны, перед глазами плясали десятки светящихся точек. Кровь поступала в мозг в ограниченных количествах, от чего казалось, будто меня затянуло в водоворот. Надеясь избавиться от этого адского вращения, я вцепился в ногу братца и простонал:

— Этти… Я сейчас отключусь.

Хватка, сжимающая мой затылок, превратилась в легкий массаж, и боль немного ослабела.

— До каких пор вы рассчитывали хранить этот секрет? — продолжал свой допрос Этти.

— Гелиос запретил говорить вам, боялся, что вы отступитесь… Мне… Я возмущен не меньше вашего, поверьте!

Тут снова вмешался Ганс:

— Эй! Минуточку! Так что это за история с пари?

Когда Этти вкратце пересказал ему наш разговор с Аминой, парень аж задохнулся от негодования:

— Выходит, Гелиос, даже не предупредив, отправил нас сражаться с бандой подонков, которые гонятся за нами по пятам? — Он повернулся к Гиацинту: — Какое мерзкое свинство!

— Насколько я понял, — объяснил тот, — это было предусмотрено правилами игры. Что-то вроде способа придать ей остроту. Тогда понятно, почему Кассандра была удивлена не меньше, чем я.

— А этот Альмадейда или как его там? — напомнил Ганс. — Он-то прекрасно знал, в каком качестве выступает и чего ищет, разве нет?

— По всей видимости, в том, что касается его, игральные кости были подделаны. Он должен был самостоятельно обнаружить присутствие других «игроков», но тот, кто его нанял, явно хотел обеспечить ему преимущество.

С помощью Этти мне удалось сесть, но мое зрение все еще было затуманено. Да и голоса, отдаваясь у меня в ушах, звучали странно и слишком громко, будто через микрофон.

— Если верить Амине, в борьбе участвуют пять игроков, — заключил братец. — Следовательно, осталось двое, не считая нас и если исключить эту Кассандру.

— Мне наплевать на численность конкурентов, — перебил я их, хотя все еще не мог полностью прийти в себя. — Что касается нас, Этти и меня, игра окончена. А ты, — прибавил я, косясь на братца и потирая ноющий затылок, — можешь на меня рассчитывать: я тебя еще заставлю за это заплатить.

— Вы упускаете одну деталь, Морган, — рискнул напомнить Гиацинт. — Если вы сейчас все бросите, ваш отец…

— Мой отец на свободе и уже покинул Индию! — взорвался я. — Но вы и это воздерживались нам сообщить!

Он замотал головой, явно озадаченный:

— Нет. Процесс должен состояться не ранее, чем…

— Процесс имел место два дня назад. Амина только что сообщила мне об этом!

С абсолютно потерянным видом он встал, как-то нетвердо прошелся туда-сюда по комнате.

— Это невозможно… Она, наверное, ошиблась, ведь мне говорили, что… Я больше ничего не понимаю.

С этими словами он рухнул на кровать, сжимая голову руками. То ли уж очень ловко разыгрывал комедию, то ли до него дошло, что четвертым одураченным оказался он сам.

— Гиацинт, где наш отец? — взмолился Этти, золотистые глаза которого вперились в самую глубину его зрачков.

Тот, не дрогнув, выдержал этот взгляд, но по его лицу было видно, что он страшно подавлен.

— Если он уже за пределами Индии, то… я не знаю.

Я чуть было опять не вспылил, но брат меня удержал.

Гиацинт не лгал.

Выскочив на улицу и вбежав в телефонную кабинку, я стат трясущимися пальцами совать в щель монеты, потом лихорадочно набрал парижский номер отца. И тут же со вздохом повесил трубку, вслух прошептав:

— Автоответчик.

— Попробуй домой позвонить, — посоветовал Ганс.

Я так и сделал. Трубку взяла Мадлен.

— Это ты, Мадлен? Папа не звонил? А… Нет, все идет, как и предполагалось. Да, все в порядке, — соврал я. — У меня почти не осталось монеток, я попробую еще позвонить дня через два-три, ладно, Мадлен? Я тоже тебя обнимаю. Хорошо. До свидания.

Я повесил трубку, сурово оглядел своих спутников. Этти с трудом сглотнул — мешал ком в горле.

— Пустите-ка меня, — скомандовал Гиацинт, шагнув к телефону.

Он сделал несколько звонков, которые, похоже, привели его в ярость. Через четверть часа — эти минуты нам показались вечностью — он вышел из кабинки. И пробормотал чуть слышно:

— Амина была права.

Он побрел по опустевшей улице — палящий зной разогнал туристов. Казалось, он испытывает нестерпимое унижение от такого предательства, от сознания, что его водили за нос, будто новичка.

— Попробуйте позвонить отцу на его мобильник, — внезапно предложил он мне.

— Мобильник? Можно смело биться об заклад, что если даже полиция и не прибрала его к рукам, то уж батарейки наверняка сели. Где бы он мог его зарядить? В камере?

— Все-таки попытайтесь.

Я подчинился почти без надежды, но сверх ожиданий кто-то взял трубку, и на том конце провода раздался знакомый мягкий голос.

— Гелиос! — прохрипел я так, что мои спутники вздрогнули. — Где мой отец?

— В безопасности. На данную минуту.

— Вы дерьмо…

— Не будьте таким грубым, профессор. Я этого терпеть не могу.

— Я хочу поговорить с моим отцом!

— Он отдыхает. Вы побеседуете с ним в другой раз.

— Мне нужно поговорить с ним немедленно.

— Он чувствует себя хорошо, даю вам слово.

— Знаю я, чего стоит ваше слово!

Тут он этак звонко хихикнул:

— В таком случае вам нечего опасаться. Разве я когда-нибудь не сдержал обещания? Я заверил вас, что пущу в ход все свое влияние, чтобы обелить вашего отца и вытащить его из тюрьмы. И я сделал это. Взамен вы должны были оказать мне маленькую услугу, но приходится констатировать, что вы не проявляете для этого достаточной настойчивости.

— Вы обманули нас!

— Сделайте работу, и вы вновь обретете своего отца.

— А в противном случае?

— Вы себя недооцениваете, профессор. В этом ваша ошибка. Передайте своим товарищам мой сердечный привет.

— Нет! Подождите!

Он отключился, а я со всего размаху саданул трубкой по номерному щитку.

— Морган? — Этти, задыхаясь, вцепился в мою майку. — Где папа?

Я объяснил ему ситуацию, краем глаза приметив, как каменеет нижняя челюсть Гиацинта. Пьянея от гнева, тот процедил:

— На сей раз он зашел слишком далеко.

Этти, ломая руки, бормотал на хинди вперемешку проклятия и молитвы.

— Придется найти маску, — заключил он наконец. И в ответ на мой возмущенный взгляд вздохнул: — Морган, этот человек не оставил нам выбора.

Сиеста кончалась, тут и там замелькали туристы, и я забеспокоился, как бы наша группа не привлекла излишнего внимания.

Итак, мы вернулись в монастырь и направились в свои комнаты.

Когда я уже потянулся к дверной ручке, собираясь вложить ключ в замочную скважину, Гиацинт удержал меня.

— Постойте! Смотрите, — шепнул он, указывая на замок.

Кончиком пальца он коснулся царапин на дереве, таких крошечных, что я бы никогда их не заметил.

Жестом он приказал нам отойти и встать по обе стороны двери, а сам вытащил пистолет.

— Не двигайтесь, — одними губами, беззвучно предупредил он, снимая оружие с предохранителя.

Со множеством предосторожностей он прицелился, затем ударом ноги распахнул дверь и тотчас приземлился на четвереньки, направив дуло своего пистолета на вторгшегося врага. Или, вернее… на врагиню.

— Воистину добрый день, отец мой! — звучно, дерзко приветствовала она его, нимало не смущенная, даже не удивленная нашим внезапным появлением.

Хотя никто не успел потребовать этого, она протянула Гиацинту свой пистолет с привинченным к дулу глушителем.

Настороженно обшарив комнату взглядом, он только после этого медленно приблизился к молодой женщине и взял пистолет, чтобы тотчас препоручить его Этти.

— Я помню, что ты не в своем уме, Кассандра. Но похоже, твое сумасшествие прогрессирует.

Продолжая целиться ей в голову, он левой рукой без малейшего стеснения ощупал ее одежду и даже, сунув руку под длинную юбку, проверил, не спрятано ли чего между ног. При виде подобных манипуляций Ганс покраснел.

— В последнее время, — усмехнулась она, — уже не модно прятать пистолеты за подвязками. Такая жалость!

Гиацинт, игнорируя издевку, продолжал шарить, потом, выпрямившись, победно потряс каким-то продолговатым металлическим предметом:

— Надо отметить, что ты не утратила былых похвальных навыков.

Он бросил мне свою находку — складной нож с тремя лезвиями. Я поймал его на лету и засунул в задний карман шортов. Это была одна из тех миниатюрных, но смертоносных игрушек, которые подчас фигурируют в гонконгских триллерах.

Поймав мой изумленный взгляд, молодая женщина иронически подмигнула. Потом изящно опустилась на мою кровать, не обращая внимания на пистолет в руках своего бывшего собрата по оружию, хотя дуло по-прежнему было направлено на нее.

— Я наслышана о вашем атлетическом телосложении, профессор Лафет, но должна признать, что рельефность вашей мускулатуры превосходит все ожидания, — заметила она, вынимая сигарету из моей пачки, которая вместе с прочими принадлежавшими мне пожитками валялась на полу.

Она успела вытряхнуть на пол весь наш багаж и, видимо, расшвыряла его ногами.

— Где анк? — спросила она и, заметив, как Ганс, отпрянув, вцепился в ремень своего рюкзака, обронила: — Ясно…

— А где посох? — откликнулся Гиацинт, поднося к ее лицу свою зажигалку с трепещущим язычком пламени.

Она выпустила из своего чувственного рта, изогнутого в хищной усмешке, длинную струю дыма.

— Посох в музее, не так ли? — вмешался я.

— Вы там были? — осведомилась она и, когда я покачал головой, снова усмехнулась: — Счастлива, что могу избавить такого заслуженного археолога, как вы, профессор, от лишних хлопот. Здешний ассортимент столь убог, что превращает звание музея в чистую фикцию. Обветшалые подделки да искореженные обломки — вот и все, чем добрейшие монахи рассчитывают утолить любознательность посетителей.

— Однако же что-то… похитили? — рискнул вставить Этти.

Кассандра обернулась к нему, обозрела детально, с головы до пят, и в ее изумрудных глазах зажегся алчный блеск. Затем, снова обращаясь к Гиацинту, она полюбопытствовала:

— В какой языческой преисподней вы раздобыли этого ведического Аполлона, отец мой?

Но Этти, казалось, нисколько не смутили ни вольность ее речи, ни подразумеваемые инсинуации.

— Аполлон задал вам вопрос… мадам.

Произнося последнее слово, братец позволил себе слегка поморщиться, и эта гримаса совсем не понравилась молодой особе.

— Взлом служил не более чем средством отвлечь внимание монахов и военных.

— Так где посох? — не отставай я. — Где вы его нашли?

— Недалеко отсюда, — с манерной ужимкой обронила она, вставая, чтобы погасить свою сигарету в кувшине с водой, которой я пользовался для умывания. — Что ж! Теперь я могу уйти, или вы рассчитываете всадить мне пулю в лоб прямо сейчас?

— У нас анк, у тебя посох, — резюмировал Гиацинт. — Возлюбленная, мы зашли в тупик.

— Это он пока у вас! — Она послала ему воздушный поцелуй. — До скорого, отец мой. — Направившись к двери, она нежно погладила замок, покореженный ударом Гиацинта. — Вам трудно будет объяснить это… Будь я на вашем месте, я бы испарилась прежде, чем мне пришлось бы отвечать на слишком обременительные вопросы.

Она уплыла по коридору, самым вызывающим образом покачивая бедрами, и Ганс, сорвав с головы каскетку, в ярости швырнул ее на пол.

— Почему ты позволил ей уйти? — набросился он на Гиацинта.

Тот пренебрежительно глянул на раскипятившегося молокососа:

— А ты бы чего хотел? Пытать ее, чтобы вырвать признание? Укокошить даму? Здесь, в этой комнате? — (Юноша потупился.) — Взбалмошный мальчишка! — Гиацинт, в свою очередь, провел ладонью по искореженной двери. — Вторая за день… Придется оставить им щедрые чаевые, это в наших интересах. Надо сматываться.

— Как? Без посоха? — закричал я.

— Кассандра поспешит вслед за нами, а с ней и посох. Оставаться здесь, где все эти солдаты, которые…

— А это что такое? — перебил его Ганс, показывая мне что-то вроде длинного проржавевшего ножа, который он только что извлек из-под груды разбросанной одежды.

Выхватив у него из рук сей неприглядный предмет вместе с подвешенной к нему этикеткой, где значились название, описание и дата, Этти сказал:

— По всему, из музея украдено именно это.

Тут даже Гиацинт взорвался, не выдержал:

— Вот дрянь!

— Она хочет, чтобы нас загребли за кражу, — сообразил я.

— Гиацинт! Надо догнать ее, схватить! — крикнул Этти. — Если она донесет властям, мы…

Но наш приятель успокоительным жестом положил ему руку на плечо:

— Если бы она нашла анк, тогда да. А так нет. Нам нечего бояться. Она, по всей вероятности, надеялась его украсть, а уж потом донести, чтобы избавиться от нас.

— А если она все-таки сделает это? — не унимался испуганный Ганс.

— Она же не идиотка. Тогда наше имущество конфискуют, в том числе анк, и ей уж не добраться до него. Нет, нет… Ее надо заманить подальше отсюда, а потом, выждав удобный момент, настигнуть на открытом месте. А пока отделаемся от всего этого. — Он указал на музейный экспонат и оружие Кассандры.

Мы вдвоем спустились в сад, и там он незаметно обронил современное оружие заодно с античным в глубокий пруд, служивший резервуаром для полива фруктовых деревьев.

Исполнив это, мы отправились в приемную монастыря, чтобы расплатиться за пансион и осведомиться о расписании автобусов, идущих в Каир. Затем присоединились к Гансу и Этти, которые тем временем возились с нашим багажом.

— Нашли? — спросил брат.

— Туристический автобус, прибывший сегодня утром, отправляется в девятнадцать ноль-ноль. Нескольких кредитных билетов хватит, чтобы убедить шофера прихватить нас с собой.

Тут зазвонил колокол, зовущий в трапезную, и Ганс, глянув на часы, возопил:

— Начало второго! Отдаю все мое королевство за один гамбургер!

10

Незадолго до окончания завтрака к нам с приветливой улыбкой подошел тот самый монах, что встречал нас, когда мы только прибыли сюда.

— Я узнал, что вы уезжаете, брат мой, — обратился он к Гиацинту. — Удалось ли вам обрести в этом святом месте то, что вы искали?

— Еще не знаю. Время покажет.

— Сомнения… Да, через этот искус проходим мы все. — Монах осенил себя крестом. — Бремя вашей прежней священнической миссии было, должно быть, очень тяжко в нынешние беспокойные времена.

Мы с Гансом озорно переглянулись. Избранная нашим товарищем роль бывшего священника, приносящего покаяние, оказалась выгоднее, чем он ожидал, однако теперь ему, видно, хотелось как можно скорее покончить с благочестивой беседой. Зато наш гостеприимный монах явно не разделял этого намерения.

— А знаете, монсеньор Ферри, который часто мне пишет, отзывается о вас с большой приязнью.

Гиацинт закашлялся, пытаясь скрыть смущение.

— Ах, но я… — пролепетал он, — я уже столько лет не виделся с ним. Как он поживает? Он был выдающимся преподавателем теологии.

Монах нахмурился:

— Позвольте… Впервые слышу, что он преподавал. Я полагаю, он…

— Не обессудьте, брат мой, — снова перебил наш соратник, нащупывая удобный предлог, — но у нас остается очень мало времени до отъезда, а мои друзья не хотят покинуть монастырь, не побывав в часовне. Может быть, вы окажете нам честь, сопроводив нас туда?

Монах закивал головой и с жаром пожал ему обе руки:

— С величайшей радостью. Если вы закончили…

Таким образом мы, встав из-за стола и насилу волоча ноги, потащились в монастырскую часовню.

За этим посещением последовала краткая молитва, призванная, как пояснил наш гид, обеспечить нам Господне покровительство, когда мы двинемся в обратный путь.

— Спасибо за радушный прием, — сказал я монаху после того, как он завершил свою лекцию, посвященную местной истории. Мой братец вместе с Гансом разглядывали в это время картину донельзя кровавого содержания, висящую в дальнем конце нефа.

— Полно, не за что. Сожалею, что вы не можете погостить подольше. Возвращайтесь, когда только захотите. Здесь вы желанные гости.

Мы распростились, провожаемые множеством благословений.

— Что будем делать до отправления автобуса? — Ганс зевнул. — Еще и трех нет.

— Ты предашься сиесте, — Этти с усмешкой прикрыл ему рот ладонью, — а я покончу с упаковкой багажа.

Они направились к себе на этаж, а Гиацинт снова пошел звонить по телефону. Что до меня, я задержался во дворе, чтобы выкурить сигарету и еще раз обдумать то, что произошло с тех пор, как мы зашли в музей. Мой спутник, как только покончил с телефонными переговорами, подошел и сел на скамью рядом со мной.

— Вы звонили Гелиосу, не так ли?

Он кивнул и тоже закурил.

— Не знал, что у вашего отца проблемы с сердцем. Вы мне не говорили… — Он поймал мой испуганный взгляд. — Нет-нет, он чувствует себя прекрасно. В тюрьме с ним, видимо, случился приступ, но сейчас все уже в порядке, не тревожьтесь. Почему вы не известили нас об этом?

— Я и сам не знал. Он под надзором? В медицинском смысле слова?

— Да, меня только что заверили в этом… — Он устало махнул рукой. — Никогда бы не подумал, что Гелиос до такого дойдет. По отношению к вам. И главное, ко мне… — на мгновение запнувшись, пробормотал он.

— Однако же ему уже случалось посылать вас в самое пекло, разве нет?

— Но не подобным образом!

Рисуется он, или эта горечь, что слышна в его голосе, неподдельна?

Он в молчании докурил сигарету, раздавил окурок подошвой, и тут к нам подошел Этти.

— Ганс уснул. Рухнул, как мешок, — сообщил он.

— А ты ему в этом не помог? Так, самую малость? — поддел я его.

Братец пожал плечами:

— Он на пределе, бедный малый… — Этти примолк, потом внезапно спросил: — Скажи, Гиацинт, как священник становится наемным убийцей?

— Воспылав страстью к искусству драмы и комедии, — сострил тот.

— Не принимай меня за глупца.

Теперь он смотрел на собеседника в упор, прямо в глаза.

— Ладно, будем серьезны… Вы можете представить себе меня в сутане? — Гиацинт обернулся ко мне, призывая в свидетели, но я оставался невозмутимым. Знал, что брат никогда такого рода фразу попусту не брякнет.

— Гелиос нас всех послал на убой без малейших угрызений совести, — тихим голосом произнес Этти. — Вам не кажется, что настало время сбросить маски и сплотиться?

Гиацинт встал.

— По-моему, не только Ганс остро нуждается в отдыхе, Этти.

— Профессор Лафет! — услышал я голос у себя за спиной. Узнал монаха из приемной и насторожился, почуяв, что наш отъезд под угрозой.

— Да?

— Заходила дама, профессор. Одна из ваших коллег, мадам Вейланд. Она оставила это для вас. — И он протянул мне конверт.

— Вейланд? — переспросил я.

— Кассандра, — подсказал Гиацинт.

— Дама сказала, что это крайне срочно, И она… простите за откровенность, профессор, но у нее был такой вид… очень испуганный.

Переглянувшись со своими заинтригованными товарищами, я поблагодарил монаха, который тотчас испарился.

— Она хочет нас видеть, — сказал я, пробежав глазами второпях нацарапанную записку. — Ждет в том магазинчике, где вы купили свой путеводитель. Как по-вашему, это ловушка?

— При том, что целая армия патрулирует окрестности и в городке кишат солдаты? Нет… Она, напротив, хочет оставаться на виду, быть уверенной, что на нее не нападут без свидетелей. — Гиацинт с озабоченным видом перечитывал письмо. — Все это совсем на нее не похоже

— А может, она преуспела в искусстве комедии так, что ни в чем вам не уступает?

— Даже если так, Кассандра никогда не унизится подобным образом. Она попадала в самые безвыходные ситуации из-за своей непомерной гордости, Гелиос отчасти поэтому отказался иметь с ней дело. — Он помахал письмом, будто надеялся что-нибудь еще из него вытрясти. — Нет, это не та Кассандра, которую я знаю. Что-то случилось, Морган… Пятеро конкурентов, не правда ли, Амина так сказала?

— Вы думаете, Кассандра схлестнулась с одним из них? — (Он кивнул.) — У вас есть какие-нибудь предположения насчет того, чем это пахнет?

— Хотел бы ошибиться, но… Ладно, увидим. — И он спрятал письмо в карман.

— Вы решили пойти туда?

Он шагнул было в сторону колоннады, ведущей к выходу с территории монастыря, но тут же приостановился:

— Давайте сходим за Гансом.

— Если по городку шастают другие охотники, не лучше ли, чтобы он остался здесь, в безопасности? — сказал Этти.

— Если то, что я предполагаю, подтвердится, он здесь отнюдь не в безопасности, уж поверьте мне. Нам надо держаться вместе.

— Хватит темнить, Гиацинт! — запротестовал я. — Карты на стол! На что вы намекаете?

— Я предпочитаю соблюдать осторожность, Морган. Вот и все.

Больше мне ни слова не удалось из него вытянуть, но он никогда еще не выглядел настолько встревоженным. Неудивительно, что всем нам стало не по себе: страшновато было смотреть, как он на глазах теряет свое поразительное хладнокровие…

* * *

Кассандру мы и впрямь обнаружили там, куда она просила нас прийти, — в магазине. Она ждала нас в дальнем конце зала за одним из трех квадратных столиков. Вроде бы чай пила, только пальцы, сжимавшие стакан, были судорожно напряжены. Причем она сидела не одна. Напротив нее мы увидели коренастого мужчину в летах, с оголенным черепом; несмотря на кондиционер, гудевший на потолке, он нервно утирал громадным небеленым платком мокрое от пота лицо.

Заметив нас, Кассандра немного расслабилась. Вскинула руку с длинными наманикюренными ногтями, изящным жестом подзывая подойти поближе. Мужчина встал, вежливо поздоровался.

— Спасибо, что пришли. Хотите чего-нибудь выпить?

В ее любезности чудилось что-то непристойное, если вспомнить, каким образом эта красотка вломилась в наше жилище и какие неприятности собиралась нам причинить.

— Чаю — это бы замечательно, — откликнулся Этти, садясь с ними рядом.

Ганс уселся напротив Кассандры, зачарованный ее декольте.

— Это профессор Энрико Виллалобос из Парры, — начала она. — Знаменитый антрополог и…

— И патентованный жулик, — язвительно подхватил Гиацинт, заставив старика покраснеть. — Видно, грабеж ацтекских могил уже не приносит достаточного дохода, если вы снизошли до Египта, сеньор Виллалобос из Парры? — (Тот отвел глаза, разозленный столь прямым вопросом, но слишком озабоченный, чтобы отвечать на оскорбление.) — Чего же ты хочешь, Кассандра? К чему вся эта комедия?

Молодая женщина оглянулась, чтобы убедиться, что нас никто не слышит, но большинство туристов столпилось в торговой части магазина, и за ближними столиками, кроме нас, не было ни души. Она заказала еще четыре стакана чаю, послав за ними владельца или его помощника, исполняющего эти обязанности, и закурила сигарету. Терракотовая пепельница, стоявшая перед ней, была уже переполнена окурками.

— Почтительно предоставляю вам слово, профессор Виллалобос.

Этот последний, вдруг закашлявшись, одним глотком осушил свой стакан.

— Не тяните, — поторопил его Гиацинт. — Мы покидаем Вади-эль-Натрун через три часа и не стремимся провести все это время в вашей невыносимой компании.

Мужчина и на сей раз не вспылил. Руки у него тряслись, он разглядывал нас по очереди, пока не остановился на мне.

— Давайте объединимся и разделим премиальные, — брякнул он с сильным испанским акцентом и ошеломляющим апломбом.

Я брезгливо поморщился, а Гиацинт сказал, как плюнул:

— Если вы собирались сказать нам только это, не стоило беспокоиться. Спасибо за чай. — И он встал.

— Подождите! — не сдавалась Кассандра. — Старый дурень, — бросила она своему сообщнику.

— Деньги нас не интересуют! — воскликнул я с отвращением, отталкивая свой стул.

— Возможно. А ваша жизнь вам тоже ни к чему?

Наклонясь к ней, Гиацинт презрительно пробормотал:

— Если это пугало и есть четвертый охотник, моя жизнь обещает быть еще очень долгой, что до твоей, она меня нисколько не заботит.

Мы уже было направились к выходу, но тут Виллалобос из Парры сказал:

— Охотников не четверо. Их пятеро. Вы, я, Да Альмейда, труп которого два дня назад нашли на греческих островах… — (Гиацинт насторожился.) — Да, Бертинелли, я неплохо информирован.

— Весьма рад за вас. А ты, Кассандра… Тебе нужен анк? Так отправляйся за ним в Каир. Я жду тебя там с верой и надеждой, моя дорогая! Cara mia! — повторил он по-испански, и эти два слова прозвучали жестко, как оплеуха.

— Она вас наверняка посетит, месье Бертинелли, — продолжал старик. — Но придет без того, что вас интересует, так как эта вещь у меня. В надежном месте… — Заметив, как я резко обернулся к нему, он хихикнул. — Ну что, профессор, будем договариваться? Да или нет?

— Что скажешь, Кассандра? — Гиацинт испытующе глянул на старую знакомую.

— Я всего лишь его телохранитель, — призналась она. — Состою при кем так же, как ты — при профессоре Лафете. Да, это он… охотник.

Последнее слово она выговорила с презрением, которое вызвало у старого мошенника ухмылку.

— Как же ты могла пасть так низ…

— Пожалуйста, Гиацинт, уж меня-то избавь от этих шпилек! Ведь и тебя тоже, бывало, забрасывало черт-те куда, разве нет?

— Так, стало быть, месье Бертинелли, — гнул свое этот мерзкий тип, — перечислим участников нашего предприятия: вы, я, покойный Да Альмейда (как вы результативны, амиго!) и — о, сколь незабвенный! — Петр Михайлов (еще очко в вашу пользу). Но кто же пятый, как по- вашему?

— Назовите его сами, раз вы столь хорошо осведомлены.

Виллалобос жестом предложил своей спутнице продолжить, и она смиренно признала:

— Его настоящее имя никому не известно. Так же, как черты его лица. — (Гиацинт побледнел.) — Понимаешь теперь, что нас заставило пойти на эту встречу? И почему я предлагаю тебе объединить наши усилия, cara mia?

Наш товарищ тяжело рухнул на стул, как если бы ему, словно Атланту нынешних времен, взгромоздили на плечи всю твердь небесную.

— Эй! — возмутился не на шутку шокированный Ганс. — Они не лучше фашистов! Не станешь же ты в самом деле якшаться с таким отребьем? Обойдемся без них!

Кассандра горько рассмеялась:

— Ну и претензии у этого юного павлина! Сядь, мальчик, убери свой пышный хвост и подожди, пока тебе позволят его распустить!

Парень сжал кулаки, но Гиацинт резким жестом опустил руку ему на плечо и заставил сесть. Потом спросил, причем голос его прозвучал не слишком уверенно:

— Так что происходит?

Кассандра достала из рюкзака и выложила на стол маленькую стрелу с черным оперением.

— Его любимая игрушка. Я была от нее на волосок, — уточнила она, показывая этот неприятный объект своему сообщнику, который беспокойно заерзал на стуле.

— Когда?

— На обратном пути от вас в монастырь Эль-Сириани. Мы там остановились, это в двух километрах отсюда.

— Маску мы заберем, — не терпящим возражений тоном отрезал наш товарищ. — От этого зависит жизнь человека. А деньги отдадим вам. Да или нет — иных предложений не будет.

— Вы с ума сошли? — вспылил я, но он поднял на меня такой мрачный взгляд, что весь мой гнев улетучился. — Гиацинт, объясните же, что происходит?

— Происходит то, молодой человек, — как бы про себя пробормотал Виллалобос, — что если Фантом уже крадется по нашему следу, нам бы стоило заблаговременно выкопать шесть ям достаточного размера, чтобы там уместились наши скелеты.

Ганс сморщил губы в уморительной обезьяньей ухмылке:

— Да кто он такой?


В паркинге монастыря Эль-Сириани, где Кассандра обосновалась со своим охотником, мы с Этти загрузили багаж в просторный «лендровер». Молодая женщина освободила для нас четыре задних сиденья, чтобы мы смогли с грехом пополам втиснуться в машину.

Снаряжение, заботливо расставленное и разложенное здесь в сумках цвета хаки, могло помочь ей с успехом противостоять любого рода превратностям, каких только можно ожидать в пустыне.

— И никто так-таки никогда не видел физиономии этого типа? — не переставал изумляться Ганс, жуя резинку.

Кассандра сменила свой костюм-сафари на полотняные некрашеные брюки, блузку с длинными рукавами и большой платок, которым замотала голову, защищаясь от все еще палящих лучей солнца.

— Никто. Но нет человека, которого Гелиос ненавидел бы сильнее, чем его.

— В конце концов, о ком все-таки речь? — не выдержал Этти. — Должны же у вас быть хоть какие-нибудь предположения?

Гиацинт и Кассандра дружно пожали плечами.

— Если верить слухам, возможно, что это родной брат Гелиоса. И самый яростный его соперник во всех областях деятельности.

— Брат? — изумился я. — Что же он совершил столь кошмарное, чтобы на всех нагнать такой ужас?

Опершись на капот машины, Кассандра усмехнулась:

— Вы достаточно знакомы с образом действий своего покровителя? Известны вам средства, которые он способен пустить в ход? И то коварство, перед которым он не остановится, лишь бы достигнуть своей цели? А теперь вообразите его двойника: если угодно, клон, но в двадцать раз более жестокий. Судя по тому, что вы нам рассказали, Гелиос вернул вам вашего брата в добром здравии; ну, а Фантом, тот бы отсылал вам его по кусочкам до тех пор, пока вы бы на блюдечке не принесли ему то, чего он требует.

— Вы уже имели дело с этим субъектом?

— О! Да… Как всякий, кто вращался в этой среде. Спросите у Гиацинта.

Тот кивнул:

— Однажды он в несколько приемов опрокинул все планы Гелиоса. Мы с Кассандрой тогда потеряли девять человек, наших лучших людей. Это было шесть лет назад, во время тихоокеанской экспедиции. Она выбралась из этой переделки с гарпуном, пущенным из ружья прямо с борта подводной лодки. А я с двумя, — он задрал майку и показал нам два глубоких шрама у себя на талии. — Как сказала Кассандра, мы предполагаем, что Фантом — брат Гелиоса, но некоторые считают его бывшим наемником, другие говорят, что это богатый промышленник, любитель острых ощущений, кое-кто подозревает, что видел его в облачении священника или в форме военного летчика. По сути же, истина никому не ведома, одно точно: он опасен. Куда страшнее Гелиоса. И я не нахожу объяснения, зачем он ввязался в эту игру!

— Вероятно, тут сыграл роль соблазн обездолить врага, заграбастав предмет искусства, который ему особенно дорог. Без этого, думаю, не обошлось.

— Не так давно уже было нечто подобное, — вздохнул Гиацинт. — Наш конвой, сопровождавший статую Посейдона Эфесского, был атакован. Сколько труда нам стоило заполучить это изваяние! Великолепный образец древнего искусства, Гелиос много лет о нем мечтал. Два года спустя нам его возвратили… с рассыльным… Статуя оказалась раздробленной на мелкие кусочки. Было похоже, будто кто-то забавлялся, елозя по ней асфальтовым катком.

— Ладно, — проворчал Ганс, потеряв терпение. — Что там поделывает Виллабобос из Пампы? Ему требуются три часа, чтобы сбегать за рюкзаком?

— Нет смысла ждать его, — обронила Кассандра.

Приложив палец к моим губам, она протянула другую руку к капоту, где была разложена целая выставка разнообразных предметов, и постучала своим заостренным лакированным ногтем по трубе, которая казалась полой, однако по диаметру и длине подходила для того, чтобы спрятать нечто, более или менее похожее на трость.

— Энрико по части воображения был на уровне земляной груши, — пояснила она.

— «Был»? — вскинулся Гиацинт.

— Забудь о нем, прекрасный эфеб. Я заступлю ему на смену. В путь!

Он грубо схватил ее за руку, прижал спиной к машине.

— Что ты натворила, Кассандра?!

Вывернувшись, она отрезала:

— Ничего такого, чего ты бы не сделал на моем месте.

Ганс вознегодовал.

— Вы его вырубили? — Он аж задохнулся. — Посреди монастыря, почитай при всем народе?

— Что вы сделали с этим человеком? — в свой черед спросил я, что было сил стараясь выглядеть невозмутимым.

— Он был уже не очень молод, профессор. В этом возрасте сосуды часто подводят, это никого не удивит.

— Но вы хоть не будете пытаться заставить нас поверить, что он стал жертвой апоплексического удара? Нам эту версию не проглотить!

— Во всяком случае, те, кто завтра утром обнаружит покойного в его комнате, придут именно к этому заключению, тут вы можете на меня положиться.

— Ты уверена, что никто не сможет усмотреть связь между трупом и тобой? — с отталкивающим хладнокровием переспросил Гиацинт.

— Нет. Мы жили в разных комнатах, и я позаботилась о том, чтобы меня считали не более чем случайной попутчицей, которая, встретив в Каире этого милого бедного старичка, скрученного ревматизмом, предложила подвезти его на своей машине. Христианское милосердие, если тебе угодно. Не так ли, отец мой? Вы ведь должны кое-что смыслить в таких материях.

— Перестань называть меня так! Я слишком давно расстался с иезуитами.

— Какая тут связь с твоим…

Он затолкал ее в машину, сел на водительское место, но, собравшись включить зажигание, все-таки не удержался — проверил, не завалялась ли где какая-нибудь проволочка или еще что-нибудь такое, что бы намекало на присутствие взрывного устройства.


Преодолев многие километры по тряским тропам среди унылых ландшафтов пустыни, мы выехали на то самое шоссе, по которому приехали сюда из Александрии. Теперь же наш путь лежал на юг, в сторону Каира.

Наступившая ночь принесла с собой малую толику прохлады, но дорога не опустела, машины хоть и не запруживали ее, но шли непрерывным потоком. Гиацинту приходилось попеременно то жать на тормоза, то бешено крутить баранку, чтобы избежать столкновения с грузовиками, автомобилями и всякими развалюхами на колесах, водители которых, похоже, имели крайне приблизительное понятие о правилах уличного движения.

Ганс упорно сверлил глазами темноту, надеясь разглядеть хоть что-нибудь необычное на потребу своей фантазии. Напрасный труд: пустынная дорога в полной мере заслуживала этого названия. Кроме каких-то селеньиц, изредка мелькающих поодаль, вокруг не просматривалось ничего мало-мальски занимательного.

— Ты еще увидишь свои пирамиды, — пошутил Этти, ободряюще потрепав его за плечо.

— Вы, однако, не рассказали нам, где отыскался посох Анубиса, — сказал я, лишь бы как-нибудь разрядить тягостную атмосферу.

Полуобернувшись ко мне, Кассандра отозвалась:

— В бывшем монастыре Абу-Макар, Святого Макария, ныне это обитель Святого Иоанна Крестителя. Он позолоченный и до странности легкий. По-видимому, из металла, но какого? Затрудняюсь определить.

— Какой-то титановый сплав, — сообщил Гиацинт, воем клаксона оповестив о своей досаде того шофера грузовичка, который его подрезал, и подкрепив сигнал собственным громовым рыком: — Cretino!

— Титановый? — недоверчиво протянула Кассандра. — Это в древнем-то Египте? Мой бедный Гиацинт, тебе пора освежить свое классическое образование.

— Надпись разобрать можно? — осведомился Этти.

— Да. Это символы, покрытые стекломассой. — Глянув на анк. который мой братец показал ей, вытащив из рюкзака Ганса, она кивнула: — Да, похоже. И фактура та же, и материал. Вы знаете, что это такое?

— Титан, — подтвердил Эттп, усмехнувшись уголком рта. И в ответ на ее гримаску серьезно сказал: — Уверяю вас, что речь идет именно о сплаве титана с алюминием, каким бы диким это вам ни казалось. Мой брат и Гиацинт нашли его в одной часовне. Жители Хиоса извлекли его из… — Ганс собрался было разразиться восторженным перечнем подробностей, но Этти закрыл ему рот ладонью и быстро докончил: — Из старинного захоронения в окрестностях Фанайев. Вы расшифровали надписи?

— Энрико это удалось. Но не знаю, много ли толку в его интерпретации. А вон и платная автострада! — объявила она, указывая на мигающие вдали оранжевые огоньки. — Мы почти на месте. У Гелиоса по-прежнему есть свое гнездышко в Каире, а, Гиацинт?

— Да, только не знаю, так ли уж разумно нам сейчас туда соваться. А ты как считаешь?

— Я голосую за отель, — сказала она, вытаскивая из кармана мобильник с намерением его включить.

— Мы все еще в пустыне, Кассандра, — грубо одернул ее наш шофер, тормозя перед одной из пробок, скопившихся у въезда на платную автостраду. — Здесь нет сети. Ах, впрочем, есть, — тут же поправился он, заметив позывные локальной сети, проступившие на цветном экране мобильника.

— Можете с высоты своей эрудиции считать меня легкомысленной горожанкой, если это вас греет, но… — И тут же осеклась, видя, как мы все разом лихорадочно застучали по кнопкам своих телефонов, набирая коды доступа. — А, ну то-то же!


В Каир мы въехали около десяти вечера, но «город-спрут», как сказал бы Верхарн, в любой час дня и ночи, по обыкновению, гудел, кишел народом, кипел, переливаясь через край…

Шутка ли — семнадцать миллионов обитателей, одно из самых густонаселенных мест планеты! И это ощущалось. Любому, кто попадает в Каир впервые, он представляется утомительно суетливым, сбивающим с толку, неприятным, а то и агрессивным. Это средоточие множества красот и древностей. Да, но то и другое покрыто грязью. Когда случается наведаться сюда, город всегда кажется мне еще более изгвазданным и засаленным, чем помнился с прошлого раза.

Мы тотчас принялись застревать в пробках, среди адского воя клаксонов, толчеи пешеходов, велосипедов и всего, что только способно катиться на колесах при помощи мотора, а то и живой силы, двуногой или передвигающейся на четырех ногах.

Через полчаса Ганс стал проявлять признаки нетерпения.

— И он еще собирается посетить Дели! — насмешливо поддел его Этти.

Я выбросил свою недокуренную сигарету в окно и поспешил снова закрыть его. После двух суток, проведенных в монастыре среди пустыни, оглушительный шум улицы, смесь пищевых запахов и вони ночных горшков — все это было воистину нестерпимо.

Лихо огибая препятствия, наш шофер ухитрился, пусть и не по прямой, продвинуться в направлении нильского берега.

— Нет, сколько можно? Обрыдло! — кипятился Ганс, окончательно выйдя из терпения.

— Куда мы, собственно, едем? — осведомился я.

— В «Хилтон»!

Кассандра усмехнулась, не скрывая, что довольна, да и Ганс потирал руки, радостно приветствуя это сообщение


«Хилтон-на-Ниле» находится в двух шагах от Египетского музея и представляет собой роскошный дворец, высящийся на скалистом выступе; к услугам постояльцев бассейны, рестораны, кафетерии, теннисные корты и прочая развлекаловка. Окна нашего номера, состоящего из пяти комнат и громадного салона, выходили на Нил, и Ганс, пораженный открывающимся видом, сразу вышел на балкон полюбоваться.

Открыв рот, он всецело предался своим фантазиям, сменявшим друг друга в ритме бегущих волн, позолоченных лучами полной луны и отблесками городских огней. Каир — или по крайней мере та его часть, что открывалась взгляду, — отсюда казался городом из «Тысячи и одной ночи», сказочно искрящимся, изобилующим пышными садами.

— С Гангом это не сравнится, — заявил мой братец, внезапно обуянный демоном дешевого патриотизма, чем всех рассмешил.

Коридорный принес нам ужин с шампанским — на него мы не поскупились.

— Наслаждайтесь, — посоветовала Кассандра. — Возможно, это последняя трапеза.

Мои мысли приняли столь болезненное направление, что шампанское показалось горьким, и я, так же как братец, с отвращением отодвинул свою тарелку.

— Кто пожертвует собой и сходит в паркинг за посохом? — спросил Этти.

Все уставились на Кассандру, и она, окинув нас презрительным взглядом, удалилась.

— Ненавижу эту фифу! — проворчал Ганс, вытирая жирные руки безупречно белой салфеткой, мягкой, но плотной.

Гиацинт налил себе чашку чаю и развалился с ним рядом на богато расшитом диване.

— Как Гелиос относится к нашему… партнерству? — с беспокойством осведомился я, зная, что вскоре после нашего прибытия он звонил своему боссу.

— Это его позабавило.

Присев к ним на тот же диван, Этти спросил:

— А наш отец?

— Вы сможете поговорить с ним завтра. Он мне обещал. Гелиос свяжется с нами до полудня.

Кассандра возвратилась с легким тентом из кемпинга, снятым и уложенным в длинный чехол из непромокаемой пестрой ткани — морская волна и цветы фуксии — с оттиском логотипа знаменитой фирмы, выпускающей спортивное снаряжение.

— Вы хотите спать на балконе? — пошутил Этти.

— Если вы замените мне подушку, — парировала она. обольстительница этакая, — я даже готова спать на доске с гвоздями. — Она достала из чехла и показала нам длинный титановый посох. — Вам не кажется, что это все же осмотрительнее, чем у всех на виду разгуливать по отелю с древним раритетом, испещренным египетскими письменами? А вот заметки нашего дорогого Энрико, — добавила она, протягивая Этти путевой блокнот.

Усевшись за большой лакированный стол красного дерева, братец немедленно вооружился лупой и принялся за работу. Гиацинт разложил всю документацию, которой мы располагали, а Ганс порылся в рюкзаке и извлек из вороха своих пожитков анк.

— Не завидую тому, кто чистил этот посох, — проворчал Этти, помахав рукой, чтобы стряхнуть прилипший к пальцу тончайший кусочек позолоты.

Выгравированные символы покрывали посох по всей длине, а на его конце круглился набалдашник в форме капли воды с изображением, по-видимому, такой же фрески, как та, которая украшает анк.

— Все не так просто, — заметил братец, протирая металл бумажной салфеткой, чтобы удалить золотые крошки, оставшиеся после выскабливания. — Посмотрите на эту фигуру. Здесь она прикасается к посоху, а не к анку.

— А что там в блокноте? — поторопил Гиацинт.

— Перевод более или менее точный. — Братец отложил лупу и потер глаза, отчего на веках заблестели золотые пылинки. — Однако мы не продвинулись ни на шаг. Текст тот же, что на анке, он здесь полнее, но никаких вразумительных указаний не содержит.

Он придвинул к нам листок, исписанный Виллалобосом:

«Поток выступил из берегов, и нам пришлось покинуть свои дома. На улицах нашего селения его бессмертное тело распростерлось, подобно мертвецу, что пребывает в своем склепе. Три месяца оно покоится на ложе, не принадлежавшем ему. Потом вода отступила. Минули годы, мы думали, что река утихомирилась, наши жизни спасены, но мы ошибались, ибо властелин мертвых вернулся в город, где дал волю своему гневу, не пощадив ни той, что его чтила, ни того, кто возносил ему молитвы. Прежде чем пришел рассвет, узурпатор помыслов, над нами проплыла ужасная тень Осириса: сей возлюбленный Исиды распростер свою тень. Его тайна в том, чтобы сеять болезнь, блуждая в маске отчаяния. Позже это селение изменило свой лик, другие люди вступили на землю его, и око стало зваться иным именем».

— Мы в тупике, — подытожил я, закуривая сигарету

Кассандра выхватила ее из моих рук и крепко, будто привинтила, зажала ее губами.

— Постойте-постойте, не будем паниковать. Речь идет о городе, который подвергся сначала наводнению, по всей вероятности, при разливе Нила, а потом стал жертвой эпидемии. Верно? — (Мы закивали.) — Стало быть, множество мертвецов. А где речь о смерти, там и соответствующее божество. Вы и с этим согласны? Отлично. Наша цель — добыть маску Анубиса, а ее, как нам известно, носили жрецы-бальзамировщики. Значит, можно смело держать пари, что если эти предметы имеют отношение к той трагедии, то есть и связь между маской и этим городом. Мертвецы, бальзамировщики, маска Анубиса, город, найдя город, мы найдем маску. Разве не так?

Этти вмешался, впрочем, без тени сарказма:

— Вы представляете, сколько можно насчитать городов, к которым бы подошли эти признаки?

Я так мучительно напрягал мозговые извилины, что взмок и стал вытирать руки об свои шорты, оставляя и на них следы золотой пыли.

— По-видимому, мы что-то упустили. Должно быть указание, оно наверняка где-нибудь скрыто.

— Ничего не сходится, Морган, — вздохнул приунывший братец, перечитывая текст Плутарха. — Какая связь между Эхнатоном, затопленным городом и Сети I?

— При чем здесь Сети I?

— Вспомни, это же он изображен на гравюре. Но между его царствованием и правлением Эхнатона временной разрыв в шестьдесят лет. Они даже принадлежат к разным династиям.

— Ладно, давайте еще раз начнем с самого начала. Эхнатон?

— Одержимый монотеист.

— Анубис?

— Проводник душ, — тоном ученика, вызубрившего урок наизусть, отбарабанил Этти, — покровитель бальзамировщиков, властелин смерти и…

— Стоп! — Перебив его на полуслове, я схватил лежащие перед ним заметки. — «…ибо властелин мертвых вернулся в город, где дал волю своему гневу, не пощадив ни той, что его чтила, ни того, кто возносил ему молитвы».

— Текст касается не Анубиса, а Осириса, — вмешался Гиацинт.

Братец вскинулся:

— Это не так уж глупо. Согласно некоторым источникам. первоначально богом смерти являлся Анубис или одна из его ипостасей, но впоследствии его в этом качестве заменил Осирис. Верни-ка мне эту запись. «Позже это селение изменило свой лик, другие люди вступили на землю его, и оно стало зваться иным именем».

— А знаете, в Древнем Египте существовал город, нареченный в честь Анубиса, — Кинополис.

— Где он находился?

— На юге страны, между Луксором и Идфу, на берегах Нила

При упоминании этих легендарных названий Ганс тотчас сделал стойку:

— Так надо же рвануть туда, порыскать, разве нет?

Этти пожал плечами:

— Ну, допустим, и что мы там будем делать?

Кассандра робко вмешалась:

— У Энрико была одна теория… Но я, право, не знаю… Она такая… в духе второсортных приключенческих фильмов…

— Все равно расскажите! — подбодрил я ее.

Она взяла в одну руку анк, в другую посох и заговорила тихо, почти неслышно:

— Он считал, что это, возможно, ключи… — Заметив, что я изумленно вытаращил глаза, она повторила тверже: — Да, ключи. Ну, знаете, берешь статуэтку инков, суешь ее в дырку в стене, тут же с потолка падает громадный шар весь в колючках и открывается люк… Понимаете?

Я попытался вспомнить, сколько она выпила бокалов шампанского, а Ганс громко заржал.

— Энрико был прав, — отрезал Этти, беря анк из рук Кассандры.

Мы с Гиацинтом и Гансом уставились на него так, будто он возвестил, что мессия прибудет через час.

— Этти, — сквозь зубы прошипел я, — признайся: какое экзотическое растение ты прихватил с собой из Индии на этот раз?

Он протянул мне анк, ткнув пальцем в гравюру, и настойчиво повторил:

— Да, он был прав. Фигура, которую мы принимали за жреца, эти предметы, изображение… Все это никакая не репродукция, это руководство к действию.

Тут даже Кассандра, и та состроила насмешливую гримаску.

— Изделия из сплава титана с алюминием, которым три тысячи лет, и способ употребления старинных культовых предметов, на них же выгравированный… — саркастически резюмировала она, стряхивая с ладоней приставшую к ним золотую пыльцу. — Думаю, мне пора хлебнуть еще шампанского. Я не настолько пьяна, чтобы усмотреть логику в ваших бредовых измышлениях.

— Да вы присмотритесь, чем умничать без толку! — нетерпеливо оборвал ее мой братец. — Видите? Этот лишний персонаж не прикасается к фреске, держа в руках один из двух наших предметов, он указывает на ней то место, куда надлежит его вставить.

— А ведь это не такой уж бред… — осмелился заметить Гиацинт.

Я стал вглядываться в изображения. И был вынужден признать, что предположение брата впрямь не лишено смысла.

— Вот что нам нужно найти: фреску! Это дверь, а ключи у нас есть, — подытожил он.

— Ладно, предположим, — с сомнением протянул я. — Условно, стало быть, допустим, что так оно и есть. Плутарх пишет, что во времена эхнатоновой охоты на ведьм бальзамировщики прятали маску. Сети I пришел к власти после Эхнатона, притом не сразу. Как жрецы могли прятать маску в храме или каком-либо ином сооружении, воздвигнутом фараоном, которого еще и в помине не было?

Братец одарил меня лучезарной улыбкой.

— «Позже это селение изменило свой лик. другие люди вступили на землю его. и оно стало зваться иным именем», — процитировал он. — Эти предметы были изготовлены уже после смерти Эхнатона, в царствование Сети I, когда почитателям Анубиса уже ничто не угрожало. Маску не перепрятали в другое место, но само место, где она хранилась, изменило свой лик. Понимаешь, о чем я толкую? В годину преследований, когда любые символы язычества подлежали упразднению, жрецы не стати бы рассеивать тут и там приметы, по которым можно было найти и уничтожить самые священные реликвии их веры, да и самой их жизни грозила бы страшная опасность. Они хранили свою тайну, но в эпоху Сети I, когда все успокоилось, они, вновь почувствовав себя защищенными, позаботились о том, чтобы их преданные последователи смогли отыскать гробницу своего бога. Дословно истолковав сказанное Плутархом, мы тут-то и впали в заблуждение. — Порывшись в ворохе разбросанных на столе бумаг, он выхватил оттуда листок с греческим текстом. — «Опасаясь преследований…» ммм, где же это? Ara, вот: «Опасаясь преследований и гнева царицы, они прятали Стража Могил под кровом одного из них. Несколько позже в попечении о том, чтобы божественные останки не были потеряны или, забытые своими служителями, не лишились их молитв и жертвоприношений, изготовлены были два освященных фетиша, указующие место гробницы». «…И там, на погребенной маске бога, начертана тайна тайн — секрет вечной жизни, до сей поры доступный одним лишь жрецам». Он пишет «несколько позже», но, Морган, мы же забыли, что в те времена, когда жил Плутарх, эти события уже были глубокой древностью: полторы тысячи лет прошло! При таких масштабах «несколько позже» может означать хоть шестьдесят дней, хоть шестьдесят лет — разница невелика.

Кассандра, которая все время, пока Этти говорил, не сводила с него глаз, облизнула пересохшие губы. То ли она уже видела сотни тысяч долларов награды, вот-вот готовых стать явью, то ли ее проняло вдохновенное очарование моего братца, искрящегося от облепившей его золотой пыли, но главное, от страстной профессиональной увлеченности.

Выражая свое искреннее восхищение, я отвесил ему легкий поклон, на который он ответил полным грации индийским «намасте».

— Ну-с, профессор Лафет, Кинополис, так Кинополис! — вскричал я, обращаясь к самому себе.


Я не спал уже часа два с той минуты, как проснулся, вздрогнув, от кошмарного сна: отец привиделся мне распростертым на столе — его бальзамировали заживо. Человек без лица, по всей вероятности Гелиос, крепко держал его за руки, между тем как хихикающий шакал, склонясь над ним, потрясал скальпелем и крюком вроде тех, которыми пользовались бальзамировщики, вводя их в ноздри трупа, перед тем как опустошить и выскоблить черепную коробку.

Взмокнув от пота, со вздыбленными волосами я соскочил с кровати. Пошарив, на ощупь отыскал шорты, натянул их и, выйдя из комнаты, побрел в салон, намереваясь выпить стакан холодной воды и выкурить сигарету, чтобы прогнать жуткие картины, все еще туманившие мой мозг. Я пробирался впотьмах, когда впереди мелькнул слабый свет — красноватый огонек сигареты, судя по запаху, набитой не только одним табаком.

— Что, и вам тоже не спится?

Я узнал усталый голос Гиацинта.

Мало-помалу мои глаза привыкли к темноте, и голубоватое сияние луны, проникающее сквозь застекленные балконные двери, позволило мне разглядеть нашего ангела-хранителя — он в легких пижамных штанах расслабленно покоился на диване, держа в одной руке бокал с коньяком, в другой — то, что Ганс назвал бы «куревом в два листика».

— Вы бы поосторожнее с такой смесью, да еще в жару, — посоветовал я.

Гиацинт невесело усмехнулся:

— Не беспокойтесь: мне, чтобы свалиться под стол, нужно что-нибудь покрепче… а жаль, — добавил он едва слышно. И предложил поделиться сигаретой, но я ее отверг. — Зря, она первоклассная, — сказал и выпустил длинную струю дыма, продержав его в легких как мог дольше. — И часто он возит с собой сувениры этого рода?

— В каждую поездку, — посетовал я, закуривая свою, далеко не столь оригинальную сигарету.

— Какие дьявольские уловки помогают ему проскакивать через таможню?

— Если я это скажу, я вам все удовольствие испорчу.

Он хохотнул утробно, болезненно, почти грубо — звук был неприятен и как-то совсем на него не похож.

— Этти… Странный он, по правде говоря. Очаровательный, конечно, и все-таки… утомителен. — Он залпом осушил коньяк и снова затянулся своей отравой, в его остановившемся взгляде чудилось смятение. — Даже опасен. — (Я промолчал.) — Вы не спрашиваете почему?

— Это не нужно. Я знаю своего брата.

Он тщательно раздавил окурок.

Его движения оставались четкими и спокойными, но я чувствовал, какая буря глухо нарастает в его душе. Уносимая вихрем невысказанной муки, она рвалась на волю из своей плотской тюрьмы, жаждала порвать привычные пусты выдержки. Хотя меня снедало любопытство, я снова предпочел помолчать, надеясь, что он не выдержит первым, Так и случилось.

— «Опус Деи», — внезапно выдохнул он так, будто перед этим долго задерживал дыхание.

Может быть, очень долго… годами…

— Простите, что вы сказали?

— Вы знаете, что такое «Опус Деи»?

— Что-то слышал. Испанская католическая организация, кажется, основанная в конце двадцатых. А к чему вы…

— Я вырос в сиротском приюте иезуитов близ Рима. Без семьи, без каких-либо средств к существованию, — рассчитывая лишь на милость Ватикана. У меня не было иного выбора, кроме как продолжить свое обучение в лоне сей достопочтенной организации или же подростком начать зарабатывать и стать неудачником. Я предпочел первое.

— При чем же здесь «Опус Деи»?

Он продолжал, словно бы не расслышав моего вопроса. как человек, измученный непосильной ношей, которому необходимо наконец сбросить этот мешок кирпичей со своих саднящих плеч:

— Все шло хорошо, пока мне не исполнилось четырнадцать лет. Именно в этом возрасте я впервые убил человека. — (Я содрогнулся.) — Мой наставник наказал меня за переделку одного латинского текста, немного слишком вольную. Удары линейки были для меня привычны, я бы, вероятно, забыл о них так же быстро, как обо всех предыдущих, если бы этот пес не попытался пустить в ход другое орудие, по меньшей мере неподходящее для вразумления подобного рода. Полагаю, вы догадываетесь, что я имею в виду? — (Горло перехватило, я молча кивнул.) — Ну, я схватил нож для разрезания бумаги, да и чесанул его там, где было средоточие злого умысла. Отец Джованни истек кровью, как кабан. Моя рука не дрогнула, и я ни единого мгновения не сожалел о своем поступке. Жалоб на меня, разумеется, никто не подавал, и никакого расследования не затевали, но свои вещички мне пришлось собрать. Мое дальнейшее воспитание доверили другому религиозному заведению, состоявшему под началом «Опус Деи». Тогда я еще ничего об этом не знал. Там меня, естественно, подготовили к карьере священнослужителя. В пасторский сан я был рукоположен двадцати двух лет от роду, но я стал священником не совсем обычного сорта.

«А ведь Этти был прав! — подумал я в растерянности, припомнив то. что недавно сказал мой братец о Гиацинте. — Снова в который раз не ошибся!»

— Мои занятия теологией перемежались упражнениями довольно специфического свойства. «Опус Деи» имеет свои вооруженные формирования, и меня туда включили. По воскресеньям я с утра благостно раздавал прихожанам облатки, а спустя несколько часов отправлялся сводить счеты с теми, на кого мне было указано накануне: с политиками, мафиози, прелатами. Всеми мыслимыми способами. В том возрасте, когда другие лишь начинают разрывать узы, привязывающие их к семейному очагу, у меня уже была такая репутация, что самые лучшие наемные убийцы бледнели. Притом, разумеется, минимальное жалованье и никакой свободы: за этим «Опус Деи» ревностно следил. Ни семьи, ни друзей, ни доходов — я был машиной для убийства, отменно распропагандированной и удобной в эксплуатации, — хоть семь шкур дери. Однако не подумайте, что у меня не было желания бежать, уж поверьте, за ним бы дело не стало. Но куда, как? И что бы я делал на воле?

— Как же вы выбрались из этого ада?

— Меня из него вызволили.

— Гелиос? — прошептал я.

— Да, Гелиос… Не будь его, я бы и теперь там был. Или в гробу. Однажды ко мне в церковь, где я служил, пришел один из его людей. Не знаю, как он обо мне проведал, но он сделал мне предложение, от которого я не смог отказаться. Заключить договор. На сей раз оплачиваемый. И весьма щедро. С гарантией, что тем, кто вверг меня в эту преисподнюю, недолго осталось гулять на этом свете. Как я выяснил позже, Ватикан, обеспокоенный растущим могуществом «Опус Деи», решил указать этой организации ее место, хорошенько пройдясь по ней метлой. Гелиос был с самого начала замешан в этом деле. И несомненно, выторговал себе большие преимущества. Как бы то ни было, мне пришлось убрать одну свою прихожанку, когда-то состоявшую в «Опус Деи», любовницу некоего прелата из числа папских приближенных, она родила от него ребенка, по мнению Гелиоса, явно затем, чтобы шантажировать его по заданию организации. Мне такое поручение не нравилось, ведь эта женщина всегда относилась ко мне на редкость внимательно. Но такова была цена свободы, и она стала первой жертвой на этом алтаре. За несколько месяцев «Опус Деи» был обезглавлен, отныне его деятельность в лоне Ватикана вновь поддавалась контролю. Так я и примкнул к Гелиосу. То, чем я ныне стал и чем был, моя свобода, мое право выбора — всем этим я обязан ему. — Он закурил вторую сигарету с травкой. — Ну что ж, профессор, ваше любопытство на мой счет наконец утолено?

Потрясенный тем, что услышал, я не сразу обрел дар речи. Лишь после долгой паузы сумел выговорить:

— Ваша свобода? Простите, но… мне кажется, вы так долго были ее лишены, что забыли значение этого слова.

Он, не отвечая, налил себе еще одну рюмку коньяку. Потом бросил жестко:

— Спокойной ночи, Морган.

Я не стал спорить: пусть остается наедине со своими призраками. Из головы не шло предсказание брата: «Эта стена вся в трещинах. Он пока не отдает себе отчета, насколько…»

11

Около пяти часов утра я проснулся от крика, который заставил бы меня вскочить с постели, если бы за этим звериным жалобным стоном не последовал другой, более чем понятный.

Заинтересовавшись, я навострил уши.

Стоны раздавались снова и снова, пока не разрешились сладострастным вздохом, за которым последовал приглушенный смех. И тут-наконец сквозь тонкую перегородку до меня донесся высокий звучный голос Кассандры.

Я повернулся на другой бок, намереваясь еще вздремнуть, но стоны возобновились, став громче. Мой братец, плут этакий, усердствовал на славу!

Не без легкой зависти — вынужден это признать — я закинул руки за голову и постарайся отвлечься, забыть о назойливых мурашках, что забегали внизу живота.

Когда я встал, было уже часов семь, и я собрался позвать коридорного, чтобы заказать чашечку кофе покрепче. Тут в салон вошел Этти и воззрился на меня с отвращением:

— Как только у тебя духу хватило, Морган?

— Хватило духу на что?

— Разделить ложе с этой… этим…

— Да ты о ком толкуешь?

— О Кассандре!

— Но… я думал, что это ты с ней… — изумленно пробормотал я.

Теперь он в свой черед вытаращил глаза. Возмутился:

— Я? За кого ты меня принимаешь?

— Но тогда с кем же?..

Я не закончил фразы, слишком огорошенный, чтобы выговорить имя того, кто как раз в этот момент вошел — эффектно, под стать лучшим актерам бульварного театра: халат напялен криво, под глазами мешки.

— Знаешь, — заявил Ганс, тыча пальцем в сторону Этти, — когда у тебя выдастся свободная минутка, надо нам потолковать о «Камасутре». — (Братец прикусил губу, чтобы не рассмеяться, но мне было не до смеха, я смотрел на него, не в силах издать ни звука.) — Уж не знаю, она «корова» или, скорее, «слониха», но ты имел у нее большой успех!

У меня вырвался вздох облегчения. Моя маленькая гордость молодого самца была бы глубоко уязвлена, если бы этот сопляк столь основательно меня обскакал. Но если это был и не Ганс, то…

— Добрый день! — бросил Гиацинт, не обращаясь ни к кому в отдельности.

Я украдкой оглядел его с головы до ног. Он, по-видимому, был в столь блестящей форме, что я чуть было не усомнился в реальности нашего ночного разговора.

— Похоже, тебе резвости Этти не помешали выспаться, — заметил Ганс. — Хотел бы я сказать то же о себе. — И он зевнул.

Гиацинт, явно позабавленный недоразумением, повернулся к моему братцу:

— Значит, вы ночью подняли шум? Я ничего не слышал.

Этти, глянув на него, только чуть заметно усмехнулся.

Кассандра, свежая после душа, вполне одетая и притом весьма нарядно, не замедлила появиться как раз вовремя, чтобы налить себе чашку упоительного кофе, только что принесенного коридорным. Держалась как ни в чем не бывало.

— Я спущусь в холл. — сказала и уплыла, покачивая бедрами.

Как бы невзначай я стал пробираться к Гиацинту с целью задать ему парочку вопросов, но он улизнул в ванную. Ревновал ли я? По всей видимости, да! Аж позеленел от ярости.

Но анекдотец не пришелся по вкусу не только мне. Если Этти создавшаяся ситуация смешила до упаду, Ганс бросал на него взгляды, красноречиво говорящие о сугубой неудовлетворенности. Глубоко задетый, он встал и побрел к себе в комнату, бурча:

— Неудивительно, что Индия перенаселена.


Около трех часов дня мы отправились на вокзал. Кассандра, попытавшись зарезервировать места на пароходе, чтобы спуститься по Нилу, столкнулась с проблемой, которую мы совершенно упустили из виду: здесь опасались нападения террористов на приезжих с Запада.

Пассажирским судам, исходя из понятных соображений безопасности, было запрещено курсировать в среднем Египте. Что до фелук, бороздивших реку, этих маленьких парусников, что служат достоверной приметой нильских почтовых открыток, нечего было даже думать о том, чтобы раздобыть такую: для иностранцев существовал формальный запрет всходить на борт фелуки. За нарушение власти вас могли арестовать и выдворить за пределы страны.

Итак, мы решили снизойти до машины местного производства из боязни, что автомобиль Кассандры чересчур заметен, однако и тут нас ждало разочарование. Для проезда по региону требовался пропуск за подписью местного начальства и непременный эскорт. Учитывая связи Гелиоса, это бы затруднений не составило, но подвергаться контролю каждые двадцать километров и волей-неволей приноравливаться к присутствию вооруженного эскорта — такая перспектива разом свела на нет наш робкий замысел прокатиться по тому, что египтяне именуют дорогами — надо думать, в насмешку.

Отчаявшись добиться толку, мы волей-неволей решились ехать поездом, который курсирует вдоль речного берега из одного конца страны в другой.

Гиацинт собирался заказать билеты в первый класс, но в последнюю минуту мы с Этти убедили его взять пять коек в туристском, где могли бы путешествовать иностранцы.

— Вы вошли во вкус, профессор, начинаете ценить роскошь, — подколол он меня, пряча билеты в карман.

После того как ему объяснили, что в обычном поезде, пусть даже и в первом классе, нет ни мало-мальски сносной обстановки, ни кондиционера, он понял, почему это нам не улыбается. Тащиться в тряском вагоне вдоль Нила со скоростью, не превышающей пятидесяти километров в час, само по себе достаточно мучительно, чтобы сверх того терпеть еще жару, тошнотворную вонь, мусор и тараканов.

— Одни боги знают, до чего неуютными могут быть индийские поезда, — добавил Этти, — душные, тряские, загроможденные товарами и скотиной. Но в сравнении с египетскими они могут сойти чуть ли не за Восточный экспресс.

— Значит, они быстрее? — спросил Ганс.

— Нет, но их хотя бы убирают чаще, чем раз в пять лет.

Чтобы не оставлять Ганса или Кассандру в одиночестве, мы зарезервировали два купе вместо трех. Молодая женщина разделит свое купе с Гиацинтом, а Ганс пристроится третьим к нам с братом. В каждом купе, несмотря на тесноту, имелись ватерклозет и маленький душ, что отнюдь нельзя признать роскошью.

Отправление поезда, само собой, задержалось почти на час, но мы уже были готовы к подобным сюрпризам.

Из вагона-ресторана Этти удалось сделать несколько телефонных звонков. За два часа мы насилу одолели километров сто, и поезд остановился в Бени-Суэйфе, главном городе провинции и важном центре торговли хлопком, где также с успехом выращивают сахарный тростник и нищету. Ганс мечтательно разглядывал сквозь оконное стекло дорогу, убегающую вдаль, туда, к Красному морю.

— Вот это и есть Египет? — пробормотал он, всмотревшись в стайку отталкивающе грязных, запыленных ребятишек, столпившихся возле бродячего торговца эрезусом — неким подобием сока из лакричника.

— Ну, Ганс, здесь же более сорока процентов населения живут за чертой бедности, — терпеливо напомнит мой братец. — Начинай привыкать к таким вещам, иначе я тебя в Индию не возьму, поскольку там, видишь ли, с этим еще хуже.

Он был лишен возможности повидаться хотя бы с одним из своих прежних египетских коллег, которые священнодействовали кто в Луксоре, кто в Каире, и это его ужасно раздражало.

— Мы так далеки от пышности царственных пирамид и от репортажей о пятизвездочных речных прогулках, а, Ганс? — вмешался я.

Мы заказали кебаб и минералку, но как только нам все это принесли, братец тотчас потребовал, чтобы тепловатые бутылки, по-видимому, наполненные водой из-под крана, забрали и взамен подали неоткупоренные. Официант прожег его взглядом убийцы, но, получив в ответ такой же да еще в сопровождении угрожающей усмешки, повиновался.

— Ты мог бы держаться полюбезнее, — укорил я Этти.

Но когда парень вернулся с тремя литровыми бутылями — запотевшими, прямо из холодильника, я порадовался придирчивости братца. Еще немного, и мы бы закайфовали, как какая-нибудь заправская туристка со стажем.

Официант поклонился до земли и улизнул, не прося чаевых.

— Что мы ему сделали? — проворчала Кассандра. — Почему ему вздумалось сыграть с нами такую шутку?

Тут мое внимание привлек мимолетный блеск — на груди у братца что-то сверкнуло. Я узнал кулон — золотой Шива, танцующий в пламенном круге, утыканный крошечными бриллиантиками, мой подарок, который я три года назад преподнес ему ко дню рождения. Обычно он носил этот медальон, скрывая под одеждой, но на сей раз его рубаха была расстегнута чуть не до пояса.

— Ты в мусульманской стране, Этти, — напомнил я, наполняя стаканы наших товарищей минералкой.

Братец проследил за моим взглядом и прикрыл свое украшение ладонью.

— Сними его, — сказал я.

Этти побледнел:

— Я не стану отрекаться от своей религии ради…

— Прошу тебя, — не уступал я.

— Да в чем дело, Морган? — запротестовал Ганс. — Мы же носим кресты, и ничего, никто нас не задирает!

— Столкновения между индусами и мусульманами, что ни год, приносят тысячи жертв, убитых и раненых, Ганс, — вставил Гиацинт.

— Мы же не в Индии, моя радость.

— Мы также и не в Палестине, однако если ты повесишь себе на шею звезду Давида, сомневаюсь, что тебе удастся пройти двести метров в целости и сохранности.

Этти сорвал с себя медальон, пробурчал сердито:

— Ну, и что теперь? Прикажешь выдавать себя за пакистанца?

Старец в традиционном одеянии безупречной белизны, спокойно уплетавший свой обед, сидя у него за спиной, оглянулся и учтиво приветствовал нас. Хотя мы говорили по-французски, он, видимо, прекрасно все понял.

— Ваши друзья правы, молодой человек. Путешествуя по здешним местам, лучше быть осторожным. Мы уже не в Каире. — Он заплатил по счету наличными и на прощание молвил: — Бог да пребудет с вами, дети мои.

Этти отозвался насмешливо:

— Зачем? Ему что, одному страшно?

Я по примеру своих спутников счел за благо сдержать улыбку из боязни, как бы дело не обернулось худо. Но старый египтянин расхохотался:

— С вашего позволения, я воспользуюсь этой остротой в одной из моих будущих книг.

Он похлопал моего братца по плечу и удалился, все еще смеясь.

Мы захватили свой кофе в купе, чтобы продолжить разговор, не опасаясь нескромных ушей. Усевшись на большую кровать, Гиацинт тут же вытащил из нашего багажа бумаги, анк и посох.

Мы в последний раз принялись перечитывать переводы текстов в надежде, что кого-нибудь озарит блистательная идея, когда Этти вдруг потребовал, чтобы все помолчали. А сам навострил уши; мы последовали его примеру.

Сначала я ничего особенного не слышал, потом различил легкий свист, дуновение, как если бы из воздушного шарика постепенно выходил воздух.

Брат побелел, на лбу заблестели бисеринки пота.

— Как можно осторожнее поднимите ноги и поставьте их на матрас. Очень медленно…

При виде его искаженного лица нам стало не по себе, и мы, хотя недоумевали, послушались, стараясь двигаться, подражая ему. Он же, широко раскрыв глаза, всматривался в пол. И вдруг мы увидели, как она выползает из-под кровати. Длинная змея, вся в черных блестящих чешуйках. Кассандра не смогла сдержать вскрика, зато Ганс, с видом проникновенного знатока склонив голову набок, тоном врача, обнаружившего у пациента насморк, изрек:

— Кобра. Поскольку она не приняла позу нападения, причин для паники нет… А вот теперь они есть.

Рептилия расправила кожаный мешок у себя на горле и поднялась на хвост, ее раздвоенный язык трепетал на расстоянии не более метра от нас.

— Гиацинт, — придушенно прошипел я, — чего вы ждете? Доставайте пистолет!

— А что я, по-вашему, пытаюсь сделать?

— Главное, не двигайтесь! — предупредил Этти.

Ганс громко сглотнул.

— Она плюется, да? — (Мой брат кивнул.) — Плохо дело…

— Я ее отвлеку, а ты схватишь!

— У меня есть выбор?

— Нет.

— Так и знал, что ты это скажешь.

Я в смятении переводил взгляд то на одного, то на другого. Что они нам готовят, эти двое? Что Ганс не боится змей, даже ядовитых, я знал, наше последнее путешествие доказало это, но между тогдашним опытом и нападением на плюющуюся кобру расстояние, как от Земли до Луны…

— Что вы делаете? — пролепетала Кассандра, увидев, что они медленно спускают ноги с кровати. — Да вы рехнулись!

Я знаком приказал ей молчать, и мы оторопело уставились на Этти, который, сжав кулак, принялся раскачивать его перед глазами кобры равномерным, спокойным, завораживающим движением.

Глядя, как они приближаются к змее, я ощутил, что сводит в животе.

— Что они делают? — зашептал Гиацинт.

— Это способ, каким заклинатели змей гипнотизируют кобр, — еле слышным голосом прошелестел я, с трудом веря в реальность спектакля, что разыгрывался перед нами. — Они же глухие, эти твари. Их не музыка пленяет, а покачивание флейты.

Теперь Этти приблизился к кобре вплотную, и она, медля с нападением, танцевала, следуя за коварными движениями его сжатого кулака. Когда Ганс рванулся вперед, змея чуть не укусила Этти за руку, но парень отшатнулся. и все началось сызнова.

— Ганс… — сквозь зубы поторопил его мой брат.

— Мне почти удалось, но она… не проявила чистосердечной готовности к сотрудничеству!

С ужасающей медлительностью братец подманит кобру поближе к полу, и тут Ганс вдруг схватил ее за голову. Кобра тотчас выплюнула свой яд, словно кто на пульверизатор нажал.

Кассандра дернулась, я рефлекторно закрыл лицо руками, но это было ни к чему. Ганс предусмотрительно повернул вниз ее голову с торчащими наружу зубами.

— У меня руки скользят! — внезапно вскрикнул парень в испуге. — Этти, она вырывается!

— Проклятие! — простонал брат, перехватывая змею, которая тотчас в бешенстве обвилась вокруг его предплечья. Я схватил принадлежавший Кассандре нож с тремя лезвиями, который все еще находился при мне, но Этти запротестовал: — Убери нож, Морган! Это животное на тебя не нападало.

— Откройте окно! — закричал Ганс, вцепляясь в стеклянный прямоугольник и с усилием отодвигая его в сторону.

Со множеством предосторожностей братец вышвырнул змею за окно, и хотя бросок был произведен изо всех сил, это не помешало ей уже налету извернуться, пытаясь ужалить его.

Как только нежелательная соседка была таким образом выдворена, обоих наших героев пробрала дрожь. Они напомнили мне тех, кого передергивает при одном виде мерзких насекомых, но когда приходится раздавить гигантского таракана, их долго мучает воспоминание об этом жутком чипсовом хрусте, что издает хитиновый панцирь, ломаясь и плюясь вязкой слизью.

Этти потащил Ганса в ванную и тщательно вымыл ему руки, проверив, нет ли там какой царапины, а потом вытер яд, крупными брызгами темневший на полу.

Что до нас, мы, еще не совсем оправившись от шока, глазели на них почтительно и изумленно.

Конечно, в Индии, когда мы были мальчишками, мне приходилось видеть, как братец бросал вызов таким тварям, каких, благодарение богам, не встретишь нигде, кроме тех мест, но мне еще не случалось присутствовать при поединке с плюющейся коброй. А Ганс-то каков! Этот мальчишка никогда не перестанет меня удивлять…

Наступившее молчание прервал Гиацинт:

— Как по-вашему, что здесь делала эта гадина?

От этого вопроса словно леденящий ветерок повеял в купе.

Этти вновь смылся в ванную. Я пошел за ним и закрыл за собой дверь.

— Как ты себя чувствуешь? — пробормотал я на хинди, увидев, что он осторожно прячет упаковку с транквилизатором.

Он ополоснул руки, обмыл лицо и с улыбкой отозвался на том же языке:

— Нормально. Со мной все в порядке.

Уже много месяцев прошло с тех пор, как брат по совету невропатолога прекратил прием лекарств, но иногда, сильно переволновавшись, еще совал под язык таблетку, чтобы подкрепить душевное равновесие.

— Да у тебя их почти не осталось, Этти, — заметил я, вытащив упаковку, купленную полгода назад.

— Не важно, — отмахнулся он.

— Нет, это очень важно! — Я снова перешел на французский: — Почему ты не возобновил свой рецепт?

— Я и так достаточно напичкан наркотиками! — отрубил он резко.

И вышел из ванной. Я последовал за ним.

В купе полным ходом шел обмен предположениями.

— Фантом! — высказался Ганс. — Кто же еще?

— Да, — признала Кассандра, — шуточка в стиле этого подонка.

— И что, он побывал здесь, а в наших вещах пошарить не удосужился? Только затем и приходил, чтобы подбросить эту тварь? Да ну, это не серьезно! — возразил я.

— Змея и по доброй воле могла сюда заползти, — вставил Этти, а увидев, что мы смотрим на него как на придурка, добавил: — Одна кобра на пятерых — маловато, вам не кажется?

— В нашем купе, возможно, тоже приготовлен какой- нибудь сюрприз… — предположила Кассандра.

Набравшись храбрости, мы отправились в соседнее купе, предусмотрительно захватив с собой посох и анк, и произвели там тщательнейший обыск, обшарив все уголки.

— Похоже, Этти прав, — подвела итог наша прекрасная спутница. — Здесь ничего нет.

— Это более чем сомнительно, — возразил Ганс, вглядываясь в лопасти потолочного вентилятора. Тут все шарахнулись прочь, а он хихикнул. — Ну, просто скопище придурков… я не о змее толкую!

Он вскочил на кровать и протянул руку к винту в головке вентилятора, который при первом же прикосновении отлетел нелегким металлическим лязгом шлепнулся на пол.

— Будь осторожен, — предупредил Этти, — а то лопасти посыплются тебе на голову.

Однако лопасти не вывалились, они оставались на месте. Парень соскочил с кровати, бросил винт на пол и прыгнул на него всей своей тяжестью.

— Надеюсь, что это не прошло даром для его ушей! — воскликнул он, и я теперь только, пораженный, осознал, что винт на самом деле был «жучком».

— Как тебе удалось заметить такую маленькую штучку?

Ганс гордо приосанился:

— Именно потому и заметил, что она чересчур мала. Винт, на котором держатся лопасти такого рода устройств, должен быть не меньше моего большого пальца и при этом не торчать на виду, — пояснил он, тыча пальцем в сторону вентилятора.

Гиацинт, растянувшись на диване, печально смотрел на осколки разбитого микрофончика.

— Наверняка здесь припрятаны и другие такие же, — вздохнул он.

— Сначала охота на зловредное животное, потом ловля таких вот маленьких рыбок, — подавленный, прошептал Этти. — Сколько еще сюрпризов готовит нам погоня за Гелиосовым сокровищем?

Тут до меня дошло, что этот последний так и не позвонил, и я поинтересовался у его доверенного лица, что бы сие могло означать.

— Может быть, мы вне зоны связи… — буркнул он, а когда я уже рот открыл, чтобы возразить, жестом остановил меня: — Но об этом мы после поговорим, идет? Сейчас других забот полон рот.

Итак, мы продолжили поиски.

Добрых три часа прошло, пока мы, опустошив рюкзаки, проверили каждый шов, каждую складку одежды, обнаружив еще четыре крохотных микрофончика. Ганс не отказал себе в удовольствии размозжить каждый из них каблуком своих спортивных ботинок.

— Вот теперь, надо думать, все о'кей! — провозгласил он, плюхаясь на двухместное ложе нашего купе. — Ого, уже два часа ночи! Завтра свеженькие будем как огурчики.


В Абу-Куркасе, где поезд должен был простоять пять часов, прежде чем двинуться дальше, на Ганса было жалко смотреть: он так жаждал посмотреть на древние могилы, выбитые в скалах нильского восточного берега! Ведь Этти рассказывал ему о тамошних окаменевших допотопных раковинах, о наскальных рисунках, украшающих эти пещеры.

Гиацинт, кивком указав на удрученного парня, сказал мне:

— Сводите его туда, нам же еще около четырех часов здесь маяться. Анк захватите с собой, а я вас здесь с посохом подожду. Если на кого-нибудь из нас нападут, тем разумнее не класть все яйца в одну корзину.

Когда я предложил Гансу следовать за мной, он издал обезьяний вопль восторга.

Оставив Гиацинта в спальном вагоне, где благодаря кондиционеру царила прохлада, мы с Гансом, Этти и Кассандрой взяли катер, чтобы пересечь реку, а потом, отказавшись от микроавтобуса, двинулись пешком по каменистой дорожке в гору — пройти предстояло что-то около километра. Несмотря на удушающую жару, мы наслаждались возможностью размять ноги. Ганс то и дело оглядывался, чтобы полюбоваться на открывающуюся панораму Нила, на его обжитые берега. Даже Кассандра, до сей поры не проявлявшая к Гансу ни малейшей симпатии, была тронута его восторгом. Казалось, он абсолютно забыл о причинах, что привели нас сюда, и упивался экскурсией, словно мальчишка, истосковавшийся по приключениям. Да он и всегда был таким мальчишкой, сколько бы ни пытался это отрицать.

— Бени-Хасан, — сказал Этти, указывая на замаячившее вдали селение. — Главный здешний населенный пункт, к нему примыкает тот раскоп, что мы ищем.

— А сколько там этих могил? — Задрав голову, Ганс пялился на покрытую вмятинами скалу.

— Их, Ганс, называют здесь склепами, точнее — гипогеями, — поправил я его.

— Тридцать девять, — откликнулся Этти, отсчитывая щедрые чаевые гиду, только сейчас вышедшему нам навстречу.

— Вы говорите по-английски? — всполошился тот, услышав нашу французскую речь.

У него был гортанный акцент, и хотя он прилагал огромные усилия, чтобы внятно произносить английские слова, казалось, будто язык Шекспира терзает его голосовые связки. Возможность понять, о чем он толкует, была удручающе мала.

— Вам не стоит беспокоиться, — перейдя на английский, утешил его мой братец. — Вы только ведите нас, а прочие обязанности гида я беру на себя.

Этти принялся растолковывать ему, что он, дескать, вел в Египте исследовательскую работу, а мы тем временем вошли в первый гипогей, перед которым возвышался портике восьмигранными колоннами. То был последний приют Аменемхета I, что в царствование Сезостриса I служил правителем округа Орикс. Тройной дугообразный свод усыпальницы поддерживали четыре колонны с каннелюрами, превосходно выдержанные в протодорическом стиле. Изваяние покойного обреталось в глубине помещения, для него предназначалась специально высеченная ниша; еще две обрамляющие ее статуи пребывали в самом плачевном состоянии.

— Вы археологи? — Изумленный гид принялся яростно трясти руки нам всем поочередно. — Большая честь! Вы все дивно объяснили! И вы знаете Египет? А сами вы пакистанец, да? — Не дав моему брату времени на ответ, он продолжал тараторить: — Пакистанец — знаток Египта! Редкий случай! Такая даль!

— Я из Индии, — сухо поправил Этти. — Не пакистанец.

— Индия? Так вы не знаете Пакистана? И Мохенджо-Даро не видели?

Этти насупился, но этому славному малому, похоже, было невдомек.

— Да нет, я там проводил кое-какие изыскания.

— Как бы мне хотелось своими глазами… — Египтянин аж задыхался от избытка чувств. — Древняя цивилизация! Такая же, как в Египте, или даже древнее! Это пращуры нас всех! — Он снова потряс руку Этти. — Весьма рад знакомству, очень, очень счастлив! — (Я насилу сдержал смех, глядя на недоверчивую, надутую физиономию братца.) — Но хватит разговоров. Прошу вас, объясните все юноше и даме.

Несколько оглушенный, Этти приступил к выполнению своей миссии. Он начал с того, что гипогеи, погребальные склепы, были выстроены местными властителями в эпоху правления одиннадцатой и двенадцатой династий…

— То есть между 1500-м и 2000 годом от Рождества Христова, — уточнил гид, обращаясь к Гансу.

Из этих захоронений только двенадцать украшены яркими цветными изображениями, нанесенными на поверхность стены, предварительно покрытую легким слоем гипсовой штукатурки. Размешенные ярусами друг над другом, эти стенные росписи в духе сайнеты — испанской одноактной пьески — развертывают перед посетителем картины жизни Египта времен Среднего Царства. Танцы молодежи, сцены полевых работ, культовые действа и битвы. Это особенно заинтересовало Ганса и Кассандру, они были на верху блаженства и осаждали вопросами Этти и гида.

Времени не хватало, мы смогли посетить всего три гипогея, но Ганс тем не менее возвращался в полном восторге от нашей экскурсии. Гид же не ограничился тем, что проводил нас до выхода, — он с нами прошел чуть ли не полдороги, а на прощание достал из складок своей туники камешек и протянул Гансу:

— Это вам. На память. Не антик, но много, много древнее. — (Растрогавшись, юноша взял подарок и залюбовался красивой окаменелостью.) — Здесь раньше было море. Много раковин вросло в камень. Не большая ценность, но очень красиво. Без проблем с таможней. Не то что с антиками. Покупать антики — никогда. Плохое дело.

— Большое спасибо, Абдель. Я сохраню это. Надеюсь, что еще сюда вернусь. Увидимся.

— Иншалла! Большая честь, мадам, профессор Морган, профессор Этти. — Он подошел к моему братцу, склонился к его уху и зашептал: — Вам бы надо говорить, что вы пакистанец, для безопасности, потому что мы имеем много проблем с людьми, которые немного сумасшедшие. — Он постучал себя пальцем по лбу. — Туристов пугают. Плохо для страны. Меньше прибыли. Совсем нехорошо.

— Да, мы слыхали о ваших исламистах.

По-видимому, задетый, гид запротестовал:

— Они говорят о себе, что сыны ислама, но они лгут. Они опасны. Мы молимся, чтобы Бог покарал этих безумцев, но… У него столько всяких дел… — (Этти невольно усмехнулся.) — Катер уходить. Да пребудет с вами Бог, — добавил гид на ломаном французском.

Мой брат в ответ учтиво промолвил: «Благодарю». По-арабски.


Поезд снова пренебрег расписанием — тронулся на полчаса позже срока, но Ганс все еще не мог опомниться от недавних впечатлений: донимал Гиацинта, живописуя ему тысячу и одну подробность посещения гробниц. Пользуясь прохладой, которую обеспечивал кондиционер, мы распорядились, чтобы нам подали в купе чай с восточными сладостями, чтобы можно было лакомиться ими и одновременно рыться в своих записях. А поскольку все вертели в руках посох Анубиса, на руки и одежду каждого опять уже в который раз налипли золотые чешуйки

— Черт возьми, — бурчал я, вытирая ладони бумажной салфеткой, — везде эти чешуйки! Они с него так и сыплются!

Достал из рюкзака щетку и пошел в ванную, чтобы обмыть посох под краном. И тут мне стало нехорошо. Некоторые хрупкие значки, нанесенные стекломассой, от контакта с водой стали бледнеть, как будто готовясь отделиться от металла и осыпаться. Похоже, вода размягчила смолу, что удерживала их на месте.

— Этти! — позвал я, торопливо осушая посох салфеткой, и брат тотчас примчался. — По-моему, я нарушил клеевой слой, на котором держится эта стекломасса. Я его сунул под струю, хотел щеткой пройтись…

— Морган, это невозможно. Знаки не приклеены, они вставлены в металл, зафальцованы.

— Да ты посмотри, ведь похоже… Ах ты черт, как странно. — Не веря своим глазам я увидел, что знаки приняли свой первоначальный вид. — Всего секунду назад казалось, что они совсем потускнели.

В растерянности я поднял глаза, глянул на потолочный светильник. Может, это искусственное освещение вытворяет со мной такие шутки?

— Ты ничего не испортил, все как было, — заключил брат, внимательно осмотрев посох.

— Было похоже, будто у него давление упало. Значки вдруг посерели.

— Посерели? — Этти потрогал пальцем маленькие голубые стекляшки. — В воде, да? — Склонясь над раковиной, оп открыл кран с холодной водой. — Посерели? Так? — Он резким движением встряхнул мокрый посох.

Значки снова будто выцвели.

— Лучше вытри… Этти! — (Но он вдруг оттолкнул меня и бросился к рюкзаку Ганса.) — Что ты хочешь делать с этой отверткой? — закричал я в испуге. — Этти!

Ошеломленные, мы смотрели, как он, приложившись ухом к посоху, постучал кончиком отвертки по стеклянным значкам и вдруг расплылся в улыбке. Не обращая внимания на наши недоумевающие взгляды, он поднес посох к губам и стал простукивать его на сей раз зубами.

Я страдальчески возвел глаза к потолку:

— Этти! Можно узнать, что ты делаешь?

Его ухмылка стала еще шире.

— Я начинаю понимать…

— Мы бы не прочь сказать о себе то же, — вмешался Гиацинт.

— На этом посохе нет никакой стекломассы! И нечего так таращить глаза! Засунь его под душ, облей холодной водой, и сам все поймешь.

Зная, что ему можно доверять, я послушался, открыл кран, хотя наши спутники весьма скептически наблюдали за мной.

Подставив посох под ледяную струю, Этти стал ждать.

— Вспомни, — сказал он, — в Индии, когда мы были мальчишками, а девочки хотели узнать, влюблены мы или нет, они надевали нам на палец такие дешевенькие колечки…

Я порылся в своих подростковых воспоминаниях, и перед глазами всплыла юная брюнетка в сари из набивной ткани с голубыми цветами, как она надевает мне на мизинец латунное кольцо и кричит: «Влюблен! Морган влюблен в Рани! Морган влюблен в Рани! Камешек стал серым!»

— Камень Рамы?

— Что такое? Вы о чем? — наседал Ганс.

— Есть такой камень, разновидность кварца, он ничего не стоит, попадается на юге Индии, — сказал я. — Он меняет цвет под воздействием температуры тела. Девушки покупают за бесценок латунные кольца. Когда наденешь его на палец, камень становится ярко-голубым, если рука холодна, а если она горячая, то…

Я недоговорил: осекся, вдруг сообразив, куда клонит Этти.

И тут он вытащил посох из воды. Некоторые голубые знаки, став темно-серыми, почти совсем слились с металлом. Другие, по-видимому, все же стеклянные, сохранили свою яркую голубизну.

— Ах ты, дьявол! — выругался Гиацинт.

Но брату было не до нас с нашим изумлением — он созерцал письмена, не обращая на нас внимания, и только бубнил себе под нос:

— Ну да… Это все меняет! — Камешки уже снова начинали принимать свой природный оттенок. — Лед… Ганс, сбегай в вагон-ресторан и принеси кубики льда! Морган, мне нужен анк!

Ганс не без проволочки возвратился с термосом, наполненным кубиками льда.

— Что ты им сказал? — спросил я.

— Что у Кассандры климакс в самом разгаре, приливы замучили.

Гиацинт расхохотался, а Кассандра возмущенно фыркнула:

— Маленький поганец!

Выбрав ледышку покрупнее, брат стал медленно водить ею по письменам. Когда знаки меняли цвет, он делал записи.

Мы ждали, когда он закончит. Кто постукивал об пол ногой, кто как бешеный дымил сигаретой, и вот через полчаса Этти наконец выпрямился с блаженной ухмылкой.

— Ну?! — Кассандра первой не выдержала. — Что там?

— Вот первоначальный текст, что я перевел, — сказал он, протягивая нам лист бумаги. — А вот, — и он стал подчеркивать бледно-желтым маркером некоторые слова, — вот что получается, если принимать в расчет только те письмена, что не меняют цвета: «Поток выступил из берегов, и нам пришлось покинуть свои дома. На улицах нашего селения его бессмертное тело распростерлось, подобно мертвецу, что пребываете своем склепе. Три месяца оно покоится на ложе, не принадлежавшем ему, Потом вода отступила. Минули годы, мы думали, что река утихомирилась, наши жизни спасены, но мы ошибались, ибо властелин мертвых вернулся в город, где дал волю своему гневу, не пощадив ни той, что его чтила, ни того, кто возносил ему молитвы. Прежде чем пришел рассвет, узурпатор помыслов, над нами проплыла ужасная тень Осириса: сей возлюбленный Исиды распростер свою тень. Его тайна в том, чтобы сеять болезнь, блуждая в маске отчаяния. Позже это селение изменило свой лик, другие люди вступили на землю его, и оно стало зваться иным именем

Мы все затаили дыхание. И снова Кассандра первой обрела дар речи:

— Ну вот, наша прекрасная теория насчет города, подвергшегося затоплению, сама канула на дно. если можно так выразиться.

— Мы от этого не в убытке. — успокоил ее Этти. — «…властелин мертвых вернулся в город, где дал волю своему гневу, не пощадив ни той, что его чтила, ни того, кто возносил ему молитвы». Явный намек на Осириса, брата и супруга Исиды. — Он выдержал паузу, тщетно ожидая, что кто-нибудь отреагирует, но мы были немы, и тогда он вскричал: — Абидос! Град Осириса! И мало того: там, в Абидосе, был великолепный храм, посвященный Осирису. Ну-ка догадайтесь, кто его воздвиг?

— Сети I! — крикнул Ганс.

— В самую точку!

На сей раз все, забыв сдержанность, дали волю своему энтузиазму. И я впервые с тех пор, как началась эта дикая охота за не поймешь каким сокровищем, почувствовав, что все обстоит не так уж безнадежно.

12

Мы продолжали свой путь. Доехали поездом до Асьюта, столицы одноименной провинции и самого большого города Верхнего Египта; в старину он звался Ликополисом и стоял на таком скрещении всех караванных путей, что ни обойти, ни объехать. Ныне это важный центр торговли зерновыми, крупный производитель хлопка и одно из тех мест, что наиболее привлекательны для западных туристов. К юго-западу от города высится горный склон, изрытый гипогеями правителей, приезжих туда допускают, но только с полицейским эскортом — в здешних краях эта предосторожность вошла в привычку. Где он, томный позолоченный Египет Агаты Кристи, этот дивный край? Где красавицы в белых платьях и джентльмены в костюмах-сафари, прогуливающиеся в тени пирамид? Ничего подобного давно и в помине нет. Благодушные, приветливые служаки из городской стражи, любопытная ребятня да беспечные шатания по местным базарчикам — только это и осталось. Джелабы, зонты и опахала, встарь скрывавшие прохожих от солнечного зноя, повсюду сменились армейской формой и ружьями, что до Асьюта, он не избежал всеобщей участи. Однако это отнюдь не прибавило доброй славы городу, чьи великолепные ковры не в силах скрыть его незавидное былое: еще и полсотни лет не минуло с тех пор, как Асьют, по правде сказать, специализировался на работорговле.

— Что это ты болтаешь? — Ганс аж задохнулся от возмущения.

— Правду, — заверил Этти. — Сколь бы невероятным это ни выглядело, Асьют еще в середине двадцатого века был важнейшим в Египте невольничьим рынком.

— Быть не может… Что ты мне рассказываешь?

— Он сказал правду, мой мальчик, — вмешалась женщина в великолепном, богато расшитом традиционном одеянии. — Торговцы людьми воистину осквернили это святое место.

Она оправила свое покрывало. В ее французском языке слышался едва заметный акцент, а приветливое раскрасневшееся лицо мгновенно внушаю симпатию.

Служащий вагона-ресторана принес ее багаж, и она расплатилась несколькими бумажными купюрами.

— Вы проводите здесь отпуск? — спросила она.

— Нам нужно попасть в Абидос, — сказал я. — А вы здешняя? — (Она кивнула.) — Как вы думаете, мы сможем добраться туда на пароходе?

Она призадумалась, состроила скептическую гримаску:

— Если вы не зарезервировали себе места заблаговременно, то вряд ли. Зато в этом регионе можно без труда нанять автомобиль. Шоссе проходит вдоль железной дороги. и виды там очень живописные.

— А проблем с полицией не будет? — встревожился Этти.

— Нет, на этом участке дороги эскорт вам не нужен. Но все-таки будьте осторожны. — Она придвинулась поближе, понизила голос: — Никогда не останавливайтесь в необжитых местах, старайтесь не оставаться одни посреди пустыни. И если будете устраивать привалы в селениях, то подальше от зон риска.

— Риска? — повторил Ганс.

— В частности, не стоит задерживаться по соседству с мечетями, сынок. И еще кое-где. В таких случаях надо расспросить местных жителей, желательно ремесленников или земледельцев, они вам скажут, каких уголков лучше избегать. Они привыкли давать объяснения иностранцам, хоть их теперь не часто встретишь, и чем дальше, тем реже, к несчастью, — добавила она.

В ее голосе проскользнула нотка печали, и с уст сорвалось имя Божье, произнесенное по-арабски. Гиацинт попытался ее утешить:

— Вы сейчас переживаете трудный период. Все в конце концов наладится.

— Иншалла! Да услышит вас Всевышний. Вы даже не представляете, какие вы счастливые там, в Европе, что можете быть свободными, жить так, как вам заблагорассудится!

— Так почему же, — не выдержал Ганс, — вы не дадите под зад коленом своим фанатикам? Пусть катятся куда подальше!

— Ганс! — осадил я его.

Но женщина и не подумала вознегодовать. Потрепала его по щеке, вздохнула:

— Лучше и не придумаешь. Одному Богу известно, как мы хотим этого, сынок. Но эти люди, они как сорная трава. Двоих выпалывают — четверо вырастают. Да вы не думайте об этом, пользуйтесь тем, что вы здесь. Наша страна великолепна, она может щедро одарить, вы сами увидите. Не следует отворачиваться от нее — этим безумцам только того и надо, но они не должны взять верх. Счастливого вам пути, и да хранит вас Бог.

Подошел молодой человек, украшенный чрезвычайно пышными усами, — ее сын? Или брат? Обменявшись с ней парой фраз по-арабски, он не только сообщил нам адрес агентства по прокату автомобилей, расположенного неподалеку от вокзала, но любезно предложил нас проводить, однако нам не хотелось их задерживать.

— Бедные люди, — посетовала Кассандра. — Туризм для Египта — главный источник благосостояния, а эти фанатичные психопаты настолько тупы, что норовят свести его на нет. Страна мало-помалу впадает в нищету, ее бесценные достопримечательности ветшают и гибнут… Что за идиотская расточительность!

Придя к этому печальному заключению, мы отправились нанимать вездеход. Кассандра выложила на стойку свои водительские права и паспорт.

— Пожалуйста, будьте любезны заполнить это, — по-английски попросил молоденький служащий агентства, протягивая ей формуляр. — Хельга Вейланд, так? — переспросил он, листая паспорт.

— А я-то думал — Кассандра, — подал реплику Ганс.

— Я сменила имя, — отозвалась она и, заметив, что мой братец с трудом удержался от смеха, бросила на него ледяной взгляд. — В чем дело? Для тебя это создает проблему?

Этти захохотал, уже не сдерживаясь, я, право, не понимал, что это его так распотешило.

— В Индии попадаются имена еще куда смешнее, — укоризненно напомнил я, чем только усугубил его веселье.

Между тем служащий, не обращая внимания на нашу пикировку, все пялился на паспорт нашей подруги — похоже, у него-то и вправду возникли проблемы.

— Гм… Прошу прощения, мисс… мадам… но я не понимаю…

Кассандра, до крайности раздраженная, ткнула пальцем в документ:

— Мое имя Хельга, но я взяла себе псевдоним Кассандра, — отчеканила она, стараясь не замечать насмешливых взглядов Этти и Гиацинта. — Здесь это отмечено!

— Да, — промямлил служащий, — но все же…

— Вот и довольно! — Вспылив, она выхватила паспорт у него из рук. — Полагаю, нам не придется проторчать здесь всю ночь?

Ее вызывающий тон давал понять, что она больше не потерпит с его стороны ни малейших комментариев. И он покорился: взял у нее пачку документов, которые давал ей на подпись, а нам вручил ключи от машины.

— Не обращайте внимания, у моего брата порой бывают странные реакции, — шепнул я на ухо Кассандре, когда мы выходили из агентства. — Извините его! А имя у вас очаровательное, — прибавил я с улыбкой обольстителя.

Она ответила столь же призывной усмешкой, полной обещаний, а Этти больно ущипнул меня за руку повыше локтя:

— Ты мне потом все расскажешь. Мне не терпится узнать подробности ваших игр… с Хельгой!

Это имя он произнес подчеркнуто гортанным голосом, словно какой-нибудь водевильный швед.

Я счел за благо пропустить его выпад мимо ушей.


Запасясь минералкой и фруктами в предвидении долгой дороги, мы уселись в машину — вездеход, несомненно, знавший лучшие дни, но, похоже, и поныне наперекор былым испытаниям весьма надежный.

— На первый взгляд все отлично, — констатировал Гиацинт, постучав по капоту.

Принимая во внимание интересы Ганса, мы решили ехать вдоль западного берега — он живописнее.

Разглядывая попадавшиеся на пути селения, окруженные возделанными полями, Ганс спросил моего брата, зачем здесь столько глинобитных башенок, служащих голубятнями и уже ставших характерной приметой региона.

— Голубь очень ценится местными кулинарами, — объяснил Этти. — А голубиные экскременты идут на удобрение под огородные культуры.

Проехав сотню километров, мы миновали поселение Сохаг, потом Акмин — место, где была найдена самая большая статуя Египта — изваяние царицы Меритамон, одной из дочерей Рамсеса II и жены Аменхотепа.

Однако тему пейзажа вскоре вытеснила другая, более увлекательная: заговорили о Фантоме.

С того дня, когда мы обнаружили микрофоны, Кассандра перестала доверять кому бы и чему бы то ни было, и ее паранойя стала заражать остальных. Кто угодно, любой встречный мог оказаться врагом. Почем знать, не наблюдает ли он за нами в эту самую минуту из машины, преследующей нас?

— Тогда почему он до сих пор не отнял у нас предметы, что его интересуют? — недоумевал Этти.

— По-моему, он выжидает момента, когда мы закончим свою грязную работу искателей, чтобы подоспеть на готовенькое, — отвечал Гиацинт.

Это предположение заставило меня содрогнуться.

— Тебе удалось созвониться со своей подругой в Абидосе? — спросил я брата, лишь бы сменить тему.

— Нет, она уже больше трех лет как живет в Каире. Зато профессора Мохаммеда Мухтара мы застанем. Под его наблюдением находятся почти все исторические места края. Он очень симпатичный, вот увидите. Я имел случай поработать под его началом в Каире, когда диссертацию готовил. Он должен меня вспомнить. Профессор Мухтар так восхищался папой, что дальше некуда

— Кстати, о папе! — Я резко обернулся к Гиацинту. — Новости есть?

— Сожалею, но Гелиос неуловим, — извиняющимся тоном признался он. — Зато Амина посоветовала мне, сославшись на нее, связаться с Ясмин Мафуз, она тоже в Абидосе. Это имя вам что-нибудь говорит?

— Она ассистентка профессора Мухтара, — пояснил Этти.

Час спустя мы увидели вдали Балиану, где нам пришлось задержаться на заправочной станции, иначе было не дотянуть до Абидоса, расположенного в пятнадцати километрах отсюда, на краю Ливийской пустыни.

Гиацинт, сменив Кассандру, сел за руль.

— Направо, — указал Этти, развернув на коленях план. — Еще километров четырнадцать.

Мы свернули на узкую дорогу, по обе стороны которой тянулись плантации сахарного тростника, и через двадцать минут пересекли границу, отделяющую плодородные земли от пустыни, при виде которой у Ганса вырвался восторженный, возглас. Она простиралась, насколько хватало глаз. Но мало того…

Гиацинт остановил вездеход на обочине, и мы вышли, чтобы полюбоваться пейзажем. Прямо перед нами, словно только что пробившись наружу сквозь красноватый песок, в окружении высоких скал вставали руины священного Абидосского некрополя и гигантский дворец Сети I, безусловно, одно из красивейших строений Египта.

Находясь на одном из караванных путей, ведущих к оазису Эль-Харга, он занимал привилегированное положение. Выстроенный не квадратным, что по большей часта считалось нормой, а в форме латинской буквы «L», он был обращен фасадом на восток и относительно хорошо сохранился.

Но Гансу было сейчас не до этих подробностей. Его волосы трепал обжигающий ветер пустыни, а он, вытаращив глаза и безвольно уронив руки, пожирал влюбленным взглядом крепостные сооружения, святилища и гробницы иных времен, окрашенные лучами заката в багрово-золотистые тона. Потом это выражение уступило место другому, исполненному просветленной, спокойной почтительности. Что творилось в его сознании в эти мгновения? Наверняка этот же вопрос задавал себе и мой братец, взиравший на парнишку с любопытством.

— Ну что? — пробормотал я.

Ганс медленно покачал головой, не отводя глаз от разрушенного города.

— Это…

Он не закончил фразы.

Мы еще немного постояли, потом вернулись в машину. Проехали километр, миновали два отеля и ресторан для туристов и подкатили к зарешеченным воротам города, где нас остановил сторож с торчащим брюхом.

— Закрыто! — гавкнул он по-английски. — Надо завтра прийти.

— Мы приехали, чтобы встретиться с профессором Мухтаром, а если он занят, с его ассистенткой Ясмин Мафуз, — отвечал Этти. — Мы археологи.

Предъявление удостоверений личности и препирательства заняли минут пятнадцать, прежде чем до нас дошло, что наши доллары интересуют этого не в меру ретивого стража куда больше, чем наши документы. Вероятно, он принял нас за каких-нибудь заезжих студентов, жаждущих встречи с местной знаменитостью, можно сказать, звездой, ведь щекастая физия профессора Мухтара сопровождала каждую публикацию, имеющую касательство к египетской древности, будь то куцый репортажик или крошечная статейка.

— Зайдите в «Абидос-отель», он за вашей спиной, в двух сотнях метров, — проворчал сторож, запихнув наши купюры в свой карман. — Но особо-то не надейтесь, он занят, некогда ему даром время терять!

Мы развернулись и зашагали прочь, не сочтя нужным поблагодарить этого грубияна.

«Абидос-отель», мимо которого мы только что проходили, не имел ничего общего с шикарным местом отдыха. Крайне высокие цены он сочетал с более чем посредственным комфортом.

Администратор встретил нас широкой улыбкой, которая разом погасла, как только мы сообщили ему, зачем пришли.

— Весьма сожалею, но его здесь нет. Попробуйте связаться с министерством или с его секретаршей.

Он врал, причем бездарно.

Этти вдруг вспылил, чем застал нас врасплох, — похоже, ему это все надоело.

— Да за кого вы нас принимаете? За туристов, которые пришли поклянчить автограф? Сию же минуту ступайте и доложите о нашем прибытии профессору Мухтару и госпоже Мафуз!

— Этти! — растерянно затеребил я его.

Редкие туристы, ужинавшие в гостиничном ресторане, стати оглядываться, любопытствуя, из-за чего скандал.

— Месье, не кричите так! — засуетился администратор. — Вы в приличном месте! Наши клиенты не…

— Ваши клиенты станут свидетелями того, как я вас мумифицирую заживо, если вы еще хотя бы пять секунд..

У нас за спиной вдруг раздался хохот и веселый голос воскликнул:

— Пользы в том было бы не много, профессор Лафет!

Разом повернувшись, мы увидели перед собой толстоватого человека среднего роста в хлопковых штанах, французской сорочке и кожаной шляпе — наряд отнюдь не академический, он пришелся бы впору пламенному адепту «седьмого рода изящных искусств», каковым в Средние века почиталась астрология.

— Профессор Мухтар! — обрадовался Этти.

— Ты!.. Живой! — забормотал прославленный археолог, сердечно хлопая его по плечу. — Все говорили, что ты попал в катастрофу. Я думал, что… — Он чуть отстранился, вгляделся, будто проверяя, не призрак ли перед ним. — А я-то хорош! Письмо твоему отцу послал с соболезнованиями! Боже всемогущий, что он должен быт обо мне подумать…

— Ничего дурного, — успокоил его братец. — Это длинная история. А вот, — он указал на меня, — Морган, мой брат.

— Да-да, как же! Эллинист! Ваши отец и брат много мне рассказывали о вас. Счастлив наконец-то с вами познакомиться, добро пожаловать в Абидос.

Своих спутников мы представили как журналистов, отчего глаза профессора загорелись: свет прожекторов он любил почти так же страстно, как египетские древности

— Вы ужинали? Нет, конечно, нет, для французов еще слишком рано. Идемте же, я вас познакомлю с руководителями групп, которые здесь работают. Гамаль! Хватит баклуши бить, сейчас же приготовь комнаты для этой дамы и этих господ! Потому что я вас никуда не отпущу, пока не покажу вам все, на что здесь стоит посмотреть, — предупредил он. — Так что имейте это в виду.

— Меньшего мы и не ждали от вас, профессор, — поблагодарил Этти.

Под изумленным взглядом администратора профессор Мухтар потащил нас в ресторан, попутно наседая на братца с расспросами относительно его предполагаемой кончины. Однако последний ловким пируэтом ускользнул от нежелательной темы, даже не упомянув о том, что ответственность за эти мрачные слухи лежит на нашем отце и профессоре Лешоссере.

Ужин, начавшись очень мило, под конец обернулся сущим испытанием. Трое собратьев из команды профессора Мухтара, разделявшие нашу трапезу, мигом смекнув, что к чему, предпочли унести ноги, не дожидаясь десерта.

Ясмин, очаровательная коллега Амины, наклонясь ко мне, шепнула на ухо:

— Разбегайтесь по своим комнатам, сейчас самое время!

Пока я соображал, на что она намекает, наш дражайший профессор, пользуясь присутствием троих «журналистов» и двух собратьев-иностранцев, приступил к детальному описанию своих достижений за последние пять лет. На всем протяжении этого пространного резюме мы не имели ни малейшей возможности вставить хотя бы словечко.

Внимая его нескончаемым речам, сдобренным стилистическими изысками и остротами, способными рассмешить лишь его самого, я все яснее понимал: нашего ученого собеседника ни на миг не посетила простая мысль, что мы проделали такой путь не ради его персоны, а с какой-то иной целью.

Мохаммед Мухтар и храм Осириса. Мохаммед Мухтар и могила писца. Мохаммед Мухтар, карабкающийся по внутренним переходам пирамиды. Мохаммед Мухтар против грабителей древних гробниц. Мохаммед Мухтар в передовице «Таймс»…

В который раз услышав неизменное «что до меня, я…», Ганс не выдержал — зевнул. Я поспешил воспользоваться этим поводом:

— Спасибо, что вы уделили нам несколько часов вашего драгоценного времени, профессор, и мы бы охотно провели всю ночь, слушая вас, но если мы хотим быть в форме на завтрашней экскурсии, нам придется откланяться: боги не одарили нас вашей легендарной выносливостью.

— Подумать только! А хотите знать мой секрет, как всегда оставаться в форме?

Еще добрых полчаса потребовалось, чтобы избавиться от поучений слишком прославленного археолога и удрать в свое логово.

— Убейте его… — простонала Кассандра, устремляясь вверх по лестнице.

— И долго еще будет нам пудрить мозги этот Мохаммед Джонс, потомок Индианы? — в ужасе спросил Ганс

— Как тебе удавалось его выносить? — осведомился я у Этти.

— Так же, как всех прочих. Я освоил технику «Мухтар-Мабсут».

— Чего-чего?

— «Мухтар блаженный». Ты спокойно проводишь свои раскопки, а как нащупаешь что-нибудь, зовешь его под предлогом, что здесь, мол, не обойтись без истинного специалиста. Ну, разыгрывается торжественная церемония перед телекамерами, он самолично разгребает те несколько сантиметров вековой пыли, которые ты тщательнейшим образом пристроил для этого случая на прежнее место, и дело в шляпе. Он так доволен своим шоу, что отцепляется от тебя на неделю вперед!

— Прелестно… — вздохнул я.

— И засим доброй ночи! — буркнул Гиацинт, скрываясь в своем номере.

Ганс последовал его примеру, а Кассандра, прежде чем закрыть за собой дверь, завлекательно мне подмигнула.

— Или это приглашение, — хихикнул мой братец, — или я уж совсем ничего не смыслю. — Он открыл дверь номера на двоих, который мы попросили нам выделить, и устремил истомленный взор на кровати-близнецы. — Думаю, тебе снова придется стащить один из матрасов на пол, Морган.

Охваченный сомнениями, я присел на ту кровать, что справа.

— Так идти мне к ней или нет?

— Если я скажу «нет», ты что, послушаешься меня?

— А ты-то ревновать не будешь?

Он расхохотался:

— Мне никогда не нравились силиконовые бюсты.

— Ну а меня они ни в коей степени не смущают.

Я заскочил в душ и вскоре вышел оттуда, чтобы натянуть чистые шорты. Этти взирал на меня иронически.

— Желаю позабавиться, Дон Жуан, — обронил он, когда я направился к выходу.

На цыпочках прокравшись по коридору, я тихонько поцарапался в дверь Кассандры, и она тотчас открыла, плотоядно облизнувшись:

— Входи, прекрасный викинг. Я ждала тебя. Это нам сулит…

Я повиновался, и она заперла дверь на задвижку.

Кассандра тоже только что вышла из-под душа. На ней не было ничего, кроме большого полотенца, охватывающего пышную — и вправду чересчур пышную — грудь и едва прикрывающего ягодицы.

Она окинула меня долгим взглядом, потом ее длинные наманикюренные пальцы пробежали по моему обнаженному торсу, слегка сдавили соски — ничего больше, но в животе пробудилась дрожь.

Мои ладони легли ей на бедра, я прижал ее к себе, вдавился губами в ее рот, между тем как она теребила пальцами мои влажные волосы, постанывая так, что мое желание поднялось на ступень выше. Она жадно всосала мой язык — при ее росте ей даже не потребовалось подниматься для этого на цыпочки.

Я в свой черед пробежался руками по ее плечам, ощутив их атлетическую мускулатуру, потом ниже, коснулся груди, и в самом деле сверх меры твердой. Она с глубоким вздохом провела кончиком языка по моему горлу, по груди, потом опустилась на колени, чтобы расстегнуть мои шорты. Вырвавшись из своей тканевой тюрьмы, мой член выпрямился, коснувшись ее губ, и она взяла его в рот. Но и я тоже был нетерпелив. Я схватил ее за запястья, заставляя выпрямиться, и вновь крепко прижал к себе.

Моя рука блуждала под махровой тканью, нащупала одну грудь, легонько помяла другую и скользнула по животу вниз, туда, где пальцы искали… и нашли… В растерянности я нахмурил брови, и Кассандра, одарив меня улыбкой, полной соблазна, сбросила с себя полотенце.

Я медленно опустил глаза — и отшатнулся.

Не веря глазам я смотрел на существо, стоявшее передо мной, на эти груди — само совершенство, на волосы, достойные нереиды, на точеное лицо, на стройные ноги, на белый живот и это… это…

— Что это такое? — тупо пролепетал я.

Лицо Кассандры омрачилось, улыбка погасла.

— Загляни к себе в шорты — у тебя там то же самое! — язвительно прошипела она.

Я торопливо застегнул вышеупомянутые шорты, оттолкнув ее — или его? — рванулся к двери, отдернул задвижку.

— Извини, но мужчины — это не по моей части.

Она так и осталась стоять, будто в пол вросла, а я ворвался к себе в комнату, где меня встретил придушенный смех Этти. Включив свет, я увидел, как он корчится на своей кровати.

— Ты знал это и ничего мне не сказал!

— Дай я попробую угадать, — насилу выговорил он, хохоча. — Ты достал свою дубину, а она тебе показала свою?

Я влепил ему шлепок по заду, причем со всего размаху, но это не умерило его смешливости.

Он вздохнул поглубже, задержал в легких воздух и только теперь немного успокоился.

— Ты когда-нибудь видел у женщин кадык, дурень ты этакий? А если бы ты не отлынивал от занятий по мифологии северных народов, ты бы знал, что Хельга — мужское имя. Помнишь, как смутился тот парнишка, когда мы нанимали вездеход? Хоть это могло бы заронить тебе в мозги зерно догадки. — Он сжал мою голову ладоням и. — Как бы то ни было, я много бы дал, чтобы увидеть твое лицо в ту минуту.

— Я подбивал клин к мужику… — пробормотал я с отвращением.

— Да брось, от этого не умирают! Спи.

Он двинул плечом, гоня меня со своей кровати, с удобством разлегся и повернулся ко мне спиной.

Убедившись, что из него не выжмешь ни капли раскаяния, ни единого извиняющегося словечка, я злобно сбросил свой матрас на пол и потушил свет, собираясь лечь.

— А что, — прыснул он в темноте, — у меня в Дели есть двое или трое знакомых хижра. Могу тебя им представить…

Я запустил в него башмаком:

— Заткнись, или я вырву тебе язык!

Когда на следующее утро я спустился в гостиничный ресторан позавтракать, Этти, Ганс и Гиацинт уже сидели за столом.

— Привет, старые вояки, — сказал я. — Хорошо спалось?

Они как по команде уткнулись носами в свои чашки с кофе и все разом заржали, вогнав меня в жуткое смущение. По-видимому, Этти все им разболтал…

Я испепелил братца бешеным взором и уселся за стол.

— Давайте внесем полную ясность: ничего не произошло, — прорычал я с угрозой.

Гиацинт откусил печенье и подмигнул мне:

— Вы не знаете, что вы упустили.

— Зато ты все получишь сполна, подожди, — предупредил я братца. И закурил. Аппетита как не бывало.

— Добрый день!

Услышав голос Кассандры, я всецело сосредоточился на кофе, который наливал в свою чашку. Этти держался как ни в чем не бываю, Ганс, побагровев, словно пион, смущенно буркнул:

— Привет!

— Добрый день, cara mia! — весело отозвался Гиацинт.

— А где профессор Мухтар? — осведомилась она как нельзя более непринужденно и налила себе чаю.

— Он ждет нас на строительной площадке. Там, где ведутся работы по реставрации дворца Рамсеса II.


У ворот охраняемой зоны, обнесенной решетчатой оградой, торчал тот же самый сторож, что не пропустил нас накануне. Однако на сей раз он изобразил улыбку, столь же фальшивую, сколь широкую.

— Господа профессора! — взвизгнул он. — А я вас жду. Хорошо ли вам спалось? Досточтимый профессор Мухтар просил меня проводить вас к нему. Если вы соблаговолите последовать за мной, — добавил он с поклоном.

Если судить по той торопливой угодливости, с какой он отвечал на вопросы Ганса и Кассандры, «досточтимый профессор Мухтар», должно быть, здорово намылил ему голову.

В трех сотнях метров к северу от дворца Сети I громоздились руины дворца Рамсеса II. Разрушенный до такой степени, что остатки стен не превосходили двух метров в высоту, он все еще представлял собой такую красивую развалину, что команда археологов из кожи вон лезла, пытаясь его реставрировать. В их компании, собравшейся в первом зале храма с колоннами, мы обнаружили и профессора Мухтара.

— А вот и вы! Идите сюда, полюбуйтесь! Спасибо, Ануар, — бросил он сторожу, — можешь быть свободен. Взгляните же!

Напыщенным жестом он указывал на рельефный орнамент, украшавший стены. Судя по всему, там изображался царь, приносящий жертву Осирису.

— Это великолепно, — прокомментировала Кассандра.

— А вы обратили внимание на внешние стены дворца?

— У нас не было на это времени.

Профессор вытолкал нас наружу, чтобы мы сей же час осмотрели северную и западную стены. С неподдельной страстью он стал рассказывать о сценах войны с хеттами и пространном тексте, в котором описывалось строительство дворца.

— Рамсес II с чрезвычайной скрупулезностью выбирал материалы. Ворота покоятся в пазах плит, высеченных из черного гранита, а их опорные столбы изготовлены из песчаника редчайшей разновидности. Ты ведь никогда раньше не бывал в Абидосе, верно, мой мальчик? — обратился он к Гансу, который увлеченно ему внимал.

— Нет, профессор, никогда. Я вообще мало путешествовал. Мне… Я, по правде говоря, еще не настоящий журналист, пока только студент, стажер.

Мухтар обнял парня за плечи и повлек в восточную часть охраняемой зоны, а мы для него уже как будто и не существовали. Значит, было-таки нечто, чем профессор дорожил в конечном счете даже больше, чем огнями рампы, и такой бесценной диковиной являлся внимательный, любопытный студент.

Не зная, куда податься, мы побрели вслед за ними — знаменитым археологом и студентом, которому он демонстрировал достопримечательности священного града.

— С самого начала истории Египта город Абидос играл большую политическую и религиозную роль. К несчастью, от него сохранились лишь сооружения эпохи Нового Царства, то есть построенные за 1250 лет до Рождества Христова, — уточнил он, заметив на лице Ганса вопросительное выражение. — Начиная с эпохи танисской, то есть XXI династии, властители Египта приказывали строить гробницы по соседству с городом Финис. Там поклонялись весьма почитаемому по тем временам богу мертвых.

— Анубису?

— Нет, мой мальчик. Тот бог звался Хентиаменти. Однако между тем бог Осирис… Ты знаешь, кто такой Осирис? Так вот, Осирис — бог загробной жизни и воскресения — приобрел такое влияние, что его стали вскорости путать с местным божеством, а там он и совсем его вытеснил. Самое заветное желание любого египтянина той эпохи — быть погребенным в земле Абидоса или хотя бы иметь там кенотаф. Но здесь похоронены не только люди. Я тебе покажу одно местечко, куда туристам вход запрещен. А ты даже сможешь подержать какую-нибудь в руках.

— Да что подержать-то?

— Мумию животного, которой более трех тысяч лет!

— Нет, серьезно?

— Слово Мухтара!

Итак, профессор под палящим солнцем потащил нас в Абидосский некрополь животных, потом заставил посетить могилы всех трех царств: Древнего, затем Среднего, а там и Нового…

Перекусив и немного отдышавшись в кафетерии «Парк Осириса», мы вернулись во дворец Рамсеса II, а впереди нас ожидало еще святилище Осириса.

К вечеру только Ганс да профессор Мухтар еще были в состоянии держаться на ногах.

Сидя в компании археологов и мелкими глотками потягивая кофе, я с трудом подавлял искушение взять быка за рога. Но Гиацинт меня опередил:

— Признайтесь, профессор Мухтар, что самое прекрасное из своих сокровищ вы все-таки прячете… — (На лице археолога выразилось удивление.) — Дворец Сети I, слава о котором облетела весь мир! А нам его показали только издали.

— Нам пришлось его закрыть.

— Закрыть? — горестно вырвалось у Этти.

— Да, сынок. Разливы реки и постоянные туристские нашествия за несколько лет причинили ему больший ущерб, чем все минувшие века.

— Разливы реки? — подхватила Кассандра.

— Да, в нижней части Абидоса регулярно повторяются наводнения по причине гидростатического подъема уровня подпочвенных вод. Вот почему несколько месяцев назад правительство приняло решение опечатать дворец.

— Опечатать… — повторил я, не в силах скрыть уныния. — Но… Ученые-то могут все-таки проникать туда, не правда ли?

Профессор огорченно покачал головой:

— Мне очень жаль. Но ведь Абидос не сводится к этому дворцу! — прибавил он восторженно. — Сколько великолепных вещей вы уже увидели, разве нет? А здесь найдутся десятки других, еще более необычайных.

Ганс увлеченно закивал, а мы с Гиацинтом обменялись мрачными взглядами. Дворец Сети I, конечная цель наших поисков, опечатан…

— Он вас не слишком замучил? — с беспокойством спросила Ясмин, наклонясь ко мне.

Пухленькая молодая женщина была с головы до ног покрыта красноватой пылью, ее коротко остриженные волосы казались скорее желтыми, чем черными, от того, сколько этой пыли набилось в них за день. Строго говоря, Ясмин настоящей красавицей не была, но ее веселость заставляла легко забыть, что лицо у нее кругловато, а нос с горбинкой.

— Простите, вы о ком?

— О профессоре. Я видела, как он вас таскал по всем здешним закоулкам.

— О да! Я уже труп.

— Если так, вы нашли прекрасное место, чтобы упокоиться, — засмеялась она. — А скажите, как поживает Амина? За последний год я очень редко получаю от нее весточки.

— Она чувствует себя отлично. Только тоскует о Египте. Мы часто говорили с ней об этом.

— Меня это, конечно, не касается, но что могло привести такого знаменитого эллиниста, как вы, на эти задворки египетской пустыни? Полагаю, что вы сюда приехали не ради прекрасных глаз профессора Мухтара.

— По правде говоря, нет. Я могу положиться на вашу скромность?

— Разумеется.

Предоставив остальным продолжать свою пламенную дискуссию о технических приемах реставрационных работ, мы вышли во внутренний двор разрушенного дворца.

Как только мы там оказались, я вытащил из кармана увеличенную копию фрески, снятую с анка или посоха. Этти срисовал ее еще в поезде.

— Вам это что-нибудь говорит? — спросил я, протягивая ей рисунок.

Она пригляделась и свистнула:

— Это изображение Анубиса и Сети I! Работа Этти, не так ли? Красиво, но он несколько рискованно трактует некоторые детали.

— Что вы хотите этим сказать?

— Это та фреска, что во дворце Сети. Но, учитывая, в каком она состоянии, по-моему, мудрено утверждать, что в пору своего блеска она действительно выглядела так. В этой репродукции воображение вашего брата сыграло слишком большую роль. Каким источником он пользовался?

— Наброском, найденным в путевом дневнике одного французского искателя приключений начала XX века, — соврал я,

— Черт, как странно…

— Почему же?

— Зал, где находится фреска, открыт всего сорок лет назад. Профессор Мухтар убежден, что до той поры ничья нога веками туда не ступала. Мои предшественники были вынуждены закрыть его, поскольку свежий воздух угрожал нанести остаткам стенной росписи невосполнимый урон. Вот уже пятнадцать лет, как туда снова нет входа никому.

— Но вы-то сами видели ее, не так ли? Вы же ее узнали!

— Я видела только фотоснимки, сделанные в ту эпоху. Как я уже говорила, доступ туда давно закрыт.

Мое разочарование было так велико, что я его не скрывал.

Стало быть, если мы проникнем туда, мы рискуем погубить бесценные реликвии древности… Прелестная перспектива для археолога.

— Ладно, — уныло вздохнул я. — Как бы то ни было, спасибо за разъяснение.

— Почему эта фреска вас так занимает?

Я махнул рукой, как бы отметая ее вопрос:

— Не то чтобы она была мне так уж важна. Но наши друзья-журналисты заодно с моим братом хотели написать подробную статью о дворце Сети I, а не найдя нигде следов этой фрески, подумали, что это была бы настоящая сенсация, если бы мы первыми… Вы же знаете, что за народ журналисты!

— О да! Профессор Мухтар вечно таскает их за собой, — усмехнулась она. — Даже если вы не сможете посетить тот зал, он наверняка согласится выдать вам разрешение на использование фотографий, которыми распоряжается ведомство египетских древностей. Конечно, правительство потребует платы за право публикации, но ваши друзья по крайней мере получат материал для своей статьи. Что до подробного описания, профессор вас снабдит таким множеством деталей, которого хватило бы на целый том!

— Прекрасная идея, — вздохнул я. — Спасибо за совет

— Вы надеялись, что я помогу вам попасть внутрь дворца? Именно поэтому захотели поговорить со мной наедине? — Ясмин ждала ответа, но я молчал, и она заговорила снова: — Если бы не риск повредить росписи, Морган, я бы это сделала. А так… нет, невозможно. При всей моей дружбе к Амине. Я бы сама себе не могла смотреть в глаза, если бы совершила такое. Она, конечно, поймет меня. Уверена, что и вы тоже.

Подавленный растущим чувством вины, я пожал ей руку, заверив:

— Я понимаю. На вашем месте я бы реагировал так же. Не будем больше говорить об этом, хорошо?

И мы вернулись к остальным. Никто даже не заметил нашего отсутствия.

13

— Пятнадцать лет как законсервировали… — С тяжким вздохом Этти плюхнулся на кровать.

В нашей комнате собралась вся компания, как на подбор с кислыми рожами.

— Ладно, обойдемся без позволения этого милашки профессора, — решительно объявил Гиацинт.

— Хочешь, значит, сорвать печати и все тут изгадить? — возмутился Ганс. — Эти типы ишачат как полоумные, чтобы это восстановить, а тебе по фигу, пусть пропадает?

— Ты, кажется, забыл, Гансик, что на карту поставлена жизнь человека.

Парень надулся и примолк.

— Зона под круглосуточной охраной, — заметила Кассандра.

— Ты мне будешь говорить о сторожах! — Гиацинт издевательски усмехнулся.

— Да, я опасаюсь непрофессионалов, им часто везет: у дураков свой фарт.

— Как бы там ни было, я здесь не видел ни камер, ни особых систем слежения, — вздохнул Ганс, скрепя сердце признавая то, о чем явно сожалел.

Все разом обернулись к нему:

— Ты уверен?

Он кивнул:

— Да, но завтра тем не менее могу еще и проверить. Если вам от этого полегчает.

— Я рассчитывал приняться за дело сегодня ночью, — заявил Гиацинт.

— Если мы сломаем печати и устроим во дворце кавардак, а потом сбежим, им недолго придется ломать голову, чьих это рук дело…

— Надо снаружи следов не оставить, только и всего, — перебил Гиацинт. — Не важно, какой ущерб мы причиним внутри, ведь никто и не подумает туда сунуться.

— Я с ним согласна, — вставила Кассандра. — Действовать надо быстро. Нам в роли журналистов не продержаться. Ни у кого из нас нет даже приличной кинокамеры или хоть фотоаппарата.

Этти, которому было явно не по себе, заметил:

— Профессор даже не спросил, на какой журнал мы работаем. Это странно. Совсем на него не похоже.

— Я ему сказал, что мы как раз в поиске, нащупываем, где закрепиться, — объяснил Гиацинт.

— И он не поинтересовался подробностями? — настаивал мой братец. — Любопытно.

— А может, ему поднадоело корчить из себя звезду, — возразил я. — С тех пор, как ты его знал, годы прошли. Человек мог измениться. Посмотри на папу. В последние месяцы он бегал от представителей прессы как от чумы.

— Итак, мой цветик, что ты предлагаешь? — резковато бросил Ганс.

— Сегодня ночью. Войдем туда, заберем маску, сделав это как можно аккуратнее, и смоемся, сославшись на то, что намерены побыстрее пристроить сенсационный материал. Организацией отъезда я сам займусь. Чем скорее мы отсюда уберемся, тем лучше.

— Вы забываете одну деталь, — напомнил я. — Если Фантом только и ждет, когда мы добудем маску, этой ночью в Абидосе, чего доброго, станет несколькими трупами больше.

— Проследим, чтобы за нами никто не увязался, — сказал Гиацинт.

— А если тем не менее?..

— Это не ваша проблема, а моя. — Он глянул на часы. — Сейчас семь. Пойдем поужинаем с нашим дражайшим профессором, но Чтобы к одиннадцати быть в полной готовности. А до того ты, Этти, попытайся вытянуть из него побольше. Ну-с, мне надо позвонить.

Он удалился, а мы молча переглянулись, мрачные, словно персонажи трагедии.


В одиннадцать, секунда в секунду, мы выскользнули из отеля через заднюю дверь, предварительно уверившись, что никто нас не заметил. Постояльцы, по большей части туристы и археологи, уже спали, измотанные осмотром достопримечательностей, зноем или работой.

С ног до головы одетые в черное, мы крались по темной дороге. Ганс тащил в рюкзаке снаряжение, необходимое для того, чтобы успешно провернуть нашу эскападу, а я нес посох Анубиса, обернутый шелковым шарфом Кассандры. В нескольких метрах от зарешеченных ворот мы остановились и принялись рассматривать ограду, спрятавшись в тени пальмовой рощицы. Охранник в униформе, вооруженный пистолетом и дубинкой, сидел на табурете и, зевая, листал журнал, пользуясь светом прожектора.

— А второй где? Их обычно двое, — заметил Гиацинт.

Мы стали вглядываться в окружающую темень, но тщетно.

— Должно быть, совершает обход, — предположила Кассандра.

— Если он вообще здесь.

— Подождем его или рискнем войти сейчас?

— Незачем тянуть, — решил Гиацинт.

— Возьмите на себя решетку, — сказала Кассандра, — а я займусь этим жирным болваном. Ганс, дай-ка мне карманный фонарик.

Она нырнула в обступившие нас потемки, и вскоре мы увидели ее на дороге: возвратись на несколько метров вспять, она теперь снова приближалась к воротам, шаря по земле лучом фонарика. Охранник подскочил на своем табурете и потянулся к дубинке, но, разглядев Кассандру, расслабился.

— Что вы здесь делаете, мадам? — спросил он по-английски. — Зона закрыта для туристов с семнадцати ноль-ноль.

Она выпрямилась и покачала бедрами.

— Простите меня, но я ищу свою серьгу.

— Что-что?

— Мы сюда приходили сегодня после обеда вместе с профессором Мухтаром, и я обронила одну из моих сережек. Сначала думала, она среди вещей затерялась, все перерыла, но…

— Приходите завтра, когда рассветет, мадам. Сейчас вы ничего не найдете.

— Послушайте, это подарок моего отца, я очень ими дорожу и… — Порывшись в карманах своих черных брюк, она вытащила изрядную пачку банкнот. — Пожалуйста, помогите мне искать! Если ждать до завтра, кто-нибудь может найти ее и взять.

Охранник посмотрел на пачку и схватил свой прожектор, работающий на батарейках.

— Какая она с виду, эта ваша серьга?

— Золотое кольцо, в него рубин вправлен. Мы на обратном пути вон там проходили, сегодня после полудня.

Кассандра увлекла охранника в противоположную сторону, а Гиацинт, вытащив у Ганса из рюкзака щипцы, шепнул:

— Пора!

Он бросился к ограде, мы бесшумно последовали за ним. Я следил, не появятся ли охранник с Кассандрой, пока Гиацинт проделывал в сплетении металлической проволоки дыру достаточного размера, чтобы мы могли туда пролезть.

— Морган! — наконец позвал Этти, оттягивая проволоку в сторону, чтобы расширить проход.

Я присоединился к остальным, и мы притаились за глыбой известняка, поджидая Кассандру. Где она, куда запропастилась? Мне стало тревожно.

— Как же она теперь нас отыщет?

— О ней не беспокойся, — обронил Гиацинте усмешкой, которую я не столько увидел, сколько угадал.

И верно: очень скоро в потемках проступила ее фигура.

Гиацинт метнулся к ограде, показал ей, куда лезть, и она, по-змеиному гибкая, мгновенно проскользнула в отверстие.

— Где охранник? — спросил я.

— Штаны подтягивает, — насмешливо отрезала она. — Так вы идете?

Мы припустились бегом в направлении дворца. Оглянувшись, я успел разглядеть охранника: он с блаженной ухмылкой снова торчал на посту.

Сторожко озираясь, мы вышли туда, где в свое время был парадный двор здания, хотя теперь от него осталась лишь выровненная площадка.

Перед нами выстроились в ряд двенадцать гигантских опорных колонн, позади которых находились три большие двери. Скрываясь за колоннадой, мы вертели головами во все стороны, боясь, что с минуты на минуту может появиться второй страж. Гиацинт зажал в руке резак, острый, как скальпель, а в зубах зажат фонарик с узким световым пучком.

Но, собравшись деликатно, по возможности не оставляя следов, отделить печати, он вдруг тихо, но яростно выругался сквозь стиснутые зубы. Я вздрогнул.

— Что?

Он вытащил фонарик изо рта и шепнул:

— Открыто…

В голове забурлили, сталкиваясь и переплетаясь, тысячи предположений, я весь взмок от холодного пота. Наклонясь, всмотрелся в печати. Их кто-то вскрыл, постаравшись, чтобы взлом остался незамеченным.

— Нас опередили…

Кассандра приложила палец к губам и, кивком указав на вход, достала пистолет, который до сих пор прятала под блузкой. Гиацинт поступил так же.

Этти горячей ладонью сжал мое плечо, его била дрожь. Я похлопал его по руке, пытаясь ободрить, и шепнул:

— Они привыкли. — Впрочем, это не могло успокоить даже меня самого.

Единым слаженным движением Кассандра и Гиацинт прислонились к стене по обе стороны двери и по свистку последнего одновременно вошли, держа перед собой свои пистолеты и фонарики.

Я зажмурился, ожидая, что сейчас прогремит первый выстрел. Но все было тихо.

— Можете входить, — позвала Кассандра. — Наш незваный гость, видимо, затерялся в лабиринте.

Мы повиновались, и она стала обшаривать лучом фонарика все вокруг. Это был первый зал храма, со всех сторон окруженный пузатыми колоннами.

— Что еще за лабиринт такой? — простонал Ганс.

Этти вытащил из кармана пачку листков с заметками, составленными им за ужином, и направил на них луч фонарика Кассандры.

— Судя потому, что я понял из туманных объяснений профессора Мухтара, — зашептал он, — конструкция храма символизирует путь, который проходит душа умершего. Помещение, где мы находимся сейчас, служит эмблемой посюстороннего пространства, мира плотского и материального, а нам нужно достигнуть потусторонних областей. Это там. — Он указал на проход между двумя рядами колонн.

Мы на цыпочках продвигались вперед, пока не заметили свет, что просачивался из-за двустворчатой двери. Погасив фонарики, мы отступили в тем ноту среди колонн, ожидая, что источник света приблизится. Сердце колотилось, будто готовясь разнести грудную клетку.

Однако свет не сдвигался ни на дюйм. Мало того: вскоре до нашего слуха долетел приглушенный смех. Не веря ушам, мы сами стали продвигаться поближе. Возле двери прежде невнятное бормотание стало вполне различимым.

— Тебе это нравится? Нравится, а? — стонал мужской голос, выговаривая английские слова с сильным арабским акцентом.

По неповторимому хнычущему тембру голоса мы с изумлением узнали пузатого охранника, встретившего нас у ворот в день нашего прибытия в Абидос.

Вслед за ним прозвенел голос женщины, тоже по-английски, но без тени акцента:

— О да! Возьми меня, мой фараон! Возьми меня в стенах твоей твердыни!

Мы переглянулись, ошеломленные.

Гиацинт рискнул бросить взгляд в щелку приоткрывшейся двери и тотчас отшатнулся, закусив губу. Потом сделал мне знак — смотри, мол. Я послушался, заранее готовясь к худшему. Но «худшее» — слишком слабое слово, ему не определить того, что представилось моему взгляду. Мне и самому несколько раз доводилось заниматься любовью среди древних могил или под сводами храмов, так что я бы затруднился бросить камень в этого беднягу, но я-то уж никогда бы не напялил на себя черный парик с бахромой, достойной грошового пеплума[2].

У этого разжиревшего мужика, прельщающего таким украшением английскую туристку, был настолько жалкий вид, что я чуть было не расхохотался.

— Ну, и что нам теперь делать?

Гиацинту и самому стоило немалого труда сохранить серьезность.

— Подождем, пока они кончат? — предложил Ганс, задыхаясь от смеха.

— Чтобы они вернули печати на прежнее место, оставив нас внутри? — уточнила Кассандра.

— Но ты же не можешь их просто оглушить и забросить в угол. Они потом такой шум поднимут, что и…

— Тихо! — оборвала его Кассандра, распахивая дверь.

— Что вы собираетесь делать? Не на…

Закончить фразу я не успел. Двумя меткими выстрелами она разом прекратила шалости наших голубков. И, пряча пистолет, объявила:

— Проблема улажена.

— Да вы совсем спятили! — хрипло выдавил я.

— Меня сейчас стошнит… — простонал Ганс.

Гиацинт ничего умнее не нашел, чем с размаху хлопнуть его по плечу.

— Дыши глубже, — посоветовала Кассандра. — Этти?

Но брат молчал словно оглушенный.

— Этти, — не отставала Кассандра, — в какой стороне?

— Подождите, — вмешался Ганс. — Нам лучше вернуться назад и установить детекторы на случай, если во дворец заявится кто-нибудь еще.

Тут я взбунтовался:

— Да вы что, совсем голову потеряли? Этот… эта сумасшедшая только что прикончила двух невинных!

— Выбора у нас нет, Морган, — напомнил Гиацинт.

— А второй охранник, о нем вы подумали? По-вашему, он не знал, куда его товарищ отправился со своей… «царицей Египта»?

— Он ничего не скажет, — заверил Этти. — Для него это бы значило потерять место. Такой роскоши в здешних местах себе никто позволить не может.

Я смотрел на него чуть ли не с ужасом.

— Если не им, то нам бы пришел конец, — заключил Гиацинт. — Идем.

У входа во дворец Ганс закрепил две металлические пластинки по обе стороны двери, дистанционно подключив их к особому щитку, который прицепил к своему поясу.

— Это детектор, — пояснил он. — Если кто-нибудь пересечет луч, — он провел рукой между пластинками, — включится сигнал тревоги. — И показал на красную лампочку, замигавшую на щитке.

— А с трупами что делать? — возмущенный их равнодушием, ехидно осведомился я.

— До них пока черед не дошел, — отрезала Кассандра.

Братец снова вытащил свои заметки. Он повел нашу группу во второй зал: шел впереди, освещая дорогу фонариком.

— Здесь мы как бы в Нетере, обители богов, — сообщил он, старательно избегая смотреть на два трупа, распростертых на полу. — С символической точки зрения мы покинули свое сердце на пороге, совсем как освобожденные души, достигшие пределов запада в ладье бога солнца Ра. Теперь мы должны ускользнуть в закат.

На покрытых росписью стенах боги не смыкали глаз, охраняя священное место, и Сети тоже виднелся то тут, то там.

— А теперь мы у врат наоса, главного храмового зала, где должна храниться основная статуя, — продолжал братец, медленным шагом пересекая зал и указывая на огромный постамент, почти достигающий потолка. — Обстриженное, изуродованное древо возвращается к жизни. Чтобы продолжить путь, мы должны на равных вступить в контакт с миром вечности.

Мы прошли в следующее помещение, где нас ожидали семь молельных комнат, каждая из которых была украшена изображением того или иного божества и имела дверь.

— Здесь паломник должен был приготовиться ко вхождению в святая святых.

Я подошел, потрогал двойные створки из песчаника, намертво вделанные в такую же стену.

— Увы, Этти. Двери фальшивые. — В доказательство я постучал по одной из них костяшкой пальца. — Одни каменюки. Простой обман зрения.

— Значит, нужно искать другой вход, ибо путь в вечность не заканчивается здесь.

— Ты не мог бы избавить нас от этого мистического трепа? — не выдержал я, с каждой минутой нервничая все сильнее.

Братец тотчас вспылил:

— Но это же мистический храм! Если ты не последуешь мистической логике и свернешь с пути, предначертанного мертвым, ты останешься бесприютным духом, блуждающим в потустороннем лабиринте.

— И что же мы ищем? — не отставал я.

— Нам нужно найти дорогу. Путь, что позволит нам продолжить наше загробное странствие, чтобы выйти на свет. Ищем коридор, ход, туннель — все, что угодно.

Мы ощупывали стены, заглядывали в малейшие закоулочки — все напрасно.

— Идите скорее! — Голос Ганса донесся к нам из соседнего зала, того, что с колоннами. — Смотрите, проход! Здесь!

В юго-восточной стене, на высоте пандуса, ведущего к пронаосу, полуоткрытой части храма между входным портиком и наосом, взгляд упирался в длинный коридор, другим концом выходивший на широкую лестницу, выводящую наружу. Мы взобрались по ней, и перед нами раскинулась огромная пустыня, ограниченная на горизонте первыми горными отрогами на границе с Ливией. Вокруг не было больше ни дверей, ни стен — ничего… Мы находились на чем-то вроде пустой платформы.

— Ну вот, сначала побывали в преддверии царства мертвых, а теперь воскресли на свежем воздухе, — иронически прокомментировал я. — Изрядно же мы продвинулись!

— Как? — удивилась Кассандра. — Это все? И что же нам теперь делать?

Этти опустился наземь, прошептал мрачно;

— Видно, мы где-то напортили…

— Да, и решения не найти по звездам, — насмешливо пробормотала Кассандра.

Короче, мы спустились обратно в этот замысловатый вестибюль загробного мира, и там Этти принялся, мучительно ломая голову, блуждать с фонарем из одного зала в другой.

Я потащился за ним в зал семи молелен, где он снова начал исследовать каменные двери.

— Может, попробуешь крикнуть «Сезам, откройся!»? — уколол я его, но он не отреагировал и стал одну за другой эти двери простукивать. — Это же сплошной камень, прекрати…

С таким же успехом я мог бы вразумлять стену. Влепив несколько ударов обожествленному Сети, он побарабанил по брюху Фта, потом по ноге Гора, по коленной чашечке Амона, по заднице Осириса…

— Слышишь? — завопил он. — Морган! Там полость! — (Я придвинулся поближе, хоть и был настроен скептически.) — Я тебе клянусь, это звук пустоты!

Тут уж к нам все сбежались.

— Вы что-то нашли? — возликовал Гиацинт.

— Помоги мне толкать, Морган!

— Да ну же, Этти, не дури!

— Да помоги же, черт!

Я уперся ладонями в стену по бокам Осириса и надавил.

Послышался треск. Теперь и Гиацинт приналег вместе с нами.

Обе створки с оглушительным скрежетом сдвинулись на несколько миллиметров, и на головы нам обрушился поток пыли.

— Видишь?! — вне себя от возбуждения закричал братец. — Этот храм посвящен смерти и Осирису, как же мы раньше не сообразили?

— Чтобы такое выдумать, надо совсем свихнуться, — буркнул я.

Но на самом-то деле я был взбудоражен не меньше его и теперь напрягал все силы, чтобы толкать покрепче.

Несколько минут мы так бились, и наконец удалось раздвинуть створки настолько, чтобы пролезть внутрь.

Увидев, как мой братец устремился в эту щель, Кассандра вдруг засомневалась:

— А скажите-ка, это не опасно — соваться туда, пока не проветрилось? Я слышала, что…

Не обратив на нее ни малейшего внимания, мы один за другим проскользнули в тайный зал, но когда осветили его стены, не смогли сдержать возгласов разочарования. Фрески, хоть и были уже не одно тысячелетие избавлены от вредоносных воздействий воздуха и посетителей, пострадали ужасно, от них мало что остаюсь.

Два ряда массивных колонн посреди зала тоже были изъедены временем.

Ганс закашлялся:

— Уф… Парни! Эй, парни!

Он направил свой фонарь на мощную алюминиевую дверь, по-видимому, шестидесятых годов, к которой было приклеено объявление, на нескольких языках предупреждающее: «Осирейон. Осторожно, проход затоплен. Лестница скользкая».

Значит, существует дверь, которой сравнительно недавно вовсю пользовались, а мы потратили столько времени и сил, чтобы пробиться через древний потайной ход, несколько тысяч лет пребывавший в забвении.

— Не правда ли, это и называется «ломиться в открытую дверь»? — Ганс заржал.

— Это по крайней мере объясняет, почему здесь все так обветшало… — извиняющимся тоном вставил Этти.

— Давайте смотреть на дело с положительной стороны, — сострил Гиацинт. — Несомненно хотя бы то, что мы нашли нетривиальный путь.

— Ох… — выдохнул Ганс, направив луч фонарика на три капища, примыкающих к северной стене.

— Что там еще? — полузадушенным голосом прохрипел я.

И тотчас увидел сам: под символическим изображением весов на стене центрального капища проступала фигура Сети I, а прямо напротив — Анубис с посохом в одной руке и анком в другой.

Потрогав пальцем виднеющийся на фреске анк, Этти констатировал:

— Ничего похожего на отверстие, хотя бы крошечное.

Кассандра, стремительно порывшись в рюкзаке Ганса, извлекла оттуда отвертку.

— Когда хворь нешуточная, и врач не шутит! Нажмите-ка.

— Что вы задумали? — вскрикнул я,

— Там за столько лет, наверное, все забилось, как вы полагаете? — огрызнулась она и, безо всякой жалости непоправимо губя фреску, принялась скрести по поверхности анка.

Этти отвернулся:

— Не могу на это смотреть.

Тут вдруг отлетел целый кусок, будто от картинки вроде тех, что дети, играя, складывают по частям.

— Дайте мне! — не выдержав, тоном приказа рявкнул я, вырывая отвертку у нее из рук.

Со всеми мыслимыми предосторожностями я отделил оставшиеся кусочки — по-видимому, краска была нанесена на слой жженой глины, потом сдул пыль.

Обнаружилось углубление, в центре которого виднелся желобок, очень похожий на замочную скважину.

Теперь уже и я с лихорадочным азартом атаковал изображение посоха, оно отвалилось цельным куском, и под ним, в средней части, оказалась дырка, по диаметру в точности соответствующая оконечности посоха, который держал в руках Ганс.

— Попробуем? — Кассандре явно не терпелось.

Я взял анк, а посох передал Этти.

— Как по-твоему, надо навалиться? — спросил он.

— Посмотрим… Насчет «три», я считаю. Раз… — я вложил анк в стенное углубление, — два… Три!

Я резко нажал, Этти помог, у нас чуть зубы не раскрошились от напряжения, стена заскрипела, подвинулась… и застряла. Мы выиграли не больше сантиметра.

Навалившись плечом, я сделал еще одну попытку. Выдавил новый скрип, но стена ни с места.

— Давайте все разом! — предложил Ганс.

Что и было исполнено без малейшего результата.

— За несколько тысяч лет, — задыхаясь, насилу выдавил мой братец, — этот механизм… видно… слегка проржавел.

— А если вытащить ключ? — предложила Кассандра.

— Почему бы и нет? Давай, Этти. Считаю до трех. Раз… Два… Три! — Я резко выдернул анк, но брат так и застыл, судорожно вцепившись в посох. — Что с тобой?

— Заело…

Кассандра похлопала себя по лбу:

— В роли охотников за сокровищами вам цены нет!

Она уперлась и дернула посох что было сил. Бесполезно. Я стал пытаться в свой черед, и после нескольких минут борьбы он поддался, да так внезапно, что я едва не полетел кувырком.

— Похоже, она и не думает сдви…

Я не договорил — послышался скрип, прервав меня на полуслове, и стена отошла на пару миллиметров. Затем последовало что-то вроде бульканья засорившейся раковины.

— Это еще что? — жалобно пискнула Кассандра.

Металлический лязг, снова скрип, потом опять забулькало.

Мы шарахнулись прочь и, остановясь в нескольких шагах, неотрывно смотрели на кусок стены, который содрогался и трескался на глазах.

— О-ля-ля! Эта штука, она может так пукнуть, что мы костей не соберем… — заныл Ганс.

Подрожав секунды две-три и обрушив нам на голову каскад пыли, стена начала шататься.

— Она готова сдвинуться, да? Или нет? — пробормотал Гиацинт.

— Я бы скорее предположил, что она разваливается, — уточнил я.

Мы отскочили в сторону. Стена закачалась взад-вперед, будто примериваясь, в какую сторону ей рухнуть.

Мне показалось, что время остановилось. Потом стена, отклонившись назад, с глухим вздохом распалась на десятки кусков и миллионы песчинок.

Раскашлявшись, мы не могли остановиться, погибали, задыхаясь в тучах красноватой пыли, сами покрытые толстым пыльным слоем. Наконец Ганс, чихнув, склонился над бесценной фреской, так непредвиденно обернувшейся мозаичной россыпью для детской игры «составь картинку».

— Ну, теперь-то ей совсем крышка…

Прикрыв одеждой рты и носы, мы с грехом пополам вдыхали и выдыхали этот спертый воздух, хлынувший сюда из так грубо взломанного внутреннего помещения, и ждали, когда пыль осядет.

— Как же от него разит шакалом, от этого вашего Анубиса! — проворчал Ганс.

Этти шлепнул его по затылку.

— Теперь все должно пойти на лад, — сказал он, вытряхивая пыль из своей шевелюры.

— Да уж! Иди туда первым, а мы потом подберем, что от тебя останется, — хмыкнул Ганс, уткнувшись носом в свою майку.

Сначала набралась храбрости Кассандра. Она осторожно, медленно втянула ноздрями загрязненный воздух и подбодрила нас — ничего, мол, дышать можно.

— Итак, господа, что, если нам рискнуть и войти?

Мы стали переглядываться, внезапно заколебавшись после стольких испытаний.

— Честь первооткрывателя принадлежит тебе, Этти. — Гиацинт легонько подтолкнул его в спину. — С возвращением в археологию, друг мой!

Я ощутил, как все волоски на моем теле разом поднялись дыбом. Что до Этти, его грызло любопытство, и, хоть дыхание спирало, он вошел в гробницу.


Я застал брата неподвижно стоящим посреди помещения меж двух массивных колонн, покрытых малопонятными письменами. Его словно загипнотизировали. На четырехугольной гробнице сверкали яркими красками роскошные фрески. Вопреки всем ожиданиям здесь не было ни переизбытка золота, ни груд драгоценностей: это священное место отличалось всеми приметами аскетической строгости. К дальней стене примыкал самый красивый алтарь, какой мне когда-либо доводилось видеть. Луч моего фонарика вырвал из мрака тяжелую могильную плиту, сделанную из чистого золота и слоновой кости и инкрустированную множеством лазуритовых блесток, которые создавали изящные и замысловатые арабески и тонкие виньетки. На полу были расставлены рядами десятки золотых чаш и корзин с давным-давно заплесневевшими дарами.

Оглядывая алтарь, я медленно поднимал глаза все выше, пока наконец не увидел то, что ввергло моего брата в состояние такой прострации.

В изумлении я уронил фонарь и отшатнулся назад, натолкнувшись на Ганса и Гиацинта, которые как раз входили.

— Что такое? — в тревоге вскрикнул второй.

Не в силах выговорить ни слова, я указал туда, в глубь погребального зала, и лучи их фонариков скользнули к алтарю. Кассандра едва успела заглушить крик. Гиацинт, и тот содрогнулся.

Брат медленно повернулся к нам, он все еще был в шоке.

— Это Анубис, — пробормотал он глухим, слабым голосом. — Его имя начертано на алтарных виньетках.

— Он… он точно мертв? — пролепетал Ганс. — Ты в этом уверен?

Ошеломленно вытаращив глаза, мы рассматривали молодого человека, распростертого на спине, с умиротворенным лицом, закрытыми глазами и приоткрытым ртом, закинув одну руку за голову, а другую положив на то, что некогда было тонкой подушечкой из белоснежной шерсти, набитой пухом. Длинные черные волосы юноши укрывали его тело, словно плащ из драгоценного шелка, утыканный крошечными золотыми украшениями, изображающими насекомых. Его узкие бедра и ноги охватывала длинная шерстяная набедренная повязка, складчатая и перехваченная поясом.

Мой брат тихо подошел, чтобы разглядеть его поближе. Я видел, как он протянул руку, будто желая коснуться золотисто-коричневой кожи, пальцем дотронуться до лица, овал и черты которого поражали безупречной правильностью.

— Этти, нет! — крикнул я.

Он отдернул руку, отшатнулся.

Теперь и я приблизился. Ганс и Гиацинт следовали за мной. Это тонкое лицо завораживало. Сколько лет ему могло быть? Двадцать, самое большее. Однако же теперь я различил в обсидианово-черной волне его волос несколько серебряных нитей.

— Я уже видел это лицо… — прошептал я, всматриваясь в миндалевидные глаза, чувственные губы и точеный безукоризненный нос.

— Я тоже, но не могу вспомнить где, — признал Этти.

— Как он мог настолько сохраниться? — пробормотал Гиацинт. — Можно подумать, что это восковая фигура.

— «…решили укрыть под покровом тайны божественный прах, хранителями коего являлись, и сделать его тайную гробницу самым священным из мест поклонения. Всякий, кто видел его, каждый миг ожидал, что его веки поднимутся или уста шевельнутся. Он был забальзамирован с таким совершенством, что никто не принял бы его за мертвого. Казалось, Анубис с начала времен спит на своем ложе из чистого золота», — процитировал Этти.

— Плутарх, — пояснил я. — Знал бы он, до какой степени это правда…

— Не хочется разрушать очарование, — вмешалась Кассандра, — но мы сюда явились кое-что отыскать.

Это грубое напоминание о реальности подействовало на меня будто холодный душ. Простой замысел умыкнуть у этого спящего юноши его добро теперь показался мне кощунственным.

Тем не менее мы стали озираться вокруг, однако никаких следов маски не обнаружили.

— Может быть, в стене есть ниша?

— Постойте! — крикнул Этти, шаря в рюкзаке Ганса, и вытащил оттуда цифровой фотоаппарат. — Если вы хотите тут все разграбить, дайте мне несколько минут.

— Все разграбить? — возмутился Ганс. — За кого ты нас принимаешь? За татар?

— За варваров, — поправил я.

Братец между тем со скрупулезной тщательностью фотографировал каждую надпись, каждую деталь гробницы.

Я простукивал стены в надежде обнаружить тайник, но, как ни старался быть осторожным, большой кусок фрески обвалился. Подавленный, умирая от стыда, я уставился на свои ноги, покрытые ее цветной пылью.

Ганс и Гиацинт тоже вдруг с болезненным интересом стали поглядывать на свои кроссовки, зато Кассандра нисколько не терялась:

— При всем почтении к памятникам старины вынуждена напомнить, что преследователь у нас на хвосте!

Прошло минут двадцать, и от великолепной стенной росписи осталось одно воспоминание, но иных результатов простукивание не дало: никаких тайников, все глухо.

— Все равно эта маска должна быть где-то здесь! — Кассандра бесилась от нетерпения.

И тут ее взгляд остановился на алтаре.

— Здесь? — спросил я, поглаживая золотую плиту.

— Надо его положить на пол. — Она указала на мумифицированное тело. — Может быть, под матрасом…

Я отшатнулся:

— На меня не рассчитывайте: я к нему не притронусь.

— Обойдусь без вас, — решила Кассандра. — Раз он выпотрошен и высушен, много весить не может.

Она решительно шагнула вперед и, на миг заколебавшись, положила обе ладони на плечи спящего юноши, который вдруг разом превратился в груду пепла.

— Боже мой… — вырвалось у Гиацинта.

Одно из крошечных насекомых, украшавших ослепительную шевелюру мумии, с мрачным звяканьем откатилось от алтаря прямо к моим ногам.

Этти поднял его, зажал в кулаке.

— Ну вот, можете быть довольны, — горько прошептал он.

Кассандра, остолбенев, неотрывно смотрела на свои почерневшие пальцы.

— По крайней мере нам больше незачем ломать голову, куда его положить, — хрипло сказала она, вытирая ладони о свои брюки, и широким жестом смахнула с алтаря пепел заодно с истлевшим матрасом, обнажив алтарную поверхность, сверкающую, как гладь озера. — Главное — не надо мне помогать!

Смирившись, мы принялись прослушивать алтарь, как ранее стену, искали какую-нибудь дверцу, щель, общими усилиями пытались повернуть его вокруг предполагаемой оси, потом надеялись нащупать секретный механизм. Тщетно.

— Давайте перевернем его на бок, — предложил Гиацинт. — Может быть, под ним…

Нам и это удалось, хотя не без труда, но разочарование было велико. Обнаружилась кубическая полость глубиной в десять — двенадцать миллиметров, даже не запечатанная. Это позволяло без промедления убедиться, что там пусто.

Кассандра, обозленная и разочарованная, шарахнула кулаком по драгоценному металлу.

— Знаете, что я вам скажу? — сдавленно процедил Ганс, оглядывая картину причиненного нами разора. — По части паскудства мы тут все преуспели, как настоящие сволочи!

Возразить ему никто не отважился…


Когда мы пристроили на место печати храмовых ворот, было уже без малого три часа ночи. Два трупа мы оттащили в дальний зал и оставили на милость крысам и насекомым. Исчезновение женщины не замедлит встревожить всю округу, так что смываться надо по-быстрому.

Страж дрыхнул на своем посту, из охраняемой зоны мы выбрались без помех и проскользнули в «Абидос-отель» также, как покинули его, — через служебный вход. По дороге нам не встретилась ни одна живая душа, но когда мы всей компанией вошли в наш с Этти номер, где собирались подвести итоги нашей плачевной эскапады, нас там ждали.

— Джеймс? Энтони? Что вы здесь делаете? — в замешательстве воскликнул Гиацинт.

Подручные Гелиоса, те самые, что эскортировали моего братца после высылки из Дели, отвесили церемонный поклон.

— Наши сердечные поздравления профессорам Лафету и Лафету! — с важностью провозгласил тот, кто откликался на имя Джеймс. — Гелиос поручил нам сообщить, что он очень доволен, а также сказать, что ваш отец сейчас на пути в Париж.

Этти, недоверчиво хмуря брови, отступил на шаг.

— Поздравления? С чем?

— С маской.

— Но мы же ничего не нашли! — крикнула Кассандра.

Энтони одарил ее широкой улыбкой:

— Да нет. Насчет дворца Сети I профессор Лафет все сообразил совершенно точно. Когда Гиацинт нас уведомил о вашем прибытии в Абидос, наши агенты проникли туда и забрали маску раньше вас.

— Как это?! Вы… не имели права! — вскипела она. — Это же…

— Запрещенных ударов не существует, — напомнил Джеймс. — Вы кое-что в этом смыслите.

— Нет! Это ни в какие ворота… — Она еще пыталась протестовать.

— Ну почему же? Вас опередили, только и всего.

— Нас ждет машина, господа профессора, — объявил Энтони. — Едем в Луксор, там пересядем на частный самолет. Если вам угодно освежиться…

Кассандра стукнула кулаком по письменному столу:

— У вас нет маски! Этого быть не может!

— Она у нас, господин Вейланд, не стоит попусту сердиться и раздражать Фантома. Впрочем, я убежден, что вы с вашим очарованием найдете способ смягчить его недовольство.

Гиацинт вздрогнул:

— О чем ты толкуешь?

Энтони ласково ответил:

— О том, что господин Вейланд — охотник, посланный Фантомом. А ты что, совсем этого не подозревал? — (Кассандра вдруг смертельно побледнела.) — Теперь вы понимаете, господа профессора, — он обернулся к нам с Этти, — почему мы предпочли принять превентивные меры. Иначе мы обнаружили бы вас всех с пулей в затылке. а это прелестное создание завладело бы бесценной реликвией. Ни то, ни другое нам не улыбалось.

— Неправда… Вы же не работаете на Фантома, скажите? — с мольбой обратился я к Кассандре.

Она отвернулась.

Тут снова подал голос Гиацинт:

— Но ведь охотников было пятеро, разве нет? Каким образом Кассандра могла быть одновременно охотником Фантома и телохранителем этого… Идиот! Какой же я идиот! — Он рывком развернулся к Кассандре. — Как тебе удалось заставить беднягу Энрико поверить, будто тебя прислал к нему на подмогу его патрон?

Испепелив его взглядом, она процедила:

— Давай без фальшивого чистоплюйства, Гиацинт! По части кривых ходов не мне тебя учить!

Джеймс и Энтони обступили ее с двух сторон.

— Собирайтесь, а мы пока проводим даму до ее автомобиля.

Мне показалось, что Кассандра вдруг сникла, утратив весь свой апломб.

Этти поспешил к ней на помощь.

— Господа, господа! — воззвал он с самой чарующей улыбкой. — Давайте играть элегантно! Не оставим же мы женщину одну на египетских дорогах, да еще теперь, когда полиция гонится по пятам!

Я хотел было запротестовать, однако он остановил меня, чуть заметно подмигнув. Что-то у него на уме… Но что?

— Гелиос распорядился, чтобы…

— Да какая разница? — подхватил Гиацинт. — Фантом и так сдерет с нее шкуру в самом скором времени. Нет смысла руки марать.

Под ложечкой засосало — я только теперь сообразил, что эти громилы разумели под словами «проводить даму».

Что до самой Кассандры, к этому моменту ей стало не под силу сохранять хорошую мину. Казалось, она вот-вот рухнет на колени, умоляя двух исполнителей послушаться моего братца и своего былого сообщника.

— Как вам угодно, господа профессора. Мы подождем вас внизу.

— Если позволите, — прибавил Джеймс, — ключи мы бы желали забрать с собой. — (Я протянул ему посох, а Ганс достал из рюкзака анк.) — Безмерно признателен, — поблагодарил он учтиво и даже отвесил легкий чинный поклон.

Я видел, как Кассандра в полном изнеможении закрыла глаза.

— А вы попытайте счастья по объявлению, — с издевкой посоветовал ей Энтони. — «Ищу шакала, затерянного в Египте. Возраст — четыре тысячи лет, черный, уши большие, мордочка заостренная. Солидное вознаграждение гарантирую».

— Мелкий паскудыш! — прошипела она.

Они удалились, и я сунулся было к ней, чтобы потребовать объяснений, но Гиацинт меня остановил, зажав рот ладонью.

— Тсс! — шепнул Ганс, прикладывая палец к губам.

И жестом указал на что-то, приклеенное к столешнице снизу. Это был микрофон — от удара Кассандры он наполовину отделился. Совершенно такой же, как те, что мы обнаружили тогда в поезде.

— Фантом? — беззвучно спросил я Кассандру, стараясь артикулировать так, чтобы она поняла вопрос по движению губ.

Она яростно замотала головой, отвергая это предположение, и указала на дверь, за которой скрылись парни Гелиоса.

Я оглянулся на Гиацинта, который кивнул и, зевая, добавил:

— Приключение подошло к концу, и не сказал бы, что это меня огорчает! А ты, старушка моя, уж постарайся получше использовать то время, что тебе осталось прожить!

Она дала нам знак не замолкать, чтобы не пробудить подозрений, и я послушно принялся поносить ее разными словами, она же тем временем на клочке бумаги нацарапала: «Поговорим, когда вернемся в Париж. Вы все в опасности!»

— Гиацинт, — сказал я, — проводите эту гарпию в ее номер, пусть заберет свое барахло. Да смотрите, чтобы она вас ножом в спину не пырнула.

Как только они вышли из комнаты, Этти на том же обрывке приписал: «Ложь, гробницу никто не открывал, Они не могли забрать оттуда маску!»

Я взял этот листок, собираясь сунуть его под воду, чтобы не оставлять ни малейшего следа.

Мы по очереди приняли душ, стараясь ничем себя не выдать, и присоединились к подручным Гелиоса.


Два часа мы катили по ночной дороге к Луксору, где ждал частный самолет. Спустя три с половиной часа мы приземлились в Бурже, как будто все, что недавно случилось, было всего-навсего кошмарным сном.

Там, если верить Джеймсу и Энтони, меня ждал мой автомобиль, а также и мой отец.

Как только мы приземлились, я закричал:

— Где он?

— Вам нужно обратиться в регистрацию аэропорта. Он уже час как должен быть здесь. А должок Гелиос вам передаст через несколько дней.

— Должок? — удивился я.

— Вознаграждение.

— Сейчас для меня важно другое.

— Надо будет еще проводить нашу да… — Осекшись, Джеймс в панике заозирался по сторонам. — Где Хельга Вейланд?!

Мы тоже принялись оглядываться. Напрасно. Кассандра покинула нас по-английски.

— Могла бы и не спешить, ничего бы не потеряла, — проворчал Гиацинт. — Как только Фантом наложит на нее лапу…

Свою неоконченную фразу он завершил кровожадной ухмылкой.

Однако Джеймс и Энтони явно не разделяли его уверенности. Тем не менее они раскланялись с нами как нельзя более вежливо:

— Вам, наверное, не терпится увидеть вашего отца. Мы удаляемся, чтобы не мешать вашей долгожданной встрече.

Они погрузились в автомобиль с тонированными стеклами, а Гиацинт потянул меня прочь:

— Пойдем искать этого дорогого человека. Он уже наверняка заждался в аэропортовском кафетерии!

Мы подошли туда, где производится регистрация. Там нас встретила любезная сотрудница:

— Чем могу служить, господа?

— Мы ищем месье Антуана Лафета, — весело сообщил я. — Он, вероятно, уже ждет нас.

Порывшись в своей картотеке, она тяжко вздохнула:

— О… Месье Лафет, да, действительно… Он прибыл с Тайваня, так?

— Возможно. Нам в точности не известен пункт его отправления.

Она всматривалась в нас поочередно, не теряя своей дежурной приветливости, хотя теперь в пей чудилось напряжение.

— Спросите у месье Кантрена, он в седьмом холле. Это направо.

— А… Очень хорошо. Спасибо.

Мы как ветер помчались в указанном направлении, и я окликнул сотрудника, который выходил из названного холла, толкая перед собой тележку с покрытыми штампами ящиками манго, прибывшими из Азии.

— Мы ищем месье Кантрена.

— Он там, возле холодильников. Тип с усами.

— Спасибо! Но папа, похоже, умудрился уже куда-то сунуть свой нос. Во что он еще впутался?

Любопытство было отнюдь не последней из слабостей нашего родителя.

— Может быть, он нам готовит талмуд об употреблении индийских овощей и фруктов! — бросил Ганс, ни к кому не обращаясь.

— С него станется… Этти! — позвал я. — Куда он запропастился? Этти! Поторопись! Что ты там возишься?

— Вон он, займись им!

И Ганс подтолкнул меня к усатому, продолжая подшучивать над причудами моего отца.

— Господа, — осклабился этот субъект, — как приятно видеть людей, с утра пребывающих в таком хорошем настроении!

— Месье Кантрен? Мы ищем господина Антуана Лафета.

Усач отшатнулся:

— Ох… Верно. Меня предупредили, что сегодня утром прибудет некая персона. Но для нас пассажиры такого рода не очень привычны.

Я расхохотался:

— Ну да, могу себе представить!

— Пойдемте, он там.

Как нельзя более внимательно я посмотрел туда, куда он показывал.

— Где?

— Вон!

По-прежнему не видя никого, кроме нескольких грузчиков в рабочей одежде, спорящих о чем-то возле подъемника, я сказал:

— Его там нет.

— Да вон же он, на полу!

— На полу?

Гиацинт, побледнев, как саван, положил дрожащую руку мне на плечо и указал на продолговатый металлический ящик:

— Морган, по-моему, он хочет сказать, что этот гроб..

Ноги у меня подломились, я упал на колени.

— Вы в порядке, месье? — засуетился служащий. — А я думал, вы привыкли там у себя, в похоронном бюро.

Последнее, что я услышал, прежде чем потерять сознание, был вопль Этти, издали, за дверями холла.


— Этти, послушай… С тех пор как мы покинули Александрию, ты выглядишь таким подавленным… Что с тобой? В Индии произошло нечто такое, что…

— …у меня дурное предчувствие.

— В связи с чем?

— Не знаю точно… Пока не могу сказать ничего определенного.

14

Со дня похорон отца прошло две недели, и все это время Этти просиживал дни напролет, запершись в библиотеке, за расшифровкой письмен, сфотографированных им в гробнице храма Сети I.

Это было ему необходимо, чтобы чем-то занять себя и не спятить. Да я и сам был на грани помешательства: бродил по дому, словно медведь в клетке.

Мы поручили врачу, которому полностью доверяли, произвести вскрытие папиного тела, и его диагноз был однозначен: инфаркт. Что касается даты смерти, он, судя по всему, скончался, когда мы еще только прибыли в Александрию. Гелиос посмеялся над нами!

После нескольких тщетных попыток я отказался от намерения повидать Амину, которая к тому же и на погребение не явилась, или отыскать Гелиоса, который тоже совсем пропал из виду.

Ганс забросил занятия информатикой и нашел приют у нас, прервав все контакты с Гелиосом и его таинственной организацией. Ему трудно было признаться в этом, но я понимал, что он умирает от страха и под нашим кровом чувствует себя куда более защищенным, чем в доме отца, никогда не уделявшего ему особого внимания.

Он очень тяжело переживал смерть папы, которого привык воспринимать как впавшего в детство старика, немного чудаковатого, но оставшегося неистощимым источником мифов и занятных историй. Ему и во сне не снилось, что мой отец, переполненный энергией и юмором, не человек, а стихия, однажды может вдруг умереть. Я-то со своей стороны даже слишком хорошо сознавал, как ему много лет, и не мог не понимать, что его беспокойная жизнь в конце концов сыграет с ним злую шутку, но его внезапное исчезновение, да еще при таких обстоятельствах, меня просто сразило.

Сначала меня охватил слепой протест. Вскоре он сменился печалью, потом гневом. Я проводил бессонные ночи, томясь от бешенства в своей постели, меча громы и молнии на голову Гелиоса и воображая, как бы я с ним разделался, попадись он мне в руки. Потом навалилась дикая усталость. У меня не было никакой возможности добраться до него, а все те, кто мог бы мне в этом помочь, будто улетучились. Нет, в моей душе не осталось уже ни ярости, ни гнева — только ненависть. Холодная, неумолимая ненависть, ждущая своего часа, ибо предчувствие, что он настанет, пронизывало меня до мозга костей. И в тот день… в тот день Гелиос пожалеет, что встал на моем пути.

— Дело сделано! — возгласил Ганс, входя в гостиную с куском пирога, который только что испекла Мадлен.

Я вздрогнул:

— Ты о чем?

— Этти кончил расшифровку текстов из гробницы.

— Грандиозно! И что теперь? Он будет писать книгу? — ехидно проскрипел я.

— Похоже, ты с левой ноги встал. Неужели тебе совсем нелюбопытно?

Я медленно, глубоко затянулся сигаретным дымом.

— В первый и последний раз прошу тебя усвоить следующее. Мне, Ганс, плевать на Анубиса, мне плевать на Египет и трижды плевать на его письмена!

— Но все-таки они…

— Вернут мне отца? Или помогут отыскать Гелиоса?

— Фу-ты ну-ты! О'кей, продолжай растворяться в своих же накуренных облаках! Но я тебя предупреждаю, Морган: так с горем не справиться. — С этими словами он повернулся ко мне спиной, и тут зазвенел звонок у входной двери. — Я ухожу! Оставайся в своем тихом уголке, пережевывай без конца одно и то же, мешать не буду!

Я развалился на канапе, зажег новую сигарету от окурка предыдущей, но Ганс снова вошел, прервав нить моих патологически зацикленных на одном мыслей:

— Морган, к тебе пришли…

В дверях гостиной стоял Франсуа Ксавье.

— Входи, Франсуа. — Я встал, чтобы пожать ему руку, а юнец тем временем испарился. — Как дела?

— Я затем и пришел, чтобы задать тебе этот вопрос. — Он дружески похлопал меня по плечу.

Мне ничего другого не оставалось, как предложить ему сесть и налить чашку кофе, который Мадлен принесла незадолго перед этим.

— Хочешь, шторы раздвину? А то, знаешь, я теперь вроде старика, — пытался пошутить я, но мои слова прозвучали неловко и уныло. — Все мне докучает, даже свет.

— Ну и правильно делаешь. Там, на улице, жуткое пекло.

— Как поживает твоя экспозиция?

Он просиял. Сокровища Тутанхамона были вновь обретены, исключая лишь несколько мелких, не слишком дорогих предметов, которые легко заменить, воров задержали, еще когда мы были в Египте, и с тех пор временная экспозиция Лувра стала привлекать столько народу, что музею даже пришлось принять меры к ограничению наплыва.

— Настоящее безумие! Если бы ты видал… Что ни день, тысячи посетителей, с фляжками, камерами, сандвичами, мороженым, и всем им приходится без конца повторять, чтобы ничего не лапали. — (Я, как мог, скроил сочувственную мину.) — Нет, по правде говоря, я на седьмом небе. А сейчас мы как раз ведем переговоры с египетскими властями, чтобы продлить экспозицию.

— Замечательно! — с преувеличенным энтузиазмом воскликнул я.

Франсуа помрачнел:

— Вы с братом как, держите удар?

— Надо бы, — вздохнул я.

— Если я могу хоть чем-нибудь помочь…

— Ты и так уже много сделал, Франсуа. Без тебя мы бы никогда не справились с извещениями… да со всей этой бумажной чепухой! Свихнуться впору, у меня создалось впечатление, что чем больше формуляров заполняешь, тем упорнее власти и нотариус шлют тебе новые!

— Да, я через это прошел тогда, с мамой. — Он протянул мне пластиковый пакет Национального музея: — Держи.

— Что это? — Я вытащил большую книгу в картонном переплете, на суперобложке которой изображалась мумия юного фараона и было проставлено название экспозиции. — Ого… Надо же, Лувр разбил свою копилку!

— Переверни страницу.

Приподняв суперобложку, я увидел, что на переплете вытиснено его имя.

— Так это ты ее автор? Поздравляю!

— Другая страница.

Я перелистнул и увидел посвящение: «Памяти профессора Антуана Лафета, без которого археология никогда уже не станет такой, как прежде». Горло перехватило.

— Спасибо.

— Мы успели вставить это в последнюю минуту, перед самым набором. А сейчас меньше чем за неделю уже распродано больше трех тысяч экземпляров. — (Не в силах произнести ни слова, я послал ему растроганную улыбку.) — А мне пора возвращаться, приглядеть, чтобы какой-нибудь турист не улизнул с мумией под мышкой! Спасибо за кофе. Передай Этти мой привет.

Я проводил его до двери.

— Кто это был? — тревожно осведомился брат, как только я захлопнул дверные створки.

— Франсуа Ксавье. Он принес это. Взгляни на посвящение.

Брат горестно покачал головой:

— Очень деликатный человек.

В его глазах блеснула влага, и я, спеша отвлечь его от печальных мыслей, бодро спросил:

— Ну? Ты, кажется, кончил свою расшифровку?

— Эти письмена подтверждают наши сомнения. Гелиос ни в коем случае не мог добыть маску Анубиса в Абидосе.

— Да? — обронил я без тени интереса.

Даже простое упоминание имени Гелиоса тотчас пробудило мою ненависть, но братца это нисколько не обескуражило.

— На самом деле Анубис был молодым жрецом бога Хентиаменти. Это имя тебе что-нибудь говорит?

— Это то божество, чье место Осирис занял в Абидосе?

— Юный жрец поднял искусство бальзамирования на такую высоту, — продолжал он, — что его «пациенты» после кончины выглядели спящими, казалось, будто они готовы вздохнуть.

Мне вдруг привиделся умиротворенный лик молодого человека, дремавшего в гробнице, и по спине пробежала дрожь.

— У нас был перед глазами великолепный пример этого искусства.

— Да, по-видимому, когда изобретатель новых приемов бальзамирования скончался, они были применены и к нему. А знаешь, каким образом Анубис овладел этой техникой?

— Не знаю, но ты мне об этом расскажешь.

— У него был зверь, который всегда его сопровождал. Жрец называл его Анубатосом и любил больше всего на свете. Когда он околел, Анубис, не в силах расстаться с ним, испробовал на животном весьма необычный способ бальзамирования, над которым работал последние несколько месяцев. Успех превзошел его самые безумные ожидания. В тексте, запечатленном на гробнице, рассказывалось о том, что сей четвероногий друг занял место при входе в святилище, дабы бдительно охранять его, и исполнял свою службу в течение нескольких веков, пока здание не было разрушено наводнением. Он казался таким живым, что паломники приносили ему еду, но держались на почтительном расстоянии из страха, что его челюсти сомкнутся, вцепившись в руку. Угадай, что это было за животное?

— Пес?

Этти усмехнулся:

— Шакал. — (Я вздрогнул.) — Черный как смоль.

— Так, значит, миф об Анубисе не лишен оснований?

— О нет! С течением времени имена зверя и его хозяина слились воедино, и легенда, переходя из уст в уста, довершила остальное. Мы далеки от туманных псевдомистических измышлений древней религии. Миф о боге с головой шакала, проводнике душ, вступающих в потусторонний мир, своим происхождением обязан не только привязанности бальзамировщика к своему спутнику и любимцу. Но шакалы в поисках пиши и впрямь бродили ночами вокруг некрополей, это факт. Паломники и жрецы, замечая порой в потемках тень кого-нибудь из этих плотоядных, рыщущих среди могил, прониклись убеждением, что, когда спускается ночь, черный страж храма оживает и отправляется на поиски душ усопших, чтобы проводить их в мир запредельного. Так родился знаменитый бог с заостренной мордой и большими ушами.

Я в изумлении уставился на братца. В памяти всплыла цитата, и я повторил вслух:

— «…Его тайна в маске. Позже его лик обрел иное имя…» Значит, голова Анубатоса получила имя Анубиса?

— По всей видимости.

— Этти… Ты отдаешь себе отчет, каков масштаб твоего открытия с точки зрения истории и мифологии?

— Может быть, но я не очень представляю, как буду излагать и доказывать все это в статье. Довольно мудрено объяснить, откуда я взял такую информацию.

Вспомнив, как мы вломились в святилище, какой причинили ущерб, не говоря уж о двух трупах, которые мы после себя оставили, я аж застонал от досады. Малейшего намека на гробницу довольно, чтобы мой братец рисковал угодить за решетку.

— Мне так жаль, Этти…

Он, как истинный философ, беззаботно отмахнулся:

— Ба! Рано или поздно подвернется другой повод повыпендриваться при свете прожекторов. — И плюхнулся на канапе. — Но наше божество из породы собачьих — не единственный примечательный элемент. Письмена говорят и о том, что после кончины юного бальзамировщика ему стали поклоняться как божеству, а описание его приемов бальзамирования выгравировано на внутренней стороне его посмертной маски.

— Секрет вечной жизни, о котором говорил Плутарх?

— Да. Для египтян сохранность тела является составной частью жизни после смерти. Труп должен дождаться реинкарнации, пребывая в абсолютной целости. Текст гласит, что во время охоты на ведьм, развязанной Эхнатоном, бессмертные останки Анубиса были извлечены из гробницы и перенесены в надежное укрытие вплоть до окончания преследований. После смерти фараона, когда на трон вступил его восьмилетний сын Тутанхамон, жрецы пустили в ход до такой степени дьявольский план, что тут тебе, пожалуй, лучше бы присесть.

Я послушно опустился на канапе рядом с ним, поневоле охваченный любопытством.

— Ну, выкладывай!

— Сам посуди, каково: жрецы Анубиса, заботясь о том, чтобы обеспечить мумии своего божества абсолютную безопасность на случай, если опять начнется что-то вроде Эхнатоновых гонений, решили предоставить Анубису неприкосновенную гробницу, секрет доступа в которую ведом только им одним.

— Могилу фараона!

— Вот именно. Но чтобы сделать это, им требовалась гробница в процессе возведения, где они могли бы. подкупив архитектора, ввести в конструкцию этот пресловутый потайной ход.

— Но Эхнатон только что умер, — напомнил я. — Строительство его гробницы было завершено.

— Да. Зато гробница Тутанхамона, возведение которой было начато всего за семь лет до того, в 1335-м, как раз подходила. Фараон был еще ребенком, времени у них в запасе оставалось сколько угодно. По крайней мере они так думали. К тому же они не испытывали ни малейших угрызений, присваивая его могилу, ведь в их глазах Тутанхамон был всего лишь отпрыском еретика. По сути, их план был прост. Они рассчитывали собрать все сокровища захоронения Анубиса, чья титановая маска содержала рецепт бальзамирования, а также великолепное изваяние его шакала, выполненное из черного дерева с золотым орнаментом, и украсить всем этим гробницу Тутанхамона. Как только фараона погребут, останется только войти туда через потайной ход и подменить мумию. Тогда могила фараона-ребенка стала бы сокрытым от посторонних глаз храмом Анубиса.

— «Стала бы»?

— Да, потому что возникло непредвиденное осложнение: Тутанхамон умер безвременно. В 1326-м, когда смерть настигла его — наверняка убили, — погребальное сооружение еще не было завершено, и его преемник Эйе воспользовался этим как поводом, чтобы завладеть роскошной гробницей, предназначив ее для себя, а прах Тутанхамона закинули в тесный склеп в Фивах. Хоронили его второпях по распоряжению Эйе, который наверняка хотел избежать витавших над ним подозрений в убийстве, и жрецы остались ни с чем. Тутанхамона погребли вместе с сокровищами Анубиса, но в могиле, куда у жрецов последнего доступа не было. Мумия и сокровища — а стало быть, в том числе маска — были окончательно разлучены.

Я заметался по комнате, не в силах справиться с возбуждением.

— Так вот почему в гробнице Анубиса не было никаких сокровищ…

— И по той же причине археологи, напротив, обнаружили столь значительные сокровища в могиле фараона-подростка, можно сказать, никому не известного. Историки часто задавали себе вопрос, почему большинство предметов, найденных в гробнице Тутанхамона, явно ему не принадлежало. Уйму теорий нагромоздили… Знали бы они!

— Но тогда… Если титановая маска находилась среди сокровищ Тутанхамона… Вот зачем потребовалось ограбление! — наконец-то сообразил я.

Этти кивнул:

— Гелиос здорово заморочил нам мозги. Он с самого начала знал, где маска. Руку даю на отсечение: что бы он ни говорил, тот налет на конвой — его затея.

— Но чего ради?.. Что за идиотство! Ну да, конечно: лишь бы выиграть пари и получить возможность изъять у одного из проигравших конкурентов то, чего не удавалось заграбастать иным путем… Вот скотина! — заорал я. — Этот вонючка послал нас разыскивать гробницу, прекрасно зная, что никакой маски там уже нет!

— Да уж, это он знал определенно, ведь она была у него. Но его конкуренты об этом не подозревали.

Я вдруг застыл посреди гостиной.

— Погоди, тут не сходится. Полиция обнаружила и похищенные экспонаты, и воров.

— Нет, Морган. Франсуа Ксавье сказал, что возвращены «почти все предметы». И даже прибавил, что, как утверждают эксперты в Каире, среди пропавших экспонатов была статуэтка богини Баст, если мне не изменяет память, но эти предметы особого интереса не представляют, так как, по всей вероятности, являются фальшивками, подброшенными в гробницу уже после ее обнаружения. Да я и сам, честно говоря, еще пару месяцев назад подумал бы так же, если бы мне показали титановую шакалью маску, по всей видимости, современной фактуры. С сожалением должен признать, что Гелиос все это провернул виртуозно.

Я изрыгнул залп ругательств.

— Но как он мог все это узнать? Много бы я дал, чтобы выяснить, откуда он черпает такую информацию.

— В любом случае неоспоримо одно: источник у него надежный. Он бы никогда не пустился в такую авантюру без крепкой страховки.

— Он нам заплатит за это! — с угрозой прохрипел я.

— Уже заплатил.

— То есть как?

— А ты не просматривал выписки из счета? Вознаграждение нам перевели еще на прошлой неделе с маленькой доплатой в сто тысяч долларов. Полагаю, бесполезно пытаться выяснить происхождение сумм или учреждение, от которого исходил перевод. Чтобы замести следы, он, должно быть, прошел через добрых два десятка налоговых ведомств.

В приступе бешенства я так шарахнул кулаками по журнальному столику, что он разлетелся на куски.


Было уже три часа ночи, когда я вздрогнул и подскочил, разбуженный звонком в дверь. Одуревший, с тошнотворным ощущением страха в области живота, я вышел в коридор, где Этти только что зажег свет.

— Кто может звонить в такое время? — пробормотал он, ероша свои и без того всклокоченные волосы.

— Это еще что за гвалт? — Ганс в свой черед тоже выскочил, задыхаясь, в коридор с искаженным лицом и с опухшими спросонок глазами. Звонок вновь настойчиво заверещал, и парень побледнел. — Может, в полицию позвонить, а? — пролепетал он.

Звонок надрывался все пуще.

— Убийца не стал бы поднимать такой шум, — без особой уверенности сказал я.

— Ты оставайся здесь, — повелительно бросил Гансу мой братец, прыжками сбегая по лестнице, но прежде отцепив висевший на стене бронзовый жертвенный нож.

Я бросился вслед, тоже прихватив кое-что из настенной коллекции племенного оружия: мой выбор пал на мачете.

— Нет, вы совсем спятили! — прокричал Ганс нам в спину.

Мы с Эттн встали по обе стороны двери, готовые вонзить свои клинки в глотку или желудок ночного визитера, и я, прежде чем отодвинуть засов, включил лампу над крыльцом. Потом приоткрыл дверь, подтолкнув ее ногой.

— Морган? — тихонько окликнул встревоженный голос, и я услышал звяканье затвора. — Это вы?

— Гиацинт?

Я опустил мачете и распахнул дверь пошире. Посланец Гелиоса вошел, держа руку под рубахой, готовый выхватить пистолет. Узнав меня, он снова поставил оружие на предохранитель и расслабился.

— Можете теперь хвастаться, что меня напугали, — сказал он и втолкнул меня обратно в дом. — Войдемте.

Только вернувшись к двери, чтобы ее запереть, я заметил, что он не один.

Кассандра в шелковом брючном костюме изысканного покроя стояла на пороге с портфелем под мышкой.

— Мои соболезнования, Морган, — прошептала она срывающимся голосом.

Оба выглядели крайне встревоженными, лихорадочная порывистость движений выдавала их нервозность, они старались, но не могли справиться с ней.

Ганс, заметно приободрившись, спустился к нам в холл.

— Смотри-ка! Привидения! — бросил он язвительно. — Как было любезно с вашей стороны прийти на похороны. Все это оценили, не сомневайтесь!

Однако наши гости не обратили на него ни малейшего внимания. Похоже, то, что они имели мне сказать, не терпело отлагательства.

— Можно узнать, что привело вас сюда в такой час и без предупреждения? — нетерпеливо осведомился я.

Кассандра порылась в портфеле и достала оттуда DVD с этикеткой, где стояли дата и номер 63.

— Морган, вам совершенно необходимо это посмотреть, — пробормотала она, часто дыша.

— А что это? — спросил Этти.

— Запись камеры слежения нашей лаборатории, — отвечал Гиацинт. — Мне это прислала Амина. По почте, в самом обычном конверте, незадолго до… — Не договорив, он отвел взгляд.

— Амина? — воскликнул брат. — Где ее носит? Мы пытаемся с ней связаться уже… — Увидев, как мрачно покачала головой Кассандра, он прошептал: — Нет… Гиацинт!

— Мне очень жаль… — пробормотал тот. — Ее тело нашли два дня назад.

Известие нас как громом поразило.

Амина… Мертва? Всего за несколько мгновений в моей памяти промелькнуло то, что мы пережили вместе. Она снова предстала мне как наяву — в Каире, за рулем бешено мчащейся машины, удирающей от людей Гелиоса; потом в самолете, где она шутила с Гансом. И в Спарте я увидел ее, бегущую в дыму взрыва, когда взлетел на воздух наш отель, и в Коринфе, как она усаживала в такси Этти, только что покинувшего приют, куда его запер отец, и как потом наверху наши тела сладострастно сплелись… Мертва? Она, воплощение кипучей энергии и радости жизни?

— Это невозможно…

— За что? — простонал Этти, чуть не плача. — Почему ее?

Кассандра указала на DVD:

— Посмотрите и все поймете.

Этти схватил диск и ринулся в гостиную, где тотчас вставил его в гнездо видеомагнитофона и включил телевизор.

— Вам бы лучше присесть, — предупредила Кассандра.

На экране мужчины в белых халатах, масках и перчатках суетились возле ящика, в то время как другие хлопотали над машиной, которая, вся в кнопках и электрических проводах, виднелась чуть подальше, за бронированным стеклом.

— Что это такое? — Я обернулся к Гиацинту.

— Одна из наших исследовательских лабораторий. Машина, которую вы видите на заднем плане, вырабатывает температуру, способную менее чем за четыре минуты расплавить до жидкого состояния восьмикилограммовую гранитную плиту.

— И что они собираются растопить?

Мой братец и Ганс в один голос вскрикнули, и я снова взглянул на экран: две лаборантки только что извлекли из ящика самую знаменитую из всех египетских древностей — золотую посмертную маску Тутанхамона.

Впившись глазами в телевизор, мы стали свидетелями ее тщательного обмера вплоть до мельчайших деталей. Потом, онемев от изумления и негодования, мы смотрели, как эти мужики в белом набросились на знаменитую реликвию со щипцами, пинцетами, кислотой и скальпелями. Всего за несколько минут ее очистили от орнаментов, драгоценных камней и росписи, оставив лишь чистое золото.

— Сволочи! — не выдержал Ганс.

Что до нас с братом, мы были слишком возмущены, чтобы комментировать происходящее.

Когда, покончив с этой омерзительной «очисткой», так называемые ученые поместили маску внутрь машины, закрепив ее над чаном, мне показалось, что я сейчас хлопнусь в обморок.

— Они этого не сделают… Они этого не сделают… — шептал я снова и снова, едва различая собственный голос.

Но белые халаты беспощадно, точно и методично задвинули засовы бронированной стеклянной камеры, ввели неведомые данные, набрав их на контрольной клавиатуре, и отступили на несколько шагов, поправляя свои защитные маски.

Мы смотрели, бессильные, на шкалу — указатель температуры внутри кессона в ожидании запрограммированных цифр. За стеклянной дверью мерцала красная лампа.

И вот чарующий лик Тутанхамона стал оплывать под нашими отчаянными взглядами, словно на него выплеснули стакан кислоты. Струйки расплавленного золота потекли в чан, смывая черты, еще мгновение назад столь совершенные.

— Не желаю больше на это смотреть! — Я потянулся к телевизионному пульту.

Но Гиацинт меня удержал:

— Нет! Поглядите, что сейчас будет.

Я с трудом заставил себя поднять глаза на экран и, не удержавшись, горестно застонал при виде последних капель, стекающих на дно чана.

— Во имя всех богов! — воскликнул Этти, — Я же знал, что не впервые видел лицо Анубиса, оно мне кого-то напоминало…

И верно: с экрана пустыми глазами взирало на нас безмятежное лицо юного бальзамировщика, ставшего богом. Стекая, расплавленное золото обнажило маску из серого металла, для которой оно служило покровом, повторяя ее черты, каковые лишь слегка изменились от этого. Титан плавится при куда более высоких температурах, так что нет ничего легче, чем растопить золотой слой, не повредив остального.

Гиацинт взял пульт, остановил показ фильма, выключил телевизор.

— Маска была восстановлена с полной идентичностью вплоть до микроскопических царапин, из тех же материалов. И возвращена. На всем свете никто не заподозрил подмены.

— Маска Анубиса? — сообразил Ганс. — Выходит, маска Тутанхамона на самом деле маска Анубиса? Долго же можно было ее разыскивать, нашу шакалью башку!

— «…Его тайна в маске. Позже его лик обрел иное имя…» — процитировал я уныло. — Это не Анубатос получил имя Анубиса, а Анубис — имя Тутанхамона…

— Как чертов Гелиос мог все это пронюхать? — вырвалось у Ганса.

Этти, внезапно вскочив с канапе, схватил книгу, подаренную нам Франсуа Ксавье, и стал лихорадочно листать ее, пока не отыскал фотографию надписей, выгравированных на посмертной маске, до сей поры приписываемой юному фараону.

— «Благо тебе, совершенный ликом, лучезарный властитель, тот, кого Пта-Сокар дополнил, в кого Анубис вдохнул пламя неземное, — перевел он. — Брови твои суть девять божеств, а чело твое — Анубис».

Ганс подошел и так уставился на эти письмена, словно ждал, что они сейчас заговорят.

— И что же, это… это так прямо и написано на маске? — пролепетал он.

Книга выпала из рук брата.

— Болван! — плачущим голосом пробормотал он. — Какой же я болван…

— Пойду холодного пива поищу, — предложил Ганс, окончательно сбитый с толку. — Думаю, мы заслужили глоточек укрепляющего средства.

С тем и удалился в сторону кухни.

— Выходит, Амина заплатила жизнью за этот фильм? — спросил я Гиацинта.

— Не только. — Он достал из портфеля Кассандры пластифицированную папку. — В том конверте еще было два досье, вот одно из них.

— Что там?

— Доказательство, что арест вашего отца подстроил не кто иной, как Гелиос. Только чтобы вас было чем шантажировать. И то, что подозрения полиции пали на вашего друга из Лувра, его же рук дело — он рассчитал, что задобрит вас, выручив Ксавье из беды.

Мне не описать словами бешенство, охватившее меня в эти мгновения.

— Сукин сын! — взревел я.

Швырнув досье на пол, я, чтобы успокоить нервы, выместил свою ярость на первом попавшемся предмете. Им оказался телевизор — пролетев через всю комнату, он врезался в стену и разбился.

В гостиную заглянул перепуганный Ганс:

— Что это было?! Откуда шум?

Все они так и застыли, будто пригвожденные к месту, а я, хлопнув дверью, вне себя выскочил в сад, по дороге, однако же, прихватив пачку сигарет и зажигалку.

Опрокинув наземь все садовые кресла и насмерть покалечив пинками большую часть молоденьких саженцев, я, вконец запыхавшийся, плюхнулся на газон и закурил.

— Могу я приблизиться, или вы склонны перебросить меня через ограду в соседский бассейн? — осведомился Гиацинт, предусмотрительно держась поодаль, в густой тени вишневого дерева. Я промолчал, и он уселся рядом, протянув мне бутылку пива, половину которой я втянул одним глотком. — Что вы теперь намерены делать?

— Раздробить топором автомобиль и разнести второй этаж, — усмехнулся я. — Потом выследить этого гада. Как это сделать, я пока не знаю, но можете его предупредить, что…

— Сожалею, но это без меня. Ищите другого посредника. Я завязал, — пояснил он в ответ на мой вопросительный взгляд. — Он еще не в курсе, но это решено. Не желаю больше ничего общего иметь с этим bastardo.

Не столько в слове, по-итальянски весьма оскорбительном и означающем «ублюдок», сколько в чуть заметной дрожи его голоса я расслышал сдержанный гнев, сила которого впечатляла.

— А почему с вами Кассандра?

— Теперь, когда вы просмотрели этот фильм, я собираюсь передать его ей, чтобы она продемонстрирована все это Фантому. Когда он это увидит, Гелиос может оставить всякую надежду урвать хотя бы малость из коллекций прочих участников пари.

— Стало быть, вы с Гелиосом, можно сказать, цапаетесь на равных. — Тут я выдержал краткую паузу. — Однако вы только что упомянули о двух досье…

— Прошу прощения?

— По вашим словам, Амина прислала два досье.

— От вас ничто не ускользнет, — отметил он ехидно.

— Гиацинт, что там, во втором?

— Вся моя жизнь… — обронил он с горечью. — На семнадцати страницах. Да что там, она в конечном счете и сводится к малому, эта жизнь… Тридцать шесть лет. Тридцать шесть долгих лет, — ожесточенно, с расстановкой повторил он, — сосредоточены на семнадцати страницах, где перечислены десятки имен. Десятки других жизней, укороченных моими заботами, сведенных к нескольким буквам и датам. Все свершения моей сучьей биографии. И сверх того кое-какие официальные документы, к примеру, мое свидетельство о рождении, якобы сгоревшее вместе с деревенским архивом. И переписка. Гелиос много лет обменивался письмами с этим дерьмовым «Опус Деи», которому он поручил сделать из меня убийцу, как то было угодно Господу, — заключил он.

— Я так понимаю, что именно Гелиос вытащил вас из этого капкана.

— Я тоже так думал… — Он криво усмехнулся. — На самом деле он-то меня и отдал им в лапы. — (Не зная, что сказать, я тупо уставился на газон, покрытый сочной травой.) — Помните, я вам рассказывал о… о той женщине?

— Прихожанке, которую вам пришлось ликвидировать? Той, что грешила с прелатом?

Он судорожно сглотнул:

— Это была моя мать.

Меня затрясло. Я пролепетал:

— И Гелиос… он знал об этом?

— О да, — прошептал Гиацинт. — Она была последним препятствием, которое надлежало устранить, чтобы патрон мог сделать из меня безотказного подручного! Убийца, лишенный привязанностей, это же куда надежнее. — Он отшвырнул свою пустую бутылку под розовый куст, скрипнул зубами. — Мне нужна его шкура, Морган. Так что если вам требуется его череп, может, скооперируемся?

Я без колебаний протянул ему руку, и наши взгляды, встретившись, молчаливо закрепили договор.

— Господа, — голос незаметно подошедшей Кассандры внезапно раздался у нас за спиной, — если у вас руки чешутся отомстить, я, возможно, могла бы предложить кое-что получше заурядного расчленения.

— Вы никогда не перестаете шпионить?

— Это входит в набор профессиональных навыков, Морган.

— Что у тебя на уме, Кассандра? — заинтересовался Гиацинт.

— Как ты рассчитываешь отыскать его? По адресной книге? — Она издевательски хихикнула.

Мой собеседник мрачно заметил:

— Не беспокойся. После того, какой сюрприз я ему только что устроил, он сам меня рано или поздно найдет.

Она продолжила, сияя улыбкой:

— Милый мой ягненочек! Надеешься, что большой злой волк попадет в твои сети, соблазнившись твоим же нежным мясом? Гнев помутил твой разум, любовь моя. — Зная его слабость к итальянским словечкам, она произнесла «amore mio». — Ты же прекрасно знаешь: Гелиос самолично за грязную работенку не берется, он и пальцем не шевельнет. Пошлет, как всегда, кого-нибудь из своих людей. Иное дело, если ты располагаешь чем-либо таким, чего он ни в коем случае не захочет доверить ни одному из них…

— Чем именно, можно узнать?

Кассандра опустилась на траву лицом к нам, скрестила руки.

— Тебе известно, за чем он гоняется все последние годы с такой отчаянной одержимостью? Да? Похоже, он на этом прямо сдвинулся, совсем с катушек слетел, больше ни о чем другом не думает!

Гиацинт молчал, но было заметно, что он призадумался. А Кассандра продолжала:

— Ему нужны изделия божественного кузнеца. Предметы, отмеченные клеймом Гефеста… Такие, как доспехи Александра, анк, посох, маска Анубиса.

— Но почему они его так занимают? — спросил я.

— Около года назад мы чуть было это не выяснили, до разгадки оставалось полшага. Но тут вы разнесли нашу лабораторию в Спарте на мелкие кусочки, — сухо отвечала Кассандра.

— Так физики-атомщики из подземной лаборатории это были вы? — воскликнул я.

— Кто же еще?

— И из ваших слов можно заключить, что некоторые из этих предметов находятся в руках Фантома?

— Вот именно. Всего было двенадцать отливок. У Гелиоса их шесть, включая маску. У Фантома — четыре, поскольку доспехами снова завладели вы.

— Значит, ему не хватает именно двух, — подвел я итог.

— Притом самых важных. И самых древних.

— Откуда они, черт возьми, узнали, что их двенадцать?

— Понятия не имею. Но это известно и Гелиосу, и Фантому. Они могли бы даже предоставить вам массу рисунков и эскизов.

— И каких же предметов недостает? — вмешался Гиацинт.

Кассандра, похоже, заколебалась. Но потом все же сказала:

— Молота Тора и трезубца Шивы.

Я подавился дымом собственной сигареты и, наверное, расхохотался бы, не будь положение настолько серьезным.

— Послушайте, профессор, вам после всего случившегося пора понимать, что у всякой легенды есть реальное основание. Если добудете эти предметы, не сомневайтесь: Гелиос будет есть у вас из рук.

— А Фантом переступит через наши трупы, чтобы ему в этом помешать.

Кассандра подняла свои тонкие брови, форма которых заставляла предположить, что здесь не обошлось без эпиляции.

— Вы в опасности. Все. Гелиос не оставит вас в покое. Вам нужен кто-то, кто смог бы вас защитить до тех пор, пока он окончательно потеряет способность вредить. Вы хотите мщения и покоя? А Фантому нужны эти предметы. Может быть, найдется средство прийти к соглашению. — Она отстегнула от пояса своих брюк мобильник. — Можно сию же минуту все уладить. Ну?

— Этти! — окликнул я.

Она изумленно распахнула глаза:

— Что-что?

— Я не к вам обращаюсь, — бросил я, всматриваясь в темноту, в тот тенистый уголок сада, куда, как я заметил еще несколько минут назад, проскользнул мой братец.

Этот последний выдвинулся из мрака, заставив моих собеседников вздрогнуть.

— Морган, — сказал он, — я хочу изжарить с луком печень этого гада. Он у нас в долгу за папу и Амину. А какими средствами мы этого добьемся, мне все равно.

— Гиацинт, что скажешь?

— То же, — холодно обронил тот. И повторил по-латыни: — Idem.

Улыбчивая, сияющая Кассандра набрала на своем мобильнике номер.

— Это я, — сказала она просто. — Они согласны.

Очень сомневаюсь, что она явилась сюда только ради удовольствия принести свои соболезнования и еще раз посмотреть фильм!

И тут Кассандра протянула мне телефон.

— Что? — не понял я.

— Она хочет поговорить с вами.

— «Она»?! — поразился Этти.

Нервно дрогнувшей рукой я взял мобильник и поднес его к уху с такой опаской, будто он мог взорваться.

— Профессор Лафет? — раздался в трубке женственный, чувственный голос.

— Вы… это вы — Фантом? — тупо спросил я, слишком ошарашенный тем, что имею дело с женщиной.

В ответ я услышал звонкий, отнюдь не лишенный приятности смех.

— Прошу вас, зовите меня Кириеной, профессор. Вы сможете собрать вещи и покинуть этот дом до восьми часов утра?

— Извините? — Я икнул.

— Сформулирую свой вопрос иначе. Завтра вечером этот дом со всем своим содержимым превратится в груду золы. Вы с братом хотите жить?

— То есть как? О чем вы толкуете? — пробормотал я.

— В восемь подойдет машина, заберет вас и доставит в частный аэропорт, там вас будет ждать самолет, маршрут которого засекречен. Никто, даже Гелиос, не найдет вас там, куда я собираюсь вас доставить. Шофер автомобиля должен отзываться на имя Кириена. Если представится иначе, он не от меня. Приставьте ему пистолет между глаз и стреляйте. Вы хорошо поняли все, что я вам сказала, профессор? Алло! Профессор!

Итак, все начинается сызнова… Опять работодатель-призрак, ничего толком не объяснив, раздает директивы, по собственной прихоти куда-то меня отправляет…

— Почему я должен вам верить?

— В какой части дома вы сейчас находитесь?

— В саду, а что?

— Один момент. — Пауза. — Встаньте перед третьим окном, что на первом этаже, считая от гаража. Видите водосточную трубу, спускающуюся с крыши? Просуньте за нее руку и скажите, что вы там нащупали.

Недоверчиво пожав плечами, я подчинился и в метре от земли обнаружил прикрепленный к трубе грязный ящик. Он наверняка провел здесь несколько месяцев — настолько его поверхность была заплесневевшей.

— Что это такое?

— Взрывное устройство.

— Что?! — вскрикнул я.

— Там, в этом милом доме, подаренном вам вашим покровителем в благодарность за оказанные услуги, имеется еще двадцать одно такое. Они были установлены непосредственно перед тем, как вы туда въехали. Двадцать одно, если я не ошибаюсь, и на плане, который сейчас у меня перед глазами, ничего не пропущено. Если верить моим информаторам, Гелиос распорядился взорвать их завтра. Вы в самом деле намерены остаться и проверить, надежны ли мои источники? — (Меня распирало, я едва подавил желание разразиться потоком брани.) — Гелиос всегда предвидит худшее, в этом его сила. Вы сомневаетесь?

— Чего вы от меня хоти…

— Хватит разговоров, профессор. В настоящий момент нужно покинуть Францию и скрыться в безопасном убежище. Когда придет время, вы получите все объяснения, какие пожелаете. О! Чуть не забыла… Примите мои соболезнования по поводу кончины вашего отца.

Она повесила трубку, а я повернулся к своим соратникам. Состояние было такое, будто мне на голову только что обрушилась добрая половина небесного свода.

— В чем дело? Что с ним такое, с этим водостоком? — наседал Ганс, который тем временем успел спуститься к нам в сад.

Я посмотрел на часы. Нам оставалось максимум часа три.

Эпилог

Мы все, кроме Гиацинта, испытывали отвратительное ощущение, будто стали жертвами какого-то грубого, почти шутовского, но весьма крупномасштабного розыгрыша. Оказавшись на борту самолета, даже когда он тронулся с места, я все ждал, что сейчас он опишет полукруг и толпа журналистов кинется к нам навстречу из здания аэропорта, хохоча и размахивая плакатом с надписью: «Улыбнитесь! Вас снимают скрытой камерой!»

— Расслабьтесь, — сказал Гиацинт, принимая от стюардессы чашку кофе. — Я знавал ситуации куда похуже этой.

Мы недоверчиво покосились на него. Что до Ганса, парень был настолько выбит из колеи, что отверг фруктовую воду, притом великолепную, и даже одним глазком не взглянул на декольте предлагавшей напиток стюардессы.

— Вы что, так-таки совсем не знаете, куда мы летим? Никаких предположений? — в который раз спрашивал он.

— Нет, Ганс. Никаких.

— Меньше чем через час мы приземлимся на Мальте, месье, — любезно сообщила стюардесса. — Спросили бы меня, почему нет? — И с приятной улыбкой упорхнула.

— Значит, Мальта? Живописный уголок, — заметил Этти. — Я-то, признаться, опасался, что мы окажемся на Северном полюсе или в пустыне на краю земли.

— Гиацинт, послушайте… Как по-вашему, Гелиос вправду собирался взорвать дом?

Тот скривился:

— Ему случалось проделывать вещи и похуже. На моих глазах, да и на ваших тоже.

— Как прилетим, нужно позвонить Мадлен. Она, бедняга, небось в толк не возьмет, что с ней приключилось.

И верно: мы ее разбудили в шесть утра, наплели всяких ужасов об утечке газа и необходимости срочно уехать, чтобы не мешать спасателям обшаривать помещение. Мадлен жила в двух шагах от нас, и мы пустили в ход всю свою изобретательность, чтобы убедить ее пока побыть у себя.

Ссылаясь на то, что утром прибудут газовщики, мы заставили ее поклясться памятью покойного мужа, что ноги ее не будет в нашем доме.

Вдруг мой брат побледнел и резко выпрямился в своем кресле, я услышал его учащенное дыхание. И конечно, сразу всполошился:

— Этти, что с тобой? Этти!

— Какова дальность действия взрывного устройства, обнаруженного за водосточной трубой? — упавшим голосом спросил он, повернувшись к Гиацинту.

— Все зависит от того, как они расположены. Но если их установили с расчетом на то, что дом не обрушится, а взлетит на воздух, взрывная волна, конечно, сметет все вокруг на несколько десятков метров.

Брат судорожно вцепился в мое плечо:

— Морган! На каком расстоянии дом Мадлен?

На нас будто свинцовая плита рухнула. Гиацинт прыжком сорвался с кресла.

— Мадемуазель! — закричал он. — Мадемуазель, телефон! Скорее!

Стюардесса примчалась с мобильником, он вырвал его у нее из рук, но она сказала:

— Подождите, надо же код набрать. Ну вот, теперь давайте.

Он лихорадочно заколотил по кнопкам, набирая номер Мадлен.

Потом мы увидели, как он побледнел и закрыл глаза.

— Что?! — закричал я. — В чем дело?

Его лицо исказилось, и он протянул мне телефон.

«Абонент в настоящий момент недоступен… Абонент в настоящий момент недоступен… Абонент в настоящий момент…»

ВЫРАЖАЮ БЛАГОДАРНОСТЬ

моей матери Мишель Бидо, без веры и поддержки которой эта книга никогда не была бы написана.

Кристине Родригес Югерос, знающей, сколь многим я ей обязан.

Стефани, Виржини и Санди, отважным матросам, которые всегда крепко налегали на весла и никогда не покидали корабля.

А главное, тем читателям, которые всегда следуют за Морганом Лафетом, куда бы он ни отправился, с пожеланием захватывающих приключений и тайн, ждущих разгадки.

Примечания

1

Добрый день (ит.) — Примеч. ред.

2

Пеплум, здесь — общее название масштабных и зрелищных фильмов на античные и библейские темы, преимущественно итальянского производства. — Прим. верстальщика.



Гробница Анубиса

home | my bookshelf | | Гробница Анубиса |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 3
Средний рейтинг 4.7 из 5



Оцените эту книгу