Book: Волонтер: Нарушая приказы



Волонтер: Нарушая приказы

Владимиров Александр Владимирович

Волонтер: Нарушая приказы.

Пролог

«Жизнь такая штука, – думал граф Золотарев, сидя в карете и глядя на супругу, – вчера ты на коне, а уже сегодня… Впрочем, как говорила одна модель, из его будущего, – «Auf Wiedersehen». То есть – До свидания! Фортуна помахала мне рукой».

Карета тряслась по ухабам. Сынишка возился с какой-то деревянной игрушкой, подаренной бургомистром Нарвы. Дочка то спала, то начинала хныкать. Марта пыталась ее успокоить, иногда недовольно смотрела на своего супруга. И понять ее можно. Еще недавно была первой женщиной в Нарве, а теперь дорога их лежала в глухомань.

«Неужели жизнь кончилась, неужели все ушло в прошлое? Все что осталось это только – титул, – размышлял Андрей, – да единственный друг – князь Квятковский. Интересно где он? И увижу ли я его? А ведь как все начиналось…»

Тут граф вспомнил тот день, когда будучи еще бизнесменом, попал в прошлое. По глупости согласился стать золотарем. Умирал, служил, поднимался на воздушном шаре в небо, и даже два раза правил городом. Сначала в качестве регента при царевиче Алексее – Шлиссельбургом, потом уже в звании коменданта – Нарвой. И вот в одночасье все кончилось, все рухнуло и полетело вниз.

«Да, что же ты нюни распустил, – мысленно осадил себя граф, – тогда не паниковал, а теперь руки готов на себя наложить. Начнем все с начала, с чистого в какой-то мере, листа».

Он посмотрел на супругу и подмигнул. Марта удивленно взглянула на Андрея. Все же она в нем не ошибалась. Супруг вряд ли бросит ее в трудную минуту и попытается все сделать для того, чтобы вернуться на прежние позиции. У графа много идей, а это в их ситуации самое главное. Лишь бы только он сперва думал, а уж потом нарушал приказы. Да не кого-нибудь, а самого царя.

Ведь все неприятности начались, когда граф Андрей Золотарев несколько месяцев назад нарушил приказ государя. Случилось это так…

Солнце в середине июля тысяча семьсот седьмого года, словно не на шутку разыгралось, даже прохладный ветер с Балтики не в силах был избавить побережье от палящего зноя.

– Ну, и жара, – проговорила Марта, входя в кабинет своего мужа.

Комендант Нарвы оторвал свой взгляд от бумаг, вытер платочком проступивший на лбу пот и вздохнул:

– Против природы мы пока бессильны.

Это в будущем должны были появиться кондиционеры и прочие прелести технологического мира. Андрес это еще не забыл, а может, правильнее было сказать – еще помнил. Проклятая привычка, оставшаяся от двадцать первого века, постоянно заставляла его руку, то и дело, автоматически искать пульт дистанционного управления. Его супруге было на много проще. Уроженка семнадцатого-восемнадцатого века она не знала прелестей технологий будущего, поэтому и жару переносила куда спокойнее.

– Приходится терпеть, – произнес комендант.

Ларсон на минуту отогнал все мысли связанные с погодой и работой, окинул взглядом жену. Выглядела она (отметил Андрес про себя) на все сто. Черные длинные волосы падали космами на плечи, на шее – ожерелье из кораллов, что куплены были им, несколько месяцев назад, когда по повелению Петра Алексеевича ездил в Санкт-Петербург. Но больше всего в ней ему нравились ее карие очи. Эти глаза, словно рентген, иногда казалось Андресу, прорезали его насквозь, будто видя в нем душу. Голос же у Марты был сладкий и мелодичный, когда женщина говорила, он забывал, как оказался в этой эпохе, начиная думать, что и в самом деле родился здесь. Ее фигура не изменилась с момента их знакомства. Рождение детей (сына и дочери) не оставили на ней ни следа.

Между тем Марта проскользнула по кабинету прямо окну, распахнула его. Ветер ворвался в помещение, своей силой скинул со стола несколько листков бумаги, но, увы, той свежести, на которую она рассчитывала, так и не принес.

– Жарко, – проговорила Марта и выпорхнула из кабинета.

Андрес поднялся с кресла, поднял с пола бумагу, положил на стол, взамен взял кисет, набил трубку и подошел к окну. Там внизу копошились люди. Раздавались крики, постукивал молот кузнеца. Высоко в небе кружил ястреб. Комендант закурил, потом на секунду задумался и положил трубку на подоконник. Взял лежащую на полке, что была прибита почти у самого окна подзорную трубу. Стал вглядываться в сторону Ивангорода.

Долго стоял и смотрел. Пока сие занятие не прервал стук в дверь.

– Да, входите, – промолвил он, поворачиваясь к двери.

Вошел запыхавшийся офицер в фиолетовом кафтане. На сапогах пыль, в правой руке треуголка, левой же старательно лоб платочком протирает.

– Господин майор, – проговорил он, – шведы высадились в районе Ревеля, и теперь стройными колонами движутся в направлении Нарвы.

– Этого еще не хватало, – вздохнул тяжело Андрес.

Комендант все это время, с тех пор, как город перешел в руки царя Петра, считал, что король Карл с этим не смирится. Как не смирился с потерей Лифляндии, и как только будет готов, так сразу же бросит все силы на возвращения Дерпта, Ревеля, Риги, ну, и, конечно же, Нарвы, в которой проходил воинскую службу малолетний Алексей Михаилов.

Будь это простой солдат, Андрес Ларсон и переживать бы не стал, но человек сей был особенный и за его гибель, а уж тем паче за попадание в плен, тут уж одной головой не отделаешься. А уж больно грозен порой бывал русский монарх, особенно когда дело касалось его родной кровинушки.

Вот отчего Андрес посмотрел на офицера и приказал:

– Поручика Алексея Михайлова ко мне!

Глава 1. Комендант. I

Андрес Ларсон, известный больше как Андрей Золотарев, вот уже почти три года, как был комендантом Нарвы. Эту должность он получил по воле самого государя Московского – царя Петра.

Но сначала все складывалось по-другому.

Когда-то лет семь назад, Андрес был обычным бизнесменом. Прожил почти всю свою сознательную жизнь в Таллинне, имел жену да престижную работу, а потом в один момент все рухнула. На дорогу, ведущую в Нарву, выскочила косуля. Машину занесло, и та вылетела на обочину. Когда же Ларсон пришел в себя, то ощутил, что мир вокруг него изменился. Сомнения пропали, когда Андрес оказался в лагере Петра Первого, человека прогрессивного, и как выяснилось не обделенного умом.

А затем жизнь стала медленно брать своё. Москва, Архангельский городок, Ладога, Нотебург, Петербург и Нарва – и везде он был в гуще событий. Не вмешивался, но не заметно для себя начал влиять на историю. Вот и жену, Марту, Андрес просто перехватил у Петра. (1)

Девушка находилась в услужении у фельдмаршала Шереметева, затем должна была оказаться у Меншикова, у которого в свою очередь ее увел бы царь Петр. Вот только сие не произошло, в события вмешался царевич, что увидел, какими влюбленными глазами смотрел его учитель (а именно эту роль на тот момент выполнял Золотарев) на барышню.

Кто знает, как бы поступила Марта, знай, она свою судьбу, но перелом в ее жизни произошел, а вот в истории России, это еще бабка надвое сказала. В Ладоге их и обвенчали. Там же узнал, Андрей вскорости, что его любимая беременна. То, что будет у него наследник, о котором он еще в прошлой жизни мечтал, вселило в него уверенность, и заставило в корне изменить отношение к своей судьбе. Из простого наблюдателя, каким Андрей был на протяжении последних трех лет, он стал активным участником. Участвовал в штурме Нарвы, да только радости от сего не приобрел. Взятие города, то ли по вине Петра Алексеевича и его фельдмаршалов, а может и коменданта Горна, превратило штурм в кровавую бойню, в которой вместе со шведскими солдатами гибли и мирные жители. Государю даже пришлось поднять оружие против своих же русских.

Тогда-то и назначен был он комендантом. И с того самого момента, стал делать все, чтобы изменить сложившееся о русских впечатление, так как знал Андрей, что не такие они уж и плохие, а злость, вспыхнувшая в них, была вызвана, отказом шведского коменданта сложить оружие и сдать цитадель.

Иногда темными вечерами Золотарев думал, а не одна ли это из причин того, что эстонцы все время считали русских оккупантами. Восстановил разрушенную крепость, наладил порядок в городе, отчего пришел из Санкт-Петербурга приказ государя о присвоении бывшему боцманмату патента на звание майор. Тем самым, отметив того, и за создание в Московском государстве воздушного флота, коего не было не в одном европейском государстве. Что уж говорить, когда его «Андлары» косвенно, но повлияли на два сражения. Воздушное наблюдение за передвижением шведской эскадры под Архангельском, да бомбардировка Нарвы. Одновременно в Нарву, из Шлиссельбурга для усиления местного гарнизона был переброшен и Белозерский полк, где в качестве юнкера числился молодой, тогда еще пятнадцати летний царевич – Алексей.

Как тут за голову не схватиться. Мальчишка ведь еще, да к тому же возраст у него переходный, кабы чего по глупости не натворил. За ним глаз да глаз нужен.

Хоть и удалось Андрею изменить отношения коренных жителей города к русским, но все равно среди лифляндцев находились те, что считали, будто при шведском владычестве они жили припеваючи. Узнай, хоть бы один из них, что в крепости находится сын Петра, то уж точно проблем не избежать.

Между тем, под чутким руководством Золотарева, Алексей овладел, наконец, науками, что еще несколько лет назад ему и неинтересны были. Ко всему прочему увлекся фехтованием, даже напарника среди белозерских солдат себе нашел. Но больше всего Андрея радовало то, что царевич стал изучать философию, что так необходимо человеку, которому в будущем предстоит управлять огромной страной. Золотарев сам наблюдал, как шестнадцати летний паренек, устроившись в бойнице, читал то «Утопию» Томаса Мора, то «Город Солнца» – Томмазо Кампанелла. Плюс ко всему же, царевич, вдруг влюбился в дочь местного барона, что жил в Нарве. Приставленный к нему денщик, частенько докладывал коменданту, что тот встречается с ней и читает стихи. Что за стихи, Андрей так бы и не узнал, если бы Алексей как-то не уронил маленькую книжку. Шекспир.

Вот только одна вещь не понравилась Золотареву.

Случилось это когда, у царевича был день рождения. Из Санкт-Петербурга прибыл гонец с приказом от государя. Царь требовал присвоить молодому отроку звание поручика.

– Доколе ему в юнкерах ходить, – передал на словах человек Петра.

Рановато конечно, но против воли монарха не пойдешь. Тут либо царевич – поручик, либо ты не комендант.

Вот так и тянулись события. Казалось, все успокаиваться началось, а тут к Нарве шведская армия движется. Во главе все с тем же. Шлиппенбахом. Чай кто-то донес, что в крепости царевич. Тут уж спасать Алексея в первую очередь нужно, а уж затем об обороне города думать. Пока на второе время есть, а для главного его все меньше и меньше остается.

Вот и приходится вызывать Алексея Михайлова, под сим именем он в полку числится, да уговаривать, чтобы тот с группой солдат покинул цитадель, ну, хотя бы, для того чтобы попросить у папеньки помощь.

После Нарвы и Дерпта в тысяча семьсот пятом году пала и Митава, отрезав тем самым сухопутные пути шведам, что засели в Ревеле и Риге. Спустя неделю – город Бауск с крепостью.

Но потом шведскому королю просто повезло. Вспыхнувшее в Московском царстве восстание стрельцов и жителей Астрахани, заставили Петра изменить планы, и на какое-то время наступило затишье. Ведь в сложившейся ситуации не о захвате новых крепостей думать нужно, а сколько о своих тылах. Достаточно было прислушаться Карлу XII к словам Левенгаупта, Реншильда и граф Пипера, что предлагали венценосной особе вернуть захваченные русскими их прибалтийские владения, и вполне возможно шведскому королю это бы удалось. Даже Нарва, в которой находился сын русского монарха, была усилена двумя полками только благодаря мольбам Золотарева. Петр выделил эти полки, но больше для защиты царевича, чем крепости, за которую ему пришлось очень дорого заплатить.

Тут уж представилось самому Карлу XII принимать решения. Один за другим поехали посланники от царя Петра к нему. То человек от прусского короля Фридриха I, то герцог Малборо от английской королевы Анны. Да вот только оба посланника не больно настаивали на мире.

Зато Карл XII времени не терял. Заключил мир с Польшей, лишив своими действиями Августа II – короны, попытался заключить мир с коалицией Петра, тем самым, согнав того с престола. Вот только со вторым ничего не вышло.

Лещинский, новый король Польши, да ко всему же ставленник шведского короля, требовал от Карла, чтобы тот помог ему разбить русских стоявших под Гродно. На предложение сторонников Станислава, король отвечал, что не будет делать это до коронации. В конце декабря тысяча семьсот пятого года, Карл XII неожиданно выступил к Гродно, где находилась русская армия под началом Меншикова. Увидев в январе тысяча семьсот шестого года шведов на Немане – Александр Данилович дал деру. Оставленные без командования русские, были блокированы в Гродно, откуда не могли высунуть даже носа.

Лишь только двадцать четвертого марта тысяча семьсот шестого года, русские войска, по понтонным мостам покинули Гродно. Узнав об уходе, Карл XII кинулся за ними в погоню. Вот только из этой затеи ничего не вышло. Тогда шведские генералы, предложили королю выбить русских из Прибалтики и разрушить Санкт-Петербург.

Вот только как будто бес в Карла вселился, он как гончая собака кинулся преследовать противника. Лишь только в Минске, король понял бессмысленность дальнейшего преследования русских. Там он объявил войскам своим о походе в Силезию. Чем и добился в конце октября мирного договора с бывшим королем Августом.

Между тем Петр, увидев, как Карл уходит в Силезию, выдвинул двадцати тысячную армию к Выборгу. Где провел четырехдневный бесполезный обстрел города.

Тут и Станислав Лещинский подсуетился, попытался разбить самолично русских драгунов при Калише. Да только ни чего не вышло, пришлось бежать и прятаться в шведском обозе.

Чуть позже остатки польской армии Лещинского были разбиты.

Август бежал к Карлу XII в Саксонию, но там того не застал. Король шведский отбыл на родину.

Вернулся он уже летом тысяча семьсот седьмого года, высадившись большим десантом под Ревелем.

Жара.

Синие кафтаны, с желтыми воротниками и такими же обшлагами. Монотонно стучит барабан, скулит флейта и тысячи ботинок выбивают неприятный ритм. Под цвет мундиров знамена. И все это движется по дорогам Лифляндии. Куда? Как куда, к Дерпту и Нарве.

Жара, пыль, пот, ржание лошадей. Дорога.

Чухонцы, завидев шведов, бегут к крепостям. Что забыли, кто в Прибалтике хозяин?

В стороне, остановившись на возвышении за маршем солдат, сидя на белых, как снег жеребца офицеры. Один из них Вольмар Антон фон Шлиппенбах, младший брат того, что лет пять назад командовал Нотебургом. Второй – Левенгаупт. Оба не в духе. Да и понять их можно жара. Оба платочками пот, выступающий на лице, вытирают.

А внизу синие кафтаны. Знамя на слабеньком ветерке, что дует с Балтики, еле-еле трепещется. Монотонно выстукивает ритм барабан, плачет тоскливо флейта. Тысячи ног, обутых в новенькие ботинки подымают клубы пыли.

Идут войска к Нарве, маршируют колонны к Дерпту.



II

Царевич Алексей уже более часа отбивал яростные атаки боцманмата Шипицына. Вот только это у него получалось с переменным успехом. Уклонялся, отступал, наносил колющие удары. Две рапиры просто слились в танце, таком безумном. Иногда наблюдая за тренировками царевича, которым тот уделял пару часов в день, Андрей говаривал:

– Это словно танго. Вот только, – добавлял комендант, – если танго танец любви, то это танец смерти.

На вопрос царевича, что это за танец такой, Золотарев отделался одной фразой:

-Это танец любви.

То, что он возник в Аргентине, Андрей умолчал. Ни сколько из-за опасения долгих объяснений, сколько из-за того, что не знал, существовала ли сейчас такая страна. Вполне возможно, что территория принадлежала Испании и носила совершенно иное название.

Танец танцем, но все эти уклоны, уколы и выкрутасы, что показывали семнадцатилетний царевич и его противник, так завораживали эстонца, что тот просто менял во время тренировок одного из участников.

Вот только, как отметил Алексей, Золотарев этим утром почему-то не явился. Причина выяснилась вскоре, когда в комнату, где проходили тренировки, вошел курьер. Его приход тут же был замечен, и поединок пришлось прекратить, ведь, по мнению обоих фехтовальщиков, тот вряд ли появился бы в помещении ни с того ни сего. Оба замерли и посмотрели на солдата.

– Господин поручик, – проговорил курьер, обращаясь к царевичу, – вас к себе господин комендант вызывает.

– Прошу прощение, – проговорил Алексей, обращаясь к напарнику, – я надеюсь, нам удастся попозже продолжить наше занятие.

– Так точно, – молвил Шипицын, (тут надо заметить, что сие обращение ввел в крепости комендант, в память о прошлой своей жизни, да и к тому же, по мнению Андрея, это и звучало, чем какое-то хорошо ваше высочество), отсалютовал рапирой.

Царевич ответил ему тем же. Подошел к стулу, что стоял у стены и взял кафтан. Знаком показал курьеру, следовать впереди.

Служивый развернулся и вышел из зала.

– Приготовьтесь к бою, боцманмат, – проговорил Алексей уже в дверях.

Настало время уделить внимание описанием внешности царевича, так как, скорее всего образ его, возникающий в сознании читателя, больше всего основывается на «Портрете Алексея Петровича», кисти Иоганна Готфрида Таннауер, или в лучшем случае, на образе, изображенном Черкасовым в фильме «Петр Первый». Во-первых, стоит отметить, что волосы Алексея были коротко пострижены. Выяснилось, что царевичу не нравятся длинные локоны, что спадали у многих мужчин на плечи, грязными клочьями. К тому же, как отмечал в своих записках венценосный отпрыск, именно такие волосы мешали во время нахождения на воздушном шаре. Ветер, бывало, пытался растрепать их, из-за чего становилось в полете не комфортно. Что же касается церемоний, на которых Алексею приходилось присутствовать, то ему приходилось довольствоваться париком, наподобие того, что носил князь Ижорский – Александр Данилович Меншиков. Вот и приходилось царевичу, когда его обычно вызывал к себе комендант, брать парик из рук своего денщика, и поспешно напяливать на голову. Во-вторых, царевич, из-за частых занятий физкультурой, коему занятию его надоумил Андрей, сильно возмужал. Поэтому и выглядел малец старше своих лет.

По коридору, следуя за курьером, они добрались до кабинета коменданта, но прежде чем войти в кабинет, Алексей задержался в приемной. Адъютант обязан был, доложит о его прибытии. (Хоть Алексей и был царских кровей, но по званию уступал Золотареву, а субординация – прежде всего).

Здесь он заметил Онегина, глядевшего в окно. Тихо подошел к своему денщику, от чего паренек (ровесник царевича) вздрогнул.

– Что стряслось? – поинтересовался Алексей.

Онегин покосился на поручика и проговорил в полголоса:

– Не могу знать ваше благородие.

– Да ну тебя, – махнул рукой царевич, – ты должен знать все. Ты чай мои глаза и уши.

Если бы он, сейчас взглянул в лицо бывшего помора, то увидел, как его приятель покраснел, но Алексей этого не сделал. Правда, от взгляда царевича не ускользнуло, как тот вытянулся по стойке смирно.

– Исправлюсь ваше благородие. – Прошептал денщик.

– Исправишься, – хмыкнул царевич, хотел что-то еще сказать, но тут дверь открылась, и адъютант сказал:

– Комендант ваш ждет.

Лешка поправил еще раз парик, одернул кафтан и вошел внутрь.

Андрей Золотарев стоял у открытого окна и смотрел на бастионы крепости.

– Плохи дела Алексей, – вымолвил он, не глядя на царевича, – швед идет к Нарве.

Новость была не очень приятная, если учесть, что отроку еще ни разу не приходилось участвовать в боевых действиях. И если честно признаться, то и сейчас вряд ли кто-то позволил бы, чтобы жизнь венценосной особы была подвергнута опасности. Хоть ему на вид семнадцати лет и не дашь, но возраст есть возраст.

– Знаешь что Алексей, – продолжил между тем комендант, – тебя нужно отправить подальше с фронта. Желательно в Москву, да боюсь, что толку не будет. Так мы только одного зайца убьем, тебя спасем. А мне желательно, чтобы и другое дело провернуть удалось.

Алексей насторожился. Вряд ли что-нибудь плохое мог задумать Андрей, но уезжать из полюбившихся ему мест как-то не хотелось.

– К батеньке твоему я тебя отправить не могу, – говорил Золотарев, – он сейчас в Польше, а чтобы для него добраться нужно, преодолеть шведский лагерь. – Царевич хотел, что-то сказать, но комендант словно прочитал его мысли, – увы, на воздушном шаре – не надежно. Отправляться нужно или в Санкт-Петербург, или в Псков. Псков меня лично устраивает, там сейчас войска Александра Даниловича, в Санкт-Петербурге – армия Головина. Поэтому другого выхода не вижу, как – Петербург, – вздохнул Андрей.

На самом деле Золотарев предпочел, чтобы помощь пришла как можно быстрее. Самый лучший вариант в этом случае Меншиков, но тут существовало одно но. Эстонец не доверял Алексашке. Тем паче на памяти была последняя конфузия фаворита под Гродно. Ко всему прочему у Андрея была личная неприязнь к Данилычу, опосля того случая, когда новоиспеченный князь Ижорский заставил подтвердить предательство Гумерта перед государем. Лифляндец конечно поступил тогда не порядочно, да вот только Петр Алексеевич в то время к нему относился хорошо и в измену не верил. Сейчас же такая ситуация могла сложиться и с самим Золотаревым. Успехи Андрея не давали покоя все сильному фавориту, и тот, пользуясь ситуацией, мог бы просто проигнорировать просьбу о помощи, даже если она шла от царевича.

Между тем Алексей слушал распоряжение и ни как не мог понять, чем тот провинился перед учителем, когда тот в сложной ситуации отправляет его в тыл. Но перечить коменданту, пусть ты хоть и царевич, было не резон.

– Когда мне отправляться? – поинтересовался Алексей.

– Как можно скорее. Возьми с собой несколько надежных человек. А теперь, ступай.

Царевич вышел из кабинета. Остановился, стянул с головы парик и посмотрел на Онегина.

– В Санкт-Петербург ваше благородие? – поинтересовался тот.

– В Санкт-Петербург!

То, что его денщик подслушивал разговор, Алексей не сомневался. Сам виноват, потребовал, чтобы тот был в курсе всего.

– Возьмите Шипицына ваше благородие. – Посоветовал Онегин.

Андрей проводил взглядом царевича. Вернулся к макету крепости. Кто мог подумать, что ему рожденному в грядущем придется защищать Нарву летом тысяча семьсот седьмого года. В истории, известной ему одному случай беспрецедентный. Он уже два раза участвовал в осаде, и оба раза со стороны атакующих, теперь же ему предстояло оказаться в положении осажденных. Нужно бы жену Марту и детей вывести в безопасное место.

Вздохнул тяжело, затем вытащил из стола, на котором стоял макет ящик. Долго в нем копался, пока ни нашел оловянных солдатиков. Несколько в темно-синих мундирах, с желтыми воротничками и обшлагами, штук пять в зеленом, один в фиолетовом и пара солдатиков в красных. Шведских солдат разместил пока в стороне. Они покудова к цитадели не подошли, и портить своим видом полную картинку не должны. Русскую пехоту почти всю разместил по стенам крепости, усилив только отдельно стоящим солдатиком ворота. Летчиков разместил возле главной башни, кто знает, может и они скажут свое слово. Для бомбардировки неприятельских позиций, пока не годились.

– Жаль, что нет мускулолета, – прошептал Андрей, возвращаясь к окну. Как бы сейчас он пригодился. Ведь в будущем они существовали. Вот только тогда (в его прошлом) эти средства передвижения Андрею не понравились, и он предпочел в качестве увлечения аэронавтикой – обычный воздушный шар.

Неожиданно, Золотарев вернулся к письменному столу. Взял листок, перо. Макнул и стал рисовать.

Сначала он решил было ограничиться дирижаблем-мускулолетам, но передумал. И уже на следующем листке изобразил самолет, передвигавшийся с помощью мускульной энергии создаваемой человеком (по крайней мере, так было написано в одном из справочников, который в свой прошлой читал Андрей).

Увы, получались у него изображения не очень хорошо.

– Жаль, что я об этом раньше не подумал, – молвил он вслух.

– О чем не подумал милый? – раздался голос его супруги.

Андрей поднял голову и взглянул на вошедшую Марту. В платье вердепомового цвета, она сейчас больше походила на солдата.

– О чем не подумал милый? – вновь повторила она свой вопрос.

– Да о мускулолете, – ответил Андрей, – иди, взгляни.

Женщина подошла к столу и взглянула на рисунок. Фыркнула и прошла к окну.

– Андрес, – сказала она, – ты думаешь, это будет летать?

– Будет, может не сейчас, а через несколько лет будет летать.

– Не верю!

– Вот и я не верю. Но если все обдумать, то сейчас это нам под силу создать. Вот только, жаль, что о нем я вспомнил слишком поздно. Шведы движутся к крепости, – молвил Андрей, – а я не могу послать за помощью ни к Петру, ни к Голицыну, – о том, что к последнему отправлен царевич, эстонец решил умолчать. Не то, чтобы жене не доверял, просто попади любимая в плен, то не удержится и проговорится. Золотарев даже кулаком по столу постучал, чтоб не сглазить. – А так в течение нескольких часов, и в Санкт-Петербурге. Время на подход огромной армии, аж почти в два раза сокращается. А теперь вот сиди и думай, как крепость да город от неприятеля уберечь.

-Убережешь миленький, убережешь, – проговорила Марта, подошла к нему и обняла за плечи.

– Да я и не сомневаюсь. Вот только боюсь, что жители города меня предадут, а силы гарнизонной просто не хватит.

– Глупенький ты, глупенький, – молвила супруга, поцеловала в щечку и добавила, – людям верить нужно. Ты посмотри, сколько ты им добра сделал, за время своего пребывания комендантом. Я уверена, что об том несчастном штурме все уже позабыли. А если и нет, то в резне винят все больше шведов.

Андрей вздохнул. Если бы забыли. Такое из сердца никаким каленым железом не вытравишь. Люди у нас, какие? Они ведь добра сделанного не помнят, а вот зло всегда в памяти хранят.

Золотарев поднялся с кресла. Обнял жену и прошептал:

– Ступай милая. Подготовься к отъезду.

Марта приподняла подол и поспешила к дверям.

– Да, и попроси войти сюда моего адъютанта, – попросил он, когда она была уже у двери.

III

Ближе к вечеру, когда июльское солнце умерило свой жар, из крепости в направлении будущей северной столицы государства, выехал небольшой отряд. Возглавлял его капитан Христофор Шредер. Назначен он по личному приказу коменданта, и обязан доставить царевича Алексея в Санкт-Петербург живым и невредимым. Золотарев полностью доверял этому человеку и был уверен, что тот выполнит все его указания.

Андрей уже давно отметил, что капитан был честолюбивым и готов был на все, чтобы занять более высокие посты. Так что данное комендантом поручение могло способствовать получению им очередного звания. Как предполагал Христофор, Петр оценит его заслуги. К тому же, как отмечал в своих записках Алексей, был тот отважен и смел, но при этом сломя голову в пекло не лез, предпочитая, словно играя в шахматы, просчитывать наперед все возможные варианты и их последствия.

Кроме того, Золотарев, в присутствии капитана, лично проверил выбор попутчиков царевича. Без разговоров он одобрил Онегина и Шипицына. Несколько минут размышлял над кандидатурой Монахова (того самого бывшего монаха Никона, что еще под Архангельском поступил в воздушный флот). Как уже сообщалось выше, молодой денщик Онегин был ровесником Алексея, и являлся тому правой рукой. Андрей даже сравнивал его с фаворитом Петра – Меншиковым. Тоже из народа, так же готов на все ради его высочества. Одно лишь отличие – не вор. Боцманмат Шипицын этот храбрец, отличался безрассудством. Приятель царевича (другого слова Золотарев подобрать не мог) обладал манерой влезать в неприятности, которые (как считал Шредер) можно было избежать. Вроде привычка не хорошая, но иногда так нужная. Зато бывший монах Никон – осмотрительный. Проблема только в том, что приказывать поручику Михайлову он не мог. Но будет ли юнец прислушиваться к советам солдата?

От Нарвы до будущей российской столицы более ста верст. В будущем, это Андрей помнил точно, на их преодоление уйдет всего-то несколько часов, но сейчас в начале восемнадцатого века, это путешествие займет куда больше времени. Хорошо если за сутки уложатся, а если нет?

За сутки добраться до Санкт-Петербурга думал добраться и царевич, да вот только Шредер не был в этом уверен. По мнению Христофора, после двух дней невыносимой жары вполне возможно, что мог пойти дождь, а ведь в лесу еще и укрыться нужно. Дай бог до его начала успеть какую-нибудь захудалую деревеньку найти, чтобы в ней остановиться да непогоду эту переждать.

Ехали медленно, переговаривались. Онегин и Шипицын пытались шутить. Монахов, придерживая правой рукой фузею, покуривал трубку. Лишь только Шредер, да Алексей были сосредоточенные. Причина такого поведения капитана была изложена выше, а вот царевич был страшно не доволен, что вынужден покинуть крепость. То, что именно он стал причиной того, что Карл в этой истории изменил первоначальные планы, Алексей, как-то не предполагал. Ну, мало ли почему государь шведский выдвинулся на захваченными русскими его бывшие города. Царевича больше волновало то, что пассия осталась в крепости одна.

– Как думаете, ваше благородие, – спросил вдруг Монахов, обращаясь к Шредеру, – дождь будет?

– А куда ж без него.

Капитан снял треуголку и обтер платком потный лоб.

– Но я надеюсь, ваш небесный покровитель, – тут Христофор подмигнул царевичу Алексею, – Илья пророк смилуется над вами, и отведет грозу.

-Не знаю, смилуется или нет, – прошептал бывший монах, затушил трубку и пихнул ее в кисет, – но помолиться и попросить у него помощи можно.

Царевич посмотрел на Монахова, и заметил, как тот прикрыл глаза. Читать молитву вслух тот не стал, а лишь зашевелил губами.

– Как думаешь, – произнес капитан, – поможет?

Бывший монах ничего не ответил. Он только осенил воздух крестным знамением.

-Ну, не хочешь говорить, – вздохнул Христофор, – не говори.

Через несколько верст капитан понял, что погода начала портиться. Вначале подул вдруг неожиданно холодный ветер. Затем начало темнеет. Капитан прекратил разговор с царевичем и взглянул на небо.

-Э, вон тучи собираются. – Пробормотал он, – найти бы укрытие, пока не промокли.

Христофор посмотрел на Онегина и Шипицына. Вот она стать русской армии. Им сейчас не до предстоящего ливня, все шутят о чем-то. Может девиц обсуждают, а может и над командованием в крепости посмеиваются. Эх, показал бы капитан Шредер кузькину мать этим озорникам да не положено. Чай руководство все равно, об этом не узнает.

Громыхнуло. Шутки тут же прекратились, и оба паренька посмотрели на капитана.

– Сейчас дождь начнется, – проговорил тот, и словно в подтверждение его слов небо, где-то позади них расколола напополам молния. – Сейчас бы укрыться где! Эй, Монахов, – обратился к бывшему монаху он, – что не подействовали твои молитвы? Я погляжу, ты только зря потревожил Илью Пророка.

– Не богохульствуйте капитан, – вспылил солдат, – бог он же все слышит. И не смейтесь.

И тут Христофор впереди разглядел деревянный дом, который вряд ли мог в этих краях принадлежать чухонцу или эстляндцу, они таких не строят. Больше на русскую избу похож.

– Вон он знак Ильи Пророка! – воскликнул Никон, и показал на дом.

Капитан промолчал. Непроизвольно перекрестился и тут же отогнал мысль, что после службы, уйдет в монастырь, чтобы и грехи свои отмолить, да за жизни, загубленные во время войны похлопотать перед господом.

– А ну, пришпорим лошадей, братцы, – проговорил он, – а то сейчас как польет.

Дождь будто бы дожидался его слов. Медленно начал моросить.

Доскакали до домика. У ворот остановились и спешились. Шредер хотел было уже постучаться в ворота, но царевич, после слов «Я, Алексей Михайлов», сделал это раньше.



Марта ушла, царевич только что отбыл из крепости, адъютант убежал разыскивать полковников. Андрей по-прежнему стоял у открытого окна. Жара начала спадать, но закрывать его не хотелось. Он вновь задумался о создании мускулолета. С одной стороны идея была бредовая, где сейчас возьмешь алюминий, титан и прочие легкие материалы, но с другой их можно было просто заменить деревом и бумагой.

– Вот именно, – произнес вслух Андрей и улыбнулся, – где сейчас возьмешь все тот же алюминий?

Никто не догадывался, а алюминий и даже дюраль, у Золотарева были. Год назад, когда обстановка в районе крепости стала налаживаться, он с небольшим отрядом решил отправиться в те места, где по мнению Андрея, когда-то шесть лет назад перевернулся «Мерседес». И ему повезло, остатки лежали именно там, где произошла авария. Хотя правильнее сказать – перемещение во времени.

Выяснилось, что металл, хоть и пострадал, но все, же годился для использования. Погруженные в телегу они (дюраль, алюминий и титан) были доставлены в крепость, и теперь хранились в подвалах главной башни. Если первые два переплавить, а затем обработать пусть и на примитивном токарном станке, вполне возможно, что можно было бы сделать простенький велосипедный привод. Правда, пришлось бы повозиться с чертежами. Для изготовления винта подойдет обыкновенное дерево. Задача вполне осуществимая, да вот только специалиста, что способен был работать на токарном станке, на данный момент, в Нарве не было. Петр же не собирался наведываться в крепость. То ли дел было по горло, то ли город была для него все тем же нарывом, с которым он его сравнивал.

Дверь скрипнула, и в кабинет вошел адъютант. Поклонился и проговорил:

– Прибыли люди, которых вы вызывали.

– Все? – уточнил Андрей.

– Все!

– Зови.

Он развернулся и скрылся за дверью.

Андрей подошел к столу и сел. За дверями послышался шум, словно пришедшие спорили, кому первому войти. Золотарев выругался. Только вот этого не хватало. Наконец, шум стих и в кабинет первым вошел – граф Гаврила Иванович Головкин, начальник Нарвского пехотного полка. Полк нес гарнизонную службу в крепости. Затем переваливаясь с ноги на ногу – полковник Иван Самуилович фон Фихтенгейм, прибывший в Нарву за пару месяцев до описываемых событий. После него полковник Федот Скобельщина. Наконец Иоганн Барнер – полковник Белозерского воздушного полка, а завершал эту процессию полковник Яков Полонский. Последний был драгуном, и совсем недавно, после отставки полковника Павьера де Кольджерзона, был назначен командовать полком.

– Присаживайтесь господа, – проговорил Золотарев, предлагая военачальникам сесть.

Расселись. Андрей оглядел сих мужей в длинных париках. Не удобная вещь, но против сего правила не попрешь. Не им придумано, не ему и нарушать. Как говориться со своим уставом в чужой монастырь.

– Господа, – молвил Золотарев, поднимаясь из-за стола. – Я собрал вас здесь, чтобы сообщить неприятнейшее известие, – тут Андрей на секунду умолк. Текст казался до безумия знакомым, он да же чуть не выпалил, – Ревизор, но сдержался. Карл XII, а уж тем паче его военачальники на «Ревизоров» не походили. – Короче господа, – продолжил Золотарев, – на крепость движется шведская армия.

Он заметил, как лица офицеров побелели. Понять их можно, вряд ли те опасались за свою жизнь, или даже боялись потери крепости, сколько тревожились за жизнь царевича. Попади тот к Карлу, государь начнет рубить головы. Тут уж лучше всего в бою погибнуть.

– Царевич? – первым проговорил Головкин.

– Царевич по моему приказу покинул крепость и сейчас с отрядом движется в Санкт-Петербург, – ответил комендант, – подальше от шведов, поближе к помощи. Вы господа, наверное, в курсе, какую резню учинили шведские войска в битве при Фрауштадте? – поинтересовался Андрей, и, увидев, что не все собравшиеся здесь офицеры в курсе молвил, – после победы шведская армия брала в плен всех, кто не был убит или не успел бежать, – тут Золотарев взял паузу, словно не был он комендантом крепости, а являлся всего лишь артистом, выступавшим на подмостках, – Большого театра, и произнес, – Всех, кроме русских!

Андрей открыл ящик стола и вытащил бумагу.

– Вот что написал мне государь, – молвил он, показывая лист. – Зачитаю. Россияне також много побиты, а которые из солдат взяты были в полон, и с теми неприятель зело немилостиво поступил, по выданному об них прежде королевскому указу, – Андрей вздохнул, читалось тяжело, но читать нужно было, – дабы им пардона не давать, и ругательски положа человека по два и по три один на другого кололи их копьями и багинетами.

Золотарев замолчал, оглядел присутствующих офицеров. Те сидели бледными, а у самого старшего по возрасту из них на щеке были слезы.

– Теперь вы понимаете, что нам грозит, – проговорил комендант, – если мы сдадим крепость.

За окном громыхнул гром. Затем сверкнула молния. Вбежавший в кабинет адъютант кинулся к окну, и попытался закрыть его. Там на улице начался ливень.

– Надеюсь, – молвил полковник фон Фихтенгейм, – дождь замедлит продвижение шведов к крепости, и мы сможем подготовиться.

– Но, этот дождь также замедлит подход войск из Санкт-Петербурга, – парировал Иоганн Барнер.

Андрей взглянул на присутствующих и сказал:

– Будем надеяться, что Голицын сообразит, что лучше всего выступить сюда по Балтийскому морю.

– Будем надеяться господи комендант, будем надеяться, – сказал граф Головкин.

IV

Постепенно жар начал спадать и в голубом небе Ингерманландии появились черные грозовые тучи, которые ветер все-таки пригнал с Атлантического океана.

Шведский фельдмаршал Карл Густав Реншильд распорядился разбить лагерь и сделал он это вовремя. В ставшем прохладным и немного холодном воздухе то тут-то там стали раздаваться голоса солдат, ржание коней и ругань, словно это командующий был виноват в том, что погода испортилась.

И даже, несмотря на то, что все уже говорило, вот-вот грянет ливень, когда совсем рядом громыхнула, а по стенкам шатра застучали капли, для офицеров это произошло – неожиданно. Вольмар Антон фон Шлиппенбах высунулся на улицу, подставил руку под струи воды и молвил:

– Проклятый ливень. Он задержит наше продвижение.

– Увы, генерал-майор, – вздохнув, проговорил Реншильд, – но против стихии мы бессильны. Молите бога, за то, что ещё успели разбить лагерь, да закрыть брезентом порох. Как бы войска не поспешали к Нарве, а с сырым порохом они много не навоюют.

Карл Густов потянулся и зевнул. Погода клонила бравого офицера в сон. Он это уже стал подмечать для себя давно. Может, стар стал? Фельдмаршал опустился на походную кровать.

– Вы, как хотите генерал-майор, а я воспользуюсь передышкой и вздремну. – Молвил он.

Вольмар Антон кивнул, снял парик и повесил на воткнутую в землю шпагу. Присел на стоявший, почти у самого входа в палатку, стул и позвал денщика. Тот приоткрыл завесу шатра и вошел.

– Принеси поесть! – приказал фон Шлиппенбах.

Денщик поклонился. Улыбнулся и ничего ни говоря, вышел.

«Хорошо, офицерам, – подумал парень, направляясь в соседнюю палатку, в которой по приказу фельдмаршала, местный повар уже готовил обед (то, что Реншильд его в скорости потребует, кашевар совершенно не сомневался.), – Сами в шатре сидят, а нам служивым под этим ливнем мокнуть».

Стоит отметить, что повар фельдмаршала, своим поведением отличался от обычного солдата. Даже во время передвижения по территории Лифляндии и Ингерманландии, находившихся теперь под протекторатом Московского государства, он постоянно куда-то пропадал, уезжая на неопределенное время. Кашевар не опасался, что попадет в лапы эстляндцев. Если бы он все же и угодил, то фельдмаршал больше бы расстроился из-за того, что лучшего повара в полках найти ему вряд ли удастся. А хороший стол, так, по крайней мере, считал Реншильд, это половина победы над «грозными» славянами. На данный момент все обходилось спокойно, и русские не зарились на беспомощного «языка» принимая скорее того за мелкую фигуру, в большой партии, вот из-за чего тот постоянно возвращался с добычей.

Вот и сегодня, Вольмар Антон лично наблюдал, как повар тащил перекинутых через плечо двух гусей. Были они дикими, или тот позаимствовал у местных жителей (украл или купил) генерал-майора это не беспокоило.

Денщик вернулся в шатер с подносом прикрытым крышкой. Поднял ее, и офицер носом втянул в себя приятный запах, усиливший в нем аппетит. Генерал-майор рукой повелел поставить ее на сколоченный стол.

Служивый выполнил приказ, поставив поднос, поклонился учтиво, пожелал приятного аппетита и удалился.

«Завидует, небось, – подумал вдруг фон Шлиппенбах, – они, солдаты вынуждены пищу есть простую. О жареном гусе или курочке приходилось только мечтать».

Поднял крышку и вновь вздохнул запах исходящий от дичи.

– Гусь? – поинтересовался дремавший фельдмаршал. Запах, по всей видимости, заставил его проснуться.

– Так точно.

– Оставите мне ножку барон? – попросил вдруг Карл Густав, забыв на время, что он главнокомандующий.

– Оставлю. А я думал, вы спите, – проговорил фон Шлиппенбах.

– И поэтому надумали умять жаркое втихаря?

Генерал-майор чуть не покраснел. Чтобы как-то отвлечь фельдмаршала от мыслей о его гусе, Вольмар Антон решил сменить тему разговора.

– Могу ли я поинтересоваться господин фельдмаршал, – проговорил он, – а зачем это королю нашему, понадобилось выступать на Россию сейчас, когда мы, в общем, то к войне еще не готовы. Войска Левенгаупт еще в Риге не собрал до конца. Может, стоило чуть-чуть подождать, а затем и выступить?

– Можно было подождать, – согласился Карл Густав, переворачиваясь на бок. – Если бы не одно но.

– Какое же?

– В Нарве находится сын государя Петра – Алексей. А Карлус считает, что, захватив его, у него появляется шанс склонить того к миру. При этом с возможностью возвращения русскими захваченных у нас земель.

Что-то не верилось фон Шлиппенбаху, что этот гнусный поступок, а иначе как еще можно назвать, будущий торг, был придуман самим королем. Не иначе, кто-то из свиты посоветовал совершить сию мерзость. Русские и так слабы. То тут, то там уходят без боя. Казалось можно без всякой осады взять и Дерпт, и Гродно, и Нарву. Да и откуда королю было знать, что именно в Нарве и находится царевич. Вот этот-то вопрос он и задал фельдмаршалу, откладывая косточки гуся в сторону.

– Новость, принес тот, кто выдал нам изменника Иоганна Рейнгольда фон Паткуля.

Год назад бывшего шведского офицера, перешедшего на службу к Петру Алексеевичу Романову (в те времена это еще было модно) выдал шведскому королю ни кто иной, как Август, союзник русских и хитрая лиса, почуявшая, что ее нору займет молодой самец. Самцом тем был – Станислав Лещинский. Не удивительно, что сей примерзший старикашка не гнушается подлыми поступками.

Вновь громыхнуло, а затем вечернее небо осветила яркая вспышка молний. Раздался взрыв.

Оба полководца перекрестились. В лагере вдруг поднялся шум. Фон Шлиппенбах встал со стула и подошел к входу. Приподнял завесу и посмотрел.

Все кругом ожило. В воздухе, пропитанном летней свежестью, пахло гарью и порохом.

– Что случилось? – поинтересовался генерал-майор, у пробегавшего мимо солдата.

Тот остановился. Поправил треуголку, попытался застегнуть пуговицу на кафтане. Но офицер отмахнулся не надо.

– Что случилось? – повторил свой вопрос фон Шлиппенбах.

– Молния угодила в телегу, на которой везли порох, господин генерал-майор. Несколько человек ранено, двое убиты.

Сказал и бросился бежать туда, где уже сновала толпа солдат в сине-желтых мундирах.

Фон Шлиппенбах вернулся в шатер. Взял парик. Надел. Посмотрел на фельдмаршала и проговорил, спокойно, словно не порох взорвался, да и убитых не было:

– Пойду, взгляну господин фельдмаршал.

Не дожидаясь приказа, выскочил из шатра.

Где-то там за стенами избы лил дождь. В русской печке потрескивали дрова, поэтому в небольшой гостиной было тепло. На окне, вглядываясь в мутную слюду, лежала кошка. Во дворе, забившись в конуру, изредка лаяла собака. Алексей даже удивился, когда, войдя во двор, увидел ее. За все время, что простояли у ворот, она так и не подала голоса. Вероятно, чувствовала, что люди они хорошие. Хотя, – предположил тогда царевич, – кто знает, какие причины были у псины, чтобы не тявкать.

Хозяин, прежде чем отворить ворота, минуты две, а может быть и больше, разглядывал их в щель, и лишь убедившись, что не вороги – отворил. Ружьишко у него было старое, по сравнению с той же фузеей тяжелое. Как бы он с помощью него отбился от неприятеля, оставалось для путников загадкой.

Сейчас сидя за просторным столом, занимавшим почти половину горницы, он внимательно слушал Шредера, а тот пытался в двух словах изложить происходящее сейчас в Ингерманландии.

Мужичок, поглаживая большую, уже седую бороду вздыхал, иногда уточнял некоторые моменты и старался не перебивать. Алексей впервые видел человека, который почти ничего не знал о шедшей войне. Почему? Знать бы.

Его жена хозяйничала на небольшой кухоньке, варя для гостей бобовую похлебку (для чего Монахову пришлось потревожить их запасы). А пока ужин готовился, мужичок из погреба извлек соленья: огурчики и грибки. Поставил кувшин с пивом, но капитан отрицательно помотал головой. Старик пожал плечами. Шредер мигнул денщику. Тот встал и направился к их вещам. Вернулся со стеклянной бутылью.

– Хлебное вино. – Проговорил Христофор, когда Онегин поставил ее на стол. Затем оглядел присутствующих и сказал, – на четверых хватит. А хлопчики, – капитан взглянул на денщика с царевичем, – и кваску выпьют. Надеюсь, квас у тебя найдется?

– Квас, это того, – промямлил хозяин, – найдется.

– Вот и славно! Рано им с Ивашкой Хмельницким близко знакомиться.

Хозяин встал из-за стола и ушел на кухню. Вернулся с другим кувшином, наполненным почти под самое горло.

Между тем, Христофор наполнил кружки хлебным вином.

Алексей же сидевший все это время за столом в основном помалкивал, да наблюдал. Хоть и пришлось дать хозяину продуктов, но бедняком назвать того нельзя было, хотя и зажиточным то же. Вон и кружек у него оказалось столько, сколько было нужно.

Между тем разговор продолжался. Видимо и капитана очень вопрос сей интересовал, так как тот вскоре поинтересовался у хозяина на счет его жизни. С явной не охотой тот стал рассказывать. Оказалось, что большую часть своей жизни тот прожил здесь в лесу. Детей наплодил, да вот только те, как выросли – улетели куда-то. И от них ни слуху, ни духу, вот только младшенький, Серафим изредка навешает батьку.

Сам же он – бортник. (2)

– Может медовухи? – вдруг спросил хозяин.

– Неси, если не жалко.

Вот только тому идти ни куда не пришлось, в горницу заглянула его жена с бобовой похлебкой. Поставила чугунок на стол и посмотрела на мужа.

– Милая принеси-ка нам медовухи, – проговорил мужичок, – той, что припасена для гостей дорогих.

Хозяюшка, ворча, вновь удалилась на кухню.

– Экая недовольная, – проворчал мужик.

Вернулась с кувшином. Посмотрела сердито на мужа. Забрала со стола пиво и ушла, по-прежнему ворча что-то себе под нос.

-Бабы, – вздохнул хозяин, – что с них взять. Вечно не довольны. Особенно когда в честной компании вздумаешь посидеть.

Ливень все продолжался и продолжался. Пришлось заночевать в избушке. Может и к лучшему. Где еще в лесу место для ночлега найдешь, а тут, по крайней мере, тепло. Вот только спать пришлось в сарае.

Шредер похрапывал, Онегин мирно дремал, Монахов был пьян в стельку. Да же опыт, полученный им в монастыре, не помог тому остаться стоять на ногах. Шипицына тоже изрядно выпил, и было удивительно, смотреть, как капитан, пригубивший чуть-чуть, да денщик тащили того в сарай. Царевич же ворочался из стороны в сторону, казалось, что снится ему – плохой сон.

Пробудился Христофор Шредер оттого, что его за плечо теребил Онегин.

– Господин капитан, – прошептал денщик, – чужие!

– Где Алексей? – Первое, что спросил офицер, поднимаясь с пола.

– Спит царевич.

– Буди. Возможно, бой придется принимать, а нам сейчас лишняя шпага не помешает.

– Что верно, то верно господин капитан, – проговорил Онегин, – Шипицына разбудить мне так и не удалось. Спит, как младенец. Только храп стоит.

– Ну, и пусть спит. – Вздохнул Христофор, – втроем справимся.

На дворе стемнело. Ливень кончился. Золотарев, после того, как Яков Полонский отрапортовал о благополучном состоянии крепости, лично решил осмотреть бойницы. Андрей как-то сомневался, что те, в случае нападения неприятеля, в состоянии будут долго держаться. Вот и решил, прогуляться, прежде чем идти к семье, на крепостной вал. Осмотреть самолично бастионы, фашины.

Кутаясь в епанчу, меся ботфортами грязь, он стоял, разглядывая темный небосвод, что искрился мириадами звезд.

«Неисповедимы твои пути, господи – думал Андрей, разглядывая окрестности, – ну, кто бы мог подумать, что я буду вот так вот стоять на стене цитадели. Судьба штука такая. Еще семь лет назад, был простым бизнесменом, за тем в одночасье золотарем стал, секретный агент на таможне, боцманмат и вот теперь… Страшно подумать комендант Нарвы. Из грязи, так сказать, в князи. Вернее в графы, – поправил себя Золотарев. – Судьба. Вот и сейчас эта самая судьба, а может быть, и господь бог дает в руки возможность – оборонить сей славный город. Защитить его жителей от нового нашествия».

Вот только тут Андрей вновь испытал сомнение. А будет ли хорошо жителям города от действий его? Захотят ли они, чтобы Нарва по-прежнему находилась в руках русских? Не рады ли окажутся они, если государь московский Петр Алексеевич, сдаст город без боя? Эстонец на секунду задумался, и попытался вспомнить судьбу города в его истории. Вздохнул. Со знаниями истории, у него, как это он уже понял давно, были проблемы. Андрей даже вспомнил, как когда-то предложил сбрасывать бомбарды с воздушного шара. Тогда собеседник его, об ошибке его умолчал, а сейчас, когда в познаниях оружия этой эпохи он продвинулся, ему вдруг стало смешно.

«Ну, надо было такое сморозить», – подумал Золотарев, но вслух не произнес.

Вновь взглянул на окрестности и проговорил:

– Поздно, решение принято. Отступать не куда.

Андрей, будучи комендантом, утаил от полковников второе письмо Петра Первого, что пришло, за месяц до описываемых событий. В нем тот приказывал: вернуть шведам Дерпт и «Ежели тем довольны будут», то, не возвращая шведам Нарву, уплатить за нее денежную сумму. Но еще ли они на это не согласятся, то отдать и Нарву, «хотя б оную и уступить сего без описи не чинить. Оговорить сроки и другие условия. Единственный город, что стоило оставить за собой, по мнению Петра, был Санкт-Петербург. Да вот только Золотарев с этим ни как смериться не хотел, да и не желал. Вот отчего и послал царевича Алексея за помощью к Голицыну, в будущую столицу, а не к Меншикову в Псков.

– На свой страх и риск, – прошептал он. – На свой страх и риск. Надо будет в церкви свечку поставить!

Неожиданно ему захотелось попросить помощи у господа. Комендант скинул шляпу. Преклонил колено, несмотря на грязь, что была под ногами, и со слезами на глазах стал молиться. Никогда с самого тысяча семьсот четвертого года, тогда он впервые прибегнул к ним, его молитвы не были так усердны.

Встал и невольно взглянул на лес, что виднелся вдалеке. В том направлении был его родной Таллинн, правда, сейчас он носил более скромное имя – Ревель. Вдруг захотелось туда. Увидеть эти красные крыши домов, часы на ратуше.

Вздохнул. Спустился с вала и направился к своему дому.

«Нужно еще много, что сделать, – подумал комендант, – хорошо, что осталось много фейерверка, плюс ко всему, слава богу, удалось убедить полковников в возможности использования «чеснока» (3). Как вспомню их слова, что не по правилам введения войн, аж в пот кидает. Женевской конвенции нет, – отметил Андрей, – а правила в этом еще средневековом мире существуют. Вот только сейчас все средства хороши, – Золотарев вздохнул, – даже запрещенные».

Кузнецы уже вовсю ковали эти бесхитростные шипы.

V

Капитан Христофор Шредер посмотрел на денщика и произнес:

– Буди Алешку, – потом подумал и добавил, – заодно и Монахова. Опыт у этого пропойцы еще тот, может нам и удастся привести его в чувства. Думается мне, что Шипицын нам не помощник, эвон как назюзюкался. Так что давай буди только этих двоих.

Онегин кинулся выполнять приказание.

«Совсем еще дети, – подумал Шредер, – Онегин вон к царевичу прилип как банный лист, с тех самых пор, как государь наш корабли волоком с Холмогор до Ладоги тащил. Всюду с Алешкой таскается, вот и приходится мальцу терпеть все причуды. А может и к лучшему? Оба владеют шпагой не хуже взрослого мужика. Вот только денщик моложаво смотрится, в отличие от царевича, который на вид лет осемнадцать – девятнадцать тянет. Этот сухой, долговязый и верткий. Эх, война, война сгубила ты детство мальчишек…»

Капитан вздохнул, покосился на Онегина. Улыбнулся, глядя, как тот пытается выполнить его приказание.

«Вороги не нападают, значит – время еще есть, – решил Христофор, – Небось, считают, что мы сном непробудным спим. Пусть медлят, вот только нам сейчас медлить нельзя. Кто знает, а вдруг решат ускорить события».

Начал проверять оружие, время от времени поглядывая то на двери, то на денщика.

Шредер вновь улыбнулся. Пистоли заряжены, фузеи к бою готовы. Если сунутся, то постарается он, капитан русской армии, превратить этот скромненький, покосившийся от времени, сарайчик в крепость.

Затем встал с земляного пола, стараясь не шуметь, подошел к дверям. Только бы враг не догадался, что они в курсе их появления. Ведь гостей не ждали. Выскочить, размахивая шпагами, без подготовки это не дело, а поэтому и нужно, вначале убедиться, что это шведы.

Дверь открывать не стал. Достал из-за пояса багинет, и проковырял отверстие. Прильнул к нему глазом. Вроде разглядеть что-то можно. Немного, правда, но можно. За спиной раздалось шуршание. Шредер прекратил смотреть и повернулся на шорох.

Царевич Алексей был уже на ногах. Он растерянно смотрел на капитана, сжимая в руках фузею Монахова. Денщик стоял тут же рядом. Тот развел руки в сторону, давая понять, что солдата так разбудить и не удалось.

– Эка незадача, – прошептал Шредер, – значит, биться будем втроем, – в сердцах сплюнул на пол. – Будем молиться богу, чтобы у нас все получилось.

Он все еще надеялся, что отряд, прибывший сюда, был небольшой. Эффект неожиданности, и кто знает в чьих руках будет удача.

Поднес к губам палец и прошипел:

– Шшшшш….

Вновь прильнул к отверстию в воротах. Видно было только старика да двух мужиков, в стареньких потрепанных стрелецких кафтанах. Еще несколько человек, явно не попали в поле зрения, о присутствие их можно было понять, по разговору. В темноте трудно разглядеть лица, но узнать в старике хозяина дома было не сложно. Тот махал руками, и что-то рассказывал. Изредка показывал в сторону сарая.

– О нас толкуют, – пробормотал капитан, – эх, чувствовал, что какой-то не простой хозяин этого дома. Одно пока радует, что не шведы это. Скорее всего, русские, может быть разбойники.

– Тать? – переспросил царевич.

– Да нет. Именно разбойники. Эти налетят, ограбят, а тать она по-тихому. Воровство без разбоя.

-А что делать то будем господин капитан? – спросил денщик.

-Люди – русские, предлагаю поговорить. Нам втроем с этой оравой – не справиться. Был бы трезв хотя бы Шипицын… – Вздохнул.

Вернулся к тому месту, где несколько минут назад спокойно спал. Поднял кафтан.

– Если бы, да кабы, – проговорил Шредер, – то во рту росли грибы.

Стряхнул с него прилипшую солому.

– Ничего, прорвемся, – подмигнул мальчишкам, накинул на плечи кафтан.

Направился к воротам. Остановился на минуту, вновь подмигнул царевичу и открыл дверь. Сделал шаг в ночную тьму.

Старик, когда узнал, что сыновья его (все пятеро) с отрядом к нему скачут, чуть не поперхнулся. Не ожидал, что они так быстро с промыслов вернутся. Поэтому, прежде чем всадники к дому подъехали, самолично выскочил на улицу. Гости «дорогие» сейчас в сарайчике почивали, и будить их непотребно было. Без умысла их медовухой напоил, надеялся, что те отоспятся утром да по делам уедут, а тут эвон как все вышло. Сама добыча в капкан попала. Чай если бы не гроза мимо проехали.

А тут голубь сизый на крылечко приземлился. Заходил по нему закурлыкал. Супружница та сразу глаза открыла, сон у нее очень уж чуткий. Его рукой в бок, сыновья вон едут.

Вот и накинув на плечи старенький зипун, выскочил старик на улицу. Голубя тот час изловил, да в клетку, что в сенях стояла, бросил. Сам же бегом к воротам. Но прежде чем открыть на собаку грозно так посмотрел, что та сразу поджав хвост, скрылась в конуре.

Отворил ворота, да сыновей впустил.

– Здорова батя, – проговорил старший, спрыгивая с коня. И тут же к нему подбежал мальчишка лет шестнадцати. Взял зверя под уздцы.

– Тихо вы нехристи, – проворчал старик, – гостей шумом своим разбудите.

-Что за гости? – поинтересовался средний брат. И тоже с лошадки спрыгнул на землю.

Вздохнул старик тяжело. Кафтаны у детей совсем обносились, сапожки стоптались.

-Служивые из Нарвы. Пятеро. Двое еще недоросли.

-А нам-то, какая выгода будет? – поинтересовался старший.

-Это вы уж сами решите.

-Экий ты батька! – вспыхнул средний, – Дело предлагаешь, а вот выгоды, которую мы поимеем, не говоришь. Ну, да бог с тобой. Где они?

– В сарае, – молвил старик и указал рукой в сторону пристройки.

– Не проснутся? – поинтересовался старший, доставая из-за пояса пистолет.

– А ты, как будто моей медовухи не пивал, – укорил сына старик.

-Пивал, – улыбнулся тот.

Ему и братьям пояснять не нужно. Медовуха у батьки славной выходила. Любого могла с ног свалить. Выпил такой ведерко и почитай, день проваляешься.

Старший брат уже собирался рукой махнуть, что, дескать, пора мужики с коней слезать, но тут дверь сарая скрипнула, и на улицу вышел офицер. У старика аж рот от удивления открылся.

– Что же ты хозяин, гостей то так принимаешь, – проговорил тот, извлекая из-за спины два пистолета. – Спасибо тебе за гостеприимство, но зачем зло творить!

– Какое зло? – спросил хозяин, делая вид, что не понимает о чем речь.

– Разбойничков, зачем на нас навел?

– Так, это не разбойнички, – вдруг залепетал старик, – это дети мои. Фрол, Семен, Акимка, Федот да Глеб. Вот с товарищами отца проведать приехали…

– Может и дети, – согласился Шредер, – да вот только старшие твои из стрельцов, что несколько лет назад бунтовали, а мы люди государя Петра. Они, – он кивнул в сторону братьев, – на нас давно зло держат. Мы для них как бельмо на глазу…

– Экий ты, – проговорил старший, – мы же люди простые. Времена сейчас тревожные. Незнаем кто по лесам да полям странствуем. Вот и ездим при оружии. Ты вот кто? – поинтересовался он, – Кроме того, что ты человек Петра.

– Капитан солдатского полка Христофор Шредер. – Представился офицер. Не сводя пистолетов с братьев, добавил, – Были бы вы шведы, разглагольствовать не стал, а так желаю потолковать. – Задумался, оглядел разбойничков и добавил, – Но не со всеми. А только с братьями.

Фрол, так звали старшего, запихнул за пояс пистолет. Затем махнул рукой, и его люди опустили оружие.

– Тогда пошли в дом, господин капитан, – проговорил он. – В ногах правды нет.

-Э нет, – молвил капитан, – я сначала с людьми своими переговорю. Чай, как только мы в дом войдем, людишки твои в сарай ворвутся.

-Не ворвутся, – пообещал Фрол. – Слово даю.

Христофор посмотрел сначала на старика, затем на четверых братьев и только потом на остальных разбойников.

-Будем считать, что поверил, – сказал капитан, – но все равно, я сперва с людьми своими переговорю, а, то не дай бог, подумают о плохом…

-Твое дело солдатский капитан, – проговорил Фрол.

Повозка с порохом догорала. То тут, то там шныряли солдаты, пытавшиеся затушить пламя. Молодой офицер шведской армии стоял рядом с генерал-майором фон Шлиппенбахом. По его предположению молния ударила прямо в находившуюся рядом пушку, ну, искры и полетели. Взрыв был такой, что окажись рядом люди – жертв было бы не избежать. Вот только в этот момент артиллерийский расчет укрывался в шатре. Солдат накрыло взрывной волной, но не более.

– Вот такие вот дела, – прошептал Вольмар Антон, когда офицер закончил доклад. – Трудно предположить, насколько этот пожар, – тут генерал-майор посмотрел под ноги, – и эта грязь, возникшая в результате ливня, задержат наше продвижение к Нарве.

Он уже вытащил трубку и собрался, было закурить, но, посмотрев на огонь, вновь запрятал ее за пазуху. Выругался и сплюнул.

– Дьявол, – прошипел, сквозь зубы фон Шлиппенбах, – потеря не велика, но она замедляет наше продвижение к крепости. Да и русские, наверное, слышали, как это все… – он показал рукой на повозку, – бабахнуло. Хорошо, если приняли это за гром, а если нет. Подойти к Нарве незаметно становится просто не реально.

Между тем солдаты, раздобыв несколько ведер, таскали со стороны моря воду. Другие пытались закидать пламя песком.

– Повозки отводи, повозки, – вскричал фон Шлиппенбах, понимая, что этими мерами, победить пламя не удается.

Вновь все засуетились. Заржали лошади. Замелькали факелы.

– Осторожнее! – взмолился фельдмаршал.

Но солдаты его не слушали. И вскоре место вокруг повозки освободилось.

Дом, как дом. Еще со времен предыдущего коменданта остался. Правда, его подремонтировать пришлось, свое слово все-таки сказал штурм крепости. Плюс ко всему сюда добрался и новый комплект сантехники, что был заказан во второй раз в Гжели, предыдущий остался в Шлиссельбурге. Остался ли им, доволен новый комендант цитадели на Ладожском озере, история как-то умалчивает.

Сейчас возлежа на постели с Мартой, Андрею не спалось. Он просто места себе не находил, думая о царевиче. Как говорится: «хорошая мысля – приходит опосля». Вот и сейчас почувствовал себя бывший эстонец – русским.

-Что тебе не спится то? – прошептала неожиданно Марта.

Комендант вдруг вздрогнул. Он-то думал, что она спит, а вон нет. Неужели тоже переживает?

-Вот думаю, ни мало ли я дал царевичу охраны…

Тут же получил локтем в бок.

-Об этом раньше думать нужно было, а не сейчас. Сейчас-то ты что изменишь. Лучше бы обо мне с детьми подумал.

Дети. Их у него двое. Элизабет, которую по русской манере зовут все Лизой, и Силантий (имя супруге не нравится, но ничего переживет, он, же обещал сына в честь Ельчанинова назвать). Вот и задумаешься, а что будет с ними, если шведы в Нарву ворвутся? Думать Андрею об этом не хочется. Понимает он, что попытайся их эвакуировать и люди перестанут в него, как в коменданта верить.

– Не бойся, – произнес Золотарев, и обнял жену, – будет совсем плохо, вывез вас отсюда на Андларе.

Андрей чувствовал, что Марта сердилась. Она вдруг отвернулась от него.

«И все-таки я мало людей выделил царевичу», – подумал Андрей, засыпая.

Утро принесло новые известия…

VI

Шредер вернулся в сарай. Оглядел спящих товарищей и лишь только потом подошел к царевичу. Обнял его по-отцовски и сказал:

-Если мне не удастся найти общий язык с разбойниками, они попытаются меня убить. Знайте же, живым я им не дамся, да и с собой на тот свет постараюсь, как можно больше прихватить. Вы же будьте готовы. Как услышите шум в доме, так сразу за оружие хватайтесь. Онегин, – обратился Христофор к денщику, – ты уж постарайся попробовать между делом Шипицына и Монахова разбудить. Дай бог, если удастся.

Вышел на улицу.

-Ну, – проговорил капитан, обращаясь к Фролу, – пошли, побалакаем.

Атаман, махнул рукой и вслед за братьями, отцом и Шредером направились к дому.

-Дай бог договоримся, капитан, – проговорил он, открывая дверь и пропуская всех вовнутрь, – дай бог.

Когда Христофор оказался в горнице, то понял, что угодил на пир. Пока они разговаривали на улице, старуха уже накрыла стол, который теперь просто ломился от яств. Тут и грибочки маринованные (вполне возможно, что и прошлогоднего сбора), и огурчики малосольные, да и капуста квашенная. Когда за стол братья сели, перед каждым оказалась кружка, наполненная доверху пивом.

«А нас им не стал угощать, – промелькнула у капитана мысль, – небось, и медовуха какая-то особенная. Может белены или еще, какой травки добавлено».

– Садись за стол, капитан, – предложил Фрол, – в ногах правды нет. Правильно говорю братья?

Братья закивали. Христофор отметил для себя, что сидят те по одну сторону стола. Фрол и старик в центре, младшие с боков. Капитан же на противоположной стороне в полном одиночестве оказался. А может и к лучшему? Грохнулся на лавку, пистолет перед собой положил, шпагу расположил так, чтобы при необходимости выхватить можно было.

От лучин в горнице светло. Братья тут же трапезничать стали. Младшие даже на капитана не взглянули. А тот сидит их разглядывает. Фрол вон в отца пошел. Лоб такой же широкий, ну а о кулачищах и говорить не стоит. Громадные. Переломил каравай. Один кусок отцу протянул, другой Шредеру.

Капитан из уважения взял, но есть не стал. Положил перед собой. Молвил:

-Не голоден я. Да и не для трапезы сюда пришел.

-Это само собой, – сказал Фрол, закидывая мякиш в рот.

«Интересно, – вдруг подумал капитан, – а сунутся ли разбойнички без указания атамана в сарай или нет? Хотя, – решил Христофор, разглядывая братьев, – вряд ли. Да и к тому же все-таки старик здесь пока хозяин, а не его дети».

Дед вдруг поднялся из-за стола, Шредер даже насторожился. Рука непроизвольно скользнула к пистолету. Старик это заметил и тут же на лавку опустился.

– Может медовухи! – предложил он.

-Накушались уже, – пробормотал капитан, касаясь пистолета.

-Эй, эй может полегче приятель! – воскликнул Фрол, но тут, же замолчал, увидев взгляд Христофора.

– Какой я для тебя приятель! – вспыхнул Шредер, – для вас я господин капитан.

-Потише, потише, – проговорил младший из братьев, – вы же, господин капитан, нам переговоры предложил, не мы. Будь мы шведами, и разговора с тобой вести не стали бы.

«Вот оно что, – подумал Христофор, – о войне они слышали. Или старик, в самом деле, не в курсе, или просто делал вид, что о событиях, развивавшихся в Ингерманландии, не знает. Хотя откуда об них знать, когда они ежедневно меняются. Вон и сыновья явились из дальнего похода. То, что про шведов им ведомо, точно не на Дону гуляли».

-Были бы вы шведами, я и разговаривать не стал. Прямо тут же на улице всех уложил.

-Ну, уж всех!

-Сомневаетесь? – спросил Шредер, протягивая другую руку к шпаге.

– Ты уж не горячись капитан, – молвил Фрол, – мы тебе верим. Мы и сами шведов на дух не переносим. Только что из Ингерманландии вернулись. Вот батя сказал, что на постое у него люди незнакомые, решили мы, что вы вороги. Тем паче, что кафтаны на вас не зеленые.

Насчет кафтанов старший соврал. Не говорил этого хозяин дома. Выдумал на ходу, когда увидел, что на капитане он фиолетовый. Да вот только капитан об этом знать не мог, вряд ли слышал он их разговор.

– Может хоть кваску, – вдруг проговорил старик.

-Неси свой квас, – согласился Христофор. – Но первыми пить будете вы.

-Хорошо капитан. – Согласился Фрол. – Не бойся – не отравим. Хочешь предложить дело, предлагай.

Старик принес семь кружек с квасом. Поставил на стол. Братья взяли свои и отпили. Шредер покосился на старика.

– Отпей сначала из моей, – то ли приказал, то ли попросил он.

Хозяин взял кружку и сделал глоток. Минут пять с него глаз не сводил капитан, и лишь убедившись, что квас не отравлен, стал пить.

– Мне нужны люди, что смогли бы довести наш отряд до Санкт-Петербурга!

– До нового города, что лично основал государь Петр? – поинтересовался младший.

– До его самого. Дело сложное, чай не простого человека сопровождать будете!

-А кого? – спросил младший настороженно.

– Меня. – быстро сориентировался Христофор понимая, что чуть не сболтнул лишнего.

Братья переглянулись недовольно. Что-то сомневались они, чтобы капитан их для себя нанимал. Может быть, один в поле и не воин, но этому пальца в рот не клади, глядишь всю руку, по локоть откусит.

– Тут дело такое, – вдруг замялся старшой, – нужно, нам с братьями это дело обмозговать. Чай не на прогулку собираемся.

-Хорошо, – согласился Шредер, поднимаясь из-за стола. – Подожду в сенях.

Уже в сенях он достал из кисета трубку и закурил. То, что решение будет принято в их пользу, капитан не сомневался. Не такие они русские люди, чтобы отказать человеку в помощи. Пойдут, конечно, не все, но пойдут.

-Ну, что братья делать будем? – спросил Фрол, когда дверь за капитаном закрылась.

-Решай сам! Ты у нас старший, – молвил Семен.

– Я конечно старший, но хочу и вас послушать. Может, ты отец что-нибудь скажешь?

– Что я скажу. – Проговорил дед. – Это вы когда-то против государя бунтовали. Вот и ходите теперь из-за этого в разбойниках. Сами знаете, не любит Петр вашего брата стрельца. Кажется мне, что дело сие не в сопровождении капитана. Из-за себя вряд ли он стал кого-то еще нанимать. Поэтому я бы посоветовал, поступить на службу.

– Отец? – воскликнул младший Глеб.

– Да, я ваш отец. Поэтому и прошу, чтобы слушались вы меня. Поступайте на службу, но в качестве награды требуйте прошение от государя, за все ваши прегрешения. Хватит уже по лесам шататься. Я уже стар. Не на кого хозяйство оставить. Вам бы о семейной спокойной жизни подумать.

– Хорошо, батя, – проговорил Фрол, – знать так тому и быть. И вы братья, сами просили, чтобы я все решил. Так я решил! И быть по сему! – Он стукнул кулаком по столу, отчего вся посуда подскочила. – Бать, позови капитана.

Дверь скрипнула, и появился на пороге старик. Тот погладил свою бороду и сказал:

-Входи капитан.

Шредер затушил трубку и вернул на место. Поправил кафтан и вошел в горницу.

– Мы согласны сопровождать ваш отряд, – молвил старший из братьев, – но нам хотелось узнать из-за чего весь этот сыр-бор. И мы должны поговорить об оплате.

Пришлось капитану рассказать кто они такие. Правда, что сопровождать разбойники будут сына Петра Алексеевича, умолчал. Мало ли что. Вдруг планы у них изменятся.

-Как наступит утро, выступим, – предложил под конец рассказа Шредер, но Фрол отрицательно помотал головой.

– Нам еще нужно троих подождать. К вечеру они точно приедут.

Пасмурно. Хоть ливень и кончился, ветер с Балтики так и не удосужился разогнать грозовые облака.

Синие мундиры, с желтыми воротниками и обшлагами, уже были не такими чистыми. По-прежнему монотонно и тоскливо пели флейты, и отбивали ритм барабаны. Десятки сотен ног, обутых в туфли месили дорожную жижу. Ржали лошади. Застревали в грязи колеса повозок и пушек. Темно синие, с желтым крестом знамена, развивались на ветерке. Вот только настроение опять было не веселое.

Впереди, в стороне на обочине наблюдали за всем этим в окружении офицеров – фельдмаршал и генерал-майор. И вновь они были не в духе. Кутался в плащ первый и иногда чихал. Второй курил трубку.

Понять их можно. Сначала ливень, а затем пожар, что вызвал переполох в лагере, вынудили их замедлить наступление. Штурм города – срывался. Упаси бог, если прознали русские об их наступлении. Уйдет из крепости сын Петра, поход будет провален. И тогда, тогда полетят головы.

Прохладно. Кутался в плащ Левенгаупт, чихал. И не понять офицерам – то ли простудился тот, то ли это из-за курившего фон Шлиппенбаха. Вольмар Антон загасил трубку и спрятал ее в кисет. Рукой подозвал к себе майора, приказал, чтобы тот выслал вперед взвод драгун. Офицер кивнул, пришпорил коня и исчез в длинной колонне идущих солдат.

Минут через пять мимо офицеров проскакал небольшой отряд из десяти всадников. Фельдмаршал проводил их взглядом и вновь чихнул:

– Ваше здоровье, господин фельдмаршал. – Проговорил фон Шлиппенбах.

Левенгаупт запустил два пальца в обшлаг мундира и извлек оттуда белоснежный платок.

-Спасибо генерал-майор, – проговорил он сморкаясь. – Надеюсь, что доставшее меня чихание, пройдет до начала осады.

-Пороховой дым – лучшее лекарство от простуды. – Сострил генерал-майор.

-Ваша, правда, фон Шлиппенбах, – молвил фельдмаршал, – ваша, правда. Лично я считаю, – добавил он, – баталия – это лучшее лекарство от всех болезней.

Офицеры дружески закивали, поддерживая главнокомандующего.

-Как вы думаете, господа? – продолжал между тем Левенгаупт, – Удастся ли нам взять цитадель?

От офицеров отделился самый старый, он выехал чуть вперед и сказал:

– Русские. Слабы. После Гродно, все время пытаются избежать сражения. – Тут офицер замялся, – Мне кажется… – промямлил он, и замолчал.

– Говорите Эрнст, – видя его не решительность, сказал фельдмаршал.

– Мне кажется, что русские отдадут Нарву без боя. Да еще и согласятся выплатить любую контрибуцию. (4)

Прописные истины из уст старого вояки. Прибегнуть к проверенным средствам никогда не поздно. Разместиться, встать, дать предупредительный залп из пушки, и только после этого отправить парламентера с барабанщиком. И тогда судьба города будет в руках бога. Если тот даст разум коменданту, то тот, увидев всю мощь их армии – сдаст цитадель без боя. Ну, а если этот глупец откажется, то он поймет – что такое шведская артиллерия.

– Ваши слова, – молвил фельдмаршал, – да богу в уши.

Пришпорил коня и умчался вперед. Пришлось и офицерам поспешить за ним.

А уже к вечеру шведская армия вышла к Нарве.

Утро принесло новые известия…

Несмотря на ненастную погоду, Егор все-таки решился поднять воздушный шар в воздух. Причем сделал он это вовремя. С помощью подзорной трубы ему удалось разглядеть движущиеся колонны шведской армии.

– Сколько у нас по твоему времени, для подготовки крепости к обороне? – поинтересовался у него Золотарев, когда тот доложил ему.

– По таким дорогам только к вечеру подойдут.

– М-да. Не густо, – вздохнул Андрей, встал с кресла и подошел к окну.

Эвакуировать из Нарвы жену и детишек уже поздно. Скорее всего, шведы, несмотря на плохие дороги, выслали разведывательный отряд, который будет перехватывать всех, кто покинет цитадель. Учтут осаду Нотебурга.

– Не густо, – вновь проговорил комендант, – что же делать. – Подошел к столу, взял трубку и закурил. – А вот, что, – выпалил он. – Значится так Егор. Берешь надежного человечка и отправляешь его в Ивангород. Чтобы соседи были в курсе, кто к нам движется. Ведь вряд ли шведы ограничатся только одной Нарвой. И еще, – Андрей взял паузу, – постоянно держите воздушный шар в воздухе, как это мы делали тогда под Архангельском. Для нас сейчас сведения о передвижении неприятеля – главное оружие. Как говорится: кто осведомлен – тот вооружен. А теперь ступай.

Егор, повернулся, чтобы уже уйти, но комендант на секунду его задержал.

– Скажи адъютанту, – проговорил Золотарев, – чтобы зашел.

Бывший денщик князя Ельчанинова, грезивший в детстве о море, а сыскавший свой удел в небе, вышел.

-М-да, – вздохнул Андрей, подходя к окну. – Надеялся, что дождь задержит продвижение неприятеля. Ан нет, не вышло. Жаль. Те несколько часов, что мы выиграли, ничего существенного нам не дадут.

Его заставил оторваться от наблюдения из окна окрестностей, скрип двери.

«Надо бы смазать», – подумал комендант, поворачиваясь.

На пороге стоял адъютант. Серый кафтан, коричневые штаны с белыми чулками, кудрявый парик, скорее похож на секретаря. И в этом надо признаться была доля правды. Паренек был из местных, то ли чухонец, то ли эстляндец. Андрей так и не выяснил, встретил его на третий день своего пребывания в должности коменданта, когда тот явился к нему с просьбой организовать похороны убитых во время резни местных жителей. Отказывать Золотарев не стал, выделил взвод из Белозерского полка. Уже позже до него дошли слухи, что Юстас Лемме, так звали паренька, оказался смышленый. А уже приблизительно через месяц, понимая, что в беспокойном хозяйстве города и крепости, ему, Андрею, одному без помощи не разобраться вызвал к себе паренька. Предложил должность адъютанта, тот согласился, но при одном условии – Юстас Лемме не должен носить военную форму. Не хочет – не надо.

-Нужно собрать всех полковников, плюс ко всему важных людей города. И сделать это нужно как можно быстрее, – проговорил Золотарев.

Лемме кивнул и ушел.

А вечером к крепости подошли неприятельские войска. Их уже можно было наблюдать в подзорную трубу прямо из окошка кабинета.

– М-да. – Произнес Андрей, прекращая наблюдение. – У нас в запасе осталась только ночь. Вряд ли главнокомандующий шведской армии, решится начать нападение ночью.

На всякий случай приказал, усилить посты. Береженого – бог бережет.

VII

Поутру, как бы Шредеру не хотелось, выйти в дорогу не получилось. Во-первых, будь оно не ладное, пришлось ждать еще троих разбойников. Без них Фрол, ни за какие, коврижки не желал выступать. Во-вторых, несмотря на все усилия денщика, Шипицын и Монахов так и не проснулись. Оба безмятежно посапывали в сарае, под присмотром царевича. Капитан пару раз велел Онегину принести воды, и окатить служивых. Денщик беспрекословно выполнял его приказ, бегая с ведрами до колодца, лил на спящих, но все было бесполезно. Медовуха, которой прошлым вечером их потчевал Лука (так звали хозяина дома), оказалась еще той штучкой. Служивые ворочались, иногда махали руками, но так на ноги и не поднялись.

– Проклятье, – выругался Христофор Шредер, опускаясь на пол и закрывая лицо руками.

Что произошло бы, если он вчера присоединился к товарищам, испей медовухи? Неизвестно, как сложилась их судьба. Вполне вероятно, что и в живых не было. Хотя в его положении, это был не самый худший исход. Представить было страшно, как с ним поступил Петр Алексеевич, если бы капитан не доставил царевича в Санкт-Петербург.

-Один раз не умирать, – молвил Христофор, – а двум не бывать.

– Что будем делать капитан? – вдруг спросил Алексей, чистивший оружие.

-Ждать!

-Чего?

Вопрос еще тот! Ждать, но чего? В любом случае выходить придется в дорогу, только следующим утром, ну, по крайней мере, этой ночью. Есть правда один огромный минус от ожидания. Когда этим занимаешься, время движется уж больно медленно. Тут как бы с ума не сойти.

– Ждать, когда ситуация изменится, – проговорил Шредер, – а чтобы время не тянулось так медленно, я бы посоветовал поручик, – тут Христофор назвал царевича умышленно, поручик, вдруг кто-нибудь их подслушивает, – заняться вам фехтованием. И время быстрее побежит, да и лишнее занятие вам не помешает.

Алексей поднялся с соломы. Стряхнул ту, что прилипла к его камзолу, и проговорил:

– Я готов!

«Мальчишка, – подумал Христофор, – совсем мальчишка».

Хорошо, что сарай просторный. Правда вряд ли оно было приспособлено, для того, чем они хотели заняться.

-Ну, что, – проговорил он, поднимаясь, в таком случае, пожалуй, начнем.

Скинул кафтан на землю. Подозвал Онегина, прошептал что-то тому на ухо. Денщик кивнул и направился к дверям в сарай. Занял там место, и стал наблюдать за улицей.

Между тем Шредер вытащил шпагу из ножен, и встал в позицию.

– И так вы готовы поручик? – утонил он.

– Я, готов, – проговорил Алексей, и стал выписывать в воздухе шпагой «восьмерки».

– Еще, господин поручик, – проговорил капитан, – в случае ранения, чего хотелось бы избежать, или оплошности, а так же другой случайности, схватка должна прекратиться.

Царевич, понимающе кивнул. Тренировка состоится, но с условием, что во время ее никто из участников не пострадает. Еще раз отсалютовали друг другу и стали в позиции. После чего Алексей яростно бросился на противника. Стараясь «убить» неприятеля, при этом отогнав все мысли о собственной безопасности.

Первый выпад, затем второй. Капитан вдруг запнулся носком ботфорт за пучки соломы, чуть было не налетел на лезвие, но успел каким-то чудом уклониться. Правда, на ногах все же не устоял – упал на правый бок. Вскочил на ноги, и во время. Шпага царевича уже устремился в его сторону. С невероятной ловкостью капитан отпрыгнул назад, избегая тем самым удар адресованный в грудь.

– Ай-яй-яй, господин поручик, – проворчал он, в секундную передышку, – вы уж поосторожнее, так и убить можно.

Царевич отсалютовал и вновь встал в позицию. Сошлись почти вплотную. Так простояли около минуты, пытаясь отцепиться многократными рывками. В результате шпага поручика застряла в гарде Шредера. Сильный рывок и обе шпаги вылетели из рук.

Капитан с поручиком одновременно подняли оружие, и схватка возобновилась. Шредер порвал своими атаками рубаху на Алексее, а тот в свою очередь остановил свой клинок в нескольких миллиметрах от правого соска.

Капитан, будучи в опасной ситуации, теперь имел возможность атаковать почти любую часть тела царевича. Алексей отбил несколько уколов направленных ему в шею. Христофор хотел, было нанести решающий удар, получая возможность выиграть поединок у поручика, но Онегин, прервал их своим сообщением:

– Господин капитан, – доложил он, – приехали еще три разбойника.

Андрей не ошибся на счет шведов. И хотя те не решились начать штурм ночью, поспать коменданту сном праведника так и не удалось. В постели ворочался, кряхтел и иногда (правда, не сильно) ударял локтем Марту. Женщина хоть и ворчала, но как-то пыталась войти в положение супруга.

Она гладила его по волосам, надеясь таким способом его успокоить. Потом не выдержала, встала с кровати и подошла к окну. Честно сказать она не понимала упрямство супруга. Ей вдруг вспомнился поступок пастора Глюка, приемного отца, что вывел всех жителей из осажденного города Мариенбурга. Андрес мог поступить также.

Сейчас глядя в окно Марта, пыталась понять, что происходило в шведском лагере. Множество костров, у которых, не смотря на ночь, копошились люди. Раздавался бой барабана, и пела заунывно флейта.

Где-то внизу заговорили караульные. Залаяла крепостная собака. Та самая псина, с которой любили возиться ее малыши.

Взглянула на супруга, тот по-прежнему ворочался. Неожиданно Марта поймала себя на мысли, что Андрес никогда не был в положении осажденного. Муж хоть и рассказывал ей, о попытке шведской эскадры захватить архангельский городок, но тогда все было по-другому.

Решение приняла сразу. Поступила просто, ушла в комнату, где спала ребятня и расположилась в кресле. И только тут ей удалось уснуть.

Обойдя поутру свой двухэтажный каменный дом с мезонином, не забыв спуститься в подвал, Золотарев прежде чем отправиться в Ратушу, где он предложил собраться представителям населения города, направился в залу. Пересек ее насквозь и вышел на балкон. Минут десять любовался на течение реки Нарвы

«В четверти версты к югу от города находится большой шумный водопад, – подумал вдруг эстонец, – он низвергается со скалы. Около водопада в большом количестве водятся лососи. Видимо так и не удастся их половить, – вздохнул Андрей, – в будущем, – тут он себя поправил, – в моем прошлом, там лососей уже не было. Сейчас они еще водятся. Вот только тогда было время для рыбалки, а сейчас его нет. – тут же вспомнился тост, из одного из советских фильмов, – Так выпьем же за то, чтобы наши желания совпадали с нашими возможностями».

Печально улыбнулся, хотел было еще постоять, да трубку выкурить, когда за спиной раздался голос адъютанта:

– Карета подана комендант!

До Ратуши можно и пешочком прогуляться, но этикет требовал ехать.

-Хорошо, сейчас спущусь, – проговорил Андрей.

Запихнул трубку в кисет. Подправил кафтан и парик. Быстрым шагом прошел через зал и уже через несколько минут стоял у дверей своего дома. Как помнил из истории города Золотарев, в прошлом, семнадцатом веке он принадлежал нарвскому бюргеру Якову Ниману, портрет того до сих пор пылился в подвале. Андрей подумывал извлечь его на свет божий, но Марта отговорила. Потом здесь жил некто Иоганн Луде, говорили, что он ушел со шведами, когда Нарва пала после осады.

Сейчас же глядя на Рыцарскую улицу, тянувшуюся от Темных ворот через рынок к магистрату, Андрей неожиданно для себя сообразил, что дом в двадцать первом веке назвали – «Дворец Петра Великого». Может он когда-нибудь здесь и остановится, но на данный момент этого еще не сделал. Единственное что тут было от Петра Алексеевича (не считая сына Алексея) так это его портрет, что висел в одной из комнат.

Спустился по ступенькам, сам (скорее всего по привычке) открыл дверцу кареты. Забрался внутрь и приказал кучеру:

-Трогай.

Карета медленно покатила по городу. Неожиданно (почему Андрей не задумывался об этом раньше) Золотарев подумал, что город совершенно не похож на тот из его прошлого. Это там «умная голова» волевым решением снесла большую часть домов построенных в семнадцатом – восемнадцатом веке, построив на их месте множество некрасивых и безобразных серых однотипных домов прозванных – «хрущевками». Хорошо, что хоть уцелел замок Вышгорода, с его четырехугольной легендарною башнею. Там сейчас по распоряжению коменданта находились казармы, Андрей предпочел сосредоточить солдат в специальных домах, чем расселять их по квартирам нарвцев. Вторые такие казармы располагались в районе бастиона Глория. Если так посмотреть, то замок и крепостная стена города, с восточной стороны омывались водами реки, а с остальных окружены рвами и валами. Именно крепость и составляла центр городской жизни.

-А город то большой по современным меркам, – молвил вслух Золотарев, – как-никак более ста пятидесяти каменных домов и около полусотни деревянных. Последние, скорее всего, возможно придется разобрать, – вздохнул, – не охота конечно, но скорее всего, придется.

Можно было бы сейчас заехать и свечку поставить в Александро-Невской церкви, да вот только времени нет. На данный момент единственный действующий собор, второй Преображенский все еще находился на реставрации. Уж больно сильно пострадал после осады. Стоит, отметить так же, что Александро-Невская церковь – бывшая лютеранская кирка.

-На обратном пути вернусь, заеду, – прошептал Андрей, чай она на территории крепости, в отличие от тех же бань, что остались за чертой города. – Вот разобьем шведа – попарюсь. – Решил он.

Карета остановилась. Кучер спрыгнул и открыл дверцу.

-Прибыли господин комендант, – проговорил он.

Золотарев выбрался наружу. Здесь он бывал раз в месяц, заезжал, чтобы убедиться, что дела бургомистра, идут хорошо. Один раз Андрей чуть не прозевал мятеж, который возглавлял предыдущий глава города, назначенный еще до осады комендантом Горном. Слава богу, его людям удалось перехватить письмо, написанное на имя Левенгаупта. Пришлось доложить государю, ну а тот в свою очередь готов был выселить большую часть населения города в Вологду, Астрахань, Казань и Псков, но Золотарев заступился, пообещав Петру, что больше мятежей не будет. В острастку пришлось произвести показательную казнь – бургомистра высекли и отправили все в ту же Вологду. Сейчас же глава города был назначен под личным его контролям.

Вбежав по ступенькам лестницы, остановился у дверей. Те резко открылись, и впустили в здание.

Поклоны, поклоны и еще поклоны. На второй этаж. Двери в зал, уже открытые слугами. Народу много, все стояли и о чем-то разговаривали, отчего в просторном помещении слышался шум. Он тут же смолк, как только комендант попал в поле зрения бургомистра.

-Господа! – Произнес громко Андрей, – я прибыл к вам, чтобы сообщить пренеприятное известие!

Утром, когда солнце поднялось над лесом, под стенами крепости зазвучала труба. Золотарев прервал совещание. Посмотрел на полковников, перевел взгляд на представителей города, затем на бургомистра и проговорил:

– Парламентеры!

К Нарве шведы вышли под вечер, все-таки ливень и неприятности происшедшие во время непогоды сделали свое дело. С одной стороны это было плохо, потерянно время, но с другой, так, по крайней мере, считал генерал-майором фон Шлиппенбах, все равно все подготовительные работы по штурму крепости обычно проводили ночью.

Расположились фронтом по периметру крепости. У фельдмаршала появилась возможность за происходящим в Нарве, наблюдать в подзорную трубу. Разглядел он и знакомый ему летательный аппарат, что висел над замком. Говорили, что русские его именовали – андларом. Вещь любопытнейшая, жаль, что в руки шведских ученых так и не попала. Стерегут сей аппарат, как зеницу ока.

-Когда возьмем город, – начал говорить Левенгаупт, потом чихнул, вытер лицо шелковым платком, и только когда покончил с этим, продолжил речь, адресованную офицерам, что собрались сейчас вокруг него, – то кроме того, что нам удастся захватить в плен царевича, так еще и овладеть этим загадочным средством передвижения.

Невольно улыбнулся, представив какими наградами его, одарит король. Вдруг снял парик и опустился на барабан, заботливо поставленный в паре метров от офицерского шатра. Затем окинув взглядом присутствующих начал давать распоряжения, и ничего, что русские могут видеть его указания.

Во-первых, предполагалось нанести основной удар по бастиону (5) «Фама», когда же в нем образуется брешь, войска под командованием генерал-поручика Карлесона должны устремится к центру города. Генерал-майор Шлиппенбах с колонами выдвинутся к равелину (6), что находился напротив бастиона «Фортуна». Там предполагалось прорваться к замку, в котором, по мнению фельдмаршала, должен был находиться штаб русских. А уж когда падет бастион «Триумф», туда должны вступить драгуны полковника Пакса.

-А сейчас, – сказал в заключение своей речи фельдмаршал, – главная задача – строительство палисадов. А теперь господа, все свободны.

Всю ночь вокруг крепости кипела работа. Было видно в подзорную трубу, как наблюдают за действиям шведов – русские. Ночью фельдмаршал просыпался, выходил из шатра и бродил вдоль укреплений, иногда ругал, иногда хвалил, но полностью действиями солдат не был доволен. Под утро завалился в палатку поспать, но вздремнуть, как следует, не удалось. Всего каких-то пять часов. Выспаться не дали прибывшие курьеры.

Вести доставленные ими заставили Левенгаупта улыбнуться. Через Нарву вверху и внизу по течению, в версте от города были наведены переправы, и два полка выступили в направлении Ивангорода, смыкая, таким образом, вокруг русских цитаделей кольцо. Фельдмаршалу оставалось лишь выбрать, какую из крепостей занять в первую очередь. И тот выбрал – Нарву.

Вокруг мельтешили сине-желтые мундиры. То тут, то там раздавалась ругань. Отменно бранился старый артиллерист, недовольный тем, что прислуга не может подготовить пушку. Над лагерем разносился барабанный бой, заунывно вдруг запел рожок.

Фельдмаршал прогнал прочь курьеров. Кликнул денщика. Тот возник сразу. Быстро поставил импровизированный стол, притащил откуда-то маленькую табуретку.

Левенгаупт недовольно взглянул на него, хотел было что-то сказать, но тут подошел генерал-майор фон Шлиппенбах.

-Вы вовремя дружище, – проговорил фельдмаршал. – Составите мне компанию за столом, да заодно поможете составить ультиматум.

-С превеликим удовольствием, – согласился Вольмар Антон, и опустился на соседний стул, который за секунду до этого успел поставить услужливый денщик.

-Думается мне, что это последний наш спокойный завтрак, – молвил Левенгаупт. – если русские не согласятся с нашими условиями, то тогда, – фельдмаршал задумался, – тогда вместо нас заговорят наши пушки. – И Карл Густав показал рукой в сторону нескольких мортир.

Тем временем повар накрыл стол.

Честно сказать кашевар в этот раз разочаровал обоих офицеров. Может поэтому и послание, написанное в Нарву оказалось таким злым.

VIII

– Господин капитан, – доложил он, – приехали еще три разбойника, – словами этими Онегин, прекратил поединок между капитаном и царевичем.

Шредер опустил шпагу.

-Любопытно, – проговорил он, направляясь к воротам.

Прильнул к щели и стал смотреть.

Приехавших разбойников было трое. Самой старший из них был ровесником Фрола и скорее всего, служил вместе с ним в стрельцах. Средний, ровесник Шипицыну, такого бы в роту капитана. Богатырь – одним словом. Последний не на много старше царевича и его приятеля.

Встречали их Фрол с отцом, сразу же провели в дом.

-Если бы не Монахов да Шипицын, хоть сейчас в путь отправляйся. – Прошептал Христофор, взглянул на спящих товарищей и вздохнул.

Ушел вглубь сарая и рухнул на кафтан. Прикрыл глаза.

Алексей взглянул на капитана и пожал плечами. Тренироваться больше не хотелось, да и спарринг партнера, как такового не было. Медленно стал ходить по помещению из угла в угол, мечтая, что вскоре вновь вернется в Нарву, где его ждала девушка.

-Не мельтеши, лейтенант, – молвил капитан, приоткрывая глаза. – Жаль, что ты книжку не прихватил умную, – вздохнул он, – так глядишь, время быстрее потекло.

Неожиданно Алексей остановился. Посмотрел сначала на Шредера, потом перевел взгляд на денщика и сказал:

-Кирилл, иди, отдохни чуть-чуть. Я за тебя понаблюдаю.

Взял мушкет, что прислонен был у стены и направился к воротам. Сменил денщика. Но продежурить толком так и не удалось. В сарай направлялся Фрол.

-Разбойник сюда идет, – произнес Алексей.

Бывший стрелец, не доходя до ворот нескольких метров, остановился.

-Капитан! – прокричал он, – Нам бы поговорить нужно. Выходи.

Шредер поднялся. Взял кафтан, стряхнул с него прилипшую солому, накинул на плечи.

-Возьмите пистолеты, господин капитан, – сказал Онегин, протягивая Христофору оружие.

-Вряд ли понадобятся, – молвил тот, – но на всякий случай возьму. Запихнул их за пазуху и стал похож на пирата.

Распахнул ворота и вышел на улицу.

-Что нужно? – поинтересовался Христофор.

-Может, в избу пройдем?

-Можно, и в избу.

Прошли в дом. За столом, как и в прошлый раз, сидели разбойнички.

– Присаживайся, капитан, – молвил старик, – в ногах правды нет.

Христофор грохнулся на лавку, да так что чуть не подпрыгнула.

-Если вы меня откушать пригласили, – сказал он, – то я сыт, да и люди мои тоже.

-Брешешь, капитан, – проговорил Фрол, – ты, то может и сыт, а вот люди твои вряд ли. Но суть не в этом. Я позвал тебя, чтобы ты товарищей моих послушал…

-Боюсь, что разговоры ваши, – перебил Шредер, – меня вряд ли касаются.

-Я бы так на твоем месте не говорил, – молвил атаман, наполнил кружку квасом. Выпил его одним глотком. Затем обтер усы и бороду рукавом, сказал – Ах, – и продолжил, – люди мои из-под Нарвы вернулись.

-Из-под Нарвы? – Переспросил капитан.

-Из-под нее самой. Надеюсь тебе это любопытно?

Шредеру действительно хотелось узнать о том, как обстоят дела вокруг крепости. Поэтому он положил пистолеты на стол и произнес:

-Хорошо, уговорил.

-Вот и ладненько, – сказал Фрол, затем обратился к старшему товарищу, тому, что только что приехал, – Юрий рассказывай.

Разбойник посмотрел сначала на атамана, словно хотел убедиться, что тот не шутит, а потом перевел взгляд на капитана. Оглядел его с ног до головы. Удивился цвету кафтана и заговорил.

VIII

– Господин капитан, – доложил он, – приехали еще три разбойника, – словами этими Онегин, прекратив поединок между капитаном и царевичем.

Шредер опустил шпагу.

-Любопытно, – проговорил он, направляясь к воротам.

Прильнул к щели и стал смотреть.

Разбойники, как разбойники. Самый старший из них был ровесником Фрола и скорее всего, служил вместе с ним в стрельцах. Средний ровесник Шипицыну, такого бы в роту капитана. Богатырь – одним словом. Последний не на много старше царевича и его приятеля.

Встречавшие эту вольницу Фрол с отцом, сразу же провели их в дом.

-Если бы не Монахов да Шипицын, хоть сейчас в путь отправляйся. – Прошептал Христофор, отрываясь от щели. Посмотрел на спящих товарищей и вздохнул.

Ушел вглубь сарая и рухнул на кафтан. Прикрыл глаза.

Алексей взглянул на капитана и пожал плечами. Тренироваться больше не хотелось, да и спарринг партнера, как такового не было. Медленно стал ходить по помещению из угла в угол, мечтая, что вскоре вновь вернется в Нарву, где его ждала девушка.

-Не мельтеши, лейтенант, – молвил капитан, приоткрывая глаза. – Жаль, что ты книжку не прихватил умную, – вздохнул он, – так глядишь, время быстрее потекло.

Неожиданно Алексей остановился. Посмотрел сначала на Шредера, потом перевел взгляд на денщика и сказал:

-Кирилл, иди, отдохни чуть-чуть. Я за тебя понаблюдаю.

Взял мушкет, что прислонен был у стены и направился к воротам. Сменил денщика. Но подежурить толком так и не удалось. К сараю направлялся Фрол.

-Разбойник сюда идет, – произнес Алексей.

Бывший стрелец, не доходя до ворот нескольких метров, остановился.

-Капитан! – прокричал он, – Нам бы поговорить нужно. Выходи.

Шредер поднялся. Взял кафтан, стряхнул с него прилипшую солому, накинул на плечи.

-Возьмите пистолеты, господин капитан, – сказал Онегин, протягивая Христофору оружие.

-Вряд ли понадобятся, – молвил тот, – но на всякий случай возьму. Запихнул их за пазуху и стал похож на пирата.

Распахнул ворота и вышел на улицу.

-Что нужно? – поинтересовался Христофор.

-Может, в избу пройдем?

-Можно, и в избу.

Прошли в дом. За столом, как и в прошлый раз, сидели разбойнички.

– Присаживайся, капитан, – молвил старик, – в ногах правды нет.

Христофор грохнулся на лавку, так что чуть так не подпрыгнула.

-Если вы меня откушать пригласили, – сказал он, – то я сыт, да и люди мои тоже.

-Брешешь, капитан, – проговорил Фрол, – ты, то может и сыт, а вот люди твои вряд ли. Но суть не в этом. Я позвал тебя, чтобы ты товарищей моих послушал…

-Боюсь, что разговоры ваши, – перебил Шредер, – меня вряд ли касаются.

-Я бы так на твоем месте не говорил, – молвил атаман, наполнил кружку квасом. Выпил его одним глотком. Затем обтер усы и бороду рукавом, сказал – Ах, – и продолжил, – люди мои из-под Нарвы вернулись.

-Из-под Нарвы? – Переспросил капитан.

-Из-под нее самой. Надеюсь тебе это любопытно?

Шредеру действительно хотелось узнать о том, как обстоят дела вокруг крепости. Поэтому он положил пистолеты на стол и произнес:

-Хорошо, уговорил.

-Вот и ладненько, – сказал Фрол, затем обратился к старшему товарищу, тому, что только что приехал, – Юрий рассказывай.

Разбойник посмотрел сначала на атамана, словно хотел убедиться, что тот не шутит, а потом перевел взгляд на капитана. Оглядел его с ног до головы. Удивился свету кафтана и заговорил.

Юрий действительно оказался бывшим стрельцом. Познакомился с Фролом под Азовом, куда их отправил на штурм крепости Петр Алексеевич. А затем было возвращение с юга, но не в Москву, как рассчитывали приятели, а в Великие Луки. Бунт, вспыхнувший потом в столице, прошел по касательной, сотоварищи успели податься на запад, где под Ивангородом находилась вотчина Фрола. Пожить спокойно не удалось, когда началась война со шведами, организовали бывшие стрельцы небольшой отряд и стали время от времени на эстляндские да курляндские земли набеги делать. Не прекратили они свои занятия даже, когда Петр овладел Нарвой, Дерптом и Митавой. Вот и в этот раз выступили к берегам Балтийского моря.

Планы пришлось изменить, когда несколько дней назад разбойнички едва лоб в лоб не столкнулись с огромной шведской армией, что маршировала стройными колонами в сторону Нарвы да Ивангорода. То, что передвигался они к захваченным русскими крепостям, Фрол ни сколько не сомневался.

Оставив приятеля своего Юрия, сынишку Акимку да бывшего холопа Гришку, наблюдать за неприятелем, сам Фрол с оставшимися разбойничками двинулся к дому.

Вот и шла на приличном расстоянии вольница из трех человек. Стараясь больше наблюдать за действиями шведов. Планы у разбойников изменились только когда – погода испортилась. Жара, будь она не ладная, сменилась ливнем.

Передвигавшиеся с обозами и артиллерией шведы вынуждены были разбить лагерь. В леске, чуть севернее от их стоянки остановились и разбойники.

-Вот, что хлопцы, – проговорил Юрий, – вы меня тут ждите, а я схожу, посмотрю, что ворог затеял.

Отстегнул от седла ручницу (7), проверил, заряжена ли она.

– Дай бог, свидимся, – повторил он, – если что не так пойдет… Выстрелы услышите, или я не вернусь к утру… скачите к нашим.

Сказал и ушел в сторону шведского лагеря. Товарищи, чтобы не промокнуть стали шалаш делать. Коней в сторонке привязали, а чтобы те своим ржанием внимание не привлекали, мешки с овсом на морды повесили.

Между тем Юрий выбрался к лагерю неприятеля. Залег в кустах и стал смотреть. Больше всего его поразило то, что крытые парусиной возы были пронумерованы и подписаны. Вон рядом с пушками да мортирами – артиллерийские. Чуть поодаль кухонный, пивной, аптечный, почтовый, мельничный.

Раздается ржание тяжеловозов, фыркают породистые рысаки, бегают, опасаясь не успеть все закончить до дождя шведы. Звучит где-то справа французская, немецкая и эстонская речь. Сколько его наслушался разбойник, когда они с товарищами по Риге в поисках приключений разгуливали. Неожиданно, чуть левее заговорили по-русски. Разбойник еще сильнее к земле прижался. Мимо прошли двое. В темноте цвета мундиров уже не разберешь, вот только воротники, да чулки у солдат светлых оттенков.

-Вот зараза, – выругался Юрий, вспомнив, что в шведском войске, есть так называемые русские из Ижорских земель. Эти еще при государе Алексее Михайловиче к ворогам на службу перешли, польстившись на права шведского дворянства.

Громыхнуло. В сторону шатра, почти бегом пробежал, по всей видимости, повар.

Ветер донес приятный запах.

-Будь я проклят, – прошептал разбойник, – если у офицеров на ужин не жареный гусь. – вытер рукавом выступившую слюну, – вот зараза. Ну, подождите, я вам устрою…

Мысль пришла неожиданно. Авантюрная, больше похожая на самоубийство. Тут бы просто лежать и наблюдать, так нет – на подвиги потянуло. Вскочил и бегом кинулся к артиллерийским возам. У одного из них замер. Поразился беспечности шведов, улыбнулся. Полез в карман кафтана и извлек конопляную бечевку. Пробил в первом попавшемся бочонке отверстие и сунул туда. Достал кисет, и вытащил из него на свет божий огниво.

Сноровка. Огонь вспыхнул сразу. Поднес, поджег и бегом в кусты. Хорошо, что никто не заметил. Уже когда на землю упал и отдышался, подумал, что дождь просто затушит пламя.

Взрыв прозвучал одновременно с ударом молнии. Та прошила землю около возка в нескольких вершках.

То, что началось потом, Юрия уже не интересовало. Стараясь не привлекать к себе внимания, он вернулся к стоянке разбойников.

Оба парня были уже на ногах.

-Уходить нужно братцы, – проговорил разбойник.

Услышанное поразило Шредера. Капитан минуты три сидел, молча разглядывая свой пистолет. Безрассудный поступок разбойника поразил его. Он никак не мог взять в толк, зачем тому это понадобилось. С одной стороны уничтожение одного единственного воза, пусть даже с порохом было каплей в море, но с другой… Глядишь, на несколько залпов по крепости будет произведено меньше. Плюс ко всему паника, возникшая во время пожара. Вполне возможно, что вместе с ливнем она замедлит продвижение и у коменданта появится время подготовиться к обороне.

– Пусть товарищи отдохнут, – неожиданно прервал Фрол размышления капитана, – а уж поутру выступим в сторону Санкт-Петербурга.

-Да я то, честно сказать и не против, – вздохнул Христофор. – Товарищи мои, благодаря медовухе вашего батеньки все еще изволят почивать, – замолчал, понимая, что сболтнул лишнее.

Но, ни Фрол, ни Юрий, ни даже старик не обратили на его слова, никакого внимания. Словно и не сомневались, что геройство капитана все время было напускное. Конечно, сопротивление тот вольнице оказал бы, но, сколько продержались бы служивые втроем?

Неожиданно Фрол улыбнулся.

-Не боись. – проговорил он подмигивая.

Шредер вдруг понял, что ему с товарищами крупно повезло.

-Ну, некогда мне с вами тут балакать, – молвил он, – мне к товарищам возвращаться нужно.

-Так мы тебя вроде и не держим, – расхохотался вдруг заливным смехом Юрий. – Что мы, не русские что ли. А ли против своих пойдем? Чай не забыли, как с государем Азов брали. А то, что потом, – разбойник на секунду замолчал, взглянул на Фрола, но тот лишь махнул рукой, дескать, продолжай, – против государя пошли. Так молоды же были. Головы горячие, считали, что при правлении Софьи лучше жизнь была бы. А кто теперь знает, какая? Может еще хуже…

-Хватит лясы точить, – перебил его хозяин дома. – Вы вон сыты. А огольцы его, – старик посмотрел на капитана, – с вечера голодными в сарае сидят. Ты брат, – продолжал Лука, – бери харчи со стола, да неси товарищам. А то, не дай бог, ноги с голодухи в сарае протянут. Да не боись, – усмехнулся он, – не отравленное кушанье. А хочешь, вон Аким поможет отнести?

-Уговорил, отец, – сказал Шредер, и заметил, как на морщинистом лице старика проскочила улыбка.

«Теперь уж точно все будет хорошо», – подумал капитан.

Он поднялся из-за стола. Запихнул пистолет за пояс. Взял блюда с курицей. Аким прихватил огурчики и репы, а так же кувшин с квасом. Вышли во двор и направились в сарай.

Царевич стоял напротив дверей, целясь из фузеи. Денщик спрятался за телегой, выставив только ствол пистолета.

-Все нормально лейтенант, – проговорил Христофор, входя в сарай. – Это, Аким сын атамана.

Пареньки опустили оружие, и Онегин выбрался из укрытия.

-Он вам поесть принес, – добавил капитан.

К вечеру сначала Монахов пришел в себя, затем Шипицын. Сменили на посту хлопцев, дав им тем самым поспать немного.

А утром, оставив несколько разбойничков при старике, отряд под командованием Шредера выступил в Санкт-Петербург.

В зал ратуши, чеканя шаг, вошли двое. Один трубач, второй офицер.

– Jag skulle vilja se kommendant i staden!(8) – проговорил обер-офицер.

По залу прошелся ропот. Золотарев выступил вперед.

-It's me! (9) – сказал он.

– Mycket bra.(10) – улыбнулся парламентер. – Тогда это, – продолжил он на ломаном русском, – должен передать вам.

Протянул свернутое письмо. Андрей взял его, развернул, минут пять вчитывался в текст. Пытаясь понять, что значат каракули писаря. Выругался. Огляделся и спросил:

-Кто-нибудь сможет прочитать?

Вперед выступил бургомистр.

-Я смогу, – проговорил он.

-Хорошо, – сказал Андрей, протягивая письмо. – Значит, я не ошибся, назначая вас бургомистром.

Старик взял послание, но прежде чем читать его вслух, пробежался по тексту глазами. Побледнел.

-Это ультиматум, господин комендант, – вздыхая, молвил он.

-Так прочитайте его всем, – потребовал Золотарев, – ведь именно для этого я вам его и дал.

Старик замялся. Затеребил свободной рукой лацкан кафтана. Оглядел присутствующих, словно извиняясь за неприятные известия, и только после этого стал читать. Делал он это медленно не спеша, останавливаясь чтобы посмотреть реакцию присутствующих. При этом, чем бургомистр углублялся дальше в чтение, голос его начинал дрожать.

Фельдмаршал шведской армии требовал сдать крепость без боя. При этом русские солдаты будут отпущены из крепости без знамен и оружия. Так же Левенгаупт обещал простить жителей город, за то, что они присягнули московскому царю, так как считает, что сделано это было насильно.

Казалось, что условия были вполне приемлемые, если бы не одно – Но. Фельдмаршал требовал отдать им коменданта Нарвы – некоего Андрея Золотарева и поручика Белозерского полка Алексея Михайлова.

Решение должно было быть принято к вечеру, после чего (если горожане не будут разумными) заговорят пушки.

-Понятно, – проговорил Золотарев, – других условий ожидать и не приходилось. – Оглядел представителей города. Будь его воля, Андрей сейчас же немедленно ответил бы – нет, да вот только, решать обязаны горожане. Иначе все, что было сделано эстонцем за последние три года – псу под хвост. Да и появлялась возможность оттянуть штурм еще на несколько часов. Все равно по любому осада начнется только утром. – Свое решение, я сообщу вечером. – Сказал он, обращаясь к парламентерам.

Офицер понимающе кивнул. Надел треуголку.

-Хорошо. – Молвил он, – надеюсь, вы примете разумное решение.

Парламентеры покинули ратушу. Золотарев приказал, чтобы капитан Семчук проводил их до городских ворот.

Когда же двери за ними закрылись, окинул взглядом присутствующих, пытаясь понять, какие настроения летали сейчас в зале. Сейчас ясно было только одно, что мнения разделились. Андрей нисколько не сомневался, что среди собравшихся были те, кто без боя сдали Нарву. Для тех, кому жертва комендантом Золотаревым и каким-то поручиком Михайловым казалась не такой уж большой ценой. К ним бы людей надежных приставить, чтобы во время осады мятеж не поднялся.

-Что скажите господа? – спросил Андрей.

В зале повисла тишина. Казалось, что можно было слышать, как в такт стучат сердце у каждого из присутствующих.

-Ну, вот вы бургомистр? – уточнил комендант.

Старик замялся. Казалось, он никак не мог выбрать правильное решение. Затеребил треуголку. Замямлил.

-Что? – спросил Андрей, – говорите громче, чтобы все слышали!

Старик побледнел.

-Мне кажется, что вы, господин комендант, – произнес он громко, стараясь выговаривать все слова, – уже приняли решение. И весь этот спектакль лишь только формальность.

-Вы правы, господин бургомистр, – кивнул Золотарев, – решение принято и уже давно. Не считают же присутствующие здесь, что нам не было известно о приближении свейской армии?

Тишина.

-То-то. Но мне нужно знать ваше мнение. Я считаю, что те, кто против сражения могут покинуть город, – тут Андрей сделал паузу, – если шведы, конечно, не станут возражать этому.

Комендант не лукавил. Если выпустить из города недовольных будет куда меньше шансов, что кто-то ударит тебя в спину. Конечно среди них, могут оказаться те, кто знает тайные ходы в город, так это не так и страшно.

-Предлагаю голосовать, – сказал Андрей. По залу пронесся ропот, – можно даже тайно. Для этого у меня уже все приготовлено.

В зал солдаты внесли две корзины: в одной белый гравии, в другой серый.

-Белый, – продолжал комендант, – за сдачу города, серый за долгую оборону, пока не подойдет помощь. Кстати за ней уже послали, – добавил Андрей.

Вновь по залу прозвучал ропот. Горожане по одному стали подходить к обеим корзинам и брать камушки. Затем направлялись к серебряному кувшину, в который уже летел только один.

Последним выполнил свою миссию бургомистр.

Голосование оказалось формальностью. И хотя Андрей с полковниками уже принял решение, все же предпочел пересчитать камушки. Ведь если проводить все по законам, что сложатся (?) в будущем, такая процедура голосования заняла куда больше времени. Сейчас же, когда все делалось второпях, Золотарев даже опасался, что итоги могут быть просто фальсифицированы. Ведь существовала возможность, что кто-то имел возможность, видя, как его товарищ воздерживается от принятия решения, бросить два камушка.

-Только формальность, – прошептал комендант, деля содержимое кувшина на две кучки, – только формальность, – повторил он.

Какого же было его удивление, когда Андрей это сделал. Сторонников того, чтобы сдать Нарву без боя оказалось чуть меньше половины от присутствующих.

-Одно хорошо, – проговорил Золотарев, когда они с бургомистром остались наедине. – Решение принято большинством. Хуже, если бы все решал только мой голос.

Старик снял парик. Положил его аккуратно на стол и извлек из кармана белый платок. Вытер пот, взглянул на Андрея и спросил:

-А если бы за сдачу города шведской армии было больше половины? Как бы вы тогда Андрес поступили? Хотя, не говорите… Я и сам догадываюсь.

Комендант кивнул. Бургомистр все же прав, каким бы не было решение горожан, долгой и мучительной бойни не избежать.

-Я не хотел бы, чтобы Нарва вновь подверглась разорению, – сказал он, опускаясь на соседний стул. – Это тяжело говорить, но она и так за последние двести лет настрадалась. Сначала Иван Грозный, затем шведы, а вот теперь Петр. Когда-то я мечтал, чтобы Эстляндия была свободной, но теперь понимаю, что без сильного союзника этого не будет. Я боюсь, что земли прибалтийские так и будут переходить из рук в руки. Если же нам сейчас удастся отстоять город, то пользуясь моим уважением у государя Московского и дружбой с царевичем, мне вполне возможно удастся сделать так чтобы территориями этими, даже под протекторатом Московского государства, управлял эстонец.

-Вы, Андрес, желаете, стать правителем этих территории? – спросил старик, бледнея в лице.

Бургомистру казалось, что если землями этими и должен кто-то править, так человек куда более опытный. А не этот сосунок, которому только-только стукнуло тридцать лет.

-А почему бы и нет! – Воскликнул Золотарев.

-Мне впервые за всю жизнь стало страшно, господин комендант, – произнес старик, поднимаясь с кресла. – Вы еще молоды, – сказал он, подходя к окну, – одумайтесь.

Последнего слова Андрей уже не слышал. Он встал. Взял со стола треуголку и быстро направился к выходу. Только в дверях комендант остановился и взглянул на бургомистра.

-Надеюсь, ваш камень был серого цвета, – молвил Золотарев.

На улице его ждал экипаж. Он открыл дверцу и забрался. Высунувшись в окошко прокричал кучеру:

-К бастиону «Глория».

Бастион «Глория» был той частью оборонительных сооружений, что уцелели в двадцатом веке, по крайней мере, в том прошлом, которое помнил Андрей. Несколько раз, когда еще был школьником, он приезжал в Нарву на экскурсию. Гулял по бастиону в компании Лизы, девчонки-хохотушки. Мечтал, что станет она его женой. Не срослось. Когда повзрослел, встретил другую, думал единственную, но ошибался. Ее Золотарев потерял вместе с двадцать первым веком.

Другой век – другая супруга.

Здесь между бастионами «Глория» и «Хонор», он после того, как Петр произвел его в коменданты, предложил расположить казармы. Явление для этой России новое и незнакомое. До сих пор солдаты жили на частных квартирах. Андрей считал, что такое еще возможно в городах Московского царства: в Ярославле, Москве или даже вон в Санкт-Петербурге, но здесь на территории принадлежавшей еще недавно Шведскому королевству, желательно было, чтобы войсках находились в одном месте.

Эти аргументы, да еще сила убеждения, заставили Петра согласиться с идеями эстляндца.

Для казарм нашли подходящее место. Пока шло строительство, солдаты жили, теснясь на территории замка, который, во время штурма пострадал меньше, чем бастион «Глория» да здание ратуши.

Карета остановилась у трехэтажного дома. Из дверей выскочил служивый и отворил дверцу.

-Полковник Барнер? – спросил его комендант.

-У себя в кабинете. Изучает диспозицию, ваше благородие.

Золотарев выбрался из кареты. Поправил треуголку на голове и поспешил к дверям в казарму, которые все тот же служивый уже открыл. По длинному коридору, мимо помещений, в которых квартировались солдаты, к лестнице, ведущей на верхние этажи. Бегом вбежал, даже запыхался. У дверей остановился, заметил любопытный взгляд часового.

Раскрыл дверь и вошел внутрь. Полковник Иоганн Барнер, облокотившись на стол, углубленно разглядывал большой лист бумаги, в котором Андрей, признал карту города Нарвы и ее окрестностей. Офицер был в помещении не один. У окна покуривая трубку, стоял Федот Скобельщина, в кресле сидел Яков Полонский. Под столом лежала пятнистая охотничья собака, владельцем которой был полковник Полонский. Комендант частенько видел, как тот в выходные дни, отправлялся на охоту, именно в те самые живописные места, что были у водопада. Псина взглянула на вошедшего Золотарева и отвернула голову в сторону.

Золотарев, уже по выработавшейся с годами пребывания в прошлом привычке, перекрестился на икону «Георгия Победоносца», что висела в красном углу. Перед ней лампадка, которая мерцающим светом озаряла лик святого.

«Полагаю не оставит нас в трудную минуту», – подумал Андрей.

-Рад вас видеть господин комендант, – сказал Иоганн. – А мы, вот с полковником пытаемся уразуметь, где швед город атаковать пожелает.

-А Левенгаупт, – проговорил Андрей, – ультиматум послал. Требует сдачи города. В ратуше я принял решение – оборонять город. Были недовольные, так, где их не бывает. У нас время до вечера, – продолжил он, – а затем нужно отправлять человека с ответом. Кого бы вы предложили господа?

– Мишку Лопухина, – предложил Полонский, – надежнее не найти.

-Пожалуй, так и сделаем, – кивнул комендант. – Кликни-ка Иван Иванович писаря. Бумагу сейчас для господина фельдмаршала составим.

-Федька, – прокричал Барнер. В дверях появился караульный, – Пулей доставь ко мне писаря.

Солдат кивнул и убежал. Слышно было, как застучали в коридоре его шаги.

-Шустрый малый, – сказал полковник, – вот что я предлагаю, господин комендант, – продолжил он, – давайте-ка, мы вам с полковниками свои размышления на счет осады выскажем.

Золотарев прошелся по кабинету. Сначала подошел к окну.

-Ну, излагай, – приказал он.

Но говорить начал полковник Скобельщина.

-Вот, что я уразумею господин комендант, – начал он, – что швед, скорее всего, ударит в район бастионов «Триумф» и «Фортуна». Попытаюсь растолковать почему. Видите ли, граф, – сказал Федот, – лично я бы к бастионам «Глория» и «Хонор» не сунулся. В прошлый раз мы их изрядно потрепали, а значит, в течение этих лет восстановили. Другие же бастионы осаде были подвержены меньше, а стало быть, и внимания им уделяли столько же. Да и к замку от них на много ближе…

-Да и сам шатер фельдмаршала находится, напротив них, – закончил за него Золотарев.

-Вот именно, – подтвердил Полонский. – Зачем располагать ставку где-то еще, когда тут явно можно просматривать баталию…

Полковник драгун не договорил. В дверь постучались, а затем после того, как Барнер разрешил войти, вошел писарь.

-Прибыл по вашему приказанию, господин полковник, – проговорил он.

-Проходи, – сказал Иоганн, убирая со стола карту города, – садись. Пиши.

Служивый поставил на стол небольшую стеклянную бутылку, в которой были чернила. Сел. Вытащил из-за уха белое длинное перо. Ножичком подчистил его и только после этого взял лист бумаги, что лежал в стопке на столе.

-Я готов, господин полковник, – произнес он.

IX

-Война – это последний довод королей, – проговорил Карл XII, глядя в его глаза. – И вы фельдмаршал должны это как никто другой понимать. Я бы предпочел, чтобы город, у стен которого остановилась наша армия, сдавался немедленно и без боя. Мне, как человеку жалко тех жертв, что возникнут среди мирных жителей – моих подданных. Вам, господин фельдмаршал, – прошелся от стола к креслу, где сидел Реншильд, склонился над ним и, взглянув тому в глаза, продолжил, – этого не удалось. Теперь, когда все аргументы исчерпаны, должны сказать свое веское слово наши пушки. Надеюсь, вам удастся взять Нарву как можно скорее, иначе…

Карл Густов Реншильд вздрогнул и проснулся.

-Всего лишь сон, – молвил он. – Страшный, ужасный, но всего лишь сон.

Никогда еще раньше фельдмаршал не видел (даже во сне) короля таким. Последняя встреча с Карлусом в деталях походила на ту, что он сейчас наблюдал во сне. Государь тогда разговаривал с ним на счет важной персоны, что находится в Нарве. Этой персоной, как утверждал монарх, был сын русского царя – Алексей. Фигура, в последнее время ставшая значимой в политической обстановке. Вполне возможно Карл желал с помощью царевича прекратить войну, создав вокруг того новое правительство вассальной Московии.

Фельдмаршал поднялся с кушетки. Вытер проступивший холодный пот.

-Мертвые не потеют, – проговорил он.

Надел парик, что всю ночь провисел на манекене и вышел из шатра. Закашлялся. Достал трубку и закурил.

Если честно признаться, то эта ночь, для Реншильда была самой тяжелой. В начале его мучила бессонница. Отчего он несколько раз выходил, накинув на плечи кафтан, из шатра. Наблюдал, как на бастионах копошились русские. Вздыхал, понимая, что дал тем время, пусть и не большое, всего лишь ночь, чтобы подготовиться к осаде, но и начинать обстрел, на закате, не очень-то и хотелось. К тому же в душе фельдмаршал надеялся, что комендант крепости изменит свое решение. Да вот только ничего этого не произошло. Карл Густав видел, как копошатся солдаты на стенах. Слышал, как то там, то тут раздавалась русская речь.

Постояв немного, понаблюдав за факелами, что мелькали в кромешной темноте, Реншильд возвращался в шатер, ложился, ворочался и вновь вставал. Наконец ему удалось уснуть и тут этот сон.

Вот и сейчас стоя у входа в шатер он выпускал колечки дыма в голубое небо. Вокруг суетились солдаты. Бегали офицеры, стараясь сделать последние приготовления. Громко ржали лошади. Пахло дымом и гарью.

Возникший словно из-под земли генерал-майор, заставил фельдмаршала вздрогнуть. Возвращая того в реальность.

-Все готово господин фельдмаршал, – произнес он, – ждем вашего приказа, чтобы начать обстрел.

-А, что? – переспросил Карл Густав, словно не расслышав слов фон Шлиппенбаха.

-Ждем, Вашего, приказа, чтобы начать, – повторил генерал-майор.

Реншильд перестал курить. Затем достал из кармана кафтана ложечку приборника. Когда трубка остыла, осторожно очистил ее от пепла. Удалил несгоревший табак и только после этого произнес:

-Идемте, господин генерал-майор.

Прошли к батарее. Фельдмаршал окинул взглядом обслугу. Солдаты все в чистых синих мундирах. Желтые воротники, обшлаги и чулки. Старший из них курит трубку.

«Скоро весь этот блеск, – подумал Карл Густав, – покроется гарью. А сколько из них не вернется в родную Швецию».

Фельдмаршал коснулся рукой ствола пушки. Провел по ней, словно пытаясь погладить, и спросил:

-Заряжена?

-Так точно господин фельдмаршал, – отчеканил усач. – Мы готовы.

-Я вижу, – произнес Реншильд. Обошел вокруг пушки. Затем лично произвел выстрел.

Ядро вырвалось из ствола, и со свистом пролетев над равелином и рвом, ударилось в стену бастиона. В воздух поднялся столб пыли.

-Началось, – молвил фельдмаршал.

Он еще с полчасика провел на батарее и лишь только потом направился к своему шатру.

Золотарев прибыл на бастионы, через полчаса после того, как начался обстрел. В дыму и гари отыскал полковников. Казалось, что у обоих офицеров на данный момент исчезло куда-то чувство страха, но это, в чем Андрей был совершенно уверен, не так. Чувствовалось, что Скобельщина и Барнер держали себя в руках. Эстонец вдруг представил, как бы он повел себя, если попал в прошлое сейчас? Скорее всего, когда рядом с ним рвались ядра, точно бы струсил. Убежал. Но со временем привыкаешь держать себя в руках, не показывая окружающим своего страха.

-А ведь удар-то шведский мы точно определили, – проговорил полковник Скобельщина, опуская подзорную трубу. – Эко, они начали. Продыху не дают.

-Им есть куда спешить полковник, – промолвил Иоганн Барнер. – Мне кажется, их военачальники понимают, что по любому отправлены гонцы за подкреплением. Я не думаю, что шведы столь безголовы, дабы не просчитать все варианты. – Тут он заметил приближающегося коменданта, поприветствовал и сказал, – Эвон, как враг лютует.

Золотарев кивнул, взял из рук Скобельщины подзорную трубу. Стал разглядывать лагерь противника. Увидел шведского главнокомандующего, который теперь вернулся к шатру. Внутрь, правда, уходить не стал. Андрей предполагал, что тот сейчас будет наблюдать за штурмом с более удобной позиции, но ошибся. Фельдмаршал подозвал к себе одного из солдат и что-то приказал. Каково же было удивление коменданта, когда тот притащил для командующего сначала стол, а затем невысокую табуретку. Он уже один раз наблюдал, как завтракают офицеры во время похода, но чтобы вот так вот, во время осады, и не предполагал. То, что офицер собирался отменно поесть, Золотарев не сомневался.

-Хороша мишень, – произнес Федот Скобельщина, – ох, хороша.

Полковник хотел было отойти к артиллеристам, чтобы попросить выполнить его небольшую просьбу, но комендант, разгадав намерения, проговорил:

-Для сего не нужно тратить ядра.

Бросил взгляд в сторону суетившихся солдат. Разглядел среди них своего адъютанта. Тот сейчас выглядел как черт. Треуголку Лемме потерял, парик съехал на бок, а кафтан, как и лицо, покрыто гарью. Паренек наблюдал в подзорную трубу за шведской батареей.

-Юстас! – крикнул Андрей.

Адъютант подбежал к коменданту. Золотарев протянул платок. Тот обтер лицо и улыбнулся.

-Тащи фейерверк, – приказал Андрей.

Паренек кивнул и тут же куда-то умчался.

-Что вы задумали граф? – спросил полковник Барнер.

Комендант загадочно улыбнулся. Объяснять не хотелось. Использовать фейерверк предполагалось против конницы. Громкие взрывы могли испугать бедных животных, а это привело бы в свою очередь к панике среди драгун. Но сейчас видя, как главнокомандующий нагло так завтракал на фоне осажденной крепости, Андрей попросту не сдержался.

-Сейчас мы облагородим трапезу, – проговорил Золотарев, – зело скучно завтракает сей полководец.

Скобельщина вдруг расхохотался, привлекая своими раскатами внимание солдат. Стрельба даже стихла на какое-то время. Артиллерийская прислуга удивленно смотрела на полковника.

Появился Лемме, но не один, а с группой солдат из Белозерского полка, полковник Барнер признал своих людей. Служивые катили странную деревянную конструкцию. Иоганн даже не предполагал, когда те могли соорудить ее.

Не докатили до стены пару метров. Воткнули несколько кольев позади, для того чтобы установка не откатывалась. И замерли в ожидании приказания, переводя взгляд то на полковника Барнера, то на бывшего боцманмата, а вот уже несколько лет как коменданта города. Но офицеры пока ничего не предпринимали.

Еще одно ядро шведов достигло крепости. Окатив присутствующих комьями земли.

-Будь оно не ладно! – воскликнул Иоганн Барнер.

Стряхнул с кафтана землю и подошел к установке.

Несколько минут разглядывал непривычную конструкцию.

-Что это? – спросил он, обращаясь к Золотареву.

– Tykki mees. (11) – ответил тот на эстонском языке.

Полковник кивнул. Красивое название для орудия убийства. Еще раз взглянул на установку, что-что, а посмотреть тут было на что. На каркасе была закреплена деревянная решетка, на которой были с помощью не понятных механизмов зафиксированы с десяток фейерверков. Казалось, поднеси к ним фитиль, и они с воем устремятся, вперед сея перед собой хаос.

Барнер хмыкнул, достал трубку и закурил. Потом взглянув на Золотарева, спросил:

-Ну, а дальше господин комендант?

Андрей вновь улыбнулся. Подошел к установке. Нацелил ее в сторону шатра фельдмаршала шведской армии и, повернувшись к полковнику, проговорил:

-Не могли бы вы мне одолжить огниво полковник.

Тот удивленно посмотрел на коменданта. Понял замысел Золотарева, но требуемое давать не стал. Подобрал стоявший недалеко, потушенный факел, подошел к горевшему костру и ткнул в него, поджог и только после этого протянул Андрею.

Он – фельдмаршал, а не канонир. Поэтому для него достаточно произвести только один выстрел по крепости. Ему положено осадой руководить, а уж ни как не из пушек обстрел вести. Наблюдать, как это делают другие, тоже занятие не из приятных. Отчего произведя залп и простояв с генерал-майором на батарее с полчасика, решил покинуть диспозицию и вернуться к шатру. К тому же, как отмечал сам Карл Густав, он еще не ел. А воевать на пустой желудок дело не благодарное. Когда уходил, за ним, было, решил последовать фон Шлиппенбах, но Реншильд приказал тому остаться.

Заскочил на секунду в шатер, но передумал. Принял решение позавтракать на свежем воздухе. Такое, по мнению Карла Густава, да еще когда наблюдаешь за баталией, могли себе позволить только он да его величество Карл XII.

Распорядился, чтобы денщик, тот как верный пес, всюду следовал за фельдмаршалом, накрыл стол. Служивый засуетился, пытаясь угодить Карлу Густаву, из-за чего в спешке, чуть не сшиб караульного с ног. Скрылся в шатре. Минуты три отсутствовал, и лишь после этого вытащил на свежий воздух небольшой стол. Накрыл его скатертью, затем притащил табурет, поставил рядом. Умчался за обедом для Реншильда.

Между тем, ожидая пока денщик вернется Карл Густав сел и взглянул на колясочку с литаврами (12), что стояла по правую сторону от ставки. Усмехнулся. Несколько трубачей бродило около нее. Их инструменты были разложены на козлах. Кликнул старшего из них. Тот тут же явился перед суровыми очами офицера. Вытянулся в ожидании приказаний.

В нем фельдмаршал признал того самого служивого, что летом тысяча семьсот третьего года от Рождества Христова, выбрался из захваченного русскими Мариенбурга. Был он высок ростом, в плечах широк. Говорили, что тогда, перед самой осадой польского городка, женился на (то ли дочери, то ли воспитаннице местного пастора) некой Марте Скавронской. С того самого момента, как трубач вернулся в строй, тот так и не знал что с его милой, и жива ли она вообще. Но с тех пор, была ли всему виной любовь к этой девице, никто не видел на его лице улыбки. Все эти амурные чувства, как считал Карл Густав, во время войны только мешают. Отчего сам предпочитал о своей супруге, что осталась в Стокгольме, старался вспоминать как можно реже. Былую красоту женщина потеряла, а бередить прошлыми воспоминаниями душу не хотелось.

-Немедленно играть бодрую музыку, – приказал он служивому.

Тот так и не улыбнулся. Ушел. Музыканты взяли инструменты и заиграли марш.

Появился денщик с подносом. Поставил его на стол, и отошел в сторону, чтобы быть все время рядом с Реншильдом. Мало ли чего взбредет в голову фельдмаршалу. Сам же Карл Густав снял крышку и потянул носом приятный запах поджаренного мяса.

Реншильд поздно сообразил, что происходит что-то не ладное. Вначале он подумал, что музыканты стали фальшивить. Неприятный и непонятный звук достиг его уха. Фельдмаршал оторвал свой взгляд от тарелки, и хотел было прикрикнуть на трубачей, но каково, же было изумление, когда он заметил, что в его сторону летели с десяток продолговатых предметов, в которых Карл Густав через секунду признал фейерверк. Тот самый, что обычно используется в мирных утехах.

-Не по правилам воюют эти русские, – только и сумел проговорить он.

Первая ракета взорвалась в метре от стола, взрывной волной сшибая вскочившего офицера с ног. Вторая врезалась в шатер. Пара штук ушли в сторону, угодив в перепуганных трубачей. Еще несколько пронеслись рядом, и разорвались в шведском тылу. Пара не долетела до укреплений, упав в ров, но и этих было достаточно, чтобы на какое-то время посеять панику в войсках осаждающих.

Фельдмаршал пришел в себя и понял, что жив. По щеке струилась кровь. Потрогал рану рукой и понял, что всего лишь царапина. Осторожно приподнял голову, ожидая, что за первой атакой последует вторая. И лишь убедившись, что этого не произойдет, поднялся с земли.

Перевернутый стол. Поднос с недоеденным мясом лежит рядом. Пылает огнем шатер, к которому уже устремились солдаты. Стонет денщик, прижимая к груди окровавленную руку.

-Что это было? – поинтересовался фельдмаршал, не то, обращаясь к денщику, не то к музыкантам.

Ответа не последовало. Реншильд подошел, покачиваясь, к денщику.

-Ты как? – спросил Карл Густав.

Служивый показал пальцем на уши.

-Оглушило, – проговорил офицер.

Помог подняться денщику. Тут же подбежали солдаты, из тех рот, что стояли чуть поодаль. Попытались помочь, но от их услуг Реншильд отказался. Сейчас он уже твердо стоял на ногах, и смотрел на пылающий шатер. Неожиданно Карл Густав обратил внимание, что у коляски с литаврами, собравшись в круг, стояли музыканты. Их головы были опущены, треуголки сняты. Один из трубачей, складывал инструмент аккуратненько на козлы.

-Все живы? – поинтересовался Реншильд.

От музыкантов отделился один и сообщил, что старшего (того самого из Мариенбурга) убило. Фельдмаршал перекрестился.

Между тем шатер спасти не удалось. Решение о переносе ставки чуть-чуть глубже в тыл не радовало, но было необходимо.

Карл Густав вздохнул. Больше всего он сейчас сожалел, что трапезу прервали. А ведь у него только-только аппетит проснулся. Выругался, полез в карман за трубкой, но достал лишь горсть обломков.

Выругался.

По бастиону «Триумф» пронеслось многоголосое – «Ура!»

-Приятного аппетита, – с шутовским поклоном произнес Золотарев, обращаясь в сторону шведского лагеря. И рассмеялся.

Его поддержали оба полковника. Барнер не предполагал, что будет такой эффект. То, что фейерверк можно так использовать он, конечно же, думал. Но все эти правила введения войн, осад и прочего, как-то не давали ему сил все это воплотить в жизнь. Казалось, что комендант города просто игнорировал все эти законы. Кто знает хорошо это или наоборот плохо? Как себя поведут шведы после такого?

-Господин комендант! – проговорил он, – А вы не боитесь, что противник начнет тоже воевать не по правилам?

-Нет, не боюсь.

Самоуверенность Золотарева полковнику не понравилась. Тот кинул взгляд в сторону Скобельщины, но тот только развел руки в сторону. Дескать, ну, что тут поделаешь. Свершившееся уже нельзя было изменить. К тому же, как знал Федот, у Андрея еще имелось парочка нововведений, о которых говорить можно было только шепотом.

Когда Шипицын и Монахов пришли в себя, теперь уже многочисленный отряд выступил в дорогу. Как ни желал сын атамана Аким выступить в путь, Фрол, настоял, чтобы тот остался с дедом.

-Мало ли что нас ждет в дороге, – проговорил он, обращаясь к пареньку. – Поэтому, прошу! Не требую и не приказываю, – добавил атаман, – останься с дедом.

Мальчишка хотел было возразить, но увидев взгляд отца, делать это не стал.

-Я бы с тобой Юрия оставил, – продолжал Фрол, – но он мне самому нужен.

Атаман окинул взглядом отряд. И приказал выехать двоим разбойничкам.

-Вот их оставлю. Самому бы пригодились, но тебе они нужнее будут.

Прощание было недолгим, выступили в путь.

Впереди Христофор Шредер, рядом с ним Фрол. Уже в дороге выяснилось, что фамилия его была Самохвалов. Как объяснил капитану атаман – прозвище у прадеда такое было. Похвалиться, любил. Чуть позади Онегин, царевич и Шипицын. У последнего в руках заряженная ручница. За спиной фузея. У хлопцев за поясом по пистолету, если что так успеют выхватить. Затем с десяток разбойников. Ватага разношерстная. У кого ружья, у кого и луки имеются. Позади всю эту кавалькаду замыкают Юрий и Монахов. Последний все время укорял разбойника в грехах. Тот только рукой отмахивался, понимая, что рядом с ним бывший монах.

Дорога, по которой ехали, построена была, совершено недавно. В народе прозвана – «Царевой».

-Это ты хорошо сделал, – проговорил вдруг молчавший все это время Фрол, – что нас с собой взял. Тут разбойников много, того и гляди попали бы в переделку.

Христофор удивленно взглянул на атамана, словно спрашивая, а вы сами, что не разбойники? Тот словно понял, улыбнулся.

-Мы конечно тоже не безгрешные, – проговорил Фрол, – но стараемся на своих не нападать. – Поняв, что фраза звучит как-то двусмысленно, пояснил, – я имею в виду русских.

-Я не русский, – произнес вдруг Христофор. – Я немец! – С гордостью сказал он. – Но при этом я служу русскому царю.

-Ты, служишь не царю, – парировал атаман, – а государству московскому. Вот если сейчас с Петром несчастье случится, ну, допустим, погибнет.

Капитан протянул руку к пистолету.

-Стой, капитан. – Молвил Фрол, заметив движения Шредера, – я говорю допустим.

Христофор убрал руку с оружия, а атаман продолжил:

-Вот если Петр умрет, разве ты капитан покинешь государство русское?

Шредер на секунду задумался. Попытался мысленно представить, как бы он поступил в такой ситуации. Невольно оглянулся и взглянул на Алексея.

-Скорее всего, нет, – ответил Христофор.

-Вот то-то. Так какой же ты тогда к черту иноземец. Ты, душой уже – русский. А значит, страна, в которой ты сейчас живешь тебе родная. Вон у меня в отряде Ибрагим. Вроде татарин, а назови его басурманином, так он обидится. Горло перегрызет. И не оттого, что слово для него обидное. Просто земля, в которой он теперь проживает для него родная. И ему неважно, как скорее всего и тебе, как будут звать государя.

Шредер вздохнул. А ведь атаман в чем-то был прав. Проживая в Московском государстве, он уже давно не ощущал себя иноземцем. Те с кем он общался, никогда не относились к нему как-то по-другому, словно Христофор был рожден в этом государстве.

-Так вот. Всяк кто служит для государства, и неважно в чем заключается эта служба – русские. Все кто с оружием идет на нашу землю – вороги. Поэтому и разбойничать, – атаман так и сказал: «разбойничать», – предпочитаем в чужих землях. Нападая время от времени на иноземных купцов…

Рука Шредера вновь невольно скользнула к пистолету.

-Эй, стой приятель, угомонись. – Вскричал вдруг Фрол, чем вызвал недоуменные взгляды у товарищей. Понимая, что крик его может привести к неожиданному, сделал знак рукой, дескать, все в порядке.

-Ты не обижайся, – продолжил атаман, – но любой купец, готовый обмануть, будь-то свой русский, или иноземец лично для меня враг.

Шредер и представить не мог, что обычный разбойник, который и грамотой не владеет, всю жизнь проведший в походах, будь они за царя батюшку, или за волю – окажется философом. Конечно его, разбойничка, понять можно. В любом деле, будь то грабеж, или дело правильное должно быть оправдание. Дескать, это не я плохой, это жизнь такая. Я на своих, не нападаю, только на чужих. Только где эта грань? И как ее не перейти, чтобы не быть чужим среди своих? Легко быть благородным разбойником, деля всех на своих и чужих. А если завтра чужой станет своим, свой чужим? Что тогда?

Ответить на эти вопросы капитан так для себя и не успел. Вдруг Фрол замолчал.

Они выехали на поляну, где им навстречу выскочили разбойники. С десяток мужиков в драных зипунах. Тех самых, что не делят людей на своих и чужих.

-Что я тебе говорил, капитан, – молвил атаман, доставая из-за пазухи пистоль.

Разбойников оказалось на много больше. Это стало ясно, когда отступление преградили еще десять человек.

-Вот тебе бабушка и Юрьев день, – выругался Фрол.

Отряд встал в круг, в середине которого оказались царевич и Онегин. Ружья, луки и пистоли окруженных всадников теперь были направлены в сторону врагов. К Шредеру подъехал Шипицын и спросил:

-Что делать будем капитан?

Христофор хотел было сказать, что сам попытается выпутаться из сложившейся ситуации, но его руки коснулся Самохвалов.

-Предоставь это мне капитан, – молвил Фрол, – я знаю их атамана. Епифан ни за что не отпустит людей царя Петра с миром. Схватки не избежать. Ему все равно русский или татарин…

Только теперь Шредер понял, что до этого имел в виду его попутчик. Разбойник разбойнику рознь. Этим, что сейчас окружили их плотным кольцом, было все равно, кто попался им на пути. Люди они были обиженные и ненавидели людей, служивших антихристу – Петру Алексеевичу. Скорее всего, сейчас перед ним были те, что воспротивился ношению европейской одежды и бритью бород.

-Отдай нам их Фрол! – Между тем потребовал главарь разбойников.

Самохвалов отрицательно покачал головой.

-Не будет, по-твоему, Епифан, – молвил атаман, – Ой, не будет!

Главарь разбойников провел ладонью по лохматой, взъерошенной бороде.

-Я так понимаю Фрол, что ты и сам на службу к антихристу перешел. Эвон в сотоварищи немца взял. Какой же ты после этого стрелец. По-хорошему, я погляжу, ты не хочешь.

-В-первую, очередь я русский, – проговорил Самохвалов.

Выстрел. Сначала Шредер и не понял, кто стрелял. Сидевший на низкорослой монгольской лошаденке Епифан покачнулся и рухнул на землю. И только тут Христофор заметил, как из ствола ручницы Юрия поднимается дымок.

Может бывшие стрельцы полагали, что лишившись атамана, разбойнички разбегутся, но, увы, они ошиблись. Те кинулись на окруженный отряд. Зазвучали выстрелы, поляна покрылась дымом.

Атака прекратилась так же быстро, как и началась. Видимо разбойнички не ожидали, что их жертвы окажут хоть какое-то сопротивление. Затянись она чуть-чуть и глядишь дошло бы до рукопашной, но получив достойный отпор, тати, отстреливаясь, отступили.

-Легко отделались, – произнес Фрол, когда отряд вновь двинулся в дорогу.

Уже в дороге Самохвалов рассказал, откуда он знал главаря напавших на них разбойников. Выяснилось, что тот, как и Юрий, служил вместе с Фролом под Азовом. Любовью у товарищей не пользовался, так как слыл алчным и жадным. Человеком способным ступать по трупам. Звали его Епифан Сомов. Когда стрельцы, возвращались из-под турецкой крепости в Москву, он дезертировал. Как говаривали, подался под Астрахань. С тех пор ни Самохвалов, ни Юрий о нем не слышали, пока год назад летом тот не появился с небольшим отрядом в районе Великого Новгорода.

-Неисповедимы твои пути, Господи, – вздохнул Фрол, – кто ж думал, что этот пес супротив своих же пойдет.

Утром на второй день в сопровождении отряда разбойников, добрались служивые до Санкт-Петербурга. Если бы, согласились на предложение, высказанное Самохваловым, переночевать в лесу, ведь кони подустали, то скорее въезд в город состоялся, лишь к обеду, а так Христофор на предложение Фрола ответил, что его люди как-нибудь обойдутся без отдыха, когда на кону жизнь людей в осажденной Нарве.

X

Никто не может сказать, сколько продлится осада, но каждый желает, чтобы это событие закончилось, как можно быстрее.

Оборона Нарвы продолжалась уже третий день под непрерывным обстрелом шведской артиллерии. Только ночью защитники города могли перевести дух. Правда, иногда русским полковникам чудилось, что после той атаки ставки противника, когда комендант Нарвы впервые предложил использовать фейерверк не по назначению, фельдмаршал Реншильд просто разозлился. Складывалось такое ощущение, что выстрелов стали делать в два раз больше, словно неприятель подтянул к осажденным стенам дополнительную артиллерию. Ядра так и сыпались на головы защитников, и не удивительно, что у горожан нервы дрогнули.

Группа во главе с бургомистром вытребовала у коменданта аудиенции, что в данных обстоятельствах было делом неожиданным, ведь у Золотарева день расписан по минутам. Андрею эти дни приходилось вертеться, как белка в колесе. С утра в окружении свиты мчался на осажденные южные стены города, затем заглядывал в ратушу, где беседовал все с тем же бургомистром. Правда в предыдущие дни, ни о каком недовольстве и говорить не приходилось. Горожане казалось, смирились с решением коменданта. Затем возвращался в замок, где вспоминая события под Архангельским городком, поднимался на «Андларе» в голубое небо, чтобы оттуда взглянуть на диспозицию. Потом вновь на бастионы, под град ядер. Уже оттуда ехал на осмотр оставшихся бастионов, тех, что подвержены были обстрелу куда меньше. И лишь только ближе к ночи в дом коменданта, где его ждала с детьми Марта. Женщина на удивление спокойно переносила все невзгоды, выпавшие на плечи ее мужа и горожан. Там он отсыпался часиков пять и вновь рвался в бой, созывая военный совет.

В этот раз все пошло совершенно по-другому. Еще не успели все разъехаться (остался полковник Скобельщина и Ян Полонский), как адъютант доложил Золотареву, что с ним хотела бы встретиться делегация горожан во главе с бургомистром.

-Зовите, – сказал Андрей. Когда Лемме скрылся за дверями, проговорил, обращаясь к офицерам, словно предчувствуя что-то не ладное, – господа, не могли бы вы подождать за дверью.

-Хорошо, господин комендант, – проговорил хором полковники, словно поняв Золотарева с полуслова.

Офицеры вышли, чуть не столкнувшись в дверях с делегацией.

Андрей оглядел присутствующих. Это были представители «буржуазии» (по-иному назвать сих мужей комендант просто не мог). Все в разноцветных костюмах, словно сейчас и не было войны. Впереди в черном кафтане, белоснежной рубашке с кружевным воротником, прижимая к груди треуголку, старик бургомистр. Редкие седые волосы на голове, обвисшие и непривычно смотрящиеся усы.

-Не иначе желаете сдать врагу город! – Неожиданно произнес Андрей, вводя пришедших в замешательство. – Знаю, знаю господа – хотите. Я думал, что ваш голос бургомистр был за оборону города, но видимо ошибся…

-Как и я, – прошептал градоначальник.

-И вы, лучшие люди города, – тут Андрей сделал акцент на слове «лучшие», – готовы сдать город врагу…

-Нам не нравится ваша политика, господин комендант, – произнес один из просителей, в нем Андрей признал отца девушки, за которой ухаживал царевич. – Неужели, Вы, господин комендант не понимаете, что ваши амбиции могут привести к гибели горожан.

-Без жертв не бывает войн, – проговорил Золотарев, – всегда страдают мирные жители.

-Вы ошибаетесь, – сказал вдруг бургомистр. – Ни когда, ни когда горожане не подвергались мести со стороны осаждающих. Так как ни один нормальный полководец не будет губить своих будущих подданных…

-Подданных? – Переспросил комендант.

-Да, подданных. Нам все равно, кто будет, правит городом – государь Московский или король шведский. Вы же хотите…

-Вы, же знаете, господин бургомистр, – вспылил Андрей, – что я хочу…

-Знаю. Вот и боюсь, что ваши действия приведут к худшему.

Бургомистр вдруг поперхнулся и закашлял. Один из присутствующих похлопал того по спине.

-Спасибо, – молвил градоначальник, – Так вот я продолжу. Я был не против обороны города. Но ваши методы – меня, как и других пугают, – тут старик обвел руками присутствующих, – поэтому я вас прошу, господин комендант сдайте город шведскому фельдмаршалу. Пока не поздно.

Присутствующие развернулись и направились к дверям. У самого выхода бургомистр вдруг повернулся и добавил:

-В противном случае я лично сам открою ворота.

Когда за ними дверь закрылась, Андрей лишь сказал:

-Ну, и дураки!

Минут пять простоял в оцепенении, пока в кабинет не заглянул Лемме.

-Все в порядке господин комендант? – поинтересовался он.

Андрей опустился в кресло. Стянул с головы парик. Посмотрел на адъютанта.

-Полковники еще не ушли? – спросил он.

-Нет.

-Тогда, зови.

Ни когда, не сейчас во время осады, ни позже не считал Золотарев бургомистра глупым человеком. Он прекрасно понимал чувство Якова Клеймена. Когда от твоих действий зависит судьба всего города, тут не на такое пойдешь. Одного пока Андрей понять не мог, зачем тот явился со всеми заговорщиками к нему. Действовал бы в втихаря, так ведь нет же. Может, считал, что эстонец одумается и присоединится, а возможно, помнил, кому был обязан местом. Но как бы, ни обстояло все на самом деле, было уже не важно. Комендант принял решение.

Сейчас главное было арестовать недовольных его решениями горожан. Вряд ли их было так много, скорее всего основную группу составляли те, кто совсем недавно отказался присягнуть московскому государю. Как считал Золотарев, для того чтобы их арестовать хватит и двух рот. Затем требуется усилить караулы у городских ворот и объявить комендантский час, чтобы прогулки горожан в позднее время прекратились на время осады раз и навсегда.

-Они, мне еще спасибо скажут, – проговорил он, когда двери за полковниками закрылись.

Скобельщина остался, честно сказать, недоволен решением коменданта. Он считал, что его солдаты должны воевать на поле брани, а уж не как не стеречь мятежников. По мнению Федота лучше бы Золотарев разрешил выйти тем за пределы города. Вот только то, что среди заговорщиков могут оказаться люди, знающие о существования тайных ходов из крепости, выглядело как-то нелепо. Во-первых, полагал полковник, им в таком случае не нужно открывать ворота для неприятеля, достаточно было бы просто кому-то одному выбраться за стены и по тем же тайным ходам провести неприятеля в крепость. Во-вторых, как думал Скобельщина, вряд ли мятежники были такими уж сторонниками Карла XII, зачем тогда приходить к коменданту и ставить перед ним ультиматумы, заведомо зная, что тот не изменит своего решения. Поэтому отправившись в казарму своего полка, он уже принял решение.

Пригласив двух самых надежных поручиков, коим Федот доверял, как самому себе, он изложил сложившуюся ситуацию.

-Возьмите только добровольцев, – проговорил полковник, когда те были введены в курс дела.

Вот только ропота не удалось избежать. Солдаты согласившиеся принять участие, в неприятном деле, по мнению Скобельщины, все равно оказались не довольны, особенно гнев перехлестнул через край, когда увидели среди арестованных женщин с детьми. Жен мятежников, тех, что не пожелали оставлять своих мужей.

Когда, Федот доложил об этом коменданту, тот лишь руками развел.

-Если хотят ощутить себя женами декабристов, – молвил он, – так это их право.

Что значила эта фраза полковник так и не понял. Он уже уяснил, что с комендантом спорить сейчас и доказывать, что тот не прав бесполезно.

-Упрямец, – проговорил Скобельщина в коридоре, когда столкнулся с Полонским в коридоре. – Наш комендант упрямец. Я ему предлагаю отпустить мятежников из города, а он, ни в какую.

Драгун ничего не ответил. Удивленно посмотрел на полковника.

-Тебе хорошо, – прошептал Федот, когда Ян скрылся за дверьми кабинета коменданта. – Твои солдаты на стенах, – сплюнул в сердцах под ноги и быстрым шагом заспешил покинуть дом Золотарева.

Между тем, Полонский доложил, что равелин, находившийся между бастионами «Фама» и «Триумф» захвачен шведами. Золотарев после этого сообщения пришел в бешенство, все шло ни как ему хотелось. Андрей предполагал, что защитные сооружения продержатся чуть дольше, и успеют к подходу помощи из-под Петербурга, но, сколько бы он не интересовался у дежуривших на Андларе, не видно ли движущихся войск? Неужели что-то задержало царевича в дороге? Подумать о том, что на отряд Шредера быть может, напали разбойники комендант и предполагать не хотел.

Золотарев тут же затребовал карету. И когда она была у ворот, приказал мчаться к бастиону «Триумф», где сейчас под обстрелом руководил обороной полковник Барнер.

Шведы уже заняли равелин и вовсю там командовали. Теперь, когда до стен города было рукой подать, началось строительство подкопа. Необходимость в массированном обстреле начинала отпадать, проще было заложить бомбу под основанием бастиона, и взорвать.

Фельдмаршал Карл Густав Реншильд вызвал к себе офицера командовавшего минерами и распорядился, чтобы те делали подкоп под бастион. Тот тут же убежал выполнять приказание. И вот в районе захваченного равелина начались активные действия. Пробежал отряд саперов с лопатами. Защищенные стенами, они начали копать подкоп.

Ближе к вечеру в направлении равелина направилась группа солдат с бочками, заполненными порохом.

-Сколько у нас временим? – Поинтересовался Золотарев, разглядывая их в подзорную трубу.

-От силы час. – Проговорил полковник Барнер.

-А потом?

-Потом бастион рухнет, и неприятель устремится в город. Сколько времени нам удастся задерживать его на развалинах одному богу известно!

Андрей опустил подзорную трубу и печально взглянул на полковника.

-Не уже ли, все кончилось?

-Скорее всего – да.

Золотарев собрался было уже уходить, когда на бастион вбежал солдат Белозерского полка.

-Господин комендант, – прокричал он. – С воздушного шара было замечен большой конный отряд.

-Шведы? – уточнил Андрей.

-Вроде – наши. Знамена русские.

– Князь Голицын с подкреплением, – вздохнул облегченно Золотарев.

-Боюсь, что нет господин комендант. Идут стройными колонами с юго-востока. Вероятно, из-под Пскова.

Оттуда мог прийти Александр Данилович с драгунами, но за помощью к нему, он Андрей никого не посылал. Если только… Если только воевода Иван-города это сделал. Не эту помощь ожидал Золотарев. Лучше бы подмога из новой столицы появилась, а не от Светлейшего. Тот, так считал эстонец, вполне возможно, что имел на Андреса зуб. Но выбирать не приходилось, город оказался на самом краю между жизнью и смертью. Неизвестно, как бы поступил с ним командующий шведской армией, а с Александром Даниловичем, он уж попытается найти общий язык. Глядишь, и государь заступится.

Взрыв раздался неожиданно. Словно землетрясение прошло. Стена стала медленно уходить вниз, поднимая в воздух пылевое облако. Андрей закашлял.

-Взорвали ироды! – Вскричал полковник Барнер. – Теперь у нас нет выбора, как сдерживать атаку. Надеюсь, Светлейший князь успеет к нам на выручку.

Вдали застучали барабаны и запели флейты. Андрей посмотрел в подзорную трубу. По полю колонами, двинулись шведы. Реяли на воздухе их сине-желтые полотна знамен. Что-то кричали служивым офицеры.

-У, нелегкая, – проворчал откуда-то взявшийся Федот Скобельщина.

И тут из леса выскочили несколько кавалеристских полков. С гиканьем и с криками «Ура!», они влетели в шведские колоны. Рубя саблями супостата. Впереди, Андрей хорошо видел его в подзорную трубу, сам Светлейший князь – Александр Данилович Меншиков.

-Горячая голова, – проговорил полковник Барнер, – Данилыч. Ох, горячая голова. Ни себя не бережен, ни солдат своих. Зато, как вовремя.

-Разреши господин комендант, – проговорил Яков Полонский. – Я со своими драгунами навстречу Александру Даниловичу выступлю. Дай бог, вдвоем и поколотим неприятеля.

-Ступай, – скомандовал Андрей.

Минуты через две, когда там под стенами города, драгуны Меншикова рубили неприятеля, к ним на помощь, сквозь образовавшийся пролом из Нарвы вылетели драгуны Полонского.

Бойня началась на славу.

-Эх, дай и мне пошалить, комендант, – проговорил Федот Скобельщина, – не могу я сидеть и смотреть, как наши там рубятся.

Получив разрешения, он со своим полком выступил из города. И стало понятно, что инициатива в этой битве русскими перехвачена.

-Ты, что это себе позволяешь! – Метал на следующий день гром и молнию, князь Меншиков. – Что, государь наш велел, знаешь? Вижу, что знаешь. Так почему против воли его пошел?

Как только битва была закончена, а оставшиеся в живых шведы предпочли отступить, драгуны Меншикова и Полонского вернулись в город. Торжественно въехали в городские ворота. Зло посмотрел на встречающего, на крыльце ратуши Золотарева, но ничего не сказал, а всего лишь потребовал предоставить для его солдат квартиры, где те могли бы отдохнуть. О том, что вскоре в Нарву прибудет государь Московский Петр Алексеевич, Александр Данилович сообщать не стал, решив тем самым приготовить, для возомнившего себя творцом эстонца, сюрприз. Андрей тут же предложил выделить князю комнату в доме коменданта, но тот отказался и тут же объявил, что собирается провести эту ночь у бургомистра.

-Кстати, где он?

-Он, арестован ваше сиятельство, – проговорил полковник Барнер.

-Почему, и с какой стати? – Воскликнул Данилыч, грозно взглянул на Золотарева. – Я тебя спрашиваю?

-Пытался сдать город, – прошептал Андрей.

-Что? Не слышу?

-Пытался сдать город.

-Освободить. Причем немедленно.

Привели старика. Меншиков спустился с крыльца, обнял и по-отцовски (в данном контексте это было, как-то нелогично) расцеловал его.

-Вот он истинный герой Нарвы, – воскликнул князь. – А теперь веди, старик к себе домой. Дай полководцу отдохнуть, после тяжелой битвы.

Ну, а утром разъяренный, как лев, прискакал в дом коменданта. Ворвался, как ураган в кабинет Золотарева. Тот уже хотел было предложить Светлейшему князю кресло, но в этом, же кресле оказался сам.

-Против воли государя, пошел, – орал тот, – государь велел сдать город, если к нему шведы подойдут, а ты. Где царевич?

-В Санкт-Петербург за подмогой отправлен, – пролепетал Андрей.

-А, что до Пскова разве дальше? Или ты меня эстляндец боишься?

Комендант опустил глаза. Смотреть на лучшего друга царя было страшно. Вчера он не ожидал сегодняшнего поворота. Думал, Меншиков будет недоволен только из-за того, что бургомистр арестован. Хотел было оправдаться в причинах ареста, но не успел.

-Боишься. А, вот Яков Клеймен, не испугался. Пока ты из себя полководца корчил, он ко мне человечка послал. Сволочь, ты Ларсон, сволочь.

Тут дверь в кабинет отворилась и вошла Марта. Он посмотрела сначала на кричавшего князя, потом на супруга. Затем подошла к Меншикову и проговорила:

-Не смейте на него кричать. Он, как мог, пытался отстоять город.

Алексашка взглянул на женщину. Прошелся по комнате и опустился в свободное кресло.

-Тебе повезло золотарь, – проговорил он, припомнив первую должность, Андрей при государе, – скажи спасибо своей жене. Я покричал, гнев спустил. Мне моих людей жалко, что сейчас под стенами города лежат. Я, отойду, а вот государь…

-Что государь? – спросил Золотарев.

-Государь сюда скачет. А он неповиновения его приказу, и угрозу его сыну не простит. Моли бог, чтобы только от должности отстранили, или на худой конец в какую-нибудь деревеньку сослали. А то смотри государь зол в гневе, и не снести тебе головы, если с царевичем по дороге в Санкт-Петербург, что случилось.

Андрей же понял, что Меншиков вроде от гнева начал отходить, и уже стал корить себя за то, что не отправил Алексея Петровича в Псков. Но, с другой стороны, если бы он это сделал, пришел бы сейчас на помощь осаждающим Александр Данилович со своими драгунами? Да и бургомистр хорош. Заговор затеял это одно, но чтобы человека к князю отправить, тут не дюжим умом обладать нужно. Возможно, и не он такое решение принял, а кто надоумил?

-Может, отобедаете князь? – проговорила Марта.

-Отобедать? – уточнил Алексашка.

-Отобедать. Обед, правда, скромный, чай в осажденном городе вот уже, сколько дней жили.

-Отчего же. Сейчас любая трапеза, после походной пищи, покажется даром богов, – он прищурился, словно пытался заглянуть в душу женщины, – вернее богини.

Андрей вдруг испугался. Ему вдруг стало страшно. Он подумал, о том, что все возвращается на круги своя. Когда-то Марта должна была стать любовницей фаворита, но он с помощью царевича, увел ее прямо из-под носа князя. Сейчас же, складывалось такое ощущение, что Алексашка все же это сделает. Теперь все было в руках Марты.

После обеда Меншиков изъявил желание посетить стены крепости.

С появлением Александра Даниловича у Андрея началась черная полоса в жизни. Еще вчера казалось, что он был на коне, а тут в одночасье полетел вниз. Хорошо, что падение оказалось не таким уж болезненным. Меншиков взял на себя управление городом, оставив Золотарева комендантом чисто номинально. Князь хотел было приударить за супругой графа, но Марта на удивление не пошла на контакт. Впервые Андрей понял, что для кого-то он в этой чуждой ему эпохе – нужен.

Золотарев, все еще ездил на стены крепости, смотрел, как горожане восстанавливали разрушенное. Общался с полковниками. Барнер, как-то в разговоре проговорился, что если Питер решит, Андрея отстранить от управления городом, то он готов замолвить слово, чтобы его разрешили зачислить в полк, в звании майора, но эстонец отказался.

-Ну, как знаешь Андрей, – произнес полковник, – как знаешь. Дело хозяйское.

А потом в город прибыл Петр. Сразу же в кабинет коменданта, а там Меншиков.

-Так и так, пришлось отстранить Золотарева твое величество. Супротив указу твоего пошел.

-Знаю, – прошипел Петр, – где он?

-Так у себя в квартире. Пытается еще руководить городом. Наказать бы тебе его, за самодеятельность нужно…

-Без твоих советов обойдусь, – рявкнул государь.

Он покинул кабинет и прошелся до спальни. Рывком распахнул дверь. Андрей сидел в кресле у окна и курил трубку, рядом возились его дети. Петр, собиравшийся, с кулаками набросится на эстонца, сдержался.

-Поговорить надо, – молвил государь.

Золотарев посмотрел на царя и прокричал:

-Марта! Уведи детей.

Вошла супруга и увела малышей. Петр на женщину даже не взглянул. Не, ужели, промелькнула мысль у Андрея, тот в этой изменяющейся реальности стал другим? А может, царь встретил другую женщину, которая способна оказалась заполнить образовавшуюся, в результате его действий, нишу.

-Стоило бы тебя казнить за неповиновение, – молвил государь, – но видя твоих чад – передумал. Не хотелось бы их оставлять сиротами, как не хочется потерять сына. Кстати, где Алексей?

-Он отправился в Санкт-Петербург за подмогой…

-А почему не в Псков? – Перебил его монарх, – ведь город куда ближе. А Меншиков в качестве полководца не уступает Головину.

Андрей промолчал. Но Петр видимо и так догадывался, каков мог быть ответ. Государь прошелся по комнате и плюхнулся на диван, стоявший у стены.

-Когда ты появился несколько лет назад под стенами этого города, – продолжил монарх, – произвел на меня неизгладимое впечатление. В тебе было что-то такое, что заставляло верить. Потом, я не забыл, наш разговор в Преображенском. То, что ты человек, рожденный в грядущем, не дает тебе права, идти супротив меня. Ослушиваться моих приказов. Вполне возможно, что ты знал о штурме города неприятелем. Предполагал, что помощь придет от Меншикова. Это могло оправдать твою выходку. И я бы в это поверил, но… Понимаешь Андрей, – Петр посмотрел прямо в глаза коменданту, – все это ложь. Об исходе ты знать не мог.

Золотарев вздрогнул. Запустил руку в кисет и достал трубку. Закурил.

-Ты не мог знать исход сражения. – Повторил Петр. – Иначе не бургомистр, а именно ты послал бы за помощью к Меншикову. Поэтому наказание по любому последует. Степень его будет зависеть, от того, что сейчас с моим сыном.

-Я отправил его за несколько дней до штурма города в Санкт-Петербург. При этом дав ему в попутчики – лучших людей…

Договорить он не успел. Дверь в комнату распахнулась. Государь хотел было отругать нарушителя спокойствия, но не сделал. В проходе стоял солдат в фиолетовом мундире.

-Ну, – проговорил Петр, – вещай!

Служивый взглянул сначала на государя, затем на коменданта, и после того, как Андрей кивнул, молвил:

-К городу движутся русские полки!

-Интересно кто бы это мог сюда спешить, – пробормотал Петр, – откуда движутся?

-С Балтики, государь.

-Может это Головин, – предположил Андрей.

-Твое счастье, – проговорил монарх, – если это он. А теперь пошли, взглянем.

Андлар мирно покачивался в небе. После ливня, и прохлады, длившейся несколько дней, вновь стало жарко. Петр смотрел в трубу, Золотарев стоял у другого края корзины и ждал своей участи. То, что это шли полки под руководством Головина, Андрей не сомневался. Скорее всего, среди них был и царевич со Шредером и товарищами.

– Тебе повезло Золотарев, – проговорил монарх, – что идут войска Головина. Это значит, что, по крайней мере, до Санкт-Петербурга он добрался благополучно. Будем надеяться, что у генерала хватило ума не брать царевича на поле брани. А теперь спускай нас на землю.

Пока еще комендант, Андрей посадил воздушный шар. Государь выбрался из корзины, поправил сюртук. Как потом выяснилось, Петр оказался прав в отношении генерала. Тот действительно не решился взять царевича с собой. Приказал, чтобы тот, с его товарищами, прибыл бы под Нарву чуть позже. Перестраховался? А, может, боялся, что баталия затянется надолго? Какое же было удивление Головина, когда он обнаружил, что под стенами осажденного города армии неприятеля нет. Тот же лагерь, что находился там, принадлежал не кому иному, как самому государю. К тому же встречал его войска сам Петр. Такой же веселый, как обычно, да вот только за всем этим генерал почувствовал озабоченность монарха. Причина – царевич.

Петр пригласил генерала в штаб. Усадил за стол и долго расспрашивал об Алексее. Головин поведал тому, что знал. Хорошо охарактеризовал Шредера, и отряд который сопровождал царевича в новую столицу.

Через несколько дней, с небольшим отрядом прибыл и сам Алексей. Тот разглядел отца издали.

-Не предполагал, – проговорил он, обращаясь к капитану Шредеру, что ехал сейчас с ним рядом, – что отец прибудет на помощь Нарве. На него это не похоже. Не велик городок и к тому же теперь не имеет такого стратегического значения, какое было у него семь лет назад.

-Он поручик, прибыл сюда с войсками скорее из-за вас.

Приехали. Царевич соскочил с лошади и подбежал к Петру.

-Отец, – проговорил он.

-Отец? – переспросил Самохвалов, находившийся в это время рядом со Шредером. Он узнал государя, и сейчас просто находился в шоке от той мысли, что несколько дней охранял отпрыска монарха.

-Да, Петр его отец. А поручик ни кто иной, как царевич Алексей.

-И не подумаешь, – прошептал Фрол, – а характеры у обоих разные. Теперь я не удивляюсь, что за ту работу, что выполнял наш отряд, мы получим от монарха прошение, за старые прегрешения.

-Я бы так не считал, – проговорил капитан. Он покачал головой, – Когда предлагал службу, думал, что так и будет, а вот теперь не уверен…

Между тем взяв сына за плечи, Петр увел того в шатер. Минут пять с ним беседовал. Затем вдвоем вышли и направились в сторону капитана Шредера. За ними еле-еле поспевал писарь, таща в руках несколько свитков.

-Это и есть те люди, что сопровождали тебя, сын? – Спросил Петр, останавливаясь перед отрядом.

-Они, – проговорил царевич, и незаметно дал сигнал, чтобы попутчики его спешились.

Шредер, Шипицын, Фрол и Юрий соскочили с коней. Царь оглядел их и проговорил:

-Хороши, ох хороши!

Подошел к Шредеру.

-Майор, – произнес Петр.

-Капитан, ваше величество.

-Нет, нет. С этой минуты вы майор, – проговорил государь, и писарь протянул тому патент на звание.– Нет, желание перейти в Семеновский полк?

-Государь, я бы хотел, служит в Белозерском.

-Жаль, конечно. Хотелось бы видеть такого у себя в гвардии, но и в авиаполке вы тоже будете необходимы.

Петр осмотрел Шипицына. Писарь тут же вручил тому бумагу на очередное звание. Поблагодарил государя, за доверие. Между тем царь подошел к разбойничкам, минут пять их разглядывал, словно решая, что с ними делать. Затем повернулся к писарю и произнес:

-Подай им бумаги.

Атаман и его товарищ удивленно посмотрели на царя.

-Я прощаю все ваши предыдущие прегрешения, – молвил он. – Хочу сдержать слово, данное вам майором Шредером. Может пожелание, какое есть?

-Ваше величество, – проговорил Фрол, понимая, что дерзит. Получив награду, и что-то требовать еще большая наглость. – Я бы хотел попросить…

-Что? – Недовольно поинтересовался царь. Он не ожидал, что после получения прошения, те что-то еще потребуют.

-Разреши Семену, брату моему на службу к тебе поступить!

-К Христофору Шредеру в полк пойдет?

-Пойдет государь.

-Ну, так тому и быть. Эй, Иван, пиши приказ о назначении Семена, – государь посмотрел на Фрола, – как вас по батюшке?

-Лукич.

-Пиши приказ о зачислении Семена Лукича…

-Самохвалова, – подсказал атаман.

-Самохвалова, в Белозерский полк. – Петр на секунду задумался, – надеюсь он высоты не боится.

Глава 2. Авантюра I

На берегу речки Шексна, возле мужского Воскресенского монастыря, построенного еще в четырнадцатом веке монахами (учениками Сергия Радонежского), раскинулась небольшая деревенька. Вокруг нее леса да болота, но ежели с возвышенности спуститься в пойму реки, то можно попасть на заливные луга. И все бы ничего, да вот только до ближайшего города полдня пути, а поэтому главный в этой местности – отец настоятель. Всякий, кто в этот край приезжает (по делам или на постоянное место жительства) с монахом дело имеет.

Но в середине августа тысяче семьсот седьмого года, в этих местах появился иноземец.

Случилось это в тот момент, когда две кареты, груженные под завязку, остановились у избы местного старосты. Человек в фиолетовом кафтане и высоких сапогах ботфортах, явно иноземного покроя выбрался из одной из них. Вошел в переулок и остановился у двери. Несколько настойчивых ударов и ему открыли. Хозяйка поинтересовалась, что путнику надо? Тот объяснил, что желал бы видеть местного старосту. Женщина впустила его в дом.

Снимать треуголку не стал. Миновал сени. Распахнул дверь и вошел в просторную гостиную. Перекрестился на икону, что висела в красном углу и огляделся. Справа от дверей русская печь. На ней несколько чугунков, в которых варилась похлебка. Запах был восхитительный, гость невольно облизнулся. Староста явно не бедствовал. Вверху на печи торчали голые пятки ребятишек. За столом, у самого окна, сидел сам хозяин – мужик лет сорока. Борода у него черная, ладно стриженная и к тому же аккуратно причесанная. Сам же староста одет в белую рубаху, полосатые штаны и лапти.

-Кто таков? – Поинтересовался мужик, оглядывая с головы до ног гостя и ставя кружку с квасом на стол.

-Граф Андрей Золотарев, – представился вошедший. Минуту думал, стоит ли так уж прогибаться перед мужиком, пусть даже и главным в этой деревне. Решил, что стоит, – Прибыл в вашу деревеньку по приказанию государя.

-Ну, так это, не ко мне, господин граф.

-А, к кому?

-К местному отцу настоятелю. Ведь здешними землями и деревнями монахи владеют.

-Ладно, к настоятелю, так к настоятелю. А, где бы я мог со своими разместиться, пока все не наладится? Я, ведь сюда не один прибыл. Со мной супруга и дети.

Староста задумался. Почесал затылок.

-Так это того. Пока у меня поживете, пока избу себе не отстроишь. Слава богу, дом у меня большой. Места всем хватит.

Гость ушел, вернулся уже не один. Мужичок оглядел семью графа. Жена у того симпатичная, явно в деревне раньше не жившая. Ну, и детишки: мальчик и девочка. Совсем еще маленькие. И чего это государь сего графа в «Тмутаракань» сослал? Может, что натворил? Староста отхлебнул из кружки кваса и произнес:

-Располагайтесь гости дорогие. Федька, олух иди сюда! – прокричал он.

Через минуту в гостиную вбежал мальчишка лет десяти. Рубашка в одном месте порвалась, брюки перепачканы в грязи. А на руки и ноги, смотреть страшно, черные, как у черта.

-Сын, – пояснил староста, Затем погладил, подошедшего к нему, ребятенку по голове. Протянул леденец и молвил, – Федька, отведи барина к отцу настоятелю.

Федор взглянул на странно одетого господина и сказал:

– Пойдемте дяденька.

Для того, чтобы попасть в монастырь, нужно было пройти по деревенской улице и пересечь огромную поляну. У самых стен обители граф остановился. Огляделся. Архитектура собора ни сколечко не походила на ту, что ему приходилось видеть. Из-за деревянного забора, окружавшего обитель, было видно основное здание и колокольню. У ворот привязь.

-Если пройти чуть дальше, – проговорил Федька, – и спуститься с горки, то можно увидеть речку.

Молвил и стукнул несколько раз со всей силы, что была у него, в ворота монастыря. В них отворилась калитка и высунулся тучный монах. Обдал своим дыханием пришедших (лук и перегар) и поинтересовался, что тем надо. Андрей, сказал Федьке, чтобы тот возвращался домой.

– Дорогу до дома старосты сам отыщу, – затем взглянул на инока, – Граф Золотарев с письмом к настоятелю. – Подумав добавил, – от государя Московского Петра Алексеевича.

Монах побледнел и отойдя в сторону, пропустил человека в странных одеждах внутрь обители. Закрыл калитку и сказал:

-Следуйте за мной ваше сиятельство.

Преодолели дворик по диагонали и оказались у дверей храма. Эстонец снял треуголку, перекрестился, вошел в собор. Полутьма. Сотня, если не тысяча горящих свечей. На стенах иконы святых. Вдалеке у алтаря стоял монах и читал молитву. Направились к нему. Служка кашлем привлек внимание того, и проговорил:

-Прибыл его сиятельство граф Золотарев, от государя.

Настоятель перестал читать и повернулся. Совсем старик, отметил про себя Андрей. Борода седая почти до пояса. В руках посох.

-Ну, пойдем отрок поговорим, – проговорил тот, и открыл невидимую для обычного человека дверцу в алтаре, за которой оказалась небольшая комнатка.

Вошли внутрь. Золотарев вновь огляделся. Маленькая уютная келья. Отец настоятель здесь занимался делами связанными с обеспечением спокойной жизни обители. Свет, пробивавшийся сквозь небольшие окна, освещал небольшой стол, стул и небольшую лавку у самой стены. Удобно, подумал Андрей, если монах вдруг уставал, то спокойно мог на этой скамеечке прикорнуть. Сейчас вот именно на ней и пришлось присесть бывшему коменданту.

Настоятель монастыря, человек замкнутый и добродушный, и как любой грамотный человек, а он изучил не одну летопись, что хранятся в монастырских архивах, сперва прочитал грамоту царя, а затем выслушал просьбу Андрея.

-Так-так, – молвил монах, подошел к окну. Распахнул его и позвал, одного из иноков, что сидел в это время под сосной и о чем-то сосредоточенно думал. Тот явился незамедлительно.

-Возьми несколько монахов, – велел тому настоятель, – да ступай к старосте деревни. Пусть он мужиков выделит, да место укажет, где дом для графа ставить будете.

Инок учтиво поклонился. Ушел.

-Как насчет трапезы, граф? – обратился в Золотареву монах.

Ответ был положительный. Андрей пожаловался, что давно с супругой и детьми ничего не ели. И если тех, староста, скорее всего, накормил, то он так и ушел сюда, чтобы пообщаться с настоятелем, голодным.

Покинули собор. Обошли колокольню и оказались у монастырской трапезной. Настоятель пустил его первым.

Огромный, но еще не накрытый стол. Две лавки по бокам. Два инока, поклонам приветствовали пришедших, и тут же притащили вино, огурчики, капусту квашеную, рыбу, миску с лесными ягодами и тарелку с солеными грибочками. Из всего этого Андрей только в своей жизни стерлядь не пробовал. В Архангельске он наслаждался ухой из трески, под Нарвой осетром и форелью.

В этих же местах стерлядь считалась – царской рыбой.

Темой разговора, непроизвольно, стала именно рыба. Андрей восхитился стерлядью, и посетовал, что раньше никогда ее не пробовал. Тогда уже настоятель поинтересовался, откуда граф был родом. Когда узнал, спросил не скучает ли тот по родным местам. Ответ лаконичный – скучает. Да вот только, как заметил эстонец, против воли государя не попрешь. Один раз ослушался и вот он итог.

-И, что ты такое сделал, граф, – осведомился монах, – что тебя царь батюшка в места наши глухие сослал?

И пришлось Золотареву рассказать, как вынужден был защищать город Нарву, когда как государь велел его шведам сдать.

-А, ты, не сдал?

-Не сдал святой отец. Так как считал, что не правильно это. За город тот, года три назад, столько жизней людских было положено.

-Слыхал, слыхал, – вздохнул батюшка. Он налил себе в кружку вина. Сделал глоток и вдруг спросил, – А может, господь желал проверить твой дух, твою решимость?

-Если и так, то тогда и действия мои были правильные, – проговорил граф. – И если бы я был совсем уж не прав, то не сидел бы сейчас с тобой отче.

-Что верно, то верно, – согласился настоятель, – Петр Алексеевич не прощает предательства. Не любит измены, и тех кто идет против его воли. Что-то есть в тебе такое, что заставило государя сослать тебя сюда. Так, что я тебе скажу, – проговорил батюшка, – выходка твоя с нарушением царского указа, для тебя обошлась легким испугом.

Уже потом, когда граф покинул стены обители, монах задумался. Честно сказать, человек этот, пусть и не русского роду племени, понравился. Правда, была в нем какая-то загадка, вынудившая того, пойти супротив государя. Да, вот только стоило ли настоятелю искать ответ на нее? Может пусть она так и останется загадкой?

Дом для графа Золотарева поставили супротив монастыря. Достаточно было овраг, что проходил мимо них и спускался вниз к речке, пересесть. Знатный особняк получился с колонами и балконами. Андрей сам внешний вид его продумал. Сначала желал из камня отстроить, но староста предложил из сосны. Уговорил. Сначала эстонец сомневался, что что-нибудь получится, но потом все сомнения сами собой улетучились.

Пока шла стройка, сам граф с семьей ютился у старосты. Мужик даже рад был этому соседству. Иногда Золотарев наведывался в монастырь к отцу настоятелю, беседовал с ним о мирской жизни. Любопытным человеком оказался батюшка. Временами, казалось Андрею, что хочет тот у него что-то спросить, но не решается.

Гуляя по деревне познакомился с крестьянами. Особенно дружбу свел с местным кузнецом, как выяснилось с местным «Левшой». Звали того – Афанасием. Вскоре и причина таких приятельских отношений прояснилась сама собой. Коваль так и ахнул, когда к нему во двор въехала телега, груженная неизвестным (для крестьянина) металлом. То, что это останки «Мерседеса», которые эстонец забрал из Нарвы, Андрей говорить не стал, произнес только:

-Алюминий и Титан!

Сгрузил все у Афанасия, попросил того не трогать, сказав что скоро сам все объяснит. Мужичек возражать не стал. Воля барина – закон.

-Может его под навес отнесем, – предложил кузнец.

Убрать металл Андрей согласился.

-Уж больно легок сей металл, барин! – воскликнул Афанасий перетаскивая.

-Один справишься? – Поинтересовался Золотарев.

-Справлюсь.

-Тогда разреши мне с моим человеком переговорить у тебя в доме. Тет-а-тет.

Что это такое мужичек не знал, но предположил, что скорее всего – «с глазу на глаз».

-Отчего же нет. Изъясняетесь.

Андрей и Юстас Лемме (а это был бывший адъютант коменданта) вошли в дом. Золотарев прикрыл дверь и тут же прильнул к ней, прислушался. Ничего не слышно, и то хорошо. Рукой показал на лавку. Сели.

-Ну, рассказывай, как там в Нарве? – поинтересовался Золотарев.

-А, что рассказывать. Петр назначил нового коменданта – Федора Зотова. – Проговорил Юстас. – Тот первым делом потребовал от полковника Барнера список тех, кто во время осады решил сдать город. Надумал Зотов отослать их подальше из Эстляндии. Опасается, что предавшие два раза, предадут и в третий. Я, как раз под окнами стоял и слышал, как он молвил, слава богу, окно открыто было: Бог любит троицу.

-Понятно. – Вздохнул Андрей, он уже предчувствовал, что скоро, о его правлении и попытке обороны Нарвы, жители города будут вспоминать с трепетом. – Ну, а царевич?

-Царевич пока в городе. Служит в Белозерском полку, да вот только не на долго это.

-Что так?

-Лично слышал, что хочет его государь отослать в Москву. Подальше от боевых действий. Дескать спокойнее ему будет за сына. Когда я царевича перед самым отъездом видел, тот недовольный ходил. К тому же батюшка его серчает. Прознал тот, что сошелся Алексей с дочерью одного из зажиточных горожан. Он когда, насчет Москвы говорил, пообещал, что лично сыну невесту найдет. Ежели не из числа дочерей правителей европейских, так на крайний случай боярских. Чует мое сердце, Андрес, – вздохнул Лемме, – что все это руганью между отцом и сыном не закончится.

-Беду чуешь?

-Ее самую.

-М-да, – прошептал Золотарев, – куда жизнь катится. Все мои старания, воспитать из Алексея достойного человека в прах пошли.

В той истории, которую помнил Андрей, была точно такая же ситуация. Только случилось это чуть-чуть позже, да и закончилось печально. Удрал царевич со своей кралей за рубеж. Дипломаты исхитрились и вернули на родину. Вот только умер в той истории Алексей (согласно одной из версий) от рук своего отца. Ни хотелось этого Золотареву, ох, ни хотелось.

-А еще, – вдруг сказал Лемме, – Петр надумал жениться.

Золотарев вздрогнул. Посмотрел пристально на своего адъютанта.

-Как это? На ком это?

– Как ну, обычно как. А на ком? Так на дочке одного из польских шляхтичей.

В памяти Андрея вдруг всплыла старая аксиома, что самые красивые женщины – полячки. Хотя, честно сказать, лично он согласится с этим ни как не мог. Красавицы они ведь везде есть. Во только в одних странах их больше, в других меньше. Вспомнились американские толстушки. Золотарев вспомнил, что глядя на них (в остальном видел их в телепередачах) у него сводило живот и начинал срабатывать рвотный рефлекс. Но, как говорят русские: «Не бывает не красивых женщин, бывает мало водки». Только в случае с американками водка не поможет. Неправильное питание и сидячий образ жизни. Золотарев отогнал грустные мысли. Не к месту они, вновь подумал о Петре. Видимо судьба у него была взять в жены иноземку. Как говориться: «Свято место пусто не бывает». Если Андрей увел у него из-под носа Марту, которая должна была стать в будущем императрицей, то монарх нашел другую. Может в обычной жизни (не измененной пребыванием человека из будущего) он и обратил бы на девушку внимание, но будучи в руках у Екатерины, вряд ли предпринял попытку за ней ухаживать. Марта-Екатерина вряд ли это допустила бы.

-Свадьбу назначили на осень. – между тем продолжал Лемме.

-То есть уже скоро, – прошептал Андрей.

-Скоро, – подтвердил Юстас.

-А как Алексей относится к женитьбе отца. Как-никак мачеха будет.

-А, что Алексей. Он сейчас о себе думает.

-Понимаю, не больно то охота покидать ставшие сердцу родные места.

Хотя, правильнее сказать, любимую девушку.

-Ну, ладно, – произнес после минутной паузы Андрей, – Есть у меня к тебе задание. Ты должен в Ярославль съездить и привезти мне шелку.

Уточнять для чего, бывший адъютант не стал.

Они вышли из избы. Золотарев поинтересовался у кузнеца, если в деревне человек, что бывал бы в Ярославле. Ответ был утвердительный, монахи изредка посещали древний город.

-Что ж, – вздохнул Андрей, – придется с батюшкой переговорить, дай бог, не откажет.

Ему действительно не отказал. То ли священник побоялся не милости, как-никак граф с государем общался, да и сейчас небось, не смотря на немилость (вполне возможно временную) отношения поддерживает.

Вечером того же дня выехал Лемме в старинный город.

Задумка, придуманная графом, кузнецу понравилась. Он сразу оценил легкость привезенных Золотаревым металлов.

-И где же такие сыскать можно? – поинтересовался Афанасий, разглядывая алюминиевые куски, в которые в результате пожара превратились детали немецкого автомобиля.

-Говорят, что вещества из которых получился этот металл, – проговорил Андрей, – в глиноземе есть…

-В глине? – перебил его кузнец.

-В ней самой. Но, что бы получить средства специальные нужны, а их у нас нет.

-А, это? – кивнул Афанасий на металл.

-Этот получили в тех краях, где приспособления для его получения существуют. Единственное, что мы сможем с тобой сделать, так просто переплавить то, что у нас уже есть. Сможешь?

-Отчего ж не смогу. Смогу.

Афанасий предложил лить в песчаную форму. В качестве формовочного материала – смесь песка со смолой. Опока ящик, без дна и крышки (из двух полуформ). Деревянная модель, должна будет утрамбована. В соединенные полуформы, после того, как образец изъят, заливался металл. Андрей одобрил его идею.

-Литье в кокиль(13). – Произнес он.

Что это такое оказалось кузнец знал. При таком литье процесс происходил под действием силы тяжести. После застывания и охлаждения, кокиль раскрывается и из него извлекается изделие. Как помнил граф, этот способ литья пригоден для отливок как раз из алюминия. Этот материал имел относительно невысокую температуру плавления.

-Единственное, что меня беспокоит, – произнес вдруг Золотарев, – так это то, как мы с тобой придадим изделию товарный вид.

Кузнец посмотрел на него удивленно, но ничего не сказал. Было и так ясно, что тот что-то уже замыслил. После этого расстались.

«Местный самородок, – подумал как-то вечером Андрей, о кузнеце, стоя на крыльце своего дома, – «Левша». Этакий блоху не глядя подкует. Да вот толку от этой блохи никакого не будет. А вот если удастся найти способ обработки металлов без быстрорежущей стали, да создать дирижабль-мускулолет, тогда можно сделать большой шаг вперед, по сравнению с которым Андлары были бы детской игрушкой».

Провозились с деталями для мускулолета неделю. Результата не было.

-Ничего, – проговорил Золотарев, обращаясь к кузнецу. – Мне спешить некуда. Не получится машина, так и будем летать на Андларах.

А утром следующего дня прибыл из Ярославля Лемме. Бывший адъютант привез материю и весточку из семьи Ельчанинова. Отец старого друга, оказалось, умер зимой прошлого года. С изготовлением оболочки шара сразу же возникла проблема. Выяснилось, что в деревеньке не было такой белошвейки, которая смогла бы выполнить работу. Вот и пришлось Юстасу, переночевав ночь, вновь в путь отправляться. На сей раз в Белозерск. Там у местных швей уже имелся опыт по изготовлению шаров.

-Все, что не делается – к лучшему! – Проговорил граф, провожая своего приятеля в дальний путь. – О людях местных побольше узнаешь. Нам ведь здесь теперь жить да жить. А еще мы за это время может что с Афанасием и придумаем. Глядишь дольше будет шар в небе летать.

Вечером, сидя на лавочке возле дома кузнеца и покуривая трубку, высказал Андрей свою мечту Афанасию. Рассказал об Андларах, и о том, какую пользу те принесли государству. Упомянул и то, что если снизу прикрепить мускулолет, то воздушный шар превратится в дирижабль, который будет в меньшей степени зависит от ветра. Правда для этого, как заявил Андрей, требовалось устройство, которое подогревало бы воздух.

-Уж больно у тебя много задумок, граф, – вздохнул кузнец. – И все какие-то сказочные. Летучий корабль, он ведь только в сказках.

-В сказках? – удивился эстонец. Полез в карман кафтана и достал старенькое и уже потрепанное от времени портмоне. Раскрыл его и показал лист из журнала.

-Чудно, ой чудно. – молвил Афанасий, разглядывая воздушный шар.

-Вот к нему приделать мускулолет и будет дирижабль. А если бы еще горелку усовершенствовать…

– Тут нужно думать, граф. – проговорил кузнец, – С бухты-барахты этакую штуковину не придумаешь. Вот если бы вы рисунок какой нарисовали, ну, на подобии этого, – он протянул вырезку из журнала Андрею, – а так…

Три дня прошли в раздумьях. Андрей достал у настоятеля бумаги, и набросал чертежи мускулолета и горелки. По картинке кузнец попытался собрать мускулолет, но Золотарев его забраковал. Это на рисунке все выглядело складно, в мечтах, а в жизни все оказалось на много сложнее.

Вскоре вернулся Юстас Лемме. Кроме сшитой оболочки шара, привез горелку, что использовалось на Андларах, оставшихся в Белозерском полку.

Золотарев поблагодарил его. Накормил сытным обедом, и лишь после того отправился подготавливать шар к первому полету.

-Как отдохнешь, – молвил он, обращаясь к адъютанту, – сходи в монастырь да к старосте. Пригласи на презентацию. Кстати и Афанасия захвати.

Новому слову, из уст Андрея, Юстас не удивился. Хотя сказал бы демонстрация, показ, а так уж больно заумно. Лемме уже понял, что граф что-то хитрое задумал.

Первым прибыл настоятель, благо идти из монастыря было недалеко, затем пожаловал староста и под конец кузнец. Андрей наполнил шар воздухом и пригласил подняться на борт батюшку. Тот перекрестился, но шаг в сторону Андлара все же сделал. Забрался на борт, после чего Золотарев махнул Юстасу рукой, дескать отпускай канат, но потихонечку.

Воздушный шар стал медленно подниматься в небо, оставляя внизу, как заявил настоятель грешную землю.

-Интересно, а буду ли я ближе к богу? – поинтересовался он у графа.

-Боюсь, что нет. – Проговорил Золотарев, вызвав тем реакцию у священника, словно сказал что-то кощунственное, понял, что сейчас попадет под анафему, пояснил, – мы поднимемся на небольшое расстояние вверх, но оно по сравнению с расстоянием до бога просто незаметно.

Объяснение устроило батюшку. Внезапно шар замер над деревьями. Казалось, еще немного и до верхушек можно было коснуться рукой.

-Благодать то какая, – воскликнул священник. – Собор, – произнес он, указывая рукой в сторону золотых куполов, – речка. Вон там еще одна деревня. А вон там, зимой, мужики рыбу в проруби ловят. Эка благодать.

Эстонец протянул ему подзорную трубу.

-Если подняться выше, то можно разглядеть соседние деревни, – пояснил он.

Монах поднес к глазам прибор и вновь ахнул.

-Как же все близко.

-Когда-то вот так несколько лет назад, мы наблюдали, как к архангельскому городку шел шведский флот. Предпринять ничего не могли, так как Андлар не такой совершенный, как казалось. Единственное, что нам удалось сделать, так предупредить горожан о надвигающейся опасности.

-И то хорошо, – согласился батюшка.

-А потом с помощью воздушных шаров бомбили Нарву, когда она была в руках шведов.

-Всяка вещь две стороны имеет. Одна добрая, другая злая. – Вздохнул батюшка. – Вроде придумают, что-нибудь для дел добрых, чтобы жизнь свою земную облегчить, так нет найдется человек, который готов ее во зло использовать. И неважно швед это, немец али славянин. Неважно. Жизнь дает только бог, а отнять человек. А человек, как известно, существо подающееся соблазнам.

Шар медленно опускаться.

-Что случилось? – поинтересовался батюшка.

-Воздух в шаре остыл. Андлар держится в небе, только когда в нем теплый воздух. По другому, увы, не получается.

Между тем шар коснулся земли. Юстас подбежал к корзине и привязал ее к колышку, торчавшему недалеко.

-Ну, кто следующий? – Спросил Андрей, после того, как священник выбрался из корзины.

Изъявил желание староста, уж больно ему хотелось взглянуть на свою деревню с высоты птичьего полета.

-Придется подождать немного, пока шар не наполнится горячим воздухом, – попросил его граф.

Минут через сорок поднялся в небо и кузнец. В отличие от старосты, который остался недоволен тем, что вынужден был ждать пятнадцать минут, роптать не стал. Афанасий уже понял, что для наполнения воздушного шара требовалось время. Когда же оказался в небе высказал восхищение, но больше интересовался принципом работы Андлара, чем окрестностями.

-Что я, – молвил он, когда Андрей предложил выглянуть тому за борт корзины, – мест наших не знаю. С закрытыми глазами здесь ходить могу. А вот такое диво, – и он показал рукой на оболочку, – штуковины не видел. Это вот старосте восхищаться окрестностями нужно, а мне не зачем. Жаль вот только, что Андлар сей в воздухе уж больно мало времени находится. Да и подвязан к земле.

-Горелка не совершенна, – пояснил Андрей.

-Понимаю, – молвил Афанасий, – воздух внутри шара не возможно поддерживать все время теплым.

-Ну, а если приказать моему человеку нас отпустить, – продолжил Золотарев, – то неизвестно куда нас шар унести может. Приземлится он приземлится, а вот только возвращаться нам обратно пешком придется, да еще всю эту громадину на себе тащить.

-Не благодарное дело, – согласился кузнец.

-А вот если бы это дирижабль-мускулолет был, да горелка идеальная. Мы бы хоть туда, – Андрей показал рукой в сторону леса, что лежал за рекой, – хоть туда, – в сторону второй речки, – могли бы улететь. Да не просто улететь, а еще и вернуться. Вот только инструмент не позволяет, хотя и металлы, которые намного железа легче есть.

Вздохнул.

-А, что если использовать паруса? – Предложил кузнец. – Как на кораблях.

-Если сможешь их приспособить, почему бы и нет, – согласился эстонец.

Между тем шар начал медленно опускаться.

-А все-таки в наших краях хорошо, – проговорил Афанасии. – Леса так и кишат дичью. Вот, что граф, – вдруг сказал он, – а что если нам с вами на охоту пойти. Вы человек в нашей местности новый, и в лесах, особенно по ту сторону речки и не бывали.

Действительно развеяться в этих местах каким-то иным способом было невозможно.. Хороводы, как смог убедиться, он водить не умел. Просиживать за чаркой водки или местного самогона, что варили монахи, вместе с батюшкой не хотелось. Так и спиться можно, а Золотарев от алкоголизма умирать не собирался. Если уж и приготовлена ему в этом мире смерть, то уж лучше от пули или шпаги. Рассказывать старосте о коллективном хозяйстве, так популярном в советском государстве, не хотелось. Не дай бог, тому еще идея понравится. Проводить все свое время в душной кузнице это уже не досуг – а работа. Андрей согласился

-А, как вы на другой берег перебираетесь? – поинтересовался эстонец, когда шар коснулся земли.

-Известно как – на лодке. Можно было бы на Андларе, тогда мне кажется до тех мест, я так думаю, мы быстрее добрались. Да вот только он, – Афанасий коснулся шара, – не пригоден.

-Да, я об этом и толкую. – прошептал Андрей, – А как же мост? Что же мост не построите?

– Так умельцы толковые нужны. Те что есть, длинных мостов и не строили, речка почти с сто сажень(14). А те, что их возводят слишком много денег запрашивают. Ни у монастыря, ни у старосты таковых нет.

-А если сделать паромную переправу? – поинтересовался Андрей, вылезая из корзины.

-Знать бы что это такое, – вздохнул кузнец. – Слышать, то слышали, да вот только не видели.

-Ладно, когда на охоту поедем объясню. Я ведь в эти края, благодаря воле государя, скорее всего надолго.

Объяснять для кузнеца, причины из-за которых граф оказался в этих местах, не хотелось. Хватит тут и так двоих. Один (староста) знает, а второй (батюшка) догадывается.

А между тем, как считал Андрей, жизнь у него в этих местах вроде потихоньку стала налаживаться. Контакт с местным населением он наладил. С кузнецом общий язык нашел. Глядишь и поможет осуществить мечты графа, а если что посерьезнее, так и к старосте с настоятелем обратиться можно.

Впрочем и остальной люд в деревеньке неплохой. Особенно молодежь. Парни, что в рекруты не угодили, собирали по вечерами девиц, да начинали хороводы водить. Единственное, огорчало Андрея, так это то, что из музыкальных инструментов в деревне только гусли да дудки, а под них много не потанцуешь. О балалайке, упомянутой как-то раз в разговоре со старостой, здесь и отродясь не слышали. То что такой музыкальный инструмент в эту эпоху уже существовал, Андрей видел в Нарве, когда сиживал у полковника Барнера за чаркой с вином. У того солдат толковый был, мелодии на ней различные наигрывал. Зато о гармошке оставалось только мечтать. Появиться она по всем правилам должна была только в конце этого столетия. Можно было бы попытаться ускорить сей процесс, да вот только, как это сделать? Со струнными проще, тут принцип работы на лицо, а в гармони? Нет видимо придется ждать, когда ее изобретут. Только боялся Андрей, что до этого времени он просто не доживет. Золотарев даже пожалел, что не попросил Юстаса, когда тот в Ярославль ездил, балалайку для него привезти. Думал, раз в армии у солдат такая есть, то и в деревнях существовать должна. Оказалась не во всех.

Вот и в тот вечер, после демонстрации полета воздушного шара, пригласил староста графа к себе в гости. По душам поговорить, о иноземных городах послушать. Андрей согласился, ну, и выпалил что скучно в этих местах, ни гармонистов, ни балалайшников.

-Кто такие? Почему не знаю? – Воскликнул староста.

Пришлось Андрею рассказать.

-Эка незадача. Можно поискать среди мужиков, ай какой толковый плотник найдется, что балалайку твою сделает. Ты это только картинку нарисуй, как она выглядеть должна. А когда я его сыщу, расскажешь, как устроена. – тут староста задумался, – а на гусли она чай разом не похожа?

-Похожа, – согласился эстонец, – только струны всего три.

-Э, так это вообще все упрощает. – Воскликнул мужичок, – есть у меня в деревеньке старичок, что их делать обожает. Этим и живут. Сын его, Ивашка, в близ лежащие города на ярмарку возит. Ладно, как-нибудь на досуге с ним переговорю, да вас и сведу.

Выпили закусили. Начали песни петь. Скучные и грустные. Наверное такие же, как и жизнь в местности этой. Золотарев вдруг надумал, что-нибудь исполнить. В памяти перебрал, те что помнил полностью. Половину сразу откинул, без музыкального сопровождения они ни куда не годились. Решил было арию «Мистер икс» исполнить, но вовремя одумался не поймут. Из старых русских (советских), не знал он к какой эпохе те принадлежали, припомнил только «Валенки» да «Ой, мороз, мороз».

Эффект был еще тот.

-У меня все в родне, по мужской линии, кузнецами были, – молвил Афанасий, подкидывая сухие ветки в костер. – Прадед – кузнец, дед – кузнец, вот и я – кузнец. Да и дети мои и внуки скорее всего тоже кузнецами будут. Местность эта, хоть и болотистая, но шибко железной рудой богатая. Чуть подальше пройти, то можно яму отыскать, в которой я руду для кузни беру. Ходить сюда конечно далековато, но другого выхода у меня нет. Не хочу в Устюжну возвращаться.

Андрей удивленно посмотрел на Афанасия. Хотел было поинтересоваться, оттуда ли родом кузнец, но тот его опередил.

-Ты на меня, граф, удивленно не смотри. – сказал Афанасий, – наш род в эти края лет сто назад пришли из тех мест. А до этого мы жили в Устюжне Железнопольской. Но потом вспыхнула смута, и там стало не спокойно. Это ружье, – кузнец погладил рукой мушкет, – своими руками мой прадед изготовил. – Задумался, – Лет шестьдесят назад.

Протянул ружье Золотареву. Тот взял его в руки и понял, что оно не уступало тем мушкетам, которыми была оснащена русская армия. Только чуть совершение, для этого времени.

-Но, похоже, что счастливые времена сходят на нет, – продолжал между тем Афанасий. – В прошлом году в эти края приезжал воевода из Устюжны. Набирал людей знающих свое дело для государева завода.

-Что за завод? – поинтересовался Андрей.

– Ижинский оружейный.

Золотарев отметил, что никогда об таком не слышал.

-Вот только батюшка меня не отпустил. Откупился. Заявил воеводе, что без такого кузнеца, деревня пропадет! – Последнюю фразу кузнец произнес с гордостью. – И то понятно, как в деревне без кузнеца. И коня подковать, и плуг выковать… Да много ли еще чего по хозяйству требуется сделать. А, что я там на заводе стал делать? Оказался одним из многих. Кстати прошел слух, что именно там для армии государя оружие изготавливают. Пушки льют, ядра к ним. Мушкеты, пищали. А все благодаря чему?

-Чему? – переспросил Андрей, достал трубку и закурил.

-А благодаря болотной руде. Эвон если еще несколько верст пройти чуть вправо, то можно на ямы заводский набрести. Но мы туда барин не пойдем. Воевода в Устюжне уж больно завистливый. Увидит меня, арестовать велит. И придется мне тогда, на заводишке, как рабу горбатиться. Он ведь ирод, ради счастливой своей жизни, другого несчастным готов сделать.

Между тем стало темнеть. Похолодало. Золотарев поежился, и достал из рюкзака епанчу (ее на охоту Афанасий надоумил взять) накинул на плечи.

От родной (теперь для эстонца) деревни ушли далеко. Вначале через Шексну на лодочке переправились. Привязали ее, с помощью длиной пеньковой веревки, к растущему поблизости дереву. Дальше пошли пешком. Впереди кузнец с собакой, позади с рюкзаком (сшитому в Нарве одной из белошвеек) граф. Углубились в лес. Первое, что бросилось в глаза Андрею, так это грибы, которые росли здесь в немерном количестве. Мухоморы, поганки, белые, подберезовики. Изредка попадались подосиновики. Один раз Золотарев видел, как дорогу им перебежал заяц. Собака встала в стойку. Граф хотел было скинуть мушкет и выстрелить, но кузнец его удержал.

-Не надо. Вкуснее лосятины мяса все равно нет. – Проговорил Афанасий. Крикнул собаке, – Фу, – и продолжил. – Если уж на то пошло, так лучше крупного зверя завалить, а не размениваться на мелочевку.

-А мы, что на лося идем? – спросил Андрей.

-Нет. Сейчас лучше всего охотится на белую куропатку. Выводок уже поднялся на крыло. В это время их можно обнаружить на ягодниках или неподалеку от моховых болот. А уж если на перепелов набредем. Ты, граф, когда-нибудь охотился на перепелов?

Андрей вздохнул, и кузнец понял, что такого счастья в жизни эстонца не было.

-Пересечем болото. Слава богу, пес у меня опытный не раз этим путем ходил. Бывало тонул, но кое-как приспособился и тропочку через трясину помнит. А там выйдем в бор, переночуем, а уже поутру будем двигаться по лугу, пытаясь спугнуть птицу.

Эстонец из слов Афанасия ничего не понял. Решил, что по месту разберется, что к чему.

Вскоре земля стала влажной, то тут то там стали попадаться хиленькие деревца. Почва стала какая-то неустойчивая.

-Впереди болото. – Молвил кузнец.

Он подошел к молоденькой елочке. Вынул из-за пояса топор. Несколькими ударами обтесал ветки, превращая ее в шест.

-Идите за мной граф, – проговорил он, – и старайтесь ступать след в след.

Почва качалась под ногами, а затем и вообще пришлось ступать по кочкам. Андрей подумал, как тяжело собаке. Он подумал было отыскать глазами где, она но вовремя передумал. Тут не по сторонам глазеть нужно.

-Сейчас болото пройдем, а там за ним лесок просто загляденье. – Молвил впереди идущий Афанасий.

«Интересно, а как мы понесем дичь?» – подумал вдруг Андрей. Решил положится на опыт кузнеца.

Прошли насквозь топь, вышли на поляну. Афанасий остановился.

-Смеркается барин, – проговорил он.

И вот они сидели у костра. Кузнец рассказывал о крае, а эстонец слушал. Ему вдруг вспомнились родные места под Таллинном. Там он тоже ходил на охоту. Лицензия, карабин и полное одиночество. Сколько же в будущем было преград. Начиная от приобретения оружия, кончая все той же охотой. Нет, подумал Андрей, сейчас все куда проще. Главное на земли какого-нибудь боярина не забрести. С таким компаньоном, как Афанасий, такого просто не могло произойти.

Теперь же выяснилось, что пройдя несколько верст можно было выйти на разработки железной руды. Возникло вдруг желание взглянуть на это хотя бы издали.

-О, нет барин, – произнес кузнец, – ты, как хочешь, а я в те места не пойду.

Как-нибудь в другой раз решил Андрей. Может удастся кого-нибудь из крестьян, более сговорчивых, уговорить, показать ему дорогу.

Между тем стало холодать. Собака прижалась к ногам кузнеца.

Лето уже подходило к концу. Несколько дней оставалось до сентября. Попади он в прошлое не в начало этого века, а чуть раньше, или вообще во времена отца Петра Алексеевича, то сейчас бы новый год наступал. Шесть тысяч девятьсот какой-то там. Вряд ли с фейерверками и ассамблеями. Обычная календарная дата, свидетельствовавшая, что Земля сделала оборот вокруг Солнца.

-Вы, как хотите граф, – молвил Афанасий, – а я спать буду. Охота она ведь с утра самая хорошая.

Почему с утра, Золотарев спрашивать не стал. У каждого свои причуды. Хочет спать, пусть спит. Сам же Андрей, прилег и закрыл глаза, но спать не хотелось. В голову лезли мысли об Андларе. Сейчас, когда он был в опале, единственный способ, с помощью которого можно было бы вернуться в окружение Петра, так это усовершенствование шара. Паруса, мускулолет, казались чем-то фантастическим. Попытаться внедрить их стоило, но был бы от этого толк? Да и проблема нахождения в воздухе определенное время, так и останется. Усовершенствовать горелку? Вполне реально. Вот если бы найти способ добывания водорода? Увы, даже если газ и обнаружен, то процесс этот еще в истории не описан.

За раздумываниями Андрей не заметил, как уснул.

Возвращались окружным путем. Впереди бежал пес Афанасия. Было ясно, что этим маршрутом тот ходил уже не раз. Кузнец что-то рассказывал, но Андрей его не слушал. Всю дорогу он думал, а смогли бы они вот так вот в будущем удачно поохотиться? Почему-то, но эстонец не был в этом уверен. Его прошлое нравилось все меньше и меньше. Сейчас, когда эстонец прожил несколько лет в настоящей патриархальной России, он вдруг начал понимать, что эта страна и та, в которую он мчался на своем «Мерседесе» в двадцать первом веке, разные. Мир был покалечен человеком. Как же правильно сказал герой фильма «Собачье сердце» профессор Преображенский: «Разруха она в головах». Изменения произошли не в лучшею сторону, и произошло это не сейчас, когда государь Петр вдруг начал глобальную реконструкцию страны, а на много позже. И виной этих трансформаций стали его потомки. Это они допустили в начале двадцатого века, чтобы к власти пришлю люмпены. Люди, для которых нет ничего святого. Людишки, которые потеряв мораль, готовы были мочиться в подъезде, пить горячительный напиток на улице, причем прямо из горла, покупать для подростков курево, и приставать к прохожим обкуренными. Всех этих Швондеров, Шариковых, Климов Чугункиных, сейчас в том виде в котором они появятся после октября тысяча девятьсот семнадцатого, еще нет. И не хотелось, чтобы появились.

Вот и берег. Собака запрыгнула в лодку и прямо на нос. Уселась поудобнее и радостно завиляла хвостом. Андрей придерживал челн, пока кузнец отвязывал его от дерева.

-Ну вот, мы почти и дома, – прошептал Золотарев, закидывая в нее рюкзак.

Над деревенькой в воздух подымался дым. Мужики уже баньку для охотников затопили. Знают, что те вернутся уставшими.

Причалили, а их уже встречал один из монахов, явно посланный не просто так отцом настоятелем.

-Что-то случилось, – проговорил Афанасий привязывая лодку.

-Похоже, – согласился граф, – вот только за кем послал батюшка?

Монах подошел к ним, когда эстонец доставал из лодки ружье.

-Ваше сиятельство, – обратился он к Золотареву. – Прибыл человек, от государя Петра. Он сейчас ждет вас в монастыре. Велел вас, как только вы приедете, к нему доставить незамедлительно.

Золотарев посмотрел сначала на монаха, потом перевел взгляд на кузнеца. Интересно было понять с чего это он вновь понадобился государю. Было только два варианта: первый – монарх вновь гневается, понял что ссылка слишком легкое наказание для эстонца, как-никак указ осмелился нарушить, и второе – Петр Алексеевич отошел от гнева и решил призвать его вновь к себе. Правда в последнем Андрей не был уверен. Чтобы вернуть расположение государя, он должен не иначе, как подвиг совершить, а ведь он ничего для этого не сделал. По любому узнать можно было только поговорив с человеком царя. Интересно, а заступится за него настоятель монастыря? Скорее всего нет. Да и с какой стати. Сосед он спокойный, безобразий не чудит, да вот только пользы от графа Золотарева никакой.

-Ступайте граф, – молвил Афанасий. – Я, отнесу добычу в ваш дом. В том, что мы так удачно поохотились ваша заслуга.

Эстонец протянул ему рюкзак, и последовал за иноком. Поднялись в горку и остановились у ворот монастыря. Калитку в них открыли, словно уже ждали. Впустили внутрь.

Монах, отворивший дверцу затребовал, чтобы оружие граф оставил у ворот.

-Я уж за ним ваше сиятельство посмотрю. Но в храм божий с этим безобразием не пущу. –произнес тот.

-А, как же человек от государя? – поинтересовался Андрей.

-Так, вон его пистоль лежит, – пояснил служка, и показал рукой в сторону лавки, где покоилось оружие, – можете рядышком свое ружьишко примостить.

Пришлось графу оружие у лавочки пристроить, а самому за монахом, что ждал его на берегу, следовать.

Гость прибывший от государя ютился в келье настоятеля. Когда монах открыл дверь в комнату, он лежал на деревянной кровати и посапывал. Инок покашлял, таким образом привлекая внимание человека. Тот зашевелился. Поднялся с койки и накинул кафтан. И тут в приехавшем Андрей узнал князя Квятковского.

-Сколько лет, сколько зим, – произнес эстонец. – Рад тебя вновь видеть, Юрий.

Малость неестественно прозвучало. Не то, чтобы Андрей не рад был приезду бывшего своего начальника, просто вдруг ему подумалось, что тот привез везти дурные. Будь они хорошие, Петр скорее всего кого-нибудь другого послал, а так неприятные известия со слов старого приятеля, руководителя Преображенского приказа, прозвучат не так зловеще.

-Садись Андрей, – проговорил князь, – в ногах, как говорится, правды нет.

Золотарев отпустился рядом с ним на койку. Юрий достал кисет и протянул.

-Закуривай. Разговор у нас с тобой долгий будет.

-А может лучше на улице поговорим? – предложил Андрей.

-Да нет. Лучше здесь.

Вот и пойми, что сейчас ожидать.

-Казацкое восстание сейчас на Дону, – проговорил не понятно к чему князь. – От нищеты и повинностей крестьяне сейчас из южных губерний на Дон бегут. Петр приказал навести там порядок, вот и отправил туда князя Долгорукова. Меня хотел направить, да вот только планы внезапно изменились, – что за планы говорить Квятковский не стал, а лишь покосился на Золотарева. У Андрея по спине мурашки пробежали. – Не, бойся. – Продолжил Юрий, видя, как побелел его друг, – ни смерти, ни ссылки в еще дальние края я тебе не привез. Семейство твое теперь до скончания веков, если вдруг что-то не изменится, здесь проживать будет. Задание тебя одно Петр хотел попросить, чтобы ты выполнил. – Что за задание, не стал князь пояснять, словно понимая, что рано еще ошарашивать эстонца. Считая, что тут нужно, окружными путями.– Попросил, – сделал акцент на слове Квятковский.

Золотарев вновь удивленно взглянул на приятеля. С чего бы это Петр решился попросить его, сосланного в Тмутаракань графа о чем-то. Не проще ли было приказать. Распорядиться на худой конец. Или действительно случилось, что-то из вон выходящее, что монарх решается попросить, зная заранее, что Андрей Золотарев ему в просьбе не откажет.

– Не тяни князь, – проговорил эстонец, – молви, что там случилось.

– Проблемы у государя нашего с сыном.

– То, что жениться малец против воли отца хочет, знаю, – сказал Андрей. – Не буду отговаривать. Не ребенок. Так и передай Петру.

– Да не в этом дело.

– Свидетелем на свадьбу? – с надеждой в голосе поинтересовался Андрей.

– Если бы.

– До свадьбы еще дожить нужно.

– Ну, тогда не знаю. – Вздохнул эстонец, развел руками в сторону. – Не когда мне с тобой в бирюльки, князь, играть. Ты вроде человек серьезный, а сказать толком, что Петр повелел, не можешь.

– Могу, – проговорил Юрий, – Да вот ты только слова мне молвить не даешь.

Он встал, подошел к маленькому окошечку кельи. Минуты две вглядывался в него, пытаясь разглядеть, что там делается за стенами божьей обители. Потом резко повернулся и произнес:

– Петр сначала думал сына в Москву отправить, подальше от войны, но потом понял, что эти действия только все испортят. Во-первых, там много тех, кто захотел бы мальчишку на свою сторону перетянуть. Во-вторых, Алексею нужно как можно лучше изучить европейские государства, а лучше всего познать это можно только изнутри.

– Ну, а я-то тут причем?

– Причем? – Переспросил князь, – Причем. Государь хочет, чтобы ты, сопровождал мальчишку в Европу. Тайно.

II

Жизнь царевича Алексея изменилась в одно мгновение. Случилось это на следующий день после отъезда бывшего коменданта Нарвы (с женой и детьми) куда-то под Устюжну. Как ни пытался расспросить Меншикова, куда именно, приятель Петра молчал, как рыба.

Человек от государя пришел в Белозерский полк утром. Сунул бумагу прямо под нос полковнику Барнеру. Иоганн пробежался по тексту глазами и приказал Монахову, привести к нему поручика Михайлова. Явились оба в кабинет через пару минут. Солдат тут же получил разрешение уйти, а царевич, вытянувшись по стойке смирно, стал ждать, что соизволит сказать ему Барнер. А тот и не торопился, прошелся от стола к окну, затем обратно. Казалось, полковник не знал, как сообщить Алексею, что его вызывает отец.

– Господин поручик, – произнес Иоганн Барнер, – поступил приказ от вашего батюшки. Вы, должны явиться сегодня в дом, – полковник замялся, подумал чуточку и проговорил, называя комендантский дом по старой традиции, – дом графа Золотарева.

Мальчишка тяжело вздохнул. Это не ускользнуло от цепкого взгляда полковника. Он прекрасно понимал, что у Алексея были свои планы на этот день. Вчера тот попросил разрешение на увольнительную в город. Зная, что тот встречается с Эльзой, дочерью одного из горожан, Иоганн решил пойти тому на встречу. К тому же служба царевича в Белозерском полку, по мнению Барнера, была чистой формальностью. Молод тот, чтобы почувствовать на своей шкуре все прелести армейской жизни. Не смотря на звание поручик, полковник считал Алексея только – сыном полка. Иоганн Барнер предположил, что вызов царевича к монарху связан именно с этими отношениями. Как ни как, но сын пошел против воли отца, и отношения с девушкой для государя не были тайной.

– Разрешите выполнять? – спросил Алексей.

– Да, – молвил полковник. Царевич хотел было уже идти, но тут Барнер его остановил. Оглядел его с ног до головы. Остался в целом доволен. Единственное, что сделал, так это поправил у мальчишки ворот на камзоле. – Вот теперь, можешь ступать, поручик.

Последняя фраза вышла у полковника как-то не по уставу.

Алексей вышел из кабинета и в приемной встретился со своим денщиком. Онегин ждал его уже минуты две. Царевич подошел к нему, и чтобы никто не услышал, прошептал:

– Ступай к Эльзе. Она ждет меня у водопада. Скажешь, что меня вызвал к себе государь и встреча не состоится. Проводишь до дому и сообщишь, что встретимся лучше вечером. Я постараюсь к тому времени решить все проблему с отцом. Когда вернешься, жди меня в моей комнате.

Алексей взглянул на стоявшего у стены бывшего адъютанта Лемме и подмигнул. Тот явился к полковнику с просьбой выделить ему людей. Граф Золотарев выпросил разрешение вывести из Нарвы те металлы, что он обнаружил в окрестностях города. Петр возражать не стал, понимая, по всей видимости, что эстонец еще может повлиять на события Свейской войны. Именно из-за воздушных шаров, государь и решил так мягко наказать зарвавшегося коменданта.

Юстас проводил взглядом покинувшего приемную царевича, и подошел к дверям кабинета. Постучался.

– Можно, полковник Барнер? – Спросил он, заглядывая внутрь.

– Заходи, друг любезный, – проговорил Иоганн.

Юстас проскользнул в комнату.

Между тем Алексей покинул башню замка. Он прошел через центральные ворота и оказался на городской улице. Там его ожидала карета, посланная Петром.

Монарх остановился в бывшем доме графа Золотарева. Новый комендант пожелал, чтобы здание, в котором он будет жить, находилось недалеко от ратуши. Лучше всего в нескольких минутах ходьбы. На счастье ему просто повезло, в том квартале оказалось несколько домов горожан, отказавшихся принять присягу. В этот раз они были вынуждены последовать в ссылку, вслед за бывшим комендантом.

Карета остановилась. Кучер отворил дверцу, выпуская паренька. Тот грациозно спустился по откидной лесенке и замер. Осмотрел дом своего учителя.

Особняк изменился. По приказу Петра Алексеевича над входом закрепили личный штандарт государя. Плюс ко всему у дверей несли стражу два служивых Семеновского полка. Оба стояли вытянувшись по стойке смирно. Алексей даже подумал, что отец его всерьез взялся за дисциплину. Взгляд царевича скользнул по второму этажу дома. Окно, несмотря на жару, где раньше находился кабинет коменданта, было закрыто.

Царевич поправил парик, который с удовольствием снял бы, и надел треуголку. Сделал несколько шагов навстречу судьбе. Стража приветствовала сына государя, и пропустила внутрь. Алексей медленно, словно чувствуя, что сейчас решится его судьба, добрался до дверей кабинета. Дежуривший офицер знаком остановил его и попросил подождать. Затем скрылся за дверьми. Тут царевич заметил, что ботинки покрылись пылью. Хотел было их обтереть, да не успел, вернулся адъютант.

– Государь ждет вас, Алексей Петрович.

Назвал по имени-отчеству. Отворил дверь, пропуская мальчишку в кабинет.

Петр сидел за столом, заваленным бумагами, что-то писал. В углу, разглядывая глобус, стоял, покуривая трубку Меншиков. Государь сперва взглянул на сына, затем на фаворита.

– Открой окно, Алексашка, – приказал он.

– Но, мин херц, ветер.

– Открывай, чертяга, жарко. – повторил Петр. – Не бойся, бумаги не унесет.

Меншиков пожал плечами. Дескать, дело хозяйское, но если на пол упадет, хоть один из листков, то он их подымать не будет. Алексашка выполнил просьбу. Распахнул створки. Прохладный ветерок ворвался в помещение.

– А, теперь можешь идти, – приказал Меншикову Петр, – я желаю с сыном поговорить тет-а-тет, – фразу сию государь явно перенял у Золотарева. Если бы не эстонец, он вполне возможно, если бы эта нелепейшая ситуация возникла, сказал – с глазу на глаз, но вышло иначе. – Сейчас мне лишние уши, даже твои, ни к чему. Дело семейное и тебя не касается, так что ступай, Светлейший, ступай.

Данилыч недовольно фыркнул, но кабинет покинул.

– Все равно подслушивать в замочную скважину будет, – проговорил Петр, – но, по крайней мере, не будет лезть со своими советами. А ты, Леша присаживайся. В ногах правды нет, а разговор предстоит долгий.

Царевич сел в кресло, снял с головы треуголку.

– Можешь и парик снять, – посоветовал монарх, – вижу, что маешься.

Парик Алексей снимать не стал, назло отцу.

Петр прошелся к окну. Минуты две стоял и молчал, вглядываясь в даль. Потом развернулся и произнес:

– Вот что Алексей! Через три дня, вместе с караваном, ты отправляешься в Москву.

– Но, отец, – начал было царевич, но царь не дал ему договорить.

– Поедешь, поедешь. Мне по крайней мере спокойнее будет. Один раз я уже совершил ошибку, позволив тебе остаться в Белозерском полку. Было у меня предчувствие, что шведы на Нарву выступят, но к голосу разума не прислушался. Внял рассуждениям золотаря, а он видишь какую игру затеял, – щека у монарха задергалась. – Приказ сдать город не выполнил, тебя под удар подставил. Хорошо, хоть ума хватило в Санкт-Петербург за помощью послать. Так опять же выделил для твоего сопровождения всего пару человек, а если бы разбойники.

О том, что отряд по дороге подвергся нападению шайки, царевич умолчал. Слава богу, у Шредера с Шипицыным ума хватило об том случае царю не доложить.

– Так что Алексей, – продолжал между тем Петр, – ты едешь в Москву.

– Но, отец – вновь взмолился царевич, – а моя служба в Белозерском полку?

– Твоя служба, – удивленно посмотрел на сына монарх, – всего лишь формальность. А в Москве ты будешь ждать свою невесту. Я лично подышу ее для тебя. – Петр вдруг задумался, – или из дочерей местных королей, или из боярского рода.

О том, что жениться по любви не может ни один король, Алексей был наслышан.

– Не надо отец, – проговорил мальчишка, – я сам выберу себе супругу.

– Ты, выберешь, – произнес Петр, – ты, выберешь! Знаю, кто тебе нравится. Дочь местного купца.

Явно о похождениях царевича государю доложили.

-Но, она не станет твоей супругой. У меня тоже до твоей матери были женщины, но ни одна из них, не должна была стать царицей.

Петр вдруг вспомнил Анну Монс. С ней он познакомился в таком же возрасте в котором сейчас был его сын на Кукуе. Тогда Петр ни мог понять, почему мать Наталья была против его отношений. Теперь, он вдруг оказался в ее положении.

-Так, что готовься к отъезду.

Алексей вернулся в Нарвский замок. Прежде, чем идти к себе зашел к полковнику Барнеру и сообщил о решении Петра. Иоганн покачал головой и произнес:

-Зря он так. Вспомнил бы себя в твоем возрасте. Видно государь погорячился. А насчет твоей красотки. (Полковник был в курсе амурных дел царевича) Тут скорее всего Петр Алексеевич прав. Ни в одном из государств Европы, а уж тем паче в старые времена на Руси ни один правитель не женился по любви. Так что с этим, поручик, тебе придется смириться.

Он уже хотел приказать царевичу ступать к себе, но Алексей попросил выполнить его просьбу. Дать увольнительную.

-Ладно, так и быть. Попрощаешься со своей ненаглядной, что я зверь какой.

Полковник подошел к столу и выписал пропуск.

-И не думай бежать, – вдруг молвил он, словно прочитав мысли Алексея. – Этим ты только батюшку рассердишь. А уж во гневе, тот неизвестно что может учудить. И полетят наши с тобой головы.

Протянул пропуск. Алексей поклонился и вышел из кабинета. Чуть ли не бегом добрался до своей комнаты. Там разместившись в кресле дремал Онегин. Стараясь не напугать царевич разбудил его.

-Ну, поговорил? – спросил Алексей.

-Поговорил, – сказал денщик. – Она вас в четыре часа вечера ждать у водопада изволит.

-А сейчас сколько?

Онегин назвал время.

-Надо спешить.

-А пропуск? – поинтересовался денщик, – Без него вас за пределы города не выпустят.

Лешка вытащил из кармана камзола бумагу.

-А может тебе бежать Леша?

-Ты, что сдурел. Если и совершать побег то не сейчас. У меня в запасе еще два дня. Да и полковник не советовал.

-Поставит караул к тебе?

-Не думаю. Держать и сторожить он меня не будет. Но посоветовал, чтобы я не бежал. Может какая мыслишка в голове Барнера появилась? А?

-Не знаю господин поручик, не знаю. Но от полковника всего можно ожидать.

-Черт, – вдруг пробормотал Алексей, – я ведь и опоздать могу.

Он взял перчатки со стола, поправил треуголку и выскочил в двери.

Онегин видел, как тот через пару минут выбегал в ворота замка. Хотел было опять вернуться в кресло и вздремнуть, когда внизу раздался голос полковника. Тот приказал привезти лошадь.

-Интересно, – прошептал денщик, прилег на подоконник, чтобы разглядеть происходящее внизу.

Барнер впрыгнул в седло и тут же поскакал в ворота.

-Интересно, – повторил Онегин, – и куда это он?

Они встретились у водопада. Она хотела бросится к нему на шею, но он отстранил ее.

-Это наверное наше последнее свидание, – проговорил Алексей.

-Почему? – спросила Эльза.

-Мой отец против того, чтобы мы с тобой встречались. Это первое, а второе. Я вынужден через два дня уехать в Москву. Там мне будут искать невесту.

-А как же я?

-Ты, увы, не знатного рода. Будь ты дочкой графа или местного барона, то может быть и проблем было бы меньше, а так.

Царевич махнул рукой. Снял кафтан и постелил его на траву. Они сели.

-А так, – продолжил он, – теперь все в руках государя.

Просидели, глядя на то, как водопад падает вниз, аж целый час. Говорили. Он и сам не заметил, как обнял девушку, а та незаметно для него прильнула к его плечу.

-А как все было хорошо, – прошептали они хором.

Засмеялись.

-Мысли у дураков сходятся, – молвил Алексей.

Эльза сначала насупилась, но потом сообразила, что это русская поговорка.

Потом провожал до дома. Еще минут пять простояли у крыльца. Долго смотрели друг другу в глаза. Алексей готов был поклясться ей, что когда станет монархом, он вернется за ней. Вовремя удержался. Испугался, что вдруг не сможет сдержать его. Потом они поцеловались и она вбежав по ступенькам скрылась в доме.

Возвращался мимо бывшего дома коменданта. На несколько секунд остановился, увидев привязанную лошадь полковника Барнера.

-А этот, что тут делает? – прошептал Алексей.

Взглянул на окно кабинета коменданта. Там в проеме отчетливо был виден силуэт отца. Тот курил. Казалось Петр кого-то внимательно слушал. Иногда кивал. Потом отложив трубку на подоконник, что-то стал говорить невидимым собеседникам.

-Может моя судьба решается? – предположил Алексей, но тут отогнал эту глупую мысль. Экая он фигура, чтобы за него полковник Барнер заступаться стал. Вряд ли тому удастся уговорить государя не отсылать его из Нарвы, да еще и оставить в Белозерском полку.

Взглянув еще раз на окно, направился в замок. Караульный на посту забрал у него пропуск. Пожелал спокойной ночи господину поручику.

Алексей же вернулся в комнату, где застал спавшего денщика. Стараясь не будить, подошел к окну, чтобы закрыть ставни, но тот проснулся. Онегин вскочил. Сначала вытянулся по стойке смирно, но признав Алексея, расслабился.

-Полковник Барнер куда-то ускакал, – молвил он, подходя к комоду и зажигая свечи.

-Он у государя, – проговорил царевич, – я видел у домика графа его коня.

-Думаешь он просит, чтобы тебя оставили в полку?

-Не уверен. Думаю завтра мы с тобой узнаем ответ на этот вопрос.

-Пропадет поручик в Москве, ох пропадет, – проговорил Барнер, когда дверь за царевичем закрылась.

Решение принято молниеносно. Нельзя было отправлять Алексея в Москву. Там все еще витал дух прежней России. Тут нужно было поступить точно так же, как когда-то в молодости поступил Петр. Путешествие по Европе, работа на Амстердамских и Английских верфях. В отношении царевича это вряд ли пойдет – тяги у него к труду, как отмечали многие в Белозерском полку, просто не было. Зато любовь к морю и небесам преобладали.

– Государь-флотоводец, – бывало говорил Скобельщина за чаркой вина, и в этом полковник Барнер был с ним согласен.

Царевича нужно было отправлять не в Москву, как хотел государь, а в Европу. Для начала в навигацкую школу. Есть такая конечно в бывшей столице, но уровень, так считал полковник, был еще не тот.

Полковник схватил со стола треуголку. Бегом, несмотря на свой возраст, словно ему было около двадцати, он спустился по лестницам во двор Нарвского замка. Заметил, как исчез в воротах фиолетовый кафтан царевича. Потребовал коня. Тут же дежурный офицер выполнил его приказ. Вскочил в седло и помчался к бывшему домику коменданта.

Реакция монарха на его появление не оказалась неожиданной. Петр гневно взглянул на полковника, показал рукой на кресло.

-Присаживайся полковник, – проговорил он, – в ногах правды нет. Знаю, для чего ты явился. Желаешь, чтобы я отменил свое распоряжение и не отправлял бы поручика Михайлова в Москву. Хочешь, чтобы я его оставил под твоим командованием в Нарве.

-Никак нет, государь, – сказал Барнер.

-Нет? – Выразил удивление Петр. Вот этого он и не ожидал. – Тогда ради чего ты явился, полковник?

-Раз уж у государя, – молвил Иоганн, – решение принято и он ни за что не желает оставлять царевича в городе Нарва, то я хотел бы попросить все же не отсылать поручика в Москву, – вновь удивление возникло на лице монарха (даже не понять, что и желает офицер) – а отправить Алексея Михайлова в Европу.

-Вот-вот, – проговорил Меншиков, – я ему об этом уже целый час говорю, только государь, – Алексашка, стоявший у окна, развел руки в стороны, – не хочет об этом слушать.

Фаворит отошел от окна и присел напротив Барнера. Сейчас Александр Данилович вдруг ощутил уверенность, что вдвоем с полковником ему удастся убедить монарха. Он, как и Иоганн считал, что если и отправлять сына Петра подальше от войны, так это в Европу. Ну, и что, что придется большую часть пути преодолеть по вражеским территориям.

-Навигацкая школа, – пояснил Барнер.

-Навигацкая школа есть и в Москве.– Парировал царь.

-Есть, – согласился полковник, – но в там есть и сторонники царицы Софьи. Я не думаю государь, что они расстались с мыслю отстранить вас от престола. А мальчонка еще молодой. Ваших идей еще не впитал в себя. Сосуд наполовину пуст. Упустить возможность и заполнить его своими идеями, для ваших врагов будет большой ошибкой. Государь?

-Что?

-Ты желаешь, чтобы твои идей и планы, все что ты сделал рухнуло в одночасье?

Петр отошел от стола. Немного прогулялся по комнате, остановился у окна. Минуту стоял молча. Он думал. В голове все перемешалось. С одной стороны в Европе для Алексея было опасно, с другой если тот будет в Москве, монарх тоже не будет чувствовать себя спокойно. Пусть и не от любимой женщины, но все же в нем текла его кровь.

-Хорошо, – проговорил царь, – я отправлю его в Европу. Но, как это сделать так, чтобы не поднимать слишком много шума. Если шведы узнали в свое время, что мой сын находится здесь, то информация о том, что он покинул пределы русского государства, также достигнет ушей Карла. И беды будет не избежать.

-Выделишь ему небольшую охрану, – проговорил Меншиков.

-Пусть, возьмет с собой Шипицына, Онегина. – сказал полковник, – Еще если государь не будет возражать Христофора Шредера. Отряд небольшой и не будет сильно выделяться.

-Надеюсь. – Проговорил Петр, махнув рукой. – Слава богу, люди названные тобой уже подтвердили свое доверие, когда сопровождали царевича из Нарвы в Санкт-Петербург. Вот что полковник, завтра утром сообщите Алексею, чтобы он немедленно прибыл сюда. Скажите, что его отец желает с ним поговорить насчет предстоящей поездки. А теперь можешь идти господин Барнер.

Полковник стал с дивана. Учтиво поклонился.

Через полчаса, он уже был в своем кабинете. Скинул кафтан, расстегнул камзол и расслабил узел галстука. Достал из ящика стола бутылку с вином и кубок. Наполнил его и отпил. На душе вдруг стало хорошо.

-Может и Монахова с ними послать? – проговорил неожиданно он, вспомнив что в предыдущий раз тот был в отряде с царевичем. – Нет, нельзя. Рожа у него больно русская. Приметная.

Утро приносит сюрпризы. Иногда бывает составишь планы на следующий день, но проснувшись неожиданно узнаешь, что все поменялось в одночасье.

Сразу же вызвали к Барнеру. Полковник был у себя в кабинете, стоял у распахнутого окна и курил трубку. Он повернулся, когда дверь скрипнула и в кабинет вошел царевич. Рукой показал на кресло.

-Садись, и слушай. Государь тебя вызывает к себе.

-Он решил меня отправить в Москву, уже сегодня? – уточнил Алексей.

Полковник покачал головой. Совсем мальчишка. Перебивает и непочтительно относится со старшими по званию. Делать замечания, что царевич не прав, Барнер не стал. Да и зачем. Формально, тот еще вчера вышел из его подчинения. Полковник выпустил колечко дыма в голубое нарвское небо.

-Мне не ведомо, – слукавил Иоганн. Пусть уж Петр сам сообщит сыну свое решение. Даже сейчас передавая приказ, Барнер боялся, что монарх человек импульсивный, мог запросто, встав не с той ноги, все переиграть и причем не в пользу царевича. – Так, что ступай. Экипаж ждет у ворот.

Ноги не желали идти. В горле пересохло. С поникшей головой он вышел из башни и направился к воротам. Караульный приветствовал поручика и выпустил того за пределы замка. Забрался в карету и произнес:

-К царю.

Кучер словно проникся чувствами царевича, ехал не спеша, отчего путь до дома графа Золотарева показался очень долгим. Остановилась карета перед крыльцом. Алексей открыл дверь и выбрался наружу. Взглянул на окно. Там его отец курил трубку.

«Дурная привычка, – отметил про себя царевич, – как приятно вдыхать в себя дым. Стану правителем наложу запрет на это зелье».

Как-то с графом Золотаревым они разговорились на эту тему. В тот день Алексей попросил у коменданта трубку, больно уж хотелось попробовать и ощутить себя взрослым. Эстонец не дал, и даже рассердился.

-Зачем здоровье портить.

Тут же комендант прекратил курить. Засунул трубку в кисет и рассказал, каким станет мир в будущем. Больше всего Алексея поразило, что курить будут даже женщины. Мальчишка представил, супругу графа с трубкой. Ужас.

-Хуже нет когда женщина курит, – вздохнул Золотарев. – А уж тем более беременная. Представляешь, какие дети у них рождаются.

Сгустил краски здорово. Ну, и на последок, когда Андрей решил завязывать с этой темой поинтересовался:

-А ты бы Леша смог трубку поцеловать?

Затем полез в кисет и извлек ее. Протянул царевичу со словами:

-Целуй!

Мальчонка отстранился. Не ужели граф так шутит, решил тогда он. Но Андрей не шутил. Он вернул трубку обратно в кисет и проговорил:

-Целовать курящую женщину это как, – тут он задумался, Алексею показалось, что тот хотел сказать, что-то одно, но произнес совершенно иное, – трубку целовать. Противно.

Вот и сейчас взглянув на батюшку, припомнил тот разговор. Петр же оглянулся и увидел стоящего внизу сына. Улыбнулся и махнул рукой.

-Не ужели передумал, – прошептал Алексей и вошел в дверь.

Увы, но батюшка не передумал. Да вот только и в Москву ехать не нужно было. Хорошо или плохо царевич не знал. Вновь вспомнились слова графа: «Запомни Леша. Все что не делается, все к лучшему!» Государь желал, чтобы Алексей ехал в Англию.

-Зачем отец? – поинтересовался парнишка.

-Будешь в Навигацкой школе учиться. Я в свое время все науки на своей шкуре испытал, да и тебе это надобно. Вон, и полковник Барнер в этом со мной согласен.

Петр сдвинул со стола все предметы в сторону. Чуть-чуть, заметил Алексей, и они на пол бы посыпались звеня и гремя. Расстелил карту Европы. Один конец ее закрепил кубком, на другой поставил откупоренную бутылку, с каким-то местным вином.

-Из Нарвы в Ригу, а уж оттуда сначала в Амстердам, а уж затем в пока еще один из красивейших городов – Лондон.

Алексей удивленно посмотрел на отца. Напомнил тому, что Рига все еще находилась под протекторатом Швеции.

-Тайно поедешь. Барнер тебе даст людей надежных. Годик отучишься, а может и два. Это зависит только от того, как ты к наукам относишься будешь. А затем в Россию вернешься, через северные ворота.

Дальше отца Алексей не слушал. Тот, что-то говорил рассказывал. Царевич же мысленно покинул комнату. Он желал сейчас быть у водопада в обществе возлюбленной. Увы, но расставание избежать не удастся. Вместо Москвы – Европа. Одно радовало, что искать супругу ему не будут. А может он ошибается?

-Там посетишь лучших дворян Англии, – вернул его в реальность голос Петра, – себя покажешь, на других посмотришь. Может кого и насмотришь…

Монарх явно не отказался от идеи женить царевича любой ценой на представительнице какого-нибудь знатного рода. Алексей тяжело вздохнул.

Петр ходил по кабинету графа. Несколько раз пытался было закурить, но сдерживался. На душе как-то было неспокойно. Прав был полковник насчет Москвы. Там еще остались те, кто против государя пойти может, но и отправлять в Лондон, как-то боязно. Еще вчера, когда Барнер ушел, монарх резким движением спихнул все, что было на столе и расстелил карту. Подозвал рукой Меншикова и произнес:

-Ну, что скажешь? Ты ведь поддерживал полковника.

-Прав он, мин херц.

-Знаю, что прав. Я тебя о другом спросить хочу, каким путем Лешка в Англию поедет?

Алексашка пожал плечами.

-Вот и я не знаю. Через Архангельский городок, Санкт-Петербург или может Ригу?

-Южное направление не предлагаешь? – уточнил фаворит.

-Нет. Там куда опаснее.

Петр достал трубку и положил в направлении от Нарвы к Архангельску.

-Окружной путь, но наиболее спокойный.

Переложил ее на Санкт-Петербург.

-Сюда тоже теперь негоцианты захаживают.

Теперь на Ригу.

-А тут часть пути по шведским землям.

Меншиков обошел стол. Долго стоял молча, потом наконец проговорил:

-Через Ригу. Карл никогда не подумает, что сын государя московского в аглицкие земли из его города отправится. Тут по-тихому можно. Главное чтобы Алексей своими действиями к себе внимания не привлекал. Санкт-Петербург, я бы отверг. Без шума отплытие не обойдется, найдутся людишки, что придут проводить царевича. Да и в Балтике пока неспокойно. Шведы ведь с успехом, прознав, что на борту аглицкого корабля царевич, могут и атаковать. Британцы же себя хозяевами морей считают, отчего осторожности лишены. Архангельский городок – долго сие мероприятие длиться будет. Пока до Холмогор доедут глядишь и зима-матушка наступит. Можно конечно отправить Алексея по суше, но боюсь в таком случае тот может что-нибудь начудить.

-Верно рассуждаешь, – согласился Петр. – Значит остается только одно – Рига.

И вот сейчас несколько минут назад он сообщил об этом сыну. Да вот только на душе неспокойно. Может еще кого к царевичу пристроить, но сделать это так, чтобы тот об этом не догадывался? Люди которые сейчас с ним будут, за исключением Шредера, никогда в Европе не бывали. Довести они конечно мальчишку до Риги смогут, а если что не так пойдет? Может Меншикова отправить?

Дверь скрипнула, отчего государь вздрогнул. Развернулся и посмотрел на вошедшего.

-Ну, ты и чертяга, – произнес он, разглядывая Алексашку. – Подкрался незаметно.

-Думу думаешь, государь? – спросил тот, присаживаясь на диван.

-Ее самую.

-Можешь со мной поделишься? Две головы ведь куда лучше.

-А куда я денусь. – Петр плюхнулся на соседний диван. Достал трубку, и все же решился закурить. Выпустил колечко дыма и произнес, – Неспокойно у меня на душе, ох, неспокойно. По землям же царевичу неприятельским придется путешествовать, а что если пойдет не так?

-Если я тебе одну вещь предложу не убьешь в пылу гнева?

-Глядя, что ты предложишь.

-Графа Золотарева отправь тайно за царевичем.

Петр вновь выпустил колечко дыма.

-А ведь верно. Найди мне Квятковского. Хотел его отправить на Дон, но придется немного по-другому поступить.

-Хорошо, мин херц.

Меншиков встал и ушел. Петр подошел к окну. Закрыл его и вдруг подумал:

«А Алексашка прав. Лучшего человека, чтобы тайно ехал за царевичем просто нет. Если вдруг ситуация выйдет из-под контроля, царевич скорее всего прислушается к словам учителя, чем кого-то еще».

Уже ночью государь встретился с генералом Преображенского приказа Юрием Квятковским. Приказал тому, ехать под Устюжну, в район Воскресенского монастыря, где в деревеньке жил ссыльный граф Золотарев. Ко всему прочему Петр объяснил тому цель предстоящей миссии эстонца. Сообщил о предстоящем маршруте царевича.

Поутру князь Квятковский ускакал.

III

Жизнь меняется с удивительной скоростью. Бывший бизнесмен ставший в одночасье золотарем(15), потом таможенник, учитель царевича, солдат, комендант и наконец человек попавший в опалу (если так можно было назвать ссылку в этот край) теперь вынужден был стать искателем приключений. Авантюристом по принуждению. Об всех нововведения придется временно отказаться. Хорошо хоть задумки не угаснут (в том, что усовершенствования не закончатся клятвенно пообещал кузнец Афанасий). Юстас дал слово, что лично все проконтролирует, а заодно позаботится об Марте и детях.

Когда разговор в монастыре закончился, Андрей уговорил генерала, прежде чем тот отправится на Дон, переночевать у графа в доме. Тем более, что Марта была бы рада увидеть старого знакомого. Юрий сначала хотел отказаться, не представляя, как посмотрит в глаза женщины, муж которой вынужден отправиться неизвестно куда, да к тому же на неопределенное время, но все же под уговорами сдался. Впрочем опасения его оказались напрасными. Графиня с решением монарха согласилась. Марта посчитала, что в случае отказа в неизвестно во что превратятся взаимоотношения с Петром, и не будет ли уже путешествие (только уже всей семьей) куда-нибудь на Восток, ну, хотя бы в Сибирь.

Граф же с князем весь вечер просидели за чаркой вина. Попробовали жареную дичь, кузнец ее к Золотареву сразу же с причала принес. Отдал кухарке, ну, а уж та так приготовила, что оба собутыльника остались довольны трапезой. Уже потом Андрей предложил подняться на шаре в ночное небо. Юрий икнул и согласился.

Утром у обоих болела голова, но хороший рассол первым привел в порядок Квятковского. После обеда тот поблагодарил графа с графиней за гостеприимство, заскочил попрощаться в монастырь и ускакал сначала в Ярославль, затем в Москву, а уж оттуда на Дон.

Проводив князя, Андрей закрылся в своей комнате и не выходил из нее целый день. Марта даже забеспокоилась. Появился тот только утром. Приказал, чтобы Лемме сбегал в деревеньку за кузнецом. Пока тот не пришел отобедал и стал собирать вещи, что пригодятся в предстоящем походе. Проверил оружие, вздохнул.

Пришел Лемме и сообщил, что прибыл кузнец Афанасий.

-Зови! – произнес Андрей.

Вдвоем они просидел с часок. Золотарев рассказал тому, что знал об охотничьем оружии. Даже нарисовал пулю, что использовалась. Упомянул об ружье, что заряжалось с казенной части. Кузнец слушал и кивал. То, что говорил граф его заинтересовало. У него и у самого возникало желание изменить конструкцию. Уж больно много времени уходило на перезарядку.

Когда кузнец уже собирался уходить, он вдруг остановился в дверях вытащил из сумы, на которую Андрей внимание сперва не обратил странной конструкции пистоль.

-«Рука смерти"(16), – проговорил Афанасий, протягивая его графу, – авось пригодится.

Андрей взял пистоль и минуты две разглядывал. Действительно рука, правда беспалая. Стволов не пять, а четыре, но и те в какой-то степени расположены веером. Ударно-кремневый замок у него один.

-Стреляешь одновременно из четырех стволов, – пояснил кузнец. – Пули летят веером и поражают несколько противников.

Андрей в этом нисколечко не сомневался. Единственным условием было то, что и нападали бы атакующие веерным способом, причем находились они друг от друга на одинаковом расстоянии. Вещичка, как заметил он для себя, стоящая, но иногда бесполезная. А когда тет-а-тет так и не экономная. Но все равно за столь ценный подарок Афанасия поблагодарил.

Кузнец ушел, а граф продолжил собираться. Затем прежде, чем покинуть ставшую уже родной деревеньку, заглянул попрощаться к настоятелю. Батюшка его благословил, так как посчитал, что дело порученное Петром (в подробности вводить Андрей не стал) не может быть противно богу.

-Государь наш ставленник господа на земле, – произнес он, – и все, что совершает тот с разрешения и с воли его.

Золотарев надеялся, что монах ему даст что-нибудь в дорогу, ну, скажем вещичку полезную или грамотку, позволявшую бы путешественнику без проблем переночевать в попадающихся на пути монастырях, но тот этого делать не стал. Лишь позволил руку свою поцеловать эстонцу на прощание.

Заглянул Андрей, покинув монастырь, к старосте. Сделал на удивление вовремя. У того за столом сидел старичок и о чем-то беседовал.

-Вот граф знакомься, – проговорил староста, – местный мастер. Я тебе о нем говорил. Это он мастерит гусли и возит их на продажу. Ты вовремя зашел, а то мы уже к тебе решили пойти.

-Боюсь изготовление балалайки придется отложить, – вздохнул Золотарев.

-А, что так? – поинтересовался старичок.

-Так уезжаю я из этих мест. Причем на долго по делам государевым.

Староста понимающе закивал. Выдвинул из-под стола табуретку и произнес:

-Присаживайся. В ногах правды нет. А поговорить все равно стоит. Ты уже воду так замутил, что от объяснений тебе не уйти.

Пришлось Андрею сесть. Староста тут же кружку подвинул. Граф думал пиво, но когда сделал глоток понял – квас.

-Вот что я скажу, граф, – продолжал между тем староста. – Ты вот картинку нарисуй, по которой мастер инструмент сможет сделать. А далее мы уж как-нибудь сами разберемся что к чему.

То, что разберутся Золотарев не сомневался. Попытался отыскать в карманах хоть какой-нибудь листок бумаги. Не нашел. Махнул в отчаяний рукой. Подошел к печи.

Среди золы сыскал уголек и начал рисовать на побеленной стенке.

-Э ты что… – начал было рассерженный староста, но старик остановил его.

-Пусть рисует, – прошептал он.

Нарисовал в общих чертах. Зачем объяснил что к чему. Признался, что не знает из каких сортов древесины лучше всего делать, но старик сказал:

-Это уже моя забота.

Объяснил про три струны.

-Ладно попробую. Когда вернешься из странствий поглядишь, что получится.

Еще немного выпили и закусили. Мастер поинтересовался, как играть на диковине. Когда узнал поразился простате. Затем Андрей вернулся в свой дом. Вечером, обняв супругу и поцеловав детишек выехал из деревни.

Как давно, я здесь не был? – прошептал Золотарев разглядывая древние стены старого города.

До Таллинна или как его сейчас именовали Ревеля рукой подать. Пока это еще шведские земли, но им такими быть оставалось уже не долго. Скоро сюда придут русские. Андрей присел на поваленное ветром дерево и задумался. Что он помнил об истории своего родного города? Если задуматься не так уж и много. Когда был банкиром не очень то и задумывался об этом, может даже и зря? Стал перебирать в памяти, стараясь не упустить что-нибудь важное.

Считалось что на заре первого века в этих местах хозяйничали финно-угорские племена(17). Археологи обнаружили места стоянок их уже в черте современного города. Золотарев оглянулся и посмотрел туда, где в будущем (его будущем) будут высится высотные дома. Сейчас там был лес, густой темный и непроходимый. Потом, уже в одиннадцатом веке здесь на холме Тоомпеа возникли первые оборонительные постройки. Основали его, тут эстонец задумался, вроде русские. Вот и название не привычное для уха прибалта – Колывань. Долго те в этих краях не продержались уступили землю датчанам.

Датский город частенько переживал набеги эстов да немецкого «Ордена Меченосцев"(18), кои владели землями чуть южнее. Перешел после долгих атак к рыцарям, да не надолго. Датчане вернули себе, пока не продали его вместе Эстландскими землями магистру Тевтонского ордена(19), который уже в свою очередь уступил град ландмайстеру в Ливонии.

Затем была эпоха Ганзейского союза(20). Золотой век древнего Ревеля. Эпоха экономического подъема. Но все это рухнуло во времена Ливонской войны(21)

-Эх, – вздохнул Андрес, – лучше бы злодейка судьба меня в ту эпоху закинула.

Ну, а дальше, вплоть до сего момента город был в составе Швеции. Он конечно пережил новый подъем. Сейчас, как припомнил граф, здесь уже существовали первые мануфактуры. Появились учебные заведения, и жители в большинстве своем владели грамотой. О том, что существовала типография, Золотарев знал, его офис в будущем находился в нескольких метрах от нее.

Скоро правлению Швеции придет конец. Горд с окрестностями перейдет к русским. Но прежде, чем это случится…

Андрей побледнел, вспомнилась статья из местной газеты. В ней упоминалось, что в середине августа тысяча семьсот десятого года в городе вспыхнула чума. Через несколько дней к Ревелю подойдут русские и город падет.

-Сколько же тогда народу погибло? – пробормотал Андрей попытался вспомнить. Не получилось. – Неважно. В той истории город приходил в себя слишком долго. Если судьбе будет угодно, – прошептал Золотарев, – я не допущу этого.

В последних словах граф не был уверен. Что-то у него не получалось внедрить в этом мире те вещи о которых, он хоть что-то знал.

-Учиться лучше нужно было, – пошутил Андрей, поднимаясь с бревна.

Учись не учись, а всего все равно знать не будешь. Это воздушный шар легко изобрести, зная более-менее принцип его работы. Изменить оружие, припоминая устройство все того же охотничьего ружья, балалайку, как никак это струнный инструмент, а струнные в этот период известны. Но что-то посложнее – увы нет. Либо упираешься в принцип работы механизма, либо в несовершенство инструмента. Можно было бы к примеру усовершенствовать токарный станок, да вот только зачем? В России сейчас появится тот, кто и без него сделает, пусть и небольшой но рывок вперед. Под все же остальное нужна мощная техническая база. Эвон даже электричество только в самом начале пути. Сейчас, когда он ехал следом за царевичем существовала вероятность, что удастся встретиться в Англии с тем же Исааком Ньютоном. Или с тем же Лейбницем человеком загадочным для своего времени. Как упоминала история именно тот подсказал Дени Папену конструкцию паровой машины, а среди его изобретений были чертежи подводной лодки. Петр, перед самым отъездом упомянул, что графу Золотареву удастся встретиться с Ньютоном и Папеном (ходил слух, что последний в конце тысяче семьсот шестого года подумывал перебраться из Франции в Лондон).

Андрей поднялся с бревна. Вытащил из сумки плащ и накинул поверх кафтана. Сейчас в середине сентября жара отступила и холодный ветер с Балтики принес в эти края прохладу. Вот-вот, как знал эстонец, здесь должны начаться затяжные дожди.

Вместо того, чтобы ехать по прямой в Ригу, Андрей вначале решил все-таки посетить родной город. Он уже раз шел против воли государя, так почему бы не пойти наперекор. Кто знает удастся ли ему увидеть Таллинн еще раз? Жизнь в этой эпохе ни капельки не похожа на ту, что была у него в его прошлом. Андрей даже в душе отругал Петра Алексеевича, за то, что в качестве порта тот выбрал не этот город, что лежал на берегу финского залива, а другой. Но как бы то не было Золотарев сперва направился сюда.

Он подошел к коню, отвязал его от дерева и впрыгнул в седло. Минут через десять он уже въезжал в городские ворота Ревеля.

Знакомый дом, в котором то ли будет, то ли был, его офис. Пошарпанная старая дверь, он ее хотел заменить, когда брал помещение в аренду, но владелец не позволил. Знакомая медная ручка. Чуть правее от входа покачивается вывеска. В будущем ее не было. Андрею стало вдруг любопытно, что на ней. Он сделал несколько шагов в сторону и обомлел.

-Табачный магазин, – прошептал граф.

Будь тут что-то другое и у него вряд ли был шанс попасть внутрь. А сейчас Андрей решил воспользоваться выпавшей ему возможностью. Тем более, что кисет вот-вот должен был опустеть. И он сделал шаг в сторону двери.

Коснулся ручки двери. Знакомое чувство. Потянул на себя и открыл. Прозвенел колокольчик. Вошел внутрь. Огляделся.

Обычная лавка, в чем-то в английском стиле. Длинный прилавок в виде буквы П, шкафы которые упираются в потолок. Небольшая витрина с десятками всевозможных курительных трубок. А главное летавший в воздухе запах табака. За прилавком эстонец лет пятидесяти. Он лыс и толст. Словно рекламируя свою продукцию – курит.

-Чем могу служить господин? – поинтересовался торговец.

-Я бы хотел приобрести табак.

-Могу предложить отменный турецкий. Только вчера доставили из Греции(22).

-Доверюсь вашему вкусу, – молвил Андрей.

Продавец прогулялся до шкафа, что был в самой темной части помещения. Вернулся он с фарфоровой банкой. Пока толстяк отсыпал содержимое в кисет, Андрей еще раз огляделся. Он вдруг представил это помещение таким, каким помнил когда-то в прошлой жизни. Здесь намного темнее, чем будет при нем в будущем. На секунду прикрыл глаза. Если бы не запах табака, то почувствовал бы себя в своей эпохе, а так.

– Господин! – Раздался голос торговца.

-А? Что? – воскликнул граф открывая глаза.

-С вас…

Торговец назвал сумму. Андрей расплатился. Нужно было уходить, но не хотелось. Остановился у витрины с трубками.

-Может вам трубка нужна? – поинтересовался табачник, – Могу посоветовать вот эту из вишни.

Он протянул ее покупателю, но тот покачал головой.

-Не надо. Я предпочитаю свою старую.

Проговорил Андрей и направился к дверям.

-Как знает, как знаете, – донесся до него голос продавца.

У самой двери Золотарев закрыл глаза. На секунду ощутил себя Андресом Ларсоном, дотронулся до ручки и открыл дверь.

-Сейчас открою глаза и пойму, что все что было со мной в восемнадцатом веке – всего лишь сон.

Вышел на улицу и замер. Стоял минуты две вслушиваясь в звуки. Затем резко открыл глаза. Увы, он по прежнему был в восемнадцатом веке. Вздохнул тяжело.

«Вот здесь я всегда ставил свою машину, – подумал Ларсон, – а вон туда поспешили две девицы, в тот злополучный день. Запутался, как муха в сетях паука. Не грусти, Андрес, – подбодрил себя эстонец, – прорвемся».

Только сейчас понял, что с утра ничего не ел. Еще утром, когда подъезжал к городу, прежде чем сидеть на бревне, перекусил, и с того времени ни обедал. Неожиданно вспомнилось, что если пойти по этой улице, в сторону порта, то можно наткнуться на небольшой ресторанчик. Хозяин, как его звали Золотарев уже и не помнил, говорил, что в этом месте аж с двенадцатого века был трактир. Оставалось только надеяться, что тот не врал.

В том, что хозяин ресторана не солгал, Андрей убедился лично.

-Тот же дом, – пробормотал граф, привязывая коня к привязи.

Обед был на славу. Чем-то напоминал тот из его прежней жизни. Вполне возможно, что рецепты передавались из поколения в поколение. Отведал жареной курочки, испил холодного пивка, закусил отменным сыром. Нужно было уходить, но вот как поступить дальше Андрей попросту не знал. То, что он обязан ехать в Ригу это конечно само собой, но какой выбрать маршрут? Посуху или по морю? Оба варианта имели свои плюсы и минусы. Куда уж без них. Посуху маршрут длиннее, по морю короче, но нужно было куда-то коня деть, да кораблик найти, что в Ригу идет. И тут Андрею пришла мысль.

-Эй, хозяин? – крикнул он.

Старик хозяин дремавший за стойкой пришел в себя. Открыл глаза и посмотрел на единственного посетителя.

-Дружище! – позвал его Андрей, – Дело у меня к тебе есть.

-Некогда мне с вами лясы точить, – проворчал старик, – видишь, занят я.

-Так я заплачу.

-Заплатишь?

Отвечать граф не стал. Запустил руку за пазуху и достал кошель. Вытряхнул из него на стол несколько шведских монет. Глаза у трактирщика блеснули, и он через мгновение уже сидел рядом с посетителем. Разговаривали долго и почти ни о чем. К нужной теме подойти желательно было так, чтобы не вызвать подозрений. Пришлось Андрею раскошелиться – кроме тех денег, что он дал хозяину, таки купить у него винца, чтобы беседа гладенько протекала. А за этим делом старик стал любезен. Посоветовал одного рыбака, что в Рижский залив хаживал.

Разговор прервался, когда в трактир ввалились несколько шведов. Они заняли столик у окна и затребовали пива и шпрот. Стараясь избежать неприятностей граф поспешил уйти.

Рыбака отыскал почти сразу. Слава богу, Vanalinn(23) за триста лет ничуть не изменился. Уговорил того отвезти его в Ригу, в качестве вознаграждения пообещал оставить коня.

-Все равно с собой его не возьмешь, – проговорил Андрей, гладя коня.

-Ладно, так и быть, – молвил рыбак, – все равно в те края на два дня за рыбой собирался. Но, выйдем на рассвете.

На том и сговорились.

На Рижском взморье воздух свеж

Там бродит ветер моих надежд

Туда спешит мой самолет

Там девушка Симона меня любит и ждет

Симона девушка моей мечты

Симона королева красоты

Глядя на удаляющуюся лодочку неожиданно пропел Золотарев.

Песня вырвалась из глубины души. Андрес частенько слушал ее по радио, когда ехал на деловую встречу, особенно если та должна была состояться в Риге. Он даже исполнителя припомнил – Владимир Кузьмин.

Проводил взглядом лодку и присел на небольшой валун. Воздух здесь на взморье действительно был свеж. Вот только ветер уже холодный. Закутался граф в плащ, достал из кармана кисет и закурил.

-Вот только самолетов в небе еще нет, – вздохнул он, а «Андлар» в рифму не подходил.

Да и девушку его мечты – звали Марта, а не Симона. Она Андрея конечно любит, да вот только ждет не в Риге и уж тем более на взморье, а в лесах под Устюжной. Вдруг на графа накатила грусть, он закрыл глаза и представил любимую.

Та стояла перед его только что построенным домом. Рядом с ней – сын и дочь.

Отогнал от себя наваждение. Перестал курить. Запустил руку в сумму и достал кусок хлеба. Надломил его и жадно впился зубами. До города еще идти и идти, а есть очень хотелось.

«Первым делом, когда окажусь в Риге, – подумал граф Золотарев, – отыщу таверну. Наемся вдоволь, благо средства позволяют, а затем отправлюсь на поиски царевича. Буду надеяться, что тот не отплыл в Англию раньше моего приезда».

Перекусив Андрей поднялся с валуна. Стряхнул крошки с плаща. Поправил треуголку.

Вап тап табу дап

Табу дап табу дабу дап

Тадап табу дап табу дабу да

Она прекрасна как морской рассвет

На целом побережье лучше девушки нет нет нет

Пропел он привязавшийся мотив. Направился в сторону Даугавы, там он по берегу реки доберется до города.

Пришлось преодолеть небольшой лесок, пока впереди не увидел голубую гладь реки. Остановился, размышляя – а вдруг это озеро? Но, как бы то ни было решил вымыть лицо и руки в прохладной воде. Когда достиг берега, скинул на песок сумму, снял плащ и положил его рядом. Расстегнул кафтан и направился к воде. Когда влага коснулась его щек, усталость улетучилась.

-Кайф, – пробормотал эстонец, –Кайф.

Вернулся взял вещи, плащ одевать не стал. Аккуратно сложил его и запихнул в сумму. Река это или озеро, решил для себя Андрей, он точно будет двигаться вдоль берега на юг, глядишь и выйдет к какому-нибудь населенному пункту, а уж оттуда (если это не будет Рига) доберется до города.

Вскоре граф разглядел впереди земляной вал. За ним виднелись защитные стены и башни, с ярко-красными покатистыми крышами. То что это не все укрепления Андрей убедился, когда приблизился искусственному рву.

-Вот это мощь, – прошептал он, – в двадцатом веке, от сей красоты почти ничего и не осталось.

А восхититься действительно было чему. Весь берег рва был изрезан бастионами. С них было удобно вести перекрестный огонь по неприятелю.

Как помнил Андрей (не раз слышал, как местный гид рассказывал, когда Ларсон бродил по городу) все рижские башни и ворота имели свои названия. Тогда во время экскурсий эстонца поразило, что часть сооружений в мирное время использовалось под склады.

-Сколько же башен в городе? – вдруг проговорил граф. Попытался вспомнить. – Если память не изменяет, то гид упоминал, что в середине семнадцатого века их было двадцать пять. Любопытно строились ли они в последнее время?

Скорее всего да. Шла война, и крепость то и дело подвергалась осадам. Андрей достал подзорную трубу и оглядел стену. Там неся караул на одинаковом расстоянии находились шведские солдаты. Их темно-синие мундиры с желтыми воротниками отчетливо были видны между зубьев.

-Что сидим, чего ждем? – спросил сам себя граф. – Нужно в город идти, а не разглядывать. Если уж Риге и суждено пасть, так не сейчас, а через два-три года, ну, если конечно что-то сверхъестественного не произойдет.

Минут через двадцать, он уже был в толпе зевак спешивших в город. Пока до караула добрался познакомился с местными купцами, разговорились. От них Андрей узнал, что недалеко от Пороховой башни, есть отменный трактир.

-Кормят там отменно, – пояснил старший из торговцев, – но при этом недорого.

Последнее очень устраивало графа. А то, что кормят отменно он уже убедился через полчаса, когда вся процессия завалилась в просторное помещение трактира. Старший показал на один из свободных столиков, а сам направился к стойке, где ковыряя в зубах тонкой палочкой, стоял сам хозяин заведения.

Пока рассаживались да ждали обед, Андрей оглядел помещение. Скромно, уютно со вкусом. На стенах охотничьи трофеи – не иначе трактирщик в свободное время баловался. Народу в помещении немного, в основном приезжие. В зале стоит гул, посетители разговаривают, что-то бурно обсуждают, некоторые даже спорят.

Молодая девушка притащила в руках аж шесть наполненных пивом кружек. Мальчишка, вполне возможно ее брат, поставил на стол поросенка. Тут же рядом оказались лук, огурчики и тарелка с копченой рыбой.

И тут дверь в трактир отворилась. На пороге стоял Христофор Шредер. Сейчас на нем был серый костюм, короткие мышиного оттенка штаны, длинный темноволосый парик и треуголка. В руках трость.

-Значит царевич в городе, – прошептал граф.

Он на секунду испугался, что товарищи его услышали, но те были поглощены обедом. Старший отломил ножку у порося и протянул эстонцу. Андрей взял, но есть уже не хотелось. Сейчас он опасался, что потеряет офицера из виду.

Между тем майор проследовал к стойке и поинтересовался готов ли его заказ. Хозяин кивнул, позвал мальчишку, того самого, что притащил поросенка, сказал несколько слов и тот тут же умчался на кухню. Вернулся с корзиной.

Христофор полез в кошель и высыпал на стол несколько монет, взял корзину и вышел из трактира.

-Прошу прощения паны, – проговорил граф, вставая из-за стола, – но я вынужден вас покинуть.

Выскочив на улицу, увидел, как в толпе горожан неспешно шел майор.

Вот уже вторая неделя пошла, как царевич Алексей находился в Риге. Ждали когда хоть какой-то, пусть даже захудалый, корабль в Английские земли пойдет. На деньги выделенные государем, сняли две комнаты на постоялом дворе, что недалеко от порта находился. Единственной проблемой была скудная еда, которой их баловал хозяин. Приходилось майору Шредеру в дальний трактир за продуктами ходить. Заодно и насчет корабля интересоваться.

Между тем царевич не собирался сидеть в четырех стенах. Интересно ему было город посмотреть, любопытно послушать о чем говорят господа негоцианты. Хоть и рожден он был в свое время, не от большой любви, но Петровская кровь, разбуженная Золотаревым, взяла верх.

Вечерами, убегая из-под зоркого ока майора Шредера, они пробирались в ближайший трактир и слушали слухи, которые гуляли по Риге. Забившись в дальний угол, неприметные для посетителей, за кружечкой местного пива, что хорошо шло под копченную рыбу, смотрели царевич и Онегин, как гуляют после трудного дня рижане. Как пьют вино, поют песни, да рассказывают то, о чем в трезвом состоянии, скорее всего, предпочли бы умолчать.

Мимо снуют две девицы (по всей видимости дочери владельца трактира) с подносами и корзинами с едой. Изредка, то одна, то другая подмигивают молодым дворянам. Пару раз перепало и паренькам. Онегин даже покраснел.

-Экий ты стеснительный, – прошептал Алексей, – девчонка подмигнула и покраснел.

Он замолчал, когда за соседний столик сели двое здоровых парней. Заказали вина, поросеночка. Разговаривали о каком-то дворянине, что сейчас томился в крепости Кенигштейн(24). Сначала полушепотом, но потом когда вино начало брать свое, и хмель ударил в голову, Алексей услышал имя арестованного – Иоганн Паткуль.

Об этом человеке царевич слышал. Когда-то шведский подданный, лифляндский дворянин, служил при дворе короля Карла XI. Был даже членом лифляндской депутации, что просила у сего короля восстановления прав и привилегий местного дворянства. Настойчивость Иоганна привела к тому, что вызвал ненависть у Карла XI, и был приговорен тем к отсечению правой руки. Выполнить задуманное шведскому королю не удалось – Паткуль бежал.

Будучи на службе польского монарха Августа Сильного, не добившись прощения уже у Карла XII, лифляндский дворянин был отослан в Москву, где способствовал заключению «Преображенского союзного договора"(25).

В тысяча семьсот втором году Паткуль перешел на службу к Петру. Говаривали, что он полностью был поглощен мыслью о мести шведскому монарху, и о пользе России не помышлял, а иногда даже шел вразрез с московским царем. Испортил своим характером Иоганн и отношения с Меншиковым. Причиной сему было высокое мнение о себе и низкое о других, а Алексашку, помня, какого он роду-племени был, это сильно коробило. Провал карьеры лифляндского дворянина начался у Познани, где тот бесплодно простоял целый год под стенами шведского города. Обвиняя при этом в своих неудачах ни кого-нибудь, а самого русского царя. И если нелестные слова в адрес короля польского Петр еще мог слушать, то в отношении себя… Поэтому и приказал русские войска через Польшу из Саксонии вывести в Россию, или… Был еще один вариант. Если это окажется невозможным, передать их временно на службу австрийскому императору и затем вернуться через Венгрию. Паткуль решился на последнее.

Саксонский тайный совет, управлявший государством, потребовал, чтобы Паткуль оставил войска в Саксонии. Когда он отказался выполнить требование, ссылаясь на то, что должен, согласно указу Петра, передать полки австрийскому императору. Министры постановили арестовать зарвавшегося дворянина, в качестве довода приводя то, что тот действует самовольно. По альтранштедтскому миру между Швецией и Саксонией Паткуль был выдан Карлу XII.

Сейчас двое латышей надумывали предпринять попытку высвободить узника из темниц Кенигштейна.

В этом не было ничего удивительного. Латыши, как и впрочем все Прибалты, были свободолюбивым народом. За человека способного вернуть прежние вольности, они готовы были жизнь положить.

Когда вернулись к себе об услышанном Алексей решил умолчать. Да и зачем об этом делиться. Если бы с ними был его учитель, а так ни Шредер, ни Шипицын супротив приказу Петра не пойдут. Бежать же вдвоем и ввязываться в авантюру глупо. Если все получится государь может и поймет, что сын его уже стал взрослым и способен сам принимать решения. Но графа Золотарева рядом не было.

Христофор накрыл, несмотря на поздний час стол и поинтересовался, где они были.

-Ходили по городу, – молвил царевич, – дивный город. Когда стану государем Московским, попытаюсь отбить его у шведов, – на минуту задумался, и поправился, – если батюшка этого сам не сделает. А затем перенесу столицу из холодного Санкт-Петербурга сюда.

-Я бы не делал этого, ваше высочество, – проговорил капитан садясь напротив мальчишки.

-Это еще почему? – поинтересовался тот, не донеся ложки до рта.

-Ну, хотя бы потому, что Рига вольный город. Здесь каждый себе на уме. Быть под властью кого-то, даже столицей они вряд ли захотят. Ну, по крайней мере я так думаю.

Майор подошел к окну. Приоткрыл его и закурил трубку. Долго куда-то вглядывался. Потом посмотрел на царевича и проговорил:

-Мне тут, ваше высочество, по одному делу сходить нужно.

Зачем он это сказал, Алексей не понял. Официально старшим в путешествии был Христофор, и отчитываться в своих действиях перед поручиком, даже несмотря на то, что тот являлся сыном монарха, Шредер не обязан.

Майор покинул комнату. Как только дверь за ним закрылась, Онегин приник к ней ухом.

-По лестнице спускается, – проговорил он.

Алексей положил ложку в тарелку и подошел к окну.

-Куда-то спешит. Знать что-то случилось. – молвил царевич.

-А не предаст нас шведам? – поинтересовался денщик.

-Вряд ли. Предан он государю.

Майор Шредер сразу же признал эстонца. Да и как было не заметить того, если он шел следом, причем делал это не таясь. Сначала Христофор предположил, что бывший комендант перешел на сторону шведского короля, но потом тут же отогнал эту мысль. В таких действиях просто не было смысла. Не иначе государь прислал, чтобы тот тайно держал их под контролем. Неужели майору и капитану не доверял? А может, опасался, что царевич что-нибудь учудит?

Шредер выпустил кольцо дыма в открытое окно, взглянул на ужинавшего Алексея. М-да, этот может. Вряд ли по Риге просто так бродили. Может что и задумали?

Поставил царевича в известность об уходи и взял с кровати плащ. Затем выскочил в коридор. Почти бегом спустился по лестнице. Парой слов перекинулся с хозяином, соврал, что желает прогуляться по ночной Риге. Тот напомнил, что в это время это делать небезопасно. Уточнил, что комендантский час. Шредер поблагодарил за совет и вышел на улицу.

А утро казалось таким спокойным. Сходил на берег, узнал о том, что корабля направляющегося ни в Англию, ни даже в Голландию не было. Был в порту один аглицкий, но шкипер его ушел в глубокий запой, предавшись разврату. Вернулся на постоялый двор, царевича с денщиком не нашел. Поинтересовался у Шипицына, куда те делись. Тот доложил, что засели в ближайшем трактире. Сейчас, когда они утверждали, что бродили по Риге, уличать обоих во лжи не стал. Да и не дело это. Может кралю какую приглядел его высочество, а тут он со своими советами.

Затем направился в дальний трактир, где готовили хорошо да и плату брали не такую большую. Хоть государь деньги на дорогу и выделил, но строго наказал не шиковать.

Вот именно в этом трактире Христофор и приметил Золотарева. Сначала не признал, но потом когда тот последовал за ним понял, что это он и есть. Там в просторном зале бывший комендант обедал в окружении купцов. Те что-то говорили, а он, казалось, не слушал.

Шредер взял продукты: бутылку вина, хлеба, овощей, мяса, расплатился с трактирщиком и ушел. Пока шел, все время чувствовал, что за ним следовал эстонец. Пару раз оглядывался. Сначала думал увести его в противоположную сторону от постоялого двора, но после передумал.

Отчего и проследил до дома, где Золотарев по всей видимости остановился.

Сейчас оставив царевича на боцманмата он решил встретиться с графом.

Майор Шредер заметил его стоящего на улице. Андрей курил трубку и казалось о чем-то думал. Стараясь не привлечь к себе раньше времени внимания Христофор подошел к нему и проговорил:

-Здравия желаю ваша светлость.

Эстонец вздрогнул и взглянул на служивого.

-Значит я себя рассекретил. Ну, да и ладно. Пойдемте в мой номер там и поговорим.

Боясь, что упустит Андрей спешил за майором Шредером. Граф был уверен, что тот спешит на постоялый двор. Когда Христофор скрылся в дверях дома, Золотарев уже знал, что делать.

Он снял себе комнату недалеко и первым делом решил отоспаться. Вряд ли царевич с товарищами покинут Ригу сегодня. Скорее всего те «зависли» здесь как минимум еще на несколько дней.

Сон не шел. Провалялся с закрытыми глазами. Мысли одна за одной лезли в голову. Вспомнились опять жена и дети.

«Интересно, как там они без меня? – подумал Золотарев, ворочаясь. – Скорее всего у них все в порядке. Думаю, ни староста, ни кузнец, ни Лемме их в трудную минуту не бросят».

Дружба ведь она такая. Возникает из ничего. Достаточно бывает просто взглянуть на человека чтобы понять, с этим и в разведку пойти можно. Потом чуточку пообщаешься и поймешь – не ошибался. Да и с неприязнью такая же ситуация. Умный человек всегда определит фальшь. Андрею вдруг вспомнился один бизнесмен (из его прошлого). Хвастливый, хитрый, наглый. Вроде невесть что из себя изображает, но как только возникла экстремальная ситуация, сразу стало ясно, что тот пустышка. Эстонец попытался вспомнить как его звали. Вроде Серж? После того случая с этим товарищем Андрес прекратил общение. Тогда даже сравнил с компьютером. Дескать забит различными программами, а для работы на нем достаточно всего двух. Отчего такое сравнение? Да потому, что бизнесмен сей утверждал, что в свое время не одну историческую и техническую книгу прочитал. Умного из себя корчил, и обижался, когда кто-то оказывался умнее его.

«Любопытно, а как бы он повел себя на моем месте? – Подумал эстонец. – Попытался влезть в доверие к государю? Вполне возможно. Да вот только Петр не такой. Он бы его сразу, как орех раскусил. Можно ли найти похожего в окружении монарха? Наверное да».

На эту роль мог претендовать Меншиков, если бы не одно но! Алексашка всей душой был предан государю, и как бы ситуация ни сложилось никогда бы не предал Петра.

Не спалось. Не выдержал, встал и спустился в трактир.

-Готовить не умеют, – констатировал Золотарев, – жуя бобовую похлебку.

Выбирать не приходилось. Если бы он прихватил в той таверне продуктов, то как-то можно было бы скоротать время в комнате, но увы Андрей этого не сделал. Дожевал, кинул медную монету хозяину за кушанье и вышел на улицу. Достал трубку и закурил. Задумался. Думал о прошлом, будущем. Вновь о семье, о себе и царевиче. Не заметил, как перед ним, словно из-под земли, возник майор Шредер. Тот поздоровался и Андрей был вынужден позвать его в номер.

Указав на кресло Христофору, Золотарев закрыл дверь.

-Предложил бы вина, да вот не могу. – Проговорил эстонец, – Свои запасы кончились, – имелась ввиду бутылка, что лежала сейчас пустой в дорожной сумке, – а то пойло, что предлагает хозяин заведения, я бы, господин капитан, пить не советовал.

-Обойдемся и без него, – молвил Шредер, имея в виду горячительное, – я бы хотел знать, какими судьбами, вы, граф в Риге?

-Теми же, что и вы, майор.

Дальнейших пояснений Христофору уже не требовалось. Он предполагал, что государь выделит человека, который тайно будет контролировать их с царевичем действия.

-И давно вы следуете за нами?

-Сегодня приехал в Ригу. Случайно наткнулся на вас капитан и…

-Может перейдем на ты? – поинтересовался Шредер, понимая, что с «вы» разговор был каким-то официозным.

-Хорошо. – согласился Андрей, – Наткнулся на тебя капитан и тут же был тобой рассекречен. Узнай про мою оплошность Петр, точно ждала бы меня на родине плаха.

Золотарев, как-то машинально для себя вдруг назвал Московское государство – родиной. Или может быть родина это где твоя семья и дети?

-Лично от меня Петр об этом не узнает. Вот только какой смысл находиться в тени? По сути нам здесь осталось провести всего лишь несколько дней, а потом корабль и берега Английские. Так, что может к нам присоединишься? Хороший ужин, я по крайней мере гарантирую.

– Ну, вообще почему бы и не присоединиться.

-Вот и хорошо. Собирайте свои вещи граф.

-Да вещей-то…

Золотарев встал с кровати, подошел к столу.

-Пара пистолей, шпага, да сума.

Около постоялого двора, где остановился царевич, на них напали.

Царевич Алексей уже давно решил поступить по-своему. Не было у него желания ехать куда-то на край света лишь только для того, чтобы угодить батюшке. Море ему нравилось, но не так сильно, как полеты на воздушном шаре. И к тому же, как считал Алексей, вряд ли ему удастся отделаться непродолжительной прогулкой. Скорее всего год, а то и целых три придется провести в Англии. Хотелось вернуться в Россию, как можно раньше, и по возможности героем. Для этого нужно совершить поступок, который заставил бы государя относится к нему, как к взрослому. А тут такие сведения о Паткуле. Если его вытащить из застенков, то вполне возможно Петр и даст добро, чтобы сын его самолично выбирал себе супругу. Но пока рядом с ними (царевич считал, что они с Онегиным и вдвоем справятся) Шредер и Шипицын, думать об этом не стоило. Эти с них глаз не спускают.

Сейчас пока майор куда-то ушел, а Шипицын находился в соседней комнате, где приводил в порядок оружие, Алексей лежал на кровати и глядел в потолок. За столом, доедая оставшийся от поручика обед, сидел денщик.

– А, что если нам лифляндца освободить? – вдруг молвил царевич и перевернувшись на бок посмотрел на своего приятеля.

– Какого? – переспросил Онегин.

– Паткуля.

Царевич в нескольких словах изложил план.

– Есть небольшая проблема, – вздохнул денщик.

– Это еще какая?

– Мы с тобой не знаем, где содержится полководец.

– Почему это мы не знаем, – прошептал Алексей, – прекрасно знаем. В крепости Кенигштейн.

-Ну, допустим. А где хоть сам город находится? Мы ведь пока до него доберемся, времени очень много потеряем.

Действительно воспользоваться картами было нельзя. Все они находились у майора. Ну, не пойдешь же к нему и не попросишь. Христофор сразу поймет, что тут что-то не так. Шипицын в этой ситуации тоже не помощник.

– Верно, – проговорил Алексей, выходя из секундного оцепенения.

После слов Онегина, он сел на кровать и закрыл лицо руками.

– Вот дьявол, – пробормотал царевич. Отвел руки от лица и посмотрел на денщика. И тот разглядел в глазах Алексея вспыхнувший на мгновение огонек. – Нужно отыскать тех двоих из таверны.

– И как мы это сделаем? – поинтересовался Онегин. – Не проще ли наитии попутчиков едущих в Кенигштейн?

– Увы, не проще. Кроме этих двоих, мы с тобой больше незнаем здесь ни кого, кто едет туда. Поэтому завтра с утра нужно отправляться на их поиски.

– А если завтра какой-нибудь корабль отправится в Англию?

– Вряд ли, – отмахнулся Алексей, – Шредер нам бы с тобой это сообщил. Велел бы собираться. А вполне возможно, мы бы уже сегодня ночевали не здесь, а на какой-нибудь старой посудине.

– А если те двое сегодня покинут город? Или уже покинули?

Решено было действовать наобум. Нужно было бежать. Денщик начал собирать вещи. Царевич выглянул в коридор и подошел к дверям комнаты, где остановились капитан с майор, и прислушался. Шипицын насвистывал какой-то простенький мотивчик. Вряд ли он обратит внимание, если оба подростка уйдут. Когда же вернется Шредер они будут далеко.

-Пора Леш, – прошептал высунувшийся из комнаты денщик.

Царевич вернулся, и вскоре оба паренька покинули постоялый двор.

Некогда было разбираться кто были нападающие, что сейчас убитыми лежали у ног Золотарева и Шредера.

Применять пистолеты было нежелательно. Вряд ли выстрелы в ночном городе могли бы остаться незамеченными. Пришлось в ход пускать шпаги. Атака, оборона и вновь атака. Нападавшие, как отметил потом Шредер, неплохо владели холодным оружием. Двое из них достались Христофору, один Андрею.

Майора начали теснить к стене дома, нанося удар за ударом. Тот парировал, уклонялся и давал ответ.

Граф же попытался вспомнить все, что когда-то изучил в фехтовальном клубе. Благодаря тому, что его приемы были для противника незнакомы, ему как-то удалось перехватить инициативу. Укол, укол и вот враг пошатнулся. Выпад и шпага Андрея вошла в грудь. Он тут же ее вытащил. Нападающий сделал несколько шагов назад, коснулся рукой окровавленной рубашки и грохнулся на булыжную мостовую.

Эстонец огляделся и заметил, как нападавшие по прежнему теснили майора. Офицер, несмотря на весь свои боевой опыт, с трудом удерживал свои позиции. Кафтан его был порван в нескольких местах, а на рукаве проступила кровь. Христофор был ранен.

– Я иду к вам! – вскричал Андрей и кинулся на помощь.

Один из нападавших, что-то крикнул другому на латышском и бросился на эстонца. Андрей скинул кафтан и встал в позицию. Отбил яростную атаку и нанес несколько колющих ударов. Противник отбил.

-Дьявол, – проворчал Золотарев.

Соперник был опытнее предыдущего. Атаковал размеренно, не спеша. Иногда Андрею казалось, что он вот-вот потеряет инициативу. И тут он краем глаза заметил, что капитан отделался от противника. После того, как тот лишился напарника, действия Христофора стали раскрепощенными. Теперь Шредеру уже не нужно было отбивать две шпаги с разницей в долю секунды. Он пару раз увернулся и нанес точный укол прямо в горло противника. Тот пошатнулся и с грохотом упал на мостовую.

Шум привлек внимание противника Андрея и тот оглянулся. Это оказалась его единственная оплошность, которой граф воспользовался. Точный удар, и вот он уже валялся у ног.

Золотарев вытащил шпагу, обтер ее о курточку напавшего и посмотрев на Христофора спросил:

– Ты как, майор?

– Все нормально граф, все нормально. Кто это?

– Ты меня спрашиваешь? Нужно было поинтересоваться у них, – проговорил Андрей и пнул нагой тело противника. – Может ты капитан кому-нибудь дорогу перешел?

– Я?

-Ну, не я же…

-Бог с ними, граф, – молвил майор, – теперь мы уже не узнаем. Пошли домой, граф.

Под домом сейчас Шредер подразумевал постоялый двор, но фраза пойдемте на постоялый двор, что-то в данной ситуации не звучала. Андрей наклонился поднял свой кафтан, взглянул на товарища.

-Пошли.

Вот только неприятности после этого не закончились. Сюрприз, к тому же неприятный ждал их уже на постоялом дворе. Они поднялись на второй этаж. Майор остановился у дверей комнаты царевича и прислушался тишина.

– Спит малец, – проговорил он.

Прошли к комнате офицеров. Шредер открыл дверь и впустил графа внутрь.

– Царевич удрал, – ошарашил их с порога Шипицын.– Моя вина, не углядел.

– М-да. – Молвил майор опускаясь на кровать, – плахи нам не миновать.

-Не дрейфь, – проговорил Андрей, – выкрутимся. Хуже все равно уже не будет. По крайней мере для нас. Ты, лучше притащи что-нибудь пожевать, а то на голодный желудок, хорошо только шпагой махать. – Вздохнул, – а вот думается не очень.

– К дьяволу, – выругался майор, рукой скинул со стола все, что на нем лежало. – Думаю далеко они все равно не уйдут. Утром отправимся в погоню. Как там у вас Шипицын насчет утра говорится?

– Утро вечера мудренее.

– Вот-вот.

Шредер ушел в соседнюю комнату. Минут пять его не было. Затем вернулся с корзиной. Поставил на стол тарелку с копченой рыбой. Бутылку красного вина. Пару луковиц. Пока граф жадно поглощал кушанье, проговорил:

– Взяли только необходимое.

– Кто? – поинтересовался Андрей.

– Я говорю, царевич с денщиком ушли налегке. Взяли только необходимое

Майор посмотрел на капитана.

– Может ты, Всеволод, что-то слышал.

– Ничего не слышал, господин майор, – проговорил Шипицын.

– Не поверю. Не бывает такого, чтобы все происходило в тишине.

Капитан на секунду задумался, сначала взглянул на бывшего коменданта (не понимая какими судьбами тот оказался в Риге), затем на Шредера.

– Мне послышалось – Паткуль.

– Паткуль? – Переспросил Золотарев.

– Так точно.

С лифляндцем Андрей был знаком. Неожиданно он припомнил, что тот был несколько лет назад предан польским королем и выдан шведам. Вот что с ним стало эстонец не знал. То, что царевич связан с Паткулем, говорило о том, что тот скорее всего все еще жив.

– Как ты думаешь Христофор, – проговорил он, отложив в сторону лук, – Петр изменит свое отношение к сыну, если тот докажет ему, что уже стал взрослым?

– Ну, не знаю. Вполне возможно, что и да.

– Вот! – воскликнул граф. – Паткуль сейчас томится в какой-то шведской тюрьме…

– В крепости Кенигштейн, – подсказал капитан.

– А ты откуда знаешь?

– Я слышал, кроме фамилии Паткуль и название крепости. Да вот только не придал этому значения.

– И что бы ты сделал? – спросил майор, – Они ведь все равно убежали бы.

– Убежали, – согласился граф. – Кажется мне, что мы должны отыскать их. Ну, и возглавить спасение лифляндца.

– Возглавить? – хором спросили офицеры.

– Вот именно возглавить.

Золотарев рассказал свою задумку. Изменить планы царевича не удастся. Если даже они перехватят его, то нет гарантии, что Алексей не предпримет второй попытки убежать. Не будешь же его в цепи заковывать, чтобы в Англию доставить.

А тут попытаться вытащить Паткуля. Как бы ни сложилась операция, успешно или нет, отправиться в какой-нибудь порт одной из германских земель, а уж оттуда с чистой совестью заставить Алексея ехать в Англию.

– Но… – хотел было сказать что-то майор, но Золотарев не дал.

-Я уж сам попытаюсь убедить своего ученика, что поездка в Навигацкую школу необходима. А сейчас я, господа, хотел бы вздремнуть. Да и вам бы советовал это сделать.

Андрей не раздеваясь улегся на кровать и тут же захрапел. Майор удивленно на него взглянул.

– Помоги перебинтовать раны, – проговорил он, обращаясь к Шипицыну.

Тот удивленно взглянул на Шредера.

– У самого постоялого двора напали, – пояснил Христофор.

– Кто?

– Они теперь не скажут.

Ночью Андрей вспомнил свою последнюю встречу с бароном фон Паткулем. Случилось это в начале тысяча семьсот пятого года…

Зима застала Золотарева в трудах. Крепость восстановить удалось, но тут же возникла иная забота. Марта должна была вот-вот родить. Пришлось среди чухонских старух искать повитуху. Слава богу, задачу облегчил адъютант Лемме. С его появлением в «команде» Андрея (так называл эстонец свое окружение) проблем становилось все меньше и меньше. Даже времени стало больше для осмысления происходящего. Однажды, ближе к приближавшимся новогодним праздникам, тот вдруг задумался, а что стало с его «Мерседесом»? Ведь как-никак он на нем в прошлое провалился. Сгореть-то тот сгорел, но не весь же? Должно же что-то остаться. Комендант даже заикнулся об этом своему адъютанту. Правда, сообщил не все подробности. Умолчал откуда он, и для чего агрегат, который комендант разыскивал, предназначался. Ответ был однозначный – подождать до лета, можно и сейчас зимой поискать, но вот, сколько времени эти поиски займут одному богу известно. Решил прислушаться, но боязнь, что некоторые детали просто покроются ржавчиной, все же осталась.

В самом начале тысяча семьсот пятого года Марта родила. Девочку назвали – Элизабет. (Почему именно так Андрей объяснить себе не мог ни тогда, ни позже, когда старым стал). Устроили праздничный обед. Тут, должен вам сообщить, весь гарнизон гулял, а о том, что коменданта жители города завалили пусть и скромными подарками, стоило бы умолчать. В честь сего знатного события, был устроен фейерверк.

Петр Алексеевич на день рождения дочери графа Золотарева так и не приехал. Как предполагал Андрей, у того и без него забот было много. Вместо него в Нарву проездом прибыл Паткуль. Лемме доложил, что тот ждет аудиенции коменданта.

Подумав немного, Андрей решил пригласить того в столовую, где собирался только-только пообедать. Юстас кивнул и ушел. Эстонец же проследовал в соседнюю комнату. Там за столом его уже ждала Марта.

Дверь отворилась и в комнату, звеня шпорами, вошел Иоанн Рейнгольд Паткуль. Поклон коменданту, поцелуй ручки супруги графа.

– Присаживайтесь, барон, – проговорил Андрей, предлагая тому присоединиться к трапезе.

– Благодарю вас, граф, – молвил тот и опустился на стул.

Тут же подошел слуга с подносом. Поставил перед гостем: серебряный кубок, тарелку с похлебкой, тарелку с жаренной курочкой. Другой слуга тут же наполнил бокал барона красным вином. Паткуль поднял кубок и молвил:

– За новорожденную!

– Спасибо барон, – засмущалась Марта. Хлопнула в ладоши, и служанка (женщина в возрасте) внесла младенца.

Иоганн встал, подошел к ребенку. Посмотрел и проговорил:

– Вся в мать. Такая же красивая.

Вернулся за стол. Подозвал слугу, того самого, что вино наливал, и что-то прошептал. Тот кивнул и удалился. Вернулся он, через минуту неся большую корзину.

– Это от меня, граф,. – молвил между тем Паткуль. Затем запихнул руку за пазуху, долго рылся и извлек небольшой мешочек, и со словами, – а это от его Величества Петра Алексеевича, – протянул коменданту.

В мешочке оказалась монета, посвященная взятию Нарвы.

«Если сделать планку, и соединить с монетой, – подумал Андрей, – получится неплохая медаль».

Взял из рук барона награду. А тот между тем продолжал:

– Сей монетой, государь наградил всех участников осады города.

– Благодарю вас, барон. – Проговорил Андрей.

– Не за что, граф, государь попросил привезти ее вам. Я выполнил миссию. А теперь разрешите мне пообедать, я только что с дороги и со вчерашнего вечера во рту не было и маковой росинки.

– Кушайте, сударь, кушайте, – проговорила, улыбаясь, Марта.

Вот только в тишине все равно поесть не удалось. Все испортил сам же барон. Иоганн просто не удержался, поведал обо всем, что творилось сейчас.

– Август, – начал тот, отламывая кусок горбушку, – окончательно показал себя неспособным на серьезное сопротивление Карлосу. Того и гляди полетит с трона. Лифляндское дворянство уже перестало верить в несокрушимость и непобедимость шведских властителей. А он, – тут Паткуль выругался, хотел, было по столу со злости ударить, но сдержался, – тянет. Ливонцы видят уже, что здесь, под Нарвой, где утвердились русские, живется, не смотря на войну куда спокойнее, чем все в той же Лифляндии, куда постоянно вторгается русская конница, а за ней, само собой, – Иоганн отпил из кубка, – пехота. Вряд ли Карлос способен справиться с Петром. Сейчас еще Рига, курляндская крепость Митава и Бауск держатся. Но дай срок, и они падут. О Лещинском я промолчу…

Кто такой Станислав Лещинский, Андрей был уже наслышан. Ставленник шведского короля, за которым по слухам шла вся шляхта. Вот только, в чем Золотарев ни капельки не сомневался, шляхта – это не весь польский народ. И если те тяготели больше к Лещинскому, то «холопы», простолюдины лучше уживались с русскими.

Слушали барона долго. Когда же, он изъявил желание покинуть сей миролюбивый город, Марта настаивала, чтобы тот остался у них переночевать.

– С радостью, госпожа, – проговорил Иоганн, – но дела государевы не ждут. И я должен оказаться в свите Августа.

Вечером, взяв свежих лошадей, барон покинул Нарву.

Утром Шредер растолкал графа.

– Вставайте граф, – проговорил майор, – нас ждут великие дела.

Золотарев потянулся и спросил:

– А? Что?

– Нужно позавтракать… и отправляться в дорогу.

– Капитан думаете, что царевич уже покинул город?

– Не совсем, но не исключаю такой возможности.

Пока Андрей умывался, капитан накрыл стол.

– Я вот все думаю, – проговорил Шипицын. – Царевич вряд ли знает дорогу в крепость Кенигштейн, поэтому считаю, что он будет искать попутчиков, кои двигаются в том направлении.

Майор взглянул на него.

– Дело говоришь, – молвил он. – Но не думаю, что они будут расспрашивать первых встречных, куда те направляются.

– То есть? – поинтересовался Андрей.

– Я думаю, что идея отправиться в Кенигштейн не могла бы сама собой прийти в головы мальчишек. Иначе, те бы уже давно удрали. Скорее всего, план побега созрел спонтанно, но чтобы что-то произошло – должен был быть толчок. – Майор сел на стул, – допустим, – продолжил он, – что гуляя по Риге, царевич встретил неких людей задумавших осуществить побег Иоганну Паткулю. Ведь должны же быть у лифляндца друзья мечтающие освободить его.

– Не думаю, – высказал предположение Золотарев, – встретить на улице людей, мечтающих освободить кого-нибудь из темницы, так же невозможно, как и…

Подходящего сравнения, как ни пытался, найти бывший комендант не смог.

– Заговорщиков проще встретить в какой-нибудь забегаловке, – проговорил эстонец, но увидев недоумение у офицеров, пояснил, – трактире или в таверне. За бутылочкой хорошего вина не такие мысли могут прийти в голову.

Майор вынужден был признать, что в своей миссии, которую ему поручил царь Петр, он совершил просчет.

– Хорошо, – согласился он, – предположим, что в трактире царевич встречает тех, кто готов освободить Паткуля. Договариваются и при первой возможности уходят…

– Нет, нет, – проговорил Андрей и замотал головой. – Если бы все было так, они не стали бы возвращаться на постоялый двор. План созрел уже здесь, когда ты, майор, искал в городе меня.

– Значит, они отправились искать тех, кто сможет привести в крепость?

– Нашли они их или нет, но нам нужно срочно выезжать в дорогу. Кстати, а где находится эта крепость?

Офицеры переглянулись. Майор кивнул и направился к небольшому сундуку. Пока он в нем рылся, Шипицын убрал со стола кушанье. И тут же на освободившуюся поверхность легла карта Европы. Христофор минут пять разглядывал ее, пытаясь отыскать нужное место на ней. Когда это ему удалось, ткнул пальцем.

– Вот здесь!

IV

На левом берегу Эльбы, на вершине горы Кенигштейн, находилась крепость, попасть в которую можно было только через Главные ворота, по трем выдолбленным в скале туннелям и нескольким мостам. Когда-то здесь был Чешский королевский замок, потом в тысяча пятьсот шестнадцатом году на его месте основали целестинский(25) монастырь. Да вот только век обители оказался скоротечен – всего каких-то восемь лет. Лишь затем в середине шестнадцатого века, курфюрст Август, приказал обследовать гору на предмет устроения крепости. Был вырыт колодец для снабжения будущей цитадели водой. Вот только само строительство началось в мае тысяча пятьсот восемьдесят девятого года, когда сыну курфюрста Августа – Кристиану был доставлен план укрепления, разработанный Паулом Бухнером. Казематы, казематы такие разные друг на друга не похожие. Трех, двух и одноэтажные. Выстроенные так только по причине нестабильного финансирования. Башни, пушки и стены, на которых для защиты от ружейного огня нападающих устроены брустверы, скрывавшие солдат короля Августа Святого почти в полный рост.

Отсюда вся местность, как на ладони. В хорошую погоду видно лежащий внизу город с одноименным названием, и долину реки Эльбы. Над Главными воротами располагался Новый Арсенал, известный среди горожан как «Иоанновский зал». Примыкает к нему дом коменданта. Сбоку, от Арсенала – капонирный проход, еще один оборонительный рубеж.

На Августовой площади самая старая постройка крепости – Гарнизонная церковь. Обветшавшая, она сейчас была окружена строительными лесами. Здесь постоянно снуют рабочие, слышны крики, пахнет краской.

Еще в крепости продовольственное здание – Магдаленанбург, построенное, как небольшая крепость. Наверху пивоварня, а в погребах бочки с пивом и отменным вином. Ходил слух, что король Август Великий, в знак своего величия хочет привезти сюда самую большую бочку. Мечту он лелеял давно и считал, что когда-нибудь осуществит. На чердаке хранилось зерно, бобы и соль, на этажах комнаты, предназначенные для придворных.

Несколько казарм, среди которых самая старая – «Гвардейский дом». Говорили, что ее построили самой первой, когда крепость только закладывалась. Сначала в ней квартировали рабочие, а потом сюда пригнали солдат. В ней шестьдесят четыре одинаковых помещения (спальни и кухня) в которых жили солдаты со своими семьями.

Чтобы подняться в крепость через Главные ворота, нужно было преодолеть настолько крутой подъем, что лошади не могли втянуть наверх тяжелые повозки и орудия. Чтобы как-то облегчить доставки грузов использовали специальную лебедку.

Незваным гостям приходилось еще хуже. Во время штурма ворота закрывались падающей решеткой. В фальцы, располагавшиеся в боковых стенах, устанавливалось бревно, а на головы осаждающих сверху лилась смола и горячая вода. Ну, и само собой беспрерывный (в какой-то степени) ружейный огонь.

Но, в данный момент крепость постепенно стала превращаться в тюрьму.

Родиться в тюремной камере и в ней же умереть – видимо судьба.

Помещение восемь шагов от двери до окна, в два раза меньше от стены до стены. Окно большое, правда через грязные мутноватые стекла ничего не видно. Кажется, при желании можно убежать, но это обманчиво, там снаружи – пропасть. На стенах штукатурка в некоторых местах осыпалась и видно камень. В углу, где в зимнее время невыносимый холод деревянная кровать. На ней грязный и обветшавший от времени матрас набитый гнилой соломой. Почти у самых дверей стол и скамья. В углу нужник и рукомойник, правда в последнем вода почему-то всегда ледяная.

У окна, пытаясь увидеть хоть что-нибудь, стоял сорокасемилетний мужчина. На нем старая рубаха, ни разу не стираная с тех пор, как его предал польский король. Черные штаны, у колен подвязанные веревочками. Ноги босы. У самых щиколоток кандалы. Ржавые и до ужаса тяжелые. Обычно их на дворян не надевали, но для лифляндца сделали исключение (причиной послужил приказ Карла XII). Из-за них расстояние от окна до двери кажется в два раза длиннее. Ему хотелось курить, но тюремщики лишили и этого.

– Отсюда не убежишь, – прошептал он, вот уже в который раз, – не убежишь.

Однажды ему все таки удалось «сделать ноги», тогда он чуть не лишился руки, коей он написал челобитную Карлу и головы, но не теперь. Тогда он еще был молод и в голове летали честолюбивые планы.

Германия, Швейцария, Польша. Только на службе у короля польского он вроде ощутил себя на своем месте. А всего-то и хотелось, чтобы Польша отвоевала у Швеции Лифляндию, и не допустила, чтобы его родина присоединилась к России. Козырной картой должна была стать – Нарва. Перед самой войной, он написал саксонскому дипломату Лансену. Ту фразу: «Вы знаете, какие мы употребили труды, чтобы отвлечь царя от Нарвы, не в наших видах допустить его в сердце Ливонии. Взяв Нарву, он приобретает надежное средство завоевать Ревель, Дерпт, Пернау…» лифляндец помнил наизусть. Сколько же пришлось над ней провозиться. Но перехитрить Петра I не удалось. Русский монарх выступил на Нарву. И все пришлось перекраивать. Политика, дипломатия. Союзы, уступки, переговоры.

Да вот только любовь монархов скоротечна. Сегодня ты в фаворе, а завтра… Августу Великому не интересна политика, да и в делах военных, лифляндец лично убедился, тот бездарен. Он любит только придворный лоск, балы, пиры и женщин.

Ход конем. Не угоден одному, придешься по душе другому. Не с Польшей так с Россией, а там как бог соизволит. Письмо Петру и вот ты снова при дворе.

Московиту он нравился. Государь его величал не иначе как «отважным рыцарем» и даже предложил перейти к нему на службу. И уже в чине генерала и личного посланника Петра он вновь вернулся к Августу. Зря? Может быть.

И вот он здесь. Почти два года.

Отошел от окна, лег на кровать. Закрыл глаза. Стены здесь в замке толстые и посторонние звуки в камеру не проникают. Из-за чего на душе кошки скребут. Он пытался было напевать, и даже насвистывать, но его прерывали охранники, требуя прекратить сие действие. Им-то что, все равно страдание души за пределы камеры не прорвется.

– Желают, чтобы я тут со скуки подох, – процедил он в тот день сквозь зубы. Выругался и петь не стал.

Несколько раз заглядывал комендант крепости. Корчил из себя любезнейшего, интересовался условиями. Намекал, что за определенную мзду даст возможность совершить побег.

– Колесования(27) вам барон не избежать. Осталось немного, и Карлус поставит свою петицию под смертным приговором.

Как-то раз, разглядывая в окно окрестности, лифляндец заприметил, как крепости подъехала тюремная карета. Дверца ее открылась и вытолкнули молодого человека. Темноволосый парик, слегка съехавший в сторону. Грязный камзол, то ли испачканный мелом, то ли известью. На дворянина не похож, а это было непривычно для крепости, где содержались только политики, офицеры и аристократы.

У принесшего вечером ужин (тарелка с густой неприятной на вкус жижей и краюха черного жесткого хлеба) офицера спросил:

– Кого это привезли?

Тот зло взглянул на арестованного. Хотел было огрызнуться, но вдруг (лифляндец даже и не надеялся) ответил:

– Иоганн Фридрих Беттгер..

Имя ничего не говорило. Хотелось уточнить, да вот только положение не позволяло. Все произошло само собой. Служивый вдруг улыбнулся.

– Алхимик. Пытается найти философский камень. Да еще свинец в золото превращает. – Молвил он, подмигнул.

Дверь за ним закрылась.

Больше вроде такого вот примечательного не происходило. Арестованных привозили, но они ничем не привлекали к себе внимания. Аристократы, как аристократы.

Сегодня дежурил тот самый, что проболтался о таинственном узнике. Сейчас он расхаживал по коридору. Можно было конечно встать подойти к двери послушать, как тот поет. Бедняга все еще надеется, что обогатится. Но вставать и идти слушать его серенады не хотелось. Лифляндец отвернулся к стене и решил немного поспать, но не удалось. Дверь скрипнула и открылась.

– Эй, Паткуль, – раздался голос служаки, – тебе тут гостинец снаружи послали.

Иоганн открыл глаза и посмотрел на вошедшего. Тот подошел к столу и поставил корзинку с фруктами и вином.

– С чего такая забота? – поинтересовался арестант.

– Не твое дело, – огрызнулся охранник сделал несколько шагов и до уха барона донесся звук стукающих друг об друга монет.

Служивый закрыл дверь, провернув несколько раз в замочной скважине ключ.

Пришлось встать и подойти к столу. Откупорил бутылку. Сделал несколько глотков и надломил мягкий, еще теплый хлеб. Внутри его лежала записка.

Осень вступила в свои права. Летняя жара сменилась на прохладу, и здесь в горах все чаще и чаще стал висеть туман, скрывая время от времени крепость. В окружающем пейзаже все больше стало появляться ярких красных и желтых оттенков. Птицы потянулись на юг.

Темнеть теперь стало рано. Горожане теперь основное время проводили в своих домах, некоторые в трактирах за кружкой пива или вина. По улицам бродили патрули из крепости, отчего идея, с освобождением Иоганна Паткуля, казалась чистым безумием.

– Даже не представляю, как осуществить задуманное, – молвил Андрей разглядывая стены форта. – Расположенная на высоте свыше ста сажень, крепость просто неприступна. Чтобы освободить лифляндца нам понадобится армия. И вполне возможно не одна…

– Или с десяток Андларов, – перебил егомайор Шредер.

– Андларов? – удивился граф.

– Ну, да. Подняться на них в небо и с высоты птичьего полета, бросать на осажденных гранаты, как это делали под Нарвой.

– Нет, – проговорил Андрей, пританцовывая от холода, – это не лучшее решение. Погибнут немногие, а оставшиеся спрячутся в подвалах замка. А затем, когда гранаты и бомбы у нас закончатся, продолжат оборону. Тут нужен другой способ…

– Что ты предлагаешь граф? – поинтересовался майор.

– Десантирование, но Андлары для этого вряд ли подойдут. Да и парашютов пока нет.

Объяснять, что такое парашюты и для чего они предназначены Золотарев не стал. Христофор хотел было уточнить, но увидев лицо эстляндца понял, что бессмысленно, тот все равно не скажет.

– Ну, и что будем делать? – спросил он у Золотарвеа. – Штурмом нам крепость не взять. Армии у нас нет…

– Штурмом действительно не взять. Тут все нужно решать деньгами. Нам с тобой майор еще повезло, – молвил Золотарев, – что успели вовремя.

В тот момент когда майор ткнул пальцем в карту, и сказал, что Кенигштейн находится именно в этой точке казалось, что все куда проще. Золотареву вспомнились старые добрые романы, когда группа авантюристов запросто выкрадывала арестантов прямо из-под носа стражи. Но после того, как прибыли в окрестности городка, радужные мечты рассеялись как туман. К счастью отыскать заговорщиков оказалось куда проще. Догнали их в пути, когда до цели осталось совсем ничего. Шумную компанию царевичу с денщиком составляли два лифляндца и молодая девушка. Было любопытно узнать, какой те изберут способ освобождения Паткуля? Даже разговор у костра состоялся. Офицеры выслушали невнятный план заговорщиков, Андрей даже согласился, но теперь когда увидел, что из себя представляла крепость начал сомневаться. У него даже мысль проскочила в голове, когда он беседовал с царевичем, а интересно как им удастся не привлекать к такой большой компании внимание в таком небольшом городке, как Кенигштейн? Сейчас эта проблема казалась пустяком.

Остановились на постоялом дворе, на окраине города. Оставив заговорщиков под присмотром Шипицына, хотя Шредер и был против этого (опасался, что тот вновь упустит), отправились для изучения диспозиции. Выпросили у хозяина заведения пару лошадок, не топтать же ноги, чай не казенные.

Теперь же стоя здесь у подножия горы эстонец и майор сомневались в успешном завершения операции.

– Надеюсь, там, – проговорил Андрей указывая рукой в сторону крепостных стен, – алчный до денег комендант или на худой конец охранник, что стережет пленника. В противном случае…

Золотарев не договорил, Христофор и так понял, что будет в противном случае.

Вернулись на постоялый двор.

Царевич стоял у окна и смотрел городские улицы. Казалось он впал в ступор, понимая какую кашу они с Онегиным заварили. Отправься в Англию, и все бы кончилось, а так… Алексей понял, что и Золотарев воспылал желанием вытащить из застенок самого известного, как он обмолвился, эстонца. Мальчишка решил, что как только возникнет такая возможность, расспросит о Иоганне Паткуле побольше.

Денщик штопал порвавшийся кафтан поручика. Изредка бросал взгляд на Шипицына. Боцманмат расхаживал из угла в угол и курил. Двое лифляндцев резались в кости, а девушка мирно посапывала на кровати, свернувшись калачиком.

Чтобы не будить мамзель, Андрей предложил мужчинам уйти в другую комнату, где он изложит диспозицию. На том и порешили.

Утром, завтракая в трактире эстонец обратил внимание на вошедших солдат. Темно-синие мундиры, чем-то напоминавшие шведские, оба веселые, словно выхватили возможность вырваться в увольнение. Тут же заняли столик у окна и затребовали выпивки. Пока пышногрудая девица их обслуживала, Андрей подозвал трактирщика.

– Присаживайся хозяин, – проговорил он.

Мужичек с пивным пузом, обвисшими усами сел на лавку. Золотарев наполнил чарку и протянул ему.

– Мы люди приезжие и хотели бы у тебя, любезный, – Андрей выделил слово любезный интонацией, отчего глаза у трактирщика засветились, – что это за солдаты?

Опасно такие вопросы задавать, когда война идет, но чарка вина и ласковое слово, да монета, что положил перед трактирщиком Шредер, заставили того заговорить.

– Солдаты из крепости.

– Из крепости, понимаю, – молвил Андрей, – в увольнение.

– Оно самое. Как возможность у них такая получается, сразу сюда идут. Жалование пропить, да с девицами покувыркаться.

– А много им платят? – спросил эстонец, будто назначай.

– Им? Гроши. Охрана дело не прибыльное.

– А, кого охраняют?

Казалось что вот-вот трактирщик насторожится, но этого не произошло. Тот только протянул опустевшую чарку. Пришлось ее Андрею наполнить. Поить хозяина трактира за свои же деньги не очень хотелось, но было необходимо.

– Мятежников, аристократов, что против короля пошли. – Тут он взглянул на солдат, что сейчас щупали двух девиц, – Тсс. – Поднес палец ко рту, – Ходит слух, что алхимика стерегут. Дескать тот вместо того, чтобы искать философский камень, пытается наитии способ превращать свинец в золото. – Это он проговорил шепотом, вновь покосился на солдат, – но я вам этого не говорил.

Встал и ушел.

Когда вернулись в комнату у Андрея созрел план. А вечером, когда на улице пошел дождь, удалось осуществить. В трактир вновь пришли два солдата из крепости.

Иоганн прочитал записку, тут же ее порвал на мелкие кусочки. Там за стенами крепости были друзья. Кто они такие он не знал, но впервые за все время у него вспыхнула надежда на спасение. Он сел на кровать вытянул ноги., попытался прикинуть, что те смогут сделать ради его спасения. Подкупить коменданта? Можно, только вряд ли тут можно отделаться небольшой суммой. Заплатить огромные деньги мог только король. Август – вряд ли, да и зачем, ведь именно он был виновником его нахождения здесь. Петр! Государь московский едва ли выделит деньги. Так что от этих личностей надеяться не стоило. Поэтому подкуп коменданта отпадал, а вот одного из охранников, хотя бы того, что принес ему корзинку с продуктами и весточкой, о которой тот вряд ли догадывался. Лифляндцу вдруг вспомнились глаза служивого. Как блеснули они при упоминании, что в крепость доставлен алхимик ищущий способ превращения свинца в золото. Только когда тому удастся это сделать – одному богу известно, а тут деньги, пусть и небольшие, но все же идут ему в руки.

Паткуль поднялся с кровати подошел сначала к двери, минуты три стоял прислушивался к шагам охранника, потом подошел к окну. Вглядывался вдаль в надежде, что где-то там внизу были его спасители. Только вряд ли они станут ходить вокруг крепости, привлекая к себе внимание. Небось сидят в таверне попивая пиво и поглощая одну за другой сосиски. Иоганн прикоснулся к решетке и попытался расшатать. Сделано на совесть, но при желании можно вытащить. Затем открыть окно и… Нет. Увы, но он не птица и летать не умеет. Даже если бы у него были средства, чтобы сделать веревку (Паткуль имел в виду одеяло и простынь, которые можно было бы связать), то все равно длины бы не хватило. Если и уходить из крепости то по-наглому с боем. А это было так же не реально. Веревочную лестницу, если бы такая была охранник ему передал бы, но оружие…

Иоганн вернулся на кровать. Прилег и заснул. Проснулся вечером, когда дверь скрипнула. Охранник вошел в камеру, забрал корзину и загадочно подмигнул.

Ее звали Линда. Линда Масальскис. Она вначале отказывалась, но потом Андрею удалось ее убедить, что другого выхода у них нет. Коменданта не подкупить – денег не хватит, а вот с охранником всегда можно попытаться договориться, тем более если разговаривать с ним будет смазливая девушка. Для этого ей всего лишь нужно выдать себя (если понадобится) за дочку арестанта. Тут главное слезу пустить.

Выбрать из двоих служивых было сложнее всего, но она действовала наугад и ей повезло. Новичкам, как сказал позже граф, всегда везет. Охмурила, как раз того, что охранял камеры, в одной из которых содержался Иоганн Паткуль. Пару раз тому улыбнулась и тот поплыл. Плюс бутылка хорошего вина, посланная графом доблестным военным, и Зигфрид (так звали служивого) был готов на все. Он даже пригласил путешественника (так Андрей отрекомендовался) к ним за столик. Обнимая Линду, охранник разоткровенничался. Сообщил (по секрету) что в тюрьме содержится один важный господин, способный перевернуть мир. Даже имя его назвал, за что тут же получил от своего товарища подзатыльник – Иоганн.

Линда невзначай сказала, что у нее отец содержится в этой крепости, и его тоже зовут Иоганн.

– Нет, – отмахнулся саксонец, – этот вряд ли тебе в отцы годится. Ему, – он нахмурил лоб, – лет этак двадцать пять. Он скорее тебе в братья годится. – Вновь задумался, хлопнул себя ладошкой по лбу, – ты, скорее всего, имеешь ввиду Паткуля. Изменника.

– Не знаю, какой он изменник, – вздохнула девушка, – но он мой отец. И я бы хотела с ним увидеться.

– Увы, – развел руки в стороны Зигфрид, – но я ничем тебе помочь не смогу.

– А передать корзинку с едой? – поинтересовался Андрей, подливая в бокалы служивых вино.

– Ну, не знаю…

– А, если, – Андрей полез в карман кафтана и достал два мешочка с деньгами. Поставил их на стол, а затем подвинул к солдатам.

– Вот это уже другой разговор, – улыбнулся приятель Зигфрида. – Только из-за прекрасной дамы мы готовы исполнить ее просьбу.

Деньги тут же последовали в карманы кафтанов охранников. Андрей щелкнул пальцами. Переодетый в местную одежду подошел Онегин.

– Принеси корзинку с едой для господ офицеров, – молвил граф.

Лесть вновь сыграла. Зигфрид, сидевший до этого слегка сгорбившимся расправил плечи. Огонек вновь мелькнул в его глазах. Его товарищ одним залпом осушил бокал и пододвинул графу. Андрей наполнил.

Вернулся денщик, поставил на стол корзину. Немного фруктов, хлеб внутри которого записка для заключенного, две бутылки вина. Будет чудо, если хотя бы одна из них доберется до Иоганна.

Еще посидели. Зигфрид обнимал и тискал Линду. Его товарищ с выпивки вначале переключился на какую-то девицу, а потом и вообще уснул. Служивый взглянул на него, икнул и начал вставать из-за стола. Пошатнулся.

– Господин офицер, – проговорил трактирщик, – может пройдете в номер. У меня, как раз есть свободный.

– Хорошо, – молвил тот и вновь икнул.

Он потащил девушку за собой. Андрей проводил их взглядом и направился к себе в номер.

На лифляндцев было страшно смотреть. Казалось они сейчас набросятся на графа и порвут в клочья. Но тот опустился в кресло и произнес:

– Все будет хорошо.

Не прошло и трех минут, как вернулась девушка.

– Ну, – поинтересовались парни, – что он с тобой сделал?

– Ничего. Рухнул на кровать и захрапел.

– Немножко вина и снотворного и он вырубился, – подытожил Андрей, – в комнату можешь не возвращаться. Он все равно подумает, что ты раньше его встала и ушла.

Утром так и случилось. Служивые проснулись. Тот что уснул за столом, громким голосом и криками – «Зигфрид» разбудил всю таверну. Его товарищ спустился по лестнице застегивая камзол одной рукой, а другой держа шпагу и треуголку. Отругал товарища, что тот разбудит всю округу. Похвастался своим успехом молвив:

– Это было что-то.

Прихватив корзину они направились в сторону крепости.

На следующий день, вечером Зигфрид пришел в трактир один…

С появлением неких спасителей жизнь у Паткуля улучшилась. Конечно не до такой степени, чтобы в роскоши щеголять, но с сытными ужинами проблем не стало. Сперва Иоганн предполагал, что побег ему осуществят не сегодня, так завтра, но время шло, а заговорщики не спешили. Лифляндец начал даже сомневаться выйдет ли у них хоть что-то, но потом сообразил, что из крепости, к тому же расположенной в горах просто так не убежишь. Вывод напрашивался сам собой – организаторы его спасения все тщательно продумывали. К тому же теперь Паткулю приходилось изображать из себя отца семейства, особенно он это делал, когда приходил тот самый охранник, что принес в первый раз корзинку с едой и запиской. Иоганн даже поинтересовался, от кого сей скромный подарок.

– От вашей дочери барон, – подмигнул караульный.

– Линды? – Спросил лифляндец, произнеся имя из записки.

– А разве у вас еще есть дочь? – удивился служивый.

Кое-как выкрутился. Сказал, что не ожидал. Думал, что она в Риге с женой.

– Я ведь ее давно не видел. – Барон сделал вид словно считает, сколько времени прошло. – Лет пять поди. Выросла небось.

– Красавица.

Паткуль понял, что охранник влюблен в его так называемую дочь.

– Желал бы я ее увидеть. Обнять, – пояснил он, понимая что служивый может просто привести девушку под окна крепости. – Тебя, как зовут?

– Зигфрид, – ответил охранник, не заметив, как перешел с арестованным на ты.

– Зигфрид, ты бы мог организовать мне встречу с ней?

– Увы, но боюсь это не в моих силах, – признался служивый.

На этом тогда разговор и закончился.

Со следующими корзинами, Паткуль ожидал, что пришлют веревочную лестницу. Идея глупая. Интересно, как ее удастся пронести в крепость. Да и чтобы изготовить понадобится уйма времени.

Вот и приходилось сидеть и ждать, а когда ждешь чего-то время тянется медленно. Паткуль частенько стал подходить к окну, всматриваться вдаль. Вздрагивать, когда в замке поворачивался ключ.

Октябрьским вечером дверь скрипнула. Паткуль повернулся на шорох, в ожидании, что войдет Зигфрид. В камеру, пошатываясь и опираясь на трость вошел комендант. Он оглядел помещение и сказал:

– Советовал бы вам сесть на лавку, барон.

Лифляндец выполнил его просьбу, понимая, что вести принесенные Вольфрамом фон Штерном скверные.

– Вынужден сообщить, – начал комендант, – но новости у меня для вас нехорошие…

– Карл подписал документы о моей казни? – перебил его Иоганн.

– Да. Казнь велено провести как можно скорее. Так что скоро к вам приведут исповедника. У вас есть в чем покаяться?

Паткуль промолчал. Времени на спасение оставалось совсем ничего, а заговорщики что-то задерживались. А шансы таяли как снег весенним днем.

– Как мне суждено умереть? – спросил Иоганн.

– Вас приказано колесовать, а затем четвертовать. Как я и предпологал.

Комендант развернулся и вышел из камеры. Дверь закрылась и Паткуль увидел знакомое лицо Зигфрида.

– Вот и все, – прошептал Иоганн.

В этом он ошибся. Вечером следующего дня дверь скрипнула. На пороге возник Зигфрид.

– Мне удалось договориться с охраной ворот, и вам, барон, удастся проститься с дочерью.

Любовь нечаянно нагрянет, когда ее совсем не ждешь. Влюбиться и потерять голову. Совершать безумные поступки, когда в другой ситуации задумался и устоял от соблазна. Зигфрид сам не ожидал что все так произойдет. Первое свидание в таверне случайное и подробности которого, он совершенно не помнил, пробудило в нем чувства. Поэтому его приятель с удивлением посмотрел на товарища, когда тот выпросил у коменданта на следующий день увольнительную в город. Вновь посидели поговорили, попили вина. Только в этот раз Зигфрид удержался и отказался от уединения.

Расстались, а там понеслось. Линда и сама не заметила, как влюбилась. Саксонец оказался в душе совершенно иным, чувственным. Даже жалко его на минуту стало. Девушка понимала, что идиллия эта скоро кончится. Иногда она даже была рада, что граф с освобождением Паткуля тянет.

Как-то раз у эстонца с царевичем состоялся серьезный разговор. Золотарев изложил Алексею сложившуюся ситуацию. Пояснил, что действовать тут нужно хитростью, с наскока ничего не выйдет. А вот с лифляндцами все обстояло куда хуже. Тем не терпелось вытащить барона. Пояснил, что охранник сам должен вывести Паткуля из крепости, а это он сможет сделать, только из-за большой любви. Неужели тот откажет девушке в свидании с отцом?

А между тем время словно летело. Линда каждый день умоляла своего ухажера организовать встречу с отцом, но тот не соглашался, ссылаясь на то, что для вывода заключенного из цитадели нужны деньги. Да и встреча сама по себе продлится всего лишь несколько минут. Не помогали и поцелуи.

В один из дней Зигфрид прибыл на свидание расстроенным. Когда Андрей увидел его в окно, то понял, что что-то произошло.

– Значит пора, – проговорил он.

Позвал к себе Линду и сказал:

– Предчувствую, вести, что привез охранник дурные. Поэтому проси его об организации встречи с отцом. Есть надежда, что тот согласится.

Граф оказался прав. Новость от Зигфрида была еще той. Паткуля должны были на этой неделе колесовать. Прибыл гонец от Карла. Девушка хотела было заикнуться о последнем свидании, но тот сам молвил:

– Я организую твою встречу с отцом. Провести тебя в крепость не смогу, а вот вывести его, если он даст честное слово, что не сбежит смогу. Так что теперь все дело в его руках, ну, и конечно в деньгах.

– Деньгах? – удивилась Линда.

– Мне нужно подкупить стражу у ворот, чтобы те нас с бароном выпустили наружу.

– Хорошо, я раздобуду денег. Подожди пару минут.

Она стрелой влетела на второй этаж. Ворвалась в комнату офицеров.

– Граф, – проговорила она, после того как отдышалась, – нужны деньги.

– Значит он согласился, – прошептал Андрей.

– Он сам предложил свидание.

Шредер встал с кресла. Подошел к сундучку. Открыл его и вытащил два мешочка. Протянул девушке. Та схватила их и ушла.

– Началось, – проговорил граф.

Зигфрид сидел за столом. Перед ним стояла кружка с пенистым пивом. Он глядел в окно и о чем-то думал. Даже не заметил, как подошла Линда. Она положила перед ним два кошелька и проговорила:

– Этого хватит?

– Откуда?

– Неужели ты думаешь, что такая девушка, как я отправится в дальнюю дорогу без денег и к тому же одна?

– Тот граф… – начал было саксонец, но девушка его перебила:

– Мой дядя.

Саксонец понимающе кивнул. Сгреб деньги рукой и положил в карман.

– Вечером ждите.

Ушел, так и не допив.

В красном мундире Паткуль чувствовал себя неуверенно. Треуголку аж на глаза надвинул. Радовало только одно, что оков на ногах больше нет. Чулки, рубашка чистые, ботинки с чужой ноги, слегка разношенные. На поясе шпага, но прежде чем ее дать саксонец взял с него слово, что тот не проткнет его по дороге и не убежит. Не такой человек Иоганн Паткуль, чтобы слово свое нарушать. Когда Зигфрид пришел и сообщил, что поможет ему встретиться с дочерью, лифляндец понял, что все закрутилось. Сейчас они придут. Он сделает вид, что рад встрече с дочерью. Попросят саксонца оставить их наедине, а там уж заговорщики сами все сделают. Ведь не одна же она прибыла вызволить его из темницы.

Вышли из тюрьмы. Прошли мимо «лобного» места. Где вовсю трудились плотники. Стук молотков и топоров, неприятный и злой. Паткуль поежился, не то от пронзительного холода, не то от неприятных звуков. Зигфрид на него взглянул и покачал головой.

Прошли мимо домика коменданта, миновали арсенал. Из «Иоанновского зала» доносилась музыка. Хозяин крепости устроил бал для своей дочери. У лифляндца возникло желание остановиться и отвесить прощальный поклон, но Паткуль удержался. Нельзя было выдавать ни одним своим движением, что сюда он не собирается возвращаться.

Туннели, туннели, мосты и вот он уже стоял у Главных ворот. Зигфрид переговорил с охранниками и те открыли для них небольшую калитку.

Вышли наружу. Паткуль вдруг не выдержал и остановился. Повернулся и посмотрел на замок.

– Ты чего это, барон? – спросил его караульный.

– Да вот хотел напоследок взглянуть на тюрьму.

– Напоследок, – прошептал Зигфрид и потянулся к шпаге.

Видя его реакцию Паткуль улыбнулся.

– Так ведь меня скоро казнят. Когда еще выпадет возможность взглянуть.

– А, ты в этом смысле, – молвил саксонец. – Ладно взгляни. Только не долго, иначе времени на свидание с дочкой мало останется.

Паткуль улыбнулся. Времени скоро у него будет предостаточно. А вот служивого жаль, подумалось вдруг ему, не такой уж тот плохой человек. Может быть алчный, но не злодей.

Хотелось было осмотреть замок подольше, но стемнело. Вход освещали только факелы, зажженные заранее. Интересно, как тут утром? Наверное желтые и красные цвета листьев делают крепость еще более величавой.

– Ну, пошли. – Проговорил Паткуль.

Минут примерно через пятнадцать они вошли в таверну. Зал был пуст. За столом в одиночестве сидела девушка. Красивая. Волосы золотые заплетенные в толстую косу, глаза голубые. Она, увидев его улыбнулась. Встала из-за стола и подошла к нему.

– Отец, – проговорила девушка по-немецки.

– Родная, как я тебя долго не видел, – молвил он, и по-отцовски вначале поцеловал ее в лоб, а затем обнял.

– Оставь нас наедине, – попросила Линда.

Зигфрид кивнул и вышел на улицу. То что произошло с ним потом, могло присниться только в страшном сне. Сообразил, что это ловушка, а девушка не дочь барона, только тогда, когда получил по голове дубиной. Саксонец медленно опустился на землю.

– Ну, вот и все, – произнес один из лифляндцев.

– Нужно связать ему руки и оттащить куда-нибудь, чтобы его не нашли, – молвил другой.

Пока связывали караульному руки и ноги, из дома вышли граф, русские офицеры, царевич с денщиком и только потом Паткуль с Линдой.

– Я в долгу перед вами, граф, – проговорил Иоганн.

– Сочтемся, барон. Только спасибо не мне говорите, а вот ему и им.

Андрей показал рукой на царевича и лифляндцев.

– Если бы не они, быть вам колесованным.

– Что верно, то верно, – согласился Паткуль.

Онегин между тем куда-то запропал.

– Нам некуда спешить барон, – проговорил Андрей. – если вас и хватятся, то только завтра утром.

Пояснять, что на завтра к заключенному должны были сначала привести священника, а затем сопроводить до эшафота, не хотелось, но Паткуль понял все с полуслова.

– Вам нужно возвращаться в Москву. Вот вам бумага для государя. – продолжал между тем Золотарев. – Здесь все объяснено. Петр не будет вас ни в чем обвинять.

– Спасибо вам, граф, – молвил Иоганн, запихивая бумагу за пазуху.

Прибежал Онегин и сообщил, что лошади готовы.

– Ну, вот барон, – сказал эстонец, – на данный момент наши пути расходятся. Я со своими людьми отправляюсь исполнять волю монарха, а вы, – он кивнул в сторону лифляндцев и Линды, – в Московию. В Ригу вам всем троим возвращаться опасно.

– Спасибо вам еще раз, граф.

Лифляндцы ускакали. Граф Золотарев вздохнул и посмотрел на царевича.

– Теперь ваш батенька будет знать о спасении Паткуля, в котором вы принимали участие. Пришлось немного приукрасить, но думаю хуже не будет.

Вернулись в дом. Собрали вещи, поблагодарили трактирщика за гостеприимство и после плотного ужина, коим их накормил добродушный хозяин выехали в сторону одного из портов Пруссии.

Да вот только жизнь внесла новые коррективы.

V

Представшая перед глазами Андрея Золотарева Европа была не похожа на ту которую он помнил. И хоть весь мир погряз в войнах и различных религиозных конфликтах, здесь не существовало тех проблем которые возникли в будущем. Европейцы не опасались, что кто-то захочет «перекрыть им кислород» в виде голубого топлива поступающего из варварской Московии, и все из-за того, что добычи газа еще не существовало. Не нужно было трястись от извержений вулканов, боясь что вернуться на родину, на самолете не удастся. Не нужно дрожать из-за единой валюты, о ней сейчас просто не задумываются. Да и не до того.

Как только император Фердинанд III Габсбург утратил реальную власть в Германии, а это случилось после Тринадцатилетней войны(28), а в Испании начался политический и экономический упадок, на Европейскую сцену вышла разрываемая религиозными противоречиями Франция.

И ведущую роль стал играть Людовик XIV, явный сторонник абсолютной монархии и божественного права королей. Ходил слух, что фраза «Государство – это я» принадлежала ему. Именно при нем французская экспансия приобрела огромные масштабы, заставив тем самым выступить против себя чуть ли не всю Европу.

Испанский престол, со всеми заморскими владениями заставили Короля-Солнца развязать войну за Испанское наследство(29). В описываемый момент исторических событий, Австрия постепенно начала перехватывать инициативу, и даже Петр Великий был уверен, что та (в случае удачного завершения конфликта) сумеет заполучить испанские Нидерланды и земли в Италии.

Французские войска в тысяча семьсот четвертом году потерпели поражение при Гохштедте(30), от англо-голландских войск ведомых герцогом Мальборо, и имперской армии Евгения Савойского. В том же году английский флот захватил Гибралтар. Официально тот, как и Новая Шотландия в Канаде, перешли уже к объединенной Британии (уния Англии и Шотландии от тысяча семьсот седьмого года)(31).

Причиной неудач Франции в этот период стало вспыхнувшее на ее территории восстание гугенотов. Камизары(32) выступили против насильственных мер со стороны администрации и католического духовенства, вызванных усилением поборов связанных с войной за Испанское наследство. Утихомирить их удалось только в тысяча семьсот пятом году, после того, как папа Климент XI провозгласил против них крестовый поход. Первой попыткой завершить все мирным путем (май тысяча семьсот четвертого года), после многочисленных неудачных действий правительственных войск, стало подписание соглашение о свободе богослужения. Увы, но ни к чему это не привело. Усмирить восставших окончательно удалось только к весне тысяча семьсот пятого года.

Да и для противников Короля Солнца не все складывалось так гладко, как им хотелось. Несмотря на успехи в баталиях, саму Англию трясло. В тысяча семьсот первом году английский парламент, чтобы помешать возвращению к власти якобитов, принял акт о престолонаследовании. Согласно ему в случае смерти, Вильгельма(33) и его наследницы Анны(34), корона должна была перейти к внучке Якова I – Софье. Против чего тут же выступили шотландцы.

Компромисс был найден только первого мая тысяча семьсот седьмого года, когда была принята уния по объединению двух королевств в одно государство – получившее название Великобритания.

Англичане сосредоточенно наблюдали за перипетиями политической борьбы внутри своей страны и кровавыми сражениями за рубежом.

Новый век привел к образованию нового государства – Королевства Прусского, большая часть земель которого, за исключением герцогства Пруссии, были частью священной Римской империи. Номинально власть принадлежала Габсбургам. Именно Леопольд I (в обмен на союз против Франции в войне за Испанское наследство) короновал королем нового государства, случилось это восемнадцатого января тысяча семьсот первого года в городе Кёнигсберг, сына Фридриха Вильгельма курфюрста Бранденбургского, Фридриха III вынудив того принять титул «король Пруссии» – Фридриха I.

Еще одним государством на которое стоило обратить внимание – Голландия.

Когда в тысяча шестьсот восемьдесят восьмом году, после трех летней англо-голландской войны так и не удалось выявить победителя, между двумя (на тот момент ведущими державами) опять возник кризис. Штатгальтер(35) Вильгельм III предпринял превентивное вторжение в Англию, которое повлияло на смену власти на острове. На английский престол вместо Якова II взошла супруга Вильгельма III – Мария II. Начинался период международного и морского могущества Нидерландов, продлившийся до самой смерти штатгальтера в тысяча семьсот втором году. Но после кончины Вильгельма позиция Голландии, как торгового центра северной Европы начали постепенно ослаблять. Амстердам уступил ведущую роль – Лондону. А война за Испанское наследство могла привести к утере статуса сверхдержавы.

Вроде мечтали добраться до ближайшего порта. Там сесть на корабль и в Англию, но планы резко поменялись. Как-то в разговоре граф Золотарев упомянул о великом посольстве Петра Алексеевича. Случилось это во время одного из привалов. Разговор возник из ничего. Вспомнили о недавнем освобождении лифляндца. Граф даже пожалел бедного караульного.

– Боюсь, что за поступок его жизни лишат.

– Будем надеяться, что ума у саксонца хватило, после того, как пришел в сознание дезертировать. – произнес Шредер.

– Ну да, дезертируешь, – хихикнул вдруг Шипицын, – его рижане так связали, что без посторонней помощи, он вряд ли веревки распутает.

– Что верно, то верно, – согласился с ним Андрей. – Вот до чего любовь довести может. Сидел бы в крепости да охранял своего алхимика. Глядишь и отыскал бы тот способ свинец в золото превращать.

Вот тут-то и затронули тему про ученых. Золотарев даже сообщил царевичу, что Петр Алексеевич в свое время с двумя выдающимися людьми был знаком.

– С кем это? – поинтересовался Алексей, – ты мне, учитель, этого не рассказывал.

Пришлось упомянуть Исаака Ньютона и Лейбница. Последний, как помнил Андрей основал в начале этого столетия в Берлине академию наук.

– А с отцом твоим, – продолжал граф, – Лейбниц столкнулся в ганноверском замке Коппенбрюк. Та встреча была случайная, но по всей видимости важная. Не удивлюсь, если именно он предложил государю посетить известного аглицкого ученого Исаака Ньютона.

– Мне бы тоже хотелось побывать в гостях у Лейбница, – вдруг предложил Алексей.

– А, что, – вдруг молвил Христофор Шредер, – может действительно заехать…

– Ну, и где мы его будем искать? – спросил Золотарев.

– Где, где, в Берлине конечно. Какая разница откуда мы отправимся в Англию – из Прусского порта или Голландского, а так смотришь путешествие сие пойдет Алексею только на пользу. Эвон государь каким стал после Великого посольства. Мы конечно на такое громкое название не тянем, но все же. К тому же, – тут майор сделал паузу, выдержал ее, наблюдая за лицами товарищей и продолжил, – лично мне так кажется, Петр Алексеевич не возражал бы против такого маршрута. К тому же, мы один раз с дороги свернули. Наказания все равно не миновать.

Предложение было дельное. Эстонец мысленно прикинул перспективы. Во-первых, познакомившись с великим ученым этого времени, Андрей мог бы подсказать тому несколько идей, до которых тот додумался, но сделал бы это чуточку позже. Во-вторых, пригласит Лейбница в Россию, раньше чем это сделает Петр. Ну, а если это не выгорит, глядишь, какого-нибудь толкового малого вместо себя посоветует. В-третьих, это эстонец знал точно, в Ганновере Петр уже давно присмотрел для царевича невесту – принцессу Брауншвейскую Софью-Христину. Кто знает, а вдруг между двумя голубками пробежит искра, ну, не электричества, на что бы надеялся все тот же Лейбниц, а хотя бы любви.

– Хорошо, – согласился граф Золотарев. – Берлин так Берлин. Главное чтобы ученый был там, в противном случае придется ехать в Ганновер.

Где именно в данный момент находился немецкий философ и математик Лейбниц, Андрей не знал. Хотелось, чтобы встреча состоялась в Берлине, но предчувствие говорило, что будущей столицей Германии вряд ли дело закончится и придется так и так ехать в Ганновер.

– Настоящее всегда чревато будущим, – неожиданно проговорил Лейбниц. Посмотрел на Андрея Золотарева и молвил, – а теперь, молодой человек, рассказывайте кто вы и откуда?

Начиналось все хорошо. Въехали в Берлин через одни из городских ворот. Эстонцу самолично удалось лицезреть как преобразовывалась в восемнадцатом веке будущая столица Рейха. Сейчас город насчитывавший более двухсот тысяч жителей, обносился новой крепостной стеной, внутри которой оказывается теперь уже пять поселений. Двигались по Унтер-ден-Линден, именно на ней и находилось новое здание Берлинской академии наук. Вскоре улице суждено будет на время превратиться в главный прогулочный бульвар города, но после постройки Бранденбургских ворот, она вновь станет ключевой артерией столицы. Да вот только это будет еще не скоро. Сейчас же центр города был южнее от Унтер-ден-Линден. Если остановиться и посмотреть в том направлении, то можно разглядеть церковь Святого Николая, самую старую в Берлине. Но в тот район путешественники не собирались, после встречи с великим немецким математиком и философом предполагалось покинуть город через одни из северных ворот. Здесь в районе Унтер-ден-Линден улочки узкие, дома старые и очень много таверн. В одной из них и остановились.

Оставив Шредера, Шипицына и денщика, Золотарев с царевичем направились в Академию наук. Язык до Киева доведет, а уж до нее тем более. Отыскали и Готфрида Лейбница. Разговаривать Андрею пришлось на немецком, и тут он понял насколько тот изменился в будущем.

– С кем имею честь беседовать? – Спросил старик.

Широкий лоб, большой нос, задумчивые слегка грустные глаза, на голове парик. Серый, словно сшитый из мышиных шкурок, кафтан. Короткие штаны такого же цвета и синее чулки. Туфли черные с золотыми (а может и позолоченными) пряжками. Под мышкой толстый фолиант.

– Поручик Михайлов, – представил царевича Андрей, – граф Золотарев. Из России.

– Любопытно, любопытно, – молвил Готфрид.

Оглядел с головы до ног сначала Золотарева, потом царевича. На секунду задумался и произнес:

– Может пройдем в мой кабинет? Там и поговорим.

То, что гости приехали к нему не просто так математик уже понял.

Прошли в кабинет. У окна письменный стол, заваленный различными бумагами. Тут же астролябии, глобусы. У стены диван, несколько кресел, а так же шкафы, заставленные книгами. Плюс ко всему доска исписанная мелом, на специальных треногах она стоит слева от стола. Лейбниц показал на кресла и предложил сесть. Сам же занял свое любимое кресло. Навел порядок на столе и только после этого произнес:

– Поручик Михайлов. Знакомая фамилия. Тот тоже Михайловым звался. Правда не поручиком был, а всего лишь бомбардиром. – Тут Готфрид задумался на секунду и сказал, – вы наверное его сын?

– Царевич Алексей Петрович, – молвил парнишка.

– Вот и гляжу не ошибся. А немецкому языку, позвольте полюбопытствовать вас наверно батенька обучил?

– Нет, граф Золотарев, – пояснил царевич.

– Так вы тоже ученый?

– Увы, нет. – ответил Андрей, – был торговцем, потом, – тут он замялся не зная говорить о своей первой работе при государе Петре или нет. Решил, что не стоит, – потом таможенником и лишь только затем предложил государю московскому сына его воспитывать.

– Владеете науками?

– В какой-то мере.

Андрей стал вспоминать, что в школе учил да в институте проходил. Слава богу, когда экономику изучал не только одного Адама Смита запомнил. Прокололся на малом, решил похвастаться что и обмолвился. Сначала сообщил, что читал «Новые опыты о человеческом разуме». Похвалился, что понравилось учение о прирожденной способности ума к познанию высших категории бытия и всеобщих и необходимых истин логики и математики.

– Эвон как, – произнес Лейбниц, – неужто моя книга и до Московии добралась(36).

Ладно бы это, так нет. Как говорится: «Остапа понесло».

– А вот с вашей «Теодицея» не согласен, – продолжил Андрей, – может наш мир и наилучший, но вряд ли он создан богом.

И тут Готфрид вспыхнул.

– Эвон как! – Воскликнул он. Сначала граф подумал, что вспышка произошла на религиозной почве, но уже через секунду все разъяснилось. – Вы не могли читать сей труд, – проговорил Лейбниц, – я еще только несколько глав написал(37).

Ученный встал из-за стола, подошел к окну. Минут пять, если не больше вглядывался в Берлинский пейзаж. Потом развернулся и спросил, кто такой граф и откуда. Андрей молчал. Лейбниц вернулся за стол, сел.

– Говорите граф. Я не скептик – поверю. Что мыслимо – то возможно, что возможно – то мыслимо.

Андрей покосился на царевича. Готфрид все понял и попросил мальчишку прогуляться по академии.

– Посмотрите, как у нас все устроено, Ваше высочество.

Когда Алексей ушел, и дверь в кабинет закрылась, Андрей поведал математику свою историю.

– Любопытно, – молвил философ, – очень любопытно. Вероятность существования будущего, как и то что существовало прошлое, я никогда не отрицал. Поэтому не удивлюсь тому, что иногда человек может перемещаться из одного времени в другое. С помощью ваших знаний я сейчас бы мог изменить математику, но вот только не хочу.

– Почему? – поинтересовался Андрей.

– Зачем ускорять время? Всему свой черед.

– Резонно, – согласился граф.

– Теперь вот скажи мне путешественник, – произнес Готфрид. – Раз уж ты попал в наше время, то скорее всего что-то изменил. Вот например царевич. – ученый взглянул на дверь, – вот если бы ты не стал его учителем, то что бы было?

– Сейчас бы он находился в Москве, в окружении людей консервативных. Стал бы, – граф задумался, поймет ли ученый термин или нет, решил, что если что растолкует, – маменькиным сынком.

Лейбниц графа понял. «Маменькины сынки» видимо существовали в любом мире и в любой эпохе.

– Значит супротив батеньки пошел бы, – вздохнул немец, – теперь нет.

– Не уверен, – проговорил Андрей, и рассказал математику причину их появления в Европе.

– Так-так. – молвил Лейбниц, – природа. Будем надеяться, что история Алексея закончится не так как должна была бы.

То, что царевич погиб бы в будущем от рук батюшки Готфрид догадался по интонациям.

– Вот только не знаю, как теперь быть, – проговорил вдруг Андрей.

– Что так?

– Петр ведь через четыре года должен был к вам приехать. Да не один, а с царевичем. Сватать государь сына своего хотел за принцессу Брауншвейскую Софью-Христину.

Лейбниц вновь встал из-за стола. Прошелся к окну.

– В Ганновере она. Познакомить ее с царевичем можно. Да вот только смысла я в этом сейчас не вижу, лет сей девице сейчас тринадцать. Так что приезжать царевичу нужно будет сюда через четыре года.

Пришлось рассказать математику, что из сватовства этого ничего не вышло.

– Жаль, – вздохнул Готфрид, – очень жаль. Ибо девчушка эта умна не по годам.

– А, что если?

– Познакомить. Чтобы они подружились, – догадался Лейбниц, – а мысль-то не глупая. Глядишь, что-то и выгорит. А если мы ошибаемся, то и через четыре года приезжать свататься не потребуется. Эх, жаль, что с Петром не увижусь.

– Так может вы в Петербург переедете с академией. Государь науки уважает…

– Э, нет, – перебил его математик, – уж лучше вы к нам. К тому же сырой воздух этого города, говорят вреден для здоровья.

Вот и порешили, что через два дня, после того, как Лейбниц уладит все дела в академии, отправятся они в Ганновер.

Ощипанные тушки голубей лежали перед графом и царевичем на огромном серебряном блюде. До этого тщательно промытые и нашпигованные шпиком грудки, снаружи и изнутри посоленные, проперченные к тому же сбрызнутые лимонным соком, обернутые листьями шалфея и перевязанные ниткой, жарились в глубокой сковородке в окружении нарезанных грибов и зелени петрушки. Толстый повар обильно полил их вином и по необходимости добавлял воды. Когда же они были готовы, снял шпик, шалфей и полил выделившимся соком, после чего вновь вернул сковородку в духовку, только на сей раз без крышки. Дождался пока голуби подрумянятся и вынес к столу. Затем кружа у стола, несмотря на свою тучность, раскладывал их с помощью вилки в тарелки гостей аккурат рядом с отварным картофелем. Рядом тут же на столе стоял компот.

– Что это такое? – поинтересовался Алексей, когда очередь дошла до графа.

– Голуби, – пояснил эстонец, – с картофелем. – Он отхлебнул из кубка, – компот. – Поморщился, – из тыквы.

Царевич хотел, что-то еще спросить, но граф знаком показал, что не надо. Паренек понял, что тот на все вопросы ответит потом, после застолья. Золотарев оглядел присутствующих, кроме них с Алексеем за столом сидели: Лейбниц, Софья-Христина и ее родители. Стоит отметить, что девчонка выглядела на несколько лет старше своего возраста. И несмотря на все усилия математика и эстонца на царевича Алексея она не произвела ни какого впечатления. То ли он был не по годам развит, то ли в душе все еще испытывал какие-то чувство к оставшейся в Нарве подруге.

Одно радовало обоих путешественников (об их товарищах умолчим, те люди служивые, готовы ехать туда, куда велят) – то что они побывали в красивейшем городе Нижней Саксонии. Ганновер хоть и напоминал своей архитектурой немецкие города, но все же в чем-то отличался. Больше всего царевича Алексея поразил Большой сад в Харренхаузе. Гордость Ганновера представлял из себя барочный сад разбитый в этой местности по типу Версаля. По центру парка дворец служивший резиденцией местным герцогам. Сейчас в конце октября, когда листья с деревьев еще не облетели, он поражал своим великолепием. По случаю приезда царевича Алексея, отец принцессы Софьи-Христины повелел вечером, как стемнеет устроить фейерверк.

Пока не наступил вечер, Золотарев с помощью математика уговорили герцога показать для царевича город Ганновер. Особенно Лейбниц настаивал, чтобы тот продемонстрировал Алексею рыночную церковь Святого Георгия и святого Якоба.

– Таких соборов в варварской Московии нет, Ваше Сиятельство, – пояснил Готфрид, – а еще библиотеку, коей я в свое время руководил.

Обе достопримечательности, ну, кроме сада само собой, были гордостями правителей Нижней Саксонии. Построенная в четырнадцатом веке лютеранская кирха вместе с более поздним зданием Старой ратуши – образовывали на Рыночной площади ансамбль в стиле «кирпичной готики». В библиотеке были собраны лучшие книги самых известных авторов Европы. Творения великих умов прошлого. Там же находился один из первых экземпляров «Государя» Макиавелли.

Когда в библиотеке отец принцессы попытался произвести впечатление на царевича тем что читал роман, Алексей только шмыгнул носом. Воспринятое как зависть вскоре было растолковано, через того же Лейбница, графом Золотаревым, как то, что сим нас не удивить. Эту книгу царевич осилил год назад, когда ему еще было шестнадцать лет. Предполагаемый тесть так и сел на диван с открытым ртом.

– Вот тебе и варварская Московия, – прошептал он. – Я помню ваши слова, Лейбниц, –проговорил он, обращаясь к философу, – стремление русских к европейской культуре – противно естеству.

– Беру свои слова обратно, ваше сиятельство, – молвил ученый.

Провели в Ганновере две недели, когда выезжали из столь славного города уже шел ноябрь. Андрей надеялся, что удастся добраться до портов Нидерландов как можно скорее. Скоро наступят холода, и плавание может быть не таким безопасным.

Увы, в Голландии пришлось задержаться до весны тысяча семьсот восьмого года. Уже подъезжая к Антверпену царевич подхватил простуду.

Каналы, канал, каналы. Скоро такой должна была стать по задумке Петра новая столица Московского государства. Они серебряными стрелами уходили за горизонт, подпитывая водой, словно щемящей тоской, землю. Множество домов жмущихся друг другу, построенные на дубовых сваях на удивление не создают четкую линию. И кривизна эта по причине того, что дуб начинает от постоянных перепадов воды гнить. Из-за чего здания причудливо клонятся набок. Амстердамцы называли их танцующими. Именно по этим каналам и доставляются к домам большинство грузов. Из-за того, что возникают проблемы, когда тяжелую мебель или тюки с товарами, трудно внести в здание вдоль фасада имеются специальные балки.

«Голландия имеет больше домов на воде, чем на суше», – писал в своих заметках один француз, живший в Голландии в шестнадцатом веке.

И хранительницами домашнего очага, следившими за чистотой и порядком, были милые голландки, которые даже отдыхая, занимались рукоделием. Француз де Сен-Эвримон писал в тысяча шестьсот шестьдесят пятом году маркизу де Реки: «Здешние дамы очень вежливы, и мужчины не обижаются на то, что общество их жен и дочерей предпочитают их собственному. Голландки достаточно приветливы для того, чтобы доставить нам развлечение, но не настолько оживлены, чтобы быть «опасными» для нашего спокойствия… Как бы то ни было, можно сказать, что голландским женщинам свойственна некоторая недоступность и воздержанность, и они передаются от матери к дочери по наследству… Все женщины, без исключения, того мнения, что выйдя замуж, они уже не смогут свободно располагать собой. Для них существует только долг…».

В последнем суждено было убедится Андрею, когда разместившись, с заболевшим царевичем Алексеем, на одном из постоялых дворов, они ощутили тепло и заботу. Хозяйка в белом чепчике кружила, как пчелка вокруг больного паренька. Она сперва испугалась, когда больного мальчишку внесли в дом. Первая мысль проскочившая в ее голове была – чума, но Андрей разубедил даму, что это всего лишь простуда.

Ноябрь был дождливый и ужасно холодный, не удивительно, что царевич простудился. Граф Золотарев даже пожалел, что в свое время не предложил Петру отказаться от столь легкой и в какой-то степени неудобной европейской одежды. Мода модой, но не за счет же здоровья. Вот только Андрей сомневался, что государь стал бы прислушиваться к его совету, особенно после того случая, когда монарх заказал себе костюм наподобие того, в котором эстонец попал в прошлое. Тот действительно не годился для этого мира, но ведь можно было бы просто вернуться к нормальным брюкам, а не носить эти штанишки до колен. К хорошим сапогам, а не к туфелькам в коих иногда приходилось щеголять.

Увы, но сейчас уже предпринимать что-то было поздно. Алексей заболел и не дай бог если он умрет, то и им с Шредером в скором времени придется проследовать за парнишкой. Петр не простит гибели единственного, на данный момент наследника, тем паче, что тот стараниями эстонца стал – «продолжателем идей моих» (по крайней мере так звучала фраза из уст государя, когда тот напутствовал перед отъездом из Нарвы майора Шредера).

Дама тут же приказала мужу отнести парнишку на второй этаж. Выделила ему комнату с окнами выходившими на юг.

– Больному нужен солнечный свет и тепло, – проговорила она, в том что в соседней комнате, окнами выходившей на канал прохладно, вскоре лично удалось убедиться офицерам. – С больным должен находиться только один, – продолжала дама, оглядела присутствующих и ткнула рукой в Онегина, – ты.

Затем позвала одного из сыновей. Паренек на пару лет младше Алексея выслушал ее просьбу и убежал.

– Сейчас прибудет доктор Бурхааве, – пояснила она. Взглянула оценивающим взглядом на мужчин и добавила, – а вам, господа, следовало бы перекусить.

Прошли в просторную комнату, расположенную на первом этаже. Андрей остановился на пороге, огляделся и предложил товарищам сесть у окна. Те согласились.

Пока разглядывали пейзаж, все сидели молча. Шипицын крутил в руках вилку, Шредер барабанил пальцами по столешнице, а Андрей нервно сжимал белоснежную скатерть.

– Да не переживайте господа, – проговорила хозяйка, возникшая для них неожиданно у стола. – Доктор Герман Бурхааве лучший врач во всем Амстердаме. Это он с чумой долго провозится, а с простой простудой у него вообще проблем не будет.

Она поставила на стол миску с вареной картошкой, рядом тарелочку со слабосоленой селедкой. Именно таким кушаньем почти десять лет назад потчевали Петра Алексеевича. Тогда ему сие блюдо очень понравилось. Он даже попытался привить выращивание картофеля в России, но пока из этого у него ничего не выходило. Стоит также отметить, что кушанье принесенное заботливой хозяйкой – было основной едой простых голландцев. Не удивительно, что крестьян тут именовали не иначе как – «Едоки картофеля», а сам город Амстердам – «город на селедочных костях».

– Вкуснее, чем ганноверские голуби, – проговорил Шипицын, облизывая пальцы. – Жаль, что у нас в государстве нет такой вкусной еды.

– Дай срок, – произнес Андрей, – будет.

Вот только срок понятие растяжимое. Эстонец точно помнил, что картофель в России приживется еще не скоро. Вначале пойдут отравления, когда крестьяне вместо корнеплодов попробуют употреблять в пищу плоды.

Дверь скрипнула и в зал вошел мужчина средних лет, в черном плаще и с небольшой серой сумкой. Он снял остроконечную шляпу, такие носили только почитатели идеи Кальвина, поклонился и произнес:

– Позвольте представиться – Герман Бурхааве. Вам повезло господа, что лучший доктор Голландии находился в гостях у своего кузена. Ну, а теперь кто меня проводит до больного?

Андрей хотел было встать, но из-за спины эскулапа раздался голос хозяйки:

– Я дорогой доктор. Это сделаю я.

Доктор повернулся и посмотрел на нее.

– А, это ты, Карнелия. Ну, веди, веди к своему больному.

Как только он ушел, Христофор отложил ложку в сторону и посмотрев на приятелей проговорил:

– А вы знаете кто это?

Увидев недоумение на лицах товарищей пояснил:

– Самый известный на данный момент в Европе лекарь. Царь Петр с удовольствием хотел бы видеть его при своем дворе. Когда путешествовал он по Европе, да изучал науки на голландских верфях не раз приглашал его к себе. Русские его фамилию, как Бургав произносят.

Доктор Герман Бургав проследовал за хозяйкой постоялого двора. Именно здесь останавливались они с отцом, когда приезжали в Антверпен навестить родню. В первый раз Герман увидел Карнелию, когда ей было, как и ему одиннадцать лет. Молодая девочка не обратила на него тогда никакого внимания, и мальчишке пришлось продемонстрировать, чтобы произвести впечатления на нее, обширные знания латинского и греческого языка. Переборщил конечно. Девчонка все равно в его сторону не посмотрела. Именно в сыром климате Амстердама у него и образовалась язва на голени, появилась хромота и он уже не мог носиться за девчонками, как обычный мальчишка. Наверно так и промучился, если бы сам себя не исцелил, утерев тем самым нос всем этим эскулапам, что пытались его лечить на протяжении семи лет. В пятнадцать лет суждено было ему лишиться отца. Чтобы как-то выжить Герман отправился в Лейден, там он изучал историю, натурфилософию, логику и метафизику. Параллельно овладел еврейским и халдейскими языками, а все для того, чтобы читать Священное писание в оригинале. Когда выучился стал добывать скудные средства к жизни частными уроками.

Несмотря на желание отца священником Герман не стал. Нетерпимо относилось тогда духовенство ко всякому, сколько-нибудь самостоятельному мнению. Пришлось избрать медицину. Бурхав получил докторскую степень, а когда государь Московский схватился в схватке с королем Шведским, а европейские монархи стали делить между собой испанские владения, он сделался профессором медицины в Лейдене. И вот сейчас приехал, за столько лет проведать родственников. Хотел сначала остановиться у Карнелии, но увидев ее понял, что не сможет находиться под одной крышей. Сегодня собирался покинуть Антверпен, чтобы вернуться в родные пенаты, но тут сын его подружки прибежал к нему и попросил, чтобы тот пришел к ним. В таверне находился больной постоялец, и Карнелия опасалась за его здоровье.

Он склонился над кроватью царевича. Расстегнул камзол и обнажил грудь. Поставил термометр Амонтона и посмотрев на дремавшего в соседнем кресле товарища больного спросил:

– Сколько больному лет?

Паренек раскрыл глаза и удивленно посмотрел на доктора. Потом что-то пробормотал. Доктору показалось, что язык знаком ему. Громко крикнул, чтобы Карнелия пришла. Та явилась через минуту, остановилась в дверях вытирая перепачканные мукой руки.

– Я не знаю языка, на котором говорит слуга больного, – проговорил доктор обращаясь к ней. – Узнай, нет ли среди тех, кто принес его в таверну, человека говорящего на голландском.

Женщина кивнула и ушла. Вернулась она с мужчиной в светло-зеленом кафтане, желтых чулках На голове у того был серебристый парик (его Андрею подарили в Ганновере), а в руках он сжимал треуголку.

– Вы говорите на голландском языке? – поинтересовался лекарь.

– Да.

– Вот и хорошо. У меня есть несколько вопросов, на которые вы должны ответить. Мой первый вопрос, вы знаете их?

– Да. Поручик Михайлов и его денщик, – пояснил граф.

– Михайлов? – Переспросил эскулап. – Затем пристально вгляделся в лицо больного и произнес, – как он похож на своего отца. Те же черты. Сколько ему лет?

– Семнадцать.

– А на вид и не скажешь, – констатировал лекарь. Достал блокнот и записал. – Хотел сегодня уехать из Антверпена, но придется остаться. Надеюсь государь Петр узнает, кто вернул его сына на ноги. Кстати, как к вам обращаться?

– Граф, – Андрей задумался на секунду, – Ларсон.

– Швед? – уточнил доктор.

– Эстляндец. На службе у его Величества.

– Хорошо, а теперь ступайте.

– Как не хватает русской бани, – проговорил Шипицын. – Сейчас бы попариться, а не мыться в этой бочке.

Золотарев с ним согласился. За то время, что он провел в Петровской России эстонец невольно пристрастился к такому способу помывки. Андрей уже давно сменил свое мнение с негативного в отношении соседнего когда-то государства на положительное.

Будучи по делам в Европе Золотарев отмечал сколь щепетильны те же англичане в отношении воды. Его поражало, что те для того чтобы помыться затыкали в раковине сливное отверстие. Затем напускали в нее воду и уже потом плескались, стараясь чтобы ни капли драгоценной жидкости не упало на пол. Сначала Андрей предполагал, что это из-за того, что пресной воды и к тому же пригодной для питья на острове недостаточно, но теперь в этом не был уверен. На удивление голландцы поступали точно так же.

Он помог наполнить огромную бочку водой, дождался когда первым вымоется Шипицын, затем хотел пропустить вперед майора, но тот вежливо отказался. Вечером Шредер отправился на улицу, и как понял позже Золотарев, просто купался в ближайшем канале. Андрей на его месте этого делать не стал бы. Уж лучше бочка с водой.

Пока сидел и ждал свою очередь, графу вдруг вспомнился старый роман, читанный им еще в детстве. Назывался он «Девяностые годы» и был связан с золотой лихорадкой в Австралии, из него Андрей и узнал, что существуют акционерные общества. Так вот там героине чтобы вымыться было достаточно небольшого кувшинчика с водой. Так что в сравнении с ней русские офицеры просто шиковали.

Карнелия притащила чистую одежду. Затем взяла корзину с грязным бельем и потащила куда-то на первый этаж. Ее остановил капитан. Он предложил женщине свою помощь. Дама не отказалась, уже на лестнице она сообщила, что почистит одежду путешественников.

Между тем пришел доктор Бургав, и сообщил, что лечение продлится как минимум неделю.

– Паренек сильно простудился. Я тут выписал несколько лекарств, плюс попросил, чтобы Карнелия сделала лечебный отвар и поила им Михайлова два раза в день. Будем надеяться, что следуя моим указаниям мальчишка быстро встанет на ноги.

Простился, надел шляпу и ушел. Денег почему-то доктор не взял. Вполне возможно, по двум причинам: хотел сделать приятное Карнелии и угодить царю Петру (Герман отчего-то не сомневался, что о происшествии в дороге московский государь все же узнает).

Увы, но болезнь затянулась на две недели. Изредка лекарь забегал на постоялый двор, чтобы убедиться в состоянии царевича. Андрей как-то поинтересовался не нужны ли ему деньги, но Бургав отказался, сообщив что живет у родни, а те на удивление (врач просто не ожидал такого) были этому даже рады. Да и было чему радоваться – Герман между делом решил обучить старшего оболтуса своей науке, пообещав, что заберет того в Лейден.

Вскоре Алексею стало намного лучше.

Оставив честную компанию на постоялом дворе Андрей отправился в порт в надеже, что удастся нанять корабль, шкипер которого согласится доставить их в Англию. Увы, но найти смельчака готового отправиться в это время года не нашлось. Когда вернулся застал в комнате царевича доктора. Тот в последний раз обследовал исхудавшего за время болезни паренька. Увидев графа, Бургав улыбнулся.

– Не могли бы вы уделить мне минуточку? – попросил он.

– С удовольствием. Я буду ждать в зале трактира.

– Хорошо. Еще пару минут и я спущусь.

– Не спешите, доктор. Мне еще нужно кое о чем переговорить со своими товарищами.

Доктор кивнул. Проводил взглядом путешественника и продолжил слушать, как бьется сердце царевича.

– Очень хорошо, – проговорил он. – Можете одеваться.

Алексей, пока болел, выучил несколько слов на голландском, так что сразу понял, что хочет от него доктор.

– Весь в Петра, – прошептал эскулап.

Вспомнился тысяча шестьсот девяносто восьмой год. Петр тогда под фамилией Михайлов жил в Антверпене. Слух о его приезде ходил по Голландии. Поэтому каждый уважающий себя голландец считал за честь увидеть московского царя хотя бы издали. Герману Бурглаву удалось, как доктору, встретиться с государем тет-а-тет. Русского государя в то время многое интересовало в том числе и медицина.

– Можно ли вылечить морскую болезнь? – в тот раз поинтересовался Петр.

Но все это было в прошлом. Врач посмотрел еще раз на царевича и прошептал:

– Весь в отца.

Сложил инструмент в сумку и взяв шляпу, которая вечно лежала на соседнем стуле, и спустился в зал.

Эстляндец сидел за столом и наслаждался картошечкой с селедкой.

– Нравится? – поинтересовался доктор.

– Давно не ел. Последний раз это было, – Андрей задумался стараясь припомнить когда это было, – этак лет восемь назад.

– Вы бывали в Голландии во время великого посольства?

– Нет.

– Тогда где вы могли пробовать? – удивился эскулап.

– Позвольте мне умолчать, дорогой доктор.

– Хорошо. Я не палач и пытать вас не буду. К тому же не для этого я хотел с вами поговорить.

Герман подошел к вешалке, повесил на нее плащ, шляпу и только затем сел на соседний стул.

– Итак, граф, – проговорил он. – Я предполагаю, что вы собираетесь отправиться в Англию.

– Откуда? – удивился Андрей.

– Просто я видел вас, граф, в районе порта. При известии о моем пребывании в Амстердаме, я тут всем понадобился. Но дело не в этом. Хотел бы попросить вас, граф, чтобы поездку на остров вы отложили на более позднее время…

– Увы, – перебил его Золотарев, – но похоже у нас это по-любому не получится. Ни один шкипер не хочет в это время года выходить в море.

– Видимо само провидение, – молвил Герман, – желает, чтобы вы задержались в Амстердаме. Царевич поправился, но выход в море, особенно зимой может вызвать рецидив.

Доктор еще много чего советовал. Граф старался прислушиваться к его пожеланиям. Потом вдруг поинтересовался:

– Не хотите ли уважаемый доктор перебраться в Московию?

Бурглав расхохотался.

– Вы не первый кто делает мне такое предложение.

Золотарев удивился, но врач тут же пояснил. Оказалось, что к себе на службу, лет девять назад его звал сам Петр. И если тогда он отказал самому царю, то теперь тем более.

– Давайте я вам какого-нибудь толкового лекаря подыщу и к весне пришлю.

На том и порешили.

Рождество пришлось встречать в Голландии. Это немного расстроило Золотарева. Ведь хотелось дома с женой. Вечерами, когда Шредер гулял по Амстердаму, а Шипицын рассказывал забавные истории, он садился к окну и вспоминал любимую. То, что он ее не скоро увидит в этом не сомневался. Это в будущем все было проще, поехал в аэропорт, сел на самолет и ты уже дома. Привез сувениры, подарки и все рады. Телевизор, президент и салат оливье. Сейчас об этом оставалось только мечтать. Телевизор еще не изобрели, президент если и был (в чем Андрей не был уверен) так и то по другую сторону Атлантического океана, а салат еще не был придуман. Можно было бы попытаться изобразить из подручных продуктов что-нибудь такое, но и тогда это будет не Оливье. Не удивительно если его (салат) тут же окрестят – графский или чего еще Андреевский.

А праздников зимой в Голландии предостаточно. Взять самый первый – Католический день Святого Николая. Больше всего он нравится детям. Вечером пятого декабря горожане анонимно дарят друг другу подарки. Когда утром шестого числа Андрей обнаружил такой у своей подушки, то сильно удивился. Внутри он обнаружил стихотворение на маленьком листке бумаги, написано явно женщиной. Поразила же его подпись Синтерклаас. Когда вечером он спросил у Карнелии, кто это такой? То был просто шокирован. Сам бы смог догадаться.

Уже потом в разговоре с хозяином трактира он узнал, Святому Николаю или на голландском – Синтерклаас был посвящен Амстердам. Карнелия же поведала легенду о том что святой с моря приезжает в крошечную рыбацкую деревушку Монникэндам, что расположена недалеко от столицы. И туда устремляются все в том числе мэр столицы. Обычно Святого Николая и его Черного Пита приветствуют салютом и звоном колоколов на ратуше.

– Интересно, – однажды проговорил в слух Андрей, – а когда день рождение у Деда Мороза?

Затем перед самым рождеством, в самый короткий день в году – двадцать первого декабря, празднуют день святого Томаса. Лишь только после этого праздника наступают в Голландии рождественские каникулы, после которых на покрытых льдом каналах «шагу ступить негде». Большинство горожан в это время с детьми катаются на примитивных коньках. Золотарев захотел было вспомнить молодость, но когда прикрепил к своим сапогам лезвия понял, что для адаптации понадобится слишком много времени. Ноги помнили те современные ботинки, что появились в двадцать первом веке и ни в какую не хотели слушаться. Он падал, вставал, делал несколько шагов и вновь валился на лед. Зато царевич и его товарищ быстро освоились. После этого эстонцу стало стыдно и Андрей дал слово овладеть этими примитивными коньками. Научился как раз когда лед на каналах стал таять. Всегда так бывает.

Кроме того ночь с двадцать первого на двадцать второе была самой длинной в году. Голландцы почему-то называли ее – «ночи двух хлебов». Утром следующего дня граф поинтересовался отчего такое название? Карнелия рассмеялась, потом позвала его с собой на кухню, где на столе лежал черный рождественский хлеб выпеченный в форме звезды.

Затем наступило Рождество. Празднество довольно забавное особенно в Голландии. Убедиться пришлось лично, когда трактирщик сказал, что будет в эту ночь поить их вином. Даже графин принес, вот правда наполнен тот был обычной водой. Шредер даже за шпагу схватился с криком – «Ты что, трактирщик, издеваешься? Где твое французское вино, которое ты нам обещал!» Хорошо Золотарев удержал. Вспомнил, как будучи в Гааге как раз под Миллениум его вот так же поили водой. Просто голландцы верили, что в эту волшебную ночь вода превращается в вино, а животные начинают говорить по-человечески. Царевича с денщиком утащил на чердак дома самый младший отпрыск семейства, пообещав, что те воочию увидят «Дикую охоту» нечистой силы под предводительством Водана(38). До слуха офицеров донесся звук рождественского рога.

– Это горожане отпугивают участников адской охоты, – пояснила Карнелия, принеся уже полюбившуюся селедку с картошкой.

На следующий день город просто разделился на две части. Первая – католики в храмах освящали сено и овес, протестанты выходили на улицы и пели песни. Графу с товарищами трактирщик посоветовал посетить конные состязания. Чтобы как-то разнообразить досуг согласились.

Даже Новый год, как убедился эстонец здесь был не как у людей. Обычно принято собраться за большим праздничным столом, испить бутылочку и отсчитать вслух последние минуты уходящего года и только после этого поздравлять всех с праздником. В Голландии в этот день отмечали праздник Святого Сильвестра. Утром, как раз накануне праздничной ночи, все спешат встать пораньше. Тот кто проснулся позже всех получал прозвище «Сильвестр», почему так выяснить и не удалось. Андрей в свое время был знаком не с одним человеком с таким именем, и готов был поклясться, что те не были сонями, а порой и вставали раньше всех.

В январе Шредер предложил, пока не наступит весна устроиться на какую-нибудь верфь и поучаствовать в постройке корабля.

– Это пойдет на пользу царевичу, – пояснил он, – пусть паренек почувствует, через что пришлось пройти его отцу. Тогда он уж точно не свернет с протоптанной Петром Алексеевичем и его гвардией тропинки.

Золотарев сказал, что нужно все хорошо обдумать. Думал два дня, а потом отправился на верфи, где записал всех, кроме Шипицына на работы.

За работой и зима пролетела как-то незаметно. Каждый день путешественники проделывали длинный путь на верфь, что находилась в нескольких верстах от Амстердама. Там удалось подрядиться на строительство большого парусного корабля.

Еще летом тысяча семьсот седьмого года местные корабелы начали заготовку дерева для изготовления деталей. Золотарев обратил внимание, что это был дуб. Причем больше всего поразило то, что для изогнутых частей использовали древесину с естественной кривизной. Разговаривая с местными мастерами, а те своих секретов не скрывали, Андрей узнал, что заготовки для шпангоутов и бруса вылеживались до холодов на открытом воздухе, где их мочил дождь и сушило солнце. Сейчас зимой дерево достигло необходимой кондиции и десяток плотников приступили к изготовлению деталей корабля. То что это тяжелая работа, эстонец лично убедился. Никому не нужно было объяснять, что он устал, хозяйка трактира видела как он без задних ног валился на кровать.

История о том, что за проведенный в Голландии год царь Петр лично построил корабль, на самом деле оказалась обычной легендой. Причем все события в ней для правдоподобия были преувеличены. Кому охота признаваться, что участвовал лишь на последней стадии постройки. Не удивительно, что и фрегат тот русскому монарху тогда не подарили. Те же корабли, что были построены под Архангельском делались уже из просушенного материала.

Как убедился Андрей (и не только он) сборка корпуса – кропотливое занятие. Один из мастеров (когда они были в кузнице) рассказал царевичу историю шведского корабля Васса. Строили аж целых шесть лет, да вот только жизнь его получилось скоротечной.

– В лето тысяча шестьсот двадцать восьмого года, – проговорил старый плотник, – должен был выйти королевский корабль в первый свой поход. В тот день стояла прекрасная погода, – тут старик сделал паузу поднес к рту трубку и выпустил кольцо дыма, – на корабле сто человек. На борт пустили жен и детей моряков. Предполагалось, что они будут сопровождать судно до выхода из шхер. Торжественный залп, радостные крики зевак, но… Прошел всего ничего, а затем, – старик снял с головы треуголку, – да хранит господь их души. От слабого порыва ветерка перевернулся. Практически сразу ушел на дно на корм для рыб. Те кто спаслись, долго проклинали тот день, а капитан поклялся, что не будет брать на борт женщин.

Старый моряк объяснил, что в лесах корабль простоит как минимум года два, пока не будет произведена окончательная сборка. Лишь только потом корпус спустят на воду, поставят мачты и установят парусное вооружение.

– Только выдержанный корабль прослужит долго, – проговорил мастер. – Это как вино – чем дольше оно находится в подвалах, тем вкуснее. Быстро сделанный корабль, из непросушенного дерева в лучшем случае прослужит лет пять.

Шредер улыбнулся. Пока русскому флоту эта проблема не грозила. Строились иногда из непросушенного дерева, наспех, ну и в итоге… Сколько лет они прослужили бы сказать сложно. Одни только вышли из лесов, другие гибли во время баталий не отслужив и предсказанных мастером лет. То ли дело корабли поморов, те делались не спеша и чувствовалось что надолго. Ни денег, ни времени на постройку второго корабля в следующий раз у архангелогородца просто могло и не оказаться.

В выходные, а они были – куда уж без них, просиживали в таверне Карнелии.

Как-то раз дверь отворилась и в помещение ввалился русский купец. Спутать с кем-то другим было очень даже сложно. Оглядел зал, выбрал столик у окна. Подозвал хозяйку, назвав ее по имени, и заказал селедки с картошкой. Пока та готовила обед, к нему подошел Андрей.

– Добрый день, – молвил он, – позвольте представиться – граф Золотарев.

– Ефим – купец.

Рукой показал на лавку.

– Присаживайся, граф. В ногах правды нет. Честно признаюсь, не ожидал здесь встретить русского.

То что он эстонец, Андрей уточнять не стал. Опустился на лавку.

– Карнелия принеси мне и моему приятелю еще пива, – прокричал Золотарев.

Хозяйка взглянула в его сторону и улыбнулась. Тут же подозвала сынишку, а тот уже через несколько секунд ставил перед мирно беседовавшими русскими кружки с пенным напитком.

– Давно в этих краях? – Поинтересовался купец, хлопнул хозяйку «по мягкому месту», отчего та подпрыгнула и на голландском произнесла:

– Kabouter (39)

– С осени. Направлялись в Англию по делам государственным, да вот один из нас приболел, а местные мореходы в эту пору боятся в море выходить.

Купец хмыкнул носом.

– Сам то ты откуда, граф?

– Из под Устюжны Железнопольской.

– Бывал в сиих краях. А я с Архангельского городка.

– А я там бывал. Лет шесть назад. Когда шведы на город шли.

– Эвон как, так может…

Тут купец стал всматриваться в лицо Андрея.

– Так я же тебя самолично в Архангельский городок привез…

– Ефим Дароч! – Воскликнул граф. – Лоцман.

– Он самый, ваше сиятельство. Только теперь не лоцман. Петр мне тогда денег отвалил, вот и купил себе кораблик посолиднее. Да дело открыл. Пеньку в Амстердаму вожу.

Выпили за встречу. Потом долго разговаривали. Сначала граф о своей жизни поведал, потом купец своими успехами прихвастнул. Наконец, когда в пивной кружке стало видно дно, Андрей спросил:

– А в государстве-то что делается?

– Воюем, – вздохнул купец. – Говорят летом швед на Нарву вновь двинул.

– Ну, это при мне было, – молвил Андрей.

– Значит знаешь, что там Александр Данилович дал прикурить супостату. Сейчас затихли, но ходит слух, что собирается Карл двинуться со своей армадой на Москву.

Дела были хуже некуда. Казалось, что история после неудачного похода на прибалтийские города должна была измениться, и шведский король кинется зализывать раны, но видно побои были не такими сильными. Быстро отошел и теперь с казаками гетмана Мазепы стоял у границ Московского государства, ожидая когда наступит лето. А чего тянуть – не понимал Золотарев?

Дароч пробыл в Амстердаме недолго. Андрей хотел его уговорить, чтобы он доставил их в Англию, но купец отказался.

– Не ходил я в те земли, граф. Боюсь в этом дел я тебе не помощник.

Ладно и без его помощи обошлись. Как только потеплело Шредер сходил в порт и нанял голландский корабль, который через месяц доставил их на остров. Врач, которого должен был прислать доктор Бурглав, так и не приехал. Видно среди молодых лекарей не сыскалось такого, что желал бы отправиться сначала в Англию, а уж затем в снежную Россию, даже лейб-медиком вполне возможно будущего царя.

VI

Теплый морской ветер, яркое утреннее весеннее солнце, голубая водная гладь, чайки кружащие в небе и вдалеке узкая зеленая линия английского берега. Онегин и царевич сидели в каюте и от нечего делать – резались в кости. Везло денщику, отчего Алексей иногда вскакивал. Шипицын развалившийся в гамаке изредка поглядывал в их сторону. Майор с графом, как только начался восход выбрались на палубу и теперь в подзорную трубу разглядывали берег. Подошел капитан шнявы(40).

– Скоро прибудем в английский порт, господа, – проговорил он.

Достал из кармана кафтана трубку и закурил. Мимо важно прошествовал боцман. Черная куртка без рукавов, рубашка бывшая когда-то белой теперь серая, на голове завязан, как у пирата платок. Штаны короткие до колен, чулки в белую и голубую полоску, башмаки деревянные, на груди на серебряной цепочке боцманская дудка.

«Если ногу ампутировать да на плече попугая ару, – подумал Золотарев, разглядывая его, – вылитый капитан Сильвер, персонаж романа Стивенсона».

Тот подошел к лоцману, перекинулся парой слов и взял рукой дудку и подул в нее. Раздался неприятный пронзительный звук. На палубу, стали выбираться из темных трюмов матросы. Началась управляемая суматоха. Кажется что все происходит хаотично, но на самом деле все происходит по давно отработанной схеме.

Вскоре в подзорную трубу стало возможно разглядеть город к которому они направлялись. Крыши домов, купола соборов. Стало слышно, как бьет на башне колокол.

Шнява снизила скорость, благодаря старанием матросов. Медленно пробиралась среди десятков похожих и одновременно нет таких же кораблей. Наконец пристала к деревянной пристани.

– Вот и прибыли, – молвил капитан, убирая в кисет трубку.

«А нервишки у него железные, – подумал Андрей, – даже глазом не повел, пока шли. Небось люди у него выдрессированы так, что способны уже действовать без его личного участия».

Капитан только один раз вынул за все время трубку из рта, да и то, чтобы распорядиться на счет приветственного залпа.

Майор Шредер направился в каюту к царевичу. Сообщил тому, что прибыли и велел собираться. Золотарев же достал из кармана кафтана кошелек, со второй частью суммы о которой они со шкипером договорились еще в Амстердаме, и подал капитану. Тот взял, прикинул на вес. Кивнул, что все нормально и улыбнулся. Впервые за все пребывание в восемнадцатом веке, Андрей увидел желтые от табака зубы.

Порт жил своей обычной жизнью. Недалеко от шнявы, на которой прибыл царевич Алексей, разгружали галеон пришедший из Ост-Индии. Чуть подальше красовался военный фрегат. Мимо строем прошагали матросы. Откуда-то донеслась задорная песня. Золотарев попытался прислушаться, чтобы понять о чем в ней пелось, но ни разобрал ни одного слова. Позади раздался пушечный салют, заставивший путешественников развернуться и посмотреть что происходит. Увиденное их не удивило, в порт входил еще один корабль.

– Здесь жизнь бьет ручьем, – проговорил Шипицын. Потом взглянул на майора и спросил, – и куда теперь, ваше благородие?

– Куда граф? – переадресовал вопрос Христофор Шредер.

– Для начала в трактир. Нужно вначале подкрепиться, к тому же на пустой желудок не так хорошо думается, как хотелось бы.

– Что верно то верно, – согласился с ним капитан Шипицын.

Трактир отыскали сразу. Приметное заведение. У дверей обнимаясь, так чтобы не упасть стояли два матроса, еще один, весь перепачканный валялся в придорожной луже.

«А говорят русские много пьют, – подумал Андрей, разглядывая честную компанию. – В Московском государстве, выпивку с собой не берут, а все что можно выпить стараются осушить в питейном заведении. Если и валяются в снегу, луже или даже на пыльной дороге, так без бутыли в руках».

Последнее относилось к тому, что валявшийся на земле матрос сжимал в руке бутыль из темно-синего стекла.

Этих двоих обнимающих осторожно обошли стороной, не хотелось влезать в драку прямо с дороги. Граф отворил дверь и пропустил товарищей внутрь.

В помещении летал едкий дым. Народу было много. Посетители пили грог, ром и вполне возможно что и виски. Сейчас появление шотландского самогона в Англии, после объединения двух королевств, было вполне реально. Пьяные моряки горланили какую-то залихватскую песню.

Андрей окинул взглядом помещение и увидел небольшой стол в дальнем углу. Для них вполне подойдет. Сказал, чтобы товарищи следовали прямо за ним.

Стол грязный, казалось что трактирщик просто не успевал следить за элементарной санитарией в заведении. На лавке пролитое вино.

– Безобразие, – проворчал майор Шредер, вытащил из кармана кафтана платок и обтер лавку.

Только после этого царевич, он и денщик сели. К счастью лавка на которой разместились Шипицын и эстонец была чище. Тут же подскочил трактирщик.

– Ром, виски, грог? – сразу же спросил он, словно гости пришли сюда только попить.

– А поесть у тебя, любезный, можно? – Поинтересовался Андрей.

Трактирщик сначала опешил, словно не ожидал этого, потом вышел из оцепенения и ушел.

– Надеюсь, он принесет нам что-нибудь поесть, – вздохнул тяжело Алексей.

– Пусть только попробует этого не сделать, – проговорил Шипицын и потянулся к шпаге.

К счастью прибегать к оружию не пришлось. Трактирщик накрыл для них стол, вот только завтрак сей вышел довольно скромным. Яичница с беконом, который как показалось Золотареву был недожаренный, зеленый лук, единственное что радовала это был новый урожай, а не прошлогодний завядший.

– Да, – проговорил Христофор, тыкая ножом в мясо, – лучше всего в Европе я ел только в Голландии. Сейчас бы селедочки с картошкой.

Увы но пришлось есть то, что принесли. Когда трактирщик притащил деревянные кружки, Андрей даже испугался, что тот притащил один из видов самогона, но путешественникам несказанно повезло в них было отменный эль. Золотарев сделал несколько глотков. Тот самый цвет, тот самый вкус. Такое пиво он пил, когда ездил по делам в Лондон. Как же это было давно. Он вновь сделал глоток, при этом закрыл глаза. На секунду ему вдруг показалось, что он сидит в английском пабе в своем родном времени.

– Ну, и куда потом? – вывел его из нирваны голос Шредера.

– В навигацкую школу. Есть только одна проблема.

– Какая? – поинтересовался царевич.

– Мы не знаем где она находится.

Пришлось признаться, что информации об этой школе – кот наплакал. Знают, что существует, но вот где? И будь оно не ладное ни одного знакомого. Андрей провел руками по кафтану и вдруг вспомнил. Письмо.

В правом внутреннем кармане камзола у него лежало письмо от Лейбница Исааку Ньютону. Германский математик, перед самым отъездом царевича Алексея из Ганновера, просил передать сие послание своему коллеге в Англии.

– Хотя, – произнес Андрей, – можно к одному человечку обратиться. Вот только для этого нужно будет в Кембридж отправиться. Да заодно письмецо передать.

– Это к кому же? – спросил майор.

– К Исааку Ньютону. Кстати, – добавил эстонец, – знакомство с ним Алексея даже будет полезно.

Золотарев предложил отправиться в Кембридж, где по его мнению, в это время находился великий английский математик, на карете, но царевич Алексей отказался. Сказал, что уже привык к седлу. На аргумент, что он все-таки царская особа, ответил:

– Это для вас я царевич, а для всех прочих поручик Михайлов. Не стоит привлекать к моей персоне любопытные взгляды, а они будут. Или вы, граф, считаете что человек едущий в карете привлечет к себе меньше внимания?

Довод был очень даже забавный. Внезапно вспомнились кадры из новостей, как по улицам какого-нибудь города едет «большая шишка». Мигалки, милиция или полиция в зависимости от того в какой стране это безобразие происходило, и толпы зевак, волей-неволей ставших свидетелями визита. Тут конечно всего этого не будет, но зато потом информация о приезде сына государя московского станет доступна каждому. Не поверю, что какой-нибудь обыватель не поинтересуется, а кто это прибыл к Исааку Ньютону: в столь шикарной карете?

Поэтому въезд в небольшой город пятерых всадников остался незамечен. Какого же было разочарование, когда Золотареву сообщили, что сэр Исаак Ньютон, в декабре тысяча семьсот первого года, официально ушел в отставку со всех постов в Кембридже, и перебрался на постоянное место в Лондон, на Флит-стрит. Оказалось, что после смерти лорда Джона Сомерса (фамилия не произвела впечатление на путешественника и тому пояснили, что это президент Королевского общества) Ньютон был избран его преемником.

– Это случилось пять лет назад, – пояснил ему профессор Тринити-колледжа.

Пришлось ехать в новую столицу объединенного королевства. По счастью улицу, где находилась резиденция Королевского общества, удалось отыскать сразу. Застали сэра Исаака за написанием труда по математике – будущая книга так и называлась «Анализ с помощью уравнений с бесконечным числом членов». Андрей предполагал, что ученый будет рассержен их появлением, но тот даже обрадовался их приходу. Появление царской особы, а уж тем более из Московии не удивило Ньютона.

– В апреле тысяча шестьсот девяносто восьмого года, – проговорил сэр Исаак, когда гости сели на длинный диван в его кабинете. Стоит отметить, что к математику, кроме царевича и графа, напросился еще и майор. – Монетный двор, где мне приходилось, так сказать работать, – продолжал ученый, – в ходе «Великого посольства» меня трижды посетил сам Петр Алексеевич. Кроме того, ко мне часто приезжает принцесса Каролина (41). Мы с ней часами ведем беседы на философские и религиозные темы. Так что для меня появление высокопоставленной особы обычное дело.

Исаак встал из-за стола подошел к окну, глядя на улицу продолжил:

– Именно я посоветовал провести государю московскому денежную реформу наподобие нашей английской.

Повернулся и посмотрел на царевича, словно оценивая в нем потенциал. Математик, отметил про себя Андрей, на жизнь смотрит со своей колокольни. Все у него в жизни рассчитано и высчитано. Золотарев и сам решил хорошенечко разглядеть ученого, раз уж такая возможность появилась в его жизни. Скажи он своим партнерам по бизнесу, хотя бы белокурой Линде, что работала у него секретаршей:

– Видел я Исаака Ньютона и лично с ним разговаривал.

Никто бы ему не поверил, а зря.

Вот он стоит у шкафа с книгами и ищет какой-то фолиант. Обычный человек, к тому же небольшого роста, если бы сейчас с ним рядом стоял Петр Великий, тот был бы его на две, а может и на две с половиной головы ниже. Крепкого телосложения с волнистыми густыми седыми (говорят поседел он в тридцать лет) волосами.

Сейчас ища на полке книгу, казалось что о гостях Ньютон совершенно забыл. Ходил слух, что из-за постоянного нахождения в глубокой сосредоточенности, он частенько проявлял рассеянность. По Кембриджу ходил анекдот (его рассказал путешественникам все тот же профессор), что однажды, пригласив гостей, Исаак пошел в кладовую за вином. Там его осенила какая-то идея, он помчался в кабинет и к гостям больше не вернулся. Андрей сейчас глядя на него надеялся, что Ньютон о них не забыл.

– Вот, – проговорил математик, – нашел.

Достал с полки книжку. Обтер ее от пыли, затем подошел к столу. Пером написал посвящение и протянул царевичу.

– Это монография «Оптика», – пояснил он, – с помощью нее можно определить развитие науки на сто лет вперед. Тут есть приложение «О квадратуре кривых» – моя версия математического анализа. Может быть стоило бы вам ваше высочество портрет подарить, – вдруг проговорил он, но замолчал, а у Андрея уже возникла одна идея, которую он решил обсудить с математикам уже после ухода Христофора с Алексеем. Тем более что и повод остаться с Ньютоном тет-а-тет был. – Но лучший подарок, – продолжал между тем сэр Исаак, – это книга.

Проговорили еще минут десять, потом Ньютон занервничал, и Андрей понял, что тот считает что этот час для него потерян. Вполне возможно, что математика печалила необходимость тратить время на еду и сон. Вот отчего он никогда и не был женат. Еще, что отметил граф, за это время ни разу не засмеялся.

– В прошлом году издал сборник математических работ, – в заключение сказал Ньютон, – «Универсальная арифметика». Приведенные в ней методы ознаменуют рождения перспективной дисциплины – численного анализа. А теперь господа, – проговорил он, – наша аудиенция закончилась.

Шредер и царевич заспешили к выходу, Андрей задержался. Как только за ними закрылась дверь, он произнес:

– Лейбниц просил вам передать письмо.

– Что же вы, все это время молчали? – затем кивнув на дверь, добавил, – из-за них?

Граф ничего не ответил, а лишь только протянул сложенный несколько раз листок бумаги.

Ньютон прочитал письмо два раза. Сначала он сделал это очень быстро, потом минуту разглядывал Золотарева, словно пришелец из космоса, хотя с другой стороны он ведь и был пришельцем, вот только из будущего. Затем прочитал письмо медленно и произнес:

– Мой друг и одновременно соперник, мы с ним подходим по разному к некоторым вещам, и иногда спорим, но в спорах, как говорят, рождается истина, пишет что вы из будущего. Он не шутит?

Андрей мысленно отругал себя за то, что проговорился в беседе с Лейбницем. Хорошо, что письмо предназначалось именно Ньютону, а не кому-то еще. Можно попытаться убедить сэра Исаака в том, чтобы дальше информация об его происхождении не просочилась. Он хотел сначала сказать, что это шутка, но передумал. Стоило ли лгать? Пожалуй нет.

– Лейбниц не шутит, – ответил эстонец, – да и зачем?

– И то верно, – согласился математик. Он взглянул на графа, – и вы знаете когда мы с ним умрем?

– Не знаю. Видите ли уважаемый, сэр, в прежней жизни я изучал математику, арифметику, географии и прочие науки, в которые вы внесли свой вклад, но…

– Но, – проговорил Ньютон.

– Но не изучал биографии людей. Мне просто незачем было знать, когда кто родился, а уж тем более умер. Единственное что могу сделать, так только предположить когда это произойдет, но и то только основываясь на возрасте человека.

– Согласен.– Согласился математик, – Тогда поставим вопрос по-другому, то что я изложил в книге подаренной царевичу сбудется?

– Наверное, – произнес Андрей, – я ведь книгу не читал. Просто в будущем станет так много книг, что все прочесть просто невозможно.

– Возможно, возможно. Ну, хоть что-то расскажите обо мне.

Андрей пожал плечами.

– Все что мне известно, известно и вам, – молвил он.

– М-да, – прошептал Ньютон, – вроде мы зашли в тупик.

Исаак встал из-за стола. Прошелся по комнате и вновь вернулся за стол. Он вдруг резко изменил тему разговора. Ньютон вдруг спросил, а что будет с его открытиями в области физики. Затронул закон всемирного тяготения, хорошо, что Андрей вовремя одумался и не ляпнул закон выведенный Эйнштейном. Вряд ли в эту пору удалось бы разработать ядерную бомбу, но формула подтолкнула бы математика к новым изысканиям. Нет, решил граф, тут нужно быть осторожнее. Многое ни Лейбницу, ни Ньютону знать не нужно, а вот подтолкнуть их к работам по электричеству можно было бы попытаться, тем более, что Андрею хотелось хоть чуть-чуть но изменить свои условия жизни. Если уж не телевизор, то хотя бы лампочки накаливания. Все-таки термин «электричество» вот уже более ста лет был известен в Европе. Лейб-медик Уильям Гилберт употребил его в своем сочинении «О магните, магнитных телах и о большом магните – Земле», в котором объяснял действие магнитного компаса и описывал некоторые опыты с наэлектризованными телами. Затем лет через пятьдесят Отто фон Герике разработал электростатическую машину трения. Да вот только до углубленных исследований в этой области было еще далеко. Предложение высказанное Золотаревым насчет электричества Ньютон воспринял критически.

– Стар я уже стал, чтобы заниматься новыми исследованиями. Те, что провожу сейчас до ума бы довести, – проговорил он. – Но раз вы уж затронули тему, не могли бы рассказать, что будет в будущем? Не бойтесь, – добавил Исаак, – после моей болезни близкие считают, что у меня душевные расстройства.

Пришлось врать. Не хотелось рассказывать о будущем мира, хотя если взглянуть с другой стороны, подумал Андрей, история уже поменялась. Марта не стала императрицей Екатериной, Паткуль вернулся в Россию и избежал смертной казни. Исаак слушал его и по лицу математика было трудно определить верил он в этот бред или нет.

Уходя от ученого, Андрей узнал у него, где находится Навигацкая школа. Ньютон уточнять зачем им она нужна не стал. Сам догадался.

Вечером того же дня, Шредер сообщил что собирается покинуть путешественников, и как можно быстрее вернуться в Россию.

– Делать мне тут больше нечего, – проговорил он, – за старшего оставляю капитана Шипицына. – майор достал бумагу, составленную дьяком со слов Петра Первого, и протянул, офицеру, затем посмотрел на Золотарева и предложил, – может со мной, граф?

Золотарев с удовольствием присоединился к его компании, если бы не одно но. Ему очень хотелось побродить по улицам английской столицы. Было желание сравнить город восемнадцатого века с тем из его, Андрея, прошлого. Поэтому отказался от столь заманчивого предложения.

– Я задержусь в этих краях ненадолго, а потом постараюсь вернуться домой.

– Ваше право, граф.

Шредер на следующее утро отправился в лондонский порт. Вернулся радостным, сообщил, что завтра купеческий корабль из Архангельского городка отправляется в Московию.

– Уж не Ефим ли Дароч на нем шкипер? – Поинтересовался Андрей, опасаясь что кормчий его в свое время обманул.

– Нет не он.

Майор назвал фамилию, но графу она ни о чем не говорила.

– Может к вам на Онегу, сей лоцман захаживал? – поинтересовался Андрей у Онегина.

– Не слышал, ваше сиятельство.

На следующий день, отдав лошадь Шипицыну, майор уехал. Золотарев времени терять не стал, а лично сопроводил царевича и денщика до Навигацкой школы. Пока те там устраивались, Андрей отыскал в паре кварталов постоялый двор. Сторговался с хозяином на счет комнаты для капитана Шипицына. О новом месте их пребывания в Лондоне, попросил денщика, тому удалось выбраться из школы и разыскать графа, доложить капитану. Пока Онегин собирался на старый постоялый двор, он сообщил Андрею, что Алексей обустроился и даже завел несколько новых приятелей, среди которых оказался и сын местного мэра. Андрей даже заволновался, как бы что не так пошло, но увидев идущего капитана Шипицына, понял, что сын государя под надежным присмотром.

Обустроились, а вечером Золотарев отправился в ближайший паб. Расположившись за столом он заказал пиво. Начал смаковать, сравнивая его с тем, что пил когда-то. А сопоставить было с чем. Во-первых, напиток был без консервантов, во-вторых, оно было «живое», о таком только остается мечтать.

– Можно присесть? – раздался за его спиной голос.

Андрей развернулся и увидел человека в коричневом камзоле, в одной руке он держал шляпу, в другой книгу. Не иначе – ученый, промелькнула мысль в голове эстонца.

– Присаживайтесь, сэр, – произнес граф, указал на соседний стул.

– Увы, мистер – не сэр.

Он опустился на стул. Позвал официанта, пока тот бегал за пивом, отрекомендовался:

– Абрахам де Муавр.

– Граф Золотарев.

– Я вас видел беседовавшим с сэром Исааком Ньютоном.

– Так вы тоже ученый?

– Английский математик французского происхождения.

Официант принес три кружки с пивом. Одну поставил перед Андреем, две других перед де Муавре. Ушел. Ученый проводил его взглядом.

– Если не секрет, кого вы привозили к Ньютону? – поинтересовался Абрахам.

– Поручика Михайлова, – выкрутился эстонец.

Ученый осушил кружку. Уточнять зачем понадобилось какому-то поручику видеть великого ученого не стал. Вполне возможно, что того отправил в Англию сам царь Петр. Была у его величества такая причуда. Еще по кружечке пива и де Муавр вдруг стал рассказывать о себе. С чего это он решил высказаться первому встречному, Золотарев понять не мог. Да вот только чем дольше он слушал математика, тем больше убеждался в том, что нашел человека, который согласится с ним отправиться в Россию, в страну, где по улицам, как считали американцы, бродили медведи.

Оказалось английский математик родился в недворянской семье врача-гугенота во Франции. Как человек наглый бросил вызов французскому обществу и добавил к своей фамилии Муавре приставку «де». Четыре года учился в Протестантской академии в Седане, пока ту не запретили власти. Пришлось перебираться на два года в Сомюре, где наглый мальчишка познакомился с теорией вероятности. Потом был Париж и счастливые годы, но и они закончились, когда Людовик XIV официально отменил Нантский эдикт(42). Тюрьма, побег и вот он в Англии. Сначала на жизнь зарабатывал частным преподаванием. Его заметили, но укрепиться в английском учебном заведении у него не было шансов. Если на родине была религиозная дискриминация, то здесь – национальная.

Случай свел его сначала с Галлеем, а уже через него – с Ньютоном. Только благодаря дружбе с сэром Исааком, жизнь вроде стала налаживаться. Они частенько друг другу помогали. Англичанин даже помог Абрахаму стать членом Лондонского королевского общества.

Именно он и посоветовал французу обратиться к русскому, как считал сэр Ньютон, путешественнику.

– Здесь вы все равно, даже несмотря на нашу с Галлеем дружбу, остаетесь чужим. Московия лучшая на данный момент в мире страна, где к религии и национальностям относятся терпимо. – сказал Исаак, вечером того дня, как царевич Алексей со свитой покинули его кабинет. – Лейбниц пишет, что государю Московскому сейчас нужны талантливые ученые. Увы, мой друг, – вздохнул он, заметив удивленный взгляд де Муавре, – мы с моим ганноверским другом уже стары, и вряд ли перенесем тяжелый балтийский климат и болотную сырость того места, где основан Санкт-Петербург.

Через своего человека Ньютон отыскал путешественников в Лондоне, тем более что сделать это было проще простого, ведь Исаак знал, что те направляются в Навигацкую школу.

– А нет ли у вас желания, – молвил Андрей, когда математик закончил рассказ, – отправиться вместе со мной в Россию!

– С превеликой честью, – произнес Абрахам. – Мне нужно немного времени, чтобы собраться в дорогу.

– Двух дней хватит?

– Вполне, – согласился де Муавр.

– Тогда, через два дня в лондонском порту.

Утром на свежую голову Андрей вспомнил о договоренности. Сообщил Шипицыну, что собирается в скорости отбыть в Россию. Сам же направился в порт узнать не идет ли какой корабль в Санкт-Петербург или на худой конец в Архангельский городок.

Трехмачтовая шхуна летела на всех парусах. Легкий ветерок гнал ее по Средиземному морю к берегам Италии. Золотарев, чтобы не скучать в обществе математика, а француз оказался занудой, ходил по палубе и наблюдал, как шкипер вел корабль. Увы, но в английском порту не оказалось ни одного корабля, что направлялся в Россию. Откладывать отъезд с острова было уже поздно, тем более что граф слово дал ученому, что они отправляются в Московию, ничего страшного, что им придется ехать в Италию. Затем Австрия, Трансильвания, Карпатские горы и наконец Украина, а там и до Москвы рукой подать.

Вот и сейчас плывя на шхуне, Андрей вспоминал свой последний день на английской земле. Капитан с бутылкой рома в руке, минут пять их разглядывал. Сначала пристально рассмотрел де Муавра. Темная одежда: кафтан, камзол и короткие до колен штаны. Белая рубашка, чулки. На ногах туфли с бронзовыми пряжками, на голове остроконечная, как у голландцев шляпа. В правой руке сундук. Затем перевел взгляд на эстонца. Серый кафтан, треуголка на ногах сапоги с огромными раструбами. Где-то он его видел, но вспомнить никак не мог. Прозрение произошло, когда граф потянулся к шпаге.

– Так, это вы вчера сняли мою шхуну, – проговорил он, – чтобы добраться до Италии.

– Я.

– Ну, тогда проходите. Сейчас отправляемся.

Когда вошли в каюту, Андрей заметил, что лицо у француза было «кислым», тот словно лимон проглотил. Видимо не ожидал, что придется добираться в дикую Московию вот так.

«Если сейчас передумает, – подумал Андрей, – не расстроюсь».

Вечером, после того как договорился с пьяненьким шкипером в пабе насчет поездки, Золотарев вдруг задумался, а нужен ли в России математик, да еще к тому же теоретик? Ответ был пока один – НЕТ! Петру требовались практики.

Но математик не передумал.

Каюта оказалась небольшая. Из мебели два гамака, в которых Андрею с непривычки первые две ночи спалось очень плохо. Когда он не выходил на палубу, они частенько беседовали. Вот только разговоры сии вызывали у Золотарева скуку. Поэтому между беседами эстонец выходил на палубу.

Как-то вечером в их каюту заглянул капитан. Он был трезв.

– Кто из вас двоих умеет играть в шахматы?

Оказалось что оба. Андрей вспомнил свои шахматные партии в первый год своего пребывания в восемнадцатом веке, и решил попытать счастья в этой игре еще раз.

– Ну, раз оба, – молвил шкипер, – так может сыграете со мной, по очереди?

Прошли в каюту капитана. Только сейчас Золотарев понял, что большая часть денег, вложенных в корабль, находилась именно здесь. Удобная кровать, стол, который сейчас был превращен в шахматный, книжный шкаф, по всей видимости шкипер любил иногда коротать время перечитывая романы (среди фолиантов Андрей заметил томик Сервантеса), в углу стоял небольшой сундук. Что в нем – одному богу известно, вполне возможно и деньги, а может быть инструмент наподобие того, который в свое время купил в Голландии царь Петр.

– Ну, кто первый? – поинтересовался шкипер.

Андрей посмотрел на математика.

– Можно я, граф? – спросил тот.

Золотарев сообщил, что подождет. Он отошел к шкафу и стал разглядывать книжки.

– А вы любопытны, – заметил капитан.

– Не без этого греха, – признался Андрей.

– Ну, это не грех, – молвил капитан, – если есть желание можете взять почитать, но как только прибудем в порт вернете.

– Увы, но в гешпанском я не силен.

– Досадно, – вздохнул шкипер, – а так может обсудили бы «Дон Кихота».

– Если есть желание, то можно обсудить. Я читал его в русском переводе.

Шкипер удивленно посмотрел на Андрея. Вполне возможно, проскользнула мысль у эстонца, что роман Сервантеса на русский язык не был еще переведен.

Между тем началась партия в шахматы. Белыми играл де Муавр. И как говорится: белые начинают и выигрывают. Математику удалось с легкостью обыграть морского волка. Тот даже насупился, недовольно посмотрел на Абрахама, потом повернулся к Андрею и произнес:

– Мне нужно отыграться. Вы не возражаете?

Мог ли Андрей возражать? Да нет конечно. Сядь Золотарев сейчас на место де Муавра, так от него и косточек не осталось бы. Чувствовалось, что сошлись два знатока. Вполне возможно, что постоянные вычисления курса по звездному небу и различным приборам развили мозг капитана до такой степени, что будь он в другой ситуации то давно бы стал ученым – математиком. Но вино сделало свое грязное дело – перед Абрахамом Де Муавре тот выглядел младенцем.

Теперь черными играл математик. Слон туда, ферзь сюда, рокировка. Вот уже и фигур на доске меньше, да и выбора ходов побольше. Шах, шах. И вот на доске у де Муавре слон и король, а у шкипера один король.

– Пат. – Проговорил капитан, оставшись в какой-то мере довольным таким исходом.

Он выставил шахматные фигуры на доске и обратился к Андрею:

– Теперь вы, граф.

Андрей сел. Играли долго, да и то, перед каждым своим ходом Золотарев долго думал. Рассчитывал, прикидывал, старался угадать и в итоге все равно проиграл.

– Может еще партию? – поинтересовался шкипер.

Отказать было неудобно. Потом уже в своей каюте, де Муавре, когда они остались наедине сказал:

– Теперь вам, граф, придется постоянно составлять ему компанию.

В чем-то математик был прав. Вряд ли шкипер согласился бы играть в шахматы с заведомо сильным противником. Оставалось надеяться, что тому наскучит и он переключится на де Муавре. Все-таки победа над равным, и даже более сильным приносит куда больше удовольствия, чем избиения младенца, коим был Андрей.

Вот и приходилось, пока плыли до Италии, то бродить по палубе наблюдая на море, то играть в шахматы, то слушать математика. На пятый день пребывания на шхуне, шкиперу наскучила игра Андрея и он пригласил в соперники Абрахама. Эстонец решил воспользоваться выпавшей возможностью, чтобы предаться воспоминаниям.

Вот только вспомнился вдруг приезд Юрия Квятковского, когда тот доставил ему из Санкт Петербурга патент майора…

Числа десятого сентября тысяча семьсот четвертого года, дверь в кабинет коменданта города Нарвы скрипнула. Андрей оторвал взгляд от чертежей крепости и посмотрел на вошедшего человека. На пороге стоял Юрий Квятковский. Темно-зеленый кафтан, белый вьющийся парик, в правой руке трость, в левой треуголка, на поясе шпага.

– Ну, старый друг, – проговорил начальник Преображенского приказа, – не ожидал?

– Не ожидал, – признался Андрей. – Какими судьбами?

– А, я брат по твою душу, – усмехнулся генерал, так что по спине Золотарева букашки пробежали, – да не боись, – проговорил тот, – государь прислал.

Квятковский кинул треуголку на стол. Плюхнулся в кресло, что стояло рядом, и вытащил из кисета трубку.

– Петр вот тебе патент прислал, – молвил он, закуривая, – поглупее ни кого не нашлось, вот мне и пришлось ехать, – съязвил он.

Затем запустил руку за пазуху и достал бумагу.

– Это надо бы обмыть, – добавил генерал и подмигнул.

Андрей хлопнул себя по лбу. Выругался, чем вызвал улыбку у Квятковского. Встал и направился к двери.

– Тебе бы адъютанта толкового, – посоветовал Юрий, – а то, к тебе не я могу зайти, а кто хочешь.

Золотарев возражать не стал. Насчет адъютанта генерал был прав. Иногда казалось, что за всеми делами просто не уследишь. У него даже кандидатура на примете была. Тот самый паренек, что приходил насчет организации помощи в похоронах местных жителей. Он то ли чухонец, то ли эстляндец, проще говоря, для Андрея тот являлся земляком. Звали его Юстас Лемме. А насчет того, что кто-то вот так вот ворвется в кабинет, да еще со злым умыслом – нонсенс. Террористов сейчас еще нет, а у жителей города, он с трудом начал завоевывать доверие. Те как прознали, что Андрей эстляндец, так относиться, стали спокойнее. Кто знает, а кого Петр в следующий раз комендантом назначит. Вдруг хуже будет?

-Да и бегать за водкой, – между тем продолжал Квятковский, – самому не пришлось бы.

Андрей понимающе кивнул и выглянул в соседнее помещение. Там никого. Пришлось пройтись до дверей. Два караульных, оба дрыхнут.

-Кажется, не отучить мне вас от сего безобразия, – проворчал эстонец, посмотрел на дремлющих, да как гаркнул, – Подъем!

Оба вскочили одновременно. Глаза стали тереть.

-На посту спите, – заругался комендант.

-Никак нет, – начал оправдываться один, но тут же получил от своего товарища рукой в бок.

«А второй то смышленый», – подумал Андрей, и тут же решил, что тот далеко пойдет.

-Как звать? – продолжал между тем эстонец.

– Игнат Иванов.

-Монахов, – последним назвался, тот, что рукой саданул товарища в бок.

Только сейчас в нем, Андрей признал того самого монаха, что попал к нему на службу еще в Архангельском городке.

– Сбегай-ка дружище в трактир, – проговорил ласково комендант, и тут же приметил, как заблестели глаза у Монахова. – Да принеси мне штоф водки.

Проговорил и вернулся в кабинет. Генерал теперь стоял у окна и смотрел на улицу.

-Ну? – спросил он, оборачиваясь.

-Сейчас принесут.

-Надеюсь, сообразят и закуску прихватить?

-Солдат смышленый…

-Может и смышленый, да вот только на посту спят. Нехорошо!

Эка как заговорил, пронеслось в голове Андрея. Вспомнился первый день, когда он попал в прошлое. Что-то тогда ни о какой дисциплине никто и не думал. Как спали стрельцы после ночных гуляний с местными бабами, так и спали.

-Понятно дело, нехорошо, – согласился комендант, – но вы полковник дайте мне срок, будет тут железная дисциплина.

-Поверю тебе на слово, – согласился Квятковский, – я вот зачем приехал, – начал, было, он, но тут дверь отворилась. Пришлось замолчать.

На пороге стоял Монахов. В руках солдат держал плетеную корзину.

«Тогда славно посидели, – подумал Андрей, – как же давно это было. С тех пор много времени прошло. Я вон и комендантом, и в ссылке побывал, а Квятковский на Дон, перед моим отъездом уехал – порядок наводить. Любопытно жив ли старый друг. Год уже с той поры прошел».

Золотарев наделся, что их встреча в его поместье на Шексне была не последняя. А ведь тогда Юрий, кроме титула привез и другие новости. Приятные.

-Так вот я, по какому делу приехал, – проговорил через полчаса Квятковский, когда бутылка была уже почти опустошена. Причем большую часть этой горячительной жидкости выпил – полковник. И несмотря на это, все еще был трезв. – царевич должен на днях из Шлиссельбурга прибыть. – Тут Юрий подмигнул, – и не один.

У Андрея сразу же стало на душе легко. Словно соловьи запели. Явно с царевичем должна была приехать Марта. А он, он…

-У меня же ничего не готово! – воскликнул он, – что же ты, генерал, раньше молчал?

-Думал, посидим, по душам поговорим.

«Вот и поговорили. – подумал эстонец, – только время зря потратили. Сказал бы раньше Юрий, что царевич с моей супругой приезжают. Подготовить бы комнаты успел. Особенно свою. Уж больно у меня она запущенна. Прав генерал, без адъютанта, как без рук».

Что-что, а про комнату, в которой жил комендант, стоит поговорить особо. Не то, чтобы она пылью заросла, уборку одна молодая чухонка наводила. Да вот только не везде. К столу Андрей ей строго настрого подходить запретил. А тот был завален документами, книгами, что эстонцу удалось найти в крепости. Предыдущий комендант, как предположил Золотарев был человеком образованным. Особенно Андрею понравилась книга Макиавелли «Государь». В прошлой своей жизни, он бы мимо прошел, сейчас же когда выпадало свободное время, а его было не так и много, осилил полностью. Удивился, почему не прочитал книжку раньше царевича, тот ее осилил в двенадцать лет, и даже выучил наизусть. Сейчас Алексей увлекся «Взятием Оранжа». Поэмой из цикла о Гильоме Оранжском.

– Что же ты, генерал, молчал, – вновь проговорил Золотарев.

-А что я, – вздохнул Квятковский и развел руки в стороны. – если на то пошло, к приезду супруги ты должен быть готов всегда.

Должен. Согласился Андрей, конечно должен. Давно нужно было отыскать в крепости плотников, что смогли бы сколотить какую-никакую полку. Или думал, что теперь один жить будет?

– Кстати, как ребенка назовешь? – поинтересовался генерал, и эстонец понял, что от зоркого глаза начальника Преображенского приказа, не ускользнула беременность его супруги. Вроде юбки этой эпохи должны скрывать, али глаз у Квятковского наметанный. Если последнее, то не удивительно, что Петр назначил того начальником тайного приказа.

-Силантием, – изрек Андрей, задумался, на секунду и тут же добавил, – если парнишка родится.

-А если дочь?

Над этим Золотарев никогда в последнее время не задумывался. Помнил, что супруга беременна, помнил, что скучает сейчас в Шлиссельбурге, но о том, что родить она может вместо долгожданного сына дочь, ни разу не подумал.

– А если дочь? – повторил свой вопрос полковник.

– Если дочь… – промямлил Андрей, но Юрий его перебил:

-Понимаю. Не задумывался.

Эстонец кивнул.

– Ладно, граф, – молвил Квятковский, – давай выпьем за ребенка.

Он поднял кубок, сделал глоток, тот самый, который оказался решающим. Тут же уронил голову на крышку стола и захрапел.

Воспоминания прервал де Муавр. Вернулся от шкипера. Сообщил, что тому наконец-то удалось выиграть.

Через два дня путешественники вступили на итальянский берег.

VII

В каждой стране существует свой новый город. Далеко за примерами ходить и не нужно, достаточно хотя бы на карту Европы взглянуть. Их в России, по крайней мере, два – Великий и Нижний, а уж по всему континенту видимо-невидимо. Просто некоторые названия утратили со временем свой первоначальный смысл, уверенно назвать новым городом можно теперь только Неаполь, что раскинулся у подножия знаменитого вулкана Везувия.

Именно в этот город и доставил француза с эстляндцем капитан шхуны. Высадил их в шумном порту, взял деньги да свалил в ближайшую таверну.

Золотарев для начала предложил где-нибудь в городишке комнату снять. Во-первых, хотелось отдохнуть от постоянной качки и хорошенечко выспаться, не опасаясь, что вывалишься во время очередной волны из гамака. А ведь Андрей в первые дни пару раз выпадал, потом правда приноровился. Во-вторых, нужно было разузнать обстановку царившую на континенте. Информацией, о том, что на материке кроме Северной войны бушует и другая, он владел. Вопрос был в другом, где именно на данный момент проходили бои, ну, не хотелось бы во время будущего путешествия оказаться в самом эпицентре. Одно дело погибнуть в стране, которая стал его второй родиной, другое на чужбине, да к тому же от шальной пули. Плюс ко всему вербовщики, что так и норовили обманом и хитростью пополнить ряды солдат, тающих у королей прямо на глазах. В-третьих, нужно было приобрести транспорт. Андрей предпочел бы купить пару лошаденок, но видя поклажу математика решил, что вряд ли этим только обойдется. Вполне возможно придется взять карету. К счастью Абрахам де Муавр сообщил, что придумает, как разместить его поклажу на спине животного.

Но начнем с первого. Это жилье. В трехсоттысячном городке, втором по величине после Парижа, отыскать небольшую комнатушку удалось с трудом. В какую бы таверну не заглядывали путешественники всюду получали отказ. Лишь только в одной говорливый макаронник сообщил, что теща его, да забери ее дьявол, согласна сдать небольшую комнату, вот только была одна проблема – постояльцы, что решались найти у нее приют не могли найти с ней общего языка. Вполне возможно, что причиной всего этого, потом сказал де Муавр, было то, что ее зять норовил подсунуть ей в качестве постояльцев различных проходимцев. Увы с графом и математиком он ошибся. Женщина «в теле», непонятно как передвигающаяся, оказалась не такой уж мегерой. С постояльцами если и конфликтовала так только из-за того, что те ей просто не нравились. Она и на путешественников было набросилась, но Золотарев, сам не зная как поставил ее на место. Вполне возможно, что словами:

– Сеньора нам бы привести себя в порядок, мы прибыли издалека и хотели бы для начала помыться.

Женщина сначала заорала, что помоются и за собой не уберут, но Андрей пообещал, что все будет в порядке. Когда он потом появился перед сеньорой в фиолетовом кафтане, коротких такого же цвета штанах, да зеленых штанах, мадам сначала рассмеялась, заявив, что ничего более смешного не видела. Она пару раз заставила повернуться графа кругом.

– Давайте поступим так, – предложила женщина, – вы отдаете мне этот наряд, а взамен получаете другой.

Андрей хотел отказаться, но дама подмигнула и прошептала:

– Для этого кобеля зятя.

Переворачиваясь с боку на бок, пыхтя она подошла к комоду и вытащила голубые штаны и кафтан.

– Вот возьмите это. Переоденьтесь, а потом я лично должна убедиться в том, как вы сдержали свое обещание.

Андрей взял одежду. Пошел в комнату. Там, у окна сидел математик и что-то писал на листочке. Взглянул на Андрея и тоже улыбнулся.

– А когда-то мне этот кафтан нравился, – проговорил Золотарев раздеваясь. – Такие мундиры носили солдаты небесного флота царя Петра.

Он даже на секунду испугался, что сболтнул лишнее.

– О том, что у Петра есть секретное оружие, в виде летающих шаров, я слышал, – проговорил ученый, и вновь продолжил писать.

Андрей переоделся, на него вновь взглянул математик.

– Так лучше. Кстати, – вдруг добавил он, – мне нужно с вами, граф, переговорить.

– Хорошо де Муавр, – проговорил эстонец и направился к двери, но француз остановил его.

– Может перейдем на Ты? – поинтересовался он.

– Тогда зовите меня Андре.

– Хорошо, Андре.

Золотарев вернулся к хозяйке, подал ей сверток с его бывшей одеждой.

– Вот теперь другое дело, – проговорила женщина, – можете сами убедиться, вон там зеркало.

Андрей подошел к зеркалу и минуты две себя разглядывал. Действительно такой цвет костюма был куда лучше фиолетового, по крайней мере, когда ты не находишься в строю.

– Ну, так, – произнесла сеньора, – теперь показывайте, как вы сдержали свое слово.

Прогулялись до ванной комнаты. Женщина пришла в полный восторг. Пришлось Андрею сказать, что служил в свое время золотарем у государя московского. Имя царя сеньоре ничего не сказало.

– Впервые я рада, что мой кобель зять ошибся.

Она улыбнулась. Засеменила в свою комнату, в дверях остановилась. Повернулась всем телом и произнесла:

– Приходите с вашим другом, я угощу вас обедом.

Паста(43) под изысканным томатным соусом. Впервые за столько лет Андрею вновь удалось попробовать еще неизвестный на Руси овощ. Можно было бы купить здесь на рынках столь диковинные для этого периода овощи, да привзти к столу Петра, да вот только эстонец опасался, что те испортятся по дороге. Можно было бы купить семена, но вот только где их найдешь. Как только выпадет такая возможность, он обязательно поинтересуется у сеньоры.

После обеда, в отличие от математика (тот решил прогуляться по городу), Золотарев решил немножко отдохнуть.

Второе выяснить оказалось намного проще. Везде можно найти человека, который в прекрасной компании да за бутылочкой вина расскажет все что ему известно. Таким человеком оказался офицер местного гарнизона. Забулдыга еще тот.

А дела обстояли следующим образом. После прошлогодней весенней попытки взять Мадрид, граф Голуэй был разбит Бервиком в битве при Альмансе, вследствие этого Валенсия открыла ворота перед победителем. Затем покорился Арагон и вся Испания. После чего война на Пиренейском полуострове превратилась в серию мелких столкновений.

Герцог Мальборо разработав новый план, начал одновременное наступление вглубь Франции со стороны Фландрии и из Пьемонта в Прованс, вынуждая тем самым Короля-Солнце подумывать о мире. Летом тысяча семьсот седьмого года, когда Золотарев отбивал яростный штурм Нарвы, сорокатысячная армия австрийцев перешла Альпы и вторглась в Прованс, где почти до самого Рождества безуспешно осаждала Тулон. Этим же летом имперская армия через Папскую область прошла к Неаполю и овладела всем Неаполитанским королевством, чем офицер, сидевший сейчас напротив Андрея, казалось гордился.

– Вот уже скоро год, как я здесь, – проговорил офицер, – пью прекрасное вино, тискаю красивых неаполитанок, и радуюсь, что не участвую в кровавых бойнях.

По секрету служивый поведал, что армия герцога Мальборо столкнулась месяц назад с французами.

– У лягушатников, – произнес офицер, – серьёзные проблемы с командирами. Герцог Бургундский и герцог Ванлом не находят общего языка. Их решения в основной степени недальновидные.

Когда была затронута тема английского флота, Андрей подумал, что им с математиком повезло в том, что во время путешествия не столкнулись с британскими кораблями? Как утверждал офицер тот был замечен около островов Сицилии и Сардинии.

Андрей тяжело вздохнул. Информация была вроде бы нужная, но ценности, увы, уже не представляла. Во Францию, где хозяйничал Мальборо он не собирался, оставаться в неаполитанском королевстве тоже. Хотелось узнать, что делают в это время все те же австрийцы.

– Воюют с венгерскими повстанцами, – проговорил офицер, и упав в салат, заснул.

Узнать подробности так и не удалось. Нужно было, что-то решать, ведь дальнейшее путешествие должно было проходить по землям на которых сейчас хозяйствовали австрияки. Хотелось бы преодолеть территорию без осложнений и оказаться на Украине, но по-мирному казалось вряд ли получится. Если не нарвутся на австрийцев, так уж точно избежать румын, венгров и других мятежных народов вряд ли удастся.

Третье пришлось отложить на какое-то время. Как выяснилось на следующий день, когда Андрей протрезвел, после вчерашней попойки, Абрахам де Муавр был еще тем – Казановой.

Утром к ним в квартиру ворвался итальянец. Глаза у него горели дьявольским огнем. Он неистово махал руками и кричал.

– Что ему нужно? – поинтересовался математик.

– Ну, во-первых, – молвил Андрей, начиная понимать о чем идет речь, – ты наставил ему рога с его супругой. Чувствую – зря ты это сделал, Абрахам. Во-вторых, он вызывает тебя на дуэль.

– С чего такая щедрость? – удивился математик.

– Вот и я думаю с чего, – согласился с ним Андрей, – он ведь мог запросто тебя прирезать. Кстати, Абрахам, ты умеешь пользоваться шпагой?

– Ты, граф, считаешь, что ученые не могут за себя постоять?

Андрей промолчал. Любишь кататься – люби и саночки возить. Раз закрутил интрижку с чьей-то женой, то не удивляйся если к тебе придет ее разгневанный муж.

Де Муавр подошел к своему сундуку и извлек оттуда шпагу.

– Я готов с вами сразиться, сэр, – проговорил он, вставая в позицию.

– Я конечно переведу твоим слова Абрахам, – сказал Андрей, – хотя я не думаю, что они требуют перевода, но может не в комнате. Не люблю я, понимаешь, пятна крови. Да и хозяйка останется недовольна. Мне кажется, как бы не закончился поединок, а мы с тобой будем вынуждены съехать.

Де Муавр запихнул шпагу в ножны.

– Хорошо сеньор, – проговорил он, обращаясь к итальянцу, – выберете место и время?

– Сейчас и не медленно!

– Хорошо.

Они вышли из комнаты, и Андрей вынужден был проследовать за ними. Прошли мимо озадаченной и удивленной хозяйки квартиры. Золотарев на секунду задержался и принес извинения за возникшие неудобства, понимая что зять сеньоры все таки подложил ей свинью в виде двух иноземцев, один из которых так и норовит вляпаться в неприятности.

Итальянец привел их на пустырь за городом. Скинул свой кафтан на землю и вытащил из ножен шпагу. Приготовился к поединку. Понимая, что извинениями не отделаться, кому понравится когда тебе наставляют рога, встал в позицию и де Муавр. Андрей присел на один из валунов. Прежде чем начать атаку, итальянец вдруг повернулся к графу и сказал:

– Должен принести вам извинения сеньор, но я вынужден буду убить вашего приятеля.

Андрей даже пожалел, что взял с собой математика. Вот сейчас его убьют и мир потеряет одного из теоретиков, а ведь он внес, хоть и небольшую, долю в современную математику. Лучше было его оставить в Англии и добираться домой в одиночку.

Между тем поединок начался. Противники поочередно друг друга атаковали. Наносили удары, парировали, уклонялись и увертывались. Казалось, что схватка затянется надолго и кончится смертью одного из дуэлянтов. К счастью этого не произошло. После нескольких хитрых выпадов итальянцу удалось ранить де Муавре. Тот пошатнулся и схватился за руку. Через белоснежную рубашку проступила кровь.

Итальянец сделал несколько шагов назад и остановился.

– Вообще-то я удовлетворен.

Андрей удивленно посмотрел на него, встал с валуна и направился к математику. Достал из кармана платок, и перевязал рану.

– Моя жена, – продолжал макаронник, – не отличается высокими моральными принципами. Крутит хвостом перед каждым мужчиной, а те так и бегут к ней. Если бы я не застал вчера вашего приятеля, то все бы прошло тихо, но ему не повезло. Мы столкнулись, а я к тому же был не один. А кому приятно, когда тебе в лицо говорят, что ты – рогоносец. А теперь, господа, разрешите вас покинуть.

Он уже готов был уйти, но на секунду задержался и повернувшись к французу сказал:

– Вы уж поосторожнее, приятель. Не все такие добрые, как я.

Казалось, что неприятности кончились, но когда вернулись на квартиру, Золотарев понял, что ошибался. Хозяйка проводила их до комнаты, а потом попросила зайти Андрея к ней.

– Вот, что сеньор, – молвила она, когда Андрей стоял в дверях. – Я вынуждена отказать вам в съеме комнаты. Вы мне нравитесь, но ваш приятель… Короче, вы должны покинуть мой дом.

Золотарев чувствовал себя студентом, который набедокурил и теперь стоял перед директором университета, а тот сообщал ему, что их с приятелем исключают. Вообще-то они и так съехали бы через пару дней. Андрей считал, что он и так долго задержался в Неаполитанском королевстве. Хотелось скорее вернуться к жене, сынишке Силантию и дочке Элизе. Он предполагал, что постарается определиться с предстоящим маршрутом их путешествия окончательно и выбрать транспорт. Теперь же все придется делать как можно быстрее.

– Нельзя ли нам прожить еще пару дней? – поинтересовался Андрей в надежде, что сеньора пойдет на уступки, – Мы и так собирались в скорость уехать.

– Хорошо, – согласилась хозяйка, – но только на день. Затем вы должны покинуть мой дом.

Времени, понял Андрей, у него не так много. Посовещался с математиком. Де Муавр предложил перебраться через Адриатическое море на Балканский полуостров. Для этого сперва купить лошадей, добраться на них до ближайшего порта на этом море, и уже потом нанять корабль, или хотя бы небольшую лодку. А уж на Балканах можно разжиться на худой конец каретой.

– Лучше верхом, – проговорил Андрей, вспомнив, что сам предлагал царевичу ехать в экипаже.

– Можно и верхом. Если удастся нанять корабль, то и лошадей продавать на этой стороне Адриатики не понадобится.

Вечером Золотарев отправился покупать лошадей. Пришлось немного раскошелиться. Купленных животных до вечера следующего дня оставил у продавца, договорившись, что придут за ними. Купец за дополнительную услугу потребовал денег.

Утром Андрей еще раз встретился с хозяйкой. Та была на кухне и готовила свой фирменный томатный соус. И тут в эстонце проснулся бизнесмен дремавший все это время. Золотарев уже понял, что купец из него не получится. Негоциант и бизнесмен, как выяснилось в этой эпохе понятия несовместимые.

– Жаль, что так и не удастся больше попробовать ваш чудесный соус, сеньора, – проговорил он.

– Вам он понравился?

– Конечно. Жаль, что в Московском государстве такого прекрасного соуса не найти. Я бы хотел купить его себе немножечко в дорогу. Я заплачу.

– О, что вы, граф, – проговорила она. – Лично вы ничего плохого для меня не сделали. Впрочем, как и ваш приятель. Единственное, что меня расстроило, так это то, что по его вине в моем доме вспыхнул скандал. У меня и так мало желающих останавливаться, а тут еще такая ситуация. Но как же вы сохраните его?

– Консервация, – пояснил Андрей.

Женщина ничего из этого не поняла. Тогда эстонец попросил использованную бутылку из-под вина. Видимо от судьбы не уйти, та оказалась прямоугольной, наподобие тех в которых в будущем продавали армянский коньяк. Затем прокипятил ее.

– Зачем это нужно делать? – спросила женщина.

– Отмываю остатки вина, чтобы те не повлияли на вкус, – пришлось немножечко солгать. Вряд ли сеньора знала о работах голландского натуралиста Антонио ван Левенгука, который с помощью оптического микроскопа обнаружил – бактерии.

Женщина понимающе кивнула. Затем Золотарев попросил ее налить соус в бутылку, причем заполнить ее до самого верха. Сеньора выполнила, после чего Андрей закупорил ее пробкой из пробкового дерева, тоже предварительно прокипяченной в горячей воде.

– Еще сургучом залить и все. Можно хранить, – эстонец задумался, – по крайней мере, года два.

– Жаль, что мне все это не запомнить, – вздохнула сеньора.

– Можно записать. А потом, когда вы будете это делать чаще, все запомнится само собой.

На секунду Андрею показалось, что история вновь сошла с привычной колеи. Если хозяйка не забудет способ консервации, то этот способ хранения продуктов появится на сто лет раньше привычного срока. Это Золотарев прекрасно помнил. И если Николя Аппер получил в свое время медаль от Наполеона, то он, скорее всего обойдется всего лишь бутылочкой консервированного томатного соуса. Но одной бутылочкой, как граф понял через минуту, ему ограничиться не пришлось. Сеньора заорала на всю кухню:

– Паулино!

В комнату вбежал сорванец лет десяти, по всей видимости ее сын.

– Паулино, – проговорила она, – неси все бутылки твоего отца.

Пока мальчишка ходил да искал тару, женщина рассказала, что ее муж пьяница. Все свое время проводит за бутылочкой. В перерывах между которыми умудрялся сделать ей очередного ребенка.

– А сколько их у вас? – поинтересовался Андрей.

– Десять. Средняя дочь, вышла за муж за трактирщика. Как ни отговаривала ее от этого безумного шага, как ни убеждала, что он – кобель – не удалось. Вот и воюем между собой. Ситуацию с мужем-рогоносцем может и он спровоцировал.

– Да не стоит его винить. Если тут и есть вина, так только моего приятеля…

Договорить Андрей не успел – в кухню заглянул мальчишка неся около десяти точно таких же бутылок, в большой корзине. Провозились до вечера. Женщина даже вдруг заявила, что за столь любезный совет по хранению продуктов, она даже готова сменить гнев на милость и оставить путешественников у себя еще на несколько дней.

– Увы, – проговорил Золотарев, – но я уже договорился насчет лошадей, а денег, чтобы платить за конюшню у нас не так и много.

– Хорошо, тогда вот возьмите, к той бутылке с…

– Кетчупом, – проговорил Андрей.

– Пусть будет кетчупом, – согласилась сеньора, – еще две бутылки.

На следующий день, не дожидаясь вечера, путешественники на двух лошадях отправились в ближайший порт.

На противоположный берег Адриатики сошли уже вчетвером. Еще по пути в порт удалось познакомиться с двумя итальянцами, один из которых был художником, другой архитектором. Разговор возник на пустом месте и перерос в интересную беседу, когда выяснилось, что граф родом из Московского государства, оба тут же предложили составить компанию. Андрей насчет архитектора и не сомневался, человек в строящемся Санкт-Петербурге, как раз к месту будет, что-что а строить макаронники умели – примером служил московский кремль, а вот художник оказался под вопросом. Тут для начала нужно хотя бы увидеть, на что он способен. Если – авангардизм или постмодернизм, так уж увольте. Вот реалистическая живопись тогда добро пожаловать. Золотарев полюбопытствовал, сможет ли он взглянуть на рисунки живописца. Мужичек открыл альбом и продемонстрировал свое творчество. Графика конечно, но довольно хорошая.

– А в красках? – поинтересовался Андрей.

Выяснилось, что художник расписывал потолок одного из храмов. Уточнять Золотарев не стал, если фрески и сохранились, то скорее всего числятся под табличкой – автор неизвестен.

– А меня можешь нарисовать? – попросил он, когда на корабле плыли по морю.

– Могу.

Вот и провел граф все время в пути в качестве модели. Когда художник закончил, Андрей некоторое время разглядывал рисунок, пытаясь подловить живописца на какой-нибудь неточности, но разочарованно вздохнул. Если бы картинка была цветная, так точно фотография, а пока так… Звали итальянцев: художника – Марио Сизаре и архитектора Джузеппе Марлонни.

Уже на корабле выяснилось, что Марлонни первоклассный шахматист. На почве интеллектуальной игры и расчетов, что частенько делал архитектор, они с математиком и сошлись.

Когда же ступили на берег балканского полуострова Андрей предложил дальше путешествовать в карете. Прежде, чем они с Сизаре отправились на поиски транспорта, граф поинтересовался, а владеют ли его новые компаньоны оружием. Выяснилось, что да.

– Это просто замечательно, – произнес Золотарев и улыбнулся, – дорога впереди опасная. Сначала по Балканам поедем, потом через Карпаты, а уж затем Украина… народ в этих краях беспокойный.

Княжество Трансильвания.

Некогда эти земли принадлежали гордым и независимым дакам. В этих краях была их столица – Сармизегетуза. Но вскоре пришли римляне, и государство превратилось в провинцию.

С началом великого переселения народов, когда в IV веке в Европу из Азии вторглись гунны и аланы, и продолжавшегося вплоть до VII, а славяне в тот момент уже занимали земли к востоку от Эльбы, через территорию Трансильвании прошло огромное количество народов и племен. Последними из которых были – мадьяры им эти края приглянулись. Предъявили они свои претензии на эти области только после того, как венгерский король Иштван I разбил местного князя Дьюлу в тысяча третьем году, присоединив тем самым Трансильванию к своим владениям.

Самостоятельным государством Трансильвания стала только спустя пятьсот лет, когда после Мохачской битвы(44) Янош Запольян стал правителем этих земель. Правда потом, уже после его смерти княжеству пришлось признать верховенство турецкого султана.

Уже в конце XVII века после неудачной осады турками Вены и попытки посадить на трансильванский престол своего ставленника, княжество было занято войсками Габсбургов. Затем султан, после Капловицского мира(45), отказался от всех претензий на обладание Трансильванией.

Сейчас государством управлял князь Ференц II Ракоци, мечтавший уйти из-под контроля Габсбургов.

Андрей же ассоциировал княжество Трансильвания с графом Дракулой – персонажем литературных произведений и книг. Персонаж придуманный ирландским писателем Брэмом Стокером, для одноименного романа. Эстонец в свое время прочитал все книги посвященные вампиру. Он помнил и прекрасно знал, что прототипом главному герою послужила реально историческая личность – Влад III Цепеш, господарь средневекового княжества Валахия по прозвищу – Дракула.

Остановившись в одной из таверн Андрей в первый день своего пребывания глаз не сомкнул. Всю ночь ворочался ожидая, что вот-вот в окно влетит летучая мышь, грохнется об пол и превратится в кровососа. Он даже слово себе дал, что утром приобретет чеснока. Какого же было ощущать себя идиотом, когда удивленный трактирщик вынужден был продать целую связку.

– Зачем он вам? – полюбопытствовал он.

Когда Андрей, по глупости, объяснил причину столь интересной покупки, тот минут пять смеялся. Затем велел графу сесть за один из столиков. Принес кувшин с вином, жареную курочку нашпигованную чесноком и сел рядом.

Андрей налил содержимое в бокал и попробовал. Обычное вино, облегченно вздохнул, опасался, чего уж греха таить, что это кровь. Видя его действия трактирщик вновь рассмеялся.

– Влад III Цепеш никогда не пил человеческую кровь, – заявил он. – Действительно он был человек неуравновешенный со множеством странный идей и привычек. Да и то, что провел в заложниках и удерживался в Стамбуле, вместе с младшим братом четыре года. Его туда отправили еще двенадцатилетним мальчишкой. В наши края он приехал, когда ему шел двадцать первый год. Вел борьбу с боярами за централизованную власть. Вооружил крестьян и горожан, для защиты своих земель от Османской империи. Даже отказался платить султану дань, а когда тот хотел усмирить зарвавшегося князя, заставил отступить вторгшуюся на его земли тридцатитысячную армию во главе с самим султаном Мехмедом II. – трактирщик вздохнул тяжело, сделал глоток из чаши и продолжил, – но Влада III предали. Сделал это Матьяша Корвин – венгерский король(46). Двенадцать лет в тюрьме, а затем вновь Цепеш стал государем Трансильвании. Был убит, пронзенный копьями.

Андрей осушил кубок и посмотрел на трактирщика, тот улыбнулся.

– А, то что Влад пил кровь, – проговорил он, – так это враги его выдумали, чтобы оправдать арест и предательство. Жесток он конечно был, но только к супостатам. Крестьян и горожан ни когда не обижал. Может быть поводом для этой легенды послужила история венгерского рода Баттори, которому принадлежал Цепеш. Ходил слух, лет этак сто назад, племянница Стефана Баттори – Елизавета убивала молодых девушек и пила их кровь…

– Для чего? – поинтересовался эстонец.

– Говорят, что таким образом хотела она омолодиться. Сейчас уже никто не знает – правда это или вымысел.

То, что во время переливания крови от одного человека в другого организм на время омолаживается, но и подхватить заболевание, если кровь не проверенная раз плюнуть, подумал Золотарев. Невольно Андрей улыбнулся. Вспомнилось, что на свете существуют четыре группы крови, о которых люди восемнадцатого века, и даже девятнадцатого еще не знали.

Поблагодарив трактирщика за любопытный рассказ и за прекрасную курочку, нашпигованную чесноком, Андрей поднялся к приятелям.

Архитектор и математик играли в шахматы. Отсутствовал только художник.

– Где Марио? – поинтересовался граф.

– Взял мольберт и ушел в горы. У него возникло желание запечатлеть местный пейзаж.

– Пойду проверю, как он там, – молвил Андрей и прихватив кафтан направился к двери.

Солнечная погода, но в горах немного прохладно. Гордым шагом шел Золотарев по тихим улочкам городка, к предполагаемому пленеру художника. Он не сомневался, что тот отправился к замку, что возвышался на самом краю страшной пропасти в Карпатских горах. Дома в этих краях живописные и трудно встретить точно такие же в других местах Европы.

Узкая дорога вывела Андрея на поляну, с которой отчетливо был виден серый замок с красными остроконечными шпилями, десятками печных труб, с сотней бойниц вместо привычных окон. Посреди лужайки Марио поставил свой мольберт. В руках он держал карандаш, рядом в траве лежала палитра, а за ухом была кисточка.

«Неужели он решил, за один раз нарисовать этот замок, – подумал Андрей, – неужели забыл, что не сегодня, так завтра мы отправляемся в путь? Достаточно было бы грифелем нарисовать контуры картины, а уже потом по приезде в Санкт-Петербург, Москву или какой другой город, написать полноценный пейзаж».

– Воздух тут какой-то странный, – молвил Золотарев подходя к художнику, – словно пропитан какими-то страшными тайнами.

– Я гляжу вы это тоже заметили, граф, – проговорил Сизаре, – и здания и люди какие-то хмурые, неприветливые. Мне тут один из горожан, что встретился по дороге, когда я шел сюда, сказал, что места эти прокляты. Вначале князь Влад Цепеш, – художник не упомянул порядковый номер правителя, – много крови пролил. Потом «ворон"(47) отметился своим предательством, а затем ведьма-графиня, что в жертву своему тщеславию невинных девушек приносила. Еще говорят, что много лет назад жили в этих краях ведьмы и колдуны.

– А ты их пока сюда шел не встретил? – подковырнул Андрей.

– Нет, – на полном серьезе ответил художник. – Если пойти вон в ту сторону, – продолжал художник, и махнул в направлении, чуть левее замка, – это мне трактирщик сказал, – пояснил он, – то можно увидеть лестницу в которой триста ступеней. Благодаря крыше, что нависает над ней, кажется что подниматься приходится по туннелю. Боязно представить, что чувствуют местные жители, когда поднимаются по ней. Ведь свет в конце тоннеля заслоняет могучий дуб.

«Не отсюда ли пошла поговорка: «увидеть свет в конце тоннеля», – подумал Андрей.

– Ведет этот туннель на кладбище, – продолжал художник, нанося на холст линии. – Там похоронены люди, что жили в этих местах последние пятьсот лет. Рядом с кладбищем есть часовенка, в которой, как гласит местная легенда, хранится мумифицированная рука древнего трансильванского грешника. Эту руку, – шепотом произнес Марио, словно он чего-то боялся, – ведьмы использовали для приготовления колдовских зелий и совершения черных месс.

Тут уж Андрей, бывший атеист, невольно перекрестился и стал озираться по сторонам. Затем мысленно выругал себя за то, что начал серьезно относится к сказкам.

– Еще говорят, что этот вот самый Влад III Цепеш, однажды собрал всех нищих, проституток и воров в церкви святого Варфоломея в городе Брожеве, якобы на благотворительный обед, закрыл вход и поджег здание…

– Хватит ужасы рассказывать, – остановил его Андрей. – Ночью не выспишься, а нам утром выезжать. Я об этих легендах еще с детства, – эстонец хотел сказать читал, но вовремя вспомнил, что роман Стокером еще не был написан, – слышал. Этой ночью глаз сомкнуть не мог. Думаешь это правильно? Сейчас вот усталость в ногах, как вернусь в таверну, рухну на кровать и сразу же усну, а тогда меня из пушки не разбудишь. Ты лучше дай мне взглянуть, что у тебя там выходит?

На картине был изображен замок в окружении елового леса. В небе над ним кружила птица. Андрей взглянул в сторону цитадели, но ничего подобного не увидел.

– Что за птица? – Поинтересовался он.

– Летучая мышь. Пейзаж будет ночной. Замок, летучая мышь, что кружит над крышами, бледный диск луны и внизу серый волк, что на нее воют.

– На мышь? – уточнил Андрей.

– Луну.

Под волком Золотареву вдруг преставился оборотень. Неожиданно в голову пришла забавная мысль, что художник, живи намного позднее, ну, скажем в его время, стал бы неплохим иллюстратором все для того же романа Брэма Стокера «Дракула».

Андрей уговаривать художника, чтобы тот вернулся в трактир, не стал. Не маленький, да и вряд ли здесь существуют вампиры, легенды и мифы – не более.

Возвратился в город. Прогулялся по улочкам полюбовался архитектурой. Когда же пришел в таверну сделал так, как обещал художнику. Поднялся в комнату и не раздеваясь рухнул на кровать. Проснулся он только ранним утром.

Спустился в зал таверны. Друзья уже завтракали. Присел рядом и попросил трактирщика что-нибудь принести перекусить.

После завтрака, собрав вещи, карета с графом Золотаревым выехала в сторону Карпатских гор. Казалось до Украины рукой подать, но по дороге их ждал сюрприз.

Казавшиеся скучным путешествие, на склонах Черногоры, вдруг прекратилось. Дремавший на облучке Золотарев проснулся как раз в тот момент, когда зеленый ветвистый бук с треском упал на дорогу. Андрей выругался и протянул руку к лежащему рядом четырехствольному пистолету.

Сначала сзади раздался звук, как будто кто-то спрыгнул на крышу карету, а потом звонкий голос:

– Ай, ай, ай. Покладіть ваш пістоль назад. Ви все одно не встигнете вистрілити.

Изъяснялся разбойник по-украински. Золотарев предположил, что они уже в Закарпатье. Андрей, понимая, что сопротивляться бессмысленно, положил пистолет на сидение и повернулся к говорившему. Появилась возможность разглядеть странного гуцула. На горце были черные штаны, заправленные в сапоги, белая расшитая дивными узорами сорочка, на голове соломенная шляпа. В руке он держал, направленную на эстонца ручницу.

«А может это и не гуцул совсем, – подумал эстонец, – может какой малоросс в наемники подался в эти края?»

Поинтересоваться у разбойника, почему тот по-украински разговаривает, было в данной ситуации – глупостью. Вполне возможно, решил Андрей, когда ситуация будет поспокойнее и появится такая возможность, он ей обязательно воспользуется.

– Злізайте панове, всі при§хали, – проговорил гуцул.

То, что товарищи ему не помощники, Андрей понял, когда к карете подошли еще трое горцев. Между собой они переговаривались то ли на словенском, то ли на румынском языке. Гуцулы перекинулись парой слов с тем, что сейчас был на крыше кареты. Тот им ответил и те захохотали. Скорее всего, тот, что говорил по-украински, был – главным.

– Saabus. – прошептал эстонец на своем родном.

– Чого? – удивился гуцул.

– Приехали – говорю, – произнес Золотарев.

– Чого при§хали? – не понял горец.

Андрей махнул рукой и спрыгнул на землю с козел.

– У карету лізь! – приказал разбойник.

Пришлось забираться. Тем паче, что в спину смотрело дуло кремневой пищали. Андрей взглянул на путешественников. Математик, казалось, был готов вступить в схватку (француз – чего с него возьмешь), но просчитав в уме все последствия, предпочитал пока рассматривать в окно кареты разбойников. Художник прижался в угол и жевал кисточку. Архитектор, понимая, что вряд ли их убьют, закрыл глаза и дремал. Андрей даже предположил, что вполне возможно, тот спал всю дорогу и на внезапную остановку просто не обратил внимание. До этого Марлонни разглядывал рисунки Сизаре. Жалел, что сам не отправился с ним на пленер, а просидел все это время в трактире.

Между тем гуцул, тот что забрался на крышу, сел на козлы. Трое других отволокли в сторону дерево, и скинули в пропасть. После этого карета тронулась. Свернув за поворот, Андрей отметил, что трое горцев ехали за ними на лошадях, ведя под уздцы, коня явно принадлежащего главарю.

– Что будем делать, господа? – поинтересовался де Муавр.

Вопрос явно был задан всем, но заинтересовал только Андрея.

– Будем ждать. Нас куда-то везут, и пока лично меня это устраивает. Тем более это нам по пути. Так что успокойтесь, де Муавр.

Математик пожал плечами, дескать, как хотите. Андрей улыбнулся и решил последовать примеру архитектора. Тот так и не проснулся.

Ближе к вечеру небо занесло, и граф Золотарев облегченно вздохнул. Улыбнулся. Пословица гласит: «Нет худа без добра». Вот и тут сработала. Не гуцулы, сейчас бы трясся на козлах, мок бы под дождем. Ливень не заставил себя ждать. Громыхнуло.

Архитектор проснулся, взглянул на путешественников и спросил:

– Что случилось?

– Дождь, – молвил Андрей.

Марлонни взглянул в окно и произнес:

– Этого и стоило ожидать.

Понять его можно было, два дня стояла невыносимая жара. Прохладно было только внутри кареты. Поэтому, когда вопрос вставал, кто будет управлять лошадьми, итальянцы делали вид, что их это не касается. Француз пару раз выругался было, но потом махнул рукой. Вот и ехали на козлах по очереди, пока не появился «доброволец».

Гуцул крикнул и щелкнул плеткой. Лошади помчались быстрее. Капли дождя ударили по крыше кареты.

– Интересно, – молвил Марио, – долго нам еще ехать?

Ответ на свои вопрос он получил через час, когда карета медленно въехала в ворота небольшого города. Андрей выглянул в окно. Каменная крепость, явно построенная где-то в X – XI веке. На стенах горят факелы.

Миновав небольшую деревянную церковь, несколько десятков глинобитных хижин с соломенными крышами, пару раз свернув, остановились у замка. Горец спрыгнул с козел, его товарищи уже привязывали промокших коней к привязи, и подошел к дверце кареты.

– Ласкаво просимо панове! Вилазте з карети. – Молвил он.

– Куда мы прибыли? – поинтересовался Андрей.

Гуцул мог бы промолчать, но все, же ответил:

– Ужгород. Резеденція Фереца II Ракоці.

О городе, честно признаться, Андрей никогда не слышал. В прошлой своей жизни ни разу судьба не забрасывала его в эти места. А вот имя правителя о многом говорило. Уже уезжая из мест связанных с графом Дракулой, эстонец решил подробнее узнать о местности, по которой ему предстояло ехать. Трактирщик за хорошим вином поведал, что вот уже четыре года, как местным князем является некий Ференц II Ракоци. Он же стал главой местной конфедерации и еще, последнее хозяин постоялого двора прошептал Андрею на ушко, тот является руководителем антигабсбургской национально-освободительной войны венгерского народа.

Четверых путешественников провели через ворота замка, и они оказались во дворе.

– Нам, туди, – проговорил горец и показал рукой в сторону главной башни.

Под ногами хлюпала жижа, туфли стали коричневые и Андрею вдруг на секунду стало стыдно, что перед князем он предстанет вот в таком вот виде, но потом отогнал эту мысль. Чай не сам напросился, ведь силой привезли.

Первым кого встретили путешественники, а Золотарева это очень обрадовало, был не кто иной, как барон Иоганн фон Паткуль. Тот разговаривал со щеголем в пурпурном кафтане, на ногах которого красовались изящные туфли, явно с золотыми пряжками, на голове у франта был черный парик, локоны которого спадали на плечи в руках трость, на голове шляпа, наподобие тех, что носили мушкетеры в прошлом веке. Заметив эстляндца, барон прервал разговор, извинился перед щеголем и направился к Андрею. Между тем, главарь горцев, оставив путешественников под охраной приятелей, отправился к Ференцу II.

– Граф это вы? – проговорил барон, подходя к Золотареву.

– Это я. Только теперь я нахожусь в положении арестованного, а не вы, – вздохнул Андрей.

– Вижу, вижу. Попытаюсь замолвить за вас словечко. – Паткуль оглядел попутчиков графа. – А это кто?

– Ученый из Англии – де Муавр.

– Француз?

– Француз, но протестант, – проговорил математик, давая таким образом понять барону, что человек, с которым тот разговаривал, а Абрахам в нем признал одного из людей Людовика XIV, ему вряд ли поможет.

Иоганн сразу смекнул.

– А эти? – спросил он у графа.

– Художник и архитектор из Италии.

– Хорошо, – проговорил Паткуль, – постараюсь помочь и им.

– А вы уважаемый, барон, какими судьбами в этих краях? – Поинтересовался Андрей.

– Дайте с начала, я разрешу ваши проблемы, а уж затем поговорим, как и почему здесь.

История появления Паткуля в Ужгороде была банальной. Чтобы понять причины стоит для начала описать те события, что происходили в этих краях с тысяча семьсот третьего года. В тот год большинство австрийских войск было отведено из Венгрии и Трансильвании для участия в пресловутой Войне за испанское наследство, а в окрестностях Мукачева была собрана новая армия повстанцев-куруцев(48), набранная преимущественно из венгерских и русинских крестьян Закарпатья. Их возглавил, воспользовавшись благоприятной внешнеполитической ситуацией, князь Ференц II Ракоци. Седьмого июня тысяча семьсот третьего года он призвал к восстанию против Габсбургов, и уже к осени удалось освободить от австрийцев всю Венгрию до Дуная.

Вот только в следующем году положение в Войне за испанское наследство изменилось. Австрийцам и англичанам удалось разбить французов и баварцев, что позволило Габсбургам верные войска бросить против повстанцев. Но и это не дало австрийцам преимущества в борьбе за Венгерские провинции, и, более того, они потеряли еще и Задунайский край. Тогда-то Ференца II и выбрали князем Трансильвании.

Тринадцатого июня тысяча семьсот седьмого года, стало ясно, что Франция не в состоянии оказывать систематическую помощь сражающейся Венгрии. Князь понял, что у него осталось только одно дружеское государство – Россия. В сентябре был подписан тайный договор с послами Петра Первого, и уже весной в Ужгород прибыл Иоганн фон Паткуль.

– Из-за этого я и здесь, – закончил свой рассказ лифляндец, – после того, как прибыл с вашим письмом к Петру Алексеевичу.

Паткуль наполнил кубки вином, протянул один из них Андрею.

– Надеюсь, я больше вам ничего не должен, граф? – произнес он, держа кубок в руке, – Ваша свобода компенсировала мое освобождение.

Золотарев промолчал. Стоило ли сообщать барону, что не решись царевич на столь безрассудный поступок в прошлом году, был бы сейчас Иоганн Рейнгольд фон Паткуль колесован и казнен самой мучительной казнью. Они выпили и долго еще обсуждали положение в Европе. Лифляндца интересовало путешествие эстляндца. Он полюбопытствовал, зачем Петру Алексеевичу – математик, художник и архитектор. Ладно, последний, он может пригодиться при строительстве новых крепостей, но вот первые два? Андрей попытался кое-как объяснить, а затем незаметно перевел разговор на события, происходившие в России с осени прошлого года.

События барон начал излагать с января тысяча семьсот восьмого года. Увы, но до этого времени Карл XII ничего не предпринимал, отходя от конфузии случившейся под Нарвой. Зато в конце января он вошел с войсками в Гродно. Пробыл там меньше недели и двинулся на Сморгонь, где находился больше месяца, аж до середины марта. Как утверждал Паткуль, Карл XII собирал необходимый провиант.

– К шведам бежали немец Мюленфельс и гетман Мазепа, – проговорил лифляндец. – Гетман пустил слух, что не только Украина, но и весь запад Россия будет приветствовать их вторжение. Между тем в середине марта Карл выступил к Радашковичам, где и стоит до сих пор. Есть предположение, что швед стремится в ставку гетмана Мазепы – Батурин.

– А русские? – уточнил Андрей.

– Петр приказал Меншикову выступить к тому же Батурину и овладеть городом, раньше, чем туда прибудут войска Карлуса. Но пока, ни Петр, ни его офицеры не уверены, куда пойдет швед. Действия Меншикова скорее попытка перехватить инициативу. Государь же больше склоняется к двум другим версиям продолжения наступления Карла XII.

– Какие же у него варианты? – уточнил Андрей, и наполнил кубки.

– Или на Ингрию, или на Смоленск – Можайск – Москва. После того, как потерпели неудачу под Нарвой последнее предпочтительнее. Одним ударом нанести царю Петру поражение.

Паткуль вновь наполнил кубки, и в этот момент Андрей решил спросить, о том гуцуле, что разговаривал по-украински. Ответ оказался самым простым. Наемник. Один из тех, что поступил на службу к Ференцу II Ракоци, после того, как разочаровался в политике гетмана Мазепы.

– Один из лучших воинов в армии князя.

Посидели еще минут двадцать, а затем просто оба вырубились.

Утром следующего дня, Андрей сообщил, что собирается отправиться на встречу с армией Меншикова. Графу захотелось предотвратить ту трагедию, что разыграется под Батуриным осенью тысяча семьсот восьмого года. Объяснять барону причину своего отъезда не хотелось, поэтому в качестве предлога Андрей предпочел сказать, что просто обязан вернуться в действующую армию.

Барон посоветовал в качестве проводников взять двух реестровых казаков, что так же состояли на службе князя.

– Думаю, их помощь вам не помешает.

Между тем погода настроилась. Дождь, продолжавшийся всю ночь, закончился. Дорога по-прежнему оставалась непроходимой, но это не пугало Золотарева. То, что помнил Андрей о городе Батурине пугало его.

В истории России было несколько темных пятен, и Батурин был одним из них. Причиной послужило то, что Мазепа пообещал Карлу зимовку в своей резиденции. Как знал Андрей, в ней сейчас было достаточно припасов, артиллерии, имелся хорошо подготовленный и преданный Мазепе гарнизон, которым руководил полковник Чечель. Планам изменника помешал князь Меншиков, который по указанию Петра взял город и все припасы в нем. Это была официальная версия тех событий, но существовала и другая, по которой Мазепа в какой-то мере был белым и пушистым. Согласно ей Карл вынужден был отказаться от похода на Москву. Швед повернул на истекающую «медом и молоком» Украину. Когда гетман узнал это, то произнес свою знаменитую фразу: «Дьявол его сюда несёт!».

Существовало предположение, что шестидесятидевятилетний Мазепа Карлу обещал одно, Петру – другое. А чего хотел сам – знал только он.

Примерно с неделю Меншиков вёл переговоры с восставшими. Но в начале ноября ввиду близости шведских войск, в течение двух часов вынужден был взять город. В тот же день, после того, как были подожжены деревянные стены крепости и продовольственные склады, взяв с собой пушки, русские в спешном порядке ушли. Люди Мазепы в большинстве своем были убиты.

Еще, Андрей в этом был уверен, в ходе штурма погибла большая часть жителей города, отчего и решил он отправиться в войска Меншикова, чтобы с меньшими потерями со стороны батуринцев взять город, и, если удастся, пленить гетмана Мазепу.

Поэтому вечером переговорив с Паткулем, оставив двух своих товарищей по путешествию, взяв хорошего коня и двух гайдамаков, что готовы были присоединиться к отважному эстонцу, он выехал из Ужгорода в сторону города Батурина.

Глава 3. Сеча. I

О том, что Мазепа изменил, оказалось знали пока только Иоганн фон Паткуль и граф Золотарев, это выяснилось в ставке русской армии, что стояла под Стародубом, в ожидание войск Карла XII, куда в конце сентября прибыл Андрей. Петр Великий по-прежнему считал гетмана своим союзником и о предательстве того не ведал. Человек от барона так и не добрался до лагеря, вполне возможно угодил к преданным гетману запорожцам в полон.

– Он сообщает, то что болен хирагричной и головной болезнью, то возмущался в простодушном народе, – проговорил Меншиков прохаживаясь от одной стены шатра к другому. – Мне сразу показалось, что очень не хочет он идти на встречу. Все придумывает отговорки, а на самом деле вон оно что выходит. Ты уверен, эстляндец?

– Как никогда, – проговорил Андрей, всматриваясь в лицо князя и пытаясь определить, как тот отреагирует на поступившие сведения.

Меншиков молчал. Сейчас он обдумывал информацию, что доставил граф Золотарев. С одной стороны Мазепу уже не в первый раз обвиняли в измене, при этом гетман успешно оправдывался и оставался преданным слугой в глазах Петра. Александр Данилович тогда еще не знал, что в Батурине за несколько месяцев, до его встречи с графом Андреем, Мазепа казнил Кочубея и Искру, пытавшихся раскрыть глаза на истинную игру старого лиса. Петр по доброте своей выдал их гетману, так как больше доверял тому, чем этим двоим. С другой стороны именно Андрей, тогда еще Андрес Ларсон подтвердил слова Алексашки, что лучший друг монарха лифляндец Ян Гуммерт – изменник. Неужели Мазепа изменник? Меншиков решил не спешить.

– Значит ты, граф, возвращаешься к жене и детям, – проговорил Александр Данилович.

– Увы, но мне хотелось бы остаться.

– Ты, граф вроде служил в Преображенском приказе? – уточнил фаворит.

– Был такой грех.

– Так может тебя в Преображенский полк перевести, – князь задумался на секунду, улыбнулся, – вряд ли нам понадобятся сейчас золотари, – тут он замолчал, словно вновь попытался сопоставить полученную информацию. – хотя, если в твоих словах есть истина, то золотарь может быть ой как нужен. Но я, граф, шучу. Поэтому, я сейчас напишу записку полковнику, чтобы он тебя взял к себе адъютантом.

Кем-кем, а адъютантом Андрей никогда не был. Слава богу, работа эта ему, по поступкам Юстаса Лемме была знакома. Не хотелось быть человеком на побегушках, но что делать? Меншиков вдруг задумался, вспомнил первую их встречу и произнес:

– Может медовуху на мухоморах?

– Честно признаюсь не обедал со вчерашнего вечера, – проговорил Андрей, и припомнил, как в последний раз сидя у костра с двумя казаками ел кашу. Приготовил ее Палий, так звали одного из его попутчиков. Нечеса, его приятель сидел тогда да наставлял:

– Гляды ж, вары так, шоб и не сыра була, шоб и не прикипела. А я пиду розвидаю.

Он ушел, явился только под утро, и сообщил, что обнаружил русский лагерь.

– Точно русский? – уточнил Андрей, понимая что тот мог просто наткнуться на шведов.

– Я що росийську мову не розумию? – обиделся хлопец.

Золотарев выругался. Он-то предполагал, что казак наткнулся на лагерь. Заметил людей в европейской одежде, да и решил, что те русские. А ведь ночью как известно – все кошки серы.

Собрали вещи, и уже через полчаса Андрей разглядел стан русских. Те разбили лагерь на берегу реки Бабинец. Золотарев вытащил из суммы, подзорную трубу. Драгуны, обнаженные по пояс, вели на водопой коней. Несколько офицеров толпилось у палатки главнокомандующего. Видимо Меншиков, а то что армией командует Александр Данилович, в тот момент граф не сомневался, вызывал каждого из них себе и о чем-то беседовал. Прискакал гонец, растолкал офицеров и вломился в палатку. Оттуда пятясь вывалился толстяк. Через несколько минут появился Меншиков что-то произнес, затем показал рукой на северо-запад. Зазвучала труба и лагерь закопошился. Позже Андрей, когда его доставили к Светлейшему узнал, что на горизонте появилась шведская армия. Алексашка хотел было дать бой, чтобы отстоять Стародуб, но те решив, что силы не равны отступили.

Закончив разглядывать, Андрей и товарищи направились в лагерь. А дальше было почти, как под Нарвой. Вот только в этот раз обошлось без рукоприкладства, и все благодаря тому, что сопровождали его казаки. Вот тогда и закралось у Золотарева сомнение, что Меншиков, а может и сам царь, не знали об измене Мазепы.

– Ну, тогда давай перекусим, – предложил Александр Данилович, – настойки на мухоморчиках у меня нет, а вот горилка найдется.

Он крикнул к себе служивого. Тот вошел в шатер.

– Неси харчи.

Через минуты три на столе перед Меншиковым и Золотаревым стоял поднос с жареным кабанчиком, каравай хлеба, луковица и бутыль белой мутноватой жидкости.

– Поди не пивал, басурманин? – произнес князь, наливая ее в деревянные кружки.

Горилку, как и чачу Андрею пить приходилось, а что оставалось делать. Откажись партнер может обидеться, а то и еще хуже…

Между тем Александр Данилович достал нож и всадил в кабана. Отрезал окорок и протянул Андрею.

– Чай поди на западе не едал такого, – молвил он, и подмигнул.

– Не едал, – признался граф, рассказал между делом, чтобы трапеза скучной не показалась, как голубей ел, селедку с картошечкой и макароны… Потом вдруг хлопнул себя по лбу, да так, что чуть парик не слетел.

– Вот я дурень! – воскликнул он, полез в сумку и достал бутыль с соусом.

Затем попросил у князя нож, а тот сидел с раскрытым от удивления ртом, и одним движением срезал сургучовую печать. Вытащил пробку.

– Вино? – впервые за это время произнес Алексашка.

– Лучше.

И на глазах у изумленного Меншикова облил окорок соусом.

– Брависсимо, – воскликнул Андрей поглощая отрезанный кусок мяса.

– А можно мне?

– Пожалуйста, князь.

Меншиков сначала запихнул палец в горлышко. Обмакнул его в соус и облизал.

– А что, действительно вкусно, – проговорил он, – что это?

– Соус.

– Черт с ним с названием, – выругался князь, – из чего он сделан?

– Из томатов. Сейчас в Московском государстве такие не растут.

Меншиков вылил почти полбутылки на свою порцию и стал жадно поглощать пищу, то и дело восхищаясь.

– А у нас их можно выращивать? – поинтересовался вдруг он.

– Конечно. Достаточно либо семена из Италии привезти, либо рассаду. Хотя в том, что ее, я имею ввиду рассаду, в сохранности удастся доставить очень сомневаюсь. Уже в этом году можно будет собирать урожай, а из томатов потом с различными добавками, ну, там чесноком, укропчиком, лавровым листом делать вот такой вот соус. Можно конечно готовый соус из Италии возить, но боюсь это будет накладно казне.

Андрей хотел произнести – «экономически не выгодно», но в последний момент подумал, что Меншиков может просто его не понять.

– Знаешь, граф, – произнес князь, забирая бутылку и закупоривая ее пробкой, – я пожалуй ее себе заберу. Государю покажем, а он у нас мужик с головой, сообразит что к чему. Ты лучше расскажи, как вам с царевичем удалось из темницы Иоганна фон Паткуля вытащить. Сразу скажу, что Петр вначале осерчал, что вы нарушили приказ, и влезли в авантюру, но потом сменил гнев на милость…

– Видел я недавно Паткуля, – проговорил Андре, перебивая князя.

– Так ты еще и в восставшей Венгрии побывал, – воскликнул Меншиков. – Надеюсь не с царевичем.

– Без него. Это уже на обратном пути было. Ему я в какой-то мере жизнью обязан…

– Так, что же ты, ирод, про всякую снедь рассказываешь? Давай докладай, – так и сказал – ДОКЛАДАЙ, – как царевича в Лондон доставили, да сам обратно возвращался. Заодно сравню, как вы с Христофором Шредером приукрашивать горазды.

Радовало, что майор вернулся в свой полк. Прибыл он как раз тогда, когда в городе еще был царь. Тот вызвал офицера к себе и долго расспрашивал, сравнивая его информацию со словами лифляндского барона. Удивился, тому, как легко Золотарев провернул дело с Паткулем. Сейчас же рассказывать вынужден был Андрей, да и не самодержцу, а его лучшему приятелю-собутыльнику.

Ганновер, Амстердам, Лондон, Неаполь, Трансильвания и Ужгород. Почти все подробно, да еще к тому же в деталях. Если дорогу туда, Андрей пытался как-то придерживаться достоверности, до пути обратно расписал лучше некуда. Умолчал, что непонятно по какой причине (вполне возможно всему виной были фильмы про Дракулу, просмотренные еще в детстве), не мог заснуть одной из ночей в ожидании вампира. Тогда, Андрей готов был зуб дать, он на себя не был похож.

Разговор закончился тем, что Ивашка Хмельницкий в который раз победил.

На следующий день Меншиков все же спровадил его в Преображенский полк.

На графе был знакомый еще по Архангельскому городку мундир. Сейчас в нем он ничем не отличался от обычных служивых. Вот только условия жизни, благо полковник был старым приятелем князя Ельчанинова, были просто царские. Утром завтракал с офицером, в обед заезжал к Меншикову, завтракал с солдатами, наслаждаясь перловой кашей из солдатского котелка. Если с полковником вспоминали Силантия Семеновича и последний бой князя при Орешке. Александром Даниловичем занимались делами государственными. Князь сообщил графу, что отправил к Петру письмо об гетманской измене.

Ответ не заставил себя ждать. Петр Первый писал, что не стоит прислушиваться к левентикам. Гетман был порядочным человеком и вряд ли пошел бы против него. Вполне возможно писал Петр, что тот действительно болен.

Когда Меншиков дал это прочитать Золотареву, Андрей почувствовал, что у него земля уходит под ногами.

– Доказательств измены очень мало, – вздохнул Александр Данилович, – чтобы убедить Петра.

В тот день возвращаясь от Светлейшего эстонец вдруг задумался. Как бы не сложилась ситуация после битвы ее всегда можно исказить. Достаточно просто преувеличить. Пусть погибло в ходе сражения всего шестьсот человек, всего-то достаточно приписать в летописи один лишь нолик, и жертв станет в десять раз больше. И если удастся предотвратить резню, но останется только одно – не допустить искажения в летописях.

Но больше всего вечером нравилось Андрею находиться в обществе Палия и Нечеса. Только теперь эстонец заметил, что ростом казаки не уступали гвардейцам, и были так же сильны и проворны, как и служивые. Бродяги в душе они с трудом переносили дисциплину. В отличие от тех же преображенцев, позволяли себе «здорово выпить», так как кроме графа Золотарева в лагере никому не подчинялись. А Андрей не решался изменить их обычаи, хотя князь Меншиков и читал ему нотации насчет того, что разгульное поведение хлопцев, дурно влияет на боевой дух. Данилыч и сам бы осадил казаков, да только нутром чувствовал, что те могут ему пригодиться – не сейчас, так потом.

Зато когда дело доходила до отдыха, служивые извлекали флейты и балалайку, выяснилось что Палий и Нечес были лихими танцорами. Впервые за все это время Золотарев слушал, как те играли на бандуре(49). Сей инструмент был необходимой принадлежностью любого казака, как и люлька(50).

Как-то оставшись наедине, Андрей рассказал товарищам, о предстоящем взятии Батурина. Поведал о жестоких последствия, и сказал, что очень хотел бы их избежать. Поинтересовался если у казаков по ту сторону товарищи побратимы?

– Були, але вси вони зараз вже мертви, – ответили те.

– вы можете уйти, и даже пробраться в город, чтобы предупредить о предстоящих событиях, – продолжал Золотарев. – Я вам не пан, да и вы мне не холопы. Осуждать, если встанете на противоположную сторону – не буду.

Но казаки отказались уходить, и Андрей, как и Меншиков, задумался о возможности использования их в будущем.

Почти месяц простояли под Стародубом. К тому времени туда подошли войска Шереметева. Старик ни чуть не удивился, когда в лагере Меншикова увидел знакомого эстляндца. Он лишь только проворчал:

– Наш пострел везде успел.

Фельдмаршал так и не простил Андрею, что тот увел у него прачку, на которую старый ловелас успел в далеком тысяча семьсот втором году глаз положить.

Особенно Золотарева поразило то, что в Преображенском полку был свой Андлар. Пока, эстонец был в Европе, Петр повелел во всех полках иметь данные для шары. Использовали их для разведки. Именно с Андлара и были в свое время замечены шведские войска, двигавшиеся к Стародубу. Золотарев выпросил разрешение у полковника подняться на нем несколько раз в небо и оглядеть окрестности.

Числа восемнадцатого октября прибыли в Горск. Встали лагерем у его стен, когда на следующее утро прибыл племянник Мазепы – Войнаровским. Меншиков не задумываясь отослал своего денщика к Золотареву с запиской. Андрей изучил ее и тут же отправился к Светлейшему. У входа его остановил адъютант князя и разъяснил, как тот должен себя вести.

Эстляндец вошел в шатер и занял место в углу за столом. Сейчас в ему нужно было слушать диалог с Войнаровским, да еще и конспектировать, для истории беседу. Меншиков посмотрел на своего приятеля, а за последнее время они с Золотаревым даже сдружились. Неожиданно для себя Алексашка изменил об эстонце мнение. Даже подумал, что понял, почему Андрей пришелся по душе государю. Сел в резное кресло с вырезанным в спинке двуглавым орлом, не иначе подарок Петра, еще в первую свою встречу отметил граф.

Вслед за ним вошел казак. Андрей удивился тому, как Войнаровский принарядился для встречи, стараясь таким образом пустить пыль в глаза. Да вот только ни Золотарева, а уж тем более Меншикова таким видом не поразишь. Андрей встречал бизнесменов и покруче.

Казак снял с головы бархатную шапку, обнажив лысую голову с чупрыной, замотанной за левое ухо. Поклонился в пояс.

Золотарев оторвался от бумаги и стал его разглядывать. Разодет, что, Боже, твоя воля! Золото и серебро! Жупан на казаке красного сукна, по всей видимости самого дорогого, широкие суконные синие штаны, нависающие на перед красных сафьяновых сапог с загнутыми носками. Лядунка, перевязь и даже сабля, что болтается с боку, при этом чуть ли не земли касается, золотые. Взгляд у пана гордый, такому палец в рот не клади – всю руку откусит.

– Что же гетман не приехал? – поинтересовался Меншиков.

– Гетьман при смерти. Поихав у Борзну причещаться, – произнес Войнаровский.

– Сия о нем весть сильно меня опечалила, – произнес Алексашка, делая вид что жалеет старого гетмана, – первое тем, что не получится его видеть, а он зело нужен был здесь. – вздохнул, – жаль такого доброго человека. А теперь ступай – располагайся.

Племянник Мазепы ушел. Алексашка посмотрел на Андрея.

– Ну, что думаешь, граф?

– Хитрит старый лис, ой хитрит. Не желает вести войска. Пиши Петру об измене. Теперь доказательств достаточно.

– Верно говоришь, граф. Ох, верно. Бери бумагу и пиши.

В тот же вечер гонец с письмом к Петру Великому покинул ставку, а на следующий день, «не простившись», ушел по-английски, сказал потом Петру Золотарев, уехал к Мазепе и Войнаровский.

– Может с гетманом решил проститься, – предположил Меншиков в разговоре с Шереметевым.

Фельдмаршал развел в сторону руки, что-то ему не верилось.

– Тебе бы проведать гетмана, – посоветовал Борис Петрович, – если это не измена, так хоть простишься с умирающим.

Утром двадцать третьего октября, не дождавшись гонца от государя, Меншиков с драгунами и двумя полками гвардии выступил к Борзину.

До Борзина добраться не удалось. В дороге встретили полк полковника Анненкова. Офицер доложил Меншикову, что встретил гетмана направляющегося в Батурин.

– Мне его величество, – докладывал Александру Даниловичу полковник, – дало указание забрать из Батурина артиллерию Туда Мазепа, еще летом свез около семидесяти пушек. Близость шведов, направляющихся в Малороссию, беспокоит Петра Алексеевича.

Последние оправдания рухнули. Меншиков больше не сомневался, что это измена. Оставалось только одно – дождаться письмо от государя. Интересно поверит ли монарх старому приятелю – Алексашке?

К Батурину подошли вечером двадцать шестого октября. Александр Данилович заставил разбить лагерь и повелел отправить парламентеров в город, давая тем самым Мазепе последний шанс исправить свою ошибку и вновь перейти на сторону Петра Великого.

Известия были неприятные. Мазепа оставив в Батурине гарнизон из четырех сердюцких полков, бежал.

– Опоздали, – прошептал Алексашка, глядя на Шереметева и Золотарева, – опоздали. Ну, и где теперь этот изменник? – воскликнул он, ни к кому конкретно не обращаясь.

– Мазепа со старшинами и двумя тысячами казаков идет навстречу с Карлом, – проговорил Андрей, и заметил, как удивленно посмотрел на него Борис Петрович.

– Наверное, – согласился Светлейший, посмотрел на Шереметева и добавил, – граф знал что Мазепа предатель. Пытался меня предупредить, я с ним согласился, но вот убедить в этом государя, увы, не смог.

– Я думаю, ваше сиятельство, – проговорил фельдмаршал, –нужно отправить гонца к Петру.

– Так и сделаем, – согласился Александр Данилович, – переговоры с крепостью поручим, он оглядел присутствующих, – Голицын и Золотарев. Граф Андрей, ты должен убедить полковника Чечеля, чтобы он сдал город. Вояка он не плохой и не хотелось бы его терять. Сейчас же садитесь, будем писать письмо Петру.

Андрей пошел к столу. Достал бумагу и приготовился.

– Пиши.– Проговорил Меншиков. – Государь должен доложить тебе о измене гетмана твоего – Мазепы Ивана Степановича. Ибо изменил он тебе и поехал до короля шведского, чему явно есть причина и то, что племянник его Войнаровский, будучи при мне в двадцать второй день сего октября, в самую полночь, без ведома и с нами не простясь, к нему уехал, и с того времени ни о чем он, гетман, не отзывался.

Далее описывалось, что Мазепа вселил в народ свой озлобленность к государю московскому.

В тот же вечер уже второй гонец мчался к Петру.

– Шведам нужно спешить к Батурину, да и нам медлить с взятием города не стоит, – проговорил на следующий день утром Меншиков, обращаясь к Золотареву. – После того, как мы с Петром двадцать восьмого сентября сего года разбили корпус Левенгаупта, под деревней Лесной, у шведов почти не осталось запасов. Поэтому и спешат эти изнищалые и изголодалые солдаты к Батурину, где им их верный, – тут Алексашка плюнул в промерзшую землю, – пес шелудивый – гетман Мазепа, приготовил зимние квартиры. – Меншиков на секунду задумался, – а еще пушки, порох и конечно запасы продовольствия. Светлейший князь вдруг предложил Андрею сесть в соседнее кресло.

– Мне хочется подробно рассказать тебе, граф об этой баталии, чтобы ты понял как нам важно захватить этот чертов город. Ты предлагаешь уговорить казаков сдать его добровольно. Хорошо. Вот тебе шанс отличиться и заслужить право вернуться из земель Устюжны Железнопольской в Санкт-Петербург, где ты вновь окажешься при дворе государя. Поэтому сиди и слушай.

Александр Данилович достал трубку, набил ее табаком и закурил, и только после этого начал свой рассказ. Он долго рассказывал, причем в таких подробностях, что Андрея бросало то в жар, то в холод. Закончил же князь повествование словами:

– После проведенной ночи «под ружьем», в нескольких сотнях шагов от шведского лагеря, возле деревеньки Лесная, батальоны Преображенского и Семеновского полков, двинулись стеной, возобновляя прерванный накануне бой. Они вошли в огражденное сомкнутыми повозками расположение противника и были разочарованы – шведы, будь они неладны – ушли. Генерал Адам Людвиг Левенгаупт вновь, как несколько дней до этого при переправе через Днепр, вновь сумел нас обмануть. Он создал видимость бивуачной ночевки, а потом с оставшимися солдатами отступил. Разведка донесла государю – к городу Пропойску. Тогда у Лесной, при равенстве сил, мы решились первыми атаковать. Причем командовал войсками – сам государь. Это был наш ответ на ту конфузию, когда шведы, ведомые Карлом, в сражении под Головиной за несколько месяцев до этого, виртуозно атаковали превосходящие силы Бориса Петровича Шереметева. В тот раз бежали мы, в этот – противник. Был захвачен после той битвы огромный обоз с трехмесячным запасом, а также артиллерия предназначавшаяся Карлусу. В той схватке особо отличился Мишка Голицын. Шельмец, чуть не пленил самого Левенгаупта. Командующий ушел, а вот его генерал-адъютант Кнорринг был схвачен в плен во время боя в перелеске.

Меншиков замолчал, посмотрел пристально на Андрея.

– Теперь понимаешь, что в случае неудачи, мы потеряем уверенность в своих силах. А это недопустимо – со времени первой Нарвы фортуна медленно но верно переходит на нашу сторону. Так что, граф, ты должен сделать все возможное и невозможное, чтобы Батурин сдался. – Александр Данилович ударил кулаком по столу, – если не получится не сносить нам с тобой, граф, головы. Петр Алексеевич такого позора не перенесет. – Он поставил кубок, посмотрел на Андрея и добавил, – крепость по любому взять должны, если не получиться сожжем. Хотя, честно признаюсь, граф, это мне не по душе.

Гетманская столица была небольшим, с деревянными стенами городком-крепостью, расположенной на левом берегу Сейма. Главным в цитадели был полковник Чечель, хоть и отменный вояка, но увы недалекого ума. Такого легко было убедить, что все зло в Малороссии от Петра. Под его началом состояло полтысячи сердюков, в основном состоявших из польских наемников. Честным же служакой был – «есаул артиллерии» саксонец Фридрих фон Кенингсек. Именно на переубеждение его, а не полковника делал ставку Андрей, помня если в привычном для него мире Чечеля так и не удалось уговорить, то в этом, нужно сделать всё, для его убеждения.

После обеда Голицын, Золотарев и барабанщик подошли к главным воротам города. Андрей, так как приказом Меншикова именно он был назначен главным, распорядился бить сигнал – «Пришли парламентеры». Дежуривший сердюк высунулся из-под крыши башни и прокричал, кто такие?

– Послы от государя Московского! – ответил ему Золотарев. – Пришли обсудить с полковником Чечелем сложившуюся ситуацию.

– Шо? – переспросил сердюк.

– О сдаче города пришли гуторить, – пояснил Мишка Голицын, не дожидаясь пока эстонец правильно сформулирует фразу.

– Так би й говорили, – прокричал в ответ служивый.

Вскоре ворота распахнулись и парламентеры вошли внутрь.

Со всех сторон раздавался топот коней, пробная стрельба из ружей, бряканье сабель, мычание быков, говор, яркий крик и понукание. Откуда-то донеслась песня.

Небольшие дома, на площади возвышалась небольшая деревянная церковь. Тут же стоял священник читавший молебен и окроплявших пришедших к нему казаков водой, то и дело давая тем целовать крест.

Сам же полковник Чечель жил в городском замке. Пока туда шли, Андрею удалось разглядеть работавший и слонявшийся без дела народ, в самых причудливых и часто богатых одеждах. Свитки, шаровары, пояса и чеботы были всех цветов, оттенков и достоинств. У некоторых без сожаления вымазанные дегтем. Встречались, несмотря на позднюю осень, и совсем полуголые. На пришедших они смотрели свысока. В толпе бросалось полное отсутствие женщин. Андрей предположил, что бабы находились в хатах и не высовывали из них носа.

Здесь в казачьем городе, как и в Сечи все считались равными, атаманы – полковники выбирались – «товарищами», а гетман– радой.

Миновали большую площадь, и остановились у ворот «замка».

Просторное помещение, почти как царские палаты. Вдоль стен лавки, впереди некое подобие трона, на котором в обычное время во восседал гетман, теперь его занимал полковник Дмитрий Васильевич Чечель. Золотарева поразил его красный кафтан, так напоминавший стрелецкий, синее шаровары и оранжевые чеботы, в руках булава. Чувствовалось, что всю ответственность гетман свалил на полковника. По правую руку от него, в европейской одежде, серых мышиных цветов, не кто иной как Фридрих фон Кенигсек. Своим видом он выделяется из этого разношерстного общества, по левую полковник Иван Яремеевич Нос. Пока Андрей зачитывал требования Меншикова, его по имени пару раз назвал Чечель.

– М-да. – молвил Дмитрий Васильевич, – але сам я таке ришення прийняти не можу. Запоризький киіш завжди управлявся за старовинним звичаєм. Потрибно збирати – виче. Тильки вси козаки можуть прийняти ришення, пидкоритися чи воли государя московського Петра. Коли бильшисть скаже так, так и бути – присягну на вирнисть росийському цареви, але коли – ни…

– Ну, на нет и суда нет, – проговорил Михаил Голицын. – Тогда видимо баталии не избежать и вместо нас заговорят наши ружья и пушки.

Чечель вздохнул, он согласился, что в противном случае будет сражение. Как говорили русские – третьего не дано. Андрей видел, что тут нужны особые аргументы. Нужно было переговорить с полковником с глазу на глаз, но вот появится такая у него возможность или нет, он не знал. Но даже если ему удастся убедить Чечеля, решение все равно зависело не только от него одного. Например, как поведет себя «есаул артиллерии», как-никак саксонец? Умирать он вряд ли захочет поэтому и биться будет до последнего. Или скажем полковник Нос? Андрей помнил, что несколько казаков все же согласились присягнуть Петру, но был ли среди них Иван Яремеевич.

– Ну, що скажете панове? – обратился Чечель к товарищам.

– Збирай раду полковник, – молвил Нос.

– Собирай, – согласился фон Кенигсек.

Вряд ли саксонец был рад, что все важные вопросы решались здесь не одним человеком, а толпой, но менять управление было опасно. Казаки народ вольный и вряд ли одобрят такое поведение. Тогда и рада не понадобится, перейдут на сторону Петра, а так хоть шанс остается.

– Ну, а ви? – обратился полковник Чечель к присутствующим в зале казакам.

По очереди, все произнесли только одно слово – РАДА.

– Добре. – с этим соловом Дмитрий Васильевич поднялся с кресла, посмотрел на послов и молвил, – – Все виришить рада!

– Хорошо. – проговорил Андрей, – мы возвращаемся в лагерь . Там и будем ждать решение.

– Я думаю, що вам варто бути присутним.

– Хорошо, мы остаемся.

Первыми зал покинули казаки, затем есаул фон Кенигсек и полковник Нос. Последним должен был уходить Андрей, но у дверей он замешкался, повернулся к Чечелю и сказал, когда дверь за Голицыным закрылась:

– Мне нужно с вами полковник поговорить. От этого будет зависеть очень и очень многое.

– Добре.

Золотарев сел на лавку, где до этого сидел саксонец.

– Вы, господин полковник, не считаете, что лучший выход в сложившейся ситуации сдать крепость?

– Не вважаю. Думаю фортеця може витримати не один мисяць облоги, а там дивишся гетьман Мазепа з шведською армиєю пидийде.

– Вроде взрослый вы человек, полковник, – вздохнул Андрей, – а верите сказкам. Неужели вы считаете, что Петр не прикажет полководцам, как можно скорее взять город, пока шведские войска не подошли?

– А вин це зробить?.

– А як же, – по-украински ответил граф. – Для того, чтобы взять крепость достаточно пары часов.

Андрей не врал. Из истории, а про русский геноцид в Эстонии твердили на каждом шагу, он знал что Батурин будет взят именно в течении двух часов. Это потом уже начнется резня, по крайней мере, так утверждали политики. Затем, по приказу Петра, чтобы город не достался шведам его сожгут. Золотарев в общих чертах изложил ситуацию, даже чуточку сгустил краски, отчего тут же подала голос совесть. А чем он лучше тех, кто сделал из русских извергов? Андрей сейчас, проживая в восемнадцатом веке, стал убеждаться что на самом деле многое, что известно человеку двадцатого – двадцать первого века, просто приукрашено, и к тому же темными холодными оттенками.

– Я подумаю над вашими словами, граф. – Ответил полковник, – А зараз ходимо на раду, инакше Меншиков виришить, що ви перейшли на наш бик.

– Не, думаю. Тем более Александр Данилович в курсе нашего разговора.

Гремели боем литавры, заменявшие казакам вечевой колокол. Затем выстрелила пушка и честной народ, бросая работу и дела, устремился толпой на площадь к церквушке. Где становились в круг – майдан. Затем суремщики сыграли на трубе мелодию и наступила тишина. На деревянный помост начали подниматься полковник Чечель, есаул фон Кенигсек с войсковой хоругвью, полковник Нос с бунчуком, Михаил Голицын, граф Золотарев и замыкал сию делегацию писарь с чернильницей у пояса, пером за ухом и войсковой печатью. Затем поднялся на помост священник и отслужили молебен. После этого Чечель вытащил булаву из-за пояса и вытянул руку вверх.

– Слухайте мене козаки, – молвил он, – товариши слухайте. Пид стинами миста нашого росийське вийсько стоить. И прийшло це вийсько не горилку з нами випити, и не гопак станцивать. А прийшли вони поробатіить нас и зробити холопами. Мовляв зминили ми принципам своим, порушили присягу дану цареви московському.

От слов таких Андрей побагровел, на смертоубийство толкает казаков полковник Чечель. Не прислушался, песий сын, к словам его. Вошли те в одно ухо полковника, да в другое вышли.

– Вам панове, козаки виришувати, як всиеи ситуации вчинити. – Продолжал полковник, – Здати мисто и стати холопами або дати бий, дочекавшись коли з допомогою гетаман Мазепа прийде.

По площади прокатился гул.

– Доверяете чи ви мени панове козаки прийняти ришення про долю миста Батурин? – спросил Чечель, – Нехай кожен висловиться! Я особисто за те, щоб дати бий, може у кого инша думка? Починайте полковники, ви перши.

Вперед вышел полковник Иван Яремеевич Нос. Поклонился в пояс и произнес:

– Дозвольте мени першому видповидь тримати?

По майдану пронесся шум, казаки давали право полковнику говорить.

– Ви мене, панове, давно знаєте. Я з вами змалку. Багато чого разом пройшли. Ворог перед воротами сильний. Це не ти росияни, що були пид Нарвою и Азовом. Вони нас хлопци в пух зитруть. Тому я вважаю потрибно здати мисто Петру, щоб уникнути кровопролиття миж двома братними народами.

Недовольный шум прокатился. Андрея даже передернуло: им, послам ничего не сделают, а вот полковника и разорвать на клочки могут.

– Зрадник.(51) – пронеслось над радой.

На сцену тут же залезли двое и скрутили полковника.

– Прикувати його на гармату(52).

– Що ви товариши робите? – раздался вдруг голос.

Андрей взглянул в ту сторону откуда он прозвучал и заметил бедно одетого казака.

– Ви ж кров християнську пролити хочете!

Договорить ему не дали, двое сердюков схватили его и потащили к пушке. Полковник Чечель повернулся к послам.

– Ви бачите, як виришив народ! Тепер або дочекайтесь письмову видповидь,або рухайте из миста, – молвил он.

Золотарев предпочел последнее. Неизвестно, что предприняли бы разгоряченные казаки. Любитель исторического кино – Андрей вдруг вспомнил эпизод из фильма «Огнем и мечом». Там казаки безжалостно обошлись с польским посольством. Если бы главный герой не спас Хмельницкого, то и ему не удалось бы уцелеть. Поэтому он и сообщил Голицыну о своем решении.

– Это и стоило ожидать, – проговорил Меншиков.

Александр Данилович ничуть не удивился такому известию. Он нервно ходил, покуривая трубку. Останавливался бросал взгляд в сторону Андрея. Трудно было определить – гневается князь или нет.

– Ладно, граф, – молвил вдруг он, – ты со своей стороны сделал все, что мог. Пытался переубедить полковника, но не смог.

Эстонец переминался с ноги на ногу. Он ощущал вину за предстоящую трагедию.. Меншиков же подошел к столу и вытащил из кипы бумаг – два письма.

– Гонцы, с разницей в сутки доставили. Последнее, как раз перед твоим возвращением.

Увидев удивленный взгляд графа Золотарева, пояснил:

– Первое тебе не показывал, так как о его содержании ты, непонятно каким образом, и так можешь догадываться. Так что – читай!

Андрей взял первый листок, пробежался по нему глазами. Петр писал, что несмотря на все предыдущие письма от князя, до последнего не верил в измену гетмана. Только это сообщение, из-под города Батурина, открыло ему глаза. Монарх приказывал закрыть путь для неприятельских войск и не допустить врагов к продовольствию и оружию, что там имелись. Во втором письме Петр сообщал, что послал в Чернигов указ о измене гетмана, чтобы те опасались и не допустили Мазепу в этот город.

– Обложили словно лису, – молвил Андрей.

– Верно подмечено, – произнес Александр Данилович, подошел к столу, наклонился минуту перебирал бумаги наконец воскликнул довольно. Вытащил еще один лист и протянул со словами, – читай, – графу, – вслух читай.

Золотарев быстро пробежался по тексту глазами и выбрал важный кусок. Начало, где писалось – «Божьей милостью»… и прочая-прочая, он решил отпустить, не считая это чем-то значительным, и прочитал в слух:

– Известно нам, великому государю, учинилось, что гетман Мазепа, забыв страх Божий и свое крестное к нам, великому государю целование, изменил и переехал к неприятелю нашему, королю Шведскому, по договору с ним и Лещинским, от Шведа выбранным на королевство Польское, дабы со общего согласия с ним Малороссийскую землю поработить по прежнему под владение Польское и церкви Божии и святые монастыри отдать во унию. И понеже нам, яко государю и оборонителю Малороссийского краю надлежитотческое попечение о вас имети, дабы в то порабощение и разорение Малой России, такоже и церквей Божиих во осквернение не отдать, того ради повелеваем всей генеральной старшине, полковникам и прочим вышеназначенным чинам войска Запоржского, дабы на прелесть и измену сего изменника, бывшего гетмана, не смотрели, но при обороне наших Великороссийских войск против тех неприятелей стояли и для лучшего упреждения всякого зла и возмущения в малороссийском народе от него, бывшего гемана….(53)

Андрей с трудом прочитал текст, но тем не менее понял его содержание. За время проведенное в восемнадцатом веке он так и не смог освоиться со стилистикой, используемой Московским государем.

– Нам бы этот указ сегодня с утра. Ознакомили с ним казаков Батуринских и глядишь результат-то другой бы был, – проговорил Меншиков, забирая бумагу, – а так жди теперь, бумагу с текстом, как турецкому султану.

Но бумага от полковника Чечеля к вечеру двадцать восьмого октября так и не пришла. Дмитрий Васильевич тянул, в надежде на то, что пока не появится явного отказа о сдаче Батурина, Меншиков на штурм, во избежание жертв не пойдет.

II

Утром первого ноября сердюцкий полковник приказал открыть по осаждающим артиллерийский огонь. Пушечному обстрелу подверглись посад и солдаты, несколько ядер, со свистом перелетев через Сейм, грохнулись возле шатра Меншикова. Так Чечель взял на себя ответственность за начало военных действий, сжигая постройки вне фортеции.

– Бумагу ждать больше не нужно, – проговорил Александр Данилович, выходя, в компании с Голицыным и Золотаревы, из палатки. – Вчера отправил в город поручика Зажарского. Дал батуринцам последний шанс свободно выйди из крепости, не боясь никаких опасностей.

Граф Золотарев знал, об этом рассказал Зажарский, что его сердюки чуть не растерзали, а Чечель, выйдя из себя, пригрозился содрать кожу с Меншикова. Андрей предполагал, что впусти полковник часть отряда светлейшего, то город уцелел бы, как это случилось с другими, в числе которых был Новгород-Северский, но он этого не сделал, превратив тем самым жителей в заложников. Посланные же в город казаки Палий и Нечес не вернулись. Эстонец надеялся, что они вызовут в стане казаков недовольство, а там те под шумок и арестуют Чечеля да Фридриха фон Кёнигсека.

– Ты, граф, – проговорил Меншиков, – ступай на Андлар. Будешь город с небес осматривать, и о передвижение неприятеля мне докладывать. С того момента, как ты сии шары изобрел, мы можем наблюдать за передвижением противника. Иногда запросто опережая его.

Золотарев уехал. Он обнаружил шар в воздухе, еще минут пять ждал, пока тот спустят на землю, потом еще столько же пока оболочка наполнится теплым воздухом. То, что Меншиков оказался прав на счет Андларов, Андрей убедился лично. Поднявшись в небо вместе с одним из Преображенцев, он лично наблюдал сложившуюся вокруг города обстановку. Во-первых, мост через Сейм был разобран. Из не засыпанных ворот, тех самых в которые он недавно ездил с Голицыным, «есаул артиллерии» «на испуг» выкатил аж шесть пушек, вокруг которых суетились казаки. Андрей видел, как те стреляли. Меншиков теперь бегал около полка и размахивал руками, что-то приказывал. Через минуту графу стало ясно – что. Полки выступили к Сейму и выстроились вдоль берега в линию. Светлейший приказал переправиться через реку всего лишь пятидесяти гренадерам. Причем на двух лодках. Испугавшись, сердюки, как сказал потом Александр Данилович, «тотчас с великою тревогою в город побежали и мосты очистили». Гренадеры тут же превратились в саперов. После двух спусков вниз и подъемов, Андрей, в конце концов, увидел, как через восстановленный мост на тот берег стали переходить драгуны.

Золотарев видел, как Меншиков на коне скакал впереди драгун. Видно было, что он приказывал драгунам идти к горящим хатам. Среди уцелевших построек, тех, что удалось погасить, засели солдаты. Андрей заметил, как к князю подбежал денщик, что-то тому прокричал. Меншиков подозвал к себе Голицына, сделал распоряжение и поскакал к шатру.

Причина этакого поведения выяснилась через несколько минут, когда к Андлару прибежал все тот же денщик. Сперва он подошел, к дежурившему внизу преображенцу, что-то ему сказал, и служивый медленно стал опускать шар. Затем, когда Андлар коснулся земли, подбежал к графу и произнес:

– Князь Меншиков вызывает вас к себе, граф.

Андрей вскочил на коня и помчался к шатру. Уже там влетел в палатку и увидел Меншикова. Князь стоял с листком бумаги в руке.

– Увы, граф, – произнес он со вздохом, – но трагедии нам с вами избежать не удалось. Я только что получил послание от государя.

Он крикнул адъютанта. Тот явился в палатку, князь протянул бумагу и приказал:

– Читай!

Офицер взял письмо и начал читать:

– Объявляем вам, что нерадением генерал-майора Гордона, шведы перешли реку. Понеже мы решили отступить к Глухову. Того ради с взятием города Батурина приказываю не тянуть, а с Божьей помощью оканчивать. Ежели невозможно, то лучше покинуть, ибо неприятель перебирается в пяти верстах от Батурина.

– Видишь, граф, что творится. Теперь уже ничего не остается, как взять город штурмом. Сейчас солдаты пушки подтянут к Конотопским воротам, и попытаются пробить брешь. Но, я тебя, граф, не за этим позвал. Ты теперь видишь, что в резне, коя тут может произойти, ни твоей, ни моей вины теперь уже нет. Чечель сам сжег все мосты для отступления. Как говорил один римлянин, – явно Меншиков не знал, кому принадлежат эти слова, – Рубикон перейден. А, теперь ступайте, граф!

Андрей вернулся на Андлар. С высоты птичьего полета он наблюдал, как к шестнадцати часам дня устроили напротив Конотопских ворот солдаты батарею и стали пробивать в крепости брешь. Золотарев видел, что фон Кенигсек не может подавить своим огнем артиллерию князя.

Почти весь вечер и ночь на второе ноября осаждающие готовили фашины и сколачивали штурмовые лестницы.

Горилка, несмотря на осаду, лилась рекой. Казаки, за исключением сердюков, гуляли. Палий и Нечес, еще вчера пробрались в крепость по тайному ходу. Когда Золотарев с Голицыным отправились в город на переговоры, Нечес предложил в случае неудачи провести солдат Меншикова внутрь, но Палий отверг это.

– В любом случае, – проговорил он, – будет бойня. Преображены начнут резать всех, кто против них пойдет. Тут нужно пробраться в крепость и убедить полковников сдаться добровольно. Тем более, Нечес, у нас с тобой там много товарищей, что пошли за Мазепой.

Казак кивнул в знак согласия. Палий был прав. Оставалось надеяться, что эстонец переубедит, но новости, что принес граф, не были радостными. Почти все казаки поддержали полковника Чечеля и саксонца фон Кенигсека, а выступившие за сдачу города полковник Иван Нос и один из казаков были просто зверски убиты. Андрей не желал рассказывать подробностей казни, коей он стал свидетелем, но казаки и так знали, какой она была жестокой.

Вечером, тридцать первого октября, когда лагерь Меншикова спал, лишь только караул обходил его по периметру, да горели ярким пламенем костры, они вплавь переплыли Сейм, и через подземный ход, в обычное время служивший погребом проникли внутрь. Направились к выборному полковнику Мосию Закатай-Губе, тому не нравились действия гетмана, но против того же полковника Чечеля, в открытую тот боялся идти. Вот если бы Закатай-Губа чувствовал за собой силу, то он с успехом мог бы организовать переворот.

Старого служаку они обнаружили в трактире. Мосия сидел за столом и пил горькую. Сначала Нечес испугался, что с пьяным полковником каши не сваришь, но потом понял, что выбора, как такового у них просто нет.

Они с приятелем возникли, как из-под земли, Закатай-Губа чуть не поперхнулся. Выругался и произнес:

– Эки, черти. Откуда вы тут?

Палий прижал палец ко рту.

– Тсс.

Полковник кивнул, показал рукой на лавку. Сидевшие напротив него казаки в свое время ушли, после того как выступили против гетмана. Им не понравилось, что тот присягнул на верность шведскому королю Карлу. Как утверждал кошевой, возглавивший их – Мазепа отрекся от святой православной веры. Закати-Губа не верил, что когда-нибудь увидит их вновь. И вот теперь двое из того отряда сидели перед ним. Поэтому, когда на вопрос, Нечес поднес палец к рту и сказал – Тсс, он понял, что сей вопрос сейчас не уместен. Явно пришли с того берега, да к тому же, скорее всего, из лагеря князя Меншикова.

Только вот так вот с места в карьер Палий не захотел. Кто знает, а вдруг полковник Мосий Закати-Губа перешел на сторону Чечеля? Поэтому казак просто поинтересовался, по какому поводу тот пьет горилку?

Закати-Губа крикнул трактирщика. Когда тот подошел, попросил принести еще две чарки. Тот выполнил просьбу полковника, и уже через минуту Мосий, человек не раз участвовавший в набегах на татарские земли, наливал горилку.

– Выпьем, братцы, за упокой души полковника Ивана Носа. Славен был сей казак. В боях ему равного найти нельзя было. И пуля не брала, а вот предательство Чечеля, – казаки настороженно посмотрели в глаза Закати-Губы, – сгубило. Кто же знал, что суждено ему было погибнуть на пушке.

Сказал это Мосия так громко, что Палий начал озираться, ожидая реакции собравшихся казаков. Но тем казалось, все было безразлично.

– Не хотел бы я, погибнуть такой смертью, – продолжал между тем Закати-Губа.

– А сдать город, чтобы избежать жертв. Вновь присягнуть Петру Алексеевичу? – спросил Нечес, подливая горилку.

– Если, это поможет избежать трагедии…

Закати-Губа помнил, чем закончилась в свое время осада Нарвы, когда комендант города Горн, не сдал крепость во время, введя своими действиями русских солдат в буйство.

– Боюсь, что если падет город, – молвил полковник, – жертв среди батуринцев не избежать.

– А вот если арестовать Чечеля и протестанта «есаула артиллерии», и открыть ворота города, разрешить войскам князя Меншикова войти внутрь, тогда и трагедии, как таковой не будет, – сказал Нечес.

– Нужны лишь преданные казаки, – молвил Палий, – что способны обезоружить сердюков.

– Есть у меня люди такие. И если все получится…

– Если все получится то ты, Мосий Закати-Губа, будешь полковником в этом городе, – прошептал Нечес.

– Добре, – сказал полковник, стукнул кружкой по столу и вырубился.

Пришлось тащить в хату, где проживал Закати-Губа. Решили до утра не будить, да вот только утром, Нечес понял, что ситуация изменилась на глазах. Всех троих разбудил грохот. Палий вскочил с лавки первым, схватился за шпагу и бросился к окну.

– Стреляют, панове, – проговорил он.

– Опоздали, – молвил Нечес.

– Не думаю, – прошептал Закати-Губа. – Сердюки солдаты отменные, да вот только не такие смелые, как запорожцы. Если русские переправятся через мост, то они просто отступят.

Полковник натянул сапоги. Накинул жупан и вышел на улицу, вслед за ним выбежал Нечес.

– Что это там, в воздухе? – поинтересовался полковник, показывая на воздушный шар.

– Андлар. – проговорил казак и пояснил, – воздушный шар. Русские его используют в разведке и обстреле города. Сейчас на нем, скорее всего, – предположил Нечес, – граф Золотарев. Один из тех, кто против того, чтобы осада закончилась резней.

– Человек надежный?

– Надежнее не куда. Именно он приезжал совсем недавно на переговоры в крепость.

В крепость пришли трое. Барабанщика Мосии отверг сразу. А вот из тех двоих кто – граф Золотарев? Тот, кто остался наедине с Чечелем или другой? Скорее всего, именно граф беседовал с полковником. Вполне возможно рассказал тому о последствиях.

– Граф знает будущее, – вставил Нечес.

Закати-Губа поморщился, словно проглотил перец и плюнул.

– Скотина, – выругался он.

– Кто? – переспросил Нечес, не понимая, кто скотина – граф или полковник Чечель.

– Чечель – скотина! Знает, что крепость не устоит, а в бой лезет. Пошли на стену поглядим, что там творится.

Уже со стены они разглядели, как начал гореть посад. Русские отбили мост, и начали его восстанавливать. По мосту через несколько минут влетели драгуны во главе со статным офицером. Тот махал руками и командовал. Часть домов удалось затушить, и по мосту стали подтягивать артиллерию.

– Пошли, – проговорил Закати-Губа.

Уже разговаривая с казаками, им писарь доложил, что русские начали обстреливать Конотопские ворота, с целью проделать в них брешь.

Полковник покачал головой, развел в руки в сторону.

– Товарищи, нет у нас больше времени. Теперь промедление смерти подобно. Не возьмем мы Чечеля и саксонца, не остановим сердюков и городу Батурину гореть!

С криками: – Веди нас батька! Отряд из двухсот казаков выступил к замковой части города, где сейчас находились полковник и есаул.

В «Артикуле», утвержденном Меншиковым в тысяча семьсот шестом году предписывалось: во-первых, ежедневно просить милости Бога, без промедления собираясь на молитву и смотры, во-вторых, обсуждать приказы, в-третьих, соблюдать дисциплину, которой, как известно под той же Нарвой в самом начале войны просто не было. Запрещалось: отставать от роты, спать в караулах, покидать посты, играть в кости, затевать своры и тайные сходки, распевать «скверные песни» и держать блудниц. И самое главное требование – щадить при штурмах женщин и детей.

Андрей надеялся, разглядывая город с Андлара, что сей «Артикул» впитан солдатами, и те выстоят перед искушением уничтожения ни в чем не повинных людей.

По мнению Меншикова, стены Батурина с тремя бастионами и тремя воротами, выходившими на Новый Млын, Киев и Конотоп, нужно брать в двух уязвимых местах фортеции. Генерал-майор Волконский должен был нанести удар возле Контопских ворот, а полковник Иван Анненков – от Сейма через береговые ворота, что вели по узкой лощинке к центру крепости. Александр Данилович предполагал, что с северной стороны верные калмыки должны были поднять ложную тревогу и отвлечь от основных ударов сердюков.

Его оппонент полковник Чечель считал, что цитадель вполне способно устоять в осаде, как минимум неделю, а этого, думал Дмитрий Васильевич, вполне хватит, чтобы дождаться подкрепления от Мазепы и Карла XII. Такого же мнения был и саксонец. Единственное, что не учли ни полковник, ни «есаул артиллерии», так это то, что армия Петра Первого состояла из профессиональных воинов, одержавших виктории над лучшими солдатами Европы при Калише и Лесной. Деревянные стены фортеции сильно проигрывали укреплениям Нотебурга, Нарвы и Дерпта, тех городов, что пали под атаками молодцов Меншикова. Да и чего скрывать настоящих штурмов ни Чечелю, ни фон Кенигсеку пережить в своей жизни еще ни разу не удавалось.

Поэтому, когда в шесть часов утра, калмыки начали стрельбу и подняли своим криком шум, оба батуринских полководца, еще находились в замковой части города. Поэтому, сердюки влеченные инстинктом самосохранения, бросились к северной стене.

Ноябрьская тьма. Выстрелы обороняющихся орудийных расчетов не так точны, как хотелось.

Появление казаков полковника Закатай-Губы перед стенами замка осталось незамеченным. Нечес держа ручницу, осторожно подошел к воротам и толкнул их. Они раскрылись, пропуская заговорщиков внутрь цитадели. Всего несколько сердюков во дворе, которые тут же были обезврежены. Когда из дверей палат выскочил саксонец, раздалось несколько выстрелов, и тот грохнулся подкошенный. Палий склонился над ним и, убедившись, что тот жив произнес:

– Ранен пес шелудивый. Товарищи свяжите его! – приказал он двум казакам, – сей полковник спасение города от резни.

Те кинулись к есаулу и начали выполнять приказ.

– На стены, уничтожить сердюков, – крикнул Закатай-Губа, Нечесу, – а мы сейчас Чечеля возьмем.

Казак Нечес с отрядом из сорока казак кинулся к северной стене, где сердюки пытались отбиться от калмыков. Где-то в стороне Конотопских ворот в небо поднялся столб пламени.

– Меншиков проход в крепостной стене не иначе пробил, – проговорил полковник, – не успеем взять Чечеля, и тогда нам хана. За мной казаки! – Прокричал он, вбегая в отворенную саксонцем дверь.

За ним с десяток казаков, среди которых Палий.

Выстрелы, стрельбы. Налетевшие на саблю несколько сердюков, упали на землю, словно мешки с навозом. Удар ногой Палия в дверь и вот они в зале, где выхватив саблю, стоял Чечель. Жупан на полу, за поясом два пистоля.

– Зрадники – вскричал полковник и кинулся на Закати-Губу.

Удар Дмитрия Васильевича был отбит. Полковник Закати-Губа сделал шаг назад, заставив тем самым Чечеля броситься в атаку. На помощь заговорщику хотел было прийти Палий, но Закати-Губа вытер пот, выступивший на лице и произнес, плюнув на пол:

– Он мой.

Удар, уклон. Выпад, несколько шагов назад. Вновь удар и вновь отбился. Пару раз присел, один раз Закати-Губа чуть не оступился и не упал. Хорошо, что этого не произошло, иначе Чечель полоснул бы своей саблей прямо по горлу полковника, а так «панночка"(54) прошла в нескольких сантиметрах. Именно этот выпад и изменил полярность атакующих. Теперь инициативу перехватил Закати-Губа. Он рубил, колол, увы, пока безрезультатно. Чечель уклонялся, отступал, приседал, пока заговорщик не выбил у него саблю.

– Все кончено Дмитрий, – молвил Закати-Губа, убирая саблю в ножны.

– Зрадник, – выругался Чечель, он хотел было что-то еще сказать, но увидев взгляды казаков, только плюнул на пол. – Зрадники.

Между тем в зал вошел Нечес. Кафтан порван, на рукаве кровь.

– Сердюки обезврежены, – проговорил он.

– Нужно срочно послов к Меншикову, – молвил Закати-Губа.

– Я пойду, – предложил свою кандидатуру Палий.

– Добре. Возьми еще человечка из моей сотни. Скажешь, что полковник Закати-Губа, сдает город.

– Зрадник, – выругался Чечель.

Когда Палий ушел, Закати-Губа подошел к полковнику. Обошел его, оглядел с головы до ног и произнес:

– До чего ты докатился Дмитрий Васильевич. Ты же клятву верности Петру в свое время давал…

– Ты Мазепе, – перебил его Чечель.

– Но твой Мазепа отрекся от Святой православной церкви. Предал религию отцов и дедов. Город на гибель обрек. Неужели ты, полковник, считаешь, что фортеция выдержала бы штурм? Город пал бы, как пали в свое время шведские крепости. Так что смирись, полковник, с тем, что проиграл.

Чечель поднял с пола саблю и вогнал ее в пол. Будь у него шпага, с коей носился саксонец, то, скорее всего, переломил бы ее пополам, а так… Он сел на лавку и закрыл руками глаза. Смотреть на взбунтовавшихся казаков он не желал. И тут в двери палат вошел Меншиков и два посла, что несколько дней назад приезжали сюда с требованием сдать город русскому государю. Тогда он отказался, теперь они взяли его силой.

Утро. Шесть часов.

Артиллерия монотонно обстреливала Конотопские ворота. Калмыки совершали один за другим рейд на северную сторону крепости. Ни за преображенцев, ни за драгун Александр Данилович не опасался, а вот татары сильно его беспокоили – удастся ли им осуществить задуманное князем. Меншиков пригласил к себе Золотарева, сначала хотел его отправить вновь на воздушный шар, но передумал, уж лучше пусть он будет адъютантом, чем наблюдателем, тем более, что сейчас ничего не разглядеть.

В том, что вот-вот образуется брешь в стене, и дерево загорится, Андрей ни сколько не сомневался. Все шло к тому, что город через каких-то полтора часа падет. Драгуны и преображенцы ворвутся в образовавшийся проход и тогда начнется. Когда до них с Меншиковым донеслась стрельба в крепости, они с князем не придали этому значения. Казаки не являлись приверженцами дисциплины, но затем шум по ту сторону стен прекратился. В Конотопских воротах, около образовавшейся несколько минут назад бреши, появился человек с белой тряпицей в руках. Граф посмотрел в подзорную трубу и обомлел. В проеме стоял Палий.

– Парламентер, – молвил Золотарев.

– Вижу!

– Боюсь, что дальше обстреливать крепость не стоит…

– Это еще почему? – удивился Меншиков.

– У меня такое ощущение, что город Батурин сдается, а полковник Чечель и саксонец арестованы.

– С чего ты это взял, граф.

– А ты князь взгляни. Сделай милость.

Меншиков посмотрел в подзорную трубу.

– Ну, и? – Проговорил он.

– Человек, что сейчас машет полотном, пришел в прошлом месяце со мной. Думаю, им удалось найти в городе людей преданных государю.

В том, что эстонец оказался прав Александр Данилович убедился через несколько минут, когда казак в сопровождении двух гвардейцев предстал перед светлыми очами русского полководца.

– Город сдался, ваше сиятельство, – проговорил Палий, протягивая ключ на бархатной подушке.

Меншиков взял его в руки с минуту вертел и потом запихнул за пазуху.

– А, не ловушка? – Спросил князь, обращаясь к Золотареву.

– А зачем?

– И то верно. Он, – Александр Данилович взглянул на казака, – шельмец меня уже не один раз убить мог. Эй, – крикнул он денщику, – принеси штоф хлебного вина храбрецу.

Вскоре Меншиков, Золотарев да Мишка Голицын вошли в «царские палаты» гетмана. Полковник Чечель, закрыв лицо руками, сидел на лавке.

– Вот все и закончилось, господин полковник, – проговорил Меншиков. – Скажите спасибо казакам, что те вовремя нас остановили. Город вот-вот бы пал, а удержать солдат, увы, вряд ли смог.

– Вам тоже город не удержать, – молвил Дмитрий Васильевич. – Вы же видите, как ненадежны ее жители. Предавшие два раза они могут придать и в третий.

– Тогда, мне просто не останется ничего иного, как сжечь его! Забрать пушки, продовольствие и сжечь!

– Я не думаю, что это понадобится, – сказал вдруг молчавший Закати-Губа.

– А вы кто? – спросил светлейший князь.

– Позвольте преставиться – полковник казачьего войска Мосий Закати-Губа.

Меншиков подошел к нему и оглядел с ног до головы.

– Хорош, ох, хорош. Так это ты все это?

– Мои люди.

– Скромен, шельмец. Город со своими хлопцами отстоять сможешь?

– Смогу.

– Верю, – согласился Меншиков, – верю. Да вот только считаю, что тебе надо еще полк Преображенцев дать. Ненадолго конечно, а хотя бы на время. Лишь бы Карл передумал город брать. Вот только есть у меня одно условие, – проговорил Александр Данилович.

На секунду у собравшихся здесь людей вдруг возникло ощущение, что вот-вот разразится гроза.

– Какое? – Спросил полковник, и Андрей заметил, как у того рука скользнула к сабле.

– Человека своего поставить над вами. Временно конечно. Человек сей опытный и одну осаду уже выдержал.

Граф понял, что Меншиков говорит сейчас о нем. Вот только похвалиться успешной обороной эстонец не мог. Если бы тогда, год назад не пришла помощь в лице драгун Александра Даниловича, еще не известно стоял бы он сейчас тут.

– Вот его, – проговорил светлейший и показал рукой на графа.

Тут же к казаку подошли Палий и Нечес. Последний, что-то прошептал на ухо полковника и Мосий улыбнулся.

– Добре, – проговорил Закати-Губа. Затем взглянул на Чечеля и спросил, – а с этим, что делать будешь?

Меншиков вновь посмотрел на Дмитрия Васильевича.

– С этим? Так пусть государь сам решает, что с этим делать.

Он махнул рукой драгунам.

– Связать его и в лагерь, – приказал Александр Данилович.

Пятого ноября пришло письмо от государя. Меншиков пригласил к себе Андрея и велел зачитать тому текст послания.

Петр писал, что по донесениям разведки Карл, со своим войском движется к Батурину. Ежели Меншиков сможет удержать город, то он должен это сделать, ежели нет, то обязан взяв всю артиллерию, что есть в бывшей гетманской столице и припасы вывезти часть захваченного в город Глухов (именно там предполагалась с этого времени нахождение новой столицы гетмана), а вторую в Севск, а сам Батурин – сжечь.

«Изволь управляться не мешкав, ибо неприятель уже вчерась реку совсем перешел, и сегодня чаю будет маршировать к вам».

– Ну, – поинтересовался князь, когда Андрей закончил читать, – сможем мы удержать город?

– Сможем.

– Вот и я думаю. Обломает себе зубы Карлус об этот город.

Теперь оставалось только ждать, когда неприятель подойдет к стенам города.

– Значит так, – предложил Меншиков, – пока я тут – главный. Мне и переговоры по поводу сдачи города вести. Тебе же Андрей предлагаю поднять в небо Андлар. Может быть, увидев его, Карлус передумает и уведет войска, как это произошло у Стародуба.

Золотарев в этом сомневался. Не такой человек шведский монарх, чтобы при виде воздушного шара отказаться от своих намерений. Тут должно произойти что-то непредвиденное. Андрей покинул зал и вышел на улицу.

Сегодня погода играла на руку русским. Прохладно, но в небе ни облачка. Граф покинул замок и направился на майдан, где сейчас был воздушный шар. Два казака дежурили у Андлара, вместо гвардейцев. Таким образом, Андрей дал понять батуринцам, что полностью им доверяет. Полковник Закати-Губа выделил Буревестнику (такую кличку получил Золотарев в благодарность от казаков) самых лучших.

Казаки, примостившись на бревне, курили. Завидев Андрея поднялись и направились к шару. Из церкви вышел батюшка, подошел к графу. Благословил на полет. Золотарев перекрестился и забрался в корзину.

– Отпускай, – приказал он казакам.

Те отвязали веревки державшие шар у земли и стали потихонечку стравливать канат. Андлар устремился в небо, оставляя позади купол собора. Когда подъем прекратился, Андрей вытащил из сумки подзорную трубу и стал оглядывать окрестности.

Вот городской замок, Меншиков прогуливался во дворе и курил. Нервничал. На стенах суета. Доносятся крики. Готовятся вовсю к осаде. Андрей посмотрел в ту сторону, откуда, по мнению Петра, должны были двигаться шведы.

Вон они синие мундиры. Шагают строем, да вот только как-то не бодро. Уставшие и, по всей видимости, голодные. Продовольственный обоз оскудел, да и арсенал после нескольких столкновений с войсками Меншикова да Шереметева не в лучшем состоянии. Вот только сии неприятности вряд ли остановят Карла, когда перед ним будет город Батурин. Те пока идут не спеша, скорее всего еще не знают, что крепость уже давно в руках русской армии.

Шар медленно стал опускаться, Андрей, было, хотел подогреть воздух, но передумал. Когда Андлар коснулся земли, он выбрался из корзины и велел подать ему подать коня. Нужно было доложить Меншикову обстановку и как можно быстрее.

Эпилог.

Сани шустро летели по зимнему лесу. Андрей, укутавшись в епанчу, мирно дремал. Он возвращался домой к жене и детям. Казалось, кончились его приключения и остались позади оборона Батурина, путешествие по Европе. Казак Вус, лет пятидесяти, сидевший на облучке, оглянулся и посмотрел на спящего графа.

– Человечище, – прошептал он, наблюдая, как мирно тот спит. – Удалось убедить в свое время хлопцев в глупой затее оборонять город от войск государя Петра. Порвал бы нас тогда Меншиков, – казак попытался найти сравнение, но у него ничего не получилось, – что мы, запорожцы по сравнению с теми, же шведами – дети малые. Если бы не Нечес, Палий да Закати-Губа, клевали бы наши тела вороны.

Граф заворочался. Казак замолчал и стал смотреть на дорогу. Его, полковник специально выбрал, чтобы он довез Буревестника до хаты. Как только отступил швед от городских стен, так и не произведя ни одного выстрела, Меншиков, оставив полк Преображенцев, с оставшимися войсками отошел на Глухов. В тот же день созвал, вновь испеченный комендант города Батурина граф Золотарев раду. Спросил казаков, кого бы те хотели видеть градоначальником. По площади тогда только Закати-Губу да Буревесника требовали. Кое-как удалось убедить народ, что главным должен был быть – Мосий. Два раза казак отвергал булаву и только на третий взял ее в руки. Гул стоял тогда над майданом.

А потом наступил декабрь. Граф даже заскучал. Сидя за столом в компании с Закати-Губой, Палием, Нечесом и Вусом, старым дружком Мосия, он вдруг стал все чаще и чаще вспоминать жинку и ребятишек. Посовещавшись с казаками, городской голова решил отписать письмо к Петру Алексеевичу с просьбой разрешить графу проведать детишек и коханную дивчину.

Ближе к Рождеству прибыл человек из Глухова. Он ввалился в кабинет Золотарева вызвав у того недоумение. Кого-кого, а князя Квятковского Андрей не ожидал увидеть.

– Сколько лет, сколько зим! – Воскликнул Золотарев и кинулся к генералу, обнял его по-дружески.

– Больше года, Андрей, больше года.

– Ну, присаживайся Юрий, – молвил граф, – в ногах правды нет.

Полковник опустился в кресло, оглядел Золотарева.

– А ты Андрей изменился…

– Постарел?

– Да нет возмужал. Ну, рассказывай, как ты тут?

– А, что рассказывать, и так, небось, все знаешь.

– Знаю. Как царевича до самого Лондона доставил, как барона фон Паткуля из темницы вытащил, как людей ученых из Европы привез. Все знаю.

– Так что же ты Юрий спрашиваешь?

– Так служба у меня такая расспрашивать, – подмигнул Квятковский. – Ты вон не знаешь, какой эффект произвел на государя тот соус, что ты привез с пиренейского полуострова.

– Ну, и какой?

– Почти такой же, как и яства, что пробовал он почти десять лет назад в Голландии. Задумал государь сие и у нас выращивать.

– Картошку?

– И ее самую.

Просидели почти до вечера. Андрей в подробностях рассказывал события прошедшего года, а Квятковский в свою очередь о походе на Дон, где ему пришлось наводить порядок да топить мятеж в море крови. За бутылкой хлебного вина, генерал вдруг вспомнил о письме государя. Содержимое, которого потрясло Андрея до глубины души. Петр разрешал, а правильнее сказать приказывал, Золотареву возвращаться в Устюжну.

– За что? – Проговорил Андрей.

– Петр решил, что довольно тебе по чужбине скитаться. Пора к семье. Эвон сына его – Алексея воспитан, пора и своих детишек учить.

Вот и возвращался граф Золотарев домой. Вести его туда, Закати-Губа настоял, должен был казак Вус. Тем более, что тот прикипел к Буревестнику.

Андрей проснулся и взглянул на казака.

– Далеко еще до ваших мест пан?

– Да далече.

В Ярославле он был в последний раз, когда с князем Ельчаниновым ехал в Архангельский городок. Золотарев выбрался из саней, что остановились перед отчим домом Силантия Семеновича, и теперь стоял в нерешительности. Узнает ли его, человека иноземного, отец князя. Сколько лет ведь с той поры прошло. Постучал. В воротах открылось окошечко и появилось знакомое лицо денщика.

– Кто таков? Зачем пожаловал? – проговорил он.

– Граф Золотарев, – представился Андрей, – мне бы с хозяином переговорить.

– Молодых, уже давно в живых нет, а старый при смерти лежит. Вот-вот богу душу отдаст.

– Мне бы тогда хоть со стариком проститься. Друг я, его сына.

Денщик минуты две вглядывался в лицо дворянина. Потом отворил калитку в воротах и пустил гостя во двор.

– Немец, – молвил он, – Андрес Ларсон. Золотарь. Так бы и говорил, а то граф Золотарев. Я ж тебя и не узнал…

– Богатым буду, – молвил Андрей, – да вот только Андресом Ларсоном меня с того самого момента, как в Архангельский городок, с твоим бывшим хозяином приехали, уже больше не кличут.

Вошли в дом, Ельчанинов старший лежал на кровати. Сверху, поверх одеяла был накинут тулуп.

– Мерзнет батюшка, – проговорил денщик.

Старик закашлял. Открыл глаза и посмотрел на вошедшего вместе с денщиком человека.

– Кто это с тобой Тихон?

– Приятель сына вашего – Андрес Ларсон!

– Это, которого? – уточнил старик.

– Младшенького. Силантия.

Старик вновь закашлял. Потом посмотрел на Андрея и произнес:

– Человек с дороги, а ты его не накормил.

– Сейчас все организую барин.

– И человечка моего тоже неплохо было бы накормить, – произнес Золотарев.

– И его накормим, – произнес Тихон и ушел из комнаты.

Пока он занимался приготовлением трапезы, эстонец рассказал старику о том, как путешествовали они с Силантием Семеновичем. Не хотел Андрей говорить, как погиб князь, да вот только старик настоял. Граф думал, что история эта убьет старика, но тот когда эстонец закончил рассказ лишь сказал:

– Я рад, что он умер вот так на поле, брани. Все же смерть с оружием в руках лучше, чем та смерть, что суждена мне.

Старый князь закашлял, и тут в горницу вошел денщик и сообщил, что стол накрыт.

– Вы уж ступайте, сударь, пообедайте. Оставьте меня старика одного.

Пробыли в Ярославле сутки. Казак Вус впервые, за все время их путешествия из Малороссии, смог выспаться. Когда же собирались уезжать, к себе Золотарева вызвал старый князь. Когда Андрей стоял перед ним, старик вновь оглядел его и произнес:

– Детей у меня, граф, увы, не осталось. Поэтому и имение в случае моей смерти останется без присмотра. Я знал своего сына Силантия очень хорошо, и уверен, что вряд ли он стал бы поддерживать отношения, с человеком которого не уважал. Поэтому граф, я желаю оставить свое поместье вам. Как доберетесь до супруги, берите ее и детей и приезжайте сюда…

– Но, – хотел было перебить Андрей.

– Никаких – но! Если вы думаете, что государь будет против, так глубоко заблуждаетесь. За те заслуги, что оказали ему мои сыновья, он мне многим обязан, и вряд ли откажет в последней просьбе умирающему. Я уже отослал человека в Малороссию с просьбой.

Золотарев видел в окно, как поутру дом покинул один из людей князя. Тогда он не придал этому никакого значения, а оно эвон как сложилось. Старик подозвал денщика и протянул бумагу.

– Отдай грамоту на земли, графу.

Тихон выполнил его просьбу. Граф минуту стоял, молча, словно парализованный. Потом подошел к кровати старика. Опустился на колени и припал к руке князя.

– Не достоин я, – проговорил Андрей.

– Это уже мне считать, – проговорил старик, – достоин ты или нет.

Когда Андрей уезжал, он еще минут пять стоял у ворот и глядел на дом. Ему казалось, что больше живым князя Ельчанинова он не увидит. Только после этого забрался в сани и проговорил:

– Поехали, казак Вус, поехали.

Добираться зимой было куда проще, чем весной, когда большая часть дорог превращалась в направления. Сейчас, когда вода превратилась в лед, можно было ничего не опасаясь мчаться, гоня во весь опор по замерзшей глади рек. Молога, Сухона и вот, наконец, Шексна. В этих краях Андрей раньше никогда в это время года не бывал. Леса теперь были серыми, и иногда казалось, что сквозь них можно было видеть. Золотарев на секунду подумал, что сейчас на горизонте он увидит поднимающийся в небо Андлар. Затем отогнал эту глупую мысль. Слишком холодно, и какую бы горелку не изобрел кузнец Афанасий, вряд ли она могла бы поддерживать шар в воздухе очень длительное время.

– Еще немного, Вус, – проговорил Андрей, – и мы приедем на место.

Казак кивнул.

Они свернули к берегу и начали въезжать в гору. Лошадке тянуть сани стало тяжело. Золотарев соскочил прямо в рыхлый мягкий снег. Казак заметил, что теперь он никого не везет, остановил лошадку.

– Пойду пешочком, – пояснил граф, – тут уже недалеко. Вон видишь на горе дом? Вот к нему и езжай.

Не спеша, а куда теперь было спешить, Андрей поднимался по дорожке проложенной монахами. Вскоре он остановился, вытащил трубку и закурил. Постоял так минуту, затем присел и потрогал белый девственный снег. В этой эпохе Золотарев ни разу не видел, чтобы тот был черным от копоти. Вдруг до него донесся откуда-то сверху детский смех. Андрей посмотрел вверх и увидел бегущего по дороге мальчишку. Отцовское сердце екнуло, и он понял, что бежавший был его сын – Силантий. С криками – «Папа! Папа!», тот кинулся в распростертые руки отца. Граф нежно прижал отпрыска, затем посадил на закорки и понес к дому.

Марта ждала его у ворот. Рядом стоял Юстас Лемме. Андрей отдал ему сына и обнял жену.

– Как же я скучал, – прошептал он.

Они вошли во двор. Андрей на секунду остановился и оглядел дом. Здесь он прожил всего лишь месяц, пока генерал Квятковский не привез приказ Петра о том, что граф Золотарев должен сопровождать царевича Алексея в Англию.

«Как же они жили все это время в этих краях, – подумал Андрей, смотря на супругу и детей. – Неужели ходила с Лемме смотреть, как веселятся местные крестьяне под гусли?»

Уже за столом, эстонец вспомнил о двух оставшихся у него бутылочках с итальянским соусом. Одну он решил схоронить до лучших времен, а другой побаловать местного батюшку, старосту и кузнеца. Глядишь, понравится, и начнут выращивать томаты. Вот только встретиться решил с ними, после того, как отдохнет. Распорядился предоставить комнатку для казака.

Вечером у него с Вусом состоялся разговор. Казак просил Буревестника отпустить его обратно в Сечь.

– Отдохнешь немного, а потом отправишься обратно, – предложил Андрей.

Но, казак, ни за что не хотел оставаться и, взяв лошадку из конюшни графа, а Лемме за время его отсутствия приобрел пять штук, так как считал, что те в хозяйстве понадобятся. Уехал.

На следующий день к нему явились гости, настоятель, правда, пришел недовольный.

– Ты должен был сам прийти в монастырь, – проговорил монах, – а не ждать когда батюшка сам к тебе пожалует, – подмигнул, – небось – нагрешил в дороге.

Затем появился староста, да не один. С ним был тот самый мастер, что делал гусли. Принесли балалайку. Продемонстрировали ее Андрею. Граф остался доволен. Опробовали вечером, когда Золотарев предложил организовать в этих диких краях – ассамблею, на подобии тех, что устраивал Петр.

Когда обед в обществе элиты закончился, и староста с настоятелем ушли, пришел кузнец. Афанасий сообщил, что усовершенствовал горелку и теперь шар мог держаться в воздухе полчаса. Разочаровал, что с идеями мускулолета и парусами ничего не получилось. Первый не смог взлететь, как ни крутили педали кузнец, да Лемме.

Сам же Андрей поразил всех троих соусом, но больше всего старосту. Тот начал расспрашивать из чего тот сделан. Пришлось рассказывать. При пояснении вопросов становилось все больше и больше. Во-первых, пришлось объяснять, что такое помидоры? Во-вторых, смогут ли они расти в этой местности? В-третьих, как доставить их в Московское государство? В-четвертых, как создается сам соус и почему он так долго не портится?

Узнав ответы на все вопросы, староста вдруг предложил пригласить к Андрею купцов и поинтересоваться согласятся ли те возить соус из Италии. Для начала, а уж потом, раз уж выращивать томаты в этих краях можно (пусть и в специальных домиках) привезти сами эти растения.

– Идея хорошая, – согласился Андрей, – я бы и сам ею занялся, да вот только хотелось бы побывать подольше с женой и детьми.

Жизнь в поместье тянулась медленно. Несколько раз с кузнецом сходили на охоту. Афанасий продемонстрировал неудачный мускулолет. Андрей даже крутанул пару раз педали, да вот только взлететь тот не смог. Попробовали с горы. Взлететь то взлетели, но вот пролетели совсем ничего, да и не везде есть возвышенности.

Как-то сидя в кузнице, Афанасий притащил щелочь для помывки рук. Андрей по глупости сыпанул туда алюминиевую стружку. Дым, возникший в результате химической реакции, заставил вспомнить эстонца азы химии.

– Водород, – прошептал граф, – водород.

Кузнец удивленно посмотрел на Золотарева.

– Водород, газ, что легче воздуха, – попытался пояснить Андрей. – Если им наполнить оболочку шара, то тот будет держаться в небе долго и без всякого подогрева, кстати, опасен тем, что взрывоопасен.

Афанасий понял, что сей дым легче воздуха и рядом с Андларом наполненным таким газом лучше не курить.

Зимой, как выяснил Андрей, молодежь деревни собиралась в одном из домов. Прогулявшись туда, граф продемонстрировал балалайку. С появлением сего дивного, как заметил батюшка, инструмента жизнь некоторым образом изменилась.

А уже в начале марта прибыл человек из Ярославля. Вести, что привезенные им, были неприятные. Скончался князь Степан Ельчанинов. Гонец протянул письмо, в котором сообщалось, что Петр прощает все прегрешения графа Золотарева перед ним и жалует тому земли Ельчаниновых и титул князя.

Андрей не знал, что и делать. С одной стороны он получил поместье и титул, делавший его равным с князем Меншиковым, но с другой – он лишался такого ценного человека, как кузнец Афанасий. Поэтому попросил гонца подождать. Минут двадцать думал и наконец, написал письмо к Петру, с просьбой остаться на берегах реки Шексны, где он будет более полезен, чем в Ярославле.

Через месяц, вернувшийся от Петра гонец, принес весть, что государь оставляет за графом титул князя, для чего послал грамоту, подтверждающую полномочия, но при этом часть земель, некогда принадлежавших Ельчанинову, оставляет за собой.

Ну, это графа, а теперь уже князя Золотарева устраивало, но тут вмешалась Марта. Она утверждала, что обижать старика Ельчанинова нехорошо, ведь Андрей дал слово умирающему князю. Да и разбрасываться богатством не дело. Эстонец был вынужден признать правоту ее слов. Как-то он не заметил, но на секунду потерял ту хватку, которой он обладал в своей прошлой жизни. Тогда Андрей не упустил бы возможность – получить прибыль. Он заикнулся насчет кузнеца, дескать, вряд ли тот захочет покинуть обжитые места, ведь тут у него предки похоронены.

– А с кузнецом я поговорю, – сказала женщина.

Через два дня, после описываемого события, пришел Афанасий и сообщил, что согласен отправиться с Андреем в Ярославль, но с условием, что он выкупит его у монастыря. Как выяснилось, что все крестьяне, проживавшие в селе, принадлежали монастырю, и батюшка мог просто не отпустить кузнеца. Тут уж пришлось Андрею в ход пустить свой талант – бизнесмена.

В начале мая тысяча семьсот девятого года князь Золотарев прибыл в Ярославль.х



Череповец 2009-2010 год.

Примечание

1 – Марта Скавронская вошла в историю России, став супругой Петра Великого, под именем Екатерины Первой.

2 – бортник, бортника, м. (с.-х.). занимающийся бортевым (лесным) пчеловодством.

3 – чеснок – военное заграждение. Состоит из нескольких острых штырей, направленных в разные стороны. Если его бросить на землю, то один шип будет направлен вверх, а остальные составят опору. В основном концы штырей соответствовали вершинам правильного тетраэдра. Заграждение из множества разбросанного чеснока было эффективно против конницы, применялось также против пехоты, слонов и верблюдов.

4 – Контрибуция – дань, платимая неприятелю: во время войны – населением занятой территории, по окончании войны – правительством побежденной страны. 1) Возникновение контрибуций, взимаемых в течение войны, относится еще к тому времени, когда неприятель по своему усмотрению располагал жизнью и имуществом слабейшего противника. Города и общины, занятые неприятельским войском, могли избавиться от грозившего им разорения, уплатив добровольно известную дань («контрибуцию»), которой выкупали принадлежавшее неприятелю право добычи. Следы такого происхождения контрибуции поныне сохранились в названии Brandschatzung. Контрибуции внесли в прежнюю военную практику, отличавшуюся крайней суровостью и необузданностью, элемент сравнительно гуманный, а потому находили поддержку и оправдание у писателей XVII и XVIII вв.

5 – Бастио?н (итал. bastionato – всякая выступающая постройка) – пятистороннее долговременное укрепление возводившееся на углах крепостной ограды. Представляет собой люнет с двумя фасами (передними сторонами), двумя фланками (боковыми сторонами) и открытой горжей (тыльной стороной). Обращённые друг к другу части двух соседних бастионов и соединяющий их участок ограды – куртина – образовывали бастионный фронт. Шпиц бастиона – исходящий угол бастиона.

6 – Равелин (лат. ravelere – отделять) – фортификационное сооружение треугольной формы, располагавшееся перед куртиной впереди крепостного рва в промежутке между бастионами, служащее для перекрёстного обстрела подступов к крепостному обводу, поддержки своим огнем соседних бастионов. Стены равелина, как правило, были на метр-полтора ниже стен центральной крепости, чтобы в случае захвата равелина облегчить его обстрел.

7 – Ручница – дульнозарядное ружьё, раннее европейское ручное гладкоствольное огнестрельное оружие. Такое оружие называлась по-разному в разных странах – пищаль и ручница на Руси (также гаковница, с крюком (гаком) для гашения отдачи), ручная бомбарда (фр. bombarde portative) или кулеврина (фр. coulevrine) в Франции, Италии, ручная пушка (англ. handgonne) в Англии

8 – я хотел бы видеть коменданта города! (швед).

9 – Это я! (швед)

10 – Очень хорошо! (швед)

11 – Фейерверкер (эст)

12 – Литавры (итал. timpani, фр. timbales, нем. Pauken, англ. kettle drums) – ударный музыкальный инструмент с определенной высотой звучания. Представляют собой систему двух и более (до семи) металлических котлообразных чаш, открытая сторона которых затянута кожей или пластиком, а нижняя часть имеет отверстие-резонатор.

13 – Кокиль (фр. coquille, англ. chill mould) – разборная форма для литья. Обычно изготавливается из металла и могут выдерживать от 100 до 10 000 заливок.

14 –1 сажень = 3 аршина = 7 футов = 100 соток = 2,133 600 м. 100 сажень около 200 метров.

15 – Золотарь. – ироничное название лиц, занимавшихся очисткой выгребных ям, уборных и вывозом нечистот в бочках.

16 – «Рука смерти» – залповый пистолет с пятью дулами, расположенными веером.

17 – Финно-угорские народы (фи?нно-у?гры) – группа народов, говорящих на финно-угорских языках, живущих чересполосно в Западной Сибири, Центральной и Восточной Европе.

18 – Ливонское братство воинов Христа (лат. Fratres militi? Christi Livoniae), также называемое Орденом меченосцев, или Орденом братьев меча (нем. Schwertbr?derorden) – духовный рыцарский орден, основанный в 1202 году в Риге епископом Альбертом фон Буксгевденом (Albert von Buxh?wden 1165-1229) и закреплённый Папой Иннокентием III папской буллой в 1204 году.

19 – Тевто?нский о?рден (от лат. teutonicus – немецкий; нем. Deutscher Orden) – религиозный орден, основанный в конце XII века.

20 – Ганзейский союз – союз немецких свободных городов в XIII-XVII веках в Северной Европе – для защиты торговли и купечества от власти феодалов и от пиратства.

21 – Ливо?нская война? 1558-1583

22 – Турецкие табаки несмотря на название, в основном произрастают в Греции, хотя под этим названием объединяют азиатские и полуазиатские сорта табака, которые часто используют в английских и шотландских классических табачных смесях.

23 – Vanalinn (эст. Старый город) – старейшая часть Таллинна.

24 – Кёнигштайн (в русской исторической литературе обычно используется название Кёнигштейн; нем. K?nigstein (S?chsische Schweiz)) – город в Германии, в земле Саксония.

25 – Преображенский договор – союзный договор, заключённый 22 (11) ноября 1699 года между Россией и Польшей против Швеции.

26 – Целестинцы – монашеский орден (ветвь бенедиктинцев), основанный в Абруццо в 1254 году отшельником Петром с горы Мурроне (впоследствии папа Целестин V). Папа Урбан IV даровал ему в 1264 году многие привилегии.

27 – Колесова?ние – распространённый в Античности и Средневековье вид смертной казни.

28 – Тридцатилетняя война (1618-1648) – один из первых общеевропейских военных конфликтов, затронувший в той или иной степени практически все европейские страны (в том числе и Россию), за исключением Швейцарии и Турции.

29 Война за Испанское наследство, война 1701-14, вызванная длительной борьбой Франции с Габсбургами за гегемонию в Европе, а также выступлением на европейской политической арене молодых капиталистических государств – Англии и Голландии.

30 – город в Германии, в земле Бавария.

31 – Англия и Шотландия были объединены в королевство Великобритания в 1707

32 – Камизары (франц. camisards от диалектального лангедокского camiso – рубашка), участники крестьянско-плебейского антифеодального восстания 1702-05 в провинции Лангедок (Южная Франция).

33 – имеется ввиду – Вильгельм III, принц Оранский

34 – Анна – королева Англии и Шотландии

35 – должностное лицо, осуществлявшее государственную власть

36 – «Новые опыты о человеческом разуме» вышла в свет в 1704 году.

37 – «Теодицея» вышла в свет в 1710 году.

38 – (сканд. Odi). Верховный бог древних скандинавов и германцев, отец прочих богов и творец мира; также бог войны.

39 – kabouter (шалун) голландский.

40 – шнява (нидерл. Snauw, нем. Schnau) – небольшое парусное торговое или военное судно, распространённое со второй половины XVII века до конца XIX века в северных странах Европы и в России.

41 – Вильгельмина Шарлота Каролина супруга Георга II.

42 – Нантский Эдикт – закон, даровавший французским протестантам-гугенотам вероисповедные права. Издание эдикта завершило тридцатилетний период Религиозных войн во Франции и положило начало столетию относительного мира, известного как «великий век».

43 – Макаронные изделия (иногда просто макароны) – длинные, похожие на волокна изделия из теста (обычно из пшеничной муки с водой).

44 – Битва при Мохаче – сражение, произошедшее 29 августа 1526 года, в котором Османская империя нанесла сокрушительное поражение объединенному венгро-чешско-хорватскому войску.

45 – Карловицкий мир – мирный договор, подписанный между Австрией, Польшей, Венецианской республикой и Османской империей 26 января 1699.

46 – Матвей I Корвин.

47 – Корвин переводится, как – ВОРОН. На гербе короля венгерского была изображена эта птица.

48 – Куруцы – этот термин использовался для обозначения вооружённых антигабсбургских мятежников в Королевской Венгрии в период с 1671 по 1711 года.

49 – Банду?ра – украинский народный струнный щипковый музыкальный инструмент.

50 – люлька – Курительная трубка – Трубка табачная, курительная, простое по устройству приспособление для курения резаного табака.

51 – Зрадник. – предатель (укр.)

52 – гармата – пушка (укр)

53 – Указ всему Малороссийскому народу от 28 октября 1708 года.

54 – так казаки назвали любя свою саблю.

Глоссарий

Август Сильный, также Фридрих Август I Саксонский и Август II Польский (нем. August II. der Starke; польск. August II Mocny) (12 мая 1670, Дрезден – 1 февраля 1733 Варшава) – курфюрст Саксонии с 7 мая 1694 и король Польши с 15 сентября 1697 (провозглашение королем 17 июня 1697) по 16 февраля 1704 (1-й раз, фактически до 24 сентября 1706), с 8 августа 1709 (2-й раз).

Адам Генрих фон Штейнау (нем. Adam Heinrich Graf von Steinau; ум. 1712) – польский и саксонский генерал-фельдмаршал, граф.

Алекса?ндр Дани?лович Меншиков (6 ноября 1673, Москва – 12 ноября (ст.ст.) 1729, Берёзов) – российский государственный и военный деятель, сподвижник и фаворит Петра Великого, после его смерти в 1725-1727 – фактический правитель России.

Алексей Петрович – царевич, наследник российского престола, старший сын Петра I и его первой жены Евдокии Лопухиной.

А?нна (англ. Anne, 6 февраля 1665 – 1 августа 1714), королева Англии и Шотландии с 1702 года, с 1707 – первый монарх юридически объединённой Великобритании.

Аники?та Ива?нович Репни?н (1668 – 14(3 июля по ст.ст.), 1726, Рига) русский генерал во время Великой Северной войны, отвечал за взятие Риги в 1710 году и был губернатором Лифляндской губернии с 1719 года до самой смерти.

Бори?с Петро?вич Шереме?тев (25 апреля 1652 – 17 февраля 1719) – военный деятель, дипломат, генерал-фельдмаршал (1701), граф (1706).

Брэм Стокер (англ. Abraham «Bram» Stoker, 8 ноября 1847, Дублин, Ирландия – 20 апреля 1912, Лондон) – ирландский писатель. Автор романа «Дракула».

Боцманмат (нидерл. bo?tsmannmaat)– унтер-офицерский чин строевого состава в русском флоте. Соответствовал унтер-офицеру 1-й статьи корабельной службы и старшему унтер-офицеру армейской службы. В этот чин производили из унтер-офицеров 2-й статьи с годичным стажем, по аттестации. Чин боцманмата присваивался также рулевым, марсовым, сигнальщикам и водолазам. В первой книге «Волонтер: Неблагоприятная работа» чин боцманмат был введен Петром Первым на военно-воздушном флоте. Первым боцманматом от ВВФ стал Андрей Золотарев.

Вильгельм III, принц Оранский или Виллем Ван-Орание-Нассау (нидерл.) (нидерл. Willem Hendrik, Prins van Oranje; 14 ноября 1650, Гаага-8 марта 1702, Лондон) – правитель Нидерландов (статхаудер) с 28 июня 1672 года, король Англии как Вильгельм III, англ. William III, с 13 февраля 1689 и король Шотландии как Вильгельм II, англ. William II, с 11 апреля 1689.

Вильгельмина Шарлотта Каролина Бранденбург-Ансбахская (нем. Wilhelmina Charlotte Caroline von Brandenburg-Ansbach; 1 марта 1683, Ансбах – 1 декабря 1737, Лондон) – урождённая принцесса Бранденбург-Ансбахская, супруга Георга II и с 1727 года королева Великобритании и Ирландии, курфюрстина Ганноверская.

Великий магистр Тевтонского ордена – высшая исполнительная должность в Тевтонском ордене. В его компетенции находилась внутренняя политика: управление территориями, кадровая политика, управление другими делами ордена, а также внешняя политика.

Влад III, также известный как Влад Це?пеш (рум. Vlad ?epe? – Влад Колосажатель, Влад Пронзитель) и Влад Дра?кула (рум. Vlad Dr?culea – может переводиться как дьявол; ноябрь или декабрь 1431 – декабрь 1476) – господарь Валахии в 1448, 1456-1462 и 1476.

Гаврии?л Ива?нович Голо?вкин (граф, 1660-1734) – первый в России государственный канцлер , родственник царицы Наталии Кирилловны; с 1677 года состоял при царевиче Петре Алексеевиче сначала стольником, а впоследствии верховным постельничим.

Ганзейский союз, Га?нза (нем. Hanse, древн.-верхн.-нем. Hansa, буквально «группа», «союз»), тж.: Любекская ганза, Немецкая ганза (лат. Hansa Teutonica) – союз немецких свободных городов в XIII-XVII веках в Северной Европе – для защиты торговли и купечества от власти феодалов и от пиратства. В союз входили города Германской империи, либо города, населенные немецкими гражданами (бюргерами), имеющие автономное городское управление («городской совет», нем. Stadtrat) и собственные законы (Любекское право или аналогичные местные правовые нормы).

Гийом Амонтон (31 августа 1663 – 11 октября 1705), французский изобретатель научных инструментов и физик. Он был одним из пионеров в области трибологии, кроме Леонардо да Винчи, Джон Theophilius Desaguliers, Леонард Эйлер и Шарль-Огюстен.

Готфрид Вильгельм фон Лейбниц (нем. Gottfried Wilhelm von Leibniz; 21 июня (1 июля) 1646, Лейпциг, Германия – 14 ноября 1716, Ганновер, Германия) – немецкий философ, математик, юрист, дипломат.

Гохштедт, Хёхштедт (H?chst?dt), город и ж.-д. станция в Баварии, на левом берегу Дуная.

Дени Папен (фр. Denis Papin; 1647-1712) французский математик, физик и изобретатель.

Иоганн Рейнгольд фон Паткуль (27 июля, 1660 – 10 октября, 1707) – лифляндский дворянин, ландрат, дипломат, с 1702 года состоял на русской службе, с 1704 года генерал-лейтенант, участник Северной войны.

Иога?нн Фри?дрих Бёттгер (нем. Johann Friedrich B?ttger; 4 февраля 1682, Шлейц – 13 марта 1719, Дрезден) – немецкий алхимик.

Учился на аптекаря в Берлине. О нём говорили, что он может делать золото. Август Сильный, который страдал всегда от недостатка денег, запер его в крепости Кёнигштайн.

После длительных экспериментов ему и Эренфриду Вальтеру фон Чирнгаузу в 1708 году удалось изготовить первый европейский белый фарфор.

Август возвратил ему свободу и передал руководство фарфорового завода в городе Майсен. Попытка Бёттгера продать тайну изготовления фарфора королю Пруссии кончилась его заключением в тюрьму.

Исаа?к Нью?то?н (англ. Sir Isaac Newton, 25 декабря 1642 – 20 марта 1727 по юлианскому календарю, действовавшему в Англии до 1752 года; или 4 января 1643 – 31 марта 1727 по григорианскому календарю) – английский физик, математик и астроном, один из создателей классической физики. Автор фундаментального труда «Математические начала натуральной философии», в котором он изложил закон всемирного тяготения и три закона механики, ставшие основой классической механики. Разработал дифференциальное и интегральное исчисление, теорию цвета и многие другие математические и физические теории.

Евгений Савойский (Eugen von Savoyen) (18.10.1663, Париж, – 21.4.1736, Вена), принц, австрийский полководец и государственный деятель, фельдмаршал (1693), генералиссимус (1697). Родился в семье принца Морица Савойского, главного командира швейцарских войск на французской службе. Поступил волонтёром в австрийскую армию и отличился в сражении под Веной (1683) с турками. Командуя с 1689 австрийскими войсками в Италии, нанёс ряд поражений французским войскам. Будучи главнокомандующим австрийскими войсками в Венгрии, разбил турок при Зенте (в сентябре 1697), вынудив их заключить Карловицкий мир 1699. Во время войны за Испанское наследство (1701-1714), командуя австрийскими войсками в Нидерландах и Италии.

Елизавета или Эржебет Батори (венг. B?thory Erzs?bet, словацк. Al?beta B?toriov?, 7 августа 1560, Ньирбатор, Венгрия – 21 августа 1614, Чахтице, Словакия), называемая также Чахтицкая пани или Кровавая Графиня, венгерская графиня, племянница Стефана Батория, печально знаменитая массовыми убийствами молодых девушек. Является, согласно «Книге рекордов Гиннесса», самым «массовым» серийным убийцей.

Карл XII (швед. Karl XII) (17 июня 1682 – 30 ноября 1718), король Швеции в 1697-1718, полководец, потративший большую часть своего царствования на продолжительные войны в Европе.

Карл Густав Реншильд (швед. Carl Gustaf Rehnski?ld; правильное произношение Реншёльд) (6 августа 1651 – 29 января 1722) – шведский фельдмаршал, граф, сподвижник короля Карла XII.

Карл-Евге?ний Круа? (Крои, Крой, фр. Charles Eug?ne de Croy/Cro?, 1651-1703) – фельдмаршал, герцог, который служил в армиях датской, австрийской, русской

Людовик XIV де Бурбон, получивший при рождении имя Луи?-Дьёдонне? («данный Богом», фр. Louis-Dieudonn?), также известный как «король-солнце» (фр. Louis XIV Le Roi Soleil). Также Людовик XIV Великий, (5 сентября 1638, Сен-Жермен-ан-Ле – 1 сентября 1715, Версаль) – король Франции и Наварры с 14 мая 1643 г. Царствовал 72 года – дольше, чем какой-либо другой европейский монарх в истории.

Ливонское братство воинов Христа (лат. Fratres militi? Christi Livoniae), также называемое Орденом меченосцев, или Орденом братьев меча (нем. Schwertbr?derorden) – духовный рыцарский орден, основанный в 1202 году в Риге епископом Альбертом фон Буксгевденом (Albert von Buxh?wden 1165-1229) и закреплённый Папой Иннокентием III папской буллой в 1204 году.

Колесова?ние – распространённый в Античности и Средневековье вид смертной казни. Колесование применялось ещё в Древнем Риме. В Средние века было распространено в Европе, особенно в Германии и во Франции. В России этот вид казни известен с XVII века, но колесование стало регулярно применяться лишь при Петре I, получив законодательное утверждение в Воинском Уставе. Колесование перестало применяться лишь в XIX веке.

Мальборо (Marlborough) Джон Черчилл (Churchill) (26.5.1650, Аш, близ Масбери, Девоншир, – 16.6.1722, Кранборн-Лодж, Виндзор), герцог (1702), английский полководец и политический деятель, генерал (1702). Своей карьерой обязан герцогу Йоркскому (с 1685 – король Яков II). В армии с 1667, участвовал в англо-голландской войне 1672-74. В 1685 посол во Франции, затем руководил подавлением восстания герцога Д. Монмута в Южной Англии (1685). В 1687 вследствие близости к протестантам попал в немилость и в 1688 перешёл на сторону Вильгельма Оранского, ставшего королём Вильгельмом III. В 1690 руководил борьбой с якобитами в Ирландии, в 1692 вступил с ними в сношения с целью возвращения Якова II, был арестован, но оправдан. При королеве Анне (царствовала с 1702), благодаря близости к ней его жены С. Дженнингс и друга С. Годольфина, играл большую роль в вигском правительстве. С 1701 был главнокомандующим английскими войсками на континенте во время войны за Испанское наследство

Матвей I Корвин (Матьяш Хуньяди; 23 февраля 1443, Коложвар, ныне Клуж-Напока, Трансильвания – 6 апреля 1490, Вена, Австрия) – венгерский король из клана Хуньяди, при котором средневековое Венгерское королевство достигло пика своего могущества.

Мехме?д II Завоева?тель (Фати?х) (осм. ???? ????? – Mehmed-i s?n? , ???? ??????? – Mehmed ?l-F?tih, тур. ?kinci Mehmet, Fatih Sultan Mehmet), также известный как Мехмед эль-Фатих, Магомет Великий, Магомет Завоеватель (30 марта 1432 – 3 мая 1481) – османский султан в 1444-1446 и 1451-1481.

Михаи?л Миха?йлович Голи?цын, (1675, Москва – 1730), князь, русский полководец, генерал-фельдмаршал (1725), соратник царя Петра I. Прославился в Северной войне 1700-1721 годов.

Пётр I Вели?кий (Пётр Алексе?евич; 30 мая (9 июня) 1672 – 28 января (8 февраля) 1725) – царь Московский (с 1682 из династии Романовых) и первый император всероссийский (с 1721). В российской историографии считается одним из наиболее выдающихся государственных деятелей, определившим направление развития России в XVIII веке.

Преображенский договор – союзный договор, заключённый 22 (11) ноября 1699 года между Россией и Польшей против Швеции. На его основе Россия вступила в Северную войну. Заключение договора проходило в обстановке тайных переговоров в подмосковном Преображенском. Целью было создание союза, так называемой «Северной лиги», направленной против Швеции Карла XII, в которой были бы объединены Россия, Дания, а также находившиеся в личной унии Польша и Саксония.

Тевто?нский о?рден (от лат. teutonicus – немецкий; нем. Deutscher Orden) – религиозный орден, основанный в конце XII века.

Девиз Тевтонского ордена: нем. «Helfen – Wehren – Heilen» («Помогать – Защищать – Лечить»).

Фёдор Алексе?евич Голови?н (1650 – 30 июля (10 августа) 1706) – русский дипломат и государственный деятель, генерал-фельдмаршал, генерал-адмирал (1700), граф (1702).

Фердинанд III (нем. Ferdinand III.; 13 июля 1608, Грац – 2 апреля 1657, Вена) – император Священной Римской империи с 15 февраля 1637 года, король Венгрии (части королевства с 26 ноября 1625 года, (коронация 8 декабря 1626 года), всего королевства в 1637-1647 годах), король Чехии с 21 ноября 1627 года (коронация 25/26 ноября 1627 года). Имперский фельдмаршал (1634 год). Сын Фердинанда II и Марии Анны (8 декабря 1574 – 8 марта 1616), дочери герцога Баварского Вильгельма V.

Фри?дрих Вильге?льм I (нем. Friedrich Wilhelm I.) (14 августа 1688, Берлин – 31 мая 1740, Потсдам) – король Пруссии c 1713 по 1740 гг., курфюрст Бранденбурга из династии Гогенцоллернов. Известен как «король-солдат» (нем. Soldatenk?nig). Отец Фридриха Великого.

Целестинцы – монашеский орден (ветвь бенедиктинцев), основанный в Абруццо в 1254 году отшельником Петром с горы Мурроне (впоследствии папа Целестин V). Папа Урбан IV даровал ему в 1264 году многие привилегии.

В XIII-XIV веках целестинцы основали много монастырей в Италии, Франции, Нидерландах и Германии. В настоящее время сохранилось лишь несколько целестинских монастырей в Италии.

Штатгальтер (нем. Statthalter или Cтатхаудер, нидерл. Stadhouder; в обоих языках означает держать вместо note 1) – в ряде государств Европы должностное лицо, осуществлявшее государственную власть и управление на какой-либо территории данного государства.

Э?дмунд (Э?дмонд) Галле?й (англ. Edmond Halley, 8 ноября 1656 – 14 января 1742) – английский королевский астроном, геофизик, математик, метеоролог, физик и демограф.

Яков (Иаков) VI Шотландский, он же Яков I Английский (англ. James, лат. Iacobus; 19 июня 1566, Эдинбург, Шотландия – 27 марта 1625, дворец Теобальдс (Теобальдс хаус), близ Чезента, графство Хертфордшир, Англия) – король Шотландии (с 24 июля 1567 года – под опекой регентского совета, с 12 марта 1578 года – единолично) и первый король Англии из династии Стюартов с 24 марта 1603 года (провозглашение королем в Эдинбурге 31 марта 1603 года). Яков I был первым государем, правившим одновременно обоими королевствами Британских островов.

Янош I Запольяи (венг. Szapolyai J?nos, рум. Ioan Zapolya; 2 февраля 1487 – 22 июня 1540), венгерский государственный деятель, князь Трансильвании и король Венгрии, сын палатина Иштвана Запольяи и Ядвиги Тешинской. С 10 ноября 1526 г. Янош Запольяи был предпоследним национальным королём Венгрии и последним – под властью которого хотя бы номинально находилась вся территория Венгерского королевства (реально – Восточно-Венгерское королевство).

Военные действия упомянутые в книге:

Война за Испанское наследствов 1701-14, вызванная длительной борьбой Франции с Габсбургами за гегемонию в Европе, а также выступлением на европейской политической арене молодых капиталистических государств – Англии и Голландии. Предлогом к войне послужило отсутствие мужского потомства у испанского короля Карла II Габсбурга. Основными претендентами на испанский престол выступили монархи, имевшие потомство от браков с испанскими принцессами: французский король Людовик XIV (Бурбон), рассчитывавший получить испанскую корону для своего внука Филиппа Анжуйского, и император «Священной Римской империи» Леопольд I Габсбург, выставивший на испанский престол кандидатуру своего сына эрцгерцога Карла.

Ливо?нская война? (1558-1583) велась Царством Русским за территории в Прибалтике и выход к Балтийскому морю, чтобы прорвать блокаду со стороны Ливонской конфедерации, Великого княжества Литовского и Швеции и установить непосредственное сообщение с европейскими странами.

Тридцатилетняя война (1618-1648) – один из первых общеевропейских военных конфликтов, затронувший в той или иной степени практически все европейские страны (в том числе и Россию), за исключением Швейцарии и Турции. Война началась как религиозное столкновение между протестантами и католиками Германии, но затем переросла в борьбу против гегемонии Габсбургов в Европе.

Note1

кого-то


home | my bookshelf | | Волонтер: Нарушая приказы |     цвет текста   цвет фона