Book: Анъяр



Анъяр

Алексей Талвир

Анъяр

Анъяр

Дорогие ребята!

Чувашский писатель Талвир Алексей Филиппович хорошо знает детей, интересно умеет рассказывать об их делах, заботах, печалях, радостях. Маленький Марат, герой повести «Анъяр», дружит не только с мальчиками, своими сверстниками, но и с собакой Анъяр, которая когда-то несла пограничную службу и спасла своему хозяину, воину-пограничнику, жизнь.

В книге вы также прочитаете о детях военных лет, о том, как ребята переносили тяготы и трудности.

Прочитайте эту книгу и напишите, понравилась ли она вам. Ждём ваших писем по адресу: Москва, А-47, ул. Горького, 43. Дом детской книги.

Большой друг детей

Автор этой книги, Алексей Филиппович Талвир, родился в 1909 году в крестьянской семье. Он прошёл большую школу жизни: сеял хлеб, столярничал, трудился в кузнице, создавал первые пионерские отряды и выпускал первые рукописные детские журналы, учился в Московском университете, работал в ЦК ВЛКСМ, служил в Красной Армии, был фронтовым корреспондентом «Комсомольской правды»… Не только мастерством, но и глубоким знанием жизни объясняется правдивость книг Талвира, их убедительная сила.

У чувашского народа есть загадка: кто больше всех любит свою страну? Загадка имеет три ответа, три отгадки. Знают их и малые дети.

«Человек, работающий в горах: он далеко видит свою страну. Ему и далёкие горы близки».

«Человек, ловящий рыбу в глубоких реках, озёрах и морях. Он глубоко видит родную землю».

«Человек, пашущий земли равнин: он ближе всего к родной земле».

По заданию партии Талвир бывал в разных местах: в горах, плавал на реках и морях, сам пахал землю и много писал о деревне.

Но, читая произведения Талвира, думаешь ещё об одном, общем ответе на чувашскую загадку.

Тот по-настоящему любит страну, кто мудро любит детей своей страны, уча их преданности Родине, добру, уму, благородству… Писатель Талвир относится именно к таким людям. Он в детях видит славное и великое будущее страны, он любит в них именно это будущее.

Как учитель, отдавший работе с детьми более четверти века, я хорошо знаю, как Талвир любит детей и как его самого любят они.

Не стану пересказывать содержание произведений, включённых в книгу: сами прочтёте. Они понравятся вам. Написаны рассказы по живым следам событий. Да и сам Талвир нередко оказывается среди своих героев.

Талвир как один из первых советских писателей чувашского народа более всего дорожит трудовыми традициями рабочего класса. Он умеет видеть подвиг в повседневном честном труде, потому что он помнит завет В.И. Ленина — из малого складывается великое. Обратите внимание на идею рассказа «Важное письмо». Пионеры помогают строителям ГЭС, делая лестницу на крутом берегу Волги. Их гордость понятна: они могут стать участниками великого дела!

Прочтите ещё раз последние слова рассказа «Важное письмо»: Валерий Салмин в награду за организацию субботника получает набор столярных инструментов и очень гордится им.

Самый большой подарок — орудие труда, самая большая гордость — рабочая гордость. Сам подарок здесь имеет символическое значение: передача рабочими людьми потомкам трудовых навыков.

Мне хочется, чтобы рассказ «Высота 144» вы прочитали коллективно — классом, отрядом или хотя бы звеном. Мысленно представьте себе, откуда родом бойцы. Маленькая горстка героев, невысокий холм, а перед взором вашим возникнет образ великой страны — СССР. В основе рассказа — подлинная история подвига сынов разных советских народов.

Отчий край чуваши называют золотой колыбелью. Талвир вам посвящает свои самые сокровенные мысли: для вас золотой колыбелью стало великое Отечество — Союз Советских Социалистических Республик. Все народы страны Советской — ваши братья. Этим братством мы сильны. Этим братством мы непобедимы.

Так думает А.Ф. Талвир. Читая его книгу, думайте вместе с ним.


Г. ВОЛКОВ, профессор

Анъяр

Анъяр

У Марата радостный день! Такой солнечный, тёплый. Да не только в этом дело. Сегодня Марат окончил первый класс без единой троечки. А это не легко. И папа согласился наконец-то отвезти его на красивой голубой «Волге» к бабушке и дедушке в деревню. В ту самую, в которой он — папа — родился и жил, когда был ещё маленький. Теперь он директор большого завода в их городе Эльграде. Так и называется — Эльградский завод. Папа Марата большой, чуть усталый и, говорят, на работе очень строгий. Все его уважают и слушаются. И Марат старается слушаться. А когда-то папа бегал босиком и тоже был маленький. Он сам рассказывал. В это трудно поверить, но, конечно, все бывают сначала маленькими, кроме великанов. И может, великаны когда-нибудь тоже были детьми. Так думает Марат. Он очень много стал думать и в последний год передумал обо всём. Так ему кажется. Но люди думают всю свою жизнь. Значит, и мыслей хватает на всю жизнь. А «вся жизнь» — это очень долго. Вот когда Марат приедет к дедушке и бабушке, он об этом расспросит. Они старенькие, прожили долго и знают много. Наверное, у них есть время ответить Марату и вообще поговорить с ним. Походить вместе, даже рыбу поудить и поохотиться. Дедушка хороший охотник.

А папе всегда некогда, он очень занят. Управлять заводом трудно. И дома папа думает только про завод.

Но сегодня после работы папа обещал подумать о Марате и заниматься только его делами. А папа — человек слова. Раз обещал, дал слово, то обязательно сдержит его, не подведёт. Действительно, папа вернулся с работы рано, и они вдвоём пошли в магазин.

— Папа, мы друзья-товарищи? — спросил Марат.

— Конечно, — ответил папа. — Ещё бы! Лучших друзей-товарищей, чем мы, не бывает. Товарищи мужчины! — сказал папа и серьёзно посмотрел на Марата.

«Мы товарищи, мы мужчины…» — повторял про себя Марат, делая большие шаги и стараясь ступать в ногу с папой. Для этого ему надо было успеть шагнуть два раза, пока папа делал один шаг, тогда как раз получалось в ногу.

Они пришли в самый большой городской универмаг.

У Марата прямо глаза разбежались. Но папа нисколько не растерялся. Они купили для Марата две удочки, новые сандалии, трусы, майку и белую панамку.

— А какие подарки мы купим дедушке с бабушкой? — спросил отец, улыбаясь.

Марат оглянулся. Вокруг было очень много людей, все они куда-то спешили. И товаров в магазине было полно, от их пестроты в глазах зарябило: мотороллеры, швейные машины, радиоприёмники, телевизоры, бинокли, самовары, чайники, чашки. Были тут и пальто, кепки, перчатки, абажуры, мундштуки, игрушки. Что же выбрать? Марату даже жарко стало.

— Папа, давай дедушке купим мотороллер, а бабушке — бинокль, — неуверенно сказал он.

— Мотороллер — вещь хорошая, но дедушка ездить на нём не умеет, вот беда. А бабушке, пожалуй, бинокль ни к чему, — сказал папа.

— Я видел, как наш сосед Миша с мотороллером справляется. Я дедушку научу. Будем на рыбалку ездить. А бабушка, если курица заблудится, будет её в бинокль высматривать.

— Про бинокль ты придумал неплохо, — сказал папа, — только зачем на рыбалку на мотороллере ездить? Волга рядом, а по лесу к озёрам не проедешь.

— Ну тогда купим дедушке маленький топор.

— Топоров у дедушки много, каких только хочешь…

Долго они советовались, ходили по этажам, а купили совсем не то, что предлагал Марат: бабушке пуховую шаль, красивую коробку шоколадных конфет «Садко» и печенье «Суворовское», а дедушке белую вышитую рубашку, тёмные брюки, соломенную шляпу и трубку. Бинокль на всякий случай тоже купили, и папа позволил Марату нести его. Марат надел ремешок бинокля на шею, был очень горд и доволен этим. Он думал про себя, что бабушке и дедушке бинокль всё-таки очень понравится.

Марат устал так, что даже колени подгибались и ноги гудели. Но он очень радовался и ни за что не признался бы, если бы папа спросил, устал ли он. А папа и не спрашивал.

— Посмотри на наши покупки, Анъяр! — радостно закричал Марат, как только переступил порог дома.

Огромная собака, пепельно-чёрная овчарка, мягко и осторожно подбежала к Марату, внимательно обнюхала покупки, облизала Марату руки и одобрительно завиляла хвостом.

— Анъяру нравится! — торжествующе сказал Марат.

Папа молчал.

— Вы, наверное, в магазине ничего не оставили. Всё домой притащили, — сказала немного обиженно тётя Шура. Она была высокая, румяная, со светлыми кудрявыми волосами.

Папа взглянул на Марата укоризненно.

Да, конечно, надо было сначала показать покупки тёте Шуре. Она добрая и всё делает и заботится о нём с папой. Вот переехала к ним и теперь всюду ходит с папой… Надо бы ей первой показать покупки. Да вот почему-то он показал покупки сначала Анъяру… «А ей-то мы ничего и не купили, хотя папе тоже не купили. Но он свой. И Анъяру ничего не купили, но он тоже… Надо ей что-нибудь подарить: удочку или панамку. Почему это маме мы никогда не забывали купить подарок! А вот тёте Шуре…» — думал Марат.

Мама умерла больше года назад. Марат тогда ещё не учился в школе. Он не поверил, что мама умерла, часто плакал, особенно по ночам. А в общем-то, он и теперь не верит, что мама умерла, потому что снится ему мама часто, а если снится, думает Марат, значит, где-нибудь живёт. Может, когда-нибудь вернётся. Теперь Марат уже большой. Ему восемь лет. Он никому не говорит, что ждёт маму. Но всё-таки надеется. Только тётя Шура… Если мама вернётся, что тогда делать с тётей Шурой? Но это видно будет. Лишь бы вернулась.

Вот дядя Алёша, мамин брат, сказал, что уезжает далеко — в Асуан строить плотину — и неизвестно, когда вернётся. Асуан — это в Египте. Но он вернётся, обещал, что постарается вернуться поскорее. Он-то, конечно, жив, а не то Анъяр бы почувствовал и затосковал.

Дядя Алёша очень похож на маму, и Марату нравилось подолгу смотреть на него.

Дядя Алёша и Анъяр служили вместе на нашей восточной границе. Анъяр был тяжело ранен, истекал кровью, но спас дядю Алёшу. А потом дядя Алёша выходил собаку.

Анъяр почти не видит правым глазом, и шея у него плохо поворачивается. Но дядя Алёша, окончив службу, взял Анъяра к себе. Уезжая строить Асуанскую плотину, дядя поручил собаку Марату.

— Смотри, — сказал он, — Анъяр благороден и умён, всё понимает, совсем как человек. Он тебя никогда не подведёт, всегда защитит. Не давай и ты его в обиду.

Анъяр стал служить Марату, слушался и его отца, спокойно подчинялся тёте Шуре. Он хорошо выдрессирован. Но Марат знал, что по-настоящему Анъяр служит только ему и больше всего любит его.

Анъяр действительно понимал всё, он даже в один миг узнавал, кто хороший, а кто плохой человек, кто добрый, кто злой. А люди это иногда не сразу понимают.

Особенно Анъяр хорошо понимал Марата, когда тот тосковал по маме. Ведь Анъяр сам тосковал по хозяину.

Когда ночью Марат начинал плакать, даже совсем не слышно, Анъяр тотчас же оказывался рядом, клал голову на постель, лизал руки друга, а в глазах у него была тоска. Марат начинал утешать Анъяра. И тогда им обоим становилось легче.

Поездка в деревню была назначена на другой день, и тётя Шура решила тоже проводить Марата в деревню. Всё-таки она была добрая, и папа, наверное, говорил правду, что она могла бы полюбить Марата, если бы Марат её полюбил. Конечно, каждому понятно: хорошо, когда его любят. Но как полюбить тётю Шуру, Марат не знал. А вдруг вернётся мама? Что тогда? Разве Марату можно любить кого-нибудь вместо мамы. Вот если бы тётя Шура была только знакомой… И ещё вот Анъяр. Для тёти Шуры Анъяр просто собака, и только. Ничего она в нём не понимает. «Не ломай себе голову, всё само собой должно получиться. Насильно не полюбишь», — говорит папа.

Наверное, папа прав. Ладно, когда приедут в деревню, Марат постарается поймать тёте Шуре самую большую рыбу.

Во время ужина тётя Шура вспомнила наконец об Анъяре.

— Куда же мы собаку денем? Марат в деревне будет, мы на юге. Ума не приложу, — сказала она, раскладывая на тарелки сырники.

— Анъяр будет жить со мной, — твёрдо сказал Марат, сверкнув чёрными глазами. Он приготовился бороться за друга.

Отец и тётя Шура переглянулись.

— А ведь и в самом деле, — сказал отец, — пусть поживёт до осени в деревне.

Всё решилось так хорошо и просто.

Мальчик тут же побежал на веранду к Анъяру.

— Анъяр, завтра поедем к дедушке! Вместе!

Марат обнял собаку и, гладя её по голове, рассказал, как они будут ходить на охоту и на рыбалку.

Собака прижималась к Марату, глаза её светились радостно. Она, казалось, всё понимала.

— У деда есть настоящее ружьё, будем на уток охотиться. А ты вынесешь утку, если она упадёт в озеро?

Собака тявкнула дважды, закинув голову назад: конечно, мол, ещё бы!

Марат лёг спать рано, сразу после заката солнца. Завтра надо будет вставать чуть свет. Ночью ему приснился страшный сон. Будто они с Анъяром в дремучем лесу увидели какого-то зверя. Анъяр догнал его. Но это был не медведь и не волк. Голова у него была как у кошки, хвост львиный, восемь ног, на голове оленьи рога, только очень маленькие. А пасть огромная, совсем как у крокодила. Такого зверя Марат не видел ни в зоопарке, ни в кино и, как его называют, даже не знал. Подумал: «Может, он из Африки сбежал?»

Хотя у зверя было восемь ног, верный друг Анъяр догнал его на своих, на четырёх. Зверь хотел поднять собаку на рога, махал хвостом, повернулся несколько раз вокруг себя. Ничего ему не помогло. Анъяр всё равно победил его.

Марат дотронулся до шкуры неведомого зверя, она была мягкая, как пена, и вроде бы мокрая. Отчего бы это? «Говорят, львы не потеют, а какой же породы этот зверь?» — подумал Марат, трогая шкуру зверя. Она была не только мокрая, а ещё и скользкая, как мыло.

Марат проснулся — это собака лизала его руку.

— Что случилось, Анъяр? Зачем ты меня разбудил? — спросил мальчик.

— С Анъяром ничего не случилось, а с тобой что? — спрашивал отец, войдя в детскую с зажжённым электрическим фонариком. — Ты так кричал во сне, даже меня разбудил. Собака на твой крик прибежала. Захворал? Болит что-нибудь?

— Ничего не болит. Это, значит, во сне было. — Марату стало неловко. — Мы на охоту ходили.

Отец положил ладонь на лоб Марата.

Температуры как будто бы нет.

— Голова не болит? — Отец, видно, опасался за Марата.

— Честное слово, ничего не болит. Который час?

Отец накрыл Марата одеялом, погладил по спине.

— Спи, если завтра хочешь ехать в деревню, иначе в дороге плохо будет.

— Я дороги не боюсь.

— Спи, сынок! Надо хорошенько выспаться. Кто недосыпает, плохо охотится. Дедушка таких на охоту не берёт.

Марат стал уверять отца, что может не спать несколько суток подряд и всё равно будет бодрым.

— Я не соня.

— Кто мало спит, тот плохо растёт, — сказал отец. — Утром я тебя сам разбужу.

— Во сколько?

— В шесть часов.

— А если не проснёшься?

— Будильник разбудит.

— Принеси его сюда, пожалуйста. Я его услышу, даже если буду спать как убитый.

Папа начал сердиться:

— Перестань болтать! Если сейчас же не успокоишься, не повезу тебя к дедушке.

— А мы с Анъяром пешком уйдём! — выпалил Марат.

Отец на это ничего не ответил. Повернулся и совсем сердитыми, твёрдыми шагами пошёл к себе в спальню и прикрыл за собой дверь.

— Нет, не умею я правильно воспитывать. Нет у меня педагогического дара, — сказал он будто бы себе. Понятно было, что он очень из-за этого мучается.

— Страшно упрямый, — обиженно прошептала тётя Шура. — Непослушный. И мои слова ни во что не ставит. Уж такая, видно, доля неродной матери.

Марату сделалось грустно.

Анъяр остался в комнате Марата, свернулся на полу неподалёку от его кровати, довольный, что никто его не гонит.

А Марат сам не понимал, почему расстраивает папу. Он же не хотел. Вот как нескладно получается. «Утром попрошу прощения, — решил он, успокаивая себя. — Подумаешь — педагогический дар. Нет, и не нужно, я сам могу слушаться. Безо всякого дара, — говорил он себе. — Всё равно папа хороший». И Марат не заметил, как уснул.

Отец всё-таки встал раньше. Он разбудил Марата, ласково приговаривая:

— Вставай, сынок. Тётя Шура оладьи печёт. Скоро завтрак. Делай зарядку, умывайся, шофёр уже давно поехал на заправку.

— А почему он вчера не заправил машину?

— Времени, наверное, не хватило.

Выехали они ровно в семь часов, когда солнце поравнялось с верхушкой пожарной каланчи напротив их дома.

Марат сел с отцом на заднее сиденье «Волги», у их ног растянулся Анъяр.

Тётя Шура устроилась рядом с шофёром.

Чтобы не было душно, Марат опустил стекло машины. Но тётя Шура сердито сказала:

— Должно быть, хочешь опять ангиной заболеть?

Пришлось поднять стекло.

— Сколько ещё километров до дедушкиной деревни осталось? — начал спрашивать Марат, как только отъехали от дома.

— Далеко. Около ста километров.

— Через сколько часов приедем туда?

— Узнаем, когда приедем.

— А вдруг дедушки не будет дома? Вдруг он ушёл в лес? Что тогда будем делать?

— Если не будет дедушки, бабушка дома. Далеко не уйдут, не беспокойся.



Когда машина, свернув с шоссе, въехала в лес, все вышли подышать свежим воздухом. Тётя Шура стала собирать цветы у дороги, шофёр лёг на траву, а Марат с отцом пошли по лесу. Они насобирали много земляники, сочной и красной. Анъяр ходил за Маратом, как на цепи. А когда все собрались вместе и стали есть ягоды, Анъяр растянулся на траве, но всё же голову положил на колени Марату.

— Ни на шаг от меня не отстаёт, — похвалился Марат, показывая на собаку. — Говорить не умеет, а всё равно знает, кто её командир.

Отец сказал:

— Если дедушка согласится принять собаку, ты будешь её вожаком. А нет, то придётся Анъяра отвезти обратно в город.

Анъяр

— С кем же мы её оставим в городе? — спросила тётя Шура, перестав есть ягоды.

— Если дедушка не позволит оставить собаку, я тоже в город вернусь, — заявил Марат и даже брови сдвинул. — Будем жить вдвоём с Анъяром. Только ключ не забудьте мне оставить. Я теперь сам умею открывать дверь.

Губы тёти Шуры сморщились от улыбки. Она быстро взглянула на отца: дескать, мальчик говорит как взрослый. Отец тоже улыбнулся и, ничего не ответив сыну, поднялся.

— До полуденной жары нам нужно бы добраться. Путь не близкий. — И пошёл к машине. За ним побежал Марат.

На этот раз тётя Шура посадила его на переднее сиденье, а сама села рядом с отцом. Собака прыгнула к Марату. Ей было трудно устроиться между ним и шофёром, и Марат посадил её к себе на колени. Собака закрыла всё переднее стекло. Но Марат не обиделся. Обнял Анъяра за шею и ехал, закрыв глаза. Однако отцу это не понравилось. Он велел шофёру притормозить и приказал:

— Анъяр, ко мне!

Собака лизнула Марата, жалея, что им приходится расстаться, и перешла на своё прежнее место. Марат подумал, что теперь ей будет очень скучно.

Проехали прохладный лес, открылось ржаное поле, залитое ярким солнцем. На бугорке за кюветом сидели две куропатки и деловито разглядывали дорогу.

— Цыплята! — крикнул Марат.

Собака вскочила, навострив уши.

— Это куропатки, — сказал отец.

Куропатки почти не испугались автомобиля. Они лениво взлетели и через несколько метров снова опустились на землю.

— Давай спустим Анъяра, — предложил Марат, с надеждой взглянув на отца.

— Нельзя, — сказал отец. — Если собака научится ловить куропаток, начнёт, того гляди, в деревне кур таскать. Ему тогда несдобровать.

— Анъяр умная собака: если я скажу нельзя, он не ослушается, — убеждённо сказал Марат.

— При тебе он и не будет их ловить, а как заснёшь, пойдёт за ними на охоту, — поддразнивала его тётя Шура.

— Анъяр не такой: он не куроед, не вор! — возмутился Марат.

— Надейся на него, у него вон и хвост крючком, — не унималась тётя Шура.

— Да будет вам, — остановил их отец, смеясь.

Сначала шофёр хотел остановить машину, погнаться за куропатками, но, услышав слова директора, прибавил газ, и в один миг куропатки остались позади.

Марат обиделся, что отец не разрешил поохотиться, надул губы и довольно долго сидел молча. Они опять въехали в лес. Здесь росли сосны, осины, берёзы и крепкие раскидистые дубы. Песчаная дорога привела их к речушке с прозрачной водой. Когда они проезжали деревянный мостик, Марат увидел даже дно реки — оно было белое-белое.

— Смотрите, вода здесь блестит, как ртуть! — крикнула тётя Шура звонко и радостно — так умеют кричать только девочки (Марат очень удивился). — До дна видно. Трудно здесь рыбам укрываться: их, наверное, руками можно ловить, — говорила тётя Шура восторженно.

Переехали мост. Шофёр остановил машину.

— Надо бы воды в радиатор долить, а ведерко я забыл, — сказал он смущённо.

— Давайте моей панамкой будем воду таскать, — предложил Марат и весело побежал к воде. От него не отставал и Анъяр.

— Панамку не мочи, — сказал отец. — Вот выпьем чай, термосом воду натаскаем.

Тётя Шура сбросила туфли на высоких каблуках и побежала к реке, ну совсем, как маленькая. Марату это очень понравилось.

— Хорошее дно! — крикнула она. — Песок белый-пребелый, прямо как липовый мёд, чудо!

— А вон рыба, — обрадовался Марат, — щука, наверное! Папа, можно, я вытащу удочку?

Отец налил в стаканчик чай и, подавая Марату, сказал:

— На-ка, попей. А без червя рыбу не ловят.

— Я вместо червя кусочек колбасы насажу, — заволновался Марат. — Тётя Шура, пожалуйста, дайте мне колбасы.

— Не стоит нам здесь задерживаться, Марат. Нас в деревне ждут, — сказала тётя Шура ласково.

И Марату показалось, что она сама с удовольствием половила бы рыбу, только стесняется.

— Я только одну рыбку поймаю, — застонал Марат. — Здесь, наверное, водится много щук.

Тут вмешался отец:

— Рыбачить нужно утром. Днём рыба не клюёт.

— Почему?

— Потому что днём жарко, вся рыба лежит на дне, в прохладе. Сейчас ей никакая пища не нужна.

— А я видел одну рыбку совсем наверху. Ей почему не жарко?

— Она отстала от папы и бегает теперь по всей реке, ищет его. Не найдёт, так вечером папа разыщет её, когда выйдет на прогулку.

— А если рыбка до вечера захочет есть?

— Мошку поймает или дафнию.

— А если не найдёт дафнию?

— Проголодается — разыщет.

— А почему она отстала от папы?

— Потому что не послушалась.

— Разве рыбы разговаривают?

— Конечно.

— А я не знаю ни одного рыбьего слова.

— Язык рыб знают только рыбы.

— А почему люди не учат рыбий язык?

— Теперь уже изучают.

Марат продолжал спрашивать — отец, хотя и устал отвечать на вопросы, ни разу не вспылил.

Машина, казалось, незаметно въехала в деревню.

— Видишь красную шатровую крышу? — показал отец шофёру. — Вот к этому дому и поезжай.

Марат первый выпрыгнул из машины и повёл во двор Анъяра.

А вот и дедушка с бабушкой! Они стояли перед своим высоким пятистенным домом. Какие же они старенькие! Сколько у них морщин, как это они все помещаются на лице! Бабушка и дедушка показались Марату такими маленькими по сравнению с папой и тётей Шурой. Неужели и у Марата будут когда-нибудь такие морщины? Нет, в это поверить никак нельзя. А глаза у бабушки и дедушки были ласковые и добрые-предобрые. Марат это сразу увидел и обрадовался. Анъяру они тоже очень понравились. Марат это сразу почувствовал. Если правду сказать, первый раз в этом году ему стало легко-легко.

Подаркам дедушка с бабушкой очень обрадовались. Бабушка посмотрела в бинокль и очень удивилась.

Деревню окружали леса, они подступали вплотную к широкой Волге. Её было видно прямо из окна дедушкиного дома. А говорят, в лесу ещё были озёра! Отец Марата вскоре заговорил о рыбалке. Дедушка посоветовал съездить в лес на колхозную пасеку. Она у самого рыбного озера. «Только поспевайте вытаскивать», — улыбнулся дедушка. Тётя Шура хоть и хлопотала на кухне, помогая бабушке стряпать обед, но слышала всё, что говорил дедушка о рыбном озере, и очень хотела скорее порыбачить. Она стала совсем не похожа на городскую тётю Шуру и всё больше нравилась Марату.

Бабушке не хотелось отпускать долгожданных гостей. Она говорила, что озёр и вокруг деревни полно, да и рыба в них не перевелась…

— Заодно я хоть с братом Василием повидаюсь, — сказал отец. — Как он там живёт один-одинёшенек? Жена и дети здоровы?

— Семья-то у него в деревне, а он пропадает в лесу. Настоящим пчеловодом заделался. Из дальних колхозов приезжают к нему учиться, — с гордостью рассказывала бабушка об успехах младшего сына. — Большой доход от мёда колхоз получает.

На пасеку они приехали вечером, перед закатом солнца. Дядя Василий был очень похож на папу Марата, только худой и ростом выше.

В лесу на небольшом пригорке стоял одинокий дом, от него вниз спускался ярко-зелёный луг, на нём были расставлены ульи, много: сто шестьдесят — так сказал дядя Василий. Некоторые были установлены на больших весах. Называли их контрольными. Весы показывали дневной сбор мёда. Об этом Марату тоже рассказал дядя Василий.

После ужина шофёр сразу лёг спать. Завтра рано утром нужно было возвращаться в город. Дядя Василий, взяв снасти, повёл гостей на лесное озеро недалеко от пасеки. Анъяр не отставал, крался по лесу, принюхиваясь, вздрагивая всей кожей.

Озеро раскинулось километра на три в длину. Да и ширина была порядочная. Вода в озере даже на закате, когда небо стало совсем багровым, казалась зелёной. Марат не удержался, подбежал к воде, зачерпнул ладонью. Капли оказались прозрачными, как хрусталики у них дома на люстре.

Вокруг озера буйно разрослась осока, шуршал камыш. Корма в воде, видно, было много, потому-то, говорят, здесь водились толстые, как поленья, щуки и сазаны. Жирная, вкусная была здесь рыба. Водились и караси, лещи, плотва, заплывали они в озеро во время половодья из Волги.

В тот вечер Марату казалось, что они непременно наловят много рыбы, но ни одна рыба не клюнула. Марат и тётя Шура долго печально смотрели на озеро, начавшее гнать волны.

— Нет удачи, — сказал отец. — Ветер с северо-востока, рыба клевать не будет.

Марат только теперь заметил прогалину с северной стороны, где лес переходил в степь и открывались ворота для ветра.

К вечеру ветер усилился. Волны на озере стали большие.

Неудача рыбаков, кажется, расстроила и Анъяра. Собака внимательно смотрела на поплавки и даже начала тихонько скулить, волноваться. Дядя Василий, глядя на приунывших рыболовов, посмеивался в курчавую бороду и утешал их:

— Не горюйте, утро вечера мудренее. Наловим ещё. Только зорьку не проспите!

Решили переночевать.

— А можно, я одну удочку оставлю здесь? — спросил Марат.

Дядя Василий посоветовал попытать счастья на сомёнка и передал ему свою удочку.

— У моей леска из проволоки и крючок побольше, а удилище я привяжу к пеньку.

— Эх, поймалась бы рыба, привезли бы бабушке, — мечтал Марат вслух.

Укладываясь спать в сторожке дяди Василия, отец напомнил Марату, что разбудит его очень рано, ещё до восхода солнца.

— Если ветер утихнет, то утром поймаем рыбу. Прошлый раз я отвёз домой много карасей, — сказал дядя Василий.

— Одни караси?

— Были и пескари, я отдал их кошке. Спи, Марат, скоро полночь.

Утро выдалось ясным и тихим. К озеру теперь вместе со всеми пошёл и шофёр. На том же месте, где вчера не вытащили ни одной рыбы, теперь был замечательный клёв. Рыбаки едва успевали закидывать удочки. Рыба прямо хватала наживку. Марат свой улов собирал в отдельное ведёрко и время от времени пересчитывал рыбок.

— Папа, — крикнул он, — я уже поймал двенадцать рыб, и угорь есть. Сумасшедшая рыба, извивается, как змея! Можно, я его Анъяру отдам?

— Это самая вкусная рыба, — ответил отец. — Собаку мы после угостим. Ты слушай, как просыпается лес…

Марат прислушался к пению птиц в утренней тишине.

Совсем недалеко от озера, в чаще, какая-то пичужка радостно звенела: «Пинь-пинь…» — и замолкала, будто прислушивалась к пению других. А лес точно застыл, стало тихо-тихо. Можно было подумать, что деревья боятся спугнуть птиц и потому стоят не шелохнувшись. Вскоре подала голос другая птичка. В поддержку ей пропела что-то третья, прячась в кустах бересклета, а её голос подхватили разные птицы на разные лады. Одни брали высокие, тонкие ноты, другие — низкие, хрипловатые, скрипучие, растянутые.

Пока Марат раза два вытащил из воды удочку, запел весь птичий мир, населяющий этот лесной край, хотя не видно было ни одной птички. На востоке, над горизонтом, занялась заря: зелёно-синие полосы на небе порозовели, а потом быстро потемнели, стали багровыми и чуть погодя рубиновыми.

Торжественный алый свет разливался всё шире и шире. Солнце всходило, и птицы вдруг оборвали своё песнопение. Всё смолкло. Восход солнца птицы и деревья встретили торжественным, глубоким молчанием. Но стоило ему, красному солнышку, показаться над горизонтом, как все птицы запели ещё радостней и быстрее зашелестели деревья.

— На уху хватит! — раздался звонкий голос тёти Шуры.

Марат вздрогнул от неожиданности, так странно прозвучали сейчас будничные человеческие слова.

— Достаточно, — сказал отец, — пора в дорогу, — и стал собирать снасти.

Дядя Василий сказал Марату:

— Отец и тётя Шура всё равно сегодня уезжают в город, а ты поживи-ка со мной. Тебе это полезно будет, видишь, какой ты бледный да худенький. Завтра приедут мои ребята, твои двоюродные братья, они покажут тебе ягодные места и ещё кое-что. Им тут все тропинки известны. Потом я отвезу тебя к дедушке.

Марат взглянул на отца.

— Оставайся, если нравится, — разрешил отец.

Но Анъяр потянул мальчика к машине, и Марат решил пока вернуться к дедушке. Надо же было обрадовать дедушку и бабушку своим уловом.

Отец и тётя Шура недолго погостили в деревне. После знаменитой ухи, которую приготовил сам дедушка, они заспешили в город.

— Ну, до свидания, мы уезжаем в Крым, — сказал отец Марату. — Домой вернёмся только через месяц. Смотри веди себя хорошо. За собакой следи, слушайся дедушку и бабушку.

Он поцеловал сына, а тётя Шура погладила Марата по голове и поцеловала в макушку. Лицо у неё стало грустное. И Марату даже немножко жаль стало расставаться с ней.

Голубая «Волга» запылила по деревенской улице. Вслед за ней бежали ребятишки.

Анъяр быстро привык к жизни в деревне. Он привязался к дедушке с бабушкой. Они тоже полюбили его. И все удивлялись, что городская собака не трогает ни коров, ни овец, ни кур, даже внимания на них не обращает. А ребята прямо не отходили от дома, в котором жил Марат и его учёная собака. Марат давал целые представления, заставляя Анъяра показывать всё, что тот умел делать. Анъяр послушно и охотно прыгал через препятствия, разыскивал спрятанные вещи, шёл по следу, «задерживал нарушителей», «умирал»…

Анъяр

Деревенские ребята все думали, как это раньше можно было обходиться без Анъяра: они играли в разведчиков, и тут Анъяр научил их многому. В лесу Анъяр всех разыскивал и собирал, особенно следил за самыми маленькими. Собака вела себя так, будто ей поручено охранять этих детей. И на речке, если кто-нибудь долго не вылезал из воды и нырял, Анъяр бросался и гнал «тонущего» к берегу. Даже все взрослые в деревне удивлялись Анъяру. Особенно тому, что во двор дедушкиного дома мог войти каждый, но выйти без разрешения хозяина никому не удавалось. Анъяр держал «под арестом» всякого взрослого, вошедшего во двор или в дом без разрешения. Однажды он два часа не выпускал со двора конюха соседнего колхоза, хорошего знакомого дедушки. Конюх звал хозяев, кричал, пытался уговорить собаку выпустить его, охрип даже, но никто его не мог выручить, пока не вернулись хозяева. Все потом смеялись над ним.

А в другой раз, когда дедушка возил сено на ферму, бабушка с Маратом поливали огурцы и капусту на дальнем огороде, к ним зашёл незнакомый прохожий, и Анъяр тоже не выпустил его из дома. Но этот человек не кричал и не просил выпустить его. Когда все вернулись домой, Марат хорошо разглядел этого человека. Он был в старом ватнике, на ногах у него были кирзовые сапоги, на руке татуировка — синяя свернувшаяся змея. Широкая борода свалялась. Он назвался бакенщиком с дальнего бакена, но никто в деревне его не знал. Глаза у него были холодные и мутные, так показалось Марату.

Бабушка, как водится, пригласила его к столу поесть. Но он за стол не сел и спасибо не сказал, а угрюмо предложил:

— Продайте собаку.

— Что вы, — удивился Марат, — разве друга продают?

— Продай, — упрямо твердил прохожий, даже не замечая Марата, будто его тут и не было. — Мне собака для дела нужна.

— Дедушка, — закричал испуганно Марат, — я Анъяра никому не отдам! Пусть этот дяденька уходит…

— Нельзя так, внучек, — сказала бабушка. — А ты, прохожий человек, садись, гостем будешь.

— Лучше добром отдайте. Я деньги заплачу, — сказал прохожий.

— Собаку мы не продаём, — ответила бабушка. — Уж ты не сердись.

Прохожий посмотрел на собаку, на Марата тяжёлым взглядом, погрозил кому-то толстым пальцем и ушёл, сутулясь, тяжело переставляя ноги. За плечами у него был старый мешок. Дедушка посмотрел ему вслед, покачал головой.

…Марат скоро успокоился, и они с Анъяром зажили по-прежнему. По утрам Марат с дедом шёл в сад, и первым делом они осматривали яблони: не сломало ли ветром ветку, не напали ли гусеницы, не мешают ли жить деревьям сорные травы. Дел в саду всегда много, а самое интересное для Марата — это пчёлы. У дедушки были свои ульи. Он сделал для внука маску — сетку, и они вместе проверяли работу пчёл. Дедушка менял рамы в ульях, а Марат в это время успокаивал пчёл, отгонял их от деда дымарём. Эта работа нравилась Марату. Дед рассказывал внуку о пчёлах, и это было интереснее всяких сказок.

Живут они дружно, и каждая пчела знает своё дело. Одни собирают тополевую смолу и нектар с цветов, делают воск и мёд, а ведь мёд — это пища для их детей и для самих пчёл. Другие в это время охраняют ульи, стоят как часовые у входа и готовы пожертвовать жизнью за свой дом. Если в пчелином доме становится жарко, дежурные пчёлы начинают махать крылышками и как бы устраивают вентиляцию, а если холодно, то пчёлы собираются в клубок и согревают друг друга. А чистота внутри какая — ни соринки! Это пчёлы подметают крылышками. И танцорки они замечательные. Так они друг с другом разговаривают. В семействе пчёл все заняты делом. Очень интересно они живут. И бесстрашные. Если нападают чужие воровать мёд, они защищаются, не жалея себя. И пахнет от ульев так хорошо, свежо. Маленькие пчёлы замечательные труженики, отважные бойцы. Только тут, в деревне, Марат узнал, что пчёлы умны и сообразительны, и ещё больше стал уважать их.



Чего только не знал дедушка! И всему этому он обещал научить Марата. «Хорошо, что мы с Анъяром приехали в деревню!» — радовался Марат.

Однажды, встав рано утром, Марат выбежал во двор, но Анъяр не встретил его.

— Анъяр, ко мне! — позвал Марат.

Собака не появилась на зов.

— Куда же делась моя собака? Она ни за что без меня не уйдёт. Обязательно дождалась бы меня. Может, заболела?

Все начали искать собаку. Но её нигде не было. Не было даже её следов.

Дедушка и бабушка были расстроены: не выполнили они просьбу сына, не уберегли учёную собаку. Прошёл день, другой — Анъяр не возвращался. Марат не ел, не пил и ночами прислушивался, не залает ли его друг. Ему всё казалось, что собака скребётся в дверь. Дедушка с тревогой глядел на него и, чтобы успокоить, сказал:

— Анъяра, пожалуй, обманом увели. Может, тот прохожий человек это сделал. Очень он на собаку обиделся тогда, смеялись над ним люди. Поедем в соседние сёла, порасспросим людей.

Все сочувствовали Марату.

На конном дворе запрягли лошадь. Марат и дедушка поехали за десять километров в Юмансар. Знакомый конюх поднял их на смех:

— Ха-ха, собаку украли… Чтобы охранять вашу учёную собаку, нужно было нанять простую дворняжку… — Но, увидев грустное и растерянное лицо Марата, умолк и уже серьёзно сказал: — А ну, пойдёмте-ка к председателю колхоза. Может, он что-нибудь посоветует. Он у нас на три сажени в землю видит.

Председатель колхоза выслушал их и сказал твёрдо:

— У нас воров сроду не бывало. Да и не пойдёт собака сама. Сладить с ней силой тоже не просто.

Собрались люди.

— Не иначе, сонным зельем напоили собаку. Так бы её нипочём не взять, — сказала одна старушка. — Из трав сварили. Еду она не взяла бы, а вот питьё… На запах могли приманить, тут и собака не устоит. А потом в мешок — да и увезли.

— А может, сама в волчью яму свалилась и не может выбраться. В лесу ещё остались старые ямы…

— А жива ли она теперь?

Марат только побледнел, плакать даже не мог. Дедушка смотрел на него с тревогой.

Так ни с чем они и вернулись домой.

Марат был безутешен, молчалив, печален. Играть ему не хотелось. Да что он, не он один. Деревенские ребята все приуныли, словно умер кто-то очень дорогой и близкий. И будто в смерти его виноваты все взрослые. Ведь они не понимали, наверное, что Анъяр не просто собака, не скотина, а разумный дорогой друг и товарищ. А вот его-то теперь и нет. Не уберегли и даже не ищут. Шумные игры умолкли, дети смотрели на взрослых с упрёком, а взрослые тоже чувствовали себя вроде бы виноватыми. Деревенские пионеры решили обшарить всю округу, и каждый день в лес из соседней деревни ходили разведчики. Но всё было напрасно. Шли дни, как всегда и солнце всходило, и птицы пели, не было только Анъяра.

Ранним воскресным утром бабушка пекла блины, их запах разносился далеко. Было ещё очень рано. Марат спал, утомлённый бессонной ночью. Ему снился Анъяр, привязанный толстой тяжёлой цепью, обиженный, забытый. Страшный человек с большой свалявшейся бородой хлестал плетью Анъяра, благородного, умного, спасшего дядю Алёшу, любимого маминого брата, от смерти…

Анъяр не выл, не ползал, а лаял призывно, звал Марата. Марат вскочил с постели и, как был ещё сонный, выбежал во двор. Перед ним стоял Анъяр. Он дышал тяжело, с хрипом, бока ободранные, из-под когтей сочилась кровь, шерсть совсем тусклая, в репьях и грязи. Может быть, он на самом деле свалился в волчью яму. Худой такой, все рёбра наперечёт. Но как он выкарабкался? Как не умер с голоду? Что перенёс бедный пёс? Этого никто никогда не узнает.

Марат бросился к Анъяру и громко заплакал. Анъяр положил голову на плечо Марату. Несмотря на раннее утро, сбежались соседи, окружили их.

— Смотри-ка, — говорили люди, — собака тоже плачет.

А ребята, радостно шумевшие, умолкли, обступили вплотную Анъяра и Марата, словно укрывая их от глаз взрослых. Бабушка тоже не могла сдержать слёз. Дед сходил в дом, принёс собаке намасленный блин, но та и не притронулась к еде. Забыв обо всех своих бедах, о своей серьёзности, о том, что она учёная, она словно опять стала щенком. Прыгала, обнимала Марата, ложилась, снова вскакивала, смотрела ему в глаза, как будто говорила: «Ну, давай, давай, я сделаю для тебя что-нибудь невозможное. Хочешь, я сейчас здесь за тебя умру?» Но Марат совсем этого не хотел. Он сам готов был сделать что угодно для Анъяра. Наконец он развеселился, щёки его разрумянились, он не мог отвести глаз от собаки и всё говорил:

— Глядите, глядите, какой он красивый! Как он высоко прыгает! Нет на свете такой собаки, как Анъяр!

— Молодец, Анъяр, недаром ты пограничник, — сказал дедушка. — Но где же ты был, что с тобой случилось? Вот рассказать-то и не можешь.

Ребята не спускали глаз с Анъяра.

Марат любил бродить по окрестностям и, случалось, уходил довольно далеко от деревни. Ранним росистым утром он вышел на берег большого озера, окаймлённого зелёными тополями и черёмухой. На берегу озера копошились утята, мягкие, как тополиный пух. Их было так много, что Марату издалека показалось, что вода сплошь покрыта этим пухом. Но когда он приблизился к берегу, то. увидел целую колонию утят. Они ныряли в поисках корма. «А где же их мамы?» — подумал Марат, разыскивая глазами взрослых уток. Но взрослых птиц не было, одни утята.

Марат обошёл вокруг озера, наткнулся на длинные пустые кормушки. В это время две женщины притащили вёдра с комбикормом. Не успели их белые халаты показаться из-за деревьев, как утята, перегоняя друг друга, начали проворно карабкаться на берег, смешно отряхиваясь, повторяя своё бесконечное «кря-кря». Они окружили женщин, которые старались равномерно распределить корм.

Марат испугался, что глупые утята попадут под ноги птичницам. Но женщины ступали осторожно и отстраняли утят лёгким прикосновением.

Женщины дружелюбно поглядывали на Марата. Они знали, что он приехал из города, и стали спрашивать его, нравится ли ему у дедушки и бабушки. Марат сказал, что не понимает, как раньше мог жить, не зная деревни. Птичницы ласково смеялись и кивали ему: «Так, так. Правильно говоришь!» И утята поддакивали: «Кря-кря!» Наверное, это значило: «Да, да».

Послышался шорох в камышах. Это, виляя хвостом, подбежал Анъяр.

Анъяр

— Вот и собака твоя прибежала. Без тебя скучает, наверное, — сказала одна из женщин, черноглазая, румяная.

Марат обнял собаку за шею и, показывая на утят, сказал:

— Анъяр, нельзя.

Анъяр отвернулся и лёг, не взглянув на утят.

— Почему у вас столько маленьких, а большие утки где?

— Инкубаторные у нас утята, — словоохотливо ответила женщина. — Без родителей растут. Приходи к нам на ферму, покажем инкубаторную станцию.

— С Анъяром можно прийти?

— Лучше без собаки приходи, а то старший зоотехник рассердится. Скажет, порядок нарушаем.

— Без Анъяра не могу, — сказал Марат.

Утята, досыта поклевав корма, снова потянулись к озеру. Солнце ярко светило, в воздухе стояла теплынь, хорошо им было бултыхаться в озере.

Марат пошёл дальше; в мелколесье показалось другое озеро, поменьше. Там тоже плавали утята. Здесь, должно быть, завтрак прошёл раньше, все птицы были на воде. От озера в сторону леса тянулась хорошо утоптанная тропинка. Марат пустил впереди себя собаку и пошёл прогуляться по лесу, возвышавшемуся над приволжской равниной. Из-за высоких камышей выглянуло третье озеро. И тут были утята, да ещё больше, чем в тех двух озёрах. «Сколько же их, вот бы перечесть! Наверное, никто не знает сколько. А может, знает?» — подумал Марат.

В тени дерева на самодельной скамейке сидел грузный мужчина в соломенной шляпе и курил трубку. Это был сторож, звали его Никандр. Он как-то заходил в деревню дедушки. Заметив Марата, Никандр нахмурился.

— Собаку сюда не води, — сказал он. — Научится уток таскать — беды не оберёшься. Штрафы придётся платить, даже у твоего отца жалованья не хватит…

— Анъяр без моего разрешения и колбасы-то из чужих рук не возьмёт, а на утят и смотреть не будет, — объяснил Марат. — А разве вы знаете, сколько здесь утят? — спросил он с любопытством.

— Ещё бы мне не знать, — сказал Никандр и прибавил, недоверчиво косясь на собаку: — При тебе-то он не смотрит, а ночью, когда ты спишь, наверное, выходит на охоту.

— Нет, Анъяр спит со мной в сенях. А дверь мы запираем на засов.

— Ты говорил, что твоя собака учёная. А учёная может открывать не только задвижку, но и ключ повернуть. Да что с тобой разговаривать! — рассердился Никандр и, раздвинув куст, сказал: — Посмотри.

На траве лежали четыре задушенных утёнка, выпачканные в грязи. На них было жалко смотреть.

— Этой ночью загубила какая-то тварь. Может, твоя собака? Чем ты докажешь, что не она?

Марат понял, что дядя Никандр невзлюбил Анъяра и готов наговорить на него.

— Если бы собака задушила утёнка, она тут же его съела бы. А здесь задушено несколько утят. Никто их не съел. Тут другой зверь побывал. Хищный зверь, — несмело сказал Марат. — Какой же это зверь?

— Если бы знать, — крякнул дядя Никандр, — всю ночь глаз не смыкал. С ружьём вокруг озера ходил, и на тебе! Утром нашёл вот четырёх задушенных. А у дальнего озера двенадцать утят загубили. Там целый пионерский отряд охранял. У вожатого и ружьё было. Слышали шум, переполох, подняли тревогу, пальнули из ружья, а зверя не видели.

— Давайте мы с Анъяром поможем вам. Скажите, когда разбойник приходил?

— Ночью, перед рассветом. Вот они снова идут, мои помощники. А ты сам-то внук дедушки Дениса будешь?

Марат рассказал сторожу о себе и с гордостью заключил:

— Анъяр — сторожевая собака. А вы знаете моего дедушку?

— Ну, как же не знать, — кивнул сторож. — Дедушка твой — известный человек. Мудрый, справедливый.

Марату было приятно слушать похвалу дедушке.

Всё громче становились звуки пионерской песни. Наконец показалась колонна загорелых ребят.

— Пионеры здешней школы, — объяснил дядя Никандр. — Взяли над нами шефство. Вызвались охранять утят, да никак не могут изловить разбойника. Уж очень ловок. Вот я думаю, не твоя ли учёная собака…

Когда пионеры подошли к ним, дядя Никандр объяснил им, что Марат — мальчик из города, приехал погостить к деду и тоже хочет помочь охранять утят.

Ребята окружили Марата, с любопытством разглядывали Анъяра, и тот смотрел на них дружелюбно.

Марат сказал, что его собака служила на границе, что дядя Алёша обязан ей жизнью и решил содержать её до самой смерти.

— Собака-пенсионер, — сказал с усмешкой Никандр. — Хорошо, если не она уток таскает, а то…

Ребятам его слова не понравились. Но взрослому человеку никто возражать не стал.

— А где твой дядя Алёша? — спросил кто-то из ребят.

— Он уехал строить плотину. Знаете такую реку — Нил? Вот на этой широкой реке, — сказал Марат. — А собаку мне доверил.

— Раз она учёная, пограничная, значит, сразу поймёт, что от неё требуется, — сказал вожатый.

Они условились, что вечером Марат придёт охранять утят вместе с собакой.

— Только ты днём поспи, а то ночью глаза сами слипаться будут, — сказал высокий веснушчатый паренёк Миша.

Марат побродил ещё по лесу, вернулся домой. У ворот его уже дожидался Миша.

— Давай дружить, — сказал он. — Прикажи собаке, чтобы она меня не трогала. Я ей кость принёс с мясом. — Миша вытащил из-за пазухи свёрток, развернул бумагу, бросил собаке кость. — На, Анъяр, бери.

Анъяр равнодушно посмотрел на гостинец и отвернулся.

— Почему она не ест?

— Потому что я ещё не разрешил, — объяснил Марат. — Голодать будет, но из чужих рук ничего не возьмёт.

— Ты познакомь меня с Анъяром. Пусть он знает, что мы друзья.

Марат подозвал собаку, пожал Мише руку и сказал:

— Это Миша, наш друг. Не трогай его.

Собака понюхала Мишины ноги и лизнула руку.

— Теперь Анъяр не будет тебя трогать. Не бойся, — сказал Марат.

Вечером Марат собрался вместе с пионерами на охрану прудов. Собаку он взял с собой, но дядя Никандр не разрешил её оставить.

— Сегодня мы побудем на посту без собаки, — заявил он. — Она нам помешать может.

— Чем это? — спросил вожатый, чувствуя себя виноватым перед городским мальчиком.

— Собачий запах может зверя отпугнуть, а когда её не будет, он опять придёт уток давить. А ты, Марат, не печалься. Отведи собаку домой, а сам приходи. Лишний человек не помеха.

Делать нечего. Марат послушался.

По команде дяди Никандра пионеры заняли посты вокруг озера. Через каждые пять шагов стоял часовой. Марат был рядом с Мишей. Как только стемнело, утята собрались на сухом берегу в одном месте и устроились на ночлег, грея друг друга. Только несколько утят даже на ночь остались на воде. Но их было мало.

Через каждые два часа менялись часовые. Те, кто остался в резерве, уселись у костра на поляне между двумя озёрами. Вожатый и дядя Никандр были вооружены охотничьими ружьями.

Первую смену ребята выстояли бодро. До одиннадцати часов ночи происшествий никаких не было. Когда Марат растянулся у костра на мягкой травке, Миша с горечью сказал:

— Неудачники мы. Не пришёл зверь в наше дежурство. Вот теперь ребята будут до часу стоять, они наверняка поймают разбойника.

Кто-то из ребят откликнулся:

— Важна ведь не слава, главное — зверя поймать.

Миша ответил откровенно:

— А всё-таки хочется победителем быть.

Марат ему шепнул:

— Давай не будем спать. Как услышим тревогу, сразу бросимся на озеро.

— Не будем, — согласился Миша. — А может, утят сом таскает. Знаешь, он хищный, и пасть у него… — зашептал Миша, всё шире раскрывая глаза.

Он не успел рассказать о повадках сома, как над озером прогремел выстрел, раздались крики ребят. Марат и Миша побежали к озеру. Там уже шумели собравшиеся пионеры, в тревоге метались сонные утята. Оказывается, зверь успел задушить трёх утят, но унести их ему не удалось. Куда он скрылся, никто не заметил.

Дядя Никандр расспрашивал мальчика, поднявшего тревогу:

— Откуда он подкрался?

— Точно не могу сказать. Я только услышал хруст вот здесь, в ивняке, да ветки зашевелились. После выстрела я его вообще не видел. Точно провалился.

— Может, это сом? — спросил Миша с надеждой.

— Что ж, по-твоему, сом по берегу ходит, крокодил это, что ли? — говорили ребята.

— Сом бы с воды утят таскал. А они вон целые.

Утром подсчитали потери. Задавлено на трёх озёрах четырнадцать утят. Не удалось пионерам уберечь их.

Вожатый с сожалением сказал, что нужно было оставить сторожить учёную собаку Анъяра.

— А что, если мы пустим его по следу? Можно? — спросил Марат.

Вожатый разрешил ему. Вместе с Мишей они сбегали за Анъяром. Марат привёл собаку на поводке, дал понюхать задушенного утёнка и приказал:

Анъяр

— Ищи, Анъяр!

Собака быстро взяла след и направилась в лес, возвышавшийся над низиной. За ней шли Марат, Миша, вожатый и дядя Никандр с ружьём.

Анъяр привёл их в балку, прорезавшую высокий берег до самой Волги. Здесь росла густая трава, и ветер качал одинокие кустики орешника. И вдруг прямо на Анъяра вылетела нарядная огненно-рыжая лиса. Вильнув хвостом, она бросилась в сторону: видно, вблизи была нора и там её дети. Но лиса не провела Анъяра. Он вырвал поводок из рук Марата, большими прыжками настиг лису, всей тяжестью обрушился на неё, прижал к земле. Дядя Никандр и вожатый бросились связывать ей лапы и морду. Лиса тявкала, скалила мелкие зубы, пыталась вырваться, зло сверкали её зелёные глаза. Лису упрятали в мешок, привязали к палке и понесли. Видно было, как зверь выгибается, ворочается, старается вырваться.

— Дядя Никандр, отдайте лису нам, для живого уголка, — попросил Миша.

— Это у Марата проси, его собака поймала, — отвечал сторож.

— Конечно, бери, — сказал Марат. — Вместе ловили, значит, она общая.

— У неё тут где-то должны быть дети, — сказал вожатый. Он хотел погладить Анъяра, но тот не дался. — Если мы не найдем лисят, через полгода вырастут новые разорители. Может, собака их отыщет?

Марат снова приказал:

— Ищи, ищи, Анъяр!

Но собака и сама шла в сторону балки, обнюхивая траву.

Нора находилась на обрывистом, покрытом кустарником склоне. По одну сторону от норы возвышался высокий глинистый берег, с другой стороны был обрыв, на дне которого зеленела болотная трава. Берёзки и кусты боярышника скрывали это место от постороннего глаза. Здесь лисам было хорошо. По утрам мать выводила лисят на маленькую полянку, угощала их добытыми за ночь лакомствами, а после завтрака лисята резвились на солнышке. Но стоило матери подать тревожный сигнал, как все три детёныша стремглав бросались вниз, в нору. А мать отводила врагов в сторону. Сегодня она тоже сумела запутать следы. Но Анъяра провести не смогла. Он нашёл «столовую» лисьей семьи. Здесь он долго кружил, временами останавливался, распутывая след. Марат очень волновался: ему хотелось во что бы то ни стало разыскать нору и доказать дяде Никандру, какой учёный и умный его Анъяр.

С полянки Анъяр медленно двинулся в сторону балки. Спустился по обрывистому берегу и затерялся в кустах боярышника. Люди смотрели сверху вниз, стараясь разглядеть собаку. Здесь трава была так высока и стояли такие заросли боярышника, что они ничего не видели. Но раздался лай Анъяра.

Анъяр

Все спустились и увидели нору. Дядя Никандр сунул туда длинную палку, чтобы выгнать лисят, но палка уткнулась в изгиб норы. Пришлось сбегать на ферму за лопатами. Рыли по очереди. Из норы пахло так тяжело и едко, прямо задохнёшься. И как это лисята могут там жить? Нора была глубокая, извилистая. От главного хода шли боковые, а лисят всё не было. Может быть, лисята ушли через запасные ходы? Но Анъяр рычал, не отходя от главного ствола норы, Раскопали правый лаз и в глубине заметили лисят. Нору осветили факелом. Лисята скалили острые белые зубы и тоненько тявкали. В их испуганных глазах отражался огонь факела. А лиса, посаженная в мешок, скулила и рвалась к детям.

Никандр обернул руку старым ватником и схватил одного лисёнка за шиворот, другие тоже вцепились в ватник. Так и вытащил он руку с повисшими на ней лисятами.

Еле разжали им зубы и оторвали от ватника, а потом, когда уложили в лукошко с крышкой, они в темноте притихли.

В тот день лисью семью подарили живому уголку школы.

С этого дня за Анъяром укрепилась слава настоящей учёной собаки. Теперь дядя Никандр не называл её пенсионеркой, а каждый вечер приходил к дедушке Марата и просил отпустить Анъяра на ночное дежурство.

Пионеры продолжали шефствовать над птицефермой, и утята с каждым днём становились всё больше и больше похожими на взрослых уток, крякали важно и ходили вперевалочку.

Разбой на озёрах прекратился. Все радовались, что удалось защитить и вырастить птиц.

Заведующий птицефермой объявил ребятам, что правление колхоза за труд школьников решило оборудовать для них слесарную мастерскую, а Марата, вожака пограничной собаки Анъяра, наградило почётной грамотой.

Дядя Никандр часто заводил с Маратом разговор о том, что такую собаку, как Анъяр, не надо запирать в городской квартире. Её место здесь, на ферме, чтобы работала на пользу колхозу.

Марат вспомнил, что тётя Шура тоже хвалила здешнюю местность и советовала оставить собаку у деда. «А ты будешь приезжать на каникулы», — говорила она Марату. «Нет, этому не бывать, — решил Марат. — Анъяр друг, а друга не предают. Я без него жить не могу, и он без меня. Мало ли что сытно. Анъяру не только «нужно быть сытым». Они любят друг друга, а это главное. Пока дядя Алёша не вернётся из Египта, собака будет жить с Маратом. А потом, может быть, дядя Алёша увидит, как они подружились, и оставит ему Анъяра навсегда.

Всё проходит, подошли к концу и каникулы. Прикатила голубая «Волга». Это была папина машина. Марат с Анъяром выбежали навстречу. Но папы в машине не было. Рядом с шофёром сидела тётя Шура.

— Как ты почернел, вырос да и поправился, — сказала она, подбежав к Марату, и, нагнувшись, звонко поцеловала его в обе щеки.

Марат растерялся и обрадовался чему-то. Он осторожно взял тётю Шуру за руку, прислонился к ней. В это время подошёл Никандр. Он издали начал кланяться тёте Шуре и директорскому шофёру.

— Знаете, ошибся я, ругал тут вашу собаку, — заговорил он сразу. — А собака-то стоящая. Не хотел допускать её в птичий гарнизон, а она, оказывается, умная. Теперь я вас прошу — оставьте её нашу ферму сторожить. Будет ей сытно, привольно. Мы её не обидим. Собака-то не домашняя, заскучает без работы, — упрашивал Никандр.

Тётя Шура посмотрела на Анъяра; он словно понимал, что решается его судьба, и не отрывая глаз, умоляюще смотрел на Марата.

Марат крепко сжал руку тёти Шуры обеими руками и глядел на неё с отчаянием.

Она улыбнулась ему нежно, тихо пожала руку: понимаю, мол, и серьёзно ответила дяде Никандру:

— Без хозяина как решать? Вот скоро приезжает Алексей Нилыч, он, может быть, захочет взять собаку с собой. Не знаю, может быть, и оставит. Я ему вашу просьбу передам.

Марат не понял, правда ли приезжает дядя Алёша или тётя Шура сказала так, чтобы не обидеть Никандра. Не всё ли равно? Значит, тётя Шура поняла его и Анъяра тоже.

Марат отвернулся, чтобы скрыть радостную улыбку, но, будто поняв его, радостно и звонко залаял Анъяр.

Анъяр

home | my bookshelf | | Анъяр |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения



Оцените эту книгу