Book: Плесень



Плесень

Тихомиров Артем Юрьевич

Плесень


Чудовища на развалинах мира (2311 г.)

1

— Видел? Серега!

— Что?

— "Горилла"! Этажом выше!

— Откуда они здесь?

— Да говорю же, я видел!

Сергей повернул голову, и солнце тускло отразилось от защитных очков шлема.

Том указал рукой в перчатке куда-то наверх.

Лужин проследил направление.

Вооруженные штурмовыми винтовками рейдеры стояли у подножия полуразрушенной лестницы. Часть перекрытий между первым и вторым этажом давно обвалилась, и через провалы можно было видеть, что делается наверху.

Сергей присмотрелся.

Там все было как всегда. Мусор, бетонный и пластиковый лом, толстый слой пыли. Водопроводные трубы торчали во все стороны, как пальцы. Обрывки кабелей, покрытые отмершими ленточками "краснухи", напоминали свалявшиеся волосы великана.

Лужин трижды сверился с показаниями сканеров — вся плесень в обозримом пространстве была мертвой. В этом секторе города что "краснуха", что "чернуха" выглядели одинаково. Ученые говорят, жизненный цикл местных колоний закончился пару-тройку лет назад. Отмирая, плесень оставляла после себя локоны, крошащиеся в пыль от простого прикосновения.

— Если ты решил шутки шутить, то… — устало произнес Сергей после целой минуты ожидания.

В мертвом небоскребе не было слышно ни звука. То есть, это если не считать естественных, порожденных порывами ветра, вламывающегося в лабиринты этажей.

— Я правда видел, — отозвался Том.

— "Гориллу"?

— "Гориллу"!

— А ты знаешь, сколько эти твари шума производят, когда даже просто ходят по земле, не говоря уже о скачках по "деревьям"?

— Знаю!

Том Зверев, когда надо, становился порядочным засранцем. Если втемяшит что-нибудь в голову, не переубедишь. Но, с другой стороны, не особенных причин не верить ему не было.

Когда-то и Сергей был таким — не так уж и давно, если разобраться.

— Пойдем, разведаем, что там, — предложил рейдер.

Лужин немедленно схватил его за предплечье, стоило торопыге сделать шаг и поставить на первую ступеньку ногу.

— Нет! Ты никуда не идешь, — сказал он. — И я никуда не иду до тех пор, пока не доложу Миху.

— Ладно, валяй, — небрежно бросил рейдер, опуская винтовку и отходя к старому, изъеденному чужеродными микроогранизмами и покрытому толстым слоем пыли дивану.

Шестьдесять лет назад здесь был светлый холл, куда можно было попасть с улицы.

Люди приходили сюда, садились на диваны и стулья, разговаривали, обсуждали текущие проблемы. Смеялись, не подозревая об угрозе. Строили планы, где провести выходные или отпуск.

Сергей не мог представить себе эту жизнь, хотя просмотрел тысячи часов видеозаписей из прошлого.

Мира до Метеорита.

Для него все эти смеющиеся мертвецы были всего лишь миражами. И часто он задавал себе вопрос: может, все это чья-то шутка? Кто докажет теперь, что когда-то на Земле было все по-другому?

Слова выживших из ума стариков — не в счет.

Записи — подделка.

Мегаполисы-призраки — просто декорации для какого-нибудь шоу.

Том бродил по холлу, пиная мелкий мусор, лежащий на мраморных плитах, и демонстративно не замечал напарника.

Сергей усмехнулся. Том считал себя взрослым и терпеть не мог, когда с ним нянчатся. По его мнению, Лужина приставили к нему именно с этой целью — сопли подтирать.

Конечно, он ошибался. В желании повзрослеть, конечно, нет ничего зазорного, но Сергей считал, что парень торопится. Шестнадцать лет, что бы там не говорили, еще не возраст для свершений. И уж, тем более, не для нелепой смерти.

Вот и приходилось Лужину следить за новоиспеченным родственником. Признаться, та еще работенка.

Полковник Мих, командир рейда, отозвался не сразу, и голос его был недовольным. Радиоэфиром полагалось пользоваться только в самых крайних случаях, когда уж совсем припрет, а не ради забавы.

Прорычав "Слушаю", полковник выразил этим все свое раздражение.

Сергей доложил, что в таком-то квадрате, на втором этаже небоскреба предположительно была замечена горилла.

Мих принимал решение секунды три.

— Там есть, что взять? — спросил он.

Рейдер представил, как этот здоровенный мужик сидит на бетонном обломке стены возле броненосца и говорит в рацию, утирая пот. Шлем снял, оставшись в респиратора, рыжеватые волосы прилипли к залысине. Винтовка прислонена к громадному колесу трехосного вездехода.

Рядом с полковником, ибо он персона важная, стоят, как статуи, солдаты в полном вооружении. Боевой скафандр, глухой шлем с мультивизорами, штурмовые винтовки. Для охраны в дальних экспедициях лиц высокого ранга Служба Безопасности Бастиона всегда выбирает парней покрепче. Если ты охранник, а не просто боец, тебе и паек больше, и другие льготы.

— Вижу несколько кабелей длиной примерно метра по три-четыре, — сказал Сергей, наблюдая за слоняющимся по холлу Томом.

— Ясно. Срезайте их и возвращайтесь к точке сбора. На второй этаж ни ногой. Вас слишком мало.

— Понял, конец связи.

Сергей нажал на клавишу панели коммуникатора, встроенного в защищенное суперпластиком предплечье.

Том как раз обернулся, в его глазах читалась явная надежда. Парню хотелось приключений. Сергей покачал головой. Том сплюнул в пыль.

— Надо снять эти кабели. И возвращаться. Мих приказал.

— Мы могли бы завалить "гориллу"…

— Нет. Лично я не испытываю желания знакомиться с этой тварь, если она и существует.

— Но там выше может быть что-то интересное, — упрямился Том. — Двадцать этажей неизведанных территорий!

— Во-первых, у нас не было такого приказа, — отозвался Лужин, вынимая из набредренной сумки резак с вибролезвием. — А во вторых здесь, судя по всему, давно прошлись другие собиратели. Разве не видишь? Будь это не так, тут полно было бы всякого мусора. На стене вон там еще висел бы телек, но даже кронштейн вырвали. Пластиковые панели на стенах тоже исчезли. Так же, как мы, другие ловкачи забрали и увезли все полезное. Вряд ли мы что-нибудь найдем… — Сергею пришлось взойти на лестницу, что вела на второй этаж. Он быстро огляделся, ловя в звуковом фоне необычные колебания, и решил, что безопасно.

Тогда рейдер взобрался на остов перил и, балансируя, принялся срезать кабели. Пришлось вытянуться максимально, рискуя грохнуться, но в итоге ему досталось два обрезка длиной три метра каждый. Все добыча. В условиях, в которых живут люди на Земле, каждая мелочь в кассу. Силовой кабель в толстой оболочке, ранее бывший частью энергосети небоскреба, теперь так или иначе послужит колонистам Бастиона.

Сергей свернул добычу в два кольца, перевязал их скотчем, чтобы не размотались, и передал Тому.

Тот повесил импульсную винтовку на плечо и скорчил кислую мину. Его третий рейд не обещал закончиться ничем примечательным. Ни разборок с конкурентами, одичавшими бродягами, ни танцулек с мутантами в лабиринтах мертвых кварталов. Как всякий новичок, он наслушался от ветеранов всяких историй, и тоже захотел быть героем. Не стыдно. Нормально. Если ты мужчина, ты должен хотеть драки, потому что это значит, что ты здоров. И хотя в Бастионе, само собой, не придерживались деления на касты, но бойцы Службы Безопасности были все равно что кшатрии, воины. А воин, как известно, совершает подвиги. Так думал не только Том, брат Сергеевой жены Лики, но и все шестнадцатилетние сопляки. Лишь после первой серьезной передряги они меняли свое мнение. Кто-то разочаровывался, кто-то оставался доволен, кто-то становился осторожным философом, обретая умение называть вещи своими именами. Осторожность — не трусость. То, что Сергей не позволил сходить за "гориллой", лишь указывало на его опыт. Том не дурак, чтобы этого не осознавать.

Однако в итоге оба оказались не правы. Том со своим геройством, готовым стартануть в любой момент, и Сергей с его опытом и чутьем.

2

"Горилла" появилась тогда, когда они оба повернулись спиной к злополучной лестнице.

Высоколобые умники знают, что "гориллы" не водятся в городах, что из всего эволюционировавшего отряда приматов изредка в них можно встретить измененных мартышек и макак. Мутанты мигрировали далеко на север, заселив обширные территории Евразии. Здесь они нашли для себя много нового, в том числе невиданное на вкус мясо. Но макаку, которая уже мало имела отношения к своему предку, можно прикончить одним выстрелом, а с "гориллой" этот номер не пройдет.

Сергей, скорее, на уровне интуиции понял, что они не одни.

Гораздо раньше, чем тварина успела привлечь их внимание шумом, рейдер знал, в чем дело.

Том, правда, увидел ее раньше. Неизвестно откуда громадное чудовище занесло в мертвый город, где оно, вероятно, и промышляло долгое время. Может, даже успело поручкаться с людьми и попробовать, каковы они на вкус. По словам ученых, мутанты обладают громадным потенциалом к приспособляемости. И эта не походила на неуклюжих "горилл", она умела двигаться бесшумно, когда надо, и молниеносно прыгать, используя полуразрушенные небоскребы как стволы деревьев.

Сергей почти успел развернуться на сто восемьдесят градусов.

Штурмовая винтовка целила в тварь.

"Горилла" — по строению тела трехметровый шерстистый монстр удивительно напоминал это вымершее животное — замерла на верхней ступени.

Очевидно, прикидывала курс на атаку.

Лужин выстрелил. Иглообразные пули ушли в "молоко". "Горилла" прыгнула в сторону, предугадав их траекторию.

— Том! Вали за подмогой! Вызывай остальных!

Сергей услышал в ответ только слабый возглас.

Время вдруг растянулось едва ли не до бесконечности.

Парнишка торчал на одном месте лет двести, не меньше, пока рейдер посылал короткие очереди в ловко прыгающего монстра.

Наконец, не выпуская из рук добычу, Том помчался через холл к выходу из здания.

Рейдеров учат быстро бегать, даже тренируют по специальной методике. Если у кого-то с этим проблемы, ему путь в экспедиции заказан.

Том обладал длинными ногами и носился как бешеный, даже в полной защитной экипировке. Этот навык ему сейчас пригодился.

Звереву хватило трех секунд, чтобы достичь выхода.

Том выпрыгнул наружу, там поскользнулся на каком-то камешке и свалился прямо на пузырящееся пятно плесени.

Это была отживающая свое "чернуха", первичная форма, та, что в свое время переползал на Землю из Метеорита и убила больше народу, чем все остальные ее виды. Здесь и сейчас, в неагрессивной и медленно растущей стадии она была не опасна, но все равно, голой рукой "чернуху" согласился бы взять лишь дурак. Но скаф предохранял надежно.

Убедившись, что Том далеко, Сергей пошел в атаку. "Горилла" невероятно быстра, особенно, эта, и сильна, но уязвима. Лицевые кости ее черепа хрупкие, поэтому любой выстрел в "симпатичную" мордашку, как правило, смертелен. Но надо еще попасть. Это и пытался проделать Лужин, шагая вверх по лестнице. Некоторые мутанты теряются, если жертва начинает проявлять самостоятельность. "Гориллы", слышал Сергей, тоже.

Теперь стоило проверить, так ли это.

Прыгала тварь, вертелась и кувыркалась непостижимым образом. В ее распоряжении был весь этаж. Большая часть перегородок давно унесли, стены разломали, так что теперь было не понять, где и как находились квартиры. Этаж просматривался во всех направлениях. Ветер гонял по нему облака пыли, поднятые тварью.

Они-то и сработали наподобие дымовой завесы.

Рейдер понял, что не видит твари. "Горилла" воспользовалась этим и швырнула в него обломок бетона. Просвистев не хуже пули, он вылетел из из пылевой завесы и ударил Сергея в грудь.

Почти ничего не весящая бронеплатина из суперпластика — многослойного нанополотна, выдерживающего даже удар тяжелой пули из зенитки — хряпнула.

Часть энергии удара рассеялась, но все равно, под ложечку Сергею пришлось немало. Он почувствовал, как переворачивается в воздухе. Пол и потолок меняются местами, играя в чехарду.

Штурмовка выскальзывает из руки, поймать ее невозможно. Внутренности сдавливает. Какую же он скорость развил? Это даже забавно. Правда, только до тех пор, пока на всем лету рейдер не врезается в бетонную опору.

Рухнув на пыльный пол, Сергей хрипит от боли. Горилла где-то близко, можно уловить вибрацию пола, по которому она скачет. Вот уже скатывается по лестнице, нацелившись на него.

Встать не получается, в ушах гул, голова кружится. Сотрясение вызвало сбой в работе визоров, и изображение подергивается. Сергей пытается снять шлем, но застежку, конечно, заклинило. Тварь приближается, распространяя кислую вонь, напоминающую укусус, и сопит.

Кто-то открывает огонь длинной очередью.

Подмога! Через секунду Сергей понимает, что это не так. Ствол всего один. "Горилла" рычит, ее гигантское тело продолжает свой дикий танец.

Через секунду, продолжая отстреливаться, Том хватает Лужина за руку и пятается волочь к выходу.

— Где подкр… — Слова застревали в горле. Сергей с трудом прокашлялся и осознал, что ничего не видит.

— Они далеко, но скоро будут!.. Ах ты тварь! Я держу ее — не подойдет! — крикнул Том.

— Я же сказал… Вали! Тебе одному не сдюжить!

То, что произошло потом, прозошло быстро. Как всякое генеральное наступление мутанта, это было стремительным и не оставляющим шанса.

Всякий опытный рейдер знает: лучше всего "гориллу" валить в пять стволов, перекрывая ей пути к отступлению. Два мало, один — ничто. Тварь без труда уворачивается, а потом выбирает подходящий момент.

Примерно так же поступила и эта мразь, ее тактика мало отличалась от той, которую применяют "гориллы" в лесах. Все дело в длинном прыжке. Всей массой она обрушивается на человека, придавливая его к земле. После этого, как правило, никто не выживает, несмотря на броню. Рассказывали, однажды "горилла" опрокинула набок тяжелый броненосец — такова оказалась ее сила.

Тому не суждено было уцелеть.

Сергей не увидел, а только почувствовал, как громадная туша пролетела над ним, всколыхнув пыльный воздул.

Тут же раздался удар, слабо и мученически вскрикнул Том. Лужин больше не ощущал его присутствия рядом с собой. Холл заполнил торжествующий рев "гориллы". По инерции она врезалась в стену, расплющив остатки рейдера, и тут же занялась обедом.

Сергей знал, как звучит разрываемое человеческое тело. Броня удерживала пули и осколки, могла предохранить от огня и, конечно, защищала от всех видов плесени, но "горилла" просто отрывала жертве руки и ноги и высасывала мясо и кровь. Плевала она на высшую биологическую защиту и все остальное. В старину так люди поступали с лобстерами.

Рейдер встал на четвереньки, пытаясь наощупь найти штурмовку Том. Может быть, она рядом. Но пальцы в перчатке только месили пыль. Визоры окончательно отрубились, и Сергей наблюдал только тьму перед глазами. Пот струился из-под шлема.

Затем со стороны входа закричали.

Нет, Лужину показалось. Это не крик — вой ярости. Подкрепление, благословенное и проклятое, наконец, явилось. Рейдер почувствовал, как его душит хохот. Он стоял на четвереньках, как собака, и тряс головой, словно только вылез из воды. И хохотал.

Потом он узнал, как было дело. Подкрепление опоздало из-за другой "гориллы", которая напала на группу прочесывания в квартале отсюда. В шесть стволов справиться удалось без потерь, но время рейдеры упустили. Им осталось только окатить "гориллу" Сергея из подствольников.

Тварь не успела убежать. Одним зарядом ей подвредило коленный сустав, а другой попал в голову и разнес ее в клочья. Этим снайперским выстрелом полковник Роберт Мих подтвердил свою легендарную репутацию.

Черта с два. Это не могло вернуть Тома.

Истерика Лужина длилась недолго. Едва стихло эхо от разрывов, как ему удалось избавиться от шлема. Дышал он теперь через респиратор.

Один из рейдеров присел возле него.

— Живой? Не ранен?

Сергей оттолкнул его. На него смотрели, а он искал глазами место, где все случилось.

Мозг должен был обязательно получить подтверждение всему, иначе бы просто не успокоился. Важно знать, что все происходит не во сне.

Полковник Мих стоял над обезображенным телом Тома. Больше потное лицо здоровяка было задумчивым, словно у философа. Другие сгрудились возле "гориллы" и громадных кровавых брызг на грязной стене. Обсуждали мутанта, нюхая вонь подгоревшего мяса.

Сергей сделал шаг. Замер. Сделал другой. Мих повернул голову и долго не сводил с него глаз. Кто-то сунул в руки рейдеру винтовку, тот схватил ее деревянными пальцами в перчатке.

Лужин никогда еще не терял человека, за которого был в ответе. Мих знал и относился к этому с пониманием. Ему-то, полковнику, было не привыкать.

3

В этот сектор мегаполиса решили больше не соваться — как минимум, до выработки новой тактики. Если "гориллы", чей ареал традиционно находился южнее, сменили среду обитания, нужно посоветоваться с умниками, спецами по мутантам и постчеловекам. Авось у них найдутся какие-нибудь соображения. Сотрудничество ученых и эсбэшников вообще всегда плодотворно сказывалось на работе последних.



Полковник отдал приказ выдвигаться к опорному пункту, называемому Точка-3, и группа в тридцать бойцов начала загружаться в вездеходы.

Нынешний улов был небогатым. Контейнер броненосца, ехавшего в середине колонны, оказался набит трофеями только на четверть. Весьма негусто даже для нынешних времен, когда основную массу барахла порядком почистили. Бывают, конечно, и неудачи, Сергей участвовал в таких вылазках, когда машины возвращались пустыми. Но рейды должны продолжаться. Много еще на Земле того, что бросили умирающие люди. Когда пришла Великая Смерть, у большей части населения просто не было времени позаботиться об имуществе. Люди умирали среди своих вещей. Дорогая электроника, автомобили, бытовая техника, домашние роботы, сейфы с деньгами и драгоценностями. Оружие. Все это стало потом добычей выживших, тех, кто сумел убежать от плесени, скрыться и начать новую жизнь. Мертвецам имущество ни к чему, зато оставшимся пригодится. Так появились рейдеры. Собиратели. Охотники. Солдаты.

Первые десятилетия были особенно жаркими для жителей Бастиона. Мародеров и бандитов оказалось слишком много, и пробиваться себе пути в города, где находились ресурсы, приходилось с боями. Особенно жестко — до появления "желтухи" — сражались за еду. В убежищах, где просто ютились обезумевшие люди, процветал каннибализм. У этих бедняг не было шансов, они умирали от мутаций, от рук другу друга, от черной и коричневой плесени. Сходили с ума, превращались в зомби. И снова убивали. Для попавших в круговорот этого кошмара смерть была избавлением.

Отец Сергея, тоже рейдер, рассказывал, как им пришлось однажды уничтожить полторы сотни гниющих заживо людей, которые прятались в подвале большого офисного здания. Их вой и крик, говорил отец, преследовали его в кошмарах. Командир рейда принял тогда решение применить зажигательные гранаты и бензин. Большая часть несчастных погибла сразу, тех, кто выбегал, охваченный пламенем, расстреливали. Крики не стихали долго, и эхо гуляло по длинным и широким проспектам мегаполиса.

Сергей застал более спокойную эпоху. Большая часть тех, кто просто ютился, где попало, бандиты, мародеры и одиночки погибли. Кто-то умер в борьбе за выживание, кого-то настигла плесень. В северном полушарии, в евразийском регионе она частично приспособилась к холодному климату, но все равно — сколько ей требовалось жертв, столько она и взяла. И продолжала брать.

У Бастиона были отличные лаборатории, отличный учебный центр, аппаратура, ресурсы. Не сказать, чтобы колония в чем-то сильно нуждалась, но рейд есть рейд, как говаривал отец Сергея. Любая мелочь, даже просто пластиковая крышка от унитаза, может пригодиться. Плесень по-прежнему властвовала на Земле, и вопрос, кто останется на ней полновластным хозяином, она или все-таки люди, еще не решен окончательно. Колонисты Бастиона доказывали свое право на жизнь и борьбу каждодневно. В том числе такие невезучие герои, как Том.

Сергей сидел на металлическом полу грузового отсека вездехода. Машина была переоборудована для перевозки вооруженных подразделений и дополнительно усилена броней снаружи корпуса. Так уж получилось, что в распоряжении бастионцев с самого начала попал именно гражданский транспорт, а не навороченные БТРы. Был, вообще-то, один, но в ранний период истории колонии его подбили управляемой ракетой мародеры. Так что до сих пор вся надежда была на этих трудолюбивых лошадок. Правда, Сергей слышал, что умники разработали новую машину, но дальше слухов дело не шло. А не мешало бы. Зимой в броненосцах становилось холодновато, несмотря на усовершенствованную систему обогрева.

Впрочем, такие мелочи его не интересовали. Терял ли он друзей в рейдах? Да. Троих парней, с которыми дружил с детства. Но никогда почему-то не было так больно. Сердце словно высохло и съежилось.

Сергей сжал в руке жетон, который подобрал с грязного окровавленного пола.

На нем было выдавлено имя Тома и его номер. Рейдер, спасший ему жизнь, лежал, наглухо застегнутый в пластиковый мешок на полу броненосца. Пять бойцов, занимавшие скамьи, приваренные к стенкам, избегали смотреть в сторону Сергея. Куда угодно, только не на него. И никто не лез с утешениями и проповедями.

Колонна двигалась к выезду из города. Турельные пулеметы, управляемые из кабины при помощи компа и джойстика, целили в пространство. В броненосцах стрелок всегда сидит возле водилы. В случае опасности он подключается к системе через шлем и приступает к игре. Электроника помогает наводить, указывает наиболее удобные цели. Человеку остается только жать на кнопку. Быть стрелком — круто. Каждый салажонок, попадающий в СБ, мечтает стать им. Местечко тепленькое, даже при самом крутом форс-мажоре ты своего места не покидаешь. Отстреливай себе мутантов да радуйся. Чушь. Сергей пробовал, и его интереса хватило на час тренировки. Ничто не может заменить настоящей вылазки в мертвый город или в лабиринты гигантского завода, где обитают колонии псевдотигров. Ни один рейдер не променяет живую охоту на отсидку в тылу. Разве только маньяки-стрелки, которые не от мира сего.

Мысли постоянно сбивались. Сергей заставлял себя прокручивать в уме всю последовательность событий. Ошибка закралась именно тогда, когда он не поверил Тому.

Состроил из себя умника, опытного рейдера. Дал им обоим расслабиться. Правильной тактикой было свалить оттуда сразу, не отвлекаясь на проклятый кабель. Они купили два мотка силовухи за жизнь Тома. Вот как получается.

Сергей раскрыл ладонь. Стер большим пальцем с жетона кровь. Он не знал, как правильно сообщить Лике о смерти брата. У его жены и родственников-то больше нет, только и оставался этот балбес, лезущий в герои.

Рейдер сжал кулак. Не он первый, не он последний. Скажет как-нибудь.

После очередного поворота, в узкую прореху амбразуры в борту хлынуло солнце. Луч ударил сначала Сергея в лицо, потом прополз по его бедру и коленке и перешел на мешок с трупом. Рейдер ощутил дрожь. Он слишком много думает о смерти. В Бастионе учат, что это вредно. Тренируют подавлять этот страх и мысли, что он тянет за собой. Первый шаг к потере боевого духа — мучиться чувством вины.

Сергей поднялся и сел так, чтобы можно было смотреть в амбразуру, закрытую толстым пуленепробиваемым стеклом.

Мимо вездехода тянулись развалины мегаполиса. В основной своей массе здания были целые, только с выбитыми стеклами и пустые после многочисленных зачисток. Однако в некоторые местах попадались обширные участки руин. Тут когда-то шли бои. Бетон хранил следы попаданий и пожаров. Повсюду вперемешку со строительным боем лежали ржавые осколки снарядов, и остовы подбитой техники, слишком тяжелые, чтобы можно было их увезти.

Было множество костей. Мало до кого не добрались падальщики, поэтому целых скелетов Сергей не видел. Черепа весело ухмылялись ему под чистым небом, а среди развалин бродили тени. Птицы кружили в высоте, для чего и зачем — неизвестно.

И повсюду плесень.

Когда-то здесь ее было больше, она покрывала здания и улицы толстым слоем, хотя и не сплошным. Черная, коричневая, красная, все вперемешку. Ее уродливые наросты походили на чьи-то воплощенные кошмары. Там остров заразы, здесь, или на отвесной стене вырастает какая-нибудь дрянь, от вида которой волосы шевелятся на голове.

Теперь не так, как раньше. На многих улицах плесень практически умерла. Местные колонии отживали свое, превращаясь в серу, похожую на пепел труху. Сильные порывы ветра, грозы, ураганы разрушали былое царство плесени. В иные дни, Сергей сам видел, целые облака летучей пыли вздымались над пустыми башнями города и кружились в танце. Жуткое зрелище. Пыль эта была ядовита, вызывая скоротечный рак мозга, поэтому без маски с нанофильтрами высшей защиты появляться тут было нельзя. Умирая, инопланетная зараза всеми силами пыталась утащить с собой кого-нибудь еще. Иногда ей это удавалось.

Сергей сощурился, наблюдая, как солнце по мере продвижения каравана то прячется за развалинами, то выглядывает, то снова прячется. Дневного света рейдер не видел до десяти лет, до момента, когда его отобрали в числе других детей для начального курса тренировок.

Ему и сейчас представлялся тот день.

Начало осени. Лес, покрытый рыжиной, и теплый ветер. Десять детей только что вышедшие на настоящую почву из переходного отсека внешнего шлюза. На них маски и очки и легкая учебная броня. Никто из них не слышит приказов инструктора. Они смотрят на солнце. Пораженные до глубины души.

Сергей помнил, что плакал. Ему не было даже страшно, хотя по спине бежали мурашки. Просто плакал. Сейчас при воспоминании об этом Лужину становилось неловко, свою тогдашнюю реакцию он считал глупой. По меркам современности десять лет — уже не ребенок, значит, мог бы отреагировать спокойнее.

Еще над ним смеялись однокашники. Почти никто из них не дожил до сегодняшнего дня…

Опорник располагался возле скоростной трассы, выходящей из города на север. Местность тут хорошо просматривалась и простреливалась в случае необходимости. Запас продуктов и боеприпасов позволял вооруженной группе продержаться за стенами мини-крепости довольно долго.

Каждый раз, когда очередной рейд шел в город, положено было останавливать на Точке-3. По возвращении — тоже. Особенно, если привезли трупы.

4

Караван прошел над участком полуразрушенной эстакады, осторожно объезжая громадные бетонные обломки и завалы из каркасов автомобилей, покрытых плесенью.

Маршрут был давно известен, здесь не ожидали сюрпризов, хотя тщательно просматривали окрестности со сканеров и внешних камер.

Дважды вдали заметили стадо лошадей (громадных копытных тварей, мутировавших из простых лошадей, которые навострились питаться коричневой плесенью). У них был брачный сезон, и орали мутанты, словно пьяные слоны.

Встречалась и другая типичная для постметеоритного мира фауна. Например, "циркачи". Когда-то они были людьми, но "краснуха" проросла внутри них, перекорежила, изменила до неузнаваемости, наделив к тому же способностью размножаться.

"Циркач" не зря получил свое название. Напоминал он смесь клоуна, акробата, одетого в облегающее трико, и какой-то обезьяны, передвигался на четвереньках, постоянно совершая прыжки. Стаи этих тварей, опасных только в больших количествах, рыскали среди развалин. Каравану они не угрожали, но при случае передвижения стай тщательно протоколировали, для умников, занимающихся изучением нового животного мира.

Дома внезапно исчезли, остались позади. В амбразуру Сергей видел, как потянулась до горизонта пыльная гладь, прореженная холмами. Броненосцы двигались по скоростной шестнадцатиполосной трассе, почти целой, если не считать большой выбоины, оставленной упавшим самолетом на полпути между въездом в город и Точкой-3.

Обломки лайнера давно растащили, остался только кратер. Перед глазами Сергея промелькнул последний признак мегаполиса, ржавый, чудом уцелевший на опорах стальной щит, покрытый ржавчиной и отмирающей плесенью.

ЕКАТЕРИНБУРГ

Из уроков истории Сергей помнил, что так называлась столица Урала. Это на склонах Уральского хребта, почти в центре бывшего квазигосударственного конгломерата Евросибирь.

Сергей смахнул со щеки каплю пота, которая ползла и щекотала кожу.

Впереди показался, наконец, опорный пункт. У бронированных ворот, двигающихся на шарнирах, устояла группа вооруженных бастионцев. Они казались неподвижными, вырезанными из бумаги.

Что случилось с метеоритом? Он упал (2251 г.)

1

Это случилось обычным днем 3 сентября. Метеорит, по расчетам специалистов, весивший двести двадцать килограмм до вхождения в атмосферу Земли, прочертил пологую дугу в вечернем небе и упал в окрестностях Рима. По пути он стал легче почти на треть, но все равно принес немало разрушений.

Под удар попала вилла одного богатого итальянского промышленника. Хозяин и его семья были дома и погибли в одну секунду. После возник пожар, перекинувшийся на лес и соседние особняки. Воронка на месте виллы была диаметром двадцать метров и глубиной пять. Очевидцы рассказывали в интервью центральным телеканалам, что зарево в ту ночь было видно за тридцать километров. А еще люди помнили удар и сотрясение почвы. Службы слежения зафиксировали толчок силой в два балла и частичное обрушение зданий за километр от эпицентра падения. Хозяин виллы и его семья стали первыми жертвами Метеорита, как его стали звать потом, с большой буквы (хотя имен ему успели дать множество). Первыми из миллиардов.

По официальным данным, к утру пожар был потушен, но пожарные обследовали окрестные холмы еще сутки на предмет возможных очагов возгорания. Однако эти мелочи мало уже кого интересовали. На пепелище съехалось огромное количество ученых. Толпы любопытных валили отовсюду, грозя устроить неслыханный бедлам. Ситуация дошла до того, что президенту пришлось срочно мобилизовать в район катастрофы дополнительные подразделения полиции и армии.

Любопытных с трудом оттеснили от воронки, создав буферную зону диаметром сто метров, и эвакуировали всех, кто жил неподалеку. Следом за астрономами и охотниками за метеоритами примчались службы биологический и химической защиты. Их послало правительство Центрально-европейского сектора Евросибири. Чиновники вняли голосам осторожных специалистов, твердивших о потенциальной опасности небесного гостя. Зону закрыли на карантин и доступ к нему ограничили даже для самых известных астрофизиков.

Пока решался вопрос, что делать с находкой, шли полевые исследования, чьи результаты (прошедшие цензуру), выкладывались в Интернет. Общественность имела право знать. Сутками напролет выступали по телевидению разного рода эксперты. Основную часть населения интересовало, как могло получиться, что орбитальные силы проворонили такой большой объект? Что было бы, упади он на здание Центрального Правительства Евросибири? Или на столицу Всеамериканских Штатов? В нынешнюю эпоху, когда люди побывали на ближайших звездах и освоили Солнечную Систему (хотелось бы в это верить), подобная ошибка выглядит странной.

Эксперты убеждали всех и каждого, что ничего фатального в этом происшествии нет. Приводили цифры, графики, статистику, суть которой большинство не понимало и не желало понимать. Состояние глухой контролируемой паники — так охарактеризовалось положение в обществе в отчетах аналитики спецслужб.

Религиозные лидеры тоже подлили своего масла в огонь. Ватикан взялся устраивать молебны, в которых участвовали миллионы людей. Проповеди Папы даже самый толерантный политик уже не мог назвать успокоительными. Трактовать падение метеорита так близко от тысячелетнего города можно было, разумеется, только с эсхатологических позиций. Научные споры стали напоминать религиозные. Поилась кровь. Через полторы недели группа фанатиков смертников попыталась прорвать карантинный периметр. Войска открыли огонь, убив и ранив двадцать пять человек. Это был второй урожай, который собрал метеорит.

Но те двадцать пять сумасшедших стали лишь разминкой перед основной частью. Ибо Конец Света, который так ждали религиозно настроенные массы, грянул буквально на следующий день после того, как трупы с места бойни были собраны и полиция начала расследование.

В ночь на 5 октября 2251 года первичная форма, черная плесень, или, как ее назвали потом, "чернуха", перешла к активной фазе и начала размножаться. Ей понадобилось всего десять минут, чтобы убить группу работающих с метеоритом ученых. Они были в костюмах высшей защиты, но она лишь приостановила заражение. На пару минут, самое большее.

Ученые не покинули периметра и не успели позвать на помощь. Черная плесень превратила их в обезображенные трупы, скрюченные в нелепых позах и источающие зловоние. Убив первых людей, "чернуха" начал стремительно адаптироваться и изменяться. К утру она выбралась из кратера и набросилась на охрану. Солдаты и полицейские успели сообщить о происходящем. Красный код поставил на уши весь расквартированный у зоны падения гарнизон. Карантинные силы действовали строго по инструкции, но это не имело ровным счетом никакого значения. Инструкции не предусматривали рост плесени и даже больше, самого ее появления. Черная дрянь, клубящаяся, как пена и разбрызгивающая в воздухе токсичные аэрозольные облака двинулась в наступление.

Было подсчитано — когда было еще, кому считать, что в своей начальной стадии, самой агрессивной, рассчитанной на быстрый захват территории — плесень двигалась со скоростью пятнадцать метров в минуту. Человек, к тому же, испуганный, несомненно, передвигался, куда быстрее, но шансов спастись все равно было мало. Вдохнувший токсичных выбросов "чернухи" погибал в течение минуты в жутких мучениях. Симптомы были похожи на поражение химическим оружие оружием гнойно-нарывного действия и не оставляли шансов на выздоровление. Зараженных не успевали довозить до госпиталей и больниц. Никто даже не пытался.



Уже через полтора часа после того, как мицелии "чернухи" выбрались за пределы зоны карантина, в Риме началась паника. К тому времени погибших уже некому было считать. Самый осторожный прогноз указывала на цифру в триста тысяч. Это оказалось лишь началом Большой Жатвы.

Сколько людей погибло в Риме от давки и паники, а сколько непосредственно от нашествия плесени, никто так и не узнал. Один из крупнейших городов Евросибири превратился в зловонную скотобойню в течение пяти суток. Кто сумел уехать, сбежать, мало походили на нормальных людей и прожили очень недолго. Потомкам остались обрывочные видеозаписи того, как седые, похожие на призраков, жители Рима давали показания. Они рассказали о реках крови, вывороченных внутренностях, о безумии и убийствах, которых не видел мир. Они были правы. Ни с чем подобным Земля еще не сталкивалась. Пока правительства собирались на совещания и решали, что делать, "чернуха" шла в наступление и захватывала все большие территории. Съемки с военных вертолетов и беспилотников в реальном времени показывали, как чернота распространяется во все стороны. Для нее не было препятствий. Горы трупов, целые поля, заваленные агонизирующими телами, плесень пожирала за считанные минуты. Дома, дороги, леса — все исчезало под черным ядовитым покровом. Плесень лезла в воду, мигрируя вниз по течению, и заражала другие населенные пункты. Споры инопланетного микоза шли в авангарде, опережая основные силы, убивали и сеяли панику. По всему Южно-европейскому сектору началась паника. Армия и полиция не в силах были справиться с потоком обезумевших людей. Разлагающиеся в теплую погоду тела вызвали вспышку чумы и холеры, и эти болезни косили людей не хуже "чернухи". Грибы изменили штаммы, сделав их куда более смертоносными, чем раньше.

Как только пал Рим и вся центральная область Италии превратилась в зону заражения, правительство Евросибири, наконец, решилось на отчаянные меры. Объединенные Вооруженные Силы уже готовы были выдвинуться и ждали приказа. Президент подписал Указ о чрезвычайных мерах, после чего и началась короткая, яростная, но бессмысленная для людей война с инопланетным нашествием.

Авиация и морская артиллерия начали массированный обстрел зараженных районов 1 ноября 2251 года. Применялись самые мощные бомбы и заряды, в том числе термобарические и с обедненным ураном. Били также с орбиты, с военных спутников СВЧ-излучателями и солнечными лазерами, выжигая территории в сотни квадратных километров. Под удар попадали толпы беженцев, но это никого не интересовало.

Мир был в ужасе. После первых же залпов стало ясно, что "чернуху" остановить не удастся. На время приостанавливая рост, микоз словно бы собирался с силами и совершал еще более стремительный бросок. Ученые в один голос говорили о фантастической приспособляемости "чернухи" и способности производить жизнеспособные мутации.

Высоколобые были в восторге, хотя их чувства мало кто разделял. Особенно спустя неделю, когда плесень, целиком покрыв и уничтожив Паданию, отправилась в Центрально-европейскую зону. Небо закрыл дым пожарищ, тучи пыли скрыли солнце. От гари и пепла стало невозможно дышать, но люди еще надеялись остановить заразу.

Решено было применить нейтронное и ядерное оружие. Удар был нанесен по Швейцарии и Австрии, стерты с лица земли Балканы, но и тогда "чернуха" выжила. Специалисты сошлись во мнении, что радиация в тоге лишь помогла плесени эволюционировать, либо просто подстегнула к развитию до сего момент дремавшие вторичные формы. Так их назвали, вторичными, просто для удобства, потому что никто и понятия не имел, какова правда на самом деле.

Исследовать "чернуху" всесторонне не было никакой возможности. Никакая существующая на тот момент защита не выдерживала прямого воздействия микоидных токсинов и спор. Но пока оставалась возможность изучать плесень на расстоянии, ученые работали, наблюдали, делали выводы. На разработку эффективного оружия были выделены громадные средства, однако времени уже не хватило. "Чернуха" научилась перемещаться на дальние расстояния.

Первое заражение на орбите произошло в середине ноября. Через четыре дня одна из орбитальных станций превратилась в громадное кладбище. А внизу беженцы разносили споры плесени во все уголки мира, усугубляя и без того тяжелейшее положение.

Ко второй половине декабря 2251 года вся европейская часть Евросибири была уничтожена "чернухой". Правительство эвакуировалось на восток. Оттуда же, согласно плану, еще был шанс убежать на орбиту, но еще в полете связь с космосом пропала целиком и полностью.

Даже спустя шестьдесят лет никто не знал, выжил ли кто-нибудь за пределами Земли и что случилось с дальними экспедициями. И, в общем, всем было не до того. Мир погибал. Экономики стран давно рухнули. Население сократилось почти в половину. Мертвых, естественно, никто не хоронил, и планета представляла собой громадное зловонное месиво.

Дольше всех сопротивлялись Всеамериканские Штаты, но и их, в конце концов, накрыло — зараза просто переплыла через Атлантику.

И тогда появилась коричневая плесень. Сначала ее не отличали от черной, но она вела себя по-другому. "Каряя" прорастала внутри людей, зомбируя их и превращая в обезумевших убийц. Они жили гораздо дольше, сбивались в толпы и охотились за выжившими. С воздуха стада зомбированных поливали напалмом и засыпали гранатами. Лишь так можно было остановить нашествия живых мертвецов. Самые жуткие кошмары общественного сознания оживали на глазах, однако коричневая плесень не была единственной вторичной формой.

"Краснуха" оказалась по воздействию куда изощреннее — поражая организм, она уже перетряхивала его ДНК, образовывая некий симбиоз. Новый зомби был здоров, насколько это возможно, но становился другим существом. Так появились разные виды пост-хомо сапиенс. Часть мутантов погибла, часть приспособилась в результате поистине ураганной эволюции, и образовала новые виды. То же самое произошло с флорой и фауной Земли, той, что выжила и заразилась "краснухой". Большая часть прежних видов погибла, но остальные изменились. На месте старых лесов выросли новые. Несекомые, животные и даже микроорганизмы приспособились к новым условиям, им уже не страшная была даже "чернуха".

Так оставшиеся люди стали свидетелями открытия новейшего этапа эволюции. Историки относят его начало к середине 2252 года, когда группа храбрецов биологов описала первый вид хвойного растения, появившегося в северном полушарии. С той поры специалисты, по крайней мере, в Бастионе составили каталог более чем из тысячи новых видов флоры и фауны.

В северном полушарии дела обстояли немного лучше. Наступившие холода приостановили рост плесени. В большинстве районов зараза взяла тайм-аут, чтобы собраться с силами и выработать новую тактику. Люди получили небольшую передышку и набросились друг на друга. Население Земли к тому времени составляло всего пятнадцать процентов от прежнего. Выжившие, те, что заранее не успели обзавестись приличным убежищем, дрались за каждый кусок пищи, за тухлое мясо, за трупы своих сородичей.

От цивилизации не осталось практически ничего. Оружие применялось без разбора и до тех пор, пока было что и против кого применять. Повезло лишь тем, у кого нашлись сильные лидеры. Они уходили подальше от городов, не вступая ни в какие разборки, и боролись до конца. Многим не удалось. Колонии гибли от болезней, голода, орд голодных мутантов и пост-человеков. Природа больше не могла помочь своим чадам, она сама превратилась в некий чужеродный организм. Плесень изменила все. Саму эволюцию. Планета теперь не принадлежала людям, ведь даже людьми эти жалкие кучки безумцев и зомби назвать было нельзя.

Спустя пять лет организованная разумная жизнь сохранилась только в хорошо защищенных убежищах, как правило, построенных задолго до Метеорита на случай ядерной войны. Они оказались очень кстати. Ирония состояла в том, что ни одно из убежищ так и не было занято теми, для кого их строили. Все чиновники и "элита" погибли или просто не добрались до спасительных бункеров.

Последние представители власти на планете, группа функционеров Евросибири, попытались убежать на орбиту и, как говорят, им даже удалось выйти за пределы атмосферы, но плесень настигла их и на борту шаттла. Где-то приняли сигнал бедствия и услышали дикие крики, после чего официальная власть старого мира Земли перестала существовать.

Уцелевшие ученые надеялись, что через пару-тройку лет плесень сойдет сама, погибнет в конкуренции с туземными микроорганизмами. Это давало колонистам надежду. Никто не хотел думать, что их мир потерян навсегда. Люди работали, занимались исследованиями, ждали, терпели, верили.

Но прошло пять, шесть, десять лет — плесень не уходила. На Земле она чувствовала себя вольготно. Враждебную среду она подстроила под себя, а то, что не поддавалось перековке, просто уничтожила.

Возможно, где-то и когда-то во вселенной она уже проделывала нечто подобное, да — тут оставалось только выдвигать гипотезы. Тем не менее, спустя семь лет стало ясно, что больше массированных наступлений первой поры ждать не приходится. Черная, коричневая и красная плесень по-прежнему росли и представляли смертельную опасность, однако с ней уже можно было бороться.

Медленно, метр за метров удавалось отвоевывать у плесени землю. Помогали холода. Огнем и льдом люди боролись с заразой, отгоняя ее от своих рубежей, и изобретали средства защиты. Бастиону было легче, чем остальным. Научный потенциал и производственные мощности убежища позволили умникам достаточно быстро создать принципиально новые средства защиты от токсинов и спор плесени, а также разработать новое поколение универсальной мультисредной брони для выхода на поверхность.

В ней вышли через шлюзы наверх утром 14 мая 2259 года первые рейдеры во главе с Генералом. Они первые из бастионцев за восемь последних лет увидели яркое весеннее солнце. И мир, изуродованный плесенью. Новые растения, новых животных. Как писал Генерал в своих воспоминаниях: "Мы словно очутились на другой планете". По сути, он был абсолютно прав. Теперь, шутили первые рейдеры, надо и название другое дать этому миру. Может, Плесень? В этом даже что-то есть.

Бастион не испытывал проблем с водой, но спустя годы объема производства продуктов на фермах и в теплицах перестало хватать. Целью самой первой экспедиции было просто найти источники питания. Будут ли это растения, животные — неважно. От этого зависела жизнь двух тысяч пятисот пяти человек.

Рейд продлился полторы недели. Двадцать бойцов во главе с Генералом прочесали местность в радиусе тридцати километров от выхода, но увидели только изменившийся лес и стаи жутких мутантов. И еще обнаружили буйные заросли губчатого желто-горчичного вещества, произрастающего на склонах каменистых холмов.

Рейдер, который первым подошел и рукой в перчатке отщипнул кусочек "желтухи", звали Иван Малинин. "С виду похож на хлебный мякиш", — сказал он, смеясь.

После возращения рейда, образцы нового вещества попали к ученым. Вскоре выяснилось, что вылазка все-таки имела результат. Мало того, удача, улыбнувшаяся поисковикам, в корне изменила жизнь Бастиона. Больше людям не грозил голод. "Желтуха" оказалась не просто похожа на хлеб, а оказалась абсолютно безвредной и съедобной. Грибные культуры, лежавшие в ее основе, были сходны по характеристикам с самыми ценными съедобными грибами, существовавшими когда-то на земле, но куда сложнее, разнообразнее и питательнее.

В "желтухе" обнаружились, помимо растительного белка также углеводы, минеральные вещества и основные витамины. Сто грамм сырой "желтухи" могли заменить по всем показателям большой обед для одного человека, состоящий из мясных, рыбных блюд и десерта.

Бастионцы стали употреблять ее в пищу, изобретать новые кушанья и даже выращивать, причем в любых количествах. "Желтуха" прекрасно росла даже на голом полу, нуждаясь лишь в простейшей "подкормке" — солнечном свете, точнее, ультрафиолетовом излучении, которое ей обеспечили в достаточном количестве.

Со времен Метеорита открытие желтой плесени, третьей по счету вторичной формы, стало самым важным для людей.

Надеждой, что все еще можно исправить.

Это было еще до Тыквенных Войн, в которых рейдерам Бастиона тоже пришлось поучаствовать. Тогда многотысячные орды бандитов и мутантов бродили по Екатеринбургу и городам-спутникам, сражаясь за крохи, что бросили после себя мертвецы.

Образовывали свои псевдогосударства, существовавшие от силы месяца два-три, а потом распадающиеся после борьбы за власть. Колонисты Генерала официально не контактировали ни с кем из бродяг, лишь изредка подбирая и принимая в свое сообщество отдельных беглецов. Врачи говорили, что не мешало бы время от времени впрыскивать в генофонд убежища новую кровь.

С первого дня бастионцы искали союзников, с кем можно было бы объединиться. Перейти на новый этап существования, вероятно даже, в перспективе, начать осваивать поверхность.

Долго эти поиски ни к чему не приводили. Казалось, что на всей Земле нет больше убежищ такого уровня, где люди сохранили цивилизацию в должном объеме.

Особая группа связистов круглосуточно обшаривала эфир в поисках сигналов. Это напоминало попытки найти внеземную жизнь в безбрежном космосе при помощи настольной радиостанции. Была старая штука насчет того, что быстрее действительно отыщутся пришельцы, чем кто-то из нормальных выживших. Спустя время удача все-таки улыбнулась Бастиону, но произошло это много позже.

Дети подземелья (2302 г.)

1

Сергей задремал, но тут же чей-то локоть ударил его по руке.

— А ну не смей!

Рядом с ним за одной партой сидела Лика. Сколько он себя помнил, у нее всегда были короткие волосы. Светлые, шелковистые, красивые. Лика не умела ценить их и даже не допускала мысли, чтобы отрастить хотя бы до плеч. Сергей же часто фантазировал, как локоны девочки спускаются до самой талии, и она заплетает их в косу. Но девочку фантазии не интересовали, характером она пошла в мать, Амалию, которая занимала в Комитете Продовольствия Бастиона важный пост. Сергей привык видеть эту женщину с вечно поджатыми губами исключительно в форме. Этакой взрослой копией подруги.

— Спишь? — Лика всегда серьезно относилась к занятиям и не выносила вольностей.

— Ну, заснул ненадолго, — ответил шепотом Сергей и принялся растирать глаза. — Вчера мы весь день бегали в полной выкладке. Я устал.

Лика смотрела на него сердито.

— А ты видел, чтобы я спала после занятий в моей группе?

Сергей улыбнулся.

— Нет. — Лучше ответить честно, не юлить.

— Вот именно. Надеюсь, ты не слабак.

Девочка отвернулась, продолжая внимательно слушать высокого человека, стоящего у доски.

Сегодняшний день был посвящен теории. Завтра — опять сплошная беготня, тренировки с оружием и изучение технических средств, но сегодня можно немножечко расслабиться. Например, подремать в полглаза.

"Ну да, подремлешь с некоторыми…" — тоскливо подумал Сергей, делая вид, что ему тоже интересно.

Уже два года он и его сверстники обучались по особой программе. На прошлом этапе, начинавшемся с пятилетнего возраста, не было ничего сложного, ад наступил позже. Группу детей обоего пола после тщательного тестирования и составления генетических карт определили в кандидаты для вступления в Службу Безопасности.

Что и говорить, для детей и родителей это было весьма почетно. Хотя не для всех — некоторые предпочитали нацелить своего отпрыска на карьеру ученого. Умник, и это мало кто оспаривал всерьез, является самым главным человеком в Бастионе. Без ученых никто бы не протянул под землей и десяти лет, невзирая на все удобства. Круто быть солдатом, но солдат всего лишь мускулатура, верно?.. Куда весомее вклад в будущее, чем просто умение стрелять в темноте и попадать в яблочко с двадцати шагов. Отец Сергея не сразу принял решение, куда определить сына. У него был выбор, тем более что мальчик показал весьма неплохие результаты в тестировании на наличие математических способностей. Коэффициент интеллекта Лужина-младшего тоже весьма обнадеживал, оказавшись на уровне выдающихся способностей.

В конечном итоге, все решил разговор с глазу на глаз. Отец задал ему только один вопрос, и Сергей, не колеблясь, ответил, что хочет быть солдатом.

— Быть по сему, — кивнул Платон Лужин. — Но помни, я не буду помогать тебе, не буду создавать благоприятные условия, не буду заступаться. Вся боль, которую ты вынесешь, будет целиком твоей собственностью. Вся несправедливость останется в твоей памяти. На мою помощь не рассчитывай. Я — заместитель командира Службы Безопасности. Помни об этом. С этого момент ты мужчина, отвечающий сам за себя.

Было немного страшно. Точнее, даже очень страшно, но Сергей не отступил и не попросил переиграть.

— Хорошо, папа. Я знаю.

Это было два года назад. Год назад кандидатов, прошедших начальную физическую подготовку, отправили наверх. Тогда они впервые увидели мир снаружи, познакомились с солнцем. И в тот же день совершили пятикилометровый марш-бросок.

Сергей помнил свои кошмарные ощущения. Он был болью. Просто воплотился в нее целиком и полностью. В какие-то моменты морально готовил себя к тому, что упадет и больше не встанет, но рядом была Лика. Эта упрямая девочка со взрослым взглядом внушала ему чувство восхищения. Даже когда бежать не было сил, она продолжала делать вид, что всего лишь прогуливается. Пока она находилась возле него, Сергей не имел права сдаться.

Потом было легче. Организм адаптировался, крепчал, насыщался нужной кондицией. Инъекции особых, стимулирующих рост препаратов позволял мускулам и костям приобретать невиданную прежде выносливость. Говорили, сыворотки, вводимые кандидатам, получают из "желтухи", якобы нашли в ней еще какое-то полезное свойство. Так или нет, но стимуляционная терапия вкупе с тренировками делали свое дело. Будущие солдаты СБ были сильнее и крупнее своих сверстников, обучающихся по другим курсам.

В нынешнем году упор был сделан на теоретические занятия. Особенно внимание уделялось истории. История мира до Метеорита, история мира после (не так много), история Бастиона. И это в перерывах между мощной накачкой по дисциплинам технической направленности.

К чему это, иногда спрашивал себя Сергей. Разве имеет значение для рейдера знание планет Солнечной системы? Нет. Какой прок солдату от того, сколько планет крутится там по своим орбитам? С космосом у Земли давно связи нет. Вряд ли вообще будет когда-нибудь. Это лишь теоретически можно рассуждать, что где-то сохранились шаттлы, не разобранные и не разбитые дикарями. Космос навсегда закрыт для людей, значит, нужно заниматься чем-нибудь более полезным.

В свои годы Сергей часто думал, почему взрослые нагружают себя лишним. Вот отец говорит, что образование — это одна из тех штук, которые помогают бастионцам оставаться людьми. Глупо. Они и так люди, куда же больше! Мутаций здесь нет, сумасшедших тоже. Может быть, отец шутил? Вряд ли. Сергей знал отца. В разговорах на эти темы он бывал даже слишком серьезным.

Углубляясь в такие размышления, мальчик начинал путаться.

В чем прелесть жизни солдата? Не нужно ломать голову. Для этого есть ученые, умники. Значит — прочь все лишнее, пока не свихнулся.

По крайней мере, Сергей, сделай вид, что слушаешь учителя!

Он сделал, хотя далеко не сразу вспомнил, какой сегодня предмет.

— Тебе одиннадцать лет, а ты ведешь себя как ребенок, — прошипела Лика через минуту, когда Сергей умудрился вновь задремать.

Дралась она как бешеная. Если била локтем, то весьма болезненно.

— Ладно тебе… — пробормотал Лужин.

В классе сидели еще двадцать мальчиков и девочек — и все больше их оборачивалось на Сергея.

Заметив это, высокий учитель истории, почти лысый, с глубокими носогубными складками, сердито прищурился.

— …главной заслугой Генерала в том, что он не потерял голову во время всеобщей паники. Немногие были способны мыслить здраво в ситуации, которая сложилась тогда на Урале… Да что там — весь мир был таким. Плесень далеко не сразу добралась сюда, но ведь она сделала это, — говорил историк, поглаживая левой рукой лысину. Попутно он смотрел в стену, как если бы там находилось окно, и думал о чем-то своем. — Местное правительство долго решало, стоит ли ему эвакуироваться. И куда. К тому времени космические полеты стали практически обыденным делом. Ну, разумеется, для тех, кто мог себе это позволить. И уж точно высшие чиновники, пользуясь средствами из бюджетов, могли. — Мерное разгуливание учителя от стены к стене навевало на Сергея сон. — В результате они сделали неверный выбор. Тогда считалось, что в случае глобального катаклизма орбита будет наиболее безопасным местом. И многие, когда началось наступление плесени, поспешили за пределы Земли. Но что стало с ними, мы не знаем. Вероятно, они жили еще несколько лет на старых запасах. К этому времени почти наверняка можно сказать: космос мертв. Разумеется, если дальние экспедиции не нашли где-нибудь подходящий мир для освоения.

Лика подняла руку.

— Разрешите вопрос!

— Конечно, — кивнул историк.

— Как плесень могла проникнуть на орбиту, когда все пассажиры проходили тщательный контроль?

— Контроль не помог по двум причинам. Тогда, в спешке и панике, так и не сумели найти средства вовремя обнаруживать заражение "краснухой". Ни один сканер не справлялся со своей задачей. Споры проникают в человеческое тело и ждут. Их работа подобна работе вирусов. Отнюдь не сразу они начинают размножаться. Излюбленное же место их прокорма — мозг. И второе — в той атмосфере, в той нездоровой обстановке, что сложилась в космопортах, разве можно было проводить какие-нибудь профилактические мероприятия? Слаженная работа оказалась практически парализована наплывом беженцев и беспорядками. Бунты влекли за собой человеческие жертвы, полиция и армия пытались что-то сделать, но все было бессмысленно. Кому-то удавалось попасть на борт. Шаттлы уходили и больше не возвращались. Думаю, смерть этих людей в космосе, без воды, еды и воздуха, была страшной.

Сергей попытался себе это представить. Этот мир не просто погибал, а погибал жутко, в агонии.

— Значит, чиновники выбрали орбиту? — спросила Лика.

— Да. Не только те, кто руководил Уральским сектором, но и другие. Никто из них не воспользовался шансом укрыться под землей, не без основания считая, что от плесени спастись невозможно нигде. Решили рискнуть, и, как видим, проиграли. Убежища, в которые вложено столько труда и средств, оказались не у дел. — Историк кивнул каким-то своим мыслям. — Мы до сих пор не знаем, живут ли люди в других подземных комплексах. Связь пока не установлена. Вероятно, где-то на другом полушарии есть такие, как мы. Либо гораздо ближе, но опять — неизвестно.

— Почему же мы не пошлем экспедицию? — спросила Лика.

— Это опасно. Нам известны координаты некоторых убежищ на территории бывшей Евросибири, но какие из них выбрать? Самое ближайшее? Боюсь, это не основание для риска. Может оказаться, оно пустое, а мы зря проделали такой путь по территории, которая наверняка кишит агрессивными мутантами и аномалиями. Вот если бы мы получили четкий сигнал, тогда был бы другой разговор… В общем, вернемся к Генералу. Кто знает, с чего он начал свою работу?

Историк прошелся взглядом по классу. Лика не успела поднять руку, ее опередил мальчик, сидевший у стены.

— Генерал в то время руководил крупной компанией по разработке и установке систем безопасности. За несколько лет до Метеорита компания выиграла конкурс на поставку оборудования для одного из убежищ. Назвалось оно Бастион-2. В нем мы сейчас и живем.

— Верно, молодец. Генерал был человеком с высоким интеллектом и сильными лидерскими способностями, которые, в конечном, итоге и решили дело. Когда началась паника и экономическая ситуация стала чрезвычайно нестабильной, Генерал составил предварительный вариант своего плана. Бастион-2 был засекреченным объектом, как вы понимаете. О нем знали лишь члены правительства сектора и группа доверенных лиц. Генерал входил в их число. Вариант с орбитой он отмел сразу. Всеобщее стремление покинуть Землю только играло ему на руку. За три дня до вступления катастрофы в финальную фазу — Генерал высчитал все практически до часа, — он выдвинулся со своими людьми к Бастиону-2. Здесь практически не было охраны. Генерал и проверенные бойцы Службы Безопасности компании захватили объект без труда и закрепились в нем. Вторая фаза операции Исход началась тотчас же. Счет шел на часы. Когда караваны тяжелых фур, груженые припасами, двигались сюда, по всем каналам сообщалась, что армия еле сдерживает плесень у западных границ Екатеринбурга. Это был ад. Мы все видели последние видеозаписи того периода.

Генерал перевез в Бастион практически весь штат центрального подразделения компании, которое находилось в Екатеринбурге. Затем он и его люди, вооруженные до зубов, отправились добывать все ресурсы, какие только могли перевезти. Научное оборудование, комплектующие, сельскохозяйственные инструменты, медицинские препараты и тому подобное — все, что могло понадобиться для жизни под землей. Пустотные генераторы и генераторы Тесла, установки по очистке воздуха и так далее. Списки всего, что он привез сюда, помимо того, что уже было здесь припасено и поддерживалось в рабочем состоянии, насчитывают тысячи наименования. Формально, Генерал похитил все это, но в той ситуации, когда мир был практически целиком поглощен инопланетным грибком, ничто не имело значения.

Вероятно, Генерал оказался единственным человеком в громадном мегаполисе, который мог рассуждать здраво. Операция Исход продолжалась вплоть до того момента, как плесень подобралась совсем близко к Бастиону. Генерал отдал приказ закрыть центральный вход только когда наблюдатели на временном пункте сообщили, что уже видят "чернуху" в двадцати метрах от дороги. Дальше ждать было нельзя. Токсины и споры могли проникнуть внутрь убежища благодаря любому достаточно сильному порыву ветра.

Руку поднял еще один ребенок. Сергей потер лицо. Рассказ историка захватил его, и спать больше не хотелось.

Воображение рисовало громадные грузовики с длинными прицепами, загромоздившие площадку перед центральным входом и участок правительственного шоссе. Их разгрузили и бросили на произвол судьбы. А потом машины поглотила "чернуха", разрослась на них толстым слоем, сцепила между собой тяжелыми массами наростов. И еще попыталась пробиться через толстые, наглухо задраенные двери, способные выдержать прямой ядерный удар. Ей не удалось.

Что там теперь, спустя полвека? Наверное, уже все проверили, хотя центральные двери ни разу еще не открывали, пользуясь вспомогательными.

Мальчик, поднявший руку, спросил, откуда же в Бастионе появились люди.

— Люди были частью операции Исход — можно сказать, главной, самым ценным ресурсом. Ученых и специалистов разных областей набралось чуть больше тысячи. Остальные, к сожалению, пропали в суматохе. Эта команда и стала костяком подземной колонии. В целом, Бастион рассчитан на двадцать пять тысяч свободно проживающих, но, если уплотнить, то влезет и тридцать пять. Однако вы знаете, что на сегодняшний день наша численность не столь велика. Мы не набираем и трех. Неизвестно, в чем причина. Поначалу Генерал и сформированный им здесь Верховный Комитет опасались спонтанного взрыва рождаемости, но этого не произошло, хотя девяносто процентов спасенных оказалось в возрасте до тридцати пяти лет. Помимо персонала компании Генерал планировал привлечь и других людей, но из примерного списка ему удалось заполучить совсем немногих. Не хватило времени. Когда последняя группа СБ направлялась к Бастиону, буквально убегая от "чернухи", они подобрали и едва ли не силой запихнули в грузовики несколько десятков молодых женщин и мужчин. Тогда на улицах Екатеринбурга был чудовищный хаос. В итоге, улов оказался невелик. Новоиспеченные колонисты походили на кучку выброшенных на необитаемый остров счастливчиков. Бастион был велик, слишком велик, даже после того, как часть помещений дополнительно приспособили под склады для нового оборудования.

Но имелся в малочисленности и свой плюс. Каждая семья получила отдельную комфортабельную квартиру со всеми удобствами. Такую, о какой многие в прежней жизни и мечтать не могли.

Историк улыбнулся. Лика и Сергей переглянулись. Они тоже жили в апартаментах министерского уровня. Когда-то Бастион-2 предназначался именно для чиновников высшего ранга, привыкших жить согласно социальному статусу. Детям подземелий было трудно представить себе что-нибудь другое.

Лика пожала плечами, улыбнувшись. Именно в тот момент, глядя на эту улыбку и чувствуя внезапное смущение, Сергей понял, что хочет на ней жениться. В будущем обязательно, никто другой ему не нужен!

— Недостаточные темпы нашего воспроизводства, — продолжил историк, — объясняются, по мнению ученых, несколькими причинами. Я не буду сейчас подробно рассказывать вам об этом — узнаете на курсе биологии. Просто скажу свое имение. Я считаю, все дело в старой доброй эволюции…

Прозвенел звонок, и группа в один голос разочарованно ухнула. Сергей удивился такой реакции. Обычно все наоборот — никто не скрывает своей радости по поводу конца урока. Но сейчас историку, похоже, удалось зажечь в учениках немалый интерес. Слово эволюция в ушах детей приобрела поистине волшебные свойства.

Класс сидел напряженно, ожидая, что скажет историк.

— Я продолжу с этого места послезавтра, — уверил он их. — Думаю, тут есть, о чем поговорить. Ну, всего хорошего. Желаю удачи, ребята!

Подростки разочарованно загудели.

Сообразив, что неожиданно увлек аудиторию, историк рассеянно улыбнулся, словно извиняясь, и откланялся.

— Эволюция — это изменения, — подражая тону учителя, произнесла Лика, когда все стали собираться.

Сергей молча спрятал тетрадь в папку, которую носил на теоретические занятия.

— Ты домой? — спросила девочка.

— Да. Хочу спать, — ответил Лужин. И добавил: — Буду спать.

Не хотелось прощаться, шутить. Ничего. Только покой. Бывало, он так выматывался и уставал, что терял всякий интерес к жизни. Ничто не могло увлечь его настолько, чтобы он поступился отдыхом.

В любой другой день Сергей бы с удовольствие провел время с Ликой, но сейчас думал только, как быстрее добраться до постели.

Он попрощался с ней, дав понять, что идет один, и отправился домой в обход, по одному из боковых коридоров.

Основная масса учеников разбрелась кто куда. Некоторые парами, другие небольшими группами. Вскоре Сергей уже шел в одиночестве, слушая еле различимый гул, просачивающийся сквозь стены.

Где-то внизу работали механизмы. Все дружно они вкалывали на благо Бастиона, не зная усталости, а вокруг них посменно толклись люди из негласной касты рабочих. Кто-то здесь воевал, кто-то напрягал мозги и рождал идеи, кто-то просто напросто работал у машин. Каждому свое. Идеология колонистов не предусматривала большой свободы выбора. Все должны, так или иначе, приносить пользу.

В жилой сектор номер три Сергей вошел через двадцать минут. Он отлично знал все закоулки седьмого уровня и находил особое удовольствие в одиноком блуждании. Часто Лика оставляла ему компанию. Они гуляли и занимались чепухой, как все дети. Но не сегодня. Странное ощущение засело в Лужине. Он даже поймал себя на мысли, что не хочет возвращаться домой и оттягивает неприятный момент.

Пустой коридор, по обеим сторонам которого находились бронированные двери квартир, встретил Сергея молчанием.

Мальчик дошел до поворота, сделал шаг и увидел солдата СБ. Тот стоял возле его двери.

— А, это ты! — Прежде чем тот сообразил, солдат, рослый, широкоплечий, настоящий полубог в форме, стоял перед ним.

Его бледное лицо казалось расстроенным.

— Что случилось? — прямо спросил Лужин.

— Пойдем со мной.

Никаких комментариев, никакой возможности отказаться. Он бросил папку возле двери своей квартиры и зашагал за солдатом. Тот не представился, может, забыл.

Входя в комнату, в глубине Штаба Службы Безопасности, Сергей уже знал, что услышит. Внутреннее устройство Штаба было ему знакомо — когда он был маленький, отец нередко водил его на работу. Сергея здесь знали. Встречавшиеся ему на пути офицеры отводили взгляд, бегло здороваясь, и убегали по делам. Мальчик шел на негнущихся ногах по лабиринту стеклянных перегородок, через массивы компьютеров, сверкающих висящими в воздухе голограммами интерфейсов. В животе у него крутилось что-то горячее и тяжелое. Отвратительное ощущение отложилось на языке горечью.

Штаб притих. Такого на памяти Сергея не было ни разу. Обычная обстановка здесь — это суета, гомон и стремительные перемещения эсбэшников.

Солдат указал ему на стул в небольшом зале для брифингов.

— Генерал сейчас подойдет.

Сергей сел. Несколько следующих минут мимо открытых дверей не прошел ни один человек. Можно было слышать, как невидимые солдаты шушукаются вдалеке.

Наконец, возник генерал Рогачев, встал в проеме на секунду, глядя остекленевшими глазами. На красных щеках выделялась трехдневная щетина. Рогачев был непосредственным начальником отца Сергея, к тому же его другом. Этого большого, богатырских пропорций человека мальчик знал давно.

— Привет. — Генерал закрыл двери и сел на стул по другую сторону стола. Его большие руки покрывали шрамы, в основном от ожогов. Участки кожи имели разный цвет, и в целом запястья от этого напоминали географическую карту.

Все время, пока Рогачев говорил, Сергей смотрел на его руки, лежащие на столе. Нет, это были не карты, а мертвые киты, выбросившиеся на берег.

И в двадцать лет при мысли об отце эти генеральские руки ясно вставали у Сергея перед глазами.

2

Лика нашла его в потайном месте, о котором знали только они двое. Небольшой закуток в лабиринтах воздуховодных каналов был их суверенной территорией, о которой не знали взрослые.

Именно сюда пришел Сергей следующим утром после физических занятий. Его хотели освободить от них, но мальчик отказался от поблажки наотрез. Заявил, что пропустить тренировку значить стать, в конечном итоге, уязвимым. Он не видел иного способа бороться с тем, что рвалось изнутри и причиняло невыносимую душевную боль. Только другая боль, физическая, могла здесь помочь.

Лика взобралась по вертикальной лестнице, влезла на квадратную площадку, сваренную из листового гофрированного металла, и посвятила фонариком.

Луч прошелся по укрытию, найдя лицо Лужина. Тот лишь слегка поморщился.

— Знала, ты здесь!

Девочка встала и, пригнув голову, подобралась ближе.

В укрытии было несколько пластиковых ящиков, набитых всякой всячиной, на один из них Лика села так, чтобы оказаться напротив Сергея. Тот смотрел в стену.

— Давно сидишь?

Он промолчал.

— Твой отец погиб как герой, — сказала Лика, сердясь. — Он повел рейд, прорвался через толпы врагов, чтобы спасти остатки тех, кто нуждался в спасении. Эти люди, которых привезли, станут колонистами Бастиона. Твой отец прикрывал отход главных сил, уничтожив в одиночку "сатира", а такого еще никто не делал! Ты понимаешь?

Сергей моргнул и перевел взгляд на ее лицо, покрытое резкими тенями от фонарика. "Сатир"? Он никогда не видел это чудовище и не сомневался, что оно самое страшное в мире. Но отец все равно не мог умереть. Герои не умирают. У них нет такого права, особенно там, где люди в них нуждаются.

И разве те жалкие бродяги, которых спасал полковник Лужин, стоят его жизни?

Сергей снова сжал кулаки. Отец допустил ошибку, которую не мог допустить. Дал слабину. Вот что случилось, а это равносильно предательству.

Лика ждала ответа. Сергей упорно молчал.

— Ты ничего этим не добьешься, — сказала она, — бегство — не выход.

— Он обещал…

— Глупый ты! Не все обещания можно выполнить! Человек не бессмертен!

— Это плохо… — Две мокрые дорожки появились на щеках мальчика.

— Так бывает… Послушай, мой отец ведь тоже погиб в рейде, три года назад… — Лика подсела к нему и обняла за плечи. — Думаешь, я тогда ничего не понимала? Ошибаешься! Я пошла в СБ, чтобы отомстить. Конечно, глупо, но теперь я не уйду с этого пути! И ты не уйдешь. И запомнишь отца таким, каким он был. Можешь считать это приказом… Я твой друг и имею право.

Сергей склонил голову. Иногда Лика просто пугала его. Она рассуждала как взрослая и поступала так же. В сравнении с ней он чувствовал себя наивным ребенком, который не в состоянии четко ответить на самые простые вопросы. Сергей не мог сказать этого, не мог признаться, но после ее прихода ему стало легче. Черная дрянь, "чернуха", что поселилась в нем и давила на грудь, почти рассеялась. Вскоре ее не стало.

— Я понял, — сказал Сергей так тихо, что едва можно было расслышать.

Лика теснее прижалась к нему и впервые поцеловала в щеку. Без лишних разговоров, без пафоса. Сначала горячее дыхание обожгло Сергею кожу, а потом к щеке прикоснулись ее губы. Он почувствовал, что они мягкие.

Говорить было не о чем. Понимать друг друга без слов — великое искусство, и только с Ликой у него это получалось. Наверное, что-то сродни телепатии. Или шестому чувству, интуиции. Во всяком случае, им не требовалось говорить что-либо дальше, они просто сидели в темноте и молчали. Долгие часы.

Материалы и оборудование(2308 г.)

1

В северном полушарии "чернуха" никогда не росла сплошным ковром. Даже на огромных площадях пораженных ею ландшафтов было немало прорех. Иногда эти прорехи заполнялись коричневой плесенью или красной, но часто на том месте оставались участки девственно чистой земли.

— Она умирает?

Сергей сидел в открытом кузове транспортника вместе с другими рейдерами и наблюдал за тем, что происходит за бортом. Это был его первый дальний выезд. Хотелось увидеть и запомнить как можно больше, зафиксировать в памяти.

Чем дальше, тем мертвый мир сильнее поражал воображение Лужина. Многое из увиденного не соответствовало его представлениям, в том смысле, что где-то было лучше, где-то хуже. О проспектах городов, заваленных костями, Сергей слышал от бывалых рейдеров много, но увидел их только вчера. Броненосец шел через широкое ущелье между пустыми небоскребами, прямо по скелетами. Кости громко хрустели, черепа вырывались из-под колес вездеходов, отскакивая, словно были живыми. От затаенного страха у Сергея сердце уходило в пятки. Ему объяснили, как было дело. Все просто. В этом месте шестьдесят лет назад наступающая "чернуха" накрыла толпу беженцев. Сначала облако токсина, затем сама плесень. Хлоп! Три тысячи человек мертвы. Вероятно, они ждали помощи от властей, может, кто-то обещал им эвакуацию, но пришла только эта дрянь.

— У них тут были вещи, — говорил рейдер, сидящий напротив Сергея. — Чемоданы, сумки. Кто-то тащил с собой кошек и собак. — Броненосец покачивало. Сергей пытался понять, шутит Игорь или нет. За маской с торчащими, словно глаза насекомого, визорами, лица было не разглядеть. Рейдер в броне сидел, поставив между ног импульсную винтовку дулом кверху. — Мои предки погибли так же. Мать говорила, что ее старшую сестру, тетю и других "чернуха" сожрала на подступах к Юго-восточному космопорту под Екатеринбургом. А ей повезло, ее силой захватили, когда она носилась по улицам города, и запихнули в фуру. Генерал спас ее.

Тогда Сергей отвернулся. Иногда байки рейдеров казались ему отвратительными. Не приключения, а какие-то страшные анекдоты. Были и те, кто упивался описанием ужасов. Игорь, к примеру. Он считал, что новичков обязательно нужно учить жизни, а наглядных примеров куча, вот их сколько за бортом.

Это было три часа назад. С той поры караван шел на запад, к объекту, обозначенному на картах как Лабиринт. Сергей не знал, что это и для чего им туда. Рейдеры тему не обсуждали, сидели, в основном, молча, словно им нечего было друг другу сказать.

Сергей чувствовал общую нервозность.

— Умирает, — ответил Игорь, кивая за борт. — Плесень — живая. Все, что живое, было когда-то рождено и когда-нибудь умрет. "Чернуха" тоже. Она думала, пришла сюда навечно, расположилась на планете. Вероятно, где-нибудь во вселенной ей такое приходилось проделывать, где-то она живет и процветает. А здесь ее участь — смерть. В конечном итоге, плесень исчезнет. Нам не понадобятся бомбы, напалм, репелленты — все произойдет само по себе. Смотри — участки, свободные от дряни, все больше. И сама "чернуха", на ней все больше серого. Это значит, мицелии отмирают.

Рейдер, почти все, повернули головы к Игорю Кореневу и слушали. Говорунов не очень жаловали, но когда скучно в переходах, люди готовы слушать любую болтовню, чтобы убить время.

Болтовня или нет, а Сергей вдруг понял, что слова Игоря отвечают и его мыслям. Невысказанным, даже необдуманным, несмелым.

В самом деле, ведь если прикинуть, такой исход не очень и фантастичен. Можно даже сейчас видеть: в тех местах, где "чернуха" стала серой, мертвой, новых наростов не появляется. Плесень больше не росла. В городах Сергей видел то же самое, все видели. Правда, кое-где "краснуха" пыталась взять реванш, но общей картины это не меняло.

— А как же то, что мы едим? — спросил рейдер, глядя на Коренева.

— "Желтуха"? — усмехнулся тот. — Да-а, вот это главный вопрос. Почти как шекспировский: быть или не быть.

— Если она умрет?

— Придется искать что-то другое. Но это ты у умников спроси. Они работают над продовольственными программами.

Поднялся ветер, окатил кузов броненосца волной пыли вперемешку с серой пылью мертвой плесени.

— Получается, плесень убила почти всех, а оставшихся наградила ценным пищевым ресурсом, — сказал, помолчав, Игорь. — И что бы это значило? — Он посмотрел на других рейдеров, но те молчали.

— Вторичная форма, — сказал Сергей.

— Я думаю, что эта плесень умеет думать. Не как люди и даже не как животные. Просто думать на своем уровне. Может быть, "желтуха" — ее попытка установить с нами связь? Вдруг у нее совесть проснулась после того, как эта зараза увидела, что сделал с нашей планетой? Кто знает? Пытается искупить.

— Ерунда, — сказал Сергей. — Будь она разумная, то ученые бы знали.

Коренев отмахнулся.

— Для чего-то же появилась съедобная плесень. Подумай, парень. Эволюция ничего зря не делает.

— В смысле?

— Красная плесень вызвала быстрые мутации, кого-то убила, кого-то превратила в новые виды животных. Верно?

Сергей молча кивнул. Игорь подался вперед.

— А теперь подумай, так уж ли безопасна желтая плесень? Красная была агрессивной, она не собиралась рассусоливать. Бац — и ты уже либо мертвяк, либо зомби, либо мутант. А эта? Твой сухпаек состоит почти целиком из "желтухи", Серега. Мы жрем ее, считая, что это безвредно, а если это неправда? Мы можем меняться исподволь, медленно, не осознавая этого!

Рейдеры молчали, потом один из них сказал:

— Ты говнюк, Игореша. Лучше бы в умники пошел.

Тот лишь рассмеялся.

— Не верите — не надо. Кто из вас хоть раз в жизни болел? Хотя бы обычной простудой?

Никто не ответил. Сергей начинал понимать, чего добивается Игорь.

— Верно. Я и сам не помню ничего такого. Раны заживают на нас быстро, даже самые глубокие. На тренировках мы бьемся, падаем, получаем тяжелые травмы. Но разве кто-нибудь погиб? Нет. Сутки, максимум, двое — мы готовы к новому раунду. Почему? Иммунитет. Способность регенерировать ткани на уровне, которая не снилась нашим дедам. Иной болевой порог. Полвека назад люди не были такими, даже самые подготовленные, даже элитный спецназ или профессиональные спортсмены. — Коренев говорил, заставив молчать своими откровениями даже ветер.

Караван из пяти броненосцев двигался на запад через каменистые поля, покрытые островами "чернухи".

— Это все из-за стимулирующих инъекций, — сказал Сергей. — Нам кололи их в детстве.

Рейдер ткнул в его сторону пальцем.

— Именно! Инъекции. Они разные, но у всех одна основа — вытяжка из "желтухи"! А еще пища. Сколько в месяц каждый житель Бастиона съедает ее? Только умники и считали, только они и изучают, но, разумеется, все секретно.

— Хочешь сказать, мы мутанты? — спросил один из рейдеров.

— Нет. Но мы меняемся. Эволюция в действии.

Рейдеры, конечно, не верили. Стать мутантом, медленно или быстро, неважно — что может быть хуже? Но логика Игоря обескураживала, поэтому никто, если и рвался, не нашел в себе храбрости возразить.

Сергей отвернулся, глядя поверх края борта.

Караван шел по пересеченной местности, игнорируя дороги. Толку от них все равно было мало, ибо дорожное покрытие давно превратилось в крошку.

Сергей видел заброшенные частные дома в когда-то отлично обустроенных экологических секторах (сейчас это были просто сгоревшие остовы, напоминающие руины после бомбежки; выжившие забрали оттуда все), небольшие предприятия, а вдали виднелись силуэты зданий маленьких городков, чьи названия канули в лету.

Приемники электроэнергии торчали из ковра уродливого мутировавшего леса. Мертвая "чернуха" свисала с высоких опор бахромой и покачивалась на ветру. Довольно часто в поле зрения рейдеров появлялась и местная живность. Иногда это были стаи пост-человеков, слоняющихся, казалось, безо всякой цели, иногда группки неизвестных животных. Были и уже знакомые Сергею по его предыдущим рейдам. Они унаследовали от старых видов названия, хотя не имели к ним ни малейшего отношения. Имена давались по внешнему сходству либо просто, по велению вдохновения.

Если бы не тихое урчание движков броненосцев, тишина могла бы давить на уши. Но периодически ее нарушали крики, вопли и рычание. Местная фауна занималась повседневными делами — ела или старалась не стать едой, всеми силами стремясь выжить.

Иной раз от вопля или вибрирующего дьявольского свиста у Сергея мурашки бежали по спине. Он помнил записи старого времени. Тогдашняя природа едва ли в чем-то походила на нынешнюю. В прошлом все было по-другому.

Вскоре стало ясно — Лабиринт близко.

Караван обогнул высокий холм, скорее всего, бывший террикон, заросший уродливым кустарником, и выкатился на финишную прямую. Впереди показались покрытые плесенью, грязью и ржавчиной строения из пластика и металла.

Командующий рейдом полковник Мих объявил боевую готовность. Теперь они на неразведанной чужой территории, где можно встретить что угодно.

Сергей проверил винтовку. Он не сомневался, что лезть придется в самое пекло.

2

— Лабиринт — одно из бывших малых убежищ, — говорил полковник Мих, производя инструктаж перед бойцами. Словно для снимка на память, рейдеры выстроились полукругом, держа винтовки на уровне грудных пластин, и слушали голос здоровяка. — Генерал планировал проверить его уже давно, но в те времена в окрестностях было слишком опасно, а наша защита еще не достигла нужного уровня. Сейчас командование СБ приняло решение разведать, какова в Лабиринте обстановка. Сектор, как мы уже знаем, здесь довольно тихий. Мутантов средства слежения пока не заметили, уровень заражения довольно далек от критического. Итак, считается, что в Лабиринте людей нет, однако мы можем ошибаться. Что внутри — никто не знает. Мы пустим вперед роботов-разведчиков и тремя группами, по уровням станем продвигаться, медленно, шаг за шагом. Приоритетная цель — поиски выживших. Шансов мало, но все же есть. Вторая по важности цель — материалы и оборудования. Подбираем все, что может представлять какую-нибудь ценность. Мы все отрабатывали боевые действия в условиях бункеров, так что все знают, как себя вести. Внимательно слушать мои приказы и — новички! — на рожон не лезть. Кто будет геройствовать, получит лично от меня! Вопросы есть? — Мих сложил руки за спиной и оглядел свою маленькую армию. Тридцать пять стволов, тридцать пять комплектов брони молчали. — Вопросов нет. Вперед!

Это было три часа назад.

Сергей шел позади Игоря в составе разведгруппы номер два.

Лучи фонарей, укрепленных на плечах рейдеров, прыгали по бетонным стенам коридора. Были хорошо видны кривые наросты "чернухи" под потолком и в углах на полу. Иногда они вовсе напоминали человеческие фигуры, точно бы скрючившиеся от невыносимой боли и окостеневшие навечно. Даже бывалым рейдерам было здесь не по себе.

Бойцам приходилось шагать непосредственно по этой дряни. Она тихо хрустела, корка разламывалась, словно песочное печенье. Плесень становилась такой в начале финального цикла своей жизни. Следовательно, уровень ее агрессивности здесь мал — об этом говорили и индивидуальные сканеры.

Гораздо большую угрозу представляла "краснуха". В одной из комнат, предназначение которой осталось неизвестным, эта плесень разрослась немыслимым объемом.

Разведгруппой два командовал лейтенант Бродин. С маниакальной устремленностью он обследовал все углы и закоулки бункера, словно искал что-то конкретное, о чем не знали остальные.

И ничего не говорил, подавая сигнал бойцам руками. У Сергея не было никаких сомнений, что продолжаться это странное путешествие будет еще очень долго.

"Что мы, в конце концов, тут ищем? Лабиринт мертв. Его никогда не использовали. Хорошо, если удастся вывезти отсюда хотя бы треть ресурсов. Почти все погибло, но материалы-то остались…"

Неповоротливые мысли шумели у рейдера в голове. Он шел, слыша собственное дыхание. Хотя Сергей и родился и вырос под землей, сейчас ему казалось, что масса камня давит ему на плечи. В груди же копошился глухой страх.

Никто людей не искал. Что Лабиринт никто никогда так и не использовал, стало ясно сразу же, как только открылся центральный вход. Несколько скелетов в переходном отсеке, плесень, пыль. Пустота и тишина. Черная, коричневая, красная плесень — всего этого добра было в достатке. Как везде.

Вперед на три уровня отправились роботы-разведчики, машины, напоминающие пауков. Оборудованные всеми, какими возможно, датчиками, боты собирали громадные объемы данным и скидывали их на сервер головной машины. Это инфа для умников Бастиона. Гостинец. А для рейдеров — непосредственная разведка. Она делается ногами, по старинке.

Мих не колебался ни секунды и отдал приказ продвигаться внутрь. Перед этим он, правда, почему-то с глазу на глаз перекинулся парой слов с командирами групп. О чем шла речь, те, разумеется, рядовым не сказали.

С той поры — бесконечное брожение по загаженным плесенью лабиринтам. Впереди — робот, за ним рейдеры. Шествие замыкает управляемый с пульта одного из бойцов передвижной контейнер для трофеев. Килограмм двести мелочевки такая штуковина, напоминающая жука, унести могла, но пока что роботу ничего не обломилось.

В большинстве помещений слой плесени был настолько велик, что пришлось бы разрывать ее, добираясь до вещей. Но такого приказа не поступало. Сергей не знал, почему. Ему начало казаться, что цель спуска в Лабиринт не имеет отношения к сказанному Михом.

Группа добралась до конца коридора. Упирался он в круглую площадку, от которой под углом уходил налево еще один туннель. В нем, как водится, было темно.

Второй проход вел в длинное помещение, густо заросшее черной мерзостью. Бродин передал Миху координаты своего местоположения. Рейдеры заняли позицию по периметру круглой площадки, после чего бот-разведчик засеменил ногами внутрь зала.

Лейтенант встал на пороге с мощными фонарем в руке, осматривая наросты "чернухи", высившиеся почти до потолка. Бойцы заглядывали лейтенанты через плечо, но никто ничего не говорил.

Сергей привалился к стене. Коренев пристроился рядом.

— Здесь точно были люди, — сказал он.

— Откуда знаешь? Ни одного скелета мы внутри не нашли.

— В том-то и дело. Видишь горы "чернухи"? — Ирвин кивнул на квадратный проход, ведущий в зал. Луч света от фонаря лейтенанта обрисовывал нелепые очертания сгустков. — Там люди. Внутри, под слоем плесени.

Сергей повернул к нему забрало шлема.

— А ты сам подумай, почему в некоторых местах эта дрянь концентрируется горами возле дверей. Очень просто. Это люди образовывали давку, пытаясь убежать. Ничего не вышло. Они убивали друг друга и застревали, а потом плесень укрывала их собой. И этот вот зал. Мне он напоминает что-то вроде командного пункта. Вон там — выстроившиеся у стены в линию пульты. Перед ним должны сидеть диспетчеры или кто там еще. А вон и второй ряд. Присмотрись, парень.

— Они заросли?

— Ага. Проще простого, — небрежно бросил Игорь. Судя по интонациям в голосе, он улыбался. — Токсин убил их — закачала его сюда система вентиляции. Так люди и остались на своих местах. И под слоем "чернухи" до сих пор делают свою работу.

Рейдеры смотрели на Коренева, словно не понимая, как можно так шутить.

— Ладно вам, — шепотом сказал он. — Нам не говорят, для чего мы здесь по-настоящему. Бродин что-то разыскивает. Группы на других уровнях тоже.

— Они знали, что Лабиринт был обитаем? — спросил Сергей.

— Точно. Откуда и как — пойди спроси Миха. Но это дельце воняет. Нет, я не жалуюсь, мне такие прогулочки по бункерам по душе, но все же интересно.

Сергей посмотрел через плечо на лейтенанта. С Бастионом могло случиться то же самое. Сумей "чернуха" найти хотя бы самую маленькую лазейку в обороне, убежище превратилось бы в громадный склеп за считанные часы.

Сергей чувствовал, как, невзирая на исправно работающую под скафандром вентиляцию, по спине течет пот.

Чувство давления усилилось. Он ведь заранее знал, что с Лабиринтом что-то не так. Все верно.

Лейтенант обернулся, подзывая жестом одного из бойцов. Тот сделал шаг.

Робот, произведя разведку зала, подбежал к ногам Бродина, а уже через секунду брызнул во все стороны брызгами обломков. Раздался громкий треск, следом — один-единственный тихий вскрик удивления.

На какой-то миг Сергей ощутил паузу в собственном сердечном ритме. И мир вокруг него внезапно замер на секунду, точно загипнотизированный.

Лужин заметил, что Игорь медленно-медленно поворачивает голову к дверному проему. Конца этого эпизода рейдер не заметил, потому что его отвлекли.

Бродин пролетел через всю площадку и ударился о противоположную стену, словно пластиковый пакет с мусором.

Следом за ним из зала выпрыгнула шестиногая тварь, похожая на громадное насекомое. Одним ударом она смела в стороны рейдера, стоявшего ближе всех к порогу, и заверещала на высокой частоте. Остатки раздавленного ею робота взмыли в воздух и упали рядом с Сергеем. Тот этого не заметил, давя на спусковой крючок винтовки.

Длинная очередь оросила твари правый бок, в месте сочленения с конечностями. Один из суставов разорвался, но это мутанта не остановило. Он был весьма быстрый, что и продемонстрировал, разбросав половину рейдеров по сторонам. Одного подмял под себя, пробуя прокусить мандибулами его доспех.

Рейдер выстрелил ему в брюхо из штурмовки.

Тварь отпрянула под ливнем пуль, теряя плоть и кровь, если кровью можно назвать едкую дымящуюся липкую жижу, которая лилась во все стороны.

— Отходим, отходим!

Игорь уже волок лейтенанта в туннель, по которому группа пришла сюда. Рейдеры всаживали в мутанта пулю за пулей, пока он буквально не развалился на части. Туловище, лишенное конечностей, яростно извивалось.

Сергей отступал одним из последних, прикрывая от возможно новой атаки тех, кто заносил в коридор других раненых. Их оказалось двое.

Название громадного насекоида Сергей припомнил не сразу. Псевдопалочник. Да. О таком монстре рассказывали на теоретических курсах. Мутировав из наленького безобидного насекомого, урод приобрел иные гастрономические привычки. Теперь ему нравилось человеческое мясо. Псевдопалочник любил пещеры, заброшенные бункеры или достаточно хорошо закрытые от внешних воздействий строения, где прятался, коротая время до ночной охоты. Кто мог знать, что одна из этих мразей будет в Лабиринте?

Сергей боялся, что у псевдопалочника есть компания, но ошибся. Точнее, не совсем. Второго гиганта он не увидел, зато прекрасно разглядел, как визжащей толпой вываливаются из зала зомби. Кто на четвереньках, кто стоя, они бежали, толкались, как слепые собаки, но точно знали, где находится добыча.

— Быстрее! Быстрее уходим! — Прокричав это, рейдер, который прикрывал отход вместе с Сергеем, бросил назад гранату.

Граната прокатилась метра два, прежде чем взорваться. Хлопнуло в туннеле знатно — Лужина даже через шлем слегка контузило.

Про выстрелы и говорить не приходилось. Канонада была жуткой. Зомби валом валили, словно умудрялись по пути размножаться делением. Сергей никогда не сталкивался с зомбаками, пик их активности, по официальным данным сошел на нет лет двадцать назад. Но ему было не легче от того, что он увидел столь редкое явление.

Пули косили визжащих тварей, те падали, но по ним уже лезли другие. Можно было стрелять, не опасаясь промашки. Как промахнуться, если там такая куча-мала?

Сергей сменил третий рожок, загнал его ударом руки, и выскочил в переходной отсек. Группа отдалилась, быстро отступая по старому маршруту.

— Может, дверь закрыть? — спросил Сергей, указывая на массивную, подвешенную на петлях плиту.

— Она же вся ржавая! Лучше валим! — отозвался напарник, швырну в туннель еще одну гранату.

Взрыв-хлопок. Зомби успели подобраться ближе, и рейдеров осыпало мелкими ошметкам мяса и "чернухи".

Второй рейдер крепко обложил разложенцев.

— Не хлопай ушами! — Сергея дернули за локоть, призывая делать ноги.

Они бежали, преследуемые мутантами. Зомби не могли окружить их и были вынуждены следовать тем же путем. Рейдеры периодически давали по хорошей очереди, чтобы задержать их продвижение, однако должного результата такая тактика не давала. Вонючая разлагающаяся толпа была все ближе.

Бои шли на всех уровнях. Через пятнадцать минут кошмара все три разведгруппы встретились в большом конференц-зале, откуда начинали свой пут по разным направлениям.

Твари стремились забраться следом, но их поливали огнем. Пули, зажигательная дробь, гранаты, струи огня — и это не могло остановить зомби надолго.

Попытка наладить баррикаду закончилась рукопашной. В нее затянуло и Сергея. Он отбивался прикладом штурмовки, раскраивал голову, дробя кости и сдирая зловонное мясо с костей.

Сила зараженных была в их численности, а не в умении драться. Только это рейдеров и спасло. Сергей продолжал наносить удары по груде тел, пока его не оттащили.

Он смутно помнил, что, войдя в раж, орал не хуже самих зомбаков. И тут кто-то ударил его по шлему, валя на грязный пол.

Мир прояснился. Над рейдером, покрытый кровью и отвратительной слизью, стоял Игорь.

— Очухался? Расслабься. Эту атаку мы отбили…

Сергей сел, потом встал. Руки дрожали. Адреналин отпускал, оставляя холодную дрожь и сухость во рту.

То, что происходило в зале, можно было условно назвать "перегруппировкой". Из трех самодвижущихся роботизированных тележек осталась одна. На нее погрузили двоих мертвецов и одного раненного, который не мог передвигаться сам. Остальные, получившие взбучку в первые минуты нападения, успели прийти в себя, им оказали первую помощь. Инъекции восстанавливающей сыворотки как всегда творила чудеса.

Сергей тоже получил свою порцию. Эйфория захлестнула его мозг. Вселенная, замкнутая до грязного неосвещенного помещения, стала гораздо ярче.

Мих яростно ругался. Он потерял всех трех кибернетических разведчиков и провалил операцию. Объективно полковник был не прав, но ответственность лежала на нем.

— Сканеры отмечают сильную активность в секторах один и два. Это значит, что твари пытаются отрезать нам путь наружу. — Водя пальцем по старой бумажной карте, Мих сравнивал показания приборов со схемой. — Придется напрячься. Привести в порядок оружие. Расчищаем путь гранатами и огнеметами, на прикрытии у нас дробовики и штурмовки.

— Откуда их столько? — решился спросить один из бойцов.

— Неизвестно. — Мих был растерян и сбит с толку не меньше других. Очевидно, никакой информации о мутантах в Лабиринте он не получал.

— Население Лабиринта, — сказал Коренев. — Зазомбированное, законсервированное.

— Так не бывает, — отрезал полковник.

— А есть другое объяснение?

— Такое делает красная плесень, а не черная.

Мих огляделся, прислушиваясь. В жуткой тишине Сергей осознал, что монстры повсюду, за стенами, вверху и внизу, и они ждут.

— К дьяволу, — сказал полковник, — об этом будем думать потом. Главное прорваться.

Рейдеры выстроились в подобие штурмовой колонны. Сергей очутился в ее средней части.

Мих взялся командовать авангардом, а один из лейтенантов, Силаев, получил в распоряжение группу прикрытия.

Открыли двери, ведущие в главный коридор верхнего уровня. По нему можно было попасть прямиком в переходный сектор номер один сразу перед центральным входом. И он-то и кишел мутантами. Зомби, два псевдопалочника, крысы (лишь отдаленно похожие на них твари с громадными зубами и лысым хвостом, каждая величиной с крупную собаку) и улитки (необъяснимой морфологии создания, похожие на громадных слизняков. Сергей слышал, они плюются кислотой, способной разъедать бетон). Толпа, преграждающая путь людям на секунду замерла. Мутанты ждали. Словно их направляла какая-то сила. Скрип двери в тишине — единственный жуткий звук, от которого у Сергея волосы зашевелились на голове.

"Армии" разделяло шагов семь или десять.

— Срань, — прошептала Тина, тоже впервые отправившаяся в дальний рейд. Сергей помнил эту девчонку, она была из его возрастной группы. От Тины ему еще часто доставалось в спаррингах на уроках рукопашного боя. — Вот срань, — добавила она, приживая щеку к прикладу винтовки.

Трудно было не согласиться с этим определением.

— Огонь! — рявкнул Мих.

Полетели гранаты, взвыли огнеметы, выплескивая струи огня. Полыхнуло, взорвалось.

Сергей увидел облако разлетающихся обрывков плоти и датчики его брони зафиксировали значительное повышение температуры. Казалось, весь Лабиринт содрогнулся от криков и воплей.

Дальше был отчаянный яростный прорыв. Шестьдесят метров преисподней, полной огня, крови, боли и ужаса. Рейдеры косили мутантов, сдерживая их на расстоянии буквально полуметра от себя, а тех, кому все же удавалось приблизиться, крошили в фарш. И шли по телам, по зловонному месиву, по оторванным, еще шевелящимся конечностям и головам. Сергей даже сквозь грохот выстрелов и крики мутантов слышал, как чавкает под ногами.

Самая ожесточенная драка, с крысами, случилась, когда твари попытались обойти колонну и выскочили из бокового ответвления. Рубка с использованием ножей, штыков и прикладов продолжалась для Сергея целую вечность. В двух местах крысы сумели помять и почти прокусить сверхпрочный материал поножей. Они повалили Тину, но Сергей отбил ее, стреляя в крыс в упор и видя, как медленно, словно кто-то уменьшил скорость воспроизводства файла, отлетают в стороны осколки костей, размозженные глаза, мозги, раскрошенные зубы.

Тем и запомнился тот бой. В нем рейдеры потеряли шестерых. Могло быть и больше, если бы не боеприпасы. Входя, тащили за собой тройные комплекты (приказ Бастиона), и ворчали, зачем, мол, зато, выкарабкавшись, поняли, что иначе было нельзя.

Остались вопросы. Много. Зачем, для чего, почему. Двоих рейдеров так и не смогли вытащить, их тела остались в Лабиринте. Других просто запихнули в пластиковые мешки, собрав жетоны с именами.

Сергей помнил, как трусил следом за остальными. Штурмовка казалась неподъемной. Мих кричал, чтобы пошевеливались, иначе все тут твари и порешат. Крякали одиночные выстрели. Хлопки гранат уже не били по ушам. Привычка.

— Давай же! — Игорь появился словно из-под земли и взял его за локоть. Так вроде стало легче идти.

Колонна выскочила через центральный вход. Рейдеры шли на последнем издыхании.

Где огневая поддержка?

Сергей протер визоры, пытаясь сообразить, где броненосцы. Силуэты машин маячили впереди, по прикидкам рейдера, надо было пройти еще шагов тридцать.

— Мразь, они опять… — Коренев развернулся. Из круглого отверстия у подножия скалы уже выкатилась толпа зомбаков при поддержке двух псевдопалочников и одной улитки.

Сергей услышал выстрелы и рев Миха. И тогда подумал, что это и есть настоящая работа рейдера. Не прогулки по пустым улицам и отстрел случайно попавшегося на глаза мутанта, а побоища, подобные этим. Когда целая орда монстров на кучку людей.

Вспоминались тренировки и бесконечные инструктажи. Делай так, не делай так. Помни, что не один. Дерись до конца. Не испытывай усталости — ты не имеешь на это права.

Когда ты подросток, такие вещи кажутся глупыми, вроде само собой разумеющимися. Рейдер ведь не повар, верно? Ему не надо ничего объяснять про долг, мужество и честь. Сейчас же Сергею казалось, что и этого недостаточно, а все полученные знания ничего не стоят одной такой вот схватки в бункере, где ты по колено в крови и не можешь дышать, потому что пламя из огнеметов бешено жрет воздух.

Толчок в спину повалил его на песок, покрытый слоем отмирающей "чернухи".

Игорь не терял головы. Он знает, что и как. Сергей никогда бы не признался, но тогда был благодарен бывалому бойцу.

— Что это? — крикнул Сергей, не понимая, откуда такой грохот.

Игорь, свалившийся рядом, смотрел на него и мотал головой. Потом ткнул пальцем куда-то вверх. Сергей посмотрел, видя, как воздух над ними прошивают трассеры. Стрелки, управляющие из кабин броненосцев турельными пулеметами, засучили рукава.

Волну мутантов, что выплеснулась из центрального входа, попросту смело. Зомби и псевдопалочников крупный калибр превращал в фарш, а улиток так просто распылял на миллиарды капель слизи. Скала крошилась, бетон стонал и разрывался, словно бумага.

Сергей отвернулся. На сегодня с него достаточно. Первый дальний рейд — и он выжил. Что, наверное, неплохо. Лика скажет, что он герой, а он прихвастнет и скорчит мину: дескать, ничего особенного.

Лужин не смотрел, как мутантов превращают в кашу. Этого добра у него будет в достатке и потом. Лежа на земле, он думал о Лике. Поженились они два месяца назад, получив разрешение начальства, однако лишь сейчас рейдер понял, что на самом деле это для него значит.

Рейд закончился, пришло время вернуться домой.

Остров Ломоносова(2312 г.)

1

С той поры, как люди вышли из Бастиона впервые после катастрофы, внешнее время синхронизировали с внутренним. Сейчас под землей была поздняя весна, дни, когда Сергей частенько впадал в хандру и видел плохие сны. Часто это были сны о потерях и боли. То, что он видел и пережил, снова вставало перед ним в полный рост. Эти призраки заглядывали ему в душу и ждали ответов. Так, по крайней мере, казалось. Сергей не хотел обращаться к медикам, хотя и знал, что те помогут.

Лужину снились мертвые. Мать, погибшая в результате несчастного случая, когда ему было пять лет, отец, Том. Тома он увидел и сегодня, и проснулся от толчка, лежа лицом к потолку в полной темноте. Сердце громко бухало, во рту пересохло, однако на коже Сергей чувствовал пленку из липкого пота.

Он часто представлял себе, каково жить на поверхности, в своем доме. Там ты слышишь, как дует ветер, как раскачиваются кроны деревьев. Когда приходит зима, снежинки танцуют перед твоим окном, постепенно укрывая землю белым саваном. Или дождь. Наверное, он стучит по крышам и по ночам можно лежать, ни о чем не думая, и слушать. Просто слушать.

В Бастионе было все по-другому. Если до тебя не доходил рокот механизмов из технических уровней, если ты не находился в чье-то шумной компании, не слушал музыку и не смотрел видео, тебя окружала давящая тишина.

С некоторых пор она стала пугать рейдера. Сергея преследовала навязчивая идея, что где-то на земле уже вовсю развивается новая жизнь. Где-то там люди все начали заново, они дышат свежим воздухом, возделывают землю, растят детей, живут и стараются излечиться от чувства безысходности. У них есть будущее. А что есть у них, запертых в этом комфортабельном склепе президентского уровня?

Сергей слушал тишину. Ему представлялись пустые окна домов в покинутых кварталах. Окна! Рейдер все отдал бы, чтобы иметь настоящее окно.

Справа из-под сбитого одеяла появилась рука и вслепую нашарила его бок. Потом вползла на грудь и там утвердилась.

Сергей в темноте нашел и сжал пальцы жены. Лика вздохнула, потягиваясь, и придвинулась ближе.

— Не спишь? — Голос ее был сонным.

— Том приснился.

— Опять…

— На этой неделе второй раз.

— Отпусти его. Ты не виноват.

Лика всегда была куда практичнее его. Весть о гибели брата она приняла спокойно, и для Сергея стало громадным облегчением, что обошлось без истерик. Впрочем, от Лики ничего такого ждать и не приходилось. Если какая женщина и могла в Бастионе похвастаться железными нервами, так это она.

С другой стороны, Сергей чувствовал бы себя спокойнее, доведись ему наблюдать взрыв. Лика сказала ему, что все понимает, а гадкий осадок в сердце рейдера остался.

— Стараюсь.

— Когда ты в рейд?

— Не знаю.

— А я послезавтра. Жаль, что нам нельзя вдвоем.

— Муж и жена не ездят в одном броненосце, — сказал Сергей, перефразируя одно из правил Устава.

— Они что, боятся?

— Чего?

— Если ты увидишь мою смерть, то что с тобой будет? — Лика положила подбородок ему на плечо.

— Откуда мне знать, — ответил тот раздраженно. — Возможно, я уже буду не я. Солдат СБ обязан выполнять приказы — это залог выживания. Ты теряешь друга, ты миришься и можешь справиться с этим. Психологический ущерб минимизируется. Но нельзя видеть, как родного человека убивают у тебя на глазах.

— Тогда Генералу надо было запретить женщинам служить, — сказала Лика.

— Я не политик и не начальник. Я не знаю.

Девушка смотрела в темноту, уверенная, что Сергей просто уходит от ответа. Они оба теряли сослуживцев и друзей и, конечно, не были готовы к самому страшному. Как тут быть? Даже профи, даже бывалый рейдер может сорваться, если потеряет супруга в бою.

Во всяком случае, ночь была не самым хорошим временем для обсуждения этой проблемы. И вообще — к чему эти мысли? У них с Сергеем есть, о чем поговорить и без того.

— Ты слышала про сигнал?

— Что? — Лика села, скрестив ноги, возле него. — Какой?

— Сегодня парни в штабе трепались, хотя шеф запретил. Мол, передатчики уловили голосовое сообщение, в котором указывается ряд чисел.

— Да ну тебя! Что за шутки?

— Не шутки. Я у Игоря спрашивал с глазу на глаз, а он несет караул в секторе Информационного Центра. Сведения случайно просочились. Сигнал есть.

Лика помолчала. Потом стиснула руку мужа натренированными пальцами.

— Шестьдесят лет прошло.

— Да. Мы думали, что, если и есть кто-то, кроме нас, то мы их не найдем никогда.

— Уже расшифровали? Какие там числа?

— Не знаю. Думаю, Объединенный Комитет не хочет пока заявлять об этом официально, однако слухи крепнут.

— Почему же я ничего не слышала?

— Ты же в рейде была! Неделю.

— Ладно. Поверю. И что?

— Болтают, что передача ведется на коротких волнах, дважды в сутки — в десять утра и в десять вечера. Длится пятнадцать минут. Дескать, женский голос передает постоянно одно и тоже.

Сергей не мог видеть Лику, но его воображение рисовало ее образ отчетливо. Она сидит рядом с ним и обнимает себя за голые плечи. Ее прошибает дрожь. Не от холода. Это дрожь восторга.

Он и сам в тот момент почувствовал, как волоски на руках становятся дыбом.

— Наверное, координаты, — подумав, сказала девушка. — Мы ведь то же самое передаем. Широта, долгота.

— Да. Только почему они не ответили? Если мы принимаем их сигнал, то и они должны ловить наш. Не понимаю. Я все думал, как бы поступил на месте умников. Вот слышу, пеленгую и тут же шлю туда: мы здесь, мы такие-то, мы ждем и ищем. По-моему, логично. А они?

— Но Комитет официально не объявляет. Может быть, связь установлена, — сказала Лика.

— Может быть. А почему молчат?

Лика легла и прижалась к нему.

— Будет рейд. Совсем другой. Мы поедем к ним… в гости. Бастион ждал этого шесть десятилетий.

Сергей обнял жену за плечи.

— Но… допустим, все правда, и источник продолжает передавать всего лишь цифры и не отвечает на запросы.

— Ну.

— Это значит, что передает компьютер, и все внутри уже мертвы. Мы найдем мертвое убежище.

— Я бы не отказалась это увидеть, — сказала Лика после целой минуты напряженного раздумья. — Хочу в по-настоящему дальний рейд. На полгода. В старые времена существовали подводные лодки, ходившие в плавания вокруг света. Это называли "автономкой". Хочу в "автономку". Чтобы вокруг только дикий мир и единственный канал связи с базой.

— Это твой ответ? — Сергей тоже сел, отстранившись от нее.

— Ответ?

— Мы говорили о детях, еще сегодня вечером. Нам разрешили. А сейчас ты рассказываешь о полугодовом рейде!

— Ну. Я сама решаю, Сергей.

— Нет. Мы вдвоем. Зачем тогда все это? Зачем мы ждали? Ты не хочешь?

Сергей предполагал, что ответит она не сразу. Так и случилось.

— Все слишком быстро. Не знаю. Если появятся дети, я не смогу быть рейдером.

— Почему?

— Моя мать не смогла. Другие женщины. Злата из роты-три буквально позавчера ушла в декрет и сказала, что не вернется. Она попрощалась. Она хочет родить четверых.

— Дети поступят на воспитание, — сказал Сергей. — Это не проблема.

— Проблема, — ответила Лика. — Я должна, обязана растить их сама. Должна буду забыть о поверхности. Каждый из нас может погибнуть. Если случится, что ты — у детей будет мать, а если я продолжу ходить в рейды, могу погибнуть и я. Тогда они будут сиротами. Я не хочу.

— Нам двадцать один год… — сказал Сергей. — Большинство других к этому времени уже дважды и трижды родители.

— Правильно. Это потому, что мы рейдеры. Нас учат, чтобы мы делали свою работу. На нас потратили ресурсы, время. Мы должны отработать долг перед Бастионом. Семья без детей для нас разрешена, но потомство только с санкции Генетической Комиссии. Или прощай карьера.

Сергей лег на спину. Но хотелось просто отвернуться. Лика все-таки переиграла его, снова показав себя куда практичнее.

— Не волнуйся, — сказала она. — Я решу в ближайшее время.

— И ответ может быть отрицательным? — Он постарался, чтобы в его голосе прозвучал упрек.

— Вероятно.

— Но мы же…

— Да. Думали об этом еще до свадьбы. Но все меняется. — Лика оседлала его, упершись в грудь руками. — А ты мог бы отказаться от рейдерства и подать в отставку ради семьи? Мы оба тогда перешли бы на штабную работу. Остались бы в СБ, есть такие случаи. Работы и здесь полно, Сережа. Ты бы смог?

Лика застала его врасплох, и он подумал, что хорошо, что в спальне темно. Какое выражение жена прочла бы на его лице.

Нет! Конечно, нет! Он не готов!

— Я не знаю, Лика…

— Не знаешь. Не думал, значит? Ты требуешь от меня жертвенности, а сам даже не рассматривал этот вариант?

В ее голосе прозвучал гнев. Лика скатилась на матрац, натянула на себя одеяло и устроилась как можно дальше от него.

Сергей ненавидел ее фразы, состоящие на большую часть из вопросов. Интонации просто убивали. Очевидно теперь, зря он затеял этот разговор. Разрешение на заведение детей, "детский билет", они получили вчера. Заявку же подали почти год назад и трижды сдавали анализы. Сергей не думал, что будет такая волокита, но, собственно, не произошло ничего сверх протокола. Разве есть в СБ рейдеры, не знающие, каков порядок? Нет. Сергей просто в очередной раз обманывал себя. Генетическая Комиссия тянула нарочно, давая паре время подумать? Так и есть. А эти собеседования с психологом? Они напоминали тестирования первых дней подготовки: куча глупых вопросов, не связанных между собой, и сканирование реакций опрашиваемого. О результатах тестов не сообщалось.

Лужин думал. За этот год он несколько раз принимал разные решения. В конечном итоге, сам для себя одобрил начало новой жизни, но Лика, как выяснилось, не спешила с выводами. В этом и была его ошибка — Сергей решил без ее участия и сердился, что она откажет.

Впервые в жизни он запутался по-настоящему.

— Я просто боюсь потерять то, что у нас есть, — сказал Сергей.

Лика молчала.

— То есть нашу службу.

Звучало еще более глупо и беспомощно. Рейдер сжал кулаки, злясь на себя, и отвернулся в другую сторону.

Может быть, вообще эту тему поднимать не стоило? Ни сейчас, ни год назад.

Лика молчала. Сергей понял, что она попросту спит. Ага, очень похоже на нее. Если Лика не хотела спорить и ругаться, то попросту отрубалась, отсекала тему жестко, без возможности возвращения. Попытки прорваться через защитный экран, который она устанавливала перед собой, успеха не имели. Сергей восхищался этой ее способностью и очень желал, что не может так же.

Еще некоторое время он просто лежал, глядя в темноту и пытаясь переключиться на что-нибудь другое. Живи он на поверхности, то мог бы выйти в ночь прогуляться на свежем воздухе, пока голова не остынет. Но Бастион держал крепко.

Вероятно, все это лишь мечты. Если у людей и будет шанс жить наверху и начисто забыть о скафандрах высшей защиты, то лишь в будущем. У внуков ныне живущих.

Если только ничего не случится.

2

Директору Информационного Центра Генриху Буланову было сорок лет, но его волосы были полностью седыми, бесцветными, точно у альбиноса. Точно так же выглядел и его отец в этом возрасте. Когда Генрих смотрел на старое голофото, то ему казалось, что он видит близнеца. И сейчас в туалетном зеркале отражение было таким же. Только куда более уставшее и придавленное годами. Отчаявшееся.

Генрих включил воду и вымыл руки. Больше рядом никого не было — появилась небольшая возможность побыть в одиночестве. На службе нет ни свободной минуты, дома… дома он почти не бывает. Дети выросли, заняты делом, жена скончалась. Работа и работа, больше ничего. Лишь она спасала Буланова от депрессии, которая с годами только усиливалась.

Посмотрев на свое отражение в зеркале, озаренный ярким светом диодных ламп, ученый не узнал себя. Мешки под глазами. Откуда? Красные глаза, взгляд старческий. Буланов выпрямил спину и одернул на себе комбинезон с эмблемой Информационного Центра. Это не вернет ему лет и растраченных эмоций, но, по крайней мере, надо выглядеть соответственно статусу

Генрих умылся холодной водой, но лучше не стало. Усталость давила.

Надо собраться. Через десять минут начнется секретное совещание, где надо быть в форме. Соберутся трое: он, командующий Службой Безопасности генерал Рэм Лопатин и председатель Объединенного Комитета Ада Сальникова. Им предстояло принять решение, которое изменит судьбу Бастиона навсегда. Даже если результат действий, если план будет принят, окажется отрицательным. Вероятно, полученный на днях радиосигнал — единственный шанс установить контакт с другими выжившими. Не с вымирающими одичавшими бродягами, а с теми, у кого есть потенциал и заинтересованность в объединении. Ради этого стоило приложить усилия, считал Генрих. Пусть экспедиция покажется чистой воды авантюрой, он будет голосовать за. Бастион не может существовать в одиночку вечно. Более того, необходима долгосрочная программа поисков и исследований. У Бастиона все есть для этого. Даже транспорт ученые предоставят — модель вездехода уже выходит на испытания. Почему Объединенный Комитет до сих пор не дал добро? Генрих никогда не понимал бюрократов, а именно ими он считал всех председателей, с которыми ему приходилось иметь дело. Без протокола они и шагу не сделают, все будут просчитывать риски. На этот раз Буланов намеревался дать решительный бой, от имени всего сообщества ученых Бастиона. И если уж радиосигнал, очевидное доказательство существование "братьев по разуму", не убедит руководство, тогда… а вот что тогда? У Генриха не было ответа. Оставалось импровизировать.

Высушив руки и еще раз проверив внешний вид, директор Информационного Центра вышел в коридор, отделанный серым пластиком. Дошел до двери, по другую сторону которой стоял охранник СБ, и вошел в овальный конференц-зал. Сюда допуск имели только высшие чины Объединенного Комитета, и здесь должно было проходить совещание.

До сих пор кроме Генриха, тут никого не было, если не считать по охраннику у каждого выхода. На стенах — исправно работающие голографические интерактивные карты. На них был изображен старый мир, тот, что до Метеорита.

Громадные мегаполисы, монорельсовые дороги, соединившие континенты, космопорты, экологические города, разделенные на секторы, заповедники. Еще чистые моря и океаны. Еще не покрытые до самых вершин плесенью горы. Копии этих карт хранились и в Информационном Центре, и Генрих любил иногда разглядывать их. Прежнего мира он не застал, но его тайной мечтой было когда-нибудь возродиться былое великолепие.

Шанс повернуть историю вспять достаточно осязаем. Плесень отживает свое. Рано или поздно она уйдет и хотя оставит после себя мутировавшую флору и фауну, с этим человек сможет примириться. Новые поколения примут реальность такой, какая она есть. Будут строить, размножаться. Начнут заново, вооруженные сохраненными и развитыми в условиях Бастиона знаниями. Для этого работали все ученые убежища.

Генрих поймал себя на том, что сидит и, словно в гипнотическом трансе, разглядывает карту Евразии, занимающую все стену. Моргнув, он перевел взгляд на бумаги, которые покрывали овальный стол почти целиком. Здесь давно не прибирались. Секретные документы с красной кодировкой (только для высших функционеров), валялись просто как макулатура.

Буланов медленно встал и принялся сортировать документы. Это помогало успокоить нервы, сосредоточиться на главном, но из головы не шел сигнал. С момента обнаружения было зафиксировано десять передач, по две в сутки. Цифры — географические координаты предполагаемого убежища. Это было ясно с самого начала, но никто не думал, что последует за этим.

Все пять дней Бастион отправлял сообщения по указанном направлении, на той же частоте и на всякий случай дублируя на двух соседних. Кто бы ни отправил числа, он явно рассчитывал на ответ. Генрих сам составил послание, и в нем сообщались краткие сведения о составе убежища, расположение, технологический потенциал и другие мелочи. Так же от себя Буланов добавил просьбу о всестороннем сотрудничестве от имени всех бастионцев.

Передача началась три дня назад, но ответ не пришел. График числовых сообщений не менялся. Подтвердилась гипотеза, что всю работу выполнял компьютер и людей, которые могли бы прочесть текст Генриха, рядом просто не было.

Неопределенность длилась до сегодняшнего утра, когда вместо цифр пришло послание, во всех смыслах тянущее на сенсацию. Тот же приятный женский голос сообщил: Бастион услышан, они рады и готовы к всестороннему сотрудничеству. Их мечта сбылась. И далее в таком духе. Но это было не все. В передачу, словно бы для проверки возможностей бастионцев, был вложен зашифрованный простым методом файл. Представлял он из себя последовательность звуковых модуляций, который при переводе их в числовой вид составили весьма немаленький объем данных. К расшифровке прилагался и ключ, что было весьма любезно со стороны новых друзей.

Генрих складывал бумаги по теме, формируя кучки, и почему-то располагал их в шахматном порядке. Он чувствовал себя как человек, впервые принявший четкий осмысленный сигнал из космоса. В его внутреннем кармане лежала распечатка текстового сообщения и вложенного файла. Величайшая тайна мира на сегодняшний день.

Буланов покончил с документами и почувствовал себя немного лучше. Потом подошел к автомату с водой и выпил стакан.

Тут же открылась дверь, через которую он сам попал сюда раньше, и в зал вошли мужчина и женщина. Мужчина в форме СБ, при оружии, женщина, высокая, с чуть сдвинутым набор носом, рыжеватые волосы тронуты сединой. Ее платье было похоже на военную форму и очень ей шло. Рэм и Ада появились ровно в назначенное время.

— Вам, как всегда, не терпится, Генрих Алексеевич, — сказала председатель Объединенного Комитета, быстро указав генералу и директору на свободные стулья.

Они сели так, чтобы оказаться по обе стороны от нее, на торце стола. Ада положила папку с бумагами перед собой и удивленно уставилась на расположенные в шахматном порядке стопочки документов.

— Тут был… некий хаос, — пояснил Генрих, у которого покраснели щеки.

— Спасибо, — сухо бросила Ада. — Лучше займемся делом. Вы сказали, что у вас есть новости и попросили созвать экстренное тайное совещание. Там вот, мы здесь и слушаем вас.

Буланов поднял глаза и встретил тяжелый взгляд генерала Лопатина. Тридцатисемилетний эсбэшник сцепил большие руки в замок и закусил нижнюю губу. По всем признакам, он заранее не одобрял все, что директор ИЦ собирался предложить.

— Никто не знает, кроме группы доверенных людей. Сейчас радиопереговорами занимаются только пятеро, — сказал Буланов, вынимая просто свернутые пополам распечатки из внутреннего кармана.

— Разве? — Сальникова метнула в него холодный взгляд. — А слухи по Бастиону гуляют уже не один день. О сигнале.

Генрих растерянно моргнул.

— Я не знал… Я…

— Теперь это неважно. Рано или поздно нам придется объявить об этом официально, — махнула рукой Ада. — Что у вас?

Генрих утер пот со лба рукавом. Автоматика поддерживала в зале оптимальные атмосферные параметры, но казалось, что тут жарко, как в сауне.

— Итак, почти никто в Бастионе не знает об этом, — сказал ученый. Набрал воздуха и выдохнул: — Пришел ответ.

Лопатин изменился в лице, но железная выдержка не позволили ему выдать эмоций больше, чем на процент. Но пальцы он стиснул до хруста, оставаясь сидеть неподвижно.

Ада взяла распечатку.

— К посланию был прикреплен шифрованный файл и ключ. Здесь вся информация. — Генрих проглотил комок слюны. — Это убежище высокого уровня, настоящий город, технологический рай. Ну, насколько можно судить из этой… презентации, что ли… Они называют себя Остров Ломоносова. У них двадцать тысяч населения и…

— Мегаполис Пермь? На это указывают координаты?

— Да.

— Мы считали, что там никого нет.

— Ошиблись.

— Или нас водят за нос, — сказал Лопатин. — Я не верю всей этой чепухе. Что за Остров Ломоносова? Бред!

— Подождите, генерал — осадил его Сальникова. — Разберемся. — Ее взгляд бегал по строчкам распечатки, а брови поднимались все выше. — Если я хоть что-то в чем-то понимаю, текст напоминает подробный рекламный проспект. Раньше ведь были такие, да?

— Именно, — кивнул Генрих. — Меня это, честно говоря, настораживает.

— Я говорил, — вставил генерал.

— Мы должны проверить.

— Как? — покосилась на директора ИЦ Ада.

— Ну, у нас обширные архивы, много видео и аудиоинформации. Может быть, найдем что-нибудь, связанное с Островом Ломоносова. Я думаю, это нечто вроде "техноинкубатора". Им раньше давали всякие такие имена. Ломоносов — это, возможно, русский ученый восемнадцатого века, а возможно, человек, который основал сам проект. Допустим, бизнесмен. Если в свое время Генерал вращался в тех же кругах, в бизнесе, занимающемся высокими технологиями, в его записях могли остаться сведения.

— Вы правы, — кивнула Сальникова.

— Вы хотите что-то предложить? — спросил генерал. — Ради этого все затевалось?

— Конечно. Сегодня я выступаю от лица всего Научного Корпуса Бастиона, уверен, коллеги меня поддержат. Залог нашего выживания — технологии. Только благодаря им мы до сих пор живы.

— Мы живы благодаря людям, — отпарировал Лопатин.

— Перестаньте. Ваш спор не имеет смысла, но вы раз за разом начинаете снова. Вы похожи на двух щенков, которые не поделили теплое местечко у маминого бока! Я приказываю прекратить! — Сальникова умела приходить в ярость и метать молнии. За глаза ее называли Стальная Фурия. — Продолжайте, Генрих Алексеевич!

— Считаю, мы обязаны снарядить экспедицию. Хорошо вооруженный рейд. И чем быстрее, тем лучше.

Командующий СБ скептически покачал головой.

— Да, я настаиваю! — повысил голос Генрих. — Именно дальний рейд, но не военный, а научный. Солдаты СБ будет охранять моих людей.

— Вы не глава Научного Корпуса, — заметил Рэм.

— Но я исполняющий обязанности, и другого пока нет!

Ада хлопнула ладонью об стол.

— Я сказала — хватит! — С минуту, заставляя спорщиков злобно пыхтеть, она разглядывала бумаги. — Итак. Если мы верим всему, что здесь написано, то, получается, что во многом Остров Ломоносова превосходит нас. Это хорошо. Теоретически мы можем получить от них много полезного в плане технологий, а если объединимся, то сможем совершить прорыв во всех областях.

— Именно! — воскликнул Генрих.

— Подождите. Это безусловный плюс. Тут сказано, что Остров готов принять к себе любого человека, готов теснейшим образом сотрудничать в любой сфере во имя Возрождения. Слово написано с большой буквы, следовательно, имеет гораздо более глубокий смысл. — Сальникова повернула голову к голографической карте на стене. — Возрождение. Если они ставят себе целью вернуть поверхность, то, надо признать, весьма амбициозны. И, надо заметить, умны. Простые благородные идеи сплачивают массы и мотивируют их усилия во имя общего блага.

— Утопия, — не удержавшись, фыркнул Рэм. — Чтобы двадцать тысяч смогли очистить планету?

— Это возможно, — возразил Буланов. — При наличии соответствующих технологий.

Генерал взглядом дал понять, как именно относить к этой идее.

— Но при этом у меня много вопросов. — Ада посмотрела на нервничающего Генриха. — Мы уже говорили об этом, да? Почему они только сейчас вышли на связь? Мы прочесывали эфир на всех возможных для нас частотах больше полувека — и без толку. Я поддерживала этот проект только из уважения к Генералу, к его, так сказать, посмертному завету продолжать поиски. Но вдруг — сигнал. По большому счету, даже ваши умники-коллеги уже не верили в возможность установления контакта. И тут выясняется, что практически у нас под носом существует большая технологическая утопия с поистине поэтическим названием. Что вы думаете, Буланов?

Подобных вопросов он боялся, хотя и тщательно готовил себя к ним.

— Тут надо анализировать… думать…

— Да, как минимум, — сказал Лопатин. — А вы — экспедицию и как можно быстрее. Поверьте вояке, подобные вопросы не решаются с нахрапа. Можно таких дров наломать!

Генрих выдержал его тяжелый взгляд.

— Знаю. Но причин, почему Остров раньше не выходил на связь, может быть много.

— Назовите хотя бы одну, — потребовала Сальникова.

— Представьте. Вы укрылись в самый последний момент. У вас куча проблем. Нас миновали большие потрясения, Ада Вадимовна, но у них могло быть все по-другому. Сколько времени им понадобилось на восстановление, выработку стратегии жизни, идеологии, наконец? Вполне может быть, они там одержимы идеей Возрождения. Она помогает им жить, она же подсказала необходимость поиска других выживших. Да масса причин! — Буланов горячился. — Мы не узнаем, если не попробуем. Если будем торчать здесь и строить догадки!

— Верно, — кивнула Стальная Фурия. — И опять же — почему ответ на наш запрос поступил только сегодня?

Ученый покачал головой.

— Неизвестно.

На этот раз генерал удержался от шпильки. Впервые взяв бумаги, Рэм принялся разглядывать их, причем делал это с таким лицом, словно искал подвох.

— Слишком гладко, — заметила Ада, кивая на распечатку. — Хотите знать мое мнение? Вот оно. — Председатель Объединенного Комитета встала, чтобы размяться. — В записях, которые оставил Генерал перед смертью, содержится прямое указание на то, что мы обязаны вступить в контакт с другой колонией, если она стоит на нашем уровне или выше. Он тоже думал о Возрождении, но эта идея не стала для Бастиона цельной идеологией. Я считаю, что в том наш промах. Генерал был прав. Генрих, я разделяю ваши взгляды. Несмотря на риск, мы обязаны попытаться. Вы, Рэм, возражаете, да, я понимаю, но, помнится, вы благосклонно отозвались об идее программы дальнего поиска и готовы были предоставить своих людей. Почему бы не начать ее с поездки к Острову Ломоносова? Тут есть и свои преимущества: мы точно знаем, каковы координаты нашей цели и что там есть люди. Согласитесь, генерал, все лучше, чем на свой страх и риск ехать в пустоту! — Ада остановилась между столом и картой. — Вчера вечером я обсуждала это с членами Объединенного Комитета. Большинство из них согласны. Должны поехать ученые, но с хорошей охраной.

— Если мне поручат, я возглавлю научную часть экспедиции и установление контакта с островитянами, — сказал Буланов.

До того молчавший Рэм положил бумаги на стол и накрыл их своими ладонями.

— А теперь дайте сказать мне. Вот это уже больно похоже на ловушку.

Ада вопросительно изогнула брови. Генрих удивленно посмотрел на эсбэшника.

— Можете считать меня параноиком, но я отвечаю за безопасность Бастиона в целом и каждого отдельного его жителя, — сказал генерал. — Следовательно, я против экспедиции. По причине того, что мы знаем, куда ехать.

— Кто же нам может готовить ловушку?

— Да кто угодно! Сборище бродяг и бандитов, от которых мы отбивались столько лет. Вам мало?

— Но…

— Я себе вижу это так. Допустим, Остров Ломоносова существовал на самом деле. И существует сейчас. Только посылали сообщение не его жители, а те, кто пришел туда после их гибели. Допустим, мародеры получили полный доступ ко всем ресурсам убежища, и тут их осенило, какую пользу можно извлечь из всего этого богатства. При помощи передатчика можно заманивать в ловушку таких же умненьких чистоплюев, живущих под землей в достатке и комфорте. Почему нет? А, возможно, островитяне заранее подготовили рекламные проспекты и не успели ими воспользоваться. Такая честь выпала их убийцам. И вот мы клюнули на наживку и отправились в путь. Сунули голову в ловушку, оторвав от Бастиона значительную часть профессионалов. Я буду удивлен, если мы просто отобьемся от мародеров и вернемся восвояси. Но мы знаем, каков мир на поверхности. Что может быть за границами исследованной нами области? Короче говоря, я против, — добавил генерал. — Однако если будет голосование Комитета, мой голос, видимо, ничего не изменит.

Сальникова повела плечами. Кто знал ее достаточно хорошо, был в курсе, что этот жест означает раздражение. Председатель вернулась на свое место.

— Один голос за, один против, один колеблется.

— Либо, — не унимался Лопатин, — сами островитяне рехнулись. Может быть, они авторы ловушки и ничего у них нет. Просто хотят нас обчистить.

— Доказательств нет! — возразил Генрих.

— Правда. Но и ваш оптимизм ничем не подкреплен, — осклабился эсбэшник. — У нас обоих только предположения, построенные на профессиональном опыте.

— Я уверен, что это правда, — настаивал Буланов, — вы внимательно читали? Видите список, в котором перечисляются направления, в которых достигли успехов их ученые?

— Ну и что? — спросил генерал. — Вранье.

— Ничего подобного! — На миг Генрих испытал сильное искушение врезать по этой солдафонской физиономии, твердой, грубой, словно вырезанной тупым ножом из дерева. — У меня есть доказательство.

Ада устало потерла виски.

— Ну. Говорите.

Генрих развернул к ним бумаги, пристроив указательный палец у нужной строчки.

— Читайте! Здесь говорится о белой плесени! Они работают с ней, культивируют… Разве не читали?

— И? — спросила Сальникова.

Генрих вскочил.

— Да разве вы не понимаете? Они работают с белой плесенью! А мы, мы считаем ее только мифом, сказкой! Нам до сих пор не удалось ее обнаружить, несмотря на тщательные поиски. Вам ли не знать, генерал, что, помимо основного задания, командиры рейда имеют и секретное. Поиски белой плесени. Она может быть где угодно. Поэтому и каждый солдат имеет четкое предписание докладывать обо всех странностях. А Лабиринт! Основной целью поездки туда была именно белая плесень. Еще во времена Генерала к нам поступили данные, что она может быть там. Понятно, что слухи есть слухи, но мы обязаны проверять любую информацию.

— Не совсем понимаю, — призналась Ада. — Ну белая плесень и что?.. Мы ее разыскиваем, словно она какой-то святой Грааль. Зачем она нужна?

Генрих сжал в руке распечатку.

— Однажды рейдеры, еще во времена Тыквенных Войн, наткнулись на небольшое убежище в пригороде Екатеринбурга. Плохое убежище, просто, по сути, подвал, самодельное. Там жили больные, умирающие люди. Половина успела скончаться к нашему приходу, но часть мы спасли и привезли сюда. Они не были заражены, что весьма странно, потому как "краснуха" встречалась там повсюду. При этом у всех обнаружились симптомы сильного ОРВИ. Наши медики вытягивали из бродяг любую информацию, какую могли. Именно от них мы узнали о белой плесени. Один человек видел ее, но он был тяжело ранен, приполз в убежище еле живым и вскоре умер. Он упоминал Лабиринт, точно описывал приметы. По его словам, там росло это новообразование. Белая плесень имеет особые свойства, она способна лечить любые раны, справляться с любой болезнью, уничтожать вирусы.

— Но почему этот умник умер? — оборвал Генриха генерал.

— На него напали "гиены", когда он возвращался с грузом плесени в убежище и груз потерялся.

— Но почему те бродяги не были заражены "краснухой"? — спросила Тильда.

— Бастионные медики провели исследования и выделили из их крови неизвестный штамм гриппа, который, по видимому, препятствовал развитию спор красной плесени. Пока те люди болели, у них был шанс, но и сам грипп медленно убивал их одного за другим. Успей гонец вовремя, у бедолаг был бы шанс, — сказал Буланов.

— А может, гонец наврал?

Генрих улыбнулся.

— Одна часть наших биохимиков думает так же. Это нормально. Но факт — мы ищем это универсальное средство и уже давно. А вот здесь написано, так, в общем, то обыденно, что кое-кто с ней плодотворно работает.

— Допустим. Допустим, тот тип, которого подрали "гиены" и который хотел отнести своим плесень, говорил правду и откуда-то узнал о чудесных свойствах белой дряни, — сказал Лопатин.

— Несколько очевидцев повторили его рассказ, — перебил Генрих. — Белая плесень приживила ему оторванный палец.

— Они сами видели?

— Нет.

— То-то и оно. Остается вопрос — откуда сам этот гонец взялся?

— Из Лабиринта, — ответил Генрих. — Эти показания задокументированы.

Генерал расхохотался.

— Из Лабиринта? В котором мы не нашли ничего, кроме традиционной дряни и кучи мутантов, которые спали в анабиозе, ожидая появления рейдеров? При всем уважении, Буланов…

— Тихо! — рявкнула Ада. — Вы оба, не ведите себя как дети!

Генерал и ученый послушались. В зале стало тихо. Генрих утер пот со лба и сел, украдкой глядя на неподвижных охранников возле дверей. Зачем они, в самом деле, здесь? Какую информацию и от кого охранять? Директор чувствовал волны ледяного пота, прокатывавшиеся по спине.

— Значит, Генрих, вы думаете, что слова про плесень являются доказательством правдивости этих данных?

— Да, — устало ответил он, опустив плечи.

— А как вы объясните, что в Лабиринте белой плесени не было?

— Никак.

— А если ее на самом деле нет?

— Не спрашивайте меня. Вам нужно задать этот вопрос Смирнову.

— Так и знал, что всплывет имя этого психа, — скривился эсбэшник.

Ада выжидающе смотрела на ученого.

— Теория Смирнова, слышали? О Новой Эволюции?

— В общих чертах, — сказала Сальникова.

— Смирнов утверждает, что все мы стоим на пороге нового рывка. Мы ждем. Меняемся медленно, но неотвратимо. Наше потомство уже рождается с другими биохимическими показателями. Медики видят это лучше других.

— Да, да, да, потребление "желтухи"… — махнул рукой Лопатин. — Бред!

— Не бред! Мы четко фиксируем появление скрытых мутаций. Фенотипически они пока не проявляются, если не считать общее увеличение роста детей и подростков и укрепление костной и мышечной тканей. Но Смирнов считает, что это лишь первый, подготовительный этап. Дальше будет больше. В хромосомах человека много не активированных генов, есть, где природе разгуляться. А по какому пути нам предстоит пройти? Пока мы не знаем.

— А причем белая плесень? — спросила Ада.

— По мнению Смирнова, она станет катализатором Новой Эволюции, которая будет носить, по видимому, ураганный характер. Она сумеет уничтожить все то, что раньше убивало нас, людей, сделает невосприимчивыми к самым страшным болезням. Эту работу уже делает "желтуха". Продолжит белая плесень. Это будет последняя вторичная форма.

Генерал внимательно смотрел на Буланова.

— Вы верите в это?

— Я не биохимик и не врач, чтобы давать однозначные оценки, но раз эти исследования ведутся, то не зря… Считаю, в Теории Смирнова что-то есть. Вероятно, Метеорит не зря упал на Землю, был какой-то смысл. Он уничтожил прежнюю жизнь, но дал начало новой. Все, кто выжил, прошли первый экзамен, продемонстрировав, что способны выживать и бороться. Значит, их потомкам и строить в дальнейшем новую цивилизацию. Это будут другие люди. Сама жизнь на планете станет другой.

— Высший замысел? — усмехнулась Ада.

— У природы свои соображения. Понимать ее надо шире, это не только экосистема Земли, а и жизнь на всех планетах в целом. — Генрих посмотрел на Аду, потом перевел взгляд на эсбэшника. — Подумайте вот над чем. Не было ли причиной зарождения жизни на Земле другой метеорит? Не организмы ли на нем прибывшие, создали тот мир, который рухнул шестьдесят лет назад, просуществовав так долго? А кто даст гарантии, что раньше не было другого мира, погибшего в результате катастрофы? Смирнов утверждает, что это вполне вероятно. Для нас, людей, Метеорит — символ ужаса и разрушения. Он уничтожил многие миллиарды живых существ, а других изменил до неузнаваемости. Но с точки зрения природы это может быть вовсе не катастрофа. Именно сейчас рождается новый мир. Экосистема планеты перестраивается благодаря плесени.

Генерал упрямо мотнул головой.

— Увольте, такие выкладки не для меня.

— Как знаете. Спросите самого Смирнова, если он, разумеется, захочет общаться.

— Глава Биологического Центра настолько нелюдим? — спросила Ада, никогда не встречавшаяся с автором экстравагантной теории.

— В общем, — кивнул Генрих, чувствуя возрастающую усталость.

— Идея мне нравится, — помолчав, сказала Сальникова. — Природа возьмет свое, а каким будет мир в будущем… не все ли равно?

— Так или нет, а вопросы остались, — заметил генерал. — И я по-прежнему против рейда. Считаю это послание ловушкой.

— Вы боитесь? — без обиняков спросила Ада, заставив эсбэшника покраснеть. — Говорите прямо. Неужели мутанты гораздо страшнее людей, пусть и замысливших загнать ваших бравых ребят в западню? Не думаю, что на сегодняшний день в мире есть солдаты, равные по уровню нашим. Сколько раз рейдеры попадали в переплет и выбирались из него? Может, напомнить вам о "сатирах", псевдопалочника и прочих милых созданиях, с которыми вы запросто справляетесь? Думаю, не надо. Послушайте, Рэм, считайте рейд просто крупной военной операцией. В чем проблема?

Лопатин хрустнул пальцами, угрюмо покосившись на нее.

— Мы оставим Бастион без должной охраны…

— С Бастионом все будет нормально.

— В последнее время мы потеряли немало отличных солдат. У нас недобор. Я… всего лишь говорю, что не нужно решать без учета всех факторов.

— Никто и не собирается мчаться на край света прямо сейчас, — ответила Ада, складывая свои бумаги и забирая распечатку себе. — Сделаем так. Завтра утром мы объявим по Бастиону об установлении контакта. Текст сообщения я напишу сама. Это первое. Второе. Поручаю вам, Генрих Алексеевич, созвать сегодня же секретное совещание руководителей всех подразделений, всех лабораторий и отделов Научного Корпуса. Ведите протокол и видеозапись. Поставите вопрос об отправке экспедиции на открытое голосование. То же самое сделаю я с главами комитетов. Это второе. Третье… — Ада обратилась к Рэму: — Генерал, вам поручаю немедленно начать ревизию всех материально-технических средств Службы Безопасности. Вы должны предоставить мне оценку их состояния не позднее среды, а это послезавтра. Когда начнется общее обсуждение, я должна иметь данные о нашей фактической готовности или не готовности. Это третье. Есть вопросы?

— Нет, — сказал эсбэшник.

— Тогда проверка нужна и нам, ученым, — поднял руку директор ИЦ. — Я могу составить примерный список того, что мы могли бы взять с собой и обсудить его на совещании.

— Правильно. Делайте, что считаете нужным. На этом все. Философию оставим на потом, сейчас у нас другие проблемы. Генрих Алексеевич, продолжайте вызывать Остров Ломоносова. Мы должны говорить с ними как можно чаще. Постарайтесь узнать, какова у них обстановка и почему они ответили не сразу. Вероятно, что-нибудь и прояснится.

Совещание закончилось. Хотя точка в деле еще не была поставлена, Генрих чувствовал, что победил. Коллеги проголосуют "за", тут можно не сомневаться. Объединенный Комитет? Вероятно, тут можно рассчитывать просто на большинство голосов, ведь многие будут ориентироваться на председателя, Аду. А она согласна. Сальникова не могла скрыть своего любопытства. Генрих смотрел ей в глаза и видел, что, невзирая на осторожные оценки, председатель целиком его поддерживает.

Из зала Буланов вышел последним. Несмотря на усталость, он шагал легко, с видом победителя. Только такой вымуштрованный болван, как Лопатин, не мог понимать, что Бастион вступает в новую эру. Да, Генриха можно было упрекнуть в ношении розовых очков (до сих пор упрекали), но он нисколько этого не смущался. Ничего плохого нет в том, что в таком возрасте остаться оптимистом. Судьба давала Бастиону шанс. Иначе для чего эти полвека поисков? Явно же не для того, чтобы закрыть программу и положить ее под сукно, удовлетворившись фактом существования других, хорошо обустроенных убежищ.

И белая плесень! Слухи о ней упорно ходили среди рейдеров, то затухая, то снова возрождаясь из небытия. Кто-то что-то видел, тогда-то и тогда-то, и всегда это был некий безликий рейдер, а раз так, то и концы в воду. Бастионцы обследовали мегаполис Екатеринбург, его окрестности и города-спутники. Маршруты рейдов прокладывались все дальше, сведения в Научный Корпус поступало все больше, но белую плесень пока найти не удалось.

Человеческое воображение прихотливо по части изобретения мифов и легенд. Генрих удивлялся, откуда берут такие подробности. Словно прямо из воздуха, появлялись рассказы о чудесах, на которые способна "белуха" (так ее уже окрестили поисковики). Например, она вылечивает рак, может приращивать оторванные конечности, обострять чувства, в частности, дарит человеку способность видеть в темноте, и даже превращать мутантов-пост-человеков обратно в нормальных людей.

Ученым приходится слушать много всяких небылиц. Рейдеры привозят их в Бастион пачками, и пускают в оборот. Местный фольклор изобилует "сведениями" о чудесах мира на поверхности и плесень в последнее время занимает в своде "сказаний" все большее место. Случайно ли? Генрих был уверен, что нет. Все происходящее представлялось ему часть какого-то плана. Поэтапно, шаг за шагом осуществляется он, и каждая вещь появляется на сцене в свое время.

Смирнов ни с кем не обсуждал свою Теорию, ссылаясь на занятость, и советовал просто прочесть написанную им книгу, где даются ответы на все вопросы. Генрих читал ее много раз и даже вел собственные записи, стремясь дополнить и расширить тезисы биохимика.

Новая Эволюция. Не слишком много коллег Буланова разделяли эту идею, хотя признавали ее довольно интересной. Убедить их могла только белая плесень. Окончательное лекарство для планеты. Панацея. Средство от всех проблем. И ведь, если разобраться, она совсем близко.

Генрих волновался, как мальчишка на первом свидании.

Остров Ломоносова, он же не на другом континенте, не на полюсе, не на острове в Океане. И Лопатин еще сомневается и отговорки придумывает?

У Генриха даже голова закружилась от негодования. Войдя в пустую кабину лифта, он прислонился спиной к стене и закрыл глаза.

"Скоро все изменится… Все… Надо только подождать… Возможно, будет знак…"

3

— Горан? Уснул, что ли?

Дежурный по терминалу номер три подошел к задней части броненосца и заглянул бронированную створку. Он точно знал, что вышли из кузова не все рейдеры, а ему надо было проводить дезинфекцию машины. Какого черта Горан там делает?

Кир Водянов был одет в наглухо законопаченный комбинезон для защиты от плесени и держал в руках распылитель с пенным репеллентом.

Это едкой дрянью полагалось обрызгивать машины после каждого их возвращения с поверхности. Обрабатывать тщательно, чтобы ни одна дьявольская спора не проникла за пределы карантинной зоны.

Со своей работой Кир справлялся на отлично и не любил, чтобы кто-то мешал. Рейдеры знали его характер. Кира не интересовали байки и разговорчики ни о чем, поэтому рейдеров он выгнал из своей вотчины сразу. В блоке B бравых вояк ждали свои очистительные процедуры, а вот Горан… тот все еще сидел на своем месте и, казалось, спал.

— Эй! — позвал Водянов. — Слушай, мне еще три машины к полудню надо обработать! Выметайся, приятель!

Горан Витич — стандартная броня, глухой шлем с шестью мультивизорами — сидел, склонив голову. Штурмовку выпустил из руки. Не упала она на металлический пол только потому, что была прислонена к перегородке, за которой находилась кабина вездехода.

Кир постоял, потом заглянул себе через плечо, чтобы осмотреть зачем-то пустой ангар. Ни души больше.

Пять броненосцев стояли во мраке, точно замершие после долгого перехода животные. Казалось, они спали — точно как Горан.

— Пошутил, что ли? Эй! — Дезинсектор начал сердиться. Он решил влезть в кузов и поставил ногу на металлическую откидную лесенку. "Спящий" рейдер и сейчас не шелохнулся. — Ну ладно. Если кто-то мечтает заработать по шее, он заработает. — Кир положил опрыскиватель на пол и подошел к Витичу. — Проснись, лапа, уже утро. Пора домой!

Он потряс Горана за плечо, после чего тот безвольной куклой повалился на пол.

— Твою мать! — Кир отступил на шаг. — Ты меня не пугай!..

Рейдер издал слабый стон, ожил и поднял руки к своему горлу, будто ему нечем дышать. Ошеломленный Кир недоуменно смотрел на него и старался понять, что бы это значило. Горан издал хрип, дернулся всем телом.

Тогда Кир начал действовать. Скорее, по интуиции, чем сознательно. Больше всего Горан напоминал человека, который задыхается от попавшей ему не в то горло частички пищи. Значит, бедолаге надо помочь. Кир поступил правильно — снял с Горана шлем. В принципе, протокол запрещал это делать в блоке А, где риск заражения был весьма велик, но Кир просто забыл о правилах.

Шлем с глухим стуком откатился в угол. Кир вздрогнул, чувствуя, как сердце уходит в пятки.

Лицо у Горана оказалось багровым, но вокруг глаз кожа была бледной, словно кто-то обвел их специально при помощи грима. Щеки и подбородок покрывала черная сыпь, кое-где уже превратившаяся в маленькие язвочки. Из них выдавливался желтоватый гной.

Рейдер вытаращил на Кира покрытые красными прожилками глаза и резко схватил того за руку.

— Э-эй! Спокойно, братан! Тихо!

Дезинсектор высвободился, подался назад, запутался в ногах и шлепнулся на пятую точку.

— Погоди, я вызову врачей… погоди! Твою мать!

В этот момент Горан инстинктивно перевернулся лицом вниз, упираясь в пол слабыми руками, и его вырвало. Кровью.

Кир Водянов выскочил из броненосца, с трудом удерживая в себе крик. На случай форс-мажора он, как служащий карантинной зоны, имел четкие инструкции. Но все они говорили о вторжении плесени и мутантов снаружи, если им вдруг удастся как-нибудь перехитрить внешние сканеры. Но нигде не говорилось об этом. О людях, блюющих кровью безо всяких причин. Не раненных в живот после схватки с какой-нибудь тварью, а таких. С лицом, раскрашенным жутким гримом и язвами.

Поэтому Кир напрочь забыл об аварийной кнопке на панели, встроенной в стену (она существовала на тот случай, если другие средства вызова экстренной бригады были недоступны) и даже о личном коммуникаторе. Стоило ему крикнуть туда "Тревога!", как в ангар примчалась бы кавалерия. Но дезинсектор просто добежал до двери и принялся колотить в нее.

Ему, конечно, пришли на помощь, но случилось это минуты через две, когда кто-то с поста заметил на камерах беснующегося Водянова. Аварийная бригада сразу закрыла доступ в карантинную зону и оповестила о происшествии спецов из Научного Корпуса. Когда те, увешанные оборудованием, в скафандрах, обеспечивающих самую высокую степень защиты, вошли в ангар, рейдер был еще жив. Как и дезинсектор, чей костюм оказался не столь эффективным.

Кир стал второй жертвой Вируса Витича, как потом назвали новую болезнь в медицинской литературе. Он скончался на третьи сутки после заражения. Однако, как в случае с плесенью, этот было лишь началом ужаса. Смерть пришла в Бастион, чтобы, наконец, вволю поцарствовать.

Новая Эволюция(2312 г.)

1

Ада Сальникова опустошила стакан с мутной жидкостью, изготовленной на основе "желтухи" с добавлением каких-то еще препаратов. Вкус был отвратным, каждый раз вызывал рвотные позывы. Ада сдержала дыхание и зажмурилась, ожидая, что пройдет. Потом выдохнула и потерла глаза. Двое суток она была на ногах.

А ситуация в убежище с каждым часом ухудшалась. С момента, как врачи обнаружили у Водянова сходные симптомы, стало ясно, что этим все не ограничится.

Научный Корпус включился в дело полным составом. Ада приказала хранить секретность, но слухи в ограниченном пространстве обуздать не удавалось никогда.

По Бастиону поползли рассказы о страшной болезни. Колонисты заволновались, требуя ответа от руководства. Но Сальникова медлила. Делать какие-либо выводы было рано, однако, черт побери, время играло против них.

С таким вирусом врачи Бастиона еще не сталкивались и ничего не могли сказать насчет его происхождения и, тем паче, как с ним бороться. Коктейль на основе "желтухи" создали второпях, исходя из проверенных данных, что тот помогает укреплять иммунитет. Насчет же вируса… Увы. Лаборатории бурлили вторые сутки, результат пока нулевой.

Ада чувствовала полную беспомощность. Даже больше — страх, вызванный неизвестностью. То, что она услышала от эпидемиологов и биохимиков, не обнадеживало.

От голоса, раздавшегося под потолком кабинета, женщина вздрогнула. Распечатка, которую она держала в руке, спланировала на пол.

— Входи, Лука, входи! Можешь не спрашивать!

Для директора Госпиталя Лука Бородин был слишком молод. Во всяком случае, таковым бы его посчитали в старые времена, когда Земля не знала плесени. В нынешний век имели значения лишь профессиональные качества и знания, а не возраст.

Одетый в бледно-зеленый комбинезон с отброшенным капюшоном и маской, висящей на груди, он вошел в кабинет. Приблизился к креслу, плюхнулся безо всяких церемоний.

Ада заметила на его лице такую же бледность, какую поймала у себя при взгляде в зеркальце. Бородин не спал еще дольше, чем она, и работал непосредственно на переднем крае. Отсюда, можно сказать, явился прямо из окопов.

— Чем обрадуешь? — спросила Ада.

— Ничем, — мрачно отозвался Лука. — Горан Витич скончался. Трое суток. По крайней мере, мы знаем, каков период от заражения до терминальной стадии…

— А инкубационный?

Врач пожал плечами и потер лицо.

— Скорее всего, он минимален или вовсе отсутствует. Рейдер заразился где-то на поверхности, а до этого был в поездке за месяц до того.

— А вдруг тогда?

— Нет. С Киром Водяновым сейчас все было бы нормально, однако у него то же самое. Его тщательно изолировали, но…

— Что?

— Ада, я не могу тебя обнадежить. Мы не знаем, что это за вирус. Определить его структуру пока не сумели… словно эта зараза просто не хочет выдавать нам своих тайн… Не знаю. Не уверен, что изоляция поможет.

Они посмотрели друг на друга. Сальникова старалась держать себя в руках, и удавалось это с трудом. Председатель думала о бастионцам, обо всех, по долгу службы, и о своей семье — как мать и жена. Прошибал ледяной пот. Пальцы немели. Самый страшный кошмар для колониста это думать о заразе, пробирающейся через черный ход и плюющей на все меры предосторожности. Запертые, словно в подводной лодке, лежащей на дней, смогут люди дать достойный отпор? Ада не знала. Страх и растерянность — все, что она чувствовала.

— Что нас ждет? — спросила она ровным голосом. На своем посту она проработала не один год, и приобрела некоторые навыки. В том числе, умение не показывать своих эмоций.

— Очевидно, вирус распространяется через воздушную среду, — сказал Бородин. — А у нас вентиляция — для него это просто подарок.

— Предлагай меры! Лука, время не ждет!

— Во-первых, нужно оповестить Бастион. Знаю, еще рано, но лучше перестраховаться. Иначе, если ситуация обострится, мы получим массовую панику. Во-вторых, начать противоэпидемические мероприятия. Для начала раздать всем маски, которые мы используем для рейдеров. Они не пропускают даже самые агрессивные споры "краснухи"…

— Лука. Вирус пробрался под маску Горана Витича!

— Знаю. Но нам необходимо добиться психологического преимущества. Пусть люди надеются. Так им будет спокойнее.

— Однако заражения возможны…

— Да. Каким-то образом вирус проник под костюм рейдера. Это может быть неисправный нанофильтр, уязвимость прокладок брони, элементарная микротрещина… Все, что угодно. Мы изучаем скафандр.

— Надо вводить чрезвычайное положение, — сказала Ада. — Я даю вам полную свободу в борьбе с эпидемией.

Лука кивнул, словно этого он и ожидал. Однако мысли его были заняты другим.

— Я думаю о белой плесени, — сказал директор Госпиталя. — Вот ведь как странно. Буквально на днях мы обсуждали вопрос, посылать или не посылать экспедицию к Острову Ломоносова. Сейчас, насколько я знаю, ответ очевиден, и даже Лопатин не станет возражать.

Ада сложила руки на столе.

— И какой же ответ?

— Посылать. Как можно быстрее. Считай меня пессимистом, но я не верю, что мы можем одолеть вирус. Вероятно, на всей планете нет такой мощной базы для работы в этом направлении (исключая Остров), однако все равно — мы далеки от возможностей наших предков с их супероснащенными лабораториями, военными центрами биологических исследований и другим. А Остров, вероятно, превосходит нас. Если даже плесень не станет нашим спасением, мы можем воспользоваться их потенциалом. Насколько я знаю, они ответили второй раз. Они нас зовут.

Председатель кивнула. После секретного совещания с Генрихом и Рэмом пришло другое сообщение. Островитяне, дескать, очень рады и давно мечтали и готовы принять нас у себя в любой момент. При этом ни слова не говорилось о том, что сами не прочь совершить легкую прогулочку в сторону Екатеринбурга.

Повод для оптимизма, безусловно, был, но Ада не видела для себя причин радоваться. Слишком холодный тон, слишком формальные слова. Она даже подозревала, что тексты составляет программа, искусственный интеллект, честно отрабатывающий свои задачи. По мнению председателя, в посланиях с Острова не было человеческой подкладки.

Однако поднимать этот вопрос сейчас Ада не хотела. В свете нынешних проблем манера островитян общаться была не самой главной.

— Понимаю.

— Бастион подошел к порогу, за которым у нас только два варианта действий. Если тянуть, не останется никаких вариантов, только погибнуть. Если этот вирус был создан когда-то в военных лабораториях прошлого, а сегодня по каким-то причинам оказался на поверхности, боюсь, мы не справимся. Надо сейчас думать о крайних мерах. Крайняя — немедленная отправка экспедиции. Немедленная, Ада!

— Но у нас ничего не готово!

— Тогда отдай приказ СБ. Насколько я знаю, оценка ресурсов и оснащенности проведена, и результаты признаны положительными. Почему ты сомневаешься, Ада?

Она подняла глаза на Луку, слабо улыбнувшись. Сальникова приходила в смятение от одной мысли, что врач увидит ее страх. Ужас.

— Можно вызвать Буланова, Смирнова того же, хотя он стал еще более нелюдимым, да кого угодно! Даже Лопатин будет умолять тебя! Не сомневайся. Все скажут одно: отправлять!

— Я не могу, у меня нет полномочий…

— Они даются тебе чрезвычайным положением! — Бородин подался вперед. — Просто отдай приказ. Если начать работы прямо сейчас, завтра вечером, а то и раньше караван сможет выехать! Ну же!

Ада посмотрела на ворох бумаг перед собой. Внутренне подготавливая себя именно к такому моменту, председатель поняла, что, в сущности, к этому нельзя быть готовым. Высокие это слова или нет, но от ее решения зависит судьба Бастиона.

— Но ведь вы работаете над вакциной?

— Работаем. Победой будет уже то, что мы сможем приостановить развитие вируса. Так выиграем дополнительное время, — сказал Бородин. — Но никто гарантий не даст.

— Понимаю.

— Не медли. Это как раз тот случай, когда промедление смерти подобно. — Лука поднялся, оправив одежду. — Я буду очень рад, если завтра мы увидим, как Водянов, обколотый препаратами, начнет поправляться. Тогда можно будет утереть со лба трудовой пот и сказать: "Пронесло!" Но, считая меня пессимистом, боюсь, этого не будет. — Врач направился к двери. — Мы будем докладывать ежечасно.

Ада наблюдала за ним, пока директор Госпиталя не дошел до самого порога.

— Я немедленно снова созову Объединенный Комитет!

Лука обернулся через плечо и кивнул.

С момента ЧП Комитет собирался дважды, дважды вспыхивали во время заседаний яростные баталии и всякий раз Ада гасила конфликты. У людей сдавали нервы. Угроза налицо, и никто толком не знает, что делать. И предлагает немыслимые варианты спасения.

Версия о происхождении вируса из военных лабораторий уже озвучивалась, и председатель Комитета Энергетики призывал немедленно отыскать источник, ибо именно там должна быть и вакцина против заразы. Что и говорить, мысль дельная. Вот только никто не знал, где эта гипотетическая лаборатория может находиться.

Стоит ли сейчас начинать все снова, наблюдая, как председатели сотрясают воздух? Единого решения так и не было выработано, а время шло. Проклятое время шло. Лука прав. Медлить нельзя, иначе конец. Кто-то должен взять на себя ответственность и сделать то, на что не соглашались остальные. Ада имела право взять все на себя. Никто не хотел переходить Рубикон (что значило бы честно посмотреть в лицо угрозе), однако, похоже, ей все-таки придется. Пока нет паники. В замкнутом пространстве она распространяется быстрее и последствия ее куда разрушительнее. Комитетчики обязаны были держать все в секрете, равно как и те, кто занимается вирусами, однако зашить все уста невозможно. В убежище уже болтали о подступающей эпидемии, и что ОК скрывает правду. Очевидно, потеря контроля над ситуацией никому не нужна.

Ада налила себе воды из старомодного графина, настоящей антикварной вещи. Ее взгляд прилепился к решетке, закрывающей вход в шахту вентиляции. Располагалась она в каких-то полутора метрах от столика с графином и выключенным голографическим комлинком.

Вентиляция. Вирус распространяется по воздухе. Хотя это, впрочем, и не доказано, но Ада ощутила страх.

Держа в руке стакан с водой, Сальникова подошла к решетке и подняла руку к мелкоячеистой сетке. Кожей почувствовала ток воздуха. Портативные насосы, работающие почти бесшумно, вытягивали отработанный газ и закачивали в помещение новую смесь.

"Может быть, сейчас вирус и проникает в меня. Захватывает кровь, ткани, добирается до мягкого податливого мозга. Он голоден и не остановится, пока не получит то, за чем пришел, — подумала женщина. — Мы успешно держим оборону от плесени, но открыли ее для другого".

Председатель сделала глубокий вдох. Свежий воздух нес в себе привкус какой-то ягоды, похоже, на клубнику. Не его ли почувствовал Горан Витич, когда возвращался в Бастион? Что было потом? Головокружение, температура? Лука говорил, что дезинсектор покраснел и начал активно потеть и так продолжалось часа два, а уже после поднялось давление. Дезориентация в пространстве. Спутанное сознание. Гнойные высыпания на коже.

Ада поставила пустой стакан на поднос и, резко развернувшись, подошла к столу. Ей надо узнать, как там дома. Пока не поздно.

2

— …с этого момента и вплоть до особого распоряжения вводится режим чрезвычайного положения. Прослушайте основные правила, которые необходимо соблюдать в этот период. Первое и главное правило: будьте внимательны к себе, своим близким и сослуживцам. При первых же признаках недомогания, таких, как…

Объявление по Бастиону застало Сергея в оружейном ангаре, где вместе с тремя другими рейдерами он занимался чисткой и подготовкой легкого оружия. Дежурный по штабу отправил их сюда час назад, не объяснив причины. Но все и так знали, с чем связана эта нервозность высших чинов СБ и бесконечная беготня. Бастион к чему-то готовился. Между собой пока вслух не говорили, но интуиция подсказывала, что дело в странном происшествии с Гораном Витичем. Рейдер умер от странной болезни, его товарищей изолировали и не выпускают из Госпиталя. Слушки расползались медленно, но верно, однако толком никто ничего не знал.

Сергей так и не выпустил из рук револьверный гранатомет, который намеревался положить в ящик. Замерев, он зачарованно смотрел на динамик, говорящий голосом Ады Сальниковой. Остальных тоже словно застигло какое-то волшебство. Солдаты стояли с напряженными лицами, побледневшие, растерянные. Все они были старше и опытнее Сергея, но сообщение председателя ОК явно испугало их.

С тихим шипение панель из армированного пластика распахнулась, и в ангар бодрым шагом вошел сержант Збигнев. На его лице была маска, в руке он держал еще четыре.

— Надевайте! Быстро! Распоряжение сверху! — пролаял рейдер с нарисованными на броне шевронами. — Все слышали?

— Эпидемия? — спросил кто-то из-за спины Сергея. Дробовик выпал из его руки и прогрохотал на металлическом полу. Звук получился резким, пугающим.

— Угроза, рядовой! — Збигнев ткнул в его сторону указательным пальцем. — Только угроза! Довожу до сведения каждого! Никакой болтовни с гражданскими, а если будут спрашивать и зажимать в углу, ссылайтесь на приказ. Это значит, никаких комментариев, никаких версий. Делайте вид, что все под контролем. В Бастионе усилены патрули. Комендантский час. Гражданские должны знать, что ведется работа по устранению угрозы. Ваша задача делать вид, что все на мази.

— А на самом деле? — спросил Сергей.

Все пятеро теперь были в масках, и голоса стали приглушенными.

Сержант упер руки в бока.

— Инструктаж через сорок минут в Красном зале. Чтобы все были.

— Мы едем? На Остров Ломоносова?

— Я же сказал, — прорычал Збигнев. — Вы все узнаете…

— А без протокола, сержант.

— Без протокола?.. Хм. Ладно. Но я вам ничего не говорил, парни. В общем, дело труба. Горан приволок в убежище какой-то вонючий вирус, который его и угрохал. Вторым заразился дезинсектор, кажется, Кир Водянов.

— Во! Попал мужик!

— Заткнись, Ложкин! Так вот. Врачи делают все возможное, но, похоже, вакцины пока нет. Что делать, ни один умник не в курсе. Может быть, протащит, а может, нет. Насчет рейда в Пермь… скорее, да, чем нет. Опять болтают про белую плесень. На стол Лопатину ложатся донесения о слухах. Гражданские запали на эту идею. Белая плесень типа нас спасет. Откуда, черт бы их побрал, они разнюхали про вирус? Ладно, все это хрень. Просто выполняйте приказ, парни. И… — Збигнев, собравшись уйти, сделал два шага к выходу, остановился и повернулся к рейдерам. — У кого есть родные, поговорите с ними. Кто его знает — вдруг уже через неделю не с кем будет?

Из-за маски нельзя было понять, шутит сержант или нет, но прозвучало зловеще. Збигнев махнул рукой и вышел из ангара.

Сергей и другие остались в царстве оружия, очевидно бесполезного перед новой угрозой.

— Твою мать, у меня сестра на пятом месяце, — спустя почти пять минут молчаливой и нервозной работы рейдер. Он стоял рядом с Сергеем и пялился на огнемет, словно впервые в жизни видел. — Это что ж… Так это не плесень?

— Сказали — вирус! — Сергей от злости сжал зубы. Черт, он знал, что первым делом начнут говорить именно об этом. Популяции грозит опасность — популяция заботится о потомстве.

— Вирус? Не споры, не мицелии, а вирус?

Сергей посмотрел на солдата, которого раньше уж никак бы не назвал склонным к панике.

— Тебе лекцию прочитать?

Подал голос раньше упорно молчавший солдат, носивший бородку. Теперь она исчезал за маской.

— В старые времена, до Метеорита от эпидемий вирусов вымирали миллионы. Бывало, они распространялись на всю планету и переходили в статус пандемии. Косило всех без разбора. Последняя большая пандемия случилось за тридцать лет до Метеорита. Прошлась по всей экваториальной области, опоясав Землю. Убила три миллиарда человек.

— Три миллиарда? — спросил паникер.

— Так написано, — пожал плечами рейдер с бородкой.

— Умник хренов!

— Ты хотел знать.

— Три миллиарда… да столько народа не бывает.

— Больше бывало, — сказал Сергей. — И, кстати, перестань ныть. У меня вот жена сегодня утром узнала, что беременна. — Рейдер отвернулся, вложил винтовку в ящик и взял другую из кучи, чтобы почистить. — Я твое нытье слушать не собираюсь!

Сказано было достаточно угрожающе. Паникер не стал спорить и отвернулся.

Сергей нервничал не меньше всех других. Сейчас он был близок к тому, чтобы впервые в жизни нарушить приказ.

Все просто — уйти из ангара и отправиться к Лике. Чем она была занята и где, Сергей не знал. Но будет ли страшным проступком, если он просто поговорит с ней, не откладывая до вечера? А может, шанса встретиться с глазу на глаз не будет совсем? В связи с чрезвычайкой на СБ наверняка навалится работы больше, чем на все другие структуры Бастиона. Сергей раздумывал над возможностью слинять не больше полминуты. Наконец, просто решил подождать. Спешка не поможет, а вот обдумать слова сержанта очень даже не помешает.

Сергей посмотрел на часы. До инструктажа в Красном зале еще полчаса. Лика наверняка будет там. Хорошо. Но еще лучше — им, наконец, объявят, что решили с экспедицией к Острову Ломоносова. Сергей с самого начала не скрывал, что стремился попасть в ее состав.

Солдаты не разговаривали, сосредоточившись на монотонной однообразной работе.

Сообщение Ады Сальниковой пошло по второму кругу.

Сергей старался не слушать, но то и дело выхватывал из текста уже знакомые слова.

3

Кир Водянов умер примерно через сутки после того, как пообщался с умирающим рейдером. Клиническая картина была аналогичной. Температура в терминальном состоянии поднялась до сорока двух градусов, покраснение кожи на всем теле достигло крайней стадии — лопались сосуды и капилляры, человек буквально сочился кровью, словно губка.

Кожа дезинсектора превратилась в настоящее кровяно-гнойное месиво. Язвы успели покрыть его от макушки до пят, причиняя невыносимые муки. Резкое обострение наступило за семь часов до смерти. Самые сильные обезболивающие не помогали. Кир кричал не переставая до самого конца. Он разваливался на глазах. Мясо отслаивалось от костей, будто его только что вытащили из печи-гриль. Даже бывалые врачи не выдерживали и падали в обморок. В своей смерти Водянов переплюнул и Горана Витича, скончавшегося раньше.

В официальных отчетах, разумеется, не было "красочных" подробностей. Вскрытие произвели немедленно, взяли все необходимые анализы и пробы и тело сожгли. Когда Кир Водянов отправлялся в печь конвертера, легкую ломоту и жжение в груди почувствовал один из рейдеров, сидящих в изоляторе. Он находился в одиночном боксе под наблюдением камер и сканеров. Внезапно потеряв сознание, солдат СБ вскоре обнаружил, что его куда-то везут. Прежде, чем начать блевать кровью и войти в состояние спутанности сознания, он почувствовал, как ему вводят какие-то препараты. Над головой мелькали шлемы наглухо задраенных костюмов высшей защиты. Голосов не было — медики общались через внутреннюю сеть. Оттого силуэты мало на что способных спасителей казались призрачными.

Этот рейдер стал третьей жертвой и скончался через трое суток, когда вирус уже поразил четверть населения Бастиона. К тому времени оставшиеся в живых медики сумели синтезировать вакцину, приостанавливающую развитие болезни, но это был край. Дальше продвигаться было невозможно, да и некому. Оставшимся специалистам оставалось только продолжать производство вакцины и ждать.

4

Ада не заболела, во всяком случае, пока. Лука Бородин и Генрих Буланов тоже, но выглядели ничуть не лучше пациентов. Над масками светились их глаза — глаза безумцев, забывших, что значит сон и отдых. Они были на пределе. Точно так же чувствовала себя Сальникова.

— Вакцина замедляет рост вируса на две трети, — сказал Лука, держа перед собой лист желтоватой бумаги. — По нашим расчетам, мы можем рассчитывать на неделю, максимум полторы…

— В смысле? — До Ады с трудом доходили слова, которые произносил директор Госпиталя через маску.

— Обычно пациент умирает за три дня, превращаясь в кусок гнилого мяса… Вот и считайте, — вставил Генрих.

Буланова трясло. Двадцать минут назад он побывал в Госпитале. В его памяти отложились даже не изуродованные тела, а крики. Госпиталь был пронизан дикими воплями. Обреченные на смерть, пристегнутые к койкам ремням пациенты покидали этот мир отнюдь не в тишине и покое.

Заражались целыми семьями. Людей уже некуда было класть и для них отвели обычные палаты. Смысла в карантине не было, если не помогли даже самые строгие меры защиты. С первого дня техники и медики установили в системе вентиляции фильтры, но они не сработали. Вирус обошел все то, что эффективно боролось со всей известной ранее заразой, включая токсины черной и споры красной плесени.

— Когда отходит караван? — спросила Ада.

— Через час. Люди работают на износ. — Буланов положил бесполезные бумаги на стол. — Лопатин плох. Скорее всего, умрет сегодня к вечеру.

Сальникова кивнула. Сводки о количестве заболевших и умерших приходили ежечасно.

Ее семья еще держалась, уже несколько дней не выходя из дома. Ада бы с удовольствием осталась с детьми и мужем, но на ней висело слишком много всего.

— Что говорит Остров Ломоносова? Они ответили?

— Да. Мы как можно более полно описали им нашу ситуацию, и они сказали, что знакомы с этим вирусом.

— И? Что насчет лекарства?

Генрих и Лука переглянулись.

— Они передадут нам его в руки, — сказал исполняющий обязанности главы Научного Корпуса.

Тильда посмотрел на Буланова, подозревая, что тот вздумал шутить.

— Никаких переговоров, — сказал он. — Мы приедем, они дадут нам сыворотку. Не раньше.

— Хорошо… Пусть так. Мы едем. И если эти ублюдки ждут, чтобы нас умерло как можно больше, ладно…

Ада с трудом подавила вспышку. Истерика то подходила совсем близко к краю сознания, то отступала.

Казалось, с эпидемией борется она одна, безо всякой помощи и поддержки.

Большая часть членов Объединенного Комитета была заражена, двое скончались. Аде приходилось брать на себя и их работу, и это лишь усугубляло ее уверенность в том, что жизнь Бастиона расползается по швам.

Потому что все правда, думала Сальникова.

Она не верила в успех экспедиции. Почему? Элементарно. Рейдеры не доберутся до Острова. По самым оптимистическим прогнозам они будут там на несколько дней позже, чем ситуация здесь достигнет критической точки. А обратно?

— Извините, — сказала Тильда. — Это бывает… Лука, вы сегодня говорили, что есть люди, которых вирус не коснулся.

— Да. Пока я не могу утверждать с уверенностью — мы проверяем.

— Были два человека, тринадцатилетняя девочка и женщина сорока лет. Вначале они обе почувствовали типичные симптомы, пришли в медпункт и были осмотрены. Их определили на свободные места в секторе для заболевших на ранней стадии. Но болезнь не развивалась. Им поставили нашу замедляющую вакцину. Прошло два дня. Они здоровы. Вирус, найденный в первые часы после обращения, исчез.

— И причина до сих пор не найдена? — сказала председатель.

Лука провел рукой по своей голове, будто бы искал там шляпу и шапку, которой не было.

— Вы правы.

— Нужно всестороннее генетическое изучение, — добавил Генрих.

— Так проводите!

— У нас уже не хватает мощностей и людей. — Директор ИЦ развел руками. — Вирус попал в организм этих женщин, вирус исчез. Это все, что мы знаем. Пока не найдем антитела…

— Работайте!

— Работаем. Не забывай, Ада, — сказал Лука, — мы потеряли лучших специалистов, остался среднего уровня персонал и лаборанты, не получившие в нужной области подходящего образования. Пока есть лишь гипотезы.

— Бред какой-то.

— Вероятно, вирус целиком встроился в геном пациентов, став его частью. У человека вирусоподобных структур достаточно много. Они кодируют генетическую информацию. Клетку одного пациента вирус воспринимает как структуру выше себя и становится рабом, подчиняясь ей. При слиянии ничего не происходит. Вероятно, антивирусная внутриклеточная защита довольно сильна и перепрограммирования не происходит. Но если наоборот — мы видим уже знакомую картину. Вирус подчиняет клетку полностью, подавляя интерфероны и апоптозную программу, не давая клетке самоуничтожиться… Вот Смирнов считает, что вирус подтверждает его теорию Новой Эволюции. Частично мы меняемся изнутри, а часть материала для последующего строительства, трансформации, приходит извне.

— У него и на это готов ответ… — Ада откинулась на спинку стула.

— Смирнов болен и достаточно философски относится к этому. По его словам, выживут те, что адаптируется. Вирус — новая проверка на нашу готовность к переменам. Слабые и неприспособленные просто вымрут. Те, кто воспримут вирус, пойдут дальше.

— Ничего глупее не слышала. Хорошо… Предположим, рейдеры доберутся до Острова Ломоносова. Предположим, это не обман и они получат сыворотку. Но успеют ли обратно?

— Нет, — ответил, не раздумывая Лука. — Шансы на то, что мы сможем при нашей катастрофической ситуации отыскать свое средство, чрезвычайно малы. Мы умрем. Люди продолжают заражаться даже через маски. Мы это знали. Вопрос времени, когда эпидемия перейдет в стадию, когда контролировать ее будет невозможно совсем. А какое у нас оружие? Коктейль для укрепления иммунитета и вакцина-замедлитель. Скорее всего, вернувшись, рейдеры застанут в Бастионе гору трупов и пару дюжин незаболевших. Если к тому времени эти люди, обезумев, не совершат массовое самоубийства или не уничтожат само убежище.

— Мрачная картина, — помолчав, заметила Сальникова.

— У островитян есть воздушный транспорт, — сказал Генрих. — Обратно они могут отвезти наших рейдеров по воздуху. Так быстрее.

Председатель почувствовала острое желание сорвать маску. Все равно толку от нее нет.

— Если бы не эпидемия, я… пожалуй, не стала бы давать добро на экспедицию.

Лука и Генрих ждали продолжения.

— Вы сами прекрасно поняли! Вот вы двое — какой был бы ваш ответ на прямой призыв о помощи? У вас есть все возможности решить проблемы быстро и эффективно, сохранив жизнь огромному количеству людей. Вероятно, последних на всей Земле. Киваете. Да, вы бы бросились сломя голову на помощь. А они — нет. Вместо того терпеливо разъясняют, что лекарство вы получите только при личном контакте. Я не знаю, кто они. Что за люди такие. Или вовсе не люди. Не смотри на меня так, Лука! Мы все обсуждали не раз. По сути, нам до сих пор неизвестно, с кем мы разговариваем. — Кровь прилила Аде к голове, заколотилась в горле. Да, она была зла. Еще как зла. И больше всего ее приводила в ярость не эпидемия.

Сальникова сорвала маску и бросила ее на стол.

— Все, с меня хватит! Если заболею, то хоть напоследок полной грудью подышу.

Мужчины молчали, переглядываясь.

— А теперь послушайте меня внимательно. Вы, Генрих, руководите научной частью экспедиции. Проинструктируйте своих людей. Как только вы приедете в Пермь, вы должны знать, что находитесь на территории потенциального врага. Островитяне, если они существуют, ваша цель.

— Почему?

— Объясню. Рейдеры уже получили от меня инструкции. Секретный приказ, если хотите. Суть в том, что если островитяне попробуют вас обмануть, начнут под теми или иными предлогами затягивать дело, вы примените оружие. Рейдеры свое, вы свое. Возьмите из лабораторий что-нибудь поубойнее. У вас ведь есть, да? И помните, на карту поставлен Бастион.

— Предлагаете напасть? — уточнил Буланов.

— Да. Силой забрать у них вакцину! Захватить воздушный транспорт и вернуться как можно скорее. Наши солдаты не будут колебаться — психологически это вполне понятно. У каждого здесь больные родственники или уже умершие. Менее всего наши солдаты станут думать о гуманизме. Я смотрела в их глаза. Они готовы пройти по трупам, если возникнет необходимость.

— Ада, ты не знаешь, что говоришь… — выдохнул Генрих под маской.

— Знаю, — спокойно ответила та. — Знаю. Мой приказ — моя ответственность. На мне умирающее убежище, поэтому… когда придет момент, будьте готовы убивать… Вспомните о наших детях, умирающих от болевого шока. Обо всех других, не получивших ответа, почему мы не можем их вылечить.

— Но ведь… Ада… есть множество способов, — пробормотал, еще не окончательно сдавшись, директор ИЦ.

— Назови хотя бы один!

— Я называл. Мы можем выйти на поверхность. Под солнце, под свежий воздух. Установить там палаточный лагерь и смонтировать боксы.

— Что это даст?

— Замкнутая атмосфера усиливает эпидемический эффект. Здесь вирус может дать новый штамм.

— Это все? Есть другие мысли?

— Уверен, найдутся…

— Поздно, Генрих. У тебя впереди другое дело, а Лука, так и быть, пораскинет мозгами. Все. Прием окончен. Возвращайтесь на свои места. — Ада резко встала. — Генрих. Перед отъездом ты и полковник Мих зайдите ко мне.

Разошлись молча, еле передвигая ногами от усталости. Коридоры и металлопластиковые пещеры Бастиона казались пустыми, в них безраздельно царствовало зловещее эхо. Там, где раньше были люди, теперь поселилось ничто. Остались одни призраки, порожденные воспаленным воображением.

Процент здорового, пригодного к работе населения сокращалось день ото дня. Те, кто оставался, старались максимально снизить будущий ущерб и не допустить резкой остановки производства и машин. Консервация механизмов производилась начиная с менее востребованных. Уже остановились и были обесточены предприятия по производству одежды, тары и других товаров повседневного потребления. Настанет момент, когда Бастион полностью перейдет на автоматику, которая будет поддерживать системы жизнеобеспечения. Вода, воздух, тепло, энергия — это все останется в убежище и после того, как вымрут люди. После того, как выжившие состарятся и скончаются своей смертью через много лет. Но и тогда ресурсы генераторов не будут выработаны. Даже тогда.

Буланов отогнал от себя эти образы. Он и Лука остановились на перекрестке, невольно прислушиваясь к тишине.

— Финита ля комедия, — сказал директор ИЦ, снимая маску. — Ада права. К чем это? — Он бросил маску на пол, Бородин проследил за ней глазами. — Если заразимся, то лучше дыша полной грудью.

— Тогда пока. — Лука протянул руку, Генрих пожал ее. — Надеюсь, увидимся.

Буланов кивнул.

— Я вот что подумал. Белая плесень. Она ведь не обязательно растет только на Острове Ломоносова, да?

— Наверное.

— Есть шанс, что мы встретим ее где-нибудь в пути.

Лука внимательно смотрел на него.

— И тогда мы повернем назад. Обещаю. В конце концов, Остров никуда не убежит. Если я найду белую плесень, то прямо в пути начну исследования. Я уже запасся аппаратурой…

— Ты говоришь, будто уверен. — Лука стащил свою маску и тоже швырнул ее на пол.

— Ни в чем я не уверен. Но я до сих пор на стороне Смирнова.

— Новая Эволюция.

— А вдруг он прав, черт побери? Просто — прав!

— У него синдром непонятого гения.

— Неважно. Просто не может быть, чтобы все это оказалось напрасным. Мы шестьдесят лет боролись, пусть с какой-то точки зрения нам было легче, чем другим, это не имеет значения. Еще тяжелее сознавать, что на Земле больше никого нет. Никого, с кем можно было бы объединиться, чтобы начать заново. Не верю! Все не зря. И эпидемия эта, наверное, тоже. — Генрих посмотрел Луке в глаза. — Где-то она должна быть — плесень Я привезу ее. Пусть встречу не в пути, а вырву из глотки у островитян! Не хотят отдавать добром — я отберу силой. Мы попросили о помощи, а они ответили так, не готовы пустить нас дальше собственного порога. Ничего, вот на месте и проверим. Мих целиком на нашей стороне.

— Ты же только что возражал, — заметил Лука. — Что с тобой случилось?

— Когда я шел сюда, мне сообщили… Лидия заболела.

— Поэтому…

— Поэтому. Я уничтожу их, если они помешают мне!

— Подожди, успокойся. — Бородин схватил Генриха за предплечье и крепко сжал пальцы. — Ты же понимаешь, что это не поможет! Времени нет!

— Есть! Я не верю! — Буланов вырвался, задержал на враче взгляд и быстрым шагом направился к лифту в конце коридора.

Вскоре Лука поймал себя на том, что стоит на одном месте и пялится в стену. Очнувшись, он посмотрел на часы.

Время утекало с ужасающей быстротой.

Шторм

1

— Четыреста километров по прямой. Скоростная трасса до сих пор существует.

— Знаю. Не успокаивай меня. Со мной все нормально.

На прощание им дали двадцать минут, но не все могли воспользоваться разрешением полковника.

Треть рейдеров успела потерять всех близких и друзей, поэтому идти им было некуда. Сергей же не колебался. Лика дежурила в составе охраны Административного Сектора, и как раз на посту он ее и нашел. Командир смены не возражал, когда Сергей увел ее подальше от посторонних глаз.

Лика молчала, просто шла за ним, позволяя вести себя за руку. Убежище они нашли на пустой площадке Верхнего Уровня.

Когда-то здесь была прогулочная зона, магазинчики по периметру и даже ночной клуб. Маленький кусок обустроенного мира с поверхности. Сейчас тут горел лишь помигивающий свет, а все двери были закрыты. Витрины погашены. Стекла в тусклом сиянии диодов казались покрытыми грязью.

И тишина, жадно поглощающая звуки.

От нее у Сергея мурашки бежали по коже. Было стойкое ощущение, что все происходящее нереально.

Рейдеры остановили выбор на первой попавшейся скамейке. Чувствуя себя подростками на свидании, сели и долго молчали, избегая смотреть друг другу в глаза.

— Если бы я мог с тобой поменяться… — сказал Сергей.

Лика резко схватила его за руку. Он повернул голову через правое плечо, натолкнувшись на сердитый взгляд.

— Я представляла себе, как мы будем прощаться, и, прошу, не нужно банальностей!

Сергей не в силах был смотреть в ее глаза и, отвернувшись снова, схватился за голову. На нем уже сидела боевая броня, оставалось надеть шлем, чтобы окончательно превратиться в рейдера. Поставить точку.

Однако именно это, а не слова, что рвались из самого сердца, казалось ему глупым. Разве искренность и любовь могут быть банальными? Впрочем, наверное, да. Он ведет себя как мальчишка. Лика права, когда говорила, что ему надо давно повзрослеть.

Но ведь они расстаются навсегда. Неужели Лика не понимает?

— Меня не взяли бы — они знают, что я беременна. — Пауза. — А так — наверное, были бы шансы. Но я все знаю. Никого не виню. Не скрою, мне хочется наружу… Если умирать, то лучше с оружием в руках, чем на койке, исходя кровью и крича. Сергей, я слышала, что происходит в Госпитале.

— Лика!

— Ладно. Если тебе так больно… — Пауза. — Я давно все обдумала, Сергей. Если все пройдет удачно, у нас будет семья.

— Будет. Мы вернемся и привезем лекарство!

Лика заметила, что его плечи трясутся. Она положила руку ему на спину, чувствуя кончиками пальцем шершавую поверхность сегментов брони.

Затем прикоснулась к его волосам на затылке и задумчиво погладила.

— Оптимист… А есть люди, которые не болеют, — заметила Лика. — Говорят, их уже больше дюжины. Вирус их почему-то не берет. Смешно, да? Кто знает, может быть, я одна из них.

— Может быть, — бесцветным голосом ответил рейдер.

И дальше — молчание.

Они не знали, что сказать. Честно пытались придумать нужные слова, но даже Лике, куда более хладнокровной, это не удавалось. Перед рейдами всегда есть дежурный ритуал — то уходит она, то он. Объятия, простой поцелуй, пожелание удачи. Но никогда на них так не давила неизвестность. Ни разу страх смерти не был столь сильным и обезоруживающим. Сергей чувствовал, что сходит с ума. Он сопротивлялся, но, очевидно, проигрывал сражение с подползающим ужасом.

Куда легче уходить, зная, что дома все нормально, что есть куда вернуться и увидеть — тут все по-прежнему. И — невозможно — когда смерть рядом и способна убить любого в любой момент. Любимую женщину. Нерожденного ребенка.

— Пора, герой! — Лика хлопнула его по плечу. Сергей вздрогнул. — Четыреста туда, четыреста обратно. В сущности, ерунда. Легкая поездочка.

Сергей кивнул. На инструктаже рейдерам объяснили, что и как. В направлении Перми Бастион еще ни разу не посылал экспедиций. Территория, которую исследовали раньше, ограничивалась юго-востоком, югом и частично западным направлением. Ехать же теперь предстояло по неизвестной земле, ориентируясь на данные устаревших карт. Встретить там можно было что угодно. Кого угодно. Скоростная трасса могла сохраниться целиком, могла частично или вовсе, как во многих местах, превратиться в сплошное крошево. "Чернуха" давно зарекомендовала себя в качестве отличного средства уничтожать бетонные покрытия.

И сам мегаполис. Пермь была больше Екатеринбурга по площади и, соответственно, потенциально содержала в своих недрах немало сюрпризов. О них рейдеры могли пока только гадать. Вооружившись до зубов и нагрузившись аппаратурой, бастионцы старались максимально подготовиться к неприятностям. В том, что они будут, никто не сомневался. Четыреста километров при определенных условиях могли превратиться в четыре тысячи.

Сергей успел подумать обо всем этом и сжал кулаки в перчатках.

— Пора. — Лика не говорила, шептала. Она заставила его встать и прижалась к нему, а Сергей проклинал скафандр за то, что тот забрал у него возможность почувствовать это объятие. Вероятно, последнее. — Даже если мы больше… ты понял… Я буду помнить.

Теперь никакие слова не казались банальными, но Сергей понял, что поздно что-либо говорить. Он поцеловал жену в губы, стараясь максимально продлить контакт, и… потом уже осознал, что бежит по коридору, держа в одной руке винтовку, а в другой шлем.

Прошлая жизнь как-то разом осталась позади. Превратилась лишь в тысячи часов ничего не значащей видеосъемки.

Лика не окликнула его. Он не знал, где она и где он сам, пока не спустился по металлической лестнице главного терминала.

Реальность снова включилась — на полную мощность. Звуки стали осмысленнее, действия получили свою логику.

Сергей озадаченно моргнул, озираясь, и все понял. Лика вернулась на свой пост и, вероятно, думает, что произошло. Может быть, подобно ему, взвешивает и анализирует: достаточно ли, правильно ли…

Сергей повесил штурмовку на плечо и зашагал по направлению к стоящим в ряд броненосцам.

Думать, мучиться от угрызений совести — не самый лучший вариант.

Провожающие, те, кто был жив и в состоянии прийти и просто понаблюдать за отправкой каравана, столпились на платформе у стены. Им рекомендовали не подходить близко. Усталый дежурный стоял на разделительной линии и следил за порядком.

Сергей подошел к машине с номером четыре на бронированном борту. В толпе он видел детей, женщин, стариков. Их глаза стали просто кругами, в них был страх и больше ничего. Никто не плакал и не кричал, и именно поэтому Сергею сделалось жутко. Ему показалось, что те, кто молчит, наверняка уже потеряли всякую надежду.

Кто-то небрежно-шутливо съездил его по плечу.

— А, ты здесь! Жив, значит! — Игорь вырос рядом с Сергеем, полностью экипированный, и уставился на него шестью электронными глазами.

— Жив…

Тон рейдера был веселым, почти жизнерадостным, что вовсе не соответствовало моменту. Но именно благодаря ему Сергей вдруг ощутил себя немного лучше. Словно часть груза сняли с его сердца и выбросили. Игорь был просто волшебник.

— Загружаемся, пока Мих не взбесился, — сказал рейдер, хватаясь за металлическую скобу слева от дверного проема. — Наш славный полковник мастак слюной брызгать, не находишь?

Шуточка была не ахти, но Сергей улыбнулся. Шлем он надел, загерметизировал и влез в закрытый кузов броненосца. В его памяти четко оттиснулись лица провождающих, их страх и отчаяние.

Рейдеры четвертого броненосца заняли свои места. Десять душ. Им еле хватало места, а все остальное пространство машины было забито под завязку боеприпасами, ящиками с пайками, приборами, которые взяли с собой ученые и распределили по машинам. И это не считая одиннадцатого по счету броненосца, приспособленного специально для перевозки грузов. Тот был нафарширован особым содержимым сверх меры.

Сергей не понимал, для чего все это. Лишняя тяжесть не помогает двигаться быстро, верно? А как раз быстрота — самое главное в этом рейде.

С другой стороны — неизведанные территории. Бастионцы продвигались и больше, чем на пять сотен километров, но не в этом направлении. Говорили, что в стороне подсектора Пермь, по соседству с заброшенным космопортом, выросли непроходимые леса. Никто их, разумеется, не видел, но слухи есть слухи, и как они рождаются, отследить невозможно. Но именно эти мифические леса беспокоили командование. Объезжать их — долго, ломиться напролом — опасно. Рейдеры болтали, что Генрих Буланов, в конце концов, поддержал идею лобовой атаки. Умник, а не дурак. Для бойцов это значило, что придется хорошенько поработать. Именно для атаки лесных массивов и было взято тяжелое вооружение. Предстоит немало жаркой работенки.

Сергей втиснулся на свое место, между Игорем и Максом Ложкиным.

Рейдеры казались безжизненными куклами, которых просто усадили на полку. Когда броненосец заурчал движком, по его корпусу прошла дрожь. Фигуры слегка дернулись, оживились, начали крутить головами.

— Парни, мы отправляемся. Едем согласно порядковому номеру — четвертыми. — Сержант Збигнев — и его неумолимый рок затащил на эту вечеринку! — говорил спокойным голосом. Будто это обычный рейд в ближнюю, вдоль и поперек исследованную зону. Ничего особенного, братцы! Всего лишь туда и обратно. — Мысленно пожелайте удачи своим. И вперед!

— Пошел ты, — пробормотал слева от Сергея Игорь.

У многих здесь больше не было "своих".

Сергей подумал о Лике и быстро отмел все эти мысли. Он заставил себя сосредоточиться на другом. Выезд на поверхность всегда был волнующим событием. Словно из тюрьмы освобождаешься — все кругом кажется новым, необычным. У Сергея еще не замылился глаз настолько, чтобы не замечать, как хорош мир.

Рейдер повернул голову к узкой амбразуре, забранной толстым стеклом, и увидел, как мимо борта проползают стены закрученного спиралью широкого туннеля. Фары броненосцев резали тьму, пропахшую ржавчиной и пылью. Эхо от работы двигателей сливалось в тревожащий нервы гул — точно гроза приближалась, выкатываясь из-за горных вершин.

Выезжали через центральный вход. Так было быстрее, потому что дорога через десять километров соединялась с одной из трасс. Трасса под номером шесть вела в Екатеринбург и с нее можно было попасть на скоростную, которая стремилась на северо-запад. Известный ее участок был относительно свободен, и командование планировало двигаться по нему на максимальной скорости. Обо всех этих деталях Сергей думал отвлеченно. Ему нравилось просто наблюдать.

Поднявшись на высоту семидесяти метров по дороге-спирали, караван из броненосцев приостановился перед громадными воротами.

Вздрогнув и породив адский грохот, те начали разъезжаться в стороны. Хлынул яркий солнечный свет. Сергею показалось, хотя такого быть не могло, что пахнуло землей и травой. Рейдеры взялись за разговоры. Кто-то подключил внешние камеры, и голограмма повисла в воздухе между двумя рядами сидящих.

Сергей предпочитал амбразуру. Когда открылись ворота, караван двинулся наружу. Первая, вторая, третья, четвертая машины. Всего одиннадцать, готовых дать отпор чему угодно и дать по затылку без предупреждения, если понадобится. Сергей подумал об их огневой мощи, но почему-то это его не успокоило. Вирус не возьмешь на мушку и не пугнешь гранатой. Ему наплевать — пусть даже у каждого рейдера будет хоть по нейтронной бомбе в кармане.

Громадные грузовики, тянувшие когда-то фуры с оборудованием и припасами, все толпились у центрального входа в Бастион. Сергей никогда видел их, и взгляд так и тянулся к ржавым остовам, испытавшим на себе разрушительное влияние времени и плесени.

От покрышек давно ничего не осталось, стекла вылетели, краска слезла. Тенты фур превратились в грязные обрывки, качающиеся на ветру. Плесень тут давно умерла, оставив после себя только серый слой липкой пыли, но и ее ветер постепенно выдувал отсюда. Природа активно занималась чисткой.

На каменистых склонах по обеим сторонам дороги буйно разросся высокий кустарник, названия которого Сергей не знал. Цвет листвы в любое время года у него был буровато-зеленым. Явный мутант. В окрестностях Бастиона подобно растительности появилось в последние годы очень много. Сергей сам видел, как густые гибридные леса подступают к мегаполису с юго-востока. Наверное, недалек тот день, когда они поглотят Екатеринбург и начнут медленно перерабатывать его, чтобы сравнять с землей и истребить саму память о людях.

Сергей воображал себе Землю через тысячу лет. Новый мир, похожий на тот, что был миллиарды лет назад. Дикий. Без признаков цивилизации. Давно поглотивший даже самых стойких борцов за человеческое выживание.

Может быть, Смирнов и прав, а может, и нет. Может, он просто неточно трактовал тенденции.

Не Новая Эволюция ждет людей, а полное исчезновение. Планета получила шанс избавиться из убивающих ее организмов и теперь-то проследит, чтобы хомо сапиенс больше не возродился.

Караван проехал уже километров семь, когда по внутренней связи послышался голос Збигнева:

— Впереди грозовой фронт, движется в нашу сторону. Командование приказывает переть дальше.

Эсбэшники не отреагировали. Приказ есть приказ. Обычно грозы в этом регионе сильные, со шквалистым ветром до девяноста метров в секунду. На открытой местности есть опасность, что он перевернет броненосец и потому на время непогоды рейд всегда искал укрытие. Но раз сейчас важно время, никто терять полчаса не собирался.

— Нарочно, — проворчал Игорь. — Чуешь, парень? Словно какая-то зараза не хочет, чтобы мы ехали.

— Ерунда.

— Ничего подобного. Ни разу не замечал, как, бывает, себя странно природа ведет?

Сергей навострил уши.

Когда Корнеев начинает болтать, всегда интересно, хотя иной раз и полный бред несет.

— А про розовый туман не слыхали?

— Сказки, — отозвался один из бойцов. — Я десять лет в рейдах, а ничего не видел.

— Как повезет. Я видел. Три года тому. У заброшенной распределительной энергостанции возле Исети. Мы искали запчасти для генераторов, но два дня не могли попасть на территорию из-за тумана.

— Ну да, а никто, кроме тебя об этом не рассказывает! — сказал тот же рейдер.

— Это потому, что парни, с которыми я был там, уже мертвы. Кто-то погиб, а двое умерли позавчера, в Бастионе, — ответил Игорь, глазом не моргнув. — Так что свидетелей нет. Мы были в разведке. Подошли к главным воротам, смотрим, пелена со стороны станции идет. Туман. Купол и токоприемники, гад, скрыл и ползет. Мы, значит, деру, а потом смотрим, он остановился. У самых ворот. Стеной. Мол, не пущу. Туман тот — живой и в нем что-то есть. Появляется невесть откуда и пропадает так же внезапно, вроде бы шутит, но эти шутки… в общем, не хотел бы я оказаться внутри. Иногда, если долго наблюдать, видно, как тени внутри тумана движутся, словно что-то подбирается близко к самому краю, желая посмотреть, что снаружи. — Коренев помолчал, убедившись, что байка подействовала. — Мы два дня паслись возле станции. Командир собирался уже отдать приказ сваливать, но туман вдруг исчез. Вот так разом. Жуткое дело, парни. На территорию все-таки вошли, готовые деру дать в случае чего. А там все разворочено, стальные фермы токоприемников погнуты, словно громадными руками, чуть в косицы их не заплели. Стены в некоторых местах снесены. Кругом какая-то гадость, слизь. Кто-то там знатно порезвился, надо полагать. Но фокус в том, что мы ничего не слышали, хотя были рядом. Вот тебе и туман.

Рейдеры молча переваривали услышанное. Не возражали. Игоря невозможно было подловить на вранье. Если он и придумывал, то ловко обрубал все концы.

— Причем же тут гроза? — спросил Сергей.

— А кто его знает? Почему вот сразу, как только мы выехали? Нехорошее предчувствие у меня.

Сергей улыбнулся. Всегда находится такой — особо чувствительный скептик. Кошки у него на душе скребут, и он обязательно об этом заявит во всеуслышание, придавая происходящему еще несколько градусов таинственности.

Впрочем, тему быстро оставили. Не всякий рейдер на памяти Сергея обладал таким богатым воображением, как Игорь, и еще меньше находилось спорщиков. Настоящий эсбэшник не должен быть болтуном — так гласило неписанное правило.

Да и потом, разве они все знают об этом мире? Нет. Практически ничего. Даже умники из Научного Корпуса весьма осторожны в оценках угроз. Так почему бы, теоретически, не существовать аномальному розовому туману? Или разумной грозе, которая стремится всеми силами помешать каравану в его миссии?

Сергей посмотрел в амбразуру. Словно бы бросая вызов стихии, броненосцы наступали прямо на грозовой фронт. Эфир потрескивал помехами. Сливаясь в нестройную музыку, шипение и потрескивание напоминало радиопереговоры каких-то существ.

Небо на западе почти целиком затянуло низкими тучами, имевшими чернильный оттенок. Сергей заметил вдалеке синеватые всполохи. Где-то там уже били молнии, разнося по взбесившейся атмосфере заряды в миллионы вольт.

— Говорят, в середине лета здесь почти всегда такие грозы, — заметил Игорь, словно все только и ждали его комментария. — Проверим…

2

"Подъездная" дорога, в старые времена имевшая статус сверхсекретной, осталась позади. Караван вырулил на скоростную трассу.

Теперь броненосцы мчались на запад, преодолевая все возрастающее давление воздушных масс. Пыль была еще не слишком плотной, но сгущалась с каждой минутой.

"Дорожное полотно здесь отлично сохранилось, да и останков машин мало. Хоть гонки устраивай, — подумал Генрих Буланов, глядя через пуленепробиваемое лобовое стекло. — Только вот от беды вряд ли убежишь! У нее самая быстрая тачка".

Сидящий в кабине головного броненосца ученый наблюдал за происходящим с голографического экрана компьютера.

Аппаратура, фиксирующая все, что происходило за бортом, демонстрировала нереальные показатели. И они еще не достигли критических для данного явления значений.

Мих (и это весьма нервировало) заглядывал через плечо.

— Как дела? — спросил полковник в пятый раз за десять минут.

Генрих покраснел от злости. Взгляд его метнулся влево, туда, где сидели стрелок в своей ячейке, и, чуть дальше, водитель. Оба были совершенно безучастны к происходящему. К тому же лица их скрывались за шлемами.

Мих продолжал ухмыляться за плечом умника.

— Слушайте, вы ведь и сами все видите, — сказал Генрих, сглатывая. Вместо глухого шлема на директоре ИЦ была маска. Полковник воспользовался такой же, показывая, насколько он плотно готов сотрудничать с "научным руководителем" экспедиции. Мол, рискует всем ради возможности лично пообщаться с гением.

Генрих полагал, что здоровяк издевается. Отношения у них не сложились давно, и напряженность сохранилась по сей день. Только катастрофа, подобная той, что настигла Бастион, могла заставить этих двоих работать вместе.

— Это не гроза, — добавил Буланов. — Ураган. Ветер уже сорок пять метров в секунду, а будет еще больше! Я думаю, мы сглупили. Теперь на открытом месте мы просто беззащитны. Если нас перевернет на бок и оставит в покое, еще легко отделаемся!

— Боитесь? — спросил Мих.

— А вы как думали? Я не герой. Я в рейды выезжал трижды за всю жизнь и недалеко. И потом — как вы себя будете чувствовать, если ветер оторвет нас от земли и зашвырнет куда-нибудь километров за двадцать отсюда. Приземляться-то мы, между прочим, будем жестко!

Мих пожал плечами.

— Я готов к смерти, — сказал эсбэшник.

Генрих отвернулся.

— Я… я тоже готов умереть, но предпочитаю за дело. С пользой…

Полковник помолчал, потом сказал:

— Пыль усиливается.

Она не просто усиливалась, она превратилась в сплошную завесу, в подвижный вал высотой метров тридцать.

Широким фронтом пыль шла с запада на восток и густела, поднимая в воздухе все больше частиц грунта, отмершей и отмирающей плесени. Скорость ветра увеличивалась. Теперь уже в воздухе летали не просто мелкие частицы, а камни.

Словно откликнувшись на замечание эсбэшника, по крыше броненосца что-то прогрохотало.

Генрих вздрогнул.

— Сержант, сбавляйте скорость, — приказал Мих, ни на тон не повысив голос.

Директор ИЦ (бывший, поправил он себя) не мог понять, как можно в подобной ситуации проявлять столько хладнокровия. Понятно, что полковник профи, что побывал в переделках, но все же… У Буланова душа уходила в пятки, когда он представлял, как броненосец отрывается от дороги и взмывает вверх, кувыркаясь. Даже такой тяжело нагруженный.

Ученый стер с виска каплю пота.

— Внимание, всем машинам, — произнес Мих в рацию. — Снижаем скорость, повторяю, снижаемся до двадцати и ждем дальнейших приказаний. Как поняли?

Остальные десять машин откликнулись, словно только этого и ждали. В тот же миг головной броненосец вздрогнул, и сидящим внутри показалось, что невидимая громадная рука надавила на правый борт. Пыль в считанные секунды заволокла весь обзор, и по стеклу и обшивке забарабанили мелкие камни.

— Ветер! — выдохнул Генрих.

— Стоп машина! Каравану остановиться и никаких действий не предпринимать!

Тут же что-то ударило броненосец в задний бампер.

— Экипаж два! — взревел, потеряв хладнокровие, Мих. — Я сказал, стоп!

По небу раскатился удар грома — одновременно со вспышкой молнии. Генрих пригнул голову. Компьютер и связь начали давать сбой.

— Экипажи! Всем экипажам! Остановиться и ничего не предпринимать до особого распоряжения!

Помехи заполнили эфир. Чьи-то голоса прорывались через шумы, но никто не мог разобрать ни слова. Полковник скрипнул зубами.

— Будем ждать, — сказал он.

Ученый следил за телеметрией.

— Ветер усиливается. Уже семьдесят пять метров в секунду.

Броненосец снова задрожал. Ветер периодически менял направление, пытаясь сдвинуть вездеход, наваливаясь то спереди, то сзади, то с боку. Пока ему это не удавалось, но, подумал Генрих, лиха беда начала.

Стало темно, будто ночью.

— Центр грозы приближается, мы будем как раз под ним.

Снова грохнуло, да так, что броненосец, куда обычно звуки снаружи не попадали, подпрыгнул, а Буланов и Мих закрыли уши руками. Полковник выругался. И как по команде — дождь. Ливень. Тысячи тонн воды с небес. Они ударились о крышу вездехода, заставив его раскачиваться.

Порыв ветра предпринял еще одну попытку оторвать машину от дорожного полотна. Генрих почувствовал — он не мог, разумеется, ничего видеть из-за темноты и ливня — как машина сдвигается.

— Какие будут приказы? — спросил водитель, глядя на Миха.

— Нас сдувает, — заметил Буланов.

Полковник молчал. Ясно, что, решив ехать прямо на грозовой фронт в погоне за призрачным выигрышем во времени, было ошибкой. Умник прав: шторм вполне способен перевернуть даже тяжелогруженые вездеходы.

Мих поднес рацию ко рту и попытался связаться с остальными экипажами. Те не ответили. Статика перебивала все.

Снова вспышка и снова удар. Все, кто был в кабине, машинально пригнули головы. Генрих выключил компьютер, и в тот же миг вскрикнул от ужаса, заметив по другую сторону стекла дверцы какую-то тень.

— Видели?

— Что?

— За стеклом. Когда сверкнуло…

Будто отзываясь на его слова, нечто заскрежетало по бронированной обшивке и ударило в стекло.

— Камни, мусор, — отозвался Мих.

— Я видел какой-то силуэт, похожий… на летучую мышь…

— Любую бы тварь уже сдуло километра на два отсюда, — сказал полковник.

Больше Генрих ничего не увидел странного, однако на этом вечеринка не закончилось. Слепые и глухие, полностью отрезанные от мира, люди ждали окончания шторма. Однажды головную машину, невзирая на крепкие тормоза, толкнуло назад, и она стукнулась о бампер экипажа два. На этом продвижение остановилось, но в следующий миг люди ощутили резкий толчок с правой стороны. Кузов закачался. Затем его повело. Водитель завел движок, давя на газ.

— Отставить! — рявкнул Мих.

— Полковник, если нас спихнет с дороги, не думаю, что сможем выбраться, — ответил рейдер за рулем. — Вроде бы… нас тащит на юг. Насколько я помню, там лежит ржавый остов тягача. Он нас может задержать. А может, и нет, — добавил водитель, крутя баранку.

Генрих не понимал, зачем это. Ехать вслепую? Куда? Как можно здесь ориентироваться? Но водитель и не собирался ехать. Пользуясь наработанными за годы навыками, он инстинктивно искал ту самую точку, где броненосец стоял в самом начале.

Ученый беспомощно наблюдал за этим священнодействием и обмирал от страха при каждом новом громовом раскате. Снаружи ревела вода, выл и свистел ветер. Звуки доходили даже сюда, заглушая рокот двигателя. Водитель сражался с ветром и мокрой дорогой, пока не остановился, сказав, что, "кажется, здесь".

Снова ожидание. Мих время от времени включал рацию, но только для того, чтобы услышать искаженные голоса и треск с шипением.

— У вас такое было? — спросил Генрих.

— Такого — нет, но похожее. Однажды зимой мы попали в снежный буран. Он появился из пустого места. Только что светило солнце, снежок искрил, а через секунду налетело. Тогда пропал один из моих бойцов. Мы искали его после бурана, но без толку. Машины еле откопали. — Мих помолчал. — А что наука говорит о непредсказуемой погоде?

— Ничего. Если бы нам дали построить на поверхности метеостанцию, мы бы собирали куда больше данных о климате. Могли бы запускать зонды. А Объединенный Комитет счел эту идею излишней. Дескать, для чего нам знать погоду на десять дней вперед, если живем внизу? — Буланов уставился на Миха. — Но ведь если мы собираемся, в конце концов, выйти…

— Кто вам сказал? — удивился Роберт.

— Бросьте. Это обсуждается в Комитете уже давно.

— Я бы не пошел. Мне и внизу хорошо.

— Но не вы решаете.

— Верно. Но я буду голосовать против, если доведется.

— Вы не лучше своего начальника Лопатина, — сказал Генрих, отворачиваясь. — Поймите, мы не можем сидеть под землей вечно! Когда-нибудь придется бросить вызов.

— Не при нас с вами. Еще лет через шестьдесят — тогда да. Пока плесени много, нельзя выходить.

— В нашем полушарии есть территории, практически свободные от "чернухи" и других видов плесени.

— Ну и что? Вы гарантируете, что эта дрянь, собравшись силами, снова не полезет размножаться? Нет. И никто из умников не сумеет. И потом… — Мих откинулся на спинку сиденья, сцепив руки на груди. — Вирус Витича. Забыли? Наш поход, как я понимаю, только для успокоения нервов? Нам повезет. Мы умрем вдали от всех. Или выживем, но все равно умрем — раньше.

Ученый в ярости уставился на полковника.

— Что вы мелете?

Стрелок и водитель наблюдали за перепалкой.

— А что? Разве кому-то не ясно? Мы элементарно не успеем в этот ваш остров. И о чем тогда говорить? Если успеем и получим лекарство, то застанем мертвый Бастион.

Буланов побледнел и отвернулся, подумав о своей семье.

— Вы это и будут говорить своим бойцам? Всем, кто потерял или потеряет близких?

— Я не сторонник вашей политики, умник! Я не люблю врать своим людям! Пускай все знают! Им не нужны надежды! — сказал Роберт.

— Нужны!

— Ради чего, по-вашему, они здесь?

— Они выполняют приказ.

— Нет. Их учили спасать, бороться, выживать. Все это ваши солдаты стремятся использовать для того, чтобы помочь тем, кому еще можно! Помните, сколько было желающих? Нам пришлось вести отбор. Никто бы не поехал, если бы рассуждал в вашем духе!

Полковник усмехнулся.

— Чистый образчик безнадежного оптимизма, — сказал он. — Впрочем, ваше право. Верьте во что угодно. А я буду выполнять приказ, пока сил хватит.

Генрих снова попытался заглянуть ему в глаза.

— Вас что, и правда ничто не задевает и не коробит?

— Я — солдат.

— Но вы еще и человек.

— Пока да. Но в любую минуту меня может сожрать вирус. Или споры "краснухи" пролезут через дырку в фильтре. Я готов. Я знаю все опасности. Не тешусь иллюзиями.

Буланов помолчал, глядя на струи воды, бегущие по стеклу.

— В этом и разница между нами… Я до сих пор верю в нечто большее.

— Гроза уходит, — сказал водитель, ставя точку в споре, который грозил всерьез затянуться.

Буланов и Мих подались вперед.

Посветлело. Воды стало меньше, и через ее завесу начали проступать контуры окружающего мира. Новый раскат грома раздался уже значительно дальше, и разница между ним и вспышкой молнии была уже не меньше двух секунд. Но ветер продолжал беситься, пытаясь столкнуть головную машину с трассы. Генрих пригляделся и понял, что усилия водителя не пропали даром. Броненосец стоял почти на том же месте, что и раньше.

Полковник снова схватился за рацию. Сквозь треск начали звучать голоса командиров других экипажей.

Гроза теряла силу, дождь иссякал. Дворники очистили стекло. Генрих теперь мог видеть, как грязные потоки текут по бетонному покрытию и скатываются в кювет. Вода несла обрывки растений, какой-то неопознанный мусор и… ученый почувствовал, как екнуло сердце.

— Мих, поглядите!

Полковник тут же подался вперед, чтобы лучше видеть, что там впереди машины.

— Там, лежат, видите?

— Да. Что за хрень?

— Кажется, нечто такое я и видел за стеклом, — пробормотал Генрих.

— Летучая мышь? — усмехнулся эсбэшник.

— Если бы.

Вообще-то, летучими мышами здесь назывались твари, получившие такое имя лишь из-за кожистых крыльев. Мутанты эти были величиной с кошку и на людей не нападали, хотя один их вид заставлял желудок даже привычного человека выделывать кульбиты.

То же, что лежало на дороге перед броненосцем и по сторонам от него, было совсем другим. Крылья имелись — Буланов прикинул, что метра полтора в размахе. Кожистые, покрытые пигментными пятнами. Буря изломала их, разорвала, превратив в комья костей и плоти. В целом, покровы существа были темно-желтыми, какими-то болезненными. Тело — человеческое, по пропорциям детское, с торчащими ребрами. Голова — лысая, рот оскален до предела, и из него топорщились желтые клыки, похожие на иглы. Черный язык вывалился.

— Что скажет наука?

— Не знаю, — покачал головой Генрих. — Я не видел таких существ.

— Их принесла буря. Целую кучу.

— Возможно, эти мутанты живут стаями. Их затянуло в грозовой фронт, где они и погибли.

— Одно, кажется, шевелится, — сказал Мих, указывая на монстра, лежавшего в луже. До него было метров пять. Солнце как раз выглянуло из-за туч, давая возможность рассмотреть мутанта в деталях. Пальцы на руках и тощих ногах оканчивались когтями — их Генрих видел отлично. Позвоночник внизу переходил в короткий голый хвост.

На глазах у людей монстр оперся руками в бетон и попробовал подняться. Его крылья превратились в окровавленные тряпки. На голове была рана. Рот открывался и закрывался, словно летун что-то говорил. Один глаз вытек. Когда он повернул лицо к броненосцу, ученому почудилось, что взирает существо именно на него.

— Ну и мразь, — сказал полковник. — Пристрелить бы его. Или, может, хочешь взять эту красоту в качестве образчика неизвестной фауны?

Буланов вздрогнул. Он был не биологом, а всего лишь инженером-программистом и исполнял обязанности главы Научного Корпуса только волей случая. Сам бы ни за что не стал взваливать на себя такие хлопоты. И уж, конечно, не рвался делать за других их работу. Биологи сидели в другой машине, в экипаже три, но Генрих очень сомневался, что сейчас имеет смысл возиться с летающим уродом. Цель поездки — не сбор животных для зоопарка.

С другой стороны, протокол все равно требовал хотя бы зафиксировать находку документально.

Глядя на то, как лысое создание пытается встать и раз за разом нападет, харкая кровью, Буланов чувствовал тошноту.

— Дайте. — Он выхватил у Миха рацию о связался с третьей машиной, кратко обрисовав ситуацию. Ему ответили, что видят тварей. Они валяются повсюду, умирающие или уже мертвые.

— Пора прогуляться, — сказал эсбэшник, нахлобучивая шлем.

— Это недолго, — словно оправдываясь, отозвался Генрих. Шлемы он ненавидел, но вынужден был последовать примеру полковника.

Гроза ушла, тучи рассеялись, и снова над головами бастионцев засияло голубое небо.

Если не смотреть вниз, на дорогу, на остовы машин и изнуренную борьбой с плесенью землю, можно подумать, что мир нисколько не изменился. Не было в нем Метеорита. Миллиардов жертв. Отчаяния. Безумия. Что нет его и сейчас, и в Бастионе не умирают люди, которым ничем нельзя помочь.

Ученый вышел из броненосца следом за полковником.

Ветер был еще достаточно сильным, но он не пугал. Хотелось почувствовать его прохладу и влажность обнаженной кожей, вдохнуть полной грудью.

При мысли об этом что-то в груди Генриха протяжно заныло. Генетическая память, доставшаяся от предков, подсказывала ему, как все должно быть, и невероятно искушала снять проклятый шлем и рискнуть.

Буланов взглянул на свои руки. Он мог бы снять перчатку. Хотя бы перчатку.

Однако Мих прав. Пока плесень не погибла целиком, рисковать нельзя, ведь даже серая пыль, которую она после себя оставляет, смертельно опасна.

Генрих с тоской огляделся. Мимо него быстрым шагом пробежали трое человек в скафандрах. Биологи с оборудованием. Ничего не боясь, словно с невиданными тварями им приходится иметь дело каждодневно, они окружили умирающего монстра.

Ученый медленно побрел к ним. Чуть в стороне, разглядывая мертвых летунов, стоял с винтовкой в опущенной руке полковник Мих. Другие рейдеры обороняли условный периметр, сосредоточившись вокруг каравана.

Биологи снимали, считывали данные, но к монстру не прикасались. Сделав несколько попыток огрызнуться на них, страшный летающий человек вконец обессилел и упал лицом вниз. Вокруг него растекалась кровь, она смешивалась с грязью, образуя отвратительную кашу.

Генрих подошел ближе.

— Нам брать его с собой?

— Что?

Он не понял, что обращаются к нему.

— Нам брать образец для вскрытия? — спросил биолог с желтыми отметинами Научного Корпуса на броне. Он был заместителем Буланова. И тот даже не сразу вспомнил, как этого человека зовут.

— Решайте сами, Виктор, — отозвался бывший директор ИЦ. — Время дорого.

Биологи посовещались и решили оставить тварь на месте. В лучшие дни, возможно, к ним еще вернутся.

— Все на борт, — скомандовал Мих. — Отчаливаем, пока погода благоволит.

Генрих удивленно покосился на эсбэшника. С чего это он вдруг стал разговаривать, словно капитан древнего парусника? Мих полон сюрпризов. Ученый до сих пор не мог разгадать, что он за человек. На самом ли деле он такой пофигист и храбрец, что смерть ему ни почем?

Буланов вернулся на прежнее место, и испытал огромное облегчение, когда караван покатил дальше. Дорога была свобода. До определенного предела, разумеется.

Кости

1

Четыреста километров. Всего четыреста километров по прямой. Любой школьник может подсчитать, сколько времени понадобится, чтобы пройти это расстояние из точки А в точку В.

Броненосец по прямой развивает скорость сто километров в час. Так ему понадобится четыре часа, чтобы достичь Острова Ломоносова. Но, разумеется, этот вариант самый оптимистичный. Он не учитывает замусоренные и поврежденные дороги, загруженность транспортов и другие факторы.

Кто мог знать, например, что через двадцать минут дорожное полотно неподалеку от почти занесенной землей бывшей электрозаправки, вдруг уйдет из-под колес идущего позади всех вездехода?

Разумеется, никому в голову не приходило, что грунтовые воды долго работали на этом участке трассы. Они вымыли громадный кусок земли под полотном. Оно ждало лишь удобного случая, чтобы провалиться.

Десять машин проехали без труда, и никто не замечал змеящихся по бетону трещин. Провалилась одиннадцатая. Водитель неотрывно смотрит на задний бампер впереди идущего броненосца, а в следующий миг перед его глазами появляются облака.

Рейдера кидает на спинку кресла. Все четыре колеса еще вращаются в воздухе, двигатель работает, а броненосец балансирует, словно детская качалка. Всего три секунды, за которые сержант Валло, командовавший группой, даже не успел среагировать.

Едва потянувшись за рацией, он понял, что тяготение сильнее. В этот момент под грохот падающих вниз кусков бетона и земли броненосец рухнул в пятнадцатиметровую яму.

Удар пришелся на заднюю верхнюю часть фургона. После этого машина резко запрокинулась назад, легла с хрустом на крышу, задрав вверх шесть колес, и продолжила путь вниз. Стекла в кабине выдержали, даже не треснув, но людям внутри пришлось несладко, даже несмотря на доспехи. По извечной роковой привычке никто не был пристегнут. Это не говоря уже о тех, кто сидел в кузове. Десять человек, из них двое ученых. И боеприпасы. Приборы в небольших контейнерах. Два кислородных баллона. Емкости для огнеметов…

Об этом и думал полковник, стоя на краю здоровенной ямы диаметром не меньше двадцати метров. Походила она на воронку от сверхмощной авиабомбы. Или на метеоритный кратер, мать его.

Броненосец с номером десять на борту, лежал внизу, вертикально привалившись к одной из стенок ямы. Задние двери заблокированы, осталась только боковая. Из нее вылезали рейдеры. Дно провала заполняла хлюпающая жижа из камней, земли и рыжей глины. Люди утопали в ней по колено, увязали и были почти не в состоянии двигаться. Везло тем, кто сообразил взобраться на бетонные обломки.

Мих повесил винтовку на плечо.

— Подтягивай "катушку"!

"Катушкой" называлась специальная установка на распорках, предназначенная как раз для транспортировки грузов из-под земли наверх. По сути, это был робот, центральную часть которого занимал моток прочнейшего троса двухсотметровой длины. Переваливаясь на паучьих ногах, бот подобрался к яме. В стороне с пультом в руке стоял Игорь Корнеев, спец по части подобных операций. Остальным оставалось только наблюдать. Иного способа добраться до людей внизу не было.

— Мих. — Генрих тронул полковника за локоть.

— Ну что?

— Грунт нестабилен, сами видите. — Буланов указал на длинные извилистые трещины, расходящиеся во все стороны от ямы. — Возможно дальнейшее обрушение. Прикажите увести броненосцы дальше. И пусть здесь останутся лишь те, кто будет заниматься спасением.

Мих оглядел толпу, опоясавшую кратер, и мысленно выматерился. В суматохе, порядком ошеломленный нелепым происшествием, полковник совсем забыл об элементарной осторожности.

— Быстрее! — сказал Генрих.

— Не учи ученого, наука!

Приказ он все-таки отдал. Рейдеры ушли от ямы и стали спешно отводить вездеходы из опасной зоны. Работали без болтовни. Бойцы здесь были, в основном, с немалым стажем по выездам. Большинству приходилось сталкиваться и кое с чем покруче упавшего в яму броненосца.

Сергей остался возле Игоря, тем более, что ни он, ни Мих не возражали.

— Дыра слишком широкая, — сказал рейдер. — Катушка не встанет.

— Встанет — как миленькая. Мы с ней давно знакомы, — усмехнулся Корнеев, подводя робота к самому краю. Тот двигался, словно большой и смешной пьяный паук.

Сергей обернулся на полковника и Генриха, стоящих в пяти метрах от них, и подумал о том, кто же оказался столь предусмотрительным.

Эсбэшник и ученый о чем-то говорили, не прибегая к помощи рации. Пользовались лишь голосом и явно спорили. Так начальство обычно делает, чтобы не посвящать рядовых в свои планы. Или чтобы подольше не сообщать остальным плохие новости. Что ж, эта была хуже некуда. Так, по крайней мере, Сергею казалось. Когда прозвучал сигнал тревоги, он как раз мысленно подсчитывал расстояние и время. В его воображении путешествие заканчивалось благополучно прямо сегодня. Этим вечером. Жители Острова Ломоносова встречают их с распростертыми объятиями и дают лекарство против вируса. И Бастион спасен. И Лика. И ребенок. И все…

Резкий сигнал и оборвал почти по-детски наивные мечты рейдера.

Броненосец резко затормозил. Сидящих в кузове хорошенько тряхнуло. Кто спал, тот проснулся, кого вырвали из собственных мыслей, как Сергея, глухо выругался.

— Боевая готовность, — сообщил по внутреннему динамику Збигнев. Говорил он таким голосом, словно сообщал, что на улице плюс двадцать и осадков не ожидается. — Код красный. По счету три выходим из машины и занимаем позиции.

Рейдеры любят, когда все четко и ясно. Это много раз проходили, отрабатывали на курсах до потери пульса. У каждого, за исключением умников, имелись свои инструкции. Код красный — значит, время расчехлить стволы и быть готовым к худшему.

Все прошло как по маслу. Группа рейдеров экипажа четыре в считанные секунды заняла оборону вокруг вездехода. Врага не было. Готовые встретить волну мутантов, бойцы разочарованно крутили головами. По обеим сторонам дороги — пустота. Все те же пустые заплесневелые участки и лес вдали. Только с самой дорогой, судя по всему, что-то неладно. Мимо пробежал полковник, за ним Буланов и другие рейдеры.

Сержант Збигнев скомандовал отбой, давая сигнал следовать за ним. Вскоре Сергей увидел провал собственными глазами. Мысль, что такое могли сотворить всего лишь грунтовые воды, просто не укладывалась в голове.

— Не спи, замерзнешь, — двинул его по шлему Игорь. — Смотри лучше, как работают профи. Однажды я вытащил катушкой из шахты троих наших, а там и посложнее было. Канализация, монстры и прочее.

Мих махнул Кореневу рукой — мол, быстрее. Рейдер повел рычажками на пульте.

Робот подошел к краю провала и начал вытягивать ноги. Они росли, пока не стали в три раза длиннее обычного. Бот перенес центр тяжести подальше от ямы и начал укрепляться на покрытии при помощи маленьких буров. В отверстия он вставил штыри, а теми ногами, что висели над краем, просто зацепился за грунт. Сергею он напомнил "циркача", мутанта пост-человека, способного на невероятные перевороты. Ирвин хрюкнул от удовольствия, показывая, как ему нравится работать с механизмом.

Люди ждали. Экипаж десять выбрался из машины и, кое-как пристроившись, чтобы не увязнуть в жиже на дне, ждал спасения. Спасение пришло. Робот раскрутил катушку и бросил вниз конец троса с карабином на конце. Первым поднялся сержант Валло, трос пошел вниз опять — и так дальше. Всем хорош был многоногий кибер-дружок, за исключением ограниченности в средствах. Зато, похвастался Игорь, может, если займет хорошую позицию, то и полторы тонны вытянет…

Взрыв прервал его слова. Отлично слышать его можно было и через шлем, тем более что микрофоны работали исправно. Сергей ощутил себя летящим, а мимо него проносились с куда большей скоростью куски породы, огненные сгустки и фрагменты разорванного металла.

Прошло лет сто, прежде чем рейдер рухнул на землю у края скоростного шоссе. Случалось ему совершать похожие кульбиты — случай с "гориллой" чего стоил, — но тогда не было так много дыма и огня. Тогда не звенело в левом ухе и не заложило правое. Тогда не было столько дыма.

Лежа на правом боку, он кашлял и водил руками перед собой. Дым стлался над дорогой, в его разрывах рейдер замечал ноги. Люди носились взад-вперед и кричали. Нападение? Новый катаклизм? Сергей попытался сесть. Что взорвалось?

Следующий порыв ветра словно нарочно разорвал дымовую завесу между ним и ямой, в которую провалился броненосец. Оттуда, снизу, вырывались высокие ревущие языки пламени. Они были ярко оранжевыми и распространяли удушливую гарь. Рейдеры пытались подойти ближе к яме, но не могли, даже в своих скафандрах. Тех, кого повалило взрывной волной, оттаскивали и отводили в сторону.

Повсюду валялся мусор, в числе которого Сергей заметил несколько подозрительных предметов. Одним из них оказалась оторванная голова. Ее оторвало и, очевидно, словно мяч, выбросило из-под земли взрывом.

Кто-то закрыл обзор.

— Жив? Ранен? — крикнул один из бойцов.

Сергей замотал головой, показывая, что все путем.

— Оружие, — крикнул он.

Рейдер сунул ему штурмовую винтовку и помог встать.

— Иди туда!

"Туда!" означало — к столпившимся метрах в тридцати от ямы броненосцам. Возле них тоже суетились люди, в основном, биологи и врачи. Пытались оказать помощь раненым.

Сергей шел, спотыкаясь, и постоянно оглядываясь через правое плечо. Мир раскачивался, словно лодка. Огонь в яме горел, вокруг ямы, совершая бессмысленные движения, толклись рейдеры. Мих пытался что-то сделать, все пытались. От робота остался только остов — механические конечности были частично оторваны, частично сломаны без возможности восстановления.

Его встретил человек со обозначением эмблемы Научного Корпуса, стал задавать вопросы, потянул внутрь превращенного в полевой госпиталь вездехода. Чтобы провести осмотр, требуется снять шлем, объяснил он.

Сергей почти не слышал и не мог сосредоточиться. Его просто вели. Сознание фиксировало окружающее фрагментарно, четко отсекая один застывший, словно стоп-кадр, образ от другого.

Внутри фургона уже лежали двое. Один из раненных оказался Игорь. Ему оторвало руку. Врачи пытались остановить кровотечение, но ничего не получилось. Кровь была на полу, на стенах, даже на потолке. Медицинские мини-боты забрались рейдеру под броню, чтобы произвести там какие-то манипуляции.

Сергей прислонился к стенке. Снаружи кто-то пронзительно закричал, потом еще.

"Нет, они все время кричали, с самого начала… Те, которые внизу остались… Их нельзя вытащить…"

Врач едва не насильно положил Сергея на свободную скамейку. Прикрепленный к выходу герметизирующий пузырь шикнул, откачивая воздух.

— Не шевелитесь! — сказал врач, склоняясь над рейдером. — А черт!

Кровь пошла у Сергея из носа, он кашлянул, обдав брызгами нагрудник медика. Его перевернули на бок, одновременно проверяя зрачковую реакцию.

— Похоже, сотрясение мозга.

Мини-бот уже забирался Сергею под броню для проведения полной диагностики. Прикосновение его гибких лапок наводило на мысль о шустром насекомом.

Рейдер снова закашлялся.

— Почему взорвалось?

— Лежите спокойно! — нетерпеливо отозвался медик.

— Почему взорвалось?

— Говорят, там были баллоны с кислородом и емкости с горючим для огнеметов. При падении, вероятно, произошла утечка. Хватило искры… Вы были рядом с ним? С Игорем Кореневым?

— Да.

— Тогда вам повезло. Он потерял левую руку. Ее раздробило вместе с рукавом скафандра, и мы не сможем ее пришить.

Сергей не ответил, он лежал, глядя на суету медиков и пол, залитый кровью. Она была теперь и на языке рейдера. Весь мир — кровь. Весь мир — смерть.

Бот, ползающий у него по телу и производящий замеры, ввел ему порцию обезболивающего. Сергей ощутил нарастающую эйфорию, как бывало когда-то от принятия стимулирующих коктейлей. Но хотелось не двигаться и сворачивать горы, похваляясь своей силой, а наоборот — спать.

Сергей закрыл глаза.

2

Стоянку свернули так быстро, как только смогли. Общие потери экспедиции составили пять человек, среди них два ученых-биолога. Раненых трое, один, Игорь, потерял руку. От начала истории Бастиона не случалось такого, чтобы рейд лишился броненосца, но именно это и произошло. Он сгорел в яме вместе с людьми, которые не смогли выбраться. Тех, кого не разорвало сразу и не убило детонацией, изжарились и спеклись живьем в озере разлившегося горючего для огнеметов. Яма стала для рейдеров братской могилой. Когда караван уезжал, из-под еще поднимался отвратительно-маслянистый черный дым.

Катастрофа произошла на отметке пятидесяти километров. Впереди было еще триста пятьдесят. Теоретически. То есть если предположить, что, доберись рейдеры до Перми, они увидят Остров Ломоносова прямо перед собой и не придется искать этот трижды проклятый благословенный технорай…

Сергей ощутил, как давят мысли. Прошло минут двадцать с момента, как сознание вернулось к нему. Он чувствовал себя другим человеком. Тот, прежней, был куда более оптимистичен.

Новый внезапно понял, что не верит в успех. Думать о Бастионе и о жене, оставшейся там, где свирепствует смертельный вирус, было абсолютно невыносимо.

Сергей оторвался от созерцания грязного пола у себя под ногами и увидел сидящую напротив себя Тину. Она подняла руку, лежавшую на колене, помахала.

Все то же — броненосец и десять молчаливых людей в кузове, где почти все свободное место занято скарбом.

— Где мы? — спросил рейдер.

Тина посмотрела в забранную бронестеклом амбразуру.

— Подъезжаем к городку. Километров семьдесят проехали.

Остальные молчали. Сергей, щурясь, посмотрел в окошко со своей стороны.

Караван углубился в зону, куда рейды Бастиона еще не добирались. Отсюда начиналась другая земля, та, где хозяйничают зубастые летуны и другие, о которых колонисты пока не знали.

Броненосцы ехали медленно, хотя, на первый взгляд, опасности не было и особых препятствий тоже. Командир экипажа два, куда перевели под наблюдение врача двоих раненых, включая Сергея, ничего не передавал. Врач появился, словно ниоткуда, и решительно насел на рейдера, задавая ему вопросы о самочувствии. Человек в броне сверился с показаниями сканера-диагноста, кивнул. С момента, как медицинский бот произвел осмотр, состояние Сергея не изменилось. Рейдер терпеливо сносил издевательства, пока врач не переключился на другого контуженного.

Тина смотрела на него. А может, только так казалось. Во всяком случае, лицевая часть ее шлема была повернула в его сторону.

Со своей стороны Сергей видел следы давней катастрофы. За бортом проплывали, словно воплощенные кошмарные видения, мрачные свидетели гибели мира. По обеим сторонам от дороги и на ней самой замерли искореженные временем, ржавчиной и плесенью автомобили. Разбитый ховер-гравилет, смятый с одного бока, устроился в заросшем черной травой овраге, напоминая мертвого кита.

Здания, стоявшие не так и далеко от трассы, превратились в руины. Плесень покрывала их густо, однако встречались и места, почти не тронутые "чернухой". Над развалинами медленно, точно орлы, высматривающие добычу, кружили какие-то существа. Сергей не мог разглядеть, но подумал о тех зубастых монстрах, похожих на людей. И если кружили, значит, где-то в лабиринтах мертвых улиц есть добыча.

Самым отвратительным, однако, были человеческие кости. Сергей видел в Екатеринбурге целые проспекты, покрытые рассыпающими останками, но на открытой местности их, казалось, во много раз больше.

Кости усеивали землю от горизонта до горизонта. Многие были поглощены почвой и еле виднелись, на некоторых участках их скрыла плесень, на других странная мутировавшая трава.

Сергей нарочно всматривался в детали: скалящиеся черепа и ребристые грудные клетки, мелкие россыпи пальцевых фаланг, позвоночники и тазовые кости. "Чернуха" пожирала беженцев, и они умирали в мучениях вместе со всем своим скарбом — чемоданами, коробками, кошками и собаками. Сергей представил, как люди бросают транспорт и бегут орущей толпой в поле, надеясь спастись там. Может, поэтому мертвецов так много за пределами трассы. Все, что они тащили с собой неизвестно куда, руководствуя, скорее, силой привычки, а не здравым смыслом, давно превратилось в труху, в пыль, сгнило и ушло в землю. Кости же изо всех сил сопротивлялись распаду. Пройдет еще шестьдесят лет, и, возможно, некоторые из этих черепов все еще будут ухмыляться в лицо смерти.

Сергей вздрогнул — в кузове раздался сигнал тревоги. Сержант Крумин объявил код оранжевый. Готовые в высадке рейдеры ждали остановки, но караван продолжал двигаться, осторожно объезжая нагромождения машин на дороге.

Колеса дробили и перемалывали в пыль кости мертвецов. Воображение живо воссоздавало этот звук в голове Сергея.

Затем вдруг заговорил тяжелый турельный пулемет на крыше вездехода, и машина, наконец, остановилась. Глухие бум-бум-бум отчетливо слышались внутри кузова. Сидящий в кабине стрелок взялся за дело рьяно.

Сергей заметил, как фонтанчиками расцвела пораженная плесенью земля слева от машины. Рейдеры спешно приникли к амбразурам. Какая-то громадная тварь на шести ногах, весьма быстрая для своих габаритов, превышающих древнего африканского слона, пробежала в десяти метрах от броненосца. Шкура у нее была серая, с алыми прожилками, словно потрескавшаяся, голова тяжелая шарообразная. Из нее выходило несколько то ли щупалец, то ли хоботов, непрерывно выделывающих нервные кренделя. Очередь из пулемета хлестнула по земле рядом с его ногами. "Слон" метнулся в сторону, но его настигли пули. Бок существа разорвало. Полетело мясо, брызги крови. Издав пронзительный рев, мутант исчез из вида, но орудие продолжало работать. Стреляли и с других машин, но не в этого "слона", в других. Они появились в поле зрения бойцов экипажа два бегущим по полю стадом. Причем в направлении каравана.

Очереди из пулеметов перебили двум из них передние ноги. "Слоны" с криком стали переворачиваться, образуя свалку. Те, кто оказался посообразительнее, ринулись в стороны.

Упал еще один, видимо, детеныш. Пули сняли с его спины большой лоскут кожи и снесли верхнюю часть черепа. Мутант врылся мордой в землю, отчаянно болтая хоботами. Одному в страхе мечущемся монстру удалось добежать до каравана. "Слон" попытался протиснуться между двумя машинами, но расстояние между ними оказалось недостаточным. Застряв, чудовище рвануло. Один броненосец едва не опрокинулся набок, другой повернулся на десять градусов от начального положения. Очередь ушла в молоко. "Слон" ударил щупальцами по кабине, едва не сплющив ее, но тут же его в упор осыпали зарядами пятидесятого калибра.

Мутант взревел, пытаясь перевернуть машины. Его продолжали обстреливать. Пули взрывали плоть зверя, на клочья рвали шкуру, кровь фонтанировала во все стороны, пока "слон" не свалился на бетон. Вероятно, этот был вожаком стада, потому что остальные твари после его гибели просто разбежались. Стало тихо. Серые монстры исчезли, оставив на поле боя двух мертвых.

— Дерьмо, — сказал один из рейдеров, наблюдавших за схваткой. — Что это за красавцы такие?

— Пойди разбери, — отозвалась Тина. — Думаю, это еще цветочки.

Пунктуальный сержант отменил код оранжевый, и караван медленно покатил дальше. Прежде, чем выехать на относительно свободный участок трассы, броненосцам пришлось дважды делать крюк, чтобы объехать мертвый затор. Видимо, здесь когда-то были массовые аварии. Сгнившие легковушки стояли плотной толпой, некоторые даже на крышах друг друга, и Сергей не понимал, как это возможно. Не беженцы же их так поставили.

Объезжая пробки, караван возвращался на бетон. Большинство рейдеров нетерпеливо поглядывало на часы, но время, словно нарочно, текло слишком быстро. Меньше ста километров, а потрачено на них почти втрое больше, чем планировали.

— Смотрите! — вдруг сказала самая глазастая Тина. Бойцам, сидящим напротив, пришлось подняться и присоединиться к тем, кто смотрел в окна правого борта. — Там селение.

— Было.

— Действует!..

— Вряд ли.

Сергей промолчал, но подумал, что, пожалуй, скептик в этой ситуации был недалек от истины. Пристроившийся у трассы городок, куда вела подъездная дорога, выглядел давно покинутым. Кто-то жил в нем после нашествия плесени — невероятно, но факт. Было видно, что фасады домиков за рукотворной оградой пытались чистить и содержать в должном виде. Сергей никогда прежде такого не видел. Обычно выжившие прятались в глубоких подземелья, где меньше вероятности надышаться токсинов и получить порцию свежих спор. А тут — поселение на ровном месте. Кто-то строил забор-баррикаду, возводил сторожевые вышли, пытался наладить жизнь, ждал помощи, надеялся.

— Взяли бы да остановились, — сказал Тина. — Может быть, там что-нибудь знают о…

— Там все мертвы! — оборвали ее.

Самодельные ворота, снятые с петель какого-то ангара, были раскрыты примерно на одну треть. Судя по всему давно. Солнце светило ярко, и пятна крови на металлических листах нельзя было принять за простую грязь. Кровь побурела, ее разводы напоминали какую-то авангардистскую картину прошлого. Источник крови лежал под створкой: скелеты с обрывками одежды, почти полностью обглоданные. Сергею показалось, один из четырех детский, либо принадлежал низкорослой женщине. Чьи-то зубы здесь славно порезвились. Сергей много раз видел, во что превращались жертвы нападений мутантов… Хм, а вот и сама зверюга, из тех, которые уничтожили поселение. Одна из них выглядывала из-за ворот. Тошнотворное на вид волосатое создание, напоминающее одновременно собаку, человека и какое-то насекомое.

Глаза твари внимательно наблюдали за караваном. Сергей похолодел, ожидая боевого крика, зова, и последующей волны этих омерзительных существ, но страхолюдина вдруг скрылась за воротами. Видимо, не отважилась искушать судьбу.

"Это вполне мог быть пост-человек, — подумал рейдер. — Часть людей мутировала под влиянием "краснухи" и уничтожила других. Сколько стихийно образовавшихся убежищ погибло таким образом?"

Напоследок ему довелось увидеть то, что никоим образом не помогало поднять и без того поганое настроение. На опоре токоприемника, стоящей неподалеку от ворот, на высоте примерно три метра, болтались на ветру подвешенные за шею высохшие мумии. Пять человек. Ветер трепал их грязные волосы и играл тонкими безвольными конечностями, покрытыми задубевшим мясом.

Сергей отвернулся. Кто-то явно отправлял здесь правосудие. В чем виноваты были эти пятеро, теперь никто никогда не узнает.

Пустой городок остался позади, по-прежнему во власти неизвестных науке тварей. Ни у кого из ученых экспедиции не возникло желания исследовать ту, что выглядывала из ворот. Сергей их понимал.

Исход

1

Идея выхода на поверхность крепко засела в ее голове. Поначалу она показалась Аде дикой и совершенно неуместной в ситуации, когда все больше колонистов подхватывали вирус.

На поверхность? Должно быть, Буланов просто свихнулся. Предлагает жить по соседству с плесенью, возлюбить ее после стольких лет противостояния? Бред. И хотя уже давно "чернухи" в районе Бастиона не было, существовали ветра, способные переносить токсины, споры и смертельную пыль мертвой плесени.

Ада всеми силами пыталась изгнать идею Генриха из своей головы, но та не желала уходить. Мозг, отчаянно ищущий выход из положения, обращался к ней раз за разом. Реальность начинала рассыпаться. Сальникова списывала все на смертельную усталость. На ней был весь Бастион, целиком. Все живые, болеющие и даже мертвые, которых уже некуда складировать. Госпиталь напоминал помесь психиатрического отделения для буйных и скотобойни. Ада не могла себя заставить пойти туда, у нее не было сил поддерживать людей, ведущих безнадежную битву с эпидемией.

Налив стакан холодной воды, Ада осушила его. Потом взгляд ее упал на бумаги, лежащие на столе. В этом кабинете она провела все последнее время. Это был ее боевой пост, с которого председатель ОК руководила убежищем… вместо того, чтобы побыть последние часы с мужем и дочерью… Потерев лицо, женщина резко встала. Голова закружилась, ей пришлось схватиться за край стола. Сухой смешок вырвался из горла. Как забавно! Она до сих пор не заболела, не чувствует ничего, кроме самой банальной усталости, однако, похоже, именно усталость сведет ее в могилу. Столь же надежно, как вирус убивает других.

Поверхность.

Ада с трудом представляла себе, что там происходит. Никогда там не была. Воображение рисовало орды кровожадных чудовищ, которые только и ждут, когда люди покинут свою нору. Может быть, эти твари и послали вирус, надеясь выкурить добычу. Кто может поручиться, что они этого не делали?

Ада открыла дверь и вышла в коридор. В нем никого не было. Пустота пугала. В дальнем конце мигала лампа.

Сальникова постояла, ежась от холода, бегающего по коже под одеждой. Бастион превращался в мир призраков, мир, постепенно переходящий под власть мертвых. Выжившие сойдут с ума и, в конце концов, присоединяться к ним. А Остров Ломоносова… Да просто миф, ничего не значащая сказка для дураков. Иллюзия… Даже если рейдеры доберутся до места, нет никаких гарантий, что островитяне не подстроили им ловушку.

Внезапно сообразив, что разговаривает сама с собой, Тильда испугалась и дала себе сильную пощечину. Боль подействовала, взгляд слегка прояснился. Вторая пощечина почти вернул ее в норму.

"В ситуации, когда все остальные способы спасения не сработали, разве самый невероятный, нереальный, опасный не становится единственным?" — подумала Ада.

Если она примет такое решение, умирающие получат возможность перед смертью увидеть настоящее небо. Вероятно, это не так уж мало в их положении. И для нее. Для нее это тоже будет не так мало.

Думая о муже и дочери, она выскочила из лифта, перенесшего ее на жилой уровень номер три, и побежала в сторону своей квартиры. По пути ей никто не встретился, но через несколько метров Ада остановилась.

Одна из дверей была открыта, и в проеме, в глубине комнаты виднелось неподвижное тело. Тильда сразу узнала своего соседа, работавшего в Технадзоре. Он был мертв. На ковровом покрытии темнело пятно крови. Импульсный пистолет лежал в полуметре от трупа.

"Его сын умер сегодня утром, — вспомнила Ада. — Жена, сестра и дядя вчера вечером".

Она поправила локон, выбившийся из прически. Мысли текли отстраненно. Смерть стала привычной.

Сальникова постояла и двинулась дальше, однако путь до дверей своей квартиры показался ей не менее трудным, чем до Острова Ломоносова. И не четыреста километров, а четыреста тысяч! У самого порога ей сделалось дурно. Она оперлась о стену обеими руками, ожидая, когда затмение пройдет. После этого собралась и позвонила, надеясь, что найдется, кому открыть. Почти минуту ждала, а потом увидела перед собой бледного мужа. От него резко пахло потом, трехдневная щетина усеяла втянувшиеся щеки.

Их глаза встретились.

— Мира спит, — сказал он шепотом. — Упрямее ребенка ни у кого нет. Я только и делал, что охранял вход. Мира хотела помогать тебе!..

Ада рассмеялась, стараясь, чтобы было как можно тише, но потом плотина прорвалась. Сдерживаться и дальше просто не могла. Сальникова плакала, вцепившись в потную мужнину рубашку и плотно уперевшись лбом в его грудь.

Те минуты она запомнила плохо. Сознание — в прямом смысле слова — вернулось к ней спустя почти полчаса. Оглядевшись, женщина поняла, что сидит за кухонным столом со стаканом воды в руке, а муж стоит напротив, сунув руки в карманы.

Им нечего было друг другу сказать. Все последнее время они только и ждали появления характерных симптомов.

— Пойду, посмотрю на Миру. — Ада встала и отправилась в спальню. Ее квартира была такой же огромной, как все остальные в этом секторе. Президентский люкс. Сейчас он казался холодным, словно пещера. Холодным и чужим.

Мире было одиннадцать лет, и она еще сохранила детскую способность засыпать мгновенно и спать глубоко, невзирая на все потрясения.

Войдя в спальню и не включая света, Ада постояла. Глаза привыкли, и женщина разглядела силуэт девочки. Как всегда, она сбросила одеяло, запнула его к спинке кровати и раскинула ноги. Сальникова подошла, укрыла дочь и проверила температуру. Девочка была здорова.

В дверном проеме возник силуэт мужа. Ада некоторое время постояла, рассматривая спящую дочь, а потом, развернувшись, резко вышла.

— Тебе надо поесть, — сказал муж. — Поспать. Ты хоть представляешь, на кого ты похожа?

Ада провела по заложенному носу рукой. Она была не в том состоянии, чтобы выслушивать дельные советы.

— Я собираюсь сделать объявление. — Женщина взяла мужа за обе руки, подвела к столу и посадила напротив себя. Со стороны они напоминали пару на первом свидании, где более решительная дама признается кавалеру в любви.

— Ну. Какое? — отозвался Эрик.

— Я… хочу выйти на поверхность… Возможно, там мы сможем что-то сделать…

— Что?

Ада склонила голову. Озвученная, навязчивая идея выглядела хуже некуда.

Был момент, когда казалось, надо отступить, забыть, отказаться, превратив все в шутку, но… Ада вдохнула воздух, выдохнула и повторила. Тверже.

— Я собираюсь объявить, что мы выходим. Может быть, это не остановит эпидемию, но, по крайней мере, пусть люди увидят небо. Не так уж и мало, верно? Небо. Вживую. Не через видеокамеры и записи.

— Понимаю, — сказал Эрик. Его глаза блестели в полумраке. — Я согласен. Я хотел бы увидеть небо. Да. Тут повсюду пахнет кровью. Внизу, в Госпитале, груды трупов. А если прислушаться, можно услышать крики тех, кто еще жив. Они доходят через воздуховоды. Я не могу их слушать. Мне кажется, что когда я открою дверь квартиры, за ней окажется толпа окровавленных мертвецов.

Ада сжала его пальцы, дрожь в которых Эрик унять не мог.

— Понимаю, это только воображение…

— Бастион превращается в громадный склеп. Поэтому я и хочу уйти. Допустим, в результате останется кучка выживших. Смогут ли они жить в убежище? Не знаю. Я просто не знаю. А наверху, может быть, все по-другому. Мы приспособимся. Начнем сначала. Если закончится эпидемия, у нас будет шанс.

— А сколько выживших?

— Точно не помню. Сводки приходить перестали. Думаю, в Научном Корпусе все плохо… Думать боюсь. Но в последнем донесении говорилось о двадцати. Они пришли с симптомами, но не заболели.

— Это лишь те, кто обратился, — сказал Эрик.

— Да. Вероятно, некоторые скрываются. Мне докладывали о людях, которые просто забаррикадировались в своих квартирах. Их надо вытащить оттуда.

— Ты видела соседа?

— Да… Не хочу, чтобы оставшиеся просто совершили массовое самоубийство. Им нужна надежда.

— А караван? А белая плесень?

— Не знаю, Эрик. Думаю, они не верят. Я сама не верю. Остров Ломоносова — всего-навсего утопия.

— Тогда выход на поверхность — весьма неплохо. — Эрик улыбнулся. — Не теряй времени. Ты должна собрать всех, кто еще жив.

Ада кивнула.

— Там опасно… наверху… Состав атмосферы на уровне, который был на Земле десятки тысяч лет назад. Она куда чище, чем в технологическую эпоху. И если бы не плесень…

— Но поблизости ее нет.

— Ветер в любую минуту принесет споры или пыль мертвых мицелий.

— Можно найти место, где дуть будет не так сильно.

Ада подняла на мужа глаза.

— Но что мы будем делать там? Если выжившие не погибнут, в конце концов?..

— Ты заглядываешь слишком далеко вперед. Решай проблемы по мере поступления. Вспомни, кто ты. Ада Сальникова. Фактически единовластный правитель Бастиона.

— Я этой власти не хочу!

— Больше некому. Вспомни Генерала. Это единственный пример, на который мы все можем равняться, — пожал плечами Эрик.

Нечто подобное Ада сама говорила не раз, и сейчас это показалось ей глупым. Разве она может хоть в чем-то походить на Генерала? Или кто-либо еще в убежище? Однако Эрик прав. Людям нужна надежда, которая бы их объединила. Идея, способная уберечь их от отчаяния.

Поверхность.

То, о чем бастионцы мечтали шестьдесят лет.

— Хорошо. Я пойду. Время не ждет.

— Я с тобой.

— Ты останешься с Мирой, пока я вас не вызову! — Ада сильно сжала мужнину руку. Эрик больше не возразил ни слова. — Может возникнуть толчея и неразбериха. Я представить даже себе этого не могу. Жди сигнала.

Эрик кивнул. Она как всегда абсолютно права. Муж Ады Сальниковой может помочь лишь тем, что не станет вмешиваться и давать советы.

Она оставила его, сходила в ванную, тщательно умылась, переоделась в легкую броню, которая была куда практичнее ее делового костюма. Эрик все же заставил ее перехватить кусок-другой. Ада испытывала отвращение к еде, однако решила не тратить силы на препирательства.

Через пять минут, навестив спящую дочь, женщина вышла из квартиры. Она возвращалась в офис, чтобы запустить механизм великого бегства. В архивах до сих пор существовали разработанные еще Генералом инструкции на случай массового выхода колонистов на поверхность. В те времена люди еще надеялись, что плесень здесь ненадолго и долгое время сидели на чемоданах. Ждали сигнала. Они ошиблись. Генерал ошибся. Он так и умер, сожалея, что оказался слабее своего главного врага — инопланетной заразы. Инструкции эти Ада не читала, но они хранились в ее компьютере, в засекреченной директории, куда имел доступ только председатель Объединенного Комитета.

Что ж, подумала Ада, поднимаясь на лифте. Пришло время посмотреть, какие рекомендации оставил нам Генерал.

Нужные файлы оказались на месте. Ничего, правда, особенного в них не было. Генерал мыслил примерно в том же ключе, что и она сама, и ее схема мало отличалась от официально утвержденной.

Ада вызвала Александра Рогов, оставшегося замещать Генриха Буланова на посту и. о. директора Научного Корпуса. Ответил он не сразу, дав повод Сальниковой вообразить, что сейчас кто-то другой сообщит, что Рогов скончался.

— Слушаю1

— Можешь подняться ко мне?

— Я… слишком занят… — невнятно ответил Рогов.

— Срочно! Кстати, ты здоров?

— Спасибо, что поинтересовалась. Здоров. Но лучше бы… Что за дело? — Голос Александра выдавал человека до крайности уставшего.

— Помнишь, Буланов предлагал выйти на поверхность?

— Ну.

— Я намерена объявить… выход.

— Что?

— Мы выходим. С этой минуты объявлю мобилизацию. Действуем по секретному протоколу 1-А. Я объявлю по радио.

— Ты с ума сошла?

— Нет. Не отговаривай. Как дела в Госпитале?

— Плохо. Вакцина-замедлитель перестала действовать. Вирус адаптировался. Но, в целом, больных стало поступать меньше. Слушай, Ада, зачем выходить?

— Люди отчаялись. Им нужна надежда. Мы возьмем с собой тех, кто еще не умер. Пускай увидят солнце.

— Но белая плесень! Экспедиция! — почти жалобно простонал Рогов, и женщина представила его потное полное лицо с толстыми губами.

— Ал, они не успеют. Нет шансов. Но мы еще можем драться. Если выбирать медленное гниение здесь, или смерть под небом, я выбираю второе.

Рогов молчал долго. Аде даже показалось, что он плачет.

— Все правильно. Да. Согласен. Что… — Ученый шумно сглотнул. — Что мне делать?

— На тебе эвакуация всех подразделений Научного Корпуса. Смотри протокол. Сначала люди, потом оборудование. Я пришлю тебе бойцов из Службы Безопасности, они обеспечат порядок.

— Понял.

— Общий сбор на Центральной Площади. Для выноса больных в состоянии средней тяжести используй весь транспорт, который можешь найти, Ал. Ходячие пусть двигаются сами. Если сомневаешься, брать что-то с собой или нет, лучше не бери. На край случай, мы вернемся за чем-то позже. Главное, выволочь на поверхность людей и быстро развернуть полевой госпиталь и боксы. Да! И больных на всякий случай придержи где-нибудь подальше. Сначала пойдут здоровые. Боюсь, как бы не возникло паники.

— Понимаю…

Ада говорила еще какое-то время, и Рогов соглашался, тщательно записывая рекомендации, по пунктам, не смотря на то, что мог просто заглянуть в нужный файл.

Работа закипела. Работа, отвлекающая от мыслей о самом страшном, придающая смысл происходящему. Ал ухватился за нее, словно утопающий за соломинку. Он поблагодарил Сальникову на прощание, с таким облегчением в голосе, будто она была врачом, развеявшим подозрения в страшном диагнозе.

Почти полминуты Ада разглядывала противоположную стену, на которой висело изображение зеленого ландшафта. Старое, не голографическое. Пологие холмы, покрытые сочной травой, редкие деревца, голубое небо и ослепительно белые облака.

Интересно, а наверху сейчас так же? Насколько изменился мир? Ада подавила паническое желание связаться с Алом и дать отбой. Страх пришел и ушел, оставив неприятное царапающее чувство. Она справилась. Теперь, в любом случае, поздно идти на попятный. Кости брошены.

Ада вызвала всех начальников, которые были еще живы и на своих постах.

2

— Как думаешь? Белая плесень существует? — спросила Тина.

— Если нет, то мы просто прожигаем время, — ответил Сергей. — У меня в Бастионе беременная жена, а я тут.

Рейдерша помолчала. Несколько метров в составе цепочки бойцов, прочесывающих развалины городка, они прошли в молчании.

— Я потеряла младшего брата и маму, — сказала девушка.

— Все кого-то потеряли.

Сергей стремился быть как можно дальше от Тины, но она почему-то всегда оказывалась рядом. Словно поставила себе целью заменить балаболку Коренева.

— Я считаю, нет такой плесени, — сказала Тина спустя еще какое-то время.

Сергей тяжело вздохнул.

— Но почему тогда люди с Острова говорили другое?

— Не знаю. Тут, кроме тебя, кажется, никто не верит в него. Ни в него, ни в "белуху".

Рейдер остановился и поставил ногу на обломок стены здания, тень от которого походила на вырезанный из черной бумаги силуэт.

Двадцать минут назад Мих приказал остановиться и прочесать развалины к северу от дороги. Сказал: "Ищите белую плесень. На все про все вам час. Ищите тщательно". Будто бы кто-то из солдат знал, как должна выглядеть эта якобы целебная дрянь. Несмотря на название, она могла быть вовсе и не белой, а, к примеру, светло-желтой. И почему здесь? Полковник не ответил на никем не высказанный вопрос. Ему было, очевидно, глубоко на это наплевать, а нервничал только Генрих Буланов.

Рейдеры выстроились в цепочки и отправились прочесывать городок. Хотя назывался он так, скорее, по привычке, а был, наверное, просто крошечным экопоселением с двумя дюжинами домов в живописной зоне. Когда-то здесь обитали люди достатка чуть выше среднего. У них водились денежки. Смысл денег Сергей понимал не совсем, ведь в Бастионе своей валюты не было, но знал, что старый мир, до Метеорита, целиком зависел от денежной массы. Она была кровью и плотью глобальной экономики, рухнувшей вместе со всей цивилизацией. Сейчас посреди крошечного островка этого мертвого мира бродили рейдеры. Искали панацею от всех бед. Вещь, которая успела обрасти легендами.

В самом деле, если есть "желтуха", запросто решившая все продовольственные проблемы Бастиона, почему не быть чему-то, что делает человека бессмертным? Черная плесень убивает, желтая кормит, белая дарует жизнь. Все просто.

Верил ли Сергей в ее существование? И да, и нет. Где-то она и была, росла в тени, не попадаясь никому на глаза. Почему нет? Но вряд ли в ней есть какие-то особые свойства. Сергей больше думал о лекарстве, которое обещали островитяне. Пермь в его воображении представала благословенным краем, где люди построили новый мир и продвинулись куда дальше бастионцев. С вирусами они расправляются на раз. Средство есть, реальное, несомненное — так почему же Мих отправил их сюда, когда дорога каждая секунда?

Сергей злился, но, как все эсбэшники, не забывал, что такое приказ. Не задал свой вопрос сразу, подожди удобного случая. Повернуть сейчас назад и взять полковника за грудки представлялось просто нелепым.

А тут еще Тина. У этой девчонки водилась привычка лезть под кожу, задавать вопросы, которые выводили Сергея из себя. Угораздило его встать в цепочку рядом с ней.

Другие рейдеры, вошли в полуразрушенные здания, покрытые серо-черными слоями плесени и скрылись из вида.

Сергей огляделся, вспоминая рейд в Лабиринт, когда из-под "чернухи" вылезли живые мертвецы. Повторения не хотелось.

— Я верю в Остров, — сказал Сергей, видя, что Тина до сих пор ожидает реакции. — Есть еще вопросы?

Тина стояла, склонив голову. Словно не расслышала, занятая собственными мыслями. Рейдер хлопнул себя по бедру, уверенный, что девчонка издевается, но та вдруг подняла руку, указывая куда-то за его спину.

— Может быть, у него найдутся?..

Сергей развернулся на сто восемьдесят градусов, вскидывая штурмовку и выискивая цель. Заметил он ее не сразу, а когда его взгляд все же зацепился за объект, то у рейдера по спине побежали мурашки.

Угол дома была разрушен, балки и стены упали, образовав кучу лома, у подножия которого, из норы, выглядывало чье-то лицо. У него были большие глаза, на щеках сажа.

— Ребенок? — воскликнул Сергей.

Тина подошла, готовая в случае чего открыть огонь. Иногда бродяги применяли тактику ловушки — оставляли на виду у рейдеров то, мимо чего они не могли пройти, а потом нападали всем скопом. В том числе, приманкой смогли быть и дети.

Рейдерша проверила показатели сканера биоактивности.

— Он здесь один. Остальные — наши.

Сергей держал пристально рассматривавшее его лицо через прицел.

— Что будем делать?

— Сообщим Миху.

На первый взгляд, лицо принадлежало мальчику-подростку, но с таким же успехом это могла быть женщина, девочка и даже старушка. У людей, живущих в диких условиях долгие годы, различия часто стираются. Все они постепенно становятся просто животными, потерявшими все цивилизационные навыки. Сергей видел подобное. Немутировавшие одичавшие люди жили стаями, словно древние обезьяны. Они не говорили, не пользовались предметами обихода, не стригли волос, не носили одежды. В Екатеринбурге в некоторых районах их довольно много, особенно у Исети, у воды. Дикие живут там на громадных корявых деревьях и питаются их плодами.

Тина выключила рацию, и только тогда Сергей оторвался от созерцания чужого лица. Человек смотрел на них, не моргая. Его тело пряталось в какой-то узкой расщелине, отлично замаскированное от постороннего глаза.

Но почему он не убежал? Обычная реакция диких именно такая. Обнаруженные, они предпочитают ретираду, если находятся в явном меньшинстве.

Тина включила внешний микрофон и сделала один осторожный шаг в сторону странного существа.

— Что сказал Мих?

— На рожон не лезть, сказал.

— И все?

— Да, — кивнула Тина, делая еще один шаг к торчащему из обломков лицу.

— Смотри, тут полно "чернухи", а на него она не действует.

— И "краснухи", — добавила девушка.

Сергей посмотрел по сторонам. Рейдеры, рьяно исполняющие приказ, прочесывали развалины в отдалении от них. По принципу — раньше начнем, раньше закончим. Только Сергей и Тина застряли на улице, обретя внезапно такую странную компанию.

Существо подпустило девушку еще на шаг, после чего начало двигаться.

Лицо втянулось в расщелину, пошевелив камни, присыпанные бетонной крошкой и блямбами расплавленного пластика. И исчезло.

— Стой! Не надо нас бояться! — воскликнула Тина, устремляясь за мальчиком.

— Подожди… — сказал Сергей, протягивая руку, чтобы схватить девушку за плечо, но та выскользнула.

Секунду назад его настигло странное тревожное чувство. Заскребло в центре груди и принялось жечь. В мозгу запульсировало: "Стой! Опасно!"

Этот призрачный голос не раз спасал Сергею жизнь, так что не прислушиваться к нему у него оснований не было.

Рейдер решительно шагнул к Тине, догнал ее и схватил за локоть.

— Не надо. Неизвестно, что это…

— Ребенок, дурень ты этакий!

Сергей поднял голову к небу. Так и хотелось сказать: "Ну баба и есть баба!"

Но тут голова существа снова появилась в поле зрения, чуть дальше. Она поднялась из-за кучи мусора, по-прежнему разглядывая рейдеров и немного подергиваясь.

Тина устремилась за ней, ступила на кучу, заскользила.

— Мих сказал, не лезть на рожон, — напомнил Сергей, — ты нарушаешь приказ!

Девушка продолжала карабкаться на кучу строительного лома. Голова "ребенка" торчала по другую ее сторону. Голова эта Сергею не нравилась все больше. Неестественная какая-то, неживая, что ли. Словно…

Рейдер поднял руку, чтобы свериться со сканером, встроенным в панель на левом предплечье, но тут куча мусора вспучивалась. Тина покачнулась. Загудели отваливающиеся в сторону куски кладки, зашуршал мелкий песок и гравий.

Тина опрокинулась все-таки навзничь и упала на спину, переворачиваясь. Сергей бросился к ней, но смотрел не на девушку, а на голову "чудо-ребенка". Она повисла в воздухе, на высоте метров двух… нет, не повисла. Она просто венчала длинную суставчатую конечность, которая… Сергей быстро подхватил Тину из мышки, вздернул, помогая встать на ноги, и тут куча мусора взорвалась, выпуская на волю давно поджидавшее в засаде существо. Мутанта, которого Сергей никогда не видел и, как выяснилось позже, никто в отряде до того, даже Мих.

Мутант походил на паука, скорпиона и еще невесть на кого. Издали вроде бы даже кентавр, потому что из его передней части высовывалось нечто похожее на человеческое тело. Голова же была приманкой, именно для человека и выросла вполне себе настоящая, только вот ребенку, конечно, не принадлежала.

Сергей читал, что раньше в океане водились такие хищные рыбы. У них на усике висел огонек, привлекающий мелких рыбешек. В темноте они подплывали, привлеченные им и тут же оказывались в зубастой пасти. На этот раз эволюция выбросила похожий фортель. Рыбками, отреагировавшими на огонек, стали два рейдера.

Сергей успел отпрыгнуть от здоровенного костяного лезвия, ударившего в землю рядом с ним. Толкнул Тину, а сам выпустил в тварь очередь из штурмовки. Через секунду девушка уже стреляла из-за его спины, тесня четырех метровую тварь внутрь развалин дома.

Мутант не сдавался и не думал убегать, даже насквозь издырявленный в передней части. Атака его просто разъярила. Размахивая верхними конечностями, похожими на громадные тесаки, монстра бросился на наглую добычу.

Рейдеры разбежались в разные стороны. Тина выстрелила из подствольника тяжелой бронебойной дробью, после чего с воем и криком тварь осела на левый бок. Одна из шести ног отвалилась, а из культи брызнула красно-коричневая кровь. Сергей прицелился. Его короткая очередь снесла чудовищу верхнюю часть истинной головы, из которой торчали громадные сложные мандибулы. Мутант заметался, врезаясь в развалины своим громадным чешуйчатым телом и поднимая облака пыли.

— Бежим!

Убедившись, что Тина не собирается геройствовать и отстаивать право на собственное мнение, он помчался следом за ней.

Подкрепления не было. Словно рейдеры, обшаривающие руины буквально в двух шагах от них, до сих пор не сообразили, что происходит.

Сергей и Тина пробежали уже метров пятнадцать, когда поняли, что мутант не намерен отказывать от своих планов. Перебирая оставшимися ногами, он бросился следом. Фальшивая голова-манок раскачивалась в воздухе, словно воздушный шарик, и, казалось, торжествующе ухмылялась.

На ходу Тина швырнула через плечо осколочную гранату. Та взорвалась точно под брюхом твари, выворотив часть внутренностей.

Мутант на время остановился, но вскоре продолжил путь, отчаянно хромая и оставляя за собой кровавую полосу.

Его все-таки уничтожили. Для разнообразия Мих решил вмешаться и организовал правильную травлю. Чудовище окружили со всех сторон в тот момент, когда Сергей и Тина достигли перекрестка, в центре которого навсегда замер насквозь проржавевший грузовик, чья кабина напоминала череп с одним большим глазом.

Рейдеры юркнули под защиту грязного остова и открыли огонь. Но, по большому счету, их пули уже не могли существенно изменить положение. Мутанту пришел конец. Покачиваясь на оставшихся трех конечностях, он ударился о стену двухэтажного здания на углу. Та рухнула, подняв столб пыли. На мгновение она спрятала чудовище, точно ширма, но мутант все же выскочил на перекресток в последнем яростном рывке.

Его тело превратили в кровавое месиво. Оно дергалось еще минут пять, молотя по земле конечностями-ножами, а рейдеры стояли вокруг него кругом и наблюдали.

Сергей мысленно поставил себе еще одну зарубку. Встречи с неизвестными науке мутантами всегда поднимают рейдера в собственных глазах. Это престижно. Некоторые на своей броне даже звездочки ставят. С одной стороны — уничтоженные редкие объекты, на другой — встречи с ними же, но без убийства. Сергей и Тина имели право отметить этот случай, но рейдер даже не думал об этом. Его привлекла дыра в том месте, где обрушилась свернутая чудовищем часть стены. Рейдер подошел к ней, осторожно взобрался на кучу мусора и, целясь, посветил внутрь подвала.

Там были кости. Целые скелеты, не успевшие рассыпаться, а также те, что не выдержали спора с земным притяжением. Поверх них печально и устало скалились черепушки.

Сергей повел лучом в сторону. Людей в подвале было не меньше полусотни, хотя по костям судить трудно. С ними были вещи, чемоданы, сумки, почти полностью сгнившие. От луча фонарик в миг во все стороны брызнули толпы каких-то насекомых. Сергея передернуло от омерзения. Эти твари ползали всюду и, возможно, они виноваты в том, что кости словно кто-то тщательно выварил, полностью лишив плоти.

Пока рейдеры разбирались с мутантом, подошла Тина.

— Умерли все сразу, — сказала она, будто Сергей интересовался ее мнением. — Но там "чернухи" нет.

Рейдер продолжал разглядывать останки, ясно представляя себе, что творится в Бастионе. Очень скоро убежище превратится вот в такой вот подвал, наполненный костями. Когда плоть сгниет, превратившись в пыль, когда пролетят десятилетия и даже насекомым бункеры будут не интересны, Бастион станет подобен этому месту.

Внешний микрофон отлично улавливал шуршание ног миллионов насекомых в пыльной мертвой темноте.

Сергей отвернулся, решив присоединиться к остальным.

Возбуждение боя проходило, оставляя знакомое чувство сухого потрескивания в нервных окончаниях. Мих медлил, словно специально поставил себе целью потрепать своим бойцам нервы. Полковник стоял в стороне и по укоренившейся уже привычке спорил с Булановым. Да эти двое просто доводили друг друга до белого каления! Мих ругался на чем свет стоит, абсолютно наплевав на окружающих, однако ботаник, похоже, и бровью не вел.

Генрих махал руками, показывая в разные стороны. Сергей понял — он хочет, чтобы рейдеры закончили прочесывание городка. Высокоученый маньяк намеревался отыскать здесь белую плесень. Которой не было.

Рейдеры ждали последнего слова Миха. Под шлемом его лица никто не видел, но без труда любой мог вообразить эту гримасу.

— Цепью! Расстояние в пять метров! До конца поселка и обратно! Глядеть в оба! В темпе!

Рейдеры издали единодушный стон.

Генрих Буланов, уткнув руки в бока, наблюдал за ними. Казалось, с удовольствием. Полковник, матерясь в три этажа, направился к ближайшему броненосцу.

— Человеческая голова как приманка, — сказала, прервав тишину, пять минут спустя Тина. — Это же надо. Про таких монстров у нас никто не слышал.

Сергей молчал, смирившись с судьбой. Если этой надоеде надо обязательно с кем-то трепаться, пусть треплется. Добром все равно не отстанет ведь.

На этот раз рейдеры были куда более осторожны. Цель была плотнее и позволяла видеть каждого по обе стороны от себя.

Тина рассуждала про особенности мутаций. На курсах — казалось, они были много лет назад, — по биологии и "мутантоведению" она слыла отличницей. Сергей думал, что ей надо было стать умником. Сейчас бы изучала своих любимых тварей под руководством Буланова или еще кого. Впрочем, нет. Сейчас Тина вкалывала бы в Госпитале, среди истекающих кровью приговоренных к смерти вирусом людей.

Сергей чуть прибавил шаг.

Прочесывать городок они закончили почти через полчаса. Еще полчаса минус.

Нашли два похожих убежища, где все были мертвы, несколько мест, где мутанты явно пировали живыми людьми, и всякий хлам.

Никакой белой плесени.

Раздраженный Мих скомандовал немедленный отход. Он спорил с ученым, что здесь ничего нет и, конечно, оказался прав.

3

Караван выехал на трассу и безуспешно попытался взять разгон. Время летело как бешеное. День катился к вечеру, а у рейдеров был, что называется, ни у шубы рукав. Вспомнив это старое выражение, один из бойцов весьма точно охарактеризовал ситуацию. В фургоне экипажа два смеялись, но не очень весело.

Трасса была почти под завязку забита брошенным транспортом. Громадные фуры и упавшие ховеры словно кто-то нарочно громоздил на пути каравана. Плесень, словно издеваясь, демонстрировала людям свои горбы на остовах машин. Достигали они высоты пятнадцати метров и в сумерках выглядели зловеще.

Света стало меньше — тучи заволокли почти все небо. Мир казался уныло-блеклым, депрессивным. В какой-то момент Сергей понял, что не может смотреть на него и отвернулся от амбразуры. А еще с тревогой он думал о подступающей ночи. Конечно, путь они продолжат и после захода солнца, но ведь ночь куда опаснее дня. Имеет ли смысл рисковать?

Некоторое время говорили о новой буре. Кто-то настаивал, что она случится обязательно, другие опровергали. Спор был вялым. Только чтобы убить время. Многие рейдеры просто спали, не обращая ни на что внимания. Сергей попробовал последовать их примеру, но не смог. Едва он закрывал глаза, как перед ними появлялась Лика. Была ли она призраком, неизвестно. Может быть, вирус сделал свое дело, убив ее вместе с ребенком, а может, это лишь воображение.

Караван приостановился, чтобы обогнуть очередной затор, в котором не было никакого просвета.

Почва под колесами броненосцев была влажной и податливой. Заболоченный участок тянулся, словно нарочно, метров на пятьсот и местами переходил в самое настоящее болото. Машины с мощными движками и колесами были на грани увязания. Водители старались, как могли, двигаясь безо всяких ориентиров и каждую секунду рискуя встать намертво.

Рейдеры, каждый по-своему, просчитывали варианты выхода и долгой прогулки по топи. Перспективы не радовали. Рядом был лес, где могли обитать зверюшки куда более опасные, чем тот монструозный имитатор в городке.

Вскоре ветер поднялся снова, однако на этот раз был куда слабее. К тому же обошлось без дождя. Пыльный шторм пришел с севера и накрыл караван, словно чтобы еще раз испытать решимость путников.

А потом Сергей ощутил, как в отдалении что-то грохает. Глухие удары об землю порождали протяжное низкочастотное эхо, пронизывающее до самых костей. Можно было представить себе громадный молот, для которого наковальней служила каменистая почва, можно, у кого воображение побогаче, и гигантскую ногу. Других вариантов тоже было немало. Перебирая их в уме, рейдеры угрюмо молчали. Они вслушивались в странный гул, вслушивались со всем вниманием, стараясь определить, не приближается ли он и какого черта все это значит… Проснулись те, кто спал, и по их напряженным позам Сергей понял, насколько испуган сам. Это чувство было знакомо: нечто накатывает, быстро, без предупреждения, и припирает тебя к стенке, не давая вздохнуть… Сергей стиснул штурмовку. Ему представлялось, что он на корабле, идущем вслепую через яростный шторм, и точно знает о приближающемся чудовище.

Первые три машины с трудом выбрались обратно на дорогу. Из-за пыльной бури видимость сильно упала, и броненосцам пришлось ползти со скоростью пешехода.

На время в экипаже два включилась внутренняя связь. Стало слышно, как смачно, от души ругается водитель, сражающийся с дорогой и ветром. Для него это было самое сумасшедшее путешествие, как, впрочем, и для всех остальных.

Подскочил на какой-то кочке, рейдеры схватились за стальные скобы над головами. Дальше машина пошла куда ровнее.

Эхо от ударов чего-то большого об землю стихло. Источник звука исчез.

"Великан ушел по своим делам, — подумал Сергей. — Пока мы его не интересуем…"

Шутка не удалась, и рейдер почувствовал волну колючих мурашек на спине.

Караван полз как черепаха. Атмосферные помехи, не раз фиксируемые с момента выезда из Бастиона, мешали датчикам нормально работать. Сканер так вовсе почти ослеп, поэтому пыльном океане броненосцы двигались исключительно ощупью.

4

Связист был слишком молод для такой работы, но другого просто не нашлось. Девяносто процентов сотрудников Центра Связи подхватили вирус или уже умерли. Остальные уже эвакуировались, захватив с собой большую тележки с хрупким оборудованием. Сейчас они на полпути к поверхности.

По крайней мере, бывшая председатель Объединенного Комитета на это надеялась.

Ада смотрела на парня, он — на нее. Его светлые глаза впитали свет ламп и сделались двумя прозрачными стекляшками, полными страха. На впалых щеках расцвели алые розы.

— Не отвечают? — спросила Сальникова

Она подошла вплотную к терминалу, за которым, скрючившись, сидел единственный оператор.

— Нет. Передачи прекратились. Мы зовем… но…

— Понятно. — Ада стиснула обеими руками край спинки стула. — Значит, Остров молчит. А наши?

— Выходили на связь десять минут назад, — ответил оператор, указывая на голографический экран, на котором мерцали графики и таблицы. — Связь плохая из-за атмосферных помех, но пока слышно… Прошли сто двадцать километров.

— Всего?

— Докладывают, что на трассе много препятствий, завалов из старой техники. Так же их настигла сильная буря. Один из броненосцев потерян. Погибло пятеро.

— Как это произошло?

— Машина провалилась в яму, там грунтовая вода поработала.

— Ясно. Машину нельзя было вытащить?

Связист пожал плечами. Мол, это не в его компетенции.

— Был взрыв. Сдетонировали емкости для огнеметов, которые лежали в кузове.

Тильда устремила взгляд на противоположную стену помещения. Трудно было поверить, что здесь еще недавно кипела жизнь и повсюду стояло оборудование. Больше полувека люди вели отсюда радиопоиск, чтобы… в конце концов, сбежать, не выдержав давления обстоятельств. Вряд ли даже Генерал, слывший крайним пессимистом по части прогнозов, мог предположить, что все придет к такому концу.

Что же дальше? Уверена ли Сальникова в том, что все делает правильно?

Скорее нет, чем да. Но пусть кто-нибудь предложит более разумный вариант.

— Значит, теперь только десять машин, — сказала Ада, обращаясь, скорее, к самой себе.

Ее взгляд обшаривал пустую стену, в которой сохранились отверстия от монтажных крепежей и как попало сдвинутые столы.

— Что еще?

— Группа обследовала один из городков возле дороги.

— Зачем?

— Буланов докладывает, что они искали белую плесень.

— Я должна была догадаться, — мрачно усмехнулась Ада. — Это Буланов. Он не сдается. Готова спорить, Мих придерживается противоположного мнения. Именно полковник на вечеринке главный пессимист.

Парень за терминалом не понимал, о чем она говорит. Его мысли занимало единственное: как побыстрее убраться из этого места, пропитанного запахом трупов. Худые плечи под формой дрожали, и это было видно невооруженным глазом.

— Они не успеют, да? — спросил он, вытирая пот со лба. — Не успеют?

— Не знаю. Шансы есть, — ответила Ада, испытывая отвращение к себе за то, что вынуждена врать. — Если поторопятся.

— А почему Остров не отвечает?

— Ты же сам сказал — в атмосфере помехи. — Она положила руку парнишке на плечо и сильно сжала пальцы. Тот прекратил трястись, хотя и ненадолго.

— Что же нам делать? Если мы умрем на поверхности?

— Здесь у нас куда меньше шансов выжить и куда больше заболеть. Наверху, я уверена, наоборот. Тела начнут разлагаться. Хотя Госпиталь мы закрыли, но… — Мысль о том, что случилось, вдруг со всей очевидностью высветилась у Ады в сознании. Госпиталь, где мертвецы лежат штабелями. Где все залито кровью. Где куски плоти валяются прямо под ногами. Докладывая о том, что эвакуация завершена, врачи сказали, что, закрывая двери, они слышали, как надрывались в криках оставшиеся.

А теперь? Ада представила темные тихие коридоры и помещения. Умерли те, кто перешел в завершающую стадию. Остальных вытащат на поверхность. Для чего же?

Ада поднесла руку к горлу — не хватало воздуха.

— Что? — спросил связист, напуганный внезапным обрывом монолога.

— Вирус по-прежнему в воздухе, — добавила она, выдавив из себя улыбку, а сама думала о том, сколько Бастионцев покончили с собой и сколько умерли, запершись в своих квартирах, решив, что искать помощи бессмысленно. Во время эвакуации в эти часы Службы Безопасности нашла не менее сорока наглухо запертых изнутри апартаментов. Было бы время, Ада бы сверилась со списками проживающих и узнала, кто там, но имело ли это смысле делать сейчас?

Бастион стал громадным кладбищем — ничем это не изменишь.

И если выжившие вернутся, как смогут они очистить убежище от мертвечины? Смогут ли жить с этим?

Ада была уверена, что нет.

— Мы не болеем! — Голос связиста подпрыгивал, как мячик. Председатель подумала, бедняга на грани нервного срыва.

— Верно. Чем же не основание для надежды, да? Мы не носим масок, не чувствуем ухудшения. В конце концов, врачи выделят антитела и — вуаля! — проблема решится.

Их взгляды встретились. Оба чувствовали ложь, но негласно сговорились играть по правилам.

Парень с неохотой кивнул, первым признав, что не против некоторое время потешить себя спасительной ложью.

— Перед тем, как присоединишься к остальным, отошли нашим сообщение, что мы выходим на поверхность. Пускай знают. Мы разобьем лагерь в квадрате десять. Судя по картам Службы Безопасности, там самое лучшее место.

— Сделаю. — Оператор повернулся к терминалу.

Ада заметила, что рисунок графика радиочастот с момента ее здесь появления не изменился. Эфир был мертв.

— И последнее сообщение Острову. Мы идем. Так и скажи. Следующий сеанс связи — с поверхности.

— Сделаю. — Уже тихо.

— Как закончишь, сразу беги.

Ада развернулась и пошла к выходу.

Последняя фаза эвакуации начиналась прямо сейчас.

По другую сторону двери ее ждали трое эсбэшников. Заместитель полковника Миха настоял на том, чтобы теперь Аду всегда сопровождала охрана. На резонный вопрос "Зачем?" капитан Дымов ответил, что времена неспокойные, а она единственный человек, который остался в живых из числа высшего руководящего состава Бастиона. И потом — существуют инструкции на случаи форс-мажора. Составленные и утвержденные еще Генералом. Главное лицо нужно охранять как зеницу ока.

Ада не спорила, однако в обществе трех до зубов вооруженных людей в броне ей становилось не по себе. Из них Сальникова была знакома только с Ликой. В прошлой жизни — примерно, миллион лет назад, Ада и ее мать были коллегами; Комитет Продовольствия… что были за времена!. Ада Сальникова и Амалия Зверева дружили, и Лика тогда была ребенком.

"Да, а теперь этот ребенок — опытный боец! — подумала председатель. — Надеюсь, моя Мира не захочет пойти по жизни со штурмовой винтовкой!"

Эсбэшники стояли неподвижно, готовые выполнить любой приказ. Казалось, усталости они не знали. Много часов они наматывали вместе с Адой по Бастиону, пока она инспектировала те или иные участки, где проходила срочная эвакуация. Убежище тогда напоминало растревоженный термитник. Люди окунулись в работу, которая помогала им забыть об ужасе и отчаянии, но все равно, только абсолютно глухой или слепой не заметил бы, насколько накалена атмосфера. Стоит кому-либо поддаться соблазну обвинить во всем руководство Бастиона, цепная реакция вызовет панику и вспышку безумия.

Ада боялась этого сильнее всего. И поэтому, когда час назад в секторе, где располагались производственные комбинаты, возникла заварушка, она едва не потеряла над собой контроль. Один из дежурных бросился на нее в самый неподходящий момент, когда Ада разговаривала с бледным директором. Тот вяло шамкал губами, докладывая о своих действиях. Сальникова намеревалась перейти к традиционным ободрениям, которыми завершала все подобные разговоры, когда увидела человека в комбинезоне.

Он оторвался от основной группы — последние контейнеры на роботизированных тележках заехали на платформу, чтобы подняться вверх, — и бежал прямо на нее. Ада помнила перекошенный рот и поднятые над головой руки. Но сильнее всего поражал нечеловеческий крик, рвущийся из его горла.

Ада успела лишь зажмуриться, услышав удар, а когда открыла глаза, увидела, что Лика прижимает безумца к полу и заламывает ему руки. "Можете продолжать, председатель", — сказала девушка. Остальные эсбэшники придвинулись поближе.

Лицо техника до сих пор стояла у нее перед глазами. Он потерял всю семью. Не он один. Что будет, если там, на Центральной Площади, случится нечто подобное? К этому моменту группы здоровых уже почти покинули Бастион. Остаются заболевшие на разных стадиях. Некоторые из них вполне способны спровоцировать мясорубку.

В конце концов, Аде удалось взять себя в руки.

Если посмотреть здраво на весь этот дурдом, то дела идут не так уж плохо, решила она. СБ докладывала об отдельных инцидентах, однако, в целом, эвакуация проходила успешно. Сильных сбоев по графику не возникало. Все просто выполняли приказы. Большинство людей превратились в покорную стадо, готовое возложить ответственность на любого, кто выступит добровольцем. Формально, пока Ада в строю, Объединенный Комитет еще работал, значит, ему и карты в руки. Бастионцы готовы были идти куда угодно. Даже на поверхность.

Ада направилась к Центральной Площади.

Кабина лифта медленно ползла вверх, молчаливые фигуры с автоматами стояли рядом с председателем, и вместе они вслушивались в поскрипывание, лязг и гул.

Звуки доносились отовсюду, словно это негодовал сам Бастион. Уровень за уровнем уходили вниз, в основном, пустые — там заканчивали свои дела последние группки сотрудников разных ведомств и отделов. Жилые сектора опустели первыми. Административный во вторую очередь. Комбинаты, мастерские, заводы, фермы и плантации — после них. Ада помнила свое удивление при виде длинной вереницы транспортников, везущих оборудование и контейнеры со всем необходимым. И животных. Коровы, свиньи, козы, овцы — их вели по центральным магистралям Бастиона и загоняли на грузовые платформы, уходящие вверх — голосили на все лады. Людям пришлось тесниться, чтобы пропустить их. Выглядели они куда испуганнее своих хвостатых и рогатых товарищей по несчастью.

Согласно протоколу, последними покинут Бастион техники, работающие в Энергонадзоре. Они должны остановить генераторы, находящиеся на самых нижних уровнях убежища. Останется только работающий в спящем режиме центральный реактор. Его можно будет инициировать в любой момент, чтобы начать все заново. Ну, когда-нибудь.

Когда двери лифта разъехались, Ада увидела пустую Центральную Площадь. Это место строилось по сугубо городским лекалам и, если бы не потолок высоко над головой, можно было подумать, здесь все по-настоящему.

От Площади расходились улицы, дома, занятые, в основном, офисам управленческих ведомств, напоминали старинные банки и магазины. Сама же Центральная использовалась, в основном, для гуляний и отдыха. В центре находилась, запертая в восьмиугольную ограду, рощица самых настоящих лип. За их состоянием и поливом следила особая электронная система.

Сейчас Центральная поражал своим запущенным видом. Отсюда уходили группы бастионцев. По проспекту номер один к одному из крупнейших терминалов. Ада думала застать здесь толпу, но, кроме группки подчиненных, никого не застала. Постояв на платформе лифта, Сальникова все-таки заставила себя сойти с нее.

Откровенно говоря, обстановка ее пугала. Повсюду валялись вещи. Их беженцы хотели взять с собой, но бросили в последний момент. Чемоданы, сумки, детские игрушки, пустые упаковки из-под еды, растения в горшках, даже мебель — все это валялось где ни попадя, словно людям приходилось не просто уходить, а панически бежать. Пятна крови темнели там, где везли заболевших, и тянулись длинной полосой кругляшков, смазанных кое-где чьими-то ботинками. Окна и двери зданий по бокам Центральной не светились, работали лишь несколько фонарей, которые были не в силах бороться с темнотой по периметру площади.

Ада двинулась к центру, где стояла группка ее подчиненных. Это были функционеры из среднего и низшего уровня руководства Комитетов. Они сменили своих умерших начальников, волей-неволей за сутки продвинувшись на самые верхние посты. При обычных обстоятельствах им понадобилось бы много лет, чтобы сделать такую карьеру, к тому же явно не все к этому стремились. Но, как говорится, крутые времена требуют крутых решений. У Ады просто не было выбора.

Исход из Бастиона в ее понимании был куда более катастрофичным и отчаянным, нежели экстренное заселение убежища шестьдесят лет назад. Тогда Генерал привез людей в место со всеми удобствами, максимально защищенное, с отоплением, электричеством и немыслимо комфортными жилищными условиями. А Сальникова уводила беженцев во враждебную среду, в чистое поле, где царствует плесень. О чем же, собственно, она думала, принимая это решение? Одну смерть променяла на другую? Мудро. Что скажут ей колонисты, когда спадет ажиотаж и потребуется взглянуть на вещи трезво? Вряд ли "спасибо".

Стоило ей подойти, как посыпались рапорты. Ада сделала вид, что внимательно слушает, но тщательно пропускала особенно занудные тирады мимо ушей. Неопытные еще управленцы не знали, как эффективно отделять главное от второстепенного и сообщать самую суть.

Получив немалую дозу ненужной информации, Сальникова все-таки поняла главное. Люди и техника эвакуированы и расквартировываются в квадрате десять. СБ обеспечивает безопасность — уже установлен защитный периметр. Плесени поблизости не наблюдается, однако беженцы в масках. Монтируются боксы и полевые госпиталя. Для животных отведен загон.

Ада закрыла глаза.

— Как там… наверху? — прервала она нового главу Комитета Продовольствия. — Погода?..

— Погода?.. — Вопрос застал молодого человека врасплох. — Докладывают, что ветрено, однако осадков нет.

— Хорошо…

Лифты поднимались с самого низа. Один за другим бригады техников покидали свои места. Пробежал испуганный и бледный связист, с которым Ада недавно разговаривала. Он даже не посмотрел в ее сторону и трусил к терминалу, держа под мышкой компьютер.

Ада испытала краткий миг расфокусировки реальности, как часто бывает у сильно уставших людей, и повернулась к группке неофитов. Сейчас она походила на главу ордена, дающую наставления.

— Каждый по своему направлению отвечает за деятельность лагеря. Меня интересует четка и слаженная работа. Первым делом, людей нужно накормить и успокоить. Затем составить подробные списки тех, кто вышел на поверхность, кто умер, кто болеет, кто… покончил с собой. Мне нужна будет вся информация. Так же составить опись всего, что мы вывезли и дать заключение, в каком состоянии наш технопарк. Связь с караваном наладить. Я должна в любой момент иметь возможность говорить с Михом или Булановым. Возобновить посылку сигналов Острову Ломоносова. — Ада посмотрела на женщину, которая теперь отвечала за все, что было связано с информацией и связью. — Передайте, мы просим помощи. Это должен быть не просто сигнал, не просто новости о том, что мы тут загибаемся, а SOS. Если они действительно хотят нам помочь, пусть докажут это…

— Как же они смогут?

— У них есть воздушный транспорт, — сказала Сальникова. — Если не врут, разумеется.

Управленцы молчали. Явно чувствовали себя не в своей тарелке.

Отношение к Острову Ломоносова в Бастионе было неоднозначным. В основном, люди делились на два лагеря, но часто и переходили из одного в другой, становясь то скептиками, то оптимистами. В зависимости от психологического состояния.

Но были и не определившиеся. Как Сальникова, например.

— Кто еще здесь остался? — спросила она, поняв, что комментариев не будет.

— Никого. Последние ушли. Реактор заснул, — ответил глава Комитета Энергетики.

— Тогда нам пора.

Ада снова подумала о запертом Госпитале, и ее передернуло. Сколько там трупов всего, до сих пор никто не знал, но в одном она могла быть уверена — большая часть населения Бастиона.

Уходили в сопровождении зловещей тишины. Темнота смотрела людям в спины, неприветливо, с обещанием дальнейших неприятностей. Обретала глаза и зубы, готовые укусить. Ада ощущала, как по спине бегут мурашки, а волосы на затылке шевелились в самом прямом смысле слова. Она подавила дикое желание обернуться, убедив себя, что сзади никого нет и быть не может. И нечего выдумывать! Это все тот же Бастион, а не замок с привидениями! Мертвецы в запертом Госпитале никогда не встанут, чтобы заняться повседневными делами. Чушь.

Если повезет, то скоро здесь снова появятся люди, и, в конечном итоге, жизнь войдет в прежнюю колею. Ада в это верила.

Что и говорить, с солдатами в сопровождении куда увереннее себя чувствуешь. Ада мысленно похвалила себя за то, что не проявила неуместную в той ситуации твердость характера и не отослала эсбэшников.

Лязг закрывающихся лифтовых дверей вырвал ее из раздумий. Кабина поползла вверх, вздрагивая и слегка раскачиваясь. Поверхность была все ближе. Последний люди, покидающие Бастион, весьма смутно представляли себе, какая она.

Туман

1

Рейдер завтракает, обедает и ужинает внутри броненосца. Так предписано уставом еще со времен образования Службы Безопасности и возникновения подразделений поиска. Командир отдает приказ, после чего двери фургонов тщательно герметизируют, а внутренности продувают, проветривают, обеззараживают особыми аэрозолями. Занимает это обычно минут пятнадцать, в течение которых боец чувствует себя как машина внутри мойки. Шипят эмиттеры, подающие под давлением отраву, убивающую споры плесени и нейтрализующие токсины. Ничего не видно, один туман. В зеленоватом свете, который показывает, что процесс запущен, все кажется нереальным. Этаким сном, порожденным внешними вредными воздействиями.

На этот раз приказ от полковника Миха пришел на отметке в сто сорок километров. Автоматика запустила процедуру — оставалось только ждать.

Тина, сидящая рядом с Сергеем, не преминула заметить, что, думала, их никогда не накормят. Еле сдерживаясь, рейдер проскрипел зубами.

Не понятно почему, но Тина из кожи вон лезет, чтобы показать, какие они друзья. Но Сергей так не думал. И не знал, как правильно оттолкнуть, давая понять, что никакой дружбы и даже просто общения между ними не может быть. Да… Не потому ли, что она напоминала ему Лику? В том-то и дело. Сергей боялся себе признать, однако истина заключалась именно в этом. Каждый раз слыша голос Тины, он видел перед собой жену.

Шипение стихло, и аэрозоль начала оседать. Ее тут же подхватило мощными потоками воздуха и выдуло наружу. Секунда — и рейдеры принялись с ворчанием стаскивать с голов шлемы и бросать их на пол. С полным пренебрежением к тонкой электронике мультивизоров.

Сергей снял свой и аккуратно положил между ног. Очищенный воздух в фургоне пах химией, но этот запах был безопасным, свежим. Разумеется, по части свежести он уступал внешнему, однако точно не нес в себе микроскопической заразы.

Рейдеры доставали коробки с сухим пайком, открывали, хватали завернутые в особую бумагу батончики, изготовленные из комплексной смеси "желтухи" концентратов овощей и мяса, и с жадностью проглатывали целиком. Что-что, а голод никто не отменял. Пусть за бортом мертвая планета, желудку, по большому счету, все едино, если он требует наполнения.

Сергей взял батончик, откусил половину, найдя вкус неплохим (каждый раз почему-то ощущения были разными). Аппетит тут же вспыхнул, словно сверхновая, заставив рейдера заглотить парочку других батончиков.

После этого он остановился, чтобы отдышаться. Следующим блюдом был концентрат-пюре из тюбика. Рыбный. Сергей выдавил себе в рот его целиком. В конце концов, жизнь не так и плоха, если удается набить иной раз брюхо чем-нибудь этаким.

Рейдер вздохнул, испытав прилив оптимизма, и даже посмотрел на Тину. Ее потное лицо со шрамом на подбородке, улыбалось. Рейдеры расслабились, заговорили, обсуждая последние события, но о чем бы ни шла речь, всем хотелось узнать, что происходит дома. Если, конечно, еще что-то происходит.

Сергей облизал губы, взял из коробки фляжку с напитком, напичканным витамина и микроэлементами, и опустошил его. Вкус был апельсиновый. Не очень-то он походил на натуральный, во всяком случае, с настоящими апельсинами, выращиваемыми в Бастионе, не мог сравниться. Но и на том спасибо.

Рейдер закрыл контейнер с пайком. Теперь дело за малым: дождаться перерыва на оправление естественных надобностей. Тоже забота для начальства. "Полевые сортиры", как их называли рейдеры, необходимо было монтировать вне броненосцев, выбирая место побезопаснее. Тоже с продувом и обеззараживанием. Естественно, процедура эта требовала остановки всего каравана и немалого времени на сам процесс. С неизбежными неудобствами во имя безопасности приходилось мириться. Иного способа умники еще не изобрели.

Рейдеры тянули с окончанием обеда, травя бородатые анекдоты и прислушиваясь, не расскажет ли им сержант какую-нибудь потрясающую новость. Например, что чертова плесень найдена, и можно не переться к дьяволу на рога.

Сергей в беседах не участвовал, хотя Тина и пыталась его расшевелить. Рейдер просто откинулся на стенку и сидел с закрытыми глазами.

Тина, вероятно, обидевшись, завела разговор с соседом слева. Тот охотно поддержал ее и даже начал смеяться, хрипло и неприятно. Сергей скривился и повернул голову к амбразуре.

Казалось, они до сих пор топчутся на месте и не отъехали и двадцати километров от Бастиона. Конечно, это было не так, даже ландшафты здесь другие. Плесень поработала над ними. Лес по обеим сторонам трассы так и не вышел за свои старые границы, зато приобрел одежды из наростов "чернухи", выделяющиеся на фоне неба, подобно закопченным руинам погибшего города.

Изменилась сама земля. Она даже не выглядела таковой. При свете заходящего солнца все свободные пространства, какие попадали Сергею в поле зрения, походили на полузасохшую слизь. То и дело огибая новые заторы, которые тянулись иной раз по несколько километров, броненосцы съезжали с трассы и месили колесами эту новую страшную землю.

Сергей представлял себе, как жутко она хлюпает и липнет к покрышкам. Выискивает лазейку в корпусе, мечтая добраться до людей. А скалы? Обросшие плесенью, они, бывало, нависали над трассой, и игра теней оживляла их. Вот-вот, казалось, притаившиеся монстры бросятся в атаку, давя машины громадными ногами. Сергей ощущал себя ребенком, любящим фантазировать на страшные темы. Словно ему семь лет, и боится он темных углов в большой полупустой квартире.

— Кажется, остановка, — сказала Тина, первая уловившая изменения в ритме хода машины.

Рейдеры раздраженно забубнили. "Этого не хватало. Опять!" — сказал кто-то.

Броненосец в самом деле встал, бойцы приникли к амбразурам.

Сергей пытался хоть что-то рассмотреть, но понял, что бесполезно. Караван угодил в туман. Вероятно, тот самый, который описывал Игорь.

— Теперь точно пописать не дадут, — заметила Тина.

Рейдер уставился на нее в оба глаза.

— Слушай, ты неужели ни о чем другом думать не можешь?

Девушка захохотал, не обращая внимания на косые взгляды.

— Слышал о психологической защите? — отозвалась она, широко улыбаясь. — Я постоянно думаю о своих, которые умерли. Я думаю о своих. А еще о том, что хочу в сортир!

Сергей отвернулся. Если долго смотреть Тине в глаза, можно, увидеть то, что действительно она стремится спрятать от других.

Не сразу он понял, что происходит.

— Туман! Туман! — заговорили бойцы СБ, тщетно пытаясь разглядеть подробности в пелене, окружающей броненосец.

И тут, словно пришло время все объяснить, щелкнуло внутреннее радио, и послышался голос Крумина. У сержанта было, что сообщить.

2

— Этого я и боялся, — сказал Генрих Буланов, наблюдавший, как стена розоватого тумана медленно наползает на броненосец.

Ученый устало потер глаза и повернулся к полковнику.

— Тот самый? — скривился тот. — В котором живут всякие там мутанты?

— Не верите? Случай на распределительной станции был документально зафиксирован.

— К дьяволу! — Полковник пожал плечами. Да верил, почему же нет. Только, если честно, он был сыт по горло всем этим аномальным дерьмом. И все оно — редко встречающееся, уникальное, может, единственное на Земле, — почему-то собралось в одном месте, как раз по маршруту каравана.

Какого хрена вообще все это значит?

Мих считал, что вполне заслужил право задать себе этот вопрос. Впервые за многие годы службы полковник почувствовал, что готов потерять контроль над собой. Не бывало такого раньше даже в самых патовых ситуациях. Даже, когда его группа попадала в окружение толпы зомби или других милых пасынков плесени. Всегда удавалось найти какой-нибудь выход — на худой конец, прорваться силой, утопив неприятеля в крови. А тут? Аномальный туман, густой, как сметана, а в нем, если судить по отчетам одного-единственного рейда, который с ним столкнулся, живут жуткие монстры. В том числе, огромные.

— Что на сканерах?

— Не берет, — ответил Генрих, указывая на голограмму. — Не больше трех метров, и то прерывается.

— Да раньше мы с любым туманом справлялись! — прошипел вояка.

— Ну, этот необычный. Что-то генерирует помехи на широком диапазоне частот.

Генрих в страхе покосился на мир за лобовым стеклом. Точнее, мира там уже не было. Густая вата тумана накрыла собой машину и, очевидно, продолжила ползти дальше, пожирая одну машину за другой.

— И каков вердикт? — спросил полковник, наблюдавший за реакцией ученого. — Времени у нас по-прежнему нет.

— Ехать. Есть другие предложения? — спросил тот, пытаясь что-нибудь разглядеть. — Пулеметчики пусть держат ухо востро. А я переведу канал от внешних микрофонов на их шлемы. Может быть, мы сможем услышать тварей, если они появятся.

— Валяй. Ты рулишь, — сказал Мих, откидываясь на спинку кресла.

Буланов не снизошел до ответа. Его трясло. От страха. Ему требовалось приложить немало усилий, чтобы подавить немыслимое в иных ситуациях безумное желание выскочить из броненосца и помчаться куда глаза глядят.

Вскоре караван возобновил продвижение. Ехать приходилось буквально вслепую, полагаясь лишь на водительскую интуицию и слабые, еле читаемые показания внешних сканеров. Самая высокая скорость, которую рейдеры могли себе позволить, это семь километров в час. Генрих утирал пот со лба. В какой-то момент у него перехватило дыхание, и сердце подпрыгнуло, как мяч. Из тумана прямо перед носом вездехода появилось большое черное пятна. Казалось, сейчас раскроется громадная пасть, утыканная зубами… но это был только покосившийся остов грузовика, чья передняя часть впечаталась в бок легковушки. Обе машины застыли в вечном объятии, облепленные шишками плесени. Броненосец начал объезжать препятствие справа. Включил фары. Противотуманные, от которых, как тут же выяснилось, не было никакого толка.

— Дерьмо, — выругался Мих, который, видимо, на них очень надеялся.

Прошло минут пятнадцать. Пробка тянулась и тянулась, но до сих пор в ней с приятной регулярностью попадались просветы, в которые можно было проехать. В этом, впрочем, и был риск. Уткнувшись в глухой тупик, каравану выбраться из него будет ох как непросто. Разворот исключен — надо будет давать задний ход, сделав на этот раз головной машиной замыкающую. Генрих не представлял себе подобный кошмар. Одна ошибка при отступлении повлечет за собой хаос. А еще туман. Он может вовсе не растаять и не отдрейфовать в сторону, а так и остаться здесь, наглухо запечатав транспорт рейдеров в ловушке из металлолома.

"И хорошо, если обойдется без…" — успел подумать ученый и вздрогнул, услышав, как плюется статическими разрядами радиостанция.

На связь пытался выйти Бастион.

— …дела… вас… поверхность… ряю…

Мих и Буланов вслушивались в звуки, вылетающие из микрофона.

— Что за ахинея? — спросил полковник недовольно.

Ученый поднял руку.

— Поверхность… шли… в… минут… — Доклад продолжался, но большая часть звуков тонула в розовом тумане. — …агерь… ждать… ета… ец… связи…

— Конец связи, — машинально перевел Генрих.

— Поверхность. Два раза повторилось.

— Да.

Мих подумал.

— Так они выходят?

Ученый кивнул.

— Кажется, так.

— Рехнулись! Точно рехнулись!

— Почему же? Думаю, они правы…

— Опять двадцать пять! Разве им будет лучше там, где летают споры?

— Может быть. И прекратите истерику, Мих! Возьмите себя в руки, в конце концов!

— Я спокоен. — Тон эсбэшник был угрожающим.

— Знаете, мне тоже все это не нравится. Я боюсь! Да! Но я понимаю, что если расклеюсь, мне конец. И если бы только мне!

Мих пристально посмотрел на него, прищурившись.

— Дожил… ботаник мне лекции читает…

— Не принимайте на свой счет, — огрызнулся Генрих. — Лично я бы предпочел сейчас сидеть в лаборатории и протирать штаны в свое удовольствие. А я с вами тут сижу, так что имейте совесть и уважение.

Полковник расхохотался, привлекая внимание стрелка и водителя. Солдаты молча переглянулись. Буланов удивленно поднял брови.

— Умеешь выражаться, — сказал полковник, ухмыляясь. — Да, да, верно. Вояка ноет, а ботан храбрится. Считаю это ненормальной ситуацией, и обещаю исправиться. — Он снова запрокинул голову и захохотал.

— Договорились.

Дальнейшая его реплика так и канула в лету, потому что в тот же миг по крыше броненосца что-то стукнуло, а потом к лобовому стеклу прилипла какая-то дрянь. В прямом смысле слова — дрянь. Громадная сопля красноватого оттенка, которую некто швырнул небрежно, не целясь, но угодил точно.

— Твою мать! — выдохнул Мих.

Броненосец остановился, когда водитель ударил по тормозам. Полковник тоже среагировал неплохо и немедленно проорал другим экипажам, чтобы прекратили продвижение.

Караван снова встал — Генрих успел подумать, что на этот раз, возможно, навсегда.

В тот же миг на лобовом стекле грязи прибавилось. Громадная гусеница, склизкая, цвета корицы ударилась в него, приземлившись откуда-то сверху, съехала на капот и принялась извиваться. Мих выругался. Генрих почувствовал, что столбенеет. Тварь дергалась, словно опарыш в гниющем трупе и скреблась крошечными лапками о прочный металл.

Ученый услышал чей-то голос, сообщивший стрелку, чтобы тот был готов. Кто это? Буланов огляделся. Оказалось, это он сам, на миг просто раздвоившийся на две независимые личности. Одна до сих пор сидела в ступоре, пораженная ужасом, вторая решила попробовать себя в роли командира.

— Все экипажам, приготовиться к бою, возможно нападение…

Посыпались вопросы, но ученый отключился.

— Еще одна, — сказал Мих, глазами-дырами взирая на то, как черви-гусеницы падают на машину. Вскоре их посыпался целый град. Они ударялись о крышу броненосца, скатывались с нее, пытались зацепиться. Некоторым это удавалось. Выделяя какую-то омерзительную секрецию, "опарыши" ползали в поисках добычи. Могли они учуять, что внутри находятся люди? Вполне. Буланов, во всяком случае, ничуть бы не удивился.

Он посмотрел на сканер. В той зоне, какую он был способен охватить внутри розового тумана, копошились только черви, никого более крупного. Впрочем, это ни о чем не говорило. Крупный зверь мог быть чуть дальше. Откуда-то ведь падали этим слизистые красавчики.

Бомбардировка броненосца продолжалась еще какое-то время. Командиры других экипажей доложили, что у них то же самое. Ждали приказа.

— Если приблизится что-то большое и недружелюбное, стреляйте, — сказал Мих. Разнесите парочку тварей.

Что он мог еще посоветовать? Попробовать наладить контакт?

Водитель включил дворники. Большинство червей уже скатились с капота сами, других сбросило. Слизь размазалась по стеклу еще больше, но струйки чистящей жидкости сделали свое дело. Видимость улучшилась, хотя смотреть было особенно не на что.

Долгое время ничего не появлялось. Караван осторожно тронулся, давя колесами громадных гусениц. Внешние микрофоны частично уловили последовавшее за этим странное оживление. Звуки, приглушенные туманом, доносились отовсюду. Появились неясные тени, словно какие-то, весьма немаленькие, твари приближались и быстро отходили назад, проверяя реакцию чужаков. Может быть, принюхивались.

— Ну, есть какие-нибудь мысли? — спросил Мих, у которого вошло в привычку советоваться с Генрихом по "научным" вопросам. На этот раз полковник не лукавил и не отпускал шпильку. Ему хотелось знать.

Ученый поглядел на сканер.

— Никаких мыслей. Таких животных до Метеорита на Земле не было.

— А насчет тумана и почему эти твари в нем обитают?

— Может, это вовсе и не туман. Аэрозольное облако, какой-нибудь газ…

— Метеорит виноват? — спросил Мих.

Буланов повернулся к нему.

— Ну, я подумал, что если эта хреновина, которая свалилась на Рим, принесла с собой не только плесень. А, допустим, зародыши каких-то тварей. Другой фауны. А теперь она размножилась и хозяйничает на планете в свое удовольствие, — сказал вояка.

— Да. Теоретически… Но почему мы раньше с таким не сталкивались?

— Тигры.

Генрих помотал головой.

— В смысле?

— Насколько я помню, до Метеорита тигры жили только в Азии и на Дальнем Востоке. В Латинской Америке не водились, так?

— Так.

— Ну так считай, что мы из Латинской Америки, а приехали в Азию. В гости к тиграм. — Мих криво усмехнулся. — А еще в Азии водятся слоны. Они большие.

— Да… — протянул Генрих, которому понадобилась целая минута, чтобы прийти в себя. Профессиональный солдафон образно и четко выразил свою мысль, чего Буланов уж никак не мог ожидать.

Но ведь все правильно! Ареалы обитания у видов разные, и даже если они соседствуют, то могут быть четко разграниченными.

Просто, как все гениальное. Не стоило забывать, что Земля изменилась. Теперь это другая планета и мерить ее старыми мерками было бы глупостью. Эти чудовища снаружи вполне могли быть привнесенными извне, как плесень. Кто знает, что происходило на континентах в эти полвека с лишним? Бастионцы обследовали лишь малую часть прилегающей к убежищу территории, собрались крохи знаний, а сколько всего находится за пределом "зеленой" зоны? Рейдеры могли убедиться, что неисследованные земли отнюдь не пустынны. Тут существуют аномалии, погода ведет себя непредсказуемо. Тут на каждом шагу встречаются монстры, которые не приснятся и в кошмаре. Но, самое главное (и ученый был уверен) — червяки на лобовом стекле и гулкие удары об землю, туман и тени лишь капля в море. А само море — впереди.

От этой мысли начинало жечь под ложечкой.

Кто поручится, что этот туман по площади не сопоставим со Средиземным морем? Может, занимает он все пространство отсюда до Балтики, и нигде нет просвета, и всюду внутри него бродят неизвестные твари.

Караван полз не быстрее черепахи, старательно огибая мертвые машины. Свет фар высвечивал "опарышей". Они были повсюду, копошились, ползали друг по другу, словно сражались за лишний глоток воздуха. Они были отвратительными, и Буланов чувствовал ком в горле.

Новые сюрпризы не заставили себя долго ждать. Прямо из-за перевернутой, разломившейся пополам фуры вдруг выскочило нечто вроде стрекозы. У чудовища были крылья, размах которых достигал метров четырех, голова с двумя глазами над мощным челюстным аппаратом, и куча ног. Стрелок не успел вовремя взять монстра на прицел. Тот прыгнул, пронеся тело по воздуху, и врезался в лобовое стекло броненосца. Все, кто был в кабине, закричали. Машина ощутимо качнулась, а летайка сделала попытку прогрызть стекло.

— Вне поля зрения, — доложил стрелок. — Она слишком близко.

— Спокойно, мужик, — отозвался полковник. — Твою ж…

Псевдострекоза дернулась, ударила по капоту чем-то вроде хвоста, состоящего из множества сегментов, и взмыла вверх. Генрих решил, что она шлепнется на крышу, но удара не последовало.

— Смотри, — прошептал полковник, указывая вперед.

Вокруг броненосца скользили тени каких-то созданий. В некоторых угадывались собратья стрекозы, другие были меньшего размера и более пузатые. Были и те, кто ходил по земле, причем размера оказывался немаленького. Нечто, по прикидкам ученого, ростом не меньше пятнадцати метров, прошло прямо перед броненосцем, ненароком ударило груду металлолома одной из ног и скрылось.

Генрих был близок к панике, точно так же, как не так давно полковник. Оставаясь внутри машин, люди были в безопасности, если речь шла об "опарышах" и стрекозах, но как быть с этими громадами? Что с ними прикажете делать? Ученый зажмурился на пару мгновений.

Внешние микрофоны передавали далеко не полную картину, но, судя по звукам, в тумане таился целый мир. И чем дальше продвигался караван, тем плотность местной фауны возрастала. Рейдеры видели целую колонну тварей величиной с кошку, которая пересекала дорогу, спеша по своим делам.

"Жуки! Они похожи на жуков, чью родословную основательно перетряхнули множественные мутации!" — подумал Буланов.

Парад жуков закончился, сменившись толпой низкорослых, похожих на людей-карликов существ с хоботками вместо носа и громадными влажными глазами. Словно слепые, они медленно передвигались впереди и по бокам ползущих машин. Их вялые руки словно что-то искали, а маленькие рты открывались, выдавая почти птичьи трели.

— Что это за гадость! — простонал Мих, но Генрих не ответил. Ему самому хватало впечатлений. Он видел куда больше, чем хотел бы.

Жуткий парад чудовищ, которые словно сбежались сюда не просто со всего континента, а повыскакивали из чьих-то кошмаров, "радовал" все новыми персонажами.

Карлики, хоть и производили впечатление слепышей, под колеса не лезли. Зато туда устремились "страусы", как про себя окрестил Буланов существ с тонкими длинными ногами и шеей? Эти монстры шли толпой, но не разбирали дороги, словно потеряли по пути своего лидера. Броненосец наезжал на них, давил, корежил, но им было нипочем. А потом снова пришла давешняя громадина, ударила то ли лапой, то ли хвостом и исчезла в тумане. На ее место пришли стрекозы, только куда более крупные и уродливые. Они появлялись в пятне света от фар, хватали страусов и карликов и уносили прочь. Некоторые разрывали добычу прямо здесь.

— Кончится это когда-нибудь? — ни к кому не обращаясь, спросил Буланов. Он был бы рад не смотреть и не видеть этого странного монструозного пиршества, но направить взгляд больше было просто некуда.

— Стрелять? — спросил стрелок, еле сдерживая дрожь в голосе.

Мих очнулся, не сразу поняв вопроса. Солдат повторил свой вопрос, сжимая обеими руками манипулятор, которым можно было управлять орудием на крыше.

— Нет, — ответил полковник. — Кто их знает… вдруг стрельба привлечет еще кого-нибудь. Может быть, тех, больших.

"Черт, и верно! — подумал ученый, отчаянно борясь с паникой. Секунду назад из тумана высунулась, словно проверить, что тут есть интересного, громадная жабья голова с выпученными глазищами, каждый из которых был размером с футбольный мяч. Впрочем, эта "красота" тут же пропала, заставив Буланова размышлять на тему, что случилось бы, заинтересуйся она броненосцем.

Однако все, что они видели и с чем сталкивались, померкло по сравнению с тем, что произошло потом.

— Прошли сто тридцать пять, — заявил полковник. — Мы не успеваем…

— И так… — отозвался ученый.

Словно загипнотизированный, он смотрел в туман и в чудовищ, которые то возникали, то исчезали из вида. Движение вокруг машины не прекращалось ни на минуту. Время от времени что-то кричало, выло и издавало рык, потрясающий саму почву. Пробка к этому времени рассосалась, попадался на дороге лишь мелкий мусор, который даже не требовалось объезжать.

Мих велел водителю чуток прибавить газу, но ускориться больше, чем на двенадцать километров они не могли. Слишком опасно. В любой момент из тумана могла появиться какая-нибудь тварь. Если они врежутся в громадину, пиши пропало. Основная масса мелких и средних чудовищ куда-то подевалась. Исчезли даже те слизистые извивающиеся "опарыши". Мих назвал их личинками.

Катастрофа случилась через двадцать минут. Караван шел в тумане, казалось поглотившем весь мир без остатка. Дорога вела в никуда через царство чуждой жизни, в котором человек места уже не было. Бастион не отвечал. Остров Ломоносова словно бы вовсе никогда не существовал.

Генрих то и дело начинал бороться со сканерами, пытаясь заставить их работать как следует, но бросал это занятие. Ловил себя на мысли, что погружается в тяжелый сонный ступор. Его сознание пыталось закуклиться, спрятавшись от внешнего мира. Буланов знал — его силы на пределе.

— Вода! — сказал водитель, первым заметивший, куда въезжает броненосец.

Буланов и Мих оживились. Новая напасть, по крайней мере, сулила хоть какую-нибудь перемену обстановки.

Караван остановился в очередной раз. Передние колеса броненосца стояли в воде. Возможно, это была всего лишь большая лужа, собравшаяся в том месте, где участок трассы просел. Но с таким же успехом впереди могло быть и немаленькое озеро. Или даже чертово море.

Мих велел водителю проехать еще немного вперед. Тот выполнил приказ. Появился четкий уклон, и колеса ушли в грязную воду больше, чем наполовину.

— Тут не проехать, — заключил Генрих. — Ничего не видно. Ночь наступает.

Подползающая темнота в самом деле усугубила положение. Теперь казалось, броненосец окружает темное непроницаемое облако. Свет фар не в состоянии был с ним бороться.

Мих открыл рот, чтобы в очередной раз выругаться, но тут землю неподалеку от машины потряс мощный удар. Броненосец подпрыгнул и закачался. Второй удар последовал через секунду. Полковнику он напомнил взрыв тяжелой бомбы, Генрих же ничего сказать не мог. В голову ему лез исполинский молоток из твердой резины, бьющий по твердой земле.

— Что…

Бах! Бах! Бах! Ударило трижды. Броненосец подкинуло, едва не перевернув.

— Мы уже это слышали, но вдали, а теперь… — Ученый вцепился в скобу над свой головой. — Думал, нам повезет не встретить это…

Чудовища они так и не увидели. Возможно, его потревожил свет фар, возможно, гул моторов. Оно, разумеется, никак не пояснило своих действий. Откуда-то справа возникла громадная тень. Сгустившись, превратилась в огромную, нереально огромную лапу, которая ударила перед самым носом машины и промяла почву. Фонтаны грязной воды взметнулись и окатили броненосец. Генрих закрыл уши руками — крик чудовища рвал барабанные перепонки и словно стремился разорвать мозг. Мих повалился набок, стукнувшись головой о переборку.

Стрелок выстрелил, выпустив очередь по ноге, и разорвав толстую морщинистую кожу, покрытую ромбовидными чешуйками. После этого машину одним ударом подняло в воздух, перевернуло в обратном сальто и бросило на экипаж два, стоящий позади.

Головной вездеход воткнулся ему в крышу, соскользнул, обрушиваясь на бетон. Все, что помнил Генрих из тех жутких минут, это как в краткий миг обрел способность парить над креслом, после чего его шарахнуло по голове. Но он не отключился, хотя боль была адская (надо было все же надеть шлем). Его швырнуло вперед, раздался хруст, капот смялся, несмотря на то, что был бронированный, и закрыл собой половину лобового стекла. Затем Генрих смутно помнил, как перевернулся мир. Словно планета сорвалась со своего места и упала на что-то твердое.

На время он все же потерял сознание, как раз в тот миг, когда громадная лапа ударила по второму броненосцу, задев и первый и снова отправив полет. Выныривая на поверхность сознания, Буланов чувствовал, что кровь залила ему лицо, а сам он висит, пристегнутый к креслу ремнями, и не может двигаться.

Поблизости кто-то кричал — пронзительно, высоко, как женщина. "Неужели это Мих?" — подумал ученый, поднося руку к лицу. Что-то случилось с носом. Сначала он решил, что его нет, но понял, что тот просто съехал набок от удара. Возможно, о компьютер. Черт! Боль была дикая. Генрих заорал, понимая, что машина снова взмывает в воздух и с хрустом и грохотом падает на трассу.

Что-то надавило на кабину, та начала сминаться, стекло лопнуло, брызгая осколками, часть которых попала Генриху в лицо. Чудовище ревело и бесновалось, его голос то отдалялся, то приближался, чтобы отвесить броненосцу еще один хороший пинок. Буланов инстинктивно попытался расстегнуть ремни и выбраться наружу, но не успел. Фургон опять отшвырнуло в сторону, он шлепнулся в грязную воду и начал тонуть.

Генрих скорее ощутил, чем увидел, как в изуродованную кабину вламывается мутная волна. В следующий миг она накрыла его, отбирая дыхание, проникая в рот и свернутый нос. Ученый забился, словно бабочка в паутине. Ремни не хотели отцепляться. Вода прибывала. Буланов сделал последний рывок, полагая, что освободился, и нащупал скобу, которая раньше была на потолке кабины. Скоба оторвалась, оставшись в его руке. Генрих уставился на нее, но увидел лишь темноту, озвученную бурлящей водой.

В этот миг лежащий на крыше измятый фургон пополз вниз по илистому дну затопленной впадины. Генрих закричал. Только на это ему и хватило воздуха.

Дорога

1

Нередко Сергей мысленно репетировал свою смерть, перебирал варианты строил предположения, как закончится его жизнь. Для любого солдата, воина, который посвятил себя защите невинных (именно таким себя видел рейдер), гибель в бою куда предпочтительнее теплой постели.

Сергей страшился перспективы пролежать несколько лет, мучаясь от тяжелой болезни, и умереть, не поставив жирной точки. Такую точку зрения разделяли все эсбэшники. Для них служба была не просто профессией. Каждый тешил себя мыслью, что в этом его предназначение. Ты силен, ловок, смел — так почему не стать элитой? С этой точки зрения отец Сергея умер замечательной смертью. Повзрослев, рейдер стал даже завидовать ему. В анналах Службы Безопасности он навсегда остался героем, спасшим людей и уничтожившим в одиночку одну из самых опасных тварей.

Впрочем, тела отца Сергей так и не увидел. Позже рейдеры ездили на то место, но, разумеется, ничего не нашли, кроме сломанной штурмовки. Мертвый "сатир" лежал там, где сдох, однако труп офицера СБ исчез, став добычей падальщиков.

Себе Сергей желал погибнуть так же. Пусть убьет его не "сатир", не другой мутант, но чтобы не зря, не напрасно, чтобы другие увидели и оценили. Чтобы помнили. И пусть Лика посмеивается над его этими мальчишескими желаниями, пусть называет ребенком. Сергей считал себя правым, а насчет везения, то эту тему старался обходить. Рейдер не застрахован от случайностей. Шансов снискать себе глупую славу взамен героической никак не меньше. Больше всего боялся Сергей именно такого исхода для себя. Свалиться, например, в какую-нибудь шахту во время прочесывания подземелья, попасть под падающее здание, утонуть или сгореть так же, как те парни, что оказались в эпицентре взрыва броненосца. Или еще каким-нибудь диким дурацким способом из миллиона возможных.

Об этом думал рейдер, улавливая сквозь фильтры запах влажной земли. Мысль пришла, по-хозяйски огляделась, и не спеша отправилась обратно, оставив в голове звенящую пустоту. Под сводом черепа потрескивало, будто от электрических разрядов.

"Не хочу умирать… не хочу умирать… мне рано… Не хочу…"

Долгое время Сергей просто лежал на животе, уткнувшись лицевой стороной шлема в грязь. Чья-то рука легла на него макушку, и, странно, он это почувствовал.

Рейдер открыл глаза, не увидев ничего. Визоры были замазаны грязью.

Но система вентиляции шлема работала исправно.

— Просыпайся, соня, — сказала Лика. — Просыпайся.

— А! — Сергей очнулся, дернул головой, ощутив волну боли, доходящую до макушки. — Лика…

Попытки перевернуться на бок не удались. Сергею почудилось, что на нем что-то лежит. Медленно-медленно он снова поднял голову и посмотрел налево. Пришлось убрать ком грязи, чтобы хоть что-то увидеть.

Кусок обшивки, кем-то отодранный от борта вездехода, лежал на его спине. Сергей вздрогнул, поднял руку и протер визоры. Мир стал куда более чистым, но все равно далеким от идеального. И все же ему Сергей увидел край обшивки, похожий на кусок картона, разорванного руками человека. Обшивки, которую не брали даже пули пулемета-пятидесятки.

Рейдер какое-то время смотрел на это, а потом уронил голову и позвал:

— Лика.

Ее рядом не было. Вообще не могло здесь быть.

Сергей это понимал, однако где-то в сознании остался протест.

Неужели реальность не могла измениться?

Нет.

Сергей оттолкнулся обеими руками от влажной земли, по сути, просто грязи, и попробовал подняться. Обшивка сползла с него, тихо прошелестев. Сжимая зубы, Сергей сел на пятую точку. Должно быть, во время происшествия он заработал еще одно сотрясение мозга вдобавок к первому, отсюда и тошнота, расфокусированное зрение и цветные точки перед глазами. В затылке тупо ныло.

Оглядевшись, Сергей принялся яростно тереть поверхность выпуклых линз. Ему надо было знать, что происходит вокруг, во всех деталях. Черт побери! Происходило здесь, в самом деле, нечто необычное. В двух словах — открылся взгляду рейдера полный разгром. Тотальный. Какого отродясь Служба Безопасности, воевавшая когда-то с бандами неплохо вооруженных мародеров большой численности не знала.

Сергей тупо хлопал глазами и водил головой, очень надеясь, что видит галлюцинацию. Ничего подобного. Все было слишком реально.

Очнулся Сергей в стороне от дороги, примерно в пяти метрах от кромки скоростной трассы. Тут почти не было плесени, и на свободных участках росла самая обыкновенная зеленая трава. Справа от рейдера лежал труп без головы. Броня, оружие через плечо на ремне, только без шлема и его содержимого. Кровь напитала землю возле округлых наплечников. Сергей созерцал труп не больше пяти секунд, после чего переключил внимание на ходовую часть броненосца, которая лежала у края дороги слева от него. Выдранная, что называется, с мясом.

Сергей не понимал, как такое вообще возможно.

На дороге, ближе к краю рейдер заметил и один из броненосцев. Машина была раздавлена, словно картонная коробка. Под давлением она настолько изменила форму, что трудно было понять, где там и что. Толщина этого металлического блина не превышала полуметра.

Сергей запнулся, с трудом сохранил равновесие, пошел дальше. Он не помнил, с какого момента его память задраила люки. Последнее четкое воспоминание было связано с мрачной шуточкой Тины, что твари, наконец, решили поближе познакомиться с новичками. Новички — это, конечно, они, рейдеры, вторгшиеся не на свою территорию.

Бойцы сидели в напряжении, раздумывая, каким может быть следующий приказ. Даже самые отчаянные головы надеялись, что Мих не погонит их наружу, где толпами рыщут мутанты всех мастей, все как на подбор красавцы, от вида которых хочется блевать. Особенно эти — громадины. Их и разглядеть-то толком было невозможно. Когда по земле снова стал колотить незримый молот, Сергей понял, что явился старый знакомый топотун. И тут же Тина выдала свою дурацкую шутку…

— Теперь они хотят познакомиться с нами поближе. Мы тут новички. — Ее голос прозвенел истерикой. Рейдерша оглядела фургон и прибавила: — У кого есть базука, чтобы завалить этого большого парня?..

Страх Сергея сменился злостью, даже яростью. Собираясь ответить чем-нибудь хлестким, что заткнуло бы этой идиотке рот, он услышал грохот. Чьи-то громадные конечности проламывали и давили почву. А потом лязг и хруст. Слева. В той стороне находилась головная машина каравана, командирский броненосец.

Рейдеры замерли, а через секунду на крышу их вездехода что-то упало. Машина накренилась, вздрогнула, как человек, заработавший нежданную оплеуху. Сергей помнил, что попытался за что-то схватиться. Его бросило вперед, и он упал на колени между рядами скамей, вмонтированных в борта.

Дальше…

По небольшому уклону Сергей вскарабкался на бетон. Замер, покачиваясь, у края трассы, и только тогда ему открылась полная картина.

На дороге и по обеим сторонам от нее лежали разбитые вдребезги вездеходы. Некоторые были так же раздавлены громадными ногами, в лепешку, над другими тот же самый деятель поработал зубами и руками, словно стремился добраться до содержимого фургонов. Сверхпрочная броня оказалась для чудовища не прочнее бумаги, и ее обрывки валялись повсюду вперемежку с превращенным в труху оборудованием, боеприпасами и другими вещами.

Разумеется, здесь же были и рейдеры. Трупы усеяли все вокруг. Целых тел было мало. В основной своей массе их просто разорвало и изжевало. В иных случаях от людей остались лишь кости, а некоторых тварь пыталась выковырять из брони, но бросила это занятие на полдороге. Кровь, внутренности, части тел повсюду. Порывы ветра мотали в разные стороны шлейф черного дыма, шедшего от одной из вывернутых наизнанку машин.

— Эй, кто живой?

Сергей двинулся к центру дороги, переключив внимание на яму, оставшуюся от чудовища. Сюда оно наступило своей лапой. И не только сюда. Такие ямы, похожие на воронки от взрывов, только со следами когтей, были повсюду. Рейдер остановился и посмотрел в южном направлении. Именно туда, к темной массе мутировавшего уродливого леса и ушел монстр, когда вволю нарезвился.

— Эй!

Сергей ощутил головокружение и со всего маха сел на потрескавшийся грязный бетон. Дышать было трудно. Рейдер сидел некоторое время, не шевелясь и слушая, как бухает сердце. Паника то подходила, то отступала в холодную тьму. Так не может быть! Просто не может!

Сергей ударил кулаком по куску обшивки, лежащей рядом. До конца еще далеко! Половина пути не пройдена! Так быть не может!

Сергей слушал свой пронзительный рев и даже словно видел себя со стороны. Галлюцинация была яркой, давала возможность разглядеть себя во всех деталях.

"Разве это я? Что здесь произошло?"

Будто он не знал и не понимал. Не хотел знать и понимать…

Что это и есть конец.

Сергей встал и решительно направился к ближайшему вездеходу, напоминающему не просто раздавленного, а растертого подошвой ботинка жука.

Конец? Конец будет, когда экспедиция достигнет Острова Ломоносова. Не раньше. Приказ никто не отменял, поэтому Сергей обязан выполнять свою работу. Даже если умрет.

Следующие несколько минут он не помнил.

2

Живых не было. По крайней мере, из тех, кого Сергей нашел. Естественно, обращал он внимание на целые тела, а, убедившись, что перед ним очередной мертвец, отволакивал в сторону и складывал в ряд.

Пока он этим занимался, странные уродливые птицы кружили над головой, а потом приземлились и стали наблюдать с возвышения. Впрочем, какие птицы? У них щупальца вместо клюва и рога на голове. Твари словно о чем-то переговаривались низкими воркующими голосами. Лужин погрозил им кулаком.

Вдруг осознав, чем занимается, Сергей моргнул, обливаясь потом, и посмотрел по сторонам. Десять трупов растянулись у его ног. Пытаясь вспомнить, сколько всего бойцов осталось в строю после первой катастрофы со взрывом, он ничего не добился. Мысли путались. В горле стоял ком тошноты, а в желудке вертелось что-то отвратительно-холодное.

— Тина!

Разве он надеялся, что девушка откликнется? Или Игорь, лежавший без руки в вездеходе экипажа четыре? Или, может, полковник Мих, чью верхнюю половину Сергей нашел три минуты назад. Шлем с большой головы командира сорвало вместе со скальпом, но лицо сохранилось. Удивленное до крайности. О чем думал Мих в последнюю минут? Пытался ли сражаться? Но что можно сделать мутанту, оставляющему такие следы?

Сергей отнес останки командира остальным. Ногами, вероятно, займется позже.

Рейдер доковылял до края расплющенного вездехода и сел передохнуть. Летающие уродцы подобрались ближе, привлекаемые запахом крови.

— Пошли вон! — Сергей швырнул в них куском обшивки. Падальщики прыснули в разные стороны, неуклюже прыгая по земле, но тут же снова сбились в кучку. Их красные глаза внимательно смотрели на Сергея.

Рейдер выругался и поднял с земли штурмовую винтовку. Прицелившись, он дал очередь, которая разорвала на мелкие части троих мутантов. Обрызганные кровью и потрохами собратьев, падальщики разлетелись. Их голоса были омерзительными. Покружив над местом, залитым свежей кровью, они спустились и начали пожирать то, что осталось от убитых.

Сергей отвернулся. Посидев еще немного, он снова взялся за работу, не совсем, впрочем, понимая, для чего возится с трупами. Мертвым ведь уже все равно, а он тратит силы.

Сергей выбросил посторонние голоса из головы и отправился к лежащему в воде головному вездеходу, из которого вышвырнуло Миха.

Трассу перегораживал участок просевшей почвы, заполненный водой. Сколько здесь существовало это озеро, никто, конечно, не знал, но казалось оно не так уж и глубоким. Если бы не туман, проехать по нему вполне было можно. На другом берегу водоема трасса продолжалась и была, насколько мог судить Сергей со своей точки обзора, вполне приличной сохранности. Да, как всегда, — "если бы". Если бы рейдеры так не спешили, если бы не было тумана, если чудовище не вздумало так некстати выйти из себя и вспомнить об элементарном голоде… Если бы не вирус… Кто остался в живых в Бастионе? Те, кто не подхватил болезнь сразу и считался иммунным, может, все-таки сдались и сейчас доживают последние часы? Сергей надеялся, что в таком случае эти часы не растянутся для них до бесконечности. Или — может быть, у Лики хватит сил не ждать, а воспользоваться оружием…

Сергей полагал, лучшего варианта нет. Пуля оборвет жизнь быстро. И ее, и ребенка. И его, если он отважится… Рейдер вошел в грязную воду по колено и долго смотрел на раздавленный броненосец. Его передняя часть превратилась в месиво из металла и пластика. Из него до сих пор сочилась кровь. Фургон, в котором сидели рейдеры, тоже смяло, и оттуда не доносилось ни звука.

Сергей прикинул — он не мог открыть двери, их заклинило намертво. Да и зачем? Там все мертвы. Кто не погиб от ударов, тот, скорее всего, захлебнулся.

Он поднял винтовку и принялся ее рассматривать, словно впервые видел. Если приставить ее дуло к мягкому месту под нижней челюстью, пуля разнесет голову, вытянув заодно и мозг. Умрешь, даже не поняв, как это случилось. Или к виску. Или к глазу. Результат схожий. Надо только снять шлем. Всего лишь.

Сергей посмотрел на разбитый броненосец, а потом… услышал чей-то стон. Доносился он из расплющенной кабины головной машины. Кажется.

Рейдер усилил чувствительность внешнего микрофона, встроенного в шлем. Стон повторился. Лужин закинул штурмовку на плечо и бросился, поднимая брызги, к машине.

— Кто тут? Живые есть?

Кабина оказалась почти вся затоплена и доступ в нее открывался только со стороны правой дверцы. Между водой и краем смятого оконного проема была щель величиной сантиметров тридцать пять. Сергей заглянул в нее. Генрих Буланов висел, запутавшись правой рукой в пристяжном ремне. Его голова была покрыта коркой крови, опухла с одной стороны, так, что ученого узнать было нельзя. Но он до сих пор жил — именно благодаря ремню, который не дал его голове соскользнуть в воду, где находилось тело.

— Вы живы? — спросил Сергей.

Буланов открыл правый глаз. Левая часть лица превратилась в сплошную гематому. Нос расплющился.

Но не это поразило и испугало рейдера. У ученого не было маски.

— Как видишь… — пробормотал тот, еле двигая спекшимися от кровавой корки губами.

— Вы… вы… Где ваша маска?

— Думаю, она мне не нужна.

— В воздухе может быть плесень.

Генрих удивленно воззрился на Сергея здоровым глазом.

— Может быть плесень, ты сказал?.. Плесень? — Он рассмеялся каркающим смехом, словно агонизирующая ворона. — А то я не знаю… — Смех перешел в истерический хохот, длившийся до тех пор, пока его не прервал кашель. Генрих задыхался и хрипел, но ему удалось справиться с приступом. — К дьяволу плесень, брат солдат. Ты не представляешь, как сладок этот воздух. Ты представляешь себе, что значит чувствовать ветер на лице? Даже тот, который с трудом задувает сюда и несет вонь гнилой воды? Нет. А запахи! Их десятки, сотни. Я даже не знал, что мой нос способен на такое. Я их чувствую! — Буланов расплакался.

— Я вас вытащу! — сказал Сергей.

— Сделай одолжение.

Рейдер полез внутрь, боясь, что ему не хватит места, чтобы протиснуться через оконный проем, но оказалось, что под водой его было достаточно.

— У вас что-нибудь сломано, как думаете? — спросил Сергей, стоя скрючившись рядом с бедолагой.

— Не имею понятия. Ног почти не чувствую, но это из-за холодной воды. Боли как таковой нет. Мне повезло — ремень до сих пор держит. Иначе бы давно…

Вынув из бедренного отсека брони вибронож, Сергей перерезал ремень, опутавший правую руку ученого, и тот окунулся в мутную жижу с головой. Рейдер подхватил его и стал протискиваться наружу спиной вперед.

Там, где было дно "озера", ноги скользили на грязи и иле.

— Ты видел полковника? Нашел его?

— Да. Миха разорвало пополам.

— О… А… кто-нибудь еще?

— Не знаю, — ответил Сергей. — Я добрался не до всех. Как раз думал застрелиться, а тут услышал ваш стон. Эй! Вы чего?

Генрих содрогался все телом. Сергей испугался, что это конвульсии, однако расслабился, услышав характерное для истерического смеха похрюкивание.

— Смешно? — осведомился он.

— Еще бы. Слышал бы ты себя! — Ученый загоготал во весь рот. — "Как раз думал застрелиться"!.. А тут я такой!..

Сергей вытащил ученого из машины и все так же, отступая, добрался до края воды, а там, не в силах сдерживаться, повалился на бетон. Он хохотал как безумный, катаясь, молотя кулаками и поднимая грязные брызги. Рядом, опершись на локоть, лежал и тоненько подвывал умник. Сергей точно знал, что никогда в жизни еще не испытывал ничего похожего. Смех и ужас, слезы и хохот, все одновременно. Из носа и глаз текло, и это было не очень хорошо для человека в шлеме, но Сергею было начихать. Что-то черное, смердящее выливалось из него, копившееся годами дерьмо — и рейдер не хотел мешать процессу. До чего же хорошо! Не только смерть, оказывается, несет освобождение. Сергей бы раньше посмеялся над этим утверждением. Да и сейчас тоже — хотя бы потому, что, казалось, остановиться было невозможно.

Рано или поздно, впрочем, реальность берет свое. Сергей ощутил, что задыхается. Проклятый шлем в прямом смысле душил его, словно громадная змея, обвившаяся вокруг шеи.

Сергей встал на четвереньки, тряся головой. Наверняка засорился фильтр. Его бы продуть. Тогда все будет хорошо. Черт!

— Сними!

Голос Генриха был твердым.

Сергей обернулся через плечо.

— Снимай эту дрянь! — Ученый был вполне серьезен, на изуродованном лице ни следа иронии.

— Тут плесень!

Буланов улыбнулся и указал рукой куда-то в сторону.

— Видишь?

Сергей посмотрел. В каких-то трех метрах от них, у кромки воды примостился островок "чернухи", судя по виду свежей, недавно выросшей. Типичный случай размножения мицелии от спор, занесенных откуда-то издали. В лучах солнца плесень казалась глянцевой.

— Я видел ее, она не так уже далеко от машины. Пока ты не появился, я только и делал, что мысленно общался с этой дрянью. Просил прикончить меня. Думал, больше никого не осталось.

Сергей отодвинулся подальше от "чернухи". Привитый с детства рефлекс не так-то легко было побороть.

— Ветер периодически дул в мою сторону, — продолжил Генрих. — Что было бы со мной, если бы "чернухе" вздумалось меня прикончить. Ты помнишь?

— Да… — неуверенно отозвался рейдер. — Смерть от токсинов в течение получаса.

— Верно. Но, как видишь, я здоров. Если не считать, что моя башка служила кому-то грушей для битья, я нормально себя чувствую. Надеюсь, в аптечках найдется обезболивающее. С ним я окончательно воскресну. Поэтому, брат солдат, снимай на хрен этот шлем и забудь о нем.

— Но… Вдруг просто концентрация небольшая?

— Нет. Чтобы убить человека, доза токсина может быть очень маленькой. Так или иначе, я бы уже умер.

— Научное мнение?

— Ну почему солдафоны считают своим долгом постоянно подтрунивать над этим? — осклабился весело Генрих.

— Не знаю. Я не уверен.

— Эсбэшники всегда считались отважными ребятами. Вспомни об этом.

Сергей сел на бетон, чувствуя болезненную дрожь во всем теле.

— Ладно. Нам все равно умирать, — сказал он.

Буланов удивился.

— Все равно умирать? С чего ты взял?

— Но…

— Я лично пока не собираюсь. — Ученый огляделся. — Ну, в общем, я намерен добраться до этого проклятого Острова. У меня накопились к этим ребятам вопросы. Хочу их задать, глядя им в глаза, а потом уже помру. Таков мой план. А твой?

— Мы не дойдем, — сказал Сергей. — Без вариантов.

— Я дойду. Немножко оклемаюсь, найду исправную аптечку, полечусь, пообедаю — и в путь.

— Вы с ума сошли? Даже если мы дойдем, все равно поздно. Бастион погиб.

Рейдер с удивлением наблюдал, как Буланов поднимается с земли, отчаянно сражаясь со слабостью. Наконец, он утвердился на ногах и стоял некоторое время, растопырив руки в стороны.

— Выжившие есть, я уверен. Но даже если умерли все, я обязан идти. Иначе все было напрасно. Наши люди погибли зря…

— Но…

— Рейдер, у тебя это любимое слово?

— Нет.

— Тогда оставь его. Знаешь, что вселяет в меня надежду? — Генрих сделал несколько неуверенных шагов по направлению к Сергею и остановился, уткнув руки в колени. — С той поры, как мы выехали, никто не заболел… Мы потеряли людей, когда упала машина… и сейчас. Но это воздействия механические. При определенных условиях мы могли бы избегнуть подобных проблем, но что было, то было. Я хочу сказать, что здесь у нас не было вируса. Мы следили. Думаешь, нет? Половина экспедиция — ученые. Половина ученых — врачи и биологи. — Буланов распрямился. — Бастион вышел на поверхность.

— Как вышел?

— Я высказал эту идею председателю ОК. Сначала она не поддержала меня, но, видимо, потом решилась рискнуть. Вероятно… вирус не живет под открытым небом.

— Почему?

— Откуда мне знать? — Огрызнулся ученый. — Я подбросил эту мысль, исходя из чистой интуиции. Провидения. Ладно. Пойду поищу аптечку. Башка болит зверски.

Сергей тоскливо смотрел ему в спину. Буланов ковылял по дороге, словно зомби, и то и дело восклицал при виде мертвых тел и разрушений, причиненных громадным монстром.

Некоторых мертвых он называл по имени, хотя обращался лишь к частям тел. Рейдер решил, что умник несколько тронулся. Потом Буланов остановился перед трупами, которых Сергей положил в ряд. Постоял, рассеянно трогая вздутие на правой стороне своего лица и нос, и продолжил вояж.

На некоторое время он выпал из поля зрения Лужина. Тот старался не думать о нем, сосредоточившись на собственных ощущениях. Ему предстояло сделать, пожалуй, самый отчаянный шаг в своей жизни. Снять шлем. Еще сутки назад это предложение вызвало бы у Сергея однозначную реакцию: он бы решил, что такое мог сказать лишь однозначно чокнутый. Мучения от поражения токсином "чернухи" не меньше, чем от Вируса Витича. Сам Сергей не видел, но не доверять авторитетному мнению у него не было нужды. И ни у кого не было.

До сегодняшнего утра.

Факт — Генрих не умер. Живехонек, если не считать, что ему едва не вышибло мозги во время катастрофы. Если не заработает заражения крови, в конце концов, будет плясать.

Но вопросы остаются. Легион вопросов. С каких пор, например, "чернуха" стала безопасной? А красная плесень, коричневая? А пыль, которая появляется на месте отмерших наростов?

Да, если бы знать заранее. Проверять же придется опытным путем.

Сергей обернулся, чтобы посмотреть, чем занят Буланов. Умник отыскал среди валяющегося повсюду мусора небольшой контейнер, из которого извлек аптечку. Разжился из запасов фляжкой воды и глотал какие-то таблетки. Ветер трепал его волосы на той стороне головы, которая выглядела нормально. Ветер, всегда служивший для бастионцев символом смерти. Ветер несет споры, несет токсин — разве нет?

Сергей подумал, сколько времени упустили колонисты, прячась под землей. Если предположить, что плесень давно переродилась в неопасную форму (либо у людей появился иммунитет), то выйти можно было давным-давно. Если не считать мутантов, на поверхности не так уж и плохо. Главное — чистый воздух. Остальные проблемы вполне решаемы.

Ой ли, мрачно подумал рейдер. Фантазией он не был обделен, однако с трудом представлял себе жизнь на поверхности. Выросший под землей, Сергей отказывался воспринимать даже самую идею.

Он поднял руки, помедлил секунду, чтобы окончательно убедиться. Ну, решил, так решил. Вариантов, что ни говори, не так уж много. Все равно, мутанты, которых в окрестностях полным-полно, рано или поздно доберутся до них. Не от "чернухи" умрешь, так в лапах какой-нибудь красавчика со щупальцами вместо рта.

Сергей отстегнул крепеж. Раздалось тихое шипение, когда нарушилась герметичность шлема. Рейдер машинально задержал дыхание, после чего снял шлем и положил рядом с собой.

Первое, что он почувствовал, это дуновение ветерка на коже. Было чувство, что в лицо ему брызнули прохладной водой. И тут же взъерошились волосы. Словно играя, ветер облетел вокруг фигуры рейдера и снова погладил его по лицу.

"Невероятно, — подумал Сергей почти в панике. — Не сон? Не бред? Точно не сон?"

Рейдер уставился перед собой. Смотреть на мир не через визоры было странно, непривычно, пугающе. Как бы электроника точно не передавал картинку, а живых красок, оттенков, полутонов, теней это заменить не могло. А четкость! Сергей не знал, что такая существует. И свет! Ничем не отфильтрованный свет летнего солнца, слепящий, живой.

Сообразив, что до сих пор держит воздух в себе, Сергей выдохнул его и позволил легким работать.

Ощущения были еще более ошеломительными. Генрих прав — воздух пахнет. Мир пахнет. Трава, земля, грязь, вода, кровь, даже плесень — все это не просто стерильные картинки, которые ты видишь через забрало шлема. Это живая реальность. С ней можно делать что угодно. Грязь — намазать на лицо (именно такое желание вдруг возникло), воду расплескать, попрыгать в этой громадной луже, наблюдая за брызгами. Траву — сжать голыми пальцами, ощутить, насколько она влажная… Сергей закрыл лицо руками. Лицо горело. Вся кровь, казалось, прилила к голове, и та готова была лопнуть. Мозг гудел, словно генератор. Сергей задыхался, перед глазами темнело.

— Дыши! — сказал Генрих, словно из ничего возникший рядом с ним. — Небольшими порциями дыши, иначе добьешься гипервентиляции.

— Знаю, — прохрипел Сергей.

— Ну? — спросил умник спустя минуту. — Чувствуешь?

— Земля… теплая… Я слышу этот запах… она теплая, — расставляя слова, ответил рейдер. Его легкие уже не распирало, уже не болело горло и в ушах не шумело.

— Что может быть лучше этого? — спросил Генрих. Сергей поднял на него глаза. Хотя ученый и ухмылялся, но был абсолютно серьезен. — Может, нам надо поблагодарить наш вирус, а? Как думаешь, брат солдат.

— Не знаю. А меня зовут Сергей.

— Отлично. — Ученый огляделся. — Ну, предлагаю навести тут небольшой порядок. Собрать тела, оружие и что уцелело из оборудования. Нам нужны будут припасы.

— Триста с лишним километров, — напоминал рейдер. — Лучше вернуться.

— Ты — как хочешь. — Генрих внимательно посмотрел на него. — Слушай, а это мысль. Наши не знают, что с нами, связь починиться вряд ли удастся. Принеси им добрую весть, брат солдат. Они сейчас на поверхности. Так пусть снимают проклятые шлемы и маски!

Сергей уставился на него. Да он серьезно, что ли? Хочет, чтобы боец, рейдер со спецподготовкой и опытом вернулся, отпустив в дальний путь человека, половину жизни проведшего в лаборатории?

— Не пойду.

— Точно?

— Точно.

— А если прикажу?

— Вы не мой командир. Мих мертв.

— Но я тоже руководитель экспедиции, — сказал Буланов.

— Наплевать.

— Значит, со мной?

— Да поймите, мы не дойдем! Надо вернуться вместе. Кругом полно мутантов, а нас мало!

— Двое проскочат там, где не сможет армия. Впрочем, повторяю: решать тебе, брат солдат Сергей.

Генрих вернулся к своему прежнему занятию — поискам уцелевших ресурсов.

Сергей же просто не мог поверить в происходящее. Выбор был невелик, и обе возможности имею равные шансы.

Как можно отказаться увидеть Лику? Но дальше? Тайна Острова останется тайной. И что бы сказала сама Лика, увидев его, приползшим домой с поджатым хвостом? Сергей ясно представил себе ее лицо. Словно жена продолжала с ним какой-то давний спор. Возможно, речь шла о том, что ему стоит смотреть на мир взрослым взглядом. Стать мужчиной. И ей однозначно не нравилось его решение… которое он едва не принял.

— Хорошо! — крикнул Сергей, повернувшись. Генрих услышал, оторвался от своих дел и показал большой палец. — Идем! Я же рейдер, в конце концов, — добавил он тихо, и этого уже никто не слышал.

3

Через двадцать минут набежала небольшая тучка, и пролился легкий дождик.

Что это было за ощущение! Вода с неба. Льющаяся не из душевой головки, не на законопаченный шлем, а на волосы, на кожу. Прохладный, чистый, мягкий.

— А что, до Метеорита так всегда и было? Люди ходили с непокрытыми головами? — спросил Сергей.

— Кто-то ходил, кто-то нет, — ответил Генрих. — Были у них такие приспособления для защиты от дождя. Зонтиками назывались. Ни разу на старых записях не видел?

— Нет.

— Но кто сильно дождь любил, тот, конечно, разгуливал безо всего.

— Я люблю дождь.

— Когда придет зима, полюбишь снег.

Он подтащил еще один контейнер к куче уже собранного и, ухнув, уселся возле Сергея. Тот облюбовал в качестве сиденья кусок броненосца.

— Кажется, это все, что уцелело и до чего мы смогли добраться, — сказал ученый.

Сергей оглядел кучу. Получилось довольно внушительно, но хотелось бы, чтобы действительно нужных в похоже вещей осталось больше.

Работали минут сорок. Сначала обследовали тела, надеясь найти выживших или хотя бы раненных. Не нашли. Вероятно, кто-то был жив после того, как чудовище решило свалить в свои дебри, но скончались позже. Лужин мог считать себя счастливчиком. Его просто вышвырнуло из фургона и монстр не обратил на него внимания. Других, которые выпали, ждала основательная разделка, а оставшихся внутри машин основательная обработка высоким давлением. Никто эксперимента не пережил.

На месиво из крови, внутренностей и мозгов Сергей даже не смотрел. Тяжелый запах мертвечины шел из этих металлических братских могил. Все было ясно. Падальщики продолжали кружить поблизости — им-то останки были куда нужнее. Сергей расстрелял нескольких из них, но этого было недостаточно, чтобы отогнать тварей насовсем. "Оставь, — сказал Генрих, видя, как рейдер злится. — Ты тратишь боеприпасы и силы. Они все равно возьмут то, что им причитается". Сергей не спорил. Стрелять он прекратил, только уложив еще парочку наиболее омерзительных мутантов.

Тела сложили в ряд, части пристроили как могли. Тину Сергей нашел в последнюю очередь. Ее вдавило ногой гиганта в почву, и она оказалась на самом дне следа глубиной почти в метр. Броня треснула от чудовищного веса, шлем раскололся вместе с головой. Сергею стоило немалого труда вытащить Тину из ямы и оттащить к остальным. Это его добило. Дальше импровизированными похоронами занимался Генрих. Заодно он проверил встроенные в броню рации, но ни одна не работала.

— Можно было бы связаться с Бастионом, если бы хоть что-то уцелело, — сказал он. — В головной машине аппаратура всмятку. Ничего не осталось. Проклятье! — Забросив в рот еще одну таблетку обезболивающего, Буланов запил ее водой. — Пойдем вслепую. Возьмем оружие, боеприпасов сколько сможем, еды и питья. Жаль, нет у нас экзоскелетов. Между прочим, опытные образцы, которые можно было бы пустить в серию и дать СБ, до сих пор лежат на складе. Комитет так и не успел дать добро. Бюрократы! Мы бы унесли в два раза больше.

Ученый и солдат молчали, думая о своем.

— А что это за туман?

— Туман?.. Полковник тоже спрашивал. — Генрих распечатал сухой паек и дал Сергею батончик концентрата. — Не знаю. Мигрирующая аномалия. Откуда и куда мигрирует — ума не приложу.

— Внутри нее обитают эти твари, — сказал Сергей, не сводя глаз с мертвых людей.

После разгрома выжило двое. Сорок три погибли. Нашли свою смерть вне машин двадцать семь.

Рейдер продолжал считать и пересчитывать. Это успокаивало.

— Аномалия, — повторил Генрих. — По сути, мы ничего не знаем о новой Земле. Нам придется заново осваивать ее, отвоевывать у природы. Если мы не погибнем — я имею в виду Бастион, — если не одичаем и сумеем сделать новый шаг, нас ждет Эпоха Великих Географических Открытий номер два. Нам будут встречаться и такие аномалии, и другие, может быть, опаснее. А океаны? Только представь, брат солдат, какие существа обитают теперь там!

— В тумане эти громадные твари, — сказал рейдер. — Откуда они могли появиться?

— Если бы знать, — хмыкнул ученый. — Чтобы завалить такую здоровенную тушу, понадобится, наверное, тяжелое орудие. Которого у нас, конечно, нет.

— Тогда, может, есть в Острове Ломоносова?

— Что толку гадать? — сказал Буланов. — Придем и увидим.

— Верите?

— Верю. Я покопался в старых архивах незадолго до выезда, искал упоминания об этом странном месте. Остров Ломоносова был до Метеорита крупнейшим технопарком Евросибири. Есть грубо брать среднегодовое количество всех патентов в области высоких технологий, то восемьдесят процентов их приходилось на Остров. Думаю, когда-то его специалисты тоже искали способ бороться с заразой… — Генрих замолчал, уловив какую-то мысль и уставившись в точку над горизонтом.

— Но не успели, — докончил Сергей.

— Пятьдесят на пятьдесят. Знаешь, у них там купол. Остров — это большой комплекс зданий, укрытых большим куполом. В записях сказано, что его построили в качестве эксперимента. Он должен был теоретически укрыть обитателей Острова от вредных воздействий. Вообще, идея таких куполов, геодезических, возникла еще во второй половине двадцатого века. Тогда все боялись ядерной войны.

— Двадцатого? Ого!

— Я только что подумал, брат солдат… А вдруг купол — не только эксперимент? Сумел ли он защитить островитян во время нашествия "чернухи"? Наверное, не только наш Генерал был предусмотрительным, как думаешь?

— Наверное.

— У Острова, как ни крути, было куда больше возможностей защититься, сохранить и развить свой потенциал.

— И что?

Ученый мотнул головой, словно показывая этим, что сбился с мысли.

— С самого первого дня они жили лучше нас. Настоящий остров в океане безумия и разрушения. А мы искали, надеялись, не подозревая ни о чем… Но вдруг они знали заранее?

— О Метеорите? — Брови Сергея поползли вверх. Теперь он убедился, насколько верно книжное выражение. В самом деле — ползли.

— Послушай, может быть, я параноик, но что-то мне не дает покоя. — Генрих изменил позу, повернувшись к рейдеру лицом. Здоровый глаз пылал. — В архивах сказано, что, помимо прочего, ученые острова занимались изучением Пояса Койпера. Официальная версия — поиск в ледовых отложениях тамошних астероидов бактерий инопланетного происхождения. У Острова были собственные планетолеты и даже звездолеты. Экспедицию к Альфа Сетке, например, спонсировали они и большая часть экипажа была сотрудниками этого технопарка…

— А что такое Пояс Койпера?

— Это астероидное поле на границе нашей Солнечной Системы. Оттуда приходит большинство комет. Понимаешь, условно говоря, пояс… прости за тавтологию, опоясывает систему. Чрезвычайно опасная для полетов зона. Но именно там вели изыскания островитяне. Почему там? Есть пояс астероидов между Марсом и Юпитером, к примеру, но нет…

— Хотите сказать, это… островитяне бросили Метеорит на Землю?

— Нет… то есть… не знаю, Сергей. Это только странные параноидальные мысли. — Генрих ощерился. На наполовину опухшем, покрытом кровью лице эта гримаса выглядела жуткой. — Но мир и так безумен, верно? Почему моя версия не может оказаться правдой?

— Но зачем? Островитяне, получается, уничтожили целую планету! Свою!

— Кто знает? У ученых иногда замыкает, знаешь ли.

Сергей покосился на него, и убедился, что это правда.

— Ну допустим, — сказал он. — А как?

Генрих нервно сплюнул, потом отхлебнул воды из фляжки.

— Примерно за полгода до Метеорита, как сказано в записях, Остров отправил корабль с экипажем в шестьсот человек к одной из звезд Центавра, где раньше была найдена "суперземля" со спутником, который по всем параметрам подходил под наши земные условия. Спрашивается, для чего?

Сергей молчал.

— До этого таких экспедиций никто не организовывал. Дорого, во-первых. Во-вторых, какой смысл? Основную работу по исследованию проделывали автоматические комплексы, управляемые искинами. Люди приходили уже потом — и продолжали работу на основе полученных данных. Никогда, Сергей, экипажи звездолетов при этом не достигали тридцати душ. И то считалось, это много, с учетом, что основную часть миссии берут на себя машины.

— Значит, шестьсот много? — кивнул рейдер. По большому счету, он даже не представлял себя, что такое космический полет, не говоря уже об остальном. Поэтому разницы для него особой не существовало — тридцать или шестьсот. Сергей скорее бы поверил, что Генрих просто свихнулся.

— Более чем. Вопрос в том — для чего они туда полетели?

— Не знаю.

— Они не вернулись.

— Погибли?

— Неизвестно. Однако в записях, датируемых периодом непосредственно перед катастрофой, указывается, что экспедиция до сих пор там, на другой планете.

Сергей стал смотреть на горизонт.

— Не пойму, к чему вы клоните.

— Шесть сотен мужчин, женщин, детей, сотрудников Острова Ломоносова. Сливки научного мира. Колония в далеком безопасном мире, — сказал Буланов.

— Но это не значит, что островитяне бросили Метеорит.

— Нет. Но это обстоятельство — часть головоломки. Я много над этим думал. Видишь ли, записи, которые я читал, написаны рукой Генерала, а кем был Генерал до катастрофы? Одним из тех, кто работал в техносфере, кто знал всех влиятельных людей в этом бизнесе, всех, понимаешь. И деятелей Острова, несомненно, тоже. Его компания, наверняка, каким-то боком имела отношение к технопарку — допустим, в части разработок систем безопасности, программного обеспечения или еще чего.

— Ну был он с ними связан, — махнул рукой Сергей. — И что? Нам от них пользы никакой. Островитяне только сейчас и соизволили ответить. Дескать, ладно, так и быть — пообщаемся. Что им мешало раньше?

Генрих ответил не сразу.

— Получи я доступ ко всем записям Генерала, я мог бы сказать точнее… Но что если это план? Метеорит, Остров, Бастион, эпидемия, наша экспедиция… Что если тут есть связь?

Сергей поднялся, с беспокойством отмечая, что уж больно вокруг тихо. Давно ничего не происходило катастрофического — неспроста. Падальщики не в счет. Образумившись, они запаслись-таки терпением, и ждали, когда люди отвалят.

— Нет тут связи, — сказал рейдер. — Может, у них там мозги и замкнуло, но кто станет убивать собственную планету? Тем более, вирус…

— Что?

— Не островитяне же его нам подбросили! — Сергей усмехнулся, покачав головой. — Не-ет.

Рейдер сделал два шага к куче трофеев, намереваясь приступить непосредственно к сборам, когда Генрих сказал:

— Рост.

Сергей замер в наклоне, потом выпрямился. Буланов смотрел на него с таким же ненормальным блеском в глазах.

— Когда мы выходили из машины, я заметил, что моя броня странно на мне сидит. Будто стала мала. Совсем чуть-чуть. Такие вещи мозг всегда отслеживает в точности, Сергей. У меня было чувство, что подошвы ботинок стали толще, увеличив мой рост. Но тогда я не думал об этом, а теперь очень даже думаю.

Рейдер смотрел на ученого.

— И сейчас — ощущение, будто доспехи на мне просто сели.

— Вы бредите…

— Посмотри на себя, брат солдат.

— Со мной все в порядке. — Сергей взял один из рюкзаков, вытряхнул из него все содержимое и начал наполнять вновь. Методично, по схеме, заученной на курсах подготовки. Чтобы ни одного квадратного сантиметра пространства не пропало. — Я не расту. С чего бы?

Подобные разговорчики ему приходилось слышать. Робко и неуверенно, в шутку ли — от других рейдеров. Особенно — от Игоря. Новая Эволюция это называлось. Коренев проникся идеями Смирнова и то и дело обращался к ней в разговорах.

Дескать, выживут только те, которые выдержат экзамен. Выдержат и изменятся физически, чтобы жить в новом мире. Природа не будет сентиментальничать, уничтожив слабых.

Генрих явно был поклонником теории Смирнова. Ну пусть, от Сергея не убудет. Если он верит в то, что изменения можно заметить уже сейчас, его дело. Эволюция — разве этому не учат? — идет поступательно, накапливая мутации постепенно, отсеивая ненужные и сохраняя изменения, помогающие процессу видообразования. Бывают, разумеется, и "взрывы", когда виды появляются как бы враз, но вряд ли такое может случиться с людьми. За какие-то несколько дней ни у кого из них не может отрасти новая голова или еще пара ног. Рост? Чушь. Чтобы это случилось, надо… Вот что надо, Сергей не знал. Строя в уме заумные конструкции, он преследовал, похоже, только одну цель: избавиться от мыслей о странном ощущении, что давит в груди. Будто панцирь стал маловат. А ботинки? Разве вдруг не стали поджимать?

— Никто из нас не видел, за какой срок люди превратились в мутантов, — сказал Генрих, присоединяясь к рейдеру. — Все эти "сатиры", "циркачи", "монашки", "чечеточники" — их обработала "краснуха", да. Но когда все они появились? Двадцать лет назад? Тридцать? Или те, кого мы встречали впервые в рейдах, перестали быть людьми всего лишь за неделю до того?

Сергей молчал, стиснув зубы.

Наблюдая за работой рейдера, ученый принялся собирать свой рюкзак.

— Значит, те, кто не подхватил вирус, мутируют? — спросил Сергей спустя десять минут, когда уже занимался оружием и боеприпасами.

— Да.

— Надеюсь, вы не шутите.

— Не шучу. Человек не может жить в таком мире, он приспособится или исчезнет. Конечно, вряд ли из него получится громадный мутант с десятью щупальцами, но, вероятно, мы станем крепче, сильнее, наш иммунитет к болезням возрастет.

Лужин вспомнил чудовище, которое жило в мертвом поселке. То, у которого была фальшивая голова-манок на длинной конечности.

Не слишком соблазнительная перспектива превратиться в нечто подобное. Хотя… если тот монстр жил и чувствовал себя прекрасно до встречи с людьми, то чем такая жизнь хуже всякой другой? У мутанта есть своя биологическая программа, она им руководит. И никаких сомнений. А значит, по-своему чудик счастлив.

Сергей забросил рюкзак за спину, попрыгал, проверяя, как сидит, потом затянул ремни. Не столь опытный, Генрих в точности старался повторять его действия. Рейдер еще раз проверил винтовку, повесил ее на грудь, чтобы в любой момент можно было нацелить и выстрелить.

— На предохранитель не ставьте, — сказал Сергей. — Если придется воспользоваться, лучше сэкономить полсекунды, чем потерять.

Он повернулся спиной к ученому и зашагал впереди. Генрих не спорил. Они сделали крюк, обогнули озерцо, перегородившее трассу, и вернулись к краю бетонной полосы.

Трава во многих местах прорвала покрытие и упрямо тянулась к солнцу. "Чернуха" составляла ей компанию. В некоторых случаях трава и плесень образовали плотные, похожие на рукотворные островки-бляшки. На них Сергей смотрел с подозрением и старался по возможности держаться подальше. У "чернухи" было много времени, чтобы прикончить людей без масок — и она этого не сделала, но все равно, целоваться с ней рейдер не стремился.

— Чтобы легче было идти, наклоняйтесь вперед. Ставьте ступни прямо. Хотя рюкзак проектировали специально для правильного распределения веса при ходьбе, сила тяжести все-таки, — бросил Лужин через плечо.

— Понятно.

Ученый шел правильно. Наклонился. Берег силы. Думал о чем-то своем.

Нет, не правильно, подумал Сергей, обернувшись, чтобы посмотреть на Буланова. Если двигаешься по местности, даже если днем при свете солнца, нельзя терять бдительность. Тем более после того, что было.

Рейдер хотел напомнить ученому эту простую истину, но что-то его удержало. Генрих выглядел раздавленным и сломленным. С это своей опухшей головой и свернутым носом. Будет ли от него толк? Да хоть базуку ему дай, в критический момент он просто не вспомнит, что нужно делать.

К тому же Сергей опасался, что если начнется разговор, умник снова сядет на своего конька. А эволюцией и всем таким прочим рейдер был сыт по горло. Сейчас его интересовали другие проблемы.

Лучше просто идти. Переставлять ногами.

Жарко! Вентиляция в скафандре работала плохо — результат сотрясений, — и Сергей чувствовал, как повышается температура. Через некоторое время пот уже заливал его под броней. Омерзительное ощущение. Хотелось плеснуть за панцирь ведро воды.

Сергей скривился. Еще солнце. Жгло и слепило. Без шлема было тяжко, Сергей чувствовал себя голым и незащищенным, невзирая на штурмовку с подствольником в руках.

На место катастрофы и на тела погибших они так и не обернулись. Уходя, слышали, как торжествующе клокочут мерзкие кожистые падальщики, которым, наконец, обернулась удача.

Сергей старался не думать, что эти твари сделают с трупами.

4

Прошли десять километров, и Генрих запросил пощады.

Бедняга крепился изо всех сил, однако последние сто метров преодолел вихляющей походкой, спотыкаясь и едва не падая.

Сергей понял, что это край. Сегодня Буланов больше не ходок.

— Привал, — сказал он, после чего, уже не сдерживаемый ничем, ученый повалился на потрескавшийся бетон.

Звук был такой, словно упала тяжелая статуя, наряженная в пластмассу. Ученый замер, лежа на боку и тяжело дыша через рот, как старый пес, пробежавший последнюю дистанцию в своей жизни.

"Так мы далеко не уйдем", — подумал с досадой Сергей.

Впрочем, он не сильно удивился. Генрих не проходил курс выживания солдата Службы Безопасности.

Рейдер занялся выбором места для привала и ночевки. Ему самому это было в новинку, ведь последний раз он пережидал ночь во время курса тренировок на местности много лет назад. С той поры, если и приходилось ждать рассвета вне Бастиона, то спал рейдер внутри броненосца или на опорном пункте, защищенным охранным периметром и пулеметами. С чего прикажете начать?

Сергей вооружился биноклем и осмотрел местность по обеим сторонам от трассы. Справа лес был почти целиком поражен плесенью. Слева — едва-едва. Кроме того, лес этот рос на скальных основаниях, куда за многие века нанесло достаточно плодородного слоя. Были места, где торчали и голые скалы, обтесанные ветром и дождями до состояния громадной серой гальки. Издали скальные выходы напоминали слоеные торты.

Что ж, плесневелый лес так и так отпадает. Остаются скалы. Их зараза почти не тронула, и хвойные гиганты выглядели довольно мирно и на мутантов не походили. Где-нибудь в скалах должна быть расщелинка для двух человек. Выход можно заблокировать охранной сигналкой, чтобы ни одна любопытная тварь не пролезла, не говоря уже о вечно голодных. Главное, учили молодых рейдеров инструктора, это всегда иметь надежный тыл.

Сергей подошел к Буланову.

— Как себя чувствуете? Встать можете?

Ученый криво улыбнулся.

— Вечный антагонизм, — прохрипел он. — Если развиваешь ум, страдает тело, если развиваешь тело, страдает ум… А ты ведь даже не запыхался, брат солдат. Вот что значит подготовка.

Сергей помог ученому сесть. Тот сплюнул.

— Те скалы выглядят многообещающе, — сказал он.

— Как?

— Многообещающе.

Рейдер рассмеялся.

— Неужели ученых готовят для того, чтобы они так выражались?

— О! Мы обладаем и другими навыками. Например, ориентироваться по звездам, определять время…

— Это и я могу, — ответил Сергей. — Ладно, идемте.

— Сам!

Генрих повернулся, толкнулся ногами от бетона и встал, с шутливым вызовом глядя на рейдера.

— Неплохо, — кивнул тот, — еще месяца два тренировок, пять-шесть марш-бросков в полной экипировке — будете не хуже меня.

— Боюсь, что хуже. Разницу в возрасте никуда не денешь.

Они шли, точнее, рейдер шел, а ученый ковылял. Рейдер держал наготове оружие и сверялся с показаниями сканера. Тот фиксировал лишь маленькую летучую живность, которая беспрестанно носилась над верхушками сосен.

— Это птицы? — спросил Сергей, указав рукой.

Генрих взял бинокль.

— Да. Птицы. Немутировавшие. Самые обыкновенные. Только… не знаю, какие, я не спец.

— Опасные?

— Не-ет. Никогда и не были. Это типичные обитатели здешних лесов еще до Метеорита.

— Как же они смогли выжить?

— Есть много, друг Горацио, на свете, что и не снилось нашим мудрецам… — сказал ученый. — Цитата из Шекспира, хотя не поручусь за ее правильность.

Они дошли до леса и начали подъем по склону, поросшему травой. Деревья стояли негусто. Некоторые были с белой корой, напоминающей тонкую полупрозрачную бумагу.

— Березы, — поясни Генрих, заметив, что рейдер удивленно разглядывает странные деревья. — Тут смешанный лес, довольно распространенный на данной тер…

Сергей, не желавший слушать наукообразных объяснений, зашагал вверх.

Склон поднимался градусов на тридцать пять и был усеян старой хвоей. Плесень — коричневая — встречалась и здесь, крошечными островками. Заметить ее было не так-то легко, произрастала она вместе со мхами и лишайниками, облепившими серые камни. Следуя привычке, рейдер обходил заразу, не рискуя даже наступать на нее. Ему до сих пор не верилось, что никакого влияния на организм она не оказывает.

Сергей слышал, как пыхтит умник за его спиной, и продолжал подъем. В лесу запах был насыщенным и пряным. Земля дышала, испарения из ее глубин рождали в уме рейдера странные фантомные образы. Старые инстинкты просыпались и пробовали себя в деле. Многие поколения предков Сергея жили на поверхности, имели связь с землей и для них это было нормально. Для него — нет. Понадобится время, чтобы привыкнуть и перестать во всем видеть угрозу.

Взобравшись на вершину холма, заваленную серыми камнями, почти скрытыми под слоем мха, Сергей остановился. Потом влез на один из камней. Вид отсюда открывался фантастический. Дорога вдалеке. Лес, простирающийся до горизонта на юго-западе. Широкое куполообразное небо, по которому носятся птицы. Солнце кокетливо прячется за тучку.

Сергей поспешно спрыгнул с камня.

— Я бы пообедал, — сказал Буланов, стоящий неподалеку. В его руке была березовая ветка, которую он с то нюхал, то рассматривал, как невиданную музейную диковинку.

Сергей, почему-то злясь на него, ничего не ответил и двинулся дальше, к потрескавшейся скальной массе, от которой его отделяла неглубокая ложбина. Генрих побрел следом, глядя по ноги, словно мальчика, тащившийся за отцом на лесной прогулке. То и дело он пинал камни, попавшиеся на пути. Те кувыркались, летели вниз, сталкиваясь друг с другом.

Продолжалось это до тех пор, пока рейдер не потребовал прекратить.

— Тут никого нет, — сказал Генрих, чтобы нарочно вывести Сергея из себя.

— Уверены? Сканер щупает только в пределах двадцати метров. А потом? В таких лесах, между прочим, "монашки" встречаются, с "циркачами" за компанию.

— Знаю, иногда охотятся вместе, — отозвался, взбираясь по склону, Буланов. — Симбиоз…

Казалось, путешествие начало доставлять умнику удовольствие. Ну натуральный турист, вылезший отдохнуть на природу. Если, конечно, не обращаться внимания на его окровавленную башку.

— Сидите здесь, — велел рейдер. — Вот прямо на этом камне. И не шевелитесь. Я должен обследовать тут все. Без лишнего шума. Поняли?

— Да.

— Я тут главный.

— Да, конечно…

— Вы будете главным, когда мы придем в Пермь.

— Конечно. — Генрих широко и криво улыбался. Сергей внимательно разглядывал его, чтобы убедиться, что умник не свихнулся. Всякое бывает. Особенно с неподготовленными и с ушибленной головой.

— Ладно.

Лужин исчез за поворотом, скинул рюкзак, чтобы не мешал, и положил его в расщелину. После этого полез обследовать скалу. Нужно было найти место, достаточно высокое и с трех сторон закрытое. Если предстоит выдержать атаку какого-нибудь голодного аборигена, то лучше иметь в руках побольше козырей. Кто знает, какая живность в этом лесу обитает? А туман? Он прошел через эти земли однажды, значит, может пройти еще раз.

Поиски заняли минут тридцать. За это время Сергей еще больше упрел. Открыв диагностическое окошко компьютера, управляющего скафандром, рейдер увидел безрадостную картину. Большая часть систем либо отказала, либо скоро откажет. Батарея была повреждена и потеряла большую часть энергии. Обогрев и вентиляция дышали на ладан. Запустив аварийный режим, Сергей попытался отключить некритические узлы, но добился лишь того, что компьютер накрылся. Все. Броня стала совершенно обычным доспехом. Единственная польза теперь от нее — защита от механических воздействий.

Сергей мысленно выругался. Он встал с камня, на котором сидел и, обернувшись, увидел расщелину в скале, достаточно широкую и высокую, чтобы пройти человеку. Одному. Это имело немалое значение в случае, если придется держать оборону. К тому же от небольшого уступа перед "входом" вниз шел довольно крутой склон высотой метров пятнадцать. Заканчивался он внизу влажно поблескивающим заболоченным участком, наполовину заросшим кустарником. С боков подобраться к убежищу было еще сложнее. Особенно, если удастся установить сигнализацию.

Сергей провел рукой по лицу, стирая пот, и отогнал назойливых насекомых. Теперь, когда голову не прикрывал шлем, гнус атаковал постоянно. У рейдера все щеки и лоб покрылись красными зудящими точками, уже успевшими порядком вывести его из себя.

Сергей взобрался на уступ, проверил его на прочность, и сделал шаг в сторону входа в пещеру. Штурмовку он держал навскидку, зажег подствольный фонарик. Вошел. Интуиция рейдера не подвела — пещерка оказалась на самом высшем уровне. Сухая, хотя со щелью в потолке (словно нарочно, чтобы вытягивать дым), просторная, в самый раз для четырех человек вместе с багажом. На полу было немножко хвои, мелких веточек. В углу лежало нечто, похожее на старое птичье гнездо, давным-давно брошенное за ненадобностью. И никакой плесени.

"Слишком все хорошо, — подумал Сергей, выходя из мрака на солнце. — Жди беды".

Генрих, нарушивший приказ, появился из-за большого валуна.

— Сюда, — сказал рейдер. — Устраивайтесь. Переночуем здесь, рано утром отправимся в путь.

Умник осмотрелся, оценивая диспозицию со своей точки зрения, и хотел что-то сказать, но его прервали. Высокий продолжительный рев прокатился по лесу, рассыпаясь мозаичным эхом между деревьями, и замер неподалеку от скал. Сергей вскинул винтовку, Буланов, на секунду потерял равновесие, вцепившись в выступ камня. Обоих на пару мгновений поразил столбняк. Оба ждали продолжения. Но лес делал вид, что ничего не случилось. Птички, замершие было в ветвях, снова завели свои песни.

— Так, — первым сказал Генрих. — Здешний хозяин сообщил нам о своем существовании. — Ученый вскарабкался выше и утвердился на уступе возле рейдера. — Честно говоря, я не горю желанием знакомиться с ним.

Сергей не ответил, разглядывая лес через прицел штурмовки.

— Что это за тварь?

— Я хотел у тебя спросить, брат солдат.

Рейдер опустил оружие.

— Думал, обойдется без этого. Входите. Вечереет. Не думаю, что нам стоит мозолить глаза… этим.

Генрих снял рюкзак и первым вошел внутрь. Сергей слышал его удовлетворенный возглас.

— Нам понадобится костер, да? — Голова умника высунулась из щели. — Командир!

— Знаю. — Сергей как раз обдумывал, где взять дрова. До крика был один вариант — спуститься в лес и наломать побольше веток и набрать валежника. Но сейчас… Надо рассмотреть другие. Для начала поползать по скалам. Произвести разведочку чуть дальше, там, где склон массива шел в восточном направлении и на котором, кажется, росло немало молодых сосенок.

Генрих сообразил, о чем думает солдат, и сказал:

— Я тут похозяйничаю. — И исчез внутри, где сразу зажглась лампа.

"Что ж, за дровами, так за дровами…", — подумал Сергей, тщательно изучив лес при помощи бинокля.

Источник крика определить было трудно, но что-то подсказывало рейдеру, что тварь, которая его издала, находилась где-то на юге. Может быть, на расстоянии метров трехсот. Обращалась ли она к ним, двоим чужакам, вторгшимся в ее владения, или просто прочищала горло? Судя по силе звука, монстр был не такой уж и маленький. И вряд ли травоядный. До сих пор не открыто ни одного мутанта, который бы питался растительной пищей. Почему-то всем им подавай мясо, предпочтительнее человеческое.

Выждав еще пару минут — не появится ли здешний заводила, рейдер пошел по скальному гребню. Для нарезки топлива он использовал вибронож, который без труда справлялся даже с деревцами диаметром в десять сантиметров. На склонах растительности было немало, поэтому, сделав две ходки, Сергей сумел натаскать в пещеру достаточно дровишек для приличного костерка. Буланов уже колдовал внутри, сетуя на отсутствие воды.

— Неплохо бы сварганить похлебку, — сказал он. — Но и концентраты подойдут.

Вода, впрочем, была — в составе саморазогревающихся пакетов. Содержимое четырех из них рейдер и ученый выдавили в миску, добавили соус, накрошили хлеба, испеченного с добавлением "желтухи", и съели.

После ужина сразу потянуло в сон, но Сергей не поддался соблазну. У него была еще работа. Оставив Генриха ковыряться палкой в уютно потрескивающем костерке, дым от которого уходил через щель в потолке, рейдер вышел наружу.

Солнце закатывалось, небо расчистилось, обещая звездное небо. Птицы беззаботно кружили над лесом. Ну, если они ведут себя спокойно, значит, опасности нет. И все-таки Лужин предпочитал не рисковать. Он уже давно прикинул, где установит сигнализацию и минное заграждение. Мина будет направленного действия, с пультом — сначала запросит команду, потом взорвется, если разрешат. Сигналка лазерная, незаметная, увязана со сканером. Обнаружив нечто движущееся, а главное, большое, в радиусе двадцати метров, проинформирует хозяина. Рейдер надеялся, что этих мер хватит, чтобы подготовиться к отражению атаки.

"Атаки… ты, братец, настоящий параноик…" — думал рейдер, пристраивая взрывчатку в расщелине у подножия крутого склона. Одна мина здесь, другая на расстоянии десяти метров.

Забравшись выше, Сергей поставил сигналку, после чего вернулся на уступ и сел.

Усталость наваливалась, не падала, как снег на голову, а именно наваливалась громадной мягкой подушкой, грозящей задушить. Мышцы ныли, однако самая сильная боль поселилась в суставах — коленном, голеностопном. Словно их вытягивали на дыбе, постепенно увеличивая усилие. Наконец, Сергей не выдержал, снял поножи и ботинки и принялся массировать ноги.

— У меня то же самое, — сказал Генрих, выходя из пещерки и пристраиваясь рядом. — Растем.

Сергей смерил его таким взглядом, что любой другой бы тут же стушевался, но ученый лишь увеличил ширину своей дурацкой улыбки.

— Помните, в детстве? Во время фазы "вытяжки", как ее называют? Особые коктейли, сыворотки, чтобы ускорить рост будущих эсбэшников. Было так же, да?

Сергей с неохотой кивнул.

— У меня были судороги в ногах.

— Верно. Это последствия слишком быстрого роста.

— Так это что же… Я стану великаном, что ли?

Генрих пожал плечами.

— Мы изменяемся. Учитывая темпы… результат мы увидим достаточно скоро. Если, конечно, не погибнем.

— А те, которые остались в Бастионе?

— Наверняка и они тоже. Мы все подхватили этот вирус, я думаю. Однако одни умерли от него, другие заболели, но на первой же стадии справились с ним и выздоровели, а мы… мы с тобой, брат солдат, даже не чихнули.

— И?

— Наверное, те, кто воспринял вирус без каких-либо последствий, будут мутировать быстрее. Но это лишь догадка. Я не биолог и не врач, к сожалению. — Генрих внимательно изучал профиль рейдера. Сергей смотрел в небо. — У меня тоже семья, — добавил он, — я понимаю, что у тебя на уме.

— Если бы сохранилась рация, мы бы связались с Бастионом. Я бы узнал. Моя жена беременна. Она служила в другом подразделении… и, думаю, ее не пустили в экспедицию именно из-за ее положения. Будто в убежище безопаснее!

— Как знать, — заметил умник. — Из всего каравана только мы и выжили.

— Зря все это… Нет ни белой плесени, ни Острова. Я не верю. Я не знаю, зачем мы идем. Раньше все было ясно… — сказал Сергей, растирая ноги. — Теперь — ничего. Эти типы, может, они по-настоящему все это замутили — Метеорит, эксперименты… Ну, допустим. Для чего? Столько народу уничтожить!

— Не увидим сами — будем только догадки строить, — отозвался Буланов. — Пожалуй, надо поспать. С ног валюсь. Кстати, не желаешь обезболивающего? Этого добра у нас много.

— Нет.

— Не уснешь.

— Не усну. — Сергей не хотел ползти в пещеру, а устроился на уступе, подложив рюкзак под голову.

Хорошо было лежать под легким ветерком и смотреть на небо. Оно гасло, выцветало, готовясь встретить тьму, горизонт был серо-оранжевым. Солнце провалилось в него довольно давно, и лимит света уже исчерпался.

Рейдер ненадолго погрузился в дрему — ноги, если лежать без движения, не так доставали. А когда очнулся, увидел над собой звезды. Самые настоящие. Раньше в рейдах ему удавалось наблюдать их только дважды и то мельком, через визоры и стекло амбразуры.

Зрелище потрясало и захватывало дух. Звезды зажигались на темнеющем небе. Некоторые, появившись крошечными светящимися точками, потом разгорались, словно костры. Рейдер чувствовал, как горячая дрожь пробирает его до костей. Не страх — восторг, детский восторг, напоминающий громадную приливную волну. Если накатит — только держись.

Млечный путь. Сергей видел его лишь на картинках. Рваная звездная полоса протянулась по небу, похожая на растрепанную прядь волос. А на ее фоне — падающие метеоры-росчерки.

Сергей потер нос, думая обо всех тех, кто родился и умер в Бастионе, так и не увидев этой красоты над дикими, уже забывшими о существовании человека землями.

В носу щипало, а в глазах скапливалась влага. Сергей не плакал с десяти лет, но сейчас даже не стыдился. Все равно никто не видит. Генрих вон дрыхнет, подражая своим храпом какому-то монстру.

Глубоко вздохнув, рейдер сел и тут же в испуге замер, машинально потянувшись за штурмовкой. Краем глаза он заметил огни над лесом. Два желтых, один алый. Они медленно двигались с запада на восток. Расстояние рейдер мог определить лишь примерно. Где-то метров двести, хотя… Одних огней было мало для точного заключения.

Взяв винтовку, Сергей положил ее перед собой и схватился за бинокль. Приставил его к глазам, переведя в инфракрасный режим.

— Быть не может, — прошептал рейдер через пару секунд. — Просто не может!

— Чего не может? — Генрих моментально выкатился из пещеры на четвереньках и сел рядом. Поглядел на него. — Ух ты-ы… А это? — Умник указал на блуждающие огни.

Мрачный рейдер передал ему бинокль.

Генрих тоже выразился эмоционально, но весьма и весьма неприлично, что повергло Сергея в шок. Он впервые услышал от этого чистоплюя непарламентские выражения.

— Ну? И что скажете? — спросил рейдер.

Буланов молчал. Его челюсть отвисла.

Бастион-2

1

Аде Сальниковой снилась покинутая в Бастионе квартира. В ней она когда-то родилась, выросла и, живя в ней же, сделала управленческую карьеру. Можно сказать, это было родовое гнездо. Хотя Сальниковой Ада стала после свадьбы, но суть не менялась. Женщина иногда думала, что принадлежит к протоаристократии. Может, когда-нибудь, общество жителей бастиона организуется таким вот образом, дав начала Неосредневековью или чему-то в этом духе. Нет, Ада не стремилась стать госпожой, просто сейчас, после нескольких суток без сна казалось, что все так ее и воспринимают. Королевой. Императрицей. Без ее слова все погибнут. Толпа не знает, что делать и нуждается в сильной руке.

И снилось Аде, что именно в ее квартире состоялось нежданное негаданное восшествие на престол. Как в старину: трон, придворные, челядь разная, возложение короны… Вот уж бред так бред…

Посреди церемонии Генрих Буланов, ставший во сне ее первым министром, принялся трогать ее плечо и говорить:

— Нужны крайние меры! Крайние меры!

Раздраженная Ада повернула к нему голову и намеревалась спросить, что он себе позволяет. Она открыла глаза — над ней стоял человек в комбинезоне медика и в маске.

— В… чем… дело…

В горло Аде словно напихали стекловаты. При новой попытке пошевелиться, ноги свело судорогой. Сальникова охнула, скрючилась, схватившись за колени.

Человек сначала отступил от походной койки, но потом в нем заговорил профессиональный инстинкт.

— Как вы себя чувствуете? Жжения в горле нет? Жар? Головная боль? Ломота в мышцах? Вирус проявляется первоначально как простая простуда.

Тильда простестующе замахала руками.

— Нет, у меня ничего нет… О… Что вам нужно? Сколько я спала?

Ее взгляд упал на часы. Четыре часа. Четыре! А ощущение было, словно ей едва удалось сомкнуть веки — ну, секунд на десять.

Голова слегка кружилась. Судорога прошла, но во всем теле осталось какое-то странное чувство опустошенности.

— У вас есть какие-нибудь из перечисленных симптомов? — строго спросил медик.

— Нет! — Ада потерла виски. — Просто дайте мне что-нибудь от головы. Кстати, почему вы до сих пор в маске? Я распорядилась.

— Но… я из лаборатории… так положено…

— Ладно. Дело ваше.

Она до сих пор не верила в то, что сделала.

Усталость и недостаток сна вкупе со стрессом творят воистину чудеса.

— Так в чем дело? — спросила Ада.

Медик подсуетился и сунул ей стакан воды и таблетку. Она выпила.

— Вы сказали, чтобы вас будили только в крайнем случае, — проговорил медик. — Он наступил.

— Крайний случай наступил?

— Да. Я хотел, чтобы вы прошли со мной и кое на что посмотрели. Еще никто не знает.

— Темните… как вас?

— Ален Киреев.

— Идемте, Ален. — Ада встала, медленно, чтобы не вводить голову во искушение. Обезболивающее начало действовать. — Как в лагере?

— Бастион-2 в полном, по-моему, порядке.

Бастион-2 — так уже окрестили временное убежище колонистов (а официально наименовалось убежище под землей). Впрочем, учитывая ряд существенных обстоятельств, может быть, уже и постоянное. Ада старалась не заглядывать в отдаленное будущее, но ее рациональный ум пытался это сделать за нее. Вероятнее всего, придется соорудить тут город. Самый настоящий. Первый город на Новом Урале. А дальше? Жить, размножаться, строить цивилизацию. Когда-то Генерал мечтал об этом.

Дверь герметичного бокса, шикнув, распахнулась, и внутрь, в лицо Аде дохнуло свежим ветром. Ветер пах травами и лесом. Может быть, и плесень в нем была да только уже ясно, что перестала зараза эта действовать на людей.

Как проверили? А опытным путем. Место, куда выгрузились колонисты, квадрат десять, считалось чистым, но все же нашли там островок свеженькой "чернухи". Ада помнила, как люди запаниковали, разбегаться начали. Место сразу оцепили, предположительно зараженных — в изоляторы. Ждали, тряслись, но ничего не случилось. Датчики по старой памяти трезвонили об угрозе токсичного заражения и требовали немедленно принять меры. А на людей не действовало. Тогда один особо безбашенный солдат СБ подошел и взял "чернуху" голыми руками. И не умер, даже улыбался. Врачи проверили его сверху до низу, после чего уж все начали маски снимать.

Кто был первым, неизвестно. Может быть, какой-нибудь бедолага, которому все осточертело, а может, настоящий герой. Так или иначе, почин массы подхватили, несмотря на вялые попытки ученых предостеречь. Настоящая революция свершилась на глазах у Ады. Она сама сняла маску, подчиняясь общему порыву, и не пожалела. Природа оказалась самой что ни на есть живой, живее просто не бывает.

И сейчас она напомнила Сальниковой о своем присутствии. Женщина ненадолго задержалась на ступеньке. Ален Киреев спустился и ждал ее внизу, не заметив, что угодил обеими ботинками в лужу.

Лагерь беженцев — вот на что походил больше всего Бастион-2. Самый настоящий, классический лагерь беженцев. Несмотря на все усилия, до порядка здесь было еще очень далеко, что и говорить. Но главное сделано. Установлен охранный периметр, отозваны люди с опорных пунктов в окрестностях Екатеринбурга, квадрат поделен на зоны. В одной разместили скот (рискнули — под открытым небом и, кажется, удача была на стороне колонистов), в другой — госпитальные боксы, соединенные переходными рукавами. Была техническая зона, откуда запитывалось все осветительное и прочее оборудование. Административный корпус и казарма СБ, а также Штаб, соседствовали с палатками, предназначенными для гражданских.

Выходя наружу из своего личного походного бокса, Тильда застала ту же самую картину, что и несколько часов назад. Суета, работа, лихорадочные перемещения. Заместители Сальниковой взялись за дело засучив рукава. Наладили смены, разобрались с эсбэшниками, постоянно проверяли, как работают службы в полевых условиях. Все, в общем, неплохо. Что же касалось гражданских, потрясенных, измученных, депрессивных, то здесь пока все спокойно. Люди слишком вымотаны, чтобы активно проявлять свои эмоции. Врачи, как могли, боролись с последствиями шока. Многих пришлось госпитализировать — и это элементарные нервные срывы, истерики и обострения неврозов. Хорошо, если удастся избежать всеобщего помешательства.

Однако главная проблема, по мнению Сальниковой, заключалась не в этом. До сих пор не было известно точное количество жертв вируса и не составлены списки живых и заболевших.

Ален Киреев уже проявлял нетерпение. Ада еще раз оглядела наполненный сияние установленных на штативах фонарей лагерь, и двинулась следом за медиком. Путь их, естественно, лежал в сторону Госпиталя. Его огородили символическим пластиковым заборчиком, и поставили у входа охрану. Трое солдат СБ маялись у КПП, не совсем понимая, для чего это нужно. От кого охранять? Но, разумеется, до сих пор не обнаглел настолько, чтобы оспаривать приказы капитана Дымова.

Аду и Алена пропустили. От КПП к центральному боксу вела уже хорошо протоптанная в траве дорожка. Из открытой двери падал яркий свет, и было видно, что на фоне полупрозрачной занавеси маячат человеческие фигуры.

Тильда вошла и уловила запах препаратов и дезинфектанта. Типично больничный. В переходной камере она надела комбинезон, бахилы, после чего оказалась в другом отсеке.

Тут была лаборатория. Полдюжины человек корпели над приборами, до сих пор ведя войну с вирусом. Никто не обратил на Тильду внимания, и она радовалась этому. Немало находится тех, кто готов заглянуть ей в душу с немым вопросом, будто Сальникова могла решить все на свете вопросы и проблемы. Или с укором — вас-то, мол, зараза обошла стороной. Почему?

Лука Бородин ждал терпеливо, но весьма нервничал. Когда Ада и Ален вошли в третий по счету отсек, самый секретный из всех, директор Госпиталя, бледный, но высокий и прямой, как палка, пожал Аде руку.

— Как себя чувствуете?

— Лучше не бывает.

Все вокруг было белым, аж глаза резало. Белый Ада не любила, этот цвет ее тревожил.

— Ладно, идемте, — сказал Лука.

И опять пошли, в отсек, где лежали трое. Ада уже умела различать стадии заболевания. Все три человека болели четвертой, то есть были однозначно не жильцы. При переходе на пятую, начинает ураганное, как это назвали врачи, отслоение мяса от костей. Крови было много, она просто стекала на пол вместе с гноем из язв, не оставлявших живого месте на телах пациентов.

Ада вздохнула через респиратор.

— Посмотрите, — сказал Бородин, подводя ее к юноше, лежащем у стены. Аппараты искусственного дыхания тихо попискивали, сканер-диагност выдавал на монитор всю информацию о процессах, протекающих внутри тела. Сальникова скользнула по аппаратуре взглядом. Она ничего в ней не понимала.

— На что смотреть?

— Это четвертая стадия, — объяснил Бородин. — Множественные поражения, отказ внутренних органов, разжижжение соединительной ткани и тому подобное.

Ада ощущала легкую тошноту.

— А полчаса назад он был на пятой стадии, — сказал Лука. — Мы собирались отключить его от аппаратов, но наши лаборанты замешкались — работы много — и не успевали. Уже начиналось отслоение эпидермиса. Все. Этот парень был не жилец. Но сейчас ничего этого нет. Видите, это место, где кожа лопнула. Обычно потом следует активное разрушение всех тканей, начиная с кожи и вниз, до костной.

— Не понимаю, — сказала Сальникова. — Кожа целая.

— Целая. Она затянулась, не оставив шрама. Более того. Уменьшается количество и глубина язвенных поражений. Видите, как много чистых участков?

— Да.

Тильда посмотрела на Бородина, ловя его взгляд, словно пыталась прочесть мысли и докопаться до истины. Ее собственные мозги плохо соображали.

"Нет, не в этом дело, — тут же подумала Ада. — Я просто боюсь спросить".

Да, боялась. Еще как.

— Мне страшно так же, как вам, — вдруг сказал директор Госпиталя. — Я тоже ничего не понимаю. Наши успехи в понимании вируса… в общем, они столь же малы на сегодняшний день, как в самом начале. Почему одни болеют, а другие нет, почему часть людей обошлась первой стадией и то, только самыми легкими симптомами? Неизвестно. Вероятно, мы никогда и не узнаем.

Председатель кивнула.

— А что с ним?

— Он выздоравливает. Смотрите внимательно. Видите? Когда вы пришли, этот участок на ноге был покрыт язвами. А сейчас они больше похожи на фурункулы, не более того, и, насколько я понимаю, продолжают изменяться. Исчезают.

Сальникова перевела взгляд на тело. Парень походил на мертвеца, пока что только так, но теперь она не могла не замечать, что изменяется он прямо на глазах.

Лука Бородин указал на монитор сканера.

— Показатели стабилизируются. Процесс идет в обратном направлении.

Все молчали.

— Значит, — сказал Ада, наконец. — Это все?

Врач покачал головой.

— Хотелось бы верить… Да… Говорить рано… — Лука уставился на монитор, словно завороженный каким-то необъяснимым ярким феноменом. — Не понимаю… И самое главное — они не кричат.

— Что? — не поняла Ада.

— Они не кричат, а мы знаем, что ни одно обезболивающее на последних стадиях не действовало. Все три, у которых обнаружены симптомы выздоровления, просто спят.

У Ады мурашки побежали по спине. Она поняла, что с самого начала ее беспокоило. Это же было очевидно. Лишь эмоциональное отупение и заторможенность реакций не позволили ей сопоставить факты.

Действительно, пациенты не бились в конвульсиях и не исходили криком, как это было раньше. Именно это сбивало с толку больше всего.

Ада прошла по отсеку, проверяя других двоих. То же самое. Четвертая стадия, плавно перетекающая в третью. Немыслимо.

— А что же другие? — спросила Сальникова, разыскивая, где бы присесть.

— Проверяем. Но… если все правда, кажется, мы спасены. Просто — спасены. Если откат начинается прямо с порога смерти… А в том состоянии мозг все равно что каша уже…

Лука Бородин осекся, видя, как смотрит на него эта женщина.

— Ладно, — сказал он куда строже, вспомнив, какую должность занимает. — Какие будут распоряжения, госпожа председатель?

Ада ответила не сразу, просто сидела некоторое время и смотрела в стену из белого пластика. С ее плеч враз свалилась целая гора. Потрясение то еще. Психика, уже адаптировавшаяся к стрессу, можно сказать, зависла.

— Продолжайте наблюдать и докладывайте мне. Через полчаса будут изменения?

— Да. Учитывая темпы выздоровления.

— Значит, через полчаса жду вас с докладом. Надо знать, кто из заболевших и находящихся в критическом состоянии выздоравливает, а кто нет. И не случайность ли это все. В общем, нужна будет любая информация, что вы к тому времени накопаете, Лука. Пока не скажу, держите все в секрете.

— Будет сделано.

Тильда вышла из бокса, окунаясь в прохладный ночной воздух. До чего же здесь хорошо! Несколько минут она сидела на краю металлического контейнера, одна. Мир словно провалился в небытие. Исчез шум, суета, яркий свет. Все.

Но ей все равно помешали — и хорошо, иначе бы Сальникова уснула бы прямо здесь.

Один из новых председателей комитетов подбежал к ней с докладом. После этого дела увлекли Аду, поглощая все ее внимание.

Однако о потрясающей новости она, разумеется, не забыла.

2

— Новостей нет?

— Нет.

— Значит, на связь не выходили?

— Значит, не выходили.

Послало же начальство напарничка!

Надоедливый сукин сын, сопляк, только недавно получивший статус солдата СБ и еще ни разу не ездивший в рейды. Как его? Лика подняла руку и почесала лоб. Это всегда помогало думать, напрягать затянутые серой дымкой усталости мозги.

Он стоял рядом и ухмылялся. Легкая щетина пробивалась на его худой физиономии. Эсбэшник походил на волчонка, не успевшего вырасти как следует, но уже метящего на звание взрослого хищника.

— Мой совет: заткни рот и просто стой спокойно, — сказала Лика, отвернувшись.

Она вспомнила имя.

Эдик. Чертов Эдик. Младший брат солдата, с которым когда-то Лика училась на курсах. В те времена Эдик еще в младшую школу ходил и однажды получил от нее подзатыльник за вредность.

Похоже, об этом не забыли они оба. Что-то в глазах молодчика заставляло сомневаться, что это не так.

Эдик закрыл рот — скорее всего, ненадолго.

Лика встала так, чтобы он не попадал в поле ее зрения, и принялась отвлеченно разглядывать лагерь, вернее, ту его часть, которая открывалась отсюда.

Если бы Лика вела дневник, то последняя запись в нем была бы такая: "Меня и еще одного придурка поставили в охрану Штаба. Людей мало, основная часть занята на охране периметра, следовательно, спрыгнуть с поста можно только после окончания смены. Этак часов через шесть. И это плюс к тем пятнадцати, которые мы провели на ногах… Врачи пытались затащить меня в лазарет, говорили, что надо срочно обследоваться. Не пошла. Если бы что-то было, я бы почувствовала, ведь мать чувствует, да? Не хочу в лазарет. Не хочу! Оставили на службе под мою ответственность. Но это сейчас прокатило, в чрезвычайной ситуации, когда не до меня, а так бы не отмахалась. А Эдика этого я просто пристрелю. Еще час — и ему крышка!"

Вынести болтовню Эдика в самом деле было непросто. Поначалу Лика подозревала, что он нарочно издевается над ней. Ну, помнит пару-тройку обид, ну с кем не бывает, но чтобы специально? Оказалось, впрочем, что нет. Ему просто стало скучно. Как всем тем, кто представлял себе службу в СБ вечным подвигом и крутейшим времяпрепровождением. Стоять в карауле, обеспечивать безопасность, охранять объект? Да разве это работа? Вот мутантов валить — другое дело, прочесывать городские развалины в поисках полезного мусора — менее престижно, но тоже хорошо, ведь в развалинах встречаются те еще твари.

А что же здесь? Сплошной дурдом и скука смертная.

— Не волнуешься? — Вопрос последовал незамедлительно, после того, как созрел в дурной голове. — За мужа?

— А тебе что? — огрызнулась Лика.

— Я за брата волнуюсь.

— Флаг тебе в руки.

— Нет, правда.

— Ответ утвердительный. Устроит?

Раньше бы Лика точно не стала бы терпеть ничего подобного. Имелся на этот счет у нее один хороший способ — приласкать болтуну нижнюю челюсть фирменным хуком. А сейчас даже лень поднять руку было. И злости не набиралось. Зато было нечто другое — жалость, что ли. Парнишка много из себя строил, старался выглядеть героем, грудь колесом выпячивал. Держался, оставив в Госпитале внизу всю свою семью — мать, отца, младшую сестру, дядю с тетей, племянников. Только старший брат-рейдер жив (под вопросом) и направляется к Острову.

Гормоны. Лика на себе чувствовала их силу. Организм перестраивался. С каждым днем в нем что-то происходило. Появлялись безумные желания, ни с того ни с сего хотелось закатить истерику (это пугало сильнее всего) или бросить оружие. К винтовке, которая для каждого эсбэшника должна быть продолжением руки, Лика вдруг стала испытывать отвращение.

За последние часы она много видела, бесконечно курсируя в составе охраны Ады Сальниковой по Бастиону и вне его. Такие нагрузки, психические в том числе, вероятно, не были полезны для ребенка. Даже определенно не полезны. Но Лика чувствовала пока в себе силы с этим справиться. Если она поддастся уговорам врачей, значит, распишется в своей слабости. Сейчас, когда колонисты поставлены на грань вымирания, Лика нужна им. Как солдат и часть сообщества, разве не так? Ну, а может, куда важнее, что у нее будет ребенок?

Лика знала, что рано или поздно увязнет в этой дилемме. Так и случилось. Где-то должен быть ответ или, по крайней мере, подсказка. В какую сторону двигаться? Раньше она думала, что справится со всем. Приняв решение, Лика встречала неизвестность с открытым забралом, как делала всегда. Но вот теперь ей становилось страшно.

Сергей где-то на трассе. Слухи ходят, что у рейдеров проблемы. Плохие погодные условия, труднопроходимые участки, нападения мутантов. Официальной информации, кроме той, что была озвучена еще в Бастионе, до сих пор нет, а тогда Ада сообщала, что прошли девяносто километров и прошли успешно. Небольшое утешение на фоне эпидемии, но все-таки. И больше ничего.

Народ роптал, напряжение, усталость, безумие на грани паники — все это буквально витало в воздухе. Угроза плесени миновала, на ее место пришла другая. Привычная и защищенная жизнь людей рухнула. Осталось им в итоге немногое: ждать смерти. Мало кто всерьез думал, что удастся приспособиться к поверхности. Даже те, кто оказался невосприимчив к вирусу отнюдь не сверхлюди. У них больше нет стен и бронированных дверей. Природы сколько угодно, защиты — ноль.

Лика старалась не думать о Сергее. Слишком тяжело. Очень жалела, что ее не отправили защищать периметр вокруг лагеря. Возле Штаба, хотя во внутренней зоне, которую охраняют еще ребята на КПП, она все равно чувствовала себя как шишка на ровном месте. Будто все только и смотрят сюда, чтобы изучить ее эмоциональное состояние.

Ставьте себе задачи в критических ситуациях, учат рейдера на курсах. Ставьте, определяйтесь со своими ресурсами и выполняйте. Это поможет сохранить хладнокровие и не поддаться панике. В теории, конечно. Лика не чувствовала в себе сил адекватно противостоять тому, что надвигается на нее. Отчаяние, страх, даже ужас и внутренний холод — от всего этого, казалось, не было средства.

Разве она не знала, что экспедиция к Острову не имеет шансов на успех? Знала. Все знали. Тогда не стоит, наверное, продолжать заниматься самоедством. Рейдер тем и отличается от гражданского, вообще от любого другого, тем, что способен трезво оценить шансы на выживание. И не делать из этого трагедию.

Эдик сплюнул и отставил винтовку, прислонив ее к стене штабного бокса.

— Пить охота.

Парнишка сел на корточки возле закрытой на кодовый замок двери, и начал прихлебывать из фляжки.

— Рядом с нами кто-то есть, — сказал он, чтобы в очередной раз привлечь внимание девушки.

— Кто есть?

— Парни с периметра видели какие-то огни в небе. Там на востоке лес, тайга. Так где-то там.

— Какие парни?

— Гурин, Афанасьев, кажется. — Эдик плеснул воды на ладонь и смочил лицо.

Лика привалилась плечом к стенке бокса.

— Когда же ты успел с ними поговорить?

— Когда отливать ходил. Полчаса назад, — ухмыльнулся рейдер. — Огни над лесом. Перемещаются себе, как будто так и надо…

— Да не ври.

— Не вру. Зачем мне врать?

— Потому что ты такой и есть. Я тебя знаю.

Эдик рассмеялся.

— Не, это правда. — Присмотревшись, Лика заметила в отблесках света от фонарей, как дрожат у рейдера губы и бегают глаза. — Огни.

— Да говори толком. Что они видели? — Лика подобралась ближе.

— Летает там какая-то хреновина. В инфракрасном спектре видно, что это… ховер…

— Ховер? Так их же давно нет.

Эдик воззрился на нее, словно на чокнутую.

— Нет, конечно, у нас нет. Есть, наверное, у других…

Лика закатила глаза. Ну да, рейдерский фольклор, байки, сказки, легенды о каких-то дальних поселениях, жители которых летают по континенту, не испытывая никаких проблем. Бастионцы на вездеходах, а эти, мол, по воздуху. Изучают что-то, наблюдают, но в контакт почему-то вступать не хотят… С детства Лика слышала эти истории. Вариантов тут было много и некоторые фантазеры выдвигали совсем уже нереальные версии. По одним получалось, что на Земле хозяйничают пришельцы. Прилетели, увидели целую планету, никем не занятую, и решили обосноваться. По другим версия — это наши, земляне, которые вернулись из космоса по той же причине. Официально считается, корабли, ушедшие с земли до Метеорита, в конце концов, погибли, и на то были объективные причины. Куда не проникала с беженцами плесень, там рано или поздно кончались запасы воды, пищи и кислорода. Конец. В других мирах, возможно, остались кучки выживших, но там их шансы тоже были весьма призрачны. Впрочем, обратно не доказано. Теоретически, на Землю могли вернуться некие особо удачливые бродяги. Почему бы нет? С другой стороны, разве они не стали бы устанавливать контакт с оставшимися здесь? По мнению Лики, это было не совсем логично. Неестественно даже.

— Мой брат видел однажды такие же огни, — сказал Эдик. — В рейде, конечно. В карауле стоял, когда группа заночевала в пещере.

— Других свидетелей, разумеется, нет.

— Нет. Мой брат не дурак, он не стал рассказывать, чтобы его на смех не подняли. Только мне. Он мне доверяет.

Лика присела рядом. Обычно только когда сядешь, чувствуешь, как гудят уставшие ноги.

— Не веришь. Эдик — балаболка. Эдик — придурок. Да сам знаю. На посту напиться нельзя, а я бы напился. — Рейдер посмотрел на девушку. — В мире куча всякого дерьма, а мы копошимся на своем пятачке. А эта плесень уже давно не опасна! Мы могли бы поселиться на поверхности десять лет назад!

— Неизвестно.

— За океаном все по-прежнему, там ничего не было. А это они и летают, смотря на нас, недоносков.

— Откуда ты этого бреда нахватался?

— Выдумал. Все равно — не хуже Острова.

— Остров существует.

— Ага. Может быть… Они ждут, когда мы приползем к ним на карачках и попросимся жить. Помогите сиротам! Мы же тоже люди! Мы-то, может, и люди.

— Ты о чем? — Лика пристально смотрела на Эдика.

Тот же словно не замечал, устремив взгляд перед собой.

— Ни о чем, — ответил он, наконец. — Сны. Все сны. Мы уходим и не возвращаемся. Перед нам раскрываются широкие двери. Хозяев не видно, однако они настаивают, чтобы мы вошли и присоединились к их вечеринке. Слияние в экстазе! — Рейдер посмотрел на небо. Между облаками светили звезды. — Думаю, хуже нам уже не будет.

— Ты бредишь, — скривила губы девушка. — Точно…

На дорожке, ведущей ко входу в Штаб, появилась Ада Сальникова в сопровождении четырех председателей комитетов. Группа приближалась быстрым шагом. Ада шла впереди, ее волосы трепал ветер, и выглядела она воинственно.

Эдик вскочил и вытянулся, показывая, что по-прежнему, не сомкнув глаз, несет службу. Лика на автомате проделала тоже самое.

— Никого не пускать, — бросила Ада, входя. — У нас секретное совещание.

Приказ адресованся девушке — та была старше, дольше провела на службе, значит, становилась за командира. Лика просто козырнула в ответ. Все совещания секретные, все архиважные. Ничего страшного. Постоим еще.

Бронедверь вошла в пазы, тихо проурчали замки.

— Плохо дело, — прокомментировал Эдик. — Нутром чую. Об огнях будут говорить.

— Заткнись, — отозвалась Лика.

Эдик рассмеялся, слишком сухо для веселого настроения, жестко и зло. Девушка подумала, что плотину может прорвать в любой момент и как будто ждала этого. Эдик замолчал. Надолго. Оставалось только вслушиваться в хаотичную музыку лагеря и смотреть на небо, выискивая огни.

Гости

1

— Ховер, — сказал Генрих, не отрывая бинокля от глаз.

Рейдер быстро слазил в свой рюкзак и достал еще один. Теперь они наблюдали за огнями вдвоем.

— Ховер, — повторил ученый. — На антигравитационной подушке. Такие были раньше, до Метеорита. Когда-то Генерал очень жалел, что Бастиону не досталось ни одной такой машины.

— Ага, — отозвался Сергей, чувствуя бегущие по спине и рукам мурашки.

— Куда легче было бы обследовать территории по воздуху.

Рейдер не мог не согласиться, но промолчал. Ясно — это не галлюцинация и не мираж. Аппарат настоящий. Встроенный в бинокль дальномер определил расстояние до объекта. Получилось сто пятьдесят метров.

Штука была продолговатой, с какими-то выпирающими из корпуса частями, хотя судить точно о форме и конструкции было сложно. Инфрадиапазон не давал четкой картинки.

— Что они делают? — спросил Генрих, нарушив трехминутное молчание.

За это время воздушное судно продвинулось от точки, где его засекли, на расстояние метров пятидесяти. Общий курс был неизменен. Пока.

Интуиция Сергея подсказывала, что просто демонстрацией дело не ограничится.

— Может, ищут нашего монстра, — предположил Сергей, — голосистого.

— Или нас, — сказал ученый. — Но только мы здесь… Ты слышал эти легенды, брат солдат? О якобы летательных аппаратах других поселений?

— Конечно. На биваках в рейдах только о них и болтают.

— Так вот она — легенда.

— Невозможно, — сказал Сергей, но уверенности в этом утверждении не было никакой.

— Лично я своим глазам верю, — заметил ученый.

— И что? Ладно, пусть это ховер на антигравитационной полушке. Нам-то что?

Генрих убрал бинокль и посмотрел на него.

— Я уверен, что это островитяне. Думаешь, так близко от Перми могут быть и другие? Ну?

— Почему они?

— Откуда мне знать? Может быть, нас разыскивают. У них есть воздушный транспорт, они сами сообщили! Сложи два и два, брат солдат!

— Не называйте меня брат солдат! — возмутился Сергей. — Хватит!

— Договорились.

Генрих и Сергей снова приставили бинокли к глазам, мысленно отсчитывая длинные выматывающие душу секунды. Секунды эти складывались в железобетонные неподъемные минуты.

Рейдер обливался потом, сердце бухало. Во рту пересохло, словно после долгого перехода.

— Что будем делать, если они повернут сюда? — Сергей решился задать этот вопрос лишь сейчас, хотя он с самого начала был на уме у обоих.

— Если отбросить эмоции и тот очевидный факт, что лично меня это пугает до полусмерти, то… просигналить, что мы готовы к сотрудничеству.

Сергей захотелось спихнуть умника с уступа, чтобы он скатился по склону и пересчитал все кости. А самому задать стрекача.

— А мы готовы? — вместо этого спросил рейдер.

— Представь, что мы на необитаемом острове. У нас кончаются припасы, и скоро мы умрем. Что ты выберешь? Привлечь внимание корабля или…

— Но мы не на острове!

— Это образно. Согласись, довольно глупо упустить шанс. Мы идем к Острову, так?

— Ну так.

— А это островитяне, которые нас ищут. Если мы не привлечем их внимание, то будет странно, так?

— Ну так.

— Значит, надо привлечь.

— Но вдруг это не они?

— А кто? Злые инопланетяне? — отозвался Буланов. — Жаль, конечно, что у нас нет рации. Или… в шлемах ведь была. Если ее настроить…

— Шлемы остались на дороге, — напомнил Сергей.

— О черт…

Ховер все так же плыл над лесом, светя тремя габаритными огнями. Потом из него вниз, пронзая кроны, ударил конусовидный луч.

— Что-то ищут, — заключил Генрих.

— Похоже, надо тянуть жребий.

— Зачем?

— Я против того, чтобы привлекать внимание, вы — за. Что делать будем?

Буланов приставил бинокль к глазам. Сергей заметил, как вздрогнул ученый.

— Летят. Летят сюда!

— Допрыгались, — деловито заметил Лужин, засовывая бинокль в рюкзак и беря в руку винтовку.

— Эй, ты стрелять собрался?

— Надо будет — выстрелю.

— Зачем?

— У рейдера нет друзей, кроме тех, кто из Бастиона. Так нас учили. — Сергей ткнул указательным пальцем в приближающиеся огни. — Кто это — не знаю. Предпочитаю не рисковать!

— Но… — Буланов, совсем растерявшись, уставился на "брата солдата".

— В пещеру! — прорычал тот. — Живо!

— Но…

— Это ваше любимое слово, профессор?

Сказано это было таким тоном, что Генрих понял — шутки в сторону.

Ученый встал, подхватил рюкзак и протиснулся через щель. Внутри он споткнулся и упал.

Сергей в который раз подумал, что лучше бы выжил не умник, а брат по оружию. Проблем было бы куда меньше. Разумеется, он этого не сказал.

Взглянув еще раз в бинокль, Сергей увидел, что ховер приближается. До него уже было метров семьдесят. Всего семьдесят! Рейдер прикинул величину летательного аппарата. Получалось, примерно в три раза больше, чем броненосец Бастиона.

Сергей подхватил винтовку и спрятался в пещере, жалея, что нет времени снять мины и сигналку. Если у пришельцев есть сканеры, они без труда определят наличие следящей аппаратуры, а значит, спалят и их. И вообще — какой смысл прятаться? Сергей, честно говоря, не имел понятия, доверяясь исключительно инстинкту. Все жизненные формы, встреченные им до сих пор за пределами убежища, так или иначе, были враждебны человеку. Даже если это был другой человек.

Рейдер успел укрыться в пещере за секунду до того, как луч прожектора махнул по основанию скалы и скользнул вверх. Он прошелся по трещине, за которой в темноте спрятались бастионцы и двинулся дальше.

Сергей видел, как приближается ховер. Уже мог слышать низкое тихое гудение двигателей и различал отблески света на сегментах лобового стекла кабины.

В его руках была готовая к бою винтовка. Предохранитель снят, подствольный гранатомет заряжен. Сергей прикидывал взглядом профи, куда бы эффективней всего можно было пульнуть плазменным фугасом. Опять же вопрос — зачем? Рейдеров учат, что агрессией надо отвечать на агрессию и не начинать первым, но кто ж знает…

— Не надо, — сказал Буланов, схватив Сергея за локоть. — Я выйду и все объясню.

— Кому? А вдруг они языка нашего не понимают?

— Так и выясним.

Ховер приблизился к скалам и завис на расстоянии метров десяти от пещеры.

— Засекли… — процедил рейдер, осторожно выглядывая наружу.

— Еще бы.

Сергей смахнул пот со лба.

"Для чего же тогда было идти в Пермь? Вот они, благодетели! А я собираюсь угостить их маленькой огненной штучкой".

Ховер висел над верхушками елей и не двигался. Луч прожектора какое-то время прогуливался по серым слоистым скалах, а потом замер, нацелившись на щель. Интенсивность излучения упала примерно наполовину. Уже не так слепило.

— Ну так что будем делать? — спросил Генрих. — Нас все равно засекли!

Сергей молчал.

— Может, напомнить тебе, зачем мы поехали? Что нам нужно? — Ученый начал выходить из себя.

— А если это не островитяне? — спросил рейдер.

— Ну какая разница? Мы нашли именно то, что искали! Колонистов с большим техническим потенциалом! С высоким уровнем организации убежища!

— Это летающее корыто еще ни о чем не говорит, — упрямо мотнул головой Лужин.

— Помнишь, о чем мы говорили? Ты командуешь в пути, когда мы преодолеваем опасности и все прочее, а я — когда мы достигнем цели и увидим островитян. Устанавливать контакты — моя работа! Меня делегировало руководство Бастиона.

Генрих схватил рейдера за наплечник и развернул к себе.

— Я не шучу!

Сергей пристально посмотрел на него, соображая, что упираться-то, в общем, бессмысленно. Особенно, если вспомнить о цели экспедиции.

Вирус. Островитяне обещали дать им средство от заразы, разве нет? Может, тогда хватит ломать комедию?

Сергей махнул рукой.

— Ладно. Теперь ваш выход. Объясните им, кто мы и что здесь делаем… Но… Я останусь пока что внутри и буду держать их на мушке. В случае чего — врежу из подствольника, мало не покажется.

Буланов неодобрительно поджал губы. Умник отложил винтовку, встал во весь рост и оглядел скафандр. Результат осмотра ему не понравился. Очевидно, встречать островитян он планировал при всем параде.

— Иду…

Сергей подумал, что и сам, наверное, обделался бы от страха. Это же все равно что пришельцев встречать без подготовки. Хотя к такому подготовиться и невозможно.

— Иду… — повторил ученый и шагнул к щели.

Через нее он протиснулся с трудом, словно стал вдруг больше, и укрепился на уступе. Руки развел в стороны на всякий случай: оружия, мол, нет.

Сергей занял позицию в глубине пещеры, у противоположной стены. Опустился на одно колено, приставил штурмовку к плечу и стал наблюдать за всем этим через прицел.

Ничего не происходило, во всяком случае, пока. Генрих просто стоял, всеми способами показывая, что у него только мирные намерения, ничего больше. Ховер казался миражом, застывшим в воздухе. Будто его вообще нет, а бастионцы наблюдают лишь галлюцинацию, разделив ее поровну.

"Может быть, корабль беспилотный? Тогда умник зря надрывается!"

В тот момент Буланов еще ничего не начинал, но стоило Сергею подумать об этом, Буланов заголосил:

— Мы безоружны! Мы — из Бастиона. Вы знаете, кто мы. Наш караван был разбит, выжили только мы двое!

Ховер не подавал признаков жизни. Висел и просто светил прожектором.

Сергей подобрался поближе к выходу. Если придется стрелять, умник помешает, так как почти целиком загораживает линию огня.

— Похоже, там просто никого нет, — сказал Сергей спустя пару минут. — Беспилотник!

— Нет. Я…

Что имел в виду Генрих, рейдер так и не узнал. Через мгновение ученый повалился спиной назад, ударился плечами в края щели-входа и начал оседать. В свете прожектора Сергей заметил облачка пыли там, где наплечник Буланова тер серый камень.

— Дерьмо!..

Сергей приготовился дать залп, но ощутил, что не может нажать на курок. Первым делом собирался угостить ховер гранатой, потом добавить. Ничего. Руки мигом одеревенели — от пальцев до плеч. Сергей держал оружие, однако было чувство, что тело перестало быть его собственным. Его будто отодвинули в сторону и сказали: "Отдохни!"

Рейдер попытался изменить позу. Куда там! Он превратился в статую целиком — сидел неподвижно и смотрел, словно загипнотизированный, через щель.

По другую сторону висел летательный аппарат, а на уступе распластался Генрих. Вероятно, он уже был мертв. Почему?

"Эти ублюдки использовали какое-то оружие…" — подумал Лужин, пытаясь вернуть себе подвижность. В голове звенело. Через секунду он ощутил низкую вибрацию, следом за которой пришла тошнота.

Вот тебе и контакт с могущественными благодетелями из-под купола. Большое спасибо! Некоторые скептики говорили с самого начала, что это ловушка. Были правы. Что бы, интересно, сказал сейчас Игорь. Доказательством какой дикой теории стали бы эти вот выкрутасы?

Тошнота прошла, зато перед глазами стало темнеть. Тело расслабилось. Из него словно кто-то выпил всю силу. Сергей мешком повалился на пол пещеры. Распластался, прижав штурмовку грудью. После чего осталось только ждать продолжения, надеясь, что недоразумение (а, вероятно, это оно и есть) разрешится само.

Продолжение пришло в виде глубокого обморока, куда Сергей съехал через несколько мгновений безуспешных попыток обрести контроль над собственным телом.

2

— Значит, ты тут не одни, — подвела итог Ада Сальникова.

Ее взгляд прошелся по мрачным бледным лицам председателей и вернулся к голограмме, на которой демонстрировалась видеозапись, сделанная одним из бойцов, охранявших периметр.

— Ховер с антигравитационным приводом, — продолжила Сальникова, не дождавшись комментариев коллег. — Держится на расстоянии, в контакт вступать не желает. Ну? — Женщина хлопнула рукой по столешнице. — Есть идеи?

— Рейдеры много раз говорили о таких вот феноменах, — сказал Григорий Симонов, председатель Комитета Продовольствия. — Но нет ни одного документально подтвержденного случая.

— Может, позвать капитана Дымова? — предложил Александр Рогов.

— Он занят. Присоединится позже.

— Я предлагаю связаться ними по радио, — сказал глава Энергонадзора Олег Зеленин. — Может быть, они боятся. Как мы. Присматриваются.

— Мысль, — ответила Ада, — но я и сама до этого дошла. Надо что-нибудь оригинальное.

— Зачем же? — спросил Зеленин. — Мало у нас проблем сейчас?

— Наша главная проблема — конкуренты, обладающие воздушным транспортом. Определенно вооруженные. С неизвестными намерениями. У нас тут гражданские, среди них куча больных, много детей и стариков. Вдобавок большинство еще не отошло от шока, и неизвестно, чем это все может кончиться! Вот проблема!

Толстяк Рогов почесал вылезшую густо на щеки щетину.

— Может, это люди из Острова Ломоносова? Мы ведь дали им свои координаты. Сначала при установлении контакта, затем когда началась эпидемия. Тогда это уже был SOS.

— Почему же они до сих пор с нами не связались? — спросила Ада.

Руководящий Комитетом Транспорта Николай Вершин громко ломал пальцы. Наконец, заметив, что начальство смотрит в упор, поднял глаза.

— Считаю, это враждебный элемент и должен быть уничтожен, — сказал он. — Генерал оставлял на такой случай точные инструкции. Мы им всегда следовали. Отчасти потому и выжили. Ставим вопрос на голосование?

— Так за что голосовать? — спросил Зеленин. — Хотите угостить наших гостей ракетами земля-воздух? Технически — никаких проблем, но что потом будет?

— Будут знать, — ответил Вершин.

— Вы рассуждаете как ребенок, — бросил Рогов в сторону главного "транспортника". — Начинать войну лишь по причине невозможности установить контакт?

— Да поймите! Мы уязвимы! Мы сидим на ровном месте. У нас чрезвычайное положение! — вспыхнул Вершин. — Что стоит этим… совершить воздушный налет и разгромить наш лагерь? Только вообразите на минуту, господа пацифисты: что будет с гражданскими? А сумеем ли мы отразить массированное нападение? А ведь большая часть наших бойцов и специалистов ушла в Пермь, не забывайте. И даже если мы сможет, наконец, связаться с ними, в чем я не уверен, они обратно не успеют. Найдут на месте Бастиона-2 только пепел и кости!

— Николай Сергеевич, успокойтесь, — сказала Ада.

Лишь она умела так — в критической ситуации сохранять спокойствие, которому бы позавидовали и олимпийские боги. Вершин уставился на нее, но его взгляд тут же потух.

— Мы все на нервах, — произнесла Сальникова, обходя взглядом свое новое правительство. Скорее, уж пародию на него. — Опасность для колонистов существует, никто этого отрицать не будет. Мы уязвимы на поверхности, у нас мало людей… Мы не способны отразить массированное нападение. Но я возражаю против превентивного удара. Хотя бы потому, что вместо одного ховера может появиться пара дюжин.

Повисло тишина. Те, кто до сих пор молчал, видимо, вовсе не собирались высказываться. Умыли, что называется руки, возложив всю ответственность на Аду.

Что ж, мысленно вздохнула она. Не впервой. Можно, конечно, подождать Дымова и послушать, что он скажет, но какой толк? Скорее всего, капитан присоединится к Вершину. У вояк один разговор — пуля промеж глаз.

— Тогда я предлагаю просто выйти на переговоры. Как раньше поступали в таких случаях? Белый флаг — чтобы знали о наших добрых намерениях.

Ада ожидала именно этого — потрясенных взглядов, страха пополам с восхищением. Словно подобной возможности никто из новеньких управленцев и в мыслях не допускал. Впрочем, может быть. Эта команда была не чета прежней. Дилетанты. Желание есть, а опыта ни малейшего. Только теория, то, чего успели нахватать за недолгий срок работы в руководящей сфере во втором и третьем чиновничьем эшелоне.

Но опыт — дело наживное. Требовать от этих людей прорывных идей и, тем более, бешеной инициативы Ада не имела права. Согласно закону о Чрезвычайной ситуации, у нее была вся полнота власти, значит, ей и решать. И все же не стоит совсем отстранять новичков от дела.

— Голосуем. Кто за?

Поднялось больше половины рук.

— Против?

Оставшиеся за исключением одного. Александр Рогов в итоге оказался единственным, кто воздержался.

— А кто пойдет парламентером? — спросил он.

Ада встала, со скрипом отодвинув стул.

— Разумеется, я. Моя идея — мое воплощение.

— Вы не имеете права! — заявил Рогов, к которому тут же присоединился "милитарист" Вершин. — Если вы погибнете…

— Да, я и забыла. — Ада улыбнулась. — Назначу заместителя. Хм… Может, кто желает добровольно?

Таковых не нашлось. Большая часть председателей смотрела куда угодно, только не на нее. Они походили на школьников, дружно не сделавших домашнее задание.

— Тогда вы, Рогов.

Замдиректора Научного Корпуса поджал губы, хотел возразить, но раздумал. Улыбка Ады вовсе не означала, что она в хорошем настроении. Скорее, наоборот.

— Ну, если вопросов больше нет, я пойду. Хочу разобраться с этим побыстрее и лечь спать. Если пришельцам что-нибудь нужно, пусть говорят сразу или… не мешаются.

Совещание подошло к концу. Ада вышла из Штаба первой и задержалась у входа, наблюдая за тем, как возвращаются к своим делам председатели. Некоторые просто волочили ноги от усталости, но впереди еще была уйма работы.

Наконец, у входа осталась только Сальникова и два охранника из СБ.

— Лика? Эдуард? — Не сразу, но она вспомнила их имена. — Вы мне оба нужны.

Непривычно было смотреть в лица рейдерам, не закрытым масками или шлемами. Перестав быть просто роботами, закованными с ног до головы в броню, они приобрели вдруг человеческие черты. Вместо визоров — глаза. Вместо сегментов лицевой защиты — кожа. И еще страннее видеть в их взглядах страх и неуверенность.

Кто же задумывался над этим раньше? Солдат Службы Безопасности всегда должен быть застегнут на все пуговицы и не имеет права мучиться сомнениями. Тем более, чего-то бояться. Вообще немыслимо.

— Я собираюсь прогуляться… в качестве переговорщика. Слыхали уже, наверное, об огнях?

— Так точно, — отозвался Эдик. — Говорят, летательный аппарат наблюдает за нами.

— Верно, наблюдает. Так вот я решила перекинуться с этими ребятами парой слов. Пойду с белым флагом, если уж они на связь не выходят. Вы со мной?

— Так точно!

Ответили Эдик и Лика хором, еще раз доказав, что рефлексы, привитые долгой муштрой просто так не исчезают.

Ада кивнула: мол, знала, ребята, что на вас можно положиться. В этот момент к Штабу как раз подошел капитан Дымов, и его пришлось вводить в курс дела. Эсбэшник был против подобно эскапады, мотивируя свое возражение тем, что действия Ады могу спровоцировать противника. Сальникова терпеливо выслушала речь Дымова и сказала, что примет к сведению. Собственно, после этого капитану осталось только привести весь наличный состав Службы в состояние полной боевой готовности.

— Проследите, чтобы гражданские ни о чем не знали, — сказала Ада Дымову, прежде чем тот ушел. — Мы ничего не знаем. Нам не нужны слухи, разговоры и, тем более, паника.

— Боюсь, слухи уже расползлись, — ответил капитан, — но сделаю все возможное.

Посмотрев вслед по-спортивному трусящему Дымову, Ада повернулась к своей охране.

Лика и Эдик стояли неподвижно. Сальникова чувствовала, в каком напряжении замерли эти двое.

— Ну? У кого-нибудь есть белая тряпка? Мне нужен флаг!

2

Сергей понимал, что его не собирались убивать, а только парализовали. Это не было даже обмороком. Потеряв возможность двигаться, он мог воспринимать звуки и зрительные образы, хотя и в ограниченном спектре.

Не получалось, например, скосить глаза в сторону и вверх-вниз. Либо вперед, либо никак. Зато мозг работал на всю катушку, словно движок броненосца на холостом ходу.

Вскоре после столь приятного знакомства с обитателями ховера, пещера стала местом интересного действа. Сергей же, словно нарочно, упал лицом вниз, и ничего почти не видел. Перед его носом был каменный пол убежища, усыпанный пеплом от костра, мелкими камешками и хвоей. Запах был самый что ни на есть обыкновенный, к нему рейдер уже привык. Совсем другой влетал снаружи.

Сначала ховер подлетел ближе, затем (как рисовало воображение Сергея), в днище открылся люк. Из люка на уступ, видимо, прекрасно зная о минной ловушке и игнорируя ее, вышли пилоты летающего металлолома. Рейдер ожидал, что они будут говорить между собой, смеяться, ругаться, наконец, но не услышал ни слова. Занимались они своими делами в полном молчании.

"Неужто телепаты? — пришла на ум рейдеру странная мысль. — О черт!"

Первым делом, как думал Сергей, им нужно оттащить Генриха, мешком свалившегося у входа. Эх, если бы видеть!

Рейдер приложил немало усилий, чтобы преодолеть паралич, но только взмок еще больше. Не удавалось повернуть голову даже на полсантиметра.

Прошло минуты две, по его подсчетам, и только сейчас, после некоей таинственной возни у входа незнакомцы вошли внутрь.

Ни один из них не попал в поле зрения Сергея, так что и теперь его надежды не оправдались. Что-то подняло рейдера над полом, и он в буквальном смысле поплыл по воздуху.

Странное и пугающее чувство пылинки поднятой ветром. И это при наличии брони и оружия, которое Сергей так и не выпустил из пальцев. Летел же он к выходу лицом вниз. Вероятно, из соображений конспирации, чтобы, значит, пилоты не попались в поле его зрения. С другой стороны, это было глупо: пришельцы могли бы элементарно закрыть ему веки. Или же применить снова тот чудесный девайс-вырубатель, чтобы лишить Сергея и зрения тоже.

Впрочем, ничего этого не понадобилось. Последнее, что он запомнил перед обмороком, теперь уже настоящим, — яркий свет, как будто просвечивающий мозг насквозь. Мозг и черепные кости. Лужину почудилось, что его растворили в этом самом свете. И он превратился в ничего не значащий фотон в общем потоке, несущийся с немыслимой скоростью в пустоту.

А после света — темнота. Чего и следовало ожидать.

Какое-то время ощущения (возможно, лишь фантомные оставались), но и они пропали. Словно кто-то методично, нажимая на кнопки, отключал тело рейдера от реального мира, загоняя его сознание все глубже и глубже.

3

Чтобы обеспечить Аде доступ к возвышению, которое она сама выбрала, пришлось разобрать один сектор защитного периметра. Обесточили провода под током, отодвинули в сторону комплекс стальных "ежей".

Бойцы СБ встали по обеим сторонам от прохода на "дикую территорию", как ее уже успели окрестить колонисты.

— Опасно, — повторил в который раз капитан Дымов. — Я дам вам еще троих бойцов.

— Я же сказала — нет, — отмахнулась Ада. — Не настаивайте. Если что произойдет, меня успеют вытащить. Ну а если случится что посерьезнее… и пятеро не справятся.

Капитан преграждал ей дорогу, но под холодно-раздраженным взглядом Сальниковой в итоге стушевался и отступил.

— Под вашу ответственность.

— Совершенно верно.

Тильда бросила взгляд по сторонам. Слева стоял Эдуард, слева — Лика. Парнишка держал в руке "флаг". Прямоугольный кусок белого полотна, прикрепленный при помощи проволоки к металлическому стержню длиной в полтора метра.

С этой штукой в руке эсбэшник чувствовал себя явно не в своей тарелке.

"Возвращаемся в средние века, — подумала Ада, — с чего нас всех и поздравляем".

Ховер продолжал курсировать по неведомому маршруту вблизи Бастиона-2 и по-прежнему не выказывал признаков интереса. Можно было подумать, пилоты просто ничего не замечают, но такой вариант серьезно не рассматривался. В поведении летательного аппарата был смысл. Так поступает тот, кто сознательно держится на расстоянии. Вероятно, ждет приказа приступить к активным действиям, или уже получил: ничего не делать.

Связисты до сих пор пытались пробиться и заставить себя слушать. Без толку. Придется дедовским методом, хотя шансов на успех столь же мало.

— Что ж, идем, — сказала Сальникова. — Чем раньше, тем лучше.

Дул ночной ветер. Не холодный и не жаркий. В самый раз для непринужденных прогулок по здешним местам (кстати, на удивление оказавшимся живописными).

Ада еще принюхивалась, не привыкнув к тому, что воздух несет в себе столько ароматов. И не только. Токсины "чернухи", пыль отмерших мицелий, споры красной и коричневой — все это теперь стало безопасным. Во всяком случае, на протяжении этих часов ни у кого никаких симптомов не выявлено. Ситуацию ученые мониторят постоянно.

"Осталось разобраться с вирусом. Последний человек заболел через полтора часа после нашего выхода — и больше не было… Будут ли еще выздоровевшие?"

Ада сделала несколько твердых шагов и очутилась за пределами периметра. Рейдеры топали сзади и по сторонам. Без оружия. Насчет этого капитан Дымов особенно возмущался. По его мнению, солдаты должны были взять хотя бы пистолеты. Сколько Ада ни объясняла, в чем суть миссии переговорщика с белым флагом, солдафон остался при своем. Но председатель все же не позволила охране взять ничего.

Шагая к возвышению, поросшему густой темно-зеленой травой, она думала теперь, что ее шаг продиктован, скорее, отчаянием, а не здравым смыслом. Невыносимо допустить мысль о гибели экспедиции, принять ее, сказать себе — все было напрасно. Скорее всего — и чем дальше, тем очевиднее, — караван погиб, не проехав и половины пути до Перми.

Если так, может ли Ада позволить себе ничего не сделать? Уже не так важно, островитяне это или кто другой. Им, бастионцам, надо вырваться из ловушки, пока не поздно.

Впрочем, она не верила в успех. Просто не верила.

Возвышение, так хорошо подходящее для подачи сигналов, находило метрах в пятнадцати от периметра. Ада первая взошла на него, рейдеры не отступали ни на шаг. Так и остановились, не совсем понимая, что делать дальше.

Ховер — расстояние метров шестьдесят — медленно фланировал над верхушками деревьев примерно в той же зоне, где его впервые заметили и засняли. Видимость хорошая, подумала Ада, если захотят — заметят.

— Есть какие-нибудь мысли у светлых голов? — спросила она, обращаясь к эсбэшникам.

— Раз пришли — надо делать, — отозвался Эдик. — Но приказы — за вами.

Лика молчала, думая о муже. В лагере уже в открытую судачили: раз экспедиция не выходит на связь, то наверняка погибла. Хотя девушка отчаянно и иногда не без успеха отбивалась от мыслей о Сергее, они то и дело возвращались.

— Может быть, они что-нибудь знают, — сказала она и тут же пожалела, что не удержала язык за зубами.

— О чем? — спросила Ада.

— О наших…

Эдик бросил на нее быстрый взгляд и отвернулся.

— Я о том же думаю все время, — призналась Сальникова, морщась.

Впадаем в сентиментальность, как выброшенные на необитаемый остров неудачники! Ясно, что скоро конец, но так жалко себя, так жалко!

Ада постаралась скрыть свою гримасу.

— Ладно, если нет гениальных мыслей, то… Эдик, подними наше знамя, — пусть видят. Приступим. Черт… — добавила она, прекрасно понимая, что в этот момент в их сторону пялится слишком много народа. Пропади все пропадом — слишком много! — Цирк какой-то!

Рейдеры улыбнулись. Эдик поднял свой флаг, и он тут же расправился под восточным ветром… в полном соответствии с величием момента.

— Знаете что? — вдруг сказала Ада, разводя руками. — Я забыла мегафон… Надо же им что-то сказать… Проклятье! Почему никто мне не напомнил.

— Думаю, он не нужен, — отозвалась Лика, указывая перед собой. — Они движутся сюда.

Развернувшись, ховер взял курс на Бастион-2. Желтые и красный огни помигивали, словно передавая людям какие-то сигналы.

Неужели пилоты только этого и ждали? Тряпки на палке?

Ада прикусила губу, наблюдая на тем, как машина скользит над деревьями, освещая прожекторами густые переплетения ветвей в кронах.

— Что-то быстро.

— Какие будут приказы? — поинтересовался Эдик, вдруг отчетливо осознавший, что идея эта ему крайне не нравится. — Отступаем?

Был момент, когда Ада решила: хватит, надо уходить, но у нее не хватило сил. Элементарно. Она не смогла бы просто физически добежать до периметра.

— Остаемся.

4

Сергей думал, что видит сны, но не мог поручиться, то это не информация, поступающая из реального мира и причудливо трансформированная мозгом.

Иногда казалось, открывает глаза и видит высокие фигуры, окруженные светом. И тут же зрительный нерв начинал протестовать против такого высокого уровня излучения. Чувствуя боль, Сергей жмурился. Образы приходили, уходили, а некоторые возвращались.

Кроме того, рейдер мог слышать. Не все и не всегда, но четкие обрывки разговоров и звуки технологического происхождения не были галлюцинациями. Почему-то Лужин это знал. Думал, что именно это испытывает человек в полукоматозном состоянии. Оберечен периодически выныривать на поверхность и погружаться вновь. Слышать без возможности ответить. Даже думать без возможности высказаться.

Мысли текли отстраненно. Лужину казалось, он просто лишился тела, и его перелили в бутылку, чтобы поставить на полку. Впереди — вечность в объятиях пластика.

Возник и растаял образ Лики. Сергей не сразу догадался, кто это.

Что связано с этой женщиной?

Бастион?

Что это?

Чьи воспоминания внедрили ему в голову?

Новый провал.

Покачиваясь на мягких волнах, вовсе ничего не чувствуя, рейдер погрузился на самое дно.

5

— Отрешитесь от мыслей. Не старайтесь сделать сверх того, на что вы способны. Берегите силы для будущего. Для свершений. Для новой жизни.

Голос был женский, мягкий, обволакивающий.

Лужину представлялась нереально красивая блондинка с короткой стрижкой и ярко-красными губами.

Кому она это говорила? Когда? Для чего?

Сергей слышал эти слова не единожды. Возможно, они были только частью большего текста, возможно, нет.

Адресовали конкретно ему? Рейдер не знал. Во всяком случае, его имени не называлось.

— Берегите силы для будущего. Для свершений. Для новой жизни.

Провал.

Часы или дни пролетали, пока Сергей был без сознания, неизвестно.

Часто он погружался в свое прошлое, видел отца, нечетко — мать. Детский сад, начальную школу, затем первичные курсы подготовки кандидатов для Службы Безопасности.

Иногда события были удивительно реальными. Какая-то сила заставляла Лужина снова переживать их, включая и моменты, которые он не против был бы забыть навсегда, стереть из памяти.

Это было больно. Сергей изо всех сил сопротивлялся. Видения и ощущения исчезали, но он не думал, что дело в нем. Рейдер не контролировал собственное сознание и тело.

На долгое время Сергей просто стал никем. Эфемерной суммой образов, соединенных хаотически, безо всякой системы.

Фантомом.

Наверное, думал рейдер, в редкие минуты обретая нечто вроде сознания, это и есть смерть.

Меня все-таки убили.

Смерть — это когда дрейфуешь в пустоте, в вакууме, питаясь прошлым. Когда оно заканчивается, как всякое топливо, ты просто растворяешься без остатка.

Отчасти Лужин хотел этого.

Под куполом

1

С момента исторической встречи рейдеров Бастиона и пилотов ховера прошла целая вечность. По крайней мере, Сергей так думал. По-настоящему же ориентироваться он мог только по своим внутренним часам, которые, конечно, не могли дать точного ответа.

В какой-то момент осознав, что лежат на чем-то мягком, Сергей оторопел. Вечность в объятиях пустоты сменилась вполне реальными ощущениями и звуками. В отдалении пели птицы, однако лесом не пахло. Он был в помещении, где работали климатизаторы и стояли фильтры. Бастион? Не может быть! Разумеется, не может!

Пещеры. Генрих Буланов, падающий на уступе мешком, словно ему прострелил голову снайпер. Яркий свет и гул двигателя. Ховер подлетел к самому входу в пещеры.

"Я все это себе придумал! Только придумал! Нет! Ничего на самом деле не было!"

Резкий толчок буквально вырвал Сергея из глубокого тяжелого сна. В груди была болезненная тяжесть. Ноги и руки стали муляжами, внутрь которых шутки ради залили свинец. Пошевелить невозможно.

Раскрыв сухие губы, Сергей издал стон. Судорога прошла по всем телу, от кончиков пальцев на ногах до макушки. Покалывание оживило нервы, возвращая чувствительность и способность двигаться.

Но двигаться, как вскоре выяснил Сергей, было некуда.

Он лежал на чем-то, прикованный наручниками и кандалами.

"Открой глаза. Пора с этим кончать! Открывай!"

2

Комната. Квадратная. Белые стены, белый потолок, огромное панорамное окно, задернутое тонкой, но абсолютно непроницаемой шторкой.

Сергей лежал на этакой больничной кровати, довольно мягкой и удобной, и был одет в белую пижаму. Босой. Волосы коротко подстрижены, вернее, их почти нет. Отрастающая щетина цепляется за одеяло.

Удобно, спокойно, мягкий свет. И все бы ничего, если бы не железки.

Минуту назад открывший глаза, рейдер отчаянно крутил головой. Рядом с кроватью стояла какая-то штука на подставке. Видимо, аппарат для слежения за состоянием больного. В Бастионе не было таких — этот обходился без проводов, выводя на голомониторы подробную информацию о… пациенте, пленнике, объекте для опытов?..

Сергей дернулся раз, другой, третий.

"Всерьез думал сломать наручники?"

Рейдер сражался еще некоторое время — больше для успокоения совести. Потом затих, откинувшись на подушку. Потолок был идеально белым, чистым, безо всяких изъянов.

— Эй, я здесь один, что ли? Эй!

— Я слышу вас.

Сергей дернулся, застигнутый врасплох. Его волосы, какие уж были, стали дыбом.

Повернув голову направо, он увидел в углу возле панорамного окна кресло, которого раньше не наблюдалось. Ну не было и не было, в общем, невелика сенсация. Авось, не заметил просто. Поражало непонятно откуда взявшееся его содержимое.

В кресле сидел большая (в смысле высокая, в масштабе) блондинка с длиннющими ногами, которые в сознании Сергея вытягивались на километры и километры. Короткая стрижка, волосы — снег с отливом, бровей почти не видно. Глаза — две громадные голубые линзы. Узкое лицо, узкий череп. Маленький рот, накрашенный ярко-красной помадой.

Сергей испуганно закрыл глаза и подождал. Думал, галлюцинация и должна исчезнуть.

Но блондинка, одетая в светло-серый пиджак и короткую юбочку, осталась на месте. Она смотрела на него как-то по-матерински, что ли, отчего рейдер ощущал себя голым. А может, взгляд у нее — рентген?

Сергей еще раз закрыл глаза. Блондинка улыбалась и молчала, словно понимая, что надо дать парню шанс прийти в себя.

— А можно, моим первым собеседником здесь будет кто-нибудь… не такой божественный? — спросил рейдер.

Почему вдруг потянуло сострить — неизвестно. Но какой-то бес, типичный мужской бес, обожающий флиртовать, энергично взялся за дело. Очень кстати!

— Я могу позвать кого-нибудь другого, — ответила блонди мягким обволакивающим голосом. Сергей узнал его. Этот голос часто говорил в его снах-полуяви, советуя беречь силы.

— Нет. Лучше вы. А то явиться какая-нибудь "горилла".

— "Горилла"?

— Такой мутант… — сказал рейдер. — Большой такой… — Он осекся, заметив некоторое замешательство на лице большой девицы (ну и ноги, пропади оно все пропадом!)

— Я не очень разбираюсь в мутантах, — сказала блонди. — Кстати, меня зовут Мона.

— Мона Лиза?

— Пока просто — Мона. Не надо углубляться в официоз. Не люблю.

— Ладно, пусть будет Мона. Красивое имя, а главное — редкое.

Она улыбнулась. Рейдер нервно поерзал. Предстать перед красивой женщиной в таком виде, в пижаме, лежа неизвестно где и с какой целью. С таким чувством, что ты — жук, приколотый к подушечке.

Сергей сглотнул. Его взгляд шарил по комнате. До него стало доходить, в чем причина этого назойливого подозрения. С самого начала рейдер уловил: что-то здесь не так. Но что?

Теперь понял. Все было больше обычного. То же самое, только больше. И большая блондинка отлично вписывалась в интерьер. А он, Сергей — он куда меньше, хотя сейчас четко осознавал, что изменился. Собственное тело подавало ему странные сигналы. Оно было другим. Выше, длиннее, хотя и не могло пока равняться с этой, белобрысой.

"Так этот чокнутый Буланов был прав? Насчет роста?"

— Мы знаем про вас почти все, — сказала Мона.

Сидела она словно позируя для картины или фотографа. Ноги вместе, руки лежат на подлокотниках кресла. Спина прямая. С самого начала не шевельнулась.

— Радует. Тогда вы, наверное, в курсе, что у меня миллиона два вопросов, — сказал Сергей, отважившись снова посмотреть на нее.

Видимо, в этот момент ей надоело сидеть и она решила подняться.

Она поднималась, поднималась и поднималась. Сергею почудилось, что его сердце просто взяло и лопнуло. Наблюдать за этим — тут нужны крепкие нервы.

А, собственно, что? Сергей ощутил головокружение. Ну дылда, ну…

— Мой рост два метра пять сантиметров, — сказала Мона.

Рейдер кивнул, сам не зная чему.

"Это без высоких шпилек на туфлях"

— Ваш… если вас интересует…

— Да.

— Метр восемьдесят семь.

— Что? На десять больше?

— Да. Это не предел. Вы сейчас находитесь на первой стадии.

— Первой стадии чего? — Рейдера затрясло. Дернувшись, он заставил свои оковы лязгнуть.

— Мы называем это Трансформацией, — улыбнулась Мона.

— Кто — мы?

— Успокойтесь! Прошу вас. Напрасная трата сил не приветствуется.

— Что вы со мной сотворили?

— Ничего. Не верите? Все происходит само собой, мы можем лишь наблюдать, изучать. К вашему сведению, если бы не рост, мы до сих пор бы не установили с вами контакт.

Сергей уставился в потолок, пробуя привести голову в порядок. Он не знал, с чего начать.

— Кто все-таки "мы"? Это Остров Ломоносова?

— Да. Остров.

— Пермь?

— Верно.

— Значит, мы к вам ехали… Вы схватили нас, двоих выживших…

— Схватили — не очень корректное определение.

— Да мне плевать! — взревел Сергей. — Где вы были, когда мы звали на помощь? Когда умирали наши дети? Мы просили, а вы ответили: приезжайте, мол, все будет. Но сами знали, что мы не доедем. Нам было элементарно не успеть!

Мона смотрела на Лужина. С явным сочувствием.

— Мы не могли сделать того, о чем вы говорите.

— Не могли прийти на помощь?

— Не могли. Существуют правила.

— Какие?

— Не нужно кричать, Сергей. Прошу.

Рейдер от ярости ударил подушку затылком.

— Там осталась моя жена, беременная. Люди умирают. Возможно… все и умерли.

Блонди склонила голову.

— Я не могу рассказать вам всего. Чуть позже. Скажу только, что ваши люди живы. Эпидемия прекратилась вскоре после того, как они вышли на поверхность.

Сергей заглянул в ее глаза. Пускай эта великанша и относилась к нему, словно он ребенок, но ее взгляд не врал.

— Живы, — прохрипел рейдер.

— К сожалению, меньшая половина. Однако остальные, по нашим прогнозам, приобрели иммунитет. И кое-кто еще.

— Еще?

Мона покачала головой. Дескать, не время.

— А Лика… моя жена. Что вы знаете о ней?

— С ней все в порядке.

— Даете слово?

— Даю. Все, кого мы вывезли, живы.

Сергей откинулся на подушку, едва справляясь с рвущимся наружу ликованием. Глупо, конечно, но что он мог сделать? От радости его буквально распирало.

Понаблюдав за реакцией рейдера, блонди удовлетворенно кивнула.

— Мы встретимся позже, — сказала она и направилась к двери. — Вам нужно поспать.

Но Сергей нарочно звякнул кандалами, чтобы привлечь ее внимание.

— Я тут пленник? Почему прикован?

— Если бы я могла, то немедленно освободила бы вас. Но таков порядок. Ваше вынужденное заточение, тем не менее, продлится недолго.

Снова вежливая улыбка Снежной Королевы. Мона вышла и закрыла за собой дверь.

Сергей некоторое время просто лежал, глядя в стену. Потом перевел взгляд на закрытое шторкой панорамное окно. Интересно, что там? Если он сейчас на Острове, то… наверняка там поверхность. Панорама руин Перми. Или просто что-нибудь сильно живописное.

Вопросов было много, и не только насчет вида из окна.

— Эй! Вы за мной наблюдаете! Да, точно! — громко сказал рейдер. — А я, между прочим, хочу в туалет. И жрать охота еще. Слышите?

3

Все-таки он заснул. Очевидно, островитяне навели на его мозг какое-то усыпляющее излучение. Не будучи ученым, рейдер не мог предположить, как это возможно. Видимо, уровень технического оснащения этих чудиков куда выше, чем бастионцы думали.

Во сне к Сергею опять приходили эпизоды из прошлого. На душе было тяжело и муторно, а еще сильно болели ноги. Словно их вытягивали на дыбе.

Рост. Все рост. Он увеличивается, думал рейдер, голова которого металась на подушке. Объясните мне, наконец, в чем дело?

Где остальные? Я хочу увидеть Лику!

…Он проснулся от точка. Вышел из сна резко и вполне собранный, миновав переходное состояние.

Теперь это была другая комната. Прямоугольная, похожая на офис, а не на больничную палату. Справа — полки с книгами за стеклом, слева камин и картина с пейзажем на нем. Впереди — стол из дерева, старинный и, наверное, безумно тяжелый. Белого цвета тут не было, интерьер выдержали в темных тонах.

И костюм на высоченном человеке тоже был темный. И алый галстук. Волосы зализаны назад, согласно моде еще до Метеорита.

Мужчина сидел за столом, а Сергей напротив него, в кресле, медицинском. По-прежнему пристегнутый железками, старыми добрыми наручниками и кандалами.

"Что ж, эпопея продолжается. Посмотрим, что будет дальше", — подумал Сергей

Встретившись глазами с великаном, рейдер ощутил робость, однако тут же напомнил себе, кто он.

— Доброе утро, — сказал хозяин кабинета.

— Доброе. А это утро?

Окно позади человека закрывала шторка, но снаружи просачивался свет.

— Именно. Обычное утро 12 июня 2312 года. Меня зовут Мирон Петрович Харт. Я — президент научно-исследовательской корпорации Остров Ломоносова.

Президент!..

Сергей взирал на него с изрядной долей наглости. С каждой минутой его сильнее раздражало собственное положение, о котором, кстати, он абсолютно ничего не знал.

Если арестован, где обвинение? Где адвокат? Если нет, то какого…

— Понимаю, вы выходите из себя, — сказал Харт. — Но скоро все закончится, уверяю вас.

— Если собираетесь меня прикончить — валяйте, только быстро. Ненавижу канитель тянуть!

— Почему же прикончить? — удивился Мирон.

— А что?

— Вы здесь для того, чтобы я ответил на ваши вопросы.

— Интересно выходит. Вы забрали не только меня, но и Генриха и вообще, кажется, весь Бастион, но я удостоился чести для индивидуальной беседы?

— Почему бы и нет? — спросил Харт.

— Понял. Тут все странные. Высокие и странные. Девушки за два метра — норма. Чувствую, если в этот кабинетик привести обычного человека, он скажет, что жилище-то великанское.

— Вы тоже растете, — заметил прилизанный. — Скоро догоните нас.

— Кого нас?

— Послушайте. Сохраняйте спокойствие, и я вам все объясню. Договорились?

— Валяйте, все равно мне нечего делать. Но одно условие — я должен увидеть жену.

— Увидите, — кивнул Харт. Его весьма правильное, прямо для картинки лицо осветилось улыбкой. — Для начала же хочу вам кое-что показать. — Он поднялся, что тоже, по мнению Сергея, заняло некоторое время, и нажал на кнопку на пульте, встроенном в столешницу. После этого шторки на большом окне разъехались в разные стороны. — Смотрите!

Сергей скорчил скептическую мину, но в ту же секунду она слетела с его физиономии.

За окно был город.

Даже не просто город, а с большой буквы Город. Стекло, бетон, пластик — все это сверкало в лучах солнца, льющегося через прозрачные сегменты громадного геодезического купола. Сергей скользил взглядом по навесным эстакадам, монорельсам и платформами, ходящим, словно лифты вверх и вниз, от подножий до вершин небоскребов. И куча летательных аппаратов в воздухе. Они летали и не сталкивались, хотя их было много. Это сильнее всего поразило Сергея.

Минуту, наверное, или больше, рейдер просто сидел с открытым ртом и вытаращенными глазами.

— Пермь. Нам удалось закрыть куполом город. Он еще больше, чем тот, который стоял изначально над Островом Ломоносова.

— Как? Когда?

— Строительство купола номер два закончилось пятнадцать лет назад. Параллельно мы отстраивали и сам город. Чистили, ремонтировали, сносили ненужное, строили новые здания. Многое еще на стадии возведения, однако это лишь вопрос времени, — сказал Харт, стоявший со скрещенными на груди руками возле окна.

— И это все время было рядом с нами? — спросил Лужин, чувствуя головокружение. — Закройте!

Прилизанный выполнил его просьбу. Сергей тяжело дышал, чувствуя бегущие по вискам и щекам капли пота.

— Четыреста километров, — прошептал он. — Всего четыреста. Мы… ничего… не знали…

Харт вернулся на свое место.

— Ваш Бастион — последнее убежище на Земле, где еще жили мут… люди. Теперь и его нет. Мы долго наблюдали, а когда и вас поразил вирус, нам стало ясно, что эпоха колонистов, эпоха выживших, подходит к концу.

— Что вы несете?

— С этого момента, Сергей Платонович, слушайте меня внимательно. Я не буду сильно углубляться в детали, расскажу пока лишь основное, но и это будет восприниматься вашим разумом с изрядным сопротивлением. Перевернет картину мира.

Рейдер скривился.

— Пускай. Что мне терять, да?

Харт облизнул губы.

— Что вам известно о Метеорите?

— Упал шестьдесят лет назад, возле Рима, тогдашнем административном центре Южно-европейского сектора Евросибири. На Метеорите оказались споры плесени, которые вдруг начали размножаться. Очень быстро. Сначала погиб Рим, потом зараза поползла дальше, и никто ничего не мог сделать. Год — и цивилизация погибла.

— В общем и целом это верно, — сказал Харт. — На Метеорите действительно были микроорганизмы, сходные с земными микоидами. Попав в нашу среду, они показали феноменальную живучесть и приспособляемость. Богатая кислородом атмосфера сыграла роль катализатора для столь активной трансформации. Результат — нашествие плесени, появление вторичных форм, в том числе и симбиотических. Например, такой, как "краснуха". Внедряясь в организм людей, она находила для себя отличную среду обитания. Но и сама кое-что давала взамен.

— Да. Я видел, — сказал рейдер. — Сколько мутантов породила "краснуха" — кто-нибудь считал?

— Нам известно тридцать семь тысяч видов организмов, которые были когда-то земными, а в результате симбиоза с плесенью изменились. Исследования продолжаются.

— Рад за вас. Вижу, вы тут хорошо устроились. Живете — не тужите. И, кажется, все знаете.

— Не все. Многое.

— Может… откуда тогда взялся Метеорит. Взял и прилетел. Из этого… Пояса Койпера?

Харт улыбнулся.

— Вы правы, он из пояса Койпера, но он не прилетал. Во всяком случае, сам. Видите ли, Сергей, наши предшественники занимались исследованиями астероидов и метеоритов…

— Знаю! Искали следы инопланетной жизни, — прокаркал рейдер.

— Искали, — подтвердил президент. — И нашли. Один из наших кораблей взял на борт метеорит, в котором предположительно могли содержаться микроогранизмы. К слову, таких метеоритов мы собрали множество. Каждый такой отвозили на орбитальную станцию возле Земли. На станции мы проводили исследования. — Харт помолчал. — В итоге, у нас возникал нештатная ситуация. Против нашей корпорации давно вели подрывную деятельность экотеррористы. Эти люди не ограничивались акциями протеста и пропагандой, нет, они шли дальше. Нападали на наших людей, избивали, убивали, захватывали в заложники. Проникали на наши объекты по всей Земле, портили оборудование, совершали теракты, в том числе, при помощи смертников.

— Зачем?

— Экотеррористы считали, что научные корпорации, а в особенности, наша — это зло. Что наши исследования вредят.

— А это так?

— Нет, конечно. — Президент не испугался прямого вопроса, даже глазом не моргнул.

— То есть, вы всем желаете добра?

— Желаем.

То же каменное выражение на лице.

— Ладно, — пожал плечами Сергей. — Не мое дело. Так что там с Метеоритом?

— Экотеррористы проникли на транспортник и совершили диверсию. Напали на экипаж, повредили управление, открыли грузовые люки. Метеорит со спорами плесени выпал, а так как судно находилось на орбите Земли, то он устремился вниз, через атмосферу. Так, в общем, все и произошло. Не знаю… Может быть, террористы добивались каких-то других целей, может, не знали, что мы везем… Теперь уже не выяснить. Короче говоря, с этого все и началось. Разумеется, мы не могли признаться, что Метеорит принадлежал нам, а потом уже было не до выяснений…

— Значит, ваши люди знали про плесень?

— Первичная проверка показала лишь одно — в том куске камня были микроорганизмы микоидного происхождения. Обычно этого достаточно, чтобы захватить объект и транспортировать в лабораторию. Кто знал, что бандиты проникнут на корабль? Такого никогда не было раньше.

— Все когда-нибудь в первый раз, — заметил Лужин.

— Когда мы поняли, что дело идет к катастрофе планетарного масштаба, руководство корпорации приняло решение эвакуироваться с Земли. Ресурсы у нас для этого были.

— А экспедиция к звездам?

— Вам и это известно? — удивился Харт.

— Ага. Что-то там было про созвездие Центавра. И экипаж у корабля — шестьсот человек. Мне Генрих Буланов рассказывал, что это слишком много для простого полета.

— Он и не был простым. Никакой тайны в этом нет, — сказал президент. — Мы первые разработали и запустили проект инопланетной колонизации. Остров Ломоносова в сотрудничестве с некоторыми другими компаниями, которые согласились рискнуть финансами. Денег, кстати, потребовалось немало.

— Значит, эта колония до сих пор где-то там?

— Называется она Центавр-4. За шестьдесят лет население ее увеличилось до тысячи ста человек. Мало, конечно, но мы ожидаем демографического взрыва. И условия на той планете более чем благоприятные для освоения. Если сравнить с Землей, то это мягкие тропики с постоянной годовой температурой. У Центавра-4 большое будущее.

— Рад за нее, — сказал Сергей. — У нашего Бастиона тоже было, если бы не вирус. Значит, все это дело не ваших рук?

— Нет. Разумеется, мы несем свою долю ответственности, однако не мы выбросили метеорит из люка. И кто мог знать, что плесень поведет себя так?

— Верно. Откуда вам, таким крутым, знать?

Президент пристально посмотрел на рейдера.

— Мы говорим о серьезных вещах, Сергей.

— Разумеется. Гибель планеты — серьезно.

— Планета не погибла, — сказал Харт. — Сегодня она вступает в новую стадию развития.

— Опять двадцать пять! Интересно, какую?

— Я продолжу, если не возражаете.

— Чего уж — валяйте.

— Как вам, должно быть, известно, большая часть тех, кто эвакуировался в космос, погибли. По разным причинам. Основная из них — неготовность к такому развитию событий. Но мы все рассчитали заранее. Мы отвели свои станции, которых было немало в Солнечной системе, в безопасное место. Там нас никто не мог обнаружить.

— И вы бросили тех, кому нужна была помощь.

— Бросили? Можно и так сказать. Да. Точно так же, как вы.

— Генерал сражался до последнего! — прорычал Сергей. — У него не хватило времени спасти больше людей. Мы даже в лучшие времена не занимали половину помещений Бастиона!

Харт показал зубы в улыбке-оскале, напомнил рейдеру гримасу "чечеточника". Одного из самых отвратительных мутантов.

— А потом? Вы тщательно выбирали, кого можно впустить к себе, а кто не проходил отбор. Разве нет? — спросил прилизанный. — Екатеринбург был наводнен бродягами. Всеми теми, кто чудом выжил, и вполне имел право на убежище. Многих, очень многих вам удалось бы спасти. Почему Генерал или другие ваши лидеры этого не делали?

— Находились… причины, — пробормотал Сергей.

— Да… болезни. Одичание. Подозрения в мутациях. Явные мутации. Знаете, что случилось? Вы боялись, что бродяги, попросту, отбросы, разрушат ваш уютный мирок. Вы жили в роскоши и достатке, не испытывая проблем. А бродяги, которых вы убивали лишь за попытку приблизиться к вам, хотели немного. Они видели в вас людей, способных помочь. Сильных, не сломавшихся. Спасителей. А вы встречали их автоматными очередями. Не качайте головой, Сергей. Мы наблюдали за вами. Во время Тыквенных Войн ваши солдаты практически полностью уничтожили человеческое население Екатеринбурга. С мутантами вы сражались лишь когда те нападут и, само собой, это была самооборона. Но бродяг вы уничтожали целенаправленно.

— Вы лжете!

— От вас скрывали правду. Ваш отец был рейдером, да? Знал ли он? Вряд ли. К тому времени активная фаза спецоперации завершилась. Никто ваш Бастион больше не беспокоил. Редкие стычки с обезумевшими, потерявшими человеческий облик существами не в счет. — Харт смотрел Лужину прямо в глаза. — Лично вы встречали бродяг?

— Нет. Говорили, что все они вымерли от плесени. Или от голода.

— Да. Вы ведь не собирались делиться с ними пищей.

— Хватит! Один один! Довольны? Я… откуда я знал? Не вешайте все на меня!

Рейдеру показалось, что президент сейчас расхохочется. И если бы он это сделал, Сергей бы продолжал рычать и биться в оковах, словно пойманный волчонок. Наверное, никогда бы не остановился.

Однако прилизанный не нашел в этом ничего смешного.

— Я могу продолжать? Или будут еще едкие замечания?

Сергей покраснел, ощутив удушающую волну злобы.

Не зря, наверное, эти типы заковали его. Подозревали неадекватную реакцию.

— Так вот. Нам удалось собрать почти весь штат корпорации вместе с семьями и перевезти их на станции. Стоило это немало усилий, в том числе, и жертв. К тому же на первых пора приходилось делать это втайне. Когда еще мир не рухнул, наша деятельность могла привлечь внимание. В итоге, четырнадцать тысячи человек, специалистов и их родных оказались на орбите Ио, где мы поставили на геосинхронную орбиту наши объекты. Но часть специалистов осталась. Мы подкрепили группу бойцами собственной Службы Безопасности, после чего они законсервировались в Острове, под куполом технопарка. Купол, кстати, пришелся ко двору. Мы на практике смогли убедиться, что защищает он от всех видов плесени, от спор и токсинов. Попыток прорыва снаружи было немало, иной раз ситуация оказывалась угрожающей. Будь у штурмующих больше времени, купол бы поддался. Но плесень вскоре поглотила все. Мы в прямом смысле стали Островом посреди океана смерти.

— Вы сами там были, что ли? — спросил рейдер.

— Нет, просто привычка говорить "мы" — я чувствую себя частью семьи, — развел руками Мирон Харт.

— А потом вы вернулись на Землю?

— Нам пришлось. Мы не могли отправить всех выживших на Центавр-4 по сугубо техническим причинам. Звездолеты не покидали колонию — решили ими не рисковать. Выход оставался один-единственный: Земля. Места, в принципе, хватило бы всем, ведь наш технопарк был целым городом, однако мы не торопились. Вокруг планеты у нас сохранилась большая спутниковая группировка. Мы настроили ее на внешнее управление и занялись мониторингом…

— Когда плесень стала безопасна? — перебил Сергей. — Мы шестьдесят лет проторчали под землей…

— Активная фаза размножения черной плесени завершилась через десять лет. К тому времени другие виды значительно ослабли. Причин тому множество. Приспособляемость, отсутствие конкурентов, благоприятные условия среды. Плесени не нужно было теперь воевать с чужой экосистемой. Она влилась в нее. Что-то при этом погибло, что-то изменилось.

— Новый мир.

— Именно новый мир, — радуясь неизвестно чему, закивал президент.

— Почему же тогда она для нас оставалась опасной?

— Это особый разговор. Но я закончу основную линию, если не возражаете.

Сергей пожал плечами. Ему было, по большому счету, все едино. Какой смысл трепыхаться? Бастиона больше нет. Выжившие начнут новую жизнь… какую — это вот другой вопрос.

Для чего колонисты нужны Острову? Зачем нужны этому прилизанному великану?

Рейдер посмотрел на штору, закрывающую панораму мегаполиса.

Там чужая реальность. Сергей не хотел иметь с ней ничего общего.

— Часть наших людей вернулась в технопарк. Тогда же мы начали разрабатывать проект восстановления Перми. Город был почти целым, но пока непригодным для жизни. Он меньше пострадал от войн между толпами бродяг и мародеров. У нас были на него виды. Ну, а пока суд да дело, мы искали других выживших.

— Искали? Мы были рядом!

— Да. Однако вас мы обнаружили позже.

— Не понимаю.

— Ваши сигналы глушились аномалиями Карантина-3.

— Чем?

— Аномалиями.

— Нет — что такое Карантин-3.

— Это зона, в которой находился ваш Бастион. Закрытая зона. Послушай, все просто. — Президент встал, предложив Сергею какой-то выпивки, но тот отказался. — За десять лет мы многого достигли, мы работали круглые сутки, выстраивая новый мир. И знаешь, что нас вдохновляло?

— Угадать с трех раз?

— Плесень активно отступала по всей планете. Мы видели это. Для нас было очевидно, что инопланетное вторжение, по сути, провалилось. Да, оно нанесло непоправимый вред экосистеме Земли, но у людей появился шанс вернуть себе этот мир. Черная плесень исчерпала свой потенциал, коричневая и красная стали неопасны. Мы стали основывать новые поселения в других местах Евразии, занимались сельским хозяйством, восстанавливали предприятия. Пермь и Остров — не единственные уголки возрожденной цивилизации.

Сергей не понимал. Или не хотел понимать.

— Карантин-3 — закрытая энергетическими полями зона, куда доступ запрещен. Таких зон сохранилось на земле четыре. Карантин-1 — это север Британии, Карантин-2 — с центром в Риме, месте, где упал Метеорит, Карантин-3 — Урал с центром в Екатеринбурге, Карантин-4 — Сиэтл, бывший штат Вашингтон на западном побережье Северной Америки. Огородили энергополями мы только Карантин-3, потому что он находится рядом с нами. Однако вот в чем странность. Зоны, где до недавнего времени плесень не только еще росла и была активной, но и опасной, как раньше, сохраняют свои размеры в том виде, в каких они установились еще двадцать лет назад. У нас два научных института работают над проблемами Карантинов, особенно вашего, третьего.

Рейдер молчал, переваривая.

— Выходит, Земля теперь свободная, а мы… так и торчали все это время в закрытой зоне?

— Да. Плесень на сегодняшний день сохранилась только внутри Карантинов. Почему — мы до сих пор не знаем, однако, очевидно, что и там она постепенно вымирает.

Сергея трясло.

Все это время… столько лет…

Он посмотрел на Харта. Была еще надежда, что у президента такое специфическое чувство юмора и он просто решил повеселиться.

Надежда рухнула. Взгляд Мирона был холодным, словно глетчер.

— А мутанты? Они тоже живут по всей Земле?

— Нет. Вымерли почти повсеместно. И те, что были людьми, и те, что получились из наших местных животных.

— Почему?

— Несмотря на все институты, мы не в курсе. Дело будущего.

— А вы знали о нас?

— Вашу деятельность в зоне Карантина-3 засекли наши спутники. Произошло это почти тридцать лет назад. Мы знали, что поблизости от нас довольно большое скопление выживших. Мы видели ваши войны, вашу борьбу за существование. Было очевидно, что Бастион победит. Ведь у вас и ресурсы и оружие, и интеллектуальный потенциал. Нигде на планете больше мы не нашли подобных убежишь. Некоторые просто вымерли — сами или туда проникла плесень, другими вообще не воспользовались. Бастион — единственный. Он интересовал нас как явление в своем роде уникальное.

— Мы были лабораторными крысами, — сказал Лужин, — и вместо того, чтобы помочь нам, вывести нас, вы просто наблюдали. И как мы умираем.

— Насчет Карантина-3 жесткие правила. Мы лишь недавно стали летать туда с исследовательским целями — когда осознали, что плесень сдает позиции и в зонах. Для нас вы были частью замкнутого мира, мутантами, да. Зачем с вами устанавливать контакты? Одни наши ученые прогнозировали вашу скорую гибель, другие спорили с ними, но правы оказались первые. В других местах земли существовало немало более примитивных поселений. Там люди тоже приобретали некоторый иммунитет против плесени. Мы изучали и их тоже. Однако новые вирусы, появляющиеся из ниоткуда, уничтожали поселения одно за другим. Вирус мигрировал и, в конце концов, добрался до вас.

— Значит, не ваша работа, — скривился рейдер.

— Не наша. Наша цель — возрождение Земли. На сегодняшний день Остров Ломоносова — единственная организация, способная на это. Единственная во вселенной, единственная на планете.

— О да… Ну так в чем же проблема?

Харт поднял брови.

— Подождали бы, пока мы все не передохнем, а потом возрождай планету сколько угодно. Нет? Зачем было ломать комедию? Мы поехали к вам за лекарством, думали, вы поможете, но вы просто смотрели со спутников, как нас убивают мутанты в этом сраном Карантине-3.

Харт молчал.

— Ну да, мы же сами мутанты. Жрем "желтуху", помогаем делу Новой Эволюции. Она хоть существует?

— А вы как думаете? Вирус, убивший большую часть населения Бастиона, известен нам под именем BL45. Он и выкосил другие убежища, но только у вас оказался иммунитет. Точнее, вы вобрали вирус в себя. Одни умерли, другие переболели в легкой форме и выздоровели, другие оказались невосприимчивы. BL45 стал катализатором ваших физических изменений. Они не закончены. Мы уже получили от вас много интересных данных и, надеюсь, получим еще больше…

— Так у вас есть лекарство?

— Есть. Оно вам не нужно.

— А белая плесень? Она существует?

— Существует, но ее было мало, а теперь она в свободном виде исчезла. Растет только в наших лабораториях. У нее действительно множество полезных свойств.

Лужин помолчал.

— А вдруг мы все же заболеем?

— Нет. Вирус стал частью вашего генома. Помните, мы говорим о Новой Эволюции. Ведь вы так ее называете?

— Не верю.

— Придется поверить.

— Я не верю в ваши благие намерения, — сказал рейдер. — С чего это вдруг, даже если мы и выжили, став уникальными, вы принимаете нас у себя? Почему решили подружиться?

Мирон Харт остановился возле шкафчика с книгами.

— Потому что, Сергей, мы тоже пережили эту эпидемию. BL45 убил почти четыре тысячи человек в Острове Ломоносова и половину наших людей в других местах. — Президент подошел к креслу, на котором сидел рейдер. Сергей задрал голову, ему казалось, макушка Харта упирается в потолок. — Видите? С нами это произошло раньше. Наша Трансформация практически завершена.

Рейдер таращился на великана.

— После того, как мы поняли, что у вас эпидемия…

— Как вы поняли? Мы же под землей!

— У нас повсюду в Карантине-3 роботы-шпионы. Замаскированные, разумеется. И в Бастионе тоже.

— Почему я не удивляюсь?..

— Так вот, когда у вас случилась эпидемия, мы поняли, что Рубикон пройден. Варианта была два — или вы все погибнете, или, как мы, сохраните хотя бы часть людей. Ученые просчитывали разные возможности, строили прогнозы, но ваше руководство сделало нам сюрприз. Никто не ожидал, что оставшиеся колонисты выйдут на поверхность.

— Я тоже.

— В этом, безусловно, была своя логика. Правда, вирус, если бы хотел, размножался и дальше, в независимости от среды, в которой обитает зараженный. Но не суть важно. А важно то, что вскоре ваши люди стали поправляться. Даже те, кто находился на последней стадии. LB45 перешел во вторую фазу. Перестал быть опасным. Теперь он наш универсальный защитник. Наши лабораторные эксперименты показали его невероятную сопротивляемость самым опасным болезнями — чуме, холере, оспе и другим. Во второй фазе LB45 становится универсальным антителом.

— И чего-то там трансформирует, да?

— Вытягивает. Это не просто рост в сантиметрах, это увеличение всего организма. Так сказать, в масштабе. — Президент сунул руки в карманы брюк. — Думаете, каким я был раньше? Метр семьдесят девять. Теперь два тридцать.

— Почему так?

— Ответа пока нет. Однако могу сказать, что быть великаном неплохо. А когда вокруг тебя все такие, этого просто не замечаешь. Нам и здания теперь приходится перестраивать… хотя и трудное это дело… — Мирон Харт вернулся за стол.

— Значит, тем сообщением вы нас выманивали? Когда обещали помощь?

— Это была моя идея. Выбирать особенно было не из чего, Сергей. Лучше было рискнуть вывести часть ваших людей за пределы Бастиона, чем смотреть, как вы все гибнете. Дело, впрочем, осложнялось усилением активности аномалий. Плохая связь — первая и главная проблема. Туман, уничтоживший ваш караван, стал мигрировать дальше и проявлять себя активнее. Он проглатывает все сигналы, включая самые мощные, со спутника.

— Тогда вы послали в Карантин-3 ховеры?

— Знал, что ты сообразительный рейдер, Сергей. Не ошибся. Все правильно — собрался Совет, и на нем мы постановили понаблюдать за вами с более близкого расстояния. Риск, конечно, был, но время поджимало. Опасность ведь не только от плесени, которая, кстати, на вас уже не действовала. Мутанты. Честно говоря, потеря каравана для нас — большая потеря. Ни один эксперт не предусмотрел подобного. Ну ладно. Мы запустили за периметр несколько аппаратов. Задача — собрать как можно больше данных. Уже существовал план эвакуации, и надо было убедиться, что розовый туман или еще что не станут помехой.

— И прошло как по маслу.

— Чистое везение. Анализ данных со спутников и с места дал нам повод для оптимизма. После активной стадии местные аномалии снизили интенсивность. При таких значениях мы могли не опасаться спонтанных вспышек. Мутанты, порождающие розовый туман, были далеко и после нападения на ваш караван набирались сил. В таких случаях они впадают в состояние, похожее на летаргию.

— Мутанты создают его?

— Да. Деталей не требуйте. Мы изучаем это явление, но пока лишь одни гипотезы, — махнул рукой Харт. — Мы получили отличную возможность эвакуировать вас.

— А что ваши пилоты искали в лесу? Светили прожектором и все такое?

— На корабль несколько раз нападали "прыгуны". В том квадрате ховер исследовал магнитные аномалии, поэтому держался так низко над лесом. Попутно приходилось следить за местной агрессивной живностью. Мы знали, что вы и Буланов рядом, так что оставалось подхватить вас и отвезти сюда. Одновременно наши пилоты получили приказ связать с Бастионом-2.

— Как?

— Так назвали лагерь на поверхности ваши люди.

Сергей вспомнил про Лику.

Ждать, думать, гадать было невыносимо.

— Совпадения, — проворчал Лужин.

— Может, и так, — повел плечами прилизанный. — А может, и нет.

— А зачем… — сказал Сергей, помолчав, — мы все-таки вам нужны?

— Скорее всего, — ответил президент. — Если бы эпидемия просто сошла на нет, мы бы не стали утруждаться. Но ваши изменения налицо. Все, кто выжил, трансформируются. Мы имеем возможность наблюдать со стороны те процессы, которые происходили с нами. Мы хотим объединиться во имя выживания. Теперь нам принадлежит Земля. Эту планету придется осваивать заново, Сергей.

— Зачем?

Президент непонимающе смотрел на него.

— Странный вопрос, рейдер.

— Зачем ее осваивать? Земли больше нет.

— Пусть это будет новый мир — какая разница?

— С ним, в конце концов, будет то же самое. Найдутся другие экологи, которые сбросят другой метеорит.

Харт сцепил пальцы в замок, сжал их. Суставы хрустнули.

— Вы порете чушь!

— Может быть. — Сергей посмотрел в потолок. Ему было тошно. Ничего не хотелось. Вообще ничего. — Ладно. Я сделаю вид, что поверил этой вашей лекции. Надо уважать человека, который битый час вводил меня в курс дела.

— Сергей Платонович…

— Я верю. Пока. Но я по-прежнему не знаю, кто вы и что вам нужно, — перебил Лужин. — Мы рассчитывали найти выживших, с которыми можно было объединиться.

— Но именно это я и предлагаю!

— Мы не знали, что живем в заповеднике! Что мы мутанты! Столько было дальних рейдов, но даже границ зоны нам достичь не удалось.

— Да. Карантин-3 — самый большой участок.

Сергей бросил на президента взгляд, в котором, как рейдер надеялся, тот обязан был прочитать все его мысли и чувства.

— Вам нужно не со мной говорить… я только солдат. По всяким важным вопросам обращайтесь к нашему руководству. Я ничего не решаю и не хочу решать. Ясно? Зачем я вам нужен?

Мирон Харт вытащил из ящика бумаги и положил их на крышку стола.

— Я хочу сделать вам одно предложение. Вы — один из лучших кандидатов для нашего проекта. Помогите нам — и мы в долгу не останемся.

Рейдер на пару секунд закрыл глаза.

Очевидно, они не отвяжутся и будут держать его в кандалах столько, сколько потребуется. Им.

И наверняка у этих психов имеются и других кандидаты. Следовательно, Сергея могут забраковать из-за крайнего упрямства и предложить работу кому-то другому.

Что он выиграет, упираясь? Ничего. Зато уж точно отодвинет встречу с женой на долгий срок. Или вообще потеряет шанс увидеть ее.

Сергей посмотрел на президента. Чего у прилизанного было не отнять, так это умения ждать.

— Согласен. Но при одном условии, — сказал рейдер. — Мне нужна моя семья. Точка!

Бегство(2316 г.)

1

В одно весеннее утро Сергей понял, что больше не в состоянии жить здесь.

Мегаполис давил и угнетал его. В нем было слишком много комфорта, слишком много яркого, слишком много нарочитого. Пермь казалась Сергею громадным парком аттракционов, в котором люди непрерывно веселятся, чтобы забыть об ужасах окружающего мира. Пир во время чумы.

А еще купол. Сергей удивлялся, что до сих пор не сошел с ума, живя в этой стеклянной банке.

С этим надо было что-то делать.

Рейдер чувствовал, что его разум начинает разрушаться.

Так наступило 5 мая 2316 года.

У Сергея вошло в привычку вставать на час позже. В семь. Лики в кровати не было — отправилась, наверное, в Центр. Прошвырнуться по магазинам. До Метеорита женщины обожали это занятие — поход ради похода, покупки, по сути, не имеют значения. Посмотрев на пустую сторону кровати, Сергей понял, зачем Лика это делает. И снова — волна удушающей злобы. Бессилия.

Рейдер спустил босые ноги на ковровое покрытие, встал и ненадолго замер неподвижно. На мониторе, тускло блестящем над тумбочкой, мерцало изображение: Ленка спала в своей кроватке, раскинув по привычке руки и задрав обе носопырки в потолок.

Сергей убедился, что дочь все еще спит, и подошел к забранному шторами окну. Панорамное стекло занимало почти всю стену. С высоты двадцатого этажа здесь открывался изумительный вид.

Да, не поспоришь. Изумительный, индустриально футуристический, целлулоидный, пластиковый, в мягких тонах. Красивый, как мертвая принцесса в хрустальном гробу. Четыре года назад Сергея и Лику восхитил и влюбил в себя этот город.

Раздвинув шторы, рейдер прислонился ладонями к стеклу и долго смотрел вниз. Это был словно сеанс терапии, только вместо того, чтобы искать успокоения, Сергей напитывался ненавистью и отвращением. Ненависть с некоторых пор помогала ему жить. Кажется, только в ней и был смысл.

Он знал, когда нужно уйти. Дальше все катилось по накатанной колее. Сергей отправился в ванную, принял душ, оделся в чистое.

Лика не оставила никаких сообщений. Поначалу, когда она просто уходила, он нервничал, подозревал что-то, боялся. Сейчас те времена прошли. Ему стало все равно. Куда можно исчезнуть, если ты под куполом? Паук в банке обречен, если никто эту банку не опрокинет. Но, может, паук способен отрастить крылья? Трансформироваться?

Сергей тщательно вытерся, причесался, посмотрел на себя в зеркало. Оттуда на него уставился бледный высокий человек — два метра пятьдесят сантиметров — со стеклянными глазами. Он был чужаком, богом, спустившимся неизвестно зачем на землю. Он был чудовищем. Сергей ненавидел его, но это была бесплодная ненависть. Каждое утро рейдер понимал, что снова и снова просыпается в этом теле. Выхода нет.

Лужин прошел босиком в комнату Лены. Девочка по-прежнему спала, лишь перевернулась на другой бок. Сон у нее вообще был крепкий и долгий. Она может запросто дотянуть и до полудня.

Что ж, это было хорошо. К тому времени вернется Лика. Они с девочкой лучше находят общий язык. Сергей безумно любил своего ребенка, однако считал себя плохим родителем. Ему неуютно было наедине с Леной. Вероятно, когда она станет старше, все изменится, но сейчас Сергей нервничал всякий раз, когда возникала необходимость остаться с дочерью наедине.

Он прошел в гостиную и заказал кухонному андроиду завтрак. Машина справилась со своей задачей быстро и профессионально и вкатилась в комнату с подносом.

Сергей наблюдал за человекообразным мехом, размышляя над тем, куда надо ударить, чтобы сразу и бесповоротно уничтожить его. Но, разумеется, кулинар ни в чем не виноват. Лужин взял свой завтрак и поблагодарил андроида. Тот сообщил в миллионный раз, что всегда-всегда рад услужить, после чего вышел. В кухне он навел порядок и занял место в нише, ожидая следующих распоряжений.

Сергей остался, жуя и не чувствуя вкуса. Перед ним мельтешила голограмма местных новостей, транслируемых через Сеть Купола, как ее здесь называли. События, в которых Сергей ничего не понимал, даже не улавливал суть, проплывали перед его взором, не касаясь сознания даже близко. Но сам по себе процесс успокаивал. Так Сергей мог сидеть по несколько часов, уставившись, словно загипнотизированный, в маниакальное движение кадров.

— Привет, — сказала Лика, решившая сказать мужу пару слов. Сергей натянул улыбку и сказал:

— Как поживаешь?

— Отлично!

Лика не была прежней. Пополнела, забыла о прошлом. У нее были здоровые румяные щеки и рост — два метра сорок три сантиметра. Большая красивая женщина, в прежние времена, до Метеорита, таких называли домохозяйками, хотя Сергей не был уверен, что это слово подходит. Лика ничего не делала по дому, а только водилась с Леной. Остальное лежало на плечах прогрессивной пермской робототехники.

Они еще поговорили не о чем, затратив на это минуты две, а потом разъединились. Лика сказала, что скоро вернется, только заглянет на распродажу.

— Хорошо, — сказал Сергей, потом отключил связь и закрыл лицо руками.

Ему представилась пустыня, где дуют горячие мертвые ветра.

Рейдер встал из-за стола и отправился в ванную комнату. Там он достал из шкафчика бритву. Сев на край ванны, Сергей долго рассматривал лезвие. Сомнения были, но быстро рассеялись. В конце концов, в Перми он живет и работает уже четыре года. На взгляд Лужина, достаточно.

Боль даже не заставила рейдера сморщиться. Кровь закапала на пол. Алые блямбы, такие яркие на свету, украсили белоснежную плитку. Сергей отложил лезвие и запустил пальцы в десятисантиметровый разрез. Нащупать удалось не сразу, но рейдеру повезло ухватить чип за усик. Осторожно вытащив универсальное регистрационное устройство, Сергей бросил его в раковину, затем вытащил из шкафчика аптечку и смазал рану зеленоватым гелем. Разрез начал затягиваться. Спустя десять минут от него осталась только розовая полоска.

Сергей включил воду, промыл чип, и долго рассматривал, положив на ладонь.

2

Вариантов у рейдера было не так много. Собственно, не было вовсе. Или он соглашается на предложение президента, либо его изолируют навсегда без возможности общаться с кем бы то ни было, включая жену. И все равно — используют в качестве лабораторной крысы, но теперь уже на всю катушку.

— Клоны, которых мы произведем, используя ваш генетический материал, послужат большому делу, — сказал Харт. — Вы — идеальный кандидат для нашей программы.

— Я? И больше никто из наших или ваших?

— Не единственный, но я сказал — идеальный! Разумеется, ваша Трансформация еще не завершена, однако, по нашим расчетам, в последнюю стадию вы вступите через пару месяцев. Тогда можно будет приступать, а пока — тесты, анализы и прочее. Думаю, вам не слишком интересны подробности.

Вообще-то, были интересны, однако рейдер посчитал нужным особо не давить.

— Значит, мои клоны будут шагать в авангарде освоения?

— Если в двух словах, то да, — улыбнулся Мирон Харт. — Мы достигли в этом деле впечатляющих успехов. На Центавре-4 клоны-первопроходцы занимаются разведкой земель, изучением опасных для человека территорий, сбором данных, строительством. Мы берем лучший генный материал, усовершенствуем его и получаем идеальное существо, способное решать множество задач.

Сергей активно подключал фантазию, пытаясь представить отряд рейдеров, состоящий из его собственных копий. От такой мысли только дрожь пробирала.

— Вам нужна моя кровь?

— Да. Оттуда мы возьмем ДНК и начнем с ним работать.

— И все?

— Почти. Так же в программу входят различные исследования, работа с вирусами, к примеру. Поэтому вам придется время от времени переезжать в лабораторию. — Президент сиял от удовольствия. Как потом выяснилось, он и был руководителем проекта по производству клонов-рабочих.

— Что ж… не так и плохо. А мой рост? Каким я стану?

— Ну, согласно нашей статистике, никто в Острове и городе не превышает двух девяноста. Впрочем, кто знает?

Сергей посмотрел на прилизанного. Шутит? Намекает, что увеличение роста может быть процессом неконтролируемым? Вот счастье-то!

Рейдер постарался выкинуть эти мысли из головы и сосредоточиться на главное. Главное сейчас — увидеть Лику.

— Значит, я буду жить в городе? Не в технопарке?

— В городе. В технопарк будете ездить на работу, как делают это тысячи сотрудников. В вашем случае это не каждый день, поэтому, можно сказать, у вас привилегированное положение. Вы свободны, пока не придет вызов.

Сергей помолчал.

— А у вас есть Служба Безопасности?

— Да. Но, опережая ваш вопрос, скажу: вас туда не возьмут. Нельзя. Вы нужны нам в целости и сохранности.

— Но…

— Что?

— Ничего.

— Ну, каков же будет ваш ответ?

— Можно подумать?

— Разумеется. Сутки вам хватит?

— Пожалуй… Только при условии, что вы снимете с меня эти железки и допустите ко мне жену!

Харт провел рукой по волосам, раздумывая.

— Ну же! — сказал рейдер. — Если нам работать вместе, то надо научиться доверять! У вас куча всякой аппаратуры, которая наверняка может прогнозировать мое поведение. Я не собираюсь никому ломать кости, устраивать побеги и тому подобное. И куда, собственно, бежать?

Харт посмотрел на него в упор.

— Я освобожу вас под ваше честное слово.

— Обещаю!

Президент нажал какую-то клавишу на панели, встроенной в столешницу. Наручники и кандалы щелкнули и расстегнулись. Сергей ощутил себя псом, которого освободили из сострадания.

— Ладно, — сказал он, растирая натертые запястья. — Я согласен. Делайте своих клонов сколько влезет.

Президент важно кивнул и протянул ему бумаги. Одни были голубые, другие желтые.

— Вы сделали правильный выбор, Сергей. С этой минуты Земля вступает в свою новую эру. Это не поэтическое преувеличение. Это реальность.

Рейдер терпеть не мог, когда выражаются пафосно, но приходилось терпеть. Сейчас тем более. Судя по всему, видеть эту прилизанную физиономию придется ему довольно долго.

На подписание бумаг и предварительный инструктаж ушел еще час. Все это время Сергей слушал одним ухом, не забывая кивать и отвечать на вопросы, в основном, утвердительно. Так или иначе, а затея с экспериментов ему не нравилась. Клоны. Рейдер с трудом представлял себе, что надо делать, чтобы создать искусственного человека. Они будут осваивать Землю? А как было раньше? В древности, за тысячи лет до Метеорита? Насколько Лужин помнил из курса истории, тогда клонов не делали, а технологии были вызывающе примитивными. И ничего — заселили планету люди как миленькие.

Впрочем, спорить с Мироном Хартом Сергей не собирался. Ему надо как можно быстрее свалить из этого места и встретиться с женой.

3

До переезда в квартиру на двадцатом этаже одной из "свечек" Перми, Сергей жил при медицинском центре. Туда же, спустя несколько часов после подписания контракта, приехала Лика. Ей разрешили остаться — на супружеских основаниях. Места в отдельной палате, напоминающей номер люкс, было слишком много для двоих, но не в том заключалась проблема. Сергей и Лика не могли разговаривать как раньше, подозревая, что помещение просматривается и прослушивается насквозь. Это было пыткой. Важные слова заменила мимика, иногда сообщения на бумаге, прикосновения, жесты. Странная получилась игра, но в ней, в конце концов, Сергей начал находить удовольствие. И Лика тоже. А насчет занятий любовью, жадных, почти животных, липких и отчаянных, то здесь они ничего не могли с собой поделать. Если наблюдают — пусть. Разве умники островитяне что-то не знают про секс?

Лужин отлично запомнил Лику, когда она впервые вошла в его палату. Она была совсем другой, и в то же время такой же. Правда, без одежды, которую носили в Бастионе, без брони, без оружия. В обстановке, к которой они оба не привыкли, это сбивало с толку и даже пугало.

Сначала рейдер подумал, что ему подсунули другую женщину. Одетая в белый мешковатый комбинезон, ставшая гораздо выше, Лика вошла неуверенным шагом. Сергей поразился этому взгляду. Такого у жены рейдер не видел ни разу. Лика казалась растерянной, потерявшей память, забывшей все, что было и кто она вообще. К счастью, это оказалось иллюзией. Вдохнув запах ее волос, Лужин понял, что ошибки быть не может. Остальное пройдет — и растерянность, и чувство отчужденности. И страх. Тот, который испытывал и он сам.

О последних событиях почти не говорили, только иногда кто-то заговаривал, улыбаясь виновато. Мол, забылся. Сергей много раз порывался начать долгий разговор, который бы позволил им поставить все точки над "i", но останавливался. Собирать картину прошлого приходилось по кусочку, как собирать громадную мозаику. Лика узнавала его историю, Сергей ее. Конечный вывод не обрадовал рейдер, но, к удивлению, не особенно огорчил. Видимо, он настолько свыкся за время пути с мыслью о гибели убежища, что теперь и реакции особенной от самого себя не ждал.

Бастион остался в прошлом. Факт. Теперь они — новые жители Перми, новехонькой утопии со всеми удобствами. Разве не о том мечтали бастионцы? Вопрос был, как говорится, риторическим.

В те дни Сергей и Лика много спали. Врачи давали им какие-то препараты. Как сказали, чтобы уменьшить негативные последствия быстрого роста тканей. Иногда случались судороги в конечностях, головные боли, дезориентация, приступы нездоровой потливости и паники.

Один медик даже пошутил, что весьма интересно наблюдать за супругами, проходящими Трансформацию. И, заметив выражение лица Сергея, добавил: с медицинской точки зрения, конечно.

Насчет ребенка они могли не опасаться. Он их интересовал тоже, ибо случай сам по себе был уникальным. Плод изменялся вместе с матерью, и это жутко забавляло умников, которые вились вокруг них пачками, особенно, на позднем сроке.

Им сказали, что будет девочка. Об имени Сергей и Лика договорились сразу. Может, потому, что само по себе оно не имело большого значения. Елена, значит Елена. Появления ее ждали с затаенным дыханием все, включая даже, видимо, андроидов, занимающихся в стенах медицинского центра уборкой. Так или иначе, а этот случай вошел в медицинские архивы. Ленка родилась в срок, здоровой и большой — метр ростом, десяти с половиной кило весом. Ее трансформация прошла в материнской утробе, причем на отлично, без каких-либо побочных эффектов.

Новая Эволюция в действии, в очередной раз пошутил Мирон Харт.

Ленка родилась спустя полгода после того, как бывшие уже рейдеры переехали на двадцатый этаж "собственной" квартиры. Она была ребенком нового времени, не знала Бастиона, для нее Пермь стала родиной, естественно, любимой, в отличие от родителей. Но была ли ненависть у рейдеров к этому чужому для них месту? Тогда еще нет. В те дни еще была надежда на адаптацию, шанс, что примирение все же наступит и решит все проблемы. Что изменения, которые произошли с Ликой, к лучшему, и она, наконец, выйдет из своего ступора, делающего ее апатичной и депрессивной.

Однако время шло — ничего не менялось. Иной раз Сергей подозревал, что попросту спит и видит в коме хорошо смоделированный кошмар. Реальный, детальный, с широким спектром ощущений. Пытался проснуться, сбежать. Без толку.

4

Каждый день как предыдущий. Просыпаясь, Сергей проделывал одни и те же манипуляции, втайне надеясь, что произойдет какая-нибудь катастрофа… чтобы потом уже не надо было думать об этих бытовых мелочах.

Бастионцы медленно, но верно растворялись в массе стремительно растущего населения мегаполиса. Они нашли работу, обзавелись новыми семьями, друзьями, проблемами. Для большинства это был отличный способ забыть об ужасах эпидемии — начать, как говорится, с чистого листа и никогда не думать о прошлом.

Некоторые, Сергей слышал, сознательно шли на коррекцию памяти. И становились счастливыми. Как Генрих Буланов, например. Ученый уничтожил свое прошлое, с головой окунувшись в работу в одной из лабораторий.

Рейдеру неоднократно поступали подобные предложения, даже один раз Лика заикнулась, что, может, не мешало бы, но он не согласился. Уничтожив память, Лужин окончательно перестанет быть человеком. Ничто не могло убедить его в обратном.

Ученые продолжили свою деятельность. Управленцы тоже. Ада за два года сделала стремительную карьеру и вошла в число советников при Мироне Харте. Иногда Сергей и Лика навешали ее. Обедали или ужинали в домашней обстановке. Муж Ады и дочь выглядели счастливыми, и, что самое страшное для Сергея, это было правдой. Всякий подобный субъект в Перми был уверен в правильности всего происходящего. Разве может быть по-другому? Сергей сходил с ума от приступов ненависти к этим уже чужим людям и строил в уме планы мести. Зная при этом, что планы так и останутся планами.

Четыре года пролетели быстро. Когда Сергея вызывали в лабораторию, он ехал и позволял делать с собой все, что умникам взбредет в голову. Ему было все равно. Иногда тесты занимали день, два или три. У рейдера было время подумать, и он использовал его максимально эффективно. Ни в какой другой обстановке его мозг не работал так интенсивно, перерабатывая громадное количество материала.

Пока не появилось решение. В общем-то, простое, без изысков, но Сергей понял, что именно это выход.

Оставались правда, некоторые сомнения. Например, Сергей не мог поручиться, что Харт не пойдет на крайние меры и не перейдет границу. С другой стороны, если президент Острова выйдет из себя настолько… что ж, рейдер даже скажет ему "спасибо". Отдав приказ применить оружие, он сделает ему одолжение.

Держа на ладони следящий чип (такой имели все жители Перми, такой вживили и бывшим бастионцам — для лучшей адаптации в новом обществе, как гласила реклама), Сергей отбросил последние сомнения.

Теперь надо связаться с Ликой и попросить ее приехать. Пока она добирается, начать подготовку.

— Ты скоро? — спросил он воркующим голоском, который изобрел для общения с новой Ликой. — А то я соскучился. М?

Ее лицо было пустым, глаза как две дыры. Рейдер с трудом удерживался. Чтобы не заорать.

— Я скоро, дорогой. Жди. Уже сажусь на монорельс.

Сергей улыбнулся.

— Жду. Очень жду!

Он послал ей воздушный поцелуй и отключил связь. Некоторое время после этого Сергей сидел и пялился в одну точку. Его ноздри подрагивали, губы стали белыми.

Столько времени потеряно! Столько изменений произошло. Лика с каждым днем уходила все дальше. Мог ли он теперь медлить?

Чувствуя, что сходит с ума, Лужин бросился в другую комнату. По пути перевернул, задев коленом, столик. Тот загремел.

Сергей замер, думая, что разбудил Ленку, но, кажется, обошлось.

Квартира на двадцатом этаже снова стала тихой.

5

Лика закончила с шопингом, но ничего не привезла. Походы по магазинам для нее были все равно что терапия, не приносящая результата. Но все равно — она продолжала ходить и делала бы так еще долго.

Дав ей время поиграть с дочерью, Сергей отвел ее в спальню, усадил в кресло перед собой и рассказал о своем плане.

Лика слушала внимательно, изредка моргая, но, в основном, ее взгляд был стеклянным. Сергей точно знал, наркотиков она не принимает, лекарствами не балуется.

Это было плохо — тогда было бы ясно, в чем дело, а тут… Сообразив, наконец, что Лика не слушает и не понимает, Сергей ощутил красную волну ярости, затопляющую его мозг.

Он ударил, не осознав, что делает. Ладонью — хватило ума не сжать руку.

Лика откинулась на спинку кресла, схватилась за щеку и посмотрела на него громадными глазами. Сергей видел в них непонимание, страх и нарождающуюся злобу. То, чего не замечал уже очень давно, с той поры, как завершилась Трансформация.

— Ну, — сказал он тихо. — Ты помнишь тренировки? Наши тренировки? И…

Она вернулась. Она действовала быстрее, чем он, словно разом сбросила все то, чем обросла за эти долгие вязкие месяцы.

Сергей понял, что взлетает в воздух и обрушивается спиной на пол, ударяясь затылком о ковровое покрытие, а в следующий миг, несмотря на боль в груди от удара ногой, лежит и, задыхаясь, хохочет во все горло.

— Помню? Помню ли я? — Лика подошла к нему и, присев на корточки, схватила за ворот рубашки. — Еще раз — и в глаз, — добавила она, улыбаясь.

Так она всегда говорила на тренировках по рукопашному бою, когда спарринговала с Сергеем. В очередной раз швырнув его на пол, всегда предупреждала именно так, шутливо-незатейливо.

Рейдер схватил ее за руку.

— Ну, ты слышала, о чем я говорил?

— Нас уничтожат, — сказала Лика.

Рейдер подивился. Это что же, чтобы снова сделать ее прежней, надо было всего-то отправить ее в нокдаун? Ведь сейчас она прежняя, если не считать внешность. Та самая Лика, которую Сергей знал и любил с детства.

— Ты ни разу не ездила со мной на прогулки, — прохрипел он, садясь и потирая грудь. Знатный удар, профессиональный. Рефлексы, выходит, у нее никуда не делись. — Два раза в месяц я выезжаю за купол. Мне разрешено доезжать до отметки в пятьдесят километров.

— А что потом?

— Не знаю. Но… Я не могу… Здесь… не могу…

— А Лена?

— Возьмем с собой. Если Земля свободна от плесени, мы найдем на ней любой уголок. Если все правда, где жить — не проблема, — сказал Сергей. — Понимаешь?

— Не знаю…

— Я хочу дом на берегу озера, большое окно и звезды по ночам.

— Ты не закончил программу, — сказала Лика.

— Закончил. Меня уже месяц не вызывали. Я им больше не нужен. Они произвели… этих столько, сколько нужно.

Лика села рядом с ним, скрестив ноги. До боли знакомая поза заставила рейдера покраснеть.

Мир разом перевернулся. Нет, по-другому. Кто-то сорвал грязную пленку с окна, и теперь солнечному свету ничто не мешало осветить всю мерзость здешнего бытия.

— Значит, предлагаешь рискнуть.

— Не рискнуть. Не попытаться, — сказал Сергей убежденно. — Сделать.

Он показал ей свой чип, который вырезал из руки.

В этот момент открылась дверь спальни, и на пороге появилась Лена. Заспанная, растрепанная, румяная, с отпечатком подушки на щеке. Она была в пижаме, одна штанина загнулась.

— Я спала, — сказала девочка, — снова. Хочу на воздух. Мы поедем гулять? Хочу гулять. Без купола.

Сергей и Лика переглянулись. Это было знакомо. Оба давно подозревали, что Лена способна читать мысли. То есть, в прямом смысле слова. Иногда точно повторяла выуженное из головы родителей и делала это невзначай, не задумываясь.

Наверняка и сейчас поймала волну, иначе бы с такой убежденностью не говорила.

— Ну? — тихо спросила Лика, переведя взгляд на мужа.

Сергей стиснул челюсти. Очень хотелось зажмуриться, словно от большого удушающего страха.

Еще была возможность все бросить, забыть, не рисковать.

Просто жить дальше, ведь это на самый плохой вариант, верно?

А потом?

— Мы идем гулять, дорогая, — сказал Сергей, улыбнувшись.

— Идем или едем? Я думаю — едем.

— Верно. Едем. У нас будет такая специальная машинка. Мы отправимся в долгую прогулку, посмотрим на деревья, на траву, на холмы.

Ленка округлила глаза, окончательно проснувшись. В этот момент Лужину почудилось, что незримый щуп пытается проникнуть в его разум.

— Настоящие?

— Самые настоящие, — сказала Лика. — Ну, пойдем собираться!

Когда они исчезли за дверью, Сергей лег на пол и некоторое время смотрел в потолок. Затем резко вскочил.

"Время! Теперь пора!"

6

— В прошлом месяце вы ни разу не выезжали, — заметил охранник технического терминала номер одиннадцать. Человек в форме просматривал данные на мониторе, держав в одно руке кружку с дымящимся эрзац-кофе. — А теперь везете и семью?

— Да.

Сергей стоял у регистрационной стойки в служебном помещении и чувствовал себя как мишень под прицелом десятка стволов. На самом деле, кроме него и охранника, здесь не было ни одно живой души. Зато камер слежения, сканеров и датчиков — море.

В соседней комнате, расположившись на пластиковых скамьях, ждали Лика и Ленка. У обеих — рюкзаки, внаглую набитые вещами и припасами для долгой поездки.

Сергей надеялся, что, учитывая его привилегии, охранник не станет настаивать на досмотре багажа. Иначе… одним словом, рейдер не хотел прибегать к плану "b", который предполагал крайне жесткое силовое решение. Это поднимет шум и не позволит не то, что выиграть время, а и вообще выехать из купола. Система автоматически блокирует ворота, а там хоть головой об них бейся.

По этой причине рейдер был сама любезность. Ему понадобились все его скудные актерские способности, чтобы сыграть роль беззаботного главы семейства.

— Я бы тоже так хотел, — сказал охранник, подняв глаза на Сергея. — Взять своих, собраться и поехать. Подышать свежим воздухом, а не тем, что вечно пропускают через фильтры. А что, в нем правда куча запахов?

— Да, — кивнул Сергей.

— И ветер? Самый настоящий? Несет пыль и… порождает бури?

— Конечно.

— Еще бывает дождь со снегом, — важно надулся охранник. — Но я только в записи такое видел. В кино. Когда он снаружи идет, ничего не увидеть — купол-то высоко, и вода по нему стекает. Не разглядеть. Да-а. Может, мне тоже податься в исследования, раз там такие льготы?

— Отличная идея, — сказал Сергей.

Больше всего на свете ему хотелось свернуть шею этому недоноску. Так ведь нельзя. Даже негуманно, ведь измывается этот хмырь над ним не по злобе, а потому что туп как пробка.

Наивный малый.

Охранник еще раз пробежал по столбцам данных глазами, вздохнул, поставил кружку на край столешницы.

— Скажите, вы сами просили, чтобы вам предоставили возможность гулять за пределами купола?

— Ну, президент Харт мне предложил. Мы с женой подумали — согласились.

— А почему вы только сейчас едете? Раньше были одни. А теперь и с дочерью?

Сергей, словно беспечный турист, оперся локтем о регистрационную стойку.

"Подозревает? Что-то заметил по лицу?"

— Да все некогда было. А последний месяц я и сам не выезжал. Дел — море.

— Да-а… — протянул охранник, вертя в пальцах id-карту, где содержались все данные о Сергее. — Я вот все спросить собирался. Вы ведь жили в этом… Бастионе, верно?

— Жил.

— И как это? Я лично не знаю, каково это — под землей.

— Терпимо, если родился там же, — ответил рейдер. — К тому же там было весьма комфортно, ведь наш Бастион строился для чиновников из высших эшелонов власти.

"Меньше разговоров! Этот пустобрех может подумать, что мне в кайф языком молоть, и тогда я застряну…"

— Ого! — с уважением посмотрел на него охранник. — Жаль, что ваш бастион в Карантине-3, а так бы съездить — посмотреть… Хе. Может, когда-нибудь туда станут возить экскурсии. А?

Сергей рассмеялся. Непринужденно. Обливаясь потом.

В нем проснулась жажда убийства, как при виде какого-нибудь вонючего мутанта. Но штурмовки нет, нет и пистолета.

Для человека, с детства привыкшего к оружию, это было невыносимой пыткой.

"Еще пару минут — и я за себя не отвечаю!"

— Дорогой, ты скоро? — Проворковав это самым что ни на есть сладким домохозяйским голоском, Лика появилась в дверном проеме. Ее взгляд, в меру заигрывающий, скользнул по охраннику.

— Здрасьте, — сказал тот, покраснев. — Мы тут немного разговорились… Э…

— Мы можем ехать?

— Да. Только… некоторые формальности. Вам же они известны, да?

— Разумеется.

— Обыкновенные пустяки, — словно извиняясь, произнес охранник. — Итак, цель вашей поездки и предположительное время пребывания?

— Мы хотим устроить пикник. На природе, — сказала Лика, приблизившись к мужу и продевая руку под его локоть. — Хоть раз понежиться под теплым ветерком, на солнышке.

Охранник завистливо причмокнул.

— Мне бы, мне бы…

У Сергея возникло абсурдное подозрение, что сейчас этот болтун начнет напрашиваться в поездку вместе с ними.

Но этого не случилось.

Дело решил красноречивый взгляд Лики. Он проломил защиту самого мелкого чинуши и снес остатки прилипчивости.

— Ну, ладно. Время поставим тогда… неограниченное. — Он подмигнул обоим супругам, словно намекая, что делает им несусветное одолжение и идет против правил.

На самом деле — ничего похожего. Сергей имел право находиться вне купола сколько влезет, при условии, конечно, что не будет выходить на пределы зеленой зоны.

Но как раз это рейдер и собирался сделать.

— Большое спасибо, — сказала Лика. — Мы не забудем вас.

Охранник снова покраснел.

— Пустяки. Мне приятно. Есть люди, которые всем нам приносят пользу, да? Вот вы они и есть. Придет время — мы все станем жить под открытым небом.

Сергей усмехнулся.

— Да. И скоро. Скоро наступит, не сомневайтесь даже.

Охранник, гордый, что хоть каким-то боком причастен к Прогрессу, зафиксировал время выхода и вернул Лужину карточку.

— Счастливо отдохнуть.

Они поблагодарили и вышли из служебного помещения. Лена встретила родителей уже готовая. Серьезная была — жуть. Сергей потрепал ее по голове.

За следующей дверью был ангар, в котором стоял "на всех парах" вездеход. Он был широким, с мощными колесами и низкой посадкой. Привод на все четыре колеса. Генератор не нуждается в подзарядке, вечный.

Вездеход был мощными и высокопроходимым. Большего и не требовалось, ибо скорость на пересеченной местности ценилась куда меньше.

Сергей помог Лене уложить рюкзаки в багажное отделение сзади, а потом влез в кабину и сел за руль. Дочь вскарабкалась матери на колени. Села, хмурая, по-взрослому сосредоточенная.

— Открываю ворота, — передал по громкой связи охранник, после чего по ангару побежал неприятный звук сирены.

Сергей завелся и тронул машину вперед. Вездеход обладал отличной подвеской и покатил мягко.

Въехали в шлюз, плита ворот закрылась позади них с громким лязгом. Впереди — внешние. Сергей приостановился, потом бросил взгляд на жену. Держа дочь на коленях, та смотрел лишь вперед.

Секунды были тяжелыми и ползли еле-еле. Сергей ждал сигнала тревоги — охранник непременно что-то заподозрит, заметит, почувствует. Даже такой болван!

— Все в порядке, папа, — сказала Лена, положив на его левую кисть свою ручку. — Мы поедем.

— Ты слышишь? — спросил он, наконец, решившись. — Или это приходит в виде картинок?

— Не знаю… То есть, иногда это картинки, если человек думает картинками… А бывают кто-то говорит в моей голове, но я знаю, что это не я, а другой дядя или тетя.

Лена посмотрела на него большими голубыми глазами.

— А… в лаборатории, ну, когда обследовали, ты не сказала им, что читаешь мысли?

— Нет.

— Почему? — спросила Лика.

— Они бы меня отобрали у вас. А я хочу с вами. Дома.

— Мы едем туда, где дома не будет, — сказал Сергей. — Помнишь, о чем мы говорили? Но мы построим дом. Он будет, правда, совсем другой…

Лена сжала его руку маленькими, крепким, белыми пальчиками.

— Я вижу это у тебя в голове. Мне нравится.

Сергей медленно кивнул и отвернулся. Способность дочери пугала его. Выходит, она самый настоящий телепат! Уникум. Лакомый кусочек для умников, готовых любое интересное существо вскрыть во имя науки.

Что будет, если президент и вся его ученая свора узнают об этом?

Вот тот самый железный аргумент, который Сергей так долго разыскивал. Он мог еще сомневаться, чем продиктовано его желание убежать — пресыщением комфортом или просто упрямством, — но теперь знал точно, что поступает правильно. Не надо ни о чем думать. У них есть дочь. Ленка способна читать мысли. Представься президенту такая возможность, он мгновенно изолирует ее, и до конца она станет лабораторным кроликом, символизирующим торжество Новой Эволюции. Это ж вон как — выросли мы, братцы, а скоро телепатами заделаемся. Ух, будущее! Только держись!

Внешний люк с лязганьем и скрипом пополз вверх. Появившаяся у пола светящаяся полоса стала шириться, постепенно превращаясь в прямоугольник.

Сергей ощутил волну жалкого пота.

Он только что перешел Рубикон.

"А не Лена ли внушила мне эту идею? Может, она и будущее провидит?.. Знала, о чем мы оба думаем, чем мучаемся… а потом внушила мне и разбудила мать… Уж больно все быстро как-то…"

Сергей стиснул руль, и вездеход покатился к выходу.

— У них есть камеры? — спросила Лика.

— Есть, но они только для ближней зоны. А мы станем на самом краю, куда только сканеры добирают, — ответил рейдер, щурясь от яркого света. Вездеход выехал из шлюза. Наклонный пандус вел на ровный участок каменистой почвы.

Лена захлопала в ладоши. Мать открыла по ее просьбе люк в крыше, и в машину ворвался теплый ветер. Девочка закрыла глаза, вдыхая аромат земли.

— Думаешь, они ничего не поняли? — спросила Лика.

— Не знаю.

Сергей методично увеличивал скорость. Внешний люк уже закрылся. Невероятных размеров стеклянная стена выросла позади вездехода, уходя в сами небеса.

— Вот это да! — Лена высунула голову через люк, чтобы посмотреть на купол. — А как его сделали? Как?

Девочка посмотрела на отца, на мать и, порывшись в их головах, удовлетворилась ответом. Сергей же просто показал — не имею понятия.

Лена вернулась в машину и стала смотреть вперед. Ехали молча, ожидая чего угодно.

7

Пикник состоялся. Импровизированная праздничная трапеза в честь отъезда, так сказать.

Доехав до самого края зеленой зоны, Лужины высадились на вершину небольшого зеленого холмика в живописном месте. Расстелили одеяло, разложили снедь. Их можно было бы снять для журнала и озаглавить снимок "Образцовое семейство Нового Времени".

Сергея покоробило от этой мысли. Подобную ахинею он выбросил из головы довольно быстро.

На западе был лес. На юге — ровное пространство, покрытое, словно громадными заплатками, участками зеленой травы. На востоке в туманной дымке, пронизанной солнцем, виднелся купол Перми, внутри которого можно было различить силуэты высоких зданий. Север — скалистые массивы, поросшие деревьями.

Сергей долго не мог понять, что же здесь ему кажется странным. Наконец, дошло — плесень. Ее не было. В прошлые свои визиты в зеленую зону она еще кое-где сохранялась, торчала наростами и темнела среди зелени упрямыми, цепляющимися за жизнь островочками. Теперь нет. Даже серой пыли отмерших мицелиев не осталось. Трава, деревья и кусты здесь были теми же самыми, что и на картинках в старых атласах, до Метеорита.

Сергей погладил траву. Она была и мягкой, и колючей одновременно.

Похоже туземная фауна все-таки взяла верх.

Лена, обалдев от новых впечатлений, носилась вокруг одеяла и собирала букетик из всего, что попадет под руку. Родители смотрели на нее завороженно. В свое время, разумеется, ничего подобного они не делали. С самого рождения жителя Бастиона пугали ужасами, царящими на поверхности. А теперь — у них пикник. Не смешно ли? Да. И жутко.

Хотя аппетита не было, Сергей понимал, что надо подкрепиться перед дорогой. Он старался, но, по мере того, как шло время, все чаще обращал взгляд на небо.

Воспользовавшись тем, что Лена отошла, Лика сказала мужу:

— Что ты хочешь сделать с вездеходом? В нем тоже есть маяк.

— Я знаю, где он.

Сергей выждал еще полчаса, затем пошел к машине, лег на спину и забрался под нее. Под днищем, спрятанный под крышку, находилось нехитрое устройство позволяющее компетентным людям отслеживать местонахождение вездехода. На случай аварии, например. Или, допустим, отлова психа, который вдруг захочет дать деру из пермского рая в неизвестность. Всякое ведь бывает. Даже в утопиях есть недовольные. То им много утопизма слишком, то, наоборот, мало.

Сергей просто сковырнул кожух, отсоединил проводок. Круглый, как большая монета, маячок мигнул и погас.

Рейдер надеялся, что этого не случится, но был к такому готов. Скорее всего, следящая аппаратура отреагирует на отключение прибора и запустит какой-нибудь протокол. Может быть. А может, и нет. За всем этим следят охранники на терминалах, те самые, мающиеся от безделья и которым все по барабану. Если так, что у беглецов еще есть время. В противном случае сигнал тревоги пойдет на пульт Службы Безопасности, которая сразу же двинется на поиски.

Сергей вылез из-под вездехода и бросил маяк на землю. Потом туда же отправил свой чип, вырезанный из руки. Подошла Лика. Ее чип и чип девочки упали рядом.

Рейдер бросился собираться.

— Едем!

8

Мирон Харт был бледен, его мучила сильная головная боль, поэтому он не сразу уловил смысл сообщения.

— Как вы сказали?

Дежурный офицер СБ стоял перед его рабочим столом, заложив руки за спину.

— Лужин, его жена и дочь только что пересекли границу зеленой зоны и направляются на запад. Я послал боевой ховер с группой захвата. Они ждут вашего приказа. — Эсбэшник внимательно разглядывал на президента. — Какие будут распоряжения? Вы сказали, чтобы мы не предпринимали ничего сами…

Харт поднял руку. Офицер замолк.

Президенту понадобилось время, чтобы осмыслить.

— Неужели он решился?.. — словно позабыв, что находится в кабинете не один, пробормотал Харт. — Побег… Для чего?..

Прилизанный поднял глаза на офицера.

— Я давно видел это у него во взгляде. Он постоянно о чем-то думал… Если бы мы могли читать мысли!..

Эсбэшник был само терпение — как ему и положено по службе.

— Одно слово, господин президент, и мы уничтожим нарушителей.

Харт провел рукой по щеке, слышал, как шуршит щетина. Да, он подозревал, что Сергей способен преподнести неприятный сюрприз, но, в итоге, оказался не готов.

— Уйдут, — добавил офицер.

— Кто их выпустил? Как это произошло? — вспылил Харт.

— У Лужина — пропуск. Он имеет право брать на прогулки свою семью, это четко прописано в договоре, насколько я понимаю, — сказал эсбэшник. — Во всяком случае, система никак не отреагировала. Был соблюден стандартный протокол. Только охранник говорит, что Сергей нервничал перед выездом. Это казалось странным.

— И он ничего не предпринял?

— Формально оснований не было. К тому же Лика Лужина… По словам охранника, она была слишком любезна, завладела его вниманием и сбила с мысли…

— Что за бред?!

Харт ударил обоими кулаками по столу.

— При всем моем уважении, господин президент, — заметил офицер, видя, как прилизанный мечется туда-сюда вдоль большого панорамного окна. — Но если бы вы в свое время прислушались к нашим рекомендациям, ничего этого не было бы. Лужин — ценный ресурс и должен находиться под охраной и строгим наблюдением. Не мне вам говорить, как многое зависело от него в вашей программе по производству клонов. Но вместо того, чтобы ограничить его свободу, вы дали ему право выезжать за пределы купола! Удивительно, что он только сейчас решился на такое!

— У меня не было оснований не доверять ему, — сказал Харт, посмотрев на эсбэшника исподлобья. — Ценный ресурс — да. Но я не мог держать его в кандалах. Я — не вы.

— Верно. В этом вся проблема.

— Что? Вы оспариваете мои решения, офицер? Может, хотите занять мое место?

Эсбэшник холодно улыбнулся.

— Ни в коем случае. Меня мое вполне устраивает.

Харт отвернулся. Его взгляд некоторое время гулял по сияющей панораме мегаполиса за стеклом.

— Вы пробовали связаться с ними?

— Да. И связываемся в настоящий момент. Более того, они под прицелом наших орудий. — Офицер ждал ответа, но не очень-то верил, что Харт решится на что-то путное. — Мы можем уничтожить их. Мы можем захватить их. Или дать вам возможность поговорить. Приказывайте.

Мирон Харт поставил стул ровно напротив стола по заведенному порядку и сел. Сцепил руки в замок и уставился перед собой.

Нужно было найти какой-то выход. Пока не поздно.

9

Сергей не стал изображать из себя гонщика. Машину преследовал ховер, следовательно, газовать, рискуя перевернуться на бездорожье, смысла не было. От летунов все равно никуда не скрыться. Но, тем не менее, вездеход методично пер на запад, то взлетая на поросшие травой холмики, то ухая в низины.

— Остановитесь, иначе мы будем вынуждены пойти на крайние меры! — гудел в мегафон голос пилота. — Остановитесь! Не подвергайте опасности жизнь ребенка! Остановитесь немедленно!

Сергей слушал и стискивал зубы, жалея, что у него нет оружия.

— Папа, не останавливайся!

Ленка смотрела на него большими глазами, в которых было куда больше решительности и храбрости, чем у отца.

Сергей ощутил стыд. Минуту назад он всерьез размышлял над возможностью принять любезное предложение преследователей — опять же во имя дочери. Однако если она говорит не поддаваться… оснований не доверять ее мнению у Лужина не было.

Прошло двадцать минут с того момента, как вездеход выкатился за границу зеленой зоны. Уловки с чипами не помогли — СБ засекла побег и тут же прислала своих вооруженных до зубов архаровцев. С этим ясно. Непонятно другое — почему до сих пор дело ограничивается уговорами? У СБ четкие инструкции: уничтожать всякого нарушителя, с какого направления он бы не появился.

Впрочем, дело, скорее всего, в его, Лужина, ценности для науки. Уничтожать его, не закончив исследования, довольно глупо даже для Мирона Харта. Президент на такое не пойдет, хотя бы потому, что эту историю невозможно будет скрыть.

Что ему остается? Договариваться.

Именно на это рассчитывал Сергей, когда обдумывал план побега.

Шансы были пятьдесят на пятьдесят. Либо островитяне пойдут на принцип и уничтожат беглецов, либо выбросят белый флаг.

В ближайшие минуты Лужины на своей шкуре проверят, какой из вариантов предпочтут жители утопии.

Они считали Сергея и его семью своей собственностью. В этом была вся проблема. Лужину понадобилось время, чтобы понять, кто он для Харта и его умников.

А вот Ленка, похоже, все знала и понимала куда лучше взрослых.

— Что ты слышишь? — спросил он. — Что эти люди в ховере… что думают?

— Не могу… далеко, — ответила девочка, крепко держась за мать.

Лика молчала, изредка бросая на мужа пристальные взгляды. Сергей видел характерный румянец на ее щеках и замечал, как блестят глаза. Это была прежняя Лика. Из давних времен. Та, что ходила в рейды и сражалась с мутантами. Храбрая. Решительная. Практичная. Такая Лика всегда восхищала Сергея. Такую он и любил.

Огибая очередной холм, бывший рейдер подумал, что, похоже, только он один здесь сомневался в успехе мероприятия.

— Немедленно остановитесь! — требовал человек в ховере. — Иначе мы примем меры!..

Летающая машина преследовала вездеход по пятам. Ее тень резво мчалась по земле, словно перескакивая с одного возвышения на другое.

— Впереди ровно, — заметила Лика, которая всегда была более глазастая, чем Сергей. — Езжай, не останавливайся.

— Они могут открыть огонь, — сказал Сергей, направляя вездеход в ложбинку между двумя довольно высокими всхолмиями. На них росли кривые хвойные деревца, служащие как бы воротами на равнину, упирающуюся в горизонт на западе. Там еле виднелась скалистая гряда. Или так только казалось. В любом случае, думал Сергей, если им удастся доехать до края, все закончится.

Когда машина выкатилась на ровную поверхность, рейдер прибавил газа. Сергей давил на педаль, пока не разогнался почти до предела. Корпус вездехода мелко-мелко подрагивал, словно зверь, готовящийся к прыжку. Ветер завывал, залетая под капот.

Но ховер не отставал, а человек с микрофоном надрывался. Голос отдавал яростью и металлом.

Через секунду один из бортовых пулеметов летуна ожил, и земля перед машиной взлетела линией пыльных фонтанчиков.

10

— Мы можем вести его хоть до Атлантического океана, — сухо заметил эсбэшник. — Но стоит ли? Предупредительный выстрел не помог. Они не отвечают, продолжая двигаться. Очевидно, твердо решили сбежать…

Харт сидел за столом, держа голову руками.

Можно было захватить их — бойцы СБ сделают это в два счета. Но что потом? Придется изолировать Сергея и его семью, причем навсегда. А можно ли после этого рассчитывать на их сотрудничество? И даже если дозволить им жить в одной квартире, напичканной видеокамерами, поселить в скорлупе… нет, это не вариант. Будет только хуже.

Но узнают другие бастионцы!

Узнают в любом случае, сам себе ответил президент.

11

Вездеход вильнул в сторону. Сергей мысленно посылал проклятия пилотам, хорошо знавшим, что в машине ребенок. Даже предупредительный выстрел мог дать рикошет.

"Ну да, а я ничего типа не знал, да?"

— Может, связаться с ними по рации? — предложила спокойным голосом Лика, кивая на переднюю консоль. В гнезде-держателе покоилась прямоугольная коробочка, довольно древняя на вид.

— Нет. О чем нам с ними говорить? — Сергей посмотрел на дочь. — Лен?

— Нормально, нормально, нормально… — скороговоркой ответила девочка, напряженно всматриваясь через лобовое стекло.

Родители невольно улыбнулись такому нарочито взрослому поведению. Эволюция или нет, но Ленка явно обгоняла своих сверстников в этом возрасте. Причем намного.

Удивительно и то, что она нисколько не боялась. Смерть в буквальном смысле висела над ними, но странный ребенок нервничал не из-за нее. Хотелось бы Сергею узнать, что творится в это маленькой светлой головке.

Ехали теперь по самой настоящей равнине — в обе стороны края не видно. Вездеход шел на максимальном ускорении, но, казалось, стоит на месте, вхолостую гудя движком. Только ховер, преследующий по пятам, казался реальным.

Бух-бух-бух! Звуки выстрелом ветер относил назад, лишая силы и эха.

Почва перед вездеходом снова выбросила дюжину фонтанчиков, состоящих из пыли и мелких камней.

На этот раз Сергей не стал поворачивать, а ехать все так же прямо.

— Не понимаю, зачем им ты, — сказала Лика. — Программа клонирования закончена. Тебя давно не вызывают!

— Если дать одним, разбегутся все.

— Из этого-то рая?

— Но мы бежим.

— Верно.

Лика погладила дочь по голове, думая, что, может, не так нужно было действовать. Сплести, допустим, заговор среди бывших бастионцев. Движение организовать за право выбраться на свободу. Добиваться своих целей официально, а не бежать, ставя себя вне закона.

Женщина не могла представить себе жизнь вне купола. Куда податься? Что делать человеку, который привык к комфорту?

С одной стороны — Земля твоя, устраивайся где пожелаешь. С другой — пойти некуда. Этот мир по-прежнему чужой для бастионцев.

Где та точка опоры?

Пилот снова завел свою волынку, уговаривая беглецов остановиться. Теперь больше обещал, чем угрожал.

В какой-то момент Сергей снова ощутил соблазн поддаться посулам. И, наверное, наплевал бы на все, если бы не взгляд Ленки. Девочка уловила его крамольную мысль и дала понять, чтобы он не смел ни в коем случае.

Бешеная гонка продолжилась.

12

— Они узнают… — сказал президент. — Просто узнают… что мы им лгали. Им. Всем бастионцам. Что программа освоения провалилась, и наши же колонисты объявили нам войну… Что нам нужна был только сила…

Эсбэшник чувствовал, что начинает терять терпение.

Он считал Мирона Харта куда более решительным и здравомыслящим человеком, но сейчас перед ним сидел безвольный мямля.

— Решать вам, — в который раз повторил офицер. — Но я бы…

— Знаю. Но… убийство — не выход… И в услугах Лужина мы больше не нуждаемся. У нас есть армия. Почти готовая… — Харт посмотрел на эсбэшника. — В конце концов, ничем он нам навредить не может…

— Я так далеко не заглядываю, — ответил тот, скалясь. — Подумайте. Вас останавливает убийство. А чем мы собираемся заниматься в рамках операции "Мизантроп"? Уж явно не чаи распивать с поселенцами! Трупов будет много. Очень много. Неужели вы об этом подумали лишь сейчас?

Харт мотнул головой.

— Нет, но…

— Я даю вам минуту, господин президент, — прошипел эсбэшник. — Решайте. Или мы уничтожаем преступников, или отпускаем под вашу ответственность! Я не намерен стоять здесь перед вами целый день!

Президент поднялся во весь свой рост, намереваясь дать кое-кому в этом кабинете хорошую отповедь. Но ему не хватило самой малости, чтобы поставить эсбэшника на место. Офицер холодно улыбнулся ему и склонил голову набок. Словно спрашивал, до каких пор человек на таком посту будет изображать из себя кретина.

Харт сел обратно, пригладил волосы, чуть ослабил галстук.

— Вам нужно решение? Вот оно. Пусть уходят, уезжают, куда хотят. С этой минуты они сами по себе, пусть расхлебывают свою свободу как могут.

Эсбэшник поджал губы. Не на такое он рассчитывал.

— Решение окончательно?

— Да!

— Уверены?

— Да! Выполняйте!

Эсбэшник помедлил секунду, потом резко повернулся и вышел из кабинета.

Харт провел рукой по лбу, обнаружив, что тот мокрый и липкий.

— Черт!

13

— Улетают! Улетают! Я же говорила, что они не будет по нам стрелять! — Ленка запрыгала на коленях у матери, хлопая в ладоши. Потом они обнялись, хохоча.

Сергей хмуро смотрел в боковое зеркальце, как постепенно силуэт ховера исчезает на востоке.

— Папа, я же говорила, да? Да?

— Верно, дорогуша, — кивнул бывший рейдер. Нехотя, но напряжение отпускало. На его место приходило чувство свободы — абсолютной свободы. Страшное, громадное, с которым Сергей еще не умел справляться.

Но он был уверен, что это лишь вопрос времени.

Всего-навсего.

14

За пределы равнины они выехали только через полчаса. Скорость сбавили, раз ни от кого больше не надо было удирать, и просто ехали. Семья на прогулке. В отпуске, как раньше, до Метеорита, говорили.

Лена без умолку болтала, восхищаясь "красотами" — то есть всем, что попадало в ее поле зрения. Лика тоже включилась в игру, и обе тараторили, словно птички на ветке.

Равнину с запада огораживала скальная гряда, но ее удалось объехать. Вездеход преодолел низину, выбрался по каменистому склону на ровное место. Сергей остановился. Впереди был изгиб старой дороги, ведущей с юго-востока на северо-запад. По краям — густая растительность, трава проросла через щели в бетоне. В целом же трасса еще держала оборону, и по ней можно было ехать.

— Чего ждем? — спросила Лика.

— Надо туда, — сказала девочка, указывая вперед.

Сергей некоторое время раздумывал, потом нажал на газ и выкатил вездеход на дорогу.

Чисто дежа вю. Словно он до сих пор в составе каравана и едет добывать средство от смерти…

Впрочем, северо-западное направление было ничуть не хуже всех остальных.

Так потянулись долгие часы в пути. В основном, по обеим сторонам дороги они беглецы видели лес. Попадались и мутировавшие деревья, но таких было не так много. Сергей подумал, что старая природа возвращает свои позиции. Плесени не встречалось вовсе, только иногда реденькие островки серой трухи. Все, что напоминало о былом могуществе инопланетной заразы.

Изредка попадались на дороге насквозь проржавевшие остовы машин, неопределимые останки чего-то и кости, наполовину вросшие в нанесенный слой. Все как всегда.

Селение они нашли только к вечеру, когда сумерки начали всерьез заявлять о себе. Справа от дороги лес закончился и начался спуск. Склон был покрыт травой, которая устилала землю вплоть до самого металлического забора, огораживающего небольшой поселок, состоящий из частных домов. За забором была видна вышла, а на ней человек с оружием, который тут же поднял тревогу.

Сергей остановил вездеход у подъездной дороги, в пятидесяти метрах от ворот.

— Лена, ты это искала? Это ждала?

Девочка посмотрел на него серьезно.

— Конечно. Но, в принципе, все равно. Можно поехать дальше.

— Есть и другие? — удивилась Лика.

— Есть.

— Откуда тебе известно?

— Не знаю.

— Что ж, — сказал Сергей, когда ворота селения распахнулись, выпуская наружу десяток человек с оружием. — Попытаем счастье, раз у ж так вышло. Так или иначе, наш нужно где-то заночевать.

Лика взяла дочь за руку.

— Ты можешь определить, они опасные?

— Они боятся только тех, которые на ховерах. Тех, которые летели за нами.

Сергей переглянулся с женой. Забавно выходит. Ленка знает куда больше, чем них. Возможно, знает давным-давно.

Какие на повестке дня еще сюрпризы?

Сергей отбросил мысль нажать на газ и умотать отсюда побыстрее. Вместо этого он открыл дверцу.

— Я поговорю с ними. Ждите внутри.

Постапокалипсис на http://www.fallout-book.ru/

Война(2322 г.)

Аудиодневник Ады Сальниковой.

13 сентября.

"Я устала… столько работы… но раз поставила себе задачу добавлять хоть каждый день по сообщению, я должна…

Итак. Война идет с переменным успехом. Нам до сих пор не удается сломить сопротивление поселенцев в пятнадцатом секторе. Они сильны, отчаянны, они не хотят сдаваться… Знают, что немногие будут отправлены в Пермь, а остальные уничтожены на месте… — мы не можем спокойно наблюдать за тем, как растут ряды мутантов…

Им есть что терять. За те годы, пока мы готовились, колонисты размножились и окрепли. Называют себя народами, придумывают самоназвания… смешно!.. Наглый вызов единственному на Земле хозяину…

К сожалению, наша армия клонированных солдат не стала таким эффективным оружием, как мы рассчитывали. Во многих экстремальных ситуациях они теряются и не способны действовать сообща. Что-то в мозгах у клонов словно ломается… Президент говорит, что это временное явление, но я так не думаю. Клон — не человек. Мы делали их, используя генный материал самых лучших, однако… В общем, Харт не в состоянии признать, что совершил ошибку. Нам нужны подготовленные офицеры, в первую очередь, а не просто биороботы, которые четко видят цель и больше ничего. Клоны не в состоянии подстраиваться под постоянно меняющуюся обстановку войны. Поэтому колонисты до сих пор живы и, более, того успешно отбивают атаки, устраивают диверсии, атакуют сами. Земля горит под ногами у наших карательных подразделений, и скоро мы начнем испытывать явный дефицит ресурсов.

Верю ли я в победу? Честно говоря, не очень. Острову не установить власть над всеми этими мутантами. Всех он не уничтожит. Харт и ему подобные считают себя исключительными и не желают видеть, как жизнь возвращается в прежнее русло, стихийная жизнь, способная к самоорганизации. Мы изменились, они тоже. Мы шагнули в будущее, но Харт думает, что лишь у него есть право решать, кому в нем жить, а кому нет… Долго ли я сама выдержу, помогая ему, не знаю.

Я скучаю о старых добрых временах. Каждую ночь снится Бастион. Мне кажется, я предала свое прошлое, обрекла своих на эту бессмысленную жизнь. Мы жили, чтобы бороться и побеждать, а какую альтернативу нам предложили? Ради чего мы продали свободу?

Я не хочу, у меня нет сил.

Да! Мы, наконец, знаем имя человека, который руководит всеми этими отрядами. Сергей Лужин. Кто бы мог подумать, верно? Харт рвет на своей голове волосы, теряет контроль над собой. У него был шанс уничтожить беглеца, но он не решился. Сергей Лужин… Тот самый рейдер… Там же его жена и дочь, о которой ходят слухи, что она телепат и способна вычислять действия наших отрядов заранее. Харт совершил громадную ошибку. Похоже, всем нам она выйдет теперь боком.

За что сражаются эти мутанты?

А мы?

Нужна ли мне эта победа? Моей дочери, например? Моим людям, из Бастиона?

Итак, сегодня 13 сентября… Новое включение завтра.

Конец записи…"

Конец



home | my bookshelf | | Плесень |     цвет текста   цвет фона