Book: Итальянская элегия



Итальянская элегия

Мелани Милберн

Итальянская элегия

ГЛАВА ПЕРВАЯ

Анна с ужасом посмотрела на лечащего врача своего сынишки.

– Вы хотите сказать, что он… может умереть?

Доктор был мрачен.

– Вашему сыну необходима индивидуальная страховка, иначе ему придется целый год дожидаться очереди на операцию.

– Но я не в состоянии оплатить индивидуальную страховку, – испуганно сказала Анна.

– Прекрасно понимаю, как нелегко приходится вам, одиноким матерям, – сочувственно произнес врач. – Но ничего не поделаешь. Операцию на сердце необходимо сделать, пока изменения не станут необратимыми. Если бы вам удалось собрать необходимую сумму с чьей-нибудь помощью, можно было бы добиться операции в течение месяца в Мельбурнском кардиологическом центре.

У Анны упало сердце. Ей с трудом удавалось наскрести денег, чтобы добираться до города, что уж там говорить об операции в одной из самых лучших клиник страны.

– А сколько… это может стоить? – спросила она.

Доктор назвал сумму, и Анна едва не упала со стула.

– Так много? – выдохнула она.

– Боюсь, что да. Сэмми придется пробыть в больнице как минимум десять дней, что значительно увеличивает стоимость. А в случае каких-то осложнений…

– Осложнений? – переспросила Анна, глотая подступивший к горлу ком.

– Мисс Стоктон, любая операция сопряжена с. риском. Операция на сердце трехлетнего ребенка чревата негативными последствиями. Может возникнуть инфекция, не говоря уже о побочных реакциях на лекарственные препараты. – Доктор закрыл лежащую на столе папку и улыбнулся Анне ободряющей улыбкой. – Советую вам обзвонить всех ваших друзей и родственников и найти кого-то, кто согласится оплатить ваши расходы.

Неслышно вздохнув, Анна встала. Родственников, помимо сестры, у нее практически не было, а что касается друзей…

Четыре года назад она вернулась из-за границы и меньше всего думала о том, чтобы обзавестись надежными друзьями. Тогда ей хотелось лишь одного: оказаться как можно дальше от семейства Вентресси.

Не проходило и дня, чтобы она не возвращалась мыслями к своему бывшему жениху Лючио и его брату Карло…

Нет!

Она отогнала от себя ужасные воспоминания о тех страшных обвинениях, которые и сейчас продолжали звучать в ее ушах.

Анне захотелось выпить чего-нибудь холодного. У нее был в запасе, по меньшей мере, час до того, когда она должна вернуться к маленькому сынишке и своей младшей сестре Джинни.

Заметив неподалеку кафе, она решительно направилась в его сторону. В горле у нее пересохло, дешевенькая блузка намокла от жары. Незанятым оказался только один столик в самом дальнем углу. В полумраке она заметила мужчину за соседним столиком только тогда, когда было уже слишком поздно. Взгляд его темно-шоколадных глаз был устремлен на нее.

Он поднялся с той томной грацией, которая отличала всех представителей мужской половины семейства Вентресси.

– Привет, Анна.

Его глубокий бархатный голос проникал в душу, будя воспоминания о том времени, когда жизнь, сулившая сплошное счастье, так внезапно и так страшно для нее перевернулась…

– Лючио…

– Можно к тебе присоединиться? – Он выдвинул стул и сел напротив, прежде чем она успела ответить. – Сколько же времени прошло? – Его взгляд скользнул по ней. – Три года? Четыре?

Его небрежный тон привел ее в совершенное смятение. Она могла бы назвать ему точное число дней, почти до минут. Могла бы слово в слово пересказать то, что он в гневе бросил ей в последний момент.

Анна вскинула голову и посмотрела ему прямо в глаза.

– Не помню. Это было так давно.

– Да, действительно давно. – Он внимательно всмотрелся в ее зардевшееся лицо. – Как ты? Выглядишь… измотанной.

– У меня все прекрасно, спасибо.

К столику подошла официантка. Лючио заказал большой бокал свежевыжатого апельсинового сока для Анны и ристретто[1] для себя.

Когда официантка отошла, Анна пристально посмотрела на вазочку со свежими цветами, стоявшую в середине стола, и спросила:

– Что привело тебя в Мельбурн?

– Кое-какие дела, – ответил он. – Корпорация Вентресси расширяется и охватывает теперь рынок и здесь, и в Сиднее. Растущий интерес к недвижимости работает в нашу пользу. Я приехал проинспектировать наше хозяйство.

Анна не могла отделаться от чувства, что он заодно инспектирует и ее.

Воспользовавшись тем, что официантка принесла заказанные напитки, Анна незаметно всмотрелась в его лицо.

Он по-прежнему оставался таким же красивым, как все мужчины семейства Вентресси, включая даже его отвратительного младшего брата Карло. Но в отличие от Карло, расположенного к полноте, Лючио был высоким и подтянутым. Волосы цвета воронова крыла, глаза темные, рот твердо очерчен. Эти губы могли быть нежными – она знала это по собственному опыту, – но в то же время они были способны произнести нечто такое, что могло убить любого человека. И это она тоже знала по собственному горькому опыту.

– Ты долго еще пробудешь здесь? – спросила Анна, чтобы нарушить тяжкое молчание.

– Месяца три, – ответил Лючио, – а может, и больше. Как твой сынишка?

Анна едва не опрокинула стакан, услышав его вопрос. Откуда ему известно, что у нее есть сын?

– Он… – с трудом произнесла она. – он… не очень здоров в данный момент.

– Я огорчен.

– В самом деле? – Она скептически посмотрела на него.

– Это же ребенок, – спокойно произнес Лючио. – Ни один ребенок не заслуживает того, чтобы плохо себя чувствовать.

Повисло неловкое молчание.

– Сколько ему? – спросил Лючио.

– Три года.

– Он виделся когда-нибудь со своим отцом?

Анна стиснула в руке заиндевевший стакан.

– Нет.

– А где он сейчас?

– Сэмми… у моей сестры.

– Я имел в виду его отца.

Анна неуверенно взглянула на него.

– Не имею понятия.

Лючио вздохнул, а у нее по спине снова прошел холодок.

– Ты говорила когда-нибудь его отцу о том, что у него есть сын? – спросил Лючио.

– Нет, но если бы посчитала нужным, то сказала бы.

Ни за что в жизни она этого не сделает. А уж его братцу Карло она бы в последнюю очередь сообщила о существовании Сэмми.

– А как поживает твоя сестра? – спросил Лючио.

Анна обрадовалась, что разговор переключился на другую тему.

– Джинни делает большие успехи. Она окончила первый курс университета с блестящими оценками по всем предметам.

– Впечатляющий результат, – прокомментировал Лючио.

«Ну, давай скажи, – подумала Анна. – Скажи, что это просто подвиг для девушки, которая не слышит даже своего произнесенного вслух имени». Но эти наполненные горечью слова так и не сорвались с ее губ. Ее лицо приняло бесстрастное выражение.

– А как поживает твоя мама?

– Прекрасно. С безмерным наслаждением возится со своими внуками.

У Анны все оборвалось внутри, и она, не удержавшись, спросила:

– Это твои дети?

Он покачал головой:

– Нет, моей сестры Джулии. У нее их уже трое.

Анна вспоминала его сестру с большой теплотой. Джулия всегда с искренней нежностью относилась к ним с Джинни.

– Я думала, ты уже женат, – сказала Анна, пристально разглядывая крошечное апельсиновое зернышко на дне своего бокала.

– Женитьба потеряла для меня былую привлекательность.

Анна вряд ли могла осуждать его за это. Он имел полное право быть циничным после того, что она совершила.

– Ну, мне пора. – Она отодвинула от себя пустой стакан и наклонилась, чтобы поднять сумку.

– Подожди. – Он схватил ее за руку.

От этого прикосновения электрический разряд пронзил ее руку, а сердце едва не выпрыгнуло из груди.

– Я должна вернуться к Сэмми, – сказала Анна. – Мне нужно успеть доехать и…

– Я отвезу тебя.

– Нет, – решительно заявила она, пытаясь высвободить руку. – Я живу слишком далеко и…

– Где ты живешь, Анна?

Она снова опустила глаза и пробормотала:

– В Сент-Килда.

– Не сказал бы, что это так уж далеко, – сухо произнес он.

– Далеко, если приходится идти пешком.

– У тебя нет денег на машину или общественный транспорт?

Анна слегка вздернула подбородок.

– У меня вполне достаточно денег.

– Оказывается, ты успешная деловая женщина, – протянул он, выпуская ее руку.

Анне никогда не приходило в голову, что можно считать успешной карьерой уборку в гостиничных номерах и работу в баре. Но ведь она с таким же успехом не могла себе представить когда-то, что станет матерью-одиночкой.

– Мне нравится быть независимой. – Она искоса взглянула на него и потерла запястье.

– Не помню, чтобы ты высказывалась в этом духе в прежние времена.

Как бы она хотела, чтобы он не упоминал о прежних временах!

– Мне в самом деле пора…

– А мне хотелось бы еще немножко поговорить с тобой.

– Нам не о чем говорить.

Откинувшись на спинку стула, Лючио долго всматривался в ее лицо.

Анна с трудом сдерживалась, чтобы не съежиться под его пытливым взглядом. Все происходящее казалось ей каким-то дурным сном.

– Тебе нечего мне сказать спустя почти четыре года? – спросил он.

Анна насторожилась, уловив в его темных бездонных глазах еле сдерживаемый гнев.

– Извини, мне пора идти. – Она отодвинула стул и встала, обрадовавшись, что он не стал ее удерживать.

Выпрямившись в полный рост, он возвышался над ней, и она снова ощутила, как он высок и каким грозным мог быть, когда хотел.

– Увидимся.

Он бросил на стол несколько банкнот и широкими шагами вышел из кафе.

Сэмми встретил ее с обычным энтузиазмом, но от взгляда Анны не укрылось, что его губы приобрели синеватый оттенок, которого не было утром.

– Здравствуй, мой сладкий. – Она поцеловала его в обе щеки, а потом в пуговку носа. – Ты слушался тетю Джинни?

– Я очень хорошо себя вел, – сказал он. – Нарисовал тебе картинку… видишь?

Сэмми сунул ей под нос свой рисунок, и Анна наклонилась, чтобы посмотреть. Четыре фигуры, три из которых она тотчас же узнала. Она узнала себя и Джинни. А маленькая фигурка изображала, конечно же, самого Сэмми.

– Просто замечательно, а это кто? – Анна показала на высокую фигуру на заднем плане.

– Это мой папа, – заявил мальчик. – Я хочу такого же, как у Дэви. Можно?

Хорошо, что ее трехлетний сынишка был слишком мал, чтобы заметить, как она огорчилась.

Понимаешь, хотелось ей сказать, папа Дэви – достойный человек, хирург, а не какой-то беспринципный тип, который завлек меня в свою постель…

Она содрогнулась от отвращения, но все-таки улыбнулась сыну:

– Мне надо подумать. А пока давай пойдем и посмотрим, что делает тетя Джинни?

Ее сестра была на кухне, где претворяла в жизнь какой-то новый рецепт.

Анна тронула ее за плечо, и Джинни обернулась с улыбкой.

– Как прошла встреча? – спросила она жестами.

Подавив вздох, Анна села и проговорила медленно, чтобы та могла прочитать по ее губам:

– Ему нужна операция, которая стоит очень дорого.

– Сколько? – спросила Джинни слегка искаженным, как у всех глухих людей, голосом, но Анна привыкла к нему и понимала каждое слово.

Анна назвала ту астрономическую сумму, которую насчитал специалист. Джинни вздрогнула.

– Что нам делать?

– Не знаю, – сказала Анна, – просто не представляю.

– Я найду работу! – Джинни так быстро двигала пальцами, что Анна с большим трудом успевала следить за ее движениями.

– Нет, нам в семье необходимо иметь университетский диплом, а ты единственная, кто сможет получить его. Я буду работать в две смены по выходным дням. Как-нибудь выкрутимся…

Городской отель, в котором работала Анна, был в уикенды забит до отказа. Ей приходилось трудиться, не разгибаясь, но она во что бы то ни стало решила накопить сумму, необходимую для операции Сэмми.

Анна начала с уборки постелей. Потом мыла ванные комнаты, меняла полотенца. Она работала как автомат, не позволяя себе ни малейшей передышки, чтобы не думать о Лючио.

Встреча с ним выбила ее из колеи. Она не стала рассказывать об этом Джинни. Слишком больно это было.

Когда всего через два года после смерти их отца умерла и мама, Джинни была настолько подавлена, что впала в глубокую депрессию. Анна решила, что единственный способ вывести сестру из этого состояния – смена обстановки. Поэтому она организовала заграничный тур с посещением Британских островов и большей части Европы.

Невзирая на трагические обстоятельства, поездка проходила великолепно, и Джинни вскоре воспрянула духом. Но в финале их путешествия, когда они прилетели в Рим, произошла катастрофа. Пока Анна договаривалась с администратором отеля, чтобы им предоставили номер, она на мгновенье оставила сумку без присмотра, предполагая, что Джинни все еще стоит у нее за спиной. Когда же она полезла в сумку за кошельком, то его там не обнаружила. Бесследно исчезли также и оба их паспорта.

Анна и всхлипывающая Джинни оказались на улице.

Какой-то высокий мужчина с портфелем шел мимо. Он обратился к ним на безупречном английском языке. Его четкое произношение говорило о том, что этот язык не был его родным.

– Добрый день. Какие-то проблемы?

Первое, на что обратила внимание Анна, был взгляд его темных глаз, устремленный на дрожащую нижнюю губу Джинни и ее залитые слезами щеки.

– Мы только что прилетели, а мой кошелек украли вместе с нашими паспортами, – объяснила Анна. – Не можете ли вы показать нам, где находится ближайший полицейский участок?

– Больше того, я отведу вас туда. – Мужчина протянул руку к их рюкзакам и без усилия поднял их. – Это в нескольких кварталах отсюда, поэтому быстрее дойти пешком.

Они с Джинни старались не отставать от красивого спутника.

Когда они дошли до следующего квартала, мужчина представился:

– Меня зовут Лючио Вентресси. Мой брат Карло и я возглавляем корпорацию «Вентресси дивелопментс». Это ваш первый приезд в Рим?

– Первый. Мы с сестрой возвращаемся домой, в Австралию. Да, кстати, я – Анна Стоктон, а это моя сестра Джинни.

Лючио одарил их обеих неотразимой улыбкой.

Заявление в полицию, на которое ушло бы полдня, заняло всего несколько минут, поскольку Лючио взял на себя роль переводчика. Анна была безмерно благодарна ему за помощь.

Он уладил и все дела с бумагами в посольстве, а когда с этим было покончено, повел их обеих в уютное кафе.

– Просто не знаю, как вас благодарить, – сказала Анна. – Вы так любезны.

– Никаких проблем. У меня самого есть сестра, и я знаю, как волновался бы за нее, если бы она оказалась в чужой стране.

Анна почувствовала, как сильно забилось ее сердце, а щеки запылали, когда их взгляды встретились.

– Ваша сестра не слишком словоохотлива, – заметил Лючио.

– Джинни ничего не слышит с двухлетнего возраста, но умеет читать по губам, если с ней разговаривать медленно. Она может говорить, но немного стесняется… незнакомых людей.

– Понимаю.

Однако к концу дня Джинни настолько преодолела смущение, что довольно охотно общалась с Лючио, и поэтому Анне было трудно отклонить его приглашение остановиться в доме, принадлежащем его семье.

– Там вас будут опекать мои мама и брат. Я бы мог предложить к вашим услугам мой дом, но там сейчас ремонт, и я обитаю у мамы и Карло, чтобы не дышать краской.

Анна повернулась к Джинни и быстро сообщила ей на пальцах о его приглашении. Джинни довольно заулыбалась.

– Моя машина стоит около офиса. Это недалеко отсюда, – сказал Лючио.

Анна заметила, как восторженно улыбнулась ее сестра, и удивленно подняла брови. Она почувствовала в душе неуловимую тревогу.

Лючио Вентресси, безусловно, был самым красивым и галантным мужчиной из всех, кого она когда-либо встречала. Его готовность решать все возникающие проблемы и чуткое отношение к ее сестре произвели на нее большое впечатление. Обращаясь к Джинни, он не забывал повернуться к ней лицом, чтобы она могла читать по его губам.

Джинни поддалась итальянскому обаянию Лючио, что свойственно юным девушкам. Анна же испытывала гораздо более зрелые чувства, когда взгляд его шоколадных глаз останавливался на ней.

Она чувствовала влечение.

Анна уже собиралась приступить к уборке последнего из роскошных апартаментов на этаже, где располагались номера люкс. У нее ломило спину, от усталости раскалывалась голова.

По обыкновению она коротко и резко постучала в дверь и громко произнесла:

– Уборка помещения.

Поскольку ответа не последовало, она, достав ключ, открыла дверь и вкатила тележку со средствами для уборки.

Это был самый большой номер с живописным видом на город и реку Ярра. Элегантность убранства свидетельствовала о том, что эти апартаменты предназначены для аристократии.

Анне всегда было очень неуютно в этих апартаментах. Вероятно, из-за этой неприкрытой роскоши, напоминающей ей о том, в какой отчаянной нужде живет она сама…

Девушка сняла простыни с широчайшей кровати, убрала их в пакет для прачечной и взяла с нижней полки тележки свежий комплект белья.

Застелив постель, она приступила к наволочкам и вдруг замерла, уловив тонкий цитрусовый запах, который показался ей знакомым. Этот аромат напомнил ей о времени, когда тот же запах обволакивал ее кожу всякий раз, как Лючио ласкал ее, называя своей…



Она внутренне содрогнулась. И тут ее взору предстала пара итальянских мужских туфель и длинные ноги.

– Вот мы и снова встретились, Анна, – протянул Лючио Вентресси, – и снова в моей спальне.

ГЛАВА ВТОРАЯ

Анна в оцепенении уставилась на него.

– Ты… остановился здесь?

Взгляд его темных глаз медленно скользнул по ее форменной одежде горничной.

– Как видишь.

– Я… сейчас закончу. – Она наклонилась за покрывалом, но он поднял ногу в кожаной туфле и, наступив на покрывало, помешал ей.

– Оставь это.

Она выпрямилась, вытирая вспотевшие ладони о белый передник.

Лючио был разъярен. Несомненно, разъярен. Его глаза горели яростью.

– Какого черта ты взялась убирать номера в этом отеле? – грозно спросил он.

Анна гордо вздернула подбородок.

– Кому-то ведь нужно делать это.

– Ты сказала, что у тебя две работы. А другая какая?

– Я работаю в баре.

Он втянул в себя воздух и выругался.

– Это еще зачем?

– Причина обычная – деньги.

– Разве ты бедная? – Он хмуро посмотрел на нее.

– По сравнению с такими, как ты, да.

– У тебя финансовые затруднения?

Ей не хотелось признаваться в этом. Но неожиданно она увидела перед своими глазами Сэмми и испугалась, что из-за своей дурацкой гордости может потерять малыша.

Анна опустила глаза, чтобы не видеть испепеляющего взгляда.

– Да.

– И какие?

– Сэмми… требуется операция, – сказала Анна. – У него нет индивидуальной страховки, а если ждать операции в порядке общей очереди… можно не успеть.

– А что с ним?

Анна тяжело вздохнула.

– У него заболевание сердца. Ему необходимо сделать операцию, чтобы он смог дожить до взрослого возраста.

– Сколько стоит… эта операция? – спросил Лючио после короткой паузы.

Анна ответила. Лючио даже бровью не повел. Это возмутило ее. Сумма была просто мизерной для таких, как он. Пустяковой. Но она могла спасти жизнь ее ребенку.

– Возможно, я смогу тебе помочь, – сказал Лючио.

– Ты хочешь дать мне в долг? – Нет.

– А что же тогда?

– Я оплачу расходы на лечение Сэмми, но при некоторых условиях. Ты должна сделать кое-что для меня.

– Для спасения жизни сына я сделаю все что угодно, – произнесла Анна.

Уголки его губ тронула улыбка.

– Очень рад слышать это, поскольку я был готов встретить сопротивление с твоей стороны.

Холодок страха пополз по ее спине.

– Что я должна делать?

Он снова задумчиво взглянул на нее.

– Я думал, что ты уже поняла, cara.[2]

– Не представляю, что ты хочешь от меня, – сказала она, чувствуя, как страх все больше охватывает ее. – Я не умею расшифровывать побуждения других людей.

– Зато у тебя достаточно опыта в других областях.

– У меня достаточно опыта, чтобы понять, что твое предложение – не простой акт милосердия, – сказала она.

– До чего же ты проницательна, Анна.

– Представь себе. – Она прерывисто вздохнула. – Какую пытку ты для меня придумал?

– Пытку? – Одна аристократическая бровь выразительно взметнулась вверх. – Мне нравится это слово.

– Только не играй со мной, – остановила она его. – Скажи, чего ты хочешь.

Он долго наблюдал за сменой чувств на ее лице. Как бы Анна хотела взорваться, швырнуть ему в лицо его одолжение, но эту борьбу она вела не за себя. Это была борьба за Сэмми, за его жизнь.

– Пожалуйста, Лючио… – попросила она, – не усложняй все, мне и без того тяжело.

– Вот оно как? – проговорил он жестким тоном. – А мне легко? Ты вырвала сердце из моей груди.

– Я… я не хотела…

– Dio![3] Ты спала с моим братом!

Как могла она что-то отрицать? Карло располагал фотографиями, доказывающими это, хотя она с трудом могла вспомнить, что произошло.

– Сэмми – его ребенок? – спросил Лючио.

Каждый раз, когда Анна и Лючио занимались любовью, он предохранялся. Лючио настаивал на этом, оберегая ее, утверждая, что все впереди, когда они поженятся…

– Я… я так думаю.

Он снова выругался.

– Это отвратительно с твоей стороны. Отдаться ему в тот момент, когда до нашей свадьбы оставались считанные дни.

– Я раскаиваюсь…

– Будешь раскаиваться потом, когда я расквитаюсь с тобой.

– Ч-что… ты имеешь в виду?

Его глаза горели, твердо очерченные губы были угрожающе сжаты.

– Я оплачу операцию своего племянника, но за это ты должна будешь лечь со мной в постель.

От испуга у нее глаза полезли на лоб.

– Ну нет! Я не могу.

– Прекрасно. – Лючио отступил от нее на шаг. – Заканчивай уборку и уходи.

Он был уже на полпути к двери, когда она опомнилась. Речь идет о Сэмми, не о ней.

– Лючио…

– Да? – Он со скучающим выражением повернулся к ней.

Не выдержав его взгляда, Анна опустила глаза. Ее плечи поникли, она чувствовала себя униженной.

– Я сделаю то, что ты просишь.

– Хорошо. – Он скрестил руки на груди. Можно было подумать, что речь идет о предстоящем ужине, а не о таком поворотном моменте в ее жизни, как возобновление прерванных отношений, которые могут закончиться для нее только новой болью. – Пойдем в гостиную и обсудим все.

Анна вышла вслед за ним из спальни. Какая ирония судьбы! Она только что застелила его постель, а теперь он хочет, чтобы она легла в нее… с ним.

Он пересек комнату и подошел к щедро уставленному бутылками бару.

– Выпьешь что-нибудь?

– Я не пью. – Больше не пью, хотелось ей добавить, но Анна промолчала. Последний раз она пила в компании его брата, и это послужило для нее уроком на всю жизнь.

Лючио налил в стаканы содовой и плеснул в свой немного виски.

Анна взяла стакан нетвердой рукой.

– Что это с тобой, cara – спросил насмешливо Лючио. – Неужели мысль о том, чтобы разделить со мной постель, расстроила тебя?

– Не могу сказать, что я с нетерпением жду этого.

У него хватило наглости засмеяться.

– Зато я жду с нетерпением, которого с лихвой хватит для обоих.

От внезапно вспыхнувшего желания Анне стало жарко.

– Это лишь проституция, – отрезала она.

– Не проституция, а компенсация, – поправил Лючио. – За прошлые грехи.

– Я уверена, что ты успел за это время многократно компенсировать мои «прошлые грехи», – поддела она.

– Да и ты, насколько я понимаю, отнюдь не отказывала себе в удовольствиях, – сказал он. – Люди с такими, как у тебя… потребностями не способны слишком долго воздерживаться.

Анна почувствовала, как краска заливает ее лицо при воспоминании о тех потребностях, которые благодаря ему пробудились в ней.

– Я теперь мать.

– А я нахожу материнство сексуальным. – Его взгляд скользнул по ее полной груди. – Даже очень сексуальным.

– И сколько же, по-твоему, должна длиться наша договоренность?

– Недолго.

Анна посмотрела на него, с трудом скрывая облегчение.

– А все-таки? – спросила она сухо.

Лючио понимающе улыбнулся.

– Я пробуду в Мельбурне три месяца, – сообщил он, – и хочу, чтобы эти три месяца ты была моей любовницей.

Анна почувствовала, как все внутри оборвалось.

– А как же Сэмми и Джинни? – спросила она, отчаянно пытаясь найти выход. – Я не могу переехать к тебе и бросить их.

– Я взял в аренду большой особняк в южной Ярре. Он будет готов к заселению через пару дней. Твои будут жить там с нами до тех пор, пока я не перестану… – он слегка запнулся, подыскивая нужное слово, – нуждаться в тебе.

– Переезжать на новое место не очень благоприятно для ребенка…

– Умирать тоже, насколько я представляю.

Анна побелела от столь неприкрытой жестокости его заявления.

– Как ты можешь? Ведь речь идет о ребенке!

Лючио шагнул к ней, схватил за плечи и притянул к себе. Испепеляя ее взглядом, он прогремел:

– Он мог бы быть моим сыном, но ты лишила меня этой привилегии. Ты хоть раз задумалась о том, через какой ад я прошел, представляя, как ты совращала моего брата в мое отсутствие? Я умирал тысячи раз, представляя тебя с ним. Мне снились сны, в которых ты стонала от удовольствия, которое испытывала в моих объятиях.

– Не надо… – Анна пыталась освободиться из железных тисков его рук. – Отпусти меня!

– Ну нет. – Он еще крепче обхватил ее, прижимая к своей груди. – Не смей говорить мне «нет», раз ты говорила «да» Карло. Ты обязана сказать мне «да». И учти – я не прошу – я требую. Ты будешь моей в течение трех месяцев, в противном случае твой сын не получит помощи.

Как ей хотелось ответить ему! Сэмми был его племянником. Разве мог Лючио отказать в помощи тому, кто был его кровью и плотью, если она не будет делать то, о чем он просит?

Но он откажет, его гордость не позволит ему поступить иначе. Ее предательство убило его чувства к ней, и теперь им руководствовало лишь мщение.

Анна виновато опустила голову и глухо спросила:

– Когда ты хочешь, чтобы я… приступила?

– Прямо сейчас.

Она взглянула на него расширившимися глазами.

– Сейчас?

– А почему бы и нет? – спросил он с холодным "спокойствием. – Мы здесь, и мы одни.

Ей надо было срочно что-то придумать.

– Я на работе, – запротестовала она.

– Неужели я забыл тебе сказать? – Он скривил губы. – Я собираюсь платить тебе за твои… услуги.

Анна не знала, куда деться от стыда. Кровь прихлынула к ее щекам.

– Ты не можешь так поступать со мной. Неужели ты так ненавидишь меня?

Он просверлил ее взглядом темных глаз.

– Я долго ждал этого момента.

– Ты так ожесточился…

– А тебя это удивляет?

– Нет, но… я думала, что ты уже все забыл. Я была всего лишь мимолетным эпизодом в твоей жизни.

– Ты была моей жизнью! – выдавил он. – Я хотел подарить тебе весь мир, а ты швырнула его мне в лицо.

Ей было нечего сказать в свое оправдание.

– Прости…

– Мне не нужны твои извинения.

– Что же тебе нужно? – Она подняла измученное лицо. – Хочешь, чтобы я умоляла тебя?

– Нет, – тяжело выговорил он. – Я хочу, чтобы тебя мучило такое же влечение ко мне, какое чувствовал я, когда смотрел на тебя.

Его слова ошеломили ее.

– Лючио, это неправильно… Разве ты сам не понимаешь?

– Нет. – Его руки сжали ее плечи. – Я хочу, чтобы ты принадлежала мне. Будет ли это из благодарности или из ненависти, мне все равно. И это произойдет, что бы ты ни чувствовала. – Он впился поцелуем в ее губы.

Поцелуй снова всколыхнул ее чувства. Она не ждала от себя подобной реакции, но ничего не могла с собой поделать. Этим обжигающим поцелуем он вернул ее на четыре года назад, к тому времени, когда страстное желание вспыхивало в ней при одном только его взгляде.

– Какая ты красивая, – простонал он. – Я так мечтал об этом моменте…

Его слова одновременно волновали и пугали ее. Ее влекло к нему, но между ними стояло случившееся у нее с его братом. Анна не помнила того, что произошло в постели Карло, но знала, что в результате появился ребенок – ее сын.

– Лючио… – Она оттолкнула его с силой, которой не ожидала от себя.

– Что? – резко спросил он. – Ты отказываешься разделить со мной постель после того, как спала с моим братом?

Она вздрогнула от его резкого тона.

– Карло тут совершенно ни при чем. Это касается только тебя и… меня.

– Карло тут очень даже при чем, – сказал он. – У тебя от него ребенок. Ты променяла меня на него.

– Я не променяла тебя на него, – возразила она. – Я ушла от вас обоих.

– По-твоему, это может служить утешением?

– Нет, но я думала…

– Ты думала! – насмешливо фыркнул он. – Ты соблазнила моего брата, полагая, что выйдешь сухой из воды, поскольку меня не было в городе, но ты недооценила Карло.

О, как она его недооценивала!

– Карло прекрасно разглядел то, что скрывается за таким невинным фасадом, – сказал Лючио. – Иди переоденься, и чтобы через десять минут ты вернулась сюда, – скомандовал он. – Я поговорю с хозяином и сообщу ему о твоей новой работе у меня.

Анна, побледнев, повернулась к нему.

– Ты собираешься ему сказать, что я буду твоей любовницей?

Он равнодушно пожал плечами.

– Ты будешь не только моей любовницей, Анна, ты станешь всем своим видом демонстрировать, что тебе это доставляет удовольствие. Понятно?

Она бросила на него негодующий взгляд.

– А как быть с Джинни и Сэмми? Им-то что я должна сказать?

Лючио долго молча смотрел на нее перед тем, как ответить:

– Сэмми еще слишком мал, чтобы что-то понять. А твоей сестре надо просто сообщить, что мы возобновляем наши отношения на неопределенный срок.

– Неопределенный? – дрогнувшими губами произнесла Анна. – Но ты же говорил, что это только на три месяца.

Его глаза недобро заблестели.

– Здесь командую я, Анна. Советую тебе это запомнить.

Анна в ярости выскочила из апартаментов и направилась к служебному лифту. Она ударила по кнопке вызова с такой силой, словно перед ней была физиономия Лючио.

Какой черт занес ее в это кафе?

Какая сила заставила их дорожки пересечься после всех этих лет?

При первой их встрече он предложил ей свою помощь. Тогда это было бескорыстно. Он отвез их с Джинни в дом своей матери, где их очень гостеприимно встретили.

Мать Лючио была элегантной миниатюрной женщиной. Благодаря ее такту и обаянию обе девушки сразу почувствовали себя как дома. Намерение Анны не задерживаться в Риме больше чем на неделю было отклонено всеми членами семьи Вен-тресси.

И Анна продлила свою поездку. Они с Джинни воспользовались чудесными летними днями, чтобы посетить Неаполь и Помпеи.

Однажды они собрались поехать в поместье Вилла де Эсте, в тридцати километрах к северу от Рима, но в этот день у Джинни разболелась голова, и тогда Джованна, мать Лючио, осталась дома с Джинни. Карло находился в это время в служебной командировке, поэтому в Вилла де Эсте поехали только Лючио и Анна.

Анна не могла без восторга вспоминать о дне, проведенном в обществе Лючио. На протяжении двух недель их знакомства она все больше и больше привязывалась к нему.

– Тебе нравится наша страна, Анна? – спросил он ее, когда они подъехали к монастырю бенедиктинцев.

– Нравится, – ответила она, смущенно взглянув на него. – Мне нравится все: еда, вино, климат…

– А люди?

– Их я просто обожаю.

От его мягкого смеха мурашки побежали по ее спине. Она почувствовала на себе его взгляд.

– Я хочу показать тебе так много интересного, Анна. – Он остановил машину и улыбнулся.

Анна улыбнулась в ответ.

– Ты ничего не имеешь против того, что мы сегодня оказались вдвоем? – спросила она в тот момент, когда он помогал ей выйти из машины.

Лючио взглянул на нежный изгиб ее губ, потом в ее сияющие глаза.

– Я в восторге оттого, что мы наконец остались одни, – сказал он и, наклонившись, приблизил свои губы к ее губам.

С этого момента Анна потеряла голову. Его поцелуй вызвал у нее такую реакцию, которая не поддавалась никакому контролю. Она и раньше время от времени целовалась, но никогда не испытывала ничего подобного.

– Это поместье основано кардиналом Ипполито де Эсте, сыном Лукреции Борджиа. Разбитые террасами сады и фонтан заложены Лиджорио и Джакомо дела Порта, – сообщил ей Лючио. – Видишь там аллею? – Он показал вперед. – Это терраса ста фонтанов.

Взгляд Анны скользил по замшелым силуэтам орлов, кораблей, по орнаментам и обелискам. Ее глаза сияли любовью, а не интересом.

Она была влюблена в Лючио.

– Да ты не слушаешь, сага, – нежно упрекнул он ее. – Что мне делать с такой невнимательной туристкой?

Анна засмеялась.

– Я была бы намного внимательней, если бы ты не выбил меня из колеи своим поцелуем.

– Мне хотелось тебя поцеловать. Я мечтал об этом с того самого момента, когда увидел, как ты успокаиваешь свою сестру на улице.

– Правда?

– А разве ты не видишь, что я не в состоянии отвести от тебя глаз? Не видишь, как мне хочется прикоснуться к тебе?

– Я… я не привыкла к таким чувствам, – застенчиво призналась Анна.

– У тебя еще совсем нет опыта, cara? – деликатно спросил он.

– К сожалению.

– К сожалению? – выдохнул Лючио. – Не надо жалеть об этом. Ты хоть представляешь, как я мечтал встретить такую, как ты? Женщину, которая не переспала с дюжиной мужчин до меня?

– Это довольно старомодный взгляд, Лючио, – не сдержалась Анна.

– Знаю, но я итальянец, и это оправдывает мой традиционный взгляд.

– Если ты и в самом деле придерживаешься традиционных взглядов, то уже давно должен был выбрать какую-нибудь итальянскую девушку.

– Моей женой будешь ты.

– Я?

– А почему нет? – Лючио улыбнулся. – Я очарован тобой.

– Но мне только двадцать один год, – сказала Анна.

– И что? Мне тридцать, я только на девять лет старше тебя.

– Но я австралийка. Мне надо возвращаться домой… меня ждет моя работа и…

– Когда ты станешь моей женой, сможешь путешествовать по всему миру, и твоя сестра тоже. Я не собираюсь привязывать тебя к моей стране. Между прочим, у меня есть кое-какой интерес в Австралии. Некоторые члены моей семьи эмигрировали туда много лет назад. Мы могли бы жить и там, и тут.

– О, Лючио! – Анна прильнула к нему. – Не могу поверить, что такое случилось со мной.

– Этому суждено было случиться. Это судьба.

Анна вышла из лифта и направилась в комнату для персонала. У нее подкашивались ноги при мысли о том, что произошло.

Три месяца в качестве любовницы Лючио… нет, наложницы, поправила она себя. Он откажется от ее услуг, как только она надоест ему.

Лючио все еще злился. Анна понимала, что он имеет на это право. Даже сейчас ей было больно представить его с какой-то другой женщиной.



Анна сняла форму горничной и переоделась в свою обычную одежду, сожалея, что она старая и немодная.

Лючио очень изменился. Он не был больше деликатным галантным мужчиной ее мечты. Теперь это был злой мститель, который намеревался расквитаться с ней за прошлое.

О, как она уже поплатилась за эти грехи!

Не проходило и дня без того, чтобы Анна не пыталась осмыслить свое поведение. Если бы не имелось фотоснимков, обличающих ее, она могла бы поклясться, что все это было вымыслом.

Карло довольствовался отведенной ему ролью младшего брата. Он воспринял новость о помолвке Лючио с обычной невозмутимостью, но Анне почему-то показалось, что он раздосадован. Она часто ловила на себе его взгляд, и именно этот взгляд выбивал ее из колеи. Анна хотела сказать об этом Лючио, но тот был слишком занят. До их свадьбы оставался всего лишь месяц.

Счастье девушки было безгранично. Она просто вся светилась.

С Джинни тоже произошли перемены. Ее тонкая фигурка округлилась, и она наконец стала более уверенной в себе.

Сестры вместе обсуждали свадьбу Анны, допоздна засиживались, фантазировали, обе были рады, как счастливо у них все складывается.

Но счастливо не сложилось.

Об этом позаботился Карло.

В один из вечеров, когда Лючио был в отъезде, Карло протянул Анне бокал шампанского.

– За твое будущее, Анна.

Что-то в его тоне насторожило ее, но она не придала этому значения.

И только позже, когда проснулась в постели Карло и увидела себя обнаженной, она поняла, что случилось.

ГЛАВА ТРЕТЬЯ

Анна заставила себя не думать о прошлом. Все равно уже ничего не изменишь. То, что случилось, исправить было невозможно. Она провела ночь с братом своего жениха, и тому имелось наглядное доказательство. Хотя какие-то детали той ночи смутно всплывали в ее памяти, главное по-прежнему оставалось неясным.

Приходилось верить тому, что Карло рассказал Лючио. По словам Карло выходило, что Анна его соблазнила, а когда он проснулся, то пришел в ужас и сделал фотографии, чтобы доказать, какой распутной она была.

Фотоснимки оказались настолько отвратительными, что хуже не придумаешь. Анна до сих пор содрогалась от стыда, вспоминая их. Они были похожи на кадры какого-то порнофильма.

И в результате того обольщения был зачат Сэмми, что тысячекратно усиливало ее муки.

Ребенок ни в чем не виноват. Разве сможет она когда-нибудь рассказать сыну об обстоятельствах его зачатия?

Глубоко вздохнув, Анна подняла руку, чтобы постучать в дверь роскошных апартаментов, но не успела она и коснуться двери, как та распахнулась, и Анна едва не упала.

– Ты почему так долго? – грозно спросил Лючио.

– Прошло всего минут десять, может быть, чуть больше.

– Я сказал «десять минут», а не «чуть больше».

Анна рассердилась. Так вот, значит, как он собирается вести себя с ней? Я – хозяин, а ты – рабыня. Ее синие глаза горели возмущением, когда она взглянула на него.

– Я должна была отдать ключ от своего шкафчика.

– Когда я называю время, ты обязана укладываться в него с точностью до секунды.

– Что-нибудь еще, сэр?

Его подбородок напрягся.

– Представь себе, да.

Что-то в его тоне заставило Анну содрогнуться. По решительно сжатым губам Лючио она поняла, что он заставит ее страдать как можно сильнее, чтобы отплатить ей.

– Раздевайся.

Анна в испуге попятилась.

– Что?

– Ты слышала.

Ее сердце колотилось так, что ей казалось: она вот-вот потеряет сознание.

– Ты это серьезно?

– Раздевайся или я сам раздену тебя.

Анна нервно вздохнула. Он был так не похож на Лючио, которого она знала.

– Я… мне нужно время…

– У тебя было четыре года.

Она снова посмотрела ему в глаза.

– Не слишком ли далеко ты заходишь в своем мщении?

Самообладание начинало покидать ее, но она изо всех сил старалась не показывать этого.

– Я долго ждал этого момента. Все, что ты делала с моим братом, теперь ты повторишь со мной.

Рыдания подступили к ее горлу.

– Не делай этого, Лючио, – прошептала она.

– Не смей указывать мне! – Его слова словно стегали ее хлыстом. – Или ты будешь выполнять то, что я говорю, или я не отвечаю за последствия.

– Я возненавижу тебя навеки.

– Ты уже и так доказала мне свою ненависть, переспав с моим братом. Теперь настал мой черед.

Анна стояла неподвижно. Холод пронзал ее до костей. Никогда, даже в самых страшных кошмарах, она не могла предположить, что окажется в подобной ситуации. Тревога за Сэмми и встреча с Лючио – все это оказалось непосильным для нее.

Она разразилась рыданиями.

Лючио онемел. При виде сотрясающихся плеч Анны и ее опущенной золотоволосой головы он забыл о всяком мщении.

– Анна, – проговорил он тихо и шагнул к ней. – Анна… Я не хотел доводить тебя до слез.

– П-правда? – всхлипнула она, подняв к нему лицо. – А что же ты тогда хотел?

Он прерывисто вздохнул.

– Извини. Я забыл о том, как сильно ты, должно быть, переживаешь за своего сына.

Услышав участие в его тоне, Анна зарыдала еще сильнее.

– Это так… тяжело, – всхлипывала она. – Я сделала все, что в моих силах, но этого недостаточно. Я не переживу… если он… умрет. Разве ты не понимаешь?

Лючио посмотрел ей в глаза.

– Конечно, понимаю.

Анна шмыгнула носом, и Лючио протянул ей белоснежный носовой платок. Она воспользовалась им, радуясь возможности укрыться от его испытующего взгляда.

– Я отвезу тебя к нему.

– Я могу доехать сама.

– Анна. – Лючио положил руки ей на плечи. – Я не буду посвящать ни Джинни, ни Сэмми в то, что происходит между нами.

– Весьма благородно с твоей стороны, – произнесла она с усмешкой, освобождаясь от его рук.

– Значит, поплакав немножко, ты снова решила фыркать на меня и огрызаться?

– Я бы с радостью выцарапала твои проклятые глаза, – выдавила она сквозь зубы. – Я ненавижу тебя.

– Меня не интересуют твои чувства ко мне, – холодно ответил он. – Когда наша связь закончится, ты наверняка будешь ненавидеть меня еще сильнее.

– Как ты можешь? Как можешь спокойно говорить о том, что является не чем иным, как эксплуатацией?

– Я не эксплуатирую тебя, а помогаю тебе.

– В своих корыстных интересах!

Его глаза послали ей предупреждение.

– Я не потерплю оскорблений! Лучше остановись, пока я сочувствую тебе. Учти, я не всегда буду таким милосердным.

Анна в ярости отпрянула от него.

– Когда я должна… приступить к обязанностям? – спросила она, стараясь вложить в эти слова как можно больше отвращения.

– Даю тебе два дня на сборы. Я пришлю за вами машину во вторник.

Всю дорогу до дома Анна сидела в грустном молчании. Высокий хмурый человек за рулем машины ни разу не взглянул в ее сторону.

Она показала ему кратчайший путь, и он свернул к ее жалкому жилищу.

– Спасибо, что подвез меня до дома, – пробормотала она, собираясь выйти из машины.

– Подожди. – Лючио взял ее за руку, удерживая.

Она опустила взгляд на его пальцы, стальным браслетом охватившие ее запястье, потом снова заглянула в бездонные темные глаза.

– Разве ты не собираешься познакомить меня с твоим сыном? – с легкой усмешкой спросил он.

– Он, наверно, уже спит.

– Значит, ты разбудишь его!

– Я этого не сделаю!

– Мамочка! – позвал тоненький голосок с верхнего этажа. – Мамочка!

Анна выскочила из машины, не заметив даже, что Лючио отдернул свою руку, словно обжегшись.

– Привет, дорогой!

– Кто это там? – спросил ее улыбающийся сынишка.

– Скажи, что я – его дядя, – произнес Лючио за ее спиной.

Анна резко повернулась к нему.

– Не могу!

Его лицо приняло жесткое выражение.

– Почему?

Анна отвела взгляд.

– Потому что я сказала Джинни, что Сэмми – твой сын.

– Dio!

– Мне казалось, что так будет лучше.

– Значит, ты даже своей родной сестре не призналась, что сделала?

Она закусила губу и отвернулась.

– Обсудим это позже. – Лючио снова взял ее за руку.

Когда Анна и Лючио вошли в квартиру, ошеломленное выражение лица Джинни было красноречивее всяких слов. Пальцы ее замелькали с молниеносной быстротой.

– Все в порядке, – успокоила сестру Анна, показывая это на пальцах и одновременно произнося вслух. – Мы с Лючио снова встречаемся.

Улыбка озарила лицо Джинни, и она громко произнесла:

– Правда?

– Да, Джинни, – подтвердил Лючио. – Это правда. Мы возобновили наши отношения. Все… недоразумения улажены.

– Я так рада за вас! – Джинни в восторге прижала руки к щекам.

Анна поспешно остановила ее:

– Не слишком радуйся, Джинни. Мы пока не собираемся пожениться… Он хочет, чтобы мы все жили с ним.

Продолжая улыбаться, Джинни показала на пальцах:

– Разве это имеет значение? Главное, что вы снова вместе. Наконец Сэмми обретет отца.

Какое хитросплетение лжи, подумала Анна. Она не могла предположить, что когда-нибудь снова увидит Лючио, поэтому решила сказать сестре, что он – отец ее сына. То, что она в положении, Анна поняла только на третьем месяце беременности, видя причину нарушения цикла в своих переживаниях по поводу разрыва с Лючио и мучительном чувстве вины за то, что она сломала жизнь себе и ему.

– Похоже, мне придется научиться языку жестов, а то вы начнете секретничать друг с другом прямо у меня на глазах, – протянул Лючио.

Сэмми, неожиданно ворвавшись в комнату, остановился как вкопанный перед высоким мужчиной, стоявшим рядом с его матерью.

– Вы кто? – спросил он.

Лючио присел на корточки и взял его за руку.

– Я твой папа.

– Правда? – Темно-карие глаза Сэмми округлились.

– Чистая правда, – ответил Лючио, беря малыша на руки.

У Анны сжалось сердце. Никто и никогда не догадался бы, что они не отец с сыном. Те же черные, как вороново крыло, волосы и шоколадные глаза. Те же упрямые подбородки, те же решительные рты.

– Я услышал, что ты не совсем здоров, – сказал Лючио. – Вот я и приехал, и теперь тебе станет лучше.

– А что потом?

Анна отвернулась. Она не могла видеть, как Лючио будет лгать ее сыну.

– Я даю тебе обещание, Сэмми. Когда тебе станет лучше, – произнес Лючио, – я постараюсь видеться с тобой каждый день.

Страх прокрался в душу Анны: она вдруг начала понимать, что происходит.

Богатейшее семейство Вентресси могло позволить себе нанять самого лучшего адвоката. Им не составит труда отобрать Сэмми у его одинокой матери, находящейся в стесненном материальном положении, и передать богатому отцу. Карло сможет дать ему то, о чем ей приходится только мечтать. Лучшее медицинское обслуживание, образование в частной школе, отдых на берегу моря… и многое другое. У нее не будет никаких законных оснований отстаивать свои права. Анна скрыла новость о рождении ребенка от его отца, и в такой патриархальной стране, как Италия, она подвергнется общественному осуждению.

– Сэмми, – севшим голосом проговорила Анна, – почему бы тебе и тете Джинни не пойти в магазин, пока я обсужу некоторые вопросы с… твоим папой? – Она с благодарностью взглянула на Джинни, которая взяла мальчика за руку.

– Пойдем, Сэмми, – произнесла Джинни. – Мы можем завернуть в парк по дороге.

– Ура-а!

Подождав, пока за ними закроется входная дверь, Анна повернулась к Лючио:

– Ты не имеешь права так лгать ему.

Он бросил на нее испепеляющий взгляд.

– Я не лгал ему. Я действительно намерен видеть его каждый день.

– И сколько это будет продолжаться? Три месяца? Это ребенок, Лючио, а не игрушка, которой можно поиграть, а потом бросить, когда надоест…

– Он, без сомнения, Вентресси, – перебил Лючио, не обращая внимания на ее слова. – Но он больше похож на меня, чем на Карло.

– Слава богу, что не характером, – не сдержавшись, выпалила Анна.

Лючио долго смотрел на нее.

– Он должен был бы быть моим, – прервал он тяжкое молчание.

– Мы не в силах изменить прошлое, как бы нам этого ни хотелось.

– Значит, ты сожалеешь о том, что сделала?

– Я сожалею обо всем. О том, что встретила тебя и полюбила…

– Ты не любила меня! Тебе нужен был источник существования, и ты заморочила мне голову. Я сдуру попался на эту удочку. А ты была просто дешевой бродяжкой, которая с самого начала положила глаз на Карло.

– Ничего подобного!

– Да что ты? – Его темные глаза сузились. – Он рассказывал мне, что каждый раз, когда я уезжал, ему приходилось отражать твои атаки.

– Это ложь!

Лючио с сарказмом взглянул на нее.

– Ты думаешь, что я поверю тебе, а не своему брату? Он никогда не лгал мне прежде и не лжет сейчас. А ты… вся твоя жизнь – сплошная ложь. Ты скрыла от моей семьи факт существования Сэмми.

– Но кажется, ты знал о нем, – заметила Анна. – Ты же спросил о нем вчера в кафе, помнишь?

– Ты находилась под моим постоянным наблюдением. Стоило тебе только чихнуть, и я узнавал об этом. Я следил за тобой все четыре года.

– Так почему же ты до сих пор не объявлялся?

Лючио повел широким плечом.

– Тактика, cara. Я хотел быть уверенным, что ты не отклонишь мое предложение.

– Вернее сказать, твой шантаж!

– Шантаж – несимпатичное слово. – Лючио с минуту рассматривал свои ногти. – Я оказываю тебе любезность, а ты в некотором роде платишь мне за это. Ты находишь наше соглашение неприятным?

– Я нахожу его тошнотворным!

– Скоро ты начнешь понимать, как тебе повезло, и изменишь свое мнение.

Анна ни на миг не забывала о том, что Сэмми болен. Без помощи Лючио она не может справиться, но… его условия… Как ей защитить себя? Анна тяжко переживала их разрыв. Месяцы ушли на то, чтобы преодолеть глубокую депрессию. Разве могла она снова подвергать такому риску свое здоровье?

– Мне необходимо время. Я еще не внесла плату в больницу за Сэмми, и…

– Я уже сделал это.

– Что? – изумилась она.

– Операция нужна Сэмми срочно. Его будут оперировать в начале следующей недели.

– Ты не имел никакого права!

– У меня есть все права. После тебя и Джинни я – его ближайший родственник в этой стране.

Возразить против этого ей было нечего. Он действительно был ближайшим родственником Сэмми по мужской линии.

– Спасибо, – пробормотала она через силу.

– Я проинформировал больницу, что беру на себя все расходы по операции Сэмми. К тому же я открыл счет и на тебя. – Лючио полез в верхний карман и протянул ей банковскую карточку. – Шифром будет служить дата твоего рождения. Этих средств более чем достаточно, чтобы ты смогла купить одежду себе, Сэмми и Джинни.

– Мне ничего не нужно.

Лючио взял ее руку, отогнул один за другим пальцы, положил карточку ей на ладонь, а потом снова сжал ее пальцы.

Анна нахмурилась.

– Какую одежду, по-твоему, я должна себе купить? То, что будет приятно возбуждать тебя?

– Для этого тебе не нужна никакая одежда.

Анна покраснела от стыда, вспомнив ненавистные фотографии.

– Я не могу изображать из себя твою возлюбленную.

– А тебе и не придется изображать, – успокоил ее Лючио. – Я постараюсь убедить тебя в этом.

Она в оцепенении уставилась на него. Неужели это и есть его месть – заставить ее полюбить его снова?

– Ты не можешь сделать такое, Лючио.

– Как бы не так, – усмехнулся он. – Я хочу, чтобы ты страдала так же сильно, как страдал я все эти четыре года. Пусть та картина, которая стоит у меня перед глазами – ты и Карло в постели, – навсегда исчезнет из моей памяти.

– Ты собираешься уничтожить меня, – прошептала Анна. – Я больше не могу, Лючио. – Она закусила нижнюю губу. – Не заставляй меня умолять тебя.

Его лицо посуровело. Внезапно он сделал шаг к Анне и привлек ее к себе.

– Я не успокоюсь, пока не услышу твоей мольбы, – проговорил Лючио и прижал свои губы к ее губам.

У нее не было сил сопротивляться. Как только их губы встретились, она почувствовала себя во власти желания.

Его жесткость и ее мягкость были той нежной комбинацией, которая всегда приводила их в рай.

– Я страстно желал этого, – простонал он, протягивая руку к ее груди. – Не мог дождаться, когда увижу тебя. Я просто изнемогал от желания.

Такую же страсть испытывала и Анна. Что бы ни произошло между ней и его братом, только Лючио пробуждал в ней подобные чувства.

Его губы с новой силой прижались к ее губам, вызвав ответную реакцию. Она прихватила зубами его нижнюю губу.

– Ты маленькая дикая кошка! Хочешь сделать мне больно, cara?

– Я бы с радостью убила тебя.

– Так убей. – Он лениво улыбнулся. – Я буду счастлив.

– Я тебя ненавижу! – выдохнула Анна, вцепившись ему в волосы. – Ненавижу!

– А мне нравится, каким образом ты проявляешь свою ненависть ко мне, – заявил он. – Я чувствую, как пульсирует от эмоций твое тело.

– Сэмми и Дженни могут вернуться сюда с минуты на минуту, – напомнила Анна.

Лючио отстранился с легкостью, которой она в душе позавидовала.

– Мне помнятся времена, когда ты вела себя по-другому, – игриво поддел он ее.

– Я была настолько глупа, что поддалась твоему обаянию.

– И еще глупей, когда поддалась обаянию моего брата.

– По его словам, это я заставила его поддаться искушению. – Анна бросила на Лючио уничтожающий взгляд. – Нельзя совместить несовместимое, Лючио.

– Я знаю по собственному опыту, насколько неотразимы твои чары, – возразил он.

Анна отвернулась, чтобы не видеть иронию в его глазах. Она всегда вела себя достойно… до тех пор, пока Карло… Это было пятно на ее репутации, и она ничем не могла его смыть.

– Пожалуйста, оставь меня одну, – попросила она.

На его лице появилась горькая решимость.

– Я отомщу тебе, Анна. Не сомневайся.

– Ты не удовлетворишься, пока не сломаешь меня, да?

Он поджал губы.

– У меня есть собственная гордость. Тебе не мешало бы учитывать это, когда ты отдавалась моему нестойкому братцу. Я отомщу, – повторил он. – И ни перед чем не остановлюсь, чтобы сделать это.

ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ

Следующие два дня прошли в сборах.

Анна не собиралась перевозить все их имущество в дом Лючио, понимая, что вскоре им опять придется вернуться к себе домой.

Она ему не нужна. Ему нужен реванш.

Они подъехали к зданию, больше похожему на дворец.

– Какой большой дом, мамочка! – восхитился Сэмми, таща за собой своего медвежонка. – А у моего папы есть бассейн?

– Не знаю, дорогой, но мы скоро это выясним.

Дверь дома распахнулась, и пожилая женщина, одетая во все черное, приветствовала их на английском языке, но с сильным акцентом.

– Мисс Стоктон, я – Роза, домоправительница семьи Вентресси. – Она наклонилась, чтобы взглянуть на мальчика. – А это, наверное, Сэмми. Ну разве ты не копия своего папы?

– Это моя сестра Джинни, – поспешно сказала Анна, подталкивая Джинни вперед.

– Очень приятно познакомиться, – улыбнулась Роза. – Мистер Вентресси наказал мне встретить вас. Он придет поздно вечером.

Роза привела Джинни в просторную нарядную комнату в розовых тонах. Нежные занавески на громадных окнах делали эту комнату еще более женственной.

Комната Сэмми была по соседству. Там господствовали голубой и белый цвета. Все вокруг было завалено игрушками, о которых мог только мечтать любой трехлетний ребенок.

– Это все мое? – спросил Сэмми, окидывая округлившимися глазенками огромный грузовик и многочисленные сверкающие машинки последних моделей.

– Да. – Роза просияла. – Твой папа хочет, чтобы ты чувствовал себя здесь как дома.

Анну охватила ярость. Ей не нравилось, что ее сына подкупают изобилием дорогих игрушек.

– Ваша спальня там. – Роза повела Анну по коридору. – Устраивайтесь. Обед будет через час.

– Спасибо, Роза. – Анна постаралась улыбнуться домоправительнице как можно искреннее, хотя внутри у нее все кипело.

Как только Роза ушла, она критическим взглядом окинула спальню хозяина дома.

Это была огромная комната. Одну ее сторону занимал шкаф-купе, с другой стороны был вход в роскошную ванную.

Огромные окна задрапированы черно-белым шелком с кистями. В тех же тонах было покрывало на широченной кровати. Но поистине царским украшением комнаты служили величественное кресло с подушечкой для головы и диван.

Вздохнув, Анна повернулась и поймала свое отражение в высоком зеркале на ножках.

Она выглядела измученной. Синие глаза потускнели, щеки ввалились, а лицо было таким бледным, словно она долгие месяцы не видела солнца.

– Смотри, Анна! – восторженно воскликнула Джинни, врываясь в комнату. – Посмотри, что Лючио купил мне!

Анна уставилась на огромный ворох роскошной одежды в руках сестры.

– Я не в состоянии оплатить это.

– Но это же подарок, – сказала Джинни. – Тебе не надо платить за подарки.

– Ты так считаешь? – насмешливо произнесла Анна.

Зеленое шелковое платье выскользнуло из рук Джинни и упало к ее ногам.

– Что-то случилось, Анна?

– Нет, – солгала та, ненавидя себя. – Но мы не должны привыкать ко всей этой… – она обвела рукой окружающие их изысканные предметы, – этой роскоши, потому что все это ненадолго.

– Что значит ненадолго? – оторопев, спросила Джинни. – Лючио – очень богатый человек. Он может позволить себе быть щедрым.

– Джинни… – начала Анна, помогая себе пальцами, чтобы ее слова стали понятнее, – мне неловко принимать такие дорогие подарки. Если что-то случится…

– А что может случиться? – спросила Джинни. – Лючио вернулся в твою жизнь, и у Сэмми все будет в порядке.

О, благословенное неведение юности, подумала Анна. Джинни так наивна в свои девятнадцать лет, так полна романтических мечтаний о том, что все в жизни заканчивается счастливо. Но она не знает всей истории.

– Ты права. – Анна вздохнула. – Я веду себя глупо.

– Просто ты очень устала, – сказала Джинни. – Тебе так тяжело с Сэмми. Я постараюсь помогать тебе больше.

Анна благодарно улыбнулась ей.

– Ты и так мне помогаешь. Что бы я делала без тебя.

– Но у меня сейчас каникулы, так что ты сможешь больше времени проводить с Лючио.

Когда Джинни ушла, Анна вгляделась в свое жалкое отражение в зеркале.

Меньше всего ей хотелось проводить время с Лючио.

Сэмми заснул еще до того, как Анна успела дочитать ему сказку. Она укрыла его и осторожно поцеловала в щечку.

Лючио предложил помощь, ради которой она была вынуждена пойти на компромисс. Ради сына ей придется перенести еще большие страдания. Ведь это она разрушила их с Лючио счастье. Она провела ночь с его братом, и от этого факта никуда не деться.

Анна ходила из угла в угол гостиной в ожидании Лючио.

Вскоре она услышала его твердые шаги по мощеной гравием дорожке… Вот он у дома… вставляет ключ в замок… тяжелая входная дверь закрывается за ним…

Лючио возник на пороге гостиной.

– Ты не имел права подкупать их! – набросилась на него Анна.

Лючио закрыл за собой дверь так спокойно, словно она просто что-то сказала о погоде. Затем бросил пиджак на спинку дивана.

– Добрый вечер, cara. Как вы все разместились? – спросил он, развязывая узел галстука.

Анна пристально смотрела на него.

– Что-то не так?

– Конечно, не так! – выпалила она. – Все не так! Неужели ты и в самом деле считаешь, что заваленная игрушками комната для Сэмми и шкаф, забитый одеждой для моей сестры, – все, что мне нужно для того, чтобы я делила с тобой постель?

Глазами, похожими на темные льдинки, он взглянул в ее возмущенное лицо.

– Нет, но не забывай, что я собираюсь потратить значительную сумму на лечение твоего сына.

Ей нечего было ответить ему.

Лючио сел на один из диванов, положил ноги на стоящий перед ним кофейный столик и заложил руки за голову.

– Ты передумала относительно нашего уговора?

– Все это выглядит так ужасно. Я нужна тебе только из ненависти.

– А почему бы мне не испытывать к тебе ненависти? – спросил он.

Она старательно избегала его настойчивого взгляда.

– Не бывает идеальных людей. Все делают ошибки.

– За некоторые ошибки надо расплачиваться.

– А как же твой братец? Какую цену должен платить он?

Лючио напрягся, выдерживая ее горячий взгляд.

– Карло понятия не имеет, что у него есть сын. Я не могу придумать наказания более сурового, чем это.

Анна почувствовала, что ей не хватает воздуха.

– Выходит, виновата одна я.

– Да. – Лючио сбросил ноги с кофейного столика и встал во весь свой огромный рост, отчего комната сразу как бы уменьшилась в размере. – Ты давала клятву мне и нарушила эту клятву. Карло – нормальный здоровый мужчина. Перед искушением, которому ты его подвергла, ему было трудно устоять. Он извинился за свои непредумышленные действия.

Анна уже не один год была подавлена тем, что почти ничего не помнила о той судьбоносной ночи.

– Непредумышленные? Он напоил меня шампанским!

Сжав губы, Лючио смерил ее взглядом.

– Ты не должна была пить.

– А он не должен был… не должен… – Слезы брызнули у нее из глаз, и она сердито смахнула их ладонью.

– Как ты сказала, что сделано, то сделано, и этого уже не исправишь. Нам следует думать о том, что происходит здесь и сейчас.

– То, что происходит здесь и сейчас – это шантаж и подкуп!

– Пусть так. – Лючио равнодушно дернул плечом. – Однако благодаря этому будут исправлены ошибки прошлого.

– Ты рассуждаешь как настоящий феодал! Мы живем в современном мире, Лючио. Люди не живут больше по принципу «око за око».

– Я не успокоюсь до тех пор, пока не почувствую, что ты сполна заплатила за ту боль, которую причинила мне.

Анна сжала кулаки от гнева.

– Ладно. Тогда делай то, что считаешь нужным, и хватит.

Он не шелохнулся. Его лицо превратилось в непроницаемую маску.

– Чего же ты ждешь? – Анна скинула туфли и потянулась к пуговицам блузки. – Разве ты не этого хотел, Лючио? – Она бросила блузку на пол. – Почему бы нам не покончить с этим раз и навсегда, чтобы я перестала без конца мучиться в ожидании того, когда ты, наконец, набросишься на меня.

Она вылезла из джинсов и встала перед ним в одном нижнем белье.

Он так и не пошевелился.

– Что тебя останавливает, Лючио? – отважно выпалила Анна. – Только не говори, будто твой брат более темпераментный, чем…

Лючио бросился к ней так внезапно, что она не успела договорить, и запечатал ей рот поцелуем.

Он хотел взять реванш. Анна понимала, что должна понести наказание за его уязвленную гордость. И все-таки ей очень хотелось, чтобы это был поцелуй любви, а не возмездия. Чтобы им двигала страсть, а не жажда мщения.

Лючио с силой разомкнул сжатые губы Анны, и ее сопротивление было окончательно сломлено. Бороться больше не было сил…

– Это я тебе нужен, – проговорил он. – И это со мной ты будешь снова и снова, до тех пор, пока я не почувствую полное удовлетворение.

Анна вздрогнула. Он замер и взглянул ей в глаза.

– Что случилось, Анна? Ты думаешь о Карло?

– Нет… – Она впилась пальцами ему в плечи.

– Я не перенесу, если ты будешь вспоминать о нем в момент нашей близости, – прорычал Лючио. – Ты должна быть поглощена мной настолько, чтобы ни для кого другого не оставалось места. Я хочу, чтобы ты выкрикивала мое имя. Хочу, чтобы ты умоляла меня о близости.

Анна закусила губу, чтобы не разрыдаться. Гордость не позволяла ей даже сейчас признаться в том, какие чувства он у нее вызывает.

– Не сопротивляйся, – выдохнул он. – Расслабься.

– Нет, я ненавижу тебя.

– Но ты же хочешь.

– Я не хочу…

– Нет, хочешь, cara.

Лючио наконец оторвался от нее, и Анна почувствовала себя пристыженной и униженной.

– Насколько я понимаю, Роза показала тебе твою спальню? – бросил он через плечо, направившись к столику, чтобы налить себе чего-нибудь.

– Да…

– Отлично. – Он повернулся и приветственно поднял стакан. – За наш союз. За многие предстоящие нам дни и ночи.

– Ты изменился, Лючио…

Анна увидела, как заходил его кадык, и прерывисто вздохнула.

– Если я изменился, то в этом ты должна винить только себя, – горько сказал он и поставил стакан на место.

– Я не собиралась причинять тебе боль…

– Да что ты?

– Конечно, не собиралась. Я даже не помню той ночи.

– А тебе и не надо помнить, – презрительно бросил он. – Карло предусмотрительно подтвердил все документально.

Проглотив подступивший к горлу ком, Анна спросила:

– А ты не задумывался над тем, зачем он это сделал?

Лючио помолчал.

– Время от времени я задавался этим вопросом, но на него всегда находился один и тот же ответ – тот ответ, который дал мне Карло. Я никогда бы не поверил тому, что ты сделала, если бы не эти проклятые снимки. Твоя сладострастная улыбка терзала меня все эти четыре долгих года. Я не могу отделаться от картины того, как ты лежишь на постели после удовлетворенной страсти.

Анна почувствовала, как к горлу подступает тошнота.

– Ты хотя бы представляешь, насколько трудно мне теперь общаться с братом? – произнес он.

Она вздохнула: фотоснимки представили всю историю, хотя ее память не сохранила ту ночь. Анна натянула джинсы и накинула блузку.

– Не знаю, что и сказать…

– А ты ничего не говори, – огрызнулся Лючио. – Неужели ты можешь сказать что-то такое, что может стереть прошлое? – Он рубанул воздух рукой. – Ты – искусительница в ангельском обличье. Я поддался этому, и мой брат тоже, но теперь наши отношения будут строиться на моих условиях!

– Пожалуйста, Лючио, – умоляюще сказала Анна. – Я не могу этого вынести…

– Ты вынесешь все, что я буду говорить, – процедил он сквозь зубы. – А теперь убирайся с моих глаз.

– Лючио… Пожалуйста, я…

– Вон отсюда!

Ее словно ударили ножом.

– Я не потерплю твоих оскорблений.

Раздув ноздри, Лючио уставился на ее возмущенное лицо.

– Если я захочу оскорблять тебя, то буду это делать. Разве ты могла нанести мне большее оскорбление, чем…

– Я не помню, чтобы спала с ним! – закричала она. – Я вообще ничего не помню!

Хмыкнув, Лючио достал что-то из ящика небольшого столика и протянул ей. Анна с ужасом посмотрела на конверт.

– Может, ты и забыла о том, что произошло той ночью, но вот это поможет тебе все вспомнить.

Онемевшими пальцами Анна открыла конверт и вытащила первую фотографию.

ГЛАВА ПЯТАЯ

Едва бросив взгляд на снимок, Анна почувствовала, как кровь отливает от ее лица.

– Ну и как? Память не вернулась? – съязвил Лючио.

Анна пристально вглядывалась в фотографию. Ощущение было такое, что перед ней – ее двойник, а не она сама. Бессмысленная улыбка на лице, руки протянуты к кому-то невидимому…

Следующий снимок был в том же духе. Она лежала в призывной позе, ее волосы в беспорядке разметались по подушке, рот улыбался, взгляд был пустым.

– Меня удивляет, что ты хранишь их. – Анна вернула ему снимки, не удосужившись даже взглянуть на остальные. – Это граничит с самоистязанием.

– Я храню их, чтобы напоминать себе о том, каким дураком я был, доверяя тебе, – процедил Лючио.

– И часто ты на них смотришь?

Он положил конверт обратно в ящик и запер его, убрав ключ в карман.

– Я любуюсь ими каждый раз, когда могу потерять бдительность в компании красивой женщины.

– Ты поэтому не женился?

– Я не испытываю никакого желания связывать себя отношениями подобного рода.

– Ты не хочешь иметь детей?

Он отвел взгляд.

– Дети – это бремя. Я не хочу обременять себя.

Анна не верила своим ушам. Куда делся тот преданный семьянин, который утверждал, что не может дождаться, когда у него будет собственный ребенок?

– Что же касается того, что сейчас произошло между нами… – прервал он ее раздумья, – надеюсь, ты воспользовалась каким-нибудь надежным средством контрацепции?

– Конечно.

Это было не совсем ложью. Анна принимала таблетки, чтобы контролировать свой цикл, но не так регулярно, как надо.

Повисшую тишину прервало лишь звяканье его стакана о бутылку виски.

Налив себе порцию, Лючио повернулся и заметил, как она украдкой провела языком по крошечной трещинке на нижней губе.

– Cara, – шагнув к Анне, бархатным голосом произнес он, осторожно дотронувшись до ранки. – Неужели это сделал я?

Она отвернулась, и его рука упала.

– Бывало и похуже.

– По моей вине – нет.

– Нет? – Она бросила на него язвительный взгляд.

– Анна… Я бы никогда преднамеренно не причинил боли ни тебе, ни какой бы то ни было другой женщине.

– Тогда почему же я оказалась здесь?

Лючио надолго задержал на ней взгляд.

– Почему тебе тяжело быть со мной? – спросил он.

Проскользнув мимо него, Анна бросилась к двери и с силой захлопнула ее за собой.

Лючио с минуту стоял, уставившись на закрытую дверь. Потом резко повернулся и швырнул полупустой стакан в камин. Осколки хрусталя и капли янтарной жидкости разлетелись в стороны и упали на кремовый ковер у его ног.

Когда измученная волнениями Анна открыла глаза в девятом часу утра, она увидела, что Сэмми с одной из своих новых игрушек сидит в кресле и смотрит на нее.

– Ты проснулась, мамочка? – спросил он, карабкаясь на кровать, чтобы быть к ней поближе.

Она улыбнулась и подвинулась, освобождая ему местечко.

– Ты давно тут сидишь? – улыбнулась Анна.

– Папа просил, чтобы я тебя не будил, – ответил Сэмми важно. – Он сказал, что ты очень устала и тебе надо поспать.

Странное чувство возникло в душе Анны при мысли о том, что Лючио проявляет о ней заботу, но она поспешно подавила его и потрепала мальчугана по черным волосам.

– А где тетя Джинни?

– Она помогает Розе готовить завтрак. Ты будешь вставать?

С каким бы удовольствием Анна снова зарылась в простыни, но всего через несколько дней ее сыну предстояла операция, и еще уйма дел оставалась несделанной.

– Уже встаю. – Анна спустила ноги с кровати.

Сэмми воззрился на ее нижнюю губу.

– Это что? – показал он пальчиком на ранку.

– Я… прикусила губу.

В дверь постучали. Подняв глаза, Анна встретила устремленный на нее непроницаемый взгляд Лючио.

Сэмми бросился к нему.

– Я не будил ее, папочка, она сама проснулась.

– Молодец. – Лючио взъерошил темные кудри Сэмми. – А теперь иди к Розе и скажи ей, что через несколько минут мы спустимся вниз.

Сэмми выбежал, прижимая к себе одной рукой игрушечный грузовик.

Анна встала и потянулась за своим видавшим виды стареньким халатом. Завязав пояс, она вызывающе взглянула на Лючио. Тот прочистил горло и проговорил:

– Я хочу принести извинения за свое поведение прошлой ночью. Я не хотел так поступать.

– Неправда! Ты хотел унизить меня. Ну что, теперь ты счастлив?

Его подбородок напрягся.

– Я был зол прошлой ночью.

– Я не желаю слышать ни твоих извинений, ни оправданий, – сказала Анна. – Я хочу провести следующие несколько дней с Сэмми и прошу тебя хотя бы временно отложить свои планы мщения.

Он гордо раздул ноздри.

– Даю тебе слово.

– По-твоему, это гарантия? Я не доверяю ни единому слову, исходящему от семейства Вентресси, и уж меньше всего обещаниям, которые оказываются пустыми.

– О чем это ты? – прищурился он.

– Сам догадайся, – парировала она.

– Немедленно объяснись!

– Хорошо. – Анна прерывисто вздохнула. – Четыре года назад ты сделал мне предложение. Утверждал, что любишь меня, но при первом же испытании отступил. У тебя не хватило мужества разобраться в том, что произошло. Вместо этого ты, не задумываясь, бросил меня, упрямо отказываясь видеть во мне возможную жертву.

– Жертву? – Лючио нахмурился. – Что же это за жертва, которая извивается голая на постели, пока ее фотографируют?

Анна понимала, что ее доводы слабы, но ей так хотелось найти новые аргументы.

Если бы только она могла вспомнить!

– Возможно, я была… пьяна.

– Пьяна? – Он сверкнул глазами. – Я знаю, что ты пытаешься сделать, Анна, но этот номер со мной не пройдет. Если ты – жертва, тогда Карло – злодей. Неужели ты всерьез считаешь, что я скорее поверю тебе, чем своему брату? В отличие от тебя он помнит каждую деталь той ночи.

Продолжать спор было бессмысленно. Ей никогда не оправдаться.

– Глупо надеяться, что ты поверишь мне, – сказала она, тяжело вздохнув.

– Все эти четыре года я искал ответ на мучивший меня вопрос. Я любил тебя, Анна, а ты разрушила эту любовь. Осталась только горечь. Едва я взгляну на тебя, мне хочется… – Его слова повисли в воздухе, и он сжал зубы, словно боялся не справиться с искушением.

У Анны сжалось сердце: поза Лючио, выражение его лица демонстрировали отвращение к ней.

– Я собираюсь на работу, – бросил он Анне через плечо, стоя в дверях. – Подробности сегодняшнего визита Сэмми к врачу найдешь внизу. Увидимся позже.

Анна держала сына за крохотную ручку, пока медсестра объясняла мальчику то, что будет происходить с ним на следующей неделе.

– А потом тебе поможет уснуть вот этот прибор. – Медсестра показала на оборудование для наркоза. – Когда ты уснешь, дядя доктор сделает крошечный разрез на твоей ножке, чтобы поместить туда малюсенькую камеру, которую он отправит в отверстие в твоем сердце. Это как добавить недостающий кусочек к картинке-загадке.

В устах медсестры все звучало необыкновенно просто. Но если ее уверенный тон успокаивающе подействовал на Сэмми, он совершенно не помог Анне. Чем больше она слушала, тем больше впадала в панику. А вдруг анестезиолог даст ему слишком много наркоза? Она слышала, что реакция людей на наркоз бывает самой неожиданной.

– Не переживайте так, мисс Стоктон. – Медсестра улыбнулась, заметив выражение ужаса на лице Анны. – Мы делаем тысячи подобных операций каждый год. Сэмми будет находиться в прекрасных руках.

Анна грустно улыбнулась. Дай бог, чтобы медсестра оказалась права.

* * *

Когда они вернулись домой, усилившаяся жара заставила их отправиться в сад, к бассейну. Сэмми был вне себя от восторга, увидев прозрачную синюю воду в обрамлении бархатных зеленых папоротников.

Джинни плавала осторожно, делая движения руками как при брассе и стараясь держать голову над водой. Анна не могла не радоваться, глядя на нее. В последнее время ее сестра просто расцвела, превращаясь из угловатого подростка в прелестную женщину. Она почти не испытывала затруднений при разговоре, даже с Розой, и на ее хорошеньком личике теперь часто играла улыбка.

Анна уже начала думать, что, возможно, цена, которую она платила, стоит того, если ее сын и сестра счастливы.

– А мне хватит тут места?

Анна занервничала, услышав голос Лючио. Обернувшись, она увидела его загорелую спортивную фигуру. На Лючио не было ничего, кроме плавок. Не глядя на Анну, он шагнул в воду.

– Папочка! – радостно воскликнул Сэмми. – Смотри, что я умею делать! – Он забил ножками по воде, подняв тучу брызг.

– Иди ко мне, Сэмми, – позвал Лючио, протягивая руки.

– Он не умеет плавать, – предупредила Анна.

– Значит, пора его научить.

Сэмми бросился к Лючио, и тот, подхватив его, с улыбкой поднял над водой.

– Молодец! Я вижу, ты станешь чемпионом. Мы будем тренироваться с тобой каждый день, – пообещал Лючио.

– Он не сможет плавать какое-то время после операции, – вмешалась Анна.

Лючио поставил Сэмми на бортик, и тот потопал к другому конца бассейна, к Джинни.

– Ты чересчур опекаешь его, – заявил Лючио. – Он мальчик. Ему необходимо исследовать мир.

– Он мальчик с пороком сердца, – мрачно напомнила Анна.

– Я разговаривал с его врачами. Они утверждают, что он полностью поправится. Ты слишком сковываешь его свободу, как и свободу Джинни.

– Что? – изумилась Анна.

– Ей девятнадцать лет, а не девять. Она должна бегать на свидания, ходить на вечеринки и…

– Она же глухая, побойся Бога!

– Глухая, но не калека, – спокойно сказал Лючио. – Она в состоянии заботиться о себе. И ей необходимо занять свое место в этом мире.

– Она очень ранимая…

– Джинни сильная и мужественная девушка. Она сможет освоиться в любом обществе.

– Мне нужна ее помощь с Сэмми, – ответила Анна. – Услуги по присмотру за ребенком слишком дороги.

– Тебе не придется чем-либо заниматься в течение следующих трех месяцев.

– То, что я делаю для тебя, называется работой в секс-индустрии.

Лючио грозно прищурился.

– Не искушай судьбу, Анна. Мне надоела твоя привычка наносить удары, как только ты начинаешь чувствовать себя припертой к стенке.

– А почему я не должна наносить удары? Ты вернулся в мою жизнь, ведешь себя, как судья и присяжный одновременно, говоришь мне, какой я ужасный человек, критикуешь меня как мать, а теперь и как сестру. Я сожалею, что даже отдаленно не приближаюсь к твоим суровым стандартам, но я живой человек и далека от совершенства.

– Я не критикую тебя, а просто реагирую на то, что вижу.

Анна строго взглянула на него.

– Я делаю все, что могу, в очень непростых обстоятельствах.

– Тебе живется трудно…

– Откуда тебе знать, как мне живется? – вскипела она. – Ты родился в богатой семье. Тебе никогда не приходилось думать о хлебе насущном и о том, откуда возьмутся деньги. Тебя окружает все самое лучшее, и при этом ты смеешь рассуждать о моих трудностях.

– Анна, пожалуйста… ты впадаешь в истерику.

Злые слезы показались на ее глазах, и она смахнула их рукой.

– Ты еще никогда не видел настоящей истерики!

– Мамочка? – Сэмми неуверенно подошел к ней. – Тебе грустно?

– Нет, дорогой, я просто…

– Пойдем со мной, Сэмми. – Джинни взяла его за руку. – Папе и маме надо поговорить.

Лючио подождал, пока они ушли, потом снова повернулся к Анне. Она нахмурилась.

– Я не хочу оставаться наедине с тобой.

– Чего ты боишься? – спросил Лючио, насмешливо улыбнувшись. – Что у тебя может возникнуть ко мне какое-то другое чувство вместо ненависти?

– Я не буду испытывать к тебе никаких чувств, кроме отвращения, после того, что ты сделал.

– Осторожней, cara. Тебе никогда не говорили, что не слишком мудро оскорблять своего благодетеля? Он может отказать в помощи.

– Ах ты мерзавец! Самонадеянный, низкий мерзавец. Ты ценой здоровья Сэмми добиваешься того, что тебе нужно.

– Тебе известны условия соглашения, – с невозмутимым спокойствием сказал Лючио.

– Как ты можешь быть таким бессердечным?

– Ты преподала мне хороший урок, cara. Переспав с моим братом, ты изменила меня навсегда.

Анна невольно задрожала.

– Я не могу находиться в обществе человека, который так пренебрежительно относится к проблемам других людей.

– Твои проблемы, Анна, я прекрасно понимаю, – сказал он. – Вник в каждую из них.

Его ленивый взгляд скользнул по ней, остановился на груди, обтянутой стареньким купальником.

– Мне… холодно. – Анна взялась за перила, но он накрыл своей ладонью ее руку и повернул девушку лицом к себе.

– Почти тридцать градусов в тени. Не убегай от меня.

Ей стало трудно дышать в такой близости от него. Она видела, как крохотные капельки воды дрожат на его черных ресницах. Твердые губы начали медленно приближаться к ней…

– Нет, – выдохнула Анна.

– Ты так не думаешь.

Он прижался губами к ее губам легким дразнящим движением.

– Думаю, – сказала она, но ее слова были едва слышны. – Я действительно так думаю.

– Если ты будешь все время это повторять, то, возможно, и убедишь в этом себя, но не меня. Твои губы молят о поцелуе, а тело жаждет мужской ласки.

Горячая волна желания захлестнула ее. Анна почувствовала слабость во всем теле. Только один поцелуй, подумала она. Что может измениться после одного маленького поцелуя?

Уловив молчаливое согласие в ее взгляде, Лючио снова прижался к ее губам.

Она отступала в воде под его натиском, пока не оказалась прижатой спиной к гладким плиткам стенки.

– Ты всегда была такой вкусной, – выдохнул он.

Анна закрыла глаза и представила, что он любит ее. Так было легче, чем смотреть в лицо горькой правде. От его любви осталось лишь страстное желание отомстить за уязвленную мужскую гордость.

– Ты знаешь, cara, – мягко сказал он ей прямо в ухо, – это не совсем хорошо. Я до боли хочу быть с тобой, но сейчас мы находимся на виду у всех.

А мне все равно! – хотелось закричать ей, но она крепко сжала губы.

Лючио легко вспрыгнул на борт бассейна и протянул ей руку.

Было невозможно не пойти за ним. Взгляд Лючио был таким многообещающим. Никакие доводы логики не могли убить магнетическое притяжение его тела.

Ее тело тайно готовилось к встрече с ним, хотя мозг изо всех сил старался напомнить о том, что произошло между ними.

Но гордости нет места там, где правит страсть.

Не успела за ними закрыться дверь, как Лючио заключил Анну в объятия и с пылающими от страсти глазами начал стягивать с нее купальник.

– Скажи мне, что ты очень этого хочешь, Анна. Хочешь быть моей.

Разве она могла это отрицать?

– Я хочу быть с тобой, – хрипло произнесла Анна. – Хочу быть с тобой, – повторила она.

Он поднял ее, положил на постель и навалился всей тяжестью своего мощного тела.

– Значит, так и будет.

Анна попыталась встать, вдруг содрогнувшись при мысли о том, как вела себя с ним, – словно какая-то дешевая девка, у которой нет никаких принципов.

– Куда ты собралась? – Лючио схватил ее за руку, не давая выскочить из постели.

– Мне нужно в ванную. – Она посмотрела ему в глаза. – Не возражаешь?

Лючио отпустил ее руку и снова откинулся на подушки, провожая Анну взглядом, пока она шла в ванную.

– Я бы не советовал тебе дуться, Анна, – сказал он ей вслед. – Не забывай, это опасно для тебя.

Она обернулась.

– Можешь наносить свой предательский удар. Я не боюсь тебя.

Лючио зло улыбнулся и скрестил руки за головой, всем своим видом выражая такое превосходство, что ей захотелось треснуть его чем-нибудь.

– А ты бойся, Анна, – протянул он. – Бойся.

Она захлопнула дверь ванной, но, даже включив душ на полную мощность, все еще продолжала слышать его насмешливый хохот.

ГЛАВА ШЕСТАЯ

Анна почти не спала ночь накануне операции Сэмми. Она крутилась и вертелась в постели и наконец встала с темными кругами под глазами.

После их физической близости Лючио не остался с ней на ночь. Даже самой себе Анна не хотела признаваться в том, что ее это расстроило.

Сэмми в этот день не разрешили завтракать. Анна не могла выпить даже глотка чаю. Лючио повел их к машине.

– Перестань нервничать, Анна, – успокаивал он ее. – Сэмми справится, как настоящий маленький чемпион.

– Ничего не могу с этим поделать. – Анна закусила губу. – Он такой маленький… а операция очень сложная.

– Сейчас эта операция намного проще, чем те, что делали несколько лет назад, – напомнил ей Лючио. – Тогда их делали на открытом сердце, после чего требовались месяцы реабилитации. А сейчас ты и не заметишь, как Сэмми поправится.

Как бы она хотела обладать его уверенностью!

– А ты будешь там, когда я проснусь, мамочка? – раздался с детского кресла на заднем сиденье машины тонкий голосок мальчика.

– Ну конечно, дорогой.

– Я тоже буду там, Сэмми, – уверил его Лючио.

Анна искоса взглянула на него и тихо пробормотала:

– Не давай обещаний, которые не собираешься выполнять.

– Ты считаешь, что я не волнуюсь за него?

– Это не твой ребенок, Лючио. Оттого, что ты будешь за него волноваться, он не станет твоим.

Лючио крепче стиснул руль.

– Ты снова бросаешь это мне в лицо, Анна, а я не могу ответить тебе в данных обстоятельствах, – тихо проговорил он со злостью.

С заднего сиденья послышался певучий голосок:

– Вы с папой ссоритесь?

Анна бросила на Лючио взгляд, в котором красноречиво читалось: «Вот видишь, что ты наделал?»

– Ну что ты, малыш, – сказал Лючио с улыбкой. – Мама и папа любят друг друга. Нам просто немного трудно наладить общение.

– А что такое об… общ… – спросил Сэмми.

– Это значит понимать другого человека, – объяснил Лючио. – Иногда нужны годы, чтобы это произошло.

Анна тряхнула головой и тупо уставилась на вид за окном.

Вот уж поистине мамочка и папочка любят друг друга!

* * *

– … А сейчас он уснул, – сказал анестезиолог, накрыв маской личико Сэмми. – Почему бы вам и вашему мужу не попить кофе в комнате для родителей, а мы поговорим с вами, когда приведем вашего малыша в порядок.

Анне хотелось сказать, что это не ее муж и Сэмми вовсе не его малыш, но слова застряли у нее в горле.

– Пойдем, дорогая, – Лючио взял ее под руку и вывел из операционной.

Они сняли с себя халаты, которые надевали, сопровождая Сэмми на операцию.

– Он поправится, Анна.

Она сняла бахилы и шапочку и бросила их в корзину.

– Не могу отделаться от мысли, что каким-то образом виновата в этом сама.

– В каком смысле?

– Это мне наказание за… за…

– Какая чушь!

– Но ты же наказываешь меня, – сказала она. – Говоришь, что заставляешь меня платить за мои грехи.

Лючио стало не по себе под ее вызывающим взглядом.

– Я был взбешен. Человек может наговорить бог знает что, когда он зол.

Анна села на единственный стул и обхватила голову руками.

– Если бы я могла повернуть время вспять…

Она почувствовала прикосновение его руки к своему затылку.

– Это не в наших силах.

– Если он умрет, я никогда себе этого не прощу.

– Он не умрет.

– Все равно я себе этого не прощу.

– Прекрати, Анна.

– Как жить дальше, если я не помню того, что случилось?

– Я не хочу устраивать сейчас дискуссию, – сказал Лючио. – Со временем все это перестанет казаться таким уж важным.

«Да, – удрученно подумала Анна, – когда ты вернешься в свою Италию и обречешь меня на страдания и пожизненное одиночество». Она стала кусать ноготь.

– Не надо. – Лючио отвел ее руку.

Его пальцы были теплыми в отличие от ее ледяных.

– Когда-то у тебя были очаровательные ногти.

– Я и сама была когда-то очаровательной девушкой, по крайней мере, по твоим словам.

Он нахмурился, уловив горечь в ее тоне.

– Мы сами решаем собственную судьбу, когда делаем тот или иной выбор, Анна.

Она закусила губу. Зачем спорить с ним? Это она оступилась, а не он. Она его предала и с тех пор расплачивается за это.

– Все прошло очень хорошо. – Кардиохирург снял стерильную маску и улыбнулся им. – Можете пройти к нему сейчас в реанимационное отделение, но он еще какое-то время проспит.

Анна вскочила на ноги.

– Он поправится?

– Конечно, – успокоил ее доктор. – Я рад, что вы ускорили его операцию. Промедление в подобных случаях нежелательно.

Анна смотрела на спящего сына. Ее сердце разрывалось при виде многочисленных трубочек и наклеек на крохотном тельце. Она была так благодарна Лючио.

Лючио оставил ее с Сэмми, чтобы переговорить с медперсоналом. Через несколько минут он вернулся с коробкой сока.

– Ты, наверное, хочешь пить.

Анна взяла сок, с улыбкой взглянув на него.

– Похоже, ты читаешь мои мысли.

– Ну, как он? – Лючио сел на свободный стул.

– Все еще спит. – Анна открыла коробку с соком и сделала глоток. – Медсестра сказала, что они дали ему лекарство, чтобы он лежал неподвижно. Он проспит еще несколько часов.

– Может быть, нам лучше уйти и вернуться утром? – предложил Лючио. – Ты не принесешь ему никакой пользы, если свалишься от усталости.

– Я не хочу оставлять его.

Лючио встал и направился к двери.

– Делай как знаешь, но я думаю, что ты пожалеешь об этом.

– Есть другие вещи, о которых я сожалею гораздо больше.

Он обернулся и посмотрел на нее.

– Я прекрасно понимаю, о чем ты говоришь.

Это была длинная ночь.

Сэмми спал в счастливом неведении о дежурстве матери у его постели. Время от времени заходил кто-нибудь из медперсонала.

– Вы устали, – заметила одна из дежурных медсестер ночной смены. – Хотите, я найду вам место, где вы сможете прилечь?

Анна покачала головой.

– Я хочу быть здесь на случай, если он проснется.

Медсестра бросила взгляд на температурный лист Сэмми в изголовье его кровати.

– Доктор Френталь старается, чтобы малыши лежали неподвижно первые несколько часов после операции.

– Все равно я останусь здесь, – сказала Анна, глядя на спящего Сэмми.

Когда сестра вышла, Анна долго смотрела на сына, возвращаясь мыслями к той злополучной ночи четыре года назад…

– … Да ладно тебе, Анна, – льстиво проговорил Карло. – Не откажешься же ты выпить со своим будущим шурином?

– Я не думаю…

– Чего ты боишься? Я же не съем тебя. Неужели я тебе совсем несимпатичен, милая Анна? – спросил он, смотря на нее, как ястреб на свою добычу.

– Ты – брат Лючио, – сказала Анна, отводя взгляд от его заблестевших глаз. – Ты – член семьи…

Анна приподнялась, но Карло схватил ее за руку.

– Я пойду. Мне надо найти Джинни…

– Куда спешить? Разве ты не хочешь остаться и поговорить со своим новым старшим братом?

Анне стало как-то не по себе.

– Твоя сестра – симпатичная малышка, правда? – спросил он, поглаживая толстыми пальцами ее запястье.

Тон его был какой-то хищный. Анна и раньше замечала, как он, прищурившись, смотрит на ее сестру. Джинни всего пятнадцать лет, а то, что ее всегда опекали и что у нее были проблемы со слухом, делало ее совершенно беззащитной перед акулами вроде Карло. Анна решила, что лучше уж она будет терпеть его общество.

– Пожалуй, я все-таки выпью шампанского.

Карло протянул ей бокал с пузырящимся напитком.

– Я знал, что ты не откажешься. Лючио хотел бы, чтобы я развлекал тебя в его отсутствие. Это дело нашей семейной чести. Я – глава семьи, когда Лючио уезжает из страны. Как вы в Австралии называете это? Босс?

– Что-то вроде того. – Анна скрипнула зубами от его чванливого высокомерия и поднесла бокал к губам.

– Ты очень счастливая девушка, Анна, – произнес он после того, как она сделала еще несколько глотков. – Скоро войдешь в одну из итальянских аристократических династий. Вентресси пользуются всемирной известностью благодаря своей деловой хватке. Став женой Лючио, ты не будешь нуждаться ни в чем.

– Я выхожу за него замуж не ради денег.

Он поднял черную бровь. Лицо его приняло циничное выражение.

– Женщинам необходима надежность. На протяжении всей истории они выбирали мужей, только исходя из этих соображений. Закон жизни – выживают богатейшие.

– Сильнейшие, – поправила его Анна. – Выживают сильнейшие.

– Ах, да. Надо быть очень сильным, чтобы развлекать молодую и страстную жену.

Анна сделала еще один глоток шампанского, чтобы скрыть нарастающее замешательство.

– Знаешь, а я слышал вас, – сообщил Карло, скользнув взглядом по ее груди, потом снова взглянул в ее расширившиеся глаза.

– Хорошо, что твоя сестричка глухая, а то ее бы шокировала такая страстность.

Анна была слишком потрясена, чтобы найти достойный ответ.

Он слышал, как они с Лючио занимались любовью?

– Я рад за своего брата и завидую ему. Но возможно, малышка Джинни окажется похожей на свою сестру, а?

– Нет! – Анна со стуком поставила свой бокал.

– Что такое? Ты не думаешь, что я буду хорошим любовником? Люди говорят, что мы с Лючио очень похожи внешне. Разве тебе не интересно узнать, похожи ли мы в… как это сказать? В других, более интимных вещах?

Ее голова вдруг неожиданно стала какой-то странной, а руки и ноги – ватными. Анна ухватилась за край дивана, чтобы перестать клониться в сторону Карло.

– Что случилось, малышка? – участливо спросил он.

– Ничего. – Она сделала несколько вдохов. – Просто мне нехорошо.

– Это разговор о любви так повлиял на тебя. Ты скучаешь по своему любовнику, а?

Анна заморгала, чтобы видеть яснее, и сконцентрировала внимание на его расплывающихся чертах.

– Да… да, я скучаю по нему.

– Не хочешь прилечь?

– Нет…

– Может быть, еще выпьешь? – Анна покачала головой, но Карло настойчиво сунул ей в руку еще один бокал шампанского. – Тебе надо расслабиться.

Анна последовала его совету, ее плечи опустились. Она сделала большой глоток чудесного шампанского.

– А у тебя… есть подруга, Карло? – спросила она.

– У меня множество подруг. Я тот, кого вы называете… плейбей?

Анна засмеялась.

– Плейбой, Карло. Ты – плейбой. – Она вертела бокал в руке, вглядываясь в его красивое лицо. – Самого худшего толка.

– Я оскорблен.

Анна снова засмеялась.

– Такого человека, как ты, невозможно оскорбить. Ты – стреляный воробей.

– Стреляный воробей? Что это значит?

Прежде чем ответить, Анна осушила свой бокал до дна, и Карло снова наполнил его.

– Это значит, что ты прекрасно ориентируешься в этом мире. Я думаю, что нельзя быть чересчур богатым, а вот чересчур циничным – можно.

– Ты считаешь меня циником?

– Конечно! Ты неправильно оцениваешь причины, по которым я выхожу замуж за твоего брата. Это и есть цинизм.

– Может, ты и права. – Он пристально вглядывался в содержимое своего бокала. – Мое суждение основано на негативном опыте общения с женщинами.

– Ты любил когда-нибудь, Карло?

– Все мужчины семьи Вентресси влюбляются один раз в жизни и навсегда. И они никогда не прощают предательства в любви.

– Ты не ответил на мой вопрос.

– Я еще не любил, но я в…

– В поиске? – подсказала Анна.

– Ты очень помогаешь мне совершенствоваться в английском.

– Ты хороший ученик, Карло. – Она улыбнулась в подняла бокал. – За моего шурина – главного плейбоя семьи Вентресси.

Карло поднял свой бокал и чокнулся с ней.

– За семейную любовь, Анна.

Они приступили к следующей бутылке шампанского, и, хотя Анна понимала, что пьянеет, она расслабилась и даже стала наслаждаться остроумием Карло.

Когда он отбросил свой высокомерный тон, она увидела в нем довольно славного, но несколько неуверенного в себе молодого мужчину, который жил в тени весьма успешного и более удачливого старшего брата.

– Конечно, наша жизнь круто изменилась, когда умер отец, – произнес Карло, уставившись на свой бокал.

– Вам, наверно, было очень тяжело, – участливо сказала Анна. – В каком возрасте вы все тогда были?

– Мне было столько, сколько сейчас Джинни, Джулии – семнадцать, а Лючио – девятнадцать. Это был страшный удар.

– Что произошло? Несчастный случай?

Карло кивнул.

– Отцу приходилось много работать. Он возвращался домой из Неаполя и уснул за рулем. Смерть наступила мгновенно.

– Сочувствую.

Карло слабо улыбнулся ей.

– У тебя тоже горе. Лючио сказал мне, что не так давно твоя мама покинула этот мир.

– Да… я страшно скучаю по ней, но у меня есть Джинни.

– А теперь у тебя появилась и новая семья. – Карло снова наполнил ее бокал. – Скоро ты станешь Вентресси, членом одной из самых знатных семей Италии.

– Остается только надеяться, что я оправдаю всеобщие ожидания.

Анна почти ничего не помнила из дальнейших событий той ночи. Проснувшись на следующее утро, она обнаружила, что лежит в постели Карло. Слепящий свет, бьющий в окна, был нестерпимым, но он не шел ни в какое сравнение со взглядом Лючио, который распахнул дверь и, не веря своим глазам, уставился на Анну.

– Лючио! – Она попыталась сесть, но тут поняла, что лежит абсолютно голая.

– Что ты делаешь в постели Карло?!

Анна тупо смотрела на него, пытаясь понять, как оказалась в комнате его брата.

– Я…

Лючио свирепо бросил какое-то слово на итальянском, которое она вольно перевела как «сука».

– Лючио, я…

Он с трудом сдерживал ярость.

– Бесстыжая авантюристка. Карло был прав. Ты просто дрянь… охотница за богатым мужем.

– Нет! – Анна схватила простыню, чтобы прикрыть свою наготу, и выбралась из постели.

Он бросил на нее пренебрежительный взгляд.

– Не пытайся оправдываться. Карло мне все рассказал.

– Что «все»? – Анна комкала простыню трясущимися пальцами.

– Он рассказал, как ты атаковала его. – Его ноздри раздулись от отвращения. – Он ужасно переживает из-за того, что ты заставила его сделать.

Анна открыла рот и тут же закрыла его. Карло сказал, что она…

– И ты ему поверил?

– Почему же я не должен верить ему? – спросил Дючио. – Он – мой брат.

– Я совершенно не помню того, что случилось прошлой ночью, Лючио, но я не спала с твоим братом.

– Не лги мне! – заорал он. – Ты отдалась ему в момент его слабости. Он страшно травмирован тем, что произошло.

Карло? Травмирован?

– Я готова все объяснить…

– Ты мне отвратительна.

– Лючио, я не…

– Я не желаю продолжать этот разговор, – перебил он. – Ты и твоя сестра должны немедленно уехать. Я уже отдал все необходимые распоряжения.

– Я не сделала ничего…

– Иди к черту! – закричал Лючио. – Я любил тебя, Анна. Как ты могла так поступить?

– Лючио… – Она умоляюще протянула к нему руку.

Он гневно отстранил ее.

– Не хочу больше видеть твою вероломную физиономию. Ты уедешь сегодня же утром. В данную минуту слуги уже пакуют ваши вещи. Имени твоего не желаю больше слышать.

– Но, Лючио, я…

– Вон с моих глаз, Анна, – угрожающе произнес он.

Она в оцепенении смотрела на Лючио, словно видела его впервые. Исчез нежный любовник, каким он был несколько дней назад. Перед ней стоял человек, едва контролировавший свой гнев.

– Я не спала с…

– Убирайся, пока я сам не вышвырнул тебя вон! Ты запятнала имя Вентресси, и я никогда тебе этого не прощу.

Он повернулся к ней спиной и широкими шагами направился к двери.

– Я не спала с Карло… – Ее слова беспомощно повисли в воздухе. – Я не…

Но он уже ушел.

Проснувшись, Анна увидела, что Лючио сидит у кровати Сэмми и держит в своей большой ладони крохотную ручку ее сына.

– Мне сказали, что его дела обстоят очень даже хорошо, – сказал он.

Анна стряхнула остатки сна.

– Ты давно здесь?

– Достаточно давно, чтобы услышать, как ты прошептала во сне имя моего брата.

Анна уставилась в пол, не зная, что ответить.

– Не сомневаюсь, что ты чувствуешь себя виноватой, поскольку не сказала ему о существовании сына, – проговорил он.

Анна закусила губу от волнения. Она много раз думала, что надо бы сообщить Карло о рождении Сэмми. Однако хладнокровная безжалостность семейства Вентресси всегда останавливала ее.

Богатым и влиятельным Вентресси не составит никакого труда взять ситуацию под контроль. Анна всего лишь мать-одиночка. Нетрудно представить, как какой-нибудь итальянский юрист начнет утверждать, что Сэмми может претендовать на знатное происхождение по отцу, несмотря на то что обстоятельства его зачатия были неидеальными. Сам факт того, что Анна забеременела от одного брата, будучи помолвленной с другим, делает сомнительным ее соответствие роли матери.

– Я удивлена, что ты сам ему об этом не сообщил, – произнесла Анна после напряженного молчания.

– Карло сейчас счастлив в браке и всего через несколько недель станет отцом. Зачем подвергать его супружескую жизнь риску?

– А ты сказал ему, что… живешь со мной? – спросила Анна.

– Я сказал, что у нас любовная связь.

Анна почувствовала, как запылали ее щеки от такого ответа.

– И что ответил он?

– Карло был удивлен… Возможно, даже слегка шокирован.

– Могу себе представить, – сухо произнесла она.

Воцарилось долгое молчание, прерываемое лишь равномерным гудением прибора, к которому подключили Сэмми.

– Моему брату очень больно говорить о той ночи, – наконец проговорил Лючио. – Видимо, он переживает свою вину гораздо острее, чем ты.

Услышав это, Анна вскинула голову.

– Откуда ты знаешь, что я чувствую? Что ты вообще можешь знать? Я допустила единственную ошибку! Ошибку, о которой даже ничего не могу вспомнить. Но поскольку я женщина, меня судят более сурово. У меня есть ребенок. Ребенок, который был зачат вне брака, ребенок, который лишен нормальных отношений со своим отцом. И не говори, что твой брат чувствует себя более виноватым. Я испытываю такую вину, которой хватит на нас обоих.

– Карло не должен ничего знать о существовании Сэмми, – сказал Лючио. – Жена не поймет его. Это создаст проблемы для всей семьи.

– Разве я говорила, что хочу, чтобы он знал? – возмутилась Анна. – Я скорее лишусь пальцев, чем возьму подачку от любого из Вентресси.

– Я приму Сэмми как собственного ребенка.

Анна уставилась на него.

– Что?

Лючио сделал глубокий вдох и выдержал ее взгляд.

– Я женюсь на тебе, и Сэмми станет моим сыном. Я сделаю все, чтобы защитить свою семью от неприятностей. Мы поженимся, как только Сэмми выпишут из больницы. Я объявлю его моим сыном. Никто не станет возражать.

– Никто, кроме меня! – воскликнула она. – Я не могу выйти за тебя замуж!

– Это еще почему?

Анна изумленно посмотрела на него.

– И ты еще спрашиваешь? Не могу представить, что может быть ужаснее этого.

– Не можешь представить? – Его взгляд стал твердым. – Подумай об этом хорошенько, Анна. Я ведь могу нанять лучших юристов и отобрать у тебя Сэмми. Ты совратила моего брата и скрыла от него факт существования сына. Живешь за счет благотворительности. Твоя сестра…

– Не смей впутывать сюда Джинни! – закричала Анна. – Она не имеет к этому никакого отношения.

Лючио окинул ее высокомерным взглядом.

– Я намерен использовать все доступные мне средства, чтобы призвать тебя к ответу за то, что ты совершила.

Анна проглотила подступивший к горлу ком.

– Ты готов пойти на все? Даже жениться на мне?

Он улыбнулся так, что она похолодела.

– Вот именно. Я добьюсь реванша – постепенно, шаг за шагом. Ты будешь принадлежать мне, и я буду заниматься с тобой любовью, когда захочу.

– Ты не сможешь так поступить!

– Посмотрим.

– Это возмутительно!

– Это справедливо.

– Не могу поверить, что ты так изменился, – с отчаянием произнесла Анна. – Ты был таким… таким…

– Я был дураком, – сказал он. – Но теперь я поумнел. И точно знаю, как поступать с такими, как ты. Отныне ты моя, Анна. И не забывай об этом. Ты моя.

ГЛАВА СЕДЬМАЯ

Следующая неделя стала настоящей пыткой для Анны. Каждый день, проведенный у постели Сэмми, был тяжким сам по себе и без чудовищных планов Лючио.

Он хотел распространить свою власть на все: на нее, на ее сына. Он опутал Анну своими сетями, и она не видела выхода, понимая, что в любой момент Лючио может отобрать у нее Сэмми.

Выйти замуж?

Как можно согласиться на это? Анна приговорила бы себя на всю жизнь к его презрению. Каждым своим взглядом Лючио напоминал бы ей о том, что он о ней думает.

А Сэмми?

Да, малыш в конце концов обретет отца, но какой ценой? Тайна отцовства всегда будет стоять между Анной и Лючио. Им придется хранить эту тайну ради Сэмми…

Лючио регулярно наведывался в больницу, и Анна думала, что все воспринимают его как любящего отца и заботливого мужа. Он приносил ей напитки и бутерброды, сидел с Сэмми, читал ему или играл с ним, чтобы Анна могла передохнуть. В присутствии медперсонала Лючио был вежлив и заботлив. Если бы только они знали, что он насильно вернул ее в свою жизнь! Что сразу же после того, как Сэмми выпишут из больницы, он хочет надеть ей на палец кольцо, а на шею – петлю, чтобы накрепко привязать к себе.

Накануне выписки сына Анна вышла из ванной комнаты и увидела Джинни, сидевшую у постели спящего Сэмми с радостным выражением на лице.

– Привет, Джинни. – Анна крепко поцеловала ее. – У тебя такой счастливый вид.

– Я получила работу! – восторженно показала жестами Джинни.

Анна нахмурилась.

– Какую работу?

– В компании Лючио. Завтра приступаю.

Анна села на край кровати Сэмми и взглянула на сестру.

– Ты уверена, что это хорошо?

– Что случилось? – смущенно спросила Джинни. – Я думала, ты обрадуешься. Вы с Лючио собираетесь пожениться. А я могу поработать лето, пока не вернусь в университет. Это будет отличной практикой для меня.

– О нашей… свадьбе ты узнала от Лючио?

– Да, – ответила Джинни. – Лючио сказал, что получил особое разрешение, чтобы вы могли пожениться на следующей неделе.

– На следующей неделе! – ахнула Анна.

Джинни непонимающе посмотрела на нее.

– Разве ты не рада, Анна? Ведь ты же его любишь! – Пока Анна раздумывала, не рассказать ли сестре всю горькую правду о том, что случилось, Джинни продолжила разговор на языке жестов: – Кажется, он еще злится на тебя за то, что ты не сказала ему о Сэмми, но готов забыть об этом. Разве ты не в долгу перед ним? Он ведь еще и операцию оплатил.

Да, Анна была в долгу перед ним. В неоплатном долгу, но это все равно не изменит того, что лежит между ними: горечь, боль… предательство.

– В конце концов все будет хорошо, – кивнула Анна.

– Ты такая измученная. – Джинни дотронулась до ее руки. – Почему бы тебе не пойти домой и не отоспаться как следует? Я могу остаться с Сэмми до утра.

Анна сжала руку сестры.

– Ты просто ангел, Джинни, но я должна быть здесь. Все-таки я его мама.

– У него теперь есть и отец. Лючио сказал мне, что придет после работы. Скоро он появится здесь.

Лючио оказался легок на помине: в ту же секунду он возник в дверях.

– Привет, Анна. – Его темные глаза ловили ее взгляд. – Как дела у моего мальчика?

Его мальчика! Если бы Сэмми был его сыном, насколько проще все было бы! Анна изобразила улыбку.

– Доктор Френталь говорит, что завтра его можно забрать домой.

– Это замечательно.

– Может быть, ты отведешь Анну пообедать? – предложила Джинни. – Я могу посидеть с Сэмми пару часов.

– Спасибо, Джинни. – Лючио улыбнулся. – Мы ненадолго. На часик-полтора самое большее.

– Но я… – начала Анна.

– Пошли, пока Сэмми не проснулся. – Лючио крепко взял ее за руку.

Анна подождала, пока они отошли на приличное расстояние от поста дежурных медсестер. Потом она вырвала свою руку и бросила на Лючио ледяной взгляд.

– Я не желаю обедать с тобой.

– Тебе надо поесть, – с невозмутимым спокойствием ответил он. – Все равно нам скоро придется завтракать и обедать за одним столом. Начинай привыкать к этому прямо сейчас.

– Я никогда не привыкну. И замуж за тебя не хочу.

– Четыре года назад тебе нравилась эта идея.

– Ты теперь не тот человек, Лючио.

– Верно, но и ты не та женщина, за которую я тебя принимал. А замуж за меня ты выйдешь, Анна, иначе тебе не избежать последствий.

– Ты мне угрожаешь?

Он хладнокровно встретил ее горящий взгляд.

– Нет, просто напоминаю кое о чем.

– Например, о том, что ты командуешь ситуацией?

– Это, конечно, непреложный факт. Неужели ты думаешь, что я позволю тебе опять одержать надо мной верх? Я не настолько глуп. Ты будешь выполнять мои условия до тех пор, пока я этого желаю.

– Ты хочешь жениться на женщине, которую ненавидишь?

– Знаешь что, Анна? – Лючио пристально посмотрел на нее. – Я скорее женюсь на тебе из ненависти, чем буду жить без тебя из любви. Мне безразлично, что ты чувствуешь ко мне. Это для меня несущественно. Все очень просто: я хочу тебя. Ты станешь моей женой, а Сэмми практически будет считаться моим сыном. Я буду относиться к нему так же, как к нашим будущим детям.

– Как… к детям? – опешила Анна. – Ты хочешь иметь детей?

– Безусловно.

– Но я…

– Не сразу. Сейчас превыше всего интересы Сэмми. Мы можем подождать какое-то время, прежде чем заведем другого ребенка.

– Как деликатно с твоей стороны, – произнесла она с сарказмом.

– В чем дело, Анна? Ты родила ребенка от моего брата, так что родить одного-двух детей от меня тебе будет не так уж трудно.

– Ты говоришь об этом очень буднично, – сказала она.

– А я не собираюсь делать вид, что наши отношения основаны на каких-то чувствах. Их больше не существует.

У нее оборвалось сердце при этих словах.

– Мы поженимся на следующей неделе, и как только Сэмми будет разрешено лететь, отправимся в Рим. Моя семья захочет принять тебя официально.

Лючио открыл Анне дверцу машины, но при этом старался не встречаться с ней взглядом, словно даже ее вид был для него непереносим.

– Я не хочу лететь в Рим! – заявила она, когда он устроился за рулем. – Мой дом в Австралии. У Джинни – университет и…

– Я не предлагал тебе эмигрировать. – Лючио с едва контролируемой яростью завел мотор. – Мы просто нанесем визит в Рим.

– Но ты говорил, что пробудешь здесь только три месяца, поэтому я решила, что речь идет о…

– В течение следующего года я буду периодически летать в Италию и возвращаться сюда, – сообщил он ей. – Когда позволят обстоятельства, вы с Сэмми и Джинни будете сопровождать меня.

– Значит я буду женой… временами?

– Не могла же ты рассчитывать, что постоянно?

Она не нашлась, что ответить.

– Что ты любишь из еды? – спросил Лючио, нарушив тишину.

– Я не голодна.

Она услышала, как он втянул воздух и забарабанил пальцами по рулю.

– Продолжаешь бороться со мной на каждом повороте?

– Ты относишься ко мне как к пешке на шахматной доске, двигая меня по своему усмотрению. С моими желаниями ты не считаешься.

– Я делаю все возможное, чтобы привести в порядок наши жизни, – произнес Лючио. – Я не обязан был помогать тебе с Сэмми, ты же знаешь. Он не имеет ко мне никакого отношения.

– И что ты теперь хочешь? – пронзительно выкрикнула Анна. – Медаль за свой поступок? Да, ты заплатил за лечение маленького ребенка. Ну и что? Чего еще ты от меня ждешь? Разве недостаточно того, что я согласилась жить с тобой три месяца? Чего ты хочешь?

Ее глаза потемнели от гнева.

– То, что я хотел, было разрушено четыре года назад.

Она сдерживала подступившие к горлу горькие слезы.

– Ты хотя бы один раз удержался и не попрекал меня прошлым!

– Почему? Ты сразу чувствуешь себя виноватой?

– Мне просто ненавистно это, вот и все.

– Мне тоже ненавистно, но прошлое никуда не денется. Оно стоит между нами, Анна, и время от времени будет напоминать о себе.

Лючио припарковал машину возле ресторана и, когда Анна вышла, вдруг взял ее за руку и повернул к себе лицом.

– Анна…

– Оставь. – Она попыталась оттолкнуть его, но не смогла.

– Послушай меня, cara, – ласково сказал он. – Обещаю, что до конца этого дня ни разу не упомяну о прошлом. Хорошо?

– Ты не сможешь удержаться, – возразила она, всхлипнув.

– Увидишь. Я буду прекрасным кавалером.

Они вошли в залитый мягким светом итальянский ресторан, и через несколько минут их провели к столику, стоявшему в укромном уголке. Лючио протянул руку через стол и начал рассеянно перебирать пальцы Анны, не отрывая глаз от ее лица.

– Лючио?

– А?

Она мягко высвободила свою руку.

– Почему ты хочешь жениться на мне?

Лючио долго смотрел на нее, прежде чем ответить:

– Сэмми нужен отец.

– Это единственная причина?

– А какие еще могут быть причины? – спросил он, откидываясь на спинку стула.

– Не знаю… но, по-моему, это крутой шаг, учитывая нашу… историю.

– Кажется, мы не собирались касаться нашей истории сегодня вечером.

Анна подняла на него полные тревоги глаза.

– Эта поездка в Рим, которую ты планируешь… Ты учел реакцию своей семьи, когда они услышат новость о нашем браке?

– Учел.

– И?

– И мы поженимся, невзирая ни на что. Карло примет тебя в качестве своей невестки, потому что я потребую этого, и то же самое сделают остальные родственники.

– Твоя мама, значит, никогда не спрашивала тебя о том, что случилось?

– Она слишком хорошо меня знает. И понимает, какой темы лучше не касаться.

– А твоя сестра Джулия?

– Джулия всегда очень хорошо к тебе относилась, – сказал Лючио. – Она ругала меня последними словами за то, что я отпустил тебя.

– И ты не поддался искушению рассказать ей правду?

– Искушение было очень велико.

– И что тебя остановило?

Лючио нахмурился.

– Карло чувствовал себя таким виноватым. Я решил, что ему станет еще хуже, если я посвящу в тайну остальных членов семьи… А тебе никогда не хотелось рассказать все Джинни? – спросил он.

– Иногда…

– Как ты объяснила ей наш разрыв?

– Я сказала, что мы разлюбили друг друга, – ответила Анна, избегая его взгляда. – Так легче, и оказалось, это было более или менее правдой.

– У тебя были какие-то отношения с другими мужчинами с тех пор? – спросил Лючио, пытливо смотря на нее.

Анна нервно вертела в руках свой бокал.

– Матери-одиночки никому не нужны в наше время. Большинство мужчин предпочитает женщин без обузы.

– Сэмми – чудесный ребенок, – проговорил Лючио.

– Спасибо. – Ее сердце переполнила гордость от его комплимента.

Странная пауза повисла в воздухе. Анна подвинула салфетку и старательно поправила прибор, стоявший перед ней.

– Я звонил своим прошлой ночью. Сказал им, что Сэмми – мой ребенок, – сообщил Лючио.

Вилка выскользнула из рук Анны и со звоном упала на пол.

– Они… расстроились?

– Немного. – Он кисло улыбнулся. – Мама, конечно, пришла в ярость от моего поведения, а Джулия разозлилась, решив, что я бросил тебя, когда ты больше всего во мне нуждалась. Сколько времени прошло до того, как ты поняла, что ждешь ребенка от Карло?

– Слишком много. Оставалось только впасть в панику, – призналась Анна. – Я совершенно не обратила внимания на обычные признаки, потому что была… слишком расстроена тем, что случилось.

– А тебе никогда не приходила в голову мысль прервать беременность?

Анна выпрямилась и посмотрела ему прямо в глаза.

– Нет! Я сама допустила ошибку…

– И дорого заплатила за нее… Я испытал шок, когда узнал, что у тебя есть ребенок, – признался Лючио. – Какое-то время я надеялся, что это мой сын, но потом вспомнил, что мы всегда предохранялись.

– Я бы очень хотела, чтобы ребенок был твоим, – вырвалось у Анны неожиданно для нее самой.

Лючио криво ухмыльнулся.

– Ты представляешь, как я сам этого хочу? Сэмми так похож на меня… Я вижу, какой ребенок мог бы быть у нас с тобой.

– Мне жаль… Я очень хотела вспомнить…

Он осушил свой бокал и со стуком поставил его на стол.

– А я бы хотел, чтобы ты прекратила утверждать, будто начисто все забыла. Неужели тебе недостаточно фотографий? Что еще тебе требуется? Свидетели?

Анна теребила лежащую на коленях салфетку.

– Все было бы намного проще, если бы я могла восстановить в памяти, почему… оказалась в постели Карло.

– Я помогу тебе восполнить этот пробел, – горько сказал Лючио. – Ты распила с ним бутылку шампанского, а когда Карло слегка захмелел, сделала ему такое предложение, от которого он в своем состоянии не смог отказаться. Я не могу осуждать его за то, что он принял предложение… Но сейчас я готов закрыть на это глаза, чтобы мы могли подумать о будущем, – продолжал он. – Сэмми как Вентресси имеет право на свою часть наследства, и я сделаю все, чтобы он его получил.

– Даже если для этого ты вынужден связать себя узами с женщиной, к которой больше не испытываешь никаких чувств?

Лючио посмотрел на нее тяжелым взглядом.

– Я бы не стал утверждать, что не испытываю к тебе никаких чувств. Мои чувства как раз очень сильны. В основном это гнев, а когда теряю бдительность, возникают теплые чувства. Но если быть до конца честным, главная причина моего решения заключается в том, что меня влечет к тебе физически. Это как голод, который терзает меня изнутри, и тот факт, что ты спала с моим братом и родила от него ребенка, нисколько не уменьшил этот голод. Я ни перед чем не остановлюсь, чтобы ты была моей.

– И сколько, по-твоему, может продлиться такой брак? – Отчаяние звучало в ее голосе.

– Столько, сколько я захочу.

– Значит, последнее слово всегда будет за тобой?

– А ты считаешь, что может быть как-то иначе? – усмехнулся Лючио. – Однажды ты помешала моему счастью, я не дам тебе другого шанса. Через неделю ты станешь моей женой, и никакого отрицательного ответа я не принимаю.

– Неужели ты так меня ненавидишь?

Его лицо было непроницаемым.

– У меня есть все основания, чтобы ненавидеть тебя, Анна. И ты знаешь это. Да, такого предательства не простил бы ни один мужчина…

– Я так хотела бы, чтобы все было по-другому, – сказала Анна с тяжелым вздохом.

– Ты знаешь, сколько раз я желал того же? – воскликнул Лючио. – Бессонными ночами я думаю о том, как все могло бы быть.

– Я разрушила и свою жизнь, и твою. – Ее плечи поникли. – Одна нелепая ошибка, и…

– Мы можем спасти то, что осталось, – сказал он.

Анна невесело засмеялась:

– И ты ни одного дня не пропустишь, не напомнив мне о моей неверности.

– Когда мы поженимся, прошлое останется там, где ему и место – в прошлом. Я постараюсь забыть то, что произошло между тобой и Карло. Это нелегко, но я буду стараться ради Сэмми.

– Не представляю, как я встречусь с твоим братом…

– Ты можешь не бояться, что Карло когда-нибудь снова посмотрит на тебя как на женщину. Он слишком любит Милану и не станет рисковать своим браком.

– Карло ты доверяешь, а мне – нет.

– В отличие от тебя Карло всегда брал на себя часть вины за ту ночь.

– Он даже все задокументировал, – ехидно усмехнулась Анна. – Я удивлена, что он не пригласил кинооператоров, чтобы ты до конца поверил в его историю.

Повисла неловкая пауза.

– Между прочим, он присылал мне эти фотографии, – нарушила Анна молчание, словно бросила камень в спокойную гладь пруда.

Лючио замер.

– А там было что-то помимо фотографий? – спросил он.

– Что, например? Признание в том, как он обманул меня? Что я не была в этом виновата?

Лючио поджал губы.

– Я имел в виду письмо.

– Ну конечно, письмо было, – горько сказала Анна. – Короткое и по существу.

– Это письмо все еще у тебя?

– Нет.

Лючио цинично усмехнулся.

– Естественно, нет.

Анна возмущенно посмотрела на него.

– Я говорю тебе правду! Твой брат прислал мне записку с фотографиями, предупреждая, чтобы я никогда впредь не пыталась иметь дело с тобой или любым членом вашей семьи.

– Его слова вряд ли можно расценить как угрозу, – сказал Лючио. – И они вполне понятны при сложившейся ситуации.

– А ты еще удивляешься, почему я не верю в наше будущее, – с отчаянием произнесла Анна. – Ты видишь во мне лишь аморальную женщину, которая не могла дождаться, когда ты уедешь, чтобы совратить твоего брата.

– Бог свидетель, я хотел бы думать по-другому, Анна. Очень хотел бы.

ГЛАВА ВОСЬМАЯ

Когда они вернулись в больницу, Сэмми не спал и был совершенно неуправляем. Анне, взвинченной после напряженного обеда с Лючио, было трудно успокоить капризничавшего мальчика.

– Уймись, Сэмми, – повысила она голос, когда он попытался встать. – Поспи. Утром, после осмотра доктора, ты поедешь домой.

– А я хочу домой сейчас! – захныкал он, колотя ее по руке.

– Сэмми, – произнес Лючио твердым голосом, не терпящим возражений. – Ложись немедленно.

Личико мальчика сморщилось, нижняя губка задрожала, но он снова лег под одеяло.

– Молодец, – улыбнулся Лючио и потрепал его по темной кудрявой головке. – Сейчас я почитаю тебе сказку, а потом увезу маму и Джинни домой. Утром мы вернемся, чтобы тебя забрать. Маме нужно хорошенько выспаться перед твоим возвращением. Ты не успеешь оглянуться, как уже будешь дома со своими игрушками.

Когда Лючио закончил читать сказку, Анна пожелала сыну спокойной ночи, поцеловала его и вышла вместе с Джинни из палаты.

Через несколько минут Лючио догнал их в коридоре.

– Он сейчас уснет.

– Мне бы следовало остаться с ним, – сказала Анна.

– Дорогая! – Лючио взял ее под руку, и ради Джинни, на глазах которой все происходило, Анне пришлось смириться с этим. – Ты больше недели находилась с ним. Ты его мать, а не жертва.

– Я могу понадобиться ему ночью.

– Как и мне, – сказал он, понизив голос и повернувшись так, чтобы Джинни не смогла ничего прочитать по его губам.

Обратная дорога до его дома прошла в полном молчании, и Анна не заметила, как заснула.

– Проснись, cara, – услышала она над своим ухом глубокий бархатный голос Лючио.

Анна резко выпрямилась.

– А где Джинни? – спросила она, оглядываясь по сторонам.

– Уже в доме, – сообщил Лючио. – Ей завтра на работу, и она хочет лечь пораньше.

Анна потянулась к ручке двери, но Лючио крепко взял ее за запястье.

– Почему ты все время пытаешься убежать от меня, Анна? – спросил он. – При моем приближении у тебя расширяются глаза, и ты стараешься отпрянуть.

– Может, мне неприятно твое прикосновение.

Уголки его губ слегка приподнялись.

– Мы же оба знаем, что это не так. Тебе нравится, когда я прикасаюсь к тебе. – Он провел кончиком указательного пальца по контуру ее нижней губы медленным дразнящим движением. – Зачем отрицать то, что существует между нами? – продолжал Лючио.

– Между нами ничего не существует, – прошептала она.

– Ничего? – Он взял ее за руку и приложил к себе. – Я бы этого не сказал.

Анна почувствовала его возбуждение, и неожиданно желание охватило ее.

– Ты хочешь меня не меньше, чем я тебя, – сказал Лючио, накрывая рот Анны поцелуем. – Я чувствую это по реакции твоего тела. Не сопротивляйся, Анна.

Она не могла справиться со своим желанием. Лючио имел полную власть над ней, как музыкант-виртуоз – над тонко настроенным инструментом.

Он удовлетворенно улыбнулся, увидев ее зардевшееся лицо, и опять поцеловал в губы.

– Ты не можешь заставить себя не реагировать. Не потому ли ты так меня ненавидишь, Анна? Ненавидишь за то, что я привожу тебя в это состояние?

Анне удалось нащупать ручку дверцы, и она едва не вывалилась из машины, стремясь поскорее уйти от его насмешливой улыбки.

– Неужели ты вечно будешь все портить своим отрицательным отношением ко мне? – спросила она. – Ты не упускаешь возможности выставить меня какой-то дешевкой.

– Cara, – вкрадчиво протянул он, окидывая Анну откровенным взглядом. – Учитывая ту немалую сумму, которую я уже успел потратить на твоего сына, твою сестру и на тебя саму, дешевкой я бы тебя не назвал.

Ярость вскипела в ней так внезапно, что она не успела подумать о последствиях. Уголком глаза Анна заметила на стене гаража, среди прочих хозяйственных инструментов, молоток. Не успев опомниться, она схватила его и швырнула со всей накопившейся злостью.

Молоток ударился о заднее стекло машины, разбив его вдребезги, перекатился через багажник, обдирая краску, и с металлическим звоном упал на бетонный пол.

Анна не стала дожидаться реакции Лючио. Она повернулась и выскочила из гаража. Ее глаза слепили злые слезы, сердце колотилось от паники в ожидании неминуемого возмездия.

Она добежала до спальни и бросилась на подкашивающихся ногах к двери ванной комнаты. Рванула дверь, вбежала и защелкнула замок.

– Открой дверь, Анна, или я выломаю ее.

Она повернулась и, сделав глубокий вдох, распахнула дверь.

– Делай то, что считаешь нужным.

Лючио стоял молча. Его взгляд был неподвижен.

– Ты собираешься задать мне перцу? – спросила она, проходя в спальню. – Или швырнуть на постель и напомнить, кто хозяин в доме?

Он не шелохнулся.

Анна чувствовала, что больше не выдерживает. Она давно не высыпалась по-настоящему. Ее голова раскалывалась, а нервы были натянуты как струна.

– Мужчина ты или нет? – отважно продолжала она. – Неужели не хочешь доказать, какой ты сильный и могущественный? Я дрянная, дрянная девчонка. Почему же ты не… – Слезы душили ее, и она обхватила голову руками. – Почему не покончишь с этим?

Лючио положил руки на ее дрожащие плечи и нежно привлек к себе.

– У тебя ошибочное представление о моем самоконтроле, cara. Я понимаю, что сегодня ты не в своей тарелке. Тебе нужно принять горячую ванну и хорошенько выспаться в мягкой постели.

– Я разбила твою машину, – рыдала она, уткнувшись ему в грудь.

– Это же всего-навсего машина, а машину можно починить.

Анна отстранилась и подняла на него глаза.

– Почему ты так благородно поступаешь? Я ждала, что ты… – Она в замешательстве замолчала и закусила губу.

– Не надо меня бояться, Анна. Я бы никогда не стал наказывать тебя физически.

– Зато тебе хорошо удается делать это эмоционально. – Она отвела глаза. – Мне тяжело выносить твои оскорбления.

– Ты удивительно незащищенный человек, – заметил Лючио. – И я удивляюсь, почему ты все время провоцируешь меня, хотя не в состоянии со мной бороться?

– А я и не хочу бороться с тобой. Это ты постоянно мучаешь меня своими разговорами о прошлом.

– А ты ждешь, чтобы я забыл об этом? Делал вид, что ничего не произошло и у нас счастливая семья? – Лючио зашагал по комнате, потирая затылок, словно старался унять назойливую боль. – Я завидую тому, что ты ничего не помнишь. Как бы я желал не видеть тебя лежащей в кровати моего брата!

В душе Анны все снова сжалось от боли. Она понимала, что заслужила горькие слова.

– Почему же ты с такой настойчивостью хочешь жениться на мне?

Лючио повернулся к ней, выражение его лица было строгим.

– Ты знаешь, почему.

И она вновь увидела желание в его темных глазах.

– Ты скоро пресытишься мной, Лючио, и что нас будет ждать тогда? Лишенный смысла брак и бездна горечи?

– У нас будут дети.

– Ты можешь представить себе, каково им будет жить с родителями, которые без конца ворчат друг на друга?

– Анна, ты ищешь пути к отступлению, но я не дам тебе такой возможности. Мы поженимся на следующей неделе, какие бы аргументы ты ни выдвигала. Сэмми нужен отец, а тебя я могу привезти в Рим только в качестве моей жены.

– Тебе следовало сказать родителям правду.

– Какую? – нахмурился он. – Что ты совратила Карло и родила от него внебрачного ребенка?

Анна сердито сверкнула глазами.

– Не смей называть Сэмми внебрачным ребенком!

– Это неприятное выражение, но оно, тем не менее, отражает суть дела. Сейчас Сэмми еще мал, чтобы осознать, что ему нужен отец, но с возрастом ему понадобится гораздо более твердая рука, чем твоя.

– Неужели ты считаешь, что я не справлюсь с его воспитанием?

– Справишься, но не обеспечишь ему такую жизнь, которой он достоин как Вентресси. Тебе не удастся сделать это, если ты будешь работать уборщицей в отеле или официанткой в баре.

– Я работала помощником адвоката в одной корпорации до рождения Сэмми, – сказала Анна. – Это место держали за мной, но я не могла работать и платить огромные деньги за детский сад. Пришлось мне распроститься с этой работой.

– Тебе надо было связаться со мной.

Она шлепнула себя по лбу, словно говоря: как это я не догадалась?

– Я много раз думал о том, чтобы найти тебя, – сказал Лючио.

– Зачем?

Он, по своему обыкновению, неопределенно пожал плечами.

– Хотел убедиться, что не сделал ошибки, отпустив тебя.

– Судя по всему, ты быстро преодолел свой порыв.

– Я был потрясен, когда узнал, что у тебя родился ребенок, – проговорил Лючио, не обращая внимания на ее сарказм. – Какое-то время я надеялся… но потом убедил себя в том, что не имею к этому отношения. И тут возникла проблема с Карло, а нужно ли ему об этом рассказать. Прежде чем я что-то решил, он объявил о своей помолвке с Миланой. Время было не совсем удачным, чтобы взорвать такую бомбу, а позже – тем более. Карло и Милана счастливы. Было бы непростительно разрушить их жизнь.

– Значит, ты готов обречь себя на несчастливый союз ради спокойствия Карло?

– Я готов сделать все что угодно, чтобы Сэмми получил состояние, которое по праву принадлежит ему. У него есть бабушка, которую он никогда не видел, есть дяди и тети и другие родственники. Он имеет право знать свою семью.

– А как насчет моих прав? – поинтересовалась Анна. – Я имею хоть какие-то права?

– Ты будешь хорошо обеспечена, а я постараюсь стать понимающим супругом.

– Это когда ты не злишься на меня. Иногда ты видеть меня не можешь. Неужели думаешь, что я этого не замечаю?

– Сейчас я не злюсь на тебя.

– Не злишься, но это ненадолго.

– Возможно, но поскольку в этой комнате молотков нет, я могу точно сказать, что не выйду из себя.

Анна отвернулась, чтобы не видеть его дразнящую улыбку, и направилась к ванной комнате.

– Я хочу принять ванну, – сказала она и захлопнула за собой дверь.

Когда часом позже Лючио вошел в спальню, Анна лежала, свернувшись калачиком на просторной кровати, и крепко спала. Лючио вздохнул и накрыл ее простыней, которую она сбросила во сне. Он осторожно подоткнул простыню, стараясь не прикасаться к Анне.

Его раздражало, что она до сих пор имеет над ним такую власть. Он думал, что только посмотрит на нее и уйдет, но стоило ему уловить страдание в ее синих глазах, как от его решимости не осталось и следа.

Все изменилось, когда Лючио увидел, как она застилает его постель в гостиничном номере. Он понял, что должен обладать ею и что не успокоится, пока не добьется своего. Но Сэмми был Вентресси, и Лючио не мог бездействовать. Женитьба на Анне могла решить множество проблем, хотя и создала бы ряд новых…

Открыв глаза, Анна увидела, что Лючио сидит на краю постели, устремив на нее внимательный взгляд.

Нервным движением она отбросила прядь волос, падающих ей на глаза, и сделала попытку сесть.

– Не надо, лежи, – остановил ее Лючио. – Я не собирался тебя будить. Просто хотел проверить, как ты. Хочешь, принесу тебе чего-нибудь? Попить или что-то еще?

– Нет… – Анна провела языком по губам. – Я не хочу пить.

– Ну, тогда я тебя оставлю. – Лючио попытался встать, но она схватила его за рукав. Он вопросительно посмотрел на нее. – Что ты хочешь, Анна?

Она убрала руку, ее щеки залила краска.

– Почему ты никогда не остаешься со мной до утра?

Их взгляды встретились.

– Ты хочешь, чтобы я остался?

– Мне не нравится, когда ты… пользуешься мной, а потом исчезаешь.

– Я не пользуюсь, Анна.

– Но исчезаешь.

– Я думал, что ты хочешь избавиться от моего ненавистного присутствия.

Анна нервно теребила простыню, боязливо избегая его взгляда.

– Анна, смотри на меня. – Он взял ее за подбородок. – Ты хочешь, чтобы я спал с тобой?

Она чувствовала, как тонет в бездонной глубине его глаз. У нее перехватило горло от желания.

– Ответь мне.

– Я… – Она провела языком по пересохшим губам. – Я… хочу, чтобы ты остался со мной.

Он наклонился и прижался к ее губам.

– Ты что-то загрустила, – сказал Лючио, отводя прядь волос от ее щеки. – О чем задумалась?

– Так, ни о чем особенном.

– Ты думаешь о Карло?

Анна напряглась.

– Нет, конечно, нет.

– Ты когда-нибудь вспоминаешь о нем?

Ей стало не по себе от его испытующего взгляда.

– Я не хочу говорить о Карло.

– Он все еще тебе небезразличен, правда?

– Не говори ерунды. – Анна попыталась отодвинуться, но Лючио с силой удержал ее за руку.

– Твоя страстная реакция на меня – вот ключ к разгадке, – сказал он. – Ты ненавидишь меня, но терпишь мои объятия, представляя на моем месте моего брата.

Анна изумленно уставилась на него.

– Ничего подобного!

– Почему я должен верить тебе? Ты перешла из моих рук в его руки. Как еще это объяснить?

– Я не желаю продолжать этот разговор, – выпалила Анна и снова попыталась высвободиться, но безуспешно. – Пусти меня, Лючио.

Его издевательский смех доконал ее окончательно. Свободной рукой она размахнулась изо всех сил, чтобы влепить ему пощечину, но Лючио каким-то образом удалось увернуться.

– Я не отреагировал на молоток, но этого не прощу, – сказал он.

– Сам напросился! – сверкнула глазами Анна.

– Я не потерплю насилия с твоей стороны.

– И что ты сделаешь? – с вызовом спросила она.

– Не хочешь отгадать?

– Нет, – выдавила Анна, похолодев.

– Тогда, пожалуй, я лучше покажу тебе, – проговорил Лючио и прижался губами к ее губам.

ГЛАВА ДЕВЯТАЯ

Проснувшись среди ночи, Анна обнаружила, что лежит в теплых объятиях Лючио.

– Не спится? – пророкотал он над ее ухом.

– Я… я спала, – сказала она, – но что-то меня разбудило.

Он провел носом по мочке ее уха, и Анну бросило в дрожь.

– Тебе что-нибудь нужно?

«Только ты», – про себя сказала она.

– Нет.

– Тогда засыпай, Анна.

– Я не могу спать, когда ты так прижимаешься ко мне, – проговорила она, помолчав.

Он убрал руки и отодвинулся на другую сторону кровати.

– Спокойной ночи, дорогая.

Она долго прислушивалась к его дыханию.

– Лючио?

– Ммм?

Анна повернула голову, чтобы взглянуть на него, но он продолжал лежать к ней спиной.

– Ты спишь? – шепотом спросила она.

– Спал, – пробормотал он в подушку, – но кто-то меня только что разбудил.

– Прости.

Она услышала, как зашелестели простыни, когда Лючио потянулся к настольной лампе. Слабый свет позолотил его загорелое тело. Он повернулся к ней лицом.

– О чем ты думаешь? Волнуешься за Сэмми?

Анне было стыдно признаться, что она ни разу не вспомнила о своем сыне. Ее голова была слишком забита мыслями о Лючио.

– Нет, я знаю, что у него все в порядке. Он никогда не просыпается по ночам.

– Тогда что же тебя беспокоит?

Анна прерывисто вздохнула и посмотрела ему в глаза.

– Я так и не поблагодарила тебя как следует за то, что ты сделал для Сэмми.

Лючио слегка взбил свою подушку и снова опустил на нее голову.

– А ты не могла бы подождать до утра, чтобы поблагодарить меня?

– Нет… Я хотела сделать это сейчас.

Он повернул голову и взглянул на настольные часы.

– Четыре часа утра, Анна. Я даже не вспомню потом, что ты скажешь.

– Я все равно должна тебе это сказать, даже если ты ничего не запомнишь.

Он закрыл глаза и вздохнул.

– Хорошо, если для тебя это так важно.

Несколько минут она пристально смотрела на его неподвижную фигуру.

– Лючио?

– Ммм?

Он открыл один глаз и повернул голову.

– Спасибо.

– На здоровье. А теперь спи.

Лючио потянулся к лампе, но Анна перехватила его руку.

– Ну а теперь что? – спросил он.

– Спасибо за красивую одежду, которую ты купил для Джинни.

– Не за что…

– И за игрушки, которые ты купил для Сэмми.

– Он их заслужил. А теперь угомонись, пожалуйста, и засыпай, пока у меня не кончилось терпение.

– Извини.

Анна отодвинулась на край кровати и повернулась к нему спиной. Раздался щелчок, лампа погасла, а Анна закрыла глаза, глотая слезы. Лючио долго смотрел на пляшущие тени на потолке. Потом, ругнувшись, снова включил лампу.

– Почему ты плачешь?

– Я не плачу.

Он встал и, обойдя вокруг кровати, подошел к Анне, зарывшейся в простыни.

– Вылезай оттуда и скажи мне, что происходит.

– Я не хочу вылезать.

– Ты задохнешься там.

– А тебе какая разница? – шмыгая носом, огрызнулась она.

– Твоя жизнь застрахована?

– Нет.

– Тогда не рискуй, пока мы не сделаем тебе страховку.

Она высунула голову, чтобы взглянуть на него.

– У тебя нездоровое чувство юмора, ты знаешь об этом?

– Догадываюсь.

– Как ты можешь быть таким легкомысленным?

– А как ты можешь быть все время такой серьезной? В жизни не встречал такого напряженного человека, как ты.

– Я была бы другой, если бы ты не командовал моей жизнью!

– Это ты о нашей предстоящей женитьбе? – поинтересовался он.

– На самом деле ты не хочешь жениться на мне, – выпалила Анна.

– Я полон намерений сделать это.

– Но не по тем причинам!

– Ты должна винить только себя одну, если причины моего желания жениться на тебе не те, которые были четыре года назад.

– Ну, снова – здорово. – Анна вскочила на ноги и бросилась на другую сторону комнаты, таща за собой простыню, чтобы прикрыть наготу. – Ты не можешь оставить эту тему? Все время стараешься снова ткнуть меня в это носом и отгрызать от меня по кусочку до тех пор, пока ничего не останется.

– Я никогда больше не упомяну о том, что произошло между тобой и Карло. Мое слово – надежная гарантия.

Анна долго смотрела ему в глаза.

– Я бы очень хотела поверить тебе.

– Так поверь мне, Анна. Похоже, ты искренне раскаиваешься в том, что произошло.

– Какая проницательность!

– Тема закрыта.

– До следующего раза, – пробормотала она сквозь зубы.

– Я говорю серьезно, Анна. А теперь возвращайся в постель. У тебя глаза, как у совы. Ты похожа на переутомленного ребенка, которому разрешили чересчур долго не ложиться.

Она молча повиновалась. Лючио взял у нее простыню, поправил постель, потом повернулся к ней.

– Больше никаких разговоров. Завтра у нас большой день: Сэмми приезжает домой. Не будет ничего хорошего, если мы оба будем раздраженными и невыспавшимися.

Анна почувствовала, как прогнулся матрас, когда он лег.

– Засыпай, Анна, – ласково сказал Лючио.

Она повернулась и закрыла глаза, но вскоре снова открыла их. Ей до боли хотелось прикоснуться к неподвижному телу, лежащему рядом…

Лампа щелкнула и зажглась. Анна с испугом очнулась от задумчивости.

– Dio! – выругался Лючио.

– Что случилось? – спросила она, повернувшись, чтобы взглянуть на него.

Страстно сверкая глазами, он протянул руки и заключил ее в свои объятия.

– Ты сводишь меня с ума, cara, – гортанно произнес он. – Я не могу лежать рядом с тобой и не касаться тебя.

– Я не хотела беспокоить тебя.

– Ты очень даже меня беспокоишь, Анна.

Анна чувствовала, с каким трудом он пытается держать себя в руках, и это было ей приятно. Ощущение своей женской силы переполняло ее. Она была необходима ему, несмотря на то, что он давно вычеркнул ее из своей жизни. Не горькие чувства из-за ее прошлого предательства двигали им, она просто была нужна ему. Анна поняла это, когда он отдался страсти, увлекая ее необузданностью своих чувств.

Через несколько минут Лючио поднял голову и посмотрел на нее.

Анна вздохнула и прошептала его имя.

Легкая улыбка тронула уголки его губ, когда он увидел, как мягко вздымается и опускается ее грудь. Она, наконец, уснула, и хотя Лючио очень устал, он понял, глядя на нее, лежащую в его объятиях, что выспаться ему удастся не скоро.

Сэмми был очень рад вернуться домой из больницы. Ему не терпелось поиграть с каждой игрушкой, которую купил Лючио. Анне приходилось сдерживать его порывы из боязни, что все старания доктора Френталя могут пойти насмарку. Сэмми продержался до вечера, а потом заснул от усталости мертвым сном.

Едва Анна успела хорошенько укрыть его, как на пороге комнаты Сэмми возник Лючио.

– Нокаутирован? – спросил он.

– Он был чрезмерно активен, но к полднику присмирел, слава богу.

Лючио и Анна спустились вниз.

– У Джинни очень успешно прошел первый день на работе, – рассказывал ей Лючио. – Она сделала много полезного, как мне доложила моя секретарша.

Анна улыбнулась.

– Джинни тоже сказала, что день у нее прошел прекрасно. Спасибо, что предоставил ей такую возможность.

Отмахнувшись от благодарностей, Лючио плечом толкнул дверь в гостиную, пропустив Анну вперед.

– Джина решила остаться здесь и поработать, когда мы поедем в Италию.

Анна встревоженно взглянула на него.

– Думаешь, это разумно? Ей всего девятнадцать и…

– Все у нее будет хорошо. К тому же Роза поможет ей в случае необходимости.

– А если ей понадоблюсь я или…

Лючио прижал палец к ее губам.

– Она достаточно взрослый человек и может спокойно провести месяц с моей домоправительницей. А теперь лучше расскажи мне, как прошел твой день, а я налью нам чего-нибудь.

Анна выложила ему все о шалостях Сэмми, радуясь, что может отвлечься от мыслей о предстоящей женитьбе. Она даже о погоде заговорила, только чтобы не упоминать об их будущем.

Четыре года назад выйти замуж за Лючио было ее самой большой мечтой. Та страшная ночь разрушила эту мечту. И вот теперь он захотел жениться на ней, несмотря ни на что.

Но Лючио не хотел забывать, какую боль она ему причинила, хотя и обещал, что никогда больше не будет упоминать об этом. Это было похоже на небрежно забинтованную рану. Постепенно гной просочится, снова запятнав их жизни.

Брак с Лючио требовал и сил, и мужества, но разве жизнь одинокой матери больного ребенка не выработала в ней эти качества? Она могла быть сильной и мужественной и при этом не показывать свои истинные чувства. Признаться в том, что она никогда не переставала его любить, – настоящее эмоциональное самоубийство.

– Где Джинни? – прервав их разговор о погоде, спросила Анна.

– Ушла на свидание.

– Свидание? – Анна в волнении вскочила на ноги. – Какое еще свидание?

– Обыкновенное. Свидание юноши и девушки. Они пошли в кино или поужинать.

– Но такие встречи обычно приводят к проблемам!

– Успокойся, Анна. Ромео – приятный молодой человек, который…

– Ромео? – Анна перевела дух. – Джинни совершенно не имеет опыта общения со всеми этими современными Ромео.

– Ромео Бенетто – младший бухгалтер в моей компании. У него безупречные манеры, и он будет очень внимателен к твоей сестре.

– Он итальянец.

– И что?

– Я не доверяю мужчинам-итальянцам.

– Жаль, ведь через несколько дней ты выйдешь за одного из них.

– Вероятно, я не пойду на это. – Анна вздернула подбородок.

Лючио вертел бокал в руках с таким задумчивым видом, что трепет пробрал Анну до самого позвоночника.

– Тогда мне придется придумать способ заставить тебя пойти на это.

– Счета за операцию Сэмми уже оплачены, – заметила она. – Больше нет ничего такого, чем ты мог бы мне угрожать.

– Есть, например, небольшое происшествие с моей машиной, – произнес Лючио с напускным спокойствием.

– С т-твоей машиной? – Анна почувствовала, как взмокли ее ладони.

– Да-да, cara, молоток до сих пор лежит в ней на заднем сиденье в куче осколков. Тот самый молоток, который весь покрыт отпечатками твоих пальцев. Стоит лишь сделать один звонок в полицию, чтобы сообщить о нанесенном тобой ущербе, и задача освобождения Сэмми из-под твоей опеки станет такой же легкой, как… как бы это сказать?.. как детская игра.

– Негодяй! – выдохнула она.

Лючио высокомерно посмотрел на нее.

– Ты считаешь, я этого не сделаю?

Анна знала, что он это сделает. Ее судьба теперь была у него в руках.

– Теперь я все поняла. Ты планировал месть четко и методично.

– Это нетрудно, – протянул он. – Ты очень несдержанна.

От ярости красные мушки замелькали у нее перед глазами. Анна набросилась на Лючио и замолотила кулаками по его груди.

Он легко справился с ней одной рукой. Строгое выражение его лица делало ее дикую вспышку еще более неуместной.

– Собираешься драться, Анна? Давай, не сдерживай себя. Думаю, нам обоим это понравится.

– Иди к черту! – выкрикнула она и села на диван.

Лючио опустился рядом с ней.

Ей стало трудно дышать, когда он прижался к ней всем телом.

– Я ненавижу тебя! – Она отчаянно сопротивлялась, прекрасно понимая, что сражается с самой собой, а не с ним.

Лючио стащил с нее брюки, потом освободился от своих, продолжая одной рукой сжимать обе ее руки.

– Вот и прикажи мне остановиться, – сказал он, накрывая ее рот своими губами.

Его поцелуй был таким сильным и требовательным, что она почувствовала, как ее увлекает вихрь соблазна.

Анна притихла. Она сомкнула веки, мысленно ругая себя за слабость. Ничего удивительного, что Лючио считает ее коварной искусительницей, виновной в грехопадении своего брата.

Стоило Лючио лишь прикоснуться к ней, и ее тело вспыхивало адским пламенем. Почему бы ему не представить, что его брат пережил то же самое?

Лючио начал одеваться, даже не взглянув в ее сторону.

Остатки гордости заставили Анну с напускной небрежностью сесть на край дивана и натянуть одежду.

Она чувствовала, что Лючио нервничает, по тому, как он старался не встречаться с ней глазами. Его плечи были напряжены, ноги слегка расставлены, руки засунуты в карманы брюк.

– Мы поженимся через три дня, – объявил он. – И я не приму никаких отказов с твоей стороны.

– Но ты не ждешь, что я буду в белом и с фатой?

Он насмешливо взглянул на нее.

– Мы оба знаем, кто ты на самом деле, и сколько бы на тебе ни было белого, это ничего не изменит.

Дверь гостиной захлопнулась за ним, и Анна осталась наедине с его ядовитыми словами.

ГЛАВА ДЕСЯТАЯ

В день их свадьбы небо разорвали зеленоватые вспышки молний, сопровождаемые оглушительным громом и проливным дождем. Анну не оставляло чувство, что эта гроза в каком-то смысле предвещает то будущее, на которое она себя обрекла.

Судя по последним дням перед свадьбой, их супружество вряд ли будет походить на брак, заключенный на небесах. Лючио сторонился ее с той ночи, когда она сорвалась. Он предпочитал спать в другом месте, а если ему было необходимо что-то ей сказать, он говорил отрывистыми фразами и сдержанным тоном. В присутствии же Сэмми и Джинни Лючио продолжал быть добродушно-веселым.

Церемония бракосочетания была короткой и формальной и не имела ничего общего с тем красочным торжеством, которое они с Джинни планировали четыре года назад.

Анна вслед за священником сдавленным голосом повторяла слова клятвы.

Лючио надел кольцо ей на палец и на глазах немногочисленных свидетелей, в том числе восторженной Джинни и потрясенного Сэмми, одарил ее поцелуем, который иначе как небрежным было трудно назвать.

Свадебное торжество едва ли оправдывало свое название, если не считать нескольких бокалов французского шампанского и подноса с незнакомыми закусками, которые были поданы в декорированном бархатом холле отеля. Вполне сносный пианист изо всех сил старался исполнить свой незатейливый репертуар.

Анна обрадовалась, когда весь этот спектакль закончился.

Дома Сэмми лег спать без своих обычных капризов, а Джинни застенчиво улыбнулась, когда звонок в дверь известил о приходе ее не менее застенчивого поклонника. Анна помахала им обоим и стала подниматься по лестнице, но Лючио окликнул ее.

– Анна.

– Да? – Она равнодушно посмотрела на него.

– Мне надо кое-что обсудить с тобой. Через три недели мы едем в Рим.

– Складывать вещи пока рановато, – усмехнулась она. – Что-то еще?

– Мы можем поговорить здесь или в гостиной. Ты где предпочитаешь? – спросил Лючио резким тоном.

Анна вызывающе вздернула подбородок и поставила правую ногу на ступеньку.

– Я бы предпочла, чтобы ты разрешил мне уйти спать. Я не расположена обсуждать так называемую свадьбу после ее окончания.

– Что ты хочешь этим сказать? – Темная бровь взмыла вверх.

– То, что происходило, вряд ли можно назвать свадьбой, ты не согласен? Невесту заставили прийти с помощью шантажа, а жених не думал ни о чем другом, кроме реванша.

– Уверяю тебя, Анна, я думал не только о реванше.

– Да что ты? – Она смерила его ледяным взглядом. – Ну а мои мысли занимает только одно желание – лечь спать.

Она поднялась на три ступеньки, когда его голос остановил ее.

– Я мог бы изменить ход твоих мыслей.

Анна с сарказмом посмотрела на него.

– Каким образом?

– Ты знаешь, каким.

Воздух, который она вдохнула, обжег ей горло, но она надеялась, что Лючио этого не заметил. Неожиданно резкая боль в животе пронзила ее, и Анна согнулась пополам.

– О… господи…

– Анна! – крикнул Лючио и бросился к ней вверх по лестнице. – Что случилось?

Она вцепилась в перила так, словно это был спасательный круг. Ее лицо стало мертвенно-бледным.

– Я… не знаю…

Он поднял ее и понес по лестнице наверх, в свою спальню. Боль усиливалась. Анна почувствовала что-то липкое и мокрое между ног.

Лючио уложил ее в кровать.

– Ты бледная как полотно. Я сейчас вызову врача.

Анна свернулась в клубок, пытаясь унять боль, ее дыхание сделалось прерывистым.

– Как фамилия твоего доктора? – спросил Лючио с такой тревогой в голосе, которой она никогда раньше не слышала.

Анна с трудом ответила сквозь стиснутые зубы и закрыла глаза.

Она услышала, как Лючио кричал на кого-то невидимого, кто был на другом конце провода.

– Это срочно! У моей… жены сильные боли! Мне наплевать на то, сколько людей нуждаются сейчас в скорой помощи! Говорю вам, я буду…

– О! – простонала Анна и ухватилась обеими руками за живот.

Лючио швырнул трубку и бросился к ней. Дрожащей рукой он отвел влажные волосы от ее лица.

– Анна!

– У меня кровотечение, Лючио… – выдохнула она.

Его глаза округлились, когда он заметил расплывающееся на простыне кровавое пятно.

– У тебя критические дни?

«Если бы», – подумала Анна.

Лючио распахнул дверь ванной комнаты, схватил полотенце, потом вернулся к Анне и осторожно положил полотенце между ее ног.

– Это всегда так тяжело проходит? – спросил он.

Анна покачала головой и застонала от нового приступа острой боли.

– Нет… у меня… у меня никогда раньше такого не было… ой!

Лючио схватил телефон и снова позвонил в «Скорую», дав на этот раз понять, что не потерпит никаких возражений. Через несколько минут звук сирены на улице возвестил о прибытии медиков. Тут же прибежала испуганная Роза, услышавшая бессвязные крики своего хозяина.

– Я позабочусь о Сэмми, – успокаивала Роза Анну, пока ту укладывали на носилки.

Буквально оттолкнув свою домоправительницу, Лючио стал лично руководить парамедиками и санитарами.

– Похоже, у нее выкидыш, – сообщил рыжеволосый доктор. – Давление у нее хорошее, боль терпимая. Не успеете оглянуться, как она поправится.

Лючио замер.

– Выкидыш?

Ребенок?

Чей ребенок?

Его?

Лючио, спотыкаясь, забрался в машину.

– Анна…

Она взяла его руку и слабо сжала. Он всматривался в изможденное лицо своей новоиспеченной жены.

– Извини. Я должна была сказать тебе…

– Что сказать?

– Я принимала таблетки, но делала это нерегулярно.

Лючио мучительно втянул воздух и с трудом произнес:

– Не беспокойся…

Анна заплакала, и у него сжалось сердце.

– Тсс. – Он прижал палец к ее губам, потом смахнул слезинку с ее щеки. – Не плачь, cara. Пожалуйста, не плачь…

В больнице было шумно и многолюдно, но стараниями Лючио Анну сразу же увезли на коляске за перегородку. Призвали старшего консультанта, который тут же направил ее в операционную.

– Выкидыш произошел на ранней стадии, и ваша жена быстро оправится физически, – успокоил Лючио доктор. – Несколько дней отдыха, и она придет в норму. Но за ее эмоциональным состоянием надо будет следить. Многие женщины тяжело реагируют на прерывание беременности. Однако, если к ним относятся внимательно, их душевное состояние восстанавливается достаточно быстро.

Чувство вины захлестнуло Лючио. Интересно, что сказал бы доктор, если бы знал, как он вел себя с ней. Он испытывал к Анне такую нежность и такую любовь, но не хотел открывать ей свои чувства, воздвигнув в качестве самозащиты стену горечи.

Лючио был совершенно сломлен ее предательством. Никогда он не чувствовал себя таким опустошенным, как в тот момент, когда узнал, что любимая женщина соблазнила его брата. А оттого, что такое поведение было совершенно нетипичным для нее, ему было еще труднее пережить все это.

Доктор сделал несколько пометок на листочке и протянул его медсестре, потом снова повернулся к Лючио.

– Я слышал, что сегодня – день вашей свадьбы. – Он с сочувствием взглянул на Лючио. – Не самый лучший способ начинать семейную жизнь.

– И не говорите, – сухо бросил Лючио.

Анна проснулась в каком-то тумане. Она ощущала слабость во всем теле, но пульсирующая боль ушла. Сквозь туман она увидела Лючио, который сидел возле ее кровати, обхватив голову руками.

Словно почувствовав ее взгляд, Лючио поднял голову. Анна вздрогнула, потрясенная тем, что она увидела. Всегда безупречно выглядевший, он казался совершенно измученным. Его волосы были взъерошены, подбородок зарос щетиной, а глаза налились кровью.

– Анна… – Лючио судорожно глотнул и взял ее руки в свои.

– Как… как Сэмми? Все в порядке? – прошептала она сухими губами.

– Я недавно звонил Розе и Джинни. Сэмми чувствует себя отлично, с аппетитом позавтракал и упрашивал Джинни пойти с ним в парк.

Легкая улыбка тронула ее губы.

– Ты выглядишь ужасно.

– Знала бы ты, как я себя чувствую.

– У тебя такой вид, словно ты всю ночь не спал.

– А я действительно не спал.

Анна опустила взгляд на их сплетенные руки. Его длинные пальцы обхватили ее запястье, их золотые обручальные кольца дружно сияли.

– Ты напугала меня до полусмерти, – сказал он, немного помолчав.

– Извини… Я даже не знала, что беременна. Со всеми этими волнениями по поводу Сэмми я забывала принимать таблетки и совершенно не следила за своим циклом.

– Я должен был беречь тебя, – сказал он мрачно. – Я не имел права настаивать на физической близости с тобой, пока не взял на себя ответственность за все.

– Это неважно…

– Еще как важно! Ничего бы не произошло, если бы я не был так деспотичен. – Лючио выпустил ее руки и взглянул на нее. – Я виню только себя за то, через что тебе пришлось пройти.

– Ты не виноват.

– Нет, виноват. Я ничего не делал, только разглагольствовал с самого первого дня. Ты и так переживала невыносимый стресс из-за Сэмми, а тут еще появился я со своими требованиями. – Он с отчаянием посмотрел на нее и добавил: – Я был слишком груб с тобой прошлой ночью. О, как я ненавижу себя за это!

– Нет! – выдохнула Анна. – Ты вовсе не был… груб.

– Разве? – Лючио пристально посмотрел на нее. – Я пригрозил тебе, что позвоню в полицию по поводу моей разбитой машины. Лучше бы ты запустила молотком мне в голову.

– Я не попала.

Он с трудом улыбнулся.

– А ты и в самом деле целилась мне в голову? – Лючио снова взял ее руки в свои и нежно сжал их. – Прости меня, Анна… – сказал он севшим голосом. – Скажи, что прощаешь меня.

– Тебя не за что прощать, – ответила она.

– Ты слишком великодушна.

– Нет, – сказала она. – Все люди ошибаются.

Лючио сильнее сжал ее руки.

– Ты права. Очень своевременно напомнила мне об этом. Ты допустила одну-единственную ошибку, а я наказывал тебя годы, сломав собственную жизнь, пытаясь отомстить тебе.

Анна чувствовала, как слезы подступают все ближе. Его признание разрывало ей сердце. Им руководило раскаяние, а не любовь.

– Лючио… я…

– Нет, – перебил он. – Позволь мне договорить. Теперь мы женаты, и я не могу изменить это в ближайшем будущем.

У Анны больно сжалось сердце от выражения горького смирения на его лице.

– Я понимаю, что прошу слишком многого, но по-прежнему хотел бы, чтобы вы с Сэмми поехали со мной в Рим через три недели. Моя мама с удовольствием увидится со своим внуком, и Джулия, конечно, обрадуется встрече с тобой.

– А что потом? – спросила Анна, едва дыша. – Что будет, когда мы снова вернемся в Австралию?

– После этого мы разведемся. Я дам тебе свободу, которой не имел права тебя лишать. И, разумеется, позабочусь о том, чтобы вы с Сэмми ни в чем не нуждались.

Ей не нужны его деньги!

Лючио проницательно посмотрел на ее заблестевшие от подступивших слез глаза, и губы его побелели.

– Я вижу облегчение в твоих глазах. Наверное, уже считаешь дни до нашего развода.

Он направился к двери и захлопнул ее за собой, оборвав едва слышное восклицание, сорвавшееся с дрожащих губ Анны:

– Лючио…

Следующие три недели оказались для Анны просто невыносимыми. Хотя Лючио относился к ней с исключительной предупредительностью и даже нередко с нежностью, ей казалось, что он не может дождаться, когда, наконец, это все закончится.

Джинни была увлечена своим обаятельным кавалером, а Сэмми наслаждался жизнью в огромном доме, в котором был телевизор во всю стену и такие игрушки, о которых он только мог мечтать.

Анна же чувствовала себя все более одинокой и изолированной. Лючио поселился в одной из свободных комнат, а ей приходилось обитать в одиночестве в его спальне. Он рано уходил и возвращался домой поздно, а если она еще не спала, ссылался на то, что чрезвычайно занят на работе.

Она была так подавлена его холодностью, что вечером накануне их отъезда в Рим решилась на откровенный разговор. Лючио появился в гостиной около полуночи в расстегнутой рубашке, с пиджаком, висящим через плечо, и в свободно болтающемся галстуке. Он не сразу заметил ее, и ей показалось, что он чуть ли не вздрогнул, когда она поднялась с дивана.

– Лючио.

– Анна. – Лючио бросил пиджак на спинку стула и потянулся за рюмкой. – Почему ты не спишь?

Он поднес рюмку к губам, сделал большой глоток и, повременив немного, проглотил.

– Я хотела поговорить с тобой.

– О чем? – Он снова отпил из рюмки.

Анна сжала губы. Ее былая решимость отступила, когда она увидела, какой у него отчужденный вид.

– Хотела спросить, где мы будем располагаться во время пребывания в Риме.

– Мы остановимся у моей мамы. Мой дом сейчас сдан. – Он снова наполнил свою рюмку и добавил: – Не тревожься, Анна. Я сказал маме о том, что у тебя был выкидыш. Она предоставит нам отдельные комнаты, чтобы ты спокойно выздоравливала.

– Я не думала…

– А моя мама обо всем подумала. Она и так считает меня бессердечной скотиной, которую следовало бы выпороть за такое отношение к жене.

– Тебе надо было сказать ей правду.

– Какую? Что я собираюсь развестись с тобой, как только мы вернемся в Мельбурн? Моя мама – правоверная католичка. Она придет в ужас от этого.

– Тебе все равно придется ей все рассказать, – проговорила Анна.

– Когда придет время.

– Я не замечала раньше, что ты так много пьешь.

Лючио посмотрел на нее мутным взглядом.

– Тебе мешает то, что я пью?

– Нет… просто я подумала…

– Не надо думать, Анна. Это ничего не изменит.

– Ты злишься на меня?

– С чего мне злиться на тебя? – спросил он. – Ты робко крадешься по дому, не решаясь даже заговорить со мной… ну так что? Это твое право.

– Я вовсе не крадусь по дому, – храбро возразила Анна. – Просто у меня такое чувство, что ты предпочитаешь не натыкаться на меня. Ты никогда не приходишь в нашу комнату или…

– Не заходи слишком далеко, Анна. Ты что, предлагаешь мне себя?

Анна на мгновение лишилась дара речи.

Лючио устремил на нее горящий взгляд. По его порозовевшим скулам она поняла, что он не в состоянии обсуждать сейчас что-либо здраво.

– Ты слишком много выпил, – напрямик заявила она.

– Даже если и так? – Его губы скривились в насмешке. – Что ты сделаешь, моя милая женушка?

Анна поджала губы и повернулась, чтобы уйти, но он быстро схватил ее одной рукой.

– Отпусти меня, Лючио.

– Я не хочу тебя отпускать. – Его глаза лихорадочно блестели. – Я никогда не захочу тебя отпустить.

Анна попыталась освободиться, но он уже наклонил голову и приблизил свои губы к ее губам. Ей ничего не оставалось, как закрыть глаза, чтобы не видеть вспыхнувшую в его взгляде ненависть.

Лючио теснил Анну назад до тех пор, пока они не оказались на диване со сплетенными руками и ногами, в то время как его губы продолжали жадно, ненасытно, страстно целовать ее.

Желание захлестнуло Анну. Она крепко прижала его к себе.

– Нет, cara. Я дал себе слово, что не сделаю этого. – Лючио легко оторвал от себя ее руки. Его глаза горели от неудовлетворенной страсти. Он отвернулся, тяжело дыша. – Ложись спать, Анна.

– Но я…

– Не спорь со мной, – сказал он резко, и она услышала, как рюмка звякнула о графин с коньяком.

– Лючио… – всхлипнув, произнесла она.

– Уходи же, черт возьми! – Он повернулся, чтобы посмотреть на нее, и едва не раздавил рюмку побелевшими пальцами.

Анна вздрогнула от его ожесточенного тона.

– Разве… я сделала что-то не то? – едва слышно прошептала она.

По его сжатым губам было заметно, как трудно ему владеть собой.

– Я просил тебя выйти из этой комнаты, – сказал он онемевшими губами.

– Я знаю.

– Это в твоих же интересах.

– Я не боюсь тебя, Лючио, – спокойно ответила она.

Он бросил на нее злобный взгляд.

– Ты делаешь глупость.

– Бывало и хуже.

– Сомневаюсь. – Он поставил рюмку нетвердой рукой и провел ладонью по волосам. – Ты не видела меня, когда я рассматривал те фотографии.

– Ты обещал не упоминать…

– Сам знаю, что я обещал! – стукнул он кулаком по буфету.

Анна закусила дрожащую губу, настроившись не уступать ему, чего бы ей это ни стоило.

Их взгляды встретились.

– Ты напрашиваешься на неприятности, оставаясь в одной комнате со мной. Я не контролирую себя и за последствия не ручаюсь.

– Зачем ты это делаешь? – спросила она, показав на графин с коньяком.

– Топлю горе в вине, так, кажется, это звучит по-английски?

– А по какому поводу ты горюешь?

– Не надо мне было искать тебя, – сказал Лючио, снова наполняя рюмку. – Мне казалось, что я могу заставить тебя заплатить за все, но, в конце концов, расплачиваюсь сам.

– Каким образом?

Он выпил полрюмки прежде, чем невнятно ответил:

– То, что между нами когда-то было, безвозвратно умерло, Анна. Пора нам обоим признать это.

Он осушил рюмку до дна, со стуком поставил ее на буфет и вышел из комнаты.

ГЛАВА ОДИННАДЦАТАЯ

Перелет в Рим для Анны скрашивало присутствие Сэмми, который от любой мелочи приходил в восторг. Лючио нежно переговаривался с Сэмми и старательно игнорировал его маму.

Когда Сэмми заснул, Анна укрыла его и стала смотреть фильм. Она не сводила глаз с маленького экрана, но ничего не видела и еще меньше слышала. Все ее внимание было сосредоточено на Лючио, который сидел через сиденье от нее со стаканом в руке и внимательно глядел на собственный экран.

Они почти не разговаривали последние два дня. Даже Джинни пошутила по поводу их холодной войны. Анна улыбнулась и постаралась успокоить сестру, но понимала, что лжет неубедительно. Время их брака было сочтено, и каждая секунда молотком стучала в ее сердце.

Аэропорт Леонардо да Винчи в Риме был забит толпами людей, встречающих своих близких. Среди этой толпы были Джованна, мама Лючио, и Джулия с тремя маленькими детьми.

– Анна. – Джованна заключила ее в теплые объятия и расцеловала в обе щеки. – Наконец-то ты вернулась. А где же мой драгоценный внук? О! – Она восторженно всплеснула руками, когда Сэмми, прятавшийся за длинными ногами Лючио, вышел из своего укрытия. – Да он просто копия тебя в детстве, Лючио, – заявила она, обнимая мальчика.

Джулия тепло расцеловалась с Анной и представила своих детей: двухлетних двойняшек Пию и Паолу и грудного сынишку Антонио, который беспрестанно улыбался.

– Какие красивые детишки, – сказала Анна, пощекотав малыша под подбородком.

Джулия дотронулась до руки Анны.

– Я так сочувствую по поводу твоей недавней потери.

– Спасибо. – Анна смущенно опустила глаза.

– Ничего, у тебя еще будут дети, – успокоила ее Джулия. – Может быть, даже зачатые в Риме, а?

Анна готова была сквозь землю провалиться.

Джулия была бы потрясена, если бы узнала всю правду об их с Лючио отношениях.

Дорога до дома Джованны вызвала у Анны мучительные воспоминания. Когда они проезжали мимо величественных развалин Колизея, Анна вспомнила, как Лючио устроил здесь экскурсию им с Джинни. Каким приветливым он был тогда, совсем не похожим на того отстраненного и холодного человека, который сидел теперь в каменном молчании.

Сэмми очень устал к тому времени, когда они прибыли в роскошный дом Джованны. После приступа слез он был уложен в постель, а любящая бабушка, чтобы его успокоить, спела ему песенку…..

Джулия с детьми уехала, дав обещание вернуться на следующий день на семейный обед. Анна со страхом подумала, что на нем будет присутствовать и Карло со своей беременной женой.

Лючио вошел в пышно убранную гостиную, где Анна сидела на диване со стаканом апельсинового сока в руке.

– Моя мама в восторге от твоего сына, – сказал он, наполняя стакан. – Ты сделала ее очень счастливой. Она уже отчаялась дождаться от меня ребенка.

– Но он не твой сын…

– Не мой. – Он отпил из своего стакана и поставил его. – Но ей это совсем не обязательно знать, также как и всем остальным.

– Я чувствую себя обманщицей… Все это отвратительно.

– Не идеально, – согласился Лючио. – Но уж так, как есть. Карло и Милана присоединятся к нам завтра.

– Да… Джулия говорила мне.

– Я не хотел огорчать маму.

– Я понимаю, – произнесла она бескровными губами.

– Ты выглядишь усталой, – заметил Лючио. – Мама поймет, если ты ляжешь спать, не попрощавшись. – (Анна встала и направилась к двери.) – Мама отвела нам смежные комнаты.

Она повернулась к нему, ее рука, протянутая к двери, безвольно повисла.

– Да не волнуйся ты так, Анна, – произнес Лючио насмешливо. – Я позабочусь о том, чтобы дверь с моей стороны была крепко заперта, так что ты можешь спать спокойно.

– Я уже говорила, что не боюсь тебя.

Она услышала что-то похожее на презрительный смешок.

– А может, и следовало бы, – сказал он, поднося стакан к губам.

Вечером следующего дня Анна последней вышла к собравшимся гостям. Сэмми почти весь день капризничал, и успокоить его было труднее, чем обычно. У нее оставалось мало времени, чтобы подготовиться к ужину.

Анна натянула голубое платье с тонюсенькими серебряными бретельками, которое подчеркивало синеву ее глаз, немного подрумянила щеки, слегка коснулась помадой губ, нанесла на веки легкие серо-зеленые тени, а волосы подняла наверх и уложила в незамысловатый, но элегантный узел.

Сделав глубокий вдох, чтобы успокоиться, она начала спускаться по лестнице. Сердце падало с каждым шагом, который приближал ее к появлению перед кланом Вентресси.

– Анна. – Джулия первой приветствовала ее, когда она вошла в гостиную. – Проходи, познакомься с моим мужем Пьетро. Мне кажется, что вы не встречались, когда ты в последний раз была в Италии.

Анна застенчиво улыбнулась красивому мужчине, который протянул ей руку.

– Здравствуйте, Анна. Моя жена много рассказывала мне о вас.

Анна взглянула на стоявшего в сторонке Лючио, но тут заговорила Джованна:

– Анна, ты выглядишь сегодня просто потрясающе, правда, Лючио?

– Согласен.

– Карло. – Джованна повернулась к своему младшему сыну, который стоял возле столика с напитками, обняв беременную жену. – Что же ты? Представь Милану Анне.

Карло пересек комнату и представил жену, не поднимая на Анну глаз.

Милана не так хорошо, как остальные члены семьи, владела английским, поэтому почти не принимала участия в разговоре.

Объявили, что ужин готов. Анна в сопровождении Лючио, обнявшего ее за талию, вошла в просторную столовую.

Она заняла место рядом с Лючио. И тут в ужасе обнаружила, что Карло сел прямо напротив нее. Анна сделала попытку встать, но рука Лючио легла ей на плечо.

Джованна, окруженная членами своей семьи, чувствовала себя в родной стихии. Ее черные глаза сияли счастьем.

– Как замечательно, что Анна снова с нами. – Она сжала руку Анны. – И что с нами мой красивый внук Сэмми, который так необыкновенно похож на своего отца, когда тот был маленьким. Когда Сэмми капризничает, не желая ложиться спать, он так напоминает мне Лючио. Тот всегда был своенравным.

Анна слабо улыбнулась и уголком глаза увидела напряженное лицо Карло, изучающего содержимое своего бокала.

– Помню, какой упрямой всегда была Джулия, – продолжала Джованна, с гордостью глядя на дочь.

– Ну, спасибо, мама. А Карло? – надув губы, возмутилась Джулия. – Вот уж кто отнюдь не был ангелом в детстве.

– Да, не был, но любовь прекрасной женщины преобразила его. Не правда ли, Карло?

Карло растянул губы в неловкой улыбке и обнял жену за плечи.

– Да, мне очень посчастливилось.

– Что бы мы все делали без наших прекрасных жен? – сказал Пьетро, взглянув на Джулию с такой любовью, что у Анны сжалось сердце. Как бы она мечтала, чтобы Лючио любил ее по-прежнему!

Разговор переключился на другие темы. Анна не принимала в нем участия, а когда Карло, перейдя на итальянский, начал восхвалять Милану, она воспользовалась возможностью, чтобы незаметно оглядеть сидящих за столом.

Лючио сидел молча, пока кто-нибудь не обращался к нему лично. Факт, который не остался незамеченным его матерью.

Раза два Анна почувствовала осторожный взгляд Джованны и на себе. Она постаралась ответить мягкой улыбкой.

Джулия излучала счастье.

Анна переключила свое внимание на Милану и сразу же поняла, что эта молодая женщина, безусловно, влюблена. Она не сводила глаз с Карло. И эти чувства, судя по выражению лица Карло, были взаимными. Анна сдержала вздох. Ничего удивительного, что Лючио просил ее не говорить о том, что Сэмми – сын Карло. Такое заявление могло бы разрушить отношения этой пары, а Милане оставались считанные недели до родов. Анна слишком хорошо помнила, какой ранимой была она сама за несколько недель до рождения Сэмми.

Когда ужин закончился, все перешли в гостиную, куда были поданы коньяк и кофе. Анна постаралась сесть как можно дальше от Лючио. К своему кофе она даже не притронулась.

Джулия в изнеможении опустилась на диван рядом с ней.

– Господи, как я устала. Близняшек совершенно невозможно утихомирить, и даже Антонио капризничал весь день. Не знаю, что бы я делала без Пьетро. – Она с сочувствием улыбнулась Анне. – Прости, Анна. Я сказала, не подумав. Представляю, как тебе тяжело приходилось с Сэмми, когда рядом не было Лючио… Как дела у Джинни? – Джулия дипломатично перевела разговор на другую тему. – Лючио сказал, что она закончила первый курс университета.

– Да, я очень горжусь ею.

Они помолчали.

– Карло выглядит очень счастливым, – тихо сказала Анна.

– Милана – идеальная жена для него, – подтвердила Джулия. – Карло всегда приходилось жить в тени Лючио. Мне кажется, он завидовал ему, пока не встретил Милану. Он изменился буквально за одну ночь. Вот что делает с нами любовь, не так ли?

Анна жалко улыбнулась.

– Да, любовь действительно все меняет.

– И у вас с Лючио все наладится. – Джулия ободряюще сжала ее руку. – Тебе пришлось столько всего перенести: сначала болезнь Сэмми, потом выкидыш. Ты еще не скоро оправишься от всего этого. Требуется время. Лючио должен проявить терпение.

«Терпение совсем не свойственно Лючио», – подумала Анна, когда Джулия встала, чтобы присоединиться к мужу. Они уже собрались уходить.

Джованна пожелала всем спокойной ночи и направилась в свою комнату.

Анна стояла рядом с мужем, когда тот прощался с братом и сестрой. Она с тоской мечтала о моменте, когда сможет скрыться в своей комнате. Парадная дверь закрылась, машины уехали, и Анна повернулась, чтобы уйти. Она направилась к лестнице, но успела подняться лишь на четыре ступеньки, когда голос Лючио остановил ее:

– Моя мама догадывается о наших разногласиях.

Анна снова спустилась и встала перед ним.

– Она что-то сказала?

– Этого не требовалось. Я видел все по ее глазам. Ее не обманешь. Трудно не заметить пустоту в наших отношениях.

Анне было больно это услышать, ведь ее сердце переполнено любовью к нему.

– Что же нам делать? – спросила она.

Лючио нахмурился и ослабил узел галстука, словно ему вдруг стало нечем дышать.

– Мне надо, насколько я понимаю, стараться вести себя как Карло и Пьетро. Им удается убедить всех в своем супружеском счастье.

– Потому что они счастливы, – заметила Анна.

– Да, но и мы можем делать вид, что счастливы. Это успокоит подозрения моей матери, по крайней мере, до нашего возвращения в Австралию.

– И как ты надеешься убедить всех в том, чего больше не существует?

Лючио сжал губы.

– Мы пробудем здесь всего две недели. Не так уж сложно держаться в рамках приличия в присутствии других членов семьи.

– Твое представление о приличии весьма отличается от моего.

– Как и твое от моего.

– Что ты хочешь этим сказать?

Он смерил ее презрительным взглядом.

– Я видел, как ты весь вечер строила глазки Карло.

– Что? – Анна не верила своим ушам.

– Карло изо всех сил старался не замечать тебя, но я видел по его лицу, как он был напряжен. Ты думаешь, Карло бросит Милану ради тебя? – спросил Лючио. – Он счастлив в браке и вряд ли теперь поддастся твоим чарам.

– У меня нет ни малейшего желания общаться с Карло, – съязвила Анна. – Как и продолжать этот бесполезный разговор. – Она круто повернулась, но не успела сделать и двух шагов, как он оказался рядом с ней и, схватив ее за руку, остановил. – Я еще не закончил наш разговор.

– Я хочу лечь спать, – заявила Анна. – Одна.

– Но мы женаты, cara, – протянул Лючио. – Что подумают мои родные, если мы будем спать в разных комнатах?

– Твоя мама отвела нам две комнаты, – сказала Анна. – Всем известно, что у меня был… что мне… нездоровится.

– Твой доктор обещал, что к этому времени ты уже вернешься в нормальное состояние.

– Я не желаю спать с тобой.

– Ты в этом уверена? – Пристально посмотрев на ее высокую грудь, обтянутую легким шифоном платья, Лючио подхватил Анну на руки.

– Сейчас же отпусти меня! – потребовала она.

– Потише, Анна, слуги услышат.

– Мне все равно, кто меня услышит!

Лючио поднимался вверх по лестнице, перешагивая через две ступеньки. Его руки стальным обручем сжимали Анну. Он толкнул плечом дверь спальни, распахнул ее и захлопнул за собой, бесцеремонно бросив Анну на кровать.

– Я не хочу, чтобы мама стала свидетельницей наших споров, – заявил он.

Анна соскочила с кровати.

Глубокие раскаты смеха заставили ее содрогнуться. Его темные глаза сладострастно заблестели.

Несмотря на решительное намерение держаться от него подальше, Анна почувствовала, как ее неожиданно охватывает желание.

– Не надо… пожалуйста, – сдавленным голосом произнесла она.

Лючио уперся руками в стену, закрыв ей путь. Его взгляд, как магнит, притягивал ее к себе.

– Не надо что, Анна? Целовать тебя?

Он осторожно поцеловал ее в краешек рта. Его прикосновение было таким нежным, что ее губы замерли в ожидании.

Он оторвал Анну от стены, чтобы положить в постель.

Ее руки сами потянулись к его поясу, а он расстегнул молнию на ее платье. Их движения были нетерпеливыми, неистовыми.

– Не останавливайся! – забыв о стеснении, взмолилась Анна.

Лючио стиснул ее в своих объятиях, но мыслями он был сейчас далеко.

Анне до сих пор не безразличен Карло; он видел это по ее глазам, постоянно ищущим его брата. Вероятно, она старалась отыскать сходство Карло с Сэмми. Разве это не ирония судьбы, что именно на него, Лючио, мальчик так похож!

Интересно, нарушит ли Анна свое слово? Признается ли она Карло в том, что мальчик, которого он считал сыном своего старшего брата, на самом деле его сын?

Открыв глаза, Анна увидела устремленный на нее задумчивый взгляд темных глаз Лючио. Выражение его лица было, как обычно, непроницаемым.

– О чем ты думаешь? – спросила она.

– Не стоит задавать такие вопросы мужчине, – мягко упрекнул ее Лючио. – Его ответ может разочаровать тебя.

– А ты попробуй ответить.

– Тебе не понравятся мысли, которые крутятся сейчас в моей голове. Тебя должно больше занимать, что происходит с моим телом.

Она хотела спросить, что он имеет в виду, но прежде, чем она успела вымолвить слово, он прижал ее к матрасу, положив конец всяким сомнениям относительно своих намерений.

ГЛАВА ДВЕНАДЦАТАЯ

На следующий день Джованна повела Сэмми в зоопарк, чтобы Лючио и Анна смогли побыть вдвоем.

У Анны не было никаких сомнений относительно ее мотивов, однако сразу после ухода Джованны и Сэмми, Лючио сообщил Анне, что у него неотложные дела на работе.

После вчерашней ночи Анна надеялась, что он перестанет держать себя в узде и даст свободу своим чувствам. Но ее надежды всякий раз разбивались о холодное выражение его лица.

Анна вздохнула, услышав, как за Лючио закрылась дверь. Огромный дом сразу как-то опустел без него. Она слонялась из комнаты в комнату и вежливо улыбалась слугам.

В конце концов молодая женщина уединилась в своей спальне и легла, но глаза отказывались закрываться, а в голове вертелись мысли о том, какой непростой стала ее жизнь.

Услышав стук в дверь и решив, что это кто-то из слуг, она встала и открыла с приветливой улыбкой.

Ее улыбка тут же погасла: в комнату вошел Карло.

Он прислонился спиной к двери, словно отрезая ей путь к отступлению.

– Мне надо поговорить с тобой.

Она судорожно подняла руки к горлу.

– А если Лючио застанет тебя здесь?

– То, что я собираюсь тебе сказать, не отнимет много времени. Я так исстрадался за эти прошедшие четыре года, что, пожалуйста, выслушай меня.

Его обычно загорелое лицо было сейчас бледным, уголки губ опущены, в глазах сквозило раскаяние. Он провел ладонью по волосам. Этот жест напомнил Анне о Лючио.

Карло отошел от двери и начал ходить из угла в угол.

– Даже не знаю, как начать. – Он повернул к ней страдальческое лицо. Его темные глаза наполнились болью. – Я не спал с тобой в ту ночь.

Его слова прозвучали, словно взрыв атомной бомбы. В голове Анны все поплыло, мысли спутались.

Тяжело вздохнув, Карло продолжал:

– Я подмешал в твое вино снотворное, поскольку безумно завидовал вашей помолвке с Лючио. Мне все время катастрофически не везло в личной жизни. И когда он встретил тебя и представил семье как свою будущую невесту, я решил помешать вашему счастью.

– О господи. – Анна тяжело опустилась на кровать.

Карло с болью посмотрел на нее.

– Ты выпила шампанское, а когда лекарство подействовало, я… я раздел тебя и сфотографировал. Стыдно сознаться, но я не чувствовал по-настоящему своей вины за то, что совершил, пока не встретил свою жену, Милану. Тогда я впервые осознал, что испытал мой брат, потеряв тебя. – Карло снова провел ладонью по волосам. – А потом, когда я услышал, что у тебя родился ребенок…

Анна открыла рот, поняв наконец истинный смысл его слов.

– Так Сэмми… – она судорожно глотнула, – Сэмми – сын Лючио?..

– Естественно, не мой, поскольку у меня не было никаких отношений с тобой. Я поступил отвратительно, но не до такой же степени.

Анна не находила слов. Несколько лет она кляла себя за свое поведение. И несмотря на то, что не смогла ничего восстановить в своей памяти, чувство вины разрушило ее жизнь, а заодно и жизнь Лючио.

– Надо сказать об этом Лючио. – Анна взволнованно вскочила на ноги.

– Нет. – Карло пригвоздил ее к месту одним этим словом. – Прошу тебя. Лючио не должен это знать. То, что я натворил, непростительно, но, если все выплывет сейчас, кто знает, к каким несчастьям это может привести?

– Это уже и так привело к непередаваемым несчастьям! – возмутилась Анна. – Ты имеешь хотя бы малейшее представление о том, через что я прошла? Я думала, что Сэмми – твой сын! Годами я проклинала себя за то, чего не совершала! Как ты мог так поступить, Карло?

Карло побледнел еще больше.

– Лючио считает, что Сэмми – его ребенок, так в чем же проблема? Он женился на тебе, Анна. Ты снова имеешь шанс стать счастливой. Пожалуйста, не лишай счастья и меня!

Она подняла на него измученный взгляд.

– Ты не понимаешь, о чем просишь, Карло.

– Я люблю Милану. Она – все для меня. Я знаю, что Лючио то же самое чувствует к тебе. В нашей семье испокон веков считается, что если мужчины Вентресси полюбят – это на всю жизнь.

– Лючио не любит меня, – прошептала Анна.

– Он любит тебя, Анна. Зачем же, по-твоему, он приехал?

– Он считает, что Сэмми – твой сын, – горестно сказала она. – Мы… предохранялись, поэтому он решил, как и я, что Сэмми был зачат той самой ночью.

– Сэмми – совершенно точно сын Лючио. Стоит лишь посмотреть на него, и это сразу видно.

У Анны все внутри оборвалось. Как она может сказать Лючио о его отцовстве, если Карло просит ее молчать?

– Я не знаю, что мне делать… – Она нервно теребила руки. – Мне кажется, неправильно не говорить ему.

– Анна, прошу тебя. Милана всего через несколько недель должна родить. Я умоляю тебя не рассказывать о моем грешном прошлом. Это убьет ее.

– А как же я? – Слезы брызнули из ее глаз. – Неужели я должна жить с позорным пятном всю свою жизнь?

– Ты не сделала ничего плохого.

– Лючио считает, что сделала.

– Анна… я поступил ужасно. Но когда-нибудь ты, возможно, посчитаешь мой поступок выходкой молодости.

– Твоя выходка обернулась несчастьем для меня!

– Мы не в силах изменить прошлое. Лючио вернул тебя, и вы можете теперь заново строить свою жизнь.

– Лючио собирается расторгнуть наш брак, как только мы вернемся в Австралию.

Карло остолбенел.

– Он не сделает этого. Он слишком сильно любит тебя.

– Ты что, слепой? – закричала Анна. – Разве ты не видишь, как он смотрит на меня? Он ненавидит воздух, которым я дышу. Все это видят.

– Анна, прошу, подожди хотя бы эти несколько недель, – умоляюще произнес Карло. – Когда Милана родит ребенка, все может измениться.

– Как ты можешь просить меня о таком? – Анна вытерла катившиеся градом слезы. – После того, что натворил четыре года назад?

– Я осознаю, что наделал, и раскаиваюсь в этом, – сказал Карло. – Но если ты расскажешь Лючио правду, это разрушит нашу семью. Моя мама никогда не оправится от стыда. Это разобьет ей сердце.

– Тебе следовало думать об этом, когда ты подливал отраву мне в вино, – выпалила Анна. – Кстати, а что ты туда подмешал? Я ничего не помню о той ночи, значит, это было что-то сильнодействующее. Между прочим, ты здорово рисковал, я ведь могла дать аллергическую реакцию и умереть.

– Это было успокоительное, которое вызывает кратковременную потерю памяти. Я дал тебе небольшую дозу.

– Спасибо за заботу, – с сарказмом произнесла Анна. – Но если ты еще не сообразил, я уже была беременна, когда ты угостил меня тем пойлом. Естественно, я тогда этого не знала. Ты подверг риску не только меня, но и моего ребенка.

Лицо Карло стало серым.

– Я очень сожалею, Анна.

– Сожалею – совершенно бесполезное слово, – сказала Анна горько. – Его очень легко произнести…

– Я не могу допустить, чтобы Лючио узнал об этом. Только не сейчас. Слишком многое поставлено на карту.

– Как же ты похож на своего брата, – сказала Анна с презрением. – Ты видишь все только со своей колокольни. Тебя волнует только одно – что правда выплывет наружу. А ведь я имею право на то, чтобы смыть с себя позорное пятно.

– Я понимаю, тебе трудно…

– Трудно? – Анна вскочила на ноги и двинулась на него. – Ты знаешь, кто ты, Карло? Ты трус. Почему бы тебе не отправиться сейчас к Лючио и не рассказать ему всю правду? Будь мужчиной в конце концов! Он должен знать. Он имеет право знать.

Дверь спальни распахнулась. Анна повернулась, и ее глаза расширились от ужаса при виде стоявшего на пороге комнаты разгневанного Лючио.

– Что я имею право знать, Анна? – спросил он с металлом в голосе.

Потеряв дар речи, Анна смотрела на него. Она пыталась понять, что он мог услышать из их разговора и слышал ли что-то вообще? Лючио перевел взгляд на брата.

– Карло? – Темные глаза сверкнули с вызовом. – Соизволь объяснить, почему ты оказался в спальне моей жены!

– Я… я уже собирался уходить.

Карло сделал нетвердый шаг в сторону двери.

– Карло! – в отчаянии закричала Анна. – Подожди!

Лючио пронзил ее тяжелым взглядом.

– До чего же трогательно, cara! Прошло столько времени, а ты по-прежнему верна своему любовнику.

– Прости, Анна, – пробормотал Карло с порога и, прежде чем она успела его остановить, выскользнул из комнаты и закрыл за собой дверь.

Повисло тяжкое молчание.

Анна попыталась собраться с мыслями и найти нужные слова. Как бы ей ни хотелось рассказать Лючио правду, она понимала, что пока он не услышит это из уст своего брата, он все равно не поверит.

– Зачем Карло явился сюда? – потребовал ответа Лючио.

– Он хотел извиниться за… за то, что сделал фотографии.

Анне показалось, что она нашла удачный ответ, близкий к правде. Может быть, не совсем подходящий, но мысль о беременной Милане не выходила у нее из головы.

– О чем еще вы говорили?

– Ни о чем. – Анна отвела глаза.

– Я слышал, как ты говорила Карло, что я имею право знать что-то, – сказал Лючио после тягостной паузы. – Не будешь ли ты добра просветить меня и сказать, что именно мне следует знать?

– Он сказал, что… – Анна прерывисто вздохнула, – Сэмми, безусловно, твой сын.

Лючио недоверчиво присвистнул.

– Сэмми мог бы быть моим сыном в одном-единственном случае, если…

– Средства предохранения часто оказываются ненадежными, – сказала Анна. – Я знаю точно, что Сэмми – твой сын, как бы ты ни отрицал это.

– Даже если анализ подтвердит мое отцовство, это не изменит того факта, что ты спала с моим братом.

– Я оказалась в постели твоего брата, это правда, но я не спала с ним.

– Ах да, потеря памяти. Такой удобный способ снять с себя вину, сделав вид, что ничего не произошло.

Анна сжала кулаки.

– Почему ты не потребуешь у своего братца отчета за ту ночь? Почему не потребуешь, чтобы он рассказал тебе, что произошло на самом деле?

– Я уже слышал отчет Карло о той ночи.

– Спроси еще раз.

– В этом нет необходимости. То, что ты виновата, я увидел на твоем лице, как только распахнул дверь во время вашего любовного свидания.

– Карло сам явился ко мне! – закричала она. – Я не желаю иметь с ним ничего общего. Этот жалкий трус считает, что его извинение позволит ему выйти сухим из воды, а я так и буду продолжать терпеть последствия его…

– Чего? Договаривай! – нахмурился Лючио.

– Ничего. – Анна отвернулась. – Я не хочу больше это обсуждать.

– Анна. – Лючио подошел к ней, положил руку ей на плечо и повернул к себе. – Ты что-то утаиваешь. Скажи мне, что происходит.

Она прерывисто вздохнула.

– Ничего не происходит, Лючио. Ничего никогда не происходило.

Анна высвободилась из его рук и вышла из комнаты. Она торопливо бежала вниз, и ее шаги эхом раздавались по всему дому. Лючио стоял и прислушивался, пока они не стихли.

Анна сказала, что Сэмми – его ребенок, но если это так, почему она так долго ждала, чтобы сообщить ему об этом? Раньше она, как и он, считала, что Сэмми – плод ее любовного приключения с Карло. А теперь она утверждает, что Сэмми – его сын. И Карло убежден в этом, и его мать, и все остальные члены семьи. Почему же он сам не разглядел этого? А главное, чего еще он не разглядел?

Лючио протянул руку к телефону на ночном столике и набрал номер мобильного телефона брата. Дыхание обжигало его горло, рука так сильно сжимала трубку, что та едва не сломалась пополам.

Если его подозрения подтвердятся, он сделает с шеей своего брата такое, что не сможет сравниться ни с каким сломанным телефоном.

Лючио встал из-за письменного стола, когда через два часа в его кабинет вошел Карло.

– Опаздываешь, – сказал Лючио.

– Я знаю. – Стараясь избегать его взгляда, Карло опустился на стул.

– Что происходит, Карло? – спросил Лючио.

Тяжело опустив плечи, Карло робко встретил пронизывающий взгляд старшего брата.

– Я не спал с Анной.

Свинцовая тишина барабанным боем звучала в ушах Лючио.

– Я… я подмешал в ее вино… я хотел… помешать тебе жениться раньше меня. Всю жизнь мне приходилось довольствоваться второстепенной ролью. Тебе, как старшему, отдавалось предпочтение во всем. Отец передал тебе руководство корпорацией, а что получил я? Место твоего заместителя, а это значит, что я должен всегда исполнять твою волю, Лючио. Мне захотелось сделать что-то такое, что могло все изменить. И я подумал, что если мне удастся избавиться от Анны, у меня у первого появится сын, который унаследует корпорацию.

Пальцы Лючио с силой сжали авторучку.

– Анна крепко спала, когда я… делал те снимки. Я сочинил историю о нашей связи. Это было забавно. Я не осознавал значения всего этого, пока не услышал о том, что у нее родился ребенок – твой ребенок.

Лючио на миг прикрыл глаза. Ярость захлестывала его.

– Прости, Лючио… Я поступил ужасно… Я не в силах этого изменить, но…

Лючио возбужденно вскочил на ноги, провел рукой по волосам.

– Ты хоть соображаешь, что натворил? – прорычал он.

Карло побледнел.

– Ну… да.

– Нет, не представляешь! – проревел Лючио. – Ты сломал ей жизнь! Ты сломал наше счастье!

– Она до сих пор любит тебя, – заявил Карло. – Я уверен в этом.

Лючио рухнул в кресло и обхватил голову руками.

– Она не может испытывать ко мне ничего, кроме ненависти. Я ужасно обращался с ней.

– Ты женился на ней, Лючио.

– Да, женился. – Лючио поднял глаза. – Против ее воли. Она не хотела иметь со мной ничего общего, но я заставил ее выйти за меня замуж.

– Она простит тебя.

– Блажен, кто верует, Карло, – взорвался Лючио. – Как она может простить меня? Как она может простить нас обоих?

– Я извинился перед ней.

Лючио поднял глаза к небу.

– Ты считаешь, что прошлое можно смыть одним извинением?

– Нет, не считаю. Но я не могу допустить, чтобы правда всплыла сейчас. Это ранит Милану, не говоря уж о маме.

– Ты думаешь только о том, как это может отразиться на тебе! И ни разу не задумался о том, как это отразилось на Анне. Я любил ее, а ты разрушил наши отношения своей ложью!

– Ты все еще любишь ее?

– Конечно, люблю! Что за вопрос? Я никогда не переставал любить ее.

– Ты говорил ей об этом?

Лючио задумался.

– Нет… нет. Не говорил.

– Так скажи ей о своих чувствах.

– Поздно, – севшим голосом сказал Лючио.

– Почему поздно? – спросил Карло. – У тебя есть сын, Лючио. Анна – твоя жена. Вы связаны на всю жизнь.

– Я сказал ей, что она будет свободна, как только мы вернемся в Мельбурн.

– Если ты не готов бороться за нее, значит, ты ее недостоин, – сказал Карло. – Если бы ты с самого начала любил ее по-настоящему, то знал бы, что она говорит правду. А ты вместо этого поверил мне и ни разу не выслушал ее.

– Фотографии были…

– Ты видел то, что хотел увидеть, Лючио. Если внимательней приглядишься к этим снимкам, то увидишь, что Анна на самом деле ничего не сознавала.

– Мне следовало бы вздуть тебя хорошенько, – сказал Лючио, сжав пальцы в кулак, – за то горе, что ты причинил нам обоим.

– Это было бы заслуженно, – ответил Карло. – Но лучше подумай, как наладить отношения с Анной. Она – мать твоего сына, и от тебя теперь зависит ваше будущее.

– Убирайся с глаз моих, – сказал Лючио сквозь зубы.

– Прости, Лючио. Как бы я хотел повернуть время вспять. Я не знал, что Анна была беременна, иначе я бы никогда этого не сделал.

Мертвенно побледнев, Лючио повернулся к брату.

– И я не знал, что она была беременна, да и она, кстати, тоже. Я принимал все меры, чтобы этого не произошло…. Вот почему я пришел к заключению, что Сэмми – твой сын.

– Нам не обязательно это всем рассказывать. Подумай, что будет с мамой, если она узнает.

Лючио смерил его тяжелым взглядом.

– На мне лежит вина за то, что я бросил мать моего ребенка на четыре года. А в это время ты сиял в лучах обретенной тобой роли – искупившего грехи падшего ангела семейства Вентресси.

– Я не испытываю гордости за то, что сделал. Но разве я могу теперь что-то изменить?

– Можешь, Карло, если во всем признаешься. Расскажи маме и Милане об этом. Тогда и только тогда я смогу решить, стану ли разговаривать с тобой. – Лючио открыл ящик письменного стола и протянул Карло какой-то документ. – Что касается твоего будущего положения в корпорации Вентресси, оно тоже зависит от твоего признания.

Карло изумленно открыл рот.

– Ты меня увольняешь?

Вид у Лючио был непреклонным.

– Не заставляй меня прибегать к этой мере, Карло. Я стал держателем большинства акций после твоего неудачного опыта управления компанией в Неаполе.

– Но Милана… – Кадык Карло нервно задвигался.

– Твоя жена – это твоя проблема, а Анна – моя. Это я осознал с опозданием на четыре года. Даю тебе на размышление время до сегодняшнего вечера. Потом возьму все в свои руки.

* * *

В этот вечер, когда Сэмми уснул, Анна вошла в гостиную, где встретила поджидавшую ее расстроенную свекровь.

– Анна, до меня дошла ужасная новость.

Анна схватилась рукой за угол буфета, чтобы не упасть.

– Что такое? Что-то с Джинни? Что-то случилось в Австралии?

Джованна покачала головой.

– Нет. Милану забрали в больницу. Карло с ней. У нее сильное кровотечение.

– О господи! – испуганно произнесла Анна.

На глаза Джованны навернулись слезы.

– Это ужасно. Они с Карло были так счастливы. Я не перенесу, если что-то случится с ней или с ребенком.

Анна взяла Джованну за руку, чтобы успокоить.

– Я очень сочувствую.

Джованна улыбнулась ей сквозь слезы.

– Ты так добра, Анна. Как я рада, что ты снова с Лючио. Он так без тебя скучал… Я всегда очень волновалась за своих сыновей. Карло бывал временами таким… непредсказуемым. – Джованна слабо улыбнулась. – Как этот молодой человек достиг нынешнего возраста, не совершив ничего криминального, просто не представляю. А сейчас… Он предан Милане и не дождется, когда станет отцом…

– Все будет в порядке, – сказала Анна, надеясь, что ее слова сбудутся.

Она не могла не чувствовать своей вины. Ведь Карло мог передумать и рассказать жене о том, что произошло четыре года назад. Конечно, это расстроило бы Милану, но не настолько, чтобы роды наступили так рано?

– Насколько я понимаю, вы с Лючио еще не до конца все выяснили, – прервала ход ее мыслей Джованна. – Я вижу это по вашим отношениям. Могу я чем-то помочь?

– Нет. Никто ничем здесь не может помочь.

– Лючио очень любит тебя, Анна, – ласково сказала Джованна. – Он был таким потерянным, когда ты уехала, таким… уничтоженным. Он отказывался говорить о ваших отношениях. Особенно тяжело это было для Карло. Он всегда был так близок со своим братом, но… – Она пожала плечами и продолжила: – Мужчины – такие странные существа, правда?

Анна иронично усмехнулась.

– Да, очень странные.

Зазвонил телефон, и Джованна схватила трубку. Быстрый разговор велся по-итальянски, но по тону свекрови Анна поняла, что новость была хорошая. Джованна повесила трубку. Ее глаза светились радостью.

– О, Анна! Все хорошо! Милана родила дочку с помощью кесарева сечения, и обе они чувствуют себя хорошо.

– Как я рада! – Анна обняла свою свекровь.

– Я должна немедленно поехать к ним, – возбужденно произнесла Джованна. – Карло настаивает на этом. Лючио скоро вернется. Ничего, если ты побудешь одна?

Прошло с полчаса после отъезда Джованны, когда Анна услышала, что открылась парадная дверь. До нее донесся голос Лючио, который говорил на родном языке с кем-то из слуг. Через несколько минут дверь гостиной распахнулась, и вошла одна из служанок. Она с почтением кивнула Анне и начала поспешно собирать грязную чайную посуду. Чем-то явно взволнованная, она вышла из комнаты.

Через минуту на пороге показался Лючио с загадочным выражением лица.

Анна внутренне напряглась.

– Анна.

– Д-да?

Казалось, Лючио целую вечность смотрел на нее своими карими глазами, хотя прошло всего несколько секунд.

– Не знаю, как сказать тебе то, что я должен сказать, чтобы ты не выскочила из комнаты или, еще хуже, не убежала стремительно из моей жизни, как ты это сделала четыре года назад.

– Не я убежала стремительно из твоей жизни, – напомнила Анна, – а ты изгнал меня из нее.

Лючио поморщился.

– Ты права. Я изгнал тебя из своей жизни, не подумав, что могут существовать какие-то иные объяснения тому, что произошло. Вместо этого я предпочел довериться версии своего брата. Мне так стыдно за Карло, что трудно даже передать. Я и не подозревал, какие недобрые чувства он испытывал ко мне…

Анна изумленно посмотрела на него.

– Он сказал тебе?

Лицо Лючио потемнело от гнева.

– Я не давил на него, но он в конце концов рассказал мне, что произошло четыре года назад, и мне захотелось убить его за это.

– Он извинился передо мной, – тихо сказала Анна.

Лючио возмущенно фыркнул.

– Извинился… и ждал, что все будет так, словно ничего не случилось.

Анна представила, какой гнев переполняет его. Но в то же время она почувствовала большое облегчение, потому что он наконец-то узнал всю правду.

– Карло украл у меня первые годы жизни моего сына, – заявил Лючио. – Он украл мое счастье и разрушил наши с тобой отношения. Все эти годы я копил в себе злобу и гнев. Я склонил тебя к любовным отношениям, а потом к браку. И то и другое было ненавистно тебе. И твоя неудачная беременность из-за моего непростительного отношения к тебе… – Он замолчал, и Анна с изумлением увидела, как повлажнели его темные глаза.

– Я люблю тебя, – сказала она.

Лючио провел ладонью по глазам и продолжал, словно не слышал ее нежного признания:

– Как только мы вернемся в Австралию, мы подадим на развод. Я открою счета на твое имя и на имя Сэмми. Больше ты никогда не будешь ни в чем нуждаться. Это самое малое, что я могу для тебя сделать. Я обдумываю, как сообщить остальным членам семьи всю правду. К сожалению, я думаю, что Карло прав. Сообщив подробности того, что случилось, мы доставим еще большую боль маме и Милане.

– Я сказала, что люблю тебя, Лючио.

– Что касается меня… – его плечи поникли, – … мне придется смириться со своим будущим без… – Он неожиданно нахмурился и пристально посмотрел на нее. – Что ты сказала?

Анна улыбнулась:

– Я сказала это уже два раза. Хочешь услышать еще?

Он схватил ее за плечи и привлек к себе.

– Повтори!

Она с вызовом посмотрела ему в глаза.

– Не произнесу больше ни слова до тех пор, пока ты не скажешь, что чувствуешь ко мне.

Его карие глаза потеплели, а голос, когда он заговорил, был хриплым.

– Я полюбил тебя, когда увидел, как ты успокаиваешь Джинни у входа в тот отель четыре года назад. Я считал, что моя любовь к тебе разрушена, но вместо этого она становилась все сильнее и сильнее с каждым годом. Когда я впервые увидел Сэмми, у меня все перевернулось внутри, потому что он был настолько похож на меня в его возрасте, что мне было почти больно на него смотреть. А едва взглянув на тебя, я почувствовал непреодолимое желание. И решил, что добьюсь тебя на любых условиях.

– Ты был довольно настойчив, – проговорила Анна.

– Я решил оплатить операцию Сэмми независимо от того, согласишься ты на это или нет. Мне просто хотелось, чтобы тебе было труднее отказать мне.

– Мне всегда было трудно отказать тебе.

Лючио улыбнулся своей неотразимой улыбкой.

– Скажи еще раз, что ты чувствуешь ко мне.

– Я люблю тебя.

Он прижал ее к себе, обхватив руками, словно стальным обручем.

– Я не заслуживаю твоей любви. – Его голос дрогнул. – Я сделал почти все за последние несколько недель, чтобы разрушить ее.

Анна подняла на него сияющие счастьем глаза.

– Значит, тебе придется особенно сильно постараться это исправить, верно?

– И как я должен сделать это? – спросил он, снова заключая ее в свои теплые объятия.

Анна прижалась к нему и озорно улыбнулась.

– Мне нужно по буквам продиктовать это тебе?

Лючио улыбнулся.

– Знаешь что, cara? Бывают моменты, когда подыскивать верные слова – только напрасно тратить время. Я говорю на нескольких языках, но в данный момент мой мозг не в состоянии найти подходящие слова ни на одном из них. – Он склонил к ней голову. – Думаю, я лучше сделаю вот это. – И их губы слились в сладостном поцелуе.

Примечания

1

Ристретто − это самый концентрированный, самый крепкий и самый бодрящий кофе, сваренный в меньшем, чем эспрессо, объеме (7 г кофе на 20−25 мл воды). Ристретто получил огромное распространение в Италии, он заслуженно считается «самым итальянским» кофе. С итальянского «ристретто» переводится как «крепкий».

2

Cara (ит.) – дорогая. Здесь и далее прим. перев.

3

Dio! (ит.) – Боже!


home | my bookshelf | | Итальянская элегия |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 5
Средний рейтинг 2.8 из 5



Оцените эту книгу