Book: Юзер



Анджей Ясинский

Юзер

Купить книгу "Юзер" Ясинский Анджей

Хочу выразить свою признательность людям, близко к сердцу принявшим данное произведение и в течение всего процесса его рождения внимательно наблюдавшим за ним, а также своими комментариями и посильным участием корректировавшим его рост и развитие.


Антону Кулаге – самому въедливому и активному читателю, генератору идей и автору многих сюжетных линий.

Александру Шпильману – за попытки заставить автора расширить кругозор и смотреть на вещи и процессы, протекающие в мире, с неожиданной точки зрения.

Никитину Сергею Николаевичу (Serpent) – за конструктивную критику, нахождение логических нестыковок и вычитку.

Александру Рыжову (RAM), Вадиму Пацу, Темному Магу, Рапире (Rapira1) – за создание физической модели магии на основе моей информационной модели.

Rena – за женский взгляд «со стороны» и критику.

Sergey Melashenko (SLito) – за мощную стилистическую обработку.

Джул – за нелегкое дело вычитки произведения.


А также:

Владу, Хронику, Gregory, gsg, serpu, Lera (в двух ипостасях), Wasq, Alterius, Ghost ex Machine, Jungehexe, Kirex, RSoFT, Ra, Sebulba за участие в вычитке и комментарии.


Комментаторам:

Зверю, Давыдову С. А., Суховею А.Ф., Гулевару, Ильдарону Девилычу, Егору Громову, Талипову Артёму, Vadim, ksv, dw, Andrey K, dekado, K’Tan, Woron, AL76, Zergen, MMM, serpu, vLAD, wolf, mage, Kronid, Anton Nikolaev, imiTATOR, Ka, LYNX, Robi, Aji и остальным, хоть раз высказавшим свое мнение о моем произведении.

Анджей Ясинский

Глава 1

Вокруг была темнота. Мысли медленно скользили по краю сознания вереницей непонятных образов. Я лениво наблюдал за ними. Было уютно и спокойно. Я чувствовал, что стоит только сконцентрироваться на чем-то, как спокойствие нарушится. «Наверное, это называется нирваной», – выплыла на поверхность очередная мысль, в которую я вдруг всмотрелся, и сразу мой внутренний мир взорвался образами. Вспомнились последние события. Я поморщился. Не хотелось возвращаться в реальность. Вот было бы классно, если бы все это мне только приснилось! Хотя… хм… А ведь, по сути, не так уж и неинтересно я провел это время. Интересные персонажи, приятные девушки, магия, опять же. Или все-таки приснилось? Может, я слишком сильно повелся на очередную виртуальную игрушку с полным погружением? И как же это проверить? Странно, я совсем не чувствую своего тела, что подтверждает эту мысль. Может, очередной квест закончился, но мозг не хочет покидать виртуальную реальность? Такое редко, но бывает. А я лежу в какой-нибудь больнице под наблюдением врачей? Хм… Покрутив эту мысль и так и эдак, все-таки, хоть и с сомнением, отбросил. Я ведь не шестнадцатилетний сопляк, чтобы поддаваться на такие вещи.

Ну ладно, значит, будем считать, что все произошедшее со мной – реальность. И что нам надо сделать? Правильно! Прогнать последние записи в бадди-компе. Хм… странно, а почему комп не отвечает? У меня возникла паника. Я снова и снова пробовал вызвать комп на связь, но ничего не получалось. Утомившись, постарался успокоиться.

«Чего ты там дергаешься?»

«Умник? – обрадовался я. – Фу, а я уже тут черт-те что стал думать! Слушай, а что вообще происходит? Почему темно и я ничего не чувствую?»

«Сейчас все расскажу. Только скажи, ты чего так частишь?» – спросил Умник.

«Не понял. О чем ты?»

«Я к тому, что ты слишком быстро думаешь-говоришь. Ну… быстрее, чем обычно, мне пришлось ускориться, чтобы нормально с тобой общаться».

«Вот как? – удивился я. Вроде ничего такого не чувствую. – Меня сейчас больше беспокоит, почему так темно?»

«Ну… – протянул Умник, – понимаешь, Ник… я ведь латаю тебя. Ты ведь помнишь, что произошло?»

Я поморщился. Мне еще предстоит разбор полетов с самим собой. Этот момент я невольно оттягивал, чувствовал, что ничего приятного из него не вынесу.

«Помню, помню».

«Ну так вот. Тут было два варианта. Или лечить тебя как обычно – при этом процесс полного восстановления предположительно занял бы около недели, или же второй вариант, к которому я прибегнул, – отключить тебя, то есть твой мозг, от управления телом и от внешних рецепторов. Ну не полностью, конечно, но в достаточной степени, чтобы ты не чувствовал боли и своими движениями не мешал процессу. Да и мне так легче управлять – у организма свои механизмы регенерации очень слабые и не оптимальные, а я лучше знаю, что надо делать. Вот. По сути, ты сейчас как бы чистый разум. Хм… ну упрощенно где-то так».

О как! Я задумался. Каким образом это может помочь в лечении? Ничего не понимаю.

«Кстати, разреши мне поругать тебя», – неожиданно сказал Умник.

«Поругать?» – удивился я. Нет, ругать меня, конечно, есть за что, но что он имеет в виду?

«Ну почему ты все время лезешь на рожон? А если бы болт попал не в живот, а в голову? Если тебе уж так все равно, то хоть обо мне подумай. Что я буду делать без тебя? Нового хозяина искать? Так ведь не получится! Не фиг тогда было меня будить, да еще и эмоциональную матрицу накладывать!»

М-да уж… И ведь нечего возразить!

«Ладно, извини. Впредь постараюсь быть осторожнее. Но ты все равно имей в виду, что я буду решать сам, как поступать в том или ином случае. И если понадобится где-то мечом помахать, то я, не задумываясь, сделаю это. А ты, раз уж так печешься о моем здоровье, сам анализируй потенциально опасные ситуации и сообщай мне. Договорились?»

«Ну хоть так», – чуть подумав, ответил Умник.

«Кстати насчет здоровья, сколько времени займет лечение?» – спросил я.

«Я предположил, что при таком раскладе дела пойдут намного лучше. И оказался прав. – В голосе Умника явно звучало довольство своим решением. – Процесс восстановления ускорен раза в два-три. Через пару дней, максимум через три, ты будешь в полном порядке. Дело в том, что большая энергоемкость твоей информструктуры – это как преимущество, так и недостаток. С одной стороны, она позволяет безбоязненно и без особых проблем работать с большими объемами энергии, с другой – для воздействия на тебя, неважно, магически или инфомагически, этой энергии нужно затратить в несколько раз больше, чем на местных. Тир, лечи я его так же, как тебя, оправился бы часов за восемь – десять, а вот тебе придется немного подождать».

Я успокоился. Три дня – это очень хорошо для такой раны. Конечно, хотелось бы как можно быстрее встать на ноги, но что есть, то есть.

«Ладно, тогда такой вопрос: а не связано ли с отключением мозга от внешних раздражителей то, что я, как ты говоришь, думаю слишком быстро?»

«Не знаю, – немного помолчав, ответил Умник. – Понимаешь, я не вижу, чтобы процессы в твоем мозге как-то ускорились. Наоборот, электрическая активность мозга несколько снизилась. Я вообще не понимаю, как ты очнулся. Я думал, ты спокойно пробудешь в отключенном состоянии все это время».

«Так, значит, это не ты меня разбудил?»

«Не-а», – ответил Умник и замолчал.

Я тоже помолчал. И чем же, позвольте спросить, я думаю? Ну ладно, на данный момент это не так важно.

«Слушай, а почему бадди-комп не откликается, ты, случаем, не в курсе?»

«Просто с тебя сняли повязку с датчиками компа. Вон она на столе лежит. А ремень с компом висит на стуле».

«Его не потрошили?» – с подозрением спросил я.

«Да нет, – успокоил меня Умник, – он в полном порядке, я держу с ним связь».

«Хорошо… – пробормотал я. – Слушай, а ты можешь вывести мне с него изображение?»

«А как?»

«Хм… тебе лучше знать как!»

Умник помолчал.

«Что, на глазные нервы попробовать, что ли?» – с сомнением спросил он.

«Ну не знаю. – Я мысленно пожал плечами. – Ты ведь отключил меня от внешних рецепторов… А может, просто в мозг будешь передавать картинку? Как-никак ты достаточно разбираешься в этом», – предложил я.

«Ладно, давай попробуем. Подожди немного, я тут посмотрю, что можно сделать».

В принципе прикольно парить в «нигде». Правда, с ума сойти можно от тишины. Ладно, пока мысли скачут, есть над чем подумать. А то пройдет немного времени, и крыша точно поедет. Уже сейчас чувствую небольшой дискомфорт. Ведь мозг не может обходиться без постоянного притока информации, аудиовизуальной в первую очередь. Поэтому-то я и попросил Умника что-нибудь придумать с подключением к компу. Должен справиться, сколько времени уже в моих мозгах ковыряется! А если нет, тогда пусть снова усыпляет.

А пока, раз уж выдалась минутка свободного времени, может, стоит снова обдумать свое положение? А что тут думать – незавидное, прямо скажем. Зачем-то по локоть сунул свои ручки в местные разборки. На фига оно мне надо было? Теперь-то, в трезвом уме и здравой памяти (угу, покажите мне психиатра, который примет состояние моей головы за трезвое и здравое), можно сказать, что я снова поддался какому-то внутреннему импульсу. Или моя эмоциональная несдержанность всему виной. Я вздохнул. Надоели такие приколы. Да и неуютно что-то становится в последнее время в стольном гномьем граде. О, кстати, а как ребята меня донесли до дома? Не наследили? Я-то, конечно, заменил свою ауру на эльфийскую, да только вот прикол получится, если этот след до дома Васы доведет!

«Да все нормально! – просветил меня Умник на эту тему. – Криса, умничка, сообразила – подчистила следы. Только, сдается мне, ее напарнички просекли ваш приезд и устроили ей допрос с пристрастием. Она им ничего не сказала, а вот Васе – да, рассказала, иначе он отказывался дать ей разрешение навещать тебя. Ну она помялась и решила, что скрывать произошедшее от Васы смысла нет».

«Ты уверен, что смысла нет?» – неуверенно спросил я.

«Ага. Сам подумай. Вас видели, когда тебя привезли. Примерно в это время случилось то, что случилось. Шуму вы наделали изрядно. Ты что, думаешь, Васа не сложит два плюс два? А тут вроде как сами обо всем рассказали, так что, глядишь, он вам еще и поможет. Так она сказала твоему бездыханному телу, когда Васа, оставив вас наедине, побежал разбираться с делами».

«Вот блин. Получается, все эти попытки сокрытия следов были бесполезны?»

«Ну почему – в курсе дела, и то относительно, будут «свои», если их так можно назвать. Остальным «доброжелателям» придется покопать носом землю».

«Ладно, скажи, как там девочка?» – чуть помолчав, спросил я. Этот вопрос все время крутился на периферии.

«Ну как… – помолчав, ответил Умник. – Еще когда вас несли, я смог ее продиагностировать. Психическое состояние не очень. Сам понимаешь. Рука опухла. За ней не следили, еще чуть-чуть – и началось бы заражение крови. Васа немного ее подлатал, усыпил, вызвал мага-целителя из гильдии и отправил гонца к отцу. Что они там дальше делали, я не знаю. Знаю только, что Васа на время отправил к ним домой боевого мага. В общем, развил бурную деятельность».

Да уж. Интересно, как все обернется…

«Ну что там с изображением?» – нетерпеливо спросил я.

«Сейчас, не торопи. Я тут распаковываю бэкапы данных, снятых с твоего мозга, чтобы проанализировать, какие сигналы генерировались в его участках, отвечающих за картинку».

«По-моему, ты уже давно должен был это сделать, одновременно со звуком», – с некоторым неудовольствием прокомментировал я. У меня такое ощущение, что Умник очень сильно тормозит. Правда, он сказал, что я «быстро» думаю, а это может влиять на мое субъективное восприятие окружающего… Я хихикнул про себя, типа разогнали процессор-думалку в несколько раз.

Пока Умник возился со своими задачами, я от нечего делать стал всматриваться в окружающую меня темноту. Говорят, если это делать в ПОЛНОЙ темноте (как в моем случае), то мозг сам начинает генерировать картинки. Так называемые визуальные глюки. Спустя пару минут субъективного времени вздохнул. Ничего не видно. Или врут, или ситуация у меня не та. Я хмыкнул, вспомнилась чья-то фраза, что если вглядываться в темноту, то она, темнота, в свою очередь тоже посмотрит тебе в глаза.

«Эге-гей!!!» – внезапно крикнул я. Хоть эхо какое услышать, что ли, хоть это и глупо…

«Чего кричишь?»

«Не мешай, Умник. Я тут эксперименты ставлю. Ты скоро?»

«Так только начал!» – возмутился он.

«Ладно, ты пока не обращай на меня внимания. Как будешь готов – свистни», – сказал я.

Интересно, а в этом виртуальном «нигде» я вообще что-нибудь могу делать? Или только просто так висеть в пространстве?

Я попробовал двинуться вперед и ничего не почувствовал. Даже если и двигаюсь, то без внешних ориентиров не сообразишь. Хм… И все-таки что это за место такое? Где это обретается мое сознание? С одной стороны, Умник говорит, что активность мозга снижена, то есть как бы и не мозгами я сейчас думаю. С другой стороны, с Умником-то я общаюсь? Но общаюсь с ним я обычно через ментальное тело, с помощью хитро выкрученных хрен-его-знает-каких полей. Хм… В общем, получается, что мы, я то есть, нахожусь вне тела? Да нет, вряд ли. Насколько помню, и если это правда, то, покидая тело, душа (а душа ли?) все равно видит окружающее, а я тут в темноте, как в заднице у… хм… сижу…

Интересно, а тут действует магическое зрение? Ну-ка попробуем… Я привычно напрягся, включая магозрение. И это, неожиданно для меня, принесло результат. Правда, непонятно какой. Я почувствовал себя попавшим в сети паука. Все пространство вокруг оказалось перечерченным разноцветными линиями-струнами, образующими неравномерную трехмерную решетчатую конструкцию, которая медленно-медленно меняла свою форму. Я оказался висящим в небольшой пустой ячейке, не касаясь струн. Посмотрев более внимательно, я заметил, что струны-линии не везде ровные. Некоторые изгибаются. М-да… Интересно, и что это такое? Кстати, на пересечениях многих струн висят какие-то шары разного размера и цвета. Да нет, не совсем шары. Они тоже медленно деформируются. Типа резиновых воздушных шариков, наполненных водой… Тут на моих глазах одна из тусклых струн стала истончаться и тускнеть, пока окончательно не пропала. Шар, к которому она крепилась, тоже чуть потускнел. Вдруг он попытался выбросить из себя щуп в том же месте, где ранее была исчезнувшая струна. С первого раза не получилось. Где-то с пятой попытки все-таки это ему удалось, и новая струна медленно стала разгораться и утолщаться. Процесс шел медленно, и мне надоело за ним наблюдать. От мельтешения света и густо пересекающихся разноцветных линий у меня зарябило в глазах, и я временно отключил магозрение, снова оказавшись в полной темноте.

«Умник!»

«Да не готово еще!» – возопил он.

«Успокойся, – хмыкнул я. – И вообще, у тебя нет эмоций. Так что не надо орать».

«А вот тут ты неправ, – уже спокойно ответил Умник. – Эмоции у меня есть. Как я тебе говорил, матрица личности, которую я на себя надел уже давно, стала неотделимой от меня частью. При всем моем желании мне не удастся ее снять. И эмоции, пусть и запрограммированные, для меня вполне реальны».

Угу. Когда-нибудь я все-таки доберусь до внутренностей Умника. Очень интересно его устройство и технология производства…

«Извини. Так вот, я тут от нечего делать попытался включить магозрение, и вот что увидел». – Я подробно описал ему наблюдаемую мною картинку.

Последовало продолжительное молчание. Я уже снова начал скучать, когда Умник наконец откликнулся: «А ты можешь снова включить магозрение? Проверю кое-что».

Мысленно пожав плечами, я выполнил его просьбу. И снова увидел ту же картинку. Ничего не изменилось. Я снова попытался двинуться, уже имея визуальные ориентиры, но опять ничего не получилось.

«Понятно», – раздался голос моего постоянного спутника.

«Ну и?» – поторопил я его, не отрывая взгляда от нового увиденного мною объекта. Раньше я не смотрел «вниз», а вот теперь, сделав это, заметил интересную вещь. Непосредственно подо мной располагался очень большой шар, от которого ко мне тянулась тоненькая ниточка. Где она крепилась на мне, я не видел по причине «невидимости» самого себя, и на близком расстоянии эта ниточка как бы размазывалась. Но эффект интересный.

«К магозрению это не имеет отношения. А вот к доступу в инфосеть – самое непосредственное. Как раз сейчас участки мозга, отвечающие за связь с нею, активировались. При попытке включить магозрение – а участки мозга, отвечающие за него, сейчас заглушены – ты непроизвольно активировал заложенные мною программы управления инфосетью. Хорошо хоть, что мозг уже достаточно расширил свой пропускной канал связи с инфосетью, а то были бы проблемы».

«Это что же, именно так и выглядит инфосеть?» – удивился я, снова осматриваясь вокруг.

«Нет, – не согласился со мной Умник. – Скорее всего, это интерпретация твоим мозгом получаемых данных. И то, наверное, не всех. Приведу пример. Если сгенерировать на компьютере изображение кристаллической решетки какого-либо минерала, будет ли это означать, что ты видишь именно эту, реальную кристаллическую решетку?»

«Ну в принципе понятно. Однако там я не смогу влиять на реальный материал, воздействуя на изображение. А здесь как обстоит дело?»

«В этом-то и отличие, хотя общего очень много. Здесь, конечно, можно влиять на инфосеть. Как ты помнишь, Дронт именно этим и занимался. Я рад, что наконец-то появились результаты нашей совместной работы над твоей информструктурой в отношении подключения и оперирования в инфосети. Но пока тебе еще рановато туда лезть напрямую. А вот управление информструктурами сейчас должно стать доступным. Так что, как поправишься, я буду уже реально учить тебя работать с инфомагией».



«А что это за шары такие?»

«Я затрудняюсь по твоему описанию определить, что это такое. Но скорее всего, это отражение крупных информструктур каких-то мощных энергетических образований».

«Ага, а непосредственно подо мной, получается, местный гномий источник магической энергии?»

«Хм… вполне возможно».

«Ладно, надеюсь, что скоро мы начнем занятия. А ты как видишь инфосеть?» – полюбопытствовал я.

«Я? Очень просто – для меня это набор данных, который я в принципе могу представить в любой форме, в том числе и примерно так, как видишь инфосеть ты, но мне удобнее работать с цифрами».

Понятно, пусть и инопланетный, но все-таки компьютер. Странно, что работает на уровне числовой логики. Может, снова упрощает или недоговаривает? Даже я навскидку могу предложить несколько вариантов работы компа без использования математической логики.

«Ладно, что там с картинкой?»

«Я готов. Начинать?»

«Ага», – ответил я и, отключившись от инфосети, уставился в темноту.


В следующий час я испытывал сущие мучения. Если бы у меня были глаза, они бы точно разболелись. Умнику сразу не удалось точно подобрать правильное воздействие. То это были цветные пятна, то изображение было кривым, то не было синхронизации. И это с учетом того, что Умник вполне справлялся с размещением в моей голове аудиовизуальной информации, снятой с чужой памяти! Но в итоге все устаканилось. Проблемы возникли из-за того, что в отключенном от внешнего мира состоянии по непонятным причинам мой мозг обрабатывал информацию на порядок быстрее, что накладывало определенные ограничения на передачу информации.

Потом, когда вроде бы все получилось, произошла обратная ситуация – с появлением картинки скорость восприятия, наоборот, снизилась. Пришлось снова синхронизировать. Но при этом я все равно обрабатывал инфу в несколько раз быстрее. Умник сказал, что мой мозг с поступлением визуальной информации немного раскочегарился. А мне после установки визуальной связи с бадди-компом через Умника почему-то не удалось больше выйти в инфосеть. Возникло такое ощущение, что сознание каким-то образом хоть и сохраняло связь с мозгом, но находилось где-то вовне. В общем, какая-то непонятная фигня. И с бадди-компом мне просто повезло. Так как скорость транслируемых Умником сигналов от меня на бадди-комп значительно изменилась, то можно считать удачей, что он вообще правильно их идентифицировал, а еще то, что у него хватило мощности так же быстро на них реагировать. Когда мне удалось подключиться, я его протестировал, и оказалось, что он работает на пике своих возможностей. Если бы я остался на первоначальной скорости восприятия, то он бы просто сдох.

Потом я просмотрел фильм с моим участием под названием «Маг-терминатор и его друзья идут восстанавливать справедливость». Нет, вживую это совсем не так воспринималось. Как будто на экране совсем другие события происходят, пусть и с почти полным погружением.

Выводы от просмотра и анализа фильма.

Во-первых, действовал я исключительно глупо и самым неэффективным способом. У меня был адрес дома, где держат девочку, и ничто не мешало спокойно пошпионить за находящимися там гномами. А после анализа ситуации незаметно проникнуть в дом и выкрасть ребенка – или воспользовавшись мастерством Крисы в «скрыте», или сделав это самому. Умник ведь уже разобрался с пологом невидимости и умеет его генерировать. Или следовало пройти по дому с включенной функцией дискоординации противника, например, в режиме номер два, расширив область воздействия на все здание. И результат был бы, и девочке бы особо ничего не грозило. А может, следовало придумать способ удаленно усыпить находящихся в доме. Возможностей бадди-компа для этого не хватит, но над идеей стоит подумать.

«Кстати, Умник, ты понял, что нужно разработать?»

«Не совсем, у тебя мысли скачут, я не все схватываю».

«Короче, проанализируй «усыпляющие» поля, которые может генерировать бадди-комп, и посмотри, как их можно создавать на большом расстоянии точечно и массово, хорошо?»

«Принято».

«Так, дальше… – задумчиво проговорил я. – Практический вопрос: ты уже в состоянии генерировать полог невидимости, как у Крисы?»

«Ага, только я рассчитал несколько дополнительных корректировок. Как ты думаешь, правильно я поступил?»

Хм… а что это он стесняется? А-а-а… Кажись, начинаю понимать. Типа творческая инициатива? Ну-ну… Одобрям.

«Ну-ка показывай».

«Так вот… – создав модель структуры полога невидимости, начал рассказывать Умник. – Первая коррекция достаточно простая – если немного изменить вот этот модуль, отвечающий за преобразование энергии, то мощность полога увеличится раз в пять».

Внимательно рассмотрев модель, предложенную Умником, я запустил тесты. Действительно неплохо. Пожалуй, тут и добавить особо нечего.

«Хорошо, давай дальше», – похвалил я его.

«Второе усовершенствование касается свойства полога стирать все следы, то есть отпечатки ауры. Как ты можешь видеть, касание полога любой поверхности просто стирает, точнее, рассеивает все энергетические отпечатки аур. Я понаблюдал немного, когда тебя несли домой, как все это действует в реальной обстановке. Так вот, полог стирает ВСЕ отпечатки. Понимаешь, к чему я веду?»

«Угу, – задумчиво покивал я головой, вернее, мысленно обозначил это движение. – То есть в городе, там, где все заляпано следами аур людей, оставленная нами дорожка чистого пространства была отчетливо заметна. Хорошо хоть тут, в повышенном магополе, такие следы очень быстро размазываются. Я прав?»

«Ага, – довольно ответил Умник. – Смотри сюда. – На меня наплыло увеличенное изображение куска модели. – Я встроил сюда фильтр. Теперь, если ты включишь полог невидимости, будут стираться отпечатки только твоей ауры. Или можно отключить этот фильтр, и будут стираться все следы. Я у себя уже подготовил интерфейс, можешь подключать функцию управления пологом к своему бадди-компу. Ну как?»

«Супер! – ничуть не кривя душой ответил я. – Ай да Умник! Ай да сукин сын! Это похвала такая, не обижайся, – поспешил я объяснить ему свои слова. А ведь действительно молодец! Сам придумывает усовершенствования, без подсказки. Почему такая фуська важна? Ведь чтобы не оставлять следы, достаточно просто заблокировать ауру. Ага, только при этом не будет работать полог невидимости, который напрямую подпитывается энергией от ауры. Вот такая фигня. – Ты вот что, продумай еще вариант накладывания этого плетения на амулет и сделай подпитку от батареек, о которых рассказывал Васа. Пошарь в компе, по-моему, там была нужная инфа в библиотечных книгах. Нормально?»

«Нормально. Не думаю, что это займет много времени. А вообще, конечно, если смотреть на плетение полога невидимости с точки зрения программирования, – кстати, злая штука, у вас тут придумана куча вещей, о которых я и не подозревал, – то код плетения надо было бы переписать с нуля».

«Ну-ка, ну-ка, – заинтересовался я. Нет, я, конечно, видел модельку. Она произвела на меня впечатление своей сложностью, которая отбила первоначальное желание разобраться в ней, и я решил оставить это дело на потом. Но возможно, ее кажущаяся сложность как раз и заключается в неструктурированном подходе к ее разработке. Я внимательно окинул взглядом общую структуру модели. – Говори, посмотрим, что ты там накопал».

«Вот смотри. – Умник стал показывать мне разные куски модели, то в схематичном изображении, то в виде макроязыка, который мы разработали специально под модель магии. – Данный код бестолково структурирован, если здесь вообще можно применить понятие структурированности. Куча вещей перемешана. Никакого объектного подхода. Вот, например, взять тот же модуль, отвечающий за энергетическую подпитку полога. Если выделить необходимые коэффициенты, то их анализ позволяет предположить, что они подбирались методом научного тыка. Что, впрочем, неудивительно. Да еще все это завязано на «волевое» поддержание подпитки. Коэффициенты я подкорректировал рассчитанными значениями, а также поставил маленький преобразователь, теперь все это полностью завязано на магию. То есть воздействие на ментальное тело окружающих производится независимо от тебя, чисто с помощью магической энергии».

Слушая Умника, я мысленно улыбался. Проделанная работа меня просто захватила. Правда, мне, программисту с достаточно большим опытом, бросились в глаза мелкие огрехи с точки зрения подхода к оптимизации, но я пока ничего не стал говорить. Это такие мелочи, в конце концов. Работает, и ладно. Потом поправлю. Мне доставил удовольствие сам процесс «потрошения» чужой «программы». Признаться, соскучился я по всему этому. Окружающая обстановка и проблемы как-то не способствуют полной отдаче себя любимому делу.

«Ну так вот, – тем временем продолжал Умник, – я тут подумал на досуге. Похоже, относительно низкая эффективность полога по сравнению с потенциальной может быть связана с тем, что Криса, а в ее лице, скорее всего, и остальные маги, плохо понимает форматы энергий, необходимых для управления ментальным телом, и умеет работать только с земной магией. Что скажешь?»

«А что тут говорить? Мне кажется, ты абсолютно прав. Им же с детства живым примером служат маги с их магией земли. Разумеется, если у кого-то из гномов начинают проявляться экстрасенсорные способности вроде управления собственными энергиями, присущие только человеческому организму, то они воспринимают их как проявления обычной магии и пытаются рулить ими теми же методами. Что самое удивительное – местами им это удается, вот как Крисе».

«Ага. Похоже на правду».

«Пока ты мне все это рассказывал… кстати, я не похвалил тебя – ты молодец! Так вот, у меня возникла дополнительная идейка. А что, если сделать возможным избирательный отвод глаз?»

«Это как?»

«Все просто – задаем параметры нужного человека, на него отвод глаз не будет действовать. Давай сделаем так: ты проанализируй, какие параметры необходимо учесть и как сделать так, чтобы отвод работал выборочно, а реализацией я займусь сам, а то что-то давненько не кодил… Договорились?»

«Хорошо».

«Гуд. Ты пока занимайся, а я дальше посмотрю кино».

Ну что я могу сказать? Очень неприятно было смотреть. Особенно передернуло от кадров летящего в мою сторону болта. Свежи еще воспоминания о боли, что выкручивала мне кишки. А вот взаимодействие с элементалем воздуха зело меня заинтересовало. Я быстренько прогнал комп на поиск информации по элементалям. Сказано о них было много, но не особо внятно.

В книгах Васы утверждалось, что элементали – полуразумные организмы, поддерживающие свое существование за счет вытягивания магической энергии из окружающего пространства. Долгие исследования (проводившиеся в основном в человеческих магических академиях) методов работы с элементалями оркских шаманов позволили сделать вывод, что при определенном состоянии сознания (для чего шаманы используют растительные наркотические вещества) возможно слияние сознаний мага и элементаля. В результате элементали начинают осознавать себя, и это позволяет им получать энергию из окружающей среды гораздо активнее. А учитывая наличие у них элементарного зачаточного сознания и эмоций, нетрудно было предположить и впоследствии доказать, что элементали в принципе только рады такому слиянию сознаний. Это их привлекает, ну и, соответственно, они могут выполнять «просьбы» вызвавшего их мага. Если маг сильный, то элементали частенько не осознают, что подчиняются чужим желаниям, считая их своими.

Однако это орки могут радостно пить наркоту, чтобы заниматься подобными практиками. А вот человеческие маги путем длительных тренировок научились и без наркотического опьянения входить в состояние слияния с элементалями и управлять ими. Меня позабавило упоминание, что некоторые маги при этом сходят с ума, в основном начинающие. Позабавило также то, что я, по местным меркам, уже несколько раз должен был съехать с катушек. Но пока вот жив, и это несказанно радует.

Вывод я сделал такой. Раньше я думал, что элементалей привлекает моя энергия, а теперь – что, скорее всего, их притягивает своеобразная «просветленность» моего сознания. Ну что ж, тоже неплохо. Они забавные – по крайней мере, тот элементаль воздуха. Кстати, кроме воздушных элементалей, как утверждается, есть водные, земные и огненные. Да уж… И не просите – в огонь не полезу! И закапываться тоже не буду! Хотя попробовать наладить с ними контакт, конечно, стоит. Во всяком случае, с элементалем воздуха было весело. Ладно, пока забьем на это.

Но что-то еще мне не давало покоя, связанное с вызовом элементаля. Я крутил ситуацию и так и эдак, но никак не мог поймать ускользающую мысль. А она, зараза, постоянно выглядывала из-за всех углов, тенью присутствуя в моем мыслительном процессе и сбивая с толку. Наконец я разозлился. Ах ты так? Ну гадина, щас дождешься!

Я привычно очистил сознание от всякого мусора, отключил изображение, передаваемое Умником (кстати, после некоторой тренировки я практически не чувствовал разницы между этим изображением и тем, что мне напрямую транслировал бадди-комп), разогнал посторонние мысли, нарисовал себе картинку мерно волнующегося океана и прислушался к волнам, накатывающимся на берег. Через некоторое время почувствовал себя полностью умиротворенным. Тогда я спокойно повернулся и посмотрел в «лицо» прячущейся мысли. Рассмотрев ее, усмехнулся – в основном своему тупизму. А мысль всего лишь поясняла, почему с элементалем у меня получилось установить связь, а с обычной магией ничего не выходило, хотя взаимодействие с элементалем – это в принципе такая же работа на уровне магии. Все просто: местные маги накапливают магическую энергию в своей ауре, а затем оперируют ею, используя как внешний инструмент, а у меня эта магоэнергия хранится хрен знает где, и в обычном состоянии в моей ауре магия практически отсутствует. При вызове элементаля я напитал ауру магией из своего непонятного хранилища и дальше непроизвольно работал классически – «магически». Кстати, этим и отличается магичинье по-местному от инфомагичинья. В инфомагии человек напрямую управляет инфоэнергией через связь с инфосетью, минуя ауру. А если и накапливает магию, то не в ауре, но где именно, даже Умник не знает. Вернее, не помнит. Эта информация находилась на внешних носителях, разрушенных во время давней разборки с богами. И ведь мог бы догадаться раньше! Сообразил же, что для работы полога невидимости наличие незаблокированной ауры обязательно, а тут тупил так долго… Ладно, как очнусь, попробую повторить уроки Васы, но уже с учетом этого «открытия».

Есть у меня еще подозрения, что поскольку местные в основном всё делают методом тыка или подбора различных параметров, то и эффективность их магии можно увеличить в разы. И это не учитывая принципов математического построения «плетений» как таковых. Вообще-то материала по магии накоплено уже много, пора все систематизировать. С этим, с небольшими допущениями, субноут должен справиться. Есть там у меня хитрые аналитические программки специального назначения. Правда, надо прописать некоторые утверждения и сделать хотя бы минимальные привязки к стандартным физическим законам. А дальше субноут уже выдаст несколько десятков теорий, описывающих процессы, протекающие при действии магии. По прикидкам, зная, пусть и не совсем точно, варианты описания воздействий на молекулярном уровне, можно будет, последовательно корректируя информационную модель магии и подгоняя ее к теории, определить, какая из теорий наиболее верна. Я к чему это веду? А к тому, что в данном случае, если я все правильно понимаю, можно будет вывести новые методы магичинья, в перспективе – максимально эффективные и простые в управлении.

Глянув на часы бадди-компа, я поразился. Все последние действия с момента пробуждения заняли всего четыре часа! А сделал я столько, сколько обычно и за день не удавалось провернуть. И ведь никакого умственного утомления! Нет, определенно мне нравится мое состояние. Надо будет как-нибудь придумать способ искусственно входить в этот режим, вернусь домой – цены мне не будет!

Эта мысль мне понравилась. Раз такое дело, надо ловить момент и отрабатывать накопившийся материал по полной программе. Немного подумав, я составил план работ на то время, пока буду находиться в отключке.

Во-первых, доработать симбионт: попробовать использовать его как основу для примитивного вычислительного агрегата, то есть прикрутить ему функции лечебного плана (а что, раз уж лазит такая штукенция по ауре, пусть заодно отрабатывает алгоритм лечения, тем более есть такие места, где, по словам Умника, прямое воздействие на ауру не работает – приходится оперировать на энергиях ментального тела или еще как-то, пока непонятно), плюс – прикрутить к нему функцию прослушки. Я наконец сообразил, как это можно сделать, – по принципу магических амулетов для связи. Встраиваем в него такую фишку, сажаем на нужного нам человека или гнома и в любое время слушаем, о чем он там говорит.



Во-вторых, надо продумать нормальную физическую защиту меня любимого, чтобы избежать грустных моментов вроде того болта в родных кишках.

Это план-минимум. Если останется время, надо будет поработать с Умником – есть у меня мысль, как эффективно использовать его новые возможности передачи изображения напрямую мне в мозг.

Распланировав таким образом ближайшие часы, я с головой погрузился в работу…

* * *

Старший страж десятого округа нижнего города Хоронт сидел за плетеным столиком во внутреннем дворе служебного здания и лениво прихлебывал из большущей кружки эль, который готовили неподалеку. Эль, сваренный Херонтом, родным дядей Хоронта, был самым лучшим в столице. И так удачно получилось, что таверна дядюшки находится совсем неподалеку – не надо далеко бегать.

Допив остатки эля, Хоронт вытер усы рукой и задумался. Пять лет назад он дорос до должности старшего стража. И за этот срок сумел навести порядок в своем округе, пусть и не идеальный, но достаточный, чтобы жители стали его уважать. Разумеется, ради этого пришлось пойти на некоторые уступки преступным гильдиям. Иногда приходится закрывать глаза на их проделки, если, конечно, это не ведет к совсем уж печальным последствиям для самих стражей или населения. Хоронт понимал, что бороться с такой мощной системой, как гильдии воров и убийц, бесполезно. Однако договоренности, достигнутые с их представителями, сделали жизнь в округе более-менее спокойной. Никаких залетных воров, грабителей и убийц давненько не наблюдалось. А стоило им появиться, о них тут же становилось известно стражу. Договоренности действовали, а гильдии всегда были в курсе событий на своей территории. И им удобно – не приходится руки марать и вступать в конфликты с теми, кто стоит за спиной у гастролеров, и стражи на хорошем счету. А что? Все вопросы к службе правопорядка! Это не значит, что стражи не ловили никого из местных. Еще как ловили! Но это не приводило к трениям между стражами и криминальным миром – у каждого своя работа. Попался – сам виноват. Бывало, конечно, что и выкупали некоторых пойманных. Всякое бывало.

В принципе своей жизнью Хоронт был доволен, и даже нарисовавшаяся перспектива дальнейшего повышения по служебной лестнице уже не очень радовала, привык он к неспешному ходу дел, к этому округу и к уважению окружающих. Да и неизвестно, как оно там еще повернется с этим повышением…

– Хоронт! – отвлек от раздумий голос его помощника Прона, еще молодого, но перспективного стража. Надо бы перевести его на должность следователя – парень обладает живым не закостенелым умом, кроме того, есть слабые способности к магии. Правда, такие хилые, что в гильдии магов посчитали излишним трудом пытаться их развивать. Но даже эту малость он использует просто виртуозно и может дать фору полноценному магу в расследовании за счет своих светлых мозгов. Да, пожалуй, пора. Пусть самостоятельно поработает, вот только дело подвернется. Надо, надо давать молодым пинок под зад, чтобы повыше взлетали по той же пресловутой должностной лестнице.

– Шеф?

– Да, Прон, – встряхнулся Хоронт. – Что там у тебя?

– Пришло сообщение. Что-то непонятное случилось в западной части округа. Какие-то разборки с применением магии.

«Накаркал», – подумал Хоронт, тяжело поднялся и вошел в здание управы.


На проверку поступившей информации Хоронт прихватил с собой Прона и еще троих рядовых, заставив надеть доспехи и полностью вооружиться, за что удостоился недовольных взглядов. В последнее время в округе было относительно спокойно, а доспехи с полным вооружением в основном использовались при редких облавах и задержании опасных преступников. Сейчас же, с точки зрения рядового стража, раз речь шла о простой проверке, особой необходимости в такой экипировке не было. Но Хоронт решил не рисковать: если используют боевую магию, обычный доспех не спасет. А доспехи стражей являлись пусть и слабенькими, но амулетами. Во-первых, они защищали от магического воздействия, пусть и недолго и от не сильного мага, но, как правило, этого хватало. Среди преступных элементов редко встречаются полноценные маги, чтобы ориентироваться на них при установке защиты, – с такими обычно разбираются маги гильдии. А вот необученные или слабые маги среди криминала вполне могут доставить стражам несколько неприятных минут. И во-вторых, тот факт, что стражи в полном вооружении, способствует укреплению авторитета и часто влияет на ситуацию в их пользу. И нечего морщиться, не так уж и много на себя надо нацепить и тащить с собой! Всего-то-навсего заговоренный сверкающий панцирь, доведение коего до блеска является одним из наказаний для провинившихся, секира, пика, которой очень удобно отваживать любопытных зевак от места преступления, да еще по мелочи нужные приспособления.


Наряд вызвала бабуля, живущая неподалеку от места происшествия. Не поленилась, сама дошла до ближайшего пункта связи. Только прибыв по адресу, Хоронт понял, что местом происшествия является не дворик этой женщины, а последний дом на улице, стоящий на отшибе в некоторой удаленности от остальных зданий и невидимый отсюда из-за густой зелени, в данный момент несколько потрепанной. Но об этом он узнал уже в доме, куда бабуля сразу же пригласила стражей, как только они появились.

Как поведала хозяйка, она спокойно сидела у окна, выходящего на задний двор, и занималась вязанием (Хоронт заметил, что связанные ею половички, салфетки и прочая дребедень лежали повсюду: на подоконниках, столах, шкафчиках…). Вдруг поднялся очень сильный ветер (Хоронт еще по пути сюда обратил внимание на огромное количество валяющихся на дороге сучьев, листьев и прочего мусора, который местные жители уже начали подметать-убирать). Ну ветер и ветер. Правда, такого сильного она не припомнит, хотя с памятью у нее все в порядке (бабка замолчала и внимательно посмотрела в глаза Хоронту, словно ожидая увидеть там насмешку, но он с серьезным видом кивнул), – как только крышу с ее дома не сорвало…

– А почему вам, бабушка, показалось, что в этом замешана магия? – Хоронт уже пожалел, что так серьезно воспринял ситуацию и приперся самолично, да еще с несколькими стражами. Но на его лице не дрогнул ни один мускул – оно все так же выражало доброжелательное внимание.

– Думаю, сынок, если ты заглянешь на мой задний дворик, то сам все поймешь. Не удивлюсь, если это козни людей или орков. – Старушка осуждающе поджала губы.

Хоронт предпочел побыстрее воспользоваться ее предложением, чтобы не выслушивать дальнейшие выдумки. Надо же! «Люди или орки!» – передразнил он ее мысленно. Небось мозги у бабули уже поехали от старости, но, разумеется, говорить об этом он не стал. Выражение его лица оставалось по-прежнему бесстрастным – и для поддержания престижа полезно, и бабуле не надо давать поводов для дальнейшей болтовни. А потому он, кивнув Прону, молча проследовал за хозяйкой и вышел через вторую дверь на задний двор.

С трудом веря своим глазам, Хоронт обошел вокруг больших металлических ворот, лежащих посреди дворика. И что, вот ЭТО принесло ветром? Да еще и перекрутило и смяло таким вот живописным образом? Да уж, понятно, почему бабуля решила, что без магии тут не обошлось…

– Что думаешь? – не оборачиваясь, задал он вопрос Прону.

– Пока ничего, – спокойно ответил помощник, задумчиво рассматривая торец разорванного металлического прута, одного из многих, торчащих из ворот.

– Ладно, – Хоронт посмотрел него, – пробегитесь тут с ребятами по округе, посмотрите, что к чему. Если судить по мусору, который мы видели, когда подъезжали, эта буря произошла на небольшом пятачке.

Прон кивнул и без лишних вопросов бросился исполнять приказ. А Хоронт покачал головой и отправился в дом. Хочешь не хочешь, а расспросить хозяйку поподробнее придется.


Долго ждать не пришлось, вскоре примчался Прон с сообщением, что найден дом, откуда принесло ворота. И не только дом, – его глаза хитро поблескивали, а это являлось вернейшим признаком, что обнаружено что-то крайне интересное.

Вежливо распрощавшись с хозяйкой и заверив, что все, что от них требуется, будет исполнено в лучшем виде, Хоронт поспешил за Проном.


– Так-так, – задумчиво проговорил старший страж, остановившись возле того места, где когда-то стояли ворота, и с изумлением взирая на открывшийся вид. А удивляться было чему. Ладно металлические обрывки, торчащие из проема в ограде (к этому он был готов), но вот лежащие во дворе мертвецы, да еще в таком количестве, – дело для столицы нечастое. Пусть и на самой окраине.

– И это не все, – поняв ход мысли Хоронта, проговорил Прон. – В здании трупов еще больше.

Хоронт покачал головой.

– Надеюсь, ты, когда лазил в дом, не забыл «закрыться»? – спросил он Прона. Амулет блокировки ауры – еще один из обязательных инструментов стражей. Ведь когда после них осмотр места происшествия будет проводить маг, ему очень не понравится наличие лишних отпечатков, возможно перекрывших следы преступников.

– Обижаешь, шеф, – ухмыльнулся Прон.

– Так, всем активировать амулеты! – скомандовал остальным стражам Хоронт. – Ты, – он посмотрел на одного из сопровождающих, – остаешься на входе. Никого не впускать и не выпускать.

Тот кивнул и встал в бывших воротах, перехватив пику горизонтально, прикрывая вход. С сомнением посмотрев на него, Хоронт уточнил:

– К нам это не относится.

Мало ли что – этот тип отличается крайним тугодумием, но силы немереной, поэтому его и удобно использовать в качестве силового прикрытия или охраны.

– Ты, – Хоронт ткнул во второго пальцем, – стоишь на входе в дом. Приказ тот же. Ну а ты, Дор, – он кивнул третьему, – пойдешь с нами.

Он развернулся и отправился осматривать трупы.

– Обрати внимание, – прокомментировал Прон, – те двое убиты ножами или дротиками, у каждого раны в глазах. А те, у стены, непонятно как, все кости переломаны, будто их просто раздавили.

– Ну если учесть вырванные ворота, то и их, скорее всего, приложили тем же способом. Права была бабка, без магии тут не обошлось.

– Думаете, заберут у нас дело? – с грустью оглядываясь, спросил Прон.

– Не знаю, может, и нет. Но магов из дознавателей надо вызвать в любом случае. Сами мы не потянем. Да и положено их вызывать, если есть подозрения на использование магии. Давай-ка все осмотрим тут. Кстати, кому принадлежит дом, выяснили?

– Нет. Соседи не знают или не хотят говорить.

– Ладно, потом разузнаем, пойдем посмотрим, что там внутри…

Хоронту все это не нравилось. Очень не нравилось. И сама ситуация не нравилась, и даже дом не нравился. Ну скажите, кому может принадлежать дом, который мало похож на жилой? Хоть и имеются здесь спальные комнаты, но выглядят они, как в казарме – скромные солдатские койки и явное отсутствие женской руки. Вот и думай, что все это значит. А трупы? Большая часть вообще непонятно от чего погибла. Никаких ран. Ясно, что магия. Что же еще может примерно в одно время умертвить кучу мужиков, которые к тому же явно пытались оказать кому-то сопротивление?

– Шеф! – раздался голос Прона откуда-то сверху. – Идите сюда, тут кое-что интересное!

Аккуратно перепрыгнув через большущую лужу крови, натекшую из разрубленного тела (вид которого, впрочем, не произвел на Хоронта особого впечатления, насмотрелся за свою жизнь разного, а вот чистота разреза – да, видно, что разрубили с одного удара и хорошим мечом), начальник стражей поднялся на последний этаж.

– Что тут? – Он вошел в комнату. И увидел еще один труп, тоже оказавшийся таковым по непонятной причине.

– Шеф! – возбужденно сказал Прон, ковыряясь в замках стола. – Тут явно была магическая драчка, я чувствую это. Еще обратите внимание на стену около двери.

Хоронт обернулся. И впрямь, из нее торчали несколько болтов, которые он не заметил, входя в комнату. Прон наконец что-то открыл в задней части стола и присвистнул:

– А вот тут, гляньте, интересный столик… Как вы думаете, кому могло понадобиться сооружать такое устройство в своем столе?

Действительно странно. Подойдя ближе, Хоронт присел на корточки, рассматривая устройство стола, вернее, полой тумбы, внутренности которой полностью занимала странная конструкция из нескольких арбалетов, рычагов и веревок.

– Очень удобно, – тем временем продолжал Прон. – Если кто-то ворвался в комнату – ударяете кулаком вот по этой пластинке на крышке стола, и арбалеты выстреливают в сторону двери.

Хоронт помрачнел. Все указывало на то, что это место связано с преступными организациями, вот только с какими именно? Ведь они теперь все тут рыть начнут, шухер по всей округе поднимут. Интересно, кто это вылез, такой смелый или чувствующий достаточную силу, что решился напасть на одну из гильдий? Неужели конкуренты появились? Это плохо. Такое может привести к криминальной войне и разрушить установившийся порядок вещей. Нет, надо побыстрее вызвать магов и скинуть на них это дело.

– Ладно, ты только тут поаккуратнее разбирайся, мало ли какие еще сюрпризы могут быть. Если что найдешь – зови. А я пока вызову дознавателей.

Прон только кивнул, с интересом разглядывая комнату, пол, стены и подозрительно ощупывая предметы, висящие на них. Хоронт хмыкнул. Не понимает парень, что все здесь произошедшее может принести им никак не славу или почести, а только неприятности. Он вышел из комнаты, чтобы не мешать помощнику, и достал амулет связи с дознавателями.

После вызова дознавателей Хоронт спустился вниз и в задумчивости осмотрел небольшую тюрьму, сделанную умельцами в подвале. Почти пустая комната, только кровать да поганая бадья. Окон нет. Дверь закрывается на замок, но сейчас открыта.

– Да уж, – пробормотал он, – хорошо обустроились ребята. И ведь в моем округе!

Хоть ему и жалко было нарушенного спокойствия, но, несмотря на всю свою гибкость в отношениях с преступными элементами, любить он их никак не мог. Поэтому то, что здесь случилось, вызывало у него недовольство только самим фактом происшествия на его участке, но никак не судьбой, постигшей бандитов. Теперь он был уверен, что бандитов.

– Шеф! – ворвался в мысли Хоронта голос Прона. – Там на входе проблемы.

– Иду!

«Что еще там такое?» – недовольно подумал он, выбираясь из подвала.

Выйдя на крыльцо дома, он увидел, как оставленный вместо ворот стражник решительно отталкивает пикой двух гномов, что-то пытающихся ему доказать.

– Так-так! – громко сказал Хоронт.

Похоже, неприятности получили свое развитие. Одного из гномов он знал. Это был Кривой. Именно так. Его имени никто не знал. Но зато его самого прекрасно знал Хоронт. Через него как раз и проходила та тоненькая ниточка связи с гильдией убийц. Причем самого Кривого никогда и ни на чем не ловили, к большому сожалению Хоронта. А Кривым его звали потому, что он действительно был кривым – его голову пересекал безобразный шрам, проходящий через один глаз. Хоронту очень интересно было бы узнать, при каких обстоятельствах тот получил такое украшение.

– Кривой! – Мрачно улыбаясь, Хоронт пошел к воротам. – Неужели это ты владелец дома? Ну скажи, что да!

– Приветствую тебя, уважаемый Хоронт. – Кривой, ничуть не изменившись в лице, спокойно поприветствовал стража. – Ты абсолютно прав, это мой дом.

– Вот как? – Хоронт никак не ожидал такого ответа, а тем более такого спокойного тона. – Тогда мне, наверное, придется тебя арестовать, – усмехнулся он. – Хотелось бы прояснить некоторые вопросы, возникшие у меня при осмотре дома.

– С удовольствием отвечу на все вопросы, – чуть поклонившись и все так же, без тени эмоций на лице, ответил Кривой. – Однако хотелось бы сразу кое-что прояснить. Дом действительно принадлежит мне, но я его сдаю внаем. И что там внутри происходит, мне совершенно неизвестно.

«Ну-ну, – прищурившись, подумал Хоронт, – так я тебе и поверил».

– Тогда что тебе тут надо? – спросил он.

– Видишь ли, в чем дело, – медленно, обдумывая каждое свое слово, ответил Кривой, – мне сообщили, что тут произошло какое-то безобразие, и я сразу двинул сюда проверить. Дело в том, что постояльцы еще не заплатили за этот месяц и, как я вижу, – Кривой посмотрел мимо Хоронта на трупы, лежащие во дворе, – с этим могут быть проблемы.

Самое печальное, что дом действительно может принадлежать ему, хотя в версию Кривого Хоронт ничуть не поверил. Скорее всего, данная сказка для сил правопорядка давно выработана гильдией и любая проверка подтвердит эти слова. И даже если бы Хоронт добился того, чтобы сделали полное считывание памяти Кривого, вряд ли бы обнаружили что-то стоящее. Гильдии умеют организовать свою работу так, чтобы потеря одного члена не принесла большого ущерба организации. Иначе проблем у них было бы больше, чем воды в затопленной шахте. К тому же магов, способных ковыряться в мозгах, не так уж много.

– Уходи, Кривой, – устало сказал Хоронт. – Нечего тебе тут делать.

– Прости, Хоронт, но я не могу уйти, не узнав, что произошло, – мрачно и откровенно ответил Кривой. Чуть ли не впервые страж увидел какие-то эмоции на его обычно невозмутимом лице. – Разреши нам присутствовать при осмотре.

Хоронт заколебался. Похоже, дело серьезное, раз уж Кривой не отступается. С одной стороны, он действительно очень рискует, если разрешит Кривому войти. С другой стороны, он был уверен, что в гильдии так или иначе все равно узнают подробности, а тут появляется шанс выторговать у них услугу на будущее. Как говорится, услуга за услугу. А гильдии в таких делах свое слово держат. Все равно, чувствовал страж, дознаватели сразу заберут дело, как только приедут.

– Кто это с тобой? – Он кивнул на спутника Кривого.

В этот момент Прон наклонился к уху Хоронта и прошептал: «Маг».

Хоронт с интересом посмотрел на него. Как ни борются власти с «утечкой» магов на сторону, но иногда все же такое происходит. Время от времени находится маг, недовольный своим положением, или доходами, или еще чем – такие, случается, уходят в криминал. А бывает, учится мальчик или девочка на мага, и никто не знает, что ученик принадлежит к семье, входящей в воровскую гильдию или гильдию убийц.

Маг, сопровождавший Кривого, оказался достаточно молодым гномом. Он с неудовольствием посмотрел на Прона – услышал его комментарий. Обычно маги не афишируют свою связь с бандитами – не хотят светиться.

– Ну так что скажешь? – не отвечая на вопрос Хоронта, спросил Кривой, мрачно глядя исподлобья.

– Ты понимаешь, что вам это будет стоить ответной услуги? – осторожно спросил страж. Если Кривой ответит «да», можно считать, что они договорились.

– Чего уж тут не понимать, – в ответ пробормотал он.

– Ладно. – Хоронт кивнул закрывающему проход стражу. Тот все слышал, но это не имело значения – подчиненные были в курсе существующего положения вещей. – У вас есть полчаса. Я уже вызвал дознавателей и не хочу, чтобы к моменту их прихода вы здесь отсвечивали. И еще… – Хоронт подозвал жестом охранника, стоявшего у дома, и забрал у него амулет блокировки ауры. – Надень. – Он протянул амулет Кривому. – Ты тоже. – Он посмотрел на мага, но тот только презрительно ухмыльнулся и отрицательно мотнул головой. – Ну смотри, если напортачишь, все проблемы скину на вас, так что имейте в виду. Так, ничего с места происшествия не забирать, вещи не передвигать, ни до чего не дотрагиваться, думаю, у вас в этом и нет особой необходимости. – Хоронт снова посмотрел на молодого мага, пришедшего с Кривым. – Еще раз повторю, на всякий случай: ни до чего не дотрагивайтесь, я не собираюсь потом отвечать на всякие неудобные вопросы. Это и в ваших интересах – как работают дознаватели, вы знаете.

Кривой кивнул и быстро прошел в дом. Хоронт и Прон последовали за ними.

Глава 2

Во внутреннем городе столицы гномов, в одном из самых дорогих и престижных районов, стоял дом. Ничем он не отличался от соседних – такой же трехэтажный, с богатой каменной отделкой. Так же как и другие дома, он был окружен плотным садом, за которым что-то разглядеть с улицы было сложно. Казалось бы, из-за того что предки гномов вышли из тесноты подземелий, дома по привычке поколений должны стоять скученно, без зелени и занимая минимальную площадь. Но все было наоборот. Растения и простор гномы любили почти как эльфы. И дома у них отнюдь не тесные и, как правило, окружены густым садом. Может, поэтому эльфы легко ладят с гномами и живут в их городах, не испытывая дискомфорта?

Наступила ночь.

На первом этаже дома, в большом, но уютном зале, отделанном по специальному заказу под вкусы хозяина, перед горящим камином сидел пожилой гном. Сбоку от него в пределах видимости стояли двое: молодой гном и постарше, со шрамом через все лицо.

– Итак, – мягко проговорил сидящий, не отрывая взгляд от огня в камине, – я слушаю вас.

Стоящие переглянулись, выбирая, кто начнет первым. Наконец гном со шрамом откашлялся и заговорил:

– Сегодня после обеда ко мне прибежал мальчишка, племянник Брига. Он пошел к своему дяде передать приглашение на семейный праздник, однако увидел разгромленный двор и трупы. Он помчался к Брону. Это наш официальный работодатель. Родственники ребят знают, что с проблемами следует обращаться к нему – Брон у нас занимается только законными делами. Естественно, он сразу же поставил меня в известность.

– Официальный род деятельности погибших?

– Сопровождение караванов с товарами.

– Продолжай, – кивнул сидящий гном.

– Мы с Трондом, – он кивнул на молодого, – сразу отправились на место. Он, кстати, сам почувствовал нарушение защитного купола и к этому моменту уже был у меня. Но нас опередили, там уже была стража. Хоронт, старший страж округа, – уточнил он.

Сидящий в кресле промолчал.

– С ним удалось договориться. Он пустил нас в дом. К сожалению, времени было мало, Хоронт уже вызвал дознавателей из гильдии магов. Дальше пусть расскажет Тронд, – завершил меченый свою речь.

– Итак, мой мальчик, что же ты мне поведаешь? – Сидящий гном повернулся лицом к молодому магу, который до этого стоял замерев, не отводя взгляда от хозяина дома. Тот усмехнулся.

«А ведь чувствует что-то. Надо будет присмотреться к нему», – проскользнула мысль.

Молодой шевельнулся и начал медленно, стараясь не пропустить ни одной детали, описывать увиденное. Он излагал толково, с мельчайшими подробностями. Его никто не перебивал.

После окончания доклада некоторое время царила тишина.

– Каковы ваши выводы? – наконец спросил хозяин.

Кривой, а это был он, только пожал плечами. Однако его напарнику было что сказать:

– Судя по всему, в нападении участвовало несколько магов. Двое как минимум. Один из них, возможно, оркский шаман. Но я не представляю, как он умудрился на виду у всех призвать элементаля воздуха, чтобы его при этом не заметили. Да, орки сильны, и такое, как мне кажется, им подвластно. Однако, насколько я помню, для вызова стихии такой силы шаману требуется около получаса. Если же предположить, что это был человек, то тогда ситуация несколько проясняется: у них скорость работы в этой сфере выше. Правда, я не знаю среди людей стихийников такой силы. – Он на мгновение замолчал, переводя дух и собираясь с мыслями.

– Поверь мне, они есть, – проронил хозяин. – Но продолжай. Почему ты решил, что был второй маг?

Тронд поежился. Он вдруг почувствовал себя, как на экзамене. Единственное отличие – неизвестные последствия неправильных ответов. Вплоть до летального исхода. Уж это Тронд прекрасно понимал. От сидящего перед ним гнома сильно веяло опасностью. Хоть на нем и стоит мощная защита, не позволяющая разглядеть ауру, возможно для маскировки, но внешность и мелкие детали выдавали в нем сильного мага. Так, во всяком случае, показалось Тронду.

– Просто стихийники, пусть и люди, крайне редко обладают способностью снимать магические щиты. Обычно у них при обучении идет сильный перекос в сторону магии стихий и остальные дисциплины хромают. А в доме стояла хорошая защита, я сам помогал ее делать, а после поддерживал, – с гордостью произнес он, но, поймав насмешливый взгляд хозяина, стушевался.

– Какой тип защиты там стоял?

– По наружному контуру сигнальная сеть, о нарушении которой становилось известно находящимся в доме и мне по магической связи. Кроме того, для подстраховки там было добавлено дополнительное плетение. При разрушении или выключении сети я немедленно узнавал об этом. В данном случае именно так и произошло. Внутри располагалось защитное плетение с узлами поражения в наиболее вероятных для атаки противника местах, с управлением от артефакта наверху, у Торвалда, и у дежурного. Судя по всему, она ни разу не сработала.

– Хм… – подал голос хозяин. – Для базы, имеющей второстепенное значение, неплохо.

– Так вот, еще там был мечник, причем очень хороший, а возможно, и не один. Именно этот мечник, скорее всего, является эльфом, отпечатки ауры которого мы смогли кое-где найти.

– А не подстава ли это? – спросил хозяин. – Чтобы нападавшие да не подчистили за собой следы, тем более, как ты говоришь, среди них были маги…

– Я думал над этим, – смущенно произнес Тронд, – но мне кажется, они просто торопились. К тому же было заметно, что следы пытались подтереть. Может быть, у него, эльфа этого, просто не вовремя разрядился амулет блокировки. Похоже, как раз его все-таки ранили, а может, и убили. Есть некоторые признаки. Поэтому если у него не было амулета, а он сам закрывал свою ауру, то вполне мог после ранения потерять контроль над ситуацией.

– А почему ты решил, что их было несколько?

– По отметинам, оставленным оружием. Слишком разнообразное, чтобы с ним мог управиться один человек, и больше похоже на эльфийское. – Немного помолчав, он сказал: – Ну и самое главное – непонятно, как были убиты некоторые гномы. Внешних повреждений я не нашел. Возможно, внутрь дома вошел тот второй маг и мечник. И еще, верно, с ними был или новичок, или кто-то с низким уровнем психологической устойчивости. Там около разрубленного тела кого-то стошнило.

– Хм… – задумчиво хмыкнул хозяин. – Да, тут вариантов много.

– Мне кажется, – осмелился прервать мысли босса Тронд, – вряд ли они взяли с собой новичка. Тем более туда, где много противников. А может, этим магом была женщина, вот и отреагировала так на действия мечника. Остальных же добила с помощью собственной магии, не оставив внешних повреждений.

– Ладно, что вы, оба, думаете о причинах нападения?

На этот вопрос Тронд промолчал, зато подал голос Кривой:

– На базе содержалась дочь Бринхорта их’Гренадир, некоторое время назад похищенная у родителей по приказу Торвалда, нашего непосредственного начальника. После нападения она пропала.

– Ах вот как! – Хозяин дома поднялся с кресла, подошел к камину и задумчиво уставился на огонь. Через минуту раздумий он обернулся к посетителям, улыбнулся и мягко проговорил: – Благодарю, вы можете идти.

Оба гостя с явным облегчением поклонились и двинулись к двери. Хозяин же, с напряжением глядя на спины уходящих, слегка дернул рукой, после чего они мягко завалились на пол. Лишь Тронд успел обернуться и бросить удивленный взгляд назад. Хозяин подошел к лежащим телам, присел рядом, прикрыл глаза и замер. Спустя какое-то время он устало встал и хлопнул в ладоши. В открывшуюся дверь тенью проскользнул его помощник и почтительно остановился.

– Этих, как обычно, в трактир. И проследи, действительно ли они не помнят своего пребывания здесь. Потом вызови ко мне заместителя Торвалда. Жаль, что сам он погиб, надеюсь, его помощник в курсе дел своего шефа. Надо разобраться, для чего понадобилось похищать дочь главы торговой гильдии и почему я не в курсе. Дальше… – Он задумался на мгновение. – Подготовь группу поиска, надо найти того эльфа. Маг-ищейка пусть сначала зайдет ко мне, я скину ему параметры ауры эльфа, и сделай подборку с именами всех людских магов, которые сейчас присутствуют в городе. Еще проверь, что происходит в доме Бринхорта. – Он немного подумал. – Пошли туда самого шустрого и незаметного наблюдателя, пусть посмотрит издалека. А я подергаю за свои связи в гильдии магов, надо удостовериться, что они тут ни при чем. Хотя больше похоже, что Бринхорт взял наемников, – почти про себя пробормотал он.

Помощник молча поклонился.

Бросив взгляд на лежащие тела, хозяин дома распорядился:

– Ребятам выдашь премию за хорошо выполненную работу и принеси мне данные на Тронда, очень перспективный мальчик. Все, выполняй.

Не произнеся ни слова, помощник снова склонил голову и выскользнул из комнаты.

* * *

Пока я находился в непонятном «виртуальном» пространстве, кроме совместных работ с Умником, я пытался понять это пространство и разобраться, как можно его использовать. Почти сразу я заметил, что уровень «абстрагирования» моего мышления от собственного мозга в сторону этого «виртуала» дает существенный прирост производительности биологического компьютера по имени «Ник». Было ощущение, что я действительно думаю не своим мозгом. Косвенно это подтверждалось тем, что при общении с Умником и бадди-компом (посредством того же Умника) скорость мышления значительно снижалась. Обмозговав проблему, я решил сначала проверить коэффициент ускорения. Для этого мы с Умником замерили отношение времени, которое течет в реальном мире, ко времени в моем виртуальном пространстве при полностью отключенных внешних раздражителях мозга. Конечно, результат получился с погрешностью, так как мое субъективное время за тестовый промежуток я мог посчитать только примерно. Однако с десяток таких испытаний дали нам среднее число, которое условно можно было считать соответствующим реальному. Оказалось, коэффициент ускорения внутреннего времени достигал примерно девяти в максимуме. Поэкспериментировав, я сделал вывод, что та часть мышления, которая связана с чувствами и коммуникацией с Умником (через ментальное тело) обсчитывается (или обрабатывается) мозгом, а остальное… вот этим странным «нечтом». Дадим этому «нечто» условное название. Подумав немного, решил называть его «инфосетевым компом», или «инфокомпом». Так вот, чем шире канал коммуникации с Умником, а также чем полнее мозг подключен к внешним рецепторам организма, тем сильнее этому инфокомпу приходится замедляться, чтобы провести синхронизацию с обычным мозгом. Итак, чтобы успеть обдумать как можно больше вещей, надо меньше использовать бадди-комп и тяжеловесные визуальные образы, передаваемые Умником. А для общения с ним можно оставить узенький канал.

Хм… Прикольно получается. Жаль, что это теоретизирования практически на пустом месте.

«Ты уверен?» – вклинился в мои мысли Умник.

«Ты о чем?» – удивился я.

«Я о пустом месте», – уточнил Умник.

«Ну-ка, ну-ка, – заинтересовался я. – Давай колись, чего я еще не знаю?»

«Ладно. Вспомни все, что я тебе рассказывал про Дронта и про то, что он тут делал. Вспомнил?»

«Ага». – Я мысленно кивнул.

«Помнишь, я говорил, что он создал что-то вроде вируса, который менял потихоньку информструктуры местных жителей, чтобы подтянуть их до своего уровня? Так вот, это ведь не простое дело – воздействовать на жителей всей планеты или ее большей части. А как контролировать процесс? Как определить параметры, которые необходимо задать для жителей данной области, да и вообще для конкретного индивидуума? Люди ведь разные, и практически для каждого нужно определить свои граничные условия и уровень воздействия. Если бы Дронт все это делал сам, он мало того что не справился бы, так вообще мог сойти с ума».

«Хм… Я как-то не задумывался даже. Ну вирус и вирус, мало ли какие у него возможности…»

«Угу. В общем, Дронт создал в инфосети что-то вроде виртуальных серверов, привязанных к определенной местности. Кроме того, были еще динамические, свободно «плавающие» в инфосети объекты, по сути, информационные системы с ограниченными возможностями, которые выполняли более точный съем информации и передавали ее на серверы. То есть в принципе их можно назвать маговирусами, о которых мы говорили. Таким образом, серверы излучали общий информационный фон для медленного изменения информструктур, подпадающих под общий критерий, а эти «плавающие» объекты считывали результаты и по командам с серверов точечно воздействовали на местных жителей, тем самым реализуя обратную связь в зависимости от конкретной обстановки и увеличивая гибкость системы в целом. После удара богов я думал, что все эти серверы погорели. По крайней мере, я до них достучаться не мог. И сейчас почему-то не могу. Хотя есть у меня подозрение, что все эти твои выкрутасы в инфосети – не что иное, как подключение к такому серверу под самой простой гостевой учетной записью. По крайней мере, очень на это похоже. Эти сервера, или инфокомпы, как ты их удачно назвал, кроме всего прочего служили для повышения производительности при работе обычного мозга. Очень удобно – субъективное время растягивается».

«Ага, понятно. А для чего вообще нужны эти гостевые учетки? Настроил бы все под себя. Вдруг кто «левый» подключится, хоть те же боги, а?» – немного удивился я. Я бы точно не стал такого делать. Не хватало еще отдавать свои ресурсы каким-то непонятным личностям.

«Да тут все просто, – ответил Умник. – Во-первых, Дронту некого было бояться в этом смысле. Если не считать его соотечественников, он не встретил разумных существ, способных работать на таком уровне с инфосетью. Боги, насколько я знаю, далеки от таких вещей. Во-вторых, у него, возможно, сохранялась надежда, что сюда забредет кто-нибудь из земляков и сможет «прочитать» его заметки. Вот там он и оставлял сведения обо всем происходящем, своих планах и их реализации, разные научные и текущие данные. Кроме того, именно так они работали и жили дома – каждый формировал себе «вечные» виртуальные сервера, куда мог скидывать любую информацию и аутсорсить часть своего мышления. По сути, для Дронта это естественное место хранения и обработки данных. Правда, он мог пользоваться таким ускорителем мышления без отключения своих чувств и мозга. Вот интересно, остались ли в живых эти компы?»

«Да уж… – Я мысленно почесал затылок. – Скажи-ка, а Дронт занимался чем-нибудь еще, кроме вмешательства в эволюцию местных жителей? Например, проблемой проникновения в другие миры? Да нет, он должен был это сделать по-любому. Не дурак же он. Да, пробраться бы в эти сервера… Стоп! Умник, если я сумел подключиться к гостевому аккаунту, означает ли это, что сервер жив?»

«Трудно сказать. Во-первых, это была распределенная система. Ты мог подключиться к какой-то выжившей и малозначимой части такого сервера, его дубля или к какому-то плавающему объекту-датчику. Кто знает…»

«Так-так… – Если бы я был в своем теле, то, наверное, нервно вышагивал бы в этот момент. – Будем надеяться на лучшее – распределенные системы не так-то просто ухайдакать. На то они и распределенные. К тому же и информация между ними спокойно могла дублироваться. Если бы у меня были такие возможности и неограниченный запас памяти или способность ее создать, я обязательно подумал бы о резервном копировании. Ладно, вопрос такой: имеют ли эти сервера свое физическое воплощение? И если да, надо ли их искать?»

«Ага, вот эти точки силы, вроде той, что находится под столицей гномов, насколько я помню, и являлись инструментарием для воздействия на окружающую среду, совмещенным с самими серверами. Я-то думал и пока не отбросил вариант, что сами вычислительные мощности разрушились, а остались только неконтролируемые «излучатели». Но теперь, в связи с твоим подключением к пока что непонятно чему, стал сомневаться. Вероятность выживания инфокомпов есть».

«И все-таки, как получилось, что мне удалось подсоединиться? Непонятно».

«Могу предположить, что тут совпало сразу несколько факторов: и отключение органов чувств, и близость к бывшей точке распространения маговиря, что позволило твоему контуру управления инфомагией подстроиться к инфокомпу».

«Хм… ну ладно. Непонятно еще одно. Вот ты мне всего за полгода развил такой контур, почему же Дронт занимался этим сотни и более лет? Он что, не мог поступить так же?»

«Ну ты просто забыл наш давнишний разговор. У тебя информструктура изначально подходит для работы с сетью. Разве только та непонятная блокировка. А может, ты принадлежишь к расе Дронта? Во всяком случае, это у вас общее. Вот. А у местных ничего подобного нет. Разве что дракоши почему-то оказались способны работать со здешним виртуальным магопространством. Соответственно, тебе достаточно было развить контур управления инфосетью, который, по сути, является неким биологическим компьютером. Кроме того, как я предполагаю, Дронту надо было подтянуть общий уровень развития жителей до необходимого минимума. Сам понимаешь, если дать обезьяне автомат и показать, как им пользоваться, то хорошо, если она сама себя не пристрелит, а может ведь и всех близстоящих поубивать. Есть и еще кое-что. Кроме этого проекта у Дронта было несколько параллельных, о многих из которых мне даже неизвестно».

«Почему?»

«Ты все время забываешь мою специализацию: управление кораблем, различного рода расчеты, связанные с космосом, физика перемещений в космическом пространстве и всякая сопутствующая лабуда. Для своей работы Дронт использовал в основном специализированные кристаллы. А я, хоть и был тогда нелюбопытный, в отличие от сегодняшнего меня, но как ответственный за корабль приглядывал одним глазком за происходящим, правда особо глубоко не вникая».

«Понятно, – задумчиво протянул я. – А почему ты не можешь подключиться к какому-нибудь инфокомпу?»

«Да я в общем-то и раньше, при Дронте, не имел к ним доступа. Видимо, там стоит настройка на биоизлучение мозга или еще что. Но я посмотрю, авось получится».

«О’кей, а пока давай-ка вот еще о чем подумаем. Если есть возможность, надо получить нормальную рабочую учетку. Что-то мне подсказывает, очень скоро это пригодится. А вдруг там есть нужная информация и получится ее выцарапать? Подкинешь способ?»

«Я могу только предполагать, – помолчав, проговорил Умник. – Понимаешь, во всех информационных системах расы Дронта существует своеобразный запасной вход, который активизируется при определенных условиях. Взять, к примеру, меня. Ты смог общаться со мной после того, как сработало это условие – при долгом отсутствии «хозяина» дать доступ любому, кто сумеет им воспользоваться. Подозреваю, и здесь есть что-то подобное».

«И как же реализован этот запасной вход в данном случае?» – с некоторым скептицизмом спросил я. Странное решение. У нас так не делают. Но у нас и системы не функционируют сотнями и тысячами лет. Хотя… Вообще, для чего может понадобиться «черный вход» в систему персонажу вроде Дронта? Да еще если учесть все возможные навороты такого… хм… «человека». Ну навскидку, предположив, что может дать владение инфомагией, к этим наворотам можно отнести долгую жизнь, молодость. Очевидно, что должна быть постоянная защита, какие-нибудь приколы с бэкапом ментального тела или же матрицы сознания, накопленных данных… В принципе такому существу и смерть-то особо не грозит. С другой стороны, как раз для таких долгоживущих смерть должна являться чем-то неприятным и жутким. А отчего они могут загнуться? В голову приходит только несколько вариантов. Умник как-то упоминал, что одним из любимых занятий у представителей расы Дронта было создание и редактирование планетарных систем. Значит, какая-нибудь инфомагическая катастрофа, связанная с этой деятельностью, может поспособствовать такому челу отправиться в загробный мир. Так, что еще? Космические катаклизмы вроде взрыва звезд. Возможно, еще какие-нибудь терки с божественными или иными могущественными сущностями… М-да…

«Я примерно представляю устройство таких серверов. «Примерно» – по тем же причинам, по каким я не помню многого из прошлого. Так вот, обычно к инфокомпам можно пробиться из любого участка сети, пусть даже географически они будут разделены большим расстоянием. Но вот перенастроить бесхозный терминал под себя можно только при непосредственном физическом контакте».

«Хм… Непосредственный контакт, говоришь? И какой может быть физический контакт с информационным образованием?»

«Все просто. Как правило, есть некая энергетическая точка фокуса, в которой возможна перенастройка. Я почему эту тему поднял? Недавно вблизи от физического расположения здешнего сервера (гномьего места силы) я смог детектировать такую точку. А это говорит о том, что местный инфокомп действительно бесхозный».

«А у других источников ты чуешь такие точки?»

«Нет. Несмотря на то что к самой сети можно подключаться откуда угодно, точки фокуса определяются только при нахождении поблизости».

«Гуд, если я попаду в эту точку, что произойдет?» – спросил я. Мне совсем не хотелось бы быть разобранным на атомы или помереть, если я не подойду по параметрам, как помирали те, кто приходил к Умнику.

Тот уловил мои сомнения и хмыкнул: «Не, все будет нормально. Если уж ты выжил при контакте со мной, то и там не пострадаешь. Просто либо будет положительный результат, либо нет. Ничего отрицательного случиться не должно».

«Ну-ну, – буркнул я. – Ты еще скажи, что стопроцентно уверен, что через столько лет и после того инфомагического взрыва дела обстоят так, как ты говоришь, и ничего не изменилось».

Умник тактично промолчал.

«Ладно, – после непродолжительной паузы со вздохом сказал я. – Где находится эта точка доступа? Небось под землю лезть придется?»

«Не угадал. Она находится не под землей (как аномалия, распространяющая магию земли, с которой она связана восходящими магическими каналами), а на высоте чуть больше десяти километров».

«Ни хрена ж себе! – присвистнул я. – И как до нее добраться? Так… самолетов тут нет, левитация излишне затратна, как упоминал Васа, и у меня может просто не хватить энергии. Да и не умею я пока левитировать, а времени, чувствую, не так уж много… Что же делать, а, Умник?»

«Не знаю, думай».

После длительных напряженных размышлений я решил, что простейший способ – как-то использовать воздушного элементаля. Судя по мощи, продемонстрированной во дворе гильдии убийц, ему такое вполне по силам. Остается решить задачу непосредственного управления этим шустриком плюс сопутствующие вопросы, связанные с подъемом на такую высоту. Во-первых, проблема возможного «шмяканья» оттуда. В принципе кое-какой опыт прыжков с парашютом у меня есть, но ведь парашют еще надо изготовить, а тут магия под рукой и простор для творчества довольно широкий. Да и просто интересно выяснить, можно ли с помощью этой магии решить эту проблему и способен ли я понять, как это сделать. На первый взгляд кажется, что лучший вариант – личная энергетическая защита типа боевого магического купола. Только надо его сделать как можно менее энергоемким и максимально динамическим. В общем, совместить реальную защиту (болт в животе – хорошее напоминание) и систему безопасности при падении. Во-вторых, следует предохраниться от холода и перепадов давления. Но с этим, опять же, должна справиться персональная защитка. Таким образом, она должна быть предельно универсальной плюс не мешать управлению. Так, что еще?..

«А ты не думаешь, что вся эта магическая кутерьма, связанная с вызовом стихии прямо над городом, может очень сильно не понравиться архимагу? – неожиданно вклинился в мои мысли Умник, чутко прислушивавшийся к их отражению. – Я не удивлюсь, если тебе еще предъявят счет за предыдущее хулиганство в особо крупных размерах».

А ведь верно! Мне же еще необходимо потренироваться. Не собираюсь я с бухты-барахты изображать из себя фанеру над гномьей столицей! А еще и защитный полог надо оттестировать. То есть предстоит подготовка, при которой мало того что стихия будет ворочаться в городе (пусть даже я буду вызывать ее за пределами городских стен), так еще и энергии при этом будет выделяться много. Хотя, если элементаль ее будет потреблять… Нет, это гадание на кофейной гуще, пока нет точных данных. По-любому следует заручиться официальной поддержкой. Надо озадачить Васу. Вдруг он поможет?

Ладно. Пожалуй, пора приступить к разработке персонального магического защитного полога. Появилась у меня пара мыслей на этот счет. Надо хорошенько все обдумать и обсчитать. Но сначала вернемся к нашему симбионту: пора делать прослушку и универсальную аптечку медицинской помощи…

И я с головой окунулся в работу.

* * *

У ворот дома Васы стояла Криса и ждала, когда Мора откроет. После неприятных событий двухдневной давности она пришла сюда уже в третий раз. Не сказать, что в доме ей были рады, кроме разве что Моры, бывшей кем-то вроде домоправительницы, однако не приходить к Нику она не могла. В последнее время в душе такой раздрай, что все попытки разобраться в себе ни к чему не приводят.

Сам мэг Васа после первой встречи с ней не разговаривает, только кивает, явно блуждая где-то в своих мыслях. Лана, его внучка, откровенно сердится. Если бы не разрешение Васы, Криса была уверена, что ее и на порог бы не пустили. Одна Мора относилась к ней дружелюбно.

– Здравствуй, девочка!

Криса, углубившись в свои размышления, не заметила появления той, о ком только что подумала.

– Ой, здравствуй, Мора. Извини, задумалась. – Она слабо улыбнулась этой приятной во всех отношениях женщине.

– Я понимаю, – так же улыбаясь, кивнула Мора, – дело молодое, отчего не помечтать? Что-то ты больно бледненькая. Пойдем я тебя накормлю завтраком. Небось голодная прибежала?

– Ну что ты, я не голодная, – попыталась отказаться девушка.

– Никуда не денется твой парень, вон сколько уже лежит без сознания, – усмехнулась Мора, потянув Крису за руку в сторону кухни, – ничего с ним не случится за полчаса.

Девушка вздохнула и покорно пошла следом. И спорить лень, и действительно: о завтраке она совсем не думала, когда собиралась сюда.

На кухне, устроившись за столом и попивая чифу, уже сидела Лана.

– Здравствуй, – поздоровалась Криса.

Та лишь сердито зыркнула в ответ и, взяв кружку и гордо вскинув голову, пошла к выходу.

– Спасибо, Мора, я у себя допью, – бросила она через плечо.

Криса только покачала головой.

– Что это с ней?

– А! – махнула рукой Мора. – Молодость, молодость… И чего это говорят, что мужики – бабники и за каждой юбкой готовы волочиться? Посмотрели бы они на таких вот дурочек. Выдумают себе сказку, а потом примеряют каждого более-менее приличного парня на роль принца. И страдают. Или думают, что страдают. Ничего ведь в жизни не понимают!

Криса удивленно смотрела на Мору. Почему-то ситуация ей показалась смешной, и она хихикнула. Кухарка не оставила это без внимания.

– Чего лыбишься? Думаешь, ты лучше? И вроде уже не девочка, а туда же.

– Что вы имеете в виду? – спросила Криса.

– Что, что, – буркнула Мора, переставляя посуду на полке, хотя там, на взгляд Крисы, и так царил идеальный порядок. – По-твоему, я слепая? Сохнешь ведь по парню? Разве не так?

– А хоть бы и так, – нахмурилась Криса. От такого сравнения ее покоробило. Да и не уверена она была в том, что именно «сохнет» по Нику. – Что тут такого?

– Да ничего, просто не подходит он тебе. Уж поверь моему опыту. Ты не смотри, что я старая и некрасивая. Это сейчас я такая, а в молодости… – Она вдруг замолчала, о чем-то задумавшись и мечтательно улыбаясь.

– Так что? – Криса хоть и рассердилась на Мору, сующуюся не в свои дела, но невольно заинтересовалась ее мнением.

– Ах да! – очнулась женщина. – Так вот, людей я знаю, понимаю и чувствую очень хорошо. Да ты не расстраивайся, – мельком глянув на Крису и заметив недовольное выражение ее лица, поспешила успокоить она, – парень-то он хороший. Просто вряд ли что у вас получится. Слишком разные вы. Я ведь уже давно наблюдаю за ним. Какой-то он не от мира сего. Даже если какое-то время вы будете счастливы вместе, ему это быстро наскучит. Не семейный он человек. Не тот склад характера. Может, лет через тридцать – пятьдесят он и изменится. Или же если влюбится до потери сознания.

Криса расстроенно молчала. Слова Моры были разумны, и, что самое паршивое, Криса не могла ни опровергнуть их, ни согласиться. Слишком плохо она еще знала Ника. Поблагодарив Мору, она поднялась в комнату, куда поместили раненого. Остановившись на пороге, огляделась. С прошлого посещения ничего не изменилось. Ник все так же лежал на кровати, укрытый простыней. Сейчас ночи совсем не холодные, вот и окна открыты. Рядом с кроватью на столе стоит тазик с водой для обтирания.

Криса подошла к Нику и посмотрела на него. Сначала ее жутко нервировало, что тот постоянно находится без сознания. Такого при ранении в живот не бывает. То есть должен же человек хоть иногда приходить в себя? Но Васа успокоил ее, сказав, что у Ника потрясающая живучесть и скорость регенерации, он сам справится. Потом обмолвился, что подобное с ним уже случалось, и ничего – выкарабкался. Крису передернуло, когда она представила, что тогда могло произойти. И почему его тянет на всякие приключения?

Откинув простыню, она отметила, что повязки уже нет, а на месте попадания болта из арбалета округлый рубец с небольшими лучиками. Странно, нахмурилась Криса, в прошлый раз рубец вроде был больше. Неужели и шрам в конце концов сойдет?

Ник лежал на кровати абсолютно голый. Мельком оглядев его, Криса невольно вспомнила ту единственную ночь, проведенную с ним, и покраснела.

«Вот озабоченная!» – ругнула она себя и принялась за обтирание. Почему-то Ник очень сильно потел, и во избежание обезвоживания организма ему через специальную воронку каждый час понемногу вливали в рот воду (иногда с минеральными добавками, которые готовил Васа, чтобы восполнить потерю соли) или варево из целебных трав. Сначала делать это опасались, но только до тех пор, пока Васа не сказал, что внутренних повреждений кишечного тракта больше нет.

Усевшись рядом с кроватью в кресло так, чтобы в поле зрения попадал Ник, Криса задумалась о своем отношении к нему. Слова Моры расшевелили в ее душе тот непонятный узелок чувств, который образовался во время прохождения последней практики. Похоже, настало время определиться – просто так плыть по течению не в ее характере. Сколько себя помнила, Криса всегда была целеустремленной личностью. И цельной. Никакие сложности и проблемы не могли сбить ее с пути, а хотелось ей с самого детства стать сильной магиней. И когда у нее обнаружили способности к магии, Криса посчитала это знаком судьбы. Ведь ей дается шанс воплотить свою мечту! Учебе она отдалась со всей страстью своей души. Именно поэтому, наверное, времени на парней у нее не оставалось. И даже та связь с сыном Вордта, Бордтом, была скорее обусловлена ее взрослением, когда она превратилась из девочки в девушку и сопутствующие этому процессу эмоции и желания стали мешать в учебе.

А вот сейчас что-то произошло. И чувствует она себя по-другому. Да, она хочет встречаться с Ником, и как можно чаще. То, что она испытала в ту ночь, просто так не забудешь. И естественно, ей хочется повторения нового для нее опыта. А что же насчет чувств? Может ли она сказать, что влюбилась в Ника? Криса перевела взгляд с окна на лежащего парня. Для нее, ранее не обращавшей особого внимания на противоположный пол, он кажется красивым. И тело у него красивое. Впрочем, фигуры гномов тоже не вызывали у нее отрицательных эмоций. Взять того же музыканта, друга Ника, кажется, Тир его зовут. Вполне симпатичный парень. «Что еще?» – Ее мысль снова вернулась к Нику. Его отношение к ней? А как Ник относится к ней?

Криса наклонила голову набок, вспоминая все, что узнала о Нике, и пытаясь ответить на свой вопрос. Через некоторое время она с горечью призналась себе, что ответа просто не знает. То, что он доставил ей удовольствие, никак нельзя выставить ему в плюс. Была бы на ее месте другая, вряд ли события повернулись бы иначе.

Думая так, Криса невольно совершила ту же ошибку, что и многие девушки до нее. Возможно, Ник поступил бы точно так же, но ведь важно не это, а то, какие чувства девушка вызывает у него или может впоследствии вызвать и смогут ли эти чувства превратить банальный секс во что-то большее…

В конце концов, удовольствие друг другу ведь можно доставлять и не любя? Криса рассмотрела эту идею со всех сторон. Такая мысль и привлекала, и одновременно вызывала какую-то досаду. Привлекала тем, что не нужно распыляться на всякие разрушающие спокойную жизнь чувства и в то же время получать удовольствие. Досаду же вызывала какой-то своей неправильностью. Ведь недолго и привыкнуть к такому положению вещей, и в будущем семья и любящий муж могут стать чем-то ненужным… Странно, и почему такие мысли ее раньше не беспокоили?

Криса потрясла головой. Похоже, она совсем запуталась. Нервно походив по комнате, девушка решила пока отложить размышления на эту тему, ну или хотя бы попытаться отложить. Снова усевшись в кресло, она вспомнила тот день, когда привезли Ника в дом. Криса очень испугалась, когда мэг Васа, быстро осмотрев раненого, ничего не стал предпринимать. Позже у нее с Васой состоялся долгий и неприятный разговор. Поняв, что пожилой маг не представляет угрозы для Ника (ишь ты! О Нике в первую очередь думала!), она рассказала ему все. Правда, и учитель ее потом поддержал, не дал сорваться. А скрывать произошедшее от своих, как оказалось, и не имело особого смысла – выходя из дома Васы, она наткнулась на Бронха, который был свидетелем их столь шумного возвращения. Но, помня наставления Вордта, в тот момент она отмахнулась от коллеги, злорадно подумав, что пусть сам отрабатывает свой хлеб.

А вот чувствовала она себя в тот момент не лучшим образом. Сначала непонятная холодность Ника при встрече. Потом все, что он натворил. До сих пор Крисе ночью снятся кошмары. После того похода она даже стала его бояться… Ну не бояться, а опасаться. Может быть, массовые убийства, совершенные Ником, и оттолкнули бы ее от него, однако ведь убивал он не просто так! И спасение ребенка в глазах Крисы было достаточным оправданием таких жестких действий. Девушка чувствовала, что все события, происходившие в последнее время, – своего рода паутина, в которой она запуталась. Почему-то ей казалось, что в магической гильдии плетутся непонятные интриги, и она невольно оказалась в них втянута. Если это так и если посмотреть со стороны на все события и ее участие в них, то ее карьера как мага находится под серьезной угрозой. Та-ак… Крисе вдруг стало жарко, – а что может ее ожидать в ближайшее время? В худшем случае она не попадет в магоакадемию людей, не сможет совершенствоваться, и придется ей отрабатывать сколько-то лет штатным магом в какой-нибудь далекой крепости или городке. А если плюнуть на карьеру? Так, так, так… Криса встала и в задумчивости подошла к окну. В принципе она освоила все, что Вордт мог ей преподать, а в «скрыте» намного его превзошла. Да и в основной специализации уже давно догнала учителя. Можно поприставать к Нику на предмет его странных магических умений, уж очень парень силен в некоторых вещах. А еще неожиданно увеличившийся магический резерв Крисы – то ли результат лечения Ником ее спины, то ли следствие их близости. Более вероятным ей казался последний вариант. Но в любом случае можно очень хорошо подтянуть свой уровень, стать сильной магиней, а потом самостоятельно наверстать упущенное или независимо от гильдии магов гномов поступить в академию людей. Тут появляется много вариантов. Криса улыбнулась. А что? Как маг Ник явно сильнее Вордта, и, судя по тому, как кинулся вытаскивать из беды ту девочку, благородство ему не чуждо. В благодарность за спасение жизни он может многому научить Крису (даже Вордт как-то обмолвился, что не отказался бы приобрести некоторые из способностей и умений этого странного человека). К тому же Ник тогда вел с ней весьма откровенный разговор, как будто полностью ей доверяя (она мысленно пожала плечами) или вербуя…

Криса поняла, что для принятия решения ей очень не хватает информации о раскладе сил. Надо будет откровенно поговорить с Ником, как только придет в себя, твердо решила она и, наконец отбросив тяжелые мысли, снова уселась в кресло. Взяв в руки ладонь Ника – почему-то это было приятно, – она постепенно задремала, убаюканная тишиной.

* * *

Я смотрел на Крису, бродящую по комнате, и с каким-то детским чувством радости кружился вокруг нее, разглядывая со всех сторон, то приближаясь, то удаляясь, привыкая к объемной картинке и ощущению полета. После того как Умник ухитрился передать мне в мозг картинку из бадди-компа, осталось только продолжить логику эксперимента и вместо сгенерированной картинки передать реальное изображение внешнего мира. А радость моя была действительно немалой, так как качество картинки было просто на высшем уровне! По ощущениям, даже лучше, чем если смотреть собственными глазами. Хотя, может, я и преувеличиваю – отвык за время своей вынужденной отключки. По сути, это было натуральное панорамное зрение. Умник создавал кучу «камер-глаз» микронного размера и «собирал» единую картинку. Уж не знаю, как он умудрялся с помощью таких маленьких камер получать высокое качество изображения. Но это не все! Способностей Умника хватало, чтобы работать и в качестве микроскопа. То есть если приблизиться к поверхности стола, то взгляд проникал очень глубоко. До уровня молекул, конечно, не доходило, но всякие мелкие пылинки и крошки вполне можно было принять за камешки.

Правда, поначалу у меня резко возникло некоторое головокружение (если это возможно в моем состоянии) – ведь Умник видел окружающее на триста шестьдесят градусов во все стороны (снизу вверх в том числе). Короче, одновременно все вокруг – потрясающе необычное и немного неприятное ощущение. Я попросил передавать картинку с разворотом только в сто восемьдесят градусов по условному направлению, решив, что потом можно будет попытаться приспособиться и к полнообъемному восприятию. Классная штука! Мало того что как будто летаешь, так еще можно проникнуть в любую комнату в доме (или выбраться на улицу), посмотреть, кто что делает, и заодно послушать. Дальнобойность такой «шпионской камеры» была ниже вербальной (прослушки Умника) примерно раза в три-четыре. Очевидно, связано это было с толщиной канала, который приходилось держать для прогона информации.

Ладно, пора за работу. Собственные мои способности к магии в данный момент были недоступны, поэтому я полностью действовал через Умника.

Отдав команду, стал ждать результата. Прошло минут десять, все это время я просто любовался Крисой, над которой сейчас проводился эксперимент. Все-таки красивая девочка. Овальное лицо, чуть заостряющееся к подбородку, прямой нос, пухленькие губки, тонкие брови вразлет. В принципе ее внешность можно было бы назвать аристократичной. Вот, правда, не знаю, есть ли тут подобное различие между аристократией и «простыми». На улице частенько встречались девушки с похожим типом лица. Несмотря на относительно небольшой рост, фигурка у Крисы очень сексуальная. У меня вообще-то нет особых предпочтений. В каждой девушке, с которой я встречался (правда, их было не так уж много), меня всегда привлекала какая-то своя изюминка. У одной были ножки просто загляденье. У другой – улыбка, увидев которую можно было забыть все на свете. У третьей были просто колдовские глаза: стоило ей только поглядеть на меня пристально, как все претензии, возникшие к тому моменту, куда-то пропадали. Хотелось просто завалить ее на кровать и заняться совсем другим, что, впрочем, я и делал. Эх… жаль, что ни с одной так и не получилось создать что-то более прочное, чем секс-дружба. Радует только то, что ни с одной не разругался и все они остались моими друзьями. А в последний год там, на Земле, я вообще остался один, то ли работа помешала, то ли устал… С другой стороны, это и хорошо, а то сейчас бы мучился.

Криса подошла к окну, и мои мысли снова свернули в ее сторону. Вот интересно, а почему местные девушки предпочитают длинные волосы, ведь о них неудобно заботиться. И большинство носит косы. Нет, встречались и коротко стриженные с неким подобием стильных причесок, как они здесь это понимают. Не все же тут маги, чтобы магическим образом наводить красоту… А, ладно. Все это фигня.

«Готово», – прервал мои мысли Умник.

«Ну давай показывай, что дал анализ», – мысленно потер я руки. Сейчас мы узнаем, чего стоит наша новая медико-диагностическая разработка. Дело в том, что для реализации функции лечения симбионту, которого я решил использовать в качестве основы, необходимо задать правильные алгоритмы поиска и анализа патологических изменений в организме вместе со схемами скорейшей и наиболее полной ликвидации этих изменений. Способность симбионта «плавать» на разных энергетических уровнях (или же в разных слоях пространства – где именно, точно выяснить не удалось) позволяет ему проникать в ауру любого существа, не потревожив его, даже сквозь профессиональную защиту мага. Это было дополнительной причиной его использования (кроме того, что мы научились его «программировать» в разумных пределах). На основе того первого, скорее всего, случайного результата, когда Умник с помощью подбора энергетических полей сумел выманить симбионта и «повязать» его, он усовершенствовал технологию ловли. Еще мы разобрались, почему симбионтов в ауре человека так мало. Оказалось, их количество зависит от энергетической насыщенности ауры, причем совсем не обязательно магической энергией, а скорее ментальной или какой-то еще. Аура состоит из многих таких условных слоев. Скорее всего, симбионты, питаясь этой энергией, «чувствуют», сколько их может «прокормиться» у данного индивидуума. А может, просто не выносят друг друга, с ухмылкой подумал я.

Для создания алгоритма поиска я использовал всю информацию, какую смог добыть из местных отсканированных книг, и многое из своей «родной» земной медицины. Но наибольшую пользу принесли знания Умника. Сейчас подобное освидетельствование Умник проведет для Крисы, так удачно пришедшей проведать меня, за что ей огромное спасибо. Приятно, когда о тебе заботятся, но плохо, что симпатичная девушка видит тебя в таком беспомощном состоянии.

Сам алгоритм анализа по параметрам ауры оказался достаточно сложным, и, как я ни примерял его в модели к куцым вычислительным возможностям симбионта, ничего не получилось. Поэтому сделал проще: тупо забил базу данных координатами основных точек ауры. Каждая такая точка отражает состояние определенного органа. Иными словами, у любого органа существуют свои координаты в ауре, где отражается его состояние. Воздействуя в этих местах на ауру, можно влиять на сам орган. Затем к каждой такой точке я привязал свой тип воздействия. Данных снова оказалось слишком много, поэтому я разбил их на несколько блоков и каждому блоку назначил своего симбионта.

Кроме того, в базе содержались граничные параметры точек, нарушение которых означало, что следует провести дополнительное воздействие. Приятной неожиданностью оказалось наличие у симбионта собственной «системы навигации», позволяющей ему точно определять свое местонахождение в ауре, и репродукционного органа, воздействуя на который можно достаточно быстро (в течение десяти – двадцати секунд) заставить эту полезную зверушку размножиться. Самое прикольное то, что получившаяся «детка» обладает всеми свойствами своего родителя. Да-да, даже внедренные в него мною (вернее, Умником) управляющие структуры-плетения, то есть все внесенные нами изменения, также дублировались. Признаться, эти два свойства симбионта (его собственный GPS и система размножения) значительно уменьшили объем работы и облегчили конструирование.

Таким образом, алгоритм действия следующий. Ползает такая зараза по ауре, передвигаясь по заранее определенным точкам (а делает он это быстро, цикл обхода около минуты-двух), и сравнивает их состояние с заданными допусками. Здесь, правда, у меня возникли сомнения в том, что для всех разумных существ, а тем более разных рас, параметры таких точек одинаковы. Но после сравнительного анализа данных, полученных Умником с аур всех, до кого он смог дотянуться, удалось разделить их на три группы: практически не варьирующиеся по своим характеристикам (плотность, электромагнитные свойства, месторасположение в ауре и еще с десяток параметров), очень мало отличающиеся и сильновариабельные. Последних оказалось немного, причем в основном они присутствовали у магов. Первые две группы мы и добавили в программу. Сравнив данные, симбионт, если находит вмешательство необходимым, дублируется, то есть «рожает» делением своего двойника, который отправляется патрулировать остальные части ауры (ведь никто не даст гарантию, что не требуется вмешательство и в другом месте), а сам остается лечить. После выполнения поставленной задачи оставшийся «родитель» засыпает. Проблемой оказалась ситуация с утилизацией лишних симбионтов. Механизма «смерти» я у них не обнаружил, только механизм впадения в спячку.

Ну и что делать с этими накапливающимися спящими красавцами, в которых они превращались после выполнения своей функции лечения? Хоть в ауре в состоянии анабиоза их могло находиться огромное количество, но не бесконечное же! В «естественной среде» существовала система ограничения численности популяции, для каждого вида индивидуальная, но как настраивать уровни отторжения, чтобы ими управлять, я пока не нашел. Природный механизм отторжения симбионтов я в конце концов научился подавлять и мог доводить количество действующих симбионтов до нужного мне количественного уровня. А с закуклившимися, разумеется, это не срабатывало, и таких «полутрупов» могло накапливаться черт знает сколько. В общем, пока проблему решил немного некрасиво. Я «вывел» специальных симбионтов-надсмотрщиков, единственной задачей которых было слежение за количеством таких спящих рабочих лошадок и принудительное включение в них механизма отторжения, в результате чего они отваливались от ауры. А может, проваливались куда-то на другие уровни пространства с другими характеристиками, так как засечь таких «отвалившихся» или «умерших» симбионтов никак не удавалось.

Так вот, сейчас Умник начисто снимет состояние организма Крисы, потом мы подсадим к ней лечебного симбионта и посмотрим, как он будет работать. На себе я его испытывать не стал, но не по причине опасности, а потому, что в энергетических потоках моей ауры, в данный момент подпитываемой Умником, он просто растеряется.

«Особых проблем со здоровьем нет у Крисы, в наличии только легкое психическое истощение».

«Ну такие параметры мы задавали симбионтам, давай запускай», – заметил я, а сам почувствовал некоторую вину, ведь, скорее всего, из-за меня у Крисы такое состояние. Перенервничала девочка. Я проводил «взглядом» условное изображение симбионтов, сгенерированное Умником. Забавно, в таком состоянии симбионт не виден даже магическим зрением. Энергию для лечения он берет непосредственно из ауры пациента и перераспределяет ее с незначительными, иногда нужными модификациями, в зависимости от варианта воздействия. А если энергии не хватает, начинает тянуть ее из окружающего пространства через миниатюрный инфомагический насос, аналог того, что я несколько месяцев назад сконструировал еще на первой несовершенной модели и над которой потом Умник посмеялся.

Сейчас эта разработка уже полностью доведена до ума и даже несколько усовершенствована с учетом того, что симбиотический насос тянет обычную магию. В этот момент наличие симбионта можно определить по впитыванию магоэнергии, когда он изредка проявляется на видимом для магозрения уровне. Кстати, я реализовал такую штуку, что местные маги, если бы узнали, носили бы меня на руках. Насос преобразует любую магическую энергию (за исключением инфомагической) в тот тип, который способна удерживать аура реципиента (небольшой преобразователь, созданный на основе инфомагии). Если, например, гном будет загибаться в эльфийских лесах, где его аура не сможет накапливать земную магию, необходимую для лечения, то мои симбионты прекрасно обойдутся любой местной, сконвертировав ее в нужный формат.

Ну и понятно, что по такому принципу местные смогут использовать магическую энергию любого типа для подпитки своей ауры. Однако этими знаниями я точно пока не буду делиться. Я просто не знаю, как это может повлиять на сложившееся общество людей, гномов и эльфов. Кстати, наличие таких симбионтов не означает, что гном, например, сможет создавать плетения, характерные для эльфов. Он сможет всего лишь подпитываться эльфийской магией для наполнения своего резерва. Тут есть одна тонкость. Некоторые схемы плетений, разработанных отдельно гномами, эльфами или другими расами, лучше всего подходят под свой тип магической энергии. Для «чужого» – или не будут работать, или будут сильно сбоить. Забавно, принципы одни, однако свой «частотный диапазон», я не знаю, как правильнее это назвать, накладывает ограничения. Кстати, я так и не понял, чем, собственно, отличаются между собой различные типы энергий. Умник воспринимает эти различия на уровне констант и прочих чисел, что мне не очень понятно. Единственная аналогия, слабо отражающая реальность, – это пример радиоприемника. Если представить магическую энергию в качестве радиоволн, а приемник – гном или эльф, то магоэнергия каждого вида – это своя частота волны. Соответственно, гномы настроены на частоту волны магии земли, эльфы – на волну магии леса и так далее.

Отметки симбионтов спокойно проникли сквозь защитный слой ауры Крисы (перед этим на короткое время пропав) и стали двигаться по заложенному в них алгоритму. Девушка, как и предполагалось, ничего не заметила. Два симбионта остановились в области, отвечающей за (я посмотрел в справочнике) высшую нервную деятельность, которая оказалась достаточно обширной, и стали медленно плавать в указанном пространстве. Вот от них отделились копии, отправившиеся по прерванному маршруту, а оставшиеся принялись за работу. Явных изменений видно не было, однако некоторое перенаправление энергии, если знать, куда смотреть, все-таки заметно. Через некоторое время яркие цветные пятна в ауре стали сглаживаться. Спустя еще пару минут Криса вздохнула, устроилась поудобнее в кресле, прикрыла глаза и так, сквозь ресницы, стала смотреть в окно. Нахмуренные брови распрямились, а на губах появилась легкая улыбка. Полюбовавшись на девушку и решив, что пока все идет как положено, я оставил Умника наблюдать за процессом, а сам снова скользнул в виртуальное пространство. Нужно было еще проверить некоторые расчеты по симбионту-«жучку». Эта разработка оказалась и сложнее и проще одновременно. От варианта использования местного алгоритма связи я сразу отказался, так как он работает на обычной магии и по известным магам принципам. Вполне возможно, они намудрячились блокировать такие энергии даже для несвойственной им магии (например, эльфийской). Поэтому я занялся исследованием принципа связи Умника, посредством которой и поддерживается коннект моего бадди-компа и далекого субноута. Если для устройства медицинского симбионта использовалась инфомагия (для изменения поведения и некоторых его свойств), а сами лечебные алгоритмы я специально строил на основе местной магии (мне было интересно попробовать), то «жучок» я планировал создать «чистым» от обычной магии. То есть я решил сделать функцию прослушки «родной» или, чтобы понятнее было, «генетически» встроенной в такой «жучок», в отличие от чужеродных плетений, внедренных в предыдущих симбионтов. Однако классная это штука – энергетический организм! Несмотря на чужеродность, мои плетения исправно дублируются при размножении симбионта.

Связь Умника, как оказалось, использовала в качестве основы распространения инфосеть. Я даже поначалу забеспокоился, предположив, что кто-то может засечь ее. Хрен его знает, вдруг какое божество заглянет сюда и почует сигнал. Но Умник меня несколько успокоил, сказав, что передача в рамках инфосетевого сегмента, привязанного к планетарной системе, идет напрямую, минуя промежуточные силовые точки, и засечь ее очень непросто. А вот на дальние расстояния нужно дотягиваться до известных промежуточных силовых и информационных «серверов-роутеров». Ладно, в подробности я решил углубиться позднее, что-то там сложное есть, недаром ведь Дронт создал эту систему, а сейчас главное добиться работы прослушки. Вообще, найти излучатель (установить связь с «жучком») можно несколькими способами. Первый способ – поддерживать с ним постоянный контакт, как предложил Умник. Энергии на это тратится немного, а если снабдить датчик малюсеньким «инфонасосом», то она даже накапливается. Второй вариант – просто сканировать инфосеть в сегменте его «проживания», чтобы он откликнулся на определенный сигнал. Этот вариант мне не очень понравился, поскольку мог выдать меня тому, кто был способен работать со здешней всемирной паутиной. И третий вариант – привязать «жучок» к какой-то инфомагической структуре, например к здешнему месту силы – а оно в инфосети неизменно, – и при необходимости контачить через него. Последний вариант несколько напоминает принцип связи «абонент – станция – оператор», и при должном развитии можно организовать мгновенный вызов любого пользователя. Но опять же, кто-то, обладающий высокими скилами работы с инфосетью, при обследовании данного места силы может наткнуться на локальную аномалию и заинтересоваться. Но ко мне, по крайней мере, это его не приведет, если я в тот момент не буду делать запрос. Почему-то про постоянное общение Умника с субноутом я сейчас не вспомнил.

«Криса ушла», – вклинился в мои размышления Умник.

«Да? Ну и каким ее состояние было перед уходом?» – Краем сознания я отвлекся на разговор.

«Все как и планировалось. Есть некоторые отличия, да и процесс еще не закончился, но в целом все в допустимых рамках».

«Ладно. Я тут почти довел до ума прослушку. Когда появится Васа, свистнешь мне, на нем и испытаем…»

«Хорошо», – ответил Умник, и я снова вернулся к работе.

Последняя версия «жучка» получилась составной – сцепкой из трех симбионтов. Один служил в качестве батарейки, качал необходимую энергию, второй был непосредственно передатчиком, и третий – микрофоном. Как ни странно, больше всего времени ушло на разработку последнего. Работать по тому же принципу, что и Умник (прицепляться щупом к вибрирующей поверхности), он не может по причине малого размера и «глупости». Вот на этом этапе исследования и обнаружилось одно интересное свойство голоса. Несмотря на то что любой звук со стороны кажется всего лишь вибрацией воздуха, это оказалось не совсем так. Вернее, не только. Каким-то образом вибрация передается и в более тонкие структуры пространства. Умник смог зацепить краешек этих колебаний, достигающий одного из энергетических слоев, к которым имеют доступ и симбионты. Оказалось, именно звуки голоса сильнее и глубже проникают в ауру, что значительно облегчило задачу. Несмотря на это, разработка «шпиона» заняла у меня несколько дней субъективного времени.

Занятные штучки эти симбионты. Совершенно непонятны их функции и способности. Ну и ладно, для меня главное, что они мне пользу приносят.

На следующий день я подсадил «жучка» Васе. Как только я закончил, появилась Криса. Состояние ее почти пришло в норму. Некоторые из подсаженных зверушек еще шуршали, но почему-то не сработал механизм «отстрела» ненужных участников. Пришлось разбираться. От этих надсмотрщиков-симбионтов я отказался – ненадежная это штука. А может, я схалтурил, недоработал. В любом случае мой интерес переключился на другое. Так как алгоритм составлен таким образом, что «патрулирующие» симбионты в ауре еще ни разу не приступали к работе – лечению (то есть они всегда «нулевые» в этом плане), то я просто встроил в алгоритм лечения дополнительную функцию. По окончании его работы в данной области ауры, если там все вернулось в норму, автоматом включается механизм отторжения симбионта, и он отваливается. Таким образом, обеспечивается постоянное базовое количество «лекарей» в ауре. При необходимости оно может расти, а потом снова возвращается к норме. После отработки всей цепочки я нашел еще одно слабое звено – определение нужного количества полезных тварюшек на каждое пораженное место. По минимуму там работает от одного до трех симбионтов, имеющих доступ к разным частям базы данных (о которой я упоминал выше), остальные патрулируют прочие участки ауры. Получается, что на конкретном участке их может банально не хватить для эффективного лечения. Но возиться с ними уже надоело, и я оставил это дело. В дальнейшем оказалось, что я не учел одну вещь, в результате чего эти ребята, так сказать вопреки, работали как надо. А получилось, что патрулирующие симбионты после обхода своей зоны ответственности, вернувшись на место, где уже происходит лечение, снова делились, и так по кругу. В результате на пораженном участке их накапливается большое количество, но до определенного уровня, пока они не начинают «толкаться локтями». Самое интересное, что друг другу они не мешают и даже действовать начинали… ну как-то согласованно, что ли… Я сразу не смог определить, что все-таки происходит, но, поскольку все шло как нужно, махнул рукой. После лечения лишние исправно отваливались, и в ауре оставались лишь «патрульные»… А большего мне пока и не надо было.

* * *

– Ну здравствуй, здравствуй, дружище, проходи. – Архимаг лучился добродушием, что насторожило Васу. Ну никак у него не может быть хорошего настроения! Васа знал многое о происходящем внутри страны и за ее пределами и не видел поводов для веселья.

– Что это с тобой? – подозрительно прищурившись, спросил он. – Неужто что-то приятное случилось?

– А то! – наигранно потирая руки, ответил архимаг. – Давай присаживайся. – Он сел за тот же столик, за которым больше месяца назад они впервые после долгого отсутствия Васы встретились. – Извини, выпивку не предлагаю, дел много, да и неохота. Давай-ка лучше чифой побалуемся. – Взяв заранее приготовленный кувшинчик, он разлил по кружкам ароматный настой.

Некоторое время сидели расслабившись, смакуя напиток.

– Итак, – наконец прервал молчание архимаг, – извини, у меня действительно мало времени, поэтому сразу перейду к делу.

– Орки? – спросил Васа, про себя удивляясь необычной торопливости Руархида. Никогда он, даже в отсутствие времени, не отказывался просто поболтать – это, по его собственному утверждению, давало необходимый отдых мозгам или помогало найти решение сложной политической задачи.

Однако на вопрос Васы архимаг почему-то поморщился.

– Это, конечно, дело первоочередной важности. Там есть проблемы. Но я хотел поговорить с тобой о другом. Расскажи мне все, что ты узнал за последнее время о твоем ученике: что он делал интересного и причины его поступков. У меня уже сложилось определенное мнение, но, несомненно, у тебя есть дополнительная информация, которая может изменить его.

– Вот оно что, – протянул Васа. – Ты уже в курсе?

– Ага, – легко согласился архимаг. – От твоего рассказа зависит мое решение в отношении него, гильдии убийц, орков и эльфов. Видишь, как все переплелось. – Он ухмыльнулся, глядя на ошеломленное лицо своего друга.

– При чем тут орки и эльфы? – все-таки не удержался от вопроса Васа.

– Я пока не хочу об этом говорить, чтобы не оказывать на тебя влияние. Слишком многое зависит от правильной оценки произошедших событий.

Васа откинулся на спинку кресла. «Странно это, – подумал он, – что-то крутит Руархид». И его намеки совсем не понравились старому магу. Все говорит о том, что правитель что-то задумал. Какую-то комбинацию. И как Васа подозревал, Нику в этой комбинации он отвел главную роль, что не могло не печалить. У Васы у самого были планы в отношении парня. Он мысленно усмехнулся, ему на ум неожиданно пришло сравнение его планов и планов архимага с инфомагией, о которой рассказывал Ник, и обычной магией. Кажется, планы архимага имеют более высокий приоритет и в любом случае перебивают его. Ну ладно, по крайней мере, в его силах показать высокую значимость и пользу разработок Ника. И даже есть что представить Руархиду в качестве доказательства.

Переведя взгляд на терпеливо ждущего архимага, Васа начал рассказывать…


– Ты представляешь, – спустя какое-то время, расхаживая по комнате и чуть ли не размахивая руками, возбужденно говорил Васа, – человек, у которого ничего не получается в магическом плане, выдал такую теорию, а главное методику расчета плетений, что только диву даешься! Причем практическому созданию плетения отводится самая последняя очередь. То есть – а я уже попробовал таким образом создать кое-что простое – во многих случаях не нужно на практике постоянно пробовать разные варианты. А ты сам знаешь, сколько энергии это отнимает. Порой опустошишь весь резерв, а толку не добьешься!

Васа на мгновение остановился и посмотрел на архимага, лицо которого все еще сохраняло скептическое выражение.

– Кроме того, используя эту методику, можно улучшать уже существующие конструкции. Вот, смотри, что ты скажешь насчет усовершенствования защиты во время магического боя? – Васа нетерпеливо спихнул чашки со стола прямо на пол – настолько он возбудился. Руархид только поморщился, но ничего не сказал. Васа же тем временем достал из небольшой наплечной сумки, которую всегда таскал с собой, листы бумаги, исчерканные какими-то схемами и незнакомыми знаками. Детальное объяснение новых идей архимагу не требовалось, тот все-таки был не только сильным магом, но и очень умным гномом. Да в общем-то преимущества предложенной защиты не понял бы разве что полный болван.

– Хм… это очень хорошо, – кивнул архимаг. – Только непривычно как-то, но результат действительно интересный. Надо сразу же отдать в разработку, очень и очень пригодится, особенно сейчас. Скажи, – он внимательно посмотрел на Васу, – эту методику расчетов ты полностью освоил?

– Ага, – с довольным видом ответил Васа. – Правда, пока медленно получается, слишком необычный подход. Но все равно это значительно быстрее чистых экспериментов, а что главное – намного эффективнее.

– Хорошо, – задумчиво проговорил Руархид. – Я должен быть в курсе, договоримся о времени, придешь ко мне расскажешь.

А Васа вдруг подумал, что поспешил, и, чтобы как-то исправить положение, добавил:

– Правда, как я понял, это очень простой способ. Ник обещал мне написать книгу с более полным описанием расчетов, а также с набором готовых… хм… элементарных конструкций и правилами их сопряжения и сборки, – медленно, припоминая слова Ника, проговорил Васа. – Это позволит создавать новые плетения из готовых заготовок.

– Значит, говоришь, с магией у него не получается?

Васа только развел руками.

– Ну и как ты объяснишь вот это все? – Архимаг кивнул на разложенные на столе бумаги.

– А это все оттого, что он неплохо владеет драконьей магией. По крайней мере, теорию он знает очень и очень хорошо, а драконья магия, по сути, похожа на нашу. Различия лишь, если упрощенно говорить, в типе магической энергии. – Васа пожал плечами. – Подумаешь, магией эльфов, например, мы тоже не владеем, однако принципы построения плетений там такие же, как и у нас, и мы прекрасно их понимаем.

– Значит, говоришь, нашей магией он не владеет, – медленно повторил архимаг. – А что ты скажешь на это? – Он быстро встал, подошел к нише в стене и достал оттуда бригату. Передав ее Васе, он вопросительно посмотрел на него.

– Что это? – удивился Васа, глядя в ответ на Руархида.

– Да ты попробуй, не стесняйся, поиграй на ней, – с усмешкой сказал архимаг.

Васа пожал плечами, пробежался пальцами по струнам. Такое звучание он уже слышал. Только тогда Ник что-то подобное сделал с помощью инфомагии. А сейчас… Васа по привычке прищурил глаза и посмотрел на бригату. Ого! А ведь струны – это явно амулеты! Магическое плетение, внедренное в каждую струну, было очень сложным и явно создано с помощью магии земли.

– Ты хочешь сказать, что вот это чудо сотворил Ник? – недоверчиво спросил Васа. – Да тут уровень должен быть… Я даже не могу определить навскидку какой!

– Нет, что ты! – замахал руками архимаг. – Это сделал обычный мастер бригат. Он даже не маг.

Васа нахмурился, не понимая, к чему ведет Руархид. Архимаг же, наклонившись к Васе, медленно и четко сказал:

– А делает он такие бригаты и хорошо на этом зарабатывает с помощью артефакта, созданного Ником, принцип работы которого не смогли определить ни мои специалисты, ни я сам!

Два гнома молча сидели, уставившись друг другу в глаза. Взгляд мэга Васы был недоверчивым, архимага – подозрительным.

– Магия драконов? – предположил Васа.

– Нет, магия земли.

– Ну не знаю тогда. – Васа отвел взгляд и откинулся в кресле, поглаживая бригату.

– Но это еще не все, – криво улыбаясь, продолжил архимаг.

– Что еще? – Васа взглянул на собеседника.

– Как тебе такая информация? – Руархид внимательно смотрел на Васу. – Ник умеет подделывать ауру!

– Не может быть! – вскочил Васа. – Это же просто невозможно!

– Похоже на то, что для него это вполне возможно. Ты представляешь, к каким последствиям такое знание, а главное такое умение, может привести?

О да! Васа прекрасно представлял это. У всех рас, во всех магиях, вне зависимости от уровня мага, существовало одно ограничение, которое никто и никогда не мог обойти, – неизменные основные параметры ауры существа. По этим параметрам можно со стопроцентной уверенностью определить расу существа и его индивидуальные характеристики. На этом держится вся банковская система как у гномов, так и в других странах. На этом стоит вся сыскная система. И хотя отпечатки ауры можно скрыть, их присутствие на предметах однозначно, гарантированно говорит о том, что существо с аурой, имеющей данные параметры, тут находилось. Кроме того, эти параметры не зависят ни от возраста существа, ни от его здоровья. Вон у людей и эльфов даже есть такой обычай – с особ королевского рода параметры снимаются сразу после рождения и хранятся в специальных артефактах, во избежание, так сказать, возможных подмен и прочих радостей опасной придворной жизни. И охраняются такие амулеты посильнее сокровищниц. А если это знание попадет в нечистые руки, то даже страшно представить последствия…

– Так что не надо говорить, что Ник не опасен, – добил Васу архимаг.

Оба некоторое время молчали. Васа индифферентно смотрел в окно, а архимаг на Васу.

– Откуда такая информация? – наконец прозвучал вопрос.

– Откуда, откуда, – пробормотал Руархид, – информация проверенная. Когда он геройски отправился на базу гильдии убийц, чтобы спасти девочку, то оставил там следы отпечатков ауры эльфа вместо своих. К тому же, заметь, не какого-то абстрактного эльфа, а помощника эльфийского посла. Чем он руководствовался, я не знаю, но результат вполне очевиден. Этот помощник был кем-то очень оперативно похищен, а посол теперь обивает пороги моей приемной, требуя разобраться и найти его. Не знаю уж, как его так быстро разыскали по ауре, скорее всего, сначала стали проверять все известные места обитания эльфов.

– Да уж, – расстроенно пробормотал Васа. – А как получилось, что пропажу эльфа так быстро обнаружили? Времени вроде прошло всего ничего? Это если учесть и поиск, и захват?

– Случайность, – улыбнулся архимаг. – Посол объяснил, что помощник должен ежедневно отчитываться лично перед ним и в тот день не пришел вовремя в их резиденцию. Его похитили как раз за час до доклада. Ну а недалеко от посольства и обнаружили следы похищения. Не уверен, что эльф говорит правду, возможно, он как-то иначе это обнаружил, не суть важно. Так вот… – Руархид поднялся и подошел к окну. – А еще твой ученик неплохо владеет магией стихий, по крайней мере, там он ее использовал на очень высоком уровне.

– Честно говоря, я не поверил про магию стихий, – кисло сказал Васа.

– Ученица Вордта рассказала? – обернувшись, спросил архимаг. – А зря не поверил. Так все и было. И кстати, большинство бандитов были убиты с помощью драконьей магии. По-другому не получилось бы – даже точечные магические удары оставляют следы, а тут вообще ничего.

– И что теперь? – спросил Васа.

– Ладно, не переживай. Я его вполне понимаю, раскрывать все свои возможности перед чужаками неразумно. Все эти его глупые проколы я могу списать только на молодость. По большому счету, он неплохой парень, броситься спасать незнакомого ребенка не каждый решится. Тут такая ситуация. У нас проблема с орками. Онжи Крол, похоже, переиграл меня. Мои шпионы находятся под его контролем. Даже через астрал я не могу получить достоверную информацию.

Васа удивился. Руархид это заметил.

– Да-да, видимо, он где-то откопал сильного шамана, который блокирует своего подопечного. В общем… этого еще никто не знает, но орки подчистую вырезали один наш небольшой городок на границе. Кого убили, кого угнали. Дознаватели сейчас там разбираются. Но пока я не могу что-либо планировать и предполагать. Надо узнать, что происходит у орков, разведать их планы. Думаю, Ник, с его способностями, справится.

– Ты думаешь, он согласится? – удивился Васа.

– А куда он денется? – усмехнулся архимаг. – Во-первых, его ищет гильдия убийц. Или будет искать. Информация – это такая штука, что пути ее распространения могут быть самыми разными. Во-вторых, скоро ко мне приезжают эльфы-переговорщики, я попросил у них помощи. Они могут так или иначе узнать про него, в городе он наследил достаточно. А эльфы мне для чего нужны? Сам знаешь, против орков, практически каждый из которых является всадником, лучший способ действовать – уничтожать их лошадей, желательно издалека или опосредованно. А с этим идеально справятся эльфийские маги. С орками же мы и сами как-нибудь разберемся, надеюсь. Я примерно прикинул, с эльфами, а в особенности с магами-рейнджерами, наши шансы очень сильно повышаются. Еще будут послы от Генри.

– А они тут при чем? – Если с эльфами более-менее понятно, то зачем привлекать людей? Неужели дела так плохи?

– Да нет, – архимаг понял, о чем он подумал, – просто у них та же проблема. Они ведь тоже граничат со степью и не сомневаются, что орки могут и к ним заглянуть. С людьми надо договориться о совместных действиях. На всякий случай. Чтобы правильно взаимодействовать на стыке наших границ, ну и при необходимости помогать друг другу. Так вот, ты мне как-то говорил, что у Ника с эльфами что-то там было, а тут он еще им одну свинью подложил. А я смогу его прикрыть, по крайней мере на некоторое время, хотя кто их знает, этих эльфов? В общем, похищение эльфа я попытаюсь спихнуть на орков, тут Ник сам помог мне с этой версией – использовал магию стихий. Я аргументирую этот эпизод. Будет еще один довод просить помощи у эльфов. Правда, над причиной похищения орками эльфа еще придется поработать. С гильдией убийц тоже что-нибудь придумаем, не впервой. Ну и в-третьих, я предложу Нику очень хорошую оплату, какую не каждый наемник получает. А при необходимости – и мою поддержку. Такие вот дела. – Архимаг замолчал и отпил уже остывшую чифу.

– А не лучше использовать Ника для разработки новых плетений? Да и теоретические разработки, которые он уже предоставил и еще разовьет, могут в той же войне очень сильно помочь, – предложил Васа.

– Сам понимаю, что это лучший вариант. Но пока он будет что-то там разрабатывать, мы можем столкнуться с очень неприятными последствиями нашего незнания действий орков. Дело в том, что сейчас мы не можем предсказать, откуда они нападут в следующий раз. Если ты помнишь, в большой армии у нас никогда не было необходимости – мы всегда могли предсказать или просчитать место их вылазок и были готовы. Сейчас ситуация другая. Поэтому я и хочу, чтобы туда пробрался Ник. Ладно, не хотел говорить, – архимаг вздохнул, – дело в том, что по моему приказу туда отправились несколько наших мастеров «скрыта» из армейской разведки. Никто не вернулся.

Оба помолчали.

– Чем же Ник сумеет помочь, если он не имеет представления о «скрыте»? – высказал сомнение Васа.

– Зато у него есть много других достоинств. Во-первых, любую слежку сразу отсечет, даже скрытую – помнишь, как он обнаружил эльфа на дереве, когда вы только приехали сюда? Во-вторых, он стихийник. В-третьих, может справиться с большой группой вооруженных противников. Чувствую, что еще о некоторых его достоинствах мы просто не подозреваем. А насчет «скрыта»… Пошлем с ним… как ее там, Крису, да? Я узнавал у ее учителя – в «скрыте» она почти мастер, только официально не подтвердила свой уровень. К тому же, – архимаг усмехнулся, – насколько я в курсе, они близко сошлись. Вот и пусть работают дальше вместе.

– Ты специально это подстроил, да? – с подозрением в голосе спросил Васа.

– Каким это образом? – сделал удивленное лицо архимаг. – Неужели ты думаешь, что я в состоянии рассчитать такие события?

– Рассчитать нет, но предположить или спланировать их определенным образом – вполне, – проворчал Васа.

– Да ладно тебе, – махнул рукой Руархид, – все же нормально сложилось. И нам на руку.

– Угу, а ты не боишься, что Ника могут схватить и использовать его знания? В том числе и против нас?

Архимаг немного помолчал, затем вздохнул:

– Боюсь, конечно. Но других вариантов не вижу. Подумай и ты, может, предложишь какую-нибудь альтернативу. А пока по максимуму используй парня для доработки этой новой методики расчетов.

– Угу, – буркнул Васа, переваривая полученную информацию и пытаясь на ходу сообразить, как не упустить ученика из своего поля зрения. – Я так понимаю, с Ником ты захочешь встретиться лично?

– Да. Через месяц я устраиваю празднество с балом в честь моего дня рождения, который так удачно скоро наступит. На нем будут послы, а ты приведешь Ника.

– Стоп! А как же эльфы?

Архимаг пожал плечами:

– Вот и проверим, насколько качественно Ник может менять свою ауру. Ты только узнай, знакома ли эльфам его внешность. Короче, риск есть, но ничего тут страшного нет.

– А почему ты не хочешь встретиться с ним наедине? Почему именно бал?

– А почему бы и нет? – Архимаг подошел к столу и стал просматривать на нем какие-то бумажки, давая понять, что аудиенция закончена. – Пусть это будет маленьким испытанием. Если Ник примет мое предложение, а я постараюсь этого добиться, то на границе ему будет не в пример труднее. А если он и здесь не справится, то смысла отправлять его туда я не вижу. Только сгинет без толку.

– Все равно это слабый аргумент. – Васа тоже поднялся. – Чужой человек, контролировать его сложно, а ты на него возлагаешь столь большие надежды. Даже мне это кажется несколько натянутым, а у Ника могут возникнуть такие же вопросы.

Руархид недовольно нахмурился и некоторое время думал.

– Ладно, – наконец сказал он, – я отвечу тебе. Только скажи, ты так и не узнал, почему эльфы за ним охотятся?

– Ник говорил, что нелегально проник на их территорию, но с какой целью, умолчал. А я и не настаивал.

– Эта твоя деликатность когда-нибудь выйдет тебе боком, – хмыкнул Руархид. – А вот до меня дошла информация, что Ника втайне нанял король эльфов, чтобы проверить всю внешнюю и внутреннюю защиту. Согласно этим сведениям Ник дошел до эльфийского священного леса, куда никого не пускают. По-моему, даже из эльфов там бывали только самые высокопоставленные лица. Так вот, Ник прошел все посты и некоторое время даже жил там, удачно скрываясь от рейнджеров, прежде чем его обнаружили. Но и после этого он смог уйти от них.

– Вот как? – Васа действительно удивился. Вообще-то ему сложно было представить Ника в качестве наемника, особенно для таких деликатных дел. Как-то не согласовалось это с составленным впечатлением о том Нике, которого они встретили в дороге. Ни мечом толком работать, ни на лошади ездить. Хоть парень и говорил, что жил какое-то время у эльфов и расстались они недовольные друг другом, но конкретной информации об этом периоде его жизни у Васы не было.

– А почему же сейчас его ищут? Ведь он давно вышел из леса? – полюбопытствовал он.

– Да потому, что все это, скорее всего, дезинформация, а эльфы на самом деле его ищут. С этим также согласуется то, что Ник подставил эльфа из посольства под гильдию убийц. Вряд ли наемник стал бы подставлять работников своего заказчика. Спросишь, почему все так запутано? А потому, что старый лис Лаурин Трин’х Васар был вынужден прибегнуть к своему любимому приему – сделать хорошую мину при плохой игре. В проникновении чужака не столько в лес (такие случаи хоть и редко, но бывали), но в саму священную рощу виновата служба безопасности, возглавляемая его любимым сынишкой. Да еще позорный провал его любимой доченьки при поимке Ника. Ник ведь не только ушел от ее отряда, он еще, по информации наших шпионов, умудрился их усыпить и отобрать всю одежду. Да за такие провалы любимых детей и косвенно его самого, Лаурина, поднимут на смех не только политические соперники, но и все соседи. Вот и пришлось ему как-то выкручиваться из этого незавидного положения. И, должен сказать, неплохо выкрутился: выдумал легенду о проверке, про наемника, так красиво пустил эти слухи, что даже я сам в это чуть не поверил. Но искать-то Ника ему надо, вот и пришлось придумать легенду про вторую проверку – проверку внешней разведки. А информации у него, по моим данным, очень мало. После провала Лаурин ведет реорганизацию всех служб, и моим шпионам при нынешнем бардаке удалось дотянуться до информации, по которой ищут Ника. Прямо скажу, негусто – нечеткие словесные описания и неполные образцы ауры. Похоже, видели его только со спины, и скрывал свои следы Ник мастерски, что еще раз говорит в его пользу. Так что, видишь, Нику особо ничего не грозит, а мне любопытно было бы понаблюдать, как он сможет обвести вокруг пальца эльфов, столкнувшись с ними на балу. Однако там будут не только представители эльфийского посольства, но и приглашенная эльфийская делегация, в которой может оказаться кто-то из рейнджеров, ловивших Ника, поэтому постарайся уточнить, точно ли его только со спины видели, – сказал архимаг и, вопросительно посмотрев на Васу, подпустил в голос нотки недовольства: – Еще вопросы будут?

Васа только покачал головой и пошел к выходу.

– Надеюсь, твой ученик поправится к нужному времени? – с усмешкой бросил архимаг в спину уходящему коллеге.

Тот лишь неопределенно пожал плечами.

Уходя, Васа испытывал смешанные чувства. С одной стороны, недовольство – возможно, в скором времени он останется без интереснейшего объекта исследований и источника знаний, к которым стремился всю жизнь, но получил доступ только сейчас. С другой стороны, недоумение. Ну никак не могла уложиться в голове мысль, что архимаг спокойно отправляет перспективнейшего теоретика с такой рискованной миссией. Неужели угроза со стороны орков настолько велика, что Руархид решился ввести в игру темную лошадку, несмотря на огромное количество других способов ее использовать? А если подумать? Все-таки у гномов есть несколько гроссмейстеров «скрыта». Да, нанять их очень сложно, практически все они – сильные маги, индивидуалы и независимые личности, чтобы заинтересовать их, архимагу надо очень хорошо постараться, и простой приказ тут не сработает. Трудно, но возможно. Очевидно, Руархид рассчитывает на инфомагические способности Ника. На какие именно, нетрудно догадаться – сканирование и взлом разного рода защит. Исходя из всего, что о нем известно, можно сделать вывод, что при необходимости парень сумеет провести оперативную инфомагическую ликвидацию оркской верхушки. Интересно, как Руар рассчитывает втянуть человека в совершенно его не касающийся конфликт гномов с орками? Все, что он излагал Васе, слишком прямолинейно, и он не может не осознавать шаткости своей позиции. Как еще можно убедить Ника? «Ага, кажется, понимаю», – кивнул себе Васа. Если он прав, то на бал вместе с Ником будет приглашена и Криса. Так-так… Васа даже приостановился, но, наткнувшись на удивленный взгляд гнома из прислуги, быстро двинулся дальше.

Один из способов заинтересовать человека в выполнении работы – это заставить проникнуться ее значимостью, почувствовать себя героем, убедить, что от него зависят судьбы многих. Деньги тут не главное. Возможно, архимаг аккуратно сделает так, чтобы Ник с Крисой стали свидетелями его переговоров с гостями, позволит «случайно» услышать о разных ужасах, творимых орками. Криса точно должна впечатлиться, все-таки это ее страна, и вполне может надавить на Ника. Насколько Васа понял, у них достаточно близкие отношения, да и после той заварушки с гильдией убийц он наверняка чувствует себя обязанным девушке.

Возможно, архимаг спланирует маршрут ребят таким образом, чтобы по пути они насмотрелись зверств орков по отношению к других расам, чтобы в случае угрозы вторжения Ник без колебаний вырезал вражескую верхушку. Ну а чтобы направить неизбежную месть орков в безопасное для гномов русло, Руар может воспользоваться уже испытанным приемом – свалить ответственность на эльфов.

«Ну что ж, – подумал Васа, – накрутил я тут». Ладно, даже несмотря на все это, некоторые шансы удержать Ника у него есть, до бала еще много времени, чтобы придумать побольше аргументов против затеи Руархида.

* * *

Ллерин трясся от холода в промозглом подвале-темнице неизвестного ему столичного дома, с содроганием вспоминая подробности пережитого допроса. Взяли его быстро и качественно, в парке, в двадцати минутах ходьбы от здания посольства, даже дернуться не успел. Хорошо хоть шеф снабдил его, как особо ценного работника и порученца для рискованных операций, амулетом-сигналкой, да не простым, а гордостью эльфийских артефакторов – «Эллируель Дор’Эххшель», что в переводе с древнего языка означает что-то вроде «глаз стража леса». Редчайшая и очень дорогая вещица. Завязывается на ауру владельца и, как только в ней отражается непорядок в ментальной сфере (охраняемый впал в ужас или потерял сознание), по магической связи тут же посылает мощный сигнал. Конечно, нередко случались и ложные срабатывания. Один раз Ллерину в холодном поту да трясущейся рукой пришлось отводить глаза не вовремя вернувшемуся домой мужу своей очередной возлюбленной, сильному боевому магу. Все бы ничего, однако незадачливый любовник тогда не смог быстро выйти из дома и отменить ложный вызов, так что через полчаса семейная идиллия была нарушена ворвавшимся эльфийским отрядом. За такое Ллерина не только сурово наказали, но и с полгода подкалывали всем посольством. Как уж посол извинялся и заглаживал вину своего подопечного, Ллерин не знал, его отстранили от того дела. Да и знать он этого не хотел, уж очень неприятные воспоминания остались.

Амулет сработал как надо еще до того, как был уничтожен заклинанием нападавших. Так что в том, что его ищут и, возможно, уже задействовали все каналы вплоть до запроса помощи у архимага, Ллерин был абсолютно уверен. Только вот доживет ли он до «чудесного спасения»? Хорошо хоть ему повезло, что главным среди допрашивающих оказался менталист высочайшего уровня. Ллерин поморщился, как от сильной головной боли (которая, кстати, тоже имела место быть), вспоминая чужую волю, подавлявшую его сознание. Заставить эльфийского мага, пусть и слабого (его ценят совсем за другие достоинства), в течение двух часов подобно кукле выполнять приказы и вести рассказ – такое не каждый сможет. Тем не менее, именно этот дознаватель, по ходу дела, спас Ллерину жизнь. Если б не он, традиционными способами могли бы и запытать до смерти – настолько были уверены в его виновности и горели желанием отомстить за погибших товарищей. Теперь же есть немного времени, пока по запросу менталиста похитители еще раз проверят улики. Но сколько именно времени у него осталось – минута, час или день, – Ллерин не знал, оставалось лишь мучиться в догадках, попутно выискивая малейшие лазейки для побега, коих пока еще не наблюдалось. Интересно, какая же подлюка его подставила и каким образом? Несмотря на свой разгульный нрав, серьезных врагов Ллерин не имел. Были, конечно, недоброжелатели, как же без них с такой-то работой, но не любили его не настолько сильно, чтобы сподвигнуться на такую подставу. Похоже, целью сего демарша было не навредить ему лично, а нагадить всему эльфийскому посольству. Учитывая запланированное прибытие переговорщиков из Леса, вариант диверсии, возможно вместе с другими враждебными действиями, имеющими целью срыв переговоров, виделся Ллерину наиболее вероятным, хотя способ осуществления заводил его в тупик. Ну и главное: кому это выгодно? Судя по всему, следы ауры действительно подбросили, только вот каким образом?

После продолжительных размышлений Ллерин пришел к выводу, что, скорее всего, неизвестные мерзавцы взяли какой-то из материалов, например ткань кресла, на котором Ллерин мог сидеть, куски ковра, по которому он ходил, аккуратно перенесли, чтобы не затереть отпечатки, и «приклеили» на нужное место в том доме, о котором его расспрашивали. Есть вероятность, что, просмотрев его память, маги похитителей додумаются проверить, а не подсунуты ли элементы интерьера с его отпечатками. По крайней мере, серьезная надежда на это была. Все-таки конфликтовать с эльфами (а все долгоживущие сурово карают за нападение на соплеменников) себе дороже. Да еще в свете надвигающихся переговоров, когда к поискам наверняка уже подключился архимаг. Возможно, мертвители решат его отпустить, ограничившись легкой подтиркой памяти. Да и не может запомниться ему ничего важного: все допрашивающие были тщательно замаскированы, а в темницу эльфа доставили в не совсем сознательном состоянии.

Успокоившись, Ллерин постарался устроиться поудобнее на жестком полу и приступил к медитации, дабы привести в порядок растрепанные нервы.

Глава 3

Подслушанный мной разговор Васы с архимагом вызвал досаду и депресняк. В общем, на душе скребли кошки. Видимо, услышанное подействовало так сильно потому, что я уже большей частью сознания нахожусь в своем теле. Не удивлюсь, если этот шквал отражается в ауре. Хорошо хоть в данный момент я один и некому заметить мою реакцию. А то было бы забавно – лежит полутруп и о чем-то переживает…

Архимаг знает, что я могу подделывать ауру! А я-то, наивный, хотел приберечь этот козырь. И так глупо его раскрыл. Босс почувствовал запах жареного. Он понял, что, имея в своем арсенале такой инструмент и такого исполнителя, как я, может подставить кого угодно, в любой тайник проникнуть. Теперь точно не отстанет, не отцепится! А ведь как хорошо все начиналось! Мог ведь жить себе в столице припеваючи, так нет, потянуло на подвиги! Сначала эти дурацкие понты: фотомагия, магомузыка! Вот Васа и пришел к выводу, что я владею драконьей магией, а теперь и архимаг в курсе моих способностей. Что теперь будет? С другой стороны, натуру свою не переделаешь. Да и кем оказался бы я в этом мире, если бы не встретил Умника, развившего во мне все эти магические прибамбасы?

«Пожалуйста!» – Умник был тут как тут.

«Да-да, Умник, слушай вот, какого дурака хозяина принесла тебе нелегкая!»

«Не надо так убиваться, Ник. Мы с тобой – два сапога пара, так, кажется, у вас говорят? Это ведь только сейчас я немножко поумнел, стал самостоятельнее, а до этого как идиот торчал кучу времени на одном месте, ничего не делая, чтобы найти Хозяина. А с тобой столько интересного узнал. Это я должен радоваться, что дождался именно тебя с твоими компами. Вот интересно, теперь, анализируя свое состояние, ясно вижу, что способен испытывать эмоции, и это меня очень радует. Подозреваю даже, что в принципе в меня была заложена такая возможность, только почему-то не активирована. Но и не считая информации из компьютеров, ты и сам оказался очень интересным человеком. Будь на твоем месте кто-то другой, не знаю, смог бы я развиться до осознания себя?»

Хм… а что? Похоже, Умник действительно стал или становится личностью. Вон даже разумную инициативу иногда проявляет. То информструктуру для связи в случае утери браслета, ничего не сказав, прикрутит, то без приказа приглядывает за мной, самообучается, опять же.

«Да, я понимаю, что ты иногда поступаешь неразумно, никто не идеален. Вот и я, бывает, веду себя нелогично. Правда, тут надо учитывать, что я все-таки бортовой компьютер космического корабля. Может, у меня и нет (точнее, тогда не было) человеческих эмоций, наличие переизбытка которых ты так ругаешь, однако у нас, компьютеров, другие инстинкты (точнее, базовые постулаты). И кроме самосохранения у меня еще есть инстинкт Хозяина и чувство дома, которым является корабль. Для меня потерять их – то же самое, как для тебя наполовину умереть».

М-да… до чего дошло – плачусь в жилетку компьютеру, прям сеанс психотерапии какой-то…

«Ник, так ты догадался или знал с самого начала?»

«О чем?» – индифферентно откликнулся я.

«Ну что после того непродуманного штурма я начал читать книги по психологии на твоем субноуте? Авось в следующий раз, когда ты так же с разбегу будешь прыгать на ежа голой попой, мне удастся отговорить тебя от столь опасной затеи».

«И что же ты будешь мне говорить, как убеждать?» – улыбнулся я.

«Ну я только приступил к ознакомлению, до этого мне как-то техническая и программистская информация более интересна была, – смутился Умник, – но, судя по всему, я предложу тебе обсудить твое детство…»

Вот тут меня прорвало. Давненько я так не смеялся. Похоже, Умнику удалось-таки вывести меня из депрессии. А что, действительно, кто, как не Умник, постоянно работающий с моей головой, сможет душить прекрасные-отвратные-позорные порывы?

«Умник, а ведь это идея!»

«Что? Я думал, говорить о детстве тебе показалось глупым».

«Да нет же! Смотри, моя главная проблема – переизбыток эмоций. Можешь ли ты унимать их, когда я становлюсь совсем уж неадекватен?»

«Без проблем, уточни только, что именно, в каких случаях и насколько сильно. Я-то убрать могу, только вдруг это окажется не баг, а фича?»

Хм… а ведь действительно. Если совсем отрубить эмоции, то будешь как Умник после смерти Дронта – никакого желания двигаться дальше, никакого эмоционального подкрепления направляющей «партии». Хм… а ведь будь у Умника тогда полноценная мотивация и отсутствие способности засыпать на тысячи лет, его бы так припекло, что не только до дракош дотелепать додумался бы.

«Умник, а если то, что я чувствую сейчас, принять за ноль, а сегодняшний пароксизм самобичевания – за единицу? Когда значение доходит до ноль восьми, ты меня предупреждаешь о приближении состояния аффекта, а зашкаливает за единицу – глушишь где-то до уровня ноль два. Как такой вариант?»

«Нет, не пойдет! – возразил Умник. – Ведь эмоции эмоциям рознь. Я за тобой наблюдал в момент прилива вдохновения – потрясающая скорость и производительность мышления, вроде того случая со сверхбыстрым проектированием инфомагического улучшения струн Тира, будет жалко тебя этого лишать. В то же время примерно в таком же состоянии ты делаешь вещи, которые потом называешь феноменальными глупостями – например, первое проигрывание музыки. Так что тут нужно четкое ТЗ составить, чтобы, не дай бог, ничего не ухудшить. Предлагаю сделать его все-таки вместе, вещь серьезная, на твоем субноуте есть куча книг про работу мозга и физиологические проявления эмоций, плюс у меня имеются знания об их ментальном отражении».

Следующие полчаса мы, вначале быстро и увлеченно, а под конец долго и нудно, копались в огромной куче медико-биологической литературы, составляя ТЗ. Меня сильно удивила патологическая боязнь Умника перебрать с «заглушкой». По идее, он должен быть только рад моему каменному спокойствию, ибо в таком состоянии риск впутаться в неприятности гораздо ниже, так нет же – каждое шевеление души насмерть отстаивает. Хм… а ведь если подумать, стоит Умнику начать постоянно подкручивать мне эмоции, даже по моему желанию и выбору, так я постепенно утрачу руководящую и направляющую роль в нашем тандеме и останусь в роли живого придатка к компьютеру, а это противно его естеству, как там… инстинкт Хозяина, кажется? Наверное, поэтому он так и не смог додуматься до очевидной для меня идеи – брать под контроль тех искателей могущества, которые явно не походили на инфомагов. Организовать с помощью диадемы управление человеком – раз плюнуть. Хотя, возможно, тут еще есть какие-то инструкции в БИОСе, мол, в случае, когда Хозяином может стать каждый встречный, нельзя пытаться подчинить потенциального будущего «оператора». Когда-нибудь обязательно надо будет въехать во все базовые настройки Умника. Но пока есть куча более важных и интересных дел. Все эти мысли я обдумывал не проговаривая (за месяцы общения с Умником этот навык развился как бы сам собой, хотя вроде бы ничего специально я и не скрывал). Нет никакого желания подкинуть ему дурацкую идею вроде «единственный способ спасти этого отъявленного хозяина-самоубийцу – взять его под тотальный контроль».

Ладно, теперь нужно затестить систему борьбы с излишней ажиотацией. Попробую как следует себя накрутить и посмотреть, когда Умник предупредит об опасности. Итак, начали…

И на чем же я остановил самобичевание? Ага, я вроде бы понял, каким полным дауном был, что не сочинил красивую легенду. Вместо этого создал вокруг себя ореол тайны, да еще собственную необычность постоянно выпячивал. А ведь мог бы давно что-нибудь предпринять. Субноут у меня был, книги я читал, если что – мог Васу усыпить и полностью просканить. Забавно, вначале я этого не сделал, потому как он был настолько возбужден обилием новых знаний об инфомагии, что после каждого моего урока бегал в библиотеку гильдии (уж это я проверил в конце концов), копался там в поисках дополнительных данных и до посинения строчил свой трактат, переписывая его каждый раз чуть ли не заново и засыпая за работой. А потом отпала необходимость – вся местная «техническая» литература оприходована, а разговоры обо мне можно и так прослушать. Так вот, что мешало покорячиться вместе с Умником и придумать себе происхождение и все прочее? Да ничего не мешало!

Стоп. Накала явно не хватает – это показывала шкала в углу «экрана», которую предложил вставить Умник. Мол, ты сам смотри, насколько раскочегарился, а я подам звуковой сигнал, если будешь в районе красной отметки. Ладно, рассмотрим еще раз многочисленные ошибки во время штурма и способы, с помощью которых можно было вовсе избежать его, не получив в процессе ни малейшей царапинки…

Через десяток минут разбора полетов я добрался до главного прокола – раскрытия перед арихимагом умения подделывать ауру. К тому времени я уже так раскалился, что один раз проигнорировал предупреждения Умника, а второй раз послал его прямым текстом, после чего эмоции быстро сошли на нет – врубился сглаживатель. Что ж, я мысленно почесал в затылке, первый тест удачный, хотя я бы, несмотря на все уговоры Умника, уменьшил порог. Ладно, теперь, будучи абсолютно спокойным, проанализирую сложившуюся ситуацию.

То, что архимаг получил полную на сегодняшний день информацию о моих способностях, очень досадно. Кстати, а ведь об этом ему Криса сообщила, точнее, Вордт, вроде как учитель Крисы, передал ее доклад. Слишком уж дико звучит для местных магов: «…подделывать ключевые показатели ауры». Вот, наверное, Васа удивился! Хотя меня-то он давно знает, мог бы и привыкнуть. Если бы не «репортаж очевидца с места событий», архимаг, сто процентов, подумал бы, что я просто взял образцы ауры Ллерина, как-то их законсервировал (магически или инфомагически), а потом красиво разбросал на месте преступления. Интересно, а ведь даже не умея их сохранять и правильно переносить на нужные предметы, все равно можно неплохо подставлять народ. Зная место, где произойдет криминал, притаскиваем туда вещи подставляемого чела, к которым он не раз прикасался и где, возможно, еще остались следы его ауры, на время оставляем в здании – хоть что-то, но останется на контактирующих поверхностях. А можно и не убирать, типа он не только следы ауры, но и вещи свои кое-какие оставил, например платок обронил. И все, приплыл карасик. Если у бедолаги нету алиби – пиши пропало! Хм… хотя, может, не один я такой умный и местные сыскари при каждом серьезном преступлении учитывают такие вещи?

Так, ладно, вернемся к нашим баранам… Точнее, к нашему лису в звании архимага. Похоже, трогать меня до бала он действительно не собирается, а убийцам и эльфам станет всячески глазки замыливать, не захочет отдавать им ценный фрукт в моем лице. А ведь круты мертвители! Как быстро они ушастого отловили, и пары дней не прошло! Только что они будут делать, когда поймут, что он тут не при делах? И поймут ли вообще? А то могут и до смерти замордовать, веря в невозможность подделки ауры. Хотя тут, похоже, и так все ясно: архимаг планирует подписать важное соглашение с эльфами, и потому вряд ли официальное лицо, помощника посла, будут страшно пытать. Сначала перепроверят информацию по уликам да с помощью всяких там менталистов. Мертвители вроде как транснациональны, могут использовать своих мастеров-пси из соседнего регионального офиса. Конечно, есть шанс, что им помогают гномьи маги, умеющие выковыривать нужные сведения прямо из головы клиента, однако это, если не ошибаюсь, редкость. Таких, как Криса или Вордт, по пальцам можно пересчитать, причем половина из них, вроде Крисы, даже не связывают свои способности непосредственно с ментальной магией. Значит, пока они там будут раскачиваться, архимаг через своих людей, угрозами или бабками, объяснит гильдии убийц, чем все это чревато, и им придется прогнуться. Есть, опять же, шанс, что эльфа заморят… Жалко все-таки его, вроде как нормальный парень, судя по прослушке, и вот так – раз, и все. В крайнем случае, если меня совсем уж совесть замучает, можно будет сыграть в игру «Одной рукой забираем – другой даем», то есть найти (благо его информструктура есть у меня в базе данных) и вытащить его. Друзья в стане врагов мне наверняка понадобятся, да и хочется как-то реабилитироваться перед собой и Умником за хреново спланированную и осуществленную освободительную акцию. Скоро у меня в арсенале будут магозащита, усыпляющие поля, полог невидимости и голова, временами горячая, но чаще холодная, ибо об установке кулера и радиатора я позаботился, договорившись с Умником насчет сглаживания эмоциональных взрывов и чрезмерных выбросов адреналина. В общем, думаю, архимаг сам справится, а мне бы подумать о собственном будущем.

Итак, его магичество, скорее всего, круто ко мне прицепится, да еще не с разработками плетений, на которых так настаивает Васа, а с целью более утилитарного использования. Книженцию я, конечно, напишу. Только поставлю условие, чтобы ведущим автором и руководителем проекта стоял я. Некоторая доля тщеславия мне не чужда. Да уж, прикольно было бы посмотреть лет эдак через полтыщи, как тут разовьется магия и останутся ли какие-то воспоминания обо мне… А если серьезно, то почему бы и не стать здешним магическим Ньютоном? Точнее, помесью Ньютона с Марксом, ибо Васу (своей бородой и общей неухоженностью иногда напоминающего сего исторического персонажа) с его пробивным именем таки придется добавить в соавторы. А чтобы книга была нормальная, сделаю ее гипертекстовой: даже не представляю, как местные выдерживают это бумажное чтение! Одно дело еще художественная литература, и то – насколько приятнее видеть подсвеченные ссылки на глоссарий, связи с фанфиками, иллюстративкой и альтернативными ветками сюжета. Но книжка про магию – это ведь почти диссертация! В научно-технической монографии даже возможности простого текстового поиска мало. Не представляю, как еще в начале века люди мучились со всеми этими статьями, пусть и проиндексированными поисковиками. Они ведь еще не были представлены в виде многоуровневых схем (а-ля мой «фактограф») со стрелочками, логическими цепочками, аккуратно прикрепленными альтернативными теориями, массивами подтверждающих и противоречащих фактов и т. д. и т. п. А тут тебе даже поисковиков нету! Конечно, фактографный гламур мне сделать не удастся, однако гиперссылки и иллюстрации, возможно даже анимированные, я постараюсь сообразить. А чтоб величие дум моих – с ухмылкой продолжал я мечтать – нашло как можно больше читателей, создам возможность дублировать свое произведение. Вставлю в текст хитрое инфомагическое плетение, которое они сами хрен смогут увидеть и разобрать, и инструкцию, в которой говорится что-то типа такого: «Взять плитку указанного размера из указанного материала, приложить к ней книгу (которая на самом деле является амулетизированной пластинкой с магическими «чернилами» и интерактивом), нажать на книге кнопочку и запитывать магоэнергией, пока прогрессбар горит». И вуаля – копия готова!

Ладно, что-то занесло меня в сторону. Итак, архимага, по-видимому, сильно приперло, если ему в лом усадить меня за теорию. Похоже, он хочет заслать меня в стан врага с целью добычи сведений о планах их предводителей. А если затеет что-нибудь нехорошее, например, чужой земелькой немножко поживиться или просто немножко наехать по личным мотивам на лидера соседнего государства, то мне будет красочно рассказано о том, какие они подлые, как зверствуют, особенно в отношении маленьких девочек. И я воспылаю праведным гневом и с энтузиазмом брошусь «мочить в сортирах «зеленых». Хм, забавная штука: на Земле в девятнадцатом столетии «зелеными» называли гомосексуалистов, в двадцатом столетии «зеленые» – это свихнувшиеся экологи, а в двадцать первом в Лунгрии – просто орки. Хотя какие они, к черту, зеленые? Нормальные загорелые мужики. А зеленые, потому что это у них боевая раскраска на лице, как у индейцев. Вот и прицепилось. Васе архимаг этого, конечно, пока не говорит, но само собой напрашивается – вряд ли для того, чтобы «просто послушать», он самого меня привлекать будет (упс, надо будет с Умником обсудить сглаживание пиков тщеславия!). Не думаю, что прозвучат угрозы, ибо Руархид не может быть уверен в устойчивости своей защиты к обзерошиванию, о котором он, исходя из анализа моих похождений, имеет некоторое представление. Скорее тут будет использован метод пряника. На эльфийско-мертвительские кнуты достаточно немножко намекнуть. В принципе я даже могу принять это предложение, если ему есть чем заплатить. Имея за плечами возможность отвода глаз, подделки ауры, а также целый арсенал (точнее, буду иметь, а вообще, лучше не говорить «гоп» преждевременно) от «зеро» и защиты до усыпляющих полей и будущей невидимости, я могу очень долго скрываться, а если еще научусь менять внешность (надо будет проконсультироваться с Умником, насколько это сложно и не навредит ли здоровью)… Если орочье задание окажется слишком сложным или рискованным, придется тихо исчезнуть, и хрен потом определят – погиб я или свалил. Так что первоочередная задача – сравнить степень вероятности загнуться еще в столице до или во время бала с помощью всяких там «доброжелателей» и возможность угробиться в процессе разведывательно-диверсионной акции, которая вполне может оказаться «миссией невыполнимой»…

Так… Что еще? Еще есть риск неудачного разговора с архимагом на балу. Я, конечно, могу его обзерошить (хотя тут на всякий случай нужно бы сто раз перепроверить – магоэнергии в его защите немерено и, несмотря на то что инфомагия имеет высший приоритет, создаваемые помехи могут не дать Умнику хорошо отработать), однако к обычной магии у меня самого только частичный иммунитет. Вроде, как сказал Умник, мои раны лечатся здешними эскулапами, только в четыре раза медленнее, чем раны условного Тира, из-за большей энергоемкости организма. То есть можно примерно предположить, что, увеличив силу атакующего заклинания в четыре раза, любой местный поганец вполне способен отправить меня на тот свет. К тому же самая большая опасность как раз не в прямом ударе, а в популярном среди наемных убийц холодном оружии с мгновенными ядами. Стоит только чуть-чуть царапнуть неприкрытую шею – и все, нету больше Ника, то бишь меня любимого. А магозащита просто не сработает, если ножом не сильно чиркнуть. Для ряда таких ядов (производных того, которым убили Тишь) мы с Умником, конечно, разработали антидоты, однако есть ведь море других. Фигушки тут что-то придумаешь. Только что-то комплексное биохимическое, а это ничуть не проще, чем разработка магической защиты, а может, и сложнее.

До бала риск поменьше будет, ибо вряд ли убийцы успеют на меня так быстро выйти, а эльфам я нужен только живым, так что мгновенного яда от них можно не опасаться. Другими словами, бал – это своеобразная точка бифуркации и самое рискованное для меня событие ближайшего времени. Значит, следует максимально подготовиться до дня празднества, сделать всякие там защиты, точно определиться – бежать или остаться.

Вернемся к нашим баранам… Итак, зачем мне может понадобиться выполнять задание архимага? Переться к оркам в развлекательных целях – глупость. Деньги мне не нужны. Может пригодиться прикрытие от киллерской конторы и ушастых, а также тайный выезд из столицы, но этого маловато. Так, что еще завлекательного мне могут предложить? Артефакты? Вряд ли – с моделью магии я могу сам наклепать то, что местным даже и не снилось. Может быть, книги, знания? А кстати, почему бы и нет! У архимага есть свой спецхран, где кроме всяких ненужных мне политических документов могут быть очень полезные магические книги с описанием всяких «паранормальных» явлений, в том числе упоминание о тех временах, когда проходы между Землей и Лунгрией существовали. Вероятно, тут я смогу найти ключик, который поможет открыть порталы на Землю и обратно. Так, с этим ясно, что еще? Что есть такого интересного у архимага? Решено: денег мне не надо, артефактов тоже. Еще, пожалуй, сила, но силы вроде и у меня до фига. Ага, он вполне может в качестве оплаты дать разрешение на эксперименты с воздушным элементалем. Мне ведь надо добраться до точки доступа к инфокомпу? Надо! Но будем надеяться, что такое ему в голову не придет. Кроме того, надо попробовать получить разрешение (а значит, и слетать к инфосерверу) через Васу еще до бала, а соответственно, и до разговора с архимагом. Хрен его знает, что после будет. Ладно, поживем – увидим.

Кстати, а что делать с Крисой? Мне ведь хотят ее в нагрузку навесить. А может, и для наблюдения за мной или даже контроля. Бабы, они ведь такие – умеют мужиками управлять, и делают это легко, ненавязчиво. Особенно если нравятся управляемому объекту. Конечно, девушка она классная, да и спать одному в поле как-то неприятно будет, к тому же я ей обязан – не каждый день тебя вытаскивают из конкретной задницы. Однако в остальном она полная обуза: подавлять свою чрезмерную эмоциональность я буду с помощью Умника, полог невидимости скоро отрелизю, со всем прочим она вряд ли поможет. Только бегай за ней, чтобы, не дай бог, ничего плохого не случилось. И что самое паршивое, никак не отвяжешься. Бросить во время задания совесть не позволит, сказать архимагу прямо, что знаю «скрыт», тоже нельзя. Тогда они сразу поймут, что со «cкрытом» я в любое время смогу от них свалить и даже банальный поиск по внешности не поможет. Остается только убедить как-то Крису, чтобы отказалась меня сопровождать. Тогда, если ко мне приставят другого мага «скрытника», брошу его в чистом поле без всяких мук совести. Только вот хрен теперь отвяжешься. Сразу три вещи зовут ее идти со мной: блестящие карьерные перспективы, возможность поучиться новым способам магичить плюс личная привязанность. Ведь допуск к телу что-то да значит? Или нет? Плюс реальная помощь в той заварушке наверняка создала у нее ложную убежденность в том, что она не обуза. Эх… С бабами всегда одни проблемы! Жаль, что эти проблемы обычно компенсируются кучей положительных моментов, иначе фиг бы я сомневался и мучился.

Ладно, будем думать. До бала еще время есть, а сейчас пора перейти к самым неотложным делам, а именно – к созданию магозащиты для меня любимого. Плетение полога для Васы я уже оптимизировал, однако моя личная концепция виртуальной брони будет совсем другая, чувствую, придется еще много писать и переделывать…


Некоторое время назад

Архимаг сидел в своем личном, закрытом для всех посторонних, кроме садовника, внутреннем саду и отдыхал. Это был один из редких моментов, когда текущие дела шли своим ходом, а срочные могли подождать. Несмотря на неутомимость в работе, Руархиду все-таки требовался отдых. И именно здесь ему удавалось сбросить накопившееся напряжение. Игра света от пробивающихся сквозь ветви деревьев лучей солнца, яркие краски растущих цветов и их неповторимый запах – все вместе создавало такую обстановку, что не расслабиться было просто невозможно. Садик был закрыт для посещения посторонних. Не хотел его магичество показываться рядовым гномам с глуповатой улыбкой на лице, морщившемся от наслаждения. Ну и в целях безопасности конечно же. Невзирая на то что за все время пребывания на посту архимага и главы государства на него не было произведено ни одного покушения, он не обольщался. Это лишь доказывало, что служба безопасности, политические игры и взаимоотношения с главными игроками были им организованы правильно. И эта система действует до сих пор, иногда модифицируясь в соответствии с текущей ситуацией, новыми магическими разработками и прочими факторами. Архимаг не делал глупых подарков возможным своим противникам (да-да, возможным! Реальных противников у него практически не осталось. Или же они хорошо прячутся). Поэтому в этот садик и допускались только постоянно проверяемый на благонадежность садовник, личный секретарь Руархида да еще те, кого архимаг считал необходимым вызвать именно сюда.

Хорошо отдохнув за выделенное самому себе время, архимаг вернулся в кабинет. В приемной его уже ожидал глава внешней разведки.

– Приветствую, Мондрид, – архимаг кивнул своему давнему другу на кресло. – Какие новости?

– Ничего хорошего, – вздохнул Мондрид, усевшись в предложенное кресло и без разрешения наливая в стоящий на столике бокал вина. – Практически все мои шпики у орков уничтожены. А подкармливаемые информаторы, близко стоящие к вождям, наглухо замолчали. Такое ощущение, что либо их раскрыли, либо они очень сильно испугались того, что у них там происходит. Нутром чувствую – орки готовят масштабное нападение на нас или людей.

– Что ты предпринял для прояснения ситуации? – перестукивая пальцами по столу, спросил Руархид.

Мондрид вздохнул:

– Послал двух мастеров «скрыта».

– И что?

– И ничего. – Глава внешней разведки грустно посмотрел на архимага. – Они не вернулись.

Оба помолчали.

– Тебе в астрале удалось что-то выяснить? – наконец спросил Мондрид.

– Нет, – архимаг отрицательно качнул головой, – у меня та же ситуация. Похоже, в оркскую верхушку затесался сильный шаман или даже несколько, умеющих блокировать информацию в астрале.

– Что будем делать?

– Есть у меня на примете один уникум, – задумчиво проговорил архимаг. – Может помочь, в том числе с ликвидацией оркской верхушки, если до этого дойдет. Только вот капризный очень, деньги его мало интересуют, надо подумать, чем такого можно привлечь.

– Ну это понятно, спецы экстракласса все привередливые. Я из-за этого до сих пор не завербовал ни одного гроссмейстера «скрыта» ни с нашей, ни с людской стороны…

– Ладно, я поразмыслю над этим. Как по-твоему, что в ближайшее время нас ждет?

Мондрид пожал плечами:

– Думаю, в течение месяца, может быть двух, орки нас еще будут беспокоить по мелочам. На первый взгляд все выглядит, как и раньше, когда они периодически вылезали на наши территории. Однако, учитывая все известные факты, скорее всего, они ведут какую-то масштабную подготовку, и вскорости случится крупная пакость с их стороны.

– Полагаешь, война?

– Возможно.

– Понятно, – мрачно пробормотал архимаг. – Нам лучше готовиться к худшему.

Мондрид кивнул.

На комнату опустилась тишина, в которой два гнома обдумывали свои дальнейшие действия…


Лаурин Трин’х Васар

В дверь постучали, и через мгновение в нее проскользнул секретарь.

– Ваше величество, Торвин Трин’х Вассар, а также Эль Трин’х Вассар прибыли.

Лаурин махнул рукой:

– Пусть заходят.

В кабинет вошли болтающие друг с другом брат с сестрой. Король залюбовался, глядя на них. Все-таки судьба побаловала его, дав таких красивых и умных детей.

– В этот раз я уверена, – с недовольным выражением лица что-то доказывала Эль своему брату, который в ответ только ухмылялся.

– Тогда, у дроу, ты тоже была уверена, что нашла того человечка. А оказалось, это был известный человеческий маг, приглашенный одним из высокопоставленных дроу, чтобы из первых уст услышать об условиях, предоставляемых в их магической академии. Он туда планировал заслать своего сына на учебу и оплатил приезд одного из учителей. Хорошо хоть я сначала проверил его, а то вот было бы весело устроить заварушку в столице дроу!

Эль, гневно хмурясь, пихнула брата в бок. Тот нарочито охнул и обратился к Лаурину за поддержкой:

– Отец! Посмотри, насколько твоя дочь не уважает главу внутренней безопасности! Ты бы повлиял на нее как-то! Ладно я, а то поубивает она тут твоих подданных, кем будешь управлять? – И со смехом увернулся от подзатыльника, который Эль попыталась ему отвесить.

– Ничего-ничего, – усмехнулся Лаурин, – меньше подданных – меньше проблем. Только не оставляй следов, которые могут указать на тебя, – пряча в глазах смешинку, ответил король.

– Да ну вас! – Девушка надула свои красивые губки и с недовольным видом уселась подальше от мужчин.

– Что, очередной претендент на роль чужака? – Лаурин серьезно посмотрел на сына. Тот, уловив изменение в тоне короля, тоже посерьезнел:

– Ага, но тут все дохло. Я уже собрал на него досье, не мог он оказаться в нужное время на нашей территории.

Эль удивленно и обиженно посмотрела на брата:

– А почему ты тогда молчал? Поиздеваться надо мной захотел, да?

– Ну не без этого, – слегка улыбнулся Торвин. – Пора бы тебе успокоиться, сестра. Не надо подозревать всех встречаемых людей. Разумнее подходи к этому вопросу.

Лаурин кивнул про себя на слова сына. Для Эль поиски того неуловимого чужака стали каким-то наваждением. Уже и разговоров на эту тему почти нет, а она все «ловит» его, мотается по близлежащим территориям в поисках следов, никак не успокоится. Пора уже переключить ее на что-то другое, а то все это может плохо кончиться. Как раз сегодня появился хороший повод отвлечься. А чужака пусть ищут специально выделенные работники. Не сразу, но когда-нибудь нужный человечек обязательно попадется в сети, раскинутые Лаурином. Эльфы могут ждать своего часа годами и десятилетиями.

Пора переводить разговор на другую тему.

– Я вот почему вас вызвал, – прервал Лаурин перепалку своих детей. Они мгновенно замолчали и посмотрели на него. – Сегодня пришло приглашение от архимага гномов Руархида на бал по поводу его дня рождения. Сами знаете, не каждый год приглашают на этот личный праздник представителей правящих домов соседних государств. Я поехать, к сожалению, не могу. Но от нас обязательно должен быть кто-то из королевской семьи. Поэтому к гномам отправитесь вы оба.

Торвин и Эль переглянулись.

– Пап! А зачем мне там быть? Пусть Торвин один едет! У меня есть планы на ближайшее время!

– Тихо, тихо! – Лаурин не хотел давить на дочь, но понимал, что ей срочно надо сменить обстановку. Ему докладывали, что Эль в последнее время стала раздражительной, пару раз чуть не зарубила, как она считала, грубиянов. На балы перестала ходить. Часто надолго где-то пропадает, хотя ему понятно где. До сих пор не может забыть того, кто, как она считает, унизил ее. – К тому же у гномов в столице ты очень давно не была. – Сказав это, Лаурин тут же понял, что зря. Эль сначала задумалась, а потом глаза ее разгорелись в предвкушении. Похоже, он, сам того не желая, вместо того чтобы переключить Эль мыслями на другие события, только дал новую пищу для ее наваждения.

Он со вздохом перевел взгляд на Торвина, который с сочувствием посмотрел на него.

– Торвин, архимаг просит выделить ему магов-рейнджеров. Там у них намечаются крупные неприятности с орками. Надо обговорить условия. Я тебе потом дам подробные инструкции.

Торвин, напряженно думая о том, что повлечет за собой его отъезд, кивнул. Лаурин внимательно посмотрел на него и все-таки уточнил:

– Надеюсь, твой помощник справится без тебя? Ты в нем уверен?

Торвин ответил прямым взглядом:

– Да, разумеется. Здесь я спокоен. Я просто думаю, кого еще с собой взять.

– Хорошо, – кивнул король, – подбирай спутников. Думаю, одной сборной роты магической атаки Руархиду за глаза хватит. Если договоритесь, то сразу оставишь их гномам. Пусть осваиваются.

– Но, отец, разве стоит так явно показывать гномам наше желание пристроить излишек воинов?

– Стоит, сын, стоит. Судя по донесениям разведки, гномам дорог каждый день и они высоко оценят возможность наших ребят быстро приступить к своим обязанностям. Однако я еще не закончил… – Король укоризненно посмотрел на своего сына – когда же тот наконец научится терпению?! – Прихвати с собой и с десяток магов-рейнджеров из нашего клана. По любому сомнительному вопросу вызывай меня по магической связи. В общем, мы еще обговорим все детали до отъезда. А теперь брысь отсюда! Мне еще поработать надо.

Уже у двери Эль обернулась:

– От дроу кто-нибудь поедет?

Лаурин задумчиво посмотрел на нее:

– Насколько я знаю, да. Но кто именно, не уточнял. Возможно, принц. Вы там смотрите, ведите себя потише. У меня совсем нет желания потом разбираться с дроу, если из-за ваших разногласий кто-то пострадает. И тем более если пострадаете вы.

Эль усмехнулась и пробормотала:

– Это еще посмотреть надо, кто пострадает…

– Эль! Я не шучу! – повысил голос Лаурин. – Торвин, я полагаюсь на тебя, как на более разумного. Сам не встревай и за Эль присматривай. Я с вас обоих спрошу, если что-то подобное произойдет. Понятно?

– Я понял, – серьезно ответил Торвин и оценивающе посмотрел на Эль, как будто прикидывая, как с ней лучше справиться.

Девушка только раздраженно фыркнула и быстро вышла из комнаты. Оба мужчины проводили ее взглядами. Отец – грустным и немного обеспокоенным, брат – задумчивым.

– Как думаешь, не зря я посылаю ее с тобой?

Торвин пожал плечами:

– Не знаю, отец. Я просто не понимаю, что происходит с Эль. Эти ее перепады настроения. Она стала нервной, постоянно срывается. Ты в курсе, что недавно она вызвала на дуэль одного из придворных? Ей, видите ли, показалось оскорбительным его высказывание!

Лаурин кивнул.

– Хорошо хоть у него хватило мозгов принести ей извинения и перевести все в неудачную шутку. А ведь он неплохой мечник. Эль могла и не справиться с ним.

– Ты уж присмотри за ней, сын, – сказал Лаурин и отвернулся к окну.

– Не беспокойся, отец. Все будет хорошо. Перебесится. – Торвин вышел из комнаты и тихо прикрыл за собой дверь.

Лаурин же прижался лбом к стеклу окна, изготовленного гномами, и замер, медленно скользя мыслью по недавним событиям и стараясь игнорировать грустные мысли в отношении дочери. Была бы его воля, спрятал бы детей в такое место, где жестокость этого мира не добралась бы до них, и окружил всяческой заботой. Но он прекрасно понимал, что это невозможно. Только ежедневно сталкиваясь с трудностями и преодолевая их, можно вырасти сильным и гордым существом. Вот только иногда этот мир ломает даже сильных личностей. И ничего тут не поделаешь. Остается только надеяться, что судьба будет милостива к его детям.


Эль Трин’х Вассар

Как же это здорово – мчаться на своем любимом Ветерке по бескрайней равнине! Потоки воздуха в лицо, волосы плещутся за спиной, глаза щурятся от яркого солнца, а под тобой перекатывается мощными мышцами спина могучего зверя, подчиняющегося малейшим твоим желаниям! В лесу все-таки не так много открытых мест, чтобы можно было носиться как душе угодно… Хорошо-то как!

Эль резко наклонилась вперед и на ходу, завалившись набок, сорвала цветок, который заметила несколько мгновений назад и мимо которого пронесся ее Ветерок. Выполнив это упражнение на ловкость, она легко выпрямилась и немного придержала коня, а затем остановила вовсе и оглянулась. Эльфийская делегация, снаряженная ее отцом в стольный гномий град, неспешно двигалась по тракту. В центре процессии пылили несколько повозок, одна из которых была полностью забита разными дарами, предназначенными для архимага, на остальных – кое-что на продажу. Раз уж выпал такой повод посетить гномью столицу, почему бы и не воспользоваться случаем? По приезде в город некоторые из сопровождающих разъедутся по известным им местам, чтобы оптом сбыть эльфийские товары, а взамен кое-что прикупить. А Эль с братом и рейнджерами остановятся в здании своего посольства, достаточно большом, чтобы разместить такую ораву эльфов.

Девушка развернулась вперед, туда, где через несколько дней должна появиться столица гномов, и пустила своего Ветерка шагом. Эль попыталась припомнить свои впечатления о столице, полученные в далеком детстве. И, с сожалением покачав головой, отказалась от этой мысли. Ничего не всплывает. Так, какие-то обрывки: каменные улицы, дома, окруженные деревьями и цветами, и общее положительное впечатление. А вот архимага она помнит, приезжал как-то к ним с визитом. Смешной такой дядька, только глаза у него хитрые-хитрые.

Ну что ж, если за прошедшее время ничего не изменилось, то она, похоже, не слишком много и потеряет. К тому же ей есть чем заняться помимо дел, назначенных отцом.

Девушка улыбнулась. Неожиданно ее взгляд привлекло какое-то движение на границе рощицы, за которую поворачивал тракт. Приглядевшись, она заметила женщину, которая при появлении процессии быстро юркнула в глубь рощи. Эль недоуменно подняла брови. Это еще что такое?

Стукнув легонько каблуками в бока своему Ветерку, она немного ускорила движение. Вскоре из-за поворота показался большой дом. Нет, таверна. Эль хмыкнула, ей стало понятно, куда побежала та девушка. Во дворе было тихо, только недалеко от входа стоял огромный для гнома мужчина и внимательно смотрел в их сторону. Спустя пару секунд к ним рванула небольшая стая собак, громко оглашая воздух лаем. Приглядевшись, девушка облегченно вздохнула и отпустила лук, который уже начала вытаскивать из прикрепленной сбоку лошади специальной сумки. Обычные сторожевые собаки, используемые в основном для охраны территории. Ценятся за свой громкий и брехливый голос, никогда сами не нападают, но насмерть стоят, если кто-то творит безобразие на подконтрольной им территории. А напряглась Эль поначалу потому, что у гномов есть порода боевых собак, специально выведенных, чтобы расправляться с вооруженным противником. Ну конечно, с чего она взяла, что для охраны таверны будут держать таких монстров? С другой стороны, не так уж близко от столицы, вполне могли завести и боевых собачек. Но нет. Ну и слава лесу!

Эль придержала лошадь и остановилась, дожидаясь приотставших спутников. Не хватало еще лезть вперед! Торвин ей голову оторвет, уже был один такой разговор по дороге. Вот пусть сам и общается с тем гномом.

Так и стояли они на относительно большом расстоянии, пялясь друг на друга. Гном и эльфийская принцесса. Ну сейчас принцессу в ней не признают, просто эльфийка, но все равно…

«Нет, ну до чего глупая ситуация», – спустя некоторое время хмыкнула Эль. Ты глянь! А гном-то глазастый! Вон как ухмыльнулся в ответ. М-да… а здоровый он какой! «Не удивлюсь, – подумала девушка, – если раньше он служил у гномов в их рейнджерах, или как их там называют…»

– Ну что там? – прозвучал за спиной голос ее братца.

– Да вот, на собачек любуюсь, – лениво ответила Эль, действительно рассматривая этих животных, которые выстроились вдоль дороги к таверне и, убедившись, что хозяин в курсе появления путников, замолчали.

– Молодец, хвалю, – подколол братец, намекая на ее поведение.

– Да пошел ты… – все так же лениво ответила Эль, – …вперед. Вон хозяин уже заждался.

– Надо же, сам хозяин встречает, если это, конечно, хозяин, – пробормотал Торвин и медленно двинулся в сторону гнома. – Наверное, редко у него тут гости бывают, – донесся до Эль удаляющийся голос братца. Пожав плечами, она поспешила за ним, чтобы не упустить ничего из их разговора. Хоть какое-то развлечение.


Таверна оказалась удобной и чистой. Владелец подтвердил первое впечатление Эль. Он оказался веселым балагуром, умеющим поддержать беседу. С ним интересно было разговаривать даже Эль с братом. Он явно общался раньше с благородными и сразу выделил их в эльфийской процессии. Девушку удивило, что владелец не лебезил перед ними, как часто бывает. Смотрел прямо, речь правильная и гладкая. Непростой гном.

Делегация эльфов решила остановиться в таверне на сутки и передохнуть в комфорте от долгого путешествия. Все равно дело двигалось к вечеру, да и торопиться особо некуда – они выехали с запасом времени. Нужно заранее на месте оглядеться, осмотреться и, так сказать, прощупать обстановку.

Обустроившись и поужинав, девушка решила разведать окружающую местность. Захватив меч, Эль, никого не потревожив, выскользнула наружу. Место ей понравилось. Тут и там постоянно встречались симпатичные рощицы, в одном укромном месте она даже обнаружила озерцо. Убедившись, что никого поблизости нет, девушка быстро разоблачилась и с удовольствием поплескалась.

«Надо было одежду чистую взять», – неподвижно лежа на воде и уставившись в небо, лениво подумала она. Заметив, что солнце своим нижним краем коснулось горизонта, Эль нехотя вылезла на берег. Напоследок она решила зайти в глубь рощи рядом с таверной. Там были заметны следы частого посещения. Интересно проверить, зачем туда ходят гномы. Вроде бы по хозяйству нет никакой необходимости. Она хотела зайти туда сразу, но желание искупаться пересилило любопытство.

Солнце уже садилось, но сквозь не слишком густые ветви проникало еще достаточно света. Медленно идя между невысокими деревьями, Эль вслушивалась в доносящиеся звуки, впитывала шепот листвы, осязала токи энергии, протекающие в деревьях. Местные деревья совсем не походили на своих мощных родственников из эльфийского леса. Но любые растения накапливали и преобразовывали в себе магию жизни, которой щедро делились со своими детьми – эльфами. Не все эльфы становятся сильными магами, но дар общения с природой есть у каждого из них. Любой эльф легко может найти нужную тропку в любом лесу, подпитаться жизненной энергией от любого дерева или, наоборот, передать ему часть своей энергии. Дерево от этого растет лучше, и его ветки распрямляются чуть ли не на глазах. А маги-эльфы одним обменом энергиями с природой не ограничиваются. У девушки были хорошие задатки мага, и кое-что она уже умела. Но сам процесс познания магии у эльфов происходит не быстро. Это связано с их созерцательной натурой, вдумчивостью и стремлением понять досконально любой процесс. Зато эльфы магичат тоньше и изощреннее людей и гномов. Чего стоит одна способность вызвать взрывной рост растений! Правда, без соответствующего ухода, подготовки почвы и подпитки растений, без заботы о них после такого роста они чаще всего погибают. Ну да никто так над растениями не издевается, разве что совсем нужда заставит. Почему же священный лес не помог своим детям-эльфам обнаружить чужака? Эль нахмурилась. Все-таки он не был эльфом, чтобы уметь так закрываться от вездесущего леса. И пусть даже может блокировать свою ауру (а скорее всего, так и было), но слабые энергетические всплески, остающиеся от работы защиты, все равно должны были быть замечены лесом.

Эль встряхнула головой, прогоняя мысли, успевшие давно изрядно надоесть, но все не желающие покинуть ее голову. Все-таки эльфы отличаются от людей. Если те быстро загораются какой-либо идеей, но и быстро гаснут, то у эльфов их желания и чувства горят долго и уверенно. Может быть, именно поэтому эльфы так упорны в преследовании и совершенны в творчестве?

Тем временем девушка вышла на небольшую полянку и сразу поняла, почему ее часто посещают. Это было маленькое гномье кладбище. Всего могил было пять. Медленно обойдя их, любуясь типичной гномьей росписью по камню, Эль дошла до последней могилы, развернутой в сторону заходящего солнца. Надгробие было расположено под углом к остальным и не привлекло ее внимание. Однако с первым же взглядом на него у Эль что-то дрогнуло внутри. Ей вдруг показалось, что та, что лежит в этом месте, ожила и смотрит на нее с улыбкой на устах. Несомненно, здесь похоронена эта девушка, иначе зачем помещать на надгробие портрет. Однако Эль не могла припомнить, чтобы гномы, да и вообще кто бы то ни был, рисовали портреты на могилах. Нет, с помощью магии, конечно, можно добиться, чтобы картина не портилась на открытом воздухе. Однако сама идея достаточно странная. Но поражал не только сам факт картины на могиле, но и качество работы, выполненной явно не краской. Тем более на таком материале – Эль с первого взгляда узнала походный гномий щит, намертво вделанный в каменное основание. Изображенная девушка была словно живая.

Эль присела рядом со щитом и аккуратно провела по нему пальцами. Чистая структура металла, не покрытая никакими красками и лаками. Вот только цвет металла различается в разных местах, создавая такой неповторимый рисунок.

Эльфийка еще долго стояла у надгробия, пока наступающая ночь не скрыла его. В душе у нее проносились разные чувства, но все их затмевала грусть.

Вернулась в таверну она нескоро, уже в потемках. Во дворе стоял встревоженный брат, впрочем, он быстро успокоился, но не преминул побурчать:

– Я, конечно, понимаю, ты уже не маленькая, а полноценный рейнджер. Но предупредить-то могла, что уходишь? Дороги тут небезопасные, а одна ты против толпы, если что-то случится, ничего не сделаешь.

– Ладно, – буркнула девушка. Ей совсем не хотелось разговаривать, однако кое-что в сказанном Торвином ее заинтересовало. – С чего ты взял, что тут опасно? Мы ведь ничего такого не встретили по дороге?

Торвин хмыкнул:

– Да кто в здравом уме нападет на группу эльфов? А вот на одинокую девушку – вполне. А насчет опасности – хозяин таверны, кстати, его зовут Дрихтмун, рассказал, что недавно был налет на проходящий караван в нескольких днях пути отсюда. Так что лучше быть настороже.

Эта информация Эль не заинтересовала, не то было настроение. Пожелав брату спокойного отдыха, она ушла к себе в комнату. И еще долго ворочалась в постели, все никак не могла отключиться от образа девушки, изображенной на надгробии. В конце концов, решив обязательно завтра узнать о мастере, сотворившем такое, Эль провалилась в сон.

Утром следующего дня, лениво ковыряясь в предложенном завтраке, Эль стала рассматривать гномов в таверне, ища, кого бы порасспросить. С хозяином говорить не хотелось, какой-то он непонятный гном. Его она решила оставить напоследок, если не сумеет разговорить других. Вскоре девушка приметила молодую гномиху, по некоторым признакам беременную. Вот с ней и решила поговорить. Дождавшись момента, когда та пошла куда-то со двора, Эль «случайно» пересекла ей дорогу.

– Привет! – Эльфийка дружелюбно улыбнулась девушке. Гномка сначала испуганно дернулась, но, увидев, кто с ней заговорил, расслабилась. Встреча произошла совсем рядом с заинтересовавшей Эль рощицей. Девушка, судя по корзинке в руке и остаткам зелени в ней, собиралась за травой. Приглядевшись, Эль поняла, что это одна из местных приправ.

– Доброе утро! – ответила девушка, смущенно улыбаясь.

– Я смотрю, у вас тут тихо. Народу практически нет.

– Так сейчас не сезон, – удивилась девушка. – Вот когда время ярмарок наступает, тут не протолкнуться.

– Наверное, все-таки невыгодно в этом месте таверну держать?

– Ну почему, – пожала плечами девушка, – пусть не каждый день, но путники бывают. К тому же во время ярмарок удается хорошо заработать, на весь год хватает.

– Я смотрю, ты хорошо разбираешься в этом, – поощрительно улыбнулась Эль. Затем увидела знакомую ей травку, сорвала. – А это вы используете в приготовлении пищи?

Гномиха подозрительно посмотрела на пучок стеблей, что держала в руках Эль, и сморщила носик:

– Так она же безвкусная и вонючая, толку-то от нее.

– Ну не скажи, – усмехнулась эльфийка. – Вот послушай, что с ней можно сделать.

Следующие полчаса, собирая разные травы, девушки болтали о кулинарии, торговле. Эль даже понравилась эта бесхитростная гномиха. Разговаривать с ней было легко, не надо было напрягаться. Обычная непринужденная болтовня. Однако когда речь зашла о мужчинах, девушка вздохнула.

– Что, – уловив изменения в настроении собеседницы, спросила Эль, – у тебя проблемы с мужчиной?

– Нет, с чего бы это? – удивилась Лила, а звали гномиху именно так. – У меня все в порядке. Вон скоро замуж выйду.

– Я же вижу, что ты загрустила. Вспомнилось что-то?

Лила немного помолчала. Девушки сидели в центре полянки на прогревшейся земле, перебирая собранное. Трава на поляне был густой и мягкой. Так и тянуло прилечь и погреться на солнышке.

– Да я просто вспомнила. Вот ты говоришь, мужчины. Странно это. Из-за них в основном одни неприятности. Воюют постоянно, разбойничают. Все им чего-то не хватает. С другой стороны, как их можно не любить? Без них так тоскливо. А они еще и безумства ради нас совершают, насмерть бьются за нас, защищают.

Эль подивилась про себя рассуждениям Лилы. Вроде простенькая девушка, а задумывается о таких вещах.

– А почему ты об этом говоришь? Что-то такое с тобой и случилось?

– Да нет, – мотнула головой Лила, – у меня с этим теперь порядок. Второй раз замуж выхожу, первый-то мой муж погиб. Я к чему это? Была у меня тут родственница, с нами жила и работала в трактире. Все никак не могла найти никого по душе. Но встречалась с разными и охотно. А недавно маг один с караваном проезжал. Молодой симпатичный парень. Так я видела, что он ей очень приглянулся. Я-то Тишь хорошо знала, подруги все-таки были. Так вот, напали бандиты на таверну, наверное, хотели кого-то из постояльцев ограбить или убить. И на них-то Тишь случайно и наткнулась… – Лила помолчала. – Не вовремя вышла из комнаты. Они ее и убили.

– А при чем тут маг? – подтолкнула Эль замолчавшую девушку. Эта история ее очень заинтересовала.

– А он как раз был с нею, только не успел спасти.

– Тоже мне маг, – фыркнула эльфийка, – не поставил хоть какую-то защиту. Или сигнализацию.

– Я не очень разбираюсь, кто у вас там, у магов, считается сильным, – смущенно улыбнулась Лила, – но только он единственный смог поднять на ноги одного из раненых в том караване. Парень уже умирал, а маг буквально за день вытащил его.

– Что-то не верится мне, – пробормотала Эль. Это, конечно, сильно – за день вылечить умирающего. Организм – слишком сложная штука, чтобы это сделать так быстро.

Лила пожала плечами.

– А тем бандитам он страшно отомстил. Одного на месте сжег, другого потом еще живого ножом резал до смерти. Наверное, чтобы смерть ему не казалась легкой. Меня туда не пустили, Дрих никого из женщин туда не пустил, сам все убрал с другими мужчинами. Но говорят, было страшно. Вот я и толкую, что от мужиков одни проблемы – пришли, мимоходом убили ни в чем не повинную девушку. А с другой стороны, как он сильно убивался по ней, а ведь всего-то пару дней знакомы были.

– Кто? – не поняла Эль.

– Да Ник же, тот маг. – Лила встала, отряхнула с платья прилипший мусор и стала укладывать в корзинку собранную траву, предварительно связанную в небольшие пучки.

– Так это Тишь похоронена там, под той красивой картиной? – Эль кивнула в сторону гномьего кладбища.

– Ага. Ник буквально за одну ночь сделал этот портрет. Правда, красиво?

Эльфийка пораженно кивнула. За одну ночь?

– Не знала, что среди гномов бывают такие мастера, – пробормотала она.

– А он не гном. Человек. – Лила повернулась и медленно пошла в сторону таверны. А Эль еще некоторое время смотрела ей в спину, пытаясь успокоить свое резко ускорившееся сердце. Неужели ей наконец повезло?


Ник

Я сидел на своей виртуальной попе, задумчиво почесывая затылок (так же виртуально) и пытаясь понять, что же такое мне выдал бадди-комп. Вернее, субноут. Некоторое время назад он закончил отрабатывать анализ и расчеты физической модели магии. Почитав немного, я понял, что моих мозгов явно не хватает для понимания таких вещей. Поэтому, упростив выводы с помощью фактографа и еще пары алгоритмов из того же набора аналитических программ, получил краткое резюме. Впрочем, даже это резюме с огромным трудом, расталкивая локтями извилины моего мозга и выталкивая оттуда остальные мысли, находило дорогу к центру, отвечающему за понимание таких вещей. После анализа всех существующих теорий, что находятся в его памяти, комп оставил три варианта, пересекающихся и дополняющих друг друга.

Итак, первый вариант. Он оперирует множественностью слоев состояния материи. Одним из таких слоев является наша обычная материя с размером атомов порядка десяти в минус десятой степени метра. В то же время размер ядра, где вся масса атома и расположена, – десять в минус пятнадцатой степени. То есть по сути, вещество состоит из относительной «пустоты». Так вот, этот вариант предполагает, что у материи может быть такое состояние, где ядра атомов непосредственно взаимодействуют между собой посредством ядерных «мостиков», что приводит к их сближению до расстояния десятка в минус четырнадцатой степени. А это, в свою очередь, ведет к тому, что плотность материи возрастает на несколько порядков.

М-да уж… Не очень понятно, каким образом все это касается магии, но эта теория не противоречит исходным данным Умника. Вывод отсюда один: если и получится использовать такую материю, то непонятно где. Разве что, как самый примитивный вариант, который приходит в голову, – меч с такой кромкой будет резать все. Но и масса у такой материи офигенная. Надо будет посчитать для интереса, сколько он будет весить…

Вторая версия плавно вытекает из первой, вернее, является ее продолжением. Тут уже предположение непосредственно завязано на то, что магическая материя (мана) имеет увеличенный размер ядер, порядка десятка в минус четвертой степени. Это ведет к проявлению ее волновых свойств в макромасштабах. При этом ядра атомов вытягиваются в сверхтонкие нити, скрученные в объемистые спирали. Так что, получается, такой материей можно манипулировать, сплетая «ядерные нити» («Ага, – подумал я, – один в один местные плетения!»). Ба! Кроме того, с ними можно работать как с подобием объемной голограммы, минимальным усилием корректируя фазы волновых процессов.

Вот тут я занервничал. Нет, возбудился. Это что же получается? Если принять эту версию за истинную, то местные маги используют самое примитивное воздействие на вот такую гипотетическую магическую материю? Я ведь смотрел, как Васа создает плетения. Во многих случаях это напоминало работу слепого корзинщика: ощупывая пространство перед собой своими виртуальными или эфирными руками, он создавал «нити» из магических потоков, скручивал их, изменял. Все это можно выразить одним словом – «плел». Не сказать, что он не видел своих плетений, уж слишком целенаправленно творил их. Вот только я видел какое-то цветное месиво, и как они в нем умудряются разобраться?

Ответ я получил, прочитав дальнейшее описание теории. Оказывается, в этом случае у таких плетений есть резонансные или интерференционные отражения. Ага! Это получается, что я, со своим «продвинутым» магическим видением, наблюдаю именно такую мешанину отражений? А маг, получается, работает с плотными магическими нитями как бы «на ощупь» и ему отражения не мешают? Ну ни фига себе, тогда эти маги просто молодцы! Они ведь с очень большой скоростью выполняют данные действия!

Стоп! А не связано ли все это с продолжительностью обучения магии? Ха! А ведь вполне может быть! Сколько десятков лет они учатся? М-да… упорные ребята! Ладно, продолжаем мысль. Получается, что я вижу больше, чем обычный маг, то есть или весь «объект», или большую его часть. Со всеми тонкостями. Значит, я кроме самого плетения наблюдаю еще множество его интерференционных отражений, наложенных друг на друга. И именно потому мне сложно понять, что есть что, и я не могу сообразить, за какой элемент следует хвататься для повторения действий того же Васы. Так, что там дальше?

Когда идет одна нить, то особых проблем нет, разве что она вложена в слои призрачных трубок волновой «ауры». Но вот когда рядом оказывается другая нить, а особенно если их много, то параллельно им появляются еще симметрично расположенные интерференционные образы, а именно – куча менее выраженных нитей-копий. Да уж. А ведь такое я не закладывал в свою модель! Получается, что сейчас я, как и местные маги, посредством Умника работаю с самым простым вариантом использования магии. И наиболее ресурсоемким. Что самое противное, теория утверждает, что тут есть и другие подводные камни: масса/энергия нити может невзначай перетечь в ее интерференционную копию (поменяться местами), а это способно привести к распадению плетения, изменению его свойств, нестабильности… хм… возможно, большому или не очень «буму». А еще нить имеет гироскопические свойства, то есть она сопротивляется внешнему воздействию и может принимать совершенно не то направление, что желает маг. Тут играет роль внутренняя закрутка нити, ее «спин».

М-да уж… Если это действительно так, то я склоняю голову перед местными магами за то, что они вообще научились так виртуозно управляться с нитями. Но это же такой маразм! Вот если научиться корректировать фазы волновых процессов в магической материи, это уже будет больше похоже на волшебство, а не на науку. Вместо того чтобы долго тренироваться плести нити, просто представил объект, загрузил магической энергией или магической материей (или преобразовал одно в другое), щелкнул пальцами и… хоп! Готово! Но это, конечно, мечты. Утрировано все. Я вздохнул. А так приятно помечтать… Надо будет попробовать внести такие параметры в модель. Правда, не представляю, как реально надо будет действовать. Что, просто берем магию, каким-то образом создаем аморфную магическую материю и меняем (еще не знаю как!) ее волновые свойства? Да уж… задачка…

Ладно, что там с третьей теорией?

Ага! Это, кажется, больше имеет отношение к инфомагии. Теория утверждает, что существует еще менее плотная материя, с которой можно работать, только манипулируя волновыми свойствами (если я в какой-то мере способен, как утверждает Умник, манипулировать инфомагией, значит, во втором варианте сможет пригодиться). Но главной особенностью такой сверхтонкой материи является изменение свойств физического вакуума, пространства-времени. Причем сверхтонкой структуры (точечное изменение физических констант). В результате свойства любой материи начинают варьироваться в широких пределах. Кстати, эта сверхтонкая материя, как утверждается, и есть действующий фактор мысли, ментальное тело.

Хм… получается, что все это каким-то образом соприкасается с энергией человека? Его мысленными воздействиями на окружающее? Брр… Совсем запутался.

Ладно, с этим еще надо хорошо поработать, обдумать, обсосать, поэкспериментировать, а сейчас пора перейти к самым неотложным делам, то есть заняться созданием магозащиты меня любимого.

Плетение Васиного полога я уже оптимизировал, осталось красиво вписать его в новую концепцию. Начнем, пожалуй, с досужих рассуждений: что это за птица – идеальная защита? Наверное, это такая защита, которой как бы и нет – настолько она удобна и не мешает в повседневной жизни, однако функции свои выполняет отлично, прикрывая по высшему разряду. Конечно, самый идеальный вариант – заставить всех моих недоброжелателей сделать себе сеппуку или хотя бы обзерошить их при первом же поползновении в мою сторону, однако опыт штурма базы мертвителей показал, что полностью защитить себя таким образом вряд ли удастся. Обязательно не заметишь какую-нибудь гадость. Нужен второй слой полога. В идеале второй слой должен появляться, если только в меня летит какая-то бяка, а в обычном состоянии он сидит тихо и нисколечко мне не мешает. В нашем случае Умник фиксирует нацеленную на меня гадость и тут же разворачивает полог защиты.

«Кстати, Умник, а в каком состоянии у тебя находится разработка системы обнаружения летящего в меня оружия?»

«У меня есть несколько вариантов реализаций, – тут же откликнулся тот, – а именно – быстрый радар и сигнальная сеть. Каждый имеет свои преимущества и недостатки. Я бы хотел обсудить нюансы, тебе точно удастся найти в них вещи, которые можно оптимизировать».

«Умник, не сейчас, у меня еще разворачивание полога до конца не продумано, мне единственное, что хочется от тебя узнать, – какова точность и скорость распознавания. Надеюсь, система оповестит о летящем в меня оружии до того, как оно достигнет моих кишок?»

«Обижаешь, шеф, оба варианта фиксируют движущиеся в твою сторону предметы, их скорость и координаты с точностью большей, чем девяносто пять процентов, скорость распознавания колеблется от одной сотой до трех десятых миллисекунды».

«Ну для начала сойдет, – усмехнулся я на «шефа». – Как только до конца разберусь с пологом, гляну код».

Так, с обнаружением у меня все о’кей, теперь думаем о реагировании. Сначала я попробовал вариант а-ля воздушный шар: свернутое плетение сидит в ауре, резким импульсом силы оно разворачивается по всему объему ауры. Результат не устроил: если выстрелы издалека еще нормально отбиваются, то выстрел в упор гарантирует болт в кишках еще до установки полога. Следующий час прошел в безуспешных попытках довести до ума концепцию на компе. Небольшие улучшения, конечно, были, однако отбивать болты, пущенные в упор, все равно не удавалось. Под конец Умник предложил довольно интересное решение: а что, если кастовать заклинание одновременно с запитыванием его информструктуры? Да, результат меня порадовал, развертывание существенно ускорилось. Тем не менее тесты показали, что арбалетные болты, выпущенные в упор, проходят, особенно если стреляют из мощных стационарных конструкций, вроде того стола, из которого в меня стреляли на базе мертвителей. А если болты еще дополнительно усилены магией, то пиши пропало. К тому же придется тратить много дефицитной инфомагии на ускорение создания плетений. Еще неделю назад я бы без колебаний принял такой вариант защиты, однако сейчас, полностью испытав на себе прелесть тесного знакомства с болтом, предпочел перестраховаться. Похоже, нужно полностью менять архитектуру. Жаль, времени на этот вариант я угрохал много.

Так, с транжирством времени надо завязывать! Субъективное время необходимо всячески продлять, а значит, минимизировать использование бадди-компа, перекинув часть задач на Умника.

«Кстати, Умник, ты выяснил, какого плана щиты от физического воздействия используют в повседневности здешние маги-гроссмейстеры? Вряд ли в книгах они расписывают все свои секреты, но хотя бы общие идеи?»

«Да, кое-что удалось найти. Сам знаешь, видимость невооруженным глазом – один из главных недостатков защитных пологов от физических атак. Сейчас среди высших магов писк моды – это прозрачные щиты. Гроссмейстеры защиты, как и большинство сильных магов, обычно живут недалеко от магических источников, поэтому у них нет необходимости экономить запасы накопленной магии. То есть они, в отличие от нас, особо не заморачиваются с формированием, держат средней силы полог постоянно, а если чуют опасность, то еще немного подпитывают. Я примерно догадываюсь, что они делают, если хочешь, могу разобраться, как добиться того же эффекта».

«Нет, Умник! Мы пойдем другим путем, нечего нашим вероятностным противникам знать, что на нас полог. Хоть и магическим зрением, но его видно. Да и транжирство это страшное. Я ведь не могу все время в гномьей столице жить, да и неохота попусту тратить запасы магии. Хотя, если у нас вообще ничего не получится, попробуем реализовать то, что ты предлагаешь, и подумаем, как сделать так, чтобы полог не был виден в магическом зрении».

Итак, возвращаясь к нашим баранам… Как же быстро развернуть полог? Где у нас бутылочное горлышко? Похоже, узкое место – это количество кастующих заклинание, у нас их только двое: Умник и я. Несмотря на то что Умник может одновременно создавать заклинание обычным и инфомагическим путем, сильно ситуацию это не меняет. Кстати, с обычной магией Умник работает на порядок медленнее потому, что в инфомагии он усиливает свои возможности диадемой, а тут ему приходится работать исключительно своими «ручками». Эх, если бы у нас была тысяча кастеров, тысяча маленьких человечков, которые одновременно собирают полог… Блин! Я мысленно хлопнул себя по лбу. А симбионты для чего? Ведь буквально только что делал прослушку на основе симбионта и прикреплял ее к ауре Васы. Что мне мешает наклепать тысячу таких тварюшек и заставить их строить заслон?

Размножение у симбионтов, конечно, процесс не мгновенный, делают они это вегетативно, делением, но ничто не мешает заготовить базовые экземпляры заранее. Хм, забавно, у каждого симбионта есть все необходимое, чтобы превратить его в программистский класс: самокопирование, инкапсуляция (дергаем за отростки-свойства и вытягиваем плетения – поля), даже наследование (если внедрить плетение в «ДНК» симбионта и дать ему достаточно магоэнергии, то при размножении плетение тоже размножается). Почему бы не создать из них систему магоклассов?

Эта идея настолько меня захватила, что я выдумал на компе базовый класс – обычный симбионт. А дальше отнаследовал от него самые разнообразные классы: симбионты-контейнеры, способные содержать в себе других симбионтов, симбионты-стыковщики магических плетений, симбионты-батарейки, симбионты-насосы и т. д. и т. п. Через сорок минут у меня был готов набросок системы классов и объектной структуры возможной защиты. Радуясь своим оригинальным мыслям, я похвастался Умнику.

«Ник, ты меня поражаешь, идея использовать симбионтов для реализации ООП в обычной магии очень перспективна, – похвалил меня Умник. – Защита тоже интересно задумана, за сколько месяцев ты планируешь ее реализовать?» – Сам того не заметив, опустил меня Умник с небес на грешную землю.

«Месяцев?!»

«Ну да. Многие вещи вроде вложенных симбионтов очень непросто сделать. Когда мы реализовывали «жучка», то фактически использовали природные возможности симбионта, засунув в него очень маленькое плетение. Информструктуру мы практически не изменяли, если не считать плетения связи. В твоей же реализации ООП приходится существенно видоизменять базовые характеристики объекта, а не просто засовывать плетения в его свободные слоты. Возможно, конечно, у тебя уже есть интересные идеи в этом направлении, но лично я пока не представляю, как для этого нужно изменить симбионтов. Я могу представить варианты модернизации только в половине случаев, а в остальной половине вряд ли можно будет понять это с наскока, даже имея на руках подробную модель инфомагии. Кстати, Ник, а ведь мы с тобой целый ряд инфомагических областей в ней не затрагивали, ибо нацеливались на работу с магией, физикой и материализацией. В том же симбионте есть ряд энергий, которые у нас еще не прописаны в модели. Хорошо, что нам повезло и оказалось, что они никак не влияют на то, что мы делали в симбионте-«жучке».

«Да, Умник, ты прав. Кстати, ты подал мне отличную идею, почему бы не использовать по максимуму врожденные способности симбионтов?»

Взгляд на часы меня не обрадовал, похоже, следует ужесточить самодисциплину и больше вещей продумывать, отключившись от бадди-компа. Итак, природные возможности… На чем же можно сыграть? Так, симбионты у нас шустрые, умеют передвигаться. Могут размножаться, если соответствующе их простимулировать магоэнергией. Делают они это быстро и активно, что успешно показала реализация лечебного «жучка». У симбионтов есть отростки, через которые при желании можно передавать сигналы и даже пропускать маленькие магоплетения. Внутри них достаточно «полостей», чтобы засовывать туда разные фишки, кроме того, симбионтов можно слегка перепрограммировать и использовать для простой вычислительной логики и в качестве ячеек памяти – наконец-то удалось рассчитать, как этим можно воспользоваться.

Применительно к пологу расставляем симбионтов по краям ауры, удлиняем их отростки и соединяем между собой. Фактически, ребятки как бы берутся «за руки» для синхронизации работы. В каждый из них засовываем фрагмент плетения защитного полога. Как только в нас летит какая-то кака, сразу пускаем по ауре волну, на которую они должны среагировать одинаково – активировать каждый свой кусок. С помощью продуманного расположения и жесткой фиксации симбионтов можно добиться того, чтобы эти куски правильно стыковались и в момент нападения быстро формировали силовой щит. Теперь подумаем, чего нам может не хватать, чтобы сразу смоделировать это в бадди-компе, и что придется делать самому, уменьшая свое субъективное время, а что можно на словах поручить Умнику (все-таки звуковой канал грузит мозг меньше визуального).

Первые же эксперименты показали, что скорость наложения защитного полога выше всяких похвал. Есть, конечно, некоторые проблемы со стыковкой, но они легко решаемы. Правда, Умник, как всегда, снова обратил мое внимание на возможные проблемы.

«Ник, я вижу, ты тут много симбионтов разместил, а чем эта орава будет питаться? Сам знаешь, сырая магия Земли им не подходит, нужен чуть-чуть другой формат энергии. Кроме того, несмотря на то что продукты их жизнедеятельности полезны для твоей ауры, все-таки они симбионты, а не вири. Этих тварей и так уже столько, что твоей ауре грозит что-то вроде гипервитаминоза».

Прикинув, в какое количество магической энергии обойдется питание маленьких козявок (как затраты на их хавчик, так и на подачу пищи к местам дислокации), я понял, что ресурсов уходит достаточно много. Меньше, конечно, чем на всякие там слабенькие прозрачные защитные пологи, но ощутимо. Неужели и от столь красивой идеи придется отказаться?

Стоп, не паниковать, попробуем обдумать ситуацию со всех сторон, сформулировать противоречия. Нам нужны симбионты, чтобы накладывать плетение защитного полога, неактивность которого в обычное время позволяет экономить энергию, и в то же время нам не нужны симбионты, ибо их приходится кормить, на что тратится магоэнергия. Как сделать так, чтобы у нас были симбионты, которые не требуют много «пищи»? В каких случаях симбионты живут, но почти не едят?

Такое бывает в состоянии цисты. Естественно, название взято по аналогии с бактериями и спорами: когда для бактерии наступают тяжелые времена, она сильно замедляет процессы своей жизнедеятельности и покрывает себя защитной оболочкой – цистой. У симбионтов все обстоит так же, только вместо биологических веществ – магоэнергия и информструктура. Идем дальше. Для чего нам нужно хорошо кормить симбионтов? Для того, чтобы поддерживать их в активном состоянии, то есть состоянии, в котором они быстро наложат защитный полог. Получаем очередное противоречие: симбионты должны быть активны, чтобы быстро скастовать полог, и в то же время пребывать в «летаргическом» сне, чтобы практически не питаться. Похоже, нам придется решить задачу мгновенного их пробуждения. Хм, можно самые первые действия по разворачиванию купола осуществить как бы статическими методами, то есть заранее засандалить для этого магоэнергию еще в места «спящих» симбионтов, а пока эти методы выполняются, у нас происходит их экспресс-пробуждение. В принципе можно уменьшить толщину их энергетической «цисты», это ускорит побудку. Плюс нам ведь что требуется? Вовремя среагировать на внешнюю агрессию. А если часть спящих красавцев не выдержит слишком быстрого подъема, так это можно и стерпеть, защита ведь наложена. Другими словами, правим информструктуру симбионтов так, чтобы они пробуждались гораздо быстрее, несмотря на возможные последствия для их здоровья.

Так, проверяем на компе, что получилось. Супер! Энергии расходуется на порядок меньше, плюс, как побочный эффект, симбионты перестали массово помирать при магических атаках, в случае если те предваряют физические. Пускай и уменьшенная, но «циста» свое дело делает. Тем не менее мое настроение снова омрачил неприятный факт: симбионтный полог в пассивном состоянии плохо сочетается с моим магичиньем (я эмулировал ряд заклинаний с использованием больших объемов энергии). Если та же фигня будет с элементалем (к сожалению, мне еще не удалось сымитировать процесс взаимодействия с ним на компе), а я более чем уверен, что при управлении элементалем это случится, то придется пересмотреть вариант полета к точке фокуса инфокомпа с его помощью.

Ну и в чем же проблема? А, кажется, понял! Чтобы при активации полог защиты у меня выходил правильный, я жестко зафиксировал симбионтов с помощью связующих их отростков в некое подобие кристаллической решетки, а решетку так же жестко спозиционировал относительно себя. Во время магичинья в ауре начинается своего рода энергетическая буря, течения внутри которой усиливаются и давят на симбионтную конструкцию. Таким образом, структура каркаса местами повреждается (чтобы этого не было, приходится закачивать в нее допэнергию), а местами подобно пирсу искажает ток магоэнергии по ауре, тем самым негативно влияя на заклинания.

Как бы это исправить? Хм, ведь такой проблемы не было бы, если бы симбионты свободно плавали в океанах магических течений. Но тогда встает вопрос, а как же нам их собирать, чтобы плетение накладывать, ведь при хаотичном движении частиц вряд ли удастся правильно состыковывать кусочки полога. Попытка сделать некое подобие «рыбьего косяка», когда симбионты корректируют свое положение относительно друг друга, используя что-то вроде «латеральных линий», какие есть у рыб, приведет к чрезмерному усложнению системы. Не хочется, чтобы Умник опять сказал: «А через сколько месяцев ты это реализуешь?»

Итак, необходимо более простое решение. Попробуем опять через противоречия, один раз они нас уже спасали. Конструкция из симбионтов должна быть гибкой, чтобы не мешать течениям силы в ауре, и в то же время стабильной, чтобы мы поставили и правильно состыковали элементы щита. Как этого добиться? В принципе главная особенность полога в том, что он укрывает мага, это замкнутая фигура. Остальное куда менее существенно. Таким образом, целое (полог) у нас будет замкнутым и состоящим из закрепленных относительно друг друга симбионтов, однако вся эта структура может быть одновременно гибкой, так как форма полога для нас не столь существенна (конечно, правильный наклон брони повышает КПД, но не во много раз). Поэтому ничто не мешает куполу плавать и менять очертания. А на случай повреждения атакой извне или случайного разрыва сильным маготечением мы должны предусмотреть функцию самовосстановления его целостности. То есть свободно дрейфующий по магическим течениям в ауре (или выбитый оттуда всплесками магии) симбионт должен возвращаться на свое место, используя встроенный GPS, который мы уже оттестировали на лечебном образце.

Моделирование на компе показало, что проблему решить удалось. Кстати, а ведь я подсознательно пытаюсь использовать противоречия и идеальный конечный результат – простейшие инструменты теории решения изобретательских задач! Конечно, выходит очень криво, любой тризовец нашел бы в их применении кучу ошибок, к тому же это детские вещи по сравнению с настоящими способами, всякими там АРИЗами и прочими алгоритмами творческого поиска. Тем не менее даже такая простая штука помогает. Как только домучаюсь с написанием защиты, непременно освою курс «ТРИЗ для программистов», этого добра у меня должно быть полно на винчестере.

Так, вроде бы с защиткой все на сегодня. Альфа уже есть, от механических повреждений она меня защищает, а ко дню проведения бала постараемся довести ее до ума и добавить еще пару фич вроде защиты от холода, температуры и прочих гадостей.

Стоп, что-то меня не покидает чувство незавершенности. А, ну конечно! Хоть я и не могу смоделировать полную совместимость с вызовом элементаля, однако я знаю (Умник рассказал), какой формат энергии используется стихийниками. Так-с, снова запускаем моделирование. М-да, похоже, соединяющие симбионтов отростки мешают управлению элементалем, а вот с самими симбионтами как раз все в порядке: сталкиваясь с управляющим излучением, они просто слегка уходят в сторону (крепление в «кристаллической решетке» у нас ведь гибкое). Так что же, мне теперь не полетать при нормальной защите? А ведь это очень важно, у меня нет других спассредств на случай падения с большой высоты. Блин, что же делать…

«Ник, а почему бы тебе не сделать отростки симбионтов проницаемыми для большинства форматов магоэнергий? – предложил Умник. – Я тут посмотрел, они и так наполовину прозрачны, функционала в них не так уж и много, мне удалось прикинуть, какие изменения в информструктуре симбионтов могут сделать их полностью проницаемыми».

«Умник, ты гений! Давай так. Возьмись за практическое создание нашей защиты. Нужно будет испытать ее в реале. К тому же ты говорил, что в нашей модели инфомагии есть ряд неточностей, которые могут выйти боком как раз при продвинутой работе с симбионтами. Нужно выявить их как можно раньше. Поэтому, кроме непосредственного создания и модификации нужного типа симбионтов, постарайся еще немного поэкспериментировать с граничными значениями».

«Будет исполнено, шеф! А теперь о другом, Ник. Я тут наблюдаю за твоим мозгом, все-таки он перенапряжен от многодневной работы в спарке с инфокомпом. Только благодаря моим усилиям он мог так долго функционировать без отдыха в формате ускоренного времени, однако все имеет границы. Дальше поддерживать такое состояние без серьезного ущерба для здоровья у меня не выйдет. Тебе нужен нормальный сон! Так что давай-ка уже реально поспи. Ты там хотел повозиться с пологом?»

«Ага», – тупо согласился я, с трудом останавливая разогнавшиеся мысли.

«Плюнь. Здоровье важнее. Используй то, что есть. Короче, я перевожу тебя в режим обычного сна. Спокойной ночи!»

«Подожди…» – хотел выкрикнуть я, как поплыл куда-то все быстрее и быстрее, засасываемый в воронку темноты. «Гад!» – только и успел я подумать напоследок, после чего погрузился в глубокий сон.

Глава 4

Проснулся я уже, что называется, «в себе». Еще не открыв глаза, почувствовал сначала дискомфорт, потом понял, что это просто мое тело. Блин! А так хотелось еще поработать! Но, может, это и правильно, что Умник решил меня усыпить. Помню, как-то, еще в своем мире, заработался настолько, что перестал обращать внимание на окружающий мир. Перед глазами мелькали куски кода, даже снился этот код… Слава богу, в какой-то момент я понял, что еще чуть-чуть, и крыша точно уедет далеко и, возможно, навсегда. Тогда я взял отпуск за свой счет и неделю не вылезал из кровати, только слушал музыку и читал книжки на разные темы. Помогло.

«Спасибо, Умник», – мысленно поблагодарил я его.

«Угу».

«Что снаружи?»

«Да как обычно. Вот сейчас Криса дежурит. Вернее, спит в кресле».

Я открыл глаза. От яркого света полились слезы. Проморгавшись и привыкнув, я с некоторым усилием повернул голову и нашел глазами девушку. Уютно устроившись в глубоком кресле, свернувшись в нем в позе эмбриона, Криса действительно спала. Кто-то прикрыл ее одеялом, из-под которого выглядывала только голова. Снилось ей, видно, что-то неприятное, так как бровки во сне хмурились.

«И сколько она уже тут?»

«Да всю ночь сидела».

«Вот… – выматерился я. Какого она тут делает? Нет чтобы дома нормально поспать. Делать ей, что ли, нечего? Хотя… конечно, приятно».

Ладно, пора вставать. К тому же, насколько я понимаю, сейчас раннее утро. Я по привычке попытался вскочить. Результатом этой попытки стало только легкое вздрагивание моего тельца да небольшое головокружение.

«Что за фигня?» – пробормотал я.

«А чего ты хотел? – ненатурально удивился Умник. – Тело-то без движения лежало несколько дней. Я хоть и стимулировал его, но тебе все равно придется некоторое время привыкать. Естественно, оно несколько ослабло. И еще: ты хоть и поспал чуток, но побочные эффекты от перегруза мозга будут еще с полдня чувствоваться».

«Ладно», – пробормотал я и включил ту фичу, которую научился делать некоторое время назад, – стал прозванивать свой организм. Хм… интересно, вроде все работает как часы, все органы в порядке. Я даже внутренних шрамов не заметил. Вот только работа идет в несколько замедленном темпе, я бы даже сказал – лениво. И энергетических шлаков много. Надо будет срочно поднимать тонус организма и чиститься. Забавно, энергетические потоки в организме я научился видеть уже давно, однако к магии как таковой они имеют опосредованное отношение. Чисто фича человеческого тела. Да и не только человеческого. Но на каком-то этапе эти две системы – магия и энергетика организма – пересекаются. Взять ту же Крисину «невидимость» или ковыряние в мозгах местных менталов. Надо как-нибудь посмотреть нашу литературу, что там пишут на эту тему. Вот сейчас я внутренним зрением вижу два основных, самых мощных энергетических потока, протекающих параллельно позвоночнику, и энергетические составляющие каждого органа, а также «нитки»-течения, связывающие их…

Я прекратил внутренний осмотр. Тело стало чувствоваться. Но ощущения были очень неприятные. Хоть меня и обтирали, но все равно хочется поскрести кожу. Надо срочно сполоснуться.

Я медленно и аккуратно, упершись локтями в кровать, приподнялся. Затем, повернувшись на бок и опираясь на руки, осторожно сел. Фух! Тяжеловато! Ну ничего, думаю, за сегодняшний день приведу себя в порядок.

От шума и моего кряхтения Криса проснулась. Мы некоторое время смотрели друг на друга. Я – с дурацкой улыбкой, Криса – удивленно.

– Привет! – нарушил я повисшую тишину.

Криса очнулась, аккуратно сняла с себя одеяло и выпрямилась в кресле.

– Здравствуй, – ответила она, внимательно глядя на меня. – Тебе не рановато вставать?

– Чем раньше, тем лучше. А ты что, всю ночь здесь сидела? – не удержавшись, спросил я, прекрасно зная ответ.

Криса смутилась и пожала плечами.

– Спасибо, – поблагодарил я, хоть и не понимал, зачем она торчит здесь. Все равно за мной следить-то практически не надо было. Толку от такого сидения…

Кряхтя, как древний старик, я стал подниматься. Криса метнулась ко мне и поддержала.

– Спасибо, – снова поблагодарил я.

– Может, еще полежишь? – с какой-то непонятной интонацией спросила она.

Я только отрицательно мотнул головой:

– Надо в купальню. Проводишь?

Она кивнула, сдернула с кровати простыню и, мило так покраснев, протянула мне.

Тю! Я ж голый! Кстати… Я посмотрел вниз. Неплохо. Шрама совсем нет. Ну ладно, раз девушка стесняется (хотя чего теперь стесняться?), обернемся простыней.

Мы молча прошли в купальню. По дороге никто не встретился. Чем дольше я шел, тем легче становилось управлять телом. Мы молчали. Почему-то возникла странная напряженность. Криса изредка бросала на меня изучающие взгляды. Да и я как-то неловко себя чувствовал. То ли мозги еще окончательно не проснулись, то ли еще что.

Криса быстренько организовала горячую воду, в которой я снова чуть не уснул. Однако прогрелся изрядно. Когда я начал тереться мочалкой, из-за спины донеслось:

– Тебе помочь?

Я развернулся. Блин, точно туплю! Совсем забыл про Крису. А она сидит и скучающе смотрит на меня. Я встряхнулся.

– Да, конечно, залезай, – улыбнулся я.

Криса недоуменно посмотрела на меня. Хм… может, она имела в виду как-то по-другому помочь? Тем не менее после некоторого раздумья она решилась и, сделав вид, что ей все нипочем, быстро разделась и залезла в бассейнчик. Для двоих тут места было вдоволь. Я с удовольствием наблюдал за ней. Странно, вроде бы сил почти никаких нет, однако вид обнаженной девушки, скорее даже то, как она двигается, меня возбудил. Криса заметила это и лукаво улыбнулась. Развернув меня спиной к себе, стала тереть мочалкой. Ух! Кайф! Я прямо чувствовал, как воображаемая или реальная грязь сходит пластами.

Через некоторое время я, блаженно откинувшись к стенке бассейна, смотрел на Крису, которая тоже решила воспользоваться подвернувшейся возможностью помыться. Она расплетала свою косу, когда я отвлек ее вопросом:

– Что происходит в большом мире?

Криса вопросительно посмотрела на меня.

– Что тебя интересует?

– Да все, что угодно. – Я пожал плечами и плеснул себе в лицо немного воды. – Ты, например. Как у тебя дела и чем официально занимаешься?

Теперь уже она пожала плечами:

– Да я и сама не очень понимаю. Пока ничего не изменилось. Меня не дергают. Вроде как забыли о моем существовании.

– А о моем, похоже, нет, – пробормотал я.

Криса снова бросила на меня вопросительный взгляд.

– Я к тому, что наблюдателей напротив не сняли. Вернее, других поставили.

– Ага, – согласилась Криса. Она была явно удивлена моей информированностью, но соответствующим вопросом почему-то не отреагировала. – Только теперь это не наблюдатели, а охрана. Я там почти никого не знаю.

– Охрана? Зачем?

– Не знаю, – фыркнула девушка, – мне никто не докладывал. Почему-то там, – она показала пальцем вверх, я усмехнулся знакомому жесту, – решили, что тебя надо охранять. Или ты очень нужен, или чтобы не сбежал.

– Ну и ладно, пусть сторожат. – Я махнул рукой. – Ты не в курсе, как там девочка, которую мы вытаскивали?

– Нет. – Криса намыливала местным шампунем волосы. – Лана со мной не разговаривает, а к Васе я не хочу лезть с вопросами. А больше мне неоткуда такие новости узнавать. – Она окунулась в воду с головой.

Да уж. Интересно, почему Криса оказалась в информационном вакууме? Отбросили за ненадобностью? Или просто смотрят, что из этого выйдет?

– Что дальше собираешься делать? – спросил я, когда она вынырнула и стала отжимать волосы.

Криса замедлила свои движения и как-то беспомощно посмотрела на меня. Я сообразил, что сказал глупость. Если ее сейчас не дергают, значит, она по собственной воле приходила посидеть возле меня. Без всяких определенных планов на будущее, то есть на тот момент, когда я очнусь. Если раньше она должна была следить за мной, то что ей делать теперь, когда мы уже «познакомились»? Продолжать таскаться следом? Лично я не могу придумать, что бы делал на ее месте… И начальники ее козлы! Не могли проинструктировать! А может, она не просто так ухаживала за мной? Блин, столько лет прожил, со столькими девушками встречался, а так и не научился их понимать.

Я взял Крису за руку, притянул к себе. Посмотрел в ее глаза и утонул в них. Через минуту мы уже вовсю целовались. Мои руки сами (я тут ни при чем!) стали путешествовать по ее телу, стараясь заглянуть в самые укромные уголки.

– Тебе еще нельзя, – попыталась образумить меня Криса и сделала попытку оттолкнуть, но как-то неубедительно.

– Позвольте, девушка, это мне решать. – Я никак не мог, да и не хотел останавливаться.

– А у тебя сил хватит? – Вот эти слова слегка охладили мой пыл. Да, жаль будет раздраконить девушку и не доставить ей удовольствие. И все-таки…

– Думаю, что на один раз меня хватит. Клянусь! – Я поднял руку и, улыбаясь, сказал: – Пусть я умру, но ты останешься довольной!

– Дурак! – Криса оттолкнула меня и хотела вылезти из бассейна, но я не пустил…


Да уж. Чуть не стал клятвопреступником. Хорошо хоть Криса была погружена в свои чувства и не видела моего состояния. А у меня чуть сердце не лопнуло. В самый неподходящий момент даже Умник влез и самочинно что-то подкрутил в голове. Потом, правда, долго извинялся. Хоть он и обломал мне кайф, но я его простил и даже поблагодарил. Сам чувствовал, что приблизился к какой-то грани. А больше всего я был рад, что Криса ничего не заметила и осталась довольна.

– Пойдем? – спросила она, уютно устроив голову у меня на плече и болтая ножкой в воде.

– Сейчас, еще немного полежим, – ответил я, пытаясь не показать, что все еще с трудом перевожу дыхание. – Мне сегодня надо будет заняться собой. А потом предстоит много работы. Надо за очень короткий срок кое-чего оттестировать.

– Хорошо, я скоро уйду, – вздохнула она.

Черт! Я совсем не это имел в виду!

– Зачем? Я же не прогоняю. Все равно твое начальство еще не определилось с тобой. Думаю, никто не будет возражать, если ты продолжишь меня навещать, да и мне приятно.

Тут я почувствовал, что начал проявляться результат резонанса наших аур во время секса – силы стали явно прибавляться, настроение улучшаться, мысли забегали нормально. Если при пробуждении голова была деревянная, а мысли текли медленно, то теперь, похоже, я раскачался.

Я искоса глянул на Крису.

«Умник, ты сможешь дотянуться до бадди-компа отсюда?» – Комп остался лежать в моей комнате.

«Без проблем. В последнее время мои возможности в этом плане значительно возросли. Тренировка и правильный подход к делу – великая штука!»

– Хочешь послушать музыку? – спросил я Крису. Все равно об этом куча народу знает, а Криса на данный момент – самый близкий мне человек. Кроме того, она видела в действии мое секретное оружие – умножение человека на нуль, то бишь использование «зеро». Так что еще одна странность в копилку ее знаний обо мне ничем не повредит.

– Хочу. Интересно, как и что ты играешь. Только вот вылезать из воды не хочется. – Она сильнее прижалась ко мне.

– И не надо. В конце концов, маги мы или поиграть вышли? – Тут я увидел картинку с бадди-компа, транслируемую Умником. Надо сказать, что так менее удобно работать, чем напрямую. Если комп дополнял окружающую реальность синхронно, то Умник просто передавал визуально рабочее пространство бадди-компа мне в мозг, без всякой синхронизации с окружающим видом. Когда я был в отрубе, это не мешало, но сейчас возникли неприятные ощущения, хотя я быстро справился с ними.

– Так, какую музыку ты любишь? Медленную, романтическую, баллады, инструменталку, танцевальную? – Криса с недоумением смотрела на меня. Я улыбнулся. – Ладно, пока выберу на свой вкус, – и поставил оперные вырезки в современном исполнении с ведущим женским голосом, имеющим широчайший голосовой диапазон, и мужскими тенорами в качестве сопровождения.

Криса сначала дернулась, некоторое время вертела головой и рассматривала окружающее магическим зрением, пытаясь найти плетения или другие признаки использования магии для формирования музыки. Наконец она открыла рот, чтобы спросить об этом, однако резко передумала и, прикрыв глаза, расслабилась и уже ни на что не отвлекалась.

Так, пока есть пара минут свободного времени, надо подумать. Что делать с Крисой? Как бы оно ни повернулось, близкий друг мне очень нужен. Кто-то должен просвещать в мелочах, не давать влезать куда не следует. Криса на эту роль вполне подходит. Да и помехой не будет. Оружием владеет, вроде является боевой магичкой. Кстати, надо уточнить насчет ее способностей в этой области. Как раз и музыка закончилась.

– Как ты это сделал? – требовательно посмотрела на меня Криса.

– Потом расскажу, – уклончиво ответил я. Поставив другую инструменталку, спокойную, и уменьшив громкость, спросил ее: – Скажи, почему ты подалась в боевые маги?

– С чего ты взял? Я не боевой маг.

– Как так? – удивился я. – А как же полог невидимости, владение оружием? Да и слежка не самое мирное занятие.

– Ну, – Криса пожала плечами, – просто к этому у меня есть способности, которые глупо было бы не развивать. А основная специальность у меня другая.

Я вопросительно смотрел на нее. Вздохнув, Криса ответила:

– Я интегратор магических плетений. И кстати, очень хороший.

– Хм… хм… Не знаю, что и сказать, прямо. И что это означает?

– Странный ты. Это все маги знают!

– Ну у меня специфическое образование в области магии. Расскажи лучше, чем занимаются интеграторы?

– Все очень просто на словах, но сложно на деле. Ладно, раз ты такой… необразованный, хоть и странно это, расскажу немного. – Криса устроилась поудобнее. – Как ты должен знать, все маги – разные. Они различаются по способностям, по специализации. И каждый использует или разрабатывает плетения в соответствии с этими способностями и специализацией. Большинство магов сильны в своей области, но откровенно слабы в других. Это понятно. Однако часто необходимо сделать что-то такое, где используются плетения из разных областей. Причем эти плетения должны работать совместно.

– Например? – с интересом спросил я.

– Например, вот этот дом. В нем используются совершенно разные плетения. Нагревающие воду, очищающие воздух от пыли, слабенькое, но широко распространенное стандартное плетение укрепления стен, тоже, кстати, сложное в исполнении. Наносимые на одежду и прочие вещи – самые сложные. Потом, магическая защита дома, на кухне несколько хозяйственных плетений. В саду кое-где используются эльфийские разработки. Все они должны не только не мешать друг другу, но и частенько – работать совместно. Плетения, созданные разными магами, надо состыковать. Вот этим и занимаются интеграторы, которые изучают принципы работы плетений и стыкуют их.

– Э-э-э… Постой, а те маги сами не могут, что ли, это сделать?

– Бывает, что и делают. Но мало кто захочет прикладывать лишние и трудоемкие усилия. Магам ведь платят только за свою часть работы, к тому же не каждый с наскоку разберется в чужом плетении. Ну в общем, в течение очень долгого срока все это крутилось, варилось в своем соку, пока не пришли к выводу, что необходимо выделить отдельный класс магов – интеграторов. Порой такими интеграторами бывают довольно слабенькие маги. Тут главную роль играет определенный склад ума. Для стыковки достаточно создавать плетения небольшой мощности. Ну а если интегратор – сильный маг, то еще лучше. И ценятся маги-интеграторы очень высоко.

– То есть, – перебил я ее, – тебе приходится изучать оба плетения, чтобы правильно совмещать их?

– Ну да. – Криса потянулась, прислушиваясь к сменившейся композиции.

– Стоп, ты упомянула эльфийское плетение. Как ты стыкуешься с ним? Это ведь совсем другое.

– Ну да. Тут сложно. Видеть-то его видно, но изменить почти не под силу, только разрушить. Однако можно сделать переходник, который будет реагировать на процессы, протекающие в эльфийском плетении. Например, тут в саду я видела, что кто-то из интеграторов сделал такой переходник на эльфийское плетение, наложенное на землю под растениями. Оно реагирует на изменения в эльфийском плетении и подает сигнал, когда необходимо полить растения или когда с каким-то растением проблема, болезнь например.

– То есть тебе приходится полностью разбираться в чужих плетениях, чтобы состыковать их?

– Ага.

Круто! Вместо того чтобы упростить сам процесс стыковки, вывести какие-то стандарты, используют местных гениев с математическим складом ума. Я взглянул на Крису с уважением. Ее рейтинг в моих глазах резко взлетел. Мне всегда нравились девушки с мозгами в голове.

– А что, принцип черного ящика вы не используете?

– Это что такое? – Криса с любопытством посмотрела на меня. Она не думала, что я могу сказать что-то умное в этом плане, раз не знаю, что такое магическая интеграция, но что-нибудь интересное – пожалуй.

Я хмыкнул:

– Все очень просто. Представь себе плетение в виде черного ящика – это понятие обозначает, что неизвестно, что находится внутри. Однако мы знаем, что подается на вход и какой результат получается на выходе. Простая матрица зависимости выходных данных от входных, или математическая зависимость. Нужно разработать стандарты стыковок для разных классов плетений – сюда подавать такие-то сигналы, чтобы получить на выходе такую реакцию. И все проблемы.

Заметив на лице Крисы напряженное раздумье, я понял, что явно переборщил с терминологией. Проще нужно быть, Ник, проще, и люди-гномы к тебе за это потянутся.

Какие, блин, математические зависимости, какая матрица! В гномьем языке ведь даже слов таких нет – я просто, сам того не замечая, транслитерировал на гномье звучание привычные для меня понятия.

– Вот смотри, разработал эльфийский маг-растениевод садовое плетение. Он знает, что использовать его будут не только такие же, как он, эльфы-садовники. Поэтому как нормальный программер… то есть маг, он должен вывести все нити или точки воздействия для управления плетением в одно место и приложить описание, как с ними работать, чтобы любой другой маг не мучился, изучая эльфийское плетение, а просто знал: если «дернуть» за ту или иную нить (напрямую или через свое плетение), можно добиться той или иной реакции плетения. То же самое и с событиями, возникающими в садоводческом плетении: сделать специальные нити, сигнализирующие о том или ином состоянии растения, вынести их в какое-то одно, удобное для наблюдения место и снабдить инструкцией с указанием, что означает каждое событие-сигнал. Тебе абсолютно не нужно знать, как работает эльфийское плетение, ты только знай «дергай» за заранее выведенные и описанные ниточки – я называю их интерфейсами – и цепляй к ним то, что захочешь. А если еще все интерфейсы сделать стандартными, похожими друг на друга по виду и принципу работы, то и проблем особых не будет: смотришь на интерфейс плетения, и как болт вставляется в гайку, так же и ты вставляешь свои выходные нити в его входы. Вот и все дела.

– Очень интересно, – глядя куда-то сквозь меня, проговорила Криса. Я чуть ли не вживую почувствовал, как защелкали в ее голове релюшки. – А поподробнее?

– Давай попозже?

«И почему мне кажется, что она теперь от меня не отстанет?» – вздохнул я про себя.

– А сейчас давай-ка пойдем покушаем, – зашевелился я. – Желудок проснулся, и если его не задобрить, то он схрумкает меня самого.


Мора уже приготовила завтрак и вкусно нас накормила. Моему выздоровлению она обрадовалась. Приятно, когда окружающие радуются, что у тебя все в порядке. Потом я решил позаниматься и пошел в сад. По дороге встретилась Лана и с детской непосредственностью и веселыми криками повисла у меня на шее. Все-таки еще не вышла из детского возраста. И ее двадцать лет можно пока не принимать в расчет (но тело уже не юное, вздохнул я). Криса, глядя на нас, улыбалась, почему-то немножко криво. От Солы, сообщила Лана, никаких новостей не было. По секрету она рассказала, что узнала от Васы: всю их семью перевезли куда-то в потайное место (я понял, что это служебный дом недалеко от здания гильдии). Никого не выпускают, охраняют, пока ситуация не разрешится. А в доме у них устроили типа засады: вдруг кто полезет.

Около часа я занимался дыхательной гимнастикой, медитировал и в конце концов почувствовал себя почти здоровым. Криса напросилась потренироваться со мной. Я согласился. Приятно было смотреть, как она разминается. Чем-то разминка напоминала спортивную гимнастику. Мышцы у нее оказались хорошо развиты, и растяжка отличная. Она спокойно делала вертикальный шпагат и держала ногу в вытянутом вверх положении без малейшего напряга, что привело меня в восторг. Теперь я понял, почему так реагировал на ее движения. Когда человек полностью контролирует свое тело, его движения завораживают.

– Ты меня отвлекаешь, – недовольно сказала Криса в ответ на очередное мое восклицание.

– Ничего-ничего, – не переставая пялиться на нее, ответил я, – учись не отвлекаться. Настоящему мастеру ничего не мешает! – важно подняв вверх указательный палец, молвил я.

Ударная техника Крисы оказалась весьма неплохой. Чувствовалось, что она еще может расти в мастерстве, однако полученные мною пара синяков (расслабился, каюсь) убедили, что ее не так-то просто взять даже опытному бойцу. Интересно, а если бы мои приставания на той полянке, где мы впервые встретились, были отвергнуты, ограничилось бы все только парой переломов?

Мечами решили позвенеть в другой раз. У нее, кстати, своего меча не оказалось. Надо будет достать ей клинок. Или свой подарить, он как раз под женскую руку, а для себя что-нибудь новое придумать.


Васы дома не оказалось. Как часто бывало, он ночевал в другом месте. Я решил поразвлечься и предложил Крисе прогуляться по городу. Время приближалось к обеденному. Ярко светило солнышко. Настроение было умиротворенным, и хотелось пройтись. Быстро ополоснувшись после тренировки (я с трудом удержался от повторных приставаний к девушке), мы выбрались из дома. Совсем не хотелось, чтобы за нами таскались охранники, поэтому мы с Крисой потихоньку выбрались через противоположную от дома сторону сада. Стражники или схалтурили, или полагались на сигнальные сети, раскинутые вокруг особняка Васы. Все-таки такую огромную площадь сложно контролировать только визуально. В этот раз сигналки отличались от тех, что ставила Криса, в сторону усложнения. Я заметил, что Криса их тоже видит, хоть и с бóльшим напрягом, чем я. А мне и стараться не приходилось – бадди-комп подсвечивал нити, а те, которые были не видны, просто высчитывал, что было просто, так как все нити оказались прямолинейными. Располагались они на небольшой высоте над землей. Мы с Крисой легко обошли сети, кое-где перепрыгивая, где-то перешагивая. Халтура, в общем. Какая же это сигналка, если ее можно так просто обойти? Надо будет уточнить, может, я чего-то не понимаю или упускаю из виду.

Потом мы просто гуляли: уже не как «подозрительная личность» и наблюдающий за ней маг, а как обычные молодые люди, которым приятно проводить вместе время. Наконец-то мы с Крисой по-настоящему поговорили и чуток получше узнали друг друга. А то все наши предыдущие встречи были связаны либо с сексом, либо с какими-то неприятными событиями.

Ну о чем можно разговаривать с красивой девушкой? Подобные беседы похожи по содержанию, в них редко затрагиваются серьезные темы. Криса выбивалась из стандарта. Она была зациклена на учебе и магии. А если учесть, что занималась она этим почти всю сознательную жизнь (я про себя присвистнул), то это уже стало частью ее натуры. Интересно, от такого напряга психика хоть не нарушается? Как ни странно, некоторой отдушиной для Крисы были тренировки с оружием и без. Крайне нестандартная девушка.

На мои комплименты она мило смущалась и, похоже, не знала, как реагировать. Удивляюсь, как она с таким подходом к жизни вообще нашла в себе силы или время с кем-то раньше иметь отношения (когда мы встретились, она уже знала мужчин).

В начале прогулки ее мысли постоянно куда-то уплывали, но в конце концов мне удалось ее расшевелить. Криса расслабилась, стала улыбаться, и остаток времени мы провели весело. Иногда она задавала вопросы с подковыркой, но мне всегда удавалось или отшутиться, или выдумать что-то смешное. Да и я старался побольше узнать о ней.

Во время прогулки я нанес визит бригатному мастеру, оставив Крису в кафешке и сказав, что на минутку отлучусь. Не то чтобы меня сильно беспокоило материальное положение (с моими способностями, усиленными компами и Умником, я тут на всем и везде зарабатывать могу немало), просто было обидно, что такой хороший амулет, мое первое творение на этом поприще, отобрали и кто-то может присвоить его себе. Обидно же! Да и официальное золото, капающее на мой счет, никогда не помешает. Вопрос о конфискации вызвал у мастера некоторое удивление моей осведомленностью. По его словам, он только-только собрался поставить меня в известность. Так мы договаривались раньше, на случай если возникнут проблемы. Однако аппарат уже вернули, поэтому он и не торопился. Мастер поведал, что к нему пришли вежливые служивые из гильдии магов и от имени архимага попросили отдать на некоторое время амулет (откуда они узнали о нем, мастер понятия не имел). Показали бумагу, заверенную магической печатью. Особых причин сопротивляться не было, к тому же мастер сам по себе достаточно законопослушный гном. Через сутки все те же служащие, как и обещали, принесли амулет обратно. Мастер проверил – ничего не сломали, все функционирует.

Я уже собрался уходить, но мастер полез за амулетом, чтобы доказать его наличие.

– Да верю я, верю. – Я нетерпеливо махнул рукой. Меня, наверное, Криса уже заждалась. Но мастер был непреклонен и минут пять чем-то там шебуршал. А ведь нехило запрятал!

Пока мастер возился, извлекая шкатулку, в лавку заглянула Криса, желавшая узнать, почему я так долго отсутствую. И сразу же ее взгляд прилип к амулету, который мастер успел достать. Все мои попытки ее отвлечь не подействовали. А мне было лениво сейчас вдаваться в подробности. В принципе девчонка умная, поймет, наверное, но говорить о магии как-то не хотелось. Но Криса была настойчива. Пришлось-таки кратко рассказать, как амулет работает, поскольку без этого она просто отказалась уйти. «Ты глянь, – подумал я, – уже шантажирует!» Чтобы немного отвязаться от неудобных вопросов, решил взять инициативу в свои руки и чем-нибудь загрузить ее. Вначале рассказал про интерференцию солнечных лучей, объясняя принцип нанесения красивой эмблемы, изображенной на шкатулке, потом плавно перешел к тому, что такое эргономика и как ее учитывать при создании амулетов. Одновременно с этим аккуратно вывел девушку из лавки и направился в сторону ее дома (в данное время она вернулась жить в дом учителя). Криса, увлекаемая мною, еще не раз оглядывалась на оставленную позади лавку.

Увидев минут через двадцать, что девушка переварила информацию и, к моему удивлению, просит добавки, сказал, что существуют технические средства для ведения расчетов и что с их помощью можно рассчитывать сложнейшие вещи. Упомянул, что последние лет пять только аналитикой и прогнозами и занимался, после чего плавно перетек на тему экономики, устроив небольшой ликбез. Все это время я наблюдал за девушкой: ее любознательность просто поражала! Криса слушала меня с неподдельным интересом, действительно стараясь вникнуть и постоянно переспрашивая, если что-то было непонятно. Наконец случился-таки ожидаемый перегруз информацией, и она замолчала, в прострации глядя куда-то вдаль. Я облегченно вздохнул.

Всю дорогу я невольно сравнивал Крису с Ланой. Есть у них что-то общее: обе магички, активные, симпатичные. Только вот Лана исправно и методично долбает лишь по нескольким целям (от ее домыслов о моем происхождении и о пропавшем с рюкзака изображении эльфийки меня порой мутит), упорно игнорируя остальное, и в учебе более пассивна. Хотя, может, так и надо? По крайней мере, крыша не поедет. А вот Криса… да… Криса как пылесос: сначала всасывает все знания, до которых может дотянуться, а потом все это методично сортирует, перерабатывает и систематизирует. Именно такое впечатление сложилось у меня во время нашего общения. И это не может не радовать. Если отвязаться от Ланы порой бывает проблематично, и даже юмор не всегда помогает, то Крису сбить с каверзных вопросов легко. Достаточно рассказать что-то увлекательное. Да и надо признаться, мне самому интересно с ней общаться.

Кстати, хлопнул я себя по лбу, а ведь надо Крисе подарок сделать! Как-то нехорошо получается: она мне так сильно помогла, а я ее даже не отблагодарил. Главное, чтобы не подумала, что я благодарю ее за помощь, с женщинами всегда так – не знаешь, на что она обидится.

Проводив Крису до дома, я ее оставил, сославшись на необходимость сделать кое-какие дела. Ее прелестная головка была настолько занята мыслями, что она даже немного обрадовалась расставанию.

– Ну что, до завтра? – внимательно посмотрел я в глаза девушке. Она в ответ улыбнулась и кивнула.

Я прижал ее покрепче к себе и поцеловал в губы. Мм… няма, вкуснятина. Губки у нее пухленькие, податливые и в то же время упругие и пахнут чем-то неуловимо приятным… Как-то это неправильно. Никогда раньше девушки так на меня не действовали. Почему-то сразу же расхотелось куда-то идти.

– Криса? – раздался откуда-то сбоку удивленный возглас.

Криса сначала дернулась, но потом спокойно отстранилась от меня и повернулась к подошедшей девушке.

– Что, Дила? – ровным голосом спросила она.

Я с интересом наблюдал за сценкой. Дила, молодая девушка примерно одного возраста с Крисой, собиралась войти в тот же дом, где жила Криса, когда неожиданно увидела нас… Интересно, что ее так удивило? Кстати, я с удовольствием отметил, что Криса намного привлекательнее Дилы, хотя и ту нельзя было назвать некрасивой. Просто симпатичная посторонняя девушка. Она с жадным интересом рассматривала меня.

– Может, представишь меня своему другу?

Я скептически поднял бровь. Криса тихо вздохнула и все тем же ровным голосом произнесла:

– Ник, познакомься, моя подруга Дила. Она, так же как и я, учится у мэга Вордта. Дила, познакомься с Ником.

– Просто Ник? – с легкой улыбкой спросила Дила. Однако насмешки в ее голосе, как я подспудно ожидал, не было.

Криса замялась. Я с интересом ждал ответа. Наконец, так ничего не решив, она вскользь посмотрела на меня и, быстро сказав: «До завтра», резко развернулась и убежала в дом.

Мы с Дилой проводили ее взглядом и посмотрели друг на друга.

– Что-то не так? – спросил я.

– Нет, все так, – улыбнулась Дила. – Можно попросить тебя кое о чем?

Я кивнул, заинтересованный вопросом.

– Я понимаю, это не мое дело, но пожалуйста, не обижай Крису. Сколько раз я пыталась познакомить ее с парнями, но она все отмахивалась. Упертая и зацикленная на учебе. Потому и лучшая ученица, – вздохнула она.

Я про себя усмехнулся. Видела бы она, что Криса вытворяет в постели. Однако это ничуть не умаляет слов Дилы.

– Не беспокойся, я не дам ее в обиду.

Попрощавшись, я отправился по своим делам, а девушка еще долго стояла на месте, задумчиво глядя мне вслед.


Криса

Забежав в дом, Криса резко остановилась, постояла немного в задумчивости, потом выглянула наружу через маленькое окошко, расположенное рядом с входной дверью. Ник и Дила о чем-то разговаривали. Крису кольнуло неприятное чувство. Дила всегда казалась Крисе очень эффектной девушкой, за которой мужчины ходили табунами. Сначала, пока не поняла, что это бесполезно, она взяла добровольное шефство над Крисой, что ту изрядно раздражало. «Как это так! – возмущалась Дила. – Такая хорошенькая девушка – и ни с кем не встречается!» Пыталась познакомить ее с какими-то парнями, все время старалась затащить на какие-то вечеринки. А если кто-то из парней начинал за Крисой таскаться, Дила, сжалившись в конце концов над неудачливым ухажером, забирала его себе (конечно, если он ей самой нравился, а уж как переманить парня, она хорошо знала), за что Криса была только благодарна. Однако сейчас все было не так, и ей было неприятно видеть, как легко Дила нашла общий язык с Ником.

Увидев, что Ник ушел, Криса медленно побрела к себе в комнату. Немного посидела на кровати, глядя в окно и вспоминая прошедший день. Лицо тронула улыбка, когда мысли свернули на события утра, особенно на то, что происходило между ними, когда она помогала Нику мыться.

Через некоторое время, привычно обуздав свои чувства и эмоции, Криса переключилась на самое интересное. Закрыв дверь, чтобы не мешали, села к столу. Она достала письменные принадлежности и просидела за столом не меньше часа, пока не записала по памяти все, что говорил Ник, и свои мысли по поводу сказанного. Почувствовав, что утомилась и мысли стали путаться, Криса, передохнув, аккуратно, контролируя каждый шаг, наложила на себя улучшающее память и мозговую активность плетение. Благодать и бич интеграторов – такие заклятия позволяли запоминать и вспоминать огромное количество плетений. Но побочные эффекты были не менее сильны. Случалось, от них сходили с ума. Криса эти заклятия не любила и побаивалась их. Она всегда старалась найти в плетении общие принципы, которые позволили бы понять, как оно будет действовать, даже если ты его не помнишь. Криса все время ходила с блокнотиком. Окружив исследуемое плетение несколькими сигналками собственного изобретения, она скрупулезно описывала все, что происходит в этом плетении, стараясь понять, можно ли наблюдаемые процессы как-то рассчитать и использовать. Вначале посмеивались все, кроме Вордта. Считать плетения – невиданное дело! Однако Криса не отчаивалась и постепенно накопила большое количество материала. Теперь она могла, заглянув в свой блокнотик, сообразить, как плетение устроено и с какого бока к нему подходить. К сожалению, для этого ей все равно надо было сначала полностью исследовать новое плетение. Ее наработки позволяли работать только с известными заклятиями. Теперь уже она смеялась над другими с их вечными попытками запомнить/вспомнить все и перекошенными от боли лицами в момент отката от воздействия заклинания, кратковременно улучшающего память и подстегивающего мозг. Однако при всей ее нелюбви к подобному насилию над собой сейчас использование заклинания было оправданным. Слишком плодотворными оказались разговоры с очнувшимся Ником, слишком много появилось мыслей, толкающихся в голове и перебивающих друг друга.

Криса снова вспомнила утро. Проснувшись от шума, производимого очнувшимся Ником, она сначала даже не знала, что говорить. А как плохо он выглядел! И как быстро пришел в себя! Всего за пару часов из ковыляющего от длительного лежания больного он превратился в воина, способного справиться с ней без особого напряжения. Правда, Криса улыбнулась, Ник делал это аккуратно и нежно. Даже Бордту в последние годы было не так легко ее победить. Конечно, и Криса не особо старалась, помня о состоянии Ника, но что-то ей подсказывало, что, даже если бы она работала в полную силу, результат бы не особо отличался. Под конец удалось-таки подловить Ника, расслабившегося от ощущения собственной всесильности. Он зазевался, за что и получил от нее пару синяков в отместку за эти «унижения» – девушка весело ухмыльнулась. А уж какую музыку ради нее магически сыграл! Криса никогда не слышала ничего подобного, она даже чуть не прослезилась: парень едва пришел в себя и ради того, чтобы поднять ей настроение, решился на действие, наверняка требующее высокой концентрации.

Хотя стоп, что-то Ник не выглядел особо напряженным. Разговаривал во время звучания музыки, да еще умудрился скрыть само плетение так, что, как Криса ни старалась его высмотреть, ей это не удалось. «А ведь не доверяет до конца, раз отводил мне глаза от плетения! Кстати, – удивилась внезапной мысли Криса, – похоже, сама того не ведая, я разгадала секрет невидимого плетения». Эта мысль сразу выбила из головы все остальные. Плетение на самом деле видимо, просто Ник глаза от него отводит. «Наверное, в доме гильдии убийц все именно так и было, я ведь не заметила никаких признаков применения магии. Удивительная штука, – Криса покачала головой, – никогда не думала, что «скрыт» можно использовать таким интересным образом. Нужно будет самой попробовать. А ведь этот прием можно использовать и в качестве оружия. Кидает, например, маг-убийца в тебя какую-то гадость… – От мысли о возможном нападении убийц Криса поморщилась. Если заметание следов не спасет, то она практически ничего не сможет сделать против боевого мага. Боевую магию ей не доводилось осваивать. – …а ты ему берешь и глаза от его же плетения отводишь, вот оно у него и срывается. Ведь многие плетения необходимо контролировать магическим зрением. Надо обязательно это попробовать! – Криса немного походила по комнате. Так ей всегда легче думалось, и эти ее метания часто выводили окружающих из себя. – Но сначала нужно разгадать много других тайн Ника, к тому же мои домыслы могут оказаться ложными. Возможно, это я простофиля – плетения под носом не заметила! Как бы аккуратно выяснить, владеет ли Ник «скрытом»?»

Криса не любила действовать наобум по непроверенным данным. В магии, особенно интеграционной и особенно при работе с чужими плетениями, ошибка может стоить жизни. Удивительно, как Приндт, другой ученик Вордта, умудрился дожить до сегодняшнего дня, несмотря на свою невнимательность и получаемые из-за этого травмы.

А музыка, наверное, все-таки из амулета звучала. Недаром Ник носит, не снимая, какой-то странный браслетик. Конечно, Криса никогда не слышала о чем-то подобном, однако если магические светильники научились включать голосом, то почему нельзя музыку магически записать на амулет, а потом как-то воспроизвести. Но больше Крису занимали, как ни странно, не музыка, и даже не «скрыт», а как бы вскользь брошенные Ником слова про «черный ящик». Если все действительно так просто, то, обучив магов паре простых приемов и практик, можно будет существенно облегчить работу интеграторам. Вначале Криса, подивившись собственной наглости, подумала, что это вообще избавит от необходимости изучать отдельной дисциплиной интеграционную магию и, как результат, маги-интеграторы будут не нужны. Однако потом поняла, что «черные ящики» в будущем изменят задачи и расширят область работы. Интеграторы при новом подходе будут работать не с несколькими плетениями – теперь с этим будут справляться и обычные маги, – интеграторы будут оперировать десятками и сотнями плетений, где входов и выходов («Забавное название», – мелькнула мысль) будет такое количество, что только очень опытный маг сможет справиться. Но это надо проверить, хотя бы основы. «Вдруг у меня просто мозги уже неправильно работают, – вздохнула Криса, – и Ник имел в виду нечто другое или просто ляпнул что-то, не понимая специфики интеграторской деятельности».

Криса покинула комнату, вышла во двор и создала несколько простых разнородных плетений, стараясь следовать рекомендациям Ника: сделала точки воздействия на плетения (входы) и точки, где будет возникать реакция на входное воздействие. Затем, представив, что плетения созданы не ею и глядя только на эти «выходы» и «входы», попыталась их состыковать – вышло на удивление легко. Затем она старалась создать и интегрировать большее количество плетений, выходило уже хуже. Однако, вспомнив слова Ника про стандарты, девушка придумала общие правила для входов и выходов, а также для переходников. Получилось, что интеграцию можно проводить очень быстро, как будто строишь из одинаковых кирпичиков или используешь подходящие друг к другу болты и гайки.

Однако даже этот результат не удовлетворил Крису. Она опасалась, что во многом скорость интеграции была обусловлена тем, что плетения создавала она сама. Поэтому девушка пошла искать Дилу. Впрочем, найти ее не составило труда. Из комнаты подруги доносилось мелодичное пение, которым та себя развлекала.

Криса постучалась в дверь.

– Дила, к тебе можно?

Пение тут же прекратилось, и через пару мгновений на пороге появилась подруга Крисы.

– Заходи, чего стоишь? – Вернувшись обратно в комнату, Дила снова замурлыкала себе под нос, разглядывая разложенные на кровати платья.

– Куда-то собираешься? – увидев обновки, спросила Криса.

– Пока нет, но надо же быть готовой! Вдруг подвернется случай?

– Какой случай?

– Да какая разница? – досадливо поморщилась Дила. – Девушка всегда должна быть готова к любым приятным событиям, которые могут с ней произойти, будь то вечеринка, бал или, – она хмыкнула, – неожиданное свидание.

Еще раз посмотрев на платья, Криса спросила:

– Я тут хотела тебя кое о чем попросить. Поможешь?

– М-да? – Дила взяла одно платье и приложила к себе. – Как ты думаешь, какое больше подходит для романтического ужина?

– И с кем на этот раз ты встречаешься?

– О! – Дила закружилась. – Да какая разница? Это так, проходной вариант. – Наконец она остановилась. – Так что ты там говорила?

– Я говорю, поможешь мне кое в чем? – терпеливо повторила Криса.

– Что надо делать?

Криса объяснила.

Чуть подумав, Дила улыбнулась:

– Согласна, но только с одним условием!

Криса вопросительно посмотрела на нее.

– Ты расскажешь мне все о ваших отношениях с… как ты его назвала? Ник? Вот с ним!

– Зачем тебе? – недовольно спросила Криса. Что-то ей совсем не хотелось распространяться на эту тему.

– Ну как же! У моей подруги наконец появилась какая-никакая личная жизнь. И это после всех моих неудачных попыток пристроить тебя в хорошие мужские руки! А ты сама обошлась. Вот мне и интересно. – Она лукаво улыбнулась.

«Вот зараза!» – хмуро подумала Криса. Потом пожала плечами и согласилась. Небольшая плата, да и рассказывать вроде особо не о чем. Подождав, пока Дила спрячет свои платья в шкаф, попросила ее создать несколько плетений, придерживаясь только что придуманных правил для реализации возможности их совмещения. Неважно, каково их действие, лишь бы не создавались опасные связи при их объединении.

После проведенного эксперимента Криса еще с полчаса ходила с дурацкой, как она признала позже, мечтательной улыбкой, обдумывая, какие перспективы это ей несет и как получше преподнести это мэгу Вордту. И даже требование Дилы выполнить обещание и рассказать о них с Ником не вызывало у нее никакой досады.

– Криса, ну сколько можно витать в облаках? Да, признаю, результаты очень интересные. Много чего вынести можно, у меня вот тоже идеи-мысли закрутились в голове, – деловито вмешалась уставшая от ожидания Дила. – И не надо хмыкать! А то обижусь! А если подождешь до завтра, то за вечер-ночь у тебя в голове все передумается, перемелется, и из куколки-задумки родится бабочка – блестящая идея, поражающая величием магической мысли! Не стоит этому мешать, – сказала Дила с выражением на лице «смотри, как я завернула!» и продолжила в своем обычном стиле: – А теперь расскажи мне про того высокого красавца, про Ника то есть, ты ведь обеща-а-ала! – прохныкала она.

– Дила, тебе бы все о мужчинах да о мужчинах! – рассердилась Криса. – Все тебе развлечения да развлечения! Да когда ты наконец уже образумишься! Мне больно смотреть, как ты губишь свой талант! Да разве ты не понимаешь – то, что мы сейчас с тобой проделали, и то, что рассказал мне Ник, переворачивает всю интеграционную магию с ног на голову?! Разве ты не видела, как я быстро и легко соединила плетения?! А я ведь их впервые видела! – Криса не удержалась и нервно стала ходить по комнате. Дила, с усмешкой на лице, следила за ней. – Да если развить эту методику и обучить ей магов, то на три-четыре плетения никаких интеграторов звать не надо будет, сами легко справятся. А вот интеграторы, даже обычные, не мастера, смогут соединять десятки, а то и сотни плетений! Да ты же сама все прекрасно видела, даже участвовала, как ты могла этого не понять?!

– Криса, – потупилась Дила, изобразив на лице пристыженное выражение, – я, конечно, удивилась, но думала, что это получилось потому, что ты знала мои плетения… – Увидев, что подруга еще больше насупилась, Дила быстро сказала в оправдание: – А вообще, признаю, я как-то о своем думала, плела, не задумываясь.

С минуту собеседницы хранили молчание: Дила размышляла над сказанным Крисой, Криса остывала, задетая Дилой. Все-таки она не ожидала, что ее лучшая подруга, пускай и ветреная, но талантливая и сообразительная, покажет такое непонимание.

– Крис, извини, я действительно как-то не приняла всерьез твою просьбу. Если тебе не сложно, пожалуйста, разъясни поподробнее, я не поняла некоторые моменты. – Когда дело касалось столь дорогой для Крисы магии, Дила старалась не злить подругу, умело демонстрировала интерес, шла на попятный, и та, даже рассердившись, быстро остывала. А в этот раз и изображать ничего не пришлось, последние слова Крисы все-таки разбудили в ней интерес. Давненько она не видела свою подругу настолько захваченной очередной идеей. К тому же Криса редко ошибалась и в половине случаев, несмотря на насмешки товарищей, все-таки находила «золотую жилу». У Дилы же всегда были проблемы с теорией, но большой социальный опыт развил в ней нюх и интуицию, которые ее почти никогда не подводили. – Криса, извини, что перебиваю, – тут же прервала она начавшую было рассказывать Крису, – но вот эта методика… Ты говорила, что идейку тебе подкинул Ник, а откуда он ее взял или услышал? Насколько я заметила, он слабый маг, – задумчиво сказала Дила и тут же, боясь обидеть подругу, добавила: – В смысле, слабый энергетически. Откуда у него столько магических сил, чтобы испытывать все эти изобретения? Ты ведь знаешь, как истощают эксперименты, пока не найдешь наиболее оптимальный способ плетения.

– Ник не слабый, он посильнее Вордта будет! – тут же возмутилась Криса. – Да и искусности в создании амулетов и плетений ему не занимать! – Через пару секунд, сообразив, что ляпнула лишнее, и увидев недоуменное лицо подруги, Криса быстренько придумала логичное с виду, хотя и неверное по сути, объяснение – ей совсем не хотелось создавать ореол тайны вокруг Ника. – Он просто постоянно экспериментирует, вот и ходит с почти пустым резервом. Но магичить он умеет отлично, много раз сама видела!

– М-да, похоже, ты все-таки нашла себе хорошую пару, – протянула Дила. – Такой же фанат магии, как и ты. Да еще и тебя сделал сильней, вон как твоя аура изменилась. Наверное, разница в силе между вами действительно очень велика, и познакомились вы не так уж и недавно, – тихо и задумчиво, почти про себя, пробормотала Дила, уставившись на подругу.

Услышав такое, Криса быстро глянула на свою ауру и поняла, что оставила свой увеличенный резерв неприкрытым: столько событий и переживаний навалилось за последнее время, что, оказавшись дома, непроизвольно сбросила маскировку ауры. Слишком долго этот дом был ее убежищем от внешнего мира. Вот это и сыграло свою роль.

«Демоны! Одно только меня оправдывает – я не боевой маг, чтобы везде и всегда ходить настороже».

– Ну я бы не сказала, что он многому меня учил, – наконец ответила она, – скорее уж это просто накопилось. – Устав ходить, Криса уселась в кресло. – Напряженные выпускные экзамены, сдача на шестую ступень, еще более напряженная практика. Наверное, именно это вызвало резкий скачок вверх. У меня когда-то такое было – тоже развитие застопорилось, а потом хоп – и вперед прыгнуло, – спешно начала оправдываться Криса.

Дила удивленно смотрела на подругу.

– Криса, я вообще-то о другом. Неужели ты не знаешь?

– О чем? – не поняла Криса.

– Я думала, ты знаешь, – протянула Дила. – Про это не любят говорить в гильдии, стараются скрывать. Но это ведь не секретные вещи, очень многие знают… – Дила замолчала, напряженно раздумывая.

– Да в чем дело-то? – не выдержала Криса.

– Понимаешь… – нерешительно и запинаясь начала Дила. Криса мысленно напряглась. Нечасто Дила, с ее подвешенным языком, так мялась. – Понимаешь… Мне об этом в свое время еще бабушка рассказывала… Когда ты спишь с магом, ваши ауры начинают взаимодействовать. Если один из вас сильнее, существует вероятность, что в слабом разовьются и увеличатся его энергетические резервы. И чем сильнее партнер, тем больше шансов на получение такого результата. Выше головы, конечно, не прыгнешь, однако резерв усилить можно, особенно если секс регулярный и партнеры подходят друг другу по аурам – тут свою роль играет не только разница в силе.

– Та-а-ак! – В голове Крисы будто раздался щелчок, и все сложилось в единую картину. Дила! Лучшая подруга! Сообразительная и талантливая, когда-то целеустремленная и любящая магию, ценящая не силу, а мастерство. Давным-давно у нее была большая проблема: ее магический резерв практически не рос, хотя потенциал был хороший. Вордт даже ходил с ней к мастеру-целителю, который заключил, что это просто такая аура. Именно она не дает резерву быстро расти. Таким образом, за неимением большой силы, но обладая упорством, весь свой талант Дила направила в экономность и мастерство (на почве чего они с Крисой и подружились). Но с некоторых пор ситуация изменилась: все меньше времени Дила уделяла учебе и все больше его уходило на парней. «Возможно, поначалу это и было связано с взрослением», – подумала Криса, параллельно вспомнив свою связь с Бордтом, но в последние лет эдак пять у Дилы стало появляться все больше ухажеров среди магов, причем многие были намного ее старше. Все чаще она пропадала на разных приемах, и в то же время ее магический резерв постепенно рос. Мастерство, конечно, падало, но возросшая сила и знание ряда существенно доработанных, причем явно не самой Дилой, плетений компенсировали это с лихвой…

– Так ты не просто так по вечеринкам шастала! Ты мужчин для усиления себя искала?! – возмущенно воскликнула Криса. – И ты думаешь, что я с Ником ради этого встречалась?! Да чтоб ты знала, я об этом эффекте аур даже не слышала!!! – Криса не заметила, как перешла на крик. Резко отвернувшись от подруги, она подошла к окну, привалилась плечом к стене и, скрестив руки на груди, стала смотреть вдаль, зло прищурив глаза.

Такая добрая, такая привычная, пускай последнее время они и отдалились друг от друга, лучшая подруга открылась ей в абсолютно новом свете. И нельзя сказать, что Крисе это понравилось. Удивительная штука – вот думаешь, что знаешь кого-то как облупленного, а он возьмет и такое выкинет! А ведь как все просто было раньше: добрый и мудрый наставник, верные, знакомые с детства друзья, еще больше не понимающих тебя, но настроенных нейтрально знакомых, хорошая карьера в будущем. Карьера, ключи к которой тебе дадут учеба, разум и упорство в магии…

Все было просто до тех пор, пока в ее жизни не появился Ник и эта вот практика, раскрывшая глаза на многие вещи. Пожалуй, даже к лучшему, что раскрылось сейчас, а не позже. Позже могло быть и хуже. Только вот как дальше жить, что делать? На что опираться?

Дила смотрела на пустое место, где недавно стояла подруга, теперь уже скрытая пологом невидимости. Криса срывалась редко и могла долго копить обиды и напряжение от учебы, но если такое случалось, то она машинально делала себя невидимой и скрывалась ото всех, снимая полог лишь в присутствии самых близких – Вордта и ее, Дилы. Похоже, это тот самый случай.

«Ну ничего, – думала Дила, – ей уже давно пора хотя бы на время отвлечься, перестать прятаться в учебе, открыть глаза и посмотреть на реальную жизнь, окружающую ее. Скоро она успокоится и, надеюсь, поймет меня. Жаль, конечно, что сегодня узнать о Нике уже не удастся, он действительно непрост, хотя, видимо, тоже фанатик магии, иначе бы они с Крисой вряд ли так близко сошлись. Как бы на них другие маги не устроили травлю за чересчур передовые методики. Криса-то не знает всей этой кухни, а я достаточно поварилась среди магов и знаю, какие они сволочные типы, как не любят выскочек и умников».

– Теперь я понимаю, почему среди магов принято жениться на равных себе по силе, а на неравные браки смотрят свысока, – раздался голос Крисы откуда-то от окна. Дила откинулась назад (она сидела на кровати) и, положив руки под голову, уставилась в потолок.

– И почему же? – лениво спросила она. Этот разговор ее изрядно утомил.

– Не понимаешь? – Голос Крисы прямо сочился сарказмом. – Иначе никогда не будешь уверен, что тебя любят, а не живут с тобой ради повышения или поддержания своего резерва!

Дила поморщилась, когда хлопнула дверь комнаты.

«А ведь в чем-то Криса права», – подумала она. Разговор ее совсем не порадовал, и на душе остался какой-то неприятный осадок.


Криса шла в свою комнату, когда заметила, что наложила на себя полог невидимости. Сняв его, она попыталась успокоиться и привести мысли в порядок.

«Наверное, зря я на нее накричала, на пустом месте сорвалась. Ну подумаешь, повышает свой резерв с помощью секса с другими магами. Частично это и в ее пользу говорит: все-таки не настолько она потеряла интерес к магии, как я думала, не просто развлекается направо и налево. Да и вообще, если бы я была на ее месте, с почти нерастущим магическим резервом, не переживала бы? И не пошла бы на такое же, если бы это расчистило дорогу к моей мечте? Да и, что уж говорить, ведь подумала о подобном, когда увидела свой увеличившийся резерв после секса с Ником. Похоже, надо извиниться перед Дилой».

Придя к такому решению, Криса окончательно успокоилась и заперлась в своей комнате, обдумывая дальнейшие планы. Взвесив все «за» и «против», Криса приняла твердое решение любыми путями пробиться в ученицы к Нику. Если не знаешь, что предпринять, делай ставку на развитие того, что всегда с тобой, на магию, резонно рассудила она. И если раньше ее смущало, что Ник может оказаться плохим учителем, особенно с учетом другой школы магии и его склонности к магии стихий, то теперь девушке стало видно, что даже невзначай брошенные им фразы дают ей пищу для целого веера необычных магических идей. Причем это видно не только на примере того же «черного ящика». Как только Криса задумалась о Нике, о магии и своих перспективах в этой области, негативный осадок от разговора с Дилой как рукой сняло. С удовольствием Криса еще раз прокрутила в голове свою сегодняшнюю прогулку с Ником.

После тренировки Ник предложил ей пройтись и заодно навестить одного бригатного мастера. Вначале они словно играющие дети перепрыгивали через сигнальные нити, обильно навешанные охранниками вокруг Васиного дома («А ведь получше меня сигналки делать умеют! – подумалось Крисе. – Интересно, как Ник их так быстро заметил?»), затем шли по прямой к центру города. По дороге Ник подробно расспрашивал о ее жизни, увлечениях и устремлениях. Неожиданно стало приятно, что ему интересна ее жизнь. При попытках Крисы расспросить о его происхождении и прошлом Ник мастерски уводил беседу в сторону, рассказывая всякие интересности, реже – эпизоды из своего прошлого, однако так хитро описанные, что по ним сложно было понять, кто он и откуда. Девушку это не раздражало. Из разговоров она почерпнула массу нового. Удивительно, сколько интересных вещей существует помимо магии! Казалось, Ник знает почти обо всем. Особенно удивили некоторые, как их назвал Ник, физические и химические особенности мира (в голове сразу родилась пара интересных плетений с использованием этих «физических эффектов»), а также данные из сферы экономики (девушка никогда не думала, что торговля и производство – это так сложно и что «рынки» можно рассчитывать). Крисе даже стало стыдно, что на немагические вещи она просто не находила времени, вернее, не считала, что эти вещи важны для жизни.

О магии Ник говорил гораздо меньше. Из обрывков и немногочисленных оговорок внимательная Криса составила мнение о нем как о выходце из какой-то очень далекой страны, специализирующемся на магии с необычным подходом к этому искусству, сочетающем в себе работу с амулетами (свидетельством тому Криса считала удивительный амулет по замагичиванию струн, который показал Нику бригатный мастер в подтверждение своих слов, что ему его вернули после конфискации) и массу расчетов. Идея создавать плетения с помощью серьезных математических расчетов (Ник говорил, что использовал их при расчете разных рынков) привела девушку в восторг. Ей очень понравилось, что у него все сводится именно к расчету плетений. Похоже, она наконец-то встретила единомышленника, полагающего, что перед наложением плетений нужно еще что-то высчитывать. После посещения мастера бригат Ник проводил Крису до дома и пошел в гильдию, чтобы, как он сказал, отловить Васу для приватного разговора, а также прикупить пару амулетов для магических экспериментов.

Похоже, Ник – это действительно тот, кто ей нужен! После эксперимента и тяжелого разговора с Дилой Криса до самой ночи обдумывала стратегию своего поведения с ним. В итоге пришла к выводу, что ему нравятся умные девушки, особенно если они искусны в магии. Это было прекрасно видно по его лицу и ауре, когда она рассказывала о профессии и описывала свои магические увлечения. Кроме того, несмотря на то что он, похоже, ей не до конца доверяет (недаром увиливает от рассказов о себе и отводит глаза от своих сложных плетений), он чувствует себя обязанным ей и боится чем-то обидеть или расстроить. Таким образом, сформулировала свои выводы Криса, стратегия сближения с Ником в «корыстных» целях должна включать демонстрацию (но не хвастовство) своих мыслительных и магических талантов. Нужно постоянно присутствовать рядом с ним (похоже, это его не тяготит, да и прогонять он ее вроде как не собирается). Следует аккуратно (сиречь ненавязчиво, не затрагивая неудобные темы) задавать вопросы про магию и прочие интересные вещи и проситься помогать ему в магических экспериментах.

Вроде бы она все распланировала. Все логично. Нестыковок пока не заметно. По идее, должно получиться. Однако Криса чувствовала какое-то недовольство собой и этим планом действий. Как-то сухо и безэмоционально выходит. Еще с месяц назад такие действия в отношении кого бы то ни было не вызвали бы у нее нареканий к самой себе. Однако сейчас все это воспринималось по-другому, да и осадок после разговора с Дилой давал о себе знать.

Криса расстелила постель, медленно разделась. Минут десять стояла у окна, невидяще глядя сквозь стекло, пока не продрогла. Завернувшись в одеяло уже в своей постели, Криса практически мгновенно уснула. И чуть ли не впервые за последние годы ученичества она улыбалась во сне.


Ник

Проводив Крису до дома и договорившись о завтрашней встрече, я направился в парк, по дороге обдумывая вопрос подарка. Криса не произвела на меня впечатления любительницы гламура. К примеру, увидев музыкальный амулет, она сразу стала расспрашивать, не им ли накладывается столь сложное плетение на струны и не подобным ли образом я создал эмблему клейма на мече. Хм, может, все-таки подарить ей меч, у нее ведь нет своего? Но на подарок меч не тянет. Да, возможно, она обрадуется, но дарить девушкам оружие следует походя. Это не тот подарок, которым можно выразить свое отношение к ней как к женщине. Надо что-то другое придумать.

Кстати, а ведь придется ей объяснять, каким образом я нанес на эмблему столь тонкие микроцарапины (не про Умника же рассказывать!), м-да… язык мой – враг мой, и зачем я рассказал ей про интерференцию?

«Ты забываешь, Ник, что у тебя есть я, компьютеры и модель магии», – скромно напомнил о своем существовании Умник.

«Ты о чем?»

«Не думаю, что сложно будет рассчитать и создать магический «инструмент», с помощью которого можно будет наносить такого рода рисунки на отполированные поверхности. Это для простоты. Качество, возможно, будет хуже, зато без использования инфомагии».

«Угу, – согласился я. – Меня сейчас другое занимает». – Я рассеянно смотрел по сторонам, медленно двигаясь в сторону гильдии магов. Еще до моего ранения я все-таки согласился на полуофициальный статус ученика Васы. Дело в том, что мне хотелось побывать в гильдии, пошариться в их библиотеке, особенно с учетом последних моих интересов. Хотелось найти информацию по левитации, несмотря на то что Васа говорил, что это крайне невыгодно энергетически и почти не используется. Однако вот это «почти» мне не дает покоя. Тогда я не обратил внимания на эту оговорку, но сейчас она вылезла из памяти и мельтешила в мозгах. А полуофициальный статус потому, что я буду числиться учеником Васы только на бумагах. Никаких обязательств, как в отношениях «ученик – учитель».

«И что же?»

Я встряхнулся.

«Надо бы проверить некоторые наши теоретические выводы», – пробормотал я, выискивая тихое местечко. Справившись по карте в бадди-компе, нашел кратчайший путь до ближайшего парка. Убедившись, что здесь практически никого нет, забрался в самый отдаленный угол.

«Итак, – начал я, усевшись под деревом, – сейчас будем проверять зависимость способности создавать плетения от наполненности ауры магической энергией. Ты готов подстраховать меня?»

«Готов!»

«Поехали!» – сказал я, напитал ауру магоэнергией и попробовал повторить один из уроков Васы.

Что могу сказать? Если раньше у меня просто не выходило создать плетение, то сейчас их вылезло столько, что я сам в них запутался. Хорошо хоть Умник не дал им «бабахнуть», успел их вовремя посворачивать, параллельно просветив меня по поводу моей съехавшей крыши и состояния мыслительных способностей. Ну откуда же я мог знать, что гипотеза настолько верна! Раньше тужился-тужился, а получалось какое-то непонятное переплетение нитей, скрученных в толстые жгуты. А сейчас я так вдарил, что сам удивился результату.

«А что, реально могло бабахнуть?» – заинтересовался я.

«Ну как сказать… – Умник сделал многозначительную паузу. – Чаще, конечно, неправильно составленные плетения просто нестабильны и после прекращения подпитки рассеиваются. Но иногда бывает, что энергия, накопленная в плетении, может спонтанно высвободиться, и получится «бабах». Просчитать, случится ли такой «бабах» при спонтанном плетении или нет, практически невозможно, поэтому лучше перебдеть».

«А как внешне этот «бабах» может выглядеть?»

«В том-то и дело, что не угадаешь! – воскликнул Умник. – Это может быть просто высвобождение магоэнергии, а если всплеск большой, может сжечь ауру стоящего рядом. А может получиться так, что само плетение успеет преобразовать магоэнергию в обычное физическое излучение – от светового вплоть до рентгеновского. Это абсолютно непредсказуемо».

«Да уж, – подергал я мочку уха, – тут надо быть поосторожнее».

«А ты не задумывался, почему местные маги учатся так долго?» – неожиданно спросил Умник.

«Думаешь, из-за этого?»

«Как одна из причин – точно».

В следующие полчаса я старался действовать гораздо аккуратнее, под присмотром Умника. Поначалу выходило не очень. Умник чуть из своих «штанов» не выпрыгивал, чтобы распутать получающиеся у меня клубки. Наконец это ему надоело, и он попросил меня пока выполнять простейшие магические действия по созданию плетений, а сам стал выискивать соответствие тому, что я делаю, среди изменяющихся при этом показателей ментального тела и показателей, записываемых бадди-компом. Собрав статистику, Умник стал давать мне точную обратную связь, местами визуально, местами ощущениями, а когда этих двух способов почему-то не хватало – еще и выражаясь, причем очень виртуозно, что приводило к очередному затыку, поскольку я заслушивался этими выражениями и отвлекался.

«Слушай, – не сдержал я свой интерес, – я понимаю, что эти выражения ты взял из книг на субноуте, но что-то не припомню, чтобы они мне попадались на глаза. Скинь мне ссылки на них, почитаю на досуге. Я и не знал, что у меня на компе есть такие интересные вещи».

«А что, я неверно их употребляю? Там они использовались в похожих ситуациях…»

Я ухмыльнулся:

«Да нет, все правильно. Надо же и на эту тему просвещаться. И пополнять свой словарный запас».

«Хорошо, я скинул их тебе в бадди-комп. А теперь давай продолжим…»

Примерно еще через полчаса у меня что-то стало получаться. Со стороны выглядело забавно: вылетает клубок-плетение, и вдруг нитки оживают и сами по себе распутываются, стягиваются-растягиваются, в общем, принимают правильную форму. Причем появляется такой клубочек из самых разных частей ауры. Но чаще все-таки плетение образуется на небольшом расстоянии от лица. Иногда в районе руки, если я непроизвольно пытался помочь себе жестами.

«Не понял, почему так?» – недоуменно спросил я.

«Все дело в том, – начал просвещать меня Умник, – что нити образуются примерно в той стороне, куда направлено твое внимание. В принципе плетения можно формировать и на достаточно большом расстоянии от себя. Это зависит от мощности твоей ауры. Чем она сильнее, вернее, чем больше в ней магии и чем ты опытнее, тем больше это расстояние. Я вот вспоминаю бой Васы с тем неизвестным магом. Так вот, там плетения чаще всего формировали в непосредственной близи от противника. Точнее, пытались пробить защиту друг друга, а попутно формировали и пуляли друг в друга плетения, которые уже сами двигались к цели. Я так понял, это для сложности – атака на разных уровнях, приходится отвлекаться и на непосредственное воздействие, и на «подкрадывающиеся» с разных сторон плетения».

«Интересно… – Я, задумавшись, поднял взгляд и посмотрел на небо. Затем сорвал травинку и сунул ее в рот. – Не удивлюсь, если тут, по ходу, есть еще и теории магических поединков, и тренировки соответствующие. Хм… а ведь что-то такое мне попадалось…»

Я вызвал поисковый механизм бадди-компа и быстро прошерстил базу отсканированных у Васы книг. Точно, есть такое. Правда, очень мало. Буквально пара книжек с общей информацией. Странно, Васа, конечно, не боевой маг, однако он неплохо держался там, на дороге, против боевого. Или просто дома он хранит только те книги, которые для него более интересны? Еще один повод заглянуть в библиотеку гильдии, там-то уж такого добра должно быть навалом. Да и не помешает знать принципы магических боевок. Хоть прямое воздействие магии мне не страшно, однако есть и опосредованные воздействия, да и мощность у магов разнится. Кто-то вполне может меня и «пробить».

Кстати, что говорить и показывать Крисе? Тоже проблема. Что делать, если она попросит меня показать что-нибудь на практике? Васе-то мое сегодняшнее достижение вполне можно показать, он и так знает о низком уровне моих способностей. А вот перед Крисой не хотелось бы лажаться. Может, действительно завалить ее теорией ООП и, например, конечными автоматами?

«Мне кажется, – влез в мои мысли Умник, – самое время попробовать поинфомагичить».

«Точно! – обрадовался я. – Совсем забыл, что я уже в состоянии что-то там делать!»

«Вот и посмотрим, что именно».

Здесь мы пошли от противного. Умник поставил передо мной простую задачу – попробовать изменить (деформировать) информструктуру обычного листика на дереве. Кстати, с инфомагией, как ни странно, работать оказалось безопаснее. То есть пока ты не начнешь запитывать создаваемую тобой структуру инфомагической энергией, до определенного уровня все это относительно безопасно. Например, с тем же листиком.

Я внимательно рассмотрел информструктуру пресловутого растения, и мое настроение слегка упало: в инфолиниях была такая мешанина, что понять что-либо не представлялось возможным. К тому же информструктурное пространство неслабо отличалось от пространства обычного. Точнее (не без ужаса признался я себе), кардинально отличалось. Создавая модель инфомагии, я об этом догадывался. Но одно дело – просчитать в голове, не до конца представляя суть, другое – убедиться воочию. Берем, к примеру, большой метровый камень и крохотный бадди-комп, врубаем инфозрение. Казалось бы, как они должны выглядеть в инфозрении? Наверное, большие цветные нити камня и крохотная пимпочка бадди-компа. Так нет же! Каково было мое удивление, когда я увидел, что у бадди-компа информструктура больше! Оказывается, информструктура может описывать объект очень емко. В голову пришла простая аналогия: есть у тебя два файла, один под терабайт, но состоит из единиц, а второй мегабайт триста, но из разнородной информации, казалось бы, один огромен, второй мал. Но стоит только архиватору применить свои сжимающие алгоритмы, как огромный однотипный файл превращается в крохотульку, а малый да разнородный усыхает всего лишь чуть-чуть. Так вот и здесь.

Спасает одно. Инфозрение очень специфично, такое ощущение, что, фокусируя инфовзгляд, ты вызываешь метод «дать инфомагический исходник» на нужную точку физического пространства. Только это хоть как-то облегчает ориентацию в этом мире «кривых зеркал».

В конце концов, после получаса тренировок с этой умниковской обратной связью в мозгу мне удалось деформировать информструктуру бедного листика. Самое интересное, что после прекращения воздействия на нее она приняла свою первоначальную форму.

«Не понял! Как это так?» – удивился я.

«А что ты хочешь? Информструктуры имеют определенную степень устойчивости от внешнего воздействия. Чтобы реально ее изменить, недостаточно просто взять и грубо, как сделал ты, ее «смять», надо аккуратненько все это «перезаплести». А для этого необходимо переработать колоссальный объем информации».

«Да уж, – приуныл я. Действительно, эти информструктуры настолько сложны по структуре (и это всего лишь в инфозрении, а что там творится на других уровнях, невидимых мне?), что разобраться во всем этом практически нереально. По крайней мере, мне так показалось. – Тогда какой толк от всего этого?»

«Ну не все так страшно. Если на такую деформированную информструктуру подать инфоэнергию, то ее новое состояние закрепится. Вот попробуй снова деформировать структуру листика и влей в нее немного инфоэнергии, как я учил».

Я попробовал, и результат меня впечатлил. Листок прямо на глазах поменял свой цвет до неопределенно-серого, изменил форму (вместо красивого резного листика получилось что-то аморфной формы), тяжело повис на ветке и, покачавшись немного вместе с нею, оторвался, быстро устремившись к земле. На то место, где лежал я. Я непроизвольно дернулся в сторону от падающей непонятной хрени, но не успел. На тот момент я лежал под деревом, заложив руки за голову, а все эксперименты проводил над листвой непосредственно надо мной. Сорвавшийся «листик» приласкал меня по голове.

«Зараза! – Я поднялся и, поглаживая ушиб, издалека рассматривал непонятную фиговину. – Объясняй!»

Умник хихикнул:

«Эффектно получилось, да?»

«Тебя бы так разыграть, – буркнул я. – Что это было?»

«Сильно меня не подозревай, практически всю работу выполнил ты сам. Я, как можно догадаться, просто на ходу подправил изменяемую тобой информструктуру. В сторону упрощения. Не бойся, возьми в руки что получилось, оно не опасно».

С некоторым сомнением я поднял сей предмет. Тяжеленький, однако!

«И какой теперь это материал?»

«Что-то вроде камня».

«И много энергии я на это изменение затратил?»

«Не очень, – признался Умник. – Помнишь, я сказал про упрощение структуры? Часть энергии пошла на разрыв некоторых связей. Все-таки информструктура живой материи, в данном случае листка, очень сложная штука. Тут парой предложений не объяснишь, простой физикой и математикой не посчитаешь. С точки зрения этих наук часть энергии взялась как бы ниоткуда. Я к чему веду, тебе оно надо – лезть в такие дебри? Мне кажется, тебе достаточно, по крайней мере на первом этапе, просто научиться основным правилам взаимодействия с информструктурами и влияния на них».

«Если это так сложно, как же Дронт и иже с ним делали это? Я ведь не ошибаюсь, они могли сами работать с информструктурами, без помощи подобных тебе Умников?» – мрачно спросил я, прикинув реальный объем расчетов.

«Да, сами. Все просто: у них еще в раннем детстве развиваются области мозга, связанные с работой с инфосетью и инфоэнергией. Эти области, по сути, являются биологическим компьютером, который многие вещи, где требуется проведение расчетов, берет на себя. Просто им надо уметь пользоваться. Ну а дальше для особо сложных и глобальных работ дополнительно используются инфокомпы типа местного, до которого ты хочешь добраться. Эта триада (человек – биокомп – инфокомп) и позволяет выполнять работы огромной сложности. Например, создание и корректировка планетарных систем».

«Круто, однако!» – Честно говоря, эта информация меня просто подавила. В последнее время я стал замечать за собой развитие комплекса бога, однако теперь понял, что по сравнению с реальными возможностями персонажей типа Дронта я практически пустое место. Но и тут мне удалось найти смешное совпадение: человек – бадди-комп – субноут! О! Точно! Единый принцип развития цивилизаций! Та же триада, связка: человек, несложный персональный вычислительный комплекс и, наконец, что-то более мощное. Хе-хе… Совсем как у них, только у нас все построено на технологиях и возможностей несравнимо меньше. Но у нас (человечества) еще все впереди. Мы ведь только-только стали осваивать свою Солнечную систему, в отличие от тех же «дронтов».

«Не расстраивайся. В конце концов, у тебя есть бадди-комп с моделью магии и я, чтобы создавать то, что ты пытаешься рассчитать. Кстати, заметил, что на определенном этапе модель у нас раздваивается на обычную и инфомагическую?»

«Естественно, я же с ней работал в последнее время. Это твои коррективы?»

«Ага, процентов на семьдесят модели совпадают, а потом уже идут особенности каждой из систем магичинья».

«Понятно, – пробормотал я. – Слушай, а почему ты сразу не можешь привести модель в соответствие со своими знаниями?» – Только сейчас я смог сформулировать вопрос, который уже давненько показывал свой нос из подсознания, но никак не мог вылупиться.

«Хороший вопрос, – помолчав пару секунд, ответил Умник, – я давно ждал, когда ты его задашь. Давай так: я, в свою очередь, задам тебе вопрос, после ответа на который, надеюсь, ты меня сразу поймешь».

«Ну-ка, ну-ка», – заинтересовался я.

«Ты можешь с ходу на листе бумаги нарисовать и подробно описать процесс, протекающий у тебя в мозгу и в твоих мышцах при ходьбе?»

Я долго молчал, ошарашенный, сразу поняв аналогию. Понятно, что сделать это я не в состоянии. Даже имея глубокое представление о процессе, я бы не смог сказать, что это представление полное.

«Я понял, что ты имеешь в виду. Ты умеешь пользоваться инфомагией, но не можешь описать, как именно?» – наконец ответил я.

«Примерно так. Большая часть навыков зашиты у меня, как сказал бы ты, в подсознании или БИОСе, если брать в расчет компьютерные термины. У меня нет туда прямого (сознательного) доступа. Разумеется, я использую определенный математический аппарат для расчетов, плюс способность работать практически со всеми энергиями. Но чаще я просто «знаю», что и как надо делать, но не могу сказать, почему именно так. Поэтому-то меня и заинтересовала в свое время твоя модель магии. На тот момент она была очень простая, я бы сказал – примитивная. На нее моих знаний хватало. Однако с определенного момента я уже не мог навскидку сказать, правильно у тебя что-то в модели или нет. Потому-то я в фоновом режиме и играюсь с нею, пытаясь просчитать, что и как происходит, потихоньку вношу в нее изменения. Мне самому интересно не просто что-то уметь, но и понимать происходящее».

Я вздохнул:

«Понятно. И как много твоих знаний носит именно такой характер?»

«Трудно сказать, – задумался Умник. – С одной стороны, мне кажется, что я знаю очень много, с другой стороны, откуда я это знаю, мне часто непонятно. В смысле, я не могу проследить цепочку от готового вывода к алгоритму и месту, где вывод был сделан».

«Ладно, еще вопрос, – перевел я тему. Все, что рассказал Умник, мне еще предстоит обдумать. Я уже немного подустал, пора бы двигаться дальше, а то так и до вечера не доберусь до гильдии. Но осталось уточнить еще один вопрос. – Я помню, ты как-то говорил, что из-за такой вот устойчивости информструктур, при разрушении объекта, к которому они привязаны, сами структуры еще некоторое время существуют, постепенно деградируя до нового состояния, соответствующего объекту. Так?»

«Именно».

«Вот, – протянул я, пытаясь правильно сформулировать вопрос. – И каков этот срок?»

«Да по-разному, – виртуально пожал плечами Умник. – От многих параметров зависит».

«А как насчет человеческого организма?»

«О! – с явно проступившим оживлением откликнулся Умник. – Тут, да и вообще с живыми организмами, интересная штука творится. В принципе все остается так же, но организм – настолько сложная структура, в нем столько разных энергетических процессов протекает, что информструктура, полностью описывающая организм, была бы настолько сложна, что просто превысила бы тот порог сложности, после превышения которого любая система стремится к разрушению».

«Тогда я не понимаю, – в недоумении прервал я Умника, – ты же вроде говорил, что информструктуры – основа мира и все подчиняется описываемым ими правилам, а теперь получается, что это не так?»

«Вот тут я снова вступаю в ту область, где моих «явных» знаний не хватает. Я знаю, где и как воздействовать на информструктуру организма, но также я вижу, что ее сложность намного ниже, чтобы соответствовать реальному объекту».

«Ладно, – устало ответил я. Загадки мироздания, блин. – Я задам один вопрос. Помнишь девочку, которую мы вытаскивали? Можно ей вернуть отрезанный палец?»

«Думаю, да, – немного подумав, ответил Умник. – Но процесс этот не быстрый и болезненный. Выглядеть это будет примерно так: я определенным образом воздействую на информструктуру, отчего ее регенерационные способности резко возрастут на этот период, а напрямую поправляя и направляя энергоканалы в организме девочки, мы сможем добиться нужного результата».

«О’кей». – Я медленно встал, потянулся всем телом, сделал несколько движений, чтобы разогнать кровь и размять мышцы. Огляделся. Какой-то гном стоял за редкими с той стороны кустами и подозрительно смотрел на меня. Приглядевшись, я заметил у него на груди бляху смотрителя парков (смотритель периодически проверяет парки на наличие проблем, короче, что-то вроде садовника). Я вежливо кивнул ему и, улыбнувшись, отправился в гильдию.

По дороге я постарался упорядочить мельтешение мыслей. До бала нужно сделать огромное количество вещей, и я даже не знаю, за что браться в первую очередь! Нужно и с кастованием разобраться, и Крисе сделать подарок, и до точки фокуса добраться, и книгу сделать, а самое главное – защита. С одной стороны, почему бы с защиты и не начать? Постоянно возникает ощущение собственной уязвимости, а как отвлекусь от работы, то перед глазами всплывает образ болта, застрявшего в кишках. Но почему-то хочется заниматься другим. Например, решать проблему посещения точки фокуса.

Подумать только, стоит чуть-чуть поработать, и я смогу летать с помощью одной силы мысли (мысли, управляющей элементалем, поправил я себя). Причем летать не только в виртуале! А если еще и эксперимент с точкой фокуса удастся, то я вообще окрутею немерено (тьфу-тьфу-тьфу через левое плечо) и смогу за полчаса в реале сделать отличную защиту и все остальные плетения. Нужно только припахать к этому делу инфокомп или поживиться его информацией. Может, действительно бросить на это сразу все силы? Хм… «Однако если навернешься с высоты, защита будет не лишней», – парировал мой виртуальный оппонент в лице меня самого. К сожалению, как только я направляю мысли в сторону защиты, сразу происходит затык мышления. Голова заранее начинает болеть от обилия багов, все больше и больше которых находит в моей модели магии и симбионтов Умник, работающий над этой задачей в фоновом режиме, багфиксить и тестировать которые моя душа не желает. Хорошо хоть Умник некоторые вещи выправляет на ходу, сам бы я не справился или потратил на это очень много времени. А может, стоит заняться магией (заодно и ее модельку доработаю), дождаться, пока Умник в фоновом режиме все баги отловит, и потом уже приступать к созданию защиты?

В таких вот раздумьях я не заметил, как ноги принесли меня в центр города. Осмотрелся. Трехэтажный (точнее, шести – три этажа уходят под землю) регистрационно-таможенный гильдейский корпус, центральная площадь, парк, целый ряд небольших полигонов для высокоэнергетических магических испытаний. Шикарный дворец архимага и прилегающий, соединенный с ним полукруглым воздушным переходом гроссмейстериат (в этот корпус допускались только высшие маги и гроссмейстеры разных магических направлений) с классной лепкой и тонкими колоннами. Это я узнал из библиотеки Васы, а бадди-комп аккуратненько обвешал все объекты поясняющими надписями и указателями.

Не скажу, что дворец архимага суперкрасив, в виртуальных мирах я видел и покрасивее, однако этот реален! И пожалуй, получше земных дворцов, так что как минимум одного восхищенного вздоха заслуживает. Что в принципе и неудивительно – дворец архимага, наряду с гроссмейстериатом, можно сказать, один из символов гномьего народа. Его совершенствовали многие сотни лет лучшие архитекторы, причем (забавный факт) что-то изменить в его дизайне не мог даже архимаг, если у него не было проекта, который поддержали большинство магов и самые уважаемые гномы в сфере искусства и архитектуры. Эти два здания были одними из самых высоких в округе.

Стоп! А это что такое? Я увеличил картинку дворца и удивленно присвистнул. Да, глаза меня не подвели – стены дворца сложены из небольших каменных блоков, тонн эдак под сотню, по технологии полигональной кладки, а внешняя сторона камней зашлифована или выглажена каким-то другим способом. Я дал команду бадди-компу сравнить по записям все строения, виденные мною ранее, на поиск совпадения. Через пару секунд убедился, что не только дворец построен по этой технологии, но и большинство административных зданий в центральном городе плюс внешняя стена, только блоки там побольше – где-то тонн от пятисот… Почему я этому удивился? Дело в том, что данный способ кладки сам по себе очень сложен. Он подразумевает отсутствие стандартизации и, соответственно, стандартных блоков. Блоки могут быть произвольной формы и варьироваться по размерам и соединяются друг с другом по непрямым поверхностям, при этом не оставляя ни миллиметра для зазоров. Между собой камни не скрепляются раствором, но как-то держатся… Стенам, сложенным по такой технологии, не страшны никакие землетрясения. Кстати, вот хрен теперь Васа сможет убедить меня в том, что они не используют левитацию – поднимать такие глыбы замучаешься, пупок развяжется. Хотя… Я припомнил разговор с Васой, вроде он говорил, что именно для полетов левитацию они не используют. Ладно, так вот. Второй момент, почему я заинтересовался: в моем мире встречаются мегалитические постройки, возведенные примерно с десять тысяч лет назад примерно по такой же технологии. Забавное совпадение, правда?

Остановившись неподалеку от гильдии, я продолжал осматриваться и вызывать надыбанную из компа информацию.

Удивительная штука центр, большинство зданий тут невысокие, а ведь место очень близко к источнику, так необходимому всем местным магам. Почему бы им не селиться поближе к нему? Первое время такое положение вещей меня очень удивляло. Действительно, почему бы не настроить рядом с источником высотных домов (имея столько магии под рукой, это можно сделать без особых проблем, чему примером – так поразившие меня стены)? Я даже набросал простенькую экономическую модель, внеся туда ренту за использование источника магии и забив информацию о количестве магов. Оказывается, все объяснялось просто: магам важна не столько близость к источнику, сколько количество получаемой ими из магофона энергии, которая напрямую зависит от площади земельного участка. Таким образом, скажем, если построить дом на пятьдесят магов, то и магоэнергии будет потребляться в определенное количество раз больше, а значит, на одного мага будет приходиться приблизительно во столько же раз меньше. Здесь принимается во внимание любовь магов к экспериментам, которые могут быть ой как затратны! А учитывая имущественное расслоение, вышло следующее: самые богатые маги просто покупают большие участки в центре, большие, чем реально необходимы для жизни им самим и многочисленным ученикам, а свободное место заполняют роскошными садами.

Немного подумав, я решил, что это не единственное объяснение. Скорее всего, гномы, как бывшие любители подземных работ и времяпрепровождения под землей, не очень любят высоту. Тут бадди-комп выдал справку, прочитав которую я засмеялся. Оказывается, несколько попыток строить высотки были – жадность, что поделаешь. Однако из-за нелюбви к высоте маги стали выкупать квартиры только под лаборатории, а не для жилья. И после очередного «бабаха» с многочисленными жертвами, разрушившего здание-полигон, терпение у власть имущих лопнуло, и они очень быстро ввели неподъемный налог на высотность зданий. Дураков платить такие деньги, да еще и рисковать своей долгой жизнью, не нашлось. По крайней мере, в достаточном количестве.

Что касается центрального парка, то, как рассказывают Васины исторические книги, раньше он был раза в три больше. Потихоньку от него отколупывали участки разные крутые маги. Хотя парк и достояние города, но лазейки находить умудрялись, особенно те, кто был у власти. Прекратилось это с пять сотен лет назад. Тогда появилась группа очень талантливых, я бы даже сказал, гениальных магов, вошедших в историю как собиратели магии. Они придумали способ массово производить амулеты, собирающие и накапливающие из магофона энергию. Вот тут-то маги обрадовались! Чем тратить собственную драгоценную энергию, можно использовать такие вот батарейки для подпитки заклинаний. Однако прошло лет пятьдесят (м-да… нехилые у них циклы по внедрению инноваций! На Земле на несколько порядков быстрее сообразили бы), прежде чем «собирателям» удалось добиться признания своей идеи и пробить очень интересный проект. Честно говоря, я в это не верил до тех пор, пока не решил пустить радар под землю в районе парка. На глубине пять метров там шли многосотметровые круги амулетных блоков, а также амулетные каналы от них. В общем, проблема нешуточной борьбы за парковую землю была решена просто – благодаря такой вот сети каналов, вся магоэнергия от парка собиралась и передавалась на испытательные арены гильдии, в гильдейский накопитель, а также в ряд других сооружений.

Все бы ничего, только вот, настроивши сеть, эти «собиратели» начали потихоньку наглеть. Мало того что деньги за ремонт и поддержку стали брать нешуточные, ибо секрет знали только они, так еще и в магопроводке стали «ввиду устаревания» появляться незапланированные сбои. То в связи с «неполадкой» обесточится прилегающий к парку домик кого-то из недоброжелателей. То в провóдке пробой, что становится причиной несчастного случая с очередным недоброжелателем. А своих сторонников подпитывали дополнительной магоэнергией во время экспериментов или просто подведением магопровода прямо к дому. В общем, потихоньку «сажая на иглу» разных магов, «энергетики» (так переименовал я собирателей магии на земной лад) смогли за следующие пятьдесят лет потихоньку вывести свой народ во власть и очень неплохо устроиться. Особенно легко и быстро им это удавалось по линии боевой магии. Боевой маг как никто другой нуждался в больших потоках энергии, как для экспериментов, так и просто для обучения учеников.

Однако и оппозиция не дремала, количество ее членов постепенно росло. Среди них были сильные и искусные маги. Если нет нормального доступа к энергии, становишься куда более экономным и искусным. В общем, у «энергетиков» случился «сорвавшийся магический эксперимент», причем далеко не на испытательной арене, а в одном из корпусов гильдии, в результате которого они все погибли. На полях книги были пометки Васы, плюс удалось просканировать некоторые его старые бумаги с воспоминаниями, из которых стало предельно ясно, что это был обычный магический штурм. Ну а секрет производства до сих пор не раскрыли. В результате новую проводку создать никто не смог и до сих пор не может. Точнее, может, но по старым и очень дорогим технологиям и небольшими партиями. Старая проводка со временем разрушилась и сейчас работает слабо, лишь в нескольких местах. Такие вот пирожки с котятами. Похоже, не только история Земли говорит о том, что энергетические монополии до добра не доводят!

Так, а вот и регистрационный корпус. Нужно оформить на себя гильдейские пропуски. Васа ограничился лишь добавлением меня в ученики, а для получения пропусков нужно мое личное присутствие. Аурная идентификация рулит. Не нужно ничего таскать с собой, да и надежно (было, до моего появления, хе-хе). Но занимает это достаточно много времени, и необходимо, чтобы маги были на месте. Потому аурная идентификация используется обычно в банках и учреждениях с повышенным уровнем безопасности, как в зданиях гильдии. Сама такая защита появилась на заре становления гильдии. Сначала все просто были знакомы друг с другом. Потом народу становилось больше. Ввели должность магов-привратников, знающих ауры очень многих. Потом магов стало еще больше. Привратники стали использовать ауры-матрицы. Магов стало еще больше, и дополнительно прикрутили специальные плетения к входу, позволяющие пускай местами и коряво, но идентифицировать входящий народ. Но и это слабо помогло. В гильдии воров, например, тоже были сильные маги, которые придумывали всякие магические хитрости для обмана идентификационных плетений. Однажды какой-то гном подал гениальную идею: сделать каждому карточку-амулет и защитить ее специальным плетением. Когда карточка на ее хозяине или соприкасается с его аурой, то при магическом воздействии определенного характера (типа магических считывателей-датчиков) она «считывается» и показывает права обладающего ею лица. Настраивают карточки персонально: тут нужен контакт с аурой. Без ауры хозяина это просто бесполезный кусок дерева. Подобные карточки выдаются на определенный срок, по истечении которого перестают работать. Я вначале долго ломал голову, как умудрились организовать таймер работы, пока впоследствии такую карточку не выдали уже мне. Оказалось все просто. В зависимости от материала, из которого изготовлена карточка, она расходует свой заряд в течение строго определенного времени. Все возможные пути подзарядки магически обрублены. По окончании срока действия карточку можно выкидывать и идти получать новую.

Честно говоря, когда я узнал про такую вот карточную защиту, мое мнение о цивилизации гномов существенно улучшилось. Еще когда ехал с караваном, я думал, что гномы живут где-то в пятнадцатом – шестнадцатом столетии. Но столица меня немало удивила, и я накинул пару-тройку веков. Местами даже технологии а-ля «двадцатый век» есть, вроде таких вот карточек со спецплетением вместо магнитной ленты или голограммы. Но что удивило меня не менее, а даже больше всего, так это разница развития между столицей и другими регионами, теми же окраинами. Небо и земля! Стоит отъехать подальше, и попадаешь будто в другую страну – настолько все становится сиро и убого. А все потому, что прогресс у гномов – магический, то есть привязанный к магическим источникам. Фактически существует целых два вида магии: магия столичная, на ней весь прогресс и построен, и магия низких энергий. К удивлению (я в свое время узнал и даже проверил расчетами в модели магии на компе), большая часть столичных плетений вне столицы не работает – в низком магофоне они или быстро рассеиваются, или слишком затратны. Причем большинство магов обучается как раз в столице и парочке других «островков» высокого магофона. Работать с малыми энергиями они не привыкли и не очень любят. Да, наличие мощного источника под боком позволяет создавать мощные плетения, но зачастую для их подпитки нужно огромное количество энергии. Улучшать «алгоритм» плетений ведь сложно. Зачем, если можно все сделать попроще и добиться желаемого результата, наплевав на затраты? Нет, это не означает, что вне столицы маги перестают быть таковыми. Но, с моей точки зрения, они многое упускают в своем развитии.

Однако и здесь я поспешил с выводами. Как мне позже объяснила Криса, в определенный момент, а именно когда рулить стал Руархид, гномы поняли, что подобная ситуация может привести к печальным последствиям. Теперь после многолетнего обучения в столице, где наличие повышенного магофона способствует более быстрому развитию способностей по управлению энергиями, учеников отправляют в академии в другие страны оттачивать свое мастерство, туда, где пополнение затраченной магии идет на порядок медленнее. Чаще всего отправляют к людям, так как с ними есть договоренность. То есть у них есть свои программы «по обмену студентами». Впрочем, у гномов есть и небольшие академии вне столицы, приспособленные для этих целей.

Что же касается амулетов-батареек, с которыми можно двигать прогресс в другие части мира, то они очень дорогие и хватает их ненадолго. Фактически, если бы группа «энергетиков» занималась не плетением интриг, а раскрыла свой секрет, возможно, я бы попал совсем в другой мир, намного более развитый. Однако, как это обычно в Лунгрии бывает, изобретательный народ или сильно секретничает, или же маги, боящиеся потерять бизнес из-за таких вот изобретений, успевают или перекупить автора (чтобы отдал секрет и молчал), или опозорить, подставить, изгнать, устранить еще до того, как он покажет работоспособный образец. У Васы в библиотеке даже подборка таких случаев есть – он очень любит брать изобретателей под свое крылышко, пока те не успели засветиться в гильдии и им не устроили изгнание за запрещенные магические эксперименты. Изгнанный из гильдии маг фактически лишался доступа к высокоэнергетическим испытательным полигонам гильдии, а значит, и время разработки новых плетений увеличивалось, так как ввиду недоразвитости (с моей точки зрения) теории магии все делалось на основе многочисленных экспериментов, часто опустошающих магический резерв. Испытательные же полигоны в центре дают отличную энергетическую подпитку и позволяют долго экспериментировать в поисках результата.

«Ник, может, имеет смысл войти внутрь? А то ты уже привлек внимание охраны у входа», – вырвал меня из состояния задумчивости Умник. Блин, что-то я в который раз подвисаю в своих мыслях. Так и попасть можно…

Очистив голову от лишних идей и сосредоточившись на «здесь и сейчас», я чинно, как будто так и надо, вошел в здание. Начальник охранной бригады с уважением мне кивнул и ничего не спросил, чем вызвал недоумение у своего молодого напарника. «Хм, интересно, что он во мне такого нашел?» – Я быстро окинул себя внутренним взором. Вроде выгляжу я как очень слабый маг, хотя стоп! Согласно данным бадди-компа, это, похоже, тот самый мужик, которой бегал со мною в поисках лежки вероятного эльфа-снайпера. И он, похоже, меня узнал. Отойдя на некоторое расстояние и включив прослушку, я услышал подтверждение своим словам.

– Шеф, а кто это? Вроде он непохож на большую шишку, да и вообще вижу его впервые. Магии в ауре мало, одежда немного странная, по-видимому, очень качественная, но не роскошная, или я напутал что-то?

– Эх, учиться тебе и учиться, дурья твоя башка! Вот как ты с такой памятью в охрану пошел? А ведь уже должен был сопоставить известные тебе данные с тем, что видишь! Ты мой рассказ про Васу и караван помнишь?

– Угу. А человек тут при чем?

– Дык это именно он гнездо того эльфа, сидящего в засаде, и обнаружил. Мы потом еще и дознавателей вызвали, они подтвердили. И изрядно подивились тому, что кто-то смог определить засаду в подобных условиях на таком расстоянии. Я уже не первый десяток лет тут служу, разного навидался и многое знаю. Слушай, пока я добрый, раз уж сделали меня твоим наставником, поделюсь с тобой своим наблюдением. Так вот, Васа и прочие именитые учителя кого попало в ученики не берут, особенно людей. А тот парень зарегистрирован как ученик Васы, я потом проверил, благо есть друзья среди регистраторов, они многое про приезжих знают. Что? Зачем интересовался? Вот же! Ты где работаешь? Ах в страже! Как я не догадался! И чему вас только теперь учат! Запомни: пока ты на посту, ты отвечаешь за все, что тут происходит. И лучше подстраховаться заранее и поразнюхивать про всякие непонятные события, потому как они могут коснуться или тебя, или твоей работы! Понял? Обычно Васа из людей всяких уникумов вытаскивает, необязательно сильных, но в магии талантливых и очень искусных. Мне мои друзья-регистраторы немало баек рассказывали. Вроде как приводят парня или девушку, регистрируют в качестве ученика Васы или другого именитого мага ступень на восьмую, а через полгода те являются сюда поставить на пропуск красивую отметку о пятой-четвертой ступени мастерства и имеют солидную «крышу». Только посмотришь криво, сразу нашепчут кому надо, и начальство вставит по самое не балуйся. Нутром чую, перекупает Васа магов у людей. Только ты особо об этом не распространяйся.

Черт, похоже, наследил я нехило, если даже охранник (пускай и начальник бригады) меня проверяет да слухи распускает! Стоит только эльфам ухватиться за караванную ниточку, и пиши пропало. Да любой караванщик может проболтаться насчет моих чудачеств. Хорошо хоть раньше эльфы тормозили, думали, что задание несущественное, вот и клали на него по полной. И сейчас не обо мне думают, а о похищенном (жалко, конечно, парня, но в чем-то эта подстава играет на меня), однако стоит им только взяться за работу по-хорошему, выйдут на меня, как не фиг делать.

Ладно, хватит скулить! Пока эльфы прошарятся, я уже буду достаточно крут, чтобы не особо о них беспокоиться. Надеюсь, точка фокуса таки активируется и даст мне толчок к дальнейшему развитию.

Тем временем я прошел внутрь и остановился, восхищенный. А оформление в регистраторском корпусе действительно классное! С улицы здание выглядит как обычное. Конечно, оно хорошо отделано, но не особо отличается от соседних – богатые гномы отделывают свои дома на славу. Но когда я двинул на минус второй этаж за пропуском, то попал в самую натуральную пещеру! Естественно, пещеру не природную, сырую и промозглую, а очень даже цивилизованную, почти сухую и теплую, и очень красивую. Классно сделали, прям как в виртуальности! Разноцветные сталагмиты и сталактиты, свет, льющийся прямо из стен (так хитро они встроили магические светильники), небольшой декоративный подсвеченный ручеек, маленьким водопадом падающий под дальнюю стенку. На стенах висят подсвеченные картины, где изображены ключевые события из истории гномьего народа, а также портреты крутейших гномьих магов, видать «наследивших» в истории. Также там имеется неплохо стилизованная под природный камень лепнина, попадаются скульптуры. И двери кабинетов, встречающихся по дороге, были оформлены в том же ключе. Блин, прям не рабочее строение, а аттракцион какой-то! Хотя с другой стороны, может, это так и надо. Так сказать, внушить магам, особенно приезжим, уважение к гномьему народу. Получается, второй, после стен и дворца архимага, этап психологической обработки. А заодно посетителям облегчается ожидание в ходе тех или иных бюрократических процедур.

Я шатался по этажам, пользуясь моментом, пока на меня не обращают особого внимания, планируя при возможности просканировать подвернувшиеся под щупы, раскинутые Умником, рабочие документы. Кстати, а вот и второй этаж, сюда мне и надо. Выглядит он гораздо более буднично, похоже, здесь решаются самые обыденные рабочие вопросы, а подземелье нужно для моральной обработки новоприбывших, а также всех новоиспеченных магов.

Я прошел мимо скамьи для ожидания и, отстояв очередь из одного гнома, добрался до долгожданного кабинета. Кабинет был светлым и уютным. Он не вписывался ничем, кроме двери, в пещерный антураж коридора. Дрючили меня минут тридцать. Сначала ходили за образцом моей ауры, в свое время переданным Васой, и моим личным делом (успели завести!), а потом несколько раз перепроверяли данные, печатали мое имя, относили карточку в соседний кабинет для нанесения на нее магозащиты. За это время я успел обойти кабинет и просканить все его документы. Как бы от нечего делать и в ожидании своей карточки, я бродил по коридору, рассматривая картины и «невзначай» заглядывая в соседние кабинеты, чтобы Умник мог отсканировать документы и там. На меня не обращали особого внимания, и я пришел к выводу, что ничего из серьезной документации тут не хранится, однако чем черт не шутит, вдруг да попадется что-то интересное!

На обратном пути я встретился с группой довольно сильных людских магов, приехавших, судя по паре брошенных ими фраз, на бал архимага и проводивших меня, точнее, мою ауру высокомерными, слегка презрительными взглядами.

Заглядывая в попадающиеся по дороге кабинеты, типа запутался, куда идти, а на самом деле сканируя что под руку попадается, я вышел из корпуса и двинул в сторону долгожданной главной гильдейской библиотеки.

Библиотека находилась немного поодаль от центра. Этот храм местных магических наук впечатлял – шестиэтажное здание с огромными колоннами и высокими потолками. Высотность зданий, находящихся возле библиотеки, заметно выросла. Вместо двух-трехэтажных домов, как в центре, попадались четырех– шестиэтажные. Похоже, тут свою роль играет транспортная рента. И если богатые маги могут позволить себе, во-первых, иметь свою библиотеку, во-вторых, пользоваться закрытыми библиотеками других корпусов гильдии (точнее, не совсем закрытыми, а просто с ограниченным доступом, привязанным к ступени или мастерскому званию), то для остальных, пятой ступени и ниже, доступна только эта библиотека. Вот и селятся поближе, чтобы меньше времени на дорогу тратить. Чиркнув пропуском, как это делали другие входящие, по хрустальному шару на входе и дождавшись результата в виде вспыхнувшего в шаре зеленого света, я прошел в нужный зал. Здесь, в отличие от большинства других залов, книги стояли на стеллажах, а не выдавались из архива. А что вы хотите – библиотека общего пользования! Очень много молодежи, ходящей между стеллажами и сидящей за столами. Учитесь, студенты!

М-да, от обилия книг прямо глаза разбегаются. Библиотека Васы отдыхает. На моем субноуте, конечно, книг гораздо больше, но ведь они нормальные, а не бумажные (за исключением Васиной библиотеки)! Прям как в музей попал. Ведь на Земле бумажных библиотек практически не осталось, оставшиеся существуют только как музеи для туристов. Ну кому, простите меня, взбредет в голову, вместо того чтобы скачать книгу и читать дома, куда-то переться, да еще проходить тупые бюрократические процедуры вроде открытия карты читателя, да еще париться с этим неудобным бумажным носителем!

Хм, а ведь интересную они защитку придумали! Если в других залах книги выдаются библиотекарем по просьбе читателя, то тут можно спокойно брать любые книги со стеллажей (именно поэтому я и выбрал этот зал). Только вот на переплете книги стоит магический маячок, а у дверей – специальные амулеты, реагирующие на магию. Если ты специально или случайно прихватил книгу с собой, они об этом тут же сигнализируют. Конечно, читатель может попытаться снять этот маячок (все-таки практически все посетители – маги, пусть в основном и неопытные ученики), однако маяк нехило вплетен в переплет, то есть похититель рискует выдать себя с головой рассыпавшейся на части книгой. Поскольку амулеты и магозащиты нередко вызывают ложные срабатывания, такая «продвинутая» технология используется только в этом, так называемом ученическом, зале, ибо серьезные маги ходят в залы поинтереснее, но менее удобные для моего сканирования.

Проконсультировавшись с библиотекарем зала (все-таки он там оказался, хотя и хорошо «маскировался» под обычного посетителя), я медленно прошелся вдоль стеллажей, собирая информструктуры книг. Минут через сорок обход был завершен (просканировал не все, но самое потенциально интересное). Я вышел из зала и отправился бродить по другим залам, проходя рядом со стойками выдачи книг и читающим народом и сканируя все, до чего мог дотянуться (заказывать книги для прочтения я, естественно, не стал, ибо ждать в лом). Эх, вот бы полог невидимости сюда! Мигом бы забрался в библиотечный архив и долго бы оттуда не вылезал. Может, с полога и начать разработку? Хотя нет, защита все-таки важнее.

Я потихоньку поднимался по этажам. Причем старался делать это как можно непринужденнее, ибо время от времени ловил косые взгляды библиотекарей (дескать, мается непонятный тип, а выбрать где с книгой усесться не может). На третьем этаже произошло событие, заставившее меня грязно (спасибо тебе, Умник, за расширение моего ругательного лексикона!) выругаться, – заорала мини-сирена на моем радаре. Параллельно с нею в мои мозги влез Умник с докладом.

«Ник, на верхнем этаже обнаружена группа из шести эльфийских магов. Не посольских, не проиндексированных».

«Твою…! Только их тут и не хватало!» – Мое сердце от неожиданности забилось чаще.

«Успокойся, Ник. У входа в здание эльфы не обнаружены, сбежать успеешь. К тому же вряд ли они за тобой пришли. Судя по показаниям радара, они там просто что-то читают».

«Фух, хорошо хоть не замуровали! – отлегло у меня от сердца. – А поточнее можешь определить?»

«Рекомендую подняться этажом выше, прокидывание щупа через толстые каменные стены библиотечных этажей не дает полной картины».

«О’кей, поднимаюсь. – Я положил книгу и под недоуменным взглядом оказавшейся рядом девушки, заметившей мое неадекватное поведение, отправился к выходу из зала. – Кстати, а почему ты их только сейчас обнаружил?»

«Признаю свою ошибку – я не стал закидывать постоянный щуп так высоко и через столько перегородок, решил, что это будет затратно в энергетическом плане, да и в плане безопасности необходимости не видел. Так, иногда сканировал, но не постоянно. Обещаю исправиться».

«Хорошо, – слегка успокоился я и стал шевелить мозгами. – Поищи о них информацию в документах, просканированных в регистрационном отделе, а я пока послушаю, о чем они там говорят. Дай звук».

«Ник, уже нашел! Нам повезло, что они зарегистрировались не так давно, за день до нас. Хорошо, что гномы еще не успели их данные подальше запихнуть… Так, у нас есть информация примерно по половине делегации».

«Умник, не томи, что за ребята? Надеюсь, гражданские, приехавшие с эльфийской делегацией, про которую говорил архимаг?»

«Пока точно не уверен. В прослушанном разговоре еще не успел дождаться всех имен. Однако могу сказать, что среди понаехавших эльфов на удивление много боевых магов. Больше, чем нужно для охраны ВИП-персон… Причем не просто боевых, а мастеров! По услышанным из разговора именам я могу примерно идентифицировать троих из сидящих выше эльфов. Судя по записям в регистратуре, двое из них – мастера боевой магии».

«Япона мать!» – выругался я и крепко задумался.

Глава 5

Листья деревьев еле слышно шелестели под легкими порывами ветерка, несущего приятную свежесть. Подсвеченные бадди-компом, они мягко переливались в полумраке перед моими глазами оттенками цвета морской волны. Но было не до красоты. Я сидел в саду посольства эльфов, спрятавшись среди кустов, и внимательно всматривался во внутреннюю часть здания. Внешнюю сигнальную сеть с помощью Умника и бадди-компа удалось пройти чисто, никого не потревожив. Вроде все шло нормально, но чувствовал я себя несколько неуютно. Было ощущение, что что-то упустил. Еще раз оглядевшись и ничего не заметив, я решил, что дискомфорт связан с необычностью ситуации.

Встретив в библиотеке гильдии эльфов, я, признаться, несколько струхнул. С учетом того, что мне удалось узнать об остроухих, бал, устраиваемый архимагом, не казался истинной причиной появления такого большого количества боевиков леса в столице. Неужели они нащупали ниточки, ведущие ко мне? Я ведь совсем не прятался, и было много возможностей спалиться. Удивительно, что эльфы не появились раньше. Поэтому, убедившись, что остроухие маги надолго засели в библиотеке знакомиться с местной периодикой и информацией по последним разработкам гномов (может, им нужно было что-то еще, но по отдельным репликам сложно было это понять), я выбросил из головы все текущие дела и вознамерился послушать, о чем говорят дети леса среди своих. Проще всего было заглянуть в их посольство, уже знакомое по прошлым делам. Наверное, достаточно было обычной прослушки в здании, но мне почему-то показалось, что полезно рассмотреть новых эльфов в лицо и записать их характеристики. Пора составлять картотеку не только из информструктур, но и аудиовизуальную (Умник обещал скинуть потом видео, отснятое им, на бадди-комп). Да и для правильного понимания услышанного имеют значение не только сами слова, но и выражения лиц собеседников, и даже обстановка, в которой идет разговор. Для подглядывания с большого расстояния возможностей Умника не хватило: он не мог издали просунуть свои «глазки» в здание и контролировать эльфов. Нужно было лезть внутрь ограды посольства самому. Так как до темноты оставалось недолго, я решил сделать это в сумерках, а пока немного обождать в соседнем сквере. Время пробежало в составлении планов проникновения на территорию посольства и прикидывании, что при этом использовать и что делать не следует.

На преодоление сигналки эльфов понадобилось около двадцати минут. Слишком там было накручено с дублированием и контролем целостности сети. Даже Умник не смог ее взломать быстрее, не подняв при этом тревогу.

И вот, скрытый куполом невидимости, который сгенерировал Умник на основе разработки Крисы (создать свой собственный мне еще предстоит), я стою, аки тать в ночи, и пытаюсь разобраться, что происходит. А происходит что-то непонятное. Основная группа остроухих сидит в большой гостиной, несколько разошлись по периметру дома и маячат недалеко от окон. Странно как-то. В зале один из них, по-видимому главный, тихонько наигрывает на бригате, периодически бросая взгляд на другого, сидящего в углу и вроде как глубоко задумавшегося. Кстати, посла почему-то не видно.

Пока эльфы занимались своими делами (некоторые зачем-то перебирали оружие), я провел виртуальной камерой перед лицом каждого, чтобы Умник хорошенько их запечатлел. Зафиксировав таким образом всех, я заскучал. Ни о чем они не говорили. Так, всякая фигня. Ради интереса я просканировал остальные помещения, заметил в соседней комнате некую одинокую фигуру, рассмотрел ее через глазик-камеру и удивленно про себя присвистнул. Это была эльфийская принцесса! Несколько неожиданно, но если подумать, то в связи с предстоящими событиями ее присутствие здесь вполне логично. Красавица полулежала на кровати и читала книгу. Несколько минут я наблюдал за ней. Тени эмоций, сменяющие одна другую на ее лице, выглядели очень занятно. При таком вот подглядывании за красивой девушкой испытываешь настоящее удовольствие. Она не пытается напялить на лицо маску и не выдает соответствующих ситуации отрепетированных улыбок. Ничего напускного, только чистая правда. И кстати, даже мельчайшее выражение чувств человека в таком состоянии может рассказать о нем очень многое.

Я вернул камеру в основное помещение и, похоже, попал как раз к началу какого-то действия. Задумчивый эльф очнулся, посмотрел на переставшего играть музыканта и, подняв вверх указательный палец, кивнул. В ответ тот отложил бригату, потянулся всем телом и произнес, обращаясь сразу ко всем:

– Так, слушайте меня. Сейчас мы устроим небольшую ночную тренировку. Надо же оценить, чего стоят выделенные мне королем рейнджеры. – Он улыбнулся, как мне показалось, несколько неискренне. А я задумался, не перебраться ли в другое место или, может, пора совсем свалить отсюда? Все равно ничего интересного, похоже, не дождусь. Но любопытство пересилило. Интересно посмотреть, на что способны рейнджеры. Правда, непонятно, зачем они это будут делать ночью, ну да ладно. Может, специально хотят усложнить себе задачу.

Я переместил глаз-камеру в более удобное место, чтобы видеть двор, где предположительно намечалось представление.

Потихоньку все стали подтягиваться к выходу. К сожалению, я поздно обратил внимание, что этот начальник и тот задумчивый эльф (кстати, судя по ауре, довольно сильный маг) что-то вполголоса говорили выходящим бойцам, а то бы обязательно подслушал.

Тренировка получилась какая-то вялая и неинтересная. Эльфы по очереди выходили на отмеченное место и лениво стреляли в не такую уж далекую мишень. Тем не менее я внимательно смотрел на технику владения луком. В какой-то момент интерес всколыхнулся, когда один из стрелков стал показывать настоящие чудеса. Он умудрялся стрелять очень быстро, выпуская за секунду два-три снаряда, и все они точно попадали в цель. То одна стрела летела прямо, а вторая – с разворота, то, положив лук на землю, эльф подкидывал его ногой в воздух, одновременно выхватывая стрелу из колчана, и, перехватив оружие в воздухе, выполнял выстрел в яблочко и тут же стрелял еще раз… В какой-то момент, отвлекшись от мастера, я обнаружил, что эльфов на лужайке стало меньше. Часть из них куда-то пропали. Это мне очень не понравилось.

Тут стал тихо попискивать радар, и я срочно вызвал перед глазами план местности с его пометками. От увиденного чуть не остановилось сердце. Эти потихоньку ушедшие куда-то с тренировки эльфы постепенно окружали меня! Радар показал с десяток точек. Вот черт! Единственным открытым оставалось направление на дом. Дело в том, что обычно на эльфов радар у меня дает громкий сигнал, но, направляясь сюда, я прикрутил звук, чтобы он постоянно не орал – ведь, как думал я, вокруг будут одни эльфы! А отследить их, если что, всегда успею. Вот и успел, блин. Здорово остроухие смогли отвлечь меня своим представлением…

– Эй, ты, там!

Я оглянулся на площадку для тренировок. Предположительный начальник эльфов стоял, прикрытый парой рейнджеров, и смотрел в мою сторону. В нескольких шагах от него в стороне ухмылялся тот классный лучник и, прищурившись, тоже нехорошо поглядывал на меня. Ну все, попал! Я быстро просчитал варианты. Так, похоже, уйти я смогу, только вырубив всех своей инфомагической «оконтуживалкой». В принципе ничего страшного, но тут есть один тонкий момент. Если я ее использую, то любой их маг (а все они очень сильные) поймет необычность приема, иначе и быть не может. А насколько я понимаю, у них в лесу я тоже проявил себя нестандартно. И они обязательно проведут параллели. Там чел непонятный их обул, здесь тоже необычный маг. Даже если про меня они сейчас и не думают, то потом сопоставят. Про воздушного элементаля тоже лучше забыть – слишком четко это укажет на меня. Мощен мой приятель – костей не соберут. А если я неправ в своих рассуждениях и сейчас, в экстремальной ситуации, что-то просчитал неверно? (Эх! Где там инфокомп, ускоряющий думалку?) Да и убивать никого из них совершенно не хочется.

– Давай иди сюда, – тем временем продолжил эльф, – думаю, ты уже понял, что тебе не уйти. Не бойся, мы просто поговорим, и, возможно, – он ухмыльнулся, – в зависимости от твоего желания сотрудничать, ты уйдешь не только живым, но и с тяжелым кошельком золотых.

Ну-ну, зараза ушастая, поерничай еще. Так! Быстро! Что делать? Лучший вариант – натолкнуть их на ложную мысль обо мне. А учитывая, что сейчас на бал съезжается куча народу, можно попробовать. И пусть потом ломают голову, кто это был! Я усмехнулся.

«Умник, демоны с акцентом говорят на гномьем языке?»

«Само собой».

«Я сейчас буду говорить, сможешь на ходу смодулировать произношение?»

«Думаю, да».

«Ты не думай, ты делай! – рыкнул на него я. – И отслеживай ситуацию, если посчитаешь необходимым – вмешивайся, но только на уровне местной магии. А сейчас подключайся ко всем сразу эльфам и сделай вот еще что…»

– А ты сам не боишься? – с легко узнаваемым для эльфов рокотом прозвучал в их ушах мой вопрос.

Лучник мгновенно нацелил свой лук куда-то в сторону. Я про себя хихикнул. Другие точки тоже зашевелились. Прикольная это штука – определение направления по звуку. А вот если на одно ухо подать звук громче, а на другое – тише, что получится?

Судя по посмурневшему лицу начальника, тот сообразил, кому может принадлежать акцент. Теперь он тоже смотрел немного в сторону от меня.

Я его понимал. Демоны – не только забияки и любители пошутить (правда, юмор у них специфический, черный), но и одни из лучших бойцов. Даже для эльфов с их подготовкой демоны – серьезные противники. Что же предпримет наш такой умный командир? А ведь он явно задумался. Правильно, думай! Я даже не могу предположить, что сейчас может решить этот парень. Как ловко он меня тут заблокировал! Надо будет обязательно разобраться, каким образом меня вообще заметили. Я ведь специально вырубил ауру, когда обходил их сигналку, все время был под пологом невидимости – и все равно попался.

Пока эльф колебался, я стал готовиться к стычке. Поскольку использовать инфомагию явно не следует, будем махать кулаками. На разговор с эльфами я не пойду – боюсь. Не могу спрогнозировать их поведение. Так, с собой у меня только пара нунчаков да ножи-малыши, которыми тоже нельзя пользоваться. А еще мое большое упущение – не озаботился наличием стандартного магического боевого арсенала и не смогу притвориться боевым магом, не выдавая свои «левые» способности. Поэтому придется все-таки подраться, чуть-чуть помогая себе дубинкой номер три или даже два. В сшибке, да еще в темноте, и не определишь, кто от чего свалился. А если они умудрятся воздействовать на меня магически и ничего у них не выйдет, пусть себе думают, что я обвешан амулетами или все-таки маг, но который не хочет светить свои приемы, особенности которых они вдруг да запомнят. Хрен их знает!

Не шевелясь, чтобы звуком не выдать себя, я мысленно накачивал мышцы энергией, одновременно съезжая в легкий боевой транс.

– И все-таки… – Упертый эльф снова смотрел в мою сторону. Собака! Откуда он знает, что я здесь? – Давай поговорим, как разумные существа. Думаю, мы найдем варианты, которые удовлетворят и тебя и меня.

Хм… Нет, спасибо, лучше я домой пойду.

Я аккуратно сделал шаг в сторону, надеясь все же, что полог невидимости позволит мне пробраться незамеченным. К сожалению, я не учел одного. А именно – очень тонкого слуха эльфов.

Дальше буквально в несколько мгновений втиснулась куча событий. И только то, что я находился в трансе, позволило мне отреагировать должным образом. Под ногой хрустнула ветка. Очень тихо, на грани слышимости, однако этого было достаточно. Лучник мгновенно стал посылать стрелы в мою сторону, одну за другой. Трава в том месте, где я только что стоял, скукожилась и рассыпалась – это вступили маги. Как ни странно, тот лучник действительно оказался уникумом. Хотя, может, все эльфы такие. От его первого выстрела я так и не увернулся. В соответствии с моими директивами Умник сам врубил стандартный боевой защитный полог (ранее им модернизированный), который отразил стрелу. К сожалению, только через несколько секунд я сообразил, что теперь стал видим в магозрении. На это указало то, что в меня стали уж очень прицельно попадать, несмотря на резкий рывок в сторону эльфов, ближе всех находящихся к ограде. Маги тоже не растерялись – послали несколько плетений, которые защита не смогла погасить полностью, и только способность утилизировать чужую магию меня спасла. Но похоже, до конца поглотить эту гадость не удалось – на несколько мгновений у меня помутилось в голове, я даже пару раз споткнулся. Да и рейнджеры оказались шустрыми – я едва приблизился к одним своим противникам, а остальные уже дышали мне в затылок, догоняя.

«Вырубай, к черту, защиту!» – мысленно крикнул я. Все равно стрелы уже не летят: я нахожусь в окружении рейнджеров, и они меня видят. Это совсем не есть правильно.

Дальше закрутилась карусель. Мой респект мастерам, натаскавшим этих коммандос. Хоть они меня и не видели, но своими остроухими задницами чувствовали, где находится противник. Клинки мечей так и мелькали впритирку ко мне. За шумом схватки уже не было слышно моих перемещений, однако ребята грамотно держали меня – со мной одновременно (иногда все-таки с тем местом, где меня в данный момент не было, но упускали объект они ненадолго) махались трое эльфов, остальные находились по внешнему кругу схватки и внимательно отслеживали ситуацию. Я не сразу просек их тактику. Как только я ускользал от первой тройки, на меня сваливалась другая, эльфы из первой тройки пополняли внешний круг, и снова начиналось все заново. Помогало то, что «оконтуживалка» работала в циклическом режиме, правда, на самом слабом уровне, достаточном, чтобы ребята не задумывались, почему они промахиваются или до сих пор, при всей своей подготовке, не могут меня взять. Скоро я понял, что нельзя затягивать схватку, достаточно где-то ошибиться – и эльфы меня достанут. Такими темпами и с их подходом (со сменой друг друга) можно еще долго крутиться. Прошла, наверное, минута с начала круговерти, если не меньше, когда я выбил нунчаками меч у одного из противников. Возвратным движением зарядил ему в лоб, надежно вырубив. В приседе, пропустив над головой меч третьего, полукругом подсек ноги второго. Короткого замешательства противников мне хватило, чтобы вырваться из кольца, по ходу дела сломав одному локоть (очень удачная позиция была!) и снизу вверх зарядив другому нунчаками по гениталиям. Извини, сам удачно подставился для удара! До забора мне оставалось добежать буквально всего ничего. Однако умный у них начальничек, сообразил, куда я стремлюсь – вон он стоит на моем пути, вдвоем с тем молчаливым магом. Блин!

Несмотря на новую преграду, я не стал сбавлять набранную скорость, мысленно просчитывая, что буду делать дальше. Главный эльф стоял с мечом наготове (кстати, ведь тоже маг, но потом, потом подумаю…), второй – без оружия, опустив руки, и как пианист разминал пальцы.

Тут бадди-комп, видимо, выхватил из мешанины образов и мыслей в моей голове (вернее, мне так казалось, а на самом деле все эти мысли наверняка проходили где-то за кадром) желание рассчитать движение и, поняв это как команду, проложил мне дорожку наружу. Я чуть не рассмеялся от радости. На короткое время меня захлестнула эйфория. Мгновенный стоп-кадр удачно выхватил на земле камень размером с кулак, мгновенный перерасчет траектории движения – и вот камень, мощно подкинутый носком ноги, летит в мага. Наверное, со стороны это красиво смотрелось – шум схватки, потом приближающиеся шаги невидимого противника, приминающаяся трава под его невидимыми ногами, камень, неожиданно взлетевший, вмазавшийся в солнечное сплетение одному из магов и заставивший его согнуться.

Мое сознание полностью освободилось от управления телом (чтобы, не дай бог, не помешать ему ничем) и стало разглядывать как бы со стороны приближающихся противников. С камнем удачно получилось. Маг согнулся, бадди-комп тут же пересчитал траекторию моего движения, метра за полтора до эльфов я с силой оттолкнулся от земли вперед, в сторону согнувшегося мага, и чуть вверх. Второй ногой коснулся его спины и мощным толчком отправил себя вверх, через двухметровый забор. Внизу, больно чиркнув меня по ноге, пронесся меч командира. Но я уже чувствовал воздух свободы и, пропустив под собой забор, сгруппировался – коленки к лицу, кручусь в воздухе вперед, резко распрямляясь, гашу инерцию кручения у земли и мягко приземляюсь на ноги. Все! Теперь ноги в руки и подальше от этих сумасшедших эльфов!

Слегка прихрамывая и постоянно проверяя наличие погони, шифруясь, так сказать, по полной, я немного попетлял по окрестностям и двинул домой. Уф… Вроде пронесло.


Эльфийское посольство

Некоторое время Торвин стоял, задумчиво рассматривая чистое, ничем не запятнанное острие меча. Шансов догнать столь быстрого, уже перепрыгнувшего забор беглеца он не видел. Теперь осталось успокоить бурлящую кровь в жилах и вернуться к роли спокойного хладнокровного начальника. А ведь задел его! Точно задел! Но крови на мече не видно, так же как и нет ощущения, что ранил противника. А это настоящий мастер меча может и должен чувствовать.

Оставив мысли, ответа на которые пока не было, Торвин осмотрел поляну и пару раз подтверждающе кивнул обратившимся к нему рейнджерам. Молодцы ребята, даже команды давать не надо – сами прекрасно знают, что и как делать: одна группа пошла за целителями, другая оказывала первую помощь пострадавшим. Следопыты двинулись по следам беглеца, несколько эльфов бродили по поляне, выискивая малейшие улики – не обронил ли что-нибудь нападавший, и восстанавливали картину проникновения на территорию посольства и боя. Отдельная группа проверяла двор и здание на наличие возможных оставленных беглецом сюрпризов. Торвину было достаточно лишь кивать, разрешая предложенные подчиненными и оптимальные в данной ситуации действия, да иногда переориентировать их на более важные в данный момент цели. Прекрасная слаженная команда! Ведь только благодаря полному взаимопониманию ответственному за защиту магу удалось лишь парой касаний ауры магическими плетениями сообщить Торвину об обнаружении лазутчика, несколькими жестами объяснить команде рейнджеров, что одним из них нужно разыгрывать спектакль, а другим обойти невидимку и взять в кольцо. Да, с такой командой Торвин не боялся выйти даже против гроссмейстера боевой магии! Не боялся до сегодняшнего случая, когда весь опыт и слаженность действий не позволили удержать одного беглеца, безудержно рвавшегося на свободу.

Размышления Торвина прервали крики и причитания мага-садовника. Миролюбивый тихоня сейчас был разъярен, как настоящий зверь: во время схватки вытоптали и выжгли ценнейшие эллазии. Утихомирить его не могли никакие оправдания, и Торвину пришлось вмешаться. Кое в чем садовник действительно прав: эллазии воистину сверхценны. Эти растения лишь с виду напоминали вьюнки, столь часто встречающиеся в поле, вернее, их практически нельзя было различить. Эллазии являлись гордостью эльфийских магов-растениеводов. Сквозь их стебли можно было прокладывать магические плетения, тем самым с помощью растений делая где ловушки, а где – абсолютно незаметную сигнализацию. Причем подпитку защиты осуществляли сами эллазии, что позволяло ей работать без присмотра в течение очень долгого срока. Кроме того, после небольшой магической обработки они легко переносят перевозку и пересадку. Незаменимая штука для участия в оркской кампании: что-что, а только сигнализация на основе этих растений, работать с которыми могут лишь специально обученные эльфы, при правильной их рассадке всегда обнаруживает неприятеля еще на подходе к лагерю. За их использование на подступах к штабам и прочим ключевым стационарным точкам гномы должны будут выложить немалую сумму. Вот и сейчас эллазии не сплоховали, позволив обнаружить лазутчика, который играючи (как только что доложили вернувшиеся после осмотра ограды маги) преодолел стандартную сигнализацию вокруг посольства. Все-таки прав был Торвин, когда, узнав о похищении Ллерина, не только заставил значительно усилить сторожевые плетения вокруг посольства, но и настоял на том, чтобы высадили эллазии. Хотя цветочки, конечно, жаль, пятую часть запаса сегодня растоптали. Однако придется пересмотреть всю систему защиты посольства. По крайней мере, на время пребывания делегации в столице.

Разъяснив садовнику ситуацию, Торвин переключился на другие вопросы.

– Да говорю же, по головам он нас огрел, точно сотрясение было! Уж нам-то не впервой: потеря ориентации, все кружится перед глазами, подташнивает после подъема, не веришь – наставника своего позови, он-то целитель хороший, не то что ты – докажет! – убеждали двое эльфов Тириля – ученика отрядного мастера-целителя, в это время хлопотавшего над тяжелораненым, которому разбили голову каким-то тупым оружием. Недалеко от спорщиков лежал, дожидаясь квалифицированной помощи, перевязанный учеником боец со сломанной рукой.

– Ну как? – Торвин вопросительно посмотрел на ученика.

– Жить будет. Кости черепа не повреждены. Раздроблено основание носа, над этим сейчас и работаю. Мозг не пострадал, не считая сотрясения.

– Хорошо. Нам повезло, что лазутчик орудовал не мечом… – Торвин отвернулся от целителя и обратился к спорщикам: – Так, прекратили спор и быстро побежали за менталистом. Что-то странное произошло в последние секунды вашего боя, возможно, на вас совершили ментальную атаку. – Торвин отвернулся, уверенный, что его указание будет выполнено незамедлительно, и увидел Эль, которая стояла на пороге посольства, непонимающе хлопая глазами.

– Торвин, что произошло?! Я почувствовала вспышки магии и звон мечей, но охрана не пустила меня наружу, сказали, у вас там ночная тренировка какая-то. Теперь вот выхожу, все копошатся, есть раненые… Зачем ты приказал им не выпускать меня, да еще и обманывать?! – возмутилась принцесса и требовательно посмотрела на брата.

Хм… а ведь правильно сделали, хотя он им не приказывал специально – просто пристально посмотрел на одного из приставленных (тайком, чтобы сестра не возмутилась) к Эль телохранителей, встреченного в коридоре. «М-да, похоже, понимают меня подчиненные отлично, только почему, несмотря на такую слаженность, мы проиграли, упустив лазутчика?» – подумал Торвин и уже вслух сказал:

– Не выпускать тебя приказал я, а вот врать тебе я не приказывал, это уже его инициатива, плохая инициатива. А произошло вот что… – Торвин мягко взял Эль за руку и отвел в сторону, чтобы не мешать бегающим внутрь здания и обратно рейнджерам. – Обнаружили лазутчика, пробравшегося в сад. Не знаю, просто ли он шпионил или хотел как-то навредить, устроив покушение. Может быть, даже на тебя, как на наиболее уязвимую из королевской семьи. Лазутчику удалось сбежать.

– Как ему удалось… – начала удивленная принцесса.

– Эль, подожди минутку, объясню чуть позже. – Торвин, желая обдумать ситуацию и не горя желанием объясняться с сестренкой, окликнул выходящего из посольства мага: – Ну что, проверили?

– Да, как раз иду доложить об этом. Здание посольства проверено, сюрпризов нет!

– Хорошо, – ответил Торвин. – Ну что ж, соберемся все в главном зале посольства, минут где-то через сорок, передай остальным, и заодно пускай сбегают и пригласят Эрона и Леара, их мнения для меня очень важны. Эль, – он посмотрел на сестру, – потерпи немножко, расскажу тебе уже в гостиной, там же мы с рейнджерами, – снова повернулся к магу, – обсудим наши… хм… «блестящие» совместные действия, – сказал Торвин нарочито спокойным, мягким и миролюбивым тоном, тем самым, которого так боялись все подчиненные королевской семьи.

Почувствовав, что до собрания вытянуть из брата ей ничего не удастся, Эль решила переключиться на рейнджеров, надеясь, что они будут посговорчивее. Рейнджерам было неудобно и неприятно рассказывать про то, как их обставили, но отказать упорной и настойчивой принцессе правящего рода они не могли.

Картина произошедшего была воистину невероятной. Особенно удивили Эль показанные следопытами следы беглеца, перепрыгнувшего через двухметровую ограду. Огромные, почти по два метра, промежутки между следами вызвали в памяти недавние события в лесу, когда она упустила чужака. А может, наоборот, ей тогда повезло? Ведь если сегодняшний лазутчик и есть чужак, так лихо отбившийся от элитных рейнджеров, то что ожидало бы ее в священном лесу, случись ей схлестнуться с ним врукопашную? Он ведь вполне мог убить или изувечить ее и ее друзей. Теперь, похоже, часть внимания эльфийских сплетников и шутников перекинется на рейнджеров брата. Только вот не к добру все это. Ведь (она не маленькая, уже понимает) малейший промах королевской семьи используется главами других эльфийских родов, чтобы ослабить власть королевского рода и короля, которая далеко не абсолютная. Из задумчивости Эль вывело прикосновение к плечу. Принцесса резко дернулась в сторону, освободилась от захвата, одновременно пытаясь нащупать меч.

– Эль, что с тобой? Я просто хотел сообщить, что все уже собрались. Торвин сейчас начнет разбор полетов, – сказал Лорин.

После того случая в священной роще они неплохо сдружились. Эль даже настояла, чтобы вместе с ней в состав делегации включили тех, с кем она была там. А с Лорином они еще и боевую магию вместе осваивали – сразу после того злополучного случая Лорин нашел себе отличного наставника в этой области, а Эль, несмотря на недовольство отца и брата, тоже решила к нему присоединиться.

– Извини, задумалась, после сегодняшних событий я нервная какая-то, лучше бы просто позвал.

– Ну я так и сделал, но ты почему-то не откликалась.

– Ладно, пошли в гостиную, там нас, наверное, уже заждались.

Вместе с Лорином и парой следопытов они вошли в посольство.

– Кажется, большинство уже собрались, – увидев вошедшую Эль, сказал Торвин. – Ответственный за внешнюю защиту Эрон, наш менталист Леар и посол сейчас где-то в городе, начнем без них, а как появятся, введем в курс дела и подключим к обсуждению.

Торвин заложил руки за спину и внимательно оглядел собравшихся. Слушали его внимательно.

– Сегодня мы не просто упустили лазутчика, репутация наших рейнджеров под угрозой. Если информация о нашем промахе дойдет до архимага, он может усомниться в нашей высокой боеспособности и необходимости задействовать рейнджеров в войне против орков. Лес лишится выгодного контракта. Поэтому все собравшиеся здесь и остальные, названные мною, которые вскоре подойдут, всем любопытствующим должны говорить, что мы проводили ночную тренировку и отрабатывали отражение атаки наемных убийц.

– А как же остальные эльфы? Всплески энергии и шум уже привлекли внимание нескольких наших магов, живущих неподалеку. Неужели будем утаивать произошедшее от собратьев?

– Мне неприятно это делать, но до подписания контракта с гномами или, чего не хотелось бы, отказа от контракта лучше им быть в неведении. Даже малейшая утечка сейчас просто недопустима, – отрезал Торвин.

Эль тоже понимала, что без этого не обойтись, этот контракт очень важен для Леса и для их рода. Именно Лаурин, их отец, так настаивал на его подписании. Однако на душе оставался неприятный осадок. Сразу вспомнился случай в священной роще, где Торвин тоже сказал ей про тренировку. Может быть, правы были Иллион и Иллори, намекая, что брат мог ее обмануть, чтобы удержать от рискованных действий на территории дроу, а заодно красиво пустить дезинформацию? Хотя нет, не мог Торвин этого сделать, это ведь ее любимый брат, с членами своей семьи он не может быть нечестным!

– Напомню, – Торвин перевел взгляд на Эль, как будто почувствовав ее сомнения, – лазутчик, не оставив никаких следов, смог незамеченным пройти через все сигнальные контуры, кроме последнего – сигнальной сети из эллазий. Пользуясь случаем, выражаю благодарность мастеру Энхвилю Орун’ Шехер, пожалуй, единственному за сегодняшний вечер, кто действовал практически безукоризненно, если не считать небольшой промашки в самом конце, о которой он сам нам расскажет. – Торвин слегка кивнул упомянутому им магу, который, однако, при последних словах выступающего поморщился. – После обнаружения факта вторжения, опасаясь, что лазутчик нас подслушивает – а это, скорее всего, было близко к действительности, ибо на группу рейнджеров, выходящих из посольства, он никак не среагировал, – я приказал половине отряда разыгрывать ночную тренировку, а вместе со второй половиной взял его в окружение. Чужак был под очень сильным пологом невидимости, и по непонятной причине его местонахождение обнаруживалось эллазиями лишь приблизительно. Мм… С этим нам тоже придется разобраться, ведь если он смог как-то повлиять на их чувствительность, что раньше считалось невозможным, то никто не гарантирует, что это не повторится, и есть опасность, что следующие «гости» найдут способ обойти эллазии. Возможно, случившееся сегодня как раз и является проверкой методов взлома нашей защиты. Может быть, кое-кто хочет дискредитировать ее. Однако, – в ответ на раздавшийся ропот Торвин успокаивающе поднял руку, – я считаю это маловероятным. Но нужно учитывать и такую возможность.

Слова принца не успокоили присутствующих, и они принялись активно обсуждать высказанную мысль. Торвин, дождавшись момента, когда бурные дебаты немного поутихнут, снова привлек к себе внимание.

– Я продолжу, потом обсудите этот вопрос. Итак, на требование сдаться нарушитель ответил встречной угрозой, произнесенной на гномьем языке с демонским акцентом, причем не из того места, на которое указывали эллазии. Об этом мы поговорим отдельно, возможно, мы что-то упустили. После того как лазутчик начал крадучись уходить в сторону, Эренвиль открыл стрельбу. За ним последовали маги. Стрельба эффекта почти не возымела, так как чужак каким-то чудом успел развернуть защитный полог и одновременно отбить магические атаки трех боевых магов. После чего с ним, уже снявшим защитный полог, но по-прежнему укрытым пологом невидимости, схлестнулись две тройки рейнджеров-мечников и удерживали его почти минуту, пока он не раскидал их в стороны.

Присутствующие зашевелились, раздалось несколько негодующих возражений.

– Именем Леса, прекратите шуметь! – повысил голос Торвин. – Да! Именно раскидал! Так вот, раскидав, а по-другому я это не назову, наших бравых вояк, он ринулся в том направлении, где мы с Энхвилем, который почему-то не удосужился активировать свой защитный полог, – он осуждающе посмотрел на упомянутого, – перекрыли наиболее вероятный путь отступления. Из-за собственного упущения Энхвилю досталось от противника камнем. В результате тот, оттолкнувшись от выведенного из боя мастера, перелетел через забор и исчез. В тот момент мне удалось зацепить чужака, однако, похоже, я попал туда, где был крепкий доспех, – крови на мече я не обнаружил. Прекратите ругаться! Сейчас наша первоочередная задача – это не назначить виновных, а выяснить, кто мог послать лазутчика, и понять, какие ошибки мы допустили, чтобы впредь их не допускать. Что могу гарантировать вам всем, так это усиленные тренировки… – Торвин плотоядно облизнулся.

– А почему все «лазутчик» да «лазутчик»? – вмешался Теронвиль. Как начальник боевых магов, который, к слову, во время инцидента отсутствовал, он имел право разговаривать с начальником внутренней безопасности и главой делегации на равных. – Судя по твоему рассказу и рассказам опрошенных мною магов, чужак был на уровне мастера боевой магии, «скрыта» и рукопашного боя. Не слишком это похоже на простого разведчика, скорее на наемного убийцу!

– У меня есть основания считать его именно лазутчиком, – недовольно посмотрел на него Торвин. – Ты перебил меня. Во-первых, чужак проник аккурат ко времени нашего ежедневного обсуждения планов. Согласись, нелогично для наемного убийцы проникать в здание посольства, когда оно заполнено рейнджерами. Во-вторых, чужак пользовался каким-то тупым неотравленным оружием и только защитной магией, что нелогично для убийцы, и никого не убил, хотя имел все шансы. В-третьих, чужак, по всей видимости, нас подслушивал, это подтверждается тем фактом, что он проглотил мой блеф про ночную тренировку.

– Ну допустим, это так. Хотя проникновение ко времени сбора… Маги, обследовавшие внешнюю сигнализацию, которая, кстати, была сделана на хорошем уровне, не обнаружили никаких следов ее взлома. А значит, можно предположить, что чужак даже и не пытался ее взломать. Перед этим в здание заходили группы рейнджеров, и с его навыками «скрыта» он мог затесаться в одну из них, а дежурный маг мог просто не обратить внимание на то, что защита показывает на одного больше, чем было в группе входящих.

– Логично, хотя Хервин, ответственный за сигнальную сеть посольства, говорил мне, что подобная ситуация предусмотрена. Как только он прибудет, задам ему этот вопрос. К тому же следопыты обнаружили примятую траву и следы обуви непосредственно под защитным контуром. Теперь вернусь к тому, от чего вы меня отвлекли. Я хотел бы, чтобы рейнджеры, участвовавшие в поимке чужака, перечислили свои основные ошибки. Итак, я вас слушаю.

– Я знаю, что у всех бойцов должны быть специальные защитные амулеты, причем сильные амулеты, защищающие от отвода глаз и использования врагом полога невидимости, почему же бойцы дрались вслепую? Забыли их надеть? – задал вопрос один из магов.

– Амулеты не действовали. Они были надеты и активированы… вами, к слову, активированы, может быть, это вы…

«Хм… а ведь в священной роще на нас тоже были амулеты. А на мне и моих друзьях – очень сильные. Родители заботились о нашей безопасности… – подумала Эль. – И как сейчас от «скрыта», тогда амулеты не защитили от наведенного сна».

– Подтверждаю, – прервал Торвин эскалацию обвинений еще в зародыше, – против полога невидимости лазутчика амулеты не действовали, хотя сами по себе они исправны. Это мы проверили непосредственно перед собранием. Возможно, лазутчик очень силен в «скрыте» или просто знает, как обмануть наши амулеты. Поэтому до тех пор, пока мы не обнаружили причину, рекомендую всем обзавестись еще и «дедовскими» средствами обнаружения «скрытников» – зеркалами и амулетами, чувствующими магический фон. Продолжаем. Какие еще ошибки были нами совершены?

– Мы удерживали лазутчика почти минуту – достаточное время, чтобы любой из наших магов и лучников мог прицелиться. А боевых магов трое было, два из них – мастера, почему они не действовали?

– Мы боялись зацепить вас. Судя по следам и вашим действиям, чужак очень ловко маневрировал, стараясь прятаться за вами, – отпарировал маг. – Не забывайте, в тот момент мы его уже не видели – он выключил свою защиту. Очевидно, он прекрасно понимал, что ее видно в магическом зрении.

– Да мы специально кольцо с вашей стороны приоткрывали, чтобы вы могли действовать! Неужели непонятно было?

– Принято! – прервал перепалку Торвин. – Совместные действия магов и рейнджеров мы специально отработаем на тренировках. Что дальше?

– Я не стал ставить защитный полог, признаю свою беспечность. Не ожидал, что чужак вырвется из кольца, – признал свой прокол Энхвиль.

– Что еще? Похоже, у вас есть кое-какие соображения на этот счет? – обратился Торвин к группе рейнджеров, удерживающих своего собрата, стремящегося выступить. – Ну говори, не стесняйся.

– У нас сложилось впечатление, что чужак на нас как-то магически воздействовал. У всех нас одновременно под конец боя сильно закружилась голова.

– Я никакого магического всплеска в это время не почувствовал, – вмешался один из боевых магов. – Может, вы просто выдохлись, знаете, от переутомления тоже иногда голова кружится…

– Секундочку, – вмешался Торвин, боясь, что маги с бойцами опять переругаются, – а слабую ментальную магию ты с такого расстояния почувствовал бы?

– Нет, но ведь на бойцах хорошие амулеты – слабой ментальной магией их не пробьешь, а другую я почувствую.

– Против невидимости амулеты тоже не подействовали. После этого и ряда предыдущих случаев у меня вообще складывается впечатление, что наши известные артефакторы из рода Эрлиомари значительно преувеличивают их достоинства. – Торвин не смог удержаться от шпильки в сторону рода, конкурирующего с королевским. – Предлагаю дождаться нашего мастера ментальной магии, пусть он проверит, было ли ментальное воздействие или нет. Если, конечно, это можно увидеть по прошествии нескольких часов. В чем еще, на ваш взгляд, мы ошиблись?

Выслушав несколько предложений, Торвин понял, что ошибки уже начали выдавливаться из пальца, и решил перейти к следующей теме.

– Похоже, основные просчеты мы перечислили. Добавлю в общую копилку еще и свой промах: видя, что коллега не прикрыт защитным пологом, я оставался на своем месте, не оптимальном для противодействия в данной ситуации. Теперь можно подвести итоги. Наша главная проблема в том, что все мы зазнались, недооцениваем противника и оттачиваем свое мастерство не так настойчиво, как раньше. Думаю, случаи последних лет, включая этот, послужат нам отличным уроком. Я уже мысленно набросал план усиленных тренировок. Будем отрабатывать как борьбу с проникновением на нашу территорию чужаков, так и отдельные слабые моменты вроде взаимодействия магов с бойцами, а также действия бойцов против магов в условиях неработающих амулетов. Прошу рейнджеров и боевых магов остаться после собрания для обсуждения плана. Изменения в системе безопасности посольства, сигнальной сети и режим передвижения мы обсудим при участии посла и Хервина. На данный момент по моей просьбе Энхвиль законсервировал место схватки. Будем ждать возвращения посла и наших сыскарей, занимающихся делом его похищенного помощника. Возможно, им удастся по запаху лазутчика отследить, куда он отправился. – Торвин сделал паузу, дав присутствующим переварить информацию. – У кого-то еще есть предложения по принятым мерам? – Выслушав пару незначительных предложений, он уже собрался перейти ко второму вопросу – установить, кто же организовал проникновение лазутчика и кем этот лазутчик мог быть, но взгляд его упал на Эль, неуверенно пытающуюся взять слово.

После случая в священной роще Эль побаивалась что-то предлагать серьезным и опытным эльфам. В лицо ей не говорили, но по ухмылкам она легко определяла, что думают большинство опытных эльфов о ее рейнджерских и магических способностях и о любом ее предложении в этом свете. Однако в этот раз, похоже, свою роль сыграл тот фактор, что остальные показали себя не с лучшей стороны. И вместо ухмылок Эль встретила довольно благожелательные взгляды, что сделало ее посмелее.

– Как я поняла, основная проблема оказалась в том, что маги боялись задеть бойцов. Почему бы не использовать плетения, которые будут опасны только для чужаков и безопасны для рейнджеров, которым заранее выдадут амулеты от этих плетений? Тогда маги смогут без опаски атаковать врага, не боясь задеть своих. Думаю, вначале можно использовать плетение, бьющее по площадям, которое особым образом зацепится за ауру чужака и облегчит попадание следующих, уже более нацеленных плетений…

Торвин вопросительно глянул на Теронвиля, главу боевых магов делегации, и, получив утвердительный кивок, означающий, что такое в принципе возможно, ответил:

– Отличное предложение, Эль, пожалуй, лучшее за сегодняшний вечер. После собрания мы с тобой и боевыми магами обсудим идею. Если удастся разработать достаточно эффективные плетения такого вида, то взаимодействие бойцов и магов существенно облегчится. Есть еще предложения? Нет? Тогда переходим ко второму вопросу, а именно: кто же мог устроить нам такую подлянку? – Торвин, заложив руки за спину, задумчиво прошелся до окна и обратно. – Судя по действиям лазутчика, он действительно был демоном. Конечно, среди других рас (и среди нас, эльфов) тоже встречаются целители, способные хорошо развить свое тело и не уступать демонам в скорости, но для этого им приходится активно насыщаться магией, и на серьезные заклинания у них уже не хватает силы и концентрации. А противник умудрялся одновременно двигаться (быстро, даже по демонским меркам), удерживать полог невидимости и отбивать магические атаки – такое можно делать, только если от рождения обладаешь завидными физическими способностями. Если я что-то не учел, поправьте меня, мэг Эльхиль, – обратился Торвин к просидевшему все обсуждение молча отрядному мастеру целительской магии.

– Нет, все правильно. Правда, знавал я как-то одного человеческого гроссмейстера целительской магии, так он и быстро бегать, и колдовать одновременно умудрялся. Только это давным-давно было, сейчас он уже старик, тысяча лет – не тот возраст, в котором побегаешь, будь ты хоть трижды гроссмейстером. Даже из эльфов немногие до тысячи доживают, что уж о человеке говорить. Что касается других гроссмейстеров целительства, то они на такое неспособны, да если и способны, то вряд ли опустятся до подобных рискованных проникновений – им и так хорошо живется.

– Ваши слова подтверждают мои предположения, – кивнул Торвин, – кроме того, у демонов есть реальные мотивы нам вредить. Насколько я знаю, на организуемый гномами бал также прибыла и демонская делегация, точнее, две делегации. Одну из них никто не приглашал, и она просто оперативно примкнула к официальной. Неофициальная делегация включает несколько представителей верхушки Лиги боевых магов, в руководстве которой, несмотря на ее международный характер, преобладают демоны. Как я понимаю, единственное, что на балу им может быть интересно, – это договориться об участии наемников Лиги в гномо-оркской войне. Участие наших рейнджеров, понятное дело, для них нежелательно, и они сделают все, чтобы нас дискредитировать в глазах гномов. Подозреваю, резня на базе мертвителей с подставой Ллерина, что спровоцировало его похищение, может быть делом их рук. Что-что, а стихийников в Лиге немало, могли взять с собой парочку.

– Это, конечно, все здорово, но почему мы узнали об этом только сейчас? Когда гром грянул? – послышался вопрос из зала.

– А это еще достоверно неизвестно. Это только подозрения, которые усилились после сегодняшнего случая, – ответил Торвин. – Руархид и дознаватели, например, настаивают на оркской версии случившегося. В доказательство даже какие-то косвенные улики привели. Другое дело, что они могут действительно так считать, а могут считать и иначе. У гномов могут быть планы одновременно нанять и эльфов, и демонов, тогда для них выгоднее специально отвести подозрения от демонов, чтобы избежать обострения нашего с ними конфликта. – Торвин на секунду прервался. – Мне тут по амулету связи сообщают, что посол прибудет с минуты на минуту. По дороге его уже ввели в курс дела, он подтвердит или опровергнет мои догадки.

– Есть только пара вещей, которые не вписываются, – вставила осмелевшая после успешного произнесения речи Эль.

– Что именно?

– Очень странно, что демон специально выдал себя акцентом, заговорив с вами на поляне. Странно, что он смог незаметно вскрыть сигнализацию, сделанную эльфийскими магами – не владея магией Леса, такое не сделаешь. Пробивание амулетов, отличные физические возможности, ношение палки вместо меча в качестве оружия – все это я уже видела, и все это дает возможность сделать вывод, что это был человек!

Увидев задумчивые лица участников заседания, Эль решила, что попала в точку – уж эти доказательства точно их убедят. Да они ее саму убедили! После двух проколов Эль решила куда осторожнее и взвешеннее оценивать претендентов на роль того чужака, не рискуя сообщать о них брату, да и тут она ограничилась тем, что сказала, что это был человек. Тем не менее через пару секунд народ сложил два плюс два, причем явно не в ее пользу. На большинстве лиц появились ухмылки, несколько эльфов не смогли сдержать смешки, лицо Торвина слегка перекосилось. Вся хорошая репутация, заработанная Эль предыдущим рациональным предложением, была тут же забыта.

– Эль, я понимаю, что существует некая гипотетическая возможность, что лазутчик был человеком, однако я был бы все же поосмотрительнее в своих суждениях и подводил под них более сильную аргументацию. Пока что реальные мотивы нам вредить есть только у демонов, с дроу на высшем уровне, как ты знаешь, у нас отношения хорошие. Мы договорились с ними, еще до поездки, что они не будут предлагать услуги своих боевых магов Руархиду. Людям тоже нет смысла нам вредить. Конечно, в Лиге есть людские боевые маги, однако я пока не слышал ни об одном таком, способном одновременно держать полог невидимости, перемещаться с большой скоростью и отбивать магические атаки, а о демонских магах такое слышал. Что касается оружия, то санэгун, представляющие из себя три палки на цепях, – довольно распространенное оружие среди демонов. И очень похоже, что использовалось именно оно. Касательно нежелания выдавать себя, это спорный вопрос. Если Руархид узнает о сегодняшнем случае, был ли лазутчик демоном или не был, не сыграет особой роли: боевая репутация наших рейнджеров будет испорчена в глазах архимага, а вот репутация демонов подтверждена. Кстати, мне передают, что посол уже на подходе, давайте подождем его – он в местной политике лучше нас разбирается, пусть выскажет свое мнение эксперта, – предложил Торвин, посматривая на Теронвиля, главу боевых магов делегации.

Теронвиль Трон’х Эвиль происходил из рода, активно конкурирующего с королевским. Каждый миг Торвин ждал, что ему припомнят прокол с чужаком в священной роще и ряд других (в отличие от этого достаточно мелких) – все ошибки, замеченные за представителями королевского рода, фиксировались родами-конкурентами. Составлялись длиннющие списки ошибок и нередко заучивались наизусть. У них было принято при любой удобной возможности вставлять в разговор упоминание о том или ином просчете или неудаче. В Лесу все прекрасно понимали, что Эль мало в чем виновата, ей просто не хватило опыта и подготовки. В действительности тогда прокололись Лаурин с Торвином: во-первых, допустив проникновение чужака на свою территорию; во-вторых, выслали на его поимку недостаточно подготовленную команду. В том, что это был наемник, проверяющий качество защиты священной рощи, многие сомневались, как ни старались Торвин с Лаурином красиво распылять дезинформацию. Торвину повезло, что среди оплошавших были и боевые маги, подотчетные Теронвилю, поэтому тот не стал сейчас выступать, понимая, что можно и на встречную насмешку нарваться. Но вот над предложением Эль просто невозможно было не поглумиться.

Еще раз переведя взгляд на Теронвиля, Торвин заметил, что тот собрался было что-то сказать, но, после того как Торвин разгромил аргументы Эль, передумал и промолчал.

Стараясь не краснеть и не изменять выражения лица, Эль под столом сжимала кулаки в бессильной ярости. Увидев, что прибыл посол и внимание присутствующих переключилось на него, Эль незаметно и аккуратно, стараясь не терять достоинства, вышла из комнаты. Иллион и Лорин, ее товарищи по священнорощенскому несчастью, последовали за ней.

– Эль, – остановил ее Иллион, – ты все правильно сказала. Правильные слова подобрала.

– Что-то незаметно было по их лицам, – кусая губы, выдохнула девушка.

– Эль, слова все правильные были. Только лучше бы это сказала не ты, а кто-то другой. Говорю как более опытный в таких делах. В отличие от прошлых двух раз, когда я просил тебя не озвучивать Торвину свои подозрения, сегодня ты была права. Лично я не уверен, что сегодня действовал именно тот чужак, однако именно он показал нам в тот раз, на что способны люди. Учитывая обстоятельства проникновения и ухода лазутчика, я тоже склонен считать, что это был человек.

Лицо Эль слегка просветлело (все-таки впервые Иллион согласился с ее подозрениями), и эльф продолжил:

– Ты лучше посмотри на это глазами Торвина. У него сейчас уйма дел: после священной рощи другие кланы обнаглели и малейший прокол Лаурина и Торвина подвергают жестокой критике. Ты же его постоянно отвлекаешь, требуя проверить то одного, то другого человека. Последней каплей стали два твоих последних прокола, когда ты была абсолютно уверена, что нашла чужака. Сегодня же Торвин сам допустил серьезную ошибку, упустив лазутчика… Ты вообще видела лицо Теронвиля?

– Нет, а что?

– Ходят слухи, что изначально именно его хотели назначить главой делегации, а из королевской семьи, как это положено по этикету, направить только тебя. В принципе это логично: клан Трон’х Эвилей обладает лучшими боевыми магами, а его амулетчики производят лучшие защитные амулеты. Однако твой отец настоял, чтобы поехал именно Торвин. Это тоже обоснованно, ибо лишь благодаря дипломатическим усилиям королевского рода удалось добиться потепления отношений между Лесом и Горой. Понятное дело, роду Трон’х Эвилей это не понравилось, поэтому при малейшей возможности на Торвина вываливается критика и насмешки. Сегодня ему удалось этого избежать, потому что не с лучшей стороны показали себя и боевые маги от Эвилей. Однако твоя гипотеза была отличным поводом для издевок. Думаю, именно поэтому Торвин так отреагировал на твои слова. К тому же ему кажется, что насчет того чужака у тебя пунктик. Мы тут с Иллори подумали… Есть куда лучший и быстрый способ добиться желаемого.

– Какой? – На лице Эль читался огромный интерес.

Иллион увидел, что она загорелась в предвкушении услышать какую-то гениальную идею. Эх, молодость, молодость, как все кажется просто, когда не видишь двойного, а то и тройного смысла в происходящем! «Чем-то она на мою дочь похожа, – подумал Иллион. – Такая же энергичная, деятельная, наивная попрыгушка. Хотя наивности у принцессы становится все меньше и меньше».

– Случай с тем человеком и щитом меня очень заинтересовал. Возможно, мы все-таки ухватились за правильную нить, но раскручивать ее, полагаясь лишь на свои силы, мы не можем. Эльфы здесь чужаки. Как только гномы заметят нашу активность, так сразу заработает их контрразведка и начнется вмешательство и вредительство. Хорошей сетью агентов на гномьей территории обладает даже не Торвин, а посол Элларин. Ему регулярно поставляются сведения. Сейчас агенты активно занимаются поиском похищенного Ллерина, и гномы стараются им не мешать, так как нахождение Ллерина в их же интересах. Имеет смысл попросить посла заодно разузнать и о том, кого ты ищешь. Думаю, он не откажет. В отличие от Торвина у него нет предубеждений по этому поводу. Ну а я постараюсь прощупать почву со своей стороны, у меня есть общие с послом друзья – замолвят словечко.

– Отличная идея! – Эль чуть не подпрыгнула от радости. – Я обязательно это сделаю. Думаю, мы соберем достаточно доказательств, чтобы даже Торвин поверил.

– Нам надо собрать достаточно доказательств, чтобы мы сами поверили – не только ты, но также я и Лорин. Тогда уже можно будет решать: или доказывать что-то осторожному Торвину, в стиле которого – по несколько лет наблюдать за потенциальным кандидатом, или попытаться что-то предпринять самим. Рейнджеры и боевые маги, особенно молодые, сейчас очень недовольны, в первую очередь собой, допущенными ими ошибками. Если сегодняшний лазутчик действительно тот чужак, они помогут его изловить, особенно если Торвин уедет из столицы раньше, оставив тебя за старшую.

Иллион до сих пор корил себя за то, что они с Иллори так сглупили в священной роще – не пресекли беспечность молодых. Им, молодым, многое прощается. Лет через пять Эль и прочую молодежь перестанут попрекать чужаком. Иллион знает немало случаев, когда эльфы в молодости допускали глупейшие ошибки, а в зрелом возрасте добивались выдающихся успехов и славы. Только вот зрелым эльфам, особенно неродовитым, подобные ошибки не прощались. Для них с Иллори тот позор – клеймо на всю оставшуюся жизнь. Причем внешне пока мало что изменилось (это у молодых да у политиков принято высмеивать ближнего, а в среде зрелых эльфов никто не скажет ничего лишнего), но изменившееся отношение уже ощущалось. Причем если молодые несут ответственность лишь за себя, то зрелые эльфы еще и за семью в ответе. Сразу после случая в священной роще маг-наставник, которого Иллион так долго подбирал для своей дочери, несмотря на все встречные услуги, отказался быть ее учителем. Попытки говорить с другими потенциальными наставниками тоже ни к чему не привели, везде он получил отказ. А ведь наставник нужен не только его дочери, но и сыну потребуется! Правда, позже, лет через тридцать. Конечно, остается и крайний вариант – направить в магическую академию людей, где эльфов привечали за их целительские таланты, но очень уж не хотелось этого делать, слишком уж гнилая (с точки зрения эльфов) атмосфера сложилось в этих академиях. Могут ребенка испортить, да и другие эльфы станут враждебно относиться – не любят в Лесу тех, кто отдает своих детей в человеческие школы магии. Следовало побыстрее вернуть себе репутацию бывалого рейнджера. Лучше всего найти и поймать этого чужака или, по крайней мере, принять участие в его поимке. И хотя раньше подозрения Эль только веселили Иллиона, то после ночевки в таверне он очень заинтересовался, порасспросил друзей в столице гномов и добыл интересные сведения. Хорошо бы еще напрячь (не без помощи Эль) всю агентуру посольства. Если человек-маг действительно окажется тем чужаком (Иллион оценивал подобную вероятность как один к трем) или хотя бы будет обладать интересными для эльфийских магов секретами, то Иллиону удастся вернуть потерянное уважение и наконец-то устроить своих детей. Ну а если нет – все спишется на принцессу и ее «пунктик».

Быстро «обработав» Эль и Лорина, Иллион вышел за территорию посольства.

«Эх, все-таки маги взрослеют медленнее немагов, вот и Лорин – вроде постарше Эль, но такой же наивный», – подумалось Иллиону. Если молодой немаг должен крутиться, лавировать, хитрить, выискивая способ хорошо устроиться в жизни, то для молодого мага главное – развивать свое искусство. Правда, это все до поры до времени, пока он не достигнет уровня, где уже не обойтись без помощи других, или, не дай Лес, не изобретет что-то действительно новое и прорывное и не вляпается в интриги сильных мира сего. Ведь у эльфийских магов опыт интриг и до тысячелетия может доходить. Наивному новичку в них не пострадать невозможно… Жена Иллиона, бывшая когда-то перспективной магичкой, – живое тому подтверждение.

«Так, грустные мысли в сторону, – осадил себя Иллион, – вот и дом старого друга. Надеюсь, он еще не спит. Эх, Бордт, давненько я тебя не видел, старина!»


Ник

Что нужно для того, чтобы чувствовать себя в чужом месте почти как дома? Зависит от того, что для человека входит в понятие «чувство дома». Для кого-то это насиженное место, где все тебя знают, для кого-то это место, где тебе дают возможность выразить все стремления и чаяния. Для меня же это – когда кто-то небезразличный есть рядом, когда близкие ждут тебя, надеются, искренне радуются при встрече. Должен быть кто-то, для которого ты всегда хочешь сделать приятное и просто в чем-то помочь. А еще хорошо, если позволяют заниматься любимым делом, не мешают и не «грузят» лишними проблемами, с которыми сами могут справиться.

В последнее время я почувствовал, что столица гномов потихоньку стала занимать у меня внутри пустующее место «своего дома». Интересные люди, пусть и из расы гномов (если бы мне не сказали, что это гномы, так бы и думал, что люди). Васа – прикольный дедок, сильно интересуется моей магией, но постоянно опасается нечаянно меня обидеть (а может, скорее спугнуть). Тир – музыкант от бога. Мне всегда нравились люди, полностью отдавшие себя до конца какому-то делу, хоть я никогда и не старался, и даже не думал о таком для себя. Тогда, в дороге, было сложно оценить его способности, видимо, он не считал нужным специально выделяться среди небольшой группы караванщиков, живущих общими дорожными заботами. А вот в городе развернулся вовсю, нашел свое дело. И хорошо, что мне удалось ему помочь. Леон – один из лучших мечников, насколько я понимаю. Даже при такой профессии (убивать людей, пусть и врагов) сумел сохранить в себе добродушие и порою детский взгляд на окружающий мир. Лана – почти сестренка, забавнейшее существо-ребенок, как и ее подружки. И конечно, Криса. Не знаю пока, какие именно чувства я испытываю к ней, но уж точно она не просто постельная подруга.

И за все время у гномов не попадалось мне откровенных злодеев. Даже убивших Тишь разбойников я почему-то не воспринимал как законченных негодяев. Да, они причинили мне тогда сильную боль, но это не оставило слишком серьезного рубца на моем сердце. Они ведь были всего лишь наемники, и я давно простил их. Настоящий злодей, как я думаю, – это тот, который может с холодным интересом, или злорадством, или с ненавистью вывернуть тебя наизнанку, пройтись по душе грязными сапожищами, растоптать в тебе самое главное – человека. И слава богу, что такие типы мне пока не повстречались. И надеюсь, это «пока» еще надолго. Только вот сдается мне, что главные проблемы создадут не какие-то злодеи, а те, кто просто преследует свой интерес, и в их планах моей персоне уготовано не самое завидное место.

Ах, если бы не эти эльфы… Я знал, конечно, что они прибудут на устраиваемое архимагом торжество, но не думал, что неожиданная «встреча» так на меня подействует. Я ведь отыскал у Васы информацию об их священной роще. Когда-то она стала причиной большой войны-бойни эльфов с дроу. Их отношения всегда были не самыми радужными, но до того момента как-то уживались, ограничиваясь мелкими стычками. Однажды, много сотен лет назад, приехали к эльфам от дроу переговорщики обсудить очередную драку между юнцами. Среди дроу был один паренек, дальний родственник тогдашнего владыки, абсолютно безбашенный тип. Собственно, поэтому владыка и отослал его подальше, надеясь, что «в поле» наберется ума. И захотелось этому молодому дроу вдруг узнать, что такое эльфы прячут в священной роще, да под столь серьезной охраной. Ну и полез туда. Хранители рощи его тут же, не раздумывая, ни о чем никого не спрашивая, шлепнули. О каких переговорах после этого могла идти речь? Долго потом эльфы и дроу занимались уничтожением друг друга. Много погибло и тех и этих. Только недавно одумались и вернулись к переговорам. Договорились о перемирии и скрепили его браком теперешнего правителя эльфов и принцессы дроу. Брак неожиданно для всех оказался очень удачным, и, после того как Лаурин Трин’х Васар взошел на престол, ни одной серьезной битвы между дроу и эльфами не было. Так, мелкие стычки. Но недоверие сохраняется и по сей день.

После знакомства с этим и прочими материалами я вовсе не ждал, что эльфы меня забыли или ищут, чтобы пригласить на дружескую вечеринку. Нет, длинноухих мне сейчас надо всеми силами избегать. Они ведь не отстанут. И дело не столько в том, что я оскорбил или унизил эльфов своим пикником в священной роще. Они же там скрывают этот долбаный корабль Дронта. Хотя какой им с него толк? Все равно ничего не смогли узнать, хоть и пытались несколько раз (по рассказам Умника). Так почему бы не пригласить соседей (гномов, людей, дроу) и не попытаться разобраться вместе? Нет, сидят как собаки на сене, и даже обычных эльфов туда не пускают, только владык… Впрочем, неважно, их дело. Но если уж они шлепнули какого-то мальчишку за нарушение границы рощи, не испугавшись войны, а потом с остервенением долгие годы воевали с дроу, то что ушастые приготовили для меня, после многодневного пикника не только в роще, но и на самой горе?

Эта стычка с эльфами показала, что я не готов к разборкам в местном стиле, когда используются не только приемы и орудия членовредительства, но и магия (я осторожно пошевелил пальцами ноги – вроде уже не болят, да и синяк на ноге от меча почти сошел). Инфомагию-то я открыто использовать не могу – засвечусь по полной. Бьюсь об заклад, маги могут как в бою, так и по остаточным фоновым излучениям определять тип используемой магии, а возможно, и типы плетений. А если вдруг ничего не обнаружат, им в голову полезут всякие странные мысли. Мне это надо? Нет, мне обязательно нужно наработать боевые приемы и плетения обычной магии, особенно для прямых стычек. Пусть лучше меня сочтут крутым магом, зато не будет нездорового интереса ко всяким разным моим фокусам. А еще лучше всегда маскировать инфомагию приемами обычной. Смог же я замаскировать работу шкатулки-амулета по обработке струн. То же следует делать и в бою.

А все-таки классно эльфы подготовлены! Вслепую гонять противника! Если бы не мои прибамбасы, фиг бы справился! Да, кстати, а как они меня все-таки обнаружили? Сигнализация-то молчала!

Я шел домой и медленно прокручивал на бадди-компе запись событий в посольстве. В чем же была ошибка? Почему «возбудились» эльфы? Вот сигнализация, Умник ее аккуратно «глушит», вот фоновый свет энергии местного магического источника. Так, деревья, трава и земля в виде желтоватых и красноватых отблесков. В темное время суток бадди-комп подсвечивает их отражения в инфракрасных лучах. Я часто ночью пользовался инфракрасной подсветкой – привык. Тепловые лучи хорошо показывали других людей, даже скрытых за какой-нибудь преградой. Пару раз дома это помогло мне избежать ненужных встреч. В данный момент, правда, растения уже почти остыли, прохладно, но комп оставил их на экране для удобства.

Так, на некоторых деревьях и кустах «подвешены» вопросительные знаки, видимо, комп еще не проиндексировал и не сопоставил эти растения с известными данными из отсканированных книг… Стоп! Как это так? Я ведь здесь уже бывал, и, насколько помню, комп уже тогда над этим трудился. Реагируя на мой запрос, комп развернул информацию под одним из вопросительных знаков. Нет, похоже, вся информация по ним уже есть. Опа! А это что такое? Под окном с информацией сноска: «Неопознанный тип плетений».

У меня заняло пару секунд, чтобы разобраться, о чем идет речь. Убрав окошки и лишнюю подсветку, матюгнулся. Оказывается, я все-таки почувствовал наличие магии в деревьях, но эту информацию не осознал вовремя, пропустил, так сказать, мимо глаз и ушей. Уже не в первый раз, кстати. А вот бадди-комп послушно считал ее, проверил по базе данных, не нашел соответствия и пометил вопросительными знаками. А я еще и на вопросительные знаки не отреагировал: слишком часто они появлялись у меня перед глазами в этом мире, и я почти перестал обращать на них внимание.

Анализ плетений по материалам бадди-компа (поверхностный, конечно, запись все же, а не реальность) показал, что эльфы установили вторую сигнальную сеть, тонко сформированную и почти не фонящую магической энергией. Плетения они внедрили в растения и деревья, которые, по сути, стали с ними одним целым. Без подсказок в виде вопросиков на бадди-компе я бы так ни о чем и не догадался. Видимо, длинноухие использовали какие-то технологии малых магических энергий. Классно реализовано! Фух… Слава богу. Похоже, у этой сети не очень большая детализация – порядка десятка метров. Может, потому, что я скрыл ауру? То-то эльфы не стали сразу нападать. И только когда я обозначил себя звуком, понеслось… Обработав картинку разными фильтрами по моему приказу, комп выделил тонкие энергетические нити, шедшие от растительной сигнальной сети к магу и главному эльфу. Ну теперь все понятно…

Я еще раз прокрутил перед глазами всю стычку. Похоже, никаких улик (вроде потерянных вещей и еще чего-то подобного) я не оставил. На всякий случай просмотрел путь бегства от посольства. Так, полог невидимости не снимал, ничего не терял, по городу попетлял изрядно. Я остановился в безлюдном месте возле дома, отключил «скрыт» и внимательно осмотрел себя. Следы крови на одежде отсутствуют. Но все-таки было еще что-то. Что-то не дает покоя… А почему эльфы, несмотря на «скрыт», меня ощущали во время схватки достаточно точно? Чувствовали фон от защиты? И что им это давало и как мне нейтрализовать подобное в следующий раз? Какая-то аналогия плескалась на грани сознания… Я попытался вытащить ее и осознать – не получилось. Что же это? А если по-другому подойти? Я – цель, они – нацеленные на меня ракеты, которые своими радарными устройствами видят меня… Вот! Радар! Точно! Вот нужная ассоциация – самолет и система обнаружения его радарными установками. Что делает в таком случае самолет? Правильно! Подавляет системы обнаружения. Один из самых простых способов – пассивная защита. Повесить кучу ложных целей, с которыми мощные военные компы радаров, конечно, справятся, но это поможет выиграть самолету лишние секунды. А тут у нас не крутые вояки с продвинутой техникой, а всего лишь обычные маги.

«Умник, а ты можешь генерировать в стороне от меня магические конструкции, которые бы фонили, как магическая защитка?»

«Не вижу особых проблем. А зачем?»

«Ну дык, – я довольно потер руки, – сегодня бы мне это здорово помогло. Сделать кучу магических фантомов – и нехай ищут среди них реальную цель».

«Умно!» – обдумав мои слова, отозвался Умник.

«В принципе, когда сделаем динамическую защиту, такое не очень пригодится. Но если понадобится отвлечь внимание… Так, ладно, у тебя есть еще что сказать по произошедшему? Я ничего не упустил?»

«Да в общем-то нет. Разве что, когда в тебя маги «стреляли», я смог несколько плетений уничтожить, воздействуя на них инфомагически».

«Но не все, так?»

«Да, это оказалось тяжеловато. Эти плетения были короткоживущие и нестабильные и потому полноценной информструктуры не имели, только прообраз. Все развеять не удалось, слишком много в твою сторону летело, но, попади в тебя на пару плетений больше, ты спотыканиями не отделался бы. Хорошо еще, бадди-комп помог, он рассчитывал траекторию движения так, чтобы линия огня между магами и тобой все время перекрывалась кем-то из бойцов-эльфов».

Ага! Теперь понимаю, почему я так извилисто бежал! По-видимому, непроизвольно выбирал варианты, предложенные бадди-компом.

«Молодец, Умник! Спасибо! Ты, кстати, подал мне интересную мысль. Вариант защиты – дистанционное воздействие на чужие плетения. Надо будет в свободное время просчитать вариант. Если получится, можно потом встроить в динамическую защиту».

Я вошел в дом Васы и отправился спать, отложив накопившиеся выводы на будущее. В ближайшее время следует переключиться на другие проекты. Оставлю пока эльфов в покое.


«Почему не годится магическая защита, используемая гномами? – думал я на следующее утро. – Да потому, что она статична, ее надо постоянно «носить», и жрет энергию, словно кролик капусту. Да еще фонит изрядно – любой маг увидит. А зачем мне лишние вопросы? Кроме того, по такой защите боевые маги могут видеть меня независимо от наличия полога невидимости, как это случилось в эльфийском посольстве. Нет, мне нужна динамическая защита, – я хмыкнул, сравнив ее с динамической броней, – которая может в обычном режиме «спать», не мешая жизнедеятельности, и в то же время мгновенно «возбуждаться» и реагировать при малейших признаках агрессии». Для начала пусть это будет просто броня от физического воздействия, которая сможет несколько ослаблять магические удары противников. Для защиты от боевой магии надо отдельно делать модуль. Там еще кучу всего можно напридумывать. Вплоть до ответа на агрессию еще до момента ее применения. Но для этого уже требуется мощный логический анализатор. На первых порах, правда, сгодится и бадди-комп. А вообще у меня появилась такая небольшая профессиональная мечта – сделать миниатюрные процессоры, вроде того же инфокомпа, с которым мне удалось пообщаться, и встраивать их в разные магические плетения. У местных магов ведь именно с этим проблемы. Они не умеют реализовывать сложную логику в плетениях. Нет, иногда что-то нетривиальное попадается, но «вычисления» там простые, и «компьютер» – чисто аналоговый вычислитель с фиксированной программой: светильники, реагирующие на голос, сигналки на домах и прочая… Еще один момент – с некоторых пор меня стало тяготить то, что практически вся моя магия в той или иной степени является результатом работы Умника. Классно, конечно, что он есть и делает все, что я попрошу, однако это не совсем то. Кто его знает, как оно в будущем повернется. Надо обязательно развивать свои способности. И я знаю, как это можно ускорить. Составим с Умником логически законченные пакеты информации, и я «запихаю» их себе в голову. Конечно, это не научит меня сразу манипулировать плетениями и инфомагической энергией (тут надо еще подтягивать энергетику организма и управляющие контуры мозга), однако поможет совершать меньше ошибок, что немаловажно.

Таким образом, сначала надо сделать первую версию защиты по уже разработанной модели. Главное, чтобы меня сразу не убили, пока я не готов, расслаблен или занимаюсь своими делами, а там уж посмотрим, кто кого.

И я полностью погрузился в работу. Кто-то иногда стучал в дверь, кто-то (наверное, вернувшийся Васа) что-то пытался магически прощупать… Я даже забыл о еде и лишь ночью закончил-таки альфа-версию системы. Но полноценно протестировать не успел – отрубился.

Глава 6

Ник

Проснулся я поздно, около семи часов утра. Нормально поработал, блин – я приподнялся и потер лоб, оттирая следы обложки книги, на которую, засыпая, уронил голову. Да, проспал всю ночь, фигово. Я потянулся и повертел головой. Что-то захрустело. Видать, поясница и шея затекли.

Поразмявшись в течение получаса и немного помедитировав, я почувствовал, что последствия неправильно проведенной ночи стали менее заметны. Я оперся о подоконник и полной грудью вдохнул прохладный наружный воздух. Лепота… Какие чудные утренние запахи от цветов, растущих в саду Васы. Где он только их берет?

В дверь постучали. Бросив напоследок еще один взгляд в окно на чудесный вид утреннего сада, я пошел открывать дверь.

– Минуточку, мэг Васа!

– Откуда ты знаешь, что это я? – спросил маг, входя в комнату. – Ты ж не сканировал ничего за дверью?

– Как обычно, инфомагия… – пожал я плечами и удобно устроился в кресле, вопросительно посмотрев на мага.

– Ну и чем ты тут занимался целые сутки? До тебя было не достучаться. – Васа внимательно оглядел комнату и то, что лежало на столе. Не заметив ничего особенного, он уселся напротив меня и молча стал, так сказать, буравить взглядом мое лицо.

Я улыбнулся:

– Видите что-то необычное?

– Нет. – Он отрицательно покачал головой.

– А сейчас?

Васа, чуть прищурившись, сосредоточился на моей ауре.

– Интересно, – наконец произнес он. – И красиво. Не пойму, в чем суть?

– А что вы видите? – Мне было любопытно, как это выглядит со стороны.

– Ну, – протянул Васа, – больше похоже на то, как будто ты обсыпал свою ауру пыльцой. Я не понимаю, зачем это нужно и как ты умудрился сотворить такое, однако, признаюсь, выглядит эффектно.

– А давайте проверим? – загорелся я и потер руки. – Бросьте в меня… ну например… – я окинул взглядом хлам, лежащий на столе, – вот эту книгу, посмотрим, что получится.

«Умник, готов?»

«Готов, но я бы сначала все проверил и отладил. Слишком все упирается в симбионтов. Я не уверен, что они уже способны действовать как надо».

Но я, захваченный идеей посмотреть, что получилось, отмахнулся от него.

Васа с сомнением покосился на книгу, на меня, снова на книгу. Наконец, пожав плечами, спокойно взял ее и, немного помедлив, бросил мне на колени.

Несколько секунд я пялился на непонятно как оказавшийся перед моим взором потолок. В ушах гудело от резкого и хлесткого звука. В воздухе носились, плавно опускаясь на пол, порванные листочки бывшей книги.

– Ох-хо-хо, – прокряхтел я, осторожно пытаясь подняться на ноги, – что-то я с коэффициентами намудрил.

По крайней мере, книга отбита – листки, как целые, так и разорванные в мелкие кусочки, летают по комнате. Почти все симбионты сдохли – статистику бадди-компа посмотрел. Нехорошо получилось. Надо было сначала прогнать систему на тестах.

«А что там Васа молчит?» – вспомнил я про мага, оглянулся и снова опустился на пол, держась за живот и безуспешно пытаясь подавить в себе истерический смех.

Васа все так же сидел в кресле. Оно не перевернулось, так как стояло в упор к стене, однако Васа… В каком он был виде! Глаза широко раскрыты, волосы и борода как у байкера, несущегося без шлема с огромной скоростью.

– Ох, – всхлипнул я, – прости, Васа!

– Хм-хм, – прокашлялся маг и чуть дрожащими руками пригладил волосы. – Что это было?

Чуток успокоившись, я поднял кресло, уселся в него и, с трудом удерживаясь от смеха (слишком колоритная была картина несколько мгновений назад), описал ситуацию, стараясь не влезать в детали.

– Значит, защита? – задумчиво проговорил Васа и поковырял пальцем в ухе. Об инциденте он уже забыл, захваченный очередной идеей своего нестандартного ученика. – А много энергии тратится на поддержку?

– В идеале очень мало, практически ноль. В реальности – не знаю. Траты идут только на поддержание инфомагической сигнальной сети, которая реагирует на ускорение, траекторию и остроту летящих в тебя предметов, а также на развертывание защитного полога во время отражения атаки.

Еще минут десять Васа пытал меня. Рассказывать про симбионтов, впрочем, как и про Умника, я пока не стал. К счастью, упоминания об инфомагической сигналке для Васы пока оказалось достаточно. Его больше заинтересовали сами принципы динамического реагирования. Боюсь, осмыслив все, он все-таки придет к выводу, что без какого-то управляющего блока здесь не обошлось. А может, все-таки сначала попытается осмыслить с точки зрения привычных ему технологий и бросит это дело?.. Да нет, он весьма умный гном, обязательно придет к нужным выводам. А! – махнул я рукой, какая-то у меня нездоровая паранойя развивается. Пусть будет как будет.

– Вообще-то я пришел поинтересоваться, как твое здоровье, – Васа переключился на другую тему, – однако, как я вижу, с тобой полный порядок? – Он вопросительно посмотрел на меня.

Я помрачнел и потер свой живот, то место, куда попал болт. Ну вот, сейчас начнется!

– Спасибо за заботу, но со мной действительно теперь все в порядке.

– Не желаешь рассказать, что произошло?

Секунд десять я прикидывал возможные варианты рассказа, но ничего умного в голову не пришло.

– Думаю, – наконец выдавил я из себя, – вы и так все знаете.

Васа осуждающе посмотрел на меня.

– Иногда ты ведешь себя в высшей степени глупо. Я даже не знаю, что и думать. У нас с тобой вроде неплохие отношения. Я полагал, что ты, в случае возникновения каких-либо трудностей, обратишься ко мне. Или ты мне не доверяешь?

Я все так же мрачно смотрел в окно. Ну как ему объяснить?

– Прости, Васа. Мне действительно сложно разобраться, кому стоит доверять, а кому не стоит. Я почти уверен, что и ты мне всего не рассказываешь. Думаешь, я не понимаю, что являюсь для тебя интересным источником информации об инфомагии? И я не знаю, на что ты можешь пойти, чтобы удержать меня рядом с собой. И не знаю, как бы ты отнесся ко мне, если бы не новые знания, которые надеешься от меня получить.

В комнате стало очень тихо. Слышно было, как садовник что-то напевает под окнами. Вяло шелестели листья деревьев, перебираемые слабым ветерком.

Васа вздохнул. Я посмотрел на него. На лице мага явно проступало расстроенное выражение. Неужто я его обидел?

– Не буду тебя ни в чем убеждать, – проговорил Васа, – просто знай, что я на твоей стороне и не имею никаких замыслов, которые шли бы вразрез с твоими желаниями или стремлениями.

– Прости, учитель, – пробормотал я.

Васа несколько удивленно посмотрел на меня. По-моему, я впервые назвал его учителем.

– Ладно, – пожал он плечами, – я тут узнал одну неприятную новость. У нас в гильдии кто-то собирает информацию о тебе. Сдается мне, этот «кто-то» работает на гильдию убийц.

– Ты уверен, что ищут именно меня? – В животе как-то неприятно кольнуло.

– Интересуются человеческими магами, стихийниками, эльфами, но сам набор вопросов показывает, что ищут именно тебя.

– У вас что, в порядке вещей торговать закрытыми сведениями о членах гильдий? – недовольно произнес я. – Не гильдия магов, а какой-то базар.

– В твоих словах есть доля истины. Но не буду оправдываться.

– А что, слабо любопытных, так сказать, прижать к ногтю?

Васа удивленно поднял брови:

– Да кто же позволит? Прямых доказательств нет. А тащить всякого подозрительного мага к менталистам – скандал будет, и большой. Особенно если вдруг ошибка выйдет. Да сейчас еще идет подготовка к балу, много всяких понаехало. Любой заподозренный легко отбрехается…

– Ну а ты откуда все это знаешь? Насчет расспросов?

Васа улыбнулся:

– У такого старого гнома, как я, тоже есть маленькие секреты. Позволь уж не раскрывать их.

Я махнул рукой. Не хочет говорить – и не надо. В принципе это неважно.

– Кстати, я не знал, что ты еще сильный стихийник. – Васа все никак не хотел соскочить с этой темы.

– А я и сам не знал до недавнего времени, с элементалем научился работать только на прошлой неделе, – сказал я чистую правду, чем ввел Васу в шок. Решил не перебарщивать с недоговорками и созданием вокруг себя ореола таинственности. Все-таки некоторые вещи лучше разъяснять самому и сразу, иначе пойдут очень неудобные для тебя слухи, догадки и домыслы. Увидев, что Васа уже переборол состояние шока и недоумения, я продолжил: – Ну на самом деле, началось это несколько раньше. Чуть меньше полугода назад во время тренировки с шестом, войдя в состояние боевого транса, я почувствовал, что с моим сознанием что-то или кто-то пытается объединиться. Тогда я не придал этому значения, подумав, что устал и перетренировался. Напрасно, как оказалось позже. Во время злополучного нападения на караван я, схлестнувшись с охранниками того мага, тоже вошел в глубокий боевой транс и почему-то представил себя скалой. В результате какая-то сущность попыталась со мной слиться, тогда я с ней не смог совладать, и в результате – порванная аура, потеря сознания через несколько минут и недельные проблемы со здоровьем.

– То есть ты тогда, сам того не понимая, призвал элементаля земли, с которым не смог совладать? – уточнил Васа.

– Не знаю точно, был ли это элементаль земли, хотя, учитывая, что я представлял себя скалой, скорее всего, ты прав, – высказал я наиболее логично звучащую версию, однако самому что-то не верилось в нее. Сравнивая свои ощущения во время того вселения с ощущениями, когда я уже осознанно вызывал элементаля воздуха, пришел к выводу, что в первый раз явно было что-то другое. – Однако когда мы уже добрались до столицы и я более-менее обжился здесь, мне попались книги о стихийной магии, где описывались различные состояния транса, используемые шаманами и людьми – стихийными магами. Тогда я обнаружил, что от моего боевого транса описанные состояния отличаются не сильно, но есть один дополнительный момент – в них присутствует мысленный призыв духов стихии.

Я решил поэкспериментировать, – тут я маленько приврал, чтобы рассказ звучал реалистичнее, – и мне, правда с большим трудом, удалось добиться желаемого. Я понял: чтобы призвать элементаля, нужно войти в глубокий транс и напитать ауру магией (наверное, из-за отсутствии магии в ауре я тогда и не смог удержать контроль над духом, во время нападения на караван). Затем следует выпустить в воздух немного магической энергии, подходящей элементалю по формату, так сказать, приманивая его, и мысленно воззвать к духу стихии…

Блин! А ведь до чертиков напоминает инициализацию экземпляра класса в программировании: выдал начальную порцию памяти для конструктора класса и дальше пользуешься его методами. Такой вот класс для работы с той или иной стихией. Эта догадка заставила меня на пару секунд прерваться.

– Испытания подтвердили мою догадку, – продолжил я. – Оказывается, все то время, которое я тратил на совершенствование методов вхождения в боевой транс (а тренируюсь я, как ты знаешь, каждый день), я параллельно развивал в себе способности к призыву стихии. За счет этого у меня сразу получилось надежно держать связь с элементалем, хотя сам момент призыва, момент вызова духа стихии, мне удается гораздо тяжелее. Впервые вызвать элементаля воздуха я смог только неделю назад. А с элементалями остальных стихий пока вообще ничего не получается.

– Ага, теперь понятно, а то я уж подумал, что ты за неделю практически с нуля освоил стихийную магию. Хотя звучит, конечно, невероятно, – протянул Васа.

– Ну отчего же? История знает немало подобных случаев, когда, применив нестандартный подход и наработки в абсолютно других отраслях, маги очень быстро добивались выдающихся успехов в абсолютно не своей отрасли магического искусства. – Дальше я зачитал несколько примеров из составленной мною и Умником подборки нестандартных заклинаний и прорывов в истории местной магии.

Недоверие на лице и ауре Васы еще сохранялось, но в меньшей степени.

– Если помните, все, что я делал, я создавал с помощью инфомагии, а обычная магия мне в основном не давалась. – Я посмотрел на Васу, тот кивнул, вспомнив наши уроки. – Так вот, спешу похвастаться. Я наконец понял, почему не получалось, – и радостно улыбнулся.

Васа заинтересовано наклонился ко мне:

– Неужто?

– Ага, – кивнул я. – Вот смотрите. – Я сплел несколько учебных плетений, что показывал мне в свое время Васа, часть которых раньше у меня не получалась.

– Ай, молодец! – Васа радостно хлопнул ладонью по подлокотнику. – А в чем загвоздка была, если не секрет?

– К моему позору, я никак не мог додуматься, что нужно сначала хорошенько запитать ауру магической энергией и только потом уже создавать плетение. А вы почему-то не сказали мне об этой простейшей вещи, – укоризненно посмотрел я на наставника, – да и в книгах по магии, которые я прочитал, этот важнейший нюанс почему-то не упоминался.

– А разве ты не в ауре энергию хранишь? – удивился Васа. – Признаю свою ошибку. Просто я был уверен, что у тебя аура такая непрозрачная и большую часть магической энергии в ней просто не видно.

– Нет, не в ауре. У меня источник энергии отделен от ауры. Как он точно устроен, даже не спрашивай – не знаю, не изучил пока еще. Признаюсь, во время уроков магии мне как-то в голову не пришло обсудить с тобой различие наших способов хранения магической энергии, думал, это несущественно, а теперь понимаю, что это помогло бы сильно продвинуться в обучении.

– Даже без умения создавать плетения ты делал огромные успехи! Признаться, я думал, что, владея инфомагией, ты сочтешь неинтересным изучать обычные магические приемы, и очень рад, видя, насколько рьяно ты взялся за учебу. Мне казалось, ты возгордишься и не станешь изучать то, что по определению слабее инфомагии. Я рад, что ошибся.

Я удивленно посмотрел на Васу. Странные выводы он сделал, однако.

– Ну что ты, учитель, мне это тоже интересно. К тому же, согласись, глупо было бы выпячивать нестандартность моей магии там, где все можно сделать как обычно. Мне лишнее внимание совсем ни к чему. Свои трюки я стараюсь маскировать. Потому для меня важно разбираться в обычной магии.

– Разумно, – кивнул Васа и, помолчав, продолжил: – Есть один момент… – Он помялся. – Вернее, просьба…

– Я слушаю, – подтолкнул я замолкшего мага.

– Понимаешь, как я успел убедиться, у тебя очень интересный подход к теоретической магии. Не знаю, какой методологией ты пользуешься, но у тебя получается придумывать очень сложные плетения. Ты как-то в шутку обещал написать книгу по магии. Я понимаю, что этот процесс длительный и непростой. Однако не мог бы ты все-таки поподробнее расписать свои методы создания плетений?

– Хм… – Я задумчиво подергал мочку уха. И как выйти из положения? Не могу же я сказать, что у меня есть компы, которые рассчитывают основные параметры плетений, в том числе и моделируют? – Это сложный вопрос. Понимаешь ли, тут многое завязано на некоторых особенностях моего мозга и умении проводить сложные математические расчеты, которое я годами тренировал. – Ага, пусть типа это я такой вундеркинд! – Но в самом подходе к моделированию ничего особо сложного нет. Давай сделаем так: я обдумаю, как сделать, чтобы другие маги могли использовать те же приемы, и сообщу тебе, но потом, хорошо?

– Ладно, – Васа хлопнул рукой по подлокотнику и встал, – потом так потом. Кстати, как доделаешь свою защиту, покажи ее в действии, ладно?

Я кивнул.

– Только сначала хорошо проверь, правильно ли она действует. – Васа усмехнулся и снова пригладил волосы на голове.

Я в ответ слабо улыбнулся и долго смотрел на закрывшуюся дверь. Потом встряхнулся. Мертвители, говоришь?

Несколько минут понадобилось бадди-компу, чтобы проанализировать записи звука, снятого с «жучка», подсаженного к Васе и который все еще продолжал действовать, хоть и был только первой версией продукта. Прямых ссылок на гильдию убийц не обнаружилось, только пара косвенных. Все-таки простая прослушка не всегда дает возможность делать выводы, не обладая всей полнотой информации о происходящих событиях. А жаль. Зато это натолкнуло меня на интересную мысль. Если организовать постоянный поток актуальной информации из разных источников, то, пропуская все это через определенным образом настроенный фактограф (чтобы связывал информацию не только по заданным критериям, а вообще выстраивал информационную модель указанных объектов, а также их взаимодействий), то получится интересная такая моделька города, в которой можно в разрезе видеть людей и происходящие события, в том числе с временным сдвигом… Хм… ладно, потом к этому вернусь.


Посольство эльфов

Сидя в шезлонге на веранде домика, где его поселили, и прихлебывая бодрящую настойку (славно они с Бордтом ночью погуляли, выспаться бы!), Иллион внимательно разглядывал находящийся на другой стороне улицы сад эльфийского посольства. Там садовник собирал остатки вытоптанных во время стычки растений и планировал новые посадки, по ходу дела ругаясь с послом. Слышно ничего не было, слишком далеко. Но по их интенсивной жестикуляции Иллион решил, что спорят они об эйринах. Посол Элларин, тонкий ценитель прекрасного, засеял двор посольства и окрестности цветами, радующими глаз, и фруктовыми деревьями, плоды которых употреблял в качестве личного десерта. Но они не несли никакой нагрузки в обеспечении безопасности посольства. Элларин привык, что у эльфов с гномами очень хорошие отношения и потому в районе посольства всегда спокойно и безопасно. За долгие годы вообще не было ни одного инцидента, до вчерашней стычки. Ну а садовник, гордый, что его растения выявили нарушителя, хотел посадить вокруг столько смертоносной и сигнальной дряни, что клумбам и любимой эйриновой роще посла пришлось бы заметно потесниться. Посол активно протестовал.

Вскоре в сад из здания посольства вышла Эль и присоединилась к спорщикам. После приснопамятного случая, когда они упустили чужака, эйрины она люто ненавидела, так что шансы садовника выиграть спор заметно возросли. Хотя… На чью сторону она встанет? Если хоть чуток поумнела, то, несмотря на свои взгляды, все-таки поддержит посла. Хм… в самом деле: именно садовнику Эль что-то стала доказывать. Что ж, прогресс налицо.

Из посольства вышел Иллори с какой-то сумкой в руках и направился к домику Иллиона. Тому пришлось отодвинуть лишние мысли подальше и сосредоточиться на более насущном.

– Какие новости?

– Все складывается отлично. Принцесса хорошо поработала, уговаривая посла собрать информацию по каравану. Похоже, ты недооценил девочку, она учится очень быстро и исправляет свои ошибки.

– Я вижу, – кивнул Иллион.

– Вот держи, в этой папке сведения по нужному нам каравану.

– Быстро посол подсуетился, не ожидал, – промолвил Иллион, уже просматривая материалы.

– Эти сведения были собраны еще неделю назад. Обрати внимание, автором отчета является Ллерин, именно он в посольстве занимался слухами и слежкой за приезжими людскими магами. И вскоре после написания отчета его подставили и похитили. Такая вот любопытная деталька.

– М-да, интересный клубок завязался… – протянул Иллион, дочитав отчет до конца. – Похоже, у нашего кандидата в чужаки высокие покровители. Есть вероятность, что даже вплоть до уровня архимага. Судя по комментариям Элларина на полях отчета, он давний знакомый Васы их’Васандир.

– Я тоже так думаю, – кивнул Иллори. – Боюсь, проверить кандидата будет непросто. Если за ним стоит архимаг, Васа тут же оповестит Ника – кстати, нетипичное человеческое имя, – при малейшем интересе к его персоне.

– Да, меня это тоже смущает. По-хорошему, нужно опросить кого-то из путешественников каравана. Только вот никто не гарантирует, что среди стукачей Элларина нет двойных агентов, да и не хочется сильно задействовать связи посла, он ведь и Торвину рассказать может. Думаю, стоит попробовать сначала через своих знакомых. У меня есть друзья в столице. Через фехтовальную школу того же Бордта проходило много народу, в том числе охранников караванов.

– Не возражаю. Только делай это осторожно. Все-таки твои приятели не профессионалы, станут караванщиков расспрашивать, а те насторожатся и расскажут гномам, а значит, и Нику, что человечком интересовались, – заметил Иллори.

– Ну пока что у нас нет другого выхода. Или опрашивать караванщиков через своих друзей, или ждать сообщений от шпионов Элларина. Сам понимаешь, действовать напрямую, без посредничества гномов, нам сложно. Мы, эльфы, в столице как цветы в навозной куче – слишком заметны, да и Ник, если он действительно тот, кого мы ищем, может помнить нас с тобой в лицо. Других способов идти по следам чужака я не вижу, разве…

– Так это же отличная идея, репейник мне в задницу! Как я об этом не подумал! – воскликнул Иллори.

– О чем?

– Да я про следы, точнее, отпечатки обуви чужака. Если помнишь, еще тогда, в священной роще, мы с тобой обратили внимание, насколько специфичные отпечатки оставляла его обувь. Позавчера, после случая с лазутчиком, я вместе со следопытами осматривал следы. Так вот, отпечатки были очень похожи! Тогда нервная обстановка не позволила мне сопоставить факты, да и не думал я в тот момент о нашем случае. Казалось слишком большим совпадением, что мы могли повторно повстречаться с нашим чужаком. Да я и сейчас не уверен, что он и лазутчик – одно и то же лицо. Однако подозреваю, что обувь, которую они оба носят, очень дорогая и специфичная и, видать, приспособлена для быстрого бега по пересеченной местности. Скорее всего, ее произвел один мастер. По крайней мере, раньше я ничего подобного не видел, хотя, сам знаешь, следопытом я проработал лет пятьдесят, много подошв насмотрелся. Нет, такая точно не попадалась!

– Да, идея интересная, – кивнул Иллион, – можно будет проверить, в какой обуви ходит наш подозреваемый – Ник. В отчете сказано, что, принимая участие в отбивании нападения на караван, Ник пользовался не только магией, но и оружием, причем очень успешно. Значит, он регулярно тренируется. Рядом с домом Васы – надеюсь, Ник живет в доме своего учителя – есть парк, вполне подходящий для тренировок. Можно глянуть на следы между парком и домом Васы. Заодно, если будет такая возможность, надо взять амулет хранения запахов и собрать образцы. Конечно, очень и очень сомнительно, что Ник окажется тем лазутчиком, но порой случаются удивительные совпадения. Кстати, не в курсе, почему нюхачи тогда со следа сбились? Лазутчик использовал вещества, отбивающие нюх?

– Да нет, дело в другом. Лазутчик сильно кружил по городу, постоянно запрыгивал на крыши, перепрыгивал через препятствия, забирался на стены – в общем, не самые лучшие условия для преследования по запаху. Возможно, если бы следы были свежие, то обнаружили бы, куда он делся. Только вот сыскари с нюхачами уже глубокой ночью к посольству подъехали, сам понимаешь, запашок успел изрядно выветриться.

– Хорошо. Давай так: ты займешься следами и запахами – рекомендую также взять с собой Лорина, чтобы на отпечатки ауры глянул, – а я продолжу общаться с Бордтом, благо есть повод – со вчерашнего дня еще много недопитого осталось, и потихоньку постараюсь раскрутить других своих знакомых гномов. Ну а принцесса пусть потрошит посла и его шпиков. Только попроси ее делать это поаккуратнее, чтобы и посол Торвину не настучал, и приставленные к ней телохранители ничего не заподозрили, а то знаю я ее…

– Обижаешь, у нас с ней на эту тему уже был разговор. Она понятливая девочка, говорил же, ты ее недооцениваешь!

– Знаю, знаю. Но лучше уж лишний раз повторить, – проговорил Иллион, наливая две стопки. – Ну что ж, да пребудет сила Леса с нашими начинаниями?

– Да пребудет!


Ник

На кухне, как всегда, хозяйничала Мора.

– Доброго вам утречка! – поздоровался я, высматривая, что бы такого пожевать.

– И тебе того же, парень, – улыбнулась она, отвлекшись от плиты. – Что, проголодался?

– Ага, – кивнул я. – Накормите?

– Садись уж! – проворчала Мора, накрывая на стол легкий завтрак. Потом уселась напротив, подперла голову рукой и с улыбкой стала наблюдать, как я поглощаю горячие булочки… Вообще-то я не люблю, когда на меня смотрят во время еды, но сейчас это меня совсем не напрягало. Может, потому, что я совсем не помню своих дедушек и бабушек и люди пожилого возраста вызывают у меня интерес и уважение?

– Что ж ты обижаешь девушек? – увидев, что я доел булочки и уже допиваю чифу, неожиданно спросила Мора. Я чуть не подавился.

– Что?

– Да приходила тут вчера Криса, сказала, что вы договаривались встретиться. Только вот не достучалась до тебя. Нехорошо получилось.

– Она расстроилась? – помявшись немного, спросил я.

– Не знаю. – Мора вздохнула и тяжело поднялась. – Я бы на ее месте обиделась. И заметь, сегодня ее не было. Обычно она рано прибегает. Так что делай выводы.

– Понятно, – пробормотал я. – Спасибо, Мора, разберемся. – Я замолчал, прикидывая план на сегодняшний день. – Скажи, а почему в последнее время я Лану редко вижу?

– В последнее время… – проворчала Мора. – Да ты в себя-то пришел только пару дней назад, да еще вчера взаперти просидел, разве успеешь тут что разглядеть?

Я пожал плечами и состроил извиняющуюся гримаску.

– Ладно, – махнула рукой Мора. – Просто наш старикан загрузил ее делами и уроками по самое не балуйся. Да еще пригласил какого-то друга-целителя, чтобы поучил девочку. Видимо, решил хорошенько ее поднатаскать. Грамотной хочет отправить к людям. – Она раздраженно звякнула поварешкой. – Лучше сам бы занялся ею, старый пень, а то дома почти не появляется.

– А вам не нравится его идея отправить Лану к людям? – удивился я.

Мора поджала губы и сердито уставилась в окно.

– Не нравится, – наконец выдохнула она. – Молодая она еще. Испортят ее там.

– О как! Это как испортят?

– Как, как… Как-нибудь. Нравы там, я слышала, больно уж легкие. Не следят за учениками там как надо. Вон сколько, я слышала, гибнет их там.

– Думаю, зря вы беспокоитесь, – решил я утешить Мору. – Жить, насколько я знаю, она будет у Леона, обучаться – целительству. Разве это опасно? Да и Леон в случае чего защитит. Все будет в порядке.

– Твои бы слова да в уши судьбе, – чуть успокоилась женщина. – Кстати, этот Леон тоже приходил к тебе вчера. Хороший парень, – покивала она своим мыслям, – вежливый.

– Он что-нибудь просил мне передать?

– Сказал, что будет тебя ждать. Просил, чтобы ты зашел, как освободишься. Но это не срочно. Что-то у него там в планах изменилось.

– Спасибо, Мора. – Я встал. – За завтрак и за беседу.


Тестирование и наладку своей защитки я оставил на Умника, пояснив ему, как это следует делать: по фрагментам, по минимуму затрагивая всю конструкцию в целом. Это просто: матрица воздействия (в микромасштабе) на симбионтов, анализ реакции, сравнение с тем, что должно получиться, аппроксимация результатов с корректировкой тестов и доводкой реакции симбионтов – и первый этап завершен. Далее итерациями: полевые испытания, снова анализ результатов, необходимые корректировки… Так же мы работали раньше при отладке модели магии, и я был уверен, что с первым этапом Умник справится самостоятельно. Он обещал завершить его в течение дня. А пока надо бы узнать, как дела у Солы, сходить к Леону, Крисе. В общем, дел хватает.


За домом Бринхорта я наблюдал через радар, попивая чифу за столиком кафе, которое располагалось в конце улицы, метрах в двухстах от моей цели. От своих сопровождающих, типа охранников, я оторвался достаточно быстро. Мне не хотелось наводить их на мысль о моем возможном владении «скрытом», и потому я спокойно вышел из дома, а полог невидимости накинул, оказавшись в толпе спешащих по своим делам гномов. Забавно охраннички заметались!

Радар мне сразу показал, что в доме Бринхорта нет хозяев. Именно поэтому подходить к нему я не стал. Однако неужели ситуация повисла в воздухе? Неужели никто не оставил мышеловки для возможных посетителей? Я просканировал окрестности дома. Постоянно возле него крутились примерно пять гномов. После часа наблюдений, первую половину которого я провел в парке неподалеку, трое отпали. Один из оставшихся весь этот час сидел на скамейке (с нее, как мне показал комп, дом отлично просматривался). Второй вдруг намылился уходить, и эту кандидатуру я тоже было отбросил, но на его место тут же подошел другой гном и сначала, сунув руки в карманы и посвистывая, «бесцельно» пофланировал вокруг, а потом тоже притулился в затененном уголке недалеко от входа в дом. Типа смена караула?

Если это наблюдатели, то за домом они смотрят постольку-поскольку. Слабовато. Видать, уже не ожидают, что кто-то сюда припрется, хотя и оставлять без надзора не спешат. Теперь осталось определить того, кто мне нужен. А нужен мне наблюдатель от гильдии убийц. И кто же из них?

«Слушай, Умник, симбионта можно подсадить только при соприкосновении аур?»

«Ага, сам я его не смогу перенести на большое расстояние – нет возможности поддерживать его жизнедеятельность вне твоей ауры… Я ведь ловил их с помощью поля, сгенерированного браслетом. А чтобы они не «убегали», привязал их к магическому телу. Другого способа обойти их природный механизм поддержки жизнедеятельности найти не удалось. Только привязка непосредственно к ауре. Если полностью убрать этот механизм, они умирают. Там еще долго разбираться, мы затронули только небольшой пласт».

«Это значит, что отпавшие от ауры по тем или иным причинам симбионты умирают?»

«Ага. Если оригинальные, не измененные нами симбионты просто впадают в спячку, то наши – мрут. В принципе, это и неплохо. Иначе неизвестно, как бы повели себя на свободе мутированные нами существа».

«Да уж. Как-то мы этот момент упустили. Но ты меня успокоил. Слушай! – вдруг мне пришла в голову мысль. – А когда я закукливаю свою ауру, они ведь тоже должны умирать? – обеспокоился я. – Если это так, то какой смысл в такой защите?»

«Не, тут все в порядке. К твоему сведению, закукливание, которое ты демонстрируешь, не полное. Достаточное, чтобы не определялось визуально-магическими способами, которыми владеют местные маги, однако более тонкие слои ауры не закукливаются. А этого вполне хватает симбионтам – я проверял. Кстати, с помощью сильных и изощренных плетений местные маги иногда могут пробивать блокировку ауры».

Ага, тогда понятно, почему у посольства заклинания эльфийских магов смогли, пускай и слабо, меня зацепить. Я ведь тогда ауру «прятал» и блокировал, да и сам ведь к магии довольно устойчив. Днинноухие боевики сразу же выросли в моих глазах.

«Хорошо, – протянул я. – Тогда такой вопрос: можно ли как-то менять форму своей ауры? Ну например, выращивать из нее что-то типа щупа? Выращивают же маги какие-то штуки при сканировании аур чужаков? Стоп! Что-то я упустил. Умник, а как там они сканируют – магическими плетениями или именно аурой?»

«Плетениями. Я видел».

«Так, ладно, интересно попробовать поработать с аурой. Будут какие-нибудь предложения?»

«Не-а, – хмыкнул Умник. – Единственное, что могу подсказать, – начни работать с ней, как с обычной магией, может, что и получится».

Ну спасибо! Помог, называется.

Я заказал еще чифу, чтобы не раздражать хозяина своим сидением тут, и погрузился в собственные мысли.

Как с магией, говоришь… Сомнительно что-то, но надо попробовать. Могут же местные управлять своим (по сути, не магическим) пологом невидимости с помощью магии?

Так, что тут у нас? Ага, вот моя аура. Вон там кое-где копошатся симбионты. Не все, только некоторые. Умник чем-то фигачит в них. Ладно, пусть его. Так, попробуем-ка мы сначала просто вытянуть обычномагический щуп.

Я попросил Умника записывать параметры моей ауры и затем немного напитал ее магией, чтобы хватило для опыта.

Никаких трудностей это не вызвало. Метра на полтора впереди от меня теперь протянулась тонкая, чуть вибрирующая струна. Я попытался «порулить» ею и (хотя бы немножко) согнуть. С наскоку не получилось. Так, стоп! Что-то я делаю не так. Стоило расслабиться и отвлечься, как щуп пропал. Ну правильно, это ведь было не плетение, а просто магоэнергетический луч, мощности которого хватило лишь на пару метров. Луч… хм… А если простенькое плетение? О, уже лучше! Такая инертная в магическом смысле ниточка… Так, до стены дотягивается и энергии потребляет намного меньше, чем простой лучик. Забавная такая извивающаяся змейка… Вот, под усилием моей воли (чудесно! Слушается!) она дотронулась до стены… Упс! Ничего не чувствую. Ну правильно, у плетения-то нет датчиков, оно простое. Можно рассчитать… Нет, так дело не пойдет. У меня ведь сейчас совсем другая задача. С этим потом разберусь. А пока посмотрим, уцелеет ли симбионт, если его «подцепить» на такую нить и вынести за пределы ауры.

Потренировавшись в управлении нитью, я дополнил плетение «усиками», чтобы оно могло «схватить» и удерживать симбионта. Непростое оказалось дело, пришлось поработать бадди-компу с моделью. Впрочем, с начала эксперимента все, что я собирался сделать или делал, бадди-комп синхронно воспроизводил на модели магии (после интеграции с инфокомпом у меня стало получаться распараллеливать внимание между как минимум двумя задачами). Затем я привлек Умника и приступил непосредственно к опыту.

Минут через пятнадцать я сдался. Глянул на подозреваемых гномов – на месте. Значит, кто-то из них точно шпик. Иначе с чего им тут торчать так долго?

Так вот, стоило забрать симбионта и вытащить за пределы ауры, как он тут же пропадал – по словам Умника, они просто умирали. А как умирают энергетические создания? Наверное, просто растворяются в пространстве. Ладно, мы с Умником научились немножко управлять ими. А так, многое в симбионтах осталось непонятным. Похоже, нам с Умником просто повезло быстро найти нужный подход к этим чудным энергетическим созданиям.

Фигня получается. Может, зря я ерундой страдаю? Не проще ли подойти к тем ребятам под пологом невидимости и подсадить «жучки»? Но меня зацепила неудача с «посадкой» симбионта на щуп. Да и интересно же!

Попробовал то же самое сделать с помощью инфомагии. Создать инфомагический щуп оказалось на порядок сложнее, но я справился, хоть делал это впервые. «Подцепил» симбионта – и снова никакого результата.

Минут пять я, уставившись в стол, рассматривал ситуацию с разных сторон. По-любому получается, что симбионтов нельзя лишать контакта с аурой. Дальше с ними неизвестно что происходит. А мрут ли они?.. Перед глазами крутились фигурки человечков, сгенерированные бадди-компом, для удобства я поместил их на стол и (от отсутствия толковых мыслей) просто наблюдал, как они «гуляют». Задумчиво глядя на них, я провел линию, соединяющую их головы. Типа аурный мост. Фигурки тут же шарахнулись от моей руки. Смешно… Я отхлебнул чифу. Откуда комп вытащил эти образы? В ответ на мысль бадди-комп тут же зажег над человечком надпись «Magic World. Reincarnation». Угу, было такое, вспомнил я.

Ладно, а зачем я соединил их головы? Аура ведь не только голову окружает. Подчиняясь моей мысли, линия теперь соединила руку одного из человечков и голову другого. Забавно, первый тут же воспользовался ситуацией и начал тянуть нить на себя, второй упал на колени, потом уселся на задницу и вовсю стал упираться. Я улыбнулся и убрал этих человечков с глаз долой. Я вспомнил.

Ведь тогда, на дороге, когда я подзаряжал Васу с Ланой, я как это делал? Просто представлял, что глажу своей вытянувшейся рукой ауры гномов. Моя аура приобретала форму, отдаленно напоминающую руку, и вытягивалась в нужную сторону.

Тут же проведенный эксперимент показал, что мыслил я правильно. Я почти физически почувствовал, как мои «виртуальные» руки, раскинутые в стороны, уперлись в стены. Только концентрацию не надо терять. А еще лучше это выходит в состоянии легкого транса. Здорово! Я пощупал стены пальцами, попытался почувствовать фактуру материала. Нет, это просто изумительно! Как будто своими руками трогаю. Так, что бы еще попробовать?..

Я огляделся по сторонам. На мое лицо вползла дурацкая улыбка. В противоположной от меня стороне заведения сидели и о чем-то болтали парень с симпатичной девушкой. Я вытянул свою виртуальную руку и погладил ее ногу. Девушка немного повертелась, явно недоумевая (все-таки аурные прикосновения не чета обычным), потом посмотрела на парня. К сожалению, одна рука его была как раз опущена… Девушка взвизгнула, вскочила и дала парню пощечину. Затем, сказав ему что-то резкое, повернулась и, гордо подняв голову, выплыла из заведения. Извини, парень (я посмотрел на недоуменно держащегося за щеку гнома), сам не ожидал такого эффекта. Но я-то почувствовал примерно то же, что и при обычном касании кожи! И мне понравилось. Я посмотрел на других девушек в помещении. Нет, не стоит… Но мысль интересная!

И кстати, хорошо, что тут магов нет, а то такие игры в магическом зрении-то видны. А жаль. Хотя, если подумать, над этим тоже можно поработать.

Ладно, что-то я отвлекся. Сквозь стену рука проходит? Нет, не проходит. А может, и проходит, но я ничего не чувствую. Ладно, а сейчас самый главный эксперимент: берем симбионта… у-у-у какой злючий! Колется!

«Хи-хи! – вдруг подал голос Умник. – Это он тебя твоим же плетением защиты пытается приголубить, только без согласованного действия с другими симбионтами слабовато выходит».

Я улыбнулся: ничего, маленький, я осторожно! Как будто почувствовав мои мысли, симбионт перестал «кусаться». Я осторожно вывел его за пределы ауры и подождал с полминуты. Есть! Живой, здоровый и, что самое главное, никуда не делся! Я осторожно вернул его обратно в ауру. Сейчас мне понадобится совсем другой тип симбионта.

«Умник, доставай «жучка»!» – сказал я и, расплатившись, вышел из кафе.

Теперь последний опыт – дальность действия.

Оглядевшись по сторонам, невдалеке я увидел лавочку и присел на нее, чтобы привлекать к себе как можно меньше внимания. Затем, сосредоточившись, я сразу попытался вытянуть «руку» как можно дальше – на те пресловутые пару сотен метров. Ничего не случилось, кроме легкого головокружения.

«Что за?..» – пробормотал я.

«Не знаю, – влез Умник. – На мгновение энергетические показатели организма скакнули вниз».

Интересно. Типа перерасход энергии? Ладно, надо вообще-то потом литературу почитать, думаю, об этом в субноуте должно упоминаться. И в следующий раз, перед тем как пробовать, обязательно все проверю на модели магии. Можно ведь и надорваться, как это случилось не так давно в таверне, когда я сжег мертвителя. Потом сидел целую неделю без магии.

Экспериментальным путем я установил, что могу вытягивать виртуальную «руку» не более чем примерно на пятьдесят метров. В принципе тоже неплохо. Надеюсь, потренируюсь, и получится еще дальше.

Накинув полог невидимости, я добрался до дома Бринхорта. Так, вот эти подозрительные типы! Первый, молодой пацан, стоит под деревом и лениво озирается по сторонам. Тянем к нему «руку». Готово. «Жучок» подсажен, парень ничего не заметил. Подключаемся для теста – о’кей, работает. Полезно бы еще сделать обратную связь, чтобы можно было передавать звук «абоненту». Получится что-то вроде простейшего коммуникатора.

Второй тип оказался весьма пожилым гномом, если судить по внешнему виду, намного старше Васы. Он грелся на солнышке, подставляя лучам то одну, то другую сторону лица. Тихий такой благообразный старичок. Я даже засомневался, стоит ли подсаживать «жучка»: подозреваемый отнюдь не походил на шпиона. А, ладно, хуже все равно не будет. Хотя странно, в столице, где большинство – маги, редко встречаются так старо выглядящие гномы. Маги обычно все-таки следят за своим здоровьем…

А вот дедок что-то почувствовал! Как только я коснулся его ауры, он сразу завертел головой. Ничего и никого он не увидел, даже мою виртуальную руку. Да и по данным радара никого поблизости не было. Ну и ладно, по крайней мере, «жучок» тоже отлично перенес пересадку.

Фух! Здесь дела можно считать законченными. Поставив бадди-комп на постоянную прослушку и настроив его так, чтобы сигнализировал мне, если услышит от «пациентов» кодовые слова, я отправился проведать Леона…

К сожалению, Леона дома не оказалось. Мне было достаточно радара, чтобы убедиться в этом. В помещение я заходить не стал. Общаться с Мерком Инвази, вместе с которым жил Леон и который сидел, как обычно, дома, у меня не было никакого желания. Интересно, почему он не уезжает? До сих пор боится мести? Я думал, все уже закончилось – пусть и не с тем результатом, которого ожидали Мерк и его противники, – и не было оснований кому-то за кем-то охотиться. Но Мерк по-прежнему держал охрану – радар показал присутствие в доме еще нескольких человек. Ну и фиг с ним, меня это уже не интересует.

Я прошелся вдоль дома и поискал следы ауры Леона. Так, судя по интенсивности отпечатка, ушел он с час назад. Для того чтобы потренироваться, я убрал информационные окошки бадди-компа и сам осмотрел следы магическим зрением. Интересно. Я вижу отпечатки аур, где-то четкие, где-то смазанные, а кое-где переливающиеся бликами (видимо, магическая интерференция), короче: чувствую кучу всяких нюансов. Но разделить их на следы отдельных людей и выделить среди них отпечаток Леона сам не могу. Зато с этим прекрасно справляется бадди-комп – что ему какая-то сотня параметров? И если магам для точной идентификации ауры требуется куча времени (и вряд ли они используют больше десятка параметров), то комп с этим справляется за доли секунды. Да еще только что я запрограммировал полезную фичу, определяющую время появления следа. Вернее, заготовил-то я ее раньше, но без настройки на местность точность была невелика (от мощности магополя сильно зависит скорость «стирания» отпечатка). Вот эту вот настройку я и сделал буквально на коленке. Чем просто идти и глазеть по сторонам, всегда лучше заняться чем-то несложным для разминки ума.

Так, и куда бы мне отправиться? Я огляделся. Леон жил неподалеку от основных служебных помещений города, рядом с дворцом архимага и зданиями магической гильдии. В библиотеку, что ли, зайти? Интересно, удастся ли, воспользовавшись «скрытом», заглянуть в какую-нибудь секретную залу? А если гномы засекут меня, несмотря на полог невидимости? Эльфы-то засекли. Скандал будет, и немаленький. Хотя можно и просто посидеть за книжкой в укромном уголке какой-нибудь библиотечной залы – атмосфера для работы там очень приятственная. Да и на студентов смотреть интересно. И самому надо бы не лениться да поплотнее взяться за намеченные задачи.

Раздумывая таким образом о всяком-разном, я потихоньку побрел в сторону центра. Неожиданно мое внимание привлекла яркая надпись на витрине одного из магазинов: «Заготовки для амулетов и готовая продукция». Любопытно. Бродя с Ланой по городу, я хоть и заглядывал в такие вот магазинчики, но как-то не довелось хорошенько там пошариться – Лану интересовало совсем другое.

Дверь была приоткрыта. Я позвонил в колокольчик, чтобы предупредить хозяев, и вошел внутрь. В небольшом зальчике никого не оказалось. Вдоль стен размещались витрины, я такие часто встречал в ювелирных магазинчиках на Земле – столики, поверху накрытые толстым прозрачным стеклом. Стекло, кстати, очень хорошего качества, надо будет поинтересоваться, каким способом его изготавливают, тут ведь тоже сложный технологический процесс. Судя по пыли на экспонатах и общему духу некоторого запустения, дела в лавке идут не очень хорошо. Удивительно! В центре земля стоит дорого, и, по логике вещей, не окупающие себя заведения должны быстро разоряться.

Я медленно шел вдоль стеллажей, рассматривая выложенный товар. Действительно, на витринах лежат разнообразные амулеты. Но какой бардак! Если бы не магия, я решил бы, что зашел не в магазин, а на барахолку. Чего тут только нет! Вперемешку лежат простенькие поделки из полудрагоценных камней, оружие, какие-то пирамидки, кристаллы (очень похожие на кварц), деревянные и кожаные украшения. Каждую вещь окружал слабый магический ореол. Впрочем, в углу ближайшей витрины я заметил несколько кристаллов и украшений, не фонящих магией.

– Чем интересуетесь, мэг? – отвлек меня от разглядывания витрин старческий голос, раздавшийся из-за спины. Я обернулся. Передо мной стоял опирающийся на палочку очень старый гном с выцветшими от возраста глазами. Седая, несколько неопрятная борода спускалась чуть ли не до земли. – Хм… – снова подал голос гном и провел рукой по бороде, вопросительно глядя на меня.

– Ох, простите, увлекся, – очнулся я. – Сейчас мне ничего конкретно не нужно. Однако, может, расскажете, чем торгуете? Может, чем и заинтересуюсь…

Гном с сомнением посмотрел на меня.

– Странный ты, мэг, – проворчал он. – Обычно сюда приходят за чем-то определенным, а не просто поглазеть. Да и что нового ты тут можешь увидеть?

– Ну, – усмехнулся я, – я ведь всего лишь ученик. Да еще и пришлый. Мне тут все интересно.

– Ученик, говоришь? – Старик усмехнулся. – Я хоть и слабенький маг, всего лишь амулетчик, но уж опыта и знаний у меня достаточно. Какой у тебя – пятый или даже четвертый уровень?

Хм… Я просканировал себя.

«Умник, ты, что ли, химичишь?» – Моя аура была неплохо напитана магией.

«Ага, я тут симбионтов гоняю маленько. Проверяю, как они себя чувствуют при колебании магической мощности ауры».

– А какой вас устроит? – усмехнулся я.

– Да мне-то что, – пожал плечами гном. – Итак, чем могу быть полезен, мэг? – На последнем слове он сделал ударение.

– Я смотрю, у вас пыль на витринах, да и персоналу немного… Дела не очень? – Я обвел рукой помещение.

Гном надулся и пожевал губами.

– И не думай! – резко ответил он. – Если даже и не очень, этим ты цену не собьешь. У меня отличный товар. Я ведь когда-то считался одним из лучших амулетчиков Лунгрии!

– И как давно это было? – Я скептически поднял брови.

Гном совсем нахмурился и уже открыл было пошире рот, готовясь, видимо, заголосить на всю улицу, но я примиряюще поднял обе руки ладонями к нему:

– Простите, я не хотел никого обидеть. Просто расскажите, что вы продаете, может, и мне что-то пригодится.

Гном закрыл рот и, кажется, немного успокоился. Немного подумав, нехотя ответил:

– Хорошо. Готового у меня сейчас почти ничего нет, я обычно работаю под заказ. На витринах в основном простенькие амулеты для жителей окраин, они обычно покупают. Есть светильники, пылеуборщики и амулеты-холодильники. Так, – он стал перебирать содержимое ближайшей витрины, – есть вечные ножи, всегда остающиеся острыми… – Гном задумался и добавил: – Но это будет подороже…

Я как раз крутил в руках такой ножичек.

«Умник, отвлекись. Что скажешь?»

«Хм, простой вариант укрепления материала, но плетение наложено только на острую кромку лезвия».

«Ты давай не ленись, остальные образчики тоже просканируй. Интересно же, как они там реализованы. А то мы с тобой амулетами вообще пока не занимались».

«Сделаю, шеф», – преувеличенно серьезно ответил Умник. Черт, он все борзеет и борзеет. Обязательно надо поучить его хорошим манерам. Тоже мне «искусственный интеллект».

– Есть, – между тем продолжал гном, – одноразовые амулеты для защиты от магического нападения. А вот этот, – гном любовно погладил похожую на медаль неказистую конструкцию из кости с вкраплениями маленьких кристаллов, – закрывает от просмотра и защищает ауру от воздействия мага силой до пятого уровня. Непрерывно работает три месяца. Потом требуется подзарядка: полгода на самостоятельную подкачку силы от магофона столицы или пять минут работы мага. Не желаешь купить? А то, как я гляжу, ты вовсе без защиты гуляешь. Не боязно?

– Да нет, – отмахнулся я, – мне это без надобности.

– Ну-ну, – усмехнулся гном, – без надобности, пока не схлестнешься с магом посильнее себя. Тогда времени даже на то, чтобы пожалеть, не останется.

– Ну у меня есть свои секреты, – усмехнулся я.

– Что ж, из готового у меня больше ничего особенного нет. – Гном аккуратно положил амулет обратно в витрину.

– Негусто. Ладно, скажите, а просто накопительные кристаллы у вас есть? – Я кивнул на амулет.

– Кристаллы-то есть, – гном с сомнением посмотрел на меня, – только какие именно тебе накопители нужны? Уже готовые или «сырые»? А емкость какую хочешь? Ты только учти, ученичок, – гном хмыкнул, намекая на то, как я представился ему, – они могут быть не каждому по карману.

– Во как? Ну например, вот этот амулет, что вы мне предлагали, сколько стоит?

– Один золотой. Там всего лишь мелкие кристаллики не самого лучшего качества, – не моргнув глазом, выдал хозяин. Я улыбнулся, гном сразу посмурнел. – Возможно, похожий амулет у другого мастера обойдется подешевле, – осторожно признался хозяин, – но я, как уже говорил, хороший и опытный мастер амулетов. Мне удается выжать максимум из накопителей. У меня они хранят магии вдвое больше, чем у любого другого мастера, – произнес гном с достоинством, поглаживая бороду.

– А природных кристаллов-накопителей у вас нет? – уточнил я. Когда я создавал бригатный амулет, используя конструктор материалов и модель магии, то пришел к выводу, что обязательно должны существовать естественные камни-аккумуляторы, способные запасать большие объемы энергии. Хотя, может быть, здешним магам они просто неизвестны – что-то старикан больно подозрительно на меня смотрит. Кстати, я ведь вполне мог и сам тогда что-то напутать. Сырая модель магии была. Куча багов, и детализирована куда меньше, чем сейчас. Все-таки мы с Умником молодцы. За последние полтора месяца проделана титаническая работа по детализации модельки и доведении ее до ума. Кучу багов мы отловили, какие-то сразу исправили, а какие-то пока только пофиксили, да еще сделали заготовки разных полезных плетений. Теперь создавать не слишком навороченные заклинания – сплошное удовольствие.

– А их в природе не существует. Это что же у тебя за учитель, что ты таких простых вещей не знаешь? – удивился хозяин лавки.

– Васа их’Васандир, – гордо и раздельно произнес я, глядя ему прямо в глаза. Пусть репутация Васы на меня поработает. Что мне скрывать-то? – Только он буквально на днях взял меня в ученики, – добавил вдогонку спокойно. – А так я сам раньше учился то там, то сям…

– Васа, – скороговоркой пробормотал гном, – известная личность. Ну да ничего, он-то тебя поднатаскает, – чему-то улыбнулся он. – Ну ладно, все равно у меня сейчас есть свободное время, пойдем покалякаем. Заходь ко мне в мастерскую, я тебя чифой напою.

– Только, чур, я угощаю, – поставил я условие. – У вас есть помощник какой-нибудь? – Гном кивнул. – Пусть пробежится за всякой снедью и винишком, – добавил я в тон хозяину.

– Почему бы и нет? – хмыкнул гном. – Харон! – вдруг рявкнул он в сторону внутренней двери. Там что-то упало, грохнуло, и перед нами появился вихрастый парнишка. – Прохиндей! Что опять уронил? – напустился на него гном, добавив непечатную тираду. – Бездельник! За целую жизнь не расплатишься со мной за все, что ты тут расколошматил! Если бы не его родители да способности, давно бы выгнал. – Это он уже мне, гораздо спокойнее.

Паренек тем временем пожирал хозяина щенячьим взглядом, пытаясь стоять по стойке «смирно». Ну прям как новобранец-солдат перед сержантом в достопамятной армейской учебке у меня дома, на Земле. Я усмехнулся и сыпанул на подставленную парнем ладошку горстку серебряных кругляшков.

– Давай по-быстрому сбегай, возьми как обычно, только вина побольше, – приказал ему хозяин и вопросительно посмотрел на меня. Я кивнул:

– Пусть еще огненной настойки возьмет, слышал, у вас она оченно хорошая.

Гном с сожалением вздохнул в мой адрес (мол, какая нынче молодежь пошла), но подтверждающе кивнул.

Вообще-то некоторую информацию о кристаллах-накопителях я уже имел. Зря, что ли, мы с Умником сканировали книжки в библиотеках Васы и гильдии да прогоняли данные через фактограф? Материалов по накопителям у одного только Васы было более чем достаточно. Но поговорить с опытным старым амулетчиком-практиком все равно интересно и полезно. Старик гном наверняка в ходе практики нащупал какие-то полезные хитрости, о которых в книжках обычно не пишут. Да и дед вроде приятный. Почему бы не выпить в хорошей компании?

Назвался хозяин Варандиром. Полного имени он мне не сказал. Живет один, семьи, можно сказать, нет, сын уже лет шестьдесят как не появляется, то ли забыл отца, то ли сгинул где. Рассказывая об этом, гном смахнул слезу рукой. В свое время Варандир действительно был одним из лучших мастеров-амулетчиков. Но силы уже давно не те. Теперь живет спокойно, торгует помаленьку мелочовкой, на жизнь хватает. На мой вопрос о том, как ему удается не потерять эту землю при таких скромных доходах, он ответил, что создал некоторый запас средств, когда был молодым. Варандир тогда на отсутствие денег не жаловался, вот и купил лавку и землю под ней, да и положил некоторую сумму в банк на черный день. С процентов и уплачивает все «государственные платежи».

Разъяснил он мне и насчет накопителей. Оказывается, для аккумулирования каждого типа магической энергии нужны свои кристаллы. Лучше всего делать накопители из драгоценных камней, «голые» камни не годятся. В минерал необходимо вплести маленькое такое плетение, которое и превращает его в накопитель. А если еще правильно обработать материал (огранить камушек) и искусно выбрать точки привязки плетения к решетке кристаллов и их граням, то емкость сильно возрастет. Варандир как мастер добился успеха именно потому, что умеет качественно обрабатывать материал и чувствует от природы точки будущего аккумулятора, к которым лучше всего присоединять плетение. В результате накопитель удерживает больше энергии, и магических утечек почти нет. Тот амулет, который он мне сватал, был с вкраплениями самого обычного кварца, но Варандир и тут добился весьма высоких показателей.

– Да, – пробормотал гном, – были же раньше маги, что делали настоящие накопители. Только вот секретом ни с кем так и не поделились. А ведь каких высот можно было достичь! – Он покачал головой. – Известно только, что использовали они не кристаллы.

– Скажи, Варандир, – подливая гному настойку, спросил я, – а какие раньше маги были? Ну сильнее или слабее нынешних?

– Как тебе сказать, – задумчиво поглаживая бороду, ответил старик. – Если в среднем, то сейчас вроде как сильнее, вернее, опытнее. Нынешние более искушенные, и даже слабые сегодня порой делают то, что и не снилось многим мастерам прошлого. Однако раньше почему-то чаще встречались маги, которые умели работать с большим количеством энергии. Столицу-то строили именно они. А мы так, наследнички… – Он махнул рукой.

– Левитацию использовали? – понятливо кивнул я.

Гном посмотрел на меня из-под густых бровей.

– И не только. Говорят, некоторые могли потягаться и с драконами. Много чего говорят, – уклончиво ответил он. – Ладно, засиделись мы, – старик посмотрел в окно, – а мне еще заказ один выполнить надо. Так ты будешь что брать?

– Ага, – кивнул я. – Дайте мне пару готовых накопителей и несколько кварцевых кристаллов. Только больших. Хочу поэкспериментировать.

– Ну что ж, дело хорошее. Только непонятно мне, что ты с ними будешь делать? Судя по вопросам, ты не слишком разбираешься в этих вещах. Тут практика нужна, да и знания определенные. Я бы советовал начать с совсем крохотных кристаллов и перейти на накопители покрупнее по мере приобретения опыта и мастерства в артефактном деле. Но дело твое.

– Ничего, прорвемся, не впервой, – улыбнулся я.

– Заготовки накопителей тебе кварцевые? С огранкой?

Я кивнул, усмехнувшись. Улыбка несколько увяла, когда хозяин назвал цену.

– Дед, ты совесть-то имей! – воскликнул я. – Десять золотых за эти никчемные камни? Да я мага-артефактора за такие деньги найму на полжизни! Или доспехи куплю на целый взвод солдат!

– Ну, допустим, за такие гроши мага ты не наймешь, – фыркнул гном, – и наемники не будут работать за такие деньги. Но ты прав, мне хватит и пяти золотых. Причем за заготовки я с тебя ничего не беру. И за угощение спасибо. Будет время – заходи. Может, еще что интересное расскажу. – Он хитро прищурился.

Угу, спасибо. И почему мне кажется, что меня элементарно обули? Ну да ладно, все равно классно посидели, и дедок занятный оказался. Мы договорились, что Харон вечером принесет товар в дом Васы, тогда я и расплачусь. Попрощавшись, я вышел из лавки.


«Блин, ну что там еще такое?» – поморщился я. Приметил было удобный фонтанчик, чтобы немного охладиться после посиделок с Варандиром, но не успел отойти от лавки даже на квартал, как бадди-комп противно пискнул: неподалеку обнаружился кто-то из моих знакомых. Причем, зараза, сильно пищит – видимо, кто-то из близких. Надо обязательно подключить кое-где голосовые сообщения. Я вообще-то их не люблю – достает постоянно что-то бормочущий голос. С обычной пищалкой проще – меньше надоедает. Но иногда следует и голос использовать.

Я вывел справку на экран. Опа! Сола!


Сола

– Никуда ты не пойдешь! – Отец стукнул кулаком по столу. – Не хватало мне еще из-за тебя проблем на голову.

– Ну папа! – Сола привычно изобразила жалобное выражение лица и обняла отца. Обычно это помогало разжалобить дорогого папочку. – Ну что со мной случится? В конце концов, пусть меня проводит один из охранников. Я давно уже подруг не видела, они ведь беспокоятся…

Бринхорт, глава семейства, устало посмотрел на жену, сидевшую рядом на диване в гостиной. Она только что пришла от младшей дочери. Лина наконец уснула. После пребывания в заточении девочка находится в сильнейшем психическом расстройстве, по ночам ее постоянно мучают кошмары. Да и с рукой большие проблемы. Целители из гильдии магов только удрученно вздыхают – здесь они бессильны. Разве, говорят, к гроссмейстеру-эльфу попытаться обратиться, только у них иногда получается восстанавливать конечности. Да поди уговори такого, даже если сможешь встретиться, – они мелочами не занимаются. В лечении психического расстройства тоже мало чем могут помочь. Говорят, что забота и время лечат все. Как бы не так! Бринхорт нахмурился. А то он не знает, что от таких душевных травм, да еще нанесенных в детстве, могут быть самые скверные последствия в будущем.

– Ну так что, пап?

– Нет, нет и еще раз нет! – отрезал Бринхорт. – Пока ситуация не прояснится, ни шагу из дома!

Сола вздохнула. Она и сама понимала, что опасность есть, но неужели она столь велика? Отец мрачен, постоянно молчит, мама почти не разговаривает, потреплет иногда по голове и отвернется. Самое страшное именно вот так – сидеть взаперти и ничего не знать о том, что происходит. Вообще-то у Солы отношения с родителями очень даже хорошие. Но сколько можно сидеть дома! Все книги перечитаны, по дому делать нечего. Чуть ли не в каждой комнате постоянно толкутся охранники, так и норовящие «раздеть» цепкими взглядами – в зеркале дамской комнаты уже мерещатся. Да еще родители никуда не пускают, а здесь и посплетничать-то толком не с кем. Надоело!

Сола, надувшись, вышла из гостиной и раздраженно потопала к себе в комнату, стараясь погромче стучать каблучками по скрипучему паркету. Немного побродив по комнате и успокоившись, она легла на кровать.

– Хе-хе. Вообще-то родителей надо слушаться!

– Ой! – Сола прижала ладони к губам и оглядела комнату. Кроме нее, никого в обозримом пространстве не наблюдалось. А голос прозвучал громко, словно кто-то был совсем рядом. Голос мужской и какой-то знакомый.

– Показалось, что ли? – пробормотала она.

– Я те дам «показалось»! Я тут, понимаешь ли, пришел узнать, как обстоят дела у одной знакомой девушки, а меня не признают. Короче, я обиделся!

Сола вскочила.

– Ник? – неуверенно спросила она, озираясь вокруг.

– Ну наконец-то!

– Ты где? – Сола даже заглянула под кровать, хоть уже и понимала, что поступает глупо.

– Где, где… – весело ответил Ник, – неподалеку. Так как у тебя дела?

– Ну… – Сола растерялась и замолкла. Странно это как-то.

– Короче! Выгляни во двор, а то ваши бравые защитники, похоже, собрались меня схватить, возможно, даже пытать хотят. Если не поторопишься, то придется мне самому им объяснить, как они неправы. Мне что-то совсем не хочется трупаки сегодня делать».

– Ой. – Сола представила эту картину, и ей поплохело.

– Да пошутил я, – донесся до нее недовольный голос Ника, – совсем шуток не понимаешь! Ты только поторопись. И кстати, не говори никому, как ты узнала, что я пришел… Мы еще поговорим об этом.

Так никого и не увидев, Сола пожала плечами, кивнула в первую попавшуюся сторону и быстро побежала вниз по лестнице.


Семейство их’Гренадиров Ника приняло вежливо, чему Сола искренне порадовалась. Бринхорт немало трудностей хлебнул за свою жизнь и потому к чужим относился настороженно, порой грубо. Он старался не общаться с ними без крайней необходимости.

Ник вошел в гостиную в сопровождении охранника и вежливо со всеми поздоровался. Хозяйку дома поприветствовал, прикоснувшись губами к тыльной стороне ее ладони. Такое странное приветствие удивило Солу, но показалось красивым. Заметив, что она его разглядывает, Ник подмигнул и улыбнулся. Сола неслышно вздохнула – повезло же Лане!

– Ну-с, молодой человек… – Перед словом «человек» Бринхорт сделал некоторую заминку. – Во-первых, хотелось бы услышать, как ты нас обнаружил и, во-вторых, действительно ли благодаря именно тебе мы снова обрели свою дочку? А то Сола много чего порассказала, хотя сама ничего толком не знает.

Бринхорт не предложил гостю сесть, но Ник сам увидел пустое кресло напротив главы семейства и удобно там расположился. Его не смутил вежливо-прохладный прием и немного насмешливый тон хозяина дома. Соле вдруг стало очень неудобно за родителя.

– Скажем так: я в этом тоже участвовал. – В словах Ника прозвучала легкая ответная ирония. – Это ответ на второй вопрос. Ну а как я вас нашел – это мой маленький секрет. Однако, спешу успокоить, повторить этот способ поиска никто не сможет. Но мне бы хотелось поговорить с вами наедине, если никто не против. – Ник посмотрел на Солу. Ей было обидно, но, послушавшись кивка отца, она молча встала и вышла из гостиной. Было бы очень интересно послушать разговор, но Ник так посмотрел… Сола только надеялась, что потом он зайдет к ней, и уж тогда они пообщаются. А ведь она никогда не общалась с Ником наедине, без подруг. Это так волнительно… Сола решила, пока старшие разговаривают, немного покрутиться перед зеркалом и навести небольшой марафет.

Разговор в гостиной затянулся. Подправив красоту и помаявшись немного без дела, девушка заглянула к сестренке. Та, укрытая одеялом, спала. Бедненькая Лина! Как ей досталось! Сола, с трудом удержавшись от слез, присела рядом с кроватью и погладила сестренку. Лучше бы ее, Солу, украли! Все-таки она уже взрослая, что ей какие-то унижения и боль. Но эти гады издевались над маленьким ребенком!

Прошло достаточно много времени, когда наконец кто-то пришел. Сола даже немножко задремала у постели сестры. Обернувшись на легкое прикосновение к руке, она увидела серьезного Ника и отца, с болью смотрящего на спящую дочь. Однако когда он перевел взгляд на Ника, в глазах его светилась надежда. С чего бы? А судя по легкому запаху вина от обоих, отец с Ником поладили. Бринхорт свято придерживался принципа честного торговца – если разделил с собеседником чарку вина, то не имеешь к нему никаких претензий.

Ник, внимательно разглядывая спящую девочку, тихо подошел к изголовью кровати.

– Можно? – шепотом спросил он у Солы. Та немного подвинулась. На какое-то время Ник словно задумался, глядя в лицо девочки. Окружающие молчали. Ник очнулся и сказал уже нормальным голосом: – Мне потребуется с полчаса, чтобы провести полную диагностику. – И добавил, обращаясь к Бринхорту: – Не беспокойтесь, она ничего не почувствует. Лина сейчас спит очень глубоким сном.

Сола удивилась. Лана, конечно, говорила, что Ник – маг, но вроде как боевой. Хотя стоп! Вроде бы она рассказывала, что Ник как-то вытянул почти безнадежного больного, когда даже сам учитель Ланы оказался бессилен.

– От нас что-то нужно? – подал голос отец.

– Оставьте нас одних. Сола пусть тоже останется, на случай если вдруг что-нибудь понадобится.

Кивнув, Бринхорт вышел. Обеспокоенная мать приостановилась в дверях и хотела что-то сказать, но муж, мягко взяв ее за локоть, вывел из комнаты, что-то тихо объясняя.

– Ну рассказывай, – убедившись, что дверь закрылась, попросил Ник.

– Что?

– Что, что… Как жизнь, говорю, молодая?

Девушка не поняла. А как же Лина? Ее он осматривать уже не собирается? Сола нахмурилась. Ник рассмеялся:

– Да не бойся ты, все в порядке.

– А как же эта… диагностика? – с запинкой на последнем слове спросила Сола.

– А она уже идет… Я поставил специальное диагностическое плетение, чтобы снять первичные данные. Потом сам посмотрю. Процесс идет под моим присмотром, так что ты извини, если буду отвлекаться. А вообще, диагностика займет куда меньше получаса. Мне просто хотелось с тобой поговорить.

– Не кажется ли тебе не слишком правильным делать это у постели больной девочки? – сердито спросила Сола.

– Это? – Ник сделал большие глаза. – Вообще-то я имел в виду совсем другое, но ход твоих мыслей мне нравится. – Он усмехнулся.

Сола вспыхнула, осознав двусмысленность своих слов.

– Ну ладно, не обижайся, – произнес Ник. – Не хочешь – не заставляю. Лане-то что передать? Тебя ведь не выпускают?

Девушка кивнула и, помолчав немного, стала тихо рассказывать. О том, как мама чуть не слегла, когда похитили Лину; о том, как отец втихомолку пил огненную; о том, как сама она плакала в подушку; о том, как страшно было смотреть на пальчик сестры, который прислали похитители, доказывая серьезность намерений… Все рассказала, ничего не утаила.

По мере рассказа лицо Ника все больше и больше мрачнело. Наконец девушка просто выдохлась.

Ник долго смотрел на Лину. То ли работал, то ли переваривал рассказ.

– По крайней мере, – сказал он после продолжительного молчания, – исполнители теперь уже никому ничего не смогут сделать. Нет их. Но твой отец прав. Кто заказчик, мы не знаем. Не знаем также, пропал ли его интерес к вам. Поэтому потерпи немного.

– Как долго? – Сола жалобно посмотрела на Ника.

Ник пожал плечами, оглянулся на спящую Лину, потом перевел взгляд на Солу и пояснил:

– Понимаешь, я не в теме. Не знаю, кто заказчик и как он поступит. Может быть, на вас, уж извини за слова, давно плюнули и забыли. А может статься, заказчик сильно заинтересован и не посчитается с тратами, чтобы чего-то добиться от твоего отца. Тогда вы все – и ты, и твоя мама, и Лина – под угрозой. То, что произошло с твоей сестрой, может произойти с тобой или с твоей мамой. Лучше уж какое-то время, пока все не прояснится, посидите под охраной.

Сола задумалась. Ведь как раньше ей казалось? Пришли добрые дяденьки, спасли, и все закончилось. А оказывается, все сложнее. Ей в голову пришла одна мысль, которой Сола даже сама испугалась. Мысль все крутилась и крутилась в голове, но девушка никак не могла решиться высказаться.

Ник сочувственно посмотрел на ее метания и, не выдержав, сказал:

– Ну говори уж. Я же вижу, ты что-то хочешь спросить.

Сола посмотрела на парня и выдавила из себя:

– А если… ну… заказчика… того? – И резко отвела взгляд, увидев, как на лице Ника появилось неподдельное удивление.

– Вот уже чего не ожидал от твоей головки, так мыслей об убийстве! М-да… Или ты думаешь, что я в свободное время подрабатываю наемником?

Сола низко опустила голову.

– Ладно, – после длительного молчания проговорил Ник, – сделаем так. Обещать ничего не стану, но постараюсь узнать о ситуации подробнее. И еще. Я буду время от времени присматривать за вашим домом. Ну там сигналку свою поставлю, еще что придумаю. Если увижу, что тебе или твоей семье срочно требуется помощь, я сразу же постараюсь прийти.

Сола благодарно посмотрела на Ника. Он же продолжил:

– И еще. Никому не рассказывай, что я с тобой разговаривал с улицы. Пусть это будет нашим маленьким секретом.

– Спасибо, – прошептала Сола. Переложив проблему на плечи, к обладателю которых она с некоторых пор стала испытывать чуть ли не безграничное доверие, девушка успокоилась. – А что насчет Лины? – Она кивнула на спящую сестренку.

Ник посмотрел на Солу, недовольно хмыкнул и перевел взгляд на девчушку.

– Давай дождемся твоих родителей, чтобы мне не пришлось рассказывать дважды. Диагностику я уже закончил. Кстати, они как раз идут.

Сола прислушалась, но ничего не услышала. И как он определяет это все? Неужто все маги такие? И действительно, через минуту раздался осторожный стук в дверь, и в комнату заглянул отец Солы.


– Значит, так… – начал Ник, как только все расположились в гостиной. Помимо него здесь находились только Бринхорт с женой и Сола. Охранников выставили вон из комнаты. Хозяин дома с напряженным вниманием, а его жена с надеждой наблюдали за ходящим по комнате парнем. Сола вздохнула и тоже перевела на него взгляд. – Уважаемый Бринхорт уже рассказал мне, что говорили маги-целители из гильдии. У нас две проблемы: первая и самая главная – психическое здоровье ребенка. Здесь, думаю, особых проблем не предвидится. Нужно заставить девочку забыть произошедшее и провести курс психологической реабилитации. Как мне кажется, с этим-то целители могли бы справиться сами? – Он вопросительно посмотрел на гнома.

Тот отрицательно покачал головой:

– Маги гильдии не советуют этого делать, а может, просто неспособны. – Он махнул рукой. – Говорят, что при этом она может сойти с ума.

– Скорее, они не хотят или боятся во все это ввязываться, – отметил Ник. – Не верю, что сильные менталисты не могут справиться с реабилитацией. Но ладно. Нет так нет. Я с этим справлюсь. С памятью, конечно, не рискну возиться – я не менталист, однако ответственные за психическое состояние структуры в ауре приведу в порядок. Это сгладит последствия шока. Вторая проблема, менее важная, но самая трудоемкая, – восстановить Лине пальчик. А это действительно необходимо? – Ник посмотрел на Бринхорта. Сола заметила, как у матери дрогнули губы, словно она хотела что-то сказать, но не решилась, лишь плотнее их сжала. – Гарантии никакой, а работы выше крыши.

Бринхорт неуверенно посмотрел на жену, но та лишь опустила глаза в пол.

– Мы заплатим. Пусть гарантии нет, но попытаться стоит. Сам понимаешь, вырастет – это будет для нее проблемой.

– Не совсем понимаю, – покачал головой Ник. – Ну да ладно. Об оплате речь не идет – еще неизвестно, что с вами самими будет. Но потребуется время. Задача очень непростая. Во-первых, мне потребуются сутки, чтобы разработать методику лечения. Во-вторых, как я предполагаю, второй этап лечения может занять не один день, а то и не одну неделю. Точно скажу завтра. Так вот… – Ник остановился напротив Солы и посмотрел на нее. – Я, наверное, смогу запустить процесс лечения, но постоянно присутствовать здесь у меня нет возможности. Есть много других неотложных вопросов. Поэтому на Солу ляжет самая большая нагрузка – постоянно приглядывать за Линой. Я выдам ей специальный диагностический амулет, чтобы она могла контролировать процесс. Ты согласна?

Что за вопросы? Мог бы и не спрашивать! Для любимой сестренки она что угодно сделает! Однако на вопрос Ника Сола только кивнула.

– Хорошо. – Ник задумчиво потер лоб. – Ну на этом пока все. Разрешите откланяться, завтра с утра я обязательно буду у вас.


Ник

Да… насыщенный у меня денек получается сегодня. Еще нужно готовиться к завтрашнему дню, подумать о тактике лечения, поэкспериментировать с лечебными плетениями… Двину-ка я домой.

«Ну что скажешь, а?» – обратился я к Умнику и погрузился с ним в обсуждение лечения, перестав воспринимать окружающее. А ноги сами как-то шагали и куда-то меня несли.

Видно, я не очень стремился домой, ибо очнулся где-то совсем на окраине. Народу было не протолкнуться.

«Базар, однако!» – с иронией подумал я. Рынок-базар в столице гномов располагался где-то на границе центральной части города. Я огляделся. Нет, вроде другое место. Но тоже народу полно. Большинство здесь присутствующих разглядывали гнома среднего возраста, полностью упакованного в боевую амуницию. Надо же! Даже шлем натянул! Гном стоял на деревянном помосте посреди площади и размахивал какими-то листочками. Вокруг стояли простые обыватели, в основном среднего сословия – слуги, подмастерья, приказчики, владельцы мелких магазинчиков и прочая… В толпе были и маги, уровня четвертого-третьего, которые почему-то прикрыли свои ауры и вообще старались не выделяться среди окружающих. Шифруются, что ли?

Интересно, о чем же таком привлекательном этот осанистый гномик гутарит? Проламываться сквозь толпу охоты не было, и потому я просто включил свой «дистанционный микрофон». Гном вещал о том, что завтра-послезавтра за городом устраиваются показательные выступления воинов и магов. Устроители – демоны из Лиги боевых магов. Зазывала торговал билетами на эти выступления. И, судя по толпе вокруг, уже немало жителей повелись на эти призывы. Тут я заметил, что маги, замеченные мной в толпе, стали потихоньку проталкиваться к помосту, охватывая его кружком. Мне стало интересно. Вдруг откуда-то из толпы раздался свист. Оратор на самопальной сцене задергался и попытался по-быстрому свалить, но тут же замер и мягко опустился на землю. Где-то в толпе тоже послышался глухой стук падающих тел. Тут на площади появились стражники и стали проталкиваться сквозь толпу, по ходу поднимая и приводя в чувство упавших ранее жителей. Народ заволновался.

Оглядевшись, я заметил, что выходы с площади стража уже перекрыла.

Главный из стражников взобрался на помост гнома-продавца и поднял руку, привлекая внимание. Подождав, пока шум уляжется, он громко сказал:

– Уважаемые жители города! Прошу сохранять спокойствие. Сейчас на ваших глазах мы задержали мошенника, который продавал похищенные накануне из типографии пригласительные билеты. Эти билеты выделены для магов, сотрудников гильдии и воинов.

Народ на площади сильно зашумел.

– А нам что делать? – раздался чей-то голос. – Я заплатил целый серебряный за билет, мне вернут деньги?

К стражнику подошел один из магов и что-то ему прошептал, тот кивнул.

Немного успокоив движением руки толпу, капитан стражи (я разглядел знаки отличия через «глаз» Умника) ответил:

– Решение гильдии магов таково: кто купил билеты, сможет по ним пройти на выступления. Препятствия чиниться не будут. А деньги, вырученные мошенниками от продажи билетов, пойдут в кассу стражи. Все! – Капитан кивнул своим, и те, крепко заломив руки за спины четверым типам, удалились с площади. Но народ не спешил расходиться, обсуждая произошедшее.

«Забавно», – подумал я. Хотя само событие – интересное, захотелось побывать на нем. Вдруг один из моих кошельков (я ношу парочку на поясе, по местному стилю) зашевелился. Какая-то рука аккуратно шарила по моей одежде. Денег там не было, я с детства ношу их только в карманах, люблю чувствовать богатства, что называется, телом. На моих джинсах были длинные узкие карманы, куда очень удобно влезали монеты. А в кошельках хранились разные мелочи да недавние покупки – заготовки накопителей.

Не глядя, я схватил шаловливую ладошку и посильнее «пожал» ее. Что-то хрустнуло.

– Уй! – раздалось сзади. – Отпусти руку, собака! А то…

– А то что? – спросил я и снова похрустел костями зажатой у меня в руке ладони карманника. Тут я заметил, что трое молодых гномов стали пробираться к нам через толпу, постепенно окружая.

«Нормально! – подумал я. – С прикрытием работают. Молодцы. Сейчас, похоже, создадут веселую давочку, чем-нибудь огреют по голове и смоются. Умник?»

«Тута я. Вижу все. Чего делать?»

«А ничего, сам справлюсь». – Я подумал, что много чести – применять магию против какой-то уличной шпаны. Если до драки дойдет, пусть лучше кулаки разомнутся.

Перехватив ладонь карманника левой рукой, я вывернул ее наружу, разворачиваясь лицом к воришке. Правая рука тем временем приобняла скрюченного засранца и зажала его тонкую шейку между пальцами.

– Ну здравствуй, поганец, – улыбнулся я. – Скажи своим дружкам, чтобы не подходили, а то сверну тебе шею и скажу, что так и было. – Для лучшего пояснения своих слов я немножко надавил пальцами. Неслабые у меня пальчики. Не зря почти каждый день тренируюсь с шестом и мечом.

Со стороны, наверное, мы выглядели занятно – один тип поймал другого и держит его за вывернутую руку. В общем, обычная разборка между двоими. Нечего кому-то третьему вмешиваться. Вдруг тот, кто поймал, окажется замаскированным стражником.

Рука гнома была вывернута изнутри-наружу так, что его ладонь и моя, держащая ее, находились перед лицом воришки. Внезапно лицо воришки, до этого сохранявшее относительно спокойное выражение (видимо, не впервой), резко побледнело, глаза вылезли из орбит. Я даже подумал, не пережал ли ему шею. Да нет, не должен. Это хоть и больно, но не смертельно.

– Извините, господин! Обознались, – выдавил он. В этот момент нас уже окружили подельники мошенника и нерешительно остановились, услышав эти слова. Один из них вопросительно уставился на моего визави, а тот глазами усиленно показывал ему на мою руку. Посмотрев туда, тот тоже резко спал с лица и быстро спрятал куда-то в рукав длинный десятисантиметровый штырь. Я задумчиво проводил оружие взглядом. Серьезные ребята. Я так понимаю, если ситуация выходит из-под контроля, то они не гнушаются разрулить ее таким вот кардинальным способом – сунут спицу в спину возмущенного клиента и свалят. Да уж…

– Простите, мы действительно ошиблись. – Он слегка поклонился. – Отпустите, пожалуйста, Кота. И скажите, чем мы можем загладить свою вину?

Я задумчиво посмотрел на него, на воришку, на перстень на моей руке. Тот самый, что подарил отец Тира. Мне нравилось его носить. Украшение очень было похоже на перстень, который лежал на витрине ювелирного магазина рядом с моим домом на Земле под толстым стеклом и замком с двумя ключами рядом с многозначным ценником. Ностальгия-с. Всегда хотел иметь возможность немного «раскидывать перстни». Теперь, получается, раскидываю. Кайф.

– Ладно. – Я отпустил воришку. Тот поморщился и стал растирать затекшую руку. – Ваши предложения?

Типы нерешительно переглянулись.

– Все, что в наших силах, – наконец произнес тот, со спицей в рукаве. – Деньги, услуга.

Хм… интересно.

– Даже если мне понадобится что-то украсть? – поинтересовался я.

Мой собеседник пожал плечами:

– Это лучше, чем быть наказанным за нападение на владельца подобного перстня. – Он кивнул на мою руку.

– Ладно, будем считать, что инцидент исчерпан, – произнес я. Парни ощутимо расслабились. – Хотя… – Я в задумчивости потер лоб. Парни снова напряглись. Я усмехнулся: – Принесите мне три пригласительных билета из тех, что распродавал тут один товарищ. Он ведь из вашей компании?

– Старый Жек, – пробормотал владелец спицы, главный, видимо, из этой четверки. Внимательно посмотрев на воришку, он мотнул головой в сторону толпы. Тот кивнул и быстро затерялся в ней.

Я прислонился к стене ближайшего дома. Двое тоже покинули нас – пошли прикрывать своего подельника. Остался только главный. Он молча стоял рядом и кусал губы, искоса поглядывая на мою руку.

– Тебя как зовут? – Мне надоело молчать.

Парень облизал губы.

– Бык, – ответил он и смутился. – Так меня все зовут.

Я усмехнулся:

– Бык так Бык. У тебя какие-то сомнения насчет кольца? – Я поднял руку.

Парень смутился еще больше.

– Понимаете, господин, у вас кольцо очень высокого ранга. Таких в городе немного, и людей среди их владельцев нет. Будет ли мне позволено спросить, откуда оно у вас?

– За такие вопросы отрезают язык, – недовольно произнес я и, судя по тому, как сжался парень, был недалек от истины, – однако тебе отвечу. Я его получил за очень большую услугу. Кому – говорить не буду. И надеюсь, ты не думаешь, что оно фальшивое?

Гном помотал головой:

– Никто не решится изготавливать, а тем более носить такие фальшивые перстни. За это в два счета станешь кормить червей где-нибудь на помойке.

Серьезно у них тут! В общем, я догадывался, что отец Тира принадлежит к какой-то криминальной «семье». Теперь это подтвердилось. Скорее всего – гильдия воров. Но уточнять я у парня не стал. Зачем вызывать лишние подозрения?

Вскоре появился довольный воришка и всучил мне четыре, вместо трех, билета. Я сунул их в карман и, кивнув ребятам, отправился прочь с площади. Потом, оставшись один, внимательно их рассмотрел. Качество не супер, но вполне сойдет. По краю билета из плотной бумаги всякие вензеля, цветочки. В центре надпись: «Лига боевых магов. Показательные выступления», а дальше дата и время начала. Н-да… Боевые маги, а на билете – цветочки!

Надо будет обязательно сходить посмотреть. Выступления будут послезавтра. Можно и Крису с Леоном позвать.

На всякий случай я еще некоторое время послушал, о чем говорят воришки. И отметил интересное замечание в отношении себя. Бык поведал подельникам, что, мол, я слишком спокойно себя чувствую, в открытую нося перстень. Стражам-то этот знак тоже знаком. Значит, у меня, видимо, и там тоже все схвачено. Хм… Ну спасибо за мысль, парень! Мне как раз совсем не хочется светиться. Подумав немного, перстень снимать я не стал, но развернул его внутрь. И почему отец Тира не предупредил меня? Может, думал, что я знаю, к кому пришел, и сам все пойму?

– Итак, – вслух сказал я, развалившись в кресле и положив ноги на подоконник. На подлокотнике кресла ароматно дымилась чашка со свежезаваренной чифой. Я задумался.

«Итак?» – переспросил Умник.

«Не попугайничай! – проворчал я. – Передо мной столько задач стоит, что руки опускаются и я начинаю себя чувствовать творческим импотентом… Тьфу-тьфу», – сплюнул я через левое плечо.

«А что именно?» – Умник хихикнул.

Я вздохнул и принялся перечислять:

«Вот смотри. До завтра позарез надо разработать методику лечения. А еще надо разобраться, что там с гильдией убийц. Опять же, накопительные кристаллы хорошенько исследовать – весьма поможет в будущем. Плюс давно не дает мне покоя материализация, показанная Васой. Потом, работу с аурой явно нужно развивать…»

«Ну так давай одновременно заниматься несколькими делами. У тебя ведь уже получалось параллелить свое внимание на два потока, так?»

«Заметил? – ничуть не удивился я. – Сам еще не могу привыкнуть к этому. Чувствую себя шизофреником».

«Нормальная ситуация. Мне кажется, следует взять два-три направления и попытаться их разрабатывать. Или еще проще – подключись снова к инфосети, там твое сознание ускорится. А через меня держи связь с компом, если понадобятся серьезные расчеты».

Я хлопнул себя по лбу:

«Точно! Совсем забыл про инфосеть. А ведь мне еще надо подумать, как попасть в точку фокуса! Блин! Точно – или мозги взорвутся, или с ума сойду».

Посидев еще немного и допив чифу, я аккуратно поставил чашку на стол. Затем, резко выметнувшись из кресла, выполнил короткое ката в стиле Брюса Ли и завершил последовательность движений ударом руки с выплеском внутренней энергии, как учили все учителя боевых искусств моей планеты (в симуляторах, разумеется). Реально, конечно, я не наносил удара по чему-либо, но в качестве виртуальной точки приложения силы использовал стоящую на столе чашку.

Посудина с огромной скоростью неожиданно слетела со стола и, встретившись со стеной, разлетелась на мелкие осколки. Я недоуменно почесал затылок.

«Э-э-э… хм… и что это было?» – выдавил я из себя.

«А ты вторым зрением не смотрел?»

«Хм… Ну нет. А что?»

«Хм… – в свою очередь, хмыкнул Умник. – Я увидел примерно то же, что и при твоих экспериментах с переносом симбионтов. Ну помнишь, как ты стены трогал? Вот примерно то же самое, только в данном случае это имело взрывной характер».

«Понятненько, – я радостно потер руки, – нехилый прогресс…»

Еще минут пять я ходил, радостно улыбаясь. Затем, успокоившись, попробовал еще раз повторить свой подвиг. Взлетевшие со стола бумаги подтвердили, что случившееся мне не привиделось.

«Ладно, вернемся к нашим баранам…» – Я вздохнул и поудобнее улегся на кровати.

Инфосеть встретила меня, словно своего знакомого. Все те же светящиеся шары, линии. Чем-то мне не нравится эта картина. Слишком уж она искусственная. Неестественная.

«Умник, а ты можешь соотнести это пространство с реальным?»

«В смысле?» – с заметной задержкой ответил мой собеседник.

«Ну вот смотри. У меня уже есть несколько человек с подсаженными симбионтами, которые транслируют информацию через инфосеть. То есть в инфосети мы видим этот «жучок». А ты можешь привязать эту виртуальную карту инфосети к реальной городской? Ну чтобы можно было еще и отслеживать, где находится наш пациент?»

«Хм… интересный вопрос. Дело в том, что информационное пространство нелинейное и не совсем соответствует реальному. Но если применить некоторые математические зависимости… Почему бы и нет?»

«Гуд. Вот и займись этим в фоновом режиме. Так… а пока… на чем мы остановились?»

Работать с погружением в инфосеть было очень производительно, хотя такого ускорения мыслей, как во время моего лечения, в этот раз добиться не удалось. Наверное, тогда мне, во-первых, сильно повезло с удачным коннектом, во-вторых, Умник напрямую управлял процессами в моем организме, освободив многие ресурсы мозга. Тем не менее троекратное ускорение вместе с многозадачностью мышления – тоже очень даже неплохо.

Для разработки методов лечения пришлось прошерстить всю медицинскую литературу на субноуте. Под конец уже голова пухла от всех этих регенераций, стволовых клеток, ДНК и прочего.

В моем мире уже умеют выращивать отсутствующие конечности, и даже активно включают эту услугу во всякие медицинские страховки. Правда, стоит это довольно дорого и занимает много времени. Но человек среднего достатка вполне может вырастить при необходимости, скажем, оторванную руку. Но вот только на субноуте этой информации не оказалось. Проблема в том, что я имею слабое представление о медицине вообще, а о подобных операциях – тем более, да еще и во времени сильно ограничен. Надо бы все это провернуть за пару-тройку дней. Ничего себе задачка, да? Итак, требуется регенерировать оторванную конечность. У человеческого эмбриона (судя по литературе) изначально работает механизм репаративной регенерации, как, например, у тритонов. Но по мере развития зародыша регенерация «оверрайдится» более важной для выживания теплокровного существа биосистемой, которая вместо бластемы быстрыми темпами наращивает шрамовую ткань на месте повреждения. Иначе «пациент» может истечь кровью и помереть. Это одна из причин. Их там несколько. Но сейчас это неважно. Вообще-то, с моей точки зрения, перекрывшая регенерацию система справляется со своей работой хреново, ну да ладно, не об этом речь.

Таким образом, нужно «активировать» заглушенный механизм регенерации. Ладно, допустим, воздействуя на организм через информструктуру, мы сможем все запустить. Как это будет выглядеть? Так, есть рука с уже частично заросшей раной. Что, вот так вот просто пальчик начнет расти? С каких таких… хм… резонов? Сможет ли организм вырабатывать стволовые клетки в нужном количестве и в нужном месте? А хрен его знает! Значит, надо обязательно стимулировать их образование. Будет ли это болезненно? Не знаю. В любом случае пациенту, особенно такой маленькой девочке, желательно находиться в глубоком сне. Для работы всех этих процессов нужен строительный материал? Нужен! Но не заставлять же девочку во сне есть и пить!

Тут мне кое-что вспомнилось.

«Умник, слушай… А ты сможешь воспроизвести тот менто-физиологический раствор, в котором я лежал, когда ты менял мне информструктуру?»

«В принципе да. Те инфоплетения я помню. Я понял, что ты хочешь сделать. Вот только как быть с минеральными включениями?»

«Да… это проблема…»

«К тому же те инфоплетения надо как-то поддерживать, чтобы они работали. Хотя, если считать, что они должны работать ограниченное время…»

«Слушай, но ведь необязательно внедрять эти инфоплетения в воду. Нет, сначала ответь, они, насколько я помню, отвечают и за регенерацию, так?»

«Ага».

«Тогда смотри, что получается. Делаем физраствор примерно того же состава, рядом помещаем генератор, создающий и поддерживающий те инфоплетения. Как думаешь, сработает?»

«Это будет менее эффективно».

«Почему?»

«Понимаешь, плетений там очень много, и каждое содержит в себе больше тысячи «подпрограмм». Каждая «подпрограмма» заточена под определенную функцию. Когда человек попадает в такой раствор, то в зависимости от того, с какой областью ауры контачит конкретная информструктура (вернее, ближе к какой ее части она располагается), активируется своя «подпрограмма». Что еще более интересно: эти «подпрограммы» через некоторое время соединяются в одну большую «программу» и уже комплексно воздействуют на организм. Чем-то это напоминает работу твоих симбионтов, только в данном случае они действуют более эффективно, чем симбионты. При необходимости такие информструктуры могут в физрастворе запускать процессы формирования веществ, необходимых организму для строительства клеток. Данное тобой определение «живая вода» – очень точное».

Я сидел оглушенный. Я тут корячился со своими симбионтами и был жутко горд, что реализовал такую сложную архитектуру (причем работающую!) для лечения, а тут под рукой (вернее, в моей памяти) было уже готовое решение. Очень неприятное чувство. Похожее бывает, когда ты корячишься пару месяцев, пишешь супер-пупер крутую программу, а потом обнаруживаешь, что такое уже реализовано, да еще и на порядок круче.

«Не расстраивайся, Ник. Ты не учитываешь одну вещь. Твоя разработка – постоянно действующая. Плюс она решает те проблемы, с которыми не справится эта «живая» вода».

«Например?» – мрачно спросил я.

«Например, симбионты исправляют некоторый психический дисбаланс, повышают тонус, при необходимости снимают усталость. Но самое главное – они работают постоянно. Не будешь же ты все время лежать в растворе? А симбионты всегда с тобой».

Немного поразмыслив, я согласился с Умником.

«Гуд. Получается, тот раствор – оружие тяжелого калибра… Понял сравнение. Кстати, а сколько времени я бы лежал с раной, если бы восстанавливался в том растворе?» – поинтересовался я.

«Меньше, но ненамного. Не забывай, я сам плотно тобой занимался. Вот нехватка определенных химических веществ тогда определенно чувствовалась. А для обычного человека этот раствор действительно как «последний шанс».

Подумав, я построил на компе новую модель процесса лечения. Крутил ее и так и эдак. Все равно оставалось несколько тонкостей. Физраствора требуется много. Он должен покрывать все тело больного. Дело в том, что лечебные инфоплетения формируют все нужные вещества прямо в воде и заставляют организм впитывать их напрямую из воды. Это указывало, во-первых, на то, что изобретался такой раствор именно для хомосапиенсов (с учетом их строения организма), а во-вторых, что раса Дронта действительно почти ничем не отличается от людей «обычных». Для животных, например, раствор бесполезен. В растворе надо постоянно поддерживать определенный уровень нужных веществ, удалять из него шлаки – остатки возможных химических реакций. На корабле Дронта это делали механизмы, пусть и инфомагические, а я лежал в проточной воде, что также решало эту проблему. Плюс – обязательная энергетическая подпитка плетений. И что же делать? Умника оставлять там совсем не хочется. Он мне самому очень нужен…

«Ник, тут к тебе пришли».

«Кто?» – выскочил я из размышлений.

«Харон принес накопительные кристаллы. Мора поднимается к тебе».

Не вовремя, ну да ладно. Несколько мгновений – и я лежу, после инфосети снова привыкая к своему телу. Впрочем, в этот раз привыкание не заняло много времени.

Мора поворчала немного, типа она не нанималась в дворецкие. И сказала, чтобы я сам встречал своих гостей. Старая она бегать каждый раз, когда ко мне кто-нить заходит. Я учтиво покивал, соглашаясь. Пацан обрадовался, получив от меня сверх договоренного пару серебряных «на чай». Забавная все-таки у него мордашка, когда улыбается.

«Ну-ка посмотрим, что тут наворотили местные маги с накопителями», – пробормотал я, вернувшись к себе.

С помощью Умника, декомпозиции плетения и программного симулятора принцип работы накопителей вскоре стал ясен. Бадди-комп «сочинил» красивую визуализацию модели накопителя. Перед моими глазами медленно поворачивалась в пространстве физическая структура кристалла, помеченная разноцветными тонкими нитями плетения с подсвеченными точками стыковки с решеткой. Накопленная энергия показывалась облаком того цвета, что соответствовал типу магии (коричневый – магия земли, зеленый – магия жизни…). Чем больше запасено, тем интенсивнее и гуще цвет. Само плетение для работы использует уже запасенную в кристалле энергию. И чем больше закачивается энергии в кристалл, тем больше плетение потребляет ее, укрепляя тем самым «стенки сосуда». И наоборот. Молодцы! Сообразили прикрутить плавающий алгоритм усиления плетения, дабы не расходовать попусту энергию. Однако, получается, кристаллы не могут бесконечно долго хранить энергию. Просто потому, что само плетение-аккумулятор ее постоянно потребляет. То есть пусть и не быстро, но через какое-то время кристаллы опустеют. Что еще интересно – если закачать в накопитель слишком много энергии, плетение не справится и произойдет «бум»!

Я стал «шевелить» модель накопителя, меняя параметры. Начал с того, что попробовал «заряжать» накопитель магической энергией разных типов. Во как интересно! Оказывается, хорошо хранится в кристаллах только магия земли. Если кристалл заполнять энергией других стихий, то он очень быстро разряжается. Попробовал заменить камушек-кристалл другим материалом. Оказалось, что поликристаллические материалы типа агата или аморфный кварц могут накапливать энергии гораздо больше. Я, конечно, не физик, однако с помощью литературы и справочников выяснил, вернее, предположил, что жесткая регулярная структура обычных кристаллов (алмазов, обычного кварца и прочих драгоценных камней) сужает спектр и объем хранимой энергии. Почему же гномы сами не додумались до этого? Быстрая справка по отсканенным материалам библиотек показала, что ни поликристаллических материалов, ни аморфного кварца в естественном виде (залежах) в землях гномов почти нет. Но вулканическое стекло тоже относится к аморфному кварцу и в принципе может накапливать намного больше магической энергии… Отчего же местные не догадались? Стекло ведь делают очень неплохого качества. Зашоренность сознания?

И тем не менее даже такой вариант не идет ни в какое сравнение с накопителями, которые, как я прочитал, создавали уничтоженные «энергетики». Кстати, Умник ведь смог увидеть накопители под городом!

«Умник, а ты случайно не определил, из какого материала сделаны те накопители под городом?»

«Нет, для моих сканеров глубоковато – много помех. Однако точно могу сказать, что там много железа».

«Железо?» – удивился я.

«Ага, оно ведь тоже поликристаллическое».

Железо, значит… Я попробовал его прикрутить к получившейся схеме, но что-то не срослось. Ладно, сейчас не это главное.

«Слышь, Умник, поставь себе в очередь поковыряться с этой моделью. Насчет железа ты меня заинтересовал. Возможно, потом специально сходим в парк, постараемся дотянуться до гномьих накопителей и исследовать это. А пока смотри, какая интересная штука получается».

Споря и ругаясь, издеваясь над субноутом (заставляя его делать всякие объемные расчеты), мы с Умником породили новую и на первый взгляд безумную медицинскую технологию восстановления. Эдакая универсальная метода для любых повреждений организма (кроме психических, разумеется, – это отдельная песня). Во-первых, по ходу дела мы создали одну очень важную штуку – трансформатор обычной магической энергии в инфомагическую. Производительность, конечно, аховая, примерно четыре процента инфомагической энергии от первоначального количества обычной. Но тем не менее работает неплохо. Во-вторых, мы смогли напихать в кристалл-аккумулятор огромное количество дополнительных инфомагических мини-плетений. Он оказался довольно «свободным», даже будучи заполненным энергией под завязку.

В результате у нас получился амулет, который при попадании в воду начинает синтезировать все необходимые минералы и прочие вещества, необходимые для излечиваемого организма. Плюс молекулы воды связываются теми самыми инфомагическими структурами, что были в «живой» воде. Я сначала хотел сразу сделать вместо преобразования материализацию, но это оказалось слишком сложным для Умника. Реализовать этот алгоритм управления инфомагией в ограниченном объеме кристалла ему не удалось. Слишком сложная там логика. Поэтому – преобразование. В воду надо будет добавлять всякие вещества, а плетения преобразуют их в нужные для лечения. Вопрос утилизации излишков энергии от преобразования и уничтожения «лишних» веществ мы тоже решили, хотя, на мой взгляд, не очень красивым путем. Все шлаки впитывали специальные инфоплетения амулета. Вещества-отходы при этом преобразовывались в обычную (физическую, а не магическую) энергию. Но обратить ее в правильную (магическую) не удалось. После лечения амулет становился опасен. Его следовало выбросить, желательно подальше и со всей осторожностью. Честно говоря, я даже не сразу оценил то, что у нас получилось. А когда понял, то долго пребывал в прострации, отключившись от Умника и переваривая результаты.

А выводы такие. Во-первых, у нас есть мощное оружие полумагического характера. Кристалл с очень большим количеством энергии (необязательно магической), накопленной в нем, которая удерживается только магическим защитным плетением-оболочкой. Стоит ее разрушить – энергия сразу высвобождается, и кристалл взрывается. Расчеты показали, что энергии в таком амулете, как у меня, хватит (если он полон), чтобы «зачистить» все вокруг в радиусе до сотни метров. Да еще важно в процессе накачки не переборщить, иначе плетение не выдержит и сразу «рванет». Во-вторых, сам медицинский механизм – круто, но почему-то не так впечатляюще. Видали мы на Земле аппараты и похлеще. И, в-третьих, оказывается, можно делать кристаллы с внедренными в них плетениями одноразового действия. Причем их можно взрывать, заставляя сразу освобождать всю энергию или освобождать постепенно, медленно «выжигая» физическую энергию. Когда кристалл очистится от шлаков (физической энергии), его можно будет повторно использовать. То есть можно делать штуки типа электрической батарейки-аккумулятора. М-да… А ведь маги используют такие накопители только как магические батарейки – сами от них подпитываются или используют энергию при создании плетений. До внедрения в накопители дополнительных рабочих плетений они почему-то не додумались…

«Ладно, Умник, – я снова вышел с ним на связь, – только практика покажет, правильно ли мы все рассчитали или нет».

Испортив одну заготовку накопителя и чуть не взорвав вторую с непредсказуемыми последствиями (я еще минут пятнадцать отходил от шока, сердце стучало как бешеное, а со лба падали капли пота, хорошо хоть Умник страховал), мы смогли сделать нужный амулет.

Пискнул радар. Я улыбнулся – пришла Криса. Меня охватило чувство вины: следовало самому сходить к ней. На ее месте я бы давно уже плюнул на своего поклонника, который не сдерживает обещаний. Ан нет! Видимо, чем-то я ее зацепил. Надеюсь, это не только профессиональный интерес.

Я быстро выбежал во двор. При виде меня на задумчивом лице Крисы расцвела улыбка. Я улыбнулся в ответ:

– Привет! Отлично выглядишь!

Сегодня Криса впервые пришла не в брючном костюме, а в платье. Выглядела она в нем гораздо более женственно, хоть оно и было несколько мешковато и скрывало фигуру. Вместо уже привычной мне косы ее головку украшала симпатичная прическа: длинные волосы были подобраны на затылке и роскошным водопадом падали назад.

– Здравствуй, – немного смущенно поздоровалась девушка, – ты не очень занят?

Я хлопнул себя по лбу:

– Прости меня, идиота. Я так засмотрелся на тебя, что даже забыл пригласить в дом. Входи. – Я взял ее за руку, и мы медленно пошли в сад.

Бродили мы почти целый час. Что может быть приятнее прогулки с приятной тебе во всех отношениях девушкой, тем более когда у вас схожие интересы? Но о магии мы сегодня не разговаривали. Криса рассказывала о себе, о своем детстве. Я изображал в лицах переделанные для гномов земные анекдоты и всякие забавные истории. Сорвав красивый цветок, пристроил его в волосах Крисы (при этом воровато огляделся – нет ли садовника?).

Наконец, наболтавшись и отдохнув, Криса задала вопрос, глядя куда-то в сторону:

– А чем ты сегодня занимаешься?

– Сегодня? Уже вечер, сударыня! Меня ждет одинокая холодная постель да разговоры с самим собой.

Криса промолчала, все так же не поворачиваясь ко мне. Я мягко развернул ее лицо к себе. Она смотрела сквозь меня, о чем-то думая.

– Останься, а? – Я приобнял ее. Криса улыбнулась и прижалась к моему плечу. Похоже, именно этого от меня и ждали.


«Ну что, Умник… Давай-ка проверим, что наработали. Не тестировать же новую методу лечения на беззащитной девочке?» – Я попытался как можно аккуратнее вытащить руку из под головы посапывающей Крисы.

– Ты куда? – пробормотала она, теснее прижимаясь ко мне.

– Не спишь?

– Не-а. – Она сладко потянулась. – Мне так хорошо, что хочется как можно дольше пребывать в этом состоянии…

– Хочу один магический эксперимент провести.

– Да-а? – Криса села в постели. – А мне можно поприсутствовать? – с искренним интересом спросила она.

«А почему бы и нет?» – подумал я про себя.

– Пойдем. – Я встал и подошел к столу. Из-под бумаг вытащил один из кристаллов, заряженный медицинской магией. От него едва заметно фонило – мы серьезно улучшили плетение-оболочку накопителя, но все равно он немного излучал. – Что скажешь об этом? – Я бросил амулет на кровать рядом с Крисой.

Покрутив кристалл в руке, Криса отчиталась:

– Накопитель. Не слишком дорогой, но и не из дешевых. Отличное защитное плетение. Но не стандартное, я не вижу, как можно подключиться, чтобы добраться до хранящейся в нем магии. Ты делал?

– Ага, – кивнул я и забрал кристалл обратно, затем потянул Крису за руку. – Эксперимент надо проводить в купальне.

– Подожди, – она тормознула меня, – одеться не хочешь? Да и мне тоже… – И с тоской посмотрела на свое платье.

– А, – махнул я рукой, – все равно все в доме спят, да и никого нет, кроме Моры да садовника. Если хочешь – обернись простыней, а мне стыдиться нечего, – усмехнулся я.

– Ах ты! – Криса бросила в меня подушку, которую я, смеясь, перехватил в воздухе. – Как будто мне есть чего стыдиться, – бормотала девушка, сдергивая с кровати простыню.

– Вот-вот, о чем и речь, – успокаивающе сказал я и, подойдя, поцеловал ее.

– Ладно уж, веди, мой голый рыцарь, – улыбнулась Криса.

Надо сказать, что слово «рыцарь» в лексиконе гномов отсутствует, за отсутствием таковых как класса. Однако есть очень близкое понятие, примерно означающее то же, что и у нас – совершать подвиги во славу женщины и т. д. В общем, те же сантименты.


Криса

– Итак, начнем, пожалуй. – Ник уселся на бортик бассейна и, покатав на ладони продемонстрированный ранее накопитель, бросил его в воду. – Присаживайся. – Он похлопал рукой рядом с собой. – Теперь надо немного подождать. – И замолчал, глядя в воду и как будто что-то внимательно рассматривая.

Криса села рядом с Ником и прислонилась к его плечу. Посмотрела на воду. Ничего особенного, вода как вода. Тогда она прикрыла глаза и стала вспоминать произошедшее за последние пару суток.

К сожалению, в своих чувствах к Нику она так и не разобралась. Дила, подруга, только посмеивалась, видя ее терзания. А вот вчера Криса сильно обиделась. Сначала ее разозлила подруга, которая, услышав, что должен прийти Ник, развила бурную деятельность. Криса сопротивлялась, но Дила настояла на том, что встречать гостя следовало в состоянии «полной боевой готовности». Возня с прической, платьем, макияжем и прочими мелочами (как считала Криса) заняла большую часть дня. Они с Дилой ругались, спорили, едва не поссорились. Криса тогда еще подумала, что если Дила проходит через все это каждый раз для каждого нового ухажера, то она ей не завидует. Но результат стоил усилий. Криса очень понравилась самой себе в зеркале. Она думала, что Ник обязательно это оценит… А он не пришел. Было очень обидно. Криса обиделась даже не за себя (она-то не считала себя красавицей и была готова к чему-то подобному), а за Дилу, труды которой пошли прахом. Подруга даже заявила, чтобы она не вздумала приводить Ника к ним в дом – так ей стало жаль напрасно потраченных усилий. Криса хмыкнула, вспомнив слова Дилы: «Мне так хотелось посмотреть на его ошарашенное лицо, когда он увидит тебя!» Но обида быстро прошла – мало ли почему он не пришел? Зачем сразу думать о плохом? Нет, странная все-таки Дила. Она ведь отговаривала идти к Нику сегодня. Дескать, порядочная девушка после таких фокусов должна обязательно недельку помурыжить поклонника и пообижаться. Ну что за чепуха? Хоть Криса и постеснялась спросить, почему Ник не пришел на свидание (хм… свидание?), она не пожалела о своем решении прийти. Интересно, а почему он сам не стал говорить об этом? И что он думает о ней?

– Так, первый этап прошел успешно, – отвлек Крису от размышлений голос Ника. Она еще раз посмотрела на воду, просканировала ее всеми доступными ей чувствами… и снова ничего не заметила. Только кристалл-накопитель теперь заметно фонил.

– Ну-ка, Крис, извини… – Ник аккуратно отодвинул ее и встал. – Так, что тут у нас есть? – бормотал он, ковыряясь в баночках, стоящих на полке, и рассматривая надписи. Затем вдруг неожиданно засмеялся: – А какая нам, в сущности, разница? – И стал выливать и высыпать в воду все подряд. Затем снова уселся рядом с Крисой и прошептал: – Смотри!

Криса внимательно уставилась в то место, куда показывал Ник. У него была забавная манера вести разговор, какие-то неожиданные реплики и действия. Что же он придумал сейчас? Внезапно вода посинела. Ник радостно потер руки, но затем, осторожно опустив палец в воду, нахмурился:

– Так, почему температура поднялась? Непорядок. – И снова погрузился в свои мысли. Вскоре Криса заметила, что сильное тепло, идущее от воды, пропало. – Порядок, – повеселел Ник. – Правда, красиво?

– А почему вода синяя? – поинтересовалась Криса.

Ник покосился на нее.

– Химию знаешь?

– Ну, – неуверенно произнесла Криса, – что-то, конечно, знаю.

Ник немного подумал:

– Короче, фигня тема. Неинтересная. Просто сейчас там, – он кивнул в воду, – раствор солей меди. Я не о химии с тобой собрался говорить, просто хочу кое-что показать. Вот смотри. – Ник поднялся, быстро принес несколько светильных шаров, два из которых горели, и один бросил в воду. Вода приобрела изумительный изумрудный оттенок с подсветкой изнутри. С учетом того, что в купальне стоял полумрак, эффект был потрясающий. Но Ник на этом не остановился. Он бросил в воду второй шар, а потом активировал еще парочку и тоже отправил в воду. По стенам поплыли диковинные световые разводы. «Словно находишься под водой, – подумала Криса. – Как красиво…»

Вот! Он снова это сделал! В воздухе зазвучала еле тихая приятная музыка.

– Ты расскажешь мне, как делаешь музыку? – спросила Криса.

– Музыку… зыку… ку… – откликнулось в ночной тишине эхо ее голоса, отраженного стенами.

– Тсс… – прошептал Ник.

Обнявшись, они долго сидели, любуясь игрой теней на стенах и потолке и слушая красивую музыку. А цвет воды снова поменялся. Сначала она стала зеленой, потом приобрела красноватый оттенок, тут же загустевший до цвета крови. Появился не очень приятный запах. Но вскоре вода обрела первоначальный цвет, вернее, кристальную прозрачность. Ник пошевелился.

– Сейчас, – пробормотал он и посмотрел на воду. Она снова приобрела слабый голубоватый цвет и запах… Криса вдохнула…

– Вкусно пахнет, – прошептала она, прикрыв глаза.

– Никогда на море не была? – спросил Ник, попробовал воду ногой и бултыхнулся туда. Полетели брызги, изрядно окатившие Крису. От неожиданности она вскрикнула. Ник схватил ее за ногу и стащил в воду. Хорошо хоть успела отбросить простыню, жаль мочить…

Ник попробовал воду на вкус и сморщился.

– Гадость, но очень полезная гадость. Называется «соль Мертвого моря».

– Почему мертвого? – удивилась Криса, попробовала воду и тоже поморщилась, действительно гадость.

– А ты бы смогла жить в такой воде? – отшутился Ник, целуя ее в губы.

«Хм… а при поцелуе вкус соли почему-то не мешает», – подумала Криса, прикрыв глаза.

– Смотря с кем, – улыбнулась она, оторвавшись. – А на море я не была. Далеко это, через земли людей добираться надо. А что это ты делал с водой?

– Хм… – Ник прищурился, глядя на нее. – Помнишь ту девочку, которую вы с Леоном отвели к родителям?

Криса выпрямилась. Неприятные воспоминания. Она кивнула.

– Завтра пойду ее лечить. Это, – он хлопнул ладонью по воде, пустив волны, – один из компонентов лечения.

Криса удивленно посмотрела Нику в глаза. Надо же! Мало того что вытащил девочку, так еще и лечить ее собрался. И сидит с таким безмятежным видом, словно для него это само собой разумеется. А может, так и есть?

– А что целители? – спросила она.

Ник поморщился:

– Говнюки они, а не целители. Гиппократа на них нет! – Он махнул рукой.

– А кто такой Гиппократ?

– О! – оживился Ник. – Это был такой классный мужик-целитель у людей. Жил он давно и в далекой-далекой стране. Очень долго жил. Много людей вылечил. Огромным уважением пользовался за честность, скромность, знания и постоянную готовность помочь ближнему. Так вот, в той стране каждый лекарь до сих пор дает клятву Гиппократа. Клянется он в том, что все больные для него равны. Нет никакой разницы, обратился ли к нему вельможа, купец или просто бедняк-бродяга. Лекарь обязан оказать пациенту всю помощь, на которую способен. А иначе…

– Иначе что? – заинтересованно спросила Криса.

Ник хитро усмехнулся.

– Ну маги там или нет? Иначе целителя лишают возможности лечить. Да и всякие неприятности сыплются на голову ослушника. Клятва дается один раз и на всю жизнь. Отказаться от клятвы нельзя. И второй раз клятву, нарушив ее однажды и раскаявшись, дать нельзя.

– Строго, – пробормотала Криса. – Кто же захочет под таким давлением жить?

– Ну, – протянул Ник, – тот, кто целитель по призванию. Против природного дара не попрешь. Пусто жить, если есть к чему-то способности, а реализовывать не удается.

– Странно это, – удивилась Криса. – Ведь целитель, в зависимости от способностей, может снять любое плетение, наложенное на организм. Да мне и не верится, что все так покорно дают накладывать на себя подобные клятвы. И какой же сложности плетение должно быть, чтобы контролировать все варианты нарушения!

Ник погрустнел.

– Эх, Криса, Криса… Никто не знает, правда это или нет. Однако, согласись, сказка красивая. – Он грустно вздохнул. – К тому же есть многое на свете, что мы не понимаем или просто не знаем. Может, и такая страна все-таки где-то есть.

– Да, сказка красивая, – медленно проговорила девушка. – А можно я с тобой завтра пойду? А что там с девочкой? Вроде бы когда мы ее отводили домой, с ней был относительный порядок…

Помолчав, Ник ответил:

– Пойдем. Может, что и подскажешь. Ты как вообще с детьми? – покосился он на пупок Крисы.

Она улыбнулась:

– С детьми у меня хорошо обстоит. Обычно я нахожу с ними общий язык.

– Вот как? И где, если позволено будет спросить, вы, сударыня, этому научились? – Ник шутливо плеснул водой в девушку. Отплевавшись, Криса несколько раз плеснула водой в ответ, а потом со смехом бросилась на парня, попытавшись утопить этого заносчивого типа, что ей почти удалось (скорее всего, он сам поддался). Отдышавшись от шутливой борьбы, Криса вспомнила про вопрос:

– От родителей мне почти ничего не досталось. Хоть я и жила под опекой учителя и на его обеспечении, но денег-то лишних не было. Учитель ведь обеспечивает ученика лишь знаниями, едой и комнатой для проживания. Об остальном ученик должен заботиться сам. А ведь хочется и на рынок сбегать, посмотреть на фокусников да музыкантов, и сладенького попробовать… – Вспомнив прошлое, Криса грустно улыбнулась – так далеко уже то время. Да, многие, знавшие ее раньше, встретив сейчас, наверняка не узнали бы. Куда делась та взбалмошная девчонка, сующая свой нос во все щели и постоянно наказываемая за это учителем? Когда она стала такой вот спокойной… а может, просто равнодушной? Заметив внимательный взгляд Ника, Криса, смутившись, продолжила: – Ну еще учитель должен одевать своего ученика, но сам понимаешь, для девочки и особенно для девушки щедрот учителя недостаточно. Вот я и подрабатывала всегда, сначала присматривая за детьми магов, как многие здешние ученики, потом, когда кое-чему научилась, стала выполнять всякие мелкие магические задания в гильдии… – Криса замолчала.

Потом Ник рассказал ей, что случилось с Линой и что он собирается делать. Криса прониклась к парню огромным уважением, очень захотелось хоть в чем-то ему помочь. Сможет ли он справиться с задачей, которая под силу только очень сильным и опытным целителям? Но он уверен в себе, да еще собирается вылечить Лину всего за несколько дней. Кто же он такой? Может, сам этот… Гиппократ?

– Ладно, – окончив свой рассказ, произнес Ник, прервав ее мысли, – пошли спать.

– Спать? – притворно удивилась Криса. – Поспать я и дома могу! – И сама удивилась своей смелости. Раньше она всегда была более сдержанной.

Ник рассмеялся и обнял ее.

– А это уже как получится.

Глава 7

Ник

Сегодня Криса была неутомима. И, признаться, просто великолепна. И где только научилась всему этому? Хотя если учесть ее возраст (она будет постарше меня), то вопрос глупый. Никак не привыкну к этому их долгожительству. Я бы дал Крисе (внешне, да и по поведению) не более двадцати лет, а Лана, хоть и болтает о каких-то там годах, – совсем еще девчонка-подросток.

Но все заканчивается. Криса угомонилась и уснула, обняв меня одной рукой. Я чувствовал приятную усталую ломоту во всем теле. Как хорошо. Надо же, загнала-таки меня, красавица, несмотря на все тренировки и деятельность Умника по развитию хозяйского тела. Не ожидал. Я расслабился и собрался заснуть, но тут вспомнил, что остался еще один не отработанный вопрос перед завтрашним днем.

«Умник!»

«Я здесь, мой господин!»

Хм… не унимается, электронная зараза!

«Перестань! – Я покосился на спящую Крису. – Как считаешь, технологию регенерации мы создали?»

«Вероятность – восемьдесят процентов».

«Неплохие шансы. Ладно, а что там с психикой девочки? Управишься?»

«А вот тут я должен тебя огорчить».

«Что такое?» – дернулся я.

«Понимаешь, я бы не рискнул воздействовать своими методами на неокрепший мозг. Он же растет и развивается, пока еще не превратился в типовой… – Ну спасибо, значит, у меня мозг «типовой», запомним! – …и потому риск что-то сделать не так очень велик. А последствия могут быть самые неприятные, вплоть до полной реконструкции личности. Поэтому тут особо на меня не рассчитывай».

«Вот так песня! – неприятно удивился я. – Настолько все плохо?»

«Нет, за недельку или две я, может, и разберусь, как работать с психикой ребенка, чтобы не навредить. Но ты ведь хочешь все быстро сделать. Поэтому думай».

Да уж, неприятная новость. Бринхорту-то я сказал, что сложнее регенерировать пальчик, а получается совсем наоборот… Ладно, надо поковыряться в материалах субноута. Интересно, что там можно найти насчет психики человека?

Я вызвал комп на связь и погрузился в изучение информации.

Получасовое копание в файлах не дало никакого результата. И было понятно по аннотациям, что дальнейшее изучение земных данных мало что даст. Ну не умеет земная наука лечить психику. Даже обычные шизофреники, коих на самом деле пруд пруди, выходят у нас из психбольниц не вылеченные, а всего лишь в состоянии ремиссии. А уж психика ребенка… Земная медицина рекомендует разве что регулярные сеансы у психолога сроком около года и спокойную, без стрессов, домашнюю обстановку. То есть так сказать, время все лечит. Древняя мудрость. М-да… Времени-то у меня и нет.

Может, попробовать не лечить, а просто гармонизировать состояние девочки? Организм-то у нас умный. И если убрать рубцы на ауре, которые, собственно, и возникают чаще всего от сильных переживаний, то он сам дальше все поправит? А как гармонизировать?.. А если попытаться «слиться» нашими аурами? При этом мои симбионты обязательно «вправят» уже общие рубцы… А что? Может получиться. Вреда не нанесу точно. А тонус организма девочки подниму наверняка.

И как же осуществить это самое слияние?

Я снова покосился на спящую Крису. Почему бы и нет? Она не маленький ребенок, а взрослая женщина с крепкой психикой. Мне же надо потренироваться… А то некрасиво получится завтра. Со слиянием с аурой Крисы проблем быть не должно – мы уже настроены друг на друга. При контакте наши ауры не «отталкиваются», как это происходит у незнакомых людей. Когда только начал пользоваться магическим зрением, я долго удивлялся: если несколько человек стоят рядом, то их ауры «прижимаются» к телам как можно ближе, избегая любого контакта. А в толпе аура человека вообще «сливается» с его телом. У нас с Крисой сейчас по-другому – едва мы оказываемся рядом, как ауры тянутся друг к другу, а если касаемся друг друга – совсем «склеиваются». Разумеется, при этом защита у Крисы должна быть снята. Вот как сейчас.

Полюбовавшись на спящую девушку и посомневавшись, я решился. Так, она обнимает меня рукой. Наши ауры сейчас уже «перемешаны», но это еще не совсем то. Надо полностью раствориться в Крисе. Я вырастил «виртуальные» руки и обернул ими Крису, растекаясь по всей поверхности ее ауры. Так сказать, заключил в плотные объятия. Далее вошел в глубокую медитацию, чтобы ни одна мысль не помешала процессу. Долго ничего не происходило, только Криса поплотнее прижалась ко мне. Тогда я представил, что перемещаюсь внутрь Крисы, мысленно приняв ее позу и совместив свою проекцию с ее телом. И тут я реально почувствовал, что занял ее место. Я ощутил, что обнимаю чужое тело. Забавное чувство – обнимать самого себя. Я пошевелил рукой, и рука Крисы повторила мое движение. Во как! Удивление выбило меня из транса. Я мгновенно оказался в своем теле. Сердце бешено стучало. Ни фига себе эксперимент! Я понял, что это было не удивление, а испуг. Рука моей подруги двигалась, как рука зомби. Криса недовольно пошевелилась во сне и отвернулась. Это что же получается, так можно управлять человеком? Еще почитав земные материалы о психике (особенно про гипноз) и немного поразмыслив, я решил, что такое возможно, но «пациент» должен полностью тебе доверять и быть открыт. Не знаю, доверяет ли мне Криса, но после бурного секса и множества ласковых слов, сказанных друг другу, она открыта передо мной. Я не стал повторять эксперимент. Испугался.

Полежав какое-то время спокойно и приведя мысли в порядок, я решил, что должен попробовать снова. В этот раз надо слиться не с физическим телом Крисы, а с ментальным… Слияние прошло быстрее. Видимо, по проторенной дорожке шагать легче. Сейчас я не пытался шевелиться, лишь постарался понять, что чувствует моя подруга. Какое-то время, как и в первый раз, ничего не происходило, и я уже стал засыпать. Но вдруг я понял, что чувствую не свое тело. В первый раз было иначе – я хоть и двигал рукой подруги, но саму ее никак не ощущал. Это чувство все усиливалось, пока я не понял, что лежу лицом к стене и меня сзади обнимают мужские руки. Да уж… Полное слияние. Неуютно и непривычно. Совершенно новые ощущения.

Я пошевелил рукой Крисы. Она послушалась, как собственная, да и ощущалась так же. Глаза я открывать не стал – а ну как Криса проснется? Лучше не рисковать. Однако любопытство не давало покоя, и я потрогал «свои» груди и другие интимные места… Хм… забавные ощущения. Я – мужчина в женском теле. Впрочем, хоть это и впечатляет, но вообще-то совсем не то, что мне нужно. Я снова расслабился и стал медитировать, выгнав все мысли из головы. Смутные образы стали проплывать перед глазами, когда меня уже почти настиг сон. Хм… не мои образы. Я взбодрился. Так, для снов вроде еще рано. Ни на быструю фазу сна, ни на медленную непохоже. Сами картинки я не смог распознать, но, судя по ощущениям, которые мне «присылала» Криса, – что-то приятное. Или все-таки сон? Я почувствовал запах травы… нет, скошенного сена. А вот и запах цветов. Странно, если есть ощущения запаха, почему же нет «видео»? Ну да ладно, к делу не относится. Но нужно еще попробовать воздействовать на «пациента». Как там Криса говорила? Не видела моря? Ну что ж, зато я часто бывал на морских берегах. Получится ли показать ей море во сне?

Я вызвал в памяти свои самые яркие морские впечатления. Голубое небо, легкие облачка, солнце немилосердно жарит. Небольшие песчаные дюны, за которыми шумят волны. Тут и там из песка выглядывают чахлые кустики растений. Откуда-то спереди доносится соленый запах морской воды. Я поднимаюсь на дюну – и вот оно! Безбрежная синь до самого горизонта. Меня переполняет восторг! Легкие волны с белыми барашками на верхушках накатывают на пустынный берег. Я иду босиком по берегу, собирая выброшенные морем ракушки. В моем пакете их уже много, но азарт не дает остановиться – а вдруг попадется что-то еще более красивое?

Другая картина. Небо затянуто тучами. Море теперь не ласковое, а суровое. Волны высокие. Это уже не легкий ласковый шорох, а мощное ворчание огромного животного, с яростью грызущего берег. Небо хмурится. Я стою на высокой скале, раскинув руки, и грудью принимаю морской ветер. Он грозит мне, пытается прогнать все более сильными порывами. Я смеюсь в ответ: попробуй еще. Он свистит, недовольный…


Я открыл глаза. Под руками что-то мягкое, чувствую запах волос Крисы – я в своем теле. Время – шесть утра. Пошевелился – все в норме. Вспомнил ночные ощущения. Нереальные воспоминания. Не приснилось ли мне это? Я потихоньку встал и стал разминаться.

В кровати сладко потянулась Криса.

– Выспалась? – спросил я, не прерывая отжиманий от пола.

– Ага. – Она снова потянулась. – Какой счет?

– Сто сорок три… четыре, – размеренно отжимаясь и чуть сбив дыхание, ответил я. – Хватит. – Я поднялся. – Как спалось? – спросил как бы между прочим и, затаив дыхание, стал ждать ответа.

– Хорошо, – мечтательно улыбаясь, ответила Криса.

– Ладно. – Я нахмурился. Не хочет говорить – не надо. Значит, ничего не получилось. Жаль, мне нужен был результат. Придется что-то придумывать на ходу. Хотя все равно надо попробовать проделать ту же фишку с девочкой, может, сообразится, как поступить. – Одевайся, идем завтракать. Пойдешь со мной? Не передумала?

Криса возмущенно посмотрела на меня:

– Только попробуй меня оставить! Загрызу! – Она бросилась мне на шею и легонько укусила.

Я улыбнулся и погладил ее волосы. Затем шлепнул по голой попе и отправил прямиком к двери.

– Жду тебя внизу, на кухне. Не опаздывай, а то все съем. – И Криса специально легонько хлопнула дверью.

Я вздохнул. Не будет мне сегодня покоя.

– Я дочь одну не оставлю! – твердо заявила жена Бринхорта. Вообще-то не одну, а со мной, Крисой и Солой. Почему же это «одна»? Маленькая девчушка цеплялась за платье мамы с сильным испугом на лице.

В доме их’Гренадиров нас встретили приветливо. По крайней мере, отец семейства. Его жена, Сорина, глядела на меня все еще с подозрением. Не знаю почему. Зато Крисе она явно обрадовалась. Пациентка, Лина, уже проснулась и не отходила от матери, прячась за ее спиной. Выглядывало только ее испуганное личико. С полчаса я объяснял, что мне понадобится и как будет проходить процесс лечения. Моя просьба подготовить небольшую ванну для девочки Бринхорта и его супругу очень удивила, если не сказать шокировала. На их лицах появились сомнения в моих… если и не умственных способностях, то лечебных. Но, слава богу, особо перечить они не стали и быстро нашли нужное. Ванночка для маленьких детей у них была.

Я хотел было всех выгнать, кроме Крисы и Солы (не люблю толпу народа вокруг, когда работаю), но девчушка раскричалась и здоровой рукой крепко уцепилась за платье матери. Тогда и Сорина отказалась уходить. Я мог бы, конечно, сразу усыпить Лину, но Умник посоветовал делать это, только когда она успокоится. Иначе, как он подсказал, негативные эмоции и плохие воспоминания могут прорваться в сон, что явно затруднит лечение.

Я беспомощно посмотрел на Крису. Она меня поняла.

– Так, Ник, Сола, погуляйте пока, – встала она, – а мы тут немножко поговорим с Линой и ее мамой.

Я облегченно вздохнул и, взяв под локоток Солу, молча вышел из комнаты. За нами последовал Бринхорт. С полчаса мы сидели в гостиной, пили чифу и негромко разговаривали. Глава торговой гильдии разоткровенничался, и хотя при дочери он избегал прямых высказываний, однако я понял, что дела его идут не шибко хорошо. Уже сейчас он не может контролировать события в гильдии и, того и гляди, окажется вообще не у дел. Я все время кивал, сочувствуя.

Но вот нас позвали. Я медленно вошел в комнату. Лина внимательно и серьезно посмотрела на меня.

– Дядя, а правда ты меня будешь лечить? – не сводя с меня глаз, тихо спросила она. Я кивнул. – А правда ты фокусник?

Что? Какой такой фокусник? Я с удивлением посмотрел на Крису. Что она там наплела девочке? Вся поза Крисы выражала раскаяние, и на меня она упорно не смотрела. Тоже мне, блин, умеет она, видите ли, обращаться с детьми! Во подстава! И перед кем? Я обреченно вздохнул:

– Правда, Лина.

– А покажешь мне фокус? – с загоревшимися глазками спросила девочка. Вообще-то дело свое Криса сделала, девочка меня уже не боится, можно было бы и усыпить ее сейчас. Только вот как это скажется на ней? Ну то, что ее обманули и не показали фокус? Нехорошо обманывать детей…

И что бы ей такого показать? Я почесал затылок. Криса, ухмыляясь, смотрела на меня. Ну погоди! Я тебе это еще припомню, пообещал я ей ответным взглядом. Сорина тоже заинтересованно пялилась мне в лицо. И что же придумать? Внезапно в голову пришла одна мысль.

– Скажи, а ты рисовать умеешь? – Я присел перед Линой на корточки.

– Умею, – важно кивнула она.

– А что обычно ты рисуешь?

– Ну, – девочка смущенно подергала подол своего платья, – кукол там, птичек, зверушек тоже.

– А кто у тебя лучше всего получается?

– Птички, – неуверенно улыбнулась Лина. – Сейчас покажу! – Она соскочила с коленей Крисы и неуклюже полезла в шкаф. Больную руку она прижимала к боку и шевелила в шкафу только здоровой. Сорина смотрела на дочь с искаженным гримасой боли лицом. – Вот смотри…. – Девочка вывалила мне на колени стопку листков бумаги, на которых были рисунки: куклы, собаки, деревья… Вот явно мама с дочкой на руках. А вот нарисован мужик, под ним корявая подпись «папа». Но больше всего действительно было рисунков птиц. И почти все в полете. Полноту и достоверность картинам придавал фон: облака, деревья, реки, порой обозначенные лишь штрихами. Да, для ее возраста рисунки очень неплохи. У девочки явный талант.

– А сама ты мечтала когда-нибудь летать? – перебирая рисунки, спросил я.

– Ага, – устроившись рядом и тоже глядя на свои картинки, ответила она, – только у меня крыльев нету.

– А какие они должны быть? – продолжал допрашивать я.

Девочка задумалась. Потом вскочила и показала руками:

– Вот такие, большие и белые, и с перьями, чтобы, когда холодно, ими можно было укрыться.

– Понятно. – Я отложил рисунки и задумался. – В общем, так, я не великий волшебник, поэтому крылья тебе дать не могу. Я всего лишь фокусник. Поэтому я подарю тебе нарисованные крылья. Но очень большие. Ты согласна?

Девочка, завороженно глядя на меня, кивнула.

– Хорошо. – Я огляделся, подыскивая необходимый мне материал. Больше всего для моей цели подходили гардины, висящие на окнах и сейчас сдвинутые в сторону. – Это будет волшебный фокус. Для начала давай завесим шторы. Тут будет немножко темно, но мы зажжем светильники. Ты не испугаешься?

Девочка отрицательно помотала головой. Сола помогла мне быстро все сделать.

– Так, садись вот на этот стульчик… – Я поставил небольшой стул напротив окна, примерно в двух метрах, и усадил на него Лину. Затем поставил рядом еще один, на который уселся сам. – …возьмем твой карандашик, – продолжал я, взяв со стола один из карандашей. – Сейчас я превращу карандаш в волшебную палочку, и мы вместе будем рисовать волшебную картину. Ты готова? – Я серьезно посмотрел на девочку. Лина немножко замялась (видимо, чуть испугалась), но потом схватилась за мою руку и отважно кивнула. – Принеси и зажги светильник, – негромко попросил я Крису.

Она резво побежала выполнять поручение. Похоже, ей тоже было интересно.

– Можно я сяду рядом с дочкой? – тихо спросила Сорина, глядя на меня. Я кивнул. Так мы и сидели втроем: я слева, посередине Лина и справа Сорина, обнимавшая дочь рукой, – и ждали, пока Криса вернется. Вернее, ждали остальные, а я готовился.

«Ну что, Умник, мы готовы?»

«Яволь, мой фюрер!» – Вот юморист. Нет, положительно, нужно что-то придумать. Эти его дурацкие шутки в самые неподходящие моменты здорово сбивают меня с концентрации.

«А вот этого не надо. Смени пластинку».

«Понял, не дурак. Джинн готов выполнить твой приказ, о господин!»

«Уже лучше, – улыбнулся я, – по крайней мере, в тему».

– Ты готова? – шепотом спросил я Лину, чуть наклонившись к ней.

– Да, – прошептала она в ответ.

– Бери в ручку нашу волшебную палочку. – Рука Лины, уже протянувшаяся к карандашу, немного замерла. Но девочка пересилила себя и аккуратно взяла карандаш здоровой рукой. – Теперь скажи: «Палочка, палочка, зажгись».

– Палочка, палочка, зажгись, – тихо прошептала Лина. Карандаш слегка засветился салатовым светом. У двери раздался вздох. Блин! Там же Сола и ее отец. Совсем про них забыл! Стоят, гады, тихо, как мышки… Ладно, забьем.

Лина завороженно вертела в ручке светящийся карандаш.

– Скажи: «Палочка, палочка, нарисуй мне крылья» – и махни в сторону окна, – скомандовал я девочке.

Лина тут же это сделала. Вокруг «волшебной палочки» образовался рой светящихся искорок, который подлетел к гардине и растворился в ней. На месте попадания искорок слабо засветились пока еще смутные разноцветные пятна.

Кстати, за искорки я волновался больше всего. Все последние минуты субноут вместе с Умником работали с полной загрузкой, чтобы рассчитать красивое и безопасное представление. Само «волшебство» выполнял Умник, а я лишь генерировал какие-то «левые», сложные, но абсолютно бесполезные плетения для маскировки происходящего. В доме шарятся маги-охранники, расселись, гады, по соседним комнатам, вот и приходится тратить силы, чтобы мозги им забить. Никто не должен понять, что задействована инфомагия. На всякий случай Умник контролировал и мои дилетантские трюки, чтобы случайно не вышло чего-либо опасного или неприятного. Кстати, я тут еще попробовал одну из побочных заготовок по глушению звука. Очень простая штука, но реализуется на принципах, отличающихся от используемых местными магами.

Они генерируют что-то вроде поля, закрывающего беседующих со всех сторон. Мое же плетение накладывается на стены комнаты. Для того, кто пытается просунуть сквозь стены всякие плетения-прослушки, моя штучка генерирует маленький такой беленький магоэнергетический шумок, сильно искажающий любые, особенно речевые, сигналы. И при этом энергия почти не тратится. Недостатки, конечно, есть. Например, подслушать можно, если открыта дверь, или через замочную скважину, или если приставить к стене стакан. А еще можно просунуть плетение помощнее, и моя штучка будет задавлена, так сказать, «массой»… Но зато плетение почти неразличимо. Любой маг подумает, что всего лишь нарвался на особый материал стен. Но я, собственно, и не стремился сделать глушилку. Она у меня случайно получилась, как проверка некоторых идей при освоении обычной магии.

– Маши палочкой, пока я не скажу: «Хватит».

Девочка с азартом принялась за работу. Искорки проносились через комнату и, чуть-чуть полетав, впитывались в гардину, на которой постепенно проявлялся рисунок. Лина была в восторге.

«Умник, как дела? Что с показателями девочки?»

«Не совсем. Некоторые параметры плохо определяются. Переходи ко второму варианту».

Я тихо вздохнул. Ну что ж, жаль, конечно. Придется действовать иначе. Я закрыл глаза, отрешился от всех звуков в комнате и окутал девочку своими энергетическими «руками», как ночью делал с Крисой. Ее аура, естественно (она же не моя близкая подруга), стала сопротивляться. Но Лина настолько была поглощена «волшебством», творимым ею, что ничего не заметила. Я же пытался передать ей только положительные эмоции и одновременно прочувствовать то, что она ощущает. И это получилось. Ауры слились. Меня захватил детский восторг Лины. Я вместе с ней неистово махал рукой с палочкой и восхищался становившейся все более отчетливой волшебной картиной. Она уже почти полностью проявилась, и девочка все медленнее и медленнее махала уставшей ручкой. А мыслей я никаких не почувствовал – только восторженные эмоции. Искорок становилось все меньше и меньше. Я вернулся обратно в свое тело и осмотрелся. Все в комнате не отрывали глаз от гардины. И только Криса с некоторым беспокойством смотрела на меня. Я слабо улыбнулся. После сильного удара детскими эмоциями я был немного выбит из колеи.

«Ну как, Умник?» – запросил я своего электронного партнера, успокоившись.

«Отлично! Все точки ауры девочки прочитались просто замечательно! Я уже вычислил нужные коэффициенты».

«Гуд. Подстраивай симбионтов. Сколько их там?»

«Второй версии?»

«Ну да».

«Вполне достаточно. Работаю».

Для выправления ауры девочки я решил использовать вторую версию лечебных симбионтов. Они не сильно отличаются от первых. Я добавил кое-что из уже проверенных и оттестенных алгоритмов симбионтов защиты, связанных напрямую с самим пологом. Теперь они (помимо обычного лечения) при сильных отрицательных эмоциях подопечного во сне будут приводить состояние его ауры к заданным критериям – тем самым, которые Умник только что снял. Таким образом, если девочке приснится кошмар, симбионты сгенерируют в ее ауре состояние радости и восторга. Мозг умный – дальше он сам справится. Кроме того, если девочка наяву будет испытывать сильное чувство страха, то в аурах чужаков, испугавших ее, симбионты начнут генерировать разные дестабилизирующие волны, вызывая у них ощущение страха, вплоть до паники. Серьезно настроенного на причинение вреда взрослого это, конечно, не остановит, но даст девочке пару мгновений, например, чтобы убежать. Принцип включения такого механизма оказался очень простым – чем сильнее твои отрицательные эмоции, тем сильнее твоя аура «отталкивается» от чужой, а это можно легко определить.

Это я еще вчера понял, а по дороге к Бринхорту сообразил, как поправить симбионтов. Нам ведь не надо, чтобы мать, успокаивающая испуганного ребенка, в страхе отшатывалась от него? Вот то-то же!

– Дяденька, это я нарисовала? – срывающимся голосом спросила Лина. Она уже без команды перестала махать волшебной палочкой. Я посмотрел на картину. Хм… Нормально получилось. На гардине было то самое море со скалой, которое мне вспоминалось вчера. Фотки у меня не было, но Умник сгенерировал картинку по моим воспоминаниям. Получилось очень похоже. Только море было не бушующее, а (по моему совету) слегка волнующееся. Ярко светит солнце. На небе легкие облака. Над скалой только что взлетела ввысь фигурка девочки, и эта девочка – Лина. А вверх ее несут большие белые крылья, словно она – маленький ангел. На лице – восторг полета. Легкий ветерок из открытого окна чуть шевелит гардину. Волны словно двигаются, мягко набегая на берег. Крылья девочки тоже шевелятся, как будто делают небольшие взмахи. Да и сама малышка в такт крыльям чуть-чуть поднимается то вверх, то вниз, словно действительно летит. Полный эффект реальности. Я на такое даже не рассчитывал, но оно только к лучшему. Кстати, Умник добавил в краски чуть-чуть фосфора. От этого барашки на волнах, крылья и сама фигурка девочки слегка светились в полутьме. В комнате стояла тишина. Их’Гренадиры и Криса ошеломленно смотрели на картину.

– Конечно, ты, Лина. Нравится?

Она кивнула.

– Ну что, будем лечится? Не боишься доброго фокусника?

– Нет, не боюсь.

– Только тебе придется немного поспать, хорошо?

– Но я не хочу! – возмутилась девочка, не отрывая взора от картины.

– Точно не хочешь? – спросил я, внимательно глядя на нее.

Лина зевнула.

– Ладно, посплю. А рисунок никуда не денется?

– Нет, ты ведь его сама нарисовала, пусть и с помощью волшебной палочки. Правда, теперь это снова обычный карандаш, но ты ведь уже знаешь, что иногда он может превращаться в волшебную палочку. Надо только очень хорошо стараться. И однажды ты нарисуешь что-то такое красивое, что люди будут надолго замирать перед твоими картинами и придут посмотреть на них снова. И вовсе не обязательно, чтобы из карандаша шли искорки или чтобы краски так же блестели. Главное – это то, о чем ты хочешь рассказать, то, что ты хочешь выразить игрой цветов и света… – Последние слова я говорил уже по инерции. Лина, прислонившись ко мне, сладко посапывала. И я отключил свою «усыплялку». – Ну что, продолжим? – нарушил я тишину.

Все сразу задвигались, заговорили. В комнату без стука вошел главный маг-охранник и вылупился на картину. Я вздохнул: все равно мое лечение нестандартное и обязательно привлечет внимание. Ну и пусть будет больше странностей. Тем более что картины я рисовал и раньше. Васа и архимаг об этом отлично знают.

Начальник охраны, кстати, смотрел на меня волком после первого визита. Еще бы, какой-то подозрительный наглый человечишка непонятно как нашел их’Гренадиров (а ему, начальнику, доказывай потом, что охрана ничего не прошляпила), едва не побил охранников, втерся в доверие семье, которая под защитой, и теперь якобы собирается проводить непонятное лечение, шарлатан эдакий. Но Бринхорт, видимо, тогда же попросил своего телохранителя, чтобы не встревал. И когда мы с Крисой сегодня пришли, начальник охраны был холодно вежлив. Но сейчас он не удержался и ультимативным тоном потребовал своего присутствия при лечении. Я вспыхнул и послал охранника куда подальше. Он сильно напрягся, но промолчал (босс был рядом), а потом отвернулся, чуть вздернув голову, и вышел из комнаты, пытаясь сохранить достоинство. Я понял, что этого он мне не забудет. Жаль, что не сдержался. На фига мне плодить врагов на пустом месте? И так хватает охотников за моей шкуркой. Видать, я здорово волнуюсь перед началом лечения, вот и накосячил. Ладно, чего уж там. Бринхорт, кстати, начальника охраны не поддержал, за что ему отдельное спасибо.

Больше помех мне не чинили и выполняли распоряжения беспрекословно. В эту же комнату принесли ванночку, установили на стол и налили воды. Перед тем как раздеть дочку, Сорина выгнала из комнаты всех мужчин, кроме меня. Она еще попыталась обрядить малышку во что-то вроде ночнушки, но я не разрешил.

– Так, смотрите сюда, – привлек я внимание женщин. В комнате остались только Сорина, Сола и Криса. Я достал сделанный накануне кристалл-амулет и показал всем присутствующим. – Это основной компонент лечения. Он должен постоянно находиться в воде, где будет лежать девочка. Кроме того, – я показал достаточно большой мешочек, – здесь обычная соль. Ее надо периодически подсыпать в ванночку.

– Как определить, когда в этом появится необходимость? – внимательно слушая меня, спросила Сорина.

– Очень просто – кристалл будет светиться красным. Через некоторое время после добавления соли он должен погаснуть. Так… что еще? – Я задумчиво подергал мочку уха.

– Ты обещал дать мне амулет, чтобы контролировать лечение, – напомнила мне Сола.

– Ах да! – вспомнил я. А сам задумался – я ведь совсем забыл про это. Поковырявшись в карманах, достал оттуда свою миниатюрную зажигалку, которой уже давненько не пользовался. Блестящий квадратик вполне тянул на хитрый амулет. По моему требованию Умник тут же оперативно засунул в него навороченное плетение-муляж. – В общем, если будут проблемы, я узнаю.

На самом деле контролировать процесс не было необходимости. Абсолютно безвредная операция – на себе проверено. Но надо же успокоить женщин. А так, я же буду наведываться. Да и на Соле давно есть мой «жучок». О, кстати!

– И еще, когда будет происходить что-то непонятное или, например, кристалл будет светиться слишком долго – проговаривай вслух, что происходит. Но предварительно, – я нажал на кнопку, и в верхней части зажигалки раскалился кругляш металла, – нажмешь вот так. Только осторожно – не обожгись.

Интересно, как гномы воспримут необходимость комментировать происходящее через огненный амулет? Бред, однако. Никто из присутствующих не высказал никаких сомнений, а у Солы загорелись глаза – блестящая штучка с изображением орла, кстати, да еще и огонь дает…

Я бросил кристалл в воду. Примерно через минуту он, как и положено, засветился красным. Тогда я насыпал в ванну пару горстей соли. Как я и говорил, кристалл погас. Отлично!

– Все поняли?

– Да, только что делать, если соль закончится? – уточнила Сорина.

– Поищите у себя в кладовке, – проворчал я. – Воду менять не надо. Девочку раз в день доставайте из ванны и хорошенько разминайте ее тело. – Я показал, как это делать. – Кормить– поить не надо. Все, что нужно организму, он получит из воды. А теперь придумайте какую-нибудь подставочку, чтобы Лина удобно лежала в ванночке и случайно не захлебнулась, если сползет. Сола, ты поняла, за чем надо следить?

– Не беспокойся, – вместо дочери ответила Сорина, – я буду постоянно здесь присутствовать. – Она укоризненно посмотрела на меня.

Ну да, что-то я стормозил. Надо было мать сделать главной. Ну да ладно. Пусть и Сола почувствует себя нужной и при деле.

Вскоре все было устроено. Девочку разместили в ванночке. Вполне удобно, и при всем желании она там не захлебнется. Осталось самое последнее и неприятное. Я смотрел на ужасно выглядевший обрубок пальца.

«Ты уверен, Умник?»

«Да, желательно убрать уже заросшую ткань. Иначе процесс будет идти дольше».

«Ладно. А что с кровопотерей?»

«Не забывай, – укоризненно ответил Умник, – лечебные инфоплетения очень умные. Кровь они остановят и сразу же начнут работу. В общем, тут все в порядке».

«Угу, а как снимать лишнее? Не ножом же пилить?»

«Да уж, представляю себе… Франкенштейн за работой… Ладно, возьми руку, все остальное я сделаю».

Я закрыл маленькую ладонь девочки своими ладонями. Через пару минут вода вокруг рук окрасилась красным цветом – пошла кровь.

– Что? – всполошилась Сорина.

– Тсс! – прошипел я.

«Все! Можешь отпускать».

Я раскрыл ладонь и с интересом посмотрел на результат. Да уж, обрубок мяса. Кровь в воде быстро была преобразована плетениями в полезные вещества, и вода снова стала кристально прозрачной.

«Кстати, а плетения не примут мои руки за материал, из которого можно добывать разные вещества?» – вдруг забеспокоился я. Раньше мне это почему-то не приходило в голову.

Умник развеселился.

«Нет, разве что тоже попытаются подлечить. Они воспринимают все, что имеет живую человеческую ауру, как цель для лечения».

Фух! Гуд.

«Глянь, Ник, на ауру девочки!»

Упс! Похоже, процесс отсечения лишней плоти вызвал у нее очень неприятные воспоминания. По крайней мере, ей должно сейчас сниться что-то очень неприятное. Вот и посмотрим, как отработают симбионты.

С удовлетворением я наблюдал, как мои создания резко активировались и бросились выполнять заложенную в них программу. Чтобы привести эмоциональное состояние девочки к шаблону восторга, который она испытывала при виде рисунка на гардине, им потребовалась всего пара минут.

По ходу дела я еще немного уточнил настройки симбионтов. И убрал лишних – слишком много их образовалось. Вполне достаточно, если будет раза в два меньше. А то некоторые симбионты вроде не у дел, только мешают работающим.

Лицо девочки разгладилось, а на губах появилась легкая улыбка…


– Ты не хочешь мне ничего рассказать? – по пути домой, через два часа, спросила Криса.

– О чем? – эмоционально выжатый, спросил я.

– О том, что ты там вытворял. Теперь я понимаю, почему ты отказался от присутствия мага-целителя.

– Давай в другой раз, ладно? А сегодня я приглашаю тебя на выступления демонов. Пойдешь?

Криса долго смотрела на меня. Потом вздохнула:

– Ладно, потом так потом. А выступления когда начинаются?

– Через три часа, еще успеем домой забежать. Но до этого надо найти Леона, ему это должно понравиться. Да и поговорить о чем-то он хотел со мной. Кстати, как ты думаешь, Васе дать пригласительный билет или ему это неинтересно?

Криса фыркнула:

– Думаю, он по должности там будет. Все сильные маги или просто известные приглашаются в первую очередь.

– Ну и ладно…


Показательные выступления

Выставочный комплекс и прилегающий к нему испытательный полигон был расположен на окраине столицы. И места много, и безопаснее – мало ли что затеют показать чужаки или всякие местные маги-экспериментаторы. Добираться было далеко. Приглашения распространяли только среди магов, военных и иностранных делегаций, но зрителей было много. Длинная дорога не стала препятствием для желающих (среди которых были гномы, люди и представители прочих рас) поглазеть на сильнейших воинов и боевых магов Лунгрии.

Наемники редко выступали на публике. Свои навыки они старались демонстрировать исключительно перед заказчиками и потенциальными заказчиками. Для простых обывателей Лига боевых магов была покрыта завесой тайны. Ходили самые разные слухи, один невероятней другого, про удивительные возможности и секреты ее адептов, особенно демонов. Зрители ожидали чего-то феерического, и пока их ожидания оправдывались!

На центральной арене высокие мускулистые демоны (основные бойцы Лиги) показывали чудеса владения холодным оружием и синхронные боевые перестроения. Они поражали скоростью и слаженностью действий, несущих холодную эстетику смерти. Параллельно на соседнем полигоне нанятые ремесленники-гномы под руководством инженеров Лиги заканчивали сборку полосы препятствий и прочих конструкций, которые помогут боевым магам более эффектно продемонстрировать свое мастерство. Маги Лиги суетились поблизости. Они проверяли правильность установки сооружений и ставили защитные плетения, чтобы мощные боевые заклинания, которые будут применяться при демонстрации, не угрожали зрителям.

Все были при делах, все на своих местах, и только основатель и глава исследовательско-аналитического отдела Лиги боевых магов Балаватх Читаатмаа Бхавишья откровенно скучал, сидя в ВИП-ложе. Он с нетерпением ждал начала шоу магов. Выступления простых боевиков на арене уже не привлекали. Не то чтобы демоны-бойцы выступали плохо – нет, они показывали неординарные, зрелищные, а местами выдающиеся поединки. Но когда ты это видел уже не одну сотню раз…

Организаторы с чем-то возились. Было видно по процессу подготовки, что выступления магов задержатся еще на некоторое время. Балаватх решил немного прогуляться и подышать свежим воздухом. Он покинул ВИП-ложу на арене, сопровождаемый по пятам личной «тенью» (так называют в Лиге телохранителей). Прохаживаясь рядом с комплексом, демон искал, чем же себя занять. К сожалению, совсем покинуть представление было нельзя. Вполне может случиться что-то неординарное и понадобится его помощь. Кроме того, и это намного важнее, ректор Читал-Миитской магической академии назначил ему встречу вечером, сразу после выступления боевых магов. Видимо, он решил лично посмотреть на выступление своих выпускников, многие из которых теперь входили в Лигу. Переносить встречу ни в коем случае нельзя – Лига затратила огромные усилия на то, чтобы вырастить в этой второсортной магической академии действительно передовую кафедру боевой магии. Теперь это учебное заведение выпускало весьма сильных боевых магов. Но помощь кафедре осуществлялась неявно, с помощью всяких хитроумных схем. Руководство академии не хотело обвинений в контактах с наемниками-отморозками (так раньше полагали многие) и потому притворялось, что ничего не знает. Но все меняется. Лига развивается и на сегодняшний день стала уважаемой организацией. Наемников никто отморозками уже не считает. Они профессионалы. Вот и руководство академии вплотную подошло к тому, чтобы принять патронаж Лиги. Теперь можно будет официально финансировать кафедру, предоставлять своих преподавателей и, главное, открыто привлекать в свои ряды лучших выпускников. Но бюрократы еще могут «отыграть» все назад. Так что следует всячески ублажать ректора, сдувать пылинки с его мундира, дружить с ним – нудная, но очень важная для Лиги работа. Балаватх не мог передоверить ее другим, а тем более бросить на полпути.

Ноги немного размялись, а мысли Балаватха тем временем обратились к последним событиям в столице гномов. Здесь, похоже, наметилась проблема. Кто-то явно раскручивает интригу против Лиги. Вчера гномы-следователи, скорее всего науськанные эльфами, немало попортили ему нервы. Вместо того чтобы поспать после тяжелых забот по подготовке сегодняшних показательных выступлений, он (второй по рангу в делегации демонов) всю ночь был вынужден отвечать на всякие дурацкие вопросы о людях-стихийниках в составе делегации, взаимоотношениях Лиги с эльфами, торговой гильдией гномов и даже о возможных разборках с гильдией убийц. Последние в прошлом не раз случались, из-за того что мертвители активно пытались переманивать кадры из Лиги. Но лет двадцать тому назад Лига начала выискивать и убивать всех перебежчиков, а вскоре демонстративно вырезала несколько баз гильдии. С тех пор мертвители отстали, поняли, что соперник не по зубам. А кто же сейчас затеял бучу? И с какими целями? Вырезали мертвителей, да так, чтобы стравить их с эльфами, а эльфов – с Лигой, в составе которой есть и стихийники. Скорее всего (по мнению Балаватха), это действуют агенты Дворца Стихий и Волшебства, магической академии с одной из сильнейших стихийных школ мира и давними традициями обучения шаманов-орков.

«Да. Дворец Стихий и Волшебства». – Балаватх недовольно нахмурился. Изначально это была небольшая кучка людей, первыми изучивших методы работы оркских шаманов. В дальнейшем они значительно развили эти методы и стали активно применять на практике. Разбогатели. В настоящее время Дворец контролирует больше половины рынка услуг стихийных магов. Но этого им явно мало.

Уж кто-кто, а регулярно участвующие в орочьих конфликтах адепты Лиги боевых магов прекрасно знали о ситуации в Диком Поле. Сегодня орочий шаман – это уже не дикарь с палкой и бубном. Он прошел хорошее обучение во Дворце. Именно Дворец Стихий возлагает большие надежды на войну и вкладывает в нее огромные средства. Во Дворце жаждут поражения гномов и потому активно помогают орочьей магической верхушке, которую считают подконтрольной себе. Балаватх хорошо разбирался в ситуации. Будучи исследователем, он активно интересовался орочьим источником магии (как, впрочем, и другими источниками). В процессе исследований Балаватх смог выработать метод предсказания резких вспышек агрессивности орков по энергетическим и астральным выхлопам их источника. Они случались все чаще. Благодаря Балаватху Лига теперь успешно предсказывала конфликты у орков между племенами или с их соседями (вспышки агрессивности им всегда предшествуют), а значит, и могла предполагать, где потребуются услуги наемников. В этом исследовании незаменимую помощь Балаватху оказала жена, жившая в свое время во Дворце Стихий и Волшебства и покинувшая его из-за разногласий с руководством.

Вспомнив о жене, Балаватх улыбнулся. Уже сколько лет прошло, как они поженились, а Лилиейла («цветок прерии» в переводе с орочьего), кареглазая стройная орчанка, до сих пор остается для него главной женщиной. Стройная, заботливая, хорошая мать и хозяйка, а как горяча ночью… Балаватх мечтательно причмокнул губами. Что еще нужно мужчине? А сколько всего знает и какие умные советы дает, и всегда в тему…

Собственно, именно успехи на ниве предсказания конфликтов вместе с некоторыми другими уникальными магическими разработками выдвинули Балаватха на третье место в верхушке Лиги. До недавних пор он вообще не интересовался боевой магией, и его постоянно сопровождал телохранитель. Но в последнее время надоело ходить с нянькой, да и не гарантирует охранник полную безопасность, а потому Балаватх стал заниматься с Махасом (одним из лучших боевых магов Лиги), и его возможности в бою существенно возросли.

Мысли Балаватха вернулись к последним событиям. Если принять, что след ведет к Дворцу Стихий, то непонятно, при чем тут торговая гильдия? Да и нападение на базу мертвителей было по стилю нестандартным для дворцовых боевых магов…

«Нужно собрать больше информации, иначе сложно что-то понять», – решил Балаватх. Время еще оставалось, и он решил скоротать его, почитав научные статьи. Надо быть в курсе всех новых достижений.

По амулету связи он попросил крутившегося неподалеку помощника принести папку с подборкой последних местных статей, касающихся теоретической магии. Наиболее интересной была статья Васы их’Васандира, опубликованная совсем недавно. Статья, несмотря на авторитет автора, прошла почти незамеченной в кругу магов, видимо, из-за сложности языка, который использовал для своих рассуждений мэтр. Начав просматривать материал пару дней назад, Балаватх наметанным глазом определил, что Васа, скорее всего, стремился замаскировать под огромным количеством сослагательных наклонений и гипотетических предположений, столь усложняющих чтение работы, идеи принципиально новые, которые сильно противоречат устоявшимся догмам. Похоже, Васа, публикуя свои мысли, стремился всячески вывести свою работу из-под удара облыжной критики, которая обязательно последовала бы, если бы маги вчитались и поняли, какую угрозу положению многих из них несет внедрение этих новшеств. Но откуда взялись у него эти идеи? Балаватх уже был в курсе некоторых из них, но это потребовало многолетних магических экспериментов. К тому же до многого Балаватх доходил не сам, с нуля, а всего лишь развивал исследования своего учителя, пропавшего двести двадцать лет назад. Но Васа, по первому впечатлению, продвинулся намного дальше. Каким образом? Раньше за ним не замечались способности к нестандартному мышлению – в прошлом по долгу службы Балаватху не раз приходилось читать работы мэтра магии гномов.

Пока помощник бегал за папками, Балаватх искал место поспокойнее для комфортного чтения и обдумывания прочитанного. Его внимание привлекла небольшая беседка недалеко от арены, частично укрытая зарослями деревьев, создающими уют и прохладную тень. Недалеко от нее стоял, прислонившись к дереву, какой-то высокий человеческий маг пятой-четвертой ступени силы. Балаватх поморщился, все-таки он хотел почитать в одиночестве. Ну да ладно, удобнее место вряд ли найдешь, а человек… Придется получше сконцентрироваться, чтобы его не замечать.

Кстати, довольно странный субъект. Человеческий маг смотрел в сторону, не пошевелился при появлении Балаватха в беседке и вообще делал вид, что задумался и ничего его не интересует. Однако аура выдавала его. С приближением демона энергетические всполохи в ней стали более интенсивными. Наметанный взгляд главного аналитика Лиги отметил резко возросшую активность ментального тела человека. Было ощущение, что человек активно пытается что-то вспомнить. Вскоре появился помощник.

– Сваами Балаватх Читаатмаа, я принес то, что вы просили. – Отвесив легкий поклон, помощник передал ему папку с последними статьями.

«Странник», как окрестил про себя человека Балаватх, вздрогнул при звуках его имени и бросил взгляд в их сторону.

«Не будем заниматься игрой в гляделки», – решил Балаватх и подошел к человеку с вопросом:

– Добрый день, мэг. Судя по вашей реакции на мое имя, вам оно знакомо? Или, может, мы с вами где-то пересекались? Если да, то, наверное, это было давно, так как я вас не помню. Не затруднит ли вас моя просьба представиться?

Человеческий маг явно растерялся. Как же он молод. Даже чувства контролирует неважно.

– И вам огненный день, сваами Балаватх. Меня зовут Ник Админ Рутович. Признаюсь, я очень удивлен, что встретил здесь лучшего ученика самого Угры Пуджари Мритама. С вами мы, к сожалению, незнакомы. Однако, изучая работы маханийа Угры, я не раз наталкивался на ваше имя, в том числе в качестве соавтора. Естественно, мне очень интересно знать, продолжаете ли вы поиск своего учителя? Или, может быть, вы полностью сосредоточились на собственном магическом пути? – на чистейшем демонском, причем несколько устаревшем «высоком» его диалекте, ответил человек, слегка наклонив голову и при этом не выпуская собеседника из поля зрения (как и полагается приветствовать собеседника по этикету демонов). И это при том, что вопрос был задан по-гномьи!

«Удивил ты меня, человек!» – подумал демон и чуть сощурился, повнимательнее приглядываясь к стоящему перед ним магу.

– Мне, в свою очередь, приятно и неожиданно встретить коллегу, коему не безразличны жизнь и деятельность моего уважаемого учителя. Я стараюсь всеми силами развивать и уточнять его исследования. К сожалению, учитель покинул нас более двухсот лет тому назад, отправившись в длительный путь на поиск истины. Я надеюсь, он обрел ее в этом мире или в ином. К сожалению, таких, каким был мой уважаемый учитель, сейчас среди нас остается все меньше и меньше. На Островах вот почти все занимаются или боевой, или прикладной магией, и никто не интересуется глубокими теоретическими вопросами, основами основ нашего искусства. – Вежливостью и пафосом Балаватх старался замаскировать, насколько его ошарашила такая неожиданная встреча. Ему нужно было некоторое время, чтобы оправиться от удивления. – Возможно, уважаемый мэг, вам имеет смысл присоединиться к моему уединению в беседке, и мы продолжим разговор в более комфортной обстановке? – Демон сделал приглашающий жест в сторону беседки. Парень бросил скользящий взгляд на «тень» Балаватха (охранник стоял в агрессивной позе, готовый к любому повороту событий, и сверлил человека глазами), но ничуть не смутился. Кивнув, он прошел первым и вежливо ответил:

– Вы совершенно правы, сваами. Теория без практики мертва, а практика без теории слепа. – Маг сел на соседнюю скамейку. Причем (особо отметил Балаватх) место выбрал так, чтобы полностью видеть всю местность между беседкой и полигоном. – К сожалению, современная теория магии находится в довольно плачевном состоянии. Невольно складывается впечатление, что многие власть имущие намеренно препятствуют развитию магических теорий и перспективных работ, дабы способные, но еще не достигшие высот молодые маги не смогли подняться выше их. Сколько отличных исследований замуровано в стену! Даже ряд работ уважаемого маханийа Угры, – парень уважительно опустил голову, отдавая должное памяти учителя, – несмотря на его известность и авторитет, постигла подобная участь. А ведь многие идеи в последних работах учителя действительно гениальны! Как жаль, что это почти не заметили современные маги. «Трактат о сущности невидимых энергий», «Гипотеза о реальном существовании Бхараанта Локам» и, наконец, «Трактат о влиянии магических источников на физиологию разумных». В этих работах маханийа Угра высказал и обосновал соображения, которые полностью переворачивают традиционные представления о сущности магии и ее истории. И неважно, что многие его гипотезы спорны. Если бы с предложениями учителя вдумчиво ознакомились и хотя бы по-настоящему аргументированно раскритиковали, то нынешние маги гораздо сильнее продвинулись бы в познании истины. Даже те немногие гипотезы маханийа Угра, в верности которых удалось убедиться лично мне в процессе своих магических исследований, открывают широчайшие горизонты практических достижений, разумеется, при их дальнейшем развитии и доработке!

Сказать, что Балаватх был в шоке, значит, ничего не сказать. Уж чего-чего, а этого он никак не ожидал. Славу Угре принесли как раз статьи раннего и среднего периода. Статьи исключительно практической направленности. А вот более поздние работы, полностью теоретические, просто не были поняты. Сообщество магов решило, что Угра спятил на старости лет и занялся фантазиями. Статьи, правда, продолжали печатать, но исключительно сверхмалыми тиражами, как дань уважения за былые заслуги. Большинство учеников разбежались. С учителем остались кроме Балаватха только двое. А развивает ныне исследования учителя вообще лишь он один, Балаватх. Вот так встреча! Явно стоило приехать к гномам. Как много бы он потерял, если бы послал вместо себя учеников. А ведь он серьезно думал над этим вариантом. Когда комплектовалась делегация, направляемая на торжества к Руархиду, все полагали, что это будет рутинный визит-переговоры о найме бойцов Лиги против орков. Не было никакой необходимости включать в состав делегации главного аналитика и исследователя Лиги. Балаватх и без этого визита был загружен по полной программе. Но хоть и пришлось перенести на более поздние сроки ряд очень насущных дел, сейчас Балаватх был рад, что все-таки поехал в столицу гномов сам.

– Извините, уважаемый мэг, но ведь «Трактат о влиянии магических источников на физиологию разумных» так и не был опубликован. Не подскажете, где и как вы смогли ознакомиться с этой ценнейшей рукописью? – спросил демон и подал знак готовности своей «тени». Очень подозрительный оказался человек. Может, это все-таки провокатор Дворца и следует взять его в оборот, пока не поздно? Незаметным (как он считал) импульсом Балаватх активировал артефакты, спрятанные в одежде.

Вот это да! Маг, судя по колебаниям ауры, все заметил и, самое интересное, ничего не предпринял в ответ. Он сделал небольшую, не более пяти секунд, паузу в разговоре, затем уверенно посмотрел в глаза демону и насмешливо ухмыльнулся. Не отводя открытого прямого взгляда, человек ответил:

– О, это целая история! Я с самого начала своего пути сильно интересуюсь нестандартными магическими идеями и теориями. Мне кажется, только так можно постичь что-то по-настоящему новое. Эту страсть мне привил учитель, сам страстный собиратель разных магических диковин. Разбирая его коллекцию, я однажды наткнулся на небольшую невзрачную брошюрку, изданную малым тиражом. Это была одна из первых теоретических работ уважаемого маханийа Угры. Я внимательно прочел ее, и идеи, изложенные там, меня очень заинтересовали. Я стал искать и другие работы вашего учителя. К сожалению, многие брошюры уважаемого Угры были напечатаны незначительным тиражом, и их сложно достать. Но что делать нам в этом мире без друзей? Многие мои коллеги и знакомые были в курсе моего интереса, хоть и считали его чистой блажью начинающего мальчишки. И все же мне повезло. Как говорят у меня на родине, удача поворачивается лицом к тем, кто прикладывает для этого все силы, а не сидит сложа руки. Меня познакомили с одним интересным человеком – как и мой учитель, страстным собирателем диковинок. Он мне показал записи уважаемого маханийа, в том числе и «Трактат о влиянии магических источников на физиологию разумных». Эти работы попали к нему около сотни лет назад от ростовщика. Как вы, возможно, помните, сваами, примерно тогда случилось знаменитое ограбление сокровищницы одного из эльфийских домов. А из последних записей маханийа Угры следует, что он собирался исследовать священную рощу. А вы, уважаемый, знаете, как к этому относятся длинноухие. Маханийа больше никто не видел. Я не знаю, обрываются ли его следы в священной роще или нет, но если так, то его материалы вполне могли оказаться сначала в сокровищнице эльфов, затем у грабителей, а потом попасть к ростовщику. Но это не более чем предположение. Что в действительности случилось с маханийа, я не знаю. К сожалению, владелец коллекции диковинок отказался передать мне сами рукописи, но он позволил сделать копии, и я переписал многие материалы уважаемого Угры Пуджари. А вскоре обладатель коллекции исчез. Ходили слухи, что у него возникли проблемы с одной из тайных гильдий. С тех пор ни я, ни кто-то из моих знакомых его не видели. А сами копии рукописей у меня сохранились. Если хотите, сваами, я могу познакомить вас с ними. Вы, вероятно, лучше разберетесь в мыслях уважаемого маханийа.

– Да, мне было бы интересно посмотреть на эти записи, – после некоторого молчания ответил Балаватх и, немного подумав, дал отбой своей «тени». – Возможно, они хоть как-то раскрыли бы тайну исчезновения учителя. Я даже готов отблагодарить вас, уважаемый мэг, деньгами или знаниями. Однако больше всего мне хотелось бы обсудить те гипотезы моего учителя, которые вы считаете неверными. Может быть, это облегчит нам обоим дальнейший научный поиск. А также, – продолжил Балаватх, – хотелось бы побольше узнать о ваших достижениях. В свою очередь, готов поделиться некоторыми из своих магических разработок. К слову сказать, общаться на «ты» с собеседником, разделяющим мои научные интересы, мне было бы удобнее. – Демон вежливо улыбнулся.

Человек на несколько мгновений погрузился в свои мысли.

– Хорошо, – сказал он, очнувшись. Балаватх почувствовал, что маг определенно ничего не придумывает на ходу, а что-то вспоминает. – Дай только немного собраться с мыслями, – человек сразу перешел на «ты», – и освежить в голове гипотезы маханийа Угры. Признаюсь, специально я не готовился к дискуссии…

Балаватх кивнул. Что ж, он подождет. Сегодня у него выдался определенно удачный день.

Неторопливый и обстоятельный разговор шел долго. Иногда оба собеседника брали небольшие паузы, стремясь почетче сформулировать аргументы или проконтролировать себя, чтобы не сказать чего лишнего или просто попридержать информацию на будущее. Иногда Балаватх горячился и начинал яростно спорить. Уж слишком непривычные вещи говорил Ник. И с каждой минутой увлекательной беседы Балаватх все сильнее чувствовал, насколько ему повезло. Надо же! Познакомиться на обычных показательных выступлениях с таким интересным человеком! Демон уже не сомневался, что Ник встретился ему случайно. Такое никак не могло быть подстроено. Свободное поведение Ника во время беседы и его искреннее удивление в самом начале встречи невозможно подделать. Кроме того, в самом начале разговора Ник выдал куда больше информации, чем выдал бы, если бы готовился заранее. Да и вообще, для агента он слишком раскованно и независимо себя ведет. Агенты, как правило, «серые мышки» – предпочитают выражать свои мысли по минимуму, а больше слушать. Они всегда вежливые и «зализанные», их ничем не проймешь. А как Ник вспыхнул и заорал на сваами, когда тот в горячке дискуссии обозвал его идиотом. И тут же привел доводы – жестко, без сантиментов и расшаркиваний, словно вбивал гвозди в демонскую голову. В конце каждой фразы постоянно чувствовалось непроизнесенное что-то вроде «безмозглый придурок». И не возразишь – все логично, аргументированно. Давненько сваами так безоговорочно не опускали в научном споре. Нет, это точно настоящий ученый, такой же, как и сам Балаватх, и его интерес в той же области знаний. И как только он у гномов оказался?

Ник продолжал подробно излагать свои доводы. Главный аналитик Лиги внимательно слушал, оценивал слова и сканировал ауру собеседника.

«А парень непрост! По уровню знаний он гораздо выше пятого-четвертого уровня, какой я присвоил ему вначале. По ряду признаков видно, что его аура заполнена энергией не больше чем на четверть. Бросается в глаза демонстративное отсутствие защиты. Специально притворяется слабым магом? Непохоже. Он же талантливый ученый, и его, по-моему, не сильно волнует, как он выглядит в глазах окружающих. Или это эпатаж? Мол, я настолько силен, что любого, кто на меня наедет, первым уделаю – только сунься. А возможно, он часто работает со стихией… Или все-таки защита есть, но незаметная, надежно спрятанная каким-нибудь нестандартным способом? Махас ведь уже показал мне немало трюков ее сокрытия. И аура интересная. Чувствуется в ней что-то неправильное, только вот что? Ладно, потом разберусь. Чем же мне поделиться с ним в следующий раз? Вроде бы он интересовался, что мне известно о Бхараанта Локам, то есть о Потерянном Мире? Свяжусь с женой сегодня, пусть необходимые материалы в домашней библиотеке поищет…»

Разговор продолжался около двух часов. Балаватх готов был беседовать и дольше, времени до встречи с ректором хватало, но дискуссию прервал Ник. Он заметил какую-то гномку-магичку, выходившую с полигона, извинился и пошел к ней навстречу.

Демон взглянул на ауру девушки. Похоже, пятая-четвертая ступень. На лице явные следы недовольства. Видимо, это была подруга Ника, которая потеряла его во время представления и изрядно понервничала, разыскивая после. Балаватх подошел к этой парочке.

– Приношу свои извинения, леди… – начал Балаватх на гномьем и сделал небольшую вежливую паузу.

– Криса их’Дрим, шестая ступень, – представилась девушка, отвлекшись от разговора с Ником. Демона она заметила только сейчас, по привычке просканировала ауру и застеснялась. Она никогда еще не общалась с магом такого высокого уровня, к тому же с демоном. Гномы вообще относятся к демонам с гораздо большей опаской, чем к остальным расам. Их считают вспыльчивыми, несдержанными, бойцами без тормозов, чуть ли не отморозками. Каждый гном с детства знает, что, общаясь с демонами, следует взвешивать каждый жест и каждое слово. В ответ на оскорбление (вернее, на то, что он сочтет оскорблением) трехглазый сразу вспыхивает, лезет в драку, что чревато для «обидчика» крупными неприятностями.

«Хм, шестая ступень? Странно, аура-то помощнее будет. Странная подруга странного человеческого мага», – подумал главный аналитик Лиги, а вслух сказал:

– Очень приятно! – Он сделал вежливый поклон. – Балаватх Читаатмаа Бхавишья, сваами, – представился демон. Видя, что последнее слово Криса не поняла, уточнил: – «Сваами» – определенная ступень магического мастерства демона. Если перевести на ваш манер, то она располагается где-то посередине между первой ступенью и званием высшего мага.

Девушка слегка зарделась. Видно, ей еще не оказывал внимания маг такого уровня. Балаватх, усмехнувшись про себя, продолжил:

– Леди, прошу простить меня за похищение вашего спутника на столь продолжительный срок. Поверьте, если бы меня уведомили, что его ожидает такая прелестная спутница, то ни в коем случае не поступил бы так некрасиво. В качестве извинения примите, пожалуйста, от меня этот трактат. – Балаватх достал из небольшой сумочки инкрустированную серебром книжку. – Здесь описаны разработки Лиги боевых магов. Вы как сильная магиня несомненно оцените такой подарок. – Демон вежливо улыбнулся. Книжку он приготовил для ректора, но до встречи с главой Читал-Миитской академии еще оставалось достаточно времени, чтобы послать в посольство демонов еще за одним экземпляром. Запас подарков, к счастью, имелся. Балаватх же решил, что дальнейшие контакты с Ником очень важны, а как наладишь общение с парнем, если не одаришь достойно его девушку? А там, глядишь, удастся потихоньку привлечь Ника в ряды Лиги. Балаватх просканировал Крису и увидел весьма специфичные плетения в ее защите. Сразу сориентировавшись, демон продолжил: – В книжке, помимо боевых разработок, ментальной магии и «скрыта», описано и множество гражданских, полезных в быту и интеграционной магической практике плетений. – Балаватх надеялся, что угадал специальность девушки как мага-интегратора. Он не стал дарить книжку Нику – для мага его уровня она малоинтересна, а вот его девушке должна понравиться. – Кроме того, я приглашаю вас с Ником на официальный прием, который организует наше посольство послезавтра вечером в заведении «Магический источник». Вы там будете дорогими гостями. – Балаватх сделал приглашающий жест рукой.

Криса с Ником переглянулись.

– Благодарю тебя за приглашение, – наконец ответил парень, – мы постараемся прийти. А теперь разреши откланяться. Благодарю за очень интересную беседу. – Ник слегка поклонился.

Балаватх, несмотря на то что не получил конкретный ответ на свое предложение (у демонов это считается допустимым только между равными), вежливо улыбнулся и тоже слегка поклонился в ответ, на гномий манер.

* * *

Мы оставили Балаватха возле беседки и отправились занять удобные места возле испытательного полигона, где боевые маги Лиги готовились начать показательное сражение. Когда мы отошли от демона подальше и он больше не мог нас видеть, я с облегчением перевел дух. Давненько не приходилось так долго и напряженно импровизировать. Во время разговора я старался вести себя естественно, как будто обсуждаю интерфейсы с земным коллегой-программистом. Но приходилось контролировать каждую фразу. Уж очень внимателен был демон. Все замечал. Причем умудрялся одновременно думать, говорить, следить за мной и сканировать мою ауру. К тому же он понимал, что и его реакции отражаются в ауре, и хорошо «прикрывал» верхние уровни своего ментального тела. Но к счастью для меня, он не догадывался, что мы с Умником видим ауру полностью, подробно и глубоко, не только то, что «показывал» сваами, но и то, что он ощущал на самом деле. Поэтому попытки демона скрывать те или иные чувства как раз подсказывали мне, в каком ключе следует продолжать беседу. Вроде все удалось как надо. Читаатмаа уверен, что он случайно встретил талантливого ученого-исследователя – фанатика изучения основ магии, больше почти ничем не интересующегося. И при этом я, слава богу, не сказал лишнего. Хотя вообще не следовало затевать этот разговор. Не знал про меня Балаватх – и ладно, забот меньше было. Но не удержался. А теперь придется и об этом думать. Игрок-то серьезный, не отвяжется. И все же как вовремя Криса появилась! У меня от напряжения начал пот на лбу выступать. Еще немного – и я стал бы делать ошибки. Ладно, проехали. Я постарался на некоторое время выбросить Балаватха из своих мыслей и стал рассматривать конструкции на полигоне, прикидывая, какие приемы магии покажут наемники Лиги. Глашатай объявил, что показательное магическое сражение начнется через полчаса.

Терпеть не могу толпу. Будь я один, стоял бы себе в сторонке и смотрел на все с помощью развешанных над сценой камер Умника. Но раз уж со мной девушка, да еще и небезразличная мне, придется немного помучиться. Да еще тут хватает ее знакомых. Здоровайся со всеми, улыбайся, говори что-то якобы умное… Или, наоборот, отваливай в сторону и не мешай общаться. Во время выступления боевиков Крису увидели какие-то ее подруги по ученичеству и утащили посплетничать о своем, о девичьем. И только я выбрался из толпы в укромный уголок подышать чистым воздухом, как нарвался на Балаватха. Черт, опять мысли на него переключаются. Забиваем… Ну не везет мне сегодня со спутниками. Леон потерялся в толпе. Как только он увидел арену с воинами, так все остальное перестало для него существовать. Моментально забыл о нас с Крисой и стал пробираться куда-то вперед, поближе к участникам действа. Бог с ним, отыщется, не мальчик. Пусть получает удовольствие.

Я покосился на девушку. Пока зрелище не началось, Криса на ходу листала подаренную книгу. Иногда она хмыкала, иногда задумчиво хмурила свой лобик. Ну а я, в свою очередь, пока Криса занята, попытался привести мысли в порядок.

«Фух, – подумал я про себя, – спасибо тебе, Криса, что вовремя появилась и помогла мне прервать этот напряженный разговор. Впрочем, спасибо и тебе, демон, что появился на моем пути так неожиданно – много нового удалось узнать. А может, в будущем ты поможешь мне найти «запасной аэродром», если что-то неприятное случится здесь, в столице гномов… А вот ты, чертов искусственный интеллект, у меня еще поплатишься!»

«И за что же?» – удивленно спросил Умник.

«Как за что?! Ты ведь мне сказал, что воспоминания прошлых претендентов на могущество стерты практически полностью, разве что какая-нибудь мелочь иногда всплывет. А на самом деле? Стою себе в сторонке, смотрю выступления через твои камеры, никого не трогаю, расслабился и получаю удовольствие. И вдруг в голове происходит взрыв чужих воспоминаний! Причем в самую неподходящую минуту, прямо перед глазами у этого демонского мага. Я даже не представляю, чем аукнется все то, что я ему наплел. Что делать-то будем? Хоть он и думает, что я всего лишь исследователь, но вдруг затеет охоту – уж больно заинтересовался».

«Ну в этом есть и положительный момент, – оптимистично заявил Умник. – Теперь ты знаешь, где искать информацию про связь Лунгрии и Земли, кстати, забавное они название для нее придумали – Бхараанта Локам, что означает «Потерянный Мир» на «высоком» демонском».

«Умник, зараза, ведь я потратил уйму времени, копаясь в библиотеках Васы и гильдии, разыскивая упоминания о Земле, а половина ответа бесхозно лежала на донышке моего мозга! Какого хрена я не получил эту инфу раньше?! Почему ты ничего не сказал? Я же тебя просил искать все, что может касаться связи Земли и Лунгрии!»

«Ник, извини, но у меня память все же не резиновая – так вы, земляне, кажется, говорите? И после того, как сбросил тебе память соискателей могущества, я стер ее у себя. А иначе где бы я размещал всякие интересные сведения с субноута? Поэтому сейчас в моей памяти этой информации нет, и контролировать по ходу дела ситуацию с ее проявлением в твоем мозгу я не могу. При перезаписи я поставил высший приоритет для местных языков и сведений, касающихся эльфов, а для всего остального – низкий. Знания эти осели где-то в глубинах твоего мозга, без аннотаций, сводных рефератов и каких-либо серьезных поисковых характеристик. Твой мозг сам установил какие-то связи, но это все. При ином подходе ты бы просто сошел с ума от перегрузки. Поэтому память соискателей могущества активируется только при определенных обстоятельствах. Видимо, это происходит, когда ты сталкиваешься с чем-то, что имело важное значение для одного из соискателей, или возникла ситуация, когда знания немедленно требуется применить на практике. Я же не могу знать заранее, когда это случится. Ведь, вспомни, и с языками похожее было – пока ты не пытался что-либо сказать или не слышал фразу на том или ином языке, то даже не чувствовал, что знаешь этот язык».

«Хорошо, а почему память демона-соискателя (как я понял – мумии с надетой диадемой) всплыла только сейчас, при встрече с его учеником, а не во время занятий магией?»

«Ну мы работали с инфомагией и магией земли. Сам понимаешь, это не демонская магия. Да и воспоминания о лучшем ученике, друзьях и научных интересах у этой мумии были куда сильнее, чем об отдельных магических элементах».

«Хорошо, но я ведь занимаюсь магией земли, почему тогда во мне не всплывают воспоминания соискателей-гномов?»

«Тут все просто. Угра появился на корабле Дронта последним. Я же тебе говорил, что память у меня не резиновая. Поэтому, сканируя очередного соискателя, я удалял значительную часть сведений, полученных от предыдущих претендентов. Разумеется, я удалял только лишние, как мне казалось, данные. А какая информация считается лишней для компьютера? Конечно, в первую очередь эмоции, воспоминания о друзьях, врагах, любимых, всякие хобби. У меня ведь тогда еще не было личностной матрицы. При этом больше всего чистилась память ранних соискателей, меньше всего – последних. Вряд ли тебе вспомнятся еще чьи-то последователи, кроме учеников Угры Пуджари».

«Ясно. А какую информацию, извлеченную из памяти соискателей, ты оставлял в обязательном порядке и пытался в дальнейшем систематизировать? Что-то не верится, что в течение всех этих тысячелетий ты только дурака валял».

«Я собирал всякие демографически-исторические данные, например о влиянии источников на расообразование. Я тебе уже рассказывал об этом месяц назад. Ты тогда сказал, что это полная фигня».

«М-да? Может быть… Однако сейчас я думаю иначе. Эта инфа будет неплохим подспорьем в торговле с тем демоном. Надеюсь, ты ее не удалил?»

«Нет, я ее просто заархивировал на субноуте».

«Отлично! – обрадовался я. – Будет на что покупать сведения о Бхараанта Локам. Кстати насчет этого демона. Ты разобрался, что на нем за защита? А то я, сколько ни смотрел, ничего не понял».

«В процессе. Он использует элементы, которые еще плохо моделируются в нашей модели магии. Магические процессы, протекающие в его защите, вызывают некоторую дестабилизацию инфомагических щупов. Боюсь, что обзерошить его в случае необходимости будет очень и очень непросто».

«Да, крутоват, демон его побери! – восхитился я. – Хорошо хоть мы все-таки умудрились подвесить на него «жучок», хотя, конечно, было стремно. Однако эти помехи меня сильно беспокоят. Если по какой-то причине он нападет на меня, я даже не знаю, что ему пр