Book: Любовный мираж



Любовный мираж

Бетти Монт

Любовный мираж

Пролог

– Нужно было подержать шампанское в холодильнике, дорогой, – капризно протянула Анита, ставя пустой бокал на столик.

Мет искоса взглянул на нее, но ничего не сказал. Полчаса назад, когда он заехал за Анитой, чтобы вместе с ней отправиться на вечеринку, устраиваемую в честь дня рождения Дейви Мувера, она сама захотела откупорить бутылку шампанского как можно скорее, а после того как Мет выполнил ее просьбу, увлекла его в постель. Он попытался возразить, ссылаясь на то, что они могут опоздать, но Анита и слушать ничего не захотела.

– Разве ты не соскучился по своей Анни? – Она надула губки, словно маленькая девочка. Выглядело это довольно забавно, если учесть, что Анита давно уже была взрослой женщиной с пышными формами и бюстом весьма внушительных размеров. – Раздевайся! – нетерпеливо добавила она, сбрасывая халат, после чего забралась в постель и протянула руки Мету.

Нагота Аниты не оставила его равнодушным, и через минуту он оказался рядом. Анита ласково терлась о его тело, как разнеженная кошка, и не умолкала ни на мгновение.

– Какие шелковистые волоски! – мурлыкала она, гладя грудь Мета. – Посмотрим, что под ними прячется… – Она по очереди пощекотала его соски кончиком языка. Затем прижалась к нему полной упругой грудью и прильнула к его губам. – Ах, ты мой сладкий! – шепнула она через несколько секунд, медленно скользя ладонью вниз по мускулистому животу Мета. – А это что у тебя? Ммм… такое твердое! Вот сейчас я вижу, дорогой, что ты действительно соскучился по мне…

Анита встала над Метом на колени и жеманно потянулась, подняв руки, как будто хотела лишний раз продемонстрировать свою грудь.

– Ты нехороший мальчик! – заявила она, медленно опускаясь на его бедра.

Мет задохнулся и на мгновение закрыл глаза, ощутив, как его разбухшая плоть проникла в разгоряченное тело Аниты.

– Ты не приходил к своей девочке целую неделю! – продолжала та сдавленным прерывистым голосом. – Скажи, разве это не чудесно? Разве не хорошо? – спрашивала она, сопровождая свои слова энергичными движениями.

– Отлично! – коротко выдохнул Мет, хотя в голове его мелькнула мысль о том, что было бы еще лучше, если бы Анита замолчала.

– Вот видишь! – хрипло произнесла она, зажмурившись и чуть склонив голову набок, как будто прислушиваясь к ритмичному поскрипыванию кровати.

– Вижу, – согласился Мет, взгляд которого непроизвольно задержался на тяжело колышущейся груди Аниты.

– Ах, милый! – услышал он через пару минут. – Кажется, я сейчас…

Не договорив, она учащенно задышала. Затем по ее телу пробежала конвульсивная дрожь. Анита громко вскрикнула и склонилась над Метом.

Захваченный ее блаженным состоянием, он сделал нижней частью тела еще несколько мощных движений и протяжно застонал…

– Плесни мне еще шампанского, дорогой, – слабо произнесла она чуть погодя, с довольным видом откидываясь на подушки.

Пока Анита одевалась, Мет вызвал такси. Вскоре она показалась из спальни в черном атласном платье, с обнаженными плечами и едва ли не до половины открытой грудью. Платье было длинным, но на нем имелся интригующий разрез по середины бедра.

Анита выглядела восхитительно. Дейви, отворивший им дверь своей шикарной квартиры, застыл на дороге, разинув рот.

– Анни, ты прелесть! – воскликнул он, радушно раскрывая объятия. – Может, поцелуешь новорожденного?

Анита с готовностью выполнила просьбу. Ей было лестно поцеловать такую известную личность, как Дейви Мувер. К тому же было похоже, что ей хочется позлить Мета. Всю дорогу по пути сюда они пререкались шепотом за спиной таксиста, потому что Анита в который раз затронула тему, обсуждавшуюся уже не одну неделю и ставшую привычной. Вся проблема их отношений заключалась в том, что Анита хотела выйти замуж, а Мет не желал жениться.

Он выдвигал весьма разумные доводы, но она ничего не хотела слушать. К тому времени, когда они прибыли на вечеринку, настроение Аниты совсем испортилось. Поэтому, услыхав просьбу Дейви поцеловать его, она, мельком взглянув на Мета, прильнула к виновнику торжества всем телом и прикоснулась губами к его выбритой щеке.

Наблюдая за этой сценой, Мет догадался, что Анита решила заставить его поревновать. Ничего не выйдет, детка, усмехнулся он про себя. Если тебе хочется пофлиртовать с Дейви – пожалуйста!

Едва заметно пожав плечами, Мет направился к специальному столику, сплошь уставленному разнообразными спиртными напитками. В глубине души он был рад тому обстоятельству, что ему предоставилась возможность на некоторое время избавиться от общества Аниты.

Должно быть, ангел-хранитель Метью Уилкинса слегка зазевался в эту минуту, потому что в противном случае непременно внушил бы своему подопечному мысль об опрометчивости решения налечь на горячительные напитки в самом начале вечера. Как бы то ни было, Мет задумчиво повертел в руках бутылку виски, а затем налил себе полный бокал. После этого он направился к накрытому для фуршета столу и выбрал крошечный сандвич. Залпом выпив виски, Мет отправил сандвич в рот и принялся жевать, задумчиво оглядывая комнату, заполненную гостями, среди которых не было ни одного незнакомого лица. И немудрено – ведь все приглашенные были коллегами Мета, вернее его подчиненными, и работали на коммерческом телевизионном канале, который он возглавлял.

Не найдя среди присутствующих человека, с которым ему захотелось бы сейчас общаться, он снова вернулся туда, где его ждала бутылка виски.

Вообще он пил редко. Состояние опьянения замедляло мыслительные процессы и снижало степень восприятия информации, а Мету необходимо было, чтобы его мозг работал с полной отдачей в любое время дня и ночи. Этого требовала его должность. Невозможно было следить за работой телевизионного канала лишь часть суток – этому нужно было посвящать все двадцать четыре часа. Ведь никогда не известно, какая проблема возникнет в следующую секунду. Его подчиненным было проще. Они заканчивали работу и уходили домой, потому что обязаны были находиться в студии только в определенные часы. Счастливчики!

Осушив очередной бокал, Мет взглянул на Дейви Мувера, как всегда находившегося в центре внимания. Анита не отходила от него ни на шаг. Мет заметил, что время от времени она поглядывает в его сторону, словно проверяя, какое впечатление производит ее подчеркнутое внимание к Дейви.

– Добрый вечер! – раздалось за спиной Мета.

Он обернулся и в первую секунду не узнал подошедшую к нему девушку, хотя голос был ему прекрасно знаком. У него все плыло перед глазами, и потребовалось несколько секунд, чтобы он понял, что прекрасная незнакомка – это его собственная секретарша, Лора Грей, а проще говоря, Лолли, или, как называли ее самые близкие, Лолл.

Такой Мет еще никогда ее не видел. У него внезапно словно открылись глаза. В простом элегантном белом платье, подчеркивавшем стройную фигуру и маленькую точеную грудь, с распущенными темными волосами, девушка стояла в стороне и так нежно улыбалась ему, будто он был не шефом ее, а возлюбленным. Возможно, это и сбило его с толку, потому что на работе Лолли всегда была предельно вежлива и внимательна, но никогда не позволяла себе подобных многозначительных улыбок.

У Мета сжалось сердце. Он вдруг осознал, что последние два года – с тех пор как Лолли появилась в студии – он был безнадежно слеп. Он общался с этой очаровательной девушкой ежедневно, успел привыкнуть к ней, но так и не понял, что именно она и является той единственной, кого он хотел найти на всю жизнь.

– Лолли? – хрипло произнес Мет и тут же кашлянул, услыхав свой голос. – Ты ли это? Тебя не узнать!

– Я, конечно. Кто же еще? – загадочно улыбнулась она в ответ.

– Ты сегодня восхитительна! – медленно произнес Мет, не сводя с нее глаз. – И мне кажется, я знаю, что должен сделать… – Он оглянулся на танцевавшие в центре гостиной пары, а затем протянул руку Лолли. – Идем?

В следующее мгновение в крепкую ладонь Мета легли маленькие девичьи пальцы…

1

Лолли толкнула входную вращающуюся стеклянную дверь телестудии и вошла в вестибюль, где уже толпились поклонники, пожелавшие лично поздравить своего любимца, ведущего музыкальной программы Дейви Мувера, с днем рождения. В ожидании своего кумира, они разглядывали его цветные портреты, которые висели на всех стенах холла. Когда появилась Лолли, поклонники Мувера как по команде обернулись, но, не узнав в ней кого-либо из известных личностей, вскоре перестали обращать на нее внимание.

Она тоже скользнула взглядом по плакатам с изображением Мувера – высокого, поджарого, беззаботного с виду человека лет тридцати пяти, лучезарная улыбка которого таила в себе намек на все земные грехи. Но для поклонников Дейви даже его недостатки являлись достоинствами.

Видели бы они своего любимца вчера вечером, усмехнулась Лолли, расписываясь в регистрационной книге. Дейви выглядел умопомрачительно в черных кожаных брюках и высоких, тоже черных сапогах. Ворот его алой шелковой рубашки был намеренно расстегнут, чтобы все желающие могли полюбоваться загорелой шеей и темными завитками волос на груди. Звезда Голливуда, да и только!

Но самые близкие Дейви люди знали, что весь этот блеск должен отвлечь хозяина и гостей от причины, по которой собрались гости. Мувер с недавнего времени ненавидел дни рождения, напоминавшие, что с каждым годом он становится старше. А этого Дейви боялся больше всего. И вечеринки он устраивал не столько ради праздника, сколько для того, чтобы забыться в веселье. Временами Лолли раздражали манеры Мувера, но, зная о его внутренней ранимости, она прощала ему все. Он был таким трогательным!

– Прекрасное сегодня утро, Юна, – улыбнулась Лолли девушке-дежурной, сидевшей за столиком, где обычно находилась регистрационная книга, в которой расписывались все сотрудники. Юна была миловидной блондинкой лет двадцати, с огромными светло-карими глазами. Она работала всего несколько месяцев и до сих пор не могла опомниться от счастья, что попала сюда.

Лолли было знакомо это чувство. Она тоже была вне себя от радости, когда получила работу на телевизионной студии. Это случилось два года назад. Сейчас первое наивное восхищение уже прошло, она успела понять, что телезвезды такие же люди, как и все остальные, и ничто человеческое им не чуждо.

Проверив время прибытия на работу, которое Лолли указала в книге, Юна сверилась со своими часами и воскликнула, словно не веря собственным глазам:

– Ты опоздала!

– Совершенно верно, – подтвердила Лолли.

Ее позабавило удивление дежурной.

А чему здесь удивляться? Да, Лолли не могла припомнить случая, когда она опоздала бы на работу. Но ведь никто из людей не совершенен, подобная история может хоть раз случиться и с ней.

Юна тем временем, видимо, сопоставила некоторые сведения, полученные утром, следствием которых явились определенные выводы, и спросила:

– Хорошо вчера повеселились?

При этих словах у Лолли заблестели глаза.

– Да, было довольно весело, – улыбнулась она.

– Ас кем ты была? Не с Дейви случайно? – завистливо поинтересовалась Юна.

Но Лолли лишь рассмеялась и направилась к лифтам. Она знала, что Юне очень скоро станет известно и то, с кем ей довелось провести вечер. Новости на телевидении распространяются очень быстро. К тому же едва ли не половина сотрудников коммерческого канала вчера присутствовала на вечеринке у Мувера. Он пригласил всех, кто обслуживал его шоу, начиная от ответственных за выпуск программы и кончая осветителями. Разумеется, генеральный директор канала Мет Уилкинс и его секретарша Лолли получили приглашение в первую очередь.

Когда на рабочих местах появятся все остальные, они непременно начнут обсуждать события вчерашнего вечера. Но Лолли не собиралась принимать в этом участия. Сдержанность являлась одним из условий ее работы. Ей была известна масса секретов, но она тщательно хранила их. И сейчас Лолли не видела повода менять привычную линию поведения.

Она поднялась на второй этаж и прошла по пустынному коридору к кабинету шефа, где в приемной находился ее рабочий стол. Повесив сумочку на спинку стула, Лолли чуть помедлила у окна, из которого открывался великолепный вид на залив. Обычно в это время дня здесь, на административном этаже, не переставая, звонили телефоны и звучали голоса сотрудников. Но сегодня было непривычно тихо, потому что накануне почти все допоздна веселились у Мувера и до сих пор еще не появились на работе.

Как Лолли и ожидала, никаких признаков присутствия босса тоже не наблюдалось, хотя обычно Мет Уилкинс являлся в офис раньше ее, так что даже могло создаться впечатление, что он оттуда и не уходил. Мет работал по пятнадцать часов, иногда прихватывая также и субботы, и от секретарши ожидал того же. Однако сегодня Лолли ехала на работу в уверенности, что Мет опоздает. Должно быть, он старается прийти в себя от жуткого похмелья. И поделом ему!

Лолли сразу принялась за привычные утренние дела. Она вынула из корзинки письма, доставленные сотрудником отдела по обработке корреспонденции, и начала вскрывать конверты и сортировать содержимое по специальным папкам. Через несколько минут раздался первый телефонный звонок, после чего телефон уже не умолкал.

Звонили, конечно, боссу. Лолли записывала сообщения, отвечала на вопросы, но ни словом не упоминала о том, что Мета еще нет на работе. Она знала, что он не хотел бы, чтобы кому-либо стало известно о его сегодняшнем опоздании.

В половине одиннадцатого Лолли позвонила подруга из отдела по рекламе, которой не было на вчерашнем торжестве. Голос Джейн прерывался от сдерживаемого возбуждения.

– Это правда? – выдохнула она.

– Что именно? – поинтересовалась Лолли как ни в чем не бывало, хотя прекрасно знала, о чем идет речь.

Она непроизвольно улыбнулась, но так как Джейн не могла видеть ее, то большого значения это не имело.

– Брось, Лолли! Ты же знаешь, о чем я говорю. Я только что беседовала с ассистенткой Дейви, и она сообщила мне…

В этот момент Лолли услышала в коридоре шаги и быстро произнесла:

– Извини, Джейн, кто-то идет. Я сейчас не могу говорить, после поболтаем…

Лолли едва успела повесить трубку, как дверь отворилась. Но в приемную вошел не Мет, а один из редакторов – Макс Саммер. Это был невысокий, энергичный и жизнерадостный человек лет тридцати, с густой рыжей шевелюрой.

– Где Мет? – спросил он, не здороваясь.

– Пока не появлялся.

– У него, небось, голова раскалывается, – понимающе усмехнулся Макс, который вчера тоже был у Дейви Мувера.

Лолли пожала плечами, но ничего не сказала.

– Бедняга! – цокнул языком Макс. – Интересно, помнит ли он хоть что-нибудь из вчерашнего? Ладно, когда Мет приедет, попроси его позвонить мне, хорошо?

Едва Саммер скрылся за дверью, как снова зазвонил телефон. Лолли взглянула на наручные часы и поневоле задала себе вопрос: а прибудет ли Мет сегодня вообще? Может, он собирается весь день провести в постели, накрывшись одеялом с головой и размышляя о том, как выбраться из переделки, в которую попал по собственной инициативе?

– Офис генерального директора, – спокойно произнесла Лолли.

На другом конце провода зазвучал женский голос:

– Я хочу поговорить с Метом!

Еще бы ты не хотела, заметила про себя Лолли, но вслух сказала совсем другое:

– Мне очень жаль, но мистер Уилкинс в данный момент отсутствует. Хотите оставить для него сообщения?

– Иными словами, он не хочет разговаривать со мной?! – взвизгнула женщина.

– Прошу вас назвать свое имя, чтобы я могла сообщить мистеру Уилкинсу, кто ему звонил, – вежливо произнесла Лолли.

Она с первого мгновения узнала Аниту Мейсон, считавшую себя звездой эстрады, с которой Мет встречался в последнее время. Поговаривали, что полногрудая красавица обладает темпераментом таким же пылким, как яркий, почти красный цвет, который она выбрала для своих волос.

– Вам отлично известно, с кем вы разговариваете! – возмущенно выкрикнула Анита. – А Мету передайте, что так просто он не отвертится. И пусть не прячется за вашей спиной! Он еще пожалеет, что так обошелся со мной! Впрочем, и вы тоже! – Она швырнула трубку.

Лолли, услышав эти слова, поморщилась и аккуратно положила трубку на аппарат. Затем она снова взглянула на часы. Без десяти одиннадцать. Где же Мет? Возможно, Анита Мейсон права, и он действительно прячется. От них обеих. А что? С него станется!

Но на сегодня назначена важная встреча, поэтому рано или поздно он должен появиться.

Лолли вздохнула. Она сама сгорала от нетерпения увидеть шефа.

Укладываясь спать, Мет Уилкинс автоматически завел будильник на половину седьмого, как делал всегда. Но спал он так крепко, что звонка не услышал. Лишь в начале одиннадцатого потянулся и открыл один глаз. Увидев яркий свет, быстро зажмурился и со стоном прижал ладонь ко лбу. Голова раскалывалась на части…



Через минуту Мет снова открыл глаза и посмотрел на часы.

«Не может быть! – пронеслось у него в голове. – Уже столько времени? Почему же он до сих пор в постели? Разве сегодня воскресенье?»

Мет сел на кровати, и с его губ слетел новый стон, потому что это простое движение отдалось в голове тяжелым стуком. В черепе как будто кто-то установил наковальню и сейчас немилосердно бил по ней кувалдой.

Постепенно он начал припоминать вчерашний вечер. Конечно! Вечеринка… День рождения Дейви Мувера… То-то, должно быть, повеселились! Слава Богу, у Дейви только один день рождения в году, иначе мог бы, наверно, возникнуть риск для жизни!

Мет поднялся на ноги, прикрыв глаза рукой. Почему сегодня так ярко светит солнце? Сейчас как нельзя кстати пришлось бы хмурое утро, когда небо затянуто бархатистыми облаками и моросит легкий дождик.

Едва переставляя ноги от боли в голове, Мет медленно пересек спальню и скрылся в ванной. Ему не нужно было раздеваться – обычно он спал обнаженным, особенно летом. Поэтому он сразу встал под душ и хотел уже открыть кран, но посмотрел на себя в зеркало и заметил в глазах выражение некоторой неловкости и даже виноватости. Откуда оно взялось, он так и не смог сообразить. Понял только, что что-то случилось, но на ум ничего не приходило.

«Что бы это могло быть? – начал гадать Мет. – Может, я разбил автомобиль? Или, упаси Бог, сбил кого-нибудь на дороге? Или подрался?»

Так ничего и не вспомнив, он повернул кран… и тут же издал громкий вопль. Оказывается, он открыл холодную воду!

Но нет худа без добра: ледяные струи, хлестнувшие по еще теплому после сна телу, окончательно разбудили Мета. Наскоро вымывшись, он тщательно осмотрел себя в поисках синяков, царапин или иных следов драки, но ничего не обнаружил. Если вчера и произошла какая-то схватка, то все отметины, должно быть, остались на противнике.

Последняя мысль не принесла Мету успокоения. Он опасался, как бы этим его противником не оказался Дейви. Меньше всего ему сейчас нужен был скандал с главной звездой телевизионного канала. Впрочем, Мувер вряд ли вступил бы в драку. Он слишком бережет себя и свое лицо.

Но что-то стряслось все же! Мет чувствовал это. С момента пробуждения его мучила какая-то назойливая мысль, но сформулировать ее не было никакой возможности.

Что же произошло? Что?

Выйдя из ванной, Мет облачился в светлую рубашку с едва заметной красной ниткой и в темно-серый костюм. Он завязывал перед зеркалом бордовый шелковый галстук, но своего отражения не видел, потому что продолжал вспоминать события вчерашнего торжества.

Если бы мне не вздумалось напиться, сейчас все было бы гораздо проще, с досадой поморщился Мет. И голова не болела бы! Он протянул руку, чтобы положить расческу на туалетный столик, и вдруг увидел, что на мизинце нет массивного золотого кольца с печатью.

Мет похолодел. Он почти никогда не расставался с этим кольцом. «Может, я снял его в ванной?» – лихорадочно пронеслось у него в голове. Ему казалось, что ничего подобного он не делал, но все же пришлось вернуться в ванную и обыскать ее самым тщательным образом. Кольца не было.

Затем он обследовал спальню. Волнение его все нарастало, но результат оказался прежним. В гостиной кольца тоже не оказалось. Мет озадаченно почесал в затылке. Он мог бы поклясться, что, когда вез Аниту к Муверу, кольцо было на пальце. И позже оно тоже находилось там. Он снимал его крайне редко, потому что, согласно существовавшему в их семье поверью, оно приносило удачу.

Это было старинное дорогое кольцо с выгравированными на верхней плоской части инициалами Теда Уилкинса, приходившегося Мету прапрадедом. В свое время Теда захватила золотая лихорадка, и он стал старателем. В отличие от многих других, ему повезло: примерно через год он наткнулся на золотую жилу. Вскоре после этого и было отлито кольцо с печатью, символизирующее собой улыбку судьбы.

С тех пор кольцо всегда переходило к старшему сыну в день, когда тому исполнялся двадцать один год. В этом же возрасте получил его и Мет. Но так как к тому времени его отца уже не было в живых, кольцо хранилось в банковском сейфе. Вручала его Мету мать. Он и сейчас помнил приятное ощущение тяжести, когда перстень впервые оказался на его мизинце. Это было необычное чувство, потому что кольцо словно несло на себе отпечаток предыдущих поколений и возлагало на Мета ответственность за будущее.

Помнится, миссис Уилкинс тогда всплакнула, вспомнив мужа.

– Жаль, что Билл не дожил до этого дня, – всхлипнула она, поднеся к глазам кружевной платочек.

Сын обнял ее. Ему тоже недоставало отца. Билл Уилкинс был широкоплечим человеком, обладающим огромной силой. Он служил офицером в войсках морской пехоты. Однажды во время учений он прыгнул с самолета и его парашют не раскрылся.

Мету тогда было семнадцать лет. Он считал себя слишком взрослым, чтобы плакать, и, возможно, потому так тяжело пережил потрясение, отголоски которого до сих пор бередили его душу. Надев кольцо отца, Мет испытал сильное волнение.

Кроме матери, при этом присутствовала его младшая сестра Китти, которой в ту пору было десять лет. Это самые близкие люди, о которых Мет должен был заботиться.

Если он потерял кольцо, то ни мать, ни сестра не простят ему этого. Да он и сам себе не простит: ведь кольцо являлось своеобразным семейным талисманом, и потому было бесценным. Без кольца рука казалась Мету чужой.

Должно быть, он потерял его в доме Мувера. Но как это могло случиться? А вдруг Дейви уже нашел его?

Мет почти побежал к телефону и набрал номер Мувера. Он долго ожидал, чтобы ему ответили, но трубку так никто и не снял. Очевидно, Дейви еще спал. Кто знает, в котором часу он лег.

Решив, что еще раз позвонит из офиса, и даже не вспомнив о завтраке, Мет запер дверь своей холостяцкой квартиры и спустился на лифте в подземный гараж. Там он сел в свой любимый «мерседес» темно-сливового цвета и поехал на телестудию.

По пути он думал о том, что ему сейчас крайне необходимо выпить чашку крепкого кофе, такого, который умела варить одна лишь Лолли. Вспомнив о ней, Мет нахмурился. Ощущение неловкости, не покидавшее его с утра, почему-то усилилось. Что же все-таки он натворил вчера?

Спасаясь от невыносимо яркого солнечного света, Мет надел темные очки.

Наконец он подъехал к зданию телевизионного центра. Оно располагалось не так уж далеко от дома Мета, и он часто ходил на работу пешком.

Оставив «мерседес» на парковочной площадке, он вошел в вестибюль и миновал группу поклонников, как всегда ожидавших Мувера.

Девушка-дежурная расплылась в улыбке, как только Мет показался в дверях.

– Доброе утро, мистер Уилкинс!

Глупая девчонка, подумал Мет. Почему она так улыбается? Ну, опоздал раз в жизни на работу – что с того?

– Здравствуйте! – коротко ответил он.

– Поздравляю… – продолжила было дежурная, но Мет уже скрылся в лифте.

Поднявшись на свой этаж, он направился в офис. В коридоре у одного из окон болтали о чем-то две сотрудницы. Завидев Мета, они сразу умолкли, а одна из них почему-то хихикнула.

– Доброе утро, мистер Уилкинс! – произнесли они одновременно.

Мет кивнул на ходу, успев заметить, что девушки обменялись многозначительными взглядами. Он не придал этому большого значения, потому что его мысли были заняты другим. Он думал о том, что нужно сейчас же позвонить Муверу, а если тот не ответит, то послать кого-то к нему домой. Его необходимо было любыми средствами разбудить, затолкать под душ и протрезвить, чтобы он пришел в норму к моменту выхода своей ежевечерней передачи. Дейви обязан был появиться на экране, чего бы это ему ни стоило.

Мет вошел в свой кабинет и обнаружил там Лолли, которая раскладывала на столе вскрытые письма. Девушка обернулась и смахнула со щеки завиток темных волос. В ее голубых глазах читалось некоторое любопытство. Это обстоятельство вызвало у Мета раздражение.

– Насколько я понимаю, ты не испытываешь после вчерашнего никаких неприятных ощущений? – поинтересовался он.

Один только вид привычно аккуратной Лолли действовал ему на нервы. Знала бы она, как болит голова с похмелья! Но откуда ей знать, если она пьет лишь минеральную воду и соки, а по особым случаям – только шампанское.

– Ты слишком совершенна, чтобы жить в этом мире! – вздохнул Мет.

Лолли понимающе улыбнулась.

– Хочешь кофе?

– Не то слово! Если я не выпью сейчас чашку твоего кофе, то, наверное, умру, – хмуро произнес Мет.

Они уже давно работали с Лолли, и она понимала его как никто другой. «Но почему она так смотрит на меня?» – удивленно подумал Уилкинс.

Он отрешенно наблюдал за тем, как Лолли пересекла обширный кабинет и скрылась за дверью. Сегодня – как, впрочем, и всегда – она была в белой блузке и темной юбке до колен. Это позволяло любоваться ее длинными точеными ножками. Именно это Мет и сделал. Он рассматривал их до тех пор, пока Лолли не скрылась в другой комнате. В ее походке присутствовало нечто непередаваемое, что всегда привлекало внимание. Жаль только, что Лолли слыла недотрогой. Он никогда еще не пытался сблизиться с ней.

Мет провел рукой по лицу, словно пытаясь прогнать наваждение, и принялся читать письма. Он быстро пробегал глазами один листок за другим и к тому времени, когда его секретарша вернулась с чашкой источавшего аромат кофе, уже покончил с этим занятием.

Но не успела Лолли поставить чашку на стол, как дверь кабинета с шумом распахнулась и на пороге показалась Анита. Ее почти красные волосы были растрепаны, зеленые глаза метали молнии.

– А-а, вот ты где, голубчик! Так я и знала, что она лжет! – воскликнула полногрудая красотка, окинув Лолли презрительным взглядом. – Нечего было врать! Меня не обманешь! Я давно поняла, чего ты добиваешься своими улыбочками и напускной скромностью. Прилежная секретарша… Ха! Как бы не так! Мне с первой минуты было понятно, что ты за штучка!

Лолли и бровью не повела. Она молча придвинула чашку кофе поближе к Уилкинсу, но в этот момент Анита как будто случайно толкнула ее и ароматная жидкость выплеснулась на стол, залив все вокруг. Кофе попало Мету на брюки, и даже юбка Лолли оказалась забрызганной. Но Анита явно не рассчитала, потому что несколько капель попало и на ее белые джинсы.

– Посмотри, что ты натворила! – взвизгнула она, приходя в еще большую ярость.

– Анни, ты в своем уме? – рассердился Уилкинс. – Ведь ты намеренно толкнула Лолли! И не надо обвинять ее…

– Ах, что ты говоришь! Твоя Лолли – само совершенство! – пропела Анита язвительно сладким голоском.

– Да что с тобой такое? – устало потер висок Мет.

В эту минуту ему больше всего хотелось вспомнить, что он сделал вчера, из-за чего Анита пришла в такое состояние. Она и прежде отличалась горячим темпераментом, но такой он ее еще не видел.

– Как будто ты не знаешь! – фыркнула Анита. – Только, не воображай, что это меня волнует. Я пришла лишь затем, чтобы сказать, что ненавижу тебя! И надеюсь, мы больше никогда не встретимся!

Ее голос усиливался с каждым мгновением, и последние слова она почти прокричала так громко, что разбудила бы и мертвого, не говоря уже о тех сотрудниках, которые побывали вчера у Дейви Мувера и не могли разлепить глаза сегодня утром.

Когда Анита замолчала, Мет обратил внимание на внезапно воцарившуюся в коридоре тишину. Все, кто был на этаже, несомненно, жадно внимали каждому слову, доносившемуся из кабинета шефа.

– Анни, ради Бога, не кричи! Уверен, мы способны обсудить все проблемы спокойно, – произнес Уилкинс умиротворяющим тоном, но это лишь подлило масла в огонь.

– Не разговаривай со мной, как с дурой! Ты вчера унизил меня, как намеревался уже давно, насколько я понимаю! Знай же, так просто тебе это не сойдет! – заявила. Анита, приближаясь к Мету.

В следующую секунду она влепила своему любовнику звонкую пощечину, после чего громко разрыдалась и выбежала из кабинета, захлопнув за собой дверь с такой силой, что задрожали стекла в окнах.

Уилкинс выругался сквозь зубы, потирая ладонью горящую щеку.

– Ничего себе, удар! Чтобы я еще раз связался с певичкой! Я знал, что люди, причастные к миру искусств, способны на бурные эмоции, но чтобы до такой степени!..

В это время Лолли промокала пятна на юбке салфеткой. Другую она, как ни в чем не бывало, протянула Мету.

– Вот, держи! Это для брюк. А свежую рубашку я сейчас принесу.

Она всегда держала пару рубашек Уилкинса в офисе на всякий непредвиденный случай.

– Нет, сначала принеси кофе, – попросил Мет, возясь с салфеткой. – В нем я нуждаюсь больше. После разговора с Анитой у меня еще сильнее разболелась голова.

– Я захвачу таблетки аспирина, – пообещала Лолли, выходя из кабинета.

Через несколько минут она вернулась со стаканом воды, таблеткой и чашкой горячего кофе. Уилкинс взглянул на нее с благодарностью. Лолли никогда не повышала голос, прилежно выполняла свои обязанности, тем самым снимая напряжение в особо сложных ситуациях.

– Что бы я делал без тебя? – тихо произнес Мет.

Лолли лукаво улыбнулась, ставя поднос на стол.

– Нашел бы другую секретаршу.

Не обращая внимания на легкий саркастический оттенок в ее голосе, шеф положил в рот таблетку и запил ее водой.

– А сейчас, Лолли, принеси мне рубашку, – сдержанно попросил он.

– Да, мистер Уилкинс, – отозвалась девушка с той же интонацией, намеренно употребляя официальное обращение.

Она вновь вышла из кабинета, предоставив Мету возможность еще раз полюбоваться ее ногами. Интересно, мелькнуло у него, как Лолли выглядит дома? В офисе у нее слишком строгий вид.

Размышляя над этим, Уилкинс снял забрызганную кофе рубашку и бросил ее на спинку стула. В этот момент из приемной вернулась Лолли. Она взглянула на густые волосы, сплошь укрывавшие грудь Мета, и сразу отвела глаза.

Странно, подумал тот, неужели ей не приходилось видеть обнаженных мужчин? Эта мысль показалась забавной. А вдруг его абсурдное предположение и впрямь верно? Нет, не может быть, чтобы Лолли до сих пор оставалась девственницей, она уже вышла из юношеского возраста. Уилкинс едва не рассмеялся. В нынешние времена такого не бывает, решил он.

Он надел принесенную Лолли рубашку и принялся застегивать пуговицы, которые показались ему слишком маленькими. Но, несмотря на это, они никак не желали влезать в петли. Помучившись пару минут, Мет нетерпеливо вздохнул и прекратил бесплодные попытки.

– Ты не могла бы помочь мне, Лолл? – сказал он.

Судя по последовавшей заминке, ей не слишком понравилась эта идея. На мгновение Мету даже показалось, что она собирается отказаться, но, в конце концов, все же придвинулась к нему ближе и взялась за пуговицу.

Тут-то он и заметил на ее пальце тускло блеснувший золотом перстень. Он схватил Лолли за руку.

– Ты нашла мое кольцо? Слава Богу! Я только сегодня утром обнаружил, что оно пропало, и был сам не свой от огорчения. Моя мать не простила бы меня, если бы оно потерялось. Я обыскал всю квартиру, а потом пришел к выводу, что оно, скорее всего, находится у Дейви. Но дозвониться к нему так и не смог. Очевидно, он вчера свалился замертво.

– Наверное… – согласилась Лолли, стараясь не встречаться с ним взглядом.

– Ты представить себе не можешь, какую услугу оказала мне, – продолжил он. – Где ты его нашла?

– Я его не находила, – потупилась Лолли. – Ты сам дал мне этот перстень.

Мет недоуменно посмотрел на нее.

– Дал?

– Да. Вчера вечером.

– Разве? Боже, ну и напился же я – ничего не помню! – Уилкинс протянул руку за кольцом, но Лолли и не подумала снять его. Это насторожило Мета. – Можно мне получить кольцо обратно? Это семейная реликвия и потому имеет для меня большую ценность.

«Неужели она хочет оставить перстень у себя?» – обеспокоенно подумал он. Не может быть. Лолли не из таких. Кроме того, подобный поступок недалеко ушел бы от присвоения чужого без ведома владельца. «Предположим, я действительно сам дал ей кольцо, – размышлял Мет, но она не может не сознавать, что это был совершенно нелепый порыв человека, который не соображает, что делает».

– Ты получишь свою кольцо, когда дашь мне другое, – невозмутимо произнесла Лолли. – Выпей-ка лучше кофе, пока он не остыл. Это поможет тебе окончательно прийти в себя.

– В каком смысле «другое»? – ошеломленно спросил Мет, не понимая, о чем идет речь.

Он машинально взял чашку и сразу отпил большой глоток. Горячая жидкость обожгла ему рот.

– Ты сказал, другое кольцо будет с сапфиром, что сочетается с цветом моих глаз, – пояснила Лолли с мечтательным выражением во взгляде.

– С сапфиром… – медленно повторил Мет, начиная о чем-то догадываться. Сердце его упало, когда он заметил, что кольцо с печатью находится у Лолли на безымянном пальце левой руки. Именно на него обычно надевают кольцо при помолвке.

– Ты помнишь, что произошло вчера? – улыбнулась Лолли. – У Мувера. Помнишь, как ты сделал мне предложение? В присутствии всех гостей!

– Предложение… – Мет побледнел.



– Ну да. Ты опустился передо мной на колени…

– Что?! – недоверчиво переспросил он с ужасом в глазах.

– Так все и было, – подтвердила Лолли. – Ты опустился на колени и попросил меня стать твоей женой. После чего надел мне на палец свой перстень, сказав, что я буду носить его до тех пор, пока мы не купим настоящее обручальное кольцо с сапфиром, таким же голубым, как мои глаза. Ведь ты помнишь это, Мет?

2

– Ты шутишь, Лолли? – мрачно поинтересовался Уилкинс, с укором глядя на нее.

К своему удивлению, Лолли поняла, что он рассердился по-настоящему. Ей и прежде приходилось видеть шефа в подобном состоянии, но никогда еще его гнев не был направлен против нее. Он был из тех людей, которые целиком отдаются работе. Всю свою энергию он направлял на дело, ничего не оставляя для личной жизни. Время от времени рядом с ним появлялись женщины, но он никогда не позволял их отношениям зайти слишком далеко. Лолли было известно, что ни одна из подобных связей не длилась долго.

Ее всегда поражало, что Уилкинс обращается с такими женщинами – будто он не любил, а всего лишь играл в любовь. Лолли подозревала, что он относится к своим приятельницам, как к игрушкам, которые можно выбросить, когда игра надоест. Непонятно только было, почему женщины позволяют обращаться с собой подобным образом. Уж Лолли ни за что не согласилась бы на такой союз. Мет пару раз приглашал ее в ресторан, но она каждый раз отказывалась.

– Я и не думала шутить, – пожала она плечами.

– Ну довольно! – вспылил Уилкинс. – Отдай мне кольцо и прекрати смеяться! – Он снова протянул руку, но, как и в прошлый раз, Лолли лишь посмотрела на него, невинно распахнув глаза.

– Как же так, Мет? Ведь мы помолвлены!

– Это полная чушь, и ты прекрасно знаешь об этом! – взорвался Уилкинс. – Допустим, вчера я спьяну мог что-то такое и сказать…

– Конечно, сказал – это подтвердят многие. Ты сделал мне предложение, стоя на…

Уилкинс поморщился.

– Ладно, ладно, я не желаю снова выслушивать все это. Я был пьян. И ты не можешь воспринимать всерьез мое вчерашнее предложение, даже если оно и было!

Безусловно, Лолли и сама так считала, но ей не хотелось прекращать игру.

– Ты попросил меня стать твоей женой! – упрямо повторила она.

Он окинул ее таким взглядом, как будто ему стоило большого труда удержаться в рамках приличий. Затем вздохнул и тихо сказал:

– У нас ведь не было ни единого свидания, Лолл. Почему я должен ни с того ни с сего жениться на тебе?

– Ты пояснил это, сказав, что я, по твоему мнению, само совершенство! – заявила Лолли. – Что я – женщина твоей мечты. – Она улыбнулась, и ее глаза подернулись мечтательной поволокой. – Это было так романтично! Особенно, когда ты встал на колени, чтобы сделать предложение.

Мет побагровел. Ноздри его расширились, и он нервно провел рукой по волосам.

– Прекрати издеваться! – крикнул он. – Все это произошло только потому, что я был абсолютно пьян!

«Для меня это очень лестное замечание», – усмехнулась про себя Лолли. Кажется, к Мету уже вернулась прежняя способность соображать!

Похоже, она угадала, потому что в следующую секунду Уилкинс застонал:

– О-о Боже! Я только сейчас понял… Анита тоже видела, как я?..

– Конечно, – подтвердила Лолли, подумав при этом, что ей на всю жизнь запомнится выражение, появившееся на лице певички в то памятное мгновение, когда Мет неожиданно сделал предложение другой женщине.

Анита, должно быть, сама надеялась стать его женой.

Она была очень высокого мнения о себе, а тут какая-то секретарша!

– Так вот почему я получил пощечину! – воскликнул Уилкинс, потрогав лицо. – До сих пор побаливает.

– Бедняжка! – с деланным сочувствием произнесла Лолли.

На самом деле она считала, что Мет получил по заслугам.

– Тебе меня жалко? – Он пристально взглянул на нее. – Тогда почему бы просто не поцеловать меня сюда? – показал он пальцем на щеку. – Раз уж мы помолвлены!

Лолли замерла от неожиданности. Ей почему-то не пришло в голову, что Уилкинс может предложить что-либо подобное. А кому, как не ей, знать, что с ним нужно держать ухо востро! Он известный хитрец – как в делах, так и в личной жизни.

По натуре Лолли не была авантюристкой, ей лишь хотелось продлить игру с Метом, потому что она получала от этого удовольствие, хотя и понимала, насколько опасным может оказаться это занятие.

На мгновение задумавшись, она скромно опустила ресницы и, искоса взглянув на Уилкинса, произнесла:

– В таком случае наклонись ко мне.

Теперь для него настала очередь удивляться. Он не ожидал, что Лолли согласится поцеловать его. Тем не менее Мет наклонился, словно желая узнать, как далеко она может зайти.

Лолли потянулась к нему и крепко прижалась губами к щеке. Она ощутила прохладу его кожи и легкое покалывание. Очевидно, сегодня Мет брился не слишком тщательно или у него дрожали руки с похмелья.

Поцеловала и поспешно отстранилась.

– Вот. Чтобы не болело! – насмешливо произнесла она.

Но лучше бы Лолли ничего не говорила. Она уловила в глазах Уилкинса странный блеск, а затем он протянул руку и придержал ее за подбородок, разглядывая лицо, как будто никогда не видел его прежде.

Впрочем, возможно так оно и было. Мет слишком много работал, а если и общался на досуге с женщинами, то это была не Лолли. Скорее всего, она являлась для него чем-то вроде обстановки кабинета – живым инструментом, необходимым для работы.

Лолли давно заметила, что не привлекает Уилкинса, он не обращает на нее внимания как на женщину, и это несколько задевало ее. А кому приятно, если к нему относятся, как к столу или к стулу?

Поэтому вначале Лолли не понравилось, что Мет взял ее за подбородок, но затем их взгляды встретились, и она почувствовала, как ее сердце вдруг подскочило и очутилось где-то в горле. Она испугалась такой реакции. Что это с ней происходит? У нее и в мыслях не было иметь какие-то виды на Уилкинса. Она пока еще в своем уме! Просто захотелось подразнить его, только и всего. Может, следует уже перестать играть с Метом, пока он сам не затеял игру с ней?

Кажется, я уже опоздала, подумала Лолли, когда заметила, что его взгляд остановился на ее губах.

– Скажи, я поцеловал тебя, сделав предложение? – тихо поинтересовался Мет с чувственными интонациями в голосе, от которых ее бросило в жар. Она судорожно глотнула воздух, не в силах произнести ни слова. – Очевидно, поцеловал, – продолжил он. – Если я попросил тебя стать моей женой, то непременно должен был закрепить свое предложение поцелуем! Жаль, что я ничего не помню. Впрочем, память можно и освежить…

Лолли почувствовала, что краснеет. Она понимала, что нужно что-то сказать, чтобы разрядить напряженность ситуации, но ей мешало состояние транса, в котором она пребывала в эту секунду.

Мет тем временем стал медленно наклоняться к ней. Ощущая сухость во рту, Лолли могла только наблюдать за ним, как мышонок, загипнотизированный змеей.

Когда его губы прикоснулись к ее губам, все ее тело как будто пронзило током, она затрепетала как былинка на ветру. Лолли была настолько ошеломлена, что даже не попыталась оттолкнуть Уилкинса. Ноги ее ослабели, голова, словно внезапно отяжелев, запрокинулась назад.

Он обнял Лолли за талию, как будто поняв, что ей трудно стоять. Она с готовностью схватилась за его руки, чувствуя, что пол уходит у нее из-под ног, как бывает при землетрясении. В это мгновение она действительно испытывала нечто похожее. У нее возникло ощущение, что она стоит не на привычной твердой земле, в прочности которой можно не сомневаться, а на какой-то шаткой конструкции.

Мет притягивал Лолли все ближе и ближе, пока не прижал к своей обнаженной груди, и она почувствовала через блузку тепло его тела. Это ощущение поразило ее своей интимностью и заставило задрожать еще сильнее. Она вдруг испытала непреодолимое желание прижаться лицом к загорелой коже Мета и стоять так долго-долго.

Этот внезапный порыв испугал Лолли. Что происходит? Почему она позволяет Уилкинсу обращаться с ней подобным образом?

Она решительно уперлась ладонями в обнаженную грудь Мета и оттолкнула его.

– Прекрати!

Он взглянул на нее из-под полуприкрытых век. Его взгляд был туманным, как будто он только что пробудился от сладкой дремы. Лолли невольно затаила дыхание – так вот как Мет выглядит по утрам! Но в следующее мгновение она одернула себя, осознав, куда могут завести ее подобные мысли. Ты потребовала от Уилкинса прекратить его сомнительные действия, пронеслось у нее в голове, но и себе ты должна сказать то же самое.

Мет насмешливо улыбался, глядя на Лолли сверху вниз.

– Разве мы не помолвлены?

– Не глупи!

Лолли злилась на себя. Зачем надо было начинать эту игру? Ведь знала же, что с Уилкинсом всегда необходимо помнить об осторожности и держать глаза открытыми. А она растаяла от прикосновения его губ и закрыла глаза, потеряв бдительность в самый неподходящий момент. Что ж, впредь она будет более внимательной и постарается не поддаваться на его хитрые уловки. Сегодняшнее утро преподнесло ей хороший урок. В следующий раз она будет вести себя по-другому.

В следующий раз? Ну нет! Ничего подобного больше не повторится, решительно сказала себе Лолли. Ему удалось поколебать ее твердость, но больше она не даст ему подобного шанса.

Тут Лолли вспомнила о золотом перстне. Он болтался на ее пальце и, конечно, мог упасть. Пора было вернуть эту реликвию, пока она не потеряла ее. Лолли не хотелось, чтобы это произошло, даже несмотря на то что Мет, возможно, заслуживал чего-либо подобного. Она прекрасно знала, что означает для него это кольцо и как расстроились бы в случае его потери мать и сестра Мета.

– Держи! – смущенно произнесла Лолли, снимая кольцо и протягивая его Уилкинсу.

– Как, ты уже расторгаешь помолвку? Так быстро? – усмехнулся тот, но перстень, однако, взял без раздумий и, поспешно надев его на мизинец, вздохнул с облегчением.

– Тебе прекрасно известно, что никакой помолвки не было! – сердито заметила Лолли, задетая тем, как скоро Уилкинс согласился принять кольцо обратно. – Вчера я не восприняла твое предложение всерьез, потому что знала: в таком состоянии ты не можешь отвечать за свои слова. А перстень я оставила у себя только для того, чтобы сохранить его. Может, в следующий раз, оказавшись на подобном торжестве, ты не станешь столько пить?

– Да, мисс! Как скажете, мисс! – насмешливо произнес Мет, вытянувшись по стойке «смирно». – Ты, как всегда, права, – добавил он уже серьезно. – Я сегодня поклялся себе, что подобное произошло в последний раз. С утра у меня так болела голова, что мне казалось, я не выживу.

– Так тебе и надо! – обронила Лолли, отодвигаясь от него.

Уилкинс обжег ее взглядом.

– Осторожнее, Лолл! Не заходи слишком далеко. Не забывай, что я все-таки твой шеф, – предупредил он. – А сейчас будь любезна застегнуть до конца мою рубашку.

Этого Лолли хотела меньше всего, но после его напоминания о том, что в их отношениях существует также и официальная сторона, она не могла отказаться выполнить его просьбу. Кроме того, жесткость во взгляде Уилкинса подсказывала ей, что он не потерпит возражений.

К тому же Лолли осознавала, что если откажется застегнуть Мету рубашку, то он сразу поймет, как ей неловко приближаться к нему, после чего непременно придет к ошибочному заключению на ее счет. Она только что сделала определенные выводы, касающиеся ее отношений с Уилкинсом, и требовалось время, чтобы обдумать все до конца.

Поэтому, ни слова не говоря, Лолли выполнила то, чего желал шеф, стараясь не прикасаться к его обнаженному телу. Конечно, ей пришлось приблизиться к Мету, но она ловко продевала пуговицы в петли, не поднимая глаз, чтобы не встречаться с его пристальным взглядом. Однако все равно видела лицо Уилкинса сквозь опущенные ресницы и не могла не отметить появившуюся в его взгляде задумчивость.

Конечно, Лолли было интересно, о чем сейчас размышляет Мет, но она запретила себе углубляться в этот, вопрос. Лучше ничего не знать. Так спокойнее!

Как только последняя пуговица была застегнута, Лолли поскорее отодвинулась от Уилкинса, чувствуя, что лицо ее горит, а на шее слишком заметно бьется жилка. У нее мелькнула мысль, что впредь придется тщательнее следить за собой в его присутствии. Странно, с каких это пор близость к Мету производит такой эффект и почему до сегодняшнего дня она не обращала на это внимания? Ведь ей и раньше приходилось помогать ему завязывать галстук.

«Только не нужно хитрить, – одернула себя Лолли, – ты прекрасно знаешь почему.» Сегодня Уилкинс впервые сделал серьезный шаг навстречу. Он несколько раз назначал ей свидание, с тех пор как она начала работать у него, но неизменно встречался с вежливым отказом. Это заставило его смириться и, возможно, почувствовать облегчение – особенно, когда прошло несколько недель и Мет понял, как полезна в работе новая секретарша. Настолько полезна, что он прекратил дальнейшие попытки сблизиться, не желая испортить деловые отношения.

«С какой же стати мне вздумалось дразнить его? – ругала себя Лолли. – Ни один умный человек не станет играть с огнем!»

Возможно, если она проявит выдержку и будет избегать опасного сближения с Уилкинсом, удастся преодолеть странную слабость, с некоторых пор охватывавшую ее всякий раз, когда она смотрела на него. «А если нет, – подумала Лолли, – я не знаю, как мне жить дальше».

– Может, займемся делами? – предложила она. – Нужно составить ответы на некоторые письма, а потом ты должен сделать несколько телефонных звонков.

– Хм, с каких это пор я стал твоим подчиненным? – холодным тоном поинтересовался Мет. – До недавнего времени мне казалось, что все обстоит совершенно иначе, и приказы отдаю я.

Лолли пожала плечами. Она уже устала от словесной игры.

– Что ж, если ты сейчас не нуждаешься в моем присутствии, то я воспользуюсь своим правом на перерыв и схожу выпить чашку кофе с сандвичем. – Ей хотелось немного побыть вдалеке от Уилкинса, поэтому она без дальнейших разговоров повернулась и направилась к двери.

Но Мет преградил ей путь. Высокий и сильный, он решительно встал перед Лолли.

– Нет, постой! Я только что пришел в офис, и у меня масса дел. Ты не пойдешь пить кофе до тех пор, пока я не позволю!

– А мне показалось, что ты сегодня не собираешься работать!

– Этого я не говорил. Сказал лишь, что являюсь твоим начальником, а не наоборот. И один решаю, чем мы будем заниматься. Прежде чем разбираться с письмами, мне необходимо просмотреть рейтинг телевизионных программ, поэтому сейчас ты принесешь мне сводку за последний месяц.

Но Лолли не требовалось никуда ходить. Сегодня утром эту сводку прислали из отдела по опросу мнения зрительской аудитории. Зная, что Мет непременно захочет ознакомиться с ней, Лолли положила ее на его рабочий стол вместе с письмами. Сейчас ей осталось только протянуть руку и положить сводку перед Уилкинсом.

Тот метнул в Лолли острый взгляд и поинтересовался:

– Тебе когда-нибудь кто-нибудь говорил, какое раздражение ты способна вызывать у окружающих?

– Да, мистер Уилкинс. Не кто иной, как вы, сообщаете мне об этом, по крайней мере, один раз в день, с тех пор как я начала работать у вас. – Лолли любезно улыбнулась. – Но не волнуйтесь – я не обижаюсь. – Про себя она подумала, что шеф может говорить что угодно, ведь недаром же ей так много платят здесь.

Мет открыл было рот, словно желая произнести очередную колкость, но в эту минуту дверь кабинета распахнулась, заставив их обоих вздрогнуть от неожиданности, и на пороге показался Дейви Мувер. Он был в солнцезащитных очках, а пшеничного оттенка волосы ниспадали на лоб с тщательно продуманной небрежностью. Очевидно, Дейви полдня потратил на то, чтобы придать своей внешности дополнительную привлекательность. Он очень следил за тем, как выглядит, и поэтому не пускал это дело на самотек, укладывая на место каждый волосок.

– Ущипните меня, иначе так и не пойму, жив я или нет, – томно произнес Мувер, медленно опускаясь в кресло. – Вчерашний день рождения мог оказаться для меня последним.

– Чашка крепкого кофе приведет тебя в норму, – быстро сориентировалась Лолли, удаляясь в приемную. – Сейчас принесу, – бросила она на ходу.

– Ты читаешь мои мысли, ласточка! Ты добрая фея телевизионного центра, я люблю тебя! – крикнул Дейви ей вслед.

А она в это время думала о том, что Мувер появился как нельзя кстати. Его приход помог выпутаться из сложной ситуации, которую она сама же и создала.

Вернувшись через несколько минут в кабинет, Лолли увидела, что Мувер вольготно расположился в кресле, положив на стол шефа длинные ноги в серебристых ковбойских сапогах. Дейви жил согласно собственной выдуманной легенде. Он всегда выглядел так, чтобы в любой момент можно было встать перед объективом фотоаппарата. Кроме того, его всегда окружали поклонники и поклонницы, многие из которых были вдвое моложе своего кумира. Дейви полагал, что среди них он и сам будет казаться моложе.

Лолли поставила чашку на маленький столик рядом с креслом, и Мувер одарил ее улыбкой.

– Спасибо, золотце. Как тебе понравилась вчерашняя вечеринка? Было столько народу, что я так и не успел потанцевать с тобой, хотя и обещал себе сделать это. Пожалуй, вчерашний прием был одним из самых удачных за всю мою жизнь! – Несмотря на легкость интонации, в словах Мувера чувствовалась неуверенность человека, который привык зависеть от чужого мнения.

– Все просто в восторге, Дейви, – поспешила заверить его Лолли. – Поверь, я знаю, что говорю. Спасибо, что пригласил меня!

– Не стоит благодарности, детка, – довольно произнес Мувер, глядя на нее сквозь темные очки, которые он так и не снял. Но через мгновение его настроение изменилось, и он сбросил ноги со стола. – Господи! Как это я забыл! – воскликнул Дейви. – Ну и фокус ты вчера выкинул, Мет! Я убит наповал. Никогда не прощу тебе, что ты увел у меня из-под носа девушку, на которую я сам положил глаз! – Он поднялся и нежно поцеловал Лолли в щеку. – Желаю тебе счастья, дорогая. А если Мет вздумает плохо себя вести, сразу звони мне – я приеду и устрою ему хорошую взбучку!

Лолли искоса взглянула на Уилкинса и заметила, как тот поморщился. Пусть сам все объясняет Муверу, подумала она, почему я должна это делать?

Дейви тем временем оживленно поинтересовался:

– Когда же будет свадьба? Советую вам поспешить, потому что осенью у нас всегда напряженный график работ. Кстати, нельзя ли мне быть свидетелем со стороны жениха? В конце концов, ваша помолвка состоялась в моем доме!

– Спасибо, за поздравления, Дейви, но никакой помолвки не существует, – сухо произнес Мет. – Это был розыгрыш.

У Мувера вытянулось лицо. Затем он нахмурился и внимательно посмотрел на Уилкинса, после чего перевел взгляд на Лолли.

– Розыгрыш? Для кого, Мет? – спросил он, не глядя на шефа. – Лолли, ты знала, что это всего лишь розыгрыш?

– Неужели ты мог подумать, что я действительно собираюсь выйти за Мета замуж? – несколько ненатурально рассмеялась та, тронутая обеспокоенностью Дейви. Многие считали его легкомысленным человеком, но за внешней беспечностью Мувера скрывалась добрая душа и способность к сопереживанию. – Я сразу поняла, что это шутка. Мет относится к разряду убежденных холостяков, к тому же это явно не мой тип мужчин.

Дейви засмеялся, по достоинству оценив ее слова, но Уилкинсу, похоже, было не до смеха. Он стоял с непроницаемым лицом, и это обстоятельство не ускользнуло от внимания Мувера.

– Лолл умница! – заметил он не без сарказма. – Как она тебя раскусила! – Он обнял ее за талию. – Значит, у меня еще есть шанс, солнышко?

Она молча улыбнулась в ответ, позволив Дейви оставить руку на прежнем месте.

– Дейв, ты знаешь, который час? – резко спросил Мет. – Тебе давно пора отправиться в студию, пока там не забили тревогу.

Мувер обеспокоенно взглянул на часы.

– Да, ты прав! – воскликнул он. – Мне пора бежать. Увидимся! – С этими словами Дейви быстро вышел из кабинета, неся в руке чашку с кофе.

Уилкинс, сидя за рабочим столом, пристально посмотрел на Лолли, барабаня пальцами по красной папке.

– Если у тебя есть хоть капля здравого смысла, ты не станешь встречаться с Мувером. Он совершенно тебе не подходит.

– Я приму это к сведению, – кивнула Лолли.

Дейви нравился ей, но и только, никаких других чувств она к нему не испытывала. Но как бы то ни было, она не собиралась позволять Уилкинсу вмешиваться в ее личную жизнь. Ему вообще нельзя было потакать. Поближе узнав Мета, Лолли пришла к заключению, что Ида, его мать, воспитала сына в полной уверенности, что он способен стать Божьим даром для любой женщины. И потому Мет частенько держался соответствующим образом.

– Объективность женщин кончается там, где начинаются их отношения с мужчинами! – назидательно заявил он.

Лолли холодно посмотрела на него.

– Не волнуйся, о тебе я могу судить совершенно объективно.

– Вот как? – усмехнулся Мет. – Лично я сильно сомневаюсь в этом. Кроме того, я говорил не о себе. Дейви Мувер – отличный парень и мой хороший приятель, но свою сестру я бы ему не доверил.

Лолли улыбнулась. Она знала, что Мет очень любит сестру и всегда заботится о ней.

Это было одно из его положительных качеств. Но временами он перегибал палку, и тогда Китти Уилкинс спорила с братом, доказывая, что она уже достаточно взрослая девушка, чтобы самостоятельно решать некоторые проблемы. Пару месяцев назад Китти сама рассказала об этом Лолли, когда, заехав зачем-то к брату на работу, ожидала в приемной, пока он закончит разговор с сотрудниками отдела рекламы.

В течение долгих лет Мет выполнял по отношению к сестре обязанности отца, и, очевидно, сейчас ему трудно было понять, что Китти уже исполнилось девятнадцать лет, и она имеет право выбирать, как одеваться и с кем встречаться.

– Я советую тебе быть осторожнее с Мувером, – продолжил Мет. – Он довольно легкомысленно относится к своим приятельницам.

«Как будто сам ты подходишь к этому вопросу ответственно», – усмехнулась про себя Лолли.

– Ничего, я как-нибудь сама справлюсь с этим, – сказала она вслух.

Уилкинс пожал плечами.

– Последнее слово всегда должно остаться за тобой! Многим женщинам Дейви казалось, что они смогут справиться с ним, но они потерпели фиаско. Если ты желаешь попасть в подобное положение, я не стану тебя останавливать! И вообще, пора приступать к работе!

Лолли вздохнула. Похоже, Уилкинс весь день будет в плохом настроении. Почему мужчины ведут себя так по-детски?

В течение следующего часа Мет диктовал Лолли ответы на доставленные утром письма. Это занятие прервал телефонный звонок. Уилкинс сам снял трубку.

– Да. Да, это я. Здравствуй, Китти! Что? Нет, я не заглядывал в утренние газеты… – Несколько секунд он слушал, а затем крикнул так громко, что Лолли вздрогнула: – Что?! Так и написано? – После этого он снова умолк, прижимая трубку к уху и мрачнея с каждым мгновением. – Конечно, нет! – твердо произнес он через минуту. – Что она сказала? О Боже! Позвони ей и скажи, что это шутка. Нет, ты сама позвони! Она начнет расспрашивать, а мне сейчас не до этого… Я знаю, что она беспокоится, но все равно хочу, чтобы позвонила ей ты. Ты слушаешь, Китти? Китти?! – Мет швырнул трубку и уставился на Лолли, как на гремучую змею. – Проклятье!

– Что стряслось? – осторожно спросила Лолли.

Уилкинс сердито посмотрел на нее.

– Мои мать и сестра узнали о нашей так называемой помолвке. Это все ты виновата!

В первую секунду Лолли от возмущения потеряла дар речи, когда же обрела его вновь, в голосе ее звучал металл:

– Конечно! Ведь это я напилась и устроила бесплатное представление! – воскликнула она. – Зачем тебе понадобилось вручать мне кольцо да еще и настаивать, чтобы я непременно надела его?

– А почему ты не остановила меня? Ты должна была проследить, чтобы я не попал в неприятную историю. Это входит в твои обязанности. В конце концов, именно за это я тебе и плачу! – вспылил Мет.

– Ах, вот как? До сих пор я думала, что выполняю обязанности твоего секретаря, а не няньки! – негодующе возразила Лолли. – Но если я тебя не устраиваю, то могу уйти прямо сейчас! – Она повернулась и шагнула к двери.

Выругавшись вполголоса, Уилкинс метнулся к ней и перегородил дорогу.

– На сегодняшний день шуток достаточно, Лолл! Ты никуда не уйдешь, потому что нужна мне! – процедил он сквозь зубы.

У нее подпрыгнуло сердце – о чем это он говорит? В каком смысле она нужна ему? Но, когда Мет продолжил, Лолли успокоилась.

– Ты должна поговорить с моей матерью! – заявил он. – Китти сообщила мне, что мама уже начала организовывать церемонию по случаю нашей помолвки. Кроме того, она подбирает церковь, в которой мы должны будем венчаться, и подсчитывает, сколько гостей пригласить на свадьбу. Тебе нужно сейчас же позвонить ей и прекратить все это.

Лолли чувствовала, что голова ее идет кругом.

– Как она смогла узнать о том, что случилось вчера? – ошеломленно спросила она.

– Китти сказала, что мать вычитала об этом в утренней газете, в колонке новостей и сплетен. Скорее всего, кто-то из наших, кто присутствовал на дне рождения Дейви, позвонил в редакцию газеты. Ну, если я только узнаю, кто это сделал!

– Я заметила на вечеринке газетчиков! – застонала Лолли. – Только не придала этому никакого значения. А они были как раз из тех, кто промышляет сплетнями. Господи, ну почему тебе захотелось напиться именно вчера?

– Не волнуйся, с сегодняшнего дня я становлюсь трезвенником! – бросил Мет. – Впрочем, речь сейчас не об этом: я хочу, чтобы ты позвонила моей матери.

– Почему я? Это не моя проблема. Ты сам можешь позвонить ей, – с достоинством произнесла Лолли.

Уилкинс устроил эту неразбериху – так пусть же теперь сам и выбирается из нее. Лолли не видела причин, по которым она должна выполнять за него грязную работу.

Мет состроил гримасу.

– Мама будет ругать меня…

– Ты заслужил это!

Лолли отметила, что ее замечание не понравилось Уилкинсу. Это отразилось на его лице. Он плохо переносил критику, но было необходимо, чтобы Лолли выполнила его просьбу, и он постарался смягчить тон.

– Я знаю, знаю… Но она расстроится, а я этого не выношу. Будет переживать, что я обидел тебя. Начнет сокрушаться, как я смог поступить подобным образом с такой хорошей девушкой, как ты. Я, того и гляди, застыжусь… – Уилкинс замолчал, заметив, какое выражение появилось на лице Лолли. – Ладно, ладно! Признаю, что тут мама будет права. Я уже один раз извинился перед тобой – сколько мне еще нужно это повторять?

– Что-то я не припомню, чтобы ты извинялся, – тихо заметила Лолли. – По-моему, ты считаешь, что именно я во всем и виновата.

– Ну, хорошо, могу извиниться сейчас. Как говорят в подобных случаях? Прошу меня простить! Так? Хорошо? А сейчас позвони, пожалуйста, моей матери. Если ты сама сделаешь это, она сочтет, что вчерашняя дурацкая история не разбила твое сердце. Нужно лишь сказать, что это была шутка, что ты не восприняла ее всерьез, а газетчики все истолковали неверно, и мать тебе поверит. Особенно, если ты будешь рассказывать об этом без грусти. – Мет искоса взглянул на Лолли. – В конце концов, ты сама сказала, что с самого начала не придала моему предложению никакого значения. Правда? Так что большого труда это не составит – ты всего лишь скажешь правду.

Лолли недовольно вздохнула. Уилкинс никогда не упускал возможности добиться своего. Видимо, благодаря этой черте своего характера он и являлся таким блестящим организатором! Под его руководством телевизионный канал работал как часы.

– Хорошо, – сдалась Лолли. – Я позвоню.

– Сейчас, пожалуйста! – быстро произнес Мет, пока она не передумала.

Лолли заглянула в свою записную книжку и набрала нужный номер. Больше всего сейчас ей хотелось, чтобы Уилкинса не было при этом разговоре. Даже не поднимая глаз, она ощущала исходящие от него беспокойство и напряжение. В трубке раздались гудки, но к телефону никто не подходил.

– Никого нет дома, – сказала Лолли, кладя трубку.

– Где же она может быть? – в сердцах произнес Мет. – И чем занимается? Если моей матери придет в голову какая-нибудь идея, она зря времени не теряет. Ей очень нравится организовывать приемы. Если мы не остановим ее, она уже сегодня разошлет десятки приглашений и истратит уйму денег, так что вся эта затея влетит в копеечку.

Лолли посмотрела на Уилкинса, но на этот раз промолчала. Она уже неоднократно говорила ему, что думает по этому поводу – зачем повторяться? Бедняжка Мет! Не скоро он забудет день рождения Дейви Мувера!

3

Без пяти минут час Лолли взглянула на часы и заметила:

– Время ленча!

– Чего я больше всего не могу терпеть, так это секретарш, тщательно соблюдающих распорядок рабочего дня! – буркнул Уилкинс.

Он все еще пребывал в отвратительном расположении духа, поэтому Лолли сделала вид, что не обратила на его слова никакого внимания.

– Я лишь хотела напомнить, что у тебя сегодня деловой ленч с Джеком Грантом. Забыл?

– Ленч не состоится. Секретарша Джека звонила вчера в твое отсутствие и сообщила, что ее шеф не сможет прийти, потому что у него заболела жена. Ангина! Как можно заболеть ангиной летом?

– Чего только не бывает! – философски заметила Лолли. – Миссис Грант можно посочувствовать. – Она поднялась со стула.

– Куда это ты собралась? – поинтересовался Мет.

– Перекусить. – Лолли хотелось поскорее уйти, пока он не остановил ее, но в спешке она зацепилась ногой за ножку стула, потеряла равновесие и растянулась на ковре.

Она ахнула от неожиданности и, к своей ярости, услышала, как смеется Мет. Затем он наклонился к ней и помог подняться.

– Это тебе урок – в следующий раз не будешь так спешить! – сказал он, продолжая обнимать ее за талию и глядя в глаза.

Лолли еще не опомнилась от падения, дыхание ее участилось. Не в силах встретиться взглядом с Уилкинсом, она молча попыталась отстраниться. Меньше всего ей хотелось, чтобы Мет решил, будто она покраснела из-за того, что находится так близко к нему!

Когда он опустил руки, Лолли подняла оброненную при падении сумочку и сдержанно поинтересовалась:

– А сейчас можно мне воспользоваться перерывом на ленч?

– Разумеется! Только не задерживайся, пожалуйста!

Эти слова Лолли комментировать не стала. Было уже начало второго, а она намеревалась уйти на положенный час, независимо от того, понравится это шефу или нет.

Обычно она ходила есть в недорогую закусочную на углу. Кормили там сносно, а Лолли с детства была приучена к тому, что не следует попусту транжирить деньги, если есть возможность сэкономить. К тому же в этом имелась необходимость. Несмотря на то что Лолли получала приличную зарплату, она не могла позволить себе бросать деньги на ветер, потому что ей приходилось платить за арендуемую здесь, в Бостоне, небольшую виллу почти на берегу залива. Это составляло почти половину жалованья, так что поневоле приходилось проявлять осмотрительность, когда дело касалось одежды и еды. Мать не раз советовала ей подыскать более дешевое жилье, но она так не хотела уезжать из маленькой уютной виллы, к которой за два года успела привыкнуть.

Лолли остановилась на перекрестке, ожидая, пока загорится зеленый свет. Через минуту она стала переходить дорогу прямо перед притормозившим у светофора сверкающим красным лаком «феррари» и вдруг услышала, как кто-то окликает ее:

– Лолл! Постой!

Она обернулась и в ту же секунду почувствовала, что едва стоит на ногах – из «феррари» махала ей мать Уилкинса. Лолли сразу узнала элегантную даму с серебристыми волосами, одетую с подчеркнутой изысканностью. Миссис Уилкинс все еще продолжала оставаться привлекательной женщиной. Интересно, почему она не вышла замуж второй раз, мелькнула у Лолли мысль, ведь отец Мета погиб так давно!

– Здравствуйте, миссис Уилкинс! – вежливо произнесла она. – Мет все утро пытался дозвониться вам.

– Могу себе представить! – усмехнулась миссис Уилкинс. – Ему должно быть стыдно! Мать узнает о помолвке сына из газет! Мет в первую очередь должен был позвонить мне. Кстати, я звонила ему утром, и тоже безрезультатно.

Глядя на мать Мета, Лолли впервые обратила внимание на то, как похожи они с сыном. Конечно, черты лица миссис Уилкинс были более утонченными, но в общем очень напоминали лицо Мета – особенно похожа была манера улыбаться.

Миссис Уилкинс тем временем съехала на обочину, вышла из «феррари», заключила Лолли в объятия и нежно расцеловала в обе щеки.

– Это чудесно, дорогая! Ничего лучшего я не могла и желать. Если бы Мет позволил мне подыскать для него девушку, я непременно остановила бы выбор на тебе. Прежние приятельницы моего сына были мне не по душе, и я рада, что его вкус изменился!

Сказанное польстило Лолли, но она понимала, что должна как можно скорее разъяснить миссис Уилкинс ситуацию, в которой все они оказались.

– Благодарю вас, но… – начала она, запинаясь.

– Нет-нет, детка, я говорю совершенно серьезно, – перебила ее мать Мета.

Лолли зарделась.

– Боюсь, вы заблуждаетесь… Видите ли, все совсем не так, как вы думаете… – Но и на этот раз ей не суждено было закончить фразу.

Миссис Уилкинс вновь со смехом перебила ее:

– Именно так, Лолли! Вы с Метом составите идеальную пару. Он не раз говорил, что ты являешься превосходной секретаршей. Я уверена, что ты станешь и отличной женой! Как бы легкомысленно ни относился мой сын к женщинам, тебя он оценил. И мы тоже – я имею в виду себя и Китти. Когда ты начала работать у Мета, мы в один голос заявили друг другу, что вот кто будет для него хорошей женой. Но даже не смели надеяться, что все произойдет так скоро. Я просто в восторге, что Мет наконец решился сделать тебе предложение!

Миссис Уилкинс на мгновение замолчала, чтобы перевести дух, и Лолли воспользовалась этим.

– Мне очень жаль, но… никакой помолвки не было, – печально произнесла она. – Вчера все очень веселились и… это всего лишь шутка. На самом деле мы с Метом не помолвлены.

Миссис Уилкинс недоверчиво посмотрела на нее.

– Нет?

– Нет, – потупилась Лолли, желая в эту минуту провалиться сквозь землю.

И как ее угораздило согласиться сообщить миссис Уилкинс эту неприятную новость?

– Но в газете было написано… – недоумевающе начала та, очевидно, не в состоянии сразу усвоить неожиданное известие.

Лолли вздохнула.

– На вечеринке присутствовало несколько газетчиков, которым не было известно, что готовится розыгрыш. Они все восприняли всерьез. А мы лишь потешались и…

– Потешались! – сердито воскликнула миссис Уилкинс. – Ничего веселого я в этом не вижу. Я все утро занималась тем, что организовывала торжество по случаю помолвки. Обзвонила множество людей – друзей, родственников, представителей фирм по обслуживанию вечеров и приемов. Я заказала цветы, огромный торт, арендовала банкетный зал в ресторане… Это заняло несколько часов – и вот сейчас ты говоришь мне, что это была всего лишь шутка!

– Мне очень жаль, – произнесла Лолли почти шепотом.

Она находилась в таком состоянии, что, появись внезапно рядом Мет, ей ничего не стоило бы влепить ему пощечину. Вторую за сегодняшний день. «Как он смел поставить ее в такое положение? В конце концов, это его мать и его проблема, – кипятилась Лолли, – почему же я должна разбираться с последствиями?»

– Простите… – сочла необходимым добавить она.

– Извинения ни к чему! – вспылила миссис Уилкинс. – Вы с Метом выставили меня круглой идиоткой. Все уже организовано… – Она потерла виски кончиками пальцев. – Господи, что же делать? Как же отменить заказы? Ресторан, цветочный магазин, все остальное… Мне начнут задавать вопросы…

Лолли стало искренне жаль миссис Уилкинс.

– Я уверена, вы сможете все объяснить, и вас поймут, – сочувственно произнесла она.

– Возможно, но мне снова придется звонить всем. К тому же это унизительно.

У миссис Уилкинс был настолько смущенный вид, что Лолли не сдержалась и сказала неожиданно для себя самой:

– Хотите, я позвоню? Только дайте мне список телефонов. Я займусь этим сразу после ленча. Правда, фирмы по обслуживанию торжеств могут запросить неустойку… – задумчиво добавила она. – Но с этим пусть разбирается Мет! В конце концов, он сам затеял эту неразбериху. Пусть теперь раскошеливается!

Лолли не удалось скрыть в голосе нотки горечи, и миссис Уилкинс внимательно посмотрела на нее.

– Ты совершенно права, детка, – медленно произнесла она, а затем взглянула на часы. – Знаешь что? Давай вместе перекусим где-нибудь. Здесь неподалеку есть один ресторан, где отменно готовят рыбу. Ведь ты, насколько я понимаю, направлялась в закусочную? За ленчем и поговорим.

– Я бы с удовольствием присоединилась к вам, но Мет будет ждать меня к двум часам на рабочем месте, а мне уже не успеть к этому времени, – обеспокоенно заметила Лолли, в свою очередь посмотрев на часы. – Двадцать минут второго! Боюсь, что я не смогу принять ваше приглашение.

– Тебе не стоит так волноваться, – возразила миссис Уилкинс. – Ты правильно говоришь, что Мет сам во всем виноват, а мы ведь собираемся обсуждать возникшую проблему. В любом случае ты всегда можешь сослаться на меня. Уж я-то найду, что ему сказать! – воинственно добавила она, блеснув глазами.

«Шеф будет метать громы и молнии, если я не вернусь вовремя после ленча», – подумала Лолли. Но только из-за одного этого стоит отправиться в ресторан с его матерью!

– Садись! – не терпящим возражений голосом, с интонациями своего сына, проговорила миссис Уилкинс, открывая перед Лолли дверцу «феррари».

Секунду поколебавшись, Лолли подчинилась. В это время из здания телецентра вышел Мет. Лолли успела заметить это в зеркале заднего вида. Она с удовольствием отметила, что он увидел отъезжающий «феррари» и был явно озабочен этим. Он узнал открытый автомобиль матери, но не мог понять, что в нем делает Лолли.

«Отлично, – подумала девушка, – пусть немного поломает голову!»

Она знала, что на ленч Уилкинс обычно ходит в итальянскую пиццерию, расположенную в соседнем переулке. Лолли втайне надеялась, что сегодня его аппетит будет безнадежно испорчен. Она все больше сердилась на Мета. Если утро еще можно было с некоторой натяжкой назвать забавным, то впереди ее ожидал напряженный день – ведь нужно было отменить заказы, сделанные миссис Уилкинс. И во всем этом виноват Мет!

Были, конечно, и иные причины, вызывавшие досаду Лолли, но она старалась не думать о них. Сегодня утром ей пришлось сделать несколько волнующих открытий, имеющих отношение к ней самой и к ее чувствам, но пока не было времени как следует проанализировать все это. Чтобы разобраться в себе, необходимо остаться одной, в тишине и покое на своей маленькой вилле…

В ресторане миссис Уилкинс и Лолли сели за столик на открытой веранде, откуда было видно, как колышутся на воде пришвартованные в гавани яхты. По набережной разгуливали отдыхающие в легкой летней одежде, над зеленоватой морской гладью скользили белокрылые чайки. Глядя на пляшущие на мелких прибрежных волнах солнечные блики, Лолли подумала о том, как редко выпадает ей свободная минутка, чтобы можно было спокойно полюбоваться подобной картиной. Я чересчур много времени провожу на работе, пронеслось у нее в голове, и лишаю себя многообразных жизненных впечатлений и радостей.

Как и обещала миссис Уилкинс, им подали нежнейшую форель, запеченную под особым соусом, а также свежий салат-латук и охлажденное белое итальянское «Фраскати».

Едва Лолли успела отпить глоток вина, как миссис Уилкинс поинтересовалась:

– Скажи, ты из этих мест? Где живут твои родители?

– Родилась я в Бостоне, но, когда мне исполнилось девять лет, мы переехали в Нью-Йорк, потому что отцу предложили там работу. После того как папа ушел на пенсию, они с мамой купили дом в десяти милях отсюда, а позже и я перебралась в Бостон, чтобы быть поближе к родителям. – Лолли улыбнулась. – К тому же я не очень люблю Нью-Йорк. Этот город кажется мне чересчур большим и шумным.

– У тебя есть братья или сестры? – спросила миссис Уилкинс, подхватывая вилкой кусочек форели.

– Есть старший брат, Питер. У нас с ним довольно большая разница в возрасте. Сейчас Пит далеко – он живет с семьей в Австралии.

– А с родителями ты часто видишься?

– Почти каждое воскресенье. Мы с отцом берем собаку и отправляемся на прогулку. По возвращении я помогаю маме готовить ужин. Таким образом я могу побыть наедине и с отцом, и с матерью.

– Очень хорошо, – кивнула миссис Уилкинс.

Некоторое время они ели молча. Позже им принесли кофе.

– Если хочешь, я закажу тебе пирожное, – предложила миссис Уилкинс.

– Боюсь, что больше я не смогу съесть ни крошки, – улыбнулась Лолли. – Благодарю вас за превосходный ленч. – Она мельком взглянула на часы и увидела, что уже половина третьего. – Мет, наверное, думает, что я уже не вернусь сегодня на работу!

– Брось! Не стоит волноваться по пустякам. Мет подождет! Лучше расскажи мне еще что-нибудь о себе. У тебя есть какое-нибудь хобби?

– Я очень люблю музыку. У меня собралась неплохая коллекция пластинок. А если выдается свободное время, я пишу картины, – призналась Лолли. – Конечно, я всего лишь любитель…

– Надо же! Какое совпадение! – воскликнула миссис Уилкинс. – Я тоже увлекаюсь живописью. А что ты предпочитаешь, – акварель или…

– Масло! – подхватила Лолли, приятно удивленная неожиданным поворотом разговора. – Правда, иногда яд делаю наброски углем.

– Ты работаешь дома?

– Не всегда. Это зависит от погоды. Вообще мне больше нравится писать на открытом воздухе. В помещении труднее уловить оттенки. Иногда я располагаюсь с мольбертом в своем дворике, а временами – в саду у родителей.

Мать Мета на секунду задумалась.

– Ты как-нибудь обязательно должна приехать ко мне. Рядом с нашим особняком протекает ручей – там очень живописное место! Я часто его рисую и буду рада, если ты присоединишься ко мне. И лишний мольберт у меня найдется, так что тебе не нужно будет везти свой.

Лолли польстило неожиданное приглашение.

– Спасибо. Я непременно побываю у вас.

– Что ты скажешь насчет ближайшей субботы? – быстро спросила миссис Уилкинс. – Родителей ты навещаешь по воскресеньям, значит, суббота у тебя свободна?

– Ммм… да, – подтвердила Лолли с некоторой заминкой.

Ее волновал вопрос, как Мет отнесется к тому, что она отправится в гости к его матери. До сих пор между Лолли и Уилкинсом были только деловые отношения. Возможно, Мету не понравится подобный визит. Это довольно избитый прием – сначала девушка сближается с матерью понравившегося ей парня, после чего тот, не успев оглянуться, становится ее мужем. Лолли поморщилась. Может, не следует принимать приглашение?

Словно догадавшись, о чем думает секретарша ее сына, миссис Уилкинс рассмеялась.

– Не стоит так волноваться насчет того, что подумает Мет!

Лолли вспыхнула. Как она угадала? Неужели умеет читать чужие мысли?

– Я не волнуюсь. Мне будет очень приятно поработать вместе с вами.

Миссис Уилкинс кивнула.

– Вот и хорошо. Приезжай к. ленчу. Мы слегка перекусим на свежем воздухе, а затем возьмемся за дело.

– Звучит заманчиво! – воодушевленно заметила Лолли. Она уже давно не бралась за кисть. – Пожалуйста, дайте мне список телефонов тех фирм, куда я должна сегодня позвонить.

– Тебе действительно нетрудно будет сделать это? – испытующе посмотрела на нее миссис Уилкинс. После того как Лолли кивнула, она достала из сумочки сложенный вдвое листок бумаги. – Вот, держи. Здесь телефоны фирм, магазинов и ресторана. Я очень признательна тебе, что ты согласилась взять это дело на себя.

– Не беспокойтесь, я приложу все силы, чтобы уладить возникшую проблему, а позже позвоню вам и сообщу о результатах, – пообещала Лолли.

– Спасибо, детка, – улыбнулась миссис Уилкинс. – А я тем временем позвоню всем друзьям и родственникам. Это тоже нелегкая задача. Уверена, что некоторые из них на словах выразят сожаление, а сами втихомолку посмеются. Эх, не стоило мне так спешить, да ничего не поделаешь! Ну, доберусь я до своего сыночка! Впрочем, я знаю, что он мне скажет: «Мама, ты как всегда торопишь события». И будет прав – терпеть не могу ждать. А Мет уж слишком долго тянет с женитьбой! Я мечтаю дожить до этого счастливого дня, но боюсь, мой сын так и останется холостяком.

«Очень может быть», – мысленно согласилась Лолли. Мет действительно не спешил брать на себя дополнительные обязательства, связанные с созданием семьи. Он прекрасно сознавал, что брак ограничит его беззаботное существование, его свободу и общение с женщинами. Конечно, Лолли не стала делиться своими соображениями с миссис Уилкинс, не желая расстраивать ее.

Покинув ресторан, они сели в машину и скоро оказались у здания телевизионного центра. Здесь миссис Уилкинс высадила Лолли и умчалась прочь, помахав ей на прощание шелковым шарфом.

Через несколько минут Лолли вошла в приемную офиса, где ее уже поджидал Уилкинс. Он нервно ходил из угла в угол, время от времени проводя пальцами по взъерошенным волосам. Воротник его рубашки был расстегнут, галстук отсутствовал, пиджак висел на спинке стула.

– Где ты была? – крикнул Мет, едва Лолли появилась на пороге. – Я знаю, ты куда-то ездила с моей матерью!

– Конечно, – пожала она плечами. – Я заметила, что ты смотрел нам вслед.

Уилкинс прищурился.

– Куда вы ездили? – повторил он.

– В ресторан.

– Что-то я не пойму, – нетерпеливо заметил Мет.

– В этом нет ничего особенного – мы с твоей матерью заехали перекусить в ресторан, потому что было время ленча, – пояснила Лолли как ни в чем не бывало.

– Прекрати насмехаться надо мной! – сверкнул глазами Уилкинс.

Он порывисто шагнул вперед и неожиданно оказался слишком близко к Лолли. Чересчур близко, чтобы она могла оставаться спокойной. Она насторожилась, чувствуя, как по ее телу пробежала трепетная волна.

Не желая сосредоточиться на своих ощущениях, Лолли подняла подбородок и посмотрела Мету прямо в глаза.

– Я и не думала насмехаться. Мы действительно были в ресторане, где очень вкусно готовят рыбу. Нам подали чудную форель и…

– Меня не интересует, что вы ели! – раздраженно сказал Уилкинс, придвигаясь еще ближе, отчего нервы Лолли напряглись сильнее. – Как получилось, что ты отправилась в ресторан с моей матерью?

– Миссис Уилкинс пригласила меня.

Мет так взглянул на Лолли, что на мгновение ей показалось, будто он хочет ударить ее. Странно, до сегодняшнего дня на работе между ними существовали ровные, почти дружеские отношения. Но сейчас все неожиданно переменилось, и каждый из них напоминал вулкан, готовый взорваться в любую секунду. Лолли начинала чувствовать, что подобное положение становится невыносимым. Каждая стычка с Уилкинсом отнимает слишком много сил.

– Когда моя мать успела пригласить тебя на ленч? Почему ты не предупредила перед уходом, что встречаешься с ней? – продолжал допрашивать шеф.

– Тогда я об этом даже не догадывалась, – пояснила Лолли, стараясь говорить спокойно. – Мы случайно встретились на улице, и миссис Уилкинс любезно предложила мне отправиться с ней в ресторан. Я согласилась, вот и все.

Мет окинул ее хмурым взглядом.

– Почему она это сделала? – задумчиво спросил он, словно обращаясь к самому себе.

– Понятия не имею. Скорее всего, это произошло под влиянием момента.

– Надеюсь, ты сообщила ей, что наша помолвка выдумана журналистами?

Лолли молча кивнула, а про себя подумала, что это не совсем так, ведь предложение он все-таки сделал.

Уилкинс облегченно вздохнул, но затем поинтересовался с. нескрываемым беспокойством:

– И как она восприняла эту новость?

Лолли нравилось, как Мет относится к матери и сестре. Ей самой всегда хотелось выйти замуж за человека, который бы так заботился о самых близких людях. Но Уилкинс, конечно, не в счет, поспешно одернула себя Лолли. Другие черты его характера идеальными не назовешь.

– Лора! – сердито окликнул ее Мет. – Ты часом не уснула? Я задал тебе вопрос!

Она подняла на него голубые глаза, медленно возвращаясь к действительности.

– Миссис Уилкинс не слишком обрадовалась, услышав, что наша помолвка – всего лишь розыгрыш. Видишь ли, она уже успела заняться организацией торжества, пригласила гостей…

Уилкинс со стоном поднес к глазам ладонь.

– … арендовала банкетный зал в ресторане, заказала цветы и договорилась еще о многом другом, – продолжала Лолли.

– Боже… – прошептал Мет.

– Больше всего ее раздосадовало то, что сейчас придется расторгать все договоры.

– Она сама займется этим? – осторожно поинтересовался Уилкинс, и Лолли поняла, что он боится, как бы это не свалили на него.

– Не волнуйся! – бросила она. – Миссис Уилкинс настолько расстроилась, что мне пришлось предложить ей свою помощь. Я сказала, что сама отменю все заказы сегодня же, во второй половине дня. Она уже дала мне список телефонов. – Лолли вынула из сумочки сложенный листок бумаги и помахала им перед носом Мета. – Надеюсь, ты не станешь возражать? Представляю себе, какое облегчение ты испытаешь, когда со всем этим будет покончено!

Уилкинс нахмурился.

– Да, понятно… Похоже, ты снова затеяла со мной какую-то игру, Лолл. Признаться, я не ожидал, что ты так злопамятна. Дразнишь меня, чтобы наказать за вчерашний вечер? Типично женские штучки! Ты не желаешь обсуждать все, что произошло вчера, тебе приятнее заставить меня нервничать. Ах, эти женщины! Неудивительно, что мы, мужчины, отказываемся вас понимать. Вы мило улыбаетесь, а сами тем временем точите нож, чтобы всадить его нам в самое сердце!

Лолли не стала возражать. Сегодня Уилкинс был непредсказуем, лучше ему не перечить.

– Думаю, сейчас самое время начать звонить по телефонам, которые есть в списке, – смиренно заметила она. – Чем скорее я справлюсь с этим, тем лучше.

Мет побагровел от злости.

– Да, займись этим, – процедил он сквозь зубы. – И постарайся поскорее освободиться. У нас еще множество дел!

– Послушай, ты не должен разговаривать со мной в подобном тоне! – не удержалась Лолли. – В конце концов, это не я устроила вчера…

– Все, довольно! – прервал ее Уилкинс. – Согласен, я один во всем виноват. Но я же и расплачиваюсь за это! Такого ужасного дня, как сегодняшний, у меня еще никогда не было.

При этих словах Лолли внезапно почувствовала болезненный укол в сердце. Выходит, когда сегодня утром Мет узнал, что помолвлен с ней, он пришел от этого в ужас?

Хотя другого и не следовало ожидать. Лолли не питала иллюзий насчет того, как Уилкинс относится к браку. Она знала, что, будь он трезв, ни за что не сделал бы ей предложения. Его привлекали совсем другие женщины – холеные, жеманные красотки, – а Лолли не обольщалась на свой счет, равно как не верила и в искренность вчерашнего предложения. Она лишь выслушала Уилкинса и позволила ему надеть ей на палец кольцо, чтобы оно не потерялось и чтобы не устраивать сцены перед всеми собравшимися. Тогда же Лолли решила, что утром вернет кольцо хозяину. Сейчас она сожалела, что затеяла эту игру, вместо того чтобы сразу отдать перстень Уилкинсу.

В конце концов вся затея обернулась против нее же. Мет разозлился, а Лолли почувствовала, что ей на сердце словно легла тяжелая темная туча, подобная тем, которые телевизионные операторы показывали на заднем плане, когда на экране шел прогноз погоды.

После того как Уилкинс удалился к себе в кабинет, Лолли села за рабочий стол и положила перед собой список телефонов. Последовавший за этим час стал одним из самых неприятных в ее жизни. Набирая очередной номер, она заводила разговор от имени миссис Уилкинс, ни словом не упоминая о том, что сама и является незадачливой невестой. В результате ей пришлось услышать несколько откровенных комментариев от собеседников на другом конце провода, которые считали, что могут не стесняться в выражениях.

Управляющий рестораном сначала рассердился, но потом засмеялся и сказал:

– Значит, жених все-таки вывернулся? Признаться, чего-то в этом роде я и ожидал. Все это слишком хорошо, чтобы быть правдой. Насколько мне известно, Мет Уилкинс является убежденным холостяком. Он часто бывает в нашем ресторане, и каждый раз с другой дамой. И где он только умудряется находить таких милашек! Хотел бы я иметь такую популярность! Нет, Мет никогда не женится. Такому человеку, как он, это ни к чему.

«Такому человеку», передразнила про себя Лолли управляющего.

А что в нем особенного?

Он станет кошмаром для той дуры, которая решится выйти за него замуж! Но в одном этот человек прав – Уилкинс действительно вряд ли когда-нибудь женится. Ему слишком хорошо живется одному, чтобы он решился очертя голову броситься в перипетии семейной жизни.

Директором фирмы, занимающейся обслуживанием различных торжеств, была дама. Она расстроилась, узнав об отмене заказа.

– Я считаю, что могу рассчитывать на компенсацию расходов, потому что уже успела закупить некоторые продукты для стола, – заявила она.

– Составьте список продуктов с указанием; их стоимости и отправьте его миссис Уилкинс, – посоветовала ей Лолли.

– Что же все-таки произошло? – поинтересовалась директор. – Бедняга! Как быстро его бросила невеста! Что ни говорите, а иногда среди нас попадаются такие стервы! А как радовалась мать жениха! Она была на седьмом небе от счастья, что ее сын наконец-то женится. И уже представляла себе, как будет нянчить внуков. Как она, наверное, расстроилась! Некоторые вертихвостки совершенно не задумываются о том, какую боль могут причинить другим.

– Дело обстоит совсем не так, как вы его себе представляете! – смущенно произнесла Лолли. К сожалению, она не могла объяснить сути происшедшего.

Дама на другом конце провода фыркнула.

– Хотите поспорим? Уж я-то знаю, на что способны иные девчонки! А эта наверняка получила более выгодное предложение. В прошлом году мой брат сходил с ума по одной брюнетке. Сделал ей предложение, подарил кольцо с бриллиантом, а она познакомилась с парнем, раскатывавшим в шикарном «кадиллаке», владельцем прелестной виллы на побережье, после чего отшила моего братца и упорхнула с новым приятелем. А кольцо так и не вернула, мерзавка!

– Простите, у меня очень мало времени. Всего хорошего, – сказала Лолли, воспользовавшись паузой, и повесила трубку.

Ну и денек выдался, вздохнула она. С утра ей хотелось повеселиться, увидев, как вытянется лицо Уилкинса, когда он заметит свое кольцо на ее пальце. Лолли казалось, что это будет очень удачной шуткой, на самом деле все вышло совсем по-другому.

Что-то с ней сегодня случилось такое, о чем она не могла и предполагать. Больше всего Лолли хотелось повернуть время вспять, чтобы все сделать иначе. Уж тогда бы она проследила, чтобы Мет не пил так много и не натворил глупостей, делая ей предложение. А утром она отказалась бы от дурацкой идеи затеять с ним игру.

И Уилкинс не поцеловал бы ее, и она бы не догадалась, что уже наполовину влюблена в него…

4

Остаток недели тянулся, как бредущий по пустыне караван верблюдов. С начала каждого рабочего дня Лолли только и делала, что поглядывала на часы. И это при всем том, что она была занята, как никогда.

Уилкинс тоже ходил мрачнее тучи и ни с кем не разговаривал, обходясь короткими отрывистыми распоряжениями. Сотрудники телестудии не преминули отметить внезапную перемену в настроении шефа и начали строить предположения о ее причинах. Конечно, с ним никто не осмелился бы обсуждать подобную тему, но Лолли краем уха слышала разговоры о том, что на шефа отрицательно подействовала неудачная шутка с помолвкой.

Как бы то ни было, она тоже не вполне понимала, почему Мет пребывает в дурном расположении духа. Может, мать и сестра пилят его с утра до ночи? Вернее, с ночи до утра, так как днем он спасается от них на работе. Лолли не удивилась бы, узнав, что во всем этом шеф продолжает винить ее. Иначе почему он избегает встречаться с ней взглядом и старается не подходить слишком близко? Впрочем, она обнаружила, что и сама поступает точно так же. Похоже, они с Уилкинсом остро ощущали присутствие друг друга, хотя и старались не показывать этого. Временами ей казалось, будто между ними проскакивает электрический разряд. Она с нетерпением ожидала уик-энда, чтобы немного побыть вдали от Мета.

Однажды во время ленча к столику, за которым сидела Лолли, подошел Дейви Му-вер.

– Можно присоединиться к тебе? – спросил он.

– Конечно, – улыбнулась Лолли.

Она заметила, как вдруг зашушукались сидевшие за соседними столиками молоденькие, сотрудницы телецентра, предпочитавшие эту недорогую закусочную, видимо, еще и потому, что здесь время от времени появлялся Мувер, положивший себе за правило почаще бывать на людях. Некоторые из совсем юных девушек, работавших на телевидении, были от него без ума, но старались держаться подальше, ведь негласное правило предписывало сотрудникам поменьше беспокоить звезд экрана, особенно во время отдыха. Таким образом, девушкам оставалось лишь издали во все глаза смотреть на своего кумира. Если бы он захотел пообщаться с кем-либо из них, ему достаточно было лишь поманить избранницу пальцем. Но Уилкинс не одобрял служебные романы, опасаясь ревности, слез и других неприятностей, которые могли отрицательно сказаться на работе коммерческого канала. Поэтому, поддерживая Мета, Мувер никогда не завязывал интрижку с кем-либо из сотрудниц.

Лолли отметила, что он выбрал то же блюдо, что и она, – творог, выложенный на листья салата и украшенный кружочками огурца и нарезанным соломкой зеленым перцем.

Дейви поднял бокал с минеральной водой, в которой тихо лопались пузырьки газа.

– Твое здоровье, дорогая! – провозгласил он. – Видишь? Я тоже веду трезвый образ жизни, как и Мет!

– Ты думаешь, он уже не берет в рот спиртного? Что же, это разумное решение. Кстати, возможно, это обстоятельство является причиной его отвратительного настроения, – усмехнулась Лолли.

Но она не стала развивать затронутую тему, потому что не хотела говорить об Уилкинсе.

Дейви в это время принялся за творог с зеленью.

– Ммм… вкусно! Я вижу, ты тоже выбрала это блюдо. Очевидно, между нами существует много общего. Кстати, если мне не изменяет память, мы договаривались как-нибудь поужинать вдвоем. Как насчет этого уик-энда? Здесь на побережье недавно открылся ресторан, в котором можно хорошо поужинать, а затем потанцевать, поговорить… Что скажешь?

Лолли хотела было отказаться, но, взглянув невзначай в сторону, заметила сидящего через несколько столиков от них Мета. С чашкой кофе в руке он беседовал с кем-то из сотрудников, сидевшим спиной к ней. Приглядевшись, она узнала одного из редакторов – Макса Саммера. Вероятно, он и привел Уилкинса в закусочную, в которой тот появлялся крайне редко.

Неожиданно Мет поднял глаза и посмотрел прямо на Лолли. В его взгляде присутствовал оттенок враждебности. Это вызвало в ее душе раздражение. Уилкинс пришел сюда следить за ней? Что он о себе воображает? Разве он ей отец, чтобы проверять, с кем она встречается?

Нервно передернув плечами, Лолли произнесла решительно:

– Спасибо за приглашение, Дейви. Я с удовольствием поужинаю с тобой.

И в то же время она спрашивала себя, зачем ей это нужно. У нее никогда и в мыслях не было завязывать роман с Мувером. Он обаятельный человек, с ним приятно общаться, но и только. Лолли отдавала себе отчет, что согласилась отправиться с Дейви в ресторан только потому, что ей не понравился взгляд Уилкинса. А ведь она уже взрослый человек и должна уметь сдерживать свои эмоции. Но вместо этого ей вдруг пришла в голову блажь преподать Мету урок!

Последняя мысль заставила сердце Лолли забиться быстрее. Какой еще урок? О чем она думает?

В это мгновение Мувер взял ее руку и поднес к губам.

– Весьма польщен! – произнес он с внезапно появившейся в голосе хрипотцой. – С нетерпением буду ждать завтрашнего вечера. Назови мне свой адрес, и я заеду за тобой часов в семь.

Лолли порозовела, чувствуя, что взгляды всех присутствующих направлены на нее. Она высвободила руку из ладони Дейва, затем вынула из сумочки блокнот и написала адрес. После чего вырвала листок и вручила его Муверу. Тот бережно спрятал записку во внутренний карман черного кожаного пиджака.

К этому времени Лолли уже сидела, как на иголках. Она знала, что все сотрудники телевизионного центра, присутствовавшие в закусочной, жадно прислушиваются к каждому их слову. Некоторые из поклониц Мувера сейчас завидуют ей черной завистью, потому что она удостоилась внимания их кумира. Но ее не это волновало!

Серые глаза Уилкинса неотрывно следили за ней. Она было успокоилась, когда Мет поднялся и направился к выходу, но затем он свернул к столику, за которым сидели они с Мувером. В этот момент Лолли совершила ошибку, потому что, когда Мет приблизился, она подняла голову и встретилась с ним взглядом.

В его глазах сквозила холодная отчужденность.

– Любезничаете?! – произнес он, не столько спрашивая, сколько констатируя факт. – Ну-ну…

Сегодня Уилкинс был в элегантном строгом костюме – ему предстояла встреча с важными клиентами – рекламодателями. Дейви, казалось, не обратил на внешность шефа никакого внимания, но Лолли в который раз с утра ощутила сухость во рту. Явившись спозаранку в офис, она сразу заметила, что в этом темно-сером костюме Мет неотразим. Особую изысканность его облику придавали светлая рубашка и бордовый галстук из тускло переливающегося шелка. Правда, все это великолепие несколько умалялось выражением лица Уилкинса. Оно больше соответствовало бы матадору, сосредоточившемуся на предстоящем убийстве быка.

Лолли быстро отвела взгляда, но Дейви весело ответил:

– А почему бы и нет? Мне всегда приятно находиться в обществе Лолли.

– Рад слышать, – сухо произнес Мет. – Только она не должна забывать, что у нас еще уйма работы. Слышишь, Лолли? Я прошу тебя не опаздывать.

С этими словами Уилкинс повернулся и ушел.

– Что-то шеф не в духе, – усмехнулся Мувер. – С чего бы это? – лукаво добавил он.

Лолли прикусила губу. У нее вдруг возникло подозрение, что Дейви и Уилкинс устроили своеобразное соревнование, добиваясь ее внимания. Нет, тут же подумала она, только не Мет. Глупо даже надеяться на это… Лолли знала, что нужна Уилкинсу только в качестве секретарши.

– Лучше я вернусь в офис, – пробормотала она, поднимаясь со стула, – пока шеф не разозлился окончательно…

– Итак, до завтра! – тихо сказал Мувер, окинув ее многозначительным взглядом.

Всю вторую половину пятницы Лолли не переставала поглядывать на часы. Мет обратил на это внимание.

– Ты куда-то торопишься? – с сарказмом поинтересовался он. – Такое впечатление, что у тебя сегодня свидание, и ты не можешь дождаться вечера!

– А если и так? Разве я не имею права пойти на свидание? – с вызовом заявила она.

Уилкинс приблизился к ней. Он стоял так близко, что Лолли почти физически ощущала его раздражение.

– С кем же ты встречаешься, если не секрет? Я и не знал, что у тебя есть приятель, – заметил он.

– Ничего удивительного! – фыркнула Лолли. – Тебе известно обо мне далеко не все. Я работаю у тебя, но это не означает, что вне работы у меня нет права на личную жизнь.

Лицо Уилкинса налилось краской. Казалось, он еле сдерживает гнев.

– Вот именно! Ты работаешь у меня, поэтому не советую тебе разговаривать со мной подобным образом!

Несмотря на остроту момента, Лолли ничуть не испугалась. Но она дрожала от напряжения, и волнение помешало ей сразу найти достойный ответ.

– Надеюсь, у тебя свидание не с Мувером? – язвительно поинтересовался Мет. – Или вы именно об этом договаривались вчера в закусочной?

Лолли вздернула подбородок и сдавленно произнесла:

– Тебя это не касается!

– Касается, потому что ваши встречи непременно скажутся на моем бизнесе! – сверкнул глазами Уилкинс.

– При чем здесь бизнес, никак не пойму?

Он прерывисто вздохнул, растерянно глядя на Лолли, словно этот вопрос застал его врасплох. Заметив, что Уилкинс опешил от ее последних слов, она почувствовала, как в ее душе рождается странное чувство, очень похожее на слабую надежду. «Неужели Мет ревнует? Нет, нет, – она постаралась отогнать эту мысль. – Скорее всего, здесь нет ничего, что касалось бы личных отношений», – решила Лолли. Но сердце ее все же забилось учащенно.

– Мне необходимо, чтобы голова у моей секретарши работала четко! – нашелся наконец Уилкинс. – А Дейви Мувер неизменно производит на женщин такой эффект, что они как будто погружаются в состояние эйфории и перестают соображать.

– Мне это не грозит, – возразила Лолли. – Слава Богу, голова у меня пока в порядке! А своей личной жизнью я никому не позволю распоряжаться. Это не имеет отношения к работе. Так что оставь меня в покое и занимайся своими делами.

Похоже, Мет хотел было сказать какую-то резкость, но вовремя удержался. Он глубоко вздохнул, будто пытаясь успокоиться, а затем попросил Лолли сесть за пишущую машинку и принялся диктовать ответ на письмо, присланное вчера одним известным продюсером.

Уходя домой в конце рабочего дня и прощаясь с шефом, Лолли сказала:

– Желаю приятного уик-энда!

Уилкинс поднял глаза от бумаги, которую держал в руке, и хмуро оглядел Лолли с ног до головы. На лице его возникло странное выражение, значение которого трудно было определить.

Так и не дождавшись ответа, она поспешила к лифту. Ей пришло в голову, что Мет еще никогда не рассматривал ее подобным образом. «Откуда вдруг такой интерес? Нет, не обольщайся, – сказала она себе, – никакого интереса к ней нет и в помине, иначе он появился бы уже давным-давно».

Выйдя из здания телецентра, Лолли увидела, как на парковочную стоянку въезжает в открытом спортивном автомобиле Анита Мейсон. Ее красно-каштановые волосы развевались на ветру, трикотажная кофточка с глубоким вырезом открывала взору всех соблазнительную грудь.

Многие из проходивших по тротуару мужчин оглядывались на Аниту. «Интересно, уж не к Мету ли она прикатила», – подумала Лолли. Она попыталась припомнить, значится ли имя Аниты Мейсон среди участников сегодняшнего вечернего музыкального шоу Дейви Мувера, но так и не вспомнила. Анита не показывалась на глаза всю неделю. Может, это и было причиной плохого настроения Уилкинса?

Вздохнув, Лолли продолжила свой путь. У нее мелькнула мысль, что Анита столь же ненатуральна и неестественна, как и сверкающая фея с верхушки рождественской елки. И что только мужчины находят в таких женщинах?

Лолли пришла домой около шести часов. Прогулка отвлекла ее, и она больше не думала об Уилкинсе. Сейчас она находилась в предвкушении предстоящих развлечений. В конце концов, Мет не единственный мужчина на свете. Вечер с Дейви может быть очень интересным.

У Лолли было достаточно времени, чтобы принять душ и переодеться в светло-голубое шелковое платье с круглым вырезом у горла. Волосы она уложила на затылке в аккуратный узел, после чего нанесла на лицо легкий макияж и надушилась любимыми французскими духами. Когда Мувер заехал за ней сразу по окончании своей программы, она была готова.

Костюм Дейви совершенно не соответствовал его обычному стилю. Он прибыл в белом смокинге, белоснежной шелковой рубашке и малиновом галстуке-бабочке.

– Ты великолепно выглядишь, Дейв! – воскликнула Лолли, повинуясь внезапному порыву. Ей редко приходилось видеть его таким элегантным.

– Благодарю! – довольно улыбнулся он. – А ты сегодня прекрасна, как никогда.

С этими словами Дейви галантно склонился и поцеловал ее руку. Изящество его манер привело Лолли в немалое смущение.

«Боже, – пронеслось у нее в голове, – что я буду делать, если он начнет ухаживать за мной всерьез? Впрочем, зачем ему это? Прежде их отношения никогда не выходили за рамки дружеских. Не мог же интерес к ней возникнуть за одну ночь? Так быстро только грибы растут: вчера еще ничего не было, а сегодня глядишь – стоит красавец с прилипшими к шляпке щепочками и хвоей».

Как бы то ни было, Лолли знала, что никогда не будет испытывать к Муверу иных чувств, кроме приятельских.

– Я не знал, какого цвета будет твое платье, поэтому выбрал белую, – сказал Дейви, имея в виду орхидею в коробочке под целлофаном, которую принес с собой. – Вот, держи.

Лолли с интересом посмотрела на прекрасный цветок.

– Какая красивая! – восхищенно прошептала она.

Это был один из экстравагантных жестов, которыми славился Мувер, но Лолли еще никогда не приходилось испытывать на себе его подчеркнутого внимания.

– Продавец в цветочном магазине сказал, что эту партию орхидей только сегодня утром доставили из Коста-Рики.

– Неужели? Она очень красива, – повторила Лолли, не в силах оторвать взгляд от цветка. – Мне еще никогда не приходилось держать в руках орхидею. Я видела их только в витринах магазинов.

– Давай, я приколю ее к твоему платью, – предложил Дейви.

После того как Лолли вынула цветок из коробочки, он деликатно просунул палец под вырез горловины платья и прикрепил орхидею булавкой, которую предусмотрительно захватил с собой. Весь этот процесс слегка смутил Лолли, но Мувер не делал ничего, что могло бы всерьез обеспокоить ее.

Затем Дейви отступил на шаг, чтобы полюбоваться, как все получилось.

– Превосходно! – констатировал он. – Лучше и не придумаешь.

Лолли подошла к зеркалу и поняла, что не может не согласиться с ним.

– Чудесно! – воскликнула она.

– Как чудесна и ты сама! – подхватил он.

Его слова показались Лолли странными.

Что происходит? Почему Мувер делает ей подобные комплименты?

– Мне не хотелось бы торопить тебя, но я заказал ужин на восемь часов, а до ресторана нам предстоит добираться минут сорок. Если ты готова, нам пора отправляться, – заметил Дейви.

Путь вдоль побережья оказался прекрасной прогулкой. Теплый влажный ветерок ласкал их лица, а справа тихо шуршали по гальке ленивые волны океана.

В ресторане их встретил приветливый метрдотель, который мгновенно узнал Дейви. Он проводил гостей к столику у окна, откуда можно было наслаждаться чудесным видом погружающейся в сумерки бухты. Некоторое время они изучали обширное меню, потягивая коктейль и слушая попурри, исполняемое джазовым квартетом.

В такой теплый вечер Лолли не хотелось заказывать тяжелое для желудка блюдо, поэтому она выбрала черешню с нарезанным шариками арбузом, а затем попросила подать охлажденного тушеного осетра с молодым картофелем и салатом из огурцов и помидоров. Мувер заказал фаршированные артишоки и говяжью отбивную в соусе из красного вина с грибами.

Они ужинали долго, не спеша, и непринужденно беседовали о всякой всячине. В основном разговор касался телевизионной карьеры Мувера и его планов на будущее. Но время от времени он задавал Лолли вопросы, кажущиеся на первый взгляд случайными, но на самом деле, очевидно, имевшими для него важное значение.

Вскоре Лолли поняла причину, по которой Дейви пригласил ее на ужин. Его терзало беспокойство, что однажды он вынужден будет уступить свою нишу на телевидении, что зрительский интерес к нему упадет, а вместе с ним понизится и рейтинг. Кроме того, он был уверен: ключ к его благополучию находится в руках Уилкинса. Лолли пришла к выводу, что Дейви надеется на ее способность повлиять на шефа. Таким образом, единственным человеком, который интересовал Дейви, был Мет.

Лолли отвечала осторожно, говоря только то, что было общеизвестно. В сумеречном освещении ресторана Мувер выглядел не так молодо, как при солнечном свете. Тени подчеркивали морщинки вокруг глаз и рта и припухлости под глазами. Он явно проигрывал схватку со временем, и Лолли невольно прониклась к нему сочувствием. Фотографии, которые Дейви дарил поклонникам, были сделаны несколько лет назад, да еще и отретушированы, чтобы скрыть его возраст. Но как долго еще будет он привлекать молодежь? Конечно, через несколько лет Мувер может переключиться на старшую возрастную аудиторию, но все же лучшие его дни на телевидении, похоже, уже миновали. Неудивительно, что он так волнуется.

Посидев еще с полчаса за чашкой кофе, они отправились танцевать. Многие из посетителей ресторана узнали Мувера, и по залу пронесся шумок. Дамы не отводили глаз от человека, которого часто видели на экранах телевизоров. Их внимание вдохновляло Дейви, взгляд его посветлел.

Лолли нравилось танцевать, платье явно шло ей, но несколько смущал всеобщий интерес. Она не привыкла к тому, что ее так откровенно рассматривают.

Когда они вернулись к своему столику, к ним подошла какая-то пара.

– Привет, Дейви! Как поживаешь? – произнес молодой мужчина.

Он был одет в ярко-оранжевый пиджак и зеленую рубашку. Брюки тоже зеленого цвета, но более темного оттенка. Лолли еще не случалось видеть в костюме подобное сочетание. Вдобавок ко всему его голову венчала копна густых каштановых волос, вьющихся мелкими кудряшками. Лолли показалось, что ей уже приходилось встречаться с этим молодым человеком, только она никак не могла припомнить где.

– А-а, Никки! – воскликнул Дейви. – Рад видеть! Я как раз собирался звонить тебе в воскресенье, чтобы узнать, сможешь ли ты в пятницу принять участие в моей программе.

Услышав, как назвал мужчину Мувер, Лолли сразу поняла, кто перед ней находится. Это был Ник Прайс, вошедший в десятку лучших вокалистов последнего месяца.

– Само собой, Дейви! – радостно блеснул глазами Ник. – С удовольствием покажусь в твоем шоу.

Рядом с Ником стояла молоденькая золотоволосая девчонка в таком узком платье, что, будь оно чуть длиннее, ей было бы просто невозможно двигаться. Кроме того, Лолли обратила внимание на розовые туфли на невообразимо высоких каблуках. Спутница Ника многозначительно подтолкнула его локтем.

– Ах да! – спохватился тот. – Дейви, познакомься с Лайзой, моей хорошей приятельницей. Лайза, это Дейви. Уверен, что тебе не нужно его представлять.

Мувер улыбнулся одной из своих самых обворожительных улыбок. В следующее мгновение Лайза неожиданно для всех обвила его шею руками и поцеловала в губы.

Было заметно, что Ника Прайса поступок приятельницы не слишком обрадовал. «Да она же пьяна», – сообразила Лолли, увидев, как Лайза повисла на Мувере.

– Потанцуем? – предложила ему спутница Ника.

– Идет, золотце! – не задумываясь, согласился Дейви. Затем он обеспокоенно взглянул на Ника. – Ты не будешь возражать, приятель?

Прайс с непроницаемым видом пожал плечами.

– Бери ее, если хочешь. Только учти, она сейчас плохо воображает, – предупредил он. – Лайза сказала мне, что подруга днем угостила ее травкой, а здесь она добавила виски.

– Вообще-то неприятности мне ни к чему… – пробормотал Дейви, словно собираясь отказаться от дальнейшего общения с новой знакомой.

Но он не успел этого сделать, потому что Лайза, продолжая обнимать Мувера, увлекла его в сторону танцующих. Не желая ставить себя в смешное положение, отказываясь от танца, он вынужден был уступить ей.

Ник некоторое время молча смотрел на них, стиснув зубы. Затем повернулся к Лолли.

– Хотите потанцевать?

– Нет, благодарю вас. Думаю, мне пора отправляться домой, – ответила она, поднимаясь со стула. – Всего хорошего. Передайте Дейви, что я взяла такси.

– Постойте! – крикнул Ник, последовав за ней. – Я отвезу вас. Мне тоже нечего здесь делать.

Они уже приблизились к выходу, когда Лайза заметила, что ее приятель уходит. Позабыв о Мувере, она бросилась вдогонку, крича на весь зал:

– Никки! Куда ты?

– Отстань! – сердито бросил тот через плечо.

– Значит, ты бросаешь меня?! – воскликнула Лайза с угрозой в голосе, окинув злым взглядом Лолли. – Быстро же вы сошлись! Ну, я тебе покажу… – Лайза с визгом бросилась на воображаемую соперницу, целясь острыми ногтями ей в лицо.

Лолли импульсивно успела оттолкнуть ее, и в эту минуту подоспели мужчины. Ник сгреб в охапку Лайзу, а Мувер притянул к себе Лолли.

Лайза все еще продолжала брыкаться и размахивать в воздухе руками, как вдруг рядом сверкнула ослепительная фотовспышка. Лолли вздрогнула, в следующую секунду вспышка повторилась. Пресса!

– Пора убираться отсюда! – воскликнул Мувер, беря Лолли за руку.

Они побежали к выходу, оставив Ника и Лайзу на растерзание фотографам. Впрочем, странная пара, поглощенная друг другом, даже не обратила внимание на то, что их снимают.

Выведя машину на трассу, Дейви сокрушенно вздохнул:

– Не повезло нам! Откуда только берутся эти репортеры? – Он виновато взглянул на Лолли. – Ты в порядке? Извини, что так получилось.

«Не нужно было идти танцевать с Лайзой», – сердито подумала та.

– Ладно. Все равно ничего не поделаешь. – Она пожала плечами.

Остаток пути домой они молчали. Мувер повертел ручку радио и нашел станцию, передающую музыку. Лолли откинулась на спинку сиденья, глядя в окошко на мерцающее в лунном свете море и чувствуя, что в сердце ее закрадывается грусть. «Сегодня такая романтическая ночь, – размышляла она, – звучит прекрасная музыка… только рядом находится не тот человек, кто ей нужен!!

5

На следующий день Лолли проснулась поздно. Как обычно, она первым делом посмотрела на часы и ужаснулась, позабыв, что сегодня суббота и на работу идти не нужно. Лолли села на постели и через секунду вспомнила все, что случилось вчера. Она зажмурилась и со стоном упала на подушку.

Если Мет увидит в газетах сделанные вчера снимки, он придет в бешенство. И непременно напомнит о своем предупреждении не ходить на свидание с Мувером. А то, что все это произошло не по ее вине, никак не оправдывает Лолли.

Она встала с постели, приняла душ, надела голубые джинсы и белую майку, после чего отправилась на кухню, где сварила себе кофе и соорудила сандвич с ветчиной, помидорами и салатным перцем.

Подкрепившись, Лолли вышла из дому, села в машину и поехала в соседний супермаркет, в котором обычно запасалась продуктами на неделю. Там она пробыла всего несколько минут.

Погрузив покупки, она отвезла их домой, а затем быстро собралась и отправилась к миссис Уилкинс, которая жила на живописной окраине Бостона. Ее особняк находился примерно в часе езды от маленькой виллы Лолли. Его совершенно не было видно с проложенной вдоль побережья трассы. Он утопал в зелени огромного сада.

Лолли оставила «бьюик» на парковочной площадке, водрузила на голову привезенную с собой широкополую соломенную шляпу, захватила этюдник и направилась к воротам. По дороге она наслаждалась густым ароматом роз, благоухавших на клумбе, разбитой перед домом. Кроме того, у входа была сооружена решетчатая чугунная арка, сплошь оплетенная вьющимися розами.

Лолли шагнула под живой зеленый навес, но не успела дотронуться до кнопки звонка, как дверь распахнулась и на пороге показалась улыбающаяся миссис Уилкинс.

– Здравствуй, Лолл! Чудесный сегодня выдался денек, правда? Ты поступила благоразумно, захватив с собой шляпу, в такую жару немудрено получить солнечный удар. Входи же! Ты можешь сложить свои вещи во внутреннем дворике, а я тем временем налью тебе бокал холодного вина. Или ты предпочитаешь соки? Есть апельсиновый, яблочный и минеральная вода.

– Спасибо, миссис Уилкинс. Я бы выпила воды. – Лолли улыбнулась в ответ.

Она проследовала за матерью Мета на кухню, выход из которой вел во внутренний дворик, с трех сторон окруженный стенами особняка, а с четвертой – садом. Сюда не доносились посторонние шумы, кроме естественных звуков природы – шелеста листвы, пения птиц и отдаленного шума прибоя.

– Вот, дорогая моя, держи! – сказала миссис Уилкинс, подойдя к Лолли с бокалом искрящейся на солнце минеральной воды. – Ленч готов. Я накрою его здесь, во дворе.

– Позвольте мне помочь вам, – предложила Лолли, поставив бокал на столик, над которым возвышался огромный зонт.

– В этом нет необходимости. Все блюда уже стоят на тележке. Осталось лишь прикатить ее сюда. Этим я и займусь, а ты пока садись за стол.

Миссис Уилкинс ушла в дом и через пару минут вернулась, толкая перед собой тележку. Лолли все же помогла ей переставить на столик большое блюдо с салатом, плетеную корзинку с хлебом, бутылку красного вина, минеральную воду и, наконец, курицу, фаршированную рисом, луком и помидорами, источавшую умопомрачительный аромат.

– Как вкусно пахнет! – воскликнула Лолли, получив порцию чудесного блюда. – Поделитесь секретом приготовления.

– Никакого секрета нет, – усмехнулась миссис Уилкинс. – Этот рецепт я узнала от своей матери, а она в свою очередь – от моей бабушки.

– Жаль, что я не могу приготовить нечто подобное в офисе, когда Мет пребывает в дурном настроении, – вздохнула Лолли. Но, заметив внимательный взгляд миссис Уилкинс, смутилась и порозовела. – Ой, прошу прощения! Я не имела в виду, что…

– Будет тебе! – махнула рукой хозяйка особняка. – Мне ли не знать, каким несносным бывает мой сын! В детстве он был ужасным шалуном.

– Не могу поверить, – улыбнулась Лолли.

Она представила себе мальчика, которым некогда был Мет, и на душе у нее потеплело. Но она поспешила напомнить себе, что Мет уже давно вырос и превратился во вполне взрослого мистера Уилкинса, ее шефа. Так что не стоит умиляться. И все же не удержалась и спросила:

– А каким он был?

– Позже я покажу тебе фотографии, – пообещала миссис Уилкинс. – А сейчас скажи, ты давно начала рисовать?

– Так давно, что мне кажется, будто это случилось сразу после моего рождения. Как-то я разрисовала все обои в детской, и мама отшлепала меня…

Так они беседовали еще долго, с легкостью переключаясь с одной темы на другую. Они говорили о том, как лучше готовить рис и как смешивать краски, затронули искусство в целом и телевидение в частности, после чего разговор снова вернулся к Мету. Миссис Уилкинс рассказала, как счастлива была, когда родился ее первенец, и как трудно приходилось поначалу, потому что она повсюду следовала за мужем, которого дела армейской службы вынуждали переезжать с места на место.

После ленча они выпили по чашке кофе, а затем убрали со стола и отвезли тележку на кухню. Затем миссис Уилкинс проводила Лолли в ванную, где та смогла вымыть руки и причесаться.

За мольберты они сели около двух часов дня. Ветерок почти совсем утих, и на изумрудной траве лежали четкие тени деревьев. Надвинув шляпу на лоб, Лолли увлеченно делала набросок живописного ручья, журчавшего в дальнем конце сада. Время летело незаметно…

– Можно посмотреть, что ты успела сделать, или тебе не нравится показывать незавершенные работы? – поинтересовалась миссис Уилкинс, поднимаясь с раскладного стула.

– Нет, я не против, – пожала плечами Лолли.

Мать Мета долго рассматривала зарисовку.

– А знаешь, у тебя несомненный талант, – сказала она наконец. – Ты не пробовала заниматься живописью профессионально?

Лолли поморщилась.

– По-моему, вы мне льстите. И вообще, я предпочитаю быть хорошим любителем, нежели плохим профессионалом.

– Не скромничай. Я уже вижу, что у тебя получится превосходная картина. Мне бы хотелось купить ее, когда работа будет окончена.

– Ну, если вам действительно так нравится то, что я делаю, по завершении картины я вставлю ее в рамку и подарю вам в знак благодарности за сегодняшний прекрасный ленч и в память об этом дне.

Миссис Уилкинс засияла от удовольствия.

– Ах, дорогая моя, спасибо!

После этого Лолли посмотрела работу миссис Уилкинс и отметила про себя некоторую неряшливость в ее манере.

Через минуту мать Мета зевнула.

– Меня совсем разморило на этой жаре, – заметила она. – Я прямо засыпаю за мольбертом. Что ты скажешь, если я пойду вздремну часок и на это время оставлю тебя в одиночестве? А позже мы выпьем чай, и я покажу тебе детские фотографии Мета.

– Не беспокойтесь обо мне, – улыбнулась Лолли. – Я еще должна кое-что доделать.

Миссис Уилкинс внимательно посмотрела ей в лицо.

– Ты вся раскраснелась от жары. Почему бы тебе не окунуться? Пруд недалеко, метрах в двадцати. Выйдешь за ограду и пройдешь вдоль ручья. Пруд неглубокий, но вода в нем чистая. Китти часто купается там. Кстати, ты можешь взять один из ее купальных костюмов. Пойдем во дворик, и я брошу тебе из окна полотенце и купальник, – предложила она.

– Это неплохая мысль, – согласилась Лолли. – Мне и впрямь очень жарко.

Они направились во внутренний дворик, затем миссис Уилкинс поднялась на второй этаж, где располагалась ее спальня, и через пару минут бросила Лолли из окна полотенце с завернутым в него купальником. После этого она махнула гостье рукой и исчезла в глубине комнаты.

Лолли еще немного посидела за мольбертом, а потом отправилась в дом и переоделась в ванной. В купальнике, зажав под мышкой полотенце, она снова вернулась на кухню и уже собиралась шагнуть за порог, как вдруг остановилась, привлеченная каким-то посторонним звуком. По дому кто-то ходил.

Она нахмурилась, прислушиваясь к тихим осторожным шагам, затем огляделась по сторонам и взяла с полки увесистую скалку. Крепко сжав ее в руке, она пошла в гостиную.

Там спиной к ней стоял человек. Ставни комнаты были закрыты из-за жары, и царил полумрак, поэтому Лолли смогла лишь различить, что незнакомец высок и широк в плечах. Но, когда он протянул руку и снял со стены фотографию в дорогой серебряной рамке, она поняла, что перед ней находится грабитель.

– Эй! Ну-ка повесь эту штуку на место! – крикнула Лолли. – И – не делай глупостей – у меня оружие!

Незнакомец замер.

– Повесь фотографию на место! – повторила она.

Он молча повиновался, а затем повернулся и шагнул к ней.

Лолли воинственно подняла скалку, преисполнившись решимости постоять за себя.

– Не приближайся! Убирайся прочь, если не хочешь, чтобы я проломила тебе голову!

Но мужчина сделал еще один шаг. В эту минуту на его лицо упал пробивавшийся сквозь ставни луч света – и Лолли вздрогнула от неожиданности.

– Мет? Что ты здесь делаешь? Я решила, что в дом забрался грабитель. Зачем тебе понадобилось двигаться с такой осторожностью?

– Я не хотел будить мать! Мне прекрасно известно, что она в это время дня отдыхает. И опусти скалку, пожалуйста, – она действует мне на нервы.

Уилкинс подошел к Лолли, взял скалку, после чего отправился на кухню, чтобы положить ее на место. Лолли последовала за ним. Ее сердце билось учащенно.

Мет взглянул на нее, и его глаза непроизвольно расширились от удивления. Он только сейчас увидел, что Лолли одета в купальник. Затем перевел взгляд на ее длинные обнаженные ноги, изящные бедра, узкую талию и туго обтянутую купальником грудь. Он рассматривал Лолли с такой томящей душу медлительностью, что под конец та уже не знала, куда девать глаза.

– Я… как раз собиралась пойти искупаться в пруду… – пролепетала она, чувствуя, что нужно хоть как-то нарушить напряженную тишину.

И все время, пока Лолли говорила, Мет смотрел на ее губы.

– Я так и понял, – хрипло произнес он.

При первых же звуках его голоса она почувствовала, как вся сжимается.

Затем Уилкинс неожиданно нахмурился, словно вспомнив о чем-то, и его лицо приняло жесткое выражение. Он вынул из кармана рубашки сложенную газетную вырезку и протянул Лолли.

– Ты уже видела это? – спросил Мет сквозь зубы.

– Нет… – растерянно произнесла она.

Развернув вырезку, Лолли увидела на фотографии собственное лицо и сразу поняла, о чем идет речь. Это был снимок, сделанный вчера вечером в ресторане. Вся запечатленная фотографом сцена на газетной бумаге выглядела еще хуже, чем была в действительности. Мувер обнимал Лолли за талию, причем его рука располагалась очень близко к груди, а сама она стояла, изумленно раскрыв глаза и рот, глядя прямо в камеру.

На второй фотографии был изображен Ник Прайс, удерживающий брыкающуюся Лайзу, которая выглядела невменяемой.

Подняв глаза от газеты, Лолли произнесла с нервной дрожью в голосе:

– Все это кажется более ужасным, чем было на самом деле!

– Ты еще не читала статью!

Лолли быстро пробежала глазами газетные колонки, остро ощущая рядом присутствие Уилкинса.

– Слава Богу, что здесь не упоминается мое имя! – с облегчением произнесла она, но тут же осеклась, заметив выражение лица Мета.

«Почему он так рассердился? – удивленно подумала Лолли. – Какое отношение к нему может иметь фотография, даже если на ней изображена его секретарша? Ведь ее имя в статье не упоминается!»

– А ты обратила внимание на то, как тебя здесь называют? – поинтересовался Уилкинс ледяным тоном. – «Очередная крошка Дейви Мувера»!

Все это выглядело настолько комичным, что Лолли не удержалась от смеха. Но это еще больше усугубило положение. Глаза Уилкинса сверкнули гневом, и он поинтересовался со скрытой угрозой в голосе:

– Ах, вот как? Тебе смешно? Ты любишь, когда тебя называют крошкой?

– Не в этом дело, просто я…

– Нет уж, не отпирайся! – презрительно бросил Мет. – Тебе льстит, что перед всей читающей публикой ты предстала с Дейви Мувером! Я знаю, что половина женского персонала телецентра сходит по нему с ума. А еще говорят, что женщины обладают какой-то необыкновенной интуицией и тонким вкусом! Чушь!

– Но в Мувере есть что-то особенное, поэтому его шоу пользуются такой популярностью, – возразила Лолли. – Ты сейчас пытаешься принизить значение Дейви, а сам с радостью сотрудничаешь с ним. Знаешь, как это называется? Лицемерие!

– Ничего подобного! Это всего лишь одна из сторон бизнеса, – сердито бросил Мет. – У меня коммерческий канал, а Мувер отвечает вкусам определенной части зрительской аудитории. Поэтому я отвожу его шоу лучшее время, а рекламодатели выкладывают деньги, чтобы их информация прошла именно в течение этого часа. Что касается моего личного мнения о Мувере, то оно не имеет ко всему этому никакого отношения.

– В таком случае, мое свидание с ним тоже не имеет к твоему бизнесу никакого отношения, – подхватила Лолли.

– Только не говори мне, что тебе понравилась эта двусмысленная история в ресторане! – вспыхнул Уилкинс.

Лолли вздохнула, понимая, что он прав.

– Ни я, ни Дейви ни в чем не виноваты. Это все Лайза, знакомая Ника Прайса. Не заставь она Мувера танцевать с ней и не соберись я домой, ничего бы не было.

– Заставила? – саркастически произнес Мет. – Интересно, как? Она что, приставила к его виску пистолет?

– Ну хорошо. Я согласна, что у Лайзы привлекательный с мужской точки зрения вид. Она похожа на живую куклу. Тебе отлично известно, какой эффект это производит на вашего брата!

– Ты думаешь, что мне нравятся подобные женщины? – прищурился Уилкинс.

– Судя по твоей последней приятельнице – да!

– Значит, тебя задевал тот факт, что я встречаюсь с ней?

– Это не мое дело, – сказала Лолли, опустив глаза.

А действительно, почему ее должно беспокоить то, что Мет встречался с Анитой Мейсон?

– Я иду купаться! – решительно произнесла она, поворачиваясь к выходу во внутренний дворик. Но ей не пришлось дойти даже до порога – Мет схватил ее за плечи.

– Разговор еще не окончен!

Его прикосновение словно обожгло Лолли, и ей не удалось скрыть свою реакцию. Чувствуя, что лицо заливается краской смущения, она стояла, пытаясь сдержать участившееся дыхание, не в силах поднять на Мета глаза. Она знала, что он смотрит на нее, ощущала его пальцы на своих плечах и через это прикосновение будто даже чувствовала биение его сердца.

– Что с тобой, Лолли? – сдавленна спросил Мет. – Почему ты вдруг так напряглась?

Она судорожно вздохнула.

– Потому что мне не нравится, когда меня вот так беспардонно трогают! – солгала Лолли, хотя понимала, что ее отговорка не выдерживает критики.

Но не могла же она сказать Мету правду! Он не должен знать, что его прикосновения повергают ее в трепет. И что всему этому есть простое объяснение – она влюбилась в него. Но лучше умереть, чем сказать ему правду!

– Только и всего?

Возможно, это была только игра воображения, но Лолли показалось, что в голосе Мета прозвучало разочарование. Чего же он ожидал? А вдруг он догадывается, что со мной происходит? Лолли закрыла глаза, ужаснувшись одной только мысли, что Мету известно о ее бессмысленном и безнадежном чувстве. В эту минуту она больше всего хотела провалиться сквозь выложенный плиткой пол кухни, чтобы раз и навсегда избавиться от наваждения.

– Отпусти меня, – прошептала Лолли.

Но он не отпустил. Вместо этого нежно провел пальцами вниз по ее обнаженным рукам. На запястьях его пальцы сомкнулись, подобно наручникам на руках арестанта.

– Прекрати! – сердито произнесла Лолли, поднимая на Мета глаза, и в это мгновение он резко притянул ее к себе.

У нее перехватило дыхание, но не от неожиданного рывка, а от тесного прикосновения к телу того, кто с недавних пор стал предметом ее ночных грез, – к его груди, бедрам, ногам… Ее била дрожь, и она ничего не могла с этим поделать. Особенно, когда Мет наклонился и прижался щекой к ее лицу. Бархатистое прикосновение его ресниц было очень приятно. Приблизив губы к самому уху Лолли, он прошептал:

– Почему ты так дрожишь, Лолл? И почему ты покраснела?

Лолли сгорала от желания повернуть голову и встретиться с его губами, но не посмела сделать это. Она еще не окончательно потеряла рассудок, чтобы поддаться подобному желанию! Поэтому ей осталось только тихо произнести:

– Оставь меня в покое, Мет. Я в этом не нуждаюсь. Найди себе более подходящий объект для игр.

– А если я хочу играть именно с тобой? – дразняще шепнул он, склоняясь все ниже и притрагиваясь губами к ее шее и обнаженному плечу, пока она не начала задыхаться. – Какая у тебя восхитительная кожа! И как она пахнет! Мне нравятся твои духи. Когда ты выходишь из моего кабинета, они продолжают витать в воздухе, напоминая о тебе. Временами я просыпаюсь ночью, потому что мне чудится знакомый запах и это вносит в мою душу смятение…

Сердце Лолли от волнения было готово вырваться из груди. Но она была уверена, что Мет лжет. Сколько женщин уже слышали от него подобные слова? «Нет, меня ты не обманешь», – пронеслось у нее в голове.

– Замолчи! Или я закричу на весь дом и сюда спустится твоя мать! – предупредила Лолли.

– Ах так? Ну давай! Кричи! – усмехнулся Уилкинс, ясно давая понять, что он не верит в ее способность осуществить свою угрозу.

Это подстегнуло Лолли. Она открыла было рот, чтобы завизжать, как хорошо умеют это делать все женщины, но не успела на какую-то долю секунды. Не дав ей опомниться, Мет прильнул к ее губам. С этого мгновения для Лолли все было потеряно. Снедаемая страстным желанием, она ответила на поцелуй, и он тут же обнял ее. Его ладони заскользили по спине, бедрам, обнаженным ногам, упругим ягодицам Лолли. Она судорожно потянулась рукой к голове Мета и зарылась пальцами в густые темные волосы, потом властно провела ладонью по мускулистой спине, прижимая его к себе. Тогда он спустил с плеча бретельку купальника и обнажил небольшую грудь. Медленно наклонившись, он взял в рот темно-вишневый сосок. Лолли замерла, погрузившись в непередаваемое блаженство от прикосновений влажных, теплых губ и языка…

– Мет… – простонала она.

Он поднял голову и взглянул на нее. Его глаза были полуприкрыты, из груди вырывалось прерывистое дыхание.

Лолли видела Мета словно в тумане, овладевшее ею желание будто пеленой заволокло сознание. «Неужели он сейчас испытывает то же самое?» – подумала она. Странно, но до сих пор Лолли не задумывалась над тем, какие чувства переживают в подобные мгновения мужчины – те же, что и женщины, или какие-то иные?

Мет заговорил, и его голос показался Лолли необычным:

– Не могу поверить, что я только сейчас решился поцеловать тебя по-настоящему. Я встречался с тобой каждый день, но как будто не видел. Хотя, помнится, я сразу отметил, что у тебя очень красивые ноги. Сейчас я не перестаю думать о тебе. Ты не выходишь у меня из головы! – Он помолчал. – И все это началось после злополучного дня рождения Дейви Мувера. Или на следующий день, когда я поцеловал тебя в кабинете? – Мет как будто размышлял вслух. – Да, похоже, именно тогда. Этот поцелуй изменил все. Мне так приятно было держать тебя в объятиях. Не удивляйся – я захотел узнать, какая ты в постели. Эта мысль, однажды появившись, уже не покидала меня. И день ото дня она овладевает мной все больше.

Лолли слушала Мета и чувствовала, что ее жар постепенно улетучивается.

– Я хочу тебя, Лолл, – сдавленно произнес он, словно гипнотизируя ее взглядом. Впрочем, вероятно, так оно и было. – Ты мне нужна. Сейчас! Я не могу ждать! – Мет снова быстро и крепко поцеловал Лолли. – Переоденься, и я отвезу тебя к себе домой. Здесь нас может застать моя мать.

Лолли едва удерживалась от того, чтобы не разрыдаться и не накричать на него. Но она не могла позволить себе открыть свои истинные чувства, ей приходилось скрывать свою боль. Поэтому она лишь продолжала молча смотреть на Мета, будто не понимая, о чем он говорит.

Но на самом деле Лолли уже все стало ясно: она и он воспринимали реальность по-разному. Она с ума сходила от любви к нему, а он просто хотел узнать, какова она в постели. Он сам в этом признался!

Лолли молчала так долго, что Мет не мог не обратить на это внимания.

– Лора? – обеспокоенно произнес он, но та лишь сильнее стиснула зубы.

Мет даже не удосужился поинтересоваться, желает ли она того же, что и он! О любви не было сказано ни слова! Ему нужен секс, а не нежность. В таком случае он обратился не по адресу.

– Лолли, что случилось? – спросил Мет.

Ему не терпелось отвезти ее к себе. Он взял ее за плечи и легонько встряхнул.

– Лолл, мы не должны терять время. Моя мать может спуститься в любую минуту. – Он наклонился, чтобы поцеловать ее в шею.

Но Лолли резко оттолкнула его.

– Нет! – произнесла она, чувствуя, что во рту у нее пересохло, а вся она превратилась в пепел.

Ее сердце стало похоже на погасшую звезду, после смерти которой остался лишь мрак. Лолли была настолько опустошена, что не смогла бы даже расплакаться.

– То есть как это – нет? – недоумевающе спросил Мет. Его острый ум сейчас отказался служить ему, уступив место желанию. Он не мог сосредоточиться ни на чем, кроме своих ощущений. – Уверен, ты тоже хочешь меня! Неужели ты думаешь, что я этого не чувствую?

– Ты ничего не знаешь обо мне, Мет, – горько возразила Лолли. – Тем более – чего я хочу! Ты настолько занят собой, что до моих чувств тебе нет дела.

Мет застыл, словно от удара, и, прежде чем он успел что-то сказать, Лолли продолжила:

– Я не лягу с тобой в постель, даже зная, что ты последний мужчина, оставшийся на земле. Хочу сохранить чувство собственного достоинства. Но оно будет утрачено, если мне придется переспать с человеком, которого интересует лишь то, что умеет делать в постели женщина! У тебя на уме только секс. Но я не оказываю подобных услуг!

Мет, казалось, был настолько ошеломлен, что не мог произнести ни слова. Он смотрел на Лолли, словно не веря собственным глазам, а она решила удалиться, пока не поздно.

Пройдя через весь дом, Лолли закрылась в ванной и принялась переодеваться. Дрожащие руки плохо слушались ее. Она опасалась, что Уилкинс будет поджидать ее в гостиной, но, выйдя из ванной, услыхала звук отъезжавшего автомобиля.

Почему Мет уехал? Потому что обиделся или ему необходимо найти более покладистую приятельницу, способную без проблем утолить его страсть? Может, он отправился к Аните Мейсон?

При мысли об этом в сердце Лолли словно вонзилась острая игла, но она сцепила зубы, не желая поддаваться чувству ревности. Уилкинс того не стоит!

– Лолли! – раздался в гостиной – голос миссис Уилкинс, которая спустилась из спальни в шикарном пеньюаре. – Мне показалось, что я слышала голос Мета. Он уже уехал? Что ему было нужно?

Последний вопрос миссис Уилкинс вызвал в душе Лолли бурю самых противоречивых эмоций. Все кончилось тем, что она вдруг безудержно расхохоталась странным, нервным смехом. Мать Мета вздрогнула от неожиданности, а затем с беспокойством бросилась к гостье.

– Лолли, детка, что случилось? Вы с Метом поссорились?

Понимая, что с ней творится что-то неладное, Лолли прикусила губу, чтобы остановить неожиданный для нее самой смех и предотвратить возможное появление слез.

– Простите, миссис Уилкинс, но мне пора домой, – с трудом произнесла она. Меньше всего ей хотелось откровенничать с матерью человека, которого она любила. – Мне очень понравилось у вас и… спасибо за все. Я только соберу свои вещи и сразу уеду.

Миссис Уилкинс хотела о чем-то спросить, но Лолли быстро прошла мимо нее в кухню, а затем через внутренний дворик в сад. Через несколько минут она вернулась, неся свои рисунки. Миссис Уилкинс проводила ее к выходу. Лолли еще раз поблагодарила ее за гостеприимство и направилась к машине. Все казалось Лолли нереальным, включая и ее саму.

Она села за руль, фальшиво улыбнулась миссис Уилкинс, продолжавшей стоять в двери дома, а затем быстро поехала прочь, точь-в-точь как перед этим сделал Мет.

Расплакалась она уже дома, оставшись в одиночестве.

Воскресенье Лолли провела в раздумьях о том, как ей продолжать работать с Метом и какой можно найти выход из возникшей ситуации. Было ясно, что Мет никогда не полюбит ее, но примириться с этой мыслью она не могла. Для этого требовалось время.

Лолли страдала душой и телом. Временами казалось, что ее сердце не выдержит этой боли и разорвется на части, а к этому примешивались еще общая слабость и ощущение тумана в голове. При мысли о том, что завтра ей предстоит встретиться в офисе с Метом, Лолли бросало в дрожь.

Так ничего и не придумав, она легла в постель, намереваясь утром отправиться на работу, а там – будь, что будет! Но судьбе было угодно распорядиться иначе…

В понедельник Лолли проснулась с болью во всем теле, дышать было трудно, температура поднялась. «Неужели это грипп?» – гадала она, рассматривая пылающее лицо в зеркале ванной. Нечего было и думать отправляться на работу в таком состоянии. Да и нельзя подвергать коллег опасности заразиться.

Лолли позвонила в телецентр девушке, дежурившей в холле, и попросила передать мистеру Уилкинсу, что заболела и не придет на работу. Она снова легла в постель. Но уснуть не смогла. Было такое ощущение, что с каждой минутой ей становится хуже. Наконец, примерно через полтора часа, она позвонила своему врачу.

Тот приехал очень быстро и первым делом сунул Лолли в рот термометр. Затем он проверил у нее пульс и попросил поднять рубашку. Лолли повиновалась, смущенно отведя глаза, но врач спокойно выслушал ее фонендоскопом, совершенно не обращая внимания на обнаженную грудь. По окончании осмотра Лолли снова опустилась на подушку, натянув одеяло до самого подбородка, потому что ее знобило. Видимо, не обнаружив ничего опасного, врач перешел к столу, чтобы выписать рецепт.

– Доктор, это не грипп? – озабоченно спросила она.

– Успокойтесь, моя дорогая, это всего лишь простуда. Правда, довольно сильная. Где это вас летом угораздило? – спросил врач, смешно шевеля усами. Он разговаривал с Лолли, как с ребенком.

Она на секунду задумалась, а потом вспомнила, как в субботу, уезжая от миссис Уилкинс, села разгоряченная в автомобиль и всю дорогу домой ее обвевал приятный прохладный ветерок. Но тогда она была в таком состоянии, что не думала о возможной простуде.

– Кажется, я знаю, где простудилась, – грустно произнесла Лолли. – Меня продуло на трассе, которая идет вдоль побережья.

Пожилой доктор сокрушенно покачал головой, выписал рецепт и назначил принимать лекарство три раза в день.

– И больше питья, дорогая моя, – посоветовал он. – Если вам станет хуже, немедленно звоните мне. Кстати, кто будет заботиться о вас, пока болезнь не пройдет? Я могу прислать медсестру.

– Благодарю вас, не стоит, – поспешно сказала Лолли, не желая, чтобы рядом с ней находился чужой человек. – За мной присмотрит мать.

– Отлично! Так вам будет удобнее, – понимающе улыбнулся врач. После этого он взглянул на часы. – К сожалению, мне пора бежать. Когда почувствуете себя лучше, загляните ко мне, и мы проверим, можно ли будет дернуться к работе.

– Как вы думаете, сколько времени продлится болезнь?

– С неделю. В крайнем случае – дней десять, – ответил доктор. – Воспринимайте это как небольшой отпуск – и вы непременно вскоре почувствуете себя лучше. – Захлопнув кожаный саквояж, он попрощался и ушел.

Кажется, мои молитвы услышаны, с облегчением вздохнула Лолли, налила чашку чая с лимоном и вернулась в постель. Она позвонила родителям, но к телефону никто не подошел. Вероятно, отправились за покупками, решила Лолли. И все же необходимо было как-то сообщить им о своей болезни. Поразмыслив, она позвонила соседям родителей. Трубку взял сын соседей. Лолли продиктовала ему текст записки и попросила оставить ее в дверях дома родителей.

– Не беспокойтесь! – заверил ее мальчик. – Я сейчас съезжу туда на велосипеде.

Лолли поблагодарила его, повесила трубку и откинулась на подушку. Постепенно, незаметно для самой себя, она погрузилась в дрему…

Ее разбудил настойчивый звонок в дверь. Лолли с минуту лежала, намереваясь проигнорировать его, но потом сообразила, что это, должно быть, приехала мать. Прошло уже довольно много времени, и родители могли обнаружить записку.

Набросив халат, Лолли наскоро причесалась и направилась к входной двери. Ей не хотелось, чтобы у матери создалось впечатление, будто ее дочь тяжело больна. Еще в детстве, стоило Лолли чихнуть, как мать впадала в панику.

Она отперла дверь, но, увидев, кто стоит на пороге, попыталась тут же захлопнуть ее. Однако Уилкинс – а это был именно он – уже вошел.

– Не глупи, Лора! Мне нужно поговорить с тобой, только и всего. Разве мы не можем побеседовать как взрослые люди?

– Уходи! Я сейчас очень плохо себя чувствую. Почему ты не можешь оставить меня в покое?! – крикнула Лолли, но было уже поздно – Мет вошел в дом и закрывал за собой дверь.

– Твоя болезнь пришлась очень кстати. Даже подозрительно! – заметил он. – В субботу ты была вполне здорова, а в понедельник вдруг слегла! Не меня ли ты собралась наказать таким способом? И не говори, что это простое совпадение, – я все равно не поверю!

– Если ты явился сюда, чтобы устроить скандал… – начала Лолли.

– Наоборот, чтобы установить перемирие. Я не хочу с тобой ссориться, – перебил ее Мет. – У меня еще никогда не было такого хорошего помощника. Вообще, я жалею, что сделал тебе в субботу то нескромное предложение. Меньше всего мне хотелось бы разрушить наши добрые рабочие отношения.

Лолли вспыхнула. Значит, Мет ценит ее только как хорошего сотрудника, и все?

– Может, все-таки уйдешь? – резко произнесла она.

Ее знобило, голова кружилась. Сейчас она была не в том состоянии, чтобы выбирать дипломатические выражения.

Совершенно не заботясь о том, что о ней подумает Уилкинс, Лолли повернулась и медленно поплелась в спальню. Там она сняла халат, уронив его на пол, и легла в постель. Натянув на себя одеяло, устало закрыла глаза и вздохнула.

Через несколько минут она ощутила, как Мет положил ей на лоб ладонь. Лолли застыла, и к бьющему ее ознобу присоединился трепет совсем иного свойства.

– Да у тебя и впрямь высокая температура! – воскликнул Уилкинс. – Значит, ты действительно болеешь? Что с тобой приключилось? – обеспокоенно спросил он.

– Меня продуло в «бьюике», – вяло пояснила Лолли.

Горло у нее побаливало, и голос прозвучал хрипло.

– Выходит, это обычная простуда? – с облегчением произнес Мет.

– Да, – подтвердила Лолли, отворачиваясь от него. Она не хотела, чтобы он прикасался к ней.

Мет убрал руку, и в спальне наступила тишина. Лолли надеялась, что сейчас она услышит звук удаляющихся шагов и захлопнувшейся двери, но вместо этого он присел на край кровати. Лолли почувствовала, как его пальцы нежно погладили ее по лицу и по чуть приоткрытым губам. Это легкое движение вызвало в ее теле жаркую волну.

– Ты принимала какое-нибудь лекарство? – спросил Мет.

Лолли открыла глаза, но головы не повернула, зная, что он наблюдает за ней.

– Утром я приняла таблетку аспирина.

– И с тех пор ничего?

– Нет, – прошептала Лолли. – Оставь меня. Уйди…

Она хотела было повернуться на бок, спиной к нему, но он придержал ее за плечи. Лолли замерла. В ней вдруг вспыхнуло желание обвить его руками за шею и прильнуть к губам. Но она, конечно, не сделала ничего подобного.

– Не наклоняйся ко мне. Что, если окажется, что на самом деле у меня грипп? Ты можешь заразиться, – тихо произнесла Лолли, все еще не осмеливаясь взглянуть на Мета, пока он находился так близко.

Но тот наклонился еще ниже и прикоснулся губами к ее уху, тем самым заставив напрячься еще сильнее.

– Уже слишком поздно, – вкрадчиво прошептал он. – Нужно было предупредить раньше. А сейчас я и так знаю, что к тебе опасно приближаться.

У Лолли сжалось сердце. Что Мет имеет в виду? Шутит он или говорит серьезно? Она вздохнула, пытаясь справиться с бившей ее дрожью. Разве это возможно – быть больной и одновременно сгорать от желания?

В эту минуту Уилкинс неожиданно отпустил ее плечи.

– Это что? Рецепт? – поинтересовался он, беря с тумбочки листочек бумаги. – У тебя был врач? – Он секунду помедлил. – Знаешь что? Дай мне ключ от входной двери, и я схожу в аптеку. Мне не хочется, чтобы ты лишний раз поднималась с постели, когда я вернусь с лекарствами.

Только сейчас Лолли решилась посмотреть на Мета. При этом в ее душе возникло странное чувство – смесь мучительной боли и радости. Больше всего Лолли поразило непривычное выражение озабоченности в прекрасных серых глазах, внимательно наблюдавших за ней. Но как бы то ни было, она решила не подавать виду, что присутствие Мета так сильно волнует ее.

– Спасибо, но тебе незачем беспокоиться, – быстро произнесла Лолли. – Обо всем позаботится моя мать. Кстати, она может приехать в любую минуту, так что тебе лучше уйти.

– Ну и что? Я с удовольствием познакомлюсь с миссис Грей, – невозмутимо заявил Мет. – Кстати, ты почти ничего не рассказывала мне о своей семье за исключением того, что у тебя есть брат.

– Ты ведь сам неоднократно повторял, что свою личную жизнь сотрудники телецентра должны оставлять за стенами здания, – напомнила Лолли.

Уилкинс лукаво взглянул на нее.

– Но ведь мы сейчас находимся не в офисе! А в аптеку я все равно схожу – зачем утруждать твою мать? Ключи у тебя в сумочке?

С этими словами он направился к стоявшему у дальней стены спальни креслу, взял лежавшую на нем сумочку, открыл ее и заглянул внутрь. Лолли возмутила подобная беспардонность.

– Эй! Что ты себе позволяешь? – попыталась она крикнуть, приподнимаясь на локте. – Я же сказала, что тебе лучше уйти. Обо мне есть кому позаботиться!

Но так как Мет не обратил на ее слова никакого внимания, Лолли встала с постели и направилась к нему, чтобы отобрать сумочку. К несчастью, на полдороге одна нога у нее зацепилась за другую, и она непременно растянулась бы на полу, если бы ее не подхватил вовремя подоспевший Уилкинс.

Лолли упала на него, уткнувшись в грудь лицом, и сразу ощутила, как вокруг нее сомкнулись крепкие объятия. Щекой она чувствовала, как сильно бьется сердце Мета. На мгновение забывшись, Лолли чуть повернула голову и приоткрыла губы, словно собираясь поцеловать то место, откуда явственнее всего доносился стук. Одновременно она вдохнула восхитительные запахи любимого мужчины, голова ее пошла кругом от нахлынувших эмоций.

Все это длилось несколько секунд, которые показались Лолли вечностью. Наконец Уилкинс подхватил ее на руки и уложил в постель, заботливо подоткнув одеяло. При этом у нее возникло ощущение, что она маленькая девочка, которую любящий отец укладывает спать. Это было одновременно приятное и волнующее чувство, но в то же время оно испугало Лолли. Ей было ясно, что у них с Метом нет общего будущего. Он был ее шефом, и ему нужна лишь хорошая секретарша.

– Из тебя получилась бы хорошая сиделка, – заметила Лолли, только чтобы что-то сказать.

– В свое время мне пришлось довольно долго выполнять эту роль, – усмехнулся Мет, убирая с ее лица прядь волос. – Когда я учился в университете, у меня была девушка, тоже студентка. Ее родители выходцы из Италии. Как-то раз она заболела ангиной и я ухаживал за ней, – пояснил он.

Лолли мельком взглянула на него, тут же опустив глаза.

– Она была красивая, твоя итальянка? – Этот вопрос не следовало задавать, но она ничего не могла с собой поделать.

– Ну и голос у тебя! – рассмеялся Мет. – Ты так хрипишь, будто всю жизнь не расставалась с сигаретой! – Он помолчал. – А Франческа действительно была красивой. И умела одеваться с особой изысканностью. Правда, ножки у нее были не так хороши, как твои, – тут я не стану спорить, – но в остальном все было превосходно. К тому же она была очень темпераментна.

У Лолли вертелась на языке колкость, но ей удалось сдержаться.

– А сейчас, – продолжил Уилкинс, – я все же схожу за лекарством, потому что неизвестно, когда приедет твоя мать. Ты пока лежи спокойно и не вздумай подниматься.

– С каких пор ты начал командовать мною в моем же доме? – нахмурилась Лолли.

– С тех самых, когда ты начала делать глупости, – парировал Мет, снова берясь за сумочку. – А! Вот и ключи! Кстати, может, купить тебе что-нибудь? Апельсиновый сок, фрукты, молоко? Что?

– Спасибо, мне ничего не нужно, – смущенно произнесла Лолли. – Впрочем, от сока я бы не отказалась.

– Я скоро вернусь, – пообещал Мет. – И не надо звонить маме в мое отсутствие, хорошо?

Когда он ушел, Лолли свернулась в кровати калачиком. Она никак не могла поверить, что все это происходит на самом деле. Может, у нее начался бред? Сейчас Мета не было рядом, и она готова была поверить, что придумала его визит, что он не дотрагивался до ее лба, не подхватывал на руки, не подтыкал одеяло… Разве в реальности возможно что-либо подобное?

Скорее бы приехала мать и развеяла наваждение! Что-то долго ее нет… Надеюсь, ничего не случилось, обеспокоенно подумала Лолли.

Внезапно разорвавший тишину телефонный звонок заставил ее вздрогнуть.

– Лолл? – услышала она в трубке знакомый голос и вздохнула с облегчением.

– Мама? Откуда ты звонишь?

– Из дому. Мы нашли записку. Как ты себя чувствуешь?

– Сейчас мне уже лучше, – поспешно произнесла Лодли. – Я вызвала врача, и он сказал, что это обычная простуда.

– Слава Богу! А я начала волноваться, – призналась ее мать. – Тебе ничего не нужно?

– Нет, у меня все есть. Кстати, тебе нет необходимости ехать ко мне сейчас. Я почти все время сплю – зачем же тебе сидеть рядом со мной?

– Ты уверена, дорогая?

– Конечно. Утром я слегка запаниковала – потому и попросила соседей оставить вам записку, – но сейчас мне уже не так плохо, как было вначале, и я надеюсь, что моя болезнь не затянется. – Лолли улыбнулась в трубку.

– В таком случае я приеду к тебе завтра утром. Но, если вдруг понадоблюсь раньше, звони не раздумывая!

– Хорошо, мамочка, – ответила Лолли.

Едва она успела попрощаться с матерью, как в дверь позвонили. Поднявшись с кровати и накинув халат, Лолли поспешила в прихожую. Должно быть, это вернулся Мет, решила она. Наверное, он забыл, что у него есть ключи!

Лолли отперла дверь и сразу наткнулась на огромный букет роз. У нее екнуло сердце – Мет купил ей красные розы!

Но оказалось, что это был не Мет. Из-за букета выглянул Дейви Мувер.

– Здравствуй, детка! – Он широко улыбнулся. – Мне сказали, что ты заболела, поэтому я решил заехать к тебе и привезти это, – кивнул он на розы, – и это. – Мувер показал корзинку с фруктами, которую держал в другой руке.

Лолли улыбнулась, стараясь скрыть разочарование.

– Как мило с твоей стороны, Дейви, – сказала она, принимая подарки. – Какие чудесные розы! А здесь что? Боже! Яблоки, апельсины, клубника и даже ананас! Это как раз то, что нужно. Спасибо тебе за заботу. – Лолли отступила на шаг. – Не хочешь зайти?

– Ммм… только если у тебя не грипп, – замялся Мувер. – Я не могу сейчас позволить себе заболеть.

– Не волнуйся, это всего лишь простуда, – заверила его Лолли.

– Как это тебя угораздило простудиться летом! – покачал головой Дейви. Затем он огляделся по сторонам. – Значит, вот где ты живешь… У тебя уютно!

– Здесь еще и прекрасный вид из окон, – подхватила Лолли. Она поставила розы в большую керамическую вазу, стоявшую на столике. – Сейчас я налью воду, а потом отнесу цветы в спальню, чтобы можно было любоваться ими. Я очень люблю цветы. Кстати, может, выпьешь чашку кофе?

Мувер взглянул на часы и покачал головой.

– К сожалению, я уже не успею это сделать. Мне еще нужно успеть на одну встречу. – Он поднял глаза на Лолли. – Скажи, ты уже простила меня за то, что случилось в пятницу?

Лолли рассмеялась. Будь она влюблена в Дейви, происшествие в ресторане разбило бы ей сердце, но неприятный инцидент вызвал у нее лишь чувство досады.

– Да, я простила тебя, – ответила она. – Хотя было бы лучше, если бы обошлось без фотографий в газетах. На этих снимках у меня такой глупый вид!

– Неправда, ты всегда выглядишь великолепно, – возразил Мувер, беря руку Лолли и галантно склоняясь над ней. Однако поцеловал он не саму руку, а воздух над ней, и это не укрылось от внимания Лолли.

Да у нее не было и времени задуматься над этим, потому что еще до того, как Дейви успел выпрямиться, в замке входной двери повернулся ключ и на пороге появился Уилкинс.

7

Услышав за спиной шум, Мувер обернулся и натолкнулся на стальной взгляд шефа.

– Мет? – выдохнул он, раскрыв рот от удивления.

Через мгновение он с не меньшим изумлением уставился на Лолли.

– Что ты здесь делаешь? – ледяным тоном поинтересовался Уилкинс.

Дейви смущенно покраснел, сильно напоминая в этот момент нашкодившего школьника.

– Я узнал, что Лолли заболела, и заехал навестить ее, – пояснил он.

Однако шеф не смягчился.

– Она нуждается в покое, а не в посетителях!

– Конечно, конечно, – поспешно согласился Мувер. – Я как раз собирался уходить. Надеюсь, ты скоро выздоровеешь. Мы все скучаем по тебе, – произнес он, стараясь не встречаться взглядом с той, к которой обращался.

Только тут Лолли поняла, почему он смутился и что, очевидно, подумал о них с Уилкинсом.

А что еще можно было предположить, если Мет открыл дверь ключом и выразил недовольство по поводу присутствия в доме постороннего мужчины.

К тому же Дейви, несомненно, вспомнил о предложении, которое шеф сделал своей секретарше во время памятной вечеринки, и решил, что они давно являются тайными любовниками.

Лолли стало смешно, но в то же время она почувствовала, что начинает сердиться. Ей не хотелось, чтобы по телецентру поползли слухи, не имеющие под собой почвы. Но как объяснить Муверу, что Мет взял ключ только потому, что решил сходить в аптеку? Впрочем, тот, скорее всего, и не поверит.

Дейви тем временем повернулся к двери, но увидел, что шеф все еще загораживает выход. Тогда он произнес, явно не зная, как выпутаться из сложившейся ситуации:

– Вчерашнее шоу прошло очень успешно. Было много телефонных звонков, а это хороший признак!

Но если Мувер надеялся таким образом разрешить ситуацию, то он ошибся. В данную минуту Уилкинса заботило не это.

Лолли хмуро наблюдала за обоими мужчинами. Ей было ясно, что Дейви требуется поддержка.

– Пока я буду находиться дома, обязательно посмотрю все твои передачи, – сказала она.

– Правда? – просиял Мувер. – Тогда я обязательно посвящу тебе какую-нибудь песню. Уверен, что участники моего шоу не станут возражать. Особенно Ник Прайс. Кстати, он звонил мне, чтобы извиниться перед нами обоими за свою подружку… – Дейви внезапно осекся, почувствовав, что сказал лишнее. – Ну, всего хорошего! Мне пора. Выздоравливай! – махнул он рукой Лолли и суетливо протиснулся мимо Уилкинса. – До свидания, Мет.

– Скоро увидимся! – мрачно произнес тот, с треском захлопнув за Мувером дверь сразу, как только тот вышел.

– Вот видишь, что ты натворил! – воскликнула Лолли.

– А что? – язвительно поинтересовался Уилкинс. – Я вам помешал? Чем это вы тут занимались до моего прихода? Я заметил, как Мувер целовал тебе ручку, только вот не понял – это было всего лишь начало или самое интересное я пропустил?

Лолли волновала близость Мета, но она постаралась справиться с собой. Она была слишком сердита и не хотела показывать, что ее что-то смущает.

– Ты не успел увидеть, как Дейви вручает мне шикарный букет роз и корзину с фруктами! – с вызовом произнесла она. – Самому тебе не пришло в голову подарить мне цветы!

– Да, но я не пытаюсь влезть к тебе в постель.

– И Мувер не пытается! – горячо возразила Лолли. – Его приход – это просто любезность, проявление внимания к заболевшему человеку.

Мет невесело рассмеялся.

– Знаю я эту любезность! Это его обычный прием. Дейви не стал бы заниматься ничем подобным, если бы не надеялся получить от тебя нечто большее, чем обычное выражение благодарности.

– Ты хочешь сказать, что и сам поступаешь подобным образом? – заметила Лолли.

– Я? – Мет удивленно взглянул на нее. – У меня нет времени на то, чтобы соблазнять всех дам, которые покажутся мне привлекательными.

– А я слышала о тебе совсем другое! – парировала она.

– Поменьше доверяй сплетням, – посоветовал Мет. – Как правило, они грешат сильными преувеличениями.

– Кстати, о сплетнях, – подхватила Лолли. – Мувер обратил внимание на то, что ты открыл дверь ключом, а не позвонил, как это сделал он сам. Даю голову на отсечение, что он подумал, будто это твой собственный ключ. И не успеешь ты вернуться в офис, как все в телецентре уже примутся обсуждать последнюю новость. Попробуй после этого заставить их поверить, что твое предложение на вечеринке у Дейви было розыгрышем! Отныне каждый будет уверен, что мы с тобой тайно встречаемся уже Бог весть сколько времени!

Мет выругался сквозь зубы.

– Как же я сразу не додумался! – обескураженно пробормотал он. – Но ты тоже хороша! Почему не объяснила Муверу, как у меня оказался ключ от твоего дома?

– Ты серьезно считаешь, что он принял бы мои слова на веру? – усмехнулась Лолли.

Мет раздраженно пожал плечами.

– Все равно, это ты во всем виновата!

– Я? – возмущенно переспросила Лолли. – Ну да! Конечно! А как же иначе? Кто же еще, если не я?

– Ты не должна была впускать Мувера! – крикнул Уилкинс. – Тогда он не стал бы свидетелем того, как я открываю дверь ключом!

Мужчина всегда прав, усмехнулась Лолли. Даже если его промахи очевидны!

– Я виновата лишь в том, что позволила тебе взять ключ, – холодно заметила она. – Кстати, не пора ли мне получить его обратно? Боюсь, ты забудешь вернуть его мне.

«С него станется, – подумала Лолли. – Эдак он, чего доброго, повадится приходить и уходить, когда ему вздумается!»

Она решительно протянула руку, и Мету волей-неволей пришлось положить ключ ей на ладонь. Лолли тут же опустила его в карман халатика и поинтересовалась:

– Ты купил мне лекарство?

Уилкинс смерил ее взглядом и молча прошел на кухню. Там он стал выкладывать на стол из принесенного с собой пластикового пакета упаковки с таблетками, флакончики с каплями, достал большую бутылку апельсинового сока и минеральную воду.

– Отправляйся впостель! – бросил он через плечо. – Тебе вообще не надо было вставать. Разве я не сказал тебе, чтобы ты лежала до моего возвращения?

Лолли хотела было из принципа отказаться выполнить распоряжение Мета, который не имел права командовать в ее доме, но потом почувствовала, что на нее вновь наваливается слабость, забытая в пылу недавней словесной баталии. Впрочем, сдаваться просто так она тоже не собиралась.

– Как я могла лежать, если мне нужно было открыть входную дверь? – возразила Лолли.

– Напротив, именно этого делать и не надо было! Мы ведь только что обсуждали эту тему! Не впусти ты Мувера, он не узнал бы, что у меня есть ключ.

Мет открыл бутылку минеральной воды и налил немного в стакан, который затем вручил Лолли вместе с двумя таблетками.

– Прими лекарство и немедленно отправляйся в постель!

– Прекрати распоряжаться мною! – вспыхнула она, но таблетки все же проглотила, запив предложенной водой.

После этого Уилкинс решительно подтолкнул Лолли к спальне, где она сняла халат и забралась в кровать. И все это время ей не давал покоя его пристальный взгляд.

Она предпочла бы, чтобы он не смотрел на нее. Ее ночная сорочка не была прозрачной, но под ней ничего не было. Лолли смущало то, что она лежит в постели в присутствии Мета. Он поставил стакан и бутылку с минеральной водой на тумбочку.

– Я должен вернуться на работу. Тебе еще что-нибудь нужно? Может, ты хочешь, чтобы я позвонил твоей матери и спросил, когда она приедет к тебе?

– Нет. Она сама звонила, пока ты отсутствовал.

– Но она все-таки приедет?

– Конечно. – Лолли не стала уточнять, что мать собирается заехать завтра утром, иначе у Мета могла появиться идея вернуться сюда после работы. Но Лолли не хотелось этого. В его присутствии она испытывала слишком большое напряжение. У нее не было никакой возможности расслабиться и возникло ощущение, что силы постепенно покидают ее. Сейчас Лолли требовалось только одно – сон, но пока Уилкинс находился рядом, уснуть она не могла.

– Миссис Грей останется здесь? – поинтересовался тот. – Ведь у тебя только одна кровать, а диван слишком мал, чтобы она уместилась в нем. Насколько я понимаю, твоя мать сегодня же отправится домой? Как далеко живут твои родители?

– Милях в десяти отсюда.

– Не очень далеко, но все же поездка туда и обратно может показаться утомительной.

– Скорее всего, я уеду вместе с мамой и останусь у родителей до полного выздоровления, – задумчиво произнесла Лолли. – Спасибо за то, что ты навестил меня и принес лекарство. Я и не подозревала, что ты можешь быть таким заботливым!

– Брось! В этом нет ничего особенного, – пожал плечами Мет. – Ну, я ухожу, а ты постарайся уснуть, потому что у тебя неважный вид.

– Хорошо, – кивнула Лолли. – До свидания, Мет.

Но он все не уходил, продолжая стоять у кровати.

– Если ты действительно уедешь к родителям, дай мне знать, – попросил он, глядя на Лолли сверху вниз.

Она знала, что Мет смотрит на нее, но не могла ответить ему тем же, потому что в эту минуту ей больше всего хотелось, чтобы он наклонился и поцеловал ее. Лолли желала прикосновения его губ так сильно, что это доставляло почти физическую боль.

Однако Мет не стал ее целовать. Он порывисто отвернулся и вышел из спальни. Через секунду до слуха Лолли донесся звук захлопнувшейся входной двери. Затем на маленькой вилле воцарилась тишина.

Оставшись в одиночестве, Лолли расплакалась. Она лежала, глядя в потолок, а по ее лицу скатывались слезы.

Так, плача, она и уснула, но и во сне продолжала плакать, потому что ей снился Уилкинс. Она стояла в холле телецентра, а он уносился в лифте куда-то ввысь, глядя на нее сквозь прозрачные дверцы. Лолли растерянно наблюдала, как Мет удаляется от нее, и душу ее снедали тоска и отчаяние…

Разбудил Лолли ее собственный крик – она звала Мета. В спальне было уже темно. Немного полежав с открытыми глазами, она снова погрузилась в сон. Следующее пробуждение пришлось на половину шестого утра.

Лолли почувствовала, что температура у нее снизилась, но ночная сорочка и постельное белье были влажными от испарины. Приняв душ, Лолли надела свежую сорочку и сменила простыни. Затем она выпила бокал апельсинового сока и с чашкой горячего кофе подошла к распахнутому окну в гостиной. Открывшийся вид завораживал. Внизу расстилался океан. Небо было сначала розовым, но потом по нему разлился золотистый свет взошедшего солнца. Белоснежные чайки пикировали на поверхность зеленоватой воды, выхватывая мелкую рыбешку. Утренний воздух был свеж и прозрачен.

Допив кофе, Лолли вновь ощутила легкий озноб и вернулась в постель. Она лежала в полудреме еще почти два часа, пока не захотела есть.

После легкого завтрака ей пришло в голову, что к приезду матери неплохо бы переодеться. Она натянула выцветшие голубые джинсы и свободную черную футболку, затем измерила температуру, которая оказалась более или менее нормальной.

Вскоре раздался звонок в дверь.

– Я полагаю, ты дней десять не будешь ходить на работу? – начала ее мать прямо с порога, кивнув в ответ на приветствие дочери. – Отец сказал, чтобы я привезла тебя к нам. Что толку тебе сидеть здесь в одиночестве? А так я смогу ухаживать за тобой. Ты не против?

– Конечно, нет. Я и сама хотела уехать к вам, – улыбнулась Лолли.

– Вот и прекрасно! Я уже проветрила твою комнату и приготовила ее к приезду моей девочки, – довольно сообщила миссис Грей.

– Спасибо, мамочка!

Через несколько часов Лолли лежала в своей комнате в родительском доме, а ее мать возилась на кухне, занимаясь приготовлением необременительной для желудка больного пищи. Мистер Грей там же заваривал для дочери чай. Спустя некоторое время он осторожно заглянул к ней и, заметив, что она не спит, внес поднос с чаем и домашним печеньем. Он поинтересовался у Лолли, как она себя чувствует, а затем присел в кресло, и они довольно долго беседовали. Ее отец как раз рассказывал, какую непримиримую войну он развязал против гусениц, облюбовавших яблоневые деревья, когда из кухни донеслось:

– Том, не забывай, что девочке нужен отдых!

Он тут же с виноватым видом поднялся с кресла.

– Прости, я действительно забыл, что ты больна.

– Нет, я не устала! – запротестовала Лолли.

– Не спорь! Твоя мать, как всегда, права, – усмехнулся Том. – Мы еще успеем наговориться.

Он поцеловал дочь в макушку и удалился, прикрыв за собой дверь. Лолли счастливо вздохнула и еще раз оглядела свою комнату. Хотя она выросла не в этом доме, ей нравилось здесь бывать. К тому же мебель из мореного дуба придавала спальне особый уют и очарование.

У дальней стены стояли на столике розы, подаренные Дейви Мувером, которые Лолли жаль было оставлять на вилле. Корзина с фруктами тоже была привезена и находилась сейчас на тумбочке у кровати. Лолли выбрала самый большой апельсин, очистила его и принялась есть, любуясь роскошным букетом.

Спустя некоторое время мать принесла ей еду на подносе, не позволив подняться с постели. На тарелке красовалась камбала, тушеная в молоке, и молодой отварной картофель. Лолли с удовольствием съела почти все.

– Чудесно, мамочка! Большое спасибо.

Миссис Грей расплылась в довольной улыбке. Затем она задернула шторы, оставив окно открытым, и решительно заявила, что Лолли должна еще поспать, после чего удалилась с подносом на кухню. Оставшись в тишине и полумраке, Лолли действительно вскоре задремала…

В течение всех следующих дней держалась прекрасная погода. По утрам Лолли чувствовала себя неплохо, но к вечеру температура повышалась, хотя насморк стал не таким сильным. Большую часть времени она проводила в своей комнате, подложив под голову вторую подушку, и с книгой в руках. К ней частенько наведывался отец, и они подолгу беседовали обо всем на свете, включая пчеловодство. С недавних пор мистер Грей проявлял интерес к этому занятию, но его супруга панически боялась пчел, поэтому это увлечение развития не получило. Вместо пчеловодства отцу Лолли было позволено заняться разведением роз.

– В результате у Тома появилось хобби, от которого и я получаю удовольствие! – говаривала миссис Грей.

По вечерам Лолли обязательно устраивалась перед телевизором, чтобы посмотреть шоу Дейви Мувера. Некоторые номера программы он посвящал «своей отсутствующей подруге» или «прекрасной девушке, которая сейчас болеет», после чего непременно добавлял, глядя прямо в камеру:

– Я скучаю по тебе, Лолли. Выздоравливай поскорее!

На миссис и мистера Грей все это производило сильное впечатление.

– Мне как-то прежде не приходило в голову, что ты настолько близко знакома с Дейви Мувером! – взволнованно заметила однажды миссис Грей. – А вне работы вы встречаетесь?

– Нет, – усмехнулась Лолли.

На лице ее матери появилось разочарование.

– Почему же он посвящает тебе музыкальные номера?

– Потому что мы с ним просто друзья. До недавних пор Дейви почти каждый день виделся со мной на работе, и сейчас ему, очевидно, чего-то не хватает. – Лолли пожала плечами. – К тому же, у него доброе сердце, – добавила она, втайне радуясь, что не стала говорить матери, кто подарил ей букет роз, иначе та уже бросилась бы покупать платье к предстоящей свадьбе дочери.

А от Уилкинса не поступало никаких известий. Ведь мог он хотя бы позвонить и справиться о ее здоровье! Правильно говорят «с глаз долой – из сердца вон», с горечью подумала она. Вероятно, он уже завел новую подружку, а обо мне и не вспоминает…

«Интересно, кто сейчас работает вместо меня», – встрепенулась вдруг Лолли. Случайного человека на это место не возьмешь, ведь здесь требуется понимание специфики деятельности телевизионного канала. Мет не мог пригласить временную секретаршу из агентства, потому что ей слишком много всего пришлось бы объяснять.

«Та, кто работает сейчас вместо меня, и является нынешней любовницей Уилкинса», – решила Лолли. Но, даже придя к такому заключению, она не перестала мучить себя, перебирая в уме симпатичных сотрудниц, которые способны были привлечь внимание шефа.

Конечно, Лолли в любую минуту могла позвонить кому-нибудь из приятельниц, работавших в телецентре, и узнать все последние новости – кому, как не ей, было известно, что слухи мгновенно распространяются по этажам, – но чувство собственного достоинства не позволяло сделать это.

К концу недели Лолли чувствовала себя уже вполне сносно, температура пришла в норму, насморк почти прекратился. Она уже устала валяться в постели и горела желанием вернуться к обычной жизни.

Погода стояла, как в тропиках, небо было безоблачным, и весь день напролет палило солнце. В субботу сразу после завтрака Лолли отправилась в сад и часа полтора лежала в шезлонге под тенью яблони. Неподалеку работал на грядках отец, время от времени перекидываясь словечком с дочерью. Пришла мать со стаканом фруктового сока и принялась рассказывать Лолли последние известия, услышанные по радио. Затем родители удалились в дом.

Над головой Лолли порхали с дерева на дерево птички, откуда-то издалека доносился голос кукушки, в атмосфере царили дрема и умиротворение. Лолли попыталась сосредоточиться на книге, которую держала в руках, но ее веки словно налились свинцом, и она уснула, уронив роман в траву.

Ей пригрезилось, что в саду неизвестно откуда вдруг возник Мет. Он приблизился к ней и склонился, чтобы поцеловать… Но неожиданно раздался какой-то треск и Мет исчез, словно его и не было.

Лолли проснулась и тревожно огляделась по сторонам. Сон был настолько ярким, что ее бросило в дрожь. И тут она увидела миссис Уилкинс, на цыпочках удалявшуюся по тропинке к дому.

– Добрый день… – растерянно произнесла Лолли, заливаясь краской смущения, как будто мать Мета могла подсмотреть ее сон.

Миссис Уилкинс обернулась с извиняющейся улыбкой.

– Ах, я все-таки разбудила тебя! Прости, Лолл! Я хотела потихоньку уйти, но нечаянно наступила на сухую ветку. Какая жалость – ты так хорошо спала…

– Не беспокойтесь, миссис Уилкинс, – поспешно произнесла Лолли. – Я целыми днями только и делаю, что сплю!

– А я позвонила Мету, и он сообщил мне, что ты на время болезни перебралась к родителям. Это очень благоразумно с твоей стороны. Гораздо лучше, чем находиться у себя дома, но в одиночестве, – заметила миссис Уилкинс, устраиваясь в плетеном кресле, на котором перед этим сидела мать Лолли. – У вас здесь очень мило, и такой ухоженный сад!

– Это заслуга моего отца, – улыбнулась Лолли, откидываясь на спинку шезлонга. – Он целыми днями возится с цветами.

– Все требует больших трудов, – подтвердила миссис Уилкинс. – Как только перестаешь заниматься любимыми посадками, сад быстро дичает.

– У вас тоже чудесно. Я очень хорошо провела время в прошлую субботу. И мне понравилось заниматься живописью вместе с вами.

– А мне тем более было интересно с тобой. Но лучше скажи, как ты себя чувствуешь? Я ужасно расстроилась, узнав, что ты заболела!

– Не стоит. У меня обычная простуда, и я надеюсь, что вскоре буду совершенно здорова, ведь мне нужно поскорее вернуться на работу, – пояснила Лолли.

– Я бы посоветовала тебе не спешить, потому что это чревато осложнениями. Прежде чем вновь приступить к работе, ты должна быть абсолютно уверена в своем здоровье! – решительно заявила миссис Уилкинс.

– Мет может не согласиться с вами, – возразила Лолли, стараясь казаться спокойной, но втайне надеясь на то, что миссис Уилкинс расскажет ей, кто сейчас выполняет работу секретарши Мета и есть ли у него новая подружка.

Миссис Уилкинс пожала плечами.

– Меня совершенно не волнует, согласится ли со мной мой сын! – Она раскрыла вместительную кожаную сумку и принялась по очереди извлекать из нее пакетики со сладким и соленым арахисом, фисташки и чем-то еще.

Все это миссис Уилкинс выкладывала на колени Лолли, пока не образовалась внушительных размеров горка. – Это тебе. Я знаю, что ты любишь погрызть орешки.

Лолли ошеломленно смотрела на это сверкающее красками и шуршащее целлофаном великолепие.

– Большое спасибо, миссис Уилкинс, – взволнованно произнесла она. – Только… откуда вы узнали о моем пристрастии?

Мать Мета лукаво усмехнулась.

– Это мой маленький секрет! – сказала она. Но затем, заметив разочарование на лице Лолли, добавила: – Ладно, не буду мучить тебя загадками. Мне как-то сказала об этом дочь. Помнишь, Китти несколько раз заглядывала к Мету в офис? Вот тогда-то она и обратила внимание, что возле твоей пишущей машинки непременно лежит пакетик с орехами, и ты лакомишься ими, не отрываясь от дел.

– Ну, того, что вы принесли, мне надолго хватит! Очень любезно с вашей стороны. – У Лолли сначала мелькнула мысль, что это Мет рассказал матери о привычках своей секретарши. Секунду помедлив, она решила снова вывести миссис Уилкинс на разговор о сыне. – Вы упомянули, что звонили Мету… Как он поживает?

– Нормально, насколько я знаю. Точно не могу сказать, потому что в течение этой недели не виделась с ним. Именно по этой причине я и решила позвонить ему. Мне показалось, что во время нашего разговора Мет не переставал думать о чем-то своем: он постоянно переспрашивал меня и отвечал невпопад.

– Вы сказали ему, что собираетесь навестить меня? – осторожно поинтересовалась Лолли.

– Да, – подтвердила миссис Уилкинс. – Не буду скрывать, Мет не слишком горячо поддержал эту идею. Он высказал предположение, что ты, возможно, не желаешь, чтобы кто-либо видел тебя во время болезни. Я могла бы с этим согласиться, если бы речь шла не обо мне, а о ком-либо из мужчин. Но меня тебе нечего стыдиться, – улыбнулась она. – Как бы то ни было, я решила приехать сюда и выяснить все на месте. Дверь мне открыла твоя мама, и она же сообщила, что ты будешь рада увидеть меня, потому что уже начинаешь скучать.

– Она совершенно права, – поморщилась Лолли. – Я действительно скоро взвою от безделья.

– Это хороший признак! Значит, твое выздоровление не за горами! – воскликнула миссис Уилкинс.

В эту минуту к ним подошла мать Лолли с подносом, на котором стояли чашки из полупрозрачного китайского фарфора и сияющий серебром кофейник. За ней следовал супруг с небольшим садовым столиком в руках.

– Да, Лолли уже гораздо лучше, – подхватила миссис Грей, услышав последние слова гостьи.

Затем она взглядом указала мужу, куда поставить столик. Мистер Грей выполнил безмолвное указание жены, после чего извинился перед дамами и удалился. Лолли догадалась, куда он спешит, – сегодня по телевидению передавали прямую трансляцию бейсбольного матча.

– С детьми всегда так, – продолжала тем временем миссис Грей с такими интонациями в голосе, словно речь шла о пятилетнем ребенке. – Когда у Лолли начинается болезнь, кажется, еще день-два – и твоя девочка растает на глазах. Но вскоре все как рукой снимает, а дочурке и невдомек, что мама едва рассудка не лишилась от беспокойства!

– С моим Метом происходит то же самое, – с готовностью откликнулась миссис Уилкинс. – Только с сыном матери справиться труднее. Когда он начинает выздоравливать, его невозможно удержать в постели. Слава Богу, что у меня только один сын! С дочерью мне было управляться легче.

– Странно, но у меня все происходило наоборот, – пожала плечами миссис Грей. – Меньше всего хлопот мне доставлял именно сын.

– А внуки у вас уже есть? – поинтересовалась миссис Уилкинс.

– Есть внучка, дочь Пита, сына, но они живут на другом конце света! – вздохнула миссис Грей.

– Я не могу дождаться, когда у меня появятся внуки, – призналась мать Мета, и обе женщины, не сговариваясь, посмотрели на Лолли.

Та вспыхнула и потупилась. «При чем здесь я», – сердито подумала она. – С какой стати миссис Уилкинс, кажется, ждет внуков от меня?»

Лолли поспешно взяла со столика чашку кофе и принялась размешивать сахар тонкой серебряной ложечкой, только чтобы чем-то занять руки. Дамы продолжали беседовать, но она уже перестала прислушиваться к разговору. Представив вначале Мета шаловливым мальчуганом, Лолли вскоре увидела его взрослым, целующим ее. Мет сердитый, Мет смеющийся, Мет, сгорающий от желания… Сердце Лолли застучало сильнее, дыхание участилось, но ей не пришлось долго предаваться грезам, ибо она услышала, что ее зовут по имени. Лолли перевела туманный взгляд на миссис Уилкинс, которая обеспокоенно спрашивала:

– Детка, что с тобой? Тебе плохо?

– Нет-нет! – быстро произнесла Лолли.

«Нужно быть осторожнее, – подумала она в замешательстве, – иначе можно ненароком раскрыться перед матерью Мета. Или перед своей собственной».

– Миссис Уилкинс прощается с тобой, – с упреком сказала ей мать. – Она уже уезжает.

Гостья поднялась и склонилась над Лолли, чтобы поцеловать в щеку.

– Я рада, что ты уже выздоравливаешь. Только прошу тебя, будь умницей и не выходи на работу раньше положенного срока. Мет взял на время твоего отсутствия очень толковую девушку.

– Кого? – поинтересовалась Лолли будто невзначай.

– Ее зовут Энн или Анни, точно не помню… Как бы то ни было, Мет сейчас не нуждается в твоем присутствии. Он сам сказал мне, что ты можешь не волноваться. Пока твое здоровье не вернется в норму, даже и не думай выходить на работу.

– Отлично! – произнесла Лолли с притворной улыбкой, хотя внутри у нее все сжалось от напряжения.

Мет не нуждается в ней. Он сказал об этом своей матери, а та передала ей. Впрочем, она могла бы и не заводить этот разговор – ведь и так знала, что Уилкинс не нуждается в ней. Если бы еще и ей самой он не был нужен!

Затем ее мысли переключились на другое. Энн? Лолли не могла припомнить среди сотрудниц телецентра никого с таким именем. Зато ей сразу пришла на ум Анита Мейсон, которую многие называли Анни.

«Ну не глупи, – сказала она себе. – Мет не мог пригласить Аниту поработать в качестве секретарши – это было ниже ее достоинства, да и с обязанностями она бы не справилась. Это лишь на первый взгляд кажется, что секретарши только и делают, что распивают кофе с утра до вечера. Напротив, они должны успеть выполнить массу мелких дел и поручений. Аните Мейсон это пришлось бы не по вкусу. Кроме того, общаться с Метом в офисе – это совсем не одно и то же, что нежиться с ним в постели!»

– Спасибо, что вы нашли время навестить меня, – обратилась Лолли к миссис Уилкинс. – Рада была с вами повидаться… и благодарю за орешки!

– Я провожу вас, – предложила миссис Грей, пропуская гостью на тропинку, и обе они медленно удалились, продолжая беседовать на ходу.

Лолли смотрела им вслед, размышляя о том, как много между ними общего. «Только бы миссис Уилкинс не вздумала рассказать матери о фальшивой помолвке, – с опаской подумала она. – Или они уже успели поговорить об этом в доме, пока я спала?»

Она со стоном закрыла глаза. Вероятно, так и было! Обе матери обсудили не только помолвку, но и взаимоотношения своих детей, а также сделали определенные выводы. Потому-то они, как заговорщицы, и поглядывали друг на друга время от времени! Взять хотя бы разговоры о болезнях детей – они выдают обеих женщин с головой, потому что сразу становится понятно, о чем идет речь. На первый взгляд между ними происходила обычная, ничего не значащая беседа, но подспудно они уже строили планы, делились друг с другом надеждами, предвкушали будущие события, которым никогда не суждено произойти!

Как сказала миссис Уилкинс, ее сын не нуждается в Лолли. Значит, отныне самой Лолли предстояло убедить себя, что и она не нуждается в нем!

После ленча мистер и миссис Грей отправились в город, чтобы запастись продуктами на следующую неделю, а Лолли снова вернуть в сад, на свой излюбленный шезлонг. На ней был коротенький халатик, достигавший внизу лишь середины бедра. Лолли устроилась гак, чтобы голова была в тени, а ноги загорали. Она долго наблюдала за игрой стрижей в небе, чувствуя, что взбудораженные с утра нервы постепенно успокаиваются. В ее душе уже почти наступил штиль, как вдруг она услышала чьи-то стремительные шаги. Лолли лениво обернулась и… сердце ее ухнуло куда-то вниз – к ней приближался Мет! С вновь обострившимся вниманием она отметила все имеющие к нему отношение детали – голубые джинсы, плотно облегавшие длинные стройные ноги и узкие бедра, светлую рубашку, расстегнутую у ворота и обнажавшую загорелое горло, растрепанные ветром темные волосы, выразительные черты лица…

«Почему он такой сердитый», – с тревогой подумала Лолли. К тому времени, когда Мет подошел к ней, она уже внутренне собралась, в ее фигуре чувствовалась напряженность. Лолли еще никогда не видела его в такой ярости и никак не могла понять, что привело его в это состояние.

– Мне только что звонила моя мать, – сухо произнес он. – Ответь, почему она решила, что мы с тобой находимся в интимной связи?

Лолли попыталась было сообразить, из каких источников могла миссис Уилкинс почерпнуть подобную информацию, но у нее ничего не вышло, потому что она слишком остро ощущала рядом присутствие этого мужчины, что пагубно отражалось на ее мыслительных способностях. Даже гнев придавал Мету странное очарование.

– Я ничего об этом не знаю… – пролепетала Лолли. – Во всяком случае, я сама никак не могла сообщить ей эту заведомую ложь.

Уилкинс побагровел.

– Вот как! Значит, это была не ты! Но кому же еще это могло понадобиться?

8

– Как ты сюда попал? – уже более уверенно поинтересовалась Лолли через минуту.

Она взглянула на дом, но дверь кухни была заперта, и нигде не было никаких признаков чьего-либо присутствия.

– Тебя впустили мои родители?

– Нет. Я позвонил у ворот, но никто не вышел, поэтому мне пришлось перебраться через забор, – пояснил Мет. – Но не пытайся перевести разговор на другую тему. Я задал тебе вопрос и вправе рассчитывать на ответ. Повторяю еще раз: почему ты сказала моей матери, что между нами существует интимная связь?

– А я еще раз могу ответить: я ничего подобного не говорила! Ты, наверное, неправильно ее понял. Утром она приезжала навестить меня, но ни о чем таком не обмолвилась ни словом.

– Мне известно, что моя мать была здесь, – резко произнес Мет. – Она сама сообщила мне об этом. Кроме того, мать сказала, что ты все еще больна и сильно похудела.

Он скользнул взглядом по стройной фигурке Лолли, не пропуская ни единой детали. Правда, коротенький халатик почти ничего и не скрывал. Лолли бросило в жар, словно ее окатило волной горячего воздуха.

– Да, я вижу, что ты действительно похудела, – с укором произнес Мет. – Я думал, что, если ты уедешь к родителям, твоя мать будет ухаживать за тобой. Разве она не могла проследить за тем, чтобы ты ела как следует?

Лолли взглянула на него с удивлением. Неужели он так разошелся только из-за того, что она потеряла несколько фунтов?

– Я ела, сколько могла. Обычно во время болезни не очень хочется есть! – с достоинством заметила она.

«Кто он такой, чтобы отчитывать меня, – пронеслось у нее в голове. – Не говоря уже о том, чтобы критиковать действия моей матери!»

– Кстати, ты, конечно, не можешь знать, но моя мать превосходно готовит. И не ее вина, что я потеряла аппетит!

– Насколько я понимаю, это происходит, когда человек влюбляется, – тихо произнес Мет, пристально глядя на Лолли. Выражение его глаз было таким, что той захотелось расплакаться. – Очевидно, ты все время пребываешь в мечтах о Мувере?

– При чем здесь Мувер? Сколько раз тебе повторять, что между нами ничего нет?

Лолли стоически выдержала взгляд Мета, втайне надеясь, что ничем не выдала себя. Он не должен догадаться, что аппетит у нее пропал именно из-за него. Лучше умереть, чем позволить ему разгадать ее тайну. Лолли презирала себя за то, что влюбилась, как школьница. К слову сказать, ничего подобного в ее жизни еще не случалось. Несколько раз ей казалось, что она влюблена, но это не шло ни в какое сравнение с тем, что происходило с ней в последнее время. Целыми днями напролет Лолли мечтала только о Мете. Спала она или ела, работала или отдыхала, была здорова или больна – все ее мысли были только о нем…

– Разве? – саркастически произнес Уил-кинс. – Почему же Дейви посвящает тебе музыкальные номера своей программы? Или ты думаешь, что я не знаю, какие дела творятся на моем канале? – усмехнулся он. – Даже если бы я не смотрел телевизор, до меня все равно дошли бы сплетни о том, что Мувер обращается к тебе во время прямого эфира. – Мет поморщился. – «Посвящается моей отсутствующей подруге!»

– Ты смотришь шоу Мувера? – удивленно спросила Лолли, которой было прекрасно известно, что шеф всегда смотрит передачу, если только речь в ней идет о чем-то из ряда вон выходящем. – Не знаю, что тебе померещилось, но, по-моему, все это не более чем шутки. – Она пожала плечами.

– Значит, твое чувство юмора находится на таком же детском уровне, что и у Дейви! А тебе не приходило в голову, что вы с ним стали предметом сплетен всего телецентра? ^Конечно, при мне ни о чем подобном открыто не говорят, но краем уха я кое-что слышал. И при этом постоянно чувствую на себе любопытные взгляды.

– Не понимаю, из-за чего разгорелся весь сыр-бор! – вспыхнула Лолли. – Мувер в прямом эфире читает письма телезрителей, а после посвящает им музыкальные номера, которые они хотели бы увидеть. И никто не говорит, что он встречается с девушками, к которым обращается с экрана!

– Потому что Дейви с ними не знаком. Он не дарит им букеты красных роз! Сколько их у тебя уже скопилось? Насколько я понимаю, Мувер приезжает к тебе каждый день?!

– Он ни разу не приезжал! И букетов не присылал! Если ты не расслышал, повторяю еще раз: между мной и Дейви ничего нет!

– Что же… Мне приятно узнать, что хоть в этом ты проявляешь благоразумие. Мувер не из тех, кто женится.

– В наши дни многие не спешат жениться, – парировала Лолли, имея в виду самого Уилкинса, который неоднократно заявлял о том, что не желает вступать в брак.

Именно поэтому она была настолько обескуражена, когда Мет сделал ей предложение на вечеринке у Дейви, и решила разыграть его на следующий день, сделав вид, что поверила каждому слову.

– Институт брака уже изжил себя, – обронил Мет, презрительно скривив губы. – Женщины продолжают добиваться равноправия с мужчинами, но стоит только жениться на одной из них, как через некоторое время жена уже готова развестись с тобой, требуя половину имущества, к которому до свадьбы не имела ни малейшего отношения.

– А тебе не кажется, что ты слегка преувеличиваешь? – поинтересовалась Лолли, задетая его отношением к женщинам.

– Возможно, но сейчас это встречается сплошь и рядом, – заметил Мет. – Один мой приятель живет в крошечной квартире, в то время как его жена и дочь роскошно разместились в шестикомнатном особняке. Кроме того, бедняга до сих пор каждый месяц выплачивает бывшей жене огромную сумму. Эта дамочка на безделушки тратит больше, чем мой знакомый на еду!

– Мне трудно судить, но, по-моему, женщина, о которой ты рассказываешь, является исключением. А что ты скажешь о матерях-одиночках, вынужденных зарабатывать на жизнь, кормить и одевать детей, а вдобавок еще и содержать в порядке дом, потому что их мужья находятся неизвестно где и не присылают ни цента? Я считаю, что мужчины зачастую выигрывают от развода больше, чем женщины.

– Как бы то ни было, я готов биться об заклад, что в будущем исчезнет само понятие брака, – стоял на своем Мет.

Лолли сокрушенно вздохнула. Почему он так упорно восстает против идеи создания семьи? Ничего из прошлого не давало ей ключа к разгадке. Родители Мета были счастливы друг с другом, миссис Уилкинс души не чаяла в сыне, сестре он заменил отца…

– Тебе хотелось бы иметь детей? – сдержанно поинтересовалась она.

– Я не отрицаю такой возможности, но если учесть, что каждый третий брак заканчивается разводом, то детям можно только посочувствовать.

– Но, следуя твоей логике, необходимо признать, что два других брака из этих трех продолжают существовать! – заметила Лолли.

– Ты неисправимая оптимистка, – рассмеялся Мет. – Но семья требует огромных расходов. Жены, как правило, желают иметь приличный дом и детей, они бросают работу, а мужьям, наоборот, приходится выкладываться на службе. Вот у меня, к примеру, и так много статей расходов. Пенсионного обеспечения, которое моя мать получает после смерти отца, недостаточно. Значит, я должен помогать матери и сестре, которая все еще не окончила обучение. Правда, она получает стипендию, но ведь девушке ее возраста положено хорошо одеваться. Не будет же она всюду ходить в джинсах и майках! Не стану гневить Бога – я прилично зарабатываю, но кое-что мне необходимо вкладывать в дело. Не представляю себе, как бы я сейчас мог взвалить на себя еще и обязанности по содержанию жены и детей!

Лолли задумчиво посмотрела на Мета. Ей было хорошо известно, что он всей душой любит своих близких, но она понятия не имела, что ему фактически приходится содержать их.

– Насколько я знаю, твоей матери хочется, чтобы ты обзавелся собственной семьей, – осторожно начала она. – Но разве ей не понятно, как много средств тебе приходится расходовать на нее и твою сестру?

Мет нахмурился.

– Нет, моя мать этого не понимает, и я не желаю, чтобы она задумывалась над чем-либо подобным! Я оплачиваю ее счета. Но ты только не подумай, что моя мать сорит деньгами, – просто жизнь сейчас стала дороже. Впрочем, через пару лет Китти начнет себя обеспечивать и мой банковский счет стабилизируется. – Он помолчал. – Что-то я не пойму, почему мы начали говорить о моих проблемах? Изначально речь шла о Мувере, так что не пытайся сбить меня с толку! – сердито заметил Мет. – Это просто смешно – мать решила, что ты встречаешься со мной!

– Если бы ты не выпил лишнего на вечеринке у Дейви… – попыталась вставить Лолли, но он только поморщился.

– Все, достаточно, это мы уже проходили! Моя мать знает, что это была глупая шутка, но она все равно уверена, что между нами что-то есть.

– Интересно, почему она так думает? – задумчиво произнесла Лолли.

– Перестань водить меня за нос! – оборвал ее Мет, – Она могла узнать об этом только от тебя. Вчера я разговаривал с ней по телефону и она не упоминала ни о чем подобном. Следовательно, кто-то подбросил ей эту идею сегодня. Но если это была не ты, то кто? – Мет нахмурился и оглянулся на дом. – А твои родители не могли сказать что-либо в этом роде? Кстати, где они?

– Уехали в город за покупками. Но я не думаю, чтобы они сказали твоей матери что-то подобное. Если бы у них даже и возникли какие-либо подозрения на наш счет, то они сначала поговорили бы со мной, – уверенно заявила Лолли, вздрогнув при одной лишь мысли о таком разговоре. – Мои родители придерживаются традиционных взглядов на жизнь. Они были бы очень огорчены, узнав, что я, если можно так выразиться, живу с тобой. Уж поверь, моя мама непременно высказалась бы по этому поводу.

– Я сам расстроился, услышав такую новость! – Мет сердито сверкнул глазами.

Лолли поежилась под его взглядом. Неужели он, в самом деле, верит, что она является источником этих дурацких слухов? Зачем ей ставить себя в двусмысленное положение, рассказывая окружающим, что они стали любовниками?

За последние два года Мет несколько раз предпринимал попытки приударить за Лолли, но она имела свой взгляд на отношения с шефом. Если бы это делал другой человек, его поползновения могли бы выглядеть как оскорбление. Но Уилкинс был таким обаятельным! Временами Лолли ловила себя на мысли, что ей трудно ему отказать. Она искренне жалела, что не может с легкостью относиться к вопросам интимного общения. Ее не притягивал примитивный секс – это удовольствие нетрудно себе доставить, если природа одарила тебя хоть какой-то привлекательностью. Лолли жаждала любви, но именно этого-то и невозможно было добиться от Уилкинса, для которого общение с женщиной скорее похоже на охоту. Впрочем, больших проблем с шефом у Лолли не возникло. Она отказала ему, и он сразу занялся другой девушкой. Конечно, ее это задело, но не так сильно, как если бы она легла в постель с человеком, которого интересовал только секс.

– А почему ты прямо не спросил у матери, кто сообщил о нашей воображаемой связи? – взволнованно спросила Лолли.

– Я задал ей этот вопрос в первую очередь, но она отказалась отвечать. Мне стало ясно, что все исходит от тебя. Иначе мать не стала бы упорствовать.

В эту секунду Лолли внезапно осенило.

– Дейви! – воскликнула она.

Мет недоуменно взглянул на нее.

– Что?

– Вспомни, какое выражение было в глазах у Мувера, когда он стал свидетелем того, что ты открываешь дверь моего дома ключом! Ну как ему было не подумать, что мы давно живем вместе?

– Я прекрасно все помню, – медленно произнес Мет. – Только все дело в том, что мать не могла сегодня встретиться или поговорить с Дейви по телефону, потому что он с утра уехал в Нью-Йорк. Там проводится какой-то ежегодный музыкальный фестиваль, который ему никак нельзя было пропустить.

– Но Мувер еще до этого мог кому-либо сказать о нас, – заметила Лолли. – Он никогда не был способен хранить тайны, особенно чужие! К тому же ты сам сказал, что сплетни циркулируют по всему телецентру. Следовательно, кто-то из сотрудников мог проболтаться твоей матери!

Последние слова Лолли рассердили Мета еще больше.

– Чудесно! – воскликнул он. – Значит, вскоре мы сможем обо всем прочитать в местных газетах! Знаешь что, Лолли? На всякий случай запомни: мы никогда не будем жить вместе, независимо от того, поженимся мы или нет! Я понимаю, что это все ведет к шантажу с твоей стороны, к вынужденному вступлению в брак. Постарайся уяснить: я ни с кем не завязываю длительных отношений. Можешь прямо сейчас позвонить моей матери и сказать, что между нами ничего нет, а все остальное – не более чем сплетни!

– А сейчас ты меня послушай! – крикнула Лолли, кипя от возмущения. – Я ничего не говорила твоей матери!

– Ладно, ладно, – процедил Мет сквозь зубы. – Продолжай настаивать на своем, но матери моей все равно позвони!

– Не волнуйся, за этим дело не станет! Мне нет никакой пользы от того, что все вокруг думают, будто я сплю с тобой, в то время как я не сделала бы этого даже за миллион долларов!

Лолли не без удовлетворения заметила, как переменился в лице Мет. Очевидно, она все же задела его за живое.

Но в следующее мгновение она вздрогнула, потому что он крепко схватил ее за плечи.

– Убери руки! – успела негодующе воскликнуть Лолли, но Мет, не обратив на это никакого внимания, рывком поднял ее с шезлонга. Она на долю секунды встретила взгляд его серых глаз и увидела в них бездну боли и гнева. – Не смей… – попыталась воспротивиться она, но тут Мет с отчаянной настойчивостью прижался к ее губам, лишив возможности не только говорить, но и дышать.

Страстное желание возникло у Лолли еще в тот миг, когда она увидела Мета на садовой дорожке. Она давно мечтала об этом человеке, снедаемая болью и страстью, которые усиливались с каждым часом, проведенным врозь с ним.

Неожиданно самые смелые мечты Лолли стали реальностью, и она мгновенно забыла об испытанном минуту назад негодовании. Из ее груди вырвался стон, и она прильнула к Мету, с готовностью отвечая на поцелуй. Погрузив пальцы в его густые волосы, она уже сама еще теснее прижалась к нему и закрыла глаза в сладостной истоме. Она страстно желала, чтобы он слился с ней, стал частью ее. Жаркая волна накрыла Лолли и понесла куда-то…

Мет судорожно гладил ее по плечам и спине, затем, расстегнув пуговицы на халатике, нежно сжал ладонью грудь. В это мгновение Лолли услышала его прерывистый вздох – Мет обнаружил, что на ней нет бюстгальтера. Она сама вспомнила об этом, лишь ощутив его руку на своей обнаженной груди.

Он принялся ласкать маленькие упругие выпуклости с напрягшимися сосками. Его прикосновения пронизывали Лолли словно сотнями тонких иголочек и срывали легкие стоны с ее губ. Мет чуть отстранился, и она поняла, что он смотрит на нее, но продолжала стоять, не открывая глаз. Она опасалась, что он увидит в ее расширенных зрачках отражение поглощавшего ее желания.

Лолли сознавала, что должна остановить Мета, потому что, если он продолжит ласки, она впоследствии возненавидит себя за свою слабость. И все же в эту секунду ей было безразлично, что будет потом. Страсть полностью овладела ею. Лолли даже пренебрегла тем, что неожиданно могут вернуться родители.

К счастью, дом находился в довольно уединенном месте. Здесь не было соседей, которые могли бы выглянуть из окна или заглянуть через забор, так что свидетелей можно было не опасаться. Впрочем, Лолли сейчас пребывала в таком состоянии, что ей было совершенно безразлично, есть ли поблизости свидетели.

Жар страсти сжег все предрассудки. Единственное, чего она желала в этот момент, это близость с Метом. И даже если бы небо вдруг обрушилось на землю, Лолли, скорее всего, ничего бы не заметила.

Он снова склонился над ней, и в следующую секунду она ощутила на своих сосках его влажный язык. Лолли напряженно выгнулась, впившись пальцами в мощные мускулистые плечи Мета, а затем застонала, потому что один из сосков он втянул в рот.

– Ах! Мет… О Боже! Мет… – прерывисто произносила она, касаясь ладонями его спины.

Ее руки спускались все ниже и ниже, пока она не ощутила под тканью джинсов твердые ягодицы. Тогда Лолли импульсивно притянула его к себе, сгорая от желания ощутить внутри своего тела плоть любимого мужчины.

– Ты хочешь меня! – хрипло прошептал Мет, спрятав лицо на ее груди. – Признайся, Лолл! Скажи, что ты меня хочешь! Мне нужно услышать это от тебя.

Она вновь со стоном выдохнула его имя и, не отдавая отчета в том, что делает, скользнула рукой внутрь его джинсов и с пронзительным удовольствием почувствовала под ладонью упругую твердость возбужденной мужской плоти.

Лолли не требовалось спрашивать, хочет ли ее Мет. Его тело само дало ответ на этот вопрос. Даже если бы он хотел спрятать от нее свою страсть, ему не удалось бы это сделать.

– Да, да, Лолл! Прикоснись ко мне… Я с ума по тебе схожу. Последние две недели я только об этом и думаю…

Мет с лихорадочной поспешностью расстегнул последние пуговицы на халатике Лолли, а затем стянул с нее полупрозрачные шелковые трусики, и она не сделала попытки остановить его. После этого он расстегнул молнию на своих джинсах…

Знойный летний воздух, казалось, застыл; у них над головой, укрывшись среди зелени листьев, щебетали птички, но ни Мет, ни Лолли не обращали на это внимания. Они были глухи и слепы к окружающему миру.

Лолли трепетала, как былинка на ветру. Она слишком сильно желала Мета, чтобы останавливать его в такой миг.

Взяв его лицо в ладони, она сама приблизила губы к его губам, и он с готовностью ответил на ее поцелуй. Через несколько мгновений Лолли отстранилась и, глядя Мету в глаза, медленно опустилась на траву…

Когда он вошел в нее, оба хрипло застонали. Вслед за этим началось едва переносимое блаженство долгожданного слияния. Вначале Мет действовал медленно, будто желая продлить острые мгновения, но потом, словно чувствуя приближение чего-то, стал овладевать Лолли быстрыми скользящими движениями, закрыв глаза и приподняв лицо вверх.

Сама того не замечая, она так сильно впилась пальцами в его спину, что у нее побелели ногти. Внутри, неуклонно нарастая, накапливалось напряжение. Внезапно в ее сознание проник сдавленный крик Мета, и Лолли поняла, что он уже достиг вершины блаженства. А через мгновение она ощутила, что у нее самой началась серия мощных спазмов.

Мет отпустил Лолли только после того, как она перестала содрогаться. Он поднял ее за плечи и порывисто прижал к своей груди. Несколько долгих секунд они молчали, пытаясь справиться с прерывистым дыханием, затем Мет заглянул в бездонные как небо голубые глаза Лолли и…

И тут раздался звук остановившегося у ворот автомобиля. Влюбленные застыли, словно на них вылили ведро холодной воды. Мгновение они напряженно прислушивались, после чего до них донесся звук захлопнувшейся дверцы машины.

– Кто-то приехал? – отрывисто спросил Мет.

– Боже! Должно быть, это мои родители… – прошептала Лолли с расширившимися от ужаса глазами. – Они вернулись из города!

Он резко отодвинул ее и принялся поспешно приводить в порядок свою одежду.

Тут Лолли тоже опомнилась и стала быстро застегивать пуговицы халата, повернувшись к Мету спиной. Если мать не заметит, в каком состоянии я сейчас нахожусь, это будет просто чудо, подумала она. Покончив с пуговицами, Лолли пригладила волосы, но с краской смущения и стыда на лице она ничего поделать не могла.

– Я сейчас не в состоянии вести вежливые салонные беседы, – пробормотал Мет, не глядя на нее. – Поэтому я уйду тем же путем, что и пришел. Только через забор мне придется перепрыгнуть не возле ворот, а здесь. Сегодня же позвони моей матери, – добавил он. – Скажи ей правду – мы с тобой никогда не находились в связи и вступать в брак не собираемся! Не забудь!

Затем Мет ухватился за верхний край забора, подтянулся на руках и через мгновение спрыгнул на другую сторону. Спустя несколько минут откуда-то со стороны соснового бора долетел звук заводящегося мотора. Очевидно, Мет оставил свой «крайслер» там, догадалась Лолли.

Она молила Бога, чтобы ее родители не заметили Мета, иначе расспросам не будет конца. Все было бы гораздо проще, если бы он вышел через ворота. И вообще, почему он так спешил?

Лолли на дрожащих ногах подошла к шезлонгу. Она ненавидела себя и Мета. Как получилось, что дело зашло так далеко?

«Ну и хороша же я, – сердито подумала Лолли. Только успела сказать, что не пересплю с ним и за миллион, как в следующую минуту чуть ли не сама стянула с него джинсы! А что, если бы родители приехали на десять минут раньше? Веселенькая сцена открылась бы их взору! А ведь еще не так давно я убеждала себя, что не допущу близости с Метом, потому что он меня не любит!»

Собственная вспышка страсти удивила и напугала Лолли. Она начала опасаться, что и в следующий раз может не удержаться и опять предаст саму себя! Ведь ему уже известны ее слабости. Лолли вдруг осознала, что, если не уедет от Мета подальше, все это может очень плохо кончиться для нее.

Устало закрыв глаза, она откинулась на спинку шезлонга. И как раз вовремя, потому что в эту минуту на садовой дорожке показалась ее мать. Лолли почувствовала, что она подошла к ней, но не подала виду.

Миссис Грей несколько секунд постояла, задумчиво глядя на дочь, а затем неспешно удалилась в дом.

Вечером, нервно кусая губы, Лолли позвонила миссис Уилкинс и без лишних разговоров выложила самую суть:

– Видите ли, Мет сказал мне, что у вас сложилось впечатление, будто мы с ним… – Она замялась, не зная, как помягче выразиться.

– Любовники? – подсказала миссис Уилкинс, которую, казалось, совершенно не шокировало это слово. – Да, до меня дошли такие слухи. Но Мет заявил, что это неправда! Полагаю, он и заставил тебя позвонить мне?

– Ммм… да. Но он прав! Не знаю, кто является источником подобных сплетен, но…

– Анита Мейсон.

– Вот как?! – воскликнула Лолли, чувствуя, что ее лицо наливается краской от злости. – Мне следовало догадаться раньше!

– Беседуя со мной, она едва не скрежетала зубами от ярости – ведь они с Метом расстались, как ты, должно быть, знаешь. Я чрезвычайно рада этому обстоятельству. Анита никогда не была мне симпатична. Взять хотя бы ее манеры и экстравагантность!

Лолли подумала, что миссис Уилкинс нравится ей все больше и больше. А та продолжала:

– Потому-то я и не слишком обрадовалась, наткнувшись на Аниту, когда, возвращаясь от тебя, зашла в магазин. Мне сразу бросилось в глаза, что у нее воинственное настроение. Анита из тех людей, которые норовят запустить в тебя когти, хотя ты ни в чем перед ними не виноват.

– Вы тоже это заметили? – подхватила Лолли. – И что же было дальше?

– Сначала я решила сделать вид, что не узнала ее, но потом все же поздоровалась. И тут она выплеснула на меня целое ведро яда. Чуть ли не с пеной на губах Анита сообщила, что вы любовники и об этом болтают все вокруг. Кроме того, она добавила несколько гадостей о тебе, которые я не буду пересказывать. Очевидно, Анита ожидала, что я буду потрясена, но я лишь бросила: «Ну и что?» И ушла. По правде сказать, меня все же удивили ее слова, но я постаралась не показать этого, чтобы не доставлять ей удовольствия.

Лолли смущенно вздохнула. «Как же назвать наши отношения с Метом после того, что случилось в саду?» – пронеслось у нее в голове.

– Все это чушь! – решительно произнесла она. – Ваш сын сказал вам правду – мы с ним не живем вместе и вступать в брак не собираемся. Забудьте все, что наговорила вам Анита Мейсон!

– Постараюсь, – пообещала миссис Уилкинс. – Но признаюсь, что на мгновение у меня вспыхнула надежда. Я очень хочу, чтобы у Мета наконец появилась семья, а у меня – внуки. Боюсь, что, когда это произойдет, надо мной уже будут расти незабудки. Поэтому, Лолл, я скажу тебе прямо – если ты способна его окрутить, действуй скорее!

Лолли рассмеялась, но прозвучало это не совсем естественно.

– Не думаю, что Мету понравился бы наш разговор!

– А мы ничего ему не скажем! – задорно воскликнула миссис Уилкинс…

Лолли была тронута отношением к ней матери Мета. Похоже, их симпатии были взаимными, но в то же время это обстоятельство лишь отягощало ситуацию, возникшую между Лолли и Метом.

– Вам нужно было стать дипломатом! – усмехнулась Лолли.

– К сожалению, мое время уже прошло, – откликнулась миссис Уилкинс. – Знаешь что? Когда выздоровеешь, приезжай снова ко мне. Мне очень понравилось вместе заниматься живописью.

– Хорошо, – согласилась Лолли. – Мне было очень приятно у вас, и я с радостью воспользуюсь приглашением.

– Надеюсь, это произойдет уже в ближайшие дни. Буду ждать с нетерпением.

В эту минуту Лолли услышала за дверью шаги матери и поспешила попрощаться с миссис Уилкинс.

Миссис Грей принесла дочери чай.

– Извини, я не знала, что ты говоришь по телефону, – сказала она с нотками любопытства в голосе.

– Это была миссис Уилкинс, – пояснила Лолли как ни в чем не бывало. – Она пригласила меня к себе для занятий живописью.

– Как любезно с ее стороны! – просияла миссис Грей. – Хорошо, что у вас одинаковое хобби – это объединяет людей. Кстати, сегодня утром я сказала твоему отцу, что мы обязательно должны пригласить на ужин миссис Уилкинс с сыном. Мне хотелось бы лучше познакомиться с ними обоими.

Лолли похолодела.

– Непременно, мамочка, – сдержанно произнесла она. – Только не сейчас. Я хочу окончательно прийти в норму, а тогда…

– Пожалуй, ты права, – согласилась миссис Грей.

После того как мать ушла, Лолли сжалась в кресле в комочек. На душе у нее словно кошки скребли. «Что же мне делать?» – в отчаянии гадала она, не представляя, как сможет появиться на работе и смотреть людям в глаза. Она же знает, что думают о ней коллеги. Но это еще полбеды! Лолли леденела от одной только мысли, что ей нужно будет снова встретиться с Метом. Как это сделать после того, что произошло между ними в саду?

«Мне нужно подальше от него уехать, пока он окончательно не разбил мое сердце, – подумала она. – С меня довольно! Я уже достигла предела того, что способна выдержать женщина».

9

Лолли не стала посвящать родителей в свои планы. Она слишком хорошо знала, какой реакции следует ожидать. Миссис Грей так сильно хотела видеть свою дочь рядом с Уилкинсом, что осталась бы глухой к любым доводам. Лолли не хотелось вступать в пререкания с родителями, поэтому решила, что будет гораздо лучше, если она напишет им письмо, где все объяснит. С Метом следует поступить так же.

Конечно, это трусость, но Лолли не находила в себе сил действовать по-иному. Она сочла за благо сделать то, что считала нужным, а затем поставить всех перед фактом.

Спустя несколько дней отец Лолли отвез ее на маленькую виллу. Когда он попрощался и уехал, она первым делом вывела из гаража «бьюик», а затем вернулась в дом и подошла к окну. Ее хмурое лицо было мрачнее тучи, что совершенно не вязалось с прекрасным солнечным днем. Вид из окна, казалось, никогда еще не был так красив, как сегодня.

Ее огорчала мысль об отъезде, о том, что уже не придется просыпаться под плеск волн и крики чаек. Ей не хотелось перебираться в шумный, пыльный Нью-Йорк, в котором она чувствовала себя всеми забытой и заброшенной. Там было слишком много народа, транспорта, а четко распланированные улицы, казалось, тянулись бесконечно.

Однако Лолли не видела для себя иного выхода. Мет загнал ее в угол, словно мышонка. Избавиться от этого тупика она могла только одним способом – удрать. Лолли была уверена, что если она не уедет, Мет не оставит ее в покое. Но ей претила мысль о непродолжительном романе, по окончании которого он найдет себе новую жертву, а она останется ни с чем. С тех пор как Лолли начала работать на телевидении, она видела подобные примеры в жизни шефа. Лишь мазохистка способна по доброй воле связаться с человеком, от которого заведомо можно ожидать только боль и унижение. Лолли надеялась, что сможет постепенно изжить в себе любовь к Мету. С сегодняшнего дня нужно запретить себе даже думать о нем. Конечно, сначала будет трудно, но позже все войдет в норму и жизнь покатит своим чередом.

Вздохнув, она отвернулась от окна. Ей еще предстояло уложить вещи. Она решила взять с собой только пару чемоданов. Остальное по ее просьбе упакует и перешлет ей мать.

Лолли положила на кровать чемоданы, раскрыла дверцы платяного шкафа и задумалась над тем, что следует взять с собой в первую очередь. Но долго размышлять ей не пришлось, потому что через несколько минут во входную дверь позвонили.

Мет! Эта догадка заставила Лолли вздрогнуть. От неожиданности она даже выронила из рук платье, которое собиралась уложить в чемодан, потом замерла в нерешительности, не зная, как ей поступить.

Звонок прозвучал снова, на этот раз настойчивее. «Кем бы ни был посетитель, он непременно должен заметить у крыльца „бьюик“, – подумала Лолли, значит, нет смысла прятаться».

Она с тяжелым сердцем направилась к входной двери, но оказалось, что прибыл не Мет. На пороге стоял Дейви. Сегодня на нем были белые джинсы и черная рубашка.

Он расплылся в одной из своих обворожительных улыбок.

– Привет! Как давно мы не виделись! Хорошо, что ты вернулась. А я проезжал мимо твоего дома полчаса назад и видел, как ты выводила автомобиль из гаража. К сожалению, я не мог остановиться, потому что у меня было деловое свидание в этом районе – нужно было передать пару пластинок одному моему поклоннику. Ему уже под восемьдесят, но он смотрит каждое мое шоу и регулярно присылает письма с заявками на музыкальный номер. Этого старика знает вся моя публика, и я его очень люблю.

Лолли еще раз убедилась в том, что под внешним лоском Мувер скрывает доброе сердце. Впрочем, ему и не стоило лишний раз демонстрировать свою мягкость, потому что непременно нашлись бы люди, которые бы захотели этим воспользоваться.

– Это очень мило с твоей стороны, Дейви.

Мувер поморщился.

– Ничего особенного в этом нет. В моем доме скопилось столько пластинок, что я просто не знаю, куда их девать. Вот я и придумал переправлять их потихоньку моему почитателю. Когда я приезжаю, старик заваривает чай, и мы подолгу беседуем на музыкальные темы. – Дейви бросил любопытный взгляд внутрь дома. – Ты пригласишь меня войти? Или у тебя кто-то есть?

– Я одна. Входи.

– Благодарю. Ты уже лучше себя чувствуешь? На мой взгляд, ты выглядишь совершенно здоровой. – Мувер окинул ее внимательным взглядом. – Правда, бледность еще осталась. Мне кажется, что у тебя подавленный вид, детка.

Лолли со вздохом закрыла входную дверь и проводила Дейви в гостиную. «Почему мне так не везет? – с досадой подумала она. – Надо же было случиться, что Мувер проезжал мимо именно в это время!»

А тот остановился посреди гостиной, с удивлением глядя на беспорядочно сваленные на диване и креслах вещи.

– Что здесь происходит? – настороженно поинтересовался он. – Такое впечатление, будто кто-то собрался укладывать чемоданы. Разве ты куда-то уезжаешь?

Лолли прикусила губу.

– Прошу тебя, никому не говори об этом! – взмолилась она. – Я не хочу, чтобы кто-нибудь узнал о моем отъезде, прежде чем получит мое письмо.

– Под словом «кто-нибудь» ты, очевидно, подразумеваешь Мета? – догадался Мувер. – Ты бросаешь его?

– Нет… Я… Дело в том, что… – пробормотала Лолли в смятении, не зная, как объяснить Дейви ситуацию. – Ты не поймешь! Обещай только никому не говорить ни слова. Поклянись, что не скажешь… иначе я тебя не прощу! – Она посмотрела на Дейви с укором. – Я знаю – это ты всем рассказал, что у Мета есть ключ от моего дома и что мы давно живем вместе. Не отпирайся! Тем самым ты очень расстроил мать Уилкинса.

Мувер смущенно покраснел.

– Я ни словом не обмолвился с миссис Уилкинс!

– Зато это сделала Анита Мейсон!

Дейви застонал.

– Анни? Что за вздорная бабенка!

Лолли не стала с ним спорить.

– Ты дал ей исчерпывающую характеристику, но Анни лишь повторила сказанное тобой. Если бы ты знал, в какое неловкое положение ты меня поставил!

– Прости, Лолл, – произнес Дейви с пристыженным видом. – Я и рассказал-то эту историю всего паре знакомых!

– Скорее, паре сотен знакомых! – с досадой поправила та. – Я знаю, ты мастер работать в прямом эфире, только не переноси это качество в обычную жизнь. Ты можешь осложнить существование очень многим людям. – Глаза Лолли угрожающе заблестели. – Если я узнаю, что ты разболтал о моем отъезде до завтрашнего полудня, непременно вернусь, найду хоть под землей – и тогда, клянусь, тебе не поздоровится!

– Ни единой душе не скажу и полслова! – горячо пообещал Мувер.

Его горячность рассмешила Лолли, но через секунду она вновь стала серьезной.

– Надеюсь, ты не шутишь. Потому что, если нарушишь клятву, я приеду и всем расскажу, сколько лет тебе исполнится в следующий день рождения.

Дейви побледнел.

– Подобная жестокость тебе не к лицу! Набросилась на меня, как разъяренная тигрица, а я заехал лишь для того, чтобы пригласить тебя в ресторан. Я надеялся, что ты не откажешься от ленча со мной.

Лолли задумалась. Ее привлекла перспектива слегка развеяться и отвлечься от мрачных мыслей.

– Ресторан, о котором я говорю, содержит француз, – продолжал тем временем Мувер. – Там превосходная кухня, особенно летом.

«А почему бы и нет? Чемоданы я могу уложить и позже, – размышляла Лолли. – В предложении Дейви есть смысл. Мне необходима какая-то встряска – может, тогда у меня поднимется настроение?»

– Дай мне пять минут на сборы! – решительно произнесла она.

Мувер радостно кивнул.

– Отлично! Я подожду тебя в машине.

Лолли собиралась дольше пяти минут. Она переоделась в любимое летнее платье, белое, с набивным рисунком в виде голубеньких цветков лаванды. А на случай перемены погоды захватила кофту из белой ангорской шерсти.

Выпорхнув из дому, Лолли направилась к «шевроле», в котором ее ожидал Мувер. Тот внимательно осмотрел ее, пользуясь тем, что на нем были темные солнцезащитные очки. Затем он открыл Лолли дверцу.

– Ты потрясающе выглядишь!

– У тебя самого сегодня цветущий вид! – ответила Лолли комплиментом на комплимент, усаживаясь рядом с Мувером.

Он довольно ухмыльнулся и завел двигатель. Через мгновение «шевроле» рванул вперед.

– Зачем ты так гонишь! – испуганно воскликнула Лолли, которая не приветствовала лихачество в черте города.

Дейви мельком взглянул на нее и снизил скорость.

День выдался теплым и солнечным, как и все предыдущие за последние две недели. На голубом небе не было ни облачка. Ресторан, в который Мувер привез Лолли, находился на другом конце города и размещался на первом этаже старинного особняка. Они выбрали столик у распахнутого окна, откуда открывался вид на набережную.

Лолли заказала мидии, тушеные в белом вине, и грибы. Дейви предпочел салат с крабами. Когда с закусками было покончено, официант подал телячьи отбивные с горошком и бутылку «бордо». На десерт им принесли клубнику со взбитыми сливками и превосходный фирменный кофе.

За столом Мувер и Лолли обсудили множество тем, начиная с местных городских событий, и кончая последними скандалами в мире музыки. Напоследок Дейви признался, что вынашивает идею открытия собственного ночного клуба. Он хотел подстраховаться на тот случай, если его работа на телевидении прекратится. Сейчас он находился в стадии поиска партнеров по бизнесу.

– Будь осторожен, – посоветовала ему Лолли. – Прежде чем поставить на каком-либо документе подпись, проверь все тысячу раз.

– Не беспокойся, я не собираюсь вкладывать собственные деньги. Достаточно будет моего имени! – рассмеялся Дейви. – Признайся, что я гораздо умнее, чем могу показаться с первого взгляда!

Домой Мувер отвез Лолли в полдень.

– Если хочешь, можем еще выпить кофе у меня, – предложила она, когда «шевроле» притормозил у бордюра.

– С удовольствием! – ответил Дейви, выходя из автомобиля.

Он открыл дверцу с противоположной стороны и с присущей ему галантностью помог Лолли выйти, обращаясь с ней так, словно она была сделана из хрупкого фарфора.

Оказавшись на тротуаре, Лолли вдруг почувствовала, что Мувер напрягся.

– Извини, вообще-то мне надо отправиться дальше, по своим делам, – произнес он, поспешно усаживаясь за баранку. – Всего хорошего! – добавил он, и через мгновение его и след простыл.

Лолли еще несколько секунд постояла, растерянно глядя на быстро удаляющийся «шевроле». Затем, продолжая недоумевать, она направилась к дому и только тут поняла, что послужило причиной бегства Дейви.

На крыльце виллы стоял Уилкинс.

Лолли замерла, остановившись на полпути, но потом расценила это как трусость и двинулась дальше.

– Что ты здесь делаешь, Мет? – поинтересовалась она, надеясь, что в ее голосе прозвучало безразличие.

– Жду тебя, – ответил Уилкинс и посторонился, чтобы пропустить Лолли.

Правда, отступил он не слишком далеко, и ей пришлось потрудиться, чтобы пройти мимо и не задеть его.

Лолли знала, что Мет делает все это нарочно, и потому не поднимала глаз. Она едва дышала, взволнованная тем, что он находится так близко. Сердце ее выскакивало из груди, а голова шла кругом, но Лолли ни за что не желала показать этого своему мучителю.

«А ведь он наверняка догадывается о том, что со мной происходит в эту минуту», – пронеслось у нее в голове, но она пересилила желание избавиться бегством от возникшей вдруг проблемы и с деланным спокойствием вынула из сумочки ключ.

– Мне сейчас некогда. Разве мы не можем поговорить в другой раз? – сухо поинтересовалась она.

Лолли понимала, что в дом Уилкинса пускать нельзя: он увидит сваленные в гостиной вещи, а возможно, и чемоданы, если зайдет в спальню, и начнет задавать вопросы, на которые ей не хотелось отвечать.

– Нет, не можем! – безапелляционно заявил Мет, вынимая из ее руки ключ и вставляя его в замочную скважину.

Открыв дверь, он взял Лолли под локоть и настойчиво повел через порог в прихожую.

– Что ты себе позволяешь! – возмущенно воскликнула та, высвободив руку и становясь прямо перед Уилкинсом, чтобы загородить вход в гостиную. Затем, словно спохватившись, она выдернула зажатый у него в ладони ключ. – Уйди! Я сейчас не могу принимать гостей!

Вместо ответа Мет с треском захлопнул ногой входную дверь, заставив Лолли вздрогнуть. Оглушительный звук этого удара отозвался в голове, а в душе еще долго звучало эхо.

«Почему мужчины всегда начинают что-то бить или ломать вместо того, чтобы спокойно обсудить проблему», – подумала она.

– Ты едва успела вернуться в город! – процедил Уилкинс сквозь зубы.

– Что? – недоуменно спросила Лолли.

Ей показалось, она пропустила первую часть фразы. Как всегда в последнее время, в непосредственной близости к Мету она плохо соображала.

Ее невинный вопрос, казалось, подлил масла в огонь. Глаза Уилкинса сверкнули гневом.

– Ты только что вернулась в город, а уже раскатываешь с Мувером! И не изворачивайся! Я знаю, что ты приехала утром. Моя мать позвонила мне и сообщила об этом.

– Твоя мать?

«Интересно, почему все считают своим долгом вмешиваться в мои дела, – подумала Лолли. – Разве не можем мы с Метом во всем разобраться сами, наедине».

Последняя мысль заставила ее сердце забиться сильнее – наедине! Только она и Мет.

Нет, на этой мысли задерживаться нельзя! Если позволить себе наслаждаться возникающими в сознании картинами, то преимущество всегда будет на стороне Уилкинса.

«Ничем подобным я не наслаждаюсь», – сердито одернула себя Лолли. Но в глубине души она знала, что это ложь. Вопреки своему желанию, она тут же вспомнила, какой трепетной чувственностью была наполнена их с Метом любовь там, в саду. Как можно забыть человека, который является частью таких воспоминаний?

Лицо Уилкинса исказилось сердитой гримасой.

– Между нашими матерями, похоже, возникли горячие дружеские чувства, – язвительно заметил он. – Они по нескольку раз в день беседуют по телефону. Моя мать решила, что обязана сообщить мне о твоем возвращении домой. Она посоветовала мне пригласить тебя на ленч.

Последние слова Мета вызвали в душе Лолли волну разочарования. Если бы он приехал раньше Мувера, она могла бы отправиться на ленч с ним!

– Я очень сожалею… – начала она, но тут же осеклась, заметив выражение глаз Уилкинса.

– Не лги, Лора! Я прибыл сюда как раз вовремя, чтобы увидеть, как ты уезжаешь с Мувером. Насколько я понимаю, ты сообщила ему о своем возвращении, и вы договорились о встрече? Конечно! Ведь я являюсь всего лишь твоим боссом – с какой стати ты должна сообщать мне о том, где находишься или будешь находиться. С меня довольно и того, что я узнаю о твоем возвращении, увидев тебя в понедельник утром на работе!

Ядовитый тон Уилкинса задел Лолли, и, еще не успев сообразить, что делает, она выпалила:

– Не узнаешь! Вернее, не увидишь, потому что меня там не будет!

Мет застыл, бледнея с каждой секундой. Лолли тут же пожалела о своей несдержанности.

– Что ты говоришь? Как это – тебя не будет? – спросил Уилкинс, с трудом шевеля губами.

– Я уезжаю. Считай, что я больше у тебя не работаю. Решила перебраться в Нью-Йорк. – Лолли старалась говорить спокойно и уверенно, но как только она встретила взгляд Мета, мужество покинуло ее.

Она почувствовала, что начинает дрожать. Лолли приходилось видеть Уилкинса в разных настроениях, но еще никогда он не выглядел так, словно был готов убить первого, кто подвернется ему под руку.

Она попятилась в гостиную, забыв в эту минуту, что решила не пускать Мета в комнаты, чтобы он не увидел там беспорядочно сваленные вещи и раскрытые чемоданы на кровати.

Но все именно так и произошло. Уилкинс заметил непривычный хаос и понял, что Лолли не врет, что она действительно собирается уезжать. Он громко задышал, словно борясь с едва переносимой болью или с какой-то неведомой болезнью, которая высасывала из него жизненные соки и смывала краски с лица, оставляя одну лишь мертвенную бледность. Лолли показалось, что Мет стареет на глазах.

– Никуда ты не поедешь! – медленно произнес он.

Лолли услышала его хриплый дрожащий голос и испытала такое чувство, словно у нее внутри что-то оборвалось.

– Я не позволю тебе уехать! – добавил Мет.

– Тебе не удастся меня остановить! – резко произнесла Лолли, следя за тем, чтобы он не приближался. – Уйди, пожалуйста. Я не хочу, чтобы ты здесь находился.

Блеснув глазами, Уилкинс в два шага преодолел расстояние между ними.

– Ах так! – скрипнул он зубами.

Лолли уже некуда было отступать – она уперлась спиной в стену. Это была западня, и ей осталось только смотреть прямо в глаза Мету и надеяться, что он не догадается о том, насколько она испугана.

– Да, не хочу. Мне еще нужно собраться, потому что утром я уезжаю.

– Ошибаешься, я тебя никуда не отпущу! – Уилкинс протянул к Лолли руку, но ей удалось увернуться и подбежать к входной двери. Распахнув ее, Лолли остановилась на пороге и крикнула:

– Я уезжаю, Мет! С меня довольно. Я больше не желаю тебя видеть!

Уилкинс стоял спиной к окну, натянутый как струна. Он в упор смотрел на Лолли, сжимая кулаки, и под его рубашкой вздымались мускулы. Сейчас он был зол по-настоящему!

Лолли с опаской посмотрела ему в глаза, чтобы понять, чего нужно ожидать в следующую секунду. И вдруг вздрогнула: блеск в глазах Мета показался ей подозрительно влажным.

Лолли в одно мгновение захлопнула дверь и вновь приблизилась к Мету, сомневаясь и надеясь одновременно и в то же время боясь поверить в очевидность происходящего.

– Мет! – прошептала она едва слышно и осторожно прикоснулась кончиками пальцев к его плечу.

Он вздрогнул, словно от боли, и порывисто отвернулся к окну. Лолли взглянула на его спину, опущенные плечи и поняла, что он плачет. Мет Уилкинс! Один из самых сильных и уверенных в себе мужчин в мире!

Этого Лолли не могла вынести. Ее глаза тоже наполнились слезами и, почти ничего не различая перед собой, она метнулась к Мету, обвила его шею руками и прильнула к его груди.

– Мет, дорогой мой, не нужно…

Но тело Уилкинса продолжало оставаться напряженным, как будто он не желал принимать ее ласку. На мгновение Лолли усомнилась, уж не привиделись ли ей его слезы?

Через секунду Мет взял ее за плечи и отстранил от себя. Преодолевая боль, которую причиняли его пальцы, Лолли подняла залитое слезами лицо.

– Я уезжаю, потому что люблю тебя, Мет! Неужели ты этого не понимаешь? Или настолько слеп? Подумай, как трудно мне будет встречаться с тобой каждый день и при этом знать, что я не могу рассчитывать на взаимность?

Мет продолжал крепко держать Лолли за плечи. Он пристально смотрел ей в лицо, словно пытаясь по губам прочесть то, что она говорила.

– Что? – хрипло спросил он, словно перестав доверять и зрению и слуху.

Лолли внезапно осознала, что только что сожгла мосты и назад дороги нет. Один раз произнеся заветные слова, она уже не могла взять их обратно. Поэтому она собрала все свое мужество и повторила:

– Я люблю тебя! Пойми же ты наконец!

Горло Уилкинса конвульсивно дернулось, словно он пытался проглотить твердый комок. Затем он провел языком по пересохшим губам.

– Лора… – Его голос был таким низким и хриплым, что Лолли с трудом различила собственное имя. – О Боже! – добавил Мет, заключая ее в объятия. Он прижался щекой к ее макушке. Она всем телом ощутила, как он дрожит. – Если бы ты знала, что я сейчас чувствую! Я едва с ума не сошел, когда ты заявила, что уезжаешь, – выдохнул он. – В ту минуту я представил себе, что, возможно, уже больше никогда не увижу тебя, и это было хуже смерти.

Лолли подняла голову, счастливо улыбаясь сквозь слезы.

– Скажи мне… Скорее… Скажи, что тоже любишь меня! – взмолилась она.

Тяжело вздохнув, Мет наклонился и поцеловал ее мокрые глаза.

– Я никак не могу прийти в себя, – хрипло произнес он. – Не смотри на меня так, иначе мне не удастся выполнить твою просьбу – у меня горло сжимается!

Губы Мета скользнули по лицу Лолли, и через мгновение он нашел ее губы. Она с готовностью ответила на поцелуй, судорожно зарываясь пальцами в его густые волосы. И тогда он произнес те слова, которых она так долго ждала:

– Я люблю тебя…

– Мет! – выдохнула она, трепеща от восторга.

В ту же секунду он подхватил ее на руки, отнес в спальню и уложил на кровать, одним движением сбросив на пол пустые чемоданы. После этого он прилег рядом, спрятав лицо у Лолли на груди.

– Девочка моя… – шептал Мет, прикасаясь губами к ее теплой коже. – Если бы ты знала, как часто я смотрел на тебя и представлял в постели рядом с собой. Но этого не так-то легко было добиться!

Услышав это признание, Лолли почувствовала неприятный озноб. Что, если он произнес слова любви только для того, чтобы снова заняться с ней сексом?

Не подозревая, о чем она думает, Мет продолжал:

– Когда мне показалось, что у тебя роман с Дейви Мувером, я поймал себя на мысли, что готов убить вас обоих. Ревность душила меня. Я полагал, что раз ты не встречаешься с кем попало, значит с Дейви у тебя все всерьез. Репутация у нас по части женщин почти одинаковая. Однако ты выбрала его! – Мет приподнялся на локте и заглянул Лолли в глаза. – Скажи мне правду – ты спала с ним?

Лолли медленно покачала головой.

– Нет. Мы с ним хорошие друзья, только и всего.

Мет облегченно вздохнул.

– Это наваждение изводило меня… Я день и ночь представлял себе, как вы с Мувером занимаетесь любовью. Эта картина причиняла мне такую боль, что я поневоле задумался, уж не влюбился ли я?

Лолли взяла его лицо в ладони и улыбнулась, глядя прямо в серые глаза.

– А как ты думаешь, что испытывала я в течение последних двух лет, наблюдая окружающих тебя подруг? Можешь не объяснять мне, что такое ревность!

– Я не любил ни одну из них, – признался Мет, начиная расстегивать пуговицы на ее платье.

– Даже Аниту Мейсон?

Уилкинс поморщился.

– Ее тоже. Чуть ли не после второго свидания она начала намекать на свадьбу. Я четко объяснил ей, что думаю по этому поводу, и с тех пор между нами не утихали словесные перепалки. Последняя состоялась как раз накануне нашего приезда на вечеринку к Муверу.

– Где ты сделал мне предложение, – нахмурилась Лолли. – Как это вышло, Мет? И главное, почему?

Уилкинс стянул белый кружевной бюстгальтер и принялся целовать обнажившуюся грудь, нежно придерживая Лолли за плечи.

– Разве ты не знаешь, что «истина в вине». Я выпил достаточно много, чтобы перестать противиться тому, что уже давно зрело во мне. Одна лишь мысль о том, что с тобой занимается любовью кто-то другой, а не я, сводила меня с ума. Но все было терпимо, пока я знал, что ты ни с кем не встречаешься. Когда же я увидел тебя с Мувером, меня словно обожгло.

Лолли была счастлива в объятиях Мета, но так продолжалось только до тех пор, пока она не вспомнила, что он только что сказал о браке. И тогда у нее сжалось сердце.

– Мет, существует одна истина, относительно которой я не хочу вводить тебя в заблуждение, – я не слишком отличаюсь от Аниты Мейсон. Я тоже хочу выйти замуж. Речь идет не о том, чтобы сделать это немедленно, но все же я хотела бы. чтобы когда-нибудь у меня появился дом, семья и дети. Я не ищу любовных приключений. И ты нужен мне не на месяц или год, а на всю жизнь.

Мет улыбнулся и открыл было рот, собираясь что-то сказать, но Лолли поспешно прижала к его губам палец. Она хотела быть честной перед ним и не желала, чтобы в один прекрасный день он обвинил ее в неискренности.

– Видишь ли. Мет, я не создана для того, чтобы порхать от одного мужчины к другому. Мне ненавистен подобный образ жизни. До этого я встречалась с несколькими парнями, но ни один из них не заинтересовал меня по-настоящему. Поэтому все эти увлечения длились не более двух недель. Вскоре я поняла, что мне необходимо совсем другое.

Мет отнял ее руку от губ и нежно поцеловал в ладонь.

– Я не влюбился бы в тебя, будь ты иной. И ты тоже нужна мне на всю жизнь, дорогая. Никогда не думал, что по доброй воле захочу жениться, пока не осознал, что готов прикончить любого, кто попытается отнять тебя у меня.

Лолли ласково провела ладонью по его волосам, ее губы вздрагивали.

– Никто не сможет отнять меня у тебя, Мет. Я боюсь другого – что ты сам однажды бросишь меня. Этого я не переживу.

Глаза Мета потемнели от нахлынувших на него чувств.

– Я никогда тебя не брошу! Оставь эти мысли. Что касается брака, то за последние две недели я много думал об этом и о будущем вообще. Через пару лет мне уже не нужно будет поддерживать сестру материально, но о матери мне придется заботиться и в дальнейшем. – Он настороженно взглянул на Лолли. – Ведь ты понимаешь меня? После смерти отца я поклялся, что с матерью все будет в порядке, и собираюсь выполнить эту клятву.

– Ничего иного я от тебя и не ожидала! – горячо откликнулась Лолли. – Мне нравится твоя мать, Мет. А деньги… У меня есть собственная квартира в Нью-Йорке, которую я могу продать. Ты продашь свою, а на вырученные деньги мы купим дом здесь.

– Ты читаешь мои мысли! – подхватил Мет. – Я давно присматриваюсь к одному особняку в гавани. Его покупка обойдется нам не слишком дорого, ибо он почти не требует ремонта. Надеюсь, этот дом тебе понравится. Мы вместе пойдем осматривать его. И мебель будем выбирать вместе. Подумай, как это приятно – все делать вместе! – Похоже, эта мысль удивила его.

– Да, это огромное удовольствие, – тихо произнесла Лолли.

Мет задумчиво посмотрел на нее, но через мгновение тряхнул головой, словно отгоняя какие-то ему одному известные мысли, и поинтересовался совсем другим тоном:

– Кстати, тебе нравится твое платье?

– Конечно, – удивленно кивнула Лолли. – Иначе я не носила бы его.

– В таком случае, думаю, лучше его снять, чтобы оно не помялось окончательно!

С этими словами Мет встал с кровати и поднял Лолли. В следующую секунду он ловко снял с нее платье и небрежно бросил его на стул.

У Лолли мгновенно пересохло во рту, и она затрепетала, предвкушая то, что готовился сделать Мет. Ему не нужно было говорить ей об этом, потому что все и так читалось в его взгляде.

– Я думал, что умру прежде, чем вновь дождусь этой минуты, – сдавленно произнес он, расстегивая спустившийся почти до талии бюстгальтер.

Лолли поняла, что все это время Мет, так же как и она, не переставал вспоминать о том, что произошло между ними в саду ее родителей.

– Я тоже… – едва слышно шепнула она.

Расстегнув дрожащими пальцами пуговицы на рубашке Уилкинса, Лолли стянула ее и, не глядя, бросила на пол. Затем, прижавшись лицом к груди Мета и раскрыв губы, чтобы во всей полноте насладиться его запахами и вкусом, она принялась расстегивать на нем джинсы.

Лолли, на которой сейчас остались только тоненькие трусики, действовала с лихорадочной поспешностью. Ей не терпелось поскорее раздеть Мета, чтобы он прижался к ней обнаженным телом.

Уилкинс быстро сбросил джинсы, затем белые трикотажные трусы, и у Лолли перехватило дух от его наготы.

Несколько мгновений они смотрели друг на друга, словно восполняя то, чего из-за спешки были лишены в саду. Потом Лолли медленно провела руками по плечам Мета с выступающими бугорками мускулов, по широкой груди, покрытой темными завитками волос, по плоскому животу, внизу которого волосы сгущались, а потом, еще медленнее, ее ладонь скользнула по твердой горячей и пульсирующей плоти.

Мет издал стон и в следующую секунду подхватил ладонью маленькую грудь Лолли, склонился и взял губами сосок, втянув его в рот. Одновременно он скользнул другой рукой вниз…

Лолли не успела понять, как она оказалась в постели, ощущая на себе Мета, обжигавшего ее горячим дыханием. Его сильные руки обняли ее, а затем она почувствовала, как он проник в ее тело – медленно и осторожно.

По телу Лолли распространилась истома, и она хрипло застонала от наслаждения.

Обвив друг друга руками, они в экстазе двигались в слаженном ритме, пока их одновременно не настиг миг наивысшего блаженства.

Когда в спальне отзвучали последние страстные вскрики и напряжение покинуло влюбленных, Мет обессиленно опустился на Лолли всей тяжестью, а она принялась нежно, словно ребенка, поглаживать его по спине.

Отныне он принадлежит ей. Она может прикасаться к нему, когда пожелает, и обнимать каждую ночь. Все это казалось невероятным.

Уж не сон ли это? Ведь подобные картины наполняли сновидения Лолли. и прежде. Что, если она проснется и обнаружит, что рядом никого нет?

Лолли крепче обняла Мета. Нет, он здесь. Это не сон. Ее тело до сих пор покрывала испарина, губы припухли от поцелуев, а соски сладко щемило после безудержных ласк.

Наконец он пошевелился и поцеловал ее в шею. Затем чуть переместился, чтобы не давить на нее своим весом.

– Кажется, я сейчас усну, – пробормотал Мет, касаясь губами ее плеча. – Но ты помни, что я все равно тебя люблю.

– Хорошо, я не забуду, – счастливо рассмеялась Лолли.

Через мгновение он уже спал, а она еще долго лежала рядом, глядя на него и прислушиваясь к его дыханию.

10

Не успели они объявить о помолвке, как Мет предложил Лолли официально оформить отношения.

– Как это? – недоуменно заморгала она. – Ты женишься на мне до помолвки?

– Вместо нее, – уточнил Уилкинс.

– То есть, иными словами, помолвки не будет? Мы просто…

– Поженимся, – нетерпеливо подсказал он. – Чтобы сократить этот скучный процесс – торжество по случаю помолвки, гости, поздравления, умиление родителей и тому подобное. Моя мать, например, разрабатывает план грандиозного приема. С огромным тортом, атласными лентами, белыми лимузинами и прочей чушью. Но ведь нам с тобой все это не нужно, правда? – Мет умоляюще взглянул на Лолли, и той пришлось поцеловать его, потому что он очень забавно выглядел в эту минуту. Выражение отчаяния придавало лицу Мета особое очарование.

– Я понимаю, о чем ты говоришь, дорогой, – начала Лолли, и он просиял, но она тут же добавила: – Правда, мне кажется, что мы не должны разочаровывать родственников.

Взгляд Мета снова потускнел.

– Ты так думаешь?

– Представь себе, как долго твоя мать ждала этого события, и вдруг мы ее обманем? Ты же не хочешь сделать ее несчастной?

– Нет, но… – Мет вздохнул. – В конце концов, это наша свадьба, Лолл! А все остальное – не более чем дань обычаям.

Лолли посмотрела на него с сожалением. Как много еще ее будущий супруг не знает о женщинах! Набравшись терпения, она постаралась деликатно обрисовать ему всю картину.

– Дело в том, что для женщин всякого рода обычаи и ритуалы играют очень важную роль, потому что они сближают людей.

– Просто вы любите наполнять свою жизнь ненужной суетой, – снисходительно усмехнулся Уилкинс.

– Как бы то ни было, мы не можем проигнорировать ожидания твоей матери, да и моей тоже, – твердо произнесла Лолли.

В глазах Мета промелькнул оттенок изумления.

– Ты всерьез так считаешь?

– Да, Мет. Я понимаю, почему ты хочешь, чтобы мы быстро и без шума поженились, но я знаю, как ты любишь мать и сестру, а они будут очень расстроены, если мы не устроим настоящей свадьбы. Они сочтут себя обманутыми.

– А разве наши чувства не в счет? – обиженно поинтересовался Уилкинс.

– Но ведь мы с тобой хотим быть вместе, правильно? Значит, необходимо подвести под наш союз крепкую основу! – лукаво улыбнулась Лолли.

Мет снова вздохнул, но уже с другим оттенком.

– Да! Скорее бы это случилось! – обнял он Лолли. – Я хочу, чтобы каждое утро начиналось для меня с твоей улыбки. Зачем нам вся эта суматоха, если нам просто нужно быть вместе?

С этим Лолли не могла не согласиться. Но она знала, что сейчас, когда обе матери взялись за дело, в течение ближайшего времени легкой жизни не предвидится. Не желая расстраивать будущего супруга, она решила подготовить его к осознанию этой истины постепенно.

– Рано или поздно так и будет, – поспешила она успокоить Уилкинса. – А пока мы можем заняться чем-нибудь приятным… – с напускной скромностью потупилась Лолли.

– Надо же! Ты снова угадала, о чем я думаю! – поцеловал ее Мет. – Интересная у меня начинается жизнь! – заметил он, но в следующую секунду о чем-то вспомнил и нахмурился. – Чего доброго, меня попытаются заставить вырядиться во фрак! Так вот, передай им всем, что этого не будет. Слышишь?

– Да, дорогой, – мягко произнесла Лолли. – Слышу.

– И никаких долгих речей за столом!

– Никаких, дорогой, – снова согласилась она, представляя себе, какой чудесный спич произнесет за свадебным столом Дейви Мувер. Хочет того Мет или нет, но ему придется считаться с требованиями ритуала.

– Кажется, я еще должен подарить тебе обручальное кольцо? – спохватился вдруг тот.

На губах Лолли появилась улыбка.

– Вообще-то да… если только ты не захочешь, чтобы я носила твой перстень с печатью?

– Ну нет, голубушка! Именно с этой истории и начались все мои неприятности!

– Тогда тебе придется купить мне настоящее обручальное кольцо, – сверкнула глазами Лолли. – Только не слишком дорогое! – быстро уточнила она. – Деньги понадобятся нам для отделки дома. После того как рабочие закончат ремонт, я сама этим займусь. У меня накопилось множество идей относительно всяких мелочей, которые создают уют и домашнюю обстановку. Надеюсь, миссис Уилкинс и моя мать не откажутся мне помочь!

Мет пристально посмотрел на Лолли, словно видел впервые.

– Да ты, оказывается, умница! Ты превосходно ведешь дела в моем офисе, создаешь уют в доме, доставляешь мне удовольствие в постели… Интересно, что еще ты умеешь? Возможно, ты втайне подрабатываешь ремонтом автомобилей? Нет? Признаться, я бы не удивился! И чтобы взять в жены такую женщину, я готов пройти через все муки брачной церемонии. Только не вмешивайте меня в подготовку этого события!

– Хорошо, – пообещала Лолли. – Мы не будем тебя беспокоить, только не забудь в назначенный день явиться в церковь! Кстати, тебе еще придется выдержать шквал предсвадебных подшучиваний от сотрудников, – добавила она. – Так всегда бывает, когда пара объявляет о помолвке.

Мет помрачнел.

– Разве мы обязаны рассказывать об этом в телецентре?

– Все и так догадаются. Ведь я же надену обручальное кольцо!

Мет сокрушенно вздохнул.

– Боюсь, что о нашей помолвке уже всем известно. Я ведь сообщил эту новость своей матери, а значит, через час она сообщит последние новости всему городу!

Следующий месяц прошел в суматохе. Лолли дала объявление о продаже квартиры в Нью-Йорке, Мет то же самое сделал в Бостоне. Вскоре на обе квартиры нашлись покупатели. Мет пока перебрался к матери. Затем они с Лолли оформили бумаги на приобретение облюбованного особняка в гавани. Впервые поднявшись на балкон второго этажа, откуда открывался восхитительный вид на океан, жених и невеста в один голос воскликнули, что будут жить только здесь!

Пока родители занимались подготовкой свадьбы, Мет и Лолли следили за ходом ремонта их нового дома. Когда все основные работы были завершены, они занялись внутренним обустройством и расстановкой недавно приобретенной мебели. Примерно за неделю до свадьбы все было готово.

– У меня такое чувство, что я уже давным-давно женат, – заметил как-то вечером Мет, когда они собирались уезжать из особняка каждый к себе – Лолли на виллу, где она жила, а он к своей матери. – Ты была права насчет этих уютных домашних мелочей – получилось очень мило! Мне хотелось бы сейчас только одного: чтобы не нужно было ехать в дом матери.

Мет умоляюще посмотрел на Лолли, по та была непреклонна.

– Мы ведь договорились, что въедем сюда только после свадьбы.

Этот вопрос они обсуждали уже много раз, но победительницей всегда выходила Лолли. Сейчас она посмотрела на усталого Мета и вздохнула.

– Ну хорошо, если тебе так хочется, мы останемся. Но я по-прежнему считаю, что это во многом лишит нашу первую брачную ночь очарования – ведь на самом деле она окажется уже не первой. Ты только вообрази: первая ночь в нашем общем доме! Как будто преодолевался последний барьер.

– И с тайны снимается последняя вуаль? – поддел ее Мет. – Какие же секреты ты продолжаешь прятать от меня? Интересно, что еще мне предстоит узнать, когда упадет последний занавес, и мы начнем жить вместе?

«Только то, что я люблю тебя больше жизни», – подумала Лолли, но вслух ничего не сказала. Она лишь улыбнулась, стараясь сделать это как можно таинственнее, потому что была уверена: мужчина никогда не должен проникнуть в загадочный мир женской души…

Эпилог

В один из уик-эндов, как было заведено, Мет и Лолли приехали навестить мистера и миссис Грей. После взаимных приветствий выяснилось, что на ленч приглашена также миссис Уилкинс.

– Странно, как это я до сих пор не узнал об этом? – удивился Мет. – Неужели мамочка научилась хоть на какое-то время умалчивать о последних новостях.

– Скорее всего, она хотела сделать вам с Лолли сюрприз, ведь я сказала ей, что и вы собираетесь сегодня сюда, – заметила миссис Грей.

В ожидании миссис Уилкинс Лолли отправилась на кухню, чтобы помочь матери, а Мет ушел с мистером Греем в дальний конец сада, где тот мастерил качели.

Ровно в двенадцать часов к воротам подкатила на сверкающем «феррари» миссис Уилкинс. Лолли с матерью как раз заканчивали на кухне последние приготовления. Миссис Грей попросила дочь вымыть листья салата, а сама пошла встречать гостью. Впрочем, сейчас уместнее было бы сказать «подругу», потому что женщины очень сблизились. Особенно в последнее время, когда обе начали предвкушать одно грядущее событие.

– Боже, как аппетитно здесь пахнет! – воскликнула миссис Уилкинс, едва переступив порог кухни. – Как видно, моя очередная диета сегодня потерпит фиаско. – Она подошла к Лолли и нежно поцеловала в щеку. – Как ты себя чувствуешь, детка?

– Вполне сносно, спасибо, – улыбнулась та. Миссис Уилкинс всегда поражала ее своим задором.

– А где же мой сын?

– Они с Томом заняты очень важным делом – устанавливают качели, – ответила миссис Грей. – Кстати, пора сообщить им, что у нас все готово.

После этого женщины отправились в сад. Весна была в самом разгаре, все вокруг имен и благоухало. В пространствах меж деревьями жужжали майские жуки и пчелы, а земля в саду была белым-бела из-за осыпающегося яблоневого цвета.

– Осторожнее, детка! – поддержала миссис Уилкинс оступившуюся на камешке Лолли, которая не видела, куда ставит ногу, потому что ей мешал живот. – Ничего, скоро все твои неудобства закончатся. По-моему, ждать осталось недолго.

– Совсем немного, – с сияющими глазами подтвердила Лолли.

Вскоре они догнали миссис Грей, которая успела опередить их и уже сообщила мужчинам, что пора мыть руки и усаживаться за стол. Ленч было решено провести на свежем воздухе.

– Только стол вам придется принести из садового чулана, – предупредила миссис Грей супруга и зятя. – Я сегодня утром пыталась установить раскладной столик, которым мы пользовались всегда, но потом вспомнила, что он начал шататься еще с прошлого лета.

Спустя некоторое время все удобно разместились за добротным столом, накрытым хрустящей скатертью, а к весенним ароматам сада присоединились изысканные кулинарные запахи. Серебро столовых приборов слепило глаза, отражая солнце; в центре стола красовалась аппетитной золотистой корочкой утка, запеченная с яблоками; рядом, на овальном блюде, были выложены в замысловатом порядке ломтики фаршированного бараньего рулета, с которым соседствовали паштет из дичи и овощное ассорти. Мистер Грей на правах хозяина наполнил бокалы присутствующих вином. Одна только Лолли довольствовалась минеральной водой.

– Я хочу произнести тост! – провозгласила миссис Уилкинс. – Давайте выпьем за то, чтобы наша общая мечта вскоре благополучно осуществилась, и в один прекрасный день за этим столом появился малыш на детском стульчике.

Взоры всех собравшихся обратились к Лолли, но она в эту минуту видела только полные счастья серые глаза мужа…


home | my bookshelf | | Любовный мираж |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 1
Средний рейтинг 5.0 из 5



Оцените эту книгу