Book: Год зайца



Год зайца

Арто Паасилинна

Год зайца

1. Заяц

В начале июня двое мрачных мужчин сидели в машине. Заходящее солнце слепило их сквозь пыльное ветровое стекло. Красоты финской природы проплывали по обеим сторонам проселочной дороги, но водитель и пассажир не обращали на них внимания.

Эти двое были журналист и фотограф, два несчастных, циничных человека. Они возвращались из командировки. Оба стояли на пороге среднего возраста; то, чего они ждали от жизни в молодости, увы, не сбылось. Оба были женаты, изменяли женам и сами были обмануты, у обоих назревала язва желудка; их повседневная жизнь была полна забот.

Только что они поспорили: возвращаться ли им в Хельсинки или лучше заночевать в городке Хейнола. Спор перерос в ссору, и теперь они не разговаривали друг с другом.

Недовольные и злые, они ехали, не замечая красоты летнего вечера, и думали каждый о своем. Поездка выдалась тяжелой, все пошло насмарку, и оба были раздражены.

В свете заходящего солнца по небольшому пригорку проскакал зайчонок. Вдруг он замер на задних лапках посреди дороги, и солнце обвело его контур красным, словно на картинке.

Фотограф вел машину; он увидел зверька на дороге, но его неповоротливые мозги сработали недостаточно быстро, и он не успел свернуть. Пыльная туфля резко нажала на тормоз, однако было слишком поздно. Испуганный зверек высоко подпрыгнул перед машиной (раздался глухой стук, когда он ударился о край лобового стекла) и пулей бросился в лес.

— Стой, зайца задавили! — воскликнул журналист. — Чертова скотина! Хорошо, стекло не треснуло. Фотограф притормозил и сдал назад. Журналист вышел из машины.

— Где он там? — спросил фотограф безо всякого интереса. Он опустил стекло своей дверцы, но мотор не заглушил.

— Что? — прокричал журналист уже из леса.

Фотограф прикурил сигарету и, закрыв глаза, медленно ее посасывал. Только когда окурок стал обжигать ему пальцы, он вздрогнул и вышел из оцепенения.

— Поехали! Мне некогда! Не хватает еще торчать тут из-за какого-то идиотского зайца.

Журналист в задумчивости прошел по редкому лесочку, вышел на край небольшого поля, перепрыгнул через канаву и стал всматриваться в темно-зеленую траву. Там он и увидел зайчонка.

У него была перебита левая задняя лапка. Она безжизненно свисала, и бедный зверек не смог убежать, хотя и видел подходившего к нему человека.

Журналист взял зайчонка на руки; тот весь дрожал. Человек отломил кусочек ветки и наложил на лапку импровизированную шину, разорвав на полоски свой носовой платок. Заяц прикрыл голову передними лапками, его уши дрожали в такт частым ударам сердца.

С дороги было слышно, как нервно газует автомобильный мотор, затем раздались два раздраженных гудка и крик:

— Давай быстрее! Мы, черт возьми, никогда не попадем в Хельсинки, если ты будешь шастать по лесам! Можешь добираться на своих двоих, если сейчас же не вернешься!

Журналист не отвечал. Он держал зверька на руках. Зверек потихоньку успокаивался. Похоже, кроме сломанной лапы, у него ничего не болело.

Фотограф вышел из машины. Он был в бешенстве. Сколько ни всматривался в лес — никого не было видно. Он выругался, закурил и стал нервно вышагивать по дороге. Из леса по-прежнему не доносилось ни звука. Фотограф втоптал окурок в землю и прокричал:

— Ну и оставайся здесь, идиот! Будь здоров, придурок!

Еще секунду фотограф прислушивался; не дождавшись ответа, он сел в машину, в ярости врубил передачу и вдавил педаль газа. Грунтовая дорога плюнула песком из-под колес.

Журналист сидел на краю канавы с зайчонком на руках, напоминая старушку, задумавшуюся над рукоделием. Шум мотора растаял в вечерней тишине. Солнце село.

Журналист опустил зайца на траву и на мгновение испугался, что зверек сразу же даст деру, однако тот притаился в траве и спокойно позволил человеку снова взять себя на руки.

— Вот и остались мы вдвоем, — сказал человек зайцу.

Положение было таково: летним вечером человек в костюме сидел один в лесу. Его просто-напросто бросили.

Что делать? Журналист вяло подумал, что ему, пожалуй, не следовало игнорировать крики фотографа. Теперь, по-видимому, придется выходить на дорогу, ждать попутную машину, голосовать, добираться до Хейнолы или Хельсинки.

От этих мыслей ему стало тошно.

Журналист заглянул в бумажник. Там лежали несколько сотенных купюр, удостоверение, страховая карточка, фотография жены, немного мелочи, пара презервативов, связка ключей, старый первомайский значок. А еще ручки, блокнот и кольцо. На блокноте значилось «Каарло Ватанен, журналист». Из номера на страховой карточке следовало, что Каарло Ватанен родился в 1942 году.

Ватанен встал, проводил взглядом последний отсвет солнца за лесом и кивнул зайцу. Он взглянул в сторону дороги, но не сделал ни шага в том направлении. Вместо этого он осторожно опустил зайчонка в карман пиджака и зашагал в сумрачный лес.

Фотограф, в душе которого по-прежнему бушевал гнев, доехал до Хейнолы. Там он заправил машину и решил остановиться в той гостинице, которую предлагал для ночлега журналист.

Он снял двухместный номер, сбросил пыльную одежду, принял душ. Потом спустился в ресторан. Он был уверен, что журналист скоро появится. Тогда можно будет продолжить выяснение отношений, расставить все точки над i. Фотограф выпил несколько бокалов пива, закусил и перешел на более крепкие напитки.

Журналист не появлялся.

Наступила ночь, а фотограф все еще сидел в баре гостиницы, уставившись на черную поверхность стойки. Он по-прежнему злился, но теперь к злости добавилось запоздалое раскаяние. Снова и снова прокручивая в голове сегодняшние события, он начинал понимать, что был не прав, оставив друга в лесу, в глухомани. Кто знает, может, журналист сломал ногу, заблудился или провалился в болото. Иначе он бы наверняка уже добрался до Хейнолы, даже если бы пошел пешком.

Фотограф решил позвонить в Хельсинки жене журналиста.

Женщина ответила сонным голосом, что Ватанен не появлялся, а когда поняла, что звонящий пьян, бросила трубку. Фотограф снова набрал тот же номер, но никто не ответил. Жена журналиста наверняка отключила телефон.

Под утро фотограф взял такси. Он решил съездить на то место, где оставил журналиста, и посмотреть, вдруг тот еще там. Таксист спросил у пьяного клиента, куда ехать.

— Просто поезжайте по этой дороге. Я скажу, где остановиться.

Таксист с опаской оглянулся. Ехать по ночной лесной дороге, за город, и при этом непонятно куда? Водитель незаметно достал из бардачка пистолет и положил его на сиденье между ног. Он все время опасливо косился на клиента.

Наконец пассажир сказал:

— Остановите.

Водитель сжал пистолет в руке. Пьяный вышел из машины и стал кричать в сторону леса:

— Ватанен! Ватанен!

Ночной лес не ответил даже эхом.

— Ватанен! Эй, слышь, Ватанен!

Пассажир разулся, закатал брюки до колен и босиком отправился в лес. Очень скоро он исчез в сумраке. Из леса было слышно, как он зовет Ватанена.

«Довольно странный тип», — подумал таксист.

Пошумев с полчаса в темном лесу, клиент вернулся. Он попросил ветошь, вытер грязные ступни, обулся на босу ногу — носки торчали из кармана пиджака. Поехали назад в Хейнолу.

— У вас, похоже, какой-то Ватанен пропал?

— Ну да. Я оставил его вечером там, у пригорка. А теперь его там нет.

— Я тоже никого там не видел, — участливо кивнул таксист.

На следующий день около одиннадцати утра фотограф проснулся в гостинице. Голова раскалывалась от страшного похмелья, мутило. Он вспомнил о пропавшем друге. Надо было срочно позвонить жене Ватанена. Фотограф сказал ей:

— Он пошел за зайцем и не вернулся. Я кричал, звал его, но он не отвечал, поэтому я его и оставил там. Очевидно, он сам хотел остаться.

— Он что, был пьян? — злобно спросила жена. — Нет.

— Тогда где же он сейчас? Человек не может просто взять и исчезнуть.

— А он исчез.

— Ой, люди добрые, он меня с ума сведет! Знаешь, пусть сам выкручивается. Главное, чтобы сразу ехал домой, так и скажи ему.

— Как я ему что-то скажу, если не знаю, где он?

— Ну так найди его, и пусть немедленно позвонит мне на работу. И скажи, что это последний раз, такие выкрутасы. Слушай, у меня клиент подошел, не забудь, пусть сразу позвонит, пока. Фотограф позвонил на работу.

— Это… тут такое дело, Ватанен пропал.

— И куда он делся? — спросил завотделом. Фотограф рассказал, что произошло.

— Да вернется он, не гони волну. Ваш материал не срочный, можно его отложить, пустим в номер, когда Ватанен появится.

Фотограф высказал предположение, что с Ватаненом могло что-нибудь случиться. Из Хельсинки его успокоили:

— Ну что с ним может случиться? Взрослый мужик, сам разберется.

— А может, заявить в полицию?

— Пусть жена заявляет, если хочет, она же в курсе?

— По-моему, ей все равно.

— Ну, а нас это тем более не касается.

2. Подведение итогов

Рано утром Ватанен проснулся в сарае от птичьего пения; приятно пахло сеном. Заяц лежал у него под мышкой и, казалось, следил за ласточками, которые сновали под коньком — наверное, строили гнездо, а может, у них уже вывелись птенцы.

Солнце пробивалось сквозь щели меж старых бревен; лежать в прошлогоднем сене было тепло. Ватанен не меньше часа провалялся на сеновале, размышляя о том о сем; наконец встал и вышел на улицу с зайцем на руках.

За лугом журчал ручеек. Ватанен посадил зайца на берегу, разделся и помылся в холодной воде. Мальки плыли густой стайкой против течения, от малейшего движения бросаясь в сторону, но тут же забывая о своем испуге.

Ватанен подумал о жене, оставшейся в Хельсинки. Настроение у него испортилось.

Жену Ватанен не любил. Она была сварливой и себялюбивой — он не помнил ее другой. Вечно умудрялась покупать некрасивую и непрактичную одежду, причем носила ее недолго — ей все быстро надоедало. Жена наверняка давно бросила бы и Ватанена, если бы это было так же просто, как сменить гардероб.

На первых порах жена принялась целеустремленно обустраивать их общую квартиру, вить гнездо. При этом она руководствовалась советами из женских журналов по интерьеру, которые читала без разбора. Интерьер получился безвкусный: повсюду огромные плакаты, неудобные складные стулья, в комнатах невозможно было обитать, не набивая шишек, все элементы противоречили друг другу. И семейная жизнь в этом уродливом, претенциозном доме была ему под стать.

Однажды жена забеременела, но быстренько сделала аборт. Детская кроватка, заявила она, разрушила бы целостность интерьера; однако настоящая причина стала известна Ватанену после аборта: ребенок был не от него.

— Ты что, ревнуешь меня к мертвому эмбриону? Вот дурак, — хмыкнула жена, когда Ватанен заговорил с ней на эту тему.

Ватанен усадил зайчонка на берегу так, чтобы тот мог дотянуться до воды. Косой принялся лакать свежую воду — он явно испытывал сильную жажду. Напившись, он начал энергично жевать береговую траву. На заднюю лапу зверек не наступал — должно быть, она еще сильно болела.

«Надо возвращаться в Хельсинки, — с отвращением подумал Ватанен. — Интересно, что творится на работе?»

Работа у него была еще та — не работа, а служба! Журнал, специализировавшийся на беззубой критике «отдельных недостатков» — не дай бог коснуться по-настоящему серьезных общественных проблем. На обложке неделю за неделей появлялись лица известных бездельников, королев красоты, манекенщиц, новорожденных из «звездных» семей. В молодости Ватанену нравилась работа репортера, особенно он любил брать интервью у непризнанных гениев, желательно притесняемых государственной властью. Тогда ему казалось: вот она — настоящая работа. Я раскрываю людям глаза, пусть знают правду! Теперь же, спустя годы, он уже не мечтал ни о чем значительном, просто потихоньку делал то, что от него требовалось, и был доволен, если в своих материалах не искажал действительность. Такими же были и его коллеги: недовольные работой, циничные люди, по первому требованию выдававшие заказные материалы. Журнал преуспевал, но не содержал никакой информации, ее тормозили, маскировали, подавали в поверхностной, развлекательной форме. Вот такая профессия — «вторая древнейшая».

У Ватанена была приличная зарплата, но все равно ему постоянно не хватало денег. Квартплата составляла почти тысячу марок в месяц — жилье в Хельсинки дорогое. Собственную квартиру из-за арендных платежей Ватанен никогда бы не купил. Он приобрел катер, но и за него кредит не был выплачен. Никаких особых увлечений, кроме того же катера, у Ватанена не было. Иногда жена заговаривала о театре, но Ватанен не хотел нигде бывать с женой, его тошнило даже от звука ее голоса.

Ватанен вздохнул.

Летнее утро было в разгаре; солнце сияло все ярче, но тяжелые мысли заслонили новорожденную радость. Только после того, как заяц поел и Ватанен усадил его к себе в карман, грустные думы оставили его. Он целеустремленно двинулся на запад, в ту же сторону, что и вчера вечером, когда уходил от дороги. Лес весело шелестел ветками, Ватанен тихонько напевал в такт шагам. Заячьи уши торчали из его кармана.

Через пару часов Ватанен набрел на деревню. Он прошел по деревенской улице и увидел красный киоск. Рядом хлопотала девчушка. Она, по-видимому, только собиралась открывать свое заведение.

Ватанен подошел, поздоровался, присел на веранде. Девчушка открыла ставни, вошла внутрь, отодвинула стеклянную задвижку и сказала:

— Киоск открыт. Что желаете?

Ватанен купил сигареты и бутылку лимонада. Девчушка пристально посмотрела на него.

— Ты преступник? — вдруг спросила она.

— Да нет… Ты что, боишься?

— Просто ты вышел из леса.

Ватанен достал из кармана зайчонка и посадил его на скамейку.

— Ой, какой у тебя кролик! — обрадовалась девчушка.

— Это не кролик, это заяц. Я его нашел.

— Бедняжка, у него же лапка болит. Я принесу ему морковки.

Девчонка бросила киоск, добежала до ближайшего дома и на секунду исчезла. Вернулась с пучком прошлогодней грязной моркови. Сполоснув морковки лимонадом, она стала настойчиво подсовывать их зайцу, но тот не ел. Девчушка расстроилась.

— Видать, ему не нравится.

— Он болеет. У вас в деревне есть ветеринар?

— Есть тут один, Маттила, но он не наш, летом всегда из Хельсинки приезжает, а зимой уезжает. Его дача там, на берегу озера. Если залезешь на крышу киоска, я покажу, который это дом.

Ватанен залез на крышу. Девчонка, стоя внизу, объяснила, куда смотреть и какого цвета здание. Выяснив, какая именно дача принадлежит ветеринару, Ватанен слез с крыши — девчонка для верности придерживала его за задницу.

Ветеринар Маттила сделал зайчонку укол и основательно перевязал заднюю лапу.

— У него был шок. Лапа заживет. Если возьмете его с собой в город, лучше всего кормить свежими листьями салата. Их надо тщательно промывать, чтобы не было поноса. Пить давайте только свежую воду.

Когда Ватанен вернулся к киоску, там сидели несколько праздных мужиков. Девчушка представила Ватанена:

— Вот он, дяденька с зайцем.

Мужики потягивали пиво. Заяц очень заинтересовал их, начались расспросы. Общими усилиями пытались определить возраст косого. Один из мужиков рассказал, что всегда перед заготовкой сена ходит по наделу и кричит, чтобы притаившиеся в траве зайчата убежали.

— А иначе попадут под нож косилки. В одно лето трое попались — одному уши срезало, второму — задние лапы, а третьего — пополам. А если сперва шугануть, тогда ни один не попадается.

Было так славно, что Ватанен задержался в деревне на несколько дней, жил на чердаке.



3. Ряд формальностей

Ватанен сел в автобус на Хейнолу; даже в самой расчудесной деревне невозможно бесконечно жить бездельником.

Он сидел на заднем сиденье, заяц — рядом в корзине. Несколько мужиков в конце салона курили. Ушастый пассажир дал им тему для беседы. Пришли к единодушному выводу, что этим летом зайчат больше, чем обычно. Попытались определить, самец это или самка. Ватанена спросили, собирается ли он забить зайца и съесть, когда тот вырастет. Ватанен ответил, что у него такого и в мыслях не было. На это все согласно закивали, мол, кто же забьет, к примеру, свою собаку, ведь иногда легче привязаться к животному, нежели к человеку.

Ватанен снял номер в гостинице, помылся и спустился на первый этаж поесть. Был полдень, в ресторане ни души. Ватанен посадил зайца на соседний стул. Официант принес меню, неодобрительно взглянул на зверька:

— Вообще-то сюда не положено приходить с животными.

— Он не помешает.

Ватанен заказал себе обед, а зайцу — свежих салатных листьев, тертой моркови и холодной воды. Официант долго наблюдал, как Ватанен усаживал зайца на стол, чтобы тот мог поесть салат из миски, однако больше ничего сказал.

После обеда Ватанен позвонил из холла жене.

— Объявился, наконец! — вместо приветствия заорала она. — Из какой дыры ты звонишь? Немедленно приезжай домой!

— Я решил, что больше не вернусь домой.

— Ах, ты решил! Совсем сбрендил? Забыл, где живешь? У тебя семья, между прочим! За такие выкрутасы с работы вылетишь, я уверена. Сегодня вечером к нам в гости придут Антеро и Кертту. Что я им скажу?

— Скажи, что я сбежал из дома. По крайней мере, не соврешь.

— Как же я такое скажу! Что они подумают? Если ты таким образом хочешь получить развод — не выйдет! Я тебя не отпущу! Мало того, что ты мне всю жизнь испортил! Восемь лет псу под хвост! Какая же я была дура, что вышла за тебя!

Жена начала рыдать.

— Ты бы рыдала быстрее. Разговор и так дорогой.

— Если не вернешься, я обращусь в полицию. Они тебя живо доставят домой!

— Полиции больше делать нечего.

— Ах, так! Тогда я сейчас же позвоню своему другу, и ты увидишь, что есть кому за меня заступиться!

Ватанен повесил трубку. Потом он позвонил своему приятелю Юрье.

— Слушай, Юрье, я бы продал тебе свой катер.

— С чего это вдруг? Откуда ты звонишь?

— Да из глубинки, из Хейнолы. Я решил пока не возвращаться в Хельсинки, и мне нужны деньги. Так будешь покупать катер или нет?

— Конечно, куплю. Продашь за пятнадцать тысяч?

— Ладно, договорились. Ключи можешь взять в редакции, они в левом нижнем ящике моего стола, два ключа на синем пластиковом колечке. Если что, спроси у Леены, ты же знаешь ее. Скажи, я велел. У тебя наличные есть?

— Есть. А место у причала входит в цену?

— Входит, входит. Значит, сделай так: сходи сразу в банк и погаси мой кредит (Ватанен назвал номер счета), потом к жене, отдай ей пять тысяч марок, а остальные семь тысяч телеграфным переводом отошли в кооперативный банк Хейнолы. Договорились?

— Слушай, а твои морские карты, может, их тоже?..

— Получишь и их, они у жены. Только не напорись на камни, когда выйдешь в море, начинай потихоньку, тогда проблем не будет.

— Скажи-ка, а с чего ты вдруг решил продать свой катер? Совсем тебя достали, что ли?

— Можно и так сказать.

На следующий день Ватанен направился в банк Хейнолы, прихватив с собой зайца. На душе было легко; он чувствовал, что даже походка его изменилась.

Однако чем ближе Ватанен подходил к цели, тем громче какой-то внутренний голос говорил ему: что-то не так. Ватанен замедлил шаги и осторожно приблизился к банку, хотя понятия не имел, чего именно опасается. «Должно быть, свобода и близость к природе обострили мою интуицию», — подумал он.

Эта мысль ему понравилась, и он, улыбаясь, вошел в банк.

Предчувствия его не обманули.

В зале спиной к двери сидела жена Ватанена. Сердце Ватанена подпрыгнуло, ненависть и страх захлестнули его. Даже заяц испугался и весь сжался в комок.

Ватанен выскочил из банка. Он припустил по тротуару так быстро, что пятки засверкали. Встречные прохожие в недоумении сторонились и глядели вслед человеку, который улепетывал прочь от банка с корзиной в руках, откуда торчали заячьи уши. Ватанен добежал до конца квартала, свернул на боковую улицу и увидел перед собой двери небольшого кабачка. Туда он и влетел. Надо было отдышаться.

— Вы, наверное, журналист Ватанен? — спросил швейцар, глядя на зайца, словно был знаком с ним. — Вас тут ждут.

В глубине зала сидели фотограф и завотделом. Они пили пиво и не заметили Ватанена. Швейцар объяснил, что эти господа попросили проводить к их столу мужчину, по описанию похожего на Ватанена, который, возможно, придет с зайцем.

Опять бежать.

Ватанен выскользнул на улицу, крадучись добрался до гостиницы. Что же не сработало в его плане? Ответ напрашивался сам собой — во всем виноват идиот Юрье.

Ватанен позвонил ему. Выяснилось, что Юрье действительно по глупости рассказал жене Ватанена, куда он послал оставшиеся деньги. Остальное легко было отгадать: жена уговорила поехать с собой в Хейнолу завотделом, чтобы поймать Ватанена, и теперь сидела в банке в ожидании, когда Ватанен явится за деньгами. Деньги в банк пришли, но как Ватанену взять их, чтобы ни с кем не встретиться?

Это надо было обмозговать.

Наконец Ватанен придумал! Он попросил у портье счет за номер и предупредил, что скоро к нему придут три человека — двое мужчин и женщина. Он написал несколько слов на гостиничном бланке и оставил записку в номере на столе. После этого Ватанен нашел в телефонном справочнике телефон того ресторана, откуда час назад выскочил как ошпаренный. На звонок ответил уже знакомый швейцар.

— Журналист Ватанен беспокоит. Вы не могли бы попросить к телефону кого-нибудь из тех, кто ждет меня?

— Ватанен, ты, что ли? — вскоре послышался в трубке голос завотделом.

— Ага, это я, привет.

— Попался, чертяка! Знаешь, твоя баба сидит в банке, а мы тут. Давай-ка приходи быстренько сюда, и поедем в Хельсинки. Этот бардак пора кончать.

— Слушай, у меня никак не получится сейчас прийти туда. Я жду пару важных звонков. Приходите лучше вы все втроем в гостиницу, мой номер триста двенадцать.

— О'кей, уже идем.

— Жду, пока.

Закончив разговор, Ватанен быстро вышел из комнаты (в руках — корзина с зайцем), спустился в лифте на первый этаж, заплатил портье за проживание и телефонные звонки и попросил дать ключи от его бывшего номера тем троим, которые скоро придут. Не теряя темпа, Ватанен выскочил на улицу.

Окольными путями он добрался до банка. Издалека определил, что жена по-прежнему на посту. Вон она сидит, сука! Ватанен спрятался за углом и стал ждать.

Очень скоро из ближайшего кабачка вышли завотделом и фотограф. Они зашли в банк и почти сразу вышли в сопровождении жены Ватанена. Вся компания направилась в сторону гостиницы. Ватанен услышал, как жена сказала:

— Я же говорила, его не так легко поймать.

Когда троица исчезла из виду, Ватанен преспокойно зашел в банк, подошел к стойке и показал удостоверение личности. Служащая прочитала имя.

— Ваша супруга искала вас. Она только что ушла.

— Я знаю. Скоро мы с ней встретимся.

На имя Ватанена в банк поступили оговоренные семь тысяч марок, минус шесть за услуги. Ватанен расписался, получил деньги, принялся пересчитывать. Заяц комочком сидел на стеклянной стойке. Банковские служащие — сплошь женщины — оставили свою работу и собрались вокруг симпатичного зверька. Каждой хотелось его погладить.

— Только не трогайте его заднюю лапу, она сломана, — доброжелательно предупредил Ватанен.

— Какой хорошенький! — восторгались женщины.

Наконец деньги были пересчитаны. Ватанен вышел из банка и двинулся к стоянке такси на площади; сел в большую черную машину и сказал водителю:

— Поехали в Миккели, быстро.

В гостиничном номере тем временем трое горячо обсуждали обнаруженную записку: «Оставьте меня в покое. Ватанен».

4. Травы

Солнечный Миккели, полная свобода. Ватанен сидел на скамейке в городском парке, заяц пытался найти в траве что-нибудь съедобное. Четыре цыганки в пестрых, ярких одеждах остановились рядом, весело галдя; женщины предложили продать им зайчонка. В ответ на вопрос Ватанена цыганки объяснили, где находится контора окружного охотхозяйства. Одна из них непременно захотела погадать Ватанену.

— Тебя ждут большие перемены в жизни, — сказала она, бросив взгляд на его ладонь, и прибавила, что у Ватанена бьши тяжелые времена, но он принял серьезное решение. Линия судьбы сулила бурную жизнь и много путешествий в ближайшее время. Когда Ватанен попытался заплатить цыганке, та отказалась:

— И-и-и, золотой, летом деньги ни к чему.

На дверях конторы окружного охотхозяйства висела записка, в которой говорилось, что егерь У. Кярккяйнен в случае необходимости принимает на дому. Ватанен взял такси и поехал по указанному адресу. Во дворе лаяла огромная собака. Почуяв зайца, она просто зашлась воем. Ватанен не решился войти.

Из дома вышел крупный молодой мужчина. Он отругал собаку, и Ватанен зашел внутрь. Егерь пригласил гостя присесть и спросил, чем он может помочь.

— Я хотел бы узнать, что такой зверь обычно ест, — сказал Ватанен и посадил зайца на стол между собой и егерем. — В Хейноле ветеринар рекомендовал листья салата. Но с салатом постоянно напряженка. А траву он, похоже, не ест.

Кярккяйнен с профессиональным интересом осмотрел зайчонка.

— Самец. Наверное, месяца еще нет. Вы что, взяли его на откорм? Это строго-настрого запрещено законом об охране животных.

— Я просто нашел его и решил вылечить — видите, лапка сломана.

— Да, вы молодец. Однако надо все узаконить. Я напишу вам официальное разрешение, что вы можете владеть им как ручным зверем.

Егерь заправил в пишущую машинку лист бумаги, напечатал несколько строк, потом шлепнул внизу печать и поставил свою подпись. Документ был готов:

Справка

Настоящим подтверждаю, что владелец данного разрешения имеет официальное право заботиться и содержать дикого лесного зайца на основании того, что владелец разрешения взял на себя заботу об этом диком звере в тот момент, когда задняя левая лапа его была сломана, по коей причине зверь мог даже умереть.

Миккели, У. Кярккяйнен, Охотхозяйство округа Южное Саво

— Кормите его молодым клевером, сейчас этого добра везде полно. И пусть пьет свежую воду, не надо пичкать его молоком. Кроме клевера годится свежее сено и молодые побеги ячменя… Полевицу он ест с удовольствием, чину луговую. Любит все бобовые, и розовый клевер ему тоже подходит. Зимой, если будете держать его в городе, давайте кору лиственных деревьев и замороженные веточки черники.

— А как выглядит чина луговая? Я не знаю такого растения.

— Ну, мышиный горошек вы знаете?

— Думаю, что да. Он как обычный горох, только мелкий, у него еще такие же цепкие усики, как у гороха.

— А чина луговая очень на него похожа. У нее желтые цветы, по ним легче всего ее узнать. Сейчас я вам нарисую, по рисунку легче будет найти.

Кярккяйнен достал большую стопку листов и начал рисовать простым карандашом. Карандаш, крепко зажатый в могучей руке, двигался по бумаге, оставляя глубокий след, пару раз ломался грифель. После нескольких минут упорного труда рисунок стал похож на растение. Ватанен с интересом глядел на картинку. Кярккяйнен набрасывал последние штрихи.

— И вот здесь такие маленькие желтые цветочки… черт возьми, надо бы желтую краску, тогда легче будет себе представить. Возьму-ка я у сына акварель.

Кярккяйнен прихватил еще баночку с водой и начал раскрашивать рисунок. Стебли и листья он закрасил зеленым и тщательно промыл кисточку, прежде чем приступил к желтым цветочкам.

— Бумага тонковата, краска расплывается…

Наконец, Кярккяйнен отодвинул в сторону краски и кисточку и стал дуть на листок, чтобы акварель быстрее высохла. Он долго рассматривал свое произведение, то поднося к глазам, то отодвигая подальше.

— Не уверен, что картинка поможет, но что-то в этом роде заяц наверняка будет есть с удовольствием. Усики получились чуток толстоваты. У вас есть портфель? Рисунок лучше не сгибать.

Ватанен покачал головой. Кярккяйнен дал ему большой серый конверт, куда рисунок поместился целиком.

Ватанен поблагодарил за консультацию. Егерь смущенно заулыбался. Довольные друг другом, мужчины тепло попрощались во дворе, обменявшись рукопожатием.

Все эти полчаса таксист ждал в машине. Ватанен попросил его выехать куда-нибудь на окраину, в зеленую зону. Подходящее место нашли без труда: большая березовая роща, опушка которой пестрела желтыми одуванчиками.

Таксист изъявил желание помочь нарвать цветов для зайца — ему порядком надоело сидеть одному в душной машине.

— Почему нет? Вдвоем веселее.

Ватанен дал таксисту рисунок Кярккяйнена. Вскоре из рощи раздался радостный крик водителя — чина луговая была найдена. Другие рекомендованные егерем растения также в изобилии росли здесь.

— Я всегда увлекался ботаникой, — признался таксист Ватанену.

Через час каждый из них набрал по огромной охапке травы. Заяц с явным удовольствием жевал то одно, то другое. Таксист сходил на колонку за водой. Он принес ее в снятом с колеса колпаке, который предварительно вымыл под краном. Заяц долго пил воду из колпака, остаток таксист и Ватанен разделили между собой. Когда вода была выпита, водитель ловким движением поставил колпак на переднее колесо.

— Мы можем отвезти эту траву ко мне, пусть полежит в шкафу в прихожей, пока вы не снимете номер в гостинице или какую-нибудь квартиру.

Подъехали к многоэтажному дому, где жил таксист. Оба мужчины взяли по охапке травы, вошли в лифт и поднялись на четвертый этаж. Дверь открыла скромного вида женщина, которая несколько удивилась, увидев мужа и постороннего мужчину с охапками ароматных трав.

— Хелви, это трава вот этого клиента, мы положим ее в шкаф, а потом он заберет.

— О, господи, куда же это все поместится? — запричитала женщина, но замолчала, увидев злой взгляд мужа.

Ватанен заплатил по счетчику. Уходя, он еще раз поблагодарил таксиста. Тот сказал:

— Вы только позвоните, и я привезу вам траву.

5. Задержание

Во второй половине июня Ватанен стоял на шоссе. Шел дождь, было холодно.

Ватанен только что вышел из автобуса, который направлялся из Куопио в Нурмес. До ближайшего села Нильсия оставалось несколько километров.

Задняя лапа зайца зажила, да и вырос он порядочно. Правда, в корзину пока помещался.

К счастью, за поворотом показался дом — добротное здание в полтора этажа. Ватанен решил попроситься на ночлег. В огороде копалась пожилая женщина в дождевике, ее руки были черными от земли. В мыслях Ватанена промелькнул образ жены. Они были чем-то похожи.

— Добрый день.

Женщина разогнулась и посмотрела на Ватанена, потом — на мокрого зайца, скачущего у его ног.

— Моя фамилия Ватанен, еду из Куопио, по ошибке вышел здесь из автобуса. Надо было доехать до Нильсия. Погода — дрянь. Давно тут так?

Женщина переводила взгляд с Ватанена на зайца.

— А это что такое?

— Это просто заяц. Я подобрал его. Спутник мой… мы вместе путешествуем.

— А по каким делам вы путешествуете? — подозрительно спросила женщина.

— Да вообще-то нет у меня никаких дел, просто езжу по стране. Вот вышел из автобуса, день был длинный, устал. Вы не будете против, если я у вас переночую?

— Я спрошу у Аарно.

Женщина вошла в дом. Заяц принялся пощипывать зелень в огороде. Ватанен запретил ему это, потом взял зайца на руки. На крыльцо вышел мужчина средних лет, небольшого роста, с намеком на лысину. Он сказал Ватанену:

— Уходите отсюда. К нам нельзя. Уходите немедленно.

Ватанен опешил, потом рассердился. Он попросил мужчину хотя бы разрешить ему заказать такси по телефону.

Мужчина повторил свое требование. Теперь он выглядел испуганным. Ватанен шагнул на ступеньки, чтобы объясниться, но мужчина скользнул в дом и захлопнул дверь перед самым его носом. «Странные люди», — подумал Ватанен.

— Звони уже! Он псих, — слышен был через окно женский голос.

Ватанен подумал, что супруги решили-таки вызвать такси.

— Але! Это Лаурила, немедленно приезжайте сюда, он стоит у дверей, пытался войти. Он сумасшедший. С ним заяц.

Разговор закончился. Ватанен подергал дверь. Она была закрыта. Дождь не прекращался. Из окна мужчина злобно закричал, что дверь нельзя ломать.

— У меня оружие, — проорал он.

6. Ленсман[1]

Ватанен сел на стоявшую во дворе под навесом скамейку-качалку. Теперь из окна завопила женщина:

— И не пытайтесь войти в дом!

Вскоре во двор въехала черная полицейская машина. Из нее вышли два констебля. Они подошли к Ватанену. На крыльце показались давешние супруги, они тыкали пальцами в сторону Ватанена, мол, вот он, увозите его.



— Ну? — сказали полицейские. — И что вы тут пытались сделать?

— Просил вызвать такси, но они вызвали вас.

— И у вас с собой заяц?

Ватанен открыл корзину, куда заяц недавно залез, прячась от дождя. Заяц испуганно выглядывал оттуда. Полицейские переглянулись, покачали головами. Один из них сказал:

— Ну, тогда поехали. Давайте сюда корзину.

Полицейские вместе с зайцем сидели впереди, Ватанен — один на заднем сиденье. Поначалу ехали молча, потом полицейский, державший корзину с зайцем, спросил:

— Можно его посмотреть?

— Пожалуйста, только за уши не поднимайте.

Полицейский приоткрыл корзину и стал рассматривать зайца, который просунул голову в образовавшуюся щель. Сидевший за рулем полицейский тоже стал поглядывать на зверька. Он сбросил скорость, чтобы удобнее было смотреть.

— Этого года, — сказал водитель. — Может, даже из весеннего выводка.

— Вряд ли. Еще несколько недель назад он был совсем маленький. Пожалуй, в июне родился.

— Самец, — сказал другой полицейский. Въехали в село Нильсия. Машина свернула во двор полицейского участка. Крышку заячьей корзины закрыли. Ватанена провели внутрь.

Там сидел сонный дежурный констебль, его форменная рубашка была расстегнута. Увидев, что его одиночеству пришел конец, он оживился.

Ватанену предложили сесть. Он достал из кармана пачку сигарет и угостил полицейских. Переглянувшись, те взяли по сигарете. Зазвонил телефон, дежурный поднял трубку.

— Полиция Нильсия, Хейккинен. Ага-а-а. Ну, ясно, завтра заберем. Ну, спокойно, только один случай этим вечером.

Дежурный оглядел Ватанена, словно оценивая, что это может быть за случай.

— Вызов был, позвонил Лаурила, говорит, силой врывался в дом. Выглядит вроде прилично, только что привезли. Ну, давай.

И положил трубку.

— Из социальной службы. Хяннинена надо бы завтра доставить в отделение, по-другому не получается.

Дежурный изучающе посмотрел на Ватанена. Он переложил на столе немногочисленные бумаги, затем откашлялся, чтобы придать голосу более официальный тон:

— Так… значит, это… Можно взглянуть на документы?

Ватанен протянул ему свой бумажник. Полицейский достал из него документы и здоровенную пачку денег. Остальные тоже подошли посмотреть, что там, в бумажнике. Дежурный изучил бумаги, удостоверяющие личность, а затем стал считать деньги. На это ушло много времени. Монотонный голос дежурного гулким эхом отдавался в комнате. Сцена напоминала итоговый подсчет голосов на президентских выборах.

— Довольно много, — сказал он, закончив. — Пять тысяч восемьсот пятьдесят марок.

Воцарилось молчание.

— Я продал свой катер, — наконец пояснил Ватанен.

— Квитанции, случаем, не найдется?

— Квитанция не сохранилась, признался Ватанен.

— Мне отродясь не приходилось таскать в лопатнике такую кучу денег, — сказал один из задержавших Ватанена полицейских.

— Мне тоже, — со злостью кивнул другой.

— А вы не тот ли Ватанен, который пописывает в журналах? — спросил дежурный. Ватанен кивнул.

— Ну и по каким делам вы здесь оказались? Небось, какую-нибудь статейку задумали? А заяц вам зачем?

Ватанен сказал, что он здесь совсем не по делам, и спросил, где можно переночевать. Он очень устал.

— Но мы получили заявление от доктора Лаурила. Он — местный врач. Просил задержать вас.

Ватанен возразил, что на его взгляд, не может какой-то Лаурила вот так, за здорово живешь, распорядиться, чтобы кого-нибудь задержали.

— В любом случае, нам надо с вами разобраться, раз у вас с собой такая куча денег. И для чего вам этот заяц? Доктор Лаурила утверждает, что вы ломились в дом, угрожали и требовали вызвать такси или пустить вас переночевать. Все это очень подозрительно. Вы бы сказали, по каким делам вы здесь.

Ватанен ответил, что ушел из дома и с работы, что он в некотором роде в бегах и еще не успел решить, куда направиться и чем заняться. Так, путешествует по стране.

— Ну, ладно, я посоветуюсь с парнями из Куопио, — решил дежурный и набрал номер. — Привет, Хейккинен из Нильсия. У нас тут довольно странный человек… во-первых, у него ручной заяц. Он журналист; нам позвонили с жалобой, что он нарушил домашний покой, пытался вломиться в дом, требовал, чтобы пустили на ночлег… Да, и денег у него в бумажнике шесть тонн. На сумасшедшего не похож, не, я не опрашивая у него. А что с ним делать? Хочет уйти… Такой же и написать может… Ну, он говорит, что никуда особо не направляется, так, путешествует с зайцем. Не, не пьяный, с виду приличный. Ага. Ну, а если поднимется шум?.. Ах, даже так? Ну, пожалуй, следует задержать… Ну, спасибо, да льет тут весь день напролет. Ну, давай. — И продолжил, обращаясь к Ватанену: — Парни из Куопио сказали, что они бы без разговоров отправили вас на ночь в кутузку, раз вы тут без дела и денег так много, да еще это заявление.

— А вы не могли бы позвонить ленсману? Вы же не подчиняетесь Куопио.

— Да позвонили бы сразу, но ленсман на рыбалке и появится только часам к десяти, если вообще появится. К сожалению, я сейчас здесь старший. Эти из Куопио сказали ни в коем случае не отпускать, да и куда вы пойдете, когда такой дождь на дворе?

— Ну, а куда же вы денете зайца? — спросил разозлившийся Ватанен.

И снова внимание переключилось на зайца, корзину с которым на время подсчета денег поставили на пол. Оттуда зайчонок невозмутимо наблюдал за ходом допроса. Он явно создавал полицейским лишние проблемы.

— Да-а-а… Ну и куда же его?.. А если конфисковать в пользу государства и отпустить в лес? Там он не пропадет, справится.

Ватанен показал справку егеря из Миккели.

— У меня официальное разрешение, дающее мне право держать этого зверя на своем попечении; так что его нельзя ни конфисковать, ни отпустить в лес; вы не имеете права отобрать его у меня. И в камеру его нельзя сажать, это неподходящее место для дикого животного. Он там может умереть.

— Я бы мог отнести его на ночь к себе домой, — предложил один из молодых констеблей, однако у Ватанена нашлось возражение и на это:

— А вы прошли специальную подготовку по уходу за дикими грызунами? Вы знаете, как с ним обращаться? Чем кормить? Ему, к вашему сведению, нужна чина луговая и многие другие особые растения, иначе он может умереть от отравления. И тогда вам придется возместить мне убыток, а это не дешевое животное.

Заяц внимательно следил за беседой; казалось, он утвердительно кивал во время речи Ватанена.

— Так, этот бардак мне надоел, — не выдержал дежурный. — Я считаю, что вы можете идти. Подойдете завтра для составления протокола часам к десяти. И зайца забирайте с собой.

— Ты с ума-то не сходи, — наперебой загомонили молодые констебли. — А что скажет Лаурила? Кто знает, откуда у него столько денег? Почему у него нет машины? Откуда он вообще взялся? Может, он вовсе не Ватанен?

— Так… Ладно, погодите, не уходите пока. Надо подумать. Черт, и ленсман, как назло, на рыбалке. У кого закурить есть?

Ватанен снова угостил всех сигаретами. Опять закурили. Долгое время молчали.

Наконец констебль помоложе сказал Ватанену:

— Вы поймите нас правильно. Мы ничего против вас не имеем, но правила есть правила. Если бы у вас, к примеру, не было этого зайца, все было бы гораздо проще. Что бы вы сделали на нашем месте? Откуда мы знаем, вдруг вы перед отъездом из Хельсинки, например, совершили убийство… А после этого двинулись умом и теперь бродите тут без дела… И вдруг вы… социально опасный?

— Не болтай ерунды, — фыркнул дежурный. — Какое убийство?

— Я ничего не утверждаю, но ведь это вполне возможно.

— С таким же успехом и я могу быть убийцей, — буркнул дежурный. Он раздавил окурок, злобно посмотрел на зайца и наконец придумал: — Давайте сделаем так: вы останетесь здесь, в дежурке, пока мы не дозвонимся до ленсмана… Часа через два-три. Тогда и решим. Можете пока вздремнуть на этом топчане, если устали. Кофейку сварим, спешить-то некуда. Как вы на это смотрите?

Ватанен согласился.

Корзину с зайцем поставили на топчан у задней стены, где полицейские по ночам отдыхали. Ватанен попросил разрешения посмотреть здешние камеры. Дежурный с готовностью поднялся, чтобы его проводить. На экскурсию отправились все вместе, дежурный открыл дверь.

— Конечно, условия у нас не ахти. В основном мы здесь алкашей держим. Иногда из Тахковуори[2] прибывает народ, здесь и журналисты бывали, — пояснил дежурный Ватанену.

Отделение состояло из двух камер, разделенных стеной. На окнах не было решеток, но в матовые стекла была впаяна металлическая сетка. К стене привинчена койка, сваренная из труб, унитаз без крышки, стул тоже намертво прикреплен к стене. С потолка свисала лампочка на шнуре.

— Ее они чаще всего разбивают со злости, а потом сидят в темноте. Надо бы сделать проволочный абажур — те, кто повыше, до нее допрыгивают.

Полицейские сварили кофе. Ватанен прилег на топчан в дежурке — решил вздремнуть. Констебли вполголоса беседовали о Ватанене, думая, что он уже спит. Ватанен слышал, как они ругали Лаурилу. Сошлись на том, что история довольно необычная и надо было с самого начала быть осторожнее. На этом Ватанен заснул.

Вечером, около десяти, его разбудил дежурный. Он сказал, что до ленсмана дозвонились, и он с минуты на минуту приедет. Ватанен протер глаза, взглянул на корзину, стоявшую в его ногах, и увидел, что она пуста.

— Парни гуляют с ним во дворе. Решили, может, он хочет есть, и принесли этой самой чины. Он наелся до отвала.

В дежурку вошли молодые констебли, принесли зайца. Они опустили его на пол, и заяц тут же насыпал вокруг себя какашки-горошины. Полицейские попытались пинками загнать горошины в угол, но у них ничего не вышло. Пришлось взять со стола тряпку и с ее помощью смахнуть заячий горох к стене.

Во двор въехала небольшая желтая машина.

Ленсман был молодой, наверное, недавно стал юристом и приехал в этот медвежий угол, чтобы подзаработать. Он зашел в отделение, не обращая внимания на зайца, протянул руку Ватанену:

— Саволайнен.

Дежурный изложил суть дела. Ленсман внимательно выслушал доклад.

— Значит, парни из Куопио велели упрятать его в кутузку?

— Так они посоветовали, но мы все равно не стали.

— Хорошо, что не стали. Знаю я этого Лаурилу.

Ленсман просмотрел документы Ватанена и вернул ему их вместе с деньгами.

— Я сейчас позвоню этому доктору, — сказал ленсман и набрал номер.

— Добрый вечер, ленсман Саволайнен беспокоит. Вы тут сделали заявление об одном человеке. Да, совершенно верно. Дело в том, что ваше заявление абсолютно беспочвенно. Мы пришли к этому выводу в ходе расследования. Вам необходимо сейчас же явиться сюда для выяснения всех обстоятельств. Нет, завтра не годится, ни в коем случае. У вас могут быть серьезные неприятности, если вы не сможете прояснить ситуацию. Если пострадавший начнет настаивать, я вряд ли смогу вам помочь. Задержанный может предъявить вам обвинение — ложный донос. Он был вынужден находиться здесь довольно долго. Когда вы приедете в участок, меня уже не будет. Все ваши показания зафиксирует дежурный. До свидания.

Ленсман, довольный собой, ухмыльнулся. Хейккинену он сказал:

— Допроси этого Лаурилу как следует, чтобы ему пришлось думать над каждым ответом. Спрашивай что угодно, можешь даже снять с него отпечатки пальцев. Потом отпусти и скажи, что общественный обвинитель, то есть я, не будет предъявлять обвинения, если пострадавший не посчитает это нужным. Ну, сам знаешь, что делать. Да, а вы, Ватанен, куда же вы пойдете ночью? Я еду обратно на озеро, будем ставить сети. Хотите, могу взять вас вместе с зайцем с собой. У меня там рыбацкий домик с банькой, заяц побудет на природе, а вы поспите спокойно.

Полицейские проводили Ватанена, ленсмана и зайца до машины. Дежурный сказал ленсману:

— Я сразу понял, что этот Ватанен приличный человек.

7. Президент

Рыбацкий домик, срубленный из старых бревен, стоял на зыбком болотистом берегу. Он служил рыбакам и местом для ночлега, и банькой. Короткие мостки вели прямо к воде.

— Там, в домике, мой приятель, Ханникайнен, бывший ленсман из Киурувеси, сейчас на пенсии. Он со странностями, но человек интересный.

Ханникайнен сидел спиной к двери у печурки и жарил на решетке рыбу. Увидев гостей, он сдвинул решетку с огня и пожал Ватанену руку, потом разложил горячую рыбу на кусочках пергаментной бумаги, и Ватанен сразу почувствовал, как проголодался. Зайцу дали свежей травы и воды.

Поев, рыбаки отправились на озеро, а Ватанен рухнул на лавку. В полусне он почувствовал, как заяц прыгнул к нему в ноги, немного покрутился, устраиваясь поудобнее, и тоже уснул.

Посреди ночи Ватанен сквозь сон услышал, как вернулись рыбаки. Они немного поговорили вполголоса у дверей, затем улеглись. Ленсман устроился на банном полке, Ханникайнен — на полатях. Заяц приподнял голову, но тут же уснул снова.

Утром Ватанен проснулся выспавшимся и бодрым. Часы показывали восемь. Полати были пусты. Он вышел из домика. Рыбаки разжигали костерок. Кофейник на перекладине подвесили над огнем, Ханникайнен высыпал из полиэтиленового мешка баранки. На озере кричали кулики. Утренний туман клубился над водой, предвещая ясный день.

Выпив кофе, ленсман отправился исполнять служебный долг.

Ханникайнен принес сало, нарезал его кусками и обжарил на сковородке. Жир брызгал и трещал. На ту же сковородку он вывалил полукилограммовую банку тушенки. Несколько минут — и поджарка была готова. Ханникайнен нарезал на длинные ломти большую круглую буханку ржаного хлеба, сверху положил горячие куски мяса и протянул Ватанену. Вкуснотища! Обычно у Ватанена с утра не было аппетита, а здесь он жадно набросился на еду.

Ханникайнен дал Ватанену рыбацкую одежду ленсмана — резиновые сапоги и свитер. Туфли и пиджак повесили на вбитые в стену домика гвозди. Они наверняка и до сих пор там висят.

Весь день новые приятели рыбачили, варили уху, валялись на солнышке, любуясь озерным простором. Ближе к вечеру Ханникайнен выудил из рюкзака бутылку водки, сковырнул пробку и плеснул себе и приятелю по стопке.

Ханникайнен был мужчина лет семидесяти, седой, высокий и разговорчивый. За день они успели близко познакомиться. Ватанен рассказал о своих странствиях. Ханникайнен же оказался одиноким вдовцом; он обычно проводил лето, рыбача в компании молодого ленсмана. Он был в курсе всех мировых событий и при этом не прочь пофилософствовать.

Ватанен не мог понять, что имел в виду ленсман, когда накануне вечером назвал Ханникайнена странным. Пока ничего необычного в его поведении и образе жизни он не заметил. Но вскоре журналист получил ответ на этот вопрос.

После второй стопки Ханникайнен начал упорно переводить разговор в политическое русло. Он заговорил об ответственности политических руководителей, их власти и методах управления. Попутно пояснил, что, выйдя на пенсию, занялся подробным изучением этих вопросов. Хотя всю свою жизнь Ханникайнен провел в должности ленсмана деревенского округа, он был на удивление в курсе и конституционных устоев западных государств, и нюансов парламентаризма, и судебной системы социалистических стран. Ватанен с живым интересом слушал рассуждения Ханникайнена.

По мнению Ханникайнена, Конституция Финляндии дает президенту слишком большие полномочия. Ватанен спросил, неужели Ханникайнен сомневается в способности президента Кекконена разумно распорядиться доверенной ему властью. Ханникайнен ответил:

— Я уже несколько лет слежу за деятельностью президента Кекконена… И знаешь — мне страшно. Нет, меня не пугает то, как он руководит, наоборот, я ярый сторонник его линии. Но при этом… Я собираю информацию, сравниваю, отбираю, делаю выводы. И результат получается пугающий.

— Что такое?

— Эту информацию я держу в строгом секрете, в курсе только Саволайнен и еще один плотник в Пуумала. Ни тот, ни другой меня не выдадут. Видишь ли, если я обнародую свои выводы, у меня наверняка будут большие неприятности. В лучшем случае меня просто осмеют.

Ханникайнен пристально всмотрелся в лицо Ватанена, взгляд его похолодел.

— Я старик, но еще не спятил. Если хочешь узнать, что мне стало известно, поклянись, что не будешь использовать эту информацию против меня или кого-либо другого.

Ватанен с готовностью пообещал.

— Речь идет о таком серьезном вопросе, что я могу только просить тебя с уважением отнестись к моему рассказу. Но требую, чтобы ты меня не выдавал.

Было видно, что Ханникайнену не терпится поделиться своей тайной. Он закрутил пробку водочной бутылки, сунул ее в мох и проворно зашагал к домику. Ватанен пошел следом.

У стены между столом и окном стоял большой старый коричневый чемодан, который Ватанен заметил еще вечером, но не обратил на него внимания. Ханникайнен поставил чемодан на лавку и щелкнул замками. Крышка подскочила. Внутри оказалось невероятное количество документов и фотографий.

— Я пока еще не привел этот архив в порядок… Исследование продолжается, но основная часть здесь. Этого достаточно, чтобы ты понял, в чем дело.

Ханникайнен стал доставать из чемодана бумаги, отпечатанные на машинке, толстые тетради, несколько книг, фотографии — на всех был президент Урхо Кекконен в разных ситуациях. Книги тоже были о президенте: сборники его выступлений, биографии Скютты,[3] даже анекдоты о Кекконене. Среди бумаг встречалось много графиков и таблиц, и Ватанен увидел, что они тоже посвящены Кекконену.

Ханникайнен выложил на стол несколько рисунков на миллиметровой бумаге, на которых тщательно были вычерчены человеческие черепа в разрезе.

— Посмотри-ка сюда, — сказал Ханникайнен и показал на два черепа. — Замечаешь разницу?

С первого взгляда рисунки были одинаковыми, но, если присмотреться, немного отличались.

— Рисунок слева — череп Урхо Кекконена образца сорок пятого года, то есть сразу после войны. А второй — его же череп в семьдесят втором году. Я создал эти рисунки на основании многолетних сравнений. Способ такой: я проецировал на экран изображение черепа, естественно в разных позициях, а потом переносил очертания головы на бумагу. Кекконен лысый, так что это было несложно. Способ очень медленный и требует невероятной точности, но, на мой взгляд, я достиг замечательных результатов. Точнее бывают только у паталогоанатомов, но они держат черепа в руках.

Ханникайнен достал еще одно изображение черепа.

— Здесь череп Кекконена во время формирования его третьего правительства. Видишь, точь-в-точь такой же, как череп сорок пятого года. А здесь череп за шестьдесят четвертый год, снова такой же. А вот теперь глянь-ка сюда — череп за шестьдесят девятый год! Вот он уже отличается! Сравни с изображением семьдесят второго года!

Ханникайнен демонстрировал свои рисунки с возбуждением, глаза горели, на лице играла улыбка победителя. Ватанен изучил рисунки, и, действительно, все было так, как Ханникайнен и говорил: черепа были разные, старые отличались от новых.

— Изменение произошло примерно в шестьдесят восьмом году. Возможно, в конце, но не позднее первой половины шестьдесят девятого. Я пока не могу точнее назвать временные границы, но исследования продолжаются, и я уверен, что достигну точности с погрешностью в месяц-два. В любом случае, на данный момент я могу убедительно доказать, что изменение произошло, и значительное.

Ханникайнен сделал паузу. Затем он решительно произнес:

— Скажу прямо: это черепа разных людей. Вот здесь, например, макушка острая, а здесь заметно круглее. Теперь посмотри на подбородок: на старых рисунках он у Кекконена направлен как бы вовнутрь, а на новых выпячивается вперед, и одновременно утоплены скулы. Вот на этом изображении в профиль видно лучше. А затылок? На старых рисунках он вдавлен вовнутрь. Видишь? Когда человек стареет, затылок не может выпирать, а наоборот, вжимается, уж поверь мне.

— И что же это значит? — оторопело спросил Ватанен.

— Я абсолютно уверен, что в шестьдесят восьмом Кекконен умер, был убит или отстранен от государственной деятельности. Его место занял другой человек, двойник.

— А может, Кекконен в то время чем-нибудь заболел или получил травму, вот его череп и изменился?

— Изменения очень большие; если бы это была болезнь или несчастный случай, то ему потребовалось бы серьезное лечение, на это ушло бы много месяцев. А президент Кекконен не исчезал из общественной жизни больше, чем на две недели. И вдобавок ни на одной его фотографии я не смог обнаружить никаких шрамов на коже головы. Бородавки — да, но ничего, что говорило бы об операциях.

Ханникайнен спрятал рисунки черепов в чемодан и расстелил на столе большую таблицу.

— Здесь измерения роста Кекконена, начиная с детства… Ранние цифры приблизительны, но начиная с того времени, когда Кекконен стал сержантом, абсолютно точные. У меня тут, кстати, копия его военного билета. Вот, видишь, в сержантском возрасте рост Кекконена был сто семьдесят девять сантиметров… Здесь такой же рост во времена похорон Паасикиви… А теперь смотри! Шестьдесят восьмой год: кривая резко поднимается на два сантиметра. Вдруг, ни с того ни с сего рост Кекконена стал сто восемьдесят один сантиметр. С этого момента линия продолжается без изменений вплоть до семьдесят пятого года, и новых изменений не ожидается. Резкий скачок роста в то же время, о котором я только что говорил, разве это не удивительно?

Ханникайнен сдвинул в сторону таблицу. Сгорая от нетерпения, отыскал новый лист. На нем была кривая веса Кекконена.

— Эти показатели не столь достоверные, но тоже кое о чем говорят. В среднем возрасте Кекконен держался примерно в одном весе. Можно сказать, у него был своеобразный годовой цикл: по осени Кекконен весил больше всего, иногда даже на четыре с половиной кило больше, чем весной. В начале лета он всегда худел, а к осени опять поправлялся. Эти данные я получил из поликлиники в Хельсинки, так что они точные. Однако, чтобы отследить изменения на протяжении десятилетий и провести сравнение, я вынужден был высчитать средний вес Кекконена за год. Так и получился этот график. Теперь ты видишь, что с пятьдесят шестого по шестьдесят восьмой год Кекконен весил в среднем семьдесят девять кило, а с шестьдесят восьмого — восемьдесят четыре килограмма. Эта пятикилограммовая прибавка держится с тех пор практически без изменений, если не принимать в расчет скачки веса в течение года, о которых я тебе только что говорил.

Ханникайнен выложил новые документы.

— Я составил словарь наиболее часто употребляемых президентом слов. Он тоже изменился после шестьдесят восьмого года. До этого словарный запас Кекконена был заметно беднее, чем после. По моим подсчетам, в активное пользование добавлено тысяча двести слов. Конечно, это может быть связано с тем, что после шестьдесят восьмого года Кекконен стал пользоваться услугами других референтов, составлявших его речи и выступления. Но все равно, такой большой рост словарного запаса о многом говорит. Еще я заметил, что в шестьдесят девятом году его взгляды стали более прогрессивными, словно он помолодел лет на десять. Заметно усовершенствовалась логика — я очень тщательно проанализировал его поведение с этой точки зрения. А еще в шестьдесят девятом году Кекконен стал в каком-то смысле более ребячливым: не один раз он вытворял на глазах общественности такие вещи, которых раньше не делал. Его чувство юмора заметно улучшилось, он стал снисходительнее по отношению к народу.

Ханникайнен закрыл чемодан. Теперь он был абсолютно спокоен, на лице было написано удовлетворение, почти счастье.

Приятели вышли на улицу. С озера раздавались крики куликов. Помолчали. Наконец, Ханникайнен сказал:

— Теперь ты сам понимаешь, результаты моего исследования никак нельзя обнародовать.

8. Лесной пожар

Зайцу полюбилась жизнь на лесном озере. Он повсюду следовал за Ханникайненом и Ватаненом, смело вскакивал в плоскодонку, хотя явно боялся воды. Он вырос, потолстел и окреп.

Ханникайнен продолжал свои долгие рассуждения о президенте Кекконене. Заяц, сидя на дне плоскодонки и склонив голову набок, слушал мужские разговоры, время от времени его горошины шлепались в кучу наловленной рыбы. Так проходили дни на лесном озере, и ни у кого не было желания отсюда уезжать.

Однажды утром в конце июля заяц заволновался. Весь день он крутился под ногами, не отходя от людей ни на шаг, а к вечеру спрятался под полком в сауне.

— Чего это он трясется? — удивлялись мужчины.

В тот же вечер они почувствовали сильный запах гари. Когда в преддверии ночи гладь озера стала неподвижной, они увидели, как со стороны леса на воду опускается синий покров дыма.

— Где-то большой лесной пожар, — сказал Ватанен.

На следующее утро дым подобрался так близко, что защипало глаза. Поднялся ветер, но дым только сгущался. Он затянул все вокруг, словно густой морской туман.

Перед вылетом один из офицеров объяснил, какая задача стоит перед группой.

Утром третьего дня из дыма выбежал Саволайнен, пробежал по мосткам и влетел в домик.

— В Вехмасярви большой пожар. Ватанен, собирайся, будешь в команде по тушению. Возьми рюкзак Ханникайнена и еды. Я объезжаю хутора, всех оповещаю. Едем немедленно. Уже больше тысячи гектаров сгорело.

— Может, и мне поехать? — спросил Ханникайнен.

— Нет, оставайся тут с зайцем. Тем, кому больше пятидесяти четырех, участвовать не обязательно.

Ватанен напихал в рюкзак рыбы, сала, соли, пол кило масла. Зайца заманили в избушку, чтобы он не увязался вслед за хозяином.

На аэродроме в Раутаваара, куда привезли Ватанена, толпились сотни мужчин. Кто-то вернулся с пожара, кто-то собирался туда. Из Раутаваара в районы, где горел лес, забрасывали продукты, на самолетах, они жужжали в небе не переставая. У перемазанных сажей, уставших, вернувшихся с пожара людей не было сил ни о чем рассказывать, они сразу отправлялись спать в солдатские шатры.

Пожилой аптекарь из Раутаваара устроил рядом с палатками своего рода пункт первой помощи, где он и его дочь перевязывали натертые ноги спасателей и промывали их перекисью. Телевизионщики снимали интервью с председателем поселкового совета Раутаваара. Девушка-корреспондент из «Вестей Саво» фотографировала, Ватанен тоже попал в газету. Полевые кухни работали без перерыва, кормили всех.

Объявили о сборе людей, имеющих навыки в ориентировании. Ватанен сказал, что может пройти сквозь любой лес даже с ведром на голове.

Таких людей набралась довольно большая группа. Всех разместили в тяжелом армейском вертолете.

— Здесь для каждого копия карты района. На ней отмечено, куда дошел огонь. Прошлой ночью он остановился вот здесь, но сегодня перекинулся на верхушки деревьев, и теперь верховой пожар с дьявольской скоростью движется на северо-восток. Ночью будем рыть новую заградительную канаву вот тут, в одиннадцати километрах от огня, а за ночь сгорит свыше двух тысяч гектаров. Этот пожар самый большой в истории Финляндии, если не считать пожара в Тунтсе.[4] Сейчас вас перебросят туда, куда идет огонь. И вы цепью на расстоянии сто метров друг от друга пройдете на северо-восток километров десять, не меньше, и будете орать во всю глотку, сколько сил хватит, чтобы все зверье ушло из-под огня. Там есть два хутора — всех оттуда эвакуировать на берег озера. Всех, кто встретится, тоже вывести из зоны пожара. А еще есть информация, что в этих лесах домашняя скотина разбежалась по лесу от самой Нильсии — лошади и примерно пятьдесят коров, их вывести к озеру. Озеро вот здесь, — показал он голубое пятно на карте.

Летели над районом пожара. Жар снизу проникал внутрь вертолета. Земля едва виднелась сквозь густой дым. Машину трясло в жарких воздушных потоках, и Ватанену стало страшно, что длинные лопасти винта могут сломаться, и вертолет рухнет вниз, в ревущее пекло.

Наконец зона огня осталась позади. С ревом и свистом вертолет направился к земле, словно огромная стрекоза, изрытая синий дым из выхлопной трубы в жаркий воздух. Чем ниже опускалась военная машина, тем сильнее раскачивались вершины деревьев. Наконец лежавшие на земле шишки разлетелись под ударами воздушных потоков; вертолет коснулся земли, и грохот моторов стал тише.

Люди выпрыгивали из брюха вертолета и, сгорбившись под потоками воздуха, отбегали подальше от лопастей. Дверь захлопнулась, моторы снова взревели, вертолет скрылся в дыму. Люди в лесу вытирали слезившиеся от дыма глаза.

Ватанен занял место в середине цепи. Люди рассредоточились по лесу, крики отдавались эхом в дымных зарослях. Ватанен подумал о том, как жизнь швыряет человека: еще месяц назад он, недовольный всем на свете, сидел в кабаке на углу с кружкой теплого пива, а теперь он тут, в горящем лесу, посреди дыма, на спине рюкзак с мокрой рыбой, задница в мыле от пота.

— В тысячу раз лучше здесь, чем в Хельсинки, — улыбнулся Ватанен, смахивая слезы с глаз.

Он спустился в сырую низину и увидел большого русака — тот скакал туда-сюда, ничего не соображая от страха, не зная, куда деваться. Ватанен криками спугнул его, направив в сторону от пожара; животное скрылось из виду. На краю низины в густом ельнике заходилась в мычании корова. Она была так потрясена всем пережитым, что ее прохватил понос; дерьмо разлетелось повсюду, забрызгав даже бока, хвост напоминал черный смердящий кнут. Корова уставилась на Ватанена огромными, слезящимися от страха глазами, и отчаянный вопль вырвался из ее толстого горла. Ватанен ухватился за рога, изо всех сил повернул голову коровы на северо-восток и пинками попытался сдвинуть ее с места. В конце концов буренка поняла, куда надо идти. Колокольчик зазвенел на шее несчастной, словно пожарный колокол в монастыре, грязь брызнула из-под задних ног. Корова тоже исчезла из виду. Ватанен снова вытер глаза. Откуда столько слез берется?

Весь лес был в движении, самая разная живность убегала от пожара: белки, зайцы, лесные птицы, взлетавшие и тут же опускавшиеся на землю. Глухарей пришлось гнать, словно кур на выпасе, чтобы они поняли, в какую сторону двигаться. Ватанен дошел до прозрачной речушки метра четыре шириной. Дым проплывал над заросшими берегами, это было сказочно красиво.

Ватанен сбросил потную одежду, голышом скользнул в прохладу ручья, промыл воспаленные глаза, прополоскал горло чистой водой. Он подумал, что после продирания сквозь дымные заросли неспешное купание в ручье — райское наслаждение. Ватанен медленно плыл вверх по течению, русло причудливо извивалось. Вода неторопливо текла навстречу, счастье переполняло пловца.

Неожиданно Ватанен увидел в густой прибрежной траве человеческую руку — поросшую густым волосом, загорелую. Она по локоть торчала из травы и лежала на воде.

Ватанен испугался: похоже на руку мертвеца. Он подплыл поближе и взялся за руку. Рука была не сама по себе, а принадлежала огромному мужику, который валялся в прибрежных кустах, растянувшись на животе, с раскрытым ртом. Ватанен вышел на берег и склонился над лежащим. Проверил пульс — нормальный.

Ватанен нагнулся пониже. В нос ему ударил ужасный перегар. Ватанен потряс лежащего, тот начал понемногу приходить в себя, перекатился на спину, уставился на Ватанена, словно пытаясь его узнать, потом протянул руку:

— Я Салосенсаари, а ты кто?

— Ватанен.

Пожав Салосенсаари руку, Ватанен помог ему принять сидячее положение.

— Слушай сюда, ты видишь перед собой человека, у которого во всем полная непруха.

Из дальнейшего объяснения стало ясно, что Салосенсаари ушел в отпуск и решил провести пару недель в таком месте, где можно спокойно рыбачить и гнать самогон. Так он оказался здесь, в глухом лесу, со всеми причиндалами. Соорудил небольшой самогонный аппарат, и — на тебе! — когда первые десять литров были готовы, начался лесной пожар, уничтоживший установку. Ему пришлось убегать от огня с десятилитровой флягой самогона на плече, и вот теперь он здесь. Рюкзак и продукты сгорели, все потеряно, включая рыбацкие снасти. Только первая порция самогона и осталась. Вот уже второй день, как он здесь, на берегу ручья, квасит без остановки. И осталось еще вдоволь.

— Ну, прикинь, какой облом! — грустно заключил Салосенсаари.

Ватанен развел на берегу костер, пожарил рыбу, они оба поели. Несколько раз во время еды Салосенсаари окунался в воду. После трапезы он предложил Ватанену самогона.

Почему бы и нет. Ватанен выпил. Божественный напиток! Все внутренности обожгло, Ватанен опрокинул вторую стопку.

— Слушай, Салосенсаари, да ты просто мастер самогоноварения!

Всю вторую половину дня приятели продолжали возлияния. Время от времени они жарили рыбу и плескались в ручье. Чем больше самогона перетекало из фляги в их желудки, тем меньше их интересовал лесной пожар.

К вечеру оба были так пьяны, что с трудом выбирались на берег из ручья, куда периодически плюхались, чтобы освежиться. Ручей был довольно глубокий, в некоторых местах вода доходила им до самого горла.

— Главное, быть настороже, а то можно захлебнуться, — повторял Салосенсаари.

Ночью огонь подошел к ручью.

Это было как в сказке: пылающие деревья осветили ночь, они были похожи на огромные мерцающие красные цветы, выросшие на обоих берегах ручья. Жара была столь нестерпимой, что приятелям пришлось искать спасения в ручье, только их головы торчали наружу. Флягу с самогоном прихватили с собой и, прихлебывая из нее, с ужасом наблюдали за разбушевавшейся огненной стихией.

Береговой лес трещал, огонь гудел в ветвях, в ручей летели шипящие головешки; пламя, отражаясь от воды, окрасило лица мужчин в красный цвет. Они смеялись и пили самогон.

— «И ты, Брут!» — сказал Нерон, глядя на пожар Рима, — возгласил Салосенсаари.

Под утро, когда пожар перекинулся дальше, уставшие приятели выбрались из ручья и тут же уснули на черной обгоревшей земле.

Проснулись они только после полудня и, крепко пожав друг другу руки на прощание, отправились каждый в свою сторону. Салосенсаари пошел прямиком в Раутаваара, а Ватанен — к озеру, куда всех эвакуировали. Подошвы его резиновых сапог начали плавиться на усыпанной золой дороге.

Через несколько километров Ватанен пересек заградительную линию и вошел в зеленый лес. Вскоре он оказался у озера, где собрались жители и скотина. Огонь, видимо, удалось остановить. Дома этих людей, вероятно, сгорели; детишки резвились на берегу, коровье стадо в испуге мычало на лугу. Участники тушения пожара лежали на берегу, напоминая обгоревшие поленья.

Ватанен отдал женщинам остатки рыбы из рюкзака, те принялись варить из нее суп в большом котле, висящем над костром. Как раз в тот момент, когда Ватанен начал засыпать, загрохотал тяжелый бульдозер, выползая из леса на берег. Он подминал под себя деревья, даже большие сосны падали под его ножом, словно ветки кипрея под ногами пьяницы. К бульдозеру была прицеплена большая стальная платформа, на которой сидели несколько человек с рюкзаками и бензопилами.

Бульдозер остановился в центре площадки. Маленькие дети заплакали, проснувшись, коровы на лугу еще больше испугались и, поднявшись, снова замычали. Женщины принялись бранить бульдозериста, который нарушил покой уставших людей.

Бульдозерист, оглохший от грохота собственной машины, не слышал, что кричат ему женщины. Он заглушил мотор и в растерянности смотрел на них.

— Вот бестолочь, сообразил же припереться прямо посередь людей и скотины! Совсем крыша поехала! Не соображаешь, всех ребятишек перебудил, коров перепугал, — заходились в крике тетки. Бульдозерист потер чумазыми руками почерневшее лицо и медленно сказал:

— Ша, бабы!

— Кто ты такой, чтобы на нас шикать! — завопили тетки еще сильнее.

Бульдозерист подошел к ним:

— Я трое суток не спал на этой сучьей колымаге, так что — ша!

Бульдозерист действительно выглядел изможденным. Пот, стекавший по его лицу, проделал дорожки на грязной коже, лицо осунулось. Бульдозерист подошел к берегу, умылся, зачерпнул несколько пригоршней воды, прополоскал горло. В котле булькала уха. Он подошел посмотреть, затем достал из рюкзака миску и стал наливать себе похлебки.

Женщины закричали на него:

— Иди отсюда! Мы не для тебя суп варили!

Мужик успел положить себе только один половник ароматной ухи. Больше он не взял, а со всего маху шваркнул миской с супом о котел, только брызги полетели; половник он зашвырнул в лес. Не спеша он зашагал в сторону бульдозера, уверенно вспрыгнул на сиденье и запустил мотор. Тяжелым сапогом надавил на педаль газа, мотор взревел, искры вырвались из выхлопной трубы в вечернее небо. Бульдозер, скрежеща гусеницами, поехал, широкие траки кромсали в гармошку гладкую утоптанную почву.

Бульдозерист направил своего исполина прямо на костер и дымящийся над ним котел с супом. Перед костром он вонзил нож бульдозера глубоко в землю. Метровый слой грунта, вырезанный из земли, опрокинул костер вместе с котлом, все перемешалось, пар от ухи успел подняться, прежде чем обед исчез из виду, похороненный под слоем почвы; осталась только метровой глубины канава, ведущая к озеру. В воздухе смешались три разных запаха: запах свежей земли, вонь от горелой солярки и исчезающий аромат ухи.

Бульдозерист не остановился, уничтожив костер. Его машина пробила себе дорогу сквозь небольшой прибрежный холм; а водитель направил своего железного коня прямо в озеро. Береговые кусты колыхались, подаваясь под гусеницами. Гладкая поверхность воды вздрогнула, перед ножом бульдозера поднялась большая пенистая волна и побежала от берега к середине озера. Казалось, будто стальной бегемот в дикой злобе бросился в воду.

Сначала под водой скрылся нож бульдозера, потом гусеницы. Вода вспенилась вокруг, лязг превратился в плеск. Бульдозер толкал перед собой волну все дальше в озеро. Очень быстро вода добралась до раскаленного мотора, послышалось шипение, и густой клуб пара взметнулся вверх, будто машина неожиданно вспыхнула.

Водитель направлял свой бульдозер все глубже: вода дошла до мотора, лебедка скрылась под водой, и вот уже волна омывает капот. Наконец, вода добра лась до сиденья водителя. В эту минуту мотор хлебнул воды, что-то хлопнуло, грохнуло, и бульдозер заглох. Он застыл в сотне метров от берега.

Люди на берегу в ужасе наблюдали за погружением; водитель медленно встал на пол кабины, со штанов у него стекала вода. Он обернулся к берегу и прокричал:

— Ну что, теперь заткнулись?

— Умом тронулся от бессонницы, — перешептывались женщины.

— Бес тебя подери, уху опрокинул! — кричали с берега.

Бульдозерист спокойно ответил:

— Да, так получилось.

— Давай, плыви к берегу, — прокричали ему. Однако он не двинулся с места, а только залез на капот бульдозера, возвышавшийся над водой. Он оперся на трубу, снял сапоги и вылил из них воду.

Кто-то предположил, что бульдозерист не умеет плавать.

Лодки не было. Решили сколотить плот. Приехавшие с бульдозеристом пильщики матерились. Они устали после бессонных ночей, а теперь изволь делать плот для сумасшедшего бульдозериста.

— Какого хрена ты туда поперся? — орали они. Кто-то заявил, что плот можно сделать и утром, пусть посидит ночку в озере — будет ему наука.

В итоге решили, пока суть да дело, сварить кофе. Бульдозерист рассвирепел, когда увидел, что никто не собирается его спасать. Над водой разносились его угрозы. Наконец он прокричал, что, как только попадет на берег, всем набьет морду.

— Сумасшедший, — решили на берегу.

Бульдозерист в озере неистовствовал. Он колотил кулаком по металлу, так что гул стоял над озером. Перепуганные птицы поднялись в воздух и в страхе скрылись в зарослях камыша на дальнем берегу.

Мужики сообща неторопливо собрали что-то вроде небольшого плота, связали бревна веревками, выстругали весла и улеглись. Никто не выказывал желания спасать рассвирепевшего бульдозериста.

— Первого, кто мне попадется, я утоплю в болоте, — проревел тот с бульдозера.

Посовещались. Решили плыть утром, авось бузотер поуспокоится к тому времени.

Всю ночь бульдозерист бушевал. Он вдребезги Разбил фары своей машины, сорвал выхлопную трубу и швырнул ее в сторону берега — она, к счастью, не долетела. Он орал изо всех сил, но ему никто не отвечал, наконец он охрип. Только под утро мужик утомился и покемарил пару часов до восхода солнца, лежа на животе на капоте.

Проснувшись, он было снова начал шуметь, поскользнулся на капоте и свалился в воду.

На берегу все пришло в движение. Человек плескался у бульдозера и орал от страха. Плот столкнули в воду. Ватанен и еще один человек быстро гребли в сторону бульдозера. Водитель безуспешно пытался забраться на бульдозер, но его руки соскальзывали с мокрого железа, и каждый раз он шлепался спиной в озеро, скрывался в нем и захлебывался. В конце концов он полностью исчез под водой, потом всплыл и стал покачиваться лицом вниз — позвоночник проступал сквозь мокрую рубашку.

Когда плот наконец добрался до места происшествия, бульдозериста вытащили из воды, положили его обмякшее тело набок. Ватанен потянул за ремень, тело приподнялось, изо рта хлынули вода и грязь. Второй спасатель начал грести в сторону берега. Ватанен встал на четвереньки и принялся делать бульдозеристу искусственное дыхание рот в рот. Одновременно он массировал ему грудь.

После того как пострадавшего перенесли на берег, Ватанен продолжил делать ему искусственное дыхание.

Прошло, наверное, минут пять, прежде чем бульдозерист стал подавать признаки жизни. Его тело напряглось, руки задрожали, и вдруг Ватанен услышал, как у бедняги щелкнули зубы. Хорошо, что язык Ватанена не попал между ними.

Как только мужик очнулся, он бросился на своего спасителя. Мгновение Ватанен боролся с ним в одиночку; потом кто-то сообразил прийти ему на помощь. Несколько человек силой успокоили бедолагу. Его привязали веревкой к пню, так, чтобы он мог сидеть.

— Ну и характер, — говорили вокруг.

— Если вы меня не отпустите, я сейчас встану вместе с пнем!

Бульдозерист еще немного побушевал, а потом затих и только тихонько ворчал:

— Сволочи, оставили человека на ночь посреди озера! Я плавать не умею! Это угроза жизни! Я в полицию заявлю!

Несколько солдат пришли, чтобы забрать бульдозериста. Его унесли в лес на носилках, предварительно крепко привязав к ним.

Из леса долго доносился страшный шум. Он стих лишь после того, как носилки удалились на несколько километров.

9. На болоте

И вновь настало утро. Ватанен проснулся от завывания моторов: три вездехода пробивали себе дорогу к озеру через лес. В машинах сидели люди, среди них оказались оба ленсмана, Ханникайнен и Саволайнен. На спине у Ханникайнена был рюкзак, откуда торчала голова зайца.

Ватанен подбежал к приехавшим, взял у Ханникайнена рюкзак, ослабил веревки и, вытащив зайца, прижал его к себе. Вот уж радость так радость!

Заяц в возбуждении обнюхивал Ватанена. Когда тот опустил его на землю, заяц стал крутиться вокруг его ног, словно собачонка.

Саволайнен взял в руки бразды правления происходящим на берегу, ему было поручено организовать эвакуацию жителей и домашних животных. Ханникайнен приехал из любопытства — ему стало тоскливо одному на озере.

— Я наловил до хрена щук, пришлось отправиться в деревню, чтобы их продать. Заодно взял с собой зайца, — объяснил Ханникайнен. — Свои исследования я на время приостановил, устроил передышку, — добавил он.

Ханникайнен отвел Ватанена в сторонку и шепотом сообщил:

— Там, на озере, я сделал кое-какие расчеты. В соответствии с ними президент Кекконен, то есть этот, новый, по всей видимости, будет править Финляндией до девяносто пятого года. По моим расчетам, «Новому Кекконену» в то время будет лет семьдесят пять, тогда как старому было бы уже девяносто. Боюсь, все это пробудит нездоровое любопытство за границей, ведь там не знают, в чем дело.

Ханникайнен добавил:

— Теоретически есть вероятность, что Кекконен сможет управлять страной и после двухтысячного года. Ему же тогда будет только около восьмидесяти пяти. Но я убежден, что он не решится выставлять свою кандидатуру в следующем тысячелетии.

На берегу поставили большие солдатские шатры, полевые кухни задымились, людям раздавали одеяла. С кузова одного из вездеходов сняли лебедку и установили на берегу, чтобы вытащить из озера бульдозер.

Ватанену не поручили никакого дела, и он отправился на прибрежный луг — помогать молодой женщине, доившей коров. Она надоила уже три ведра молока. Ватанен помогал носить его. Тут же к стаду прискакал заяц. Женщина, которую звали Ирья Ланкинен, увидев его, пришла в восторг:

— Ой, какая прелесть!

— Хочешь взять его с собой на ночь для тепла под бочок?

Ирья была не прочь.

— Бери, но при одном условии: я буду третьим. Договорились?

Вечером они втроем удалились в сарай. Ватанен притащил туда одеяла, Ирья принесла из палатки супа. У задней стены она постелила постель. Ватанен закрыл дверь. Солнце садилось. Изнутри послышалось:

— Да подожди ты, он же смотрит.

Дверь сарая распахнулась. Оттуда вылетел заяц — Ватанен вышвырнул его на луг. Дверь закрылась, обиженный заяц остался сидеть в сумерках. Через полчаса вышел Ватанен и попросил у зайца прощения. Заяц проскользнул внутрь, дверь снова закрылась. Стояла тишина, даже кулики на озере не кричали.

Утром Саволайнен спросил у Ватанена, не мог бы тот вместе с Ирьей отогнать стадо через лес до дороги на Сонкаярви, примерно в двенадцати километрах отсюда; там уже будут ждать машины-скотовозки, которые отвезут коров в деревенские хлева. Ватанен с радостью согласился, представив себя и Ирью в роли пастуха и пастушки. Он, улыбаясь, попрощался с Саволайненом и Ханникайненом; последний сказал ему:

— Будешь в Нильсии, заходи. Я собираюсь завершить свои исследования.

Это был великолепный день. Ватанен и Ирья шли по лесу, распевая песни. Светило солнце, не надо было никуда спешить. Коровы время от времени останавливались, щипали траву в придорожных канавах; днем они на несколько часов улеглись на отдых и неторопливо жевали свою жвачку. Пастух и пастушка решили пока искупаться. Когда пышногрудая Ирья плавно вошла в прохладное лесное озеро, Ватанен с нескрываемым восхищением наблюдал за ней.

Во второй половине дня большая коричневая корова начала проявлять признаки нездоровья. Она тихо и протяжно мычала, прикрывала влажные глаза и не хотела идти вместе со всем стадом. Она ничего не ела, только пила воду. Корова отошла от остальных, тихо мыча, встала между двумя деревьями, привалилась к одному из них и, повернув голову, взглянула на Ирью.

— Ой, да эта красавица собирается телиться, — взволнованно сказала Ирья.

Ватанену эта корова не показалась толще других, но он поверил Ирье — она-то уж знает наверняка.

— Если в ближайшее время не выйдем на дорогу, она родит прямо в лесу, — добавила Ирья.

— Может, я побегу вперед и приведу ветеринара из Сонкаярви? — предложил Ватанен.

— Вот глупости. Прекрасно родит и здесь, здоровая корова. А ты парень крепкий, сможешь теленка донести.

Через некоторое время корова начала рыть копытом землю и выгнула спину. Было заметно, что ей нехорошо. Временами она издавала странные звуки, мало напоминавшие коровье мычание. Ирья спокойно разговаривала с роженицей. Та отвечала слабым мычанием. Наконец корова улеглась на бок.

Через час Ирья позвала Ватанена:

— Иди сюда, она начала телиться, поможешь тянуть.

Теленок медленно вылезал наружу, корова тоскливо мычала, приходилось тянуть изо всех сил. Наконец теленок шлепнулся на землю — перед началом родов корова встала на ноги. Мать сразу успокоилась и принялась облизывать детеныша, покрытого слизью.

Ватанен отошел метров на сто, вырыл яму и закопал послед. После этого он вернулся к Ирье и теленку. Тот пытался встать, но неокрепшие ноги не держали его, он качался и падал. Наконец он встал на колени под коровой и жадно зачмокал.

Ирья сказала, что она пойдет со всем стадом вперед, а Ватанен с теленком на плечах отправится следом, и корова с ними.

Ватанен достал из рюкзака одеяло, привязал к углам по куску веревки — получился своего рода мешок, который можно нести на спине. В мешок он уложил теленка, тот вопил от страха, но другого выхода не было — сам он еще не мог идти. Мать-корова стояла рядом и спокойно наблюдала за тем, как ее теленка заворачивают в одеяло.

Закинув свою ношу за спину, Ватанен двинулся в путь. Копытца теленка касались его шеи. Заяц поначалу не знал, что делать, нервничал и мешался под ногами, но постепенно приноровился к медленному шагу. Ватанен шествовал во главе процессии с теленком на спине, следом в тихой задумчивости брела корова, время от времени облизывая голову теленка, и в хвосте колонны шнырял заяц.

В такт шагам теленок раскачивался в люльке из одеяла, и Ватанен спрашивал себя, как его не укачивает. Хотя он ведь много месяцев до этого болтался в брюхе у матери. Ватанен обливался потом под тяжестью теленка. Вдобавок налетели комары, жужжали под носом, набивались в ноздри. И нечем было согнать их, потому что мешок приходилось держать двумя руками, а на животе болтался рюкзак.

— Да уж, любителям животных иногда приходится несладко, — проворчал Ватанен, когда еловая ветка шлепнула его по лицу в зарослях.

Но все это были мелочи по сравнению с тем, что его ожидало.

Он пошел напрямик через болото; чтобы обойти его, пришлось бы сделать петлю не меньше километра. Первые шаги по болоту дались легко. Корова засомневалась, стоит ли идти, но Ватанен обернулся, прикрикнул на нее, и она осмелела. Иногда ее ноги проваливались, но Ватанен надеялся, что одну-то корову в такое сухое лето торфяное болото должно выдержать. К тому же эти деревенские красавицы наверняка умеют бродить по лесам и болотам.

Однако ближе к середине болото стало более зыбким. Корова шла за Ватаненом; начав проваливаться, она припустила бегом. Трясина впереди заколыхалась. Пришлось идти по краю торфяника. Ватанен тоже ускорил шаг; вдруг его сапог застрял в грязи. Проклиная все на свете, Ватанен выдернул ногу из болота; сапог остался в трясине. Через пару шагов все повторилось со вторым сапогом. Босиком Ватанен с трудом выбрался на место посуше.

За спиной раздалось мычание. Ватанен обернулся и с ужасом увидел, что грузная корова не может сдвинуться с места. Она по брюхо провалилась в трясину, лежала без движения и громко, жалобно мычала.

Ватанен положил теленка на торфяную кочку и кинулся на помощь корове. Он попытался вытянуть ее за рога на сухое место, но это оказалось ему не под силу.

Нужно было спешить. Ватанен достал из рюкзака топор, добежал до сухих сосенок, которые торчали из болота в полусотне метров от коровы, срубил несколько штук, стесал острые сучки и вернулся назад. За это время корова успела погрузиться в трясину еще глубже.

Ватанен протолкнул жерди под живот коровы. Казалось, животина понимает, что ее пытаются спасти. Она не сопротивлялась, хотя жерди наверняка причиняли ей боль. Погружение прекратилось. Ватанен попробовал, орудуя жердями как рычагами, приподнять корову, но получалось не очень. Животное было уже по уши в грязи. Заяц изумленно пялился на происходящее.

— Мог бы помочь, — буркнул Ватанен, пытаясь вытолкать корову из болота.

Ватанен сходил на торфяной островок, успокоил теленка, отвязал куски веревки от одеяла, связал их и, вернувшись к корове, привязал один конец к ее пе редней ноге. Нога уже глубоко погрузилась в трясину; скоро Ватанен оказался в грязи с головы до ног.

Веревки только-только хватило, чтобы дотянуть ее до старого соснового пня, и Ватанен крепко привязал ее к нему.

— Теперь если утонешь, то только вместе с пнем, — сказал он корове.

Животное замолчало и спокойно прислушивалось к словам человека, хлопочущего рядом.

Ватанен сделал из веревки русскую лебедку: ослабил сплетение в одном месте, вставил в получившееся отверстие ветку потолще и начал крутить. Очень скоро веревка натянулась. Нога животного стала понемногу появляться из болота. Корова старалась, как могла, помогать. Время от времени Ватанен ослаблял ворот и рычагами приподнимал коровью тушу, стараясь не повредить вымя. Потихоньку корова продвигалась к пню.

Ватанен крутил ворот, ослаблял его, подталкивал корову сзади, успокаивал ее, медленно подтягивал животное к сухому месту и не заметил, как настал вечер. Навалилась усталость, но корову нельзя было оставлять на ночь в болоте.

— Нелегкая это работа — ухаживать за скотиной!

К полуночи Ватанен дотащил корову до более-менее твердого места, и она смогла сама выбраться на сухой островок. Буренка из последних сил рванулась из трясины и, почувствовав под ногами твердую почву, тут же улеглась на отдых. Ватанен подвел к ней шатающегося на тоненьких ножках теленка и сам тут же уснул на болотной кочке. Под утро ему стало холодно, и он перебрался к корове под бок. Там было тепло, как у печки.

Утром солнце озарило измазанных черной грязью корову, мужчину, теленка и зайца. Все четверо проснулись: корова роняла лепешки, теленок сосал молоко, Ватанен курил. Докурив, он закинул теленка за спину и отправился через болото. Корова последовала за ним; теперь она шла очень осторожно, а добравшись до противоположного берега, обернулась к болоту и послала ему злобное мычание.

У первого же лесного озерца Ватанен вымыл корову с теленком и сполоснул свою одежду. Последним помывке подвергся заяц, отчего у него надолго испортилось настроение.

Наконец Ватанен со своими подопечными добрался до дороги; там ждали пустая машина-скотовозка и уставшие мужики, которые весь вечер и всю ночь безрезультатно его искали. Всех коров увезли еще вечером, Ирья отправилась с ними. Ватанен доехал на машине до Сонкаярви и теперь стоял посреди деревенской улицы в грязной одежде, босиком, с зайцем на руках.

10. В церкви

Ватанен провел ночь в мотеле; на постели ему спалось плохо — он успел привыкнуть к полевым условиям. Утром он купил в магазине новые сапоги, свитер, белье и брюки. Старую грязную одежду выкинул.

Было солнечное жаркое субботнее утро. Ватанен прошелся по деревенской улице, высматривая, чем бы покормить зайца, и оказался на кладбище.

Заяц с удовольствием пасся на могильных холмиках. Больше всего ему понравились колоски плевела на свежих могилах.

Церковь была открыта. Ватанен позвал зайца с собой, и они вместе вошли в храм. Как там было прохладно, как спокойно! Ватанен давным-давно признал себя неверующим, но это не мешало ему наслаждаться здешней тишиной.

Заяц проскакал по центральному проходу церкви к переднему ряду скамеек, уронил перед алтарем несколько горошин, а затем принялся изучать церковь более обстоятельно. Ватанен присел на скамью, осмотрел роспись алтаря. В молельном зале было около шестисот мест. С обеих сторон зал обрамляли длинные галереи, соединявшиеся в хоры под органом. На галереи вели две деревянные лестницы. Приглушенный свет, лившийся из узких высоких окон, успокаивал, навевал сон.

Ватанен подобрал заячий горох перед алтарем и сунул в карман. Устроившись на последнем ряду рядом с боковым нефом, он снял сапоги, подложил под голову рюкзак и задремал. Здесь он чувствовал себя намного лучше, чем в мотеле; высокий потолок, сосновые колонны, покрытые текстами псалмов, умиротворяли. Он с отвращением вспомнил сальные потрескавшиеся обои в комнате мотеля. Заяц беззвучно возился у дверей ризницы. «Ничего страшного, пусть там побудет», — подумал Ватанен, засыпая.

В церковь вошел пожилой священник в черной сутане с пасторским воротничком-стоечкой. Он бодро прошел мимо алтаря в ризницу, не заметив зайца. Тот с удивлением уставился на незнакомца.

Вскоре пастор вышел из ризницы, держа в руках охапку длинных свечей и скомканный лист оберточной бумаги, в которую они были завернуты. Он взошел на алтарь и, заменив наполовину сгоревшие свечи целыми, унес свечные огарки обратно в ризницу. Потом он зажег свечи и спустился в проход, чтобы оценить результат своих стараний. Похлопал себя по карманам брюк под сутаной — загремели спички в коробке, достал сигарету и закурил. Затягиваясь, он выпускал дым в сторону от алтаря. Когда от сигареты остался небольшой окурок, пастор погасил его о каменный подоконник, сдул пепел на пол, сунул бычок в спичечный коробок и спрятал в карман. Потом отряхнулся, как бы очищаясь от греха курения, и вновь зашел в ризницу. На сей раз, выйдя оттуда, он держал в руках несколько листков бумаги, скорее всего с текстом проповеди.

И тут он обнаружил зайца, который уже успел забраться на алтарь. Косой осмелел, навалил своих горошин на святом месте и теперь обнюхивал лежавшие на полу срезанные цветы.

От неожиданности пастор вздрогнул, листки бумаги выскользнули из его рук и разлетелись по полу.

— Господи, спаси и помилуй!

Заяц спрыгнул с алтаря и исчез в проходе бокового нефа.

Ватанен открыл глаза. Он приподнял голову и увидел, как заяц шмыгнул в глубь церкви. Пастор медленно отирал лоб — от удивления он даже вспотел.

Ватанен притаился за спинкой церковной скамьи, наблюдая за ходом событий.

Пожилой священник довольно быстро оправился от потрясения. Он молнией метнулся в проход бокового нефа и увидел там зайца, сидящего на задних лапах.

— Туку-туку-туку, туку-туку! — стал подманивать его пастор, но заяц не спешил к нему — он чувствовал волнение человека и подозревал подвох.

Пастор бросился к зайцу — он двигался довольно быстро для человека своего возраста — и попытался поймать зверька. Это ему не удалось — заяц оказался проворнее.

— А ты шустрый! Но я тебя все равно поймаю.

Заяц обежал церковь и вновь оказался у алтаря. По центральному проходу к нему направился слегка запыхавшийся пастор. Когда он приблизился, заяц по лестнице метнулся на галерею. Пастор не сразу отправился следом. Он собрал свои бумаги с пола, аккуратно положил их на перила и только тут заметил на полу заячий горох.

С раздражением он подобрал горошины и по очереди закинул их за церковную кафедру. Каждый бросок попадал точно в цель. Немного передохнув, священник стал подниматься по лестнице на галерею. Толстые балки перекрытий скрипели под его ногами. Внезапно он перешел на бег — заяц снова был обнаружен. Животное скрылось, пастор закричал:

— Не бойся! Ну что ты за дикий зверь такой… Все равно я тебя поймаю, туку-туку!

В ужасе заяц проскакал по противоположной галерее к лестнице и скатился по ней в церковный зал, где притаился в углу у дверей ризницы за алтарем. Старик затопотал по лестнице вниз, но не заметил сжавшегося в комочек зайца.

Тяжело дыша, священник взглянул на часы, подошел к входным дверям и закрыл их. Потом тихо, как охотник, вернулся в церковь по центральному проходу и тут увидел зайца.

— Ага, чертяка, попался! — бормотал священник себе под нос, проходя мимо Ватанена. Притворяясь, будто не видит зайца, он взошел на алтарь в двух метрах от него; ему удалось усыпить бдительность животного — заяц не подозревал, что обнаружен.

Неожиданно старик совершил головокружительный прыжок. Широко расставив руки, он схватил зайца и упал на него. Заяц закричал, словно маленький ребенок, жалобно и пискляво. Ему удалось быстро вырваться из объятий священника, и он пулей рванул по церковному проходу к дверям.

— Вот мерзавец!

Пастор лежал на полу в дверях ризницы, сжимая в руках клочья заячьей шерсти.

Прежде чем Ватанен успел вмешаться, священник поднялся и выбежал из церкви. В окно было видно, как старик вскочил на велосипед и стал быстро Удаляться, крутя педали.

Вскоре он с сердитым видом вернулся к церкви. Ватанен едва успел спрятаться за спинкой церковной скамьи, как пастор ворвался внутрь.

Быстрым шагом он дошел до середины центрального прохода. Там остановился и вытащил припрятанный под сутаной маузер. Проверив, на месте ли обойма, он снял оружие с предохранителя. Глаза пастора блестели в церковном сумраке — он высматривал зайца.

Зверек затаился рядом с алтарем. Увидев его, священник поднял маузер и выстрелил. В ужасе заяц метнулся прочь, дым медленно поднимался в проходе. Громко топая, пастор побежал за зайцем, раздались еще два выстрела. Ватанен, втянув голову в плечи, спрятался за скамьями, словно хозяин салуна в сцене из вестерна.

Пастор сделал пару кругов по церкви, не переставая стрелять. В очередной раз пробегая по центральному проходу, он взглянул на алтарь и остановился как вкопанный, окаменев от ужаса: одна из пуль угодила в роспись. На ней был изображен распятый Спаситель. Пуля прострелила Христу колено.

Маузер снова выстрелил, на сей раз в пол, видимо, случайно. Пастор взвыл, его правая нога дернулась. Дымящееся оружие выпало из его руки, старик заплакал. Ватанен подбежал к нему, поднял с пола пистолет.

Пуля прошла сквозь лакированную туфлю прямо в центре ступни. Из подошвы капала темная кровь. В полу, там, где только что стояла нога священника, зияла дырка.

— Пастор Лааманен, — всхлипнул старик, стоя на одной ноге, и протянул Ватанену руку.

Ватанен пожал ее.

— Ватанен.

Лааманен на одной ноге доскакал до ризницы. При каждом прыжке на пол капала кровь. Ватанен носовым платком вытер кровавые следы.

— Разозлил меня этот заяц. Маузер у меня с семнадцатого года, я тогда служил лейтенантом в егерском батальоне. И как меня угораздило такое устроить? Господь не простит мне, что я прострелил колено его единственному сыну, да еще в храме.

Старик зарыдал. Ватанену тоже стало не по себе. Он предложил вызвать «скорую помощь».

— Нет, нет, что вы! Пожалуйста, проветрите церковь. Скоро начнется венчание дочери председателя поселкового совета. Я должен провести церемонию. Рану можно пока просто перевязать Не могли бы вы собрать гильзы? Бросьте их в угол.

Ватанен открыл окна; синий дым медленно выплывал из церкви наружу. Он нашел несколько гильз и положил в карман. В ризнице он перевязал ногу Лааманена полосками, оторванными от церковной скатерки. Стельки из туфель пастора Ватанен поменял местами. Окровавленную дырявую стельку вложили в невредимую туфлю, а целую — в простреленную. По крайней мере, хоть на какое-то время она не даст сочащейся из раны крови протечь на пол.

Из зала уже слышались голоса — это пришли молодые и их родственники. Пастор заковылял к дверям ризницы. Ватанен открыл дверь и проводил Лааманена к алтарю. По церкви тот шел ровным шагом, даже не верилось, что у него прострелена нога.

Ватанен устроился в последнем ряду, туда же пришел и заяц. Он вспрыгнул на колени к хозяину и сидел там на протяжении всего обряда.

Лааманен служил как ни в чем не бывало. Обвенчав молодых, он произнес небольшую речь; на его глазах выступили слезы. Некоторые женщины расценили это по-своему и тоже начали всхлипывать. Все были взволнованы. Мужчины сдержанно откашливались в кулак.

— Супружество — Господне установление, об этом должна помнить молодая пара. Что Бог в своем милосердии нам определил, то становится святым, и нарушать это нельзя. В браке вас будут подстерегать многочисленные опасности, и одна из них — ревность. Ревность всегда бродит вокруг, словно ревущий марал, и поощряет неуместные мысли. Сегодня вы оба ощущаете глубокое чувство общности и взаимной любви, но наступит такой день, когда кто-то другой покажется более любимым. И тогда я хочу, чтобы вы вспомнили слова из Библии: «Да разве это важно? Важно то, что так или иначе, из добрых или корыстных побуждений провозглашают Христа, и поэтому я предаюсь ликованию. И ликование мое будет продолжаться». Это строки из Послания апостола Павла к филиппийцам, восемнадцатый стих первой главы, и эти благочестивые слова я говорю вам, чтобы вы опирались на них в своем супружестве. В минуты невзгод откройте Библию и прочитайте их! И тогда ослабнет морок греховной любви, и ваши души обретут покой. Я желаю вам обоим счастливого супружества.

Лааманен протянул венчающимся Библию в белой обложке и пожал им руки. Он стоял на месте, пока прихожане выходили из церкви. Увидев, что дверь за последним посетителем закрылась, он осторожно поднял ногу. На полу церкви остался большой кровавый след.

Ватанен сходил домой к священнику и вызвал такси. В ожидании машины пастор Лааманен лежал на скамье и тихонько всхлипывал.

— Чем же обернется этот брак, если я, образно говоря, был в окровавленных одеждах, когда венчал их? Дорогой Ватанен, поклянитесь именем всевидящего Господа, что вы никогда и никому не расскажете, что здесь произошло.

Ватанен поклялся. А потом пришло такси. Перед тем как сесть в него, Лааманен склонился перед алтарем и, скрестив руки, помолился:

— Прости меня, Иисус, единственный Сын Божий, что так произошло, но именем Бога клянусь: то, что произошло, — случайность!

Ватанен попросил таксиста как можно быстрее ехать в травматологию Центральной поликлиники Куопио. Лааманен, прихрамывая, дошел до машины, и через мгновение она исчезла в дорожной пыли.

Ватанен снова улегся на церковную скамью, заяц задремал на полу. Оба устали. Тишина, вновь завладевшая церковью, убаюкала их.

11. Дед

В конце июля Ватанен взял в Кухмо подряд на чистку леса. Он орудовал тесаком на склонах холмов, освобождая их от молодых густых кустарников, и жил в палатке вместе с совсем ручным взрослым зайцем.

Ватанен делал свою тяжелую работу, не думая о времени, и все реже вспоминал о столичной жизни. Политика его не волновала, женщины не мелькали перед глазами в лесах Кухмо, и мысли о сексе возникали все реже.

Ватанен прореживал лес уже две недели. Наконец работа была закончена, отмеченные молодые деревца получили необходимое жизненное пространство для роста; настало время возвращаться в поселок Кухмо для расчета.

Около полуночи Ватанен вышел к небольшой деревушке на берегу реки Лентуа. Десятикилометровая дорога утомила его, хотелось устроиться в каком-нибудь доме на ночлег, но деревня спала, и Ватанен не решился будить жителей посреди ночи.

Тогда он зашел в бревенчатый сарай без окон, стоявший во дворе одного большого дома, бросил рюкзак у стены и пристроился рядом на полу. В темноте спалось хорошо, комары не мешали. Для человека, привыкшего к жизни в лесу, такие ночевки — сущее наслаждение. Заяц же почему-то вел себя беспокойно, много раз обнюхал все углы сарая, в котором попахивало испорченной рыбой. «Наверное, соли недоложили, когда рыбу в бочке засаливали», — подумал Ватанен и уснул, не обращая внимания на приторный запах.

Около шести утра — было еще темно — Ватанен проснулся, встал, потянулся и подумал, что, наверное, скоро проснутся и хозяева, можно будет напроситься на чашку кофе. Заяц лежал у стены за рюкзаком. Он, по-видимому, не спал всю ночь и явно нервничал.

Ватанен вышел на середину сарая и наткнулся на какое-то сооружение, которого не заметил ночью. Он стал ощупывать его — под руку попался клин, вбитый в толстую доску. Столярный верстак.

Ватанен обошел верстак, держась за его края. Нащупал ткань. Он удивился и принялся ощупывать то, что лежало на верстаке.

Оказалось, что под простыней спал человек. Крепко же он спал, раз не проснулся, когда ночью Ватанен зашел в сарай.

— Эй, приятель, подъем, — сказал Ватанен, но ответа не последовало. Ватанен еще раз ощупал спящего: ну да, человек лежал на верстаке, в одежде, без подушки. Руки вдоль тела, босые ноги, крупный нос. Ватанен стал тихонько трясти спящего и приподнял его, не переставая звать. Потом решил открыть дверь — свет уж точно разбудит этого соню. Он сделал шаг к двери и почувствовал, что рукоятка тисков зацепилась за карман. Все сооружение накренилось, и спящий соскользнул с верстака. Послышался глухой удар — это голова стукнулась об пол. Ватанен быстро распахнул дверь и увидел в свете утра, что на полу неподвижно лежит старик.

«Голову, наверно, разбил», — испугался Ватанен. Он подбежал к старику, в спешке послушал сердце, но не понял, бьется ли оно. Может, старик, потерял сознание от падения? Ватанен осторожно поднял старика на руки и вышел во двор. Там, под ярким солнцем, он его рассмотрел. Морщинистое спокойное лицо, глаза закрыты. Ватанен вдруг подумал, что, упав с верстака, старик мог даже умереть, надо действовать быстро. Бесчувственный человек лежал на его руках, как на подносе. Ватанен добежал до середины двора, решив отнести пострадавшего в дом, но, к счастью, на крыльцо вышла молодая женщина, по виду прислуга, у нее в руках были молочные бидоны. Ватанен крикнул, что произошел несчастный случай, и остановился посреди двора с бесчувственным телом на руках.

— Я все объясню, только позовите кого-нибудь, кто может сделать искусственное дыхание!

Женщина испугалась. Бидоны выпали из ее пухлых рук и, громыхая, покатились к колодцу. Она скрылась в доме, а Ватанен остался стоять со своей ношей на траве. Ему показалось, что старику стало хуже. Жалость и отчаяние захлестнули его, он совсем не хотел, чтобы так получилось.

На крыльце стали появляться люди в нижнем белье — хозяин, хозяйка, давешняя прислуга. Но они были так напуганы, что никто не сделал ни шага в сторону Ватанена.

— Где у вас скамейка? — спросил растерявшийся Ватанен, но все молчали, никто не кинулся на помощь. Наконец хозяин сказал:

— Это наш дед. Отнеси его обратно.

Ватанен не знал, что и думать Он глянул на «деда», лежавшего неподвижно у него на руках. Одно веко наполовину приоткрылось.

И тут до Ватанена дошло. Он держал на руках мертвое тело. Старик уже давно был мертв. Ужас охватил Ватанена, он уронил тело на траву. Хозяин сбежал с крыльца и закинул мертвеца на спину, как мешок. Тот болтался из стороны в сторону; но хозяин перехватил свою ношу поудобнее и отнес труп в сарай. Уложил на верстак, прикрыл простыней, закрыл дверь и вернулся во двор.

— Ты опозорил деда, мужик.

Ватанен ничего не слышал, он стоял за колодцем, и его рвало.

Выяснилось, что Ватанен ночевал вместе со старым хозяином дома, который умер предыдущим вечером. Старик был замечательным человеком. Говоря о нем, женщины рыдали. Ватанен тоже чувствовал комок в горле. Заяц сидел в стороне и сопереживал.

В десять утра приехал катафалк. Ватанен помог хозяину погрузить тело в машину. Глаз старика прикрыли, хозяин дома подписал какие-то бумаги.

На катафалке рядом с задрапированным черной тканью гробом Ватанен доехал до Кухмо. Водитель всю дорогу расспрашивал его о зайце, сказал, что у него в Каяни есть ручная сорока, которая якобы утащила отражатель света с плаща жены начальника полиции прямо в центре города. Во всяком случае, принесла его домой.

— Кстати, о птичках… Я знавал этого старика Хейккиля. Он был коммунистом, но ему ничего не перепало. Хочешь быть коммунистом — нипочем не разбогатеешь.

12. Леший

К началу августа Ватанен добрался до Рованиеми. Последние хвосты лесосплавов проплыли мимо города, туристов было меньше обычного.

В Рованиеми у стойки бара ресторана «Лапландия» Ватанен познакомился со стариком-лесорубом, безнадежным пьяницей. Все называли его Лешим: в молодости, во времена диких лесоповалов, он был известен в Лапландии как «хозяин леса», отсюда и родилось это прозвище.

Леший сетовал на свою судьбу. Ему больше не предлагали работу в лесу, он был для этого слишком стар и к тому же пьяница. Минимальной пенсии, на которую приходилось перебиваться, вольному страннику никак не хватало. Жизнь в избытке предлагала старому лесорубу одни только трудности.

Ватанен задумался, как бы помочь старику.

Посетив местную биржу труда, Ватанен взял там небольшой подряд. Ему предложили разобрать три бревенчатых парома на берегу реки Оунасйоки, выше деревни Мелтаус.

Леший с радостью согласился стать его партнером, и приятели отправились на работу.

Ватанен и Леший лебедкой вытащили паромы на берег; они взяли в аренду бензопилу, ломы и другие инструменты и приступили к разборке старых тяжелых паромов. Было не жарко, чувствовалось приближение осени, работа спорилась. Артельщики жили в палатке, перед ней разложили костер, готовили на нем еду. Леший жаловался, что без выпивки ему плохо, но работой был доволен.

Деревенские жители время от времени посещали работяг. Глядя на зайца, они сдержанно удивлялись — здесь не было принято бурно выражать свои чувства. Ватанен попросил, чтобы жители держали собак на привязи, и зайцу лишь изредка приходилось во всю прыть мчаться из деревни, удирая от какого-нибудь пса. В таких случаях он бежал прямо в лагерь, вскакивал на руки Ватанену или прятался в палатке, после чего раздосадованному преследователю приходилось ни с чем возвращаться в деревню.

Когда два парома были разобраны и доски с бревнами уложены в штабеля, Ватанен заплатил Лешему за две недели. Тот сразу же умчался в Рованиеми. Трое суток от старика не было ни слуху ни духу; потом он вернулся вдрызг пьяный и без копейки. У него оставалось еще немного спиртного. Леший захотел продемонстрировать, какой он классный лесосплавщик: побежал по береговым мосткам, свалился в реку и чуть не захлебнулся, потому что плавать не умел. Ватанен вытащил пьяного старика из реки и отнес в палатку. Утром Леший проснулся в ужасном похмелье, открыл рот, чтобы пожаловаться на жизнь, и тут обнаружилось, что его вставная челюсть ночью выпала в Реку. Вот не повезло так не повезло.

Через день Леший вернулся к жизни. Он ничего не мог есть, кроме жидкой каши, и поэтому был вечно голоден.

— Научи меня плавать, — попросил он Ватанена.

В тот же вечер Ватанен дал ему первый урок. Он заставил Лешего раздеться догола, а потом приказал лечь в воду животом вниз, чтобы руки доставали до дна.

Трудно научить старую собаку новым фокусам, но еще труднее научить плавать старого лапландца. Леший-горемыка старался изо всех сил, но безрезультатно. Вечер за вечером продолжались тренировки. Ватанен не переставал удивляться упорству старика. И наконец свершилось чудо! Вода удержала его! Леший научился плавать по-собачьи. Радостные вопли старика разносились над рекой. Ему так понравилось плавать, что он плескался в реке до позднего вечера. Иногда надолго уходил под воду, давал течению унести себя, с фырканьем выныривал в десятках метров ниже. Его огрубевшая кожа легко выдерживала холод осенней воды, счастье новой жизни озаряло морщинистое лицо.

— Завтра выходной, и я буду нырять, пока не найду свою челюсть, — решил Леший. Даже субботняя баня не соблазнила его; он отказался от нее и продолжал барахтаться в воде.

На следующий день обнаружилась еще одна способность Лешего — он мог находиться под водой больше минуты. На берегу собрались сельчане. Одни наблюдали за ныряющим Лешим, другие пришли ради зайца. Вообще-то этих работяг в деревне считали немного странными: один приручил зайца, другой ежедневно бултыхался голышом в холодной воде. На шоссе остановился туристический автобус, и человек сорок немцев-туристов подошли, удивляясь происходящему. Один из них снимал Лешего на кинокамеру. Гид-немец объяснил своим землякам, что здесь происходит подготовка к соревнованиям по плаванию среди лесосплавщиков, которые проводятся в Лапландии каждое лето.

Вечером Леший сказал Ватанену, что он не нашел в реке челюсти, но зато обнаружил кое-что получше.

— Там в середке глыбже десяти метров. И там полно военного хлама. Штук двадцать пушек, один танк, громадные ящики, да чего там только нет. Я весь день только там и нырял.

Ну и находка! Ватанен скинул одежду, прошел по мосткам к реке и нырнул в глубину. Течение было сильное, попасть в нужное место оказалось непросто.

Леший не обманул. Ватанен ударился коленом обо что-то железное, ощупал находку и пришел к выводу, что на дне реки действительно лежит на боку пушка. Удивительно, что раньше никто ее не нашел! Хотя чему удивляться — топляки, скопившиеся за годы сплавов, толстым слоем покрывали затонувшую технику.

Ватанен дал Лешему тысячу марок. Тот утром отправился в Рованиеми, оставив Ватанена одного разбирать последний паром.

На этот раз Леший задержался в городе на двое суток. Вернулся он снова пьяный, но веселый. Привез несколько не потраченных сотен и выпивку. Много бутылок хорошего коньяка. С трудом ворочая языком, Леший хвастался:

— Я такой!.. Сказал — значит, все получится… Завтра же здесь будет все, что надо!

Сказав это, он отключился, и Ватанен так и не понял, что тот хотел ему сообщить.

Утром к месту стоянки подошли, ревя моторами, три огромные шаланды. На каждой была надпись «Спецтранс». Значит, Леший и правда затеял широкомасштабную операцию.

Преодолевая похмелье, Леший принялся за работу. Он взял руководство на себя, велел Ватанену и водителям установить на берегу между двумя здоровенными соснами огромную двадцатитонную лебедку. Толстыми тросами лебедку застропили к мощным сосновым стволам. Лебедочный трос вручную, с помощью маленькой лебедки на противоположном берегу, вытянули до середины реки.

Леший набрал в легкие побольше воздуха и, держа в руках тяжелый крюк на конце троса, нырнул. Он долго не появлялся, наконец, отфыркиваясь, вынырнул и крикнул:

— Давай! Тяни!

Трос натянулся, вершины сосен закачались, но крепеж удерживал лебедку. Мостки ушли под воду, трос медленно накручивался на барабан. Через минуту из реки показалась тяжелая ржавая гаубица. Леший выбрался на берег, его глаза горели. Хлебнул коньяка из горлышка:

— Для сугреву.

Заржавевшее орудие подняли на платформу прицепа и закрепили. Ватанен записал, сколько оно весит, — на гидравлическом подъемнике был датчик веса.

Весь день Леший как заведенный плавал между берегом и серединой реки. Со дна подняли одиннадцать пушек, штук двадцать зениток, один пятнадцатитонный танк и несметное количество ящиков с боеприпасами. Весь этот военный хлам был, очевидно, сброшен в реку при отступлении немцев во время Лапландской войны. Удивительно: об этом арсенале у финнов до сих пор не было никакой информации.

— Сейчас вы поедете на станцию Колари, там на мое имя зарезервированы вагоны. Погрузите в них всю эту рухлядь. Вот вам накладные. — Леший протянул водителям охапку бумаг. — Сразу, как только разгрузитесь, даже если будет ночь, приедете за остальным добром. Деньги будут через неделю.

Леший расписался в путевых листах, груженые машины натужно завыли и двинулись на север. Ватанен с изумлением наблюдал за широкомасштабной операцией; деревенские жители тоже пришли поглазеть.

На следующий день из реки подняли остатки вооружения, и после обеда последние машины отправились из Мелтауса в Колари. Леший рассказал, что продал свою находку как металлолом прямиком на металлоперерабатывающий завод в Коверхари, теперь только надо дождаться пятницы, когда платежка из «Овако»[5] придет в банк Рованиеми.

— Они заплатят за металлолом только тогда, когда он будет на заводской территории, — добавил Леший.

Невесть откуда возник репортер из «Народа Лапландии», но опоздал. Со всей журналистской хитростью он пытался выудить информацию у Ватанена и Лешего, но ему мало что перепало. Приятели заканчивали разборку последнего парома, лебедки на берегу уже не было, а когда репортер спросил, не здесь ли со дна реки подняли сотню пушек, Леший расхохотался:

— Сотню пушек! У тебя, малый, наверное, с головой не в порядке. Не видишь, что ли, — мы разбираем старые паромы; какие пушки?

В пятницу, закончив работу, приятели поехали в Рованиеми. Ватанен получил расчет в конторе Лесоуправления; пока он туда ходил, Леший, нервничая, сидел в баре ресторана «Лапландия». Он подсчитывал доходы от своего бизнеса.

— Расходов всего шесть тысяч двести, это вместе с твоей тыщей. «Овако» платит за килограмм семнадцать пенни, а там ни много ни мало девяносто шесть тысяч, то есть почти сто тонн. На вот, сам посчитай. Все вместе должно стоить шестнадцать тысяч семьсот двадцать марок. Долой расходы, и чистыми останется десять тысяч пятьсот двадцать марочек. Кругленькая сумма!

Во второй половине дня наконец пришла платежка.

Леший от радости расплакался прямо в банке.

— Такой большой зарплаты у меня не было с тех пор, как в шестьдесят четвертом в Кайрийоки я валил лес три месяца подряд. Ну, теперь я отправлюсь… да хотя бы в Оулу.

И отправился.

Ватанен тоже решил уехать из города, к тому же в «Народе Лапландии» появилась статья, в которой говорилось о том, что вооружение, оставшееся после немецких войск, принадлежит союзникам. Какой-то майор выражал недоумение по поводу того факта, что где-то в Мелтаусе «частные лица» собрали металлолом времен Лапландской войны и продали его, неплохо на этом заработав.

Ватанен отложил газету. Он подумал: где-то сейчас Леший колобродит? Поди уже вставил новые челюсти.

— А не пора ли и нам снова в путь? — спросил Ватанен зайца, сидевшего у него в ногах.

И они двинулись в путь. Август подходил к концу, утром выпал снег, но сразу же растаял.

13. Ворон

Ватанен на автобусе добрался до городишка Посио в южной части Лапландии.

Там он взял подряд на прореживание леса в восьми километрах от дороги, в безлюдном районе, затерявшемся за деревней Симоярви. Это был район водораздела, безнадежная глушь, но за работу неплохо платили, а главное — зайцу раздолье — никакого жилья вокруг.

Ватанен соорудил из куска брезента шалаш на краю огромного болота в сосновом лесу. Два раза в неделю он появлялся в Симоярви, пополнял в автолавке запас провианта и сигарет и брал в местной библиотеке несколько книг. На болотах Посио Ватанен провел несколько недель.

Условия жизни здесь были очень суровые, работа — тяжелая, но Ватанену это нравилось: он чувствовал, что становится все сильнее; к тому же монотонную работу выполнять намного легче, если знаешь, что тебе не придется заниматься этим до конца дней своих.

Когда шел мокрый снег с дождем, Ватанен сидел в темноте, устав от дневной работы, и размышлял о собственной жизни: насколько же иной она была еще весной, до Иванова дня!

Ватанен разговаривал с зайцем, и тот внимательно слушал, ничего не понимая. Ватанен подбрасывал дрова в костер перед своим убежищем, всматривался в наступающую зиму и засыпал чутким сном лесного зверя.

Лишь одно досаждало Ватанену в этой снежной болотной глуши. Рядом с его палаткой поселился ворон — самая мерзкая из лесных птиц.

Однажды он прилетел, сделал несколько кругов над островком — тощий, крылья мокрые от снега с дождем, — уселся на дерево недалеко от Ватанена и стряхнул с себя налипший снег, словно старая собака. Зрелище было тоскливое.

Ватанену стало жалко это несчастное дитя природы.

На следующий вечер, когда Ватанен, едва живой от усталости, вернулся из леса и принялся готовить себе ужин, его ждал сюрприз. Открытый рюкзак валялся на лапнике, которым был устлан пол жилища, — в нем явно кто-то копался. Исчезло много припасов: четверть кило масла, почти полная банка мясной тушенки и хлебцы. Ватанен догадался, что диверсия — дело лап и когтей этого несчастного ворона — а он-то пожалел его вчера! Очевидно, часть украденных продуктов вор припрятал где-то в укромном месте, известном ему одному.

Ворон сидел рядом на ветке высокой сосны. Ствол дерева с одной стороны был почти полностью залеплен пометом — птица испражнялась, не слетая с ветки.

Заяц нервничал — наверняка хищник гонял его, пока Ватанен был на работе.

Ватанен швырнул в ворона камнем, но не попал. Лениво уклонившись, ворюга даже не шевельнул крыльями. Он перелетел на соседнее дерево, лишь когда Ватанен подскочил к сосне и в ярости стал рубить ее топором.

«Вот бы винтовка пригодилась», — подумал Ватанен, но ее не было.

Ватанен открыл новую банку тушенки, обжарил мясо на сковородке и съел оставшиеся хлебцы всухомятку, без масла. Покончив с ужином, оказавшимся еще более скромным, чем обычно, он посмотрел на ворона, сидящего на ветке, и услышал, как тот рыгнул.

Жуткая ненависть овладела человеком, и, прежде чем лечь спать, он спрятал рюкзак себе под голову. Заяц свернулся у изголовья хозяина, под его надежной защитой.

Утром Ватанен основательно припрятал рюкзак под лапником, предварительно убедившись, что все ремни и веревки крепко затянуты.

Когда же вечером он вернулся в лагерь, его взору вновь предстала картина разбоя. Ворон сдвинул ветки лапника в сторону, вытащил рюкзак наружу, подальше от костра, и оторвал один из карманов. Он сожрал упаковку сыра, расклевал веревку, которой был затянут рюкзак, и вдобавок истребил остатки вчерашней тушенки. К тому же исчезли все хлебцы. Пачка чая, соль с сахаром и пара неоткрытых банок тушенки валялись, словно объедки, на дне рюкзака.

В тот вечер ужин Ватанена был еще скромнее.

Грабежи продолжались несколько дней. Ворону удавалось экспроприировать продукты, хотя Ватанен по утрам, перед уходом на работу, прятал рюкзак под толстыми чурками. Ворюга постоянно находил какую-нибудь щель, через которую вытаскивал рюкзак наружу. Казалось, спасти продукты может только бетонный бункер.

Ворон все больше наглел. Видимо, он догадался о неспособности живущего в лесу человека противостоять ему. Ватанен пытался прогнать птицу с островка, дико крича и швыряя камни размером с кулак, но та оставалась спокойной — казалось, ворон даже получал удовольствие от бессильной злобы Ватанена.

Крылатый разбойник быстро набирал вес, днем даже ленился слететь с ветки. Его неутолимый аппетит вынудил Ватанена ходить в Симоярви за продуктами три раза в неделю вместо прежних двух. Ватанен посчитал, что ворон за неделю сжирает продуктов на шестьдесят марок.

Так продолжалось две недели.

Ворон разжирел. Он сидел, ленивый и наглый, в нескольких метрах от Ватанена на своей ветке, и смахивал на здорового, упитанного, хорошо откормленного барана. Его оперение, еще недавно грязно-серое, потемнело и щегольски переливалось.

Если так будет продолжаться, на хороший заработок можно не надеяться, понял Ватанен. Он стал серьезно размышлять о том, чтобы истребить ворона. И только спустя две недели нашел эффективный и жестокий способ положить конец этому бесчинству.

Ватанен снова отправился в Симоярви за продуктами. Продавщица автолавки поглядывала на него с удивлением — мало того, что он трижды в неделю приходил за покупками с зайцем, но еще и количество купленного раз от раза увеличивалось. А ведь всем было известно, что еду он покупает только для себя.

— Ну и обжора этот мужик из леса! И все ему не впрок, — поговаривали в деревне. — Покупает жратву по три раза в неделю и только худеет.

На следующий день, открывая килограммовую банку тушенки, Ватанен не вскрыл ее по кругу, как обычно, а прорезал крестообразное отверстие, в результате чего на крышке появились четыре острых угла. Эти зубцы он осторожно приподнял, и банка стала напоминать только что раскрывшийся цветок с четырьмя лепестками. Из середины этого металлического цветка Ватанен наковырял ножом мяса на сковородку, обжарил его и с удовольствием поел. Ворон наблюдал за действиями человека совершенно спокойно. Надеялся, что оставшееся мясо, как всегда, достанется ему.

На прощанье обругав ворона, Ватанен прикрыл рюкзак сосновыми чурками. Но перед этим он загнул углы на крышке банки вовнутрь, так что образовался своего рода раструб, как в мережке или в ловушке для раков.

Как только Ватанен, покинув островок, скрылся в лесу, ворон спланировал к догорающему костру и уверенно зашагал к рюкзаку, лежавшему под обрезками бревен. Он покрутил башкой и энергично принялся за работу: протискивался между чурками, рвал ремни рюкзака, что-то бормотал, отталкивал бревна и довольно скоро вытащил свою добычу. Временами он поднимал огромную черную голову, проверяя, нет ли Ватанена поблизости.

Добыв рюкзак, ворон оттащил его чуть подальше, на ровное место, где на протяжении двух недель привык вершить свой разбой. Там он привычно раскрыл рюкзак и приступил к изучению содержимого.

Притаившись на краю леса, Ватанен следил за развитием событий.

Ворон вытащил из рюкзака пакет с хлебцами, отколол несколько кусков на пробу и затем ухватил большой хлебец. Зажав его в клюве, он начал разбегаться, одновременно взмахивая крыльями, словно перегруженный транспортный самолет, который с короткой взлетной полосы поднимается в воздух для выполнения важного задания. Махнув крыльями еще пару раз, ворон взмыл вверх. Заяц прятался в палатке, с ужасом наблюдая за бандитом.

С хлебцем в клюве ворон пролетел над Ватаненом, словно воздушный змей. Утренний ветер с болота подхватил большой хлебец, как парус, так что ворону пришлось изо всех сил молотить крыльями, чтобы удержать направление в сторону леса, к тайнику.

Очень скоро ворон вернулся, и заяц, который за время его отсутствия успел вылезти из укрытия и немного перекусить болотной травкой, шмыгнул назад, под защиту брезентового покрова. Ватанен продолжал наблюдение.

Со стуком и звяканьем ворон выволок из рюкзака банку тушенки. Прежде чем приступить к изучению содержимого, он выпрямился и осмотрелся, чтобы убедиться, что все спокойно. Только после этого он сунул свою крупную голову в недра банки.

Проглотив несколько жирных кусков тушенки, хищник решил перевести дух.

Но голова не вылезала. Она застряла.

Ворон занервничал. Он отскочил от рюкзака, начал метаться, пытаясь сорвать с себя банку, но металлическая ловушка держала крепко. Когти ворона скользили по гладкой поверхности банки, а острые углы кромсали его жирную шею.

Ватанен бросился к лагерю, но не успел схватить свою жертву. Беспорядочно взмахивая крыльями, черная птица взмыла в небо; банка по-прежнему плотно сидела на ее голове. Ворону удалось подняться довольно высоко.

Из банки раздавалось отчаянное карканье. Болотное эхо отвечало птице — приглушенно, но беспощадно.

Птица набрала высоту и летела почти вертикально, словно ужасный лебедь Туонелы.[6] Металлическая банка громыхала, и все это сопровождалось жуткими звуками, которые издавал ворон.

Потеряв ориентацию, птица заметалась в воздухе — она не могла больше удерживать направление полета; очень скоро ворон потерял высоту и врезался в ствол дерева на краю леса. Банка на его голове загромыхала в ветвях, и ворон рухнул наземь. Истекая кровью, он снова рванулся вверх. Ватанен увидел, как птица скрылась за верхушками деревьев. Ужасные крики долго еще доносились до островка, оповещая о последнем полете хищника.

Пошел мокрый снег, и крики смолкли.

Ватанен подобрал изуродованный рюкзак, внес его в палатку и положил на лапник. Он взял зайца на руки и, глядя в ту сторону, куда улетел ворон, злорадно захохотал, довольный своей жестокой местью.

И заяц, казалось, тоже смеялся.

14. Жрец

Через неделю после гибели ворона Ватанен покинул болота Посио и отправился в город Соданкюля, где на пару дней остановился в гостинице. Там он повстречал хозяина оленеводческой фермы из Сомпио, который предложил ему отремонтировать сторожку в долине Ляяхкимакуру, в глуши лесов Сомпио. Это было очень кстати.

Ватанен купил винтовку с оптическим прицелом, лыжи, плотницкий инструмент и припасов на несколько недель. На такси он доехал по дороге на Танхуа до места, откуда можно было добраться до сторожки. На развилке в Вяррио несколько оленеводов сидели у костра на обочине дороги.

— Что-то странное, — сказал один из них. — У здешних зайцев уже несколько недель как линька кончилась, они все белые, а этот все еще в летней шубе.

— А может, это русак.

— Не-е, это не русак. Русак поздоровей будет.

— Этот из южных зайцев, — пояснил Ватанен. С помощью таксиста он выгрузил свои вещи из машины на дорогу. Сыпал легкий снежок, но наста еще не было, поэтому на лыжи встать он не мог.

Оленеводы угостили Ватанена кофе. Заяц с любопытством, без страха принюхивался к пахнущим лесом людям.

Если Каартинен его увидит, как пить дать принесет в жертву, — сказал один оленевод Ватанену.

Он бывший учитель и вроде как на юге был попом. У него обычай такой — приносить зверей в жертву.

Из дальнейшего разговора выяснилось, что Каартинен — молодой человек, лыжный инструктор в Вуотсо. Поздней осенью, до начала сезона, он любил ходить на лыжах по здешним лесам и жил в сторожке на ручье Виттумайсенойя, недалеко от долины Ляяхкимакуру.

Оленеводы остались сидеть у костра, а Ватанен взвалил свою нелегкую ношу на плечи, сверился с картой и исчез в лесу. Заяц, весело подпрыгивая, пустился следом.

До долины предстояло пройти километров тридцать. В лесу было мало снега, поэтому Ватанен нес лыжи на плече. Они цеплялись за ветки, идти было трудно.

Быстро стемнело; ночь пришлось провести в лесу. Ватанен свалил небольшую сосну, раскинул брезент — получился навес. Соорудил на ночь костернодью из трех толстых бревен, кинул на сковородку кусок оленины. Заяц улегся под брезентом; вскоре лег и Ватанен. Над огнем кружились крупные снежинки, с легким шипением исчезая в языках пламени.

Ватанен провел в дороге еще один день и наконец добрался до сторожки в Ляяхкимакуру.

Прислонив лыжи к стене, он, тяжело ступая, вошел внутрь. Это была обычная избушка для оленеводов; когда-то ее построили для перегонщиков оленьих стад. Прошлой зимой сюда на мотосанях привезли доски, гвозди, рубероид, мешок цемента. В избе было две комнаты; с одной стороны нижние венцы сгнили, и стена готова была обрушиться. Да и на другой половине пол был совсем плох.

— Поживу тут до Рождества, — сказал сам себе Ватанен. И обратился к зайцу: — Пора тебе шубу менять. Мы не в Хейноле. Того и гляди ястреб тебя схватит, такого коричневого.

Ватанен поднял зайца на руки, выдернул не сколько волосков из его шкуры. Шерсть легко отделялась. Из-под нее показался белый зимний мех. «Ну и хорошо», — подумал Ватанен и опустил своего взъерошенного приятеля на пол.

Ватанен не спешил приступать к работе. Несколько дней он бродил по округе, осматривался, заготавливал дрова. Вечерами при свете «летучей мыши» планировал ремонт.

На ближайшем песчаном холме Ватанен накопал из-под снега много мешков мелкого песка для раствора, сколотил из досок растворный ящик и с началом первых морозов начал делать раствор. Прежде всего надо было отремонтировать обветшавшую, разваливавшуюся печь: без тепла зимой здесь не продержаться. Печная труба тоже оставляла желать лучшего, ее надо было штукатурить. Это была проблема: на морозе раствор не возьмется, замерзнет.

Времени у Ватанена было в избытке, и он решил использовать его для ремонта крыши. На крыше сторожки он соорудил из своего брезента что-то вроде палатки вокруг трубы. Затем разобрал крышу в этом месте, чтобы тепло изнутри попадало в палатку. С улицы по лестнице он поднимал на крышу теплый раствор и ремонтировал трубу.

Однажды, когда он этим занимался, к сторожке подошли двое оленеводов на лыжах — снега уже было достаточно. Мужики уставились на странное сооружение на крыше сторожки. Они не могли сообразить, для чего служит эта палатка, изо всех щелей которой вырывается пар. Еще больше они обалдели, увидев, как дверь сторожки открылась и оттуда вышел человек с тяжелым ведром, над которым поднимались клубы пара. Он был настолько поглощен своим делом, что не заметил гостей — поднес тяжелую ношу к лестнице и медленно стал подниматься на крышу. На каждой второй ступеньке человек давал себе передышку.

Забравшись наверх, человек исчез в брезентовом шатре и пробыл там добрых пятнадцать минут. Наконец он вышел наружу, вытряхнул остатки раствора из ведра, постучав им по застрехе, и спустился вниз. Только тогда оленеводы сказали:

— Добрый день.

Они отстегнули лыжи и вместе с Ватаненом вошли в дом. Посреди комнаты стоял растворный ящик, валялись доски и другие строительные причиндалы. Тут оленеводы догадались, что в сторожке полным ходом идет ремонт трубы и печи.

В печи пылал огонь. Он не мешал ремонту, наоборот, раствор лучше схватывался в тепле. Сварили кофе. Оленеводы сказали, что собирают последних оленей в загоны — многие стада разбрелись по лесам. После строительства плотины и водохранилища в Локке оленьи пастбища уменьшились. Все пошло наперекосяк, разводить оленей стало еще труднее, чем раньше.

Пастухи пришли сюда из сторожки Виттумайсенойя. По их словам, Каартинен обосновался именно там.

Гости остались в сторожке на ночь. После их ухода Ватанен работал на крыше еще пару дней. Когда раствор высох окончательно, он разобрал палатку. Затем смел с крыши снег и принялся приколачивать рубероид поверх старого, уже изношенного и прохудившегося. На морозе рубероид становился колом, и невозможно было работать с ним, не ломая. Ватанену пришлось таскать на крышу кипяток, который он выливал на рубероид, стоя на коньке. Горячая вода размягчала толь, и, если действовать быстро, его можно было легко расправить и прибить к крыше.

На сильном морозе от кипятка высоко в ясное небо поднимался обильный пар, окутывавший всю округу. Если смотреть издалека, стройка напоминала паровую электростанцию или старинный паровоз, который заправлялся водой и выпускал лишний пар. Ватанен на крыше был похож на машиниста, который пытается запустить на морозе огромную машину. Как-то раз, разминая спину в ожидании, пока улетучится облако пара, Ватанен взглянул на противоположный склон долины. По склону в глубь леса вели четкие следы. Там кто-то прошел.

Ватанен спустился с крыши, взял из избы винтовку, снова забрался наверх. Пар уже рассеялся, и сквозь прицел было хорошо видно. Ватанен прижался щекой к прикладу и долго всматривался в противоположный склон, временами давая глазам отдохнуть. Наконец глаза стали слезиться, и Ватанен опустил винтовку.

— Некому там быть, кроме медведя.

Спустившись, Ватанен загнал зайца в дом и стал готовить обед. «Вот и сосед у меня появился, да не кто-нибудь — медведь», — подумал он.

Заяц бесшумно передвигался по комнате, как всегда, когда хозяин думал о чем-то серьезном.

На следующее утро Ватанен на лыжах обошел долину, чтобы рассмотреть следы. Заяц, понюхав их, задрожал от страха. Сомнений не было, здесь прошел медведь, к тому же немалых размеров. Ватанен дошел по следу до лысого склона. Оттуда следы вели в лес. Ватанен сделал основательную петлю вокруг лесочка, но следов больше не обнаружил. Итак, медведь живет в том лесу, который он только что обошел. Косолапый наверняка устроил себе в чащобе берлогу и теперь дрыхнет там без задних ног.

Ватанен заскользил на лыжах в глубь лесочка. Заяц не решился идти следом, несмотря на уговоры, — остался сидеть на открытом месте.

По следам было видно, что медведь бродил по лесу. Наверное, подыскивал себе подходящее лежбище. Интересно, где он устроился на зимовку? Ватанен углубился в заросли и увидел поваленные деревья, под которые забрался медведь. Легкий парок поднимался из-под стволов.

Ватанен беззвучно развернулся и выбрался из чащобы на открытый склон; заяц, радостно подпрыгивая, бросился ему навстречу.

Вернувшись к сторожке, Ватанен понял, что у него гость. У стены стояли фирменные беговые лыжи. В доме сидел молодой человек в лыжном костюме. Здороваясь, он крепко, не по-лапландски, сжал руку Ватанена. Это и был Каартинен, о котором Ватанен так много слышал.

Каартинен пришел в восторг от зайца, принялся гладить его и похлопывать, так что Ватанену пришлось попросить, чтобы тот оставил животное в покое. А заяц явно не доверял пришедшему, хотя обычно он не боялся незнакомых людей, если Ватанен был рядом.

Каартинен сказал, что проложил десятикилометровую лыжню от сторожки в Виттумайсенойя сюда, в Ляяхкимакуру. Он достал из нагрудного кармана анорака два мотка полиэтиленовой ленты, красной и желтой. Ими он собирался разметить лыжню для туристов. Сказал, что еще до Рождества сюда прибудет группа важных персон — проводить отпуск в глуши лапландских лесов. Что-то по линии Министерства иностранных дел. Будет много высоких гостей и, конечно, журналистов.

Каартинен заявил, что хочет купить у Ватанена зайца; предложил сначала полтинник, потом — сотню и, наконец, двести марок. Конечно, Ватанен только рассердился на лыжного инструктора.

Каартинен остался на ночь. Ватанен не мог уснуть — все думал о медведе. Наконец уснул, но спал плохо.

Утром Ватанен проснулся один. Заяц и Каартинен исчезли. Во дворе не было ни лыж Каартинена, ни свежих заячьих следов.

В ярости Ватанен надел лыжи, встал было на лыжню, проложенную Каартиненом, но тут же вернулся в сторожку, снял с гвоздя винтовку и лишь потом пустился в путь. Только сейчас он вспомнил слова оленеводов о жертвоприношениях. Со скоростью ветра Ватанен скользил по лыжне в направлении сторожки в Виттумайсенойя.

Когда Ватенен добрался до места, спина у него взмокла. Он тяжело дышал, пот щипал глаза, а жгучая ненависть жгла его изнутри. На берегу ручья Виттумайсенойя стоял замечательный дом, который все называли сторожкой, — бревенчатое строение, рассчитанное не меньше чем на сотню человек.

Сбросив лыжи, Ватанен распахнул дверь. Каартинен сидел у стола и наслаждался кофе.

— Где заяц?

Каартинен отшатнулся к стене. В испуге он уставился на Ватанена, который сжимал в руках винтовку, и стал сбивчиво, испуганно объяснять, что ничего не знает о зайце. Он рано ушел из сторожки и не посмел разбудить хозяина, который спал крепким сном.

— Брешешь! Зайца сюда, сейчас же!

Каартинен забился в угол.

— Да на что он мне сдался… — пытался защищаться он.

— Зайца давай! — ревел Ватанен. Каартинен продолжал запираться, Ватанен потерял терпение. Бросив винтовку на стол, он подскочил к Каартинену, схватил его за ворот и, приподняв, прижал к стене.

— Хоть убей, не отдам! — вырвалось у Каартинена. От этих слов Ватанен пришел в бешенство. Дико крича, он рванул Каартинена на себя и, словно куклу, швырнул на пол. Тут же, не давая ему опомниться, врезал в челюсть — аж захрустело; бедняга инструктор во весь рост растянулся на полу. Стало тихо, слышно было только тяжелое дыхание Ватанена.

Но тут же послышались и другие звуки. Через раздаточное окно из кухни доносилось приглушенное царапанье и легкое шуршанье. Ватанен выбежал на улицу, оттуда вбежал в кухню, стал открывать дверцы шкафов. На пол вывалился заяц со связанными лапами. Его заяц!

Перерезав ножом веревку, Ватанен с зайцем на руках вернулся в жилую половину, где Каартинен приходил в себя после удара.

— И что это значит? — спросил он Каартинена тоном, не предвещавшим ничего хорошего.

Рассказ Каартинена был длинным и очень странным.

Детство его прошло в религиозной семье. Ревностные верующие, его родители решили, что сын обязательно должен стать священником. По окончании гимназии мальчика отправили в университет Хельсинки на теологический факультет. Но учеба не удовлетворяла нежного юношу: он не мог уверовать в лютеранское учение так, как следовало бы. Его грызли сомнения, он был далек от теологии и приходил в ужас при мысли, что когда-нибудь ему придется, не веря самому себе, нести Божье слово пастве. Невзирая на религиозные чувства родителей, он бросил изучение теологии и поступил в семинарию Кемиярви, выпускавшую учителей. Конечно, и там ему пришлось иметь дело с лютеранским учением, но доминирование Иисуса Христа ощущалось гораздо меньше, чем в Хельсинки. Через некоторое время Каартинен стал учителем народной школы.

Уже в семинарии молодой человек, обладавший богатым воображением, начал активные поиски своего «Я»; ответы на мучавшие его вопросы он искал в литературе. Увлекся толстовством, а когда привлекательность учения великого графа для него поблекла, принялся изучать восточные религии; буддизм произвел на него самое глубокое впечатление. Он даже планировал путешествие в Азию, в места, где можно припасть к истокам этой религии, но родители с самого начала не одобряли его взглядов и, соответственно, не выделили финансов на поездку. Религиозные чувства Каартинена понемногу увяли.

Работая учителем в школе Лиминка, Каартинен увлекся анархизмом. Он заказал для школьной библиотеки французские издания по этой теме и с помощью словаря изучил их от корки до корки. Ему удалось также проверить действенность усвоенных идей на практике, в результате чего во второй половине года руководство школы освободило его от занимаемой должности. Летом бывший учитель отказался от анархического учения и с необычайным интересом принялся познавать основы финского этноса. Он проштудировал десятки трудов, авторы которых поддерживали благородный тезис о возрождении финской национальной идеи, изучал древнюю историю финского народа. Чем глубже Каартинен проникал в понятийный мир праотцов, тем больше он убеждался: наконец-то найдено то, что он так долго и пламенно искал, — вера праотцов, настоящая религия, единственная, достойная настоящего финна.

Каартинен пылко излагал Ватанену основы религии, обряды которой он отправлял уже много лет. С необычайным вдохновением он поведал о лесных духах, боге грозы, гномах, идолах, колдунах из вековых лесов, заговорах и жертвоприношениях. Он описал древние религиозные обряды и ритуалы и признался, что сам практикует жертвоприношения, подражая праотцам, занимавшимся этим тысячу лет назад. Став лыжным инструктором на севере, Каартинен дополнил религиозные идеи финно-угорских народов саамскими приправами, и все эти обряды он исполнял в одиночестве среди глухих лапландских лесов. В городах отправлять религиозные обряды невозможно, пояснил Каартинен.

В верховьях ручья Виттумайсенойя, на берегу небольшой ламбужки, Каартинен бензопилой вырезал своего рыбного бога, идола, которому приходил поклоняться в межсезонье. На площадке перед идолом он сложил из камней жертвенный очаг, на котором имел обыкновение приносить в жертву какую-нибудь живность: пойманных сеткой соек, попавших в ловушки куропаток, а однажды — купленного аж в Ивало щенка. Сейчас же у него появилась возможность принести в жертву настоящего свободного лесного зверя. Ватанен не согласился его продать, и у Каартинена осталась лишь одна возможность ублажить своего бога — украсть зайца у хозяина. Каартинен добавил, что сейчас он живет очень гармоничной жизнью. Он чувствовал, что древние боги довольны им и что других богов не существует. Такого же чудесного душевного покоя он желал и Ватанену. Даже предложил вместе принести зайца в жертву богам.

Выслушав долгое повествование, Ватанен сказал, что постарается забыть о происшедшем, но запретил Каартинену впредь приближаться к зайцу и даже думать о нем, особенно с точки зрения древней религии.

В тот же вечер Ватанен, не торопясь, в сопровождении зайца отправился на лыжах в свою сторожку. Он не думал о Каартинене и его странных идеях. Половинка луны вскарабкалась в морозное небо, поблескивали неяркие звезды. Это был его мир. Мир, в котором легко быть самим собой; здесь и сейчас ему было хорошо. Заяц неслышно скакал по лыжне, словно проводник. Ватанен тихонько напевал.

15. Медведь

Ватанен свалил несколько крупных сосен за сторожкой, напилил их в размер, обтесал топором. Длинными жердинами приподнял сторожку над фундаментом и заменил сгнившие венцы, сделав новые из свежих бревен. Получилась отличная стена.

Для зайца он срубил несколько осинок у ручья и притащил их во двор. Теперь зайцу было чем заниматься целыми днями. Он как будто тоже приступил к строительным работам: стволы осинок белели по мере того, как он объедал кору.

Ватанен поменял разбитое стекло в одном из окон. Внутри он вскрыл полы и настелил новые. А перед этим натаскал содержимого муравейников, чтобы заполнить пространство между полом и грунтом — теперь дом держал тепло. Сторожка в Ляяхкимакуру приобрела уютный жилой вид.

Не прошло и месяца со времени визита Каартинена, а у Ватанена снова появились гости.

Из леса один за другим вышли десять военных на лыжах и вошли во двор. Старший группы, лейтенант, сказал, что они служат в разведбатальоне, расквартированном в городе Соданкюля. Пока Ватанен согревал на печи чайник, лейтенант объяснил, что очень скоро в этих лесах будут проходить трехдневные учения разведбатальона.

— Для нас это тоже неожиданность. Министерство иностранных дел попросило организовать какую-нибудь программу для иностранных военных атташе на время их отпуска в Лапландии. Генштаб отдал приказ о проведении учений.

— Проклятые иностранцы! Придется гнать сюда в лес пятьсот человек только за тем, чтобы покричать «ура».

Лейтенант спросил, можно ли штабу учений разместиться в сторожке Ляяхкимакуру. Он знал, что гости МИДа буду жить в Виттумайсенойя.

— Так можно нам сюда?

— А чего ж нет, приходите, воюйте, — разрешил Ватанен.

За два дня до официального начала учений к сторожке стали стекаться военные. Младшие офицеры в сопровождении нескольких бойцов на вездеходах доставляли радиоаппаратуру, карты, провиант, таблички с номерами подразделений. Ватанен хотел купить у них лыжную мазь и свинину, но офицер-интендант сказал:

— Да бери просто так, если надо.

На следующий день стали прибывать подразделения. Длинные серые цепочки вконец изнуренных солдат-лыжников подтягивались к сторожке. Вездеходы ревели, вокруг сторожки на склонах долины поднялись шатры. Один шатер поставили в низине.

Ватанен испугался, что медведь может проснуться от шума. Сначала он не хотел никому говорить о косолапом соседе, но потом все же предупредил майора, командующего учениями, что, если подразделения не отвести ближе к сторожке, медведь может проснуться.

— Да хрен с ним, с медведем! Не до него сейчас. Почитайте лучше, уважаемый, книги Пуллиайнена,[7] тогда будете знать, что медведя нечего бояться.

Ночью мороз усилился, столбик термометра опустился ниже двадцати. Ватанен спал беспокойно. Он чувствовал, как заяц часто дышит ему в ухо — бедняга тоже был взбудоражен.

И кровавая развязка, которой боялся Ватанен, все-таки наступила.

Под утро, часов в пять, в сторожку ворвалась группа солдат. На импровизированных носилках из одеяла они внесли одного из своих товарищей. Когда зажгли свет, стало понятно, что случилось.

Рядовой с головы до ног был покрыт обледеневшей кровью, его правая рука держалась на честном слове — она была почти оторвана. Парень был без сознания, потерял много крови. Прибежавший по вызову прапорщик медслужбы перевязал раненого и сделал ему противостолбнячный укол. Во дворе завели вездеход; радист запросил из центра вертолет, но тот был в распоряжении Министерства иностранных дел, поэтому разрешения на вылет не дали. Товарищи раненого, принесшие его, переминались с ноги на ногу, вытирая окровавленные руки о штанины.

Изуродованного солдата завернули в одеяло и погрузили в вездеход, который отправился сквозь темный лес к ближайшему шоссе. С улицы раздавались выстрелы. Ватанен вышел во двор и закричал в ту сторону, откуда они слышались:

— Не стреляйте в темноте, еще в него попадете!

Когда на улице немного развиднелось, Ватанен спустился на лыжах в низину. Солдаты рассказали, как все произошло.

Дневальный решил при помощи карманного фонарика обследовать медвежьи следы. Он дошел до чащобы, хотя стоявший на посту солдат запретил ему ходить туда. Через какое-то время постовой увидел, что свет в лесу заметался и погас, оттуда раздались рычание и треск, а потом наступила тишина. Бойцы бросились на помощь своему товарищу; из лесной чащи на свет фонарей выскочил огромный черный медведь с белым воротником на шее. Он обдал солдат снегом с ног до головы и исчез в темноте.

Офицеры в сторожке обсуждали случившееся, обдумывали ситуацию. Сошлись на том, что раз одна ласточка весны не делает, то и один боец учений не остановит. Майор подтвердил свое намерение начать учения в соответствии с приказом. Лагерь свернули. Солдаты встали на лыжи и молчаливыми цепочками отправились в Виттумайсенойя, где на следующий день им предстояло продемонстрировать иностранным военным атташе свое боевое искусство.

Из Виттумайсенойя по радио на связь вышел представитель МИДа. Ему стало известно, что в Ляяхкимакуру появился медведь. Чиновник сказал, что военные атташе и их супруги очень заинтересовались зверем.

— Мы хотели бы его увидеть. Сначала посмотреть на него, сделать фотографии, снять на кинокамеру, а потом завалить. Вы можете это организовать?

Майор, бывший на связи, возразил. Он сказал, что медведь опасен. Ночью он почти до смерти задрал одного бойца.

Чиновник МИДа не принял возражений. Он настаивал на том, что у военных атташе есть и хорошее оружие, и богатый опыт владения им. Все они полковники, напрасно майор боится.

— Но ведь в Финляндии охота на медведей зимой запрещена, — гнул свою линию майор.

— Не беспокойтесь, мы это учли. Связались с соответствующим министерством и получили разрешение на отстрел, рассказав, что медведь повел себя агрессивно по отношению к одному из ваших бойцов.

Майору ничего не оставалось, как согласиться. Он отправил вездеход за военными атташе и их супругами, желающими поохотиться на медведя. К вечеру из Виттумайсенойя прибыла пестрая компания; военные советники из Швеции, Франции, США и Бразилии, супруги американского и шведского атташе.

— Какая прелесть! Мы сможем убивать этих черных мишек на севере, — радовалась супруга американского военного атташе.

Сгорая от нетерпения и предвкушая утреннюю медвежью охоту, компания осталась на ночь в сторожке Ляяхкимакуру.

Комнату командного состава, в которой было радио, отдали женщинам. Раздраженный майор отправился на ночь в палатку руководить учениями.

Солдатам приказали нагреть в молочных бидонах воды — дамам для омовения. Они возились у костра, ругаясь на чем свет стоит. Два котла из-под горохового супа вымыли и передали дамам, чтобы они могли ополоснуться.

— Черт подери, мы же забыли горшок и зеркало, — вспомнил сержант-радист.

Проблему решили просто: в комнату к женщинам занесли еще один молочный бидон. Чиновнику из МИДа предложили объяснить, для чего предназначена эта посудина. Дамы в изумлении посмотрели на бидон и затем воскликнули:

— Это же надо, как в финской армии все продумано! Какие практичные у вас походные туалеты! Ну почему в наших армиях нет ничего подобного?!

А когда с ближайшего вездехода сняли оба зеркала заднего вида и вручили их дамам, чиновник министерства вздохнул с облегчением: все получилось великолепно, несмотря на суровые условия.

Утром двум рядовым отдали приказ очистить бидон, использованный ночью дамами. С серьезными лицами бойцы вынесли посудину из избы. Во дворе они отбежали подальше от дома и опрокинули бидон в снег. Им было и смешно, и тошно.

— Заткнитесь там! Марш отмывать посуду, — прикрикнул на них майор со ступенек. — Отмыть так, чтобы я мог бриться, глядя в бидоны вместо зеркала.

Следы медведя отыскались быстро. Вся компания встала на лыжи и выстроилась в цепочку — Ватанен пошел по следу первым. За ним шел заяц, потом — несколько офицеров и, наконец, все остальные. Ватанен был почти уверен, что эта охота не принесет никакого результата, и поэтому был спокоен.

Спустя час группа растянулась в длинную рваную цепь. Только военные атташе, за исключением бразильского советника, держались за Ватаненом. Женщины и остальные остались на привале пить кофе.

К концу второго часа охотников ждал сюрприз. Они добрались до медвежьего лежбища и обнаружили там медведя Он соорудил себе в сугробе чтото вроде берлоги и, видимо, спал под снегом. Ватанен свистящим шепотом сообщил о своей находке идущему следом, тот передал новость по цепочке. Заяц, сразу почувствовав опасность, кружил у ног Ватанена.

Офицеры заняли огневые позиции. Остановились, чтобы дождаться женщин и всех, кто отстал. Через полчаса взмокшие дамы добрались до места. Супруга американца уселась на снег и закурила. Она была совершенно измучена, тушь с ресниц черными полосками стекала по ее щекам — жалкое зрелище! Шведка держалась молодцом, но тоже устала.

Ватанен передал зайца из рук в руки супруге шведского атташе и попросил позаботиться о нем. После этого он тихонько подошел на лыжах к берлоге. Сердце у него колотилось. В двух шагах лежал медведь, и одному богу было известно, что взбредет ему в голову. Никогда раньше Ватанен не охотился ради развлечения. Ему было и стыдно, и страшно.

Набрав побольше воздуха, Ватанен заорал. Застрекотала кинокамера.

В испуге медведь подскочил, но быстро сообразил, что к чему. Он сбросил с себя ветки и кинулся к Ватанену. Тот с размаху врезал ему прикладом по башке, так что деревянный приклад треснул. Медведь бросился сквозь цепь окружавших его людей прямиком на женщин. Грохнули два выстрела, оба мимо.

Медведь добежал до супруги шведского атташе, поднялся на задние лапы и замер, увидев, что она прижимает к себе зайца. Медведь обнюхал зайца, а потом обхватил женщину. На секунду они замерли — трое в обнимку. А потом заяц и женщина заверещали от ужаса. Медведь испугался. Он отшвырнул от себя обоих метров на шесть, заяц отлетел еще дальше. И тогда медведь что было сил припустил прочь.

Ему вслед захлопали выстрелы, одна пуля, повидимому, настигла его, потому что хищник взревел, повернулся было к преследователям, но тут же снова побежал прочь и вскоре скрылся из виду.

Двое солдат без всякой надежды на успех бросились на лыжах вдогонку. Все остальные собрались вокруг супруги шведского атташе, которая билась в истерике, сидя на снегу.

По радио вызвали вездеход. Через пару часов вся компания оказалась у сторожки в Ляяхкимакуру, где во дворе уже ждал тяжелый армейский вертолет. Женщинам помогли подняться на борт. Супруга шведского советника все это время держала зайца на руках. Рыдая, она прижималась к нему, и заячий мех намок. Потом она внесла зайца в вертолет.

Ватанен запротестовал.

— Послушайте, вы же мужчина, пусть дама оставит его себе. Неужели вы не видите, что она в шоке, — сказал чиновник из МИДа. — Министерство иностранных дел возместит вам стоимость животного. Здесь, в лесу, вы сможете приручить хоть тысячу новых зайцев.

Однако Ватанен не согласился. Из вертолета передали слова супруги шведского атташе: она не представляет себе разлуки с зайцем, вместе с которым пережила самые ужасные моменты жизни. Чиновник МИДа, нервничая, вел переговоры во дворе сторожки под лопастями вертолета. Он всячески пытался уговорить Ватанена, на которого совершенно не действовали дипломатические уловки. Переговоры зашли в тупик.

Госпожа супруга шведского атташе сообщила, что ни при каких условиях не оставит маленького зайчишку в этой пустыне на растерзание хищникам и на издевательства варварам-финнам.

Ватанен сказал, что если госпожа не может вернуть ему зайца немедленно, тогда, может быть, дело решится позже.

— Ну, ладно, поехали с нами, — недовольно буркнул представитель министерства иностранных дел — Но должен сказать, что вы на редкость мелочный тип.

Все уселись в вертолет. Мотор взревел, и тяжелая военная машина, медленно поднявшись в воздух, полетела к сторожке в Виттумайсенойя. Там вовсю шла настоящая зимняя война, но иностранные военные атташе не обратили на учения никакого внимания. Из вертолета они сразу пошли в дом, а финская армия осталась впустую кричать на морозе.

16. Ужин

На просторной жилой половине в сторожке Виттумайсенойя был приготовлен шикарный ужин: стол, сооруженный из длинных струганых досок, был покрыт белыми скатертями и ломился от деликатесов, доставленных из Хельсинки. Вокруг стола расставили стулья более чем для двадцати человек. Среди деликатесов между вазами с фруктами гордо возвышались национальные флажки стран, представителями которых были военные атташе. Во главе стола сидел чиновник Министерства иностранных дел, напротив — генерал из Генштаба.

Женщины-охотницы удалились, чтобы переодеться, в отведенную для них комнату, где обычно располагалось оленеводческое начальство, и затем вышли к столу. С их появлением трапеза началась — всем предложили рыбные тартинки. Ватанен заметил, что на генеральской стороне два стула остались не занятыми. Он сел на один из них — при виде деликатесов почувствовал, как он проголодался.

Чиновник из МИДа злобно взглянул на Ватанена, но не сказал ни слова. Представитель Генштаба, генерал-майор, сидевший рядом, по-военному приветствовал Ватанена.

Ватанен выпил белого вина. После закуски подали «суп» — бледно-розовую жиденькую кашицу из консервированных креветок, оказавшуюся очень вкусной.

За столом беседовали о главном событии дня, и, само собой, в центре внимания были супруги шведского и американского военных атташе, непрестанно отвечавшие на вопросы о медвежьей охоте. Они рассказывали о пережитом, особенно супруга шведского атташе; слушатели всплескивали руками и округляли глаза, удивляясь испытаниям, выпавшим на долю смелой женщины, и ее невероятному везению. Супруга шведского атташе рассказала и о зайце, про которого почти забыли. Его быстренько нашли и передали даме в руки. Дамочка посадила испуганного зверька на стол и стала гладить его.

— Никогда в жизни я не смогу расстаться с этим очаровательным смелым животным! Я убеждена, что медведь погубил бы меня, если бы у меня на руках не было этого невинного создания.

Генерал-майор спросил Ватанена, правда ли, что заяц принадлежит ему. Ватанен подтвердил и шепотом добавил, что у него нет никакого желания отдавать зайца этой дамочке.

— Боюсь, теперь будет непросто заполучить его назад, — шепнул генерал.

Супруга шведского атташе протянула зайцу листья салата, и тот в испуге начал их есть. Над столом пронесся общий возглас восхищения. Заяц вместе с другими охотниками участвовал в трапезе, сидел с ними за одним столом! Все заметно оживились.

Заяц же испугался шума. От страха он начал сыпать горохом на скатерть, несколько горошин плюхнулись в тарелку с супом, стоявшую перед шведкой.

Заяц вырвался из женских рук и поскакал по столу, опрокинув свечу и роняя тут и там свои какашки.

В замешательстве гости стали вскакивать из-за стола, только Ватанен и генерал остались сидеть. Когда генерал понял, что заяц скачет к нему, он приподнял свою тарелку с супом над столом. Ватанен ухватил зайца за уши и опустил его на пол, откуда животное шмыгнуло в угол. Гости молча сели.

Супруга шведского военного атташе выглядела взволнованной. Она теребила левой рукой листок салата, словно салфетку, и рассеянно ела суп, пока не заметила, что на его поверхности плавают заячьи горошины. Она занервничала еще больше и стала ложкой выталкивать какашки на край тарелки. Добившись того, что горошины оказались на краю тарелки, она нервно хмыкнула, хлебнула супа еще пару раз, потом уронила ложку на скатерть, вытерла рот листиком салата и сказала смущенно:

— Ой, какая я глупая… Можно мне новый суп?

Ее тарелку заменили, заячий горох тщательно собрали со стола, постелили новые скатерти. Во время сервировки гостям предложили по бокалу вермута.

Трапеза продолжалась. Об охоте больше не говорили. Супруга шведского атташе не прикоснулась к новому супу. Она уставилась в тарелку и иногда говорила своим соседям что-нибудь односложное. Так добрались до горячего. Подали жаркое из зайца.

Приготовлено оно было великолепно, но многие ели явно без аппетита, атмосфера за столом казалась натянутой. Очень скоро принесли десерт (морошку со взбитыми сливками), а затем все встали из-за стола. Снова поменяли скатерти, появились кофе, ликер и коньяк. Понемногу напряжение начало спадать.

Через окно было видно, как солдаты скользили на лыжах то в одну, то в другую сторону, в сумерках ревели вездеходы. Гости равнодушно поглядывали в окно, словно на экран большого телевизора, который забыли выключить на время скучной передачи. Быстро стемнело, и телевизор сломался: картинка стала медленно тускнеть, пока не превратилась в сплошную черноту. Только звук остался: крики солдат, глухой треск холостых выстрелов и шум техники долетали до слуха собравшихся в сторожке; высокие гости вели непринужденную светскую беседу.

17. Пожар

Ночью, когда Ватанен устроился на ночлег на полу жилой половины дома вместе с зайцем и рюкзаком, к нему подошел чиновник МИДа и сказал:

— Насколько я понимаю, вы не имеете никакого отношения к присутствующим здесь… Господин Ватанен, так, кажется, вас зовут… Исходя из этого я настаиваю, чтобы вы немедленно удалились со своим идиотским зайцем. Это будет наилучший выход для всех. Я беседовал с господином военным атташе Швеции, он того же мнения. Он подтвердил, что его супруга больше не проявляет желания держать вашего зайца у себя.

Ватанен начал собирать свои пожитки.

— У меня в голове не укладывается, как у вас хватило ума усесться вместе со всеми за стол на официальном приеме. Вы что, нарочно это сделали? И еще эта скотина. Заберите его с собой, чтоб духу его здесь не было. От него одни неприятности.

— Но ведь эта женщина сама заявила, что жить не может без моего зайца, — буркнул Ватанен.

— Мерзкая тварь! Давайте, валите отсюда. Я дам вам сто марок, даже двести, сил больше нет на это смотреть.

Ватанен взял две купюры по сто марок и спросил:

— Расписаться надо?

— Да идите уже, боже мой!

Ватанен сложил все вещи и сунул зайца в рюкзак, так, что только голова торчала. Перед тем как выйти на улицу, он, однако, протянул руку чиновнику МИДа, который в ответ злобно прошипел что-то невнятное. На улице Ватанен, дождавшись, чтобы его глаза привыкли к темноте, отыскал тропинку и прошел пару сотен метров до солдатских шатров. Он решил устроиться на ночлег в одном из них. Уставшие бойцы готовили чай. Предложили и Ватанену; никто ни о чем не спросил. Печка была чуть теплая, дневальный пытался разжечь ее снова, запихивая сырые березовые поленья. Кто-то вскрикивал во сне.

Часа в три ночи объявили тревогу, но никто и не подумал выходить из шатра. Достали карты. Ватанен оживился и сказал, что может обеспечить банк, если кто-то готов играть.

Он выложил на одеяло двести марок, объяснил, откуда они взялись, и вся компания начала играть в покер. Через час деньги разошлись. Боец, выходивший наружу, вернулся и рассказал, что жена одного из дипломатов на ужине нажралась супа с заячьим говном.

Поступил приказ к шести утра собрать шатры.

Никто даже не пошевелился, чтобы приступить к его выполнению. В ночной темноте началось какое-то наступление, солдаты «участвовали» в нем, изо всех сил крича «ура», но не выходя из палатки. Война продолжалась, отовсюду был слышен гул техники, откуда-то доносился усталый голос, отдающий приказы.

Около девяти Ватанен выбрался из шатра. Было еще довольно темно, но боевые действия так активизировались, что он решил: пора уходить.

Страшное зрелище открылось его взору: сторожка в Виттумайсенойя полыхала вовсю. Наверное, пожар длился уже часа два. Оконные рамы под напором огня стали выпадать на снег. Люди в нижнем белье выскакивали из пылающего бревенчатого строения, стоял невероятный крик. Несколько сигнальных ракет взлетели в небо, учения больше никого не интересовали.

Ватанен повесил рюкзак с зайцем на сучок дерева и побежал к дому. Во дворе толпились люди, завернутые в одеяла, и на разных языках сокрушались. Очевидно, пожар начался на кухонной половине, там уже и крыша обрушилась. Генерал-майор стоял в одних носках посреди этого бедлама, громко отдавал приказания и топтался на месте — снег таял под его ногами. На нем были штаны с лампасами, но мундира не было. Тем не менее, все знали, что это генерал.

Из окна комнаты оленеводческого начальства выпрыгнули еще несколько человек, среди них — женщины. Люди кричали от страха. Ватанен многих узнал. Супругу шведского военного атташе сквозь дым вели под руки по заснеженному двору. Она была абсолютно голая, рыдала взахлеб, и на фоне яркого огня четко вырисовывался ее силуэт. Великолепное зрелище — очень красивая женщина на снегу, поддерживаемая двумя солдатами. Потом кто-то накинул на нее одеяло. Здание разгоралось все сильнее, солдаты лопатами швыряли внутрь снег, кто-то матерился, потому что невозможно было подойти ближе — каски на головах раскалились.

Огонь был так силен, что стоявший во дворе вертолет мог вспыхнуть. Генерал потребовал, чтобы пилот отогнал его подальше. К вертолету подбежал голый мужчина, обжигаясь об обшивку, заскочил внутрь, открыл окно и прокричал:

— Надо прогреть мотор, иначе не подняться!

Голый мужской торс свешивался из окна, искры от горящих бревен отскакивали от раскаленного металла, словно шишки во время лесной бури. Окно закрылось после генеральского крика:

— Взлетай немедленно!

Чиновник МИДа метался по двору. Он тоже был полуодет и спрашивал у солдат, не найдется ли у них одежды и обуви; скоро у него в руках оказалась охапка обмундирования, которое он разложил на тающем снегу и принялся раздавать завернутым в одеяла женщинам. Кому-то достались кирзачи, кому-то — только носки, на женские плечи накинули гимнастерки и бушлаты, дамы стали похожи на пчелиных маток; капюшоны маскхалатов прикрыли их нежные шеи.

Шестая рота разведбатальона, завершая атаку, ворвалась во двор. Измученные солдаты остановились на границе тающего снега. Какой-то офицер выкрикивал команды, но бойцы, не слушая его, выстроились у горящего дома редким полукругом. Грязные маскхалаты в пламени пожара отсвечивали переливающимся красным цветом; почерневшие от мороза лица солдат производили чудовищное впечатление. Казалось, дом окружила вереница молчаливых мумий. Кто-то спросил, нет ли огонька, и зажигалка переходила из рук в руки по цепочке облокотившихся на лыжные палки солдат.

Пилот тяжелого армейского вертолета запустил мотор. Стрекочущий звук резал уши, потом он сменился пронзительным гулом, и огромные пятнадцатиметровые лопасти начали потихоньку месить раскаленный воздух. Генерал, согнувшись, подбежал к кабине и жестами показал, что надо посадить в вертолет людей. Чиновник МИДа сообразил, к чему идет дело, и начал подталкивать женщин в сторону ревущего вертолета. Ватанен добежал до дерева, снял рюкзак, стал успокаивать зайца. Зверек был явно не в себе. Еще бы — столько времени просидеть в рюкзаке, подвешенном на сучке, посреди этого кошмара.

Ватанен закинул рюкзак за спину и поспешил назад. Заяц поглядывал по сторонам, но больше не рвался наружу.

Чиновник Министерства иностранных дел руководил женщинами под винтом вертолета. Двери открылись, и дам, упакованных в толстые солдатские бушлаты, стали вталкивать вовнутрь. Командир вертолета и второй пилот стояли у входа совершенно голые и помогали женщинам. Генерал закурил. Ватанен тоже решил помочь на посадке. Он запрыгнул в машину и оттуда втягивал всех, стремящихся внутрь, пока командир борта не сказал ему:

— Все, больше никто не поместится, пора взлетать. Закрывайте дверь, лейтенант.

Лейтенант!

Ватанен хотел спрыгнуть на землю, но голый радист крепко ухватил его за рукав, захлопнул дверь сразу надел наушники:

— Борт ОН 226, ОН 226… Разрешите взлет! Пункт назначения — гарнизонный госпиталь в Соданкюля, прием.

Иллюминаторы вертолета были покрыты инеем. Ватанен, ладонью расчистив ближайшее окошко, увидел, как тяжелые лопасти набрали скорость и теперь сплошным кругом разгоняли воздух. Словно раздуваемый гигантским кузнечным горном, дом вспыхнул сильнее. На десятки метров над ним поднялись языки пламени, а тлеющие венцы строения заискрились так ярко, что в утреннем сумраке стали похожи на бенгальские огни. Наконец вертолет оторвался от земли.

Генерал, стоя перед кабиной, делал знаки, как обычно на аэродроме, когда указывают самолету место стоянки: то разводил руки в стороны, то скрещивал их над головой. Оставшиеся во дворе попятились от вертолета, а у сидящих в машине заложило уши от рева двигателя. В один миг фигура генерала в подтяжках уменьшилась, уменьшился и пылающий дом, и вертолет поднялся так высоко, что стало видно выглядывающее из-за горизонта солнце.

Открьлась чудесная картина!

Ватанен перевесил рюкзак на грудь, повернул заячью морду к иллюминатору:

— Гляди, малыш, гляди!

Заяц немного посмотрел, потом вздохнул и прижался к груди хозяина. Его задние лапы в рюкзаке зашевелились, он подтянул их, свернулся клубочком и уснул.

И вдруг в салоне вспыхнул яркий свет. Дверь кабины открьшась, в салон вышел голый мужчина и сказал:

— Наш борт направляется в Соданкюля, время полета двенадцать минут, прошу соблюдать спокойствие. И это… может кто-нибудь поделиться одеждой?

Мужчине дали, что подвернулось под руку. Впрочем, так же, во что попало, были одеты все пассажиры, человек двадцать; они стали оглядывать друг друга и посматривать в иллюминаторы. Ватанен заметил, что напротив него между двумя женщинами сидел чиновник МИДа. Он выглядел смущенным и озабоченным. Чиновник тоже обратил внимание на Ватанена и, с трудом сдерживая раздражение, проговорил:

— И вы здесь. Никуда от вас не денешься.

Чиновник сидел без обуви, его босые ноги явно замерзли. Ватанен снял свою обувь, протянул ее соседу:

— Берите… да берите же, говорю вам.

Сидящая рядом с представителем министерства супруга американского военного атташе увидела зайца, показала на него пальцем и сказала с восхищением:

— Прелестное создание, ну просто чудо! Всегда рядом! Можно его погладить!

Вертолет летел почти параллельно солнцу, снежные просторы проплывали внизу. Если обернуться, со стороны Сомпио еще можно бьшо разглядеть густой дым. Безжизненная тундра осталась позади, летели над долиной Ляяхкимакуру, и там Ватанен увидел следы охоты на медведя. Ближе к Соданкюля, далеко внизу, Ватанен разглядел одинокого путника. Следы казались мышиными, а черный силуэт двигался на юго-восток. Ватанен так долго вглядывался, что у него заслезились глаза. Он решил, что одинокий путник — не кто иной, как медведь из Ляяхкимакуру.

Ватанен не стал никому ничего говорить, вытер глаза и погладил зайца. В иллюминаторе показались дымки над Соданкюля.

18. В Хельсинки

Вертолет приземлился во дворе гарнизонного госпиталя Соданкюля. Возбужденная компания одетых во что придется дипломатов стала выпрыгивать на заснеженный двор — зрелище было то еще. Врач, вышедший навстречу, каждого приветствовал рукопожатием, Ватанена тоже. Прибывших проводили в приемный покой небольшого госпиталя, где всех осмотрели.

Последним из вертолета выпрыгнул голый пилот. Он спрятался за машиной, а когда увидел, что большинство женщин скрылось внутри, стремглав бросился в хозяйственную пристройку. Врач приказал отнести ему туда обмундирование, что было немедленно исполнено.

Ватанен сидел в приемном покое, заяц на руках, рюкзак рядом. В комнату стали вносить разномастную гражданскую одежду, обувь, нижнее белье. Все это выгружали из микроавтобуса с надписью «Универмаг Маннермаа». Каждый мог взять из выросшей на полу кучи все необходимое и примерить в соседних комнатах.

Чиновник МИДа подобрал себе подходящую обувь и вернул одолженную Ватаненом пару с благодарностью.

Обувшись, Ватанен вышел из приемного покоя и попросил водителя микроавтобуса довезти его до центра городка. Шофер слышал по радио о происшедшем и, желая узнать подробности, расспрашивал так увлеченно, что Ватанен даже устал.

Ватанен был по горло сыт событиями последних дней. Он снял комнату в гостинице и позвонил оттуда фермеру-оленеводу из Сомпио.

Сторожка-то в Ляяхкимакуру не сгорела? — спросил фермер.

Нет, цела. Слушай, ты не мог бы заплатить мне за ремонт? Я, пожалуй, уеду отсюда, что-то в Сомпио беспокойно.

— Да уж, твоя правда. Я заплачу, без разговора.

Заяц приболел. Он лежал в рюкзаке, равнодушный ко всему, а когда Ватанен выпустил его в комнате, едва доскакал до кровати и закрыл глаза.

Ватанен позвонил в ветлечебницу. Ветеринар пришел, осмотрел зайца, но не смог сказать ничего определенного.

— С дикими животными так часто происходит, когда их приручишь. Они могут подохнуть без всякой видимой причины. Может быть, это как раз такой случай. Единственное место, где ему могут помочь, — это Государственный ветеринарный институт. Там возьмут анализы, если, конечно, захотят. Но вы вряд ли туда поедете ради одного зайца. К тому же там не занимаются лечением животных за счет владельцев.

Но зайцу было так плохо, что Ватанен решил сделать все возможное, чтобы его выходить. Он продал фермеру свое добро, оставшееся в сторожке Ляяхкимакуру, и на такси отправился в Рованиеми, а оттуда полетел в Хельсинки. В Сеутула[8] он снова взял такси и помчался в Государственный ветеринарный институт.

Ватанен шел по коридорам института, и никто не обращал на него внимания; наконец-то он оказался в таком месте, где человек с зайцем на руках никого не удивлял.

Ватанен нашел кабинет какого-то профессора-исследователя, нажал на кнопку рядом с дверью и вошел, когда загорелся зеленый огонек.

За столом сидел неопрятный человек в белом халате и перелистывал бумаги. Он поднялся и пожал Ватанену руку, предложил сесть.

Ватанен сказал, что заяц заболел.

— Ну и где наш зайчик, что его беспокоит? — спросил профессор и взял зайца на руки. — Я думаю, у него какая-то инфекция. Он, случайно, не общался с иностранцами? А может быть, ел нечищеные овощи?

— Вообще-то очень даже возможно.

— Надо сдать кровь на анализ, тогда станет ясно. Профессор написал на желтом листочке направление, протянул Ватанену и добавил:

— Зверек, конечно, из Эво.[9]

Ватанен кивнул.

Он взял направление и отправился в лабораторию, где один из лаборантов достал несколько иголок и пробирок и взял у дрожащего зайца три пробы. Через пару часов можно было прийти за результатом.

Заяц остался ждать в институте, а Ватанен отправился перекусить. Через два часа в руках у Ватанена кроме зайца была куча бумаг — история болезни. Он снова пошел к профессору, который радостно сообщил: так и есть, кишечная инфекция.

— Пара уколов, и все пройдет. Я выпишу рецепт, вы возьмете его с собой в Эво.

Зайцу сделали укол, Ватанену дали с собой несколько одноразовых шприцев с ампулами.

— Денек под завязку, от звонка до звонка, — проговорил профессор и снял халат. Часы показывали семнадцать ноль-ноль.

— Я еду в город, могу подвезти вас, если вы не на машине, — предложил неопрятный профессор.

Ватанен сел рядом с ним, и машина направилась в сторону центра.

— Давайте ему чистую воду, но два дня не кормите, а потом все как обычно. Он поправится. Я отвезу вас сразу на вокзал, вы же на поезде приехали?

Ватанен не удержался и брякнул:

— Я прилетел на самолете.

Профессор оторопел, а потом рассмеялся:

— С каких это пор из Эво летают самолеты?

Вообще-то я из Рованиеми, а до этого был в Соданкюля.

— Так вы что, вовсе не из Эво? — в недоумении спросил профессор.

Пришлось Ватанену рассказывать свою историю. Он объяснил, что заяц родом с юга, из Хейнолы, описал свое путешествие по Финляндии через Нильсию, Раутаавара, Посио, Рованиеми, Соданкюлю, Сомпио, и снова в Рованиеми, а теперь сюда. Профессор остановил машину у тротуара на Маннергейментие и слушал рассказ Ватанена с выражением недоверия на лице. Время от времени у него вырывалось:

— Не может быть!

Когда Ватанен завершил свое повествование, профессор сказал очень серьезно:

— Послушайте, уважаемый, я не верю ни единому вашему слову. Но рассказывали вы очень интересно, не понимаю только, зачем вы все это выдумали. Поезжайте к себе в центр, я позвоню завтра утром.

— Ну, хорошо, не верите, так позвоните. Какая теперь разница.

На углу около универмага «Сокос» стоял привязанный уставший олень, потрепанный Дед Мороз пинал его, заставляя шевелиться. Олень тоскливо закатывал глаза. Вокруг толпились галдящие дети, утомленные мамочки повторяли:

— Яри, Яри, не залезай к нему на спину, пошли уже, Яри, ты слышишь меня?

Ватанену вдруг стало противно. Он попросил профессора уехать отсюда, машина тронулась.

На вокзале профессор сказал:

— Нет, я должен забрать у вас животное. Так не пойдет. И кому только ума хватило отправить вас с зайцем сюда из Эво. Лучше будет, если вы вернетесь туда один, а я утром отправлю людей, они привезут животное. Ночью он может побыть со мной.

Ватанен сказал, что он не имеет никакого отношения к научному центру в Эво.

— Послушайте, это вам не игрушки, — сердито сказал профессор и попытался отобрать зайца у Ватанена. Машина остановилась посреди дороги, перегородила движение.

Ватанен не отпускал зайца. Ему вспомнилась старая история о меловом круге: женщины тянули ребенка за руки, каждая к себе. Победит та, что тянет сильнее, но ребенок принадлежит той, которая его отпустит. Ватанен отпустил зайца, но сказал:

— У меня есть предложение: давайте позвоним ветеринару в Соданкюля, может, после этого вы мне поверите. Звонок я оплачу.

Профессор задумался:

— Деньги — не проблема. Я живу в районе Круунунхака, позвоним от меня. Только я все равно не верю, и вы увидите, что я не позволю вам шутить с этим зайцем. Я, дорогой мой, люблю животных и в чьи попало руки их не отдаю.

— Ага, зато ставите на них опыты.

— Это наука. И к тому же вас это не касается. Этс моя работа.

Позвонили. Городской ветеринар из Соданкюля подтвердил рассказ Ватанена и страшно удивился, что Ватанен уже в Хельсинки.

Профессор медленно положил трубку и как-то странно посмотрел на Ватанена. Тот поинтересовался, сколько он должен за разговор. Профессор, казалось, не слышал вопроса, потому что проговорил:

— Я хотел бы еще раз послушать ваш рассказ Вам, наверное, спешить некуда, я сделаю бутерброд.

— Да, какая уж тут спешка…

19. Похмелье

Ватанен почувствовал, что лежит на полу, завернутый в половик. В желудке бурлило, тошнота подступала к горлу, мутило. Глаза не открыть, ни звука вокруг; хотя нет — стоило лишь подумать о звуках, сразу чего только не стало слышно: шипение, потрескивание, свист; и снова желчь рванулась наружу.

Ватанен лежал не двигаясь. Он знал: стоит ему пошевелиться — и рвоту не удержать. Малыми порциями он заглатывал отвратительную кислятину — назад в желудок! Руки не поднять, даже лоб потрогать не получится. Правда, и так совершенно ясно — там выступили крупные капли холодного пота.

Ватанен подумал, что от него наверняка жутко воняет. Распухший язык осторожно пошевелился во рту, наткнулся на липкое склизкое нёбо.

Сердце? Вроде работает, правда как-то странно. Шевелится еле-еле, словно сторож, не знающий, как убить время. Порой оно оживлялось, пару раз ударяло так, что, казалось, грудь разорвет, а удары отдавались аж в пятках. И снова на какое-то время останавливалось, пока, наконец, спустя долгие секунды не просыпалось несколькими резкими мелкими толчками, после чего опять продолжало свою ленивую работу. Пришлось ухватиться за края половика — пол раскачивался, капли пота стекали по шее, неожиданно бросило в жар, и половик, казалось, вот-вот раздавит своей тяжестью потное тело.

Открыть бы глаза, хотя бы один, подумал Ватанен, но не стал ничего делать — слишком уж смелой показалась даже мысль об этом. Хорошо бы опять уснуть, и проспать бы до самой смерти. А, может, это уже и есть смерть? От такой глупой мысли ему стало смешно, но веселье моментально прошло, потому что в горло опять хлынула желчь, которую невероятным усилием пришлось сглатывать назад.

Ватанен постарался сообразить, кто он, где он и что с ним.

Мысли метались, ни за что не удавалось ухватиться. Мелькали какие-то бессвязные картинки, но собрать из них цельную картину не удавалось.

Неожиданно все это опять показалось Ватанену ужасно забавным. Что тут было смешного, Ватанен понять не мог, — какая-то сумасшедшинка. Попытка обосновать странное веселье неожиданно привела к ужасной тоске, оснований для которой оказалось более чем достаточно.

Все мгновенно менялось, и все ускользало. Ватанен подумал: «Вот я и дошел до точки, за которой уже ничего нет». Снова стало смешно, но лишь на миг. Ватанен решил подумать о чем-нибудь конкретном.

Интересно, какое сейчас время года? Над этим стоит задуматься. Если очень напрячься, может быть, повезет вспомнить.

Незаметно для себя Ватанен открыл глаза. Он так сосредоточился, пытаясь понять, какое сейчас время года, что это произошло без всяких последствий. Опухшие, слипшиеся веки едва разомкнулись, и взгляд упал на стену комнаты ближе к потолку: большое окно, разделенное на восемь прямоугольников, четыре маленьких — снизу, два побольше — в середине и еще два, закругленных — вверху. Свет был слишком яркий, пришлось закрыть глаза. Веки захлопнулись, как танковые люки, и Ватанен решил снова сосредоточиться на определении времени года.

Весна? А может быть, осень или даже январь?.. Нет, январь почему-то вызывал чувство протеста. Как, впрочем, и лето. Слово «лето» напомнило Ватанену зайчонка, потом перед его мысленным взором возник заяц покрупнее, его собственный заяц, и снова осень. От осени мысли перескочили к Рождеству… Все-таки весна. Скорее всего март.

А если хорошенько подумать — февраль.

И тут рвота опять рванулась вверх. Ватанен стиснул зубы, как ворота шлюза, чтобы задержать поток отвратительной жидкости, выкарабкался из половика, заметил на полу еще двоих спящих, сообразил, что дверь сортира прямо перед ним, и ворвался туда.

Ватанена выворачивало наизнанку, из горла извергался жуткий рев, слюна стекала в унитаз, глаза вылезали из орбит. Казалось, его желудок скукожился, словно коровий послед. Еще немного — и он вывалится из перекошенного рта. К счастью, этого не случилось. Сердце колотилось так, что голова тряслась.

И вдруг все прошло. Абсолютная уверенность во всепобеждающей силе организма вернулась, словно после бодрящего душа. Ватанен поднял выпученные глаза к зеркалу и уставился на свое отражение.

Цветная картинка из мятого порножурнала.

Ватанен сполоснул вспотевшую рожу, разделся до пояса и обтерся мокрым полотенцем. Обнаружив в кармане расческу, он попробовал привести в порядок шевелюру. В расческе сразу застрял клок свалявшихся волос. Ватанен выдернул его (заодно вылетела часть зубцов) и швырнул в унитаз. Он несколько раз прополоскал рот и спустил всю гадость в канализацию. Открывая дверь туалета и входя в комнату, он на удивление ясно помнил, кто он, помнил, что сейчас, должно быть, Рождество, но события последних дней были по-прежнему окутаны густым туманом.

Комната, небольшая, чистая, оказалась кабинетом зубного врача: хромированные стулья и бормашина поблескивали в свете заглядывающего с улицы солнца. Ватанен присел на диван у стены, выпрямив спину, сложив руки на коленях, и стал рассматривать двух человек, которые вместе с ним находились в этом странном кабинете.

Молодая женщина и мужчина среднего возраста. Они тоже проснулись и складывали у стены диванные подушки, на которых спали. Ватанен поздоровался. Оба казались знакомыми, но одновременно посторонними. У Ватанена не хватило смелости спросить, кто эти двое и где они находятся. Он подумал, что со временем все как-нибудь само выяснится.

Девушка, точнее молодая женщина, немного прояснила обстановку, сказав, что надо заплатить 480 марок за такси, чтобы шофер наконец-то смог уехать. Ватанен ощупал задний карман — бумажника не было. Девушка достала его из своей сумочки и протянула Ватанену. Денег там было полно, почти две тысячи. Ватанен отсчитал пятьсот марок; их взял мужик (значит, это таксист, решил Ватанен) и вернул девушке двадцать марок сдачи.

— Ну, бывайте. Лихо погуляли, будьте здоровы, — сказал мужик и ушел.

— На, выпей. — Девушка протянула Ватанену красные таблетки, достав их из сумочки. — Это поможет, только глотай целиком.

Ватанен решился спросить, где заяц.

— С ним все нормально. Он в Хельсинки, у профессора. Остался там еще до Рождества. Может быть, пробудет до Нового года, так мы договорились.

— До Рождества? А что, Рождество уже прошло?

— Ну, конечно, неужели не помнишь?

— Что-то не припоминаю. Я, пожалуй, чуток перепил.

— Чуток — это слишком мягко сказано, — серьезно произнесла девушка.

— Мне тоже так кажется. А ты кто?

— Лейла. Уж это ты мог бы вспомнить.

И тут Ватанен вспомнил — Лейла… Ну, конечно, эту женщину зовут Лейла. Черт возьми, а кто она — эта Лейла? Спросить он не решился, только проговорил:

— Да я помню, не сердись. Башка от похмелья раскалывается, память ни к черту. Я, наверное, пил несколько дней. Такого со мной еще не бывало.

— У тебя алкогольное отравление, с этим пора кончать.

Ватанену стало ужасно стыдно. Он уставился в пол. Вдруг у него возникла идея, показавшаяся удачной:

— Может, сходим в какой-нибудь кабак? Пивка бы холодненького…

Девушка кивнула.

Спускались с третьего этажа по винтовой лестнице; шесть площадок. Ватанен крепко держался за перила, ступеньки плясали перед глазами, девушка поддерживала его с другой стороны.

На улице было морозно, светило ослепительно-яркое солнце. Чистый, только что выпавший снег слепил глаза, свежий воздух бодрил. Ватанен прикрыл глаза ладонью и произнес:

— Протеи выползают из своей пещеры.

— Что ты сказал? — переспросила девушка, и Ватанен ответил:

— Ничего. Отведи меня куда-нибудь.

По дороге Ватанен с интересом осматривал дома, машины, пытаясь определить, что это за район. Может быть, Валлила? Катаянокка? Только не Круунунхаку… Подошли к реке… Порвоо?[10] Да нет, не может быть, Порвоо Ватанен знает как свои пять пальцев.

Он пристально вглядывался в людей, нядеясь, что навстречу попадется кто-нибудь из знакомых и объяснит, где они находятся. Хорошо бы этот кто-нибудь показал Ватанену жирную точку на карте с названием «Вы здесь».

Перешли через мост; наконец показалась долгожданная цель — небольшой ресторанчик. Ватанен засомневался, что в столь ранний час там будет открыто. Он поделился своими опасениями с Лейлой; та сказала: дело к вечеру, у тебя и правда в голове все смешалось.

Ватанен скользнул глазами по меню. О еде не могло быть и речи. Лейла заказала ему бокал пива, себе — стакан свежего сока. Ватанен очень осторожно пригубил холодный напиток. Запах вызывал отвращение и одновременно возбуждал. От первого небольшого глотка в желудке началось что-то ужасное.

Лейла наблюдала за Ватаненом, за его внутренней борьбой.

И вдруг похмелье начало отступать. Спасибо пиву! Ватанен смог даже поесть, он стал новым человеком, новым Ватаненом.

Память понемногу возвращалась к нему. Он вспомнил, что оставил зайца в квартире профессора в Круунунхаке и отправился выпить чего-нибудь после полугодового перерыва. И выпил. Да, выпил так уж выпил! По полной программе — много и весело. Впрочем, на этом воспоминания обрывались. На помощь пришла Лейла, она в общих чертах рассказала, что произошло.

Рассказ был длинный и разветвленный, как и проделанный Ватаненом путь через города и веси южной Финляндии. Много, очень много успел сотворить Ватанен за минувшие восемь суток.

Улучив момент, Ватанен робко спросил, в каком городе они сейчас находятся.

— В Турку, — ответила девушка.

— Надо же, не узнал, — удивился Ватанен. — То-то место показалось знакомым, когда дошли до моста. Я же тыщу раз тут бывал. Наверное, слишком яркое солнце.

Фрагмент за фрагментом, благодаря рассказу Лейлы, картина путешествия восстанавливалась. Дело было так: Ватанен на пару дней загулял в Хельсинки, ввязался в драку, его доставили в отделение на вокзале, впрочем, сразу же отпустили. Вскоре после этого он встретил Лейлу, и они отправились в пригород Хельсинки Керава. Там тоже много чего произошло. Например, Ватанен попал под поезд. Состав двигался очень медленно и сбил его. Ватанен пролетел метров двадцать, отделался синяками.

В Керава Ватанен купил велосипед и, рассердившись на какого-то собутыльника, в бешенстве помчался в сторону Риихимяки. Лейла сопровождала его на такси. До Риихимяки ему не удалось доехать на велосипеде, потому что вмешалась дорожная полиция. Велосипед Ватанен и Лейла сунули в багажник такси, на котором благополучно добрались до Риихимяки; там велосипед продали по смешной цене и на всю выручку купили билеты экспресс-лотереи. Ватанен выиграл стереоустановку и кожаный портфель, а также пенал, запонки, набор чернильных ручек и три блокнота в кожаных переплетах. Все выигрыши он взял деньгами и вбил себе в голову, что надо обязательно на автобусе поехать в Туренки; сказано — сделано.

В Туренки ночевали в крестьянском доме. Ватанен колобродил там три дня, вплоть до сочельника.

Из Туренки отправились в Янаккала, к родителям Лейлы, встречать Рождество. Ватанен купил всем ее родственникам хорошие подарки: матери — барометр, отцу — набор курительных трубок, сестре — рюкзак, младшей сестренке — ксилофон. В сочельник Ватанен был сама любезность, вся семья с интересом слушала его рассказы, папаша достал из комода лучший коньяк, и бутылка была опорожнена. Ночью Ватанен держал речи и целовал маму Лейлы промеж грудей, но никто не обиделся.

Из Янаккала в спешке уехали прямо в рождественскую ночь, якобы в больницу, на самом же деле — в Таммисаари, где Ватанен пытался прямо ночью искупаться в море. Не удалось. Остаток ночи продремали в такси — это влетело в копеечку.

Потом побывали в Сало и Ханко, но там уже не случилось ничего необычного. И вот теперь они в Турку. Ночью, когда они приехали в город, Ватанен стал обзванивать всех зубных врачей и проситься на прием. Один согласился. Таксист из Ханко вынужден был заночевать в Турку. Больше всего Ватанена удивило то, что Лейла все время была рядом:

— Как ты все это выдержала?

— У меня же сейчас отпуск, милый.

«Милый»? Ватанен взглянул на девушку по-иному, с любопытством. Неужели между ними что-то было? Интересно, что именно?

Девушка была очень привлекательна. Это-то и вызывало подозрение: как нормальная, красивая женщина смогла так долго выдерживать этот дурдом, это безумие? Неужто Ватанен спьяну умудрился ее соблазнить? Нет, быть этого не может, ведь, если судить по ее рассказу, вел он себя отвратительно.

К тому же Ватанен заметил, что девушка обручена. На ее пальце поблескивало кольцо — дешевка, которую Ватанен никогда не подарил бы ни одной женщине, тем более такой. Ватанен уже успел вообразить, будто между ним и его спутницей произошло нечто романтическое, но это дурацкое кольцо положило конец всем иллюзиям.

Ватанен вдруг затосковал без зайца.

— Надо, пожалуй, отправляться за зайцем, — печально сказал он, уставившись на кольцо. — Ты обручена. До чего же ужасное кольцо!

Ватанен тяжело вздохнул.

— Отгадай, с кем? — спросила Лейла и серьезно посмотрела в глаза Ватанену.

— Ну, я думаю, с каким-нибудь экономистом. Ты не обижайся, но мне по барабану.

Нет… постарайся отгадать. У тебя еще одна попытка.

— А ты отгадай, с кем я, — огрызнулся Ватанен.

— Я это и так знаю, — заявила девушка. — Так что отгадывай.

— Слушай, у меня нет сил, — сказал Ватанен. — Надо собирать шмотки и валить отсюда. Ты не могла бы позвонить на вокзал и узнать расписание? Пожалуйста, позвони, я устал.

— Хорошо, тогда я сама скажу, — уступила девушка. — Ты обручен со мной.

Ватанен хорошо расслышал каждое ее слово, но ничего не понял. Он посмотрел в ее глаза, потом — на скатерть, потом — в окно; посмотрел на пол ресторана и после этого — на официанта, который подошел к столу. Он даже нашел в себе силы попросить, чтобы тот принес пару бокалов, все равно чего, лишь бы выпить.

Официант опять принес пиво и сок. Пили в полной тишине.

— Это правда? — спросил Ватанен после длинной паузы.

Девушка подтвердила. Оказывается, Ватанен начал просить ее руки уже в Керава, а в Туренки она согласилась. Кольцо купили в Ханко. Правда, все магазины были закрыты, ничего лучше не нашли и купили это кольцо у дочери местного таксиста, одиннадцатилетней девчонки.

— Никель с позолотой, — добавила девушка.

— Вот оно как…

— Да.

— Значит, мы скоро поженимся? — спросил Ватанен.

— Ты твердил это много дней подряд. И мы договорились.

Опять что-то новенькое. Зайца нет; вместо него появилась женщина. Лейла… Молодая женщина, к тому же красивая. Волна счастья и энергии обдала Ватанена с головы до ног: женщина! Он нашел женщину! Молодую, здоровую и живую женщину! Пора изучить ее получше.

Вот она сидит перед ним, ухоженная и аккуратная. Красивые руки с длинными пальцами. Ватанен взял их в свои, сжал для пробы. Замечательно, очень хорошо. Лицо привлекательное, нос — лучше не бывает, глаза серовато-синие, довольно большие, косметики нет, но ресницы длинные… хорошо. Рот крупный, ах, как хорошо. Ровные белые зубы.

— Ты не могла бы принести мне сегодняшнюю газету? — попросил Ватанен.

Ему было совсем не до чтения, но это был отличный повод, чтобы женщина встала из-за стола и прошлась по залу. Можно будет рассмотреть все ее тело целиком. Лейла легко поднялась со стула. То, как она встала, порадовало Ватанена. Волосы маняще качнулись над столом, когда она поворачивалась.

Все это было просто великолепно.

Женщина прошла к дверям ресторана, где находилась стойка с газетами. Фигура, походка — само совершенство. Огромная, безграничная радость овладела уставшим сердцем Ватанена, а когда Лейла шла назад к столу, он обратил внимание на ее талию, которая покачивалась, словно фрегат из далекой мечты. Отлично! Замечательно!

Ватанен отодвинул газету в сторону, снова взял Лейлу за руки и сказал:

— Я ведь женат.

— В таком случае ты сватался ко мне, будучи женатым человеком, — ответила девушка. Казалось, его слова не произвели на нее никакого впечатления.

— Ты об этом знала?

— Я знаю о тебе все. За восемь суток ты успел рассказать мне достаточно. Ты не поверишь, насколько хорошо я тебя знаю; и я добьюсь того, что мы поженимся и ты переедешь жить ко мне.

— А если жена не даст мне развода? — засомневался Ватанен. — Уж я-то ее знаю.

— Даст. Я ведь все-таки юрист, — возразила девушка. — Но в первую очередь ты должен дать мне доверенность на право ведения твоих дел, потому что в Хельсинки ты избил секретаря молодежного союза коалиционной партии, и довольно сильно. Я возьму дело в свои руки. Думаю, все обойдется, с тобой ведь такое впервые.

20. Унижение

Ватанен бросился в снежное крошево. Выстрел грохнул совсем близко, следом — второй. Дробь защелкала по веткам елей, Ватанен боялся пошевелиться. Он слышал тихие раздраженные голоса пьяных мужиков.

— Сволочь! Похоже, ноги сделал.

— Может, попали в него.

Голоса удалились, но Ватанен не рискнул сразу подняться и бежать.

Дело дрянь. Заяц, преследуемый двумя огромными псами, мечется по лесам Карьялохья, а Ватанен валяется под прикрытием лесных кочек, боясь за свою жизнь.

Как они попали в такую беду?

На Новый год Ватанен вместе с Лейлой вернулся из Турку в Хельсинки. После праздников Лейла вышла на работу. Ватанен оформил на ее имя доверенность на право ведения дел и некоторое время жил в ее квартире, пока не взял подряд на ремонт дачного коттеджа в Карьялохья. Вместе с зайцем он переехал на дачу. Надо было обновить обои в комнате и сделать косметический ремонт сауны. Отличная работа для зимних вечеров.

Наступил февраль. Предыдущим вечером на соседнюю дачу заявилась шумная, не очень приятная компания, что-то праздновали. Затопили сауну, и буйное веселье продолжалось далеко за полночь. Народ голышом бегал по льду, не только мужики, но и тетки. Пьяные гуляки скользили и падали посреди озера. Всю ночь с соседнего двора доносился шум моторов машин, постоянно горел свет. Наверное, привезли еще выпивки и гостей. На террасе спорили о политике. В какой-то момент завязалась драка.

Ватанен не мог уснуть всю ночь, заяц тоже тревожился. Свет автомобильных фар то и дело пробегал по стенам и потолку комнаты Ватанена, это его раздражало. Только часам к пяти утра соседская гулянка закончилась, и стало тихо.

К середине дня у соседей стали просыпаться. Страдающая похмельем компания решила снова затопить сауну — иначе никакие раскачаться. Но, очевидно, дрова за ночь сожгли, да и водка кончилось, поэтому к даче Ватанена направили двоих мужиков попросить дров взаймы.

— Мы дровишек пришли взять.

— И бухалова взяли бы, если есть.

У Ватанена не было ни дров для сауны, ни выпивки, к тому же он был зол на ночных буянов. Он показал работающую на солярке печурку и сказал, что дров у него нет, потому что сауна на ремонте.

— Слушай, дружище, нам дрова позарез нужны, мы решили попариться. Вот тебе сотня марок, достань-ка дровишек.

Ватанен молча покачал головой. Мужик кинул на стол вторую сотенную бумажку и заорал:

— Ну что, теперь будут дрова? У тебя же есть пила. Давай, напили перила с веранды. Че ты башкой крутишь? Вот они, денежки.

Ватанен наотрез отказался ломать дачу, но гости не успокаивались. Они бросили на стол еще одну сотню и заявили, что без дров не уйдут. Ватанен скрутил купюры в трубочку, сунул их в нагрудный карман одного из мужиков и велел им выметаться.

— О-от падла!

Ватанен вытолкал гостей на террасу, закрыл дверь. Какое-то время мужики ломились в нее, но Ватанен не открывал, и тогда один из них стал ногой выламывать перила. Второй присоединился к нему, перила не выдержали натиска, сломались и рухнули. Посланцы ухватились за брус и с радостными воплями потащили его к границе участка. Ватанен выскочил во двор, погнался за разбойниками, но те были уже на своей территории.

— Вот так поступают работники кооперативной торговли! — раздалось оттуда. — Чего не купим за деньги, возьмем силой.

Ватанен стоял на границе участков, мрачно наблюдая, как рубят на дрова его перила. Из дома высыпали во двор человек двадцать подвыпивших гуляк, всем было весело, каждый норовил крикнуть Ватанену гадость. Кто-то завел машину и выехал со двора, вслед ему кричали, требуя привезти побольше водяры — чтобы не кончилась никогда.

Ватанен, на негнущихся от злости ногах, вошел на соседский участок и спросил, кто владелец дачи.

Заготовка дров прекратилась. Толстый красномордый мужик, который только что рубил топором перила, выпрямился.

— Слушай, эта дача принадлежит такому большому человеку, что тебе же будет лучше, если ты слиняешь отсюда, пока не поздно. Я здесь отвечаю за все, так что давай вали. А то мои парни придадут тебе ускорение.

— Я никуда не уйду, — медленно проговорил Ватанен.

Красномордый бросился в дом и через мгновение выскочил на крыльцо с дробовиком в руках. Он зарядил оба ствола и направил ружье в грудь Ватанену. Отвратительный запах перегара разносился по двору.

Вдруг кто-то из стоявших вокруг мужиков так сильно пнул Ватанена в задницу, что тот упал на живот. Со всех сторон раздался истерический хохот, кто-то добавил Ватанену ногой по ребрам.

Ватанен вскочил. Тетки швыряли в него снегом с песком, кто-то стукнул кулаком по спине. Пришлось отступить на свой участок. Глумливый гогот сопровождал его. Потом соседи стали обсуждать событие. Кто-то, протрезвев, сожалел о случившемся, но большинство храбрилось:

— Да дерьмо! Такой побоится вызвать полицию. Надо будет — еще припугнем. А сейчас — сауна! За работу, мужики!

Ватанен был так зол, как никогда в жизни. Он взял зайца на руки и вышел на озеро — решил пройтись по льду, успокоиться и привести мысли в порядок. До противоположного берега было около километра.

Когда Ватанен дошел до середины озера, гуляки спустили с привязи двух огромных собак. Кто-то заметил зайца на руках у Ватанена.

— Взять его, взять! — науськивали собак.

Захлебывающиеся воем псы выскочили на лед. Заяц вырвался и бросился бежать. Собаки зашлись лаем, их огромные лапы скользили по льду. Они промчались мимо Ватанена и вслед за зайцем скрылись в лесу.

Ватанен по следам добежал до берега и стал думать, как спасти зайца. Сейчас бы пригодилась винтовка, но она осталась на стене сторожки в Ляяхкимакуру.

Несколько человек выскочили на лед с ружьями в руках. Они что-то кричали, лед под ними потрескивал. Ватанен спрятался в лесу. И вот теперь он лежал в снежном крошеве, слушая тихие ругательства в свой адрес.

Заяц был далеко, собачий лай еле слышен. Даже не лай, а вой. Значит, погоня продолжается, и заяц пока еще жив.

Неожиданно он показался из-за деревьев. Увидел Ватанена, со всех ног бросился к нему и с разбегу вскочил на руки. На заячьих губах выступили капельки ярко-красной крови. Собачий лай становился громче.

Ватанен знал: псы наверняка разорвут его, если он будет стоять посреди леса с зайцем на руках. И что же теперь? Предать ставшее родным существо, отдать его на растерзание, чтобы спасти собственную шкуру?

Нет. Стало стыдно от одной только мысли. Ватанен побежал в сторону ближайшего холма, на котором росли корявые толстоствольные сосны. Торопясь и обдирая руки, забрался на дерево. С зайцем под мышкой сделать это было ох как не просто. Клочья заячьей шерсти остались на коре сосны.

Собаки выскочили из леса. Фыркая, они вынюхивали следы зайца и очень быстро окружили дерево. В бешенстве псы встали на задние лапы, опершись передними на ствол, и зашлись злобным лаем. Их когти обдирали сосновую кору. Заяц спрятал голову под мышкой Ватанена и трясся как осиновый лист.

И снова раздались пьяные голоса. Вскоре к дереву подошли пятеро мужиков.

— Фу! Кому сказал, фу! Ты погляди, кто на дереве сидит!

Мужики гоготали, один пинал ствол ногами, другой пытался расшатать сосну.

— Ну что, в штаны навалил со страху? Давай, бросай сюда зайца, чтобы нам не пришлось стрелять в него у тебя на руках.

— Да хрен с ним, стреляй! Во будет классно! Никто не поверит, что Карлссон подстрелил зайца на дереве!

— И вместе с ним мужика!

Гоготали от души. Раскачивали дерево, псы шныряли среди мужиков. От злости и бессилия у Ватанена на глазах выступили слезы. Кто-то наконец сказал:

— Ладно, хватит, будет что вспомнить.

— А собак оставим на часок, пусть мужик научится себя вести, будет знать, когда надо засунуть язык себе в задницу. А теперь в сауну, она уже, наверное, нагрелась.

Компания удалилась. Собаки остались под деревом и не переставая лаяли, срываясь на вой. Ватанена затошнило.

Уже начало смеркаться, когда кто-то из гуляющих свистом отозвал собак. Недовольно ворча, они убежали. У Ватанена кружилась голова, заяц дрожал, не переставая.

В тот же вечер Ватанен вернулся в Хельсинки. Сначала он хотел заявить в полицию, но потом передумал. Лейле он сказал:

— Поеду-ка я на север, в сторожку Ляяхкимакуру. Этот юг не по мне.

И уехал.

21. Гость

Приближалась весна. Ватанену славно жилось на лоне чистой северной природы. Он договорился с хозяином-оленеводом о постройке загона и рубил жерди для забора. Работа была в меру тяжелая, график — свободный. Заяц тоже наслаждался свободой, повсюду виднелись его следы.

Лейла писала Ватанену письма. Иногда они приходили сразу по два — Ватанен получал почту раз в две недели. От писем Лейлы его бросало в жар. Иногда Ватанен отвечал — пытался, так сказать, поддерживать пламя. Лейла продолжала надеяться, что Ватанен наконец оставит Лапландию и вернется к людям, но он никак не мог на это решиться — испытывал недоверие и раздражение, когда думал о людных местах.

В последнюю неделю марта уклад жизни в сторожке Ляяхкимакуру неожиданно и резко изменился.

Медведь, которого Ватанен обнаружил еще осенью, вышел из берлоги — а может, ему так и не удалось залечь в спячку после декабрьских событий — и стал бродить в округе Ляяхкима. Он задрал нескольких оленей. По ночам подходил к избушке, обнюхивал стены, мочился на углы и раздраженно фыркал в тишине мартовской ночи.

Эти визиты пугали Ватанена, который спал на настиле рядом с бревенчатой стеной, медвежье сопение напрочь отбивало сон. Ватанен чувствовал себя мелкой рыбкой в мережке, вокруг которой кружила огромная щука.

Ватанен знал, что медведи не нападают на людей; но он знал также и то, что иногда случаются вещи, противоречащие нашим знаниям.

Однажды ночью медведь выдавил окно вместе с рамой, почти наполовину влез внутрь и стал принюхиваться к теплому воздуху. На небе светила полная луна, почти все окно было заслонено медвежьей тушей. Заяц пискнул и скакнул за спину Ватанена на настил. Ватанен лежал, оцепенев от ужаса.

Медведь обнюхал остатки ужина на столе: сушеную оленину, хлеб, масло, банку с томатной пастой. Потом он стал ловко подбирать еду, шуршал оберточной бумагой, разворачивая ее. Послышалось чавканье. Вмиг все было съедено, и медведь на время исчез из окна.

Когда он снова появился, то вел себя уже смелее. Обнаружив на столе банку с томатной пастой, взял ее обеими лапами и стал рассматривать. Запах привлекал его — он сжимал банку, но не понимал, как добраться до содержимого.

Наконец Ватанен услышал хруст и удивленное фырканье, томатная паста брызнула на стену рядом с головой Ватанена.

Зверь начал лизать банку. Он брызгал пастой по всей сторожке и, само собой, основательно уделался. Принялся вылизывать свою шкуру — звук был такой, словно зверь лакал воду. Покончив с этим, медведь облизал столешницу, клеенка съехала со стола под его толстым языком. Брызги и следы томатной пасты завлекали медведя все дальше и дальше, он уже заполнил все окно, словно ершик для мытья — горлышко бутылки. Зверь уже наполовину был на столе, когда тот с грохотом сломался, и медведь рухнул вместе с ним. Шум испугал ночного гостя, но ненадолго. Он принялся обследовать содержимое домика. Ватанен боялся шевельнуться.

Косолапый продолжать лизать пол, забрызганный томатной пастой. Полная луна освещала ловкого зверя, зрелище было кошмарное. Огромная голова ритмично двигалась по полу в направлении ног Ватанена, словно какая-то ужасная поломоечная машина.

И в этот момент нервы зайца не выдержали. Он выскочил из-за спины Ватанена и заметался по комнате. Медведь попытался поймать его, но заяц притаился в углу.

Зверь успокоился и стал лизать стену над ногами Ватанена.

Тут-то он и заметил человека; с удивлением и любопытством принялся осторожно его изучать. Влажное горячее дыхание зверя обдало лицо Ватанена, медведь засопел, принюхиваясь, обхватил человека лапами и тихонько потряс. Ватанен расслабился — притворился мертвым.

Медведь продолжал изучать его. Он напоминал лешего, которому в руки попала кукла, а что с ней делать — неизвестно. На пробу медведь куснул Ватанена за живот, и пронзительный вопль ударил его по ушам. В испуге зверь отшвырнул человека к стене и бросился через окно во двор.

Ватанен ухватился за мокрый живот, в глазах мерцали красные и белые точки. «Неужели он располосовал мне брюхо?» — с ужасом подумал Ватанен. Он нащупал винтовку, согнувшись, выскочил во двор и выстрелил в темноту. Медведя не было видно, ярко светила луна.

Ватанен вернулся в дом, зажег фонарь и осмотрел свой живот. Он был мокрым от крови и медвежьей слюны, но дела вроде были не так уж плохи. Медведь только прикусил кожу, оцарапав ее.

Заяц хромал — медведь случайно наступил на него.

Ватанен сгреб остатки стола к стене, прибил к окну одеяло, чтобы не дуло. Живот побаливал — пришлось перевязать его простыней.

Ватанен взял зайца на руки, погладил и пообещал:

— Завтра с утра пойду на лыжах по его следу. Пора с ним кончать.

Заячьи усики грозно встрепенулись. Зверек явно был согласен с хозяином: пора! Заяц жаждал медвежьей крови!

22. Белое море

Луна растаяла в утреннем свете. Ватанен уложил в рюкзак провиант на несколько дней, карман рюкзака набил патронами и зарядил винтовочную обойму. Подправил топор, взял пять пачек сигарет, спички, лыжную мазь. Зайцу он сказал:

— Ты, конечно, пойдешь со мной.

На столе Ватанен оставил записку:

«Пошел по следу медведя, несколько дней меня не будет. Ватанен».

Он закрыл дверь сторожки, натер лыжи, закинул рюкзак и винтовку за спину и встал на лыжи. Неподалеку от избушки он нашел свежие следы убегавшего медведя. Мощно оттолкнувшись палками, он пошел по следу; снег держал, не проваливался.

«Вот теперь посмотрим, сволочь косолапая!» — грозно сказал человек, обращаясь к медведю.

Следы вели через долину Ляяхкимакуру. Ватанен скользил быстро, ритмично, спина под рюкзаком вспотела. Заяц прихрамывал рядом.

Мартовское солнце поднялось на ясном небе, воздух был пронзительно свеж, наст поскрипывал под палками, оставлявшими в нем дыры. Погода была великолепная. Удовольствие доставляло и движение, и сверкающий снег — глаза резало, если не прищуриваться.

По следам было видно, что медведь замедлил шаг, почувствовав себя в безопасности. Ватанен прибавил ходу. Добыча была близко.

Во второй половине дня Ватанен нырнул в частый ельник и по следам на снегу увидел, что медведь укладывался там на отдых. Наверное, зверь услышал приближение лыжника и успел скрыться. Гонка продолжалась. Ватанен понимал: может пройти несколько дней, прежде чем он догонит хищника, если вообще догонит. К счастью, медведь сильнее увязал в снегу, чем лыжник.

Дойдя до больших болот, он увидел, что следы медведя ведут на юг. Через какое-то время на краю почти десятикилометрового открытого пространства Ватанен увидел медведя — маленькая черная точка скрылась в заснеженном лесу. Это подхлестнуло преследователя, он почти полетел, отталкиваясь палками.

Солнце село, в густом лесу следов было не разглядеть. Пришло время остановиться и перекусить. Ватанен свалил большую сухую сосну, ветки пустил на костер, обжарил на сковородке оленину, выпил чаю и несколько часов поспал. Когда он проснулся, на ясном небе светила полная луна, снова можно было идти по следу.

Искрящаяся ночь в заснеженных лесах была божественно красива. Погоня увлекала лыжника, усталости как не бывало. Пот застывал на спине, мороз усиливался, ресницы смерзались, так что время от времени их приходилось разлеплять голыми руками. Заяц порой успевал то тут, то там погрызть ивовые ветки.

— Ты смотри, не отставай, — покрикивал на него Ватанен. — Сейчас не до еды.

Медведь дважды укладывался на отдых. Видимо, тоже устал. Но ему каждый раз удавалось услышать приближение преследователя и скрыться. Сейчас он бежал на юго-восток. Еще днем они пересекли дорогу на Танхуа и теперь приближались к бескрайним северо-восточным лесам. В ту ночь их путь пролег через множество рек и речушек; в одном месте медведь остановился, чтобы напиться холодной воды. Ватанен обошел стороной открытую воду. Там и погибнуть можно, если на лыжах угодить в ледяную черноту незамерзающей реки.

Луна скрылась, стало темнее, пора было сделать привал. Согревшись у костра, Ватанен задремал; заяц чего-то пожевал и тоже уснул.

С восходом солнца Ватанен продолжил преследование. Он прикинул, что сейчас они находятся возле Савукоски, в западной части таежных лесов, относящихся к району Мартти. Вот-вот появится дорога. Медведь бежал прямо в село Савукоски. Очень скоро Ватанен вышел на дорогу.

Дорогу Савукоски-Мартти Ватанен и медведь пересекли примерно на полпути между деревнями. Снежные отвалы, оставленные по сторонам дороги снегоуборочными машинами, так рассердили зверя, что он вырвал дорожный указатель и скрутил его, словно прутик. Этим он словно хотел сказать Ватанену: «Берегись, человек! Я еще силен».

Ватанен мчался по следу.

Часам к трем солнце подтопило снег, так что он стал налипать на лыжи. Скольжение пропало, Ватанен тяжело пыхтел. Он безнадежно отставал, хотя следы были свежие. Пришлось остановиться, налипавший снег был слишком тяжел. Только к вечеру наст затвердел. Пару часов Ватанен продолжал преследование, но потом совсем стемнело, хоть глаз выколи. Той ночью луна не появилась на небе. Ничего не оставалось, как устроиться на привал. Ватанен подумал, что теперь они уже на территории района Салла. Заяц смертельно устал, но не жаловался. Впрочем, он никогда не жаловался на свою участь. Ватанен срубил для него молоденькую осинку, топором настрогал коры. Заяц поел и завалился спать поближе к костру, вытянув лапы. Никогда еще он не выглядел таким уставшим.

— Медведю, поди, тоже не сладко.

Едва развиднелось и стали видны следы, Ватанен продолжил гонку. Рюкзак был легок, еда на исходе. Надо было спешить. Завалить медведя нужно на территории Саллы, чтобы тот не успел добежать до границы с Советским Союзом. По мнению Ватанена, они сейчас находились в северных лесах долины Теннионйоки и шли в сторону деревни Наруска. Он уже давно вышел за пределы территории, нанесенной на его карту, и теперь приходилось припоминать, как выглядит эта часть страны на карте Финляндии.

Монотонный, ужасно трудный день.

Вечером подошли к южному подножью сопки Кархутунтури. Ватанен свернул на дорогу, ведущую к деревне. Он так устал, что упал на скользкой расчищенной дороге. Навстречу шли школьники, каждый с ним поздоровался. Такой уж на севере обычай — дети всегда приветствуют взрослых. Ватанен спросил у детей, где магазин.

Но магазина в этой деревне давно уже не было. Только автолавка приезжала дважды в неделю. Ватанен снял лыжи и зашел в дом, стоявший рядом с бывшим магазином. В комнате хозяин ужинал за столом, хозяйка чистила у плиты горячую картошку в мундире, по одной подавала картофелины мужу.

Изможденный Ватанен выглядел страшновато, но его вид не смутил хозяина. Он указал гостю на стул рядом с собой, пригласил отужинать. На севере есть нерушимые традиции гостеприимства.

Ватанен принялся за еду. От усталости ложка дрожала в его руке в такт ударам сердца. Он даже забыл снять шапку. Гуляш из оленины оказался вкусным и сытным, Ватанен съел все подчистую.

— Когда приедет автолавка? — спросил он. — Только завтра.

— Я спешу, нельзя ли у вас купить провианта на несколько дней?

— Откуда идешь-то?

— Из Сомпио, долина Ляяхкимакуру.

— За росомахой гонишься?

— Что-то в этом роде.

Дети школьного возраста вошли в дом, начали резвиться. Хозяин отправил их во двор и отвел Ватанена в спальню. Он убрал покрывало с двуспальной кровати, приказал отдыхать. Из комнаты было слышно, как он сказал жене:

— Собери в рюкзак жратвы дня на четыре и вели детям не шуметь во дворе. Я чуть погодя его разбужу.

Через пару часов Ватанен проснулся сам. Он спал поверх простыни в одежде, даже не сняв обуви. В гостиной дети гладили зайца. Когда они увидели, что Ватанен проснулся, сразу начали оживленно болтать.

Ватанен выложил на стол сто марок, но хозяин вернул их ему. Вышли во двор. Все тело было как деревянное, рана побаливала.

— У вас не найдется перекиси или йода?

— Леена, принеси-ка из дома.

Девочка сбегала за флаконом йода. Ватанен обнажил живот, хозяин увидел следы укуса.

— Ого, у этой скотины здоровая пасть.

Он смазал йодом воспаленные ранки и наложил бинт в несколько слоев. Ватанен направился к лесу, чтобы снова встать на след медведя. Прежде чем скрыться в лесу, он крикнул хозяину:

— А деревня ваша — Котала или Наруска?

— Наруска!

Следы медведя Ватанен обнаружил очень быстро. Было заметно, что зверь устал и злится: он дочиста обдирал встречавшиеся на пути деревья, завалил несколько гнилых стволов и усыпал все вокруг щепками. Ватанен опасался, что хищник вот-вот скроется за границей.

— Не надейся, тебя ничего не спасет. Бессмысленно просить убежища у великой державы, — мысленно обращался он к своему врагу.

Ночью поднялся холодный ветер. Луна изредка проглядывала сквозь облака. Пришлось остановиться на ночь. К утру ветер занес следы, из-за этого Ватанену пришлось попетлять, прежде чем он наткнулся на свежий след.

Сколько дней он провел в пути? Это уже не имело для него никакого значения.

Ватанен сунул в рюкзак полумертвого от усталости зайца и снова отправился в погоню. Повалил снег, началась вьюга. В снежном мареве даже свежие следы были почти не заметны. Ватанен понимал, что, если сейчас он потеряет след, вся погоня окажется напрасной. Живот опять начал болеть, повязка сползла на бедра, но поправлять ее было некогда.

У подножия сопки холодный пронизывающий ветер попытался сбить с ног вспотевшего лыжника, но тот не сошел со следа! В глазах потемнело. Может, это начинается снежная слепота? Похоже, что так.

— Нет, сволочь, живым ты от меня не уйдешь! Ходьба на лыжах превратилась в дурной сон.

сквозь вьюгу Ватанен не видел ничего дальше собственного носа. Он шел и шел по засыпаемым снегом следам, как автомат. Этот механический бег ничем не напоминал радостного скольжения в начале пути. Вьюга бушевала весь день, Ватанен уже не понимал, в каком направлении он идет, но следов держался, словно присосавшаяся пиявка. В какой-то момент он съел кусок замерзшего сала из Наруски и вместо питья смахнул в рот пригоршню насыпавшегося на плечи снега; и вдруг следы вывели из леса на расчищенную дорогу. Медведь тоже устал, поэтому продолжил путь по дороге. Он подскальзывался на обледенелом покрытии, свежая поземка не могла скрыть следы огромных когтей. Ватанена трясло от холода, его позвоночник застыл.

Впереди показалась развилка с указателем. Наконец-то! Теперь Ватанен узнает, где он находится.

Ватанен остановился на развилке, тяжело оперся на палки, чтобы передохнуть, и прочитал надпись на указателе, но не понял ни слова. Дорожный указатель был написан по-русски, кириллицей.

Он на территории Советского Союза! От неожиданности его прошиб пот.

Повернуть назад или объявиться советским властям?

— Вот занесло, черт возьми!

Размышлял Ватанен недолго. Он снова пустился по следу медведя и без остановки продолжал гонку до вечера. В сумерках он мельком увидел свою жертву, но темнота скрыла хищника. И опять Ватанен свалил сосну, разжег костер и уснул. Впервые он проводил ночь на территории СССР. Впереди его ждали бесконечные глухие леса Беломорья. Он решил держаться до последнего.

На следующий день погода немного прояснилась. Ватанен гнался за медведем с упорством обреченного; позади остались несколько больших дорог. Зверь стремился на восток, ему все было нипочем. С юга в сторону Мурманска пролетел сверхзвуковой самолет. Сверкающий крыльями скоростной лайнер произвел на лыжника неизгладимое впечатление. Красивое зрелище.

Медведь обходил деревни, держался глухих лесов. Ватанен не встретил ни одного человека, но несколько раз пересекал следы снегоходов. Неужели нарушение границы прошло незамеченным? Может, и так. В такой пурге и сам Ватанен не заметил, как оказался на территории сопредельного государства. Разговоры о «железном занавесе» были пустой болтовней, даже колючая проволока за лыжи не зацепилась.

Провиант у Ватанена закончился два дня назад, но гонка продолжалась. Следы вывели к небольшой деревеньке. Медведь переночевал здесь в разрушенном кирпичном строении. Бывшая солеварня, определил Ватанен. Значит, дошли до моря. До Белого моря.

А потом показалась железная дорога на Мурманск. Путей было так много, что, когда Ватанен бежал, пересекая их, лыжи только побрякивали. Электрифицированная дорога, это Ватанен успел заметить. Предьщущей ночью он сварил в кипятке шкурки от сала, есть хотелось ужасно, но азарт заглушал голод, кроме медведя, его уже ничто не интересовало.

А потом перед ним открылся берег моря. Медведь выскочил на лед. Вдали виднелся черный ледокол, следом за ним шли несколько небольших торговых кораблей.

Медведь бежал по льду Кандалакшского залива, Ватанен на лыжах преследовал его. На севере в ясное морозное небо поднимался дым из труб Кандалакшских заводов.

Медведь добежал до канала, проложенного ледоколом. Ватанен шел следом. На ярком сверкающем беломорском льду разыгрался финал многодневной погони.

На краю полыньи хищник поднялся на задние лапы, грозно зарычал; ослепительно-белый воротник на его черной шкуре блестел в солнечном свете. Медведь повернулся в сторону Ватанена, в его реве слышалась дикая злоба. Ватанен улегся на лед, указательным пальцем растопил иней на оптическом прицеле, снял винтовку с предохранителя и выстрелил медведю прямо в грудь.

Огромный зверь рухнул на лед; второго выстрела не понадобилось. Ватанен на четвереньках подполз к медведю, перерезал ему горло. Кровь была черная и густая. Ватанен выпил две пригоршни. После этого он сел на громадную тушу и закурил последнюю сигарету. Он плакал, сам не зная почему, слезы неудержимо текли из его глаз. Он гладил шкуру медведя, гладил зайца, который, закатив глаза, лежал в рюкзаке.

На лед приземлились два больших самолета, из которых стали выпрыгивать солдаты. Человек двадцать подошли к Ватанену, один из них сказал на карельском диалекте:

— Гля, товарищ, ты все ж взял его. От имени Советской Армии я поздравляю тебя. А теперь я должен взять тебя как шпиона, но ты, уважаемый, не бойся, это только формальности. На вот, выпей.

Обжигающе-холодная водка осушила слезы. Ватанен представился и добавил:

— Прошу прощения за нарушение границы, но иначе я бы не смог завалить этого медведя.

— Да чего там, прощаем! Столько пройти на лыжах! Ну, теперь в самолет, а бойцы освежуют тушу. Зайца-то с собой берешь?

Самолет взлетел и через несколько минут приземлился на материковом аэродроме.

— Ну вот, теперь в баню, потом — спать. А завтра уже на допрос.

23. Под следствием

Ватанен и заяц два месяца пробыли в Советском Союзе в качестве задержанных. За это время Ватанена много раз допрашивали. Выяснилось, что советские пограничники следили за лыжным походом Ватанена с того момента, как он пересек границу.

О Ватанене сделали передачу на карельском радио.

В газете «Советская Карелия» было напечатано интервью с Ватаненом, дополненное фотографией — герой статьи с медвежьей шкурой на плече и зайцем на руках. Все официальные лица относились к Ватанену благосклонно, его не держали под арестом, он мог свободно передвигаться по Петрозаводску. Конечно, с него взяли обещание, что он самовольно не уйдет на лыжах в Финляндию.

На родину Ватанена отправили двухсотстраничный протокол допросов, в котором скрупулезно зафиксировали все этапы странствий бывшего журналиста как на финляндской, так и на советской территории. Советские официальные органы обратились в Министерство внутренних дел Финляндии с просьбой проверить, соответствуют ли показания Ватанена действительности. Спустя месяц в Петрозаводск пришел ответ — докладная записка, в которой финляндские официальные органы подтверждали: все, изложенное Ватаненом, полностью соответствует действительности; как выяснилось из этой докладной записки, Ватанен и в Финляндии был виновен в многочисленных нарушениях.

Ватанен неоднократно нарушал супружескую верность. Летом он ввел официальные органы в заблуждение тем, что не сообщил об изменении адреса, совершив побег из семьи. На основании этого он является бомжем. Кроме того, Ватанен в течение нескольких дней содержал на своем попечении дикое животное без соответствующего на то разрешения. В Нильсия Ватанен браконьерствовал, используя острогу, и ловил рыбу в компании некоего Ханникайнена без соответствующего разрешения; во время лесного пожара он оказался причастен к нарушению закона о производстве и обороте алкогольной продукции, распивая незаконно произведенный алкогольный напиток; во время вышеупомянутого лесного пожара Ватанен на сутки пренебрег выполнением порученного ему задания, принимая участие в распитии алкоголя в сопровождении некоего Салосенсаари; в Кухмо Ватанен надругался над покойником; находясь в деревне Мелтаус на реке Оунасйоки, оказался причастным к присвоению и незаконной продаже немецких военных трофеев; в Посио его вина заключалась в истязании животного; в Виттумайсенойя он нанес телесные повреждения лыжному инструктору по фамилии Каартинен и своевременно не предупредил власти о местонахождении берлоги опасного медведя в районе долины Ляяхкимакуру в Сомпио; участвовал в незаконной охоте на медведя без разрешения на право ношения оружия; участвовал в организованном Министерством иностранных дел торжественном ужине без официального приглашения; обманным путем добился оказания медицинской помощи находящемуся на его попечении зайцу в государственном исследовательском учреждении г. Хельсинки без соответствующей оплаты; нанес телесные повреждения секретарю молодежного союза коалиционной партии в туалете одного из ресторанов г. Хельсинки; находясь в состоянии алкогольного опьянения, управлял велосипедом, направляясь в Керава; во время поездки в Туренки и Ханко, состоя в законном браке, обручился с некоей госпожой Хейккинен; повторно принял участие в незаконной охоте на медведя без соответствующего разрешения на право ношения оружия и во время данной охоты пересек границу Республики Финляндия и СССР без необходимых для этого паспорта и визы; а после этого он оказался виновен в тех преступлениях, о которых и сделал признания советским официальным органам.

Далее в докладной записке сообщалось, что Ватанен как лицо, виновное в совершении многочисленных преступлений, подлежит выдаче финляндским официальным органам для совершения правосудия. Там же выдвигались требования депортации Ватанена и возвращения в Финляндию шкуры убитого им медведя, а также передачи в Финляндию находящегося на попечении Ватанена зайца.

— Ну ты, брат, еще тот преступник, — рассмеялся старший следователь в Петрозаводске. — Мне ничего не остается, как отправить тебя в Ленинградское управление, пусть они там решают.

В Ленинграде Ватанена поселили в гостинице «Астория» на то время, которое было необходимо, чтобы рассмотреть дело с точки зрения законов Советского Союза. Советские официальные органы отказались от всех претензий к нему, и 13 июня Ватанен был доставлен к поезду на Финляндский вокзал. Сопровождавший майор крепко обнял его, расцеловал в обе щеки и сказал:

— Ну, товарищ, как выйдешь на свободу, приезжай снова в «Асторию», уж тогда мы выпьем вместе!

24. Эпилог

Далее с Ватаненом произошло следующее: его арестовали в Вайниккала[11] и в тюремном вагоне доставили в Хельсинки, куда отправили и зайца; последний путешествовал в фанерном ящике, в боковых стенках которого были проделаны дырки, а на крышке написано «Живые звери».

Во время предварительного следствия Ватанен не проявлял раскаяния, а наоборот, упорствовал в своих убеждениях, так что даже ласковый тюремный пастор встряхивал головой, удерживая подступавший к горлу комок. У чиновников появились проблемы с зайцем: бесспорно, он являлся собственностью Ватанена, так что не могло быть и речи о том, чтобы убить его или съесть. Через адвоката Ватанен передал требование, чтобы заяц был осужден как соучастник всех тех преступлений, в которых обвиняли Ватанена. Если придется отбывать наказание, думал он, так уж лучше вместе с любимым существом.

Председатель Комитета по содержанию заключенных, проштудировав подборку законов, пришел к выводу, что, если бы Ватанен был женщиной, а заяц — ее (его) младенцем, можно было бы младенца поместить вместе с матерью для отбывания наказания до того момента, когда ребенок сможет обходиться без матери, но в Финляндии такое обхождение с животными запрещено. К тому же заяц, по сути дела, не является домашним животным Ватанена. В то же время, отметил в своем заключении председатель Комитета по содержанию заключенных, пребывание домашних или с ними сравнимых животных у заключенных категорически запрещено. Вдобавок ко всему Закон о защите животных может воспрепятствовать помещению зайца в камеру Ватанена, так как камера считается вредным местом для дикого животного, в качестве которого Ватанен имеет юридическое право держать зайца. На основании этого руководство Комитета по содержанию заключенных отказало в помещении зайца в камеру.

— Вы же понимаете, что ваша камера — слишком мрачное место для невинного животного, — пояснил Ватанену тюремный пастор, когда принес ему официальный ответ властей.

Проблема решилась только после того, как Ватанен написал письмо президенту Республики; приклеив письмо ко дну обеденной миски, он тайно переправил его за территорию тюрьмы — в мастерскую по гальванизации посуды, где один из работников проглотил послание, а вечером в своей однокомнатной квартире исторгнул его, высушил, выгладил, вложил в чистый конверт и при свете полной луны в полночь опустил в почтовый ящик президентского дворца, откуда на следующее утро, ровно в 6.00, письмо вместе со многими другими было доставлено в канцелярию президента для рассмотрения.

С момента, когда письмо было вскрыто, до момента, когда зайца принесли в камеру к Ватанену, прошел всего лишь час и десять минут. Когда я спросил Ватанена, как ему все это удалось, он ответил, что не хотел бы больше касаться этого вопроса, ведь с самого начала письмо носило конфиденциальный характер.

Для меня, автора этой книги, исключительным счастьем явилась возможность гостить у Ватанена во время его предварительного заключения; мы вели долгие беседы, я старался делать очень подробные заметки и на их основании написал эту книгу.

В памяти у меня навсегда запечатлелся образ человека, который во многих отношениях производил впечатление глубокомысленного добряка; я навсегда запомню слова, сказанные Ватаненом в конце нашей последней встречи: «Это жизнь».

На мой взгляд, все, совершенное Ватаненом, указывало на то, что он революционер, настоящий бунтарь, и в этом его величие. Когда Ватанен в своей мрачной обители нежно поглаживал зайца, словно ребенка, я понял, каких высот может достичь человеческая сопричастность. Я помню минуты, когда Ватанен полными слез глазами смотрел на каменную тюремную стену, и непонятно отчего мною овладело чувство, будто ничто на свете не помешает этому загнанному в тупик человеку продемонстрировать глубочайшую силу его характера.

Когда эта книга уже должна была отправиться в типографию, мне принесли доставленную верховым нарочным телеграмму-молнию прямо из тюрьмы: Ватанен и заяц бежали!

Я немедленно прибыл в тюрьму и там узнал, как был совершен побег. Это одно из самых невероятных событий в нашей уголовной истории! Ватанен испытывал столь великую тягу к свободе, что в один из тоскливых дней он с зайцем на руках просто шагнул сквозь стену своей камеры во внутренний двор тюрьмы, пересек его и, подойдя к внешней стене, вышел сквозь нее наружу, на свободу. После этого ни его, ни зайца никто не видел. Тюремные охранники словно окаменели возле своих пулеметов и автоматов и были не в состоянии препятствовать побегу. Кстати, и адвокат Ватанена, вице-судья Л. Хейккинен, на следующий день после побега исчезла, и ни у кого нет ни малейшего понятия о месте ее пребывания.

Данный поступок, последний из известных, еще раз подтверждает, что с Ватаненом шутки плохи.


Суомусярви, 14.5.1975

Примечания

1

Ленсман — представитель полицейской власти в пригородах и сельских местностях Финляндии и Швеции. (Здесь и далее — примеч. перев.)

2

Тахковуори — горнолыжное курортное местечко в 15 км от Нильсия.

3

Скютта, Кюости — историк, исследователь; написал о президенте У. К. Кекконене несколько книг. Наиболее известные — «Портрет президента» (1969–1970) и «Неизвестный Кекконен» (1980).

4

Тунтса — пустынный район северо-восточной Финляндии, напротив российского г. Алакуртти, известный своими длинными и короткими туристическими маршрутами. В начале 1960-х годов пожар, начавшийся на территории СССР, уничтожил свыше 20 000 гектаров леса на финской стороне. Тушение пожара продолжалось несколько недель, чистка леса и вывоз деревьев — несколько лет.

5

АО «Овако» — крупная сталепрокатная компания Финляндии. В 1986 г. произошло ее слияние со шведской компанией SWEDISH SKF STEEL AB. Сейчас это концерн OVAKO STEEL AB.

6

Лебедь Туонелы — образ из народного эпоса «Калевала». Один из героев эпоса, Лемминкяйнен, охотясь за лебедем в черных водах Туонелы (реки мертвых), погибает.

7

Эркки — «волк» Пуллиайнен — профессор университета Оулу, написавший популярную книгу «Крупные хищники Финляндии» (1974).

8

Сеутула — деревня в пригороде Хельсинки, на месте которой построен аэропорт Хельсинки-Вантаа.

9

Эво — небольшой поселок в Южной Финляндии (губерния Хяме), где расположен старейший лесной научно-исследовательский центр, основанный в 1862 г.

10

Валлила, Катаянокка, Круунунхака — районы Хельсинки; Порвоо — небольшой город в 40 км восточнее Хельсинки.

11

Вайниккала — финская железнодорожная станция в непосредственной близости от границы между Финляндией и Россией.


home | my bookshelf | | Год зайца |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 34
Средний рейтинг 5.0 из 5



Оцените эту книгу