Book: Сонные глазки и пижама в лягушечку (Half Asleep in Frog Pajamas)



Сонные глазки и пижама в лягушечку (Half Asleep in Frog Pajamas)

Том Роббинс


Сонные глазки и пижама в лягушечку (Half Asleep in Frog Pajamas)

Четверг, 5 апреля, вечер

Только что из Тимбукту

16:00

День, когда рынок ценных бумаг наворачивается с кровати и ломает позвоночник, по праву можно назвать самым черным днем вашей жизни. По крайней мере так вам кажется. На самом деле он не такой уж черный, но вы железно убеждены в его черноте, и в голосе, озвучивающем эту мысль, звенит голая вера, практически не украшенная риторикой.

– Сегодня самый черный день моей жизни, – говорите вы, роняя соленый орешек в бокал двойного мартини (в более светлые дни вы пьете белое вино) и наблюдая за его погружением: орешек в отличие от рухнувших сбережений тонет медленно и красиво, описывая изящную спираль, и приставшие к нему маленькие миленькие пузырьки совсем не похожи на мерзкие обломки, облепившие ваше сердце.

Прошло уже около трех часов с того момента, как рынок сорвался в пропасть, и тревожный, с вкраплениями истеричности галдеж, до сих пор наполнявший ресторан «Бык и медведь», уступает место тихому гудению, в котором смешались стратегии выживания и циничные шуточки. Однако ни отчаянные уловки коллег, ни фальшивое веселье не вызывают отклика в вашей безутешной душе. Обхватив до срока седеющую голову, вы повторяете:

– Самый черный день…

– Да ладно тебе, – говорит Фил Крэддок. – Рынок еще поднимется.

– Он-то, может, и поднимется. А я уже вряд ли. Все клиенты утонули, погрузились с головой, а жабр у них нет. – Вы глотаете огненный мячик мартини. – Даже Познер об этом знает. Сегодня встретил меня в коридоре, сразу после звонка. Спросил, считаю ли я профессию больничной сиделки благородной.

– Может, он сам хочет стать сиделкой?

Вы усмехаетесь, представив эту картину.

– Познер, таскающий утки? Скорее уж Папа Римский согласится сняться в порнофильме! Нет, Фил, старик послал четкий, недвусмысленный сигнал: продавай «порше» и занимай очередь за талонами на бесплатный супчик. Если к понедельнику рынок не поднимется, меня отправят на котлеты.

– До понедельника еще три выходных.

– Угу, спасибо, что напомнил! Лишний день мучительной неизвестности. Хотя все правильно: страстная пятница – день наказаний.

– Соберись, подружка, – отвечает Фил. – Возьми себя в руки, надень пуленепробиваемый лифчик.

При упоминании об интимной детали туалета вы краснеете. Одно дело, когда речь идет о порнофильмах (которых вы, кстати, ни разу в жизни не видели), и совсем другое – когда мужчина, пусть даже это Фил Крэддок, смотрит в глаза и говорит о личных вещах, несущих налет порочности. Невольное смущение румянит ваши оливковые щечки так, что ими впору украшать бокал двойного мартини – уже третий за вечер, – а попытка сознательно замедлить кровообращение заставляет краснеть еще сильнее. Эта склонность быстро вспыхивать по пустякам – один из пунктов, по которым можно упрекнуть злую судьбу, регулярно плюющую вам в тарелку. Другой пункт – ваши соседи по столу.

Фил Крэддок специализируется на торговле бобами и свиными потрохами, да и сам похож на свиновода, если не считать небрежно повязанного галстука. Галстук, если уж на то пошло, тоже деревенский: хронически старомодный, широкий, с загнутым кончиком. (Единственный человек в «Быке и медведе», одетый дурнее Фила, – это странный тип, с которого не сводит глаз ваша вторая соседка по столу, Энн Луиз.) На самом деле Фил держится очень деликатно и сочувствующе, но это лишь раздражает: слишком уж похоже на стиль поведения Белфорда Данна, вашего так называемого парня. Фил и Белфорд одинаковы практически во всем, за исключением двух деталей: во-первых, Белфорд на десять лет младше, а во-вторых, трудно представить, чтобы Фил согласился делить свою квартиру с переродившейся обезьяной.

Что до Энн Луиз, то вы ее почти не знаете. Она пришла в фирму «Познер, Лампард, Мак-Эвой и Джейкобсен» шесть месяцев назад, а прежде жила в Нью-Йорке, где подвизалась на продаже аварийных зданий и между делом, как утверждают злые языки, самозабвенно практиковала содомский грех практически со всеми крупными фигурами Уолл-стрит, включая тех, чьи имена украшают фасады известных фирм. Это женщина средних лет, приземистая, не лишенная привлекательности; она, пожалуй, могла бы вас кое-чему научить – по работе, разумеется! – но «репутация» не позволяет. К тому же Энн вот уже полчаса, игнорируя ваше присутствие, таращится в спину длинноволосого незнакомца (по крайней мере вам он не знаком), вокруг которого у стойки бара толпится народ. Слабое зрение и неудобный угол мешают вам разглядеть детали.

Так или иначе, вашу досаду можно понять. Из пестрого разнообразия брокеров, менеджеров и портфельных инвесторов, наводнивших ресторан «Бык и медведь»; из тех, с кем вы могли бы мысленно взяться за руки в столь роковой, даже исторический момент; из тех, перед кем можно излить тоскующую душу в трагическом плаче по рухнувшим надеждам, – за вашим столиком оказываются эти два… изгоя? Несправедливо, хотя и типично. Щепотка соли на рану, лишнее доказательство, что сегодня – самый черный день вашей жизни.

Полно, Гвендолин, такой ли он черный? Может, вы забыли другой день, восемь лет назад, когда в почтовом ящике оказались уведомления об отказе, присланные одновременно из аспирантур Стэнфорда, Гарварда, Йеля и Уортонской бизнес-школы при Пенсильванском университете? В один и тот же день! И кому? Вам, представительнице гендерно-этнического меньшинства, – в то время как все организации в неуклюжей попытке замолить прошлые грехи, в паническом стремлении прослыть политически корректными лезли из кожи, чтобы пополнить ряды лицами вашего профиля!

Такой ли он черный, Гвендолин? Падения рынка вряд ли достаточно, чтобы затмить тот день, когда ваша мать, записав последний сонет в лиловую тетрадку, засунула голову в духовой шкаф!

Такой ли он черный? Вам всего двадцать девять. Будут и другие дни, другие катастрофы. Возможно, даже очень скоро. Возможно, грядущие потрясения вызревают уже сейчас, и виновна в них переродившаяся обезьяна…

16:50

Ресторан «Бык и медведь», расположенный в предынфарктном сердце делового Сиэтла, представляет собой старомодное, типично мужское заведение: оцинкованные потолки, темное дерево, бархатные бордовые обои, оживленные растительным орнаментом. После нескольких коктейлей золотистые завитушки начинают превращаться в долларовые значки, налитые цветом, жизненным соком и даже – хочется верить – пророческим пафосом. По пятницам здешний бар заполняется шумной толпой: «букмекеры», как они любят себя называть, выпускают нервный пар после долгой недели на трудной работе. Однако в эту «пятницу», которая фактически четверг, плотность пьяных посетителей вдвое превышает обычную – и даже не думает уменьшаться. Судя по всему, большинство брокеров покинут «Бык и медведь» лишь с закрытием, в два часа ночи. Дело не только в желании полить раны алкоголем и оттянуть момент, когда придется поглядеть семьям в глаза; есть еще и практические причины. Все сидят как на иголках (на золотистых завитушках), ожидая закрытия иностранных рынков, когда станет ясно, является ли падение Большим Смертельным Обвалом, финансовым апокалипсисом, который раз и навсегда напомнит людям, что слово «брокер» происходит от английского слова «разориться», и загонит Соединенные Штаты Америки в самый низ мировой экономической иерархии, куда-нибудь между Португалией и Монголией.

Сейчас всеобщее внимание приковано к Токио, где благодаря шестнадцатичасовой разнице и переходу на летнее время биржа «Никкей» еще только разводит огонь под утренним чайником. Каждая брокерская фирма Сиэтла оставила в офисе одного-двух наблюдателей, чтобы следить за новостями; на протяжении вечера они будут сообщать в «Бык и медведь», лично или по телефону, состояние биржи «Никкей». В Европе уже давно страстная пятница, тамошние рынки закрылись задолго до того, как огромная куча дерьма попала в американский пропеллер; они останутся закрытыми до вечера воскресенья, по сиэтлскому времени.

– Гвен Мати! – кричит бармен. – Гвен Мати, к телефону!

Бар на мгновение затихает. Может, это первое донесение с фронтов? Пока вы отодвигаете стул и встаете, работники «Мерил Линч», «Пруденшл секьюритиз» и других крупных фирм не сводят с вас нетерпеливых, отчасти завистливых глаз, недоумевая, почему у такой важной птицы рядом с бокалом мартини не лежит спутниковый телефон. Коллеги из «Познер, Лампард, Мак-Эвой и Джейкобсен», конечно, не питают иллюзий насчет вашей важности, однако тоже замолкают, зная о ваших амбициях и прикидывая, не подкупили ли вы кого-нибудь из часовых, чтобы в обход Познера получить первую сводку из Токио.

– Я здесь! – восклицаете вы, размахивая руками.

Телефон висит на стене в дальнем конце бара; приходится пробираться, робко расталкивая толпу. Как только вы выходите из зоны слышимости, толщина которой измеряется в дюймах, Энн Луиз поворачивается к Филу:

– Этой девице конец.

– Откуда ты знаешь? Слышала что-нибудь?

– Задницей чую! – Энн похотливо ухмыляется.

Вы стойко продолжаете путь, то и дело получая тычки локтями в грудь и клубы сигаретного дыма в лицо. Вокруг звенят стаканы, плещутся напитки, витают признания, всасываются дорожки кокаина. Когда еще такое увидишь? Брокеры в открытую обнимаются с ассистентками, менеджеры поглаживают крутые бедра секретарш. Как перед войной, когда объявляют «вне игры» и правила приличий временно отменяются. Вы минуете столик, за которым сидит главный аналитик фирмы Сол Финкельштейн.

– Aprus nous le duluge, – говорит Сол с жалкой улыбкой. – Концерт окончен, mon amie.

Вы треплете его по плечу и движетесь дальше. И, уже приблизившись к телефону, слышите, как он повторяет:

– Концерт окончен…

Вы тянетесь к трубке. Разумеется, это никакой не коллега и не сообщение из Токио. Вероятнее всего, звонит Кью-Джо Хаффингтон, так называемая лучшая подруга, чтобы напомнить о встрече у гостиницы «Виржиния». Вы уверены, что Кью-Джо уже на месте – встреча назначена на 16:30 в одном из небольших богемных ресторанчиков, которые она так обожает. Вы сами от подобных заведений не в восторге: они слишком живо напоминают о привычках ваших так называемых родителей. И все же это лучше, чем привести Кью-Джо, во всем ее полуторацентнерном безобразии, в «Бык и медведь». Вас раздражает ее нетерпеливость: глупо ожидать пунктуальности в такой день. Неужели она не слушает новостей? Увы, скорее всего так и есть. Кью-Джо слушает лишь музыку сфер.

– Алло! – кричите вы, собрав всю грубость, на которую способен сладенький девичий голосок.

Трубка отвечает голосом Белфорда Данна, вашего так называемого возлюбленного:

– Дорогая, прости ради бога! Не хотел беспокоить в такой день! – По крайней мере Белфорд слушает новости. – Понимаешь, Андрэ сбежал! Сбежал из дома!

Возлюбленный практически рыдает. Вы, однако, испытываете не жалость, а скорее раздражение. В этом весь Белфорд! Ваша карьера скользит по ледяному желобу в тартарары вслед за всей американской экономикой, а он убивается из-за удравшего животного!

С другой стороны, Андрэ не простое животное. Андрэ – обезьяна с богатым прошлым. В данном случае правильнее было бы сказать не «удрал», а «совершил побег».

– Белфорд, послушай…

После выпитого голос звучит автономно, как магнитофонная запись. Боже, какой противный просительный тон!.. Хотя эта оценка вряд ли объективна: ничто не раздражает вас сильнее, чем собственный голос. Так мог бы звучать маленький бисквитный кекс, думаете вы, если бы кексы умели разговаривать. С другой стороны, Кью-Джо утверждает, что ангельский голос – ваша главная добродетель. Из всех знакомых ей деловых женщин только вы не освоили язык бормашины. Вы пытались объяснить, что деловые женщины просто вынуждены говорить резко, иначе они не смогут на равных соперничать с мужчинами. И если ваш голос действительно столь нежен и беззащитен, как утверждает Кью-Джо, то причина этому одна: ваше неумение его изменить. Вы даже пытались курить в надежде, что дым обогатит диапазон низкими частотами, но сигареты вызывали нестерпимую тошноту. То, что Кью-Джо считает сексуальным, кажется вам каким-то писком. В детстве у вас и кличка была соответствующая: Пипи. Мать, конечно, никогда не обращалась к вам иначе, чем «Гвендолин», однако для отца и всех остальных вы были просто Пипи. «Пипи то, Пипи это…» Как будто вы чертова мышь!

– Белфорд, послушай…

Вы объясняете ему, что, даже если рынок закрылся в час дня, даже если внезапное падение на девятьсот пунктов проело у вас на макушке раннюю плешь, даже если в данный момент вы хлещете джин в веселом кабачке, – фактически вы еще на работе. Вы также объясняете, что ответственность перед клиентами (да и перед собой, ибо ваш личный баланс ушел в серьезный минус) не позволяет вам покинуть боевой пост, пока японские варвары, для которых день распятия Господа нашего Иисуса Христа не отличается от любого другого рабочего дня, не дадут ясный ответ: собираются они отправиться на дно вслед за нами? Однако чтобы не ранить страждущего Белфорда черствостью, вы, невзирая на собственные беды и обязанности, предлагаете ему следующую сделку: если Андрэ не объявится к ужину – а вы убеждены, что он ни на что не променяет любимый хлеб с изюмом и банановое эскимо, – то вы присоединитесь к поискам. И даже более того: приведете с собой Кью-Джо, чья выдающаяся парапсихическая мощь поможет в определении координат сбежавшей обезьяны.

Воодушевленный Белфорд взрывается фонтаном благодарностей – столь обильным, что это кого угодно может вывести из себя.

– А ты пока начни прочесывать окрестности, – добавляете вы сухо. – И обязательно сообщи в полицию.

– Да, пожалуй, – понуро соглашается он. – Не думаю, чтобы Андрэ опять… э-э… деградировал. Но ты права, мой моральный долг – поставить власти в известность.

Вы уже готовы повесить трубку – такие выражения, как «моральный долг», ничего, кроме раздражения, вызвать не могут, – когда Белфорд вдруг заявляет:

– Кстати, милая. Когда ты упомянула Японию, я подумал, что речь идет о докторе Ямагучи.

– Это еще кто?

– Ну, ты должна знать. Доктор Ямагучи! Он приезжает сегодня вечером.

– А, тот, который вылечил рак! А он тут при чем?

– Ну, он тоже из Японии. И собирается объявить добрые вести. Может, это поддержит рынок?

Вы страдальчески вздыхаете и вешаете трубку.

Воспользовавшись близостью туалетов, вы заходите в кабинку и мочитесь изо всех сил – звенящая о фарфор струя могла бы нокаутировать небольшого зверька или вышибить глаз циклопу, – а затем отправляетесь в обратный путь. Пробиваясь сквозь толпу возле бара, вы в какой-то момент оказываетесь за спиной человека, на которого таращилась Энн Луиз. Это худощавый высокий мужчина с обесцвеченными жидкими волосами до плеч. Узкие заношенные джинсы, в левом ухе золотая серьга. На тыльной стороне руки – синяя татуировка. Странно, что человек в столь неподобающем наряде находится в таком месте, как «Бык и медведь»; но еще более странно, что на протяжении вечера многие гораздо более изысканно одетые и весьма серьезные люди (даже сам Познер!) подходят с ним побеседовать. Вокруг него и сейчас увивается парочка брокеров, явно пытаясь подлизаться. В восьмидесятые такого никогда бы не случилось, думаете вы. Только сегодня, в самый черный день вашей жизни.

Незнакомец внезапно оборачивается и обжигает взглядом – вы издаете слабый писк, словно спелый помидор, заслышавший шаги огородника. Трещина его улыбки, пропахавшая сухую степь небритого лица, безжалостна, как хирургический надрез; воспаленные глаза красны, как пролежни, пронзительны, как медицинские ланцеты; холодный взгляд проникает в самое нутро. Прежде чем вы успеваете пошевелиться, он кладет вам на запястье костлявый палец и кивает в сторону Сола.

– Концерт только начинается, – шепчет он доверительно, и страшная ухмылка расползается, как прореха на гидрокостюме.

Добравшись до своего столика, вы садитесь и опускаете плечи в преувеличенном отчаянии:

– Боже всевышний! Кто этот человек?!

– Это же Ларри Даймонд! – отвечает Фил.

– Он только что из Тимбукту, – добавляет Энн Луиз таким тоном, как будто это все объясняет.

17:15

Чувствуя легкое головокружение после третьего мартини, вы решаете заказать что-нибудь поесть. Уже многие годы вы питаетесь преимущественно салатами, щедро поливая их труднопроизносимыми вяжущими соусами (попробуйте-ка после тяжелого трудового дня выговорить «ауругула» или, например, «радиччио») и спрыскивая специальными уксусами, которые стоят дороже, чем хорошее шампанское. Но сегодня вне игры, правила отменяются, и ваш стройный подтянутый животик требует протеина. «Бык и медведь», специализирующийся на традиционной картофельно-мясной кухне, подходит как нельзя лучше: вы заказываете бифштекс с жареным луком и спаржей.

Пока официантка расставляет приборы и масленки, Пол сообщает некоторые подробности об омерзительном Ларри Даймондс. В свое время этот человек был настоящим асом, крутейшим брокером тихоокеанского побережья, однако стиль его игры отличался непростительной небрежностью, и во время предыдущего падения рынка, в восемьдесят седьмом году, Ларри потерял работу и разорился.



– О нем слышали даже в Нью-Йорке, – вставляет Энн Луиз. – По здешним деревенским меркам этот парень сшибал чудовищные деньги. По сути, он просто здорово умел впаривать, только и всего. А в нашем деле на голой настырности далеко не уедешь. – Энн Луиз бросает на вас многозначительный взгляд, от которого бледнеют щеки.

– Это точно, – соглашается Фил, ероша седые волосы толстыми фермерскими пальцами. – Чего-чего, а впаривать старина Ларри умел. Интересно, чем он сейчас занимается?

– Он только что вернулся из Тимбукту!

– Да, Энн Луиз, – встреваете вы. – Это мы уже слышали. Вопрос – зачем? Если он отошел отдел, то почему сидит здесь?

– Может, он знает что-то такое, чего другие не знают, – предполагает Пол.

– О чем? О Тимбукту?

– Ну, есть такая вещь, как мировая экономика.

– Да, но Тимбукту… Это же черт знает где!

– Ну и что? Всех остальных уже подключили. Таиланд, Аргентина, Турция, Вьетнам… Теперь очередь дошла до Тимбукту.

– Какая у них экономическая база? – спрашивает Энн Луиз. – Подозреваю, что никакой.

– Ну уж нет, – говорите вы, – этот Даймонд не похож на брокера, который разнюхивает иностранные рынки. Он похож скорее… на рокера. На уличного музыканта.

Произнося слово «музыкант», вы поневоле вспоминаете о своем отце. Но это отдельная история.

Энн Луиз снисходительно улыбается и открывает рот, чтобы ответить, – и тут по ресторану прокатывается волна возбуждения. Толпа начинает бурлить, люди вертят головами, как будто в зал вот-вот войдет обнаженная кинозвезда, только неизвестно, через какую дверь. Правда, по выражению некоторых лиц можно подумать, что войдет не звезда, а вооруженный террорист. По ресторану явно бегает какой-то слух, пугая посетителей, кусая их за икры. Пожилой дядька, вице-президент «Мерил Линч», осторожно взбирается на столик, и уровень шума, достигнув пика, начинает плавно сползать, как акустический чулок. Хриплый старческий голос оглашает новость: «Никкей» открылась гораздо ниже обычного, хотя все же выше, чем многие опасались, и сейчас показывает тенденцию к выравниванию.

Раздаются радостные возгласы и сдержанные аплодисменты. Все одновременно начинают говорить. Официант приносит еду. Вы вонзаете вилку в первый кусочек мяса и уже открываете рот – но тут жевательные мышцы, изготовившиеся к работе, сводит судорога, ибо за соседним столиком кто-то восклицает:

– Знаете, почему «Никкей» еще держится? Из-за доктора Ямагучи!

18:10

Пока вы едите, из Токио приходят еще два сообщения. Согласно первому, японский индекс сползает под откос. «Бык и медведь» встречает эту новость смирением, которое граничит с фатализмом. На второе сообщение – что индекс опять поднялся – посетители откликаются либо с оптимизмом, либо с недоверием, в зависимости от темперамента.

Не зная, как себя вести, вы заказываете бокал портвейна, чтобы поддержать уровень сахара в организме, и, развернув стул, присоединяетесь к Энн Луиз, которая по-прежнему наблюдает за Ларри Даймондом.

– Так вот что случается с оступившимися брокерами, – ухмыляетесь вы. – Неужели через пару лет я тоже превращусь в бомжиху?

Вопрос скорее риторический, однако Фил отвечает:

– Ну, Ларри-то был гением.

Энн Луиз кивает и улыбается.

Ах, простите великодушно, думаете вы. С такими словами, как «гений», надо обращаться осторожнее! Что имел в виду этот «гений», когда говорил про концерт, который только начинается? А Сол – что он имел в виду? Что значит «концерт окончен»? По большому счету, концерт закончился еще в восьмидесятых. А вы… что ж, вы просто опоздали. В те светлые времена любой брокер мог загребать деньги лопатой. Знаем, читали! Учась в колледже, вы мечтали об этом каждый день. Но удача повела себя как обычно: не успели вы приготовить большую корзинку для золотых яиц, как курочку стерилизовали. У американской экономики поехала крыша как раз в тот момент, когда вам вручили диплом. Правда, крыша еще может вернуться на место. Впрочем, это будет означать, что экономика накрылась, ведь так? Выходит, как ни крути, вам ничего не светит – несмотря на то, что ваши предки родились под жарким филиппинским солнышком, чтоб оно провалилось… Нет, Гвендолин, нельзя так относиться к своим корням! Не забывайте о корнях, на них всегда можно свалить вину за собственные неудачи.

Пьяный разум удрученно созерцает черную звезду, под которой вам довелось родиться. Жалость к себе – отвратительное чувство. Однако сейчас вы впрыскиваете эту жалость себе в душу лошадиным шприцем… и вдруг замечаете, что Ларри Даймонд оставил свой пост у стойки бара и направляется прямиком к вашему столу. «Фу, какой мерзкий тип! – думаете вы. – У него даже походка как у изгоя!»

– Как дела, Ларри? – приветствует Фил.

– Мистер Даймонд, если не ошибаюсь? – Глаза Энн Луиз вспыхивают ярче, чем кончик ее сигары.

Мистер Даймонд не обращает на них внимания. Минуту он разглядывает вас, покачиваясь, как разношенный хомут на шее вечности, а потом произносит:

– Могу поспорить: у нас есть что-то общее.

– Сомневаюсь, – отвечаете вы. – Я ведь еще не пошла ко дну.

В ухмылке Ларри жутким образом сочетаются жестокость и щедрость, враждебность и восхищение; воспаленные глаза напоминают испанские орешки, исполняющие демонический канкан.

– Я подошел не за тем, чтобы говорить о работе. – Он кивает туда, где только что стояла ваша тарелка. – Я ведь тоже ел спаржу. Понимаете, что это значит? В течение следующих пяти часов наша моча будет пахнуть одинаково!

18:30

По крайней мере хоть погода хорошая. Зимние сиэтлские дожди, которые обычно цепляются за заплесневелый грязно-серый хвост дождей осенних, иссякли на прошлой неделе, и теперь с каждым днем небо делается светлее и выше – кажется, что оно сорвалось с якоря и дрейфует прочь от Земли. Апокалипсис наоборот. Говорят, во время биржевого краха 1929 года небо было черно от миллионеров, выпрыгивающих из окон. Вы задираете голову: вечер тихий и ясный, в небе ни одного миллионера. Даже пуговичка от миллионерского пиджака не падает на ваше смазливое личико.

А вы ведь и в самом деле красивы, Гвендолин! И порой даже жалеете об этом. Красота приводит к неприятным столкновениям, после которых приходится поспешно покидать «Бык и медведь». Правда, справедливости ради отметим: такие ухажеры, как Ларри Даймонд, вам еще не попадались. После его возмутительной реплики – кстати, чрезвычайно развеселившей Фила и Энн Луиз – вы подхватили сумочку и с достоинством, хотя и покраснев, попытались ретироваться в туалет. Ларри перекрыл вам дорогу. Возможно, он просто хотел извиниться; вы не дали ему такого шанса:

– Отойди, дикарь африканский!

Фраза должна была прозвучать холодно и вразумляюще (хотя откуда взяться холоду в голосочке, который годится лишь для того, чтобы лелеять лютики и убаюкивать клубничку?), Ларри, однако, отреагировал так, словно ему одновременно дали пощечину и подарили кучу денег. Его пьяная агрессия улетучилась быстрее, чем реклама поливальных установок из памяти жителя республики Бангладеш: взгляд прояснился, стал подозрительным, умоляющим.

– Дикарь – в смысле хам? Или дикарь из племени бозо?

Вы не нашлись, что ответить, – такой Ларри был даже страшнее, чем давешний развязный шутник. Он схватил вас за плечи, вплотную приблизил небритое лицо. Судя по виду, от него должно было мерзко вонять, но, к вашему удивлению, запах оказался даже приятным: что-то металлически-сладкое, как жестянка с фруктовыми леденцами. Это, впрочем, отнюдь не утешало. Ларри встряхнул вас за плечи:

– Хам или бозо?!

– Х-хам! – пискнули вы, ожидая в ответ как минимум телесных повреждений. Но он лишь разочарованно улыбнулся и разжал руки.

На непослушных ногах вы ринулись к дверям и выбежали на улицу, где и стоите сейчас – на апрельском ветру, запрокинув голову, наблюдая, как небо улетает дальше звезд.

18:40

В таком состоянии садиться за руль – явная глупость. За «порше» еще не выплачен кредит, осталось тридцать тысяч, а с вашей удачливостью поездка непременно закончится столкновением с каким-нибудь твердым тупым объектом, да еще и штраф возьмут. Отель «Виржиния» в десяти минутах ходьбы; тем не менее, осмотревшись по сторонам, вы отказываетесь и от пешей прогулки.

Центр Сиэтла в наши дни напоминает трущобы Калькутты – улицы буквально кишат бомжами, бродягами, нищими, маньяками, психопатами, наркоманами, калеками, грабителями, насильниками и прочими уродами. Как только прекратился дождь, они выкатились, вышли, выползли, выбежали, выковыляли и вывалились на городские тротуары из подворотен, подъездов, подвалов, канализационных труб, помоек и заброшенных зданий – и заиграли на шарманках, разложили барахло, расставили рукописные плакаты, предрекая конец света…

Некоторые из этих созданий выглядят угрожающе, других просто жаль. Например, семейка, сидящая полукругом на ступеньках молочного магазина: папа-попрошайка, мама-попрошайка, сынишка-попрошайка и младенец-попрошайка – обмотанные лохмотьями, сверкающие соплями, обветренные и больные, но не теряющие надежды, что рано или поздно придет добрый самарянин, посланник церкви или правительства, и утрет им сопли и вручит ковер и телевизор. К вашей чести, Гвендолин, вы даже испытываете к ним сострадание. Точнее, это напоминает недоумение. Странные, непостижимые существа! Как они дошли до такой жизни? Куда девались их опрятные дома и садовые участки? Куда, наконец, утекли деньги?

Деньги. Любимые и желанные. Кыо-Джо утверждает, что все седые волосы, в количестве двадцати трех (она сама считала), появились в вашей черной филиппинской шевелюре исключительно из-за страсти к наживе. На самом деле виновата валлийская кровь вашей матери: стремление к стяжательству больше похоже на животный инстинкт, чем на осмысленную скупость. Вам уже скоро тридцать, и часики тикают, подстегивая желание обзавестись… нет, не детьми – серьезными деньгами. Разбухнуть, забеременеть созревающим богатством – и разродиться звенящим потоком серебряных долларов, подобно игровому автомату.

Увы, денег нет, они куда-то пропали. Сбежали из Америки, перебирая маленькими зелеными ножками. А ведь Америка их так любила! Первыми пострадали ленивые и тупые, а теперь очередь дошла и до вас. От этих мыслей сердце сжимается в комок: черта с два младенец-попрошайка получит эту пятерку, которую вы то ли спьяну, то ли из жалости достали из сумочки. Дудки, ребята! Проблемы с деньгами? Ха, они у вас всю жизнь! Зато кредит за «порше» не нужно выплачивать.

Однако перед тем как поймать на углу такси, вы все же лишаетесь драгоценной пятерки. Она достается древнему оборванному старцу, чья борода развевается на ветру, как асбестовое мочало. У старца на груди висит плакат – пляшущие кривые буквы: «МЕНЯ УБИВАЮТ СО ВСЕХ СТОРОН». Этому вы не можете не симпатизировать.

18:50

У таксиста типичная ямайская прическа. Бессчетные часы, убитые на скручивание и разлохмачивание, не пропали даром – шевелюра напоминает колонию длинных мохнатых червей. И пахнет он плюс ко всему точь-в-точь как ваш отец. Иными словами, весь провонял марихуаной. Почему вы постоянно притягиваете таких людей? Хотя, если подумать, все правильно: раз уж человек настолько неразборчив, что соглашается на встречу с немыслимой Кью-Джо, то таксист, везущий его к месту свидания, должен соответствовать случаю.

Поначалу вы хотите ехать прямиком к Белфорду Данну, но быстро понимаете, что это выпитый джин стучит в ваши железы, вызывая неуместное желание. Однажды вы целый год регулярно пили неразбавленное виски в надежде, что в вашем голосе появится ковбойская хрипотца, и в результате убедились: крепкие напитки оказывают на вас лишь одно действие – сексуально-возбуждающее. Пришлось снова перейти на белое вино. Уж лучше пищать, чем развратничать.

– Ты о чем, сестричка?

– Это я не вам.

В любом случае у Белфорда сейчас другие заботы. Ему надо поймать бежавшего примата.

Несмотря на карибский акцент, у таксиста великолепный английский – лучше, чем у среднего американского студента. Он рассказывает о движении растафари. Чтобы не показаться невежливой, вы интересуетесь, почему Хайле Селассие, современный эфиопский император (ныне покойный), почитается растаманами всего мира как первосвященник, мессия и живой бог? Таксист объясняет, что в середине пятидесятых на Ямайке случилась затяжная засуха. Люди забыли, когда последний раз видели дождь. Селассие как раз прилетел на Ямайку с дружеским визитом. Не успел его самолет коснуться земли, как в небе сгустились тучи и грянул чудовищный ливень, который продолжался все время, пока Селассие находился в стране: три дня без перерыва. И прекратился лишь в тот момент, когда самолет поднялся в воздух. «Вот так-то, сестричка!»

Вы качаете головой. Ну и дела! Парню в отпуске не повезло с погодой, а они на этом целую религию основали! Двадцать три седых волоса качаются в унисон, разделяя ваше недоумение.

А что вы хотели, Гвендолин? Мы живем в необычном мире. И с каждой минутой этот мир делается все необычнее.

Четверг, 5 апреля, ночь

Воем на луну

21:00

Итак наступает ночь. Не вечер, а именно ночь – самая настоящая, темная, хотя и не совсем глухая. У вечера на хлястике обычно висят обрывки дня, к его лацканам пристают ворсинки солнечного света – а ночь целокупна, надменна, однородна и радикальна. Световую окантовку, которую сумерки оставляют по краям небосвода, ночь стирает черным ластиком, смывает струей осьминожьих чернил, смахивает рукавами пижам, залепляет дегтем ночных бабочек. Ночь похожа на паранджу, укрывающую черты дня; но и день – лишь маска на ее черном лице. Люди, как правило, рождаются ночью и ночью же умирают. Ночь – время, когда радио играет танго для больничных сиделок, когда крысиный яд знойно поет из-под плинтуса, когда анаконда выходит на охоту, когда черный лимузин пролетает по улицам веселого района, когда слово «свобода» пылает неоновым огнем на тысячах забытых языков, а зыбкие остатки детских фантазий бродят под ветвями пихт, опьяненных луной.

Ночь самого черного дня вашей жизни. Изменилось ли что-нибудь к лучшему? Едва ли. Американский орел продолжает бегать по восточным биржам, как обезглавленная курица, пугая брокеров фонтанами густой крови, а вы с замиранием девичьего сердечка следите за поросячьими отбивными, исчезающими в бездонной утробе Кью-Джо, – можно подумать, что отбивные отправляются вслед за деньгами в черное всепожирающее небытие.

Вы с подружкой сидите в пластиковом закутке, в дешевом ресторанчике под названием «Собачья будка», чей девиз – работаем круглосуточно – подтверждается сомнамбулическими движениями официантов, многие из которых, похоже, таскают тарелки без перерыва со дня открытия заведения в 1934 году. «Собачья будка» ориентируется на пожилую пролетарскую клиентуру, но в мутный полночный час сюда стекаются экстремальные образчики молодежи: панки, гопники, рэйверы, металлисты, кришнаиты, кикбоксеры, а также мажорные папенькины детишки, искатели приключений из богатых районов типа Хантс-Пойнта и Мерсер-Айленда. Опытные официанты легко управляются с хлипкими юнцами; тем не менее вы рады, что время не слишком позднее, и публика в ресторане не столько опасна, сколько деклассированна. Это не значит, разумеется, что вам здесь уютно.

Когда Кью-Джо предложила «Собачью будку» в качестве места встречи, вы поначалу приняли это за глупую шутку, навеянную тем, что некоторые господа в отеле «Виржиния» выли по-собачьи. Да, именно так: по-собачьи! Причем господа уважаемые – поэты, художники, музыканты и кинематографисты, которым пристало бы обсуждать Гёделя, Эшера и Баха или проливать всеобъясняющий свет яркого интеллекта на темные причины биржевого краха, отыскивая в нем параллели с технологическими теориями Маклюэна и «Падением дома Ашеров». Конечно, нельзя утверждать, что уважаемые господа вовсе не затрагивали этих тем. Трудно судить о содержании чужих бесед, тем более в общественном месте, где запись черного блюзмена ревет из колонок так яростно, что негры старой закалки, услышав эти звуки, заткнули бы уши и бежали в лес, побросав самодельные гитары. В большом гостиничном фойе наверняка были столики, вокруг которых в тот час витал интеллектуальный диспут высочайшей пробы. Ваш слух, однако, не уловил в шуме разговора ни упоминаний о Доу-Джонсе и дойче марке, ни имени Мишеля Фуко. Зато несколько раз вы ясно слышали несомненный собачий вой.

Более того: стоило какому-нибудь куртуазному содомиту в стильных очках и алом берете тихонько завыть, как окружающие начинали с воодушевлением подвывать, и что самое странное – лица при этом озарялись потрясенными улыбками, словно на всю компанию снисходила благодать, природу которой никто не умел объяснить. Что за чушь? Какая-то новая причуда? Кью-Джо в ответ на расспросы только пожала плечами: «А, доктор Ямагучи!» – и предложила пойти в «Собачью будку».



Вы согласились, ожидая новых совпадений. Но всему свое время. Пока – время поросячьих отбивных.

«Ну что, Гвендолин, глупая буржуазная сучка? Пообедала, не дождавшись меня?! Теперь сиди и смотри, как это делается!»

Действительно, есть на что посмотреть. Кью-Джо врезается в кучу отбивных плавно и убийственно, как матерая касатка в стаю лосося – надкусывает первую, затем вторую, всех по порядку – калеча, лишая возможности бежать, – и возвращается, чтобы прикончить раненых, и обглодать хрящи, и до капли вылизать подливку, оставив на тарелке горку гладких косточек, напоминающих фишки для китайской игры.

А когда вы отлучаетесь, чтобы позвонить, она заказывает вторую порцию.

Не существует бытовых весов, способных эффективно выдержать гнет массивного тела Кью-Джо, – стрелка улетает до упора. Требуются мощные индустриальные весы, чтобы определить, как далеко она перешагнула стандартный рубеж ста сорока килограммов, обусловленный механическими и этическими нормами. Уровень ее холестерина приближается к четырехзначной отметке. Она без перерыва курит самокрутки, набитые черным индонезийским табаком чудовищной крепости, затягиваясь с такой жадностью, что ее легкие, должно быть, отличаются от угольных шахт лишь объемом.

Казалось бы, такая женщина, как Кью-Джо – мудрая, чуткая, профессионально гадающая на картах Таро, убедившая в своих экстрасенсорных способностях даже вас, закоренелого скептика, – такая женщина должна быть поборницей здорового образа жизни. И это правда. Но только по отношению к другим. И дело тут не в альтруизме и не в лицемерии. Действительно, Кью-Джо любит помогать, делать людям подарки. И еда для нее – единственный способ как-то вознаградить себя. Однако существует и другая, более веская причина. «Я курю и предаюсь обжорству, чтобы не улететь», – говорит она, имея в виду «улететь» в переносном смысле, хотя всякий раз вы представляете, как ее раздутая туша парит в небесах над городом подобно рекламному аэростату. Когда человек проводит много времени в астрале, еда и никотин позволяют ему поддерживать связь с земным телом. Это своеобразный якорь. А также форма защиты. Кью-Джо – ходячая эмоциональная губка, чуткая парапсихическая антенна, вынужденная даже сейчас, за тарелкой отбивных, сражаться с подсознательными сигналами посетителей «Собачьей будки». Обжорство помогает ей изолироваться, создает вокруг сердца защитный жировой слой, экранирующий вредные воздействия.

В глубине души вы восхищаетесь размерами Кью-Джо. С первых же минут знакомства вы испытали – и беспощадно подавили – острое желание запрыгнуть на душистые холмы ее коленей, зарыться в подушки рыхлых грудей и утонуть в объятиях могучих рук-баобабов. Кью-Джо никого не оставляет равнодушным: лиловый тюрбан, разноцветный халат, искрящиеся бенгальские глаза, бездонные ямочки на щеках, богатырский смех, терпкий запах, костяной мундштук, фальшивые перстни размером с куриный зоб… И все-таки вы стесняетесь показываться с ней на людях. Упаси бог, чтобы клиенты или сослуживцы увидели вас в обществе этой жирной бочки! Надо же было судьбе определить вам в друзья такую толстуху!.. Ну ничего. Когда вы переедете на новую квартиру – если, конечно, не помешает крушение рынка, – встречи с Кью-Джо станут значительно реже. Хорошего понемножку.

21:10

– Какие новости? – спрашивает Кью-Джо, когда вы возвращаетесь за стол и принимаетесь за очередную чашку кофе.

– Насчет Андрэ или насчет рынка?

Подруга отвечает недоверчивым взглядом:

– Шутишь? Конечно, Андрэ! На рынок я плевать хотела.

– Ну и напрасно. Если он обрушится, вся страна пострадает. Каждый человек.

– Ха-ха! – Кью-Джо слизывает язвочку засохшего пюре с верхней губы. – Пострадают только те, кто сам этого хочет. А остальные будут замечательно себя чувствовать.

– Ну да, замечательно! Когда сгорят все их вложения? Когда полопаются пенсионные фонды и иссякнут государственные пособия, когда банки захлопнут двери у них перед носом? Когда их вышибут с работы? У тебе тоже квартира не выплачена, если не ошибаюсь.

– Ничего! Будем жить как раньше, когда не было никаких банков и кредитов, никаких пенсий и зарплат. Люди замечательно жили и до того, как поверили в эту дурацкую мелодраму.

– Какую еще мелодраму?

– Ту, на которой строится твоя жизнь. Пей кофе, пока не остыл. Я хочу, чтоб ты была трезвой, как младенец.

– Боже, Кью-Джо! Какая же ты… наивная! Живешь в маленьком замкнутом мирке…

– Ну, не такой уж он и маленький.

– …и думаешь, что каждый может так жить! Ладно. Слушай, хоть тебе и плевать. Я только что говорила с коллегой. Токийский рынок прыгает, как резиновый мяч! Индекс летает вверх-вниз, представляешь? Как только он падает, фармацевтические инвесторы ныряют и вытаскивают его. И никто не может угадать, где он остановится! – Вы подпрыгиваете от возбуждения.

– Гвен, малышка! Позови официантку, пусть принесет шарик и три наперстка. Я тебе покажу прелестную игру.

– Да ну тебя! Тут мое будущее решается, а ты…

– Да, да, да… – Кью-Джо вздыхает, как баржа, груженная хлопком. – Ты целый вечер это твердишь. Только не надо путать будущее с карьерой, а карьеру – с рулеткой, на которую ты подсела. Биржевой крах может стать твоей главной удачей.

– А ты целый вечер твердишь свое! И я уже сыта по горло. Если не хочешь гадать, так и скажи!

– Ты видишь, я ем, – отвечает Кью-Джо.

Да, с этим не поспоришь.

21:15

Кью-Джо гложет кости. Вы дуетесь. Как она смеет осуждать вашу профессию? Какая-то гадалка! Ничуть не лучше цыганки на паперти… А другая ее работа? Вообще какой-то цирк, никто, кроме Кью-Джо Хаффингтон, этим не занимается! Такой работе даже названия не подберешь. Экскурсовод постфактум? Суррогатный компаньон? Чушь собачья, как ни назови. И у нее еще хватает нахальства говорить, что вы торгуете иллюзиями! Да иллюзиями, если уж на то пошло, можно назвать ее собственные нелепые, непредсказуемые, запутанные порывы. А ваши мечты опираются на прочный, чистый фундамент: трогательная ненасытность нетерпеливой невесты. В кружевном переднике, собственноручно расшитом клубничкой, вы склонились перед вселенской духовкой, приглядывая за долларовым суфле. А послушать Кью-Джо – так вы какой-то вампир в черной хламиде…

– Ну что, – прерывает подруга ваши обиженные мысли, – ты говорила с Бедфордом?

– Да, звонила ему на мобильный. Он все еще колесит вокруг Куин-Энн-Хилл, высматривая Андрэ. Переживает, хочет, чтобы мы ему помогли. Я ведь обещала…

– Ух, почти закончила! – Кью-Джо счищает с толстых губ остатки свиного мяса. – Вот только скушаю тарелочку здешнего пудинга – и все. Сейчас мало кто умеет готовить настоящий пудинг из тапиоки.

– Знаешь, Белфорд буквально не в себе. Я еще никогда его таким не видела. Обычно он тихий…

Вы умолкаете. Думаете. И добавляете:

– Конечно, я надеюсь, что Андрэ найдется. Но, может, было бы лучше, если бы Белфорд избавился от этой макаки.

– Нет, ты не права. Горькая правда в том, что эта макака – единственный штрих, делающий Белфорда интересным. Если бы не она, парень был бы скучным, как стиральная машина…

Кью-Джо умолкает. Думает. И добавляет:

– По крайней мере так кажется. Я ведь не знаю, каков он в постели. У некоторых мужчин самая интересная черта характера находится между ног. – В ее ухмылку можно запихнуть энциклопедию. – А у Белфорда?

Боже, Гвендолин! Разве можно так краснеть? Смотрите: даже на вилках блики заиграли! Вам надо в полиции нравов работать – живым детектором порока. Вы начинаете возмущенно мямлить, но тут, к счастью, подбегает загнанная официантка, чтобы принять заказ на пудинг. Вы пользуетесь случаем и ретируетесь в туалет, по пути минуя морозилку, молочный комбайн и стеллаж с горделиво разлегшимися клиньями благородного пирога, за которыми дрожат в тихом протесте скромные порции пролетарского пудинга. Если предположить, что эта инсталляция иллюстрирует грядущий классовый порядок, то понятно, на чьей стороне ваши симпатии. Вы едва сдерживаетесь, чтобы не кивнуть самому жирному куску кокосового торта.

Туалет буквально шокирует – не грязью, а немыслимым цветом свежеокрашенных стен. Яркая эмаль канареечно-гепатитного оттенка. Щурясь от режущей желтизны, морща нос при виде парфюмерного автомата (пятьдесят центов за один пшик «Парижского вечера») и с неожиданной ностальгией вспоминая элегантную чистоту туалетов в «Быке и медведе», вы запираетесь в ядовито-лимонной кабинке – наконец-то протрезвев. Поднять подол, спустить трусики. Яростно протереть салфеткой унитазное сиденье. Бар расположен в другом конце ресторана, однако музыка Дика Дикерсона доносится отчетливо – такое впечатление, что звук передается через канализацию. Органная вариация на тему «Медленной реки». Некоторые посетители подпевают. Отец любил слушать эту композицию (в джазовой обработке, разумеется), аккомпанируя на бонго – проклятых барабанах, отравивших ваше детство.

Сидя на унитазе, вы боретесь с потоком противоречивых чувств… и вдруг содрогаетесь от испуга: сквозь запахи дешевых духов, масляной краски, дезодорантов и сигарет пробивается золотая нить – аромат вашей собственной урины, стократно усиленный энзимами недавно съеденной спаржи. И в ту же секунду в сознании возникает образ Ларри Даймонда! Как этот подлец и предсказывал! Корчась от злобного отвращения, вы проводите салфеткой между ног – только чтобы обнаружить хорошо знакомые и совершенно необъяснимые признаки сексуального возбуждения.

21:25

Вы гневно маршируете мимо беспокойно вибрирующих пудингов прямиком к Кью-Джо, которая стоит у кассы, покусывая зубочистку.

– Белфорд Данн самый милый, самый приличный мужчина на свете, и наша интимная жизнь никого не касается! А ты… у тебя даже парня нет! – цедите вы сквозь зубы, стиснув маленькие кулачки.

– Тише, тише! Успокойся, подружка. Мне ведь не жалко! Конечно, твой Белфорд лапочка. Это всему городу известно. Если его будут судить за неизлечимую серость, я под присягой покажу, что обаяния в нем вдвое больше, чем занудства. Идет?

Такая пародия на комплимент заслуживает достойной отповеди. Но ваш необычный дуэт уже начинает привлекать внимание. Вы вздыхаете и неуверенно направляетесь к выходу. Кью-Джо жирной ручищей треплет вас по плечу:

– Ну вот и славно! А теперь пойдем поможем нашему красавчику вернуть красножопую обезьяну. Откуда начнем, с ювелирных магазинов?

21:45

На вершине Куин-Энн-Хилл Кью-Джо останавливается и паркует миниатюрную «reo-шторм» (бихевиористам еще предстоит разобраться, почему толстые люди предпочитают маленькие автомобили) позади гигантского Белфордова «линкольна». Со стороны это похоже на амбициозного спаниеля, подбежавшего понюхать задницу жирной доберманихе. Кью-Джо гасит фары. Из мрака проступает мужской силуэт, квадратная голова и широкие плечи человека, от которого вы поклялись избавиться до 4 июля (День независимости!) и чье достоинство, если не сказать – темперамент, вы только что столь яростно и неуклюже защищали. Боже, какая глупость! А ведь дальше будет еще глупее: этот человек вот-вот приблизится, жадно прижмет свои губы к вашим и будет слюнявить на протяжении времени, обратно пропорционального степени его тревоги за Андрэ. Очень милая картинка… Биржевые крахи, твердое намерение расстаться, чернота сегодняшнего дня – все это отступает, и ваши железы вопреки здравому смыслу набухают нестерпимым желанием.

Тем временем Кью-Джо открывает дверцу и начинает трепыхаться, как лже-Гудини, пытающийся выбраться из спортивной сумки. Белфорд подскакивает, чтобы помочь. Вы сидите и наблюдаете за его усилиями. И удивляетесь.

Раньше Белфорд Данн был лесорубом или, как тогда говорили, дровосеком. Он жил там же, где родился – на полуострове Олимпик, – и беззаботно валил вековые пихты и кедры, пока однажды, всмотревшись в годовые кольца на свежеспиленном бревне, не прочел слова: «Бесперспективный бизнес!» А рисунок колец на соседнем бревне гласил: «Искусственные посадки – это не лес!» Сложив два и два, Белфорд осознал, что если объем экспорта древесины в Японию не сократится, то в Америке скоро не останется лесов, а идущие им на смену рукотворные «плантации» будут лишены красоты и дремучести, разнообразия и опасности, достоинства и тайны – словом, того уважения, которое испокон веков внушало людям Великое Неизведанное при помощи своих верных слуг: Луны, грибов, филина и оленя.

Родители Белфорда, всегда верившие, что их сын в точности соответствует школьной характеристике «очень мил, однако звезд с неба не хватает» (примерно таким он и остался, верно, Гвен?), были весьма удивлены, когда парень вдруг собрал пожитки и покинул Порт-Анджелес. Тогда ему было тридцать три; несмотря на всю свою «милость», он еще не был женат и даже не испытывал особых угрызений совести по поводу коллег, оставшихся на обреченном лесоповале. Некоторых из них он пытался вразумить. Но увы – горизонт среднего дровосека ограничен ближайшим трактиром, длиной лесовоза, панелью видеомагнитофона… Что ж, счастливо оставаться, амигос!

Прибыв в Сиэтл и поселившись в общежитии Христианского союза, Белфорд пошел на курсы по торговле недвижимостью и получил брокерскую лицензию. Через полтора года он уже входил в десятку самых преуспевающих риэлторов города. У него обнаружился недюжинный талант продавца: люди платили ему любовью за любовь. Белфорд внушал доверие. Корова его методичного ума спокойно жевала свою жвачку за широким фасадом, который в народе называют «честное открытое лицо». Он и в самом деле был честен – от жидких соломенных волос до начищенных туфель. В лютеранскую церковь он пришел по велению души, а вовсе не для того, чтобы завести полезные знакомства, – хотя в результате именно так и случилось: благодаря налаженным связям Белфорд стал неплохо зарабатывать. Он и сейчас, десять лет спустя, продолжает делать деньги, о которых вы можете только мечтать. К сожалению, большая часть этих денег уходит на пожертвования и благотворительность. Мало того, в сентябре он собирается оставить риэлторский бизнес и пойти учиться на соцработника. Боже, какая глупость! Одно утешение: если американская экономика все же подавится костью динозавра, то на соцработников спрос будет гораздо выше, чем на риэлторов. Вот только кто им будет платить? И сколько?

Квартиру, где вы живете, продал вам не кто иной, как Белфорд Данн. Это была его квартира. Он, однако, считал ее слишком роскошной и подыскивал жилье поскромнее. Что тут сказать? Ваши понятия о роскоши, мягко говоря, не совпадают. Конечно, довоенное кирпичное здание с низким крыльцом, освинцованными окнами, деревянными стропилами, изразцовыми каминами и полами шведского паркета имеет старомодный шарм. Но его никак нельзя назвать роскошным жилищем. Разве может считаться роскошным здание, в котором живет Кью-Джо? Несколько месяцев назад вы выставили свою квартиру на продажу и подписали контракт на покупку кондоминиума в новой высотке с видом на океан. Прощайте, сомнительные соседи! Здравствуй, консьерж! Сделка должна быть заключена на следующей неделе. Однако, может статься, на следующей неделе вы будете попивать дешевый кофе в очереди на биржу труда рядом с коллегой-брокером, который собирается купить вашу старую квартиру. Худшего момента для биржевого краха просто невозможно придумать! От этих мыслей вам хочется нецензурно кричать и топать своими маленькими ножками.

Так или иначе, Белфорд поначалу казался неплохой партией. Даже сейчас вы не готовы признать, что богатство и эмоциональная стабильность – плохая замена для savoir-vivre,[1] a непробиваемая порядочность может действовать на нервы. Но один простой факт вы все же готовы признать: лучше уж пустить себе пулю в лоб, чем прожить остаток дней с каким-то соцработником. в конце концов так оно, возможно, и случится: выпустите себе мозги, как сделала ваша мать.

Выбравшись на тротуар, Кью-Джо хлопает Белфорда по руке:

– Как поживаешь, озорной гуляка?

Белфорд не дурак, он понимает, что над ним подшучивают, – однако улыбается тепло и открыто. Такую улыбку можно принести домой и показать маме (если у вас есть мама); ее можно гладить, как пони, или напевать, как любимую мелодию; ее можно пить, как лимонад. Рядом с такой улыбкой не страшно гулять в темном переулке. Правда, Белфорд никогда не поведет вас гулять в темный переулок. За исключением редких турпоходов и рыбалок – крайне утомительных, грязных и скучных, – он вас вообще никуда не водит. Ни романтических путешествий, ни роскошных пансионатов, ни спонтанных поездок на водопады. Три года назад, сразу после знакомства с вами, он слетал в Европу – просто чтобы посмотреть, как они живут. А вы остались дома, так уж вышло. Надеясь полететь, вы даже отдались ему раньше, чем планировали. Не помогло: турне оказалось комплексным, с предоплатой. Ну что ж, пусть летит, утешались вы. Ему на пользу. Посмотрит Лондон, посмотрит Рим, станет более утонченным… Увы, кто бы мог предположить, что Белфорд целый месяц просидит в Сан-Тропезе, пытаясь усыновить обезьяну, которая поставила на уши всю Францию.

22:00

Обезьяне есть где спрятаться в Куин-Энн-Хилл. Это район довольно плотной частной застройки, окруженный кольцом многоэтажных зданий (таких, как ваше). А частные дома имеют участки – большие и маленькие, с огородами, кустами, деревьями, сараями и беседками. Добавьте сюда несколько школьных дворов, парочку скверов и ничейные дикорастущие посадки, где запросто может укрыться небольшое животное. Еноты, скунсы и опоссумы ухитряются здесь выживать год за годом, посреди Растущего мегаполиса, – так что же говорить о предприимчивом примате!

Судя по состоянию Белфорда (его поцелуй практически не отличался от символического родительского чмока), можно было подумать, что он намерен вести поиск хаотически, принимая за Андрэ каждую встречную кошку. В его действиях, однако, прослеживается определенный порядок – правда, весьма условный. Метод заключается в следующем: 1) в течение двадцати минут медленно объезжать какой-нибудь сектор Куин-Энн-Хилла; 2) мчаться домой, чтобы проверить, не вернулся ли мартышкообразный беглец; 3) приходить в отчаяние; 4) приступать к следующему сектору. При желании вы могли бы радикально оптимизировать эту стратегию. В обычных обстоятельствах так бы и случилось. Но сегодня черный день, судьба спустила с цепи злых колдунов, и только токийское чудо может защитить вас от вредоносных заклинаний.

Итак, Белфорд продолжает поиски, как делал это уже много часов, – с той лишь разницей, что вы помогаете ему, без особого энтузиазма просматривая свою сторону улицы. А на заднем сиденье, до отказа заполнив оставшийся объем, беспрестанно дымя вонючими самокрутками, вцепившись в отвороты засаленного халата, Кью-Джо сканирует окрестности экстрасенсорным радаром.

– Ну как, есть сигнал? – спрашивает Белфорд.

– Нет, конечно! А чего ты хотел? Я вообще обезьян не чую.

– С каких это пор? – бросаете вы через плечо.

– Только ослов и шакалов. Порой бабуинов – когда они стоят на двух ногах.

– Андрэ может ходить на двух ногах, – возражает Белфорд.

– Пожалуй, да. Для того, чем он занимался, нужны свободные руки.

Сейчас самый удачный момент, чтобы завести разговор о прошлых делишках Андрэ. О том, что он мог опять взяться за старое. Самое время, чтобы прислушаться к совету Кью-Джо и перенести поиск в центр города, к ювелирным магазинам, музеям и дорогим отелям. Но ни у вас, ни у вашей подруги не хватает мужества поднять этот вопрос: есть нечто обескураживающее в облике мужчины, вот-вот готового зарыдать. Белфорд даже в полицию до сих пор не заявил. Парень отказывается посмотреть правде в лицо… Вы отворачиваетесь к окну и продолжаете небрежный дозор, прокручивая в голове череду ошибок, сделавших вас легкой добычей биржевого краха. Пытаетесь посмотреть в лицо собственной правде.

Пасха приходится на первое воскресенье после полнолуния, которое следует за весенним равноденствием. Иными словами, поскольку ночь безоблачная, в небе должна быть более-менее полная луна. Так и есть: вот она, висит над радиовышкой Куин-Энн, – большая, яркая и пористая, как нос водевильного комика.

Но вы равнодушны к чарам луны: перистые облака забот затянули небо бледной пеленой, глаза не замечают прелестей ночи. Однако слух продолжает верно служить, и когда «линкольн» по пути к дому Белфорда проезжает популярное кафе «Файв-Спот», где у входа наслаждаются луной несколько парочек, вы ясно различаете, как некоторые из них воют по-собачьи.

22:25

– Ямагучи-сан, – комментирует Кью-Джо, подражая японскому акценту.

– Да уж, доктор Ямагучи, – кивает Белфорд и даже умудряется издать нечто похожее на смешок.

– Может, кто-нибудь расскажет наконец? – требуете вы. – Почему все воют, как собаки? При чем тут доктор Ямагучи?

Наверняка это какая-то новая дурацкая шутка, ничего особенного. Вас просто раздражает, что во всем Сиэтле вы единственная, кто не в курсе.

– Я не видела, как интервью показали по телеку, – начинает Кью-Джо. – Но должна сказать…

– Смотрите! – прерывает Белфорд. – Это не он?

– Где?

– Что?

Белфорд жмет на тормоза и поворачивает направо – так резко, что переднее колесо оставляет на бордюре черную отметину. Пахнет резиновой гарью. Сейчас бордюр запоет «мамми», как куклуксклановец, вымазавший лицо жженой пробкой. Через лужайку перед ближайшим домом на четвереньках проносится человекоподобная тень. Всего одна миллисекунда разделяет два нервных импульса: первый сообщает, что силуэт похож на Андрэ, а второй – что пробежавшее существо гораздо крупнее обезьяны.

– Это человек, – говорит Кью-Джо.

– Да, – уныло соглашается Белфорд. Его вздох наполняет машину горьким угаром разочарования.

Вы с интересом наблюдаете, как незнакомец заползает под рододендрон и прячется в тени.

– Грабитель?

– Да какой грабитель, Гвен? – фыркает Кью-Джо. – Ты же видела, мужик без штанов!

– Бедняга скорее всего пьян, – говорит Белфорд. – Или потерял рассудок.

– Значит, это брокер, – предполагаете вы, взглянув на золотой «Ролекс». – Через полчаса такие парни будут под каждым кустом сидеть.

Рассмеявшись, вы трогаете руку Белфорда. Первый раз за вечер.

– Поехали, милый!

Но милый уже берется за дверную ручку:

– Человек в беде, надо ему помочь.

Попробуйте остановить добропорядочного гражданина, захватившего в прицел страждущую цель! Вы откидываетесь на сиденье: пусть идет. Кью-Джо дергается вслед за ним, затем благоразумно передумывает и поджигает очередную мерзкую цигарку.

– Ну и правильно, не ходи, – одобряете вы. – Вдруг это наркоман.

– Хорошо бы. Наркоманы не так опасны, как пьяницы.

Вы следите за Белфордом, который приближается к полуночному ползуну, двигаясь чересчур элегантно, даже вычурно для бывшего дровосека, – и пытаетесь вспомнить, в каком состоянии отец был более опасен: пьяный или обкурившийся? Хотя «опасен» – неточное определение. Фердинанд Мати никогда никого не обижал. Просто был никудышным отцом.

Из кустов высовывается рука – длинная, кажущаяся гипсовой в свете луны, как в старых фильмах «ужасов», где отрубленные конечности ползают по готическим замкам, душат спящих обитателей и играют этюды Рахманинова на черных фамильных роялях. Рука яростно отмахивается от Белфорда. Тот склоняется и спрашивает ее:

– Вы в порядке, дружище?

В этот миг двери дома распахиваются, и на крыльцо вылетает человек в форме почтальона с крокетным молотом в руках. Человек выглядит возбужденным и потенциально опасным, несмотря на тот факт, что у него на воротнике, сдерживая атакующий напор, висит не менее возбужденная женщина в красном бюстгальтере и без трусов. Женщина визгливо плачет, а молотобоец, привыкая к тусклому наружному освещению, пытается ее стряхнуть.

– Ага, значит, их двое! – ревет ревнивец и бросается вперед с такой яростью, что женщина падает, выпустив воротник. – Вдвоем тебя пердячили!

Размахивая молотом, он сбегает с крыльца.

– Белфорд! – пискляво кричите вы. И умолкаете, стесняясь что-нибудь добавить.

Бесхозная рука исчезает в кустах; Белфорд выпрямляется и делает успокаивающий жест – он хочет помирить, разобраться. Но ни логика, ни здравый смысл уже не предотвратят того, что должно произойти под покровом ночи. Не замедляя бег, почтальон берет богатырский размах.

– Пересядь за руль! – командует Кью-Джо.

Вы продолжаете сидеть как изваяние, зачарованно глядя на описываемую молотом свистящую дугу.

– Гвен, черт возьми! – Кью-Джо изо всех сил тычет в спину мундштуком. – Сядь за руль и заведи машину!

Очнувшись, вы перелезаете на водительское сиденье и, хныкая, поворачиваете ключ. Самый черный день, наверное, никогда не кончится.

Хрясь! – звук молота, бьющего в лицо, напоминает шлепок бейсбольного мяча о перчатку кетчера. Последний раз Бедфорду доводилось отведать столько целлюлозы, когда на него в начале лесорубской карьеры рухнул отпиленный сук. Перед глазами несчастного летают пятнистые совы и ангелочки в горящих памперсах. Он шатается, потрясенный. Молот возносится для нового «хрясь», но тут из кустов выскакивает полуночный ползун и задает стрекача. Переключив прицел, предполагаемый рогоносец устремляется в погоню.

Повинуясь настойчивым тычкам мундштука, вы подаете машину вперед; Кью-Джо распахивает Белфорду дверцу. Вы испытываете двойное чувство: ужас при виде капающей крови и ревность, когда он машет рукой, прощаясь с голозадой блондинкой.

22:55

Квартира Белфорда опрятна, чиста и невыносимо воняет обезьяной. Дурные сигареты Кью-Джо быстро забивают запах зверя, но от табачного дыма тошнит ничуть не меньше. Вы убегаете на балкон, чтобы глотнуть свежего воздуха. Ночная прохлада не может справиться с плащом от «Армани». Недавно зазеленевшие кроны деревьев закрывают вид на городские огни; небо над ними усыпано звездочками, а луна похожа на радиационный ожог, который невежда-фельдшер помазал серой. Мысль о том, что эти безумно далекие огненные шары состоят в физическом родстве с клетками вашего мозга, кажется дикой и нелепой; однако еще более нелепа мысль об эмоциональном родстве с человеком, который лежит на диване, прижав к лицу ледяной пузырь.

Ни вы, ни ваша подруга не можете похвастаться сноровкой в оказании первой помощи; случайные встречные бедняги, рассчитывающие на искусственное дыхание, могут заранее исповедаться и попрощаться с жизнью. Общими усилиями вы верно диагностировали, что нос Белфорда не сломан, а просто разбит, и рассеченную губу зашивать не нужно. Кью-Джо заставила его зажать ноздри, чтобы остановить кровь, а вы отерли чело любимого влажной салфеткой. При этом вы действовали не так нежно, как могли бы – Познер пусть идет к чертям со своими советами насчет больничной сиделки! – но Белфорд безропотно терпел. Он вообще был тих и молчалив; лишь изредка сетовал о тяжкой доле участников любовного треугольника. Вы презрительно фыркали, ибо верите, что мировой порок должен быть наказан.

Постепенно Белфорд разговорился и сейчас болтает без умолку. Слова, приглушенные ледяным пузырем, не долетают до балкона. Вы снова смотрите на небо, словно пытаясь разглядеть ответ в рисунке созвездий (если бы человеческий взгляд мог проникать в окрестности Сириуса, вы и впрямь увидели бы ответ – правда, совсем не на те вопросы, которые вас интересуют). Вздохнув, вы возвращаетесь в комнату.

– О чем вы тут говорили?

– Белфорд хочет еще поискать Андрэ, – поясняет Кью-Джо. – Ты можешь его покатать?

– Да, наверное, – отвечаете вы без энтузиазма. – А сколько сейчас времени?

Это риторический вопрос; однако на часах – о боже! – на часах…

23:13

Повалив стул, вы бросаетесь к телефону. О боже! Прозевать такой момент! Проклятый Белфорд со своей бесстыжей пролетарской настырностью! Проклятая макака и проклятые созвездия!

Телефон в офисе «Познер, Лампард, Мак-Эвой и Джейкобсен» звонит и звонит; первые несколько гудков звучат как сирена «скорой помощи», последующие – как сигналы умирающего сердца. «Быстро же они разбежались! – думаете вы. – «Никкей» закрылся пятнадцать минут назад, а они уже слиняли с дискотеки». Как это понимать? Банзай или харакири?

Телефон щелкает, пустой механический голос поздравляет с Пасхой и сообщает, что офис будет закрыт до понедельника. Вы вешаете трубку. Интересно, есть ли у бога автоответчик, чтобы фильтровать молитвы праздных и корыстолюбцев? И в какую из этих категорий попадаете вы?

Телефонный справочник! Под аккомпанемент неразборчивых Белфордовых утешений пальцы лихорадочно листают желтые страницы. «Эр» – рестораны. Сколько их развелось! Единственный раздел, который толще, чем рестораны, – это юристы. Все правильно: люди идут обедать, ломают зуб, находят в тарелке кусок стекла, получают несварение – и подают иск. Такая вот страна – Америка… Ara, вот оно: ресторан «Бык и медведь». Смелее, Гвен!

Трубка снова радует бесконечными длинными гудками. Что может заставить посетителей покинуть «Бык и медведь»? Воображение пасует перед такой задачей. Наконец гудки прерываются, и на фоне ресторанного гула звучит сухое барменское «алло».

Вы просите позвать Фила Крэддока – старину Фила, – и пока бармен его ищет, пытаетесь по шуму толпы определить, как закрылся «Никкей». Особого уныния не слышно, однако при желании можно различить, как тонкое лезвие паники рассекает аморфный бормочущий кисель.

– Нет такого, – хрюкает бармен.

Отчетливо, словно на мониторе камеры слежения, вы видите, как он вешает трубку.

– Ой, подождите!!!

– Да.

– Попробуйте Сола Финкельштейна, пожалуйста! Спасибо…

Фил специализируется на товарных биржах, это другая порода брокера. Сейчас он, наверное, дома в кроватке – храпит, как перевернувшийся трактор. Надо было с самого начала попросить Сола – старину Сола! Пока вы ждете, сквозь телефонный шорох пробивается далекое, словно бы случайной искрой залетевшее с соседнего провода слово «бозо». Чувствуя, как по спине бегут необъяснимые мурашки, вы пытаетесь разобраться в ощущениях. Но тут возвращается бармен:

– Нет такого.

– Ладно, тогда попробуйте…

– Знаете, я вам не секретарша! Мне работать надо.

Он бросает трубку, оставив в ухе пригоршню вибрирующей тишины.

Обхватив руками голову, вы буквально чувствуете, как в гуще черной блестящей прически стремительно, от фолликула к кончику, седеет очередной волосок. Номер двадцать четыре. А за ним двадцать пять, двадцать шесть… Друзья покидают в беде.

– Мы еще не раскидывали карты. – Кью-Джо топит окурок в дымящейся пепельнице. – Весь этот кризис может обернуться к лучшему.

– Гвен, любимая! – . Белфорд снимает с лица лед, садится на забрызганный кровью диван. – Давай спокойно подумаем: кому еще можно позвонить?

– Да какая разница? – Ваш голос тонок и сух, как колечко лука, упавшее на угли. – Какая разница, как закрылся Токио? Мне все равно уже конец…

– Ну что ты, малышка, не надо так говорить! – Белфорд обнимает вас окровавленной рукой.

Кью-Джо понимающе молчит. Ее не удивляет, что от землетрясения на Уолл-стрит в вашем шкафу гремят скелеты. Она уже давно подозревала – и карты лишь подкрепляли эти подозрения, – что в методичке, с которой вы ходите по грибы, черно-белые картинки.

Полночь

Тусклая лампада оптимизма, видимо, еще теплится в вашем сердце. Ибо зачем еще заглядывать в «Бык и медведь» в то время, как Белфорд, подвезший вас до машины, воодушевленно опустошает кошелек, одаривая делегацию бездомных алкоголиков? Скользнув за угол, вы направляетесь к ресторану в надежде узнать азиатские новости.

Кью-Джо отправилась спать: завтра у нее ранний клиент, и нужно набраться сил. А в полдень она должна ехать к некой престарелой вдове, чтобы наслаждаться огуречными сандвичами и дурно снятым фильмом об английских огородах. Ей за это платят. Такая вот «работа». Прощаясь, вы ориентировочно договорились, что заскочите к ней после первого клиента – погадать.

А вечером вместе куда-нибудь сходите: посмотреть легкое кино, если выбирать представится вам, или же поесть спагетти с фрикадельками в каком-нибудь людном месте, если на своем настоит Кью-Джо. «После жиденького чая и нечетких кадров с задницами огородников мне наверняка захочется чего-то шумного». У вас масса причин, чтобы не любить шумные рестораны с живой музыкой; одна из них – вероятность встретиться с отцом. Однако вы со скрипом согласились на клуб «Вервольф» – во-первых, потому что там недавно обновили систему вентиляции, а во-вторых, туда часто захаживают солидные деловые люди с шестизначными доходами (хотя показаться таким людям на глаза в обществе мисс Хаффингтон вряд ли можно назвать разумным шагом).

Когда Кью-Джо, оставив за собой шлейф едкого дыма, скрылась в подъезде, вы предложили Бел форду слегка изменить стратегию поиска: «На двух машинах мы сможем охватить вдвое больше территории». Он вынужден был согласиться, несмотря на острое нежелание остаться в одиночестве. Вы же, несмотря на усталость, вызванную сегодняшними передрягами вкупе с многочисленными мартини, которые призваны были эти передряги смягчить, твердо решили продемонстрировать добрую волю, столь часто недооцениваемую. Как результат Белфорд направил «линкольн» к подножию холма Куин-Энн, чтобы вы смогли пересесть в свой «порше» и приобщиться к прочесыванию района, приютившего беглую обезьяну.

Белфорд ненавидит свою машину столь же страстно, как вы любите свою. К сожалению, роскошный автомобиль – неотъемлемая часть образа преуспевающего риэлтора. Белфорд, однако, спит и видит тот день, когда на смену претенциозному «линкольну» придет безыскусная демократичная модель, как у Кью-Джо. Он снова заводит этот разговор, завидев у подножия холма картонно-коробочные постройки бомжей. Несносный Белфорд! Проблема в том, что он разбогател как-то случайно, не мечтая и не прикладывая усилий, – а это в корне противоречит великой американской идее. Америка вообще не принимает в расчет людей, которые не умеют мечтать. Правда, сегодня пропасть между богатыми и бедными становится все шире, и в эту пропасть срываются старомодно-наивные золушкины надежды. Дорога к золотому тельцу вымощена лотерейными билетами и сомнительными судебными исками. Весьма убогое покрытие. Насколько чище и благороднее были ваши мечты! Ах если бы вам хоть чуточку везло, если бы обстоятельства не вынуждали вас нарушать правила и срезать углы!..

– Так что случилось, зайчишка? – Голос Белфорда разрывает паутину размышлений. – Почему обвалился рынок ценных бумаг?

Ну наконец-то! Сподобился любимый, выдавил-таки вопросик! (Не путать с «выстрелил вопросиком», что он тоже пару раз пытался сделать – и неизменно напарывался на уклончивый ответ, ибо вам не хотелось отсекать степени свободы.)

– Мне следовало это предвидеть, – сознаетесь вы. – Точнее, я все предвидела, только ничего не стала предпринимать. А знаешь почему? Если бы я вывела клиентов с рынка, а он бы взял и поднялся, как в прошлом году, – меня бы все ненавидели, презирали и считали глупой трусихой. С другой стороны, если рынок сейчас обвалится, то мы все окажемся в одной связке, и я уже не буду единственной дурочкой, на которую показывают пальцем. Вот поэтому я никого не вывела. И, что самое худшее, сама осталась на обреченной посудине.

– Да, но почему обреченной?

– Ну, это всем известно. Наша экономика весь год болталась на волоске. Цены на акции завышены, дивиденды занижены. Капитал утекает из страны мощным потоком, причем большинство американцев продолжают верить, что правительству удастся повернуть этот поток вспять. Весь рынок ценных бумаг держится на голой вере в ум и честность правительства. Сегодня в «Быке и медведе» был один персонаж, бывший брокер, совершенно опустившийся. Мерзкий тип… Я слышала, как он сказал: «Вера – это когда ты в чем-то убежден, хотя точно знаешь, что это неправда». И знаешь, в этом что-то есть. Вчера – боже, как давно! – наша вера подверглась серьезному испытанию: сразу несколько городов, два в Пенсильвании и один в Мэриленде, объявили дефолт по муниципальным облигациям. На Уолл-стрит началась тихая паника, и к вечеру один из аналитиков сделал заявление. Он предсказал, что Нью-Йорк тоже объявит дефолт, а банк «Трейс Манхэттен» всплывет кверху пузом. После этого все и началось. Крупные инвесторы и держатели индустриальных и пенсионных фондов бросились все сливать, а следом, цепляясь им за подтяжки, устремилась разная мелюзга.

– На сколько пунктов упал рынок? На восемьсот?

– Восемьсот семьдесят три.

– Кошмар! Я думал, что после обвала в восемьдесят седьмом году ввели какую-то систему ограничений. Автоматические предохранители, чтобы не допускать таких лавин.

– Судя по тому, что я слышала про восемьдесят седьмой год – я тогда только в школу ходила, – та катастрофа была вызвана внутренними причинами. Возникло расхождение в котировках между Нью-Йорком и Чикаго, потому что фьючерсы хеджировались без покрытия. На рынке фьючерсов еще не ввели правило роста, и короткие позиции можно было открывать без ограничений. При падающем рынке брокеры должны были ждать повышения, чтобы открыть короткую позицию, поэтому они хеджировали свои портфели в Чикаго, а благодаря автоматизации торгов объем сделок стал расти лавинообразно, и это всех погубило.

Интересно, понял ли Белфорд хоть одно слово? Если нет, то как он собирается быть вашим мужем? А если даже и понял – все равно это немыслимо! Вглядываясь в знакомое лицо, залитое переменчивым светом уличных фонарей, вы пытаетесь представить, как Белфорд будет выглядеть через десять лет. Социальный работник со стажем. Оплывшая челюсть, очки в тонкой оправе, лысая макушка, на висках длинные седые патлы. Бенджамин Франклин без воздушного змея.

– А вообще ты прав, Комиссия по ценным бумагам ввела ограничения. Теперь внутренние причины уже не способны вызвать обвал. Но есть ведь еще внешние причины, от которых защита в принципе невозможна. В самом деле, как тут защититься? Залепить скотчем рот биржевым аналитикам? Ограничение продаж не может предотвратить массовый выкуп инвестиционных паев. Замедлить – да. Но когда маховик раскрутится его уже не остановить… А сегодня еще добавились всякие атмосферные явления, вспышки на солнце, от которых стали виснуть компьютеры. Короче, один к одному, полоса неудач. Наверняка это все из-за меня, из-за моих вложений…

Белфорд убеждает вас быть скромнее, не принимать биржевой крах на свой счет. Вы смеетесь в ответ, хотя шутили лишь отчасти. Просто у некоторых людей есть «денежные» гены. Например, у Познера. И даже у Белфорда. Дело не в том, что они постоянно наследуют состояния, хотя такое тоже случается. Просто эти люди генетически предрасположены к богатству. В их ДНК есть добавочная золотая хромосома, которая притягивает деньги, подобно тому как неполные или поврежденные хромосомы притягивают болезни. Увы, в вашем генотипе эта хромосома отсутствует, и все попытки насильственной мичуринской имплантации вызвали реакцию отторжения – привой не прижился. Теперь, чтобы поддерживать уровень зелени в системе, вы вынуждены делать регулярные болезненные инъекции. Изменилось бы что-нибудь, если бы ваш отец был не Фердинанд Мати, а Фердинанд Маркос, коррумпированный филиппинский президент? Или если бы ваша мать не писала стихов? Возможно. Однако обстоятельства сложились так, что вы зависите от денег, как диабетик от инсулина: постоянно впрыскиваете их себе, чтобы предотвратить криз, и в то же время испытываете аллергические реакции, когда белые тельца мобилизуются на борьбу с долларовой интервенцией.

Так или иначе, отвлеченный разговор о деньгах вас воодушевил. Белфорд чуть было не услышал краткую теорию «экономической быстрины» в переложении Гвендолин Мати: что происходит, когда бурный поток концентрированного богатства вливается в гнилое болото нищеты, и почему в этой ситуации средний класс должен изо всех сил грести на стремнину – но тут «линкольн» затормозил, и его водитель на деле окунулся в неприглядное болото реальной уличной бедности.

Вы поцеловали кончики своих пальцев (это вовсе не трудно, когда ногти сгрызены до мяса) и прикоснулись к разбитой губе Белфорда. Какого цвета были полоски на том злосчастном молоте? Никто не заметил? Доведется ли этому молоту вновь ударить по мячу солнечным воскресным днем, когда почтальон и его жена, счастливые и примиренные, пригласят друзей и родственников на партию в крокет, а на соседней улице, вцепившись в руль припаркованной машины, будет следить за ними разгневанный любовник в темных очках, и на вершине кедра, поблескивая тусклыми угольками маленьких глаз и бесшумно ловя блох ловкими воровскими пальцами, затаится беглая обезьяна?

Белфорду, наверное, было бы интересно узнать о неожиданно полученном намеке на предполагаемое укрытие Андрэ (что это – предчувствие или результат разлагающего влияния Кью-Джо?), но любимый так поглощен утешением несчастных бомжей, словно те – его младшие племянники, и вы предпочитаете тихо улизнуть из машины и свернуть на Юнион-стрит в надежде добавить к унылой мозаике судьбы очередную потертую стекляшку.

Электронное табло рядом с «Быком и медведем» сообщает: температура +10 °C, время – ровно полночь. Полночь… Летучий удар, куранты суеверия. Пульсирующий миг, когда монотонное тиканье дневной суеты сменяется хриплой трелью саксофона, манящей и угрожающей. Полночь. Черная опухоль на циферблате; каждые двадцать четыре часа нужно делать биопсию, чтобы определить, не превратилась ли она в злокачественную.

00:01

Приветливый Сол Финкельштейн стоит на Шестой авеню перед входом в ресторан «Бык и медведь» в компании еще более приветливого Фила Крэддока. Теперь понятно, почему они не подходили к телефону. Непонятно другое: зачем им торчать на холодном ночном ветру? По крайней мере ни один из них не воет на луну.

Ну и чудесно! Значит, не надо заходить в ресторан, дышать табачным дымом, говорить с Познером, а тем более с этим уродом Ларри Как-его-там, умеющим внедряться в мочевой пузырь, чтобы всякий раз, когда девушка, извините за вульгарность, присядет пописать, его трехмерный образ вылезал у нее между колен.

– Привет, парни!

Фил молча кивает; Сол вообще не поворачивает головы. Хм, странно… Хотя, с другой стороны, они оба уже здорово пьяны.

– Слушайте, я весь вечер просидела за компьютером, – лжете вы. – Пробовала найти корреляцию между статистическими колебаниями рынка и уровнем дефицита, чтобы составить стратегию на период восстановления. Сидела-сидела и так заработалась, что даже пропустила закрытие «Никкея»! Представляете? Вы не могли бы…

– Сколько лет ты в этом бизнесе? – прерывает Фил.

– Я? Сколько лет?

– Угу.

– Четыре года.

Фил улыбается, Сол закатывает глаза.

– Сначала проводишь на рынке четыре года и думаешь, что ты ас. А потом проходит еще двадцать лет, и понимаешь, что на самом деле ни черта не знаешь. Верно, Сол?

– Угу. И уже ни черта не узнаешь.

Что значат эти слова? Может, это говорит виски, великий чревовещатель? Вы через силу улыбаетесь:

– Спасибо, я учту. И все же на какой отметке…

– Я вот что тебе скажу, малышка. Мы с Солом – единственные из всей фирмы, кто еще может тебя терпеть.

– Точно, – кивает Сол, впервые за весь разговор глядя вам в лицо. – И это при том, что мы тебя ненавидим.

00:03

Вы быстро идете прочь – губы трясутся, веки хлопают по макушке каждую вылезающую слезинку, – а сзади раздается голос Энн Луиз:

– Давай-давай, беги. Далеко не убежишь!

Забившись в «порше», сгорбившись, как мешок с котятами, вы рыдаете до тех пор, пока уже не можете больше рыдать. А потом рыдаете еще немного. Так обильно вы не плакали с тех пор, как умерла мать. Даже отказы из Гарварда и Уортона не выжали столько слез. Наконец вы приходите в себя, заводите машину и, визжа покрышками, покидаете стоянку – салфетка прижата к носу, распухшие глаза щурятся на дорогу, – прямиком домой, никаких обезьян. Обойдется любимый!

Войдя в квартиру, вы все же звоните Белфорду – а то приедет к месту встречи, начнет волноваться, звонить, застанет врасплох, почувствует боль в голосе… Трубку снимает автоответчик, как и следовало ожидать. Скоро даже для ответов на зов природы создадут автоответчик. А пока все надо делать вживую. Вы оттягиваете неприятный момент: чистите зубы, мажете кремом лицо – и наконец присаживаетесь на унитаз, чтобы последний раз за сегодняшний день вызвонить из фаянса проклятое имя. Только что из Тимбукту.

Разыскать старую фланелевую пижаму, утонуть в ней, прочувствовать мягкое удобство, забраться в кровать. По пути включить телевизор, выпуск Си-эн-эн. Поразительное упорство, Гвен!

Так и есть: буквально через пять минут начинается репортаж о биржевом крахе. Какой позор, какое дилетантство – узнавать о состоянии рынка из новостей! Ну и ладно. По крайней мере вы теперь в курсе, как окончился день. Гонконг закрылся раньше срока, Сингапур и Тайпей продолжали работать – и в результате обвалились. Сообщения из Токио расплывчаты, как и прежде: индекс упал, однако не до уровня Годзилловых щиколоток. Чем объяснить относительную непотопляемость «Никкея»? Диктор цитирует аналитика, который в качестве возможной причины предлагает средство от рака, открытое доктором Мотофузо Ямагучи. Добрый доктор пообещал вложить доходы от продаж нового средства в медицинский сектор – аптеки, больницы, заводы-производители, что неизбежно приведет к подъему котировок в смежных областях – банки, гостиницы, службы перевозки и так далее.

Ну вот, пожалуйста! Проблеск надежды. Пусть это только догадки, но ведь могло быть и хуже! «Поможет ли японское чудо остановить падение Америки в финансовую пропасть? – вопрошает диктор. – Мы узнаем лишь в понедельник, после долгих пасхальных выходных. Тем временем в Сиэтле, штат Вашингтон, доктор Ямагучи встретился с представителями прессы. В своем интервью скромный директор маленькой японской клиники, внезапно получивший мировую известность, сделал любопытное заявление. Оставайтесь с нами!»

Выключив телевизор, вы с наслаждением зарываетесь в свежую постель. Нет ничего лучше чистых прохладных простыней; ничто не защитит надежней, чем пуховое одеяло! Голова опускается на подушку… но тут вы вскакиваете как ужаленная и снова включаете телевизор.

01:06

Когда девять месяцев назад появились первые сообщения о малоизвестной клинике на Хоккайдо, где некий доктор успешно лечит рак толстой кишки, слово «утка» раздавалось так часто, что международное медицинское сообщество можно было принять за птицеферму. Однако документированных свидетельств становилось все больше, и наконец, после того как были преданы огласке если не методы, то по крайней мере теории доктора Мотофузо Ямагучи, эксперты признали его исследования научно обоснованными, хотя и оговорились, что разработки клиники «Фугестудо» находятся на стадии эксперимента, а следовательно, их коммерческая реклама является неэтичной, ибо может быть квалифицирована как использование тяжелобольных в корыстных целях. Тот факт, что название клиники переводится с японского как «Ветер и Луна», лишь подогревал недоверие к полученным там результатам, хотя непонятно, почему простая ссылка на природные явления должна дискредитировать учреждение, по сути, занимающееся изучением природы.

Тем временем волна исцелений нарастала. Таблоиды ломились от описаний случаев полного выздоровления. Даже если бы принцесса Диана родила трехголового младенца, эта новость не наделала бы столько шума, как «чудо» доктора Ямагучи; конечно, за исключением варианта, что одна из голов оказалась бы копией Элвиса Пресли. Правда, «Медицинский журнал Новой Англии» снова подтвердил свою репутацию, по части сдержанности уступив лишь самому доктору Ямагучи.

Выяснилось, что загадочный доктор совершенно не заинтересован в рекламе нового средства; выяснилось также, что он готов оказывать помощь даже тем пациентам, которые не могут заплатить. В одном из редких интервью (для «Техасского ежемесячника» было сделано исключение, потому что знаменитый японец получил ученую степень в Хьюстоне) Ямагучи обещал посвятить научный мир в детали своего открытия, как только представится техническая возможность; это несколько сложнее, сказал он, чем записать формулу на доске или передать чертежи новой машины. В то же время доктор намекнул, что простота лечения позволит даже непрофессионалам его успешно проводить. Однако бывшие пациенты – даже если они поняли, каким образом их спасли, – оказались не разговорчивее своего спасителя. Ни один из них не порадовал журналюг деталями процесса, что, вероятно, объяснялось глубокой опиумной анестезией, которой Ямагучи их подверг во время лечения. Правда, один джентльмен из Киото упомянул некую «клизму ниндзя» – фраза привела газетчиков в такой восторг, словно они ее сами придумали; однако серьезные медики расценили это как грубую ошибку перевода либо как очередное доказательство нецелесообразности клинического применения седативных средств на опиумной основе.

Очень скоро лавина страждущих захлестнула клинику «Фугестудо», а потом и городок Куширо, а потом и весь остров Хоккайдо, причем настоящих больных было гораздо меньше, чем жертв самодиагноза, а последних – гораздо меньше, чем репортеров и предпринимателей. В результате возникли столь серьезные организационно-технические проблемы, что клинику пришлось закрыть. Ямагучи начал подумывать о том, чтобы обратиться за советом к отцам японской нации.

А тем временем люди продолжали умирать. По уровню смертности рак толстой кишки занимает второе место среди онкологических заболеваний; только рак легких уносит больше жизней. Больные и их родственники давили на правительство США, требуя немедленного внедрения технологии Ямагучи, однако все национальные медицинские организации делали вид, что не слышат, а Управление по контролю за продуктами и лекарствами лишь кудахтало о «прискорбной практике применения курительного опиума». Что же касается весьма политизированного и меркантильного Американского общества раковых больных, то оно откровенно радовалось закрытию клиники «Фугестудо». И только группа ученых из онкологического исследовательского центра Фреда Хатчинсона в Сиэтле подошла к вопросу непредвзято. Эти ученые серьезно отнеслись к полученным доктором Ямагучи результатам, а также к его заявлениям о роли МСС – нового гена, который в нормальном состоянии отвечает за синтез белка, регулирующего восстановление тканей толстой кишки, а в поврежденном – ускоряет развитие опухолей. Центр Фреда Хатчинсона рискнул отправить в Японию делегацию, вернувшуюся месяц назад и подтвердившую факт, который даже Министерство здравоохранения Японии, несмотря на всевозрастающий энтузиазм, не решалось открыто признать: доктор Ямагучи действительно лечит рак толстой кишки.

Как он это делает? Ученые до конца не разобрались. Многие вопросы остались без ответа. Правда, доктор Ямагучи согласился выступить с докладом на апрельской конференции в центре Фреда Хатчинсона – да, вы не ослышались: тот самый Ямагучи, который до сих пор покидал свою клинику лишь для прогулок по ночному лесу, прилетает к нам в Сиэтл, чтобы наконец рассказать правду! Ликуйте, дамы и господа!

И вот знаменитый доктор здесь. Представители прессы встречают его в международном аэропорту Сиэтл-Такома. Народ приветствует героя. Фотовспышки стрекочут стробоскопическим салютом. Отцы города суетятся, пытаясь пролезть в каждый кадр. Развеваются американские флаги – сотни флагов на каждом углу; страна настолько стосковалась по ощущению праздника, что готова превратить открытие зарубежного ученого в повод для патриотического парада.

Хорош герой, думаете вы. Даже посмотреть не на что! Пятидесятилетний коротышка в неприметном костюме, комплекцией напоминающий вашего отца, только без конского хвостика. Моргает и улыбается перед букетом микрофонов, лезущих со всех сторон ему в лицо. Голос неожиданно сильный для такого Дохляка: хороший английский с легкой копотью техасского акцента. Передние резцы размером и цветом напоминают кубики Рафинада. Доктор имеет странную привычку постукивать по ним дешевой одноразовой зажигалкой, которую он, по-видимому, носит исключительно для этой цели.

01:07 (Транслируется в записи)

– Спасибо, спасибо. Я счастлив, что вернулся в Америку. Как себя чувствую? Как кот в масле. Спасибо!

Доктор Ямагучи постукивает зажигалкой по зубам.

– У вас много вопросов. Со временем я попробую ответить на все! – Пауза. Тук-тук. – Но мы должны помнить. Лучшие ответы не всегда самые надежные. Ответы можно толковать по-разному. Хитрая штука эти ответы! – Слово «штука» доктор произносит на техасский манер, слегка сбивая слушателей с толку.

На его смущенную улыбку больно смотреть. Он вздыхает, губы разъезжаются еще на пару сантиметров.

– Позвольте рассказать вам историю. В восьмом веке жил монах по имени Джошу, великий патриарх дзен-буддизма. Однажды ученик спросил: «Учитель, есть ли Будда в собаке?»

Пауза. Тук-тук.

– Есть ли Будда в собаке? Согласно преданию, учитель ответил: «У!» А теперь внимание: в китайском языке «у» значит отрицание. «У» значит «нет». Однако у слова могут быть разные оттенки. Множество смысловых нюансов. Зависит от интонации. «У» может означать «конечно, нет!», или «скорее всего нет», или «как правило, нет». Может быть сочувствующе «нет» или «нет» сомневающееся. Почти двенадцать веков философы спорили: что имел в виду учитель Джошу, когда ответил «у»? С какой интонацией он это произнес? Двенадцать веков – непрерывные споры! И вот теперь, прямо здесь, я открою секрет.

Пауза. Никаких «тук-тук». Доктор Ямагучи вцепился в зажигалку обеими руками.

– Когда спросили, есть ли Будда в собаке, учитель Джошу ответил не «у». В этом вся ошибка! Когда спросили, есть ли Будда в собаке, учитель ответил: «У-у-у-ууу!»

Секунду доктор Ямагучи радует репортеров и сановников широкой улыбкой; затем запрокидывает голову и по-собачьи воет в потолок:

– Ау-ууу! У-у-УУу!

Пятница, 5 апреля, утро

В Храме разрушенной удачи

5:30

– «Сире», «Филип Моррис», «Мерик», «Дженерал электрик», «Американ экспресс», «Кока-Кола», «Интернэшнл пейпер», «Эй-ти-энд-ти»…

Вы сидите на кровати – глаза закрыты, дыхание поверхностно, маленькие грудки поднимаются и опадают в ритме уходящего сна – и наизусть декламируете список промышленных предприятий Доу-Джонса, как делали это каждое утро, начиная со второго курса.

– …«Алкоа», «Дюпон», «Макдоналдс», «Экссон», «Дженерал моторе», «Тексако», «Вулворт», «Боинг», «Гудиер»…

Рабочий день брокеров Западного побережья начинается рано, чтобы не отставать от Уолл-стрит. В университете вы приучили себя вставать в пять тридцать, хотя первая лекция начиналась только в девять. Изо дня в день, без исключений: проснуться, спустить на пол босые ножки, прочитать мантру.

– …«Юнион карбид», «Юнайтед технолоджиз», «Шеврон», «Три-Эм Истман Кодак», «Вестингхаус», «Уолт Дисней», «Проктор энд Гембл»…

Главное – сразу проявить силу воли. В первое же утро, после того как вы лишились девственности, началась заунывная песнь: «Сире», «Филип Моррис», «Мерик», «Дженерал электрик»… А юный счастливец, местная звезда регби (вы предпочли бы звезду гольфа, но что теперь поделаешь?), лежал в крайнем замешательстве и пытался понять, кого он дефлорировал – святую или дурочку? По молодости лет ему казалось, что есть какая-то разница. Дойдя до «Экссона», вы почувствовали, как по внутренней поверхности бедра сбегает теплая струйка, – и на мгновение тоже пришли в замешательство.

Было время, когда декламирование списка выражало трепетную страсть. За чеканным изгибом длинных ресниц проносились пылающие образы: золотые трубы вставали выше гор, салютуя небу столбами священного дыма; шины вращались, как молитвенные жернова; кассовые аппараты звенели церковными колоколами; во мраке сейфов таинственно мерцали слитки драгоценных металлов; целлюлозные заводы курили фимиам, заставлявший трепетать ваши праведные ноздри, – и душа погружалась в то абсолютное буддистское спокойствие, которое может поддержать лишь открытый на внушительную сумму кредит. Сегодня Доу-Джонс превратился в источник чистого зеленого ужаса, однако вы, подобно бабушке Мати, хлопочущей вокруг своих розовых бутончиков, продолжаете механически цитировать золотой пантеон:

– «Катерпиллер», «Джей-Пи Морган», «Вифлеем» (в чьих чугунных яслях рождается божественная прибыль), «Ай… би…».

Старую добрую Ай-би-эм вы приберегаете напоследок – во-первых, за благородное упорство, с каким она уже столько лет цепляется за верхушку священной финансовой пирамиды, а во-вторых, за вибрирующую энергию последнего слога, от которой трепещет диафрагма, освежается сознание и окончательно исчезают остатки сна.

– Эммммммм… – Последние раскаты мантры вылетают из груди и сливаются с эфиром, и ваши глаза распахиваются навстречу новому дню. Но ненадолго.

Солнце всходит робко, как уличный воришка; крадется между домами, боясь высунуть нос – в небе ни тучки, спрятаться некуда. Солнцу можно посочувствовать: сегодня не просто праздник, а утро после самого черного дня вашей жизни. Осознав это, вы немедленно ныряете обратно в кровать, под одеяло. Просто полежать и подрожать минутку… Но вот приятный сюрприз: не успевает солнце, преодолев робость, перелезть через бруствер горизонта, а вы уже спите как сурок.

8:14

Будда выгуливает свою собачку. Собачку зовут Спарки, у нее длинный серебряный поводок.

Будда и Спарки гуляют по полю для игры в гольф.

– Эй! Эй, приятель! – кричат игроки. – Кто этот жирный идиот? Гоните его прочь!

Возле семнадцатой лунки Будда находит гриб; возле восемнадцатой съедает его.

А теперь Будда запускает собачку, как воздушного змея. Серебряный поводок рвется, и Спарки парит над крутыми шиферными крышами. Звонкий лай разлетается тявкающим громом. Каждую встречную тучку Спарки обнюхивает, как мусорный ящик.

Повара в ресторанах бьют в сковороды и подбрасывают в воздух кусочки мяса: за «Суп из собачки Будды» можно заломить хорошую цену! Надо только подманить Спарки пониже. Знаменитые кулинары облепили трубы и пожарные лестницы. Они колотят деревянными ложками по котелкам. Громче, громче… От этого грохота вы и просыпаетесь.

– Иду, иду!

В новом здании будет круглые сутки дежурить консьерж; Белфорд уже не сможет ворваться вот так, без предупреждения. Это ведь наверняка он! Кью-Джо никогда не просыпается раньше девяти, ее психике необходим глубокий ежесуточный анабиоз. С брокерской «дискотеки» тоже вряд ли кто-то придет: если Познер возжелает вас увидеть или Сол с Филом захотят извиниться – они подождут до понедельника.

Ну да, так и есть. В дверях стоит Белфорд. И выглядит он неважно.

8:15

Заросший, с мутными глазами – любимый явно не спал всю ночь. Скромный костюм измят и окровавлен, губы и нос отекли, волосы непричесаны – наверное, впервые за взрослую жизнь. Левая ладонь и рукав покрыты липкой желтой пакостью: на рассвете он сидел на крыльце, размахивая банановым эскимо, любимым завтраком Андрэ. Вы гасите волну раздражения, понимая, что и сами сейчас не на пике физического потенциала. Прежде чем критиковать Белфорда, нужно хотя бы сходить в ванную и посмотреться в зеркало.

Глаза у отражения красные и припухшие от вчерашних слез. В остальном ничего из ряда вон, не считая филиппинского колорита, вызывающего обычное легкое удивление. Привыкнуть к этому невозможно, сколько ни живи. Благодаря валлийской крови матери вы счастливо избежали приплюснутой широкой переносицы, делающей всех филиппинских женщин похожими на хулиганок – даже тех, у кого гардероб забит черными корсетами и туфлями на высоком каблуке. Миниатюрный точеный носик достался в подарок от матери, однако все остальное – кожа, волосы, губы, разрез глаз – прибыло на генетической барже из Манильской бухты. Детские попытки разобраться в своих корнях окончились крахом: во-первых, вы родились в Окленде, а выросли в Сиэтле, в атмосфере скорее богемной, чем этнической; во-вторых, Филиппинские острова вообще не отличаются самобытностью – национальные особенности сглажены тремя веками испанского господства, пятью десятилетиями сидения в тени американского стального крыла, японской оккупацией, китайской эмиграцией и двадцатью годами радикальной диктатуры. Более того, родина ваших предков – единственная азиатская страна, колонизированная еще до того, как в ней сформировалось централизованное правительство, не говоря уже о развитой культуре. Будучи подростком, вы нашли удобное решение проблемы самоопределения: забыть про внешнюю обертку и сосредоточиться на содержимом – стопроцентной женщине-янки. Что ж, когда люди не видят в вас американку, это еще можно понять; но куда деваться от зеркал, которые словно говорят: «Кого ты пытаешься обмануть?» Действительно, кого?

Умыться, почистить зубы, взбить волосы, опорожнить мочевой пузырь (ни намека на проклятый запах спаржи), бросить еще один взгляд в зеркало. Фланелевую пижаму нужно снять! Пижама летит на пол – и тут же снова оказывается на плечах.

Уж лучше неряхой, чем нагишом, думаете вы, возвращаясь к своему кавалеру.

Белфорд лежит на кровати, закрыв глаза; в его лице столько скорби, что хватит на три итальянские оперы и еще останется экзистенциалисту на бутерброд. Вы ложитесь рядом – только чтобы утешить, ничего такого! Как будто Белфорд не может утешиться с застегнутой ширинкой. Его возбуждение растет у вас под рукой – дай бог суммам на ваших счетах так расти! Ага, пора фиксировать прибыль. Глаза Белфорда распахиваются, он не может поверить в такую смелость. Вы и сами в нее едва верите: щеки горят пунцовым огнем, фланелевые штанишки съезжают до колен – наездница седлает жеребца. Опа! Чуть-чуть мимо цели. Еще сантиметром южнее, и вы отправились бы, образно говоря, по стопам Энн Луиз. Приподняться, подвинуться. Вот теперь порядок – ракета зашла в пусковую шахту. Зубы прихватывают нижнюю губу, мышиный писк рвется наружу… Признайтесь, Гвендолин, – это то, чего вам не хватало!

Выгнув спину, запрокинув голову, обхватив руками собственные груди, гарцуя и ерзая, вы победоносно въезжаете в утро. Прогулка весьма недолгая, да и не такая уж приятная, но в конце попадаешь куда нужно. Таков Белфорд как любовник – дешевое средство передвижения.

8:40

Кью-Джо утверждает, что вы никогда не испытывали настоящего оргазма. Откуда ей знать? Даже если бы она подслушивала у замочной скважины – стоны и крики не в вашем стиле. С другой стороны, не исключено, что она права: откуда вам знать? Лишь потому, что на определенной стадии соития возникает ощущение, будто погружаешься в кипящий куриный жир, а потом чувствуешь легкий стыд и желание помыться… может, это вовсе не оргазм?

К счастью для всех участников недолгой прогулки, Белфорд засыпает практически мгновенно. Осторожно, чтобы не вызвать повторного возбуждения, вы слезаете с кровати, бежите в ванную и принимаете долгий тщательный душ – как всегда после секса. Помазаться, попудриться. Осмотреть гардероб. Костюмчики «Шанель», блузки «Ральф Лорен», пиджачки «Донна Каран» – многие из них куплены в рассрочку и до сих пор не выплачены. Чем дольше смотришь, тем сильнее чувство, что сейчас надо быть ласковой – очень, очень ласковой – с Белфордом Данном.

Послушный «порше» на всех парах несется к супермаркету – и возвращается, нагруженный всем необходимым для быстрого классического завтрака: яичницы с ветчиной, любимого блюда дровосеков и филиппинских барабанщиков. Кыо-Джо считает, что любимое блюдо всех мужчин – это то, что грубые, невоспитанные люди называют «минет». Покажите мне жену, которая не сосет, говорит она, и я покажу вам мужа, которого можно увести. При одной мысли об этом вы плюете в раковину – со всем изяществом, на которое способны.

9:30

Белфорд, как выясняется, не ест ветчины – по причине поста, – однако с восторгом приветствует яйца, хотя они прожарены так старательно, что кромки белков напоминают кружевной черный лифчик стриптизерши, а желтки можно использовать вместо ластика. Хищно пожирая помазанные джемом тосты (бедняжка ничего не ел со вчерашнего обеда), любимый не перестает восхищаться вашими кулинарными талантами, и в конце концов это начинает раздражать. Крошки, летящие дождем, только усугубляют процесс. Но вы сидите тихо как мышка, прикусив язычок, и ковыряете ложечкой в йогурте; когда же он заканчивает мыть посуду (отговорить было невозможно), приходит время обвить его шею руками и нежно сказать:

– Милый, я понимаю, тебе не терпится прыгнуть в машину и продолжить поиски. Позже мы так и сделаем. Сейчас… тебе не кажется, что во имя безопасности Андрэ и всех остальных следует поехать в центр и написать заявление в полицию?

Белфорд кисло морщится. Ну и поделом! А то уже достала эта вечная умиротворенная улыбочка.

– Я согласен, это разумно, – отвечает он. – Но что, если полиция его найдет, а потом не захочет отдать? Пусть даже он ничего не натворил – если они узнают о его прошлом, мне его уже не видать.

– Глупости какие! Ты даже французов убедил, что сумеешь о нем позаботиться, – это не зная французского!

– Французам я взятку дал.

– Белфорд! Я понятия не имела… Тем более! Думаешь, наши копы откажутся от денег?

Любимый, чьи сбережения в последнее время растут обратно пропорционально акциям Ай-би-эм, погружается в раздумье. Наконец он решительно говорит:

– Ну хорошо. Поехали!

– Может, сначала заедем к тебе? Чтобы ты переоделся?

Совет весьма благоразумный: вдобавок к измазанному кровью пиджаку у Белфорда в области ширинки образовался неровный белый круг – корочка засохшей спермы и вагинальных выделений, напоминающая лунные щелочные озера.

– Некогда переодеваться, – отрезает любимый, поглядев на стенные часы. – Надо успеть обернуться до центра и обратно, а то застрянем в пробке.

– Сегодня же выходной!

– Да, но в полдень начнется праздничное шествие.

– Ты шутишь? Парад в честь страстной пятницы?

– Ну, не совсем. Скорее что-то типа торжеств по поводу приезда доктора Ямагучи.

10:20

Вы едете на «порше», ибо Белфорду в таком состоянии не стоит садиться за руль. Вы и сами далеко не в лучшей форме. С внешним видом, конечно, все в порядке – итальянские джинсы, блузка «Анна Кляйн», шерстяной пиджак, – но на шее висит черный жернов размером с вулкан Рейнер. Этот вулкан сейчас отлично виден: царит над местностью, заполнив южный квадрант небосвода величественным снеговым конусом, от которого даже старожилы не могут отвести глаз. И неудивительно. Плотные дождевые тучи, налипшие на Сиэтл, как навоз на каблук, большую часть года блокируют вид на чудо-гору, однако в редкий ясный денек, такой как сегодня, когда даже марлевая облачная вуаль не прикрывает грандиозную ледяную грудь королевы Сасквочь, повелительницы снежных людей, – застигнутые врасплох люди восторженно разевают рты, и по городу прокатывается волна аварий. Вы одним глазом следите за дорогой, другим поглядываете на вулкан, но ни природа, ни техника не радуют душу: все кажется враждебным, даже угрожающим. Ни технологический прогресс, ни природные ресурсы уже не сулят Америке золотых гор.

А вот и управление охраны общественного порядка. Лифт привозит вас на пятый этаж – тесный обшарпанный коридор без окон, негостеприимно запертые двери с табличками «служебный вход». Все выкрашено серым: стены, линолеум, три деревянные скамейки. Такое впечатление, что здесь, в храме закона, царит вечная зима – даже когда снаружи разгар апреля. Вы дрожите, как от холода. Отцу частенько доводилось проводить ночь за решеткой, а потом приходить домой с разбитой головой. Трудно поверить, что каждый раз ему доставалось за дело. Когда вы с маленьким братишкой спрашивали, за что полицейские его побили, отец усмехался: «Карие глаза, черные волосы».

Коридор заворачивает и приводит к окошку регистратуры. Вниманием вашу парочку не балуют: Белфорд встрепан и угодлив, а вы держитесь надменно (типичная линия поведения в присутственном месте). Бытует мнение, что люди, ведущие себя заносчиво в обществе носильщиков и чиновников, страдают комплексом исключительности, но в вашем случае это скорее желание максимально отдалиться от обслуживающего персонала, чтобы судьбе не так-то просто было перебросить вас к ним, на тот берег. Каждая деловая дама, задирающая нос перед официанткой, в глубине души боится, что сама окажется на ее месте с подносом в руках. Такой снобизм – просто жалкая попытка защитного шаманства.

Сорокалетняя регистраторша (ее должность скорее всего называется как-то иначе), похоже, ежедневно проводит несколько часов в морозилке: пепельно-серое плоско-перекошенное лицо – сырой бифштекс из динозавра, отсеченный каменным топором; глаза – белые хрящики; рот – кривой поперечный разрез. Узнав, что вы пришли из-за обезьяны, она тоже становится надменной.

– Видите ли, полиция занимается важными делами, – сообщает она таким тоном, как будто вы дебилы, ничему не научившиеся из сериалов про будни полицейских. – Обратитесь в общество защиты животных.

Белфорд включает риэлторское обаяние, но регистраторша продолжает твердить как робот:

– Общество защиты животных. Общество защиты животных…

Она хочет отправить вас в так называемый «приют», чтобы тамошний чиновник (в просторечии «собачник») с вами побеседовал.

Белфорд не выдерживает и, закусив разбитую губу, начинает знакомить мясоликую тетю с выдающейся биографией Андрэ. Увы, злая тетя не дает ему развернуться; она подходит к телефону и, поминутно закатывая костяные глаза и обмениваясь ухмылками с другими полицейскими, начинает звонить следователю. Похоже, ею движет не сочувствие, а подозрительность. Один раз она демонстративно, так что можно прочесть по губам, шепчет «Харборвью», обращаясь к сидящей за соседним столом девушке. «Харборвью» – это название психушки, куда полиция препровождает буйнопомешанных нарушителей закона.

Далее вы проводите томительных полчаса, ожидая следователя; на жесткой серой скамейке нет даже прошлогодних журналов, чтобы развеять скуку. Мало кому это понравится, но удивляться нечему. Тетя с лицом из ящерового мяса явно не врала, когда упомянула, что в отделении дежурит всего один следователь. У городов не хватает средств, чтобы обеспечить собственное обслуживание. Инфраструктура разрушается, финансовые инспекторы кружат вокруг муниципальных институтов как стервятники, археологи уже точат лопаты на города, которые еще не занесены. Что тут поделаешь? Остается лишь сидеть на этой скамейке в обществе Белфорда, тоскливо размышляя о неотвратимом понедельнике и о том, как прикрыть свою вопиюще беззащитную задницу.

Когда появляется долгожданный следователь, у Белфорда хватает присутствия духа, чтобы дать ему свою визитку. Вы поспешно следуете его примеру. Визитки производят благоприятное впечатление: риэлтор, брокер – кто знает, может, эти чудаки с самим мэром якшаются! Краснолицый белобрысый следователь, похожий на ирландского священника, который слишком часто засыпал в исповедальне и бился носом об окошко, начинает с уважительным интересом слушать рассказ Белфорда.

11:10

– Вы спрашиваете, как выглядела сбежавшая обезьяна? Ну, если вы разбираетесь в обезьянах, то легко можете представить себе Андрэ: бесхвостый макак, так называемая варварийская обезьяна. Единственный вид мартышкообразных, обитающий в Европе. Примерно вашего роста, вашей комплекции. Мех темно-коричневый. Добродушная, если ее не дразнить. Обожает банановое эскимо, кексы с изюмом и яблочные пирожки – знаете, такие дешевые, в целлофановой упаковке. В общем, с виду – обычная макака, практически без хвоста. Хотя если бы дело было только во внешности, мы бы не стали отнимать ваше драгоценное время. Мы обратились бы в общество защиты животных.

Пока Белфорд собирается с мыслями, чтобы перейти от предисловия к рассказу, следователь отрывается от блокнота и оглядывает вас с ног до головы. Это тяжелый взгляд: вероятнее всего, парень прикидывает, может ли эта молодая, опрятная, хорошо подстриженная деловая женщина быть причиной белого безобразия вокруг ширинки Белфорда. Боже, какой стыд! А может, у парня все сбережения вложены в акции, вот он и таращится. Или опять виноваты пресловутые «карие глаза, черные волосы»? Вы невольно ерзаете на неуютной жесткой скамейке.

– Понимаете, я привез Андрэ из Франции более трех лет назад. Там он попал в некоторую… гм-м… переделку. Причем весьма серьезную.

– Вы не могли бы уточнить? – просит следователь. И смотрит почему-то опять на вас. Можно себе представить, какие мерзости он воображает! Ну как тут не покраснеть?

– Андрэ не был дикой обезьяной. Я хочу сказать, до меня у него был другой хозяин. Один бельгийский дрессировщик, ступивший на кривую дорожку. В общем, самый настоящий ворюга – если называть вещи своими именами. Известный похититель драгоценностей. Хотя, пожалуй, правильнее было бы сказать «печально известный». Да, именно так. Печально известный…

– Продолжайте, – нетерпеливо перебивает равнодушный к стилистике следователь.

– Вы, должно быть, слышали о нем. Конго ван ден Босс. Не слышали? Гм, странно… В общем, во всем виноват этот Конго. В самом деле, ну зачем макаке изумрудное колье? Или ацтекские самоцветы? Или брильянты, если уж на то пошло? Конечно, обезьяны очень сообразительны, но все же они животные, как ни крути; они понятия не имеют, почему люди так ценят цветные побрякушки. Андрэ всего лишь делал то, чему его научил Конго ван ден Босс – странно, что вам не знакомо это имя! С точки зрения бедной обезьяны это просто цирковой трюк, понимаете? Откуда ей было знать, что нарушался закон? Вы согласны?

– Продолжайте, пожалуйста.

– Так вот. Когда мистера ван ден Босса схватили, я как раз был во Франции, в турпоездке. Его взяли с поличным в Сан-Тропезе – это мелкий городок на Ривьере, вряд ли я согласился бы там жить, ха-ха! Вот тут-то и открылось, что мерзавец выдрессировал обезьяну себе в помощники. Этим и объяснялся его успех. В самом деле, подумайте: кто сможет забраться в спальню к миллионеру ловчее, чем обезьяна? В общем, суд признал Конго виновным и отправил его в тюрьму. Но остался открытым вопрос: что делать с Андрэ? Вокруг этой истории поднялся страшный шум, потому что власти хотели его усыпить. Они считали, что зверю, который усвоил преступные привычки, нельзя больше доверять. Однако местная группа защиты прав животных выразила протест, и в конце концов несчастную обезьяну посадили в муниципальный зоопарк Сан-Тропеза. Это случилось за неделю до того, как наша группа прибыла на Ривьеру. К сожалению… в общем, Андрэ пробыл в зоопарке только два дня, а потом… э-э… сбежал и начал… – Белфорд погружается в трагическое молчание.

– Продолжайте! – На этот раз в голосе следователя слышится любопытство. И Белфорд продолжает.

Извиняясь и запинаясь на каждом шагу, он повествует, как обезьяна удрала из зоопарка и пустилась во все тяжкие. Всего за одну ночь она опустошила полдюжины вилл и столько же отелей, похитив массу часов, брошек, колец – причем безошибочно выбирала самое ценное. Чутье изменило ей лишь однажды, уже под утро, когда из стакана с водой, стоящего на прикроватном столике, она уперла вставную челюсть начальника местной полиции. Старый служака расценил это как личное оскорбление, и когда на следующий день Андрэ был захвачен врасплох во время сиесты на мачте одной из яхт, его немедленно приговорили к смерти.

Спорить с приговором было трудно. Если предыдущие преступления можно было списать на неразумность животного, исполнявшего приказы жестокого злодея, то последний рейд ярко свидетельствовал о свободе криминальной воли: Андрэ воровал самостоятельно, умело, расчетливо и, что самое страшное, обильно (под руководством Конго он обычно совершал не более двух налетов в месяц). Этот незаурядный примат был, по словам начальника полиции, «дьявольски умен, патологически жаден и неуважителен к частной собственности добропорядочных граждан». Молва утверждает, что, произнося эту речь, начальник полиции потрясал стиснутой в кулаке возвращенной челюстью.

Защитники прав животных, однако, снова пришли на выручку обезьяне. По Франции прокатилась волна демонстраций протеста, предводительствуемых одной из бывших кинозвезд. Белфорд наблюдал такой митинг в Париже с балкона гостиницы. Он видел плакаты с изображением несчастной обезьяны, слышал протестующие выкрики, ощущал накал народного гнева – и в душе его разгорался теплый огонек. Ему хотелось протянуть руки и заключить бедное заблудшее животное в любящие объятия.

Тем временем пробил час казни Андрэ. Начальник полиции и три его подчиненных прижали животное к операционному столу, а ветеринар занес над ним шприц с ядовитой инъекцией. Смертоносная игла находилась в нескольких сантиметрах от бурого бритого бедра, когда лопнуло разбитое окно, и сама Брижит Бардо запрыгнула в палату в ореоле стеклянных брызг, а за ней – толпа разъяренных активистов. Пока две стороны обменивались плевками и пощечинами, в двух кварталах от места сражения судья подмахнул прошение адвокату Брижит Бардо, и тот очертя голову прибежал в клинику, рванул за шиворот начальника полиции и ткнул ему в лицо официальный документ… Короче, к тому времени, когда туристическая группа прибыла в Сан-Тропез, «маленький негодник», как Белфорд начал мысленно называть Андрэ, был временно помилован. Узнав об этом, Белфорд не удержался и в полный голос прокричал: «Аллилуйя!»

– Я ведь всегда любил животных, господин следователь. Не могу спокойно смотреть, когда обижают собачку или кошечку. Эта французская обезьянка была такой милой! Жизнь обошлась с ней несправедливо… В общем, я нанял переводчика и пошел в городскую управу, затем в полицию, затем в суд – и везде требовал, чтобы Андрэ отдали мне на поруки. Я хотел увезти его в Америку, в колыбель гражданской доблести, свободы и демократии.

(Боже, думаете вы, какой стыд, какая пошлость!)

Сперва они даже слушать не хотели, но я был настойчив. Я ведь профессиональный продавец, настойчивость и вежливость – наш девиз. Моя группа уехала в Испанию, а я остался, чтобы изо дня в день ходить по кабинетам местных бюрократов и повторять свою просьбу. Не знаю, что в конце концов сыграло роль, давление прессы или моя настырность, но однажды, после месяца упорнейшего лоббирования, начальник полиции пригласил меня в свой кабинет и на безупречном английском произнес: «Если сумеешь вывезти эту чертову тварь из страны до завтрашнего вечера, она твоя». Так прямо и сказал. Конечно же, я с радостью согласился.

Следователь хмурит брови:

– Выходит, что ни вы, ни этот француз не поставили американские власти в известность?

– Да, господин следователь. Может, я был не прав, но поймите: я хотел дать бедному животному шанс, хотел, чтобы оно начало новую жизнь. К чему было тащить в Сиэтл его прошлое? Видите ли, я верил, что смогу его перевоспитать. И не ошибся! Мисс Мати может подтвердить.

Следователь бросает на вас быстрый взгляд, как бросают монетку прокаженному. И снова поворачивается к Белфорду:

– Почему же вы уверены, что не ошиблись?

– Да потому, что после шести-семи месяцев – ибо на такие вещи нужно время, вы ведь понимаете, – так вот через несколько месяцев я мог спокойно оставлять россыпи фальшивых драгоценностей на столе или в любом другом месте, и Андрэ к ним даже не притрагивался! Более того, когда я подносил к его носу стеклянный браслет, он с криком убегал из комнаты.

(Может, он кричал, потому что возмущался твоей глупостью, думаете вы. Уж наверное, обезьяна сумеет отличить стекло от бриллианта!)

Как мне это удалось, спросите вы? Ну, отчасти это была обычная дрессировка, что, конечно, требует терпения. Однако главное – моя вера. Я имею в виду молитву. Господь свидетель, я молился без устали за несчастную обезьяну! Я даже самого Андрэ научил молиться. Да, можете смотреть на меня как на сумасшедшего, но вот уже на протяжении полутора лет он каждый вечер становится рядом со мной на колени и отбивает поклоны. Люди могут сказать: простое обезьянничанье, однако я искренне убежден, что дело гораздо глубже. Андрэ обрел веру! Именно! Видели бы вы, как этот маленький негодник тянется к иконам! Конечно, я понимаю, он всего лишь глупое животное, но разве у животного не может быть души? Маленькой обезьяньей души? Безусловно, Андрэ переучился; более того, я готов утверждать: Андрэ переродился.

Прокашлявшись, следователь опускает глаза и спрашивает об обстоятельствах исчезновения обезьяны.

– Это случилось вчера утром, когда я был на работе. Он отпер замок и просто ушел. Даже не предупредив!

Следователь объясняет, что в случае поимки Андрэ полиция не имеет права его задерживать. Более того, животное не совершило никаких противозаконных действий, и поэтому единственное, что он может сделать, – это разослать предупреждение, имеющее статус уведомления. Все патрульные машины будут оповещены, что на свободе находится сбежавшая обезьяна. После этих слов следователь извиняется и уходит к себе в кабинет, покачивая головой, как священник, который только что исповедал целое общежитие студенток-первокурсниц, истекающих весенними гормонами.

– Да уж, – вздыхает Белфорд. – Все без толку, зря сходили.

– Я же говорила, надо было намекнуть ему на взятку. Это бы его взбодрило.

11:30

На улице заметно потеплело. В воздухе висит дымка, пахнет кислой капустой. Городской озоновый слой вибрирует, как крысиный студень. Вулкан Рейнер практически не виден, хотя в небе по-прежнему ни облачка, – гора превратилась в привидение, в размытый конический силуэт. Солнце тоже стало призраком; яростные бескрайние океаны термоядерной энергии не в силах справиться с испражнениями десятков тысяч маленьких японских машин.

– Не вдыхай этот воздух, – говорите вы. – Мало ли где он побывал?

Черты городского пейзажа проступают сквозь капроновый чулок смога, как черты грабителя.

– Я помню время, когда в Сиэтле не было смога, – отзывается Белфорд. – Еще совсем недавно.

– Грех жаловаться. Это ведь запах денег.

Мелкая радость: Белфорд платит за парковку. Вот такая теперь жизнь, нужно считать копеечки. Тоска! Почему-то вспоминается длинноволосый урод из «Быка и медведя», сказавший, что концерт только начинается. «Харборвью», – шепчете вы с отвращением. Белфорд, думая, что речь идет о мясоликой тете из полиции, торопится добавить:

– Мы, наверное, показались ей немножко чокнутыми. Бедняжка!

Проехав вдоль воды по Эллиот-авеню, вы удачно избегаете пробок, вызванных чествованиями Ямагучи. Эти чествования похожи скорее не на парад, а на митинг в центре города возле торгового центра «Вестлейк». Мэр торжественно вручает доктору ключи от Сиэтла. Больные раком, съехавшиеся из пяти окрестных штатов, неистовствуют, требуя благословения. Добрый доктор обещает журналистам и толпе, что в понедельник на пресс-конференции огласит некую важную информацию, – и прибавляет, застенчиво улыбаясь и сопровождая каждое слово постукиванием зажигалкой по зубам, что родители послали его учиться в Хьюстон лишь по одной причине: название местного университета, «Райс», ласкало слух рисолюбивых азиатов. На вершине Куин-Энн-Хилл вы опрометчиво спрашиваете Белфорда, не приходила ли ему мысль, что Андрэ могли похитить? Сначала он энергично трясет головой, отрицая такую возможность, однако уверенность быстро сменяется паникой, когда вы развиваете тему:

– Я имею в виду заговор. Работу профессионала. Подумай, воры всей Европы знают об Андрэ и его талантах. Может, кто-то его выследил здесь, в Америке? Конечно, они не умеют им управлять, не знают специальных команд. Но ведь Конго ван ден Босс мог их научить! Допустим, он продал инструкцию кому-нибудь из сокамерников или проговорился, не выдержав побоев. А может, он был досрочно освобожден? Как-никак уже три года прошло. В Америке ранние освобождения практикуют сплошь и рядом, почему бы французам не делать того же? Что, если Конго сейчас в Америке? Что, если…

– О боже, – стонет Белфорд. – Боже, боже, боже! Почему я об этом не подумал?

Он настаивает, чтобы вы немедленно развернули машину и ехали обратно в полицию – следователя надо предупредить! С огромным трудом вы убеждаете его, что задачу можно с тем же успехом решить и по телефону.

– Позвонишь сразу, как приедешь домой. И поспи хотя бы пару часов, в самом деле! Расслабься, выпей стакан вина. На тебя страшно смотреть, сплошные нервы!

Наверное, следовало быть чуть поласковей, но вы и так все утро посвятили Белфорду в ущерб собственным делам. А между тем вам просто необходимо встретиться с Кью-Джо до того, как она уйдет. Волшебная колода Таро поджидает у нее на столе, призывно играя пестрыми цветами и неоднозначными картинками, – изысканная, заткнутая жеваной бумагой замочная скважина в дверях храма разрушенной удачи.

11:50

Подруги дома нет. Ее встреча с огородницей назначена на полдень, и похоже, в кои-то веки она решила не опаздывать. Однажды Кью-Джо, узнав, что ваше жизненное кредо всегда было «вовремя», процитировала высказывание Оливера Голдсмита: «Воспитанной женщине не свойственна пунктуальность». Вы скептически оглядели вульгарные воланы танцующей плоти – кто бы говорил о воспитанности! – но не нашли ничего лучшего, чем промямлить: «Ранней пташке и бог подает», чем весьма насмешили подружку.

Так или иначе, сегодня Кью-Джо почему-то вовремя отправилась на работу – если, конечно, можно назвать работой эту чушь: играть в единственном числе роль благодарной аудитории, выслушивая скучные рассказы о туристических вояжах.

Почти десять лет назад, во время поездки на автобусе, Кью-Джо игрою случая впихнула тектонические плиты своей туши на сиденье рядом с тщедушной (повезло) старушкой, которая, как оказалось, только что вернулась из тура в Грецию. Старушка достала из сумочки потрепанные фотографии, продемонстрировала их толстопопой попутчице и, уловив в ее глазах проблеск вежливого энтузиазма, предложила: «Давайте зайдем ко мне, посмотрим семейный альбом. Я заплачу вам десять долларов». Кью-Джо согласилась – отчасти из сострадания, отчасти потому, что не прочь была заработать десятку. Позже до нее дошло, что мир полон людей с похожими нуждами: одинокие старики, чудаковатые отшельники, неисправимые хвастуны, горькие неудачники, не решающиеся доставать друзей дурацкими фотографиями, – их всех объединяло стремление рассказать кому-нибудь о своих поездках. Подробно, в мельчайших деталях. И Кью-Джо взялась за работу, которая заключалась в том, чтобы терпеливо, час за часом высиживать в гостиных, спальнях, кабинетах, реже – в роскошных будуарах, просматривая школьные и свадебные фотографии, восхищаясь слайдами и видеозаписями, читая вслух записи в дневниках, листая курортные буклеты и путеводители – и при этом выказывая живое любопытство и одобрение. Она быстро усвоила: чем больше задаешь вопросов, тем больше платят чаевых (хотя спрашивать следовало лишь то, на что клиент мог легко ответить). Чего только ей не приходилось обсуждать! От семейного обеда в Айове до кабаре «Фоли Бержер» в Париже, от легендарных диснеевских мышей до кабульских крыс-мутантов – и зачастую по нескольку раз подряд. Клиенты в большинстве своем путешествовали редко, многие всего раз в жизни, и Кью-Джо нередко приглашали в один и тот же дом дважды, а то и трижды.

Вы часто пытались убедить подружку, что занятие это пустое, хотя и хитроумное, и серьезных денег не принесет. Кью-Джо неизменно отвечала, что вспомогательный доход не повредит, гадальное ремесло – вещь нестабильная, зависит от расположения планет (скорее от состояния экономики, возражали вы). Во всяком случае, добавляла она, бедняжки на меня рассчитывают – утверждение, отчасти созвучное пафосному Белфордову человеколюбию, над которым вы обе неоднократно подтрунивали.

Ну, бог с ним. Так или иначе, Кью-Джо ушла на работу как раз в тот момент, когда вы на нее рассчитывали. Однако, подойдя к дверям своей квартиры (она у вас побольше и получше, чем у подружки), вы обнаруживаете, что Кью-Джо оставила записку.

11:53

Подсунутый под дверь маленький квадратик рисовой бумаги содержит следующие слова, написанные серебристыми чернилами:

Малышка Гвен!

Как жаль, что мы разминулись! Я вернусь в три часа. Карты у меня на столе. Я перетасовала их, медитируя о вопросах, которые, наверное, тебе не терпится задать. Зайди ко мне, выбери карту, подумай о ней. В общем, ты знаешь, что делать. Чмоки-чмоки!

Толстушка Кью.

Она предлагает вам выбрать карту. Так это обычно и происходит. Теперь, когда вы хорошо знаете друг дружку, гадать стало сложнее: личные чувства, надежды и опасения наводят помехи. Кью-Джо говорит, что Таро имеет множество смыслов; если гадать для друга, то подсознательное желание оградить, защитить от судьбы искажает объективную картину, смещает ее в позитивную сторону. В результате друг получает ложный прогноз, а репутация гадалки страдает. Гадать для незнакомца – все равно что переспать с первым встречным: одновременно и опаснее, и честнее, чем с постоянным партнером.

Вспоминая свой первый сеанс, вы не можете не согласиться. Это было почти три года назад: вы только что переехали на новую квартиру, купив ее у Белфорда Данна, а незадолго до этого устроились на работу в «дискотеку» Познера. Очевидно, карьерно-бытовая неопределенность вкупе с амбициями подвигла вас постучаться к экстравагантной соседке. (Хотя Кью-Джо считает, что сыграли роль совсем другие факторы.)

Вашингтонский университет был единственным учебным заведением, согласившимся принять вас в аспирантуру; фирма «Познер, Лампард, Мак-Эвой и Джейкобсен» – единственной брокерской конторой, согласившейся вас нанять. Бог свидетель, сначала вы сунулись в большие компании. Конечно, блестящей студенткой вас трудно было назвать, однако диплом вы заработали честно, если не считать некоторых вполне объяснимых и простительных случаев списывания, – и разумеется, имели все основания рассчитывать на успех. В конце концов, не об этом ли вы мечтали всю жизнь? К сожалению, начать пришлось с конторы поскромнее. Но это даже к лучшему: проще стать первым в провинции, а потом приехать в Рим, чем с непривычки затеряться в брокерском мегаполисе. Правда, вас слегка покоробила позиция Познера, в первый день заявившего, что плевать ему на диплом. «Мы здесь продаем, – сказал он, – а вы это неплохо умеете, вот и все». Тут он был прав, именно так вы заплатили за аспирантуру – по вечерам подрабатывая продавщицей в торговом комплексе. Сначала вас определили в отдел нижнего белья, однако из-за дурацкой склонности краснеть перед каждым покупателем мужского пола были вынуждены перевести на верхнюю одежду. Не сосчитать, сколько пришлось перетаскать лыжных костюмов! Но это отдельная история. Если Познер не видит разницы между ценными бумагами и ватными штанами – что ж, его проблема!

Ваша проблема в другом. Первый год на «дискотеке» отнюдь не оправдал финансовых ожиданий. Да, по деньгам вы вышли на уровень, о котором раньше приходилось только мечтать, но до настоящих заработков было далеко, и Белфорду (тогда он еще звался мистер Данн) пришлось изрядно похлопотать, чтобы банк выдал вам кредит на квартиру.

Вы уже не помните, каким образом узнали о том, что по соседству живет самая известная в Сиэтле гадалка на картах Таро. Зато отлично помните тот вечер, когда, изнемогая от стыда, скептицизма и неуверенности, впервые положили пальчик с обгрызенным ногтем на кнопку ее звонка. Опешив от размеров и одежд появившейся в дверях фигуры, вы пролепетали, что хотели бы записаться на сеанс гадания – «просто так, знаете, из любопытства», – на что фигура ответила:

– Как насчет… э-э… прямо сейчас? Мой шестичасовой клиент не пришел.

Вы попятились, бормоча извинения, но рыхлая ручища легла на плечо белым бегемотским батоном и потащила через порог.

– Ну, не стесняйтесь! Вы ведь любите быстрые удовольствия? Зачем оттягивать, когда можно форсировать?

Вы и глазом не успели моргнуть, как оказались за овальным столиком вишневого дерева в гостиной, больше похожей на будуар и обставленной во вкусе гиперактивной провинциальной старушки 1939 года – мебель, обтянутая грубой узловатой тканью, неуловимо некомфортной для тела и души; диванные подушки, твердые и шершавые; выцветшие веревочные занавески, – а на стенах, где были бы уместны если не языческие символы, то хотя бы вдохновенно-мистические цитаты на фоне радуг и розовых восходов, красовались пошленькие пейзажи, обычно продающиеся в дешевых мебельных магазинчиках на окраинах больших городов. Заметив ваш брезгливый интерес к обстановке, Кью-Джо развела руками: «Высшим силам такая атмосфера по сердцу». Боже, подумали вы, неужели высшим силам нравятся эти дерюги?

Тасуя колоду, вы с трудом сохраняли спокойствие. Кью-Джо отлично видела, что клиент никогда раньше не держал в руках карт Таро, однако не спешила с экскурсом в историю. (Впоследствии она с лихвой наверстала упущенное; правда, большая часть лекций просвистела из одного уха в другое.)

– Послушайте, – сказали вы. – Я работаю брокером и пришла сюда потому, что… в общем, в последнее время мне на рынке не очень везет. Ставлю на аутсайдеров, пролетаю с темными лошадками… Короче, я хотела бы… – вы сделали вид, что роетесь в сумочке, – у меня с собой нет биржевого справочника, но я могу сбегать принести. Не подскажете ли…

Кью-Джо приложила к вашим губам палец-сардельку и презрительно фыркнула.

– А теперь послушайте меня, да повнимательней. Неужели вы думаете, что если бы я могла выбирать акции, которые удвоятся в цене, или угадывать лотерейные номера, или предсказывать результаты бегов, то сидела бы здесь, в однокомнатной квартирке, с грязным тюрбаном на голове, и курила вонючие цигарки? Ну уж нет! Я бы расслаблялась где-нибудь на вилле в Гималаях, среди фонтанов и павлинов, в обществе великого гуру Рам Дасса, а рядом бы круглосуточно дежурили французские повара и диетологи. Понимаете, о чем я говорю? Вот и хорошо. И запомните: я не умею предсказывать будущее. Ни одна гадалка, ни один экстрасенс этого не умеет. А те, кто утверждает обратное, просто мошенники.

Она постучала по колоде колбасным пальцем, с помощью которого только что заставила вас замолчать.

– Эти карты, слава богу, не магический кристалл, не кофейная гуща и не внутренности козла, а всего лишь высокоточная и весьма эффективная система символического знания, в которой графические знаки, сформированные веками оккультной практики, напрямую связываются с глубинными уровнями разума. Причем разума западного: на Востоке ту же роль играет «Книга Перемен», только в более изящных, так сказать, декорациях. Символы Таро способны подобрать ключи к определенным закрытым областям подсознания. А я, используя свой парапсихический талант, заглядываю в эти темные уголки и рассказываю клиенту, какие тараканы там сидят. Тайные мысли, подспудные желания – все это я читаю так же легко, как «Сиэтл тайме». Но будущего предсказать не могу. Уяснили?

Вы кивнули испуганно и разочарованно – и под руководством Кью-Джо сняли колоду. Она начала раскладывать карты по столу, постепенно образуя фигуру, напоминающую кельтский крест.

– Человеческому подсознанию в силу тех или иных причин известны вещи, о которых сознание понятия не имеет. Чаще всего это касается ситуаций, когда нужно принять какое-то решение – подсознание уже выбрало путь, а вы об этом еще не знаете. Вот почему информация, полученная от гадалки, может по прошествии времени выглядеть как сбывшееся предсказание. Следите за мыслью? М-да… Что мы здесь имеем? Так вот. С другой стороны, с помощью карт Таро я способна увидеть в поведении клиента определенные тенденции, на основании которых возможен некий… э-э… прогноз. Ну, типа, если вы увидите парня, который на горной дороге выжимает двести с завязанными глазами, то с высокой долей вероятности можно предположить, что его родственники скоро разбогатеют – при условии, что парень грамотно застрахован. Следите за мыслью? Однако если какая-нибудь гадалка утверждает, что ей действительно известно будущее, – значит она отрицает свободу воли. А я, например, в свободу воли верю свято. Я верю, что будущее неопределено. Все, что я вам сегодня открою, может быть изменено, исправлено, предотвращено – если захотите. Всегда можно снять с глаз повязку и сбросить газ. Не забывайте об этом. Ну-с, давайте поглядим… Ничего, если я закурю?

Вы кивнули, хотя понимали, что от табачного дыма будет тошнить. Кью-Джо засмолила самокрутку, раздула паруса и впала в легкий транс. Голос ее сделался мягким, гипнотическим, а манера речи – более ясной и правильной. Тем не менее уже через несколько минут тяжелый танкер ее рассказа с разгона долбанулся о хрупкий причал вашего удивления.

– В третьей позиции, символизирующей текущие заботы и влияния, мы имеем Четверку Пентаклей. Посмотрите на карту, Гвен. Что вы видите? Не пытайтесь анализировать, просто разглядывайте картинку, как в детской книжке. Именно так надо всегда относиться к картам, понимаете? Что делает этот персонаж? Он пытается все удержать, так? Ухватил два куска золота ногами, третий сжимает руках, четвертый держит на голове: золото на уме, иными словам. Четверка Пентаклей в третьей позиции предполагает финансовую неуверенность, боязнь потерять деньги. Да, речь идет об уверенности. Похоже, что вы озабочены либо накоплением, либо сохранением сбережений. А если отнять деньги – что от вас останется как от человека? Ваша индивидуальность обернута в материальное богатство, Гвен. И проблема в том, что чем сильнее вы цепляетесь за оболочку, чем отчаяннее пытаетесь ее сохранить, тем больше шансов потерять ее. Деньги в этом смысле похожи на любовь. Может, вам стоит переключить внимание на другие стороны жизни? Чуть ослабьте хватку, это пойдет на пользу.

Шок узнавания? Было бы из-за чего! Кью-Джо не говорила ничего нового или потрясающего воображение. «Чистое мошенничество, – думали вы. – Она могла все это вычислить из нескольких фраз, которые я произнесла, войдя в комнату». Ваше раздражение росло с каждой минутой. Можно было подумать, что дурацкий кусочек картона под названием «Пятерка Жезлов» прекрасно знаком с вашим образом мысли и имеет право бросаться обвинениями в поисках проблем на пятую точку, подножках самой себе, разменивании по мелочам и прочих гадостях. Кроме того, была еще какая-то третья карта, указывающая на стресс по поводу финансов, и наконец – в позиции, символизирующей отношение окружающих, громыхал некий агрессивно-комический персонаж, Король Мечей, которого мисс Хаффингтон охарактеризовала как нахрапистого эгоиста, сметающего препятствия на пути к вожделенному вознаграждению.

Если в этом крапивном салате и были мелкие сухарики смысла – а вы не могли не признать некоторое похрустывание на зубах, – их можно было смело сплюнуть как пресные и случайные; уж по крайней мере они не означали, что вы, как утверждала эта тюрбаноголовая слониха, избрали неверные пути для достижения неверных целей. Вы уже готовы были заплатить сколько нужно («Визу» принимаете? Вот это, я понимаю, карта!) и ретироваться домой, когда коварная гадалка приступила к трактовке Королевы Чаш и намертво завладела вашим вниманием.

Стройная бледная блондинка в королевских одеждах восседает на резном деревянном троне у берега моря. Ракушки окружили ее, напевая радостные гимны, прибой лижет ей ноги. Равнодушная к соли и свету, к игре волн и кораблям на горизонте, королева пристально смотрит на элегантный золотой потир, держа его в ладонях. Даже рухнувшие небеса не заставят ее отвести взгляд от священной чаши, не смахнут наваждения строгой красоты.

– Эта женщина, Королева Чаш, романтична, утонченна и мечтательна, – сказала Кью-Джо. – Но ее эстетизм может быть нездоровым. При всей своей чуткости и заботливости она то и дело задумывается над философскими вопросами, смысла которых не понимает.

Кью-Джо подняла глаза от пасьянса.

– Гвен, эта женщина явно не вы. Должно быть, это ваша мать… Ну да, конечно! Любящий, но эмоционально нестабильный человек, она искренне пыталась заботиться о вас, только не знала как, потому что даже о себе не могла позаботиться. Я говорю «пыталась», ибо чувствую: она перешла в иной мир, который, по-видимому, всегда ее притягивал. Ваша мать сама лишила себя жизни. И вы до сих пор не в состоянии понять, зачем она это сделала.

Откуда эта жирная обманщица могла узнать? Как она посмела – узнать? Ее наняли, чтобы заглядывать в будущее, а не в прошлое!.. Вы были разъярены, однако слезы, комом стоявшие в горле, не были слезами ярости.

Кью-Джо нашла в раскладе и вашего отца – легкомысленного и ненадежного Пажа Чаш. Она также указала на Пятерку Чаш и Семерку Мечей: первая означала потерянность и одиночество в семейной жизни, вторая – злость и отчуждение. Были упомянуты обманутые квартирные хозяева, голые матрасы, пролитое «Кьянти», бунтарские разговоры, уцененная школьная форма, самиздатовские поэтические сборники и даже полуночные барабанные посиделки, из-за которых вы засыпали на уроках алгебры. Потом она что-то говорила о «карте прощения», но вы не слушали, потому что к тому времени уже рыдали в полный голос, самозабвенно и неудержимо. Рассыпчатые руки оккультистки обхватили вас, как надувные пляжные игрушки, как резиновые лошадки, наполненные густой патокой. Вы отстранились, чувствуя опустошение и комфорт и твердо зная, что придете еще…

11:55

Вы заходите в квартиру Кью-Джо: такой же камин, такие же стропила, как и у вас, только пол покрыт не красным кленовым паркетом, а восточными коврами, и окна в отличие от ваших забраны пыльными занавесками, да воздух в квартире вязкий и затхлый, а вовсе не свежий и прохладный, как в вашем современном минималистском жилище, – и вообще зашедший сюда человек чувствует странную смесь удушья и успокаивающего уюта.

Колода Таро поджидает на столике вишневого дерева, нетерпеливо барабаня Десятками Пальцев, притоптывая Десятками Ног. Карты разложены не привычным крестом, а просто веером, взакрытую. Не тратя времени на мысленное формулирование вопроса – что еще может сейчас волновать, кроме грядущего биржевого краха? – вы тянетесь к первой попавшейся карте. И тотчас же отдергиваете руку: что-то здесь не так.

Нервно хихикая, вы озираетесь по сторонам, словно за вами следят. Идиотская ситуация: вся страна, весь мир валится в экономическую пропасть, увлекая за собой вашу карьеру, мечты и надежды на благополучие, а вы всерьез беспокоитесь о выборе раскрашенного куска картона из колоды пухлой оккультистки, да еще и в ее отсутствие. Ну и пусть, какая разница? Кью-Джо все время жалуется, что вы не прислушиваетесь к советам Таро. Для вас это просто игра, хрупкое развлечение, чтобы отвлечься.

Вы медленно ведете рукой над картами – и вдруг ощущаете легкий толчок. Такого еще никогда не было: подобно прутику лозоходца, ваш подрагивающий палец загибается вниз и касается одной из карт. Вы не глядя берете ее, прижимаете к сердцу, как учила Кью-Джо, и бежите из этой духоты в свою насыщенную кислородом квартиру.

11:59

Открывая дверь, вы слышите телефонный звонок. Не стоит отвечать. Возможно, кто-то из клиентов выведал ваш номер и звонит, чтобы обругать. Хотя вероятнее всего, это Белфорд. Андрэ вернулся. Или не вернулся. Или взят в заложники. Или был замечен в белом парике и черных очках в Лас-Вегасе или в церковном хоре Билли Грэма. Какая, к черту, разница? Вам сейчас не до Андрэ.

Однако голос, шипящий из автоответчика сквозь потрескивания звукового мусора, принадлежит не Белфорду, а Кью-Джо:

– Гвен, малышка, это Кью. Я заскочила к Фрателли на стаканчик фруктового коктейля и теперь опаздываю. Просто хотела тебе сказать, что на ранний сеанс мы не успеем. Я получила еще один заказ, вернусь не раньше шести. Какой-то парень нанял меня, чтобы посмотреть слайды – на этот раз действительно интересные, так мне показалось. Он только что вернулся из Тимбукту.

Пятница, 6 апреля, вечер

Скажи, что ты от Сальвадора Дали

16:00

День тянется долго, как четвертый класс. Сколько времени световое «ау-ууу» летит от Сириуса, главной звезды Малого Пса, до его отражения в лужице на засмоленной крыше «Собачей будки»? Вот как долго длится день! День – это поезд о миллионе вагонов, громыхающий через запыленный переезд стенного городка. Платформы идут порожняком, и вы пытаетесь заполнить их исследованием рынка. По крайней мере так вы говорите Белфорду, когда он звонит: «Извини, милый, не могу тебе помочь с поисками Андрэ. Я занимаюсь исследованием рынка».

На самом деле вы всего лишь читаете пятничный выпуск «Уолл-стрит джорнэл», тщетно пытаясь отыскать спасение в пробелах между абзацами. Занятие столь же неутешительное, сколь и отщепенческое. Были времена, когда вы могли запросто заявиться на «дискотеку» в выходные или праздники, чтобы воспользоваться брокерскими средствами производства. Однако пять-шесть месяцев назад Познер забрал у вас ключи, мотивировав свой поступок тем, что брокерам в свободное время надлежит отдыхать и набираться сил. Тогда вы приняли это за неуклюжую заботу о здоровье персонала; теперь подозреваете, что ключи он отнял только у вас.

Со страниц «Уолл-стрит джорнэл» летит серый буран статистики, прогнозов, исторических справок, сообщений о потерях – и, конечно же, интервью. Сотни аналитиков, менеджеров, инвесторов, рыночных специалистов, консультантов всех мастей, включая двуличного подлеца Сола Финкельшнтейна, – все они, несмотря на озабоченность спасением собственных шкур, нашли время, чтобы высказать свое мнение о причинах краха. Чаще всего мелькают фразы «размеры государственного и корпоративного долга» и «замедленный рост денежной массы» наряду с обычными упоминаниями о завышенных ценах на акции, выравнивании доходов и усилившейся международной конкуренции. Некоторые снова жалуются на опасность компьютеризации торгов, а парочка финансовых обозревателей обвиняет во всем организованную преступность. «Грабитель Джесси Джеймс вступил в правление банка, решил поберечь своего коня, – цитируют журналисты высказывание Сола Финкельштейна. – Если оперировать фундаментальными понятиями, Америка заехала в экономический тупик в тот момент, когда к власти пришел Рейган…» Очень смешно. Что-то вы не припомните, чтобы Сол говорил такие вещи на рабочих собраниях.

Нескончаемый день нестерпимо ясен. Вы открываете окно, чтобы впустить солнечные лучи. Они ведут себя как туристы, каковыми и являются здесь, в Сиэтле. В белых трусиках с розовыми штрипками, в спортивной кофте с надписью «Корпорация Экссон», вы полулежите на подушечном облаке, укрывающем спинку кровати. С газетой, разложенной, как приданое, с филиппинским кувшином ледяного чая под рукой вы должны, по идее, чувствовать умиротворение. Однако чувствуете себя так, словно лежите среди гнилого болота на бревне, по которому ползают жирные пауки. Даже непонятно, что беспокоит вас больше – проблемы с работой или отсутствие Кью-Джо.

Хотя если разобраться, все как раз понятно. Пропажа подруги, конечно, вас искренне тревожит, но это не идет ни в какое сравнение с тяжелой сосущей тревогой за свою рассыпающуюся карьеру. Что же до Кью-Джо, то это даже не тревога, а возмущение пополам с замешательством. Какое чудовищное совпадение! Судьба, похоже, опять сыграла с вами одну из своих безвкусных шуточек и теперь катается от смеха по линолеуму. Или, может, сработала причинно-следственная связь? Может, Ларри Даймонд – так, кажется, зовут этого урода? – с самого начала знал, что вы подруга Кью-Джо, и нанял ее не случайно, а с извращенными намерениями – чтобы вернее подобраться к вам? Но зачем? С тем же успехом можно предположить обратное: он подъехал к вам в «Быке и медведе», надеясь таким образом смазать рельсы, ведущие к бедняжке Кью-Джо. А что тут странного? Есть же на свете такие мужчины, потомки китобоев из Новой Англии, которые возбуждаются при виде крупногабаритных дам! Ах если бы только вы успели поднять трубку – подругу можно было бы предупредить! Кью-Джо, несмотря на кажущуюся неповоротливость, способна развить хорошую скорость, особенно поев чего-нибудь сладенького.

Вы нервно ворочаетесь в кровати – кофта задирается, обнажая животик, и солнечные лучи, приготовив фотоаппараты, выстраиваются в очередь, чтобы осмотреть обворожительный пупок.

16:30

День тянется, толчет воду в ступе, – и в унисон бубнят обозреватели из «Уолл-стрит джорнэл». Верхи обвиняют низы: «Американские рабочие слишком ленивы и слишком много получают». Низы тоже не остаются в долгу: «Тому, у кого есть золоченый парашют, не страшен пожар в самолете». Благоразумные советуют уповать на «непредсказуемость мировых цен на нефть», в то время как циники говорят о «шорах патриотического оптимизма, при помощи которых военно-промышленный комплекс и его политические приспешники закрывают нам глаза». Какой-то истеричный эксперт восклицает: «Американская экономика – это корабль, покидающий своих крыс». Вы фыркаете в ответ. Кого он называет крысой? До вчерашнего дня эти умники не предвидели ничего выходящего за рамки обычных рыночных колебаний. «Мы ожидали порки, а нас приговорили к повешению», – признается один из них.

Вы с раздражением перелистываете интервью и переходите к графикам. Технический анализ никогда не был вашей сильной стороной; вы с трудом продираетесь сквозь заросли разноцветных кривых – как вдруг раздается телефонный звонок.

От испуга вы подпрыгиваете, ледяной чай проливается прямо в пупок. О солнечных лучах лучше не вспоминать.

Это наверняка Белфорд. Вам совсем не хочется отвечать. Если, конечно, он не намерен сообщить, что перерожденная обезьяна приперла домой бриллиант размером с гостиничный комплекс «Мотель-6». С другой стороны, это может быть Кью-Джо, попавшая в когти злодея и взывающая о помощи. Отбросив гадкую догадку, что подружке могут прийтись по душе злодейские когти (эта мысль навеяна тяжелым воспоминанием о том, как однажды вы вошли и застали немыслимую сцену: не один, не два, а целых три русских матроса с учебного фрегата «Паллада» самозабвенно путались в ее кружевном такелаже), вы спрыгиваете с кровати и застываете над телефоном. Если это Кью-Джо, то каждая секунда может оказаться решающей. Тем не менее вы выжидаете.

После пятого звонка включается автоответчик. Фу, какая писклявая пакость! Сколько часов потрачено на репетиции и переписывания сообщения – и все равно невозможно слушать спокойно: «Здравствуйте! Вы попали в квартиру, которую временно снимает Гвендолин Мати. Меня сейчас нет дома; пожалуйста, сообщите свое имя, номер телефона и время звонка, и я перезвоню, как только позволит мой загруженный рабочий график. Говорите после сигнала, медленно и разборчиво».

Щелк. Би-и-п.

– Пипи, это ты? Але-о! Пили, чего молчишь?

О боже! Только этого не хватало! Хорошо, что не стала сразу брать трубку.

– Слушай, я не люблю говорить с железкой. Хочешь меня записать – обратись к моему агенту. Хахааа! Короче, Пипи, я сегодня выступаю, у меня концерт. Такой ночной клуб в Беллтауне, называется «Женский луч». Крутое место, просто улет! Прикинь, у них бармен – робот типа Энди Уорхолл. Железный робот, прикинь, а внутри – кусочки настоящего Энди Уорхолла. С виду как живой, отвечаю! А на самом деле андроид голимый. Я, короче, играю соло, один. Без ансамбля, ха-а! Барабаны и поэзия. Прочту парочку маминых стихов. Помнишь? «Любовь – это носовой платочек, / Куда Эрос сморкает соплюки, пропахшие вечностью, / Когда ангелы плачут хлоркой на рассвете…» Турум-дурум и все такое. Короче, забегай, послушаешь папочку. Два концерта, сегодня и завтра, клуб «Женский луч», о’кей? На входе будет еще один робот, типа Марсель Дюшан. Суровый парень! Но тебя он пропустит, если скажешь, что ты от Сальвадора Дали. Ну давай. Чао!»

17:10

Когда телефон звонит опять, это действительно Белфорд. Слушая его обильные извинения – ах, прости, ах, оторвал от работы, – вы не в силах сдержать смех. Смешно, во-первых, оттого, что о работе не может быть и речи: после звонка отца сосредоточиться на графиках практически невозможно. А во-вторых – вот был бы номер, если бы вы заявились в клуб «Женский луч» вместе с Белфордом Данном! Белфорд даже не знает, кто такой Сальвадор Дали. Что в общем-то совершенно нормально. Плавленые часы Сальвадора Дали на хлеб не намажешь. Так или иначе Андрэ все еще в бегах, и Белфорд решил, что ваши подозрения обоснованны, а именно: обезьяну похитил прежний владелец или его сообщники. По своей воле животное ни за что бы не покинуло теплый вольер; его сильный, преданный, любвеобильный характер этого бы просто не позволил. Белфорд пытался связаться с французским консулом в Сан-Франциско, чтобы выяснить, пребывает ли до сих пор Конго ван ден Босс в заточении, но посольство закрыто по причине пасхальных праздников. Поэтому любимый недолго думая купил билет на вечерний рейс до Сан-Франциско, где он намерен подкараулить консула и выпросить у него информацию и помощь. Дело как-никак международного масштаба.

– Я бы с радостью взял тебя с собой, зайчишка, – на выходных в парке состоится грандиозная пасхальная служба. Но придется тебе остаться, поискать Андрэ. На всякий случай, понимаешь!

Вашей улыбки хватило бы, чтобы подсластить все лимоны на центральном рынке. Это лучшая новость с тех пор, как федеральная резервная система понизила процентные ставки. Какое счастье: Белфорд на выходные уедет из города, не будет путаться под ногами! Можно без помех заняться стабилизацией карьеры, определить внешние и внутренние факторы, которые ее расшатывают. Более того, в отсутствие Бел форда можно спокойно обдумать его роль в вашем будущем. Нежный медовый месяц с мистером Данном, как ни тоскливо признать, – это единственный реальный способ решить все проблемы.

Но что, если Белфорд, связав себя узами брака, обнаружит, что проблемы его избранницы… как бы это сказать… несколько сложнее, чем проблемы рядового брокера, попавшего в биржевой водоворот? Софиты ваших тревог высвечивают разыгравшуюся на подмостках воображения сцену: обеспокоенный муженек возвращается домой после тяжелого трудового дня – проведенного, будем надеяться, в риэлтерской конторе, а не в обшарпанном кабинетике в департаменте социальных услуг – и утешает любимую жену. «Гвендолин, – говорит он сурово, – каждому ребенку известно, что брокеры продают акции и прочие финансовые инструменты, руководствуясь указаниями своей фирмы. Известно также, что доверчивым клиентам продают в первую очередь акции, на которых брокеры могут сделать наиболее высокие комиссионные, например, акции паевых фондов. Не секрет, что брокеры, как ни печально, при каждой сделке преследуют собственные интересы. Ничего не поделаешь, таковы особенности профессии. Но, Гвен, мистер Познер мне сообщил, что ты используешь неэтичные методы для привлечения новых клиентов. Мистер Познер с самого начала опасался такого развития событий. Он нанял тебя вовсе не за ученую степень, не за странный голос и не за красивые глаза. Он нанял тебя потому, что однажды в торговом центре «Нордсторм» ты продала его дочери три пары лыжных штанов, когда ей нужна была только одна. Познера восхитила и в то же время испугала твоя одержимость деньгами. И его худшие опасения оправдались. Ты день и ночь впаривала людям акции, побуждала их покупать и продавать, не объясняя возможных последствий. Ты составляла клиентам портфели с чудовищной небрежностью, набивая их невыгодными бумагами в неподходящем количестве, в неудачное время, с неутешительными перспективами. И сейчас, когда рынок обрушился, ты трусливо бежала с места трагедии!»

Чем вы можете на это ответить? Только приступом эритрофобии. И естественно, боязнь покраснеть приводит к тому, что вы краснеете, как помидор. Однако в пигменте, наполнившем ваши щеки, отсутствуют составляющие стыда и вины, а есть лишь чистое негодование. При других условиях вы бы и вели себя по-другому! Вы просто пали жертвой обстоятельств, были обмануты историческим процессом. Что же оставалось делать, покориться духу времени? Стать винтиком? Катиться, куда пинает судьба?

В контексте фантазии муженек прощает вас. Уж чего-чего, а милосердия Белфорду Данну не занимать. Но разумеется, вы должны заслужить прощение. «Опустись на колени!» – приказывает Белфорд. Нет, он не требует минета; вам предстоит нечто гораздо более безвкусное и унизительное. «Я хочу, чтобы ты помолилась Господу нашему Иисусу Христу, Гвендолин. А мы с Андрэ помолимся вместе с тобой». И вот вы покорно становитесь на колени – в компании с блохастой макакой и квадратно-головым увальнем в дешевом костюме – и совершаете тройной обряд исповеди, раскаяния и клятвы. Наконец-то вы свободны, прошлое забыто, началась новая жизнь, гип-гип-ура!

К концу пьесы вы чувствуете себя весьма неплохо. Наверное, это лучшая минута за последние сорок восемь часов. Тихонько напевая «Лэйзи ривер», вы натягиваете джинсы, закрываете окно, из которого тянет прохладой, складываете «Уолл-стрит джорнэл», заменяете ледяной чай бокалом шардонэ, смотрите на часы – до прихода Кью-Джо осталось полчаса – и включаете телевизор, надеясь на добрые вести. Кто знает: президент может принять экстренные меры, его администрация может в кои-то веки проявить смелость, – и тогда роза под названием «свадьба с Белфордом» перестанет портить картину будущего своими шипами.

Увы: лицо, заполнившее сияющий стеклянный прямоугольник, не принадлежит ни президенту, ни кому-либо из его экономических советников. Оно принадлежит доктору Ямагучи.

– Доктор! Доктор! – вопрошает репортер. – Вы только что прибыли из никому не известной клиники на северной оконечности Хоккайдо, и вот наш мэр вручил вам ключи от города, губернатор устраивает в вашу честь банкет, народ на улицах скандирует ваше имя, ваши фотографии не сходят с первых страниц ведущих мировых газет… Как вы себя чувствуете, доктор? Что можете сказать по поводу такого внимания к вашей персоне?

Доктор Ямагучи опускает руку с зажигалкой, вздыхает и пожимает плечами.

– Еще один день, – отвечает он с едва заметной хитренькой улыбкой. – Еще один день из жизни дурака.

17:31

Вашего вздоха хватило бы, чтобы разлохматить все тыквенные цветочки на центральном рынке. Карта!!! Карта-карта-карта! Слушая сообщение Кью-Джо, вы отложили карту в сторонку и были так потрясены услышанным «он вернулся из Тимбукту», что начисто о ней забыли. Все время, пока вас одолевали заботы о судьбе рынка, о наглости Ларри Даймонда, о безопасности толстухи Кью, карта лежала на книжной полке вниз лицом, заброшенная и неизученная. Бог знает, сколько бы она так пролежала, если бы не доктор Ямагучи!

Дурак, сказал доктор. Дурак. За последние четыре раза, выбирая карту из колоды, вы трижды вытягивали Дурака. Три из четырех!

– Поздравляю, малышка, карты Таро тебя вычислили! – сказала Кью-Джо после третьего раза. – Твой символ – Дурак.

– Ну спасибо, подруга. Так воодушевила, что охренеть!

Наверное, вы были в дурном настроении, раз позволили себе употребить бранное слово.

– Да ладно, не переживай. Я всегда подозревала, что ты скрытый Дурак. Иначе бы с тобой не возилась.

Ну, если считать это за комплимент, тогда реприза – это балахон для хип-хопа. Хотя по-хорошему вы должны радоваться, что Кью-Джо придерживается позитивных взглядов на символ Дурака, который некоторые знатоки считают началом Таро, а некоторые – концом.

Мечтательный юноша бежит вприпрыжку без дороги, равнодушный к окружающим опасностям. Его шляпа надета задом наперед, как будто он не знает – или ему все равно, – уходит он или приходит. Пум-пурум! Прыг-скок, прыг-скок… В левой руке у него белая роза, антипод яблока, эмблема чистоты и невинности. Посмотрите, какая красивая! На правом плече – палка с узелком, как у бродяги. Что у тебя в узелке, Дурак? Пум-пурум! Давай меняться: мешок золота за то, что в узелке, не глядя? Пурум-бурум! Он обожает облака, все время смотрит в небо; так и допрыгал до края глубокой расселины. Камни скользят под ногами, но он все скачет вперед – щурятся на солнце ясные глаза, играет улыбка, болтается узелок с дребеденью…

Кью-Джо убеждена, что всю колоду Таро, или по крайней мере двадцать два Старших Аркана, можно интерпретировать как вехи на пути Дурака.

– На определенном уровне, – говорит она, – каждая из старших карт символизирует некий этап поиска – общечеловеческого поиска высшего единения и понимания. И не важно, начинается путь с Дурака или заканчивается им. Ведь все идет по кругу – снова и снова, без конца. Когда наивный юный дурачок шагает в пропасть, он попадает в мир опыта. Так начинается его путь. На этом пути ему встретятся учителя и искусители (они тоже учителя) и непростые ситуации, которыми исполнен путь любого взросления. Теоретически Дурак – это каждый из нас. Но не у каждого хватает мудрости и отваги, чтобы играть роль Дурака. Многие даже не знают, что у них в узелке; торопятся поскорей обменять его наденьги. А между тем в узелке есть все, что может пригодиться в пути. Им просто в голову не приходит туда заглянуть. Мы все, будучи заблудившимися примами, подсознательно стремимся к одной цели. Хотя уверяю тебя, до цели доберутся лишь те, кто не испугается прослыть Дураком.

Что ж, это все интересно, но у вас в ушах при слове «дурак» начинает греметь цирковая музыка. Этот ярлык вы соскребли бы со своей двери при помощи первого же подвернувшегося острого предмета. Узнав, что в средневековых колодах Дурак иногда назывался Нищим, вы сразу же расхотели иметь с этим парнем что-либо общее. Кто пророчит бедность, тот вам недруг. Ваш экипаж – фургон инкассатора, а не цирковой фургончик; ваша цель – не просто осыпаться деньгами, но вскочить в самую их суть – подобно мертвым президентам, которые выглядывают из каждой банкноты.

– Кто не строит себе денежной крепости, тот дурак, – сказали вы однажды.

– Совершенно верно, – ответила Кью-Джо.

17:35

С показным безразличием вы фланируете в направлении книжных полок. Практически каждая книга посвящена инвестиционным стратегиям, за исключением винной энциклопедии, каталога «порше» и худенького томика маминых стихов: «Купидон, отражающийся в плевке зомби, пока белая бабочка порхает над лилиями в предвечерней прохладе», посмертное издание. Роковая карта лежит на полке рядом с вазой; вы открываете ее с тем же показным безразличием. «Если это опять Дурак, – думаете вы, – я пойду и засуну его обратно в колоду, а себе вытяну другую карту». Кью-Джо все равно не догадается, хоть она и гадалка.

Стоп, стоп! Погодите! Что за х…? Гадкое слово успевает зацепиться за кончик языка – чуть не сорвалось. И неудивительно. Эта карта… Такой карты вы еще никогда не видели. За время знакомства с Кью-Джо вы хотя бы раз взглянули на каждую из карт, но этой среди них точно не было! Что за х… хорошенькие дела!

Карта сильно напоминает Звезду – с той лишь разницей, что нагая женщина, стоящая на коленях возле водоема, покрыта ниже пояса зеленой чешуей, а на руках и ногах у нее перепонки, как у лягушки. На голове у женщины шапочка, похожая на рыбий хвост. Снизу, где у нормальных карт написано название – МАГ, БАШНЯ, ИМПЕРАТРИЦА или, как было бы уместно в данном случае, ЗВЕЗДА – здесь печатными угловатыми буквами выведено НОММО. Какое еще Номмо? Что за?…

В небе над коленопреклоненной красавицей сияют семь серебряных звездочек, а в центре – большая золотая звезда. Почти как у Звезды, только мелкие звездочки еле видны, будто светят сквозь туман, а поверх центральной звезды что-то изображено. Приглядевшись, вы понимаете, что это контур собачей головы. Хм-м…

Женская фигура, подобно своей родственнице Звезде, держит в каждой руке (точнее, в плавнике) по кувшину. Из левого кувшина вода льется на землю, из правого – обратно в пруд. Подойдя ближе к окну, где больше света, вы замечаете, что левый кувшин сделан из золота, а правый из серебра. А затем замечаете кое-что еще: на заднем плане, за прудом, под великолепным звездным небосводом, виднеется маленькое деревце, на вершине которого сидит птичка. Опять же все как на Звезде. С той лишь разницей, что на птичке написано какое-то слово. И это слово… О, сколько нужно мурашек, чтобы полностью покрыть эпидермис средней филиппинки? Это слово – бозо.

Недоумение падает на ваше лицо, как тяжелая печать чиновника. Вы оседаете на ближайший стул подобно «обратному фениксу», превратившемуся в пепел. Скорее бы вернулась Кью-Джо!

Пятница, 6 апреля, ночь

Сон не кончится, пока белый карлик не споет

19:50

Почему во сне мы гораздо умнее, чем наяву?

Закат был великолепен. В последние годы благодаря загрязнению атмосферы солнечная палитра расширилась и стала ярче, и сегодня, в отсутствие обычного облачного киселя, который превращает чистую алую струю в фирменный сиэтлский коктейль из ртути и персикового нектара, закат расплескался во всю ширь над западным горизонтом, как флюоресцирующая кровь Христа на ширпотребной иконке. Очень символично для страстной пятницы. Вы любовались движением красок, сидя на стуле перед окном, пока последняя кровяная капелька не исчезла в жирно-серых водах залива Пьюджет-Саунд. Густой малиновый цвет напоминал цвет ваших лучших румянцев – только гораздо интенсивнее, – и вам даже подумалось на миг об Иисусе, о том, как Белфорд и бабушка Мати называли его «мировым светом». Эти мысли несли утешение, даже радость – но тут закат погас, и со всех сторон накатила темнота. Весьма типично, подумали вы. И вскоре после этого задремали.

Во сне вы увидели, что держите в руках ту самую странную карту Таро, которую, задремав, уронили на колени. Карта выглядела старой и затрепанной, будто сделанной из папируса, а вокруг нее дрожало легкое сияние. Смысл ее был абсолютно понятен, от недоумения не осталось и следа. Сзади стоял человек, заглядывая вам через плечо. Лица его не было видно, но голос вы уже слышали – и даже сейчас, проснувшись, кажется, вот-вот вспомните, где и когда. Вот что он говорил:

– Сара Бернар была чудовищно популярна; во время гастролей в Северной Америке все ее спектакли шли с неизменным аншлагом, хотя она не знала ни слова по-английски. Все, что она играла – Шекспир, Мольер или Марлоу, – давалось на французском языке, с которым американцы девятнадцатого века были практически не знакомы. Зрителям перед спектаклями раздавали либретто на английском, чтобы следить за действием. Известно по крайней мере два случая, когда билетеры путали либретто, и в руках у людей оказывался текст, не имевший ничего общего с тем, что происходило на сцене. Интересно, что не зафиксировано ни единой жалобы, ни одного комментария по поводу путаницы. Более того, ни в одной рецензии не упоминается об этих ошибках.

В этом месте рассказчик, помнится, пихнул вас локтем. А затем продолжил:

– Мы, современные люди, часто с недоумением смотрим на жизнь, пытаясь понять ее смысл; мы наблюдаем за «реальностью», которая разыгрывается перед нами на каком-то незнакомом языке. А либретто всем раздали неправильные: кому Библию, кому Коран, кому Талмуд. Одному достался журнал «Тайм», другому – газеты, шестичасовые новости и «Ридерз дайджест». Мы пользуемся учебниками, телесериалами, ревизионистскими историями, советами психиатров, тайными культами, семинарами, рекламой, авторитетными заявлениями ученых, политических активистов и глав государств. К сожалению, все эти переводы не имеют ничего общего с тем, что разыгрывается в истинном театре нашего существования, а большинству из переводчиков просто опасно доверять. Мы пытаемся уследить за сюжетными поворотами невыразимо сложной трагикомедии, имея на руках либретто дешевых мелодрам и детских утренников. И что самое интересное, никому даже в голову не приходит пожаловаться администрации…

Эту речь вы запомнили слово в слово, с удивительной ясностью. Пустой псевдофилософский треп, ничего интересного. Но откуда он взялся? Пусть даже говоривший – реальное лицо, слова-то приснились вам! Значит, вы сами их придумали, какая-то часть вашего сознания озабочена такими вещами. Фу, как отвратительно! И что это за часть сознания, которая так хорошо осведомлена о жизни Сары Бернар? Помнится, ваша мать вставляла это имя в разговор – незадолго до того, как вставить в рот пузырек барбитуратов и погрузиться в вечное хры-хры-хры.

19:53

Вы решительно включаете торшер и, дождавшись, когда глаза привыкнут к свету, еще раз тщательно осматриваете необычную карту. В безжалостном, срывающем все маски сиянии 150-ваттной лампы все становится ясно: карту просто подредактировали.

Это так же просто, как валлийский нос на филиппинском лице. При помощи цветных фломастеров и ластика обычная Звезда превращена в рыбную аномалию, так сильно потрясшую ваше воображение. Бледно-голубой фломастер пригасил звезды, ярко-зеленая ручка превратила женские конечности в плавники, а слово НОММО написано поверх стертого слова ЗВЕЗДА. С одной стороны, открытие отрадное: получается, что вы не проглядели эту карту во время прошлых сессий и что ничего… э-э… сверхъестественного не случилось. Ну и хорошо. Однако по-прежнему остается загадкой, что подвигло Кью-Джо на такую глупость? Зачем ей понадобилось портить Таро, которые она так уважает? Й еще непонятно, почему опять вылезло это слово – «бозо»? Слишком много досадных совпадений!

Додумавшись наконец посмотреть на часы, вы испытываете еще большую досаду: Кью-Джо опаздывает уже почти на два часа – и даже не удосужилась позвонить! Да, но что, если она просто не может позвонить? Что, если ее, привязанную к прокуренному матрасу, подвергает самым немыслимым ощупываниям и обрызгиваниям этот… этот вынюхиватель мочи? Эмоциональный маятник снова начинает отсчитывать секунды: досада-тревога, досада-тревога…

21:00

…досада-тревога. Маятник все качается, и с каждым взмахом амплитуда колебаний нарастает. ДОСАДА-ТРЕВОГА! Точнее говоря, это больше похоже на ДОСАДА-тревога, ибо легче поверить в способность Кью-Джо за себя постоять, чем в ее пунктуальность, – по крайней мере если дело касается мужчин. Однако несколько минут спустя, когда раздается телефонный звонок, вы не раздумывая хватаете трубку, как форель хватает муху, набитую навозом.

– Ах, зайчонок, ты дома! А я просто звоню, чтобы оставить прощальное сообщение на автоответчике. Вы же собирались куда-то пойти с Кью-Джо? Я думал, ты из-за этого не сможешь сегодня помочь, ну… поискать Андрэ.

– Да, я дома! А Кью-Джо черт знает где. И я не пойду искать Андрэ, потому что…

Ваш голос пресекается – что, возможно, даже к лучшему. Столь ядовитым тоном не стоит указывать, куда Белфорд может засунуть свои обезьяньи дела.

После долгой паузы Белфорд произносит:

– Я не расслышал, что ты сказала.

– Послушай, Белфорд. Я беспокоюсь за Кью-Джо. Она пошла к одному клиенту, очень странному типу, и до сих пор не вернулась. И даже не позвонила.

– Ах вот в чем дело! Ну, дорогая, мне жаль, что ты беспокоишься, это вредно для здоровья. Подумай, ведь Кью-Джо не маленькая девочка. Отнюдь не маленькая, позволю себе заметить. Маловероятно, чтобы кто-нибудь заставил ее делать то, чего она не хочет. И потом, почему ты решила, что ее клиент – странный тип?

– Потому что я его знаю!

– А-а, понятно! Ты лично знакома с этим джентльменом? – Под ногтями его голоса проступает зеленая каемка подозрительности.

– Джентльменом? Да. То есть нет! Я его встретила вчера в «Быке и медведе». Он пытался… в смысле, упомянул… В общем, не важно. Поверь мне, это человек с нестабильной психикой. А Кью-Джо опаздывает на три часа и даже не позвонила. И вообще странные вещи происходят.

– Что за странные вещи?

Тут он вас поймал. Все эти странные вещи, если облечь их в слова, выглядят весьма безобидными. Разве можно объяснить, почему такие пустяки, как фальсифицированная карта и слово «бозо», мешают вам работать и превращают Пасху в Хеллоуин?

– Белфорд, – говорите вы наконец, – тебе не кажется, что мы следим за развитием пьесы по неправильному либретто?

Трубка молчит. Потом он спрашивает:

– А что такое либретто?

О боже! Скорее, скорее убрать этого фрукта из города, пока вы не выскочили за него замуж!

– Во сколько у тебя рейс? Когда ты возвращаешься?

– Вылет в одиннадцать. Назад прилетаю в воскресенье поздно вечером. И знаешь, крольчишка, раз уж ты сейчас свободна, не подвезешь ли меня в аэропорт? На моей машине, если не трудно. Я хочу оставить тебе «линкольн», потому что Андрэ может узнать машину – ну, когда ты будешь его искать. Я тебе не рассказывал? – Он хихикает с гордой грустью. – Иногда этот маленький негодник сидит у меня на коленях, когда я веду машину. Думаю, ему хочется порулить.

– Когда ты заедешь? – спрашиваете вы холодно. Любое занятие лучше, чем сидеть и поджидать эту оккультную потаскуху.

– В полдесятого.

– Я буду готова без пятнадцати десять.

22:40

По пути из аэропорта вы разгоняете «линкольн» до восьмидесяти миль в час. Дело не в том, что вы торопитесь, хотя любопытно было бы узнать, что там с Кью-Джо; просто Белфорд наверняка ни разу не разгонял бедную машину быстрее пятидесяти пяти в час, и это вас задевает.

– Ну что, малыш, нравится? – спрашиваете вы летящий «линкольн» и тут же краснеете от макушки до педалей, заподозрив в вопросе сексуальный подтекст.

Из какой-то прихоти, а может, по наитию, вы съезжаете на Сенека-стрит и оказываетесь в центре города. Проехать теперь мимо здания «Познер, Лампард, Мак-Эвой и Джейкобсен» – это так же естественно, как купить дешево, а продать дорого. Просто взглянуть, есть ли свет в окнах. Ах, смотрите – действительно есть! И даже больше: судьба припасла свободное местечко для парковки – прямо через улицу. Вы ставите машину и глушите мотор. От нервного возбуждения у вас даже соски вибрируют. Кто сказал, что вы не можете просто подняться наверх и посмотреть, что происходит? – а если никто не смотрит, то и замести некоторые следы.

Опа! – не тут-то было. Прямо перед входом расположилась, что называется, «бездомная личность» – бомж, вооруженный одним из тех высокотехнологичных орудий, которые обрели популярность после недавней войны в Персидском заливе. Нет-нет, успокойтесь: это не базука, а всего лишь телескоп на трехногом штативе.

– Один доллар, леди, и я покажу вам человека на Луне. Два доллара – и вы увидите Сириус.

– А почему за Сириус дороже?

– Потому что он дальше.

С этим не поспоришь. Ну что ж, лучше экскурс по звездному небу, чем серенада на шарманке (на прошлой неделе другая «бездомная личность» предлагала вам за пятьдесят центов исполнить «Путники в ночи»). Если сейчас уступить, то он, быть может, согласится уйти с дороги. Лицо у него вроде доброе, хотя и пустоглазо-рассеянное: скорее всего какой-нибудь учитель астрономии, потерявший работу. Протянув ему два доллара, вы склоняетесь к окуляру:

– Где? Я не вижу… А нет, подождите! Нашла! – Глаз вжимается в окуляр, ресницы машут, как щетинки на блошиной ноге, сметают пыль с линзы. – Вот эта светлая точка? И все? Тут и смотреть-то не на что!

Астрономический бомж втягивает сопли, харкает и сплевывает – тяжелый плевок врезается в тротуар с характерным шлепком.

– Леди, до этой звезды восемь целых и шесть десятых световых лет!

– Подумаешь! Не так уж и далеко. Телескоп-то у вас хороший?

– Черт возьми, леди, это же триллионы миль! Триллионы, понимаете?! Хотя если разобраться – это, конечно, очень близко. Относительно близкая звезда и относительно крупная. Ярчайшая звезда на небосклоне.

– Да ладно! – Он, наверное, думает, что на дурочку нарвался. – Я видела звезды и поярче. И даже без телескопа.

В ответ раздается смех, а потом новая серия: кашель, харканье и сочный шлепок. Вы передергиваете плечами, представив нечто, по консистенции напоминающее блинное тесто, а по цвету – формы растительной жизни из холостяцкого холодильника. И тем не менее продолжаете неотрывно глядеть на танцующую точку желтого огня.

– То, что вы видели, дамочка, – нагло наставляет вульгарный тип, – это скорее всего Марс или Юпитер. Пла-не-ты, понимаете? А Сириус – звезда!

Ну ладно, тут он, пожалуй, прав. Вы не собираетесь спорить с каким-то маргинальным астрономом. Судя по запаху, он придвинулся ближе. И продолжает поучать:

– Видите ли, Сириус – двойная звезда. То есть там их две. Одна, Сириус-A, называется Собачья звезда, большая и яркая. А у нее есть щенок, Сириус-В. Это белый карлик. Технический термин, но некоторые невежды вроде вас думают, что это звучит поэтично.

– А можно ее увидеть? Маленькую звездочку? – Вам, в сущности, наплевать; но пусть он отрабатывает свои два доллара.

– Если прищуритесь получше… Она должна быть справа внизу.

Вы изо всех сил пытаетесь различить Сириус-В, но тут Сириус-А взрывается желтой вспышкой, и огромные небеса, а также все, что под ними бегает, ползает, плавает, стоит, лежит и громоздится, все исчезает…

Очнувшись через несколько минут, вы обнаруживаете, что лежите на спине. Джинсы и трусики стянуты до щиколоток, а содержимое сумочки разбросано вокруг, как любимые вещи фараоновой дочки.

23:00

Весь город может наслаждаться первым в истории публичным показом вашего сокровища: каждый волосок можно посчитать, влагалище раскрыто, как тротуар во время ремонта коммуникаций, а клитор блестит, словно оливка в ожидании коктейльной вилочки. Но вы даже не краснеете – перейден критический рубеж, за который краснота ступать не отваживается. Это самый черный день вашей жизни, часть вторая, когда кризис достигает апогея, и душа выходит погулять.

Прогулка, однако, оказывается недолгой: душа возвращается и с опаской залезает в тело. Мостовая холодит обнаженные тылы, уличный фонарь бьет по глазам, как дубовая доска. Боли нет. Ничего не болтается, как бывает при переломах. Вы встаете, натягиваете трусики и штаны. Озираетесь, застегивая пряжку на ремне. Приятный сюрприз: кроме вас, на улице никого нет. Оборванный Коперник исчез, и вместе с ним исчезли все бомжи и попрошайки, наводнявшие квартал, – правда, в отдалении заметно шевеление темных фигур и доносится заунывная шарманка, играющая «Путников в ночи». Вы собираете разбросанные вещи и пихаете в сумочку.

Меня ограбили и изнасиловали, думаете вы. Надо сообщить в полицию. Только не здесь, не с телефона-автомата в фойе фирмы! И уж точно не из познеровской «дискотеки». Поминутно оглядываясь через плечо, вы перебегаете улицу и забираетесь в «линкольн». Дверь заперта, мотор заведен – теперь можно подрожать и поплакать. Первый шок прошел, и вы начинаете сомневаться, что вас изнасиловали. Промежность сухая и не болит. Ни запаха, ни ощущения пережитого насилия. Убедившись, что никто из бомжей не подкрался к машине, вы осторожно, словно малиновка, цепляющая червячка, исследуете содержимое сумочки. Все деньги на месте, сорок долларов – минус два, уплаченные за только что пережитое публичное оскорбление. А вот и кредитка, золотая «Виза» – вот это радость! И даже поддельная карта Таро не пропала – вы взяли ее, чтобы показать Белфорду, если выпадет подходящий момент. Не выпал. Судя по динамике последних событий, было бы неудивительно, если бы украли только эту карту.

В каком-то смысле вы чувствуете облегчение и даже готовы воздать хвалу богу, которого уже давно подозреваете в самом беспардонном использовании служебного положения в корыстных целях. С другой стороны, вы чувствуете странную изврашенную обделенность: даже ограбить и изнасиловать толком не могут! Вы массируете шею, которая продолжает болеть. Помойный Галилей, должно быть, вырубил вас ударом в затылок. Может, череп хотел разбить, как пасхальное яичко? Добрый христианин, ничего не скажешь. Поскольку собственность не пострадала, остается предположить, что нападавшие ставили целью вас унизить. Говорят, подобные преступления, совершаемые неимущими против имущих, сейчас на подъеме, и способствуют этому зависть, обида и кровавые фильмы. Ах если бы только обиженные и неимущие знали, что вы в любую минуту можете к ним приобщиться!

23:14

Дорога домой получается нетипично долгой, ибо всякий раз, когда на пути оказывается скопление бомжей или подростков угрожающего вида (темные волосы, карие глаза – да, Гвендолин?), у вас возникает неодолимое желание свернуть на боковую улицу. Возможно, вы опасаетесь, что, заметив давешнего астронома, не удержитесь от соблазна въехать на тротуар и хорошим ударом бампера запустить его на Луну. А может, просто понимаете, что одинокая ухоженная женщина за рулем роскошного авто кажется легкой добычей, и на каком-нибудь красном светофоре снаряд может угодить в ту же воронку. Совпадения бывают не только приятными.

Вот так, петляя, плача и дрожа, вы добираетесь наконец до Второй авеню – односторонней артерии, текущей на юг, прочь от Куин-Энн-Хилл. Эту навигационную ошибку нужно исправить. Притормозив, вы изучаете перекресток на предмет разворота – и вдруг подпрыгиваете от испуга: машину ударяет мощный музыкальный заряд. Вы оглядываетесь по сторонам и замечаете зигзаги ослепительного неона, складывающиеся в слова: ЖИВАЯ МУЗЫКА ПО ПЯТНИЦАМ! БЕТТИ-СПАГЕТТИ С ФРИКАДЕЛЬКАМИ. Вот он, клуб «Вервольф»! Согласись вы сегодня пойти сюда с Кью-Джо, она, быть может, вернулась бы домой вовремя, и сейчас не пришлось бы о ней беспокоиться. С другой стороны, если бы Кью-Джо хоть немного разбиралась в музыке, то вариант с клубом «Вервольф» отпал бы сам собой. Из-за разницы во вкусах вы даже о кино не могли договориться: вам хотелось увидеть что-нибудь двухсерийное с Гари Грантом, а подружка настаивала на трансцендентном порно с обещающим названием «Глубокое проникновение». О боже, какая пустая и дурацкая дружба! И все же – пусть Кью-Джо вернется домой целая и невредимая…

Свернув на боковую улицу, вы замечаете в центре квартала большое скопление народа и рефлекторно нажимаете на тормоз, чтобы сдать назад, на Вторую авеню. Однако, приглядевшись, успокаиваетесь: люди одеты в дорогую стильную кожу и стоят в очереди перед бархатным канатом, натянутым между золочеными столбиками. Вы тихонько подаете вперед. Ни транспарантов, ни неоновых знаков. Скромная бронзовая табличка на дверях сообщает, что это заведение – ночной клуб «Женский луч». Робот, похожий на Марселя Дюшана, с дымящей сигаретой в резиновых губах, запускает посетителей по одному, придирчиво осматривая их лица и одежду, отсеивая неряшливых, несостоятельных и неспокойных. Правильно, так и надо! В восьмидесятые такой порядок был нормой. А сейчас клубы и рестораны пришли на грань разорения, и посетителей буквально затаскивают с улицы за шиворот. Марсель (здорово его запрограммировали!) отрывает дверь, чтобы впустить экстравагантную пару, одетую в одинаковые костюмы из розовой змеиной кожи. На короткий миг перед вами мелькает переполненный зал и освещенная сцена, где, обхватив барабаны обезьяньим филиппинским захватом, сидит ваш отец – типичная, тысячи раз виденная поза. Прежде чем стальная дверь захлопывается, до вас долетает несколько знакомых строф:

Цепко зажав под мышку

Большого плюшевого мишку,

Приз с карнавала лживой любви,

Я забираюсь в фургончик Смерти,

Повинуясь гипнозу щекотки,

И лакричных липких леденцов.

Да уж, памятный стишок, называется «Ежедневный неудачник». Мать написала его как раз перед тем, как сигануть с моста Авроры.

Вы медлите, надеясь еще раз взглянуть на отца, но сзади нетерпеливо бибикает длинный лимузин. Приходится уехать.

23:22

«Повинуясь гипнозу» пробудившихся дочерних чувств, вы могли бы по пути домой проехать мимо моста Авроры. Но это большой крюк, и к тому же вы не уверены, что мать покончила с собой именно там. По правде говоря, вы вообще не знаете, каким образом она ликвидировала свои бренные активы. Единственное воспоминание, причем очень яркое, – это когда в июне (вам было двенадцать лет) мать, подражая своему поэтическому кумиру Сильвии Как-ее-там, включила духовку и сунула туда голову. К несчастью (или к счастью?), она допустила позорную оплошность. Плита была электрической.

Вместо того чтобы надышаться газом и уснуть вечно сладким сном, она лишь слегка подрумянилась и сожгла себе волосы. Воняло в квартире ужасно. Вы выбрались из кровати, чтобы посмотреть, откуда такая вонь, – и увидели, что мать стоит на коленях посреди кухни, с головой, дымящей, как паровозная труба, а отец льет на нее красное вино из кувшина. Вот такой вы ее видели в последний раз.

Ночь она провела в больнице, лечась от ожогов головы, а на следующее утро вас с братом отвезли на все лето в Окленд, к бабушке Мати. В августе мать совершила вторую попытку – на этот раз успешную. Маленькую Пипи решили избавить от подробностей.

23:35

Вы паркуете машину перед домом. Если Белфорд ожидает, что его возлюбленная будет всю ночь прочесывать Куин-Энн-Хилл в поисках чертовой обезьяны, то он полный идиот. Даже если бы не нападение, вы все равно не стали бы искать Андрэ. Только не сегодня. Завтра – другое дело.

Перед тем как войти, вы почему-то смотрите на Сириус. Сириус-А. Сириус-В невидим невооруженным глазом. Если он вообще существует. Этот тип мог вас просто дурачить. «Эй, малышка! Хочешь посмотреть моего белого карлика?» Надо будет спросить толстуху Кью, наверняка знает. Она однажды рассказала, что все тяжелые элементы во вселенной – даже те, которые входят в состав человеческого тела, – возникли в результате жуткой предсмертной агонии звездного железа. Знание, которое, по ее словам, напоминает людям о родстве с дальними галактиками. Вам ее рассказ напомнил лишь о том, что нужно принять витамины.

Разглядывание Сириуса (он и вправду яркий) не идет на пользу травмированной шее. Поднявшись по ступенькам, вы стучите в дверь Кью-Джо. Ответа нет. Что ж, пойдем к себе, проверим автоответчик. Всего одно сообщение: Белфорд звонит из аэропорта, говорит, что уже скучает. Боже, какой слабак, думаете вы, хотя и сами, честно говоря, по нему скучаете. Безумно хочется с кем-нибудь поговорить.

Повинуясь внезапному порыву, вы возвращаетесь к квартире Кью-Джо и заходите внутрь. Ничего не изменилось. Она так и не приходила. Карты по-прежнему раскинуты по столу, и тетрадка для записи клиентов все так же лежит на шифоньере… Ага, вот куда надо заглянуть – в тетрадку с клиентами! Молодчина, Гвендолин! Увы, на пятницу только одна запись: полуденный визит к британской огороднице. И небрежная памятка: «Позвонить ЛД». Очевидно, Ларри Даймонду. Но телефонного номера нет, чтоб он провалился! А если посмотреть в справочнике? Увы, тоже ничего. Может, Познер знает его телефон? А что, Познер еще не спит, он ведь сова. Впрочем, сейчас ему звонить не хочется – надо сперва произвестковать свой истончившийся панцирь.

Усевшись за столик, включив тусклую лампу в абажуре с бахромой, вы начинаете перебирать карты – сначала вяло-рассеянно, потом все более целеустремленно. Ни одна из них не подрисована, что слегка утешает, хотя загадка Номмо от этого проще не становится. Порывшись в сумочке, вы достаете злополучную карту, чтобы вернуть ее в колоду. Пусть другие ломают над ней голову. Тут и без лапчато-перепончатой звезды забот хватает. Но коснувшись карты, вы внезапно ощущаете в спине странный электрический холодок – и без всякой логической причины снова беретесь за тетрадь с записями. Вот оно, раскорячилось на предыдущей странице, словно медуза: не заметишь, пока не наступишь, зато уж если наступишь… «Пятница, девять тридцать. Ларри Даймонд. «Гремящий дом», 783-0190».

Что сказать, когда он ответит? Может, стоит изменить голос? Попросить к телефону Кью-Джо, стараясь при этом не пищать, как мышь? Всего час назад на вас было совершено нападение. Почему вы до сих пор не в кровати? Не в душе? Не в больнице? Не в полиции? Дрожа всем телом, вы нажимаете кнопки: 7, 8, 3…

В божьем эфире есть дыра, куда улетают телефонные гудки: один за другим, по пути пронзая мозг, – прямо в Шамбалу шума, чтобы слиться с хором вечности или родиться вновь, например, в виде скворчания сковородки или мычания бычка. Ну ладно, еще один гудок – и отбой. Последнее «ту-у-у» прерывается, оно скорее похоже на «туп», а следом повисают две секунды консервированной тишины, столь не похожей на старую добрую, по-деревенски свежую, натуральную тишину. И наконец, звучит записанное сообщение:

– Зачем вы звоните? Только зря время теряете. Или, может, у вас есть правильное либретто?

Помимо шока, вызванного содержанием записи, еще две вещи потрясают воображение: во-первых, на заднем плане раздается непонятный стук и грохот, а во-вторых – это тот самый голос, который вы слышали во сне.

Суббота, 7 апреля, утро

Громыхающий сыр

6:00

Как-то раз в припадке сентиментальности вы спросили Кью-Джо: сбываются ли вещие сны? «При чем здесь сны? – удивилась подруга. – Ты, наверное, имеешь в виду свои жалкие буржуазные амбиции? Сны не могут сбываться или не сбываться. Они и так часть нашей реальности».

Вы пытались думать об этом всю прошлую ночь, ворочаясь с боку на бок, мучаясь от бессонницы. Но мыслей в голове было слишком много, они толкались, точно детские машинки: не успеешь сосредоточиться на одной, как ее сзади или сбоку долбанет другая. Хотелось подумать о рынке, о стратегии выживания – на случай, если в понедельник не случится повышения, – однако на церебральном мотодроме беспрестанно суетились и стукались посторонние мысли. Например, несмотря на тщательное обследование вагины, не выявившее следов сексуального насилия, вы то и дело принимались думать о проверке на СПИД. Учитывая разгул болезни, такая проверка казалась благоразумной. А если и стыдной, то лишь отчасти. Гораздо менее, чем перспектива рассказать историю о спущенных трусиках в полиции. Кстати о полиции: не заявить ли… Нет, чепуха! Кью-Джо объявится завтра утром, к черту эту ораклиху!

Увы, забыть о ней не удавалось. Трижды за ночь вы вставали, чтобы ей позвонить, а после третьего раза заодно позвонили и Ларри Даймонду. Чуть ли не с облегчением выслушав все то же сообщение, вы, разумеется, начали думать о странном сне про либретто. И об этом дурацком слове «бозо». Судя по всему, Кью-Джо гадала Ларри Даймонду в пятницу утром, перед тем как отправиться на просмотр сувениров из Тимбукту; можно поспорить на сто акций «Майкрософта», что именно он, Ларри Даймонд, раскрасил ту карту. Но зачем? Выходит, она ему позволила! Опять же, зачем? А может, даже помогла? Зачем?…

Мотая головой по подушке, вы почувствовали боль в шее – и слава богу, потому что мысль о боли вышибла машинку Ларри Даймонда за ограду мотодрома, а несколько секунд спустя ее саму – бабах! – долбанула следующая мысль.

А на часах уже шесть, и ваши веки тяжелы, как резиновые бамперы, но коробка передач, разболтанная мыслями о работе, громыхает слишком сильно, чтобы можно было уснуть. И вот вы спрыгиваете с кровати и шлепаете к окну – и с легким удивлением обнаруживаете, что дожди вернулись.

6:16

Дожди вернулись. Отлетевшее небо подтянулось к земле, словно на резинке, и горные вершины пропороли ему мочевой пузырь. Ваше здание облеплено чем-то серым, мокрым и мягким – можно подумать, что его переваривает гигантский моллюск.

В этом весь Сиэтл. Быстротечная ясная весна споткнулась, и ее обогнали затяжные дожди. Дожди сбежали со склонов Сасквочь, поднялись из болот вслед за гусями; они стучат, как тотемные зубы, и пахнут сырой кожей древних вигвамов; они сумели упростить современный город со всеми его небоскребами и электричеством: краски потускнели, колеса замедлились, пейзажи затуманились, а цивилизованный ум обратился внутрь себя, чтобы нос к носу столкнуться со спящей в душе дремучей саламандрой. Час за часом дожди будут перекрашивать веселые фасады домов, пока те не превратятся в серые скалистые пещеры, а передвижные кофейные фургончики у их подножий, эти маленькие заправочные станции, поставляющие Сиэтлу жизненную силу, засветятся под своими зонтиками, как хижины шаманов. Капли падают с каждого карниза, с каждой антенны; они блестят на оконных стеклах, на тормозных огнях машин, на неоновых вывесках. Плотный, настырный, всеизменяющий дождь сужает пропасть между природой и цивилизацией, и на дне этого ущелья шевелятся забытые желания.

Вы где-то читали, что на языке Ботсваны слово «пула» означает одновременно и «деньги», и «здравствуй». Весьма разумно! Встречаешь кого-нибудь и говоришь: «Деньги!» А он тебе в ответ: «Деньги!» Замечательная форма приветствия, искренняя и деловая. Упоминалось также, что «пула» иногда означает «дождь». Тоже неплохо. Денежки падают с небес. Ботсванские старожилы знают, что будет дождь, потому что у них начинает ломить кошельки. Глядя на нотную грамоту дождя, вы пытаетесь представить, что это деньги водопадом сыплются на землю, однако воображению мешает мысль о разорившихся бизнесменах, которые в этот момент прячутся от непогоды под мостами и картонками. Может, сущность денег лучше передается словом «алоха»? Внутри каждого «здравствуй» прячется свое «прощай».

Что до дождя, то он полностью соответствует двусмысленности слова «алоха». С одной стороны, он защищает гораздо надежнее, чем кажущееся любвеобильным солнце: приглушает сияние монстра, гасит пламя дракона. И в то же время в мареве дождя, как в карманах утопленника, могут скрываться запрещенные опиаты и ржавые ножи.

Вы готовите кофе, надеваете халат – вместе с дождями пришла прохлада – и возвращаетесь к окну. Андрэ боится воды, думаете вы. Может, дождь загонит чертову скотину домой? Увы, вместо Андрэ возвращаются давно забытые желания, много лет назад уступившие место финансовым целям.

– «Сирс», «Филип Моррис», «Мерик», «Дженерал электрик»… – затягиваете вы. Но волшебные слова бессильны против дождя.

9:10

Кью-Джо Хаффингтон обожает дождь. Она уверена, что сиэтлская погода – это подарок, божье благословение. Блаженны те, кто здесь живет, блаженны маленькие грибы, растущие в этой погоде. Кью-Джо твердит, что северо-восточные дожди не только питают, но и освежают, освящают, очищают, – и это несмотря на то, что она знакома с результатами исследований, обнаруживших в дождевой воде кислоту. С вашей точки зрения такая непоследовательность лишний раз доказывает склонность подруги к самообману, хотя следует признать, что даже в святой воде, которой крестят младенцев, кишмя кишат микробы, под микроскопом похожие на злобных адских чудовищ, однако это вовсе не мешает доброму делу.

Приход дождей, конец периода засушья – одно из немногих событий, способных поднять Кью-Джо с кровати в девять утра. Вы надеетесь, что сегодня так и произошло – дожди вытащили подругу из потных гадких простыней, в которых она, вне всяких сомнений, радостно барахталась всю ночь. Вера в ее благополучное возвращение столь сильна, что вы даже присаживаетесь за компьютер – в надежде, что испарения аммония ублажили финансовых богов.

Братство богатых, в ряды которого вас крайне возмутительным и несправедливым образом не допускают, продолжает в один голос заверять, что насильственное усекновение налога на увеличение рыночной стоимости капитала послужит электрошоком для коматозной экономики, хотя Сол Финкельштейн со товарищи полагает, что такая процедура лишь углубит рвы вокруг замков. Прошли те времена, когда уменьшение федеральных процентных ставок могло стимулировать ссуды, а следовательно, и покупательную способность; в наши дни эти дешевые приемчики, подобно трюкам скрюченного артритом факира, способны обмануть лишь самых близоруких зрителей.

Есть еще другие – большей частью маргиналы и невежды, обвиняющие во всем дефицит бюджета. Но посвященные вроде вас прекрасно знают, что казначейство может просто напечатать побольше денег – милая картина, от которой тянет прослезиться, – и от бюджетного дефицита не останется и следа. В этой бочке зеленого меда есть, однако, ложка дегтя: старые добрые купюры обесценятся, рвы вокруг роскошных замков сузятся, и самые прыткие зайчики из среднего класса (к числу которых вы, перебирая мускулистыми ножками, скромно относите и себя) запросто смогут их перескочить; а поскольку монетный двор расположен по ту сторону рва, на стороне богатых, на такой расклад можно не надеяться.

Гораздо более серьезная проблема – американская склонность к игре на понижение. Уж сколько раз конгресс и президент пытались восстановить равновесие рынка, но все попытки неизбежно сводились к скипидарной инъекции в задницу того или иного избирательного сектора; между тем ни для кого, даже для безнадежно наивных, давно не секрет, что политики гораздо больше заинтересованы в переизбрании, чем в спасении нации. Те «американцы», которые действительно имеют какую-то власть, уже много десятилетий назад стали космополитами, и на национальные беды им наплевать. И поделом! Да, хорошо бы иметь в Тоскане тихую виллу, на которой можно отсидеться! Или на Багамах… Где угодно, только не в Тимбукту. Интересно, для чего профессиональному финансисту понадобилось забираться в такую дыру? Поймав себя на этой мысли, вы мотаете головой: боже, неужели нельзя обойтись без ссылок на Ларри Даймонда? Не выдержав тряски, один волосок (седой, разумеется) срывается и падает на клавиатуру, как мертвый змееныш Медузы Горгоны, перечеркнув буквы A, S, D и F.

Пора признать: вам одной не по карману тихое убежище в зарубежном раю. А Белфорда Данна черта с два уговоришь покинуть родину в час беды. Так какой же остается выход, если принять во внимание несостоятельность, несвоевременность и недостаточность всех вышеперечисленных мер? Только один: новая война.

А почему бы нет? Вы набиваете «война» на клавиатуре (смахнув при этом падший волосок) и смотрите, как зловещее слово горит на экране тревожным фосфоресцирующим огнем. Всем известно, что принципы военной экономики действуют на территории Соединенных Штатов с 1941 года. Так уж получилось, что, когда закончилась Вторая мировая война, многие испугались повторения Великой Депрессии, а некоторые считали, что милитаризация послужит отличным инструментом контроля масс и зарубежных конкурентов, и поэтому вместо того, чтобы перековать мечи на орала, мы изобрели очередного врага – измотанный, обнищавший и «безбожный» Советский Союз – и бросили все силы на изготовление новых мечей. Этот исторический урок, кстати, преподал вам отец при поддержке своих обкуренных приятелей-радикалов, а значит, и относиться к нему нужно соответственно. Однако сегодня утром вы помимо воли находите в нем зерна истины. Никто не станет отрицать, что наше общество, помешанное на национальной безопасности, опирающееся на неутомимую работу военно-промышленного комплекса, достигло процветания. Но лишь на время. Милитаризированная экономика, тянущая деньги из налогоплательщиков, словно тысячефутовый подросток, высасывающий жирный молочный коктейль, в мирное время не может преуспевать вечно. Постепенно упала производительность, а вслед за ней и конкурентоспособность промышленного сектора, что привело к снижению заработков и уровня жизни, и все невоенные, плохо финансируемые отрасли, такие как образование, здравоохранение и защита окружающей среды, приказали долго жить. Тем временем поверженные враги, Германия и Япония, наплевали на вооружение, сосредоточились на производстве мирной продукции и начали обставлять Америку во всех областях, от банков до заводов, что и продолжают делать до сих пор, несмотря на собственные сбои в начале девяностых. Этого тоже никто не станет отрицать. Быть может, в будущем нам удастся сместить акцент с военного сектора на гражданский и догнать лидеров гонки. Но это в будущем. А сейчас рынок лежит в луже крови, а ваш «порше» прячется в кустах от сборщиков платежей. Сейчас единственное, что в состоянии помочь коматозному больному – это еще одна ампула войны.

Не такая уж и глупость, если подумать. Президент по этому поводу нравственных спазмов не испытает. Военные президенты популярнее, чем Санта Клаус, а нашему безумно хочется, чтобы его переизбрали. Что до врага, то недостатка в кандидатах не будет. СССР, правда, больше нет, а остальные как-то мелковаты, но кто-нибудь из них со временем может дорасти до уровня Северного Вьетнама. С другой стороны, что вам за польза от войны или хотя бы от угрозы войны, если она не случится буквально сейчас, до понедельника?

В общем, понятно. Вероятность благоприятно-военного исхода не превышает вероятности того, что кто-нибудь из клиентов сейчас позвонит и рассыплется в благодарностях за самоотверженное упорство, с которым вы лишили его последних сбережений. И все же… Легким движением, столь характерным для девичьего оптимизма, движением, которое даже рядом не стоит с практическим рационализмом, вы переключаете радио на короткий диапазон, чтобы проверить, не появились ли светлые подвижки на международной арене.

Радио взрывается шумом и треском – свидетельство того, что вспышки на солнце (или чем там еще вызваны космические возмущения последних дней) продолжаются до сих пор. Сквозь помехи на миг пробивается фрагмент чистой трансляции, похожей на репортаж Восточно-Индийской баскетбольной лиги. «Бенгальские тигры» победили «Сингапурских улиток», «Бомбейский джинн» в добавочное время сыграл вничью с «Черными дырами Калькутты», а «Бриджи Мадраса» обошли в турнирной таблице команду «Кашмирских свитеров». «Пунские зубцы» в турнире не участвовали.

10:15

Стоя у окна, вы кутаетесь в халат и следите за дождевыми каплями. Капли плывут по стеклу, как мечтательные головастики. Их форма кажется совершенной: круглая голова, конический хвостик. Прозрачность, радующая глаз. Стандартизированный объект, как в аптеке. Если они и мутировали из-за всяких загрязнений, то по виду не скажешь. Похоже, кислотность дождя пошла им на пользу. И не только им. В конце концов, разве индустрия – это не часть окружающей среды?

Ветер формирует из капель яростные эскадроны и бросает их на стекло – они сползают вниз медитативно-созерцательными зигзагами, потеряв дикий кураж атаки, забыв цель, лишившись воли, мечтая слиться с лужей бытия. Звук дождя похож на нетерпеливое постукивание пальцев по столу (отец за обедом, в ожидании своего любимого адобо); он похож на приглушенную любовно-постельную скороговорку, к которой жадно прислушиваются все дети в доме. Есть ли смысл в бормотании дождя? Не шелестят ли в нем отголоски великого праязыка, на котором говорили общие предки людей и дельфинов? Или капли – это просто толпа статистов, бормочущих «ум-ца-ца, ум-ца-ца» на съемочной площадке фильма, сценарий которого им не дали прочесть? Вы слушаете шум дождя, как никогда раньше не слушали, с вниманием, не свойственным человеку в вашей ситуации, и вдруг раздается долгожданный дребезг, который могли бы издавать разболтанные колпаки старого НЛО, – дребезг телефонного звонка.

Кью-Джо, наконец-то! Наверняка она, вы чувствуете сердцем. Никаких сомнений. Звонит из своей квартиры, или с телефона-автомата в «Собачьей будке» после легкого завтрака из восемнадцати отбивных, или из жилища разорившегося брокера, который воспользовался ее тучным телом, чтобы удовлетворить свои извращенные половые потребности. Географическое положение абонента несущественно. Главное – она жива, и область ума, занятая реализацией цикла «досада-тревога», может переключиться на более продуктивную деятельность. Более того, после вербальной порки, которую вы ей сейчас зададите, она наконец-то развеет мистический туман вокруг переделанной карты и прочих странностей, проникших в вашу размеренную жизнь, и уж по крайней мере с сочувствием выслушает рассказ об унизительном вчерашнем нападении и поможет принять его с фаталистическим изяществом. Насколько Кью-Джо равнодушна к трагедиям, потрясающим вашу карьеру, насколько цинично ее отношение к денежным потерям, настолько же яростно она будет защищать ваше физическое здоровье и сражаться со всем, что на него посягает.

Вы даже ощущаете прилив сестринской нежности, поднимая трубку; смущение по поводу нелепости этой дружбы на миг взрывается гейзером облегчения… Но это не она! Не может быть! Это не она, это снова дурацкий Белфорд.

– Привет, зайчишка. Прости, что не позвонил раньше. Я пытался связаться с французским консулом. А он как раз сегодня уехал в долину Нэпа на винную дегустацию или что-то в этом роде. Я уже хотел арендовать машину и отправиться следом, но вдруг подумал: а вдруг маленький негодник вернулся?

Он замолкает в ожидании. Пауза затягивается. Будь эта пауза домом, в нем могли бы разместиться Христос и все двенадцать апостолов, хотя Иуде Искариоту, пожалуй, пришлось бы ночевать на веранде. Напряжение тишины столь велико, что вы продолжаете молчать уже просто из вредности. Когда Белфорд наконец говорит, его голос подточен паникой, как термитами. Он пищит даже тоньше, чем вы:

– Случилось что-то плохое, да?

– Боже, Белфорд! Это ты так мило шутишь, да? Когда последний раз происходило что-то хорошее? Ты что, в тыкве живешь? – Вы лихорадочно пытаетесь нащупать реостат, понижающий уровень досады. – Если ты имеешь в виду Андрэ – а что же еще, на все остальное тебе плевать, – тогда нет, ничего плохого не случилось. Ничего хорошего тоже. Что касается твоей обезьяны, все по-прежнему.

– Гвендолин, ты сердишься?

– Я? Сержусь? Ха-ха! С чего ты взял? Ты что, покурил калифорнийской травки? Ну понятно. Вот ты зачем туда полетел! Чтобы спокойно покумарить…

– Гвен, милая! Что с тобой?

– Что со мной?! О, ничего страшного, все в ажуре! Еще один день из жизни дурака, как гласит восточная мудрость. Короче, милый. Давай бросай курить дурь. Если я встречу Андрэ, то скажу, чтобы он тебе перезвонил. Чао.

Швырнув трубку, вы бормочете:

– Бозо.

И почему-то начинаете смеяться.

10:30

Что-то изменилось. Вы сами. Отец рассказывал, что Диззи Гиллеспи однажды сел на свою трубу и погнул ее, создав таким образом инструмент, который изменил его карьеру. Некоторые перемены именно так и происходят. Хрясь – и ты уже дудишь в другой тональности. Что-то связанное с телефонным звонком, с разочарованием, со словом «бозо», соскочившим с языка; некая последняя капля – словно произошло что-то обычное и неуловимое, простое и таинственное, маленькое и очень-очень чистое, и ваша жизнь необратимо изменилась.

В дикой природе агрессивные и энергичные должны преуспевать. Ну что ж, агрессии и энергии у вас всегда хватало на пятерых – а какая польза? Возможно, все дело в неправильном угле атаки: ваш горн всегда был направлен строго вперед, а надо было задрать его чуть-чуть вверх. И вот теперь… Конечно, это всего лишь предположение, ничего определенного. Однако если кто-то сомневается, что ваш настрой изменился, – пусть посмотрит, с какой решимостью вы срываете халат и пижаму, лихо натягиваете облегающее черное платье (прямо на голое тело, даже трусики не поддев), спонтанно подкрашиваете глаза и губы и с бесшабашной уверенностью набираете номер Ларри Даймонда.

– Если вы звоните, чтобы поплакаться насчет рынка, – говорит его автоответчик на фоне грохота и стука, – то вынужден огорчить: здесь вас никто не пожалеет. Неужели вы и вправду думали, что нация, которая верит во второе пришествие, поджидающее за дверью в свежем галстуке и с мятной лепешечкой во рту, – что такая нация может строить долгосрочные планы и прогнозы, необходимые для поддержания сверхэкономики? Ребята, вы меня смешите! – Он хихикает, как механическая куропатка, которая снесла яйцо из колючей проволоки.

Вы глотаете слюну и моргаете, пытаясь переварить содержание сообщения и сам факт, что он его уже изменил; затем, собравшись с духом, выпаливаете:

– Слушайте меня внимательно, мистер Даймонд. Это Гвендолин Мати. Я хочу поговорить с Кью-Джо Хаффингтон, и немедленно! Если в течение десяти минут она не перезвонит, я сообщу в полицию!

В вашем голосе звенят зазубрины решимости, хотя по тональности он, по правде говоря, на пару октав выше, чем полагается голосу взрослого человека.

Ожидая звонка, вы подбираете к черным туфлям соответствующую сумочку; туда перекочевывает содержимое вчерашней сумки – за минусом дурацкой карты Номмо, которая вернулась обратно в колоду. Надо послушать новости. Выпуск Си-эн-эн, конечно же, посвящен финансовому кризису. Да уж, «новости» – это слишком громко сказано. Продолжается все та же угадайка: что случится с рынком в понедельник, если комиссия по ценным бумагам вообще разрешит его открыть. «Если рынок не откроется в понедельник, – спрашивает комментатор, – то когда же он откроется? Чего мы собираемся ждать? Улучшения ситуации? Этого можно ждать до конца наших дней…» Да, звучит удручающе, но по крайней мере никто на Си-эн-эн не обвиняет в случившемся христианскую догму.

18:45

Проходит десять минут. Вернее, пятнадцать – если уж быть точным. Кью-Джо так и не позвонила. Ладно, время действовать! Набросив плащ «Барберри» и сжимая в кулачке симпатичный пестрый зонтик, словно нож-свинорез, вы решительно выходите на улицу. Пожалуй, имеет смысл воспользоваться «линкольном» Белфорда – на тот случай, если Андрэ, случайно попавшись на пути, узнает знакомый экипаж и захочет взойти на борт. В «порше» вы бы его не пустили ни за какие коврижки, даже если бы он голосовал на перекрестке с аварийным sos-бананом и сломанной рукой: до сих пор не забыть, как вы согласились отвезти его к ветеринару на ежегодную прививку. (Белфорд в тот день оформлял крупную сделку.) По дороге домой милый малыш обломал все кнопки и ручки, прогрыз дыры в кожаной обивке и неоднократно порывался повисеть на зеркальце. Уже возле Белфордова дома он откупорил пузырек с обезьяньими витаминами, набил ими полный рот и, визжа от горечи, плюнул фиолетовым фонтаном, безнадежно загадив все сиденья, коврики и новый деловой костюм от «Армани». Белфорд заставил мерзкую скотину стать на волосатые колени и молить бога о прощении, что, конечно же, очень трогательно, однако ваш кожаный атташе-кейс «Гермес» стоимостью 900 долларов до сих пор покрыт позорными лиловыми пятнами.

Вопрос выбора машины оказывается чисто теоретическим: по дороге в полицию вы не встречаете даже пешеходов, не говоря уже о животных. Жестокий дождь выкосил ряды смельчаков, отважившихся в такое время ходить по магазинам. Улицы обезлюдели. Лишь иногда из подъезда или из-под картонки выглядывает рука, сжимающая мокрую коробочку, в надежде, что из серой пустоты упадет монетка или сигарета. Но по тротуарам бегут лишь потоки воды. В переулке между управлением охраны общественного порядка и Юнион-парком порыв ветра превращает ваш пестрый зонтик в рентгеновский снимок пугала, и вы уже начинаете жалеть, что вышли на улицу.

Если говорить об оказанном вам приеме, то внутри погода не теплее, чем снаружи. Этого и следовало ожидать. Поставьте себя на их место: тусклый коридор на пятом этаже, за окнами дождь, обстановка такая, словно дизайном интерьера занимался персональный проктолог Кафки, – и тут к окошку подходит мокрая дамочка и говорит:

– Хочу подать заявление о пропаже человека.

При этих словах женщина с лицом, похожим на ломоть старой ветчины, поднимает глаза цвета бычьей желчи, подернутые рябью смутного воспоминания, и уточняет:

– Вы хотите сказать, обезьяны?

– Нет, человека.

– Человека, в смысле – обычного гражданина?

– Вот именно.

– То есть вашего друга? Того джентльмена, которой отправился на поиски обезьяны и тоже пропал?

– Нет, вы не поняли. Позовите следователя, пожалуйста. – Спрятать эмоции не легче, чем удержать питбуля в узкой наволочке.

– Следователя сейчас нет. Он на задании, расследует серьезное дело.

– Вы подразумеваете, что мое дело несерьезное?

– Я ничего не подразумеваю, мадам.

– Могу я подать заявление или нет?

– Зависит от ситуации.

Вы начинаете объяснять ситуацию, однако женщина постоянно перебивает: «Как, вы сказали, ее зовут?», «Сколько-сколько она весит?», «Когда, говорите, она пропала?».

В конце концов труполикая тетя идет к телефону, находящемуся вне зоны слышимости, и куда-то звонит. Наверное, следователю, который сейчас на задании. А может, в психушку «Харборвью». В процессе разговора она ни на секунду не сводит с вас глаз. Ее сослуживцы делают то же самое. Откуда эта тревога, эта подозрительность? Вы с внезапной остротой вспоминаете, что не надели трусов. Тетя вешает трубку и возвращается к окошку – чтобы прогнать вас прочь. Полиция, объясняет она, начинает искать людей лишь по прошествии двадцати четырех часов с момента пропажи. Или раньше, если существуют отягчающие обстоятельства.

– Ну так они и существуют!

– Ничего подобного. Вы сами сказали, что пропавшая гражданка имела привычку ночевать у малознакомых мужчин. Тот факт, что в данном случае у мужчины на руке была татуировка и что в баре он отпускал в ваш адрес неприличные комментарии, еще не делает его подозреваемым. Если к девятнадцати часам гражданка не объявится, вы имеете право прийти и подать заявление. Такова официальная процедура. Хотя лично я думаю… – Тут она прикусывает свой жирный язык и с гримасой, отдаленно напоминающей ухмылку, отходит от окна.

– Спасибо за помощь! – орете вы вслед. Внутри все кипит, но стоит ли винить полицейских? Сначала вы являетесь в компании с перепачканным любовником, от которого сбежала перерожденная французская обезьяна, ворующая драгоценности; потом приходите, чтобы заявить о трехсотфунтовой толстухе в тюрбане и с дурацким именем, которую похитил маньяк, нанявший ее для просмотра слайдов о Тимбукту. Они, верно, подумали, что вы содержите цирк шапито для удовлетворения сексуальных фантазий. Ну и черт с ними, пусть подавятся своими бубликами! Вы сами разыщете Кью-Джо, живой или мертвой.

11:32

Дождь усилился, а вслед за ним необъяснимым образом усилилось и уличное движение. Машины несутся с включенными фарами, шипя и обливаясь грязью. (Увы: стеклоочистители, несмотря на сизифов труд, никогда не станут героями мифа.) Вот уже много лет автомобили конструируют с тем расчетом, чтобы корпус напоминал яйцо. Считается, что такая форма уменьшает аэродинамическое сопротивление. Если это так, то зачем птицы, прежде чем полететь, вылупляются из яиц?

На похоронах бабушки Мати вы спросили, почему в церкви мужчины должны снимать шляпы, а женщины нет? В средние века, ответила мать, мужчин в церкви заставляли снимать шляпы, потому что женщины по сути своей и так «яйца». Вы до сих пор не понимаете, что она хотела сказать. Но мысли о яйцах действуют вам на нервы. Сразу возникает жуткое видение Белфордовых сперматозоидов: упорных, терпеливых, неутомимо-непреклонных в попытке пронести свои семенные мешочки через баррикады, воздвигнутые на входе в ваше лоно. Боже, какой кошмар! Передернув плечами, вы включаете радио.

Радио взрывается оглушительным кошмаром аплодисментов. Поначалу вы думаете, что овация гремит в честь президента, приготовившего план спасения нации от экономического краха. Что ж, лучше поздно, чем никогда. Увы, вместо заявления президента звучит очередная абсурдная филиппика доктора Ямагучи. Губернатор штата Вашингтон только что спросил его, не послужит ли новое средство от рака инструментом увеличения средней продолжительности жизни? «Если что-то улучшается, – ответил доктор со смешком, – что-то другое должно ухудшиться. У большого переда бывает большой зад».

Давай, доктор, задай им жару. О боже! Вы почему-то всегда надеялись, что лекарство от рака найдет команда трезвых, обстоятельных, белокрахмальных и высокооплачиваемых швейцарских ученых где-нибудь в хромированно-стерильной лаборатории одного из тех фармакологических монстров, акции которых вы столь рьяно втюхивали своим клиентам. Поистине жизнь полна неожиданностей, без которых лучше обойтись. «Ау-ууу!» – воете вы на радиоприемник, выключая его. Лучше уж слушать проклятия невидимых бомжей («Эй, сучка на «линкольне», подвези до больницы!») и бормотание дождя.

Женская фигура в красном тюрбане ныряет в подъезд заброшенного дома. Вы инстинктивно жмете на тормоз, хотя с первого взгляда ясно, что тревога ложная – Кью-Джо, словно в подтверждение закона Ямагучи, выглядит одинаково внушительно как спереди, так и сзади, а незнакомая фемина слишком щупла, и к тому же на голове у нее скорее всего не тюрбан, а кровавая повязка. Однажды вы сказали подружке, что из-за дурацкого головного убора она похожа на мультяшную индуску. Кью-Джо ответила: «Правильно, для тугожопых синичек вроде тебя мой тюрбан кажется клише. Но для обычных людей он исполняет функцию церковного купола или, скажем, колокольни. Особый знак, сулящий определенный тип помощи». Так или иначе, обмотанная тряпкой голова Кью-Джо всегда была для вас источником смущения. Хотя сегодня утром вы бы дорого заплатили (если бы было чем) за возможность ее увидеть.

Увы, только дождь заполняет асфальтовый квадрат на месте ее машины, только тишина отвечает на стук в ее дверь. Единственное сообщение на автоответчике – от Белфорда. Любимый извиняется за размолвку, сожалеет, что не принял в расчет ваши месячные. Месячные?! Какие, к черту, месячные? В нормальной ситуации эти слова стали бы последней каплей. Даже сейчас в груди шевелится смутная ярость – но ваш горн уже слегка загнут вверх, к звездам, и душа следует новой мелодической теме, бесшабашной и самоироничной.

11:55

На звонок по домашнему номеру Познера отвечает обходительная голубоволосая дама, с которой вы пару раз встречались на вечеринках. С трудом вспомнив ваше имя («А, мисс Мати! Ну конечно!»), она уходит, чтобы позвать мужа. И вернувшись, сообщает:

– Извините, но мистер Познер не может сейчас говорить. В понедельник утром он будет рад побеседовать с вами у себя в кабинете. Вы уже записаны на прием.

– Передайте, что это не связано с работой.

– Ах вот как? Ну что ж, мисс Мати, я уверена, что личные вопросы тоже можно будет обсудить в понедельник.

– Послушайте! Все, что мне надо от вашего мужа, – это адрес. Адрес Ларри Даймонда.

– Чей, простите? Не думаю, что я знакома с этим джентльменом.

– Спросите мужа, это очень важно.

Барбара Познер опять уходит и, вернувшись, говорит:

– Ах да, конечно! Мы помним мистера Даймонда. Интересный персонаж. Покинул «Дин Уиттер», напустив тумана. Если не ошибаюсь, он недавно вернулся из африканских джунглей, обогащенный мудростью?

– Да, это он, – подтверждаете вы, хотя и фыркаете про себя при слове «мудрость».

– Мне жаль, но мистер Познер не знает, где живет мистер Даймонд.

Вы с трудом глотаете слюну:

– Не знает?…

– С Пасхой вас, дорогая!

Ни Фила Крэддока, ни Сола Финкелыптейна нет дома, а Энн Луиз лишь недавно появилась в городе и вряд ли еще успела предложить Даймонду свою задницу. Куда же обратиться? Вы готовите небольшой салатик из мизуны и пацойи – продуктов, которые супермаркет заказывает специально для вас. Такой зелени у них не водилось с восьмидесятых. В салате хватило бы горечи, чтобы превратить пушистого зайку в кровавого хищника, но в теперешнем состоянии вы даже не замечаете, что едите.

Уже наполовину справившись с салатом (листья мизуны буквально пилят язык своими зубцами), вы вдруг выскакиваете из-за стола и снова набираете номер Даймонда. Сообщение на автоответчике не изменилось, однако вас интересует другое. Этот стук и грохот на заднем плане кажется странно знакомым. Вы вешаете трубку и звоните вновь. А потом еще раз. На пятой попытке в мозгу щелкает выключатель, и в коридоре зажигается свет. На шестой – по коридору катится тяжелый перламутровый шар.

Швырнув трубку, вы в возбуждении бросаетесь к книжной полке и достаете тощий буклет – стихи матери. Вот оно! Страница 14, посвящается китайскому мудрецу Боу Лингу.

Пальцы вонзаются в шар черного сыра

Подобно крысиным клыкам.

О луна, спутник Милуоки!

Я швыряю шар на дорогу,

Ведущую в никуда.

Дорога длинна и скользка,

А в конце поджидают

В озере грохота

Десять лысых будд.

Да уж, действительно Боу Линг. Мать написала этот стих после того, как отец уговорил ее посетить азиатско-американский турнир по боулингу. Ну что ж, хоть какая-то зацепка. Эти звуки на автоответчике Ларри Даймонда… «Гремящий дом». В силу каких-то извращенно-дурацких причин Ларри Даймонд избрал своим жилищем боулинг.

Суббота, 7 апреля, полдень

Куда ушли земноводные

12:20

В телефонном справочнике Сиэтла значится четырнадцать боулингов. «Гремящего дома» среди них нет, что неудивительно. Зато есть «Громовой томагавк» в Балларде, с которого вполне можно начать.

Помедлив лишь для того, чтобы надеть свежие трусики (было бы верхом легкомыслия отправляться на встречу с Ларри Даймондом, не прикрыв нежную устрицу защитной ракушкой), вы вооружаетесь запасным зонтиком, хватаете ключи от «порше» и отправляетесь в поход. Белфордов «линкольн» остался дома – из тех соображений, что Андрэ, чем бы он ни занимался, уж точно не пойдет в Баллард. Ладно бы еще он был похитителем сушеной трески! Но похититель драгоценностей – в Балларде? Не смешите!

Баллард часто называют маленькой Норвегией. Или маленькой Швецией, в зависимости от того, о каком береге реки Скагеррак идет речь. В ходу также пренебрежительное название «жвачный район», намекающее на привычку тамошних жителей жевать табак. Коровья привычка – так говорил отец, отказываясь переезжать в уютный коттедж в Балларде, несмотря на то, что арендная плата там была самой низкой в городе. Странно, что боулинг в Балларде назвали «Громовой томагавк», а не какой-нибудь «Молот Тора». С другой стороны, индейцы появились в этой местности задолго до скандинавских переселенцев, так что все справедливо. Этнически, думаете вы, сейчас все перемешалось. Фрагменты разных культур перепутались друг с другом, как крыши сараев после торнадо. Японские туристы на немецких машинах посещают мотель «Южные моря» в Москве, штат Айдахо. Ваш филиппинский отец лупит в карибские барабаны и разговаривает так, будто вырос на улицах Гарлема. Поневоле задумаешься, не является ли такое многокультурье, приводящее в восхищение Белфорда и ему подобных, одной из причин сегодняшнего экономического беспорядка. От фактов, конечно, не убежишь: Америка всегда была многокультурной. Правда, до недавнего времени она служила метафорическим тиглем, в котором различные народы метафорически превращались в высококачественный метафорический сплав, и в этом слиянии талантов, философий и намерений – обновляющихся и возрождающихся – Америка черпала жизненную силу. Но сегодня мало кто из иммигрантов согласен ассимилироваться. Все кому не лень тащат в Америку свои законсервированные культуры и цепляются за них, отказываясь даже учить английский, требуя, чтобы социальные службы новой родины общались с ними на туземных языках! Разумеется, это мешает им найти работу, низводит до статуса жертв, добровольных эгоистов-неудачников, которых левые политические силы используют в своих корыстных целях. Таким образом, вместо густого наваристого бульона с ароматом успеха и честного трудового пота американская нация превратилась в жиденькую баланду с комьями непереваренной дряни. Нечто напоминающее… э-э… рвоту. Прощай, плавильная печь! Да здравствует больничный тазик.

Но послушайте, Гвендолин: разве нельзя извлечь пользу из своего гендерно-этнического статуса – в понедельник, когда над головой засвистят топоры? Вы же не станете отрицать, что задумывались над перспективой обвинить «Познер, Лампард, Мак-Эвой и Джейкобсен» в расовой дискриминации, или в сексуальном домогательстве, или в обоих грехах сразу. А что, это ловкий ход! Можно получить денежную компенсацию и даже сохранить работу. Не далее как вчера вы подумали о таком раскладе, да и ночью пару раз возвращались к заманчивой мысли. Однако сегодня все по-другому, словно вы каким-то образом поднялись над мелкими интригами.

Боже, когда же закончится дождь?!

Баллард – рыбацкий район; «порше» расплескивает лужи стоячей воды, проезжая по мосту, соединяющему «Ночлежный поселок» с Куин-Энн-Хилл, и впереди, сквозь туманную дымку, похожую на мелкий шрифт биржевых сводок, проступают контуры кораблей различного тоннажа – от легчайших карманных сейнеров до чудовищных плавучих консервных заводов, шевелящих антеннами в ожидании лососевой путины. Трудно поверить, глядя на это изобилие кораблей, что численность лосося, краба и палтуса уменьшилась. «Рыбка», – произносите вы вслух с какой-то безрадостной писклявостью. Подумать только: насколько мы, цивилизованные разумные существа, созданные по образу и подобию божию, зависим от этих холоднокровных, чешуйчатых, склизких, пучеглазых, порнографически пахнущих позвоночных, бессчетные орды которых скрываются от наших глаз в пресных, соленых, проточных, стоячих, больших и малых водоемах Земли… Ну, не хватало еще вспомнить о карте Номмо.

Проехав по мосту, вы поворачиваете направо и минуете несколько индустриальных кварталов, примыкающих к пристани, а затем вновь сворачиваете на север, прочь от воды, и медленно движетесь по узкой улице среди скромных дощатых коттеджей, оказавшихся недостаточно крутыми для вашего отца, и наконец, на пересечении с очередной оживленной авеню появляется огромное зловещее экскрементно-бурое здание без окон, которое может быть одним из трех: албанской психушкой, среднеамериканской школой или боулингом. И хотя неоновая вывеска не горит, как и на многих местных заведениях, экономящих на электричестве, сомнений не возникает: это именно боулинг.

Переключив передачу, вы лихо въезжаете на стоянку. Да, так и есть – «Громовой томагавк». К зданию приближается человек с кожаной сумкой, в которою идеально вписалась бы человеческая голова, будь она даже толстощекая и в тюрбане. Когда человек распахивает широкую входную дверь, изнутри долетает стук и грохот. А следом раздается визг покрышек: ваш «порше» срывается с места.

12:45

Вы четырежды объезжаете квартал, лавируя в ленивом потоке машин, как смысл предложений Генри Джеймса лавирует между вводными фразами, причастными оборотами и пунктуационной разметкой, иногда притормаживая, чтобы избежать столкновения одинаковых окончаний, – и все это время твердите себе, что самым благоразумным, самым мудрым, безопасным и простым было бы отправиться домой или в центр города, на «дискотеку» (если туда, конечно, пустят) и заняться спасением карьеры, ибо должен же существовать способ запудрить Познеру мозги, когда в понедельник он призовет вас на расправу в свой обитый тиковым деревом кабинет. В общем, есть масса доводов, чтобы немедленно покинуть Баллард – включая, например, чрезвычайно низкую вероятность встретить здесь драгоценную Белфордову обезьяну, – и буквально ни одного довода, чтобы остаться. Однако в конце концов вы возвращаетесь на парковку «Громового томагавка», глушите мотор и вылезаете из машины. Как там говорил Ямагучи? Еще один день из жизни дурака.

Едва успев открыть зонтик, вы неосторожно, словно бы в доказательство собственной глупости, подставляете его нежно-белое брюшко безжалостным клыкам ветра, и несчастный аксессуар в долю секунды превращается из выпуклого в вогнутый и отправляется вслед за своим пестрым собратом в зонтичную Валгаллу. Когда вы пересекаете порог боулинга, ваши волосы – как черные, так и седые – унизаны бусами дождевых капель, живописно подрагивающих в такт стуку и грохоту.

12:55

О, боулинг! Немотствуют уста, не в силах описать презренье Гвендолин к твоим соблазнам! Однако – давайте попробуем. Во-первых, боулинг – это маргинальный спорт, не требующий физической подготовки от своих адептов, гораздо больше озабоченных поглощением пива и пустой болтовней, чем нюансами игры (если таковые вообще имеются). Во-вторых, любители боулинга – это маргиналы, ибо в пчелином улье с вывеской «Америка» только трутни увлекаются катанием шаров. В-третьих, заведения для боулинга – это маргинальные структуры, каждая из которых выглядит так, словно архитектурный проект разработал Муссолини, строительством занимался его шурин, а дизайном интерьера – его несовершеннолетняя любовница. В-четвертых, боулинг популярен в народе. Пожалуй, достаточно.

Оказавшись внутри «Громового томагавка», вы тотчас же ощущаете невыносимое отвращение и пронзительную тоску. Всюду, куда ни бросишь взгляд, в режущем свете полугектара флюоресцентных ламп толкутся грубые работяги со своими подружками – публика, которой вы всю жизнь отчаянно пытались избегать. Поначалу вы даже слышите, как они наперебой «пердят и рыгают» (терминология Клинта Иствуда), и обмениваются сальными шуточками, и издают другие пошлые и угрожающие звуки, с помощью которых общается подобное отребье, – однако скоро понимаете, что это всего лишь игра воображения. Основная масса плебеев, не считая нескольких уродов в кафе, пытающихся ухмылками и знаками подманить вас к своим столикам, занимается своими делами, и постепенно страх рассеивается, оставив привкус отвращения. По крайней мере никто не воет по-собачьи.

Изо всех сил стараясь казаться незаметной, вы рыщете по заведению в поисках Ларри Даймонда – или человека, который, судя по виду, мог бы знать о его местонахождении, – причем особое внимание уделяете пространству рядом с входной дверью, где висят два телефона-автомата, и ближайшей из шестнадцати дорожек. Увы, никаких следов Ларри Даймонда. Выудив из сумочки монету, вы опасливо подступаете к телефону. Аппарат ведет себя как полагается, и посетители, похоже, не обращают внимания на ваши действия. Кью-Джо по-прежнему нет дома. «Ах, иттить твою мать!» – говорите вы в сердцах, даже не подозревая, что со времен сотворения мира еще ни одна филиппинка не ругалась такими словами.

Может, Ларри Даймонд живет где-нибудь поблизости, в одном из этих чудовищно деклассированных коттеджей, заплеванных табачной жвачкой, а в «Громовой томагавк» заходит, чтобы позвонить? Нет, это чушь. Как бы он присобачил автоответчик к телефону-автомату? К тому же ни один из двух номеров, написанных на телефонах, не совпадает с его номером. Даже код разный. И вообще вся эта миссия – ярчайший пример поиска ветра в поле. Между «Громовым томагавком» и «Гремящим домом» столько же общего, как между писсуаром и туалетной водой… Хотя постойте-ка! Код, говорите? А ведь можно позвонить в справочную и спросить, какому району соответствует его код! Великий боже! Неужели нельзя было раньше сообразить? Между вами и сыскной работой столько же общего, как между бабушкой Моисея и немецким экспрессионизмом.

Операторша справочной, можно подумать, целый день только и делала, что ждала вашего звонка. «Семьсот восемьдесят три, – отвечает она с энтузиазмом, – это один из кодов Балларда!» Вы вешаете трубку и оглядываетесь попеременно то через одно плечо, то через другое, чувствуя, как что-то холодное и жесткое, похожее на мокрую зубную щетку, прогуливается по спине.

13:09

Администрация «Громового томагавка» располагается на втором этаже, прямо над кафе. Поднимаясь по ступенькам, вы испытываете радость пополам с тревогой от мысли, что с каждым шагом цель все ближе. Указательный палец, извлеченный изо рта, где ему грызли ноготь, опускается на кнопку звонка. Из-за двери долетает быстрая возня, наводящая на мысль о хомяках, мышах, сусликах, тушканах, землеройках, леммингах, крысах и прочей мелюзге.

– Вам чего? – спрашивает голос.

Оказывается, бывают голоса и пописклявей вашего. Дверь открывается, и на пороге возникает женщина ростом чуть выше кегли. Оказывается, бывают женщины и поминиатюрнее вас.

– Э-э… могу я поговорить с… э-э… менеджером?

– Сегодня суббота, его нет.

Вы украдкой заглядываете в офис поверх ее головы. Это сделать не труднее, чем заглянуть поверх садового штакетника: малютку можно целиком замотать в тюрбан Кью-Джо, и еще Тутанхамону на обмотки останется. Кстати о Тутанхамоне. Кью-Джо как-то прочитала в эзотерическом журнале, что в будущем генетики по соскобу крови с обмоток египетских мумий смогут клонировать фараонов. «Интересно, конечно, – заметили вы, – но я бы не стала покупать акции этой компании, на фараонов вряд ли будет высокий спрос». «Ну знаешь, – ответила подруга, – у этой методики могут быть и другие применения. Так что советую на всякий случай сохранить парочку использованных тампонов».

При воспоминании о разговоре вы краснеете. Приняв вашу реакцию на свой счет, карлица начинает конфузиться и шаркать ногами, наводя на мысль о хомяках, мышах, землеройках и т. п. Вы поспешно нарушаете молчание:

– Ну тогда я… э-э… позвоню ему в понедельник. Будьте добры, скажите ваш телефон.

На первый взгляд в этом захламленном, тесном, безнадежно банальном офисе нет никаких следов присутствия Ларри Даймонда, но живет он где-то здесь, в Балларде, и на автоответчике у него слышны звуки боулинга, так что шансы есть.

– Семь… – пищит мини-мышь.

Так-так-так!

– Восемь… – продолжает лилипут-землеройка.

Ну! Ну!

– Один… – свистит крошка-тушкан.

Не дав малютке-хомячку закончить, вы разворачиваетесь и уходите, унося в растрепанной постели своего сердца слившихся в страстном объятии любовников: разочарование и облегчение.

13:14

Боулинг не особо тяжкий труд, и поэтому одежды игроков в значительно меньшей степени пропитываются жидкими выделениями человеческого тела, чем одежды теннисистов или, скажем, баскетболистов. Правда, одежды боулеров зачастую бывают пропитаны пролитым пивом, но это уже другая история. Единственное, что можно поставить в плюс боулингу, – его относительная, если позволите так выразиться, засушливость. Вы всегда старались держаться подальше от людей, которые потеют, и даже расхожее выражение «трудовой пот» кажется вам неблагозвучным. А вот фраза «даже не вспотел» вполне подходит, хотя, будь ваша воля, слово «пот» вообще стоило бы записать в нелитературные и засоряющие язык. Ваша мать, например, не потела. Никогда. По крайней мере так она утверждала. Что касается вас – непонятно, подвержены ли вы этому греху. Хотелось бы верить, что совершенство потовых желез передается по наследству. Правда, в некоторых жарких ситуациях ваша грудь и живот делаются такими мокрыми, что возникают сомнения, могут ли поры Белфорда работать столь производительно. Так или иначе, сразу после секса вы всегда принимаете душ.

Если человек разборчив и брезглив до тошноты, то можно ставить сорок против одного, что его внутренний мир пребывает в разладе. Не нужно быть шулером, психологом или восточным мудрецом, чтобы это понять… Стройные, пусть и не очень длинные ножки несут растрепанную постель вашего сердца по коридорам шумного дворца. К счастью – не побоимся этого слова, – попадающиеся на пути посетители не выглядят потными (как уже было отмечено, боулинг не относится к напряженным видам спорта), хотя многие, судя по виду, обладают высоким потенциалом к отделению жидкости через поры; иными словами, потеют как свиньи. От мысли об этом ваши ножки начинают мелькать быстрее.

Итак, ножки начинают мелькать быстрее. Но куда же вы спешите, Гвендолин? Ну, сначала к телефонам, где, пролистав справочник, можно узнать, что в Балларде есть еще два боулинга, «Отдых» и «Шар заката». Правда, код последнего 782, а не 783, однако проверить все равно стоит. Однако странное дело: в силу каких-то смутных причин вам не хочется покидать «Громовой томагавк». И вот, пока музыкальные автоматы заполняют паузы в грохоте голосами Брюса Спрингстина и Уэйлона Дженнингса, пока уровни жидкости в стаканах, бутылках и мочевых пузырях ходят вверх-вниз, пока куриные крылышки вершат свой последний полет в котлах с кипящим маслом, словно салютуя бывшим соседям по курятнику, которых им никогда больше не доведется обмахивать, пока удачные броски вызывают взрывы бурной радости, а неудачные тонут в мучительных стонах, пока густой табачный дым разъедает ваши носовые пазухи, а взгляды похотливых пролетариев разъедают попку, – вы подходите к доске объявлений и начинаете читать, делая вид, что целенаправленно ищете адресованную вам записку.

На доске вывешены результаты турниров. «Шведские блинчики» возглавляют таблицу в группе А, обгоняя «Датских модернистов» и «Норвежских лесников», а в группе В лидирует «Тролль-патруль»… Да бог с ними. Рядом висит историческая справка: «Древние египтяне занимались боулингом на открытом воздухе более семи тысяч лет назад». Ничего себе, а? Если работы по клонированию мумий приведут к успеху, фараоны смогут сколотить боулинговую команду.

Многочисленные объявления информируют о существовании местной доски почета. Имена чемпионов красноречивы: Мэрион Лейдвиг, Энди Верипапа, Эд Любанский – все родом либо из Гранд-Рапидс, либо из Милуоки. Да уж, мать не ошиблась, когда упомянула этот штат в своем стихотворении. Она также была права насчет связи между боулингом и религией, хотя речь не о буддизме, а скорее о протестантах: не кто иной, как Мартин Лютер, постановил, что число кеглей в игре должно равняться девяти. Принятию этого закона (приколоченного, наверное, гвоздями к дверям средневекового боулинга) предшествовала бурная дискуссия, в процессе которой немецкие церковники пытались определить верное количество кеглей. Удивляетесь? Напрасно. Что, по-вашему, имели в виду схоласты, когда спорили о количестве чертей на кончике иглы? Ну разумеется, кегли! Правда, в современном варианте игры фигурирует десять кеглей. Вероятно, манускрипты со дна Мертвого моря доказали неправоту Мартина Лютера.

Согласно имеющейся обширной литературе, институт боулинга начинает процветать во времена экономических катастроф, ибо несущий убытки народ инстинктивно стремится к простым и дешевым развлечениям. Все правильно. Когда нужда ударяет по карману, хочется пойти и ударить по кеглям. М-да. Интересно, какой вывод о глубине и продолжительности текущего кризиса можно сделать из факта, что в субботу днем «Громовой томагавк» забит, как банка норвежских сардин?

Музыкальный автомат узурпировала банда седых семидесятилетних старцев с табачными подтеками на подбородках; как результат на смену Брюсу Спрингстину и Уэйлону Дженнингсу пришел Лоуренс Уэлк. Посетителям «Громового томагавка» наплевать, а вам и подавно. Одна пролетарская музыка ничем не лучше другой. Поэтому отнюдь не полька Лоуренса Уэлка, а скорее мысль, что пора перенести наблюдение за симптомами экономической катастрофы в «Шар заката», виновата в том, что вы наконец решаетесь покинуть какофонический карнавал кретинов-кегельбанщиков и выйти под дождь.

Невзирая на отсутствие действующего зонта, вы замираете на полпути к машине вместе с растрепанной постелью вашего сердца. Подумайте, Гвендолин: не забыли ли вы что-нибудь проверить? Бог свидетель, нет желания возвращаться сюда вновь.

13:30

Вы стоите под густыми стеблями дождя, словно китайский крестьянин посреди перевернутого рисового поля. Стебли толсты и прямы, как палочки для еды, и серо-зелены, как океанская цитра; они висят, уцепившись корнями за тучи, и рассыпают спелое зерно. Корзинка вашего воротника уже полна до краев. Когда вы поводите плечами, дождь превращается в суши.

Парковка заполнена на три четверти. Значит ли это, что страна переживает обычный экономический спад, тогда как стопроцентная заполненность означала бы депрессию? Тот факт, что посетители в большинстве своем приехали на битых пикапах и старых японских малолитражках, ни о чем не говорит. Завзятые боулеры и в лучшие времена предпочитают драндулеты. На их фоне красавец «порше» выделяется как южный цветок в выгребной яме. Сейчас бы сесть в него да уехать домой! Но прежде следует спуститься по пандусу, который, похоже, ведет в подвальный этаж «Громового томагавка». Так, интересно… Пандус оканчивается опрятной деревянной дверью, выпадающей из контекста пошлой кладбищенской эстетики остального здания. Слишком изящно для служебного входа. К двери привинчено нечто похожее на табличку; дождевые капли, барабанящие по астигматическим глазам, мешают разглядеть точнее. Вы приближаетесь – да, так и есть. Именная дощечка красного дерева из тех, что сообщают имя владельца неуклюжими, от руки вырезанными буквами: «Шикльгруберы», или «Боб и Мэри-Энн», или «Богатые бездельники». Когда вы достигаете середины пандуса, самые смелые подозрения подтверждаются. Надпись на дощечке гласит: «Гремящий дом».

13:36

Летящие с неба капли – это уже не рис, а крестьянские башмаки. Вы ощущаете себя невестой на алхимической свадьбе элементов. Сомалийцы могли бы отжать ваши волосы и покончить с засухой. Тем не менее вы еще минуту-другую стоите среди потопа, проигрывая варианты и собираясь с духом. Самым разумным было бы поездить вокруг квартала и поискать машину Кью-Джо. Но что это даст? Нет, довольно медлить и откладывать! Дело зашло слишком далеко, чаша переполнилась, и негоже ждать понедельника, чтобы посмотреть, какие чудовища скрываются под водой. Пора раскрыть эту тайну.

Сбежав с пандуса, вы решительно стучите в дверь.

Дверь тяжелая, с крепкими железными петлями. Центральная панель украшена резьбой: тучи, извергающие зигзаги молний. Дерево потемнело, грозовой рисунок едва различим. Да, хорошо, что дверь такая интересная – есть что разглядывать, пока ждешь.

Ничего странного в том, что Ларри Даймонд заставляет вас ждать. Такой человек может и вовсе не открыть дверь. Даже если вашей лучшей подруги там нет, даже если она не привязана кожаными ремнями к его кровати – все равно возьмет и не откроет. Ну ладно, привязана или не привязана, дело так или иначе зашло слишком далеко. Они что, не понимают? Американские биржи вращаются в чудовищном водовороте, увлекая в ревущую бездну биржи других стран, суля народам хаос и отчаяние, и вся мировая экономика вот-вот накроется или у нее сорвет крышу, что в данной ситуации одно и то же. У вас просто нет времени на всякую чушь! Кью-Джо, Даймонд… Ваши маленькие кулачки яростно стучат по двери. Изображение грозовой тучи, кстати, выполнено в индейском стиле… Это наблюдение, по идее, должно было подготовить вас к тому, что на пороге внезапно открывшейся двери возникнет огромный индеец. Должно было. Но не подготовило.

Мускулистый, скорее коренастый, чем высокий. Одет в чистый, тщательно выглаженный джинсовый костюм. Пятнистая повязка перетягивает глянцевые черные волосы – ваши были такими же, пока стресс, житейские неудачи и издержки вредной профессии не внесли свои коррективы. Возраст индейца трудно определить, как это часто бывает с неевропейцами. Узкий лоб, нос скорее сломан, чем крючковат, губы тонкие и прямые, брови шалашами нависают над спокойно-проницательными карими глазами. Ответив на ваше вторжение холодным кивком, индеец погружается в молчание и неподвижность. Вся его поза – и в особенности глаза – свидетельствует о прерванной медитации. Вы чувствуете себя виноватой, как будто нарушили покой святого отшельника, и бормочете извиняющимся голосом:

– Э-э… здравствуйте… Добрый день. Я ищу… э-э… одного человека. По имени Ларри Даймонд.

Улыбка индейца так легка и стыдлива, что сразу вспоминается доктор Ямагучи. Поразительный контраст с расхлябанными, как ресторанные коврики, ухмылками боулеров – такими широкими, что туда кот пролезет.

– Ларри сейчас нет, – отвечает он мягко, со странным ритмическим рисунком в голосе.

– Ну а где же он? – выпаливаете вы, позабыв о хороших манерах, которые мать пыталась вам привить, несмотря на утверждение отца, что хорошие манеры – это маска, скрывающая звериный оскал буржуазии.

И снова эта улыбка – тонкая, как волосок, как первый штрих рассветного мелка на черной доске ночи.

– Ларри пошел смотреть земноводных.

При этих словах улыбка расширяется, а дверь, наоборот, захлопывается.

Дождевые капли повторяют слова индейца, словно пытаются помочь – а может, просто издеваются? «Ларри пошел смотреть земноводных».

О боже!

13:41

И вот картина: вы стоите под дождем на холодном ветру, отбиваете кулачки о подвальную дверь злачного боулинга в «жвачном районе» и кричите писклявым фальцетом: «Где они? Где эти земноводные?», а входящие и исходящие посетители «Громового томагавка» смотрят на вас как на чокнутую. Они смеются и улюлюкают, какая-то женщина даже восклицает: «Эй, не майся Дурью!» Ничего себе дурью! Да у вас в унитазе больше ума, чем у этой бимбо под кудряшками!..

Полно, Гвендолин! Над вами потешаются презренные боулеры – а вы краснеете до мозга костей. И тем не менее продолжаете, невзирая на ярость и смущение, лупить в дверь и выкрикивать: «Где эти земно-вод-ные?!», хотя и сбавляете громкость, когда парочка бонвиванов в нейлоновых куртках и бейсбольных кепках начинает квакать по-лягушачьи.

Человеку в вашем состоянии, как правило, даже в голову не приходит, что сведения о местопребывании «земноводных» могут и не пойти ему на пользу. Есть вещи, которых лучше не знать (хотя каждый должен решать самостоятельно, не позволяя государству, врачам и средствам массовой информации вмешиваться в процесс). Штука в том, что зачастую, пока не узнаешь – не поймешь, на пользу знание или во вред… Так или иначе, в сознании уже начинает помаргивать изображение карты Номмо (точнее, изуродованной Звезды): вспоминаются зеленые чешуйки и перепончатые ноги. Конечно, зеленые чешуйки и перепончатые ноги не назовешь атрибутами здоровой человеческой самки, однако для мира земноводных эти приметы считаются обычными, даже определяющими. Слушайте, а может, здесь попахивает оккультной практикой? Сам факт, что в историю замешана Кью-Джо, говорит в пользу такого предположения.

Кубики льда стукаются о коктейльную ложечку вашего позвоночника, упорно наталкивая на мысль, что сейчас самое время поехать домой, принять горячий душ и свернуться калачиком у старого доброго компьютера в обнимку с бокалом шардонэ. Но музыканта, дудящего в изогнутый горн, не так-то просто напугать или обескуражить. Подняв плечи, вы наносите двери «Гремящего дома» еще один удар – и дверь открывается. А за ней стоит прежний индеец с лицом, какое бывает у человека, умеющего читать «Книгу Мертвых» с закрытыми глазами. Вы вновь испытываете неловкое ощущение, как будто зашли на молитвенный коврик в грязных ботинках.

– Позвольте, я сейчас объясню… – начинаете вы, пытаясь умаслить его тем фирменным сортом брокерского вазелина, который приберегаете для вовлечения клиентов в особо рискованные авантюры.

Но индейца на вазелине не проведешь. Сверкнув быстрой, чуть ли не жалостливой улыбкой, он протягивает вам листок бумаги – и с непринужденной уверенностью человека, освоившего несложный трюк, захлопывает перед носом дверь.

14:00

Тихоокеанский научный центр Сиэтла, построенный для международной выставки 1962 года, остается одним из самых изящных городских сооружений. Да, пожалуй, женственное слово «изящный» здесь наиболее уместно. Зеркальный блеск бассейнов, лебединый изгиб белоснежных арок, плавный полет перекрытий – все это придает научному центру сходство с Тадж-Махалом, изъеденным триллионами мрамороядных термитов: осталась лишь ажурная оболочка, ослепленная собственным отражением, сахарные соты, созданные райскими пчелами и сверкающие одинаково ярко и в дождь, и в ясную погоду. Да что там изящный! Научный центр попросту красив – особенно по сравнению с покрывшими весь город уродливыми коричневыми коробами, на которые не позарится ни один уважающий себя изысканный термит, а позарятся только навозные черви да болотные чудовища.

По архитектурному решению научный центр, бесспорно, «женская» структура, хотя область человеческой деятельности, в честь которой он возведен, являет собой полигон наихудших проявлений мужского образа мысли. Однако в этот дождливый предпасхальный день под сводами центра нет места стремлениям к приумножению силы, власти или прибыли. Сегодня здесь царит тихая и скромная атмосфера, пронизанная интересом к тихим и скромным существам. Хотя вы, признаться, предпочли бы обратное. Но удивляться нечему: афишка, подаренная молчаливым индейцем, в общих чертах объясняет, чего следует ожидать.

Эта афишка сообщает о ежегодной выставке земноводных и пресмыкающихся, которая проходит под эгидой Тихоокеанского северо-западного герпетологического общества. «Покрыты ли жабы слизью? Душат ли удавы свою жертву? Узнайте ответ на эти и другие вопросы, касающиеся земноводных и пресмыкающихся!»

Ну что, Гвендолин? Беспокоят ли вас вопросы, касающиеся земноводных и пресмыкающихся? Пожалуй, только один: как прожить до конца своих дней и ни разу с ними не столкнуться. «На выставке представлены более 100 видов неядовитых земноводных и пресмыкающихся со всего земного шара, от заурядных до самых экзотических». Что ж, неядовитые – это терпимо. К тому же мероприятие, включающее в программу такую детскую забаву, как «изготовление бумажных фигурок лягушек и черепах», вряд ли может быть опасным. С другой стороны, детские забавы зачастую связаны со всякой пакостью и дрянью. В кошмарных снах вас преследует омерзительная картина: Белфорд Данн-младший, выбравшись из вашего лона, принимается с упоением мусолить садовых улиток и разбирать содержимое собственных памперсов.

Тем временем ветер утих, а дождь превратился в легкую морось. Увы, изуродованной прическе и косметике уже все равно, однако перспектива предстать перед Ларри Даймондом в потасканном виде вас почему-то не смущает, и вы продолжаете с медлительным упорством кружить по ажурному атриуму научного центра. Проходя под одной из безупречно белых арок, вы думаете: если в раю откроют «Макдоналдс», то его интерьер будет выглядеть именно так. Правда, в раю при существующих критериях отбора вряд ли наберется достаточно клиентов для «Макдоналдса». И потом, кому в жизни вечной нужны экспресс-закусочные?

От мыслей о вечной жизни у вас с детства начинала кружиться голова. Ладно, долгая жизнь – это еще понятно. Пусть миллионы лет, пусть хоть триллионы. Но чтоб вот так, вечно… Когда-то же должен быть конец? Некоторые находят утешение в мыслях о вечности, но вам эти мысли кажутся сбивающими с толку, даже пугающими. Вечность- это какое-то потрясение основ!

Вы уже готовы направиться к кассам и с величайшей неохотой отстегнуть пять кровно заработанных долларов за экскурсию в мир ползунов и попрыгунчиков, саламандр и древесных лягушек, пресноводных и морских черепах, в мир ящериц, тритонов и головастиков, в мир мерзости и мрази, когда над ухом раздается голос:

– В вечности не существует понятия времени.

От испуга вы едва не выпрыгиваете из промокших туфель. А обернувшись и увидев его лицо вплотную со своим, подпрыгиваете во второй раз.

– Вечность, – продолжает он, – лишена длительности. По определению, вечность лежит за пределами времени. А следовательно, такие категории, как начало и конец, к ней неприменимы.

Ваша первая реакция – сказать ему: «Как вы смеете подкрадываться к женщине, даже не дав ей возможности зайти в туалет и привести себя в порядок!» Однако вместо этого вы говорите:

– Откуда вы узнали, о чем я думаю?

На что он отвечает:

– Этому приемчику я научился в Тимбукту.

– Что вы здесь делаете? – спрашиваете вы прокурорским тоном.

– Это я должен спросить: что вы здесь делаете? Сначала упоминаете дикарей из племени бозо, потом заявляетесь на выставку земноводных. Я уже начинаю подозревать, что вы тоже на особом листке.

– На каком еще листке?

Наверняка он имеет в виду какую-нибудь гадость.

– На гостевом. Вместе с другими избранными, кто здесь лишь на время.

– Я понятия не имею, о чем вы говорите. Мой отец филиппинец, а я сама родилась в Америке. И если вы умеете читать мысли, мистер Даймонд, то должны знать, зачем я сюда пришла.

В ответ Даймонд смеется, как дикое животное. Услышав этот смех, Белфорд Данн подумал бы, что вы отыскали Андрэ.

– Я не умею читать мысли, – говорит он. – Природа нашего сознания такова, что каждый может время от времени читать чужие мысли, если передающая сторона мыслит внятно, а принимающая не блокирует сигнал. С тех пор как я на особом листке, мне удается иногда забираться людям в мысли или в сны. – Подбоченясь, он угощает вас взглядом, который мог бы содрать розовые обои со стен добродетели. – Но куда я действительно хотел бы забраться, так это вам под юбку.

Развернувшись на сто восемьдесят, вы стремительно уходите прочь. «Если он пойдет следом, я буду кричать». По залу слоняются несколько семейств: родители решили потратить недельный развлекательный бюджет, чтобы их детишки смогли приобщиться к «изготовлению бумажных фигурок лягушек и черепах». Наверняка кто-нибудь из этих крепких папаш спасет вас от уродливого похотливого дегенерата!

Размокшие туфли, однако, не успевают прошагать и десятка ярдов, как вы вспоминаете, что сами же хотели его разыскать. Тормоза, разворот на сто восемьдесят. Вы уже целый год собираетесь завести очки, мешает только гордость, – но сейчас кривая ухмылка Даймонда отчетливо видна в облаке тумана.

– Где она?! – кричите вы. – Где Кью-Джо Хаффингтон?

– Хотите сказать, что вы не знаете?

– Нет, конечно! Откуда мне знать? Что вы с ней сделали?

Даймонд направляется в вашу сторону. Вы уже готовы завопить, но его похотливый взгляд убрался за кулисы, как вульгарный комик, а на смену вышло выражение доверительной заботы, гамлетовское выражение телеведущего, сообщающего об очередном кризисе нации.

– Я думаю, нам надо присесть и побеседовать, – говорит он тихо. И добавляет, видя ваши колебания: – Насчет Кью-Джо, разумеется. Романтические темы меня не интересуют. Если честно, я вовсе и не собираюсь залезать вам под юбку.

Ну вот и отлично, думаете вы. Однако по пути в кафе не перестаете удивляться: почему это он вдруг расхотел?

14:10

Вы идете молча; Даймонд что-то тихо напевает. Вы стараетесь не глядеть на необычного компаньона и тем не менее не можете не заметить, что его глаза практически утратили былую брутальную красноту; очевидно, в четверг их окрасили алкоголь и табачный дым. Правда, жесткая ржаная щетина по-прежнему оживляет сухие пригорки подбородка и щек, и длинные волосы все так же болтаются, словно хвост арабского скакуна, лениво трусящего в стойло. Остались и прочие атрибуты: кожаный пиджак, старый и засаленный, как козлиная шкура, и золотая серьга, которую дождь украсил маленьким брильянтом, и затертые джинсы, свободно пропускающие свет. Его ботинки из змеиной кожи выглядят по меньшей мере бестактно на выставке рептилий (при каждом шаге по вивариям, должно быть, пролетает волна тихого ужаса), а наколка на руке – по меньшей мере безвкусной и инфантильной, хотя толком рассмотреть ее удается лишь за столиком кафе «Пони экспресс».

Пока Даймонд заказывает напитки (без зазрения совести флиртуя со смазливой официанткой), вы украдкой изучаете тыльную сторону его левой руки, в которой он подбрасывает сахарные кубики, словно игральные кости: вместо ожидаемой мертвой головы, или атакующей кобры, или дикарки в травяной юбочке на смуглой коже обнаруживается узор, состоящий из каких-то астрономических символов. Поскольку внимание Даймонда сосредоточено на других вещах (и что он нашел в этой шлюшке-официантке?), вы без помех разглядываете странную татуировку. Она состоит из трех окружностей, расположенных одна над другой. Все они, судя по всему, символизируют солнце – каждая по-своему. Верхняя разделена на четыре части, и расходящиеся от нее лучи тоже сгруппированы в четыре пучка. Средняя – самая обычная – изображает солнце, каким его рисуют здоровые и послушные малыши, каким вы, должно быть, рисовали его в детском саду. Нижний вариант, ближайший к костлявому запястью, выглядит посложнее: две концентрические окружности, окруженные двойными лучами, похожими на лепестки.

– Любуетесь моей накожной росписью?

Вы морщитесь и, разумеется, краснеете.

– Да нет, с чего вы взяли?

– Хотите расскажу, что она означает?

– М-м… нет, не хочу. Я хочу, чтобы вы рассказали про Кью-Джо. Только и всего. Если не трудно.

Тот факт, что вы сидите за одним столом с потенциально опасным маньяком, не может оставить центральную нервную систему равнодушной: руки ходят ходуном. Даже непонятно, как взяться за стакан ванильного кофе, чтобы не выдать страха. От визита в туалет, чтобы поправить косметику и расчесать мокрые волосы, вы благоразумно воздерживаетесь, опасаясь, что любое улучшение внешнего вида разожжет хищнические наклонности оппонента. Сырой плащ, однако, пришлось снять, открыв для обозрения более-менее сухое облегающее черное платье.

– Кью-Джо – ваша подруга?

– Да! – гавкаете вы в ответ. И тут же осознаете, что уже во второй раз за сегодня – да и вообще за все время – признали вашу дружбу с толстухой. Первый раз это произошло утром, в полиции. К румянцу на щеках прибавляется еще несколько клубничных мазков.

– И домой, насколько вам известно, она не возвращалась?

– Вот именно.

– Есть какие-нибудь соображения? Где она может быть?

– Нет, откуда? Она пошла к вам, а дальше следы обрываются! У вас хватает отваги посмотреть ему в глаза. Теперь, когда капилляры больше не лопаются, эти густо-голубые глаза можно было бы даже назвать симпатичными, если бы они не были насмешливыми, как вороны, и развратными, как блохи.

– Вчера.

– В смысле?

– Вчера. Кью-Джо «пошла ко мне», как вы изволили выразиться, вчера вечером. Она пришла, чтобы посмотреть слайды, сделанные во время моего недавнего вояжа. Это было чисто деловое мероприятие.

– Правильно. А когда деловая часть закончилась, она решила остаться и перейти, так сказать, к личной части.

Даймонд улыбается. Острая улыбка царапает, как кошачий коготь. Впрочем, есть в ней нечто приятное, словно играючи дерется любимый котенок.

– Как раз наоборот, – возражает он. – Кью-Джо ушла, не дождавшись даже окончания деловой части.

– Ах вот как? – Должно быть, извращенец подступил со столь неслыханными поползновениями, что и склонной к эксцентрике Кью-Джо пришлось выскочить за дверь. – Значит, вы ее напугали?

Он снова улыбается. Кошачий коготок скребет по лицу.

– Даже если она испугалась, в чем я сильно сомневаюсь, то уж точно не меня. Потому что меня в тот момент в комнате не было.

– Как это?

– А вот так, Гвендолин! – От тона, каким он произносит ваше имя, трепещут легкие; таким тоном Уильям Берроуз мог бы заказать стаканчик детской шипучки. – Мы с вашей подругой сидели и смотрели слайды Тимбукту, а потом я отлучился в туалет. А когда вернулся, ее уже не было.

14:20

– Не было?

– Не было.

Официантка поставила на стол напитки, однако не спешит уходить, переминается с ноги на ногу. Вы смотрите на нее со смешанным чувством – раздражение пополам с жалостью, – вспоминая, что наивные юные жертвы зачастую испытывают болезненное влечение к маньякам-убийцам. Даймонд тоже смотрит на нее, что неудивительно: куда еще смотреть, если она буквально нависает над столом?

– Надеюсь, вы не будете возражать, если хозяин переключит программу? – Официантка дергает плечом в сторону висящего на стене девятнадцатидюймового телевизора, где по спортивному каналу идет трансляция бейсбольного матча. – Президент должен выступить с обращением.

Вы хмуритесь: надо же было приравнять вас к тем чипсоедам, которые прожигают жизни и мозги, изо дня в день поглощая спортивные программы! Даймонд, со своей стороны, подмигивает и отвечает:

– Валяй, красавица, включай эту старую жабу! Хоть посмеемся.

Менеджер, взгромоздившись на высокий стул и поднявшись на цыпочки, вручную переключает каналы. Питчер испаряется на полуразмахе, а вместо его является – нет, не светлый лик ангела-спасителя, и даже не доктор Ямагучи, как можно было бы ожидать, а человек, которого журналисты до сих пор называют «лидером свободного мира». Кашлянув и подкорректировав выражение лица, президент обращается к той неумолимо уменьшающейся части населения, которая не попрошайничает, не курит крэк и не увлекается боулингом.

– Так вот, Гвендолин. Когда я наконец покинул санузел, ваша подруга…

– Ш-ш-ш! – шипите вы. – Я хочу послушать. Даймонд вздергивает подбородок и смотрит с выражением, расширяющим смысловое поле слова «сарказм»; с выражением, каждый циничный нюанс которого ставит под сомнение искренность вашей заботы о Кью-Джо.

– Между прочим, – говорите вы, – у меня еще есть работа. И клиенты, за которых я отвечаю. Вдруг президент скажет что-нибудь важное.

– Да пожалуйста! – Даймонд подносит к губам стакан с содовой. До сих пор вы понятия не имели, что человек способен одновременно и пить, и ухмыляться.

Президент тем временем объясняет, что не хотел бы приуменьшать масштаб разрушений, причиненных нашей великой стране недавними событиями. После чего он зачитывает дьявольский список: лопающиеся банки, сокращение кредитов, дефолт муниципальных облигаций, возрастающий государственный долг, падение цен на нефть и недвижимость, увеличение объема продаж заложенного имущества, дороговизна здравоохранения, корпоративные банкротства, перебои с водой, эскалация расизма, бедняцкие бунты, рост уровня преступности, массовая миграция ветеранов из Нью-Йорка, попытки Вермонта и Гавайских островов получить автономию… Черной черешенкой в эту вазочку цианистого мороженого ложится крушение рынка ценных бумаг, случившееся в четверг. Президент, однако, заверяет, что подлые суслики, разоряющие тучные поля великой американской мечты, будут истреблены, и новая травка, пусть не очень густая, зазеленеет вокруг флагштоков звездно-полосатых знамен, осеняющих наши жилища. Увы, во имя финансового возрождения Америки нам придется затянуть пояса; потребуются жертвы (коллективный стон), уровень жизни сильно упадет. Президент, судя по всему, ночей не спал, совещаясь с кабинетом, и в результате разработал блестящий план – как помочь нам пожертвовать своим благополучием, если мы сами не справимся.

– Да уж, – говорит менеджер, – буря надвигается.

Вы охотно кивнули бы в знак согласия, да только стесняетесь в открытую солидаризироваться с представителем столь низкого социального слоя. Ваша голова остается неподвижной, однако перед глазами проносятся жуткие видения: полицейский грузовик, буксирующий красный «порше», перспектива остаться до гробовой доски соседкой Кью-Джо… Конечно, если Кью-Джо еще жива. Вы бросаете виноватый взгляд на Даймондс, который ухмыляется, как тыквенная маска, вырезанная при помощи пилки для ногтей.

– Жаба прикажет конгрессу увеличить налоги, – говорит он со спокойной уверенностью. – Она потребует, чтобы федералы расширили корзину денежной наличности, а потом наложит ограничения на иностранные инвестиции и валютный обмен; возможно, даже перебросит какую-то часть пенсионных вкладов на погашение дефицита. Затем она примется за урезание социальной сферы и уволит всех бюджетников. Так что можете послать пособию по безработице прощальный поцелуй. – Даймонд громко чмокает губами (официантка при этом хихикает, а вы ачобно сверкаете глазами).

Президент же приступает к перечислению мер по ликвидации кризиса, в точности повторяя все, что сказал Даймонд, только в более мягких выражениях, так что воспринимается это чуть ли не как добрая весть. Например, вместо «уволить» он говорит «временно оставить без работы», а вместо «урезать» – «приостановить». Более того, он подчеркивает, что значительная часть этих мер станет необходимой лишь в том случае, если в понедельник рынок не оправится от падения.

Вы, наверное, могли бы посмотреть на Даймонда с восхищением, если бы вас не опередила маленькая профурсетка-официантка.

– Об этих мерах что, слухи ходили? – спрашиваете вы. – Или президентские мысли тоже можно прочитать?

Даймонд усмехается:

– Да они каждому идиоту понятны! Что еще можно предложить в такой ситуации? Проблема в том, что все эти шаги запоздали по крайней мере на несколько лет. А расширять корзину денежной наличности вообще не надо, это только взовьет процентные кредитные ставки. Надеюсь, вы не собираетесь покупать недвижимость?

О боже, вот и новая квартира уходит из вашей жизни, обгоняя обреченный «порше». Если, конечно, можно назвать жизнью то, что начнется после понедельника.

14:35

Президент завершает речь призывом к отваге и бережливости.

– Слабый раствор бойскаутского пафоса, – комментирует Даймонд.

– Крепкий раствор катастрофы, – отзываетесь вы. – Какая-то кошмарная каша!

– Кошмарная? Наоборот, замечательная.

– Концерт только начинается?

– Совершенно верно. С точки зрения тех, кто на особом листке.

Менеджер переключает телевизор на бейсбольный матч, чуть не свалившись при этом со стула. Официантка подвиливает к столу, чтобы узнать, не хочет ли Даймонд еще содовой. Вы буквально чувствуете, как у нее под юбкой сгущается горячая влага. Прямо Майами!

– Вот! – Вы грубо суете ей стаканчик. – Кофе остыл, подогрейте!

Она, наверное, могла бы вскипятить его, засунув себе между ног. Вам хватило бы десяти минут в туалете перед зеркалом, чтобы разом положить конец омерзительному флирту, но вы ни за что до этого не опуститесь. Или просто не рискнете?

– Извините за прямоту, мистер Даймонд, – говорите вы, дождавшись, когда девица отлипнет, – вы сейчас напоминаете лису в винограднике.

– Ах вот как?

– Вы радуетесь кризису, как ребенок, потому что… в общем, вас это больше не касается. Я имею в виду рынок. Вы оступились и выпали из бизнеса, а теперь злорадно торжествуете при виде надвигающихся проблем. По-моему, это голая мстительность. Будь у вас работа, вы бы пели совсем по-другому.

Противная улыбочка Даймонда расползается, делаясь еще противнее:

– Иными словами, страдал бы вместе со всеми?

– Да, можно и так выразиться.

Когда он начинает хохотать, официантка бросает ревнивый взгляд – должно быть, завидует, что вам удалось его развеселить.

– Ох, Гвендолин, – говорит Даймонд, отсмеявшись. – Наблюдать такую наивность в наши дни было бы приятно, если бы она не была столь жалкой.

Вы краснеете, как кардинальская шапочка, и встаете из-за стола, но Даймонд словно не замечает.

– У НАСД не дошли руки, чтобы лишить меня лицензии, – продолжает он. – А если бы и дошли, на Уолл-стрит есть целые фирмы, набранные исключительно из опальных брокеров.

Хм… это интересно. Вы снова присаживаетесь.

– Через каких-нибудь три месяца после увольнения я мог бы получить работу в любой «дискотеке» страны, за исключением, может быть (подчеркиваю: может быть!), той, которая меня уволила. А между тем я подвел под монастырь не только клиентов, но и саму фирму.

Да, это действительно становится интересным.

– В самом деле?

– Конечно! В инвестиционном бизнесе есть только одно правило: выжимай деньги. Вы сами должны понимать. Если это правило выполняется, то никто не смотрит на нарушения других правил. Уолл-стрит любит парней вроде меня странной любовью, как сутенер любит смазливую шлюшку-тугощелку, которая ворует и сидит на игле.

Вы настолько заинтригованы, что пропускаете скабрезное сравнение мимо ушей.

– Позвольте… э-э… задать вам вопрос, – говорите вы. – Строго между нами. Если в понедельник Познер меня уволит, если меня обвинят в мошенничестве и прочих грехах – что еще, кстати, не факт, – вы думаете, я смогу найти работу в другой фирме? Через какое-то время, разумеется. Достаточно короткое.

Даймонд заливается так, что официантка, наверное, принимает вас за внучку Дороти Паркер. В этот дождливый воскресный день вам удалось превратить кафе «Пони экспресс» в ярмарочный балаган.

– Да, наверное, – отвечает он. – Говорят, вы умеете продавать. Я знаю много мелких фирмочек, они возьмут любого, кто умеет продавать. Так что если хотите работать на лилипутов, они от вас не откажутся. Однако крупные ребята вряд ли заинтересуются, даже если у вас будет чистое досье. Вы просто не способны выжимать такие деньги.

– Ну почему же? Может, и способна.

– Сомневаюсь, Гвендолин. Сильно сомневаюсь. У вас есть энтузиазм, однако не хватает таланта. Если говорить откровенно, вы выбрали профессию, в которой при всем старании сможете достичь лишь маргинальных успехов.

Маргинальных?! Да как он смеет! От ярости вы даже забываете, что его надо опасаться.

– Почему? Потому что я совершила пару ошибок – между прочим, не таких грубых, как вы? Потому что я не мужчина? Потому что филиппинка? В этом все дело? У меня есть диплом, есть степень!.. Вообще откуда вам знать о моих способностях?

Чем больше вы говорите, тем писклявее звучит ваш голосок. Официантка смотрит уже совсем другими глазами. Как говорят спортивные комментаторы, удача переместилась на ее половину поля.

– Тише, тише. Успокойтесь. Подумаешь, большое дело! Если бы профессиональная непригодность считалась уголовным преступлением, половина населения этой страны кушала бы тюремную баланду, включая злую жабу, которая только что квакала из Овального кабинета. Я не утверждаю, что вы некомпетентны. Вы просто средненький брокер. Но зачем же унижать свою душу, зачем делать то, в чем вы никогда не достигнете высот? Заурядность – вот какой гадости надо бояться! Заурядность – это комок мокрой кошачьей шерсти на персидском ковре мироздания! – Даймонд жадно глотает содовую. – Откуда я знаю, что вы не достигнете высот? Очень просто. Позавчера, после падения рынка, после окончания рабочего дня я наблюдал за брокерами в ресторане «Бык и медведь»: все как один тряслись, суетились, нервничали. И вы в том числе. Но если бы вы были настоящим игроком, то сидели бы не в баре, а у себя в офисе, спокойно прикидывая, что купить, просчитывая варианты сделок. Поверьте, все звезды брокерского бизнеса в тот вечер занимались именно этим.

– Я не могу ничего купить! – протестуете вы. – Даже по сниженным ценам. У меня нет ликвидных средств!

– Ну, компьютер-то у вас есть? Вовсе не обязательно хранить в матрасе пачки денег, если знаешь, как пользоваться компьютером. Вы и сейчас могли бы слегка погарцевать за клавиатурой и спасти свою задницу, независимо от того, сколько она напакостила. Но для этого надо знать, что делаешь.

Крайне интересно.

– А вы? Вы знаете, что делать? Он пожимает плечами:

– В свое время – да, знал бы.

– Почему же тогда вы… не спаслись от увольнения?

– Просто не хотел. Более того: не понимаю, зачем вы этого хотите? – Даймонд улыбается. – Особенно теперь, когда встретили меня и убедились, что во вселенной есть вещи, по сравнению с которыми рынок ценных бумаг выглядит как смесь групповухи и семейного пикника.

Вы не знаете, да и не хотите знать, что он имеет в виду. Надо попытаться надавить на жалость.

– Вам хорошо. Вы, наверное, из богатой семьи. А для меня самое главное – финансовая стабильность. Я знаю, что такое нищета.

– Благосостояние, которое впрямую зависит от рынка, от его взлетов и падений, – это вы называете стабильностью? И не пытайтесь давить на жалость. Я был аутичным ребенком. Моего нарциссизма с избытком хватит, чтобы обеспечить пожизненный иммунитет к рассказам о тяжелой судьбе. На тяжелую судьбу каждый может пожаловаться. Кроме тех, кто на особом листке.

Ну что ж, значит, вы его недооценили. Значит, он не просто чокнутый. И чтобы использовать его брокерские таланты, придется прибегнуть к более тонкой, более рискованной тактике. Извинившись, вы направляетесь к женскому туалету, сжимая в кулаке косметичку.

14:59

Вернувшись, вы обнаруживаете, что официантка мяукает и вьется вокруг Даймонда. Гормоны ее буквально распирают, даже глаза выкатились. Но это уже не важно. Один взгляд на вас – такую нарядную, оживленную, уверенную в себе, улыбающуюся (и неспроста, ибо получены добрые вести), – и стальные створки смыкаются, прищемив ее маленький голодный клитор.

– В следующий раз кушай спаржу, – советуете вы вполголоса, как женщина женщине, проходя мимо нее.

Даймонд одобряет перемену, это сразу заметно; однако, несмотря на красные габаритные огоньки похоти, неизменно горящие по краям его личности, он не опускается до ловкой юношеской лести или комплиментов латиноамериканского любовника. Он вообще не комментирует вашу внешность. Вместо этого он опять переводит фокус разговора на Кью-Джо:

– Значит, ваша подруга не выходила на связь со вчерашнего дня, после того, как отправилась в «Гремящий дом»? Что ж, я мало чем могу помочь. Разве только…

– Да ну, все уже в порядке! – Вы расплываетесь в стоваттной улыбке неземной ширины, сразу сделавшись похожей на тех расторможенных эльфов, что улыбаются с рекламных плакатов «Кока-Колы». («Гуру и философы отдыхают, – сказала однажды толстушка Кью. – Все, что нужно для перманентного блаженства, – это верная комбинация сахара, газированной воды, пищевого красителя, ортофосфорной кислоты, бензоата калия, кофеина, лимонной кислоты и натуральных вкусовых добавок». Вы ответили, что жаловаться грех: акции «Кока-Колы» за день поднялись на один и восемь пункта, а «Пепси-Колы» – на четверть пункта.)

– Что значит все в порядке?

Ядовитый прищур даймондовских глаз, боевая пружина его голоса – лишнее напоминание, что с этим человеком лучше не шутить. Но вы и не шутите.

– Значит, она дома. Да, Кью-Джо вернулась! Где бы она ни пропадала.

Даймонд смотрит скептически.

– Я ей только что звонила, – объясняете вы.

– И что же она сказала?

– Мы не говорили, номер был занят.

– Гвендолин, это еще не значит, что она дома. Может, в этот момент кто-то разговаривал с автоответчиком.

– Нет, я подождала две-три минуты, а потом позвонила еще раз. Тот же результат: занято. Она дома, можете не сомневаться. Вам, наверное, странно, но ее не было почти сутки, и я действительно стала опасаться, что случилась какая-то ужасная неприятность. Вы извините, пришлось вас втянуть… Главное, с Кью-Джо все в порядке.

15:10

Ларри Даймонд приехал на автобусе, и вы предлагаете подвезти его домой. Он проявил бережливость, вы – отвагу. Президент может гордиться. А что еще оставалось делать? Уехать и оставить его в кафе в обществе шелудивой официанточки? Они бы уже через пять минут трахались, как помойные коты! Это видно даже сквозь кофейный пар. А вам – в силу весьма туманных причин – такой вариант отнюдь не улыбается.

– Нет, я настаиваю, – говорите вы. – Мне практически по пути, вовсе не крюк.

– Угу, для бешеной собаки… – бормочет он, ибо все нормальные люди, включая даже столь малознакомых с местной географией типов, как таксисты Сиэтла (этот язык, на котором они говорят, – бенгальский, что ли?), прекрасно знают, что Баллард совсем в другой стороне.

В пути Даймонд ведет себя непривычно тихо, даже угрюмо. Возможно, его загипнотизировал монотонный серый дождь. А может, урчащий мотор «порше» напоминает ему об интересных нереализованных возможностях, оставшихся в кафе? Что ж, компенсировать потерю вы не собираетесь. А чтобы он не сомневался в правдивости сведений о Кью-Джо, вы предлагаете заехать на заправку перед мостом и вместе позвонить ей из телефонной будки.

– А что случилось с телефоном в машине?

– Не работает.

– Какой-то он помятый.

– Да уж. Это точно.

Как ему объяснить, что обезьяна вашего дружка использовала телефон в качестве гимнастического снаряда?

Вы позволяете Даймонду самому набрать номер – теснота телефонной будки вынуждает к опасной близости, – и он успокаивается, услышав короткие гудки. Вернувшись в машину, он включает свою обычную болтливость.

– Значит, вы приехали на выставку земноводных, чтобы найти Кью-Джо?

– Ну да. А зачем еще?

– Не знаю. Так, надеялся…

На что надеялся? Что вы искали с ним встречи? Что вы тоже на особом листке? Лучше в эту тему не углубляться.

– А вам не интересно, как я вас нашла?

– Меня в последнее время ничего не удивляет. Ну ладно, как вы меня нашли?

– Индеец подсказал.

– А, так вы познакомились с Ураганом?

– Ну, познакомились – это слишком сильно. Скажите, мистер Даймонд…

– Ларри.

– Хорошо, Ларри. Что, действительно так плохи дела, что приходится жить в подвале под боулингом?

Он снова царапает вас жутковатой улыбкой:

– Гвендолин, я там жил еще когда был брокером. С восемьдесят шестого года. – Ваше плохо скрываемое недоумение его явно веселит. – Вот ты, например, пошла работать на биржу из материальных соображений. И это нормально. Биржа не хуже любого другого места подходит для погони за миражем финансового благополучия. Этот мираж здорово заворожил расу примитивных приматов, в которых наши земноводные предки, к сожалению, выродились. Но для меня деньги никогда не имели большого значения.

О боже, думаете вы. Не хватало еще, чтобы этот тип оказался более странной и хипповатой версией Белфорда Данна!

– Ну, из того, что я слышала, ты спалил свою карьеру и чуть было не спалил «дискотеку», где работал, – только потому, что гнался за большими деньгами.

Он хихикает – то ли как демон, то ли как маленький мальчик:

– Если бы я интересовался деньгами, то подался бы в инвестиционные банкиры. Да, я рисковал, когда занимался ценными бумагами. Играл на грани фола. Все так и есть. Для меня это действительно была игра. На протяжении нескольких лет я находил в ней драму и романтику, как в любой хорошей игре. А потом мне стало скучно. Я сделался слишком хорошим игроком. Сидя здесь, в Сиэтле, я легко крутил баскетбольные финты вокруг ведущих акул с Уолл-стрит: в этом, конечно, был определенный шарм и вызов, но постепенно мной завладела тоска. Ведь сколько бы ты ни зарабатывал, все равно в конце останешься с нулем. Понимаешь, о чем я? – Он вздыхает. – Боюсь, что нет.

Нет, не понимаете.

– Когда действовать по закону стало неинтересно, я начал нарушать закон. Это вернуло остроту и романтику… на время. А потом снова стало скучно. Я устроил так, чтобы в случае биржевого краха остаться без гроша. И 19 октября 1987 года крах произошел. К моему огромному облегчению.

– А как насчет твоих клиентов?

– Ну, во-первых, мелкие кусочки не пригорели: ни старики, ни молодые семьи, ни приезжие ребята, соблазненные иммигрантской мечтой. А что до крупных инвесторов – их мне ничуть не жаль. Они ведь тоже играли, даже если в силу слепоты и природного лицемерия не хотели этого признавать. Неужели они думали, что карты сдает мать Тереза? Много ли сочувствия вызывают люди, которые верят в Ложь, обнимаются с ней, клюют с ее ладони и целуют в задницу, а потом, когда Ложь их предает, начинают хныкать и жаловаться? Они должны знать, что рано или поздно этим кончится. Ложь всегда предает.

Вы не уверены в правоте его замечаний, но их дерзкий тон вам по душе. Въезжая на стоянку перед «Гремящим домом», вы спрашиваете:

– Значит, в конце концов ты просто дал себя поймать? Поразительно! Но это потому, что ты решил завязать. А что делать, если кто-то хочет остаться при делах? – Вы пытаетесь напустить в мысли тумана, чтобы он не мог их прочитать.

– Например, ты?

– Ну хорошо, пусть я. Ты думаешь, у меня есть шанс удержаться в этом бизнесе?

– Ну конечно. Если бизнес уцелеет.

– В каком смысле?

– В таком, что этот крах может быть последним. Ложь наконец будет уничтожена. Скорее всего это не так, но вероятность существует. Возможно, мы сейчас слушаем предсмертный стон финансовой Америки.

Ваше сердце падает, как монетка в черный колодец судьбы; ваш голосок – как у мультяшного зайца, которого у морковной грядки подстерегла гончая собака:

– Ты серьезно?

Опять эта ухмылка.

– Да, вполне. Класс, правда?

15:25

Вы останавливаете машину у пандуса. И несколько минут сидите в тишине. Вам просто нечего сказать, а Даймонд молчит, потому что ему так хочется. Дождевые пальцы барабанят по ветровому стеклу. Двери боулинга время от времени распахиваются, оттуда вылетает стук и грохот.

Наконец Даймонд берется за дверную ручку – вы замечаете это периферийным зрением, отточенным годами офисных интриг.

– Спасибо, что подвезла. Когда закончишь отчитывать мисс Хаффингтон за причиненные волнения, спроси, зачем она от меня убежала. Мне просто интересно.

И вдруг, уже собравшись выскочить под дождь, он молниеносным мангустом подается вперед – и кратко, но шокирующе крепко целует вас в губы.

15:35

Зубы Джорджа Вашингтона: из мягкой древесины или из твердой? Из крепкого красного дерева или из сосны, для тепла и блеска? Крашеные, лакированные или необработанные? Вырезаны из цельного бруска или собраны по кусочку? Если по кусочку, то как укреплены: на клею, на гвоздях или в пазах, впритирку? Страдают от плесени, трещин и жучков-древоточцев? Краснеют от вишен, желтеют от горчицы? При еде постукивают элегантно, как ударные в японском оркестре, или монотонно, как дятел на платане? Если бы выпали при переправе через реку Делавэр, то утонули бы или поплыли, как игрушечный кораблик? Вынимались ли во время любовных утех? Если нет, то какие следы оставляли на шее Марты? Какие тени отбрасывали на стену во время обедов при свечах?

По дороге домой вы без перерыва думаете о зубах Джорджа Вашингтона. Мать в детстве учила: когда человек запутался, перевозбудился или не может размышлять трезво, он должен взять перерыв и вспомнить что-нибудь из истории. Вы практиковали этот прием много раз, хотя из школьных уроков истории в памяти застряли только два факта: Великая Депрессия, о которой думать невыносимо, и зубы Джорджа Вашингтона.

Если образы героических челюстей и успокаивают мечущийся ум, то на манеру вождения это никак не влияет: вы едете, мягко говоря, в рваном темпе, то ускоряясь, то замедляясь. Газ – тормоз, газ – тормоз. Итальянская машина, возможно, и поняла бы такие колебания души, но для обстоятельного немецкого «порше» это серьезное испытание. Как бы не пришлось потом обращаться в мастерскую.

С одной стороны, не терпится поскорее попасть домой и узнать, что стряслось с Кью-Джо. С другой стороны, хочется дрейфовать медленными кругами, чтобы эмоциональные волны, поднятые Ларри Даймондом, снова и снова накатывали на сердце. Эти волны несут новые страхи и надежды, от них по телу гуляет странная щекотка, и вы продолжаете в рваном темпе: газ – тормоз, газ – тормоз. И думаете: «Будь отец нашей нации небрежным курильщиком, мог ли он случайно поджечь свои зубы?»

13:59

– Кью-Джо! Эй, Кью-Джо!

Не дождавшись ответа, вы отпираете дверь и заходите в ее квартиру. Сразу видно: кто-то здесь побывал. Всюду беспорядок, хотя и не такой безнадежный, как бывает после визита полиции или воров. Вы осторожно ходите из комнаты в комнату, по позвоночнику вверх-вниз ползет тревога.

– Кью-Джо!

Никто не отзывается. Квартира пуста.

Вы пытаетесь найти доказательства, что Кью-Джо заходила хотя бы на время. Ее цветастой шали в шкафу нет, сумки тоже нигде не видно. Не заметно ни свежекупленных продуктов (она редко приходит домой, не купив что-нибудь поесть), ни изменений в разложенных на столе картах Таро. Вы торопливо перебираете колоду и находите подделанную карту. Надо было спросить о ней Ларри Даймонда. Вы много о чем забыли его спросить.

Собрав с пола рассыпанные стебли сухого шпорника, вы вставляете их обратно в дешевую вазу рядом с диваном – и тут замечаете, что с телефона снята трубка. Тревога начинает ползать быстрее, хотя трубку, судя по всему, сбили случайно. Вы кладете ее на место и спешите в свою квартиру.

Здесь тоже кто-то побывал!

Доу-Джонс и Господи Иисусе! Вы в ужасе кидаетесь назад, в коридор, – и в дверях внезапно понимаете, в чем дело. Личность взломщика можно установить не столько по опрокинутой фруктовой вазе, вокруг которой рассыпаны кусочки яблока и апельсиновые корки, сколько по распахнутой дверце морозилки. Да, все ясно. Логика проста. В свое время в морозилке хранился запас бананового эскимо.

16:15

Разложив в ванной промокшие туфли, развесив плащ, убрав беспорядок, который оставил Андрэ, проверив автоответчик и наполнив бокал белым вином, вы в изнеможении садитесь на кровать. И думаете: что же дальше?

Три сообщения из четырех оставил, разумеется, Белфорд – он все это время метался по долине Напа, от одного дегустационного зала к другому, пытаясь настичь французского посланника, но тот все время опережал его на один шаг. Любимый высказывает предположение: вы не подходите к телефону и не оставляете сообщений на гостиничном автоответчике, потому что неустанно и, увы, безуспешно колесите по городу в поисках Андрэ. Он преисполнен благодарности за столь похвальное упорство и еще раз просит прощения, ибо давеча был чудовищно невосприимчив к ежемесячным физиолого-психологическим проявлениям женской слабости. Или что-то в этом роде, на языке бывшего дровосека..

О боже! Тоже мне любовник. Даже не помнит, что критические дни у его подруги были неделю назад.

Четвертое сообщение началось словами: «Привет, Пипи! Вчера зажигал в «Женском луче», такой класс! Почему ты не…» В этом месте вы нажали кнопку.

Ну хорошо. Отпейте вина. Расстегните платье (которое жмет в заднице). Соберитесь с мыслями (желательно без помощи деревянных жевалок Джорджа Вашингтона). И взвесьте все варианты.

Во-первых, надо съездить к Белфорду и посмотреть, нет ли там Андрэ. Хотя надежды мало: если бы маленький негодник нашел то, что искал, в квартире хозяина, он бы не полез к вам или Кью-Джо. Андрэ вообще вас недолюбливает – наверное, чувствует, что вы видите его насквозь и не верите басням о перерождении. Трудно предположить, куда эта тварь направится, что выберет объектом следующего налета. Теперь, когда дождик состриг серые патлы, обезьяна может рыскать повсюду без преград. По крайней мере следует позвонить Белфорду и сообщить, что его любимый зверь по-прежнему жив, здоров и вороват. Хотя, с другой стороны, Белфорд, получив такое известие, наверняка вылетит в Сиэтл ближайшим рейсом, что вам, по правде говоря, не очень-то улыбается.

Что касается Кью-Джо, то тут вообще сплошные неясности. Предположим, что в ее исчезновении все же замешан Ларри Даймонд. Тогда выходит, что он гораздо более опасный и злокозненный психопат, чем вы думали. Но если Даймонд невиновен, в чем на протяжении последнего часа вы медленно и неохотно убеждаетесь все сильнее, то он остается последним, кто видел Кью-Джо перед тем, как ее тело, в количестве трехсот фунтов, растаяло в воздухе, а следовательно, его показания могут оказаться весьма полезными, особенно если принять в расчет вашу карьеру, которую с его помощью, возможно, удастся сохранить. Итак, вопрос: полезен Даймонд или опасен? Или одновременно и то, и другое?

От головокружительных раскачиваний между рогами этой дилеммы в желудке начинает бурлить. Вы идете в ванную, проглатываете две столовые ложки пептобисмола, который называют «брокерским шампанским», – и лишь после этого понимаете, как надо действовать.

17:38

Телефонные догонялки, подобно гонкам почтовых голубей, – это спорт без зрителей. Было время, когда это занятие казалось забавным; сейчас, увы, ситуация другая. Поэтому когда автоответчик Даймонда (при звуке которого вы покрываетесь гусиной кожей – и одновременно улыбаетесь, слыша на заднем плане стук и грохот) сообщает, что «если вы звоните по поводу обращения президента, то советую посадить картошку на заднем дворе, а также у крыльца, а потом выкопать лягушачий пруд и поплотнее пообедать, ха-ха-ха!», вы выпаливаете, дождавшись сигнала:

– Ларри, черт возьми, это Гвен Мати! Нам надо срочно поговорить. Я буду ждать, я не повешу трубку, пока мы не поговорим!

Вы готовитесь к долгому и, возможно, бесплодному ожиданию, но буквально через сорок секунд он отвечает:

– Гвендолин! Где ты пропадала?

Такая самоуверенность кого угодно выведет из себя.

– Можно подумать, ты ждал моего звонка!

– Похоже, Кью-Джо так и не вернулась в свой курятник.

– Откуда ты знаешь?

– Так, догадываюсь.

Догадывается? Ну-ну. Может, ему помогает острая интуиция. А может, ему просто известно, где она находится? Может, на протяжении последних двух часов, подарив вам прощальный поцелуй, он только тем и занимался, что совал ее расчлененное тело в электрическую мясорубку? Розовая волна пептобисмола закипает в горле, как понос фламинго.

– Прости, что сразу не взял трубку, – продолжает он. – Просто не хочу общаться с безутешными брокерами. Даже ваш Познер пытался мне позвонить. Можешь себе представить, как этот хрыч копает картошку? Ха-ха-ха!

– Познер тебе звонил? Ничего себе! Слушай, а он бывал у тебя в «Гремящем доме»?

Это хитрый вопрос, вы тщательно следите, чтобы голос звучал невинно.

– Нет, вряд ли. Единственное, что ему известно, это моя репутация. А что, он упоминал мое имя?

Вы вздыхаете с облегчением.

– Нет-нет. Никогда не слышала, чтоб он о тебе говорил. Его жена, правда, убеждена, что ты вернулся из Африки, обогащенный мудростью.

– Ну, тут она ошибается. Мудростью нельзя обогатиться. Это процесс не обретения, а скорее освобождения. Люди становятся мудрее, когда чего-то лишаются. Такая вот бесплатная проповедь. Подумай об этом.

– Обязательно. Но давай вернемся к Кью-Джо. Мне эта история нравится все меньше и меньше.

Как, впрочем, и многое другое.

– А почему бы тебе не приехать ко мне, в «Гремящий дом»? Мы могли бы…

– Нет! – обрываете вы резко, даже грубо, ибо давеча поклялись, положив руку на томик маминых стихов, что никогда не позволите коварному пауку заманить вас в свою громыхающую паутину. Тот факт, что рядом будет находиться тип по имени Ураган, совершенно ничего не меняет. Обкуренный индеец вряд ли может служить образцом защитника. – Нет, – повторяете вы мягче. – Давай сделаем иначе. Мне сейчас надо съездить в центр. – Это ложь, но для успеха задуманного необходимо увидеться с ним в безопасном, людном месте. – Мы могли бы встретиться в «Быке и медведе», скажем, через полчаса.

– Не пойдет.

– Почему?

– Только не в «Быке и медведе». Сомневаюсь, что смогу вынести… А впрочем, почему бы нет? Уединенной беседы у нас не получится… с другой стороны, этот биржевой крах настолько забавен! Интересно послушать, о чем говорят лемминги, шагая к обрыву. Но полчаса – это слишком скоро. Мой байк сейчас разобран…

– Байк?!

– Ну да. В отличие от некоторых других вещей он в мокром состоянии функционирует хуже, чем в сухом.

Вы морщитесь: на что он намекает? На земноводных или на…

– Целый день с ним возился и наконец починил. Соберу где-то через час. Хотя могу и задержаться. Видишь ли, я жду одного звонка. Давай договоримся с запасом, на семь пятадцать. Но не паникуй, если я чуть-чуть опоздаю.

– А что, перезвонить позже они не могут?

Почему-то вы уверены, что он ждет звонка от той прошмандовки из кафе. Похотливые животные! Они что, не слышали о СПИДе?

– Боюсь, что нет. Связаться с доктором Ямагучи не так-то просто.

Суббота, 7 апреля, вечер

Королевский алкаш

19:15

К пятнадцати минутам седьмого небо лысеет, как бутылка шампуня. Ни одной волосинки дождя не свисает с плоской серой макушки. К пятнадцати минутам восьмого центральные улицы вновь заполняются обездоленными; некоторые из них коматозно-пассивны, другие – угрожающе-агрессивны. Вы торопливо идете сквозь толпу, избегая прямого контакта глазами.

Вздох облегчения, специально припасенный для момента, когда ваша нога ступит на порог «Быка и медведя», умирает неродившимся, где-то под ложечкой. «Бык и медведь» закрыт!

Первое, что приходит на ум, – ресторан закрылся в связи с биржевым крахом. Затем все становится на места: сегодня же воскресенье! Разумеется, «Бык и медведь» закрыт! Он всегда закрывается на выходные. Вам ли этого не знать!

Ну ладно, не стоит себя корить. Голова у вас не железная. В последние дни столько всего случилось, концентрация стресса на единицу времени достигла рекордной отметки, плюс еще пасхальная неделя была короткой. Немудрено, что вы потеряли счет дням. Но как же Ларри Даймонд? Он тоже забыл, какой сегодня день? Или специально вас подставил, ничего не сказал? А что, с него станется. Даже если Даймонд не опасен физически, он наверняка любит проверять людей на прочность, пудрить им мозги. Он, пожалуй, испытывает сардоническое удовольствие при мысли о том, как вы скребетесь у закрытой двери ресторана, тщетно пытаясь сжаться в комочек, чтобы не заметили уличные бомжи, многие из которых, должно быть, помнят вас еще с прошлой ночи со спущенными трусами.

Теперь надо решить, как провести время: остаться здесь – слава богу, на улице еще светло, – или вернуться в машину? Можно, например, объехать вокруг квартала, подождать, пока придет Даймонд. Пока вы размышляете, рядом возникает бомж. Он здорово смахивает на клерка, когда-то работавшего в банке «Си-ферст», и вы не решаетесь его отогнать.

– Я знаю, язык моего тела отвратителен, – говорит бомж невнятно, но вежливо. – Однако мне позарез нужно пять долларов.

Вы просто стоите и глазеете: боже, до чего он похож на того клерка! Бомж начинает снова:

– Я понимаю, изо рта у меня воняет…

– Послушайте, а вы раньше…

– …но мне необходимы пять долларов.

– …никогда не работали…

– Желательно мелкими купюрами.

О господи! Ведь знали: не надо идти на контакт глазами! Как теперь от него отделаться и при этом не лишиться пятерки, сэкономленной давеча на выставке земноводных? Сказать, что вы разорены? Так он не поверит! Стоит только посмотреть на этот стильный, с крупным рисунком, облегающий шерстяной костюм от Эллен Трэйси, надетый отнюдь не для того, чтобы поразить Даймонда – боже упаси! – а на тот случай, если кто-нибудь из брокеров высшего ранга посетит «Бык и медведь», чтобы инвестировать часть своих сбережений в виски «Джонни Уокер». Надо же было сделать такую глупость! А тем временем – смотрите, еще один бомж, скрюченный оборванец в жокейской шапочке, направляет к вам нетвердые стопы.

– Если съесть собачье дерьмо, а потом высрать, – спрашивает подошедший, – какое дерьмо вылезет, собачье или человечье?

Вас буквально распирает и выворачивает от отвращения, желудок жадно требует новой порции пептобисмола. Нищий клерк какое-то время размышляет над вопросом, а потом, почесывая ребра, говорит:

– Помню, у нас была собака, она жрала собственное…

Вы затыкаете уши. А когда их открываете, коротышка в жокейке отвечает:

– …правильно. Поэтому твоя собака не дружила с мистером Пресли. Вот и ответ на мой вопрос.

– Хочешь забомбить у нее пять долларов? – спрашивает бывший клерк, тыча большим пальцем в вашу сторону, чуть ли не в глаз.

– У себя на родине, в Англии, – отвечает коротышка с оттенком гордости, – я был почетным алкашом Ее Императорского Величества!

– Значит, хочешь забомбить пять фунтов?

– Прикинь: королевским алкашом!

– Доллар сейчас падает по сравнению с другими валютами. Но в магазинчике у Гарри его берут за милую душу.

О боже! Прямо ностальгия охватывает по тем недалеким временам, когда нищие не знали других слов, кроме «подайте на пропитание». Вы начинаете теребить замок на сумочке: дать каждому из них по доллару, только чтобы отвязались… И вдруг замечаете на той стороне Шестой авеню перед витриной цветочного магазина – кого бы вы думали? Астрономического Джека-потрошителя, сексуально озабоченного звездочета, открывшего миру тайную сторону вашей луны!

19:20

Вы отталкиваете обоих бродяг с такой силой, что один из них теряет жокейку, а второй равновесие, и бросаетесь напролом через дорогу, заставив притормозить роскошный «мерседес» и старую японскую развалюху.

– Мадам, у меня перерыв. Жду, когда разойдется облачность.

– Сейчас у тебя башка разойдется!

– А, это вы!

– Да, это я. А следом будет и полиция. Думал, тебе удастся отвертеться?

– Да я тут при чем?!

Его голос звучит столь искренне, что вы моментально успокаиваетесь. Астроном тем временем начинает прочищать горло, знаками попросив вас отойти с возможной траектории сопли.

– Значит, ты не виноват? А кто стоял рядом со мной?

– Это все проклятые мажоры. Когда я их заметил, было уже поздно. Они и меня хотели вырубить, да я подхватил телескоп и убежал.

– Ты врешь, я знаю!

Вы действительно слышали о бандах богатеньких сынков, которые терроризируют по ночам нищих и бомжей – очевидно, в отместку за то, что бомжи терроризируют обеспеченных граждан.

– Да нет, говорю же! Их целая машина была. Подъехали на новенькой BMW, все обдолбанные. Вышли и вломили вам по кумполу. Просто хотели поразвлечься: снять одежду, разбросать вокруг… Они всегда так делают с бомжихами. Но кто-то их спугнул, начал звать полицию. И они уехали.

– Да, но ведь я… не бомжиха!

Астроном харкает. И перед тем как плюнуть, отвечает:

– Ну, это пока.

18:24

Один из бомжей пересек улицу вслед за вами.

– Ага, я тебя помню! – кричит он хрипло-торжествующе. – Ты ведь та сучка, из-за которой меня уволили!

– Нечего было меня обсчитывать!

– Ты прикинь, а? Сама считать не умеет, а другие виноваты, – говорит он астроному. – И еще толкается!

– Сегодня, если разойдутся тучи, можно будет наблюдать Сириус.

– Ты зачем меня толкнула, сучка?

– Малийское племя бозо называет Сириус «сидящим».

– Что ты сказал?

– Думаешь, ты крутая? Да, сучка?

– Да не ты! Уйди от меня! – Вы обращаетесь к астроному: – Что ты сказал про бозо?

– Я говорю, «сидящим» его называют. Интересно, как звезда может сидеть? Разве что…

Теперь уже бомж начинает вас толкать – прочь от астронома, чьи слова вы пытаетесь расслышать.

– …разве что она сидит… – Астроном умолкает, чтобы втянуть сопли.

– Думаешь, ты лучше других? Меня не проведешь! – Бомж заталкивает вас на мраморные ступеньки какого-то туристического агентства.

– …как лягушка или типа того… – Астроном умолкает, чтобы харкнуть.

– У тебя на счету все время был минус!

– …в пруду, на таком здоровом… – Астроном плюет.

– А теперь моя очередь. Я тоже хочу пять баксов с твоего счета!

Вы слишком увлечены процессом краснения (как он смеет прилюдно обсуждать ваш банковский счет!) и шлепаньем по грязным рукам, которые тянутся к сумочке, и поэтому не уверены, действительно ли астроном произнес роковое слово «листок», или это воображение скорешилось с ушами, чтобы запудрить вам мозги; но судя по всему, он только что сказал: «Сидит, как лягушка в пруду, на листке кувшинки».

18:27

Бомж придвинул свое лицо вплотную: изо рта у него действительно воняет, а язык своего тела он вообще не контролирует. Ну ладно, хорошего понемножку. Вы яростно пинаете его в лодыжку острым носком новой туфли «Кеннет Кол». Он начинает орать, как банковская сигнализация, а вы быстро смываетесь через дорогу, на ходу бросив астроному:

– Я еще вернусь!

– Э, бросьте, мадам, – отвечает тот. – Мажоры завсегда отвертятся, ни черта не докажете! Считайте, что Сириус отвесил вам звезды на два доллара!

Голова кружится, сердце колотит в отцовский барабан, адреналин подталкивает к машине – хотя непонятно, куда вы собираетесь ехать. И вообще, что делать дальше? Рядом тормозит мотороллер, «Веспа» виноградного цвета (подъехал прямо по тротуару!), и вы инстинктивно тянетесь к газовому баллончику, который минуту назад едва не разрядили в лицо чокнутому клерку.

– Куда торопишься? – спрашивает голос, словно прошедший сквозь миску с дешевой собачьей едой. – Решила резко поменять профессию?

Разумеется, это лишь временная эмоция, продиктованная спецификой момента, и тем не менее вы рады, даже счастливы видеть Ларри Даймонда. Со всей возможной в данной обстановке грацией – ибо порядочная женщина всегда обязана помнить об умении себя держать, особенно на столь варварском этапе нашей культурной истории, – вы закидываете ногу на комично пук-пук-пукающую «Веспу», хотя в глубине души, признаться, ожидали, что Даймонд появится на большом черном «Харлее». Однако поездка оказывается короткой: вместо того, чтобы умчать вас навстречу ночному ветру (при этой мысли к ударной установке вашего сердца прибавляется парочка новых барабанов), Даймонд делает круг и глушит мотор прямо у входа в «Бык и медведь».

– Они закрыты, – напоминаете вы, чуть заметно цепляясь за его кожаную куртку.

– Только для лохов, – отвечает он, соскакивая с мотороллера. И, прихрамывая, направляется к двери.

19:45

От нестерпимого унижения вы готовы прыгнуть в миску для орехов и зарыться в соленый арахис. По воскресеньям «Бык и медведь», похоже, работает в режиме частного клуба: двери заперты изнутри, жалюзи опущены, однако так называемые «члены» могут войти, набрав секретный код. Ну и кто же эти члены? Разумеется, все брокеры Сиэтла! Ларри Даймонд, например, – член! Хотя уже много лет не при делах. Энн Луиз тоже член, а ведь она только что приехала. Вон ее раздолбанная задница – на стульчике у стойки. А вы и слыхом не слышали о существовании этого клуба! Да, такой удар даже больнее, чем биржевой крах.

– Что-то не так? – интересуется Даймонд.

Ваши веки пытаются сдержать напирающие слезы, словно охранники на рок-концерте.

– О боже, – говорите вы, кусая губу. – Клянусь, это самые черные выходные моей жизни!

– Ну, выходные еще не закончились.

– Это и пугает! – Вы залпом уничтожаете треть бокала с винным коктейлем и промакиваете салфеткой губы и глаза. – Вся моя жизнь пошла наперекосяк!

– Так хорошо! Катастрофы всегда на пользу, если они достаточно серьезны. Как говорит доктор Ямагучи, «у большого зада бывает большой перед».

– Угу. С того места, где я сижу, виден один огромный зад. Ты уж покажи, где обратная сторона этой медали! А заодно и расскажи, что это за концерт? Который только начинается…

– Оглянись вокруг, Гвендолин. Имеющий глаза да увидит!

То, что Даймонд называет концертом, нормальные люди, похоже, называют трагедией.

– Значит, твои глаза лучше, чем мои. Но если уж они видят концерт, которого никто другой не видит, то явление такого масштаба, как Кью-Джо Хаффингтон, они просто обязаны разглядеть! – Вы допиваете вино. – Где же она, черт возьми?

Свет в «Быке и медведе» притушен, музыка приглушена, а посетители, которых не более дюжины, ведут себя крайне тихо. Обстановка даже отчасти романтическая, хотя отсутствие оживления можно списать на эффект экономической драмы. Что ж, это спокойное местечко отлично подходит, чтобы покопаться в завернутых даймондовских мозгах. Здесь можно не опасаться ни мажоров, ни бомжей, а если он задумает приставать, то можно отправить его к Энн Луиз, которая поминутно кидает в сторону вашего столика любопытные взгляды.

Компаньон ваш тем временем снял куртку, открыв для обозрения хлопчатобумажную рубашку без воротника, вышитую по краям сложным орнаментом, очевидно, африканского происхождения, и этот наряд (по большому счету отнюдь не остромодный) весьма неплохо подходит к вашему дорогому элегантному костюму с растительным рисунком. Пьет Даймонд текилу, хотя и с несколько меньшим смаком, чем можно было ожидать.

– Все, что я знаю о Кью-Джо Хаффингтон, могло бы уместиться в эту миску для орехов (ну вот, а вы хотели туда спрятаться!), и еще место останется для полновесного обеда. Раз уж ты подозреваешь, что ее исчезновение связано со мной, я сейчас по минутам опишу обе наши встречи – кстати, весьма краткие. Расскажу обо всем, даже о самых незначительных деталях. В таком деле даже мелочи могут навести на след. Идет? У Гете есть высказывание, на котором один весьма известный архитектор построил свою карьеру. «Бог – в деталях». Может, и Кью-Джо там же?

19:50

– Идет. Но сначала я хочу кое о чем тебя спросить.

Он одаривает вас циничной улыбкой, предполагающей, что забота о Кью-Джо не занимает верхнюю позицию в списке ваших приоритетов.

– Этот вопрос как-то связан с рыночными тенденциями или успешной карьерой?

Вы мотаете головой.

– Тогда валяй.

Похоже, ваш профессиональный статус не кажется ему интересной темой для беседы. Дурной знак, Гвен, очень дурной! При благоприятном стечении обстоятельств это отношение, возможно, удастся изменить. А пока вы действительно хотите спросить о другом.

– Мы только что сюда вошли, потому что твое имя есть в списке членов. Или, другими словами, «на особом листке». И я вот думаю: в нашей стране есть множество клубов, куда вхожи только члены, внесенные в список. Так что же, получается, быть «на особом листке» – значит входить в элитный круг людей, чьи имена занесены в списки престижных тусовок? Или может… – тут вы берете несколько секунд паузы, – может, это выражение связано с Сириусом? А точнее, с Сириусом-A, который, как говорят дикари из племени бозо, «сидит, как лягушка на листке кувшинки»?

Вы, конечно, не имеете ни малейшего понятия, о чем говорите. Просто пара выстрелов вслепую. Однако судя по произведенному на Даймонда эффекту можно подумать, что вы стреляли в упор из базуки. Пораженный в самое сердце, он разглядывает вас с изумлением и невольным уважением. Это продолжается довольно долго. А потом он произносит:

– Задумала поиграть с дядюшкой Ларри, малышка? Хорошо. Дядюшка Ларри любит добрую игру – если ставки высоки.

Но сейчас инстинкты ему говорят: ты блефуешь. На самом деле ты ни черта не знаешь ни о Сириусе, ни о бозо. Просто слышала достаточно, чтобы связать одно с другим и догадаться, что тема интересует дядюшку Ларри. А это уже неплохо. И поэтому дядюшка Ларри воспримет твой вопрос буквально и попробует ответить честно, хотя первая часть вопроса кажется ему оскорбительной, а вторая просто долбанутой.

Да ладно тебе, дядюшка Ларри! Зачем так серьезно-то?

– Каким же надо быть дебильным, немощным, неуверенным, всеми отвергнутым тараканом, чтобы вообразить, будто членство в элитном клубе значит больше, чем клочок куриного дерьма? Разумеется, я признаю, что сама идея «особого листка» отдает тщеславием, однако это тщеславие не на пустом месте. По крайней мере я так надеюсь. Что же касается бозо, то Сириус-А они называют «сима каине», что буквально переводится как «сидящие брюки». Да, именно так, хе-хе! Сидящие брюки. А лягушек в брюки не одевают даже диснеевские модельеры, так что не знаю, откуда ты взяла эту дурацкую дезинформацию. Однако связь между Сириусом и земноводными действительно существует. Со временем ты узнаешь об этой связи больше; информация просочится в наши разговоры, хотим мы этого или нет. Поэтому предлагаю просто вернуться к теме Кью-Джо – если, конечно, у тебя больше нет забавных вопросиков на отвлеченные темы… Я вижу, что есть.

– Нет-нет, ерунда.

– Спрашивай, я настаиваю.

– Ну ладно. Ты, случайно, вырос не на Среднем Западе?

– С чего ты взяла?

– По акценту. Ты разговариваешь почти как этот комик, Даблъю-Си Филдс.

– Так он же из Филадельфии!

19:53

До сих пор другие посетители «Быка и медведя» вас не тревожили, хотя некоторые из них, в особенности Энн Луиз, постоянно на вас посматривают. Официант принимает заказ на очередной бокал винного коктейля. Даймонд пропускает ход.

– Я обратился к Кью-Джо Хаффингтон, потому что не могу есть грибы, – сообщает он.

– Стоп, стоп. Ты пошел к гадалке, потому что у тебя аллергия на грибы?

– Пардон. Забыл, с кем имею дело. Постараюсь притормозить до твоей скорости.

– Не надо тормозить, просто говори по-человечески.

– Если ты настаиваешь. Итак, дело вот в чем. Мои мозги недавно пережили ремонт. Это небольшая углубляющая процедура, которая началась в Тимбукту и продолжилась, когда я вернулся в Америку. Ты же знаешь, ремонт всегда тянется вдвое дольше, чем планировалось. Все, в общем, удалось замечательно, но порой я просыпаюсь, вижу новую мебель, ковры, обои – и не сразу понимаю, где нахожусь: такое чувство, что это не мой дом. С тобой такого не было?

– Нет.

– В общем, я еще не привык к новому церебральному пространству. А когда речь идет об ориентации, ничто так хорошо не настраивает наш онтологический гироскоп, как пятнадцать – двадцать миллиграммов псилоцибных грибов. Однако…

– Ты говоришь о наркотиках?

– О растениях, Гвендолин! О натуральных, богом созданных растениях. Однако у меня недавно возникли проблемы… э-э… медицинского свойства. И один человек, назовем его «доктор», посоветовал отказаться от грибов. По его словам, грибы похожи на лесных белочек. От них можно многому научиться, но они слишком болтливы. Думаю, он имел в виду побочные эффекты, ослабляющие иммунную систему. Так или иначе, я стал искать нехимический аналог процесса ментальной регулировки, и когда услышал, что твоя подруга Кью-Джо считается самым талантливым парапсихологом на северо-западе Америки…

– Ты даже текилу едва пригубил. Ты чем-то болен?

– Не надо, Гвендолин, никаких рассказов о тяжелой судьбе! Если твоему чувству сострадания нужен объект, поговори с кем-нибудь из брокеров.

– Ну ладно, мистер Упрямец. Как хочешь… Она тебе понравилась?

– Кто, Кью-Джо? Восхитительна! Просто восхитительна. Хотя как гадалка отнюдь не Нострадамус. Например, по ее раскладу вышло, что карта Любовники в седьмой позиции означает предстоящее романтическое приключение. Однако днем раньше я уже встретил тебя, так что пророчество запоздало.

– Ха!

Больше вы ничего сказать не можете, ибо все ресурсы организма брошены на краснение. Да уж, Ларри, думаете вы, когда тебе ремонтировали мозги, все картины повесили вверх ногами.

– Затем выскочила Пятерка Пентаклей, означающая плохое здоровье. Будто я и сам этого не знал. А Башня в пятой позиции символизировала большие потрясения или перемены в прошлом. Ну, Башня – это мой постоянный адрес. Только в ней и живу. Здесь сенсации тоже не было. Зато дальше стало интереснее: рядом с Любовниками приземлился Дурак. Во всей красе, позиция номер три, влияет на текущий момент. Кью-Джо не могла с уверенностью сказать, кого представляет Дурак в этой позиции: меня или мою новую спутницу? А ты как думаешь, Гвен? Меня или тебя?

– Ну, это очевидно!

– Я тоже думаю, что это ты. Посуди сама: пять минут назад ты развязала свой заплечный мешок и достала оттуда бозо и Сириус. А сколько еще интересных вещей в узелке у Дурака! Если бы у тебя хватило смелости изучить его содержимое, наши отношения поднялись бы гораздо выше уровня простого физического влечения.

– Какие еще отношения?! Ларри, в самом деле, прекрати!

На Олимпиаде настырных нахалов этот парень собрал бы все золото.

– С другой стороны, Дураком может быть и доктор Ямагучи. Правда, он так и не перезвонил…

– Мне очень жаль. Но давай вернемся к делу.

Если бы Даймонд узнал, сколько раз за последние месяцы вам выпадал Дурак, он прыгнул бы через стол, чтобы заключить вас в объятия. Или наоборот – бросился бы бежать.

– Хорошо. Как я уже заметил, получилось заурядное гадание. Никаких откровений и сорванных масок, никаких факсов из потустороннего мира. Но знаешь, новый опыт ничему не учит лишь тех, кто недостаточно внимателен. Или тех, у кого неправильное либретто. Поэтому я стал приглядываться к картам – и сразу заметил, сколько в них воды.

– Воды?

– Да. Аш-два-о. По крайней мере треть из них содержала изображение воды в той или иной форме: океан, озеро, бассейн, фонтан, ручеек – весь водный репертуар. Туз Чаш, например, изображен на фоне кувшинок. Ты ведь интересовалась кувшинками, если не ошибаюсь? А рыба – какой там только нет! Даже жирный омар, у которого в хвосте мяса больше, чем в самом толстом бифштексе. Возьми хотя бы Пажа Чаш…

– Любимый папочка, – бормочете вы про себя.

– …где нарисован тип с золотым потиром, или кубком, или черт его там разберет, а в этом потире плавает живая рыбка, которая смотрит на мужика, словно пытается ему что-то сказать… А еще, помимо водной темы, очень ярко проходит тема астрономическая: образы звезд, солнца и луны. Причем характерно, что на пересечении этих двух тем – водной и астрономической – я находился практически весь этот год, в интеллектуальном смысле. Я знаю, что карты Таро представляют собой высокоразвитую систему символов европейского происхождения, и тот факт, что они содержат образы и темы, совпадающие с образной системой африканского племени бозо, которая столь близка тем, кто находится на особом листке (извини за тщеславную ремарку), – этот факт меня, конечно, поразил, о чем я не замедлил сообщить Кью-Джо.

– А она посоветовала тебе расслабиться и перестать анализировать.

– Ты неплохо ее знаешь. Да, она напомнила, что карты Таро похожи на сны: образы поднимаются из глубин, недоступных рассудку. Персонажи Таро, мол, являются тонкими идеальными сущностями; холодный свет интеллекта может их испугать, обратить в бегство. Поскольку я убежден, что воображение создает реальность, а не наоборот, такая модель мне близка. Тем не менее я проявил настойчивость, начал объяснять свою мысль, и в конце концов она меня услышала. Оказалось, что под тюрбаном у нее есть уши. Она достала ключик из декольте… Не знаю, как она умудрилась нашарить в этой бездне столь мелкий предмет! Вот это сиськи, я понимаю! Между ними хоть мотороллер паркуй…

– Прекрати!

– Короче, она достала ключик из… Интересно, где она лифчики покупает?

– Ну перестань же!

– …и открыла шкатулку слоновой кости. И показала мне Дурака из старинной французской колоды, которой более четырех веков. В левом нижнем углу там изображен аллигатор, точнее, крокодил. Ты знала, что Библия называет крокодилов «ресницами зари»? Не знала? Короче, на этой карте было нарисовано самое настоящее земноводное. Теперь уже мы оба пришли в возбуждение…

– Физическое?

– Перестань!

Покраснев, вы просите его продолжить.

– Так вот. Между нами произошел весьма оживленный обмен мнениями, в процессе которого я схватил фломастеры и импульсивно подрисовал карту Звезда, чтобы показать, как она могла бы выглядеть, если бы… в общем, не важно. Мы могли бы говорить еще много часов, но тут Кью-Джо вспомнила, что ей надо идти к следующему клиенту, смотреть какие-то фотографии за деньги. Услышав это, я предложил ей взглянуть на мои слайды из Тимбукту – свежим глазом она могла бы заметить что-нибудь новенькое, понимаешь? Кью-Джо посетовала, что вряд ли найдет время на этой неделе, и обещала связаться со мной позже. Однако уже через час позвонила из кафе-мороженого и сообщила, что придет в «Гремящий дом» в три. Похоже, я возбудил ее любопытство.

– А больше ничего не возбудил?

Даймонд встает из-за стола.

– Гвендолин, я отлучусь в туалет и предоставлю тебе самой вырулить из этой грязной колеи. Если не получится, присоединяйся ко мне. Поверь, мы будем далеко не первой парой, совершившей акт любви в туалетных кабинках «Быка и медведя».

С этими словами он удаляется, слегка прихрамывая, оставив вас вариться в собственном свекольном соку. И отсутствует целых пятнадцать минут.

20:29

Вы думаете: «Наткнулся на бывшего коллегу, и они перемывают кости рухнувшему рынку».

Вы думаете: «Он там, наверное, ширяется».

Вы думаете: «Выскользнул на улицу через черный ход. И слава богу».

Вы думаете: «Интересно, у Джорджа Вашингтона сжимались зубы от дикого холода в долине Вэлли-Фордж?»

Вы думаете: «А, вот он идет! Брокеры машут руками, а он – ноль внимания… Но почему он так сильно хромает?»

– Все в порядке? Почему ты так хромаешь?

– Из-за мотороллера. Вибрация ее раздражает.

– Кого «ее»?

– Старую рану. Штурм высоты Свиных Котлет. Битва при дуге. Оборона Ден-Бен-Фу. Я уже не помню. Не люблю вспоминать былых сражений. Вам, женщинам, этого не понять.

Вы думаете: «Он надо мной прикалывается. С другой стороны, он знает, что я знаю, что он прикалывается. Все справедливо, никаких противоречий с его хваленой правдивостью».

– Прежде чем мы продолжим, – говорит Даймонд, – хочу сразу развеять твои подозрения. Наш мир совсем не таков, каким его представляют девяносто восемь процентов обитателей. Мы с Кью-Джо это понимаем и ценим. И это единственное, что нас связывает. Во время нашего разговора в воздухе не было и следа сексуальной пыльцы. Да и откуда ей было взяться, Гвендолин? Я ведь хочу опылить одну лишь тебя!

– Да? А кто сегодня всю кофейню пыльцой засыпал? Он ухмыляется самым возмутительным образом:

– Ах да! Натали! Что мне оставалось делать? У девчонки общительный характер.

Вы думаете: «Откуда он знает, что ее зовут Натали?»

20:30

– Кью-Джо опоздала примерно на двадцать минут. По пути она зашла перекусить, съела бутерброд с фрикадельками.

– Похоже на правду.

– Я показал ей квартиру, как сделал бы любой гостеприимный хозяин, а потом притушил свет и начал демонстрировать слайды. Надеюсь, ты понимаешь: свет был притушен, чтобы улучшить восприятие визуальных образов на экране, а вовсе не…

– Ларри, я хочу объяснить раз и навсегда. Мне глубоко плевать, с кем из совершеннолетних ты отправляешь свои сексуальные надобности. Мой интерес к таким… к таким вещам был вызван исключительно беспокойством и желанием разобраться, что могло произойти с моей… с Кью-Джо.

– Да-да, я все понимаю.

– Просто не хочу, чтоб ты бог знает что возомнил.

– Абсолютно ничего не возомнил.

– Ну вот и хорошо.

– Замечательно.

– И нечего ухмыляться!

– Я улыбаюсь, потому что весел и жизнерадостен. В твоих кругах, наверное, трудно встретить человека, который был бы весел и… – Его ломаная ухмылка превращается в ломаную гримасу озабоченности. – Гвендолин, тебе случайно не надо сходить к стоматологу?

Вы мотаете головой:

– Мои зубы в идеальном порядке.

– Хм, странно. Ну ладно, оставим телепатию Кью-Джо. – Он чешет заросший подбородок. – Кстати, если она такой крутой экстрасенс, то должна знать, что мы сейчас ее обсуждаем. По крайней мере чувствовать, что ты о ней беспокоишься.

Да, вы и сами задавались этим вопросом. Неужели Кью-Джо не понимает? Не хочется думать, что она мертва, или без сознания, или, хуже того, некомпетентна. Мало ли что могло случиться? Кью-Джо – сложная и непредсказуемая личность, так же как и ваш теперешний собеседник. Почему судьбе доставляет удовольствие сталкивать вас с такими персонажами?

– Конечно, – продолжает Даймонд, – если все, что она ловит, – это мысли о каких-то искусственных зубах…

– Ладно, хватит отвлекаться! – обрываете вы, озабоченно глядя на «Ролекс», как будто у вас есть иные дела, кроме как тупо смотреть новости и метаться по улицам в поисках сбежавшей макаки.

20:33

– Сначала я показал ей слайды, снятые в деревнях бозо и догонов. Затем мы немного поговорили о феномене Номмо, продолжив дискуссию, начатую во время гадания. Она проявляла интерес, задавала много вопросов. Я угостил ее шоколадным печеньем и перешел к слайдам из Тимбукту. Похоже, ее удивило, насколько заброшенной выглядит эта страна. Она как-то притихла, перестала говорить. Возможно, дело было в ощущении заброшенности… а возможно, в шоколадном печенье. Я его сам испек, оно слегка пригорело. Если подумать, вкус горелого печенья замечательно гармонирует с чувством заброшенности. А потом пошли слайды университета Тимбукту – каждый из них Кью-Джо просила подержать подольше и жадно разглядывала, бормоча сквозь угольное крошево. Очередь дошла до группового снимка преподавателей, и тут я отлучился в туалет, ибо не мог больше сдерживаться. Когда я вернулся, ее уже не было. Ни записки, ничего. На тарелке осталась пара недоеденных печений, и денег она не взяла.

Вы готовы заказать еще один бокал, но Даймонд до сих пор не осилил первого, и заказывать третий было бы неприлично.

– Убежать, не доев печенья и не забрав денег? – говорите вы. – Что-то не похоже на Кью-Джо. Хочу тебя кое-что спросить. Хм-м… не знаю, как это поприличнее… Сейчас, когда ты ходил в туалет… В общем, ты отсутствовал довольно долго.

– По сравнению с чем?

– По сравнению с тем, сколько времени тратит нормальный человек, чтобы сходить в чертов туалет!

– Ты имеешь в виду по-большому или…

– Так, хватит! Не надо углубляться в детали! Боже! Я просто хотела спросить… хотела понять: ты пробыл в туалете столько же, сколько и сейчас?

– Да, приблизительно. Тогда я тоже…

– Стоп, стоп! Мне плевать, чем ты там занимался. Я хочу знать лишь одно: можно ли с уверенностью сказать, что Кью-Джо оставалась в одиночестве более десяти минут?

– Да. Но меня это не встревожило. У Кью-Джо в отличие от среднего американца период концентрации внимания дольше, чем мормонский оргазм.

– А как насчет индейца?

– Ты про Урагана? О, у него период концентрации внимания просто бесконечен!

– Ураган, шмураган. Какая разница! Где он находился в это время?

– Ураган сидел в яранге, созерцая вложение своего капитала.

– В какой еще яранге?!

– Точнее, в вигваме.

– О чем ты говоришь?

– Ураган называет свою квартиру вигвамом – то ли с иронией, то ли с сарказмом. Этих индейцев не поймешь. В «Гремящем доме» две квартиры: одна моя, другая его.

– Квартиры сообщаются? Он может к тебе войти?

– Ответ положительный на оба вопроса. – Даймонд улыбается, как мама на картинке «мам, смотри, что я умею!» – одновременно и гордо, и встревоженно. – Гвен, у тебя прирожденный талант сыщика. При удачном раскладе ты могла бы стать республиканским юристом.

Вы пожимаете плечами: да, это лучше, чем работать сиделкой.

– Как ты с ним сошелся?

Даймонд подзывает официанта и заказывает вам винный коктейль. При этом он привлекает внимание одного из сидящих у бара – кажется, брокера из «Пэйн Уэббер». Парень встает и направляется к вам, пузырем выдувая на губах вопрос о способности нефтяных компаний слить активы в случае ухудшения кредитной ситуации. Даймонд отмахивается от него.

– Нефть! – фыркает он. – Это так старомодно!

Вы с удовольствием развили бы тему, поскольку и сами владеете сотней акций «Экссона», которые уже не стоят и трети своей начальной цены.

– Конечно, если доллар перестанет играть роль мировой валюты, – говорите вы, – то импорт нефти в США сократится, и…

– Кстати о нефти, – прерывает Даймонд. – Ураган из племени команчей, его настоящее индейское имя – Грозовой Смерч. В документах он, конечно, проходит под каким-то обычным американским именем. Кто-то из друзей (не исключено, что я) прозвал его Ураганом. Так вот в восьмидесятых он продал бледнолицым права на бурение нефтяных скважин на своей земле в Оклахоме и приехал в Сиэтл с полумиллионом долларов в заднем кармане. Его отец, известный специалист по медицине команчей, поначалу не одобрил поступок сына. Но юный индеец не пропал в большом городе. Ему повезло: я сделался его финансовым советником и помог заработать кучу денег на рынке ценных бумаг. Буквально кучу. Однако парень не был счастлив, он постоянно скучал по Оклахоме и особенно по тамошним грозам. Однажды, возвращаясь с пристани в Балларде, куда он ездил наблюдать за сезонной миграцией лосося, Ураган заметил вывеску «Гремящий дом», и что-то заставило его остановиться. Звуки боулинга напомнили ему об оклахомских грозах, и он зачастил туда, хотя к самой игре остался равнодушным, даже ни разу не взял в руки шар. А в один прекрасный день он просто взял и выкупил это здание.

– Ураган владеет боулингом?

– Да, боулингом плюс еще одной штучкой. К этому я и веду. Он переоборудовал подвал в жилое помещение, чтобы можно было лежать на диване и слушать «гром» на «небе», почти как в старые времена, в прериях. За те деньги, что он заплатил, покупку боулинга нельзя было назвать хорошим вложением капитала, но я всегда считал, что счастье дороже выгоды. Или ты не согласна? В подвале «Гремящего дома» хватило места на две большие квартиры, и когда Ураган предложил мне вселиться в одну из них, я ощутил себя персонажем из ковбойского фильма: единственный бледнолицый, которому доверяют индейцы. В то время я жил в мотеле на Аврора-авеню, и переезд в «Гремящий дом», как ни крути, был шагом вперед. Правда, когда боулинг перешел на круглосуточный режим, времени на сон практически не осталось. К постоянному грохоту я долго не мог привыкнуть. Даже подурнел от бессонницы. А ведь меня считали чертовски симпатичным парнем!

«Это кто же, интересно? – думаете вы. – Рокерские шлюхи, чьих дружков посадили в тюрьму?» Но тут официант приносит вино, и вы ограничиваетесь тем, что презрительно закатываете глаза.

– Через два года после того, как я переселился в «Гремящий дом», Ураган увлекся рынком искусства. Связался с дурной компанией, начал посещать вечеринки, где гости раздевались догола и смотрели прямые трансляции с аукциона «Сотби» по спутниковому каналу. Справедливости ради отмечу, что на торговле живописью в то время можно было неплохо подняться: цены на картины взлетали вдвое за одну ночь, бездарные тараканы-пачкуны из Сохо разъезжали на роскошных лимузинах, а европейские художники переворачивались в гробах при каждом ударе аукционного молотка. Так что я не очень удивился, когда Ураган отслюнил три миллиона за картину Ван Гога.

– Ничего себе! Три миллиона за картину Ван Гога?!

– Да, но это ведь был Винсент Ван Гог, Гвен! А не его братец Элмер. Нормальная цена по тем временам. Проблема заключалась в другом: три миллиона составляли все сбережения Урагана, не считая боулинга. Он выжидал несколько лет, надеясь, что помазанная краской тряпка подорожает в четыре раза, однако японские коллекционеры очухались, и у рынка искусства отвалилось дно. Один голландский индустриалист предлагал за картину восемьсот тысяч, но Ураган, должно быть, сохранил генетическую память о манхэттенской сделке. Он наотрез отказался продавать. В конце концов его отец, узнав о богемном заскоке сына, пришел в шаманскую ярость и появился на пороге «Гремящего дома» в расшитом бизонами пончо, чтобы своими глазами увидеть знаменитую картину. Увы, Ван Гог с момента покупки хранился в банковском сейфе, и это довело старика буквально до истерики: «Как?! Ты потратил на картину столько денег и даже не смотришь на нее?!» Он заставил Урагана забрать Ван Гога из банка и повесить на стену. «А теперь мы будем на нее смотреть». И они вдвоем уселись на диван и смотрели на картину целую неделю не отрываясь – а ведь мы говорим о каком-то тусклом, мрачном наброске с изображением чистящих репу крестьян, – после чего отец встал и молча уехал в Оклахому. А Ураган с тех пор подсел на картину. Не может без нее жить. Да и не хочет. Это превратилось в своеобразную медитацию, дающую чувство покоя и понимания. День за днем он только и делает, что сидит и созерцает. Голландец каждый месяц повышает цену, но Ураган и слушать не хочет.

– Сколько же ему сейчас предлагают?

– Ах, Гвендолин, ну откуда я знаю? Да и какая разница? Дело не в цене. А в том, что Ураган дни напролет просиживает на диване, разглядывая пространственно-композиционную плоскость, при помощи которой экспрессивный антинатуралист Ван Гог превратил рутинное действо в сосуд множества смыслов и перечеркнул историю Возрождения. Дело в том, что Ураган зачарован этими дурацкими чистильщиками репы и поэтому не смог бы напасть на Кью-Джо, будь он даже маньяком с патологической склонностью к ожирелым белым женщинам, в чем я его до сих пор не замечал.

– Ну ладно, ладно… Я просто спросила.

20:45

– Эй, официант! – На самом деле парнишку зовут Брайан, но вы не любите обращаться к обслуживающему персоналу по имени. – Официант, этот винный коктейль на вкус какой-то другой. И второй бокал, кстати, отличался от первого!

– Ах, вы заметили! Слава богу! Наш бармен сегодня экспериментирует с новой линией вин от Уолта Диснея. Ваш первый бокал, если я не ошибаюсь, был приготовлен из шардонэ «Дональд Дак», второй – из либфраумильх «Минни-Маус», а последний – из пино-блан «Гуфи». Забавно, правда?

– М-да. Концерт только начинается, – бормочете вы, отодвигая бокал и борясь с нестерпимым желанием обхватить голову руками.

20:46

– Гвендолин, я до сих пор исходил из предположения, что ты первым делом обзвонила друзей, любовников и родственников Кью-Джо и убедилась, что никто из них ничего не знает. И все же спрошу: так ли это?

– Обзвонила бы, если бы было кого обзванивать. Ее семья живет где-то в Огайо, я могла бы найти телефон у нее в записной книжке, но зачем беспокоить людей? И потом, вряд ли Кью-Джо отправилась бы из твоей квартиры прямиком в Огайо. Она вообще ненавидит Огайо!

– Тут она не одинока. А как насчет друзей?

– Есть парочка астрологов, с которыми она общается. Но никогда не остается у них ночевать. Я даже имен не помню.

– Любовники?

– Ничего постоянного. Кью-Джо предпочитает случайные контакты. Да и то нечасто. При ее-то размерах…

– Да, понимаю. Хотя при определенных обстоятельствах я бы очень даже…

– Ну, ты – это другое дело. Ты и сам… странный.

– Так только кажется.

Даймонд кладет свою руку – ту, что украшена мистической наколкой – поверх вашей. Вы замираете. А потом осторожно убираете руку, якобы для того, чтобы отпить винный коктейль, к которому, по правде говоря, совершенно утратили интерес после того, как узнали, что туда подмешан «Гуфи». Рука вибрирует еще секунд сорок.

– Есть предложения? – спрашиваете вы.

– Естественно. – Он снова тянется к вашей ладони. Вы отодвигаете ее.

– Я имею в виду, насчет…

– Кью-Джо?

– Разумеется. И еще… еще насчет моей ситуации. С работой. – Вы невзначай придвигаете руку обратно, в зону досягаемости.

Даймонд качает головой и смотрит на вас со смешанным чувством жалости и ужаса. Такой же взгляд был у отца, когда он слушал, как вы берете уроки вокала. Как только вам исполнилось четырнадцать, он почему-то решил, что такой необычный голосок нужно развивать. Фредди надеялся, что его дочь станет знаменитой джазовой певицей, и поэтому два раза в неделю вы отправлялись после школы на автобусе в Центральный район, где прилежно перенимали вокальную премудрость у негритянки, лишь номинально уступающей Кью-Джо в обхвате груди. В конце каждого урока отец появлялся в дверях и, закрыв глаза, слушал ваш голосок, скачущий из тональности в тональность, как голодная музыкальная белочка. «Ох, Пипи», – говорил он, качая головой. И смотрел, как сейчас смотрит Даймонд.

– Пора уже поумнеть, – говорит Даймонд.

– Что-что?

– Пора поумнеть, – повторяет он с модуляциями Даблъю-Си Филдса. – Тот факт, что ни у одной девчонки от Лос-Анджелеса до Чикаго нет такой классной попки, еще не дает тебе права использовать ее вместо головы. Тем более что мне она нужна для другого. Поднимись над своими карьерными страхами, Гвендолин! Поднимись или навсегда останешься с жабами.

– С жабами?!

– Практически все виды жаб умеют плавать, но в отличие от лягушек они лезут в воду только по принуждению. А ведь наша планета на две трети покрыта водой! Кого, по-твоему, правильнее назвать ограниченными: жаб или лягушек? Лягушки гладки, влажны и блестящи; жабы сухи, грубы и бородавчаты. – Он чешет заросший подбородок. – К тому же у жаб есть еще один серьезный недостаток.

– Какой? Говори скорее, не томи, я всю жизнь мечтала узнать!

– Жабы не скрещиваются с лягушками.

Вы залпом допиваете дурацкий винный коктейль и делаете вид, что встаете из-за стола:

– Поднимись над своими сексуальными заботами, Даймонд! Поднимись – или сегодня вечером останешься без моего общества.

– Браво! Туше! – отвечает он. – Прости, не удержался, чтобы лишний раз не выразить свою привязанность к земноводным.

Впредь постараюсь держать себя в руках. – И добавляет, показав глазами, что ваше демонстративное полувставание не осталось незамеченным: – Если помогу с работой, ты останешься?

20:40

Разумеется, все не так безоблачно. То, что Даймонд называет помощью с работой, выливается в длинную лекцию о вреде устаревшей и ретроградной привычки работать на зарплату. Он долго и нудно в своей характерной гнусавой манере распространяется о том, что в контексте человеческой истории постоянная работа является случайным сбоем, кратковременным отклонением от вектора прогресса. Люди, заявляет он, обрели разум миллион лет назад (вы сомневаетесь, что это правда), однако работа с регулярной оплатой практикуется лишь на протяжении последних пяти веков (это тоже не похоже на правду), что на общей временной шкале выглядит весьма скромно. Он поясняет, что люди работали все время, но современный порядок – с бухгалтерией, зарплатой и отпусками – возник совсем недавно. А теперь, с нашествием роботов, компьютеров и всеобщей автоматизации, этот порядок снова отходит в прошлое. Так что с исторической точки зрения постоянная работа – быстротечная, отживающая себя мода.

В наши дни мировые правительства используют постоянную работу – точнее, иллюзию постоянной работы – в качестве рычага управления. Всякий раз, когда поднимается шум по поводу истребления животных, вырубки лесов или загрязнения водоемов, государственные жабы заявляют, что экологический наезд совершается во имя сохранения или создания рабочих ест, и протестующие голоса затихают, как хруст ветшающих долларовых банкнот. Самые грязные решения политиков, включая незаконные и аморальные попытки вооруженных интервенций, оправдываются тем, что это поможет американцам сохранить рабочие места. На протяжении последних семидесяти лет практически все кандидаты на государственные посты приступают к избирательной кампании, насадив на ржавый крючок резинового червяка под названием «новые рабочие места», и гонку выигрывают те, чей червяк смотрится живее, хотя все избиратели, за исключением врожденных олигофренов, не могут не понимать, что по мере развития технологии количество рабочих мест только уменьшается.

– Что ты хочешь сказать, Ларри? Те из нас, кто озабочен сохранением работы, читают неправильное либретто?

В ответ он улыбается так ослепительно, что срабатывает инфракрасный датчик у вас паху, и приходится перевести взгляд на Энн Луиз, чтобы обуздать теплый прилив, наступающий на шлюзы промежной Панамы.

– А ты, оказывается, не совсем безнадежна! – заявляет он.

– На твоем месте я бы не обольщалась, – отвечаете вы.

Официант, приняв движение ваших глаз за намерение сделать заказ, подбегает к столу.

– Я хочу мартини! – объявляете вы очертя голову. – Только учтите, если на бутылке будет изображен мультяшный персонаж, я выну из сумки газовый баллончик и заставлю вас на коленях просить пощады.

Даймонд расплывается еще шире. Да вы и сами не можете удержать довольной ухмылки. Даже губу приходится прикусить, чтобы сохранить приличную мину. Загнутый кверху горн побуждает к полету.

– На прошлой неделе перед «черным четвергом» уровень безработицы перевалил десять процентов, – подытоживает Даймонд. – А в следующие две-три недели, если не случится чуда, он достигнет двадцати, да и то лишь потому, что мы живем в профсоюзном раю. Буквально через несколько десятилетий восемьдесят процентов трудоспособного населения будет уволено. Заметь, я сказал «уволено», а не «без работы». Проблема в том, что мы забыли, как работать. Умеем только зарплату получать. Люди превратились в зарплатоголиков, и у общества нет механизмов, чтобы помочь им избавиться от этой вредной привычки.

– Потому что жабы заняты чтением неправильных либретто и не замечают ничего вокруг.

– Абсолютный и неоспоримый факт, моя дорогая! Неплохо для новичка. А вот и твой коктейль. Надеюсь во имя здоровья бедного Брайана, что это мартини, а не мультини.

– Ну что вы, мистер Ди! Клянусь, этот мартини приготовлен из настоящего джина! Принести вам еще текилы?

– Просто содовой, Брайан. С корочкой лимона. А теперь, Гвендолин, перестань глупо ухмыляться и ответь: кто лучше приспособлен к выживанию? Неуклюжие жабы индустриального фундаментализма, панически боящиеся остаться без зарплаты, или гибкие лягушки, которые…

– Если нечем будет заплатить за продукты, то вымрут и те, и другие.

– А, вот в чем дело! Кто не работает, тот не ест? Да, мозги тебе промыли на совесть, с хлорным отбеливателем. Подумай: один небольшой огород на крыше «Гремящего дома» сможет круглый год кормить население в радиусе шести кварталов! Да и на твоей крыше тоже. Даже чернозем не понадобится: помидоры могут расти как марихуана, на обрывках мокрых газет.

– Я не могу выплачивать кредит за «порше» помидорами.

– Правильно. Но ты же не собираешься ездить на «порше» под водой?

– Опять подводная тема? Я знаю только одно: все мои счета оказались под водой. – Официант приносит содовую. – Ты что, ожидаешь нового потопа? Библия, если не ошибаюсь, обещает, что на этот раз будет огонь.

Мартини идет замечательно, а вот разговор постоянно забредает куда-то не туда.

– Да, обещает. И правильно делает. Но огонь – всего лишь обратная сторона воды. А у большого зада…

– Да, да. Большой перед. Слышали, знаем. – Этот блуждающий разговор, пожалуй, самый интересный из всех, что вы когда-либо вели в «Быке и медведе».

– Послушай, маленький симпатичный жабенок. Я хочу сделать тебе предложение.

– Я думала, ты уже сделал.

– Я сейчас пойду в туалет…

– Ну, только не со мной!

– Короче. Я пойду в туалет…

– Ты же только что оттуда!

– …а в мое отсутствие прошу тебя сделать две вещи. Во-первых, закажи нам что-нибудь поесть. Кухня скоро закроется, а одной любовью не насытишься. Во-вторых, ты должна принять решение. Когда я вернусь, мы можем поговорить о твоей дурно выбранной карьере, которая зашла в тупик, причем я научу тебя всему, что знаю о стратегиях выживания для тех, кто радикально напортачил в безнадежно обреченной профессии. Либо – на твой выбор – я потрачу то же количество времени и усилий, чтобы рассказать о некоторых действительно интересных вещах. О вещах, которые могут оказаться важнее, чем все ученые степени, вместе взятые. А могут и не оказаться. Так или иначе, выбор за тобой. Либо одно, либо другое. Решай.

С этими словами он встает, встряхивает длинными патлами и удаляется к туалетам, ковыляя и покачиваясь, как животное, получившее в зад парализующий дротик.

21:04

– Я хочу овощное рагу. Только без спаржи! Вы поняли? Повторяю: никакой спаржи!

– Да, я понял с первого раза, – отвечает Брайан, ухмыляясь слишком нагло для младшего официанта. – А что сегодня изволит заказать мистер Ди?

– Мистер Ди изволит заказать… э-э… – Это слишком жестоко, но вы не можете удержаться. – Принесите мистеру Ди лягушачьих лапок.

21:05

Ресторан «Бык и медведь» наделен своеобразным шармом, который связан не только со стилем интерьера – мрачно-теплого, тяжеловесного, отполированного временем – и не с классом посетителей – ухоженных, со вкусом одетых, образованных и остроумных, – но и с социальной ролью убежища от всяческого хаоса: как контролируемого рыночного, так и неконтролируемого, набирающего силу хаоса улиц. В системе понятий внешнего мира цивилизацию зачастую (и не без основания) изображают тонкой пленкой, под которой ревет и чавкает кровавый праздник сугубо диких существ. В системе понятий «Быка и медведя», напротив, рев и чавканье воспринимаются как тонкая атавистическая пленка на могучем утесе изящества и порядка. Здоровое начало, которое служит Америке опорой, которое не горит, не продается с молотка, не изрешечено пулями и не ржавеет, – это начало порой бывает трудно разглядеть. Однако здесь, в цитадели цивилизации, несмотря на заполняющий ее шум, дым и беспорядок, царят неизменные стабильность и спокойствие – волшебные дары банкирского Будды. Прошло уже более шести лет с того памятного обеденного перерыва, когда в бытность свою продавщицей лыжного отдела в торговом комплексе «Нордстром» вы открыли для себя это заведение – и с первых же секунд навсегда сделались рабыней его неброского очарования.

Но сейчас вы чувствуете: очарование уходит.

Глядя на клубок брокеров в баре, вы ощущаете странное, чуть ли не мучительное отчуждение. Сегодня эти люди выглядят притихшими, сосредоточенными на своих обезболивающих винных мензурках и на экране телевизора. В их молчании угадывается скорбное единство, приобщиться к которому вы не сумеете, даже если подойдете и прижметесь к стойке бара упругим животом. Брокеры, должно быть, смотрят финансовый канал. Вы тоже хотели бы посмотреть – вдруг там что-то интересное? – но с такого расстояния на экране видно лишь мерцающее красно-зеленое марево, похожее на измятый рождественский венок. Просто безобразие, что вы до сих пор не сходили к окулисту! Биржевые котировки, подобно Священному Писанию, отнимают у читателей остроту зрения. О, эти мелкие названия и цифры: как трудно их различать, сколько в них тайны, в которую нельзя проникнуть простым напряжением глазных мышц!

Приступ меланхолии можно отчасти объяснить тем, что ваш мочевой пузырь буквально звенит от напряжения. Вы не хотели бы идти в туалет одновременно с Ларри Даймондом, чтобы не дать ему повода узреть и приветствовать мерзкую интимность в акте параллельного мочеиспускания. Но уже нет сил терпеть. Вы незаметно проскальзываете мимо бара, по пути бросив быстрый взгляд на телевизор. Коллеги-брокеры, оказывается, смотрят латиноамериканский «ужастик» про музыкантов-вампиров. Теперь понятно, откуда этот избыток красного и зеленого! Проходя по площадям ночной Тихуаны, клыкастые гитаристы заставляют старую песню «Бесаме мучо» играть новыми красками.

21:08

В женском туалете проблемы с освещением. Темнота чернее, чем в открытом космосе, а выключатель шлепает беспомощно, как губы президента. Ну что ж, горе тем, кто не умеет писать в темноте. Проведя детство в квартире, где свет постоянно отключали за неуплату, вы сделались асом в искусстве обнаружения туалетных сидений на ощупь. А когда цель обнаружена и накрыта, женский мочеструйный аппарат в отличие от мужского аналога, основанного на принципе гибкого шланга, способен бить со снайперской точностью.

Оказаться в реальных потемках сейчас, после почти трехдневного блуждания в потемках метафорических, – это даже уместно. Если бы не унизительный социальный подтекст (блуждать в потемках – удел темных масс), сидение во мраке можно было бы назвать приятным. Темнота не только угрожает, но и защищает. Разумеется, в женском туалете долго не просидишь. Скоро придется выйти – и принять решение, которое, в общем, очевидно. Или не очевидно?

Дождавшись, когда затихнет последняя журчащая нотка, вы промакиваете миниатюрный клапан салфеткой, однако вставать не торопитесь, а прислоняетесь к правой стене кабинки. Различные черные сценарии мечутся по развалинам рынка, подобно летучим мышам, но лишь один, самый настойчивый, цепляется и повисает под сводом черепа: арабы превратят развалины рынка в прах, подняв цены на нефть, а потом, когда весь мыслимый урон будет причинен, главные шейхи вывалят из сейфов нефтедоллары и скупят всю страну на корню, чтобы разом сбить цены до нынешнего уровня и наблюдать, подбоченясь на вершине, как индексы подобострастно ползут к их стопам, обильно истекая миллиардами. Это похоже на правду. И для мелких умников вроде вас наверняка найдется способ перехватить несколько капель драгоценных зеленых выделений. Например, играя на повышение нефтяных фьючерсов. Правда, придется покупать в долг, под залог самих фьючерсов, и лучше всего в Лондоне, завтра ночью, как только откроются европейские рынки. К сожалению, у вас нет опыта покупки в долг, да еще и за границей, да еще и без договоренности. Зато у Ларри Даймонда, если, конечно, его громкая репутация соответствует истине…

Увы, у Даймонда другие цели. Во-первых, он хочет вам впендюрить (если бы не джин, вы бы даже мысленно постеснялись произнести это слово, от которого на душе, как на ванне после стирки, остается соленая каемка), но это только полбеды. Он еще испытывает вас на прочность в сферах, весьма далеких от секса.

Папочка любил рассказывать вам сказки перед сном, аккомпанируя себе на барабанах. Его любимая история называлась «Джек и волшебные бобы». Нужно было слышать, как барабаны под его руками выводили «пу-пи-па-пум!». Вы стали старше, и колыбельный ритуал себя изжил. Но однажды – вам было уже лет девять или десять – отец вдруг снова, в последний раз, решил рассказать про Джека и бобы. Вы слушали прилежно, хотя и со смущением. Когда последнее громкое «блум!» возвестило конец истории, отец сказал: «Это умная сказка, Пипи. Учит правильным вещам. Не забывай ее!» Он хлопнул вас по поднятой ладошке и ушел – на концерт в ночной клуб. Утром вы спросили мать, что он имел в виду. «Скорее всего, – ответила она, – папа хотел сказать, что корову лучше поменять на горсть волшебных бобов». По пути в школу вы обдумали и отвергли родительский совет. «Лучше уж подоить корову, – рассуждали вы, – и обменять молоко на два-три волшебных боба. И корову сохранишь, и бобы получишь. Правда, всего парочку – но много ли человеку надо?»

И вот вы забыли запереть хлев; порыв ветра распахнул дверь, и корова убежала. И вы отправились ее искать. И встретили Ларри Даймонда, который говорит: «Да бог с ней, с коровой! Пусть идет, кому она нужна? Вот возьми лучше волшебные бобы!» Даймонд зовет вас оставить мир привычных надежд и войти в нечто совершенно неизвестное. Вы заинтригованы – главным образом потому, что он не просит корову в обмен на бобы. Чего же он хочет? Просто секса? Или чего-то большего? И потом, где гарантия, что бобы взойдут? Они могут оказаться гнилыми или отравленными – и вы в буквальном смысле останетесь на бобах.

Поерзав на унитазе, вы перемещаете вес с правой ягодицы на левую. Голова и плечо теперь подпирают левую стену кабинки. Молекулы джина и вина танцуют, кувыркаются и поют в крови, как менестрели. Еще несколько капель падает из уретры. Задача, насколько вы понимаете, заключается в том, чтобы уговорить Даймонда заарканить корову, а потом выпросить у него парочку бобов и при этом не дать ему себя трахнуть.

Пузырьки алкоголя ударяются в либидо, игриво отскакивают от незащищенной поверхности. Перспектива переспать с Даймондом может быть не такой уж и страшной – при условии, что он действительно не замешан в исчезновении Кью-Джо.

Внезапный палец света просовывается в туалет. Два, три пальца – лезут, шевелятся. Четыре, пять… Раздается скрип, и световая пятерня сжимается в кулак с тихим щелчком. Кто-то открыл и закрыл дверь. Вы чувствуете, что человек стоит за дверью кабинки в кромешной темноте – очевидно, тщетно орудуя мертвым выключателем. Наверняка это Энн Луиз или другая, незнакомая, женщина из бара. Вы покашливаете и гремите роликом туалетной бумаги, сигнализируя, что кабинка занята. Вот будет номер, если Энн Луиз в темноте усядется вам на колени своей рыхлой пампушкой!

Человек подходит ближе, и вы с ужасом понимаете, что шаги – тяжелые, плоские, широкие и бескаблучные – принадлежат мужчине.

21:13

Шаги приближаются к двери кабинки – шпингалет на ней сопливый – и замирают. Ни звука, только дыхание. Ваше. И его.

Медленно, стараясь не шуметь, вы подтягиваете трусики, с веселым ужасом понимая, что, если бы человек сейчас заговорил, если бы голос оказался голосом Даймонда, если бы тон его был нежен и тверд, вы, пожалуй, оставили бы их спущенными.

Человек не подает голоса. Не шепчет ваше имя. Не двигается. Только посапывает. Вы не в силах больше слышать звук собственного дыхания: оно обжигает, как газообразный окислитель; мечется, как дистиллированный крик в колбе легких. Его дыхание, напротив, легкое и спокойное, и равномерная обыденность ритма, отсутствие в нем хрипов и тяжести делают его еще более угрожающим.

Ползут минуты. Паника бьется цыганской гитарой. Из сумочки, стоящей в ногах (от которых до его ног какие-то дюймы), вы достаете газовый баллончик. Куда катится этот мир, думаете вы. Куда катится…

И вдруг, не говоря ни слова, человек разворачивается, не спеша шагает к двери и выходит, оставив за собой слабый запах жженого сахара.

Вам нужно несколько минут, чтобы привести себя в порядок и отважиться выйти. Глаза привыкают к свету, вы осматриваете ресторан. Ничего не изменилось. Бармен орудует в баре, официанты носят заказы, а брокеры, увлеченные фильмом (бродячие вампиры поют серенаду молодоженам из Бруклина), даже бровью не ведут, когда вы проходите мимо. Ларри Даймонд сидит за столом.

– Ничего, что начал без тебя? – спрашивает он.

Перед ним тарелка с овощным рагу.

21:23

Луковицы с жемчужными чешуями – как газеты, изданные устрицами.

Молодая морковь, оранжевая и вялая, напоминает усы Йосемита Сэма.

Стручки зеленого горошка: позвоночники эльфов.

Бутоньерки брокколи, сорванные с лацканов расфранченного болотного чудища.

Кружочки сладкого перца – красные и желтые, выпукло-игольчатые, как поперечные сечения Карибских соборов.

Кабачок, бедный итальянец, приколовший на рукав зависть к баклажану.

Малютки-шампиньоны, круглые пуговички – но что они застегивают? Костюм земляного клоуна? Ширинку луга? Возникает мысль о Сатане, раздевающем свою невесту.

Свекла, напряженная, как маньяк-убийца; ревень, жилистый, как струнный оркестр; кунжутное семя, бездушное, как глаза королевы термитов.

Один за другим кусочки овощей исчезают у Даймонда во рту, а вы отрываете взгляд от доставшейся вам тарелки и пытаетесь взять себя в руки. Время от времени Даймонд посматривает на вас с любопытством, однако не спрашивает ни о принятом решении, ни о лягушачьих лапках, к которым вы пока не притронулись. Даже если это он терроризировал вас в женском туалете, по его виду не скажешь. Сидит себе и кушает овощи и посматривает с любопытством. Наконец, не выдержав гнета тишины, вы спрашиваете:

– Думаешь, Джордж Вашингтон ковырял в зубах шилом? Даймонд не теряется. Поднося ко рту бутончик брокколи, он отвечает:

– В том, что отца нашей нации низвели до столь позорного статуса, виновато христианство.

– Как это?

– Христианство – лютый враг зубов, мозгов и клитора.

– Враг зубов? – переспрашиваете вы, надеясь, что он не станет развивать клиторную тему.

– Лечение зубов процветало еще в Древнем Египте. Практически у всех мумий запломбированы зубы, залечены каналы, даже коронки стоят!

Даймонд с энтузиазмом жует брокколи, а вы думаете: «Повезло клонированным фараонам. Из саркофагов отправятся прямо в ресторан, кушать бифштексы».

– Евреи считали стоматологическую практику членовредительством, – продолжает он, – а наши европейско-христианские предки верили, что исправлять работу Всевышнего – это страшное кощунство, ибо мы сотворены по образу и подобию, с неправильным прикусом и всеми делами. Если у них болели зубы, это считалось наказанием за грехи или происками нечистого. К тому времени, когда Библия в редакции короля Иакова попала на полки книжных магазинов – примерно в середине восемнадцатого века, – стоматология в Европе стала дурной шуткой. Именно поэтому через четыре тысячи лет после того, как фараону Имхотепу запломбировали каналы, президент Соединенных Штатов Америки был вынужден заменить свои зубы на тупые предметы, выструганные из бревна. Христиане распяли стоматологию вслед за астрономией (вы помните, что случилось с Коперником и Галилеем); они фактически остановили интеллектуально-художественный прогресс. Да, именно так! Великую Александрийскую библиотеку сжег не кто иной, как епископ Римской Церкви, потому что его раздражало столь грандиозное упоминание об успешных предприятиях человечества, предшествовавших появлению Иисуса. Ты представить не можешь, сколько бесценных материалов сгорело в том огне! Научные труды, исторические документы, учебники, древняя мудрость… Наше знание о прошлом, спасительные уроки, которые мы могли бы извлечь, – все пропало по милости самоуверенных христианских поджигателей. Вторая по значению всемирная библиотека находилась, кстати, в Тимбукту – и была сожжена исламскими ревизионистами из точно таких же соображений. История должна начаться с Магомета!.. Если все эти религиозные подонки действительно верят в величие своих богов, почему они так боятся истории, фактов и идей? – Даймонд протыкает вилкой гороховый стручок. – Вопрос риторический. Кушай свой обед.

Если бы куры играли в баскетбол, их ножки выглядели бы точь-в-точь как эти жареные конечности: длинные, грациозные, мускулистые. Хорошо, что отсутствуют ступни (наверное, были обуты в маленькие «Найки»). Даймонд, конечно, видит, что вы к ним и не притронулись.

– Люди всегда в чем-то сомневаются: либо в финансовом положении, либо в состоянии собственных душ, – заводите вы. – Но тебе эти сомнения чужды, не вызывают сочувствия. Неужели ты всегда во всем уверен?

– Я? Уверен? – мямлит Даймонд сквозь кашу пережеванного гороха. – Да никогда! Я сомневаюсь каждую секунду, даже когда сплю. В нашей жизни, малышка, нет такой вещи, как определенность. Чем скорее ты это поймешь, тем лучше. Уверенные не войдут в Царство Божие. То, что люди принимают за душевный покой, – это чистилище. А знаешь, что такое чистилище? Это зал ожидания. Фойе. Мало того что у них неправильное либретто; они еще сидят в фойе, откуда не видно сцены.

– Ну, это иногда к лучшему. Например, если шоу – туфта.

– Иисус Христос, нищий бродяга-реформатор, чьи неудачные попытки очистить иудаизм от коррупции и стяжательства были превращены в грандиознейший доходный бизнес (а неплохо было бы купить долю в христианстве, когда его продавали по шекелю за акцию!), так вот бедняга Иисус говорил, что Царство Божие простерто над землей, но людям не дано его видеть. Надо полагать, Царство Божие – это довольно крутое шоу, хотя рецензии, признаться, не внушают доверия. Но если оно и туфта – все равно в зрительном зале лучше, чем в фойе. По крайней мере можно сделать собственные выводы. Хотя сначала нужно найти свое место и посмотреть, что творится на сцене.

– Каждый чего-то выжидает.

– Да пора уж прекратить. Ожидание сводит с ума, превращает тебя в ничтожество. Даже догоны и бозо не исключение – они ждут Номмо, подобно тем чудакам, что ждут прихода мессии и с каждым десятилетием ожидания становятся все более приземленными. – Даймонд прокалывает морковку. – Что лучше: разом вскрыть нарыв – или часами сидеть в больничной приемной, заполняя анкеты и листая прошлогодние журналы в окружении заразного кашля, детского плача и рассказов о тяжелой судьбе, которые ходят по кругу, как игральные карты? Лучше уж лечь на операционный стол и узнать, что нарыв – это злокачественная опухоль, чем всю жизнь просидеть в приемной на пластиковом стульчике в обществе таких же бедняг. Чистилище не только ниже рая, оно хуже ада!

Даймонд загоняет морковь в узкую улыбку, словно патрон в патронник старинного ружья.

Вы говорите:

– Мы оба знаем, чего жду я.

– Помимо всего прочего, ты ждешь, когда я перестану проповедовать.

– А еще?

– Ну, в данный момент – моей реакции на твое решение… Итак, кареглазая: что ты выбрала? Мудрость или работу?

Вы выпрямляетесь и отодвигаете тарелку с лягушачьими лапками.

– Ларри, боюсь, ты будешь разочарован. Но я…

И тут в районе бара начинается шум. Слышны возгласы «А, черт!» и «Ты видел?!». Даже те, кто не смотрел кино, сейчас прикованы к телевизору, где цвет и звук изменились: мексиканская музыка и скрип гробовых крышек уступили место сдержанно-возбужденной репортерской скороговорке, а кроваво-зеленая гамма сменилась на серо-бежевую. Близорукие глаза не могут распознать размытые образы, но по медленному ритму колебаний можно понять, что речь идет не об уличных беспорядках. Вы машинально встаете и подтягиваетесь к бару.

21:30

К вашей чести, первое, что приходит в голову, – это мысль о Кью-Джо. Вдруг на помойке нашли ее обезглавленный труп? Хотя нет, воскресное кино не станут прерывать из-за мелкой кровавой драмы, которой никого в Америке не удивишь. Да и реакция брокеров заставляет предположить, что новости имеют финансовый характер. Вы взволнованно проталкиваетесь ближе к телевизору.

Экстренный выпуск, как выясняется, посвящен доктору Мотофузо Ямагучи. Вернувшись в отель после раннего обеда, добрый доктор обнаружил, что его номер ограблен. Злоумышленники похитили некое «устройство» или «инструмент» (подробнее не уточняется), играющий ключевую роль в процедуре излечения рака. Без этого «инструмента» выступление Ямагучи на конференции в понедельник будет лишено смысла, а главное дело его жизни рискует если не провалиться, то серьезно пострадать.

– Ну все, «Никкей» накрылся, – комментирует один из брокеров.

– И «Никкей», и «Хэнг Сенг», и «Дакс», и «Кредит Свисс», и «САС», и «ФТСЕ-100»… – уныло вторит другой.

Камера снова и снова обводит место преступления: легкий беспорядок в роскошном номере, толпа людей, доктор Ямагучи в уголке – разговаривает со следователями, пожимает плечами, постукивает зажигалкой по зубам.

– А доктор не очень-то переживает из-за пропажи, – замечает Энн Луиз.

– Ну, япошек не поймешь.

– Это наверняка утка. Вся история с самого начала. Лично я никогда не верил, что он способен лечить рак.

– Да ладно тебе, Джоул. Зачем ему нас дурить?

– Ау-ууу! – воет Джоул.

Прерванное кино возвращается на экран, однако зрители уже не проявляют интереса к кастаньетам и клыкам. Вокруг стойки бара гудит оживленный спор – все брокеры (за исключением вас) говорят одновременно.

– Хотелось бы узнать, что думает Ларри Даймонд, – громко, так что слышит весь ресторан, говорит Энн Луиз. – Но, похоже, мисс Мати ему все мозги вытрахала.

Все брокеры (включая вас) оглядываются в направлении ее указующего перста. Даймонд сидит, откинувшись на спинку стула, с закрытыми глазами и бледным бесчувственным лицом.

– Вы видели его походку? – не унимается Энн Луиз. – Бедняга еле ноги передвигает!

Толпа взрывается грязным смехом. Однако к тому времени, когда вы, гордо встряхивая волосами (включая седые), покрываете половину отделяющей вас от Даймонда дистанции, разговор вновь переходит на Ямагучи.

– Подозревать можно кого угодно, – заявляет кто-то из брокеров. – Фармакологические концерны, Государственный онкологический центр, террористов всех мастей, включая Американскую медицинскую ассоциацию…

– Ларри, ты в порядке?

Капли пота у него на лбу – как стеклянные жуки. Некоторые из них убегают, когда он открывает глаза.

– В полном, – отвечает он вяло. И добавляет уже тверже: – Пойдем отсюда!

Он извлекает из кармана потертых джинсов чудовищный рулон долларов, которого хватило бы для учреждения Техасской биржи, и роняет три банкноты в хлебницу. Затем накидывает кожаную куртку, словно рыцарский плащ. И направляется к выходу, стараясь идти нормально.

– Ларри, на минуточку…

– Ларри, у меня вопрос…

Ларри то, Ларри это. Целый хор вздымается навстречу, когда вы вдвоем проходите мимо стойки бара. Даймонд снова достает великолепный рулонище, отщепляет четвертый полтинник – и кидает бармену.

– Обделен надеждами, но свободен от иллюзий, – жизнерадостно объявляет он. – Выпейте за мой счет, друзья!

– Постой, Ларри, ты веришь…

– Я верю, что Будда был лягушкой. А в каждой лягушке сидит Будда. Посмотрите, как они медитируют на листках кувшинок! Чем не монахи?

Толпа замолкает. Брокеры расступаются, чтобы дать Даймонду дорогу.

– Дева Мария, наверное, тоже была лягушкой. Это проливает свет на непорочное зачатие.

Даймонд приближается к двери, вы идете следом. Поравнявшись с Энн Луиз, вы протягиваете руку и хватаете ее за нос. И крутите – до тех пор, пока он не делается мягким, как упаковка жевательной резинки, – не обращая внимания на истошные вопли.

Этот жест мог бы стать замечательным прощальным аккордом с золотой медалью за эффектность, но телевизор все испортил, как он умеет портить все на свете. Даймонд, бормоча о младенце Иисусе-головастике, едва успевает сделать несколько шагов (а вы едва успеваете отпустить развороченный нос Энн Луиз), как вдруг новый экстренный выпуск прерывает мексиканского кровососа на полуукусе. Со смесью облегчения, раздражения и веселья диктор объявляет, что «устройство» доктора Ямагучи нашлось. Оно все это время находилось в номере, под кроватью. «Согласно заявлению полиции, доктор Ямагучи за обедом принял слишком много сакэ. Вернувшись в номер, он опрокинул столик, на котором лежал чемоданчик. Инструмент выпал и закатился под кровать».

Камера переходит на Ямагучи; тот невинно хлопает глазами, держа в руке нечто похожее на полупрозрачную палку. Брокеры шикают на рыдающую Энн Луиз, чтобы расслышать объяснения доктора. Увы, знаменитый японец лишь покачивается и хихикает.

– Да он пьян в зюзю, посмотрите на него! – с отвращением говорит брокер из «Пэйн Уэббер».

– Ну и что? Ты на себя посмотри!

– Я же не великий ученый! И не гений, который открыл средство от рака.

– Да-а… И это парень, на котором держится благополучие всего мира!

– Вот именно. Не доверяю я этому япошке.

– Ага! Если завтра зарубежные рынки откроются, ты первый поцелуешь его туда, куда восходящее солнце не заглядывает!

– Видели, да?! Видели, что сделала эта шлюха? – Энн Луиз рыдает и держится за нос, но никто не обращает внимания.

– Отец – лягушка, сын – головастик, святой дух – болотный газ! – заявляет Ларри Даймонд и, схватив вас за руку, ставит последнюю ноту в прощальном аккорде.

21:42

Оказавшись на улице, Даймонд опять расцветает. Он бросает монетку безрукой бомжихе; та ловит ее, подставив декольте. Монетка проваливается, звонко катится по Шестой авеню.

– Мажоры, суки, лифчик отняли, – поясняет бомжиха. Догнав монетку, она падает и хватает ее зубами.

Лицо Даймонда кого угодно способно испугать стальной свирепостью, но сейчас он буквально сияет от счастья. Все так быстро меняется: вверх-вниз, взад-вперед… Вы словно Алиса в Стране Чудес.

Даймонд держит вас за руку. Рыхлая ущербная луна, выпятив пивной животик, прижимается к поджарому прессу городского зарева. В сухом прохладном воздухе сквозь перекличку сирен, сквозь бибиканье и рев моторов отчетливо слышна шарманка, играющая «Путников в ночи». Даймонд привлекает вас к себе – а может, ваши туфли превратились в игрушечные заводные машинки и сами везут хозяйку в его объятия? Вы закрываете глаза…

– Если съесть собачье дерьмо, а потом высрать – какое дерьмо вылезет, собачье или человечье?

О боже! Вы лезете в сумочку с твердым намереньем угостить этого королевского оборванца доброй струей американского газа – но тут Даймонд, глядя в глаза почетному алкашу Ее Величества, с неподдельной честностью отвечает:

– Все зависит от подливки.

Коротышка вежливо приподнимает жокейскую шапочку:

– Тогда уж и от столового вина. Хм-м… Интересное решение, уважаемый!

Даймонд, морщась от боли, седлает свою «Веспу».

– Запрыгивай, – говорит он. – Подвезу тебя до машины.

Он бросает монетку. Королевский алкаш подхватывает ее на лету.

– А ты что, уезжаешь?

– Да, надо связаться с доктором Ямагучи. Откладывать нельзя.

– В чем дело, Ларри? – спрашиваете вы у его затылка. – Можешь объяснить по-человечески?

Мотороллер съезжает с тротуара и вливается в поток машин, если можно назвать потоком ленивое движение на улицах делового района в нерабочие часы.

– Ерунда. Очередной рассказ о тяжелой судьбе. Причем весьма неромантичный.

– У тебя рак, да?

– Я тот самый парень, которому вскрыли нарыв.

– Рак толстой кишки?

– Прямой кишки.

– Ах, Ларри…

– Я предупреждал, это очень неромантично.

– Мне так жаль, Ларри.

– Ну что ж. Не одно, так другое. Что-то постоянно пытается сбросить нас с листка. Отец Урагана, старый индеец по имени Разъезд На Большой Дороге, лечил меня народными средствами, и до сих пор опухоль удавалось контролировать. А сегодня утром она распустила волосы и устроила концерт.

Даймонд останавливает мотороллер у «порше», но вы не спешите слезать.

– Почему ты раньше не сказал? Это ужасно! Можно что-нибудь сделать?

– Все козыри у Ямагучи. Надо только дождаться, когда он их выложит. А пока, – Даймонд сладострастно опускает веки, – не хочешь заехать ко мне, в «Гремящий дом», посмотреть слайды Тимбукту?

К лучшему или к худшему, по причине профессиональных амбиций, страсти, сострадания или общего замешательства, вы уже готовы сказать «да». Однако тут он поворачивается, и вы, приготовившись к поцелую, ловите в его дыхании знакомый аромат. Аромат горелого сахара. Точь-в-точь как у незнакомца в женском туалете.

Отстранившись, вы слезаете с мотороллера.

– Мне… э-э… в общем… ну, мне надо узнать, как там Кью-Джо. Если она не вернулась, нужно сообщить в полицию, обзвонить больницы и все такое.

Вы еще умолчали о том, что следует позвонить в Сан-Франциско. Белфорд, наверное, уже все кулаки себе обглодал.

Даймонд улыбается.

– Мудрое решение! Удачи! Спасибо за приятный вечер. Жаль, что не попробовала лягушачьих лапок…

Он отъезжает, не переставая бормотать. Сквозь пуканье мотора удается расслышать слова «Пасха», «гостия» и «святое причастие».

22:00

О вашем состоянии можно судить по тому факту, что, проезжая мимо комплекса «Континентал плэйс», вы даже не поворачиваете головы, чтобы найти на девятом этаже окна вожделенной квартиры, за которую в течение недели нужно выложить первичный взнос, иначе она уйдет вместе со всеми потраченными на нее деньгами. Похоже, ваш мозг, еще неделю назад квохтавший в ритме вальса на теплых круглых нулях, словно курица, высиживающая схемы махинаций, – этот мозг вымазали радием и отшлепали мухобойкой. Удивительно, как вы еще не забыли дорогу домой.

Убедившись, что Кью-Джо по-прежнему в бегах, вы звоните в полицию, в отдел пропавших людей, и ждете ответа так долго, что еще три волоска становятся седыми. Наконец вам удается зарегистрировать предварительное заявление, однако в понедельник нужно явиться лично, чтобы завести настоящее дело.

Белфорд снимает трубку после первого гудка – бедняга аж запыхался, меряя шагами ковер. Пытаясь хоть как-то обелить черную ложь, вы докладываете, что Андрэ еще не пойман, хотя с верхушки клена под вашим окном постоянно доносятся звуки животного происхождения. Белфорд приходит в неописуемое возбуждение и грозится вылететь первым же рейсом. Приходится сдавать назад, заверять его, что это скорее всего енот или игра воображения. В конце концов он соглашается остаться, чтобы побывать на межконфессиональной пасхальной службе, а также встретиться с консульским прихвостнем, которому французский посланник, уже здорово поддавший к тому моменту, когда Белфорд настиг его в Сономе, велел заехать в гостиницу вечером в воскресенье.

– Гвен, ты не устала? У тебя голос какой-то… странный.

– Это, должно быть, из-за месячных.

Сарказм бьет мимо цели.

– Ах, бедняжка, я совсем забыл! Извини, пожалуйста!

О боже!

Сбросив туфли, вы падаете на кровать – и приземляетесь, разумеется, среди миллионов микроклещей. Если бы вам рассказали, что в постелях кишмя кишат гадкие членистоногие крабики, питающиеся мертвыми чешуйками кожи, вы, наверное, предпочли бы улечься на полу. К сожалению, это правда: мы все – и богачи, и праведники, и особы королевской крови – еженощно засыпаем в компании микроклещей – бессменных свидетелей и соглядатаев. Какие книги они могли бы написать, о каких тайнах поведать! Представьте, что хранится в памяти множества мельчайших созданий, похожих на живые экскаваторы, бездомных беженцев из микроскопической Мексики, настаивающих текилу на перхоти, обитающих и пишущих на склонах великого вулкана любви. Подпрыгивая от матрасотрясений, погибая при тектонических сдвигах бедер, захлебываясь в белых потоках семенной лавы, они цепляются за простыни маленькими клешнями, с безупречной объективностью регистрируя наши оргазмы, простуды и бессонницы, наши рыдания в подушку. Кто знает о нас больше, чем они? Каждую ночь, а порой и днем, они плывут вместе с нами на лунном баркасе – с волосами, развевающимися на ветру наших пуков, – плывут, маринуя свои эпидермические бифштексы в наших слезах, варя в нашем поту свои завтраки. Им знакомы наши жены и любовницы, грелки и фетиши, любимые сериалы и наркотики; они запоминают исповеди, обвинения, молитвы, болезненный бред и то единственное мучительно-сладкое имя, которое мы шепчем во сне. Наши дети рождаются у них на глазах; наши родители умирают у них, если можно так выразиться, на руках – где в конце концов умрем и мы сами. И при этом микроклещи никогда не предают! А если и сплетничают, то между собой. Быть может, им ведом тайный смысл нашей хаотической постельной жизни – метаний и ворочаний, стонов и кошмаров, храпа, хлебных крошек и чехарды потных партнеров. Быть может, они даже считают нас высшими существами, воплощениями изначального чуда, способными – не вопреки нашей глупости, но благодаря ей – на просветление, предвосхищающее перерождение. Обычно мы не поем в кровати. Нам это ни к чему. За нас поют микроклещи. За нас, о нас… Наш греческий хор, нечеловеческий хор, пьяно-купеческий хор микроскопических ангелов, способных станцевать на кончике иглы. У них дьявольский аппетит и божественный голод. Они суть то, что они едят.

Фрагмент колыбельной:

Однажды в пасхальный вечер, когда часы еще не пробили одиннадцать, наша госпожа Гвендолин Мати (увы, не раздевшись) возлегла на наш город, чтобы собраться с мыслями, подумать о жизни, разложить по полкам такие вещи, как рак прямой кишки, запах горелого сахара и пропавшие друзья; чтобы подвергнуть сомнению старый и доселе незыблемый постулат социально-экономического роста: каждое поколение американцев должно жить лучше предыдущего. Однако ее мысли – беспорядочные, толпящиеся, тревожные, суетливые, уставшие, отчаявшиеся и непривычно свободные – слиплись в комок, ее мозг переключился в режим проверки, и она сама не заметила, как задремала. Через несколько минут ей приснился сон. С ней говорил чей-то голос, столь громкий и отчетливый (хоть и слегка гундосый, растягивающий гласные, подобно носатому ведущему ночного телешоу), что мы могли расслышать каждое слово; казалось, будто голос разносится над нашим городом из уличных репродукторов. Испугавшись, мисс Мати села на кровати. И удивленным шепотом повторила фразу, эхо которой еще не утихло:

– Путешествие Дурака оканчивается на Сириусе-С.

Воскресенье, 8 апреля, утро

Куда ушли земноводные

5:30

Воскресшее солнце, забинтованное грязными тучами, сквозь которые из раны в боку сочится кроличье молоко, откатывает камень от дверей ночного склепа и выходит на пасхальный двор – бледное, моргающее, но торжествующее – где-то между «Кока-Кола» и Ай-би-эм. На смену дремоте приходит понимание природы наступившего дня, и душа осеняется надеждой на воскресение и страхом жертвенной смерти, несмотря на то, что Пасха благодаря просветительским усилиям Кью-Джо Хаффингтон превратилась в загадку, в круглую дыру, куда не пролезает розовый кубик вашего воспитания.

Если верить Кью-Джо, Пасха была древним языческим праздником, названным в честь саксонской богини Эостры[2] – так на местном диалекте произносили имя Астарты, главной создательницы-разрушительницы, которую на протяжении десятков тысяч лет почитали все индоевропейские культуры. Мать-Природа в своем изначальном, нетронутом, цветущем и кровоточащем обличье. Старые ритуалы давно забыты – и слава богу. На ваш вкус они слишком варварские, если не сказать мерзкие. От них за милю тянет земледельческим атавизмом, запахом мокрой шерсти, родов, дыма, навоза и, конечно, пота. Лоханями вонючего пота: конского, мужского, трудового, неромантично-похотливого. Более того, даже тому, кого нельзя назвать марионеткой церкви – а вас, к вящему огорчению Белфорда, отнюдь нельзя ею назвать, – надо быть редким циником, чтобы поверить, будто раннехристианские политтехнологи узурпировали праздник Эостры, позарившись на его популярность среди крестьян и надеясь подкрепить сфабрикованное чудо.

Кому бы теория понравилась – так это Ларри Даймонду с его разговорами о разгроме стоматологии и сожжении африканских библиотек; тут они с Кью-Джо очень похожи. К чести последней, однако, следует добавить: она не из тех глупышек, которые на каждом углу орут, что если бога подвергнуть принудительной операции по изменению пола, то вокруг сразу потекут молочные реки и наступит общий лад. Поэтому у Кью-Джо так мало друзей среди собратьев по профессии – из-за неприятия идеи бога-женщины. Кью-Джо уверена, что божественная сила стоит выше пола, а те мужские или женские признаки, которыми она, несомненно, обладает, являются лишь двумя повернутыми к нашему миру гранями многомерной бесконечности, и любая попытка приписать богу пол – это глупое проявление шовинизма, стремящегося наложить ограничения на безграничное. Или что-то в этом роде.

В чем-то она, может, и права. Вы одного не в состоянии понять: зачем люди терзают себя вечными вопросами, на которые нет ответа? Разве что это их версия вашингтоновских зубов… У нормальной женщины в наши дни и без того хватает забот. Например, как избежать насилия или как расплатиться с кредитом. За прошедшие века концепции бога и божественных праздников постоянно менялись и развивались; сейчас они уже не имеют ничего общего со своими примитивными прототипами. Зато стремление к выживанию сохранилось в первозданном виде. Выживание – вот священная цель, в Пасху или в любой другой день. А следующий уровень – это выживание изящное, со вкусом, в окружении комфорта. Цель гораздо более достижимая сегодня, чем во времена Эостры, хотя все еще чертовски далекая и скользкая, если судить по событиям последних дней.

Кстати, раз уж мы в этой теме: Кью-Джо говорила, что если каждому из нас выпадет возможность задать богу один-единственный вопрос, то никто не спросит: «Ты мужчина или женщина?» или «Какого цвета у тебя кожа?», что свидетельствует о крайней незначительности факторов пола и расы. Скорее всего мы спросим бога: «Есть ли у меня шансы выйти отсюда живым?», «Что будет, когда не будет меня?», «Увижу ли я того-то или того-то?», «В чем смысл?», «Ты что, язык проглотил?» Такие вопросы мы редко задаем друг другу, ибо трезвым умом понимаем, что подобные упражнения бесплодны и ни один смертный, даже если на нем ряса, не может дать вразумительных ответов в условиях нехватки ключевой информации.

Ну ладно, день еще слишком молод для всей этой чепухи. Правда, вы чувствуете себя на удивление отдохнувшей, хотя спали в одежде, да еще слышали оглушительный голос, да еще среди ночи проснулись и какое-то время мастурбировали, чем последний раз занимались так давно, что даже микроклещи не помнят; обычно, насилуя себя, вы воображаете Гарри Гранта, но в эту ночь, когда белый пони доскакал до вершины холма, губы прошептали «Гарри», которое больше походило на «Ларри», о чем вы, впрочем, тут же забыли. Так или иначе, вы ощущаете прилив бодрости и сил и наивно верите, что во всеоружии готовы встретить любые сюрпризы нового дня.

Прошлепав на кухню, вы наливаете стакан томатного сока. В холодильнике – остатки яиц, купленных Белфорду. Будь у вас дети, эти яйца можно было бы пожертвовать для их праздничных забав. Может, Кью-Джо права насчет Пасхи? Что общего между ритуалом окрашивания и припрятывания символов материнства – и перипетиями драмы, окружающей распятие Христа? Разве что к Тайной Вечере подавались омлеты? Подумать только: самая известная трапеза в истории человечества, а никто понятия не имеет о содержании меню! Гурманы, наверное, с ума сходят от любопытства. Вам с братишкой однажды довелось искать пасхальные яйца в старой, просвистанной сквозняками квартире в центре города. Яйца подготовил Фред Мати – персонаж, мало похожий на пасхального кролика. Оба яйца он выкрасил в равномерно-густой экзистенциальный черный цвет.

5:50

Одно ясно и прозрачно, как вода в утренней ванне: у вас есть два варианта. Во-первых, можно покориться судьбе и стать безработной бомжихой или проституткой от замужества. А во-вторых, можно перейти в атаку. Последнее, судя по всему, означает игру на фьючерсах из расчета, что цены на нефть сначала поднимутся, а потом упадут; надо будет поставить заявку на Международной нефтяной бирже сразу после ее открытия в Лондоне – завтра в час ночи по сиэтлскому времени. У варианта с метанием нефтяных костей, в свою очередь, есть несколько путей развития. С помощью Ларри Даймонда можно, конечно, купить в долг. Но с вашим кредитом, который не толще позолоты на елочных шарах, электронные операции такого рода считаются риском, если не сказать – мошенничеством. Стоит где-то ошибиться, и загремишь в стальной отель. В вашем шатком положении допустимы лишь безупречно законные трансакции. Конечно, если человека загнать в угол…

Так или иначе, необходимо перебрать все потенциальные источники денег. Янтарная устрица шампуня садится на голову, и к тому времени, как намылена половина черных волос и треть седых, список источников готов.

1) Можно с убытком обналичить все оставшиеся инструменты на личном счету, что даст максимум десять тысяч. Ерунда. Мелочь. Карликовая сумма, по плотности не сравнимая с Сириусом-В.

2) Белфорд. Несмотря на глупое пристрастие к филантропии, любимый наверняка заначил кое-что под матрасом. Это очевидно. Он ведь собирается учиться на дурацкого социального работника, а пока учишься, надо на что-то жить. Тысяч сто – сто пятьдесят уж точно лежат у него на счету где-нибудь в тихом маленьком банке. Проблема в том, что Белфорд охотно согласится уступить часть этих денег оборванному лютеранскому миссионеру с дикими глазами, монотонно несущему слово Божие каким-нибудь равнодушным дикарям, скажем, в Тимбукту, а вот вам – дудки, не допросишься, хотя вы в отличие от миссионера гарантированно вернули бы ему всю сумму с процентами буквально через несколько месяцев.

3) Даймонд. Денежный рулон, которым он вчера размахивал, выглядел весьма внушительно. Правда, есть одна загвоздка. Даймонд, конечно, не склонен к показухе, однако толстый рулон вполне мог быть демонстрационным. Возможно, это все его сбережения до последнего цента. От таких отвязных типов чего угодно можно ожидать. Подобно Миликену и прочим сорванцам-восьмидесятникам, талантливым брокерам, которых капитализм наказал за то, что они были слишком хорошими капиталистами, Даймонд, наверное, припрятал в обеденной корзинке пригоршню-другую приличных камешков, перед тем как его вышибли с изумрудной шахты. Конечно, он почти десять лет не работал, разъезжает на ржавом мотороллере, одевается как пожилой рокер и живет в подвале под боулингом, но это еще не значит, что у него в жестянке от леденцов не хранится аппетитная пачка пятисотенных купюр. Вопрос только в том, согласится ли он иметь с вами дело? Трудно представить, чтобы старый пожарный конь не отозвался на последний удар набата. Правда, сейчас он с головой ушел в другие интересы, его волнуют странные вещи, свидетельствующие об утрате практической сметки, о метаниях нетвердого ума. Кто знает, вдруг он даже опасен? Он ведь такой… такой сексуально озабоченный! Причем отнюдь не в здравом и ответственном смысле. К тому же он либо притворяется, либо и вправду серьезно болен. Еще одно осложнение.

Надо признать: Белфорд – самый надежный вариант. Вы никогда еще не говорили с ним о ссуде, поэтому не уверены в отказе. К тому же есть способы смягчить его сердце. Например, беседа о будущем совместном житье, пусть даже без конкретных обещаний. Но чтобы наверняка открыть все шлюзы в бурлящей Белфордовой душе, надо доставить ему на блюдечке, живой и невредимой, драгоценную беглую макаку. Остановившись на этой мысли (и вымыв мочалкой из пупка комок свалявшихся ниток – неизбежный результат ночи, проведенной в одежде), вы принимаете решение: немедля отправиться в магазин и щедро инвестировать в эскимо банановых сортов.

Да, вы так и сделаете: до отказа набьете банановой вкуснятиной свою морозилку и морозилку своей подруги. А затем откроете в обеих квартирах фрамуги, запертые вчера после несанкционированных вторжений, и на каждом подоконнике разложите эскимо в качестве приманки. Вы также поместите желтые брикетики снаружи на карнизах, чтобы они блестели, как зубы заядлого курильщика; вы привяжете их к перилам балконов, чтобы они светили, как антикомариные фонарики на южном крыльце. Плавясь на солнце, эскимо пропитает банановым духом всю округу, как отрыжка исполинского Гарри Белафонте, и пресловутый маленький негодник, будучи не в силах противиться зовущей музыке запаха, неуклюжей вальсирующей походкой прибежит прямиком в вашу ловушку, причмокивая желтыми губами и встряхивая липким мехом.

Последним взмахом губки вы запечатываете адресованный самой себе промежный конверт. Затем, вытершись, попудрившись и помазавшись кремом, натягиваете золотистые трусики от «Кристиан Диор», а поверх надеваете средней длины шерстяную юбку от «Перри Эллис», белую шелковую блузку и темно-синий свитер от «Ральф Лорен». Вперед, за банановым эскимо! Вы бодро сбегаете по ступенькам – и в дверях сталкиваетесь с двумя очень серьезно настроенными офицерами полиции.

6:30

Первое, что приходит в голову: они пришли из-за Кью-Джо. Бедняжка попала в больницу, в морг, в тюрьму… Ладно, хватит прикидываться! Скажите правду, Гвендолин! Первое, что приходит в голову, – это что на «дискотеке» провели ревизию, и Познер сделал поспешные выводы: не дожидаясь ваших объяснений, он сообщил в комиссию по ценным бумагам и вызвал полицию. И лишь потом, когда страх отступил, вдоволь наигравшись с сердцем в веревочку, вы подумали о Кью-Джо. Справедливости ради заметим: вы не стали втихаря молиться, чтобы полиция пришла из-за нее.

Как выясняется, они пришли из-за Осторожного Насильника.

Осторожный Насильник, названый так из-за обыкновения пользоваться презервативом, за последние тридцать дней совершил двадцать нападений. Его темперамент столь горяч, что некоторые сиэтлцы склонны подозревать целую банду насильников (забыв, очевидно, собственную молодость). Пресловутые мажоры также находятся под подозрением, хотя круг жертв не ограничивается бездомными или нищими; тем не менее мажоров подозревают буквально все, за исключением мэра, членов муниципального совета и редакторов газет, словом, тех, кто играет в гольф с мажорскими отцами. Так или иначе, полицейские сообщают, что сегодня ночью Осторожный Насильник нанес новый удар. Это случилось уже под утро; жертвой стала работавшая в ночную смену медсестра. Она возвращалась домой на автобусе, а злодей подстерег ее на остановке. Насилию помешал случайный таксист, который бросился на своей машине в погоню; к нему присоединилась полиция, и преступника загнали в угол. Теперь он, судя по всему, прячется где-то в вашем районе.

– Мы советуем всем, кто здесь живет, особенно женщинам, не выходить на улицу и не отпирать дверей, пока мы не выкурим зверя, – говорит один из полицейских.

– Но сейчас белый день! – протестуете вы. – Я просто иду в магазин. Собираюсь заехать в супермаркет.

– И не думайте, – отвечает полицейский. – Преступник прячется где-то поблизости и очень опасен.

– Поверьте, мадам, это для вашего же блага, – добавляет его напарник. – К тому же он бросил свой мотороллер как раз на парковке у супермаркета!

6:33

Сердце спотыкается о веревочку, падает на асфальт и обдирает коленки.

– О боже… только не это! – шепчете вы.

– Что-то не так?

– В общем, да. Я знаю, кто это.

– Что, простите?

– Ну, насильник. Я знаю, кто он такой.

– Вы уверены? Откуда вы его знаете? Он здесь живет?

– Долго рассказывать. Но это скорее всего он, больше некому. Я смогу сказать наверняка, если увижу мотороллер.

– Сесил, – говорит старший полицейский, – вызови-ка Смоки, пусть отвезет вас к мотороллеру. А я пока найду коменданта, попрошу его предупредить остальных квартиросъемщиков.

– Владельцев, – поправляете вы.

– Что?

– Это наши собственные квартиры, мы их не снимаем.

– Хорошо, хорошо, – говорит Сесил. – Следуйте со мной.

6:39

Брошенный мотороллер, уже погруженный в полицейский фургон, оказывается новой сверкающей «хондой» шафранного цвета, к которому цвет вашего румянца подходит идеально, несмотря на отсутствие металлических блесток.

– Извините, ради бога, – говорите вы полицейским.

Не надо быть следователем, чтобы увидеть: вы скорее обрадованы, чем разочарованы; скорее смущены, чем обрадованы.

– Ничего страшного, мы все иногда ошибаемся. – Смоки достает ручку и блокнот. – Сообщите имя и адрес подозреваемого.

– Какого еще подозреваемого?

– Того парня, про кого вы думали, что он насильник.

– Но это же не он!

– Почему вы так уверены? А если он сменил мотороллер?

Рация в патрульной машине просыпается и в промежутке между трескучими разрядами кричит:

– Сорок седьмой, ответьте!

– Сорок седьмой слушает.

– Сорок седьмой, у нас сигнал: дикая обезьяна на свободе, мешает утренней службе в парке Киннеар. Принимаете вызов?

– Нет, конечно! – отвечает Смоки. – Вы что, смеетесь? Мы работаем, у нас сто шестидесятый, вы же знаете! Позвоните в общество защиты животных.

– Понял, сорок седьмой.

– Они там совсем рехнулись! Снимать людей со сто шестидесятого из-за дурацкой обезьяны!

– Я знаю, кто это! – встреваете вы.

– Кто, насильник?

– Нет, обезьяна. Я знаю эту обезьяну!

Полицейские переглядываются и закатывают глаза.

– Подождите, вы не понимаете! Это мой друг. В смысле, хозяин обезьяны…

– Мадам, – говорит Сесил, – прошу вас выйти из машины.

– Да нет же, правда! Я…

– А ну выйди из машины! Будешь нарушать спокойствие – я тебя в «Харборвью» отвезу! Тебе там самое место! Я бы сейчас отвез, да времени нет. – Он хлопает партнера по плечу. – Поехали, Смоки!

Не успеваете вы как следует хлопнуть дверью, как патрульная машина номер 47 врубает сирену, запускает звездно-полосатую мигалку и уносится прочь, в сторону района, еще недавно считавшегося вашим временным пристанищем. А вы остаетесь кипеть и бурлить в сиропе ярости, унижения, досады и пары-тройки других хорошо знакомых эмоций.

6:51

Кассирша желает вам всего доброго; вы отвечаете таким взглядом, что ей остается только недоумевать, как у женщины, только что купившей две дюжины банановых эскимо, может быть столь дерьмовое настроение.

Одной из причин вашей досады является замешательство: теперь, когда куплена обезьянья приманка, непонятно, что с ней делать. Андрэ, судя по всему, развлекается с верующими в парке Киннеар; к тому времени, как вы туда доберетесь, все уже уйдут, ибо на здешней широте солнце взбирается по небосклону быстрее, чем любопытный студент – по водосточной трубе женского общежития. И даже если успеть до конца церемонии, нельзя же просто ворваться в благочестивую толпу, размахивая банановым эскимо! Это привлечет нездоровое внимание и, вероятнее всего, закончится новой встречей с Сесилом и Смоки. Поэтому вместо того, чтобы бегать за Андрэ – занятие, чреватое конфузом и разочарованием, – нужно заставить его бегать за вами. Проблема в том, что вы не можете вернуться, хотя до дома всего десять минут ходьбы: район оцеплен, на каждом перекрестке стоят патрульные машины. Путь к Белфорду, однако, свободен, а следовательно, отправиться к нему – это единственный вариант, тем более что вы и так собирались начать организацию западни с его квартиры.

По пути к Белфорду, слегка дрожа от утренней прохлады (хотя для мороженого температура воздуха на несколько градусов выше оптимальной), вы продолжаете размышлять о феномене присутствия Андрэ на утренней службе. Совпадение? Знак протеста? А может, примат пришел, потому что и впрямь переродился?… Нет, нет и еще раз нет! Животные, пусть даже самые умные – в особенности самые умные, – не разделяют болезненной тяги человека к обобществлению блаженства, к систематизации благоговения, к учету тайны и приручению святости. Обезьяне не имеет смысла перерождаться, у нее с первого раза все отлично получается. По крайней мере так считает Кью-Джо. Вы, конечно, не специалист в духовных вопросах, однако имеете серьезные основания подозревать, что макака, вращавшаяся среди аристократов на швейцарских лыжных курортах, найдет общество сиэтлских лютеран нестерпимо скучным, серым и суровым.

7:10

Судя по перевернутой банке печенья и распахнутой морозилке, Андрэ побывал здесь по крайней мере один раз после отъезда Белфорда. Воодушевившись, вы кладете несколько эскимо в морозилку, а остальное содержимое первой коробки выкладываете в виде дорожки, ведущей с крыши гаража на балкон, а оттуда в кладовку, где жадную макаку можно будет запереть, резко хлопнув дверью. С чувством удовлетворения, но не питая особых иллюзий, ибо мартышкообразный похититель брильянтов, как известно, отнюдь не дурак, вы усаживаетесь в любимое кресло Белфорда. При помощи пульта включаете радио и переводите его на канал городских новостей, чтобы без промедлений узнать об окончании охоты на человека в вашем районе. В семь пятнадцать радио сообщает, что насильник все еще на свободе, хотя кольцо сжимается. А доктор Ямагучи созвал пресс-конференцию, которая состоится в десять часов, – наверное, для того, предполагает диктор, чтобы объяснить свое вчерашнее поведение. Да уж, интересно бы послушать. О боже!

Подобно цепочке эскимо, мысли о набравшемся ученом ведут к Ларри Даймонду. И вот уже вы сами заперты в кладовке – в кладовке угрызений совести. Еще чуть-чуть, и вы официально обвинили бы его в изнасиловании! Уже готовы были назвать его имя! Если эти подозрения были беспочвенными, даже безответственными – что же сказать о попытках взвалить на его плечи вину за исчезновение Кью-Джо? Конечно, он и сам хорош: позволяет похотливым позывам дергать за нитки, пренебрегает приличиями, ведет себя как безумец и свинья. Но ведь он болен, страдает, может, даже скоро умрет – а вы его так подвели! Совершили грех лжесвидетельства.

Насколько сильны эти угрызения? Не настолько, чтобы сознаться и извиниться. Чего не знаешь, то не повредит… А что, если он знает? Ведь с тех пор как Даймонд оказался «на особом листке» (что бы ни значила эта маргинальная чушь), он способен взламывать сны и похищать мысли. Сидя в пропахшем обезьяной Белфордовом кресле, держа на коленях коробку тающего эскимо, вы думаете, что с Даймондом надо либо поговорить, причем как можно скорее, либо уже избегать его, как налоговой инспекции, до конца своих дней.

Радиофицированное такси подъезжает к дому Белфорда через девять минут. В ответ на слова «Гремящий дом, пожалуйста» водитель приходит в замешательство и бормочет – не то на санскрите, не то на арамейском, не то на языке урду. Тем не менее, выслушав ваши разъяснения, он после обычного числа неверных поворотов и аварийных ситуаций успешно подъезжает к боулингу. Вместо чаевых вы вручаете ему коробку, пропитанную желтой слизью.

– Для ваших детей, – говорите вы щедро, даже мысли не допуская, что у представителя третьего мира может не быть обильного потомства.

Блондинка Натали, как раз в этот момент выскальзывающая из дверей «Гремящего дома», наверное, принимает вас – смуглокожую и черноглазую – за жену таксиста.

7:57

В течение нескольких напряженных секунд Натали обменивается с вами обжигающими взглядами («Кофейная потаскуха!» – «Чопорная ведьма!»), а потом вы разворачиваетесь и гневно маршируете прочь.

– Гвендолин, подожди!

Вы оглядываетесь через плечо, но продолжаете шагать. И тормозите лишь после того, как Даймонд произносит:

– Натали, познакомься: это Гвендолин, в которую я необъяснимо и безнадежно влюблен.

Остановившись, вы упираете руки в бока – непреклонно и в то же время заинтригованно – и пытаетесь понять: может, похабник и его шлюха над вами подшучивают? Может, Даймонд подшучивает над вами обеими? А если он серьезен – в своем ли он уме?

– А, все понятно! – говорит Натали.

Губы Даймонда искривляются, словно поддетые рыболовным крючком.

– Что ж, – добавляет она, – по крайней мере теперь я знаю: дело не во мне.

– Я отвлекся, – кротко соглашается Даймонд.

– Это уж точно, – вздыхает она.

– Я не собираюсь вам мешать. – Сарказма у вас в голосе на пару дюймов больше, чем у нее.

– Уже помешали, – отвечает Натали. – Несколько часов назад.

Встряхнув белыми волосами, она взбегает вверх по пандусу – и, зацепив вас рукавом, обдав запахом запеканки из кошачьих консервов, бросает:

– Надеюсь, вы будете жить счастливо и умрете в один день!

– Обещаем! – радостно восклицает Даймонд. – Можешь на нас рассчитывать.

– Послушайте, я только хотела кое-что передать мистеру Даймонду! – кричите вы ей вслед.

Но Натали торопливо шагает к маленькой японской машинке, по которой, похоже, потоптался Годзилла. А вы остаетесь наедине со скабрезным мерзавцем, встречающим вас улыбочкой, которую овечка могла бы поставить в рамочку.

8:30

– Тимбукту. Конец всех дорог. Столица великого Ничто. Бессменный фронтир географии; тупик, куда прибывают путешественники в инвалидных колясках. Тимбукту. Город тайны, последний приют беглецов, отдаленный перекресток, где неопределенность пересекается с экзотикой, а мечты – с отшельничеством. Тимбукту. Предел, за которым ничего нет. Затерянный. Заброшенный. Ближе к Луне, чем Нью-Джерси. Соперничающий с Катманду за звание самого музыкального города-поэмы. Тим-бук-ту. Фонетическое чудо света. Город, название которого хочется повторять… а жить в нем не хочется.

Это уж точно. Не хотели бы вы там жить. Даже двух минут не остались бы в чертовом Тимбукту. Вы и в «Гремящем доме»-то не собирались задерживаться дольше двух минут: «Я проезжала мимо и решила зайти, сказать, что доктор Ямагучи дает пресс-конференцию в десять часов», – но Даймонд заманил вас в дом (еще не успевший остыть от этой кофейной вертихвостки), резонно заметив, что слайды с видами Тимбукту могут пролить свет на исчезновение Кью-Джо. Он привел вас в просторную, плохо освещенную комнату, где за исключением пухлой кожаной софы практически не оказалось мебели; паркетный пол застилали толстые, красочные и, наверное, безумно дорогие восточные ковры, каких вы раньше никогда не видели, а стены были увешаны африканскими масками, многие из которых напоминали морды лягушек. Даймонд усадил вас на софу (которую вы украдкой обнюхали на предмет ароматических следов Натали) и угостил мятным чаем (который вы тоже попытались обнюхать – на предмет присутствия наркотиков), а потом включил проектор и буквально загипнотизировал – да, именно загипнотизировал, другого слова не подберешь, – необычной манерой разговора.

– Тимбукту. Последний оплот чистоты. Ибо мать чистоты – уединение. Люди завидуют Тимбукту, потому что Тимбукту отделился от них. Этот город – целое, которое люди раздробили; святыня, которую они продали. Подобно аду и раю, Тимбукту расположен в нашем сознании; его существование можно ставить под сомнение, однако нельзя отрицать. Тимбукту. Навигационная звезда воображения, джокер в колоде картографа.

8:33

Гипноз или не гипноз, вы держитесь замкнуто. Сохраняете дистанцию, даже не спрашиваете, как Даймонд себя чувствует – уж наверное, не так плохо, раз провел ночь с Натали, – а когда он вставляет первый слайд и на экране появляется бескрайний равномерный океан растаявшего бананового эскимо, то даже фыркаете, намекая на отсутствие изображения:

– Хм, неудивительно, что Тимбукту так сложно найти.

– Это Сахара, Гвендолин. Пустая и бесплодная? Да, конечно! Сахара безжалостна и обманчиво безлика, но при этом незабываема, уверяю тебя.

– Да, наверное. Для тех, кто любит бежевый цвет. Даймонд меняет слайды; на экране практически ничего не меняется.

– Выглядит бескрайней, да? А это лишь фрагмент. На территории Сахары можно разместить всю Америку вместе с Аляской, и еще для продуктовых сумок Кью-Джо место останется.

– Сплошной песок… Столько земли пропадает.

– Камней там не меньше, чем песка, как ни странно. И дважды за свою историю Сахара была покрыта водой. Представь: тут плавали рыбы и лягушки, черепахи и крокодилы. Их скелеты попадаются на каждом шагу.

– Очень мило.

– Когда великим океанам и великим пустыням становится скучно, они просто меняются местами. К счастью для нас, это происходит реже, чем раз в неделю. Вообще у океанов и пустынь много общего. С нашей точки зрения, океаны более важны – как для сиюминутных нужд, так и в исторической перспективе, – однако мне больше нравятся пустыни. Они показывают, как красиво выглядела бы земля, если бы не было людей. Сахара – пожалуй, единственное место, которое мы не обгадили. Смотришь на нее – и понимаешь, какой была наша планета до того, как мы вылезли на сушу. И какой она станет, когда мы вернемся в океан. Еще чаю?

– Спасибо, не надо. А что, Тимбукту находится в пустыне? – Подсознательно вы хотите, чтобы гипноз его слов продолжался.

– Пока еще нет. Но когда-то он там окажется. – Даймонд снова меняет слайд: те же опаленные кратеры, пепельные сопки, желтые дюны.

– Тимбукту движется?

– Движется Сахара. Идет на юг, как тоскующий по родине блюз-гитарист. Сейчас, пока мы здесь сидим, она подползает к Тимбукту, лижет ему ноги – хотя не с таким удовольствием, как я лизал бы твои. Факт остается фактом: Сахара медленно пожирает Тимбукту. Но не бойся, я тебя не съем. Несмотря на твою аппетитность.

– Ты настоящий джентльмен, Ларри. Твоя сдержанность выше всяких похвал. Однако давай не отвлекаться.

– Ты все время куда-то торопишься. А знаешь, что стремление скорей добраться до цели – это скрытое желание смерти? Таким, как ты, Сахара пошла бы на пользу. Если море учит нас скромности, то пустыня учит терпению. Тимбукту никогда и никуда не спешит. Вот и мы не будем спешить в Тимбукту. Мы же договорились: я покажу тебе слайды в той последовательности, как их смотрела Кью-Джо. А значит, до Тимбукту еще минут пятнадцать. Сначала мы навестим…

Вжжжик! Даймонд меняет слайды, и на экране появляется широкая мелкая река.

– …племя бозо.

8:44

Мали (не путать с Бали и уж ни в коем случае с Малибу или Мауи!) – довольно большая засушливая земледельческая страна на северо-западе Африки. На протяжении шести веков, с 1000-го до 1600 года, Тимбукту был самым богатым и могущественным городом Мали; более того, самым богатым, могущественным и ученым городом за пределами хорошо изученного «цивилизованного» мира. Секрет процветания этого дальнего оазиса заключался в его расположении – там сходились главные караванные пути через Сахару, – а также в близости реки Нигер. По реке к побережью Атлантики переправлялись пряности, соль, рабы, ткани и манускрипты, доставляемые в Тимбукту верблюжьими караванами.

– Великая река Нигер, – с выражением рассказывает Даймонд, – на карте похожа на гигантский знак вопроса, нарисованный восьмидесятилетним левшой-алкоголиком, что весьма точно соответствует положению дел, ибо европейские географы спивались и сходили с ума, тщетно пытаясь определить истоки и русло этой реки. Нигер имеет довольно эксцентричную форму и к тому же течет не туда, куда подсказывает логика ландшафта. Поверь, многие исследователи раньше срока сошли в могилу лишь потому, что не могли разобраться с Нигером. Их задачу не облегчал тот факт, что за каждым изгибом великой реки, протянувшейся на две тысячи шестьсот миль, поджидали неизвестные болезни и воинственные племена. То, что ты видишь, – это участок в пятьсот миль к северо-востоку от Бамако, теперешней столицы Мали, до самого Тимбукту. Вода племени бозо.

– Вода племени бозо, – шепотом повторяете вы. Хорошее название для той принудительно газированной воды, которую в магазинах Америки почему-то называют минеральной.

Даймонд меняет слайды, и перед вами проплывают образы длинных выдолбленных лодок – гребцов нет, лишь на корме торчит одинокая фигура с шестом. Некоторые из лодок перевозят грузы, другие, похоже, играют роль общественного транспорта, но большая часть – рыбачьи суденышки; повсюду видны удочки, сети…

– Бозо – вообще-то выходцы из Египта. Около пяти тысяч лет назад они зачем-то покинули Нил и переселились на берега Нигера. Небольшой речной народец, до сих пор говорящий на языке Египта и сохранивший, несмотря на засилье ислама, сложную анимистическую религию с развитой системой ритуалов. Краеугольным камнем этой религии служит «Собачья звезда» Сириус.

– Сидящие брючки.

– Да, вот именно. Ха-ха! Сидящие брючки. – Даймонд смотрит на вас с обожанием. – Недавно я начал задумываться: а может, перевод неудачен? Может, бозо называют Сириус «Сидящие сучки»?

– Ау-ууу! – подвываете вы, и Даймонд отвечает улыбкой, в которую можно засунуть собачью конуру.

При ближайшем рассмотрении бозо не вызывают ничего, кроме разочарования. Если не считать относительно правильных черт лица, потомки Тутанхамона и Клеопатры напоминают скорее издольщиков с берегов Миссисипи, чем таинственных египтян. Мужчины одеты в грязные футболки, пластиковые сандалии и какие-то хлопчатобумажные штаны, купленные на распродаже и пропущенные через бумагорезку. Женщины, правда, носят традиционные длинно-цветастые западноафриканские платья, но тоже выглядят весьма потрепанно. Не видно ни священных туник, ни звездных орнаментов, а храмы, если они и есть, ничем не выделяются из массы облепивших реку убогих хижин, которые омывает вторичная река голых детишек, тощих кур и грязи.

– Я вижу, ты не особо потрясена, – замечает Даймонд. – Ничего, сейчас мы перейдем к догонам, они более экзотичны.

Все так говорят.

Догоны – горные жители и селятся в небольших деревеньках, в пещерах и в странных глинобитных башнях на склоне гигантской возвышенности, которую отделяют от Нигера несколько миль негостеприимной обожженной солнцем саванны.

Их предки пришли в этот суровый край, скрываясь от нашествия иностранцев. Догоны и по сей день яростно сопротивляются панмалийской ассимиляции, современным влияниям и обращению в ислам. Судя по слайдам, догоны одеваются ничуть не изысканней бозо; да и вообще вы скорее согласились бы лежать где-нибудь на опрятном американском кладбище, чем жить и здравствовать в условиях, лишенных комфорта и изящества. Однако Даймонд прав: маски и деревянные фигуры догонов, их дверные косяки и алтари, украшенные сложной резьбой, их костюмы для танцев буга-буга – все это в культурном смысле впечатляет гораздо сильнее, чем чумазый примитивизм бозо.

– Они тоже были египтянами? – спрашиваете вы скорее из вежливости, чем из любопытства. Презентация Даймонда напоминает документальную этнографическую программу на образовательном канале, а вы, по правде говоря, всегда предпочитали старые фильмы, где перегибистые денди скользят по паркету в цилиндрах и смокингах, а дамы попивают шампанское.

– Нет, догоны мигрировали из Ливии, куда попали скорее всего в результате кораблекрушения греческого судна. Согласно одной из теорий, они потомки тех самых аргонавтов, которые, отчаявшись вернуться домой, остались в Ливии и женились на тамошних негритянках.

– Кто бы мог подумать!..

– Гвендолин.

– Да.

– Ты сейчас, случайно, не вспоминаешь Фреда Астера?

– Нет, конечно! С чего ты взял?

– Ну ладно. Аргонавты, до того как их корабль потерпел крушение, пытались найти золотое руно, правильно? Неужели не знаешь? Ты же образованная женщина, даже бизнес-школу окончила! Так вот золотое руно – небесный символ, группа звезд в созвездии Большого Пса. Иными словами, собачья шерсть. Считается, что в ночь, когда зацветал колхидский крокус Медеи, или луговой шафран – одно из важнейших лекарственных растений античного Средиземноморья, – эти звезды находились точно над храмом оракула в Колхиде. Самая главная, самая раскрученная звезда Большого Пса – конечно, Сириус-A, однако для догонов и бозо гораздо важнее Сириус-В. У этих двух народов общая мифология. Догоны более точны в соблюдении ритуалов, и список их священных объектов шире и эстетически сложнее, но моему сердцу ближе бозо, потому что они сохранили верность воде. Бозо остались стопроцентным речным народом. Их дети с младенчества играют рыбьими костями. Бозо едят все, что плавает, и сами отличные пловцы. Они верят, что их отец – крокодил. У них с этими животными кровное родство: бозо не охотятся на крокодилов, а крокодилы не нападают на бозо, тому есть масса живых свидетелей. Из одного этого можно заключить, что бозо сохранили более тесную связь с Номмо, чем догоны… Или тебе неинтересно?

Хм, Номмо… К этому предмету вы как раз испытываете интерес – после того страха, что довелось пережить в связи с дурацкой картой. Но пусть уж Даймонд поскорее закончит свою презентацию – которая пока что не дала ни единого намека на причину бегства Кью-Джо из «Гремящего дома», – чтобы вы могли перейти к разговору о нефтяных фьючерсах. Он, разумеется, снова начнет твердить, что игра на бирже – это чепуха, пустая трата времени и ума, однако некоторые технические приемы из него вытрясти, возможно, удастся. А еще вам не терпится вернуться к Белфорду и проверить, сработала ли обезьянья тропа. Да и свою квартиру нелишне превратить в ранчо «Эскимо», ибо восторги Белфорда усилятся, если Андрэ будет пойман у вас, а не у него.

– Ну так что? – спрашивает Даймонд. – Не хочешь про Номмо? Жаль! Увы, жабу можно подвести к воде, но нельзя заставить ее думать. Давай перейдем к Тимбукту.

– Замечательно, – отвечаете вы сухо.

Вы готовы поспорить на все ваши акции, вплоть до вшивого «Юнион карбайда», что Натали он не пудрил мозги разговорами о бозо, Номмо, хреноммо и прочей ерунде.

9:00

– Тимбукту. Город, сделанный из сдобного теста, сотканный из света звезд. Мираж, в который можно войти – если ты не боишься жары. Заброшенный, замкнутый, разрушенный; под вуалью – маска, надетая поверх другой маски. Тимбукту. Высохшая Венеция, опутанная паутиной пыльных каналов. Дитя, родившееся от союза сфинкса и маммоны, зачатое на ложе древнем, как само время. В каждом куске его хлеба хрустит Сахара, по улицам гуляет пепел мертвых книг, под площадями погребена мудрость множества рас – сокровища, которых никогда не коснется лопата археолога. Тимбукту. Город, куда рискуют войти лишь авантюристы; город, который могут простить лишь романтики; город, гостеприимный лишь к бродягам; город, который любят лишь верблюды…

Болтовня. Завораживающая, наркотическая болтовня. Хотя в одном он прав: Тимбукту действительно выглядит так, будто его сделали из теста и звездного света. Это не значит, что город красив, светел или живописен, однако какая-то таинственность в нем, конечно, есть – прежде всего в той отваге, с какой он расположился там, где городам не полагается быть; в абсолютной экзотичности его архитектуры, в странном органическом нагромождении прямоугольных глиняных домов, словно наваленных друг на друга гигантским нетерпеливым ребенком, не умеющим представить такие вещи, как купол, шпиль или арка, но достаточно капризным и по-детски прихотливым, чтобы выкрасить каждую третью дверь в ярко-голубой цвет. А сквозь таинственность проступает жуткое, непобедимое окостенение, желто-коричневая монотонность, оживленная лишь редким подмигиванием голубых дверей, – неподвижность столь всеобъемлющая, что даже слайды ее передают: если бы Даймонд снимал на видеокамеру, впечатление осталось бы тем же. Город призраков, где призраки не показываются на глаза, где люди проводят жизнь, слушая журчание ветра.

– Ты не первая, кого разочаровал Тимбукту, – говорит Даймонд, опять прочитав ваши мысли. – В средние века этот город служил европейцам символом манящего и недоступного великолепия, таинственным, но абсолютно реальным городом богатства, утонченности, загадки и знания; супермаркетом мечты, где можно было купить соль, пряности, рог единорога, карты Таро, книги, девственниц, евнухов, карликов и саквояжи неочищенной руды; где в роскошном саду на крыше дворца можно было порезвиться со свежекупленной рабыней; где мудреца или святого человека можно было встретить буквально на каждом углу. Да, все это так. Но когда в девятнадцатом веке первые европейцы начали прибывать в Тимбукту, было уже поздно: город перевалил пик своего расцвета по крайней мере триста лет назад. Дворцы разрушились, рынки закрылись, библиотека и университет были сожжены. Люди приезжали, надеясь, что будут кататься в золоте, а вместо золота их ожидал желтый горячий песок. Африканское Эльдорадо. Да, именно так. Кстати, ты знала, что Марлон Брандо называл верблюжий рот самой уродливой вещью в мире?

– Почему?

– Ну, если отвернуть ему губы, то обнажится…

– Ларри, стоп, перестань. Я не об этом. Боже! Я хотела спросить, почему Тимбукту был богатым и роскошным, а превратился в какое-то… кладбище?

– То же самое можно сказать и про Уолл-стрит. У всех вещей в материальном мире есть жизненный цикл. Формальная причина заката Тимбукту – если тебе интересно – в том, что европейские купцы в пятнадцатом веке обосновались на западном побережье Африки, и у караванных путей через Сахару появилась альтернатива; а вскоре после этого бедному городу буквально вышибли мозги, когда в 1591 году его наводнили марокканские наемники и бродячие фундаменталисты. Но эти события – лишь экипажи, на которых любят разъезжать перемены. Эволюция, например, разъезжает на бульдозере, закамуфлированном под трехколесный велосипед. А вот с историей все наоборот.

Слова Даймонда наводят на размышления. Если отбросить декоративную часть его болтовни, то получится, что вы не так уж и отличаетесь от средневековых европейских путешественников. Оптимистически отплыв к берегам сказочной земли в поисках богатства, вы после трудного пути добрались до цели – и обнаружили, что сказочная земля давно перевалила свой пик и клонится к закату. Конечно, дни веселого процветания миновали, но является ли сегодняшний спад окончательным? Суждено ли финансовым центрам Америки, некогда могущественным и полным жизни, погрузиться в расползающиеся пески экономической Сахары, чтобы через каких-нибудь двадцать лет превратиться в грязные деревни, жителям которых, включая вас, не останется ничего лучшего, чем думать о своей ненужности и слушать журчание ветра?

– И смотреть на звезды. – Что?

– Слушать журчание ветра – что-то я разошелся, читаю тебя, как раздел знакомств в газете, – и смотреть на звезды. – Даймонд доливает чай в вашу чашку. – Знаешь, люди и сегодня прибывают в Тимбукту, ожидая чего-то… сверхъестественного, фантасмагоричного. А уезжают ворча и ругаясь, с чувством, что их обманули. Но может, дело не в том, что в Тимбукту ничего не осталось? Может, они просто не знают, где искать?

– Не каждый умеет читать мысли, Ларри. Что люди могут там искать? И где они могут искать?

– Ну, начать с университета. Он снова открылся, и, я тебе скажу, это нечто! Меня там научили парочке вещей. Да уж… Очень интересным вещам.

Вжжжик! Вжжжик! Даймонд меняет слайды, картинка летит смазанным стаккато – и замирает на изображении высокой стены навозного цвета. Тимбукту нельзя назвать городом стен, что само по себе удивительно, учитывая его легендарную таинственность, но в пригородах есть несколько огороженных структур, одна из которых, судя по всему, является учебным заведением. Следующий слайд показывает узорчатые кованые железные ворота, за которыми виден двор, заросший банановыми пальмами и цветущими деревьями, а в центре – хотите верьте, хотите нет…

– Это что, пруд?

– Да. А ты думала, в стране, где так низко висит лупа, не найдется лягушек, чтобы ее воспевать? В конце концов, Тимбукту – это оазис.

Следующий слайд: большое квадратное двухэтажное здание, сделанное из глины, в суданском стиле; на втором этаже окна закрыты голубыми ставнями. Дом окружен тенистой зеленью – оазис в оазисе, убежище от тусклого однообразия улиц и сожженных солнцем барханов… Так или иначе на университет он мало похож. Вы уже собираетесь озвучить эту мысль, однако Даймонд меняет слайды, и на экране возникают те же ворота, а перед ними позируют два десятка человек, по виду вполне западных.

– Преподаватели? – интересуетесь вы.

– И да, и нет. Слева – Роберт Антон Уилсон, справа от него Теренс Маккена, Дайан ди Прима и, если не ошибаюсь, Джон Лилли. В заднем ряду можно узнать Тимоти Лири рядом с Карлосом Кастанедой – кстати, его единственная сохранившаяся фотография, – а вот здесь Андрей Годреску, Тед Джоанс, Руперт Шелдрейк, Фритьоф Капра, Гери Снайдер, ну и еще несколько математиков, физиков и художников, о которых ты скорее всего никогда не слышала.

– Да я ни о ком из них не слышала, – говорите вы, кривя душой: помнится, то ли Кью-Джо, то ли ваши родители упоминали в разговоре некоторые из этих имен.

– Разумеется, эти светила не работают в университете на полную ставку. Все, кто не живет в Африке, приезжают лишь время от времени – и всегда инкогнито. Прочтут парочку лекций или докладов, прослушают парочку курсов. В общем, приезжают не только чтобы учить, но и чтобы учиться. Учителя, студенты – границу трудно провести. Но это не преподавательский состав. Вот… преподавательский состав.

Те же ворота, те же позы, то же количество людей плюс-минус два. Однако теперь их лица окрашены в различные оттенки асфальта и корицы, а одежда представляет образцы африканского стиля, от белых хламид и льняных костюмов до тюрбанов, цветастых набедренных повязок и звериных шкур.

– Шаманы, предсказатели, колдуны и прочие оккультные деятели, – поясняет Даймонд. – Как ты думаешь, признали бы такие преподаватели диплом твоей бизнес-школы?

Вы не отвечаете, потому что не слушаете. С тех пор, как в памяти всплыло имя Кью-Джо, вы пытаетесь сосредоточиться на причинах, заставивших вас согласиться на этот дурацкий пасхальный утренник с картинками.

– Ларри, минуту назад ты упомянул, что в Тимбукту продавались карты Таро… э-э… в средние века, да? А Кью-Джо ты тоже об этом сказал? Я просто думаю: может, она увидела какой-то намек?

В полутьме заметно, как у Даймонда на лбу возникают прозрачные луковички пота; вы буквально чувствуете его внезапно обострившуюся лихорадку.

– Я… не помню так сразу. – Он начинает дрожать. – Извини, мне надо отлучиться. Помыть руки, как говорят денатурированные американцы. Хотя многие из них, закончив свою миссию, забывают это сделать.

Прихрамывая, он уходит в темноту.

9:28

Признайтесь, Гвендолин: вы медлительны. Тормозите, как зомби, играющие в «монополию», как престарелый маразматик на состязаниях по бегу в мешках, как продавец рождественских открыток в Саудовской Аравии. Если вас выбросить из самолета, то самолет приземлится раньше, чем вы упадете. Вот и сейчас – проходит полных пять минут, прежде чем вы понимаете то ужасное, о чем должны были сразу же догадаться. От жуткой догадки чай выплескивается из чашки, а адреналин – из надпочечников.

Элементарно, Ватсон! Менее чем сорок восемь часов назад на этой самой софе сидела Кью-Джо Хаффингтон. И смотрела вот этот слайд. А Ларри Даймонд извинился и ушел в туалет – так же, как он сделал сейчас, словно давая подсказку. И в его отсутствие произошло нечто радикальное, после чего Кью-Джо исчезла с лица земли. Это уже не совпадение и даже не дежа-вю; это история, повторяющая саму себя, шаг за шагом, вплоть до последнего, самого ужасного…

9:30

Какое-то время вы просто сидите как истукан: руки пытаются остановить пляшущую чашку, глаза поедают изображение на экране, словно надеясь, что кто-то из преподавателей университета Тимбукту подскажет выход. Затем вы резко вскакиваете, кропите ковер чаем и неуклюже, словно попавший в медвежий капкан новичок тай-чи, поворачиваетесь назад. Никто не подкрадывается. Комната пуста. И тиха, если не считать слабого нервозного зудения проектора. Мертвая тишина склепа.

Вы напряженно озираетесь, пытаясь усмирить панику и собраться с мыслями. Страх связывает разум, страх похож на загустевший холестерин, на утиный жир, сбежавшийся в жгуты под действием эпинефрина. Под черепом бьется одинокая формула: то, что случилось с Кью-Джо, не должно случиться с вами!

Первое, что приходит в голову, – это просто убежать. Броситься к двери со всех ног. Удерживает лишь нежелание быть замеченной за таким нелепым занятием, как бегство. (Лучше смерть, чем краска смущения, да, Гвен?) Поставив чашку, вы не спеша идете к двери – легким прогулочным шагом, турум-пурум, стараясь не принимать каждую жуткую тень, отброшенную какой-нибудь из африканских масок, за маньяка с ножом. Входная дверь отделена от комнаты небольшим вестибюлем; вы заходите туда, невинно помахивая руками, турум-пурум, – и замечаете сбоку дверь, из-под которой пробивается свет. Туалет! Его надо миновать, чтобы добраться до выхода.

Вы медлите. А вдруг это западня? Сама мысль о таком раскладе – будь то жестокий убийственный замысел или просто одна из «безобидных» шуточек Даймонда – приводит вас в ярость. Желтые жгуты страха растворяются в горячей кислоте гнева. Вы решительно нащупываете в сумочке газовый баллончик – и чувствуете, как горн загибается вверх под таким углом, что Гиллеспи и не снилось.

9:44

На цыпочках, с баллончиком в руке, вы крадетесь мимо двери в туалет. Пусть только попробует! Сердце колотит в диафрагму, как кулак хозяина квартиры в дверной косяк вашего отца; ярость столь сильна, что, добравшись до выхода без приключений, вы даже испытываете разочарование.

Еще одна пауза. Надо подумать: действительно ли стоит делать ноги? Конечно, стоит! Из неприятных ситуаций надо уходить, тем более когда есть угроза для жизни. Чего же вы медлите? Открывайте дверь и бегите!

Увы, дверная ручка не поворачивается. Ни вверх, ни вниз. Можно дергать, крутить, тянуть, толкать – все напрасно, дверь заперта плотнее, чем губы жеманницы. Ни шпингалета, ни засова: вас закрыли на ключ.

Отпустив неподвижную ручку, вы медленно оглядываетесь: никаких изменений. «Гремящий дом» тих, пуст и мрачен. Проектор в комнате жужжит, как жук в жестянке. Слева, примерно в шести футах, полоска света очерчивает дверь в туалет.

Вариантов поведения не так уж много. Можно поискать телефон и сыграть в рулетку со службой 911 (в наши дни туда звонят миллиарды, а ответы получают единицы). Можно попросить помощи у индейца, молчаливого типа по имени Ураган, – если, конечно, он дома. И не замешан в происходящем здесь безобразии. Можно покориться судьбе и подождать, пока Даймонд сделает следующий ход. А можно перехватить инициативу. Нанести упреждающий удар. Сыграть агрессивного брокера на бирже под названием «жизнь». В вашем состоянии последний вариант просто неизбежен.

Встряхнув быстро седеющими волосами, чувствуя, как в горле формируется пискляво-кошачья версия воинственного вопля, вы налетаете на туалетную дверь и распахиваете ее, приготовившись гнать мерзавца газовым баллончиком до самого Тимбукту.

8:37

Ничто в вашем жизненном опыте, включая даже репродукцию картины Босха «Искушение святого Антония», которую мать повесила над детской кроваткой, чтобы нежную детскую душу формировал не телевизор, а изображение абсолютных абсурдностей (в конце концов дурацкую картину, беспрерывно крестясь, сорвала со стены бабушка Мати), – нет, ничто, включая даже хаос торгового зала чикагской биржи, не приготовило вас к той сцене, которую вы застали, ворвавшись в туалет Ларри Даймонда.

Даймонд, со спущенными штанами, стоит на четвереньках посреди красивого и, наверное, очень дорогого афганского коврика – и деловито запихивает себе в задницу какие-то зеленые листья.

– О боже! – восклицаете вы.

Признанный гений брокерского дела и ярчайший биржевой игрок Тихоокеанского побережья похож на недоделанного мутанта, на инопланетную тварь из дешевого фантастического фильма: получеловек-полурастение, ползущее на карачках в огороднический Вифлеем. А может, Даймонд решил заново пережить приснившийся кошмар, в котором он родил на свет салат «Цезарь»?

– О боже!

– Разве я звал на помощь? – спокойно спрашивает Даймонд.

Омертвев от потрясения, вы пытаетесь удалиться: пятитесь, как гейша, маленькими шажками, поминутно кланяясь, пряча за спиной газовый баллончик, словно это бутылочка сакэ. Даймонд знаком просит вас остаться, хотя жестикуляция его несколько неоднозначна, если принять во внимание, что он напоминает трехлапую собаку, застрявшую в зарослях азалии.

– Извини за неприглядный вид, – просит Даймонд.

Трудно воспринять мужчину адекватно, если он без штанов если на одном конце у него кривая ехидная ухмылка, а на другом – пучок вонючей капусты.

– Я так лечусь, – объясняет он. – Это лекарство.

Даймонд разжимает ладонь, и листья, которые он совал в задницу, падают на пол. С мокрой газеты, лежащей перед ним, он берет свежий пучок.

– Вот посмотри. – Он протягивает вялый букетик, видя, что вы снова вознамерились поиграть в мадам Баттерфляй. – Отец Урагана присылает мне эти замечательные образчики оклахомской флоры. Лекарственное растение.

– Ты с помощью этого лечишь свой… свой…

– Рак? Да, пытаюсь. Разъезд На Большой Дороге – знаменитый знахарь, но его растительные рецепты уже перестают помогать. Может, эту дрянь надо курить?

О боже, думаете вы. Бедняжка, бедняжка! А вы его подозревали…

Сердце уже тянется к нему – и пугливо отдергивается, когда до ноздрей долетает аромат зажатых в кулачке листьев. Жженый сахар. Фруктовые леденцы в жестяной банке.

8:41

– Те-те-тебе больно? – заикаетесь вы, испытывая смутное желание вытереть Даймонду пот со лба; но в одной руке у вас листья, а в другой газовый баллончик, и вообще непонятно, что лучше: погладить его по голове или уйти и никогда не возвращаться.

– Ну, это примерно как сидеть верхом на паяльной лампе. Но ты же помнишь, каждый может пожаловаться на тяжелую судьбу. В детстве нас предупреждают, что придется страдать, однако забывают упомянуть об унижении. В самом деле, какой уважающий себя плод согласится выйти на свет, если ему показать, как он будет сидеть на приеме у проктолога, или пойдет новобранцем в армию, или примет участие в телевикторине?

Даймонд отворачивается, и вы используете этот шанс, чтобы выкинуть газовый баллончик в корзину с грязным бельем.

– С другой стороны, – продолжает он, – у большого переда бывает большой зад. Старый хитрец Ямагучи может стать моим героем, если правильно разыграет свои карты. А пока, как видишь, я поставлен на колени.

– Ка-ка-как далеко оно зашло? – Вы приближаетесь к нему на один гейша-шажок.

– Болит, когда не смеешься.

С этими словами Даймонд выпрямляется, не вставая с колен, и вы осознаете, что смотрите прямо на его сами-понимае-те-что. И «оно» тоже смотрит на вас – своим единственным эпикантическим глазом! Просто поразительно, насколько оно… красиво! По сравнению с Белфордовым. У Белфорда член, пожалуй, подлиннее и потолще; но его морщинистая, кривая, налитая кровью тушка так живо напоминает вареное индюшачье горло, что на нее противно смотреть. А даймондовский инструмент похож на ствол гипсового дробовика: гладкий, прямой и лунно-белый, а головка как сатиновое яблочко – розовый гибрид между девичьей подушечкой для иголок, бутоном тюльпана и головой резиновой кобры. Что ж, если это кобра, то вы – флейта заклинателя, ибо грозная змея следит за каждым вашим движением, раскачиваясь и танцуя и ни на миг не упуская из виду.

Покраснев, как никогда раньше не краснели, вы зачарованно следите за восставшим органом: его вид гипнотизирует, как давеча гипнотизировали бредовые даймондовские монологи. Коленки быстро превращаются в смесь гелия с куриным бульоном; когда Даймонд протягивает руку к вашему запястью, одно колено уезжает на запад, а второе на восток, чтобы дать больше места расползающемуся по трусикам мокрому пятну, и в унисон с этим процессом в животе зажигается тающее чувство, хорошо знакомое банановому эскимо, разбросанному по квартире Белфорда.

Даймонд привлекает вас к себе. Миг – и уже вы стоите на коленях. Ваши губы встречаются – сначала робко, потом смелее… и вдруг его язык взрывается у вас во рту и прыгает, как пойманная форель, и вертится с боку на бок, как котлета в неумолимых пальцах мясного инспектора, и лихорадочно покрывает нёбо немыслимыми фресками, как мышиный Микеланджело, искупавшийся в черном эспрессо; в ответ на это вы отбрасываете прочь зеленые листья, и они устилают пол, унитаз и ванну – овальные, ланцетовидные, пронзеннолистные, щитовидные, орбикулярные, дельтовидные, – а освободившаяся рука обхватывает его… О боже! Никогда еще ваши пальцы не сжимали ничего столь гладкого, твердого и живого – такого живого, что кажется, оно звенит; даже страшно становится, словно держишь высоковольтный кабель, искрящий и подрагивающий.

Вы чувствуете, как его рука – почему-то вы уверены, что именно та, с татуировкой, – пауком заползает под юбку. Трещит материя. Краем глаза вы замечаете летящие обрывки трусиков. Это последнее, что вы видите, ибо, подобно школьнице, ослепленной красным порывистым ветром желания и похоти, свистящим, словно сирокко, из хлорированных подвалов души, позабыв смысл таких понятий, как «болезни», «беременность» и «гордость», вы валитесь на спину, зажмуриваете глаза и раздвигаете ноги, издавая короткие щенячьи повизгивания.

Чего же он ждет? Ах да, конечно! Презерватив. Как можно было так безответственно забыть?… Но постойте, что он говорит? Снизу, из области промежности, доносятся вздохи и бормотание:

– О, это даже не вагина, это какое-то monstre sacre! Одна из тех рытвин, в которых ломаются оси великих империй. Ворота, не поддавшиеся Самсону. Ухмылка моллюска, муравейник чудес…

И так далее.

О боже! Вы открываете глаза – и тут же опять зажмуриваетесь, потому что его длинный язык проезжает от ануса до пупка. О боже! Что он делает?! Помнится, об этом рассказывала бесстыжая Кью-Джо, но сами вы никогда… Тело трепещет от движений жадного жала; вы кричите в голос, когда язык мимоходом заглядывает внутрь; а когда зубы Даймонда нежно нащупывают клитор… О боже!

Секундой позже его лицо, блестящее от божественного рассола, появляется в поле зрения – он осторожными поцелуями раскрыл вам глаза, – и вы ощущаете, как округлый твердый поршень начинает забираться внутрь, глубже и глубже – медленно, нахально, сантиметр за сантиметром, словно медицинский зонд, раздвигающий липкие ткани…

И тут здание начинает трястись, зубные щетки падают с полки и скачут по афганскому ковру, уши заполняются стуком и грохотом, напоминающим звук далекой битвы, и вы думаете: правду говорят, что Земля вертится!

Даймонд улыбается улыбкой фаталиста, тормозит свой локомотив в миллиметре от пульсирующей матки и, кивнув на потолок, шепчет:

– Десять часов. Боулинг открылся.

10:00

Плотские объятия самодостаточны. Они с легкостью душат биологические нужды, растворяют интеллект, стирают сознание, с успехом перечеркивают голод, усталость, боль, время, голос рассудка, чувство ответственности и совесть, а уж такую мелочь, как грохот боулинга, должны отфильтровать без остатка. Так оно вскоре и происходит: треск разлетающихся кеглей заглушается ритмичным шлепаньем животов – юбка задрана вам на лицо, и вы изо всех сил цепляетесь за осыпающиеся края бездонной шахты траханья.

Подобно тому, как вагинальные мышцы смыкаются вокруг фаллоса, гигантские мускулы траханья смыкаются вокруг вашей души, превращая ее в капельку мускусного жира, в кусочек наэлектризованного сала, скворчащий на скользкой сковороде. Бартолиновы железы бурлят в собственном соку; всякий раз, когда над ними нависает мошонка, белый пони поднимается на дыбы. Пусть стучат суставы! Пусть хрустят хрящи! Пусть сочится слюна! Пусть…

О боже! Ну что еще?!

Даймонд снова выдает фаталистическую улыбку, и в ритмичных движениях наступает перебой. «Что случилось, милый? – хотите вы спросить. – Пожалуйста, не останавливайся! Не останавливайся никогда…»

Однако слова застывают на онемевших губах: за спиной любовника, заглядывая ему через плечо, нависает фигура, сбившая божественный ритм и прогнавшая белого пони с горной вершины в заросли бузины.

Это же Ураган, во имя всех святых! Дурацкий Ураган, здоровенный индеец. Стоит в дверях туалета – невозмутимо, неподвижно и отрешенно, словно и не догадываясь о своей только что сыгранной роковой роли; стоит живым воплощением самого непростительного, после смерти и телефонной бюрократии, вторжения в гармонию человеческого космоса. Коитус интерраптус. Кровь катит к вашим щекам со скоростью кегельбанного шара – вы буквально слышите ее грохот, – а Ураган тихим спокойным голосом, идущим из сокровенных глубин, произносит:

– Прости, Ларри, но ты просил сказать, когда начнут показывать японского доктора.

10:05

Ураган выходит, Даймонд остается внутри, однако вы чувствуете, как он ужимается.

– Неудачный момент.

– Угу.

– Успех зависит от выбора момента, особенно в любви.

– И на бирже.

– Совершенно верно. Бывают удачные моменты, а бывают неудачные. Сейчас был неудачный.

– Угу.

– М-да… Несвоевременно.

– Угу.

Он продолжает увядать.

– У нас еще будут возможности.

Непонятно, вопрос это или утверждение. Вы говорите:

– Надо вставать, а то он вернется…

– Нет, Ураган ушел к себе в вигвам. И тем не менее…

Он быстрым движением поднимает бедра, нежно целует вас в губы. А затем пятится на четвереньках и целует прямо в «нулевую зону» – уже много крепче. И облизывается, как Будда на пикнике.

Вы поспешно поднимаетесь, внезапно почувствовав себя обнаженной и беззащитной.

– Ну, раз уж мы встали… – говорит он.

– То что?

– Предлагаю посмотреть доктора Ямагучи.

– Я… в общем… – Вы отыскиваете в куче листьев свои трусики – рваные, мокрые, похожие на то, что осталось бы от Красной Шапочки, если бы не пришли дровосеки. – Мне надо освежиться.

Даймонд забирает у вас трусики, подносит к лицу и глубоко вдыхает.

– М-м-м… Такие свежие персики бывают только на ветке.

Вы готовы возмутиться, но долетевший запах – нет, не погибших трусов, а разбросанных вокруг целебных листьев, – напоминает о болезни Даймонда, о надеждах, которые он возлагает на этого клоуна Ямагучи, и вы не протестуете, когда, натянув джинсы, он берет вас за руку и уводит из туалета. Вы оглядываетесь с хмурой улыбкой; заблудившийся разум пытается осознать: неужели здесь, на полу, за пределами офиса «Познер, Лампард, Мак-Эвой и Джейкобсен», только что разыгрался самый захватывающий эпизод вашей жизни?

10:06

Квартира Урагана, спрятавшаяся за незаметной дверью на правой стене вестибюля, обставлена мебелью в духе первых переселенцев; индеец из племени команчей, наверное, воспринимает ее как староамериканскую. Вам она кажется просто пошлой, хотя и классом выше, чем уцененное старье Кью-Джо. Гостиная размерами не уступает даймондовской. Вся мебель сдвинута к дальней стене – собирать пыль и вибрировать в унисон с падающими кеглями. У восточной стены стоит громоздкий древний телевизор, а напротив, в центре комнаты (зрение Урагана, похоже, получше вашего), – расположилась софа жесткого вида, обтянутая пошленьким набивным ситцем. У западной стены, рядом с софой, виднеется деревянное колониальное кресло-качалка – явная репродукция, сидеть на которой, должно быть, пренеудобно. В нем и сидит Ураган, однако вопреки названию кресла не раскачивается, а сохраняет каменную, пугающую неподвижность. Он неотрывно смотрит в стену. Точнее, на маленькую картину, висящую на стене. Судя по всему, это и есть знаменитый Ван Гог. Вам, естественно, хочется разглядеть шедевр поближе, но Даймонд увлекает вас прямиком к софе и понуждает присесть.

– А разве у тебя нет телевизора? – шепчете вы в ухо, украшенное серьгой.

– Выкинул его на помойку, когда вернулся из Тимбукту.

С этими словами он вперивается в телевизор – с тем же вниманием, что его сосед уделяет Ван Гогу, – а его рука вползает вам под юбку и стискивает липкое голое бедро. Вы морщитесь, однако не протестуете. «Наверное, это падение рынка виновато, – говорите вы себе, – что я последний стыд потеряла».

10:07

Мотофузо Ямагучи, по-видимому, потратил первые десять минут пресс-конференции на горячие извинения славному городу Сиэтлу, всем населяющим его мужчинам, женщинам и детям, а также человечеству в целом за то, что крепкий алкогольный напиток смутил его сознание, затуманил память и послужил причиной произошедшего вчера вечером комичного казуса, подорвавшего, в свою очередь, доверие общественности и опорочившего пропагандируемые медицинские методы. По виду доктора, однако, не скажешь, что он потерял лицо и готов совершить харакири. Ямагучи сидит в гостиничном конференц-зале за небольшим ярко освещенным столиком, хлопая зажигалкой по здоровенным зубам; в его глазах играют лукавые искорки. Хмурый ведущий – кто-то из онкологического исследовательского центра Фреда Хатчинсона – объявляет, что доктор Ямагучи решил немедленно раскрыть народу некоторые детали своего метода, хотя собирался сделать это завтра, на международной конференции. Надо полагать, таким образом он пытается восстановить пошатнувшееся доверие.

Набитый репортерами зал возбужденно жужжит, а Даймонд сильнее сжимает ваше бедро. Вы коситесь на него, пытаясь угадать, о чем он сейчас думает. Сочувствие сочувствием, а все же непонятно, смягчает ли факт его болезни мучающее вас чувство запачканности или, наоборот, усиливает.

Ямагучи: Сначала, может быть, вопросы?

Репортер: Да, доктор. У вас проблема с алкоголем?

Ямагучи: Конечно, конечно! У каждого пьющего человека есть проблема. Поэтому алкоголь такой популярный. Создает нам проблемы, чтобы не было скучно.

Ученый издает смущенный смешок, репортер выглядит растерянным, а Даймонд улыбается и хлопает свободной рукой по софе:

– Этому парню надо в университете Тимбукту лекции читать!

Репортер (уже другой): Вы не могли бы рассказать о своем приспособлении? О том, которое…

Ямагучи: А! Отлично, что вы спросили! Одну минуту.

Доктор кладет зажигалку на стол, открывает кейс, достает чемоданчик поменьше и, отперев его, извлекает продолговатый объект длиной около пяти дюймов – очевидно, тот самый, вокруг которого вчера разгорелся сыр-бор. И поднимает его вверх.

Репортеры (все вместе): Что это?

Ямагучи: По-английски это, кажется, называется «наконечник». Наконечник для клизмы.

Волна бормотания прокатывается по залу. Фотографы толкаются, сражаясь за лучший ракурс.

Репортер (с опаской): Скажите, этот наконечник – он какой-то особенный?

Ямагучи (пожимая плечами): Да, совсем чуть-чуть. Во-первых, он очень, очень древний. Во-вторых, сделан из нефрита. Ну, еще из горного хрусталя. Вот видите? (Он поднимает объект, вертит в пальцах. Объект мерцает мятно-зеленым блеском.)

Репортер (из задних рядов): Какова функция наконечника?

Ямагучи: Функция в том, чтобы регулировать поток жидкости, которую вливают в прямую кишку.

Репортер (до сих пор молчавший): Это мы понимаем. Но что в нем такого особенного?

Ямагучи: Во-первых, очень древний. (Смотрит на объект с восхищением.) Наконечник личной клизмы китайской императрицы. Двести, триста лет назад. Во-вторых, сделан из…

Репортер (с раздражением): Да, понятно! Но делает ли он что-то, чего не делают другие наконечники?

Ямагучи: О да! Конечно. (Пауза.) Он жует рис.

Вы смотрите на Даймонда:

– Что он сказал? Жует рис?!

Репортеры смотрят друг на друга, задавая тот же вопрос. Представитель центра Фреда Хатчинсона неуклюже прячет панику, пытается сохранить показную наукообразность:

– Доктор Ямагучи, не могли бы вы… Не могли бы вы объяснить нашим гостям, к чему вы клоните? – И добавляет, обернувшись к залу: – Леди и джентльмены, прошу не забывать: английский не является родным языком доктора Ямагучи.

– Гвендолин, любовь моя! А мой язык для тебя родной?

Вы, конечно, краснеете, однако не можете сдержать улыбки.

Ямагучи: Секрет крепкого здоровья – жевание. Человек может кушать самую здоровую пищу – не имеет значения, если не жевать. Много, много людей в индустриальных странах страдают, у них скрытые расстройства – все потому, что не жуют. Хочешь, чтоб была долгая, здоровая жизнь, – нужно жевать, жевать, жевать. Правильно? Ну вот. Я даю пациентам раствор через клизму – рис, бета-каротин, еще две-три вещи. Неочищенный рис. Вы его называете шелушенным. Восстанавливает нормальные условия, здоровую атмосферу для гена МСС. Ген МСС начинает производить хороший белок. От этого опухоль сжимается. Становится меньше. Понятно, да? Но подождите: не хватает одной вещи! Где жевание? Нужно жевание – для рисового раствора! Зубы (он берет зажигалку, играет на своих передних резцах, как на ксилофоне), зубы у нас во рту, не в заднем проходе. Правильно? В прямой кишке зубов нет. Поэтому жевать должен наконечник. (Пауза.) Почему в зале никто не жует?

Репортер (не важно какой): Каким же образом ваш наконечник «жует» раствор риса и бета-каротина?

Ямагучи: Как говорят у нас в Хьюстоне, «хрен его знает!».

Репортер: Вы хотите сказать, что не имеете ни малейшего понятия, как он работает?

Ямагучи: Почему, понятие имею. Я думаю, рефракция света в нефрите и горном хрустале позволяет жевать. Конечно, как говорят у нас в Хьюстоне, наконечник вставляют туда, куда солнце не заглядывает. Поэтому я говорю: не обычный свет, а поэтический. Энергия.

Вы никогда не видели, чтобы банда лихих репортеров так безнадежно и согласованно проглотила язык. Даже те из них, которые уверены, что раскрыли грандиознейшее надувательство, – даже они не способны найти в себе силы для вербальной атаки. Даймонд, с другой стороны, настолько очарован показательным выступлением доктора, что на время прекращает медленные, сводящие с ума поглаживания вашего лобка.

Репортер (собравшись с духом): Итак, доктор Ямагучи, вы заявляете, что введение раствора шелушенного риса через клизму с нефритовым наконечником способно разрушить опухоль? И победить рак?

Ямагучи: Что значит «победить»? Что значит «разрушить»? Западная медицина всегда ищет, что разрушить. У западного человека появляются вирусы – он хочет их убить. Появляется рак – он хочет застрелить его волшебной пулей. Не лечение, а перестрелка. Умри, рак! Бах, бах! (Направляет наконечник в зал, делает вид, что стреляет.) Мой метод – не война. Мой метод – мир. Подружиться с раком, приучить его к другой диете. Научить хорошим манерам. (Общий шум в зале.)

Репортер: Вчера вы огорчились, когда подумали, что наконечник украден. Есть ли у вас запасные наконечники? Или существует только один?

Ямагучи: За каждой звездой в небе есть другая звезда. Но от звезды до звезды далеко.

Репортер: Доктор, вы должны осознавать, некоторым из нас трудно принимать вас всерьез.

Ямагучи (пожимая плечами): Как говорится, яд оков каковья ест.

Тут ведущий из онкологического центра, уже не скрывая недоумения, встаети, размахивая руками, объявляет пресс-конференцию законченной.

– Леди и джентльмены, спасибо за внимание. Подробности вы сможете узнать завтра, после официальной презентации. В заключение разрешите напомнить, что общение Востока с Западом не всегда проходит легко. Тем не менее успехи доктора Ямагучи в борьбе с раком толстой кишки неоспоримы. Еще раз спасибо!

Ямагучи убирает наконечник в чемодан и направляется к выходу. Даймонд вдруг подается вперед и орет в телевизор:

– Эй, погоди! А рак прямой кишки твоя клизма лечит?

Бедняжка, думаете вы. Под самоуверенной маской хладнокровной находчивости скрывается отчаявшееся сердце. Можно представить, что он сейчас переживает!

Ямагучи (глядя в объектив): Мой метод также помогает при раке прямой кишки.

Он улыбается и машет рукой.

10:20

– Боже, Ларри! Как тебе удалось?!

– Как говорят в Хьюстоне, «хрен его знает!». Я попытался воспроизвести ритуал, который видел в Тимбукту. Иногда получается, чаще нет.

– Даже как-то страшно… Тебе самому не страшно?

– Ну, не страшнее того факта, что бозо знают о Сириусе-В. Люди боятся вещей, которые не сидят спокойно, не позируют для официального снимка реальности. Иными словами, им много чего приходится бояться. Поэтому, наверное, люди не любят заглядывать слишком далеко – в любом направлении.

Кстати о сидении спокойно: Ураган так и не пошевелился. Выступление Ямагучи, вопли Даймонда, грязные ласки у него за спиной (кошмар какой!) – насколько можно судить, все осталось незамеченным. Вы щуритесь, чтобы получше разглядеть бесценную картину – пора уже смириться и завести контактные линзы! – но видите лишь мутный прямоугольник на вздрагивающей стене (боулинг наверху постепенно набирает обороты).

Уже у самой двери вы набираетесь смелости и, обернувшись к неподвижной фигуре, кричите:

– Сколько датчанин предлагает за картину?

А что тут такого? После того, как индеец стал свидетелем знойной сцены в туалете, вы можете рассчитывать на определенную откровенность.

Ураган не реагирует. Что ж, не первый раз вас так отбривают. Ваше дело – спросить, любопытство не порок.

Выйдя в коридор, вы слышите тусклый голос, свернутый, как кукурузная лепешка, прошедший сквозь века маисовой похлебки и пепла:

– Два миллиона и…

Др-др-др-др-др… Бабах!

О боже! Даже если не считать хвостика, отрезанного ударом боулинговой молнии, Ураган говорит об очень симпатичной цифре.

10:25

– Клизмы. – Даймонд словно разговаривает сам с собой. – Орошение. Тимбукту нуждается в ирригационной системе так же, как и я. Наконечник для клизмы, драгоценный маленький ирригатор. Прозрачный кончик вырезан из горного хрусталя, трубка выточена из зеленого нефрита… – Он передергивается. – Могу поспорить, он холодный, как ледышка. Эта китайская императрица, наверное, была истинным драконом: засовывать такую сосульку себе в задницу! Материал наконечника – либо нефрит, либо хрусталь, либо и то, и другое – взаимодействует на молекулярном уровне с особым раствором Ямагучи. Ты заметила, этот старый лис умолчал о парочке компонентов? В результате раствор становится электрохимически активным, работает на подклеточном уровне. Хм-м… Если рак имеет вирусную природу, то в этом есть какой-то смысл. Вирусы обожают жир и сахар. А такие вещи, как шелушенный рис и брокколи, даже немодифицированные, приводят их в ужас. Они скорее умрут, чем будут есть эту гадость. Да уж… Так и мы, люди! Вспомни об этом, Гвендолин, в следующий раз, когда будешь заказывать жареные лягушачьи лапки. Если в тебе сидит вирус, он будет подзуживать: «Давай, давай! Заказывай! Покорми меня жирком! И про десерт не забудь, возьми шоколадный мусс! Вот вкуснятина!» Хотя, знаешь, в таком красивом теле не может сидеть вирус. Красоты вирусы тоже боятся. – Он приглаживает жесткие длинные волосы и хихикает, как ведьмак. – Ну ладно, драгоценный маленький жабенок, хватит болтать. На чем мы остановились?

Даймонд явно хочет продолжить, непонятно лишь, что именно: просмотр слайдов или секс? Вы кротко сидите, сдвинув коленки, а он прохаживается между софой и экраном, где застыл преподавательский состав университета Тимбукту, и ваши красные трусики торчат у него из заднего кармана, как судейский флажок.

Если по-хорошему, то у вас нет времени ни на слайды, ни на секс. В конце концов, в десять вечера приедет Белфорд, а еще через несколько часов откроется лондонская биржа, а завтра в шесть утра – о боже! – предстоит вернуться на «дискотеку» и встретиться с Познером, с клиентами, с остатками рынка и с богами судьбы, вероломно разрушившими вашу карьеру. А ведь надо еще подготовиться к сделке, перехитрить обезьяну – и найти Кью-Джо. Бедняжка Кью-Джо! Надо ей позвонить прямо сейчас.

Вы встаете и озираетесь в поисках телефона, но тут Даймонд обвивает вас рукой за талию и привлекает к себе. Что ж, ничего не поделаешь. Вряд ли удастся сосредоточиться на предстоящих задачах, пока это не завершено. «Если Ларри сейчас отнесет меня на кровать и мы займемся любовью – хорошо. Сколько он будет меня трахать? Двадцать минут? Час? Все равно после этого голова будет работать лучше. Да и у него тоже. Вот бедняжка!»

Вы целуете его, прильнув к упругому бугорку на ширинке. На этот раз ваш язык оказывается у него во рту. О, как тут интересно! Конечно, в глубинах души копошится отвращение: вы никогда еще не чувствовали себя такой похотливой самкой… С другой стороны, вы и раньше возбуждались, ничего страшного. Такова сущность человеческой природы. Даже монашки, даже стервозные начальницы – все подвержены этому сладкому недугу. Женщине негоже противиться желаниям плоти, с ними надо научиться жить. Причем не просто жить, а контролировать их, воспитывать, использовать в своих интересах: благодарно принимать их низменные, но, несомненно, приятные подарки, вежливо воздерживаться от изнурительных постов и бесшабашных оргий. Изучить их повадки, узнать сильные и слабые струны – и никогда, никогда не терять бдительности! Иначе они накинутся, как голодные волки, которых наивная дева пустила переночевать, и превратят хозяйку в кровавый ужин, в жалкую рабыню или – что самое страшное – в своего лютого врага, в вечно голодную волчицу, которая разорвет собственные мечты о семейном счастье и устремится к более низким целям.

Конечно, вы хорошо знаете своих волков. Однако никогда еще они не выли так мелодично, никогда еще их мех так не блестел, а хищное дыхание не пахло так сладостно! Впервые вы не думаете о том, что секс липок, что он пахнет купидоновыми носками. Пусть Даймонд делает все, что хочет, самые немыслимые, грязные, извращенные вещи!.. А какие именно? С деталями возникает накладка, воображения не хватает. В голове крутятся только мысли о боли и физическом напряжении. И о потерянном времени: постельные эксперименты могут занять целый день.

«Выбрала же я время для блуда!» – думаете вы. И тут же строите недовольную гримасу – насколько это возможно, когда целуешься. «Блуд» – понятие пролетарское. Словечко из дешевых комедий, из лексикона клоунов, солдат и кухарок. Ваше желание может быть грубым и низменным, но никак не фривольным. Потребуется куда более сложное и емкое слово, нежели «блуд», чтобы измерить все глубины этой влажной чесотки.

Заведя руку за спину, вы расстегиваете пуговицы. Звук, с которым юбка соскальзывает на пол – столь глухой и короткий и вместе с тем столь выразительный, наполненный жизнью, искрящийся освобождением, как распущенный парус на шлюпе, прорывающем окружение, – этот звук заставляет вас задрожать от сладкого озноба.

В ответ Даймонд свинчивается с вашего языка, а потом нежно, словно младенцу, сжимает голую задницу и говорит:

– Гвендолин, я даже не решаюсь предложить… Ну, в общем… ты согласилась бы…

Ну, что же ты медлишь, Ларри? Какую немыслимую, грязную, извращенную вещь ты хочешь сделать? Или (ах!) хочешь, чтобы я сделала? Какие декадентские гадости у тебя на уме? (Вы трепещете, как грешница на священном костре.) Какие клейко-сладко-скользко-мерзко-мокро… Какие грязные, запретные движения придется совершать? Какие приспособления потребуются? Какие телесные отверстия будут задействованы? Ну же, Ларри!

– …ты не согласишься сходить со мной на лекцию о лягушках?

10:47

И вот уже вы – слегка разочарованная и униженная, но нехарактерно оживленная – оказываетесь на заднем сиденье мотороллера (Даймонд понимающе усмехнулся, когда вы объяснили, что добрались до «Гремящего дома» на такси), – на мотороллере, который уносит вас через Баллардский мост, прочь от полутемного подвала, от поэзии Тимбукту и мрачной картины Ван Гога (за которую в Амстердаме дают два миллиона с мелочью), от устрашающих масок и запачканного афганского коврика в сторону Куин-Энн-Хилл, к лежащему за холмом Тихоокеанскому научному центру, где в одиннадцать тридцать в завершение выставки рептилий и земноводных состоится лекция под названием «Тишина на болотах».

На таком маршруте – через Куин-Энн-Хилл – вы настояли специально, чтобы по дороге заскочить домой. «Чтобы проверить, нет ли вестей от Кью-Джо», – сказали вы Даймонду, хотя в данный момент вас куда больше интересуют вести от Андрэ, и поэтому первая остановка – квартира Белфорда, а потом, если возникнет нужда, продуктовый магазин.

Похоронные саваны и яичные белки, из которых выбралось восходящее солнце, до сих пор болтаются в небе. Воздух кажется мягким, если стоишь неподвижно, однако на летящем мотороллере весьма прохладно. Вы прижимаетесь к спине Даймонда, чтобы укрыться от ветра и нежелательного внимания. Маловероятно, конечно, – но вдруг кто-нибудь из коллег попадется навстречу и увидит вас на ржавом мотороллере, в пасхальное утро, в компании лохматого типа! Добавьте еще: с голой задницей (которая уже вконец отмерзла на трясучем липком холодном сиденье).

От Даймонда оглушительно пахнет – старой кожей, сахаристыми листьями, вашим телом… Сложная, противоречивая комбинация, вызывающая нежные мысли. Обхватив его руками, вы зарываетесь лицом в душистую спину – и, скосив глаза, замечаете свои порванные трусики, выглядывающие у него из кармана, как носовой платок факира. Вы украдкой их вытаскиваете и боретесь с желанием покрутить ими над головой на радость встречным автолюбителям. Когда мотороллер, свернув на Эллиот-авеню, начинает трудно карабкаться в гору, вы бросаете их через ограду одного из скромных домов: «Летите! Вы свободны!» И тут же корите себя за легкомыслие. Кто-нибудь наверняка найдет эти трусики и сообщит в полицию, где их пришьют к делу как «подпись» Осторожного Насильника. Или как оставленный мажора-ми сувенир (хотя вряд ли кто-нибудь из мажорских жертв может похвастаться таким стильным неглиже).

11:23

Попался!

Попался, голубчик! Пусть экономические системы лишаются колес, а умы – рассудка; пусть гормоны зашкаливают, а молитвы остаются без ответа; пусть отцы заклеивают барабаны, а работодатели затыкают уши; пусть седеют волосы и краснеют чернила; пусть судьба, хрипло хихикая, путает карты – Гвендолин Мария Мати все равно всех обхитрит! Андрэ попался! Попался беглый монах!

Даже поверхностный осмотр Белфордовой квартиры (о чувстве вины перед Бедфордом сейчас лучше не вспоминать) ясно дал понять: Андрэ побывал здесь утром, отведал сладкой приманки. Дверца морозилки вновь распахнута, и облизанные палки от эскимо разбросаны повсюду, словно стебли тысячелистника после тайфуна Ай-Чинг. Не нужно быть приматологом и полицейской ищейкой, чтобы сообразить, куда отправилась макака, опустошив эту квартиру. Конечно же, к вам, в бывшее жилище Белфорда, в надежде найти новые подачки! Вы попросили Даймонда заехать в супермаркет – он подогнал мотороллер к самым дверям, чуть ли не внутрь заехал, к вашему смущению, – и купили еще одну коробку эскимо, пытаясь не встречаться глазами с продавщицей. Даймонд, похоже, и вправду ничему не удивляется: он безропотно отвез вас в магазин, а потом домой, где ему пришлось терпеливо дожидаться у подъезда. Поцелуй с легким вовлечением языка убедил его, что долго ждать не придется.

Ваша морозилка тоже была распахнута, а коробка оттаявших китайских пельменей лежала на полу гостиной рядом с книжкой маминых стихов. Конечно, люди иногда прячут драгоценности в книгах, между вырезанными страницами, но если Андрэ надеялся найти эскимо в поэтическом сборнике, то он не так умен, как кажется на первый взгляд. Так или иначе, вы чуть-чуть опоздали, хотя оставался хороший шанс, что он еще вернется. Вы разложили эскимо по всем подоконникам, а остатки засунули в морозилку. «Надеюсь, чертов лектор не будет слишком долго занудствовать», – бормотали вы, натягивая свежие трусики. Проверив сообщения на автоответчике (все от Белфорда, в исключительно жалостливом тоне), вы ушли, не запирая дверей: замки не служили Андрэ серьезной преградой в прежней жизни, когда он еще не обрел спасения через Господа нашего Иисуса Христа.

Ответом на звонок в дверь Кью-Джо была тишина. Вы уже собрались уходить, когда до ваших изящных ноздрей долетел ни с чем не сравнимый запах, заставивший их затрепетать, как от перца и пороха: сквозь дверные щели и замочную скважину просачивался дым знакомых самокруток! Ошибки быть не могло. Ядреный табак Кью-Джо – это то, что курил бы Сатана, если бы курение в аду не было тавтологией; лишь отцовская марихуана могла соперничать с этим зельем в зловонии.

Вооружившись дерзостью взамен утраченного газового баллончика, вы отперли дверь, ожидая увидеть кого угодно, может, даже саму Кью-Джо – свихнувшуюся от заигрываний со сверхъестественными силами, пускающую слюни по подбородку, курящую, глядящую в пустоту резиновым взглядом… Но вместо этого в квартире оказался Андрэ. Он с недовольным выражением подпрыгивал на мягком стуле, как конголезский пародист, изображающий Элвиса Пресли, и курил самодельную цигарку. Цигарка была кривым, лохматым, разваливающимся на глазах сооружением (Кью-Джо, справедливости ради отметим, сворачивала их не лучше, хотя и обладала противостоящими большими пальцами).

Вы заговорили с фальшивой беззаботностью, задействовав нежнейшую струну слащавого голоса:

– Здравствуй, Андрэ! Здравствуй, милый. Как я рада тебя видеть! Сиди спокойно, никуда не уходи. Тетушка Гвен принесет тебе кое-что вкусненькое. Подожди, милый. Сейчас, сейчас!

Осторожно захлопнув дверь, вы пронеслись по коридору, как олимпийская чемпионка Джеки Джойнер-Керси, которой в трусы попала оса. У себя в квартире вы схватили коробку эскимо и рванулись назад на спринтерской скорости, молясь, чтобы зверь не сбежал.

– Вот, милый. Смотри, что я принесла!

Андрэ потянулся и жадно ухватил протянутое лакомство, выдохнув при этом целое облако зловонного дыма, отчего вы поперхнулись и едва не срыгнули. Удивительно, что не заработали грыжу пищевого отверстия диафрагмы, пытаясь сдержать кашель. К счастью, все обошлось, и Андрэ получил эскимо. Пока он срывал обертку, размышляя, можно ли одновременно курить и есть (этому трюку его научили бы в любом техасском ресторане), вы вооружились молотком и гвоздями и, стараясь не очень шуметь, наглухо заколотили все окна. Затем набрали в кастрюльку воды, добавили консервированного фруктового сока и бросили туда весь имевшийся у вас запас валиума. Пойло вы поставили у него перед носом – «Вот, милый, если захочется пить!», – а сами затоптали очаг возгорания на ковре, куда упала отброшенная сигарета (он так и не освоил техасский трюк), и попятились к выходу, как гейша – у вас это стало уже неплохо получаться.

– До свидания, милый! Отдыхай, веди себя прилично, а тетушка Гвен скоро придет. Хорошо? Ну и славненько! С праздничком тебя!

Выскользнув за дверь, вы заперли оба замка и для верности вогнали в косяк пару гвоздей:

– Вот так. Попался, мерзавец. Теперь не убежишь!

11:24

– Попался, мерзавец!

В фойе на первом этаже кучкуются жильцы – около полудюжины, – и один из них, увидев вас, сообщает:

– Попался, мерзавец!

– Простите?

Откуда они узнали? Поистине любопытство этих людей может сравниться только с их простотой. Надо скорее переезжать отсюда в более приличное место!

– Его взяли.

– Кого?

– Что значит «кого»? Насильника, конечно! Сначала мы думали, что он улизнул. Но нет, его арестовали!

О боже!

– Мистер Кудал заметил мерзавца на стоянке, рядом с подъездом, и вызвал полицию.

Боже, боже!

Растолкав соседей, вы выбегаете на улицу и в течение следующих десяти минут убеждаете полицейских, что человек, стоящий лицом к стене с руками на затылке, ваш друг – а вы, между прочим, хозяйка одной из квартир в этом доме! – и что, несмотря на подозрительный вид, он законопослушный и добропорядочный гражданин. При этом Смоки и Сесил щедро осыпают вас усмешками, закатывают глаза и, судя по всему, не прочь поставить вас лицом к стене рядом с Даймондом (при разговоре вы, в довершение всего прочего, рассеянно помахиваете молотком), однако в конце концов благодаря отсутствию улик и вашему брокерскому красноречию его отпускают. Но не сразу. Сначала Смоки обыскивает подозреваемого – на предмет оружия и презервативов – и обнаруживает толстый рулон денег. Полицейские, разумеется, требуют объяснить, зачем ему столько наличных.

– Я вижу, сэр, вы человек наблюдательный, – отвечает Даймонд, – и от вашего внимания не ускользнул тот факт, что у меня в кармане лежат билеты на самолет. Завтра я улетаю, чтобы повидать моих любимых родителей – они миссионеры, учат слову Божьему язычников в отдаленной стране. Я также вижу, что вы человек образованный, а значит, вам известен другой факт, весьма грустный и возмутительный: американские кредитные карты уже не встречают за границей подобающего им восторженного приема. Деньги, которые вы держите в руке, лишь на первый взгляд кажутся большими. Уверяю вас: при нынешнем курсе доллара безбожные иностранные мошенники посчитают это карманной мелочью.

Итак, его отпускают. Прощальные слова Сесила, обращенные к вам, звучат недвусмысленно:

– Я не знаю, что у вас на уме, мадам. Но больше я вас видеть не хочу! Никогда! Вам понятно?

– Конечно, сэр! Не беспокойтесь.

Полицейские залезают в машину. Вы поворачиваетесь к Даймонду:

– Куда ты собрался?

– На выставку рептилий и земноводных, как и было объявлено.

– Я имею в виду… гм… завтра? – Похоже, у вас что-то с голосом.

– Объясню позже, сахарная пипка. Лекция началась пять минут назад, а мотороллер, похоже, сдох.

– Хорошо. Поедем на «порше».

11:50

Куда девались все лягушки? Вот тема, которая интересует людей, собравшихся в холле Тихоокеанского научного центра. Признаться, вы и без лягушек не очень скучаете, однако нашлись чудаки, для которых это важно, ибо докладчик, тихий бородатый герпетолог лет тридцати пяти, одетый в джинсы, синюю рабочую рубаху и твидовый пиджак (непонятно, зачем люди, имеющие средства, чтобы выглядеть нормально, уродуют себя пролетарской униформой), зачитывает статистические данные, а неожиданно большая аудитория – где-то сто человек – внимает с явным интересом, и это продолжается, судя по всему, уже давно.

Цифры говорят сами за себя: согласно результатам независимых исследований, проведенных учеными всего мира, в последние годы наметилось бесспорное, пугающее и необъяснимое снижение численности лягушек. Переходя от одних исследований к другим, герпетолог выписывает на доске названия видов, находящихся под угрозой вымирания. Когда вы с Даймондом вошли, там уже красовалось около дюжины наименований; теперь он добавляет еще «жаба золотистая», «бафо-борей», «лягушка-арлекин», «желтоногая горная лягушка» и «канадская поющая лягушка». О боже! Будем надеяться, что повар «Быка и медведя» не положил вчера на сковородку задние конечности кого-нибудь из этих несчастных!

А с другой стороны, вам-то какая печаль? Последний раз вы видели живую лягушку в школе, на уроке биологии, да и ту пришлось разрезать (фи, какая гадость!), так что пусть они хоть все пропадут, вы горевать не станете. Если бы этих ботаников так же заботило уменьшение численности хрустящих зеленых Долларов, как их заботят липкие зеленые лягушки, то на следующей неделе вы бы уже въезжали в новую квартиру.

– Лягушки существуют на планете около двухсот миллионов лет. За это время они ухитрились пережить наводнения, засухи, ледниковые периоды, падения метеоритов, извержения вулканов и прочие катаклизмы, убившие динозавров. На протяжении двух миллионов весен они поют серенады Матери Земле. Но сейчас их песенка, похоже, спета. Если не случится чуда, то в течение следующих двадцати лет вымрет добрая половина трех тысяч восьмисот известных науке видов лягушек.

Ха, большое дело! Значит, останется тысяча девятьсот. Сколько планете нужно разнообразных маленьких уродцев? Вы коситесь на Даймонда; он подмигивает.

Словно в ответ на ваш вопрос докладчик объясняет, что смерть каждого из маленьких уродцев означает жизнь и процветание для немыслимого количества мушек и жучков.

– Уменьшение численности лягушек приводит к увеличению численности насекомых, – говорит он. И цитирует данные о сокращении урожаев и распространении малярии в тех частях Азии, где туземные лягушки отбросили копыта. (Интересно, как это скажется на акциях «Юнион карбайда»?) А если уходят лягушки, то исчезают и другие животные: птицы, рыбы, ящерицы, змеи, мелкие млекопитающие, потому что многие из них обедают исключительно земноводными. Иными словами, лягушки – важнейшее звено пищевой цепочки. (Кью-Джо рассказывала, что в детстве мать кормила ее супчиком, заправленным макаронами в виде букв алфавита. Этот суп неизменно вызывал рвоту, и маленькая Кью-Джо всякий раз изучала лужу, чтобы проверить, не сложились ли буквы в какое-нибудь слово. Что ж, экстрасенс во всем должен видеть знаки. История врезалась вам в память, и теперь при словах «пищевая цепочка» в воображении сразу возникают тошнотворные детали.)

– Однако дело не только в спасении лягушек.

Вот как?

– Мы имеем дело с принципом домино, и лягушки – это лишь первый толчок. Теряя биологическое разнообразие, мы теряем способность приспосабливаться, создавать новые источники пищи в условиях быстро меняющейся окружающей среды. Сегодня лягушки, завтра птицы. А послезавтра? Кто знает… Доктор Ричард Уаймэн из Нью-Йоркского государственного университета сказал: «Неизвестно, сколько видов нужно потерять, чтобы система перестала функционировать как целое. Живые существа эволюционируют, чтобы приспособиться к переменам. А эволюция, в свою очередь, основана на генетическом разнообразии. Если разнообразие уйдет, то эволюция остановится…» Страшная мысль, не правда ли?

Аудитория отзывается сдержанным озабоченным гулом. Оглядевшись по сторонам, вы поражаетесь, насколько она однообразна. Буквально каждый присутствующий, независимо от пола и возраста, одет в мешковатый нейлоновый жилет поверх клетчатой фланелевой рубашки. В Сиэтле этот стиль романтичного туриста уже несколько десятилетий является негласной униформой среднего белого класса; поневоле начинаешь подозревать, что однообразие послужило причиной гибели мелкой буржуазии. Интересно, а среди бедных, число которых неуклонно увеличивается, разнообразия больше? А как насчет богатых, которые удерживают позиции, успешно отражая попытки среднего класса влиться в их ряды?

Испугавшись этих мыслей, вы начинаете ревизию своего положения, финансового и личного – и уже вполуха слушаете докладчика, рассказывающего о возможных причинах таинственного уменьшения численности земноводных.

– Если бы дело было только в человеческом факторе, разрушающем привычные условия обитания, еще ладно. Конечно, нельзя отрицать пагубной роли пестицидов, гербицидов и кислотных дождей, однако в пятидесяти милях отсюда, в горных озерах, где многочисленные проверки показали отсутствие кислоты и прочих форм загрязнения, лягушки тоже исчезли! Можно предположить, что причина кроется в усилении ультрафиолетового излучения, но государство, идущее на поводу у крупных корпораций, отказывается обнародовать данные о динамике этого фактора, и нам остается только гадать. Вероятнее всего, лягушек убивает сложная комбинация глобальных изменений окружающей среды. Земноводные способны жить в воде и на суше, питаться растениями и насекомыми; их негерметичная кожа служит плохой защитой от внешних воздействий. Все это делает их замечательными барометрами экологического здоровья планеты. Лягушки пытаются нам что-то сказать, предупредить о грозящей Земле опасности. На протяжении десятков миллионов лет они прекрасно справлялись с задачей выживания, а теперь вдруг начали вымирать. Для этого должна быть серьезная причина. Лягушки играют роль пресловутой канарейки на угольной шахте – с той лишь разницей, что шахтеры, увидев издохшую канарейку, могут подняться на поверхность, а мы не можем – да и не имеем права – покинуть родную планету.

Докладчик переводит дух; наступившая тишина выдергивает вас из пучины интроспективной ревизии.

– У кого-нибудь есть вопросы?

Вы склоняетесь к Даймонду и шепчете:

– У меня есть вопросы. Ты что, завтра улетаешь? Куда? Что ты собираешься делать насчет доктора Ямагучи? Связаться с ним, договориться о лечении? Кью-Джо ты тоже запер на ключ? Почему я тебе нравлюсь? Мы ведь такие разные! Это что, животная страсть? Ты с самого начала знал, что я так легко отдамся? И наконец, существует ли Сириус-С?

Даймонд смотрит с укоризной; ему ясно, что вы невнимательно слушали лекцию.

– Прости, нежная пипка, но вопросы должны быть строго по теме доклада.

Он ухмыляется своей излюбленной маниакальной ухмылкой. А затем встает и одаривает такой же ухмылкой герпетолога и всех присутствующих.

– Поскольку подавляющее большинство людей, – начинает он громким гундосым голосом, – только и делает, что жрет, срет, размножается и смотрит телевизор…

О боже!

– …поскольку те немногие, кто не охвачен похотью и насилием, в душе своей трусливы, необразованны и, что самое страшное, бесчувственны…

Вокруг постепенно нарастает недовольное шарканье подошв «Рокпорт» и «Биркенстокс» – комментарии экстравагантного субъекта аудитории явно не по вкусу. Да и вам, честно говоря, тоже.

– …поскольку человеческая жадность и тупость привели биосферу на грань уничтожения…

Теперь уже многие одобрительно кивают.

– …поскольку наших так называемых лидеров – политических, экономических и религиозных – следовало бы смолоть на мясорубке и скормить каннибалам…

– Эй, мистер, полегче на поворотах! – восклицает кто-то.

– …поскольку газеты и журналы, поддерживающие этих мошенников, не годятся даже на подтирку…

Пора ему уже сесть и заткнуться!

– …поскольку каждый может пожаловаться на тяжелую судьбу, и лягушки не исключение…

– Простите, сэр! – прерывает герпетолог. – В чем ваш вопрос?

– …я осмелюсь предположить, что сокращение численности земноводных вызвано отнюдь не глупостью и разгильдяйством людей. Осмелюсь предположить, что перемены, которые мы принимаем за признаки надвигающейся биосферной катастрофы, на самом деле являются добрым и обнадеживающим знаком.

Настроение зала резко меняется: все в нетерпении подаются вперед, и даже герпетолог, только что пытавшийся призвать Даймонда к порядку, улыбается и вежливым жестом просит его продолжать. Даймонд в ответ одаряет присутствующих довольной улыбкой. Только вы ежитесь и корчитесь.

– Столь эрудированной аудитории наверняка известно, что земноводных также называют амфибиями – название, которое происходит от греческих слов «амфи» и «биос», что означает «вести двойную жизнь», то есть жизнь в воде и на суше. Благодаря этой замечательной способности земноводные являются чрезвычайно живучими существами, наиболее приспособленными к жизни на нашей планете. Однако любая двойная жизнь, как хорошо известно тем из вас, кто увлекается шпионскими историями или заводит романы на стороне, подразумевает тайну, секреты и скрытное поведение. Атеперь внимание! Лягушка – маленькое тупое животное, у нее мозгов чайная ложка. Вряд ли в этих мозгах содержатся какие-то важные секреты. Но предположим, что земноводные, вместо того чтобы обладать секретными знаниями, сами являются секретом! Так сказать, секретным звеном.

Сейчас самое время отлучиться в туалет. А оттуда прямиком на автостоянку, в «порше» и домой. Жаль, что Даймонд (все видели, что вы пришли вместе) загораживает проход.

– Мы знаем, что земноводные – это мост между водой и сушей. Но давайте пойдем дальше и предположим, что они также являются мостом между нашей водяной планетой и галактикой, которая, в общем, довольно суха. Мостом между Землей и звездами! Мостом между нашим разумом и разумом космическим. И наконец, мостом между рыбой, символизирующей Христа, и змеей, символизирующей Сатану.

Некоторые из сидящих в зале откровенно веселятся, другие недовольно фыркают, однако в целом люди начинают смотреть на Даймонда как на придурка. А вы – вы вообще на него не смотрите; просто сидите и краснеете, как свежесодранное колено, и недоумеваете, как можно было быть такой идиоткой? Вы же чуть не влюбились в этого урода!

Справедливости ради следует отметить: будь у Даймонда возможность объясниться, он, наверное, сумел бы в конце концов напылить пленку достоверности на свои безумные постулаты. Увы: вы не даете ему такой возможности. Как только он произносит: «Давайте предположим, что некие сверхразумные существа, посланники вселенского разума – или, если угодно, пришельцы, – похищают наших лягушек с благородной целью, а именно: чтобы освободить нас от тирании исторического континуума, чтобы воссоединить наши души с иными измерениями…», – вы вскакиваете, отталкиваете его прочь и стремительно выходите из зала.

О боже! Какой придурок! Только бы не увязался следом… И вдруг, спеша мимо сверкающих водоемов и бело-солончаковых арок, буквально рыдая от смущения и досады (как можно было позволить телесным желаниям так себя ослепить!), – вы слышите его крик:

– Подожди, суфлейная пипка! Постой! Куда ты бежишь? Ты же не слышала самого главного!

Воскресенье, 8 апреля, день

В качестве морепродукта

12:17

Это крупная тварь размером с пуделя. Тело ее заключено в хрусткий панцирь, а ног вдвое больше, чем диктует хороший вкус; длинные гибкие антенны ощупывают воздушные молекулы как старушечьи пальцы, выбирающие помидоры; в глазах одни зрачки и никакого выражения, они следят за вами, как датчики инфракрасного наведения, вмонтированные в шары для гольфа. Отвратительная зверюга. Но страшной кажется не она, а монстр, стоящий рядом.

Когда ваша мать бросилась под цементовоз, бабушка Мати взяла швейные ножницы и вырезала ее изображение из каждой фотографии в семейном альбоме – то ли из филиппинского суеверия, то ли из обычной злости. Трудно сказать. В любом случае хорошо бы сейчас иметь такие ножницы, которыми можно было бы вырезать фигуру Даймонда из отражения в витрине. А еще лучше вырезать себя, а он пусть остается. Эта витрина, рядом с которой припаркован «порше», принадлежит конторе, истребляющей вредных насекомых. Внутри красуется голографический таракан – жирный, как оцелот. Таракан здесь как-то неуместен: на холодной широте Сиэтла эти паразиты не приживаются. А вот Даймонд, напротив, процветает и вредит в любом климате.

– Ничего себе, – присвистывает Даймонд, игнорируя ваши попытки его игнорировать. – Какая же нужна лягушка, чтобы скушать энто энтомологическое блюдо! Поневоле задумаешься: а чем питалась Номмо?

– Слушай, Ларри, – говорите вы, изо всех сил стараясь огрубить медоточивый голосок, – у нас с тобой вряд ли что-то получится.

– Получится? Что? – Даймонд, кажется, искренне удивлен.

– Наши отношения. Они ни к чему не приведут.

– Еще как приведут!

– Могли бы, да. Но не приведут. У нас с тобой нет будущего, понимаешь?

– Будущего? Да, понимаю. Ты не видишь горшочка с золотом в конце нашей радуги. Не веришь, что эта близость принесет дивиденды. Ты разочаровала меня, Гвендолин. Я надеялся, что твоя лампочка на пару ватт ярче, чем у тех несчастных жаб, которые смотрят на романтические отношения как на вложение, как на государственные облигации или квартиру с видом на залив. Разве не глупо жаловаться, что у красивого заката нет будущего? И почему любовь обязана к чему-то вести? Она ведь не тропинка в лесу. Она – это сам лес. Дремучий сказочный лес, где танцуют феи, где на ветвях дремлют старые похотливые питоны. Мы все, кроме самых черствых, ни на что не годных сухарей, хотим попасть в этот лес; нас очаровывают его тайны. Но оказавшись там, мы первым делом вызываем лесорубов и бульдозеры, чтобы превратить его в опрятный ресторан или автостоянку. Что ж, наверное, такова плата. Безопасность. Стабильность. Определенность. Только запомни, молочная пипка: то, что происходит между нами, называется не «отношения». Это называется «столкновение». У столкновений действительно не бывает спокойного будущего, зато по части интереса с ними мало что может соперничать. Разве я не прав?

Да, тут не поспоришь: столкновение с Даймондом до сих пор было весьма интересным. И потом, что бы он там ни говорил, вы не принадлежите к типу женщин, которые расценивают каждого мужчину как потенциального кандидата в мужья. Но феи?! Сначала он выставил себя дураком, а вас дурочкой, прилюдно разглагольствуя о космических похитителях лягушек, а теперь рассказывает о феях? Если это шутка, пусть расскажет ее таракану! А у вас есть более важные дела.

– Жалко. Я надеялась, что мы вместе займемся бизнесом. У меня есть один план… Но я и без тебя справлюсь. А насчет… э-э… секса… что ж, такие вещи случаются. Об этом не жалею. Если, конечно, ты чем-нибудь не болен. Ты ведь не болен?

В ответ он молча улыбается; отражение этой ухмылки идеально подходит к сидящему за стеклом макропаразиту.

– Вот видишь! Ну как с тобой иметь дело? (Ирония ситуации – спрашивать больного раком, не болен ли он, – до вас, очевидно, не доходит.) И потом, эти твои публичные сцены, эти номера, которые ты откалываешь… Я так не могу, Ларри.

– Хм-м… А мне показалось, что вчера в «Быке и медведе» ты отколола неплохой номер.

– Хорошо, признаюсь. В последнее время я себя веду немного странно. Отвязно. Однако это просто трудный период. На самом деле я совсем не такая.

– Вот как? А какая ты, Гвендолин?

Вы вздыхаете, кусаете «поцелуйный мешок», заменяющий вам нижнюю губу, и отворачиваетесь от витрины.

– Я спекшийся жокей на хромом коне в подтасованных скачках. Но я не сдамся, буду скакать до финиша. Одна, без помощников. Вот так! А теперь, если хочешь, я отвезу тебя обратно в боулинг. Больше можешь ни на что не рассчитывать. У меня еще куча дел.

Пока вы шарите в поисках ключей, Даймонд постукивает по стеклу, за которым сидит гигантский таракан.

– Гвендолин! Если наш ребенок родится таким, ты все равно его будешь любить?

12:22

Даймонд соглашается, чтобы вы его подвезли. Но не в «Гремящий дом». Он хочет поехать в старый благообразный отель «Сорренто» на Ферст-Хилл, где, судя по сообщениям, остановился доктор Ямагучи.

– У меня тоже есть кое-какие дела.

И кладет руку вам на бедро.

Вы стряхиваете ее.

– Ларри, хватит! Я серьезно. Гонг уже прозвенел. У меня и так в жизни беспорядка хватает. Мне даже нормальные отношения не по плечу, а уж тем более «столкновения».

– Напротив! Столкновение – как раз то, что тебе нужно. Столкновения нас меняют. Нормальные отношения при удачном раскладе могут наполнить жизнь смыслом. Но изменить может только столкновение. Это в равной степени относится и к людям, и к целым культурам. Привести исторические примеры?

– А с чего ты решил, мистер Зазнайка, что мне нужно измениться?

– Да потому что именно для этого мы все здесь находимся. А для чего еще? Для того, чтобы выплачивать кредиты?

– Я развиваюсь, расту. Почему ты думаешь, что я не расту?

– Я говорю не о росте. Посмотри на маленьких головастиков. Разве они вырастают в больших, а потом начинают называть себя лягушками? Нет, они не маленькие дети, которые вырастают в больших детей и начинают называть себя взрослыми! Головастики превращаются в нечто совсем другое.

Вы уже готовы закричать: «Да какое мне дело до чертовых головастиков?!», – но тут приходится бить по тормозам, чтобы не врезаться в цепочку магазинных тележек, которая пересекает Первую авеню на красный свет. Около полугода назад нескольким бездомным умникам, приспособившим украденные магазинные тележки для перевозки убогого скарба, пришло на ум объединиться в колонну. Идея быстро обрела популярность, и сегодня на улицах полным-полно таких колонн, или «поездов», как их называют. «Поезда» достигают в длину тридцати – сорока тележек и обеспечивают своим владельцам определенную степень защиты – от полиции, мажоров и агрессивных коллег, – а также определенную власть, особенно над автолюбителями, ибо движение в центре города зачастую оказывается парализованным по милости этих медленных, скрипучих и неуважительных караванов дерьма и отчаяния.

Вы раздосадованы задержкой, вы испуганы ее источником, зато Даймонд, похоже, восхищен этой сценой.

– Представляешь, вот так они идут по Сахаре, через пески, до самого Тимбукту…

Его восхищение усиливается, когда, проехав несколько кварталов, вы становитесь свидетелями новых чудес: спонтанный грабитель, головой разбивающий стекло машины; процессия полуголых христиан, бичующих себя стальными прутами; группа радикальных неомарксистов, окруженная толпой сизогубых алкашей, приплясывающих наркоманов и свеженьких бездомных, только что выселенных из трущоб, куда не ступала нога продавца джакузи. Попрошайки всех мастей, возрастов и степеней помешательства расположились вдоль дороги, как аисты у реки, периодически совершая матадорские выпады и вылазки в медленный поток машин. В воздухе стоит крик, плач, бормотание, на заднем плане отчетливо слышна шарманка, наигрывающая знакомую тему.

Заметив вашу гримасу, Даймонд кивает.

– Да, согласен, сейчас слишком рано для «Путников в ночи». Будь у парня мозги, он сыграл бы что-нибудь дневное. – С этими словами он запрокидывает голову и радостно поет: – Тум-турум-ту-тум!

– Не понимаю, почему тебя развлекает эта деградация!

– Поздравляю, жабенок! Опять неправильное слово. Человеческий театр не обязан все время развлекать. Однако он всегда остается театром. А значит, им можно восхищаться, даже когда содержание спектакля грустно и жестоко. Ты ведь слышала о греческой трагедии?

Сами того не замечая, вы возражаете в духе Белфорда Данна:

– Ну знаешь, люди не актеры! Они не играют. Их страдания настоящие, взаправду!

– Люди всегда играют. Им только кажется, что это взаправду.

– Конечно!.. Еще один самородок мудрости, который ты откопал в Тимбукту? Расскажи это доктору Ямадрючи. Он тебе на радостях бесплатную клизму сделает!

Вы кидаете руль из стороны в сторону, чтобы избежать столкновения сначала с одним алкашом, потом с другим. Если бы «Титаник» был «поршем», он бы, наверное, плавал до сих пор. А если бы алкаши были айсбергами, то блохи ездили бы на коньках, а вши ходили бы с ледорубами.

– У меня есть друг, – говорите вы. – Он считает, что жалкое положение этих людей – наша вина. Мы за них в ответе, мы должны их кормить и согревать. В общем, правильная мысль. Однако сейчас их стало слишком много…

– Замечательно! Один-два бомжа на углу – это лишь перчинка в салате, но когда их становится слишком много, все сразу меняется… Забавная логика! Даже если отвлечься от количественных несуразностей, твой друг – самонадеянный идиот, считающий, что ему дано обвинять и распределять ответственность. Твой друг оскорбляет бомжей, отказывая им в праве решать собственную судьбу, он унижает их, заявляя, что они не способны измениться. Существует множество способов превратить человека в жертву, Гвендолин. Самый эффективный – убедить его, что он жертва.

– Подожди, Ларри… – Вы пытаетесь, весьма лицемерно, стать на позицию Белфорда. – Я сильно сомневаюсь, что кто-то из этих людей сознательно выбрал такой образ жизни. Ты представь, детишки после школы, где-нибудь в салоне видеоигр, размышляют о будущем. Один говорит, что станет инженером, двое других хотят пойти в адвокаты, девчонка собирается учиться на врача. А один парнишка заявляет: «Ну а я буду бомжом. А не выйдет, так сделаюсь вонючим беззубым алкашом, который спит на голом цементе». Что-то не верится в такую картину.

– Мне тоже. Но факт остается фактом: все эти бедолаги, за исключением врожденно слабоумных, оказались на улице в результате самостоятельно принятых решений. Тупых решений. Перед каждым из них Бог поставил два мешка и сказал: «Выбирай!» В одном мешке лежала колбаса пепперони, а в другом – кусок дерьма. Если бы у них хватило ума обследовать мешки, помять, понюхать – ведь пепперони на ощупь, по запаху, по весу отличается от экскрементного эквивалента, – то они бы… В общем, ты поняла. Однако мешок с дерьмом стоял ближе, не надо было тянуться; или казался меньше, легче нести; или, наоборот, выглядел крупнее, а значит, более перспективным; или они смотрели телевизор и не хотели отвлекаться – хотя те, кто любит смотреть телевизор, как правило, уже выбрали дерьмо; или мешок был окрашен в цвета их любимой команды…

– Может, за них выбрал кто-то другой.

– Чаще всего так и происходит. Но мы всегда в состоянии выбрать сами.

– Легче сказать, чем сделать.

– Как и все в этой жизни. Если ты собираешься жаловаться, что обстоятельства мешают нам принимать решения, что нас заставляют выбирать мешки, когда мы еще слишком молоды и не знаем, что делаем, – то это не ко мне. Это к богам. Дядюшка Ларри не придумал нашу вселенную. Дядюшка Ларри всего лишь говорит, что человек должен отвечать за свои решения. Если всякий раз, когда человек выбирает дерьмо, общество с огромными убытками для себя позволяет ему менять дерьмо на пепперони, то он никогда не научится грамотно выбирать; более того, он вообще откажется от права выбирать, ибо выбор без последствий – уже не выбор. Готовность отвечать за последствия – наверное, это и есть цена свободы. А свобода для дядюшки Ларри важнее всего на свете, важнее крова и еды и даже чуть-чуть важнее твоей маленькой мокренькой…

– Прекрати!

Конечно, «порше» с гораздо большим удовольствием делал бы сейчас двести по автобану, а не влачился по Первой авеню сквозь толпы враждебных пешеходов, приближаясь к центру бомжовой вселенной под названием рынок «Пайк-плейс». Но вида он не показывает, спокойно жужжит мотором и вообще ведет себя так, будто потягивает бренди и курит сигару в библиотеке баварского охотничьего домика. Вам бы его невозмутимость! На протяжении многих лет вид умножающихся бездомных орд выматывал вам душу, а слезливые сентенции Белфорда заставляли чувствовать вину. И вот появляется парень, который говорит: раздражение и угрызения совести не оправданны; бомжи – просто актеры в великом спектакле, и роль их важна, даже необходима для раскрытия темы. По крайней мере вам кажется, что он имеет в виду именно это. Борясь – скорее из страха, чем из доброты – с желанием бибикнуть на запрудивших переход «актеров», вы говорите:

– Ларри, ты же не будешь спорить: среди этих людей есть такие, кто выбрал пепперони, а не дерьмо; кто не прогуливал уроков в школе, не грабил бензоколонок, не угонял машин, не рожал детей в пятнадцать лет, не увлекался спиртным и наркотиками; кто в детстве был счастлив или преодолел недостатки воспитания; кто честно зарабатывал на жизнь, преуспел в бизнесе, – и вдруг экономика пошатнулась, и коврик выдернули у них из-под ног. Что делать с ними, Ларри? Они что, не жертвы?

– Только если они сами в это верят. Каждый может пожаловаться…

– На тяжелую судьбу. Эту песню я уже слышала. Воспользовавшись перебоем в веренице бомжей, вы жмете на газ и проскакиваете перекресток.

– Прости, если моя скука висит, как мельничный жернов на шее нашей беседы, но все эти вопросы кажутся мне социологией и шумом. Да, шумом и социологией. Хочу напомнить, однако, что власть – как и судьбу – всегда можно перехитрить. На каждую истинную жертву в нашей культуре приходится сотня фальшивых, которые сами записали себя в жертвы, чтобы купаться в депрессии и злости на весь мир. Тум-турудум-тум-тум!

– И это все, что ты можешь сказать?

– Я бы и этого не сказал, если бы ты не была такой аппетитной маленькой маслинкой. Знаешь, масляная пипка…

– Перестань меня так называть!

– Ты, наверное, хочешь, чтобы я посочувствовал нашим братьям и сестрам из финансового сектора? Да скорее снеговик купит путевку в ад, чем в моей груди возникнет хоть один пузырек жалости к твоим обреченным коллегам! Обанкротившиеся брокеры, прогоревшие инвесторы – все они заслужили то, что с ними случилось, потому что поверили в Великую Ложь.

– Ах вот как? И что же это за ложь?

– Ложь прогресса. Ложь неограниченной экспансии. Ложь, говорящая: «Расти или умри». Подумай сама. Сначала мы разводим коммерческий костер, а потом, вместо того чтобы греться у огня, жарить колбаски и читать классику, мы пытаемся сделать его больше и жарче, больше и жарче, и постепенно это становится главной задачей, и мы бьем тревогу, если в каждом квартале пламя не поднимается выше, чем в предыдущем. А между тем любой мальчишка из племени бозо тебе скажет, что если бездумно кидать дрова в костер, то скоро спалишь все топливо в округе, и огонь погаснет. Или вырвется из-под контроля и сожжет дома и уничтожит все живое. Природа всегда сдерживает рост, ставит ограничения на размеры животных, на численность популяций. Неужели мы думали, что капитализм не подчиняется законам природы? Неужели мы перепутали неограниченное потребление с неограниченным прогрессом? Бенджамин де Кассерес, француз, прочитавший несколько лекций в университете Тимбукту, определил прогресс как «победу смеха над догмой». Вот это, я понимаю, победа!

В английском бытует крылатая фраза «делать хорошее время», означающая, как известно, «идти с легким опережением графика». Буквальный смысл этого коллоквиализма подразумевает, что время можно создавать, причем с разной степенью успешности: либо хорошо, либо плохо. Утверждение, кажущееся в равной степени и фантастическим, и абсурдным, но только если не принимать в расчет постулатов квантовой физики, согласно которым «время», измеряемое, скажем, обычными земными часами, является голой выдумкой, искусственным продуктом человеческого ума. Более того, согласно тем же постулатам, чем «лучшее» время мы «делаем» (иными словами, чем быстрее мы движемся), тем меньше его остается, так что «к тому времени», когда мы достигаем скорости света, оно вообще исчезает, из чего можно сделать спорный вывод: хорошее время – мертвое время. Заметим в скобках: учитывая то изящество, с каким современная наука наполнила смыслом популярную риторическую фигуру «делать хорошее время», можно предположить, что когда-нибудь она объяснит и другую фразу: «сидящие брюки». Пока же ограничимся тем, что признаем: вы летите по Первой авеню, «делая хорошее время» по пути к пункту назначения – отелю «Сорренто».

Сбросив скорость, вы сворачиваете на Марион, и уже через несколько кварталов нищенский бедлам скрывается из вида. На смену караванам магазинных тележек приходят роскошные автомобили – пережитки прошлого, украшенные по случаю праздника пасхальными символами. Ваше сердце смягчается, обвиняющие нотки в голосе звучат глуше:

– Ларри, ты прямо какой-то борец с деньгами.

Даймонд издает половинку «хи-хи». Нижнюю половинку.

– Это все равно что сказать: ты борец с граблями.

– Но…

– Или сказать: ты борец с дублером.

– С каким еще дублером?

– С каскадером, выполняющим опасные трюки за главного героя.

– А-а! – говорите вы, хотя и не понимаете, что он имеет в виду.

– Неужели я настолько тупой, что меня можно принять за аскета? За одного из этих саморазрушающихся нищих снобов? Ты когда-нибудь встречала аскета, который выглядел бы так весело и беззаботно? Покажи мне хоть одного святого – только чтобы он был личностью яркой, творческой, привлекательной, а не сексуально обделенным эгоцентричным мазохистом, считающим себя лучше других лишь потому, что он живет в дерьме и мучениях! Люди, стремящиеся к нищете, столь же пусты и властолюбивы, как и люди, стремящиеся к богатству. И те, и Другие страдают острым недостатком воображения.

– Да, этим ты точно не страдаешь!

– Принимаю за комплимент. Тем более что в детстве, будучи аутичным ребенком, я вообще не знал, что такое воображение. К шести годам я был прозаичнее, чем бухгалтерские счеты.

– Правда? Я помню, ты говорил, что был аутичным ребенком… Но я думала, ты шутишь!

– Для тех, кто на особом листке, весь мир – шутка, даже аутизм. Однако шутки бывают хорошие и дурные; аутизм, например, дурнее, чем анекдот про двух червяков.

– Я мало что знаю об аутизме. А доктора, наверное, еще меньше.

– У меня есть своя теория, с которой вряд ли согласится хоть один доктор. В отличие от обычных эмоциональных отклонений, возникающих, как учил папаша Фрейд, вследствие какой-нибудь детской травмы, аутизм – результат предродовой травмы, то есть события, происходящего, когда мы еще плаваем в околоплодных водах, как рыбешка. Я, кстати, употребляю слово «рыбешка» в буквальном смысле. Ты ведь знаешь, мы начинаем как морепродукты.

Не желая развивать эту тему, вы быстро спрашиваете:

– А как ты с ним справился? С аутизмом?

– Дельфины вылечили.

О боже! Вы так смотрите, что он говорит:

– Не надо так на меня смотреть! Прибереги этот взгляд назавтра, для патриотов «дискотеки». Когда мне было восемь, родители отвезли меня и сестер во Флориду, где можно было плавать с дельфинами. После первого же часа в воде я выбрался на берег и попросил бутерброд с ореховым маслом. До того момента я вообще не говорил, ни одного слова. На следующий день все повторилось, и на этот раз, выйдя из воды, я обнял своего отца. То есть впервые в жизни по своей воле прикоснулся к другому человеку. Отец взял отпуск, мы задержались в Грэссики на несколько месяцев, и я каждый день плавал с дельфинами. К девяти годам я стал, как говорится, «нормальным» мальчишкой. Большим хулиганом, да, но с психиатрической точки зрения вполне нормальным.

– А как…

– Аутичные дети погружены в себя. Дельфины прорвали оболочку, заплыли внутрь и вытащили меня на свет. Как им это удалось? Дело в том, что мы с ними общались на одном уровне. На потайном внутриматочном подводном уровне. Аутичные дети эмоционально продолжают пребывать в утробе матери. Под водой. Им не о чем говорить с сухопутными существами, жизнь на воздухе им чужда. Дельфины смогли показать мне, как перейти из жидкой среды обитания в газообразную, и сразу все стало на свои места. Известно, что от многих видов депрессии можно избавиться, разглядывая рыбок в аквариуме.

– Поэтому ты и…

– Номмофил? Ну, не совсем. Хотя по сравнению с другими я, пожалуй, более склонен делать далекоидущие выводы из древних водных традиций племени бозо… Но это тебе неинтересно. Ты хочешь поговорить о деньгах.

– Так нечестно. Деньги – не единственное, что меня интересует.

– Ну, не надо щетиниться. Было бы ненормально, если бы ты не стремилась к изобилию. Изобилие всех мастей – материальное, эмоциональное, интеллектуальное, духовное – должно быть целью каждой более-менее стоящей личности. Но к какой из этих категорий отнести деньги? На первый взгляд – естественно, к материальной! Однако дядюшка Ларри не согласен. Дядюшка Ларри говорит: «к духовной». Деньги – наверное, величайший из наших гуру, более авторитетный, чем целый стадион индийских йогов. Ничто не в силах совратить святого паломника с пути быстрее, чем деньги. А ведь это одна из важнейших функций духовного учителя. Не наставлять на путь, а наоборот, сбивать с него. Сбивать, пока мы не научимся сами, без посторонней помощи держать направление, несмотря на тычки учительского посоха, несмотря на влекущий запах морковки. Лишь тогда наше путешествие к переменам не ограничится фальшстартами и истериками. Когда дело доходит до освещения внутренней структуры сознания, до выявления его слабостей и недостатков, ничто, даже любовь, не даст луч такой яркости, как деньги. Поступки, которые мы готовы совершить во имя их обретения и сохранения, эмоции, связанные с обладанием ими, с их утратой, – все это раскрывает нас донага.

Жадность и щедрость, по сути, очень близки: и то, и другое свидетельствует о неуверенности и эгоизме. Хочешь узнать, настолько ты труслив и неуверен, насколько раздуто твое «Я», есть ли у тебя шанс удержаться на пути, – посмотри на свое отношение к деньгам! Деньги – плохой слуга, но замечательный хозяин. Хорош был бы дядюшка Ларри, если бы стал между учеником и учителем!

Ну и как это прикажете понимать? Значит, он согласен подключиться к игре на нефтяных фьючерсах?

Вы продолжаете размышлять о нюансах даймондовской проповеди – но тут машина подъезжает к заграждениям вокруг отеля «Сорренто».

12:45

Ферст-Хилл никаким образом – ни физически, ни тематически – не связан с Первой авеню. Между ними как минимум двенадцать кварталов. Более того, жители Сиэтла, говоря о Ферст-Хилл, обычно называют его Пилюлькин-Хилл, что связано, должно быть, с высокой концентрацией в этом районе больниц, поликлиник, медицинских учреждений и аптек. Здесь находится и психушка «Харборвью», куда грубияны Сесил и Смоки грозились вас упечь, и онкологический исследовательский центра Фреда Хатчинсона, а на северной стороне холма, нависая над центром города и заливом Пьюджет-Саунд, расположился старый отель «Сорренто», небольшое опрятное заведение в средиземноморском стиле, пользующееся популярностью среди любителей уединения и тишины в сочетании с урбанистической роскошью. Не исключено, что доктора Ямагучи тоже привлекли эти параметры, хотя, вероятнее всего, его поселили в «Сорренто» потому, что рядом находятся лабораторные корпуса онкологического центра. Так или иначе, этот тихий отель, неоднократно укрывавший звезд шоу-бизнеса от назойливой толпы, с приездом доктора Ямагучи разом утратил претензии на уединенность и спокойствие.

Толпа, по крайней мере вчетверо превышающая аудиторию лягушачьей лекции, толчется перед входом в отель; конечно, четыреста человек нельзя назвать чудовищным скоплением, однако тесный гостиничный дворик с цветником, фонтаном и декоративными пальмами заполнен до отказа. Люди, пришедшие в поисках исцеления, бизнес-партнерства или просто движимые любопытством, запрудили часть Мэдисон-стрит и частично выплеснулись за угол, на Терри-авеню. Утомленный и малочисленный департамент полиции соорудил вокруг отеля заграждения; два регулировщика работают на углу Терри и Мэдисон, чтобы обеспечить свободный проезд к отделению «Скорой помощи» Шведской больницы. Вы заезжаете на автостоянку неподалеку от Терри. Все места заняты, но вы не собираетесь оставаться; только высадить пассажира. Опустив окно, Даймонд спрашивает, что здесь происходит. Сморщенная старуха отвечает, что доктора Ямагучи увезли куда-то обедать; вернется он в три.

– Что ты собираешься делать? – спрашиваете вы. На лбу у Даймонда вновь появляются округлые опалы пота; несмотря на желание поскорее от него избавиться, вы все же не лишены сострадания.

– Для начала попытаюсь пробиться в гостиничный холл. Если охрана не пустит в туалет, я вернусь на стоянку и присяду между машинами. – Он достает из внутреннего кармана целлофановый пакет с индейскими листьями. – Утомляет не столько боль, сколько банальность.

– Мне очень жаль, Ларри… – Рака у вас, слава богу, нет, но его эмоции понятны.

– Потом я подожду, потолкаюсь в компании страждущих. Может, удастся перекинуться парой слов с Ямагучи-саном.

– Надеюсь, он тебя выслушает.

– В любом случае это будет интересный спектакль. – Даймонд поворачивается и смотрит вам в глаза. – Но прежде я хочу ответить на твои вопросы, пусть и не в порядке их поступления.

Наверное, вы выглядите очень удивленно, потому что он объясняет:

– Вопросы, которые ты задала на лекции.

– А, эти вопросы!

– Никто, кроме бозо и догонов, не упоминает о существовании Сириуса-С. Однако им можно верить, в этой области их репутация весьма надежна. Бозо и догоны считают, что Сириyc-C – третья, еще не открытая звезда тройной системы Сириуса. Если в будущем окажется, что они правы, значит, зыбкое тесто, которое мы называем реальностью, на самом деле действительно очень зыбко. Продолжая эту мысль – а также отвечая на второй вопрос, – отмечу, что все замки в «Гремящем доме» захлопываются автоматически, и без ключа их открыть невозможно. Понятия не имею, как Кью-Джо Хаффингтон умудрилась выйти. Я не сказал тебе раньше, потому что не хотел пугать.

При этих словах вы глушите мотор. И уже не торопитесь заводить.

– Теперь о том, почему ты мне нравишься. С первых же секунд, увидев тебя, я хотел открыть твои ножки, как счет в оффшорном банке, где нет штрафа за превышение кредита. А еще больше – хочешь верь, хочешь нет – мне хотелось открыть твое сознание. Я сказал себе: «Прикинь, Ларри, вот было бы здорово, вот бы обрадовались земные народы и возликовала всякая живая тварь, большая и малая, если бы душа этой девчонки оказалась столь же спелой и ослепительной, как ее задница!» Конечно, вероятность мала, но вдруг… Сейчас, Гвендолин, ты похожа на дорогой высококачественный телевизор, принимающий всего два-три канала. Я хочу воткнуть в тебя кабель, милая! Я хочу стать твоей спутниковой антенной.

Пока вы раздумываете, радоваться или обижаться, он достает из кармана билеты на самолет. Зеленые разводы, результат соседства с целебными листьями, практически замазывают название авиакомпании.

– Завтра, – говорит он, отвечая на последний вопрос, – я улетаю в Тимбукту.

– Завтра?… В Тимбукту? – Вы глотаете воздух и пытаетесь это скрыть.

– Да. Завтра утром. Не успеет трижды пропеть петух. Понимаю, мои слова разбивают тебе сердце. Но не спеши унывать! Я уверен, мы разработаем план, который превратит беду в радость. Увы, разработка плана невозможна, когда за спиной выстроилась очередь нетерпеливых кретинов…

Сзади действительно начинают бибикать машины, которым «порше» мешает впустую колесить по переполненной стоянке.

– …поэтому я сейчас откланяюсь, ибо верю, что любовь не знает преград и при следующей нашей встрече все решится.

Вы хотите сказать: «Следующей встречи не будет, не надейся!» Но тут он вас целует, и поцелуй так похож на мексиканское свадебное платье с ниспадающими каскадами кружев и складок, с оборками, вышивками и рядами жемчужных пуговок, с петлями разноцветных лент, что скопившаяся сзади озлобленная пробка превращается в праздничную фиесту, а охранник, только что махавший вам руками, – в пьяного священника, дающего благословение, и когда Даймонд наконец отрывается, оставив в воздухе серебристую нитку слюны, ваши гонады во весь опор мчатся в Дюранго.

13:00

Твердая почва. Вот что вам нужно. Твердая почва под ногами. Терра фирма. Гранитная скала. Армированный бетон. О, гравитация! Заходится душа, мечтая угодить в тяжеловесный плен твоих объятий!

Вы выбираете окружной путь домой, предусмотрительно объезжая скопления бездомных – во избежание задержек, актов агрессии и соблазна поглядеть на них глазами Даймонда. (Если они взаправду статисты – и одновременно звезды – грандиозного вселенского спектакля, то хорошо бы отозвать на пару ласковых режиссера, продюсера и художника по костюмам.)

Вы добираетесь до дома без приключений – своего рода триумф, хотя и не предвещающий стабильности, ибо теперь надо проверить, как поживает Андрэ, а это занятие способно разрушить любые иллюзии насчет твердой почвы под ногами. Здание, к счастью, древнее, со старомодными замочными скважинами в дверях, что позволяет, приникнув глазом к холодной бронзе, заглянуть в жилище Кью-Джо и убедиться в присутствии макаки – весьма бесспорном, ибо животное распласталось на столике вишневого дерева, разметав повсюду карты Таро, словно жертва языческого культа. Проклятая близорукость мешает различить, дышит ли Андрэ, и страшная догадка обжигает сердце: а вдруг он мертв?! Кто знает, столько валиума может выдюжить двадцатифунтовая обезьяна?

Вы моргаете, щуритесь и изо всех сил вжимаете зрачок в замочную скважину, так что он делается похож на виноградину, которую зарядили в воздушное ружье. Увы, движения волосатой груди не видно. О боже! Если вы по небрежности погубили маленького негодника – последствия будут поистине ужасными! Вооружившись пилкой для ногтей, вы начинаете лихорадочно выколупывать гвозди, чтобы войти в квартиру и поднести зеркальце к ноздрям зверя, пощупать его пульс, – и уже прикидываете, какое сфабриковать алиби, на кого свалить жестокое убийство.

Не успеваете вы, однако, перешагнуть порог, как Андрэ, не открывая глаз, делает неожиданное и пугающее движение: раздраженно засовывает руку себе под задницу, выхватывает оттуда карту, словно она жалила его маленькую тугую мошонку, и отбрасывает ее прочь. Потом вновь замирает. Но это уже не страшно: мерзавец жив! (Перспективы комы и токсикозного повреждения мозга вы даже не рассматриваете.) Чем дольше он спит, тем меньше забот. По крайней мере хоть что-то идет удачно.

Вы уже хотите покинуть квартиру, когда ваш взгляд натыкается на карту, отброшенную Андрэ – она упала на пол лицом вверх, – и вас охватывает нестерпимое любопытство. Карта, выбранная с такой сонной решительностью, просто обязана нести особый смысл. Интересно, связана ли она с подсознанием обезьяны – если, конечно, у обезьян есть подсознание, – или это послание, адресованное вам? Может ли карта, например, иметь отношение к коварной схеме, направленной на то, чтобы склонить Белфорда Данна к сотрудничеству (и крупной денежной ссуде) посредством эксплуатации роли, сыгранной вами в возвращении бессловесного животного?

В следующий миг, опустившись на четвереньки, вы начинаете медленно и неуклонно ползти к роковой карте – но на полпути понимаете, что такое поведение не красит женщину, твердо вознамерившуюся стать обеими ногами на незыблемую почву факта и разума. Притормозив – буквально на мгновение, – чтобы обдумать этот довод, вы с ужасом слышите, как за спиной кто-то прочищает горло.

Это Эсси Кудал, отставная цветочница из квартиры напротив. Она стоит в дверях, широко раскрыв глаза и рот. Огромным напряжением воли вы берете себя в руки и, безудержно краснея, подносите палец к губам, чтобы предотвратить испуганные возгласы вдовы Кудал, от которых может проснуться спящий принц.

14:40

На протяжении полудня непоседливый ум неоднократно порывается вернуться к неисследованной карте, но вы здорово перетрудили убеждальную мышцу, пытаясь доказать миссис Кудал, что сцена, которую она невзначай застала, была отнюдь не такой безобразной, как это могло показаться на первый взгляд, – а посему возвращаться в квартиру Кью-Джо не торопитесь, дабы не подвергать уставшую мышцу риску новых нагрузок. Правда, каждые пятнадцать минут вы на цыпочках подходите к двери и заглядываете в замочную скважину, при этом навязчиво представляя вдову Кудал, которая приникла к своей замочной скважине и следит, как вы следите за Андрэ.

Еще чаще непоседливый ум порывается вернуться к Ларри Даймонду. Формальные причины таковы:

1) Вы вспоминаете, что с утра ничего не ели, и разогреваете раковый суп. Ковыряя в нем ложкой, вы размышляете, поел ли что-нибудь Даймонд, или, наоборот, коварный рак съел его аппетит, как это часто бывает с онкологическими больными.

2) За неимением лучших идей вы обзваниваете все больницы с вопросом: не поступала ли к ним пациентка, соответствующая описанию Кью-Джо, – и всякий раз, ожидая неизбежного «нет», пытаетесь представить географическое расположение опрашиваемой больницы по отношению к отелю «Сорренто» и Даймонду.

3) Вы решаете написать письмо бабушке Мати, с которой не общались с тех пор, как она в феврале покинула Окленд и вернулась на Филиппины. Приготовив ручку «Монблан» и наблюдая, как чернила расплываются по прессованной целлюлозе, вы воображаете, как старая Мати при виде Даймонда вскинула бы руки и воскликнула: «О, сразу видно, мистер – большой безумец, прямо как твой папа!»

4) Листая взятый с полки учебник (раздел «Товарная биржа», глава «Фьючерсы»), вы вновь начинаете лелеять надежды, что Даймонд поможет претворить в жизнь дерзкий план.

5) Достигнув критической черты, за которой совесть и элементарная вежливость не позволяют больше игнорировать жалобные звонки Белфорда, вы звоните ему в гостиницу и, слушая гудки, с необъяснимой жадностью мечтаете, чтобы трубку поднял не Данн, а Даймонд.

14:42

Белфорд, судя по голосу, опущен ниже плинтуса; ему пришлось бы залезть на стремянку, чтобы сменить настольную лампочку. Во-первых, встреча с французским чиновником только что завершилась на пессимистической ноте, а во-вторых, он не понимает, почему вы не отвечаете на звонки.

– Где ты была? – вопрошает он, до скрипа напрягая гортань, чтобы не сорваться на истерику.

– Что значит где? Андрэ искала, конечно! – отвечаете вы с такой невинностью, что голубки могли бы свить гнездо на цветущих ветвях ваших интонаций. – И кстати, есть хорошие новости!

– Правда?!

– Ну, типа того. Я видела его.

– Ты его видела?!!

– Ну, то есть я думаю, что видела.

– Как это?

– По-моему, он прыгал по деревьям рядом со школой. Я уже дважды его там видела. И у меня есть план, как заманить его в машину.

– О хвала Иисусу! Надеюсь, ты права. Я бы немедленно прилетел, да все билеты распроданы из-за праздников. Кстати, с Пасхой тебя!

– Да, и тебя тоже.

– Я не смогу прилететь в Сиэтл раньше десяти вечера.

– Вот и отлично!

– В каком смысле?

– Да в том, что… э-э… в десять – это хорошо. Мне ведь нужно время, чтобы его заарканить… Но к твоему приезду он скорее всего попадется.

– Как же ты собираешься его поймать?

– Не беспокойся! У меня все продумано. Ты ведь мне доверяешь?

– Конечно, милая, я тебе доверяю! О чем речь! Я просто хотел напомнить – и вовсе не для того, чтобы сделать тебе неприятное, – хотел напомнить, что Андрэ, ну, в общем… не всегда хорошо реагирует на твое присутствие.

– Да, у нас с Андрэ были разногласия. Но я верю, что отныне все будет хорошо.

– Я буду молиться за вас обоих. Знаешь, я подумал: если это действительно Андрэ, можно подманить его банановым эскимо.

– Слушай, удачная мысль! Молодец, Белфорд! Я попробую.

14:55

Вы смотрите в окно несколько минут, прежде чем замечаете, что снова пошел дождь. Последний раз, когда вы видели небо, оно было голубым. Да, таков Сиэтл: не успеешь глазом моргнуть, как он превращается из ляписа в жесть. А моргнешь еще раз – и твой эспрессо уже разбавлен. Этот город быстро мокнет и медленно сохнет, он привык к облачности и протекающим небесам. Приезжие выжимают промокшие перчатки и нервничают по поводу испорченной одежды. Старожилы ворчат и занимаются своим делом, зная, что солнце выглянет – через неделю, через две, – и хлынет такое изобилие передвижных киосков, молочных коктейлей, гордых физиономий и солнечных шпаг, такая закатная палитра муссов, желе, фруктовых вод и морковного масла, такая праздничная роскошь сверкающих вод, китовых фонтанов, островов, поросших лесом, и парусных яхт, похожих на треугольники из учебника геометрии, – что все воспоминания о дожде зашипят и взорвутся в ослепительной вспышке ошарашенной амнезии.

Вы уже давно привыкли к ведьминым лишаям непрерывной мороси и ущерб, наносимый прическе и косметике, принимаете с фальшивым спокойствием, хотя в глубине души, конечно, досадуете. Но сегодня на наковальню сырой тоски положили незнакомую болванку. Вы думаете: попал ли Даймонд под дождь у входа в отель «Сорренто»? И представляете его промокшим, одиноким, неприкаянным, рискующим простудиться и усугубить злокачественную опухоль воспалением легких. Разумеется, Даймонд – аморальный соблазнитель и опасный безумец; он для вас почти ничего не значит. К тому же завтра он улетает в свою Тимбуктупость, где, наверное, даже пластыря не найдешь, не говоря уже о химиотерапии; какой он после этого больной? Либо симулянт, либо придурок! И тем не менее – негоже бросать человека вот так, под дождем, без крова и средств передвижения. По крайней мере следует подвезти его до «Гремящего дома». А заодно и поездить вокруг боулинга, поискать следы Кью-Джо. Не могла же она действительно испариться сквозь запертую дверь?

15:06

– Что вы так смотрите? – впрямую спрашиваете вы кассиршу в супермаркете.

Ее удивление понятно: уже третий раз за сегодняшний день вы приобретаете необычно крупную партию бананового эскимо. Но ей-то какое дело? Нахальство нельзя спускать.

– Извините, – бормочет кассирша, пряча глаза. И начинает упаковывать покупку. Приятно видеть, что другие тоже способны краснеть.

Вы выхватываете у нее пакет.

– Банановое эскимо, чтоб вы знали, единственное средство от стигмат. Истинным христианам, для которых святое распятие не пустая бирюлька, – вы киваете на ее золотой крестик, – это давно известно.

– Да, мадам…

– И в следующий раз не забудьте спросить, какой мне нужен пакет, бумажный или пластиковый!

Вот так! С ними по-другому нельзя. Настроение сразу улучшается. Вы едете к Белфорду за ошейником – и всю дорогу улыбаетесь.

15:16

Эсси Кудал, видевшая ваш отъезд, однако пропустившая возвращение, стоит на коленях перед замочной скважиной Кью-Джо. Теперь ваш черед деликатно кашлять. Удивительно, как быстро может покраснеть землистое лицо! Прямо какая-то эпидемия обратного смущения – вам на радость.

Неуклюже поднявшись, миссис Кудал шаркает пушистыми шлепанцами и запахивает халат, словно перед ней Осторожный Насильник. И сообщает:

– Оно что-то делает. Что-то очень странное…

Вы отталкиваете вдову и прижимаетесь к скважине шоколадным глазом. Ха, что тут странного? Макака всего-навсего пытается смастерить новую самокрутку. Получается несколько хуже, чем в прошлый раз: животное еще не до конца проснулось. Пригоршни табака падают мимо папиросной бумажки на волосатые ноги, на софу и ковер.

Не обращая внимания на миссис Кудал (а было бы неплохо заставить ее еще раз покраснеть), вы отгибаете гвозди и отпираете дверь.

– Здравствуй, Андрэ! С добрым утром, милый! Как спалось? Вы осторожно приближаетесь. Примат, несмотря на проблемы с сигаретой, ведет себя вполне дружелюбно.

– Смотри, тетушка Гвен принесла тебе гостинец!

Пока обезьяна шумно жрет эскимо, вы надеваете на нее ошейник и пристегиваете поводок.

– Вот так, молодец! На, держи еще одно. А сейчас мы поедем кататься. Будешь хорошо себя вести, получишь мно-о-ого эскимо! Beaucoup![3] Понятно?

Выводя полусонного зверя из комнаты, вы коситесь на столик, где лежали карты Таро. Большая часть колоды разбросана по полу – и карта, которую импульсивно выбрал Андрэ, увы, затерялась. На глаза попадается уголок карты Номмо. Вы ускоряете шаг. Кудреватая голова вдовы Кудал выглядывает из дверей противоположной квартиры, словно подвешенная на веревочке.

– С Пасхой, миссис Кудал! – говорите вы. – Отец лягушка, сын головастик, святой дух – болотный газ!

15:27

Вы напрасно боялись, что Андрэ не захочет лезть в тесный багажник «порше». Увидев, что туда отправилась коробка эскимо, он тотчас прыгает следом. Когда захлопывается крышка, он начинает шебуршиться и визжать, но шум скоро стихает. Удовлетворенно похлопав по багажнику, вы оглядываетесь – и замечаете стоящую на противоположной стороне улицы полицейскую машину. Проклятие, думаете вы. Проклятие в шестнадцатой степени! И объясняете:

– Это варварийская обезьяна. Они не выносят дождя.

Смоки закатывает глаза и трясет головой:

– Я ничего не видел! Ты что-нибудь видел, Сесил?

Сесил вообще не смотрит в вашу сторону. Он разглядывает помойные ящики с таким вниманием, словно получил грант на изучение взаимодействия кислотных дождей с кошачьими какашками.

– Ни черта не видел! – ворчит он голосом пораженца.

Взяв курс на Куин-Энн-Хилл, вы несколько раз проверяете, не едет ли следом машина с мигалкой. Горизонт чист, и вы с облегчением жмете на газ. На центральных улицах задержки не возникает: дождь загнал бомжей и преступников в подъезды и прочие убежища, где в железных бочках шипят их костры. Тем не менее вы сворачиваете на Третью авеню, которая обычно менее оживлена, чем Первая, и в результате оказываетесь рядом с клубом «Вервольф»; афиша обещает выступления «Пьяных шоферов» и «Тихуанских памперсов». При виде клуба в памяти всплывает последний разговор с Кью-Джо… впрочем, одного воспоминания недостаточно, чтобы запачкать ваше светлое настроение.

Дождь, этот тощий серый шериф, разогнал не только бомжей, но и толпу у входа в отель «Сорренто». Те, кто не поместился в холле, разошлись по машинам или по домам. На улице осталась лишь горстка самых стойких. И среди них Даймонд – вымокший до нитки, как вы и предполагали, однако отнюдь не одинокий. Напротив, он оживленно беседует с какой-то симпатичной азиаткой средних лет, и его улыбка вспыхивает, как спичка, наполняя воздух запахом серы.

К счастью, от обочины Терри-авеню отъезжает фургон; вы заруливаете на освободившееся место и начинаете бибикать, чтобы привлечь внимание Даймонда. Он замечает вас – и направляется к «порше», радостно встряхивая промокшими патлами, разбрызгивая направо и налево капельки воды.

– Я просто мимо проезжала, – говорите вы, опуская окно.

– Aгa. Я тоже погулять вышел.

Насмешка в его голосе совсем не раздражает.

– Странно, что ты еще здесь. Как дела?

– Добрый доктор вернулся минут двадцать назад. Этакий невзрачный тип, по телевизору выглядит внушительней. Судя по всему, он опять нюхал пробки от сакэ. Остановился, сказал нам несколько слов – заплетающимся языком. Показал пластиковую банку, наполненную чем-то похожим на спинномозговую вытяжку огородного пугала. Клизменный эликсир. Анальная амброзия. Состоит, по его словам, из рисового отвара, бета-каротина и щепотки кофе. И больше ничего. Каждый может приготовить, надо только знать пропорции.

– Да, жалко…

– Почему?

– Как только мир узнает, что нет никакой секретной формулы, что нечего патентовать, биржа «Никкей» тут же склеит ласты и отправится к осьминогам. А если Токио потонет, кто останется на спасательной вышке? Никого. Все будут гулять по дну в чугунных ботинках.

– Ну, не забывай про клизму. Без специального наконечника рисовый раствор – просто грязные помои.

– Мировая экономика не может опираться на какую-то маленькую клизму. – Вы второй раз в жизни произносите слово «клизма» в обществе мужчины, но от расстройства даже забываете покраснеть. – Проклятие… Ну ладно. Хочешь, я отвезу тебя домой?

– Спасибо, что предложила, золотистая пипка. Я еще ненадолго задержусь. Ямагучи дал понять, что скоро выйдет, расскажет о разных режимах лечения. Только сначала он должен переехать: его переселяют на седьмой этаж, в пентхаус. Из соображений безопасности. Вряд ли в Тимбукту у меня будет возможность выбирать режим лечения, но все же надо послушать, что он скажет.

– Так и будешь торчать под дождем? Посмотри, ты весь промок! Давай посиди в машине, я печку включу.

– Пум-пурум-пурум! – поет он в ответ. – Пум-пурум-пум.

16:00

Вначале было одно. А потом одно привело к другому.

Незыблемая правдивость этой сокращенной версии первой главы Книги Бытия получает очередное подтверждение в маленьком салоне «порше», который ни вам, ни большинству людей, ни даже немецким инженерам – никому не пришло бы в голову назвать местом, пригодным для полномасштабного полового акта. И тем не менее. Вы стянули свитер, чтобы вытереть ему голову, он запустил татуированную руку вам под юбку, окна своевременно запотели – в общем, одно привело к другому.

Над этой загадкой вы будете мучиться до конца своих дней: как могли два взрослых человека в такой чудовищной тесноте… Однако умудрились. Причем не кое-как, а страстно, нежно и продолжительно. Белый пони, храпя и брыкаясь, забежал на вершину холма – сначала рысью, потом галопом – и не сбавляя шаги понесся дальше, до лужайки перед вашим крыльцом, а потом несколько раз поднялся на дыбы, лег на спину и начал лениво кататься в спелом клевере. (Кью-Джо права: все предыдущие оргазмы были ложной тревогой, искусственным сыром, фонограммой и плацебо.) Конденсат на стеклах создает ощущение защищенности, однако это ложная защищенность: на пике вашего слияния «порше» качался так яростно, что вся округа – слава богу, полиция уехала, – в конце концов поняла: в маленькой спортивной машине происходит нечто непотребное; а бедный Андрэ, наверное, подумал, что его спустили с Ниагарского водопада в железной бочке.

– Почему ты смеешься, Гвендолин?

– Да так, ерунда…

Зачем портить приятную постсексуальную задумчивость рассказом о находящейся на борту обезьяне? Даже отдав мужчине тело, девушка должна сохранить какие-то секреты.

Вы прижимаетесь к нему. И мечтательно урчите:

– Ларри…

– Да?

– Расскажи мне про старые добрые времена. Расскажи про восьмидесятые.

Он вздыхает:

– Ах, жабенок.

А чего он хотел? Давно пора понять, вы не из тех, кто спрашивает партнера: «Тебе тоже понравилось?» Он снова вздыхает. Вы тоже вздыхаете:

– Что ж. Не хочешь рассказывать о пароходе, который уже уплыл? Тогда расскажи о том, на который я еще могу успеть.

– Ну, есть много разных пароходов. Один называется «Природа», другой «Секс». Есть еще «Искусство», «Наркотики»… Они покачиваются почти у каждого причала, заходи и плыви – через социальные водовороты, через штили депрессий и бюрократические мели. Лучшие из пароходов могут даже преодолеть приливы посредственности.

Да, прогулка на пароходе «Секс» оказалась приятнее, чем можно было предположить. Но сейчас вы снова на берегу, разминаете ножки, и ни искусство, ни наркотики никогда не были реальной альтернативой. Вы снимаете трусики с рычага передач. Чтобы их натянуть, нужно быть очень хорошим акробатом. Удивительно, что их так легко удалось снять. Приведя себя в относительный порядок, вы долго, пристально смотрите Даймонду в глаза. А потом выкладываете все начистоту. Рассказываете ему про задумку с игрой на фьючерсах.

– Как ты можешь представить, – заключаете вы, – у меня даже близко не наберется того минимума, который необходим для покупки серьезного количества малодоходных ценных бумаг. Но ты сам вчера предложил (неужели и вправду вчера?), что это препятствие можно обойти. Ведь можно, да? Ларри? – Вы целуете его в колючие щеки, затем в губы. – Ты ведь можешь?…

– Почему бы нет? Надо подумать… Честно говоря, твой план кажется скорее неуместным, чем неэтичным. Он так же соблазнителен, как остывший кофе с черствой булочкой. И тем не менее я согласен слегка покрутить его в церебральной центрифуге. Справедливо, да? Взамен дядюшка Ларри тоже попросит тебя поработать центрифугой. И помахать плавниками. Потому что у всех вышеупомянутых пароходов есть пробоины. А тот, на который ты хочешь попасть, вообще затонул – что, может, и к лучшему. Пришло время забыть о пароходах и вернуться в воду. По крайней мере сесть на листок. Так что убери эту алчную, хитрую, заискивающую улыбочку – и послушай мои сказки.

Ладно, дядюшка Ларри. Как прикажешь.

16:45

– Я заметил, – начинает Даймонд, – ты любовалась цветением моей мужской гордости.

– Вовсе нет! С чего ты взял?

– Даже беглого взгляда достаточно, чтобы понять: я обрезан.

– Ну и что такого? Ты ведь еврей, да?

– Я такой же еврей, как ты англичанка. Забавно, что люди автоматически связывают обрезание с евреями. А ведь ритуал родился еще в Египте. Моисей, воспитанный, разумеется, по египетским понятиям, велел сынам Израилевым обрезать крайнюю плоть либо потому, что верил в гигиеническую целесообразность этой процедуры, либо просто из соображений солидарности: ему ведь тоже подкорнали кончик, а значит, каждый бунтовщик в знак личной преданности должен был поступить так же. В общем, как ни крути, священная генитальная коррекция была введена в обиход древними египтянами – более пяти тысяч лет назад! – и примерно в то же время возникла система знаний и традиций, основанная на поклонении звезде Сириус. Сегодня в племенах бозо и догонов религиозные церемонии в честь Сириуса тоже включают обряд обрезания. Для этих людей процедура отсечения крайней плоти символизирует вращение Сириуса-В вокруг Сириуса-А.

– Прости, что перебиваю, но это смахивает на очередную попытку мужчин приписать своим пиписькам космическое значение.

– Хе-хе! Это связано, умница ты моя, с эллиптической траекторией ритуального ножа. Кроме того, наши, как ты вульгарно выразилась, пиписьки в самом деле имеют космическое значение, так же как и твои сладкие трубочки: и те, и другие служат великим целям достижения экстаза и продолжения рода. И кстати, в большинстве фольклорных традиций мужские и женские половые органы тем или иным образом связаны с лягушкой. Лягушки связаны с грибами, грибы связаны с гениталиям, а все вместе – грибы, лягушки и гениталии – опосредованно связано со звездами. Я это говорю, просто чтобы показать, насколько тесно все переплетается. Вообще эти вещи крайне запутанны; я даже не знаю, с чего начать.

– Слушай, если все так сложно… может, не надо ради меня мозги утруждать?

Даймонд открывает рот, чтобы ответить, но вдруг замирает и вскидывает подбородок.

– Гвендолин, я понимаю, это дорогая машина последней модели… И все же – у тебя в багажнике нет мышей?

Вы принимаете вид оскорбленного изумления – однако в багажнике действительно что-то шебуршится, а в салоне «порше», наполненном запахами мужских и женских соков вперемешку со сладко-горелым ароматом целебных индейских листьев, прорезается крепкий и недвусмысленный дух обезьяны.

16:48

– Я сейчас вернусь, – говорит Даймонд.

Вы следите сквозь запотевшее стекло, опасаясь, что он решил открыть багажник и взглянуть на хранящийся там ценный груз. Однако размытый хромающий силуэт направляется к входу в гостиницу. Вернувшись через несколько минут, Даймонд с видимым облегчением сообщает, что ничего не пропустил: доктор Ямагучи наверху. Наверное, еще не проспался после обеда.

– Рейко меня позовет, как только он появится. – Даймонд смахивает каплю с костлявого носа-стамески. – В пересохшем Тимбукту мне будет не хватать дождя.

– Пока это лучший аргумент, чтобы туда ехать. А если подумать, так вообще единственный.

– Я туда поехал, потому что Тимбукту казался самым настоящим краем света, бесценным и безвременным убежищем от зловонных штормов коммерции и информации. Увы, информация – это то, из чего состоит вселенная. На деле я просто получил доступ к новой базе данных и открыл глубинный смысл вещей, услышал внутреннюю гармонию. Но и это немало. Я понял, что овладевшая мной наивная тяга к путешествиям – подсказка свыше. Ты ведь знаешь кое-что о Сириусе, Гвендолин?

– А кто же о нем не знает! «Собачья звезда», самая яркая на небе. И одна из ближайших – до нее всего восемь и пять световых лет.

– Шесть. Восемь и шесть десятых.

Вы пожимаете плечами.

– Да? Хм-м… А выглядит как восемь и пять. Ну что ж, тебе виднее…

Даймонд щурится, пытаясь понять, шутите вы или нет.

– Ты наблюдала его в телескоп?

– Пф-ф, разумеется! – гордо отвечаете вы. – И Сириус-В тоже… э-э… наблюдала.

– Ну, значит, это был хороший телескоп. Сириус-В очень мал; в сиянии Сириуса-A его невозможно увидеть невооруженным глазом. Даже в телескоп его удалось разглядеть только в конце прошлого века. Об этом тебе тоже известно?

– Более или менее.

– А известно ли тебе, что жители Африки – предки бозо и догонов – знали о существовании Сириуса-В пять тысяч лет назад? И не только о существовании. Они знали точную форму его орбиты и период обращения вокруг Сириуса-A. А ведь мы говорим о звезде, которую невозможно увидеть невооруженным глазом! Кстати, период обращения Сириуса-В равен примерно пятидесяти годам, и некоторые ритуалы современных бозо до сих пор основаны на этом цикле. Более того, Сириус-В, как и все белые карлики, чрезвычайно плотен и тяжел. Вещество, из которого он состоит, мало похоже на обычную материю; в Солнечной системе его просто не с чем сравнить. Однако людям из племени бозо – в большинстве своем неграмотным дикарям, никогда не обладавшим даже самыми примитивными астрономическими приборами, – известен и этот факт. Он передается из поколения в поколение. Стоит ли говорить, что, услышав об этом, я круто изменил траекторию своей жизни.

– Но почему? Вот этого я никак не могу понять! Ладно, ты узнал интересный факт, пусть даже таинственный и необъяснимый. Типа как построены египетские пирамиды, или кто связал человеческое подсознание с картинками на картах Таро, или что было раньше, курица или яйцо. Ну и что? Почему что-то должно измениться? Наша семейная жизнь, карьера, здоровье, безопасность, личные сбережения – ничего же от этого не зависит! Большинство людей, Ларри, живут реальными ежедневными делами. Если ты можешь позволить себе такую роскошь, как раздумья о дешевых журнальных загадках и сенсациях, то нам, нормальным людям, просто не до того! Да и тебе, по-хорошему, надо бы одуматься – в твоем-то положении…

– Ах, Гвендолин! Эти, как ты выражаешься, «реальные ежедневные дела» действительно могут разнообразить серую рутину наших будней. Однако речь идет лишь об одном слое многослойного пирога. Если жизнь в этом слое кажется нам скучной и бессмысленной, то виновата наша собственная зашоренность, нежелание заглянуть глубже, в волшебный и красочный калейдоскоп.

– Или мы просто слишком заняты… И вообще кто сказал, что мое существование скучно и бессмысленно!

– Не перебивай. Я согласен, есть некая доминирующая общепринятая реальность, и даже самые передовые и свободные умы находятся у нее в плену. Тем не менее сам факт, что африканские дикари за тысячи лет до изобретения телескопа получили точные сведения о неизвестной и невидимой звезде, говорит о существовании прорех в общепринятой реальности, о трещинах в рациональном скелете, на который, как мы верим, опирается наш мир. Эти трещины, Гвендолин, ставят под сомнение такие фундаментальные вещи, как история, наука и религия. Если Сириус-В можно увидеть без телескопа, то почему бы и атомы с молекулами не увидеть без микроскопа? Где вообще предел возможному? Бозо и догоны, кстати, утверждают, что система Сириус состоит из трех звезд, что существует еще Сириус-С. Современным астрономам пока что не удалось это доказать.

– Ну, если Сириус-С существует, его в конце концов обнаружат. И найдут этому рациональное объяснение. Как и всему остальному. Я уверена, ученые уже нашли рациональное объяснение тому факту, что бозо знали о Сириусе-В. Ведь нашли же?

– Ты что, смеешься? Да ученые к этому вопросу на пушечный выстрел не подойдут! Даже под защитой многомиллионного гранта, который им никто не даст. Где взять денег на такое исследование? Тут же никакой практической выгоды, ни промышленной, ни военной. И вообще ученые от подобных загадок шарахаются как от чумы. Глобальные тайны мироздания пугают их не меньше, чем любого обычного парня; при первой возможности они стараются задвинуть их под диван.

– Все равно. Должно быть рациональное объяснение.

– Ты отчасти права. Конечно, вселенная на макро- и микроуровне не более логична, чем рынок ценных бумаг. Однако объяснение существует. Все светлые умы, занимавшиеся этим вопросом – а их можно по пальцам пересчитать, – пришли к одинаковым выводам: предки бозо узнали о системе Сириус от пришельцев из космоса. Да, жабенок. Именно так. Речь идет о контакте с внеземным разумом.

И тут словно на заказ Андрэ издает оглушительную серию чудовищных криков и ударов. Вы натужно смеетесь, стараясь показать, что гипотеза о зеленых человечках – полная чушь. Однако Даймонда на мякине не проведешь.

– Гвендолин, что это было? Что за дикая чертовщина?

– Что? В смысле – шум? Не знаю, наверное, пришелец из космоса. Ха-ха-ха!

– Гвендолин!

– Ну правда, откуда мне знать? Это же Сиэтл. В наши дни на улицах и не такое услышишь. Наверное, мажоры опять безобразничают.

– Да, конечно. Мажоры. Развлекаются у нас за спиной, под фонограмму из фильма «Тарзан». – Его улыбка царапает, как кошачий коготь.

– Ну, не знаю. Под дождем звук хорошо разносится.

Андрэ, наверное, обожрался мороженым, и теперь у него пучит живот. А может, ему мало. В любом случае ничего не поделаешь. Остается надеяться, что Даймонд не читает ваших мыслей.

– Вот видишь, все утихло, – говорите вы, прислушиваясь с замиранием сердца. – На чем мы остановились? На контакте с внеземным разумом?

И Даймонд ворчливо, как Даблъю-Си Филдс на детском утреннике, продолжает свой рассказ.

17:02

– Сам по себе аргумент, что бозо не могли забраться в космическую сахарницу без посторонней помощи, еще ничего не значит. Но в устных преданиях племени также существуют свидетельства о контакте с внеземным разумом.

– Серьезно? Они считают, что к ним прилетали маленькие зеленые человечки?

– Зеленые – да. Маленькие – вряд ли. По росту Номмо, пожалуй, не уступали нам.

Слово «Номмо» вызывает странную реакцию, сродни реакции на фразы «насильственный захват компании» или «покупка контрольного пакета в кредит». По спинномозговой жидкости пробегает нервная рябь.

– Номмо? Подрисованная Звезда из колоды Кью-Джо? Значит, она прилетела из космоса?

– Скорее не Звезда, а старый добрый Иисус. Правда, в отличие от Библии, весьма туманно указывающей экзосферическое местоположение рая, религия бозо без колебаний называет точный адрес проживания Номмо. Это звездная система под названием «Сима Каине». Иными словами, Сириус. А современная наука, между прочим, считает, что если контакт с внеземным разумом когда-либо и произойдет, то это будет контакт с системой Сириуса.

– Почему?

– Очень просто. Близость. Сириус – один из ближайших соседей. Хотя от Цинциннати до него, конечно, далеко. Однако грамотно построенный звездолет преодолеет это расстояние без особых проблем. Согласно одному из североафриканских мифов, ковчег, прибывший на Землю…

– Ну, уже мифы пошли.

– Гвендолин, Гвендолин. Я уверен, ты не из тех полуграмотных полудурков, которые считают мифы набором преувеличений. Миф, чтоб ты знала, – это метафорический метод компактного и драматизированного описания исторических событий и психологических состояний, оказавшихся для современников слишком сложными. Поэтому, румяная пипка, если бозо и догони говорят, что межзвездный ковчег опустился на северо-востоке – а что у нас к северо-востоку от Нигера? Правильно, Египет! – то, значит, имеется в виду некое внешнее событие, или цепочка событий протяженностью в несколько веков, или просто психологический феномен, разновидность массового гипноза. В любом случае африканцы отмечают, что, когда ковчег приблизился к Земле, под гнетом его веса в небо ударили фонтаны крови. Подумай: красные лучи, бьющие из некоего экипажа, – разве это не похоже на описание посадки космического корабля?

Тут Даймонд выбрасывает руку тыльной стороной вперед – так резко, что вы инстинктивно пригибаетесь.

– Что, шалят нервишки? Говорят, это признак нечистой совести.

Вы краснеете. Он ухмыляется. Андрэ шумно двигает запаску. Рука Даймонда, пахнущая вагинальной смазкой, качается возле вашего носа. Он, по-видимому, хочет показать вам наколку.

– Смотри, это копия известного наскального рисунка, изображающего три состояния космического корабля, на котором прилетели Номмо. Даже человек с воображением государственного чиновника легко распознает в этих кругах и лучах различные стадии работы реактивных двигателей.

– Да, может быть. Наверное, это можно принять за ракету… С натяжкой, конечно, но можно. Я одного не понимаю: зачем надо было накалывать ракету на руку?

Даймонд улыбается, как мальчишка:

– Чтобы все официанты в ресторанах бозо передо мной на цыпочках бегали.

– Очень хитро.

Вы ждете дальнейших объяснений, однако слышите лишь монотонный стук дождя, печатающего свои мемуары на крыше машины, и тот характерный шорох в багажнике, с которым обертки от эскимо превращаются в обезьянье конфетти. Вы боитесь, что Даймонд тоже услышит бумажный шорох, и облегченно вздыхаете, когда он наконец говорит:

– Знаешь, даже символично, что во время нашего разговора идет дождь. Ведь Номмо, которых называли «смотрителями вселенной» и «стражами души», являлись также «несущими дождь» и «повелителями всех вод». Их задача, судя по всему, заключалась в том, чтобы передать человеческой расе определенные духовные принципы. Иногда мой ум расслабляется, и я слышу отголоски этих принципов в шуме дождя.

– Все понятно. Слышишь голоса, да, Ларри? – Тут Андрэ испускает короткий визг, и вы восклицаете: – Ух ты, и правда! Чей-то голос!

Даймонд смотрит на вас так пронзительно, что вы хватаете его за руку и сжимаете дурацкую наколку.

– Извини, шучу, – говорите вы. – Но объясни: если твои Номмо, твои пришельцы с Сириуса, были повелителями вод и дождей, то почему они ошивались в Сахаре? Там же все пересохло, сплошная пустыня!

– Пять тысяч лет назад в Африке было гораздо больше воды, чем сейчас. Великие африканские пустыни – сравнительно недавний феномен. Номмо, вероятно, прилетели туда, где воды хватало в избытке. Да и на борту у них имелось много воды. По-другому просто быть не могло.

– Это почему?

– Да потому, – отвечает он, – что Номмо были земноводными.

17:12

Пока дождевые капли чертят рваные зигзаги по ветровому стеклу, словно жучки-короеды, бегущие на фестиваль гнилушек, а запертый в темном багажнике Андрэ продолжает рвать бумагу с упорством секретаря республиканского президента, Даймонд монотонно гнусит о странных существах с перепончатыми руками и рыбьими хвостами, полулюдях-полуземноводных, основавших цивилизации догонов и бозо. Выходит, что Номмо основали и другие, более ранние и значительные цивилизации, ибо Даймонд рассказывает об ассирийцах, вавилонянах и шумерах, сохранивших предания о существах, которые пришли из страны болот и озер и принесли людям письменность и духовные ценности. Фрагменты древнешумерской иконописи и клинописи, являющиеся старейшими известными нам образцами письменности, повествуют о человеке-рыбе по имени Оаннес. Этому существу приписывают многие деяния и роли, впоследствии использованные евреями для создании образов библейских героев – таких, как Ной и прочие персонажи Ветхого Завета. Оаннес, похоже, послужил прототипом самого Иеговы, хотя догоны и бозо настаивают, что Номмо были не богами, а всего лишь высокоразвитыми смертными.

– Тем не менее, – продолжает Даймонд, – существуют несомненные параллели между историями о Номмо и Христе. Один французский антрополог цитирует рассказ догонского священника о том, как Номмо «разделил свое тело, чтобы накормить людей». Ничего не напоминает? Ты когда-нибудь причащалась, Гвендолин? Брала в рот божественную плоть?

Насладившись вашей брезгливой гримасой, он продолжает:

– Учение также гласит, что земноводные пришельцы вернутся. Да, бисквитная пипка, именно так. Не пропустите, дамы и господа! Второе пришествие Номмо – в ближайшем пруду! Готова ли ты к встрече? Успеешь ли взобраться на особый листок? Держись дядюшки Ларри, и все будет хорошо.

Вы снова морщитесь. Даймонд довольно смеется.

– Кстати, астрономический символ второго пришествия Номмо – это «йе пелу толо», или «звезда десятой луны». Эту звезду невозможно увидеть даже в сильнейший радиотелескоп, потому что, согласно учению бозо, она возникнет только перед приходом ковчега Номмо. Иными словами, «йе пелу толо» не просто звезда, а космический корабль.

Он снова сует вам в лицо пошло пахнущую руку.

– Звезда десятой луны, – говорит он, помахивая татуировкой. – Эти круги, если приглядеться, напоминают лягушачьи глаза.

– Да. А луна напоминает кусок сыра, – бормочете вы.

Совершенно непонятно, как реагировать на эти сказки. Действительно ли Даймонд говорит о чем-то важном? Или его ум занимается прыжками через рояльный стульчик? Вам очень хочется верить в первое, иначе получится, что полчаса назад вы увенчали сексуальную сокровищницу своих молодых лет совокуплением с полным придурком.

– Даже не знаю, что сказать, Ларри. Ты хочешь, чтобы я поверила в болотных тварей с Сириуса, которые принесли людям блага цивилизации…

– Не с Сириуса, а с планеты в его системе. Знаешь, как по-египетски называется планетная система Сириуса? Она называется «трон». А что делают на троне? Правильно, сидят.

– Отсюда взялось выражение «сидящие брюки»?

– Умница! Может, и так. Среди обитателей региона Сахары бытует выражение «сидеть спокойно», что означает вести себя интеллигентно. Но посмотри на подавляющее большинство земного населения: никто не может усидеть на месте! Кругом засилье самоуверенного невежества и преступности. Конечно, зрелище увлекательное – толпа перепуганных дураков и жадных гангстеров, прыгающих и топающих ногами, – но со временем уже начинаешь уставать. И потом, такое поведение нечестно по отношению к другим формам жизни, к животным и растениям, которым хватило порядочности и здравого ума, чтобы на протяжении многих тысячелетий сидеть спокойно. Я думаю, было бы здорово, если бы Номмо действительно вернулись и убедили нас присесть, прекратить эти прыжки, топанье, шумные требования внимания. Ты только представь: все люди сидят, образно говоря, как лягушки на листке кувшинки – мудрые, спокойные, просветленные…

Вы не в силах удержать улыбку.

– Ларри, милый, это красивая идеалистическая сказочка, не больше. В самом деле: какие-то русалки Номмо… Абсолютно бездоказательно!

– Прежде чем писать такие слова на своем флаге, подумай о следующем. Помимо нас, непутевых землян, во вселенной существуют и другие формы разума. Это математически доказанный факт. Далее. Судя по сравнительной молодости Солнечной системы, обитатели более древних систем могут владеть технологиями, намного превосходящими земные. А поскольку мы живем на маленькой неприметной планетке где-то на задворках галактики – своего рода межзвездный Тимбукту, – то первыми, кто захочет к нам прилететь, будут скорее всего наши соседи. Сириус, таким образом, является идеальным кандидатом. С точки зрения более удаленных систем игра просто не стоит свеч. Конечно, наше Солнце – ослепительный огненный шар, однако по сравнению с Сириусом-A, который в двадцать три раза ярче (хотя при этом всего в полтора раза больше), оно просто тусклый шарик. Любая вращающаяся вокруг Сириуса планета будет довольно жарким местечком, покрытым плотными тучами. Но и сквозь тучи солнце будет сиять нестерпимо ярко. Подумай, какая форма жизни станет доминирующей в столь жарком, душном и светлом мире? Конечно же, земноводные млекопитающие!

– Почему именно млекопитающие?

– Потому что лишь млекопитающие обладают развитым мозгом, необходимым для создания цивилизаций и технологий. А земноводные – потому что большую часть времени им придется проводить под водой, укрываясь от жары и ослепительного света. Разумеется, с изобретением таких полезных безделушек, как затемненное стекло и кондиционеры, эти проблемы утратят остроту, однако биологическая эволюция, как известно, на миллионы лет отстает от технического прогресса, поэтому жители системы Сириуса даже на высоких стадиях развития сохранят зависимость от воды и будут жить в океане. Как и любые млекопитающие, они будут нуждаться в газообразном кислороде, и в то же время подводный мир останется для них предпочтительной средой обитания. Думаю, они напоминают дельфинов с руками и ногами.

– Я вижу, ты просто смакуешь этот образ.

– О да! Один из моих любимейших. Обожаю представлять прекрасных дельфинов, которые наконец выведут человечество из многовековой спячки, как флоридские дельфины вывели меня из аутического транса. – Даймонд поднимает руку, на сей раз нетатуированную, и спрашивает: – Тебе известно, что в дельфиньих плавниках остались скелетные рудименты пальцев? Да! Было время, когда дельфины могли показывать карточные фокусы и виртуозить на рояле. Не исключено, что наши веселые смышленые друзья состоят в отдаленном родстве с космическими путешественниками Номмо.

– Это правда? Насчет рудиментарных пальцев?

– Чтоб я провалился!

– Ну, я могу согласиться, что где-то во вселенной живут существа, похожие на Номмо. Могу даже допустить, что они заглянули в Африку и преподали дикарям несколько уроков астрономии. А все вместе – нет, не укладывается в голове! Извини, но я не верю, что бозо узнали о Сириусе-В от пришельцев из космоса.

Вы ожидаете, что Даймонд обидится и начнет обзываться жабенком; вместо этого он улыбается и говорит:

– Ну и правильно, кремовая пипка. Я и сам, признаться, в это не верю.

Невидимое пенсне удивления округляет ваши глаза. Даймонд, однако, не успевает объясниться: снаружи в стекло кто-то стучит.

17:24

Первая леденящая душу мысль: Андрэ взломал замок, вырвался на свободу и жаждет возмездия. Вторая леденящая душу мысль: кто-то из прохожих вызвал полицию нравов. Вы проверяете, застегнута ли блузка. Даймонд опускает окно. Снаружи стоит азиатка, с которой он давеча флиртовал.

– Извините, пожалуйста, – робко начинает она. – Я хочу передать сообщение от доктора Ямагучи. Доктор сказал, что спустится в холл в шесть часов.

– А, спасибо, Рейко! – отвечает Даймонд. – Я подойду.

– Хорошо. Еще раз извините.

Ее ноздри слегка подрагивают – практически незаметно. Но Даймонд все замечает.

– Хорошо у нас пахнет, да, Рейко? Вы, наверное, слишком молоды, чтобы помнить «Битлз». Нет? Помните Джона Леннона и Пола Маккартни? Они подступали к микрофону и пели дуэтом. Их лица сближались так тесно, что выглядели как одно лицо. – Он вздыхает. – Я в жизни не видел ничего прекраснее этого лица… То же самое происходит, когда сливаются запахи мужчины и женщины, вы не находите? Образуется самый прекрасный в мире аромат.

Рейко отступает с достоинством и грацией – однако, удаляясь от машины, неодобрительно покачивает головой. Да, умеет Даймонд произвести впечатление.

17:25

На протяжении следующих тридцати минут в насыщенной сексом кабине, под аккомпанемент серебряных плеток и ракушечных кастаньет дождя, в отсутствие помех со стороны Андрэ, который, видимо, утомился и заснул, Ларри Даймонд поет мутные серенады о странных и непостижимых вещах. Вот то немногое, что вам удается запомнить.

Бозо узнали о звездах при помощи телепатии.

Бозо, а точнее – их предки, развили телепатические способности, практикуя в ритуальных целях так называемые визуальные смеси. Популярностью пользовались производные конопли, а также ибога – цветущий кустарник с богатой историей применения в качестве галлюциногена на западе Африке; однако определяющую роль в становлении телепатии как инструмента познания сыграли псилоцибные грибы, всходившие на свежих навозных лепешках мигрирующих стад в те старые благословенные времена, когда саванну орошали частые дожди; именно эти грибы в конце концов раскрыли разум наших африканских предков и позволили им обскакать на эволюционной лестнице братца бабуина и сестрицу шимпанзе.

Пребывая в состоянии радикально повышенной чувствительности (африканцы говорят, что ибога «открывает сердце»), практиканты, группами или поодиночке, способны были уловить обрывки ментальных передач инопланетных земноводных, известных под именами Оаннес и Номмо, – земноводных, которые никогда физически не посещали нашей планеты. В этом просто не было нужды.

Еще более вероятным и дерзким является предположение, что автором передач, перехваченных предками бозо, была не высокоразвитая земноводная цивилизация из системы Сириуса, а иной уровень их собственного сознания. Возникает соблазн назвать этот уровень высшим разумом, хотя на деле правильнее было бы сказать «низший разум» или категория, определенная Юнгом как «бездна в бездне». Так или иначе, это уровень сознания, общий для всех людей, но не обязательно доступный; коллективный высший (или низший) разум биологического вида.

Неудивительно, что высший разум проявил себя в образе земноводных, ведь приматы, обитающие на суше, являются, если разобраться, водными существами.

Сперматозоиды живут в жидкой среде. Плод формируется и растет, будучи погруженным в жидкость. Стадии развития человеческого эмбриона во многом соответствуют метаморфному циклу лягушки. Пока пуповина не разорвана, новорожденные могут спокойно жить под водой. Кровь по химическому составу удивительно похожа на морскую воду. Наши тела более чем на шестьдесят пять процентов состоят из воды. И наконец, наши предки были морскими животными, которые экспериментировали с газообразным кислородом и в результате подсели на него.

Можно сказать, что люди – это рыбы, выброшенные на берег.

Море – наша колыбель, из которой мы однажды выпали; море – наш дом, в который мы однажды вернемся.

Вернувшись к земноводному образу жизни, люди во многом выиграют. Три четверти поверхности планеты покрыты водой, а перенаселение, вызванное человеческой тупостью и злым заговором организованной религии, неуклонно понижает качество, праведность и продолжительность жизни, поэтому океаны и крупные озера являются нашим последним резервом и убежищем. Море чрезвычайно богато природными ресурсами; вода экранирует радиацию, защищает как от ультрафиолетового излучения, беспрепятственно проникающего сквозь разрушенный озоновый слой, так и от радиоактивного загрязнения, неизбежно возникнущего, когда какой-нибудь маленький злобный народец доберется до ядерного оружия.

Когда глобальное потепление, в соответствии с пророчествами ученых, растопит полярные льды, у нас не останется другого выбора, кроме как вернуться к подводному образу жизни.

Нашу культуру преследует навязчивый образ некой «погибшей цивилизации», скрытой на дне моря. Кто-то считает это легендой, кто-то – генетической памятью; некоторые говорят, что разницы практически нет. Ошибка в том, что все они помещают подводную утопию в контекст древней истории. Глубинное сознание едва ли ограничено рамками линейного времени. Атлантида – наше будущее, а не прошлое.

С другой стороны, Атлантида может быть как нашим прошлым, так и будущим. Мы, конечно, сохранили приятные клеточные воспоминания о веселых играх в теплых доисторических морях, о плавных лягушачьих превращениях в уютной утробе – утехи утраченной утопии.

Согласно недавним исследованиям, ни одно живое существо не видит снов столь интенсивных, как сны человеческого плода. Но если у зародыша нет жизненного опыта, если новый формирующийся мозг – это чистый лист бумаги, то что ему может сниться? Не глупо ли считать, что сны маленького пловца сухопутны, что в них не плещется Номмо, не дует спокойный океанский бриз?

Характерно, что у слова «океанский» в английском языке есть еще одно значение помимо буквального: всепоглощающее, восторженное чувство единения – с биосферой, с человечеством, с богом; чувство, которое хотя бы однажды испытывал даже самый безнадежный чурбан; чувство, хорошо знакомое проницательным и мудрым натурам. Таким образом, определение «океанский» можно считать духовным термином, а духовная трансформация – это как раз то, ради чего возникла и существует звездно-земноводная связка.

Наступит эсхатологический момент, когда мы наконец осознаем значение даров Номмо и вольемся в струящийся среди звезд великий поток, чтобы в иных измерениях высшего разума приблизиться к богу, понять его волю и отправиться дальше, на гребне высоких приливов, в путешествия еще более странные, потребующие новых невообразимых трансформаций.

Пока же, обретаясь на нынешнем уровне развития, не зная своих целей и корней, мы – не более чем дремлющие детки-малолетки. Сонные глазки и пижама в лягушечку.

15:55

Даймонд много чего говорил, однако в памяти остались лишь основные тезисы, если можно так выразиться. Этими идеями неплохо было бы поделиться с Кью-Джо, если, конечно, Даймонд уже не намотал их ей на тюрбан во время пятничной беседы. И если она вообще жива… Ах да – там еще было про Будду: на всех изображениях, где видны конечности, он показан с перепончатыми руками и ногами. А силуэт сидящего Будды поразительно напоминает лягушку.

При желании можно, наверное, провести независимое расследование и узнать, действительно ли у Будды перепончатые ноги, или дядюшка Ларри водит вас за нос. А еще можно достать затрепанную Библию, которую бабушка Мати послала вам перед отъездом на Филиппины, и отыскать Исход, главу восьмую. И убедиться, что там и вправду описано вторжение лягушек в Египет. Это все можно проверить. Но как быть с древними греками? С историей о пятидесяти сестрах Данаидах, вышедших из непроходимых болот в дельте Нила, чтобы принести священный дар воды в засушливые регионы Пелопоннеса? Обратите внимание: пятьдесят сестер – по одной на каждый год обращения Сириуса-В вокруг Сириуса-A. Между прочим, Данаиды были потомками повелителя камышей Ио, известного в Египте под именем Изис, что в переводе означает «сиденье» или «трон» – так же, как и система Сириуса.

– Боже, – сказали вы, – столько совпадений, пересечений и параллелей!

– Да, – согласился Даймонд. – А я ведь только скольжу по поверхности! Все древние культуры черпали из одного источника. Или из одной собачьей миски с изображением Собачьей Звезды. Практически все чудеса древнегреческого Золотого века позаимствованы из Египта, а египтяне, в свою очередь, скопировали ритуалы у черных нубийских королей. Современные люди забыли про Нубию, а между тем это была чрезвычайно гордая и могущественная страна. Для египетского Элвиса Пресли Нубия сыграла роль профессора Лонгхера и Мамы Торн-тон. Нубийцы жили на берегах рек и озер; они были большими знатоками земноводных, любителями звезд и галлюциногенных грибов… Я могу об этом бесконечно рассказывать.

Вам его рассказ действительно показался бесконечным. А теперь, под занавес, он снова вспомнил про грибы!

– Я понимаю, твое маленькое сердечко разобьется от горя, но мне надо вернуться в отель и послушать, что скажет доктор Ямагучи. По идее, он обязан молчать до завтрашней конференции. Однако, судя по всему, парень, хе-хе, не очень-то себя контролирует.

Даймонд сует руку вам под юбку и щиплет влажные трусики, как струны арфы. Вы могли бы его остановить, но последние десять – пятнадцать минут он сидел как на иголках – наверное, боль снова вернулась. К тому же нежно-вульгарные щипки, заставляющие вибрировать подовые губы, не так уж и неприятны.

– Перед тем как уйти, я должен сказать еще кое-что о грибах.

– Ладно, сейчас для тебя главное – не упустить Ямагучи.

– Нет, ты обязана это услышать! Древние африканцы часто называли Сириус звездой-семенем. Они считали эманации системы Сириус неким… э-э… одушевленным семенем, которое наполняет мир энергией. И это семя прибыло прямо с Сириуса. Теперь внимание! Ты знаешь, что семена некоторых растений способны выжить в открытом космосе? Теоретически они могут переместиться из одной планетной системы в другую.

– Как же они не умирают?

– Некоторые умирают. Но есть такие, которые способны жить на протяжении миллионов лет; фактически бесконечно. Грибные споры, например. Мало того что их вес ничтожно мал, они еще чрезвычайно долго сохраняют жизнеспособность.

– Об этом ты тоже узнал в Тимбукту?

– Да уж не на фирме «Дин Уиттер»! Пожалуй, в одном из монологов Маккены что-то такое было… Только представь: живучие споры псилоцибных грибов дрейфуют сквозь бескрайнюю черноту, сквозь марево мелькающих веков и скопления космической пыли, прежде чем влететь в атмосферу Земли и опуститься в тучную почву доисторической лужайки. Там они прорастают, раскидывают свои грибницы и вылезают на свет. И однажды мимо проходит голодный или просто любопытный примат – и все, неизбежное свершилось!

– Что свершилось?

– То, что должно было свершиться. Настал поворотный момент. Запустился механизм энергетической накачки, началось пробуждение души. Понимаешь, Номмо не обязательно было лететь на Землю или вести телепатические передачи. Все, чему им следовало нас научить, могло быть закодировано в грибах. Иными словами, грибы – своеобразный микрофон высшего разума.

– А еще, – добавляете вы с едва заметной перчинкой сарказма, – мы знаем, что грибы связаны с лягушками.

– Умница.

– А лягушки стали исчезать.

– Верно. Что-то происходит. Какая-то программа, запущенная много тысячелетий назад, начала ускоряться. Помнишь, как ты смеялась – и, наверное, небезосновательно – над моей идеей особого листка? Аведь единственное, что я имею в виду, когда говорю об особом листке, – это чувство постоянной готовности, эмоциональной, интеллектуальной и духовной, к участию в следующем этапе эволюции. Этот этап может произойти в виде неожиданного всплеска мутаций – гораздо более интенсивных, чем те микроскопические шаги, к которым мы привыкли, – и в результате девяносто процентов населения, окаменевшего в своих обанкротившихся доктринах и хрупких клише, останется за бортом. Печально, если ты окажешься в их компании.

– Очень мило с твоей стороны. Но обо мне можешь не беспокоиться!

«Если я переживу биржевой крах, – думаете вы, – то уж с такими мелочами, как эволюция, медленная или быстрая, как-нибудь справлюсь!»

– В самом деле, Ларри, я не понимаю: зачем ты хочешь, чтобы я тоже была на особом листке?

– Ах, жабенок! Ну что тут непонятного? У тебя есть потенциал! Залежи мудрости, бодрости, отваги, умения приспособиться. Увы, все эти качества подавлены и загнаны в тупиковую колею. Тебе надо расслабиться, открыться, освободить разум!

Даймонд оттягивает ваши трусики и шлепает резинкой по животу. Вы бьете его по руке.

– К тому же, – прибавляет он, – я просто без ума от твоего голоса.

– Правда? – Скорости, с которой вы меняете гнев на милость, позавидовал бы самый радикальный всплеск мутаций. – Ты не шутишь?

18:00

Глядя вслед ковыляющему через парковку Даймонду, вы чувствуете, как его прощальный поцелуй вибрирует на губах, словно шутиха в ящике со столовым серебром. Чего-чего, а целоваться этот безумец умеет, не отнимешь. Но может ли умение целоваться перевесить… о нет! Даймонд разворачивается и идет назад. Что еще за сентиментальности? Что у него на уме? Насчет прощальной встречи перед отлетом он уже пытался договориться. Вы обещали подумать. Было бы неплохо каким-то образом затащить его на «дискотеку» и усадить за компьютер на пару часов.

– Гвендолин! – Даймонд склоняется к окну; дождь блестит на его щетине, как капли шампанского на посудной щетке. – Я надеюсь, ты не собираешься записывать меня в гуру?

О боже! Вы просто вынуждены рассмеяться.

– Конечно, нет, Ларри, не переживай!

– Я не могу спасти твою душу…

– А как насчет моей работы?

– …и никто не может, кроме тебя самой. На этом уровне каждый играет за себя.

– Меня это вполне устраивает.

– Номмо тоже нас не спасут. Гости с Сириуса, или порождения высшего разума, или то и другое одновременно, на помощь они не прискачут, так же как и Иисус Христос, и Карл Маркс, и любая другая сила, выдуманная лицемерными сутенерами от религии, рекламирующими свои прожорливые идеологии. Не верь никому из них, милая!

– Да я и не верю.

– Второе пришествие Номмо вряд ли улучшит нашу жизнь. Скорее даже наоборот. Серьезные перемены – это лучшее, на что мы можем надеяться. Устоявшиеся циклы нарушатся, догмы будут развенчаны. Дядюшка Ларри одобряет перемены, Гвендолин. Он голосует за срывание покровов, за безответственный информационный обмен, за веселое возвращение в тихую воду древних прудов, из которых мы когда-то вышли.

– Ну и прекрасно.

– Вот такие дела. Просто хотел, чтоб ты знала.

– Спасибо. Ты очень добр.

– Да уж действительно. А в знак признательности, я надеюсь, ты тоже когда-нибудь проявишь доброту и расскажешь, за каким чертом у тебя в багажнике сидит макака?

С этими словами Даймонд выпрямляется, царапает вас колючим взглядом и ковыляет прочь.

Воскресенье. 8 апреля, вечер

Некоторые считают это безумием

18:21

Вы открываете багажник, бормоча нечто напоминающее молитву – боже, только бы Андрэ не задохнулся! (подробность, о которой следовало бы подумать раньше), – и сразу же вспоминаете Мону Лизу. Подобно знаменитой натурщице Леонардо, Андрэ умудряется придать лицу выражение насмешливого любопытства даже при отсутствии бровей. Некоторым горе-актерам, для которых брови являются инструментом и зеркалом всех эмоций, не помешало бы поучиться экспрессии у безбровой Моны Лизы или у безбровой макаки.

Приоденьте Андрэ во флорентийскую тунику, выпрямите ему мех, закройте морду вуалью, посадите на лоджию на фоне выщербленных скал и нескольких миль проселочной дороги – и он легко сойдет за двойника Моны Лизы. Обезьяна обладает не менее богатым и утонченным комплектом безбровых выражений, чуть тронутых… смущением? Или это все же насмешка?… Андрэ сидит в гнездышке, свитом из рваной бумаги и колесных цепей, и взирает на вас так по-человечески проницательно, ожидающе и кротко, что в голову поневоле приходят мысли об итальянской живописи. И об эволюции.

Вы не очень-то жалуете эволюцию, несмотря на бесспорное сходство человека с приматами. Конечно, в теории Дарвина вы не сомневаетесь; даже, помнится, защищали ее, будучи примерной школьницей, в спорах с бабушкой Мати. Старая бабушка не верила в эволюцию. Она верила в буквальное прочтение Книги Бытия. Она вообще мало во что верила, кроме Библии, Имельды Маркос[4] и адобо из осьминога. Бабушка Мати не принимала эволюции даже раньше, живя в Окленде, штат Калифорния, а сейчас, переехав в родную деревню неподалеку от Манилы, и подавно ее отвергает. Вы же, напротив, всегда принимали эволюцию как данность, однако до встречи с Даймондом считали ее пройденным этапом, отработанным механизмом, которому место на свалке. Подобно миллионам самонадеянных шовинистов, вы считали человека венцом творения, апофеозом эволюционного процесса. Поразительная наивность, Гвендолин!

Разве могут люди, с их предрасположенностью к убийству, пыткам, рабству, насилию, каннибализму, мародерству, рекламе, коврам и гольфу, – разве могут они всерьез рассматриваться как успешный результат грандиозного эксперимента длиной в четыре миллиарда лет? Допустим, человечество как биологический вид достигло в своем развитии предела возможного; но это же не значит, что эволюция махнула на нас рукой! У нее в рукаве наверняка припасен какой-нибудь внечеловеческий сценарий дальнейших событий. Мы клеймим варварские и невоздержанные модели поведения как «бесчеловечные», а между тем именно они являются бесспорно и определяюще человеческими, ибо ни одно живое существо не замечено в регулярном отправлении подобных мерзостей. Разумеется, это не отрицает наших относительно редко встречающихся добродетелей и определенных эстетических триумфов, однако если допустить, что за ближайшим поворотом нас не поджидает форма существования, хотя бы на пару делений превосходящая человеческую, то придется сделать неутешительный вывод: у эволюции произошло преждевременное семяизвержение.

Так или иначе похоже, что Андрэ, несмотря на сдержанную задумчивость ренессансной физиономии, перенес заточение с пользой для здоровья. По пути к вашему дому он ведет себя необычно послушно, моторные навыки не нарушены, глаза оживленно сверкают. Теперь остается решить, что с ним делать, пока не вернется Белфорд. С момента вашего последнего визита в туалет прошло много часов, и мочевой пузырь, растревоженный даймондовскими тычками, горит и лопается, как спелая дыня. Конечно, не хочется оставлять Андрэ без присмотра, однако еще меньше хочется брать его с собой в туалет. Ни одна уважающая себя женщина не согласится писать в присутствии обезьяны.

После некоторых раздумий вы берете Андрэ за ошейник и, стиснув коленки, ковыляете в туалет. Там вы сажаете его в ванну, привязываете поводок к водопроводному крану и задергиваете душевую занавеску. Скорей-скорей… Поток начинает струиться еще на подлете задницы к унитазу. Еще чуть-чуть – и было бы поздно! Однако радоваться рано: не успеваете вы сцедить и пригоршни, как Андрэ срывает душевую клеенку, словно это флаг ненавистного тирана, и с обезьяньей непосредственностью оглядывает вас с ног до головы. Вы пытаетесь придержать напор, но боль слишком сильна; остается только покраснеть, отвернуться и продолжать процесс. Андрэ, насколько известно, никогда не встречался с макакой дамского пола, но почему-то вам кажется, что он прекрасно осознает смысл происходящего. Помня об этом, вы воровато-торопливым движением подмахиваетесь салфеткой и, неловко отвернувшись, натягиваете трусики.

Пахнет от вас как от лотка на карнавале крабов и креветок, однако о горячем душе и смене белья говорить не приходится, пока… Пока что? Вы и сами не знаете. Наверное, надо просто сесть и спокойно подумать.

Когда вы отвязываете Андрэ от водопровода, выражение его морды напоминает уже не Мону Лизу, а «Смеющегося кавалера» работы Франса Халса. При желании это даже можно принять за ухмылку. Ларри Даймонд говорил – вы уже не упомните, по какому поводу, – что лягушки обладают необычайно большим мочевым пузырем, хранящим запас воды на тот случай, если придется долго оставаться на суше. Будь человек хоть в этом похож на Номмо, вам не пришлось бы посещать туалет в компании бесстыжего животного.

18:49

«И воскишит Нил лягушками, и поднимутся они, и придут в твой дворец, и в спальню твою, и на постель твою, и в дома чиновников твоих, и к народу твоему, и в печи твои, и в квашни твои. И в тебе, и в народе твоем, и во всех слугах окажутся лягушки».

Так гласит Ветхий Завет, Исход, глава восьмая. Интересно, думаете вы, в каком веке это написано? И какой тут смысл? Сейчас, похоже, все происходит с точностью до наоборот: народы и чиновники воскишают, а численность лягушек уменьшается.

Вы вслух перечитываете последнюю строчку: «И в тебе, и в народе твоем, и во всех слугах окажутся лягушки». Андрэ внимательно слушает. Он привязан к радиатору в гостиной (хоть какая-то польза от старой системы отопления) и забавляется буханкой ржаного хлеба. Макака предпочла бы хлеб с изюмом, но такого хлеба у вас нет, а потакать вкусам животного уже надоело.

– Не понимаю я библейского языка, Андрэ, – жалуетесь вы. – По крайней мере Ларри Даймонд не врал, когда говорил, что Египет был захвачен лягушками. Хотя лучше бы он врал. А если все остальное тоже правда? Давай-ка еще почитаем!

С того момента, как вы раскрыли старую Библию бабушки Мати, обезьяна вела себя спокойно, прилежно и уважительно; поневоле закрадывается мысль о христианской природе животного, о том, что оно действительно переродилось. Чушь, конечно! Этого не может быть. Простое совпадение или трюк. И тем не менее – хорошенькая картина: вы важно восседаете в своем любимом кресле с Библией на коленях, читая слово Божье внимательной варварийской обезьяне, – и в этот момент из входной двери, которую вы приоткрыли на случай, если в коридоре появится Кью-Джо, вышагивает Белфорд Данн.

18:56

Белфорд рыдает.

Это не преувеличение. Он действительно заливается слезами размером с гуппи, потрясенный не столько встречей с любимым питомцем, сколько зрелищем, которое ему открылось: вы помирились с бывшим недругом и умиротворенно читаете ему Священное Писание.

А сквозь слезы сияет такая яркая, ослепительная улыбка, что вы не удивились бы, превратись он в ходячую радугу. В этой улыбке ясно читается счастливая мысль: «Наконец-то мечты осуществились! Вот моя семья, два возлюбленных существа – в уюте и согласии наслаждаются общением и постигают мудрость и величие Божье».

Покрыв ваше лицо трепещущими поцелуями и едва не выдавив банановое дерьмо из Андрэ, который скорее развлечен, чем осчастливлен внезапным появлением большого начальства, Белфорд поясняет:

– Я не мог больше терпеть. Поехал в аэропорт и нашел какого-то морячка, который согласился поменяться билетами за шестьдесят пять долларов. Дороговато, конечно, за простой обмен. Но парень сказал, что он христианин, а значит, мои деньги не будут пропиты или проиграны в карты. Кстати о картах: Кью-Джо еще не вернулась?

– Мало того что не вернулась! Последний раз ее видели проходящей без ключа сквозь запертую дверь.

– Боже правый!

– Либо это, либо…

Либо что, Гвендолин?

– Ну ладно, зайчишка, не волнуйся. Разберемся. Сначала расскажи, как ты его нашла? Моего маленького негодника? Где он был, чем занимался? Рассказывай поскорее!

Пока Белфорд возбужденно расхаживает по комнате, вы фабрикуете историю, выставляющую вас в героическом свете. Любимый, похоже, не учуял пропитавшего ваше тело запаха грязной любви – очевидно, потому что от макаки тоже воняет. Тот факт, что любимый одинаково рад видеть и вас, и своего волосатого воспитанника, одновременно и раздражает, и умиляет.

– Мне стыдно признаться, Гвен, но за эту неделю я несколько раз терял веру. Веру в Андрэ, в тебя… даже в Иисуса.

– Ничего удивительного, Белфорд! Мы тебя простим, я не сомневаюсь.

Вы также не сомневаетесь, что из вас троих ни один не заметил его колебаний.

Влюбленный лебедь настроен романтически, это ясно по его туманному взгляду, по нежности, с которой он ласкает вашу руку. Он созрел для небольшой невинной дойки, но торопиться не следует.

– Послушай, – говорите вы, – наверное, вам с Андрэ хочется побыть наедине. Почему бы тебе не отвезти его к себе на пару часов? А потом, когда ты о нем позаботишься, мы с тобой можем… хм… пообщаться. Вернешься сюда, только ненадолго: завтра мне предстоит нервный и трудный день.

– Ну хорошо, так и сделаем. Кстати, по радио в такси говорили, что рынок завтра вряд ли откроется. Не из-за краха, а из-за атмосферных помех, которые нам всю неделю докучали. Пятна на солнце или еще что-то…

– Вот возьми ключи от машины. – Вы бегло целуете его в щеку и подталкиваете к двери. – Увидимся через пару часов. Пока, Андрэ! Приятного тебе отдыха!

(А мне придется чинить душевую занавеску, которую ты порвал, мерзкая тварь!)

– До встречи, дорогая! Спасибо за все. Даже не знаю, как тебя благодарить!

(Не волнуйся, что-нибудь придумаем.)

19:40

Сбросив душевую занавеску на пол, вы с наслаждением принимаете ванну – и в какой-то момент, понюхав мочалку, вскользь вспоминаете о Даймонде: интересно, как в его картину мироустройства укладывается тот факт, что человеческая сексуальность пахнет треской? Почему столь примитивный, базовый акт так явно ароматизирован океанскими приливами? Даже странно, что любитель пикантных запахов не придал этому значения… Больше всего, однако, вы озабочены бизнесом. Даже к лучшему, если рынки закроются на пару дней. Лишнее время, чтобы подготовить игру с нефтяными фьючерсами и замести некоторые хвосты под ковер. Если еще не поздно, если Познер еще не решил вас утопить.

Одна из причин крушения рынка – безудержный рост задолженностей по кредиту. Клиенты стали брать у брокеров в долг на приобретение ценных бумаг. Покупка с маржей – или под залог, с гарантийным депозитом – оставалась прибыльным занятием, пока в дело не вмешались широкие массы. Не нужно было отмыкать калитку для сиэтлских Сэма и Салли и их простоватого племянника. Вы всегда говорили, что маргинал, покупающий с маржей, – это абсурд и тавтология. И вот теперь, словно в доказательство, ваша жизнь полетела под откос. Или по крайней мере сильно осложнилась. С другой стороны, распоясавшиеся маргиналы невольно открыли захватывающие перспективы. Даже Ларри Даймонд, выдающийся финансовый гений наших дней, признал схему с нефтяными фьючерсами вполне рабочей. У него просто другие интересы, о которых вы предпочли бы не знать, ибо эти чертовы интересы накрепко застряли в мозгу, как пошлый назойливый мотивчик. Дельфины с пальцами, грибы с передатчиками, Будды с перепончатыми ногами, звездолеты с резервуарами для лягушек, люди с неописуемыми судьбами… Где же вы, зубы Джорджа Вашингтона, когда вас так не хватает?

Ваше блестящее от лосьона тело смугло, как кленовый сироп: в пору намазать на бутерброд мироздания. Вместо этого вы заворачиваете его в шелковый халат и ведете на кухню, чтобы приготовить салат. Выпростанный из пакета шпинат выглядит крайне изумленным. Даже проскакивает чувство, что вы прервали нечто постыдное. Помидор вращается в руке красной планетой. Окружающий мир кажется ярким и живым, как никогда. Вы доедаете последний завиток аругулы – веселый, электризованный, обжигающий полость рта, – и тут раздается треск телефона. Даймонд на проводе. Вы не ожидали, что он объявится так скоро, однако должны признаться: звонок вызывает приятую дрожь возбуждения. А признавшись, тут же делаете себе выговор.

– У тебя что-то во рту? Или просто рада меня слышать?

– Я заканчиваю обедать, спасибо! Подбежала к телефону, потому что думала: а вдруг это Кью-Джо?

– Увы, это не она. Но у меня есть предчувствие, что скоро она даст о себе знать.

– Даст о себе знать?!

– Вот именно. Через меня. Правда, это всего лишь предчувствие, оно может оказаться ошибочным… Ну ладно, сочная пипка. Я звоню из машины, с мобильного телефона…

– А, понятно, откуда помехи!

Поначалу вы подумали, что виновата аругула.

– Сегодня еще хуже, чем вчера. Влияние звезд усиливается с каждым днем. Короче, я сейчас еду по Ай-5, возвращаюсь из Си-Так…

– Что ты делал в аэропорту?

– Скоро узнаешь. У меня для тебя кое-что есть. Своеобразный пасхальный подарочек. Моя новая знакомая Рейко была очень любезна и согласилась поработать шофером. Она высадит меня у «Гремящего дома» через… минут двадцать. Можешь туда подъехать?

– Ну… не знаю, Ларри. Пожалуй, не смогу.

– Хорошо! Так даже лучше. Все маленькие пипочки любят неожиданные подарки.

– Я никакая не маленькая… перестань меня так называть! Я с тобой встречусь через час. В девять тридцать на автостоянке. Идет? Снаружи. Внутрь я не войду.

– Как скажешь. В последние дни я прекрасно провожу время в припаркованных машинах. Ха-ха-ха-ха-ха!

21:30

Дождевые тучи рассеялись. Проиграли свои прозрачные монетки и уехали из города – опустошенные, тощие, обтрепанные и разорившиеся. Луна, которая всегда в плюсе, потому что знает, когда сказать «пас», стоит на балконе закрывшегося казино и, похоже, собирается закурить сигару. Звездочки подмигивают, словно говоря: «Это же Сиэтл; с запада скоро прибудут новые азартные толстосумы». Луна никуда не торопится, вытирает блестящий лоб перистым носовым платком, выпавшим из пустого кармана одного из неудачников.

Вы дважды объезжаете боулинг, прежде чем запарковать машину. Здание погружено во мрак; должно быть, в воскресенье они закрываются раньше. Светится лишь узкий ряд подвальных окошек на западной стороне. Вигвам Урагана, если вы не ошибаетесь. Команч, наверное, сидит перед своим Ван Гогом, медитирует, щурится на грубо очерченные фигуры крестьян, словно на призраки бизонов.

Не успеваете вы заглушить мотор, как сзади хлопает дверца «вольво» последней модели, и появляется Даймонд. Его волосы спутаны, одежды мокры, хромота ярко выражена – но улыбка сияет, как потолок музея Либерэйса в Лас-Вегасе. Прекрасно, говорит, провожу время в припаркованных автомобилях… Ну-ну! Чем он там занимался с этой мадам Баттерфляй?

Даймонд заскальзывает в «порше»; его язык плавным продолжением движения заскальзывает вам в рот. Вы осторожно, как будто опасаясь, что вас укусят, отстраняетесь: нужно сохранять приличный вид, вам еще ехать к Белфорду.

– Как прошла встреча с Ямагучи? – спрашиваете вы, рукавом утирая с губ его слюну.

– Однажды в Париже я попал на американский вестерн. На английском, с французскими субтитрами. Здоровенный ковбой заходит в бар и рычит: «Стакан ржаного!» А в субтитрах написано: «Dubonnet, s’il vous plaot».[5] При переводе слова рядятся в странные одежды.

– Но Ямагучи говорит по-английски!

– Он говорит английскими субтитрами.

– Ну ладно. Он будет тебя лечить?

– Только если я приеду в Японию. Наше управление по контролю за продуктами и лекарствами еще не разрешило его методику, на это могут уйти годы.

– Подожди, подожди. Тебе нужно разрешение правительства, чтобы сделать клизму?!

– Мы, конечно, живем в свободной стране, но ты ошибаешься, если считаешь, что твоя задница принадлежит тебе.

– Ну так что, ты летишь в Японию?

– Я лечу в Тимбукту.

– Почему, Ларри? Почему тебе так важно поехать в это дурацкое место?

Даймонд откидывает голову, опускает веки – и, помолчав, бормочет:

– У меня свидание с лягушкой.

Что он имеет в виду? Номмо? Или какую-нибудь француженку? Нет, тогда бы он сказал «свидание с лягушеткой». Пожалуй, это все-таки Номмо. Очередная глупость, безумный ритуал, связанный с космическими русалками. Но нет! Оказывается, он употребил слово «лягушка» в буквальном смысле.

Это особый вид лягушек. Их кожа выделяет биохимический реагент, сложный азотистый пептид или что-то в этом роде, оказывающий на нервную систему человека весьма странное действие.

– Наркотик, что ли?

– Галлюциногенный буфотоксин. Если быть точным.

– То есть ходишь под кайфом?

– Обычное дело для тех, кто на особом листке.

– Но это же безответственно, несерьезно, даже опасно!

– Ну, не опаснее, чем ходить по улицам Сиэтла. Эти магические лягушки – замечательная штука. Каждому, кто читает журнал «Нэшнл джиогрэфик», известно, насколько они популярны среди индейцев Южной Америки. В западной Африке о них тоже хорошо знают, хотя и не используют в религиозных и охотничьих ритуалах, как делают жители Амазонки. Однако, принимая во внимание богатые культурно-исторические традиции применения галлюциногенов африканскими племенами, было бы глупо считать, что в прошлом «лягушачьи» практики там отсутствовали.

– По крайней мере у них хватило здравого смысла завязать.

– Скорее дело в климатических изменениях и в давлении исламских и христианских эксплуататоров. У меня есть теория, сделавшая мне репутацию в университете Тимбукту, – теория, согласно которой водяная космология догонов и бозо вкупе с легендами о Номмо была в значительной степени связана с употреблением земноводных галлюциногенов.

– Да, теория, видимо, неплохая – для тех, кому интересно. Но какое она имеет отношение к твоей поездке в эту засохшую верблюжью дыру, тем более с такой болезнью?

– Как ты, наверное, уже догадалась, в Тимбукту не осталось лягушек. Хотя раньше они там жили, судя по окаменелым останкам. Так вот недавно двое парней, поверив в теорию твоего покорного слуги, отправились в джунгли Сенегала, наловили большой мешок лягушек и привезли их в Тимбукту. Только представь, илистая пипка: эти зеленые малышки сидят в университетском пруду, освежая сухой ветер эротическими молитвами, всасывая висящую над Сахарой гигантскую луну в свои пульсирующие глотки… На осень в Тимбукту запланированы торжества – через пятьдесят дней после появления Сириуса. В это время, если помнишь, греческая элита отправлялась в Элевсин, чтобы выпить священного отвара спорыньи и получить доступ к мистериям. Однако в этом году моя опухоль взошла раньше, чем Сириус. Поэтому я не в том положении, чтобы ждать сентября. Я еду раньше, на предварительную дегустацию.

– Дегустацию чего?

– Лягушачьего эликсира, конечно! И не надо на меня смотреть с таким жабьим презрением…

– Ты собираешься съесть ядовитую лягушку!

– Да нет же! Честное слово! Да и вообще женщине, заказывающей в ресторане лягушачьи лапки, не пристало бросать в меня камни.

– Ну, значит, курить.

– Курить? Лягушку?! Это я-то, который даже гаванских сигар не курит? Вся прелесть в том, что лягушки не страдают. Все, что нужно сделать, это слизать с них пот. Лучше в тех местах, где у них могли бы быть уши.

– Лягушачий пот? Фу, дрянь какая!

– Все как в сказке, дорогая. Помнишь принцесс, целующихся с земноводными?… Кстати, россказни о бородавках, которые якобы возникают от прикосновения к лягушкам, – полная чушь. А вот буфотоксин в принципе может проникнуть в кровь через кожу пальцев. Отсюда и берет начало суеверный страх. Люди просто не хотели, чтобы неокрепшее сознание их детей подвергалось изменениям.

– Так зачем же ты хочешь изменить свое? Да еще таким мерзким способом?

– Сознание для того и существует, чтобы его изменять.

– О боже, Ларри!

– Помнишь, почему я записался на прием к Кью-Джо Хаффингтон?

– Потому что отец Урагана запретил тебе изменять сознание при помощи грибов.

– Верно. И с точки зрения иммунной системы Разъезд На Большой Дороге, пожалуй, прав. Но мне необходимо было сделать ревизию на церебральном складе, а Кью-Джо, при всей ее одаренности, не в силах тягаться с псилоцибными эльфами. Если бы в Тимбукту не было лягушек, мне пришлось бы обратиться за консультацией к грибам. Мы ведь убедились, что некоторые виды грибов выполняют роль микрофонов Номмо, передавая нелинейную космическую информацию, относящуюся одновременно и к прошлому, и к будущему…

– Это ты установил. Не мы.

– …однако лягушки являются прямыми родственниками жителей системы Сириуса, а значит, данные, принятые их биохимическими передатчиками, должны быть более точными, потому что лягушки находятся на одну ступень ближе к источнику. Если грибы можно сравнить с поздними миссионерами, то лягушки – потомки первых апостолов.

Вы обхватываете голову руками.

– Это же глупость, безумие! Не могу поверить, что ты летишь в какое-то африканское захолустье, чтобы лизать лягушек.

– Как говорил Кэб Кэллоуэй, «некоторые называют это безумием; я думаю, это просто хи-ди-ху». Я участвую в процессе, вот и все.

Вы понятия не имеете, кто такой Кэб Кэллоуэй, хотя имя кажется знакомым; наверняка о нем говорил отец, что уже само по себе неутешительно.

– Что, если ты… э-э… слижешь слишком много? Или еще что-нибудь случится? А вдруг у тебя аллергия!

– Риск – тоже часть процесса.

– А как насчет денег? Тебе ведь нужна медицинская помощь, а страховки у тебя наверняка нет.

Странные люди! Что Белфорд, что Даймонд. Отказываются от жирной, регулярной зарплаты, как будто зарплата – не более чем дурная привычка.

Даймонд радостно ухмыляется.

– Может, потренироваться на тебе? Я имею в виду облизывание. – Его язык вылезает изо рта, как кусок ветчины из сандвича.

– Прекрати! Что за глупости?! Ты похож на имбецила!

– Ну, ну. Поласковее, вишневая пипка. Ты же знаешь, дядюшка Ларри приготовил тебе подарок.

С этими словами он лезет в нагрудный карман битой ветоши, служащей ему курткой, достает небольшой объект и вкладывает вам в руку. Раскрыв ладошку, вы с радостью обнаруживаете, что это не какая-нибудь приторность типа обручального кольца, и не пошлость типа секс-приспособления, и не гадость типа живой лягушки; тем не менее досаду и удивление трудно скрыть, ибо это…

– Зажигалка?

– Не просто зажигалка, а зажигалка доктора Ямагучи. Он мне ее подарил. Очень трогательный жест. Мы с ним друг друга сразу поняли. Достаточно было в глаза посмотреть. Классный парень этот доктор… Но не суть. Зажигалка моя, это не твой подарок. Просто зажги ее. Я серьезно, давай! Вот так, держи огонек.

Маленькое пиротехническое устройство дает длинный ровный язычок пламени. Даймонд сует руку во внутренний карман своего мезозойского жакета и вынимает два бумажных конверта: один длиной где-то восемь дюймов, яркий, туго набитый; другой поменьше, попроще.

– Вообще-то, – говорит он, – это два подарка. Но ты должна выбрать один.

– А… что в них?

– В левой руке у меня билеты на самолет. Первый класс если тебе интересно. До Тимбукту, в один конец. К сожалению у нас будут разные рейсы. По-другому не получилось. Вылет во вторник, «Дельта» до Нью-Йорка, потом «Эйр-Африка» до Бамако. В аэропорту Бамако я тебя встречу, и в Тимбукту мы войдем вместе, рука об руку. Только представь себе, как это будет выглядеть! Представляешь?

Вы пытаетесь, но не можете. На какую-то долю секунды перед мысленным взором мелькает тусклая картина: спекшиеся песчаные дюны, бескрайний пляж без признаков моря, небо цвета пороховой гари – и вы с Даймондом стоите, держась за руки, под глиняной аркой, бледные и потерянные, как Любовники из колоды Таро, а вооруженные кочевники в синих бурнусах подъезжают на верблюдах и начинают тарабарским языком обвинять вас в незаконном ввозе лягушек… Картинка исчезает так же быстро, как и появляется. Вы переводите взгляд на второй конверт.

– В правой руке, – гундосит Даймонд, – я сжимаю… Держи пламя ровно! Так вот в правой руке – конверт с подробными инструкциями, описывающими манипуляции, которые тебе надо проделать с базой данных своей «дискотеки», чтобы из Лондона все выглядело так, будто ты сидишь на ста тысячах личных активов, а из Сиэтла вообще ничего не было видно – ни денег, ни сделок. Конечно, если цены на нефть не будут меняться, как ты предсказываешь, то рано или поздно разницу придется покрывать, либо самостоятельно, либо с какого-то клиентского счета, и тогда в гости могут прийти очень серь