home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Миф № 108. Сталин утаил от партии и народа завещание Ленина

На протяжении более полувека, если не того более, этот миф является самым распространенным и самым злостно сфальсифицированным «творением» во всей антисталиниане. И всего лишь по той простой причине, что никакого завещания Ленина как такового, особенно как политического документа, не говоря уже о юридическом, в природе никогда не существовало!

Это фальшивка, очень искусно состряпанная пресловутым "бесом мировой революции" при более чем деятельном соучастии Надежды Константиновны Крупской, причем не столько даже в качестве жены Ленина, сколько ярой, но хорошо скрывавшейся сторонницы Троцкого. Цель фальшивки в том и заключалась, чтобы в канун неизбежной смерти Ленина заблаговременно обосновать на редкость амбициозные личные притязания самого Троцкого на ускользавшую из его рук власть и в партии, и в государстве в постленинский период! Этой же фальшивкой обосновывалась необходимость свержения Сталина и в 1930-е гг.

Факт фальсификации был доказан уже тогда, сразу после смерти Ленина. В собственноручно изложенном объяснении на имя Сталина Крупская открыто признала, что участвовала в этой фальсификации по требованию Троцкого. Правда, как это очень часто происходит в отечественной истории, впоследствии об этом не вспоминали, а после убийства Сталина Хрущевым "высочайшим повелением" вообще было приказано не вспоминать об этом, а талдычить о том, что Сталин якобы утаил от партии это «завещание». Больше чем на тупую ложь убийца Сталина был не способен — у него самого в кабинете на книжных полках стояли труды Ленина издания 1920-х, 1930-х и 1940-х гг., в которых так называемое «завещание» было опубликовано. То есть при жизни Сталина никто не утаивал это "творение Ленина", хотя и знали, что это фальшивка.

В этой связи необходимо отметить следующее:

1. Основу этой фальшивки составляет так называемое "Письмо к съезду". Оно якобы было продиктовано Лениным на рубеже декабря— января 1923 гг. и предназначалось XII съезду партии, который состоялся в апреле

Весь миф о том, что Сталин якобы утаил от партии так называемое "завещание Ленина" сводится именно к тому, что-де он утаил как раз "Письмо к съезду". Эту гнусную ложь запустил в пропагандистский оборот лично Хрущев. А гнусна она тем, что у недобитого, к глубокому сожалению, подонка-троцкиста на книжной полке стояли тома собрания сочинений Сталина, в 10-м томе которых была опубликована вся эта история в первозданном виде. Там опубликована речь Сталина на заседании объединенного Пленума ЦК и ЦКК ВКП (б) 23 октября 1927 г., на котором присутствовало более 200 человек. В ней Сталин, отвечая Троцкому и K°, подробно говорит о "Письме к съезду", о характеристиках на членов Политбюро, которые там изложены (якобы Лениным), о своей якобы «грубости» и о том, что он, Сталин, еще в 1924 г. просил еще XIII съезд партии "исполнить волю Ленина" и освободить его от должности генерального секретаря. Из стенограммы Пленума любой может узнать, что по предложению и настоянию лично Сталина, но вопреки воле Ленина не опубликовывать "Письмо к съезду", а довести его содержание только до делегатов съезда, было принято решение о его публикации.

На самом же деле Сталин прекрасно знал, что не только "Письмо к съезду" специальная фальшивка, но и все разговорчики насчет "воли Ленина" тоже — никакой воли Ленин не выражал. Выполняя решение Пленума, 10 ноября 1927 г. в приложении к главной партийной газете "Правда" — "Дискуссионный листок" — "Письмо к съезду" было опубликовано. Хрущев прекрасно знал об этом. Прежде всего, просто как член ВКП (б). Во-вторых, как партийный работник, прошедший многие ступени партийной иерархии, на каждой из которых он обязан был показывать точное знание партийной истории. В-третьих, вновь обращаю на это внимание, собрание сочинений Сталина стояло у него на полке. 10-й том вышел в 1949 г. — в год празднования 70-летия Сталина. И по случаю юбилея этот том был зачитан руководящими членами партии едва ли не в буквальном смысле до дыр. Именно в силу вышеуказанных причин у каждого нормального человека есть более чем достаточные основания называть Хрущева как подонком, так и лгуном. Потому, что все факты говорят о том, что Сталин не стал скрывать эту фальшивку, а выставил ее на всеобщее обозрение. Но одновременно пследует решительно осудить и тех, кто, будучи делегатами XX съезда КПСС, не только внимали лживым речам Хрущева, но и аплодировали его чудовищной лжи. Вот почему самое ласковое название для этих негодяев, обманувших всех советских людей, — шабаш недобитых вовремя троцкистов. Их специально повытаскивали из ГУЛАГа, чтобы они своей дико злобной ненавистью арестантов к Сталину поддержали бы ложь Хрущева. И они поддержали. Они всю жизнь лгали и вредили — чего же еще раз не солгать и не навредить в обмен на свободу. Гуманист был Сталин — в основном сроки давал…

2. Сталин умышленно никогда не устраивал глобальных разборок как самой фальшивки, так и вокруг нее. Любая подобная попытка автоматически поставила бы под угрозу неминуемой катастрофы весь режим Советской власти, ибо столь же автоматически разборки привели бы к перетряхиванию всего "грязного белья", что скопилось в не менее грязном ленинском «наследстве». И едва только эта грязь была бы взметена, то тут же погребла бы под собой всех без исключения. Если кто не верит, пусть вспомнит, что происходило во времена Горбачева — именно целенаправленно ориентированная на разрушение Великой Державы взметенная тогда грязь "ленинского наследства" погребла под собой и саму Великую Державу, и ее великие народы, и все их великие завоевания, превратив их в пыль Небытия.

Сталин, естественно, склонностью к политическому суициду не страдал. Да и не для того брали власть, чтобы вот так запросто ее лишиться. И гениальней всех эту проблему решил именно он. Не произнося ни одного худого слова в адрес усопшего в полном безумии «вождя», а, напротив, превознося его, в чем-то даже и гипертрофированно, все делал ровным счетом наоборот. Вот почему он систематически пытался хоть как-то облагородить и придать более или менее приличный вид истории революционного движения в России во главе с Лениным. На том, собственно говоря, и сыграли взметнувшие всю грязь «ленинизма» Горбачев и Яковлев — только за счет этого было возможно уничтожить Великую Державу, нуждавшуюся всего лишь в осмысленных реформах и модернизации, а не в ломке через колено. Сталин же в свое время осуществил полную деленинизацию, а следовательно, и полную девестернизацию СССР — потому-то Россия и осталась жива. Именно за это злобно ненавидят и нещадно охаивают Сталина, особенно на Западе и в среде прозападной "пятой колонны" в России. А вот Ленина даже на Западе не трогают, потому как он «свой», западный.

Лишь после развала СССР объективные ученые смогли вернуться к этой проблеме и уже на состоявшейся в 1993 г. международной конференции "Россия в XX веке" впервые прозвучало — как версия — предположение о том, что

"Крупская подделала некоторые положения «Завещания». А в 2003 г. доцент МГУ В.А. Сахаров опубликовал аналитическую семисотстраничную монографию под названием ""Политическое завещание" Ленина. Реальность истории и мифы политики", на страницах которой убедительно доказал, что никакого «завещания» как такового вообще не было, а само оно появилось как весьма тонкое обоснование Троцкого на власть!

Если схематично, то сенсационный вывод ученого базируется на следующем:

1. Никаких оригиналов «завещания» в природе не существует! Хуже того. Ядро так называемого «завещания» — "Письмо к съезду" — не является плодом творчества Ленина!

Все, что известно под этим общим названием, — якобы надиктовки третьим лицам.

Ни терминология, использованная в так называемом «завещании», ни тем более мнения, убеждения или тезисы, приведенные в нем, категорически не являются характерными для Ленина, тем более в сравнении с его устойчивыми многолетними взглядами.

Все, что указано в предыдущем пункте, свойственно Троцкому, а не Ленину.

Нападки на Сталина едва ли не стопроцентно повторяют демагогию самого Троцкого.

Абсолютно никакими материалами из партархивов не подтверждается якобы ленинское заявление о якобы «грубости» Сталина. Подчеркиваю, в помине нет таких данных в архивах, а личное мнение Крупской — это личное мнение Крупской. Но при чем тут ее сошедший с ума, невнятно мычавший, то есть вообще не говоривший супруг, который к тому же и писать-то из-за паралича не мог?!

Якобы ленинские характеристики ближайших соратников никоим образом не согласуются с прежними, многолетними убеждениями и мнениями Ленина.

Все фигурирующие в так называемом «завещании» нелестные характеристики острием своим направлены против всех тех, кто так или иначе мог бы составить конкурентную опасность для Троцкого в борьбе за власть.

Зафиксировано несоответствие подписей на ряде писем Ленина и Крупской, оригиналов которых в архивах тоже нет.

Ситуация с некоторыми документами, относящимися якобы к «завещанию», просто до смешного «уникальна»: в архиве Троцкого — копия с копии, а в архиве Ленина — копия копии с копии! Одно из писем Ленина к Сталину и вовсе не зарегистрировано в секретариате первого.

В ряде документов (писем) уставная несуразица — дело в том, что Ленин сам настоял, чтобы назначение (отрешение) генсека осуществлялось именно ЦК, а не съездом партии, на что сделан упор в так называемом «завещании», обычно и преподносимом как якобы "Письмо к съезду".

В 1920-х гг. на страницах главного в то время идейно-теоретического журнала «Большевик» (1925. № 16) Крупская собственноручно, открыто расписалась в том, что «завещание» — вовсе никакое не завещание! "Все члены съезда ознакомились, как хотел В.И., с письмами. Их неправильно называть «завещанием», так как завещание Ленина в подлинном смысле этого слова неизмеримо шире — но заключается в последних статьях и касается основных вопросов партии и советской работы", — написала Крупская.

Ай да Надежда Константиновна, ай да вдова "вождя мирового пролетариата"! Выходит, что настоящее завещание в последних статьях, которые Ленин якобы смог написать, будучи еще относительно в здравом уме и владея пером. А то, что неведомо кто надиктовал и записал — это уже не завещание! Но тогда кто бы вразумительно объяснил, почему через год после смерти мужа, талдыча, что-де "завещание неизмеримо шире", ибо "оно заключается в последних статьях", вдова сама назвала эти "последние статьи" всего лишь записями? Ведь передавая 18 мая 1924 г. в ЦК набор якобы ленинских бумаг, она так и написала, что передает записи, которые, оказывается, Ленин надиктовал во время болезни!? Однако сейчас уже ни для кого не секрет широко известная фотография полностью обезумевшего "вождя мирового пролетариата". Но что мог надиктовать полностью обезумевший человек, вдребезги разбитый параличом, в том числе и речи?!

Опираясь на результаты своего поразительно скрупулезного, глубоко аналитического, основанного исключительно на архивных документах исследования, Сахаров делает прямой вывод:

"В результате мы имеем сравнение всех членов ленинской группы в Политбюро с Троцким, демонстрирующее бесспорное превосходство его над всеми остальными членами Политбюро…"[17]

То, что мы многие десятилетия не знали об этом, ближайшее окружение Ильича прекрасно знало и видело тогда, в том числе и полную деградацию «вождя» как личности. Естественно, что оно не поверило в этот бред о «завещании», и лишь сама в немалой степени искусственно созданная политическая магия имени «вождя» спасла вдову и Троцкого в придачу, если не в первую очередь, от сокрушительного, тотального разоблачения, последствия которого были бы просто ужасны для всех без исключений. Естественно, что в ситуации тотального неверия в так называемое «завещание» Крупская закономерно — любой фальсификатор попадает в эту ситуацию, стоит только выразить категорическое, а самое главное, обоснованное недоверие его болтовне, — стала последовательно «отмачивать» такое, что окончательно всех убедила в том, что она умышленно лжет и виляет.

Передавая непонятно откуда взявшиеся записи в ЦК, она письменно указала, что-де "Владимир Ильич выражал твердое желание, чтобы эта его запись (речь идет о состряпанной Троцким писульке с характеристиками на членов ПБ. — А. М.) после его смерти была доведена до сведения очередного партийного съезда". Обратите внимание на два выражения: "его запись" и "до сведения съезда". Если строго по нормам великого и могучего русского языка, то выражение "его запись" означает, что Ильич сам написал это. Но ведь она же сама указала в сопроводительной записке в ЦК, что передает-то всего лишь записи того, что-де «вождь» надиктовал!? Как это понимать?! В сопроводительной записке говорилось фактически о 15 (пятнадцати) записях, однако Крупская утверждала, что-де Ленин "выражал твердое желание" довести до сведения очередного съезда только запись с характеристиками на членов Политбюро (от 4 января 1923 г.; обратите на это внимание — чуть ниже станет понятно, зачем)!? Если завещание неизмеримо шире, так как якобы оно в последних статьях, то почему такая феноменальная избирательность?! Что, по остальным вопросам записи для съезда были не интересны?! Спустя некоторое время порфироносная лгунья круто изменила свою позицию, заявив, что-де записи надо было передать только ЦК. Потом опять, ляпнув, что это никакое не завещание, вернулась к старой позиции — надо было отдать съезду. Как и полагается всем фальсификаторам, в ситуации тотального недоверия их брехне в конце концов порфироносная лгунья с размаху плюхнулась "в лужу", заявив, что-де это она "считала, что форма зачитать на съезде наиболее подходящая"! Вот оно как?! Значит, не Ленин, ничего уже не соображавший, а только мычавший в полном безумии, так сказал, а она, видите ли, так сочла!? Значит, в сопроводительной записке она солгала, указав, что-де "Владимир Ильич выражал твердое желание, чтобы эта запись после его смерти была доведена до сведения очередного партийного съезда"?! Вдова уже не просто виляла, не просто лгала — по сути дела она уже открыто призналась, что вся эта история ложь от начала и до конца.

Однако логика саморазоблачения фальсификаторов такова, что, пока собственными руками они не затянут петлю на шее собственной лжи, не успокоятся. Не избежала этого финала и Крупская — в конце концов ляпнула следующее:

"Прямого указания Владимира Ильича относительно формы не было"! Ну и как вам нравится эта наглая, многоликая ложь? Кто, что, кому и для чего диктовал и записал, какие распоряжения оставил — из ее слов ничего не поймешь! "Неведома зверушка" какая-то, а не «завещание» вдрызг сбрендившего «вождя»! Естественно, что не избежал такого же финала и сам "бес мировой революции" — Лев Давидович Троцкий-Бронштейн. Под неудержимым напором неопровержимых улик и он тоже (а куда денешься-то?) вынужден был также письменно и на весь же мир признать, что никакого завещания Ленина не было и в помине! Более того, не было соответственно и никакого злоумышленного сокрытия этих якобы последних записей мычавшего в полном безумии «вождя». Этого и впрямь не было.

Участники XIII съезда ВКП(б) не только ознакомились со всей этой писаниной, но и отмели эту грязную ложь и оставили Сталина генсеком! В итоге получилось, что оба фальсификатора — Троцкий и Крупская — на пару осрамились сверх всякой меры!

Между прочим, над составлением этой фальшивки корпела целая бригада членов так называемого Русского психоаналитического общества (РПСАО). Оно было создано в июне 1922 г. в Москве, при Главном управлении по науке Народного комиссариата просвещения, где заправляла Крупская. Его учредителями стали очень известные в тот период лица:

известный ученый, полярник-исследователь О.Ю. Шмидт;

специалисты в области модного тогда психоанализа — И.Д. Ермаков, В. Иванов и дочь последнего;

сестра знаменитого русского поэта В.Я. Брюсова — Н.Я. Брюсова;

жена известного деятеля из числа так называемой "ленинской гвардии" — О.Д. Каменева (родная сестра Л.Д. Троцкого);

жена самого Троцкого — Н. Седова;

научные работники Ю.В. Каннабих, М.В. Вульф, С.Т. Шацкий, П.П. Блонский, Г.П. Вейсберг, Александр Лурия и другие;

Арон Залкинд — крупный специалист по психоанализу, поклонник 3. Фрейда;

Михаил Рейснер — профессор государственного права, приват-доцент университета, один из авторов самой первой советской конституции;

Н. Вальяс — венгерский эмигрант-философ, поклонник так называемого фрейдомарксизма;

Виктор Копп — дипломат высокого ранга, протеже Троцкого, и другие.

Небезынтересно отметить следующее. Избранный секретарем РПСАО казанский психоаналитик Александр Лурия по прямому заказу А.Я. Вышинского (впоследствии Генерального прокурора СССР, главного государственного обвинителя на всех знаменитых московских процессах 1936–1938 гг.) еще в 1920-х гг. стал создавать первый примитивный детектор лжи, работавший в ассоциативном эксперименте с пневмо-датчиками, замерявшими тремор (дрожание) пальцев руки. Так что, во-первых, не США «родина» детектора лжи, а СССР. А во-вторых, судя по всему, усовершенствованные к середине 1930-х гг. детекторы лжи применялись во время допросов фигурантов наиболее громких дел того времени. И в этом тоже следует видеть одну из причин, в силу которой закоренелые оппозиционеры «ломались» и «кололись» на следствии и начинали говорить правду без какого-либо физического принуждения со стороны чекистов. «Страшилки» же понадобились прежде всего для сокрытия того факта, что подследственных «раскалывали», образно говоря, "строго по науке", а также для эмоционально-стрессового воздействия на ничего не ведавших людей.[18] М. Рейснер известен как отец "валькирии революции" — Ларисы Рейснер, благодаря безудержному распутству которой удосужился стать «тестем» едва ли не всего личного состава Балтфлота. Л. Рейснер была воспета в пьесе "Оптимистическая трагедия". Была женой известного патологического сумасшедшего Федора Федоровича Раскольникова (Ильина), а затем и виднейшего оппозиционера-троцкиста из "ленинской гвардии" Карла Бернгардовича Радека (Собельсона) по кличке "Крадек".

РПСАО создавалось как инструмент политической борьбы оппозиции. Этому способствовали следующие факторы:

биографии наиболее влиятельных в тогдашней цартийно-советской иерархии «отцов-основателей» РПСАО и их политические взгляды;

сама обстановка в СССР, в которой, начиная с весны 1922 г., зримо встал вопрос о будущем Советской власти и партии после Ленина, состояние здоровья которого с указанного времени стало резко ухудшаться;

высокая эффективность методов психоанализа в политической борьбе; они и сейчас применяются, правда, под другой вывеской — как правило, ныне они называются политтехнологиями.

Истинная цель создания РПСАО в том и заключалась, чтобы на основе наиболее многообещающих результатов исследований и обобщения зарубежного опыта разработать систему мер по установлению тотального контроля оппозиции над партией, Советской властью и всем государством. Если так можно сказать, РПСАО уже тогда являло собой прообраз некоей научной (скорее, околонаучной) корпорации по разработке наиболее эффективных политтехнологий и пиаровских методов в целях их использования в начавшей тогда разгораться острой политической борьбе за власть после Ленина.

И если хотя бы беглым взором окинуть историю всех основных антисталинских мифов, легенд и притч, то, к неизбежному удивлению, возможно, очень многих, окажется, что все они без каких-либо исключений четко укладываются в очень жесткое прокрустово ложе строгих временных рамок с 1922 г. по 1936 г. включительно! Именно тогда, когда в 1936 г. эту околонаучную шарагу прихлопнули, — именно тогда и прекратился поток всевозможных грязных инсинуаций вокруг имени Сталина. После убийства Сталина все наработки РПСАО были вытащены из нафталина, вновь до безумия извращены даже против изначально и так извращенного их вида и запущены в оборот антисталинской пропагандой. РПСАО разработало и запустило в оборот целый ряд «перлов» антисталинизма:

об умышленно организованной Сталиным строгой изоляции Ленина во время всего периода его болезни;

об имевшем место резком осложнении отношений между Лениным и Сталиным, что якобы и привело к написанию первым пресловутого "завещания";

о взаимосвязанном с «историей» о «завещании» якобы имевшем место так называемом "грузинском инциденте";

о причастности Сталина к якобы имевшим место попыткам отравления (самоотравления) Ленина;

об умышленном сокрытии Сталиным "завещания Ленина" в целях узурпации власти;

о причастности Сталина к смерти М.В. Фрунзе;

о причастности Сталина к смерти В.М. Бехтерева;

об имеющемся у Сталина тяжелом психическом расстройстве — паранойе;

о причастности Сталина к агентуре царской полиции;

о тяжелой и даже якобы смертельной болезни Сталина и т. д.

Даже этот краткий перечень однозначно свидетельствует о целенаправленных попытках оппозиции околонаучными методами опорочить имя своего политического противника несусветной грязной клеветой исподтишка, ведя дело ко всеобщей демонизации самого имени Сталина в преддверии отчетливо прогнозировавшейся оппозицией, особенно Троцким, решающей, смертельной схватке за власть в недалеком будущем. Ибо общая установка — цель была такова — если удастся свергнуть Сталина, то ведь Демона же свергли! Значит, все правильно, все хорошо, все верно сделали — избавились от Демона!..

Естественно, что тут же упираемся в вопрос:

а, собственно говоря, зачем им понадобилось стряпать эту фальшивку? Несмотря на кажущуюся легкость ответа — чрезмерно амбициозные личные притязания Троцкого на власть в партии и стране — не спешите. Потому как подлинный ответ сокрыт в глубине ответа на другой вопрос:

"Зачем им понадобилось устраивать едва ли не вселенскую шумиху вокруг якобы сокрытия фальшивки?" Как известно, с помощью своего старого знакомого и ярого поклонника американского журналиста, историка и политолога Макса Истмэна Троцкий опубликовал эти «записки» вконец обезумевшего «вождя» на Западе, причем огромным тиражом. Именно с этого и началась вся история. Но неужели ни Троцкий, ни Крупская не понимали, что неизбежно будут жестко разоблачены, в том числе и за счет добровольно-принудительного саморазоблачения?

Как это непарадоксально, но самый честный ответ на указанные выше вопросы дала другая вдова, правда, не порфироносная — вдова самого АД, Троцкого, Наталья Ивановна Седова-Троцкая. Да так, что одной рукой с размаху забила последний громадный гвоздь в гроб для этой фальшивки, а другой — напрочь снесла последний шлагбаум, перекрывавший доступ к пониманию истинных причин появления "записок сумасшедшего" и последовавшей затем шумихи из-за них же, включая и дурно пахнущую историю с публикацией М. Истмэна. Почти через два десятилетия после того, как ее дражайшему супругу благополучно проломили череп альпенштоком, 18 мая 1959 г., она направила в основанный еще мужем так называемый "Социалистический вестник" письмо, в котором черным по белому указала: Лев Давидович "добился… того, что Завещание стало известно в Америке и Европе". Ай да вдова "невинно убиенного" "беса мировой революции", ай да верная соратница! Разве можно было столь открыто показывать истинные цели Троцкого? Помалкивала бы уж лучше! А то ведь так доконала дражайшего супруга, что никакие усилия ОГПУ-НКВД по его ликвидации и в подметки-то не сгодятся!

Ведь тут же встает вопрос: зачем Льву Давидовичу понадобилось, чтобы о завещании стало известно в Америке и в Европе? Кстати, обратите внимание на то, что Н.И. Седова использовала это слово без кавычек, да еще и с большой буквы, но более всего на очередность перечисления — сначала Америка, потом Европа. Неужто "бес мировой революции" настолько был глуп и не понимал той простой истины, что как один из главарей "шайки подонков больших городов Европы и Америки", он ни при каких обстоятельствах не встретит на Западе сочувствия? Да нет же, как ни относись к нему лично, но ни к идиотам, ни тем более к профанам в политике Льва Давидовича никак не отнесешь. Да и с головой у него было все в порядке, хотя и хаживал к психиатрам еще до 1917 г. Интеллект же — если и не могучий, то уж во всяком-то случае весьма мощный. В политике "бес мировой революции" разбирался превосходно — такое мог закрутить, что и ЦРУ с Моссадом не снилось, да и КГБ не раз чертыхалось, особенно во времена ОГПУ-НКВД. Тогда на что надеялся? Зачем предпринял эту акцию — сначала на пару с Крупской состряпал фальшивку, а затем еще и передал ее на Запад? Чтобы, ужом извиваясь, оправдываться, в том числе и едва ли не в самых унизительных формах?

Один из «перестройщиков» указал, что Троцкий, видите ли, "стремился привлечь внимание мировой революционной общественности к ненормальной обстановке, сложившейся в верхушке РКП (б), к дальновидным требованиям Ленина переместить Сталина с должности Генерального секретаря ЦК, напомнить… тщательно скрываемые симпатии Ленина к Троцкому". Написавший это настолько был "чином от ума освобожден", что даже и не заметил, что за пару-тройку строк до этого пассажа процитировал следующие строки еще пребывавшего в здравом уме Ленина: "Вот так Троцкий! Всегда равен себе — виляет, жульничает, позирует как левый, помогает правым, пока можно…" (февраль 1917 г.). Не говоря уже о том, что, пока «вождь» был в здравом уме, он так "тщательно скрывал свои симпатии к Троцкому", что прилюдно обозвал его "Иудушкой-Троцким"! Какие еще симпатии нужно? Нечего сказать, уж так «вождь» симпатизировал Льву Давидовичу, что даже «формулу» его политической проституции вывел! Правда, из политической же ревности!

Естественно, что не освобожденные чином от ума нормальные люди лишены возможности принять этот бред сивой кобылы за истину, тем более в последней инстанции. Но тогда что остается? Ведь фальшивка была запущена в международный оборот. Так зачем же "бесу мировой революции" понадобилось взывать к тому самому треклятому Западу, который он же и призывал «осчастливить» чертовщиной в виде так называемой мировой революции, принесенной бесовщиной в лице так называемой революционной войны, к которой он также неустанно призывал?! Прежде всего, он пошел на это в силу своего статуса агента стратегического влияния тайно действующих на мировой арене секретных структур международного финансового капитала и наиболее мощных закулисных сил. Причем не просто как агент стратегического влияния указанных сил, а как их главный «управляющий» и «смотрящий» в русской революции.

К середине 1920-х гг. Троцкий окончательно уяснил себе, что он не столько потерпел сокрушительное поражение на всех мыслимых и немыслимых направлениях, сколько попросту не выполнил своего основного задания, для выполнения которого он и был заслан в русскую революцию как агент стратегического влияния наиболее мощных закулисных сил мирового уровня. В этом плане очень характерна оценка Сергея Дмитриевского — бывшего советского дипломата, практически одновременно с изгнанием Троцкого из СССР добровольно оставшегося на Западе. За это он удостоился весьма нелестных эпитетов со стороны Сталина в его "Политическом отчете ЦК XVI съезду ВКП (б)" 27 июня 1930 г. В 1931 г. С. Дмитриевский издал книгу «Сталин», на страницах которой, переосмыслив пройденный им путь в революции, а также и самой русской революции, блестяще показал, что и как вынужден был осознать Троцкий.

"Партия Ленина, — писал С. Дмитриевский, — никогда не была вполне единой ни по своему человеческому материалы, ни по идеям и интересам, движущим ее людьми. Единство ее выступлений вовне, ее "генеральной линии", охранялось сильной рукой и непререкаемым авторитетом ее создателя и вождя. В процессе революции партия выросла. Она вобрала в себя и почти все активные революционные элементы населения, вобрала в себя и многие тысячи случайных, пристраивавшихся к власти людей. Наличие в руках партии власти меняло подход к идейным разногласиям. Идеи получили в революции жизненное значение, за идеями стояла власть и возможность через эту власть многое осуществлять.

Наметилась неизбежность жестокой борьбы… Троцкому на Россию как таковую было наплевать. Его бог на небе был Маркс, на земле — западный пролетариат, его священной целью была западная пролетарская революция. Троцкий был и есть западный империалист наизнанку. Взамен культурного западного капитализма, взорвав его, он хотел иметь культурный западный пролетарский социализм. Взамен гегемонии над миром западной буржуазии — гегемония западного пролетариата. Лицо мира должно было измениться только в том отношении, что у власти вместо буржуазии становился пролетариат. Прочая механика должна была остаться примерно прежней — то же угнетение крестьянства, та же эксплуатация колониальных народов.

Словом, это была идеология западных социалистов, и разница была одна: те не имели мужества дерзать, Троцкий дерзал; те хотели только разделять власть над миром, Троцкий хотел иметь ее целиком в руках своих и избранного класса. Россия для Троцкого была отсталой страной с преобладанием «подлого» земледельческого населения, поэтому сама по себе на пролетарскую революцию она не была способна. Роль хвороста, разжигающего западный костер, роль пушечного мяса западной пролетарской революции — вот роль России и ее народов. Гегемоном мирового революционного движения Россия не могла быть. Как только огонь революции перебросится на «передовые», "цивилизованные" страны, к ним перейдет и руководство. Россия вернется в свое прежнее положение отсталой страны, на задворки цивилизованной жизни, из полуколонии культурного капитала превратится в полуколонию культурного социализма, в поставщика сырья и пушечного мяса для него, в один из объектов западной пролетарской эксплуатации, которая неизбежно должна быть, ибо иначе нет возможности сохранить для западного рабочего его привилегированное положение.

В самой России Троцкий стремился утвердить безраздельное господство рабочего класса, вернее привилегированных верхушек его. Только таким образом удастся погнать на чуждую им борьбу тупую массу деревенских рабов. Только таким образом организовав из русского рабочего класса касту надсмотрщиков-управителей, удастся в дальнейшем подчинить русскую деревню западному паразитическому пролетариату. Отсюда враждебное отношение Троцкого к идее «рабоче-крестьянского» государства и союза, ставка на «рабочее» государство, на полное порабощение — как политическое, так и экономическое — городом деревни. Отсюда же, в дальнейшем, идея "сверхиндустриализации" России: опять не в интересах России как таковой, но во имя быстрого создания в ней мощного рабочего класса-властителя. Жизнь разбивала все идеи и все планы Троцкого. Революции на Западе не происходило. Наоборот, капитализм на Западе все больше «стабилизовался». В то же самое время от русской революции все крепче начинало пахнуть мужицким, сермяжным духом. Под давлением разбившей их жизни Троцкий и его группа пришли, в конце концов, к «ликвидаторству»: русская революция потеряла для них смысл".[19]

"Бес" был человеком сильного ума и просто физически не мог не осознать той простой истины, что за такой беспрецедентно негативный результат его многолетней деятельности он запросто может лишиться головы. К тому же пример «вождя», которого по приказу тех же сил он лично спроваживал на тот свет, был еще очень свеж, чтобы стереться в памяти. Да и внезапная смерть его близкого друга — Парвуса — в один год с «вождем» тем более не давала шанса не помнить об этом.[20] Именно этим-то и была обусловлена первая причина появления фальшивки за рубежом. Это была весьма тривиальная, в силу шкурных соображений личной безопасности, причина: якобы от имени Ленина «бес» открытым текстом сообщил и без того встревоженному Западу, что-де он не виноват, что так получилось и революция пошла не тем путем! Проще говоря, "бес мировой революции" попытался вчистую свалить с себя какую бы то ни было личную ответственность за провал своей же «миссии» в русской революции! И при этом нахально, да и то чужим пером, обвинил в своем провале неких "узурпаторов и обманщиков", которые, видите ли, не исполнили "последнюю волю" почившего в полном безумии "вождя"!

С подачи самого «беса» публикатор фальшивки в зарубежье, ближайший друг самого Троцкого Макс Истмэн, именно такими словами печатно обозвал бывших соратников Льва Давидовича, прежде всего Сталина. Попытка выжать политический эффект из факта публикации фальшивки за рубежом кончилась для «беса» весьма плачевно — непосредственно "за жабры" ущученный едва ли не всей партией «бес» вынужден был открыто и письменно каяться, вещая на весь мир, что никакого завещания не было, чем вдребезги подорвал свой и без того основательно подгнивший авторитет. Конечно, и об этом не стоило бы говорить — отчитался «бес» перед своими хозяевами за оглушительный провал своей же «миссии» в русской революции и, как говорится, черт бы с ним. Тем более за давностью-то лет. Однако, как и всегда в Истории, есть одно "но".

То был не столько отчет о собственном провале, сколько сигнал Западу о необходимости инициировать начало активной подготовки ко Второй мировой войне XX века! Дело в том, что к середине 1920-х гг. «бес» осознал не только тотальность своего поражения, но и в силу этого занял позицию откровенного "ликвидаторства" революции, ставшей превращаться действительно в русскую — она потеряла для него и его соратников всякий смысл. И вся суть его позиция «ликвидаторства» состояла строго именно в том, что и было прописано в строках партийного гимна «Интернационал»: разрушим все до основания, а затем… — а затем сделаем так, как им и было предписано. Ведь марксизм — штука сугубо шаблонная,[21] даже невзирая на вопли «вождя» о том, что-де "марксизм не догма, а руководство к действию". Не говоря уже о том, что он и был изобретен только для разрушения и только по одному шаблону: тандемом войны и революции.

Как истинный "бес мировой революции" Троцкий в этом смысле абсолютно ничем не отличался от почившего в полном безумии «вождя», которого еще задолго до 1917 г. хорошо знавшие его соратники называли не иначе как "человеком грубых шаблонов". Особенно если учесть, что и саму-то идею о "перманентной мировой революции" в ситуации перманентной мировой войны, точнее, одноименный шаблон Троцкий не менее нагло спер у своего же «кореша» Парвуса. Так что все ставки Троцкого в вопросе о захвате власти всегда были ориентированы только на ситуацию войны, в ходе которой необходимо создать условия для военного поражения, и как только оно наступает, заранее подготовленными силами нанести удар изнутри, то есть "совершить революцию", сиречь государственный переворот.

Именно поэтому-то тот факт, что «бес» преднамеренно сделал свою фальшивку достоянием всемирной гласности, и означает, что тем самым он совершенно четко дал Западу отмашку на начало предварительных политических и иных маневров в целях инициирования подготовки Второй мировой войны по второму, основному, сценарию, так как первый — в сценарии "с колес" еще Первой мировой — провалился[22] Для неутомимого в своих заговорах «беса» все было логично — русская революция потеряла для него всякий смысл, он пришел к «ликвидаторству», опять "разрушим все до основания, а затем…". А как разрушить-то, если не войной? Как иначе-то, ежели в каждой из 14 млрд серых клеток его мозга сидел один и тот же шаблон — война в тандеме с революцией?! Именно для того, чтобы представился новый случай, сиречь война, как он сам же и говорил, а Европа смогла бы, как и в Первой мировой войне, вновь почерпнуть смелости из уже грезившейся «бесу» слабости правительства СССР, наконец, чтобы получился тот самый, опять-таки грезившийся ему, толчок к "революционному движению", то есть разгорелась бы война как искомое внешнее событие, «бес» открытым текстом сообщил на Запад, что всякие надежды на так называемую мирную эксплуатацию итогов русской революции полностью исчерпаны и потому должны быть начисто отброшены. Ибо все получилось не так, как было запланировано, — окаянные, видите ли, "узурпаторы и обманщики" обошли-таки "беса"!

И чтобы все вернуть на круги своя, то есть по новой реализовать еще в начале XX в. намеченные планы Запада по уничтожению, расчленению и разграблению России, — вновь была нужна война. Мировая война. Как особо доверенный агент стратегического влияния Запада Троцкий прекрасно знал, что на XX в. запланированы две мировые войны, — этот план был опубликован еще в 1890 г. и неоднократно подтверждался в последующем. Более того, за годы тесного общения с представителями секретных структур международного финансового капитала и иных закулисных сил мирового уровня, особенно же накануне засылки в Россию, он четко уяснил, что у Второй мировой есть два сценария. Первый — "с колес" Первой мировой — он сам же, невзирая ни на какие усилия, «доблестно» и провалил. Потому что неодолимой силой логики тех событий был напрочь обессилен в попытках проведения своей антироссийской деятельности. А потому и не смог противостоять этой неодолимой силе тех событий.

Что касается этой неодолимой силы логики тех событий, то, очевидно, было бы вполне уместно процитировать мнение ярого монархиста Василия Витальевича Шульгина. В своей книге "1920 год" он указывал, что "сила событий сильнее самой сильной воли, Ленин предполагает, а объективные условия, созданные Богом, как территория и душевный склад народа, располагают"! Раскрывая свое видение "объективных условий, которые располагают", Шульгин сознательно акцентировал внимание на следующем: "Большевики:

1. Восстанавливают военное могущество России.

2. Восстанавливают границы Российской державы до ее естественных пределов.

3. Подготавливают пришествие самодержца всероссийского", так как "взяли принцип единоличной власти".

Но самое поразительное далее. Продолжая свой анализ, Шульгин отметил: "На этих господах (то есть на Ленине и Троцком. — A.M.) висят несбрасываемые гири, их багаж, их вериги — социализм, они не смогут отказаться от социализма, они ведь при помощи социализма перевернули старое и схватили власть. Они должны нести этот мешок на спине до конца, и он их раздавит. И тогда придет Некто, кто возьмет от них их «декретность», их решимость — принимать на свою ответственность, принимать невероятные решения… Но он не возьмет от них их мешка. Он будет истинно красным по волевой силе и истинной белым по задачам, им преследуемым. Он будет большевик по энергии и националист по убеждениям"! Шульгин явно подразумевал, что это будет именно "русский националист" — в смысле ярый сторонник идеи Великой России именно же как Великой Державы! Причем Шульгин явно сознательно не учитывал ставший крайне модным в то время этнический фактор, подчеркнув при этом, что кто сидит в Москве — безразлично! Не случайно, что без обиняков и оговорок Шульгин прямо указал также и на то, что "под оболочкой советской власти совершаются стихийные процессы огромной важности, ничего общего с ней не имеющие".

В наибольшей степени таким "объективным условиям, которые располагают", отвечал именно Сталин, потому как сознательно придерживался той политики, суть которой столь красочно описал Шульгин. Именно поэтому-то Сталин очень органично, потому как действительно сознательно, интегрировался в эту "силу событий", был востребован и соответственно интегрирован той же "силой событий", как ее органически неотъемлемый компонент. Прежде всего, в силу того, что уже тогда он был очень сильным политиком и государственным деятелем. Но тем самым он до бескрайности увеличил свою политическую силу. Вот почему в свое время Сталин откровенно и отринул, скорее, даже попросту похерил и ле-нинско-троцкистский курс на "мировую революцию", и НЭП, но провозгласил курс на строительство социализма в отдельно взятой стране. Это было единственным, что на тот момент в точности соответствовало как сущности России, так и ее коренным интересам после октябрьского катаклизма. Остается только добавить, что суть той неодолимой силы, суть тех "объективных условий, которые располагают", в том и состояла, что вопреки всем намерениям и действиям Ленина, Троцкого и их эмигрантских шаек верх взяла исконная сущность и базовая ценность России — БЕЗОПАСНОСТЬ! Вот ее-то Сталин и исповедовал едва ли не в прямом смысле неистово! Потому и победил во всем и всех! Но потому-то на него и нападают даже спустя более полувека после его убийства! Потому что он стал органически неотъемлемой составной частью сущности и базовой ценности России — БЕЗОПАСНОСТИ! Одно его имя — Сталин — уже означало и, Слава Богу, поныне же означает — БЕЗОПАСНОСТЬ! Вот почему его и охаивают неистово!

Второй же сценарий был прописан как в упоминавшемся плане, так и, к тому же более четко, в… Версальском «мирном» договоре, который даже главные его творцы обозвали не миром, а перемирием всего на 20 лет.[23] Так что колесо-то изобретать «бесу» не пришлось— он просто открыто сообщил на Запад, что настало время начать подготовку к новой войне с Россией, потому как на нее-то, Россию, «бесу» и впрямь было сколь абсолютно наплевать, столь же абсолютно и начхать. Тем более что от русской революции действительно стало все крепче пахнуть мужицким, сермяжным духом. А для «бесов» это хуже смерти. Как агент стратегического влияния Запада, прежде всего американского капитала, он знал, в частности, что, невзирая на то, что организатором Второй мировой войны во втором ее сценарии вновь должна была стать мерзкая "повивальная бабка" всех антироссийских войн и заговоров на протяжении последних столетий — проклятая Великобритания, — итогами второй всемирной бойни должна воспользоваться именно Америка, то есть США. Уже упоминавшаяся выше глобальная перегруппировка сил в мире в результате второй мировой бойни была запланирована именно США. Вот почему «бес» и добивался того, что его фальшивка стала известна в Америке и Европе — именно в такой очередности. Ну а явно рехнувшаяся к концу жизни супружница «беса» вдрызг проговорилась, вогнав тем самым превосходный "осиновый кол" в и так недобрую память о своем муженьке — преступнике международного уровня! Так что нельзя не воздать ей должное — уж так пригвоздила «беса» к позорному столбу Истории, что никакими клещами не отдерешь…

В том, что «сморозил» Лев Давидович, действительно все было логично — без дураков, логично. Кроме одного. «Бес» оказался не в состоянии понять одну простую вещь — в новой мировой войне его «номер» был даже не «шестнадцатый», а "сто шестнадцатый", если вообще был бы. На кой черт он был нужен той же Америке и вообще англосаксам со своей "священной целью западной пролетарской революции", которой он намеревался взорвать "культурный западный капитализм"?!

Именно потому, что всенепременно должна была состояться следующая война, да еще и с указанными в ы ш е итогами, Запад, прежде всего Атлантический центр силы, особенно не устраивал генеральный лозунг вдохновлявшейся Троцким антисталинской оппозиции в СССР "Назад — к Ленину!", он же — "Завещание Ленина — в жизнь!".

Никакого парадокса тут нет. Загадки тем более. Соглашаясь с одной частью стратегических целей заговора Троцкого, в том числе и его военной составляющей, Запад физически не мог согласиться с другой их частью. Да, сердцу Запада было мило наглое и циничное стремление Троцкого к захвату власти в целях разрушения и уничтожения России. Да, Западу чрезвычайно импонировало стремление "беса мировой революции" свергнуть и ликвидировать не только самого Сталина, но и его курс на строительство социализма, полную демократизацию внутриполитической жизни в СССР и проведение внутренней и внешней политики СССР только исходя из его коренных национальных интересов. Но Запад не устраивал сам Троцкий, причем именно же как "бес мировой революции". Его неиссякаемый крайний радикализм в вопросе о так называемой мировой революции и роли России в ней как "вязанки хвороста" для костра на Западе откровенно пугал и мешал Западу. Естественно, что в такой позиции Запада не было даже тени намека на какое-либо русофильство и уж тем более со-ветофильство. Просто как истинный "бес мировой революции" он действительно стал мешать Западу в достижении его новых «старых» глобальных целей. Запад же один раз уже изрядно обжегся на игре с "гением мирового пролетариата" — В.И. Лениным, — и потому вовсе не собирался второй раз наступать на те же грабли. Как увидим из дальнейшего анализа, те же Штаты списали его со счетов уже в конце 1920-х гг., хотя и позволяли ему активничать, играя на нервах Сталина. Но это была уже "лебединая песня" пресловутого «беса» — бегать ему оставалось совсем немного.

На Западе, естественно, все прекрасно услышали и поняли как надо. И едва только в конце января 1925 г. фальшивка Истмэна/Троцкого/ Крупской вышла из печати, так тут же последовала и соответствующая реакция и главного «смотрящего» за организацией второй по счету в XX столетии Второй мировой войны — Лондона. 20 февраля 1925 г. под грифом секретно появился печально знаменитый меморандум министра иностранных дел Великобритании Остина Чемберлена, имевший название "Британская политика в отношении европейской ситуации".

Именно с этого меморандума и началось непосредственное движение к пресловутым Локарнским соглашениям 1925 г. — к этому "Мюнхену-1", потому что именно тогда на свободу был выпущен "дух войны", сиречь «дух» Второй мировой войны.[24] Как и накануне Первой мировой войной, еще в проекте Локарнские соглашения создавали видимость безопасности западных границ Германии — в тот момент буржуазно-демократической Веймарской республики, — но полностью оставляли нерешенным вопрос о ее восточных границах. Точно так же впоследствии будет проделано и во время "Мюнхена-2" образца 1938 г. Именно это обстоятельство и открывало дорогу войне Германии за пересмотр ее восточных границ, которые преднамеренно и злоумышленно были оскоплены еще Версальским «мирным» договором.

В части, касающейся России, в меморандуме говорилось: "Россия. Европа теперь разделена на три главных элемента, а именно: победители, побежденные и Россия. Русская проблема, которая остается острейшей постоянной опасностью, может быть поставлена только как проблема; невозможно предвидеть, какие последствияг для будущей стабилизации Европы будет иметь развал России. Верно, с одной стороны, что чувство неуверенности, которое испытывает организация новой Западной Европы, в немалой степени вызвано исчезновением России как державы, ответственной перед концертом европейских государств. С другой стороны, русская проблема является для настоящего момента скорее азиатской, чем европейской;[25] завтра Россия может снова решительно фигурировать как фактор в балансе континентальных сил, но сегодня она, как грозовая туча на восточном горизонте Европы — угрожающая, непонятная, но теперь еще и обособленная. Россия не является поэтому фактором стабильности; она предстает в действительности наиболее опасной из всех неожиданностей, неизвестностей и независимо от России, а может быть даже из-за России, должна создаваться "политика безопасности"".

Короче говоря, именно из-за России и должна была создаваться новая "политика безопасности", что в переводе с английского дипломатического языка на нормальный человеческий язык означает — "дух войны" должен быть выпущен именно же против России! Но чем же СССР мог тогда угрожать тому же Западу, в том числе и Великобритании, если у него и армии-то в тот момент нормальной не было?! К моменту написания этого пассажа она была сокращена в 10 раз и составляла всего 500 с лишним тыс. человек. Не говоря уже об официальном отказе от курса на мировую революцию. А только тем, что революция и впрямь пошла не запланированным Западом путем! Ведь в конечном-то итоге ничего, кроме одномоментного финансово-экономического грабежа России, не получилось! Ни по "плану Марбурга", ни по "плану Уэллса—Рассела"! Получилось совсем иное, что многие десятилетия спустя патриарх "изящного русофобства" американской дипломатии — Генри Киссинджер назвал следующим образом: "Невзирая на революционную риторику, в конце концов, преобладающей целью советской внешней политики стал вырисовываться национальный интерес…".[26] И черт с ним, с Киссинджером, что этот вывод он завершил традиционным для западника антисоветским выпадом — "… поднятый до уровня социалистической прописной истины". Куда важней им же осуществленная констатация того факта, что уже в начале 1920-х гг. "советская политика сделала окончательный шаг в сторону возврата к более традиционной политике в отношении Запада".[27]

В тексте меморандума О. Чемберлена не был использован даже термин "большевизм". Будущий лауреат Нобелевской премии мира за разжигание первых искр Второй мировой войны, министр иностранных дел Великобритании Остин Чемберлен, чья подпись «украшала» этот меморандум, оперировал даже не географическим по смыслу понятием «Россия», а сугубо геополитическим, особенно же когда говорил о том, что это проблема не европейская, а азиатская — налицо были сугубо геополитические соображения Великобритании. Выводы меморандума Остин Чемберлен завершал предложением о необходимости создания "новой Антанты между Британской империей и Францией", а также о том, что в своем расширенном составе — в лице Англии, Франции и Бельгии — "сердечное согласие" могло бы подразумевать и подключение к нему Германии. В секретном письме от 2 марта 1925 г. на имя французского правительства О. Чембер-лен прямо указал на необходимость включения Германии в англо-французскую группировку, ясно указав, что проектируемое соглашение предусматривает направление планируемой агрессии Германии против СССР.

А вскоре и по разведывательным каналам было получено прямое подтверждение того, что Великобритания злоумышленно выпустила "дух войны" на волю. Один из лучших в то время агентов советской военной разведки в Германии — "Дипломат"[28] сообщил, в частности, "что поиск Великобританией базы в Польше и то, что британский империализм усиливает таковую в странах Балтики, является основанием, на котором он и намерен вести самую решительную борьбу против Москвы. В поисках союзника Англия привлечет и Германию к своей русской политике, взамен чего Германия будет компенсирована изменением существующего статус-кво на восточных границах рейха… А сама английская политика в отношении СССР является политикой подготовки будущего столкновения, но время такового определяется общим политическим положением Великобритании".[29] Стало окончательно ясно, что речь идет о подготовке Англией вооруженного нападения на Советский Союз при активном использовании в этих целях Германии. Такова и была в действительности суть Локарнских соглашений — за то и дали их творцам Нобелевскую премию мира! Ну как не дать премию таким негодяям — ведь так бедолаги старались разжечь первые искры Второй мировой во втором ее сценарии![30]

Вот почему и была состряпана эта фальшивка — «завещание» Ленина. И вот какие последствия она вызвала.


Миф № 107. Сталин не сыграл никакой роли в Гражданской войне | Сталин: биография вождя | Миф № 109. Сталин виновник так называемого грузинского инцидента, в котором взял под защиту С. Орджоникидзе