home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 10


– Чтож, парень, должен сказать что адмирал, отвечающий за эту звездную базу, мне по душе. Только человек с изысканным вкусом мог посчитать нужным обеспечить этот бар запасами такого великолепного шотландского виски.

Монтгомери Скотт поднял стакан в своей руке, оценивая его содержимое. С удовлетворенной улыбкой на лице, инженер поднес стакан к губам и отпил. Стоящий рядом с ним возле бара Павел Чехов покачал головой, и улыбнулся. Все-таки он давно был знаком со склонностью Скотти оценивать качество питейных заведений всего квадранта по виски, который там подавали. И он оказывался прав гораздо чаще, чем не прав, и именно поэтому Чехов держался рядом с ним, когда они посещали новый бар, паб или таверну.

Обед продвигался без инцидентов, и офицеры «Энтерпрайза» теперь оказались среди смешанной толпы из делегатов Федерации и клингонов, личного состава Звездного флота, и клингонских военных офицеров. Казалось пища произвела на людей расслабляющий эффект, поскольку Чехов заметил, что обе стороны стали общаться друг с другом больше, чем прежде. Скотти увидел отстраненное выражение лица своего друга.

– В чем дело?

Шеф службы безопасности тряхнул головой.

– Я просто подумал, как хорошо было бы, если бы это было нормальное сборище, а не особый случай. Мы друзья клингонов. Полагаете это действительно возможно?

– Да, парень, возможно что угодно, – ответил Скотти. – Мир с клингонами не самая странная вещь, с которой мы теперь столкнулись, не так ли? Думаю вскоре вы это поймете. Разве вы не обращали внимание все эти годы?

Чехов не смог подавить усмешку, когда инженер повернулся к бару за новой порцией. За своей спиной русский услышал оживленные голоса.

– Я слышал, что могущественный капитан Кирк пал в жестоком сражении с тарелкой гагха. Такой великий воин перед таким жалким врагом. Неудивительно, что люди хотят мира. Они знают, что у них нет никакого шанса перед настоящим противником!

Чехов обернулся на источник голоса и обнаружил, что говорили не с ним. Вместо этого он увидел группу из четырех клингонов, одетых в тяжеловесные кожаные солдатские униформы, которые стояли кружком. Замечание, сделанное одним из них, правда Чехов не понял кем именно, было вознаграждено энергичным хохотом всей компании.

– Интересно, как его живот справится с моим ботинком, – тихо сказал он, хотя Скотти его услышал.

– Ну, это говорит всего лишь выпивка, – сказал Скотти. Насупив брови он добавил. – Вы же не станете принимать это представление на свой счет? Кажется я вспоминаю другой случай, когда вам не понравилось то, что сказал про капитана один клингон в баре.

Вспомнив ссору в баре, которая произошла много лет назад на станции К-7 между членами команды «Энтерпрайза» и клингонского корабля, Чехов рассмеялся над словами Скотти.

– Тогда вы тоже не хотели драться, по крайней мере пока они не начали оскорблять «Энтерпрайз».

– Тогда это было дело принципа, парень, – ответил инженер. – Это все равно что мать, заботящаяся о своем ребенке. Как бы то ни было, я был бы благодарен, если бы вы сохранили вежливость. Мои дни шумных ссор в барах остались позади.

Чехов кивнул. Он тоже уже не был тем легковозбудимым энсином, каким был двадцать лет назад. Кроме того, он не хотел узнать, что именно скажет капитан Кирк двоим членам своей команды, вытащенным охраной звездной базы из драки на важном государственном обеде. Особенно если мы не победим, напомнил себе Чехов.

– Что ты там пьешь, человек?

Скотти и Чехов обернулись на новый голос, и посмотрели вверх в лицо клингонского офицера. Большая кружка заполняла его огромную руку, затянутую в кожаную перчатку. Глаза клингона казались немного остекленевшими: верный признак того, что он насладился обильным обедом. Инженер «Энтерпрайза» гордо поднял свой стакан.

– Это шотландский виски. Знаете, вы бы его оценили. Это напиток, достойный воина.

– О, пожалуйста, – сказал Чехов достаточно громко, чтобы слышал Скотти. – Только не начинайте.

Клингон шагнул вперед, взял стакан из руки Скотти, поднес его к губам, и осушил его содержимое одним глотком. На мгновение поджав губы, клингон кивнул и благодарно улыбнулся.

– Не так уж плохо, – сказал он.

Потом он предложил инженеру свою собственную кружку.

– Что это? – осторожно спросил Скотти.

– Кровавое вино, – ответил клингон. – Истинный напиток воинов.

Поняв сложившееся обязательство, Скотти потянулся, чтобы взять у клингона кружку. Она оказалась тяжелее чем выглядела, и шотландцу пришлось воспользоваться второй рукой, чтобы удержать ее. Взяв под контроль негабаритный питейный сосуд, Скотти поднес его к лицу, и понюхал содержащуюся вный питейный сосуд, Скотти поднес его к лицу, и своей командыитана.

услышал.

нем темно-красную жидкость. Наконец он попробовал напиток. И тотчас же кашлянул. Раз, другой, третий. Его лицо покраснело, когда он всосал в себя воздух, силясь восстановить самообладание. Чехов наклонился ближе.

– Скотти, вы в порядке?

– Проклятье, – прохрипел инженер между затрудненными вдохами. – Это настоящий удар.

Потом он на мгновение уставился на кружку, пожал плечами, и сделал еще один глоток. На этот раз опасная жидкость прошла без инцидентов, и Скотти с улыбкой отдал кружку усмехающемуся клингону. Расхохотавшись, клингон хлопнул Скотти по плечу, едва не выбив его из сустава.

– Бармен, – сказал он официанту за баром, – еще кровавого вина для моего друга и меня.

Скотти бросил обеспокоеный взгляд на Чехова, и шеф службы безопасности «Энтерпрайза» беззвучно поблагодарил небо, что утром не он будет страдать головой. В другом месте зала у Ухуры и Сулу состоялось другое столкновение с клингонами.

– Как я слышал вы специалист по связи, – сказал Ухуре огромный клингон голосом, который она едва могла расслышать сквозь окружающий шум.

Тихо произнесенная фраза казалась совершенно не в характере огромного, мускулистого солдата. И конечно же сам клингон казался решительно неуместным среди толпы дипломатов и прочих гражданских лиц, кружащих по конференц-залу. Прочистив горло, Ухура нервно кивнула.

– Да, верно. Я коммандер Ухура, главный офицер «Энтерпрайза» по связи.

Казалось зубы прорезались по всему лицу клингона, когда он продемонстрировал широкую улыбку.

– Превосходно! – Он вскинул массивную руку в приветственном жесте. – Я Мург, офицер по коммуникациям имперского клингонского крейсера «Тертос». Для меня честь познакомиться с вами.

Рука Ухуры исчезла в ладони клингона, когда он встряхнул ее, и она напряглась, опасаясь что кости в ее руке будут сломаны от мощной хватки воина. Этого не произошло, и она поняла, что выражение ее лица должно быть выдало ее, когда с губ Мурга сорвался добродушный смех.

– Я узнал, что люди обмениваются рукопожатием в такой манере при первом знакомстве, – сказал он. – Это выглядит безрассудно. Оставлять себя открытым перед нападением.

Сулу при этом шагнул вперед.

– На самом деле рукопожатие ведет свои корни от сражений. На Земле много столетий назад, когда друг с другом сталкивались два незнакомца, они протягивали пустые руки, показывая что они безоружны. Это приветствие предназначалось для того, чтобы вызвать доверие.

Выпустив руку Ухуры, Мург прищурился, и его улыбка переросла в зловещую усмешку, когда он произнес:

– Ага, но предполагалось, что у одного из них оружие в другой руке?

Выражение лиц Ухуры и Сулу начали изменяться на некоторое беспокойство, пока не вернулась широкая усмешка клингона, и он еще раз взвыл от смеха.

– Не беспокойтесь, новые друзья, сегодня я безоружен.

С этими словами Мург протянул свою руку Сулу, который встряхнул ее, стараясь не выдать своего облегчения. Выпустив руку клингона, Сулу почувствовал легкий стук по плечу. Он обернулся, и увидел молодого офицера службы безопасности с «Энтерпрайза» с измученным выражением лица. Рулевой посочувствовал парню, который был всего лишь одним из множества служак, которые обеспечивали безопасность делегаций. Сулу на миг представил головные боли, которые грозят следующие несколько дней его другу Павлу Чехову. Он был уверен, что к тому времени, когда закончится конференция, шеф службы безопасности будет выглядеть намного хуже бедного энсина.

– Да, – подтолкнул парня Сулу. – В чем дело?

Энсин нервно посмотрел через плечо Сулу на Мурга.

– Мне жаль прерывать вас, коммандер, но с корабля только что вызывал капитан Спок. Он потребовал, чтобы вы немедленно с ним связались.

– Он сказал почему? – спросил Сулу, и глубокие линии залегли вокруг его рта. – Это имеет какое-то отношение к капитану Кирку?

Покачав головой, энсин ответил:

– Мне очень жаль, сэр. Мне не сообщили никаких деталей. Только то, что вы должны связаться с ним.

Сулу под конец пожал плечами, и поставил свой бокал на ближайший столик.

– Боюсь служба зовет, – сказал он Ухуре. Бросив быстрый взгляд на Мурга, он спросил. – Вы будете в порядке?

Ухура отмахнулась от него.

– Все хорошо. Новый друг поддержит меня компанией.

Громадный клингон улыбнулся при этом заявлении.

– Замечательно, – сказал Сулу. – Тогда до свидания.

С этими словами он отвернулся и в сопровождении энсина вышел из комнаты. Когда рулевой быстро исчез в толпе сановников и военных, переполнивших конференц-зал, Мург вернул свое внимание на Ухуру.

– Коммандер, мне необходима кое-какая помощь. Наша коммуникационная антенна работает со сбоями, и я не могу определить причину. Я уже говорил с офицером по связи с ?Гал’тага?, но как и я она новичок на этом посту. Я подумал, что нам не повредит новый взгляд.

Ухура не могла сдержать удивления.

– Вы хотите, чтобы я помогла с клингонским коммуникационным оборудованием?

Она знала, что эта просьба вовсе не была такой уж необоснованной. Принципы, лежащие в основе подпространственной связи, были в значительной степени универсальны, судя по ее опыту. Мург, кивнув, ответил:

– Мне говорили, что у вас есть некоторый опыт с нашим оборудованием.

Это точно, подумала Ухура. Она провела несколько месяцев, изучая запутанные коммуникационные системы на борту клингонской хищной птицы, которую капитан Кирк захватил в прошлом году. Основываясь на этом опыте, она считала, что сможет помочь своему новому другу. Но было еще один момент.

– Разве присутствие на борту вашего судна офицера Звездного флота не встревожит вашего капитана? – спросила она.

Клингон покачал головой.

– Я уже сообщил своему капитану, что если вы сделаете что-то подозрительное, я лично вас убью.

Даже когда вновь появилась широкая улыбка Мурга, и его буйный смех грозил заглушить остальное оживление в конференц-зале, Ухура задалась вопросом, что из того что сказал клингон было шуткой.

– Вы не можете быть серьезны.

Лицо, которое пялилось с маленького видового экрана в рабочей части апартаментов Кирка, выглядело утомленным. Разбуженный посреди ночи на Земле адмирал Беннет не стал прикладывать никаких усилий, чтобы успокоиться, прежде чем ответить на приоритетный вызов с «Энтерпрайза».

Кирк понимал что он чувствует. Между приготовлениями к званому обеду на Звездной базе 49, и причудливой цепочкой событий, которые привели Колота с его информацией о «Гагарине» на борт «Энтерпрайза», уж не говоря о продолжительных спорах, которые состоялись позже, он сам испытывал новые приступы усталости. Этому способствовала и стесненная атмосфера его кабинета. Предназначенный прежде всего для личного рабочего пространства, теперь его кабинет был переполнен им самим, Споком, Маккоем, и Колотом.

Прежде всего ему никогда не нравилось пользоваться кабинетом в своих апартаментах, и он предпочитал вести дела на мостике, главной комнате совещаний, или даже в офицерской комнате отдыха. Но поскольку его команду проинформировали, что он заперт доктором Маккоем в лазарете и поправляется после ?пищевого отравления?, он не мог позволить заметить себя в какой-либо из общедоступных областей своего корабля. Выслушав как Кирк передал информацию, предоставленную Колотом, Беннет с отвращением тряхнул головой.

– Много лет ходили слухи о служащих Звездного флота, удерживаемых в плену в Империи. Конечно клингоны всегда это отрицали. Насколько указывают наши официальные отчеты, «Гагарин» исчез восемь лет назад без удовлетворительного объяснения.

– Я прибыл сюда, чтобы помочь исправить это, адмирал, – сказал Колот с ноткой возмущения в голосе.

Кирк бросил на Колота взгляд, которым велел клингону предоставить разговор ему, а затем повернулся и уставился на адмирала.

– Сэр, разве мы не должны хотя бы расследовать это? Разве команда «Гагарина» этого не заслуживает?

– Без сомнения, – ответил Беннет. – Но если то что вы говорите правда, тогда любые официальные запросы могут быть опасны для любых пленников, которых удерживают клингоны, с «Гагарина» они или с другого корабля, который мы потеряли за эти годы. Если мы собираемся действовать, нашим лозунгом должна стать осторожность. – На мгновение он сделал паузу, вспомнив, что Колот все еще находился в комнате. – Джим, а вы не думаете, что это уловка, чтобы заманить вас в западню?

Из- за спины Кирка Спок произнес:

– Адмирал, я проверил подлинность регистрационного журнала «Гагарина», также как и контрольные записи из тюрьмы, на которых показаны заключенные там члены команды корабля. Основываясь на этой информации, я уверен, что необходимо более детальное расследование.

– О, капитан Спок, я согласен, что на это стоит взглянуть, – сказал Бенет, – но давайте перейдем к самой сути. Джим, вы можете ему довериться? Вы хотите рискнуть своей жизнью поверив слову клингона?

Кирк почувствовал, как ощетинился от этих слов Колот, но его впечатлило то, что клингонский командующий удержал свой язык. Капитан «Энтерпрайза» понимал, откуда шел вопрос Беннета. Как и адмирала, Кирка еще в юности приучили не доверять клингонам; и это отношение только укрепилось благодаря многочисленным столкновениям с воинственной расой за время его карьеры.

Только намного позже он понял, что может их ненавидеть. Ему казалось, что эти чувства возникли на поврежденном в бою мостике первого «Энтерпрайза». Дым от разрушенных консолей атаковал его ноздри и щипал глаза, пока он бессильно стоял слушая, как капитан клингонского корабля отдает приказ казнить Дэвида Маркуса.

Слезы спровоцированные дымом были подавлены слезами от боли после простого сообщения лейтенанта Саавик о смерти его сына. К тому же он помнил, как направил эту боль в гнев, обрушив его с полной силой на клингонского коммандера, который отдал приказ о казни. Его тело чувствовало воздействие физических ударов, которыми они обменивались, когда он с яростью набросился на клингона, пока его противник не упал с зазубренного утеса, на котором они боролись. Он чувствовал, как жар того мира лизал его кожу, пока скорчившееся тело клингона падало в потоки лавы, которые были жизненной основой планеты Генезис, этого недавно созданного и все же недолговечного мира, уничтожающего себя изнутри.

Кирк оттолкнул прочь эти воспоминания. Было не время для личной скорби или возобновления траура. Взамен пришла возможность действовать. Именно поэтому он не удивился непринужденности своего ответа на вопрос Беннета.

– Да, сэр, я ему верю. Между тем, что он рассказал нам, и тем что смог подтвердить Спок, я ему доверяю.

Он повернулся лицом к Колоту, и его лицо стало встревоженным, когда он подумал о молодом Стивене Гарровике.

– Кроме того, теперь я не могу оставить это дело без внимания. Так или иначе, но я должен узнать, что произошло.

Понимающе кивнув Беннет сказал:

– Хорошо. Я разрешаю вам сделать это, под мою ответственность. Я не думаю что есть шанс, что вы повинуетесь моему приказу остаться на «Энтерпрайзе» и назначить на это задание кого-то еще, не так ли?

Кирк едва заметно улыбнулся на тонкую поддразнивающую интонацию вопроса Беннета. Он принимал за эти годы немало острой критики за свою дурную склонность ?бросаться вперед? когда он и его команда сталкивались с опасными ситуациями и в космосе, и на враждебных планетах. Адмиралы высшей и низшей командной цепочки советовали ему, предостерегали его, даже приказывали отказаться от этой практики, указывая на то, насколько ценным и незаменимым капитаном он был.

Он выслушивал все это, но в конце концов всегда делал то, что считал своим исключительным правом командира оказываться там, где по его мнению было лучше всего в данной ситуации. Пока прямой приказ Звездного флота не мешал ему так поступать, он не собирался посылать члена своей команды на опасное задание, если этот человек не следовал за ним.

– Боб, – сказал он, – если меня схватят в клингонском пространстве, Звездный флот будет отрицать, что знал о моей миссии, ради пользы Федерации, особенно теперь. Я не могу просить кого-то сделать это, пока сам отсиживаюсь здесь.

Беннет согласился, понимая, что Кирк прав. Независимо от намерений и целей, Клингонская Империя все еще была врагом, даже несмотря на продолжающиеся переговоры о мире. Совет Федерации никому не позволит поставить под угрозу возможность достижения мирной почвы с их давним врагом, даже если это означало отрицание опрометчивых действий отдельного капитана звездолета.

– Не волнуйтесь, Джим. Если это произойдет, я угоню корабль и сам отправлюсь за вами.

Кирк почувствовал утешение от убежденности, с которой говорил его друг.

– Спасибо, Боб. Я об этом не забуду.

– Не беспокойтесь об этом. Джим, за эти годы у нас пропало без вести немало народу. Если это поможет нам узнать, что случилось с некоторыми из них, мы должны попытаться. Это меньшее, что мы можем сделать для них и их близких. Что же касается вас, я не могу позволить вам перевести «Энтерпрайз» через границу, но думаю вы уже составили какой-то план, как подойти к этому вопросу. Не хотите со мной поделиться?

Прежде чем Кирк успел ответить, прозвучал звонок.

– Войдите, – крикнул он, и двери разъехались, пропуская Сулу.

– Капитан? – произнес рулевой, входя в комнату и поражаясь увиденному. – Доктор Маккой сказал, что вы в лазарете, выздоравливаете от пищевого отравления.

Потом он заметил Спока и Колота, стоящих по сторонам консоли, работающий экран коммуникатора, и лицо адмирала Беннета на нем, и понял, что все не так как выглядит. Тонкая усмешка скользнула по губам Кирка.

– Входите, коммандер. Вы вовремя.



Глава 9 | Во имя чести | Глава 11