home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



ГЛАВА 46

Маллин повернул ручку диктофона. Из рупора раздался скрипучий голос Дариана Демаркуса:

«Ты собиралась донести. Разве не так?»

Рыжие волосы детектива сейчас были аккуратно причесаны. Одет в дорогой кашемировый костюм, в тон ему галстук и ботинки. Рядом на столе лежала фетровая шляпа.

Напротив в мягких кожаных креслах сидели шеф полиции Макдафф и капитан Бартлеби.

«За что ты меня убил?»

Стоящий рядом с детективом Барнабас Уилки Тайсон внимательно слушал, покусывая незажженную сигару.

«И за предательство тоже!»

Маллин встретился взглядом с Уильямом Рэндолфом Херстом, который прохаживался за креслами гостей, скрестив руки на груди.

«Да, Эрика, я тебя убил. А теперь убирайся!»

Маллин остановил диктофон.

– Воспроизвести еще раз?

Шеф полиции пожал плечами.

– В этом нет необходимости, детектив, – произнес Херст. – Все абсолютно ясно. Этот человек был психически ненормальным. Наконец-то убийца-оккультист найден.

– Шонесси, вы все внимательно проверили? – спросил шеф полиции, поглаживая бороду.

– Да, сэр, – ответил Маллин. – Есть документальное подтверждение, что они действительно брат и сестра. Демаркусы с давних времен известны как сатанисты, поклонники дьявола. Мотивы гибели мадам Роуз, она же Эрика Демаркус, также очевидны. Сестра узнала о преступлениях брата, и он ее убил, прежде чем она успела сообщить властям. Вы только что слышали, как он сам во всем признался.

– А что с ним случилось? – поинтересовался Тайсон.

– Умер от передозировки наркотиков. Дариан Демаркус был законченным наркоманом.

– Как вы добыли эту запись? – промолвил Макдафф.

– Хороший сыщик не выдает свои источники, – заявил Херст. – Я прав, детектив?

Маллин кивнул.

– Да, мистер Херст. Именно так все и обстоит.

Макдафф откинулся на спинку кресла.

– А куда пропал Кейлеб?

– Понятия не имею, сэр, – ответил Маллин. – Во всяком случае, в городе его нет.

– Поразительно.

– Пол Кейлеб с самого начала показался мне весьма странным. – Херст выпрямился. – Джентльмены, я был рад вашему визиту.

Когда гости направились к двери, он взял Маллина за локоть.

– Детектив, задержитесь, пожалуйста, на пару минут.

Херст подошел к бару. Бросил в бокал несколько кубиков льда.

– Выпьете?

– Для меня еще рано, сэр.

Газетный магнат налил себе скотча и поднял бокал.

– Вы превосходно провели это расследование, Маллин. Чем теперь предполагаете заняться?

Детектив посмотрел в окно на голубое небо и на распростершийся внизу город.

– Думаю организовать собственное дело.

– Частное детективное агентство?

– Что-то вроде этого.

– Великолепно. При надобности я непременно воспользуюсь вашими услугами. Вы прекрасный работник, Маллин. Понимаете все с полуслова.

– Благодарю вас, сэр. – Маллин взял со стола шляпу. – Всего доброго, мистер Херст.

– До свидания, детектив Маллин.

Херст окликнул его, когда он взялся за дверную ручку.

– Детектив!

Маллин обернулся:

– Слушаю, сэр.

Херст улыбнулся.

– Передайте Гудини, что он мой должник.

– Надеюсь, вы увидите его раньше, чем я. – Маллин кивнул газетному магнату и закрыл за собой дверь.


На четырнадцатом причале играл духовой оркестр. Над бухтой с криками носились чайки. Толпа встречающих приветствовала солдат, прибывших военным транспортом из Аннаполиса. Гудки клаксонов, веселые возгласы, смех.

Лавкрафт протискивался сквозь толпу с прямоугольным предметом под мышкой, завернутым в материю. Он спешил к шестнадцатому причалу, где по сходням величественной «Мавритании» двигались носильщики с тележками. Неподалеку стоял Алистер Кроули в пальто из верблюжьей шерсти и английской шляпе. Задумчиво кидал чайкам кусочки хлеба. Лавкрафт остановился, плотнее запахнул полы пальто.

– Тебе бы следовало наконец приобрести пальто поприличнее, – произнес Кроули, как обычно не глядя на собеседника.

– Вот, возьмите. – Лавкрафт протянул завернутый в материю предмет.

Кроули соблаговолил поднять голову, шмыгнул носом, отряхнул с ладоней крошки хлеба и подошел к Лавкрафту. Взял сверток, сбросил материю, пробежал пальцами по потрескавшемуся кожаному переплету «Книги Еноха». Затем снова завернул ее в материю и сунул под мышку.

– Я направляюсь на Сицилию. Собираюсь там открыть аббатство Телема. Когда устанешь от водевильных акробатов и перехваленных романистов, то милости прошу ко мне.

Лавкрафт не сводил глаз с книги. Кроули улыбнулся.

– Вот так. Всего доброго, Лавкрафт.

Он кивнул и медленно двинулся к сходням.

Через несколько часов Лавкрафт уныло брел по улочкам Бруклина. Зашел в таверну, глотнул виски, его передернуло, и он зашагал к еврейскому кладбищу рядом с Чатем-сквер. Присел на скамью у входа и уставился в одну точку. Рядом остановился черный экипаж, запряженный двумя лошадьми. Лавкрафт узнал кучера. Это был Франц Куколь, помощник Гудини.

Дверь экипажа отворилась, и высунулся сам Гудини.

– Какая неожиданная встреча! – воскликнул он, жестом приглашая садиться.

Лавкрафт влез в экипаж и устроился рядом с Мари напротив Дойла и Гудини.

– Привет, Говард, – улыбнулся Дойл и уронил ему на колени прямоугольный предмет, завернутый в материю.


Алистер Кроули положил «Книгу Еноха» на стол каюты. За иллюминатором волновался Атлантический океан. Кроули развернул материю и погладил кожаный переплет. Водрузив на нос очки, открыл первую страницу, где каллиграфическим почерком было написано:

Жила-была добрая и красивая девушка. Звали ее Золушка. Не было у нее ни отца, ни матери, а жила она вместе со сварливой мачехой и двумя сводными сестрами...

– Что? – пробормотал Кроули – Что это такое?

Он внимательно осмотрел переплет, и его лицо потемнело. Там были видны следы клея. Настоящее название книги удалось обнаружить, лишь отодрав кожу:


«Сказки матушки Гусыни»


Кроули зарычал и швырнул книгу в угол каюты. На пол скользнула вложенная между страницами записка. Он схватил ее и развернул:

Дорогой Алистер!

В знак благодарности за вовремя переданную ценную информацию мы преподносим вам этот подарок. Первое издание 1729 года самого первого английского перевода Шарля Перро «Сказки матушки Гусыни». Наслаждайтесь чтением.

С приветом,

сэр Артур Конан Дойл.

– Дойл... – прохрипел Кроули и начал мять записку в кулаке, пока она не превратилась в труху.


Лавкрафт повертел в руках «Книгу Еноха» и промолвил:

– Это было совсем не то, что вы подумали.

– Неужели? – усмехнулся Дойл.

– Я никогда с ним не сотрудничал. Я... – Лавкрафт покачал головой, не в силах объяснить. – Поступайте как хотите. Я это заслужил. Но помните, я всегда ценил свою принадлежность к Аркануму. Я...

– Говард, это был мой план, с самого начала, – признался Дойл.

Лавкрафт вздрогнул.

– Что?

– Я знал, что Кроули предложит сделку, и вы на нее согласитесь. Извините, что ввел вас в заблуждение.

– Но вы не могли... – пробормотал Лавкрафт. – Ведь этот... разговор...

– Как только стало известно о смерти Константина Дюваля, я осознал, что все пути неизбежно сойдутся на Алистере Кроули. Мы хорошо знаем этого человека. Он идет к цели окольными путями, предпочитает использовать для выполнения грязной работы других, никогда не рискует. Вначале он проходил у меня в качестве подозреваемого, а затем я переквалифицировал его из охотника в дичь. Иначе зачем он дал нам наводку на мадам Роуз? Чтобы с помощью Арканума уничтожить своего злейшего врага и спасти собственную шкуру. Отыскать «Книгу Еноха» мог лишь ученик Дюваля. Но Кроули не дурак. Я рассчитывал, что он возбудит ваш аппетит, подкинув некоторую информацию, но основную придержал до заключения сделки. И я был уверен, что вы на нее согласитесь.

– Почему? – воскликнул Лавкрафт. – Вы полагаете, я прирожденный предатель?

– Нет, Говард, совершенно по противоположной причине. Любой рационально мыслящий человек на вашем месте так бы не поступил. Потому что вы полюбили Эбигейл и ради нее решили подвергнуться серьезному риску. И я вас за это очень уважаю. Дело в том, что, если бы с Кроули встретился, например, я и попросил о помощи, результат был бы иным. Но у вас с ним уже давно установилась весьма загадочная связь, которой я поспешил воспользоваться. Так что не терзайтесь. Мне очень не хочется признавать, но в той ситуации мы действительно сильно нуждались в помощи Кроули.

– Но как вам удалось...

– По правде говоря, Говард, – прервал его Дойл, – это элементарно.

Лавкрафт вздохнул, посмотрел на книгу.

– Но он не забудет. Начнет мстить.

– Именно этого я и хочу, – пояснил Дойл. – Только так мы и сможем его контролировать. Пусть лучше Алистер Кроули занимается отмщением Аркануму, чем замышляет что-нибудь темное и ужасное. На каждое действие существует противодействие. Нам нужно, чтобы он был предсказуемым. Конечно, это потребует от нас известных усилий, но мы будем готовы. – Он наклонился и добавил: – Мой мальчик, вы взяли на себя огромную ответственность и великолепно справились с невероятно сложной задачей. Дюваль бы вами гордился.

– Очень. – Гудини подмигнул Лавкрафту. – Говард, ты устроил отличное представление.

Мари погладила его по голове, в первый раз за историю их знакомства.

– Артур, давай сразу решим еще один вопрос, – сказала она, доставая из складок юбки длинное белое перо. – Что делать с ним?

Дойл осмотрел перо.

– Интересно. Маховое перо, то есть из крыла. Перья, роговое вещество... Похоже, настоящее. Судя по размеру, вполне могло принадлежать некоему взрослому человеческому существу. – Дойл протянул перо из крыла ангела Лавкрафту. – Это самое последнее поступление в зал реликвий. Мистер Хранитель, я передаю его в ваши надежные руки.

Лавкрафт положил перо на ладонь и, вспомнив ее лицо, улыбнулся.


ГЛАВА 45 | Арканум | Примечания