home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



ГЛАВА 43

«Серебряный призрак» мчался через долину реки Гудзон, поднимая вихри опавших листьев. Правостороннее движение Дойлу было непривычно. Он то и дело норовил выскочить на встречную полосу. Сидящий рядом Лавкрафт, сцепив руки, угрюмо следил за его действиями и, когда Дойл снова забывал, куда сворачивать, вскрикивал:

– Направо! Направо!

– У вас, американцев, все не по-людски, – ворчал Дойл, выворачивая руль.

– Я уже от такой езды заболела, – пожаловалась Мари с заднего сиденья.

Сообщение от Смедли пришло, когда команда Себастьяна заканчивала приводить в порядок особняк Демаркусов. Члены Арканума мгновенно кинулись в погоню за Эбигейл и Бесс. Надо отметить, что Себастьян вел себя безупречно. Не только сдержал обещания, но и проявил необыкновенную самоотверженность. Дойл понимал, что теперь он у него в долгу. Остановить Дариана без помощи Себастьяна вряд ли бы удалось. А ведь этот безумец вынашивал планы мирового господства. Так что подозрения Дойла были напрасны. Американское общество магов показало себя надежной, достойной доверия группой. Не исключено, что именно она в скором времени примет эстафету от Арканума, и Себастьян Алоизиус станет наследником Константина Дюваля.

– Вы знаете маршрут поезда? – спросил Дойл у Лавкрафта.

– Кажется, он едет через Покипси, – ответил демонолог. – И вдоль реки.

– А как проехать к реке?

– Понятия не имею.

– Ну что ж, – поморщился Дойл, сворачивая с мостовой на проселочную дорогу, которая терялась в лесу.


Детектив Маллин расправил толстыми, похожими на обрубки пальцами клочок бумаги и снова прочитал написанное:

Бесс в опасности / «Нью-Йоркский экспресс»

Полицейский патрульный автомобиль мчался по Второй авеню с огромной скоростью, почти тридцать пять миль в час. Справа промелькнул ярко освещенный театр «Альгамбра». Непрерывно сигналя, Маллин свернул на Николас-парк. Разумеется, он нарушил все инструкции, но инстинкт подсказывал, что медлить нельзя. У него было подозрение, что сейчас на сцену собираются выйти главные исполнители, занятые в этом мрачном спектакле.


Через некоторое время Манхэттен остался позади, и Гудини, не снижая скорости, оказался на проселочной дороге, идущей вдоль реки Гудзон параллельно железнодорожным путям. Мотоцикл подскакивал на выбоинах, заднее колесо выбрасывало в воздух струи грязи. Мимо промчался «Нью-Йоркский экспресс», и Гудини ринулся вслед за ним.


Эбигейл заснула, прислонившись к окну, за которым мелькали освещенные луной холмы гудзонской долины. Бесс потрогала кожаную сумочку, свисающую с ее шеи на тесемке, вроде бы сплетенной из человеческих волос. Эбигейл пошевелилась и убрала сумочку подальше. Бесс глотнула из чашки малинового чая и продолжила размышления о том, как вернуть Эбигейл в Нью-Йорк. Можно попытаться насильно ссадить ее на следующей станции, но Бесс сомневалась в успехе. Эбигейл на чем-то зациклилась, и вряд ли ее упрямство удастся преодолеть. Кондуктора в качестве помощника привлекать тоже не имеет смысла. Возникнет куча вопросов, на которые у Бесс нет убедительных ответов. Оставалось одно: просто сопровождать Эбигейл, пока не появится возможность связаться с Артуром. Бесс очень тревожилась за мужа. В отличие от других жен бояться за мужа было ее привычным состоянием. Гудини выполнял очень опасные трюки. Рисковать жизнью – для него норма, но убийство, тюрьма... это слишком. До сих пор Бесс не сомневалась в его неуязвимости, с какими бы опасностями он ни встречался. И Гудини доказывал это снова и снова. Его возвращение было таким же предсказуемым, как ежедневный восход солнца.


Кондуктор сунул голову в кабину машиниста.

– Мы нарушаем расписание!

Машинист обернулся и бросил на него сердитый взгляд.

– С тех пор как мы отъехали от вокзала, я не получил ни одного сигнала сзади. Узнай, что там, черт возьми, происходит. Хорошо? Иначе придется остановиться в Территауне. Если они опять там напились, это им даром не пройдет.

Кондуктор ушел, а машинист включил воздушный тормоз. «Нью-Йоркский экспресс» затормозил, приближаясь к станции «Территаун» на берегу Таппан-Зи[28].


Эбигейл встрепенулась.

– Почему поезд тормозит?

– Наверное, скоро остановка, – ответила Бесс.

По вагону двигался озабоченный кондуктор. Он прошел мимо них в тот момент, когда поезд въехал в туннель. В вагоне погас свет, только мелькали огни освещения в туннеле.

Эбигейл вскочила:

– Что случилось?

– Садись, – спокойно промолвила Бесс. – Это только...

Вдруг раздался отвратительный визг. Вспышка света в окне осветила трех демонов. Поблескивая рубиновыми глазами, они парили над проходом и махали серпами направо и налево. Бесс с ужасом наблюдала, как сверкающее лезвие угодило под ребра кондуктору, и он свалился на бок. Эбигейл кинулась вперед по проходу.

– Эбигейл! – вскрикнула Бесс и тут же мысленно обругала себя, потому что ее услышали демоны.

Обнаружив, что их добыча рядом, они завизжали.


У двери в тамбур Эбигейл столкнулась с официантом. На пол полетели бокалы с вином, зазвенело разбитое стекло. Сзади кричали испуганные пассажиры. Она оглянулась и, увидев демонов, ринулась в следующий вагон. Свисток возвестил, что «Нью-Йоркский экспресс» прибывает на станцию «Территаун».

Эбигейл побежала дальше. Один вагон, второй, третий. Наконец она ворвалась в кабину машиниста.

– Откуда ты взялась? – сердито проворчал он. – Возвращайся на свое место.

Эбигейл открыла рот, собираясь объяснить, но не смогла произнести ни слова. Что-то в выражении лица машиниста встревожило ее. Он наклонился к ней:

– В чем дело?

Ответа долго ждать не пришлось. В дверях кабины появилась странная фигура в одеянии из мешковины. Голова покрыта капюшоном, а вместо глаз рубины. Машинист внимательно посмотрел на Эбигейл, на возникшее существо, дернул рычаг воздушного тормоза и соскочил с сиденья.

– Какого черта ты сюда?..

Демон поднял свой серп. Через мгновение окровавленный машинист упал на пол кабины, а чудовище шагнуло к Эбигейл. Она увернулась от его длинных пальцев, вспрыгнула на сиденье машиниста и открыла окно. Внизу проносилась земля. Прыгать нельзя, потому что обязательно затянет под поезд. Эбигейл схватилась дрожащими руками за поручни, подтянулась и, спасаясь от демона, вылезла на покатую шею паровоза «К-4», встав на узенькую полоску сбоку. Цилиндр слетел с головы и стукнулся о демона, который следовал за ней, булькая и вращая рубиновыми глазами. Полы одеяния развевались на ветру.


В кабине машиниста двое демонов попискивали и покачивали головами, разглядывая панель управления. За несколько минут до вторжения машинист установил регулятор скорости на отметку до тридцати миль в час. Один демон громко взвизгнул и потянул регулятор вниз. Клапаны застучали быстрее, подавая перегретый пар в котел. Из трубы начали подниматься клубы дыма, и «Нью-Йоркский экспресс» прибавил скорость.


Мотоцикл летел со скоростью шестьдесят миль в час, но Гудини боялся, что не догонит поезд. Судя по холмам, скоро должен показаться Территаун. Железнодорожные пути свернули к реке. Еще можно успеть, если двигаться напрямую. Гудини сделал глубокий вдох, прибавил газ и перелетел через пути на узкую проселочную дорогу. Мотоцикл приземлился на переднее колесо, а Гудини пролетел дальше метров семь и, сгруппировавшись, упал на спину. Мотоцикл хрипел на боку, бешено вращая колесами. Гудини, потирая ребра, подбежал, поднял машину и ринулся через поле.

Через двенадцать минут он увидел колокольню самой высокой церкви Территауна и «Нью-Йоркский экспресс», мчавшийся на полной скорости. Из паровозной трубы валил дым.

Гудини направил мотоцикл прямо через кукурузное поле. Рытвины были такие глубокие, что его дважды чуть не сбросило с сиденья. Но он удержался и благодаря тому, что удалось срезать путь, прибыл в Территаун раньше поезда.

Двигатель выл от напряжения, мотоцикл несся по пригородам. Через несколько минут послышался паровозный гудок.

Постепенно пригородные усадьбы сменили городские кварталы. Аптеки, магазины, рестораны в этот поздний час были закрыты. В просвет между зданиями Гудини увидел, как «Нью-Йоркский экспресс», не сбавляя скорости, пролетел мимо вокзального перрона. Гудини приготовился к последнему рывку.

Немногочисленные прохожие ринулись в разные стороны, когда мотоцикл направился к железнодорожному мосту, под которым уже прошла половина вагонов «Нью-Йоркского экспресса».

В распоряжении Гудини было всего несколько секунд. Он выехал на мост, вскочил на сиденье, едва касаясь пальцами руля. Сгруппировался, прикинул на глаз расстояние и прыгнул. Величайший в мире маг воспарил в ночном воздухе и, пролетев десять метров, упал на крышу последнего пассажирского вагона.

От удара его швырнуло к краю крыши. В последнее мгновение Гудини успел ухватиться одной рукой за ограждение, повиснув над землей, проносящейся внизу с бешеной скоростью.


«Серебряный призрак» остановился на холме. Дойл, Лавкрафт и Мари выскочили из машины. Справа нес свои воды Гудзон, позади слева были видны огни Территауна, а прямо проходило железнодорожное полотно. Прозвучал паровозный гудок, и из-за поворота, свирепо сияя головными огнями, выскочил «Нью-Йоркский экспресс».

– Смотрите! – вскрикнул Лавкрафт.

По крыше третьего от конца вагона, сгибаясь под порывами ветра, бежал человек в рваной белой рубашке.

– Это он, – сказала Мари.

– Сумасшедший, – пробормотал Лавкрафт, когда Гудини, сделав очередной опасный прыжок, оказался на крыше следующего вагона.

Дойл улыбнулся:

– Да, слава Богу, это Гудини. – Он обратился к соратникам: – Поехали. Мы догоним их на холмах.


ГЛАВА 42 | Арканум | ГЛАВА 44