home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



4

Двое всадников остались на границе света, третий подъехал ближе. Шлем с медной щипастой опояской и кольчужным назатыльником заблестел сильнее. Лицо всадника было узкое, тонкие усы шнурками висели ниже подбородка. На концах их качались жемчужные шарики – это была мода богатых степных жителей.

Наклонив шлем, всадник сказал голосом высоким, но не чистым, с сипловатостью:

– Не лгут ли мои глаза? Сам верховный владыка Юр-Танка-пала со други своя?

– Не лгут твои глаза, Сатта-Нар, – отозвался Юр-Танка с еле заметной ноткой неприязни. – Давно ли в здешних краях? Не слыхать было о тебе…

– Давно, князь, давно… Твоя конная разведка плохо рыщет по степи, не доносит вовремя, что творится в округе.

Юр-Танка чуть зевнул:

– Моя разведка вообще не рыщет… Зачем? Степь велика, место есть всем, пусть живет кто хочет…

– Ты добр, князь…

– Просто я стараюсь не быть жадным, Сатта-Нар, – усмехнулся Юр-Танка. – Учитель говорил: желать земли больше, чем надо для жизни, – это желать крови…

– Учитель был мудр, – согласился Сатта-Нар (а конь его нервно переступал, будто чуял тревогу). – Говорят, он и тебя, князь, научил многим хитростям. В том числе и нездешним. А?

Тэник нетерпеливо двинулся в ответ на дерзость, Юр-Танка движением ладони удержал его.

– Многому научил, дэк…

Дэк – это было вроде титула. Так называли князьков, которые уходили за пределы Юр-Танка-пала и основывали независимые поселения. Или жили в кочевых станах. Сатта-Нар прежде был вассалом Рыжего Медведя, потом ушел…

– Оно и видно, – продолжал Сатта-Нар. – Видно и слышно. Много слухов ходит о всяких чудесах в Юр-Танка-пале. Говорят, что и обычаи стал забывать князь…

– Смотря какие, – зевнул Юр-Танка.

– Всякие… Отменил налог со свадеб и обучения грамоте. Простым людям позволил волосы стричь, как именитым, и одеваться по-пестрому да по-иноземному…

– Ну и кому худо стало? – засмеялся Юр-Танка.

– Кой-кому худо, коли ропщут… Вот и сам, гляжу, не по-нашему обряжен, князь. В сорочке без ворота да с голыми ногами, будто простой мальчишка с приморской деревни…

Юр-Танка был в шортах и майке с рисунком парусника, купленных в поселковой лавке, в Луговом. Тэник и Дём, кстати, выглядели почти так же. Только Вашура – в холщовой рубахе…

– А я и есть сейчас простой мальчишка, – опять посмеялся Юр-Танка. – Видишь, коней пасу. Не каждый день в Думном круге мозги напрягать, пускай Круг сам дела решает, люди там умные, при отце еще правили…

– Говорят, ты из простого народа выборных в Круг ввел… – гнул свое Сатта-Нар…

– Опять же не так это, дэк. Отец еще ввел. А я лишь подтвердил… Да тебе-то что за дело? Или в степи кто задевает вашу волю? Скажи…

– Видишь, как заговорил! Хоть и простым хочет быть, а все равно князь…

– А коли видишь князя, так спешься да шлем сними! – не выдержал Тэник. – Одичал совсем среди пустошей, да?

Сатта-Нар качком головы сбросил шлем на ладонь.

– Прошу прощения, верховный Юр-Танка. Не смел сойти с коня, чтобы ты не решил, будто хочу сесть у огня без приглашения.

– Иди садись…

– Сердце мое тает от благодарности… – Дэк спешился, присел на корточки у костра, но не так близко, как остальные, соблюдал этикет.

– Я смотрю, князь, вы одни, без охранения. Не боишься?

– Чего бояться? Разве война?

– В степи всегда война, – уклончиво отозвался Сатта-Нар.

– Но не с мальчишками же! – звонко сказал Юкки. – Да еще в получасе неспешной ходьбы от церкви Матери Всех Живущих! Опомнись, дэк! Все Южные земли поклялись не обнажать меча на приграничье в Дикой равнине…

– Все ли?.. – сказал Сатта-Нар. – А что до мальчишек, то князь всегда князь. Для всякого непокорного – желанная добыча. И потому негоже верховному владыке, будто безродному пастуху, ночевать в поле с маленькими приятелями.

Юр-Танка сказал отчетливо:

– Для того ли ты зван к огню, дэк, чтобы учить князя?

Сатта-Нар склонил голову. Жемчужины на усах качались и сильно светились.

– Прости, верховный. Забота о тебе толкает меня на такие речи.

– О себе позаботился бы… – буркнул под локтем у Юр-Танки Дём Рожок.

– У тебя есть еще, что сказать мне, дэк? – совсем уже по княжески произнес Юр-Танка.

Обычай требовал от Сатта-Нара после этого встать и, пятясь, кланяясь, отступить к коню. И оттуда уже просить позволения себе и своим людям покинуть князя. Но Сатта-Нар, не подымаясь, проговорил вкрадчиво:

– У меня еще два слова, верховный. Нижайшая просьба…

– Говори.

– Не окажет ли князь безродному дэку великую честь, не захочет ли посетить стан Сатта-Нара и его людей. Мы устроили бы великий пир, конные состязания и веселые игры всяких ловкачей и фокусников…

– Благодарю, дэк. Может, когда-нибудь и заеду.

– Сейчас, князь, – тихо, не поднимая головы, но уже без почтения сказал Сатта-Нар. – У меня и конь с собой запасной. Отличный конь, под стать князю… Поехали, владыка Юр-Танка-пала. Мальчики и без тебя попасут коней…

Юр-Танка глянул на Сатта-Нара. Они встретились глазами.

– Ты настойчив, дэк. Но я вынужден отказаться. Сейчас не время… Да и не хочется, говоря по правде.

Сатта-Нар, не вставая, надел шлем.

– Княжеская доля нелегкая, верховный. Не всегда приходится делать что хочешь. К тому же в стане свои законы…

Тихо стало. Лишь кони переступали в траве.

– Это что же? Ты берешь меня в заложники, Сатта-Нар?

Тот покачал головой (закачались и шарики-жемчужины).

– Зачем так? В гости зову, князь! Ты расскажешь о новых обычаях нашим темным людям… А заодно поможешь мне договориться с Рыжим Медведем да с вашим Думным кругом о пастбищах в Заовражье… Медведь и Круг будут сговорчивее, когда узнают, что князь Юр-Танка гостит у Сатта-Нара…

Юкки резко шевельнул на плече перевязь трубы.

– Не вздумай затрубить, мальчик! – вскинулся Сатта-Нар. – У моих людей арбалеты на взводе. Не дай Бог, дрогнет рука…

Юр-Танка и все другие знали, что Юкки не будет трубить. Что он уже надавил кнопку вшитого в перевязь микропередатчика и что десятка Варга уже выскочила из недалекой балки и в намет идет над травами.

Сатта-Нар толчком поднялся.

– Так что же, князь? Сам пойдешь?..

– Всадники, дэк! – закричал один из тех, что держались в тени.

Сатта-Нар, будто сорванный арбалетной тягой, рванулся к коню. Взлетел в седло. Заржали и вздыбились лошади.

– Еще встретимся, князь! – И пропали. Только что-то щелкнуло, свистнуло в темноте. И раздался слабый вскрик.

Юр-Танка обернулся.

Юкки лежал на боку, вытянув одну руку. Пальцы медленно сжимались. В левой стороне груди рядом с перевязью торчала толстая арбалетная стрела с черным пером.


То, что было дальше, уложилось в минуту. И кончилось еще до того, как подскакали и понеслись дальше, в степь за Сатта-Наром, конники Варга.

Юр-Танка машинально сорвал с Дёма куртку и прямо через костер прыгнул к Юкки. У того из приоткрытых губ еще выходил воздух, но смотрел Юкки уже стеклянно.

Юр-Танка упал на колени. Суетливо нашарил в кармане тряпицу с Золотинкой. Заплакал:

«Помоги…»

«Я помогу», – неслышно отдалось через ладонь.

«У него стрела…»

«Я знаю, я помогу. Но учти – будет страшно…»

«Пусть!»

«Он уже мертв. Удар по некротическому полю дает большую волну. Тебя забросит неведомо куда…»

«Пусть! Я выберусь! – плакал Юр-Танка. – Только спаси!»

«Выдерни стрелу. Что будет, если он оживет со стрелой…»

Юкки пробило навылет. Зазубренный наконечник и часть древка торчали у него под лопаткой. Не выдернуть просто так…

Лица ребят Юр-Танка видел смутно, голосов не слышал совсем. В ушах свистело и выло горе. Стонала боль, которая перед этим прожгла Юкки. Пачкая пальцы в крови, Юр-Танка обломил наконечник. Потянул стрелу за хвостовое оперение. Она выскочила из груди, чмокнув, как поршень. Толчком выбросило кровь. Юкки завалился на спину, вверх подбородком…

«Загадывай!» – приказала Золотинка.

«Хочу, чтобы он был живой! И чтобы ни следа от раны!»

«След все же останется…»

«Пусть неопасный…»

«Хорошо. Жми!»

«Прости меня, Золотинка…»

«Жми! Для того я на свете…»

Он стиснул влажную тряпицу со всей силой отчаяния. Ощутил, как в ткани хрустнули крошечные косточки… И сразу исчезло кровяное пятно вокруг черной дырки на груди у Юкки. И само отверстие закрылось, заросло красным бугорком. Юкки прикрыл стеклянные глаза, поморщился, опять поднял веки. Глянул уже осмысленно, шевельнул губами, попытался сесть…

Это – последнее, что успел заметить Юр-Танка. Холодная тьма налетела упругим вихрем, ударила, сбила с ног, бросила в бездомный, пугающий жуткий падением провал…

Когда Юр-Танка очнулся и встал, в небе уже стояла луна. Тяжелая, белая. Не было видно ни ребят, ни огней, ни лошадей… И вообще это была не степь. Скорее болотная пустошь. Искрились зеркальца воды. Кричали лягушки. Кто-то шастал в осоке.

Юр-Танка в лужице отмыл от крови пальцы. Выпрямился. Как бы там ни было, а он испытывал счастье. Пусть вперемежку с горечью, но счастье. Юкки жив, остальное наладится. А ко всяким приключениям не привыкать. Он поднял из травы тряпицу с Золотинкой. Боязливо развернул. Рыбка была мертвая и уже сухая. Как осенний листик. Юр-Танка завернул ее опять, сунул в карман на шортах. Был он теперь без куртки, она осталась там, у костра… А здесь – зябко, не то что в степи…

Юр-Танка оглянулся. Неподалеку виднелись темные строения, между ними плясал оранжевый огонек. Тоже костер?

Он пошел на этот огонек. И скоро увидел сидящих у костра ребят и человека с бородкой. А поодаль, на плоской горке с цветами, – белую фигурку трубача с перевязанным коленом…

У огня шла беседа. Говорили на том языке, что в Луговом, у Фильки Кукушкина, и в «Сфере». Юр-Танка шагнул ближе и сказал:

– Здравствуйте.


предыдущая глава | Сказки о рыбаках и рыбках | cледующая глава