home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



ЛИЧНЫЙ ВАХТЕННЫЙ ЖУРНАЛ

действительного члена географического кружка «Алый вымпел»,

конструктора планетоходов серии ВВН Василия Васильевича Новикова

Как всегда, перед сном привожу в порядок свои путевые заметки. Это дисциплинирует память и подводит итог каждому интересному дню моей жизни.

8.00. Встал, сделал утреннюю зарядку, принял душ, убрал комнату. До завтрака еще осталось время решить две геометрические задачи. Хотя каникулы еще не кончились, но надо тренировать математическое мышление.

9.00. Завтракал с тетей Симой и Булькой. Вдруг звонок в дверь. Я побежал открывать и получил телеграмму – папа и мама выезжают завтра в Москву. Кстати, телеграмму принесла рыженькая девушка – почтальон. Я сразу сообразил, что именно ее искала тетя Сима для каких-то своих криминалистических ребусов. Поговорил с девушкой. Оказывается, ее зовут Клава и она просто заменяет свою сестру, темноволосую Дусю, и ходит к нам иногда. А Дуся учится заочно в техникуме связи, и у нее сейчас сессия. Тетя Сима очень обрадовалась, что мои родители возвращаются на базу, а узнав про двух сестричек (Клава и Дуся), насупилась. Наверно, у нее этот ребус с рыженькой и черненькой не получается.

10.00. Мы втроем (я, мамина сестра и Булька) подошли к нашей школе, куда уже слетелись все «городские воробьи». Теперь и я в их числе, поскольку конец лета провожу в Москве.

Учитель географии Афанасий Петрович опоздал на пять минут по уважительной причине – он порезал палец на правой руке, и пришлось зайти в поликлинику, чтобы сделать перевязку.

Я не мог не обратить внимания на лицо тети Симы. Она даже побледнела, а ее похожие на горячие уголечки глаза неожиданно сузились. Это она называет «прятать взгляд». Но от меня ей ничего прятать не удается. Я сразу заметил, что она почему-то разглядывает марлевую повязку на правой руке нашего классного руководителя. Почему ее так заинтересовал какой-то случайный порез? Я бы еще понял, если бы к этому проявила интерес мама (ведь она медицинская сестра), но при чем тут юридические науки?

10.15. Подошел заказной автобус, и мы поехали в необычайную экскурсию по местам, где были найдены московские клады. Оказывается, в Москве и Подмосковье в разные времена было найдено более трехсот тайных хранилищ, где были запрятаны старинные монеты, золотые и серебряные предметы, чудеса ювелирного искусства. Сначала мы поехали на Третий Переведеновский переулок, неподалеку от метро Бауманская. Там во дворе детского сада при земляных работах было найдено сто шесть серебряных русских рублей, отчеканенных начиная с эпохи Петра Первого и до времен Александра Первого.

Потом мы поехали на Тверской бульвар. Здесь, в старом особняке, где до революции был хозяином банкир, жильцы при ремонте полов обнаружили три тяжелых слитка, весом в семь с половиной килограммов. Сначала слитками прижимали крышки кастрюль, выпрямляли на них гвозди и вообще пустили для хозяйственных надобностей, а потом оказалось, что это чистое золото, и клад был тут же сдан государству.

Следующий рейс мы сделали на Марксистскую улицу. Здесь находку сделали ребята, и какую! Порывшись на месте снесенного дома, наши собратья-школьники раскопали коричневую бутылку. А внутри бутылки оказалось ожерелье со ста тридцатью одним бриллиантом, брошь, серьги, кольца из золота и платины, усыпанные драгоценными камнями.

А уж в Министерстве финансов СССР определили, что самым древним из этих сокровищ была брошь с рубинами и алмазами. Ее сделали ювелиры конца восемнадцатого века!

Мой лучший друг Сережа Березов даже вздохнул и сказал, что вот бы ему найти такой клад и вместе со всеми членами кружка «Алый вымпел» отнести в Госбанк… Но я лично не собираюсь искать клады, пусть даже самые драгоценные. Меня ничто не может отвлечь от планетохода ВВН-3. Правда, он еще не в чертежах, а только в задумке.

12.00. Мы опять в автобусе. Теперь перед нами главная цель сегодняшнего путешествия – Московский Кремль.

Все ребята настроены как-то торжественно, ведь никто из нас там еще не был… То есть, конечно, много раз видели снаружи, любовались башнями и золотыми куполами церквей… но это, конечно, не то.

12.30. Проходим через Боровицкие ворота. Между прочим, это самая старинная постройка в Кремле. Здесь у подножия Боровицкого холма была выстроена башня с таким же названием. Это было еще при Юрии Долгоруком, в 1490 году.

Сейчас я порылся в папиных книгах… Известный всему миру натуралист А. Гумбольдт писал: «Кремль полон бесконечного интереса, характер московской архитектуры непостижим. Громкие слова – византийский, готический совсем его не определяют… В Москве имеются башни наподобие ступенчатых пирамид, как в Индии и на Яве». Насчет Индии и Явы – это прямо относится именно к Боровицкой башне.

Пройдя ворота, мы без остановок прошли на Соборную площадь. Осмотрели самый большой собор – Успенский, затем Благовещенский и Архангельский. Особенно всем понравились стенописи кисти Феодосия (это начало шестнадцатого века). Большое впечатление также от работ пятнадцатого века. Я имею в виду иконы таких выдающихся мастеров, как Андрей Рублев, Феофан Грек, Прохор с Городца. Все «городские воробьи» восхищались, а наши девочки Наташа и Маруся прямо ахали от восторга.

Лично я сохранял обычное спокойствие. Разумеется, было очень интересно посмотреть все это большое искусство в натуре. Но ведь я много раз вместе с папой рассматривал цветные репродукции из его кремлевской коллекции.

Мое внимание больше привлекла восьмигранная колокольня Ивана Великого. Ее высота восемьдесят один метр! До революции в Москве это было самое высокое здание. Колокольня была главным дозорным и сигнальным постом – с нее просматривались дальние дороги, ведущие к столице. Ведь тогда не было радиолокаторов, и вечный караул на вышке был просто необходим. «Иван Великий» был закончен в 1600 году в царствование Бориса Годунова.

А на первом этаже звонницы – выставка оружия эпохи Отечественной войны 1812 года. Тут же висят портреты Кутузова, Барклая де Толли, Багратиона, Давыдова…

На меня лично наибольшее впечатление произвели другие три картины. На первой показан наполеоновский переход через Неман – начало вторжения в Россию. Вторая картина – «Пожар в Москве в 1812 году». На ее фоне, как привидение, стоит мраморная скульптура Наполеона в римской тоге, с венком на голове. Ее везли на лошадях от Парижа до Москвы, чтобы поставить в Кремле или на одной из главных площадей Москвы.

Но забыли или бросили при поспешном отступлении.

А на третьей картине показан победоносный итог войны – лагерь русских казаков в столице Франции.

Мы осмотрели также сокровища Оружейной палаты, Грановитую палату и Теремной дворец. Всюду красота и богатство неслыханное. Не понравилась мне только кровать московских царей, одиноко стоящая в тереме посреди спальни. По-моему, диван-кровать, на котором я сплю и отдыхаю, гораздо удобнее, но ни в какой музей он не попадет, если, конечно, я не изобрету универсальный планетоход.

На обратном пути по моей просьбе «городские воробьи» снова остановились у колокольни Ивана Великого. (Смотри рисунок.)

Клуб знаменитых капитанов. Книга 2

У меня не выходило из головы одно – как могли почти четыре века тому назад поднимать на такую высоту камни, колокола и все прочее. Все-таки восемьдесят один метр! Не могу постигнуть – вручную, гидравлическим способом или еще каким-либо старинным. Но на этот вопрос в точности не могли ответить ни экскурсовод, ни Афанасий Петрович. Зато он рассказал про пирамиду Хеопса-фараона, который правил в Египте в третьем тысячелетии до нашей эры. Грандиозная пирамида-усыпальница по-древнеегипетскому называлась – «Горизонт Хуфу». Она имеет высоту в сто сорок пять с половиной метров и как ни в чем не бывало стоит до сих пор. Предполагается, что на подъеме огромных каменных плит работало множество рабов и бесчисленное количество быков.

Тут я не удержался и дал справку, что сейчас самое высокое здание в Москве перекрыло Хеопса более чем в три с половиной раза. Это – Останкинская башня телевидения, высотой в пятьсот тридцать семь метров! Внутри башни даже есть ресторан «Седьмое небо», где я лично с папой и мамой ел мороженое крем-брюле.

15.30. Расположились на отдых возле Царь-колокола и Царь-пушки. Я сделал заметки об этих двух великанах…

Царь-колокол – самый большой в мире, высота его – 6,14 метра, диаметр – 6,6 метра, вес – около 200 тонн. Его отлили еще в восемнадцатом веке русские мастера Иван Моторин и его сын Михаил. В мае тысяча семьсот тридцать седьмого года в Кремле был пожар, и, чтобы сохранить литейного Царя, его поливали водой. В результате колокол дал трещины, и от него отвалился кусок весом 11,5 тонны (рисунок колокола и отдельного куска прилагаю).

Клуб знаменитых капитанов. Книга 2

А звонить в колокол ни разу не звонили.

Теперь Царь-пушка. Мортира шестнадцатого века. Вес ее – 40 тонн, калибр – 890 миллиметров, длина ствола – 5,34 метра. Отлита из бронзы мастером Андреем Чоховым на Пушечном дворе в Москве. На месте этого двора сейчас находится универсальный магазин «Детский мир», где мы все не раз бывали и не знали ничего про Пушечный двор.

Царь-пушка когда-то стояла в Китай-городе, чтобы защищать москворецкую переправу и Спасские ворота Кремля, но не сделала ни одного выстрела.

Возле Царь-пушки мы сфотографировались на память. Снимок сделал староста географического кружка «Алый вымпел» Сергей Березов. Я нарочно стал рядом с Наташей Васильевой, чтоб его позлить. Ведь он считает себя ее рыцарем, а по правде говоря, у меня есть две другие прекрасные дамы – Математика и Физика!

(Рисунок Царь-пушки не прилагаю, так как она будет видна на фотографии.)

Теперь перехожу к самому главному. Чтобы закончить это необыкновенное путешествие по Кремлю, Афанасий Петрович поведал нам одну кремлевскую тайну. По свидетельству современников, у Ивана Грозного была замечательная библиотека, в которой хранились редчайшие рукописные и старопечатные книги на церковнославянском, русском, греческом, латинском и многих других языках. Ведь он был одним из просвещенных людей своего времени и автором ряда сочинений. Так вот, оказывается, библиотека русского царя исчезла бесследно… Ее искали сразу после его смерти, а потом на протяжении нескольких веков и даже в советское время. Искали в Кремле, в пригородных слободах, посадах и монастырях, где она могла быть спрятана. Но никому еще не удалось найти нити к раскрытию тайны ее исчезновения. А ценность этой библиотеки… ну, сами понимаете…

И вдруг Наташа поднялась на каменный парапет и с волнением в голосе произнесла:

– А мне пришла в голову одна мысль! Что если план того места, где замуровано это книжное сокровище, запрятан в дуле Царь-пушки?.. Давайте заглянем туда, ребята! Ведь из пушки никогда не стреляли!..

(Несмотря на явную нелепость этого предложения, я запомнил его почти дословно.)

Никто не стал спорить, хотя все весело заулыбались. Мы сделали спортивную пирамиду и подняли Наташу с таким расчетом, чтобы ее глаза оказались на уровне дула. Она заглянула внутрь, вскрикнула и вытащила наружу продолговатую, потемневшую от времени, берестяную коробку. Тут уже было не до смеха. Все «городские воробьи» замерли от изумления. Но больше всех был поражен Афанасий Петрович.

Клуб знаменитых капитанов. Книга 2

Когда Наташу спустили на землю, берестяной коробкой тут же завладела тетя Сима, она же Серафима Александровна, научный сотрудник-криминалист.

Мамина сестра взяла Сережин фотоаппарат, сфотографировала коробку в разных положениях, затем надела специальные перчатки.

И вот перед нашими изумленными взорами предстали вовсе не какие-нибудь таинственные планы, а знакомые общие тетради в коричневых клеенчатых обложках. Сомнений не было! Это были вахтенные журналы Клуба знаменитых капитанов!..

Тетя Сима торжественно вручила их Наташе Васильевой. Через минуту мы узнали, что в распоряжение географического кружка «Алый вымпел» поступили вахтенные журналы за номерами девять и десять, которые мы считали безнадежно утраченными. Жаль только, что в берестяной коробке не оказалось пятого, шестого и седьмого…

И вообще никак не возьму в толк – почему клеенчатые тетради попадают к нам в руки в таком беспорядке?.. Сначала двадцать первая – «Прошу следовать за мной», потом шестьдесят четвертая – «Коварное соседство», затем сразу сто шестая – «Маяк на полуострове Дюко»…

И вдруг – полный назад!.. Девятая и десятая!..

Полное нарушение математической логики… Хотя, впрочем, это случайные находки. Но если поразмыслить, то когда-нибудь могут быть найдены и все остальные вахтенные журналы Клуба знаменитых капитанов.

Вот, например, периодическая система элементов великого русского ученого Менделеева… Сначала в таблицу им были внесены всего шестьдесят три элемента, но он оставил немало пустых клеток, предсказав неизбежное открытие новых элементов!.. Надо будет и мне попробовать составить таблицу на сто шестьдесят клеенчатых тетрадей, с указанием времени и места находки.

Правда, я сильно сомневаюсь в существовании этого клуба, но мы же нашли 10 (десять) вахтенных журналов!..

Однако кто их вел – пока не знает даже тетя Сима.

23.00. Давно пора ложиться спать. Завтра нелегкий день. В 8.00 встречаю папу и маму. А в 14.00 экстренное заседание географического кружка «Алый вымпел».

Клуб знаменитых капитанов. Книга 2


ЗАКЛЮЧЕНИЕ УЧИТЕЛЯ ГЕОГРАФИИ И КЛАССНОГО РУКОВОДИТЕЛЯ | Клуб знаменитых капитанов. Книга 2 | В ПОГОНЕ ЗА «СИНЕЙ ПТИЦЕЙ Девятая клеенчатая тетрадь