home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 54

— Элоиза, мы принесли тебе эти планы.

— Хорошо… наверное.

Элоиза Причарт без особого веселья улыбалась Томасу Тейсману и Арно Маркетту, пока военный министр и начальник Штаба Флота усаживались за столом в малом кабинете для совещаний неподалёку от её кабинета. «В последнее время, — подумала она, — я, как кажется, провожу множество времени в местах вроде этого».

— Как вы и требовали, мы подобрали целый спектр возможных вариантов, — продолжил Тейсман. — Как я полагаю, два из них наиболее вероятно отвечают вашим запросам. Мы с Арно принесли краткое описание их всех, однако, с вашего позволения, я бы предпочёл остановиться на двух наиболее вероятных: «Беатрисе» и «Камилле».

— Ну, названия, во всяком случае, звучат хорошо, — печально произнесла президент и Тейсман с Маркеттом продемонстрировали свои зубы в почтительных улыбках. — Хорошо, Том. Начинайте.

— В таком случае, давайте сначала посмотрим на «Камиллу», — сказал Тейсман.

— По сути своей «Камилла» предназначена для ситуации, когда манти атакуют одну из наших звёздных систем и мы их отражаем с относительно лёгкими потерями для обеих сторон. Последствия спарринга, если можно так выразиться, а не смертельной схватки.

В этой ситуации, насколько мы поняли ваши указания, то, чего мы хотим, это операция, которая покарает их, не поднимая, однако, существенно ставки обеих сторон. Декларацию, что мы приняли и парировали их удар и готовы нанести собственные аналогичные.

Основная проблема заключается в том, что хотя они и были вынуждены отвлечь эскадры кораблей стены для защиты систем вроде Занзибара и Ализона, они на большинстве своих важных целей располагают относительно более мощными оборонительными силами, чем мы. У них попросту меньше защищаемых систем, что позволяет им создавать более мощную оборону, несмотря на их меньшую численность. Так что даже то, что мы планируем как относительно небольшую атаку, будет требовать от нас привлечения значительных сил. У нас есть ресурсы для этого; моё единственное реальное беспокойство заключается в том, что использование оперативного соединения или флота необходимых размеров, может быть воспринято манти как эскалация конфликта с нашей стороны, хотим мы того или нет.

Учитывая это, мы предлагаем по плану «Камилла» атаку на Ализон, подобную ранее предпринятой на Занзибар. Мы вероятно снова назначим Лестера командующим и дадим ему шесть эскадр кораблей стены — сорок восемь супердредноутов-носителей подвесок — с поддержкой носителями и кораблями эскорта. Это намного большие силы, чем использованные против Занзибара, однако манти с тех пор усилили оборону Ализона и нам для её взлома потребуется дополнительная огневая мощь.

Если наши оценки сил точны, то шести эскадр для этого достаточно, но их Разведывательное Управление Флота должно иметь относительно адекватное представление о нашей теперешней мощи. Они поймут, что шесть эскадр составляют лишь небольшую часть всех наших развёрнутых кораблей стены. Хотелось бы надеяться, что из этого они сделают вывод, что мы преднамеренно действуем с уменьшенном масштабе, хотя они могут не понять по какой именно причине мы хотим, чтобы они так подумали. В этом случае нам могут потребоваться некие дипломатические контакты для того, чтобы подчеркнуть, что мы могли нанести им более мощный удар. Это причина, по которой мы избрали в качестве цели Ализон. Он значим политически, дипломатически и с точки зрения морали мантикорской публики; однако он сейчас не слишком значим с точки зрения их реальной способности вести войну. Мы надеемся на то, что уничтожение военной инфраструктуры Ализона подчеркнёт наши способности, не будучи воспринятым как смертельная угроза.

Это то, что вам требуется на этом конце спектра?

— Звучит очень похоже, — ответила Причарт. — Я хочу ознакомиться с вашим кратким обзором этой операции и, разумеется, подумать над ней поглубже, но она похожа на пощёчину, которая привлечёт внимание без того, чтобы отправить в нокаут.

— Это то, чего мы пытались добиться при разработке операции. С другой стороны, — продолжил Тейсман, — я надеюсь, вы с Лесли помните, что использование боевых действий для формирования политического климата всегда проблематично. Намного проще — и, честно говоря, надёжнее — думать о достижении определённых военных целей, чем об их сочетании со способами добиться от противника желательной политической реакции. Противник всегда отыщет лазейку извратить то, что вы по его мнению думали, когда проводили операцию и любой военный министр или адмирал, говорящий обратное, или лжец, или сумасшедший. В любом из этих случаев вы должны избавиться от него как можно быстрее.

— Я… буду иметь это в виду, — сказала Причарт в то время как её губы подёргивались, пока она чисто по-женски сопротивлялась искушению улыбнуться.

— Хорошо. В таком случае, взглянем на «Беатрису».

Тейсман чуть подался в кресле вперёд, положив руки на колени и склонясь к президенту, лицо его стало очень серьёзным.

— «Беатриса», госпожа президент, — это не пощёчина, — негромко сказал он. — Это полномасштабная попытка достижения прямой военной победы. Вы сказали, что хотите, чтобы на втором конце спектра наших вариантов был наиболее мощный вариант, какой только мы можем осуществить. Это и есть «Беатриса».

Причарт ощутила, что её лицо застыло в напряжённом ожидании.

— По сути дела, «Беатриса» является прямым нападением на саму систему Мантикора, — сказал он Причарт. — В ней нет особого изящества. Мы возьмём сорок две эскадры кораблей стены — триста тридцать шесть СД(п); то есть, согласно последним оценкам Разведки Флота, эквивалент более чем восьмидесяти процентов всей их боевой стены, включая сюда и анди — и бросим прямо на их наиболее мощную оборону и наиболее критичную из обороняемых ими целей. Они должны будут сражаться, чтобы защитить Мантикору, а астрография системы поставит Сфинкс в наиболее уязвимое положение. По сути дела мы будем способны достичь Сфинкса настолько быстро, что у Флота Метрополии не останется других вариантов, кроме как встретить нас лицом к лицу, как бы плохи их шансы ни были. А шансы будут плохи. Так как они были вынуждены направить такое большое число кораблей для защиты других, второстепенных, целей, то будут значительно уступать в численности в месте сражения.

Мы возьмём с собой несколько тысяч ЛАКов. Ударные силы, которые будут находиться под командованием Жискара, с Лестером в качестве заместителя, также будут сопровождаться полноценным мобильным тылом — ремонтными судами, транспортами боеприпасов, госпитальными судами, всем. Мы будем готовы повторить тактику Лестера при Занзибаре, несколько раз, если необходимо, перезагружая наши СД(п) боеприпасами.

— Даже в наилучшем случае, — рассудительно сказал он, — наши потери будут тяжелы — очень тяжелы. Не думайте, что это будет не так. Мы будем атаковать очень мощную, хорошо подготовленную оборону — наверное, самую мощную на данный момент в известной вселенной — и хорошо мотивированных людей. К тому же они всё ещё будут обладать техническим преимуществом, несмотря на то, что мы его частично ликвидировали. И не только это. Мы не рассчитываем, что даже в случае победы сможем удержать систему при контратаке. Во всяком случае, не сможем делать это бесконечно.

В настоящий момент по данным Разведки Флота их Флот Метрополии состоит из примерно пятидесяти СД(п) и такого же числа более старых супердредноутов. У них также есть ещё пятьдесят кораблей стены в Третьем Флоте и ещё от двадцати четырех до тридцати в Восьмом. Против Флота Метрополии как такового наше преимущество будет составлять три к одному в общем числе кораблей и семь к одному в СД(п). Форты и ЛАКи, развёрнутые ими в системе, компенсируют часть этого превосходства, но не настолько, насколько можно было бы полагать. Согласно последним докладам Разведки Флота, передислокации, которые они были вынуждены совершить для защиты Мантикоры-Б и Сети подорвали оборону на Мантикоре-А, что мы надеемся обратить в свою пользу.

Если со Звезды Тревора будут вызваны Третий и Восьмой флоты, то соотношение сил в носителях подвесок изменится с семи к одному до приблизительно четырёх к одному, но мы не знаем, насколько вероятен вызов обеих флотов. Они должны быть обеспокоены тем, что силы, которые мы бросаем на Мантикору, как бы велики они не были, составляют только часть нашей боевой стены. Это означает, что они будут вынуждены беспокоиться насчёт возможности того, что мы располагаем дополнительным флотом, сидящим в гипере и готовым атаковать Звезду Тревора, если они её оголят. Они могут по меньшей мере несколько заколебаться и вызвать со Звезды Тревора сначала только один из флотов, рассчитывая, что этого будет достаточно. В некотором смысле это будет выгодно — они будут прибывать меньшими отрядами, которые легче разбить по частям. Но один из вариантов «Беатрисы», которые мы рассматриваем, — «Беатриса Браво» — предусматривает ввести их в соблазн прийти вместе.

Если они сохранят концентрацию и приведут оба флота, то наше превосходство будет намного меньше. Оно должно быть всё ещё достаточным, так как большинство сил Хавьера будет сконцентрировано, в то время как их Флот Метрополии и силы со Звезды Тревора, перед тем как объединиться тактически, сначала должны сойтись вместе. Если Хавьер направится прямиком к Сфинксу, то Флот Метрополии должен будет немедленно встретить угрозу и двинуться ему наперехват, что должно позволить Жискару сражаться с ним на своих условиях.

После этого и если силы с Звезды Тревора прибудут вместе, ему, вероятно, придётся прервать атаку, если его потери в сражении с Флотом Метрополии и фортами будут значительны. В противном случае, особенно если мы примем вариант «Браво», он будет в состоянии или используя численное превосходство последовательно вступить в бой с оставшимися группировками флота или проигнорировать преследователей, проходя через систему и уничтожая по пути промышленную инфраструктуру — в особенности рассредоточенные верфи. Многое будет зависеть от тяжести понесённых им потерь и действительно ли он будет располагать огневой мощью, необходимой для боя с внутрисистемной обороной. Я подозреваю, что расход боезапаса будет особенно чувствительной проблемой.

Если он сможет нанести тяжёлый урон их инфраструктуре, «Беатриса» не окажется непосредственно губительной для манти, однако долгосрочное влияние на баланс сил несомненно будет решающим. Без верфей Мантикоры их Альянс не сможет угнаться за нашим кораблестроительным потенциалом и они будут это знать. Это означает, что у них не будет другого выхода, кроме капитуляции.

Если он сможет вступить в бой с Третьим и Восьмым флотами отдельно, уже после разгрома Флота Метрополии, он наверное сможет полностью уничтожить или вывести из строя чуть меньше, чем половину боевой стены манти по состоянию на текущий момент, а затем уничтожить инфраструктуру. В таком случае, «Беатриса» определённо немедленно приведет к решающему результату.

Тейсман закончил и сидел в кресле, а Причарт, казалось, вечность молча вглядывалась в него. В кабинете стояла мёртвая тишина.

«Беатриса», — думала она, — Такое прекрасное имя для такой отвратительной бойни. Это то, что на самом деле будет, Элоиза?»

Она хотела сказать «нет», отбросить саму мысль об этом. Однако не могла. Она сделала все, чтобы избежать этого и молилась, чтобы у нее всё же получилось избежать «Беатрисы». Однако в потаённых глубинах души она боялась. Ужасно боялась. Не поражения, но цены альтернативы.

— Ты говоришь, что мы должны направить почти триста пятьдесят кораблей стены, — наконец произнесла она. — Что у нас останется, если дела пойдут не так?

— Что касается этого, то у нас в строю будет чуть более шестисот двадцати СД(п), — ответил ей Тейсман. — Для их поддержки у нас будет ещё примерно триста или около того старых супердредноутов, хотя мы и будем постоянно списывать старые корабли для обеспечения командами вновь вступающих в строй.

— Тогда почему бы не направить на Мантикору больше кораблей?

— По четырём основным причинам. Прежде всего что-то около ста носителей подвесок будут всё ещё находиться в стадии слаживания. Они не достигнут полной эффективности и их экипажи не будут целиком сработаны. Короче говоря, они в действительности не будут полностью боеспособными кораблями.

Во-вторых, выделенных нами сил должно быть достаточно для операции и они будут крупнейшим флотом супердредноутов, когда либо введённым в отдельное сражение кем угодно, в том числе и Солнечной Лигой. Даже в самом худшем случае этого должно быть более чем достаточно для совершения организованного отхода с минимальными потерями. Я понимаю, что Мерфи всё ещё может сказать своё слово, однако в базовых оперативных параметрах манти должны произойти действительно радикальные изменения, чтобы создать серьёзную угрозу способности такого флота позаботиться о себе.

В третьих, мы просто не можем быть уверены в местонахождении их Восьмого Флота во время выполнения нами «Беатрисы». Предположим, к примеру, что он ушел со Звезды Тревора в очередной набег. В этом случае наше превосходство при Мантикоре будет ещё существеннее, однако мы должны прикрыть наши собственные жизненно важные тыловые объекты — вроде Болтхола, хотя нет никаких признаков, что они догадались, где располагается Болтхол — от всего, что может натворить Восьмой Флот в то время, пока мы потрошим Мантикору.

В четвёртых, остаются андерманцы. Манти и грейсонцы со времени завершения «Удара молнии» потеряли около двадцати супердредноутов — из них двенадцать СД(п). Это примерно семь процентов от общего числа их носителей подвесок. Однако анди всё ещё вне игры и пока что мы видели очень мало их крупных кораблей. По меньшей мере несколько их эскадр находятся во Флоте Метрополии, однако это всё. Согласно нашим оценкам они должны сейчас располагать примерно ста двадцатью СД(п) — примерно третью всех СД(п) Альянса — но мы их до сих пор не видели. Мы знаем, что они не находятся на Звезде Тревора и разведка предполагает, что у них всё ещё существуют какие-то технические проблемы. Мы знаем, что анди проводили крупную программу модернизации кораблей стены, и полагаем, что именно этим и было вызвано их длительное отсутствие. Однако возможно, что до начала «Беатрисы» многие из них появятся на сцене. И, что бы ни случилось на Мантикоре, те корабли анди, которые не будут там находиться, не могут и быть уничтожены. Так что мы должны сохранить достаточную часть наших сил, чтобы обеспечить стратегический резерв на случай внезапного появления Андерманского Флота.

Причарт мгновение обдумывала его слова, затем кивнула.

— Насколько скоро ты можешь начать эти операции?

— »Камилла» может быть запущена очень быстро, — сказал Тейсман. — Лестер уже практически готов начать и выполнить эту операцию. Для «Беатрисы» времени потребуется больше. Честно говоря, нам потребуется как минимум семь-восемь недель, чтобы довести наши силы до требуемого уровня. Выделенным для неё подразделениям потребуются ещё три недели или около того, чтобы соединиться и достичь Мантикоры. Скажем так, что мы можем атаковать Ализон через две недели после отдания приказа, а «Беатрису» осуществить где-то через десять недель или три месяца, считая с сегодняшнего дня. Если мы немедленно начинаем предварительное развёртывание для «Беатрисы», то вероятно приблизимся к десятинедельному сроку.

— «С сегодняшнего дня», — с безнадёжной улыбкой повторила Причарт. — Представляешь, это день, когда я, как предполагалось, должна была вылететь на Факел?

— Да, — грустно сказал Тейсман.

— Не такого обсуждения я хотела. Не сегодня. Никогда.

— Знаю, госпожа президент. Однако, — Тейсман решительно поглядел ей в глаза, — если дипломатическое решение невозможно, то переход к военному решению логичен.

— Ты конечно же прав, — вздохнула, потирая кончиками пальцев виски, Причарт. — И пытался предупредить нас до того, как мы это сделали. Прежде, чем я это сделала.

— Госпожа президент, — тихо сказал он. — Я мог вас остановить. Мы оба это знаем.

— Нет, не мог, — не согласилась Причарт. — Мне бы хотелось так считать, так как тогда я могла бы переложить на других часть ощущаемой мною прямо сейчас вины. Но ты, Том, не мог меня остановить, не нарушая конституцию, а это ты мог сделать не больше, чем полететь без антигравитатора… или своими руками задушить собственное дитя. Мы оба знаем это.

Тейсман открыл было рот, как будто намереваясь продолжить спор. Однако вместо этого он закрыл рот и Причарт снова улыбнулась.

— Однако как бы мы не докатились до этого, сейчас мы здесь, — отрывисто вздохнула она.

— Хорошо, Том, Арно. Я ознакомлюсь с вашими выкладками. На основании того, что вы уже сказали, я склонна полагать, что вы наверное правы насчёт двух вариантов, между которыми мы, к сожалению, скорее всего будем делать выбор. Надеюсь, это будет «Камилла», хотя будем рассчитывать на худшее. Начинайте развертывание, исходя из того, что будет необходима «Беатриса».


Глава 53 | Любой ценой | Глава 55