home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement





Initiatory fragment only
access is limited at the request of the right holder
Купить книгу "Аспект дьявола"

9

Магазин был закрыт, объявления о причинах закрытия и о том, когда он откроется, нигде не было. Вероятно, с кончиной Анны Петрашовой закончилось и ее дело. Несмотря на потерю мужа, мадам не задумывалась о вероятности преждевременной смерти и не предприняла никаких шагов, чтобы распорядиться своим имуществом в печальном случае. Ее адвокат выбился из сил, собирая бумаги, чтобы найти законное решение судьбы магазина.

Именно к адвокату и обратился в первую очередь Смолак в поисках друзей или деловых партнеров, которые могли бы рассказать хоть что-нибудь о личности Анны Петрашовой, о ее привычках и образе жизни. Как детективу, расследующему убийства, Лукашу Смолаку надо было знакомиться с мертвыми: надо было разузнавать про все их причуды и слабости, разузнавать про особенности поведения, надо было раскрыть после смерти все тайны, которые они скрывали при жизни.

Это можно было назвать «знакомством со смертью», и это означало, что Лукаш Смолак, в отличие от Анны Петрашовой, отчетливо осознавал, что и его собственный конец неизбежен.

Адвоката звали Франц Шнайдер. Ему было немногим за пятьдесят, это был ничем не примечательный пражский немец. Шнайдер возглавлял юридическую фирму средней руки. Его контора располагалась на улице Лезницка, недалеко от Карловой площади в районе Нове-Место. Он искренне хотел помочь следствию, но толком ничего не знал. Мадам Петрашова была очень закрытым человеком, сказал он. Ее деловые связи всегда оставались сугубо деловыми. Шнайдер признался, что работать с ней было совсем не просто. Слушая его, Смолак заподозрил, что этот ничем не примечательный мужчина был безнадежно влюблен в свою клиентку.

Тем не менее Шнайдер назвал Смолаку имена и адреса трех продавщиц, которые работали на Анну Петрашову. Также оказалось, что у него был комплект ключей, который он предложил детективу, если вдруг понадобится провести осмотр магазина.

Смолак узнал Магду Тумову. Она была одной из продавцов-консультантов в магазине «Посуда и украшения из стекла Петраш» и работала в тот день, когда он приходил туда. Столь же утонченно стройная, как и ее хозяйка, но не обладающая чарующей красотой Анны. Капитан сразу вспомнил, как предположил, что в магазин нанимают сотрудниц, ориентируясь прежде всего на их внешние данные, а уж потом оценивая навыки в торговле.

Адрес Магды был указан в списке, который предоставил адвокат Шнайдер. Она делила квартиру с двумя подругами. Обе ее соседки были на работе, поэтому она разговаривала с детективом через едва приоткрытую дверь, не снимая цепочки замка, пока Смолак не показал ей свой полицейский жетон. По ней было видно, что несчастье, случившееся с Анной Петрашовой, потрясло девушку до глубины души. К тому же она чувствовала себя потерянной из-за того, что внезапно оказалась без работы.

– О, я вас помню, – сказала она Смолаку, когда тот вошел. – Вы приходили к нам в магазин, чтобы поговорить с мадам. Прямо перед… – Она потупила взгляд.

– Да, это так, – кивнул Смолак. – Прошу прощения за беспокойство, но мне необходимо задать вам несколько вопросов.

– Конечно, конечно, – закивала Магда и проводила полицейского в гостиную.

Магда была хорошо одета: бледно-голубая блузка, кардиган в тон и широкополые жаккардовые брюки в стиле Марлен Дитрих. Волосы свободно спадали каштановыми волнами на плечи. Однако стоило ей заговорить, элегантный образ мерк: в голосе сквозил неистребимый деревенский моравский акцент, хотя она и пыталась его скрыть.

– Я сделаю все, что в моих силах, – сказала Магда, разливая кофе по чашкам и присаживаясь напротив детектива. – Бедняжка мадам Петрашова… Она была так добра к нам, девочкам. Строга, но очень добра.

Смолак задавал обычные в таких случаях вопросы. Показания адвоката подтвердились: было очевидно, что Анна Петрашова ревностно охраняла личную жизнь и соблюдала дистанцию, общаясь с сотрудниками. Смолак задумался, а не скрывала ли Анна за своей отстраненностью какие-то факты, которые могут быть очень и очень неприятными? Такое не раз встречалось в его практике.

– Ее муж умер пять лет назад. У нее были друзья-мужчины? Она когда-нибудь говорила, что неравнодушна к кому-то? А может, кто-нибудь видел ее в компании с мужчиной?

– Нет, никогда. Но это не значит, что у нее не было любовников, – ответила Магда. – Несмотря на возраст, она была очень привлекательной. Анна нравилась многим мужчинам, даже совсем молодым. Но она никогда не флиртовала с клиентами-мужчинами. Обычно она была с ними… ну, холодна. Издевалась над ними, хотя я думаю, что это была уловка. Полагаю, в ее холодности, в ее умении поддеть частично и была сокрыта тайна ее привлекательности. Я потеряла счет, сколько раз бывало, когда какой-нибудь мужчина приходил в магазин за пепельницей, а уходил с дорогим графином и набором бокалов. И всякий раз после этих игр в «неприступную крепость», когда мы упаковывали покупки, она подмигивала нам, демонстрируя, что справилась.

– Но был ли кто-нибудь, к кому она относилась по-особенному, не так, как ко всем?

Магда покачала головой.

– Грустно, но, несмотря на всю ее красоту и богатство, думаю, бедная мадам Петрашова была одна-одинешенька. Видите ли, смерть мужа стала для нее настоящим ударом. Это произошло задолго до того, как я устроилась к ней на работу, но так говорили. Похоже, мужчины не особо ее интересовали.

– Понятно.

Смолак вздохнул. Ухватиться было не за что, и он начал переживать, что дело так и не удастся распутать.

– Знаете, а вы ей понравились, – вдруг сказала девушка.

– Простите, что?

– Вы понравились мадам Петрашовой. Вот почему я вас запомнила. После того как вы ушли… не знаю, может, мне просто показалось, но она переменилась, стала другой.

От этого заявления у Смолака закололо в груди. Это было одновременно и то, что он хотел бы услышать, и то, чего не хотел бы услышать никогда.

– Какой – другой? – спросил он.

– Не знаю, как вам объяснить… Женщины обычно примечают подобные перемены в других женщинах. Я просто уверена, что вы ей понравились.

– А вы не путаете? Может, это было связано с тем, о чем я с ней говорил? Я принес стеклянную бусину, чтобы посоветоваться с ней, как с экспертом. Могло ли это повлиять?

Магда засмеялась.

– Ох, вы, мужчины, начисто лишены интуиции. Без сомнений, вы понравились Анне Петрашовой, еще раз вам это скажу. – Она вновь стала серьезной. – Бедняжка мадам, она заслуживала счастья.

Некоторое время они сидели в тишине и пили кофе. Вдруг Магда встрепенулась, будто мысль, посетившая ее, ударила электрическим разрядом.

– Я вспомнила кое-что… Вы же спрашивали, заметила ли я что-то необычное. И только сейчас я кое-что вспомнила.

– Что именно?

– Может быть, это совсем не важно…

– Магда, – мягко, но настойчиво произнес Смолак. – Пожалуйста.

– Приходил мужчина. Его интересовали стеклянные украшения. Внешне он не производил впечатление человека, который может себе позволить купить нечто подобное, но он хотел посмотреть, какие у нас есть бусы из стекла. Я совсем забыла о нем…

– Его обслуживала мадам Петрашова?

– Нет, в этом-то все и дело. Его обслуживала я. Я показала ему бусы, но он почему-то все время смотрел не на них, а на мадам. Все время. Это очень раздражало.

– Когда это было?

– Это было в тот день, когда вы приходили в магазин. На самом деле прошло около часа или около того, как вы ушли.

– Он что-нибудь купил? Бусы?

– Нет. Я как раз демонстрировала ему комплект, и вдруг он молча развернулся и вышел из магазина.

– То есть вы утверждаете, что это случилось после того, как я поговорил с мадам Петрашовой?

– Да, именно так.

– Как он выглядел? Вы можете описать его внешность?

– В этом-то все и дело. Он ни разу не посмотрел мне в глаза, пока я его обслуживала. Высокого роста, одет был в черное пальто, такое ужасно мятое и пыльное. Он выглядел так, будто не брился, по крайней мере, пару дней. Б'oльшую часть его лица закрывала потрепанная широкополая черная шляпа, которая была низко натянута на глаза. Помню, подумала даже: «Как он может видеть то, что я ему показываю?» Сейчас-то я догадываюсь, что он просто не хотел, чтобы я видела его лицо.

– Вам не показалось, что у него были недобрые намерения?

– Что он хочет нас ограбить? Ну да, такая мысль мелькнула. Но он был слишком спокоен. Он говорил тихим низким голосом. У него была правильная речь образованного человека, что никак не соотносилось с его внешним видом. Хотя, возможно, его одежда и была очень дорогой, пока была новой.

– Он говорил по-чешски или по-немецки?

– По-чешски, но, если не ошибаюсь, со слабым немецким акцентом. Но я не ручаюсь.

– Мадам Петрашова видела его?

– Нет, она в это время общалась с другим клиентом. Я собиралась рассказать ей о нем позже, но было столько работы, что забыла об этом. Он смотрел на нее, не отрывая взгляда… Я должна была рассказать ей… – лицо Магды исказилось в гримасе от ужаса. – Как вы думаете, это был он? Если бы я рассказала мадам… Хотя бы намекнула… О боже, вы думаете, я могла бы спасти ее?

– Нет, Магда, – ответил Смолак успокаивающим тоном. – Нет никаких оснований полагать, что он замешан в убийстве. Но даже если бы был замешан, рассказали бы вы о нем мадам Петрашовой или нет, это не имело бы никакого значения. Вы ничего не могли изменить.

– Честно?

– Честно, Магда, – кивнул Смолак.

Но стоило ему выйти из квартиры на улицу, как желудок сжался от одной только шальной мысли о том, что все могло сложиться иначе, и Анна Петрашова была бы сейчас жива. Важно было, что описание незнакомца в точности соответствовало описанию, которое дал Тобар Бихари, рассказывая о человеке, вышедшем из тени около пивнушки, о человеке, который подкинул ему идею воспользоваться украденными ключами, чтобы проникнуть в квартиру Марии Леманн.

Именно в этом заключалась самая мрачная догадка Смолака: Бихари говорил правду. В доме убитой действительно был кто-то еще.

Значит, теперь у Смолака есть описание Кожаного Фартука, а это уже немало.



Initiatory fragment only
access is limited at the request of the right holder
Купить книгу "Аспект дьявола"

Аспект дьявола