home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 36

Джессика сопротивлялась как бешеная кошка. Враги напали на неё во сне, но быстро пожалели об этом. Одному она попала сапогом в нос, второго больно укусила за руку. Эльва, несмотря на почтенный возраст, оказалась проворнее. Двое уже валялись на полу, третий пытался сбросить её с себя, захлёбываясь кровью. Лысый мужчина в вонючей козлиной шубе бросился на Джессику с обнажённым мечом. Джессика сама не поняла как всё случилось. Она пришла в себя, сжимая окровавленный клинок, а свалившийся на пол враг прикрывал ладонью зияющую рану. Бандит с прокушенной рукой не стал искушать судьбу и сбежал прочь из кибитки. Джессика и Эльва ринулись в погоню. Снаружи они на миг ослепли от утреннего солнца. Осмотревшись, увидели дюжину воинов с копьями, нацеленными им в грудь. Всадники на конях натянули тетивы своих луков. Враг Джессики стоял на коленях. Огромного размера воин держал его за волосы, приставив клинок к шее. Воин со шрамом на щеке выкрикнул:

— Это, что ли, твои чотгоры[27]? Небось во тьме полез на старую сову, а теперь боишься, что она всё расскажет твоей жене.

Воины дружно рассмеялись.

— Казнить за трусость!

Но палач не успел перерезать горло. Эльва властно прокричала:

— Стой, Оргил. Разве мало пролито крови?

Воин со шрамом, посмотрел на неё и подъехал ближе.

— Кто ты такая, старуха? Откуда знаешь моё имя?

Эльва резко схватила его за руку и стащила с коня. Удерживая клинок у горла, прокричала воинам, прицелившимся в неё.

— Опустите оружие! Если бы я хотела его смерти, ваш командир был бы уже мёртв. Вы все были бы уже мертвы.

Эльва, спрятав нож, отошла в сторону.

— Мне пришлось убить твоих людей. Они напали на нас, мы вынуждены были защищаться.

Оргил смотрел на неё в замешательстве. Прикажи он разрубить этих дьяволиц пополам, войско не медля выполнит приказ. Но когда узнают, что баба стащила его с коня, а потом отпустила — все воспримут казнь за личную месть и авторитет будет не удержать. Оргил был опытным командиром. Он понимал, что сейчас важнее оставить чертовкам жизнь.

— Если мои воины не смогли одолеть женщин, такова их судьба.

Войско зароптало. Эльва смело шагнула вперёд.

— Эй, вы! Стоять и шавкать за спиной могут лишь шакалы. Если хотите сразиться со мной или с моей внучкой — выходите, я посмотрю на что вы способны.

Гул продолжался, но вскоре утих. Соблазн сразиться был очень велик, но все видели, что эти злодейки сделали с проверенными бойцами. А вдруг они и вправду- чотгоры, пришедшие вслед за мерзкой шулам[28].

— Оргил, я знаю тебя и знала твоего брата, и твоего отца, и твоего деда, и многих предков. Беда пришла в эти земли. Жуткое чудовище губит людей. Болезни убивают бедняков. Младенцы вопят от голода, потому что в мёртвых грудях их матерей не осталось молока. Люди покидают свой край, чтобы стать лёгкой добычей исхудавших волков.

— Всё так, женщина. Откуда знаешь?

— Я пришла, чтобы найти чудовище и уничтожить его. Без вашей помощи мне не справится.

В толпе раздался крик:

— Откуда мы знаем, что ты не врёшь. Недавно к нам приходил один, с глазами, круглыми как луна. Очень похож вас. Тоже говорил, что поможет. Мы забрали последние куски у своих детей, дали оружие и собак. И где он теперь? Куда делся? Он только разозлил шулам ещё больше. Три дня назад она разорвала в клочья мою сестру. Люди видели это, но никто не вступился. Трусы, жалкие трусы.

Оргил повернулся к говорящему.

— Закрой свой рот, Сэргэлэн! Где ты сам был, когда ведьма её растерзала? Где ты сам был, когда она терзала наших матерей, отцов, братьев, детей? Чертовка принесла горе в каждую семью. Чего-чего, а этого добра хватило всем с избытком.

Эльва посмотрела на Оргила.

— Отвези меня туда, где ведьма бесчинствовала в последний раз. Расскажи про человека с глазами как луна. Я постараюсь не докучать тебе лишними просьбами.

— Женщина, колдовством или чем-то ещё ты стащила меня с жеребца. Но пока что я тут принимаю решения. Я, а не ты и даже не Сэргэлэн, как бы он не вопил, сидя на своей кляче. И я решаю, помочь вам или нет, помиловать или лишить жизни. А пока — следуйте за мной.

Им дали коней, хозяева которых остались в кибитке. Джессика никак не могла свыкнуться с этим чужим, далёким местом. Казалось, сам воздух был здесь против её присутствия. По пути в стойбище её ждало жуткое зрелище. Везде растерзанный скот, непогребённые мертвецы. Оргил, ехавший рядом с Эльвой, рассказывал про ужасы, творимые ведьмой.

— В наших краях жила знахарка по имени Сувданцэцэг. Лечила от всех хворей, принимала роды. Во времена джутов, когда гибли целые стада, отпаивала ягнят отваром из белены и скисшего молока. Ягнята выживали. Один из ханов прибыл сюда с другого конца страны. Злой дух вселился в его грудь. Нарыв зиял и смердел ужасно. На носилках хана внесли к Сувданцэцэг. Она выгнала всех, приказав помощнику держать хана и принялась резать и пластать рану. Эх и крику же было. Помощник рассказал, что по полу лились реки крови и гноя. Но хан выжил, выздоровел и окреп. Он назначил знахарке приличное жалование и приставил слуг, чтобы ни в чём не знала нужды. Люди делились с ней скотом, скарбом и помощью. Мы гордились Сувданцэцэг и почитали за божество. Наверное этим и разгневали Небо. А потом она сошла с ума. Ходили слухи, что Сувданцэцэг бродит по ночам, словно чотгор и пьёт кровь своих жертв. Она убивала запоздалых путников, ловила играющих без присмотра детей, а затем принялась за скот. Такого падежа давно не было в наших краях. И теперь мы не знаем, что скорее нас погубит — голод или жуткая Сувданцэцэг.

— Почему вы не убили её?

Оргил ухмыльнулся и рыкнул от злости.

— Мы не просто убили её. Мы истыкали её стрелами и копьями, выбросив мерзкое тело в бушующий Керулен, но она вернулась. Вернулась, чтобы вновь сеять смерть и хаос. Недавно мы нашли куски человеческого тела в колодце. Это был несчастный Тургэн, умерший накануне от чумы. Мы узнали его по чёрным язвам и струпьям на теле. Мы все пили из этого колодца и теперь что ни день, кто-то умирает от болезни.

Они спустились в лощину. Несмотря на яркое солнце пейзаж был весьма уныл. Камни, чёрная трава, глина, редкий снег. Кругом белели кости животных. Люди глодали, то что оставалось от волчьих обедов. А волки частенько возвращались к своей добыче.

— Проклятая Сувданцэцэг вредит нам постоянно. Стоит моим людям броситься в погоню — она немедленно исчезает во мраке. А ещё — она ужасно боится собак. Псы — наша последняя надежда. Иначе люди давно бы их сожрали.

Они проехали сквозь огромные ворота в стойбище, обнесённое высоким частоколом. Джессика наклонилась к Эльве.

— Монголы не строили таких сооружений, они…

— Они скрываются от страшной ведьмы, дитя. Не верь учебникам. Нам нужно торопиться.

Худые, измождённые ребятишки едва приподняли головы, чтобы посмотреть на гостей. У людей совсем не было сил. Огромные собаки, стоявшие в загоне для скота глодали тушканчиков. Одна из них была покрыта струпьями, у двух других глаза были налиты чёрной кровью. Эльва ощупала собак. Оргил с удивлением посмотрел на неё.

— Ты сумасшедшая, женщина! Эта собака разорвёт любого. Почему она не тронула тебя? Живо выйди из загона!

Эльва тщательно вымыла руки.

— Слушай меня, Оргил. Я спасу твоих людей от чумы. Но вы должны слушаться меня беспрекословно. Первое — сожгите все трупы. И людей, и тушканчиков, и этих трёх собак.

— Но они живы.

— Они заражены. Им уже не поможешь.

Оргил отдал нужные распоряжения.

— Я обойду больных. Приготовьте большой шатёр и шатёр поменьше. В первый мы сложим всех, кто заразился недавно. Во второй отнесём тех, кого уже не спасти. Мы только сможем облегчить их страдания. Пусть все, кто носит больных и мертвецов, наденут плотную ткань, я наварю снадобья, которым нужно пропитать одежду. Мне понадобится кипяток. С этого дня всем следует пить только воду, вскипевшую на костре. Отправь своих воинов вместе со здоровыми женщинами за травами. Мне нужно очень много трав. Я скажу каких. Я приготовлю отвар. Где ваши лекари, знахари и кузнецы? Мне понадобятся люди с крепкими руками, растущими из нужного места. Я объясню как лечить струпья и язвы. Сложные процедуры сделаю сама.

— Что такое — процедуры?

Эльва лишь махнула рукой.

— Узнаешь через пятьсот лет.

Старуха оказалась весьма дельной в профилактике эпидемий. Повсюду пылали костры, стойбище чистили, в шатры заносили больных. Люди сновали, выполняя её распоряжения. В огромных котлах варилось зелье, Эльва высыпала в варево плесень из мешочков на поясе. Посмотрев на Джессику, которая тоже трудилась, не покладая рук, она промолвила:

— Этот отвар эффективнее стрептомицина в десятки раз. Будут регулярно пить — поправятся через неделю. Я наварю им месячный запас.

Джессика и Эльва, валясь от усталости, отправились спать поздней ночью. В награду за тяжёлый труд их ждал отдельный шатёр и скромный ужин, съесть который всё равно не хватило сил. Рано утром Эльва, растолкав Джессику, приказала собираться на охоту. Оргил с двадцатью крепкими бойцами уже ждал у ворот. Отдав последние распоряжения, Эльва громко чмокнув губами, поскакала вслед за Оргилом к дому-пагоде Сувданцэцэг.

Внутри пагоды даже воздух носил следы присутствия могучей колдуньи.

— Смотри и вникай, Джессика. Ты уже должна хорошо уметь читать то, что здесь произошло.

Джессика нюхала воздух, ползала по-пластунски, пробовала предметы на вкус, просила тишины и слушала стены. Оргил любовался ей, но в глубине души жалел девушку с молочной кожей. Ползает как ящерица, лижет ступени. Явно с головой не всё в порядке. Но кто знает — может быть и вправду найдёт проклятую тварь.

— Здесь побывало много людей.

— Ищи следы отца Мартина.

Неподалёку от входа в подвал она почувствовала какой-то образ — усы, бородка узким клином, яркие жёлтые глаза, острые черты лица.

— Это Мартин?

— Да, Да. А я уж думаю, когда ты его увидишь. Не теряй времени, поспеши.

Джессика не хуже заправской ищейки вела охотников по следу монаха. Воины хотели сделать привал, но Эльва не разрешила. Оргилу это пришлось не по нраву. Проехав ещё немного, он развернул коня.

— Женщины, зачем вам белый человек? Он был здесь, но ушёл вслед за шулам и сгинул. Что вы хотите найти? Его гниющие кости? Не тратьте попусту время. Ищите Сувданцэцэг.

Эльва бурчала что-то себе под нос. Джессика поймала взгляд Оргила.

— Без Мартина нам будет невозможно разыскать ве…

Командир вспылил.

— Как смеешь ты, девчонка, обращаться ко мне как-будто я твоя соседка!

Эльва немедленно вмешалась.

— Успокойся, Оргил. Ты же понял — перед тобой не простые люди. Моя внучка, рискуя жизнью, спасала твоих людей. Разве она не заслужила права хотя бы на один вопрос?

Оргил лишь что-то проворчал в ответ. Они подъехали к огромному холму с пещерой у вершины. Внутри был человек, похожий на конкистадора, какими их изображали в учебниках по истории. Джессика бросилась к нему.

— О боже, это же отец Мартин.

Под некогда роскошным тулупом виднелась обычная монашеская ряса. Странного вида штаны заправлены в монгольские сапоги. Левая нога была вся в крови.

— Отец Мартин, вы слышите нас?

Его глаза заморгали, но так и не открылись.

— Пи-и-ть. Умоляю пи-и-ить.

Оргил прислушался.

— Что он говорит?

— Он просит пить.

Отец Мартин снова повторил просьбу, теперь на монгольском языке. Оргил приказал подать бурдюк с кислым молоком. Жадными глотками несчастный осушил треть бурдюка.

— Хватит, а то скрутит живот.

Джессика обрабатывала раны отца Мартина, Эльва не принимала в этом участия.

— Помогите, мне нужна мазь…

Эльва грубо, словно кость собаке, бросила какую-то склянку Джессике в ноги.

— По мне, так пусть этот проклятый палач сдохнет. Скажи, преподобный, каково тебе с растерзанными рёбрами? Наверное многим при жизни запустил крюки под грудь. Теперь почувствуй сам…

— Прекрати. Не видишь как он страдает.

Джессика аккуратно похлопала монаха по щеке.

— Отец Мартин. Сувданцэцэг на самом деле не Роза…

Эльва подбежала к ней и потащила за шиворот в глубь пещеры.

— Ты с ума сошла, девчонка. Держи язык на коротком поводке.

Джессика опешила.

— Что с тобой, Эльва?

— Некогда объяснять. Розалин была здесь и передала часть своей проклятой души Сувданцэцэг. Думаю, что несчастная противилась этому дару.

— Что же нам с ней делать? Ведь знахарка всего лишь невинная жертва Розалин.

— Ты прекрасно знаешь, что с ней делать!

Отец Мартин, наконец, пришёл в себя, но рассказал совсем немного. Он преследовал ведьму через многие страны, догнал её здесь, но что-то случилось — Розалин сошла с ума. Она вела себя как бешеное животное. Бросалась на пики и копья, сама шла в капканы. Но в конечном счёте сбежала, а у монаха не оставалось сил её преследовать. Монголы прождали неделю, а потом вышвырнули его в степь. Они считали, что чужестранец виновен в странном поведении чертовки. Отец Мартин жестом попросил Джессику наклониться к нему и зашептал, щекоча усами ухо:

— Дочь моя, не знаю, кто вы, но сам господь послал вас сюда. Слушай. У нас мало времени. Эти несчастные дикари принимают бесчинства Розалин за происки местной знахарки Сувданцэцэг. Я не стал их разубеждать.

— Но почему вы уверены в обратном?

— Как же? Я лично видел её тело, истыканное монгольскими стрелами. Проклятая колдунья одурманила туземцев. Каждый из них подтвердил, что перед нами лежит тело Сувданцэцэг. Я распорядился снять платье и ужасные, богохульные письмена, омерзительные изображения сатаны и демонов, покрывавшие всё тело Розалин, предстали перед тридцатью свидетелями.

— И что же монголы?

— Кто?

— Что сказали туземцы?

Отец Мартин горько усмехнулся.

— Они сказали, что никогда не видели Сувданцэцэг без одежды.

— А вы?

— А я — слуга Комиссии. Письмена и рисунки на теле Розалин подробно описаны. Они крайне важны для опознания плутовки.

— При казнях Розалин в 1359 в Йоркшире и 1413 в Чахтице было ли осмотрено…

Отец Мартин оживился, он цепко схватил Джессику за ладонь.

— Но откуда тебе это известно? Немедленно осени себя крёстным знамением!

Эльва бросилась на отца Мартина и начала трясти его, схватив за рясу.

— Где Magna Venari?

— Кто вы? Порождения сатаны!

Бесцеремонно обыскав его, Эльва выхватила золотисто-изумрудную книжечку и перечитала последние строки.

Она швырнула книжку обратно отцу Мартину на грудь, а потом снова утащила Джессику подальше.

— Без лечения этот идиот скоро умрёт. Я никогда бы не стала помогать членам CSI, но у меня нет иного выхода. Если подохнет здесь, наша книга останется с белыми страницами.

— Но мы ведь как-то получили…

— Если усач подохнет, то на истлевшем скелете найдут лишь нынешнюю версию CSI с пустыми последними страницами. Именно её мы читали в Мармадьюк-Асайлиме.

— Боже, как всё запутано.

Из своего угла отец Мартин прокричал.

— Не смейте упоминать имя господа в суе.

Эльва бросила в него камнем. Джессика, даже не обернувшаяся на вопли отца Мартина, спросила:

— Значит всё наше путешествие сюда было…?

— Да, Джессика. Ты оказалась мудрее. Ты натолкнула меня на отличную мысль, мне лишь оставалось додумать как воплотить её в жизнь.

— Но если мы не разыщем Сувданцэцэг, значит монах ничего не напишет и…

— Мы её разыщем, — она посмотрела на Оргила, — Собаки готовы?

Оргил лишь молча кивнул головой.

Отца Мартина уложили на носилки. Шестеро воинов собирались отнести его в стойбище. Эльва варила что-то в небольшом котелке.

— В пагоде я собрала личные вещи Сувданцэцэг — палочки, которыми ела, нижнюю юбку, ворс с ковра, где ведьма спала, камни, к которым прикасалась. Загляни в котёл, всё это варится в обычной воде, но стоит мне добавить это, — она проворно вылила из склянки какую-то красную жидкость, — как моё снадобье вытянет запах Сувданцэцэг, отсеяв все посторонние ароматы. Собаки выследят её в два счёта, нам же останется только освободить знахарку от подарка Розалин.


* * * | Молох ведьм | * * *