home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement





Initiatory fragment only
access is limited at the request of the right holder
Купить книгу "Воспитание идеальной жены"

= 6 =

Глава шестая

«Ураган»

Утро началось с требовательного кошачьего «мяу». Бармалей орал где-то под кроватью, видимо, не рискуя показываться на глаза. Тери заворочалась и обнаружила, что так и лежит в объятиях Игната, пристроив голову у него на плече.

Игнат не спал – смотрел на нее каким-то особенным взглядом, довольным и любопытным одновременно. Тери смутилась и попыталась высвободиться, но ей не дали.

- Давно не спишь? – быстро спросила она, потому что Игнат положил ладонь на ее грудь и слегка сжал пальцы.

- Не очень. Не хотел тебя будить, но…

- Мяу! – раздалось из-под кровати.

- …но Бармалей почувствовал, что я проснулся и пришел требовать завтрак.

- Мяу!

- И разбудил тебя.

- Все равно пора вставать, да? Игнат, прекрати!

Тери покраснела еще сильнее, потому что он втиснул колено между ее ног.

- Почему? – вкрадчиво спросил Игнат, поглаживая ее по спине.

- Мяу-у-у…

- Потому что… кот! Есть просит! – выкрутилась она. – Я встану…

- Лежи, я сам. И не вздумай сбежать.

- И почему я должна тебя слушаться? – вспылила Тери.

- По контракту, - усмехнулся он. – Не делай вид, что не помнишь условия этой части соглашения.

Тери почувствовала себя так, словно ее снова окунули в ледяную воду. И не потому, что условия были ужасными, вовсе нет. Она сознательно согласилась на «полное послушание». Анни убедила, что ее не будут бить, унижать и насиловать, но «если она хочет научиться нравиться мужчине в постели, то подчинение наставнику обязательно».

Тери соглашалась на эти условия, когда думала, что будет брать уроки секса. Но она отказалась! И была уверена, что у них все произошло по ободному влечению. А Игнат, оказывается, просто преподал ей урок.

Он давно ушел и гремел на кухне кошачьими мисками. Бармалей убежал следом. Тери встала, отыскала на полке халатик, накинула его и, пошатываясь, побрела в ванную.

- Куда это ты? – шутя нахмурился Игнат, перехватив ее в гостиной. – Я же велел лежать.

- Иди к черту… - пробормотала Тери, отталкивая его руки.

- И что успело произойти за пять минут, что я потратил на кормежку несчастного кота? – Он схватил ее так, что она не могла вырваться.

- Ничего.

- Ты слишком сердита для «ничего». Только что мило смущалась, а сейчас… Что произошло, Тери?

Глупая ситуация. Признаться – и показать детскую обиду. Сделать вид, что ничего не произошло? Не получится. Обида есть, да еще какая. Придумать отговорку? Не придумывается!

- Ты мне кто? Муж или психоаналитик, чтобы я тебе исповедовалась? – зло огрызнулась Тери.

Она тут же пожалела о своей грубости. Игнат ничего ей не обещал, она сама напридумывала глупостей. Он не заслужил такого отношения.

- Извини. – Игнат отпустил ее. – Я, кажется, успел тебя обидеть. Ты не скажешь, чем?

Тери молчала, избегая его взгляда. Это ей следовало просить прощения, но отчего-то она не могла произнести ни слова.

- Понятно, не скажешь, - он вздохнул. – Пойду готовить завтрак. Тебе только кофе?

- Я сама… приготовлю, - вскинулась Тери. – Мы же договаривались.

- Да, но рука…

- Нормально, - отрезала она. – Я только умоюсь и переоденусь.

Когда она пришла на кухню, Игнат был уже там. Сидел у стола и гладил кота, забравшегося к нему на колени.

- Игнат, прости, пожалуйста, - сказала Тери, собравшись с духом. – Я сорвалась, и мне неловко.

Он кивнул:

- Но о причине ты умолчишь.

Не вопрос – утверждение.

- Причина во мне, - ответила Тери.

- Угу…

- Так что будем готовить? – она быстро поменяла тему. – Кашу? Какую?

- Манную. И гренки. – Он спихнул с коленей Бармалея и встал. – Я поплаваю перед завтраком.

- А как же я? – растерялась Тери.

Игнат подошел к шкафу, выдвинул нижний ящик и вытащил оттуда кулинарную книгу.

- Тут все написано.

«Книга о вкусной и здоровой пище», - прочла Тери. Видела она этот «раритет», как же. До сих пор ей не удавалось воспроизвести ни одного блюда по рецепту из книги.

- А код? – она вспомнила про холодильник.

- Я отключил, - ответил Игнат и ушел.

Тери не стала гадать, что это – очередной этап обучения или обида. Возможно, и то, и другое. Она, конечно, виновата, но и откровенные разговоры – лишнее. Тем более, в чисто деловых отношениях.

Из кухонного окна были видны мостки. Игнат на ходу стянул футболку, на мостках – все остальное, и прыгнул в воду. Тери поежилась, вспоминая, как приятно находится в объятиях этого мужчины. Интересно, много ли правды в его словах? Ведь это он подарил ей наслаждение, а не наоборот. Так о каком «огне» он говорил? Просто хотел подбодрить?

Очень хотелось сварить кофе, но еще больше хотелось проверить, справится ли она теперь с готовкой. Тери внимательно изучила рецепт манной каши, некстати вспомнив, что все предыдущие попытки приготовить это блюдо бесславно провалились. Потом принялась высчитывать, сколько ей брать манки, чтобы сварить кашу из одного стакана молока – в рецепте было указано пять. «Пятая часть стакана» при ее любви к точным цифрам – катастрофа.

Она нашла маленькую кастрюльку, вылила туда молоко и поставила на плиту. Соль – ладно, а сколько сахару положить? Игнат любит сладкое или, наоборот, терпеть не может? Решила обойтись без сахара. Ведь можно потом добавить, по вкусу. Дальше произошло, как всегда. Молоко закипело, наверх поползла пенка, Тери берегла левую руку, поэтому бухнула в кастрюльку манку, забыв о «тоненькой струйке», и только потом стала мешать – и сразу обнаружила, что каша получилась с комками. Мало того, она продолжала «лезть» из кастрюли, несмотря на энергичное помешивание, и, конечно же, попала на плиту. На кухне запахло горелым. Бармалей, наблюдавший за творящимся безобразием с подоконника, мяукнул.

- А то я сама не знаю, - пробурчала Тери, пытаясь соскрести с конфорки гарь.

Пока она этим занималась, каша загустела, и теперь пыхала и «плевалась», снова заляпывая плиту. Тери сняла кастрюльку и сунула ее с мойку. Даже пробовать не стоит – очередная неудача.

- Уверена, что стоит так уж сурово? – услышала она голос Игната.

Он стоял в дверном проеме, прислонившись к косяку. Если бы не мокрые волосы, то можно было бы подумать, что он никуда и не уходил.

- Уверена, что это несъедобно, - с досадой ответила Тери. – Все, как всегда. Попробуем еще раз, вместе?

- Что поделать, придется, - усмехнулся он.

Лучше бы не просила. Как только Игнат стал объяснять, что сделано не так, стало понятно – он прекрасно знал, что она не справится. Ладно, не уменьшила заранее температуру конфорки – не догадалась, ерунда. Но одновременно засыпать крупу в молоко и мешать она точно не смогла бы. Обожженная ладонь практически не беспокоила, но не настолько, чтобы зажимать в кулаке манку и медленно ссыпать ее в кастрюлю. Именно такой способ и показал ей Игнат, сварив кашу за пять минут.

Тери промолчала, проглотила очередную обиду. Наверное, Игнат решил наказать ее за утренний срыв. Не стоит показывать, что ему это удалось. И вообще, Маруська когда-то говорила ей, что полезно прикидываться глупой, мол, мужчины любят ощущать себя крутыми супергероями на фоне глупенькой женщины. Вот и пусть думает, что она не догадалась.

- А гренки так вообще просто, - рассказывал тем временем Игнат. – Мне много не надо, поэтому разбей в миску яйцо, теперь немного молока добавь. Достаточно. Пару ложек сахару, это обязательно, иначе не будет глазури. Взбей все. Тебе помочь?

- Сама, - отказалась Тери.

Это вполне осуществимо, придерживать миску больной рукой несложно.

- Отлично, теперь ставь сковороду, туда масло, растительное. Пусть разогреется как следует. Потом окунаешь ломтики хлеба в смесь – и на сковороду. Схватится быстро, тут важно не зевать. Справишься? А я пока каши поем.

Тери неопределенно повела плечом. Или справится, или все придется начинать заново. Предпочтительнее первое, потому что уже хотелось выпить кофе, а она его даже варить не начинала.

Оказалось, все не так уж и сложно, если следить за гренками и не ловить ворон. На кухне появился приятный запах хлеба и молока. Пожалуй, она даже попробует, как получилось.

Игнат быстро расправился с кашей и стал мыть посуду.

- Да ладно, руку лучше не мочить, - объяснил он в ответ на ее удивленный взгляд.

Тери закончила с гренками и поняла, что кофе сварить не получится, нет ни кофеварки, ни кофемашины, а с джезвой она не справится. Вернее, в джезве кофе у нее всегда получался жутким на вкус. Тогда уж лучше чай. Она поставила на плиту чайник и присела отдохнуть.

Игнат задумчиво на нее посмотрел, но ничего не сказал, молча достал из холодильника сыр, колбасу и джем. Тери снова расстроилась – у нее прекрасно получалось держать в голове любые расчеты, клиентскую базу, три сюжета одновременно, но с элементарными домашними делами вечный конфуз. То одно забудет, то другое. И вот теперь – забыла накрыть на стол.

Игнат сам достал джезву и стал варить кофе. Тери обрадовалась, но, как оказалось, рано. Игнат сразу слил все в одну чашку. Свою. Старательно делая вид, что ей это безразлично, Тери встала, чтобы заварить чай, а когда вернулась за стол, обнаружила все гренки на тарелке у Игната. Бармалей терся у его ног, выпрашивая колбасу.

- Какие планы? – ровным голосом спросила Тери.

- Да какие планы, у тебя рука еще не зажила. Отдыхай или пиши свою нетленку. Обед у нас есть.

Игнат даже не посмотрел на нее – наблюдал за котом, получившим желаемое.

- М-м… Ладно. Посуду ты вымоешь?

- Конечно.

- Тогда погуляю, посмотрю, что за остров.

- Валяй. Только сапоги резиновые надень, тут местами сыро.

«Понятно, - усмехнулась про себя Тери. – Решил проучить меня по полной программе, как маленькую. Мелко…»

Она вышла из кухни, оставив на столе нетронутый чай.


Игнат не помнил, когда в последний раз ему было так стыдно. Пожалуй, начни Тери возмущаться или обижаться, все сложилось бы по-другому. Однако она даже про колючки забыла, просто спряталась в раковину, и все усилия прошлого дня пошли насмарку.

Бармалей вновь улегся на подоконнике и взирал на Игната с немым укором.

- Думаешь? – спросил он кота. Бармалей лениво зевнул во всю пасть. – Да вот и я тоже…

Конечно, Тери сама виновата. Он до сих пор не понял, какая муха ее укусила, что поутру она превратилась в стерву. Хотя догадывался, конечно, что с такой неуверенностью ей и самой хватит воображения придумать то, чего нет. Однако она извинилась, и Игнат чувствовал, что извинения искренние. Что бы она не придумала, как бы обидно ей не было, она старалась вести себя обычно. А он?

А он сам обиделся, как мальчишка. Обиделся, разозлился и решил ее проучить. Проучил, на свою голову. Теперь все придется начинать заново. Тери и так не особо ему доверяла, и, похоже, теперь его рейтинг и вовсе упал глубоко в минус.

Хорошо, что она ушла на прогулку. Есть время разобраться в собственных чувствах. Игнат прибрал на кухне и вышел на крыльцо. С утра светило солнце, и день обещал быть жарким, но сейчас небо подернулось тучами, и похолодало. Похоже, скоро пойдет дождь. Интересно, Тери оделась потеплее?

Вот, снова началось. Игнат досадливо поморщился. Какое ему дело, оделась она или нет? Остров маленький, не заблудится. Небось, решила обойти его по береговой линии, тем более, и тропинка удобная для этого имеется. Успеет вернуться до непогоды.

Игнату не нравилось, что утренние слова Тери его задели. С ней весело пикироваться, ее интересно обучать, с ней приятно в постели. Но привязываться к ней нельзя – они все равно что из разных миров. Богатенькая дамочка, которая может позволить себе тратить деньги на ерунду, ему не пара. Она красива и самостоятельна. Он поможет ей избавиться от комплексов, сам освободится от обязательств – и они больше никогда не встретятся. Так почему ему не все равно?

Почему он не плюнет на все эти колючки и раковины? Почему жалеет и переживает, когда ей плохо или больно? У него работа, у нее желание. Никто не обещал ей, что обучение будет приятным. Главное – результат.

Ощутимо стемнело.

«Лучше бы Тери поторопиться. Кстати, пока ее нет, можно позвонить Аленке», - подумал Игнат.

Она не сразу ответила на звонок, но зато обрадовалась, и родной голос зазвенел нежными колокольчиками:

- Игнатушка, как ты?

- Да что со мной сделается? Все отлично, загораю, купаюсь, отдыхаю. Как ты, как Митька?

- У нас все хорошо. Ричард говорит, анализы в пределах нормы. А Митька вчера подрался на детской площадке, представляешь? Мама того мальчика ругалась, а я стояла и ревела от счастья.

- Я рад, Аленушка. Прилечу, как только смогу, родная. Берегите себя.

Вдалеке ударил первый раскат грома, потом еще и еще. Тери не было видно. И куда подевалась? Игнат не знал, в какую сторону идти ее искать. Она ушла налево или направо?

Пока он размышлял, налетел сильный ветер, и дождь полил стеной. Пришлось срочно закрывать все окна в доме. Тери так и не вернулась.

Игнат стоял на крыльце, всматриваясь в темноту. Почему она не пошла домой, как только погода стала портиться? На острове негде укрыться, разве что в большом доме, но он заперт. И веранда заперта. Навес над ступеньками? Черт бы побрал эту девчонку!

Где-то совсем рядом затрещало поваленное ветром дерево. Игнат выругался и выскочил под ливень. По идее, Тери побежит или сюда, или к большому дому. Он хотя бы проверит, нет сил просто стоять и ждать.

К счастью, Тери была там, где он и предполагал. Стояла на крыльце, держась за перила. Толку в навесе никакого – дождь косой, ветер сбивает с ног. И она промокла насквозь и замерзла – стучит зубами.

Игнат с облегчением сгреб ее в объятия. Жива. Ни в озеро не смыло, ни деревом не привалило. А все остальное – ерунда. И Тери доверчиво прижалась, обняла его. Ее трясло от холода, и он решился. Борис был не против, да и компания дала добро при форс-мажоре. А сейчас тот еще форс с мажором вместе.

- Погоди, сейчас…

Придерживая Тери одной рукой, другой он быстро набрал комбинацию из цифр на кодовом замке и толкнул дверь.

- Заходи.

С веранды в дом вела дверь с еще одним кодовым замком. Игнат открыл и ее и быстро схватил трубку стационарного телефона. Набрал номер полицейского участка на материке – дом был под охраной, - назвал пароль. Тери стояла у порога, не сводя с него настороженного взгляда.

- Все, теперь вытираться и греться, - объявил Игнат, подхватил ее на руки и понес вглубь дома.

- Это… твой? – вдруг тихо спросила Тери. – Твой дом? Твой остров?

- Я похож на миллионера? – развеселился Игнат, опуская ее на диван. – Раздевайся, я принесу полотенца.

- Так твой или нет? – она схватила его за руку, не давая уйти.

- Нет, я просто знаю, как открыть двери. Мне сказали.

- Ты обманываешь.

- Почему?

- Ты прекрасно ориентируешься внутри дома.

- Хорошо… - он вздохнул. – Хозяин острова – мой друг. Теперь можно сходить за полотенцем? Иначе простудишься.

Тери молча стала снимать с себя одежду.

Игнат не собирался, даже в мыслях не было… но всего лишь до того момента, как увидел Тери, стаскивающую трусики. Она стояла к нему спиной, слегка наклонившись вперед. Нет, конечно, он не набросился на нее сзади, как животное. Накинул полотенце на плечи, и начал растирать, как ночью, после ледяного купания. Он заметил, как она расслабилась в его руках, даже прикрыла глаза. Однако ненадолго.

- Ты тоже весь мокрый, - сказала она, когда он вытер ей спину и развернул к себе лицом. – Раздевайся, а я дальше сама.

Он послушался, поспешно снял мокрую одежду, но потом снова отобрал у Тери полотенце. Присел на корточки, растирая ей ноги, и не удержался – поцеловал живот чуть ниже пупка, сжал руками ягодицы.

- Ты замерзнешь, - напомнила Тери.

Ее голос дрожал, только уже не от холода.

- Поможешь? – он протянул ей второе полотенце.

Она не стала ломаться – воспользовалась случаем, чтобы исследовать его тело, как он исследовал ее. Игнат жмурился от удовольствия, особенно когда ощущал, как она касается его кожи пальцами, оглаживает ладонью. А когда Тери присела на корточки и дотронулась до бедер, не выдержал – подхватил ее на руки и усадил на стол. Она ухватилась за его плечи и подалась вперед, позволяя ему взять ее прямо так, на столе, без долгих предварительных прелюдий.

Это был страстный секс – дикий и необузданный. Тери забыла вытереть волосы, и ледяные капли обжигали их разгоряченные тела, добавляя остроты в ощущения.

Ножки стола не подломились чудом. Зато в пылу страсти они смахнули с него вазу, которая разлетелась на мелкие осколки.

Снаружи бушевал ураган.


Непогода застала Тери на противоположном берегу острова. Показалось, что все началось неожиданно – и сильный ветер, и проливной дождь. Тери даже испугалась, вроде бы только что светило солнце. Сначала она кинулась к лесу, но над головой засверкали молнии, а треск ломающихся ветвей не заглушали даже раскаты грома, и она сообразила, что безопаснее будет у большого дома, стены которого просматривались через редкие деревья.

Когда она добралась до крыльца, то уже озябла и промокла до нитки. Было страшно. Раньше за разгулом стихии Тери наблюдала разве что из окна, а сейчас казалось – она в эпицентре, и ее вот-вот смоет в озеро. Поэтому она и вцепилась в Игната, пришедшего на помощь. А потом…

А потом она просто сошла с ума. Никаких разумных объяснений возникшему вдруг влечению у Тери не было. Да она и не хотела никаких объяснений. Она хотела ласк и удивительного ощущения полета, которые ей умело дарил Игнат. И тот не подвел.

В полутьме чужой спальни, под аккомпанемент грома и стучащего в окно дождя, Тери таяла от нежных прикосновений на коленях у Игната.

Поцелуй: легкий, воздушный, ласковый. И такое же прикосновение к губам – Игнат осторожно гладит нижнюю губу подушечкой большого пальца. Снова поцелуй. Пальцы выписывают круги на шее, ныряют в волосы, легко касаются затылка. Губы ласкают мочку уха. Тери запрокидывает голову, и ощущает поцелуй на ключице.

Игнат не спешит. Неторопливо гладит ладонь, запястье, целует локтевую ямочку. По очереди стискивает груди, отчего соски твердеют, и внизу живота начинает сладко ныть. Тери ерзает на коленях. Игнат заставляет ее откинуться, опереться спиной на его руку, и, наклонившись, слегка касается языком сосков. Пальцы оглаживают талию, обводят изгиб бедра, рисуют узоры в коленной ямке.

- Да? – дразнит Игнат, проводя ладонью по внутренней стороне бедра.

- Да, - жарко шепчет Тери. – Да, пожалуйста…

- Больше не стесняшка? – в шутку уточнил Игнат.

Она посмотрела на него из-под полуопущенных ресниц и улыбнулась.

- Сейчас проверим, - хитро пообещал он. – Не боишься? Доверяешь?

Тери кивнула, прикусив нижнюю губу. Доверяет… но опасается. Что он задумал? Сердце пропустило удар, когда Игнат перевернул ее и уложил на живот.

Тери чуть не задохнулась от охвативших ее чувств. Стыдно, страшно…

- А вот теперь поговорим, - многообещающе заявил он, крепко обхватывая Тери за поясницу.

Она дернулась, но куда там! Игнат держал крепко.

- Прекрати, - прошипела она.

- Тогда отвечай, на что обиделась утром.

- Так нечестно!

- Еще как честно. Ты же не хочешь по-хорошему? – Игнат слегка ущипнул ее за ягодицу.

- Только попробуй!

- И попробую, если ты не ответишь. Так на что?

- Я не обижалась… Ай!

Звонкий шлепок – и искры из глаз. Тери до последнего момента не верила, что он ее ударит! Она завертелась ужом, пытаясь вырваться из его рук. Безуспешно. Игнат держал крепко и… массировал пострадавшее место. Да так, что вместо боли по коже разлилось приятное тепло.

Тери обиженно пыхтела.

- Еще?

- Не надо! – взвизгнула она, почувствовав, что он убрал руку. Занес для удара? – Я… я… Ты сказал, что это уроки!

- Чего-о-о?

Тери не видела лица Игната, но в его голосе слышалось искреннее удивление.

- Ну… Все, что было той ночью – из-за контракта… - неуверенно пояснила Тери. – Потом я поняла, глупо было… Игнат, я же извинилась!

Ей было ужасно неловко разговаривать в таком положении. А Игнат, вместо того, чтобы отпустить, обидно расхохотался. Тери засопела и дрыгнула ногой.

- Воображение у тебя богатое, даже слишком.

Она хотела возразить, но не успела. Игнат подхватил ее на руки и отнес в кровать, вымаливать прощение нежными ласками. Невозможно злиться, когда тебя так жарко целуют. И она растаяла, забыла об обиде, отдалась чувствам… и снова потеряла голову от безумной страсти.

Отдышавшись, Тери уютно устроилась в объятиях Игната. «Живи сегодняшним днем, - сказала она себе, - и пользуйся моментом».

Игнат был задумчиво молчалив. Тери пригрелась и сонно зевнула:

- Мы разве останемся здесь?

- Ты хочешь вернуться?

- Наверное… Если нам разрешили жить в том домике, значит, в этом нельзя? – логично предположила Тери.

- Можно. Но из практических соображений лучше тот.

- Почему?

- Он меньше… Там проще следить за чистотой. Представь, сколько тут комнат! И… тут кухня… более оснащенная.

- О-о-о… Микроволновка, мультиварка, посудомоечная машина? – засмеялась Тери.

- Вроде того, - улыбнулся Игнат.

- Понятно. Так нам нужно убрать за собой и возвращаться. Тут, наверняка, нечего есть и… Ох… - она подскочила и в ужасе посмотрела на Игната. – Там же Бармалей! Он же… как же…

- С ним все в порядке. Правда, не волнуйся. Когда я уходил, он был в доме. И этот кот не боится грозы, уж поверь.

- Точно?

- Точно-точно. Ложись.

- И все равно нужно возвращаться… Ветер уже не так воет, и дождь стал потише.

- Да, нужно. – Игнат встал. – Полежи еще немного, ладно? Если тебе несложно.

- Хорошо, - Тери послушно обняла подушку. – Полежу.

Игнат ушел, и его долго не было. Тери успела задремать, и ее разбудил крепкий запах кофе.

- Сюрприз для леди, - Игнат с улыбкой протянул ей чашку, из которой и шел восхитительный аромат. – Я вспомнил, что тут есть кофемашина, и запас кофе тоже нашелся.

Тери с благодарностью на него посмотрела и отпила из чашки.

- Восхитительно. Спасибо.

- Наслаждайся. Я поищу нам сухую одежду.

Он снова исчез. Тери выпила кофе, смакуя каждый глоток, и, не дождавшись Игната, отправилась на поиски. Он обнаружился в гостиной – занимался уборкой. Уже в чистых сухих джинсах и тапочках.

- Не ходи сюда, тут могут быть стекла, а ты босиком, - попросил он.

- Я помогу.

Было неловко брать вещи незнакомых людей, но Игнат уверил ее, что все в порядке, и это куда лучше, чем влезать в мокрое. Вместе они быстро прибрали за собой, собрав полотенца и вытерев воду. Игнат снова поставил дом на сигнализацию.

Ветер утих, но дождь все еще шел, правда, уже не такой сильный, как раньше. Так что пришлось снова сушиться и переодеваться. Бармалей сладко спал на диване, и этот маленький дом показался Тери уютным и… своим. Как будто они вернулись домой после путешествия.

Иллюзия. Опасная иллюзия. Тери горько вздохнула. Она возилась у плиты, разогревая обед, и не заметила, как подошел Игнат. Он обнял ее сзади за плечи, поцеловал в макушку и сказал:

- Тери, хотелось бы закончить разговор о твоем богатом воображении.

- Может, не надо? – попросила она, поворачиваясь к нему лицом.

- Надо. Ты забыла кое о чем. По контракту ты должна учиться угождать мужу. Так? Я ничего не перепутал?

- Н-нет… - Тери уже поняла, к чему он клонит. – Игнат, пожалуйста…

- А на самом деле это я угождаю тебе, верно? Уточняю, я про секс.

Она кивнула, густо краснея.

- Так вот запомни, будь добра. Мне это очень нравится. Это не уроки, это мое желание.

Она опустила голову, представив, как глупо выглядела и утром, и потом, когда призналась Игнату. Если бы у них было соревнование, то этот раунд она проиграла бы вчистую.

- Эй, Тери… - Игнат взял ее за подбородок, заставив посмотреть ему в глаза. – Ты же не обиделась сейчас?

- Нет, - она слегка улыбнулась.

- А за шлепок по попе?

Теперь его глаза заискрились лукавством.

- Нет, но больше так не делай.

- Хорошо, - легко согласился он, - хотя мне показалось, что тебе понравилось.

- Ага, как же! И вообще…

- Кажется, у тебя что-то горит, - сообщил Игнат, разворачивая ее обратно к плите.

- Нет, я же еще не успела включить… - возмутилась Тери, но осеклась, сообразив, что ее попросту провели, чтобы не продолжать разговор на щекотливую тему.

- Так и не отвлекайся, а то сгорит, - невозмутимо ответил Игнат, усаживаясь за стол. – И пошевеливайся, я уже умираю от голода.

Тери швырнула в него кухонное полотенце и включила конфорку под сковородой с курицей.



Initiatory fragment only
access is limited at the request of the right holder
Купить книгу "Воспитание идеальной жены"

Воспитание идеальной жены