home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

Loading...


4 глава. Кузены

Утром ее разбудил громкий стук в дверь. Она подскочила, не понимая, что происходит и метнула настороженный взгляд на стену. Там было пусто, если не считать столика и стула, что наполнило ее душу несказанной радостью. А стук продолжался, все более упорный и настойчивый.

Догадавшись, в чем дело, Норма встала и шагнув к двери, повернула ключ.

На пороге стояла Энни, очень удивленная и немного встревоженная.

— Что-то случилось, мисс? С добрым утром, мисс.

— Проходи, — велела Норма.

— Вы решили запереться?

— Да. Я не люблю, когда ночью по моей комнате кто-то бродит.

— Помилуй Бог, мисс, никому бы не пришло в голову заходить в вашу комнату ночью, — серьезно отозвалась служанка.

— Я очень этому рада.

Она повернулась и застыла. Мыши, опять мыши, висевшие на своих привычных местах, за исключением той драпировки, где накануне Норма водрузила стол.

— Я тут спячу! — рявкнула девушка, — это что такое? Нет, я спрашиваю, что эта дрянь опять делает здесь?

Энни тоже взглянула и увиденное не добавило ей счастья и уверенности.

— О Господи! — ахнула она, — она опять взялась за старое!

— Я хочу поговорить с тетей, — заявила Норма и взялась за ручку двери.

Ее грозный вид мог напугать кого угодно, не то что робкую горничную. Но Энни все же решилась задержать ее.

— Погодите, мисс. Для начала вам следует умыться и одеться. Вы же не можете разговаривать с тетей в таком виде.

— Я могу с ней разговаривать в любом виде, — отрезала она, но слова служанки вернули ей здравый смысл.

Она отправилась умываться, с удивлением отметив, что у нее дрожат руки от ярости. Нет, так не годится. Еще немного, и она начнет крушить вещи, совсем как покойный отец. Норма иногда замечала за собой желание что-нибудь сломать, разбить, растоптать. Нужно подавлять это желание в зародыше. Ни к чему хорошему это не приведет. Достаточно лишь вспомнить того же папочку. Видимо, от наследственности никуда не денешься.

Убиравшая постель Энни испуганно вскрикнула.

— В чем дело? — осведомилась Норма холодно.

— Ч… что это такое? — прошептала та, прижимая к себе подушку и не отрывая глаз от пистолета, лежащего на простыне.

— Пистолет, — пояснила девушка, подходя к кровати и поднимая его, — что тебя испугало?

— Зачем пистолет под подушкой, мисс?

— Не могу без него заснуть, — с этими словами Норма убрала его в ящик.

Энни понадобилось некоторое время, чтобы прийти в себя. Объяснение Нормы, надо думать, ее не удовлетворило. Судя по всему, вероятность спокойно спать с пистолетом под подушкой показалась ей весьма сомнительной.

Приведя себя в порядок, Норма не позабыла о своем желании поговорить с тетей, но только теперь она была куда спокойнее. Первым делом она осведомилась у служанки, где комната тети. Та объяснила ей это, но добавила, что там ее скорее всего нет.

— Где же она может быть?

Энни начала говорить и замолчала.

— Можешь не продолжать, — махнула рукой девушка, — она наверняка в подвале, любуется на останки сушеного графа.

Побледневшая служанка отступила назад, трясясь как осиновый лист.

— Это всего лишь шутка, — хмыкнула Норма, наблюдая за ее реакцией.

На Энни это похоже не произвело впечатления.

— Ох, — вздохнула девушка, — хорошо. Жаль терять такую возможность устроить скандал, но что поделаешь. Пойду завтракать.

— Конечно, мисс, — торопливо влезла служанка, — это правильно.

Норма отправилась к двери, но на полпути обернулась.

— Убери мышей, — приказала она железным голосом, — иначе я их снова сожгу. Конечно, мышей в этом доме много, но когда-нибудь они все же должны закончиться.

В столовой Гессия поприветствовала ее радостной улыбкой.

— Доброе утро. Как спалось, кузина Норма?

— Доброе утро, кузина Гессия. Замечательно спалось. А вам? — ограничилась Норма избитой фразой.

Рассказывать ей о происшедшем посчитала излишним. При свете дня ей самой плохо верилось в случившееся. А если она попробует это озвучить, то история будет еще более неубедительной.

— Благодарю вас. Я спала отлично.

— Удалось вам вчера повидать тетю Сару? — не без задней мысли осведомилась девушка.

— Конечно. Мы с ней мило поболтали, — как ни в чем не бывало подтвердила Гессия.

Норма слегка нахмурилась, но ничего не сказала. Вероятно, кузина, следуя ее примеру, не стала посвящать ее в подробности разговора. Просто нежелание говорить о своих проблемах.

Они завтракали почти в полном молчании, если не считать нескольких замечаний относительно погоды и качества пищи. Когда они закончили пить чай и поднялись из-за стола, Гессия проговорила:

— Чем вы здесь занимаетесь, кузина? Боже, вероятно тут скука смертная! Я всегда отчаянно скучаю здесь, особенно, если мне не удается поговорить с тетей. Ее истории меня забавляют.

— Еще больше вас позабавит трактат о вампирах, — язвительно отозвалась Норма.

— О, я читала! — рассмеялась девушка, — мне очень понравилось, особенно то место, где вампиру вбивают осиновый кол в сердце, отрубают голову и набивают рот чесноком.

— Вскрывая гроб ни днем, ни ночью, а лишь когда появится первый луч солнца, — поддержала ее Норма, демонстрируя знакомство с предметом.

Они переглянулись и залились смехом.

Гессия не успела узнать, какие развлечения намерена ей предложить новоявленная кузина, так как в то время, когда они начали подниматься по лестнице, во входную дверь требовательно позвонили.

Девушки остановились и обернулись. Потом Гессия изо всех сил стиснула перила и прошептала:

— Кузина, меня тут нет и не было. Умоляю вас.

С этими словами она взлетела вверх по лестнице и исчезла.

Норма с недоумением посмотрела ей вслед. Она не успела ничего ни сказать, ни спросить и теперь чувствовала себя довольно глупо. Секунду спустя, когда дворецкий отворил дверь, ей в голову пришла мысль: «А чего так боится кузина Гессия?»

Дворецкий уже впускал в дом посетителей. Придав себе значительный вид, Норма выпрямилась и окинула их взглядом.

Мужчин было двое. Один из них был среднего роста и плотного телосложения. У него было несколько суровое лицо, впрочем, не скрывающее молодости и привлекательности владельца и пронзительные темные глаза. Одет он был щеголевато. Второй мужчина был значительно выше и стройней. Норма с первого взгляда уловила в нем нечто знакомое, но пока не могла понять, что именно. Породистое лицо с тонкими чертами и такие же темные глаза, что и у другого.

Оба они остановились и подняли головы, разглядывая Норму. Наконец один из них, пониже ростом, поклонился и произнес:

— Доброе утро, мисс. Простите, что мы приехали так неожиданно, но…

Тут его перебил второй мужчина. Он шагнул к девушке и резко спросил:

— Где она?

Норма приподняла брови:

— Кто?

— Вы прекрасно знаете, кто.

— Я вас не понимаю, сэр.

— Перестаньте строить из себя святую невинность. Вы все понимаете. Итак, где она?

Девушка растерянно поморгала глазами. Она до сих пор не могла понять, что он от нее хочет.

— Прекрати, Бэзил, — укорил его первый, — ты ведешь себя неприлично. Полагаю, сперва нам нужно представиться.

— Ерунда, — отрезал тот, — мы приехали не за этим.

— Я не знаю, для чего вы приехали, — проговорила Норма, — но вам все же нужно представиться, поскольку я вижу вас впервые в жизни и не знаю, кто вы такие.

— Мы тоже не знаем, кто вы такая, — прозвучало в ответ.

Норма сдавленно прыснула. Оба мужчины воззрились на нее один с удивлением, а второй с раздражением.

— Мне не до церемоний, — отозвался последний, — кто вы такая и что делаете в этом доме?

— Бэзил! — второй мужчина остановил его движением руки, — прошу прощения, мисс. Нам нужно представиться. Мое имя — Фрэнсис Сэвидж, а это мой кузен Бэзил Харрингтон. Теперь вы понимаете, что мы имеем право находиться в этом доме.

— Конечно, сэр, — согласилась Норма, — и если вы хотите знать, где тетя Сара, то очень жаль, но я не могу ответить на этот вопрос. Я сама не знаю, где она.

— Меня не интересует эта сумасшедшая старуха, — отрезал Бэзил, — где моя сестра?

— Ваша сестра, простите?

— Тетя Сара? — переспросил Фрэнсис, — простите, мисс, но кто вы?

— Норма Сэвидж. Дочь вашего дяди Рональда. Впрочем, как я недавно узнала, вы предпочитаете не упоминать его имени.

— Черт возьми, — протянул Бэзил, — дочь дяди Рональда. Какого черта!

— Бэзил, ты прекратишь или нет? — рассердился Фрэнсис, — это уже выглядит невежливым.

Норма спрятала смешок, подумав, что за все время присутствия Бэзил вряд ли сказал хоть что-нибудь вежливое.

Фрэнсис между тем осмотрел Норму куда более внимательно, чем прежде.

— Вы — мисс Сэвидж, — в раздумье протянул он, — а стало быть, наша кузина. Нам очень приятно познакомиться с вами.

— Все это очаровательно, но я хочу знать, где Гессия, — не сдавал свои позиции его строптивый кузен.

— Кто такая Гессия? — полюбопытствовала Норма.

— Моя сестра, если вы этого еще не поняли.

— Я очень старалась, — не смолчала девушка.

— Бэзил!

— Ну что? Мне надоело переливать из пустого в порожнее. Я хочу знать, где она.

— Здесь ее нет, — сказала Норма.

— Мисс Сэвидж, — вмешался Фрэнсис, — не трудитесь. Слуга тети Сары уже сказал нам, что Гессия здесь.

— Вынуждена признать, что она, конечно, в доме, но здесь ее точно нет. Можете убедиться сами. Она где-то наверху. Можете поискать ее, если хотите.

— Очень хорошо, — зловеще проговорил Бэзил, таким тоном, будто Норма была виновна во всех смертных грехах. В частности, в том, что Гессия пропала.

Он шагнул к лестнице. Норма посторонилась, давая ему пройти. Она совершенно не собиралась чинить ему никаких препятствий. Да и всем остальным тоже.

— Что здесь происходит? — прозвучал грозный голос с лестничной площадки.

Бэзил застыл, а девушка обернулась. Наверху стояла тетя Сара.

— Доброе утро, тетя, — поприветствовала ее племянница, — эти люди ищут Гессию.

— Здесь нет и никогда не было никакой Гессии.

— Тетя Сара, — выступил вперед Фрэнсис, — вы ведь прекрасно знаете, кто такая Гессия.

— Не знаю и знать не хочу. Что вы оба здесь делаете? Я, кажется, вас сюда не приглашала.

— Вы это точно помните? — съязвил Бэзил, — черт, мне надоело все это. Если вы уже не в состоянии запомнить всех своих родственников, то…

— Бэзил, прекрати немедленно, — одернул его кузен, — простите его, тетя. Он всегда был…

— Болваном, — отчеканила тетя Сара.

Бэзил скорчил непередаваемую гримасу, а Норма стала красной от усилий сдержать смех, так как была немало позабавлена столь сердечной встречей родственников и последней характеристикой тети по отношению к любимому племяннику.

— Мне это нравится, — скривился любимый племянник, — в вашем доме, сударыня, вечно происходит черт-те что. Я уже давно перестал удивляться. Заметьте, я даже не спрашиваю у вас, откуда взялась здесь дочь этого проходимца, вашего младшего брата. В данный момент мне нужно знать лишь одно: где Гес. Я приехал за ней.

— Я и не думала, что ты приехал повидать меня, — хмыкнула тетя Сара, — а что касается проходимцев, то ты давно перещеголял Рональда в этом отношении.

— Тетя Сара, — укоризненно заметил Фрэнсис, — если мы будем ссориться, то это ни к чему хорошему не приведет.

— А ты, Фрэнк, — тетя перевела на него взгляд, — давно мог бы запомнить, что я не приветствую визитов твоего кузена и не брать его с собой.

— Да, я помню это, но не взять его с собой я не мог.

Тетя Сара презрительно фыркнула. Норма прислонилась к перилам, терпеливо дожидаясь, когда же окончится обмен любезностями и они наконец перейдут к сути дела.

— Вы оба отвлекаете меня от важных дел.

— Господи, — простонал Бэзил и возвел глаза к потолку, — от каких же это, интересно?

Фрэнсис исподтишка погрозил ему кулаком.

— Норма, дорогая, ты в состоянии с ними справиться. Я поручаю это тебе, — проговорила мисс Сэвидж весомо.

— О да, тетя. Но что я должна делать? Выставить их за дверь?

— Что хочешь, — женщина махнула рукой и развернулась, давая понять, что разговор закончен.

Все трое проводили взглядами ее удаляющуюся спину.

— Куда это она пошла? — растерянно спросил Фрэнсис вполголоса.

— Мух считать, — съязвил Бэзил, — скажет мне кто-нибудь, где Гес, наконец?

— Если вы найдете человека, который знает ответ на этот вопрос, сэр, — язвительно произнесла Норма, — спрашивайте смело.

Он обернулся к ней, сузив глаза.

— Мне не нравится ваш тон, мисс.

— Что касается тона, то мне ваш не понравился с самого начала. Единственное, что можно сделать в этом случае — просто терпеть.

Фрэнсис фыркнул и рассмеялся.

— Будь снисходителен, Бэзил, тетя предоставила ей полную свободу действий. Мисс Сэвидж, пожалуйста, выслушайте меня.

— С удовольствием, — отозвалась она, — я уже полчаса жду этого и все никак не дождусь.

Он в растерянности почесал переносицу пальцем.

— Может быть, куда-нибудь сядем?

— Хорошо. Пройдите в гостиную, если угодно.

— Что касается меня, — твердо сказал Бэзил, — то я не собираюсь сидеть. Я иду искать свою сестру.

— Да, конечно, — легко бросила Норма, направляясь к двери гостиной.

Фрэнк посмотрел на своего кузена и пожал плечами. Тот скорчил злобную гримасу и начал подниматься вверх по лестнице. Его кузен помедлил и вошел в гостиную вслед за девушкой.

Он сел на предложенный ему стул и посмотрел на нее.

— Что же привело вас сюда, мисс Сэвидж?

— Тетя написала мне и попросила приехать, — ответила Норма.

— Но зачем?

— Полагаю, ей хотелось увидеть дочь своего брата.

— Понимаю, — Фрэнсис снял шляпу и огляделся вокруг, в поисках места, куда бы он мог ее положить, — простите, мисс, я совершенно забыл, был недопустимо неучтив.

— Вы — нет, — она мотнула головой, — положите ее на столик, я велю Коултеру ее убрать.

Кивнув, он сделал так, как было сказано.

— Как здоровье дяди Рональда?

— Он умер, но все равно, спасибо, что спросили.

— О Господи, — Фрэнк вытаращил глаза, — неужели? Когда?

— Семь месяцев назад.

— Примите мои соболезнования, мисс Сэвидж. Это так печально.

Она кивнула.

— Ваше присутствие здесь так неожиданно. Вы не должны сердиться на Бэзила. Он немного расстроен из-за Гессии.

— Гессии запрещено навещать тетю Сару?

— Боже, нет. Просто она никого не предупредила. Мы искали ее повсюду. Это так неприятно.

— Понимаю.

Помолчав, Фрэнсис осведомился:

— Вы приехали на месяц, мисс Сэвидж? Я имею в виду… э-э-э…

— Когда я отправлюсь назад? — понимающе улыбнулась Норма, — думаю, что никогда. Видите ли, сэр…

Распахнулась дверь и в гостиную почти влетела Гессия, а за ней ее брат. Вид у обоих был раздраженный.

— Я ведь просила, Норма! — воскликнула девушка, — о, Фрэнк, и ты здесь!

— Конечно, Гесси. Не нужно сердиться на мисс Сэвидж. Бэзилу сказал Гарри.

— Я убить готова Гарри и Бэзила заодно, — Гессия села в кресло, — простите, Норма, я не хотела вас обидеть.

— Я понимаю.

— Все это так отвратительно, — она сверкнула глазами, посмотрев на Бэзила, — ради чего вы вздумали меня искать здесь?

— Все прекрасно знают, где ты можешь быть после такого разгромительного проигрыша, Гес, — пояснил ее братец, ухмыляясь.

— Бэзил, прекрати. Здесь посторонняя, — предупредил кузен негромко.

— Здесь нет посторонних. Если ты имеешь в виду мисс Сэвидж, то она ведь дочь нашего любимого дяди Рональда, разве нет?

Гессия расхохоталась, а Норма подозрительно искривила губы.

— Ты невыносим, — сообщила она брату, — а ты, Фрэнк, не должен называть Норму посторонней. Ведь по сути, весь этот дом скоро будет принадлежать ей.

— Что-о? — подскочил Фрэнк.

— Что слышал, — поддела его кузина, — тетя Сара собирается завещать Норме все свое состояние. Она сама мне об этом сказала вчера.

— Это черт знает что, — сказал Бэзил в своей излюбленной манере, — всем прекрасно известно, что тетя не в состоянии распоряжаться своими деньгами. Она ведь не в своем уме.

Хихикая, Гессия пояснила:

— О да. Именно поэтому она и отписала все Норме.

— Чушь. Эти деньги должны принадлежать матери.

— Я, конечно, не буду спорить, — выступил на сцену Фрэнк, — но ты не должен быть столь категоричен, Бэзил. Мой отец имеет такое же право и даже больше, если учесть, что он старший сын в семье.

— У дяди и без того достаточно денег, — фыркнул Бэзил презрительно, — вы ведь не бедствуете, достаточно посмотреть на твой плащ.

Фрэнсис покраснел:

— Это просто отвратительно с твоей стороны, вот, что я тебе скажу. Какое ты имеешь право рассуждать об этом? Мой отец должен получить эти деньги.

— Всем давно известно, что моя мать имеет на это больше прав, чем кто бы то ни было, — холодно заметил его кузен.

Гессия повернулась к Норме:

— Не обращайте на них внимания, кузина. Я уже говорила вам, что это больное место для всех Сэвиджей. Острый вопрос: кому должны принадлежать деньги тети Сары.

Норма давилась от смеха, но все же ответила:

— О да, конечно, я не обращаю, только все это очень забавно.

Тем временем, мужчины перестали спорить и повернулись к ним. Бэзил откинулся на спинку стула и проговорил, растягивая слова:

— Не обольщайтесь, мисс Сэвидж. Тетя поступила опрометчиво, вызвав вас сюда. Она не может распоряжаться своим состоянием. Вы уже успели заметить, что она не совсем здорова.

— Вот как? И чем же она больна? — спросила Норма с полным самообладанием.

— Умоляю вас, не надо. Вы это прекрасно знаете. Или вы считаете нормальным ее патологическую любовь к летучим мышам и прочей нечисти?

— Ничего особенно патологического я не заметила. А рассуждениям тети Сары о деньгах позавидует любой стряпчий.

Гессия вновь засмеялась. Эта беседа доставляла ей огромное удовольствие.

— Мисс Сэвидж, — прошипел Бэзил, — вы вообразили себе, что все, что здесь находится, уже принадлежит вам. Жаль будет вас разочаровывать, поэтому вам лучше оставить эту мысль навсегда, причем сразу.

— О, что вы! Я вовсе не хочу лишать вас удовольствия разочаровать меня в этом вопросе.

— Браво! — Гессия захлопала в ладоши, — браво, Норма! Мне нравится смотреть, как Бэзилу прищемляют нос.

— Придержи язык, — посоветовал ей ласковый братец, — лучше говори сразу, сколько денег ты выманила у нашей полоумной тетки.

— О Господи, — простонал Фрэнсис, на мгновение закрывая глаза.

— А это, дорогой братец, только мое дело, — отозвалась девушка с торжеством, — не понимаю, зачем ты явился сюда. Тебе тетя Сара никогда не одолжит даже фальшивого пенни.

— Не сомневаюсь в этом. Впрочем, сколько ты получила, не столь важно. Полагаю, это ненадолго у тебя задержится.

Гессия скорчила презрительную гримасу.

— Меня не интересует твое мнение. Можешь забирать Фрэнка и возвращаться домой.

— Гесси, ты хочешь сказать, что остаешься здесь? — спросил Фрэнсис.

— Конечно. Мне здесь нравится.

— Значит, тетя Сара сохранила жалкие крупицы здравого смысла и не дала тебе денег, — скривил губы Бэзил.

— А вот тут-то ты ошибаешься.

— Тогда почему ты не хочешь ехать? — продолжал допытываться кузен.

— Я уже сказала, что мне здесь нравится.

— Если хочешь, Фрэнк, можешь возвращаться, — мельком глянул на него Бэзил, — лично я остаюсь тоже. Мне хочется поговорить с тетей относительно ее новой причуды.

— Жаль, но тетя этого не хочет, — съязвила Гессия, — Норма, она уже просила вас выставить их?

— Нет, — Норма пожала плечами, — она умыла руки.

— Как обычно. Когда что-нибудь ставит ее в тупик, она красиво удалятся.

— Но почему я должен уезжать? — громко возмутился Фрэнсис, — у меня есть свое собственное мнение. Я остаюсь тоже.

— Молодец, — похвалил его кузен со смешком, — будь как дома, Фрэнки, не стесняйся.

— Ты ведешь себя отвратительно, Бэзил. Нечего мне указывать, что делать. Я знаю сам. Мисс Сэвидж, — он посмотрел на девушку, — если вы не против, велите приготовить мне комнату.

— Глупо ее спрашивать, — фыркнул Бэзил, — она здесь не хозяйка.

— Ошибаешься, братец, — ввернула Гессия ехидно.

Норма посмотрела на Фрэнка и улыбнулась.

— Конечно, мистер Сэвидж, я попрошу миссис Коултер приготовить вам комнату.

— Что за церемонии! — возразила Гессия громкогласно, — мы все здесь родственники и ни к чему называть друг друга столь официально. Даже смешно. Норма, называйте его Фрэнком, а ты, Фрэнк, не будь ослом. Ее имя ты знаешь.

Фрэнсис обиделся на «осла» и принялся выговаривать кузине, как ее поведение, мягко говоря, предосудительно. В конце десятиминутного монолога, когда все уже зевали втихомолку, он благосклонно кивнул Норме и признал, что они и в самом деле могут называть друг друга по имени.

— Ты закончил? — осведомилась у него Гессия, — я едва не заснула. Ты такой же нудный, как и Хью.

— Хью ему и в подметки не годится, Гес, — рассмеялся Бэзил.

Улыбка и смех преображали его лицо и делали его еще симпатичнее и привлекательнее. Жаль только, что большую часть времени он недовольно фыркал, корчил гримасы и скрипел зубами, демонстрируя дурной нрав.

Поднявшись с места, Норма направилась к двери, пояснив:

— Пойду распоряжусь насчет комнаты для кузена Фрэнка.

— Насчет двух комнат, Норма, — поправила ее Гессия.

— А вторая зачем?

— Как зачем? А Бэзил?

— Ваш брат, кузина, чувствует себя здесь как дома. Пусть сам и распоряжается.

И девушка вышла за дверь. Гессия расхохоталась, к ней присоединился Фрэнсис. Бэзил скривился от злости:

— Нахальная выскочка.

— Ты в самом деле противный тип, Бэзил, — отозвалась сестра, — так тебе и надо. Мне ни чуточки тебя не жаль.

— Сейчас расплачусь, — пообещал он, — мне нужно поговорить с тетей, хотя это будет нелегким делом. Она не должна так беспечно распоряжаться своим состоянием.

— Беспечно? — хмыкнула Гессия, — вот, если б она оставила его тебе, то это действительно было бы беспечно. А так, тетя поступает вполне разумно.

— Ну конечно, — разозлился брат, — ты уже нашла общий язык с этой особой. Надеешься, что она будет оплачивать твои проигрыши?

— Не называй ее «этой особой», пожалуйста. Это несправедливо. Норма — хорошо воспитанная девушка, в отличии от тебя.

— Ха-ха, — бросил Бэзил, — я этого так не оставлю. Вон и Фрэнк тоже возмущен поступком тети. Пожалуй, стоит показать ее хорошему врачу.

— Нет, это как-то…, - передернул плечами Фрэнк, — этого я бы делать не стал. Она все-таки наша тетя. Нужно поговорить с отцом, он лучше знает, как поступать в таких случаях.

— Врачу нужно показать тебя, — Гессия неприязненно оглядела брата, — кажется, это называется немотивированной агрессией.

— На себя посмотри, — огрызнулся он, — я не знаю, как это называется, но то, что ты одержима игрой, это очевидно. За свои двадцать лет ты проиграла больше, чем наш отец и дядя вместе взятые.

— Конечно, гораздо лучше тратить деньги на легкомысленные развлечения, как это делаешь ты, — не осталась она в долгу.

— Что ты подразумеваешь под словами «легкомысленные развлечения»? — поддел ее Бэзил, разумеется, не удержавшись.

— Тебе это известно лучше, чем мне.

— Вот именно. Поэтому, не говори о том, чего не понимаешь. Лучше бы перестала нас позорить и ходить по игровым клубам. Просто возмутительно!

— Ох, неужели? Если туда ходят мужчины, это никого не удивляет.

— Потому что эти клубы созданы для мужчин.

— Ерунда.

Фрэнсис покорно терпел этот спор, умирая от скуки и разглядывая противоположную стену. Именно поэтому он с облегчением воспринял приход Нормы и миссис Коултер, которая вызвалась показать джентльмену комнату, приготовленную для него. Узрев в гостиной Бэзила, она тут же сообщила, что для него комната тоже найдется. Рассерженная Гессия предложила ему самому побродить по дому и поискать себе комнату, заявив, что это пойдет ему на пользу. Бэзил, конечно, не остался в долгу и отозвался в том духе, что у его сестрицы язык длиннее, чем волосы. Миссис Коултер терпеливо дожидалась, когда племянники хозяйки перестанут выяснять отношения, демонстрируя долгое знакомство с их милыми манерами.

Их разговор прервал негромкий хлопок. Все обернулись на звук и увидели Норму со свернутым трубкой журналом.

— Прошу прощения, — сказала она, заметив всеобщее внимание, — кажется, я убила одного из предков графа. Не обращайте внимания.

Гессия и Фрэнсис расхохотались, Бэзил отвернулся в сторону. Спор был закончен.

Миссис Коултер покачала головой и пригласила джентльменов следовать за собой.

Когда за ними закрылась дверь, Гессия торжествующе заявила:

— Вы вели себя прекрасно, кузина. С Бэзилом только так и надо, иначе он просто ужасен. Он и так ужасен. И не обращайте внимания на все эти разговоры насчет наследства. Никто не сумеет перечить тете Саре. Возможно, она немного и свихнулась на летучих мышах, но во всем остальном разбирается прекрасно.

Норма кивнула.

— Собственно говоря, я и не претендую на наследство. Тетя сама предложила мне это.

— О да, конечно. Но деньги никогда не бывают лишними, правда?

Девушка согласилась, что, конечно, не бывают. Она не стала распространяться о своем бедственном положении. В любом случае, она всегда сможет вернуться домой и найти себе работу. Хотя после нескольких дней, проведенных в праздности, было бы трудно возвратиться к прежней жизни.

— Я подумала, чем мы могли бы заняться, — продолжала Гессия тем временем, — и знаете, что, кузина, мы могли бы поиграть в карты. Вы умеете играть?

— Немного, — ответила Норма и взглянула на девушку, — а вы любите играть, Гессия?

— Конечно. Это мое любимое занятие. Только мне не везет в этом месяце. Вчера я проиграла пятьдесят фунтов.

Норма издала звук, который можно было объяснить, как угодно. Гессия восприняла его благосклонно.

— Думаю, Бэзил согласится составить нам компанию, если прекратит демонстрировать дурные стороны характера. Фрэнка, надеюсь, тоже можно будет уговорить, хотя он и не любитель карточных игр.

Гессия заговорила об этом после обеда, вызвав бурные протесты со стороны обоих мужчин. Бэзил откровенно заявил, что, если она не прекратит об этом думать, он немедленно увезет ее домой, даже если ему для этого придется применить силу. Фрэнсис снова начал один из своих душеспасительных разговоров, но это прервали и Гессия, и сам Бэзил, едва ли не в два голоса сообщив, что от подобной скукотищи мухи мрут.

Надувшись, Гессия промолчала все оставшееся время обеда, а под конец капризно осведомилась:

— Кто развесил в моей комнате дурацких летучих мышей? Мне это не нравится.

Норма подняла голову и спросила:

— У вас тоже?

— Как, и у вас? Это все тетя. Просто отвратительно. Я велю их снять и отнести в комнату Бэзилу. Пусть порадуется.

— Мне только летучих мышей и не хватало, — огрызнулся тот.

— Ты сам как летучая мышь, такой же противный.

— Не будь абсурдна, Гес, это утомительно.

Фрэнк отозвался от созерцания тарелки и сообщил:

— Кто-то пришел.

— С чего ты взял? — поинтересовался кузен.

— Звонок в дверь, только и всего.

— Ерунда, тебе почудилось.

— Нет, я слышал.

— Я, например, не слышал.

— Я тоже, — подтвердила Гессия.

Норма не слышала тоже, но не стала говорить об этом, справедливо рассудив, что это никого не интересует.

Спор разрешил дворецкий, войдя в помещение и сообщив, что прибыл мистер Олридж.

— Олридж? — вскинул брови Фрэнк, — что ему понадобилось здесь?

— Я, — веско ответил Бэзил, — я попросил его поискать Гес и сообщить мне в случае чего.

— Ты велел ему прийти сюда? — изумился кузен.

— Почему же нет? О, понимаю, мисс Сэвидж, вы, вероятно, будете против.

— О нет, — серьезно отозвалась Норма, — ваши гости — мои гости.

Гессия захихикала.

Бэзил не успел возразить на это с достоинством, так как в комнату уже вошел гость. Он был столь же высок, что и брат Гессии, но немного плотнее и шире в плечах, и производил впечатление своей значительностью. В отличие от светловолосой семьи Сэвиджей, у него были иссиня-черные волосы и такие же глаза, прямой нос и волевой подбородок.

Поприветствовав компанию, он остановился взглядом на Гессии и заметил:

— Кажется, я зря приехал.

— Конечно, зря, — согласилась она, — незачем было поднимать такой шум из-за пустяков.

— Это не пустяки, Гес, — возразил Фрэнк, — твое исчезновение нас порядком всполошило.

— И напрасно.

— Присаживайся, Тео, — кивнул ему Бэзил, — как я и предполагал, мы нашли Гес здесь.

Мистер Олридж присаживаться не спешил. Он скоро обнаружил, что в комнате присутствует незнакомая ему девушка, разглядывающая его с умеренным интересом.

— Добрый день, мисс, — поклонился он.

— Добрый день, сэр, — отозвалась она.

— Познакомьтесь, Теодор, это наша кузина Норма Сэвидж. Норма, это Теодор Олридж, — вмешалась Гессия и слегка запнулась.

— Продолжай, Гес, — подзадорил ее братец, — что там дальше?

— Ничего, — огрызнулась она, — Фрэнк прав, ты абсолютно невыносим.

— Это трусость, Гес, — продолжал Бэзил, — мисс Сэвидж, Тео мог бы стать нашим родственником, если б не упрямый нрав моей глупой сестры.

— Зачем это нужно было говорить? — рассердилась она, — не слушайте его, Норма, у него нет никакого понятия о приличиях.

Теодор Олридж тем временем сел на стул, не обращая внимания на спор. Он был старым другом Бэзила и достаточно знаком с этой семьей, чтобы ничему не удивляться, зная их любовь к спорам в любой обстановке.

— Ох, — простонал Фрэнк, — представляю, что скажет тетя, узнав…

— Выгонит нас вон, — фыркнул Бэзил, — всех, кроме кузины Нормы. Правда, кузина?

— Разумеется, кузен, — согласилась она невозмутимо, — я лишь удивляюсь, как же она не сделала этого раньше.

— Нашей кузине Норме палец в рот не клади, — пояснил он другу.

— Так тебе и надо, — припечатала Гессия.

Олридж улыбнулся.

— Признаю, я в полной растерянности. Никогда раньше я не слышал о вас, мисс Сэвидж.

— Она дочь нашего дяди Рональда, — важно пояснил Фрэнк, — он лет двадцать назад уехал из Англии, и мы о нем ничего не слышали до сего момента.

— И дальше бы не слышали, правда, Фрэнки? Ведь ты так думаешь? — хмыкнула Гессия.

Он слегка покраснел:

— Перестань, Гес. Это не смешно.

— Конечно, нет. Это оскорбительно, и на месте Нормы я дала бы тебе пощечину.

Норма неудачно спрятала смешок.

— Это ты сказала, Гес, — напомнил ей брат.

— Я не думал оскорблять кузину! — возмутился Фрэнк, — кузина Норма, я прошу простить, если что-то показалось вам оскорбительным.

— Вы оба — ужасные создания, — подытожила Гессия, имея в виду его и своего брата.

— Я знаю, ты давно бы надавала нам кучу затрещин, — засмеялся Бэзил.

Олридж улыбнулся, не совсем понимая причину нового спора, но, как обычно, не вдаваясь в подробности.

— Откуда вы приехали, мисс Сэвидж? — поинтересовался он, пока брат с сестрой выясняли отношения.

— Из Америки, сэр.

— О, Америка — поразительная страна, — согласился он.

— Да, дядя постарался уехать как можно дальше от нашей семейки, — вставил Бэзил, — не могу винить его в этом.

— Что ж, — встал Олридж, — раз все в порядке, то мне, пожалуй, стоит вас покинуть.

— Зачем же? — друг пожал плечами, — ты никому не мешаешь. Не думаю, что кто-то будет возражать, если ты останешься. Разве что, кузина Норма. Как вы считаете, кузина, Теодор может погостить в вашем доме? — он подчеркнул слово «вашем».

— О, это вам решать, кузен, — отозвалась Норма, — не понимаю, для чего вам нужно узнавать мое мнение.

— Нет, мне это надоело, — подскочил он, — вы постоянно мне возражаете, черт возьми!

— Меня никто не предупредил, что этого нельзя делать.

— Норма, не только можно, но и нужно, — не смолчала Гессия, — просто необходимо.

Разозленный Бэзил вылетел в коридор, хлопнув дверью.

— Не обращайте на него внимания, у него сегодня плохое настроение, — объяснила его сестра.

— Как обычно, — вздохнул Фрэнк.

— Как и в любой день в году, — согласилась она.

— Есть и неплохие дни, — примирительно произнес Олридж.

— Не сомневаюсь, вы говорите это лишь по доброте душевной. У Бэзила отвратительный характер, мне жаль его жену, если он когда-нибудь женится. Это будет самая несчастная женщина на земле.

— Не преувеличивайте, — засмеялся он.

— Нисколько. Я знаю его лучше, чем кто бы то ни было. Вот, спросите Фрэнка.

Фрэнк не стал ничего подтверждать, лишь попросил оставить его в покое ради всего святого.

— Норма, вы ведь не будете против, если Теодор останется? — Гессия повернулась к кузине, — он — лучший из всей троицы.

Рассмеявшись, Норма покачала головой.

— Конечно, я не буду против. Но это вовсе не мой дом. Нужно спросить у тети Сары.

— Чепуха, — отмахнулась девушка, — тетя ясно дала понять, что теперь вы хозяйка в этом доме.

— Но я не могу остаться, Гессия, — сказал Олридж.

— Можете.

— Мне нужно ехать.

— Зачем? Это так важно?

— Ну, во всяком случае…

— А раз так, то вы останетесь, — заключила она, поднимаясь на ноги, — я сама попрошу миссис Коултер приготовить вам комнату.

— Простите, Гессия, но я и в самом деле не могу остаться здесь. У меня есть одно дело, которое я хотел бы закончить сегодня.

— Тогда приезжайте завтра, — не сдавалась девушка.

— Если мисс Сэвидж не будет против, — улыбнулся он.

— О, что заставило вас подумать, что я прогоняю всех гостей? — спросила Норма, — приезжайте, я не возражаю, если это так важно.

— Не берите пример с Бэзила, Теодор, — вставила Гессия, — он разругается вдрызг даже со святым.

— Я не святая, — хмыкнула Норма.

— Но вы очень терпеливы.

— Не думаю.

— Во всяком случае, куда терпеливее, чем я.

— Невелика заслуга, — фыркнул Фрэнк, включаясь в разговор.

Раскланявшись, Теодор вышел, покорившись настойчивым просьбам Гессии и согласившись приехать завтра.

Когда он ушел, Фрэнк заметил:

— Ты же, вроде бы, отказалась выйти за него замуж, Гес.

— А я его не под венец зову, — отрезала она, — мы всегда были друзьями, и я хочу, чтоб ими и остались. Я не представляю Теодора в роли своего мужа. И кстати, он не особенно и настаивал. Я уверена, что он сделал мне предложение только потому, что Бэзил в детстве дразнил нас женихом и невестой.

Норма фыркнула, а Фрэнк расхохотался. Гессия живо обернулась и поинтересовалась:

— А вы, Норма, не помолвлены?

— Нет.

— Это хорошо. Представляю, какой вы произведете фурор, когда будете выезжать в свет.

— Почему? — она приподняла брови.

— Вы ведь хорошенькая. Даже очень. О, сейчас мы спросим знатока. Фрэнк…

— Я знаток? — изумился он, — ты в своем уме, Гес?

— Ну, я имела в виду, ты ведь мужчина. Скажи, Норма хорошенькая?

Фрэнк внимательно осмотрел девушку и наконец кивнул.

— Нет никаких сомнений.

— Благодарю вас, кузен, — Норма даже присела от торжественности момента.

Что ж, надо признать, она не скучает в доме тети, как опасалась. Особенно, последние два дня. Этот день был особенно насыщенным, ей даже некогда было проследить за Энни, убрала она мышей или нет. Норма надеялась, что все же убрала.


3 глава. Гостья | Бедная родственница | 5 глава. Призрак Элеоноры







Loading...