home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 14

— Почему я могу видеть только иллюзию этой страны, если я не напрягаю всю свою волю? — спросила я у Херрела немного погодя.

— Ты пришла сюда не через Врата, а через горы, — он снова крепко обнял меня. — А горы эти полны ловушек. То, что ты там прошла и уцелела — это тоже колдовство, твое колдовство. Расскажи мне, каким путем ты пришла.

Я рассказала ему всё с момента моего пробуждения в покинутом лагере, и когда я рассказывала ему о появлении ализонцев, ритм его дыхания изменился. Я рассказала ему, каким образом мне удалось избавиться от них, и он сказал:

— Это и было настоящее колдовство! Ты должна признать, что обладаешь способностями. Я убежден, что ты можешь вызвать на поединок весь отряд и ускользнуть от них невредимой…

Когда я рассказала ему о своем хождении среди изменчивых камней, он кивнул.

— Это руины Кар Ра Деган, созданная с помощью колдовства крепость против сил зла, но с тех пор прошло много времени. Ты нашла очень древний путь, представители нашей расы не пользуются им уже несколько тысячелетий.

Я рассказала ему о световом барьере, и каким образом я его преодолела, а потом о дороге, которая привела меня к площадке стражей.

— Это место захоронения королей, — объяснил Херрел. — Они царствовали здесь в прежние времена. Когда мы впервые пришли в Арзен, в народе, жившем здесь, была еще их кровь. Мы смешались с ними и переняли некоторые из их обычаев. Они хоронили своих королей стоя, чтобы они могли смотреть на происходящее снаружи. И если потомкам требовался совет мудрого короля, они шли туда и оставались там на ночь, и во сне получали ответ на свой вопрос. Древние короли также охраняют нашу страну.

— Я чувствовала, что меня проверяли, но мне позволили пройти.

— Потому что они почувствовали родство с тобой…

Я рассказала ему остальное, потом мы сделали остановку у речки, и я вволю напилась. Все же я чувствовала себя очень ослабевшей и сказала ему об этом.

Он отвёл глаза.

— Они уже знают, что я не выполнил их приказа и вытягивают из тебя жизненные силы, чтобы влить их в другую Джиллан и сделать её сильнее. Время — наш враг, Джиллан. Они не смогли убить тебя никаким способом, но они могут так ослабить тебя, что будет уже поздно что–либо предпринимать.

Я взглянула на свои руки. Они дрожали.

— Херрел, страна, по которой мы едем, действительно пуста, или здесь есть жизнь, которую они могут использовать против нас?

— Здешние места не так населены, как равнина по ту сторону леса, здесь есть только отдельные дома и замки. Будь ты одна, они приказали бы стражам, на которых ты наткнулась в гостинице, выступить против тебя. Но теперь ты едешь со мной, и все остальные рассматривают это как личное дело Всадников.

— Херрел, разве в Арзене нет никаких законов? Разве мы не можем обратиться к верховному властителю и попросить соблюдения закона?

Херрел покачал головой.

— Всадники не подчиняются этим законам, ты тоже пришла из другой страны. Нас не приводят к присяге. Новые властители не могут запретить нам въезд в Арзен, потому что это наше право по рождению, и условия древних договоров должны исполняться. Со временем Всадники могут наняться на службу к одному из семи Лордов. Но сейчас никто не будет вмешиваться, пока они выступают только против члена своей группы — против меня, и против тебя, Джиллан, чужестранки из Халлака.

Херрел достал из седельной сумки еду, и мы поели. Это подкрепило меня, и тело мое налилось новой жизнью. Я уже не верила, что Всадники ослабили меня, чтобы дать силы другой Джиллан.

— У тебя здесь нет никаких родственников, Херрел? — спросила я. — Ты же не всегда был только Всадником. Разве ты никогда не был ребенком, у тебя не было матери, отца и, может быть, даже братьев и сестер?

Он снял шлем, присел у ручья и зачерпнул руками воду, чтобы умыть лицо.

— Родственники? О, да. Но так же, как ты, чужая народу Дэйла, не нашла у них убежища, так и я не полностью принадлежу народу Оборотней. Моя мать происходила из дома Кар До Пран на севере. Она поддалась любовному колдовству одного из Всадников–Оборотней и последовала за ним через горы. Ее отцу заплатили деньги, чтобы увезти её с собой, и я не знаю, пошла ли она добровольно или ее увезли силой. Когда у нее родился ребенок, его приняли как ребенка Всадников. Но однажды, когда я был еще очень мал, мне удалось изменить свое тело — может быть, я был рассержен или перепуган — чем обнаружил свое происхождение. Я был больше Всадником–Оборотнем, чем Красным Плащом, и они отправили меня к Серым Башням. Но я был все же полукровкой, а не настоящим Всадником. Со временем отец стал для меня таким же чужим, как и клан в Кар До Пран. Я не мог ждать никакой помощи от клана Красных Плащей.

— Но твоя мать…

Он пожал плечами.

— Я знаю ее имя — леди Элдрис, только и всего. А мой отец… — Он поднялся и, отвернувшись от меня, взглянул вдаль, — мой отец среди тех, кто лишил тебя твоего второго «я». Его гордость уязвлена тем, что его сын — всего лишь полукровка.

— Херрел… — Я дотронулась до него, подойдя ближе, но выражение его лица все еще было отсутствующим.

Херрел свистом подозвал своего жеребца и, наконец, обратил на меня внимание.

— Пора ехать.

Мы снова вернулись на дорогу и долго ехали молча.

— Разве нет никакой другой возможности, кроме как догонять Всадников? — спросила я наконец.

— Мне кажется, у меня есть план или только намек на него, — ответил он, и я не стала настаивать.

Уже под вечер мы снова подъехали к месту, где дороги разветвлялись перед таким же земляным холмиком, как и на прошлой развилке. Но на этом холме стояла только одна колонна в самом его центре. Херрел натянул поводья.

Он поднял меня, снял с седла и поставил на землю.

— Заберись наверх и обещай мне, что останешься у подножья колонны, пока я не вернусь. Там ты будешь в безопасности.

Я схватила его за руку.

— Куда ты едешь?

— Я должен найти то, что нам должно сегодня помочь. Помни, что у подножия колонны ты будешь в безопасности. Там может находиться только тот, у кого добрая душа и чистые помыслы.

Я послушалась его и вскарабкалась на площадку на вершине холма. Снова почувствовав себя слабой, я опустилась на землю у подножия колонны. Херрел свернул с дороги и поехал по равнине. Временами он слезал с лошади и, как мне показалось, рассматривал выступающие корни самых высоких деревьев. Может быть, это всё ещё был лес, но деревья здесь стояли друг от друга на значительном расстоянии и были довольно низкими. Херрел внимательно осматривал их. Наконец, он начал копать своим мечом землю под одним из деревьев. Он рубил корни и собирал их в пучок. Потом он вернулся ко мне. Он бросил горсть корней к подножию холма, и я увидела, что это действительно были корни или обрывки корней. Он еще трижды выкапывал, отсекал и приносил сюда обломки сухих корней, пока их не набралось достаточно для того, чтобы сформировать из них тщательно выровненную кучу конусообразной формы.

Потом он взобрался ко мне наверх, принес свою седельную сумку с продуктами и фляжку, наполненную свежей водой из ручья.

— Зачем это все? — я указала на кучу корней. И когда он промолчал, я спросила: — Скажи мне, что ты хочешь делать, Херрел? Ты думаешь, это защитит нас?


Глава 13 | Кристалл с грифоном. Год Единорога. Гаран вечный | Глава 15