home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 19

В СЛЕДУЮЩУЮ СУББОТУ

Том и полночный сад

Они сидели за завтраком: Алан Китсон с газетой, его жена с длиннющим письмом от сестры, Том с письмом от Питера. Том заслонял свое письмо рукой — чтобы не подглядывали.

Том,

БЕРЕГИСЬ! Мама пишет тете Гвен, что ты должен вернуться до конца недели, и это окончательное решение. Наверно, она напишет, что я по тебе скучаю, но это неправда. Я в восторге от твоих писем и хотел бы узнать побольше. Эх, если бы я мог поехать к тебе, но мама и папа возражают. У нас-то нет реки, высоких стен и больших деревьев. Я просто рвусь к тебе.

Твой Пит.

Том вздохнул — жаль, что Питер не может приехать хотя бы ненадолго, было бы неплохо показать ему сад.

Он перечитал письмо. «БЕРЕГИСЬ!» Что могут сделать дети против взрослых? Особенно против родителей. Он взглянул на газету дяди Алана — сегодня вторник. Интересно, какой день они выбрали для возвращения — субботу или воскресенье?

Тетя Гвен сложила письмо и печально улыбнулась.

— Увы, мы скоро распрощаемся с тобой, Том.

— Когда?

— В субботу. Утром есть недорогой поезд, мама считает, что ты можешь вернуться поездом, ведь ты уже не на карантине.

— В следующую субботу? Так скоро?

— Мы будем по тебе скучать, — заявил дядя и, казалось, сам удивился, чуть ли не ужаснулся, своим словам.

Тетя Гвен продолжала:

— Мама и папа передают привет и с нетерпением ждут твоего возвращения. Мама пишет, что Питер тоже очень соскучился, он тоскует и ходит как во сне, ты нужен ему. Придется тебя отпустить, я не вижу другого выхода — разве что усыновить тебя?

«Если они меня усыновят, — мелькнуло в голове у Тома, — я смогу остаться. С другой стороны, лишиться собственной семьи — мамы, папы, брата…»

У Тома защемило сердце. Он не в силах разорваться на части, ему нужно и то и другое: родители, Питер, свой дом — и сад.

— Если вы меня усыновите… — медленно, с усилием начал Том.

— Я просто пошутила, — заверила его тетушка.

Это отчасти успокоило Тома. Ему вовсе не хотелось становиться Китсоном, не хотелось терять собственную семью. Но в такой отчаянной ситуации можно было пойти и на крайние меры. Из письма Питера, из слов тети он понял — отсрочки не будет. Не поможет ни простуда, ни усыновление. Они решили — в субботу утром, и он уедет в субботу утром.

В следующую субботу…

— Ты можешь погостить у нас в будущем году, — предложила тетушка. — Проведешь здесь часть летних каникул.

Том был не в силах соглашаться и благодарить — будущее лето казалось безнадежно далеким, а сердце болело при одной мысли об отъезде — вот-вот разорвется.

Все утро Том прислушивался к тиканью старинных часов, минута за минутой приближающих субботу. Он возненавидел часы. Вдруг он вспомнил прошлую ночь — Хетти откроет футляр, и он, наконец, узнает тайну. Том, сам не зная почему, был уверен — спрятанная надпись имеет огромное значение. У него появилась робкая надежда, что напольные часы помогут ему. Поэтому он стал торопить время. Скорей бы ночь! Как долго тянутся часы до вечера и как близко следующая суббота!

Том написал Питеру, с показным оптимизмом рассказал о саде и обещал написать еще одно письмо завтра. Потом, чтобы отвлечься от тиканья часов, отправился с тетей на прогулку. Том спросил, нет ли поблизости реки, и тетушка пообещала отвести его к реке. Сперва они заблудились, блуждали по каким-то боковым улочкам, пока Том окончательно не перестал понимать, где находится. И тут они вышли на мост.

— Вот твоя река, Том! — торжественно объявила тетя Гвен.

Разумеется, это была та же река. Но как непохожа на реку, которую он видел из окна спальни, на реку за лугом, где они гуляли с Хетти. Никаких лугов — на одном берегу к воде выходят задние дворы домов, по другому тянется заасфальтированная дорожка.

Кто-то удил рыбу с моста.

— Много рыбы наловили? — окликнула его тетя Гвен.

— Нет здесь никакой рыбы, — угрюмо буркнул рыбак.

Рыбак пристроился под объявлением, гласившим: «ВНИМАНИЕ! Заходить в воду, купаться и кататься на лодках запрещено. В случае нарушения муниципалитет ответственности не несет. Ввиду токсичности вода признана неподходящей для подобных целей».

— Что такое токсичность? — спросил Том.

— Вода стала грязной и ядовитой, — объяснила тетя Гвен. — Это все фабрики и новостройки, я полагаю.

Том вгляделся в речную воду. Она не казалась грязной, но мальчик заметил водоросли, покрытые чем-то вроде тускло-коричневого меха, а ведь им полагается быть тонкими и ярко-зелеными. И никаких гусей или уток. Похоже, и рыбы никакой. С другой стороны, в реке полно битых бутылок, а сквозь толщу воды просвечивают консервные банки.

— А где можно купаться и кататься на лодках? — спросил Том.

— В Каслфорде есть пляж. Ты знаешь, что река протекает через Каслфорд?

— Через Каслфорд, Или, Кингс-Линн и дальше к морю.

— Откуда ты знаешь местную географию? — удивилась тетя.

— Услышал где-то, — Том не стал вдаваться в подробности. — А сколько сейчас времени?

— Почти четыре.

И это все? Они отправились домой, смотреть больше было нечего. Еще в дверях Том обратил внимание на тиканье старинных часов. Они отсчитывали время до вечера, и Время становилось Тому другом, но они же отмеряли время до субботы, поэтому Время было его злейшим врагом.


Глава 18 КОМНАТА С ДВУМЯ ЗАРЕШЕЧЕННЫМИ ОКНАМИ | Том и полночный сад | Глава 20 АНГЕЛ ЗАГОВОРИЛ