home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 37

У Лейн дрожала рука, когда она подводила глаза.

«Это не свидание, — твердила она себе. — Всего лишь школьное мероприятие. Не более чем просто приятная поездка».

Она так уговаривала себя весь день, но пользы от этого был мало.

«Я, наверное, даже не смогу побыть с ним наедине».

Раздался звонок в дверь и у нее екнуло сердце.

Он уже здесь!

Лейн сделала глубокий вдох, чтобы успокоиться и нанесла на ресницы тушь. Затем убрала косметику, взяла с туалетного столика сумочку и встала перед зеркалом шкафа.

«Я не могу в этом ехать! — вдруг подумала она, и увидела, что лицо стало красным. — Да нет, все в порядке. Он и не хотел, чтобы мы были в вечерних платьях, он сказал, что это не бал.

Кроме того, я в этом уже несколько раз была на мессе. А то, что подходит для мессы, подойдет и для „Гамлета“.

К тому же эта блузка мне очень идет. И это я!»

Лейн подняла руки. Хотя она чувствовала, что под мышками мокро, на ткани ее синей хлопчатобумажной блузки пятен не было. Вероятно потому, что блузка была довольно свободной.

— Лейн! — позвала ее мама. — Мистер Крамер приехал.

— Уже иду.

Она быстро расстегнула верхние кнопки, взяла несколько косметических салфеток из коробки на туалетном столике, вытерла под мышками и провела шариковым дезодорантом. Застегнув кнопки, она выскочила из комнаты.

«Я выгляжу слишком буднично», — подумала она, увидев в комнате мистера Крамера. Он был в белой рубашке с галстуком, синем пиджаке и серых брюках.

— Добрый вечер, Лейн, — сказал он. Затем опять повернулся к отцу и поднял экземпляр книги «Ночной наблюдатель», который он держал в левой руке. — Еще раз спасибо за автограф, Ларри.

— А вам спасибо, что купили мою книгу, — сказал отец. — Рад, что вы смогли найти ее в продаже. — Лицо у него был несколько более красным, чем обычно, а голос более низким. Он слишком много выпил перед обедом. Лейн надеялась, что мистер Крамер не заметил, что отец перебрал.

— Так я могу рассчитывать на вас тридцать первого октября?

— Я непременно буду.

— Вот здорово! Ребята будут просто в восторге, что в канун Дня Всех Святых у них будет такой гость, как вы.

— Я почитаю им самые жуткие кошмарики из моих книг.

— Уверен, что им это понравится. — Он кивнул Лейн. — Я думаю, нам пора ехать. Ты готова?

— Я нормально одета? — спросила она. — Я могу надеть что — нибудь другое.

— Нет, нет, ты очень хорошо выглядишь.

Мама, улыбаясь, кивнула, соглашаясь с ним.

— Ты выглядишь просто замечательно, дорогая.

— Это точно, дружок, — сказал папа.

Мистер Крамер улыбнулся.

— Очень приятно было познакомиться с вами, Ларри, — сказал он и протянул руку.

Папа потряс ее.

— Мне тоже было приятно познакомиться с вами. До встречи в канун Дня Всех Святых.

Пожимая руку маме, мистер Крамер сказал:

— И с вами, Джина, мне было очень приятно познакомиться. Теперь мне понятно, откуда у Лейн такие глаза.

Она смутилась.

— Ну что вы, спасибо.

Пока мистер Крамер открывал дверь, Лейн поцеловала своих родителей.

— До встречи, — сказала она, а они пожелали ей приятного вечера. Затем они с мистером Крамером вышли на дорожку. Его машина, стоявшая у тротуара, была пуста.

Он сначала приехал к ней!

Лейн надеялась, что он это сделал не потому, что ему так было удобнее, а потому, что хотел, чтобы они немного побыли вдвоем.

— Тебе так не прохладно? — спросил он.

Неужели он заметил, что она вся дрожит?

— Нет, мне не холодно, — ответила она. «Ее дрожь, — подумала она, — не имеет никакого отношения к прохладному вечернему воздуху». — Просто я волнуюсь, — добавила она.

Он улыбнулся ей.

— Приятно иметь такую ученицу, которая волнуется, идя на спектакль.

«И вовсе не поэтому», — подумала Лейн, когда он открывал для нее дверцу. Она села в машину. Он захлопнул дверцу, обошел машину спереди и сел за руль.

— Извини, — пробормотал он. Наклонившись вбок, он протянул руку, чтобы открыть отделение для перчаток. — Не хочу, чтобы что — нибудь случилось с книжкой. — На какой-то момент, когда он клал книгу в ящичек, его плечо коснулось плеча Лейн. — Ну вот, — сказал он. — Теперь она в полной безопасности. — Он выпрямился и завел машину.

— Вы еще не читали ее? — спросила Лейн.

— Нет, к сожалению. — Он отъехал от тротуара. — Но я думаю, что смогу почитать ее на следующей неделе.

— Когда вы прочитаете ее, то, наверное, откажетесь, чтобы отец приходил в школу. — Она ухмыльнулась. — Вы не разрешите ему и близко подходить к ученикам нашей школы.

— Неужели так плохо?

— Просто отвратительно.

— Мне он показался очень приятным человеком, — сказал мистер Крамер.

— Он такой и есть. Читая его книги, можно подумать, что он просто монстр, а он очень добрый. Правда, сегодня у него был тяжелый день. Это я говорю на тот случай, если вы подумали, что он немножко не в себе. Видите ли, он ездил пострелять в пустыню. С нашим соседом Питом. — «Зачем я несу всю эту чушь, словно ребенок, — подумала она. — Ему это абсолютно все равно». — В общем, там с Питом произошел несчастный случай.

— Надеюсь, его не ранили?

— Нет, что вы. Дело не в этом. Просто он упал с каких-то скал и здорово разбился, и у него сломан нос. Папе пришлось везти его к врачу. Поэтому он до сих пор не может придти в себя.

— Да, звучит не очень весело.

— А у вас как дела?

— Не жалуюсь. А ты как? Надеюсь, Бенсон не появлялся?

— Нет.

— Скорее всего, он оставит тебя в покое. Но если у тебя с ним будут какие — нибудь неприятности, обязательно сообщи мне.

— Я думаю, вы напугали его до смерти.

Мистер Крамер покачал головой.

— Никогда не знаешь, что можно ждать от такого парня. Ты должна держать ухо востро. Мне незачем говорить тебе, что он может сделать, а мне очень не хотелось бы, чтобы что — нибудь случилось с моей лучшей ученицей.

— Я буду осторожна, — сказала она.

— Кстати говоря, не следует ли тебе пристегнуться?

— Планируете попасть в аварию? — спросила Лейн и потянулась за ремнем безопасности.

— Постараюсь обойтись без этого. Но ты, наверное, заметила, что когда ты со мной, то вечно попадаешь в какие — нибудь неприятности.

— Да. Вероятно, вы невезучий. — Она натянула ремень и застегнула его.

— Теперь насчет встречи с ветровым стеклом можешь не беспокоиться.

— Да. Мне бы не хотелось придти на спектакль с пятнами крови по всей одежде.

— Мне нравится твой вид, — сказал он, глянув на нее. — Ты вроде не надевала это в школу.

— Это не надевала.

— Но я видел тебя в чем-то похожем. Синий хлопчатобумажный сарафан с белыми кружевами. Мини, насколько я помню.

— А, этот. — Лейн порозовела, польщенная тем, что он помнит в чем она ходила в школу, но немного удивилась, почему он вспомнил именно этот сарафан. — Несколько коротковат, — добавила она.

— Я бы этого не сказал. Твои ноги позволяют это.

— Спасибо, — сказала она, щеки у нее запылали. Мистер Крамер свернул к обочине и затормозил.

Лейн посмотрела на него, сердце у нее учащенно забилось. Почему он остановился? Он включил верхний свет и улыбнулся ей. Затем из внутреннего кармана достал листок бумаги.

«Просто проверяет адрес», — догадалась Лейн.

— Все правильно, — сказал он. — Аарон живет на Кактус-Драйв 4980. Как раз следующий квартал.

Лейн была разочарована. Их время наедине почти закончилось.

Она надеялась в театре сесть рядом с ним, но ничего не получилось. Сандра, которая увлеченно рассказывала ему о чем-то, следовала за ним сначала по проходу, а затем по ряду. Лейн не могла обойти ее так, чтобы это не было демонстративно.

Мистер Крамер сел с одним из учащихся колледжа. Рядом с ним села Сандра, Лейн оказалась между Сандрой и Джорджем, а Аарон с другой стороны от Джорджа.

Лейн чувствовала себя обманутой.

«Я приехала сюда, чтобы смотреть „Гамлета“, а не сидеть с мистером Крамером.

Но я ему все — таки очень нравлюсь. Очень нравлюсь».

Джордж, усаживаясь поудобнее на своем месте, задел ее за руку.

— Извини, пожалуйста, — прошептал он.

— Все в порядке, — не глядя на него, сказала она.

— Я не специально.

Лейн посмотрела на Джорджа и кивнула.

— Я так и подумала. Все в порядке.

— Наверное, к тебе часто пристают парни? Это, должно быть, раздражает.

Лейн пожала плечами.

— Все зависит от парня.

— Да, я тоже так думаю. Насчет меня можешь не беспокоиться. Просто места здесь слишком близко расположены. Поэтому я задел тебя.

— Не беспокойся из — за этого.

— Не хочу, чтобы ты обо мне плохо подумала.

— Я и не думаю.

— Было приятно с тобой поговорить. — Джордж повернулся вперед, облокотился на подлокотник с другой стороны, поправил очки и отбросил со лба свои соломенные волосы. Губы его были плотно сжаты. С преувеличенным вниманием он принялся рассматривать зрителей.

— Джордж?

Он так быстро повернул к ней голову, что Лейн испугалась, как бы он не свернул шею.

— Если ты так нервничаешь из — за того, что сидишь рядом со мной, то можешь поменяться местами с Аароном.

У него был такой вид, будто его ударили. Но он сказал:

— Да, конечно. Если ты так хочешь.

— Я не хочу.

— Он поднял брови. — Не хочешь?

— Нет, если только ты не хочешь.

— Я? Нет. Я только…

— Ты сидишь в конце класса. Мы с тобой никогда даже не разговаривали.

— Да, не разговаривали.

— Ты хорошо знаешь английский.

— Ты тоже. Ты — лучшая ученица в классе.

— Когда не теряю, где читают.

— Он улыбнулся. — Это не имеет значения. Я постоянно теряю, где читают. Я часто мечтаю на уроках.

— Ты, вероятно, хочешь стать писателем, да?

— Он опустил голову и нахмурился. — А ты откуда знаешь?

— У тебя такой вид.

Он сморщил нос, и очки его немного приподнялись. Вид зануды.

— Только не говори этого моему папе. Он — писатель.

— Настоящий писатель?

Он так считает. Навряд ли ты слышал о нем. Лоуренс Данбер.

Джордж нахмурился еще больше.

— Нет. Не думаю.

Он пишет дешевые книжки. Или, как он любит говорить, романы за три доллара девяносто пять центов.

Джордж засмеялся.

— Хорошо сказано, — сказал он.

— Мне понравился тот рассказ, который ты читал в классе. Про парня, у которого растворились кости.

Лицо у него покраснело.

— Тебе, правда, понравилось? Спасибо.

— А у тебя еще есть?

— Шутишь? У меня их целые горы. Родители считают, что я все время делаю уроки, а я в это время пишу в своей комнате. Они бы уписались, если бы узнали. — Извини. Просто как-то выскочило.

— Я сама так все время говорю.

Огни в театре стали гаснуть.

Лейн наклонилась к Джорджу.

— Я хотела бы почитать что — нибудь из твоих рассказов. Можно?

— Это правда?

— Конечно. — Занавес начал подниматься. — Если хочешь, я могла бы попросить папу почитать некоторые из них.

— Я даже не знаю.

На сцене была ночь, и на парапете Эльсиноар стояли двое мерзнувших часовых.

Джордж откинулся на спинку своего сиденья. Когда его плечо задело плечо Лейн, он отодвинулся в сторону. Лейн легонько подтолкнула его локтем. Он опять повернул к ней голову.

— Я не кусаюсь, — прошептала Лейн.

Она старалась сосредоточиться на спектакле. Но ее мысли все время уплывали в сторону.

Ей было приятно поговорить с Джорджем. Он, кажется, хороший. Немножко похож на Генри. Хотя не такой дурашливый. Но у них много сходства.

Ужасно застенчивый, но он преодолеет это, когда они узнают друг друга поближе.

«А это непременно произойдет, — подумала она. — Может, это судьба, что мне пришлось сесть рядом с ним. И судьба, что она порвала с Джимом вчера вечером.

Джордж никогда не поступил бы так, как Джим. У него не хватит смелости даже заговорить со мной, не то что пригласить на свидание. Хотя я и сама могу предложить. Почему бы и нет?

Все равно я никогда никуда не поеду с мистером Крамером».

Было больно думать об этом.

«Он — учитель, — убеждала она себя. — Он не имеет права влюбляться в меня, даже если бы и захотел».

Но мыслями она все время возвращалась к нему, вспоминая, как он выглядел, что он говорил ей, как он расправился с Бенсоном, как он поймал ее, когда она упала с табурета, прикосновение его рук, ощупывающих ее обнаженные ребра и ногу, как он случайно дотронулся до ее груди, когда вчера брал у нее книги. Он помнил ее сарафан, хотя она не надевала его уже почти две недели. Вчера он узнал ее машину на стоянке. Разве все это не доказывает, что он неравнодушен к ней?

«Может, я ему нравлюсь так же, как и он нравится мне.

Интересно, приятно ли было бы поцеловать его?»

Загорелся свет, и начался антракт, и Лейн поняла, что почти не видела спектакля. Неважно. Она читала эту пьесу несколько раз и видела фильмы и с Оливье, и с Бертоном.

Мистер Крамер остался на своем месте и разговаривал с Сандрой. Аарон вышел, наверное, поискать туалет, раз уж не мог купить чего — нибудь съестного. В театре буфета не было. Лейн повернулась к Джорджу. Он разглядывал зрителей. На нее он не смотрел. «Видимо, преднамеренно», — подумала она.

— Как ты добираешься до школы? — спросила Лейн.

— Я? — Теперь он посмотрел на нее. Прямо в глаза.

— Да, ты.

— О, меня подвозит мама.

— Ты живешь в нескольких кварталах от Генри Пьедмонта. Я обычно по утрам подвожу его и Бетти Томсон в школу.

— Да, я знаю.

Лейн улыбнулась.

— Шпионишь за мной?

— Нет! Что ты!

— Я пошутила.

Он продолжал смотреть ей в глаза. Помолчал немного, потом улыбнулся.

— Я тоже. Я хочу сказать, что специально не шпионил за тобой. Просто я часто смотрю на тебя. Почти все время. Во всяком случае, когда ты поблизости.

— Правда?

— Если хочешь знать правду… — Запнувшись, он покачал головой. — Не имеет значения.

— Что?

— Подумаешь, что я нахал.

— Нет, не подумаю. Продолжай. — Она легонько подтолкнула его локтем. — Выскажи, что хотел.

— Это глупо. Не имеет значения.

— Ладно. Я просто хотела тебе сказать, что ты мог бы ездить вместе с нами, если хочешь. В понедельник утром я могла бы заехать за тобой, когда поеду за Генри. У меня есть одно свободное место. Твоей маме не надо будет ехать, а мы будем рады видеть тебя в своей компании.

— Джордж смутился. — Почему?

— Что почему?

— Почему ты хочешь подвозить меня?

— А почему бы нет?

— Ведь мы почти не знаем друг друга.

— Теперь узнали. И мне бы хотелось узнать тебя получше.

— Лицо его стало пурпурным. — Правда?

— Да.

— Черт.

— Не возражаешь?

— Конечно. Это здорово. Мне нужно договориться с родителями, но… — Он покачал головой.

— Почему бы тебе не дать мне номер твоего телефона?

— Да. Конечно. Хорошо.

Лейн открыла свою сумочку, достала ручку и маленькую записную книжку. Джордж продиктовал ей номер своего телефона. Она записала его, затем на следующей страничке написала свой собственный телефон, вырвала листок и дала ему. Джордж посмотрел на него.

— Ты договоришься со своими родителями, а я тебе завтра позвоню.

— Да. Хорошо.

— Это тебя ни к чему не обязывает.

— Нет, я думаю… что это было бы хорошо. Генри — хладнокровный парень и…

— Никогда раньше не слышала, чтобы его так называли.

— Джордж усмехнулся. — Мне кажется, что он именно такой.

— Мне тоже.

— Правда, Бетти бывает противной.

— Лейн рассмеялась. — А, ты знаешь ее.

— Знать ее — значит бояться ее. А ты не так уж плоха.

— Ну, спасибо. Ты тоже не так уж плох.


Глава 36 | Кол | Глава 38