home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 18

Тайриэл остановил лошадь у лучшего в городе постоялого двора под названием "Ощипанный гусь". На месте хозяев эльф поостерегся бы давать такое название подобному заведению. Клиенты могли не так понять.

Бросив поводья подбежавшему слуге, Тайриэл вошел и спросил комнату на одного. Получив ключи, он сам отнес туда свой небольшой багаж и оставил, не распаковывая. Он не собирался задерживаться здесь дольше, чем это необходимо.

В комнату вошла немолодая уже горничная, аккуратно сложила на туалетный столик чистые полотенца, растопила камин и ловко перестелила кровать. Тайриэл улыбнулся ей. В свое время она подарила ему несколько приятных ночей. Правда, тогда она была лет на двадцать помоложе, не такая тощая, а ее лицо не носило на себе отпечатка вечной усталости и озабоченности. Он даже вспомнил ее имя -- Тайра. Оно было созвучно его собственному -- потому и застряло в памяти.

Женщина не ответила на улыбку эльфа, хотя явно узнала его. Молча отвернувшись и зачесав пальцами волосы так, чтобы они падали на лицо, она подхватила узел с бельем и почти выбежала из комнаты. Тайриэл пожал плечами и выбросил этот эпизод из головы.

Тайриэл спустился вниз, не потрудившись запереть дверь. Его здесь хорошо знали, как знали и то, что участи осмелившегося хотя бы прикоснуться к его вещам не позавидует и последний городской нищий. Эльф подозвал хозяина постоялого двора. Тот, всем своим видом выражая услужливость богатому гостю, живо подсеменил к нему.

-- На какое время милорд изволит почтить нас своим присутствием?

-- Я уеду завтра утром. Вот плата. -- Эльф уронил в подставленную руку несколько монет. Он всегда платил заранее. Мало ли что может приключиться? Может статься, ему придется уезжать в большой спешке. Оставлять за собой долги пополам с дурной репутацией Тайриэл не собирался.

Эльф раздумчиво покатал в руке застежку от плаща, прежде чем пристегнуть ее. Затем решительно двинулся вниз по улице. Перед выполнением контракта ему нужно было уладить одно дело, от которого будут зависеть его действия в ближайшем будущем. Остановившись, чтобы пропустить повозку, груженную мешками с мукой, Тайриэл глянул на небо. Кажется, вечером будет туман. Это хорошо.

На постоялый двор Тайриэл вернулся, когда уже смеркалось. Уселся за столик в общем зале, заказал себе вина, мило пофлиртовал с очаровательной юной подавальщицей. Ее глаза имели совершенно изумительный серо-сиреневый оттенок, а искрометная улыбка могла воспламенить и аскета. Человеческие мужчины почти никогда не замечают подобные детали в женском облике. Им по большей части подавай пышные формы, смазливое личико да глупую головку. Тайриэл с сожалением проводил подавальщицу взглядом. В другое время он не преминул бы познакомиться с ней поближе, но контракт есть контракт. Он не может позволить себе отвлекаться на мелочи, пусть даже и такие приятные. Тем более что он уже потерял слишком много времени. Он намеревался встретиться с нынешним клиентом еще шесть дней назад, но пятнадцатого июня узнал о скоропостижной смерти отца, и ему пришлось срочно возвращаться в Леса.

Тайриэл так и не смог понять, что послужило причиной смерти. Он разговаривал со своей матерью и ее нынешним мужем -- целителем, но ничего определенного они ему не сообщили. В конце концов все списали на преклонный возраст -- отцу было за пять сотен. Так что кривотолков его смерть не вызвала.

Покойный занимал достаточно высокое положение, поэтому похоронные церемонии отняли у Тайриэла много времени и нервов. По окончании их он тотчас же снял предписанные обычаем одежды цвета осенних листьев, поскольку траур этот нужен был всем, кроме него самого. Тайриэл не считал нужным демонстрировать свою скорбь окружающим. И как мог скорее покинул Леса.

Уже вернувшись в графства, он вспомнил недавний разговор с Нинной.

"Если ты до настоящего времени не заплатил за свои поступки, это не означает, что не заплатишь в будущем..."

Что это -- пожелание или пророчество? Странные способности Нинны, как и ее непонятная ненависть к его соплеменникам, были вне пределов его понимания, но он ценил то, что иногда она позволяла себе быть с ним откровенной. Возможно, он напрасно не принял всерьез ее слова. Однажды Нинна уже дала ему информацию, которая определила его дальнейшие действия.

Тайриэл поднялся к себе около полуночи. Быстро написал письмо Кеннету, в котором сообщил примерную дату своего прибытия. Потом выждал, пока все звуки в доме не стихнут, вылез из окна и пробрался на конюшню. Не потревожив спящего на груде попон конюха, вывел коня, перешедшего на привычную беззвучную поступь, вскочил в седло и направился в сторону предместий. Чутье на погоду не подвело его. Туман стелился по верхним этажам домов, размывал редкие свечные огоньки. Когда эльф выехал из центральной части города и количество зданий заметно поубавилось, молочная завеса, теперь ничем не сдерживаемая, клочьями расползлась повсюду, стирая очертания предметов. Тайриэлу это было только на руку. Дорогу он знал.

Эльф остановился в нескольких сотнях футов от стены, окружающей нужное ему поместье. Снял плащ, связал длинные волосы в хвост и убрал их под воротник. Его фигура приобрела обтекаемые мягкие очертания. Вот так. Как можно меньше ткани и выступов, а следовательно, и возможности за что-то зацепиться. Или схватить. Не то чтобы Тайриэл всерьез опасался, что кто-нибудь сумеет его выследить и тем паче догнать, но жизнь приучила его, что осторожность никогда не бывает лишней.

Эльф в несколько десятков шагов преодолел расстояние, отделявшее его от ограды. На первый взгляд она казалась сплошной, к тому же довольно высокой -- в два его роста. Тайриэл вытянул из пояса веревку с кошкой на конце и, бросив ее вверх, взобрался на стену. Так, сторожей из числа людей поблизости не наблюдается. Только собаки. Но они-то как раз не были Тайриэлу помехой. Еще не родилось животное, которое могло броситься на эльфа. Тайриэл спрыгнул вниз, равнодушно погладил пару боязливо обнюхивающих его волкодавов, каждый из которых не то что волка -- медведя сжевал бы, не подавившись. Затем эльф длинным скользящим шагом направился к заранее облюбованному дереву, что росло напротив дома. По мнению владельцев поместья, достаточно далеко. Ну что ж, для человека, возможно, и далеко. Тайриэл подпрыгнул, ухватился за нижнюю ветку, легко перекинул через нее тренированное тело и полез выше. Устроившись на уровне второго этажа, он снял со спины небольшой арбалет, приладил на него короткую стрелу, нашел глазами нужное окно и принялся выжидать.

Ожидание не оказалось долгим -- какие-то полчаса. В окне, на которое он смотрел не отрываясь, появилась крошечная светящаяся точка. Постепенно, по мере приближения, точка превратилась в свечу, огонек которой выхватил из темноты очертания человека, державшего подсвечник. Дрожащее узкое пламя красно-золотыми искрами скользнуло по полированной бронзе браслета, отразилось и заплясало в глубине янтарных кабошонов. Тайриэл мягко отпустил стрелу и тут же, не дожидаясь результата, стек по стволу на землю. Боковым зрением он все же успел поймать движение падающего маленького огонька. Конечно. Еще не было случая, чтобы он промахнулся, но даже если стрела и попала не в горло, куда он целился, а чуть выше или ниже, -- это не имело никакого значения. Хватило бы и царапины на излете -- наконечник был смазан ядом.

Тайриэл пробежал по парку до стены, где висела веревка, отогнал так и не издавших ни звука собак и почти перепрыгнул через ограду. На бегу смотав веревку, он, не сбавляя темпа, взлетел в седло, вновь завернулся в плащ -- ночь была холодной -- и сжал коленями бока лошади. Через полчаса Тайриэл уже заводил лошадь в конюшню "Ощипанного гуся". Конюх все так же сладко дрых на попонах. Вероятно, он не проснулся бы, даже если б у него свели всех коней. Уже проторенным путем -- то бишь через окно -- Тайриэл вернулся в комнату и лег спать.

Рано утром он покинул город, направляясь на юг.


Друзья подъехали к Оссу, когда уже была глубокая ночь. Темень стояла такая, что дальше своего носа не видно. "Будто в этом клятом пространстве", -- как в сердцах выразился вымотанный спешкой Джейд, который упрямо вглядывался в мрак, пытаясь определить, далеко ли еще. С высоты им издевательски ухмылялся тусклый тощий полумесяц.

Не качайся над городскими воротами большой фонарь, друзья наверняка влетели бы в них лбами. Заспанные стражники, выглянувшие на резкий окрик, разразились слаженной цветистой руганью. Джейд, не имевший намерения выяснять отношения с законом, предложил было другу остановиться на ночь у Кайла, но зевающий Рейнард отказался. Въехав в круг света и задрав голову, он поблагодарил караульных за бдительность и, одновременно, любезность от имени своего отца, после чего бедолаги рассыпались в не менее цветистых извинениях и ворота немедленно открыли. Джейд велел другу не издеваться над людьми, которые, строго говоря, имели полное право не впускать в столицу припозднившихся путников, и сунул начальнику караула несколько монет, наказав выпить за их удачу.

Добравшись до первого же постоялого двора, друзья рухнули на кровати, даже не раздеваясь, и глаза продрали намного позже, чем рассчитывали. От завтрака они по обоюдному согласию решили отказаться, и Рейнард пошел просить хозяйку собрать им еды в дорогу. Джейд, потирая немилосердно ноющие виски, направился через общий зал к выходу. Было около десяти утра. Кудрявая подавальщица, неверно истолковав его болезненную гримасу и помятый вид, с лукавой улыбкой предложила ему рассолу. Джейд отрицательно качнул головой, перешагнул через выставленную в проход лавку и замер.

-- ...ночью, болтом арбалетным. По всему видать, большой мастер работал, ни крепкие стены не помогли, ни псы цепные, ни чародейство... И как только не побоялся на мага-то руку поднять!

-- Та убийцы, кум, оне люди отчаянные, дерзкие, а как иначе-то? Вот она, жадность до денег, до чего доводит. К слову, о деньгах-то, ты, кум, мне когда заем-то вернешь?

Дальше маг не стал слушать. Он повернулся и цапнул за локоть добросердечную подавальщицу.

-- Скажи-ка, милая...

-- Чего господин изволит? Может, все-таки рассолу, а то ж на господина смотреть жалобно...

В данный момент маг испытывал как раз противоположное желание -- в смысле, не протрезветь, а напиться. А проспавшись, обнаружить, что ослышался. Он вздохнул и продолжил:

-- Похоже, ночью в городе что-то стряслось. Убили какого-то мага?

-- Ой, да господин еще не слышал... Не какого-то, с позволения сказать, а нашего, графского! Ну, лорда Кайла то бишь. Светлая ему память, хоть и странный был он человек, ну да о покойных только хорошее... Господин здоров ли? Побелели весь, ровно простынка...

Джейд с трудом собрался с мыслями:

-- Как... это случилось?

-- То только убийца точно знает, но люди говорят, в спальне его нашли, стрела в горле торчала, рядом потухшая свеча валялась. Видать, ко сну собирался отойти, а тут его и... Как еще пожар не начался!

-- Ошибки не может быть? -- безо всякой надежды спросил Джейд.

-- Да какая тут ошибка, господин! И лицо его, и одежда, и браслет при нем драгоценный, который он вроде как не снимал никогда.

Виски заныли еще сильнее.

-- Браслет, говоришь, милая... Убийцу, конечно, не нашли?

Девушка с заговорщическим видом усмехнулась:

-- Ну разве же их когда-нибудь находили? Та не-е, куда там... Слуга ихний пропал, вот он, верно, и был убийцей. Готова прозакладывать свое золотое колечко с камушком, вот это самое, что он из Гильдии был. А господин что такой взволнованный -- никак лично лорда мага знали?

-- Да, милая, знал, -- бесцветным голосом ответил Джейд. -- Спасибо тебе за рассказ. Ступай.

Кудрявая бросила на него еще один сочувственный взгляд, присела и убежала. Маг опустился на лавку. Кайл мертв... Талантливый чародей, превзошедший многих. Мизантроп и угрюмец, не любивший никого и сам никем не любимый. Великий поэт, так и не дождавшийся признания. Какая странная получается эпитафия, подумал Джейд. И как жаль, что все обернулась скорой трагедией, ведь он только начал понимать давнего друга по-настоящему... А теперь тот мертв.

-- Джейд, ты выглядишь так, словно тебя только что постиг удар. -- Рейнард, держа в руках сверток с провизией, встревоженно присел рядом.

-- Кайл убит...

Потрясенный виконт выронил сверток. Потом поднял его, нервно отряхивая от пыли.

-- Как?.. Откуда ты?..

-- Об этом весь город судачит.

-- Когда?!

-- Вчера ночью.

-- Милосердное небо... Я должен немедленно возвращаться к отцу. Прости, Джейд. Я присоединюсь к вам, как только смогу.

Маг с отрешенным видом отобрал у него припасы и поднялся.

-- Я все понимаю, Рейнард. У каждого из нас свои долги и своя ноша.

-- Ты всегда можешь рассчитывать на нашу помощь.

Джейд крепко пожал другу руку.

-- Я знаю. Благодарю тебя. Пожелай нам удачи...


-- В городе нам появляться опасно, -- сказала Лорисса, сняв перчатку и недовольно разглядывая сломанный ноготь.

-- Почему?

-- Сама посуди, какой-нибудь прихвостень Кеннета может меня узнать. До Аридана не так уж далеко.

-- Зато объезд займет гораздо больше времени. Лучше нам рискнуть и быстро проехать через Осс не останавливаясь. А заночуем дальше по тракту.

Копыта лошадей зацокали по каменной мостовой Осса. Линн, ни разу здесь не бывавшая, как обычно, исподтишка глазела по сторонам, стараясь при этом сохранить горделивую осанку и безразличный взгляд. Чистенькие двух- и трехэтажные домики, широкие улицы, по обеим сторонам которых в шахматном порядке были установлены масляные фонари. Было еще светло, и они не горели. Когда путешественницы въехали в старую часть города, картина немного изменилась. Улицы стали уже и извилистее, в окна многих домов были вставлены цветные витражные стекла. Граница между двумя районами города была настолько явной, что можно было без труда определить, где когда-то проходила замковая стена.

В центре Осса царило странное оживление. То тут, то там Линн замечала группки людей, что-то увлеченно обсуждавших. Девушка негромко сказала:

-- Здесь произошло нечто важное...

Прежде чем Лорисса успела ее остановить, она подъехала к одной из групп и вежливо поинтересовалась:

-- Почтенные, не скажете ли, что случилось?

-- Как, госпожа, вы не знаете? Мага нашего позатой ночью убили.

Линн удивленно вздернула брови и в раздумье уставилась на видневшийся неподалеку перекресток. В этот момент на него выехали трое всадников, один из которых показался девушке подозрительно знакомым. Только сейчас на нем было изысканное одеяние траурного фиолетового цвета. В фиолетовое же были одеты и оба его спутника. Линн снова повернулась к недавнему собеседнику:

-- Простите, не подскажете ли, кто эти трое?

Тот подслеповато прищурился.

-- Отчего же, госпожа, скажу... Который слева -- господин Гилберт, градоначальник. Тот, что поотстал, -- господин Родерик, мировой судья. Ну а самый высокий -- его светлость виконт Рейнард Осский. По всему видать, аккурат на похороны едут.

-- Спасибо, -- севшим голосом поблагодарила Линн и подскакала к колдунье. Та раздосадованно сверлила девушку взглядом, а лошадь под ней, чуя волнение всадницы, нервно переступала с ноги на ногу.

-- От любопытства кошка сдохла, -- проворчала Лорисса.

-- Послушай, что я выяснила... Тот молодой человек из трактира, Рейнард, на самом деле наследник графского рода.

-- Да хоть член правящей семьи Торванугрима! -- рявкнула Лорисса. -- Нам сейчас не до того. Надо как можно быстрее убираться отсюда!

-- И еще... -- Линн не обратила внимания на вспышку колдуньи. -- Убит местный маг.

-- Местный маг? Но ведь... Неужто Кайл наконец любезно избавил мир от своего присутствия?! На него не похоже... Как бы то ни было, это единственная хорошая новость за последнее время. Вперед, Линн, нам тут делать нечего!


Джейд гнал коня во весь опор. Голова его уже сутки буквально раскалывалась на части, но он даже не вспоминал об отдыхе. Время, проклятое время, которого почти не осталось... Лориссу он опережает, самое большее, дня на два. Три, если очень повезет. До ее появления нужно убедить Кеннета повременить с местью и подготовиться к торжественной встрече. Это не будет легко, но маг уповал на то, что младшенький всегда прислушивался к доводам разума.

Но какова Лорисса... Джейд отдавал должное ее смелости -- хотя, быть может, и продиктованной лишь отчаянием. Жаль будет убивать эту женщину, для чародейки она оказалась довольно приятной и не лишенной доброты. И еще больше жаль ее милую молодую подругу, которую вообще непонятно как втянуло в это отвратительное дело. Она не виновата в случившемся, да и Лориссу-то, по большому счету, винить сложно. А кто виноват?! Кайл, неведомым образом разузнавший о мальчике и вздумавший уничтожить ненавистную ему чародейку руками брата?

Кайл... нет, он никак не мог поверить в его смерть. Не тот он был человек, которого можно достать обычным арбалетным болтом. Однако же достали, просто и глупо... Проклятый Совет. У Джейда не было сомнений, что именно Двенадцать стояли за этим убийством, никому больше осский маг не мешал настолько сильно. Слишком опасным он был свидетелем, слишком умным и наблюдательным. На месте Совета Джейд тоже побоялся бы оставлять его в живых. Вопрос в том, кто следующий?

Хотя какой там вопрос -- конечно, Кеннет. После того как он расправится с Лориссой, за его жизнь нельзя будет дать и медной монетки.

Как это отвратительно -- даже не знать имен своих врагов, их лиц и их целей!.. Ждать удара со всех сторон разом, от кого угодно -- возможно даже, от кого-то знакомого. Любой мог оказаться членом Совета или его прихвостнем. Любой мог оказаться нанятым Двенадцатью убийцей. Да, они предупреждены, но Кайл тоже был предупрежден. Его это не спасло.

Джейд увидел с детства знакомые ему поля, окаймленные на горизонте лесом. Желтеющую пшеницу, кланяющуюся теплому ветру. Бревенчатые домики, чистенькие и крепкие. Улыбающихся людей, машущих ему руками. Это была его земля, и он любил ее. В другое время он бы спешился и с удовольствием прошел последние мили, отделяющие его от дома, ведя коня в поводу, но сейчас нельзя.

Как странно... челядь и крестьяне всегда радовались его возвращению, он был хорошим хозяином и знал это, но сейчас на лицах, в позах и в жестах читалась не только радость, но и... облегчение, что ли. Большое такое облегчение. С чего бы? Неужели здесь что-то случилось? Уже?! Проклятье! Кеннет...

Кеннет молча стоял на крыльце. Как всегда, с каменной физиономией, прямой и твердый, как посох. Как всегда, скупой на проявление каких-либо чувств. Джейду очень хотелось выругаться, тряхнуть братца за плечи, только чтобы расшевелить эту живую статую, но вместо этого он, осадив взмыленную лошадь, спрыгнул, взошел по ступенькам и остановился. Не говоря ни слова. Теплые зеленоватые глаза встретились с холодными серыми.

Так они стояли друг против друга некоторое время -- два совершенно непохожих человека.

Кеннет сделал шаг вперед и осторожно коснулся ладонью его предплечья.

-- Хорошо, что ты вернулся, -- ровным голосом произнес он. -- Мне нужно многое тебе рассказать.

Джейд улыбнулся. Без натянутости.

-- Мне тоже, -- сказал он. -- Идем.

В особняке за время его отсутствия изменилось немногое. Поражала разве что царившая вокруг невероятная чистота и столь же невероятная тишина. И пустота; впрочем, как раз она-то быстро заполнилась. Дом оживал на глазах, прислуга возникала чуть ли не из воздуха, приседая или кланяясь с искренними словами приветствия. Джейду стало смешно. Будто мыши, разогнанные метлой разгневанной кухарки по норам и вылезающие оттуда, стоит ей уйти из кухни.

-- Боги, братец, что ты натворил здесь, пока меня не было?

-- Ничего, -- краешком губ усмехнулся Кеннет. -- Ума не приложу, почему они прячутся.

-- Да ну? -- фыркнул Джейд. -- Как ты с голоду-то не умер?..

-- Не знаю. Обед подавали вовремя.

Старший из магов потер лоб. Как ни странно, головная боль почти унялась.

-- А управляющего зачем вышвырнул?

-- Он воровал, -- был ответ.

-- Они все воруют. Главное, чтобы делали это ненавязчиво и с толком.

-- Так ты знал?! -- изумился младший.

-- Еще бы мне не знать. Хорош бы я был иначе хозяин. Ладно, надеюсь, с новым мы тоже столкуемся. Н-да, надо тебя женить, что ли, наконец...

-- Это еще зачем? -- вскинул голову Кеннет.

Джейд вздохнул. Ну не объяснять же ему откровенно...

-- Затем, чтобы здесь было кому хозяйничать, когда меня в свою пору что-нибудь доконает.

-- Ради всего святого, Джейд, -- сухо отозвался брат, -- я надеюсь, что это была шутка. На случай, если ты не понял, -- я не о женитьбе.

Кеннет вошел в свой кабинет, зачем-то задернул портьеры и прислонился к краешку стола. Джейд закрыл дверь и тяжело опустился на стул. До этого он как-то держался, но теперь на него разом навалилась вся скопившаяся усталость, да и недостаток сна сказывался.

-- Ты плохо выглядишь, -- тихо сказал младший маг.

-- Просто долго не вылезал из седла, -- с безмятежной улыбкой отозвался старший. -- Это мелочь, а у нас много дел. Прежде всего...

-- Подожди, -- по-прежнему тихо, но непреклонно прервал его Кеннет.

Он помолчал, глядя в пол, потом поднял глаза:

-- Я никогда не смогу себе этого простить, Джейд.

Тот усмехнулся, горько и зло:

-- Я тоже кое-чего не могу себе простить, так что это у нас семейное. Кайл на этом такую теорию выстроил... -- Он осекся.

-- Какую же?

-- Прости, я все еще не могу в это поверить. Кайл убит.

-- Убит?! -- Кеннет сверкнул глазами. -- Кайл из Осса?

-- Да. Я узнал об этом, когда возвращался домой. И это не единственное неприятное известие.

-- Говори, Джейд.

-- Кайлу было известно о твоем ученике, только не спрашивай, откуда. Именно он сообщил о твоих планах Лориссе. Ты, как я понимаю, не знал, что мальчик ее племянник?

-- Нет.

-- Теперь знаешь. Лорисса пыталась "уберечь" ребенка от тебя, Кайл желал отомстить Лориссе. У них давние счеты... Он хотел стравить ее с тобой и подождать, пока ты с ней не разделаешься. Но ее лешаки дернули донести Совету, и все пошло наперекосяк. Теперь Кайл убит. Несомненно, по инициативе Двенадцати. Лорисса -- вторая из тех, до кого они хотят добраться. Ты -- третий.

-- Лорисса скоро перестанет быть проблемой для кого бы то ни было, -- нехорошо улыбнулся Кеннет. -- Со дня на день я жду... одного эльфа. Его зовут Тайриэл, и он мастер своего дела.

-- Кеннет, -- вздохнул старший брат, -- надеюсь, ты понимаешь, что яма, в которую ты угодил, становится все глубже с каждым прошедшим часом?

-- Это меня не остановит.

-- Знаю. Я приму и поддержу любое твое решение. На закуску вот тебе последняя новость -- Лорисса едет сюда. Я столкнулся с ней в ривеллинском трактире несколько дней назад. Она назвалась другим именем, но ее спутница допустила оговорку. Потом я заметил ее разноцветные глаза, и сомнений не осталось. Лорисса будет в Моинаре, самое большее, через пару дней.

-- Благодарю. Я подумаю, что можно сделать.

-- Мы подумаем.

-- Мы, -- согласился Кеннет.


Глава 17 | Волшебники в бегах: часть первая | Глава 19