home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 12

-- Посмотри вон туда. Видишь озеро?

Джейд повернул голову в указанном направлении.

-- Ты, однако, весьма лестно отзываешься об этой луже.

-- Ну, пару веков назад оно было побольше и поглубже. Это Майлин -- пруд Май. Ты слышал его историю?

-- Не-а, -- зевнул Джейд. -- Что-то интересное?

-- В общем-то, не особо. Лет двести пятьдесят назад жила девушка по имени Май. Как водится, влюбилась она в сына благородного лорда. Тот, опять же как водится, обещал -- не значит, что женился. Девушка оказалась особой экзальтированной и, выслушав сакраментальное "я тебя люблю, но мы друг другу не пара"...

-- Можешь не продолжать. -- Напавшая на Джейда зевота стала просто душераздирающей. -- Она добежала до ближайшей лужи и утопилась в ней. Лучше бы плюнула ему в рожу и вышла замуж за другого. Ну почему все юные девицы такие дуры?

-- Не все, дружище, иначе люди бы уже вымерли. Но, кстати, в рожу Май ему плюнула. А в озере утопила его невесту, после чего сбежала.

-- И чем дело кончилось?

-- Ее нашли и повесили. Над тем же озером. Так что конец у этой истории все равно трагический.

-- А что стало с сынком лорда? Тоже скончался вблизи этого водоема?

-- История умалчивает. Скорее всего, нашел себе другую жену.

-- Девушек жалко, -- заметил Джейд. -- Невеста вообще ни за что пострадала.

Рейнард в ответ только развел руками.

-- А с этим озером связано поверье. Девушка перед свадьбой должна непременно в нем искупаться, в этом случае ее минуют беды в семейной жизни.

-- Ну и бред, -- фыркнул маг. -- Вот если вместо "искупаться" подставить "утопиться", тогда это поверье обретает хоть какой-то смысл.

-- Бред, конечно, но в него верят. Да сам посмотри, там в воде кто-то есть. Держу пари, очередная невеста.

Рейнард подскакал поближе к озерцу и крикнул:

-- Эй, красавица, тебя можно поздравить с надвигающейся свадьбой?

Девушка разложила на поверхности воды длинные черные волосы и меланхолично поинтересовалась:

-- Ваша милость обознались чи на солнце перегрелись? С чего вы взяли, будто я замуж иду?

-- Но ведь вы купаетесь в озере Майлин!

-- Так и шо? Жарища-то какая стоит, самое время в воду лезть.

Джейд расхохотался. Обескураженный Рейнард вернулся на тракт.

-- А неплохо было бы сейчас искупаться, -- коварно заметил маг. -- Особенно в компании столь очаровательной особы.

Рейнард буркнул в ответ что-то малолитературное, и следующие минут сорок они ехали в полном молчании. И то сказать, июньская жара не располагала к длительным беседам. Сонную одурь разогнала кобыла Джейда, шарахнувшаяся от зашипевшего на нее здоровенного гуся, вальяжно переходившего дорогу. Джейд с трудом успокоил взметнувшееся на дыбы и едва не сбросившее его животное и спросил:

-- Далеко еще до Рирда? Этот пасторальный пейзаж начинает действовать мне на нервы.

-- Да нет, не очень, -- отозвался Рейнард. -- Видишь холмы на горизонте? За ними он как раз и находится. За пару часов доедем, там заодно и пообедаем.

-- Согласен.

Рирд был широко раскинувшимся поселением, слишком крупным для деревни, но слишком маленьким, чтобы называться городом. Около него располагалась одна из основных стеклодувных мастерских, которыми славилось графство Ривеллин. Вполне естественно, что в Рирде существовало множество лавок, торгующих стеклянными изделиями. Кроме того, там работала постоянная ярмарка, где продавалось уже все, что только душе угодно. Эта ярмарка была также знаменита невероятным количеством народных увеселений и лучшим во всей округе театром.

Въехавшие в Рирд друзья были мгновенно подхвачены пестрой многоголосой толпой, бросившей их прямо в центр балаганной феерии.

-- Пирожки! Горячие пирожки!

-- Яблоки! Сочные, спелые яблоки! Три штуки на медяк!

-- Яблоки в июне? -- недоуменно вскинул брови Джейд.

-- Прошлогоднего урожая, скорее всего.

-- С прошлого года ни одно яблоко не доживет спелым и сочным.

-- Ну... воском натерли -- и все дела, -- пожал плечами Рейнард.

-- Откуда ты знаешь такие тонкости?

-- Да у нас в замке кухарка так делает. Я всю зиму таскал яблоки из кладовки.

-- Распродажа! Подходим, покупаем! -- разорялся чернявый торговец с длинными усами. -- Весь товар всего по три медных монеты! Подходим, покупаем!

-- Это что-то новенькое, -- заинтересовался Рейнард. -- Ранее мне такой трюк не встречался. Какой товар может стоить три медяка?

-- Лежалые запасы мелочной лавки, например, -- с презрительной усмешкой откликнулся Джейд.

Рейнард встал на цыпочки и вытянул шею, стараясь заглянуть на прилавок поверх голов толпившихся вокруг него людей: на нем валялись вперемешку нитки, наперстки, какие-то керамические поделки и тому подобная дребедень.

-- Похоже, ты прав.

Умяв по пучку редиски (для земляники было рановато), друзья двинулись развлекаться на полную катушку. Джейд подмигнул Рейнарду и уставился на жонглера, который никак не мог взять в толк, почему один шарик, вместо того чтобы летать в воздухе между его руками вместе с остальными, вдруг стукнул его по голове, потом отскочил, потом опять стукнул... Лишь звон монет, посыпавшихся в шапку от помирающих со смеху зрителей, несколько примирил незадачливого артиста с реальностью.

-- Непобедимый боец и силач Стальной Кулак!

-- А также Медный Лоб, -- негромко прокомментировал Джейд, поглядев на неподвижное, не обремененное признаками интеллекта лицо бойца.

-- Одним ударом сражает быка! Одной рукой поднимает лошадь! За две монеты вы можете попробовать победить его! В случае победы вы забираете все деньги себе, в случае поражения они остаются в игре! Спешите, господа! На кону уже сто монет!

Несмотря на явную бесперспективность данного занятия, желающих сразиться с этим стенобитным орудием находилось немало. Вот, например, какой-то молодчик лихого вида в красной рубахе, несомненно желая покрасоваться перед дамами из числа зрителей, взобрался на помост, бросил в глиняное блюдо монетки и нанес противнику неслабый удар в челюсть.

С тем же успехом он мог попытаться свалить вековой дуб. Стальной Кулак небрежно сгреб его в охапку и поднял над головой. Раздались приветственные крики и свист. Непобедимый боец, как видно, не очень представляя, что делать дальше со своим грузом, попросту разжал руки. Парень в красной рубахе, как куль с мукой, грохнулся на задницу и выбыл из состязаний.

-- Подожди меня, я сейчас, -- бросил Рейнард.

-- Ты спятил? Хочешь повторить судьбу этого болвана в красном?

Однако Рейнард сорвал банк и бурные аплодисменты, одной оплеухой свалив теперь уже побежденного бойца с ног. Восторженные зрители собрались было с триумфом качать его на руках, но виконт ловко выскользнул из их хватки, и они с Джейдом растворились в толпе.

-- Как тебе это удалось?

Рейнард показал сложенную "лодочкой" ладонь.

-- Надо знать, как и чем бить. Таким манером и шкаф свалить можно, не то что этого верзилу. Ты куда?

-- Хочу приобщиться к искусству. Видишь, там идет представление знаменитой рирдской труппы.

Актеры выступали на огромных, сооруженных явно не на один сезон, деревянных подмостках, сверху над которыми был выстроен деревянный же навес, задрапированный ярко-синей тканью. Декорации отличались оригинальностью и мастерством исполнения. Играли, как Джейд сообразил почти сразу, пьесу, основанную на истории, рассказанной ему Рейнардом. Однако события были слегка изменены. Когда пойманную в дальних краях несчастную Май, роль которой исполняла стервозного вида девица с буйно кудрявой черной гривой и вечно потупленным взглядом, собрались вешать на простершей свои ветви над озером плакучей иве, внезапно появился волшебник и объяснил, что Май ни в чем не виновата, а невесту утопил отвергнутый поклонник, коего тут же продемонстрировали восхищенной публике и показательно испепелили. Май соединилась со своим возлюбленным узами брака, и на этом пьеса окончилась. Если отбросить в сторону пошлую сентиментальность сюжета, игра рирдской труппы действительно заслуживала своей славы.

-- Кстати, среди актеров имеется чародей, -- заметил Джейд.

-- С чего ты взял?

-- От трюка с испепелением откровенно несло магией.

-- Брось, кто из вашей магической братии унизится до положения ярмарочного фокусника?

-- Кушать-то всем хочется, -- резонно возразил Джейд, оценив размеры ведра, с которым зазывалы обходили публику. Ведро заполнялось весьма быстро.

-- Я бы не отказался от ужина, -- задумчиво сказал Рейнард.

Джейд признал идею стоящей, и друзья отправились на поиски таверны. Но дорогу им преградила очередная толпа невероятной плотности, над которой разносился звонкий девичий голос:

-- Не пропустите, люди добрые! Ловкость рук и никакого мошенничества! Подходите, играйте и выигрывайте! Не упустите свой шанс! Кто не рискует -- тот не побеждает!

Джейду стало любопытно, что за ловкость рук привлекает столько народа, и он начал пробираться поближе, бесцеремонно работая локтями. Впрочем, в противном случае его бы просто затерли. Наконец его взгляду открылась небольшая площадка, где сидела, поджав под себя ноги, высокая полноватая девица с длинной темной косой и скучающим выражением на лице. Девица лузгала семечки, метко плюясь кожурой в стоящую рядом плошку, и тоскливо повторяла:

-- Кручу... хрусть... верчу... хрусть... удивить хочу... хрусть, хрусть.

При этом ее пальцы, неожиданно тонкие и изящные, мелькали, с потрясающей скоростью передвигая три небольших медных стаканчика, под одним из которых должна была находиться горошина. Джейд не раз видел игру в наперсток, но искусство темноволосой заворожило и его. Играть он не собирался, отлично сознавая полное отсутствие шансов на выигрыш, но посмотреть ему хотелось, и Джейд чуть подался вперед.

В этот момент кто-то довольно сильно толкнул его сзади, и он почувствовал легкое прикосновение к своему поясу, как раз в том месте, где висел кошелек. Не поворачиваясь, Джейд выбросил назад левую руку, и его пальцы тотчас же сомкнулись на чьем-то худеньком запястье. Вывернув его, маг резко подтянул к себе его обладателя... вернее сказать, обладательницу...

Снизу на Джейда уставились лукавые желто-зеленые глазищи. Цвет их наводил на мысль, что среди предков девушки затесались северные эльфы. Джейд присмотрелся к ней повнимательнее -- круглое личико с тонко вылепленными чертами, на котором застыло обиженное выражение; короткие, пышные золотисто-русые волосы. Маг почти не сомневался, что, подуй ветер ей в лицо, отлетевшие легкие пряди откроют остренькие ушки.

Он проверил ауру девушки. Ошибки не было, от нее словно повеяло прохладной свежестью. Обычно природную магию эльфов нельзя было почувствовать, но у их потомков ее признаки проявлялись. Только признаки, способности же как таковые у полукровок практически не поддавались развитию.

-- Уй, господин, может статься, вы прекратите ломать руку бедной, ни в чем не повинной девушке? -- капризно протянула зеленоглазая, и Джейд сразу узнал ее голос -- это она исполняла роль зазывалы.

-- Юная леди, неужели вы думаете, что я хоть на секунду поверю вашему невинному виду? Отдавайте кошелек!

-- Какой еще кошелек! Не видала я никакого кошелька! И отпустите немедленно мою руку, это вам не морковка!

-- Почему морковка? -- оторопел маг.

-- Потому что нечего ее ломать! Да отпустите же! -- взвизгнула она. -- Люди добрые, что ж это деется, посередь дня к приличной девушке с нелепыми обвинениями пристают!

Джейд не мог не восхититься ее смелостью или, скорее, наглостью. Так откровенно привлекать к себе внимание при несомненной виновности могла либо полная дура, либо великолепная актриса с железными нервами, и он склонялся больше ко второму варианту.

-- Нет у меня никакого кошелька, ни своего, ни чужого!

-- Вот же упрямая лгунья! -- почти рассмеялся маг. -- Отдай по-хорошему.

Сзади послышалось тихое шипение темноволосой:

-- Айре, дурочка, говорила я тебе, что твои фокусы добром не кончатся...

-- Это как же понимать, вы меня еще и побить собрались ни за что ни про что? -- провозгласила зеленоглазая и добавила глухим шепотом: -- Да заткнись ты, Мэгги.

-- Кошелек! -- властно сказал Джейд, протягивая ладонь. Он и сам не понимал, почему тянет время, почему просто не сдаст воровку страже.

-- Я тебя предупреждала, теперь расхлебывай...

-- Хоть на кусочки порвите, господин, ничего не найдете! Мэгги, захлопни пасть, овца, иначе я тебя прикончу.

-- Девочка, -- устало сказал Джейд, -- я ведь сейчас позову стражников, и дальше ты будешь объясняться уже с ними, а это, поверь, гораздо хуже, чем иметь дело со мной... -- И тут он краем глаза поймал отблеск солнечного луча на стали.

Джейд опустил веки. Так и есть. Спрятанный до этого в левом рукаве темноволосой стилет скользнул в ее ладонь. Он поднял голову и буквально споткнулся о взгляд раскосых серо-голубых глаз, плеснувших жестоким холодом. На лице девушки-наперсточницы сохранялось скучающее выражение, однако маг понял, что еще одно слово о страже -- и этот кинжал окажется у него в глазу. Или в горле.

"Не надо глупостей, хуже ведь сделаешь и себе, и ей, -- мысленно обратился он к темноволосой. -- От воровства до убийства один шаг, и шаг этот -- на эшафот". А еще он понял, что не хочет выдавать совсем юных девчонок, пытавшихся просто выжить всеми средствами, и понял, как этого избежать.

-- Милая... -- Он наклонился к зеленоглазой, не выпуская ее запястье, и ласково улыбнулся. Та, ничуть не смутившись, ответила ему лучезарной улыбкой. Лучезарной в прямом смысле -- в ряду мелких белых зубов ярко сверкнул один позолоченный. Это был цеховой знак воров-карманников. По давней негласной договоренности между властями и главами гильдий наемников и воров, цеховые знаки доказательством вины служить не могли. Гораздо более рисковали те, кто пользовался знаками, не имея на то достаточных прав. -- Советую прекратить эту глупую игру. Я маг, и если мы не разойдемся миром... -- Он сделал многозначительную паузу.

В самой глубине желто-зеленых глаз мелькнул испуг, но на живом лице вместо праведного негодования мгновенно отразилась теперь готовность всячески услужить.

-- А, так господин волшебник... Ой, вы знаете, и правда, иду я давеча по дороге, смотрю -- кошелек валяется. Думаю, не иначе господин волшебник потерял. Надо вернуть. -- Кошелек мягко лег в подставленную ладонь. -- Да вы угощайтесь... Мэгги, отсыпь-ка семечек господину волшебнику!

Джейд с облегчением отметил, что стилет снова исчез в рукаве. Одной рукой Мэгги продолжала передвигать стаканчики, а другую сунула в карман и, вытащив оттуда изрядную горсть семечек, протянула Джейду. Тот скептически покосился на сей щедрый дар.

-- Берите, берите, от сердца отрываем! Можно сказать, единственная отрада в жизни...

Джейд побоялся даже предсказывать, куда бойкую зеленоглазую Айре может завести ее длинный язычок, но тут Рейнард, шагнув вперед, сгреб семечки, не забыв галантно чмокнуть руку Мэгги.

Выбравшись из толпы, друзья снова услышали за спиной нисколько не утративший своей живости голосок:

-- Ловкость рук и никакого мошенничества! Кто не рискует -- тот не выигрывает! Подходите, не пропустите!

-- Забавная парочка, -- сказал Рейнард, сплевывая шелуху. -- Мне они понравились.

-- Мне тоже, -- вздохнул Джейд.

-- Зато теперь мы имеем полное право проесть с таким трудом доставшиеся деньги в таверне! -- провозгласил виконт. -- Я умираю с голоду.

-- Боюсь, ты себя однозначно переоцениваешь. В моем кошельке лежит довольно приличная сумма.

-- Это поправимо...

-- Нет уж, -- возразил Джейд. -- Проедать мы будем твой выигрыш. Впереди еще долгий путь.

-- Я пошутил.

-- А я нет. Вот, кстати, и таверна. Гм. Оригинальное название.

-- Надеюсь, не ингредиентов основного блюда.

И друзья смело вошли в заведение под вывеской "Мышьяк и кружево".

Несмотря на вызывающее нехорошие ассоциации название, а может, и благодаря ему, таверна пользовалась популярностью -- во всяком случае, найти свободный столик им удалось далеко не сразу. Рейнард углубился в меню, явно вознамерившись заказать все по списку. Джейд огляделся. Стойка была задрапирована сомнительной чистоты кружевным полотном, настолько не вязавшимся с обстановкой и атмосферой таверны, что это вызвало смешанное чувство отвращения и восхищения.

Так. Кружево найдено. Осталось отыскать мышьяк.

К столику подошел тощий парень с кислым выражением лица.

-- Чего изволят господа?

Рейнард перечислил добрую треть меню и добавил:

-- Двойную порцию.

-- А где мышьяк? -- полюбопытствовал Джейд.

-- Да вот же. -- Парень ткнул пальцем в плошку, на которой действительно было выведено крупными буквами "МЫШЬЯК". Содержимое плошки сильно смахивало на обычную соль. Маг предусмотрительно отказался делать заказ, с интересом ожидая, что будет дальше.

А дальше было вот что. Когда стол тесно уставили яствами, Рейнард с энтузиазмом принялся их уничтожать. Через полчаса энтузиазм поутих. Еще через десять минут виконт жалобно спросил:

-- Ты не поможешь мне управиться со всей этой едой?

И наконец еще через некоторое время прозвучал тоскливый возглас:

-- Ты не знаешь, на кой я столько заказал?

Джейд не удостоил друга ответом, продолжая методично обгрызать жареную куриную ножку.

-- Сейчас поедем или передохнем? -- спросил Рейнард.

-- Да отдохни уж, обжора, -- не удержался от поддевки маг.

-- Можно ли поинтересоваться, в какую сторону направляются господа? -- спросил тощий, принеся счет.

-- Поинтересоваться-то можно, только зачем тебе это знать?

-- Да, с позволения сказать, хотел предупредить, что на северо-восточном тракте засела какая-то тварюга, которая путников жрет, как орехи щелкает.

-- Нам как раз на этот тракт, -- медленно произнес Джейд. -- Нет ли обходного пути?

-- Дак если б был, рази ж она столько народа жрала бы? -- философски проговорил тощий и удалился.

-- Что будем делать? -- Рейнард посмотрел на друга.

-- А у нас есть выбор?




Глава 11 | Волшебники в бегах: часть первая | Глава 13