home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 7

«И в браке, и в безбрачии есть свои недостатки; из этих двух состояний предпочтительней то, которое еще возможно исправить.»

Николя де Шамфор

Приём, посвящённый прибытию во дворец маркиза Дориона, был в самом разгаре. Ненавязчиво играла спокойная музыка, лакеи разносили вино, кроме того, гости могли самостоятельно подойти к специальному столику и взять себе вазочку с десертом. Почётный гость уже был представлен леди Альмиконте. Это было лишь знакомство, а не помолвка, так что Мирейа не стала пока бушевать. Правда, маркиза она встретила чрезвычайно холодно, но не более того. Выходить за рамки этикета не стала. Собственно говоря, она вообще редко делала это при посторонних.

— Ну, и как тебе этот жених? — шёпотом спросила я у Дэйвида, вместе с которым пришла на приём.

— Кажется вполне приличным человеком, — откликнулся он. — Так, с первого раза, сказать, конечно, трудно. Но, по-моему, жених достойный.

Я скептически поджала губы. Моё впечатление от маркиза не было столь же положительным. Нет, ничего совсем уж плохого я сказать тоже не могла. Вообще герцог не соврал: лорд Дорион действительно был хорош собой. Высокий рост, крепкое телосложение, светлые волосы и голубые глаза, которые, наверное, можно было бы назвать красивыми. Но кое-что мешало мне использовать этот эпитет. Всё дело в том, что в глазах я первым делом ищу признаки интеллекта. А как раз с этим качеством здесь, кажется, были проблемы. Во всяком случае такое впечатление складывалось на первый взгляд. Маркиз выглядел простовато. Тот случай, когда глядишь на человека и удивляешься: почему боги распорядились, чтобы он родился аристократом? Кажется, что где-нибудь в деревне он смотрелся бы куда более органично.

Однако делиться всеми этим размышлениями я с Дэйвидом не стала; к чему? Наверняка он упрекнёт меня в излишней критичности, что кстати уже пару раз случалось в подобных случаях. Так что мы просто в очередной раз прошли мимо окруживших жениха придворных и подсели к Илоне, которая с чрезвычайно кислым видом ковырялась ложкой в вазочке с желе.

— Неужели туда заполз таракан? — осведомилась я, отметив брезгливое выражение на лице подруги.

— Уж лучше бы так, — не замедлила с ответом Илона. — Хоть какое-то развлечение. К тому же на тараканах, поговаривают, можно гадать. На суженого.

При этом она бросила короткий взгляд на Дэйвида, а я, со своей стороны, на маркиза.

— Знаешь, лучше не надо такого суженого, — хмыкнула я. — А что же всё-таки не так с желе?

— Оно сладкое, — с отвращением протянула Илона.

— А каким, по-твоему, оно должно быть? — удивилась я. — Это же десерт.

— А не знаю. — Окончательно разочаровавшись в содержимом вазочки, Илона отставила его в сторону вместе с ложкой. — Каким угодно, но только не таким приторным. От этого вкуса меня начинает подташнивать.

Дэйвид на секунду расширил глаза. Бедняга явно не был готов к столь вульгарным высказываниям, прозвучавшим на светском приёме из уст благородной дамы. Я незаметно вытянула ногу и тихонько толкнула подругу носком туфли. Она усмехнулась, но к сведению мой намёк, похоже, не приняла. Илона предпочитала общаться с окружающими так, как ей удобнее.

Впрочем, на сей раз это было не так уж и важно. Взглянув на часы, Дэйвид принёс свои извинения и принялся прощаться.

— Как, вы уже уходите? Так рано? — удивилась Илона.

— Приходится, — улыбнулся Дэйвид. — Я обещал не поздно вернуться домой к матери.

— Она будет петь вам колыбельную? — понимающе спросила подруга.

На сей раз я пнула её более основательно. Но Дэйвид не обиделся, просто усмехнулся шутке и пояснил:

— Ей нездоровится. Я обещал немного с ней посидеть и почитать ей перед сном.

— А как она относится к тому, что вы стали часто посещать дворец герцога? — полюбопытствовала Илона.

— Положительно, — ответил Дэйвид. — Исключительно положительно.

— Ну что же, прекрасно. Желаю вашей матушке скорейшего выздоровления.

— Благодарю вас.

Дэйвид ушёл, и мы с Илоной вдвоём продолжили наблюдать за ходом приёма.

— Он так сильно любит маму?

— Кто? — Я даже не сразу поняла, что речь идёт о моём молодом человеке. — Ах, Дэйвид. Откуда я знаю? Может, он вообще солгал, а сам отправился к любовнице.

Я никак не могла понять, в чём причина моего собственного раздражения.

— Знаешь, вот это как раз было бы совсем не так плохо, — заметила Илона.

— Фи, какая циничность! — поморщилась я. — Ну, любит он маму, да. И что, разве это плохо?

— Это хорошо, — возразила Илона, правда, вид у неё был какой-то мрачноватый. — Это очень хорошо. Для мамы. Знаешь, что я тебе скажу, подруга? Если тебе нужен мужчина, который бы сильно любил мать, заводи сына, а не мужа.

— Короче говоря, тебе просто не нравится Дэйвид, — заключила я.

— Ну почему же? Нравится, — довольно-таки безразлично заявила Илона. — У него практически нет дурных качеств. Интриги не плетёт, алкоголем не злоупотребляет, не бабник, маму вот любит. Табак опять же не нюхает. — Подруга открыла свою извечную табакерку, втянула носом воздух, зажав одну ноздрю, и смачно чихнула. — По бабам не шляется. В общем, состоит из сплошного отсутствия недостатков.

— Ладно, давай лучше поговорим о женихе Мирейи. — Я благоразумно предпочла сменить тему. — Что скажешь о маркизе?

Илона отреагировала на этот вопрос менее позитивно, чем Дэйвид.

— Смазливый, при этом недалёкий, хотя и себе на уме, — вынесла вердикт она. — В сущности таких хоть пруд пруди.

— Главное, что Мирейа от него не в восторге, — заметила я.

— Мирейа была бы не в восторге, даже если бы сам бог любви опустился перед ней на оба колена, — отозвалась Илона. — Просто потому, что его выбрал для неё герцог.

Тут я была вынуждена согласиться с подругой. Навряд ли у жениха был хоть какой-то шанс понравиться леди Альмиконте.

— Так или иначе это действительно не самая лучшая для неё партия, — признала Илона, рассеянно постукивая костяшками пальцев по крышке табакерки.

— Теперь весь вопрос в том, как расстроить свадьбу, — перешла в деловое русло я.

— У тебя уже есть какие-то идеи?

— Есть целых несколько. Но для начала я подумываю пойти самым простым путём.

— Это каким же?

Я сделала небольшой глоток из бокала и задумчиво поглядела сквозь прозрачное стекло.

— Вот не знаю, верный это будет ход или нет. Я бы попробовала поговорить с самим маркизом напрямик. Просто сказать ему, что леди Мирейа не желает вступать в этот брак. Дальше существует два варианта. Возможно, он окажется благородным человеком и не захочет жениться на девушке против её воли. В этом случае все проблемы решаются сами собой.

— А может быть, он таковым не окажется, — без труда догадалась о втором варианте Илона.

— Совершенно верно, — подтвердила очевидное я. — И тогда мы ведём против него игру, как и предполагается. Но, по-моему, не стоит пренебрегать элементарным.

Сначала стоит попробовать заполучить маркиза в союзники. Единственное, что меня смущает: в случае его отказа выходит, что мы сами раскрыли перед ним карты. Как думаешь?

— Вряд ли это так уж важно, — заметила Илона. — Герцог и так понимает, что Мирейа просто так не сдастся. А обсуждать с маркизом конкретные планы ты всё равно не будешь.

— Это точно.

Я откинулась на спинку стула и пригляделась к разговаривающему с герцогом маркизу, уже прокручивая в голове предстоящий разговор. Разумеется, предварительно будет нужно переговорить с Мирейей и получить у неё добро на такую инициативу.

— А этот что у нас позабыл? — изумилась Илона. — Неужели догадался, о чём мы тут ведём разговор?

Я нахмурилась и повернула голову, как раз вовремя, чтобы встретиться глазами с приблизившимся Эстли.

— Леди Инесса, — обратился он ко мне, предварительно поздоровавшись с Илоной вежливым кивком, — ну как, вы собираетесь навестить меня этой ночью так же, как и прошлой?

Взгляд Илоны разом растерял последние признаки скуки.

— А почему вы об этом спрашиваете, лорд Кэмерон? — едко осведомилась я. — Вы так сильно по мне соскучились?

— Мне в общем-то всё равно, — заверил он. — Но Роберт очень интересуется. С самого утра пристаёт ко мне с расспросами. Осчастливит ли нас сегодня леди Антего своим визитом? Или, может быть, боги смилуются, и нас пронесёт?

— А вы помолитесь, лорд Кэмерон, — посоветовала я. — Попросите богов о милости. Говорят, это помогает.

— Благодарю вас. Непременно именно так и поступлю.

С этими словами он удалился, а вот Илона, наоборот, умудрилась придвинуться ко мне вместе со своим стулом практически вплотную.

— Несси, дорогая, — ласково произнесла она, — и как же это понимать?

— Как-как, — пробурчала я. — Вчера вечером я из-за всей этой идеи с браком сильно перенервничала. В итоге ворвалась к Эстли в спальню.

— Отличный способ лечить пошатавшиеся нервы! — хохотнула Илона. — Подруга, ты небезнадёжна! И как всё прошло?

— Чудесно, — мрачно констатировала я. — Но не слишком продуктивно. Хотя не совсем. Я ненароком поспособствовала укреплению института семьи и брака. Выставила из его спальни баронессу Ластли. Ты понимаешь, помимо всех своих прочих делишек, этот интриган ещё укладывает к себе в постель замужних женщин.

— Ну, леди Ластли, положим, укладывать не надо, — рассудительно заметила Илона. — Она сама куда хочешь уложится. Ну, что я говорила!

Последнее восклицание заставило меня вскинуть голову. И увидеть, как вышеупомянутая баронесса практически приклеилась к локтю беседовавшего с Дорионом Эстли.

— Нет, ты только на это посмотри! — возмущённо прошептала я. — Эта леди Ластли ластится к нему так, словно она не замужем.

Играла словами отчего-то доставила мне особое удовольствие.

— Знаешь, — задумчиво проговорила Илона, — а, может, тебе стоит выйти замуж, чтобы завести себе любовника вроде Эстли?

Я только фыркнула в ответ, но подруге собственная идея явно пришлась по душе.

— Пожалуй, Несси, я была неправа. Дэйвид — хороший кандидат в мужья. Из него получится очень удобный супруг. Такой же удобный, — она хитро прищурилась, — как барон Ластли.

— Лично меня интересует сейчас совсем другое, — мечтательно возразила я. — А именно — как обойти этого негодяя и разрушить его планы касательно свадьбы Мирейи.

И я послала лорду Кэмерону, будто почувствовавшему, что говорим именно о нём, нежную улыбку.


Да, я была намерена попытаться договориться с маркизом Дорионом по-хорошему. Однако попытки попытками, а к войне следует всегда быть готовым, и по возможности — ещё прежде, чем она успеет начаться. Поэтому перед тем, как посетить жениха Мирейи в отведённых для него покоях, я, прихватив плащ и вуаль, покинула дворец и направилась по хорошо знакомому адресу.

Официально это была книжная лавка, в которой продавались исключительно рукописи, посвящённые географической науке. В действительности же владевший лавкой человек, Антуан Сафье, являлся первоклассным специалистом по добыванию информации. Этот человек знал всё и обо всех, а если случайно чего-то не знал, был способен выяснить это в кратчайшие сроки. В кратчайшие сроки и, разумеется, за баснословные деньги. Но это вполне естественно: за столь высококачественную работу надо достойно платить. Особенно когда задания бывают весьма щекотливыми и не всегда законными.

Боюсь даже представить себе, сколько на этого человека работало осведомителей, и предпочитаю не знать, кто из окружения самой Мирейи состоял в их числе. Сомнений в том, что таковые существовали, у меня, признаться, не было. Просто потому, что герцогский дворец — это такое место, где у человека вроде Сафье обязательно должны быть уши. В противном случае он зря получал бы свой хлеб.

И вот теперь я сидела напротив него в одном из внутренних помещений лавки. Комната была просторная, но производила впечатление маленькой из-за огромного количества мебели и вещей, которыми была заставлена. Стол, одно кресло для хозяина и два для посетителей, в стороне кушетка, несколько шкафов и полок, уставленных книгами, а также заваленных кипами бумаг, пыльные карты, висящие на стене и даже лежащие на полу, и даже парочка глобусов. Притом я ни секунды не сомневаюсь, что всё это — не более чем декорации. По-настоящему важные документы вот так на виду не хранятся. А говоря точнее, они и вовсе здесь не хранятся. Сафье предпочитает работать, не оставляя следов. Он просто собирает информацию и передаёт её в устном виде заказчику. То есть торгует тем, чего нельзя пощупать, отследить или предъявить в суде. Он даже улики для своих клиентов не собирает. Только сообщает о том, где именно эти улики можно найти. Но вот пойти и взять их должен уже сам клиент, либо человек другого профиля, которого этот клиент решит нанять.

Напротив меня сидел невысокий, полный мужчина, тёмные волосы которого отчаянно проигрывали битву с лысиной. Они позорно капитулировали, отступив далеко от макушки, но всё ещё держались на голове своеобразной широкой лентой, словно до сих пор ждали своего часа и надеялись вновь покорить потерянную вершину. Хитрая улыбочка, маленькие масляные глазки. Можно было бы подумать, что собеседник смотри на меня, как кот на сметану, и думает во время разговора лишь о том, как бы эту самую сметану заполучить. Вот только я отлично знала, что за этой обманчивой внешностью скрывается холодный ум, спокойствие удава и высококлассный профессионализм.

— Итак, господин Сафье, мне нужен компромат на маркиза Гюстава Дориона. — Я не стала рассусоливать, притворяясь поначалу, что пришла сюда исключительно ради светской болтовни и не имею в виду ничего предосудительного. К чему? Мы давно и хорошо знаем друг друга. Я неоднократно обращалась к Сафье за услугами по делам Мирейи. — Любые факты, которые могут его скомпрометировать.

— Скомпрометировать при каких обстоятельствах и перед кем? — деловито уточнил хозяин лавки. — Перед законом, жрецами, высшим светом?

Я понимающе покивала: характер требуемой информации напрямую зависел от целей.

— Уточняю. Необходимо раздобыть такие сведения, которые позволили бы разрушить его помолвку с леди Альмиконте, — сформулировала задачу я.

— Понимаю. Постараюсь сделать всё возможное. Но есть сложности.

— Какие именно?

Его слова заставили меня встревожиться. Неужто Эстли и тут умудрился поставить мне палки в колёса? Но нет, как оказалось, речь шла совсем об ином.

— У меня уже была возможность собрать кое-какую информацию о маркизе, — объяснил Сафье. — Он как-никак человек знатный и потому достаточно известный в определённых кругах. И — увы — ничего по-настоящему ценного для вас и леди Альмиконте среди имеющихся у меня сведений нет. Можно сказать, что маркиз — человек на удивление скучный. Ничего всерьёз порочащего репутацию не совершал. Закон не преступал. Ну, право же, нельзя ведь считать за компромат то, что он пару раз проводил ночи в борделе с двумя девушками сразу!

— Нет, нельзя, — вынужденно признала я, немного подумав. — Если бы это произошло сейчас, когда он фактически уже стал женихом, тогда да. Но не прежде. Хотя если этим девушкам было по четырнадцать лет…

Сафье с понимающей улыбкой покачал головой, разбивая мои хрупкие надежды.

— Все девушки достигли к тому моменту совершеннолетнего возраста.

— Значит, нет, — развела руками я.

— Мы, конечно, постараемся покопать ещё, — пообещал Сафье. — Но, может быть, есть и другие направления?

Я задумалась, устремив невидящий взгляд на одну из старых карт.

— Давайте так, — определилась я. — Нужна любая информация, которая может рассорить маркиза Дориона с герцогом Альмиконте.

— Понимаю, — склонил голову Сафье. — Ничего не обещаю, но постараюсь исполнить в лучшем виде.

— Сколько?

Я взялась за синий шёлковый кошелёк, расшитый серебряными нитями. Вышивка изображала сидящих на ветвях птиц. Мне нравился этот узор, во дворце у меня хранилась такая же подушечка для булавок.

— Пятьдесят, — назвал вполне себе кругленькую сумму Сафье.

Я, однако же, удивилась другому.

— Так мало? Это же меньше обычного.

— Для постоянных клиентов я иногда делаю скидки, — усмехнулся «лавочник».

Я отрицательно мотнула головой.

— Ну уж нет, господин Сафье. Мне не нужны от вас никакие скидки. Мне нужна гарантия, что информация о цели моих визитов не дойдёт до других ваших клиентов. И за это я готова хорошо платить. Так что пятьдесят сейчас и ещё пятьдесят при нашей следующей встрече.

Мой собеседник благодарно склонил голову. Конечно, ещё бы он стал отказываться! Горсть монет перекочевала из моего кошелька на стол — где, впрочем, тоже надолго не задержалась.

— Я извещу вас, как только сбор информации будет завершён. Постараюсь, чтобы это произошло как можно скорее, — пообещал Сафье. — Результаты, как и обычно, сообщу при встрече. Как вы сами понимаете, вопрос безопасности.

— Конечно.

Мне и самой не улыбалась перспектива, чтобы Эстли перехватил письмо с прелюбопытными данными.

На этом мы распрощались, и я со спокойной совестью отправилась заключать с маркизом мирное соглашение. Всё-таки подобные соглашения лучше заключать, на всякий случай пряча за спиной большую пушку.


Маркиз Дорион принял меня в предоставленной в его распоряжение гостиной. Здесь всё было выполнено в коричневых тонах — обивка мягкой мебели, ковры, гардины, вазы, картинные рамы. Узоры были основаны на контрасте тёмно-коричневого со светло-бежевым. Мы расположилась в удобных, глубоких креслах с широкими подлокотниками.

— Итак, леди Антего, что же привело вас ко мне?

Маркиз был сама любезность и гостеприимство.

Я вздохнула и смущённо опустила глаза, якобы не решаясь начать разговор на щекотливую тему.

— Видите ли, маркиз, я нахожусь здесь по поручению леди Альмиконте. — Судя по взгляду, его интерес к разговору явно вырос после этого утверждения. — Есть одно важное дело, которое я должна с вами обсудить.

Я снова «засмущалась».

— Я весь внимание, леди.

Тон маркиза звучал подбадривающим. Я нерешительно взглянула на него исподлобья.

— А… вы не будете на меня сердиться?

— Ну что вы, как же я могу рассердиться на такую очаровательную девушку? Так что же вы всё-таки уполномочены мне сказать?

Теперь за любезностью его тона скрывалось нетерпение. Ну что ж, перейдём к делу. Я подняла на маркиза прямой и честный взгляд.

— Дело в том, что леди Мирейа не хочет выходить за вас замуж.

— Что?

Похоже, такое признание его огорошило.

— Только, пожалуйста, не поймите меня неправильно, — торопливо продолжила я. — Здесь дело вовсе не в вас. Миледи ни в коей мере не хочет вас обидеть таким заявлением. После вчерашнего приёма она сказала, что вы производите весьма благоприятное впечатление и, вне всяких сомнений, являетесь благородным джентльменом. Однако леди Мирейа не намерена на данном этапе выходить замуж. Это не входит в её планы. Герцог занялся устройством её судьбы, даже не посвятив её в свои планы. Это чрезвычайно… огорчает леди Мирейу.

— И что же вы в таком случае хотите от меня?

На сей раз голос Дориона прозвучал куда более холодно.

— Миледи обращается к вам с просьбой о содействии. — Я изобразила умоляющий взгляд «леди в беде». — Если бы вы отказались от этого брака, герцог не смог бы настаивать дальше. Таким поступком вы проявили бы благородство и великодушие. Благодарность леди Мирейи не будет иметь границ. Уверяю вас, вы найдёте в её лице хорошего друга и сможете рассчитывать на содействие госпожи Альмиконте в любых сферах, на которые распространяется её влияние.

Маркиз ухмыльнулся, разглядывая меня с мрачным любопытством.

— А как быть с приданым, леди Антего? — поинтересовался он. — Сомневаюсь, что содействие госпожи Альмиконте в каких бы то ни было сферах может заменить мне столь внушительную сумму. Ведь, полагаю, она не планирует, отказавшись от замужества, оставить за мной право распоряжаться этими деньгами?

С этого момента я, разумеется, знала, что продолжение разговора бессмысленно. Дорион уже дал свой ответ. Но разговор следовало довести до логического завершения.

— Полагаю, что нет, — понимающе произнесла я.

Маркиз негромко рассмеялся.

— В таком случае, вы же понимаете, что это разговор несерьёзный. Я был бы последним глупцом, если бы согласился пойти на поводу у леди Мирейи.

— А вас нисколько не смущает женитьба на женщине, которая совершенно не желает видеть вас своим мужем?

Настала моя очередь взглянуть на него, не скрывая любопытства, на сей раз не изображая притворную хрупкость и уязвимость.

— Не слишком, — нисколько не стесняясь такого ответа, признался маркиз. — Её приданое с лихвой компенсирует это неудобство. Да и потом, она даже не успела толком меня узнать. Не сомневаюсь, что после чуть более продолжительного знакомства её мнение изменится.

Я улыбнулась. Самоуверенности вам не занимать, господин маркиз. Но одного вы не понимаете точно: с этого момента против вас развязывается война, в которой не знают пощады и не берут пленных. И рано или поздно вы пожалеете о том, что добровольно не отправились искать наживы в другом месте.

— Ну что ж, всё может быть, — с лицемерной улыбкой ответила я. — В таком случае, полагаю, наш разговор исчерпан. Пожалуй, мне пора идти. Отдыхайте. Надеюсь, вам нравится у нас во дворце.

На это дежурное замечание Дорион ответил коротким кивком, но поспешил меня задержать, проявив интерес к иному обстоятельству.

— Скажите, леди Антего, когда госпожа Мирейа переедет в мой дворец, вы собираетесь составить ей компанию?

Я мешкала с ответом, чувствуя в вопросе подвох. С какой стати его это заинтересовало? Конечно, если бы Мирейе всё-таки пришлось выйти замуж, я бы её не бросила. Поехала бы следом, даже если бы речь шла не о дворце маркиза, а о хижине крестьянина. Но говорить это вот так напрямую было бы неблагоразумно. Ведь речь шла о доме моего собеседника.

— Трудно пока сказать, — неопределённо ответила я. — Слишком рано принимать решение.

— А вы всё-таки обдумайте этот вопрос. — Маркиз подался вперёд, и кончики его пальцев коснулись моей руки. — Я буду рад видеть вас в своём дворце. Можете поверить, я умею быть гостеприимным.

— Ни секунды в этом не сомневаюсь, — просияла я, убирая руку — якобы просто потому, что как раз вставала с кресла. — Всего наилучшего, милорд.

Из отведённого маркизу и его людям крыла я возвращалась, пребывая в некотором смешении чувств. С одной стороны, я злилась на Дориона, а заодно — как мы нередко делаем в подобных случаях — поминала недобрым словом весь мужской род разом. С другой, в той ноте, на которой завершилось наше общение, были свои преимущества. Возможно, я сумею этим воспользоваться, чтобы расстроить свадьбу Мирейи. Впрочем, сперва проверим, что удастся накопать Сафье.

Я не успела далеко уйти от гостиной, когда увидела в коридоре лорда Кэмерона. Граф шагал мне навстречу, то есть по-видимому направлялся к маркизу. Ясное дело, эта встреча не повысила мне настроение.

— Леди Инесса! — Если верить лучезарной улыбке Эстли, его настроение было как раз прекрасным. Впрочем, я этой улыбке никогда не верила. — Какими судьбами? Впрочем, я, кажется, догадываюсь. Пытались отговорить маркиза от свадьбы с леди Альмиконте? И, судя по вашему выражению лица, попытка оказалась неудачной?

Я чуть не заскрипела зубами: этому негодяю с его чёртовой проницательностью в очередной раз удалось выбить меня из колеи. Во всяком случае, теперь настроение было испорчено окончательно.

— Лорд Кэмерон, ваша ревность выходит за рамки приличий, — просияла в едкой улыбке я. — Право слово, какая вам разница, чем именно я занималась в покоях маркиза? Ведь мы с ним оба — взрослые люди, не обременённые пока семейными узами. Разве не так?

— Полагаю, вашей госпоже было бы очень приятно услышать такое признание, — заметил, подняв бровь, Эстли.

Неужто пытается мне угрожать?

— Хотите, прямо сейчас пойдём к ней и проверим, как она отреагирует? — предложила я.

— Заманчиво, — откликнулся Эстли, — но увы. Мне необходимо переговорить с маркизом. Предполагаю, что моё деловое предложение он примет более благосклонно, чем ваше.

— Лишь бы в конце беседы он не сделал вам такое же деловое предложение, как и мне, — не удержалась от комментария я.

— Какое же? — поинтересовался Эстли.

Я дразняще покачала головой.

— Пусть это будет сюрприз.

Короткий реверанс давал понять, что на этом разговор окончен.

— Надеюсь, с маркизом и его дворецким не произошло никакого несчастного случая? — крикнул мне вслед Эстли.

— Пока — нет, — оптимистично ответила я, не оборачиваясь и не замедляя шага.


Глава 6 | В полушаге от любви | Глава 8