home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



2. «Тогда тоже была весна…

В середине марта парашютная дивизия, подчинявшаяся Герингу, заняла оборону по Одеру, оставив один батальон в тылу для защиты Каринхалле. Имущество, имевшееся в усадьбе, было погружено в вагоны (набралось два железнодорожных состава) и отправлено в Оберзальцберг; туда же выехал и Геринг. Там он встретился с семьей и занялся размещением своих коллекций в заранее подготовленных надежных местах, подальше от посторонних глаз, так как не знал, что готовит ему будущее. Покончив с этим, он распрощался с женой и дочерью и вернулся в Каринхалле. Здесь уже работали военные саперы, быстро подготовившие к взрыву и дом, и хозяйственные постройки, и подземный склеп, в котором покоилась Карин.

16 апреля возобновились бои на Одере, и вскоре русские и польские части, прорвав фронт, вышли к южным окраинам Шорфгейде. Парашютисты Геринга отчаянно оборонялись, но не выдержали натиска и были рассеяны, Геринг, видя, что дело плохо, застрелил последних четырех бизонов, остававшихся в загоне, отдал приказ о взрыве и отбыл в Берлин. Говорили, что взрыв получился слишком мощным и разметал все, что было в усадьбе, так что на месте построек остались лишь груды дымящегося щебня. Что стало с останками бедной Карин — неизвестно, но ясно то, что она не нашла покоя в чужой земле, на которой не нашла счастья при жизни. Геринг никому не рассказал о своих переживаниях при отъезде: он торопился на встречу с фюрером, которого хотел поздравить с днем рождения.

Гитлер уже находился в своем подземном бункере, устроенном возле рейхсканцелярии, и был занят решением вопроса: оставаться ли ему в Берлине или отправиться в Оберзальцберг. Генералы советовали ему уехать, пока дорога еще была свободной. Выглядел фюрер неважно: события последних месяцев губительно отразились на его здоровье. «Голова у него слегка тряслась, — рассказывал очевидец. — Его левая рука висела плетью, а кисть дрожала. Глаза сверкали непередаваемым лихорадочным блеском, вызывая страх и какое-то странное оцепенение. Его лицо и мешки под глазами создавали впечатление полного истощения. Все движения выдавали в нем дряхлого старика».

Не дождавшись решения фюрера, Геринг, сославшись на то, что у него есть срочные дела на юге Германии, сказал, что отправится туда на машине. Прощание с фюрером вышло коротким и сухим: Гитлер вяло пожал руку своему «преемнику» и сказал несколько ничего не значащих слов; было заметно, что его мысли заняты другим и что он, глядя на Геринга, уже не замечает его.

Той же ночью Геринг, едва не потеряв машину в Берлине во время очередного налета авиации союзников, отправился через всю Германию на юг, проехал Дрезден, от которого остались только жуткие руины, потом — Берхтесгаден и вечером следующего дня уже подъезжал к Оберзальцбергу. Стояла весна, погода была теплой, почти как летом. В горах недавно прошел дождь, и со склонов на дорогу наплывали запахи влажной земли и молодой травы. Вечер был так хорош, как будто не существовало никакой войны. По этой дороге Геринг когда-то проезжал вместе с Карин; тогда они были молоды и полны надежд, несмотря на трудности. Увы, с тех пор многое, слишком многое изменилось…

Дома его встретили жена и дочь; Эмми не стала спрашивать мужа ни о чем. Геринг думал, что фюрер все-таки приедет в Берхтесгаден, и это его пугало, потому что грозило гибелью всем, кто мог бы оказаться рядом с ним.

Геринг приехал в Оберзальцберг без своего личного военного эскорта. В городе было полно эсэсовцев, охранявших находившиеся здесь важные «государственные объекты» и подчинявшихся Гиммлеру, который в это время уже начал предварительные переговоры о мире с англо-американским командованием, используя в качестве посредника графа Бер-надотта, президента шведского общества Красного Креста.

Утром следующего дня пошел снег: в Альпы вернулась зима. Геринг хотел выехать в горы, чтобы проверить, в каком состоянии находятся тайные убежища, где он спрятал свои ценности, но его отвлек телефонный звонок из Берлина. Генерал Коллер, начальник штаба люфтваффе, сообщил ему, что фюрер не желает покидать Берлин и что он, Коллер, скоро прибудет к Герингу с важными новостями.


1.  Всеобщее разочарование под гром орудий | Герман Геринг | 1.  «Фюрер дал — фюрер и взял!»