home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 5

Империя Оствер. Город Изнар.

16.06.1405.

План "Жала Канимов", барона Аната Каира, увенчался полным успехом, и восшествие на герцогский престол молодого Гая прошло как по нотам. Тринадцатого леассара передовые конные сотни наемников и егеря, которые якобы разгромили разбойников Макаро, вступили в замок Григ. Четырнадцатого числа лучшими горожанами Изнара, чиновниками погибшего Андала Грига, жителями острожных городков, комендантами близлежащих крепостей и местными дворянами было принято решение просить достойного сына рода Канимов о вступлении во владение герцогством. А на следующий день, мной, бывшими заложниками прошлого правителя и знатными людьми, кто находился неподалеку, а это практически все, была принесена присяга на верность Гаю Куэхо-Кавейр, который, как я и предполагал, переименовал северное герцогство по титулу своей матери. Ну, а сегодня в полдень, в город вошли войска Канимов, а следом за ними и сам новый правитель севера.

Всем простолюдинам было велено гулять и праздновать, и на улицы Изнара выкатили бочки с дешевым вином, пивом и сидром. Помимо этого состоялась бесплатная раздача хлеба и мяса. Наиболее неимущим слоям населения пожертвовали медные деньги. Из тюрьмы выпустили нескольких мелких преступников. А на центральной городской площади, прямо перед ратушей, при большом стечении народа, казнили четыре десятка разбойников из так называемой банды Макаро, которые на самом деле были пойманными во время облав беглыми крестьянами, ворами и специально привезенными из владений великого герцога Канима кандальниками. При этом морды всех казненных людей в обязательном порядке выглядели устрашающе. Тайные стражники такой контингент специально подбирали, ибо "злые люди" должны выглядеть как уроды, это есть аксиома любой пропагандистской операции. И простой народ, глядя на них, не мог не поверить, что это настоящие душегубцы, которые пробрались на территорию империи по наущению проклятых северных шаманов и врагов государства.

В общем, все приличия были соблюдены. На трон воссел юный, но храбрый правитель с большими связями на самом верху. Преступники были казнены. Горожане и жители близлежащих деревень отдыхали и пили дармовой алкоголь. Горластые глашатаи и заранее подготовленные люди выкрикивали здравицы и славу новому правителю. Наемники и стражники несли службу и обеспечивали порядок. А тайные стражники, егеря и отряды диверсантов подчищали хвосты и сторонников семейства Григ.

И пока все это происходило, ровно в полдень, наиболее влиятельные граждане города и вассалы Гая, в том числе и я, были собраны в городской ратуше, где герцог произнес перед нами не один раз отрепетированную речь. О чем она была, совершенно понятно, стандартный набор фраз и предложений, которые я особо не слушал, ни к чему себе голову забивать, и так все ясно. Кругом враги! Сплотимся в этот трудный для империи час и все как один, станем верными слугами государства и герцога! Погиб достойный сын остверского народа славный Андал Григ и все его наследники! Но преступники наказаны и их настигло суровое возмездие! И пусть, не все разбойники схвачены и многие из них до сих пор скрываются в лесах и атакуют замки и остроги, все равно они предстанут перед строгим, но справедливым судом! А все потому, что вместе с новым правителем, который безмерно рад тому, что лучшие люди севера оказали ему доверие, в герцогство пришло основанное на принципах законности и правопорядка спокойствие!

По окончании речи молодого правителя, пришла пора расслабиться. И выпив за здоровье и удачное начало правления молодого герцога по бокалу редкого в наших краях мускатного вина из подвалов Андала Грига, все присутствующие троекратно прокричали: "Слава герцогу Гаю!". После чего начался фуршет, во время которого происходило знакомство местной элиты с приближенными герцога, решались мелкие производственные вопросы, и утрясался порядок взаимодействия имеющих некоторую толику власти и денег людей. И пока момент был подходящий, заручившись словом герцога и поддержкой Рагнара я стал действовать.

Для начала я переговорил с комендантом крепости Эрра, о возврате своего арсенала, по крайней мере, той его части, которая еще была на складах этой твердыни. В принципе, отставной капитан имперской армии Бойцар, а затем тысячник герцогского войска, мне не возражал, и согласился допустить моих людей в арсенал крепости. Но он честно предупредил, что от вывезенных из замка Ройхо припасов сохранилась лишь десятая часть. Я его ответом был удовлетворен и переключился на городского бургомистра Данни Крофа, солидного пожилого господина, и тот, уведомленный о том, что молодой Уркварт Ройхо в фаворе у Канимов, пообещал мне решить вопрос с картинами и портретами моей семьи в самое ближайшее время, благо, распродать их не успели. Однако при этом, в его добрых, честных и искренних глазах я заметил нехорошую хитринку, и подумал, что с бургомистром придется повозиться, больно он верченый и человечек не простой, сам себе на уме и, наверняка, везде выгоду ищет.

В остальном же, можно сказать, что пока все хорошо. Я обзавелся новыми знакомствами, составил первые впечатления о местном обществе, еще вчера получил доступ к архивам Григов и необходимые мне списки, а герцог пообещал мне вернуть замковую кузницу и оказать всемерное содействие в возвращении родового имущества Ройхо. И если бы я не был вассалом Гая, то уже покинул бы праздничное мероприятие, оставил бы в городе верных людей, а сам бы вместе с подругой отправился в замок, дел много, а северное лето коротко. Но, следуя своим обязательствам, Гай Куэхо-Кавейр дал мне поддержку. И как верноподданный вассал, в переломный для всего бывшего Герцогства Григ исторический момент, я должен находиться с ним рядом. И значит, что до вечера я прикован к торжественному залу городской ратуши, выпиваю, продолжаю налаживать контакты, и подмечаю, что вокруг меня происходит.

Однако все мои дела уже улажены, а новых пока нет. С местными чиновниками и военными, которые меня, явно, опасаются, и все время льнут поближе к герцогу и полковнику Торансу, особо не поговоришь. А женщин на этом мероприятии нет. И оттого время тянется медленно и если бы не Рагнар Каир, то через пару часов я бы взвыл от тоски, и он, наверное, тоже. Так что мы развлекали один другого беседой, обсуждали близкие нам темы, и благодаря этому скоротали какое-то время. И так продолжалось до тех пор, пока к Рагнару, с пакетом в руках, не приблизился гонец в мундире армии Канимов.

Каир остался на месте, прочитал послание и нахмурился. И когда он убрал бумагу в карман своего камзола, я кивнул на уходящего гонца и поинтересовался:

— Проблемы?

— Да, — сказал Рагнар. — Через три дня моих воинов и егерей перебрасывают на восток.

Слово "моих" он выделил особо, а значит, речь идет о диверсантах великого герцога Канима. И преждевременная, не укладывающаяся в план, переброска элитных бойцов на фронт, говорит о многом. В частности о том, что враги прут по имперским землям в темпе Гитлера, наступающего на Москву, и это проблема. От восточных границ до окраинных земель Канимов меньше тысячи километров, и великий герцог Ферро постарается не допустить республиканцев на свою территорию. Так что наемники, которые находятся на севере, могут быть переброшены вслед за диверсантами и егерями. И из этого следует резонный вопрос. А кто герцогство защищать станет? Крестьяне, вояки покойного Грига, чиновники и местная расфуфыренная знать? Так на них надежды немного, они разведку нанхасов и ваирцев не сдержали, и новому герцогу не доверяют, так что драться станут в полсилы и из-под палки, да и то, если не сбегут к телепорту или к соседям. Впрочем, пока у нас все тихо, и нагнетать излишний негатив не стоит.

— Выходит, что дела на востоке плохи? — спросил я Каира.

— Видимо, да, — согласился командир диверсантов, оглядел зал, в котором продолжалось хаотичное движение гостей и слуг, которые улыбались, выпивали и обсуждали свои дела. И остановив взгляд на герцоге, который стоял в окружении нескольких человек, он сказал: — У меня к тебе просьба.

— Что в моих силах, все сделаю, — я сразу же насторожился.

— Присмотри за Гаем, а то на сердце что-то неспокойно. Чувствую, что если уйду на восток, то это надолго.

— Вот ты о чем, — меня отпустило, я снова расслабился и кивнул в сторону Гая: — Чего за ним приглядывать? Вокруг герцога столько народа, что есть на кого опереться. Тут тебе и тайные стражники, и наемники, и опытные советники.

— И все же присмотри, мало ли что.

— Хорошо.

Мы с Рагнаром пожали один другому руки, коротко кивнули и разошлись. Он направился к герцогу, протиснулся через толпу прихлебателей, помощников и охрану, что-то прошептал ему на ухо, и через полчаса Гай Куэхо-Кавейр отправился в свой дом, бывший замок Григов, где уже поменяли всю обслугу и привели в порядок дворец. Все присутствующие проводили герцога поклонами, и после этого можно было покинуть праздник и вернуться в свое временное жилье, домик невдалеке от центра города, который вчера был арендован для проживания графа Ройхо и его людей. И простившись с бургомистром Крофом, который вновь заверил меня, что выполнит приказ герцога со всем возможным рвением, я вышел из городской ратуши на площадь Изнара. У входа меня уже ждали Дайирины и пара "шептунов", моя охрана и почетный эскорт, и мы направились к нашему временному пристанищу, где меня ждал простой сытный ужин и красавица Каисс, по которой я сильно соскучился.

Кругом была гульба и шум, скрипичные и струнные инструменты выводили простые плясовые мелодии, горожане веселились, кто искренне, а кто делал вид, и в толкучке можно было ожидать нехороших сюрпризов. Однако движение через гуляк прошло без эксцессов, и вскоре мы оказались перед уютным двухэтажным домиком, который охранялся арбалетчиками из отряда Хайде. Они доложили, что все в порядке, и рапорт был принят. Мы прошли внутрь и, первое, что я сделал, это никого не стесняясь, крепко расцеловал свою женщину. Дайирины за моей спиной несколько недовольно повели плечами, все же провинциалы со строгими правилами, а тут родная сестра, не будучи замужем, с командиром и нанимателем целуется. Неловкая ситуация, но терпимая, и они промолчали, хотя наверняка, позже, это между собой обсудят.

Смущенная Каисс, задорно встряхнула своими роскошными белокурыми волосами, оправила ладно облегающий ее тело летний сарафан и умчалась накрывать на стол, а я с ее братьями прошел в гостиную и здесь нас уже ждал Керн. При моем появлении он встал, и отвесил короткий поклон, после чего, как равным, кивнул шевалье, дождался пока мы с Дайиринами рассядемся в поскрипывающие старые кресла, и расположился на диванчике напротив. Внешне, он как обычно был спокоен, опрятен и никуда не торопился. И сделав вывод, что ничего секретного или срочного нет, я поймал его взгляд и сказал:

— Докладывай.

Керн сморгнул, отвел глаза в сторону, подался всем телом немного вперед и начал говорить:

— Тео Вантит нашел партизан, про которых вы говорили. Они сейчас в составе Маирского Горного Корпуса полковника Мурманса, точнее сказать, того, что от него осталось, и сейчас находятся в городе Цуркин, который стоит на левом берегу реки Халаит в пределах владений великого герцога Туира Кайяса.

Начальник СБ замолчал, и я его поторопил:

— Ну и что дальше? Вантит передал мое письмо Калагану?

— Калаган погиб в бою, вместе с графом Кеметом, и его больше нет, а от самого отряда уцелело всего несколько бойцов, которые брошены на произвол судьбы и вынуждены заботиться о нескольких сотнях беженцев. Но Тео смог найти тех людей, которые вас помнят, и передал письмо Бору Богучу.

— Это светловолосый паренек лет девятнадцати, племянник Калагана?

— Он самый, только он теперь уже не паренек, а солидный боец-ветеран, который имеет авторитет и верных людей.

— И что Бор?

— Богуч сказал, что необходима личная встреча, а иначе никак, нет у него доверия к письмам.

— А смысл мне с ним видеться, если толку с этой встречи никакой?

— Отряд Калагана разбит, но есть другие партизанские соединения из армии павшего графа Кемета, и все они находятся в неопределенном состоянии. С одной стороны, они вынуждены подчиняться приказам великого герцога Кайяса и иных командармов, а с другой, их семьи, которые числятся вольными и имеют документы, никто кормить не собирается. Поэтому они давно искали вариант, как бы им уйти под руку владетеля, на землях которого, кеметцы смогли бы встать на ноги, пристроить своих близких и зажить тихой мирной жизнью. А тут ваше письмо, которое их в правильном направлении толкает.

— Они ищут спокойствия, а у нас тоже война на носу.

— По сравнению с тем, что творится на Ассирском фронте, угроза со стороны белоголовых и ваирцев кажется сущей ерундой.

— И когда Бор хочет встретиться?

— Чем, скорее, тем лучше. В ближайшие день-два ассиры вновь перейдут в наступление, а городок Цуркин как раз на их пути.

— Значит, на Мистир надо отправляться прямо сейчас?

— Я думаю, что да, а решать вам.

С тоской, подумав о том, что этой ночью снова придется ночевать не в постели с любимой, а не пойми где, я взмахнул ладонью:

— Сейчас поужинаем и отправляемся в Цуркин. Кстати, почему Вантит сам на доклад не прибыл?

— Не смог, помогает Геншеру за Умесами присматривать.

— А что, есть подвижки?

Дайирины машинально оглянулись, и их ладони легли на рукояти мечей. А заметивший реакцию шевалье Керн усмехнулся и продолжил:

— Как раз хотел доложить. Геншер начал самостоятельный поиск агентов клана Умес, и узнал, что на вас, господин граф, ведется сбор информации. Работает три человека, описания в каждом отдельном случае разные, но мне кажется, что республиканцы используют грим и маскировку.

— И где они уже побывали?

— В Йонаре агенты прошлись по гостиницам и тавернам, где вы проживали. Затем пытались найти подход в канцелярию великого герцога Канима и получить сведения о вашем обучении в "Крестиче". Но Тайная Стража их заметила, и они еле успели оторваться. После этого республиканцы разговаривали с людьми из отряда полковника Висана Плетта, но снова неудачно. Далее был опрос двух подвыпивших корнетов из состава Черной Свиты. И три дня назад одному из дружинников вашего столичного особняка было сделано предложение, поработать на неких людей, которых интересует личная жизнь графа Ройхо. Кроме того, пару дней назад в доме баронессы Ивэр появился некий дворянин с Анвера, который расспрашивал ее девушек о ваших предпочтениях. При этом он все делал очень осторожно и аккуратно, так что девочки ничего не сообразили. Однако его почуял и подслушал слуга госпожи Кристины.

— Карлито?

— Он самый.

— И что вы намерены делать дальше?

— Попробуем локализовать людей клана Умес, а после сольем их Тайной Страже Канимов. Мы с республиканцами в войне, и если будет доказано, что эти люди агенты Умесов, их распотрошат в два счета. То есть, мы не при деле, а нужную нам информацию можно получить через Аната Каира, который, наверняка, пойдет навстречу просьбе графа Ройхо.

— Посмотрим.

При упоминании "Жала Канимов" я неосознанно поморщился, не хотелось быть ему обязанным и о чем-то его просить, легче самому вражеских агентов скрутить и допросить. Но зерно здравой мысли в словах Балы Керна было, и отвергать его предложение я не торопился.

— Так что нам делать? — Керн помедлил и задал вопрос, который был должен определить дальнейшие действия его людей, пока он остается на территории северного герцогства.

— Пока наблюдайте и докладывайте о том, что делают шпионы Умесов. Наверняка, рано или поздно к ним присоединятся бойцы, и вот тогда-то, мы и сыграем.

— Понял.

Начальник Службы Безопасности кивнул и замолчал, а я повернулся к старшему Дайирину:

— Ресс, сейчас поужинаем, и я вместе с несколькими наемниками отправляюсь на Мистир. Ты остаешься на месте и завтра с утра, под усиленной охраной, направишь Каисс и все наши вещи в замок. После этого уладишь все дела с бургомистром, комендантом крепости Эрра и канцелярией герцога Гая. Тебя постараются обмануть, без этого здесь никак, а ты не зевай, но и на рожон не лезь.

— Ясно, — Дайирин кивнул.

— Вот и хорошо. А помимо того, что будешь получать продовольствие и возвращать имущество Ройхо, займись строителями, которые смогут восстановить Центральную башню. Я слышал, что в городе имеется пара свободных рабочих бригад, и если они нам подойдут, нанимай их, пусть закупают стройматериалы и, под присмотром "шептунов", обозом отправляются к замку.

Ресс промолчал и в разговор вступил его младший брат, Дэго:

— А мне что делать?

— Ты возвращаешься в столицу, — я посмотрел на второго Дайирина. — Передашь несколько писем разным адресатам, а главное, послание баронессе Ивэр. Она поможет тебе советом, где найти хорошего жреца из культа Сигманта Теневика. Твоя задача обговорить с ним условия восстановления родового алтаря семьи Ройхо. Это будет дорого, но торговаться не надо, с теневиками этого лучше не делать. Пообещай ему деньги и проезд, и постарайся это дело не затягивать. Справишься?

Дэго пожал плечами и расплылся в широкой доброй улыбке:

— Постараюсь.

— В таком случае, господа, — я встал, — пойдемте ужинать, а то на праздничных мероприятиях знати никогда сыт не бываешь. Все в рот заглядывают, а чужие слуги, неизвестно что в еду бросить могут.

Сказав это, я вспомнил свой крайний телефонный разговор со своим школьным другом Геной Петренко, который служил на большом корабле Краснознаменного Черноморского Флота в должности вестового и накрывал на стол офицерам, и его рассказ о том, как он кормит комсостав. Ох, ни дайте боги на такого поваренка нарваться. Ведь ему в тарелку командира корабля плюнуть или толченых тараканов в макароны кинуть, это как два пальца об асфальт. А уж, каким образом он над дедушками издевался, по морской терминологии "профсоюзами", это лучше и не вспоминать, ибо можно отбить всякий аппетит.

От неуместных воспоминаний я усмехнулся, но снова сделал серьезное лицо, и вчетвером мы прошли в столовую, где плотно поужинали. Затем, снарядившись как на войну, я переговорил с любимой, и заверил ее в том, что у нас все будет просто замечательно. А в завершении долгий поцелуй, после которого я покинул дом и, взяв нескольких наемников, отправился к телепорту.

По главным улицам проехать было нельзя, сутолока вокруг бочек с алкоголем и резкие крики гуляк, которых могли испугаться лошади, и к порталу мы направились в обход, по слабоосвещенным улицам Изнара. Людей вокруг не было, стражников не видать, и неспешно продвигаясь в сторону транспортной магической ветки, я вслушивался в цокот конских подков по булыжнику мостовой, и думал о том, как встречу Бора Богуча. Но поразмыслить над этим вопросом не удалось.

В ближней подворотне зазвенели клинки, и молодой сильный голос выкрикнул:

— На помощь!

— К бою! — без раздумий, скомандовал и я. И спрыгнув с жеребца, оглянулся. Справа и слева глухие каменные стены приземистых одноэтажных домов. По звукам из подворотни, в драке принимает участие не более пяти клинков, скорее всего, четыре. И посмотрев на десятника "шептунов", лицо которого можно было разглядеть в лунном свете, я взмахнул рукой в сторону боя: — Вперед!

С обнаженными клинками, и под прикрытием четырех арбалетчиков, три воина, а вслед за ними и я, вошли в просторный двор, который был наполовину завален бревнами. И здесь, прижавшись спиной к дровяному сараю, стоял молодой мужчина лет двадцати, который двумя кортами довольно ловко отмахивался от двух воинов в зеленых армейских плащах, точно таких же, какие носили егеря великого герцога Ферро Канима. Еще один человек в плаще стоял немного в стороне и находился в положении наблюдателя.

— Прекратить! — выкрикнул я, заметив, что одиночку с кортами сейчас собьют с ног и прикончат. Драка остановилась. Вместе со своими бойцами я подошел месту боя и, уже догадываясь, что стал свидетелем уничтожения одного из сторонников герцога Грига, громко и уверенно спросил: — Что здесь происходит?

На миг вокруг воцарилась тишина. Воины в зеленых плащах были готовы продолжить драку, но наблюдатель приблизился ко мне, слегка кивнул, и сказал:

— Господин граф, я сержант армии Канимов, отойдемте в сторону.

Он сделал несколько шагов к бревнам у дальней стены, а я последовал за ним и, остановившись, спросил:

— Почему вы напали на этого человека?

— Устраняем недобитка из рода баронов Эйки.

— А он умирать не хочет?

— Так точно господин граф! — сержант егерей усмехнулся. — Мы его целые сутки по лесу гнали, пока он в город не пробрался. И теперь заканчиваем работу. Он птичка-невеличка, бастард без права на титул, который влияния не имеет. Но для порядка, надо бы и его к ногтю прижать.

Я посмотрел на приговоренного к гибели человека, и как на заказ, его лицо попало под лунный свет. С возрастом я не ошибся, молодой. Лицо усталое, но уверенное, волосы, вроде бы, рыжие, мечи держит красиво, не напрягается, но и к бою готов. Цвет глаз не различить, но смотрит он уверенно и прямо на меня.

"Хороший боец, — подумал я, — жаль такого убивать. На фронте воинов не хватает, а мы тут между собой резню устроили. Нехорошо".

— Знаешь что, сержант, — вновь я взглянул на егеря, вынул из кармана пару иллиров и незаметно протянул их вперед. — Отпусти этого бастарда.

— Как же это!? — удивился воин Канимов и посмотрел на монеты.

— А вот так. Я сейчас к телепорту еду и заберу его с собой. И я тебе гарантирую, что через несколько часов он уже будет на войне. Повезет, он выживет, а нет, значит, такова его судьба. В общем, я беру его под свою ответственность и ваши неприятности с Рагнаром решу. Думаю, все уладится, сам ведь говоришь, что этот Эйки особо ничем не опасен.

Сержант посмотрел на своих подчиненных, затем на моих "шептунов", правой рукой забрал из моей ладони иллиры и уточнил:

— То есть, я могу сослаться на вас?

— Да, обязательно. Скажешь, что вассал герцога Гая Куэхо-Кавейр граф Уркварт Ройхо взял человека из рода баронов Эйки на поруки.

— А если он не захочет покинуть Изнар или в армию вступать?

— Это уже не твоя забота. В таком случае я знаю, что делать.

— Ну, дело ваше, господин граф, — десятник развернулся к своим бойцам, и указал им на выход: — Уходим!

Егеря вышли на улицу, а я развернулся, подошел к последнему человеку из рода Эйки и тихо произнес:

— Кричи, слава герцогу Гаю.

— Что? — спросил меня еще не отошедший от смертельной схватки бастард.

— Кричи, слава герцогу Гаю. Для тех, кто на улице. Тебе дается шанс выжить.

— Ясно, — так же тихо, как и я, ответил он и, вобрав в себя воздух, во всю мощь голосовых связок, выкрикнул: — Слава справедливому герцогу Гаю Куэхо-Кавейр! Да здравствует новый Повелитель Севера!

— Вот и хорошо, — одобрил я его действия и мотнул головой на улицу: — Пошли! Пора тебе отсюда выбираться.

— Куда?

— Подальше от этих мест.

Спустя пять минут отряд продолжил свой путь. Спасенный мной Лейк Эйки сидел за спиной одного из воинов, а позади нас, до самого телепорта, мелькали силуэты егерей, которые хотели удостовериться, что я не отпущу бастарда. И все время я ожидал того, что они вызовут кого-то чином постарше, кто сможет меня остановить. Но видимо, Лейк, действительно, был не особо важной персоной, еще один незаконнорожденный отпрыск рода "домашних" баронов, так что наш переход на Мистир, в город Цуркин, прошел спокойно.


Глава 4 | Протектор Севера | Глава 6