home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



3

Губернатор Сеймур во вторник вечером выпустил воззвание, где объявлял город взбунтовавшимся, а к полуночи мэр Опдайк получил телеграмму от Эдвина Стэнтена, военного секретаря, о том, что в Нью-Йорк для подавления мятежа направлены пять полков. Эта информация не разглашалась, но Эктон, приободренный перспективой близкого подкрепления и успехом операций предыдущего дня, объявил в среду через утренние газеты, что хребет мятежа сломан и город полностью под контролем полиции. Несмотря на это, следующие три дня продолжались ожесточенные бои, особенно в среду, когда было повешено еще пять негров, а солдаты опять стреляли по бушующим бандам мятежников из гаубиц и полевых орудий. Пять тысяч винных магазинов в охваченных мятежом районах работали, но почти вся остальная деловая активность остановилась, магазины и фабрики скрывали запасы своих товаров за запертыми дверями и закрытыми окнами. Все трамваи и омнибусы перестали ходить, и все подводы и телеги, постоянно громыхавшие по городу с торговыми грузами, были спрятаны от мятежников, чтобы те не смогли использовать их в строительстве баррикад. Дороги округа Вестчестер и дальше на север были заполнены мужчинами, женщинами и детьми, убегавшими из города, который казался обреченным на разрушение. Начиная с полудня вторника и вплоть до конца бунта железнодорожные станции и порты были забиты дюжими детинами, дравшимися за места в поездах и на судах.

Среда 15 июля была самым жарким днем за весь год, и удушающая жара стала еще более невыносимой из-за клубов черного дыма, поднимавшихся над развалинами более 60 домов, подожженных мятежниками. Бои начались перед рассветом, но первое значительное столкновение произошло около девяти утра, когда отряд пехотинцев 8-го добровольческого полка под командованием генерала Доджа, усиленный кавалерией и батареей гаубиц полковника Мотта из регулярной армии, выступил из штаба, чтобы рассеять толпу, которая, как сообщалось, вешала негров на Тридцать второй улице и Восьмой авеню, в квартале от нынешнего отеля Пенсильвания, на месте, где теперь железнодорожная станция «Пенсильвания».

Когда колонна вышла на Восьмую авеню, солдаты обнаружили трех негров висящими на фонарных столбах; вокруг качающихся тел бесновались женщины, кромсая тела ножами под воодушевляющие крики мужчин числом более тысячи человек. С приходом войск мятежники бежали, а полковник Мотт направил лошадь в гущу толпы и срезал одного из висящих негров шпагой, а опустил ее уже на бунтаря, который пытался стащить офицера с седла.

Полковник Мотт едва успел вернуться к своим, когда толпа бросилась вперед и начала атаку градом камней и кирпичей и беглым огнем из мушкетов и пистолетов. Полковник Мотт приказал капитану Хауэллу привести две гаубицы в боевое положение на Седьмой авеню так, чтобы простреливалась Тридцать третья улица, и зарядить орудия картечью. Пехота же и кавалерия и погнали толпу обратно по Восьмой авеню. Но когда войска повернули назад, мятежники вернулись; капитан Хауэлл прокричал им, что, если они не разойдутся, он откроет огонь. Ответом ему были свист и крики, толпа ринулась вперед, человеческая масса покрыла всю мостовую от края до края. Капитан Хауэлл приказал своим артиллеристам открыть огонь, и десятки мятежников были убиты или ранены, когда раздался выстрел и снаряд разорвался в их тесных рядах. Но потребовалось еще пять выстрелов, чтобы толпа рассыпалась и разбежалась по Восьмой авеню, а оттуда на север. Солдаты разбились на небольшие подразделения и очистили переулки, затем сняли тела негров, после чего вернулись в штаб на Малберри-стрит. Через полчаса мятежники снова собрались на том же месте, забрали своих убитых и раненых и повесили негров обратно. Тела качались на столбах до позднего вечера, когда их сняли полицейские.

Примерно через час после сражения на Восьмой авеню снова пришлось использовать артиллерию, теперь против мятежников, напавших на литейную Джексона на Двадцать восьмой улице, между Первой и Второй авеню. Будучи обращенными несколькими выстрелами картечи в бегство, мятежники просочились сквозь город, подожгли несколько домов на углу Двадцать седьмой улицы и Седьмой авеню и вновь собрались после отвода войск в Ист-Сайде. Они сожгли полдюжины домов на Второй авеню, возле Двадцать восьмой улицы, хотя повторных попыток напасть на литейную больше не предпринималось. Во второй половине дня отряд регулярной пехоты полковника Неверса отбил попытку разрушить броненосец «Дандерберг», строившийся на верфи Уэбба. Другое воинское подразделение, состоящее из 33 человек из «зуавов Хоукинса» и отряда регулярной кавалерии, накрыло дом на углу Бродвея и Тридцать третьей улицы, в котором мятежники прятали несколько тысяч мушкетов. Поддержкой этой бригады служила батарея карабинеров, которые появились в городе около полудня.

В среду вечером бунтовщики захватили две гаубицы, перебив дубинками артиллеристов. Однако пользы орудия повстанцам не принесли, потому что при них не было снарядов. Но самое тяжелое поражение за день войска потерпели около шести часов вечера, когда полковник Кливленд Уинслоу выступил против большой толпы на Первой авеню, между Восемнадцатой и Девятнадцатой улицами, имея под своим началом 200 добровольцев майора Робинсона, около 50 солдат и две гаубицы полковника Е.Е. Джардайна. Пока солдаты сражались с мятежниками, полковник Джардайн установил свои орудия и приказал артиллеристам приготовиться очистить улицу, но не успели они выстрелить, как бандиты хлынули в дома по обе стороны улицы. Через несколько минут на войска со всех сторон из окон и с крыш обрушился страшный огонь. Более двух десятков солдат были убиты и ранены. Гаубицы выстрелили по улице без особого эффекта, а солдаты безуспешно попытались снять снайперов, но последние стреляли так точно, что через полчаса половина военных была выведена из строя. В их числе оказался и полковник Джардайн. Поняв, что, если сейчас мятежники пойдут в атаку, его отряд будет уничтожен, полковник Уинслоу приказал солдатам отступать, пока не подойдут полицейские с дубинками и не очистят дома, выгнав бандитов на улицу, где артиллерия будет против них эффективна. Но при первых же признаках отступления мятежники высыпали из домов и бросились в такую ожесточенную атаку, что солдаты побросали убитых и раненых, вместе с орудиями, и бросились наутек, причем убежать удалось немногим. Полковник Джардайн вместе с двумя офицерами, тоже раненными, укрылся в подвале дома на Второй авеню. Там две женщины спрятали их под большой кучей щепы, приготовленной на растопку, но вскоре в дом вломились мятежники и обнаружили офицеров. Товарищи Джардайна были тут же забиты до смерти, и самого полковника постигла бы та же судьба, если бы один из вожаков бандитов не опознал в нем своего старого знакомого и не убедил остальных сохранить полковнику жизнь. Через несколько часов, когда в районе наступило спокойствие, женщины отнесли Джардайна в дом хирурга.


предыдущая глава | Банды Нью-Йорка | cледующая глава